Муравьев Константин Николаевич. Тени павших врагов читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Муравьев Константин Николаевич » Тени павших врагов .





Читать онлайн Тени павших врагов [litres]. Муравьев Константин Николаевич.

Константин Муравьев

Перешагнуть пропасть: Тени павших врагов

 Сделать закладку на этом месте книги

Серия «Современный фантастический боевик»

Выпуск 178 

© Константин Муравьев, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону 

Глава 1

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Город. Потайная комната в городской стене 

– Ты говорила, что тебе понадобится что-то около трех-четырех часов? – уточнил я у девушки, когда мы расположились вблизи поглотителей, ясно различимых сейчас на фоне стены небольшого зала.

– Да, – подтвердила Лисая, – это так. Хотя… – И она еще раз осмотрела ту стену, что находилась позади нас. – Я тут для пробы активировала одно специально созданное небольшое плетение, чтобы оценить полученный выброс и эффективность процесса поглощения выделяемой при этом ментальной энергии, а также скорость работы внедренных в стену накопителей. И в итоге у меня получилось, что я смогу воспользоваться более ресурсоемкими плетениями. Вернее, плетения-то это будут те же самые, что я и предполагала использовать раньше, малое, среднее, а затем и полное исцеление, тут ничего не поменялось. Но вот магической энергии я смогу вложить в них чуть больше. Возможно, я, конечно, добавлю и еще что-нибудь, ориентируясь по результату, однако основа будет неизменна.

– Понятно, – кивнул я, после чего посмотрел на богиню, немного подумал и спросил: – И что? Я так понимаю, в этом случае будет новый прогноз по твоему восстановлению? Все должно пройти несколько быстрее. Я прав?

– Да, – подтвердила девушка, а потом, что-то прикинув в голове, продолжила: – Если я не ошиблась, – сказала она, – то при таких условиях мне понадобится не более двух часов. К тому же в этом случае я смогу восстановить не только структуру своего ментального поля, но и частично у меня получится восполнить свой ментальный баланс. Не полностью, естественно, но и это уже будет гораздо больше того, на что я надеялась первоначально.

– Хорошо, – согласился я с нею, – делай так, как посчитаешь нужным. Только следи за внешним выбросом ментальной энергии. Он весь должен поглощаться накопителями. Иначе нас засекут.

– Я поняла, – серьезно ответила мне Лисая и, прикрыв глаза, сосредоточилась.

А уже в следующее мгновение я почувствовал достаточно сильный выброс упорядоченного типа ментальной энергии и заметил, как начали стремительно восстанавливаться не только ее ментальное поле, но и частично поврежденная метрическая матрица.

«Так, – прикинул я, – девушка пока занята, и у меня появилось время разобраться с тем, что мне досталось от встреченного нами тут необычного пленника».

Поэтому следующие два часа я провел разбирая, сортируя и анализируя попавшую ко мне информацию.


Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Город. Потайная комната в городской стене. 

Прошло два часа 

– Я уже закончила, – вывела меня из некоего состояния отчужденности фраза, произнесенная Лисаей и обращенная ко мне. Перевожу на нее взгляд и не могу поверить своим глазам.

– М-да, – протянул я, – и как это замаскировать-то? Такая внутренняя сила и мощь?

Как я не заметил того, что возле меня находится существо с настолько развитой и мощной аурой, что даже сложно представить. Но так и было. И если бы мы сейчас не скрывались в этом непонятном зале, встроенном в городскую стену, то девушка светилась бы как луна в ночном ясном небе. Ее просто невозможно было не заметить на местном фоне.

– А что не так? – в некотором удивлении посмотрела на меня молодая богиня. – Я уже и так вроде наложила на себя нужное маскировочное плетение. Оно работает. Я все специально проверила. Сейчас я не должна ничем отличаться от любой другой девушки, предрасположенной к работе со светлой магией.

Или я что-то не понимаю… или…

«Так, симбиот, ты что скажешь?» – обратился я к своему помощнику.

= Ментальный след выбранного объекта , – в этом месте подсветилась молодая богиня, – соответствует слепку, классифицируемому как маг среднего или чуть выше уровня. 

«Хм. Похоже, я действительно чего-то не понимаю, но я совершенно не замечаю той маскировки, что наложила на себя Лисая», – констатировал я этот пока непонятный факт. Но тут придется довериться мнению двух присутствующих из трех. Сама богиня, а также симбиот считают, что у нее все получилось.

– Хорошо, – ответил я ей, – правда, даже в этом случае ты все равно слишком заметна на общем фоне. Но тут я кое-что придумал. Придется тебе воспользоваться одним моим амулетом.

Как знал, что когда-то подсмотренное у островных лииров с планеты Суккуб, откуда вроде как я для всех в Содружестве и был родом, плетение мне рано или поздно пригодится.

– Что за амулет такой, – посмотрела на меня богиня, – и как он мне поможет?

– Это своеобразный магический поглотитель энергии. Его используют обычно, чтобы ослабить во время боя своего противника, но в твоем случае, даже с учетом этой твоей попытки скрыть свою истинную сущность, это тем не менее идеальное средство маскировки. Слишком уж сильным магом ты получаешься для этого мира. Так что подожди немного, сейчас я его подготовлю и перенастрою на тебя, и ты поймешь, как он работает.

Конечно, самого подобного амулета у меня и в помине не было. Но завалялась какая-то непонятная бляшка на шнурке, которую можно было, благодаря известному мне ментальному слепку оригинальной энергетической конструкции того артефакта, что мне достался от островных лииров, как раз под это дело и приспособить. Только вот канал передачи ментальной энергии в нашем случае пришлось завязать именно на себя, иначе ее просто некуда было девать.

В саму заготовку, куда я и внедрил ментальный слепок подсмотренного плетения из артефакта, большого объёма энергии влезть не могло, а от ее переизбытка тот начинал светиться не хуже самой девушки, тогда как в меня сколько ни вливай энергии, причем совершенно любого типа, все равно никакого внешнего эффекта при этом не наблюдалось.

И буквально через пару минут все было готово.

Целью воздействия, к которой и должна была прикрепиться эта магическая пиявка, я выбрал ментальное поле богини.

– Все готово, – сказал я ей, активируя самопальный артефакт, – можешь пользоваться.

– Невероятно, – в изумлении прошептала Лисая, – сейчас я даже за обычного человека сойду. Практически пустая и совершенно не развитая аура.

– Это да, – согласился я с нею, по ходу дела поднастраивая артефакт и синхронизируя скорость поглощения им ментальной энергии, с той скоростью, что она генерируется девушкой. После чего немного полюбовавшись делом рук своих, добавил:

– Ты, главное, носи его и не снимай. Да к тому же, что еще важнее, старайся держаться поближе ко мне.

– Почему? – удивленно переспросила она, рассматривая свою руку и, похоже, не очень веря в увиденное. Ну, не говорить же ей, что вся ее маскировка, которую и реализовал этот небольшой амулет, по идее, завязана на мое присутствие поблизости. Ведь если меня не будет рядом, то и…

«Хм. А это интересно. Вроде как канал поддерживается работой самого амулета. И получается, что пока в него передается ментальная энергия, то и он будет существовать. Сам канал, как это ни странно, практически не заметен, даже с учетом того объёма энергии, что он передает. И как бы далеко я ни был, он оборваться не должен. Разве что не будет хватать на его поддержание ментальной энергии. Но в этом случае она будет рассеяна в пространстве и хоть и будет присутствовать, но в таком невероятно мизерном объёме, что по факту никто ее и не заметит. Правда, это только теория. Как сработает все на самом деле, я не знаю. Так что пусть все-таки по возможности держится поближе ко мне, – решил я, после чего задался вопросом: – Но что ей в этом случае ответить?»

Хотя… Все просто.

– Ну, это вроде как личный амулет, и я не уверен, что если буду находиться где-то далеко от тебя и него соответственно, он будет работать так, как и положено.

Ведь и не солгал. Артефакт у меня самый что ни на есть личный, сам только что его сделал. Ну, а о его работе, не будь меня рядом, я только что размышлял. Так что все так и есть.

И правдивость моих слов почувствовала Лисая.

– Хорошо, я постараюсь быть поблизости.

– Ну и ладушки, – ответил я ей. После чего еще раз оглядел девушку.

– Так. Теперь давай-ка проработаем твою легенду появления здесь.

– Что проработаем? – несколько ошарашенно уточнила девушка.

– Историю того, как ты тут оказалась, – усмехнувшись, пояснил я и, дождавшись ответного кивка девушки, продолжил: – То что ты светлая, как бы мы ни маскировали тебя, полностью скрыть не удалось. Вблизи это поймут многие. Но это и не страшно.

В этом месте Лисая с недоумением посмотрела в мою сторону.

– Ты о чем?

– Тут несколько необычные демоны, – решил объяснить я ей местное положение вещей, – и потому многие из них могут пользоваться кроме инфернального типа энергии еще какой-нибудь другой. Так что тут чисто теоретически можно встретить и демонов, которые работают со светом. Хоть это очень необычное и практически взаимоисключающее сочетание.

Лисая с еще большим изумлением взглянула в мое лицо.

– Да, это так, – подтвердил я, – их, конечно, не так и много. Но они, вероятно, есть. И как раз все наши подумают, что ты одна из них. Что еще?

И я на пару мгновений задумался.

– Так, следующее, – продолжил я, глядя на богиню, – твоя внешность и одежда.

– А что с ней не так? – с недоумением посмотрела на меня девушка. – Вроде все нормально, – и она потрогала свое лицо, после чего опустила руку ниже, коснувшись чего-то отдаленно похожего на ночную сорочку, – на нас напали ночью, когда я спала, и поэтому у меня просто не было времени на то, чтобы переодеться, – как бы оправдываясь, пояснила богиня.

– Я понимаю, – кивнул в ответ я, – но главного это не меняет.

И я оглядел девушку пристальным взглядом, скользнув им вдоль таких манящих изгибов ее тела, совершенно не скрываемых легкой тканью ее сорочки. Чем заставил ее очень сильно смутиться и сделать даже небольшой шажок от меня назад.

Заметив это, я слегка усмехнулся и продолжил:

– В общем, как я и говорил, главного это не меняет. Ты очень красива и привлекательна, а твоя полупрозрачная одежда только еще больше подчеркивает это. И это огромная проблема. Слишком большое внимание ты можешь привлечь просто одним своим появлением и внешним видом.

– И что мне делать? – тихонько спросила у меня девушка.

Я залез в рюкзак и вытащил из него один из запасных комплектов своей одежды.

– Возьми это и переоденься. Конечно, выглядеть будешь ты в нем как симпатичное пугало, да и того, что ты девушка, моя одежда скрыть не сможет, но по крайней мере ты будешь не так всепоглощающе привлекательна. К тому же тут есть капюшон, что поможет скрыть твое лицо. Так что переодевайся.

И я, чтобы не смущать Лисаю, направился к выходу из зала.

– Я побуду в туннеле, пока ты не скажешь, что готова.

– Хорошо, спасибо, – тихо произнесла она мне в спину, – но можешь не уходить, – добавила она, не успел я сделать и пяти шагов, – просто отвернись и не смотри. Я тебе доверяю, – еще тише, практически шепотом, добавила девушка.

Я лишь кивнул в ответ на ее просьбу и остановился. Пока она переодевалась, я продолжал рассуждать о том, что нам необходимо будет сделать дальше.

– Так, хорошо. С твоим не слишком подходящим для этих мест внешним видом и внешностью слегка определились. Теперь дальше. Тебя, скорее всего, спросят о том, откуда мы знакомы и как ты оказалась в этих краях. Тут рекомендую отвечать правду. Попала сюда случайно, в результате некорректно отработавшего артефакта переноса. Со мной раньше знакома не была и увидела меня впервые именно тут в развалинах. По сути, никто не сможет усомнится в этих твоих словах, ведь, по факту, они полностью правдивы и соответствуют реальному положению вещей. Мы, как ты сама прекрасно знаешь, раньше и не встречались ни разу. Ну, а ко мне они если и будут обращаться с какими-то вопросами, то я просто отмолчусь.

– И такие ответы их устроят? – удивилась Лисая.

– Ну, – ответил я ей, – мои товарищи и так поглядывают на меня искоса, да и не считают они меня слишком уж большим болтуном. Так что такое мое молчание они воспримут вполне себе нормально, особенно с учетом их некоторых подозрений на мой счет, которые, как я понимаю, возникли у них в связи с нашим приходом сюда. А с твоим появлением они еще несколько более усугубятся.

– Каких подозрений? – заинтересовалась богиня. – И почему мое появление должно как-то повлиять на это?

– Ну, – протянул я, – так получилось, что мои друзья и знакомые как раз и предполагают, что я привел их сюда не просто так. Так что и твое появление у них особых вопросов не вызовет, а лишь укрепит их веру в правоте собственных выводов.

– Но это же не так? – несколько изумленным голосом произнесла девушка.

– Да, – согласился я с нею, – хоть это чистое стечение обстоятельств, но отрицать этого мы не будем. Так будет проще. Все, что необходимо, они домыслят сами.

– Поняла, – только и произнесла Лисая, правда, судя по ее глазам, она сама не очень-то верила в сказанное мною, но тем не менее согласно кивнула головой, соглашаясь со мною, после чего, еще немного помолчав, добавила: – Да, кстати, я уже переоделась, так что можешь обернуться.

– Хорошо, – ответил я ей, а потом спросил: – И как тебе одежда? Я понимаю, что не очень удобно, но другой у меня нет…

– Нормально, все не так плохо, как я ожидала, – сказала она мне. Как раз после этих ее слов я и развернулся. И с сожалением понял, что большинство моих ухищрений оказались бесполезны. Девушка, как ни старайся ее скрыть или замаскировать, запаковав в висящую на ней словно какая-то хламида одежду, все равно оставалась бесподобна и пленительно прекрасна.

– М-да, – протянул я, глядя на нее, – с твоей красотой, которую, похоже, никак не спрятать от чужих глаз, могут возникнуть непредвиденные проблемы, – и немного помолчав, добавил: – Но тут, похоже, ничего не поделать. Дальше придется действовать по обстоятельствам. Все, что смогли, мы уже предприняли на этот счет.

И еще раз оглядев молодую богиню с ног до головы, при этом подивившись, как это она умудрилась так подогнать под себя одежду, что та сидела на ней словно влитая, я произнес:

– Ладно, с этим пока разобрались. Дальше и этот момент необходимо продумать особо. Ты богиня. И, как я понимаю, твоего истинного имени не должен знать никто. Особенно в этом мире, где вы являетесь чуть ли не самой значительной силой, которой захочет обладать любой. А потому ты его никому, никогда и ни при каких обстоятельствах не называй. Правда, и безымянной мы тебя оставить не можем. Слишком уж это будет подозрительно. Поэтому что-то необходимо придумать. Только вот нам нужна правдивая реакция на любое другое. Хоть это и демоны, но, как я говорил ранее, среди них очень много магов разума. Так что надо подумать, – и я на пару мгновений замолчал, рассматривая молодую богиню, после чего спросил у нее: – У тебя нет никакого сокращенного или другого имени, которым бы тебя называли дома? Возможно, детское прозвище, к которому ты давно привыкла?

– Нет, – отрицательно помотала головой Лисая, – ко мне всегда обращались по имени. Я и дом-то не покидала никогда особо до последнего времени, а поэтому в каком-то псевдониме у меня просто не было никакой надобности.

– Понятно, – негромко протянул я, размышляя, – так, а как тебе такое сокращение, – и помолчав, я, будто пробуя на вкус, произнес: – Лиса?

И даже еще не услышав ответа девушки, понял, что это сокращение ей не подходит. Метрическая матрица богини колыхнулась ничуть не слабее, чем в тот момент, когда я к ней обращался с ее родным именем.

– Я услышала зов, – подтверждая мои выводы, даже с некоторым удивлением посмотрела на меня Лисая, – что странно и непонятно. Такого не должно быть.

– Ладно, – махнул рукой я, – не должно, но происходит. Так же как не должно в этом мире быть и меня с тобой. Но мы здесь, – и предложил ей новый вариант, – что скажешь насчет Алиса?

Хм. Изменение всего в одну букву, но реакция несколько странная. Очень слабое колыхание даже не метрической матрицы, а именно ментального поля.

– Мне нравится, – пробуя звучание предложенного ей имени на слух, повторила его Лисая, – Алиса, – и уже обращаясь ко мне, добавила: – Есть что-то в нем привлекательного и родного. Давай оставим его? – и девушка вопросительно заглянула мне в глаза.

– Хорошо, если тебя оно полностью устроило, то и воспользуемся им, как твоим псевдонимом… – и уже обращаясь к ней, я веско произнес: – Чтобы ты привыкла к его звучанию, я уже сейчас начну обращаться к тебе именно так. Ты меня поняла, Алиса?

– Да, – ответила мне девушка, – я поняла.

И только тут сообразила, что я назвал ее Алисой.

– Странно, – негромко произнесла богиня, – складывается такое ощущение, будто это и вправду мое имя.

Я этого тоже никак не мог объяснить, но колыхание ее ментального поля заметил и в этот раз. Буду считать это непонятное явление принятием того имени, что мы выбрали для Лисаи.

– Ну и хорошо, – посмотрел я на нее, – именно такая реакция нам и нужна.

После чего немного помолчав, закончил:

– Вроде обсудили все, что необходимо. Хотя нет, – вспомнил я еще об одном аспекте, который мы упустили, – постарайся не показывать свою силу полностью. Более чем уверен, что нам не избежать ситуаций, когда тебе придется воспользоваться магией, но постарайся себя сдерживать. Даже если ты уверена в том, что никого поблизости нет, не работай в полную силу. Главное, постарайся продержаться до моего прихода. Ну, а там уже сообразим. Там, куда мы направляемся, нас будут ждать не только мои друзья, но и возможные враги. И сейчас я говорю не только о той нежити, что встретит нас за стенами этого зала. Ты осознала это? – и я всмотрелся в глаза Лисаи.

– Да, – медленно кивнула мне в ответ девушка.

– Ну и хорошо, – усмехнулся я, – и не хмурься ты так, – подмигнув ей, сказал я, – не все так плохо, как тебе кажется. – И уже гораздо серьезнее добавил: – Скорее всего все гораздо хуже. Но нас объединяет одна цель. Мы хотим покинуть этот мир. А потому мы должны справиться.

После чего, еще раз посмотрев в лицо девушке, я сказал:

– А теперь нам пора. Нас и так достаточно долго не было. И не хотелось бы выбираться из города в одиночку. Но если мы поторопимся, то застанем мой отряд, который дожидается моего возвращения в условленном месте. И они еще не должны были покинуть его. У нас осталось что-то около часа.

Сказав это, я махнул рукой девушке и развернулся в сторону выхода из зала.

– Идем, – сказал я ей.

– Да, – ответила она, и мы направились в обратную сторону. К сожалению, другого пути, который бы позволил нам покинуть этот зал, навигатор не обнаружил, даже после того, как мы оказались тут.


Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Маленькая площадь. Некоторое время спустя 

– Черт, – проворчал я, заметив множество метрических матриц прямо за дверью выхода из туннеля.

– Что? – негромко спросила у меня Лисая.

– Ловушка, – только и ответил я девушке, – нас поджидают.

– Ну, ты вроде что-то подобное и предполагал, когда предложил нам воспользоваться этим тайником, – и богиня указала рукой себе за спину.

– Так и есть, – сказал я, – только вот я надеялся на то, что они к тому моменту, как мы вернемся, уже уберутся восвояси. И это только первое. А второе, что-то больно много их тут собралось.

– И что будем делать? – спросила у меня богиня.

– Да вариантов-то немного, – ответил я ей, – или сидеть тут, но что-то подсказывает мне, что нежить, которой в принципе некуда больше спешить, задержится тут на очень и очень долгое время, коль они не ушли сразу и все еще находятся здесь.

– А другой вариант? – посмотрела на меня богиня.

Я усмехнулся.

– Сделать так, чтобы нас уже некому было поджидать.

И только я озвучил свою мысль, как вся нежить, поджидающая нас на площади перед домом, разом, будто по команде, снялась с места и двинулась куда-то по направлению западной части города.

– Смотри-ка, – наблюдая за тем, как площадь покинули последние скелетоны, пробормотал я, – видимо, все-таки у них появились какие-то не менее срочные дела где-то в другой части города.

После чего достаточно быстро прикинул общее направление движения всех отрядов нежити, которая не только покинула площадь, но и которую я обнаружил при помощи навигатора.

– М-да, – еще раз протянул я.

Не требовалось проводить слишком уж длительного анализа движения различных групп нежити для определения того, а что же является конечной точкой маршрутов всех умертвий, тем более большая их часть уже и так сейчас находилась как раз в нужном месте.

– Что? – повторно спросила у меня Лисая.

– Есть у меня такое большое подозрение, что вся эта нежить сейчас как раз и готовится напасть на мой отряд.

– Думаешь? – уточнила у меня богиня.

– Ну, – ответил я ей, – тут, если я не ошибаюсь, во всем этом городе, кроме нас с тобою и моего отряда и нет больше никого. Так что вряд ли нежить могло привлечь еще что-то.

И я поглядел на девушку.

– Я должен быть там. Это мои люди. Именно я привел их сюда.

– Я понимаю, – кивнула она мне в ответ.

– Хорошо, тогда выдвигаемся. Нежить, пока ты не начнешь использовать свою силу, тебя заметить не должна. Амулет хорошо прикрывает тебя. Благодаря этому мы сможем подобраться к ним незамеченными. Мой отряд должен продержаться где-то с час. Там сильные демоны. Плюс с ними опытный и грамотный маг. Но с учетом подкрепления им вряд ли дадут покинуть город. Значит, постараются или зажать их там, где они окопались, или вытеснить в более удобное для нападения и захвата место.

Девушка, кивая в такт моим словам, с удивлением спросила:

– Откуда ты знаешь, как будут действовать эти умертвия? Это же совершенно неразумные существа. Их гонит лишь голод и жажда смерти.

Я поглядел на Лисаю.

– Может, в большинстве случаев ты и права, – сказал я ей, – но только не в нашем. Не знаю, как такое возможно, но нежить в этом городе разумна. Если не вся, то как минимум та, что управляет всей остальной. А потому нужно готовиться именно к встрече с таким противником.

– Понятно, – несколько ошарашенно ответила мне богиня, – я слышала о такой сильной нежити, но никогда не думала, что сама когда-нибудь столкнусь с чем-то подобным.

– Хорошо, тогда дальше, – и я посмотрел на девушку, – в прошлый раз ты мне очень сильно помогла, практически парализовав на время всю нежить в округе, воспользовавшись своей силой. Возможно, мне вновь придется воспользоваться твоей помощью. Ты в состоянии будешь воспроизвести повторно то же самое плетение?

– Да, – ответила мне Лисая, – даже если это необходимо, могу воспроизвести и нечто более мощное.

– Нет, делать этого не нужно, – сказал я девушке, – оно и так достаточно эффективно против нежити, да и что-то более мощное сразу же выдаст наше местоположение и позволит засечь нас. Ну а в этом случае выброс хоть и будет силен, но благодаря моему амулету, всю свободную магическую энергию, выброшенную тобой в пространство, он соберет. Разве что будет заметен сам всплеск светлой магии. Но о твоем присутствии в городе те, кто им управляет, и так уже знают. Так что, по сути, это ничего не изменит. А дальше уже начнет работать амулет.

– Хорошо, я поняла, – сказала девушка.

– Угу, – кивнул ей в ответ я, – только вот, возможно, это и не понадобится вовсе. Сейчас нужно подобраться поближе. Лишь там я смогу понять, как действовать дальше.

– Хорошо, – согласилась со мною богиня. После чего я осторожно разблокировал потайную дверь и мы выбрались из туннеля.

– Туда, – указал я нужное направление.

– Я засекла выбросы энергии хаоса, тьмы и смерти в той стороне, – посмотрела на меня девушка и потом добавила: – Похоже, там идет магическая битва.

– Ну, – ответил я ей, – значит, нам нужно спешить. Мои долго не продержатся без нашей помощи.

И мы с девушкой быстро выдвинулись дальше по улице, приближаясь к тому месту, где я заметил не только выбросы ментальной энергии, но и кое-что слишком уж неоднозначное, чего никак не ожидал встретить именно в этом мире.

«Хотя о чем это я? – сам у себя спросил я, вспомнив тот форт, где нашел своего симбиота. – Именно в этом мире на встречу с чем-то подобным и необходимо рассчитывать».

И заспешил вперед. Если я прав в своем предположении, то демоны из отряда Гаисы и ее брата продержатся еще меньше.


Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Развалины большого дома. Двадцать минут спустя 

– Стой, – придержал я девушку, – дальше нельзя.

Я показал ей в сторону прохода, который перегородила очень уж необычная, на мой взгляд, для этого мира конструкция.

– Тебе такие штуки когда-нибудь встречались, или ты что-то слышала о них? – негромко спросил я у Лисаи.

– Нет, – так же тихо ответила она.

– Понятно, – протянул я.

– А что это? – поглядела на меня богиня.

– Нечто похожее на магических големов, – ответил я девушке, – только вот, похоже, к магии эти штуки не имеют никакого отношения.

– Так что это все-таки? – удивленно переспросила Лисая.

– Технология и наука, – спокойно пояснил я, хотя после моих слов понимания в глазах девушки так и не увидел. Похоже, тут с технологиями в принципе никогда не сталкивались, даже, возможно, настолько древние и могущественные существа, как боги.

– Только вот так и осталось не понятно, – немного помолчав, протянул я, – как эти штуки вообще попали сюда и кто ими управляет.

И это был совершенно не праздный вопрос. Если богиня и демоны совместно хоть как-то смогут противостоять нежити, то на простое железо, которое совершенно не чувствительно к воздействию магии, а почему-то я в этом был абсолютно уверен, они никак повлиять не смогут.

Эти странные конструкции, кстати, очень сильно напоминающие мой погрузчик, просто сомнут их. А потому, прежде чем ввязываться в битву, надо бы разобраться в том, каким образом и кто управляет этими и еще несколькими, судя по тому, что мне выдал навигатор, роботами.

– Так, Алиса, – обратился я к девушке, параллельно приучая ее к звучанию ее нового имени, – сейчас тут относительно безопасно. Все основные противники сосредоточены перед нами. А потому до того момента, как я подам тебе сигнал, укройся в этом здании.

И я показал себе за спину.

– Оно достаточно надежно. К тому же там ты в случае опасности сможешь продержаться до моего подхода. Вход в здание всего один, вот его и контролируй.

– Я поняла, – кивнула Лисая и, немного подумав, уточнила у меня: – А как ты поймёшь, что мне нужна помощь?

– Воспользуйся любым плетением из своего арсенала, это и будет знаком. Тут его будет очень сложно не заметить.

– Так и сделаю, – согласилась со мною богиня, после чего уточнила: – А как ты подашь сигнал, о котором говорил? Что это будет? Я вряд ли смогу засечь на этом фоне обычный выброс энергии хаоса. Разве что очень сильный. – И она вопросительно посмотрела на меня.

Но тут все было просто. Видимо, она сама уже об этом позабыла.

– Помнишь, там, на площади, то, как я попросил тебя о помощи? – спросил я у девушки.

– Конечно, – кивнула мне Лисая, – я еще очень сильно тогда удивилась, что кто-то сумел связаться со мною мысленно, хотя я все время пользуюсь ментальным щитом.

Правда, она тут же замолчала и, что-то обдумав, продолжила:

– Знаешь, возможно, ничего не выйдет, – и она огорченно поглядела в мою сторону, – в прошлый раз, когда ты связался со мной, я была истощена магически, и, скорее всего, мой ментальный щит или был очень слаб, или вообще распался. И потому мой разум, скорее всего, не был даже защищен. Однако после того, как я пришла в норму, он должен был сам автоматически восстановиться. Так что теперь я не уверена, что у тебя получится так просто мысленно связаться со мной.

– Хм, – протянул я, глядя на девушку, – надо бы это проверить.

И быстренько подготовил ей простое сообщение, через свой мысленный мессенджер.

«Алиса, быстро сделай два шага назад».

И как только я его переслал, заметил, как девушка отступила ровно на два шага, а затем удивленно у меня переспросила:

– А что случилось? Опасность?

– Нет, – усмехнулся я, – зато теперь мы видим, что ты меня слышишь.

И только тут до Лисаи дошло, что я передал ей это сообщение мысленно.

– Невероятно, – изумленно глядя на меня, произнесла она, – даже мой отец не мог пробить мой щит, если я этого не желала и не ослабляла его предварительно, давая ему возможность для общения со мной. Для тебя же его будто и не существует вовсе. Мне кажется


убрать рекламу


, что ты его даже и не заметил.

На это я лишь просто пожал плечами. То, что сознание девушки защищено каким-то своеобразным энергетическим полем, я прекрасно видел. Но в том-то и дело, что при пересылке ментальных сообщений симбиот пользовался передачей данных не в ее ментальное поле, а непосредственно в структуру метрической матрицы молодой богини.

И, похоже, при таком способе передачи информации он обходил совершенно любой подобный тип реализации защиты. Включая и защиту метрической матрицы, правда последнюю, ему все равно предварительно приходилось взламывать, чтобы организовать канал подключения к ней.

Только взлом этот был не полный, а несколько урезанный, необходимый лишь для подключения к определенным узлам структуры матрицы.

Ну а потом симбиот и не пытался хоть как-то пролезть дальше или подключиться к ней, ему хватало и такого опосредованного доступа. Он элементарно напрямую передавал данные в необходимый узел, который их просто считывал и транслировал в нужную часть сегмента матрицы, уже оттуда пересылая эти данные в сознание того или иного существа. Так и формировался своеобразный ментальный канал для мысленного общения. Только вот, судя по всему, он был полностью односторонним.

Лисая мне точно никак ответить не смогла. Она вообще не поняла, что я обратился к ней мысленно. Хотя вот в прошлый раз как-то она это смогла сделать. Но сейчас это было не особо и важно, главное, что подать сигнал к началу действий я смогу без особых проблем.

– Хорошо, с этим все решили, – подытожил наш разговор я, – так что отходишь в развалины и дожидаешься моего сигнала.

– Да, – кивнула мне в ответ богиня.

– Тогда дальше, – продолжил я свой инструктаж, – получив сигнал, выдвигаешься вперед, – и я показал в направлении замершего робота, – как раз к тому месту, где он сейчас находится.

– А почему туда? – удивилась Лисая.

– Во-первых, туда ты сможешь безопасно и незаметно подобраться, не подвергая себя опасности, что немаловажно, – ответил я ей, – дальше, и это второе, но не менее значимо в нашем случае. Особенно с учетом того, что ты не просто чистый, а истинный маг света. Да еще и нереально сильный. Вернее, даже не так, ты чистая эссенция и сила света. А потому, – и я вновь указал в сторону проулка, – если ты ударишь оттуда, то нанесешь наиболее значимый урон всей той нежити, что как раз и сгруппировалась у здания, напротив этого закутка. Ты, главное, не переборщи, – попросил я девушку, – хватит того же самого плетения, что ты воспроизвела при нашей встрече. Только вот силы нужно вложить в него чуть меньше, чтобы не так сильно светиться. Хоть о тебе и известно, но не нужно знать всем, насколько ты сильный маг. Так что постарайся бить не во всю мощь.

– Хорошо, я поняла, – наклонила голову Лисая.

– Отлично, тогда дальше, – продолжил говорить я, – от тебя требуется всего один удар. Он отвлечет внимание от их основной цели и выбьет при этом всю мелочь. По крайней мере я очень надеюсь на тот же эффект, которого мы достигли на площади. Но даже если и не сработает, то твое появление точно даст мне время. Сама же ты, как только активируешь плетение, отходи на подготовленную позицию. А это как раз то здание, где ты и должна будешь дожидаться моего сигнала. Когда все завершится, я за тобой приду. С этим вопросов нет?

– Нет, – отрицательно покачала головой богиня, – я все поняла.

– Ну, тогда приступаем, – и я кивнул ей в направлении здания, где она должна была дожидаться моего сигнала, – давай, прячься.

Девушке не пришлось говорить дважды. Прошла всего пара секунд, как ее скрыл темный зев входа, уводящего ее с улицы внутрь хоть и древнего, но еще относительно крепкого и массивного, строения.


Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Проулок. Некоторое время спустя 

Я же, проследив за тем, что у Лисаи все нормально, и, накинув на себя незаметность, осторожно выдвинулся вперед, по направлению к замершему механическому стражу. Действовать я не начал по той простой причине, что все еще не понял, а что же мне нужно делать. Ведь странным во всем этом было как минимум то, что я не видел никаких управляющих каналов, уходящих от него куда-то в сторону.

«И как же тебя контролировать? – сам у себя спросил я. – И кто это вообще делает и как?»

Вопросы эти были вполне закономерны и логичны. Ведь, как оказалось, я не мог просканировать и уж тем более просто разглядеть то, что скрывают внутренности робота. Буквально недавно я встретил того, кого не могли аналогичным образом проверить мои виртуальные помощники, и вот не прошло и нескольких часов, как мне попался еще один подобный феномен.

Ни симбиот, ни Симб находящегося перед нами робота не замечали. Хотя я сам, так же как и в прошлый раз, прекрасно видел наличествующую у него метрическую матрицу. Только вот в данном случае она была защищена не только от моих помощников, но и от моего вмешательства. И на нее была наложена не простая защита, а какая-то ее странно исковерканная версия, очень похожая на то, что я видел, когда впервые встретил адских гончих, по факту, первых увиденных мною инфернальных существ, и работал с их метрическими матрицами. Тот же хаос и полное отсутствие хоть какой-то логической завершенности, а также понимания протекающих там процессов. А потому, без ее досконального анализа, я не мог точно сказать, какие сегменты видимой мною метрической матрицы относятся к самому роботу, а какие нет. И вообще, есть ли там хоть какое-то разделение.

В моем понимании все это было неким единым целым. Именно это почему-то меня смущало больше всего. И отсюда следует, что если у этого робота нет никакой внешней системы контроля и управления, то она, эта самая система, должна располагаться где-то внутри него. Однако, коль все это единое неделимое целое, то, по сути, это должна быть полностью автоматическая система (ну не может же этот робот быть живым существом?), а если внутри него кто-то сидит, то почему я не могу провести хоть какую-то даже еле заметную границу в их матрицах? Вот этого я понять никак не мог.

Хотя, если исходить из постановки основной задачи в общем плане, то будет эта система автоматической или будет она осуществляться кем-то (интересно, это нежить? Как-то мне кажется забавным будет выглядеть скелетон, сидящий за консолью управления), особой роли не играет.

Главное, что в данном случае этот механический монстр вполне себе автономная боевая единица. И под удаленный контроль этот агрегат, не разобравшись с тем, а как же он управляется, мне его не взять и, что более важно, даже не отключить. А потому я придвинулся к этому агрегату еще ближе.

«Вот черт», – не успел я даже среагировать, как этот робот, практически мгновенно развернувшись на месте, навел на меня несколько странные раструбы, очень сильно смахивающие на оружейные дула.

«Как он меня засек?» – лихорадочно пробиваясь сквозь защитный периметр матрицы, подумал я, осознавая, что катастрофически не успеваю. Но происходило что-то странное. Хоть робот и среагировал каким-то образом на мое появление, и в этом я почему-то был абсолютно уверен, однако сейчас он просто замер, слегка поводя своим оружием из стороны в сторону.

«Понял, – стало постепенно доходить до меня, – у него что, две системы контроля?»

И, судя по тому, что я вижу, так оно и есть. Похоже, у этого агрегата и вправду настроен двойной сигнальный контур. К тому же, как мне кажется, он даже не синхронизируется друг с другом или делает это лишь частично. Судя по всему, первый из них работает на низком уровне, передовая информацию самому этому роботу, а второй, являясь совершенно изолированной системой, передает информацию в центр принятия решений (по сути, или какой-то автоматической управляющей системе, или тому, кто и производит непосредственное управление этой машиной в данный момент времени).

И теперь у меня не было никаких сомнений в том, что, во-первых, роботом все же кто-то управляет, иначе если бы это была полностью автоматизированная система, она бы уже среагировала на меня и атаковала. Ведь первоначально на мое появление вблизи робота она все же как-то среагировала. Но вот дальше ничего не произошло. А значит, и само принятие решения должен был осуществить кто-то другой. И отсюда следует то самое, второе: интерфейс подключения системы управления для этого механического стража настроен в этом агрегате не ахти как, коль с него не передается вся доступная информация полностью. Ведь сам-то робот меня все-таки заметил.

Ну или другой вариант.

Интерфейс шины подключения настроен вполне себе идеально, только вот те, кто осуществляет управление этими агрегатами, не воспринимают всего того спектра данных, что поступает к ним с сигнальных датчиков системы слежения этого робота.

«А это уже интересно», – сообразил я. У меня появилось и время и понимание того, в какую сторону, возможно, мне придется копать.

Так, а теперь необходимо понять, что же мне в этом случае выгоднее всего сделать. Самый простой и лежащий на поверхности ответ, такой, как отключить эту бандуру и деактивировать его систему вооружения, может оказаться не совсем правильным и поспешным. Если бы это была полностью автоматизированная система, то тогда да, именно так бы и следовало поступить. Но в нашем случае внутри данного механического монстра, похоже, кто-то засел, и этот кто-то может подать сигнал и предупредить своих, в тот момент, когда что-то произойдет с роботом. А это поднимет дополнительную тревогу, что может ускорить нападение, обозначит наше присутствие здесь, да к тому же, возможно, спровоцирует организацию подкрепления, которую пошлют в помощь находящейся здесь нежити.

Кроме того, подобный робот тут не один, я заметил еще трех, а значит, и отключить их мне необходимо всех за минимальное время. Да еще и постараться это сделать так, чтобы операторы этих устройств не смогли поднять тревоги. А для этого мне как минимум необходимо точно знать, есть ли они внутри, и, если это так, то смогу ли я проникнуть внутрь робота, чтобы нейтрализовать их.

Но тем не менее все-таки начну я с того, с чем могу работать на данный момент. А это обеспечение собственной безопасности. И потому мне необходимо продолжить взлом метрической матрицы. Нужно быть готовым в любой момент отключить как всю эту бандуру, так и оружие, направленное в мою сторону. Причем относится это не только к этому, но и к остальным роботам.

Так что работаем.

С этим я провозился чуть дольше, чем предполагал. Субъективно прошло чуть ли не несколько часов, прежде чем я смог разобраться, хотя бы частично, в том хаосе, что представляла собой метрическая матрица этого робота. Хотя в реальности на месте я находился всего лишь несколько секунд. Однако, среагируй на мое появление этот страж своевременно, я бы не успел его отключить таким способом. Правда, и сам бы он вряд ли смог мне как-то навредить или вообще убить. Было в его защите несколько слабых мест, которые я выявил практически мгновенно. Они, конечно, не отключали как самого робота, так и его систему вооружения, но здорово сбивали ему прицел, систему балансировки, навигации (а там, оказывается, была и такая) и калибровки.

Так что время на разборку с ним у меня бы было. Однако, если бы все пошло по этому сценарию, то нашу бучу заметили бы и другие. А этого бы мне хотелось очень избежать. И я рад, что у меня были эти несколько спокойных мгновений, которыми я и воспользовался в полной мере.

Теперь же следовало приступить ко второму этапу плана. Необходимо разобраться со странностями в его поведении и алгоритмах работы.

Так. Коль робот среагировал на меня, но меня все еще не обнаружили, значит, эти неизвестные знают о моем присутствии где-то тут (как раз в той стороне, куда и развернулся робот), но пока не видят меня. Следовательно, необходима очередная проверка. Обнаружит ли робот или те, кто сейчас рулит им, мои перемещения, но уже в пределах текущей зоны контроля робота, куда я и так попал? Это мне неизвестно.

Но в таком случае сам он будет реагировать на меня точно так же, как уже реагировал и до этого. По факту, скорее всего, робот меня засечет, но так как я буду все еще перед ним, то он так не изменит своего местоположения. И благодаря этому, контролируя оружейную систему механического стража, я вполне смогу оценить реакцию того, кто им управляет.

«Только вот нужно бы слегка обезопасить себя, помимо управления роботом через его метрическую матрицу», – решил я.

После чего я вычислил наиболее безопасные в данном случае зоны перемещения, позволяющие мне покинуть охранный периметр, который и контролировала система слежения робота.

Хорошо бы было, если бы я смог воспользоваться прыжком. Но мы как раз сейчас находились в той части города, где он бы не сработал. Вернее, сработал, но совершенно не так, как я бы того хотел.

Однако вот дальше, ближе к площади и основным силам нежити, готовящейся напасть на моих товарищей, прыжком уже можно будет вполне себе спокойно пользоваться. Но это потом, не сейчас, на данный момент мне требовалось разобраться с текущей опасностью.

Так. Небольшой шажок к ближайшей относительно безопасной зоне, при этом постоянный контроль как реакции самого робота, так и изменений в его метрической матрице.

Но ничего.

Хорошо, тогда дальше.

И я продвигаюсь уже к зоне, которая находится практически в самых ногах этого тараканоподобного механического монстра.

Хм. С расстояния этого не было заметно из-за странного, покрывшего всю поверхность робота необычного сероватого налета, но вот только взглянув на сочленения его лап и места их соединения с туловищем, я понял, что для создания этого монстра использовали чистый адамантит.

«Дорогая игрушка, – прикинул я общие размеры этого механического стража, – и очень неплохо защищающая того, кто укрылся внутри».

Как я заметил, этот металл достаточно хорошо поглощал практически любой вид ментальной энергии. Не только относящийся по своему типу к энергиям хаоса или тьмы, но и любые другие.

«Значит, магически было бы очень сложно выкурить того, кто засел внутри этого необычного робота-танка (а именно такое впечатление у меня почему-то и сложилось, когда я оказался рядом)», – констатировал я. После чего оглядел конструкцию уже снизу.

На верхней, а также на всех боковых поверхностях робота ничего напоминающего люк или нечто похожее, позволяющего пробраться внутрь, я не заметил. Остался последний вариант. Если кто-то и забирался внутрь этого агрегата, то делал это через низ.

И я осторожно присел на корточки, не подползая под него. Неизвестно, как среагирует этот робот, исчезни я из его зоны контроля. А потому, прежде чем начать действовать, мне необходимо как минимум понять, как же оказаться внутри него, если это вообще возможно.

«Черт, и тут ничего», – такой неутешительный вывод я сделал, просмотрев всю поверхность робота повторно, чуть ли не разглядывая ее по миллиметру.

И ладно бы это был только мой вывод. Но и нейросеть с искином, проведя анализ поверхности и составив полную модель этого агрегата, также не нашли никаких зазоров в массивном теле робота, которые можно было принять за дверь или люк, ведущий внутрь него. Вообще, создавалось такое впечатление, что это в принципе цельная и неделимая конструкция.

«Но тогда я ничего не понимаю? – слегка оторопел я. – Если он не управляется изнутри, и у него нет никакого внешнего канала подключения, то это должна быть полностью автоматическая техника».

Только вот в том-то и дело, что на работу автоматики поведение робота совершенно не походило.

«Надо все проверить еще раз», – понимая, что на текущий момент оказался в тупике, я стал осматривать механическое чудо еще раз.

Было у меня стойкое подозрение того, что я мог что-то пропустить.

«Так, а откуда тут этот небольшой ментальный след?» – обратил я свое внимание на своеобразное облачко инфернальной энергии с чуть большей концентрацией, чем весь остальной ментальный фон. Как-то за своими рассуждениями я забыл о третьей составляющей любого, а не только этого мира, проверив как его физическую, так и метрическую константы, я отмел его ментальную наполненность. И, как оказалось, сделал это зря.

Обнаруженный мною след вел к совершенно ровному и ничем не примечательному участку, который я уже разглядывал, и не раз. Но ничего интересного там не было.

«Ну, это смотря как на это поглядеть», – мысленно пробормотал я.

Замеченный мною ментальный след просто обрывался, упираясь в этот совершенно ничем не примечательный участок тела работа, при этом как бы растворялся в нем. Создавалось такое впечатление, что кто-то просто просочился сквозь данную поверхность и оказался внутри тела робота.

«Черт, вот бы сейчас мне помогло хоть какое-то, даже неполное сканирование», – с сожалением подумал я об упущенных возможностях. Но уже через мгновение с удивлением услышал ответ, выданный симбиотом.

= Начать сканирование выделенного объекта. 

После чего в моем сознании отобразилась та область, к сканированию которой симбиот приступил.

«Э-э… Он же вроде как не работал…» – это было то единственное, что я и смог произнести.

Тем не менее симбиот, хоть и не видел всего этого механического монстра в целом, но при этом спокойно начал сканирование обнаруженного мною участка, который своей формой напоминал слегка вытянутый эллипс. Но что еще более странно, через этот самый обнаруженный овал, воспользовавшись замеченным мной ментальным следом, он, кроме всего прочего, провел еще и частичное сканирование внутреннего объёма этой машины. И в том, что это не цельная конструкция, я теперь не сомневался.

= Ментально активное вещество с изменяемым свойством твердости , – между тем начал отчитываться симбиот, выделив исследованный участок в пространстве, совершенно не привязывая его к какому-либо материальному объекту. Но тут мы быстро совместили результаты, выданные им, с моделью, выстроенной нейросетью и искином. Так стало гораздо более наглядно и понятно, о чем сейчас идет речь.

Проанализированный участок нижней поверхности робота слегка подсветился, позволив точно оценить диаметр несколько необычного входного люка, позволяющего попасть внутрь робота.

= По частичному остаточному следу вычислена ментальная структура процесса активации изменения свойств вещества , – между тем продолжил симбиот.

«Ладно, – пробормотал я, – как попасть внутрь, мы теперь знаем. А что там дальше?»

И симбиот выдал мне анализ того, на что я могу наткнуться, попав внутрь этого тараканоподобного трактора. И так получалось, что внутри меня поджидает еще один лич, с внедренным в него симбиотом. Только вот его тип мой помощник вычислить не смог, так как не был знаком с подобной классификацией. Единственное, что он выдал, так это то, что как раз симбиот и завязан каким-то образом на управление этим роботом. Именно поэтому я почему-то отнес его к категории инженерно-технических ментальных сущностей, если, конечно, подобные существовали.

И что у меня есть на данный момент?

Робота я отключить могу. Проникнуть внутрь тоже. Знаю, что примерно может ожидать меня там.

Остался последний вопрос, как быстро я смогу нейтрализовать оператора этого агрегата?

Но тут точного ответа не было. Симбиот и так выдал гораздо больше, чем я от него ожидал. Так что с остальным придется решать на месте.

Ну, а сейчас работаем.

Подключаюсь к метрической матрице робота. Здесь уже самому, на основе своего предыдущего опыта пришлось заранее подготовить все скрипты по его отключению. Но как только я запустил их активацию в процесс работы, практически сразу включился Симб.

= Произвожу перекомпиляцию выданных команд. Вычисляю источник поступления команд и точку воздействия. Выявлен основной вектор воздействия. Провести оптимизацию последовательности переданных команд для реализации более точной степени воздействия. 

«Делай», – согласился я. И уже дальше наблюдал примерно то же самое, что вижу в любой другой момент, когда отрабатывает сам симбиот или Симб. Появилось то самое окно трассировки и декомпиляции, в котором я смог наблюдать все преобразования, проводимые Симбом. Только вот в этот раз подготовленные им скрипты как бы уходили не прямо в отработку, а передавались мне, и я самостоятельно выполнял их запуск. Но отработал мой виртуальны помощник быстро. И главное, внес несколько дополнительных условий, которые я не учел. Так что уже буквально через пару секунд моего субъективного времени перед нами застыла полностью обездвиженная и не реагирующая ни на что махина механического монстра.

Активация скрипта преобразования материи – и я вижу, как выделенный участок просто исчезает, образуя темный провал, ведущий внутрь тела робота. Не давая опомниться той нежити, что засела там, я проскальзываю в образовавшийся проход, ведущий внутрь робота.

Оглядеться. А вот и тот, кто мне нужен.

М-да. Теперь понятно, почему мой виртуальный помощник был уверен, что без помощи симбиота эта нежить управлять роботом не сможет. А все просто. Сложно управлять чем-то, не имея рук. Череп, туловище и ноги для перемещения, и больше ничего. Зато вот канал подключения к метрической матрице, к которой, кстати, изнутри робота можно было подключиться без особых проблем, что и сделали мои помощники, я засек сразу. И поддерживал его именно внедрившийся в ментальное поле этого непонятного скелетона симбиот.

Странно. Этот симбиот оказался совершенно не защищен, о чем мне практически в ту же секунду, как мы оказались внутри, сообщил Симб.

«Берите его под контроль, – приказал я сразу всем своим помощникам, – парализуйте или отключите его, не позволяя ему работать».

И уже обращаясь к своему персональному защитнику:

«Мне нужен полный анализ его возможностей и выводы по его использованию мною самим. Будет ли он нам полезен?»

= Начинаю сканирование , – отрапортовал симбиот.

Параллельно я контролировал процесс нейтрализации симбиота, который выполнял мой П-искин.

«Надо бы их как-то мысленно объединить, а то по факту это две совершенно различные метрические сущности. Интересно, есть ли тут нечто похожее на общую сеть или кластер?» – сам у себя спросил я, но пока никакого ответа на этот вопрос у меня не было.

С чем мне повезло, так это с тем, что самого скелетона даже обездвиживать не пришлось. Как только отключили контролирующего его симбиота, тот сам замер на месте, попросту превратившись в кучу обычных костей.

«Странно, – глядя на него, подумал я, – подобной реакции я раньше не наблюдал».

Пока симбиот работал над анализом своего собрата, только оседлавшего нежить, я пытался понять, а как же управлялся этот робот. И так получалось, что управление тут было реализовано на ментальном или метрическом уровнях, а может быть, оно поддерживалось и сразу в двух плоскостях. Но вот симбиот точно работал с матрицей напрямую, я это прекрасно видел.

= Сканирование завершено , – прервал мои размышления мой помощник, – получены результаты .

Я, если честно, думал, что мне сейчас будет выдано какое-то описание, как он это делал раньше. Но нет, в этот раз он подготовил нечто другое.

= Гипнопрограмма подготовлена. Изучить?  – только и спросил он.

Хм. Это что-то новенькое. Но ничего другого симбиот сейчас не предлагал. Я даже уточнил, есть ли что-то более конкретное, или, наоборот, обобщенное, но он лишь ссылался на подготовленный им гипнокурс.

«Ну ладно, активируй», – отдал я команду симбиоту.

И уже через пару секунд, причем это именно реального времени, понял, почему это было необходимо сделать.

Оказывается, встреченный симбиот – это ментальные сущности совершенно иного класса, и они никак не относились к тому, чем являлся мой виртуальны помощник. И слишком большой объём информации по нему получил мой помощник. Такой большой, что его и вправду было более целесообразно скомпоновать в готовый пакет данных и уже его загрузить мне. Что он и сделал.

Ну а вообще, получается, что встреченное существо было неким аналогом нейросети, только реализованным полностью на метрическом уровне, к тому же оно было искусственно созданным.

Я так и не понял, как его прицепили к этому скелетону, но, по сути, в данном варианте разум-то и не нужен особо, необходимо лишь наличие ментального поля и метрической матрицы. А как раз и то и другое у любой нежити присутствовало, тогда как все основное управление, если это требовалось, брала на себя найденная необычная нейросеть.

«Оно мне нужно?» – задумался я.

Хотя это глупый вопрос. Если эта приблуда помогла выжить даже безрукому скелетону, нужно попробовать с нею разобраться. Так что получается, эта штука мне вполне интересна, только вот совместимы ли мы с нею?

Но тут проснулось свойство преобразователя, которое уже давно интегрировалось в Симба.

= Степень совместимости – сто процентов. Обнаруженная метрическая структура является дополнительным расширением уже используемой оператором системы. Время адаптации – пять секунд. Время настройки – от сорока до семидесяти часов. Рекомендация – проведение этапа настройки в период наименьшей общей ментальной и метрической нагрузки. 

«Так что эта фигня типа своеобразная метрическая инженерно-техническая нейросеть, – сделал несколько удивительный вывод я, – вернее, какой-то ее компонент. И, похоже, она вообще никоим образом не относится к тем симбиотам, что я встретил».

Но что самое необычное, получается, что, возможно, она досталась нежити с этими самыми роботами.

«Ладно, с этим буду разбираться потом», – решил я и дал команду на перенос симбиота в свою матрицу. Только необходимо было остановиться и не проводить настройку вновь подключенного компонента моей нейросети, оставив ее на более спокойное время. Сейчас же следовало двигаться дальше.

И я по навигатору прикинул расположение еще трех оставшихся роботов. До двух я смогу добраться, воспользовавшись прыжком, а к одному следует топать пехом. Именно этот последний и стал следующей целью. А еще через несколько минут я разобрался с последним роботом, деактивировав его. Ну и, кроме того, у меня появились еще три дополнительные надстройки для моей нейросети.

Мой симбиот упорно утверждал, что хоть это системы и одного порядка, но выполняют они совершенно различные функции. Правда, сам я этого пока не заметил. Ну а потом пришла пора действовать. И переместившись чуть ближе к одному из тактиков, который как раз и руководил всем штурмом, я переслал Лисае сообщение: «Алиса, действуй».

Глава 2

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Проулок. 

Некоторое время спустя 

«М-да, я же попросил ее сдерживаться», – оторопело подумал я, глядя на то, как после воспроизведения Лисаей одного из простейших, с ее же слов, плетений обычного магического фонарика вся площадь перед нами оказалась усыпана останками развоплощенной девушкой нежити. И я еще раз вспомнил тот вроде как «слабый» ментальный выброс, что высвободила Лисая, воспроизведя свое плетение.

«Только вот как бы нам все это не аукнулось с таким-то устроенным ею засветом, в прямом и переносном смысле этого слова», – пришла в мою голову вполне оправданная мысль.

Ведь настолько значимый выброс ментальной энергии, да еще и упорядоченного типа, по факту, чистейшей эссенции света, сложно было не заметить. И я еще раз осмотрел ту небольшую площадь, что сейчас лежала передо мной, а потом проверил и ближайшие окрестности. Но вроде пока было тихо. Однако тут, как обычно, наиболее значимым является такое незаметное слово, как «пока».

После этого я перевел свой взгляд дальше.

«Вот уж те, кто точно догадается, что тут произошло, и разговора мне с ними в любом случае не избежать», – понял я.

И сейчас я думал об архидемонах, которые держали оборону в доме.

«Это хорошо, – я как раз вспомнил последние мгновения перед началом этого стремительного и такого короткого сражения, – что за пару секунд до того, как Лисая начала действовать, я догадался передать Гаисе приказ прикрыть всю группу наиболее мощным магическим щитом, который она сможет создать, и не высовываться до тех пор, пока я им вновь не дам знать, что снаружи уже безопасно».

И было от чего.

Как оказалось, в этот раз эффект от воспроизведенного богиней плетения был еще более впечатляющ, чем при нашей встрече с нею. Скелетоны, еще какие-то непонятные, но уже давно мертвые монстры, которых они притащили с собой, да и более слабые личи, не то что отрубились, как это произошло в прошлый раз, молодая богиня их просто-напросто всех развоплотила, превратив поджидающую нас тут грозную и опасную нежить в обычные кучки костей и праха. В этот раз неплохо так досталось даже наиболее сильным и защищенным личам, таким, как тактик.

И подобных сильных умертвий тут было несколько. Они не просто на некоторое время замедлились, а в прямом смысле этого слова отключились, полностью перестав реагировать на окружающую обстановку и действительность.

И этим нельзя было не воспользоваться.

«Сейчас нет острой необходимости в прыжке, – решил я, – к тому же и время, благодаря вмешательству Лисаи, у меня теперь появилось. Да и не нужно пока показывать все свои возможности. Тем более где-то поблизости находится и Галг».

Только сейчас я сообразил, что и один из наших, так сказать, союзников затаился где-то тут в окрестностях.

«Черт, ведь он, по идее, должен был следить


убрать рекламу


за нами и, вероятно, видел все, что тут произошло за это время. А это очень плохо».

И я быстро проверил навигатор, чтобы удостовериться в своем предположении.

«Ага, вон он», – заметил я метку архидемона, которая засветилась достаточно далеко от нас, и находился он сейчас ближе к выходу из города, чем к нам. Этот демон, скорее всего, как только понял, что тут намечается заварушка, постарался выбраться из развалин, воспользовавшись тем, что сейчас нежить отвлеклась на мой отряд.

Прикинул по карте, что это нам дает, и сделал неутешительный вывод.

«Черт, тем не менее это достаточно близко», – констатировал я, проверив место, где он сейчас находится, и сопоставив его с нашим текущим положением.

Галг – сильный архидемон и вполне мог с такого расстояния засечь тот очень уж выделяющийся на общем магическом фоне выброс светлой ментальной энергии, что устроила Лисая, когда воспроизводила свое плетение. И потому в лагере, скорее всего, к нашему возвращению уже будут знать о том, что к нам присоединился достаточно сильный светлый маг.

= Максимальный радиус регистрации остаточного следа ментального выброса, благодаря маскирующим свойствам используемого объектом излучения ментального модуля,  – вмешался в мои рассуждения симбиот, выдав как раз ту схему, что я и внедрил в амулет, который передал Лисае, – не превышает трети расстояния до выбранного объекта. 

И он наложил слегка подсвеченную окружность, совместив ее с моей виртуальной картой. Правда, центр окружности был слегка смещен относительно моего местоположения и как раз совпадал с тем местом, где находилась богиня в момент воспроизведения своего плетения. И изо всех тех, кто попал в радиус уверенного обнаружения ментального выброса, устроенного Лисаей, были лишь я и архидемоны из отряда Гаисы.

«Хм, – быстро сообразил я, о чем мне пытается сказать мой помощник, – так ты намекаешь на то, что Галг, скорее всего, ничего не заметил?»

= Выводы оператора верны , – согласился тот и сразу же продолжил: – Если экстраполировать полученные данные на все остальные объекты, находящиеся за пределами обозначенной зоны, чувствительные к выбросам данного типа ментальной энергии,  – и на карте подсветилось кроме самого демона и еще порядка тридцати точек, – то данный выброс с вероятностью, превышающей восемьдесят семь процентов, не зарегистрировал ни один из них. 

«А вот это очень хорошие новости, – обрадованно подумал я, посмотрев в сторону прохода, где и должна была сейчас укрываться девушка, – помог мой маскирующий амулет, и про нее пока никто не знает».

Немного разобравшись в ситуации и поняв, что нового нападения нежити пока не стоит ожидать, а в лагере по возвращении нас не встретит засада, я вернулся к тому, чем и хотел заняться.

Быстро подбегаю к тактику, что и осуществлял управление этой армией. Его я выделил еще на подходе по наиболее мощному ментальному полю и более сложной метрической матрице, чем у всех остальных. Он первый, кого необходимо обезвредить.

«Так, главное, мне нужен его симбиот, – начал соображать я, комментируя производимые моими виртуальными помощниками действия, – к тому же нужно удержать и тот ментальный канал, через который этот тактик был связан с кем-то в центре развалин».

Однако для меня выделенный ментальный канал был необходим не только потому, что так я мог перехватить управление, а также хоть как-то среагировать на переданные этому личу команды, но, как я понял, кроме всего прочего, именно через этот канал мы сможем подключиться к местному хранилищу данных.

= Взлом и подключение к ментальному каналу произведены. Начинаю копирование, –  доложил симбиот уже буквально через мгновение. Параллельно с этим он производил извлечение полностью функционального, но сейчас временно контуженного своего боевого собрата. Отработал он достаточно быстро, и уже через пару секунд мой виртуальный помощник доложил:

= Извлечение симбиота завершено,  – и практически сразу после этого: – Благодаря присвоенному данному симбиоту уровню допуска получен прямой постоянный доступ к локальному хранилищу данных. 

И на карте навигатора отобразилось местоположение хранилища, к которому мы смогли подключиться.

Теперь, как я понимаю, у нас не было необходимости в непосредственном контакте с выпотрошенным тактиком, а потому, быстро уничтожив его, я занялся остальными. Схема была простая: сканирование, анализ, оценка полезности и извлечение чего-то, что может в конечном итоге принести нам пользу. Но, как это ни странно, особо ничем поживиться-то и не удалось. Хоть тут еще и была парочка подобных же симбиотов, только, как я понимаю, классом пониже.

Однако, как выяснилось чуть позже, из комментариев, выданных мне моим Опекуном-защитником, так я решил именовать своего симбиота, нельзя было внедрять несколько подобных сущностей одного класса, так как происходило их полное замещение. Как оказалось, существовала возможность использования одновременно в теле одной метрической структуры лишь симбиотов различной направленности, таких, как мой защитный, или полученный боевой, а вот увеличения их эффективности или оптимизации их дальнейшей работы можно было добиться только внедрением и установкой подходящих для них модулей расширения. И то, как я понял, не всех.

Если что-то уже перекрывалось одним из внедренных и активированных модулей расширения какого-то из уже установленных симбиотов, то аналогичный модуль, который теоретически можно было прикрутить к симбиоту другой направленности, установить у нас бы не получилось. Поэтому тут следовало руководствоваться правилом получаемого и выдаваемого на выходе наиболее эффективного и желаемого результата.

И как сообщил мне мой виртуальный помощник, Опекун, с подобным анализом как раз лучше всего и должен был справляться специализированный и заточенный под это дело исследовательско-аналитический симбиот, но пока таких нам не попадалось, хотя в некоторой степени часть его функционала на данный момент перекрывалась недавно установленными моему симбиоту модулями расширения.

Так что в итоге, я лишь выбрал те из доступных модулей расширения для различных симбиотов, что смог обнаружить в более или именее целостной структуре метрических матриц пока еще оглушенной и неразвоплощенной нежити. Правда, при сборе несколько странную информацию выдал мне именно Симб. Вернее та его часть, что отвечала за преобразование, адаптацию и внедрение различных сегментов метрических матриц.

И, судя по всему, так выходило, что есть определенная вероятность, что преобразователь сможет некоторым образом слить или частично совместить метрические структуры симбиотов, только вот для более точного ответа ему требовалось провести более углубленный и расширенный анализ. Но, как я понял, в данном случае он уже будет работать не именно с моей метрической матрицей в целом, а со структурой самих симбиотов, воспринимая их как отдельный объект воздействия, с которым как раз и необходимо производить различные преобразования, тем самым улучшая его эффективность и оптимизируя его функциональность. И в данном случае вроде как будет производиться не расширение возможностей самого симбиота, это достигается за счет различных дополнительных модулей, а именно повышение эффективности и качества работы уже доступных ему функций.

А потому, получив эту новую информацию, я собрал уже практически все, что хотя бы частично имело более или менее целостную метрическую структуру, в надежде потом провести с помощью Симба детальный анализ и сортировку того, а что же я тут понабрал. Благо, под хранение всего этого метрического хлама можно было создать отдельный пространственный карман, куда Опекун потом и сбрасывал извлеченные метрические сегменты матриц. Так что с местом хранения никаких особых проблем не было, и не нужно было проводить анализ и процесс преобразования мгновенно, не сходя с места, а оставить его на потом, отложив до более подходящего времени.

Раньше Симб в таком несколько отложенном контексте выполнения функций преобразования работать не мог, но с внедрением Опекуна у него появилась и такая функциональность. Ну, а после того, как я с этим закончил, то добил всю оставшуюся нежить.

Последним шагом, хоть Лисая уже выполнила подобную работу, развоплотив практически всю более или менее слабую нежить на площади, а я, пока разбирался с метрическими структурами, раскурочил метрические матрицы последних, выдержавших ее атаку более сильных умертвий, так что самостоятельно они не должны были восстановиться еще очень долгое время. Тем не менее, чтобы полностью обезопасить нас на некоторое время, я воспроизвел то небольшое плетение упокоения, которому меня невольно обучила Теная.

И буквально через несколько минут на площади уже не осталось ни одного фрагмента даже частично уцелевших сегментов метрических матриц или хотя бы каких-то воспоминаний о том, что они тут были. Только равномерный ментальный фон вокруг.

«Кстати, – только сейчас я заметил, что, отработав, это плетение еще и достаточно сильно снизило концентрацию упорядоченного типа ментальной энергии, частично приведя все к общему знаменателю, что еще больше замаскировало присутствие Лисаи в окрестностях, – нужно взять на заметку столь странную особенность отработки этого плетения», – решил я. После чего, полюбовавшись на дело рук своих и поняв, что с этим уже все закончено, я пошел за молодой богиней. И уже через пару минут мы с нею направились в сторону того дома, где как раз держал оборону мой отряд. Уже на подходе я остановился.

– Гаиса, это я, – перед тем, как оказаться внутри, я предупредил наших о том, что мы входим. Не хотелось бы нарваться на случайный удар, доставшийся от своих. Тем более после того, что произошло на площади. И я не говорю сейчас о напавшей на наш отряд нежити.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Старое здание. Некоторое время спустя 

– Привет всем, – войдя внутрь помещения какого-то хоть и старинного, вернее даже древнего, но все еще достаточно крепкого и основательного здания, поздоровался я с настороженно глядящими в нашу сторону архидемонами. Но те не обратили на мои слова никакого особого внимания, все их взгляды были направлены мне за спину, где как раз сейчас стояла Лисая.

Прошло несколько мгновений гнетущей тишины.

– Теперь, по крайней мере, понятно, – как это ни странно, первым пришел в себя и заговорил Онг, обернувшись в сторону Гаисы, – почему у него на руках оказалась настолько ценная информация.

– Да, – подтвердила демоница и уже после этого всмотрелась в глаза стоящей возле меня молодой богини, – она светлый маг.

После чего, переведя свой взгляд с напряженно замершей девушки на меня, Гаиса веско так добавила:

– И она кто угодно, но только не демон. В нас нет и не может быть такой силы, как та, что мы могли наблюдать еще несколько минут назад, – и она неопределенно махнула рукой в направлении выхода.

Ну, кто бы сомневался, что после того, что устроила Лисая снаружи, кто-то поверит в ее демоническое происхождение. Не идиоты же они. Тем более мои спутники, которые, по факту, находились чуть ли не в самом эпицентре приложения сил молодой богини.

– Да, – медленно кивнул я головой архидемонице в ответ. Мне необходимо было понять, как и что мы будем делать дальше, но главное, я должен был разобраться в их отношении к нам.

– Так это из-за нее тебе необходимо добраться до портала? – задумчиво глядя в сторону Лисаи, спросила она.

– Не только, – сказал я в ответ, – она – это лишь одна из причин моего нахождения здесь.

Демоница кивнула, после чего вновь оглядела стоящую позади меня девушку с ног до головы, воспроизвела какое-то небольшое плетение, а потом произнесла:

– У нее хорошая маскировка, ведь сейчас я не чувствую в ней той силы, что была там, раньше, – и она кивнула в направлении улицы, – но, – и она с ожиданием посмотрела прямо мне в глаза, – в портальном зале это не поможет.

«Вот черт, как я мог об этом забыть, – промелькнула мысль в моей голове, – если тут портал, аналогичный тем, что я уже видел, то там и вправду должна быть комната, где перестает действовать любая магия, и она все время находится перед портальной».

После ее слов я и сам посмотрел в сторону богини.

– Да, я это знаю, – только и ответил я Гаисе.

Она медленно кивнула, соглашаясь со мной. А потом всмотрелась мне прямо в глаза.

– Чтобы прорваться к порталу, тебе нужна будет помощь, – и демоница перевела свой взгляд на Лисаю, – ей, с ее силой, просто так не дадут вырваться из этого мира. Хранители портала, император, да и многие другие, сделают все, чтобы заполучить такого сильного светлого мага, как она. Особенно, если сумеют подчинить и привязать ее. И они смогут это сделать… – уверенно произнесла девушка. – Слишком много артефактов времен войны Древних скопилось в руках различных демонов за эти века, и никто не знает, на что способны многие из них на самом деле. Может, там есть что-то и против таких магов, как она, – и демоница спокойно кивнула в сторону Лисаи.

Я поглядел на нее в ответ. Кажется я понял, что хочет предложить мне Гаиса, но перед этим спросил:

– Что ты хочешь?

Девушка обернулась, оглядела враз подобравшихся парней и ответила:

– Мы уйдем вместе с вами.

Что-то тут было не так. Как я понимаю, они и собирали артефакты именно для того, чтобы покинуть этот мир. Так что в том условии, которое озвучила девушка, был какой-то подвох. А потому я продолжил смотреть в глаза Гаисе.

– Не только она может быть интересна хранителям, и не только ее постараются перехватить у портала.

Хм. Демоница не просто так упомянула именно хранителей. Я быстро прокрутил в голове все, что смог выяснить о своих спутниках. Правда, информации о них у меня было не так и много, но все же.

И так выходило, что сама девушка тут была ни при чем. Она практически всю свою сознательную жизнь провела тут, ну или училась в какой-то академии. Но вот парни…

И я перевел свой взгляд на Гаслана и остальных.

– И это все как-то связано с вашим появлением на заставе и тем, что вы так внезапно оставили свою службу?

– Да, – медленно кивнул мне брат Гаисы в ответ.

– Хорошо, – сказал я, вновь посмотрев на демоницу, – мы уйдем вместе. Но перед тем как мы будем работать в этом направлении, я должен знать истинную причину такого повышенного интереса именно к вам.

Демоны молчали.

Я понял, что тех моих слов мало, а потому сказал следующее:

– Это нам необходимо, чтобы адекватно и взвешенно оценить тот уровень опасности и угрозы, что будет грозить нам там, куда в конечном итоге мы все так упорно рвемся.

Видимо, что-то решив, Гаслан негромко произнес:

– Мы сорвали покушение на императора.

«Что-то я ничего не понимаю», – несколько удивленно подумал я. И видимо, это удивление очень уж явственно отразилось на моем лице.

– Мы сорвали покушение на императора, уничтожив тех, кто его и организовал.

Хм. Так цепочка постепенно стала складываться в моей голове в определенную последовательность.

– И коли вас постараются перехватить хранители портала, – пробормотал я, – ведь именно их и упоминала Гаиса, то следовательно, это они как-то связаны с тем самым покушением.

– Да, – все так же медленно кивнул мне головой в ответ брат демоницы.

Я же обдумал его слова.

– Но этого мало, – спокойно констатировал я, поняв, что его ответу не хватает самого главного. – Чтобы вы представляли опасность для тех, кто готовил или все еще готовит переворот, на руках у вас должно быть что-то более существенное, чем пустые слова.

И я выжидательно посмотрел, но не в сторону архидемона, брата Гаисы, а их друзей, слишком уж специфичные навыки в них проглядывали.

– У нас есть магическая запись всей подготовки к тому покушению, – заметив мой взгляд, спокойно ответил мне Онг.

– И я так понимаю, что появиться она могла у вас только в одном случае, – и я вновь вгляделся в глаза невысокого архидемона, а потом поглядел и на его брата, – вы одни из тех, кто должен был в нем участвовать.

– Да, – медленно кивнул тот в ответ.

Я же понял и еще кое-что.

– Но вы не маги, – констатировал я, – и потому вы мало похожи на хранителей, – после чего еще раз оглядел двух братьев, – и я так понимаю, что пересечься нам придется не только с ними, но и с тайной стражей, на которую, скорее всего, вы и работали?

М-да, если бы в этом своем состоянии архидемоны могли удивляться, они бы это и сделали. Сейчас же это выразилось лишь в очень широко раскрытых глазах Гаисы, которая и сама, похоже, не знала всего, а также в той небольшой паузе, которая промелькнула перед спокойным ответом Онга.

– Да.

– Хм, – протянул я, глядя на своих соратников, и, уже выражая свое окончательное решение, закончил: – Прорваться к порталу окажется несколько сложнее, чем предполагалось первоначально.

Гаиса кивнула мне в ответ, а потом, посмотрев на Лисаю, произнесла:

– Добро пожаловать в команду, – и, подойдя чуть ближе к девушке, представилась: – Гаиса, – после чего, обернувшись в сторону остальных архидемонов, она сказала: – Это мой брат Гаслан и его команда, – после чего назвала и их имена. Закончив представлять своих людей, девушка поглядела в глаза богине.

– Алиса, – даже как-то естественно и непринуждённо это имя сорвалось с губ Лисаи, – меня зовут Алиса, – повторила она.

– Будем знакомы, – ответила ей архидемонесса, после чего уже обернулась в мою сторону, – так какой у нас план?

– План… – пробормотал я и посмотрел в сторону выхода, ведь примерно в том направлении, судя по данным моего навигатора, отобразилась метка приближающегося к нам разведчика наемников, который, похоже, решил все-таки узнать, что же тут произошло.

– План у нас достаточно прост, – ответил я девушке, – выбраться из этого мира.

И, усмехнувшись, продолжил:

– Только вот для начала, чтобы мы смогли это сделать, нам как минимум необходимо хотя бы добраться до этого самого портала. И первым делом нужно раздобыть артефакты, за которыми мы сюда и прибыли, выбраться из города, ну и, в конце концов, вернуться на заставу.

Мои последние слова возражений ни у кого не вызвали. Да и оставаться тут уже не имело смысла, рано или поздно нежить, вернее те, кто ею управляет, начнут прочесывать этот район. И желательно нам к тому моменту или уже вернуться в лагерь, или найти более надежное убежище, где мы сможем устроить временную стоянку. И лучше бы нам выбрать второй вариант.

Хоть в городе и было более опасно, но, посовещавшись, мы решили, что хотя бы постараемся проверить как минимум одно из тех зданий, на которые указывал мой поисковый артефакт. Вернее, хотя бы доберемся до него. Так как пока нам было известно лишь примерное направление до нужных нам развалин.

Но более точно мы сможем определиться с этим лишь на месте, ведь неизвестно, что нас ждет в тех развалинах, и вполне вероятно, что несколько костяных драконов, которых может призвать Ублюс, нам покажутся вполне приемлемой альтернативой ночевки в этом полуразрушенном городе.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Старое здание. Некоторое время спустя 

Перед тем как выйти в город, я еще раз оглядел наш отряд. И кое-что мне достаточно сильно не понравилось. Лисая очень уж выделялась на общем фоне. И выражалось это хотя бы в том, что только у нее не было такого нужного и важного атрибута для осмотра местных достопримечательностей, как вооружение и доспехи. Да и с одеждой нужно было что-то решать, например, подобрать ей что-то более удобное.

Почему я об этом подумал?

У обеих девушек, что как раз сейчас стояли прямо напротив меня, как оказалось, была примерно одинаковая фигура.

– Гаиса, – подозвал я архидемоницу, – прости, что спрашиваю, но нет ли у тебя запасного комплекта одежды?

Девушка удивленно посмотрела на меня в ответ.

– Зачем тебе? – спросила она.

– Для Алисы, – и я кивнул в сторону богини, которая тоже обернулась на мой голос, услышав свое имя. – Мне пришлось ей дать то, что было у меня, – пояснил я для сестры Гаслана, – и не уверен, что ей будет в этом удобно ходить достаточно продолжительное время.

– Я поняла, – кивнула Гаиса в ответ, – у меня есть кое-какие вещи, я посмотрю, что можно сделать.

– Хорошо, спасибо, – ответил я ей и посмотрел теперь уже на молодую богиню. – Алиса, как у тебя с оружием? Умеешь чем-либо пользоваться?

– Только мечом и кинжалом, и гораздо хуже парными мечами, – ответила девушка, – меня тренировали отец и немного старший брат, но они не готовили меня как бойца. Папа давно уже понял, что железки – это не мое. И поэтому меня они только и обучали да готовили, чтобы я сумела в случае чего хоть как-то постоять за себя или продержаться до тех пор, пока не подойдет помощь. Ведь по-настоящему я полезна в совершенно ином качестве.

И девушка слегка пожала плечами, как бы говоря, что так оно и есть. Помня о том, что произошло на улице, я в этом как-то совершенно не сомневался. Но тем не менее и вопрос с оружием следовало закрыть.

– Понятно, – произнес я, глядя на нее, – значит, все-таки, если тебе дать оружие, то ты, по крайней мере, сразу не порежешься.

– Ну, да, – протянула девушка и, оглядевшись кругом, добавила: – Хотя если бы тут было возможно достать где-то мифрил, даже я со своими умениями представляла бы существенную опасность. Это же темные миры, и этот метал опасен для любых демонов.

И она вопросительно посмотрела в нашу сторону.

– Да, – соглашаясь с девушкой, подтвердил Гаслан, – ведь она светлая и смогла бы вооружиться чем-то подобным. А любая рана, нанесенная таким оружием, для нас практически всегда, если достаточно быстро не оказать необходимую помощь, смертельна. Тем более… – и демон перевел взгляд на свою сестру, та, немного подумав, медленно кивнула ему в ответ, а потому он продолжил, – у нас есть неплохой клинок под ее руку. И он из чистого мифрила. Достался как трофей во время одного из нападений.

– Хм, – протянул я, обдумывая как предложение Лисаи, так и слова брата Гаисы. Первый и неявный вывод из того, что сказал сейчас Гаслан, был в том, что кто-то не поскупился и нанял кого-то из светлых, чтобы разобраться с людьми из моего отряда. А на это в условиях того мира, где мы оказались, нужны очень и очень немаленькие средства. Ну и второе, я примерно представлял, о чем говорят как девушка, так и архидемон. И это касалось уже самого мифрила.

Нас в нейтральном мире как раз тогда в лавке и загнали в ловушку, вернее клетку внутри той лавки, где и была устроена ловушка, практически полностью сделанная из этого металла, да и те архангелы тоже были вооружены мифриловыми мечами. Они, кстати, у меня с собой. И в случае необходимости я смогу достаточно быстро перевооружиться.

Однако во всех этих рассуждениях было одно такое больше «но», которое не следовало забывать.

– Нет, – отрицательно покачал головой я, – вот именно, что данным оружием может владеть только светлый. И это сразу же выдаст ее. И тогда вся наша маскировка будет впустую. Так что нет.

И я постарался прикинуть, нет ли чего у меня самого, более подходящего молодой богине.

И как оказалось, есть. У меня все еще были зачарованные мечи, доставшиеся мне от альвов, и меч наместника-карлонга, вот и посмотрим, что больше подойдет Лисае.

И я быстро засунул руку в свою сумку, вытаскивая оттуда оружие.

– Вот, – выложил я на пол перед девушкой несколько мечей, так как оказалось, что у меня есть и еще парочка простых, но сделанных из достаточно качественного металла, – посмотри, с чем тебе будет удобнее работать.

Но практически сразу заметил, что кое-какое оружие нам не подходит.

– Эти, – и я убрал парные мечи альвов, – они нас выдадут. Слишком сильный засвет они дают, даже если убраны в защитные ножны.

– Да, – подтвердили мой вывод обе девушки. При этом Лисая несколько странно посмотрела в мою сторону.

– Что? – негромко спросил я у нее.

– Они оставляют вполне ощутимый след, – ответила мне богиня, – только вот, стоило тебе убрать их к себе в рюкзак, их будто не стало. Но это совершенно обычная сумка, я уже проверила это. – И она вопросительно посмотрела на меня.

Я же пожал плечами и ответил:

– У каждого есть свои секреты.

Девушка молча постояла пару минут, а потом медленно кивнула.

– Хорошо, тогда дальше, – и я посмотрел на оставшееся оружие, и наиболее приемлемым вариантом показался меч консула, доставшийся мне еще от него в Содружестве.

– Вот, бери его, – сказал я девушке, – само оружие сделано из отличной стали. К тому же, хоть этого и не заметно, но этот меч зачарован. Он вытягивает жизненные силы из твоего противника и за счет этого частично восстанавливает твою ментальную энергию. Правда, как это реально сработает, я сказать не могу. Ты очень уж сильно отличаешься от предыдущего владельца этого меча, но, по идее, все должно быть нормально. Ну, а если он тебе не подойдет, то вот, есть и несколько простых мечей, – и я ей указал на разложенное на полу оружие, – что-то подберем из оставшегося.

– Да, я поняла, – согласно кивнула мне в ответ Лисая и примерила, удобно ли ей будет работать с полученным оружием, – хорошая балансировка, немного длинноват, но я привыкну, – в конце концов вынесла свой вердикт она.

Я же, наблюдая за девушкой, понял, что она вполне себе уверенно обращается с мечом. И почему-то у меня закралось большое такое подозрение, не так все мирно и гладко в стане богов, если они своих детей вынуждены учить обращаться с оружием, да еще и, по утверждению самой девушки, холодное оружие – это не ее конек, тогда как сейчас, оценивая ее предварительный уровень, могу точно сказать, что она прекрасный мечник. Ничуть не хуже моих знакомых креатов или вампиров, вернее даже не всех вампиров, а именно Госанга, отца Тенаи. И вот мне стало интересно.

Кто же тогда в понимании богов будет хорошим мечником и бойцом, если эта девушка для них считается обычной посредственностью?

Ну или был и другой вариант. Ее уровень умений сознательно занижал ее же отец, стараясь подготовить из девушки действительно опасного бойца, но при этом не позволяя ей расслабляться и переоценивать себя и свои возможности, а всегда относиться к врагам с наибольшей степенью настороженности.

Ладно, с этим разобрались. Осталось последнее.

– Теперь следующее, – обратился я опять же к Гаисе, ну и к Лисае, ведь ее это касалось даже в большей степени, – у меня есть небольшая кольчуга, но даже она вряд ли подойдет Алисе. К тому же есть защитные наплечники и пара шлемов. И они как раз ее размера. К тому же у меня есть небольшие щиты, но, как я понимаю, с ними ты работать не умеешь? – я вопросительно посмотрел на Лисаю.

– Не умею, – подтвердила она, – да и сражаться я больше привыкла без доспехов. Я же маг.

Я кивнул ей в ответ, соглашаясь с нею.

– Да, ты маг, – произнес я, – только вот пользоваться твоими способностями мы будем в самую последнюю очередь. Именно поэтому нам нужно позаботиться о твоей максимальной безопасности. И сделать из тебя хотя бы общую видимость воина, да и она… – и я кивнул в сторону демонессы, – тоже маг, но ты видишь, как она экипирована.

– Я поняла, – негромко ответила мне девушка, посмотрев на Гаису.

Демонесса же подошла к своей сумке.

– У меня есть только облегченная кольчуга, – вытащила она легкую короткую курточку из мелких металлических колец. Повезло еще и с тем, что она была из обычного металла, а не, как все остальные доспехи архидемонов, из адамантита.

– Это гораздо лучше, чем вообще ничего, – сказал я ей.

После того, как мы все передали Лисае, Гаиса выпроводила нас из здания, дав девушке спокойно переодеться.

Мы же дожидались их на улице.

– Нужен плащ, – как наиболее беспристрастный и оценивающий все только с точки зрения целесообразности и эффективности, произнес Гаслан, когда обе девушки вышли вслед за нами на площадь.

– Это да, – согласился я с ним.

Сейчас Лисая напоминала мне какую-то нереально прекрасную деву-воительницу.

Ну, а наш големоподобный напарник, даже не замечая всего того очарования девушки, что прямо волнами растекалось от нее в стороны, подошел к ней и спокойно накинул на плечи темный тяжелый плащ, который вытянул из своей походной сумки.

– Так гораздо лучше, – констатировал он. После чего развернулся в мою сторону и спросил:

– Куда направимся теперь?

Сверившись с картой, я быстро определился с нашим дальнейшим маршрутом.

– Туда, – ответил я ему, указывая на один из переулков, уводящий от этой площади дальше, в глубину города.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Первое строение. Некоторое время спустя 

– Ты уверен, что нам именно сюда? – заглядывая в огромный провал, уводящий глубоко под землю, уточнила у меня Гаиса.

– Ну, – и я показал ей артефакт, который держал в руках, – судя по тому, что он показывает, нам именно туда, да к тому же строго вниз. Все артефакты, что он обнаружил, находятся где-то там. – И я махнул рукой в сторону огромной такой ямины, из которой тянуло прямо-таки могильным холодом.

Как оказалось, в первом здании, что мы и собирались исследовать, никаких нижних этажей или подвалов, которые нужно будет проверить, не существовало в принципе, а был только этот самый провал, уводящий куда-то в глубину раскинувшегося тут в долине мертвого города, вернее его подземной части.

– И как глубоко он уходит? – попытался разглядеть что-то в темном зеве лежащей перед нами ямы Онг.

– Ну, – и я посмотрел на свой поисковик, – как мне известно, более точное


убрать рекламу


расстояние он до артефактов начнет отображать примерно со ста – ста пятидесяти метров, вот и получается, что именно до них это расстояние сейчас несколько больше. Ну, а по самому провалу, – и я поглядел вниз, а потом огляделся вокруг нас и поднял достаточно большой и увесистый булыжник, – сейчас проверим.

Хотя я к этому времени уже по своему навигатору и определил глубину лежащей перед нами ямы, но не мог же я просто так сообщить об этом, это вызвало бы ненужные вопросы, которых и так скопилось ко мне несколько больше, чем хотелось бы. Ну, а так, это простая физика, только вот несколько подогнанная под местные реалии. А потому я посмотрел на остальных и сказал:

– Скажете, когда услышите шум его падения, – и бросил булыжник в провал, отсчитывая секунды.

Примерно на четвертой раздался какой-то неясный звук, очень похожий на глухое бряцание, что подтвердили и архидемоны.

– Что-то есть, – сказал мне Гаслан, остальные молча согласились с ним.

– Получается, что тут порядка сорока – сорока пяти метров, – сказал я своему отряду и поглядел на Гаису и ее брата, – у нас есть веревки и снаряжение, чтобы спуститься туда? И вообще, нужно решить, полезем ли мы вниз, или сначала проверим второе здание, может, там будет несколько проще?

– Лучше проверить второе здание, – сразу предложил Госанг, – даже если мы начнем спуск, то вряд ли где-то там мы сможем найти относительно безопасную стоянку под временный лагерь, – и он указал на провал, – да и в случае опасности придется кому-то остаться там, чтобы прикрыть весь остальной отряд, пока мы все будем выбираться оттуда.

– Да, – кивнул ему в ответ я, – мне тоже пришло это же в голову.

– К тому же, – продолжил архидемон, – необходимо еще кого-то оставить и тут, мы должны знать, что тут к нашему возвращению не будет ловушки, ну или наоборот, наблюдатель предупредит нас о том, что ее тут на нас устроили. А это опять же потеря одного члена отряда. А как мы поняли, тут лучше не разделяться.

Да, с этим Гаслан был прав. Но и отказываться от проверки этого провала, возможно, у нас не получится, так как именно тут навигатор и обнаружил наибольшее количество артефактов. Я, конечно, не знаю, сколько их потребуется для активации портала и перехода через него всего нашего отряда. Кстати, а вот это немаловажный вопрос, что-то раньше я как-то им не задавался. И надо бы это сейчас выяснить, чтобы понять, от чего нам следует плясать в будущем.

– Гаиса, – спросил я у демоницы, – а сколько нужно артефактов, чтобы организовать перенос хотя бы одного демона?

Девушка на пару мгновений задумалась.

– Понимаешь, – ответила она, – тут все зависит от множества причин, но обычно для единичной активации хватает двух-трех артефактов. Так что нам, даже в максимуме, если исходить из пяти артефактов, которые потребуются на одно открытие портала, хватит тридцати пяти штук. Только это лишь активация, ровно половину мы будем должны отдать хранителям. Но тут я даже не знаю. Не уверена, что они пойдут с нами на переговоры, учитывая наши обстоятельства.

И Гаиса замолчала, а потом, пожав плечами, продолжила:

– Как-то так, я понимаю, что это достаточно много, как я слышала, мало, кто находил за один раз больше трех-четырех артефактов, но на моей памяти никто и не исследовал такие огромные развалины. Так что у нас есть вполне реальные шансы.

– Понятно, – протянул я и постарался ухватить ту мысль, что не давала мне покоя. Какая-то странность, на которую я уже обращал внимание и которую, как мне кажется, мы упустили сейчас.

«Точно, – сообразил я, – это та разница артефактов, которые необходимы для активации портала, иногда он нужен всего один, а иногда и нескольких не хватает, и та моя мысль, что это может быть связано с открытием портала в совершенно различные места. И для нас это абсолютно не подходит. Мы, конечно, можем разделиться, но этого делать не хотелось бы».

А потому я поглядел на девушку и задал ей еще один вопрос.

– Гаиса, – обратился я к ней, – а ты не в курсе, кто-то пробовал приходить сквозь этот портал не по одному, а группами в несколько демонов? И вообще, что-то о подобных случаях известно? Как долго работал портал, сколько демонов сквозь него прошло, ну и самый важный вопрос, какое количество артефактов было использовано на его активацию?

Демоница несколько растерянно посмотрела на меня.

– Знаешь, ведь я кое-что об этом слышала. Но как-то не предавала этим слухам особого значения, – и, немного помолчав, девушка продолжила рассказывать: – Еще когда я училась в академии, ходили слухи о том, что хранители попытались открыть портал, при этом максимально увеличив длительность его работы. И как ни странно, у них это получилось. Правда, всех деталей я не знаю, но вот что мне точно известно, так это то, что в тот раз ими на открытие, а потом и на последующее поддержание работы портала, артефактов было затрачено гораздо больше, чем если бы этим порталом воспользовались те же самые демоны, просто перейдя по нему поодиночке. С чем связана эта странная зависимость, так никто выяснить и не смог. Но именно с тех пор, когда говорят об использовании портала, то как раз в большинстве случаев и подразумевают именно единичное его открытие. Ведь так, если даже портал не откроется с первого раза, то есть шанс, что его получится открыть со второй попытки или даже с третьей. И в этом случае артефактов все равно будет затрачено гораздо меньше, чем если бы держать портал постоянно открытым.

– Хм, – протянул я, – тем не менее, как я понимаю, такая возможность там присутствует.

– Да, – подтвердила Гаиса, – как я слышала, всего-то и необходимо помещать артефакты по мере надобности на приемную площадку. Но вот сколько их потребуется, я сказать не могу, но, как я уже и говорила, будет их гораздо больше, чем для единичного открытия портала. А зачем тебе это? – все-таки поинтересовалась она.

– Тому есть две причины, – честно ответил я девушке. – Во-первых, открытие одного портального перехода хоть и требует повышенного количества используемых артефактов, но занимает гораздо меньше времени на сам процесс его активации, что в боевых условиях, с которыми нам, скорее всего, придется прорываться к нему, значительно более выгодно именно в нашем случае.

– Понятно, – кивнула демонесса, – ну а вторая причина?

Я посмотрел на нее в ответ, а потом обвел взглядом и всех остальных.

– Вторая причина менее явная, но она в нашем случае может оказаться не менее важна, чем первая. Никто из вас не задумывался над тем, а что же находится по ту сторону портала?

– В смысле? – удивленно поглядела на меня в ответ девушка. Этот разговор со мною вела в основном Гаиса, остальные же только прислушивались к нему. Но эти последние мои слова, вернее вопрос, заставили задуматься и их.

– Ну, – посмотрел я на нее, – что вы ожидаете увидеть, когда перейдете сквозь портал? Что там будет? Вам это известно?

– Нейтральный мир, – как само собой разумеющееся, ответила мне Гаиса и, посмотрев на остальных, добавила: – Это же всем известно. Этот портал ведет в какой-то нейтральный мир. Так его называют хранители портала.

– Хм, интересно, – протянул я, глядя на демонов, – а кто-нибудь хоть раз возвращался из этого самого нейтрального мира? И вообще, откуда вы о нем узнали?

– От хранителей портала, – с недоумением посмотрела на меня демоница, – только они умеют совершать обратный переход в наш мир.

А вот это уже было интересно. Что-то сам я, пока был в нейтральных мирах, ничего не слышал о том, что оттуда есть какие-то сложности добраться в любые другие миры. Как раз вся основная сложность и заключалась в том, чтобы каким-то образом попасть именно в нейтральные миры.

– И этому хоть кто-то был свидетелем? – поглядел я на нее внимательно.

– Не знаю, – с недоумением ответила мне Гаиса, – но это же все и так знают. Этот портал ведет в нейтральный мир, и это уже известно очень давно. Чуть ли не со времен основания нашей империи, если не еще раньше.

Хм. Вот кое-что и стало прорисовываться. Похоже, когда-то было время, когда этот портал работал более стабильно и позволял совершать более управляемые переходы. Но что-то произошло, и его работа стала полностью непредсказуемой. Однако хранители никому и ничего не сообщили об этом. Власть, влияние, да еще и эти самые артефакты, которые почему-то важны для них, это все давало им как раз-таки именно возможность облададать работающим порталом, которым все остальные не должны были прекращать пользоваться.

– А вы знаете, – посмотрев в сторону архидемонов, на всякий случай уточнил я, а то они почему-то все время упоминали лишь какой-то конкретный нейтральный мир, – хотя бы название этого самого нейтрального мира?

– В смысле? – еще больше удивилась девушка. – Так это и есть его название. Нейтральный мир.

– Хм-м… – протянул я.

Теперь по крайней мере многое для меня становилось понятным. Нейтральный мир – это собирательное название, которое осталось с тех давних времен, когда портал еще работал более или менее стабильно. Именно им с тех пор и пользовались для обозначения места привязки портала. Только вот, судя по всему, местные демоны не знали самого главного. И надо бы их самих как-то плавно подвести именно к этой мысли.

– Гаиса, а вы не предполагали, что этих самых нейтральных миров может быть гораздо больше, чем один?

– Ты о чем? – удивленно переспросила у меня девушка. – Портал нельзя привязать к нескольким точкам, это основы, которые знает каждый маг, занимающийся пространственной магией. Правда, только не в нашем мире. У нас порталы не работают. Но тем не менее теорию их создания и построения в академии преподают.

Хм. Вот и еще одна странность. Вроде как в этом мире порталы создавать и нельзя, но тем не менее местные маги изучают этот вопрос.

Создается такое впечатление, что это какое-то наследие, доставшееся демонам от их далеких предков, которое раньше тут вполне себе работало, ну а сейчас его просто не стало. А значит…

– Да, один и тот же портал нельзя привязать к нескольким точкам, – согласился я с девушкой, – но вот если ты открываешь не один и тот же портал, а каждый раз создаешь новый, со своими, строго индивидуальными, точками привязки, то тогда как?

Гаиса на пару мгновений задумалась.

– Тогда выходная портальная точка может находиться в совершенно любом мире, – негромко ответила она мне.

– Вот именно, – подтвердил я вывод демоницы и, немного подумав, добавил: – И, как мне кажется, использование для открытия портала разного количества артефактов как раз и связано с привязкой точки выхода к различным мирам.

Демоница задумалась.

– Это невозможно, – тихо прошептала она, – рано или поздно это все равно бы выяснилось.

– Ну, – усмехнулся я, – это возможно лишь в том случае, если сюда кто-то сумеет вернуться и рассказать об этом, пусть даже эти сведения просочатся на уровне слухов и баек, но коль вы до сих пор не в курсе этого, следовательно, до сих пор такое ни разу не произошло.

– Понятно, – негромко протянула Гаиса.

– К тому же, – и я кивнул в сторону молодой богини, которая сейчас также находилась тут и прислушивалась к нашему разговору, – есть кое-кто, у кого мы точно сможем выяснить, прав я или нет. Ведь, как ты догадалась, Алиса не из нашего мира.

И я перевел свой взгляд на вторую девушку.

– Ну так что, – спросил я у нее, – насколько я ошибся в своем предположении?

Лисая слегка смутилась от доставшегося ей всеобщего внимания, но немного подумав, все же ответила:

– Да, ты прав. Сеть нейтральных миров очень велика. Правда, сама я до сих пор посещала лишь светлые ветви. Но есть и многие-многие другие. И попасть через портальную арку Древних можно практически в любой из них, главное знать координаты перехода.

Я кивнул, поблагодарив девушку за помощь, а потом перевел свой взгляд на демоницу.

– Ну как, теперь ты поняла, в чем может возникнуть еще одна наша загвоздка?

Но как это ни странно, первым на этот вопрос ответил Гаслан, брат девушки, а не она сама.

– В результат перехода мы все можем оказаться в совершенно различных мирах. И коль к нам до сих пор никто не вернулся, то миры эти будут находиться достаточно далеко друг от друга. Мы можем потратить очень много времени в попытках разыскать друг друга.

– Верно, – подтвердил я его выводы.

– Именно поэтому ты спрашивал про создание одного постоянно работающего портала, – сообразила Гаиса, – ты хочешь, чтобы мы все наверняка оказались в одном и том же мире. Да? – И она вопросительно всмотрелась в мои глаза.

– Так и есть, – только и ответил я.

– Значит, нам нужны артефакты, очень много артефактов, – подвел жирную черту под всеми этими рассуждениями брат девушки. После чего, оглянувшись в сторону провала, он добавил:

– И похоже, лезть в этот провал нам все рано придется, ведь неизвестно, сколько артефактов мы найдем во втором здании. Но их наверняка не хватит для открытия именно одного постоянного портала.

– Да, – согласился с ним я, после чего перевел свой взгляд на демоницу, – а потому мне нужно знать, – и я обвел рукой несколько проходов, которые вели в сторону ямы, – сможешь ли ты накрыть их какой-нибудь замаскированной сигнальной сетью. Можно даже не очень мощной. Главное, чтобы мы узнали о том, что тут кто-то побывал в наше отсутствие.

– Я сделаю, – немного подумав, ответила девушка, – есть у меня одно плетение, как раз на этот случай.

И уже через минуту я заметил, как один из проходов накрыла необычная ментальная сеть, которая буквально через несколько секунд полностью растворилась в окружающем пространстве. А еще через несколько минут девушка запечатала магическими заплатками все здание, оставив не прикрытым только лишь одно направление, и то перекрыть его она обещала, как только мы покинем здание. И наконец, еще через двадцать минут мы подходили ко второй точке, обнаруженной моим поисковиком. И в этот раз нам относительно повезло.

Здание было относительно целым, но что еще более важно, тут не требовалось спускаться в огромный провал, уходящий под землю. Судя по показаниям навигатора, все подвальные помещения, находящиеся под этой постройкой, были в относительно целом состоянии. Так что проверку было решено начать именно с этого здания.

Ну, а на втором его этаже мы устроили временный лагерь, где и разместились на отдых. Утром предстоял долгий путь вниз.


Неизвестный мертвый мир. 

Лагерь за стенами города. Ночь 

– Ну, что скажешь? – посмотрел на вернувшегося в лагерь Галга командир мнимых наемников.

– Они устроились на ночь, – ответил ему их разведчик, – расположились здесь. – И он выложил на поверхность походного стола, собранного в командирской палатке, небольшую самодельную карту. После чего обвел одно из помеченных зданий.

– Почему выбрали именно его, сказать не могу, – продолжил рассказывать разведчик наемников, – только вот перед этим они достаточно долго обследовали другое здание. – И он показал на еще одни развалины.

– И что, думаешь, именно это одна из их целей? – Ублюс показал как раз на то, второе здание, которое упомянул Галг.

– Если это и так, – ответил он, – то после того, как они проверили его, наши поисковики, скорее всего, отказались от этой своей затеи.

– Почему? – удивленно посмотрел на того командир.

– Я пробрался в эти развалины, и дальше полезет лишь только безумец. Там какой-то провал. Я не уверен в этом, но мне показалось, что это какое-то логовище нечисти.

И он поглядел в глаза Ублюсу.

– Помнишь то место, где мы нашли кладку костяных драконов?

– Да, – только и кивнул тот в ответ.

Еще бы он этого не помнил. В тот раз они потеряли практически весь свой отряд. Из той западни удалось выбраться только им двоим.

– Так вот, – протянул Галг, – очень уж похоже встреченное тут место на то логово.

– Понятно, – произнес Ублюс, – так думаешь, можно их будет брать на выходе из тех развалин, куда они направятся дальше? Они не полезут куда-то еще. Ведь они собирались проверить лишь две постройки.

Разведчик на пару мгновений задумался.

– Знаешь, – честно сказал он командиру, – вот тут я не уверен. Они зачем-то прикрыли то первое здание сигнальной сетью.

– И что? – пожал плечами наемник. – Просто хотели обезопасить себя.

– Тут другое, – отрицательно покачал головой второй архидемон и, немного подумав, добавил: – У меня такое ощущение, что они собираются туда вернуться.

– Хм, – пробормотал капитан, – я понял тебя.

И еще раз посмотрел в сторону самодельной карты.

– Говоришь, собираются вернуться, даже несмотря на столь явную угрозу, которую представляют те развалины.

– Да, – кивнул Галг.

– Интересно, что же их там так заинтересовало, что они готовы пойти на столь рискованный шаг?

Ответа он не ожидал. Но как ни странно, Галг его дал, правда не совсем тот, что ожидал получить капитан наемников.

– Может, это то, на что их навел тот, кого они встретили тут, в развалинах.

– О чем ты?

– Судя по следам, наших поисковиков стало на одного больше. И этот последний присоединился к ним в городе, – после чего разведчик махнул рукой в сторону городской стены, которая виднелась из лагеря.

– А вот это уже интересно, – протянул Ублюс, – и кто это?

– Близко я подходить не стал, – ответил ему сидящий тут же второй архидемон, – но судя по следам, это женщина.

– Значит, у них есть более точная наводка, чем мы предполагали, – произнес капитан, после чего кивнул каким-то своим мыслям. – Что-то еще?

Галг на пару мгновений задумался, но потом все же ответил:

– В городе нежить. И она очень странная. Я видел патрули, которые пытались разыскать наших поисковиков. К тому же на них, когда обнаружили их временную стоянку, устроили облаву. Не знаю, что там произошло, я постарался отойти как можно дальше, чтобы меня не зацепили, но наши партнеры буквально за несколько минут разделались с целой оравой нежити. И там были не просто скелетоны. А кое-кто поопаснее. Как минимум несколько личей. Только вот наших это совершенно не остановило. Они справились. А потому не нужно недооценивать их. У этих архидемонов может остаться что-то в запасе, к чему мы будем не готовы. Учти это, – и Галг вгляделся в глаза Ублюсу.

И в данный момент было не очень понятно, кто из них командир, а кто подчиненный, так как второй резко кивнул и ответил:

– Да, я все сделаю.

– Хорошо, – спокойно ответил второй архидемон. После чего поднялся и направился к выходу из палатки, но уже у самого выхода остановился и, развернувшись, сказал:

– Разбудите меня под утро, я уйду в город. Нужно все-таки понять, что они собираются делать.

– Да, – четко ответил ему капитан наемников.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Где-то в недрах развалин. Ночь 

– Что произошло наверху? – спросила одна тень у второй.

– Кто-то уничтожил два наших отряда. Мы не смогли связаться ни с кем из младших. Такое ощущение, что их просто кто-то отключил, отрезав от общего домена. Мы перестали чувствовать их практически сразу с того момента, как они выбрались на поверхность и столкнулись с нашим противником.

– Что вы узнали по вторгшимся в город? – первая тень уже обращалась к совершенно другому сгустку тьмы.

– Было два отряда, – послышалось странное шуршание-шипение в ответ, – скорее всего, первый выступал приманкой, именно на него и среагировали младшие, постаравшись перехватить эти источники жизни. Но параллельно с этим они засветили и еще один мощнейший источник ментальной энергии. К тому же он совершенно не соответствует параметрам этого мира. Это не энтропийная энергия. А потому младшим пришлось разделить свои сила. Только вот и там и там их поджидала ловушка.

– Ты уверен? – казалось, спокойный голос, но он заставлял замереть в страхе даже тьму.

– Да, – подтвердил шепот, – ни один из отрядов даже не успел выявить источники поступления энергии, как их уничтожили. Не помогло даже то, что мы использовали наследие войн. Но не это главное.

И тень подошла ближе, проявившись чуть более четко на фоне остальной тьмы.

– Мы потеряли Маргола. Он сумел уйти. Это и было их основной целью, когда они растянули младших в разные стороны. Мы рассредоточили силы и не сумели вовремя отреагировать на новую угрозу. Ну, а после мы уже потеряли и время и инициативу.

– Есть какие-то более веские доказательства? Это не могло быть случайностью и стечением обстоятельств? – хотя тень и понимала, насколько глупо это звучит. Спрашивать о вероятности у того, кто эту самую вероятность и придумал.

– Это не случайность. Они пришли лишь для того, чтобы освободить его, и сделали это. После чего первая группа, выполнив свое задание, будто растворилась, исчезнув из нашего мира. Не осталось даже их слабого ментального следа. Ну, а вторая, они все еще здесь. Какова их следующая цель, мне не известно. Но нужно исходить из самого худшего. Они ищут нас. И скоро придут за нами.

Несколько мгновений тишины и мглы, окутавшей зал, после чего та тень, перед которой все остальные и держали свой ответ, медленно произнесла:

– Мы всегда знали, что рано или поздно их потомки найдут нас. И мы давно готовились ко встрече с ними.

– Да, – послышался шелестящий шорох, раздавшийся будто со всех сторон.

Глава 3

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Здание. Утро 

– Так, – перед спуском в подземелье начал инструктировать нас Гаслан, – идем группой. Дим, на тебе разведка, ты с этим справляешься лучше нас всех вместе взятых. С тобой в паре Онг, он на подхвате и для связи с основной группой. В общем, вы с ним уже работали, и тут ничего не поменялось.

Я лишь согласно кивнул. Здесь наш командир был прав. Разведкой местности нужно было заниматься именно мне.

Ну а вообще мы недавно встали, позавтракали и сейчас собрались у входа, ведущего куда-то в подвалы здания.

Ночь, как это ни странно, прошла относительно спокойно. Только пару раз в здание забиралась какая-то отдельная нежить, бродящая по округе и в ближайших окрестностях по каким-то своим, совершенно не понятным нам делам. И этих одиночек достаточно быстро снимали часовые. Правда, после этого приходилось некоторое время выжидать, чтобы убедиться в том, а не разведчики ли это более крупного отряда. Но все обошлось.

Утром же брат Гаисы поднял нас достаточно рано. Как он сказал, «в подземельях не имеет значения, день снаружи или ночь, там всегда тьма». Ну, а привал нужен был именно нам. Так как он не знал, когда в следующий раз мы сможем нормально отдохнуть и выспаться в относительной безопасности. С чем я в общем-то был согласен.

Ну, а сейчас мы готовились к спуску. И тут все бразды правления взял в свои руки брат демонессы. С его практически машинным мышлением и утилитарным подходом к делу в те моменты, а в походе это постоянно, когда он находился в любой своей боевой ипостаси, а их у него было, как я понимаю две, только вот со второй я пока еще ни разу не сталкивался, лучшего командира, чем он, сложно было подыскать. Все лишнее отсекалось. Есть задача – «спуститься, найти то, что нужно, и вернуться». При том вернуться должны все. Именно об этом он сейчас и заботился.

– Дальше. Девочки, на вас магическая поддержка. Вернее, она на тебе, Гаиса. Ну, а на тебе… – и он посмотрел долгим изучающим взглядом в сторону Лисаи, – в общем, Алиса, ты наша главная ударная сила и козырь, который мы будем держать в рукаве до последнего. Так что просто старайся не подставляться и по возможности прикрывай мою сестру, когда она будет в трансе.

– Я поняла, – ответила ему богиня.

Демон же на это кивнул и продолжил:

– Мы же двигаемся перед вами. Всегда держитесь за нашими спинами и контролируйте тыл. С этим все понятно? – и он вопросительно посмотрел почему-то именно на Лисаю. Видимо, в своей сестре наш командир был полностью уверен. Тем не менее практически обе девушки синхронно ответили: «Да».

– Тогда двинулись, – особо не задерживаясь, сказал наш командир и пропустил нас с Онгом вперед. Все верно, ведь именно мы и осуществляем разведку нашего дальнейшего пути.

Перед тем, как шагнуть в темный проход, уводящий под землю, я еще раз проверил окрестности.

«Вот он», – наконец, заметил я разведчика наемников. Мне почему-то казалось, что он проведет ночь где-то поблизости.

Но нет. Этот очень уж странный архидемон на ночь уходил в лагерь и появился тут в окрестностях буквально несколько секунд назад.

«Видимо, рассказал о своих наблюдениях и том, что смог разузнать, – сделал вполне очевидный вывод я, – что вообще-то вполне логично».

И прикинув, что Галг, похоже, все же собирается прокрасться, судя по текущему маршруту его движения, чуть ближе к нашим развалинам, понял, что ждать он нас будет где-то здесь. Разобравшись с этим, я двинулся дальше. Пока наемники из нашего сопровождения для нас не представляют особой опасности. В подземелье они за нами уж точно не сунутся. А вот взять нас на выходе наши мнимые охранники вполне могут. Ведь они точно не знают, будем ли мы исследовать второе здание с учетом обнаруженного там провала. А в том, что Ублюсу о нем уже известно, я не сомневался. Сам вчера постоянно следил за Галгом. По большей части именно для него там мы и раскидали ловушки. Хоть я и не стал говорить об этом остальным.

Я понимал, что столь опытный архидемон, как Галг, вряд ли в них попадет. Мне нужно было совершенно другое. Он должен был их заметить.

И так и произошло. Я сам вечером выбирался из нашего лагеря и подкараулил его у первого здания, а потому прекрасно видел, как тот вслед за нами проверял его. Так что теперь они наверняка знали и о провале, уводящем куда-то глубоко в подземелья этого города, и о том, что тем не менее к этой второй точке мы так и не потеряли своего интереса.

Ну, а сейчас нас ждет подземелье этого старинного, даже древнего, города.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Девятый уровень. Три часа спустя 

– Гаиса, Алиса, отойдите назад, – отдал новый приказ Гаслан, – да, и поставьте щит, сейчас будет новая волна.

– Уже делаю, – только и ответила ему сестра.

И буквально через пару секунд перед нами я заметил энергетическую пелену, отделившую нас от накатывающей на наш небольшой отряд нежити.

– Их много, – скороговоркой проговорил Онг, который, пока у нас появилась небольшая передышка, практически мгновенно выглянул за угол, а потом заскочил обратно, – и к ним, судя по всему, присоединились личи. Двое. А значит, они опять смогут организовать новый прорыв.

– Понял, – быстро ответил я ему и отошел на несколько шагов назад. Как оказалось, наиболее выгодно использовать меня именно в качестве такой вот своеобразной портальной затычки. Я перекрывал те локальные прорывы нежити, которые личи создавали за нашу линию обороны. Так я и прикрывал наш отряд с тыла.

Ведь благодаря тому, что я чувствовал открытие нового портала, как следствие, я успевал добраться до него еще до того момента, как из него полезут различные умертвия. Если получалось, то я перекрывал портал в одиночку, а нет, так ко мне присоединялся кто-то из демонов, когда они уже отбивали основную атаку, устраиваемую нежитью в лоб. Мне лишь в этом втором случае оставалось не лезть на рожон и продержаться до их подхода.

Вот так мы примерно и продвигались вниз к тому месту, где мой поисковик обнаружил наличие артефактов времен древней войны.

На текущий момент это уже был девятый подземный уровень, который мы зачищали, и судя по показаниям моего поисковика нам следовало спуститься еще где-то уровня на два-три.

Первоначально все было относительно нормально.

Не то чтобы нам не встречались те или иные умертвия, но это были разрозненные группы, которые действовали, совершенно не согласуя свои действия. А потому мы достаточно быстро уничтожали эти небольшие или большие, но разрозненные отряды. Однако так продолжалось только до шестого уровня. Именно с того момента, как мы и пересекли некую невидимую черту, поведение нежити совершенно изменилось. Они стали действовать более согласованно и изобретательно. Ловушки, обход с флангов, скрытые нападения.

За всеми их действиями сейчас четко просматривалась рука одного из тактиков. Но в этом-то и была странность, с которой я пока не мог разобраться. Поблизости не было ни одного сильного лича. Только такие вот, как сейчас, недоличи, которых я встречал и ранее. Но это были совершенно не те умертвия, которые могли взять на себя управление остальной нежитью.

– Портал, – предупредил я своих и побежал в конец коридора, где как раз заметил формирование его структуры.

Никто не удивился моей такой странной способности, позволяющей замечать или уже открытые, или только формирующиеся порталы. Только вот Гаиса очень уж странно поглядела на меня, в тот раз, когда я впервые предупредил их о его возникновении, и сказала:

– Очень странное это умение для мира, где порталами никто и не пользуется.

На что я ей ответил:

– Ты забыла о тех, кто пользуется «прыжком», – и подумал, что на этом наш тот небольшой разговор и завершится. Но не тут-то было, демонесса еще более удивленно взглянула на меня и очень тихо, так что этого никто кроме меня не услышал, произнесла:

– Только вот «прыжок» нельзя засечь. – И вглядевшись мне в глаза, она серьезно добавила: – П


убрать рекламу


омни об этом.

– Я понял, – кивнул я ей в ответ, – его нельзя засечь.

Гаиса же еще раз что-то постаралась рассмотреть в моем лице, а потом медленно кивнула каким-то своим мыслям. На этом тот наш с нею разговор и закончился, и больше мы к нему не возвращались. Но тем не менее с того времени к моим словам о формировании порталов стали прислушиваться и относиться к ним всерьез.

А потому и сейчас я бежал в сторону уже практически стабилизировавшейся и сформировавшейся структуры пространственного перехода. И только я успел к ней приблизиться, как прямо сквозь портал в коридор выскользнули три фигуры, облаченные в пластинчатые доспехи. И что необычно, доспехи да, похоже, и оружие этой нежити были полностью мифриловыми.

Как они с ним работали, я сказать не мог. Но по всем законам, что мне известны, этот металл должен был очень негативно воздействовать на метрическую матрицу подобных существ, дестабилизируя и разрушая ее. Только вот им это совершенно не мешало.

– Держитесь от них подальше, – заметив, что ко мне приближается Онг, крикнул ему я, – на них мифрил.

– Откуда? – резко остановившись, только и спросил он, после чего отошёл на пару шагов назад, стараясь ненароком не попасть под случайный удар.

Тем не менее демон остался поблизости, перекрывая коридор, чтобы нежить внезапно не зашла нашим друзьям в спину. Я же переключился на своих соперников.

Вот и еще одна странность. Их метрическая матрица. Такое я уже однажды видел. Она была защищены точно так же, как и у консула на корабле.

«Хм, – пришла мне в голову несколько бредовая мысль, – неужели они были как-то связаны с теми, кто создал преобразователь и все прочее? Или и у них есть то, что способно так защитить метрическую матрицу. Например, артефакт, похожий на преобразователь из мира Даага?»

Ответа у меня не было. Но я видел одно. Слишком уж похоже была реализована защита матрицы этих умертвий на ту, что я встретил тогда на корабле. Только вот обновлялась она не так часто, как у того карлонга. Даже чуть медленнее, чем у его помощников.

Тем не менее в данных условиях и этого должно было хватить.

По сути, врукопашную, пока не разрушена структура матриц этих рыцарей в сияющих доспехах, было невозможно победить. Мы просто не сможем причинить им никакого существенного вреда. А значит, придется сначала заняться именно ею. Только вот в прошлый раз я сумел их завалить лишь благодаря плетению «заморозки», доставшемуся мне из воспоминаний Иилы. Но в том-то и проблема. Если я его воспроизведу, то это не только выдаст меня, но и даст такой мощный засвет, что нас сможет засечь даже тот, кто полный ноль от магии. Слишком часто мне придется использовать это плетение, настроив его множественную цикличность.

Но ведь кроме Иилы у меня теперь есть и воспоминания различных других магов. И за последнее время в их числе появилось очень много тех, кто работает с энергией хаоса. А значит, мне нужны только темные или универсальные плетения, результат работы которых останется неизменным, даже если они будут активированы различными типами энергий.

«О, – пришло ко мне понимание того, что необходимо сделать, – как я мог о нем забыть».

И я быстро вытащил плетение «разложения материи», которое как раз и было основано на работе с инфернальными типами энергий. Причем чем более концентрированной будет энергия, тем более качественно и надёжно сработает плетение.

«Вот его-то мы и испробуем», – решил я. И практически мгновенно выстроил в своей памяти полностью всю структуру, после чего выбрал необходимые точки привязки, закрепив их в ментальном поле наших противников.

Ну, а теперь активация.

«Черт, – вовремя успел среагировать я, – забыл задать количество циклов».

Еще несколько дополнительных штрихов. И уже не привязываясь к замедлению периодичности восстановления метрической матрицы скелетонов, выставляю первично порядка трех сотен циклов. Тогда, для консула-карлонга на корабле этого вполне хватило.

Ну, а теперь все готово.

«Активация», – мысленно даю я команду к началу работы плетения. Проходит чуть больше нескольких секунд, и я с удивлением смотрю на несколько кучек праха, которые буквально мгновение назад еще были вооруженными и закованными в латы скелетонами.

«Чего-то я переборщил со своим воздействием», – констатировал я, глядя на то, что осталось от скелетонов.

– Что произошло? – раздался вопрос, адресованный мне Онгом. – Куда они делись? Куда-то переместились?

«Не понял, он что, не успел среагировать? – с недоумением подумал я. – Но времени на это было предостаточно. Реакция архидемонов если и отличается от моей, то ненамного».

И только в это мгновение я сообразил, что вообще-то та пара секунд моего субъективного времени, которая потребовалась плетению на уничтожение скелетонов, – это всего лишь мизерная доля одного мгновения, прошедшего в реальности.

Я-то с самого начала переключился в боевой режим работы, который проходит как раз при непонятном ускорении сознания, доставшемся мне в наследство от лииров, и проводил анализ, уже находясь в нем. Именно поэтому архидемону и показалось, что нежить просто растворилась в воздухе. Но это не так, вот они, перед нами.

– Похоже, что нет, – сказал я в ответ своему временному напарнику, – есть у меня подозрение, что это они.

И показал на несколько кучек праха.

– Но как? – удивился тот.

Честно говоря не хотелось мне ему отвечать правду. И, судя по всему, именно на это мое желание среагировал Симб.

= Подключить модуль направленного внушения? 

«Это ты о чем?» – удивился я.

Но как только он обозначил тот сегмент моей матрицы, о котором сейчас шла речь, я и так догадался, что это за модуль. Способность лгать так, что этого не почувствуют даже маги разума.

«Хм, ладно, давай», – согласился я. Проследил за последовательностью активации модуля, которая в интерфейсе моей нейросети почему-то обозначилась как говорящее и улыбающееся лицо.

– Наверное, это из-за мифрила, – только и ответил я, – что-то они с ним переборщили.

– Да, – слегка удивленно произнес Онг, после чего еще раз посмотрел в сторону кучек праха, лежащих перед нами, – возможно, ты и прав.

После чего, совершенно потеряв интерес к произошедшему, он развернулся и заспешил к основному отряду. Там наметился новый прорыв.

Я же отключил эту вновь активированную способность. Все время лгать своим я не собирался. Просто в данный момент это было наилучшим решением. К тому же меня смутило и еще кое-что. Такого точно не было в той способности, что мы перетянули у демона на заставе. Онг не только поверил мне, он пропустил произошедшее мимо своего сознания. И это было странно.

Не тем демоном был этот невысокий разведчик, чтобы просто так отбросить столь необычное событие в сторону, но сейчас именно это и произошло.

«Непонятно», – протянул я. После чего двинулся за ним следом. Нужно было помочь нашим.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Десятый уровень. 

Полчаса спустя 

– Онг, бери остальных, отходите обратно к лестнице, баррикадируйте ее, занимайте круговую оборону, – отдавал приказы Госанг, – мы с Димом пока постараемся сдержать их тут, чтобы дать вам время.

– Гаслан, – негромко сказал я архидемону, – нам нельзя разделяться. Мы все еще живы только благодаря тому, что нас прикрывает Гаиса. Если она отойдет с основной группой, нам уже будет не прорваться к ним.

– Зато они смогут отступить, – прорычал мне в лицо брат магини.

И его злость и ярость мне была вполне понятна. На этом десятом уровне, как только мы прошли примерно его половину, нас окружила нежить. Атаки шли волна за волной. Мы, благодаря силе архидемонов, смогли разметать строй скелетонов и прорвать кольцо окружения, но из-за этого путь дальше был нам полностью перекрыт. К тому же нежить постепенно отжимала нас в сторону верхнего уровня. Но и это еще не все, в дополнение к обычным воинам среди умертвий появились очень уж странные попрыгунчики, это я их так назвал про себя, больно ловко управляющиеся со своею способностью.

Это были не очень высокие, но при этом неимоверно быстрые скелетоны, вооруженные короткими мечами и одетые в доспехи, слишком уж, на мой непредвзятый взгляд, напоминающие средний защитный скафандр.

Когда я спросил, видел ли кто-то из моих знакомых нечто похожее, указав на броню скелетонов, то все практически единогласно уверили меня, что это как раз и есть те самые доспехи времен древних войн.

«Необычно», – уже в который раз выплыла странная связь этих непонятных местных «древних» со своеобразной технико-магической цивилизацией. Но это так, мелочи. Что самое плохое, эти невысокие скелетоны-попрыгунчики владели таким опасным для нас умением, как «прыжок». Они вносили суматоху в наши ряды, буквально материализуясь перед выстроенным демонами защитным каре, быстро атакуя их и исчезая где-то вне пределов нашей видимости. На этих последних противников успевал среагировать только я, Именно поэтому мне пришлось переместиться в голову отряда, чтобы сбивать подобные атаки.

Что плохо, практически сразу, синхронизируясь с атаками этих попрыгунчиков, на нас наваливалась и другая нечисть. И выверены эти нападения были вплоть до миллисекунд. Такой согласованности нельзя было добиться простой передачей команд. Тут попахивало чуть ли не прямым ментальным или каким-то иным типом управления, например, через внедренную единую ментальную матрицу, как у пииров, или чем-то похожим на управление звеньями дроидов, которое осуществляли боевые тактические искины в Содружестве. Но на это, и я был в этом уверен, не способны были даже личи-тактики.

К этому моменту я уже достаточно хорошо изучил возможности боевого симбиота, который мне достался. И он бы просто не смог управлять таким большим количеством объектов. Банально не хватило бы его внутренних ресурсов. А если говорить о нескольких подобных личах, объединённых в своеобразный кластер, то мы бы не смогли получить столь согласованных действий от остальной нежити.

Вот и получался тот единственный вывод. У всей этой армии умертвий где-то тут находится единый центр управления. Не знаю, есть ли что-то подобное здесь, но с серверами, с которых мой симбиот Опекун вытаскивал различную информацию, мы уже столкнулись.

Так почему бы тут не быть и чему-то более специализированному, на что кто-то переложил полностью оборону одного или нескольких уровней. Тем более на кое-что похожее мы уже наткнулись тогда, в разрушенном форте. Но там, похоже, система была на последнем издыхании. Здесь же мы нарвались на полностью работоспособный и функционирующий агрегат, который всей своей вычислительной и аналитико-тактической мощью навалился на нас. И этот агрегат должен был быть примерно по своей производственной мощности на уровне никак не меньшем, чем большого стационарного боевого искина, чтобы в режиме реального времени и оперативного управления справляться с контролем такого большого количества подчиненных ему объектов и анализом мгновенно меняющейся ситуации.

Вот именно поэтому у меня и выходило, что все напавшие на нас сейчас скелетоны, личи и какие-то существа, похожие на иссушенную мумию огромного крокодила, только с костяным гребнем и мордой, прикрытой закругленной выступающей пластиной, контролировались кем-то или чем-то одним.

Кстати, эти последние умертвия тоже были для нас большой неожиданностью. Не меньшей, чем те же попрыгунчики. Спасала нас только защита, выставленная Гаисой, о чем я и сказал ее брату. И то созданный ею магический щит иногда пробивали.

Именно атаки этих крокодилов умудрялись временно сбить защитный барьер демоницы, который она сейчас постоянно держала активным. И как раз через созданные этими скелетоподобными ящерами бреши в нашем каре иногда стали прорываться попрыгунчики. А сейчас ситуация обострилась еще больше. Мои спутники и раньше-то не успевали реагировать на их резкое и внезапное появление, а сейчас, когда они стали выскакивать из ниоткуда чуть ли не в центре нашего строя, то я просто разрывался между обороной защитного периметра и перекрытием центра нашего отряда. Я как мог старался прикрыть девушек, но понимал, что долго нам так не продержаться.

Уже сейчас один из демонов был ранен. Это был как раз один из тех случаев, когда мне пришлось выбирать, кого из нашей группы прикрыть. Пришлось спасти девушек и Онга, но подставить под удар друга Госанга. И потому мы хоть и не поспешно, но отступали.

– Если мы разобьем строй, – спокойно сказал я главе нашего отряда, – то наших в нужный момент просто некому будет прикрыть. Мы лишь отсечем основную группу нежити. Но как только наши отдалятся от нас хотя бы на несколько метров, этим воспользуются умертвия. И тех сразу атакуют попрыгунчики. Да и личи в создавшийся зазор смогут призвать кого-то из более слабых скелетонов. Так что твое предложение – это не выход. Оно не даст даже отсрочки нашим людям.

– Тарк! – проворчал Госанг, отбивая очередную атаку одного из скелетонов-рыцарей; теперь вооруженной мифриловым оружием нежити стало встречаться нам значительно больше. – Что ты тогда предлагаешь?

Но я еще не успел даже ответить, как почувствовал возрастание угрозы, накатывающейся на нас с тыла. А потому метнулся в конец отряда, где как раз появился наш мелкий разведчик.

– Вот же древние ублюдки, – выругался невысокий архидемон, заметив меня, – они перекрыли выход на верхний уровень.

Это сообщил нам Онг, после того как быстро проверил лестницу перед тем, как мы должны были начать подниматься по ней.

– Дальше нам не пройти, – обращаясь к Госангу, добавил он, – придется ее штурмовать.

– Понял, – коротко ответил брат Гаисы, а потом резко скомандовал: – Держите строй, сейчас они попрут.

Сам он при этом сбил ударом ноги выпад одного из скелетонов, отбрасывая того к противоположной стене, правда и сам скелетон в ответ сумел атаковать архидемона и знатно приложить того по голове, облаченной в шлем. И это было еще одним фактором, на который обратили внимание абсолютно все и который значительно отличал местную нежить от той, что попадалась нам ранее. Вся она была не только сильна, но и очень быстра, ловка, а главное, вооружена и облачена в доспехи. Причем не простые. Теперь нам достаточно часто встречался мифрил.

К тому же, судя по тому, с каким трудом демонам удавалось сдерживать наших противников, владела эта нежить своим оружием очень даже неплохо.

Я уже хотел привлечь Лисаю, как понял, что помощь девушки нам бы не сильно и помогла в этом деле. Ведь тут не было достойных противников, против которых мы бы направили ее силы. Поголовье скелетонов восстанавливалось за считанные минуты, их вытаскивали откуда-то с нижних уровней. Ну, а попрыгунчики, будто предчувствуя грозящую им опасность, мгновенно исчезали, как только Лисая собиралась что-то предпринять. Так что мы пока оставили девушку в резерве и не стали вводить ее в бой как светлого мага. Ее способности не дадут никакого особого результата, лишь демаскируют богиню и привлекут к нам еще большее внимание. Так что она все еще прикрывала Гаису.

Но что-то следовало решать, а потому я поглядел на магиню.

– Сколько ты еще продержишься при таком уровне внешнего давления на твой щит? – спросил я у сестры нашего командира.

Демоница что-то прикинула и сказала:

– Не очень долго. Где-то минут двадцать – тридцать, не больше.

– Плохо, – протянул я, – этого времени нам не хватит даже на то, чтобы подняться отсюда хотя бы на два-три уровня, а не то что выбраться из подземелий.

Была, конечно, у меня надежда на то, что на более верхних уровнях противники будут менее управляемы и согласованы, как это было во время предыдущих схваток, пока мы добирались сюда. Но что-то я не слишком на это рассчитывал. К тому же на данный момент дорогу назад нам отрезали, и капитально.

Я знал гораздо больше Онга и прекрасно видел, благодаря данным, предоставленным навигатором, что на девятом уровне нас, кроме уже замеченных невысоким архидемоном попрыгунчиков, поджидают также и скелетоны с личами. И не простыми. Там было как минимум несколько умертвий уровня тактика или тех, что его тогда прикрывали на площади. А это гораздо более существенная опасность, так как буквально за несколько минут они могут полностью заполонить весь уровень более простой нежитью. Не факт, что она будет много слабее. Ведь я сам видел, что они призывали как минимум недоличей. А кого могут тактики вытащить на свет божий на самом деле, я уверенно сказать не мог.

Только вот странно, что они все еще на нас не напали. А будто дожидались того момента, как мы сами покинем этот уровень.

«Черт, – неожиданно посетила меня кое-какая догадка, и я быстро проанализировал все происходящие события, параллельно отбивая атаку материализовавшегося прямо перед нами скелетона, который последовательно сначала использовал «прыжок», потом атаковал наиболее незащищенного в данный момент члена нашего отряда (и как они их так быстро вычисляют, будто видят все наши уязвимые точки), а затем мгновенно ушел куда-то вдоль по коридору, – или я туплю, или эта нежить сейчас действует еще более согласованно и интеллектуально, чем та, что атаковала нас буквально несколько минут назад».

И это последнее нападение было прекрасным тому подтверждением. Сейчас это была не просто атака скелетона, которую сопроводили прорыв и поддержка со стороны. Сейчас это была планомерно подготовленная ловушка с двойным дном, когда нас намеренно заставили на первом этапе отступить, на втором этапе организовали прорыв, а на третьем вновь постарались пробить наш щит. Но главное было не в этом. Больше всего меня поразило именно поведение, вернее до миллисекунд выверенные действия попрыгунчика. Тут поприсутствовал точный расчет, согласованный именно не со сторонней атакой, хотя и она присутствовала, а как раз таки с нашим перемещением, которое и стало следствием проведенной на нас первоначальной атаки.

Этот скелетон появился в строго выверенной точке именно в тот момент, когда мы и сами оказались тут. Будто он дождался, пока некая точка привязки, куда и должен был открыться портал, не окажется в зоне, защищенной магическим полем, и, как раз используя этот совершенно незначительный лаг времени, переместился сюда. И таким образом он как раз проник за границу защитного поля, рассчитав скорость его смещения и согласовав со своим прыжком. И это было нереально.

«Так это некая высокоинтеллектуальная, да к тому же еще и самообучающаяся система, – наконец дошло до меня. – Вот почему возрастала тактическая сложность используемых нежитью схем. Чем дольше мы сопротивляемся, тем больше эта система изучает нас и тем больше она о нас узнает. И как следствие, тем более действенные и эффективные методы борьбы с нами она подбирает».

А осознав все это, я понял и то, что нужно предпринять.

– Так, не двигайтесь. Займите круговую оборону, – резко приказал я, взяв управление нашим отрядом на себя. В нашем положении было не до условностей. Нужно было выводить людей из этой ловушки.

После того, как мы все замерли на месте, я быстро огляделся, а также проверил близлежащие окрестности по карте.

«Вот, это нам подойдёт, правда, времени чуть меньше, чем мне может понадобиться, но придется рискнуть», – решил я, найдя нужное мне место.

– Так, отступаем в тот проем, – и указал выбранное направление. Там как раз располагался какой-то тупик. Но главным для меня в нем было то, что это действительно тупик, куда было возможно проникнуть лишь со стороны входа в него.

– Это тупик, – как только мы вошли в него, непрестанно отбивая атаки скелетонов и стараясь не дать прорваться к нам ползущим останкам каких-то доисторических ящеров, спокойно констатировал Госанг.

– Да, я знаю, – ответил я ему.

После чего посмотрел уже на всех остальных.

– Так, – сказал я, обращаясь сразу ко всем, – нас зажали и не выпустят. Это уже ясно.

– Но нам осталось только прорваться наверх, – возразил мне кто-то из архидемонов, я даже не обратил внимания кто.

– Это не поможет, – спокойно ответил я ему, – там ловушка. И наверху нас бы ждал еще более теплый прием. Так что держать оборону вам придется тут.

– Нам? – вопросительно посмотрела на меня Гаиса.

– Да, – подтвердил я, – нужно как-то вытащить нас отсюда. И это можно сделать только одним способом. – И я кивнул как раз в сторону нежити, которая в этот самый момент начала выстраиваться в атакующий клин, во главе которого находилась тройка ящеров, а на хвосте угадывалось четверка личей. Где-то на заднем плане я заметил еще и нескольких попрыгунчиков.

– Думаю, ни у кого уже не осталось сомнений в том, что эта нежить очень сильно отличается от любой другой. Она умнее, быстрее и сильнее. Но главное, она намного более разумно и логично поступает. Даже по сравнению с обычными людьми. А потому я более чем уверен, что ею кто-то управляет. И потому я хочу найти того, кто это делает. Иначе мы отсюда не выберемся.

Никто не стал отговаривать меня или навязывать свою помощь.

– Хорошо, мы поняли тебя, – только и ответил мне командир отряда. Он не спрашивал, справлюсь я или нет. В его понимании, если я вызвался, то сам понимаю, на что подписываюсь. Тем более, для них было очевидно, что я прав. По крайней мере в том, что без кардинальной смены в поведении нежити нам отсюда не выбраться.

– Что от нас требуется? – спросил Госанг.

– Продержаться, – посмотрев на него, ответил я. – Гаиса сказала, что ее хватит лишь на двадцать – тридцать минут. За основу я возьму максимальное время. Так как мне не известно, как долго мне придется тут шастать. Но это если она будет держаться лишь за счет собственных сил. Если вы передадите ей свою энергию, это даст вам еще чуть больше времени. Поэтому сделайте это. Дальше, – и я кивнул в сторону нежити, которая почему-то до сих пор все еще не пошла на штурм, – не двигайтесь, займите оборону тут. Я наблюдал за последней атакой этих попрыгунчиков, – все сразу поняли, о ком я говорю, – так вот, они каким-то образом могут проходить сквозь поле, если оно смещается вместе с нашим движением. И я уверен, что в тот последний раз, когда скелетон атаковал нас, никакого прорыва не было. Он появился строго за нашими спинами, а с той стороны на нас никто не нападал. Именно поэтому я и привел вас сюда, тут вы сможете прикрыть все пространство, а атаковать вас будут лишь с одного направления.

И я кивнул в сторону выхода из тупичка.

– Так что держитесь. Я постараюсь не задерживаться.

После чего я перевел свой взгляд в сторону Алисы.

– Если твоя сестра отключится, – сказал я Гаслану, – и не сможет больше держать магический щит, то защиту установит она. Только вот я не уверен, что она не ударит и по вам самим. Но тем не менее это все равно даст вам еще немного времени. Однако надеюсь, я к тому моменту все же успею вернуться.

– Я понял тебя, – кивнул мне архидемон.

Я же еще раз осмотрел всех и пожелал им удачи, после чего, сделав шаг в сторону стены, исчез, накинув на себя невидимость.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Небольшой тупичок. 

Десятый уровень. 

Некоторое время спустя 

– Так он один из незримых, – пораженно произнес Онг, – я это подозревал, но чтобы так…

И он замолчал.

– Было давно понятно, что вы с ним из одной конторы, – достаточно спокойно и размеренно ответил ему Гаслан. – В нем нет силы мага, но при этом он опасен, как никто другой. Ты сам нам рассказывал о том, как вы нарвались на засаду в городе. И ты прекрасно знаешь, что произошло потом. – И брат Гаисы на пару мгновений задумался, после чего спокойно продолжил: – Но в нашем случае этого мало. Сейчас важнее то, что он как-то собрался пройти сквозь магический щит, который все еще держит Гаиса. И я даже не представляю того, кто бы мог это сделать. Но если бы и существовал такой демон, то он был бы опасен для всех, включая императора и главу совета магов. Его бы уничтожили, если бы не смогли подчинить.

И поглядев в лица всех остальных, он очень веско, практически выделяя каждое слово, сказал:

– И если бы кто-то смог сломить его волю, то его бы здесь не было.

– Понятно, – только и протянул самый молодой из архидемонов, а потом резко посмотрел в сторону прохода, где как раз сейчас завалилась пара скелетонов-попрыгунчиков и отлетел к стене один из личей, – его никто не смог подчинить.

И теперь, кажется, они понимали, что еще за причина вынудила встреченного ими демона покинуть этот мир. Только девушка, которую им недавно представил их необычный знакомый, знала, что этот парень кто угодно, но только не демон. Раньше она думала, что он человек. Только вот в последнее время что-то и эта уверенность покинула ее. Однако она была уверена в другом. Если он обещал, то сделает это. Найдет и вернется. Главное, нужно дождаться этого момента и продержаться.

– Мы продержимся, – тихо прошептала она, глядя в сторону коридора, куда и должен был направиться их необычный знакомый.

«Я знаю», – неожиданно раздалось у нее в голове.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Десятый уровень. 

Примерно в то же самое время 

Хм. А Гаслан-то прав. Как-то я не подумал о том, что надо бы мне выбраться за пределы защитного поля. И снимать его нельзя. Попрыгунчики сразу воспользуются такой нашей уязвимостью.

Так что же делать?

По идее, я никогда не пробовал прыжком переместиться в защищенную область, ну и как следствие, покинуть ее. Но тут я согласен с мнением большинства: ментальный барьер создает разрыв пространства. Правда, как это влияет на его прокол, а телепортация это именно он и есть, я сказать не могу. Но в тот единственный раз, в нейтральном мире, когда я смог проникнуть за магический щит, сделал я это примерно точно так же, как последний попрыгунчик, воспользовавшись рассинхронизацией разнородных полей и областями их перекрытия. Здесь же энергетическое поле – это полностью однородная структура. Но, подумав об этом, я прикинул и еще кое-какой вариант. Правда, не знаю, сработает он или нет, но стоит попробовать. Это я о той изнанке подпространства, куда всегда вываливаешься, совершая любой переход. И хоть тут телепортация в нормальном понимании этого слова совершенно не работает, однако тем не менее микропорталы тут открыть можно. Тот же призыв нежити, которые организуют сильные личи, или «прыжки», которыми пользуются скелетоны-попрыгунчики и я.

Так вот, вспомнил я об этом по той простой причине, что еще тогда, когда изучал эту изнанку подпространства, попав туда впервые, у меня было четкое ощущение того, что я могу воспользоваться не только своим портальным каналом, но и любым другим. И я это даже проверил в тот момент, когда сестра Тирии организовала для нас переход с болота к подземному храму.

Вот и сейчас мне упорно не удавалось закрепить конечную точку для использования «прыжка» где-то вне пределов защитного поля, поддерживаемого Гаисой. Но вот внутри него я спокойно мог перемещаться. А это в свою очередь означало, что и к изнанке подпространства я смогу получить доступ.

Так вот, идея была в том, чтобы воспользоваться точкой выхода кого-нибудь еще, перейдя на созданный им портальный канал, уже находясь за изнанкой подпространства. И этих «еще» тут было множество. Мне и нужно было лишь выбрать кого-нибудь из попрыгунчиков да запомнить его метрическую матрицу, чтобы потом по ней сориентироваться. Вот именно это я и хотел проверить.

«Так, этот мне подойдет», – выбрал я только что появившегося в пределах видимости попрыгунчика. Расположился он достаточно удобно, позади основной группы. Так что поблизости от него было вполне свободно, чтобы и я смог переместиться туда. И поэтому, пока он не совершил следующего «прыжка» и я точно знал его текущее местоположение, я и сам воспользовался своей способностью к перемещению, оказавшись за изнанкой пространства.


Изнанка подпространства. 

Несколько мгновений спустя 

Так, и я вновь в этом странном и необычном переплетении каналов и путей, оставленных теми миллионами существ (хм, почему-то во мне родилось понимание того, что это могут быть не только живые существа, но и различные другие предметы, причем не обязательно какие-то магические артефакты), что когда-то только и открывали или создавали порталы.

«Странно, – несколько отстраненно подумал я, – так вот же один из тех способов, как именно мне самому можно будет покинуть этот мир. Что-то его я раньше как-то и не рассматривал. И есть у меня большое такое подозрение, что я в общем-то прав и если очень хорошо поискать, то можно найти пару дорожек, ведущих за его пределы».

Как минимум мне известно, что в этом мире есть тот самый портал, куда мы и хотим попасть. И уж он-то точно работает, и им периодически пользуются. Только вот остальных я вряд ли смогу провести вслед за собой. Ну да ладно, просто буду это иметь в виду. Хоть и прямого пути, ведущего за пределы этого мира, нет. По крайней мере стандартные порталы, плетения которых мне известны, тут открыть невозможно.

Однако такими вот окольными методами его покинуть вполне себе можно. Но сейчас меня интересует совершенно иное.

И я начал работать с тем, что уже проделывал когда-то.

Так. Фильтрация всех портальных каналов, которыми пользовался выбранный мною попрыгунчик.

М-да. Как только я воспроизвел в своем сознании его метрическую матрицу, то хоть и значительное, даже несомненно большее, количество каналов отсеялось, но тем не менее передо мной осталось еще что-то порядка нескольких тысяч переходов-нитей, обозначающих портальные переходы, которыми это


убрать рекламу


т скелетон, скорее всего, пользовался.

Черт. Да только на один их перебор я потрачу уйму времени. И хоть в этом месте оно не имеет особого значения, но для меня в субъективном понимании это все равно очень долго. Должно быть нечто более простое.

Так, точно. Тогда я смог отфильтровать эти пути еще и по времени их создания. И что? Задать некий временной диапазон. Можно попробовать. Вроде тогда даже можно было ориентироваться на часы, правда перевести их в секунды.

Я быстро задал отсчет примерно на двадцать секунд назад. Подсветились два канала и четыре точки их привязки соответственно. Это уже лучше. Дальше, через сам канал я тогда смог вытащить ментальный образ точки входа и выхода.

Проделываю ту же операцию.

Хм. В этот раз образ разобрался даже еще быстрее, чем при прошлом моем эксперименте. Ну, это чисто эмпирически. Точно я время оценить не могу. Так вышло, что тут я соображаю даже быстрее, чем нейросеть и все симбиоты.

«Да, вот оно», – я как раз нашел тот ментальный образ местности, который должен был полностью соответствовать местоположению попрыгунчика в тот момент, когда я его видел в прошлый раз. Значит, переходим туда.

И уже собравшись переключиться, я сообразил, что можно было поступить и гораздо проще. Вывести мне все каналы, соответствующие данной метрической матрице. Опять переплетение нитей, которым пользовался попрыгунчик. А теперь более точный вопрос. Показать точку привязки с минимальным диапазоном времени ее создания относительно моего текущего положения.

Как задать координату времени, я не знал. Но этого и не потребовалось. Высветились всего один канал и как раз та самая точка его привязки, которую я нашел на своем предыдущем шаге.

Ну вот, теперь точно пора.

И я мысленно потянулся к выбранной точке.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Десятый уровень. 

Примерно в то же самое время 

Мгновение, и я появляюсь прямо позади скелетона. Незаметность. Она на мне. И это хорошо, так как чуть ли не в ту же секунду, что и я перенёсся сюда, рядом со мной материализовался еще один попрыгунчик, который буквально наступил на меня.

«Хм, – в мгновение ока я прикинул выгоды своей текущего положения. – Удачное расположение, рядом два попрыгунчика, которых я смогу отключить. Плюс еще наиболее мощный лич. Это значительно ослабит нападающий на нас отряд, да и отвлечет на некоторое время нежить от моих друзей. А значит, работаем».

И я, даже не двигаясь с места, атакую ближайшего скелетона, на возвратном движении подрубаю второго. А теперь удар с выбросом ментальной энергии. Плюс одновременная атака на метрическом уровне. Все, лич, отлетевший к стене уже обычной кучей костей, готов. Ну, а теперь и мне надо бы двигать отсюда.

«Прыжок», и я оказываюсь за пределами кольца оцепления нежити. Все, мне вперед.

Странно.

Мне почему-то казалось, что умертвия есть на всем уровне, но, как оказалось, практически все они сконцентрированы именно вблизи нашего отряда.

Пока я пробирался дальше, двигаясь вдоль коридора, у меня появилось немного времени, чтобы обдумать свои дальнейшие шаги. И как раз в этот самый момент меня подстегнула моя интуиция, намекая на то, что я что-то упустил.

Так, была какая-то мысль, которая промелькнула в моей голове еще в тот момент, когда мы встретили именно на этом уровне такое яростное сопротивление, но потом я как-то о ней позабыл. И сейчас я был уверен в том, что она как-то напрямую связана именно со всем происходящим здесь. А потому постарался вытащить ее из закромов своей памяти.

«Да, вот оно», – понял я, перебирая свои воспоминания.

Я еще тогда удивился в разы возросшему сопротивлению нежити, которая противостояла нам. Создавалось такое впечатление, что они не просто преградили нам путь и защищали эти подземелья, а реально не хотели пускать нас вперед. Особенно это было заметно в первые минуты боя, когда скелетоны просто старались застопорить наше продвижения, заваливая нас банально числом. Именно эти их такие бессмысленные и, если бы я говорил о людях, то добавил – безрассудные, даже глупые, к тому же еще и малоэффективные, атаки тем не менее остановили наше продвижение вперед и дали возможность подобраться к нам остальным умертвиям.

И сейчас, когда я видел странное скопление нежити только вблизи нашей группы, это мое ощущение еще более усилилось.

«Они что-то стараются защитить, и это что-то находится где-то тут поблизости, – сообразил я. – И так самоотверженно и безрассудно, как это было в первые мгновения боя, защищать можно только… Только что или кого?.. – оторопело подумал я. – Это нежить, и у нее нет никакой особой привязанности. Тогда что заставляло ее бросаться под наши мечи, строя баррикаду посреди коридора практически из собственных тел?»

Вывод у меня был один.

Заставить сделать подобное мог только инстинкт самосохранения. Но не нежити, а того, кто ею и управлял. Той самой высокоинтеллектуальной и самообучающейся системы.

И я огляделся вокруг.

«Так она где-то поблизости?» – дошло до меня.

Однако навигатор не отображал на карте ничего необычного.

«Угу, – хмыкнул я, – как же ничего. А то скопление артефактов, собранных в одном и том же месте? Почему это не может быть этим самым устройством? Ведь мне никто не говорил, что должно лежать в основе его функционирования. Но тогда мне вниз. Артефакты находятся на следующем уровне».

И я заспешил вперед.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Одиннадцатый уровень. 

Семь минут спустя 

«Это тут», – глядя в сторону достаточно большого зала, догадался я. Но понял я и еще одну вещь. Просто так мне к этому непонятному скоплению артефактов не прорваться.

И причина была проста: антимагическое помещение, находящееся у меня на пути, которое перекрывало проход в это зал. Только вот что странно, и я был в этом полностью уверен, там, судя по показаниям навигатора, находились скелетоны. Но они вряд ли смогли бы там существовать – ментальные структуры и матрицы, которые не защищены, там должны разрушаться.

«Вот же черт, – только сейчас дошло до меня, – матрицы, которые не защищены. Только вот я буквально недавно встречал кое-кого из них, у кого была реализована очень уж качественная защита метрической матрицы».

И я поглядел вперед.

«Так вот где вы несете свою основную службу», – прикинул я. И тут я вряд ли смогу воспользоваться магией, чтобы перегрузить систему восстановления метрических матриц и заставить ее работать в замедленном режиме.

«И что делать?» – задался вопросом я. Стандартные методы, которые использовал ранее, не подойдут. Так, мне необходимо их изучить. Это первое. Пролезть в зал я вроде как смогу, но, скорее всего, скелетоны меня заметят. Что-то было у меня такое подозрение. И вызвано оно было моей встречей с теми самыми танками, что я видел на площади города. Правда, я не понимал, как этот будет связано с нежитью, поджидающей меня в зале, но то, что они рано или поздно меня обнаружат, был уверен. Но тут, пока не проверишь, не поймешь.

Удаленного сканирования я провести не мог. Симбиот лишь подтвердил в зале наличие матриц, частично совпадающих с теми, что уже ранее встречались нам. И это еще одна странность. Получается, что это не те скелетоны, на кого я надеялся тут нарваться.

Ладно. Входим.

Шаг, второй, третий. И вот я уже в дверях зала.

М-да. Ну, это точно не те скелетоны, которых я ожидал тут увидеть. Никогда не думал, что встречу полумагическую нежить, да еще и частично превращенную в киборгов.

Этот зал охраняли очень уж необычные скелетоны с непонятными примочками, явно технического происхождения, встроенными в их голову. Как раз это им и позволило практически мгновенно засечь мня. Двигались эти умертвия тоже достаточно быстро, не как попрыгунчики, но значительно быстрее остальной нежити. Про их силу я тоже не думаю, что ошибусь, если скажу, что она немногим отличается от демонической, если не превосходит ее.

Именно они с места атаковали меня. И так как тут действовали только физические законы, это дало мне некое определенное время на анализ метрических матриц моих противников. И их ахиллесова пята выяснилась практически мгновенно. Хоть метрическая матрица самих скелетонов и была защищена должным образом – опять то же самое ее периодическое обновление, но вот то устройство, что позволяло им обнаружить тут мое присутствие, можно было вывести из строя. Конечно, и там была встроена защита, иначе бы они не смогли им пользоваться в этой комнате, но она была не столь совершенна, как у них самих.

«А значит, повоюем», – решил я, вытаскивая из своей памяти скрипты для взлома и последующего разрушения метрических матриц. Только вот натравлю я их не на самих скелетонов, а на эти их необычные визоры.

Ну, а дальше у меня появится время, чтобы разобраться и с самими моими противниками. Ведь как только они лишатся своей технической поддержки, то потеряют и меня из вида.

«Активация», – отдал я команду на запуск первой последовательности скриптов.

Глава 4

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Антимагический зал. 

Одиннадцатый уровень. Некоторое время спустя 

Черт, справиться с этими последними скелетонами оказалось не так просто, как я рассчитывал. Даже то, что они теперь не могли меня заметить или обнаружить, сильно их не ослабило.

Я, конечно, мог предположить, что кто-нибудь и когда-нибудь сумеет реализовать такой нереальный способ взаимодействия, но почему-то даже не ожидал наткнуться на такую изобретальность и сообразительность именно у встреченной мною сейчас нежити.

«Хотя, конечно, может все быть и несколько проще», – немного подумав, сообразил я.

Видимо, те, кто этих скелетонов когда-то создал, ну не сами же они до всего этого додумались, предусмотрел вариант того, что их способность обнаружить нарушителя в этом зале будет при каких-нибудь обстоятельствах утрачена. Именно на этот случай ими был разработан такой вот своеобразный алгоритм взаимодействия. Каждого из скелетонов в этой взаимосвязанной группе они использовали как своеобразный датчик слежения. И как только кто-то из них натыкался на меня или я пытался взломать метрическую матрицу кого-то из них, а как оказалось, они вполне могли контролировать свою метрическую матрицу, то они своевременно успевали среагировать как на мою атаку, так и на попытку взлома метрической матрицы. И это последнее было наиболее примечательным.

Не знаю, но они каким-то немыслимым образом практически мгновенно вычисляли вектор, с которого эта виртуальная атака на них проводилась. Что при том строении метрической матрицы, что я обнаружил у скелетонов, было невозможно. Для точного определения местоположения источника угрозы необходима была какая-то сторонняя цель воздействия, по которой потом и определялась бы попытка взлома. Это как с подставной метрической матрицей, вариант которой я реализовал для себя.

Но вот в том-то и дело, что никакой подставной матрицы у этих скелетонов не было. Я это вычислил еще во время первой попытки окружить и зажать меня. Правда, именно это меня и смущало. Они как раз-таки и не могли точно вычислить то место, где я находился в момент атаки на них, если это было, конечно, не физическое боестолкновение, а определяли лишь примерное направление моего непосредственного нахождения.

«Может, в этом-то все и дело?» – подумал я.

Но что самое необычное, срабатывало это их свойство с минимальной задержкой, практически мгновенно, что было во много раз быстрее, если бы источник взлома моей метрической матрицы определял я сам. И вот благодаря этому умертвия, мгновенно ориентируясь в пространстве, будто все они были единым целым, окружали меня и уже далее атаковали, но не непосредственно меня, а пространство перед собой, не особо боясь ранить или задеть кого-то из своих. Все их движения и действия были до такой степени синхронны и выверены, что в такие моменты я еле успевал уворачиваться от них.

Пару раз мне все-таки досталось от этих необычных стражей, и я не успел избежать подготовленной на меня ловушки. Слишком синхронно они действовали. Да и первоначально я не очень точно определился с их возможностями. Как оказалось, я значительно недооценил скорость реакции скелетонов и их проворство. Именно в те первые разы меня и задело. Дальше я уже стал учитывать и это.

Самым плохим в этой ситуации было то, что, по идее, мое умение «прыжка», которое вроде как должно было прописаться в метрической матрице и быть мне доступным в любой ситуации, не работало. Хотя и должно было.

Вроде как и данный зал находился в той области этого мира, где «прыжок» работал. Но воспользоваться им я так и не смог. На что подспудно надеялся, ввязываясь в этот бой. Именно этим и отличалось данное антимагическое помещение от того мира, где я встретил вампиров. Там я этой своей способностью, перетянутой у адских гончих, в подобном зале пользоваться мог. К тому же этот зал имел и несколько других отличий.

Как мне показалось, тут многое из того, что, по идее, уже давно прописалось в моей метрической матрице, почему-то перестало действовать. Ни интуиции, ни предчувствия опасности. Даже на ближайшие миллисекунды вперед. Осталось лишь мое предчувствие страха, которое вбил в меня, похоже намертво, так что этого не мог лишить меня уже совершенно никто, множеством пережитых моих же смертей мир Даага. Ну и это ускорение сознания, дар древнего мага, переданный мне лиирами. И только благодаря им я пока еще держался, избегая тех ловушек, что устраивала на меня вроде как «ослепшая» нежить.

«Так, Опекун, можешь сравнить, почему часть моих способностей отключилась и чем они отличаются от тех, что до сих пор работают?» – обратился я к одному из своих помощников.

= Выполняю,  – практически мгновенно пришел мне ответ, – начинаю анализ внедренных и адаптированных в метрическую структуру оператора сторонних сегментов. 

И в ту же секунду моего субъективного времени сразу он выдал ответ, хотя я и не надеялся на это.

= Взаимодействие с активными модулями идет на более низком уровне. Работа на данном уровне взаимодействия ранее считалась невозможной. Именно на данном постулате строилась система блокировки метрических констант, реализованная на различных защищенных объектах. 

«Хорошо, – мысленно кивнул я, – можешь что-то с этим сделать?»

= Для перевода внедренных метрических модулей на более низкий уровень их взаимодействия со структурой оператора необходимо полностью пересмотреть степень и глубину интеграции внедренных сегментов. Ведь ранее данный уровень интеграции и внедрения считался недоступным. Для этого необходимо провести измерение всех задействованных параметров. После чего будет выполнен перерассчет и изменение тех параметров внедрения сегментов, что уже интегрированы в метрическую матрицу оператора. 

«Выполняй, – согласился я, все равно делать-то было нечего, – да, и если что-то получится, то первыми мне нужны „прыжок” и предчувствие опасности».

= Принято к исполнению,  – подтвердил Опекун.

Я же вновь, почувствовав нарастающий страх, постарался выиграть нам еще немного времени и, стараясь избежать новой стычки, ушел в сторону.

Что плохо, скелетоны, будто зная об особенностях этого зала, хотя почему будто, они точно используют свое преимущество нахождения тут на сто процентов, перекрыли мне выход, не позволяя его покинуть, так и проход вперед, ведущий в помещение с артефактами. Хотя последнее было закрыто еще и какой-то дверью, с которой тоже придется разбираться по ходу дела.

«Конечно, можно прорваться обратно в коридор и уже там уйти в „прыжок”, разорвав дистанцию со столь опасными противниками, – начал размышлять я, – а уже потом вернуться сюда, подготовившись гораздо лучше для боя с ними в более уточненных условиях. Будем считать произошедшее сейчас первым этапом предстоящего сражения, то есть проведенной разведки боем».

Но практически мгновенно меня тормознул симбиот.

= Если оператор покинет зону локального воздействия и блокировки части метрических констант, то я не смогу вычислить дельту изменения заблокированных параметров, чтобы рассчитать новый алгоритм интеграции для внедрения сторонних сегментов в метрическую матрицу оператора. 

«Понятно, – пробормотал я, – плохо. И сколько тебе еще потребуется времени?»

= Предварительный анализ займет десять минут, дальше необходимо провести пересчет текущих параметров, это потребует еще порядка двадцати минут. 

«Почему так долго?» – поразился я.

= Параллельно с анализом производится изменение всех существующих постулатов по работе с метрическими структурами, что требует пересчета и изменения большинства теоретических формул и используемых констант внедрения,  – более подробно пояснил Опекун.

– М-да, мои не продержатся столько времени. Черт, в любом случае придется прорываться назад, – только и протянул я. И уже начал пробираться в сторону выхода. Правда, только взглянув на данные, предоставленные навигатором, понял, что это может быть и не так. Большинство той нежити, что ранее атаковала мой отряд, сейчас скопилась у входа в этот зал, наглухо закупорив его с той стороны. И теперь я даже «прыжком», воспользоваться бы не смог, просто была перекрыта вся зона, где можно его осуществить. Так что штурмовать этот коридор, да еще и при том скоплении нежити, что там наблюдалось, являлось настоящим самоубийством.

«Хм, и выхода-то теперь нет, кроме как двигаться вперед и разбираться как со скелетонами тут, в зале, так и с тем, что они защищают, – мысленно прокомментировал я свое положение, – и времени у меня на это не так и много. Придется действовать своими силами. Только понять бы как? Хорошо хоть, остальная нежить не ворвалась в этот зал, да и на моих сейчас ее наседает гораздо меньше».

И еще раз посмотрев на карту, подумал.

«Главное, чтобы они не наделали глупостей и не решили прорываться сюда, ко мне на помощь. Но надеюсь, у Гаслана хватит сообразительности удержать наших там. А еще лучше, чтобы они постарались отступить. Сейчас при том количестве противников, что осталась там, демоны и Лисая это вполне смогут сделать».

И только эта мысль промелькнула в моей голове, как я понял, что именно это и нужно сделать.

«Нечего им ждать моего возвращения. Коль появился такой шанс, то пусть они прорываются наверх».

И мысленно обратился к Опекуну: «Первой постарайся преобразовать способность передачи мысленных сообщений», – дал я новую установку симбиоту.

Но в ответ он меня удивил следующим известием.

= Данная способность на данный момент частично активна. Хоть основной функционал и недоступен, но из-за того, что у оператора настроен постоянный канал связи с одним из объектов, то, воспользовавшись им, можно передать любое сообщение именно этому объекту. 

Хм. Было у меня подозрение, кто может являться этим самым объектом, с которым у меня настроен постоянный канал связи. Но все же я решил это уточнить.

«Покажи мне, кто это», – обратился я к Опекуну.

Практически мгновенно на карте навигатора заморгала одна из меток. И слишком уж она отличалась ото всех остальных меток, которые можно встретить не только в нашем отряде, но и вообще во всем этом мире.

= Лисая , – подтвердил он мою догадку.

«Хорошо, тогда пересылай им сообщение», – быстро подумал я и надиктовал то, что и должно было уйти молодой богине. А уже в следующее мгновение я увидел, как слегка мигнула метка, обозначающая местоположение Лисаи на карте.

= Сообщение доставлено,  – доложил мне Опекун.

А еще через минуту я заметил, как наш отряд стал планомерно отступать к выходу, ведущему на верхний уровень.

«Ну вот, по крайней мере, об их безопасности мы позаботились, – констатировал я, наблюдая за тем, как архидемоны и богиня медленно но планомерно отходят к лестнице. – Теперь у меня появилось то время, которого до этого не было, так что можно заняться и своей проблемой».

Я вновь оглядел зал.


Мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Десятый уровень. 

Примерно тогда же 

Они уже отбивались порядка десяти минут, как вдруг какое-то изменение окружающей обстановки заставило обратить внимание на происходящее Лисаю.

«Нежить, – посмотрев вперед и поняв, что же ее смутило, сообразила девушка, – ее стало значительно меньше. Из-за этого незначительно уменьшилась и концентрация инфернальной энергии. Этого могли не заметить сами демоны, но я-то более чувствительна к изменениям концентрации подобного типа энергий».

А потому она решила обратиться к тому, кого и считала командиром этого отряда. А это был брат магини, что пока еще держала щит. Однако Лисая прекрасно видела, насколько поблекло ментальное поле демоницы, и, если не дать ей времени, чтобы восстановиться, то она скоро просто истощит себя и потеряет сознание.

«Нужно спешить, – решила она, – это может оказаться важным».

Девушка окликнула архидемона.

– Гаслан, – сказала она, обратив на себя его внимание, – нежить отступила, – и заметив его вопросительный взгляд, она пояснила: – Не вся, конечно, но большая ее часть. Я почувствовала это по изменению магического фона, нежити тут стало значительно меньше.

И даже не успев договорить, поглядела за спину демону.

– Смотрите, – удивленно воскликнула она, показывая вперед, – еще некоторая часть из них отходит куда-то в глубь подземелий.

И только тут до нее дошло.

– Так туда же ушел и Дим? – и она вопросительно поглядела на архидемона.

– Да, – спокойно ответил ей тот, – я давно заметил, что количество противников несколько уменьшилось. Сейчас же их стало еще меньше. Они уже давно не нападают на нас сплошным потоком.

И он перевел свой взгляд в том направлении, куда поспешно ретировалась еще одна группа нежити, и сейчас это были не просто скелетоны, а личи и те, кого их странный спутник называл «попрыгунчиками».

– И я думаю, причиной того, что они так спешно отступают, как раз и послужил Дим, – рассудительно добавил он, – такие их действия тут вряд ли кто-то бы мог спровоцировать.

Девушка стояла и пораженно смотрела на спокойно говорящего ей одновременно такие простые и понятные, но от этого не менее правдивые слова.

– Так он там совсем один, – тихо прошептала она, – и ему некому помочь.

И она рванулась к стоящим перед нею архидемонам.

– Нам нужно туда! – воскликнула девушка.

Но тут ее за руку ухватила магиня.

– Не нужно, – очень тихо своим уставшим голосом прошептала она. – Дим знал, на что шел. И он уж точно бы не одобрил такого твоего шага. Он просил нас дожидаться его тут. Именно это мы будем делать.

Лисая хотела ей возразить, но неожиданно замолчала и остекленевшим взглядом уставилась прямо перед собой.

– Алиса, что с тобой? – заметив ее такое странное поведение, обратилась к ней Гаиса.

Но девушка молчала. Ведь она почувствовал призыв. Кто-то воззвал к ее истинному имени. А из тех, кто это мог сделать, в тот момент, когда на нее была накинута ментальная защита, она знала всего лишь одного человека.

Она потянулась на этот призыв, но вместо того, чтобы ответить на него, как это происходит в любое другое время, богиня будто бы наткнулась на глухую и непробиваемую стену.

«Что это?» – только и подумала она, как в ее сознании зазвучал голос. И было это все точно так же, как и в прошлый раз. Тот же голос и те же спокойные интонации.

«Алиса. Уходите из подземелий. Скелетоны отошли на нижние уровни. У вас есть шанс прорваться наверх. Вы справитесь. Если я не выберусь до вечера, в лагерь не возвращайтесь. Отведи всех в то место, где ты восстанавливалась. Ты вряд ли сама сможешь открыть потайной туннель и проникнуть туда, но с этим прекрасно справится Онг. Дожидайтесь меня там. Если я не появлюсь в течение следующих пяти дней, уходите на заставу. Запасов провизии на это время у вас должно хватить, особенно если сильно не шиковать. Встретимся там. Но идите не по тракту. И ни в коем случае не суйтесь к нам в лагерь. Там будет засада».

На этом голос Дима замолчал. И наконец Лисая почувствовала, как кто-то трясет ее за плечо.

– Алиса, очнись. Что произошло? – заметила она встревоженное лицо демонессы прямо перед собой.

Девушка пару мгновений сидела молча, а потом тихо, очень тихо, практически шепотом, произнесла:

– Со мной связался Дим… – поглядев в глаза магине, девушка добавила: – И он сказал уходить из подземелий и не дожидаться его.

После чего богиня пересказала все то, что сообщил ей этот странный человек.

– И что, – поглядела на нее в ответ Гаиса, – мы просто так возьмем и уйдем?

– Да, – медленно наклонила голову Лисая, – уйдем. Он не зря постарался стянуть всю нежить туда, – и она махнула рукой в направлении коридора, – к себе. Этим он дал нам шанс спастись, – и она вгляделась в глаза молодой демоницы, – нам спастись, – еле слышно прошептала она. И так, что ее практически никто, кроме стоящей рядом с нею молодой магини не услышал, добавила: – Так же как и отец, он остался, позволяя мне уйти. Остался… – Слезы побежали по ее щекам.

Однако в этот самый момент девушка почувствовала, как кто-то ей сжал плечо. Она подняла свое лицо вверх и наткнулась на пронзительный взгляд демоницы, которая смотрела ей пряма в глаза.

– Ты забыла… – веско произнесла ей та и, увидев, что Лисая ее внимательно слушает, продолжила: – Ты забыла, он обещал тебе вернуться. Может, это будет не сразу. Не сегодня. Он сам сказал, что это может занять не один день. Но он обещал. И чтобы не подвести его, нам и самим нужно выбраться отсюда. А если это потребуется, то и добраться до заставы. Ты поняла это? – и демоница с силой сжала плечо богине. – Поняла?

– Да, – медленно кивнула ей та в ответ, а потом уже гораздо тверже повторила: – Да.

– Хорошо, – произнесла Гаиса и перевела свой взгляд на брата, – тогда уходим отсюда. И нужно поспешить. Долго я не смогу держать магический щит. А потому необходимо успеть подняться на пару уровней выше. Там у меня будет время слегка восстановиться и отдохнуть. На тех уровнях нет настолько опасной нежити, и мы сможем пробиться вверх без магической поддержки.

Хотя Гаиса и ожидала встретить сильных умертвий и на более высоких уровнях, коль она заговорила о том, что ей, возможно, потребуются силы, чтобы удержать щит, но почему-то сама Лисая была уверена в том, что опасных противников там не будет. И причина этой ее уверенности сейчас находилась где-то внизу, куда заспешил очередной отряд нежити.

– Понял тебя, – между тем кивнул в ответ своей сестре Гаслан. И дальше архидемоны, быстро выстроив клин, практически за пару секунд разметали оставшийся тут строй нежити, развалив его.

– Он и вправду утянул практически всех к себе, – уже добравшись до лестницы и оглянувшись на пустой уровень, тихо прошептала Лисая, – тут не осталось никого, кроме той нежити, что зажала наш отряд.

– Да, – подтвердила демоница, с ее невероятно чутким слухом она прекрасно расслышала последние слова девушки, – а потому он и был уверен в том, что мы сможем выбраться отсюда.

И Гаиса кивнула вперед.

– Идем, – сказала она богине, – нельзя отставать и задерживаться. Нужно сделать так, чтобы его труды не оказались напрасны. А потому мы должны поспешить.

– Идем, – и девушки покинули этот уровень, дальше которого они так и не смогли уйти.

Прикрывая их отход, последним его покинул невысокий разведчик из их отряда. Но в этих подземельях все еще был тот, кто дал им шанс спастись и отступить. И он все еще находился где-то тут. Только вот, судя по всему, забрался он куда-то гораздо дальше, ну или оказался там, где его присутствие заставило беспокоиться и всю нежить, которая обитала тут.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Одиннадцатый уровень. 

Некоторое время спустя 

«Блин, и не уйти из этого зала. Чертова защита, которую на него наложили, да еще и эта нежить», – только и подумал я, ускользая от очередного скелетона и уходя от него в сторону, выскальзывая из очередной западни, устроенной ими. Пока оставалось только избегать любого боестолкновения с противниками и играть в жмурки, только вот тут не один водящий, которому завязали глаза, а целых двадцать, тогда как спрятаться от них старается всего один, при этом издавая как можно меньше шума и, вообще, пытаясь сделать вид, что его вообще тут нет. Только вот остальные что-то не больно-то и верят в то, что тут никого нет, и упорно стараются его разыскать.

«Блин, долго я в прятки с ними играть не смогу», – констатировал я. И причина моего беспокойства была понятна. Буквально минуту назад в зал прибыло подкрепление из еще четырех таких же скелетонов. Хорошо хоть, это были не полукиборги, а те, что мне встретились ранее, в мифриловой броне, и как с ними сражаться, я прекрасно знал. Только вот в том-то и дело, что знал. Тут это не сработало. Как-то вылетело у меня из головы, что магией-то я пользоваться не могу. А потому и аннигиляцию я вряд ли смогу на них натравить.

«Вот бы еще и что-то подобное мне прописать в метрическую матрицу.


убрать рекламу


Хотя бы возможность воспроизводить пару боевых и защитных плетений. Ведь как-то Дааг смог тот простейший силовой щит внедрить в нее. Правда, тут он не работал, но все же», – развил свою мысль я.

= Данный процесс требует дополнительного исследования,  – последовал мгновенный ответ от Опекуна, – ранее считалось невозможным внести в метрическую структуру возможность формирования других ментальных и метрических структур. Приведенный оператором пример – это вариант уже внедренного готового элемента, а не внедрение возможности его создания. 

«Угу, понял, – дошло до меня, – тот магический щит – это уже вполне рабочая структура, которую мне и внедрили, я его не активирую и не отключаю, он работает постоянно, потому и используется его достаточно простейшая реализация. В противном случае, если бы мне внедрили что-то более сложное, то я бы только на поддержание подобной ментальной конструкции в постоянно активном состоянии тратил прорву энергии. Это как у тех демонов с острова, вся их странная энергия как раз и уходила на поддержание подобного щита неуязвимости. Понятно. Значит, в структуру можно внедрять только уже что-то реализованное. Кроме того, необходимо соотнести поддержание подобного сегмента с возможностями моей метрической матрицы. Иначе ничего не выйдет».

= Выводы оператора верны,  – подтвердил Опекун, – за одним исключением. Оператору уже внедрен модуль, позволяющий оперировать определенным типом ментальных энергий. Именно его реализация позволяет предположить, что проведение подобной операции возможно. 

«И что это?» – удивился я.

= Способность по работе с силовыми полями и гравитационной составляющей,  – пояснил мне симбиот.

«Не понял, но я же там ничего не создаю, а лишь работаю с тем, что есть», – только и ответил я.

= В данной реализации это единственный функционал, который доступен оператору,  – согласился со мною Опекун, – однако после внесения дополнительных изменений в его структуру и некоторых настроек данный метрический модуль преобразуется в полностью функциональный сегмент по работе с подобным типом ментальных энергий. Что позволит работать с ним на уровне создания ментальных и метрических конструктов данного типа. 

«М-да, ничего себе», – только и удивился я.

Но это все планы на будущее, которые пока Опекун внес в свой план работ. Сейчас же я ускользал от еще одной пары скелетонов.

«Черт, да когда эти-то появились? – удивился я, наблюдая за еще двумя новыми противниками в мифриле. – Такими темпами скоро их в этом зале будет столько, что не протолкнуться. Повезло еще, что это помещение достаточно большое и тут есть где развернуться, – мысленно констатировал я, стараясь перейти в более безопасное место, – а то, защити они комнатку поменьше, так там бы меня мгновенно сцапали».

И только тут до меня кое-что дошло.

«Защита… – Я оторопело огляделся вокруг. – Постой! – обратился я к симбиоту. – Так это помещение и является одним из таких защищенных объектов, связанных с твоими создателями?»

Как-то раньше я не связывал этот город с Опекуном. Хотя и мог бы. Корни общих знаний у них одни и те же, правда, мой симбиот не знал всего, на что мы могли тут наткнуться. Например, ничего про встреченные тут артефакты он сказать не мог. Нежить его тоже удивила, да и об инфернальной энергии у него были лишь какие-то поверхностные знания, которых скорее больше не было, чем они присутствовали. Но вот, например, те же самые боевые симбиоты, на которых мы натыкались уже несколько раз и которых использовали личи… С ними он разбирался, и о них ему было известно. Так же как и сейчас, он смог понять, что же это за помещение такое.

= Вероятность данного вывода превышает восемьдесят процентов. Здесь используется тот же механизм блокировки метрических констант, что и в республике Неллия. Однако мне ничего не известно о той системе физической защиты данного объекта, что реализована на нем. 

И в моем сознании подсветились как раз все метки находящихся в зале скелетонов.

Вот и я о том же. Он знает, что это за помещение, но понятия не имеет, а чего это за скелетоны такие. И как они вообще работают.

Тем не менее из всего сказанного симбиотом я сделал определенный вывод.

Первое – это то, что, похоже, его создатели каким-то образом связаны с тем, на что я наткнулся в этом городе, а может быть, и с тем, что когда-то произошло в этом мире. Вернее, я был уверен, что они как-то точно завязаны на все происходящее сейчас. И уж если это были не они сами, то кто-то из тех, кто перенял их знания. Иначе откуда бы тут взяться этим самым скелетонам, будто специально приспособленным для охраны именно этого помещения, да еще и действующих в столь своеобразных условиях.

И второе. Мне нужна более специфическая помощь. И Опекун оказать мне ее не сможет, так же как и Симб, у того просто не хватает мощностей и сноровки, чтобы работать в данных условиях.

И потому мне необходим тот, кто так же, как и эти скелетоны, был создан для подобных задач. Мне необходим боевой симбиот. Только вот есть ли у нас шанс активировать его.

«Опекун, мы сможем сделать это?» – сразу обратился я к своему симбиоту.

= Да , – практически сразу ответил он. – Активация боевого симбиота возможна, но обязательным параметром проведения данной процедуры является его перерегистрация на нового оператора. Однако у меня нет полномочий для выполнения подобной операции, а взлом данного симбиота в текущих условиях невозможен. При неудачной попытке его активации произойдет проверка подключения к метрической матрице его бывшего владельца, и с определением того, что он на данный момент ни к кому не привязан, а соответствующей команды на переподключение к нему не поступало, вступит в силу протокол самоуничтожения боевого симбиота в связи с директивой безопасности и сохранения в тайне военных технологий республики Неллия. 

«Так он сразу постарается уничтожить себя?» – уточнил я.

= Да,  – подтвердил Опекун, – боевой симбиот как разрушит свою метрическую структуру, так и постарается уничтожить или нанести максимальный вред той метрической матрице, откуда был получен сигнал для его активации. И с вероятностью, превышающей шестьдесят процентов, его атака будет успешной, так как процесс активации подразумевает подключение боевого симбиота к матрице оператора напрямую, минуя встроенную систему защиты. 

«Хм. И почему все так сложно?» – только и удивился я.

= Судя по маркировке, данный симбиот является какой-то специализированной разработкой и, как следствие, на него распространяется директива о сохранении военной тайны. 

«Понятно, – протянул я, – значит, нам он ничем помочь не может, да и вряд ли будет полезен в перспективе».

А я-то уж обрадовался. Собираю все подряд, а как-то и не подумал о том, что некто мог заранее позаботиться о таких вот мелких мародерах, как я.

= Вывод оператора не верен,  – неожиданно прервал ход моих мыслей Опекун, – полезность боевого симбиота данного класса можно будет определить лишь после его активации. 

«Угу, – усмехнулся я, – только вот активацию мы провести не сможем. Ты же сам сказал, что у тебя не хватает полномочий, чтобы дать ему команду на привязку к новому носителю».

= Да,  – подтвердил мой виртуальный помощник, – данных полномочий нет у меня, но в связи с присвоением оператору внеочередного звания по табелю о рангах Республики Неллия, данные полномочия есть у него, как у действующего главы экспедиционного корпуса  (смотри-ка, опять, как тогда в том бункере или на базе). Глава экспедиционного корпуса приравнивается по своему статусу к главе управления службы внешней разведки. Судя по встроенному маркеру, обнаруженный симбиот относится к вспомогательным метрическим сущностям, предназначенным как раз для управления внешней разведки республики. Произвести переназначение прав на привязку к новому носителю? 

«Хм, – мысленно пробормотал я, – какие могут быть последствия? Это не запустит механизм самоуничтожения симбиота?»

= Нет. Будет лишь передана команда на смену владельца. Если она не пройдет, симбиот перейдет в режим полной консервации. И уже в данном случае любое обращение к нему запустит протокол самоуничтожения. 

«Хорошо, я понял, – констатировал я, – он для нас и так пока не активирован, бесполезен. Ну а если у нас ничего не получится, мы хотя бы точно убедимся, что не сможем им пользоваться, так что давай, перепривязывай его».

= Выполняю. 

Через несколько мгновений пришло новое сообщение.

= Команда на обнуление информации о прежнем носителе в симбиот передана и принята. Отказа не получено. 

Минуло еще несколько мгновений.

= Обнуление персонифицированных параметров произведено. Симбиот переведен в режим активации внедрения его новому носителю. Запустить? 

«Да, а долго это будет?» – что-то таким важным вопросом я как-то и не поинтересовался.

= Данный симбиот будет внедрен по ускоренному алгоритму интеграции. Часть функций будет временно отключена, дальнейшее их подключение будет производиться по мере постепенной интеграции, настройки и адаптации симбиота под нового оператора. 

«А хоть что-то работать будет?» – уточнил я.

= Основной функционал,  – как само собой разумеющееся ответил мне Опекун, – предоставить перечень основных и вспомогательных функций? 

«Конечно», – согласился я. И уже через мгновение изучил переданную Опекуном гипнопрограмму.

Как оказалось, в связи с тем, что боевого симбиота, как раз из-за того, что он относится к военным вспомогательным ментальным сущностям, внедрить можно очень быстро, это не займет и десяти секунд. Но вот доступно в связи с этим будет лишь всего несколько функций, таких, как углубленное сканирование, вычисление уязвимостей и направленное воздействие. То есть по факту, это тот функционал, что и закладывают в любое оружие изначально: найти слабость врага и ударить по ней. Ну, а все остальное, такое, как захват, незаметное подключение, установка различных закладок на выполнение тех или иных функций и многое другое, уже прилагается к этому в качестве дополнительных возможностей.

«Ладно, давай активируй его», – отдал я команду Опекуну, мне было необходимо оружие, чтобы разобраться с местной нежитью.

И буквально через десять секунд оно должно было у меня появиться. Теперь главное – продержаться.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Антимагический зал. 

Одиннадцатый уровень. Некоторое время спустя 

Уход. Уклонение. Отбить новое нападение и выскользнуть из ловушки, но тут же меня поджидает другая. Теперь избегать схваток удавалось все реже и реже. Количество моих противников возросло до тридцати пяти.

Я думал, те десять секунд, что мне нужно было продержаться, пролетят мгновенно. Да, как же! Буквально в следующую секунду, после того как Опекун запустил процесс активации боевого симбиота, в зал проникло еще тринадцать противников. И среди них было несколько точно таких же, что встретились мне в этом зале. А это означало, что меня вновь могли видеть.

И отключить мне всех таких скелетонов одновременно не удалось. Не знаю, возможно, это была несколько другая нежить или с ней что-то произошло, но та ее техническая часть, что и делала из этих скелетонов киборгов, оказалась защищена несколько получше той, что была у местных охранников. А потому, пока я старался ослепить хотя бы одного из них, остальные брали на себя функции управления всеми остальными умертвиями, находящимися в этом зале. И делали они это очень грамотно, не нападая на меня, а распределившись по залу и выполняя лишь координирующие функции.

Потому, пока я не разделался с последним, шел постоянный и непрекращающийся бой. Спасала меня только нереально прочная адамантитовая кольчуга, которую я все же надел по рекомендации архидемонов, перед тем как отправиться шмонать эти подземелья. Ну и, как я понимаю, мои несколько более прочные кости, чем у обычного человека.

Но ощущения тем не менее от пропущенных ударов были не из приятных, однако к этому мне не привыкать. Главное, что я все-таки сумел разделаться с этими скелетонами, как раз сейчас разрушив визор последнего координатора.

И в это же самое мгновение в моем сознании прозвучал голос симбиота, но, как я понимаю, теперь это был уже совершенно не Опекун.

= Активация завершена,  – и практически в ту же самую секунду, – произведена оценка уровня угрозы оператору. Код красный. Немедленно покинуть зону повышенной опасности. 

Никаких более точных обозначений или объяснений, только попытка вывести меня из-под удара.

И на моей карте, как я понял, пометился практически весь одиннадцатый уровень и одновременно было выдано сообщение.

= Зона повышенной опасности. 

Не знаю, что там дальше проделал симбиот, но я точно заметил, как в его интерфейс ушло несколько листингов, которые тот мгновенно отработал, а потом пошла следующая порция инструкций.

= Проведена ускоренная инвентаризация доступных на данный момент оператору опций, функций и способностей. Исходя из полученного списка нет приемлемой возможности, позволяющей покинуть зону повышенной угрозы,  – сам себе же и ответил боевой симбиот, после чего продолжил: – Произвожу повторное сканирование окружающего пространства с углублённой опцией аналитических и эвристических функций. 

Через несколько мгновений пришло новое сообщение.

= Обнаружено тридцать пять противников, представляющих непосредственную угрозу носителю в данный момент времени. Дополнительно к текущему местонахождению оператора приближается еще девять потенциально опасных противников. Степень боевой эффективности… 

И тут над каждым из присутствующих в помещении скелетонов появился определенный процент. Однако ни у кого из них он не превышал цифры девяносто. И то этот максимальный уровень был зарегистрирован только на одном из умертвий.

= Произвожу индивидуальное углубленное сканирование и анализ полученных данных. 

Пошел определенный отсчет.

Я думал, что сейчас скелетоны мгновенно вычислят мое местоположение, с их-то умением определять вектор атаки, но этого не произошло.

«С чего бы?» – удивился я.

= Производится пассивный перехват остаточных ментальных выбросов, и уже по нему составляется вероятностное строение метрической структуры каждого отдельного объекта,  – доложил симбиот. Уже через пару секунд продолжил: – Углублённое сканирование завершено. Обнаружена кластерная взаимосвязанная система метрических матриц… 

Подсветились все находящиеся в зале скелетоны.

= Каждый из элементов выполняет как пассивную (ведомую), так и активную (головную, управляющую) роль. Система будет полностью работоспособна с любым действующим количеством элементов кластера. Дополнительно, с вероятностью, превышающей девяносто четыре процента, с увеличением количества узлов кластера повышается как производительность всей системы в целом, так и эффективность функционирования каждого отдельного элемента в частности. 

«Хм, теперь по крайней мере понятно, почему они стали реагировать на мои атаки более оперативно», – понял я. Но тут до меня дошло и другое. Для отключения всей этой системы, которыми и являлись взаимосвязанные друг с другом скелетоны, необходимо было одновременно уничтожить их всех.

= Выводы оператора полностью совпадают с моими аналитическими выкладками. 

«Совпадать-то совпадают, – пробурчал я, – но как это сделать?»

= В структуре всех просканированных метрических матриц обнаружена общая уязвимость, которая позволяет произвести подключение сразу ко всей кластерной системе. 

«Да, и что это?» – удивление так и прозвучало в моем вопросе, ведь сам я что-то ничего не видел.

= У оператора есть возможность произвести прямое подключение к системе, как еще одному элементу кластера,  – предложил симбиот.

«Чего-чего?» – оторопел я.

= В инвентаризационном списке обнаружен дополнительный метрический сегмент, выступающий своеобразным расширением уже внедренной оператору системы. 

И симбиот в моей метрической матрице выделил как раз ту ее часть, которая в моем понимании являлась прошитой в нее когда-то нейросетью. Только теперь он предлагал провести ее преобразование, за счет установки какого-то непонятного расширения.

«И что это?» – уточнил я.

И, что не удивительно, симбиот указал на то самое пространственное хранилище, куда Опекун когда-то перекинул ментальные сущности, полученные от скелетонов-операторов, управляющих танками.

= Данные ментальные конструкты специализируются на взломе, управлении, восстановлении и создании метрических матриц. И этот функционал в них реализован более качественно, чем тот, что сейчас используется оператором. 

«Да? – удивился я, – А мы сможем провести их инсталляцию? И успеем ли?»

= На текущем этапе это единственно доступный перечень возможностей, который может позволить оператору понизить уровень риска и вероятность гибели носителя до приемлемого в данных условиях уровня. 

«И что, нам не поможет то, что Опекун сейчас старается заставить работать другие мои способности?» – это был вполне здравый вопрос. Если заработает «прыжок», то я рано или поздно смогу уничтожить всю местную нежить. Но нет, как оказалось, мои выводы не совсем корректны.

= Момент активации способностей пространственного контролируемого перемещения и реагирования на непосредственную угрозу как раз и является одной из ключевых точек, которые представляют собой один из этапов по снижению уровня риска нахождения оператора в данном помещении. Однако с увеличением длительности нахождения оператора в данном помещении вероятность получения носителем симбиота фатальных повреждений, приводящих к его смерти, на момент подключения обозначенных способностей, без введения дополнительных защитных мероприятий превышает сто сорок четыре процента. 

«Чего? – оторопел я. – Так ты хочешь сказать, что за те оставшиеся восемь минут меня тут на кусочки покромсают?»

= Вывод оператора верен. 

Чего-то я ничего не понимаю. Неужели присоединение последней партии нежити, которая сейчас пробирается к залу, так кардинально перетянет чашу весов на их сторону?

= Да , – только и согласился со мной боевой симбиот, а потом полностью выдал мне тот расклад, что наступит тут в тот момент, когда к нежити подойдет следующее подкрепление.

Так вот, с последним отрядом мои противники смогут полностью перекрыть зал, взяв его в плотное кольцо. К тому же… А я-то все думал, почему это в нем такие низкие потолки? А все просто. Сделано это для того, чтобы скелетоны перекрыли не только периметр зала по окружности, но и не позволили прорваться кому-либо через верх или у них между ног.

Но и это еще не все. По мере уменьшения радиуса контролируемого скелетонами периметра их защитная стенка будет меняться, превращаясь из однозвеньевой цепи в многозвеньевую. И уже будет не одно кольцо оцепления, а два. Потом три, и так далее. Пока в центре контролируемого им периметра не окажусь я сам.

И, как оказалось, это еще благоприятный вариант. Хуже будет, если с подкреплением сюда доберутся киборги. Тогда меня окружат и возьмут в многозвеньевое окружение еще быстрее.

«Черт, – согласился с предоставленными боевым симбиотом выводами я, – тогда нужно переходить к реализации твоего плана».

Только…

«А как будет проходить само внедрение этих сущностей? – поинтересовался я. – Раньше я на такие моменты отключался».

= Их активация не требует нахождения носителя в бессознательном состоянии. Однако процесс их активации при данном условии инсталляции потребует несколько большего времени. 

«Сколько?» – что-то у меня засвербело в одном месте.

= От пяти до семи минут,  – только и ответил боевой симбиот, – точное время вычислить нет возможности, так как это какие-то не стандартные ментальные расширения, производимые в Республике Неллия. 

«Так откуда ты знаешь, что они вообще активируются?» – возмутился я.

= В данных структурах используется неизвестный тип интерфейсов подключения, данные о них отсутствуют в базах известных интерфейсов Республики Неллия. Однако наличие подобных же интерфейсов обнаружено и в метрической структуре оператора. Именно поэтому и сделано предположение об их полной совместимости. 

«Вероятность на положительный успех-то есть?» – спросил я.

Ну, боевой симбиот он и есть боевой симбиот, так как ответил несколько не то, что я у него пытался узнать.

= Вероятность положительного исхода при инсталляции данных ментальных сущностей гораздо выше, чем вероятность выживания оператора при его текущих возможностях. 

«Ну да, понял, о чем ты говоришь», – мысленно согласился я.

Симбиот был прав. Без этих фиговин я все равно так и так скопычусь, а с их установкой у меня появится хоть какой-то шанс.

«Начинай установку», – поняв, что и выбора-то особо нет, дал приказ я.

= Выполняю,  – только и ответил тот.

Ну, а мне необходимо было вновь продержаться. И уже через несколько минут я понял, о чем говорил мне симбиот, когда в зал вошло дополнительное подкрепление, в лице еще нескольких скелетонов.

Но, по крайней мере, у меня все еще был шанс. Критической точки их масса достигнет в тот момент, когда сюда доберутся последние из них. А до этого оставалось еще пять минут.

Пять минут моей жизни и смерти. Как же давно я не попадал в такие же условия, когда даже всего того, чему меня обучили миры Даага, оказалось недостаточно.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Антимагический зал. 

Одиннадцатый уровень. Некоторое время спустя 

= Инсталляция ментальных сущностей прошла успешно. 

Я даже не обратил внимания на то сообщение, что уже несколько мгновений долбилось мне в голову. Да и не удивительно. На мне практически не осталось живого места, я еле успевал уходить от ударов. Спасали только моя реакция, ускорение сознания и прочность моих костей.

Как выяснилось, они были несколько белее крепкие, чем та кольчуга из адамантита, что была надета на мне. Ну или все дело в том, что и мои противники поголовно были вооружены мечами, которые по своей прочности ничуть не уступали ей, ведь и они были изготовлены из того же самого адамантита или не менее прочного мифрила.

К тому же симбиот был прав и в другом своем предсказании: с увеличением количества скелетонов в значительной степени ускорялась и их реакция. И заметно это стало сейчас, когда она увеличилась у них практически в два с половиной раза.

Я как раз отлетел к стене, наконец прорвав очередное кольцо окружения, когда все-таки осознал, что же там долбится в моей голове.

«И что?» – только и спросил я, уходя в сторону. Сейчас я практически все мощности своего сознания и отдельных его потоков выделил на противостояние со скелетонами. Но и реагировать на новую информацию тоже было необходимо, а потому пришлось задействовать под общение с симбиотами один из второстепенных потоков сознания, что сразу же сказалось и на моей реакции.

Как минимум один пропущенный удар напомнил мне о том, что времени у меня остается все меньше и меньше.

= Передаю управление на необходимый сегмент матрицы,  – сразу среагировал боевой симбиот, – произвожу подключение. 

И практически в то же самое мгновение я заметил, как от меня в сторону одного из скелетонов протянулась своеобразная метрическая нить, – нечто похожее я как раз и наблюдал в тех самых танках. И как только она достигла структуры скелетона, в моем сознании мгновенно высветилось меню.

= Подключение установлено. Произвожу взлом управляющего контура. Организую подмену командного протокола. Отключаю директиву реагирования на нарушение охраняемого периметра. Вношу новые командные директивы. Перевожу управление подключенным узлом на нашу командную частоту. Блокирую все остальные внешние интерфейсы. 

«Это чего, теперь я смогу сам управлять теми скелетонами, кого уже успел обработать этот виртуальный взломщик?» – только сейчас сообразил я.

Между тем взлом продолжался. Этот странный сегмент со скоростью вируса распространил наше влияние на все остальные узлы системы, которыми являлись оставшиеся скелетоны. Все это происходило настолько быстро и оперативно, что я даже не успевал отреагировать, как практически все они перешли под наш контроль. И все это делал один из тех небольших модулей расширения, что мы вытащили из «танкиста».

«Хотя нет, не только он один, – вспомнил я последовательность отработки, – работал не только он один, канал создал совершенно другой модуль. Этот же производил именно захват всего кластера, отключая каждый его модуль. А вот как работают два других расширения, я пока не видел, но судя по всему, и им отводится какая-то роль».

М-да, я так понял, что план по уничтожению нежити претерпел некоторые изменения. И теперь не было необходимости добивать ее, все и так находились под моим полным контролем. И этим нельзя было не воспользоваться.

«Надо бы их отправить прочесывать уровень и уничтожать своих собратьев, – решил я, – нечего им тут пылиться без дела».

И только я об этом подумал, как мне пришел ответ от одного из модулей.

= Контроль над захваченными объектами возможен только в пределах заданного радиуса. 

И на карте вокруг меня появилась слегка подсвеченная окружность, лишь немногим превышающая размеры этого помещения.

«Плохо, значит, заранее их на зачистку уровня не отправишь, – огорчился я. – Ну да ладно, займемся этим позже».

Однако и это было не все, как раз после того, как я обозначил задачу, которую должны были выполнить скелетоны, активировался еще один из модулей расширения нейросети, который ранее был не задействован.

= Подготовить алгоритм автономного функционирования выделенных объектов?  – уточнил он.

«Да», – согласился я.

= Конкретизируйте и настройте задачу для каждого из выбранных объектов,  – попросил он. – Или использовать стандартные алгоритмы функционирования? 

Хм. Последнее было бы интересно, только я не знал, что есть в перечне.

= Под поставленную задачу подходит стандартный алгоритм зачистки пространственного объёма и дальнейшего несения его защитных и охранных функций, используемый в десантных боевых системах. 

«Хорошо. Давай попробуем именно его», – согласился я.

= Обозначьте цели, которые будут отмечены как вражеские объекты.

Так, тут нужно подумать. Я быстро прикинул по карте; на всем уровне были лишь одни скелетоны, ну и прочая нежить. Кстати, некоторые были такими же, как и те скелетоны, что сейчас оказались взяты под контроль этими необычными расширениями нейросети.

Тогда так.

«Все встреченные объекты, которые находятся за пределами данного помещения… – и я выделил зал, а также комнату с артефактами, куда и собирался прорваться, – являются вражескими».

Правда, немного подумав, я решил, что все же нужно ограничить охранный периметр, и запретил скелетонам покидать одиннадцатый уровень.

= Принято,  – подтвердил получение моего приказа этот не слишком обычный ментальный модуль расширения. – Управляющий пакет подготовлен, разрешить его внедрение? 

«Выполняй», – согласился я.

Но только началась загрузка, индикация которой отобразилась в моем сознании, как ожил модуль-взломщик.

= Рекомендую ввести небольшие изменения в алгоритм функционирования для подчиненных нам объектов и использовать их как локальные автономные очаги распространения нашего управляющего модуля. 

Сначала я не понял, о чем он говорит, но как только была предоставлена небольшая структурная модель отработки предложения взломщика, я сообразил, в чем же была его затея.

Так эта наша армия будет пополняться постоянно новыми бойцами, если кто-то из моих скелетонов напорется на кого-то из своих собратьев».

Любой из скелетонов будет использоваться как некий распространитель вирусов, которым и будет наш управляющий модуль, если в радиусе его действия появиться кто-то с возможностью подключения к его метрической матрице. По идее, это как раз такая же, как и тут, в зале, или любая подобная нежить. Неизвестно, сколько ее всего такой. Но она есть.

«Хм. Неплохая идея. Тогда нам необходим маркер, чтобы мы могли отследить перемещение подчинённых нам скелетонов и принадлежность той или иной нежити к нашей армии».

= Принято к исполнению,  – доложил симбиот.

И уже через несколько секунд было подготовлено несколько модулей, их оказалось чуть больше, чем один. Но тут все и понятно. Управляющий или командный модуль по созданию канала подключения и вирус, который все это дублировал в захваченные матрицы. Так, а вот последнее – это что?

= Защита от перехвата управления и вывода из-под нашей опеки подчиненных нам объектов,  – выдал взломщик.

Вполне логично. Как-то сам я об этом не подумал.

«Хорошо, выполняйте», – распорядился я и заметил, как пошла новая индикация копирования, а на моей карте с процессом окончания копирования наших модулей в матрицы скелетонов появлялись новые метки. И кстати, эти метки были двух т


убрать рекламу


ипов – «К» и «М»; в комментариях было указано, что одни – это «киборги», другие – «мифрил-рыцари».

То есть получается, что эти модули расширения для моего удобства даже обозначили нежить теми понятиями и определениями, что я сам им выдал.

А уже через пару минут зал по одному стали покидать скелетоны.

«Черт. Нужно оставить парочку, нести охрану в зале и перекрыть ход», – и только я об этом подумал, как два последних скелетона, которые еще не успели покинуть зал, остановились у входа.

«Ну и хорошо, – решил я, – теперь меня тут больше ничего не держит. А то я тут что-то подзадержался, даже как-то неожиданно».

И я уже направился к выходу, ведущему в помещение с артефактами, когда в моем сознании прозвучала мысль, переданная боевым симбиотом.

= Рекомендую дождаться завершения анализа необходимых параметров для внесения изменений в механизм интеграции внешних метрических сегментов, для работы на их более низком уровне функционирования. 

«М-да, я что-то на радостях об этом и позабыл как-то, – вспомнил я первопричину того, а для чего все это вообще затевалось, ну, кроме моего выживания, естественно, – тогда конечно. Это нужно сделать, чтобы опять не встрять, как это было в этот раз».

Я остановился и огляделся вокруг. И тут мой взгляд наткнулся на одного из скелетонов. Это как раз был кто-то из киборгов.

«Интересно, я смогу вычислить, как они так мгновенно определяют вектор атаки?» – задался вопросом я, ведь сейчас можно было без проблем провести нормальное углубленное сканирование. А мне бы такая способность очень пригодилась. По крайней мере, она бы как позволяла значительно ускорить само определение более точного местоположения противника, так и выступила в роли некой системы безопасности и мониторинга, определяя момент взлома. Ведь работу с метрической матрицей практически невозможно засечь, а вот скелетоны это как-то делали. И коль я тут должен был задержаться еще на несколько минут, так можно было бы провести и эту работу. Ну, а когда Опекун закончит, будем двигаться дальше. Благо и идти-то далеко не нужно, всего-то и сделать еще несколько шагов.

Глава 5

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Комната с артефактами. 

Одиннадцатый уровень. Некоторое время спустя 

«Ну и что у нас тут?» – сам у себя спросил я. При этом рассматривал небольшой темный каменный, по крайней мере по внешнему виду, куб с длиной ребра примерно сантиметров сорок. Именно он-то как раз точно и совпадал с тем самым местом, которое на карте было обозначено как местоположение одного из наиболее ярких и больших скоплений артефактов, что тут можно было найти.

Правда, встал вполне закономерный вопрос: а где все остальные сокровища, коль кроме этого куба тут, по сути, ничего больше не было, но на карте все другие артефакты были четко обозначены?

И мне это было не очень понятно.

В связи с этим я еще раз осмотрел помещение, где оказался.

«Так, а это что?» – сместившись немного в сторону и максимально увеличив масштаб отображения этого помещения на карте, я заметил, что все же кое-какие магические предметы тут находятся, при том сразу в нескольких местах. Просто из-за очень уж маленького размера комнатки, при ее стандартном отображении на карте, проекция всех замеченных тут артефактов накладывалась друг на друга и сливалась в одно большое пятно.

«Хм, – прокомментировал я свое наблюдение, – так первоначально я был не прав, и кое-что все же находится еще где-то в паре-тройке мест по периметру этого небольшого помещения. Только вот где?»

И вопрос был не праздный.

Две захоронки отображались на карте при ее максимальном увеличении очень четко и однозначно. А вот с последним обнаруженным объектом было что-то не слишком понятное, и там указывалось лишь общее направление поиска и пояснение.

= Требуется проведение дополнительного сканирования. 

И при обращении к этому пункту слегка подсвечивалась некоторая размытая и не очень четко выделенная область в районе противоположной от входа стены.

«Ладно, займусь ею позже, – решил я, – а пока уделю внимание тому, что мне более понятно и доступно».

И более внимательно огляделся вокруг.

Теперь, благодаря навигатору, я уже более точно представляя, что и где тут нужно искать, смог запеленговать и выделить два помеченных на карте тайника с какими-то предметами, отдающими небольшими выбросами ментальной энергии. Что интересно, оба они были достаточно хорошо замаскированы. Как сами тайники, так и то, что там хранилось, коль я смог засечь лишь достаточно слабый отсвет ментальной энергии. Только вот у меня все равно возник кое-какой вопрос. Мой навигатор упорно утверждал, что артефактов тут должно быть несколько больше того количества, которое мы с ним смогли обнаружить именно сейчас, после более тщательной проверки. Но вот где все остальное, так и оставалось для меня загадкой. И хоть на карте было четко обозначено, что в этом помещении ценных вещей должно быть достаточно много, тем не менее по факту сам я пока ничего конкретного, кроме этого самого куба и еще пары тайников с несколькими артефактами в них, и не заметил.

«Может, эти тайники хорошо экранируют излучение магических предметов, укрытых в них, и потому я ничего не вижу, – предположил я, – или все остальные артефакты находятся в той непонятной аномалии, которую обозначил навигатор».

И я еще раз поглядел в дальнюю от меня сторону. По дороге мой взгляд зацепился за то, с чего, в общем-то, и началось мое знакомство с этой потайной комнатой.

«Хотя, может быть, все еще проще, – пришла в мою голову вполне закономерная мысль, – ведь тут есть кое-что само по себе являющееся чем-то непонятным».

И я постарался более внимательно рассмотреть то, что уж точно выделялось на общем фоне в этой совершенно пустой комнатке.

«С этим самым кубом не все так чисто», – эта мысль так и не покидала меня, как я его увидел. Как минимум вызывало большое подозрение то, что просканировать эту нашу находку у меня никак не получалось. И все, по моим ощущениям, было точно так же, как и с теми же танками или Марголом, что мне встречались в городе. Ни Опекун, ни Симб, ни боевой симбиот тут не могли ни за что зацепиться, а потому пока и с его анализом мне помочь никак не могли. Хотя вот я сам, как и в предыдущие разы, все прекрасно видел.

И я вновь посмотрел на него, пытаясь понять, что же все-таки это такое? И как это ни странно, возможность получить хоть какие-то ответы предоставил мне один из тех непонятных симбиотов, которые являлись некой надстройкой для моей нейросети. Ведь он выдал следующее сообщение:

= Обнаружен интерфейс подключения к неизвестному устройству. 

И у меня в сознании подсветилась, слегка выделившись, часть одной из граней этого самого куба, который и находился сейчас передо мной.

«Так, стоп, – удивился я, – а ты-то как смог его просканировать?»

На что мне это дополнительное расширение ответило:

= Данные получены от пользователя, мною проводится лишь анализ переданного пакета информации. 

«Понятно, – протянул я, рассматривая обнаруженный мною непонятный артефакт, – хотя и не так много».

Было ясно, что все произошедшее с нами в подземельях имеет какое-то отношение к этому странному каменному кубику. Но вот какое?

«Похоже, этот куб является каким-то аналогом наших искинов, – начал размышлять я. – Возможно, тактических, только более навороченных и продвинутых. – И, уже обдумывая возможности этого магического компьютера, продолжил: – Одна эта не слишком типичная для большинства такого оборудования функция самообучения, которая постоянно и непрерывно увеличивает свою скорость развития, во многом не вписываясь в общую картину. Слишком уж он быстро, буквально в режиме реального времени, адаптирует свое поведение и алгоритмы действий подчинённой ему нежити к постоянно изменяющейся ситуации и обстановке, – и еще немного подумав и поворошив свои воспоминания, прикинул: – Да, насколько я знаю, такой скорости самообучения не уверен что достигнет и живой, мыслящий человек или кто-то другой, не то что какой-то непонятный, но явно когда-то и кем-то созданный, искусственный агрегат. Тем не менее это так и есть. И к нашей большой радости, у нас есть прекрасная возможность исследовать его и понять, как все это в нем реализовано и работает. И узнать это можно всего лишь подключившись к нему. Вон и этот самый интерфейс подключения реализован, даже искать его особо не пришлось».

И именно эта последняя мысль заставила меня насторожиться.

«Хм. Странно, до этого я не замечал за этой штуковиной таких простейших ошибок и недочетов. Насколько я понял, этот магический искин прямо-таки помешан на обеспечении как собственной, так и внешней безопасности и контроле заградительного периметра, которым и является все это подземелье. По крайней мере, так было вплоть до последнего момента».

Я оглянулся в сторону антимагического зала, который остался за моею спиной буквально пару мгновений назад.

«И то, что меня поджидало там», – подумал я о скелетонах и том, как они отреагировали на мое вторжение, а потом и о еще более продуманной охоте на меня и попытке загнать меня в ловушку, что указывало на гораздо более серьезную обеспокоенность в обеспечении собственной безопасности.

А потому, попав сюда, можно было ожидать как минимум того, что хотя бы этот искин будет замаскирован или спрятан, если и не самими его создателями, то уж его собственными силами. Ведь, по идее, ему подчиняется различная нежить, и он мог спокойно использовать ее для проведения необходимых работ. Но тут этого не произошло.

Вот вошел я в совершенно пустое помещение, где прямо в его центре стоит этот самый куб, который не позволяет даже узнать, а чем же он является на самом деле. Но при этом у него есть хоть и не слишком уж выставленный на всеобщее обозрение интерфейс, который еще стоит поискать, но тем не менее позволяющий к нему, правда с некоторым трудом, но все же подключиться.

Однако со стороны моего невидимого виртуального противника это должна быть такая огромная и очевидная уязвимость всей системы, которую этот помешанный на собственной безопасности искин должен был сотню раз вычислить и постараться прикрыть ее, несмотря ни на что. И было в этом что-то неправильное. Не того я мог ожидать от этого искина.

«И что это значит?» – удивленно посмотрел я на этот якобы приз для победителя, выставленный на всеобщее обозрение.

И, немного постояв, пришел ко вполне очевидному и закономерному выводу: «А значит это, что, похоже, скелетоны-то в соседнем зале были не последним барьером обороны, который должен был защитить этот искин. Последний сейчас стоит передо мною и ожидает своей очереди».

Я уже более настороженно обошел этот куб по кругу.

«И чего с ним делать?» – в общем-то риторический вопрос. Но как-то совать свои загребущие ручки в ловушку у меня никакого желания не было. Тем более, если этот «горшочек меда» не трогать, никакой угрозы я от него не чувствовал.

Только вот и это было тем, что заставило меня относиться к нему с особым пристрастием и опаской, он и до этого у меня особой настороженности не вызывал. И если бы не моя слегка параноидальная логика, я бы даже об этом не подумал. А потому и сейчас старался этот кубик из виду не выпускать.

Поняв, что этот куб не слишком пока подходит под мои цели, я огляделся вокруг.

«Но если то, что мне нужно, это не он, то тогда что?» – задался вопросом я.

И так выходило, что, возможно, мой искин – это что-то как раз из той самой кучи менее заметных артефактов, которые как раз и были замаскированы и запрятаны где-то в толще стен этого помещения.

«Все верно, – прикинул я, – самое яркое и приметное. – Я перевел свой взгляд на куб. – Это лишь блестящая приманка. А вот тот реальный тактик, что и рулит всем вокруг, засел где-то в одной из потайных ниш. Как раз тех самых, что я пока еще не видел и не обследовал. Ладно, будем разбираться с ними», – решил я. Но что-то было у меня большое подозрение, что наш противник будет сидеть как раз в той самой аномальной области, которую не смог просветить даже Навигатор. Тем не менее я решил начать с более понятных и проверенных вещей. А потому подошел к тому участку стены, где должен был находиться как минимум первый тайник из тех двух, что мы смогли определить.

«Хм. И опять кое-что знакомое», – заметив едва различимый отпечаток ладони на стене, мысленно пробормотал я. После чего протянул руку и приложил ее к стене.

Проходит несколько мгновений.

= Доступ получен,  – и больше ничего.

Хотя нет. Проглядев лог, я заметил, что доступ мне был выдан благодаря одному из модулей, навешанных на нейросеть. Именно он мгновенно произвел взлом системы контроля и вскрыл этот тайник, перехватив запрос, обращенный кодовым замком тайника к какой-то системе идентификации, и переслав в обратную сторону положительный ответ с небольшим слепком моей метрической матрицы. И что интересно, произведена эта операция была настолько молниеносно, что я даже не заметил в отработке системы идентификации хотя бы малейшей задержки, потребовавшейся системе безопасности для моего опознания. К тому же меня заинтересовал и еще один пункт, судя по логу, проделанный в дополнение этим модулем расширения. Он копию моего метрического слепка отправил куда-то по сети, в глубь системы безопасности, обнаруженной в этом древнем городе. И, судя по комментарию, сделано это было с целью дальнейшего моего внедрения в систему контроля и управления над этим городом. В том числе и для дальнейшего получения различных допусков. Ведь, как я понял, к ранее полученным допускам местная система идентификации не имела никакого отношения.

«Хм, интересненько получается», – подумал я, наблюдая за тем, как участок стены исчезает и на его месте появляется небольшой, слегка подсвеченный провал. Внутри него лежит всего лишь одна небольшая коробочка. Проверив, что ее можно вытащить оттуда без каких-либо последствий для себя, я вытянул этот небольшой кейс силовым жгутом (а почему нет, если туда можно не совать руки, то почему так не сделать?).

«И что у нас внутри?» Этот кейс оказался даже не заперт.

«М-да-а… – протянул я, заглядывая внутрь, – это, конечно, полезная вещь, но несколько не та, что я ожидал там найти».

И я вытащил из кейса небольшой кристалл, точно такой же, как и те, что разыскивал демон с заставы, пытавшийся надуть Гаису и ее брата. Найденный кристалл натолкнул на кое-какую мысль, правда, она требовала более предметного подтверждения.

Но уже одно то, что этот кристалл находился во вскрытом тайнике, говорило о том, что сейчас я влез в систему безопасности как раз-таки тех, против кого сражались создатели моего Опекуна и боевого симбиота. И судя по всему, это были именно демоны, слишком уж органично вписалась та способность, которую я стянул, и «честного лгуна» именно в его метрическую матрицу. При внедрении этой способности уже именно мне Симбу пришлось ее значительно переработать.

Вот и получается, что изначально она была подготовлена или под самих демонов, ну или тех, чья метрическая матрица лишь немногим отличалась от них.

Я ведь специально проверял еще тогда, после переговоров с этим жирдяем, что подобная область была у всех моих знакомых архидемонов, правда не так развита, как у него, но она была. И в отличие от меня самого, эту часть их метрической матрицы не нужно было подвергать слишком уж глобальным преобразованиям.

Вот и получается, что та способность была адаптирована именно под таких вот архидемонов, как мои друзья. Причем именно архидемонов, а не простых их собратьев.

«Ну, да ладно. Разберусь со всем этим чуть позже, – решил я, убирая кристалл сначала в предназначенный для его переноски кейс, а потом и в свое подпространственное хранилище, – тем более и сам этот камешек необходимо будет потом проверить в спокойной обстановке. Что-то есть у меня подозрение, что и в нем есть нечто полезное. Ну а сейчас надо бы посмотреть второй тайник».

После чего я развернулся в противоположную сторону.

«Вторая захоронка должна быть где-то здесь», – вычислив точное ее местонахождение и пройдя несколько шагов в обратную сторону, я оглядел стену.

«Ага, вот она», – заметил я еще один отпечаток ладони и приложил к нему руку.

Тут все отработало даже еще быстрее, чем в прошлый раз. Теперь стало понятно, зачем же модуль передал мои данные системе идентификации. Теперь даже взлома не потребовалось. Меня опознали как законного владельца данного тайника.

И уже через пару мгновений у меня появилась возможность заглянуть внутрь.

«Ну что же, – проверив содержимое, констатировал я, – по крайней мере, тут хранится именно то, ради чего мы и спустились в эти подземелья».

В тайнике лежали различные артефакты в количестве тринадцати штук.

– Часть, хоть и незначительная, наших проблем решена, – пробормотал я и посмотрел в сторону непонятной аномальной зоны, которую так до сих пор и не исследовал.

«Я так понимаю, что тот, кто мне нужен, засел именно там», – констатировал я, выдвигаясь вперед. Однако, к сожалению, даже приблизившись к стене и проведя повторное сканирование, мы так и не получили никакого более или менее вменяемого результата. Разве что навигатор все-таки подтвердил наличие еще одного помещения за стенкой передо мной.

«Ну, а если и там ничего нет, – мысленно пробормотал я, – то придется обследовать это помещение более тщательно, ведь остальные артефакты так и продолжали светиться где-то тут».

И что непонятно, их количество, отображаемое на навигаторе, особо и не уменьшилось. Только вот, осмотрев противоположную от входа стену, я понял, что никакого отпечатка ладони или чего-то похожего на хоть какую-то кнопку или пластину не было, лишь одна голая и ровная каменная поверхность, уходящая к потолку.

«Да где же ты?» – только и пробормотал я, как ожил боевой симбиот, видимо, вытащив необходимые сейчас воспоминания из Опекуна или моих собственных знаний.

= Обнаружено аналогичное уже встреченному ранее ментально активное вещество с изменяемым свойством твердости. 

«Ага. Вспомнил, – быстро сообразил я, – оно точно такое же, как и в тех самых танках, – и, сразу перейдя к делу, а то почему-то ответ на этот самый вопрос так и не был озвучен, поинтересовался: – Ты смог вычислить структуру, активирующую процесс преобразования данного вещества?»

= Структуру активации вычислить не представляется возможным. Отсутствует остаточный след предыдущего ее использования. 

Угу, как я понимаю, или ей ни разу не пользовались, что вряд ли, ведь как-то же упрятали что-то внутрь, ну и как второй вариант, сделано это было так давно, что остаточный след успел уже испариться.

«Ну и что делать?» – задумался я. Выходов было, как это ни странно, несколько. Первый – это попытаться сломать эту стену. Но тут выплыл такой немаловажный факт, как то, что это вроде как адамантит, и так просто его раскурочить не получится. Второй – это постараться самим подобрать нужное отпирающее плетение, но тут вставал вопрос времени, как долго я буду его искать методом тупого перебора. Если что-то придумаю еще, например, смогу подобрать нужную ментальную структуру по каким-то иным принципам, то, возможно, времени это займет гораздо меньше. Но пока никаких необходимых алгоритмов вычисления нужного отпирающего плетения у меня не было. И зацепиться в общем-то было пока не за что. Ну и третье, а почему, собственно, не воспользоваться уже известной отпирающей ментальной конструкцией? Ведь как-то раз она уже сработала. И если ничего не получится, то тогда уже плясать от этого, последовательно перейдя сначала ко второму пункту и, как уже совершенно нереальное и невозможное, к первому.

Приняв к реализации такую последовательность действий, я внедряю в структуру стены нужный конструкт. Дальше идет передача в него ментальной энергии и активация.

Несколько мгновений, и передо мной еще одна комната, ничуть не меньшая, чем та, в которой я сейчас находился.

«Смотри-ка сработало, – я даже удивился тому, что ранее найденная ментальная структура подошла и в этом случае, – да и навигатор как обычно оказался прав, тут также есть еще одно помещение».

Единственное, что меня смущало, так это то, что помещение, находящееся передо мной, все еще определяется как аномалия неизвестного типа и навигатор до сих пор не смог ее просканировать.

«Ладно, – решаю я, – придется проверять по старинке».

Шаг, и я в помещении.

«Вроде тихо, опасности нет».

Однако не успеваю я порадоваться, как на меня из глубины комнаты вылетает нечто, отдаленно похожее на скелет огромного паука, только вот у него к тому же есть еще и такие же костяные руки. Обычные такие руки обычного такого, ничем не примечательного скелета, как у тех скелетонов, что встречались нам в подземелье, только вот пальцы чуть длиннее, чем у среднестатистического человека или демона, да и количество их несколько пугает, я насчитал девять (кстати, а почему не четное число?), к тому же в одной из них он держит что-то очень сильно напоминающее мой пистоль.

«Черт, – быстро реагирую я и, уворачиваясь, ухожу в сторону от направленного в меня оружия, – не что-то его напоминающее, а реально, это точно такой же пистоль, как и был у меня, только вот в качестве материала его изготовления использован чистый адамантит».

Именно поэтому я его и не признал сразу.

С чем мне в этот раз повезло, так это с тем, что саму метрическую матрицу своего пистоля я не мог не узнать, слишком долго мне пришлось учиться тому, чтобы избежать смерти от него. А потому я мгновенно восстановил в памяти то, что нужно было сделать, чтобы уничтожить данное оружие, разрушив его матрицу.

«Жаль, что не получится его заполучить, неплохая все-таки вещь, только вот у меня никогда не получалось хоть на какое-то время вывести этот пистоль из строя. Так что всегда приходилось безвозвратно разрушать его метрическую матрицу», – подумал я.

И отреагировав на это мое желание, мне пришел ответ от моей системы симбиотов.

= Преобразовать известный алгоритм взлома и разрушения метрической матрицы выбранного объекта в скрипт его временного отключения? 

«Делай», – сразу согласился я.

Несколько мгновений, как Симб выдал мне подготовленный листинг, активировать который предлагалось запуском виртуальной кнопки, появившейся в меню работы с симбиотами.

И как только все было готово, я воспользовался подготовленными скриптами. И уже в следующую секунду своего субъективного времени заметил, как изменились некоторые из метрических параметров структуры пистоля.

= Время восстановления матрицы – десять секунд,  – доложил мне боевой симбиот, – критические, а затем и фатальные изменения в структуре матрицы, не позволяющие ей запустить механизм самовосстановления, будут наблюдаться после семи применений скриптов по деактивации данного объекта.

«Понятно, – протянул я, – получается, что у меня есть чуть больше минуты для того, чтобы разобраться с этим пауком».

Но только начав проводить поверхностный анализ матрицы напавшего на меня монстра, я понял, что закралось в меня одно большое такое подозрение. Не похоже было, что это какое-то боевое создание. Ведь его метрическая матица была практически не защищена. Слишком много прорех и различных способов подключения к нему, которые не то что боевой симбиот, а и все остальные расширения моей нейросети и Опекун с Симбом воспринимали как рабочие интерфейсы управления.

На волне предыдущего своего опыта я первым делом проверил этого монстра на встроенные закладки, которые могли как-то негативно сработать и ударить по мне. Но в том-то и дело, что ничего подобного не было. Это был не тот куб из соседней комнаты с явно выставленным единственным интерфейсом и полностью замаскированной остальной матрицей. Тут все было совсем по-другому.

Матрица этого некротического монстра очень хорошо просматривалась и сканировалась, позволяя собрать всевозможные данные. Вот в результате всесторонне проведенного анализа полученных данных и выходило, что у этого паука реально настолько дырявая структура матрицы.

= Степень угрозы оператору при подключении к данному объекту не превышает и семи тысячных процента,  – доложил мне боевой симбиот, подтверждая своими словами мои собственные выводы. А потому, подключившись к наиболее подходящему интерфейсу, я уже буквально через несколько секунд смог перехватить полный контроль над этим непонятным монстром. И буквально первая директива, которую я вытащил из протоколов его работы, подсказала, чем же он тут занимался.

= Техническое обслуживание нейро-ментального модуля «Хранитель-3». 

«Ну, теперь, по крайней мере, понятно, что я попал именно туда, куда мне и было необходимо, – решил я, приказывая этому полутехническому, полумагическому костяному дроиду отойти в сторону. – Теперь уж это точно то, что мне необходимо», – мысленно пробормотал я, переведя свой взгляд дальше.

В глубине помещения, на небольшом постаменте стояла не очень большая продолговатая колба десяти-пятнадцати сантиметров в длину, в которую было заключено нечто, отдалённо напоминающее шаровую молнию, с кучей энергетических щупалец, бьющих в различные стороны. Только вот было это нечто не ярко-желтого или белого цвета, как можно было бы предполагать, а больше смахивало на сгусток сконцентрированной тьмы еще более мрачной и глубинной, чем окружающая нас темнота. И поэтому этот сгусток очень хорошо выделялся на окружающем фоне.

«Это, похоже, как раз то самое, что я и искал», – только и решил я, делая шаг вперед, как в моей голове раздался бесцветный, совершенно безэмоциональный и равнодушный, хотя и явно человеческий, голос.

– Вы ошибаетесь, то, на что вы сейчас смотрите, не имеет ко мне совершенно никакого отношения. Это лишь резервный источник энергии, на который должно произойти переключение в случае отказа основного источника энергии.

«Так, ситуация повторилась, – быстро среагировал я, – кто-то без особого труда прошел мою защиту и теперь шарит у меня в голове».

– Вы не правы, – вновь пришел равнодушный ответ, – общение с вами возможно лишь через передатчик, к которому вы в данный момент подключены.

И мне был переслан образ как раз того самого паука, метрическую матрицу которого я все еще контролировал.

«Понятно, уже лучше, – несколько успокоился я и задал интересующий меня вопрос: – Да? Ну а ты сам тогда где?»

И попытался рассмотреть то, что может находиться за постаментом с необычной батарейкой. Но там было совершенно пусто.

– Позади вас, – пришел не очень-то и обрадовавший меня ответ. Ведь никого позади себя я не ощущал.

«Меня?» – и я медленно оборачиваюсь в обратную сторону. Только вот там ничего нет. Кроме…

«Так этот паук и есть ты?» – дошло до меня.

– Этот полумагический голем является лишь моим мобильным вместилищем, – возразил моему мысленно заданному вопросу этот неизвестный нейроментальный модуль, структуру которого теперь я четко смог выделить в теле скелета паука, – который выполняет функции моего повседневного обслуживания.

И через пару мгновений, как мне показалось, даже с некоторой долей печали или сожаления он добавил:

– Только сейчас он мне не подчиняется и находится полностью под вашим контролем.

После чего уже с вопросительными, но все такими же равнодушными и мало что говорящими интонациями этот модуль просто уточнил:

– Вы собираетесь меня уничтожить прямо сейчас?

Я даже опешил от такого вселенского спокойствия и обыденности прозвучавшей фразы.

То, что у этого «хранителя» есть инстинкт самосохранения, я точно знал. Иначе он бы не стал так неистово пытаться защитить себя и периметр вокруг. Но вот сама смерть, или в его случае уничтожение, его, похоже, совершенно не страшила.

Это-то меня и заставило задать ему следующий вопрос.

– А что, есть какие-то варианты?

– Объективных нет, – спокойно констатировал «хранитель», – я ваш враг, и вы в этом сумели уже убедиться. Если вы не уничтожите меня, то я буду должен уничтожить вас. Так было всегда. Это те основные постулаты, которые прошиты в структуру моего естества. Все существа, несущие в себе более тридцати процентов от общего объёма метрической матрицы эталонного типа наших врагов, а также все существа, содержащие в своей энергетической структуре более десяти процентов ментальной энергии хаоса, должны быть уничтожены. Они наши враги. И хоть те, кто когда-то давно создал меня и прошил те директивы, которым я должен следовать, уже давно исчезли из этого мира, но от своей сущности я уйти не смогу. А потому вы, если хотите выжить, должны уничтожить меня. Подобные вам при встрече всегда старались уничтожить нас и наших создателей. И это тоже закон, который нельзя преступить.

М-да. Такого я не ожидал. Что необычно.

– Точно подобные мне? – на всякий случай уточнил я. А то что-то в последнее время я в этом стал несколько сомневаться. Ну, в плане того, что не всякий другой человек слишком уж похож на меня. Тем более если говорить о моем энергетическом каркасе, который у меня в принципе не просматривался. Только вот этот нейромодуль дал мне вполне однозначный ответ.

– Да, – уверенно подтвердил «хранитель», – я уже не раз встречался с подобными вам людьми. Мои создатели именовали вас «марголы». Хотя ваше самоназвание, насколько мне известно, – человек. Правда, вы несколько отличны от большинства, но тем не ме


убрать рекламу


нее и в вас присутствует тот самый минимум в тридцать процентов эталонной родительской метрической матрицы внедренного оригинального слепка наших противников. Хотя, конечно, это слишком большое отклонение от оригинала, чаще всего наши противники попадали в диапазон от шестидесяти процентов до девяносто семи, но тем не менее ошибки быть не может, – и как заключение, – вы человек и вы маргол.

Это уже интересно.

Я-то думал, что этот модуль зацепится за то, что я демон и нахожусь в инфернальном мире. Но он как-то смог распознать меня и плясал уже именно от этого. Хотя вот моих соратников он, скорее всего, отсеял бы по наличию именно инфернальной энергии. Да и скелеты архидемонов, которые можно было заметить среди солдат его армии, однозначно указывали на то, кого этот нейро-модуль считал врагами. Правда, практически столько же среди них было и совершенно других останков людей.

Но вот одно то, что он упоминал соратников Маргола, уже однозначно указывало на то, кто же являлся его создателем. И так получалось, что это одни и те же существа, что заточили в этом городе Маргола.

Кстати, коль этот странный модуль особо не запирается, то может, у него поинтересоваться и еще кое-чем. Слишком он не вписывался в окружающий ландшафт со своими знаниями, а потому…

– Слушай, а тут есть другие, похожие на тебя? – спросил я.

– Нейроментальные модули класса «хранитель»? – уточнил он.

– Да, – решил уточнить я.

– Нет, – просто ответил он и, предвидя мой следующий вопрос, продолжил: – Наши создатели не успели подготовить должное количество охранных сущностей, а потому управление в других районах охраняемого периметра передано менее специализированным модулям.

«Хм. Все верно, – прикинул я, – ведь это именно тут, недалеко, находилась темница Маргола, вот поэтому тут и был оставлен настолько навороченный сторожевой модуль. И я так понимаю, что в других частях города с этим должно быть попроще. Хотя те же скелетоны вполне себе нормально справляются с управлением более слабой нежитью. Но даже они не могут добиться такой синхронности и скорости ее действий».

– Ладно, с этим разобрались, – пробормотал я и, вновь посмотрев на паука, сам у себя спросил: – Так что же с тобой все-таки делать?

– У вас нет выхода, кроме как уничтожить меня, – только и ответил этот сильно уж странный модуль.

– Уничтожить, уничтожить… – проворчал я в ответ. – Это я всегда успею, как понимаю. Только вот нет у меня особого желания разрушать или уничтожать тебя, – возразил я этому странному пауку, который по сути был лишь неким вместилищем этого странного и слишком уж любопытного «хранителя», – я бы, наоборот, хотел получше изучить тебя, чтобы разобраться в твоих возможностях. Или перенастроить так, чтобы ты работал на меня.

– Вы не сможете этого сделать, – только и сказал модуль, – при подключении к структуре моей матрицы (смотри-ка, а этот модуль оперирует теми же понятиями, что и я или Дааг, у всех остальных были лишь поля) сработает одна из закладок, которая уничтожит как меня, так и вас. Все это также прошито в мою структуру.

– Да, интере-е-есно, – протянул я. Сам повторно просматривал метрическую матрицу как паука, так и плотно вплетенного в него модуля. Да, теперь я, похоже, понял, о чем он говорит. Его структура была защищена точно так же, как и структура танков или подставного куба в соседней комнате. Но в том-то и дело, что хоть мои приблуды никак не могли просканировать или просто засечь метрическую матрицу этого модуля, вот, кстати, та причина, по которой я сразу не среагировал на его присутствие, мои симбиоты и иже с ними просто не заметили его в теле этого паука-техника. Они его тупо не видели. А сам я на этот диссонанс пустоты и заполненного пространства не обратил внимания.

Однако сейчас-то я понял, о чем идет речь. Кстати, именно благодаря этому мне очень четко и точно удалось выделить все границы обнаруженного нейроментального модуля. Сканирование его не замечало, тогда как я сам его прекрасно видел, а потому уже по моей наводке нейросеть заполнила все недостающие пробелы.

– Хм, а вот с невозможностью что-то сделать ты немного ошибся, – протянул я, – есть у меня идея, как я смогу к тебе подключиться. Но тут остался другой вопрос. Согласен ли ты сам на это?

Глупо, конечно, спрашивать мнение у артефакта или там искусственного интеллекта, но что-то кажется мне, коль нечто даже пусть и не прожило, а просто просуществовало на свете такую прорву лет, тем более это нечто – мыслящее, то оно по определению должно, хочет оно того или не хочет, приобрести какое-то самосознание. Так вот поэтому и не спросить у этого «хранителя» о его дальнейшей судьбе я не мог.

– Вы о чем? – только и уточнил модуль.

– Я уверен, что смогу подключиться к тебе как минимум без каких-либо последствий для себя. И с большой долей вероятности, без фатальных последствий для тебя. Так вот, вопрос: есть ли возможность как-то освободить тебя от твоих вечных обязанностей и при этом сделать так, чтобы ты не считал меня врагом?

Долгое молчание, мне даже показалось, что от моего предложения у этого магического искусственного интеллекта снесло башку, но нет, он, оказывается, очень взвешенно и тщательно обдумывал свой ответ.

– Если у вас будет возможность создать прямое подключение к моему управляющему интерфейсу, а вся защита внутренней структуры моей метрической матрицы строилась на невозможности подключения к ней, то вы по факту сумеете обойти это условие, и тогда для выполнения предложенного вами плана придется полностью переписать все основополагающие директивы. Готов предоставить список закладок, которые потребуют своего изменения или удаления.

– Первый раз ты сказал только про переписать, – последняя фраза несколько не вязалась с предыдущими словами модуля.

Еще несколько мгновений молчания.

«Видимо, опять что-то просчитывает», – подумал я и оказался не прав, так как эта пауза потребовалась самому модулю.

– Я пометил как предназначенные для удаления закладки, которые ведут к моему уничтожению в случае, если вам придется оставить меня. Я не хочу исчезнуть, – признался «хранитель», – однако, со своей стороны, готов принести вам полную клятву метрического подчинения, которая не позволит мне действовать против вас или каким-либо образом нарушить ваши интересы.

– Хм, интересно, – произнес я в ответ. Хотя по сути меня все полностью устраивало.

– Но клятву тебе придется принести сейчас, – сказал я.

– Это сейчас невозможно, – ответил мне «хранитель», – пока я служу своим создателям. Однако после внесения уже первых трех изменений, я смогу принести вам свою присягу.

– Сможешь передать подготовленный тобой список изменений? – уточнил я у модуля.

– Я могу воспроизвести его проекцию, – предложил «хранитель».

– Делай, – согласился я.

И уже через пару мгновений передо мною в воздухе я мог наблюдать достаточно внушительный список тех директив, которые требовалось изменить.

– Так, а вот это оставь, – заметил я то, что этот модуль в порыве своего энтузиазма собирался затереть полностью все базы, решив полностью начать свою новую жизнь с нуля, – нам твои старые знания и базы, к которым ты имеешь доступ, очень пригодятся, – пояснил я свои слова, указывая на пункты, которые привлекли мое внимание.

– Принято, – ответил нейроментальный модуль. Параллельно с этим из списка исчезло еще несколько пунктов.

– Это сертификаты допусков к системам, в которые мне был ранее выдан допуск.

– Ага, тоже пригодится, – согласился с «хранителем» я.

Ну, а дальше, после повторного согласования и проверки, пошла работа. Первоначально я на основании своего предыдущего опыта создал канал подключения к метрической матрице, а потом, благодаря полученным от «хранителя» данным, достаточно быстро произвел все необходимые изменения в метрической матрице нейро-ментального модуля.

И уже через несколько секунд он был подчинен только мне.

– Хорошо, что дальше? – спросил я. Как-то не подумал о том, а что же буду делать с ним потом?

Вот хомячья натура. Сначала тяну все подряд и только потом догадываюсь сам у себя спросить, а зачем же мне это все-таки нужно?

Так, первый вопрос. А смогу ли я как-то вытащить найденный и вроде как теперь безопасный для меня нейроментальный модуль из этого паука, или они с ним неразделимы?

– Хранитель, – обратился я к магически созданному искину, – ты как, можешь существовать как отдельная часть структуры своего транспорта или нет?

– Нет, – сразу дал мне ответ нейромодуль, – большинство точек привязки жестко зафиксировано в физическом теле носителя.

И мне через созданный канал прилетела схема, переданная «хранителем».

Ага, не то что какая-то небольшая часть этих самых точек или несколько штук из них, а практически полностью все они были связаны тончайшими энергетическими нитями с теми или иными сегментами тела этого паука. И это создавало своеобразный энергетический каркас, который можно было принять за еще одну дублирующую часть структуры ментального поля «хранителя».

– И зачем это сделано? – удивился я. Никакой особой необходимости в подобном слиянии ментальный полей и метрических матриц модуля и его носителя я не видел.

«Возможно, так все заморочили, чтобы его не сперли, – мысленно пошутил я, – а если кто-то и стырит, то точно мозги сломает, попытавшись во всем этом разобраться».

И я еще раз проглядел метрическую структуру.

«Хм. А что, все может быть, – наконец, кое-что сопоставив, сообразил я, – если бы не помощь самого хранителя, когда он сам передал мне те директивы, в которые необходимо внести изменения, то я бы еще очень долго разбирался в хитросплетении строения его метрической матрицы. Тем более без возможности привлечь к этому делу моих помощников, Симба, Опекуна и Защитника».

Тогда дальше, и это второе. Размером сам паук был не то чтобы сильно маленьким, но и не гигантом. Например, тот куб, что я заморозил и забросил к себе в хранилище, у меня никаких проблем не вызывал. Правда, осталась еще пара вопросов.

– Хранитель, у меня есть возможность перетащить тебя в подпространственное хранилище, только вот мне бы понять. Ты сможешь там функционировать, и возможно ли как-то организовать твою полностью автономную систему?

– У меня нет подобной информации, – просто ответил мне нейромодуль, – я даже не уверен, что смогу активировать хоть какие-то свои функции, находясь в пространственном клапане. А как я понимаю, сейчас речь идет именно о том, чтобы перенести меня в одну из таких аномалий?

– Да, – согласился я и, немного подумав, добавил: – Только у меня есть небольшое уточнение, – и вспомнив про своего искина, который, даже попав туда, продолжал прекрасно работать, я уже гораздо увереннее сказал: – У меня уже есть один похожий на тебя субъект, который прекрасно функционирует, оказавшись в этом самом пространственном хранилище.

– Тогда мне нечего вам возразить, – согласился со мною хранитель, – в данном вопросе вы являетесь гораздо большим экспертом, чем я.

– Понятно, – кивнул я в ответ, – тогда как насчет второй части заданного мною вопроса? Какова степень твоей автономности?

– Тут все несколько сложнее и одновременно гораздо легче, – сообщил мне нейроментальный модуль, – по своему функционалу я и так являюсь практически самодостаточной системой. Единственное, что мне требуется, так это прямое поступление постоянного потока ментальной энергии. И вот именно с этим у нас может быть проблема. Ведь сейчас я подключен к стационарному накопителю, который находится под нами. – И паук постучал своими лапами по полу. – Весь пол в данном помещении – это один большой интерфейс подключения к нему.

Угум, теперь-то понятно, почему тут несколько завышен фон ментальной энергии хаоса. На этот факт я уже достаточно давно успел обратить внимание.

Между тем хранитель продолжал говорить.

– Однако небольшой промежуток времени, если это необходимо, я точно смогу гарантировать.

– Небольшого промежутка времени может оказаться недостаточно, – проворчал я в ответ. И поглядев на постамент позади него, я уже более заинтересованно спросил: – А что скажешь, например, про этот резервный источник энергии? Если я перетащу к себе и его, тебе этого будет достаточно, и сколько ты на нем продержишься?

Несколько мгновений тишины.

– Данный источник был оставлен на самый крайний случай. Мне еще не приходилось на него переключаться. И этот источник не был разработкой моих создателей, но его обнаружили в одном из миров. К тому моменту, когда его доставили сюда, уже был изобретен универсальный преобразователь различных типов энергии. Именно благодаря ему я могу работать в этом мире с местным основополагающим типом энергии.

– А ведь и точно, – пробормотал я себе под нос, – как это я сразу не сообразил. Если те, в ком течет инфернальная энергия, были врагами твоих создателей, то вряд ли они стали бы создавать тебя специально под данные условия. Они должны были сделать или что-то универсальное, или то, с чем работали сами.

– Верно, – подтвердил хранитель, – изначально тип энергии, с которой я работал, был гораздо больше смещен в сторону порядка. Но из-за внешних условий создателям пришлось разработать специальный ментальный модуль, проводящий полное преобразование типа энергии в необходимый.

– Хм, интересно, – сказал я, – что-то я в тебе ничего подобного не заметил.

– Я тоже не могу его обнаружить, так как он находится внутри моей структуры. О его существовании мне сообщили, когда активировали в этом мире.

– Понятно, – кивнул я. Хотя странно, нет в хранителе никаких других типов энергий, только хаос. Ладно, тут что-то непонятное. А потому надо бы дослушать, что мне хотел поведать магический искин.

– Хорошо, – сказал я ему, – у тебя есть преобразователь. Но ты так и не все еще рассказал насчет этого резервного источника. – И я вопросительно посмотрел в сторону паука.

– Да, – продолжил он, – мне на него не приходилось переключаться. Первое, за все время моего существования в этом мире так и не возникло необходимости в резервном источнике. Первоначально мне хватало и энергии, поступающей из стационарного источника, отмеченного у меня как приоритетный. Он находится где-то тут, на территории города.

И мне прилетела карта с пометкой точки, которая была обозначена как постоянный источник поступления ментальной энергии.

«Хм, и почему я не удивлен? – совместив свою карту и полученную от хранителя, я понял, что он в качестве своего основного источника ментальной энергии использовал Маргола. – Не зря там все-таки располагались поглотители ментальной энергии».

– Гораздо позже уже не было особой необходимости в прямом подключении к основному источнику, так как значительно изменился ментальный фон в этом мире.

– И что произошло? – удивился я.

– Резко возросла хаотическая составляющая.

– Понятно, – кивнул я.

– Ну и второе, – тем временем продолжил рассказывать ментальный искин, – о чем мне стало известно уже после того, как меня активировали и провели привязку к резервному источнику, так это то, что тип энергии, генерируемый резервным источником, имеет в разы превосходящую концентрацию хаотической составляющей. Тут можно говорить о том, что это чистая энергия хаоса без малейших примесей. – И немного помолчав, он признался: – Поэтому у меня нет и не было никакой уверенности в том, что при такой сильнейшей концентрации хаотической составляющей в данном типе энергии мой преобразователь хоть как-то справится с ней. Именно поэтому он был оставлен на крайний случай или на случай, если придется активировать механизм самоуничтожения. Тогда такой выход неконтролируемой энергии может значительно изменить ментальную структуру любого мира.

И на несколько мгновений хранитель замолчал.

– Я никогда не проводил подобного анализа, – наконец сказал он, – но возможное скачкообразное нарастание концентрации хаотической составляющей в этом мире могло быть связано как раз с активацией подобного источника.

– Ну да, – согласился я с хранителем. А потом подумал и быстро, пока от меня не убежала мысль, заговорил: – Так, стой, оставим пока этот источник, как и раньше, на самый крайний случай, – и я поглядел на паука, – вроде как ты сказал, что сейчас ты перешел на пассивное поглощение ментальной энергии.

– Да, – подтвердил магический искин, – только перешел не я, а те поглотители, к которым я подключен. Сам же в этом ограничен. Мне доступна только та энергия, которую мне передадут.

– Понял, – кивнул я, – а если источник поступления ментальной энергии буду я, ты сможешь с нею работать?

– Да, – уверенно ответил он, – тут ведь проблема точно такая же, как и с возможностью подключения к моей метрической матрице. Но коль канал уже установлен, то и передача ментальной энергии вполне осуществима.

– Хорошо, – кивнул я, – тогда давай пробовать. Начнем с простого. Сначала отключись от своего основного источника, а я, как только ты будешь готов, передам тебе небольшой объём ментальной энергии.

Смотрю, как постепенно оборвались все каналы, уходящие из структуры магического искины куда-то в пол.

– Готово, – сообщил он, хотя я это и так видел.

Кивнув в ответ, я приступил к своей части работ и передал хранителю по каналу небольшой объём ментальной энергии, собранный с внутреннего энергетического каркаса. По сути это было даже не подключение. А так я собрал те совершенно мизерные излишки, что генерировала эта внутренняя замкнутая структура.

– Осторожнее, – вдруг воскликнул-передал мне искин, – вы разрушите мне всю структуру! Постарайся меньшить плотность передаваемого потока ментальной энергии.

Я, конечно, удивился, но сделал то, что попросил мой знакомец.

– Что случилось, я вроде и передал тебе немного? – когда понял, что того перестало трясти и корежить, и это я говорю в совершенно прямом смысле, спросил я у него.

– Энергия, – только и ответил мне паук, – вы работаете с тем же типом ментальной энергии, что и генерирует резервный источник. Но вы ею управляете. Ведь вы как-то смогли снизить силу передачи и контролировать ее объём.

– Да, ну ладно, – протянул я. Меня, если честно, больше в этом вопросе заинтересовало то, что ему хватало настолько мизерного объёма энергии для текущего функционирования.

– И что, как долго ты сможешь работать при таком поступлении энергии и какой перечень функций тебе будет доступен?

– Доступен полный перечень функций. Я активировал даже то, что было уже давно отключено за неактуальностью. Все это было сделано для того, чтобы снизить нагрузку на основные системы, пришлось перераспределить передачу энергии и на все вспомогательные модули.

– Да, – и я оглядел его структуру.

Действительно, она сейчас светилась будто бы изнутри и, как мне показалось, несколько разрослась.

– И я так понимаю, вопрос о том, сможешь ли ты работать при данном объёме поступления энергии, уже не актуален?

– Да, – отчитался хранитель, – я перешел в полностью рабочий режим.

– Хорошо, тогда следующий шаг. Пробуем перенести тебя в хранилище.

И я, выделив паука своим инвентарем, перенес его на наш пространственный склад.

«Ну и как, работаешь?» – обратился я к нему, представив метрический образ магического искина.

– Да, – даже как-то удивленно произнес тот, – все системы в норме, к тому же хоть я сейчас и потерял возможность прямого визуального контроля, но многократно возросла степень ментального контроля.

«Это как так?» – удивился я.

– К примеру, – сразу объяснил хранитель, – раньше я мог контролировать только десять уровней, по пять в каждую сторону.

И у меня в сознании мгновенно возникла карта данного участка города.

«Теперь понятно, – усмехнулся я, – почему проблемы начались у нас именно с шестого уровня. Там мы как раз и вошли в его зону контроля».

– Сейчас же я, – продолжил докладывать нейроментальный модуль, – контролирую весь сегмент данной части города.

И уже я получил некий срез карты города, начинающийся с его поверхности и уводящий нас до последнего, двадцать третьего, уровня.

«Понятно, – ответил я, – ну, я так понимаю, нам от этого только легче. Интересно, только вот что послужило причиной увеличения твоей эффективности?»

– Усилителем послужили вы сами. Более подробной информации у меня нет. О данном эффекте ранее не упоминалось.

«Ну, да ладно, – решил я, – лучше и лучше».

И оглядевшись, понял, что пора покидать эти апартаменты, в которых непонятно сколько сидел и оберегал эти подземелья встреченный мною магический искин.

«Как думаешь, источник забрать?» – на всякий случай спросил я, хотя и оставлять его не хотел, слишком странная и опасная штука, чтобы бросить без присмотра.

– Вы уже подключены к аналогичному источнику, так что его дублирование не должно нанести вам никакого вреда.

– Все логично, – согласился я и закинул к себе эту непонятную склянку со сгустком мрака и тьмы внутри. Кстати. Его смог просканировать Симб, и его не пришлось помещать в полностью закапсулированное хранилище. А поэтому у нас появилась возможность немного изучить то, что мы захватили тогда на острове. Благо этот резервный источник даже не фонил, что странно.

– Пора дальше, – оглядев пустое помещение, решил я и, развернувшись, пошел в обратную сторону.

«Кстати, там ведь еще и приманка, которая горшочек меда, и хорошо бы разобраться и с нею», – уже выходя из комнатки, подумал я.

Глава 6

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Одиннадцатый уровень. 

Некоторое время спустя 

«Так, что у меня тут?» – подумал я, выбираясь в коридор.

Комната с артефактами и зал, так сказать, с защитой от «магии» остались за спиной, и сейчас я размышлял о том, что же мне делать дальше. По факту, все артефакты, на которые у меня была наводка в этом месте, я уже собрал, раскурочив с помощью хранителя ту обманку, что была у него последней линией обороны. С этим «горшочком меда» вообще не возникло никаких проблем.

Полумагический искин просто-напросто деактивировал созданную им же самим ловушку, и мне осталось лишь вытащить из него все встроенные артефакты, что я достаточно быстро и проделал. И теперь я оглядывал коридор, оценив работу подчиненных мне скелетонов.

Весь пол был усыпан различными костями, практически раздробленными в труху. Это были те, кого мой скрипт не смог взять под свой контроль и кого моя «мертвая» стража посчитала за наших противников и нарушителей охранного периметра. Только вот что-то вспомнив, то количество скелетонов, которые поджидали меня в коридоре, и оценив то количество останков, виденное мною сейчас, у меня что-то не сошлось в голове.

«Кого-то тут не хватает», – констатировал я, что подтвердила и нейросеть, закончив сканирование и сопоставив обнаруженные останки с предполагаемым количеством нежити. И вышло, что около сотни или чуть больше противников тут явно не хватает, но и врагов на этом уровне больше не было.

Свои выводы я проверил через навигатор.

«Да, – прикинул я по карте, подсчитав количество подчиненной мне сейчас нежити, – судя по всему, у меня собралась тут небольшая такая армия».

И это не удивительно, ведь меток было двести четырнадцать.

«Вот, кстати, и ответ, – сначала подумал я, но потом сообразил, – нет, не все так просто».

Что необычно, не все из обнаруженных скелетонов были отмечены буквами «К» и «М» (киборги или мифрил-рыцари), некоторые были обозначены как «Н», и в комментарии была сделана пометка, что это «неизвестный тип объектов». И этих последних оказалось чуть ли не больше половины.

«Вот они, недостающие», – сообразил я. А потом постарался рассмотреть этих новых подчиненных мне скелетонов, но в пределах прямой видимости никого из них не было, а через навигатор я так и не смог понять, кто они.

«Кто это, интересно, такие?» – сам у себя спросил я.

= Это объекты, чья степень защиты имела не слишком значительные отклонения от заданных эталонных структур, внедренных в локальный модуль автономного управления, распространяемый подчиненными нам передатчиками. Таким образом, это тот тип защиты, который удалось взломать без дополнительного привлечения сторонних ресурсов, а только за счет работы самого модуля автономного управления,  – пришел ко мне вполне логичный и развернутый ответ, переданный одним из дополнительных модулей нейросети.

Как раз тем, что отвечал за хакинг.

«Понятно», – протянул я.

Тем не менее мне все же было интересно, а кто все эти неизвестные скелетоны, больно уж их много получилось.

«Ладно, это не так критично, – решил я, – главное, что они теперь на моей стороне и со всей остальной подчиненной мне нежитью контролируют периметр уровня, обеспечивая мою безопасность».

А то, что уровень уже был полностью зачищен, я проверил через показания навигатора ранее, когда пытался соотнести количество подчиненной и уничтоженной нежити.

Осталось решить, куда же мне двигаться теперь? По факту, хоть это и не так явно, но у меня было два варианта. Первый, и более очевидный, вариант – это вернуться к своему отряду. Но в том-то и дело, коль хранитель сейчас на нашей стороне, то и им ничего особо не угрожает. Конечно, это развалины древнего города и подземелья, где по определению много опасностей, но отряд Гаисы сможет обеспечить приемлемый уровень безопасности, пока они добираются в то место, где мы встретили Маргола. Ну а там им ничего угрожать не будет. По крайней мере ближайшую неделю, ведь именно так мне говорит навигатор.

И вот отсюда следует как раз этот самый второй вариант. Мы договорились, что они дожидаются меня в убежище пять дней, а потом отходят в направлении заставы. Вот и получается, что у меня как минимум есть те самые пять дней, потому как не хотелось бы задерживаться тут на больший срок и отправлять их в дорогу одних. Что-то гнетут меня смутные опасения по поводу ловушки, устроенной Ублюсом. И если мы не выйдем из развалин в ближайшие дни, то они точно что-то заподозрят и постараются перехватить нас в пути.

Я, конечно, не говорил об этом своим, но был почему-то уверен в этом. Ведь я, к сожалению, совершенно ничего не знаю о тех монстрах, что были у этого наемника. А с учетом того, что у него есть эти самые костяные драконы, то, возможно, они спокойно успеют обшарить все окрестности между городом и заставой, да и не на один раз. Так что это нужно иметь в виду. А потому и мне необходимо исходить из того, что времени у меня максимум те самые пять дней, а лучше чуть поменьше.

Но тут как получится, конечно. Ну и из этого был еще один вывод, менее очевидный. Ведь если я сам буду исследовать эти подземелья, то и мои спутники подвергнутся меньшей опасности, находясь в относительно безопасном убежище.

«Значит, решено, – подумал я, – проверю эти подземелья и дальше, тем более, судя по карте, через них можно пробраться и ко второй точке, где я засек еще одно скопление артефактов. Но перед этим надо бы кое-что выяснить у моего ментального искина».

– Кстати, – обратился я к хранителю, – ты ведь все еще должен продолжить контролировать ту нежить, что находится в подчиненном тебе сегменте города? – Про сегмент я спросил не просто так, ведь, по сути, это практически все подземелье на данном участке, которое мы преодолели, добираясь сюда.

– Это не совсем верно, – ответил мне ментоинформационный модуль, – я контролирую лишь те биоментальные объекты, которые находятся в границах моего старого ареала взаимодействия с ними.

И мне в сознание была передана карта с помеченной областью, которая как раз находилась между шестым верхним и одиннадцатым нижним уровнями.

– Верхний сегмент города, – и подсветились первые пять уровней подземелий, а также сам город над нами, – контролируется локально управляемыми биообъектами различной степени сложности и управленческой свободы действий.

И хранитель переслал мне образ нескольких скелетонов, а также схематичное строение их метрических матриц, в которых была четко выделена структура различных типов внедренных симбиотов, и не только, кстати, боевых.

– Именно данные ментальнометрические модули, – еще раз подсветив симбиотов, продолжил докладывать хранитель, – берут на себя функции локального управления над всеми остальными подчиненными объектами, включая и головной. Также через них производится перехват удаленного управления и осуществляется его передача командному центру.

Сначала я не обратил внимания на последние слова искина, и только потом до меня дошло.

– Куда осуществляется? – удивленно переспросил я. – Какой еще «командный центр»?

– Командный центр управления, – будто несмышленому повторил хранитель, и мне прилетел новый сегмент карты города, только вот, судя по всему, находился он где-то в самом его центре, да к тому же очень глубоко под землей.

И если недавно хранитель упоминал, что он, благодаря переносу его в подпространственное хранилище, контролирует данный сегмент города до двадцать третьего уровня, то там эта цифра зашкаливала за сотню.

Я, если честно, даже не предполагал, что тут есть настолько глубокие подземелья, и тем более, что там может что-то располагаться.

– И откуда они только здесь? – пробормотал я.

– Это часть города существовала еще до нашего появление в этом мире, подземелья обнаружили Создатели, когда приступили к исследованию этого мира, – передал мне хранитель, – данная планета богата на аномальные зоны и строения неизвестного происхождения. И об их появлении на этой пла


убрать рекламу


нете наши Создатели так и не смогли найти никакой информации.

– Нереально, – прошептал я, – так тут еще и до них кто-то жил.

Хотя о чем это я, тут точно кто-то жил, ведь откуда-то же появилась эта стена из чистого адамантита, раньше я почему-то считал, что это наследие войны Древних, но как-то не тянули они на такое мегалитическое строение, на мой взгляд.

А вот если это кто-то еще более древний, например те же предтечи, что заточили в столь необычную тюрьму настолько могущественное существо, как Маргола, то тогда и многое другое им было вполне по плечу.

Хм, а вот это интересно.

– Хранитель, а тебе ничего не известно о данной аномалии? – И я переслал искину ментальный образ огромной адамантитовой стены, разделившей эту планету на две неравные части.

– Да, – подтвердил он, – это одна из тех аномалий, что обнаружили Создатели на этой планете во время ее освоения и исследования. Также ими было обнаружено несколько разрушенных аналогичных барьеров. Вот так выглядели их обломки, на тот момент, когда приступили к их изучению. – И уже мне пришло ответное послание от искина.

Я быстро совместил переданный хранителем образ с картой навигатора.

Хм. Или я чего-то не понимаю, или практически треть континента, на котором мы находились, была заперта подобными стенами, и как раз область, в которой мы находимся сейчас, располагалась чуть ли не в центральной части той клетки, которую должны были создать подобные барьеры.

Кстати, если искин не ошибается, а он ошибаться не может в теории, так как передает мне только то, что мог получить откуда-то извне, то тут еще как минимум должно было быть три аналогичных барьера, но вот как раз они-то и были разрушены полностью или частично.

– И кого это тут пытались запереть неизвестные? – прикинув всю масштабность полученного котлована, сам у себя спросил я.

На ум приходил только Маргол, но что-то кажется мне, будто ради него одного или даже ради армии подобных никто бы не стал возводить такие капитальные защитные барьеры. А оценив это, я понял и еще одно, на что сразу не обратил внимание.

– Зря мы полезли в этот город, – пробормотал я. Что-то больно мне не нравится, что в самом центре образовавшегося периметра как раз и находились те развалины, которые мы сейчас исследовали.

«Надо отсюда выбираться», – решил я. И только тут сообразил, что тот самый центр управления, о котором говорил хранитель ведь тоже тут.

– Так, стой, – тормознул я ход своих мыслей, – а кто вообще может оттуда отдавать тебе приказы?

Хранитель на некоторое время задумался.

– Нет точного ответа, – даже несколько заторможенно произнес он, – раньше это были наши Создатели, но они уже давно покинули как этот мир, так и эту реальность. И никаких их преемников, которые могли бы перехватить контроль над центром управления, тут не было.

– А это точно, – уточнил я, – что они все ушли отсюда?

– Да, – подтвердил хранитель, – последний из создателей как раз и проводил активацию защитного периметра.

Хм. Опять что-то непонятно.

– Какого защитного периметра? От кого вы должны были защищаться или что охранять? Или у ваших Создателей тут были враги?

– Нет, – ответил мне искин, – планета была не заселена, когда ее покинули Создатели.

– Так почему они разом снялись и оставили не только ее, но и эту реальность? Почему оставили вас? И вообще, откуда тут появилась вся эта нежить и прочее?

Мне показалось, что хранитель на некоторое время завис.

– У меня нет ответа, – только и произнес он, – единственный приказ, который был нам оставлен нашими Создателями, это уничтожить любого, кто может появиться тут. Любого, включая и их.

– Это чего они так испугались? – несколько прифигел я. Но больше никаких ответов по данному вопросу у хранителя не было. Так получалось, что он и многие другие, такие как он, ментальные искины должны были хранить этот самый город ото всех, кто тут мог рано или поздно появиться.

И, похоже, сами Создатели искина точно не знали, а кто же он на самом деле и как он выглядит, иначе они бы выдали своим вечным стражам более точные инструкции.

– Я прав? – пересказав свою мысль, уточнил я у искина.

– Нет, – несколько удивил меня тот своим ответом, – ваша догадка верна лишь отчасти. Охранный периметр ограничился шестым уровнем подземелий. Более верхние уровни и город над нами нам неподконтрольны.

– Хм, так сам город и поверхность планеты ни вам, ни вашим Создателям были не интересны, – сообразил я, – получается они опасались того, что могло подобраться к ним из подземелий.

– Ваши выводы верны, – согласился хранитель.

– Хм, – протянул я, – так вот откуда у вас вся эта нежить. Это все те, кто впоследствии появился в этом мире и забрался сюда?

– Да, – подтвердил искин, – нам пришлось приспособиться к выполнению наших обязанностей в связи с изменившимися реалиями данного мира.

Я только хотел уточнить, как хранитель сам продолжил:

– Резкое возрастание концентрации хаотической энергии в один из периодов и появление новых типов биообъектов.

Это я так понял, что он сейчас говорил о нежити. Только вот возник вполне закономерный вопрос.

– А как вы тогда вообще научились с ними работать, вызывать, создавать? Ведь вы не работали с данным типом энергии, насколько я в принципе понимаю. Это с твоих же слов.

Несколько мгновений тишины, а потом я услышал ответ, опять же вернувший нас к началу нашего разговора.

– Инструкции и информация по работе с данным типом ментальной энергии, а также модули для создания интерфейсов подключения к подобным биообъектам нам были предоставлены командным центром.

Ну вот опять и выплыл этот вопрос.

– Так кто вам передавал все эти данные?

– Нет данных, – ответил хранитель, – но все приказы и поручения нам поступают только оттуда.

– И ты все еще уверен, что это не Создатели?

– Да, – был дан однозначный ответ, – наши Создатели никогда не смогли бы работать напрямую с настолько концентрированным типом ментальной энергии. А после проведения полного анализ переданных нам для работы ментальных модулей становится ясно, что эти создатели работают с подобным типом ментальной энергии напрямую, минуя различные преобразователи.

– И ты знал это с самого начала, как только тебе были переданы те модули, о которых ты говоришь?

– Да, – подтвердил мой вывод хранитель.

– И об этом же знают и все остальные, подобные тебе, ментальные искины?

– Да, – вновь раздался краткий ответ.

– Но почему вы тогда продолжаете выполнять передаваемые вам команды, коль вам точно известно, что это не те, кто вас создал и поставил на этот пост? – пораженно спросил я. У меня никак не укладывалась в голове эта нестыковка. Хранитель знает, что это не те, кто может отдавать им хоть какие-то приказы, но тем не менее выполняет их.

Но, как оказалось, ответ был достаточно прост.

– Команды и приказы, поступающие из командного центра, имеют наивысший приоритет, перекрывающий даже прямое распоряжение или приказ любого нашего Создателя, – ответил мне искин.

«Зачем это было сделано? – сам у себя спросил я и сам же себе ответил: – А затем, что они не доверяли никому, кто мог появиться тут, даже если он будет выглядеть как кто-то из них. Они понимали, что никто из них никогда и ни под каким предлогом появиться тут не должен. Здесь вообще никого не должно было быть. Именно этот приказ и выполняли хранитель и подобные ему. А командный центр должен был как раз и служить тем самым ограничителем, который не позволит перехватить управление над подобными искинами. А потом и вернет их под свой контроль. Не зря же у хранителя были рабочие интерфейсы подключения к метрической матрице, которые я воспринял как дыры в ее защите. На самом деле они могли быть оставлены специально. И до определенного времени схема работала, только вот чувствую, что потом что-то пошло не так. И сейчас кто-то поступил гораздо разумнее. Он не стал захватывать каждый искин по отдельности, он взломал и взял под контроль их командный центр. И теперь управляет этим городом, если не всей планетой через него».

Видимо, так оно и есть.

Ну, а то что скелетоны стараются уничтожить нас, так это скорее всего потому, что этому самому неизвестному или неизвестным как раз и нужно ограничить доступ любых существ на нижние уровни подземелий и не только, как я понимаю, в этом городе, но и во всех остальных местах.

Ведь нежить есть везде, и по большей части встречается она именно в подземельях. Меня это еще и смутило больше всего в первый раз при встрече с нею. Почему только там.

И, что самое главное, там ею кто-то управляет. И это не симбиоты, как я думал ранее. Они лишь осуществляют локальный контроль на местах, но кто-то более могущественный управляет и отдает команды именно им. И это очень хорошо было заметно в городе, когда открыли охоту на Лисаю.

«Понятно, – из всего этого сделал вывод я. – Значит, как город, так и некоторая часть планеты, и тут под вопросом, насколько она маленькая или большая, но как минимум эта территория за стеной из сплошного адамантита, находится под чьим-то плотным контролем. И кто это, похоже, мало кому известно, если вообще известно».

– Хорошо, я понял, о чем ты говоришь, – сказал я, обращаясь к хранителю, – но меня сейчас все же интересует другое. Как я понял, непосредственно ты не контролируешь нежить за пределами своего бывшего допуска. А это с шестого по одиннадцатый уровни. Я прав?

– Да, – только и подтвердил искин, а потом добавил: – Управление всеми биообъектами осуществляется или автономными единицами из числа биообъектов с внедренной функцией локального управления…

«Это те, что с симбиотами», – прокомментировал я мысленно слова Хранителя.

– …или ментальными искинами различных серий, размещенных на территории этого города… – Тут он переслал мне карту местности, где предположительно находились его собратья, только вот, как оказалось, сам искин не знал их точного местоположения, а потому над тем или иным указателем расположения других стражей был процент вероятности нахождения в данном месте.

«Ага, понятно, – быстро проанализировав и совместив полученные данные со своей картой, сообразил я, – так получается, что аналоги хранителя прикрывают какие-то наиболее важные места на этой планете».

Например, за стеной, на которой находилась застава, их практически не было, только в одном месте, а вот в самой стене подобных искинов, судя по картинке, находилось достаточно много. Еще больше их было как раз в этом самом городе, куда мы забрались. Тут явно наиболее охраняемая зона. Ну и остальная часть этих своеобразных стражей была разбросана по эту сторону стены в тех или иных местах.

Кстати, что интересно, в том самом болоте, с которого и начался мой путь по этому миру, судя по переданной мне информации, как раз и располагался один из подобных искинов, правда вероятность его нахождения там была не очень велика, всего сорок семь процентов. Но все же.

«Интересно, а появление слизней и их чересчур уж грамотное использование особенностей болота и своих способностей никак с этим не может быть связано?» – сам у себя спросил я.

Но ответа у меня не было.

Между тем мой собеседник продолжил:

– …или контроль всеми подчиненными биообъектами выполняется через любые вышеперечисленные атомарные единицы напрямую или опосредованно из командного центра.

– Понятно, – кивнул я в ответ на его рассказ, – тогда дальше. Ты ведь контролируешь всю нежить в пределах своего диапазона, это мы уже выяснили. И значит, нам нет никакой необходимости зачищать эти уровни. Ты без проблем обезопасишь наш проход. Верно?

– Да, – подтвердил он.

– Хорошо, – продолжил уже я, – тогда и нам нет необходимости уничтожать подчиненную тебе нежить. Это расточительство, при столь удачном раскладе. Тем более что-то гнетет меня смутное подозрение, будто нам могут понадобиться все силы, которые мы можем тут собрать. Больно уж не нравится мне то, что этот город оказался не таким заброшенным, каким хочет показаться. А потому давай-ка ты подтягивай ко входу остальную нежить понемногу. Только не всю сразу, а по паре экземпляров каждого из подчиненных тебе типов.

У меня возникла идея о том, что можно наклепать модулей, аналогичных тем, что я уже залил в подчиненную себе нежить.

По факту, во всем городе ее различных типов не должно быть особо много, а значит, велика вероятность того, что, разобравшись со скелетонами и прочими монстрами, управляемыми хранителем, мы сможем чуть позже заслать своих диверсантов и в остальную часть города. Так они, выполняя роль троянских лошадок и постепенно заражая подобных себе представителей другой нежити, смогут взять под мой контроль весь этот город, что мне и нужно.

Этим я как минимум обеспечу себе безопасное нахождение в любой его части, что не только позволит мне обыскать город на предмет размещения тут различных артефактов, но и создаст для меня достаточно внушительную армию на случай встречи как с теми, кто, возможно, и засел где-то на территории города, так и для того, чтобы иметь в рукаве свой припрятанный козырь для разговора с Ублюсом и его костяными драконами.

И на этой мысли я направился в сторону входа, ведущего на нижние уровни дальше, в глубину подземелий.

– Да, – вспомнил я по дороге кое-что, – нужно бы направить с десяток скелетонов прикрывать наших, но из тех, что более приспособлены именно для обычной битвы. Киборги не так и сильны, да к тому же могут мне понадобиться и потом, а вот мифрил-рыцари как раз и будут наиболее эффективны при вооруженной схватке с любыми другими противниками, как демонами, так и прочей нежитью. Слишком уж опасное оружие у них в руках для любого темного мира.

Так, только вот для этого нужно кое-что сделать, к тому же подготовить дополнительный скрипт.

Во-первых, мои же спутники, кроме, пожалуй, Лисаи, по умолчанию для всех уже подчиненных нам скелетонов являются противниками. А потому надо бы переделать наш модуль и внедрить в него ментальные слепки тех, кого мы относим к нашим друзьям. И во-вторых, хоть я пошлю нашим помощь, но она окажется для них бесполезна. Никто из них не сможет командовать ими, а для эффективного использования предоставленной им помощи нужно исходить из оценки текущего момента, а потому необходимо, чтобы кто-то мог управлять ими. Но тут у меня особого вопроса не было, кто это должен быть. В этом плане наиболее подготовленным тактиком из всей команды был Гаслан. Так что ему я и передам управление над рыцарями.

Ну а теперь сами модули.

Тут все просто, основная часть уже была готова, осталось только внести небольшие изменения, с которыми мгновенно справился тот модуль расширения нейросети, который и занимался их созданием.

«Жаль, конечно, что сделать этого нельзя удаленно, – подумал я, прикидывая, как бы сподручнее залить уже подготовленные модули нашим скелетонам, – придется, наверное, собирать их всех в одно место, для внедрения уже исправленного и измененного обновления».

Но как раз в этот самый момент в мои размышления вмешался хранитель.

– Если мне предоставить доступ к командному интерфейсу заблокированных для меня сейчас биообъектов, то в дальнейшем все командное управление можно осуществлять уже через мою систему удаленного доступа к этим модулям. Ведь благодаря моему переносу в текущее место хранения радиус контроля для зависимых от меня объектов значительно превышает радиус контроля самого владельца данных объектов.

– Хм, – протянул я, – а ведь это и правда так и есть.

Я-то сам их контролирую всего лишь в небольшом радиусе, порядка тридцати метров, но вот искин пробивает полностью все подземелья в оба направления, плюс захватывает и небольшую поверхность города.

– Да, так и следует сделать, – согласился я с хранителем, – тогда так сейчас мы передадим тебе код доступа к заблокированным интерфейсам управления, а также подготовленные нами необходимые модули с уже измененным алгоритмом работы для наших скелетонов, и ты перезальешь их в наших солдат. Потом я через тебя переправлю выбранную нежить на помощь к нашему отряду. Понятно?

– Да, – подтвердил искин.

Я мысленно кивнул и передал ему подготовленный модуль, а также небольшой слепок метрической матрицы ранее внедренного нами модуля, который и будет являться ключом доступа к интерфейсу управления для нежити.

– Доступ получен, – доложил хранитель, – произвожу обновление системы контроля биообъектов. Длительность процесса три минуты.

Я несколько удивился, а почему так мало. Но как только посмотрел, как отрабатывает искин, у меня отпали сразу все вопросы. Как оказалось, он произвел подключение единовременно ко всем скелетонам и также единовременно запустил их обновление.

«Черт, косяк».

На будущее, нужно разбивать подобные операции как минимум на две итерации, сначала преобразуем первую половину, потом вторую. А то на эти самые три минуты мы остались без охраны. Благо на уровне сейчас не было противников. Но тем не менее.

– Принято к исполнению, – отреагировал на мое пожелание хранитель. Я же понял, что надо бы о той помощи, что скоро к ним подойдет, предупредить и свой отряд. И просить их пока не двигаться дальше. Пусть потом им расчищает путь нежить.

А потому я быстренько подготовил еще одно сообщение и переслал его Лисае.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Переход между нижним четвертым и третьим уровнями. Некоторое время спустя 

– Откуда там эти скелетоны? – удивленно спросил Онг, глядя на Гаису и ее брата. – Я же буквально пару минут назад проверял лестницу, и там никого не было.

– Портал, – только и ответила ему магиня, – больше неоткуда, – правда, немного помолчав, девушка добавила: – Хотя, возможно, все гораздо проще.

– В смысле? – посмотрел на нее молодой архидемон.

– Они спустились в подземелье из города, – сказала в ответ демоница.

– Зачем? – до Онга все еще не доходило, а почему какая-то нежить могла оказаться тут.

– Не тупи, – посмотрела на него их магиня, – они пришли сюда вслед за нами и по нашему следу.

– Хм, – пробормотал тот, поглядев в сторону лестницы, – об этом я как-то не подумал.

После чего перевел свой взгляд на командира их небольшого отряда.

– Что будем делать, Гаслан? – спросил он. – Я только за лестницей засек больше двадцати скелетонов, и то, уверен, это не все, дальше еще кто-то был. Хоть я их не видел, так как ты приказал не подниматься выше, но слышал.

Брат Гаисы на пару мгновений задумался, а потом поинтересовался у своей сестры:

– Потянешь еще один щит?

– Надолго меня не хватит, – ответила ему девушка, – из-за этих «крокодилов», которых мы встретили на прошлом уровне, я здорово подустала, ведь первый удар как раз и пришелся на нас с Алисой. И мне по факту пришлось задавить их голой силой. А это очень выматывает.

И тут девушка была права. Это как раз один из тех случаев, когда бы им пригодился Дим с его чутьем на порталы.

Монстры в буквальном смысле этого слова свалились им на головы. И если бы не Гаиса, мгновенно среагировавшая на новую угрозу и не давшая им разбить их группу, прижав монстров к потолку того коридора, где они на тот момент находились, то их отряд разбили бы на две части, отрезав девушек от остальной группы. Ведь Гаслан и остальные его бойцы как раз на тот момент отражали нападение небольшой кучки нежити. И потому тот бой, хоть и длился меньше нескольких минут, очень вымотал архидемонессу, которая и так еще не успела восстановиться после того, как они вырвались с нижних уровней.

– Ладно, я понял, – протянул ее брат и сам пошел в сторону лестницы, махнув рукой Турку, своему заместителю, – пойдем глянем на все сами.

После чего они осторожно подошли к повороту и выглянули в коридор, где начиналась лестница. Гаиса видела, как, отойдя немного назад, ее брат и заместитель остановились, что-то обсуждая между собой. Было видно, что Турк пытается что-то втолковать ее брату, но того эти слова не устраивают.

– Что-то не так, – заметив их разговор, негромко проговорил Онг, незаметно оказавшись около Гаисы.

– Да, – подтвердила девушка и как раз посмотрела на подошедших к ним архидемонов, – что случилось? – спросила она у брата.

Гаслан несколько секунд помолчал, а потом посмотрел в сторону Турка, который спокойно кивнул ему в ответ.

– Придется поискать другую лестницу, – только и ответил ей архидемон.

Но магиня продолжала смотреть на своего брата требовательным взглядом.

– Так что там? – только и спросила она.

Гаслан еще пару мгновений помолчал, а потом все же ответил:

– У них подкрепление, – только и ответил он, посмотрев на сестру, – к скелетонам подошла пара «крокодилов», и они сейчас намертво закупорили путь на верхний уровень.

Девушка молча кивнула ему в ответ.

– Нужен щит, – как констатацию факта произнесла она.

– Да, – медленно кивнул ее брат, – там неудобный коридор, и подняться можно лишь по одному. Но этот один как раз наткнется на этих самых монстров, которых будут поддерживать скелетоны, и я среди них заметил нескольких, напоминающих копейщиков. А значит, проблемы в том, чтобы достать нас через этих «крокодилов», у них не будет. Когда мы спускались, эта лестница была как раз нам более удобна. Там можно держать оборону. Но вот в случае, когда мы поднимаемся, это существенное ограничение. Мы не сможем сразу все занять выгодную для нас позицию. И тут не имеет значения, сильный ты боец или нет, эти монстры просто будут тормозить тебя и свяжут боем, когда остальным останется только добить тебя.

– Сколько мне нужно продержаться и как далеко мне необходимо их сдвинуть от входа, чтобы вы смогли уже сами разобраться с этими монстрами? – спросила у него магиня. Тут любой бы догадался, что это именно ее работа. Магом была в их отряде она. А значит, и магическим щитом отжать противников от входа должна была она, дав вырваться в основной коридор всему остальному отряду, но в этом-то весь вопрос. Сколько ей держать щит и как далеко ей придется двигать этих тяжеленных монстров. Вроде только одна кость, но весили эти «крокодилы» немало.

– Хватит пары метров, – ответил ей брат, – мне и Турку нужна хотя бы небольшая свобода манёвра.

– Я поняла, – только и ответила девушка и, тяжело вздохнув, направилась в сторону лестницы, – у вас будут эти метры, – сказала она, – правда, после этого вам придется нести меня на руках.

– Уверена? – посмотрел ей в глаза Гаслан.

– Нет, – честно призналась ему сестра, – но как долго мы будем искать этот второй ход наверх? И есть ли он тут вообще? И дадут ли нам это время? Ведь мы так и не знаем, почему нежить остановилась на том уровне. Может, они просто еще кого-то дожидаются, чтобы двигаться дальше? – И она вопросительно посмотрела в глаза архидемону. – И ты все это должен понимать лучше меня. Именно поэтому я сейчас и иду туда.

Девушка погладила Гаслана по щеке, улыбнулась ему и, кивнув в сторону дальнего конца коридора, пошла дальше.

– Идем, все равно я буду идти не во главе отряда, вы с Турком будете передо мной. Так что в любом случае, если я не справлюсь, эти монстры сперва затопчут вас, – и она подмигнула брату.

Но тот совершенно не воспринял ее шутки.

– Онг, Дингдон, прикрываете Алису, – и он кивнул в сторону странной знакомой такого же странного Дима, – если что, отходите с нею обратно, там сейчас безопаснее, чем может оказаться тут.

– Понял, – кивнул такой же серьезный, как и он, демон, брат Онга. И как раз в этот самый момент раздался голос той, о ком они только что говорили.

– Подождите, – произнесла Алиса, с удивлением глядя в ту сторону, откуда они пришли. Никто не видел, как она буквально мгновение назад с остекленевшим взглядом замерла на месте.

– Что? – поглядел на нее Гаслан. Он уже понял, что эта девушка не стала бы их беспокоить по пустякам.

– Со мной вновь связался Дим, – только и сказала она, а потом вновь удивленно поглядела в конец коридора.

– И что? – повторил свой вопрос брат Гаисы.

– Он прислал к нам помощь, она должны подойти с минуты на минуту; он попросил нас не покидать этого места и не дергаться при встрече.

– О чем ты? – несколько удивленно посмотрела на нее магиня. – В каком смысле не дергаться.

– Не нападать на нашу стражу, – только и успела сказать девушка, как их молодой разведчик, как раз и контролирующий тыл, закричал:

– Скелетоны, те, которых мы встречали на нижнем уровне, в мифриле! – И ткнул в сторону коридора, по которому двигалась ровная цепочка закованной в латы нежити. Все мгновенно приготовились к бою.

Но, как и в прошлый раз, вновь раздался слегка удивленный голос Алисы.

– Подождите, – сказала она, – это как раз и есть та самая помощь, о которой меня предупреждал Дим. Он только что кинул второе сообщение, чтобы мы не дергались.

– Что? – похоже, все-таки столь странная новость смогла пробить панцирь отчуждения и усталости, в который погрузилась Гаиса. – Это те, кого он прислал нам в помощь?

– Да, – подтвердила Алиса, – и еще, – и она перевела свой взгляд на Гаслана, – Дим сказал, что только ты можешь командовать ими.

Все несколько настороженно смотрели на подошедший к ним отряд нежити, который совершенно никак не реагировал на их присутствие вблизи себя.

– Хм, – протянул Онг, – теперь я так понимаю, никакой проблемы в том, чтобы прорваться наверх, у нас не будет.

– Да, – только и кивнул их командир и, будто все так и должно быть, спокойно отдал скелетонам команду: – Вперед!

И как это и обещал их странный знакомый, те его вполне себе послушались.

Дим знал, кому поручить управление их неожиданными союзниками. Только когда уже завершилась битва и они поднялись на следующий уровень, до молодого архидемона-разведчика дошло.

– Так получается, что Дим разобрался с тем, кто натравил на нас этих скелетонов там внизу?

И он посмотрел почему-то в сторону Алисы.

– Да, – только и ответила она, – это так и есть.

– Но почему он тогда не вернулся с ними? Ведь сейчас нам ничего не угрожает с таким-то подкреплением.

Это заставило задуматься многих.

– Он тебе больше ничего не передавал? – переспросила у Алисы магиня.

– Только то же, что и в прошлый раз, – ответила та, – ждать в тайнике пять дней, а потом уходить из города.

Тут она пораженно замерла на месте, а потом посмотрела на всех остальных.

– Нет, он сказал и еще кое-что, правда я в тот момент не обратила на это внимания. – И девушка замолчала, а потом, обведя взглядом весь отряд, негромко продолжила:

– Он сказал ни в коем случае не идти за ним, но главное, не соваться в центр развалин. Ни при каких условиях.

После чего Алиса обернулась назад и, посмотрев в сторону лестницы, сказала:

– Там что-то, что несет в себе опасность, я это чувствую, но нам нужен этот город, и потому он остался там, – тихо прошептала она, – несмотря ни на что. Ведь то, ради чего мы тут оказались, мы так и не нашли.

Девушка так и замерла на месте, будто превратившись в статую. Она не могла сдвинуться с места. Те, кто ей дорог, кто заботится о ней, почему-то всегда остаются позади. Вот и сейчас вроде Дим и спас ее, но сам не воспользовался этим шансом на спасение, а блуждал где-то во тьме и мраке подземелий.

Неожиданно Алиса почувствовала, как ее плеча коснулась чья-то рука. Она ожидала увидеть Гаису или в крайнем случае Онга, но, как ни странно, позади нее стоял их командир.

– Посмотри вперед, – только и сказал он, а потом спросил: – Что ты видишь?

Девушка сначала не поняла, о чем он говорит, и только потом сообразила.

– Скелетонов, – негромко ответила она.

– Нет, – помотал головой это прагматичный и до невозможного хладнокровный и спокойный демон, – ты видишь скелетонов, которые подчиняются мне.

И он замолчал, будто этим сказал все, что хотел.

Но Алиса так и смотрела на него с вопросом во взгляде.

– Я не знаю ни одного демона, который способен был бы сотворить такое, – только и ответил он, – не то что не знаю, я о таком даже не слышал. Они подчиняются не ему, он передал власть повелевать ими мне. На это не способны даже маги. – И он кивнул в сторону своей сестры. – Даже лучшие из них. Это невозможно. По крайней мере так считалось до сего момента.

И архидемон тряхнул головой, а потом твердым и жестким взглядом посмотрел в глаза девушке.

– Дим – странный и непонятный демон. Демон с кучей тайн. Демон, который способен сотворить невозможное. А потому идем, уверен, что, как и обещал, он нагонит нас, если не тут в городе, то по дороге к заставе. Я в это верю.

И спокойно развернувшись, будто сейчас не произносил свою речь, приказал двигаться скелетонам вперед, а сам пошел вслед за ними.

– Идем, – тихо повторила девушка, поглядев на него, – я тоже верю в то, что он способен сотворить невозможное.

И уже гораздо увереннее двинулась вслед за остальными.

Последними шли два скелетона – рыцаря в латах, которых Гаслан оставил прикрывать тыл их отряда.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Одиннадцатый уровень. 

Некоторое время спустя 

«Это я вовремя послал поддержку нашему отряду», – оценив ту ситуацию, в которой оказалась Лисая и остальные, понял я. И хорошо, что в последний момент я отправил к ним практически всех мифрил-рыцарей, которые были у меня в подчинении. Благо мы тут, немного покумекав, решили создать более универсальный модуль управления для нашей нежити, и теперь не имело значения, кто из моих скелетонов наткнется на остальных.

Взлом произойдет в любом случае, если мы уже сталкивались с подобным типом нежити.

Правда эти изменения я внес уже после того, ка


убрать рекламу


к отослал помощь нашему отряду.

Ну да ладно, если мы перезальем уже установленный им модуль, то затрем возможность управления Гасланом переданными ему скелетонами. А вот то, что мои знакомые демоны и Лисая наши союзники, я прошил уже в универсальный модуль. Вдруг кто-то из подчиненной мне нежити случайно наткнется на них. Так что с этим я закончил, и можно двигаться дальше.

Ну как, двигаться. Теперь будем заниматься той нежитью, что еще не полностью под нашим контролем. Она хоть и управляется хранителем, но в текущей ее ипостаси или реинкарнации он почему-то не мог удаленно залить на нее созданный нами образ. А вот мы это сделать могли, правда нежить должна находиться в пределах досягаемости моих моделей. Ну а потом этой нежитью опять же можно было управлять через того же хранителя, при необходимости обновляя модуль управления удаленно, если в него будет вшита структура очередного типа той нежити, что тут обитает.

– Хорошо, давай первую пару, – передал я хранителю, – подгоняй их сюда, но постарайся вытащить кого-нибудь не из тех, с кем мы уже встречались.

И не успел я закончить говорить, как прямо передо мной оказались два попрыгунчика.

– Необходимо быстрее выполнить перехват управления, – неожиданно сообщил искин, – в структуру старого модуля, контролирующего поведенческую реакцию данного типа биообъектов, встроен автоматический триггер по передаче сигнала встречи с противником. Пока мне удается перехватывать сигнал, но частота отправки все время возрастает.

– Понятно, – буркнул я и передал приказ своим модулям, заняться подчинением попрыгунчика.

Тут главное создать прямой канал подключения к его матрице, чем сейчас мы совместно с надстройкой нейросети и занимались.

– Есть, – пробормотал я, заметив небольшую брешь, в которую сразу же вцепился мой модуль.

= Канал подключения настроен. 

Угу. Теперь пошел взлом матрицы, после того как Хакер (так я решил разделить свои надстройки для нейросети) с ней разберется, то пойдет внесение необходимых изменений Разработчиком (еще одна надстройка, вторая) в наш основной модуль, в связи с появлением нового типа матриц, а потом уже запись нового универсального модуля через созданный Сетевиком (третий модуль, он же организует для нас каналы передачи данных) объекту воздействия.

Так, с этой парой разобрались.

Теперь следующая двойка. Хм, обычные вроде скелетоны. Таких мы уже встречали не один десяток. С ними справились быстро, на них не было практически никакой защиты. Ну а дальше пошли те, кто еще находился тут.

«Крокодилы», какие-то монстры, похожие на небольших паучков, только вот больно шустрые и прыгучие, а главное, они могли пролезть практически где угодно.

К тому же эти мелкие пауки были ядовиты. Когда я увидел тот анализ, что выдал Симб, сделанный совместно с боевым симбиотом, после сканирования того, что заменяло у них жало, то выпал в осадок. С таким мне встречаться не приходилось. Яд, но сугубо метрический. Он не наносил никакого внешнего вреда, за исключением того, что начинал разъедать и уничтожать метрическую матрицу пораженного существа. И делал он это необратимо.

Как только я сообразил, что же мне это напоминает, то пораженно замер.

Любаня и ее подруги, тот отряд наемниц-демониц, что я встретил в заброшенном мире, у них были точно такие же изменения, только вот они как-то смогли приостановить или заморозить действие яда. Хотя вот их матрицы после того, как он уже сделал часть своего дела, у девушек так и остались разорванными в клочья и не восстанавливались.

«Хм, – прикинул я, – возможно, тут есть те, кто знает чуть больше об этом яде или том, как сделать к нему противоядие».

Но это задача на будущее, сам хранитель, когда я у него поинтересовался данным вопросом, не смог мне на него ответить.

Ну, а если вернуться к нашей нежити, то была еще парочка типов скелетонов, нам вроде они даже и не встречались, и на этом различные типы противников закончились. По крайней мере в подконтрольной хранителю местности.

– Хорошо, – прикинул я и отдал приказ искину: – Ну что же, запускай наш десант на следующий уровень, посмотрим, как пойдут дела.

И я стал смотреть, как мимо меня длинной цепочкой в направлении лестницы, ведущей вниз, марширует наша, пока не очень большая, армия. Но есть у меня почему-то подозрение в том, что очень скоро она значительно пополнится.

Пропустив последнего скелетона вперед, я двинулся вслед за ними. Судя по показаниям навигатора, практически треть уровня уже была под нашим полным контролем.

«Так, – прикинул я, – тут вроде тоже что-то из артефактов есть, правда не так много».

Это я сейчас, сверившись с показаниями навигатора, прикинул, есть ли смысл тут задерживаться, или сразу проследовать дальше. Но сориентировавшись по карте, понял, что, пока мои скелетоны зачистят весь уровень, я успею проверить все те три места, что были отмечены у меня, как те, где можно было что-то найти.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Центр развалин. Недра подземелий. 

Примерно час спустя 

Шелест и шептание – разноголосое и постоянное. Мрак и тьма. Но даже они не могут скрыть того напряжения и явно ощутимого привкуса страха, что разлился по залу.

– Что произошло в тринадцатом секторе? Кто мне даст ответ на этот вопрос? – Раздавшийся громкий шелест заглушил все остальное шептание и заставил тени, прятавшиеся во тьме, замереть, постараться превратиться в еле видимые силуэты. Но вопрошающего это не остановило.

Огромная еще более темная тень накрыла зал. Казалось, что мрак поглотился еще большей тьмой.

– Говори, – только и прошептала тьма, и непонятно было, к кому она обращается.

Но вот от стены отделился еле заметный силуэт.

– Первый, там происходит что-то непонятное. Мои младшие попытались узнать, как мы могли потерять контроль над этим сектором города. Но это не помогло. Все, кого мы отправили туда, не вернулись. – И только силуэт произнес эти слова, как неожиданно отворилась одна из дверей зала и в нее вошла еще одна тень.

– Первый, – обратилась она сразу к тому, кто и властвовал тут, и этот голос-шелест больше был похож на шуршание и ветхий скрип, – мои младшие кое-что смогли узнать. Но это то, во что верится с трудом.

– Говори, Второй.

Несколько мгновений тишины, а потом раздался ответ:

– Это будет проще показать, чем описать, – и поясняя свои слова, Второй продолжил: – Я через одного из младших успел зафиксировать то, что привело к утрате связи наших объектов с общим доменом управления. Правда, это был лишь небольшой урывок, но и он уже скажет о многом.

И уже в следующее мгновение все присутствующие увидели слегка тускловатую картинку.


* * *

Младший идет по темному коридору. Вот ему навстречу двигается еще один младший. В этом нет ничего необычного. Эти подземелья должны патрулироваться ими. Поэтому младший даже не обратил внимания на то, что встреченный им на некоторое время замер на месте. Неожиданно младший и сам остановился, он не должен был этого делать, но тело его совершенно не слушалось.

Но вот сама картинка того, что он видел, все еще не менялась, да и передавать данные младший до сих пор продолжал.

Секунда, вторая, а потом еще один кадр.

В коридор входят младшие. Много… Но не это привлекло всеобщее внимание. Среди младших четко выделялась фигура того, кого не должно было быть среди них.

А в следующее мгновение картинка, передаваемая объектом, все-таки оборвалась.


* * *

– После этого мы потеряли сигнал, передаваемый младшим, – такими вот словами Второй закончил просмотр переданного всем находящимся в зале теням мыслеобраза.

Несколько мгновений во тьме зала стояла напряженная тишина.

– Это кто-то из потомков марголов, – наконец произнесла та тень, кого другие называли Первым. – Именно их должны уничтожать младшие, но они этого не сделали. Даже больше, мы теряем контроль над ними, а после этого видим, что человек, а как мне показалось, это как раз и был кто-то из расы людей, идет вместе с ними. С теми, кого отрубили от общего домена. Или я не прав? Еще что-то известно?

– Только место последней встречи с тем, кого мы приняли за человека, – ответил Второй.

Но Первого заинтересовала во фразе Второго несколько другая часть.

– Ты думаешь, это не один из них? – раздался напряженный шепот.

– Мы забыли о главном, – и показалось, что тень Второго обвела рукой зал вокруг, – представители расы людей никогда не работали с подобным типом ментальной энергии.

– Да, – подтвердил Первый, – но ты забыл и о другом… – И он на пару мгновений замолчал, а потом продолжил: – Люди слишком быстро развиваются и прогрессируют, а потому они могли уже не только дорасти до управления порядком, но и подчинить себе и хаос.

После чего мрак вокруг резко выдохнул.

– Это и есть та причина, по которой мы старались их уничтожить. Или вы забыли об этом?

– Значит, это может быть кто-то из них, – спокойно согласился со словами Первого Второй.

– Так вы смогли выяснить, куда он двинется дальше? – задал последний вопрос Первый.

И тут неожиданно, впервые за многие сотни тысяч лет существования этого огромного, укрытого во тьме зала раздалось насмешливое хмыканье. И раздалось оно откуда-то со стороны стены.

– Если это кто-то из них, – прошелестел еле слышимый шёпот, – то тогда вы никогда не сможете предсказать дальнейших действий этого человека. Их действия никогда не поддавались ни логике, ни расчету. Они живут тем, что мы уже давно потеряли.

И произнесшая эту речь тень выдвинулась вперед.

– Нельзя предсказать порыв души тех, у кого ее нет.

– Да, Изначальный, – чувствовалось, с каким пиететом были произнесены эти слова, – мы поняли тебя.

И уже обращаясь ко всем остальным, Первый сказал:

– Те, кого мы считали своей армией и преданными слугами, предположительно вышли из-под нашего контроля. Неизвестно, что с ними сделал человек, но как мы видим, как минимум они игнорируют его присутствие, и как самый плохой вариант, нужно исходить из того, что наши слуги теперь подчиняются ему. А потому необходимо отозвать наши силы и увести их из города. Нельзя дать ему возможность пополнить свою армию дополнительными бойцами. Оставим только наших химер. Их мы контролируем напрямую, а потому захват созданных нами существ невозможен.

И Первый на несколько мгновений замолчал.

– Если он оказался настолько неосторожен, что сунулся сюда в одиночку, то этот человек не представляет для нас существенной угрозы, мы сможем уничтожить его до того, как он сумеет передать хоть какие-то сведения о нас тем, кто его сюда послал.

Шелест еще несколько мгновений стоял в зале, но потом и он прекратился. Тени постепенно стали расходиться. Каждая из них контролировала свой участок города, и они должны были вовремя среагировать на появление лазутчика, который мог раскрыть тайну их существования и сообщить об этом их врагам. И никто из них не подумал о том, что этот самый непонятный и странный человек мог оказаться не просто в этом городе, а даже в этом мире или реальности случайно.

Ведь тени с утратой души утратили и такое понятие, как везение, или случай.

И этому человеку могло просто не повезти оказаться тут.

Глава 7

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Самый нижний, двадцать третий уровень. 

Четыре часа спустя 

– Что за черт? – сам у себя спросил я, наблюдая за очередным отрядом нежити, который уходил через подземелья по направлению к центру города. Но не это заставило меня задуматься над произошедшим. Во всем этом был один непонятный момент, который вызвал у меня несколько странные подозрения насчет происходящего. Именно это заставляло задуматься.

Встреченные скелетоны точно должны были пересечься с некоторыми бойцами из моей небольшой армии мертвецов.

«Вот и я уже некромант, как в какой-нибудь компьютерной игре, – проскочила несколько неуместная мысль на задворках сознания, – однако это я отвлекся», – осадил я себя и продолжил анализировать ситуацию. Но вот в том-то и дело, что как только местная нежить заметила подчиненных мне скелетонов, так сразу снялась с места и начала планомерное отступление куда-то в глубь подземелий.

В первый раз я просто отнес это на обычное совпадение или стечение обстоятельств. Но сейчас, при следующей нашей встрече, все полностью повторилось. И ладно бы это была единичная встреча.

Но нет, подобное произошло одновременно с двумя отрядами скелетонов, которые контролировали различные коридоры, выходящие из того зала, куда сейчас мы и входили. Так вот, местная нежить, как только заметила моих скелетонов, так сразу и снялась с места, стараясь ретироваться с нашего пути, хотя даже еще не знала, куда мы дальше двинемся отсюда.

– Это неспроста, – констатировал я, наблюдая за отступающими, теоретически враждебными нам скелетонами, которые, по идее, даже не отреагировали на наше появление тут никак, кроме своего отхода. – Куда же вы все двинулись в этом своем едином порыве?

После этого я быстро просмотрел по карте навигатора перемещение основных крупных групп неподконтрольной мне нежити.

И странная картина сложилась у меня в голове.

Кто-то планомерно начал выводить всю нежить за пределы города, а не как я подумал первоначально, стягивать ее куда-то в центр развалин, вроде как для подготовки к обороне и нашей будущей встрече.

К тому же сейчас было прекрасно видно, как первые и самые дальние от нас отряды скелетонов и прочих монстров, кстати, не только обычной нежити, что мы уже встречали тут, но был среди них и еще кто-то непонятный, уже покидают пределы города через какой-то подземный ход, ведущий за восточную стену, а потом дальше уходя куда-то в глубь неисследованных территорий.

Те же небольшие группки скелетонов, которых мы все еще встречали на своем пути, похоже служили своеобразными постами наблюдения, контролирующими уже именно наше перемещение внутри стен города. И как раз-таки эти скелетоны-разведчики (пусть будет так), судя по всему, и не старались покинуть сам город. Они планомерно отступали к некой определенной точке наблюдения или своему будущему посту, где потом и дожидались нашего подхода.

И это натолкнуло меня, как минимум, на три вывода.

Первое, наш противник догадался о том, что вышедшие из-под его контроля скелетоны теперь на нашей стороне.

Второе, вытекающее из предыдущего пункта. Тот, кто правит балом в городе, сейчас, чтобы не дать мне стать еще сильнее за счет захвата новых боевых единиц, которыми выступает различная нежить, старается вывести ее из города, чтобы ослабить меня и, возможно, уравнять наши шансы или оставить еще большее преимущество в нашем непонятном противостоянии на своей стороне.

Ну, и последнее, третье. Менее значимое, но тем не менее именно это и позволило контролировать перемещение моих войск в пределах города. Скелетоны противника научились распознавать тех своих собратьев, которые уже находятся под моим контролем.

– Хм, – протянул я, – а кто-то явно готовится ко встрече со мной. И почему-то он уверен, что эта встреча обязательно состоится. Хотя я вроде как сам не собирался соваться к ним. Значит, коль они уверены в нашей встрече, то нужно ждать их собственного скорого визита.

И я огляделся.

– А вот это плохо, – понял я, – если предстоит бой, то нужно, чтобы он состоялся на моих условиях.

Но пока, как это ни странно, время у меня было. Я так понимаю, до тех пор, пока из города не выведут хотя бы большую часть нежити, никаких действий со стороны неизвестных не будет. А значит, нужно воспользоваться этим временем и подготовиться к нашей встрече, а возможно, если я буду на несколько шагов впереди наших противников, а пока это так и есть, ведь это именно они действуют в ответ на мои шаги, и форсировать ее. Только вот нужно не забывать о том, что время может потребоваться не только мне, и контролировать происходящее.

И я уже новым взглядом обвел тот самый зал, в котором сейчас находился.

– Хм, – констатировал я, сопоставив свои наблюдения с информацией, переданной мне навигатором, – не слишком-то ты подходишь для того, чтобы использовать все мои ударные силы.

После чего еще раз огляделся вокруг и, хмыкнув, добавил:

– Вот надеюсь, что те, кто за нами наблюдает, именно так и подумают.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Центр развалин. Недра подземелий. 

Некоторое время спустя 

Тот же мрак и тишина. Даже шелеста не раздается в этом царстве теней. Зал кажется пустынным и забытым. Но нет, не прошло и мгновения, как прямо в его центре проявилось несколько фигур.

– Первый, – обратилась невысокая тень к одному из своих собеседников, – мы предполагаем, что человек что-то заподозрил.

– Этого стоило ожидать, – спокойно отреагировала на слова посланника выслушавшая его тень, – люди всегда были очень слабой расой, и потому творцы постарались это компенсировать чем-то другим.

Лица тени посланника не было видно во тьме зала, но Первый знал, что на нем застыло непонимание его слов.

– Разум, – пояснил он для своего менее сведущего собрата, – они наделили их пытливым и живым разумом. Только благодаря ему они смогли когда-то противостоять нам. И были более опасны, чем представители расы темных драков.

– Вы сейчас говорите о Марголе? – с явно слышимыми нотками страха переспросила зыбкая тень.

– Да, – только и ответил Первый, – о нем и его соплеменниках. Но в этом и была наша основная ошибка.

И Первый на некоторое время замолчал. Но долго ему молчать не дали, посланник совершенно не понимал, о чем сейчас говорил Первый.

– Какая ошибка? – спросил он.

Только вот ответил ему не тот, кому и задан был этот вопрос.

– Мы полагали, что основную опасность для нас представлял Маргол и его драки, но когда мы разбили их армию и схватили предводителя повстанцев, оказалось, что главной силой марголов были вовсе не они, а те, кого мы до этого даже не брали в расчет. – И немного помолчав, Изначальный, а это был именно он, веско закончил, практически вплотную приблизившись к посланнику: – Нас разбили люди, а не объединённая армия марголов, как думают все. Именно люди стали той силой, что одолела нас. К тому моменту, как нас загнали в этот мир, в живых оставался всего лишь один драк, да и тот был нашим пленником.

После чего он уже гораздо спокойнее добавил, говоря это Первому:

– Именно ты должен об этом помнить гораздо лучше всех, – сказал он ему, – так что даже один человек может представлять угрозу. Не стоит его недооценивать. – И уже обращаясь к посланнику, замершему в метре от Изначального, уточнил: – Так почему вы решили, что он что-то заподозрил?

Было слышно, даже сквозь тихий, еле заметный шепот, как выдохнула едва видимая на фоне остального мрака тень посланника.

– Он остановился, – начала давать полный отчет она, – даже больше, человек немного отступил назад, перекрыв главный выход из того зала на двадцать третьем уровне, где его последний раз и засекли наши дозорные.

– Что-то еще? – спросил у посланника Первый.

– Да, – было заметно, как во мраке тень шевельнула головой, выражая свое согласие, – нам удалось подослать к нему нескольких разведчиков. И по той картинке, что они успели передать нам до того, как выпали из-под контроля нашего домена и кластера, мы поняли, что человек стал усиленно готовиться к битве, вернее, даже обороне, укрепляя один из выходов на данном уровне, который как раз и находится за коридором того зала, где нам удалось его засечь.

– Значит, место он уже выбрал, – будто размышляя, произнес Изначальный, только вот так и не было понятно, обращался ли он к кому-то из присутствующих или разговаривал сам с собой.

После этих своих слов он опять отошел на то свое место, которое было занято им вот уже несколько сотен тысячелетий.

Так и не дождавшись продолжения речи старейшего среди них, Первый обратился к посланнику:

– Второй передавал мне еще что-то?

– Да, – подтвердила тень, – я как раз хотел перейти к этой части.

И, даже не останавливаясь, посланник продолжил:

– Неизвестно, случай это или нам невероятно повезло, но человек занял как раз ту позицию, которая располагается в зоне действия неустойчивой аномалии. Возможно, он предполагал таким образом защитить себя от возможной переброски наших войск через порталы. Но тогда, он, скорее всего, не знает, что мы вывели младших за пределы города. И Второй как раз хочет воспользоваться этой оплошностью человека.

Тень на некоторое время замолчала, а потом заговорила.

– Младшие теперь не с нами, а значит, нам не нужны многочисленные порталы, открываемые в зал, где окопался человек. Поэтому мы, собрав наши силы, сможем закинуть туда, даже сквозь нестабильную аномалию, нескольких наших монстров. Однако, коль человек не глуп, а Второй так и не думает, он постарается отступить по заранее подготовленному маршруту. Вычислить его не составило большого труда. С этого уровня ведет всего несколько переходов на более верхние. И мы еще до начала операции перекроем их.

– У нас не так много химер, которых мы сможем выделить, так кем Второй собрался перекрыть ему пути для отступления?

Тень немного помялась, но потом все же ответила:

– Второй просил разрешения использовать василисков для этой операции. Им все равно, какой тип защиты может противопоставить им противник. Они все, с чем столкнуться, преобразуют в кремневое соединение.

– Да, – медленно кивнула тень, которая по старшинству была лишь второй, – именно поэтому мы их и поместили в стазис-поле. Мы сами не можем контролировать химер, которых создали. Слишком сильными монстрами мы их сотворили. Защита, ум и оружие. И всем этим мы наделили одно существо. И Второй это знает не хуже меня.

– Так и есть, – ответил ему посланник, после чего немного помолчал, а потом тихо произнес: – Первый, свяжитесь со Вторым, он предвидел этот ваш вопрос и хотел поговорить с вами о том решении, которое готов предложить.

– Да, – протянула тень и мгновенно замолчала, но всем в зале было понятно, что Первый старается мысленно связаться со своею правой рукой.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Район двадцать третьего уровня. 

В то же самое время 

– Я  так понял, что мой посланник обрисовал тебе тот план, что я предложил к реализации. И, судя по тому, что у меня все еще нет приказа к действию, у тебя остались ко мне какие-то вопросы?

– Василиски, – только и ответил ему Первый, однако немного подумав, он добавил: – Вернее наша возможность контролировать их. Как ты собрался управлять этими монстрами?

Казалось, данный вопрос совершенно не смутил Второго, и это заставило задуматься его собеседника. А последующий ответ заставлял задуматься не только о предложенном плане, но и сумасшествии того, в чьей голове он мог зародиться.

– А мы и не будем этого делать, – только и сказал Второй, – мы и так потеряли очень много наших братьев, пытаясь покорить и заставить подчиниться этих монстров. Но у нас так ничего и не вышло.

– И?.. – поторопил его с более подробным пояснением Первый. – Как ты собрался поступить?

– Я не буду их контролировать, – только и произнес тот, – а лишь натравлю их на нашего гостя и его солдат, а потом уничтожу это абсолютное оружие, которым мы так и не смогли воспользоваться. И чтобы все было сделано наверняка, василисков я натравлю на человека сразу со всех сторон.

– Но как ты их собираешься уничтожить? – удивился Первый. – Мы так и не смогли придумать оружия или магического конструкта, способного пробить их ментально-физический каркас.

Второй кивнул, а потом произнес:

– Ответ, как это сделать, мы искали несколько не в той плоскости, – сказал заместитель и правая рука Первого и, посмотрев в глаза своего собеседника, добавил: – Честно говоря, этот вариант предложил Сорок Первый, а не я.

– Кто? – удивился глава теней. – Не знаю такого.

Второй постарался вглядеться в глаза Первого, а потом мысленно передал: «Ты только что разговаривал с ним, – и уже поясняя, – это мой посланник, которого я отправил к тебе».

– Понял, – кивнул глава теней, – так что за план предложил твой протеже?

– Портал, – сказал Второй, – он предложил не уничтожать василисков самим, а, воспользовавшись порталом, забросить их в ближайшую звезду, и тогда время и бесконечная сила света или тьмы, смотря куда мы их закинем, уничтожат их. Даже защита нашего идеального оружия не сможет выдержать такого давления и со временем разрушится. Конечно, на это могут уйти тысячелетия, но тем не менее мы их, хоть и опосредованно, но все же сможем уничтожить.

Первый некоторое время молчал. Что-то не вязалось у него в голове с этим планом. И только когда он осмыслил, что ему предложил его правая рука, одна из старейших теней задала вполне закономерный вопрос:

– Зачем нам использовать василисков и потом стараться уничтожить их, когда мы можем уже сразу то же самое проделать со вторгшимся в наши владения человеком? Ведь это идеальный план. Нам и нужно только прицепить к нему портальную метку. А дальше уже все должно пойти так, как вы и задумали. Он и погибнет гораздо быстрее. Еще во время перехода.

Но что-то его слова совершенно не произвели никакого впечатления на Второго.

«Я чего-то не знаю», – это была та единственная мысль, что мелькнула в его голове, когда он вгляделся в глаза своего заместителя.

– Что? – только и спросил он.

– Человек… – только и ответил ему Второй, – нам еще не приходилось сталкиваться с подобным, – и, немного помолчав, тень продолжила: – Этот экземпляр абсолютно нейтрален. Именно поэтому он может выжить в любом мире и любой реальности, – и как вердикт их главный военачальник, а Второй им всегда и был, закончил: – Но главное, к нему нельзя прицепить ни одного магического конструкта. Ни одного, – повторил он, – включая такую банальность, как обычная портальная метка.

После чего вглядевшись в глаза Первого, он продолжил:

– Именно поэтому я и принял план, предложенный Сорок Первым. К василиску-то мы подобную портальную метку прицепить сможем без особого труда. После чего мы закинем их туда, где он окопался. И уж они справятся с человеком в несколько мгновений. Нам же останется лишь дождаться нужного момента и после того, как они его уничтожат и рано или поздно покинут зону с нестабильной аномалией, переслать их в точку привязки портального канала.

– А почему этого не сделать сразу? – спросил Первый, но как только сам задал этот вопрос, сразу же понял, в чем может быть причина. – Туда, как я понимаю, хоть и с некоторым трудом, василисков мы закинуть все же сможем, но вот вытащить кого-то из подобной аномалии не представляется возможным. И потому нам придется ждать.

– Да, – подтвердил Второй, – так и есть.

– А почему не воспользоваться конструктом со встроенным условием срабатывания, и тогда он отработает автоматически, как только они покинут зону нестабильной аномалии. Или вы и этот вариант уже рассматривали?

– Да, – только и сказал Второй, – как наиболее надежный и простой в реализации. Но, как выяснилось, эта аномалия не просто нестабильная, но еще обладает редким свойством переменного колебания ментальных полей, которые совершенно невозможно предсказать. А потому в подобном поле практически мгновенно разваливаются все более или менее сложные конструкты, к которым относится и создание портального канала. А вот на такие элементарные вещи, как ментальная метка или еще что-то подобное, это поле абсолютно не влияет. И главное, если все же подобное произойдет, то прицепить еще одну метку там не составит труда.

– Понятно, – протянул в ответ Первый, – ты все хорошо продумал. В общем-то, как и всегда. У человека не останется и шанса при встрече с василисками, и ему не поможет вся его «армия».

Второй никак не отреагировал на эти последние слова тени, но тот ничего и не ждал.

– Что на случай, если кто-то из химер вырвется за пределы аномалии раньше, чем они закончат дело? – на всякий случай уточнил он.

– Закинем их обратно, а если не получится, то по второму варианту, отправим в район ближайшей звезды. Конструкт, с минимальным временем отработки, уже готов и оттестирован. Ограничение, – предвидя вопрос их главы, пояснил Второй, – на использование ментальной энергии мы не внедряли. Этот мир переполнен ею гораздо больше, чем наши родные миры. Так что как только какая-то из химер покинет зону контроля, наши маги мгновенно отработают. Вернее не они сами, а отработают наши магические искины, которые уже настроены на контроль ближайшего к той местности объёма пространства.

Глава теней задумался, после чего мысленно кивнул.

– Ладно, – произнес он, – приступай к реализации своего плана.

– Хорошо, – ответил Второй и мгновенно отключился.


* * *

И уже через несколько секунд где-то глубоко в подземельях этого древнего города начали оживать создания, которые наводили ужас не только на этот мир, но и на многие другие. Ведь до сих пор считалось, что их невозможно уничтожить.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземе


убрать рекламу


лье. Самый нижний, двадцать третий уровень. Что-то около часа спустя 

– Смотри-ка, – протянул я, разглядывая показания, выданные мне навигатором, – кажется, что-то начало происходить.

Только вот так и остался незакрытым вопрос, а что именно? Почему-то те, кого я решил отнести к нашим противникам, хоть и объявились на этом уровне, но близко к тому залу, где я собирался их встретить, подбираться не стали. Что непонятно, так этих последних навигатор отнес именно к живым, при том разумным и очень опасным формам жизни, значительно отличным от демонов да и всех остальных, с кем мне приходилось до сих пор сталкиваться.

Мой показатель опасности, доставшийся мне в наследство от последнего диверсанта Древней империи, зашкалило, когда он попытался определиться с параметром, описывающим ее. Мне даже было выдано уведомление, что в связи со значительным изменением дополнительных констант, которые ранее считались непреложными, теперь придется провести преобразование и пересчет всего теоретического материала, на основании которого и производились подобные расчеты.

Первый раз подобное уведомление было выдано, когда мы встретили еще Маргола. Но тогда симбиот решил, что оно не так критично и не нуждается в проведении немедленного внесения изменений, тогда как сейчас, в связи с обнаружением еще пятидесяти семи существ с неопределимой степенью угрозы, алгоритм и технику ее вычисления следовало значительно переработать.

Но мне, честно говоря, пока было не до этого. Ведь и я сам чувствовал исходящую от них не просто угрозу, а реальную опасность и смерть, ждущую меня впереди. И потом я еще больше уверился в правильности своего решения не лезть дальше, а подождать их на заранее выбранной позиции.

Только вот сейчас все двигалось несколько не по моему плану. Те, кого мой навигатор обозначил как объекты с повышенной степенью угрозы (в скобках «Противник», это с моей легкой подачи именно так, с заглавной буквы и жирным шрифтом), так вот, они все стали постепенно отходить к одному из туннелей, ведущих в соседнюю часть города, за пределы этого сегмента подземелий.

– Портал, – неожиданно сработало чувство предвидения открытия порталов. Но вот в том-то и дело, что тут не должны были работать портальные арки, каналы и прочее. Я специально это проверил, перед тем как воспользоваться расположенной в этом зале аномалией. Я надеялся на то, что неожиданного появления противника у меня за спиной тут ожидать не придется.

Да – как же!

Судя по данным навигатора сейчас одновременно открылось четыре портала, находящихся в разных частях этого уровня.

– Хм, – протянул я, – кто-то явно не хочет, чтобы я отсюда выбрался. И кого это они сюда призвали, да еще воспользовавшись столь необычным портальным плетением?

Но не успел я сам себе задать этот вопрос, как буквально в нескольких метрах от меня начала формироваться еще одна портальная воронка.

– Делай копию метрической матрицы и ментальный слепок этого портального плетения, – приказал я Симбу, сам при этом переходя в режим ускоренного восприятия. Что-то сильно не понравилось мне, как неожиданно исчезло несколько точек скелетонов на моей карте, которые оказались недалеко от места открытия одного из порталов. При этом они даже не приближались к противнику, а находились от него очень далеко.

– Еще одно живое существо, с непонятной степенью угрозы, – так мне отметил навигатор нашего нового врага.

И вот сейчас из портала начал вываливаться один из них.

«Стоп, – оторопело подумал я, – как это он начал выбираться из него, я же в боевом режиме, даже больше, нахожусь в ускоренном состоянии при подключении к домену симбиотов-паразитов, да на таком уровне восприятия я и сам двигаться не могу».

Но тем не менее, хоть и неторопливо, из ближайшего ко мне портала выбралось что-то, отдалённо напоминающее помесь средних размеров динозавра, да при том очень похожего на тираннозавра, но при этом со вполне нормальными передними лапами. И позади этого существа начал формироваться еще один портал.

«Не понял», – пока я разглядывал своих новых противников, карта обозначила, что исчезла часть моих солдат. Только вот этого никак не могло произойти, ведь я прекрасно видел, что этот не очень высокий динозавр даже с места не сдвинулся, в общем-то как и второй.

«Так, – догадался проверить я перемещение остальных монстров, – нет, они еще не добрались до нас, чтобы суметь как-то уничтожить скелетонов».

Но вот что плохо, так это то, что все они однозначно пробирались сюда и делали это очень быстро.

«Но тогда что произошло здесь? – и я проверяю ближайших ко мне скелетонов. – Не понял, это чего за статуи такие? Или я туплю, или это и есть та исчезнувшая часть моей армии, по крайней мере, количество статуй совпадает с количеством пропавшей нежити. Но что произошло? Неужели сработали эти динозавры? Но как?»

Я не видел никаких признаков применения магии или чего-то похожего.

«Черт, – дошло до меня, – при чем тут магия? Это же типичная работа с метрическими матрицами. Но что они делают?»

Этого я понять не мог. Но как раз в это самое мгновение мне представилась прекрасная возможность оценить работу одного из динозавров. Никакого подключения или установки канала, просто небольшой метрический выброс в направлении даже не одного, а сразу нескольких скелетонов.

Мне везет, все же восприятие у меня несколько лучше, чем у этих монстров. Иначе бы меня уже прикончили. Правда, они еще и двигаются при таком ускорении, я же могу работать только на уровне своего сознания. Но вот что плохо, все мои приблуды совершенно бесполезны сейчас, они просто не успевают за нами. Я сейчас остался против этих непонятных динозавров один на один.

Тем не менее это хоть что-то. Все же и я что-то могу, например, заметил, что же этот динозавр сделал с моими бойцами. Я такого даже предположить не мог.

Их небольшой метрический выброс, скорее даже такой своеобразный плевок, это что-то вроде паразитического вируса, который, попав в структуру метрической матрицы, преобразует ее по каким-то определенным параметрам. В нашем случае, я так понимаю, это нечто похожее на камень.

Только вот что очень и очень странно, что этот вирус отрабатывает практически мгновенно, за доли секунды полностью преобразуя структуру матрицы в совершенно новый вид.

Так, теперь остался главный вопрос. Как я сам смогу противостоять столь необычному, а главное, до невозможного эффективному оружию?

Начинаем анализировать и думать, все равно при таких скоростях работы сознания и восприятия другого мне не остается.

Они меня пока не заметили, но тут непонятно, по каким принципам ориентируются эти монстры. Больно шустро они разобрались уже с третью моих бойцов. Однако в меня еще не полетел ни один такой вирус, и это хорошо. Так-то первый монстр стоит прямо напротив меня. И коль он смог вырубить скелетонов за моей спиной, то и по мне отработать должен был.

«Так. А вот это плохо», – и я быстро проверяю состояние своей метрической матрицы.

Черт, участь скелетонов не миновала, как оказалось, и меня. Ко мне тоже прицепился подобный паразит, но моя матрица, вернее ее защита, пока справлялась с последствиями его работы, восстанавливая из резервной копии пораженные участки, таким способом просто затирая их.

«Черт и еще раз черт», – я думал, полное обновление матрицы удалит прицепившийся ко мне вирус, но не тут-то было. Он и сам работал по той же или похожей технологии и где-то в структуре моей матрицы сохранил свою копию, из которой мгновенно восстановился.

«Так, монстры меня не видят, – сообразил я, – и это хорошо, но вот если я окажусь на пути передачи подобного вируса, то ко мне он прицепится за милую душу, и ничего ему не помешает. Даже моя „сверхидеальная” защита, которая оказалась не такой идеальной, как я думал, не сдерживает этот вирус».

Тогда дальше. Что у нас в планах? Да тут все просто.

Первое, это сам вирус.

Противостоять ему – это значит нейтрализовать столь опасное оружие динозавров.

«Черт, – мысленно ругнулся я, – настоящие василиски, они вроде тоже все в камень обращали, или Горгона, та тоже не слишком от них отставала. Кстати, и там, и тут рептилии, у одной головы змеи, другие сами были и есть ящеры. Интересное совпадение».

Ну да ладно. Как я и решил, первым делом разобраться с этим вирусом и разработать под него некий антивирус. Ну и второе, сами эти монстры. Непонятно, как к ним подступиться. Но коль они работают со столь мощным оружием, то и защищены должны быть соответственно. И этим надо заняться уже после того, как я разберусь с вирусом, а то неизвестно, кто из нас выиграет это противостояние. Если я восстанавливаю свою защиту исключительно за счет собственной энергии, то вирус, уверен, – что именно за счет моей.

Лично я бы создал его именно на подобной основе, особенно с учетом того, как быстро он распространяется и отрабатывает.

Так, работать придется по схеме борьбы с вирусами. Первым делом сканируем свою матрицу. Вторым делом выявляем лишние образования. То, что активно работает, это реальная структура действующего вируса, а вот то, что будет находиться в неактивном или частично неактивном состоянии, это его копии. И все это придется с корнем выдирать.

Проверяю матрицу. Странно, сам вирус обнаружить труда не составило, но вот его резервную копию… ее не было. Но так не может быть, ведь я четко видел, что буквально через пару мгновений после полного обновления моей матрицы восстанавливался и он.

«Так, необходимо проконтролировать процесс восстановления, – решил я, – но мне не хватает скорости восприятия, чтобы оценить сам механизм его работы».

Нужно время, больше времени. Только вот где его взять, я и так достиг того предела, которым мог пользоваться в реальном времени.

«Точно, – сообразил я, – реальное время. Реальность. Но есть место, где оно в принципе не течет, там оно теряется как некое понятие».

И это не тот эффект, что возникает при подключении к кластеру воспоминаний симбиотов, хранителем которого был тот, что мне достался от погибшего карлонга, еще на планете Тенаи.

Нет, тут мне нужно кое-что другое, и это кое-что как даст мне время, так и позволит оказаться в относительной безопасности на это самое время.

«Изнанка подпространства», – как вспышка промелькнуло в моей голове.

И я быстро прилепил пару меток для совершения прыжка.


Изнанка подпространства. 

В то же самое мгновение 

Не проходит и доли секунды в моем субъективном понимании, как я оказываюсь в бесконечном переплетении портальных нитей, как раз и составляющих изнанку подпространства. Но сейчас и здесь меня интересует совершенно иное.

Так. И где этот паразит? Вирус выделить получилось практически мгновенно. Только вот одна проблема. Он перестал работать. Его я мог сейчас выковырять без особых проблем. Так же как и проанализировать его структуру и механизм работы. Но мне-то необходим именно алгоритм его восстановления, позволяющий ему переживать полное обновление моей матрицы. И этого мне тут не дождаться. Вот об этом-то я и не подумал.

Переход за изнанку подпространства мне нужно было осуществить как раз в тот зазор времени, когда происходит восстановление вируса из его хранилища. Но это можно сделать и потом. Сейчас делаем то, что можем.

И я начал по крупицам разбирать принцип работы столь необычного оружия. Ага, вот элемент, отвечающий за преобразование матрицы. Каждый сегмент – это своеобразный микромодуль, который и сам является полноценным вирусом, это-то и позволяет ему распространяться в геометрической прогрессии.

Но почему он обходит любую защиту?

Или я ничего не понимаю, или ему все равно, защита это или реальная матрица. Точно, все так и есть. Этот вирус не старается прорваться внутрь. Он просто преобразует все на своем пути по одной, строго заданной схеме в определенную эталонную структуру. Это реальное оружие, и никаких других способов для его применения нет и быть не может. Никакого захвата или подчинения. Все направлено на то, чтобы максимально быстро и качественно уничтожить или ликвидировать любого. При этом нет никакого механизма отката изменений.

Но почему камень? Вернее, кремний.

Ага, вижу. Тут исходили из принципа первого наиболее схожего по структуре метрической матрицы элемента. И кремний оказался достаточно близок к чему…

Получается, что изначально это оружие было создано для борьбы именно с людьми или подобными мне. Нас оно уничтожает наиболее быстро, тогда как на преобразование других типов метрических матриц ему требуется гораздо большее времени. Например, чтобы такой фокус провернуть со стихией, этому вирусу потребуется времени раза в три больше, но и тут он рано или поздно справится. Этот вирус вообще универсален. Он со временем убьет любого. Даже того, кто защищен подобно мне.

Ладно. С работой столь странного конструкта разобрались. Теперь мне нужен механизм его резервации. Что странно, в самой структуре вируса ничего подобного не просматривалось. И это непонятно. Создалось такое впечатление, что после приведения в действие механизма резервации его алгоритм полностью вычищался из структуры матрицы вируса, оставив там только короткую команду на восстановление. Только вот и по ней ничего понятно не было. Она отправлялась в структуру матрицы пораженного объекта. И уже распространялась по ней.

Получается, что отправленный сигнал должен был именно через структуру матрицы добраться до резервной копии вируса, и уже там самостоятельно запускался механизм восстановления.

Очень любопытная схема работы, но что еще более важно, рассчитана она была на тех, кто в той или иной мере работает с метрическими матрицами и постарается сам деактивировать работу подобного вируса. Именно поэтому те, кто создал столь опасное оружие, постарались максимально затруднить борьбу с созданным вирусом.

Ну и как главный вывод. Вирус был создан искусственно, как и те, с кем меня сейчас свела судьба. С этими динозаврами-василисками.

И есть у меня подозрение, что те, кто натравил их на меня, имеют очень даже прямое отношение к появлению или, вернее, даже созданию этих существ. А если предположить еще и то, что этот вирус – это идеальное оружие создали тоже они, то эти неизвестные еще более опасны, чем можно о них подумать. И они явно очень стараются не дать мне покинуть эти подземелья, по крайней мере живым.

Но это лирика. Работаем дальше. Теперь механизм восстановления. Тут все несколько проще. Мне нет необходимости дожидаться нового цикла обновления матрицы. Я вытащил нужный сигнал из структуры вируса, чтобы активировать механизм его восстановления. Дальше, уже для себя, делаю копию столь опасного оружия. Теперь полностью вычищаю свою структуру метрической матрицы от прилипшего ко мне паразитического вируса. И на этом шаге можно было бы и закончить. Вроде как сигнал уже послать некому, вирус-то уничтожен. Но нет, а кто сказал, будто копия сама не может активироваться, если заметит, что вирус уничтожен и его больше нет в структуре пораженного объекта.

А потому, сразу после появления в обычном пространстве, я моделирую сигнал, эмулирующий команду на восстановление вируса, и практически в то же мгновение совершаю переход за изнанку подпространства.

Так, теперь последнюю последовательность шагов компоную в единую структуру, привязанную к переходу и выходу из телепорта. Ну что же. Можно работать.

И я перехожу обратно в зал, где меня сейчас дожидаются динозавры, чтобы уже через пару мгновений вернуться обратно сюда же.


Изнанка подпространства. 

Пара мгновений спустя 

Ну и что я вижу? Что это за странное переплетение выскочивших микроканалов, по которым передается энергия, постарался разобраться в увиденном. Отследил сначала один из подключенных каналов. Упирается в небольшой сегмент моей метрической матрицы. Ничего необычного. Сидит как родной. Тут вроде и должен быть.

Что меня смущает?

Да вот именно что кое-что все же смутило.

Проглядываю соседние сегменты. Хм, несколько странное их объединение, но главное не в этом. Тот небольшой участок, к которому подключен микроканал, вплетен в структуру матрицы слишком уж идеально. Естественные подключения не столь симметричны и подогнаны друг под друга.

Так, в голове зреет небольшое подозрение. Быстро просматриваю тот участок матрицы, что относится к моей нейросети, это ведь также совершенно внешняя структура, но внесенная в мою матрицу искусственным путем. И тут наблюдается примерно та же картина, только вот до предыдущего участка она очень сильно не дотягивает.

М-да. Отслеживаю остальные каналы и везде наблюдаю то же самое.

Идеально подогнанные сегменты, вплетенные в структуру моей метрической матрицы.

И что это может значить?

А то. Получается, что нет тут никакой единой копии вируса, вот почему я ее не заметил первоначально. Копия для более скрытого хранения разбивается на множество частей, которые разместились практически по всей моей структуре, укрывшись в зазорах именно моей метрической матрицы. Что некоторым образом даже улучшило ее строение и стабилизировало работу.

«Необычно, – констатировал я, – но несколько странно. Хотя если кто-то ориентируется именно на ухудшение состояния матрицы, то такую маскировку понять вполне можно. Я вот, к примеру, даже не подумал о том, что вместо того, чтобы разрушать мою матрицу, вирус первоначально улучшит ее, лишь бы спрятаться от меня».

К тому же, изучив уже каждый отдельный сегмент, в которых была зашифрована оригинальная копия вируса, я понял, что объединение в целостную структуру вируса идет не всей части сегментов его копии, а только какого-то небольшого участка. Это еще больше затрудняет поиск.

К тому же, и теперь это понятно более наглядно, активированный вирус не является оригиналом паразитической структуры, он-то как раз и есть копия, сделанная с реального вируса. А вот он-то как раз и маскируется под структуру моей метрической матрицы. Оригинал же, похоже, гораздо большего размера, чем тот вирус, что прикрепляется к матрице.

«Хм, так это же нечищенный дистрибутив, – сообразил я, – тот, в котором есть все рабочие и уже уничтоженные функции активного вируса».

И потому я стал скрупулезно вытаскивать все обнаруженные части резервной копии, собирая его в единое целое. Как оказалось, изучать нужно было именно его, а не ту активную пиявку, которую я уже уничтожил. На объединение пазла в единое целое я потратил очень много своего субъективного времени. И вот он – оригинал, который теперь и послужит чем-то таким, что позволит мне выстроить против него хоть какую-то защиту. Только в этом-то и оказалась проблема. Данному вирусу все равно, есть ли на тебе какая-то защита или нет. Он разрушает ее в любом случае.

Но ведь что-то можно сделать? И как оказалось, да.

Нужно вирус уничтожать на самом первом этапе, в тот момент когда происходит его внедрение в метрическую матрицу объекта.

И тут, как это ни странно, у меня было два пути.

Первый, и самый простой, это наставить заплаток в свою метрическую матрицу, перекрывающую все, даже гипотетически возможные, бреши, которыми сможет воспользоваться вирус для своего размещения.

Ну или пойти менее тривиальным путем. Внедрить этот вирус себе и запустить его работу в автономном режиме, и тогда он уже самостоятельно законопатит все дырки, к тому же будет перекрывать и все другие, которые рано или поздно будут образовываться в структуре моей метрической матрицы в процессе ее развития. Только вот для этого его следует слегка переработать.

По тому сигналу его активации, который, кстати, следует изменить и привязать к своей метрической матрице, вирус все так же должен генерировать свою автономную копию, только вот перенаправлять ее я буду на совершенно сторонние объекты.

Почему мне не превратиться в того же самого василиска, только менее динозавроподобного. Чем я, собственно, хуже них. Да и проверить смогу, как их же оружие работает на них же самих. Только вот тут придется немного потрудиться. Но я уже достаточно хорошо разобрался в созданной какими-то неизвестными гениями от науки структуре, а потому мне не составило труда как изменить активирующий вирус сигнал, заместив его на другой, так и перенастроить направление атаки вируса с собственной структуры на любой указанный удаленный объект.

«Вроде должно работать», – решил я, оглядывая дело своих рук. Осталось только проверить все на практике. Ну а коль это надо сделать, то возвращаемся в реальный мир. И я тянусь ко второй точке привязки, чтобы оказаться в том зале, который покинул только мгновение назад.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Самый нижний, двадцать третий уровень.  

Что-то около часа спустя 

И вот они передо мной, эти монстры, теперь в том, что они созданы искусственно, я совершенно не сомневался. Химеры, вроде именно так называли искусственно выведенных существ.

Химеры очень опасны. Как только их создатели умудряются управлять ими?

Я уже несколько минут стараюсь пробиться сквозь их щиты, и это время в режиме ускоренного восприятия растягивается чуть ли не в часы. Но у этих монстров нет изъянов. Точно так же, как вирус идеально вписывается в метрическую структуру объекта воздействия, так и у этих монстров метрическая матрица оказалась идеально подогнанной структурой. И идеальной она была от слова «абсолютно». Ни единого зазора или уязвимости, которая бы позволила подключиться к ней и начать работать.

По сути, я уже испробовал все, что только мог. Но если в матрице нет никакого изъяна, то ее и не пробить. Скриптам просто не за что зацепиться.

Вот и еще одна защита от того самого вируса, который насылают эти василиски-переростки, хотя какого именно они должны быть размера, я не знал.

Оригинальному плетению в их структуре просто не за что было зацепиться, и его уничтожал уже следующий цикл обновления матрицы, не позволяя распространиться этой заразе. Так что, как я и предполагал, сами динозавры оказались вполне себе защищены от своего же оружия, что вполне логично, ведь оно случайно могло ударить по кому-то из них. Но тогда меня все время мучил один и тот же вопрос.

«Как же вами управляют ваши создатели? – поразился я. – Или это совершенно не мой уровень, когда работа с матрицами осуществляется я даже не знаю как. Представить себе подобного не могу».

Но видя таких созданий, как эти непонятные василиски, в это вполне верилось. Если я этого не понимаю, то это вовсе не означает, что подобного не может существовать. Однако в порядке бреда или вселенского озарения был у меня и еще один вариант.

«Никто ими не управляет», – в это практически невозможно было поверить, но почему не исключить такую возможность. Только вот в связи с этим сразу выплыл еще один несколько странный вопрос. Это же какую угрозу или опасность я должен был представлять для моих невидимых противников, что они решились натравить на меня таких монстров.

«Хм, но если я прав в своих последних мыслях, то и вариант уничтожения этих василисков у местных должен быть разработан, ведь рано или поздно они смогут добраться и до засевших в подземельях своих создателей».

На этой последней мысли я и остановился.

«А ведь это тот самый выход, что я искал, – оторопело подумал я, – почему только раньше не пришла ко мне эта мысль. Если я сам не знаю, как избавиться от динозавров, то уж местные-то точно это могут сделать. В любом случае. Если они управляют ими и уж тем более если они не подконтрольны им. Только нужно все подстроить так, чтобы у них не осталось никакого другого шанса, кроме как уничтожить свои творения».

И я, слегка снизив степень восприятия и соотнеся ее со своими возможностями, которые позволяли мне двигаться, все еще прикрытый незаметностью, направился в сторону выхода из этого зала. Плохо было то, что в этом состоянии василиски были значительно, значительно быстрее и проворнее меня.

«Но это не так и важно, – мысленно усмехнулся я. – Мне и потребуется лишь самая малость. Небольшой клочок времени, много-много везения да статуя вон того скелетона».

И я, еще раз усмехнувшись, двинулся вперед, по направлению к маркеру одного из тех, кто сейчас должен был контролировать этот уровень.

Нужно все подстроить так, чтобы и комар носа не подточил, а главное, наблюдатели местных во всех подробностях увидели произошедшее и донесли то, что тут увидят, своим генералам.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Район двадцать третьего уровня. 

В то же самое время 

– Второй, – окликнул выскочивший из мрака коридора Сорок Первый, – они выдвинулись в нашу сторону.

– Этого стоило ожидать, – только и пожал плечами старший среди присутствующих, – к такому исходу мы и готовились.

– Нет, – отрицательно покачал головой Сорок Первый, – вы не поняли. Они выдвинулись и покинули ту аномалию. Но покинули они ее не просто так. Они преследуют ушедшего от них человека. Он все еще жив. И сейчас он бежит как раз в нашу сторону. А вслед за ним, буквально по пятам, его нагоняют наши химеры. Хоть он и быстр. но не успеет от них уйти. Однако… – тут тень замолчала, а потом продолжила: – Однако есть вероятность того, что он успеет добраться до этого туннеля.

– Почему он уходит именно в нашу сторону? – посмотрел на Второго один из ученых. – Мог бы выбрать любое другое направление. – После чего заметно передернувшись, он добавил: – Этот его шаг выведет химер прямо на нас.

И Второму было прекрасно понятно, почему так нервничает эта тень. Ведь именно Шестой был тем, кто их создал. Именно он лучше всех понимал, на что они способны.

– Нельзя дать им подобраться к нам, – посмотрел Шестой в сторону Второго, – необходимо воспользоваться вашей заготовкой еще на подходе.

Между тем Второй молчал. Что-то очень сильно смущало его в рассказе Сорок Первого.

– Как он выжил? – наконец генерал все-таки смог ухватить ту мысль, что не давала ему покоя. – Он же обычный человек. Да даже если и необычный, – и он оглядел присутствующих, – как он выжил и смог улизнуть от наших монстров?

– Не знаю, – только и протянул его молодой протеже, – мы засекли его уже на выходе из зала, когда он покинул его. А дальше уже следили по меткам, которые прицеплены к василискам. А те как раз старались нагнать его.

– Стой, – тормознул рассказ своего нового помощника Второй, – они что, даже не попытались превратить его в камень?

– Не знаю, – оторопело ответила вторая тень, – но удирал он от василисков со всех ног и мало походил на те каменные статуи, что остались в зале позади него.

Что-то еще было не так в этом рассказе.

– И он планомерно выдвинулся в нашу сторону? Это же не василиски ведут его, это он пытается скрыться от них?

– Да, – протянул Сорок Первый.

– Значит, это направление человек выбрал не просто так, – и генерал постарался вспомнить все то, чему мог стать свидетелем тот, на кого они открыли охоту в этих подземельях. – Наша нежить, – наконец сделал вывод он, – она вся двигалась примерно в этом же направлении. И этого трудно было не заметить. Именно поэтому он и несется сюда, надеясь на то, что где-то тут в подвале есть путь, ведущий в соседний сектор. Ведь все скелетоны куда-то исчезли. Так же надеется исчезнуть и он.

– Так мы отступаем? – это уже уточнил Шестой. – Им нельзя дать вырваться за пределы уровня. Там их хоть немного сдерживает аномалия, ограничивая использование локального прыжка. Тут же они будут полностью во всеоружии.

– Знаю, – только и буркнул Второй. Однако большего он сказать не успел, так как именно в этот момент к ним влетел еще один наблюдатель.

– Человек у входа, ведущего к нам. И он оступился.

Шестой отрицательно покачал головой.

– Нет, тут дело в другом, – пояснил он, – человек не смог выдержать тот уровень нагрузок, что показывают химеры. А это даже не их предел. Поэтому наши создания просто-напросто загнали его.

Второй кивнул.

– Согласен, – сказал он, после чего кивнул в направлении проекции, где на последнем кадре застыло какое-то изображение. – Это и решило судьбу неизвестного нам потомка тех, кого когда-то мы называли марголы, – только и сказал он.

Остальные тени поглядели в том же направлении.

Через одного из младших, контролирующего проход к ним в туннель, они могли наблюдать, как динозавры осторожно обходят ни с того ни с сего появившуюся посреди небольшой темной площадки каменную фигуру.

– Активируй конструкт переноса, – заметив, что один из василисков направился в сторону коридора, ведущего прямо в их сторону, резко скомандовал Второй.

И уже в следующее мгновение все василиски исчезли.

– Они выполнили свою миссию, – только и сказал Второй, еще раз бросив взгляд по направлению магического изображения. После чего развернулся и медленно двинулся куда-то в глубину подземелий. Вслед за ним двинулись и все остальные. А потому никто из них не заметил мелькания еще одной тени, слегка проявившейся на магическом отображении. Хотя возможно, это был кто-то из них. Ведь сложно различить одну тень на фоне других.

Глава 8

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Самый нижний, двадцать третий 

уровень. Несколько минут спустя 

«М-да-а… – мысленно протянул я, наблюдая за последствиями разы


убрать рекламу


гранного мною представления, – а монстров-то, оказывается, никто уничтожать и не собирался».

В этой своей догадке я оказался прав. Мои неизвестные противники поступили до гениальности просто. И вместо того, чтобы как-то ликвидировать этих василисков, они сделали несколько иное. Открыли порталы и просто затянули каждого динозавра в образовавшуюся портальную воронку.

Так вот, судя по тем координатам, что нам удалось вычислить, закинули местные своих монстров куда-то по направлению к ближайшему сильнейшему источнику ментальной энергии. И я так понимаю, судя по зарегистрированному спектру, что это находящаяся где-то поблизости черная дыра.

«Хм, а кстати, очень этот портал и особенно точка его привязки похожи на то, что я видел, когда освободил Маргола», – заметил я.

И только сейчас до меня дошло, куда же из него так мгновенно откачивалась энергия. Она вся исчезала в недрах черной дыры.

Эти последние мои наблюдения натолкнули меня еще на одну мысль, о которой в общем-то я и так уже начал подозревать. Мои вероятные противники имеют слишком уж непосредственное отношение к освобожденному мною пленнику. Но не это главное, с его же слов те, кто когда-то захватил его, были и моими врагами. Не личными, конечно, а всей расы людей. Вот и думайте, с кем же мне придется тут встретиться.

Что-то подозреваю, если это и не самые давние наши враги, то одни из древнейших, это точно. И сейчас они в большинстве своем все собрались в одном месте. Ну, за исключением тех, кто в настоящий момент работает моими проводниками. И движемся мы с ними как раз в самое сердце этих развалин.

«Хм, – прикинул я, – хранитель, а это не тот командный центр, о котором ты упоминал?»

После чего я переслал магическому искину карту и обозначил точку на ней, где сейчас собрались все неизвестные.

– Нет, – несколько удивил меня своим ответом хранитель, – командный центр расположен на семь уровней выше. Указанная же вами точка находится за пределами исследованных границ известных подземелий.

– Да… – протянул я, размышляя над словами искина.

Только, как оказалось, он не закончил свой доклад.

– Однако выделенная вами область находится строго под командным центром на уже обозначенном расстоянии в семь уровней.

Так, и что у нас получается?

А то, что кто-то, похоже, обитавший тут еще испокон веков, сумел пробраться в полностью законсервированный командный центр, оставленный создателями хранителя и подобных ему искинов. И есть у меня подозрение, что покинули они это место, а также и всю эту планету именно из-за этих неизвестных ее обитателей.

И я двинулся дальше. Больно все странно и непонятно. И слишком уже неопределенно. Особенно это навязчивое желание неизвестных устранить меня любой ценой, что подтвердили последние произошедшие события. Но главное, я ведь так до сих пор и не разглядел ни одного из них.

Что-то не позволила мне моя интуиция подобраться к ним достаточно близко, тем не менее сделать это рано или поздно придется. Если уж не для того, чтобы узнать, а что же им нужно, то хотя бы для того, чтобы определиться, а как с ними бороться.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Дальние уровни под центральной частью города.  

Пару часов спустя 

Плестись одному по темным и пыльным коридорам то еще удовольствие. Но страх темноты и одиночества из меня уже очень давно выбили миры Даага. Правда, как таковой темноты-то и не было. Видел я, конечно, не как днем. Все в довольно тусклых и серых тонах. Но тем не менее это не полная слепота и мрак перед глазами.

Кроме того, те же миры приучили меня и еще к одной вещи: замечать все и обращать внимание на мелочи.

Вот и сейчас кое-какая странность присутствовала в происходящем, которая не давала мне покоя. По идее, здесь буквально что-то около пары минут назад уже прошло десять существ, а на полу ни одного следа их пребывания.

«И что бы это могло значить? – сам у себя спросил я. – Ведь на протяжении и всего остального пути я не заметил никаких следов».

И что мы имеем?

Или это существа, которые так легки и эфемерны, что не могут потревожить даже зыбучую и практически невесомую пыль. Или они просто передвигаются тем способом, который позволяет не касаться предметов. Например, парят над полом.

Но тут все равно должно быть хоть небольшое колебание воздуха, которое смогло бы хоть и на пару мгновений всколыхнуть окружающее меня пыльное море.

Однако ничего подобного не было, и потому я вновь терялся в догадках.

«Ладно, – мысленно пробормотал я, – ждать осталось немного, за следующим поворотом то самое помещение, где меня ждут ответы на многие вопросы».

И я делаю несколько шагов вперед. А буквально в следующее мгновение моя даже не интуиция или мое чувство страха, а предвидение смерти заставило взвыть чувство опасности. И я, уже понимая, что совершенно не успеваю, стараюсь отскочить назад, туда, откуда только что вышел. Но мне это не удается. Даже при максимальном своем ускорении я не сдвинулся и на несколько миллиметров. Какая-то сила скрутила меня, в буквальном смысле сжимая и закручивая вокруг позвоночника, при этом она же прижала меня к полу, не позволяя шевельнуться.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Неизвестно где. 

Несколько мгновений спустя 

Не успел я этого осмыслить, как меня скрутило вновь, при этом ощущение было сродни тому, будто я прошел через портал. Но нет, я так и оставался лежать на полу в том же коридоре.

Правда, только я взглянул на карту, как понял, что никакой это не коридор. Комната. Абсолютно изолированная. В ней не было ни входов, ни выходов. Но что еще более странно, за ее пределами навигатор тоже ничего не мог обнаружить.

«Телепортация в мире, где она невозможна?» – только и подумал я.

Никакого другого вывода у меня не было.

И хоть я и оказался в совершенно незнакомом и другом месте, но страх и ожидание смерти никуда не делись. Они как активировались тогда в коридоре, так и продолжали давить на меня. Даже от боли я никак не смог отгородиться, она будто въелась в мое тело, тревожа его и не позволяя забыть.

Тем не менее я все еще не потерял сознания и наблюдал за тем, что происходит. Но главное, я мог мыслить и оценивать ситуацию.

«Нужно бежать, – другого варианта тут не было, – и коль сюда я попал с помощью какого-то портала или переноса, так и выбираться нужно отсюда тем же способом».

Только вот буквально я подумал об этом, как меня накрыло поле, очень похожее на то, что не позволяет совершать телепортационный переход. Но для меня это не было проблемой.

«Прыжок», – мысленно командую себе я, в надежде оказаться за изнанкой пространства, а потом уже оттуда завершить начатый прыжок, только перейдя по какому-нибудь портальному каналу. Только вот ничего у меня не вышло, на мгновение мир мелькнул, будто уже активировалась моя способность, но в следующую секунду я корчусь на том же самом месте в еще больших муках.

– Нужно было влить всю энергию, что в тебе есть, – вдруг раздается голос у меня в голове, – иначе тебе не прорваться. А боль – это лишь малая плата за то, чтобы сохранить себе жизнь. Запомни это. Вдруг у тебя еще когда-нибудь появится возможность воспользоваться моим советом.

Опять сбой в моей идеальной защите, и уже в который раз и все в одном и том же мире.

– Так ты все-таки не отсюда, как мы и предполагали. Но ты не искал нас. Ты даже не знаешь о том, что мы тут скрываемся, и в принципе не догадываешься, кто мы такие, – прошелестело у меня в сознании.

«Этот кто-то без труда рылся в моей голове и читал мои мысли, а я даже не могу понять, кто со мной сейчас говорит».

– Я, – и тут от стены отделяется высокая тень, мрак во мраке, которая приближается прямо ко мне.

Стоп. Как это она приближается ко мне? Я же нахожусь в состоянии ускоренного восприятия, да еще и разогнанного до состояния подключения к домену паразитов, но тем не менее этого неизвестного совершенно не остановил произошедший факт, и он, хоть и неторопливо, но вполне спокойно приближался ко мне.

И только тут до меня дошло.

Он говорит. Он двигается. Это для меня все слишком быстро. Но для него это норма. Это обычное состояние этого существа.

– Ты прав, мы несколько отличны от вас, – тень была уже надо мной, я даже не заметил, как она оказалась так близко. Пытаюсь разглядеть мрак. Но ничего не могу разобрать. Однако общие очертания этого существа сильно превосходят обычного человека. Рост примерно такой же, как у Маргола.

– Он с тобой говорил, если ты знаешь его имя. Ведь до этого ты даже не слышал о нем, – как констатацию факта вывел неизвестный. – Сейчас мы называем себя тени, – пришло ко мне понимание того, кто ведет со мной эту несколько странную беседу, – я Изначальный. Хотя тебе вряд ли что-то даст знание моего имени.

И опять тишина и новая порция боли. Лучше бы он со мной говорил. Так я по крайней мере могу сосредоточиться на чем-то другом.

– Мне не о чем с тобой говорить, – сказала тень, – ты не знаешь того, что нам нужно, и в тебе нет сил, способных нам помочь. Хотя…

И опять несколько мгновений боли, да еще такое ощущение, что кто-то старается пробурить сверлом мою голову.

– Твоя память, ее нет, я вижу только небольшой отрезок. Это непонятно.

И новое сверло, правда в этот раз ощущение было, что пытаются сделать дырку в затылке.

– Нет, это не защита. Там пустота и хаос. В тебе нет воспоминаний, уходящих дальше, чем на один месяц. Я с таким не сталкивался.

И вопросительный взгляд.

– Ты болен? У тебя проблемы с разумом?

«Это да, – мысленно проворчал я, – был бы нормальный, не полез бы сюда».

Правда, уже в следующее мгновение в сознании всплыл образ Лисаи.

– Она похожа на нас. В ней даже сквозь твои воспоминания проглядывает частичка творца. Но она другая. Она слаба.

И тень вновь шевельнулась, переместившись к другой стене коридора.

И только сейчас мой взгляд зацепился за карту.

Так. Стоп. Почему навигатор не видит ее, тогда как тех, за кем я следил, он прекрасно пеленговал?

А вот теперь явственные покалывания во всем моем теле, за которыми прозвучали слова Изначального.

– Эту штуку в свое время изобрел какой-то мой потомок, – пришел ответ, которого я в общем-то даже и не ожидал получить, – я точно не знаю, кто это был, однако, стараясь как-то защитить себя и всех нас, он вшил в нее ограничитель. Этот «навигатор» – странное название ты дал магическому компасу, – в сознании явно послышались нотки удивления, – он не замечает тех, в ком течет хотя бы микроскопическая частичка моего наследия. – И уже с огромным сожалением выдохнул: – Только таких уже практически не осталось.

Правда еще через пару мгновений я услышал следующие слова:

– Странно, если бы в тебе не было моего наследия, то ты бы не смог воспользоваться ею. Непонятно.

И я увидел, как тень склонилась прямо надо мною, полностью укрыв меня. И в этом мраке начал просматриваться странный и сюрреалистический лик, одновременно похожий на лицо какого-то человека, плавно перетекающее во что-то аморфное и струящееся, неустойчивое и зыбкое.

– Это наша вторая энергетическая форма. Только она нам позволила выжить, после того, как мы проиграли в последней битве.

Непонятно. Почему эта тень все еще не убила меня, ведь для нее это не должно было составить никакого труда.

– Сначала у меня была такая мысль. Когда ты провел этих детей и подбросил им вместо себя какую-то пустышку, а сам стал следить за ними, я понял, что ты гораздо опаснее, чем можешь показаться на первый взгляд. И я в этом убедился. Ты сумел забрать то, чем мы когда-то наделили созданных нами химер. Этого не может никто из нас. Но тем не менее ты оставался все еще слаб. А потому, чтобы не дать тебе стать еще сильнее, я специально пошел навстречу тебе. Мне нужно было тебя перехватить. Ведь и против нас ты мог воспользоваться нашим же оружием, которое теперь в твоих руках. Глупые дети до сих пор этого не поняли, но мне не нужно объяснять прописные истины на пальцах. А потому я и стал поджидать тебя здесь, и, как оказалось, ты сам был не готов к устроенной на тебя ловушке. Слишком ты веришь этим своим «приблудам». Сколько разных понятий. У вас очень богатый язык. Мы были не так красноречивы и многословны. Но мы были сильны. И мы были слепы. Поэтому теперь от нас осталась лишь горстка теней, жалкое подобие того величия, что в нас было когда-то.

Ответ на вопрос «почему» так и не прозвучал.

– Почему? Тут правильнее сказать – «зачем?» – эта тень читала все мои мысли как с чистого листа.

Между тем Изначальный, как он себя называл, немного помолчав и о чем-то подумав, продолжил с того места, на котором остановился до этого.

– Слишком долго мы скрывались, опасаясь того, что уже давно исчезло из этой реальности. И потому мы упустили время. Мы не сможем вернуться. Когда-то давно перейдя в свою энергетическую форму, спасая свое сознание и разум, мы смогли закрепиться тут. Но просуществовав, а по-другому это не назовешь, в этом мире то время, что мы тут укрываемся, мы просто вросли в его суть. И теперь нас не вырвать из него. Но как только ты попадешь в руки моих собратьев, а даже со своими нынешними способностями ты не противник очень многим из них (ты все-таки не василиск; и как только ты угадал название этой химеры?), они узнают о том, что внешней угрозы больше нет. И эта новость слишком затуманит их разум. А потому многие, если не все, постараются вырваться за пределы этого мира. Некоторые из моих последних соотечественников уже бредят этим тысячелетия напролет. Но они не понимают главного. Мы энергия, и мы часть местной системы. Разорвав связь с нею, мы повторно не сможем ее восстановить, а никакой другой мир нам не подойдет, слишком специфичная энергия разлита вокруг. А это значит, что все мы рано или поздно погибнем.

Изначальный на несколько мгновений перестал что-то говорить, будто погрузившись в какие-то размышления. Я даже забыл о своей боли, терзающей мое тело, когда слушал его рассказ, и вот сейчас она вновь напомнила о себе. Заставляя разрывать сознание. Хотя внешне, как я понимаю, эти мучения на мне совершенно никак не сказывались.

Лежит себе обездвиженная тушка на полу и даже не шевельнется, не дрогнет, не попытается присесть или встать. По-моему, я даже не дышу.

И это вполне возможно. Минут пять я спокойно протяну. А в том состоянии ускоренного времени, в котором я пребывал сейчас, это не слишком большая проблема. Очнуться или загнуться я успею всяко до того, как меня начнет мучить удушье. Времени прошло уже достаточно много, я практически перестал реагировать на боль, когда тень заговорила вновь.

– Но даже мысль об отсроченной смерти, если мне поверят другие, не сможет остановить всех. Найдутся и такие, кто постарается выбраться сам, но что еще хуже, они потянут за собой и других. И это самое плохое. Хочешь погибнуть, делай это один. Незачем тащить за собой и еще кого-то. Нас и так осталось очень мало. А потому, после того, как я понял, кем ты являешься и что представляешь собой, у меня к тебе появилось кое-какое предложение.

И тень вновь склонилась к самому моему лицу.

«Какое?» – мысленно спросил я.

– Ты должен будешь уничтожить двоих из нас, позволив жить всем остальным.

«Чего?» – слегка оторопел я.

– Тебе нужно будет убить главного и его заместителя. Первого и Второго, – пояснила тень, – и сделать это так, чтобы все остальные поверили в грозящую им опасность, которая подстерегает их за пределами этого, отрезанного ото всех остальных, мира.

Да. Задачка.

Хотя если исходить из принципа минимальных потерь и заботы о сохранении вида, я этого Изначального вполне понимал.

Он старался оградить многих от ошибки, которую они не видели или не хотели замечать. Ну… или как вариант, во всем этом у него был свой интерес. Но с этим разбираться не мне, а ему. Только вот оставался один вопрос. Он сам сказал, что я не противник некоторым из них.

– Да, ты прав, – согласилась со мною тень, – и в том, что это вынужденная мера, и в том, что ты не противник некоторым из нас. И как раз этих некоторых ты и должен будешь устранить. – И немного помолчав, он добавил: – Собственные интересы я перестал преследовать еще тогда, когда своими глазами увидел весь тот беспредел и кровь, что устроили ваши предки, безжалостно уничтожая нас и преследуя во всех остальных мирах, до которых только могли добраться. И это наша ошибка…

Прошло несколько мгновений тишины.

– Моя ошибка, – закончил он, – вы поступили с нами так же, как до этого мы поступали с вами и многими другими расами. Мы знали, что рано или поздно наткнемся на тех, кто окажется более жесток и кровожаден, чем были мы сами. Но мы никогда не подозревали, что собственными руками создадим тех, кто впоследствии уничтожит нас.

«Обалдеть, – только и подумал я, – вот и наши создатели объявились. Нежданно-негаданно так и мимоходом».

Но после всего сказанного в моей голове роилось еще очень много вопросов, и самый главный из них: «А с чего бы такая честь?»

Тень, все так же глядя мне прямо в глаза, ответила.

– Твой «навигатор»… – сказал Изначальный. – Когда я понял, что в тебе есть частичка моего наследия, то в моей голове и зародился этот план. Другой бы для его исполнения не подошел, но у тебя есть шанс.

Что-то зародились во мне больно уж плохие предчувствия.

«Какой шанс?» – только и спросил я.

– Не умереть, – спокойно ответила тень. – Я должен дать тебе силу, которая позволит тебе справиться с Первым и Вторым. Я должен дать тебе силу, которая заставит усомниться в своих возможностях всех остальных. И я дам ее тебе. Я смогу это сделать. Ведь в тебе есть хоть и незначительная, но частичка одного из падших демиургов.

«А если я откажусь?»

Гнетут меня очень сильные подозрения, что ответ на этот вопрос мне не понравится.

– Ты не сможешь, – только и ответил мне Изначальный, – я сразу же начал процесс преобразования твоего тела, как только понял, что есть хоть незначительный шанс на положительный результат. Правда, его вероятность не так велика. Но вы, люди, очень живучие и везучие твари, так что, может, и выживешь.

И Изначальный на некоторое время замолчал.

Не знаю, что он сделал, но меня мгновенно скрутил приступ неимоверной, просто безумной, разрывающей боли. Я понял, что, несмотря на все ограничения моего тела, находящегося в ускоренном состоянии сознания, дергаюсь и корежусь, находясь на полу.

– Терпи, боль ничто. Забудь о ней. Сроднись с нею. Она нужна твоему телу. Боль – это индикатор. Она настраивает твое тело и сознание на нужный уровень реагирования при тех или иных нагрузках. Само твое тело не знает своего предела и никогда не достигнет его, только боль позволяет расширить границы твоих возможностей и перешагнуть тот невидимый предел, которым является твоя физическая оболочка. Изначально мы создали вас более идеальными. И те, кто когда-то смог повергнуть нас, были первыми образцами. Они прошли всю необходимую серию трансформаций. Но те, кто шел за ними, постепенно стали сторониться боли. А это тот единственный инструмент, что мы встроили в ваше тело. Боль и стремление преодолеть ее.

И Изначальный замолчал на пару мгновений, наблюдая за тем, как я корчусь перед ним.

– Ты не такой, как те, кого мы когда-то создали. Ты другой, но механизм совершенствования в вас остался неизменен. Границы и возможности твоего тела значительно превосходят те, что мы когда-то закладывали в вас.

«И что бы это могло значить? Неужели будет только хуже?» – с каким-то сарказмом смертника подумал я.

– Да, ты прав, – совершенно равнодушно ответил тот, кто назвался одним из творцов, – будет только хуже. – И добивая меня, он добавил: – Тебе придется преодолеть большое количество трансформаций. И сколько их будет, я сказать не могу. Но ты не переживай, – успокоил он меня, – если ты не скопытишься по пути, то я уж постараюсь, чтобы ты прошел их все. А потому готовься к океанам боли, в которых ты утонешь и не выберешься до тех пор, пока не опустошишь их все.

И меня поглотила тьма. Но это была не тень. Это было ее обещание. Ведь тьмой этой была целая вселенная боли.

«Теперь я по крайней мере понимаю, почему наши далекие предки все-таки выступили против своих создателей. Да я готов их раздавить уже сейчас».

– Ты не прав, – раздалось в моем сознании, – причина была в другом.

И вновь только боль и мучения. И длились они, казалось, вечность.

– Не преувеличивай, трансформация твоего тела длилась не больше нескольких часов, – неожиданно в моей голове раздался голос Изначального, – так что могу тебя поздравить. Первую часть того, что тебе предстоит, ты уже преодолел. Осталось еще две. Твое тело мы преобразовали и изменили. Осталось проделать то же самое с твоей ментальной структурой и сознанием.

После чего мне показалось, что эта самая тень усмехнулась.

– А вот теперь ты, пожалуй, действительно поймешь, почему же нас так жаждали истребить ваши предки и наши лучшие творения.

И на меня накатил новый океан боли. Нет, это уже не океан, это целая вселенная, и тонул я в ней бесконечность. Нельзя преодолеть то, что не имеет ни начала, ни конца. Но как оказалось, и в этот раз я был неправ.

– Смотри-ка, – похоже, я услышал истинное удивление в голосе тени, – ты выдержал не только то, что мы использовали для развития младших, но и то, что должны были преодолеть сами. Даже больше. Ты сейчас практически стал одним из нас. Я даже не знал, что подобного эффекта можно добиться подобным способом. А потому я уверен, что и последняя часть моего плана удастся.

И я почувствовал, как меня кто-то потащил за ногу.

– Это тот ритуал, что и поможет тебе противостоять двум лучшим представителям нашей расы. Хоть я и был первым среди нас, тех, кого впоследствии назовут демиургами. Но это только в плане моего сотворения. Первый и Второй во много раз превосходят меня в силе и возможностях. Именно поэтому они и получили эти свои имена. Я же стал Изначальным. Тем, кто и положил начало нашей расе.

Несколько мгновений тишины и какое-то движение вокруг.

– Сам бы я никогда не смог противостоять им. Я тот, с кого наши творцы и создавали более лучшие и идеальные копии. Но они лишь копии. И такими были все остальные. Но именно в этом и есть моя сила. Я оригинал и могу сам создать копию своей сущности и наделить тебя ею, благодаря чему я наделю тебя своей силой и возможностями. Я не знаю, насколько все пройдёт гладко, самостоятельно никогда не проводил подобный ритуал передачи дара. Я не знаю, подойдет ли он тебе и впишется ли в твою столь необычную структуру. Но, главное, все это я смогу сделать даже без того оборудования, которым пользовались творцы. И это теоретически должно сделать из тебя одного из нас. Таким, какими мы были раньше. И в этом случае у тебя будет не просто шанс выбраться отсюда, но и выполнить мое задание. Это и есть то условие, которое позволит тебе выжить. В твою структуру я встрою конструкт, который распадется, если ты выполнишь то, о чем я тебя попросил, или убьет тебя, если ты не справишься с ним. К тому же, если ты не справишься с ним, никто не должен узнать, как ты получил свою силу и какое задание у тебя было. Ну, а если ты все сделаешь верно, то никого значения это уже иметь не будет.

И я увидел активацию чего-то поистине глобального, в центре которого как раз и находилась та самая комнатка, на полу которой я лежал. Но самым центром этого огромнейшего трёхмерного конструкта был все же я.

– Теперь осталось только ждать, – сказала тень, – процесс передачи своей сущности я уже запустил.

Не знаю почему, но мне показалось, что голос Изначального стал гораздо тише. Хочу повернуть голову, но неожиданно меня останавливает тихий и какой-то старческий голос.

– Не нужно, иначе сорвешь все, – после чего еще более тихо он продолжает: – Не зря этот дар называется даром преемственности. – И поясняя свои слова, Изначальный сказал: – Этот дар в прямом смысле вытягивает из меня всю мою сущность, преобразует ее и передает тебе. Я же сам, скорее всего, после завершения ритуала погибну. Но я надеюсь на тебя. А теперь запоминай и слушай. Слушай меня и запоминай, потом тебе уже вряд ли кто-то сможет помочь или дать совет. Одна из тех теней, что тебе нужна, всегда находится в главном зале. Ты знаешь, где это, я видел твои воспоминания, и там упоминалось нужное место. Это Первый. Он никогда не покидает своего убежища. Его душа привязана к источнику в зале. Это на случай внезапного нападения, которого никогда не будет. Он опасен как маг. Но как раз-таки с ним ты должен справиться без особого труда. Оружие василиска. Предыдущего Первого уничтожил как раз один из этих монстров. А нынешний Первый ненамного сильнее него. Но главную угрозу для тебя представляет не он. Это Второй. У него всего одно свойство, но это свойство, которого больше ни у кого и никогда не выплывало. Второй благословлён щитом абсолютной защиты. И как победить его, я тебе подсказать не могу. Но в твоих воспоминаниях я нашел битву, где ты сражался с существами, наделенными подобными свойствами. Я не сумел разобрать, как и что ты сделал, но решение у тебя есть. И теперь главное, то, о чем я должен тебя попросить. Приказывать я тебе не могу. Это не входит в условия нашей сделки, но постарайся больше никого не убивать. Мы и так потеряли очень много своих сородичей. Просто уйди оттуда. Перенесись в любой другой мир или туда, куда тебе будет нужно. Теперь для тебя устройство этого мира не будет той помехой, что оно было раньше. Ты сможешь открыть портал куда захочешь, только помни о том, что уйти отсюда можно лишь через боль.

«Но в этом мире вроде есть и еще один портал?» – вспомнил я об арке, про которую рассказывали мне Гаиса и остальные демоны.

– Поверь, – обратился ко мне тот, кто и был одним из наших истинных творцов, – этот мир невозможно покинуть, воспользовавшись обычным порталом. Именно мы сделали его таким. И те, кто пользовался любыми другими методами, отличными от тех, что использовали мы, погибали. Именно поэтому сюда так никто и не вернулся. Или ты думаешь, что найти этот мир так сложно? Нет, это можно сделать, хоть на это и потребуется время. Например, при помощи того же конструкта, который ты называешь навигатором. Или ты думаешь, что подобных вещей больше ни у кого нет? Их просто не так много, но они есть, и найти один из них может каждый. Так что все дело в том, что покинуть этот мир можно только тем способом, что тебе придется освоить. И сделаешь ты это уже очень скоро. Обратно я тебя переправить не смогу. А жить мне осталось не больше… – договорить Изначальный не успел, именно в этот самый момент ритуал прервался.

Поднимаюсь и не вижу ничего вокруг.

Но так и должно быть. Демиурги, скрывающиеся в этом мире, это чистая энергия, и со своей смертью они просто высвобождают ее.

Я же подумал о том, что Изначальный и вправду не преследовал никакой другой цели, кроме той, о которой мне сказал. Он хотел спасти тех, кого еще можно было спасти. И ради этого пошел на этот шаг, хоть он этого и не предполагал изначально, но даже не подумал отступить от задуманного, когда сообразил, что своими действиями собственноручно разрушает целостность своей энергетической структуры.

По факту, он сам убил себя, передав мне свой дар.

Только вот в чем он состоит? Что я получил?

Непонятно. Но у меня будет время это выяснить.

Сейчас же мне необходимо выбраться отсюда. Это действительно подпространственный карман, созданный Изначальным на задворках этого мира.

«Так, а вот откуда я это знаю?» – задал я себе вопрос. И только я об этом подумал, как за одним фактом потянулась и целая цепочка фактов – от того, как создать или разрушить подобную пространственную аномалию, до того, как вообще можно создать любую аномалию.

Мельтешение фактов и знаний. Все это пролетало в моей голове и очень напоминало тот поток информации, что я поглотил после принятия дара Иилы. Только вот тут не было какого-то раздробленного сознания, которое требовалось собрать в единое целое. Был только один непрекращающийся поток знаний и умений, возможностей и способностей.

«Портал», – как некое озарение на дальнем плане промелькнула нужная мне информация, но сейчас я не мог остановить этот непрекращающийся поток знаний. Его нужно было переждать. Он должен был усвоиться мною. И только тогда меня отпустит то оцепенение, в которое я впал.

Вот и еще одна причина моего нахождения в этом месте. Изначальный хотел уберечь меня и оградить от тех, кто мог бы напасть на меня в этот самый момент. Ведь я был совершенно беззащитен в эти минуты или часы. Мне это неизвестно, но и это время подошло к концу.

Что же, будем считать, что мы с этой тенью заключили контракт, он дал мне шанс выбраться из этого мира и увести из него моих друзей, я же должен был выполнить те условия, которые он обозначил для меня. А потому я сосредоточился на том самом месте, откуда меня в последний момент и вытащил один из последних демиургов.

Боль. Боль, только она позволяет пробить тот барьер, что они установили вокруг этого мира, сдвинув его по фазе. Действительно, порталы при такой структуре перехода – это один большой прыжок в бесконечность, выхода из которой не будет никогда. Но они нашли свой путь, и тут их не могли остановить даже законы природы. М-да. Даже я бы не догадался строить портал через собственную смерть. Но принцип работал.

Вспышка, мгновение дезориентации – и я вновь там, где так неудачно (или удачно) наткнулся на одну из первых теней. На того, кто был прародителем не только демиургов, но и людских рас. Теперь понятно, почему мы все так похожи. Они просто создавали нас похожими


убрать рекламу


на себя.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Дальние уровни под центральной 

частью города. Зал советов теней. 

Несколько минут спустя 

Мне сюда.

Вот проявилось и еще одно из наследий демиурга. Я двигался синхронно своему восприятию, с какой бы скоростью ни функционировало мое сознание. К тому же я понял, как мне объединить все свои приблуды в одну большую функционирующую ферму, тем самым многократно увеличив ее производительность.

Сами демиурги подобными устройствами не пользовались, но они создавали их для своих творений. Это же мог сделать и я. Но не сейчас.

В данный момент передо мной стояла совершенно другая задача. Те, кто мне нужен, находятся за дверьми передо мной. И они что-то подозревают. Я даже догадываюсь, что.

Сказались знания Изначального. Они его потеряли. Первый всегда мог связаться с любой тенью, даже если та была прикрыта защитным полем. Но до Изначального в данный момент времени он достучаться не мог, как ни старался. А такое было возможно только в случае, если именно Первый пытался связаться с тем, кто уже был мертв.

Именно это заставило насторожиться остальные тени.


Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Дальние уровни под центральной 

частью города. Зал советов теней. 

Несколько минут спустя 

– Ты уверен, что вы уничтожили человека? – посмотрел Первый на своего заместителя.

– Да, – даже не сомневаясь в ответе, произнес тот, – я сам присутствовал при этом, да и ты должен был видеть все на записи.

– Да, – согласился с ним Первый, – но что-то меня все же беспокоит. Я не могу связаться с Изначальным уже на протяжении нескольких часов. Его тоже что-то смутило в той записи, что вы нам показали, так как сразу после ее просмотра он куда-то направился. А для него это совершенно несвойственно, ты же знаешь. Нужно было еще тогда поднять тревогу. Старейший не стал бы ничего делать просто так.

И один из сильнейших демиургов, которые еще остались в этой вселенной и реальности, посмотрел на Второго.

– Воспроизведи запись повторно. Мы должны понять, что же смутило Изначального и заставило его вмешаться в вашу операцию?

Второй только кивнул в ответ на эти слова и махнул одной из теней. Это был тот самый посланник.

– Сорок Первый, покажи свою запись, она наиболее полная, – передал тому Второй.

Но как только Первый увидел начальные кадры магически созданного слепка событий, он сразу встрепенулся.

– Изначальный смотрел не эту запись, – только и сказал он. Второй удивленно посмотрел на своего собеседника.

– Но мы больше не предоставляли никаких других слепков, – только и произнес он.

Однако именно в этот самый момент от стены отделилась еще одна тень. Это заметили все.

– Что у тебя, Шестой? – обратился к подошедшему Первый.

– Изначальный… он попросил слепок, сделанный не основным наблюдателем, а тем, что контролировал соседний коридор. Меня еще удивило, зачем ему могла понадобиться эта запись? Но тем не менее я ему ее предоставил. Ничего нового там мы не смогли бы увидеть. Человек даже не попадал в кадр того младшего.

– Значит, что-то он все же увидел, – только и протянул Первый, а потом приказал: – Воспроизведи ее.

И уже через пару мгновений они просматривали новый слепок произошедших ранее событий.

– Так, – констатировал Первый, – это точно то, что просматривал старейший. Я тоже видел некоторые из этих кадров мельком, но что его смутило?

– Это, – неожиданно произнес Второй, указав рукой на мгновенно застывший кадр, – он увидел эту тень.

Хоть ее и не видно, но в кадр попала слабая тень, даже намек на нее, еле просматриваемая на фоне мрака остальных помещений.

– И если это тень человека, – продолжил Второй, – то ее здесь никак не могло быть. Ведь он в этот самый момент должен был как раз превращаться в статую в совершенно другом месте.

И Второй, уже совершенно не советуясь с Первым, обратился к двум ближайшим теням:

– Быстро вернуться в тот коридор и проверить статую.

– Что ты хочешь увидеть? – спросил у него Первый. В таких ситуациях он больше доверял своему военачальнику.

– Нужно понять, – сказал он, – это тот самый человек или кто-то другой. И только потом мы поймем, как нам действовать дальше.

Первый только хотел ему что-то ответить, как отлетел к стене.

Никто из них не заметил, как в открытую посланными наружу разведчиками дверь проскользнула еще одна тень. Менее заметная, чем все остальные, но не менее смертоносная и опасная.

– Он тут, – мгновенно сориентировался Второй, наблюдая за тем, как медленно истаивает их сильнейший маг.

«Мы его недооценили, – только и подумал он, направляясь к выходу, – а еще Первый был прав, старейшего можно уже не разыскивать, его нет среди живых».

– Оставайтесь тут, – приказал Второй остальным.

Если этот человек, а у Второго почему-то не было никаких сомнений в том, что это именно он, так просто и мгновенно расправился с Первым, то и остальные для него не будут представлять никакой существенной опасности. Лишь он, со своей абсолютной защитой, мог хоть что-то противопоставить их противнику. На этой мысли и закончилась жизнь опаснейшего бойца, которого знала эта вселенная. Но теперь было понятно, что самыми опасными были не представители их расы, а те, кого они когда-то создали.

И один из них, что-то начертав на полу, развернулся и ушел вдаль по коридору. А еще через час не знающие, чего ожидать, последние из теней все-таки выглянули из того зала, который уже очень давно стал их пожизненной тюрьмой и домом, и наткнулись на одну-единственную надпись, сделанную на их собственном языке, которого, как они думали, не должен был знать никто. Но это оказалось не так.

И надпись эта гласила.

«Мы знаем и помним».

И следующая тень, получившая имя Первого, прекрасно поняла это предупреждение.

Теперь этот мир навечно станет их домом.

Глава 9

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. 

Развалины какого-то большого города. 

Подземелье. Самый нижний, двадцать третий 

уровень. Несколько минут спустя 

Странно, хоть я на это не очень-то и рассчитывал, но Изначальный оказался полностью прав в своих предположениях.

Защита Первого не смогла противостоять метрическому вирусу, доставшемуся мне от василисков, тогда как ко Второму, в которого я его запустил просто для проверки, он прицепиться не смог. Создавалось такое впечатление, что он просто стекает по его наружной поверхности щита, при этом постепенно уничтожаясь и растворяясь в нем.

И, просканировав его, мы выяснили, что в защите второго демиурга был реализован тот же принцип, что и у динозавров, только в более продвинутом варианте.

Его магический щит не просто не позволял вирусу, да и, как мне кажется, и любому другому, как физическому, так и магико-метрическому конструкту, воздействовать на себя, но еще и достаточно быстро нивелировал нанесенный урон, или преобразуя его силу в энергию, укрепляющую щит, или просто уничтожая такие конструкты, как, например, мой вирус, если они ему по каким-то параметрам не подходили для поглощения и растворения в своем поле.

Кстати, все это делало щит еще более надежным и укрепляло его пропорционально оказываемому на него давлению, что по факту делало из Второго по-настоящему неуязвимого противника.

И в таком варианте это и вправду было абсолютной защитой не только в физическом плане, но и на ментально-метрических уровнях.

Только, как оказалось, был у этого щита свой минус. И все опять же упиралось в его свойства: он был двусторонним. А это означало, что и сам Второй не мог как-то кроме физического урона воздействовать на любого другого. Он был чистым и незамутненным воином и не был магом.

Ну, а в остальном слова Изначального были полностью верны в его предположении относительно этого неуязвимого бойца и воина. Хоть и не такую идеальную, но созданную по аналогичному принципу защиту, основанную на обособленном типе энергии, образующем в структуре существа отдельный контур, я уже встречался. И было это в мире Тенаи.

Только вот в этом-то и дело, что раньше, при моей прошлой встрече с инфернальными монстрами на болотах близ Каласка, я, конечно, не имея знаний, полученных от первого из демиургов, и понимания основных принципов по управлению ментальными энергиями, с которыми они работали, не мог оценить того, что у тех существ был реализован не просто похожий принцип построения защиты – он практически полностью дублировал реализованную у Второго схему, только вот завязан был на полностью инфернальную энергию.

Щит же Второго был основан на каком-то ранее мне не попадавшемся типе энергии. Даже отдаленно похожих на нее мне встречать не приходилось. Это и не хаос, и не свет, это что-то среднее. Но там по идее стихии. Однако тут что-то совершенно непохожее. Если бы я выбирал название, но сказал бы, что она абсолютно нейтральная, не позволяющая отнести Второго хоть к какому-то однозначно определенному типу существ. Я бы сказал, что это «небытие» или «ничто», если его в принципе можно сравнить с энергиями.

Но тут главное что? Главное в том, что я уже однажды сражался с существами, использующими хоть и не точно такую, но похоже реализованную защиту. Ну, а коль мне был прекрасно известен принцип ее пробития и последующего уничтожения подобных «неуязвимых» существ, то я, не скажу, конечно, что довольно быстро и легко, но все-таки смог справиться с моим противником.

Единственное, что меня смутило в этой нашей встрече именно со Вторым больше всего, так это то, а откуда у тех монстров с острова могла появиться подобная броня?

И никакой информации в воспоминаниях, доставшихся мне от Изначального, на этот счет не было.

Однако, как говорится, у каждого свои тайны. И вполне могло быть так, что именно Второй был когда-то неким прототипом для создания тех существ, что хуже для меня. Значит, есть и кто-то, кто мог их сотворить. Ну, или все гораздо проще, и это именно он сам создал когда-то тех идеальных даже не бойцов и воинов, а убийц.

И как я понимал, это было вполне в его духе. Ведь это именно он предпочитал физическое противостояние магической битве. В отличие от того же Первого. Но и полезности или эффективности магии он не отрицал. А потому всегда признавал главенство того, кого я уничтожил в первую очередь.

Во-первых, в моем случае с таким оружием, как метрический вирус василисков, это было сделать гораздо проще. Ну и во-вторых, если оставить такого противника, как Первый, который был нереально сильным магом, за спиной, он вполне мог преподнести очень неприятный для меня сюрприз. И последнее. Третье. С воином все было несколько не скажу, что проще, но гораздо более предсказуемо. От него я понимал и знал, чего можно было ожидать.

А потому я и выстроил такую схему боя. Сначала уничтожить того, к кому у меня уже был готов подход, а потом разбираться с тем, о ком мне было известно несколько меньше. Ну и этот бой показал мне главное, о чем я не должен никогда забывать. Ведь как я уже догадался, демиурги не были сверхсуществами, как те же самые творцы, хотя и это тоже остается под вопросом.

Например, в знаниях Изначального ничего по этому поводу не было. Он вообще не был уверен в существовании творцов, только вот он точно знал, кто и когда был создателем его и всех остальных, но были ли это те самые легендарные и мистические творцы, он сказать не мог.

Но в общем, не в этом суть. Главное, что я понял другое, демиурги смертны и не так всемогущи, как о себе думали. Они лишь те, кто может и умеет чуть больше, чем все остальные.

И теперь я, благодаря дару одного из них, немного приблизился к той невидимой черте, что отделяла создателей, в данном случае я говорю о демиургах, от их творений, таких, как люди и многие другие расы, а возможно, и перешагнул ее.

Ведь что-то подобное упоминал и Изначальный.

А значит, и заботиться о своей сохранности не нужно прекращать. Вряд ли у меня отрастет еще одна голова, если я потеряю эту. Именно поэтому я должен быть еще более осторожен и, как это ни парадоксально, параноидален. Ведь вместе с наследием Изначального мне, как его преемнику, достались в наследство и те, кто считал их своими врагами. И почему-то демиург был уверен, что многие из них все еще существуют где-то на просторах вселенной.

Но все это так, лирика, с которой мне теперь придется свыкнуться и жить. Главным в этом было то, что я выполнил свою часть сделки и теперь наблюдал, как развалился конструкт, который должен был меня убить.

– Старый хитрец, – проворчал я, – даже сам бы ты не смог его разрушить. Только выполнение задания спасло меня от неминуемой гибели. – Ну да ладно, – пробормотал я себе под нос, – и ты, так же как и я, выполнил свое обещание, поделившись своими знаниями, так сказать авансом. Ну, а теперь, после того, как я закрыл нашу сделку, надо мной не висит этот дамоклов меч долга перед одним из демиургов.

Сейчас же осталось понять, что же мне, вернее уже нам, делать дальше?

По сути, благодаря наследию Изначального, этот мир для меня сейчас открыт. Я смогу создать портал, позволяющий вырваться за его пределы. Правда (вот он вопрос всемогущества), пробить я этот щит смогу на не очень долгое время и уж тем более всех за один раз вытащить отсюда не смогу. Такие вот тут ограничения.

Даже сами демиурги, когда создавали этот щит…

«Хм, кстати, – только сейчас сообразил я, – а Изначальный-то как раз и был создателем идеи подобной защиты, но сам с подобной задачей справиться он не смог, а потому ее воплощением занимался Первый. Так что, по сути, именно эти двое и были теми, кто закрыл этот мир ото всех остальных. Но что самое интересное, именно они, да еще и Второй, из всех могли его как покинуть, так и вернуться обратно. Остальные этого не умели. Вот и получается, что теперь оставшиеся демиурги заперты тут окончательно».

…ну так вот, и они сами не рассчитывали, что его сможет пробить кто-то из простых смертных. На них этот щит в принципе не был рассчитан.

Нет в обычных существах того запаса ментальной энергии и возможности управлять ею, но главное, удержать под контролем, чтобы сделать это. Демиурги и сами-то, ну, вернее те трое, кто это мог сделать, покидали эту планету всего несколько раз с тех пор, как здесь осели и делали это лишь для того, чтобы разыскать последних своих собратьев.

Но вот именно в один из моментов что-то произошло, и мир стал частично доступен для перехода. Что тогда случилось и послужило причиной этого, никто уже сказать не может, сами демиурги предположили, что произошёл какой-то сбой в работе созданного ими щита, но факт остается фактом.

Мир при определенных условиях стал доступен на перемещение сюда. Только вот, как и до момента открытия этого мира, все еще нельзя было выбраться обратно за его пределы. Он превратился в натуральный мир-ловушку, который не выпускал никого, кроме тех троих, кто владел тайной перемещения за границы окружающего его щита. И теперь эта тайна стала моей.

Так что не страшно, что я не смогу осуществить перенос всех своих друзей за один раз. Главное, что я в принципе смогу это сделать. Просто для создания каждого нового перехода мне и нужно-то будет немного времени, чтобы восстановиться перед следующим открытием портала.

«К тому же у меня есть Лисая, ее сил также вполне хватит на открытие портала, а потому она и сама сможет выбраться отсюда, – подумал я, но потом все же решил: – Нет, так разделять наш отряд не нужно. Если демоны и не будут так выделяться на общем фоне, то Лисаю одну оставлять уж точно нельзя».

К тому же было у меня острое подозрение, что не все так просто и вряд ли богиня сможет сама осуществить подобный переход. Хоть я этого и не замечал, но точно знал, что Изначальный, вместе с передачей своих знаний что-то неуловимо изменил во мне самом. Что-то, что как раз и приблизило меня к демиургам. Что-то, чего не было в Лисае и других демонах. Не уверен, что подобная частичка сейчас осталась хоть в ком-то, кроме меня. Даже в запертых в этом мире демиургах ее не было.

И только тут я сообразил:

«Точно, это та частичка “Небытия”, что я видел в одном из демиургов, теперь она осталась лишь во мне. Впервые со мною этой энергией поделился Изначальный, в Первом я ее просто уничтожил. Ну а основной объём, даже больше, полноценный источник подобного типа энергии и перенял у Второго».

И вот ее-то как раз больше не было ни в ком из моих знакомых. А работать с подобными порталами могла только энергия данного типа.

«Значит, все-таки перенос моих товарищей на мне», – решил я и двинулся дальше. Но тут случайно мой взгляд наткнулся на карту локатора, где было обозначено ближайшее местоположение какого-то из артефактов.

И это вернуло меня к вопросу, с которого, в общем-то, все и началось то, ради чего мы спустились в подземелье этого города.

«Что насчет местных артефактов? Они все еще мне нужны?» – сам у себя спросил я, ну и сам же себе ответил: «Да, по факту, не нужны. Первоначальная цель, которую мы преследовали, придя сюда, теперь не имеет смысла. Мы не сможем воспользоваться портальной аркой, сколько бы ни закинули туда артефактов». И теперь я это понимал как никто другой. Но это только с точки зрения целесообразности их сбора, как возможности вырваться из этого мира. А вот если посмотреть на них просто как на очень ценные и редкие магические предметы, которых больше нигде за пределами этого мира и не встретишь, то тут к ним может возникнуть очень большой интерес. Ведь все местные артефакты – это или наследие тех, кто так или иначе попадал в этот мир, но потом не смог выбраться из него, или тех же самых демиургов. И есть у меня подозрения, что в эту ловушку угодило очень много различных разумных».

Получается, что и артефакты мне интересны.

Тогда думаем дальше. Есть тут что-то такое, что бы представляло наибольшую ценность для меня и за чем не пришлось бы лазить по всему городу?

И выяснить это было достаточно просто, нужно лишь совместить воспоминания Изначального и того, что мне выдает навигатор.

Так, и что я вижу?

Вполне логичную вещь. Все самое ценное и полезное находится или в центре управления, или в своеобразном хранилище, куда стаскивали наиболее интересные экземпляры уже сами демиурги.

Кстати, тот источник ментальной энергии хаоса, что служил резервным для хранителя, да и несколько очень похожих на него, только завязанных на совершенно другие типы ментальной энергии, притащили сюда одни из тех, кто также попал в этот мир, но уже после демиургов. Те же лишь просто прибрали их и упрятали в одно из своих хранилищ. Ну, а к создателям моего ментального искина попали те из источников, которые к тому времени не успели разыскать сами демиурги.

Так что, по сути, в этом городе было два интересных места, которые стоило посетить. Это то самое хранилище, где находилась большая часть найденных демиургами артефактов, и командный центр. Ну, а потом можно будет выбираться отсюда.

Что еще?

«Так, забыл главное, – шевельнулась мысль в моей голове, – я вообще смогу попасть хоть куда-то, не особо разворошив местных? Я ведь все-таки одному из демиургов обещал обойтись без лишних жертв».

Но тут мне, как говорится, просто повезло. Смотрителем хранилища как раз и был Изначальный. В большинстве своем именно он и собирал все то, что сюда попадало теми или иными путями. Так что там я мог оказаться без особых проблем. Это была точно такая же подпространственная аномалия, куда меня притащил для моего «возвышения», так сказать, местный старожил. А вот с командным центром вышла небольшая промашка. Он был полностью завязан даже не на Первого. А на Второго. Их военного лидера.

– Ну и ладно, – решил я, – жадность – грех, тем более и в этом мире меня больше ничего интересного не держит.

После чего сосредоточился на том подпространственном кармане, который Изначальный превратил в хранилище артефактов. И оказавшись там, я не разочаровался. Одни только источники, завязанные как на порядок, так и на хаос, а также на различные стихийные энергии, чего стоили.

Мне, правда, пришлось каждый из них, по совету Симба, поместить в отдельное хранилище, тем временем Опекун приступил к созданию дополнительных каркасов по образу уже существующего.

И теперь я точно знал, как на них переключаться и к чему это приведет. Ведь именно Изначальный и создал первое подобное существо когда-то и назвал его темный драг.

Я же знал это существо под совершенно другим именем – Маргол.

Тот, кто и повел потом всех остальных против своих создателей.

Ну да ладно. Что тут еще было интересного?

Множество кристаллов, похожих на те, что я изъял у жирдяя. Но тут-то как раз и не было ничего удивительного. Именно демиурги создавали их, чтобы вносить направленные изменения в свои творения. Ну, а дальше работал мой инвентаризатор, вычищая это оставшееся без своего смотрителя хранилище. Благодаря ему, закончил я тут достаточно быстро.

«Честно говоря, – прокомментировал я свое пребывание в хранилище, – почему-то я думал, что найду тут несколько большее количество артефактов. Но нет, их набралось всего лишь не больше пары сотен».

В этом месте я мысленно усмехнулся. Жадность губительна.

И я уверен, что Изначальный собрал тут действительно самое ценное и интересное, как минимум для него самого, а если это могло заинтересовать одного из демиургов, то уж точно любая такая вещь была ценнейшей находкой для всех остальных, включая и меня родимого.

Так что все экспонаты, хранящиеся тут, были как на подбор. Первый из демиургов собирал тут действительно редкие артефакты. Например, у меня в руках оказалась еще пара арок, с неизвестной точкой привязки.

Однако порывшись в воспоминаниях демиурга, я понял, что теперь для меня это не будет иметь особого значения, ведь я мог не просто активировать любую из них, я также мог ее и перенастроить на тот мир, что мне необходим. Кстати, сами демиурги не слишком любили пользоваться артефактами и создавали их лишь для того, чтобы передать какие-то возможности своим созданиям.

Например, первые их эксперименты в творении разумных существ провалились. В результате у них получилась раса каких-то непонятных худосочных невысоких людей, практически не приспособленная к жизни. Хоть они и были очень быстры и проворны, но любая травма для них была смертельной, а потому демиурги наделили их через созданные ими артефакты силовым щитом, который постепенно трансформировался в энергетический каркас этих существ. И благодаря этому эти необычные силоны достаточно долго просуществовали в той вселенной, куда их переселили демиурги.

Кстати, один из подобных артефактов оказался тут. И попал он к Изначальному совершенно случайно. Его в этот мир, в надежде, что защита убережет его, притащил один из демонов. Только вот эти артефакты хоть и выполняли свои функции, но в полном объёме они работали только с расой силонов. Но это так, мелочи.

Еще раз осмотрев хранилище и поняв, что больше тут ничего не осталось, я приготовился к переносу. Но предварительно я по карте проверил то место, где должны были находиться мои друзья. И оказалось, что сделал я это вовсе не зря.

Демонов и богиню, а также охраняющих их скелетонов зажали в том самом безопасном убежище какие-то люди. И что необычно. Это точно были не демоны.

Навигатор почему-то затруднялся ответить, кто они, но указывал на тот факт, что степень их схожести именно со мной превышает сорок процентов.

Только вот в том-то и проблема, что нормальным человеком я уже давным-давно не был. А потому мне стало интересно, кто же это сумел подобраться к моим друзьям на расстояние удара да еще и там, куда никто, по идее, не мог пролезь.


Мертвый мир. Империя Карранг. Столица. 

Небольшой кабинет в императорском дворце. Примерно за сутки до происходящих событий 

Небольшая светлая комната, вернее, даже больше она была похожа на деловой кабинет, чем на самом деле и являлась. По углам и у стены можно было увидеть несколько шкафов, заполненных разными книгами и бумагами. В центре комнаты располагался стол, вокруг которого стояла четверка стульев и пара кресел.

Сейчас в комнате находилась всего лишь одна девушка, которая что-то рассматривала в тетради, лежащей перед нею.

Неожиданно раздался стук в двери, и в кабинет, даже не дождавшись ответа, вошел щуплый и невысокий по сравнению с другими демонами мужчина, облаченный в обычную темную одежду.

– Госпожа, – сразу, только войдя внутрь и закрыв за собою двери, обратился он к хозяйке этого небольшого кабинета, сидевшей во главе стола, – ваше предсказание сбылось.

И немного помолчав, он продолжил:

– К Запретному городу на территории за Восточной стеной вчера подошел отряд поисковиков. Мы оказались у развалин несколько позже них, и, видимо, часть отряда, которой были поисковики, к тому времени уже проникла на территорию города. Тем не менее наши разведчики проверили охрану, оставшуюся в лагере. И это явно не те, кого мы ожидали там встретить.

Девушка вопросительно посмотрела на говорившего с нею демона. Было странно, что с момента начала разговора она так и не произнесла ни одного слова, но казалось, мужчина понимает ее и без них.

– Как мы поняли, это какая-то банда с восточной заставы, – будто отвечая на ее вопрос, произнес он, – и их целью являются как раз те самые поисковики, которые и выдвинулись в город. Они их хотят взять или на выходе из подземелий, или на обратном пути.

Девушка кивнула на эти его слова и вновь посмотрела на демона.

– Да мы это проверили, – быстро ответил мужчина на еще один невысказанный вопрос, – среди тех, кто остался в лагере, всего один средний маг и несколько более слабых. Есть незримый и кто-то из древних.

Хозяйка кабинета вновь взглянула на говорившего.

– Мы не знаем, кто это, – только и сказал он, – но наш видящий чувствует в нем силу очень многих кланов и родов незримых.

Девушка вновь кивнула на эти его слова, а потом повернула к нему свою тетрадь, отлистав несколько страниц назад.

– Да, это он, госпожа, – подтвердил демон, только взглянув на портрет, изображенный на листе бумаги, – мы не пользовались магией, чтобы не спугнуть их, но я видел его вживую и прекрасно рассмотрел.

Хозяйка кабинета посидела пару мгновений, прикрыв глаза, а потом вновь поглядела на своего собеседника.

– О второй группе наши разведчики ничего доложить не смогли, – сразу же произнес он, как только взгляд девушки остановился на его лице, – кроме его численного состава. По вашему приказу наши демоны не стали проникать на территорию города.

Но, похоже, то, что ей нужно, девушка уже услышала, так как развернула в сторону мужчины еще один листок бумаги.

– Нет, – только взглянув на очередной рисунок, отрицательно покачал головой демон, – их на одного меньше, – уверенно произнес он, – в город вошло всего шестеро: маг, четыре бойца и проводник-разведчик. К тому же, судя по подслушанным разговорам, в отряде поисковиков всего одна женщина.

И он указал на одну из фигурок на рисунке, которая оказалась лишней.

– Про вторую женщину нам ничего не известно, – дополнил он свой ответ. После чего демон вопросительно посмотрел на свою столь странную собеседницу.

Такое иногда случалось, что девушка ошибалась в этих своих столь необычных и не всегда четких предсказаниях. Но она отрицательно покачала головой.

– Да, госпожа, мы проверим это, – склонив голову набок, ответил ей мужчина, после чего развернулся и быстро вышел из кабинета.

Девушка же как сидела, так и осталась сидеть за столом. И только ее рука начала что-то очень быстро рисовать на очередном пустом листе бумаги.


Мертвый мир. Империя Карранг. Столица. 

Небольшой кабинет в императорском дворце. 

Примерно за сутки до происходящих событий. 

Несколько часов спустя 

Все та же комната и та же спокойно сидящая за столом ее хозяйка. И как и несколько часов назад, в комнату сразу после стука входит давешний демон.

Девушка, что-то чертившая в небольшой тетради, оторвала свой взгляд от листа и молча протянула руку к вошедшему мужчине. Казалось бы, она приветствует его или указывает ему на одно из свободных кресел, но нет.

– Да госпожа, – быстро понял он, что нужно столь странной хозяйке этой небольшой комнатки в самом сердце империи Карранг, – мы, как вы и просили, сделали портрет всех тех, кто вошел в город. Мастер Жерар постарался на славу.

И мужчина передал девушке небольшую стопку листов.

– Вы были правы, в их отряде две женщины, и одна из них невероятно сильный маг света, хотя она и старается скрыть это, маскируя свои способности. Но видящий смог сразу распознать ее.

Девушка кивнула ему в ответ и только после этого взяла в руку протянутую ей стопку бумаг, но, буквально мгновение спустя, даже не глядя, положила стопку на стол.

– Как, его здесь нет? – удивленно прошептал демон. – Тут все, кто был в отряде поисковиков.

Но на эти его слова девушка отрицательно покачала головой и показала тот рисунок, где было изображено на одного демона больше. После чего мужчина на пару мгновений отключился. И как оказалось, сделал он это не просто так. Видимо, демон связался со своими подчиненными где-то в северных предгорьях западной части ко


убрать рекламу


нтинента, хотя, как он это сделал, было непонятно. Ведь поддерживать магическую связь на таком большом расстоянии было нереально сложно. А стоящий сейчас перед девушкой воин никогда не был сильным или искусным магом.

– Госпожа, – медленно склонив голову, негромко произнес мужчина, – прошу прощения за те недостоверные данные, что я вам передал, – и он кивнул головой в направлении стола, на котором лежали портреты демонов из отряда поисковиков, – как оказалось, мастер не сумел зарисовать портрет одного бойца из ушедшего в город отряда. Это их разведчик. Того не оказалось вместе со всей остальной группой, когда мои демоны на них вышли. Он остался где-то в подземельях города, или уводя погоню за собой, или прикрывая отступающий отряд, тогда как остальных мы обнаружили на выходе из катакомб. После чего мы проследили за ними до того убежища, где они укрываются сейчас. Только…

И демон замолчал. Девушка вопросительно посмотрела на него в ответ.

– Мне передали какие-то странные вести. Мои разведчики утверждают, что поисковиков охраняет отряд очень странной и необычной нежити. И они подчиняются главе поисковиков. С подобным мы никогда не сталкивались.

Девушка кивнула и показала ему одну из страниц.

– Да, – подтвердил очередное видение девушки ее верный телохранитель, – они облачены в мифриловые доспехи, а также вооружены мечами, созданными из того же металла.

Можно было бы подумать, что сейчас речь зайдет о демоне, командире отряда, но почему-то телохранитель в это не верил. Все это было как-то слишком просто.

Между тем хозяйка этой маленькой комнатки задумчиво посмотрела на тот рисунок, где была изображена небольшая группа демонов, пробирающаяся среди развалин города и движущаяся куда-то в сторону его стен. После чего она перевела свой взгляд на верного слугу.

– Но это не может быть он, госпожа, – негромко возразил ей ее преданный телохранитель, – мои демоны слышали, как в лагере говорили о том, что разведчик поисковиков не был магом.

Эта фраза и прояснила, о ком сейчас идет речь и кто был интересен сидящей за столом девушке.

Странная и необычная демоница лишь молча кивнула в ответ и вновь посмотрела на одну из написанных ею картин-предсказаний. После чего подняла свои спокойные и глубокие глаза, в которых плескалась вечность, на стоящего перед нею демона.

«Они никогда не были магами», – эта мысль так четко и ясно прозвучала, проявилась в мыслях демона, как никогда до этого не было.

Демоница всегда говорила слишком обтекаемыми и неопределенными фразами. Однако этого не произошло сейчас.

Телохранитель даже удивленно замер на месте и обернулся в сторону сидящей за столом девушки.

Никогда эта спокойная и всегда холодная демоница не проявляла такого всплеска эмоций и такой заинтересованности в чем-то. Воин не мог вспомнить такого момента за всю свою историю служения ей. А служил он этой демонице уже без малого тысячу лет, с тех пор, как его путь случайно пересекся с этой странной и никому тогда еще не известной молодой девушкой-прорицательницей на окраине их полуразвалившейся империи. Девушкой, которая потом прошла путь от бесправной наложницы одного из диких и жестоких вождей архидемонов до самой известной и опасной императрицы их возрождённого государства.

«Это тот, кто нам нужен, – вновь пронеслась мысль в голове верного телохранителя той, кто незримо правит их империей с момента ее становления, – это он, – уже гораздо тише прозвучала следующая фраза в сознании демона, – я наконец нашла его».

И женщина встала из-за стола. А еще через час границы имперской столицы покинул небольшой отряд, который как раз и направился в сторону восточной заставы. Но не она была их конечной целью.


Мертвый мир. Империя Карранг. Столица. 

Гильдия хранителей. Храмовый комплекс. 

Зал совета. Примерно тогда же 

– Патриарх, – обратился мощный и крупный архидемон к кому-то, облаченному в серую рясу, – императрица покинула столицу. Верные мне демоны выдвинулись вслед за нею. Как только она и ее телохранители прибудут на место, мы сразу же узнаем об этом.

– В этом нет необходимости, – раздался тихий голос, казалось, будто с архидемоном сейчас говорит песок, скрипучий и шуршащий, зыбучий и обволакивающий, – в этом нет необходимости, – еще раз повторил патриарх, – нам известно, куда стремится попасть эта девчонка.

Странно было слышать подобные слова о той, кто стоял у истоков образования их государства. Только вот тот, кто их произнес, мог себе это позволить, ведь он был одним из тех, кто когда-то до этого стоял у самого начала его развала. Даже больше, именно он и подобные ему послужили причиной этого. Им нужны были тайны древних. Тех, кто окопался там, куда сейчас направлялась императрица-прорицательница. Тайны, которые и разрушили когда-то их империю. А возможно, и весь этот мир.

– Значит, она все-таки дождалась его появления, – прошептал-пробормотал патриарх, глядя куда-то в сторону окна, после чего повернулся к ожидающему его ответа архидемону, – им нельзя дать встретиться, – отдал он свой приказ.

После чего направился к шкафу у стены, в котором хранилось множество артефактов со времен древних войн. Но как это ни удивительно, нужны были ему не они. Он прошел чуть дальше и, приоткрыв потайную дверь, позвал одного из тех, кого здесь ну никак нельзя было ожидать встретить.

В комнату хранителя вошел архангел.

– Их нужно доставить в то место, где мы были с тобой в прошлый раз, – приказал патриарх своему слуге, кивнув в сторону присутствующего здесь же еще одного посетителя.

Демон с удивлением смотрел на столь сильную светлую сущность. Он никак не думал увидеть здесь кого-то из тех, кто сам и добровольно никогда бы не стал служить кому-то из темных. Особенно с учетом тех особенностей их родного мира, о которых ему стало известно с того момента, как он сам стал работать на патриарха. Но кроме всего прочего, видя этого архангела, стоящего сейчас перед ним, он задался достаточно логичным и своевременным вопросом, а единственный ли это светлый, который подчиняется главе гильдии хранителей?

Тем временем патриарх замер на месте, задумавшись над чем-то.

– Возьмёшь мой личный отряд, – сказал он архангелу, – его сил, – и глава хранителей кивнул в сторону архидемона, – может не хватить, чтобы справиться с императрицей и ее стражей. Но и ты возьми несколько своих убийц, – это уже он обращался к другому своему слуге, – нужно будет зачистить всех свидетелей и прикрыть основной отряд на случай неожиданностей.

– Я понял, – кивнул ему в ответ архидемон.

Архангел же молча продолжал стоять у стены, так и не произнеся ни одного слова.

Патриарх тем временем встрепенулся и прошелся поперек комнаты, после чего все-таки остановился у того самого шкафа, извлек из него странный предмет, напоминающий разрубленный на две половины шар. Что было необычным, от этого артефакта очень явственно тянуло магией света, но что еще более странно, сам хранитель будто совершенно не замечал этого.

– Воспользуйся этим, чтобы переправить наших демонов в нужную точку, – произнес он, бросая непонятную полусферу архангелу.

«Так это портальный камень, – наконец сообразил архидемон, он что-то слышал о них, – вот почему тут потребовался этот светлый. Кроме него вряд ли кто-то сможет активировать этот артефакт».

В ответ архангел лишь кивнул головой, убирая полусферу к себе в напоясную сумку.

– Тогда идите, – распорядился патриарх, – нам интересен лишь тот, кто нужен императрице, остальных убить. Постарайтесь справиться со всем до того, как туда доберется наша девочка. Она ничего не должна почуять или узнать. Иначе мы провалим всю операцию и… – что он хотел сказать дальше, архидемон не понял, но, видимо, это предназначалось не ему, а тому, кто спокойно кивнул головой в ответ, – тогда, – между тем продолжил глава хранителей, – если вы справитесь быстро, то ее дар не сработает. На территории города Старших она слепа.

Что это за город, демон не знал, но понимал, что именно он является конечной точкой их путешествия.

– Я понял вас, – впервые архидемон услышал странный, слегка хрипловатый бас слуги патриарха.

Почему-то сам архидемон ожидал услышать любой другой тембр голоса, все-таки практически божественная светлая сущность, а тут совершенно обычный мужской голос, который на фоне постоянного и непрекращающегося гула любого кабака никак и не выделишь среди всех остальных.

Не получив больше никаких новых приказов или распоряжений, они оба, темный и светлый, покинули покои главы гильдии хранителей. Архангел свернул куда-то налево, углубляясь в дебри храмового комплекса. Ему необходим был отряд личных порученцев патриарха. Ну, а сам архидемон выдвинулся за своей группой бойцов. И направился он прямо в сторону здания, где располагалась резиденция Тайной стражи империи. И сделал он это не просто так.

Ведь идущий туда архидемон являлся действующим главой Тайной стражи империи, а его личными и преданными бойцами были те, кого все остальные в этом государстве называли ликвидаторами.


Мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. Город. 

Потайная комната в городской стене. Сейчас 

– Там кто-то есть, – Гаиса даже не заметила, как к ней подошла вторая девушка и указала рукой в сторону прохода, ведущего из потайного зала, в котором они сейчас укрылись, – не знаю, кто они, но их семеро.

Магиня уже своими средствами быстро проверила коридор, на который указала та, кого привел Дим.

– Я никого не чувствую, – только и ответила она.

– Я тоже, – честно сказала ей вторая девушка, – вернее, немного не так, я их не чувствую магически, я первым делом проверила коридор и никого не нашла, но тем не менее точно знаю, что там кто-то есть.

– Хорошо, – быстро кивнула демоница и подбежала к брату. – Гаслан, Алиса кого-то почувствовала там, в коридоре. Но подтвердить или опровергнуть я этого не могу. Сама я ничего не ощущаю. Так что пусть коридор проверят они. – И Гаиса головой кивнула в сторону ближайшей пары скелетонов.

– Понял, – спокойно ответил ей всегда невозмутимый брат и, прикинув ширину коридора, направил туда шестерых бойцов, переданных ему в подчинение их странным и непонятным разведчиком и пришедших вместе с ними из подземелий. Шести скелетонов как раз должно было хватить для того, чтобы они полностью перекрыли ведущий в этот зал туннель.

Проходит несколько минут с того момента, как отправленные им в разведку бойцы скрылись во мраке небольшого и темного коридора. Вдруг из тьмы послышались сначала отзвуки битвы, а потом и тихие шаги.

– Ты права, – констатировал как всегда непробиваемый архидемон, – там точно кто-то был. И сейчас он приближается к нам. А потому, – продолжил Гаслан, – мы должны приготовиться к отражению атаки.

А уже в следующую секунду Лисая увидела, как перед ними плотным строем выстроились оставшиеся скелетоны.

– Зачем? – удивлённо посмотрела на брата Гаиса.

– Слишком быстро неизвестные противники расправились с нашей нежитью, – только и произнес он.

– Гаиса, магический щит! – неожиданно воскликнула Алиса.

И магиня на автомате, даже не задумавшись о том, что она делает, воспроизвела плетение магического защитного поля. А уже в следующую секунду после того, как щит накрыл угол, в котором они и держали оборону, девушка почувствовала, как его стали продавливать с неимоверной силой.

– Там, – указала демонесса в нужную сторону. Но, что удивительно, с той стороны никого не было.

– Это кто-то из клана незримых, – прошептала она, обращаясь к брату. Однако тот отрицательно покачал головой, при этом указал в сторону охранного камня, который она сама и активировала перед самым привалом.

– Это вряд ли может быть кто-то из них, – только и ответил ей он, – иначе бы артефакт сработал при их приближении.

После чего и сам сделал шаг вперед, стараясь рассмотреть что-то за пределами щита.

Прошла пара мгновений, как Гаслан вернулся обратно в строй и, развернувшись в сторону братьев, уточнил:

– Что скажете? Сам я их не чувствую, даже находясь вблизи. К тому же на них не сработал охранный камень, – повторил он.

Бывшие убийцы из Тайной стражи империи переглянулись. Онг, как более чувствительный в этом отношении, подошел к щиту.

– Я тоже никого не могу засечь, – негромко сказал он.

– Понятно, – протянул Гастал и потом, как обычную констатацию факта, добавил: – В них сильна древняя кровь. Нам с такими сталкиваться не приходилось.

А это могло означать только одно.

– Ликвидаторы Тайной стражи, – процедил сквозь зубы брат Онга, – только там есть такие матерые демоны, которые могут пройти сквозь защиту, наложенную одним из охранных камней.

– Да, – согласился с ним брат Гаисы, – опасный противник, если сможет удерживать давление на поле и за это время не развеется его невидимость, то они быстро продавят нашу защиту, а мы только и будем знать, что они где-то здесь.

И он повернулся к своей сестре.

– На сколько тебя хватит? – уточнил он у нее.

– Я отдохнула, – ответила ему девушка, после чего с некоторым удивление добавила: – Только вот никакого давления на щит еще нет.

И только она это произнесла, как пошатнулась и схватилась за грудь.

– Кто-то начал продавливать его, и он очень силен.

Но это было понятно и так, при одном взгляде на магиню. Было прекрасно видно, как она побледнела, сдержав только первый и, скорее всего, лишь прощупывающий их оборону удар.

– С ними очень сильный светлый маг, – неожиданно добавила Алиса, обращаясь к Гаслану и остальным, – это он старается продавить наш щит. Я могу постараться сдержать его, но…

И она замолчала. Девушка прекрасно помнила наставления Дима о том, что раскрыть свои способности она может лишь в действительно безвыходной ситуации.

Это поняли и остальные.

– Пока не нужно, – остановил ее Гаслан, а сам обернулся к демонам из своего отряда.

– Что ты предлагаешь? – посмотрел на него Турк, его заместитель. – Ведь, по сути, нападать на того, о ком ты ничего не знаешь и даже не видишь, это полное самоубийство.

Но, похоже, Гаслан уже что-то придумал, так как в это самое время осматривал ближайшее пространство. И когда закончил с этим, указал рукой в направлении стены.

– Гаиса, это же магические накопители? – уточнил он у своей сестры. Та поглядела в ту же сторону.

– Да, – подтвердила она, – похоже на них. И вроде они даже не полностью разряжены.

Вторая девушка, так же как и остальные, посмотрела в ту же сторону, а потом прокомментировала слова магини и ее брата.

– Все верно. Простите, я забыла упомянуть о них. Это достаточно мощные накопители, мы наткнулись на них, когда укрывались тут от скелетонов. Я сама сбрасывала излишек энергии в один из них. – На этом месте девушка споткнулась. Но, к ее радости, на ее последнюю фразу обратила внимание лишь Гаиса.

– Излишек энергии? – вопросительно посмотрела она на нее. – Это интересно, – так и не дождавшись ответа второй девушки, закончила магиня свою фразу. После чего вновь обернулась к своему брату.

– Ты предлагаешь переместиться туда? – сразу догадалась демоница, в чем может быть суть его предложения.

– Да, – подтвердил Гаслан, – это как минимум даст нам время, но и это не все…

Правда, продолжать он не стал, а просто скомандовал, даже не дав никому среагировать на первую часть его фразы.

– Пошли.

Одновременно с этим оставшиеся в зале скелетоны резко рванули вперед, практически вслепую расчищая пространство перед собою. И это дало определенные результаты.

Видимо, и их противник не ожидал такого шага. Похоже, он был прекрасно осведомлен о планах Гаслана, так как тот говорил достаточно громко, делясь ими.

Гаиса еще в первые мгновения хотела предупредить брата о том, что рядом враги, но, похоже, их командир прекрасно об этом помнил и сам.

Так как следующие действия Гаслана прекрасно показали, что он специально подготовил ловушку для их невидимого противника, и мгновенно рванувшие вперед и в стороны скелетоны расчистили для них как раз тот самый коридор, который должны были перекрыть их враги.

Вот в сторону отлетает одно тело, вот из-под меча еще одного скелетона отлетает другое. Но успех не мог длиться вечно. Противники очень быстро сумели сориентироваться в изменившейся обстановке, однако их незначительная заминка дала время отряду демонов прорваться в тот самый угол, который Гаслан для них и выбрал.

– Щит, – даже не останавливаясь, приказал он своей сестре, – и подключайся к накопителю. Иначе нам не продержаться.

Магиня лишь кивнула ему в ответ.

– Уже, – только и произнесла она.

Все увидели яркую светлую вспышку, одним своим появлением очень болезненно отразившуюся на самочувствии всех находящихся тут архидемонов; это хорошо, что они были чистокровными потомками повелителей, иначе бы уже одного этого ментального удара хватило на то, чтобы вывести их из строя.

Ну а дальше магический щит, поднятый девушкой, начало трясти от серии сильнейших энергетических ударов. И продавить его пытались грубой силой, притом воздействуя практически сырой первородной энергией. Энергией света.

И теперь ни у кого не было сомнения в том, что отряд ликвидаторов, прокравшихся в зал, сопровождает нереально сильный светлый.

– Это не маг, – тихонько произнесла Алиса, обращаясь к Гаслану и магине, – это какая-то светлая сущность. В это сложно поверить, но мне кажется, что где-то тут укрывается архангел.

– Если ты права, тогда я долго не продержусь, – только и ответила ей демонесса, – даже энергии накопителей не хватит для того, чтобы сдержать настолько сильного светлого мага.

– Да, – подтвердила Алиса и уже гораздо более увереннее добавила: – Если это будет нужно, то его смогу сдержать я, тем более он ослабнет, пытаясь пробить твою защиту, – это она сказала, уже обращаясь к Гаисе, – но вам придется заняться остальными, я не смогу отвлекаться на них. – И она как-то неопределенно кивнула в направлении всего остального зала.

Их спокойный командир опять осмотрел поля боя и тех скелетонов, что остались целы, пережив прорыв, который они обеспечивали для всего остального отряда.

– Так, – сказал он, в основном обращаясь к остальным демонам и магине, – Гаиса, первое, нам нужно максимально расширить твое поле.

– Но… – хотела возразить ему девушка, однако он поднял руку, останавливая ее.

– Основную угрозу оттянет на себя Алиса, и тогда настолько плотная защита нам уже будет не нужна. Если это стандартная группа ликвидаторов, то их тут осталось не больше десятка.

И архидемон ткнул рукой в сторону ближайшего трупа.

– Разобраться с ними нужно как можно быстрее, пока они не выбили всех наших скелетонов. Те очень качественно их отвлекают. И главное, сделать это нужно как можно быстрее, не позволив им отступить. Иначе они приведут еще один, резервный, отряд, а этого мы позволить не можем.

После чего он обернулся уже к Алисе.

– Ты, главное, продержись. Мы разберемся сначала с ними, а потом примемся за архангела, ну или кто тут еще окопался. Есть у нас пара вещичек, которая поможет справиться с этим.

Но, как это ни странно, ничего пока доставать Гаслан не стал, прокомментировав взгляд Алисы.

– Еще не время.

Знакомая Дима вгляделась в лицо архидемона, а потом кивнула.

– Я поняла, – сказала она, – постараюсь сделать все от меня зависящее.

– Молодец, – подбодрил ее командир отряда.

После чего перевел взгляд на свою сестру.

– Теперь ты, – обратился он к ней, – ты поняла, зачем мне нужно максимально растянутое поле.

Девушка слегка усмехнулась.

– Уж не для защиты, – только и проворчала она, – эти неизвестные сами по себе невероятно сильны магически, так что они пробьют щит, особенно растянутый и ослабленный, без особого труда. Я не продержусь и минуты.

Брат посмотрел на ее равнодушным и холодным взглядом.

– А больше и не надо, – только и произнес он, а потом выдвинулся в сторону бойцов из отряда ликвидаторов, как живых, так и уже мертвых, – главное, обозначь для нас их местоположение. А остальное мы сделаем сами.

– Так вот что ты задумал, – негромко произнесла про себя Гаиса, – только вот продержусь ли я? – сама у себя спросила она.

Но, как ни странно, ответ пришел со стороны стоящей рядом второй девушки.

– Твой брат все делает правильно, – только и сказала она, – нужно наших противников максимально замедлить, чтобы Гаслан и его воины сумели добраться до обездвиженных врагов и уничтожить их. Только…

И Алиса замолчала.

– Что только? – негромко спросила у нее демоница.

– Ты можешь не справиться, – уверенно сказала ей светлая магиня, – даже с учетом того, что я оттяну на себя архангела, ты можешь не справиться. Даже сейчас ты еле сдерживаешь наших противников, а это никто из них так и не начал давить на тебя по-настоящему, стараясь прорваться к нам. Ведь светлый почему-то повторно не нападает.

И тут Алиса удивленно поглядела на демонессу.

– Кстати, а почему? – только и спросила она. – Ему и нужно-то было всего два или три магических удара, чтобы пробить щит.

– Может, он не так силен, как мы о нем думали? – посмотрела на светлую магиня.

– Нет, он силен, тут что-то другое, – только и успела ответить ей девушка, как Гаису отбросило к стене. Кровь побежала у нее из уголков рта. Между тем начал очень быстро растворяться в воздухе воздвигнутый девушкой щит.

– Гаслан, – закричала Алиса, – щит сейчас спадет! Готовьтесь.

Брат демонессы быстро выдвинулся вперед, занимая круговую оборону и отжимая свою раненую сестру и вторую девушку ближе к стене.

– Активируешь щит, когда я скажу, – только и произнес он, резко рванув вперед. Но не успел он сделать и шага, как его сильнейшим ударом отбросило назад.

– Их тут больше, – только и пробормотал он, оглядывая пустой зал, который только лишь казался таким, – и это не те, о ком мы думали.

После чего обернулся в сторону девушки.

– Алиса, давай, – сказал он, – без тебя мы отсюда не выберемся.

– Я поняла, – ответила она. И только хотела воспроизвести плетение, как в ее сознании раздался спокойный и такой знакомый голос.

«Не нужно, я с вами».

А уже в следующее мгновение Лисая увидела, как из прохода вылетело чье-то тело.

– Это уж точно не ликвидаторы, – раздался голос Онга с другой стороны полукольца обороны, которое они все еще держали.

«Да, – мысленно согласилась с ним Лисая, – точно не ликвидаторы».

Теперь у нее совершенно не было вопросов, что же могло случиться с тем светлым магом, ведь первым следовало бы уничтожить именно его. И Дим это сделал.

Глава 10

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. Северные предгорья.  

Развалины какого-то большого города.  

Город. Потайная комната в городской стене.  

Сейчас 

Подойдя ближе к тому месту, где меня должны были дожидаться Лисая и остальные, я вошел в боевой транс для ускорения восприятия и постарался оценить расклад, что сложился в зале передо мной.

Семерка неизвестных, и это были явно не демоны (что-то знакомое проглядывало в их матрицах, но пока я не мог разобраться, за что зацепилось мое сознание), к этому времени уже взяла наш отряд в своеобразное полукольцо. Ну, а тот в свою очередь занял круговую оборону, отгородившись от противников защитным куполом, созданным магиней.

Неизвестные же, судя по их меткам, расположились по периметру щита, которым она прикрыла всю нашу группу. Что странно, нападающие явно его чувствовали, а возможно, и видели, ну, или как вариант, кто-то очень точно координировал все их действия.

Решил я так потому, что слишком уж все они находились на строго одинаковом и выверенном чуть ли не до миллиметра расстоянии от энергетического купола. Особенно хорошо это было заметно на фоне небольшого искривления магического щита, который неизвестные также учли в своем построении.

К тому же у меня почему-то сложилось четкое понимание того, что наши не могут точно определить местоположение своих противников, так как они держали более развернутую защиту, чем того требовали обстоятельства, и при этом оставили одно, хоть и неявное, но тем не менее открытое направление.

И это точно была не ловушка, чтобы заманить противников и ударить по ним в самый неожиданный момент, а явный просчет нашего командира. Чем сразу же воспользовались нападающие.

Двойка неизвестных бойцов как раз стала пробираться в нужном направлении. Гаслан же при распределении зон контроля между своим отрядом вообще оставил без внимания замеченный мною вектор, а потому эти двое могли оказать решающее значение при атаке на нашу окруженную группу. И все это без сомнения указывало на то, что хоть о противнике Гаслану и известно, но кто он, сколько их и где они расположились, демон точно не знает. А это еще больше усугубляло ситуацию.

Сражаться с неизвестным противником да еще и тем, которого не видишь, практически безнадежная ситуация. Поэтому сейчас вся основная надежда была именно на Гаису, ну и потом Лисаю, которые смогли бы удержать противника на расстоянии, используя магию, хоть какое-то время. Но это вряд ли помогло бы нашему отряду. Ведь кроме всего прочего были и еще кое-какие особенности, на которые я обратил внимание.

«Так, – рассуждал я, как раз и анализируя эти неясности, – неизвестные решились на прямое противостояние как минимум с пятью архидемонами, среди которых один достаточно сильный маг, которого сложно не заметить. Плюс ко всему с нами еще и светлая».

Почему-то о том, что за люди, ну, вернее демоны и не демоны, есть в нашей группе, мне кажется, наши противники прекрасно осведомлены. И даже насчет Лисаи им известно. Конечно, не о том, кто она на самом деле, а то, что мы хотели им показать. С нами в группе работает светлый маг.

«Вот и получается, – продолжил рассуждать я, – что несмотря на все эти знания, неизвестных это не остановило, да еще и при таком небольшом перевесе сил с их стороны. Вот и получается, что наши неизвестные противники должны быть достаточно уверены в своих силах, чтобы напасть на подготовившийся к обороне отряд архидемонов. А значит, за этой их уверенностью должно что-то стоять».

Правда, несмотря на все это так и оставался открытым вопрос, а почему же они все еще не занялись моими друзьями вплотную?

И ответ из более или менее логичных причин был на него относительно прост. Это наши маги.

Их сдерживал магический потенциал девушек вообще и уже активированный магический щит в частности.

«Получается, – сделал вывод я, – что наши противники все же не так уверены в себе, как я подумал первоначально».

Но что-то в этом моем рассуждении было не так, и я это чувствовал на интуитивном уровне. Да и чересчур профессионально действуют эти неизвестные, чтобы какой-то магический щит, пусть и созданный сильным магом, мог бы их так легко остановить.

«Или это не всё, – пришло понимание ко мне, – и они явно чего-то ждут».

И только я собирался сделать шаг вперед, чтобы немного приблизиться ко входу в зал, как мне уже в следующую секунду показали нужный ответ. И теперь у меня не было никаких вопросов, а чего же они дожидались.

Как раз в то самое мгновение, когда я развернулся ко входу в убежище, где укрылась остальная часть моего отряда, начал действовать восьмой из нападавших, который до этого умело маскировал свое присутствие. И делал он это до невозможного идеально. Такой маскировки я еще не встречал.

Если бы он сам себя не выдал, то я не уверен даже, что мы бы его засекли. И это с учетом всех моих возможностей. Ведь ни навигатор, ни другие доступные мне приблуды, да и я сам, не заметили его присутствия буквально в нескольких метрах от нас.

Это было что-то нереальное. Не то что его тело или ментальное поле, но и сама метрическая матрица будто проявились в пространстве, соткавшись буквально из пустого воздуха.

«Что это?» – обратился я к боевому симбиоту, который единственный мог успеть провести сканирование на такой скорости и с необходимой для регистрации всех процессов точностью.

= Неизвестный тип преобразования метрической матрицы. Все параметры изменения метрической матрицы зарегистрированы. 

Чего это? Какое преобразование метрической матрицы. Создалось впечатление, что последнего неизвестного только что тут не было, и бах… он появился. Будто совершил «прыжок» или какой-то тип перемещения в пространстве. Однако этого не было. Он просто проявился в пространстве.

Это что-то на порядки отличающееся от всего того, что я встречал ранее. И что самое непонятное, это не свойство самой метрической матрицы или ментального поля этого неизвестного, которые можно перетянуть. Это прямая манипуляция параметрами метрической матрицы по собственному желанию в обход всяких дополнительных модулей наподобии моего преобразователя или симбиотов.

И этот неизвестный умел все это делать самостоятельно.

Это знания, знания, которые значительно отличаются от всего того, что мне было известно ранее.

«Хм. К тому же он еще и светлый, – мысленно прокомментировал я появление нового и очень уж необычного в плане его умений и неожиданного для этого темного мира противника, – и что необычно, он ненамного слабее Лисаи, по крайней мере, в плане его магических способностей, и это с учетом того, что она богиня. К тому же эти его умения манипулировать своей метрической матрицей по собственному желанию… Очень опасный противник. Э


убрать рекламу


то не может не вызвать интереса. И уж тем более это очень сильно настораживает».

И я вновь посмотрел на этого неизвестного.

«Да и Гаиса с ее щитом долго против такого сильного мага не продержится, – оценил я результаты его первого и пока единственного удара, – и это светлый еще не стал работать с метрической матрицей щита. Хотя это странно. Так бы он его разрушил в пару мгновений. Почему этот светлый не поступил подобным образом? – встал вполне закономерный вопрос. – Хотя, конечно, он уже опустошил энергию щита на треть. Так что девушке в любом случае не продержаться долго. Но тем не менее, почему? Вывод один. Этот светлый не хочет показывать всех своих возможностей. Отряду демонов это только на пользу. Так как дает необходимое время, и они смогут продержаться, пока я сам не смогу разобраться в происходящем и не приду к ним на помощь.

Но, чтобы они смогли это сделать, – пришла очередная мысль ко мне в голову, – Гаисе необходимо где-то срочно пополнить свою ментальную энергию и сделать это быстро, иначе щит спадет. Хорошо бы Лисая вспомнила о накопителях, которые там есть и которые она сама подзарядила недавно».

Правда, судя по тому, что отряд буквально через несколько секунд самостоятельно выдвинулся в нужную сторону, наши мысли с ними совпадали, и они так же правильно оценили то положение, в котором оказались.

Между тем светлый маг начал готовиться к своему следующему удару. И вот как раз в этот момент меня кое-что смутило в его метрической матрице.

«Что-то долго он раскачивается для своей следующей атаки, и это при его-то силе и возможностях», – подумал я, более внимательно изучая ментальное поле и метрическую матрицу последнего неизвестного противника. Как-то не верилось в то, что это может быть его слабым местом, больно уж оно быстро обнаружилось, скорее это похоже на какую-нибудь хитроумную уловку или, что еще хуже, ловушку.

«Вроде его ментальная структура похожа на тех архангелов, что я встретил в нейтральном мире, – констатировал я, – а потому и такой инертности и медлительности в нем не должно наблюдаться».

Однако было в этом светлом и что-то еще, что не позволяло его однозначно отнести к ним. И это что-то было чем-то знакомым, но я все еще не мог уловить этого ускользающего сходства.

«Черт», – как только в моей голове промелькнула мысль о сходстве, я сразу же понял, что меня смутило в матрице этого светлого мага-архангела. Его маскировка, она во многом походила на то поле, что сейчас скрывало истинную суть Лисаи. Правда, у него отсутствовал кое-какой элемент, который наличествовал в новом маскирующем плетении девушки и который позволял ей не так сильно светиться. У него не было хоть какого-то аналога того канала, что связывал девушку и меня. Того самого канала, по которому излишки ментальной энергии, генерируемой богиней, скидывались ко мне, не давая уже ее ментальному полю переполниться и начать сиять и давать сильнейший фон от избытка хранимой там энергии. Чего точно не смог избежать встреченный нами светлый.

И так получается, что этот неизвестный был кем угодно, но только не обычным архангелом.

«Коли это всего лишь его маскировка, – все-таки разобравшись в структуре ментального поля архангела (буду называть его пока так), наконец сообразил я, – она еще более идеальна, чем та, что мы смогли добиться для Лисаи».

Опять проявилось его превосходство не только как того, кто может оперировать параметрами метрической матрицы напрямую, но и того, кто превосходит нас в своих магических умениях. Про способности я пока ничего не говорю.

«Только вот есть один маленький нюанс, – и я несколько оторопело посмотрел на метку архангела. – Способности, как же», – дошло до меня.

Так получалось, что этот светлый гораздо, гораздо сильнее Лисаи, и только поэтому-то я и смог заметить столь разительный диссонанс в восприятии его возможностей, силы и генерируемой им энергии. Одна только эта его еле сдерживаемая мощь, которую не смогло скрыть даже столь идеально выстроенное маскировочное плетение (кстати, нужно снять его точную копию, тут даже придраться не к чему), чего стоила.

И поэтому, как мне кажется, чтобы суть и сила этого неизвестно не так сильно выпячивались наружу, он, как смог, постарался замаскировать свою матрицу и ментальное поле под достаточно могущественную светлую сущность, такую как архангел. Таким образом он за одной силой постарался спрятать другую, еще более могущественную.

«Неужели тут окопался еще один бог, только гораздо более могущественный и древний, чем Лисая, – удивленно посмотрел я на того, кто как раз сейчас и делал вид, что очень старается продавить щит, созданный Гаисой, – теперь понятна и эта его медлительность и то, что щит демонессы все еще держится. Он уж точно не хочет показывать всей своей истинной силы. А потому действует в каких-то строго обозначенных уже кому-то рамках. И делает он это не просто так, а чтобы не выбиваться за границы натянутого на себя образа».

И уже это натолкнуло на следующую мысль.

«Не просто так этот неизвестный пытается затаиться. Светлый. Хоть и настолько могущественный, но один, – продолжил рассуждать я, – в темном мире, да еще и том, откуда так просто не выберешься. И что у нас в остатке? А в остатке у нас всего пара вариантов. Или этого светлого захватили, что при его силе и возможностях (Лисая по сравнению с ним сущая маленькая девочка), конечно, возможно, но не слишком вероятно. Или, и это более правдоподобная версия, с ним заключили договор служения. Он работает на кого-то, а этот кто-то обещал помочь ему когда-нибудь выбраться из этого мира. Почему именно эти условия? Да потому, что это то единственное, что кого-то может заинтересовать, окажись он в этом мире».

И эта сущность могла вполне пойти на подобные условия, особенно если уже потратила какое-то и достаточно длительное время на самостоятельные попытки покинуть этот мир и, как мы понимаем, ничего у светлого из этого не вышло. Но и полностью доверять своему партнеру, тому, с кем он и заключил договор, эта божественная сущность не стала.

Почему я так решил. Да все просто.

Маскировка его ментального поля, которое может выдать его истинную суть. Он все еще не скинул ее.

Конечно, можно предположить, что сделал он это лишь бы не светиться перед всеми другими местными, только вот при его способе оставаться невидимым и незаметным, когда мы не смогли обнаружить его прямо у себя перед носом, его бы никто не смог обнаружить и дальше, даже несмотря на его сильнейший ментальный след, который, кстати, отсутствовал в момент, когда была замаскирована его метрическая матрица.

«Что опять же непонятно, – притормозил я ход своих мыслей, – его бы не смогли обнаружить. Так почему?»

И я еще раз поглядел на отметку, отображающую местоположение неизвестного бога.

«Хотя не так она и идеальна, его маскировка, – мысленно пробормотал я, – сам-то я его сумел засечь».

И как раз в это мгновение проснулась моя интуиция, подсказывая, что именно в этом-то все и дело.

«Точно, – осознал я, – я и обнаружил-то этого бога в то самое мгновение, когда он решил воспользоваться своими способностями, вернее использовал плетение».

Неужели ответ в этом? Его маскировка идеальна, но только на тот момент, пока он не пользуется магией. И если все так и есть, то неудивительно, что все-таки перед кем-то ему пришлось засветиться, и сделал он это вполне осознанно, но значительно преуменьшив свои возможности и силу. Кстати, это также говорит и в пользу договора, а не пожизненной привязки.

«Вот и получается, что о том, кем является этот светлый на самом деле, неизвестно даже его нанимателю», – сделал последний вывод я.

И что мне все это дает?

Ну, во-первых, поверить в то, что кто-то бы смог помочь ему вырваться за пределы этого мира, бог, да еще и настолько сильный, у которого не получилось сделать этого самостоятельно, смог бы лишь тем, кто вроде как и вправду покидает этот мир. А таковыми, по всеобщему мнению, в этом темном мире являются лишь хранители. И если следовать логике, то этот светлый должен был рано или поздно прийти именно к ним. Ну, а значит, и это во-вторых, те, кто сейчас охотится на наш отряд, это демоны хранителей. Притом доверенные. И это третье.

Уверен, что светлого с простыми наемниками, набранными на улице, вряд ли бы отправили.

Теперь четвертое, и более важное для меня. В том-то и вся суть, что покинуть этот мир невозможно. По крайней мере, тем способом, которым вроде как «пользуются» хранители. Тут как раз подключились способности по прогнозированию различных вероятностей дальнейшего прохождения событий. В моем сознании замелькали кадры и сцены, ведущие к тому или иному исходу. И вдруг один из путей развития выделился в четкую и однозначную линию, которая выдавала для нас тот единственный благоприятный исход из всех возможных, при котором мы не просто выживем, но и все вместе сможем покинуть этот мир.

«Да, это то, что нужно», – подумал я и стал рассуждать дальше.

На этом можно сыграть. И это стало тем последним, на что следовало обратить внимание. Настолько сильный союзник нам бы ой как пригодился. Но даже если он не будет нам просто врагом, уже будет играть нам на руку, а то если этот светлый примется за мой отряд всерьез, то я вовсе не уверен, что там кто-то в принципе выживет, включая и меня самого. Слишком уж в нем много силы и энергии, которую он копил, возможно, не просто столетиями, а тысячелетиями, если она пробивается даже сквозь его идеально выстроенную маскировку.

И только я об этом подумал, как искин выдал мне приблизительный расчет, основанный на вычислении величины генерации фонового излучения при заданных условиях, с учетом того, что за основу он взял некую гипотетическую сущность, в десять раз более могущественную, чем была Лисая.

И даже в этом случае у нас вышло что-то около восьмисот тысяч лет.

«Хм. Долго он тут, – констатировал я. – Кстати, это, возможно, и есть одна из причин, почему он решил рассекретиться. Ему стало очень сложно скрывать свое присутствие от сильных магов, особенно когда он проводил различные опыты по открытию порталов в попытке пробить границу этого мира», – пришла мне в голову очередная догадка.

Вот поэтому он и вышел на хранителей. Ну, а дальше уже служба на кого-то из них и, как следствие, наша нынешняя встреча.

И что я могу сделать со своей стороны? Да по сути, привлечь его на нашу сторону, пообещав то, что ему обещали другие. Но тут есть одна проблемка. Такой договор вряд ли бы кто-то стал заключать без каких-либо гарантий. Особенно если этот кто-то уверен, что никогда не сможет его выполнить, а такой вечный слуга ему очень сильно нужен. А значит, необходимо, чтобы этот бог потом сам пришел ко мне, и сделает он это только в одном случае… Светлый должен поверить мне, но при этом сам и собственными глазами удостовериться в том, что его наниматель не сможет выполнить основную и обязательную часть взятых на себя обязательств.

И как это сделать?

Ну, у меня есть одна способность, которая позволяет говорить ложь, а все остальные воспринимают ее как правду. Конечно, это не все, тем более я и так буду говорить только правду, но светлый не должен в ней усомниться, чтобы начать действовать уже самостоятельно. Ну и дополнительно, как минимум в нагрузку к моим словам, его должна убедить наглядная демонстрация моих умений.

И здесь нужно понимать, что телепортация в этом мире не работает не только при попытке покинуть его границы, но и внутри этого мира, кроме способности «прыжка» и то в неких ограниченных областях.

И я очень надеюсь на то, что столь древняя сущность, которая, без сомнения, долгое время занималась поисками способа вырваться за его пределы, должна прекрасно это знать. А значит, именно на это и придется делать упор в наших переговорах.

Только вот сразу переправлять его я не буду. Мне и самому нужны хоть какие-то гарантии с его стороны.

«Хорошо, так и сделаю, – решил я, – тогда дальше. Перейдём к остальным противникам».

Что мне именно в них показалось странным?

И присмотревшись к карте, я вновь постарался оценить первую семерку демонов и ту опасность, что они собой представляют.

«Так чем же вы меня зацепили? – сам у себя спросил я. – А тем, – через пару мгновений сообразил я, – что вы очень сильно похожи на меня, причем гораздо больше, чем любые остальные демоны тут».

И навигатор, буквально через секунду моего субъективного времени, как в моей голове зародилась эта мысль, уже подкинул мне кое-каких существ, которые, по его мнению, были так же не похожи на оставшихся противников, как и я сам.

«Курги, – медленно протянул я, – только вас мне и не хватало».

Конечно, они несколько отличались от тех, что я встретил на Тирии. Но есть у меня подозрение, что и они могли провести времени здесь гораздо больше, чем те же самые демоны или кто-то другой, а потому неудивительно, что в них произошли какие-то изменения, которые позволили им приспособиться к жизни в этом мире, параллельно приобретя значительные отличия в метрических матрицах по сравнению со своими собратьями, теми, что я встретил ранее.

Что плохо, эти последние, так же как и светлый, скорее всего, работали на хранителей.

В этот момент что-то щелкнуло в моей голове, вернее даже сработало предвидение и интуиция.

«Не только светлый мог угодить в этот мир-ловушку, – подумал я, – но и другие. Возможно, и курги связались с хранителями по той же причине».

Но нет. Что-то было не так в моих рассуждениях. Интуиция заставила меня встрепенуться несколько по другому поводу. И зашевелилась она как раз на мысли о том, что курги работают на кого-то еще.

И что в этом странного. А то, что меня смущает фраза «на кого-то еще».

А так как я уже давно привык доверять своим чувствам и ощущениям, то получается, что курги – это и есть хранители.

«Хм. Опять что-то не так, – подумал я, так как и последняя мысль не вызвала у меня удовлетворения, – хотя о чем это я, их слишком мало, чтобы быть всей организацией хранителей, но вот как раз подмять ее под себя и взять под контроль столь значительную негосударственную структуру, которая влияет на жизни и решения всех стран этого мира, они вполне могли. Думаю, сами курги являются лишь ее верхушкой. И то не всей и не все. Есть обычные бойцы, как те, что подобрались к моему отряду, так и те, кто отдает им приказы».

А вот это было правильно, последняя мысль не вызвала у меня никакого отторжения.

«Получается, что с последними мне договориться вряд ли удастся, – сделал вывод я, – вернее, немного не так. Почему-то я уверен, что не смогу договориться как раз-таки с верхушкой, а вот с этими бойцами, как знать. Но тут как получится и как сложатся обстоятельства. Но то, что на это есть небольшой шанс, отрицать не стоит. Ведь и они зачем-то пробрались в этот городок. Правда, как было прекрасно видно, ничего не ищут, а пытаются уничтожить нашу команду, будто стараясь оставить тайны этого города в его стенах».

На этой мысли я опять встрепенулся.

«Точно, кто-то очень не хочет, чтобы были раскрыты некоторые тайны этого города, и коль это хранители, то есть у меня подозрение, что тайны эти касаются как раз той области, которая находится полностью в их ведении. А это портальная арка и перемещение между мирами».

Странно. Но тут, наоборот, я ничего не понимаю.

И по идее, если портальная арка так и не будет работать, то рано или поздно об этом кому-нибудь да станет известно. И тогда им, наоборот, нужна информация. И как следствие, встреча или с нами, или с демиургами.

«Хм. За одним исключением, – сообразил я, – им нет необходимости искать информацию о том, как можно покинуть этот мир. Она и так у них есть. И тогда эту тайну они будут беречь как свое единственное и наиболее ценное сокровище».

И если для всех остальных миров это не является чем-то сверхординарным или необычным, то для этого мира, где, предположительно, все внешнее общение осуществляется лишь через одну точку, то тот, кто контролирует эту область, может диктовать свою волю не только кому-то одному, а абсолютно всем в этом мире. И пусть это будет не портальная арка, так даже правильнее, она бутафория, за которой скрывается реальная возможность.

«Вот почему им все еще верят, – дошло до меня, – все-таки они совершают какие-то переходы, подтверждая наличие у них подобной возможности».

Вот и выходит, что по сути хранители – это самая могущественная организация этого мира, которая может навязать свою волю любому. И отсюда следует нерадостный вывод, нас просто пытаются зачистить, не дав раскрыть главную тайну этого мира. И будут пытаться сделать это и дальше, пока мы не покинем этот мир.

Что плохо, уйти нам будут стараться помешать в любом случае. Ведь если у нас это получится, хранители потеряют свое право владения межмировым переходом, которым сейчас они пользуются единолично.

Придется от этого и плясать.

Светлый – наш потенциальный союзник (и то теперь это будет под большим вопросом, ведь де-факто, хранители все же совершают переходы), а вот кургам живыми мы уж точно не нужны. Хотя, конечно, тут могут быть несколько их отрядов, которые какими-то окольными путями в то или иное время попали сюда. Но только если они работают одной командой и я оказался прав в том, что у них все же есть возможность выбраться за пределы этого мира, то тогда переговоры с ними это пустая трата времени. Но вот с кем-то другим это может сработать. Ведь этот мир, с тех пор, как демиурги создали односторонний купол вокруг него, стал ловушкой для многих, очень многих рас.

Правда, выжили и сумели приспособиться к нему лишь действительно сильные существа. И это главное. Древние и могущественные, но самое важное, обладающие недоступным сейчас багажом знаний. И что вполне вероятно, они могут тут быть, и мы с ними можем случайно встретиться в будущем. Конечно, это будет не сейчас, а потом (и потом это чисто гипотетическое), ведь я при первой же возможности постараюсь свалить отсюда. Но тем не менее в любом случае мы посмотрим, насколько я оказался не прав в своих выводах. Тем более и случай такой мне представится.

С богом-то я еще не говорил. Да и линию поведения в свете последних предположений мне нужно поменять. Ведь, как я понимаю, хранителям все же есть что предложить этому светлому, но вот выполнят ли они свои обязательства, останется под большим вопросом.

Мне же от этого Светляка в принципе ничего не нужно, кроме одного-единственного, чтобы он свалил отсюда и не мешал нам самим покинуть этот мир.

Так что думаю, мы сможем договориться.


Неизвестный мертвый мир. Северные предгорья.  

Развалины какого-то большого города. Город.  

Потайная комната в городской стене.  

Пара минут спустя 

Люмис смотрел на окруженный отряд демонов. Щит, который воздвигла их магиня, был достаточно силен для энергетического барьера, что воздвиг обычный смертный, но тем не менее он не выдержал бы ни одного удара, если бы он сам ударил в полную силу, стараясь пробить его. А потому ему приходилось держаться. Не магу, а ему, Люмису. Вернее, не держаться, а сдерживаться. Удерживать в узде свою силу и мощь.

Он вообще не понимал, зачем патриарху ордена хранителей понадобилась его помощь в уничтожении этого небольшого отряда поисковиков. Не из-за светлой же магини, что была с ними. Она хоть и оказалась неожиданностью для передового отряда, но не смогла бы перетянуть чашу весов победы на сторону окруженных демонов. И уж тем более не стоило принимать во внимание ту нежить, что защищала этот отряд. Тем, кого патриарх называл своей личной гвардией, помощь не требовалась, по крайней мере в этом деле.

«Но как минимум, – подумал он, – теперь нет никаких сомнений в том, что они говорили с демиургами. Иначе откуда бы с ними появились и эти скелетоны, да еще и выполняющие роль стражи».

Это и было еще одной причиной того, почему именно Люмису нужны были эти демоны. Он должен был узнать, что за задание им дали демиурги и какую награду они пообещали им за это. А потому кто-то из них должен был выжить.

Сам он еще тысячелетия назад мог разобраться как с этим городом, так и с тенями тех некогда могущественных существ, что незримо правили им и сейчас. Тех существ, которых он считал своими врагами и по следу которых пришел когда-то давно в этот мир, разыскивая своего старшего брата. По крайней мере, сам он называл его так.

И он его нашел, только вот помочь ему уже никак не мог. Ему уже никто не мог помочь. Даже сами создатели. Демиурги каким-то образом заманили его брата в ловушку, которой была точка пробоя, связывающая эту реальность с мирами по ту сторону материи.

Сам Люмис даже не представлял, как такое возможно и где могут существовать подобные миры. Но демиурги нашли один из таких. И этот мир постоянно тянул из его брата жизненную и ментальную энергию, приковав того в точке, связывающей эти реальности. Люмис до сих пор не мог понять, почему его брат, друг и старший товарищ все еще был жив. Но это было так. Он долго пытался спасти его. Однако все было тщетно. Слишком хитроумную ловушку приготовили для него демиурги.

Он чуть сам не угодил в нее, спасая своего брата. И именно это заставило его остановиться. Люмис понял, что ему нужна помощь. А потому он хотел привести сюда своих соратников, чтобы уже совместно постараться спасти брата, но именно тогда он открыл еще одну тайну этого темного мира. Этот мир оказался тем местом, где не следовало появляться. Это был мир, становившийся ловушкой для любого, кто попадал сюда, кроме тех, кто когда-то и создал его таким. Зачем им это было нужно, почему они поступили именно так, Люмис этого не понимал. Но мир был таким.

Сюда было просто попасть, но, как оказалось, отсюда невозможно выбраться. Это он понял сразу, как только постарался создать простейший портальный туннель. Тогда же он понял и другое. Его врагов больше нет, это лишь тени, и они уже не представляли угрозы. Это их последняя обитель, склеп, в котором они сами похоронили себя. Склеп, куда провалился и он, разыскивая брата и преследуя своих врагов.

Люмис прекрасно понимал, что тени не могли не оставить для себя хоть какую-то лазейку. И поэтому он пришел к ним. Ему нужен был ответ. Но они даже не стали с ним говорить.

Однако то, что ответ на этот вопрос есть, он узнал чуть позже. Ведь Люмис сам видел, как одна из теней преодолела барьер, что отделил этот мир ото всех остальных.

Он пытался угрожать, он захватывал пленных, он уничтожил несколько теней. Но так и не смог узнать того, что ему нужно. Не все из них знали тот ответ, что ему нужен. А тот, что они давали, ему не подходил.

А потом тени забаррикадировались в своем городе, и без того, чтобы не уничтожить их всех, прорываясь туда, он уже не мог подобраться к ним. Это было не похоже на действия и склад мышления демиургов, который он знал. И тогда он понял еще и то, что затворничество изменило не только внешний вид самих этих бессмертных создателей, но и их мышление.

И именно этот шаг спас их. Это и стало их страховкой. Они знали, что нужны ему, он знал, что не сможет выбраться отсюда без их помощи. Это и установило хрупкий нейтралитет между ними.

Вот с тех пор и начались его постоянные и непрекращающиеся эксперименты.

Он старался создать портал, который позволит ему прорвать барьер. Он знал, что решение есть, но никак не мог его найти. Он уже потерял счет времени, с головой уйдя в свои магические опыты. И даже не заметил, как этот мир стали наполнять другие существа.

Сначала это были демоны. Потом сюда пришли люди и другие, похожие на них, расы, потом тут опять появились демоны, но уже совершенно иные, и пришли они из других измерений.

Ну а дальше, в этот мир ворвалась сила. Кем или чем она была, Люмис так и не узнал, но эта была сила, которая могла смести все на своем пути, сила, которая перекроила весь этот мир под себя, оставив нетронутой только его небольшую часть, ту часть, что сумели защитить тени и он.

Это был тот единственный раз, когда они действовали вместе, ради своего будущего даже не выживания, а элементарного существования. Но даже эта сила не смогла прорваться сквозь установленный тенями барьер. Именно это и показало то, что эта сила все же была живой.

Люмис до сих пор не мог сказать, была ли она разумной, но то, что в ней была жизнь, хоть и несколько извращенная и перевернутая, этого отрицать никто не мог.

Шло время. Сила, которая меняла мир, меняла и его жителей, постепенно растворяясь и перерождаясь в них. Многие из них преобразились, превратившись в совершенно невообразимых существ.

Параллельно в этот мир попадали другие. Они были разные. Люди, демоны, жители других планов. Некоторых Люмис не встречал никогда. Ведь и за пределами этого мира жители менялись. Может, не так быстро и кардинально, как это происходило здесь, но и там этот процесс ничего не могло остановить.

А однажды в этот мир пришли они. Старшие стражи и главные палачи демиургов. Люмис не сразу узнал их. Их было немного. Всего семь старших и тридцать младших стражей. Это были те, кого демиурги создали с единственной целью: хранить их и убивать по их приказу. Те, кто и составлял карательные отряды, зачищавшие целые миры от их собственных неугодных творений. Те, кто мог оказаться много сильнее и могущественнее, чем он сам. Творения, которых боялись сами их создатели.

Как слышал Люмис, демиурги когда-то давно создали целый мир-полигон, который был предназначен только для одного: выковывать подобных бойцов из любого, попавшего туда.

Он не знал подробностей, но в мирах ходили слухи, что сами попавшие туда проходили ритуал множественных перерождений через смерть и воскрешение. Правда, как это могло сделать из обычного существа неуязвимого и практически непобедимого бойца, сам Люмис не представлял. И он уж точно не знал всех возможностей и умений этих существ, а поэтому даже примерно не представлял, смогут ли они распознать его истинную суть. Но решил исходить из того, что зря этих стражей или кургов, как их еще называли, что по факту переводилось с одного из древних диалектов как тот же «страж», не стали бы считать лучшим и опаснейшим творением демиургов.

И из-за этого он решил не рисковать и затаиться. А потому на некоторое время он пропал, лишь наблюдая за пришедшими в этот мир стражами.

Странным было то, что они не стали связываться со своими бывшими хозяевами, хотя курги прекрасно знали о том, что те обосновались именно тут, но на территорию самого города они не проникали. Стражи лишь контролировали все подходы к развалинам, безжалостно вырезая всех, кто направлялся туда, и уж тем более уничтожая любого, кто выбирался оттуда.

Шло время.

Люмис, когда понял, что кургам он особо не был интересен, продолжил свои попытки вырваться из этого мира. Но у него так ничего и не вышло.

Между тем последние стражи уже основательно обосновались в этом самом мире, видимо поняв и смирившись с тем, что из него им никогда не вырваться. И тут неожиданно пошли слухи о том, что в одной небольшой империи появился некий орден хранителей, который сумел разгадать загадку этого мира. Орден, который может помочь прорваться за его пределы тем, кто готов оплатить свой проход.

Первоначально Люмис даже не поверил в эти слухи, но все же решил их проверить. В нем вновь затеплилась надежда, хотя у него самого уже никаких идей не осталось. И первое, на что он наткнулся, когда попытался выйти на этот орден, так это то, что им управляли курги. По сути, на тот момент всю верхушку ордена составляли древние стражи демиургов. Но так и остался открытым вопрос с переходом за пределы этого мира.

И тут, как это ни странно, по чистой случайности, в которую он уже перестал верить, Люмис узнал, что действительно у кургов есть такая возможность. Они умели создавать порталы. И Люмис это видел собственными глазами, когда пробрался к ним в резиденцию. Правда, сделали они это с огромным трудом, но тем не менее курги сумели пробить барьер, окружающий этот мир.

Это и стало тем последним аргументом, который заставил его пойти на сделку с ними. Конечно, были и другие факторы. Уже тогда он практически не мог скрывать от них свою истинную силу и мощь. Рано или поздно они бы вышли на него. А оставлять такого опасного соседа у себя под боком было не в их правилах. Потому Люмис решил форсировать события и самому постараться выяснить, как же это делают стражи.

Именно поэтому он, натянув на себя одну из своих личин, предстал перед ними в образе сильной светлой сущности. Ему нужно было время, чтобы найти нужные ему ответы, и он его получил.

Только вот и курги умели хранить свои секреты ничуть не хуже их же бывших хозяев.

Единственное, что удалось выяснить на текущий момент Люмису, так это то, что открытие портала никак не было завязано на ту самую арку, что хранители представляли всем остальным. Но дальше он не смог продвинуться. И вот сейчас в зале перед ним находятся те, кто, возможно, знает ответы на некоторые его вопросы. Только и тут не все так просто.

«Слишком слабая это команда, чтобы привлекать меня», – подумал он.

Люмис уже давно догадывался, что это не простая операция. Это очередная проверка.

Глава хранителей с недавнего времени из-за небольшого прокола самого Люмиса, когда тот не успел вовремя скорректировать свое маскировочное плетение, начал что-то подозревать. И из-за этого следить за собой и контролировать свою силу ему приходилось еще более тщательно, но с каждым днем это становилось все сложнее и сложнее. Маскировочный щит порою давал такие трещины, что защита просто не успевала сама автоматически отреагировать на внезапные изменения и внести в свою структуру новые параметры, и в такие моменты вполне ощутимые выбросы сырой силы и ментальной энергии успевали вырваться наружу.

Пока ему везло, по крайней мере, сам Люмис думал именно т


убрать рекламу


ак, но это не могло продолжаться вечно.

Вот и сейчас он еле сдержал всю мощь своей магической атаки, стараясь как удержать маскировочный щит от распада, так и контролировать силу ментального удара. Тем не менее даже в этом случае поток энергии был чрезвычайно силен для воздвигнутого демоницей магического щита. Из-за чего ему пришлось перенаправить вектор приложения сил не в одну точку, чтобы не пробить щит единым проколом, а размазать его по всей поверхности энергетического защитного купола, что держала демонесса. Повезло еще, что девушка оказалась достаточно сильным магом.

Люмис даже удивился, что кто-то смог удержать этот его последний спонтанный выброс.

И хотя сама девушка потеряла сознание, это он прекрасно видел из своего укрытия по ее ментальному полю, тем не менее щит выстоял и все еще был на месте.

«Но это ненадолго, – протянул Люмис, – следующего удара она не вытянет».

Только вот те, кто должен был напасть на отряд демонов, так и не дождались следующего удара.


Неизвестный мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. 

Город. Потайная комната в городской стене 

А вот и тот, кто мне нужен. Вижу, что готовит какое-то простое плетение. Но Гаисе хватит и этого. Ее щит еле держится. Удивлен, как она последний-то удар сумела сдержать. Да и этот Светляк хорош. Если старается скрыть свою силу, то на черта действует так открыто и прямолинейно?

«Или это и есть те самые неконтролируемые выбросы сырой энергии, которые он уже не может сдерживать?» – сам у себя спросил я. Похоже, так и есть. Хм, если это так, то нужно поторопиться.

Что проще всего сделать? Да по сути, поступить так же, как с тенями и прочими. Вирус или поглощение источника. Но это только если я хочу кого-то уничтожить. Однако этот светлый мне нужен живым. Не знаю почему, но не хочу его уничтожить. Вдруг еще и родственником Лисаи окажется, каким-нибудь дальним. «Очень дальним», – в этом месте я усмехнулся.

«Хм, а ведь можно сделать и быстрее, и проще… – решил я. – Просто сбить его зарождающееся плетение, разрушив часть его структуры. Это хоть меня и обнаружит, но тем не менее даст мне немного времени, чтобы начать разговор, а большего мне пока и не нужно».

Так. Тут работал в основном боевой симбиот. Он практически мгновенно подкинул мне алгоритм действий. Ничего особо сложного.

Необходима лишь пара лишних модулей в структуре зарождающегося плетения, которое воспроизводит этот светлый. В результате наблюдаем его последующую дестабилизацию и, как защита от случайного срабатывания, накладываем поглощение закачанной в него энергии.

О, засуетился. Сообразил, что что-то пошло не так. Странно, а почему он меня не видит?

Так, или я туплю, или у этого светлого такая же проблема с видением метрических матриц, как и у встреченного ранее Маргола. Да и общая структура метрических матриц у них похожа.

Кстати, почему я этого не заметил сразу, да и кластер на это не среагировал?

Я теперь понял, кого мне напоминает этот светлый, если с него стянуть маскировочное плетение. Это практически идеальная копия Маргола, только вот работает он не с хаотической, а с упорядоченной энергией.

«Хм, интересно, а не он ли причина появления этого светлого в этом мире? – задумался я. – Если что, это будет дополнительным козырем, ну или гвоздем в крышку гроба, смотря как этот светлый относится к тому, кого мы с Лисаей освободили».

Ладно, пора поговорить, а то вон, он начал воспроизводить еще какое-то плетение.

Беру под контроль его метрическую матрицу.

«И правда, практически идеальная копия матрицы Маргола, – удивился я, – даже точки подключения в одном и том же месте».

А потому я по уже один раз опробованной схеме подключаюсь к нужным узловым точкам.

Так, первым делом мне нужны его знания. А потому делаю слепок его ментально-метрической матрицы, жду некоторое время, после чего отправляю его на расшифровку. Ну а теперь можно и поговорить.

«Не шевелись, – мысленно передал я светлому через его метрическую матрицу, – ты мне не враг. Я пришел лишь поговорить».

Тот замер на месте. Ну как замер? Он перестал воспроизводить плетение.

Но кроме того, сложно было не заметить еще и очень сильную степень удивления, написанную на его лице.

«Кто ты?» – только и прозвучало в ответ.

«Если скажу, что я обычный человек, ты в это поверишь?» – спросил я.

«Нет, – только и сказал светлый, – просто человек не смог бы обойти мой ментальный блок и защиту разума так, будто их и нет вовсе».

«Ну, тогда не обычный», – покладисто согласился я, чего спорить, если неизвестный светлый бог прав.

«Что ты хочешь?» – сразу перешел он к делу.

«Честно говоря, немного, – просто ответил тому я, – всего лишь, чтобы ты нам не мешал».

«И все?» – мне показалось, что неизвестный усмехнулся.

«Нет, – спокойно сказал я, – еще мне не хочется тебя убивать, и только поэтому я решил сначала поговорить с тобой. Возможно, этого удастся избежать».

Мои последние слова заставили светлого перейти на серьезный тон.

«Ты знаешь, кто я?» – почему-то спросил он.

«Догадываюсь, но не точно, – передал ему я, – слишком хорошая на тебя натянута маскировка. Но то, что ты не тот архангел, за которого пытаешься себя выдать, я уверен. – И пару мгновений помолчав, я неожиданно даже для самого себя, спросил: – Тебе о чем-то говорит имя Маргол?»

Хм. Не зря я у него это спросил. Вон он как весь напрягся. Точно, имя этому светлому известно. Только вот непонятно, во что это может все вылиться…

Пара мгновений тишины, а потом ответ:

«Почему ты упомянул его?

«Сказать правду или нет?» – задался вопросом я, только вот было уже поздно, я и так поднял этот вопрос и теперь нечего прикидываться, что этому светлому послышалось.

«Вы похожи, – ответил я, – только ты светлый, в отличие от него».

«Значит, ты и вправду знал моего брата», – как какую-то констатацию неопровержимого факта резюмировал этот светлый. Только вот напряжение, что держало его, все еще не спало, чего я подспудно ожидал. Он как готовился к удару с моей стороны, так и продолжал готовиться к нему.

«Видимо, ему не хватает еще чего-то?» – задумался я.

Черт, его брат. Так, может, именно это и есть причина появления этого светлого в данном мире. Возможно, это так и было. Но остался он тут не только поэтому.

Кстати, как я на это не обратил внимания раньше. Сам-то Маргол без особого труда преодолел барьер, воздвигнутый демиургами. Но тут ничего удивительного. Если исходить из воспоминаний Изначального, то Маргол как раз-таки и был одним из тех немногих, кто может пользоваться портальными переходами только подобным способом. Для него любой портал – это такая же пытка, что и открытие аналогичного перехода из этого мира.

Странно, но насколько я понимаю, у Маргола никаких братьев не было. По крайней мере, мне так говорят воспоминания демиурга, его создавшего. Однако я вижу практически идентичную метрическую копию. Похоже, все-таки кто-то еще экспериментировал с их расой. Но опять же их внешний вид. Я вижу, что этот светлый не метаморф, да и Маргол им не был. Странно все это. Только вот я буквально недавно встретил существ, в которых постарались впихнуть совершенно чуждую им метрическую матрицу. Может, и тут было проделано нечто похожее.

Ладно. Это не так важно.

«Да, знал, – будто в продолжение разговора согласился я со Светляком, – буквально недавно с ним разговаривал. До того, как освободил его и он исчез, свалив куда-то. А сидел он буквально в нескольких десятках метров от того места, где мы сейчас находимся».

«Что? – всполошился светлый. И уже совершенно не обращая на меня никакого внимания, быстро огляделся вокруг. – Как я сразу не обратил внимания на то, где мы находимся? – сам у себя спросил он. – Ведь это его камера. Он должен быть тут».

И светлый неверящим взглядом он посмотрел в сторону зала, где держали оборону демоны из моего отряда.

– Он исчез, – тихо прошептал он.

«Да, – подтвердил я, – как только мы сумели разрушить ловушку, что его сдерживала, он исчез. Переместился куда-то за пределы этого мира».

«Переместился?» – глядя в сторону зала повторил за мною светлый.

«Да, – подтвердил я, – и если тебе нужно, это же я могу сделать и для тебя. Не в плане разрушить ловушку, а организовать портал. Это и было мое предложение к тебе. Ты забываешь о нас, я же помогаю тебе выбраться из этого мира».

Я не стал предлагать этому светлому перейти на нашу сторону. Не знаю почему, но мне показалось, что как раз против этого и заточен тот договор, который с ним заключили, а вот такое условие, когда он просто не нападает на нас, его вполне устроит.

Светлый думал недолго.

«Я согласен, – ответил он, – только сделать тебе это придется не отсюда».

«Почему?» – удивился я и практически сразу получил ответ, как из воспоминаний Изначального, так и со слов Светляка.

«В этом мире портал можно открыть только в одном месте».

И он был прав. Если я хотел бы перейти из этого мира в другой сам, то тогда бы я мог открыть портал из любой точки этого мира. Но для открытия стационарного портала, который бы позволил провести через него несколько живых существ, его нужно было создать в месте со стабильным ментально-метрическим полем. А такое во всем этом мире было всего одно. И находилось оно там, где засели наши главные враги.

«Да, – подтвердил я, – я знаю».

Светлый кивнул.

«Тогда до встречи в храме хранителей в имперской столице, – только и передал он, – я буду ждать вас там».

Мне же было интересно другое.

«Почему ты мне поверил и так просто согласился?» – в свою очередь спросил я.

Светлый не отвечал мне несколько секунд, будто решая, сказать правду или нет, но потом все же произнес:

«Ты не солгал насчет моего брата, – спокойно ответил он, – я не почувствовал лжи в твоих словах. Но даже это не главное».

И тут он посмотрел точно в мою сторону, будто видит меня. Хотя я точно знаю, что это не так.

«Я в любом случае получу то, что мне было необходимо. Билет за пределы этого мира. И его мне дадите или вы, или хранители. Я своим бездействием дал вам лишь небольшую отсрочку сейчас. Если ты потом не выполнишь своего обещания, то я выполню свои обязательства позже и получу то, что мне нужно, но только не от вас, а от хранителей. Вы лишь моя гарантия на выполнение обязательств с их стороны. Им я доверяю гораздо больше, чем вам».

«Понятно», – протянул я.

Все правильно. Он не нарушил своего контракта с тем, кто его заключил с ним. Он выполнит данный ему приказ. Только сделает это не сейчас.

«До встречи, светлый, – прощаясь, произнес я, – и спасибо за правду».

Бог лишь слегка наклонил голову.

«Я буду ждать нашей следующей встречи, страж», – ответил мне тот, кто назвался братом Маргола, и растворился буквально у меня на глазах.

«А ведь и это портальный переход, только в пределах этого мира, – глядя туда, где только что был бог, подумал я, – значит, что-то смог раскопать и сам светлый».

Симбиот успел считать структуру созданного богом плетения. И это однозначно одна из разновидностей создания портальных туннелей. Только слегка преобразованная и измененная. А главное, работающая в этом мире. Но сейчас меня интересовало не это.

«Почему он назвал меня стражем, – глядя в пустоту, задавался вопросом я, – и почему он так уверен в том, что хранители выполнят свою часть сделки с ним, если я доберусь до их храма?»

И было у меня большое подозрение, что все это как-то связано с его последними словами. Только вот разобраться я в этом смогу лишь добравшись до резиденции хранителей. Но сначала нужно как минимум выбраться из этого древнего города.

И я двинулся по направлению к ближайшему кургу.

Глава 11

Какой-то из мёртвых миров

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестный мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. Город. 

Потайная комната в городской стене 

«Так мои враги курги, – посмотрел я на ближайшего из противников, – и чем они отличаются ото всех остальных? Раньше мне с ними дел иметь не приходилось, хоть я и встречал похожих на них однажды».

Вроде по тому, что я вижу, как бойцы, они не должны очень уж сильно превосходить того же Второго, одного из демиургов, или тех странных демонов, с которыми мне пришлось пересечься на острове в мире Тенаи. Но почему тогда меня так беспокоит встреча именно с этими воинами?

«А воинами ли?» – задался вопросом я, изучая метрическую матрицу одного из них. Слишком много в ней угадывалось знакомых черт. Черт, которые я сам получил, пройдя ритуал преобразования метрической матрицы в мире Даага.

«Так, а это еще что?» – и я обалдело уставился на практически незаметное, на фоне остальной и так еле просматриваемой матрицы, изображение обычной косы.

И я видел кое-что, очень похожее на него. Правда, в тот предыдущий раз, в том месте, где сейчас красовалась лишь пустота, я сумел прочитать имя Иилы.

«Они что, тоже ученики Даага?» – оторопело подумал я. Однако что-то в этой моей мысли было не так. И я, кажется, догадываюсь, что.

Имя, оно почему-то отсутствовало. Да и Дааг никогда не встречал похожих на меня существ, а эти курги мало чем отличались внешне от меня. Но зато, как мне помнится, драгонит говорил, что они сами нашли когда-то полигон и приспособили его под себя. Однако откуда он взялся и кто был его истинным создателем, ни Дааг, ни остальные его сородичи не знали.

«Да и знак, – и я вновь пригляделся к метке, воссоздавая в памяти ту единственную, что видел однажды, – да, – в подтверждение своего наблюдения, резюмировал я, – знак тоже слегка отличается, хоть общее отображение имеет схожие черты, но вот частности».

В знаке Даага было больше художественности и изящества, будто кто-то постарался сделать некую копию существующего оригинала более привлекательной и выразительной, что ли. Что, в общем-то, на самого Даага с его достаточно жесткой философией и подходом к жизни не очень и похоже. А потому, думаю, что это не его рук дело, ну и, соответственно, не его соотечественников, а кого-то из тех, кто, так же как и они, пользовался данным полигоном, но уже до самих драгонитов.

И остается еще знак курга, в котором просматривается идеальная точность и простота.

«Хм. Будто это и есть та основа, с которой потом кто-то работал», – прокомментировал я свои наблюдения.

Только вот в том-то и дело. Слишком уж филигранен был тот знак, который я заметил в метрической матрице Иилы.

«Хм, – протянул я, – это не копия, – глядя на то, что сейчас вижу, и то, что видел ранее, наконец сообразил я, – это эволюция, которая заняла не одно поколение преобразований, – и уже рассуждая дальше, мысленно добавил: – Видимо, так же, как менялся и сам полигон, менялась и та метка, что доставалась тем, кто сумел преодолеть все его испытания».

Но тогда получается, что курги – это одни из первых даже не учеников этого самого полигона, а его созданий. Или они были теми, кто сам когда-то создал этот мир вечной смерти, а потом и пользовался им для собственной подготовки. Но это вряд ли. В этом случае более вероятно, что полигон мог быть творением демиургов. Правда, в воспоминаниях Изначального о нем ничего не говорилось. Но, как я понял, у многих из демиургов были свои секреты, которыми те вряд ли стали бы делиться со своими собратьями.

Кстати, а вот про самих кургов Изначальный знал. Точно, они были их творениями.

Но вот кто был, так сказать, их истинным «творцом», ему не было известно. К тому же именно они, судя по тем воспоминаниям, что мне достались, были основной тайной силой и карой демиургов в их давней войне.

«Ага, нашел. Те их использовали как ликвидаторов неугодных и палачей для своих врагов», – выплыли некоторые факты их забытой уже истории в моей голове.

Кстати, кое-какая информация о кургах мне встретилась и в воспоминаниях Маргола и его светлого собрата, правда там все курсировало на уровне слухов, но там, в отличие от воспоминаний того же Изначального, было даже упоминание того, что демиурги сотворили целый мир для их создания путем множественных перерождений.

«Похоже, они были не так далеки от истины, если под перерождениями понимали – смерть», – мысленно прокомментировал я этот факт. И сейчас я уже непосредственно вживую встретился со столь опасными противниками, которые были карающей дланью демиургов.

«Теперь, по крайней мере, отпадает вопрос, почему этот светлый не пожелал с ними вступать в прямую конфронтацию. Похоже, он прекрасно осведомлен о том, кто они такие на самом деле, – сделал вывод я, – особенно, если он, как и сказал мне, брат Маргола».

Но так и остался вопрос, что мне-то делать?

Я, кстати, сам с подобными врагами на полигоне не встречался. И что бы это могло означать? Ведь, по идее, тот сохранял у себя все образы лучших убийц, что за все время его существования проходили через него. И это получается, что образ кургов давно затерся и те противники, что встретились мне в мире Даага, были много опаснее реальных кургов. Но вот что-то верится мне в это с трудом. Иначе бы моя интуиция не отреагировала так на их присутствие.

Кстати, и это странно, почему только интуиция? Почему не сработало мое чувство страха, привитое мне полигоном?

А вот это непонятно.

«А ну-ка, необходимо проверить еще кое-что», – решаю я. И вместо чувства страха активирую способность, заимствованную еще на Рекуре у одного из карлонгов. Способность, которая позволяет чувствовать жизнь, но что важнее, она предупреждает еще и о смерти. И как только способность подключилась, все пространство передо мной преобразилось в одну сплошную зону смерти. Область, куда было лучше даже не соваться.

«Что-то сдается мне, – подумал я, оценив то положение, в котором мы оказались, – что встречал я в мире Даага не самых опасных его созданий. Самые опасные творения мира смерти сейчас находятся передо мной».

И я уже догадался, почему там не могло быть настолько опасных существ, как встреченные курги.

«Этот полигон создавался именно под них, – рассуждал я, анализируя всю доступную мне информацию, особенно ту, что я почерпнул из воспоминаний светлого бога, – под кургов. Он их готовил как лучших и на тот момент, скорее всего, единственных его учеников. А все остальные, кто там мог появиться, это были лишь их враги, с которыми они могли столкнуться. Все остальные, кроме них самих. Так он запрограммирован. Именно они были тем исключением, которое он не вносил в свою базу».

И я точно знал, что эта моя догадка верна.

В мир смерти мог попасть любой, ну или туда их отправляли как тренировочные манекены, не знаю, каковы были изначальные условия, но вот выбраться из него могли только лучшие, именно поэтому там существовал лишь один портал, и то он позволял только покинуть этот мир. Именно эти лучшие в конечном итоге становились теми, на ком тренировались курги.

Кстати, вот почему я не встретил там никого похожего на василисков или тех же демонов с острова. Они и сами были созданиями демиургов и полностью зависели от них. Кургам просто не было смысла сражаться с ними. Ну и как возможный вариант, и самим демиургам необходимы были какие-то тузы в рукаве, чтобы адекватно среагировать в том случае, если курги пойдут против них.

Вот в итоге и получается, что сами курги могли быть тем единственным исключением, которое полигон оставлял за рамками своей базы наиопаснейших существ, побывавших у него в гостях.

И получается, что истинной силы этих моих противников реально оценить не мог никто. Даже сами демиурги, коль у них было оружие, например, те же василиски или другие их химеры, которое они могли противопоставить кургам. Только вот та область смерти, что разлилась передо мной и охватила весь зал, где занял круговую оборону мой отряд, уже сама за себя говорила о многом. К тому же все мои друзья сейчас находились чуть ли не в самом ее эпицентре. И, как я понимаю, кургам не особо-то и нужна была помощь со стороны того светлого бога. Они бы и так прекрасно справились с поставленной им задачей. Ведь именно для этого их и готовили когда-то. Уничтожать любых существ, которые были, есть или только могут появиться в этой вселенной.

«И сейчас мне надо сделать так, чтобы у них из этого ничего не вышло», – как какую-то ничего не значащую фразу, мысленно произнес я, нанося свой первый удар.

Ведь, что бы я ни думал о своих противниках, я и сам был частицей того полигона, которым являлся мир смерти Даага, и смог преодолеть его. А это значит, что как минимум я, правда в теории, сражался и победил тех же противников, с которыми сражались и побеждали они.

А потому…

Удар. И параллельно с этим изменить параметры матрицы, продублировав одну из точек, чтобы дестабилизировать ее структуру.

Кург уже отреагировал на мою атаку. Как физическую, так и ментальную. И я замечаю, как он старается пробить уже мою метрическую матрицу в ответ. Но не зря я экспериментировал с различными типами защит, которыми можно прикрыть свою метрическую матрицу. Особенно много я работал с той ее частью, что позаимствовал у консула карлонгов. Кург был защищен так же, как и я в тот момент, когда покинул полигон. Да, у него появились со временем какие-то новые наработки. Да, его защита претерпела кое-какие изменения и слегка усложнилась. Она стала более плотной и слегка неоднородной.

Я так понимаю, участки матрицы, которые наиболее часто подвергались внешнему воздействию, стали более защищены на фоне всей остальной структуры. Но в целом основа осталась прежней.

Тогда как у меня после встречи сначала с измененными лиирами, а потом и карлонгами, изменился сам принцип построения защиты метрической матрицы. И этого никак не ожидал встретить мой противник. Однако как раз это и стало тем решающим фактором, что перетянул чашу весов нашего противостояния в мою сторону.

Удар. Защита. Мы с противником сражаемся на равных. У меня нет того подавляющего преимущества в скорости восприятия по сравнению с моими старыми противниками. Видимо, и их демиурги создавали полностью по своему подобию, чего не могло произойти на полигоне. Там с телом не происходило столь кардинальных изменений. Однако и я был уже давно не тот. А это означает, что и у курга нет того превосходства в силе и скорости, на которое он, судя по всему, рассчитывал. По крайней мере в скорости уж точно. Про силу я пока ничего сказать не могу, удавалось или уходить, или плавно снимать направленные в меня удары.

И как противовес пока остальным неизвестным возможностям кургов мне значительное преимущество дает предвидение. Подобного дара в моем противнике нет. Я всегда знаю, куда придется его следующий удар. А потому – контратака. И первый противник отлетает в сторону зала. Но он еще жив и боеспособен. Даже не получил никаких существенных повреждений.

Не знаю, почему молчат симбиоты или кластер, но они никак не реагируют на эту скоротечную схватку и метрическую матрицу моего противника. Будто не видят и не замечают его, как при встрече с Марголом или танками. Однако мне нельзя сдаваться, а потому параллельно с боем на физическом уровне атаки, я сам непосредственно произвожу внесение изменений в метрическую матрицу курга.

«Забыть о построении и поддержании защиты метрической матрицы. В этом сейчас нет необходимости, – останавливаю я себя, как только замечаю ответные действия со стороны противника. – Это пустая трата ресурсов организма с его стороны при столь сильном ограничении во времени».

Ведь сейчас кург пытается взломать подставную матрицу, которую я недавно, с помощью симбиота, встроил в структуру своей метрической системы. И пока он занят ею, мне его атаки не опасны. Но это ненадолго. Скоро он поймет свою ошибку.

Только вот этого времени я ему не дам. Вот та брешь в его защите, которую я искал. Небольшая рассинхронизация из-за разной плотности уровней защиты метрической матрицы. И на стыке одного из участков обнаружилась область, внесение изменений в которую можно провести практически на лету. Единственное, что для этого требуется сделать, это вычислить периодичность, с которой и образуется замеченная мною брешь. Только вот я ничего не делаю.

Хоть это и мелочь, которую очень сложно обнаружить, даже если очень сильно постараться, но именно это меня и заставило насторожиться. Если бы кто-то хотел что-то спрятать, то я бы не нашел никаких хвостов, выводящих меня на эту уязвимость в их защите.

«Но почему я ее заметил? И что с ней не так?» – задал я себе пару мысленных вопросов, на которые нужно было найти ответы.

Ну, во-первых, это то, что подобная уязвимость была у всех встреченных кургов, что уже подозрительно. И во-вторых, это ее строение. Не может то, что появилось или случайно, или по какой-то ошибке, иметь столь идеально выстроенную внутреннюю структуру. А потому я постарался просканировать найденную область, максимально увеличив свою чувствительность, как-то за всеми этими делами забыв о том, что симбиот мне, при работе с матрицей курга, почему-то не отвечает.

И буквально в следующее мгновение получил нужный мне результат, только вот было непонятно, кто же все-таки выполнил это самое сканирование. Тем не менее результаты дали мне объяснение, что же вызвало мои подозрения.

Эта область. Это и не уязвимость вовсе, как я подумал первоначально. Она оказалась неким аналогом моей подставной метрической матрицы, только в моем случае это была полноценная структура, хоть и работающая по упрощенным алгоритмам, а в случае кургов это был лишь фрагмент уже существующей матрицы, правда, что странно, он был полностью автономным.

И как результат, курги не стали выносить ловушку для тех, кто постарается их атаковать, за пределы своего поля, а наоборот, вплели ее в свою структуру, да еще и замаскировали, максимально постаравшись создать иллюзию того, что это реальная брешь в их идеальной защите.

Однако любому, кто постарается ею воспользоваться и взломать их метрическую матрицу, даже будь это сами курги, если они захотят и смогут это сделать (интересно, а это им зачем? Бить по своим? Неужели и среди них существуют какие-то распри?), сразу же ударит защитный механизм.

«Кстати, а вот это как раз то, что я пока еще не успел реализовать самостоятельно», – анализируя увиденную картину, подумал я. Механизм ответного удара и подключения.

Надо бы всю эту структуру скопировать для дальнейшего ее анализа, как саму ловушку, так и механизм «ответки», который прилетит в случае так сказать «удачного» взлома матрицы.

И как раз в процессе копирования механизма реализованной кургами ловушки и алгоритма отработки ответной реакции на попытку взлома их метрической матрицы я и нашел ту самую брешь в их идеальной защите, которую так долго искал. Обнаружил я ее там, где совсем не ожидал найти. Была она в механизме ответной реакции на удачный взлом ловушки.

«Не, или это я такой извращенец, или на такую дырку никто бы в здравом уме не обратил внимания», – несколько оторопело подумал я. Но реально вряд ли кто позволил бы ментально-метрическому клещу прицепиться к себе, чтобы самому в ответ пробиться сквозь защиту своего противника.

Однако так оно и было. Когда срабатывал ответный механизм ловушки в метрической матрице кургов, а такая брешь была у всех находящихся в этом зале противников, что еще раз доказывало ее искусственное происхождение и специальное внедрение в их матрицу, именно в этот самый момент и появлялся тот небольшой зазор в структуре матрицы, когда уже отделившийся ее сегмент, выполняющий роль паразитического клеща, прицеплялся к другой структуре, а на его месте не успевал сформироваться новый.

И что интересно, буквально недавно я видел аналогичный тип метрического паразита, реализованный, правда, в виде вируса, и тогда он показался мне естественного происхождения.

«Нет, не показался, – сообразил я, – у тех василисков это действительно полностью естественное средство нападения через воздействие на метрическую матрицу, здесь же его реально слизали с оригинала, только сделав гораздо более упрощенную в реализации модель».

И для всех остальных как вирус, так и созданный на его основе более упрощенный вариант – клещ – были бы смертельно опасны.

Курги и вправду не берут пленных, а работают только на уничтожение. Это стало заметно даже в таких вот мелочах.

Но вот для меня…

Как минимум, я знаю, как уничтожить более усложненный вариант подобного вируса, коль сталкивался с ним уже однажды и сумел разобраться. К тому же, что более важно в нашем случае, мне он совершенно не повредит.

«Хм, а вот и та причина, по которой этой действительно существующей в защите любого курга брешью не было сумасшедших воспользоваться, – понял я, – никто бы просто не успел этого сделать».

Чтобы справиться с подобным клещом, нужен был механизм защиты матрицы, аналогичный тому, что сейчас был реализован у меня, а судя по тому, что я вижу, у кургов, да и, как я помню, у самих демиургов подобного механизма защиты реализовано не было. Ни того периодического обновления матрицы, которое бы спасло матрицу от постоянного разрушающего влияния вируса, ни ее идеального построения, с отсутствием хотя бы малейших брешей, которое не позволяло даже прицепиться вирусу к ней. Ведь не было никаких изъянов, которыми он бы смог воспользоваться, чтобы первоначально внедриться в структуру матрицы, для дальнейшего ее разрушения.

И отсюда сразу выплыло два вывода.

Первое – это моя встреча с карлонгами и заимствованный у них способ защиты матрицы, вернее усложненный ее вариант.


убрать рекламу


Я-то почему-то считал, что ее воссоздавал некий артефакт наподобие моего преобразователя. Слишком уж была похожа технология и мало время внедрения и адаптации. Поэтому я и подумал, что карлонги как раз-таки где-то и стянули эту технологию у создателей преобразователя, того, что работал над моей матрицей в мире Даага, а именно там это, судя по всему, были демиурги. Ведь это, и есть, как я понимаю, полигон, на котором создавали кургов.

Но вот, как я вижу сейчас, ничего подобного. Ни у кургов, ни у встреченных демиургов, ни у Маргола с его братом подобной защиты не было. А значит, и карлонги не могли украсть ее у них. Вот и получается, что это наследие кого-то другого, того, кто с матрицами работал еще более плотно, чем демиурги. И кто это был, я даже боялся себе представить.

Ну и второй вывод. И самый главный в данной ситуации.

Курги были сами совершенно беззащитны перед оригинальным вариантом вируса, если его натравить на них. Так что вопроса о том, как уничтожить кого-либо из них, у меня теперь не было. Но предварительно все же следовало сделать слепок их памяти. Мне необходимы знания столь древних существ, которых больше нет ни у кого. А следовательно, работаем.

Тупо влезаем в расставленную на любого, кто попытается взломать их матрицу, ловушку. Так, вот и тот клещ, что прицепился как ответ на мое вторжение. Смотри-ка, а кург заметил, что их подарок нашел своего получателя. Правда, даже как-то удивленно посмотрел в мою сторону, ведь я все еще был жив, чего он явно не ожидал.

Теперь мой ход. Автоматически активируется уже подготовленный скрипт, который вгрызается в найденную мною реальную брешь в их защите.

= Обнаружена ранее защищенная матрица. Создаю канал подключения,  – внезапно ожил симбиот, как только мы пробили защиту курга.

Похоже, сейчас он через меня мог работать с нею напрямую, хотя до этого даже не замечал ее.

«Парализуй его и отключай сознание, – дал я приказ своему помощнику, – мне не нужно, чтобы он ударил по нам в ответ».

Между тем, наблюдая за тем, как отрабатывает симбиот, я еще раз подумал о том, что нужно всех своих ментально-метрических помощников объединить в одну систему. Это вообще-то можно уже сделать, и я даже знаю как. К тому же и все последующие приблуды, если такие появятся, можно будет подключать в созданный кластер. Так что параллельно я отдал приказ на начало объединения, благо он не требовал немедленного привлечения ресурсов симбиотов. Интеграция их функционала в единую систему будет проходить в фоновом режиме и в наименее загруженные периоды их работы.

Между тем пришел рапорт от боевого симбиота по его текущей операции нейтрализации курга.

= Выполнено,  – доложил он. Но это и так было заметно.

Полный паралич физической оболочки с отключением сознания и любой мыслительной деятельности теперь очень хорошо просматривался по метрической матрице курга.

«Что-то перестарался мой помощник», – подумал я, анализируя увиденное.

Судя по всему, если в таком состоянии кург пробудет еще минут двадцать – тридцать и за это время не сможет восстановить нормальную работу своей матрицы, то он умрет.

«Хм, – прикинул я, – вот и еще один способ уничтожить любое существо. Даже такое непобедимое, как мой настоящий противник».

Но в нашем случае того времени, что у меня есть, будет достаточно, для того чтобы сделать слепок его метрического образа, а также разобраться с остальными противниками. Хорошо, если с одним все сработало, тогда и дальше распространим это решение на всех остальных кургов.

«Подключайся к ним, – даю я команду симбиоту, – как только я пробью их матрицу».

= Принято,  – отреагировал Защитник.

И уже через пару мгновений мы обездвижили всех наших противников, а еще через несколько секунд симбиот закончил создавать слепки их ментальных образов.

= Задание выполнено,  – доложил он.

Ну что же, все что я хотел, мы получили, осталось лишь разобраться с ними. Но как раз в это самое мгновение я заметил странные изменения в метрической матрице самого первого атакованного мною курга. К этому моменту уже практически откатились те изменения, что мы внесли в нее, в свое предыдущее состояние.

«Что за фигня?» – удивился я, в матрице курга точно не было реализовано подобного механизма защиты, что и у меня.

«Симбиот, проведи повторную процедуру нейтрализации всех кургов, – отдал приказ я своему помощнику, – также мне нужен анализ того, что же все-таки происходит».

= Выполняю,  – принял в работу он мое распоряжение.

И практически сразу я заметил, как отработали скрипты по нейтрализации моих противников.

Так, работаем дальше.

Для проверки работы столь странного механизма защиты мне хватит и одного подопытного, а потому я быстро активировал вирус и натравил его на находящихся в зале кургов, оставив в живых лишь одного из них. «Ну, хоть тут без каких-либо сюрпризов», – прокомментировал я про себя работу вируса.

Сейчас в зале было на шесть искусно созданных статуй, очень смахивающих на обычных людей, больше, чем пару минут назад. Теперь можно заняться и последним моим противником. А потому параллельно с симбиотом я сам стал следить за тем, как начал отрабатывать механизм восстановления в матрице курга.

Так, вот завершен шаг выполнения нашего скрипта, который применился повторно. А дальше?

Не понял, похоже, что измененные нами параметры метрической матрицы сами начали постепенно принимать свои предыдущие значения.

«Но откуда она их вытащила? Не вижу никакого механизма отката, такое впечатление, что они просто проявились», – рассуждал я.

= Оператор прав, параметры метрической матрицы восстановлены, но не путем замещения на их первоначальные значения, а постепенным переходом к наиболее оптимальному значению измененных параметров в текущей структуре метрической матрицы. 

«Так, не понял, – постарался я расшифровать переданный мне ответ симбиота, – он что, все время приводит любые измененные параметры матрицы к их наиболее оптимальному значению, независимо от того, какова первоначальная причина их изменения?»

= Выводы оператора верны,  – согласился со мною мой метрический помощник.

«Так это что, постоянное развитие и оптимизация?» – оторопел я.

= Да,  – лаконично ответил симбиот.

И только сейчас я сообразил: «Так получается, что каждый отдельный параметр матрицы постоянно эволюционирует, при любом изменении проходя весь процесс перехода из текущего своего состояния до оптимального?» – несколько изумленно продолжил я свою мысль.

= Провожу пробный прогон экспериментов,  – сообщил мне симбиот, – гипотеза пользователя требует дополнительного подтверждения. 

Похоже, такого результата не мог предположить и сам симбиот.

= Проведено двести семь прогонов по изменению различных параметров с максимальным разбросом по амплитуде изменений. Выводы пользователя получили свое подтверждение. 

И симбиот вывел мне таблицу с теми параметрами, которые были изменены, показав их первоначальное значение, величину изменения и конечный полученный результат. И вот тут наиболее четко прослеживалось не только приближение параметров к их наиболее оптимальному значению, но и в некоторых, достаточно редких, случаях – небольшой эволюционный скачок.

Так, у пары параметров значение изменилось. И в результате матрица курга приобрела чуть более стабильное состояние, чем до встречи с нами. И отсюда напрашивался достаточно любопытный вывод.

«Так это если у него было бы время, то наши скрипты, нейтрализующие кургов, рано или поздно перестали бы на них воздействовать, – подумал я, – это правильно?»

= Вывод оператора верен,  – подтвердил мои мысли симбиот, – воздействие используемых скриптов оказало бы нулевой результат уже после пятидесяти семи применений. 

Вот даже как. Это быстро. Невероятный эволюционный рост. Вот почему матрица кургов имела столь идеальное построение. Да и это своеобразный, хоть и несколько странный тип защиты.

Моя матрица просто восстанавливает зарезервированный участок или сбрасывает все внесенные изменения к своему предыдущему сохраненному состоянию, тогда как у кургов все происходило несколько в другом ключе, что несколько ограничивает меня в плане эволюционного развития. Структура моей матрицы статична, и изменения я могу вносить в нее лишь с помощью моих симбиотов. Тогда как курги лишены этого недостатка. Их матрица постоянно развивается.

И вот как раз-таки про них было очень правильно сказано: чем сильнее их бьешь, тем сильнее они становятся сами. И если ты их не уничтожишь, то рано или поздно их матрица справится с любым внешним воздействием и они ударят в ответ.

«Черт», – только сейчас сообразил я и быстро проверил стоящие в зале статуи. Но там, как ни странно, никаких изменений не наблюдалось.

«Почему? – удивился я. – Вроде, по идее, рано или поздно матрица кургов сама должна заколупать все дырки, за которые цепляется вирус?»

= Вирусом одномоментно нарушена структура всей матрицы объекта воздействия, что разрушило основополагающий механизм ее восстановления,  – доложил мне симбиот.

«Теперь понятно, – сообразил я и сразу спросил: – Мы сможем выделить как-то этот механизм эволюционного развития матрицы?»

Слишком полезным это было свойство матрицы, чтобы им разбрасываться просто так.

= Выделяю необходимые сегменты,  – доложил симбиот, – провожу дополнительные тестовые прогоны, для определения всех зависимых и связанных с работой данного механизма фрагментов матрицы. 

И через несколько минут, правда это лишь по моему субъективному времени, я получил:

= Все необходимые фрагменты матрицы найдены, провожу копирование и внедрение. Время внедрения – три часа. Время адаптации – неизвестно, параллельно с механизмом адаптации начнется оптимизация текущей структуры метрической матрицы оператора, что повлечет ее многократное перестроение. 

«Ладно, понял, – согласился я, – ты только придерживай все изменения глобального характера, которые будет невозможно провести без моего отключения».

= Принято,  – ответил симбиот. Ну а я активировал вирус и нейтрализовал последнего нашего противника, превратив его в еще одну каменную статую.

«Кстати, механизмы работы вируса и эволюционного развития у кургов были чем-то похожи, – подумал я, – если дать им время, то они рано или поздно закончат начатую работу. И есть у меня подозрение, что и автором этих творений является один и тот же демиург. Интересно, кто он? У Изначального информации ни о чем подобном не было».

Ну да ладно, со своими противниками мы тут разобрались, а значит, пора возвращаться к ожидающему меня отряду.

И я еще раз проверил местность вокруг, вдруг что-то упустил. И, как оказалось, я действительно кое-что забыл. Трофеи. С каменных статуй их было очень сложно собрать. Как-то этот шаг нужно было вплести в алгоритм нейтрализации кургов, но я не учел того, что зазор времени между моментом их проверки и отключения до активации вируса окажется столь малым. Я вообще не думал уничтожать их сразу.

Но, как говорится, война план покажет. Пришлось слегка отойти от своих привычек.

«Ну, ничего страшного», – подумал я и направился в сторону ожидающих моего приближения демонов и Лисаи.


Неизвестный мертвый мир. Северные предгорья. 

Развалины какого-то большого города. Город. 

Потайная комната в городской стене 

– Привет, народ, – махнул я рукой, подходя ближе и натыкаясь на слишком уж настороженный взгляд Гаисы.

– Что произошло с незримыми? – и она указала рукой в направлении ближайшей статуи. – Ты не маг, но даже если бы ты и был магом, я не знаю ни одного плетения, способного сотворить такое.

Не думал, что сразу получу этот вопрос в лоб. Но у меня есть кое-какой ответ на него.

– Я знал, что просто так мне не справиться с ними, – спокойно пожал я плечами, – а потому пришлось воспользоваться кое-чем, доставшимся мне в наследство.

«Маги разума и светлые, – размышлял я, глядя как на Гаису, так и на молодую богиню, они обе поверили моим словам, – вами, как оказалось, достаточно легко манипулировать».

И те и другие видят правду и понимают, что ты не лжешь. Но правильно преподнесённая правда довольно часто может не нести в себе ни грамма истины. Это как раз мой случай.

Между тем демоница задумчиво кивнула на эти мои слова.

– Наследие эпохи войн? – лишь уточнила она.

– Не думаю, – честно признался я, – возможно, это еще что-то более древнее.

И все опять правда. Именно поэтому Гаиса мне и поверила.

– Тогда это многое объясняет, – согласилась она, после чего, что-то прикинув в своей голове, задумчиво оглядела меня с ног до головы, а потом спросила: – Так это и есть тот самый козырь, который ты хотел использовать на случай встречи с костяными драконами?

Хм. Сам я как-то об этом не думал, но теперь-то подобная мысль посетила меня, а потому я с чистой совестью произнес:

– Если это потребуется, то – да.

– Понятно, – только и сказала Гаиса, а потом обернулась в сторону остального отряда, оглядела всех, особенно задержала свой взгляд на сопровождающих нас скелетонах, – так какие у нас планы?

Я всегда знал, что демоница умная девушка, и потому она не стала задавать мне вопросы, на которые я бы не смог ей ответить. Например, про сопровождающую нас нежить. Ну, или ответ был бы у меня один и тот же. И все время он был бы полностью правдив.

«Это мое наследие», – и в большинстве случаев это было бы чистой правдой, даже без использования моей способности лгать с честной миной на лице. Тем более в любом случае мне так и так придется слегка рассекретиться в связи с возможностью открытия портала и сделать это если не сейчас, так чуть позже. А потому…

– Нам нет необходимости сейчас искать и собирать артефакты, – говорю я им, – так получилось, что я случайно узнал способ, который позволит покинуть этот мир без их использования. Только вот все равно нам для этого потребуется добраться до столицы империи. Вернее, нам необходимо попасть в портальный зал хранителей. Так что в основном наши планы остались неизменны.

– Откуда? – с вопросом во взгляде посмотрела на меня Лисая. Этот же вопрос читался и во взглядах остальных демонов.

– Чтобы спастись самому и вытащить вас, – в этом месте я кивнул в сторону скелетонов, так как это оказалось неплохим объяснением их появления, – мне пришлось оказать небольшую услугу кое-кому из истинных хозяев этого города, – пожав плечами ответил я девушке.

– И у тебя все получилось? – задала следующий вопрос богиня.

– Ну я же вернулся к вам, – слегка усмехнувшись, произнес я.

– Видимо, это была та еще услуга, – ухмыльнувшись, прокомментировал мои слова Онг.

– Да, – только и ответил я.

– Но ты нам ничего не расскажешь? – больше утвердительно, чем вопросительно, произнесла Гаиса.

Я кивнул в ответ.

– Меня попросили сохранить это в секрете, – ведь просьбу Изначального можно было истолковать и подобным образом. Он не хотел, чтобы о последних демиургах кто-то узнал.

– Понятно, – сказала демоница.

Больше никто и ничего у меня на эту тему спрашивать не стал. Тут у всех были свои секреты. И если у меня станет их на один или два больше, это никого особо не испугает.

Молчание продлилось недолго.

– Так что мы делаем дальше? – поглядев на меня, спросил наш практичный и непоколебимый глава отряда. – Если нам нет необходимости на данный момент прочесывать этот город, то тогда мы можем выбираться из него и отправляться к заставе. Ну и дальше, планировать поездку в столицу.

Я, в общем-то, был с ним согласен.

– Только нам нужны будут наши раккары, – напомнила ему Гаиса, – иначе мы до заставы будем добираться недели полторы. А они ведь остались в лагере. Что скажешь? – это она обратилась уже ко мне.

Я быстро проверил показания навигатора.

Кстати, или я что-то путаю, или он стал работать еще более качественно. Возросла детализация, качество отображения и сканирования.

= В фоновом режиме была проведена оптимизация работы метрического модуля благодаря полученным более производительным компонентам для его функционирования,  – доложил симбиот.

Кстати, как я заметил, он и сам уже частично начал проводить свою интеграцию в единую систему. Между тем мой виртуальный помощник показал мне несколько метрических структур. Хм, так это же что-то из воспоминаний Изначального. Точно, он же так и сказал, что навигатор – это творение кого-то из его потомков. Но и сам он пользовался чем-то подобным, вот из его воспоминаний мы и вытащили эти обновления.

Кстати, судя по всему, теперь бы и он сам не смог укрыться от моего навигатора, так как все исключения, судя по логу обновления, были вычищены. К тому же заметно увеличилась чувствительность навигатора. Теперь понятно, с какого… я так быстро засек кургов. Тип защиты у них был аналогичен тому, что я видел на архидемоне Галге; как я теперь прекрасно понимаю, он был родоначальником клана незримых. И навигатор их вычислил без особых проблем, после чего и я сам уже смог засечь их.

«Так он и мои способности видения метрических матриц усилил», – только сейчас сообразил я. Раньше подобного не наблюдалось, и если навигатор мог что-то обнаружить, то не факт, что это бы заметил и я сам. Но теперь, как я понимаю, наши возможности в обнаружении ментально-метрических структур, благодаря внесенным изменениям в навигатор, синхронизировались.

Ну да ладно, это немного не то, что мне необходимо сейчас. Вон все смотрят на меня и ждут ответа. А потому мне необходимо понимание того, а стоит ли возвращаться в лагерь за нашими верховыми животными или все-таки бросить их там и уйти в сторону заставы своим ходом.

Будь я один, даже не раздумывал и поступил бы именно так. И выдвинулся бы сразу, не останавливаясь на привал. Не так я и устал. Правда это лишь я. А потому нам нужно подумать и о стоянке. Всем нужен отдых, даже архидемонам.

И это место вполне нам подходит. А почему нет?

Навигатор утверждал, что в этом зале мы будем находиться в безопасности еще очень долго, порядка нескольких дней. И это все с учетом таких подключенных способностей, как предчувствия страха, так и смерти. Так что и привал можно будет организовать здесь, только вот думаю, что если мы все-таки разберемся с тем, что все же делать дальше, и тем направлением, куда нам следует идти, то и выдвигаться нам придется, не сильно откладывая. А поэтому времени на отдых необходимо выделить столько, сколько потребуется Гаисе, чтобы полностью восстановиться.

Да, это нужно узнать. А потому я спрашиваю у нашей магини об этом.

– Часов пять, чтобы восполнить запас энергии полностью, – ответила мне она.

– Вам этого времени хватит? – уточнил я у остальных, хотя и так был уверен в ответе.

– Да, – подтвердил Гаслан.

– Хорошо, – кивнул я в ответ, – тогда располагаемся пока тут. Лучшего места под временный лагерь нам сейчас не найти.

И мы стали устраиваться на привал.

Пока девушки на пару готовили для нас небольшой перекус, я анализировал показания навигатора, и что-то они были несколько странные.

Тут девушки позвали нас на обед, и мы быстро поели, после чего ко мне сразу подошли остальные.

– Ну так что? – спросил Гаслан. – Есть какие-то предложения?

– Время у нас в запасе еще есть, – стал комментировать я свои мысли и рассуждения вслух, продолжая начатый перед привалом разговор, – но его не так и много. Далеко мы пешком уж точно уйти не сможем.

После чего я еще раз проверил свою виртуальную карту.

– Да, если идти пешком, то они достаточно быстро настигнут нас еще в предгорьях, – произнес я и посмотрел в сторону Гаслана. – Дай-ка твою карту, будем думать.

Архидемон кивнул и расстелил ее перед нами прямо на земле, мы расселись вокруг.

Я показал на карту.

– Тут наш лагерь, – произнес я, после чего мгновенно переключился на показания навигатора.

«Что-то не так в тех данных, которые выдает моя карта», – подумал я. Навигатор упорно отображал наличие вблизи города еще одного лагеря. И хоть он и отмечал, что опасности для нас его обитатели не представляют, но тем не менее мне не нравилось его расположение. Выбраться из города и остаться незамеченным из-за этого второго лагеря было невозможно.

«Очень они удачно встали, – прикинул я, – с одной стороны болото, в которое не полезешь, с другой – стена. И все пространство между ними из лагеря полностью контролируется. Хотя вот со стороны самого города он прикрыт небольшим скальным выступом, торчащим из земли, который скрывает его от наших взглядов. Кто-то не хочет, чтобы его заметили», – об этом не сложно было догадаться.

Тогда дальше.

Это точно не демоны Ублюса, так как, судя по меткам, все его бойцы, за исключением Галга, который сейчас отирается тут, на окраине города, находятся в нашем лагере.

Но вот кто? Непонятно.

Кстати, одна из меток в том втором лагере больно уж отличалась ото всех остальных. Вроде и демон, но какой-то странный. По карте этого определить не получалось. Но что-то в нем было слишком уж необычным. Будто кто-то совместил метку демона и какой-то светлой сущности в одном и том же месте.

«Э-э, – оторопело подумал я, – так это и есть один из тех редчайших местных демонов, который может быть еще и светлым магом».

Похоже, что так оно и было. Правда, убедиться, действительно ли это так, можно будет лишь когда мы окажемся ближе и я смогу просканировать его.

Но главное во всем этом, что индекс угрозы, исходящей от этого отряда, был для нас минимальным. И это не значило, что там нет сильных и опасных демонов, нет, судя по тому, что я видел, отряд там был гораздо сильнее команды Ублюса или демонов из нашей группы, ну разве что кроме Галга или того же Ублюса, но вот в том-то и дело, что угрозы они для нас не представляли. И это меня заинтересовало в тех, кто нас там поджидал, больше всего.

А в том, что они хотят встретиться с нами, я с каждым новым мгновением сомневался все меньше и меньше. Слишком уж капитально они перекрыли дорогу, ведущую из этого города, явно стараясь сделать так, чтобы никто его не покинул незамеченным. Значит, если они так подготовились к нашей встрече, то и нам ее не избежать, тем более и мне она была интересна. Особенно в плане того, что было у меня большое желание посмотреть на столь странного и необычного демона, в котором переплелись тьма и свет. А потому можно было возвращаться к нашему обсуждению, благо все мои мысли пролетели в одно мгновение, если переводить его на обычное время, и для остальных я даже не выпадал из разговора.

– Что? – как раз и обратив внимание на мое задумчивое лицо, посмотрела на меня Лисая.

Решив пока не упоминать о втором лагере, я вернулся к нашей первой и основной проблеме – отряду Ублюса.

– Так вот, – продолжил говорить я, – если тут основной лагерь наших мнимых помощников, – и я указал на карте его положение, – то, чтобы не дать нам выбраться из города, они в любом случае должны кого-то посадить тут.

И я указал еще одну точку на окраине города, которая чуть уходила в горы, как раз туда, где и засел Галг.

– Отсюда контролируется западная часть развалин, которая как раз и ведет в сторону стены. Другой же своей стороной город уходит в болота, – после чего я обвел дальнюю от нас часть города. – Я так понимаю, что эта его область затоплена, так что там мы вряд ли сможем выбраться.

– Да, согласен, – произнес Гаслан, – другого простого пути покинуть стены города нет, разве что перебраться через них.

– Угу, – подтвердил я, – так и есть. Можно еще перебраться через стену, и, как я понимаю, это будет не так сложно сделать. Но…

И я обвел всех задумчивым взглядом.

– Если мы покинем город незаметно, то тогда никогда не определимся с точным местом, где на нас устроят ловушку. А в том, что они сумеют нас перехватить, можно не сомневаться. Мы будем пешком, без раккаров, тогда как они верхом. Среди них есть неплохие следопыты и маг-поисковик. Так что на наш след они сумеют встать, но главное, – и я вгляделся в лица своих друзей, – они смогут выслать нам на перехват своих костяных драконов.

– И что ты предлагаешь? – спросил командир нашего отряда.

– Вернуться в лагерь, – спокойно пожал я плечами, – и ударить на опережение. В подземельях мы пробыли не так и долго, чтобы суметь набрать достаточно большую партию артефактов, – начал я разъяснять свою мысль, – а потому и никаких особых опасений мы у наемников не вызовем. Да, они будут относиться к нам более настороженно, но лишь по той простой причине, что вернулись мы чуть раньше, чем сами собирались. Однако у нас есть неплохое такое оправдание, в которое поверит любой, – и я кивнул в сторону скелетов, – в городе мы заметили больно уж нездоровую активность нежити и потому отступили из развалин, собираясь переждать ее в лагере. И, что самое важное, нам поверят, так как и их разведчик нарвался на точно такой же прием.

– Хорошо, – кивнула Гаиса, – а как же быть с нею? – И она указала в сторону Лисаи.

– А что с нею? – пожал я плечами. – То, что мы собирались кое-кого подобрать в городе, это они и так знают, но вот кто это будет, им неизвестно. К тому же уверен, что их разведчик давно понял, что мы встретились с нею. Ну, а тот максимум, который они могут предпринять, это определить, что она светлый маг средней руки. Не больше.

– Но что нам это даст? – задумчиво протянул Гаслан.

– Главное, это даст нам время и некий простор для дальнейших наших действий. Мы сможем или выкрасть раккаров, или подставить наемников, а сами выберемся из-под удара. Возможно, удастся придумать еще что-то. Но что еще важнее, мы не выбьемся из нашего образа и не спровоцируем немедленного нападения, чего хотелось бы избежать.

Я не стал говорить о том, что в подземельях меня поджидает целая армия нежити, которая за одно мгновение сметет отряд как Ублюса, так и тех неизвестных, и даже не заметит этого.

Но зачем раскрывать все свои козыри противнику? И я сейчас не говорю о наемниках или о том неизвестном отряде. Ведь кто-то натравил кургов на моих друзей, и возможно, где-то тут в окрестностях у него есть свои глаза и уши, координировавшие нападение и обязанные доложить о полученном результате.

– Ладно, принимается, – сдержанно проговорил Гаслан, – возвращаемся в лагерь.

После чего что-то прикинул у себя в голове, а потом добавил:

– Но сначала привал. Девушкам нужно отдохнуть, – и он кивнул в направлении Лисаи и Гаисы, – и когда нам получится устроить следующий нормальный привал, неизвестно. Так что устраивайтесь. – И он указал на уже разложенные спальники.

С этим никто спорить не стал.

– Первое дежурство за мной, – предупредил он, садясь у костра.

Все верно, первое – его, мое же, как обычно, последнее. Так уж повелось. И потому я спокойно лег спать. Ведь нам скоро выдвигаться, и нужно успеть отдохнуть.


убрать рекламу








На главную » Муравьев Константин Николаевич » Тени павших врагов .