Кэри Мэри. Тайна огненных следов. Тайна кашляющего дракона читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Кэри Мэри » Тайна огненных следов. Тайна кашляющего дракона.





Читать онлайн Тайна огненных следов. Тайна кашляющего дракона. Кэри Мэри Вирджиния.



М. Кэри

ТАЙНА ОГНЕННЫХ СЛЕДОВ

ТАЙНА КАШЛЯЮЩЕГО ДРАКОНА

 Сделать закладку на этом месте книги

АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ

 Сделать закладку на этом месте книги

Знакомиться с теми, с кем вы уже знакомы, пожалуй, излишне, а потому те из вас, кто уже знает Трех Сыщиков, могут сразу перейти к первой главе, где начинаются их новые приключения.

Но если вы еще не знаете, кто такие Юпитер Джонс, Пит Креншоу и Боб Эндрюс, кое-какие сведения об этой замечательной троице окажутся не лишними.

Представление Трех Сыщиков надо начать с Юпитера Джонса, толстого умницы, который без колебаний признается, что он у них первый заводила — Первый Сыщик, а кое-кто считает его первым источником всяческих неприятностей. Юпитеру во всех его начинаниях помогает Пит Креншоу, настоящий силач, благоразумно предпочитающий по возможности избегать опасности, с чем не всегда, начиная расследование, соглашался Юпитер. Третий член их команды — Боб Эндрюс, тихий усердный книгочей, который неполную часть дня работает в библиотеке, так что Три Сыщика могут быстро получить почти любые требующиеся им сведения.

Все трое — жители Роки-Бич, небольшого городка на берегу Тихого океана неподалеку от Голливуда. Боб Эндрюс и Пит Креншоу живут с родителями, а Юпитер Джонс, осиротевший еще совсем маленьким, поселился у своих тети с дядей. Он помогает им управляться со «Складом Титуса Джонса» — самым большим предприятием по скупке и продаже утиля на всем Тихоокеанском побережьи Соединенных Штатов.

Приходится указать, что Юпитер Джонс иногда пренебрегает своими обязанностями на складе, если ему подвертывается что-то более увлекательное. Например, одинокий чудак Гончар, с которым вы вскоре познакомитесь, или озадаченные летние гости Роки-Бич, которые надеялись хорошо там отдохнуть, и вдруг оказалось, что в доме у них водится босоногое привидение!

А быть может и что-то другое, еще более мрачное?

Но в одном не следует сомневаться: Юпитер Джонс и его друзья во всем разберутся. Ведь девиз ребят — «Мы расследуем любое дело». Они доказывают это, столкнувшись с драконом, живущим в морской пещере, и с честью выходят из испытаний в городских подземельях. То, с чем они там столкнулись, заставит вас вцепиться пальцами в край стула, на котором вы сидите. Так что будьте готовы!

А теперь, хватит предварительных слов. Дело вот-вот начнется. Свет! Камера! Мотор!


Альфред Хичкок 

ТАЙНА ОГНЕННЫХ СЛЕДОВ

 Сделать закладку на этом месте книги

ГОНЧАР ПОЯВЛЯЕТСЯ… И ИСЧЕЗАЕТ

 Сделать закладку на этом месте книги

Юпитер Джонс услышал, как с Берегового шоссе свернул грузовик. Он так дребезжал, что это мог быть только Гончар.

Юп разравнивал белый гравий на подъезде к «Складу Титуса Джонса». Он поднял голову, прислушался и объявил:

— Он едет сюда.

Тетя Матильда поливала герани, которые посадила вдоль подъездной дороги. Она завернула кран шланга и поглядела на короткую улицу, ведшую к шоссе.

— Что это ему понадобилось, хотела бы я знать!

Дряхлый грузовичок Гончара, чихая, полз вверх по очень пологому склону между Береговым шоссе и складом.

— Нет, не доедет! — предрекла тетя Матильда.

Юпитер ухмыльнулся. Человек, которого в Роки-Бич называли просто Гончаром, доставлял его тетке немало беспокойства. Утром каждую субботу Гончар приезжал на своем драндулете в городок, чтобы купить на неделю нужные припасы. И тетя Матильда часто видела, как грузовичок, кашляя и лязгая, вползал на стоянку перед супермаркетом. И каждый раз она предсказывала, что он больше не доберется до шоссе. И каждый раз она ошибалась.

Не явилась исключением и эта суббота. Грузовичок одолел подъем, попыхивая паром из радиатора. Гончар помахал рукой и свернул на склад. Юпитер поторопился убраться с дороги, грузовичок проехал мимо и, едва миновав ворота, с усталым вздохом остановился.

— Юпитер! — крикнул Гончар. — Как поживаешь, приятель! О, миссис Джонс! Вы в это июньское утро цветете как роза!

Гончар выпрыгнул из кабины. Его белоснежное одеяние всколыхнулось.

Тетя Матильда все еще не могла решить, как она относится к Гончару. С одной стороны, он был одним из лучших мастеров своего дела на Западном побережье. Люди приезжали даже из Сан-Диего на юге и Санта-Барбары на севере, чтобы купить горшки, кувшины и вазы, которые он обжигал с таким искусством, а тетя Матильда уважала всякую прекрасную работу. Но с другой стороны, она твердо верила, что мужчинам, когда они выходят из пеленок, положено носить брюки.

Широкий пышный балахон Гончара оскорблял ее чувство благопристойности. Как и его длинные серебряные волосы, и аккуратно расчесанная борода, не говоря уж о керамическом медальоне, который свисал с его шеи на кожаном шнурке. На медальоне был изображен алый двуглавый орел. По мнению тети Матильды, орлам полагалось по одной голове каждому. А двухголовая птица была еще одной нелепой причудой Гончара.

И теперь тетя Матильда с откровенным осуждением посмотрела на его ноги. Как всегда, он был бос.

— Смотрите, не наступите на гвоздь! — предупредила она.

Гончар только рассмеялся.

— Я на гвозди не наступаю, миссис Джонс, — ответил он. — Вы же знаете. Но я к вам за помощью. Ко мне должны…

Гончар внезапно умолк и уставился на стену хибарки, служившей конторой.

— А это что такое? — осведомился он.

— Мистер Гончар, — сказала тетя Матильда. — Неужто вы раньше не видели? Она же тут чуть не полгода висит.

С этими словами она сняла со стены застекленную раму и протянула ее Гончару. Под стеклом были яркие цветные фотографии, каждая с надписью. Они явно были вырезаны из журнала. На одной красовался их склад. На другой дядя Титус гордо позировал перед деревянным забором склада. Художники Роки-Бич украсили забор картиной: корабль под всеми парусами летит по бурным зеленым волнам океана. На фотографии видны были даже головы любопытных рыб, высунувшихся из воды поглазеть на корабль.

Под фотографией склада был снимок мистера Динглера, который делал украшения из серебра в маленькой мастерской в Роки-Бич, и еще — Ганса Йоргенсона с кистью перед начатым морским пейзажем. И еще — фотография самого Гончара крупным планом. Фотограф подстерег старика, когда он выходил из супермаркета — борода блестела в солнечных лучах, двуглавый орел четко выделялся на белизне его одеяния, одна рука сжимала самую обычную сумку с покупками. Надпись гласила, что жителей Роки-Бич нисколько не смущает, если живущие среди них художники предпочитают одеваться на свой лад.

— Неужели вы ее не видели? — спросила тетя Матильда. — Она из журнала «Вестуэйс». Помните, там была статья о художниках в городках на побережье.

Гончар нахмурился.

— Я не знал, — сказал он. — Помнится, как-то я видел там молодого человека с камерой, но особого внимания на него не обратил. Тут же всегда толкутся туристы, и все с камерами. Если бы…

— Что «если бы», мистер Гончар? — спросила тетя Матильда.

— Ничего, — ответил Гончар. — Теперь ведь ничего не поделаешь. — Он отвернулся от фотографии, которой тетя Матильда так гордилась, и положил руку на плечо Юпа. — Юпитер, — сказал он, — мне бы хотелось посмотреть, что у тебя найдется. Я жду гостей и боюсь, что им мой дом покажется… ну… пустоватым.

— Гостей ждете? — повторила тетя Матильда. — Господи Боже ты мой!

Хотя Гончар был со всеми приветлив, у него не было ни одного близкого друга. И Юпитер догадывался, что его тетушка изнывает от любопытства. Кто это вдруг решил погостить у старика? Однако она удержалась от расспросов и просто велела Юпитеру показать ему все, в чем он нуждается.

— Твой дядя Титус вернется из Лос-Анджелеса не раньше чем через час, — сказала она и отправилась отвинтить шланг от крана.

Юпитер только обрадовался. У тети Матильды могли быть какие-то сомнения насчет Гончара, но Юпитеру старичок очень нравился. Он словно следовал девизу «Живи и давай жить другим», а если ему нравится разгуливать босым в белом балахоне, то кому какое до этого дело?

— Ну, во-первых, — сказал Гончар, — мне потребуется парочка кроватей.

— Будет сделано, сэр! — объявил Юпитер.

Склад был организован на славу, и порядок там царил образцовый. Да и как могло быть иначе, если за всем надзирала Матильда Джонс? Юп повел Гончара в сарай с подержанной мебелью, где ей не угрожала сырость, веявшая с океана. Там стояли столы, письменные и обеденные, стулья и кровати. Некоторые были сломаны или несли на себе неизгладимые следы долгого употребления, далеко не всегда бережного. Но дядя Титус, Юпитер и Ганс с Конрадом, братья баварцы, помогавшие на складе, починили и покрасили многие вещи.

Гончар осмотрел спинки и рамы кроватей, составленные у стены. Он уже купил новые матрасы и сетки, сообщил старичок Юпу, но без крепких спинок и рамы они скоро придут в негодность.

Юпа разбирало любопытство, и, не выдержав, он спросил:

— Так ваши гости у вас долго проживут, мистер Гончар?

— Еще не знаю, Юпитер, — ответил тот. — Поживем увидим. А что ты скажешь насчет латунной кровати с шишечками?

— Уж очень старомодно, — с сомнением произнес Юп.

— Так и я же старомоден! — засмеялся Гончар. — Как знать? Может, моим гостям это придется по вкусу. — Он взялся за спинку и приподнял ее. — Тяжелая, солидная, — сказал он. — Таких нынче не делают. Почем она?

Юп не знал, что ответить. Кровать была из старого дома на Голливудских холмах, и дядя Титус купил ее всего неделю назад. Юп понятия не имел, какую цену он думает назначить за нее.

— Ничего, — сказал Гончар. — Время терпит. Отставь ее в сторонку, а я спрошу у твоего дяди, когда он вернется.

Гончар огляделся.

— Мне нужна еще одна кровать, — сказал он. — Для мальчика твоего возраста. Юпитер, ты какую бы себе выбрал, покупай ты новую кровать?

Не задумавшись ни на секунду, Юп вытащил белую деревянную кровать со встроенным в спинку книжным шкафчиком.

— Если он любит читать в постели, то лучше не придумаешь. Дерево, правда, не самое лучшее, но Ганс его хорошенько отдраил и покрасил. Пожалуй, она теперь выглядит элегантнее, чем новая.

Гончар пришел в восторг.

— Отлично! Ну, просто замечательно! А если он не любит читать в постели, так сможет держать на полках свою коллекцию.

— Какую коллекцию? — поинтересовался Юпитер.

— Да ту, которую собирает, — объявил Гончар. — По-моему, все мальчишки что-нибудь да коллекционируют. Ну, там морские раковины, марки, камешки или бутылочные пробки. Разве нет?

Юп хотел было сказать, что он ничего не коллекционирует, но тут ему вспомнилась их штаб-квартира — старый прицепной домик, укрытый в дальнем углу склада за грудами утиля, расположенными очень хитро. Нет, сказать правду, у Юпитера Джонса была коллекция. Коллекция всех тайн, раскрытых Тремя Сыщиками. Отчеты о каждом деле хранились в аккуратно перенумерованных папках.

— Верно, мистер Гончар. У всех мальчиков есть коллекции, — сказал он. — Еще что-нибудь вам сегодня требуется?

Вопрос с кроватями был решен, и Гончар немножко растерялся.

— У меня ведь почти нет мебели, — признался он. — Думается, парочка стульев не помешает.

— А сколько у вас сейчас стульев, мистер Гончар? — мягко осведомился Юпитер.

— Один, — сказал Гончар. — До сих пор мне его вполне хватало, а я стараюсь не обременять себя лишними ненужными вещами.

Юп молча выбрал два простых стула из груды справа и поставил их перед Гончаром.

— И стол? — спросил он.

Гончар покачал головой.

— Стол у меня есть. Вот что, Юпитер, сейчас в моде какие-то там телевизоры. Может, моим гостям понадобится эта штука, так не подберешь ли ты…

— Нет, мистер Гончар, — перебил Юпитер. — К тому времени, когда телевизор попадает к нам, его остается только разобрать на детали и отобрать еще годные. Но если вам нужен телевизор, так почему не купить новый?

Гончар замялся.

— Новые продаются с гарантией, — указал Юпитер. — Если обнаружится какой-нибудь дефект, его исправят бесплатно.

— Ах, так! Ну, наверное, ты прав, Юпитер. Для начала обойдемся кроватями и стульями. А потом…

Гончар умолк. Снаружи донесся требовательный рев автомобильного сигнала.

Юпитер вышел из сарая с мебелью. Гончар последовал за ним. На подъездной дороге почти вплотную к грузовичку Гончара стоял сверкающий черный «кадиллак». Снова рявкнул сигнал, шофер нетерпеливо распахнул дверцу, вышел и, досадливо посмотрев по сторонам, направился к конторе.

Юп поспешил к нему.

— Не могу ли я помочь вам? — крикнул он на бегу.

Человек остановился, поджидая, чтобы Юп и Гончар подошли к нему. «Какое замкнутое лицо!» — подумал Юпитер. Видно было, что он предпочитает держать свои мысли при себе. Высокий, худощавый, еще не старый, хотя в темных кудрявых волосах кое-где серебрилась седина.

— Что вам угодно, сэр? — спросил Юпитер.

— Мне нужен дом, носящий название «Вершина», — последовал ответ. — Видимо, я свернул не на том перекрестке. — Он говорил на очень правильном английском, как образованный европеец.

— Он примерно в миле отсюда на север, — объяснил Юп. — Возвращайтесь на шоссе, сверните вправо и поезжайте, пока не увидите мастерскую Гончара. За ней начинается дорога к «Вершине». Вы ее легко найдете по деревянным воротам с висячим замком.

Человек коротко кивнул в знак благодарности и сел в «кадиллак». И только теперь Юп заметил, что в машине есть еще кто-то. На заднем сидении застыл мужчина плотного сложения. Теперь он наклонился, потрогал шофера за плечо и сказал что-то на языке, которого Юп не знал. Вид у него был и не молодой, и не старый, и не пожилой. Казалось, он вообще не имеет возраста. Юп не сразу сообразил, что впечатление это возникало, потому что он был абсолютно лысым. Даже брови исчезли — если у него они когда-нибудь были. А кожа загорела до того, что казалась выдубленной.

Безвозрастный поглядел на Юпитера, потом перевел темные, слегка раскосые глаза на Гончара, который стоял чуть позади Юпа. Гончар со свистом втянул воздух. Юпитер взглянул на него. Он наклонил голову набок, точно прислушиваясь, а правой рукой сжимал медальон на груди.

Безвозрастный откинулся на спинку сидения. Шофер поставил передачу и задним ходом плавно выехал за ворота. Тетя Матильда как раз вышла из дома по ту сторону улицы и успела увидеть, как «кадиллак» развернулся и умчался назад по шоссе.

Гончар потрогал Юпа за плечо.

— Ты не попросишь у своей тети стакан воды для меня? Что-то вдруг голова закружилась.

Он сел на штабель досок. Лицо у него и правда стало землистым.

— Сию минуту, мистер Гончар, — пообещал Юп и побежал через дорогу.

— Кто это приезжал? — спросила тетя Матильда.

— Искали «Вершину», — ответил Юпитер, поспешил на кухню, достал из холодильника графин с водой, который тетя Матильда всегда там держала, и налил стакан для Гончара.

— Как странно! — заметила тетя Матильда. — «Вершина» уже столько лет стоит пустая.

— Я знаю, — ответил Юпитер и побежал с водой на склад. Но Гончара там не оказалось.

ОБЫСК

 Сделать закладку на этом месте книги

Дряхлый грузовичок Гончара все еще стоял у ворот, когда из Лос-Анджелеса вернулись дядя Титус и Ганс с грузом заржавевшей садовой мебели. Дядя Титус попробовал объехать грузовичок, а когда у него ничего не вышло, сердито вылез из кабины.

— Почему эта развалина торчит посреди дороги? — грозно спросил он.

— Его тут оставил Гончар, а сам исчез, — объяснил Юп.

— Он… Что ты сказал?

— Исчез, — повторил Юпитер.

Дядя Титус сел на подножку грузовика.

— Юпитер, люди так просто не исчезают!

— А вот Гончар исчез, — возразил Юп. — Заехал купить кое-какую мебель, потому что к нему едут гости. Сказал, что у него голова закружилась. Я побежал домой за водой, а когда вернулся со стаканом, его уже не было.

Дядя Титус подергал себя за усы.

— Гости? — переспросил он. — Гончар? Исчез? Куда исчез?

— Выследить босого человека не так уж трудно, — ответил Юп. — Он вышел за ворота на улицу. Тетя Матильда только что кончила поливать цветы, и он намочил ноги. На углу он свернул в сторону Колдуэлл-Хилла. В пыли на тропке, которая ведет вверх по склону, остались несколько четких отпечатков босых ног. К сожалению, шагов через пятьдесят он свернул с тропки и пошел прямо на север. Земля там каменистая, и больше его следов мне найти не удалось.

Дядя Титус слез с подножки.

— Ну что же! — сказал он, подергал себя за усы и поглядел на грузовичок. — Уберем-ка эту развалину с дороги.

Дядя Титус попробовал было завести грузовичок, но старый капризный мотор упорно отказывался завестись.

Он спрыгнул на землю и сделал знак Юпу забраться на сиденье шофера. Потом они с Гансом начали толкать грузовичок, и Юп вырулил дряхлую машину на свободную площадку у конторы.

Подоспевшая из дома тетя Матильда сказала:

— Пожалуй, надо убрать покупки Гончара к нам в морозильник. Им ни к чему жариться на солнце. Юпитер, он не говорил, когда должны приехать его гости?

— Нет. Даже словечком не обмолвился.

Тетя Матильда извлекла сумку с продуктами из кузова грузовичка.

— Юпитер, возьми-ка велосипед и съезди к Гончару. Может он дома. Или вдруг его гости уже приехали. Если так, Юпитер, пригласи их к нам. Какой ужас — приехать и стоять перед запертой дверью!

Юпитер и сам собирался сгонять туда. Ухмыльнувшись, он побежал за велосипедом.

— Только не болтайся там зря! — крикнула ему вслед тетя Матильда. — Работы здесь невпроворот.

Тут уж Юпитер расхохотался и, крутя педали, помчался по шоссе у самой правой обочины подальше от катящих на север машин. Он не сомневался, что юный гость Гончара, если он и правда приехал, успеет до вечера потрудиться на складе. Тетя Матильда знала, как следует обходиться с ровесниками Юпитера: она сразу находила для них работу.

Шоссе повернуло у Ивенстонского мыса, и на темной зелени калифорнийских холмов четко вырисовался дом Гончара. Юпитер перестал крутить педали и покатил под уклон. Дом Гончара когда-то был красивой виллой. А теперь, подумал Юп, он храбро держится в этом пустынном месте, эдакий пряничный домик, какие строились в конце прошлого века.

Юпитер остановился у ворот. Листок на решетке оповещал, что мастерская закрыта, но Гончар скоро вернется. Юп заподозрил, что старичок просто прячется в большом белом доме от наплыва покупателей. Во всяком случае, вид у него действительно был больной, когда он попросил воды.

Юпитер прислонил велосипед к ограде и вошел в калитку. Газон перед домом был выложен плитами, на которых теснились столы с большими керамическими изделиями — урны, подносы с декоративными цветами или плодами, огромные вазы, на которых в вечном неподвижном полете парили птицы.

— Мистер Гончар? — крикнул Юпитер.

Ответа не последовало. Высокие узкие окна старого дома были пусты. Сарай, в котором Гончар держал свои материалы и инструменты, стоял запертый и безмолвный. По ту сторону шоссе на уступе над пляжем виднелся пыльный коричневый «форд». Он был пуст. Владелец, наверное, был внизу на пляже — либо ловил рыбу, либо занимался серфингом.

Дорога, которая вела от шоссе в горы к «Вершине», проходила всего в десятке шагов от двора Гончара. Юпитер увидел, что ворота открыты. Сам дом не был виден отсюда — ничего, кроме каменной кладки, которая служила опорой террасе. Кто-то стоял там, перегибаясь через парапет. На таком расстоянии Юп не мог решить, был ли это шофер «кадиллака» — человек с темными кудрявыми волосами — или его странный лишенный возраста пассажир.

Юп быстро прошел мимо выставки на деревянных столах и поднялся по двум ступенькам, по сторонам которых красовались две огромные урны, высотой почти с него. Каждую опоясывали изображения двуглавых орлов, такие же, как на медальоне Гончара. В их головах блестели белые глаза, а клювы были полуоткрыты, словно они бросали вызов друг другу.

Деревянное крыльцо поскрипывало под ногами Юпитера.

— Мистер Гончар! — закричал он. — Вы дома?

Ответом было молчание. Юп нахмурился. Входная дверь была чуть приоткрыта. Юп знал, что за изделия, выставленные в саду, Гончар не опасался. Они были большими, тяжелыми, и мало кто сумел бы их унести. Но кроме того Юп знал, что все остальное, что ему принадлежало, Гончар держал под замком. Значит, если дверь открыта, Гончар должен быть дома.

Но когда Юп переступил порог, холл был пуст — то есть в той мере, в какой может быть пустым холл, если по всем стенам до потолка тянутся полки, уставленные блюдами, чашками, тарелками, сахарницами и молочниками, вазочками и красочными настенными тарелками. Все они блестели — чисто протертые, без единой пылинки, расположенные самым выигрышным образом.

— Мистер Гончар? — Юп уже кричал во весь голос.

Но тишину нарушал лишь холодильник, жужжащий где-то в кухне. Юп посмотрел на лестницу, не зная, рискнуть ли подняться на второй этаж или нет. Гончар мог вернуться и лечь в постель. А что, если он потерял сознание?

Вдруг Юп услышал новый звук. Какой-то шелест. Слева от Юпа была закрытая дверь. Он знал, что за ней находится кабинет Гончара. Шорох донесся оттуда.

— Мистер Гончар? — Юп забарабанил в дверь.

Никто не ответил, и Юп нажал на дверную ручку. Она легко повернулась, дверь отворилась, и Юп заглянул внутрь. Если не считать бюро с полукруглой крышкой в углу и полок с гроссбухами и всякими документами, кабинет был пуст. Юпитер медленно вошел. Гончар получал много заказов по почте — на одной из полок он увидел стопку каталогов, бланков для заказов и коробку с конвертами.

И сразу заметил такое, отчего у него дух захватило. Бюро было взломано! На деревянной крышке и на ее замке виднелись свежие царапины. Один ящик был выдвинут и опустошен. На полу валялись папки.

Кто-то обыскивал кабинет Гончара.

Юп хотел повернуться к двери. Внезапно чьи-то руки вцепились в его плечи. Его ударили по ногам и швырнули в угол комнаты. Он ударился головой об угол полки и свалился на пол, обрушив на себя кипу бланков.

Юпитер смутно расслышал, как хлопнула дверь и ключ повернулся в замке. По крыльцу простучали удаляющиеся шаги.

Юп кое-как приподнялся и сел. Потом выждал минуту, опасаясь, что его стошнит. Потом, убедившись, что завтрак не собирается покидать его желудка и что в голове у него достаточно прояснилось, он поднялся с пола и, пошатываясь, добрел до окна. Перед домом никого не было. Кем бы ни был человек, обыскивавший кабинет, он уже скрылся.

СЕМЬЯ ГОНЧАРА

 Сделать закладку на этом месте книги

И почему, размышлял Юпитер, не существует закона, что в каждом доме должен быть телефон. Тогда даже у эксцентричных гончаров имелись бы эти полезнейшие аппараты.

С другой стороны, какой толк был бы от телефона в эту минуту? Ведь того, кто учинил здесь разгром, давно и след простыл.

Юпитер дернул дверную ручку, дверь не шелохнулась. Опустившись на колено, он заглянул в старомодную дверную скважину, но ничего не увидел — ключ был в замке. Дверь заперли снаружи. Юп оглядел бюро, нашел нож для разрезания писем и принялся за замок.

Конечно, он мог бы вылезти в окно, но предпочел воздержаться. Юпитер Джонс весьма дорожил своим достоинством. К тому же, если бы кто-нибудь увидел с дороги, как он вылезает из окна, это могло бы показаться подозрительным.

Юп все еще возился с замком, когда снова услышал шаги на крыльце, но уже приближающиеся. Он замер.

— Дедушка! — закричал кто-то.

В кухне ржаво задребезжал колокольчик.

— Дедушка! Это мы!

Кто-то забарабанил в дверь.

Юпитер разогнулся и подошел к окну. Отодвинул задвижку, открыл и высунулся наружу. На крыльце стоял светловолосый мальчик и весело стучал обоими кулаками по двери. У него за спиной виднелась моложавая женщина. Ее короткие золотистые волосы растрепал ветер. В одной руке она держала солнечные очки. С локтя у нее свисала туго набитая сумка из коричневой кожи.

— Доброе утро! — сказал Юпитер Джонс.

Женщина и мальчик уставились на него, но ничего не сказали.

Юпитер Джонс не собирался вылезать в окно, но обстоятельства изменились, и он благоразумно сделал именно это. Терять ему было уже нечего.

— Меня заперли в этой комнате, — коротко объяснил он, снова вошел в дом через дверь, повернул ключ, запиравший кабинет, и распахнул дверь туда.

Помявшись, женщина и мальчик вошли в дом следом за Юпитером.

— Кто-то обыскивал кабинет, — сказал он, — и запер меня там.

Юпитер оглядел мальчика. На вид они были ровесниками.

— Так вы гости, которых ждал Гончар! — объявил он.

— Я… кх!.. но ты-то кто? — спросил мальчик. — И где дедушка?

— Дедушка? — Юпитер оглянулся, но стула рядом не оказалось, и он сел на ступеньку лестницы.

— Мистер Александр Гончар! — сердито буркнул мальчик. — Это его дом, верно? Я спросил на бензоколонке в Роки-Бич, и они сказали…

Юп уперся локтями в колени и подпер подбородок ладонью. В голове у него гудело.

— Дедушка? — повторил он еще раз. — Значит, у Гончара есть внук?

Если бы Юпитеру сказали, что у Гончара в подвале живет дрессированный динозавр, он и то удивился бы меньше.

Женщина было надела очки, но в холле было так темно, что она их опять сняла. Лицо у нее очень симпатичное, решил Юпитер, и признался:

— Я не знаю, где Гончар. Я его видел утром, но тут его сейчас нет.

— А, так вот почему ты вылез в окно? — гневно сказала женщина. — Том, вызови полицию!

Мальчик, которого, как выяснилось, звали Томом, с недоумением поглядел по сторонам.

— На шоссе есть телефон-автомат, — вежливо объяснил Юпитер. — Сразу за садом.

— Разве у моего отца нет телефона? — В голосе женщины было сердитое удивление.

— Если ваш отец — Гончар, то телефона у него нет.

— Том! — Женщина порылась в кошельке.

— Мама, лучше позвони ты, а я постерегу этого типа, — сказал Том.

— Я не собираюсь уходить, — заверил их Юпитер.

Женщина повернулась и пошла по дорожке к шоссе — сначала медленно, а потом пустилась бегом.

— Так значит Гончар твой дед! — задумчиво произнес Юпитер.

Мальчик, которого звали Том, возмущенно посмотрел на него.

— Ну и что? — огрызнулся он. — У каждого человека есть дед. И даже два деда!

— Правильно, — согласился Юпитер. — Но не у каждого человека есть внук, а Гончар… ну, он человек особенный.

— Знаю. Он художник! — Том обвел взглядом полки с керамикой. — Он все время присылает нам в подарок то одно, то другое.

Юпитер молча переварил это сообщение. Как давно Гончар живет в Роки-Бич? Не меньше двадцати лет, если верить тете Матильде. Во всяком случае он уже жил тут, когда тетя Матильда и дядя Титус открыли свой склад. Эта расстроенная молодая женщина вполне может быть его дочерью. Но где же она пряталась все это время? И почему Гончар никогда о ней не упоминал?

Молодая женщина вернулась.

— Патрульная машина сейчас подъедет, — сообщила она, убирая кошелек в сумку.

— Отлично! — заметил Юпитер Джонс.

— И тебе придется дать объяснения! — сказала она Юпитеру.

— Буду только рад их дать, миссис… миссис…

— Добсон, — сказала она.

Юпитер вскочил.

— А я Юпитер Джонс, миссис Добсон, — представился он.

— Как поживаете? — сказала женщина машинально.

— В данную минуту не очень хорошо, — признался Юпитер. — Видите ли, я пришел повидать Гончара, а кто-то оглушил меня и запер у него в кабинете.

Судя по выражению на лице миссис Добсон, эта история показалась ей не очень правдоподобной, и тут до них донесся вопль полицейской сирены.

— В Роки-Бич происшествия случаются не слишком часто, — спокойно заметил Юпитер. — Думается, подчиненные Рейнольдса, начальника полиции, обрадовались случаю прокатиться под сиреной!

— Ну, ты даешь! — фыркнул Том Добсон.

Сирена захлебнулась и умолкла возле дома. В открытую дверь Юпитер увидел черно-белую патрульную машину. Она остановилась, из нее вышли два полицейских и торопливо зашагали к дому.

Юпитер снова опустился на ступеньку, а молодая миссис Добсон (ее имя оказалось Элоиза) представилась полицейским, обрушив на них лавину слов. Она приехала на машине из самого Белвью в штате Иллинойс в гости к своему отцу, мистеру Александру Гончару. Его не оказалось дома, а этот… этот малолетний хулиган вдруг вылез из окна. Она ткнула пальцем в Юпитера и добавила, что полицейским следует его обыскать.

Полицейский Хейнс был уроженце


убрать рекламу


м Роки-Бич, а сержант Мак-Дермотт только что отметил пятнадцатый юбилей своей службы в полиции городка. Они оба знали Юпитера Джонса. Были они знакомы и с Гончаром. Сержант Мак-Дермотт сделал несколько пометок в блокноте, а потом спросил у Элоизы Добсон:

— Вы можете доказать, что вы дочь Гончара?

Миссис Добсон покраснела, потом побледнела.

— Простите? — воскликнула она.

— Я сказал, можете ли вы…

— Это я уже слышала!

— Ну, так, мэм, если вы объясните…

— Что я должна объяснять?! Говорят же вам, мы приехали и увидели, как этот… этот громила…

Сержант Мак-Дермотт тяжело вздохнул.

— Юпитер Джонс бывает хуже зубной боли, — признал он, — но воровства за ним не водится. — Он поглядел на Юпа с видом покорности судьбе. — Так что произошло, Джонс? — спросил он. — Что ты тут делал?

— Начать с начала? — осведомился Юпитер.

— До вечера еще далеко, — ответил Мак-Дермотт.

И Юпитер начал с самого начала. Он рассказал, как Гончар приехал на склад и выбрал мебель для гостей, которых ждал.

Сержант Мак-Дермотт кивнул, а полицейский Хейнс сбегал на кухню и принес стул, чтобы миссис Добсон могла сесть.

Затем Юп сообщил, что Гончар просто ушел со склада, оставив там свой грузовик, и направился в холмы за Роки-Бич.

— Я приехал узнать, не вернулся ли он домой, — заключил Юп. — Дверь была открыта, и я вошел. Гончар не отозвался, но кто-то прятался в кабинете. Наверное он стоял за дверью. Я вошел и только успел увидеть, что бюро взломано, как он сделал мне сзади подсечку и бросил на пол, а сам выскочил за дверь и запер ее. Вот почему мне пришлось вылезти в окно, когда миссис Добсон и ее сын начали звонить и стучать в дверь.

Сержант Мак-Дермотт задумался, а потом сказал:

— Хм!

— Кабинет Гончара обыскивали! — не отступал Юп. — Все его бумаги разбросаны.

Мак-Дермотт вошел в кабинет и посмотрел на валяющиеся папки и выдвинутый пустой ящик.

— Гончар человек очень аккуратный, — напомнил Юп. — Он никогда бы не оставил кабинет в таком беспорядке.

Мак-Дермотт вернулся к ним.

— Пришлем туда кого-нибудь снять отпечатки пальцев, — объявил он. — А пока, миссис Добсон…

Элоиза Добсон внезапно заплакала.

— Мама, да что ты! — Мальчик по имени Том подошел и положил руку ей на плечо. — Мама, не надо!

— Но он же мой отец, — всхлипывала миссис Добсон. — Да-да! И мы проехали все эти тысячи миль, чтобы повидаться с ним, и даже не остановились осмотреть Гранд-Каньон, потому что я хотела… потому что я даже не помню…

— Мама, да ну же! — умоляюще сказал Том Добсон.

Миссис Добсон достала носовой платок.

— Ну, я не ожидала, что должна буду это доказывать! — воскликнула она. — Я не знала, что в Роки-Бич не пускают без предъявления метрики!

— Вот что, миссис Добсон! — Сержант Мак-Дермотт захлопнул блокнот и убрал его в карман. — При таких обстоятельствах вам с сыном лучше здесь не оставаться.

— Но Александр Гончар — мой отец!

— Возможно, — согласился сержант. — Но он, похоже, куда-то скрылся… во всяком случае на время. И, видимо, кто-то проник в дом с преступными намерениями. Я уверен, что Го… что мистер Гончар рано или поздно вернется и все объяснит. Но пока вам и вашему сыну будет безопаснее пожить в городе. Гостиница «Морской бриз», очень удобная и…

— Тетя Матильда будет рада, если вы погостите у нас, — перебил Юпитер.

Миссис Добсон не ответила ему. Она всхлипывала, утирала глаза, и старалась унять дрожь в руках.

— Кроме того, — продолжал Мак-Дермотт, — здесь нельзя ничего трогать, пока не будут сняты отпечатки пальцев.

— Где этот «Морской бриз»? — спросила миссис Добсон.

— В полутора милях дальше по шоссе, — ответил сержант. — Там есть указатель.

Миссис Добсон встала и надела солнечные очки.

— Начальник полиции Рейнольдс, возможно, захочет поговорить с вами, — сказал Мак-Дермотт. — Я ему сообщу, что он найдет вас в этой гостинице.

Миссис Добсон снова заплакала. Том торопливо вывел ее из дома, и они пошли по дорожке на улицу, где она села за руль голубой машины с иллинойсскими номерами.

— Ну, теперь, меня уже ничем не удивишь! — объявил сержант Мак-Дермотт. — Дочка Гончара!

— Если она его дочка! — заметил полицейский Хейнс.

— Для чего бы она стала врать? — спросил Мак-Дермотт. — Гончар свихнутый по-настоящему, и у него нет ничего, на что можно было бы позариться.

— Нет, что-то у него есть! — возразил Юпитер Джонс. — А иначе зачем было затрудняться и обыскивать его кабинет?

СЛИШКОМ МНОГО НЕЗНАКОМЦЕВ

 Сделать закладку на этом месте книги

Юпитер отказался, когда Хейнс предложил подвезти его до Роки-Бич.

— У меня здесь велосипед, — объяснил он. — И я в полной форме.

Хейнс критически взглянул на синяк посреди его лба.

— Так ли? — спросил он.

— Да, все в порядке. Просто шишка, и только. — Юп зашагал по дорожке.

— Ты бы поберегся, Джонс! — крикнул ему вслед Мак-Дермотт. — Будешь и дальше совать нос, куда не следует, так останешься без него! И далеко от дома не уходи. Начальник и с тобой захочет побеседовать.

Юпитер помахал ему на прощание, повел велосипед к шоссе и остановился, выжидая минуту, чтобы перейти его. Коричневый «форд», который он заметил раньше, стоял все там же — у обрыва над пляжем. Заметив разрыв в потоке машин, Юп, толкая велосипед, перебежал шоссе. Он остановился рядом с «фордом» и посмотрел на пляж. Море отступало, оставляя за собой широкую полосу мокрого песка, а по тропинке к «форду» шел такой щеголеватый рыболов, каких Юпу еще видеть не доводилось. Белоснежный свитер под нежно-голубой без единого пятнышка курткой с гербом на кармане. Нежно-голубые в тон куртке брюки почти сливались с голубыми туфлями. Яхтсменская фуражка на его голове выглядела новехонькой, точно ее только минуту назад сняли с полки магазина спортивных товаров.

— Привет! — сказал щеголь, поравнявшись с Юпом. Юп увидел худое загорелое лицо, огромные солнечные очки и седые усы, нафикстуаренные до того, что их кончики торчали косо вверх в направлении ушей.

Рыболовные принадлежности, включая спиннинг, были такими же сияюще новыми, как и все остальное.

— Много наловили? — спросил Юпитер Джонс.

— Нет. Никакого клева не было. — Он отпер багажник пыльного «форда» и начал складывать туда свое снаряжение. — Может, наживка не та. Я в этом новичок.

Юпитер сразу об этом догадался: почти все знакомые ему любители рыбной ловли расхаживали в обносках, на какие не польстился бы ни один старьевщик.

Рыболов посмотрел на патрульную машину перед домом Гончара.

— Что-нибудь интересное? — осведомился он.

— Так-сяк, — отозвался Юпитер. — Возможно, грабитель.

Человек отпер левую дверцу.

— Это мастерская знаменитого гончара? — спросил он.

Юп кивнул.

— Вы с ним знакомы? — спросил рыболов. — Ведь вы здешний?

— Да, я живу неподалеку. И знаком с ним. В городе все знакомы с Гончаром.

— Хм! Но я другого и не ждал. Он чудесные вещи изготовляет, как я слышал. — Скрытые темными стеклами глаза оглядели Юпа с головы до ног. — А у вас порядочная шишка на лбу.

— Споткнулся и упал, — коротко объяснил Юп.

— A-а! Может быть, вас подвезти?

— Спасибо, не надо, — сказал Юп.

— Не надо? Что же, вы правы: никогда не садись в машину к незнакомому человеку, э? — Рыболов расхохотался, словно сказал нечто невообразимо остроумное, включил мотор, задним ходом съехал на шоссе, помахал Юпу и укатил.

Юп благополучно доехал до склада, но в ворота не свернул, а направился дальше вдоль великолепно расписанного забора, пока не добрался до любопытной рыбы, которая высунулась из волн, разглядывая гонимый бурей корабль. Юпитер спрыгнул с велосипеда и нажал на глаз рыбы. Две доски поднялись вверх, и он вкатил велосипед на склад.

Это была Зеленая калитка № 1. Всего на складе имелось четыре потайные входа, о существовании которых тетя Матильда даже не подозревала. Юпитер оказался в дальнем углу возле своей мастерской. До него донесся голос тети Матильды из-за мебельного сарая. Она, очевидно, отмывала только что приобретенную садовую мебель, и энергично звала Ганса, чтобы он ей помог. Юпитера она увидеть не могла, так как он благоразумно укрыл свою мастерскую грудами утиля. Юп ухмыльнулся, прислонил велосипед к старому печатному станку, отодвинул чугунную решетку, прислоненную к верстаку за станком, и нырнул во Второй туннель — широкую трубу из гофрированного железа, устланную внутри обрывками ковровых дорожек. Она выводила к люку в полу прицепного домика, который был штабом Трех Сыщиков.

Юп прополз по Второму туннелю, откинул крышку люка, забрался в домик и взял телефонную трубку.

Про этот телефон на складе тетя Матильда тоже ничего не знала. Юпитер и его друзья Боб Эндрюс и Пит Креншоу платили за него из собственных денег, которые зарабатывали, помогая на складе, а то и получая гонорары, как Три Сыщика, за разгадку очередной тайны.

Теперь Юпитер набрал номер Пита. Пит снял трубку на третьем гудке.

— Э-эй, Юп! — Пит очень обрадовался звонку приятеля. — Прибой сегодня — будь здоров. Может, возьмем наши доски и…

— Боюсь, у меня сегодня свободной минуты для серфинга не выберется, — кисло ответил Юпитер.

— А! Тетушка вышла на тропу войны?

— Дядя Титус купил старую садовую мебель, — ответил Юпитер. — И тетя Матильда сейчас обучает Ганса, как удалить ржавчину и старую краску. Стоит ей меня увидеть, и она поставит меня рядом с Гансом!

Пит, привыкший к манере Юпитера говорить с некоторой высокопарностью, просто пожелал ему удачи с ржавчиной.

— Я звоню по другому поводу, — продолжал Юпитер. — Можешь явиться в штаб вечером в девять?

Пит тут же обещал прийти.

— Рекс. Красная калитка, — коротко сказал Юпитер и повесил трубку.

Затем он позвонил домой Бобу Эндрюсу. Трубку сняла миссис Эндрюс. Боб в этот день работал в городской библиотеке Роки-Бич.

— Вы ему не передадите весточку от меня?

— Конечно, передам. Только, Юпитер, дай я возьму карандаш. А то ведь вы, мальчики словечка по-простому не скажете.

Юпитер промолчал, а когда миссис Эндрюс вооружилась карандашом и листком бумаги, сказал только:

— Рекс. Красная калитка. В девять.

— Рекс. Красная калитка. Девять. — Повторила миссис Эндрюс. — Что бы это ни значило… Хорошо, Юпитер, я ему скажу, как только он вернется домой.

Юпитер поблагодарил ее, повесил трубку и покинул штаб-квартиру по Второму туннелю. Он открыл Зеленую калитку N 1, свел велосипед на мостовую и поехал вверх по склону к воротам склада.

Тетя Матильда стояла перед конторой. На ее руки были натянуты грязные резиновые перчатки.

— Я уж собралась искать тебя с полицией! — объявила она. — Что случилось?

— Гончара дома не было, — отрапортовал Юп. — Но его гости приехали.

— Да? Так почему они не с тобой? Юпитер, я же ясно сказала: пригласи их к нам!

Юпитер прислонил велосипед к стене конторы.

— Они никак не могут решить, Джек ли я Потрошитель или нет, — объяснил он. — Они отправились в «Морской бриз». Дама по фамилии Добсон, которая утверждает, что она дочь Гончара, и Том, ее сынок.

— Дочь Гончара? Юпитер, это чушь какая-то. У Гончара никогда никаких дочерей не было.

— Ты уверена? — спросил Юпитер.

— Ну, конечно. Он ни разу не упоминал… никогда… Юпитер, а почему они приняли тебя за Джека Потрошителя?

Юпитер коротко рассказал о взломщике в кабинете Гончара.

— Только они думают, что взломщик — я, — закончил он.

— Да как они смеют! — вознегодовала тетя Матильда. — Только посмотреть на твою голову… Юпитер, сию минуту иди домой! Я приготовлю тебе пузырь со льдом.

— Тетя Матильда, не надо! Все и так хорошо.

— Нет, не хорошо! Иди домой! Сейчас же!

И Юпитер пошел.

Тетя Матильда принесла ему пузырь со льдом. А еще бутерброд с арахисовым маслом и стакан молока. Однако к обеду она пришла к выводу, что эта шишка его не сведет в могилу, как не свели все предыдущие. Она быстро перемыла посуду, велела Юпитеру все вытереть и убрать в шкаф, а сама пошла вымыть волосы.

Дядя Титус с наслаждением уснул перед телевизором и, когда Юпитер на цыпочках выбрался из дому, дядины усы чуть-чуть колыхались в такт его храпу.

Юпитер вышел на улицу и обошел склад с другой стороны. Задний забор был расписан столь же затейливо. Картина изображала Великий пожар 1906 года в Сан-Франциско — пылали дома, перепуганные люди разбегались, кто куда. На переднем плане сидела собачка и наблюдала за происходящим. Один глаз был сучком в доске. Юпитер ловко извлек сучок, сунул палец в дыру, отодвинул задвижку, и три доски повернулись точно калитка. Это был Рекс. Красная калитка. На внутренней стороне забора черная стрелка указывала дорогу в «контору». Юпитер пошел в этом направлении, прополз между двумя штабелями досок и очутился в узком проходе между высокими грудами старья. По нему он добрался до нескольких тяжелых досок, служивших крышей для Четвертой двери. Ему оставалось только подлезть под них, проползти пяток шагов, нажать на панель — и он вернулся в штаб.

Восемь часов сорок пять минут. Он приготовился ждать, перебирая в уме события дня. Без десяти девять в домик заполз Боб Эндрюс. Пит Креншоу явился точно в девять.

— Три Сыщика обзавелись новым клиентом? — весело спросил Пит и посмотрел на лоб Юпитера. — Уж не ты ли это?

— Не исключено, — ответил Юпитер Джонс. — Сегодня исчез Гончар.

— Я знаю, — сказал Боб. — Тетушка Матильда отправила Ганса в супермаркет, что-то ей понадобилось, а он там встретил маму. Так Гончар взял да и ушел, а грузовик бросил у вас?

Юпитер кивнул.

— Вот именно. Грузовик так и стоит около конторы. Гончар исчез, зато появилось много новых людей.

— Например, женщина, которая сняла номер в «Морском бризе», когда ты схлопотал по лбу? — осведомился Пит.

— Роки-Бич город маленький, ничего не скажешь! — вздохнул Юп.

— Я повстречал полицейского Хейнса, — объяснил Пит. — Эта женщина твердит, что Гончар ее отец. Если так, то мальчишка с ней — его внук. Взбеситься можно! Гончар странный типчик. Просто в голове не укладывается, что у него есть дочь.

— Так ведь и он был когда-то молодым, — заметил Юпитер. — Но я говорил не только про миссис Добсон с сыном. Двое мужчин водворились в «Вершину».

— В «Вершину»? — Пит выпрямился во весь рост. — Там кто-то поселился? Так это же не дом, а развалины!

— Во всяком случае, кто-то там сегодня побывал, — сказал Юпитер. — По любопытному совпадению они завернули утром на склад, спрашивали дорогу туда. Как раз тогда, когда на складе был Гончар. Еще одно любопытное совпадение! Они видели его, а он видел их. И «Вершина» находится прямо над мастерской Гончара.

— Он их знает? — спросил Боб.

Юп подергал верхнюю губу, стараясь припомнить все подробности.

— Утверждать категорически, что он их знает — или они его, — я не берусь. Шофер, по виду европеец, спрашивал, как проехать туда, а пассажир (с очень странной внешностью, совсем лысый) вдруг взволновался, и они начали переговариваться на каком-то иностранном языке. А Гончар стоял и держался за медальон, который всегда носит на груди. Когда они уехали, он пожаловался, что плохо себя чувствует. Я побежал за водой, а он тем временем скрылся.

— Но когда он приехал, вид у него был нормальный? — спросил Боб.

— Более чем! — отозвался Юпитер. — Он ждал гостей, поэтому выглядел веселым и довольным. Но после того, как подъехали эти люди и спросили про «Вершину»…

— Он исчез! — докончил Боб.

— Да. Ушел пешком. Но я вот что хотел бы знать: он держался за медальон по привычке… Ну, как люди крутят пуговицу на рубашке, или пытался его заслонить от них?

— На нем изображен орел, верно? — заметил Боб.

— Орел с двумя головами, — ответил Юпитер. — Может, это выдумка самого Гончара, а может быть, что-то совсем другое. Символ, который что-то говорил людям в машине.

— Тайный знак? — предположил Пит.

— Или герб, — решительно сказал Боб. — В Европе гербов хоть пруд пруди, и изображена на них всякая всячина — львы, единороги, соколы и все такое прочее.

— А ты не мог бы уточнить? — попросил Юпитер. — Помнишь, как он выглядит?

Боб кивнул.

— В библиотеку как раз поступил новый геральдический справочник. Если я увижу там этого двуглавого орла, то узнаю его.

— Отлично! — Юпитер повернулся к Питу. — Ты ведь в хороших отношениях с мистером Холзером?

— Агентом по недвижимости? Я иногда подстригаю его газон, когда ему самому лень. А что?

— В Роки-Бич он единственный, кто этим занимается, — ответил Юп. — Если кто-то купил или снял «Вершину», он должен об этом знать. А также — кто и для чего.

— Вряд ли ему нужно будет завтра подстригать газон, — сказал Пит, — но по воскресеньям он бывает у себя в конторе, так я к нему загляну.

— Чудесно, — отозвался Юпитер. — Тетя Матильда вроде бы решила побывать завтра в «Морском бризе», поручив самой себе приветствовать миссис Добсон и ее сына в Роки-Бич. Я буду ее сопровождать и посмотрю, не встретится ли мне рыболов-любитель в коричневом «форде».

— Еще один приезжий? — спросил Боб.

Юпитер пожал плечами.

— Не исключено. Или он просто приехал из Лос-Анджелеса на один день. Но если он остался в Роки-Бич, и если «Вершину» сняли, значит, в городе в один день появилось пятеро чужих людей, и кто-то из них мог проникнуть в дом Гончара.

ОГНЕННЫЕ СЛЕДЫ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Надень белую рубашку, Юпитер, — потребовала тетя Матильда. — И голубую куртку.

— Куртку? В такую жару? — жалобно сказал Юп.

— Ничего, ничего, — ответила тетя Матильда. — Я хочу, чтобы ты выглядел прилично, когда мы навестим миссис Добсон.

Юп вздохнул и застегнул пуговички накрахмаленной белой рубашки до самого горла. Но верхнюю застегивать не стал. Уж тогда он наверняка задохнется! С неохотой он натянул куртку.

— Ты готов? — спросила тетка.

Она разгладила твидовую юбку, такую плотную, что становилось щекотно, и накинула на плечи бежевый шарф.

— Как я выгляжу?

— Очень солидно, — ответил Юпитер.

— Надеюсь! — отрезала тетя Матильда.

Они спустились на первый этаж и прошли через гостиную. Дядя Титус увернулся от чести приветствовать мать и сына Добсонов. И теперь сладко спал на диване, как у него было в обычае днем в воскресенье.

Поднялся свежий ветер и разогнал утренний туман, так что океан сверкал в солнечных лучах, когда тетя Матильда с Юпитером спустились на шоссе и пошли в южном направлении. В деловых кварталах Роки-Бич прохожих почти не было, но по улице ползли сплошные потоки машин, направляющихся за город. Тетя Матильда и Юп прошли мимо пекарни, кулинарного магазина и оказались у пешеходного перехода напротив гостиницы «Морской бриз».

— Мисс Хоппер отлично содержит гостиницу, — заметила тетя Матильда и сошла с тротуара, устремив суровый взгляд на радиатор приближающегося «бьюика». Его шофер, поставленный на место, покорно затормозил, и тетя Матильда проплыла через улицу в сопровождении Юпитера.

Тем же решительным шагом тетя Матильда вступила в вестибюль «Морского бриза» и позвонила в колокольчик на бюро, за которым мисс Хоппер регистрировала своих постояльцев. Дверь позади бюро отворилась и, поправляя выбившуюся седую прядь, к ним вышла мисс Хоппер, принеся с собой аппетитный запах жареной курицы.

— Юпитер, рада тебя видеть.

— Насколько я поняла, миссис Добсон и ее сын остановились у вас, — сказала тетя Матильда, сразу переходя к делу.

— Да-да. Бедняжка! В каком она вчера была расстройстве! И к ней сюда приезжал начальник полиции Рейнольдс, вы только вообразите!

Мисс Хоппер ценила заслуги начальника полиции перед жителями Роки-Бич, но было ясно, что перспектива появления полиции в ее маленькой гостинице ее совсем не привлекала.

Тетя Матильда сочувственно прищелкнула языком в знак того, что понимает положение мисс Хоппер. Она снова осведомилась о миссис Добсон, и мисс Хоппер пригласила их пройти на террасу.

— Они с сыном там. Мистер Фэрьер старается их развеселить. Такой приятный человек!

— Мистер Фэрьер? — переспросил Юпитер.

— Один из моих постояльцев, — объяснила мисс Хоппер. — Очень симпатичный. И так чутко отнесся к миссис Добсон. Так мило, правда? Ведь в наши дни Люди стали такими равнодушными! Но, конечно, миссис Добсон настоящая красавица.

— Да, это всегда располагает, — отозвалась тетя Матильда.

Они с Юпитером вышли на веранду и направились мимо дверей с номерами и окон с голубыми жалюзи за угол дома, где находилась небольшая терраса с видом на пляж и океан.

Красивая миссис Добсон и ее сын сидели там за круглым столиком. С ними беседовал щеголеватый усатый рыболов, который накануне заговорил с Юпитером у шоссе. Он выглядел даже еще более великолепно, чем в тот раз. Куртка и спортивные брюки слепили хрустящей крахмальной белизной. Сдвинутая на затылок фуражка открывала прядь седеющих волос. Он рассказывал миссис Добсон о чудесах Голливуда и предложил ей свои услуги в качестве гида, если она пожелает с ними познакомиться. Судя по ошеломленному выражению в глазах миссис Добсон, он развлекал ее так уже довольно давно.

Юпитер решил, что щеголю не только не удалось ее развеселить, но что он ей до смерти надоел. Во всяком случае, Элоиза Добсон посмотрела на него и тетю Матильду с явным облегчением.

— Привет! — воскликнул Том Добсон, вскочил и придвинул к столику еще два стула.

— Миссис Добсон, — начал Юпитер, — моя тетя и я…

Но тетя Матильда предпочла представиться сама.

— Я миссис Титус Джонс, — сообщила она миссис Добсон. — Тетка Юпитера. Я пришла заверить вас, что Юпитер никогда, ни при каких обстоятельствах не позволил бы себе вломиться в чужой дом! — И тетя Матильда опустилась на стул, подставленный Томом Добсоном.

Элоиза Добсон устало улыбнулась.

— Я в этом не сомневаюсь, — ответила она. — Извини, Юпитер, что я вчера так на тебя накинулась. Но от усталости я совсем разнервничалась. Мы ехали из Аризоны, почти не отдыхая… Отца я в последний раз видела совсем крошкой. — Она повертела в руке бумажный стаканчик. — Можно даже сказать, что я его никогда не видела. То, что с тобой было в три года, стирается в памяти. Я не знала, что меня ожидает и, когда увидела, как ты вылезаешь из окна, приняла тебя за… за вора.

— Вполне естественно, — сказал Юпитер и сел, а Том, достав из кармана горсть монет, побежал к автомату с прохладительными напитками.

— И полицейские вели себя так странно! Мне как будто никто не поверил, когда я объяснила, кто мы такие, — продолжала миссис Добсон. — Но, главное, это непонятное исчезновение моего отца! Я всю ночь глаз сомкнуть не могла.

— О, еще бы, дорогая моя! — сладким голосом сказал мистер Фэрьер и хотел было взять руку миссис Добсон, но она быстро опустила ее под столик и произнесла, не глядя на него:

— Позвольте вас познакомить. Это мистер Фэрьер. Мистер Фэрьер, это миссис Джонс… и Юпитер Джонс.

— С Юпитером Джонсом я уже познакомился, — добродушно отозвался мистер Фэрьер. — Как голова, мой юный друг?

— Все прошло, благодарю вас, — ответил Юп.

— Лучше все-таки не падать, — заметил Фэрьер. — Помнится, был я в Каире…

— А мы там не бывали! — отрезала тетя Матильда, которой не понравилась такая попытка завладеть разговором.

Мистер Фэрьер прикусил язык, а тетя Матильда спросила:

— Что вы думаете делать теперь, миссис Добсон?

Миссис Добсон вздохнула.

— Во всяком случае в Белвью я не вернусь, пока не выясню, что произошло, — сказала она твердо. — К счастью у меня с собой отцовское письмо, в котором он приглашает меня провести здесь лето — если я так настаиваю на встрече. Конечно, приглашение не самое теплое, но тем не менее он меня пригласил! Утром сегодня я показала его Рейнольдсу, начальнику полиции. Написано оно на собственной бумаге папы с его монограммой, и Рейнольдс должен был мне поверить. Он поставил человека охранять дом, но сказал, что специалисты по отпечаткам пальцев свою работу закончили, и если мы хотим поселиться там, он не возражает. Но, по-моему, ему это не очень по вкусу.

— Но вы все равно решили устроиться там? — спросила тетя Матильда.

— Конечно. Поездка потребовала много денег, а за номер надо платить, да и Том скоро закудахтает, если съест еще кусок жареной курицы в придорожном ресторанчике… Миссис Джонс, почему начальник не хочет послать людей в горы на поиски моего отца?

Тут подал голос Юпитер.

— А какой толк, миссис Добсон? — сказал он. — Совершенно очевидно, что Гончар сам решил скрыться, а в горах есть тысячи мест, где можно надежно спрятаться. Он даже босой…

— Босой? — перебила Элоиза Добсон.

Наступило неловкое молчание. Его прервала тетя Матильда.

— Разве вы не знали? — сказала она.

— Чего не знала? Он потерял башмаки или зачем-то их снял?

— Гончар вообще не носит башмаков, — объяснила тетя Матильда.

— Вы шутите!

— Мне очень жаль, — ответила тетя Матильда искренне, — но он действительно всюду ходит босой. И в белом балахоне. — Тут тетя Матильда замялась, не желая еще больше огорчать миссис Добсон. Но потом все-таки докончила: — Волосы он не подстригает и отпустил довольно пышную бороду.

Том, который как раз вернулся с лимонадом для тети Матильды и Юпитера, задумчиво заметил:

— Ну, вылитый Илья-пророк!

— Иными словами, — сказала миссис Добсон, — мой отец местный чудак!

— Не он один! — заверил ее Юпитер. — В Роки-Бич всяких чудаков полным полно!

— Ах, так! — Миссис Добсон взяла со столика бумажную салфетку и принялась складывать ее гармошкой. — Теперь я понимаю, почему он ни разу не прислал своей фотографии! И так нервничал, что я решила приехать. По-моему, ему это не очень нравилось, но мне так хотелось увидеться с ним! Видимо, в последнюю минуту он испугался и сбежал. Ну, ему это так не пройдет! Я его дочь, я приехала и останусь тут, так что ему лучше перестать прятаться!

— Правильно, мамочка! — одобрительно сказал Том.

— А потому тянуть незачем! — объявила Элоиза Добсон. — Том, беги скажи мисс Хоппер, что днем мы освободим номер. И позвони начальнику полиции, пусть предупредит своего охранника, чтобы он впустил нас в дом.

— Но вы уверены, что так будет лучше? — спросил Юпитер. — Я-то не обыскивал кабинет Гончара, но ведь кто-то другой этим занимался. Как доказывает моя шишка.

Элоиза Добсон встала из-за столика.

— Я буду осторожна, — сказала она Юпу. — А если кто-то вздумает сунуться туда, то пусть тоже побережется! Пистолетам я не доверяю, но бейсбольной битой действовать умею. И привезла ее с собой.

Тетя Матильда посмотрела на нее с нескрываемым восхищением.

— Как умно! А мне бы и в голову не пришло!

Юпитер чуть не прыснул. Тете Матильде бейсбольная бита была ни к чему. Если бы кто-нибудь забрался на склад, она попотчевала бы его подержанным сервантом или еще чем-нибудь столь же увесистым.

Тетя Матильда величественно поднялась на ноги.

— Раз вы решили перебраться туда сегодня, так вам понадобится мебель, — сказала она. — Гончар вчера приехал к нам и выбрал кровати для вас и вашего сына. И еще кое-что. Ну, мы с Юпитером займемся этим. Встретимся с вами возле дома через полчаса. Времени вам хватит?

— Конечно, — ответила Элоиза Добсон. — Вы очень любезны. Но мне неприятно так вас затруднять!

— Какие затруднения? — возразила тетя Матильда. — Идем, Юпитер. — Она направилась к веранде, но вдруг что-то вспомнила, и обернулась. — Всего хорошего, мистер Фэрьер! — сказала она громко.

Они прошли уже полдороги до склада, когда Юп позволил себе захохотать.

— Вряд ли этого типа, Фэрьера, когда-нибудь так не замечали! — воскликнул он. — Ты переехала его, как тяжелый танк!

— Дурак набитый! — фыркнула тетя Матильда. — Бедная девочка не знала, как от него отделаться… Нахал!

Тетя Матильда влетела в дом и прервала воскресный отдых дяди Титуса. Он в свою очередь позвал Ганса с Конрадом, и через четверть часа мебель, отобранная Гончаром, уже была погружена на складской грузовик. К ней был добавлен комодик, который тетя Матильда собственноручно вытащила из мебельного сарая.

— Нужно же ей куда-то сложить свои вещи, — объявила она.

Ганс с Юпитером сходили за сумкой Гончара с припасами, а потом тетя Матильда, Ганс и Юп втиснулись в кабину грузовика и покатили по шоссе к дому Гончара.

Когда тетя Матильда свернула к нему, они увидели, что голубая машина с иллинойсскими номерами стоит у сарая, в котором Гончар хранил свои материалы. Том Добсон поднимался на крыльцо дома с двумя чемоданами. У двери стояла миссис Добсон и ветер ерошил ее короткие волосы.

— Все в порядке? — крикнула тетя Матильда.

— Для снятия отпечатков пальцев пользуются серым порошком, как я узнала на опыте, — отозвалась Элоиза Добсон. — Им весь дом усыпан. Ну, наверное, избавиться от него будет не так уж трудно. Однако, если не считать шести миллиардов всякой керамики, в комнатах нет ничего.

— Гончар предпочитал не обременять себя лишними вещами, — объяснил Юпитер.

Элоиза Добсон посмотрела на него с любопытством:

— Ты всегда разговариваешь так? — спросила она.

— Юпитер очень много читает, — ответила за него тетя Матильда и повернулась, чтобы руководить разгрузкой.

Юпитер, еле управляясь с тяжелым латунным изголовием, увидел, что по дороге от «Вершины» спускаются два человека. Те, что накануне зае


убрать рекламу


зжали на склад — худой брюнет и лысый без возраста. Оглянувшись на суматоху возле дома Гончара, они перешли шоссе и начали спускаться к пляжу. Одеты оба были в строгие костюмы и черные шляпы.

— Это кто? — спросил Том Добсон, подбежавший помочь Юпитеру. — Наши соседи?

— Не берусь сказать, — ответил Юпитер. — Они не здешние.

Том взялся за одну сторону изголовья, Юпитер за другую.

— Странно они оделись для пляжа, — заметил Том.

— Ну, одеваться согласно роли надо уметь, — сказал Юп, вспоминая великолепную экипировку мистера Фэрьера.

Том с Юпитером, пошатываясь, внесли свою ношу в дом и поднялись с ней по лестнице. Тут Юпитер убедился, что Элоиза Добсон не преувеличивала: в комнатах не было никакой мебели, если не считать спальни Гончара, где стояла узкая аккуратно заправленная и застеленная белым покрывалом койка, а также тумбочка с лампой и будильником, да еще маленький с тремя ящиками комод, выкрашенный белой краской. Остальные три комнаты на этом этаже были чисто подметены, но абсолютно пусты. Только в ванной имелась старомодная ванна на ножках в виде когтистых лап.

— Ты будешь тут спать, мама? — спросил Том, заглянув в самую большую комнату.

— Мне все равно, — ответила миссис Добсон.

— В ней есть камин! — объявил Том. — И… ой! Вы только посмотрите на эту штуку!

Юпитер с Томом прислонили изголовье к стене и уставились на «эту штуку» — вделанную в стену над камином керамическую пластину, не меньше пяти футов в поперечнике.

— Двуглавый орел! — произнес вслух Юпитер Джонс.

Наклонив голову набок, Том разглядывал алую птицу, два острых разинутые клюва.

— Твой старый знакомый? — спросил он Юпитера.

— Вернее, старый знакомый твоего деда, — ответил тот. — Он всегда носил медальон с таким же орлом. Видимо, эта птичка имела для него особое значение. Две урны на крыльце украшены целыми рядами двуглавых орлов. Ты не заметил?

— Мне не до того было, — возразил Том. — Я волок кровать!

На лестнице послышались шаги тети Матильды.

— Надеюсь, он сообразил купить достаточно простынь, — встревоженно сказала она. — Юпитер, ты тут нигде не видел матрасов?

— Они в задней комнате, — сообщил Том. — Совсем новые. Еще в упаковке.

— Слава Богу! — вздохнула тетя Матильда. Она продолжала рыскать, пока не отыскала бельевой шкаф с новехонькими простынями и наволочками, а в задней комнате, кроме матрасов, нашлись одеяла и две упакованные в целлофан подушки.

— Ганс! — позвала тетя Матильда, распахнув окно над крыльцом.

— Иду! — отозвался Ганс, исчезая в двери с изножьем кровати на спине.

— Придется с ней попотеть! — предсказал Том Добсон и не ошибся. Потребовались объединенные усилия его, Юпа и Ганса, чтобы кровать наконец прочно встала на четыре ножки. Затем они принесли из задней комнаты сетку с матрасом и водворили их на место. Тетя Матильда постелила простыню.

— А припасы? — воскликнула она. — Они так и лежат в грузовике!

— Припасы? — повторила Элиза Добсон. — Миссис Джонс, ну зачем вы!

— Это не я, — возразила тетя Матильда. — Ваш отец накупил столько всякой всячины, что хватило бы накормить целую армию. Я их просто убрала в холодильник, чтобы не испортились.

— Папа, очевидно, ждал нас, — с недоумением сказала Элиза Добсон. — Почему же он скрылся?.. Ну, я сейчас схожу за ними, — быстро добавила она и сбежала по лестнице.

— Юпитер, помоги ей, — распорядилась тетя Матильда.

Но Юпитер не успел еще спуститься вниз, как миссис Добсон вошла в холл с охапкой пакетов.

— Ну, голодная смерть нам во всяком случае не грозит! — заявила она и направилась к кухне.

Юпитер чуть не наткнулся на нее, потому что она внезапно остановилась как вкопанная и выронила пакеты. А потом истошно закричала.

Юпитер оттолкнул ее и вбежал в кухню. У двери в кладовую колыхались три жутких языка зеленоватого пламени.

— Что случилось? — Тетя Матильда и Том кубарем скатились с лестницы. Ганс бежал за ними.

Юпитер и миссис Добсон, онемев, глядели на призрачный зеленый огонь.

— Боже милостивый! — ахнула тетя Матильда.

Языки пламени взметнулись еще раз-другой и погасли без единой струйки дыма.

— Что за черт! — сказал Том Добсон.

Вместе с Юпитером и Гансом он вошел в кухню и уставился на линолеум, на те места, где танцевал огонь. И тут Ганс охнул:

— Гончар! Он вернулся! Только он теперь призрак!

— Ерунда, — отрезал Юпитер Джонс.

Но он не мог отрицать очевидного: в линолеуме чернели три следа. Три отпечатка босых ног!

ТРИ СЫЩИКА НАХОДЯТ КЛИЕНТА

 Сделать закладку на этом месте книги

Ганса тут же послали на шоссе в телефонную будку вызвать полицию. Полицейские явились очень скоро, обыскали дом от чердака до подвала, но ничего не нашли. Ничего, кроме непонятных обугленных следов на кухне.

Хейнс понюхал следы, измерил рулеткой, выковырял несколько кусочков сожженного линолеума и спрятал их в конверт. Потом холодно посмотрел на Юпитера.

— Если тебе об этом что-нибудь известно, и ты помалкиваешь… — начал он, но тетя Матильда сразу его оборвала.

— Глупости! — объявила она. — Откуда Юпитеру знать больше нас? Он весь день был со мной. И спустился вниз помочь миссис Добсон с пакетами, когда эти… эти следы вдруг загорелись!

— Ну, хорошо, хорошо! — сказал полицейский. — Только ведь, миссис Джонс, есть у него такая привычка: где что ни случись, он уже тут как тут! — Хейнс спрятал в карман конверт с кусочками линолеума. — На вашем месте, миссис Добсон, я бы вернулся в гостиницу.

Элоиза Добсон опустилась на стул и заплакала, а тетя Матильда гневно налила воды в чайник, намереваясь подкрепить ее силы чашкой чая, заваренного по всем правилам. Она твердо верила, что чашка хорошо заваренного горячего чая всегда поможет, что бы там ни произошло.

Полицейские уехали, и Том с Юпитером вышли на крыльцо и сели на ступеньки между двумя массивными урнами.

— А может Ганс прав? — буркнул Том. — Что если дедушки уже нет в живых, и…

— Я не верю в привидения, — отрезал Юпитер. — И, по-моему, ты сам в них не веришь. А Гончар так готовился к вашему приезду! Ну, зачем бы он встал из могилы, чтобы пугать твою маму?

— Я тоже испугался, — признался Том. — Но если мой дедушка жив, то где он?

— Последнее, что нам о нем известно — он ушел в горы.

— Но почему?

— Ну, причины могут быть самые разные, — ответил Юпитер. — А что ты о нем знаешь?

— Очень немного, — вздохнул Том. — Только то, что рассказывала мама, а она сама почти ничего не знает. Вот только его настоящая фамилия не Гончар.

— А-а! — сказал Юпитер. — Мне всегда казалось странным, что его фамилия и название его профессии совпадают.

— В Соединенные Штаты он приехал очень давно, — продолжал Том. — Году так в тридцать втором. Он украинец, и в фамилии у него было столько всяких «ц» и «щ», что никто ее не мог произнести. Он учился гончарному делу на вечерних курсах в Нью-Йорке и познакомился с моей будущей бабушкой, а она отказалась стать миссис… миссис Невыговариваемой, и он взял себе фамилию Гончар.

— А твоя бабушка родилась в Нью-Йорке? — спросил Юп.

— Да нет. В Белвью, как и мы. В Нью-Йорк она поехала учиться на модельершу, познакомилась там с мистером Александром Непроизносимым и вышла за него замуж. Наверное, он тогда в белых балахонах не расхаживал. Этого она не потерпела бы. Очень всегда заботилась о приличиях!

— Ты ее помнишь?

— Не очень. Она умерла уже давно, я еще малышом был. От пневмонии. Насколько я понял — ну, от родных, понимаешь? У них с дедом с самого начала не ладилось. Гончар он был замечательный, но она жаловалась, что он все время чего-то боялся. Поставил на каждую дверь по три замка. И еще она говорила, что просто задыхалась от запаха сырой глины. Ну и перед рождением моей матери она уехали в Белвью, да так там и осталась.

— К мужу не вернулась?

— Не-а. Кажется, он один раз к ней приезжал, когда мама была совсем маленькой, но она больше не захотела с ним жить.

Юпитер подергал верхнюю губу и представил себе, как Гончар совсем один коротает дни в доме у океана.

— Он-то с ней не порвал, — добавил Том. — Каждый месяц присылал деньги… ну, на маму. А когда она вышла за моего отца, он к свадьбе прислал им потрясный чайный сервиз. И все писал письма. Когда бабушка умерла, он писал маме. До самых этих пор писал.

— А твой отец?

— Он у меня что надо! — весело ответил Том. — У него в Белвью скобяной магазин. И он вовсе не прыгал от радости, когда мама решила съездить сюда навестить дедушку. Ну да она его уговорила.

— Ты вряд ли знаешь, почему твой дедушка поселился именно в Калифорнии, — заметил Юп.

— Наверное, из-за климата, — предположил Том. — Ведь почти все сюда переезжают ради хорошей погоды.

— Ну, не только! — возразил Юпитер, глядя на дорожку, ныряющую к пляжу. По ней поднялись двое в темных костюмах, перешли шоссе и начали взбираться к «Вершине».

Юпитер вскочил и прислонился к урне, водя указательным пальцем по хороводу алых орлов с разинутыми клювами.

— Любопытнейший набор загадок, — сказал он. — Во-первых, почему Гончар решил исчезнуть? Во-вторых, кто рылся вчера в его кабинете? Далее, кто или что оставило в кухне эти огненные следы? И для чего? А разве не странно, что в Роки-Бич до вчерашнего дня никто даже не слышал о вашем существовании?

— Но ведь он жил как отшельник? — перебил Том. — Я хочу сказать, если у человека в доме один стул, значит, гости у него не толкутся.

— Отшельник или не отшельник, — возразил Юпитер, — он же в любом случае дед. У тети Матильды много знакомых, которые успели стать дедушками. Так они всем показывают снимки своих внучат. А Гончар этого никогда не делал. Он никому словечком не обмолвился ни о твоей маме, ни о тебе.

Том скорчился и обхватил руками колени.

— Такое ощущение, будто я невидимка, — вздохнул он. — Просто какой-то скверный сон. Я бы сказал, что нам бы лучше убраться отсюда домой и поскорее. Вот только…

— Только в таком случае вы так и не узнаете разгадки, верно? — сказал Юпитер. — Я бы рекомендовал вам обратиться в сыскное агентство.

— Нам это не по карману, — возразил Том. — Конечно, мы не бедствуем, но в деньгах все-таки не купаемся, а такие розыски обойдутся в большую сумму.

— Условия вот этого агентства весьма умеренные, — заметил Юпитер, извлекая из кармана внушительную карточку и вручая ее Тому.


Три Сыщика

Мы расследуем что угодно

???

Первый Сыщик — Юпитер Джонс

Второй Сыщик — Питер Креншоу

Записи и научные исследования — Боб Эндрюс


Том прочел и натянуто улыбнулся.

— Хватит разыгрывать! — сказал он осторожно.

— Да ничего подобного! — возразил Юпитер. — Мы и не такие дела успешно расследовали.

— А вопросительные знаки для чего?

— Я знал, что они тебя заинтересуют, — отозвался Юпитер. — Вопросительный знак это общепринятый символ чего-либо неизвестного. Три вопросительные знака на карточке обозначают, во-первых, Трех Сыщиков, а во-вторых, нашу готовность раскрыть любую тайну, с какой к нам обратятся. Короче говоря, три вопросительных знака это наша марка.

Том согнул карточку и сунул ее в нагрудный карман рубашки.

— Ладно, — сказал он. — Но если Три Сыщика берутся раскрыть «Тайну исчезновения дедушки», что теперь?

— Во-первых, — ответил Юпитер, — договор между нами следует держать в полном секрете. Твоя мама очень расстроена и может невзначай что-нибудь испортить.

— Да уж взрослые умеют вставлять палки в колеса, — кивнул Том.

— Во-вторых, полицейский Хейнс прав. По-моему, вам с твоей мамой нельзя оставаться в этом доме одним.

— То есть, ты думаешь, нам надо вернуться в гостиницу?

— Решать будет твоя мама, — сказал Юпитер. — Но если вы остаетесь тут, возможно, вы будете чувствовать себя спокойнее, пригласив пожить у вас кого-то из Трех Сыщиков.

— Про маму не знаю, — ответил Том. — А мне было бы куда веселее!

— Договорились, — сказал Юпитер. — Я уточню это с Бобом и Питом.

— Юпитер! — Из дома вышла тетя Матильда. — Мы установили вторую кровать. Мне кажется, ты мог бы нам помочь!

— Извини, тетя, мы с Томом заболтались.

Тетя Матильда сердито фыркнула.

— Я уговаривала миссис Добсон вернуться в гостиницу, но она твердит, что останется тут. Вбила себе в голову, что ее отец может вернуться в любую минуту.

— Но так и есть, — заметил Юпитер. — Это же его дом!

На крыльцо вышла миссис Добсон. Она была еще бледной, но, видимо, крепкий чай пошел ей на пользу.

— Что же, дорогая моя, — сказала тетя Матильда, — если больше мы вам ничем помочь не можем, так мы поедем. Если вас что-то испугает, сразу звоните. И будьте очень осторожны!

Элоиза обещала принимать все меры предосторожности и надежно запирать дом на ночь.

— Им надо вызвать слесаря, — сказала тетя Матильда, когда они уже катили по шоссе. — Изнутри-то двери запереть можно, а вот снаружи нет. Этот полоумный Гончар унес все ключи. И как им быть без телефона? Нет, надо было установить телефон, а уж потом переселяться.

Юп искренне с ней согласился, а когда они подъехали к складу, тут же ускользнул, прополз по Второму туннелю и позвонил друзьям.

— У Трех Сыщиков есть клиент! — объявил он Питу. — И на этот раз отнюдь не Юпитер Джонс!

КОРОЛЕВСКАЯ ТРАГЕДИЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Три Сыщика встретились в штабе около пяти часов. Коротко доложив о том, что Добсоны перебрались в дом Гончара, он рассказал про огненные следы, вдруг вспыхнувшие на кухне.

— Ого! — воскликнул Пит. — Ты думаешь, Гончар умер и вернулся в свой дом призраком?

— Ганс уже высказал такую догадку, — ответил Юпитер. — Но следы эти оставил не Гончар. Во всяком случае, это не отпечатки его подошв. Он столько лет ходил босой, что, как вы, возможно, заметили, ступни у него раздались вширь. А следы на кухне — небольшие и узкие. То есть либо невысокого мужчины, либо женские.

— Миссис Добсон?

— У нее на это не было времени, — объяснил Юпитер. — Она спустилась к грузовику, чтобы взять пакеты. Я спускался по лестнице, когда она вернулась с пакетами и пошла на кухню. Следы вспыхнули, когда она была у кухонной двери. Я шел прямо за ней. Да и зачем бы ей это устраивать? И каким способом?

— Люди из «Вершины»?

— Не исключено, — ответил Юп. — Они спустились на пляж, когда мы начали разгружать мебель. Но нам неизвестно, долго ли они там пробыли. И в любом случае, они могли бы войти в открытую парадную дверь, каким-то образом поджечь следы и тихо вернуться на пляж. Пит, а про «Вершину» ты что-нибудь узнал?

Пит извлек из кармана записную книжку.

— Мистер Холзер просто счастлив, — сообщил он Юпу с Бобом. — Я заглянул к нему сегодня узнать, не захочет ли он, чтобы я подстриг его газон. Этого он не захотел, но мне даже не понадобилось спрашивать его про «Вершину», так ему не терпелось похвастать своей удачей. «Вершина» значится в его книгах чуть не пятнадцать лет, но это такая развалина, что ему никак не удавалось ни продать ее, ни сдать в аренду, ни даже подарить. И вдруг является этот человек и утверждает, что ему требуется именно такой дом, что в Роки-Бич лучшего не найти. Снял на год и уплатил за три месяца вперед. Арендный договор как раз лежал у мистера Холзера на столе, он его регистрировал, так что я подсмотрел фамилию съемщика.

— Ну, и?

— Мистер Ильян Деметриефф, — торжественно провозгласил Пит. — А, может, Деметриофф. Я ведь видел ее вверх ногами, а мистер Холзер давно не чистил буквы своей машинки. В любом случае, мистер Деметриефф или Деметриофф указал свой прежний адрес: дом номер две тысячи девятьсот первый по Уилширскому бульвару в Лос-Анджелесе.

Боб потянулся к телефонной книге на картотеке, полистал ее и мотнул головой.

— Он тут не значится.

— Так ведь очень многие не помещают свои фамилии в такие справочники, — заметил Юпитер. — Позже побываем по этому адресу и выясним про мистера Деметриеффа. — Юпитер подергал нижнюю губу. — Знай мы побольше про этого двуглавого орла… Он, по-моему, имеет очень важное значение. Ведь Гончар изобразил его не только на медальоне и на урнах, но и на большой доске, которую вделал в стену спальни. Его этот орел словно заворожил.

Боб Эндрюс улыбнулся до ушей.

— Тут нам повезло, — объявил он.

— Ты о чем? — спросил Юпитер.

— Нам не нужно ждать, пока откроется библиотека, — ответил Боб. — Папа купил альбом на кофейный столик.

— Что-что? — переспросил Пит.

— Альбом на кофейный столик, ну, какие сейчас столько рекламируют. Папа их коллекционирует. — У ног Боба лежал большой картонный футляр, и теперь с гордой улыбкой он водворил его на стол и открыл. Юпитер с Питом увидели роскошный том в глянцевой суперобложке. «Королевские сокровища, — гласило название. — Фотографии коронных драгоценностей европейских монархий с пояснительным текстом Э.П.Фарнсворта».

— Это ведь английская корона? — сказал Юпитер, разглядывая великолепный образчик ювелирного искусства, украшавший обложку. Покоящаяся на алом бархате корона была снята крупным планом.

— Одна из них, — ответил Боб. — Ты просто не поверишь: корон у них две, а скипетров, держав, жезлов и мечей столько, что глаза на лоб лезут. Авторы этой книги много попутешествовали! Кроме английских регалий, они сняли корону Карла Великого в Австрии и венгерскую корону святого Стефана. И еще ломбардскую корону — она железная. Есть кое что и о России — у русских орлов хоть отбавляй. Но нам, по-моему, требуется вот этот!

Боб открыл альбом ближе к концу и придвинул его Юпу.

— Королевская корона Лапатии, — сказал он.

— Во-во! — воскликнул Пит, заглядывая через плечо Юпа.

Королевская корона Лапатии больше походила на рыцарский шлем, но шлем из золота, богато инкрустированный камнями лазоревого цвета. Вверху четыре золотых полосы охватывали крупный рубин, а его венчал орел — алый двуглавый орел. Яркие крылья были развернуты, головы повернуты вправо и влево, брильянтовые глаза блестели, яростно разинутые клювы словно бросали вызов всему миру.

— Да, во всяком случае, он очень похож на орла Гончара, — сказал Юпитер.

— Текст на следующей странице, — сообщил Боб.

Юпитер перевернул страницу и начал читать вслух:

— «Королевскую корону Лапатии изготовил золотых дел мастер Борис Керенов, примерно в тысяча пятьсот сорок третьем году. Образчиком для нее Керенов взял шлем, который герцог Федерик Азимов носил в битве при Карлоне. Победа Азимова в этом сражении положила конец междуусобицам, которые опустошили маленькую Лапатию. Феодалы, разбитые Азимовым, дали торжественную клятву более никогда не нарушать мир в Лапатии. Через год герцог Федерик пригласил самых знатных и влиятельных из них встретиться с ним в его крепости Мадангофе, а затем провозгласил себя королем Лапатии. Запертые в крепости, отрезанные от своих дружин вельможи покорились герцогу Федерику и признали его своим государем. Только Иван Смелый отказался присягнуть ему. Согласно легенде гордый воин был казнен в большом зале Мадангофа, и пика с его головой еще долго торчала над парапетом крепости.

В тысяча пятьсот сорок четвертом году в часовне Мадангофа состоялась коронация Федерика Первого, короля Лапатии. Корона, созданная Кереновым, оставалась собственностью Азимовых почти четыреста лет и в последний раз использовалась при короновании Вильгельма Четвертого в тысяча девятьсот тринадцатом году. После свержения династии Азимовых в тысяча девятьсот двадцать пятом году корона была объявлена собственностью народа Лапатии. В настоящее время она выставлена в Национальном музее Мадангофа, столицы страны, получившей свое название от древней крепости герцога Федерика, вокруг которой затем вырос большой город.

Корона Азимовых — литого золота, инкрустирована ляпис-лазурью и увенчана огромным рубином, якобы принадлежавшим Ивану Смелому, чьи владения и имущество Федерик Азимов конфисковал после его казни. Двуглавый орел над рубином — фамильный герб Азимовых. Керенов отлил его из золота и покрыл эмалью. Глаза сделаны из алмазов, весящих более двух каратов каждый».

Юпитер кончил читать и перевернул страницу, чтобы еще раз рассмотреть фотографию короны.

— Чем не способ взобраться на самый верх! — заметил Пит. Перебить оппозицию и дело с концом.

— До чего же подло: свистнуть рубин бедняги и вделать его в свою корону! — добавил Боб.

— В старину они орудовали без белых перчаток, — заметил Юп.

— В тысяча девятьсот двадцать пятом они тоже обошлись без белых перчаток, — сказал Боб, вынимая записную книжку. — Я поискал Лапатию в энциклопедии. Хотите верьте, хотите нет, но она существует по сей день.

— То есть ни одна из великих держав ее не скушала? — сказал Юп.

— Нет. Называется она «республика Лапатия», площадь — семьдесят три квадратные мили, население двадцать тысяч. Ведущая промышленность — сыроварение. Постоянная армия численностью в триста пятьдесят человек, из них тридцать пять — генералы.

— По одному генералу на каждых десять солдат! — восхитился Пит.

— Да уж, про них не скажешь, что у них плохо с руководством! — засмеялся Юпитер. — Что еще?

— Управляет страной Национальная ассамблея Лапатии, в состав которой входят тридцать пять генералов плюс по представителю от каждого департамента или провинции, общее число которых равно десяти. Так что не трудно себе представить, как проходит голосование.

— Страной правят генералы, — сказал Юпитер.

— Они же выбирают президента, — сообщил Боб.

— А как же Азимовы? — поинтересовался Пит.

— Ага! Вот их уже нет. Я же сказал, что в двадцать пятом белых перчаток там не надевали. Вильгельм Четвертый — ну, тот, который последний носил корону, — решил, что королевская казна оскудела. Он был женат на лапатиянке, точнее сказать на своей родственнице, тоже Азимовой, очень расточительной. Она любила брильянтовые ожерелья, парижские туалеты, а кроме того, родила ему четверых детей, которым всем требовались гувернеры, кареты, лошади. Король Вильгельм запутался в долгах, а потому обложил налогом каждый фунт сыра, изготовляемого в Лапатии. Естественно, лапатияне возмущались, и генералы не упустили случая. Они дождались дня рождения короля Вильгельма, когда в столицу съехались все Азимовы, ворвались во дворец и объявили Вильгельму, что он свергнут.

— И что было дальше? — спросил Юпитер.

— Видимо, произошло то же, что когда-то с Иваном Смелым. Согласно официальным сообщениям, его величество в припадке отчаяния прыгнул с балкона.

— Кто-то его сбросил! — в ужасе предположил Пит.

— Скорее всего, — ответил Боб. — Остальные члены семьи в расстройстве чувств также наложили на себя руки, кто как. Королева, как было объявлено, приняла яд.

— Ты хочешь сказать, что люди этому поверили?

— Когда вокруг толчется столько генералов, кто станет возражать? — заявил Боб. — К тому же генералы сразу отменили налог на сыр, что очень помогло. Королевский дворец превратили в Национальный музей, драгоценности короны были переданы народу, чтобы каждый мог ими любоваться.

— А носить не мог никто, — вставил Юпитер. — Фантастическая история. Ну а в нашей собственной революции немалую роль сыграл налог на чай. Значит, не так уж это и фантастично. И ни одного Азимова не осталось в живых?

— Завтра в библиотеке я проверю, — обещал Боб. — В энциклопедии сказано, что их род пресекся в тот день, когда король Вильгельм бросился с балкона.

Юп задумался.

— Том Добсон говорил, что его дед приехал с Украины. А что, если Том ошибается? Гончар и азимовский орел вроде бы старые приятели. Не имел ли он какого-то отношения к этому королевскому роду?

— Или к революционным генералам, — добавил Боб.

Пит поежился.

— Целые семьи самоубийством не кончают, — сказал он. — Помните, что случилось с Романовыми в России?

— Их перебили, — докончил Юп.

— Верно. И, если Гончар имел к этому какого-то отношение, мне что-то не хочется знакомиться с ним поближе.

УОРТИНГТОН ПРИХОДИТ НА ВЫРУЧКУ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Я убежден, — твердо сказал Юпитер Джонс, — что, каким бы ни было прошлое Гончара, миссис Добсон и Тому ничего о нем неизвестно. Они знают только, что он делает замечательную керамику и что он пропал. И что сегодня днем кто-то наследил огнем у него в кухне. Миссис Добсон страшно расстроена, и Тому тоже не по себе. Я обещал Тому, что один из Трех Сыщиков переночует у них. Так они будут чувствовать себя спокойнее, а если случится что-то новое, один из нас окажется прямо на месте. Есть еще одно направление розысков, которыми я хотел бы заняться с Бобом. Пит, ты не позвонишь своей маме…

— Только не я! — воскликнул Пит. — Послушай, Юп, кто-то ведь может спалить весь дом огненными следочками! А второй этаж очень высокий и, если прыгнуть из окна, наверняка разобьешься.

— Но ты же будешь там не один, — напомнил Юпитер.

— Король Вильгельм тоже был не один!

— Ну, нет, так нет, — сказал Юпитер Джонс. — Я, правда, надеялся…

Пит насупился.

— Ну, ладно! Ладно! Согласен. Все опасные задания всегда достаются мне! — Он взял трубку и набрал свой номер.

— Мама? — сказал он. — Я у Юпитера. Можно я у него переночую?

Юпитер и Боб молча слушали.

— Ну да, на всю ночь, — сказал Пит в трубку. — Мы ищем одну вещь. Медальон. Он потерялся.

Из трубки донеслись встревоженные звуки.

— Юп говорит, что его тетя разрешила, — говорил Пит. — Да, я помню, что завтра надо подстричь газон… Ладно, мама. Спасибо. Пока! — И Пит повесил трубку.

— Изумительно! — сказал Боб.

— А главное, все правда. Мы действительно ищем медальон — на груди Гончара.

Потом по просьбе Юпитера домой позвонил Боб и тоже получил разрешение остаться поужинать у Джонсов.

— Юпитер! — Голос тети Матильды ворвался в штаб через вентиляционный люк. — Юпитер Джонс, где ты?

— Как раз вовремя! — шепнул Юп. Мальчики пробрались через Второй туннель со всей быстротой, на какую были способны, отряхнулись и вышли из мастерской Юпитера.

— Просто ума не приложу, что вы трое там без конца мастерите! — объявила тетя Матильда, стоявшая возле конторы. — Юпитер, ужин на столе.

— Тетя Матильда, — сказал Юп, — можно Боб с Питом останутся…

— Да, можно, — перебила тетя Матильда. — Правда, на ужин у нас только оладьи и сосиски, но хватит на всех.

Пит с Бобом поблагодарили ее, а она приказала:

— Позвоните домой, предупредите своих. Из конторы. А когда кончите, не забудьте запереть за собой дверь. Чтобы через пять минут вы сидели за столом! — С этими словами она перешла улицу и скрылась в доме.

— Она, по-твоему, умеет читать мысли? — спросил Пит.

— Только не это! — испуганно пробормотал Юпитер.

Пять минут спустя ребята в столовой Джонсов уже поглощали оладьи и брызжущие жиром сосиски, а дядя Титус рассказывал им о былых днях, когда Роки-Бич состоял из десятка домов по сторонам шоссе.

После ужина ребята кинулись помогать тете Матильде. Посуда была собрана, перемыта, вытерта, а мойка оттерта до блеска. После чего все трое направились к двери.

— А теперь куда? — спросила тетя Матильда.

— Нам нужно кое-что закончить, — объяснил Юп.

— Ну, долго не задерживайтесь! — предупредила она. — Не оставляйте лампочку гореть, когда уйдете из мастерской. И ворота запереть не забудьте!

Юпитер обещал выполнить все ее инструкции, они быстро перебежали через улицу, и Пит забрал свой велосипед.

— А как Том Добсон узнает, что я — это я? — спросил Пит.

— Просто назовись, — посоветовал Юпитер. — Я ему дал нашу карточку.

— Ладно! — Пит выкатил велосипед на мостовую и направился к шоссе.

— А теперь займемся мистером Деметриеффом, который снял «Вершину», — решил Юпитер. — Думается, тут нам поможет Уортингтон.

Некоторое время назад Юпитер занял первое место на конкурсе, устроенном фирмой «Автопрокат». Призом было право тридцать дней пользоваться «роллс-ройсом» и услугами его шофера. Уортингтон, вышколенный английский шофер, который возил Юпитера и его друзей, занимавшихся тогда очередными расследованиями, сам превратился в сыщика-любителя и всегда с тех пор интересовался делами мальчиков.

Боб поглядел на часы. Время шло к половине восьмого.

— Так поздно мы не можем просить Уортингтона приехать сюда, — сказал он. — Тем более в воскресный вечер.

— А ему и не надо сюда приезжать, — возразил Юп. — Уортингтон живет в районе Уилширского бульвара. И, если только он не очень занят, почему бы ему не съездить по этому адресу? Возможно, он что-нибудь узнает про мистера Деметриеффа.

Боб согласился, что попробовать стоит, и они по Второму туннелю вернулись в штаб. Юпитер заглянул в список телефонов и набрал номер Уортингтона.

— Мастер Юпитер? — Уортингтон, судя по его голосу, очень обрадовался звонку Юпа, которого всегда величал «мастером», как в Англии было принято обращаться к мальчикам из дворянских семей. — Как поживаете, сэр?

Юпитер заверил Уортингтона, что поживает он хорошо.

— Боюсь, «роллс-ройс» сегодня занят, — с сожалением сообщил Уортингтон. — В Беверли-Хиллз большой


убрать рекламу


прием, и Перкинс заказал машину.

— Нам сегодня она не нужна, Уортингтон, — сказал Юп. — Я только хотел узнать, не найдется ли у вас немножко свободного времени, чтобы оказать услуги Трем Сыщикам.

— Я был очень занят, — ответил Уортингтон. — Раскладывал пасьянс за пасьянсом, и ни один не сошелся! Вы позвонили как раз вовремя. Так чем могу служить?

— Мы собираем сведения о некоем мистере Ильяне Деметриеффе, — объяснил Юпитер и повторил фамилию по буквам. — Хотя, не исключено, что перед «ф» не «е», а «о», — добавил он. — Мы точно не знаем. Однако он указал, что жил в номере две тысячи девятьсот первом по Уилширскому бульвару. Нам хотелось бы узнать, действительно ли мистер Деметриефф последнее время проживал по этому адресу. И вообще интересно выяснить, что это за дом.

— Во всяком случае, он в двух шагах от моего дома, — объявил Уортингтон. — Я сейчас же прогуляюсь туда и позвоню в дверь.

— Чудесно, Уортингтон! — воскликнул Юпитер. — Но что вы скажете, если вам откроют?

Уортингтон даже не запнулся.

— Я объясню, что я председатель Общества охраны красот Уилширского бульвара и пополнения их. И осведомлюсь об их взгляде на план обрамления тротуаров вазонами с декоративными кустами. Если они его одобрят, то приглашу их вступить в Общество.

— Уортингтон! Уортингтон! — засмеялся Юпитер.

Уортингтон обещал позвонить в штаб через полчаса и повесил трубку.

— Бывают моменты, когда у меня возникает мысль принять Уортингтона в наше агентство, — со смехом сказал Юпитер, сообщив Бобу план шофера.

— Он уже считает себя нашим сотрудником, — ответил Боб. — А что, по-твоему, он найдет по этому адресу?

— Скорее всего пустой дом или квартиру, где никто не живет, — сказал Юпитер. — Но во всяком случае, мы что-то узнаем о том, какое это место. А Общество охраны красот Уилширского бульвара и пополнения их мне очень нравится. Может, нам стоит стать его членами и обойти все соседние дома, собирая сведения о мистере Деметриеффе.

— В больших городах люди ничего про своих соседей не знают! — возразил Боб.

— Как когда! — Юпитер заложил руки за голову и откинулся в кресле. — Что, если там живут главным образом пожилые люди? — продолжал он. — Они весь день сидят дома и смотрят в окно. Интересуются тем, что происходит снаружи. Сколько преступлений было раскрыто только потому, что какой-то старушке не спалось, и она выглянула посмотреть, кто там шумит на улице!

— Напомни, чтобы я соблюдал осторожность, проходя мимо гостиницы мисс Хоппер, — засмеялся Боб.

— Да уж она ничего не упустит, — согласился Юпитер и, открыв альбом, который принес Боб, уставился на фотографию азимовской короны. — Есть в ней какая-то варварская красота, — заметил он. — Наверное, в характере герцога Федерика было выбрать для нее форму шлема.

— Обаятельнейший был старикан, — подхватил Боб и поежился. — Мало ему было казнить Ивана Смелого. Понадобилось еще его голову насадить на пику!

— Тогда был такой обычай, — отозвался Юп. — Считалось, что такое зрелище послужит предостережением. И это действовало, наверное. Ведь Азимовы как-никак продержались четыреста лет.

Зазвонил телефон.

— Вряд ли это общество охраны красот! — воскликнул Боб. — Времени прошло совсем мало.

Тем не менее звонил Уортингтон.

— Мне очень жаль, мастер Юпитер, — доложил шофер, — но по указанному адресу никто не живет. Там помещаются конторы, и в этот час они уже закрыты.

— А! — сказал Юп.

— Однако в вестибюле горел свет, и я сумел прочесть список этих контор, — бодро сообщил Уортингтон. — В здании помещаются фирма ксерокопирования «Акме», приемная доктора Г. X. Кармайкла, машинописное бюро Йенсена, Лапатийская торговая палата, Шерман, юрис…

— Погодите! — перебил Юпитер. — Кто-кто?

— Шерман, юрисконсульт, — повторил Уортингтон.

— Нет. Предыдущее. Вы сказали «лапа»…

— Лапатийская торговая палата, — отчеканил Уортингтон.

— Уортингтон! — объявил Юпитер. — Вы узнали именно то, что нам требовалось!

— Как же так? — в голосе шофера слышалось удивление. — Но ведь в списке фамилия Деметриефф не значится!

— Ну, если бы вы справились о нем в Лапатийской торговой палате, вам, возможно, ответили бы, что он отдыхает в Роки-Бич, но, скорее, ничего не ответили бы. Большое спасибо, Уортингтон! И спокойной ночи.

Юпитер повесил трубку.

— В «Вершине», — сообщил он Бобу, — поселился представитель Лапатийской торговой палаты. — Он снова взглянул на фотографию. — Алый орел был гербом лапатийских монархов и любимой фигурой на изделиях Гончара. А представитель лапатийской торговой палаты снимает дом над мастерской Гончара. О чем это говорит?

— О том, что на самом деле Гончар лапатиянин? — спросил Боб.

— Из чего следует, что мы сейчас же навестим «Вершину», — твердо заявил Юпитер.

«ВЕРШИНА»

 Сделать закладку на этом месте книги

Боб и Юп ускользнули со склада через красную калитку и торопливо направились к тропе, которая, петляя, вела на Колдуэлл-Хилл.

— Почему бы не проявить благоразумия? — заметил Боб, неприязненно поглядывая на крутой склон. — Доехали бы до мастерской Гончара на велосипедах, оставили бы их там и поднялись бы к «Вершине» по дороге.

— Не замечаю тут особого благоразумия! — возразил Юпитер. — Мы ведь не знаем, с какой целью эта парочка сняла «Вершину». Я предпочту подобраться к дому незаметно. За тропой они вряд ли следят, но на дороге, ведущей от шоссе к их дому, углядят нас почти наверное.

— Ты прав, — признал Боб и посмотрел через плечо на океан. Солнце уже погрузилось в полосу густого тумана над водой. — Возвращаться мы будем в темноте.

— Ничего, — отозвался Юп. — Вот-вот взойдет луна.

— Проверил по календарю? — осведомился Боб.

— Проверил по календарю.

— Глупо было спрашивать! — вздохнул Боб и зашагал вверх по тропе. Юпитер следовал за ним, но не так быстро, пыхтя на крутых подъемах, и порой останавливался перевести дух. Однако минут через десять он приспособился и перестал задыхаться.

— Ну, вот! — наконец сказал Боб и, обернувшись, протянул ему руку, чтобы помочь взобраться на уступ. — «Вершина» вон там под нами.

Юп постоял, глядя вдоль тропы на север. Уже смеркалось, луна еще не взошла, но рыжеватая лента широкой тропы была хорошо видна. Очищенная от кустов и даже дерна, она убегала вдаль по гребню холмистой гряды. Среди теней наступающего на нее кустарника ее песчаная поверхность выглядела в угасающем свете дня темной и угрожающей.

— Что ты рассчитываешь там найти? — спросил Боб.

— Почти наверное тех двоих, что заезжали на склад, — ответил Юп. — Один, видимо, мистер Деметриефф из Лапатийской торговой палаты. Ну, а второй может оказаться кем угодно. И очень интересно выяснить, как они проводят вечер.

Юпитер пошел дальше, и Боб энергично зашагал рядом с ним. Из-за холмов выплыла луна и осеребрила тропу, отбрасывая по ее краям густые черные тени. Мальчики не прерывали молчания, пока ниже слева от них не возникла «Вершина», точно огромный черный прямоугольник. Верхние этажи были погружены во мрак, но внизу слабо светились три окна.

— Как-то раз, — сказал Боб, — я облазил весь дом. — По-моему, это окна библиотеки.

— Их бы не помешало хорошенько вымыть! — пробормотал Юпитер. — А свет, мне кажется, не электрический.

— Верно. Керосиновый фонарь или лампа. Ну, да они въехали сюда только вчера и электричества им пока не включили.

Тропу тут пересекало сухое русло ручья, которое уходило вниз, огибая «Вершину». Мальчики молча сошли в него, ступая очень осторожно, чтобы не поскользнуться на гальке и не покатиться вниз. Последние пятьдесят шагов они проделали почти на четвереньках. Тут русло поворачивало вдоль каменной кладки, по которой тянулась дорога к «Вершине».

Юпитер взобрался по кладке на вымощенную площадку позади дома. Перед гаражом на три машины стоял большой «кадиллак». Юп обошел его, убедился, что в нем никого нет и решил больше на него внимания не обращать.

Все окна, выходившие на задний двор, были темными. Застекленная вверху дверь оказалась запертой.

— Кухня! — шепнул Юпитер.

— Комнаты слуг наверху, — сообщил Боб.

— Ну, времени нанять слуг у них было маловато, — ответил Юпитер. — Предлагаю направиться прямо к библиотеке.

— Юп! Ты же не собираешься залезть в дом? — с ужасом прошептал Боб.

— Пожалуй, лучше воздержаться, — задумчиво ответил Юп. — Могут возникнуть абсолютно лишние осложнения. Просто обойдем дом и заглянем в окно.

— Пошли! — сказал Боб с облегчением. Лишь бы оставаться снаружи. Если что, припустим во весь дух.

Юпитер промолчал. Он прошел мимо темной кухни за угол и направился к светящимся окнам. Идти было не трудно — вдоль стены вела узкая мощеная дорожка, а кусты, некогда ее обрамлявшие, без ухода и поливки давно засохли.

Окна библиотеки, как указал Юпитер, требовалось хорошенько вымыть. Опустившись на колени, мальчики посмотрели поверх подоконника и увидели, довольно смутно, двух мужчин, которые накануне заезжали на склад. В большой комнате стояли две раскладушки. На полках, когда-то заполненных книгами, были кое-как свалены консервы, бумажные тарелки и бумажные салфетки. В камине бушевал огонь, а перед ним на коленях стоял более молодой (тот, который вел «кадиллак») и поджаривал сосиску, наколотую на длинную проволоку. Лысый без возраста сидел на складном стуле у карточного столика, словно клиент в ресторане, ожидающий, когда его обслужит официант.

Боб и Юп следили, как шофер поворачивает сосиску на самодельном вертеле. Но тут лысый нетерпеливо пожат плечами, встал и ушел через широкую арку в соседнюю темную комнату. Когда он вернулся через несколько минут, сосиска была готова. Шофер неуклюже вложил ее в уже разрезанную булочку и на бумажной тарелке подал лысому.

Юпитер еле удержался от смеха, заметив, как поморщился лысый. Ему вспомнилось выражение на лице тети Матильды, когда знакомая датчанка угостила ее за обедом холодным угрем с омлетом.

Мальчики осторожно отошли от окна и вернулись к кухонной двери. Боб прислонился к «кадиллаку».

— Теперь мы знаем, чем они занимаются! — сказал он. — Такого убогого пикника я еще не видел!

— Все не так просто, — возразил Юпитер. — Ни один человек не станет арендовать дом, даже самый старинный, чтобы спать на раскладушке и жарить сосиски в библиотеке. Куда выходил лысый?

— Гостиная смотрит окнами на океан, — заметил Боб.

— И на террасу, — напомнил Юпитер. — Пошли!

Боб следом за Юпитером обошел угол дома. Терраса тянулась вдоль всего фасада и представляла собой аккуратную бетонную площадку, шириной почти в пятнадцать футов, обнесенную парапетом высотой в половину человеческого роста.

— Там что-то стоит, — шепнул Юп. — Какой-то инструмент на треножнике.

— Телескоп? — спросил Боб с интересом.

— Не исключено. Слушай!

До них донесся мужской голос. Юпитер вжался в стену дома, не спуская глаз с террасы. На ней в полосе лунного света показался шофер. Он подошел к инструменту на треножнике, поглядел в него и что-то громко сказал. Посмотрел еще раз, засмеялся и опять заговорил. Юпитер нахмурился. Интонации были очень своеобразными, почти напевными.

Затем послышался другой голос, глубокий бас. Звучал он очень устало. На террасу вышел лысый, подошел к треножнику, посмотрел в инструмент, пожал плечами и, произнеся два-три слова, вернулся в дом. Шофер поспешил за ним, что-то настойчиво втолковывая.

— Это не французский, — сказал Юпитер, когда оба скрылись за дверью.

— И не немецкий, — добавил Боб, изучавший этот язык целый год.

— Хотел бы я знать, как звучит лапатийский!

— А я хотел бы знать, на что они смотрели, — сказал Боб.

— Ну, это узнать просто, — объявил Юпитер, быстро и бесшумно поднялся на террасу, прокрался к треножнику и убедился, что Боб был прав: треножник служил подставкой телескопу. Юпитер осторожно нагнулся, чтобы не задеть трубу, и посмотрел в окуляр.

Он увидел заднюю стену дома Гончара. Спальни были ярко освещены и за одним окном на кровати сидел Пит и что-то говорил Тому Добсону, который примостился напротив него. Между ними стояла доска с шашками. Том забрал шашку Пита, и тот задумался над своим ходом. В комнату вошла миссис Добсон, держа поднос с тремя дымящимися чашками. Какао, решил Юпитер.

Он выпрямился и вернулся с террасы на дорогу.

— Теперь мы знаем, как они развлекаются, — сообщил он Бобу. — Подглядывают за домом Гончара.

— Ты же так и предполагал, — заметил Боб. — Пошли отсюда, Юп. У меня от этой парочки мурашки по коже бегают.

— Ага. Да и ничего больше мы тут сейчас не узнаем, — ответил Юпитер Джонс.

Они прошли мимо «кадиллака» и собрались спуститься в сухое русло.

— По-моему, тут будет удобнее, — объявил Боб и пошел через бывший огород.

Внезапно Боб вскрикнул и исчез под землей.

СХВАЧЕНЫ!

 Сделать закладку на этом месте книги

— Боб, ты не расшибся?

Юпитер стоял на коленях у ямы, в которую провалился Боб. Видимо, там было что-то вроде погреба, и Юпитер с трудом разглядел, что Боб старается подняться с земли.

— Черт! — сказал Боб.

— Ты расшибся?

Боб встал и повел плечами.

— По-моему, нет.

Юпитер вытянулся на земле и опустил в яму одну руку.

— Хватайся! — скомандовал он.

Боб уцепился за нее, поставил ногу на полку в стене и попробовал выбраться из ловушки. Но полка вдруг сломалась, и он опять упал, чуть было не стащив вниз и Юпитера.

— Черт! — повторил и замер, потому что вдруг оказался в луче мощного электрического фонаря.

— Не двигаться! — приказал младший из двух обитателей «Вершины».

Юпитер замер, а Боб продолжал сидеть, как сидел, на дне ямы, глядя вверх между сгнившими сломанными досками.

— Что вы здесь делаете? — спросил шофер.

Только Юпитер Джонс был способен придать себе высокомерный вид, лежа плашмя на земле.

— В данный момент, — сказал он, — я прилагаю усилия для извлечения моего друга из этого провала. Пожалуйста, помогите мне, чтобы мы могли без отлагательств установить, не пострадал ли он серьезно.

— Ах, ты нахальный…

Басистый смешок заставил шофера умолкнуть.

— Спокойнее, Деметриефф, — сказал лысый и с ловкостью, неожиданной для такого упитанного человека, опустился на колени у края ямы. — Вы сможете дотянуться до моей руки? — спросил он Боба. — Лестницы у нас, к сожалению, нет.

Боб встал и вытянулся на цыпочках, вскинув руку. Секунду спустя лысый уже вытащил его из зияющего провала.

— Ну как? — спросил он. — Кости целы, э? Отлично. Переломы штука скверная. Когда на меня упала моя лошадь, я только через два месяца смог снова сесть в седло. Мучительнейшая вещь — лежать неподвижно, ничего не делая. — Лысый помолчал, а потом произнес холодно: — Естественно, лошадь я пристрелил.

Боб судорожно сглотнул, а Юпитер почувствовал, что покрывается гусиной кожей.

— Клас Калюк не терпит неумех, — заметил шофер.

Юпитер медленно поднялся и отряхнулся.

— Клас Калюк? — повторил он.

— Для тебя генерал Калюк, — заявил шофер, и Юп вдруг заметил, что шофер держит фонарь в левой руке, а в правой сжимает пистолет.

— Генерал Калюк! — Юпитер кивнул лысому, а потом посмотрел на человека с пистолетом. — А вы — мистер Деметриефф, — сказал он.

— Откуда ты знаешь? — подозрительно спросил тот.

— Так вас назвал генерал Калюк, — ответил Юпитер.

Генерал снова усмехнулся.

— Вы все на лету схватываете, мой толстенький друг, — сказал он. — Мальчики с таким чутким слухом меня очень интересуют. Они так много слышат! Пойдемте в дом и побеседуем про то, что вы могли услышать сегодня вечером.

— Эй, Юп! — сказал Боб поспешно. — Зачем это? То есть я себя чувствую нормально, так что лучше пойдем и…

Деметриефф поднял пистолет, и Боб замолчал.

— Эту яму посреди вашего двора было бы желательно закрыть чем-нибудь, — посоветовал Юпитер. — Не то еще кто-нибудь может тоже пойти напрямик и провалиться. Кто будет платить штраф? Вы, мистер Деметриефф, или генерал Калюк?

И вновь лысый генерал засмеялся.

— А вы сообразительны, мой друг, — сказал он Юпитеру. — Однако ответственность будут нести владельцы дома. Тем не менее я уже упоминал, что сломанные кости — скверная штука. Деметриефф, по-моему, я видел доски позади этого сарая.

— Гаража, — рискнул поправить Боб.

— Неважно. Принеси доски и закрой яму. — Он поглядел в нее на сломанные полки и земляной пол. — Оказывается, подвал нашего дома имеет продолжение снаружи. Винный погреб, по-видимому.

Деметриефф выволок из-за гаража две мокрые грязные доски и торопливо прикрыл ими яму.

— Этого будет достаточно, во всяком случае на ближайшее время, — сказал генерал Калюк. — А теперь пойдемте в дом, и вы мне расскажете про ваш клуб, про эти ваши Прогулки по Чапарралю. Кроме того, вы назовете мне свои имена и объясните, почему вам понадобилось пройти через эти частные владения.

— С большим удовольствием, — ответил Юпитер.

Деметриефф указал пистолетом на кухонную дверь. Генерал Калюк пошел впереди. Юп с Бобом поплелись за ним. Через пыльную кухню, которой явно не пользовались, они прошли в библиотеку, где генерал непринужденно расположился на складном стуле возле карточного столика и велел ребятам сесть рядом на раскладушку.

— К сожалению, никакого угощения мы вам предложить не можем, — сказал генерал. Отблески огня в камине играли на его лысом черепе. — Может быть, стаканчик горячего чая?

Юпитер покачал головой.

— Благодарю вас, сэр, — сказал он. — Но я чая не пью.

— И я! — поддержал Боб.

— Ах, да! — сказал генерал. — Совсем забыл. Американские дети ведь дают какой-то зарок, верно? Не пить ни чая, ни кофе, ни тем более вина. Но молоко вы пьете, верно?

Юпитер сознался, что молоко они пьют.

— Ну, молока у нас нет, — продолжал генерал и оглянулся на Деметриеффа, который стоял чуть в стороне позади него. — Деметриефф, ты когда-нибудь слышал про клуб «Прогулки по Чапарралю»?

— Ни разу в жизни, — ответил тот.

— Он сугубо местный, — поспешил сказать Юпитер. — Конечно, гулять по чапарралю легче днем, но в такие чудесные ночи, как эта, находятся любители посетить заросли ночью. В кустах шуршат всякие зверьки, а иногда, если надолго замрешь, можно собственными глазами увидеть тех или иных обитателей леса. Я сам один раз видел оленя, а еще мне несколько раз дорогу переходили скунсы.

— Очень увлекательно, — сказал Деметриефф. — Ну и конечно, вы наблюдаете птиц.

— Ночью нет, — сказал Юпитер, не покривив душой. — Иногда услышишь, как кричит сова, но на глаза людям совы не показываются. Днем, разумеется, чапарраль полон множества всяких птиц.

Генерал поднял ладонь.

— Минутку! — сказал он. — Чапарраль… Я этого слова не знаю. Вы не объясните, что оно означает?

— Это сообщество различных растений, — ответил Юпитер. — Растительность, которую вы видите здесь на холмах, это все чапарраль. Карликовые деревья, кустарник — падуб, можжевельник, полынь. А на верхних склонах еще и толокнянка. Все они очень выносливые и способны обходиться минимумом влаги, а потому растут там, где дожди выпадают редко. Калифорния — одна из очень немногих областей, где существует чапарраль, а потому он вызывает большой интерес.

Боб молча дивился тому, как Юпитер почти дословно излагал статью о чапаррале, которую недавно прочел в журнале «Природа». Впрочем, подумал Боб, такая фотографическая память — не редкость среди актеров, а Юпитер ведь в детстве был заправским актером.

Юпитер Джонс все продолжал и продолжал свою лекцию, уже описывая, как благоухает чапарраль весной после выпадения дождей. Но когда он перешел к объяснению, каким образом составляющие чапарраль растения удерживаются на крутых склонах, генерал Калюк опять поднял ладонь и перебил его.

— Достаточно! Я разделяю ваше восхищение чапарралем. Доблестные растения, если у растений может быть доблесть. А теперь, с вашего разрешения, перейдем к делу. Ваши фамилии?

— Юпитер Джонс, — сказал Юп.

— Боб Эндрюс, — сказал Боб.

— Отлично. А теперь объясните, что вы делали в моем дворе?

— Шли напрямик, — сказал Юпитер (и снова чистую правду). — Мы поднялись по тропе от Роки-Бич и пошли к шоссе — к нему проще спуститься по вашей дороге.

— Эта дорога находится в частном владении.

— Да, сэр. Мы знаем. Но «Вершина» столько лет стояла пустая, что все тут привыкли пользоваться этой дорогой, когда гуляют.

— Придется им отвыкнуть, — заявил генерал. — Сдается мне, Юпитер Джонс, что мы уже встречались.

— Не совсем, — возразил Юпитер. — Со мной говорил мистер Деметриефф, когда вы свернули с шоссе не туда.

— А, да! С вами еще был пожилой мужчина с большой бородой. Кто он?

— Мы его называем «Гончар», — ответил Юпитер. — Насколько мне известно, это его настоящая фамилия. Мистер Александр Гончар.

— Ваш близкий знакомый? — спросил генерал.

— Я с ним знаком, — признался Юпитер. — С Гончаром в Роки-Бич знакомы все.

Генерал кивнул.

— По-моему, я о нем слышал. — Он повернулся к Деметриеффу, и отблески огня озарили его загорелую кожу. Юпитер увидел на его щеках тонкую сетку морщин. Генерал Калюк не был человеком без возраста. Он был стариком.

— Деметриефф, — спросил генерал, — это ты мне рассказывал, что здесь живет знаменитый мастер, обжигающий горшки?

— И еще многое другое, — вставил Боб.

— Мне бы хотелось с ним познакомиться, — продолжал генерал и умолк, словно ожидая ответа, хотя его слова прозвучали, как утверждение, а не вопрос.

Юпитер и Боб оба промолчали.

— Это ведь его мастерская у подножия моего холма? — наконец нарушил молчание генерал.

— Да, — ответил Юпитер.

— И у него гостят молодая женщина и мальчик, — продолжал генерал. — Если не ошибаюсь, вы им помогали устроиться, когда они приехали в мастерскую сегодня днем.

— Совершенно верно, — ответил Юпитер.

— По-соседски, конечно! — сказал генерал. — Вы с ними знакомы?

— Нет, сэр, — ответил Юпитер. — Они друзья мистера Гончара и живут где-то на Среднем Западе.

— Друзья… — протянул генерал. — Как приятно иметь друзей. Казалось бы, человек, который обжигает горшки… и много другое, должен был бы сам встретить своих друзей.

— Он… э… большой чудак.

— Видимо так. Да, мне бы очень хотелось с ним познакомиться. Я даже требую этого. — Генерал внезапно выпрямился на стуле. — Где он? — Вопрос был точно выстрел.

— А? — растерянно пробормотал Боб.

— Вы меня слышали. Где человек, которого вы называете Гончаром?

— Мы не знаем, — ответил Юпитер.

— Не может быть! — заявил генерал. По его дубленому лицу расползалась багровая краска. — Он был у вас вчера. Сегодня вы помогали его друзьям вместо него. Вы должны знать, где он.

— Нет, сэр, — ответил Юпитер. — Мы понятия не имеем, куда он ушел со склада.

— Сюда вас прислал он!

— Нет! — крикнул Боб.

— Не морочьте меня сказочками о прогулках по чапарралю! — рявкнул генерал. — Деметриефф! — Он махнул своему помощнику. — Твой пистолет!

Тот отдал пистолет генералу, который злобно сказал:

— Ты знаешь, что делать.

Деметриефф кивнул и начал расстегивать пояс.

— Э-эй! Погодите минутку! — крикнул Боб.

— Сидеть! — приказал генерал Калюк. — Деметриефф, займись жирным. У него язык хорошо подвешен. Пусть еще им поболтает.

Деметриефф зашел за койку, на которой сидели мальчики, и Юпитер почувствовал, как ремень опоясал его голову.

— Теперь вы расскажете мне про Гончара, — объявил генерал. — Где он?

Ремень туго сжал голову Юпитера.

— Не знаю, — ответил Юпитер.

— Он просто взял и ушел с вашего… вашего мусорного склада, и вы его больше не видели? — Голос генерала стал язвительным.

— Вот именно.

Ремень стал еще туже.

— А он ждал гостей — этих друзей, как вы сказали… Друзей, которым вы так помогли?

— Совершенно верно.

— И ваша полиция не приняла никаких мер? — грозно спросил генерал Калюк. — Не стала искать человека, который ушел неизвестно куда?

— Мы живем в свободной стране, — ответил Юпитер. — Если Гончар захотел взять и уйти, он в своем праве.

— В свободной стране? — генерал заморгал и провел рукой по безволосому подбородку. — Да-да! Мне уже приходилось слышать подобное. И он ничего вам не сказал? Вы клянетесь?

— Ни слова! — заявил Юпитер, устремив на генерала немигающий взгляд.

— Так-так. — Генерал встал и подошел к Юпитеру. Он долго смотрел на него, потом вздохнул. — Ну, что же, Деметриефф. Мы их отпустим. Он говорит правду.

— Это безумие, — горячо возразил тот. — Слишком много совпадений!

— Пара мальчишек! — Генерал пожал плечами. — Любопытные, как все мальчишки. Они ничего не знают.

Пояс соскользнул с головы Юпитера. Боб, который даже не заметил, как затаил дыхание, с облегчением перевел дух.

— Нам бы следовало вызвать вашу превосходную полицию, которая не ищет пропавших людей, — буркнул Деметриефф, — сообщить им, что вы нарушили закон. Вы проникли в чужой двор.

— Только вам и говорить о нарушении закона! — возмутился Боб. — Да если мы расскажем, что произошло сейчас в этой комнате…

— Вы ничего не расскажете, — перебил генерал. — Что, собственно, произошло? Я задал вопрос о прославленном мастере, а вы ответили, что его местопребывание вам неизвестно. Что может быть естественнее? Человек прославился, о нем писали в ваших журналах. — Ну, а это… — Генерал подбросил пистолет. — У мистера Деметриеффа есть на него разрешение, а вы, действительно, оказались здесь в нарушение закона. Но ничего не произошло. Мы великодушны. Можете идти. И не возвращайтесь.

Боб мгновенно очутился на ногах и потащил за собой Юпитера.

— Вам будет удобнее воспользоваться дорогой, — сказал генерал. — И учтите, мы проследим за тем, куда вы пойдете.

Мальчики заговорили только, когда оказались на порядочном расстоянии от дома. На полдороге до шоссе Боб вдруг воскликнул:

— Чтобы я еще когда-нибудь!..

Юпитер обернулся и посмотрел вверх на парапет террасы. Там залитые лунным светом неподвижно стояли генерал и Деметриефф, видимо, наблюдая за ними.

— Гнусная парочка! — объявил Юпитер. — И сдается мне, что генерал Калюк руководил допросом с пристрастием не раз и не два.

— Если ты имеешь в виду пытки, то я с тобой согласен на все сто процентов, — отозвался Боб. — Хорошо хоть, что у тебя такая честная физиономия.

— Еще лучше, когда можно отвечать чистую правду.

— Ага! Ты ведь так и отвечал?

— Во всяком случае, старался. В конце-то концов дочь и внука можно назвать друзьями со Среднего Запада.

Дорога повернула, и «Вершина» скрылась из вида за высоким кустарником слева от мальчиков. И тут ниже по склону что-то на миг вспыхнуло, раздался глухой треск, и что-то со свистом пролетело над головой Боба и рассыпалось в кустах.

— Ложись! — крикнул Юпитер.

Боб упал ничком, а рядом с ним — Юпитер. Они замерли, боясь шелохнуться. В кустах справа что-то зашуршало, и наступила тишина, только сердито закричала какая-то ночная птица.

— Дробь? — задумчиво произнес Боб.

— Пожалуй, — согласился Юп. Он приподнялся на четвереньки и пополз по дороге до следующего поворота. Боб полз за ним. Преодолев таким способом шагов пятьдесят, ребята вскочили на ноги и во весь дух припустили к шоссе.

Ворота в нижнем конце дороги были закрыты, но они не задержались посмотреть на месте ли замок. Юп перелез через них, а Боб преодолел препятствие одним прыжком. Они помчались дальше к калитке Гончара, влетели в нее и остановились только взбежав на крыльцо его дома.

— Выстрел! — пропыхтел Юп. — Он был не со стороны «Вершины», а генерал с Деметриеффом стоял на террасе, когда я оглянулся перед поворотом. — Он помолчал, переводя дух. — Кто-то сидел в засаде на склоне с ружьем. Боб, тут замешан кто-то третий!

ПРИЗРАК ВОЗВРАЩАЕТСЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Юпитер Джонс уже поднял руку к звонку, как вдруг окно над дверью распахнулось, и голос Элоизы Добсон спросил испуганно:

— Кто там?

Юп отступил от двери и вышел из-под козырька над ней.

— Миссис Добсон, это я, Юпитер Джонс. И со мной Боб Эндрюс.

— A-а! Подождите минутку!

Окно захлопнулось. Вскоре Юп и Боб услышали, как щелкают отпираемые замки и скрипят отодвигаемые засовы. Дверь отворилась. Из нее выглянул Пит.

— Что случилось? — спросил он.

— Впусти нас и сохраняй спокойствие! — прошептал Юпитер.

— Я спокоен, дальше некуда. Но что произошло?

Мальчики вошли в холл.

— Я не хочу зря тревожить миссис Добсон, — быстро сказал Юпитер, — но люди, которые сняли «Вершину»… — Он умолк, потому что по лестнице уже спускалась миссис Добсон.

— Вы слышали громкий треск минуту назад, Юпитер? — спросила она. — Похожий на выстрел?

— Просто выхлоп на шоссе, — быстро сказал Юпитер. — Миссис Добсон, а это наш друг Боб Эндрюс.

— Здравствуйте, миссис Добсон, — сказал Боб.

Миссис Добсон улыбнулась и сошла с лестницы.

— Рада познакомиться с тобой, Боб, — сказала она. — Но почему вы оба здесь так поздно?

По лестнице сбежал Том Добсон, держа поднос с пустыми чашками.

— Привет, Юп! — крикнул он.

Юпите


убрать рекламу


р познакомил его с Бобом.

— А-а! — произнес Том. — Третий Сыщик!

— Что-что? — спросила миссис Добсон.

— Ничего, мама, — поспешно ответил Том. — Это так. Шутка.

— Хм! — Миссис Добсон посмотрела на сына особым сверлящим взглядом, присущим всем матерям. — Ну, нам сейчас не до шуток, — сказала она. — Мальчики, что вы затеваете? Нет, я вам очень благодарна за помощь. И Питу за то, что он остался переночевать у нас. Но давайте без секретов, хорошо?

— Я прошу у вас прощения, миссис Добсон! — Юпитер и бровью не повел. — Мы с Бобом не собирались беспокоить вас так поздно. Но мы вышли прогуляться по тропе на холмы и заметили людей на террасе «Вершины». — Тут Боб поперхнулся, но Юпитер продолжал невозмутимо: — «Вершина» — это название дома почти прямо над вами у гребня. Вчера там поселились двое мужчин, а с террасы оттуда хорошо видны задние окна ваших спален. Вот мы и подумали, что вас следует предупредить об этом, чтобы вы задергивали там занавески.

— Только этого не хватало! — Миссис Добсон села на нижнюю ступеньку. — Какой чудесный день! Сначала горящие следы, потом этот тип из гостиницы, а теперь двое любителей подглядывать в окна!

— Тип из гостиницы? — спросил Боб. — Какой тип? Из какой гостиницы?

— Фамилия его Фэрьер, — ответил Пит. — Явился сюда полчаса назад, объяснил, что хотел узнать, благополучно ли устроились миссис Добсон с Томом, и не нужна ли им его помощь.

— А! Любезный рыболов! — сказал Юпитер.

— Такой любезный, что дальше некуда, — объявила миссис Добсон. — Меня от него в дрожь кидает, сама не знаю почему. Зачем он так навязывается? И все время улыбается так, что у меня, глядя на него, губы начинают ныть. И он такой отвратительно… отвратительно…

— С иголочки новенький? — подсказал Юпитер.

— Вот-вот! — Миссис Добсон уперлась локтями в колени и положила подбородок на ладони. — Он вылитый… ну… манекен в витрине. По-моему, он даже потеть не может. Ну, как бы то ни было, он начал напрашиваться на «чашечку кофе». Я ему ответила, что собираюсь лечь с холодным компрессом на лбу. Он понял намек и убрался восвояси.

— Он был на машине? — спросил Юпитер.

— Да. Старенький коричневый «форд». Свернул на шоссе влево, — сообщил Пит.

— Хм-м… — протянул Юп. — Но почему бы ему и не прокатиться вдоль океана? Ну, нам пора. До завтра, миссис Добсон.

— Спокойной ночи, мальчики, — сказала миссис Добсон и, забрав у Тома поднос с грязными чашками, ушла на кухню.

Юпитер быстро ввел Пита с Томом в курс событий этого вечера — рассказал, как они побывали в «Вершине» и о выстреле. Он напомнил им, чтобы они обязательно задернули все занавески.

Когда они с Бобом вышли на крыльцо, то услышали за спиной щелканье замков и скрип задвигаемых засовов.

— Как замечательно, — заметил Юп, — что Гончар так обильно уснастил свой дом замками!

И мальчики зашагали к Роки-Бич.

— По-твоему, Питу и Добсонам угрожает опасность? — с тревогой спросил Пит.

— Нет, не думаю, — ответил Юпитер. — Генерал с Деметриеффом, возможно, и следят за домом, но теперь мы знаем, что интересует их Гончар, а им известно, что его там нет.

— А этот на холме? — спросил Боб. — Тот, который пульнул в нас?

— Так в нас же, а не в них! — возразил Юп. — Добсонам он вроде бы никак не угрожает. Но интересно, что мистер Фэрьер так навязывается миссис Добсон. Она явно не дает ему никакого повода, а днем тетя Матильда была с ним попросту груба. Люди обычно не лезут с услугами, когда им ясно дают понять, что с ними не хотят иметь никакого дела… И его «форд» тоже очень интересен.

— Но почему? — спросил Боб. — Таких машин миллионы!

— Да потому, что он не вяжется с этим типом, — объяснил Юпитер. — Миссис Добсон согласилась, что он весь с иголочки новый. И, казалось бы, ездить ему следует на чем-то тоже сногсшибательном. На спортивной иномарке, например. И хотя за собой он вроде бы следит очень тщательно, свою машину помыть не позаботился.

Впереди уже блестели огни Роки-Бич, и мальчики прибавили шагу — а вдруг тетя Матильда уже хватилась их? Однако в доме Джонсов царило полное спокойствие. Заглянув в окно, Юп увидел, что дядя Титус все еще мирно дремлет перед телевизором, показывающим старый фильм.

— Пошли, — сказал Юпитер Бобу, — запрем склад на ночь.

Они перешли улицу и вошли в большие железные ворота. В мастерской Юпитера горела лампочка. Юпитер пошел погасить ее, и тут на печатном станке отчаянно замигал красный глазок. Это означало, что в штаб-квартире зазвонил телефон.

— В такой час? — воскликнул Боб. — Кому могло…

— Это Пит, — перебил Юпитер. — Другому некому.

Он рывком отодвинул решетку, закрывавшую вход во Второй туннель. Через несколько секунд они с Бобом были уже в штабе, и Юпитер взял трубку.

— Возвращайтесь! — Голос Пита казался слабым и дрожащим. — Опять то же самое!

— Новые следы? — коротко спросил Юпитер.

— Три следа. На лестнице, — последовал ответ. — Я их погасил. И пахло как-то странно. А у миссис Добсон истерика.

— Сейчас приедем, — обещал Юпитер и повесил трубку.

— Новые пылающие следы, — сообщил он Бобу. — Теперь на лестнице. Кроме того, по словам Пита, у миссис Добсон истерика, что понятно.

— Возвращаемся? — сказал Боб.

— Возвращаемся.

Они быстро выбрались из Второго туннеля и уже запирали ворота склада, когда тетя Матильда вышла из дома.

— Что вас так задержало? — крикнула она через улицу.

— Кое-что надо было привести в порядок, — отозвался Юп и перебежал через мостовую к тетке. — Мы думаем съездить посмотреть, как там миссис Добсон с Томом, — сказал он. — Ты не против?

— Конечно, против, — заявила тетя Матильда. — Час поздний, чтобы разъезжать по гостям. И ты, Юпитер, знаешь, что я не люблю, когда ты ездишь после темноты по шоссе, где столько машин.

— Так у нас же на велосипедах есть фонарики! — напомнил Юпитер. — И мы будем внимательны. Миссис Добсон сегодня днем была такая расстроенная, ну, мы и подумали, что лучше проверить, как она там.

— Ну-у… Хорошо, Юпитер. Только будьте осторожны, мальчики. — Она внезапно осеклась. — А где Пит?

— Уехал, — коротко ответил Юпитер.

— Ну, ладно. И если решили ехать, так поторопитесь. Скоро ночь. И помните про осторожность!

— Будем помнить, — пообещал Юп.

На велосипедах они добрались до дома Гончара за несколько минут и принялись барабанить в дверь и звать. Им открыл Пит.

— Ты обыскал дом? — осведомился Юпитер.

— В одиночку? — сказал Пит. — Ты спятил. Да и времени у меня не было. Надо было гасить следы, сбегать на шоссе к телефону позвонить вам, ребята, а тут еще миссис Добсон совсем голову потеряла.

И он не преувеличивал. Боб и Юпитер поднялись следом за ним в большую спальню, куда днем водворили латунную кровать, и увидели, что на кровати ничком лежит миссис Добсон и громко рыдает. Том сидел возле нее и поглаживал ее по плечу, но лицо у него было совсем белое.

Боб проскользнул в ванную, пустил холодную воду и намочил полотенце.

— Вот опять! — вскрикнула миссис Добсон.

— Что опять? — спросил Юп.

— Перестала! — пробормотала миссис Добсон. — Где-то текла вода.

— Кран я открыл, миссис Добсон, — ответил Боб, вернувшись с полотенцем. — Я подумал, может быть, вам станет полегче…

— А! — Она взяла полотенце и прижала к лицу.

— Только вы ушли в тот раз, — объяснил Пит, — как мы услышали, что в трубах журчит вода, но все краны в доме были завернуты. А потом только мы решили ложиться, как внизу, словно что-то упало с грохотом. Миссис Добсон вышла на верхнюю площадку посмотреть, что случилось, а на ступеньках словно три маленьких костра горели. Я прижал их одеялом, так что у нас теперь есть еще один набор следов!

Юпитер с Бобом отправились на лестницу посмотреть обуглившиеся следы.

— Абсолютно такие же, что на кухне, — сказал Юпитер, потрогал один след, а потом понюхал пальцы. — Запах очень своеобразный. Какой-то химический состав.

— И что из этого следует? Что тут безобразничает привидение со степенью доктора химии?

— Наверное, уже бессмысленно, — сказал Юпитер, — однако дом обыскать нам все-таки надо.

— Юп, сюда никто пробраться не мог! — возразил Пит. — Тут запоры похлеще, чем в любом банке!

Однако Юпитер настоял на своем, и дом был тщательно обыскан от чердака до подвала. Кроме Добсонов, Трех Сыщиков и огромного количества прекрасных керамических изделий в нем никого и ничего не было.

— Я хочу вернуться домой! — объявила Элоиза Добсон.

— Так поедем, мама, — ответил Том. — Прямо утром и уедем!

— А почему не сейчас? — сердито спросила миссис Добсон.

— Мама, но ты же устала!

— По-твоему, я смогу заснуть в этом жутком месте? — почти закричала миссис Добсон.

— Но, может быть, вам будет легче, если мы все останемся до утра? — сказал Юп.

Элоиза Добсон содрогнулась, а потом вытянулась на кровати во всю длину и уперлась ногами в чулках в спинку с шишечками.

— Да, мне было бы спокойнее, — ответила она. — Но не вызвать ли нам на ночь пожарных?

— Будем надеяться, они нам не понадобятся, — весело сказал Юп.

— Мамочка, попробуй уснуть, — Том принес еще одно одеяло и укрыл мать, хотя она была совсем одета.

— Я сейчас встану и разденусь, — устало сказала миссис Добсон, однако не пошевелилась и только прикрыла глаза рукой. — Не гаси свет! — добавила она.

— Нет-нет, — обещал Том.

— И не уходи, — прошептала она.

— Я лягу прямо тут, — ответил Том.

Миссис Добсон умолкла и почти сразу же погрузилась в тяжелый сон.

Мальчики на цыпочках вышли на лестничную площадку.

— Я возьму еще одеяло и лягу на полу возле мамы, — шепнул Том. — А вы, ребята, правда останетесь на всю ночь?

— Я позвоню тете Матильде, — заявил Юпитер, — и объясню, что твоя мама очень расстроена и боится остаться одна в доме. Ну, а она позвонит миссис Эндрюс.

— Я сам позвоню маме, — возразил Боб. — Просто скажу ей, что остался у тебя.

— Может, вызвать полицию? — предложил Том.

— Пока это ничего не дало, — возразил Юпитер. — Заприте дверь за нами, когда мы уйдем звонить.

— Не беспокойся! — ответил Пит.

— Когда мы вернемся, я постучу три раза, — предупредил Юпитер. — Потом выжду и постучу еще три раза.

— Усек. — Пит отпер замки и отодвинул засовы, Юпитер и Боб вышли в ночной мрак, пробежали через двор и спустились к телефонной будке на шоссе.

Тетя Матильда совсем разволновалась, услышав, что миссис Добсон расстроена и боится оставаться одна. Юпитер благоразумно не упомянул про новые пылающие следы. Он и без того потратил большую часть трех минут, чтобы уговорить ее не будить дядю Титуса и не послать его на грузовике немедленно перевезти миссис Добсон и Тома под гостеприимный и безопасный кров дома Джонсов.

— Миссис Добсон наконец уснула, — заключил Юп. — И ведь она просто сказала, что ей будет спокойнее, если мы останемся у них.

— Но вам же негде лечь там! — возразила тетя Матильда.

— Мы как-нибудь устроимся, — ответил Юпитер. — Не тревожься.

В конце концов тетя Матильда сдалась, и Юпитер уступил телефон Бобу, который без всякого труда получил у матери разрешение остаться ночевать у Юпитера.

Мальчики пошли назад, постучались, как было условлено, и Пит отпер дверь.

Как правильно указала тетя Матильда, лечь им всем было негде — кроватей явно не хватало, при том, что Том и устроился на полу в спальне матери. Пита это не смутило. Они, указал он, должны по очереди сторожить дом. А остальные двое будут тем временем спать. Боб и Юпитер согласились, что мысль о ночном дежурстве просто отличная, и Юп предложил быть первым. Он обещал разбудить сменщика через три часа, после чего Боб отправился в спальню Гончара и устроился на его скромной койке, аккуратно застеленной белоснежными простынями, а Пит скрылся в комнате, отведенной Тому.

Юп расположился в холле у лестницы — сел на пол, прислонясь к стене и принялся задумчиво рассматривать обугленные следы на ступеньках — отпечатки босых ног. Химический запах, который он ощутил, когда в первый раз потрогал их, совершенно рассеялся. Видимо, горело очень летучее вещество. Юп прикинул было, какое именно, но тут же решил, что это никакого значения не имеет. Важно было другое: кто-то сумел войти в надежно запертый дом, чтобы проделать жуткий фокус, внушающий мысли о привидениях. Кто сумел это сделать? И как?

В одном Юпитер не сомневался. Дьявольскую эту штуку сыграл человек, а не призрак. Юпитер Джонс не верил в привидения.

ПОТАЙНАЯ БИБЛИОТЕКА

 Сделать закладку на этом месте книги

Юпитер проснулся на кровати Тома Добсона и услышал, что из кухни внизу доносится деловитое позвякивание, хлопанье и стук. С легким стоном он перекатился на другой бок и посмотрел на часы. Шел восьмой час.

— Проснулся? — Боб Эндрюс всунул голову в дверь.

— Вроде бы. — Юпитер медленно встал с кровати.

— Миссис Добсон просто в ярости, — сообщил Боб. — Она внизу. Готовит завтрак.

— Завтрак — это хорошо. Но почему она в ярости? Вчера вечером она только и думала, как бы поскорее уехать домой.

— То вчера! А сегодня утром она готова не оставить от Роки-Бич мокрого места. Поразительно, как меняется человек, хорошо выспавшись. Пошли вниз. Получишь большое удовольствие. Ну, просто твоя тетя, когда она разойдется.

Юпитер засмеялся, пошел в ванную, ополоснул лицо, надел башмаки (больше он ничего не потрудился снять, когда ложился) и следом за Бобом отправился на кухню. Пит и Том уже сидели там, глядя, как Элоиза Добсон расправляется с грудинкой и яйцами, одновременно сообщая свое мнение о Гончаре, его доме, горящих следах и неблагодарности отцов, которые исчезают, когда их единственные дочери мчатся без отдыха через всю страну, чтобы повидаться с ними.

— И пусть не воображает, что я ему это спущу! — заявила миссис Добсон. — Вот уж нет! Я сейчас же пойду в полицию и подам заявление о его розыске, как пропавшего без вести. Тут уж им не отвертеться!

— Но будет ли от этого толк, миссис Добсон? — спросил Юп. — Если Гончар исчез, потому что решил исчезнуть, то будет трудно…

— Я ему покажу, как исчезать! — перебила миссис Добсон, ставя на стол блюдо яичницы с грудинкой. — Я его дочь, он мой отец и пусть привыкает к этому! И вашему начальнику полиции пора заняться этими следами всерьез. Уж это-то наверняка преступление!

— Думаю, их можно счесть поджогом, — подсказал Боб Эндрюс.

— Называйте, как хотите, но этому надо положить конец. Садитесь есть, а я поеду в город.

— Но ты же не завтракала! — возразил Том.

— Обойдусь! — отрезала его мать. — А вы ешьте. И оставайтесь тут, я скоро вернусь.

Она схватила с холодильника свою сумочку, достала ключи от машины и решительным шагом прошла через холл к двери. Секунду спустя ребята услышали, как взревел мотор голубой машины.

— Мама вроде обрела второе дыхание, — с некоторым смущением сказал Том.

— Отличная яичница, — заявил Юп, который наложил себе полную тарелку и ел, стоя, прислонясь к косяку. — По-моему, нам надо перемыть посуду до того, как миссис Добсон вернется.

— Долгие годы под крылышком твоей тети сделали из тебя неплохого психолога! — засмеялся Боб.

— Естественно, у твоей мамы есть полное основание сердиться на твоего деда, — сказал Юпитер, обернувшись к Тому. — Однако я не верю, что Гончар нарочно хотел ее обидеть. Он никогда никому боли не причинял. Одинокий человек, но, по-моему, очень добрый. — Юп поставил свою тарелку в мойку, и ему опять вспомнились двое в «кадиллаке» и их встреча с Гончаром. Он словно снова увидел, как Гончар стоит во дворе склада и прикрывает рукой медальон.

— Двуглавый орел! — сказал Юпитер. — Том, ты говорил, что дедушка иногда присылал вам в подарок свои изделия. А на каком-нибудь из них было изображение двуглавого орла?

Том задумался, припоминая, потом покачал головой.

— Мама любит птиц, — сказал он. — И он присылал много всякой всячины с птицами, но только с самыми обыкновенными — ну, зарянками и дроздами. И никаких чудищ вроде этого, вделанного в стену.

— Но он носил медальон с таким орлом, — сказал Юпитер. — И изобразил его на доске, которую вделал в стену… Кстати, в стену пустой комнаты. Зачем бы ему было затратить столько труда, чтобы украсить стену пустой комнаты?

Юпитер вытер руки посудным полотенцем и направился к лестнице. Его друзья разом отодвинули тарелки и побежали за ним в спальню миссис Добсон.

С пластины над каминной полкой на них свирепо глядели головы алого орла. Юпитер ощупал края керамической пластины.

— Зацементирована вроде бы прочно.

Том помчался в свою комнату и вернулся с пилкой для ногтей.

— Вот, проверь, — сказал он.

Юпитер попытался всунуть пилку между пластиной и стеной, но у него ничего не получилось, и он объявил:

— Нет, она вделана на века. По-моему, Гончар заново оштукатурил стену над камином и вделал доску прямо в сырую штукатурку.

Юп отступил на шаг и оглядел клекочащую птицу.

— Сколько труда потребовалось. Она же такая большая!

— Увлечения есть у каждого человека, — вступился Том за деда.

— Погодите-ка! — перебил Юпитер. — Пластина не сплошная! Надо бы влезть повыше.

Пит бросился на кухню и притащил стул. Юпитер встал на сиденье и протянул руку к правой голове орла.

— Этот глаз не такой, как левый, — сказал он. — Его обжигали отдельно. — И он нажал на белую шишечку орлиного глаза. Она поддалась под его пальцем, мальчики услышали щелчок и вся стена над каминной полкой чуть качнулась.

— Потайная дверь! — воскликнул Юпитер. — Этого следовало ждать.

Он спрыгнул на пол, ухватил завитушку на краю дверной панели и потянул. Панель легко повернулась на хорошо смазанных петлях.

Сгрудившись, мальчики заглянули в открывшуюся нишу, глубиной в полруки. Там на четырех полках лежали газеты. Юп взял одну.

— Но это же всего лишь старые номера «Реджистер энд трибьюн», городской газеты Белвью! — воскликнул Том и, забрав газету у Юпа, проглядел ее. — Тут есть заметка обо мне, — сообщил он.

— Как это ты попал в газету? — поинтересовался Боб.

— Получил первый приз на конкурсе очерков, — ответил Том.

Юпитер развернул другой номер, заметно более старый.

— Объявление о свадьбе твоей матери, — сказал он.

В других номерах нашлись сообщения о рождении Тома и о кончине его бабушки. Статья о торжественном открытии скобяного магазина Добсона и речь, которую отец Тома произнес на праздновании Дня ветеранов. Гончар сохранял все номера, где так или иначе упоминались события в жизни семьи Добсонов.

— Потайная библиотека! — воскликнул Пит. — И ты и твоя мать были ее главными тайнами.

— А приятно, когда тебя так ценят! — засмеялся Том.

— Он был очень скрытен, — сказал Юпитер. — Тут никто даже не подозревал о твоем существовании. Странно. А самое странное, что в этой потайной библиотеке нет ни словечка о самом Гончаре.

— Откуда бы? — возразил Пит. — Он ведь не позволял, чтобы его имя упоминалось в газетах. Во всяком случае, я такого случая не помню.

— Верно. Но вчера в «Вершине» лысый упомянул, что о его мастерстве писали в журналах. А когда в журнале о тебе помещают статью, только естественно этот журнал сохранить. Верно?

— Верно, — согласился Боб.

— Следовательно, напрашиваются два возможных объяснения, — сказал Юпитер. — Либо Гончар начисто лишен естественного самолюбия, либо никаких статей в журналах не было… если не считать фотографии в «Вестуэйс». А про нее Гончар до субботы ничего не знал. И не обрадовался, когда ее увидел.

— Ну и что? — спросил Том.

— А то, что Гончар скрывал свое существование и меньше всего искал известности. И, возможно, у него были на это веские причины. Том, мы не знаем, почему, но эти двое мужчин, снявших «Вершину», очень интересуются твоим дедушкой, как мы убедились вчера вечером. Они приехали в Роки-Бич почти два месяца спустя после того, как «Вестуэйс» напечатал фотографию твоего дедушки. Тебе ничего не приходит в голову?

— Только, что дедушка, может быть, от кого-то прятался. Но почему?

— Ты что-нибудь знаешь про Лапатию? — спросил Юпитер.

— В первый раз слышу. А что это такое?

— Страна. Крохотная европейская страна, где много лет назад произошли политические убийства.

Том пожал плечами.

— Мама всегда говорила, что дедушка приехал с Украины, — сказал он.

— А фамилию «Азимов» ты когда-нибудь слышал? — спросил Юпитер.

— Ни разу.

— А твой дедушка не носил ее до того, как взял фамилию Гончар?

— Нет. Фамилия у него была жутко длинная. Просто жутко. Язык сломаешь.

Юпитер подергал нижнюю губу.

— Он не пожалел труда, чтобы припрятать пачку старых газет, — продолжал Том. — И ведь даже если он ими так уж дорожил, сделать это можно было бы куда проще. Например, положить в папку со старыми счетами. Ну как в «Похищенном письме» Эдгара По.

Пит прижал ладонь к тяжелой панели.

— Не только проще, но и разумнее, — заметил он. — Эта штука в пустой комнате должна привлечь особое внимание.

— А он как раз внимания и не хотел, — сказал Юпитер и нагнулся, оглядывая камин внутри. Он сверкал чистотой. Его явно никогда не топили. Юп встал на колени, всунул голову внутрь и посмотрел вверх.

— Дымоход отсутствует, — возвестил он. — Это одна декорация.

— Наверное, Гончар его сам соорудил! — предположил Боб.

— В таком случае, для чего тут этот лючок? — Юпитер приподнял металлическую крышку, вделанную в пол. — В настоящих каминах они нужны, чтобы выметать золу. Но ведь в лже-камине золы быть не может.

Юп засунул руку в отверстие между кирпичами, его пальцы коснулись бумаги.

— Тут что-то есть! — воскликнул он. — Конверт! — Он осторожно извлек его, и крышка, звякнув, захлопнулась.

Конверт был из плотной коричневой бумаги с большой сургучной печатью.

— Потайная библиотека за орлом была сделана для отвода глаз, — предположил Юпитер и поднял руку с конвертом. — Думается, настоящая тайна скрыта здесь. Ну, Том, как мы поступим? Конверт принадлежит твоему дедушке, а он исчез. Ты наш клиент, и решать тебе.

— Мы его вскроем, — без колебаний объявил Том.

— Я очень надеялся, что ты это скажешь! — пробормотал Боб.

Юп сломал печать на конверте.

— Ну? — нетерпеливо спросил Том.

Юпитер извлек из конверта втрое сложенный лист пергамента и очень осторожно развернул его.

— Так что это? — спросил Том.

— Не знаю… — Юпитер сдвинул брови. — Какое-то удостоверение. Что-то вроде диплома или свидетельства об ученой степени, но только размеры маловаты.

Остальные сгрудились вокруг Юпа.

— Какой это язык? — спросил Пит.

— Понятия не имею! — Боб мотнул головой. — Ничего похожего я в жизни не видел.

Юпитер отошел к окну и поднес рукописный документ к самым глазам.

— Я установил две вещи, — объявил он затем. — Во-первых, на печати внизу оттиснут наш старый приятель двуглавый орел. Во-вторых, собственное имя. Алексис Керенов. Кто-то когда-то наградил чем-то Алексиса Керенова. Тебе знакомо это имя, Том?

— Нет, — ответил Том. — Только оно не дедушкино. Я ведь говорил, что его настоящая фамилия жутко длинная.

— Но ты его помнишь, Боб? Верно? — продолжал Юпитер.

— Еще бы! — сразу ответил Боб. — Керенов это фамилия золотых дел мастера, который изготовил корону для старины Федерика Азимова.

Том недоуменно переводил взгляд с одного на другого.

— Федерик Азимов? А это кто еще?

— Первый король Лапатии, — объяснил Юпитер. — Он жил четыреста лет назад.

Том Добсон уставился на Сыщиков.

— Но при чем тут мой дедушка? — спросил он.

— Мы не знаем, — ответил Юпитер, — но мы это выясним.

СТРАННЫЙ ОРЕЛ

 Сделать закладку на этом месте книги

Юпитер Джонс аккуратно разложил старые газеты на полках в нише и закрыл панель.

— Твоя мама вот-вот вернется, — сказан он. — И, полагаю, с начальником полиции. Мне кажется, мы окажем твоему дедушке плохую услугу, если передадим полиции найденный нами документ. Три Сыщика расследуют обстоятельства, связанные с Лапатией и династией Азимовых. Ты согласен, Том, чтобы мы продолжали их, пока не найдем реальные улики, которые можно будет представить полиции?

Том растерянно почесал в затылке.

— Я же даже не знаю, что вы там продолжаете! — пожаловался он. — Ну ладно, бумагу эту придержите — пока. Ну, а газеты за орлом?

— Возможно, полиция сама обнаружит потайной шкаф, ответил Юпитер. — Ничего страшного. По-моему, он для того и был устроен, чтобы отвлечь внимание от настоящего тайника.

— Очень мне хочется поскорее познакомиться с дедом, — признался Том. — Он ведь жутко интересный человек, как выяснилось.

— Будет очень интересно, можешь не сомневаться, — пообещал Юп.

Боб все это время поглядывал в окно и теперь объявил:

— Миссис Добсон возвращается.

— Начальник полиции с ней? — спросил Юпитер.

— Сзади едет полицейская машина, — отрапортовал Боб.

— О-ой! А посуда? — вскрикнул Пит.

— Вот именно! — отозвался Юп и мальчики кубарем слетели по лестнице. Так что, когда миссис Добсон поставила машину, пересекла двор и вошла на кухню, Юпитер наливал в мойку горячую воду, Том усердно отскребывал тарелки, а Боб стоял с полотенцем наготове.

— Молодцы! — сказала миссис Добсон, одобрительно глядя на них.

— Завтрак был просто восхитительный, миссис Добсон! — сказал Юпитер.

Следом за миссис Добсон в кухню вошел начальник полиции Рейнольдс в сопровождении Хейнса и, не обращая внимания на остальных ребят, обрушился на Юпа.

— Почему ты не позвонил мне вчера вечером? — грозно спросил он.

— Миссис Добсон была очень расстроена, — объяснил Юп.

— А с каких это пор, Юпитер Джонс, ты записался в Общество палочек-выручалочек? — продолжал Рейнольдс. — Ты дождешься, что в один прекрасный день тебе оторвут голову!

— Да, сэр, — согласился Юпитер.

— Пылающие следы! — сердито фыркнул начальник полиции. — Хейнс! Обыщите дом!

— Мы его уже обыскали, мистер Рейнольдс, — сказал Юпитер. — В нем никого не оказалось.

— Ты разрешишь нам заняться нашим делом? — осведомился тот.

— Да, сэр.

— И убирайтесь вон отсюда! — рявкнул начальник полиции. — Идите играть в бейсбол или во что там играют нормальные ребята!

Мальчики опрометью выбежали во двор.

— Он всегда такой сердитый? — спросил Том.

— Только когда Юп действует без его ведома, — ответил Боб.

— Понятно! — Том сел на ступеньку между двумя огромными урнами с вереницами двуглавых орлов по бокам.

Юпитер, сдвинув брови, уставился на одну из них.

— Ну, что еще? — спросил Боб.

— Вон у того орла только одна голова, — с недоумением сказал Юп.

Все уставились на урну. Действительно, у одной из птиц в ярком украшавшем ее узоре не хватало головы — правой головы. Ну, самый обычный орел, смотрящий влево.

— Ин-те-ре-сно! — протянул Юпитер.

Боб обошел вазу, разглядывая остальных орлов.

— У всех других по две головы, — доложил он.

— Может, дедушка снебрежничал? — предположил Том.

— Гончар таких недосмотров не допускает! — возразил Юпитер. — Рисунки у него всегда безупречны. Если бы он хотел, чтобы все орлы на этой урне имели по две головы, они бы их имели.

— Может, еще один фальшивый тайник? — заметил Боб. — Вроде потайного шкафа в спальне. — Есть в ней что-нибудь?

Юпитер попытался приподнять крышку урны. Она не шелохнулась. Он попробовал повернуть ее. Она не повернулась. Он осмотрел ее со всех сторон, потом исследовал пьедестал, который был вцементирован в край ступеньки. Он нажал на одноглавого орла, как нажимал на белый глаз большого орла на пластине. Все осталось, как было.

— Да, фальшивка, — буркнул Юп. — Она вообще не открывается!

На крыльцо вышел начальник полиции.

— Не знай я, что это невозможно, — произнес он ни к кому не обращаясь, — я бы сказал, что тут и правда водятся привидения!

— Да, происшествия таинственные, — согласился Юп и рассказал про странный химический запах, исходивший от недавно погасших следов.

— Ты его не узнал? — спросил Рейнольдс. Может быть, керосин? Или еще что-то в таком же роде?

— Нет, — ответил Юпитер. — Запах мне совсем незнакомый. Резкий и кислый.

— Хм! — сказал начальник полиции. — Ну, может быть, в лаборатории по обугленным кусочкам линолеума установят, что это такое. Ребята, еще что-нибудь вам про это известно?

Три Сыщика переглянулись и посмотрели на Тома Добсона.

— Нет, сэр, — ответил Том.

— В таком случае отправляйтесь по домам! — сурово приказал начальник полиции.

— Отлично, — сказал Боб. — Съезжу переоденусь и как раз успею в библиотеку.

— Тетя Матильда уже, конечно, беспокоится, — сказал Юпитер, шагая к велосипеду.

Три Сыщика помахали Тому Добсону на прощание и покатили по шоссе к Роки-Бич. На перекрестке перед складом Юпитер свернул к обочине. Его друзья тоже остановились.

— Сдается мне, что веселый рыболов как-то причастен ко всему этому, — сказал Юпитер.

— Просто подонок! — заявил Пит.

— Не исключено, — ответил Юпитер. — Однако есть у него привычка оказываться поблизости, перед тем как что-то случается. Или сразу после. Его машина стояла по ту сторону шоссе, когда дом Гончара обыскивали, а меня оглушили. Он заявился к миссис Добсон вечером незадолго до появления новых горящих следов. И он вполне мог выстрелить в нас со склона. Мы


убрать рекламу


ведь знаем, что те двое были тогда на террасе.

— Но для чего ему делать все это?

— Кто знает! — ответил Юпитер. — Может, он сообщник генерала Калюка. Если мы раскроем тайну Гончара, то, наверное, узнаем очень много! — Юп достал из кармана документ, который нашел в фальшивом камине и протянул Бобу. — Возьми его. Есть ли шанс, что ты установишь, на каком языке он написан, или даже переведешь его?

— Держу пари, он на лапатийском, — заявил Боб. — Сделаю, что смогу.

— Отлично. Не помешало бы нам узнать побольше про Азимовых. Фамилия Керенов в этом документе просто дразнится!

— Изготовитель корон? Я попробую. — Боб спрятал документ в карман и покатил дальше.

— Который час? — тревожно спросил Пит. — Мама, наверное, с ума сходит.

— Еще только девять, — ответил Юпитер. — С какой стати ей беспокоиться? А я думал, мы навестим мисс Хоппер!

— В «Морском бризе»? Она-то какое имеет отношение ко всему этому?

— Ни малейшего. Однако веселый рыболов — ее постоялец, а она всегда окружает своих постояльцев всяческими заботами.

— Ладно! — сказал Пит. — Заглянем к ней. Только не рассиживайся там весь день. Я хочу вернуться домой до того, как мама начнет звонить твоей тетке.

— Да, так будет благоразумнее, — признал Юпитер.

Мисс Хоппер они нашли в вестибюле «Морского бриза», где она о чем-то тревожно советовалась с горничной Мари.

— Ничего не поделаешь, — говорила мисс Хоппер. — Просто пропусти сто тринадцатый. Уберешь его потом.

— Вот возьму и вовсе пропущу! Будет знать! — прошипела Мари и вышла из вестибюля, сердито толкая перед собой тележку со щетками и ведрами.

— Что случилось, мисс Хоппер? — спросил Юпитер.

— А, это ты, Юпитер! И Пит! Доброе утро. Так, пустяки. Просто мистер Фэрьер вывесил у себя на двери табличку «Не беспокоить!», и Мари не может убрать его номер. Она всегда сердится, когда ее расписание нарушается. — Мисс Хоппер помолчала, а потом добавила многозначительно: — Я слышала, когда мистер Фэрьер вернулся вчера ночью, а, вернее, сегодня утром. Ровно в три!

— Интересно, — заметил Юпитер. — Ведь большинство рыбаков уходят удить с рассветом!

— Мне тоже так казалось, — сказала мисс Хоппер. — Но мистер Фэрьер был так внимателен вчера к миссис Добсон, что я подумала, не помогал ли он ей устраиваться.

— До трех ночи? — воскликнул Пит.

— Нет, мисс Хоппер, — сказал Юпитер. — Мы только что там были, и мистер Фэрьер не провел вчерашний вечер у миссис Добсон.

— Так где же он пропадал до такого часа? — недоуменно спросила мисс Хоппер. — Впрочем, это его дело. А как бедная милая миссис Добсон сегодня утром? Я видела, как она недавно проехала мимо.

— Учитывая обстоятельства, она чувствует себя неплохо. А в город она поехала подать официальную жалобу в полицию. Хочет, чтобы ее отца разыскали. — Юпитер без колебаний сообщил мисс Хоппер эти сведения, зная, что она все разведает сама.

— И правильно! — одобрила мисс Хоппер. — И как Гончар позволил себе такое? Уйти и никому ничего не сказать! Ну, да он всегда был со странностями.

— Что верно, то верно, — согласился Пит.

— Ну, нам пора, мисс Хоппер, — сказал Юпитер. — Мы ведь просто подумали, что вы будете рады узнать, как миссис Добсон и ее сын устроились в доме Гончара. Вы же всегда проявляете такое участие к своим гостям.

— Спасибо, Юпитер, — сказала мисс Хоппер.

— И, надеюсь, мистер Фэрьер проснется до обеда.

— Мари бы очень обрадовалась, — ответила мисс Хоппер. — А его можно только пожалеть. Ему так не везет!

— Неужели? — подбодрил ее Юпитер.

— Да. Он уже четыре дня удит рыбу с утра до вечера и ничего пока не поймал!

— Такое разочарование! — посочувствовал Юп, и они с Питом пожелали мисс Хоппер всего хорошего.

— Куда в Роки-Бич человек может пойти в три утра? — спросил Пит, едва они вышли.

— Могу назвать несколько мест, — ответил Юпитер. — Например, можно поудить рыбу при лунном свете. Или залечь на склоне холма с ружьем. Или развлекаться, пугая людей огненными следами.

— С последним я бы согласился, — заметил Пит, — если бы он сумел пробраться в дом. Но, Юп, все окна внизу были заперты, причем большинство вообще не открывается — они наглухо закрашены. На парадной двери два замка и два засова, а на задней — один простой замок, а один врезной. Ну, никак он не мог залезть внутрь.

— Но ведь кто-то же залез! — напомнил Юпитер.

— Один человек, конечно, мог, — сказал Пит. — У Гончара есть ключи.

— И мы возвращаемся к вопросу: зачем ему это могло понадобиться? — сказал Юп.

— Может, ему не понравилось, что у него поселились гости, — предположил Пит.

— Глупости, и ты сам это знаешь, — заметил Юпитер.

— Но альтернатива еще глупее, — возразил Пит. — Он сбежал, отбросил где-то копыта, а затем вернулся с того света пугать людей.

Юпитер вернулся домой, и тетя Матильда подвергла его допросу с некоторой помощью дяди Титуса.

— Как себя чувствует миссис Добсон? — начала тетя Матильда.

— Сегодня утром много лучше, — ответил Юп. — Вчера вечером она была крайне расстроена, почти в истерике.

— Почему? — осведомился дядя Титус.

— Там снова загорелись следы, — ответил Юпитер. — На лестнице.

— Господи спаси и помилуй! — вскричала тетя Матильда. — И она все еще хочет там остаться?

— Тетя Матильда, вчера она была в таком состоянии, что просто не могла никуда ехать, — поспешно сказал Юп.

— Но мне-то ты должен был сообщить, Юпитер! — упрекнула его она. И повернулась к мужу: — Титус Андроникус Джонс!

Когда жена называла его полным именем и фамилией, дядя Титус сразу настораживался.

— Выводи грузовик, — скомандовала тетя Матильда. — Немедленно едем туда и убедим бедную неразумную девочку выбраться из этого ужасного дома, пока с ней ничего не случилось!

Дядя Титус пошел к грузовику.

— А ты, Юпитер, — строго сказала тетя Матильда, — ты слишком много на себя берешь! И вывел меня из терпения. Берись-ка за работу, так мне спокойнее за тебя будет.

Юп промолчал. Тетя Матильда считала работу очень полезной для него, даже когда бывала за него спокойна.

— Надо хорошенько вымыть садовые мраморные изделия, которые твой дядя привез из Беверли-Хиллз, — объявила тетя Матильда. — Где ведра и мыло, тебе известно!

— Хорошо, тетя Матильда, — покорно сказал Юп.

Тетя Матильда и дядя Титус укатили в громыхающем грузовике. Юпитер очистил место в глубине двора и принялся горячей водой с мылом приводить в пристойный вид мраморные статуи и декоративные урны, покрытые многолетними слоями грязи, копоти и плесени. Он уже почти оттер пухлощекое лицо ангелочка, держащего в руке яблоко, когда к нему подошел Ганс.

— Вижу, твоя тетя поговорила с тобой серьезно! — сказал он, глядя на щетки и ведро с мыльной водой.

Юп кивнул, обтер мраморного ангелочка и взялся за пузатую урну с виноградными гроздьями по бокам.

— А куда все подевались? — осведомился Ганс. — В доме никого. В конторе тоже.

— Тетя Матильда с дядей поехали в дом Гончара повидать миссис Добсон, — сообщил Юпитер.

— Фу! — буркнул Ганс. — Моей ноги там не будет, даже за миллион долларов. Там водятся привидения. Сумасшедший Гончар разгуливает босиком. Я сам видел! И ты тоже.

Юпитер присел на пятки.

— Мы видели следы, — напомнил он, — а не Гончара.

— А кто эти следы оставил, если не он? — ехидно спросил Ганс.

Юпитер замолчал. Он смотрел на урну, довольно-таки аляповатую, и ему вспомнились несравненно более изящные изделия Гончара.

— Урны на крыльце Гончара куда красивее этой штуки, — сказал он вслух.

— Да-да! Мастер он хороший, кто спорит? Да только не в своем уме.

— Не думаю, — возразил Юп. — Однако почему у одного орла на одной его урне только одна голова?

— Так ведь орлу одна голова и требуется! — объявил Ганс.

— Совершенно верно. Да вот Гончар, судя по всему, предпочитал двухголовых орлов, — ответил Юпитер Джонс.

ВЕСЕЛЫЙ РЫБОЛОВ

 Сделать закладку на этом месте книги

Тетя Матильда и дядя Титус вернулись только в полдень, глубоко убежденные, что женщины, упрямее Элоизы Добсон, свет еще не видывал.

Несмотря на все уговоры начальника полиции и все убеждения тети Матильды, умеющей настоять на своем, миссис Добсон твердо и очень сердито ответила, что из отцовского дома ее никто не выгонит.

— Вчера вечером она уже была готова уехать оттуда, — заметил Юп.

— Значит, ты должен был тогда же ее увезти! — огрызнулась тетя Матильда и сердито ушла в дом заняться обедом.

Юпитер обдал последнюю урну из шланга и пошел принять душ. А после обеда вернулся на склад. Тетка запамятовала дать ему новое поручение, и Юпитер, пробравшись в штаб по Второму туннелю, незаметно ускользнул со склада через Красную калитку. Направился он в полицейское управление Роки-Бич.

Рейнольдс мрачно сидел за своим столом.

— Что тебя сюда привело, Джонс? — спросил он.

— В «Морском бризе» сейчас живет один человек, который окружает миссис Добсон чересчур назойливым вниманием, — сообщил Юпитер.

— Не сомневаюсь, — сказал начальник полиции, — что в этом отношении миссис Добсон сумеет сама за себя постоять.

— Не в том дело, — возразил Юпитер. — Мисс Хоппер он внушил, будто приехал удить рыбу. Но до сих пор ничего не поймал.

— Ну и что? Невезение и только.

— Не исключено. Однако его машина стояла напротив дома Гончара в субботу, когда меня оглушили в кабинете Гончара. Далее, он явился к миссис Добсон вчера вечером, незадолго до того как на ступеньках загорелись новые следы. Не говоря уж о его одежде!

— При чем тут его одежда?

— Она вся, насколько я могу судить, совершенно новая, — объяснил Юпитер. — Словно надел костюм для киносъемок. И, кстати, его вид никак не гармонирует с машиной, на которой он ездит. Она старая и кое-где побитая. Коричневый «форд». Может быть, вы сочтете нужным запросить Сакраменто, на кого она зарегистрирована. Он себя называет «Фэрьер».

— Может, он пользуется собственной фамилией? — заметил Рейнольдс. — Вот что, Джонс, я знаю, ты воображаешь себя вторым Шерлоком Холмсом, но все-таки бросил бы ты совать нос не в свои дела. А у меня хватает настоящих проблем. Твоя миссис Добсон ждет, что я разыщу ее отца — если он ей отец! — еще до вечера, а то и раньше. С моим бесчисленным штатом из восьми человек я должен прочесать весь береговой хребет и найти человека, который не хочет, чтобы его нашли. Кроме того я должен установить, как кто-то проник в запертый дом и поджег ступеньки!

— Вам из лаборатории прислали заключение относительно сожженного линолеума? — спросил Юпитер.

— Когда пришлют, ты об этом узнаешь последним, — окрысился Рейнольдс. — А теперь убирайся, у меня и без тебя голова болит.

— Запрашивать Сакраменто вы не станете? — не отступал Юпитер.

— Нет. И не подумаю. А если ты начнешь допекать этого Фэрьера, я лично привлеку тебя за нарушение общественного порядка!

— Очень хорошо, — сказал Юпитер и, выйдя из кабинета, направился в «Морской бриз». Он обрадовался, обнаружив, что коричневого «форда» на стоянке нет. Он знал, что мисс Хоппер любит днем вздремнуть и, скорее всего, уже сладко спит у себя в комнате. Конечно, оставалась горничная Мари, да и кто-нибудь из постояльцев мог выйти на веранду или в вестибюль.

Однако в вестибюле «Морского бриза» было пусто, а дверь позади бюро была плотно закрыта. Мисс Хоппер отличалась большой аккуратностью, и Юп хорошо знал ее привычки. Запасной ключ к сто тринадцатому номеру он нашел именно там, куда взглянул сразу, — в отведенной ему ячейке на дне нижнего ящика. Юпитер бесшумно извлек ключ, положил в карман и вышел на веранду. Мари нигде не было видно, и смотрящая на пляж терраса стояла пустая.

Юпитер сунул руки в карманы и неторопливо пошел по террасе. У двери сто тринадцатого номера он остановился и постоял, прислушиваясь. Нигде ни звука.

— Мистер Фэрьер? — произнес он негромко и тихонько постучал. Мистер Фэрьер не откликнулся.

Юпитер осторожно вставил ключ в замок, отпер дверь и вошел.

— Мистер Фэрьер? — еще раз негромко сказал он.

Но комната была пуста. Пуста и прибрана. Мари нашла время застелить постель и пропылесосить ковер.

Юпитер бережно притворил дверь и принялся за работу. Ящики комодика были пусты, как и ящики письменного стола. Мистер Фэрьер не потрудился распаковать свои великолепные чемоданы, если не считать нескольких новехоньких спортивных курток, которые висели в гардеробе рядом с полдесятком чистейших рубашек и голубых спортивных брюк с щегольски заглаженными складками. Юп ощупал их карманы и не нашел ничего.

Затем он занялся чемоданами. Их было два. Один лежал открытый на банкетке в ногах кровати. Содержимое его выглядело нормальным — пижамы, носки, пара шлепанцев, явно ни разу ненадеванных, нижнее белье, а на самом дне прятался комок грязного белья.

Второй чемодан стоял на полу рядом с банкеткой. Он был закрыт, но не заперт, как не замедлил обнаружить Юпитер. Опять одежда, вся совершенно новая с ярлыками разных магазинов в Лос-Анджелесе. С одной рубашки даже не был снят ценник, и Юпитер ахнул, увидев, сколько она стоила.

Шарящие пальцы Первого Сыщика нащупали на дне бумагу. Он аккуратно извлек одежду и увидел сложенный газетный лист — отдел объявлений «Лос-Анджелес таймс». В колонке «личные» одно объявление было обведено чернилами. В нем говорилось: «Николай. Я жду. Пишите Алексису почтовый ящик 213, Роки-Бич, Калифорния».

Юпитер вынул газету. Под ней оказался еще один лист с объявлениями — на этот раз из «Нью-Йорк дейли ньюс» с таким же оповещением. И еще лист из «Чикаго трибьюн», где Юп прочел тот же призыв. Он посмотрел на даты. Все три листа были оторваны от номеров от 21 апреля текущего года.

Юпитер нахмурился, положил «Чикаго трибьюн» на прежнее место, положил сверху лист из «Дейли ньюс», а его накрыл «Лос-Анджелес таймс». Затем он убрал в чемодан одежду, закрыл его и поставил на пол.

С какой бы целью щеголь-рыболов ни приехал в Роки-Бич, решил Юп, к рыбе она отношения не имела.

Он быстро осмотрел ванную, где увидел только бритвенные принадлежности и чистые полотенца, и направился к двери, как вдруг услышал быстрые шаги на веранде снаружи. В замок вставили ключ.

Юп бросил вокруг отчаянный взгляд, решил, что под кровать ему не втиснуться, и юркнул в гардероб. Он укрылся за новенькой курткой мистера Фэрьера и затаил дыхание.

В номер вошел Фэрьер, что-то фальшиво напевая. Его шаги на несколько секунд замерли возле кровати, а затем прозвучали у двери ванной. Она скрипнула, закрываясь, и Юпитер услышал звуки льющейся из крана воды.

Он выскользнул из гардероба и на цыпочках побежал к выходу. Еще миг — и под шум воды он спиной вперед выбрался на веранду, затворяя за собой дверь. За секунду до того, как она закрылась полностью, он заметил, что мистер Фэрьер оставил что-то на кровати.

Веселый рыболов носил с собой пистолет!

У ЮПА ЕСТЬ ПЛАН

 Сделать закладку на этом месте книги

Пит кончил подстригать газон и готовил себе лимонад, когда зазвонил телефон.

— Пит? — произнес голос Юпитера Джонса. — Ты сможешь прийти в штаб после ужина?

— Могу, но только не на всю ночь! Две подряд мама не позволит.

— Нет, только на час-другой, — обещал Юп. — Я раздобыл новую весьма любопытную информацию, которая может помочь нашему клиенту. Миссис Эндрюс передаст вызов Бобу. Не исключено, что он, вернувшись из библиотеки, тоже сообщит нам кое-что полезное.

— Не помешало бы! — заметил Пит.

Надежда не обманула Юпитера. В штаб-квартиру Боб явился, пошатываясь под тяжестью двух больших томов со множеством закладок.

— Лапатийский словарь! — весело объявил Боб. — Вернее, лапато-английский. Вы не поверите, какая это редкость! Пришлось заказать его в городской библиотеке Лос-Анджелеса. Папа заехал туда по пути домой. А вторая книга — полная история Лапатии.

— Здорово! — воскликнул Пит.

— А документ, который мы нашли в доме Гончара, ты сумел прочесть? — спросил Юп.

— Частично. Но остальное более или менее понятно, — ответил Боб. — Хорошо еще, что лапатийский не похож на русский. Они там пользуются латинским алфавитом. Если бы мне пришлось переводить рукописный текст с неизвестными буквами, думаю, я бы повесился!

— Где он? — спросил Юпитер.

Боб извлек сложенный лист пергамента из словаря и положил на стол. Потом положил рядом лист простой бумаги, на котором он записал карандашом перевод — то и дело что-то стирая или вычеркивая.

— Говорится в нем, примерно, вот что, — сказал Боб. — «Да будет известно всем, что в день сей двадцать пятого августа одна тысяча девятьсот двадцатого года Алексис Керенов, достигнув совершеннолетия и принеся присягу своему монарху, возводится в сан герцога Маленбадского, и его охране и совести вручаются корона и скипетр Лапатии, кои он должен телом своим защищать от всех врагов во имя блага своего монарха».

Боб кончил читать и посмотрел на друзей.

— Вот, примерно, и все, — сказал он. — Еще печать с двуглавым орлом и подпись, только ее не разобрать. С подписями всегда так.

— И чем выше пост занимает человек, тем неразборчивее его подпись, — согласился Юпитер. — А может быть здесь написано «Азимов»?

Боб пожал плечами.

— Прочесть ее можно хоть на сто ладов, — ответил он. — Но вполне вероятно, что расписывался именно Азимов, потому что род Кереновых, как выяснилось, играл в Лапатии немалую роль. Золотых дел мастер Борис Керенов не исчез незаметно со сцены. А наоборот, толокся на ней и старался быть полезным. — Боб открыл вторую книгу на заложенном месте. — Тут имеется индекс, — сообщил он с удовольствием, — так что копаться нам в ней не нужно. Борис Керенов, который изготовил корону для старого герцога Федерика, стал его советником, когда герцог объявил себя королем. Он помогал ему планировать улицы вокруг замка в Мадангофе и руководил перестройкой замка, когда его расширяли. Он сообразил, что королям требуются скипетры, и изготовил скипетр для Азимовых по своему эскизу. Федерик не остался неблагодарным и сделал его герцогом Маленбадским. По весьма интересному совпадению Маленбад был герцогством, где перед тем правил Иван Смелый.

— Погоди минутку, — перебил Пит. — Дай разобраться в действующих лицах. Иван Смелый. Это тот тип, который уперся и отказался присягнуть в верности герцогу Федерику? И в результате оказался покойником?

— А его голову выставили на стене замка Мадангоф. Тот самый. Керенов получил рубин Ивана для королевской короны, а владения Ивана получил в свою собственность, и добился, что его сделали герцогом и хранителем королевских регалий, что, впрочем, логично — как-никак создал их он! Он стал очень, очень богатый, и Кереновы, с той поры только приумножили свои богатства. В этой книге полно Кереновых. Все старшие сыновья старших сыновей становились герцогами Маленбадскими и хранителями короны со скипетром.

Боб открыл книгу на другом месте.

— Кереновы, — продолжал он, — чуть ли не интереснее Азимовых. Некоторое время они жили в старом замке Ивана в Маленбаде, но, примерно триста лет назад покинули замок и переселились в Мадангоф. По причине, которая вас приведет в восторг.

— Это почему же? — спросил Юпитер.

— Уж очень она в масть, просто не верится, — сказал Боб. — В Маленбаде вышла заварушка. Одна из дочерей тогдашнего Керенова была объявлена колдуньей. Ее звали Ольга.

— Так это же было очень рискованно, — перебил Пит. — То есть, по-моему, взять да обвинить в колдовстве дочку герцога вещь опасная.

— Меньше, чем казалось бы, — ответил Боб. — Это была массовая истерия, какие иногда вспыхивают, и людям всюду чудится колдовство. Ну, как в Сейлеме у нас два века назад. Все обвиняли всех. А Ольга имела несчастье поссориться с отцом, потому что влюбилась в сына местного трактирщика, чего он одобрить не собирался. К тому же, его самого обвинили в том же, и ему пришлось просить защиты у тогдашнего Азимова. Ну, и девушку сожгли на костре.

Пит даже охнул.

— Сожгли? — насторожился Юпитер. — А после этого Кереновы уехали из своего Маленбадского замка?

— Видишь ли, после того как ее сожгли, Ольга… а, вернее сказать, ее призрак постоянно возвращался в замок, бродил по нему и оставлял…

— Огненные следы! — воскликнул Юпитер.

— Вот именно, — ответил Боб. — А потому замок был заброшен и теперь от него остались одни руины. Кереновы жили в столице до уже известной нам революции двадцать пятого года, а затем их следы теряются. Дальнейших упоминаний о них в книге нет.

Несколько минут Три Сыщика переваривали новые сведения в молчании.

— Пожалуй, я догадываюсь — и благодаря Бобу с вескими на то основаниями, — как на самом деле зовется мистер Александр Гончар.

— Если, по-твоему, зовется он Алексис Керенов, я спорить не стану, — отозвался Боб.

— Но Том же говорил, что настоящая его фамилия очень длинная! — возразил Пит. — Со всякими там «ц» и «щ».

— Несомненно, он уже жил под чужой фамилией, когда познакомился с бабушкой Тома, — предположил Юпитер. — И помните, что она про него говорила?

— Что от него пахло мокрой глиной? — сказал Пит.

— Да. А кроме того, что он всегда нервничал и ставил по три замка на каждую дверь. Он ведь и по сей день большой любитель замков. Гончар — человек с какой-то тайной. А кроме того он человек, который ищет связи с кем-то.

— Что-что? — переспросил Боб.

Юпитер быстро рассказал о своих дневных приключениях. О том, как он обыскал номер веселого рыболова, и о пистолете, и о газетных листах с одинаковым объявлением.

— «Нью-Йоркская газета», «Лос-Анджелес таймс» и «Чикаго трибьюн», — сказал он. — Все три опубликованы в один день — двадцать первого апреля. Все три с просьбой к Николаю написать в Роки-Бич.

— Николай? — повторил Боб.

— А в твоем индексе есть интересный для нас Николай? — спросил Пит.

— Николаем звали старшего сына короля Лапатии Вильгельма Четвертого, — ответил Боб, перелистал книгу и повернул ее к своим друзьям так, чтобы они могли хорошо рассмотреть последнюю фотографию королевской семьи Лапатии. Их взгляду предстали Его Величество король Вильгельм Четвертый, его расточительная супруга и четыре их сына, выстроившихся в ряд, начиная с высокого молодого человека рядом с Его Величеством и кончая мальчиком лет десяти. — Тот, который рядом с королем — великий князь Николай, — объяснил Боб.

— А Вильгельм Четвертый это тот, который упал с балкона, — заметил Юпитер. — В энциклопедии сообщается, что королева приняла яд. Что случилось с Николаем?

— Утверждают, что он повесился.

— А остальные мальчики?

— Двое в середине тоже повесились по словам генералов, устроивших переворот. Младший нечаянно захлебнулся в ванне.

— Хм! — Юпитер подергал себя за губу. — Предположим гипотетически, что великий князь Николай не повесился. Сколько лет было бы ему сейчас?

— За семьдесят, — ответил Боб.

— А сколько лет Гончару, как тебе кажется?

— Да столько же… Юп, ты ведь не думаешь, что Гончар может оказаться великим князем Николаем?

— Нет, не думаю. Я думаю, что он Алексис Керенов, который исчез в тот день, когда был уничтожен род Азимовых. Кстати, какой это был день?

Боб справился с книгой.

— Двадцать первое апреля.

— А двадцать первого апреля этого года некий Алексис, а по нашему мнению Гончар, опубликовал в газетах, выходящих в разных частях нашей страны объявление, умоляя какого-то Николая связаться с ним. По-видимому, это объявление привело в Роки-Бич мистера Фэрьера, который на самом деле вовсе не любитель рыбной ловли. И Николаем Азимовым он тоже быть не может. Слишком молод для этого.

— А что, если то же самое объявление привело сюда и этих двух свихнутых типов из Лапатии? — сказал Боб. — Кстати, тут есть кое-что и о генерале Калюке. В тот день он посетил дворец и с тех пор входил в число генералов, правящих Лапатией до сих пор. На странице четыреста тридцать третьей есть его фотография.

Юпитер открыл указанную страницу.

— Из подписи следует, что генералу было двадцать три года, когда он позировал для этого снимка в двадцать шестом году. Он не очень изменился. Волос у него и тогда не было. Интересно, он лысый от природы или бреет голову? Новый способ сохранять моложавость. Сбриваешь волосы и брови, так что нечему седеть!

— А что? Должно сработать, если не слишком обрюзгнешь! — заявил Пит.

— Ну, он явно не обрюзг, — сказал Юпитер. — Значит, он примерно ровесник великого князя Николая — то есть, если тот еще жив, — а также Гончара. Однако, по-моему, в Роки-Бич он приехал не из-за объявления, а из-за фотографии в «Вестуэйсе». Деметриефф, видимо, живет в Лос-Анджелесе, поскольку лапатийская палата имеет там представительство. Вспомните, Калюк ведь сказал, что о Гончаре писали в наших журналах. Насколько мне известно, кроме «Вестуэйса» другие журналы о Гончаре ничего не печатали. Деметриефф, возможно, увидел фотографию, углядел медальон и доложил своему начальству в Лапатии.

— И вот приезжает генерал!

— Ага. Во всех отношениях противнейшая личность. Однако все эти предположения и рассуждения нашему клиенту не помогут. Я говорю о Томе Добсоне. Представляется несомненным, что некто, знакомый с историей рода Кереновых и легендой об огненных следах, пытается напугать миссис Добсон и Тома, чтобы они покинули дом. Причина тут может быть только одна: в доме спрятано что-то ценное. Или они так считают. Но миссис Добсон ничего не знает о Кереновых и фамильных призраках, а к тому же очень упряма и решает остаться. Если бы нам удалось убедить миссис Добсон и Тома вернуться в «Морской бриз», а то и уехать в Лос-Анджелес, мы могли бы понаблюдать что-нибудь поинтереснее пылающих следов.

— Поставить ловушку с приманкой? — заметил Пит.

— Да. Но только пустую. Миссис Добсон и Тому нельзя при этом оставаться в доме. Двое в «Вершине» с момента ее появления ничего не предпринимали, а этот, который называет себя Фэрьером, ограничился попыткой выпить с ней кофе. Ну, и, конечно, Гончар еще не нашелся.

— Следовательно, мы уговариваем миссис Добсон уехать, а сами бдим, — сказал Пит.

— Совершенно верно. И нам придется соблюдать большую осторожность.

— Ну, ты должен будешь придумать что-то необыкновенно убедительное! — вздохнул Пит. — Уж очень миссис Добсон бывает иногда похожа на твою тетку!

ЛОВУШКА ЗАХЛОПЫВАЕТСЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Время уже шло к восьми, когда Три Сыщика добрались до дома Гончара. Пит забарабанил в дверь, а Юпитер громко назвался.

Им открыл Том Добсон.

— В самый раз! — сказал он. — Входите быстрее!

Сыщики последовали за Томом на кухню, где в деревянном кресле сидела миссис Добсон и созерцала, как возле двери в подвал, мерцая, догорают на линолеуме три босых следа.

— Знаете, — сказала она почти спокойно, — такие фокусы вскоре перестают пугать.

— Где вы были, когда это случилось? — спросил Юпитер.

— Наверху, — ответила миссис Добсон. — Внезапно что-то грохнуло, Том побежал посмотреть, в чем дело, и увидел еще порцию этих очаровательных следов.

— Хотите обыскать дом? — осведомился ее сын. — Я как раз собрался пошарить по углам, а тут вы постучались.

— Думаю, ничего нового мы не найдем, — сказал Юпитер.

— Мы и сами его обыскивали, и полицейские, — добавил Пит.

— Кстати, начальник полиции вам ничего не сообщал? — спросил Юпитер.

— Абсолютно ничего, — ответила Элоиза Добсон.

— Миссис Добсон, — начал Юп, сразу же переходя к главной цели их визита, — нам кажется, вам следует покинуть этот дом, и чем скорее, тем лучше.

— И не подумаю! — отрезала миссис Добсон. — Я приехала повидать отца, и никуда не поеду, пока его не увижу.

— Но ведь «Морской бриз» совсем рядом, — мягко напомнил Боб.

— Тетя Матильда будет очень рада, если вы погостите у нее два-три дня, — напомнил Юпитер.

— Вы ведь не уедете из Роки-Бич, — добавил Пит. — А только из этого дома.

Миссис Добсон пронзила их подозрительным взглядом.

— Что вы, трое, затеваете? — спросила она грозно.

— Вам не приходило в голову, что кто-то пытается вас напугать, чтобы вы освободили дом? — сказал Юп.

— Конечно, приходило. Я была бы мировой чемпионкой по идиотизму, если бы не пришло! Ну, меня так просто не напугаешь!

— Нам кажется, что следы эти зажигает не просто первый попавшийся вор, — сказал Юпитер. — Кто бы он ни был, он знает очень много о вашем отце и об истории семьи вашего отца. Знает больше вас, хотя вряд ли подозревает, как мало вам рассказывали. Мы полагаем, что он хочет развязать себе руки, чтобы спокойно обыскать дом без всяких помех. И мы предлагаем, чтобы вы предоставили ему такую возможность. Уезжайте сейчас же, пока еще светло, чтобы он своими глазами это увидел. Поезжайте в Роки-Бич и оставайтесь там, а мы, Пит, Боб и я, будем наблюдать, что произойдет тут потом.

— Вы шутите! — воскликнула миссис Добсон.

— Вовсе нет, — возразил Юпитер.

— Значит вы, трое, хотите, чтобы я убралась отсюда и позволила психу, который бегает и следит огнем, резвиться в доме моего отца?

— Мы считаем, что только таким способом можно узнать, что кроется за всем этим — за исчезновением вашего отца, обыском в день вашего


убрать рекламу


приезда, за этими следами — ну, словом, за всем!

Элоиза Добсон нахмурила брови.

— Начальник полиции мне про тебя рассказывал. И про вас тоже, Боб и Пит. Он сказал, если я помню точно, что ваш талант устраивать всякие истории уступает только вашей сноровке объяснять, что к чему.

— Двусмысленный комплимент! — заметил Юпитер.

— Ну, хорошо! — Миссис Добсон встала. — Мы с Томом соберем чемоданы и уедем, как можно шумнее. А вы спрячетесь, чтобы наблюдать за домом. Это я сделаю по-вашему и даже дверь не запру, чтобы этот псих, кем бы он ни был, мог бы войти внутрь. Хотя до сих пор это его вроде бы не затрудняло ни ночью, ни днем. Но если он не помешан на керамике, то уж не знаю, что он собирается тут найти! Тут полно пустоты.

— А может быть и нет, — сказал Юпитер. — Посмотрим.

— Погодите! — сказала миссис Добсон. — Мне бы хотелось узнать, что за черная тайна спрятана в ветвях фамильного древа моего отца.

— Миссис Добсон, у вас сейчас не осталось времени на объяснения, — ответил Юпитер. — Через полчаса стемнеет. Ну, пожалуйста, поторопитесь со сборами!

— Хорошо. Но еще одно…

— Что? — нетерпеливо сказал Юп.

— Как только мы с Томом доберемся до города, я сразу поеду к начальнику полиции и расскажу ему, что вы задумали, — объявила миссис Добсон. — Если кто-нибудь что-нибудь затеет, вам понадобится помощь.

Три Сыщика переглянулись. Потом Юпитер сказал:

— Очень разумная мысль.

— Юп, если сюда под сиреной примчится полицейская машина, это же все испортит! — заспорил Пит.

— Не сомневаюсь, миссис Добсон сумеет убедить Рейнольдса обойтись без сирены, — ответил Юпитер. — Мы поедем на велосипедах в сторону Роки-Бич, — продолжал он, обернувшись к миссис Добсон, — а как только дом скроется из вида, спрячем их в придорожных кустах и вернемся сюда. Чапарраль тут на склоне очень густой. С шоссе нас увидеть будет нельзя и из «Вершины» тоже. Скажите начальнику полиции, что мы будем вести наблюдение из живой изгороди из олеандров за домом.

— Может, поедем? — умоляюще сказал Боб. — Уже смеркается.

— Пошли, Том, — скомандовала миссис Добсон, и они побежали вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Три Сыщика, ожидая на кухне, слушали, как у них над головой открываются и закрываются ящики, хлопают дверцы гардероба и со стуком опускаются на пол чемоданы.

Через четыре минуты по лестнице быстро спустилась Элоиза Добсон с сумочкой и чемоданчиком. За ней следовал Том с двумя большими сумками.

— Настоящий рекорд! — одобрительно воскликнул Юпитер. — Вы все взяли? Зубные щетки и прочее?

— Все, — ответила миссис Добсон. — Но как я потом с ними разберусь? Даже подумать страшно.

— Ведь тогда вам не надо будет торопиться, — утешил Юпитер. Он взял у нее чемоданчик, а Пит забрал у Тома одну из сумок. — Идем! — скомандовал Юпитер, поглядев по сторонам, и они пошли через холл к двери. Поравнявшись с входом в кабинет, миссис Добсон вдруг остановилась.

— Погодите! — крикнула она. — Том, принеси коробку!

— Какую коробку? — спросил Пит.

— Я осмотрела вещи отца, — с некоторым вызовом ответила миссис Добсон. — Не обыскивала, а просто… ну, надеялась, вы понимаете… и нашла коробку… Ничего важного. Свадебная фотография моих родителей, пачка писем мамы, несколько моих писем и… Юпитер, я не хочу, чтобы их касались чужие руки.

— Понимаю, миссис Добсон, — отозвался Юп и взял у Тома вторую сумку, а Том нырнул в кабинет Гончара и тут же вернулся с картонной коробкой.

— Дедушка, по-моему, никогда ничего не выбрасывал, — сказал он.

Пит уже открыл входную дверь, они прошли между урнами и свернули к машине миссис Добсон возле сарая.

— Мне очень жаль, — вдруг громко сказал Юпитер, — что вы все-таки решили уехать, миссис Добсон!

— А? — удивилась Элоиза Добсон.

— Притворитесь испуганной! — шепнул Юпитер.

— A-а! — шепнула в ответ миссис Добсон и тут же повысила голос. — Юпитер Джонс! — Она почти взвизгнула. — Если ты думаешь, что я буду прохлаждаться тут, когда кто-то старается спалить дом, то ты полоумный!

Она положила сумочку на землю у машины и открыла дверцу.

— И если на то пошло, — возвестила она всему свету, — так я жалею, что у меня вообще есть отец. Лучше бы я родилась сиротой!

Она энергично швырнула чемоданчик и сумки в багажник и продолжала:

— Больше уж меня в Роки-Бич, а тем более в этот дом ничем не заманишь! Том, дай мне картонку!

Том подал матери коробку со старыми письмами, и она нагнулась, чтобы поставить ее на заднее сиденье.

— Не двигаться! — внезапно произнес голос со стороны сарая.

Три Сыщика и Добсоны обернулись. Залитый золотым светом заката там стоял щеголь-рыболов, целясь в них из пистолета.

— Просто стойте спокойно, — продолжал Фэрьер. — Не шевелитесь, и с вами ничего не случится. — И он навел пистолет на Элоизу Добсон.

— По-моему, — буркнул Пит, — у нас с графиком не все ладно!

— Дай-ка мне эту картонку, — приказал Фэрьер Тому. — Или, лучше, высыпь из нее все на землю.

— Но там ведь только старые дедушкины письма! — возразил Том.

— Возьми ее и открой! — рявкнул Фэрьер. — Я сам погляжу.

— Не спорь с ним, — посоветовал Юпитер.

Том вздохнул, вынул коробку из машины, открыл ее и перевернул вверх дном. На землю хлынул поток конвертов.

— В ней и правда одни письма! — воскликнул щеголь-рыболов. Он, казалось, искренне удивился.

— А вы думали там брильянтовая тиара, что ли? — спросил Том.

Человек, называвшийся Фэрьером, шагнул к нему.

— Так ты… — начал он, но сдержался. — Сумки! — приказал он. — Несите их в дом. На вид они маловаты, но поглядим.

Элоиза Добсон опустилась на колени, сгребла письма и убрала их назад в картонку, а мальчики вытащили сумки из багажника. Затем Добсоны и Три Сыщика вернулись в дом. Процессию замыкал мистер Фэрьер с пистолетом в руке.

В холле Элоиза Добсон в гневе смотрела, как мальчики были вынуждены выложить содержимое ее сумок на пол. Тому тоже пришлось открыть свою сумку и вытряхнуть из нее вещи, чтобы наглый мистер Фэрьер мог их оглядеть.

— Так, значит, вы ее не нашли! — сказал он наконец. — А я, когда увидел эту картонку, уже не сомневался…

— Что не нашли, ради всего святого? — крикнула миссис Добсон.

— А вы не знаете? — сказал Фэрьер вкрадчиво. — Да, очевидно, не знаете. Тем лучше, Да-да, моя милая, очаровательная миссис Добсон, тем лучше! Вам совершенно не надо этого знать. А теперь — все в подвал!

— Я не пойду туда! — вскричала Элоиза Добсон.

— Пойдете, миссис Добсон, пойдете! — сказал Фэрьер. — Я уже обыскал подвал. Стены там кирпичные, толстые, пол цементный — отличное место, где вы сможете спокойно отдохнуть, пока я не кончу тут. Ведь в подвале нет окон.

— Так, значит, в субботу дом обыскивали вы! — сказал Юпитер обвиняющим тоном.

— К несчастью, мне не дали спокойно завершить поиски, — сказал Фэрьер. — И я успел найти только одно сокровище! — Он достал из кармана большую связку ключей.

— Ключи Гончара… — пробормотал Юпитер.

— Запасные, наверное, — хихикнул Фэрьер. — Так любезно с его стороны было оставить их в ящике письменного стола! Ну, ладно, марш вниз!

Добсоны и Три Сыщика промаршировали через холл в кухню и спустились в подвал. Миссис Добсон задержалась на верхней ступеньке, чтобы щелкнуть выключателем, прежде чем сойти в пустое помещение с глухими кирпичными стенами.

— Там вам будет достаточно удобно, — крикнул Фэрьер с верхней ступеньки. — К тому же вас, наверное, скоро хватятся и выпустят.

С этими словами щеголь-рыболов захлопнул дверь подвала, в замке щелкнул ключ, скрипнул засов.

— Жаль, что дедушка был помешан на замках! — грустно сказал Том.

— Ну, не знаю, — отозвался Юпитер Джонс, усаживаясь на ступеньку и обводя взглядом подвал. — Конечно, это не слишком приятное место, чтобы остаться здесь надолго, но лежать связанным куда хуже. Не сомневаюсь, что мы не ошиблись в своих предположениях, и так называемый Фэрьер теперь тщательно обшарит дом. Видимо, причиной явилась картонка с письмами. Когда он ее увидел, то решил, что добыча сама идет к нему в руки. Наша ловушка захлопнулась!

— Что есть, то есть, — мрачно сказал Пит. — Только попались в нее мы сами.

НОВЫЕ НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Добсоны и Три Сыщика расположились, как могли удобнее, на ступеньках лестницы и прислушивались, следя за тем, как фальшивый рыболов ведет свои поиски.

В кухне скрипели выдвигаемые ящики, хлопали дверцы шкафчиков. Шаги протопали в кладовую, и на пол посыпались консервные банки. Затем раздался глухой стук — шла проверка стен.

Потом они услышали, как Фэрьер ушел из кухни и протопал в кабинет Гончара. Что-то сильно заскрипело, а потом грохнуло так, что на них сверху посыпалась пыль.

— Он опрокинул картотеку, не иначе, — предположил Пит.

По голым половицам, протестующе скрипя, передвинулся старенький письменный стол Гончара, и снова Фэрьер начал простукивать стены.

— А полиция отыскала секретную библиотеку? — спросил Юпитер у Тома.

— Нет, — доложил Том.

— Вы, ребята, что-то от меня скрыли! — с упреком сказала Элоиза Добсон. — Какая еще секретная библиотека?

— Да ничего важного, мама, — ответил Том. — Просто пачка старых газет за доской с орлом у тебя в спальне.

— Но зачем прятать старые газеты? — удивилась миссис Добсон.

— Чтобы подсунуть что-нибудь обыскивающим для отвода глаз, — объяснил Юпитер.

Сверху донесся оглушительный треск.

— Боже мой! — охнула миссис Добсон. — Большая ваза в холле!

— Очень жаль, — сочувственно сказал Юпитер.

Шаги Фэрьера пересекли холл и затопали вверх по лестнице.

— Конечно, это он зажигал следы! — внезапно объявила миссис Добсон.

— Разумеется, — отозвался Юпитер. — Ведь у него были ключи, и он мог проникать в дом, когда хотел. И, думаю, через заднюю дверь, поскольку передняя запирается еще и на засов.

— А следы… — начал Том, но Юпитер прервал его, вскинув руку.

— Слушайте! — сказал он.

Все замолчали. Минуту спустя Том прошептал:

— Я ничего не слышу.

— Кто-то поднимался на заднее крыльцо, — ответил Юпитер. — Подергали дверь и сошли с крыльца.

— Отлично! — сказала Элоиза Добсон. — Давайте вопить!

— Пожалуйста, не надо, миссис Добсон, — взмолился Боб. — Ведь кроме подонка Фэрьера имеются еще два по-настоящему зловещие типа, снявшие «Вершину».

— А! Любители заглядывать в чужие окна? — сказала миссис Добсон.

— Боюсь, этим они не ограничатся, — заявил Юпитер. — Они же арендовали «Вершину» только по той причине, что оттуда хорошо виден этот дом.

Юп умолк и сделал всем знак замолчать. В холле над ними послышались шаги.

— Фэрьер забыл запереть парадную дверь, — шепнул Пит.

— Это уже интереснее, — пробормотал Юпитер, поднялся на верхнюю ступеньку и прижал ухо к двери. Ему послышались голоса, и он поднял два пальца, показывая, что в доме теперь находятся еще два незваных гостя.

Эти двое прошли через холл к кухне, но там повернулись и пошли назад. Опять послышались шаги на лестнице над ними. До них донесся крик, а потом сухой треск.

— Это был выстрел! — воскликнул Юпитер.

Больше выстрелов не последовало, но до пленников в подвале донесся глухой ропот нескольких голосов. Затем снова шаги на лестнице. Кто-то споткнулся. Потом шаги раздались в кухне, скрипнул стул.

— Сидите тихо и не шевелитесь! — раздался голос генерала Калюка.

Юп спустился на две-три ступеньки. Дверь подвала распахнулась и в проеме выросла грузная фигура лапатийского генерала.

— О? — сказал генерал. — Мой юный друг Джонс. И мастер Эндрюс. Будьте добры, выйдите отсюда. Все вы!

Трое Сыщиков и Добсоны поднялись в кухню. Плафон горел, и Элоиза Добсон ахнула, увидев, что Фэрьер, щеголь-рыболов, сидит на стуле, прижимая носовой платок к запястью. На его франтоватой белой куртке расплылось багровое пятно.

— Вид крови вас пугает, мадам? — спросил генерал Калюк. — Не волнуйтесь. Он ранен очень легко. Просто царапина. — Он придвинул миссис Добсон стул и знаком пригласил ее сесть. — Я не одобряю насилия, кроме крайних случаев, — объяснил он. — И выстрелил в этого незаконно проникшего сюда человека только, чтобы он не выстрелил в меня.

Миссис Добсон села.

— По-моему, надо вызвать полицию, — произнесла она дрожащим голосом. — На шоссе есть телефон-автомат. Том, сбегай…

Генерал Калюк махнул рукой, чтобы она замолчала, а Деметриефф, лапатиянин помоложе, встал в дверях, ведущих из кухни. В руке он держал внушительного вида револьвер.

— Полагаю, мадам, этого субъекта мы можем во внимание не принимать, — сказал генерал Калюк, кивнув в сторону злополучного Фэрьера. — Я не знал, что он находился в этих местах, не то я принял бы меры, чтобы он вам не досаждал.

— Вы с ним словно бы старые друзья, — заметил Юп. — Или мне следовало бы сказать — старые враги?

Генерал испустил язвительный смешок.

— Враги? Этот слизняк слишком мелок, чтобы считать его врагом. Он преступник, просто уголовный преступник. Вор! — Генерал придвинул стул и сел. — Видите ли, мадам, знать подобные вещи входит в мои обязанности. В Лапатии помимо много другого я курирую полицию. На этого субъекта у нас есть досье. Он называет себя по-разному — Смит, Фэрьер, Тальяферро. Он специализируется на краже драгоценностей. Вы согласны, мадам, что это гнусность?

— Да, конечно! — поспешно сказала Элоиза Добсон. — Но… но ведь в этом доме никаких драгоценностей нет. Зачем же он… почему вы здесь?

— Со своей террасы, мадам, мы увидели, что этот негодяй словно бы чинит неприятности вам и моим юным друзьям, а потому, естественно, мы поспешили к вам на помощь.

— Ах, благодарю вас! — Миссис Добсон вскочила со стула. — Благодарю вас от всего сердца. А теперь мы вызовем полицию и…

— Все в свое время, мадам. Будьте так добры, сядьте!

Миссис Добсон села.

— Я еще не представился вам, — продолжал генерал. — Я Класс Калюк. А вы, сударыня?

— Элоиза Добсон. Миссис Томас Добсон. А это мой сын Том.

— И вы принадлежите к друзьям Алексиса Керенова?

— В первый раз о нем слышу. — Миссис Добсон покачала головой.

— Его называют Гончаром, — сказал генерал Калюк.

— Конечно, миссис Добсон добрая знакомая мистера Гончара, — поспешно вмешался Юпитер. — Она со Среднего Запада, я же вам говорил!

Генерал бросил на Юпитера свирепый взгляд.

— Разрешите мадам отвечать самой, — рыкнул он и снова повернулся к миссис Добсон. — Вы принадлежите к друзьям человека, которого тут знают как Гончара?

Элоиза Добсон отвела глаза. На ее лице появилось выражение, какое можно увидеть у неопытного пловца, когда он вдруг оказывается глубоко под водой.

— Да, — ответила она тихо и покраснела.

Генерал Калюк улыбнулся.

— Мне кажется мадам что-то от меня скрывает. Учтите, я большой специалист в этой игре. Быть может, мадам соизволит рассказать мне, как она познакомилась с человеком, которого называют мистер Гончар?

— Ну-у… — сказала миссис Добсон. — По… по переписке. Видите ли, мы написали…

— Гончар получает много письменных заказов, — вставил Пит.

— Вот именно! — подхватил Боб. — Он отправил миссис Добсон сервиз, а она поблагодарила его в письме, ну и…

— Довольно! — загремел генерал, глядя на Боба. — Чепуха! И вы думаете я ей поверю? Эта женщина пишет письма старику, который обжигает глиняную посуду, и это такая интересная переписка, что она приезжает в этот городишко и поселяется в его доме в тот именно день, когда он исчезает? Я не настолько глуп!

— Не кричите! — в свою очередь закричала Элоиза Добсон. — Слишком много вы себе позволяете! Врываетесь сюда непрошенные, наглость какая! И мне все равно, пусть этот Фэрьер хоть английскую корону украл, к нему надо вызвать врача! Он же… он весь пол залил кровью!

Генерал покосился на Фэрьера и на упавшие на пол две капли крови.

— Мадам слишком мягкосердечна, — сказал он миссис Добсон. — Мы займемся мистером Фэрьером, когда до него дойдет очередь. А пока вы расскажете мне, как вы познакомились с мистером Гончаром.

— Не ваше собачье дело! — крикнула миссис Добсон. — Но если уж вам так приспичило…

— Миссис Добсон, не стоит! — умоляюще сказал Юпитер.

— …так он мой отец! — договорила миссис Добсон с торжеством. — Он мой отец, это его дом, и вам тут делать нечего. И не вздумайте…

Генерал откинул голову и расхохотался.

— Ничего смешного тут нет, — возмутилась миссис Добсон.

— Нет, есть! — возразил генерал и посмотрел на второго лапатийца у дверей. — Деметриефф, какая приятная неожиданность! У нас в руках дочь Алексиса Керенова! — Он наклонился к миссис Добсон. — Теперь вы сообщите мне то, что мне нужно, и мы займемся мистером Фэрьером, о котором вы так беспокоитесь.

— Так что вы хотите узнать? — спросила миссис Добсон.

— Есть один предмет, чрезвычайно ценный… который принадлежит моему народу, — сказал генерал. — Вы понимаете, о чем я говорю?

Элоиза Добсон покачала головой.

— Она не знает! — вмешался Юпитер. — Она вообще ничего не знает про Лапатию! Абсолютно ничего!

— Молчать! — рявкнул генерал. — Мадам Добсон, я жду!

— Я ничего не знаю, — ответила Элоиза Добсон. — Юпитер сказал чистую правду. Я абсолютно ничего не знаю. И никогда ничего не слышала про Алексиса Керенова. Мой отец — Александр Гончар.

— И он не открыл вам тайну? — грозно спросил генерал.

— Тайну? Какую тайну? — воскликнула миссис Добсон.

— Глупости! — сердито фыркнул генерал. — Он обязан был сказать вам. Этого требовал его долг! А теперь вы скажете мне!

— Но я же ничего не знаю! — вскричала бедная миссис Добсон.

— Деметриефф! — заорал генерал, утрачивая свою железную выдержку. — Развяжи ей язык!

Деметриефф шагнул к миссис Добсон.

— Эй! — взвыл Том. — Не смейте трогать маму!

Деметриефф грубо отшвырнул его.

— В подвал их всех! — распорядился генерал Калюк. — Кроме этой упрямой бабы.

— Нет уж! — крикнул Пит и вместе с Бобом кинулся на Деметриеффа. Пит попытался вырвать у него револьвер, а Боб ловко бросился ему под ноги.

Деметриефф свалился как куль, а револьвер выстрелил куда-то в потолок.

За этим выстрелом последовал второй, куда более оглушительный. Задняя дверь распахнулась и на пороге возник Гончар, держа наготове старый и поржавевший дробовик.

— Не двигаться! — приказал Гончар.

Юпитер замер на полпути между дверью подвала и стулом, на котором сидел генерал Калюк. Генерал не шелохнулся, а Боб и Пит всей тяжестью придавили распростертого на полу Деметриеффа.

— Дедушка? — вопросительно сказал Том Добсон.

— Добрый вечер, Том, — ответил Гончар. — Элоиза, дорогая моя, мне очень жаль, что все так нескладно вышло.

Генерал Калюк привстал, и дробовик мгновенно нацелился на него.

— Сиди смирно, Класс, — распорядился Гончар. — В ружье есть еще один патрон, и я с величайшим удовольствием влеплю пулю тебе в лицо!

Генерал вновь опустился на стул.

— Юпитер, мой мальчик! — сказал Гончар. — Будь так добр, забери-ка револьверы. У приятеля генерала на полу, это само собой разумеется. Но, полагаю, генерал тоже кое-что прячет. Он всегда обожал огнестрельное оружие.

— Будет сделано, мистер Гончар! — воскликнул Юпитер. — То есть мистер Керенов, хотел я сказать.

РАЗВЯЗКА

 Сделать закладку на этом месте книги

Все молчали, пока Юпитер, забрав револьвер Деметриеффа, обыскивал генерала, у которого, кроме пистолета Фэрьера, нашел второй, поменьше, но такой же смертоносный.

— Запри пистолеты в кладовой, а ключ отдай мне, — распорядился Гончар.

Юпитер запер пистолеты, Гончар положил ключ в карман, скрытый в складках его балахона и позволил себе прислониться к шкафчику.

Только тогда Элоиза Добсон заплакала.

— Ну, успокойся, милочка, — сказал Гончар. — Все уже позади. Я глаз не спускал с этих негодяев все это время и не позволил бы им пальцем до тебя дотронуться.

Миссис Добсон встала и подошла к Гончару. Он отдал дробовик Юпитеру и обнял ее.

— Я понимаю, понимаю, — сказал он, засмеялся и слегка отодвинулся, чтобы она могла увидеть его длинные волосы, бороду и балахон, теперь уже далеко не белоснежный. — Ты немножечко ошарашена, а? У кого еще есть такой отец, как Александр Гончар.

Миссис Добсон кивнула, потом помотала головой и снова заплакала.

Генерал Калюк сказал что-то на том странном напевном языке, который слышали Юпитер и Боб, притаившись под окнами «Вершины».

— Нет уж, говори по-английски, — сказал ему Гончар. — Я столько лет не слышал родной речи, что уже плохо ее понимаю.

— Поразительно! — заметил генерал.

— А это кто? — спросил Гончар, кивая на злополучного мистера Фэрьера, который, скорчившись на стуле, все еще зажимал раненную кисть.

— Полное ничтожество, — ответил генерал. — Обыкновенный вор.

— Его фамилия Фэрьер, дедушка, — сказал Том Добсон. — Юп думает, что это он пытался нас напугать, чтобы мы отсюда уехали.

— Напугать? Каким образом?

— Трижды, — ответил Юпитер Джонс, — в доме появлялись огненные следы. Три обуглившихся отпечатка вы можете увидеть у двери в кладовую, а два — у двери в подвал. Есть еще три на лестнице.

— Ого! — сказал Гончар. — Огненные следы? Вы хорошо подготовились, мистер Фэрьер, и узнали про наше фамильное привидение. Юпитер, а почему у него рука в крови?

— Генерал Калюк стрелял в него, — ответил Юпитер.

— Так-так. И я верно понял? Этот субъект забирался в дом, чтобы пугать мою дочь и внука?

— У вас нет доказательств! — буркнул Фэрьер.

— У него ваши запасные ключи, — сказал Юпитер.

— Пожалуй, нам следует вызвать начальника полиции! — заявил Гончар. — Элоиза, милая моя, об этом я даже не подозревал. Я так опасался, что Калюк может напасть на тебя, что за своим домом не следил.

Генерал посмотрел на Гончара с некоторым почтением.

— Я не ослышался, Алекс? Ты следил за мной?!

— Я следил за тобой, а ты — за моей дочерью.

— Могу ли я спросить, мой старый друг, где ты провел эти три дня?

— На чердаке гаража во дворе «Вершины», — ответил Гончар. — Двери гаража заперты, но в северной стене есть окно.

— Ах, так! — сказал генерал. — Боюсь, к старости я становлюсь небрежен.

— И весьма, — добавил Гончар. — А теперь, Юпитер, начальника полиции Рейнольдса вызовем, чтобы их всех убрали из моего дома.

— Минутку, Алексис, — перебил генерал. — Остается вопрос о кое-каких драгоценностях, которых их законные владельцы лишились много лет назад.

— Законные их владельцы — Азимовы! — возразил Гончар. — И мой долг беречь эти драгоценности для них!

— Их законный владелец — народ Лапатии! — отрезал генерал. — Азимовых больше нет.

— Ты лжешь! — вспылил Гончар. — Николая во дворце не убили! Мы бежали вместе. И уговорились встретиться в Америке. Я посылал ему нужные сведения. Я ждал и жду!

— Бедный Алексис! — вздохнул генерал. — Ты прождал всю жизнь, и напрасно. Николай даже до вокзала не добрался. Его узнали. — Он достал из внутреннего кармана фотографию и протянул Гончару.

Гончар всматривался в нее почти минуту, а потом крикнул лапатийскому генералу:

— Убийца!

Генерал забрал у него фотографию.

— Решал не я, — сказал он Гончару. — Его высочество был моим другом, не забывай.

— И ты со всеми своими друзьями обходишься подобным образом? — спросил Гончар.

— Ничего нельзя было сделать, — сказал генерал. — И, пожалуй, тут есть своя справедливость. Начало Азимовых было в крови, и конец им пришел в крови. Но он пришел, Алексис. А ты? Всю жизнь ты протратил на ожидание. Ждал за запертыми дверями. Прятался в бороде и балахоне полоумного отшельника. Жил вдали от своей семьи. Насколько я понял, твоя дочь выросла без тебя?

Гончар кивнул.

— И все ради короны! — продолжал генерал. — Ты вытерпел все это ради короны, которую некому носить.

— Чего ты хочешь? — спросил Гончар после долгого молчания.

— Вернуть корону в Мадангоф, — ответил генерал. — Там она будет выставлена в Национальном музее. Это ее законное место. Народ хочет видеть ее там. Как обещали ему генералы столько десятилетий назад.

— Не обещание, а насмешка! — воскликнул Гончар.

— Не спорю. Не спорю. Сам я был против, но Любасский настоял, а едва жест был сделан, путь назад был отрезан. Иначе мы потеряли бы народное доверие.

— Лжецы! — закричал Гончар. — Убийцы! Как смеешь ты говорить о народном доверии!

— Я старик, Алексис, — сказал генерал. — Как и ты. Народ Лапатии счастлив, поверь мне. Он счастлив. Так ли уж сильно любили Азимовых? А теперь Азимовых больше нет. Чего ты достигнешь, если откажешь мне? Станешь вором? Не верю! Корона у тебя. Ты поклялся, что будешь хранить ее вечно. Поэтому я и приехал. Отдай ее мне, Алексис, и расстанемся друзьями.

— Друзьями? Никогда, — ответил Гончар.

— Ну так хотя бы не врагами, — умоляюще произнес генерал. — Забудем цену, которую уплатили мы оба.

Гончар молчал.

— Ты же не присвоишь ее! — продолжал генерал. — Алексис, у тебя нет выбора. Где для нее найдется место кроме Мадангофа? И подумай, какими будут последствия для тебя, если станет известно, что она находится в твоих руках. А последствия для Лапатии? Я не предсказатель, но могу их вообразить. Недоверие, беспорядки, возможно, революция. Алексис, ты хочешь, чтобы разразилась еще одна революция?

Гончар вздрогнул.

— Хорошо. Сейчас я ее тебе принесу.

— Она здесь? — спросил генерал.

— Да, здесь, — ответил Гончар.

— Мистер Гончар… — сказал Юпитер Джонс.

— Что, Юпитер?

— Можно, ее принесу я? Она ведь в урне, правда?

— У тебя есть голова на плечах, малый! Да, она в урне. Ладно, принеси ее.

Юп вышел из кухни, и все хранили молчание, пока примерно, через минуту он не вернулся и не положил на стол что-то, завернутое в мягкую ткань.

— Можешь развернуть, — сказал Гончар.

Генерал Калюк кивнул.

— Конечно, вы все сгораете от любопытства.

Юпитер размотал ткань и откинул ее. На кухонном столе Гончара лежала великолепная корона из золота и ляпис-лазури, завершавшаяся большим рубином, на котором алый орел в беззвучном клекоте разевал два эмалевых клюва.

— Королевская корона Лапатии! — воскликнул Боб.

— Но… как же так? — с недоумением спросил Пит. — Я думал, она выставлена в музее в Мадангофе!

Генерал встал, глядя на бесценную корону почти с благоговением.

— В Мадангофе выставлена копия, — объяснил он. — Прекрасная копия, хотя сделал ее не Керенов. Вероятно редкие специалисты вроде этого… этого Фэрьера, могли заметить подмену. Однако тайна соблюдалась надежно. Хранится корона, естественно, под колпаком из толстого стекла, а окружающий ее барьер отодвинут далеко. Так что рассмотреть ее с близкого расстояния никто не может. А не так давно один фотограф даже получил позволение снять ее для своей книги. Он специалист фотограф, а не ювелир, и мы дали ему разрешение.

Генерал принялся заворачивать корону в длинную полосу ткани.

— Все так и останется в тайне, — сказал он. — Только теперь в Мадангофе будет выставлена подлинная корона.

— Это почему же вы уверены, что история с подлогом не выплывет наружу? Сколько свидетелей ее слышало! — мрачно буркнул Фэрьер.

— Кто поверит вору? — отозвался генерал. — Можете кричать об этом, сколько душе угодно.

Он взял корону со стола и протянул руку Гончару. Гончар отвернулся.

— Ну что же, Алексис, — вздохнул генерал. — Больше мы не увидимся. Желаю тебе счастья.

Худощавый неулыбчивый мистер Деметриефф вышел следом за генералом.

— Юпитер, — сказал Гончар, — вызови полицию.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ ОТЛИЧНОГО ФИЛЬМА

 Сделать закладку на этом месте книги

Неделю спустя мистер Альфред Хичкок, знаменитый кинорежиссер, удобно расположившись у себя в кабинете, листал отчет Боба о Гончаре и его удивительной тайне.

— Итак, корона была спрятана в урне перед домом Гончара, которую видели сотни людей, посещавших его мастерскую, — заметил мистер Хичкок. — Негодяй Фэрьер, вероятно, десятки раз проходил мимо нее, когда устраивал свои фокусы, чтобы напугать миссис Добсон.

— По его словам, он пытался открыть урну, — сообщил Юпитер. — Но действовал он больше по ночам, и ему не хватало ни времени, ни света, чтобы рассмотреть ее повнимательней и обнаружить смотрящего влево одноглавого орла. Дело в том, что крышка урны открывалась при повороте по часовой стрелке, то есть влево. Обычные же крышки отвинчивают, поворачивая их вправо. Об этом знаке Гончар договорился с великим князем, когда им удалось благополучно ускользнуть из дворца. Случись что-нибудь с Гончаром, Николаю следовало отыскать одноглавого орла среди группы двуглавых лапатийских. Такой орел был указателем тайника с короной.

— А керамикой Гончар занимался еще до революции в Лапатии? — спросил мистер Хичкок.

— Нет, — ответил Боб, примостившийся в кресле рядом с Юпитером. — Гончарное дело он изучил, чтобы зарабатывать себе на жизнь. А изображать орлов он ведь мог разными способами: рисовать, выцарапывать на штукатурке или… или…

— Или вышивать, — добавил Пит, сидевший слева от Юпитера.

— Да, алый орел, выш


убрать рекламу


итый гладью, выглядел бы очень эффектно, — согласился мистер Хичкок. — Однако вернемся к Фэрьеру. В вашем отчете сказано, что начальник полиции Рейнольдс арестовал его по обвинению в незаконном проникновении в дом и в хулиганстве. Так что, видимо, его скоро выпустят. Сохранит ли он тайну короны, как по-вашему?

— Ему выгоднее держать язык за зубами, — сказал Юп. — Незаконное проникновение и хулиганство это мелочи в сравнении с попыткой совершить крупную кражу. Сейчас он в тюрьме Роки-Бич размышляет о своих грехах, а они куда многочисленнее, чем мы подозревали. Всю свою дорогую одежду он накупил на кредитную карточку из бумажника, который якобы нашел на улице. Не знаю точно, как закон квалифицирует использование кредитной карточки без разрешения владельца, но, по-моему, это должно приравниваться к подделке документов.

— По меньшей мере, — согласился мистер Хичкок.

— И такая старая машина! — продолжал Юп. — Мне сразу показалось странным, что она так не гармонирует с его элегантным обликом. Денег у него не оказалось даже, чтобы уплатить мисс Хоппер за номер. Ну, да Гончар сказал ей, что считает себя ответственным и уплатит за него.

— Очень благородно с его стороны, — заметил мистер Хичкок.

— Рейнольдс нашел в багажнике его машины состав для огненных следов — он ее оставил на обочине в отдалении от дома Гончара, — сообщил Боб. — Только Рейнольдс отказался объяснить, что это за смесь. Он считает, что, чем меньше известно про некоторые вещи, тем лучше.

— А он не лишен воображения!

— Фэрьер? Еще бы! Прошлое у него очень внушительное, и он не раз отбывал срок в самых лучших тюрьмах страны. Он первоклассный специалист по краже драгоценностей, но, по словам Рейнольдса, слишком уж прославился. Последние годы стоило ему приехать куда-нибудь, и полиция мигом устанавливала за ним наблюдение. Не давала ему развернуться. До того дошло, что последнее время он сводил концы с концами, открыв в Лос-Анджелесе магазинчик фокусов и тому подобного.

— А в Роки-Бич его привела статья в «Вестуэйс»? — спросил мистер Хичкок.

— Нет, — ответил Юп. — Пока мы ждали полицию, он рассказал нам, как напал на след короны. Он, как и некоторые другие специалисты в этой области, давно подозревал, что выставленная в Мадангофе корона — подделка, и даже занялся историей Лапатии. Он узнал, что наследственный хранитель короны Алексис Керенов пропал без вести. Наткнувшись в «Лос-Анджелес таймс» на объявление с именами «Алексис» и «Николай», он вспомнил про великого князя Николая, погибшего во время революции, и заподозрил, что тут может быть какая-то связь с подлинной короной. Для проверки он купил номера газет, выходящих в других больших городах, и в нью-йоркском и чикагском нашел точно такое же объявление. Тогда он съездил на денек в Роки-Бич, зашел с другими покупателями в мастерскую Гончара и…

— …и увидел медальон с двуглавым орлом, — подхватил мистер Хичкок. — Одно непонятно: зачем Керенов носил этот медальон.

— Он признает, что это было глупо, — ответил Юп. — Наверное, ему было тоскливо, а медальон напоминал о былых счастливых днях. К тому же он полагал, что в Роки-Бич никто из Лапатии случайно не заедет, а объявление, которое он ежегодно помещал во всех крупнейших газетах Соединенных Штатов, было адресовано Николаю, и понять его мог, как он полагал, только Николай. Ускользнув из дворца в Мадангофе, они ради большей безопасности решили добираться до Америки поодиночке и условились, что Алексис там будет давать объявления в газетах каждый год в день революции, пока Николай его не разыщет. Таким образом, если с ним произошло бы что-то неожиданное, Николаю было бы достаточно просмотреть газетные подшивки за предыдущие года, чтобы узнать, где именно поселился Алексис, поехать туда и отыскать орла с одной головой.

— Чересчур сложный план, и многое оставлено на волю случая, — сказал мистер Хичкок. — Ну, да у них, полагаю, просто не было времени придумать что-то более практичное, когда вокруг бушевала революция. Так значит, всю жизнь Алексис ждал!

— А Николай погиб, едва они расстались.

— Что было на фотографии, которую генерал показал Гончару? — спросил мистер Хичкок.

— Он нам не сказал, — ответил Пит. — Наверное, что-то жуткое!

— И неопровержимо доказывающее, что Николай погиб, — добавил Юпитер.

— Тяжелый удар для Гончара, — сказал мистер Хичкок. — Хотя он должен был догадываться, что ждать ему больше нечего. Ведь прошло столько лет.

— А по-моему, он до самого конца надеялся, что Николай все-таки разыщет его, и Азимовы вернут себе трон, — возразил Боб.

— И тогда, — засмеялся Пит, — Гончар снова стал бы герцогом Маленбадским, а миссис Томас Добсон из Белвью, штат Иллинойс, узнала бы, что и ей предстоит быть герцогиней. Интересно, как бы она себя тогда чувствовала?

— Отца она простила? — спросил мистер Хичкок.

— Да, — ответил Боб. — И даже помогает ему в мастерской. Думает прожить у него с Томом до конца лета.

— А лапатияне уехали?

— Сразу же, едва заполучили корону, — отрапортовал Юпитер. — О них мы ничего толком не знаем и можем только догадываться, что Гончара они нашли по фотографии в «Вестуэйс». По-моему, «Вершину» они сняли, чтобы вести на Гончара психическую атаку. И совсем растерялись, когда он вдруг исчез, а в доме поселилась неизвестная молодая женщина с сыном. Но наблюдения они не прекратили и, когда увидели, как Фэрьер рыщет по двору Гончара, тут же поспешили вниз, опасаясь, что корону перехватят прямо у них под носом. Генерал Калюк, по-моему, потому отправился лично в Роки-Бич, что в молодости часто встречался с Алексисом Кереновым и мог легче его узнать, чем Деметриефф, который никогда прежде его не видел. И генерал узнал в Гончаре Керенова несмотря на седую гриву и бороду. Вообще-то Гончар не очень изменился, а сам генерал Калюк остался почти таким же, каким был в те годы.

— Мистер Хичкок, правда, из такого материала можно сделать превосходный фильм? — спросил Пит. — И огненные следы, и фамильное привидение, и дочь, не знающая своего отца, и тайник с драгоценностями!

— Кое-что тут действительно есть, — ответил мистер Хичкок. — Однако в вашем отчете есть пробелы. Например, почему в доме Гончара в трубах шумела вода, когда все краны были закрыты?

— Это Гончар наливал ведро из наружного крана, — объяснил Юпитер. — Водопровод в гараже «Вершины» отключен, а генерал и Деметриефф все время оставались в доме, и брать воду там он не мог. Вот ему и пришлось глубокой ночью красться к собственному крану. Посвящать миссис Добсон в свою тайну он не хотел, так как считал, что, чем меньше она будет знать, тем для нее безопаснее. Лапатияне не могли его увидеть даже при луне — дом сзади от них заслоняла живая изгородь из олеандров. Она же мешала им разглядеть Фэрьера, когда он входил и выходил через заднюю дверь.

— Но каким образом Фэрьер проник в дом в тот первый раз, когда нашел ключи? — осведомился мистер Хичкок.

— По прихоти случая, — ответил Юп. — Гончар был так поглощен приготовлениями к приезду дочери и внука, что против обыкновения не запер дом на все замки. Мистер Фэрьер утверждает, что вошел в парадную дверь без всякого труда. Заперт был только один замок и то на один оборот ключа. Полиции он заявил, что просто полюбопытствовал осмотреть дом, а потом, когда миссис Добсон его отшила, рассердился и решил в отместку попугать ее огненными следами.

— И начальник полиции Роки-Бич ему поверил? — с удивлением спросил мистер Хичкок.

— Вовсе нет. Но ничего другого доказать было нельзя, так что полиции пришлось довольствоваться этим.

— Еще одно! — сказал мистер Хичкок. — Когда вы ушли из «Вершины», в вас на склоне стреляли. Это был Фэрьер?

— Нет, — ответил Боб. — Стрелял Гончар! Он извинился перед нами и объяснил, что хотел отпугнуть нас, так как считал своих соотечественников очень опасными людьми. Дробовик давно хранился у него в сарае, и в нужную минуту он просто забрал его оттуда.

— Нет, вы все-таки скажите, — стоял на своем Пит, — можно сделать хороший фильм?

Мистер Хичкок пренебрежительно хмыкнул.

— Без любовной интриги?

— А-а… — Пит разочарованно замолчал.

— Впрочем, — добавил мистер Хичкок, — Алексис Керенов, герцог Маленбадский воссоединился со своей дочерью, так что счастливый конец налицо.

— Как она вкусно готовит! — вздохнул Юп. — Гончар уже потолстел. Кроме того, он съездил в Лос-Анджелес, купил себе нормальную одежду и несколько пар обуви. Осенью он думает поехать с миссис Добсон в Белвью познакомиться со своим зятем и не хочет, чтобы друзья его дочери решили, будто он…

— Псих, — вставил Пит.

— Большой чудак, — поправил его Юпитер и добавил задумчиво: — Хотя на самом деле так оно и есть.

ТАЙНА КАШЛЯЮЩЕГО ДРАКОНА

 Сделать закладку на этом месте книги

ТАИНСТВЕННОЕ НАЧАЛО

 Сделать закладку на этом месте книги

— Как вы думаете, не стоило бы нам попытаться совершить невиданное в здешних краях ограбление, — заявил Юпитер Джонс однажды утром.

Оба его компаньона растерялись от неожиданности. Боб Эндрюс даже уронил пачку небольших картонных карточек, которыми он начинял их старое печатающее устройство, а Пит Креншоу, ремонтировавший поломанный радиоприемник, вздрогнул, и отвертка сорвалась, оставив извилистый след на его деревянном корпусе.

— Что ты сказал? — переспросил Пит, пытаясь замазать царапину на приемнике.

— Я спросил, почему бы нам не попробовать и не совершить самое крупное ограбление за всю историю в здешних местах, — повторил Юпитер. — То есть на уровне мастеров высшего класса.

— Пока размышляешь, не забудь представить, что с нами будет, когда нас поймают, — посоветовал ему Пит. — Я где-то слышал, что преступников не гладят по головке.

Боб Эндрюс подобрал рассыпавшиеся карточки.

— Вряд ли нам удастся стать королями преступного мира. Видишь, я даже с типографской машинкой сладить не могу?

— Я выдвигал это просто как гипотезу, — объяснил Юпитер. — В конце концов, мы же сыщики. Я подумал, что если бы мы умели хорошо планировать преступления, то и ловить преступников нам было бы сподручнее. Для этого нужно лишь одно — отказаться от привычных стереотипов и освоить антисоциальный образ мышления ассов преступного мира.

Пит кивнул.

— Идея стоящая, Юп. Но сначала я хотел бы освоить логику размышлений бывшего владелеца этого приемника. Он явно пытался починить его и перепутал все провода. После этого я готов подключиться и к твоим интеллектуальным ребусам.

Ребята, называвшие себя Тремя Сыщиками, сидели в мастерской Юпитера на территории склада утильсырья Джонса. Здесь, в укромном уголке, под навесом, сооруженным вдоль высокого складского забора, они ремонтировали разную рухлядь, приобретенную дядей Юпитера Титусом Джонсом. Часть заработанных денег шла на карманные расходы, а кое-что оставалось на покупку технических средств, таких, как, например, телефон в их штаб-квартире.

Пит завернул последний шуруп на панели радиоприемника и с гордостью предъявил Юпитеру свою работу.

— За такой труд твой дядя будет должен три доллара, — сообщил он. — Он приобрел ящик с железками, а теперь может продать его как надежно работающий аппарат.

Юпитер ухмыльнулся.

— Мой дядюшка не любит сорить деньгами. Поэтому сначала нужно самим убедиться, работает ли эта штука.

Пит пожал плечами и щелкнул рычажком.

— Еще как работает, — сказал он. — Слушайте.

Радиоприемник загудел, захрипел и ожил. Голос диктора, передававшего новости, слышался достаточно четко.

— Городские власти по-прежнему не могут объяснить странные события, происходящие в Сисайде, — вещало радио. — В течение последней недели там бесследно пропало пять собак. Владельцы озадачены таинственным исчезновением своих животных… А теперь, переходя к сообщениям из-за рубежа, мы с вами…

— Выключи, Пит, — попросил Юпитер.

Пит снова щелкнул выключателем.

— Ну и дела, — сказал он. — Целых пять псов! Вероятно, из дурдома сбежал знаменитый похититель собак.

— Тот самый король преступного мира, о котором нам толковал, Юп, — ухмыляясь, добавил Пит. — Он решил перекрасть там всех шавок и стать монополистом собачьего бизнеса. Когда любители четвероногих друзей согласятся на его цены, он выбросит свой товар на рынок и сделает на этом состояние.

Юпитер мял пальцами свою нижнюю губу. Это был верный признак того, что его мыслительный агрегат работает на полных оборотах.

— Странно, — произнес он наконец.

— Что тебе кажется странным? — спросил Боб. — Число украденных собак? Тогда все в порядке, у меня тоже пятерки всегда вызывали мистический ужас, особенно в школе.

Юпитер отрицательно покачал головой, нахмурившись.

— Нет, странно, что целых пять собак пропало всего за одну неделю. Эти животные время от времени теряются, но случается это довольно редко и уж, конечно, не в течение такого короткого промежутка времени, как неделя.

— Но ведь я уже сказал, как это могло быть, — напомнил Боб. — На свободе объявился профессионал-собачник, задавшийся целью завоевать псиный рынок. А может быть, в дополнение к этому он намерен сбить цену на пирожки с мясом.

Юпитер едва заметно улыбнулся.

— Неплохая версия. Но она не объясняет главного. Почему именно пять собак за одну неделю? И другой вопрос: почему бы нам не подрядиться расследовать эти таинственные исчезновения?

— Что здесь таинственного? — спросил Пит. — Иногда собаки убегают из дома, и, как правило, обратный путь занимает у них больше времени. Вот тебе другая версия.

— Я согласен с Питом, — сказал Боб. — По радио не сказали, что собаки были породистыми. Пропали пять обычных шавок.

Юпитер медленно и неохотно кивнул.

— Возможно, что вы оба правы, — допустил он. — И это простое совпадение, но лично мне такое объяснение представляется достаточно обоснованным.

Двое его друзей улыбнулись. За что они уважали Юпитера и признавали его лидером в своей команде, так это за привычку употреблять, где только можно, умные слова и за способность мыслить исключительно по-детективному.

— Итак, — повторил Юпитер, — хотел бы я знать, как мы раскроем тайну, если никто из владельцев пропавших животных не обратится к нам за помощью?

Боб и Пит недоуменно переглянулись.

— Какую тайну? — потребовал объяснений Пит. — Мы же только что договорились, что это обычное совпадение, а никакая не тайна.

— Возможно, — сказал Юпитер. — Но мы все-таки сыщики, а Сисайд находится не очень далеко отсюда. Для меня, например, очевидно, что известность нашего сыскного агентства не столь широка, как мы себе представляем. Значит, надо предпринять меры, чтобы исправить положение.

Боб потянулся, чтобы вынуть из типографской машинки стопку небольших картонных прямоугольников.

— Как раз этим я сейчас и занимаюсь, — заявил он. — Только что напечатал новую партию наших визитных карточек. Полюбуйся.

— Это хорошее дело, Боб, — сказал Юпитер, — но я придумал еще кое-что. Мы должны приобрести такую известность, чтобы в случае любого таинственного происшествия люди сразу вспоминали о Трех Сыщиках из Роки-Бич, штат Калифорния.

Боб всплеснул руками.

— Хорошенькое дельце ты придумал, Юп! Но откуда мы возьмем деньги на объявление по телевидению? Или ты предлагаешь нанять самолет для воздушной рекламы?

— Нет, — ответил Юпитер. — Я предлагаю немедленно собраться на совещание в штаб-квартире и обсудить возможные пути и средства для повышения реноме Трех Сыщиков среди широких кругов населения. — Не дожидаясь ответа, Юпитер встал и вышел из-под навеса мастерской.

Боб и Пит обменялись взглядами, пожали плечами и последовали за ним.

— Что мне нравится в тебе, Юп, — улыбнулся Пит, — так это демократичная манера руководства. Я имею в виду, что ты всегда поинтересуешься чужим мнением, прежде чем решить по-своему.

Мальчики отодвинули ржавую решетку, скрытую от посторонних глаз массивным типографским прессом. За ней открылся зев широкой трубы из рифленого железа. Они залезли внутрь, задвинули за собой решетку, и поползли дальше на четвереньках. Труба тянулась метров на двенадцать, сначала под землей, а затем выходила на поверхность и шла внутри горы искореженного металлолома. Другим концом труба открывалась прямо под днищем жилого автоприцепа, в котором мальчики оборудовали свой штаб. Когда дядя Юпитера, Титус Джонс, окончательно понял, что найти покупателя на такое старье ему не удастся, он разрешил племяннику и его друзьям пользоваться трейлером.

Мальчики подняли крышку люка и оказались в маленьком кабинете с небольшим столом, несколькими стульями, пишущей машинкой, полкой для скоросшивателей и телефоном. Юпитер снабдил телефон вторым микрофоном и громкоговорителем, что позволяло Трем Сыщикам вместе слушать телефонные разговоры. Остальное помещение трейлера занимали темная фотокомната, крохотная лаборатория и туалет.

Поскольку прицеп был замаскирован под грудами досок и металлолома, дневной свет сюда не проникал. Пит зажег лампу над столом.

В этот момент зазвонил телефон.

Мальчики переглянулись. По их номеру почти никто никогда им не звонил.

После второго звонка Юпитер включил громкоговоритель и снял трубку.

— Юпитер Джонс, — раздался женский голос. — С вами будет говорить Альфред Хичкок.

— Ух ты! — воскликнул Боб. — Может, у него снова появилось интересное дело для нас!

С тех пор, как мистер Хичкок, знаменитый режиссер-постановщик фильмов, познакомился с Тремя Сыщиками, он уже подбросил им несколько головоломок.

— Приветствую юного Джонса! — послышался голос мистера Хичкока. — Ты не занят сейчас со своими друзьями расследованием какого-нибудь дела?

— Нет, сэр, — ответил Юпитер. — Но согласно теории вероятностей мы в скором времени найдем что-нибудь интересное.

Альфред Хичкок рассмеялся.

— Скажи пожалуйста, теории вероятностей! — сказал он. — Однако если вы не заняты, я хочу вам кое-что предложить. Мой старинный приятель, тоже кинорежиссер, нуждается в помощи.

— Будем рады, если сумеем ему помочь, мистер Хичкок, — сказал Юпитер. — Какая у него возникла проблема?

Было заметно, что мистер Хичкок колеблется, словно ему предстояло сформулировать в нескольких словах довольно сложную задачу.

— Я бы сказал, собачья в некотором роде, — наконец произнес он. — Мой приятель позвонил мне и сказал, что недавно у него пропала собака.

Глаза Юпитера загорелись.

— Мистер Хичкок, а ваш знакомый живет случайно не в городе Сисайде? — спросил он.

Последовала короткая пауза.

Когда снова послышался голос Альфреда Хичкока, в нем прозвучало неподдельное изумление.

— Да, именно там он живет, мой юный Джонс. Но как, черт возьми, ты сумел это вычислить?

— Просто я сопоставил несколько странных фактов, — сказал Юпитер.

— Невероятно! — продолжал удивляться мистер Хичкок. — Просто невероятно, честное слово. Но я рад, что вы по-прежнему в форме и не даете себе расслабиться, почивая в безделии и скуке на лаврах своих прежних заслуг.

Юпитер просиял от похвалы.

— Ни в коем случае, мистер Хичкок. Но вы сказали, что дело вашего знакомого касается его собаки лишь в некотором роде. Вы даже сделали ударение на последних словах. Вы намеренно их выделили?

— Между прочим, — заметил Альфред Хичкок, — ты совершенно верно подметил, что я имел в виду. Я не считаю это дело заурядным. Как, по-твоему, дело, в котором замешан дракон, может быть простым? Ну, отвечай.

Юпитер откашлялся, прочищая горло.

— Дракон?!

— Да, мой мальчик. Дом моего приятеля выходит окнами на океан, а под домом находятся пещеры. В ту ночь, когда пропала собака, мой приятель — он настаивает на этом! — видел, как из океана вышел дракон и скрылся в одной из пещер под его домом.

На несколько секунд воцарилась напряженная тишина.

— Ну, что скажешь, мой мальчик? Не возьмешься ли ты со своими друзьями раскрыть эту тайну?

Юпитер пришел в такое возбуждение, что даже стал заикаться.

— Д-дайте мне поскорее имя и адрес вашего знакомого, сэр, — проговорил он. — Похоже, это может стать самым захватывающим делом в нашей практике!

Юпитер записал координаты приятеля мистера Хичкока, пообещал держать его в курсе расследования и повесил трубку.

Победно взглянув на Пита с Бобом, он сказал:

— Итак, займемся драконом, дожившим до нашего времени. Вы согласны?

Боб кивнул. Пит пожал плечами.

— Ты в чем-то сомневаешься, Пит? — спросил Юпитер.

— Ты допустил одну ошибку, Юп, — ответил ему Пит. — Ты ведь сказал мистеру Хичкоку, что для нас это будет самое захватывающее дело?

— Разумеется, сказал, — удивился Юпитер. — А ты с этим не согласен?

— Не вполне, — ответил Пит.

— Что же, по-твоему, я был должен ему сказать?

— Коль скоро здесь замешан дракон, — пояснил Пит, — то лучше было бы сказать, что будет наше последнее дело!

ДРАКОН ВЫХОДИТ ИЗ МОРЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Городок Сисайд, где жил знакомый мистера Хичкока, находился километрах в тридцати от Роки-Бич, если ехать к югу по Тихоокеанской прибрежной скоростной автостраде. Сразу после завтрака туда собирался отправиться Ганс, один из двух рабочих-баварцев со склада Джонса, занимавшийся скупкой утильсырья. Юпитер получил разрешение тети Матильды поехать вместе с друзьями в небольшом грузовичке Ганса.

Тетушка Юпитера накормила их, и мальчики поспешили занять места в кабине грузовика. Юпитер сообщил Гансу адрес, и вскоре они катили на юг по гладкому шоссе скоростной автострады.

— У тебя было время провести небольшое исследование, Боб, — сказал Юпитер. — Что ты успел выяснить о драконах?

— Дракон, — сообщил Боб Эндрюс, — это сказочное чудовище. Обычно он имеет вид огромного ящера с крыльями и изрыгает из пасти огонь с дымом.

— Я не проводил никакого исследования, — вмешался Пит Креншоу, — но думаю, что Боб упустил одну существенную деталь. Эти твари не отличаются мирным нравом.

— Не один ты такой умный, я тоже знаю об этом, — обиделся Боб. — Но Юпитера интересуют только факты. Ведь драконы живут только в сказках, значит, на самом деле они не существуют. Чего же нам беспокоиться насчет того, мирные они или нет?

— Все верно, — подтвердил Юпитер. — О драконах нам известно из древних мифов. Если они и существовали когда-то, то по всей видомости давно вымерли в результате естественного отбора.

— Ну и дела! — воскликнул Пит. — Все драконы давным-давно вымерли, а мы едем, чтобы поймать одного из них.

— Мы знаем, что в мирном городе Сисайде в течение прошлой недели бесследно исчезли пять собак, — терпеливо пояснил Юпитер. — Мистер Хичкок сообщил нам, что его знакомый лишился своего пса и рядом с домом видел дракона. Разве эти факты тебе ничего не подсказывают?

— Конечно, подсказывают, — буркнул Пит. — Они подсказывают мне вернуться домой, взять серфинг и отправиться на пляж вместо того, чтобы ловить с вами дракона.

— Но если друг мистера Хичкока, Генри Аллен, согласится воспользоваться нашими услугами, то это будет весьма выгодным приключением для Трех Сыщиков, — сказал Юпитер. — Постарайся взглянуть на вещи с этой точки зрения.

— Я стараюсь, стараюсь, — проворчал Пит.

— Есть там дракон или нет, — заметил Юпитер, — что-то таинственное там явно происходит. Скоро у нас появиться и факты для размышлений Сейчас для нас главное — подойти к делу без предубеждения.

Они уже въехали в предместье Сисайда, и Ганс сбросил скорость, высматривая нужный номер дома на улице. Они медленно проехали еще с километр, прежде чем Ганс затормозил.

— По-моему, приехали, — сказал он.

Мальчики увидели только высокий забор и верхушки пальм над ним. Если там и был дом, то он был спрятан от посторонних глаз.

Пит заметил небольшую надпись на белом почтовом ящике.

— Г.Г.Аллен, — прочитал он вслух. — Должно быть, он нам и нужен.

Мальчики высыпали из машины.

— Предварительное расследование займет у нас примерно два часа, — сказал Юпитер. — Тебе хватит этого времени, Ганс, чтобы сделать все свои дела и захватить нас на обратном пути?

— Ясное дело, Юп, — заверил его рослый баварец и, помахав рукой ребятам, покатил вниз по крутому шоссе, ведущему к центру города.

— Сначала надо изучить местность, — решил Юпитер. — Это поможет нам лучше ориентироваться при разговоре с мистером Алленом.

Жилые дома тянулись вереницей по гребню высокого утеса, нависающего над Тихим океаном. Окрестности казались пустынными, словно вымершими. Мальчики прошли на незастроенный участок рядом с домом кинорежиссера и посмотрели с обрыва вниз.

— Выглядит красиво и, кажется, мирно, — произнес Боб, имея в виду пляж под обрывом и сверкающую гладь океана.

— Слабенький накат, — заметил Пит. — Волны не выше метра. Думаю, что попозже вечером, когда начнется прилив и пойдут буруны, наступит самое время для дракона. На мелководье ему не разгуляться.

Юпитер согласился:

— Ты прав, Пит, если, конечно, дракон существует. — Он вытянул шею, чтобы заглянуть подальше под обрыв. — По словам мистера Хичкока, здесь должны быть пещеры. Но отсюда их не видать. Потом, после беседы с мистером Алленом, мы спустимся вниз и осмотрим их.

Боб с сомнением обвел взглядом пустынный пляж под утесом.

— Как мы спустимся туда?

Пит кивнул на рахитичного вида доски, выбеленные временем и ветрами.

— Вон ступеньки. Местные бездельники лазают по ним вверх и вниз.

Юпитер указал на склон утеса.

— Там еще несколько лестниц, но, кажется, их немного. Ладно, будем считать, что местность мы изучили, теперь пойдем послушаем, что нам скажет мистер Аллен.

Он направился обратно к воротам в заборе, открыл их, и мальчики зашли внутрь. Извилистая дорожка вела к старому домику из желтого кирпича, окруженному пальмами, зарослями кустов и полевыми цветами. Сад, как и дом, выглядел запущенным и подступал к самому краю обрыва.

Юпитер приподнял дверной молоток и отпустил его.

Дверь открылась. На пороге стоял низкий толстый старик с грустным взглядом больших темных глаз под лохматыми бровями, морщинистое загорелое лицо его обрамляла шапка седых волос.

— Проходите, ребятки, — сказал он, протягивая руку. — Вы, наверное, те самые мальчики, которые, по словам моего доброго друга Альфреда Хичкока, могут помочь мне. Сыщики, я не ошибся?

— Нет, сэр, — ответил Юпитер и протянул ему визитную карточку их фирмы. — Мы действительно сумели распутать несколько дел.

Старик взял карточку своими корявыми пальцами и взглянул на нее. Текст на визитке гласил:


Три Сыщика

Мы расследуем любое дело

???

Первый сыщик — Юпитер Джонс

Второй сыщик — Питер Креншоу

Секретарь и архивариус — Боб Эндрюс


— Три вопросительных знака — наша эмблема, вроде торговой марки, — сказал Юпитер. — Это, во-первых, нерешенные вопросы, во-вторых, неразгаданные загадки и, в-третьих, нераскрытые тайны. Вот поле нашей деятельности.

Старик кивнул, как будто удовлетворенный, и сунул карточку себе в карман.

— Давайте пройдем в мой кабинет и там поговорим, — сказал он.

Он отвел их в большую солнечную комнату. У мальчиков захватило дух, когда они осмотрелись вокруг. Все стены были сплошь увешаны картинами, казалось, даже в несколько слоев. Помимо картин здесь в аккуратных рамочках висели фотографии кинозвезд и других знаменитостей с автографами.

Большой письменный стол был завален бумагами и всевозможными поделками из дерева. Книжные полки тоже были заставлены различными диковинами — доколумбовыми резными фигурками и причудливыми африканскими статуэтками. Некоторые из них имели такой устрашающий вид, что даже мурашки пробегали по спине.

Старик указал мальчикам на стулья, а сам сел за стол в большое резное кресло.

— Присаживайтесь, ребятки, и я вам расскажу, почему я позвонил моему старинному приятелю Альфреду Хичкоку. Может, он вам говорил, что я тоже кинорежиссер?

— Да, — сказал Юпитер. — Мистер Хичкок упоминал этот факт.

Старик улыбнулся.

— Точнее сказать, был. Вот уже много лет я ничего не снимаю. Я вовсю ставил фильмы, когда Альфред только пришел в кино. Между прочим, в своем жанре я был тоже довольно известным режиссером. Специальностью Альфреда были триллеры, а я имел свой собственный стиль. Почти такой же, да не совсем. Хотя фильмы Альфреда держали зрителя в напряжении, все-таки в их основе лежали вполне объяснимые факты, взятые из реальной жизни, я же брал за основу потусторонние силы.

— Что вы имеете в виду, сэр? — не понял Юпитер.

— Я пытаюсь объяснить вам, почему не обратился прямо в полицию с моей бедой. Понимаете, мои картины показывали непривычный обычному человеку потусторонний мир, полный кошмаров и ужасов. Его населяли чудовища, оборотни, разные твари, мерзкие по своей сущности и агрессивные по поведению. Короче говоря, ребятки, моей специальностью были фильмы ужасов!

Юпитер кивнул.

— Да, теперь я припоминаю ваше имя, сэр. Я его видел в голливудском музее кино.

— Отлично, — сказал мистер Аллен. — Значит, вы поймете, почему я не сразу решился рассказать о том, что увидел в тот вечер, когда пропала моя собака. Из-за моей


убрать рекламу


репутации, а также из-за того, что вот уже много лет меня не приглашают снимать новые фильмы, неумные люди могли бы подумать, что я просто решил привлечь к себе всеобщее мнение, вернуть былую известность.

Я закончил свою карьеру. Нашлись люди, которые позаботились об этом. Чтобы потихоньку дожить свой век, денег у меня хватит. У меня нет никаких забот, никакие напасти мне не угрожают, за исключением…

— За исключением дракона, поселившегося в пещере под вашим домом, — закончил за него Юпитер.

Мистер Аллен нахмурился.

— Да. — Он внимательно посмотрел на юных сыщиков. — Я рассказал Альфреду, что видел выходящего из моря дракона, но упустил при этом одну деталь. Я не только видел его, но и слышал!

В комнате воцарилась напряженная тишина.

— Вы слышали дракона, — тихо спросил Юпитер. — Расскажите, что именно вы услышали? И где вы находились в этот момент?

Мистер Аллен достал большой клетчатый платок и промокнул лоб.

— Я стоял на утесе напротив своего дома и смотрел вниз на океан, когда оттуда появился он, — сказал старый режиссер. — Возможно, это была галлюцинация.

— Возможно, — согласился Юпитер. — А теперь припомните точно, что вы услышали. Это может быть ключом к разгадке всей тайны.

— Будь она проклята, эта тайна! — воскликнул мистер Аллен. — Насколько мне известно, в здешних краях нет никаких драконов, по крайней мере уже несколько миллионов лет. Конечно, я снимал о них фильмы, используя для этого механических чудовищ. При этом, чтобы уж окончательно запугать зрителя, мы для пущего эффекта записывали приглушенный звук работающего мотора, наложенный на пронзительный свист.

Но в тот вечер я услышал нечто совсем иное. Это был какой-то скрежет или хрип на высоких нотах, словно кто-то тяжело дышал или… кашлял.

— А что за пещера под вашим домом? — спросил Юпитер. — Достаточно ли она велика, что вместить дракона или другую тварь, которую можно по ошибке принять за дракона?

— Да, — ответил мистер Аллен. — Под утес уходят сразу несколько пещер. Они тянутся под сушей к северу и к югу. Во время сухого закона там прятались бутлегеры, а еще раньше — контрабандисты и пираты. Несколько лет назад в этих местах произошел оползень, и мыс, который здесь называли Хэггити-Пойнт, обвалился. Но большинство пещер сохранилось.

— Гм-м-м, — пробормотал Юпитер. — Но вы впервые увидели дракона, хотя живете здесь уже много лет, верно?

Старик кивнул и улыбнулся.

— Для меня и одного раза было достаточно. К тому же я мог бы и вовсе его не заметить, если бы не высматривал своего пса, Рыжего Пирата.

Мальчики переглянулись, тоже улыбнувшись. Один из потайных ходов в свой штаб они называли Воротами Рыжего Пирата.

— Я думаю, пришло время обсудить обстоятельства исчезновения вашей собаки, сэр. Боб, записывай.

Боб, секретарь и архивариус их сыскного агентства, вынул блокнот и карандаш и приготовился записывать.

Мистер Аллен явно не ожидал от Трех Сыщиков такого профессионального подхода к делу. В первый момент он замялся, потом вновь улыбнулся.

— Последние два месяца я провел за границей, — сказал он. — Хотя я больше не работаю над фильмами, тем не менее по-прежнему интересуюсь всеми новинками в мире кино. Каждый год я совершаю турне по Европе и посещаю все крупные кинофестивали в разных городах. Этот год не был исключением. Я побывал на фестивалях в Риме, Венеции, Париже, Лондоне и Будапеште, а также встречался с некоторыми старыми друзьями.

Обычно на время своего отсутствия я отдаю собаку в местный собачий питомник. Неделю назад я вернулся и забрал оттуда своего Рыжего Пирата. Он — ирландский сеттер. Прекрасный пес, между прочим, и ласковый.

Пират любит побегать. А поскольку мне уже за ним не угнаться, то я по вечерам отпускал его на волю. Позавчера вечером он не вернулся домой. Хотя пес живет у меня уже три года, я подумал, что он вспомнил про питомник и убежал туда. Я позвонил, но там его не было. Я решил немного подождать, но Пират так и не объявился.

Я начал его разыскивать и — увидел чудовище!

— Вы не спустились на пляж? — спросил Юпитер.

Старик покачал головой.

— Нет. Слишком велико было потрясение. Большую часть жизни я пугал людей своими фильмами, а теперь сам испугался до полусмерти. Мне даже трудно описать свои чувства в тот момент. Сначала меня охватила паника — я боялся, что страшилище слопает или растерзает мою собаку. Затем я испугался, что схожу с ума. Не так-то просто допустить всерьез, что действительно видишь живого дракона, поверьте мне!

— Кроме телефонного звонка Альфреду Хичкоку, других шагов вы не предпринимали? — спросил Юпитер.

Старик снова промокнул платком лоб.

— Альфред мой старый и добрый друг. К тому же, он имеет гораздо больший опыт в области таинственного, чем я. Я был уверен, что если кто и может мне помочь, так это он. Теперь этим занялись вы. Я передаю все в ваши руки.

— Спасибо за доверие, мистер Аллен, — сказал Юпитер. — Кстати, у вас в городе пропало еще несколько собак. Всего пять по последним данным, не считая вашей.

Мистер Аллен кивнул.

— Да, я услышал об этом по радио после того, как пропал мой Пират. Если бы я знал об этом раньше, то не отпустил бы его гулять.

— Вы разговаривали с другими владельцами пропавших собак? — спросил Юпитер.

Старик покачал головой.

— Нет. Еще не разговаривал. Мне не хотелось рассказывать о том, что я видел.

— Все ваши соседи имеют собак?

Мистер Аллен улыбнулся.

— Нет, не все. Собаки нет у мистера Картера, который живет через дорогу. Нет ее и у Артура Шелби, чей участок граничит с моим. Со многими соседями я просто не знаком. Я ведь живу тихо, большую часть времени провожу со своими книгами и картинами. И с собакой…

Юпитер встал со стула.

— Мы пойдем, мистер Аллен. Обещаем держать вас в курсе дел и сразу же докладывать о любом успехе.

Мистер Аллен пожал мальчикам руки и проводил до дверей, еще раз поблагодарив на прощание. Юпитер тщательно закрыл за собой деревянные ворота.

При виде того, как аккуратно Юпитер опустил щеколду на свое место, Пит ухмыльнулся.

— Это чтобы дракон не вломился, Юп?

— Сомневаюсь, что обычные ворота и даже запертая дверь остановят дракона, Пит, — заметил Юпитер.

Второй сыщик нервно сглотнул.

— Мне не нравится тон, которым ты это сказал, Юп, — заявил он, посмотрел в оба конца улицы, потом на свои часы. — Где же Ганс?

— Ему еще рано, — ответил Юпитер. — Времени у нас еще достаточно.

Мальчики пошли по улице.

Боб с Питом переглянулись и посмотрели на Юпитера.

— Для чего у нас достаточно времени?

— Для того, чтобы навестить мистера Картера, — объяснил Юпитер, — а после него мистера Артура Шелби. Разве вас не заинтересовали эти джентльмены, которые живут в таком пустынном месте и не держат собаку хотя бы для охраны.

— Меня нет, — сказал Пит. — Между прочим, я начинаю жалеть, что не завел собаку, охранявшую бы лично меня! Большую такую собаку, которая не боится драконов.

Юпитер улыбнулся. Мальчики перешли на другую сторону узкой улицы, где начинался ухоженный сад мистера Картера и сиял свежей краской его дом.

— Обратите внимание, — сказал Юпитер, — как опрятно выглядит живая изгородь, и трава на лужайке тщательно подстрижена. Деревья подрезаны, а цветочные клумбы — одно загляденье. Должно быть, мистер Картер очень аккуратный человек.

Юпитер нажал на звонок. Почти мгновенно дверь дома распахнулась и с порога на них сердито уставился здоровенный мужчина.

— Да? Что вам нужно, сорванцы? — громко спросил он.

— Прошу прощения, сэр, — вежливо сказал Юпитер. — Мы только что от мистера Аллена, вашего соседа напротив. Может, вы в курсе, что у него пропала собака по кличке Рыжий Пират. Мы зашли спросить, не известно ли вам что-нибудь о ней.

Глаза мужчины сузились, его брови сначала поползли вверх, а затем опустились на свое место. Губы искривились в злобной усмешке.

— Значит, Аллен лишился своей собаки, верно я понял? Как и другие собачники на этой улице? Отличный урок для них. Просто великолепный! Надеюсь, что эти мерзкие твари никогда не найдутся. Я ненавижу собак!

Его глаза яростно, почти как у безумного, засверкали на мальчиков, а руки согнулись в локтях. На мгновенье сыщики даже решили, что сейчас он накинется на них.

Однако Юпитер умудрился сохранить спокойный голос и наивный вид.

— Я полагаю, что у вас есть серьезные основания ненавидеть этих животных, сэр, — сказал он. — Если вы нам скажете, что они вам сделали…

— Что они сделали? — злобно воскликнул Картер. — Да то, что они обычно делают. Лают и воют на луну всю ночь напролет. Вытаптывают мой клумбы, гадят на моей лужайке, роются в моем мусорном ящике, следят на дорожках. Этого вам достаточно?

— Я вас понимаю, — сочувственно произнес Юпитер. — Мы здесь новые люди. Мы разыскиваем собаку мистера Аллена. Если она нанесла ущерб вашей собственности, то мистер Аллен несомненно возместит вам все убытки. Он ужасно переживает из-за пропажи своей собаки, и сделает, я уверен, все…

— Сделает все, чтобы ее найти, правильно я понял? — перебил его Картер. — Тогда я тоже кое-что сделаю! Стойте здесь.

Он исчез за дверью. У мальчиков было время только обменяться недоуменными взглядами, как дверь распахнулась и на пороге снова появился мистер Картер.

В руках у него был короткоствольный дробовик огромных размеров.

— Вот что я сделаю, — рявкнул он в ярости. — Начиню его пса свинцом! Эта штука заряжена картечью. Самой крупной картечью, какая только бывает. Если мне на глаза попадется собака Аллена или какая иная грязная тварь, залезшая в мои владения, она тут же получит весь заряд.

Он угрожающе потряс ружьем.

ПРОВЕРКА НА ХРАБРОСТЬ

 Сделать закладку на этом месте книги

Разгневанный собаконенавистник положил палец на курок.

— Я хороший стрелок и никогда не промахиваюсь, — сообщил он ребятам. — Еще вопросы будут?

Юпитер отрицательно замотал головой, стараясь не выказать страха перед дулом, смотрящим прямо ему в лицо.

— Нет, сэр, — сказал он. — Мы очень извиняемся, если побеспокоили вас. Желаем вам всего хорошего, сэр.

Мистер Картер поджал губы.

— Мне будет хорошо, если я никогда больше не увижу в окрестностях ни одной мерзкой шавки. А теперь проваливайте отсюда. — При этом он указал дулом на ворота.

Мальчики медленно пятились к выходу.

— Эй, кругом марш! — крикнул Картер. — Я не желаю, чтобы вы сослепу растоптали мои клумбы.

Юпитер взглянул на своих друзей и пожал плечами. С замирающим сердцем они повернулись спиной к разъяренному типу с ружьем и пошли по дорожке.

— Только не бегите, — шепнул Юпитер, — идите медленно.

Пит с Бобом кивнули, гадая, когда прогремит выстрел и стараясь не поддаваться панике.

Все трое разом подпрыгнули при громком хлопке за спиной.

— Все в порядке, парни, — произнес Юпитер. — Это мистер Картер закрыл за собой дверь.

Мальчики оглянулись, убедились, что Юп прав, и бросились бежать.

Они отмахали полулицы, прежде чем остановились и обернулись. Их никто не преследовал. Дверь мистера Картера по-прежнему оставалась закрытой.

— Уф, — отдуваясь, пробормотал Боб. — Чуть не вляпались!

— Дробовик, заряженный картечью! — произнес Пит, вытирая пот со лба. — Еще бы немного, и эта картечь превратила бы нас в три сита.

— Едва ли, — сказал Юпитер. — Ружье имело предохранитель, и рычажок был поднят в безопасное положение.

Боб и Пит мрачно посмотрели на приятеля.

— Ты знал об этом все время и молчал? — обиженно произнес Пит. — Теперь понятно, почему ты вел себя так спокойно.

— Я не верю, что мистер Картер даже в мыслях хотел нас застрелить, — сказал Юпитер. — Он действовал в порыве гнева. Это я довел его до такого состояния, упомянув про одну вещь, которая раздражает его. Я имею в виду собак.

— Теперь у него появилась вторая такая вещь, — заметил Пит. — Мы.

Юпитер глубомысленно поджал губы.

— В следующий раз нам придется подходить к мистеру Картеру с большей осторожностью.

Пит отчаянно замотал головой.

— Нет уж, сэр. Сам подходи к мистеру Картеру с большей острожностью, а обо мне можешь не беспокоиться, потому что в следующий раз меня там не будет. Я забыл предупредить, что у меня очень нежная кожа. Она не переносит свинца.

— У меня тоже, — добавил Боб. — Если уж мне суждено попасть под пулю, то я предпочитаю, чтобы стреляли из водяного пистолета, причем не ближе чем с десяти шагов.

— Существует вероятность, — сказал Юпитер, что мистер Картер гораздо более талантливый актер, чем мне показалось, и имеет какое-то отношение к исчезновению собак.

— Звучит здраво, — согласился Боб. — Теперь нам будет легко сравнить бурную реакцию мистера Картера с поведением нашего следующего объекта.

— Кто им будет на этот раз? — осведомился Пит.

Юпитер показал рукой на другую сторону улицы.

— Мистер Аллен упомянул о двух своих соседях, не имеющих собак. С одним из них, я имею в виду Картера, мы виделись. Теперь пришла очередь задать несколько вопросов второму, Артуру Шелби.

Но путь им преградили металлические ворота высотой по грудь. За ними в глубине участка мистера Шелби возвышался большой дом.

— Выглядит неплохо, — проговорил Боб. — По крайней мере, орудийных позиций я не замечаю.

Пит подался немного вперед, разглядывая окна на первом и втором этажах.

— Никто не смотрит на нас из окон, — сообщил он. — Может, мистера Шелби нет дома.

Юпитер шагнул вперед.

— Это легко выяснить, — сказал он. — Все, что нам надо сделать, это пройти через ворота и… — и замер с открытым ртом. Его друзья тоже стояли, вытаращив глаза. Ворота открылись сами, хотя Юпитер не успел прикоснуться к ним даже пальцем.

— Как тебе это удалось? — потребовал объяснений Пит. — Ты владеешь магической силой?

— Может, их распахнуло порывом ветра? — предположил Боб.

Юпитер отрицательно покачал головой. Он жестом остановил товарищей, а сам отступил на шаг назад. Железные створки ворот закрылись.

Юпитер снова шагнул вперед. Ворота открылись.

— Все очень просто, — сказал Юпитер. — Воротами управляет фотоэлемент. Вы наверняка видели подобные турникеты в больших магазинах, аэропортах и других современных зданиях.

Пит с сомнением посмотрел на ворота.

— Видеть-то видели, — сказал он. — Но в частном доме лично я вижу такое впервые.

— Любой прогресс — во благо, — добродушно заметил Юпитер. — Сам факт, что мистер Шелби оборудовал ворота своего дома таким устройством, говорит о том, что он человек, во-первых, без предрассудков, а во-вторых, открытый. Именно такой человек нам и нужен, особенно когда речь идет о поселившемся по соседству драконе. — С этими словами Юп прошел через ворота, увлекая за собой товарищей.

С одной стороны от дорожки мальчики увидели большие украшенные резьбой солнечные часы, возвышавшиеся посреди лужайки. Над головой сыщиков нависала высокая беседка, вся покрытая цветами. Они шли как бы по цветочному туннелю.

Внезапно крыша беседки рухнула. Мальчики резко остановились, наткнувшись друг на друга. Одна часть крыши упала прямо перед ним, другая, с легким металлическим лязгом, — сразу же позади них. Сыщики оказались внутри огромной железной клетки, украшенной цветами!

— Надеюсь, что это была только шутка, — произнес Юпитер, нервно облизнув губы. — Похоже на опускную решетку в крепостных воротах.

— Какую еще решетку? — воскликнул Пит. Судя по голосу, он был близок к панике.

— Массивную стальную решетку, которую на цепях опускали в проеме ворот укрепленного замка или крепости, чтобы перекрыть путь врагам.

— Я видел такую штуку в библиотеке на картинках в старых книгах, — возбужденно подтвердил Боб. — Обычно она служила последней преградой, после того как ты форсировал ров с водой, окружавший замки.

— Лично я не форсировал никакого рва, — раздраженно заметил Пит.

Неожиданно раздался тихий шелестящий звук и клетка поднялась над их головами.

Ребята переглянулись.

— Кажется, мистер Артур Шелби имеет весьма своеобразное чувство юмора, — с облегчением проговорил Юпитер. — Идем.

Он шагнул было вперед, но Пит схватил его за руку.

— Ты поступаешь опрометчиво, Юп, — сказал он. — Может, нас не желают видеть в этом замке.

Юпитер с улыбкой покачал головой.

— Во-первых, автоматически открывающиеся ворота. Потом беседка с электронным сторожем. Похоже, мистер Шелби не на шутку увлекается разными научными приспособлениями. Мы просто обязаны встретиться с таким человеком.

Юпитер снова двинулся вперед. Его друзья неохотно последовали за ним. С улыбкой наготове Юп нажал кнопку дверного звонка.

— Ай! — завопил он и, отпрыгнув назад, начал трясти рукой. — Звонок под напряжением! Меня ударило током!

— Все, — заявил Пит. — С меня довольно шуточек мистера Шебли. Голосую за то, чтобы послать подальше этого шутника и прямо сейчас отправиться восвояси.

— Я присоединяюсь к Питу, — сказал Боб. — У меня сложилось странное впечатление, что мистер Шелби все время намекает нам, что не желает нас видеть.

— Я думаю иначе, — возразил Юпитер. — Он просто испытывает нас, проверяя не сбежим ли мы со страха.

Словно в подтверждение слов Юпитера дверь дома щелкнула и беззвучно открылась.

— Здорово, — восхитился Пит. — У него, наверное, все кругом просматривается.

Ребята с опаской переступили порог дома. Внутри было темно и тихо.

Юпитер откашлялся, прочищая горло, и, стараясь придать своему голосу уверенность, представился в пустоту:

— Добрый день, мистер Шелби. Мы, сотрудники частного сыскного агентства Три Сыщика, пришли к вам по делу вашего соседа мистера Аллена. Нам можно войти, сэр?

Ответа не последовало. Затем из темноты донеслось негромкое хлопанье. Оно приближалось и становилось все более отчетливым. Казалось, что оно доносилось откуда-то сверху, из темной глубины дома. И вдруг сыщики оцепенели. С пронзительным свистом на них пикировала огромная тень.

Со злобным клекотом на них летела большая черная птица, похожая на орла, с раскрытым хищным клювом и выпущенными страшными когтями; глаза ее горели безумным огнем.

ОТОРВАННАЯ РУКА

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ложись! — завопил Пит.

Мальчики распластались на полу.

Клекочущая птица ринулась вниз, угрожающе сжимая и разжимая огромные когти.

Но в полуметре над сыщиками она вдруг начала останавливаться и совершенно непостижным образом повисла в воздухе.

Так она и висела!

Свистящий клекот стих.

Упав на пол, Юпитер инстинктивно прикрыл глаза руками, чтобы орел не выклевал их. Теперь он рассматривал хищника сквозь пальцы. Затем сел. Страх на его лице сменился досадой.

— Все в порядке, парни, — сказал он. — Это не настоящая птица.

— Что? — вскричал Пит.

Он недоверчиво поднял голову. Боб сделал то же самое.

Темная птицы безвольно покачивалась на тонкой медной проволоке. Ее желтые глаза со скучающим видом смотрели на мальчиков.

— Обычное чучело, — подвел итог своим впечатлениям Юпитер. — Скорее всего сделана из пластмассы и куриных перьев.

— Какая гадость! — с отвращением произнес Пит.

Из темноты донесся тихий дребезжащий смех, и неожиданно зажегся свет.

Высокий худой человек в темном рабочем комбинезоне разглядывал лежащих на полу сыщиков. Его коротко подстриженные волосы имели медно-рыжий оттенок.

— Добро пожаловать в Таинственный Замок, — сказал он глухим замогильным голосом.

Затем он согнулся пополам в приступе смеха. Его хохот перешел в приступ кашля.

— У него и в самом деле не в порядке с чувством юмора, — пробормотал Пит.

Рыжий медленно выпрямился. Его голубые глаза были светлыми и водянистыми.

— Разрешите представиться — Артур Шелби, — сказал он. — Пожалуй, я уберу свою птицу, пока она не заклевала вас.

Мальчики поднялись с пола. Рыжий подошел ближе, распутывая проволоку, на которой висела неподвижная птица. Юпитер взглянул вверх на потолок и улыбнулся.

— Он пустил ее на нас по проволоке на роликах, — сообщил Юп друзьям. — Это напоминает игрушечную железную дорогу.

Боб с Питом посмотрели наверх, где была протянута проволока.

— Я предпочитаю поезда, — сказал Пит. — Они меня не пугают.

Мистер Шелби осклабился в ухмылке.

— Здорово я вас провел, да? Виноват. Это мое хобби — делать такие сумасшедшие штуковины. — Он махнул рукой себе за спину. Там ребята увидели большую мастерскую, заваленную инструментами, деревянными чурбаками и мотками проволоки.

Мистер Шелби положил птицу на верстак. Теперь его голос звучал нормально, может, чуточку сипло, но совсем не так, как раньше, когда он вещал словно с того света.

— Что вас привело ко мне, мальчики?

Юпитер вручил мистеру Шелби их визитную карточку.

— Может быть, это послужит объяснением. Мы любим разгадывать тайны.

Рыжий хозяин дома молча прочитал карточку, но о трех вопросительных знаках он не спросил. Затем с улыбкой вернул карточку Юпитеру.

— Полагаю, что единственная тайна, которая вас интересует, связана с исчезновением собак. Я прав?

— Когда мы изучим все факты, касающиеся этого дела, — сказал Юпитер, — то, может быть, тайна действительно окажется единственной. Мы стараемся помочь мистеру Аллену найти его ирландского сеттера. Но у меня есть подозрение, что исчезновение его собаки как-то связано с пропажей других собак в Сисайде.

— Не исключено, — согласился мистер Шелби. — Вообще-то я мало знаюсь со своими соседями, но о собаках узнал из последних новостей. Аллен ведь уезжал, и до того, как услышал по радио, что его Рыжий Пират тоже пропал, я даже не знал, что мой сосед вернулся. Надеюсь, что вы разыщете его собаку.

— Для этого нас и наняли, — сказал Юпитер. — Но прежде нам нужна кое-какая информация. Я подумал, что нам будет полезно побеседовать с соседями мистера Аллена. Мы только что говорили с мистером Картером, который живет напротив. Вы его знаете?

Шелби расхохотался.

— Кто же его не знает? Меня все здесь знают как рыжего, а он прославился на всю округу своим буйным характером. Полагаю, вы уже познакомились с его обрезом?

Юпитер пожал плечами.

— Он пытался запугать нас. Но его дробовик, к счастью, стоял на предохранителе, когда он им угрожал. Он жаловался, что все местные собаки покушаются на его собственность. Он ясно дал нам понять, что ненавидит этих животных.

Шелби ухмыльнулся.

— Он ненавидит всех животных и всех людей вокруг себя.

— А вы путаете людей другим способом, — неожиданно заявил Пит. — С какой целью вы соорудили все эти ловушки вокруг вашего дома?

Рыжий с удивлением воззрился на Пита.

— Я же не звал вас к себе. Я не столько питаю ненависть к людям, сколько не желаю, чтобы они меня беспокоили. Вот и придумал несколько штуковин, чтобы отпугивать местных сплетников и незваных гостей. Признайтесь, вы очень перепугались, а?

— А вы и довольны, — проворчал Пит себе под нос.

Шелби снова расхохотался.

— Я по профессии инженер. Изобретатель-любитель. Мастерить такие ловушки для меня одно удовольствие. Они никому не наносят вреда. — Шелби взглянул на свои часы. — Итак, чем я могу быть вам полезен, ребята?

— У вас есть какие-нибудь соображения по поводу исчезновения собак? — поинтересовался Юпитер.

Хозяин покачал головой.

— Увы, нет. Мне известно только то, что они пропали. Думаю, что вам лучше обратиться непосредственно к их владельцам.

— Мы уже говорили с одним из них, с вашим соседом мистером Алленом, — сказал Юпитер. — Он дал нам ключ к разгадке, но, к сожалению, его словам трудно поверить.

— О? — Кустистые брови рыжего взлетели вверх. — Что же он вам сказал?

Юпитер поджал губы, нахмурившись.

— Беда в том, что я не уверен, могу ли сообщить вам об этом.

— Почему нет? — осведомился Шелби.

— Мне кажется, что у мистера Аллена могут возникнуть трудности, если об этом станет известно, — сказал Юпитер. — Я сожалею, мистер Шелби.

Хозяин дома пожал плечами.

— Полагаю, что вы хотите подражать настоящему юристу, которому поручили вести дело. Защищаете интересы вашего клиента, я не прав?

Юпитер кивнул.

— И все-таки, все это выглядит странно. Вы его ближайший сосед, и кажется маловероятным, чтобы вы не заметили происходящих рядом с вами таинственных вещей, которые наблюдал мистер Аллен.

Мистер Шелби улыбнулся.

— У вас, кажется, изрядный словарный запас, молодой человек. Однако нельзя ли выражаться попроще, если, конечно, не возражаете?

— Мы вас не обманываем, — нетерпеливо вмешался Пит. — То, о чем Юп всячески избегает сказать вам, это дракон, которого позапрошлым вечером мистер Аллен видел выходящим из моря.

— Ты не должен был говорить об этом, Пит, — воскликнул Юпитер. — Мы обязаны помалкивать о секретах наших клиентов.

— Виноват, — пробормотал Пит. — Наверное, я просто перенервничал.

— Дракон? — изумился Шелби. — Мистер Аллен утверждает, что действительно видел дракона?

Юпитер колебался. Затем пожал плечами.

— Ладно, все равно теперь это вышло наружу. Думаю, он опасается, что его сочтут рехнувшимся, когда узнают, что он распускает слухи, будто бы видел дракона. Но сам он твердо уверен, что видел именно его.

Шелби покачал головой.

— Невероятно!

— Он не только видел, но и слышал его, — сказал Боб. — Когда дракон залезал в пещеру под его домом.

Юпитер махнул рукой.

— Хорошо, больше мы не собираемся темнить перед вами, мистер Шелби. Однако если здесь и в самом деле обитает дракон или какая иная опасная тварь, похожая на него, то вы тоже должны знать о ней. Я имел в виду, в том случае, если вы иногда спускаетесь на берег.

— Спасибо за предупреждение, — сказал мистер Шелби. — Но я редко спускаюсь на пляж. Понимаете, я не большой любитель морских купаний. А что касается пещер, то с самого начала зарекся подходить к ним. Это опасно.

— Почему вы думаете, что пещеры опасны? — спросил Боб.

Мистер Шелби улыбнулся.

— Не только я, все вокруг так думают, и считали их опасными еще до всяких слухов о драконе. Здесь часто происходят оползни, и вы рискуете быть погребенными заживо, если полезете в пещеры.

— А я слышал, что там скрывались контрабандисты и бутлегеры, — сказал Юпитер.

Шелби кивнул.

— Это было очень давно. А что касается оползней, то прогуляйтесь вдоль утеса, и сами убедитесь. Порой они увлекают за собой целые дома. — Он пристально поглядел на мальчиков; глаза его блестели. — Я сам помню себя мальчишкой и понимаю, каково в вашем возрасте услышать дикую историю о драконе, и, вероятно, я бы тоже не утерпел спуститься вниз, чтобы взглянуть на него собственными глазами. Если вы все-таки намерены полезть туда, помните, что это очень опасно.

— Спасибо, мистер Шелби, — поблагодарил Юпитер. — Итак, вы ничего не можете сообщить нам о драконе мистера Аллена?

Шелби улыбнулся.

— А что вы хотите услышать?

Юпитер всплеснул руками.

— Ну…

Мистер Шелби снова расхохотался.

— Ладно, — сказал Юпитер, — извините, что отняли у вас столько времени. Может, нам удастся выяснить, что именно он видел.

— Желаю успеха, — сказал мистер Шелби. — Я знаю, что Аллен в свое время снял массу фильмов ужасов. Не исключено, что кто-то из его друзей или врагов решил подшутить над ним.

— Вполне вероятно, — допустил Юпитер.

— Есть люди, которые переходят всякие пределы в подобных шутках. Сожалею, что не смог помочь вам, ребята. Я вас провожу.

Он довел их до двери и открыл ее. Мальчики протиснулись мимо него на улицу. Шелби остановил Юпитера, протянув руку.

— Удачи, сынок.

Юпитер пожал ему руку.

— Спасибо, сэр.

Дверь беззвучно захлопнулась.

Юпитер опустил глаза и замер с открытым ртом, чувствуя, как у него по спине бегут мурашки.

В своей руке он держал правую кисть мистера Шелби. Она была оторвана.

ОПАСНЫЙ СПУСК

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ай! — Юпитер чуть не задохнулся от ужаса. Рука мистера Шелби была розовой и выглядела живой. Она даже на ощупь казалась живой!

Это было слишком даже для уравновешенного Юпитера. Он вздрогнул и выронил руку.

Двое других сыщиков, услышав сдавленный возглас товарища, обернулись.

— Ой! Что это такое? — воскликнул Пит.

— Черт возьми! — Боб нагнулся, чтобы получше рассмотреть. — Чья это рука?

Наконец к Юпитеру вернулся дар речи.

— М…мистера Ш…шелби. Она от…торвалась, когда я пожал ему руку!

— Что?! — вскричал Пит.

— Оторвалась, — тупо повторил Юпитер. — Сам не знаю как.

Из дома донесся смех, который сменился приступом удушливого кашля.

Юпитер вспыхнул.

— Это я виноват, ребята. Я просто на минуту забыл, какой большой шутник мистер Шелби. — Он быстро поднял оторванную руку и протянул ее Бобу с Питом.

Пит отрицательно покачал головой. Боб взял руку.

— Даже на ощупь она как настоящая, — сказал Боб. — Может, у мистера Шелби была искусственная рука, Юп, и ты ее нечаянно оторвал во время рукопожатия.

Юпитер замотал головой.

— Вы же слышали, как он заливался минуту назад. Нет, это была лишь еще одна шутка


убрать рекламу


из его арсенала. Вот и все. Забавная все-таки у него манера пугать людей.

— Ага, — ядовито заметил Пит. — Очень забавная. Давайте сматываться отсюда поскорее, пока он не придумал что-нибудь еще более забавное.

Боб отбросил протез в сторону. Мальчики повернулись и припустили к выходу.

Опасаясь снова попасть в железную клетку, сыщики бежали зигзагом, перепрыгивая через дорожку. Притормозили они только у самых ворот, которые как ни в чем не бывало беззвучно открылись и выпустили ребят на улицу.

— Как бы то ни было, а мы неплохо потренировались, — крикнул Боб, когда они бежали уже по шоссе. — Спасибо еще, что он не заставил свои ворота покусать нас на прощание.

— Дыши носом, — на бегу посоветовал ему Пит. — Я скажу спасибо, только когда окажусь подальше отсюда.

Наконец они остановились, тяжело дыша.

— Ну, что мы теперь будем делать? — спросил Боб. — Ждать, когда нас заберет Ганс?

— Я склоняюсь к тому, чтобы чесать отсюда, не останавливаясь, до самого дома, — заявил Пит. — Что такое двадцать миль, если там мы будем в безопасности?

Юпитер помял пальцами нижнюю губу, потом взглянул на свои наручные часы.

— У нас есть в запасе еще немного времени. Как вы посмотрите, друзья, если напоследок мы взглянем на эту пещеру?

Пит посмотрел на гребень утеса.

— Ты имел в виду ту из пещер, где живет дракон? Я выскажу свое мнение всего в трех словах, Юп. Забудь об этом.

Юпитер кивнул.

— А ты, Боб?

— Я присоединяюсь к Питу. Кроме того, разве ты забыл, о чем нас предупреждал мистер Шелби? Это опасно для жизни. Не знаю, сожрет ли нас дракон, но оказаться под оползнем ненамного лучше.

Юпитер уже шел к краю утеса. Он взялся за шаткие перила лестницы, ведущей вниз.

— Предлагаю все-таки взглянуть, — сказал он, обернувшись. — Тогда нам будет проще обмозговать все дело, когда вернемся домой. — С этими словами он шагнул вниз и быстро исчез из вида.

Пит взглянул на Боба.

— Как ему удается всегда настоять на своем?

Боб пожал плечами.

— Просто у него более твердый характер, чем у нас с тобой, вместе взятых. Мы с тобой мягкие люди.

— Ага, — пробормотал Пит. — Это приносит нам массу пользы. Пошли. Лучше спуститься следом за Юпом, пока мистер Шелби не наслал на нас еще какой-нибудь летающей гадости. Или мистер Картер решит потренироваться в стрельбе по живым мишеням. — Пит направился к лестнице. Боб последовал за ним.

Лестница была крутой, с частыми и узкими ступеньками, спускаться по ней было тяжело. В начале спуска они судорожно цеплялись за перила, но вскоре пообвыкли и просто скользили по ним ладонями.

Юпитер не мог не слышать их шлепанья позади, он оглянулся только один раз и незаметно улыбнулся. Теперь они бежали вниз наперегонки.

Не такой проворный, как его друзья, Юп не успевал так часто перебирать ногами. Тогда он стал прыгать сразу через несколько ступенек.

Он был уже метрах в трех от земли, когда это произошло.

Неожиданно ступенька под его весом подломилась. По инерции его потащило вперед. Следующая ступенька тоже не выдержала. Юпитер пытался затормозить, вцепившись в перила. Но те оторвались, и Юп с воплем перешел к свободному полету.

Бежавшие сразу за ним Боб с Питом услышали его предупреждающий крик слишком поздно. Все ступеньки ниже них отлетали по очереди, как падающие костяшки домино. Единственный шанс им сулили перила выше того участка лестницы, где их оторвал Юп. Мальчики изо все сил устремились назад.

Увы, перила их не выдержали.

Беспомощно кувыркаясь, сыщики полетели вниз. Сверху на них падали оторвавшиеся доски.

Во время полета мозг Юпитера не переставал лихорадочно работать. За долю секунды до приземления Юп уже имел две версии случившегося.

Было ли это простой случайностью?

Или было специально подстроено, чтобы не допустить Трех Сыщиков, расследующих тайну дракона, на берег?

На большее у него времени не хватило.

Последовал страшный удар о песок, и на его голову обрушились тела и деревяшки.

Все погрузилось во тьму…

В ЛОВУШКЕ!

 Сделать закладку на этом месте книги

— Юп, ты живой?

Юпитер поморщился и открыл глаза. Он увидел расплывчатые лица Пита и Боба, склонившиеся на ним.

Юп закряхтел и сел. Все лицо у него было залеплено песком, и прежде, чем ответить, он тщательно отряхнулся.

— Разумеется, живой, — произнес он наконец. — Несмотря на то, что вы оба захотели помягче приземлиться и постарались упасть прямо на меня. Мало того, что едва не вышибли из меня дух, еще втоптали меня физиономией в песок.

Пит расплылся в улыбке.

— С ним все оʼкей. Он даже может говорить.

— Это я сам слышу, — ответил ему Боб. — Как обычно, он старается взвалить всю вину на нас с тобой. Но мне помнится, что это он своей массой сломал первую ступеньку, а потом еще оторвал перила. Чего он после этого ожидал? Что мы будем порхать над ним?

Юпитер медленно поднялся на ноги. Он ногой разбросал кучу деревянных обломков вокруг себя и, подобрав одну из расщепленных досок, стал внимательно изучать ее. Затем наклонился и поднял другую деревяшку, приставив ее к первой. При этом он кивнул с довольным видом.

— Твое заявление, Боб, соответствует действительности, — произнес Юпитер. — Первую из ступенек я сломал своим весом. Но я склонен думать, что мне помогли в этом. Ступеньки были подпилены. Им бы хватило и твоего веса. — Он протянул доски друзьям.

— Если замечаете, с наружной стороны они расщепились под острым углом. Видите, какие неровные края? А снизу они разломились, как по ниточке. Похоже, что кто-то подпилил их перед нашим спуском.

Боб с Питом поднесли доски к самым глазам.

— Может быть, ты и прав, — произнес Боб. — Но кому было известно, что мы решим спуститься сюда?

— Верно, — поддержал его Пит. — Ведь это была твоя собственная идея, Юп. Если бы мы не полезли вниз, то отсюда сверзился бы кто-нибудь из местных жителей. До сих пор мы виделись только с мистером Картером, мистером Алленом и мистером Шелби. Но кроме них здесь должна быть куча людей, которые пользуются этой лестницей. — Пит указал на обрыв. — До других далеко идти. Любой человек мог спускаться здесь вместо нас.

Юпитер со вздохом отшвырнул доски.

— К сожалению, у нас нет с собой оборудования, чтобы тщательно изучить обломки и убедиться наверняка, были ступеньки подпилены или нет. Не исключено, что я ошибаюсь в своем предположении.

Пит с Бобом переглянулись. Не каждый день можно было услышать признание Юпа в собственных заблуждениях.

Юпитер упрямо сжал губы.

— Тем не менее, — решительно заявил он, — это происшествие не собьет нас со следа. Главное, для чего мы спустились вниз, это обследовать берег и пещеру, нет ли где следов дракона. Вот и давайте поищем их.

Даже не взглянув на компаньонов, Юпитер повернулся и зашагал к воде.

— Перво-наперво нам надо найти следы, ведущие из моря к пещере. То, что видел мистер Аллен, двигалось в этом направлении.

Боб и Пит присоединились к нему, и вся тройка медленно побрела по песку. Широкая полоса пляжа казалась безлюдной. Лишь над головами мальчиков с хриплыми криками носилось несколько чаек.

Пит кивнул на одну из них, только что севшую на песок, и заявил:

— Может, ее спросим, не видала ли она недавно дракона поблизости. Это сэкономило бы нам массу времени.

— Отличная идея, — сказал Боб. — А если она не захочет с нами разговаривать, то можно обратиться вон на ту посудину с тряпками вместо парусов. — Он указал на неуклюжее суденышко с обвисшими парусами в миле от берега. — Похоже, они никуда не спешат. Наверное, тоже охотятся на дракона.

Юпитер взглянул в море и покачал головой.

— Нас не должны отвлекать такие далекие объекты. Все, что от нас требуется, это прочесать береговую линию поблизости от пещеры. — Он смерил глазами расстояние от моря до пещеры. — Следы должны быть где-то здесь. Давайте еще немного растянемся.

Мальчики отошли подальше друг от друга и побрели вдоль берега, внимательно изучая песок.

— Я вижу только водоросли, вынесенные приливом, — крикнул Боб.

— Я тоже, — откликнулся Пит, — плюс несколько ракушек и массу плавника.

Наконец Боб решительно поднял голову.

— Никаких следов, Юп. Их не могло смыть приливом?

Юпитер помял нижнюю губу пальцами.

— Ближе к берегу, конечно, могло. Но подальше от воды достаточно широкая полоса сухого песка, чтобы сохранить следы. Пойдем поближе к пещере.

— Стоит ли, Юп? — возразил Пит. — А если там сидит дракон? Что мы будем делать — драться с ним голыми руками?

— Я не думаю, что нам предстоит с кем-нибудь драться, Пит. — Мы лишь потихоньку подкрадемся ко входу в пещеру, а внутрь соваться не будем, пока не убедимся, что нам ничего не грозит.

Пит вздохнул и, нагнувшись, выбрал из кучи плавника палку подлиннее.

— Не уверен, что это мне поможет, но с такой битой в руках я буду чувствовать себя уверенней.

Боб тоже подобрал палку — кусок весла с отломанной лопастью.

— Ты высказал здравую идею, Пит, — сказал он. — Я видел на картинках, как святой Георгий убивает дракона. Правда, он был поумнее нас и воевал с ним не старыми деревяшками, а длинным крепким копьем с железным наконечником. — Боб потряс обломком весла, как копьем, и, повернувшись к Юпитеру, сказал:

— А ты не хочешь вооружиться, Юп? Если желаешь, мы вернемся к обломкам лестницы. Там можно найти хорошую дубину с гвоздями. Я заметил — там были здоровенные гвозди.

Юпитер улыбнулся и пожал плечами.

— Пожалуй, не повредит захватить с собой что-нибудь в этом роде. — С этими словами он взвалил на плечо длиннющую мокрую доску, валявшуюся среди мусора на берегу и победоносно взглянул на друзей.

Пит с Бобом ответили ему жалкими улыбками, и Три Сыщика с отчаянной решимостью на лицах и замирающими сердцами медленно направились к темному зеву пещеры под обрывом.

Продолжая внимательно изучать пляж, они поднялись на невысокий песчаный гребень, отмечавший границу прилива. Здесь Юпитер внезапно остановился; глаза его загорелись.

— Здесь кто-то был, — тихо сказал он.

Боб и Питом посмотрели, куда он показывал. Там на рыхлом сыром песке отчетливо виднелись вмятины.

— Этот дракон, очевидно, новой модели, — сказал Боб после долгого молчания. — Он явно катил на колесах.

Юпитер кивнул и окинул взглядом пустынный пляж.

— Ничего такого не видно. Но все-таки это здорово похоже на следы колес. Их мог оставить вездеход, на котором спасатели патрулируют пляжи. В таких пустынных местах они обычно ездят на джипе или на специальном вездеходе-багги.

— Может быть, — согласился Боб. — Только если они бы патрулировали пляж, то их след тянулся бы к северу или к югу вдоль берега. Но вместо этого, они ехали прямо к пещере.

— Ты прав, архивариус, — сказал Юпитер и, опустившись на колени, стал изучать след.

Боб с недовольным видом окинул взглядом пляж.

— Ничего не могу понять. Если здесь остались следы, то почему мы не обнаружили их около воды?

— Я полагаю, что их смыло волнами или высоким приливом, — пояснил Юп.

Пит ехидно ухмыльнулся.

— А я считаю, что мистер Аллен сослепу принял за дракона джип или что-нибудь иное в этом роде.

— Не исключено, — согласился Юпитер. — В любом случае мы это выясним, когда доберемся до пещеры.

В десяти шагах от входа в нее следы исчезли.

Мальчики переглянулись.

— Еще одна загадка, — сказал Пит.

Они подошли вплотную к зеву пещеры. Внутри нее, казалось, никого не было.

— В такую дыру даже автобус может заехать, — сказал Боб. — Пойду посмотрю, далеко ли она тянется.

Юп заглянул в пещеру.

— Хорошо, Боб. Только не ходи далеко, держись на расстоянии голоса. Мы с Питом догоним тебя, только сначала обследуем все вокруг входа.

Боб взял свое весло наперевес и шагнул в пещеру.

— С чего вдруг он стал таким храбрым? — удивился Пит.

Юпитер ухмыльнулся.

— Все мы стали чуточку храбрее, когда вместо отпечатков лап чудовища увидели след обычных автомобильных колес. — Он наклонил голову, как будто прислушивался к чему-то. — Если Боб крикнет, то по эху мы сможем примерно оценить размеры пещеры. — Юпитер повысил голос: — Эй, Боб, проверка! Как там дела?

Пит тоже наклонил голову, прислушиваясь. Они одновременно услышали звук падения чего-то тяжелого.

А в следующую секунду из пещеры донесся голос Боба — тонкий и пронзительный. Боб прокричал только одно слово, но оно повергло ребят в ужас.

— Помогите! — крикнул Боб.

ЗАГАДОЧНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока Юпитер с Питом растерянно таращились в полумрак пещеры, оттуда снова донесся крик Боба:

— На помощь! Спасите меня!

— Боб попал в беду! — воскликнул наконец Пит. — Вперед!

И Пит, самый сильный и тренированный из Трех Сыщиков, ринулся в пещеру. Юпитер едва поспевал за ним.

— Не так быстро, Пит, — крикнул он. — Боб где-то недалеко от входа. Мы должны быть осторожными, чтобы… — фразы он так и не закончил, с разбега налетев на что-то такое твердое, что у него занялся дух. Юп упал на колени.

Потом он услышал голос Пита:

— Не двигайся вперед, Юп! Я нашел его.

— Где он, Пит? Я ничего не вижу. — Юпитер поморгал, а затем его глаза привыкли к темноте. Он увидел перед собой Пита, стоящего на четвереньках.

— Он провалился в яму, — сообщил Пит. — Я сам едва успел остановиться.

— Ничего не вижу, — сказал Юп, стараясь заглянуть через плечо Пита.

— Боб! — позвал он. — Где ты есть?

Голос Боба послышался так близко, что Юпитер подпрыгнул.

— Здесь, внизу! — крикнул Боб. — Я упал в какую-то дыру. Она засасывает меня!

— Боже! — воскликнул Пит. — Зыбучие пески!

— Не может быть, — сказал Юпитер. — Зыбучие пески бывают только в жарких странах. — Он на четвереньках обогнул Пита, осторожно ощупывая дно пещеры руками. — Я по-прежнему не вижу тебя, Боб. Ты нас видишь?

— Вижу, — отозвался Боб. — Я прямо под вами.

Юпитер наклонился вперед, протягивая вниз руку.

— Дотянись до моей руки, Боб. Пит и я вытянем тебя наверх.

Снизу донеслось какое-то хлюпанье.

— Не м-могу, — послышался голос Боба секунду спустя. — Чем больше я тянусь, тем глубже меня засасывает!

— Протяни нам палку, — предложил Пит. — Ну, это свое дефективное весло. Мы с Юпом вытащим тебя в один момент.

— Не могу, — с отчаянием в голосе ответил Боб. — Оно куда-то потерялось, когда летел вниз.

Пит взглянул на свою дубинку и простонал.

— Моя палка слишком тонкая, чтобы выдержать тебя.

Тем временем Юпитер упрямо ползал по краю ямы.

— Подожди, Боб, — сказал он. — Сначала мне надо выяснить диаметр этой дыры. — И медленно уполз в темноту.

— Брось, Юп, — завопил Боб. — Сейчас нет времени заниматься землемерными работами.

— Так надо, — ответил Юпитер. — Это единственный способ вытащить тебя оттуда. — Он продолжал ползти на четвереньках вокруг ямы, время от времени обрушивая вниз комья земли.

— Поосторожней! — крикнул Боб. — А то меня еще засыплет оползнем.

— Виноват, — пробормотал Юп. — Здесь кругом много разного мусора. — В следующую минуту он замкнул круг и присоединился к Питу.

— Думаю, получится, — сказал он Питу и, нагнувшись вниз, позвал Боба. — Эй, Боб, ты не погрузился еще глубже?

Снизу донеслось какое-то шарканье, затем — шлепки и хлюпающие звуки.

— Еще нет, — вспылил Боб. — Но надеюсь, что меня засосет с головой, пока вы, умники, придумаете, как меня вытащить отсюда.

— Если ты подержишь меня за ноги, Юп, я попробую дотянуться до него, — сказал Пит. — У нас нет времени строить хитроумные планы.

Юпитер с сомнением покачал головой.

— Думаю, что нам лучше воспользоваться моей доской. Но не как рычагом — для этого края ямы слишком ненадежны, а упереть доску поперек ямы под углом. Ее длины должно хватить.

— Ну, и что это даст? — спросил Пит. — Боб так высоко не дотянется.

— Должен дотянуться, если мы расклиним доску между стенами ямы одним концом вниз.

Пит взглянул на тонкую доску в руках Юпа. Затем кивнул, облизнув пересохшие губы.

— Стоит попробовать. Только бы она выдержала его вес.

Юпитер наклонился над ямой.

— Мы попробуем упереть доску над твоей головой, Боб, — объяснил он. — Проследи, чтобы она прочно уперлась в стену, чтобы выдержать тебя.

— Если она соскользнет, — добавил Юпитер, — то мы лишимся не только доски, но и тебя тоже.

— Благодарю за заботу, — отозвался Боб. — Только поторопитесь, а то я, похоже, увяз еще на несколько сантиметров.

Юпитер оставил Пита и поспешил к противоположному концу ямы. Наклонившись над ней, он стал опускать доску вниз.

— Я опускаю ее, — сообщил он друзьям. — Не знаю, видишь ли ты ее, Боб. Сейчас она должна пройти над твоей головой.

Лежа на животе на краю дыры, Юпитер перехватывал доску, опуская ее вниз. Наконец со дна ямы донесся крик.

— Теперь я вижу ее, — сообщил Боб, и сразу же за этим в его голосе послышались нотки отчаяния: — Мне никак не дотянуться. Она слишком высоко.

— Сейчас она станет пониже, — успокоил его Юпитер. — Я просто стараюсь найти нужный угол. — Он опустил доску еще на несколько сантиметров.

— Отлично, Юп, — крикнул Боб. — Еще чуть-чуть, и все будет оʼкей.

Он подождал, когда Юпитер еще опустит доску, но тут послышалось громкое шуршание.

— Ну, что же ты, Юп. Чего ты там застрял?

Голос Юпитера был хриплым.

— Я не могу удержаться на краю. Я… я падаю!

— Нет! — простонал Пит. Он вскочил на ноги и бросился к другому концу ямы.

Там на поверхности виднелись только одни ноги Юпа, отчаянно скребущие по рыхлому полу пещеры. Остальная часть его тела уже свисала в темный провал ямы. Ее край осыпался под его весом, комья земли летели вниз.

Пит с разбега прыгнул на ноги Юпитера, прижав их к земле. Затем он дотянулся до брючного ремня друга и всем телом откинулся назад.

— Спокойно, Юп, — проговорил он, задыхаясь. — Сейчас я тебя выдерну оттуда.

В следующий момент толстый Юпитер снова обрел равновесие.

— Спасибо, Пит, — отдуваясь, произнес он. — Только не слезай с меня, я попробую опустить доску на всю длину…

Неожиданно из глубины донесся радостный возглас Боба.

— Достаточно, Юп!

— Оʼкей, Боб. Мы с Питом наляжем на доску со своей стороны, а ты лезь по ней наверх, только потихоньку. Достаешь до нее?

Последовала секундная пауза, затем — голос Боба:

— Достал.

— Отлично, Боб. Давай ползи к нам.

— Вас понял.

Послышался предупреждающий треск, доска в их руках затряслась.

— Он лезет наверх! — воскликнул Пит.

Доска прогибалась и дрожала под весом Боба. Юпитер налег на свой конец всей массой.

— Она может сломаться в любой момент, — шепнул он Питу. — Будь наготове, чтобы схватить его за шиворот.

Снизу слышалось тяжелое дыхание Боба.

— Оʼкей, — пропыхтел он. — Вот и я! Что будем делать дальше?

Пит нагнулся над ямой.

— Хватай меня за руку, Боб.

Боб резко вскинул руку. На мгновенье их кисти встретились, а затем рука Боба выскользнула. Он снова судорожно вцепился в мокрую доску.

— Легче кусок мокрого мыла удержать, чем его, — пожаловался Пит. — Может, ты сам попробуешь, Юп?

Юпитер отрицательно мотнул головой.

— Вряд ли у меня это выйдет лучше, чем у тебя. Надо попробовать вместе.

Боб выжидающе смотрел на них снизу, раскачиваясь на потрескивавшей доске.

— Ради Бога, Пит, не устраивайте там конференций, лучше тяните меня наверх. На меня налипло столько грязи, что я сам едва держусь. К тому же, руки скользят…

Юпитер в отчаянии обвел взглядом пещеру.

— Эх, веревку бы нам сейчас, — сказал он, — или что-нибудь такое, из чего можно сделать петлю и опустить ему вниз…

— Нет у нас веревки, — проворчал Пит. — И времени тоже нет. Я не достаю до него всего пару сантиметров. Надо что-то придумать…

Внезапно глаза Юпитера вспыхнули.

— Есть!

Одной рукой он быстро расстегнул свой ремень и выдернул его из брюк. Пит с открытым ртом наблюдал, как Юпитер продел конец ремня в пряжку, сделав небольшую петлю.

Обмотав другой конец ремня вокруг кисти, Юпитер склонился над ямой.

— Боб, я сделал из своего ремня петлю. Когда увидишь ее, сунь в нее руку. Под твоим весом она затянется, и мы с Питом вытащим тебя наверх.

Он осторожно начал опускать ремень в дыру. Затем дернулся от рывка снизу и уперся.

— Я держусь, — крикнул Боб. — Тащите!

Юпитер с облегчением вздохнул. Пит ухмыльнулся и тоже взялся за ремень. Откинувшись назад, они потянули изо всех сил.

Темное и мокрое чудовище, сплошь облепленное глиной и жидкой грязью, медленно показалось из ямы.

ПАНИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Мокрое страшилище повалилось рядом с ними, отплевыясь и отдуваясь.

— Спасибо, ребята.

— Благодари Юпа. Это была его идея, — сказал Пит. Он горестно посмотрел на собственный ремень. — Почему мне не пришло это в голову?

— Наверное, потому, что ты не такой тугодум, как я, — предположил Юпитер. — Кроме того, у меня талия потолще, а значит, и ремень длиннее.

Боб стер грязь с лица.

— Отлично было придумано, Юп. Обещаю больше не дразнить тебя толстым. — Он заглянул вниз в яму и, содрогнувшись, отодвинулся подальше от края. — А то бы я до сих пор сидел там.

— Хорошо то, что хорошо кончается, — произнес Пит. — Что будем делать дальше?

— Мы отправляемся домой, — твердо сказал Юп. — Боб весь промок, и ему надо переодеться. Прошу простить меня. Я виноват, что заставил вас полезть в пещеру без фонариков.

— Да, с фонарем было бы лучше, — согласился Боб. — Но я тоже хорош, ринулся вперед, очертя голову, даже под ноги не смотрел.

Юпитер поднялся на ноги.

— Странно, что такая опасная ловушка располагается столь близко от входа, — проговорил он, нахмурившись. — Вероятно, чтобы держать любопытных подальше от пещеры.

— Или, наоборот, поглубже в пещере, — попытался улыбнуться Боб. — Особенно если они любопытствуют, как я.

— Будет тебе, — серьезно сказал Пит. — Может быть, именно так исчезла собака мистера Аллена, да и остальные псы тоже. Провалились в дыру, и она их засосала.

Юпитер кивнул.

— Вполне вероятно. Но ведь мы повсюду искали их следы, прежде чем Боб попал туда, и наверняка заметили бы отпечатки собачьих лап, если бы они были.

— Ого! — удивился Пит. — Разве мы этим занимались? — Он быстро оглянулся. — Ладно, давайте сматываться отсюда поскорее, пока еще можно. Меня здесь жуть берет.

Сыщики поспешили выйти на свежий воздух.

Юпитер обернулся к огромным валунам, загораживающим с одной стороны вход в пещеру.

— Хотел бы я знать, далеко ли она тянется вглубь берега, — задумчиво произнес он. — Нам уже говорили, что контрабандисты и бутлегеры прятали в ней свой товар.

— Ну, прятали, — сказал Пит. — И что с этого?

— А то, что та часть пещеры, которую мы видели, мало подходит для тайника. Слишком легко туда проникнуть посторонним.

— Наверное, там есть боковые ходы, — предположил Боб. — Вода, как правило, размывает более мягкие породы. На это уходят миллионы лет. А если раньше утес находился под водой, то в нем мог возникнуть целый лабиринт подземных ходов.

— Не исключено, — сказал Юпитер. — Но сейчас у нас нет времени проверить это. Отложим исследование пещеры до следующего раза.

— Я «за», — с энтузиазмом воскликнул Пит. — На сегодня достаточно. Лично я уже получил свою дневную порцию неприятностей.

— Мы тоже, — сказал Юпитер. — Но беда в том, что наши неприятности, похоже, еще не кончились.

— О чем ты? — вскричал Пит.

Юпитер протянул руку к морю. Его друзья посмотрели в указанном направлении и, как по команде, моргнули. Этого не могло быть!

Из воды торчало что-то темное и блестящее.

— Никак не могу понять, что это такое, — прошептал Боб.

— Небольшая черная голова, — произнес Пит с дрожью в голосе. — Кажется, у дракона должна быть точно такая же.

Сзади на голову накатывала большая волна. Гребень вала навис над ней и обрушился, голова полностью скрылась под водой.

Мальчики с замирающими сердцами вглядывались в кипящую пену.

Волна накатила на берег и схлынула, за ней последовала другая. И тут в пене прибоя показалась темная фигура.

Она была черного цвета, лоснилась и блестела. Фигура выпрямилась и, шлепая перепончатыми лапами, вышла на берег.

— Аквалангист, — с облегчением сказал Пит. — В «мокром» гидрокостюме, в маске и ластах. Было чего пугаться. Пошли отсюда.

Когда они повернулись, чтобы идти дальше, Юпитер еле слышно произнес:

— Внимание! У него в руках гарпунное ружье.

Пит рассмеялся.

— Ну и что? Наверное, он охотился на рыб или еще на кого-нибудь.

Юпитер покачал головой.

— Он направляется прямо к нам.

Неожиданно подводный пловец упал на колени, потом залег, направив на мальчиков острие гарпуна.

— Ой, смотрите! — воскликнул Боб. — Он целится в нас.

— Ого, — удивился Пит. — И почему же именно в нас?

Он обернулся и побледнел.

— Прошу прощения! Боб прав. — Пит крутанулся вокруг своей оси.

— Точно, в нас — больше никого поблизости нет!

Юпитер Джонс во все глаза смотрел на человека, который лежал меньше чем в ста метрах от них. Ружье в его руках качнулось и теперь смотрело острием гарпуна прямо на сыщиков.

Первый сыщик обладал логическим складом ума, работающего почти со скоростью света. Юп оценил ситуацию и нахмурился. Она не подчинялась никакой логике.

А когда логика не помогла, Юпитер остался наедине с обычным инстинктом самосохранения.

— Бежим! — крикнул он. — Врассыпную и ходу!

Мальчики повернулись и помчались к лестнице. Почти добежав до места, они увидели, что зря старались. От возбуждения они совсем позабыли о недавнем инциденте. Перед сыщиками лежала груда деревянных обломков, а за ней возвышалась отвесная скала, влезть по которой и мечтать не приходилось.

Юп прикинул расстояние до следующей лестницы. Бежать до нее было слишком далеко, к тому же по рыхлому песку особо не разгонишься. Для стрелка на пустом пляже они были как на ладони.

Моментально просчитав возможные варианты, Юпитер крикнул:

— У нас только один шанс! Быстро! Назад в пещеру!

Рассыпавшись веером, ребята резко свернули к устью пещеры. Они мчались изо всех сил, каждую секунду ожидая услышать резкий хлопок гарпунного ружья.

А может, даже ощутить, как смертоносная сталь протыкает их тело.

Песок так и летел из-под их ног.

— Почти на месте, — задыхаясь, крикнул Юп. — Ложись.

Все трое, как один, проскользнули в пещеру и упали на четвереньки за валунами у ее входа.

— Фу, добрались, — сказал Пит. — Что дальше?

— Пока… мы… спрятались, — отрывисто говорил Юпитер, стараясь восстановить дыхание. — У нас есть время… обдумать… наши дальнейшие шаги.

— Может, нам стоит поискать эти самые боковые ходы, — предложил Боб.

Юпитер кивнул. Его лицо горело от возбуждения.

— Верно, Боб. Но давайте сначала посмотрим, что он сделает. Если направится сюда, то положение может измениться настолько, что заставит нас предпринять дополнительные меры — например, углубиться дальше в пещеру.

Пит, приподнявшись, выглянул из-за плеча Юпитера.

— Кажется, заставит, Юп, — произнес он напряженным голосом. — Этот тип идет прямо сюда.

— Черт возьми! — воскликнул Боб. — Что нам делать? Я не хочу снова лезть в яму.

Юпитер прижался к стене пещеры.

— Идите сюда, — неожиданно позвал он. — Смотрите!

На стене виднелось что-то вроде обшивки из вертикальных досок, тянущихся до самого потолка.

— А, черт, — выругался Пит. — И как мы раньше их не заметили!

— Под таким слоем пыли и грязи их не сразу заметишь, — отозвался Юпитер. Он постучал по обшивке. Судя по звуку, за ней была пустота.

— Наверное, потайной ход, — предположил он и толкнул плечом доски. — Доски шатаются, пожалуй, их можно оторвать. Пит, глянь по-быстрому, этот ныряльщик по-прежнему не хочет оставить нас в покое?

Пит выглянул из пещеры и сразу же отпрянул назад.

— Плохо наше дело, — упавшим голосом сообщил он. — Теперь их двое!

Юпитер помрачнел.

— Двое? Тогда нам стоит поторопиться. Помогите мне.

Мальчики втроем налегли на доски.

— Бесполезно, — сказал Боб. — Они крепко держатся с обоих концов.

Юпитер огляделся вокруг.

— Но ведь должен быть какой-то выход. — Его глаза вдруг заблестели. — Ну, конечно! Какой же я болван!

Он поддел носком рыхлый песок у основания досок.

— Надо подкопать их немного — вот и все!

Быстро опустившись на колени, они стали отбрасывать песок. Широкая доска неожиданно шевельнулась.

— Все верно! — воскликнул Юпитер. — Теперь нам надо ее отодвинуть, чтобы можно было пролезть.

Доска, лишенная опоры, легко отошла в сторону. Пит с Бобом проскользнули внутрь. Настала очередь Юпитера.

Он попытался протиснуться в узкую щель.

— Не пролезаю, — пыхтел он. — Слишком жирный!

Боб с Питом торопливо принялись подкапывать доску с другой стороны. Наконец она подалась, и Юпитер протиснулся внутрь


убрать рекламу


.

— Оставим небольшую щель для наблюдения, — шепнул он.

Сыщики вернули доску в прежнее положение, так чтобы снаружи не было ничего заметно.

Они еще не успели подняться на ноги, как в пещере послышались голоса.

Аквалангист, шедший первым, зажег фонарик.

— Могу поклясться, Гарри, что мальчишки убежали сюда. Жаль, что ты дал волне сбить себя с ног, иначе я не потерял бы их из вида.

— Если они здесь, то скоро мы их найдем, — ответил второй пловец. — А если их нет, то продолжим нашу работу.

Три Сыщика затаили дыхание, когда луч фонаря обежал пещеру. Юпитер, стоя на четвереньках, прижался лицом к щели между досками.

Боб с Питом, склонившись над ним, тоже приникли к щели.

Пловцы в черных гидрокостюмах прошли вглубь пещеры. Шлепанье их ласт удалилось, свет фонарика померк.

Издали, примерно оттуда, где находилась яма, эхом донесся хриплый голос второго аквалангиста:

— Можешь себе представить, Джек, тут их тоже нет.

— Тогда они улизнули наверх по другой лестнице.

Снова послышалось отдаленное шлепанье, и все стихло. Юпитер послушал еще немного, затем отодвинулся от досок. От пыли у него засвербило в носу. Юп испугался, что его приятели испытывают такое же ощущение. Расчихаться сейчас было бы смертельно опасно.

— Только не чихайте, — прошептал он товарищам. — Зажмите носы.

Так они и сидели с зажатыми носами и тревожными лицами. Пещера оставалась темной и безмолвной. Наконец Юпитер поднялся на ноги.

— Ушли, — прошептал он. — Надо уносить ноги, пока есть возможность.

Они снова отгребли песок, освободив нижний конец доски, и осторожно отвели ее в сторону.

— На этот раз первым полезешь ты, Юп, — сказал Пит. — Если уж ты не застрянешь, то мы с Бобом и подавно.

Юпитер широко улыбнулся.

Они вылезли наружу. В пещере по-прежнему стояла тишина. Без шума вернув доску на место, мальчики засыпали ее песком.

Когда Юпитер поднялся на ноги, сердце его отчаянно билось. Юпитер взглянул на свои часы.

— Прошло уже больше трех часов, — шепнул он. — Ганс уже заждался.

ПРИВИДЕНИЕ УГРОЖАЕТ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ну, что скажешь? — спросил Юпитер Пита.

Час назад они вернулись с Гансом из Сисайда. Боб сразу пошел домой, чтобы принять душ и переодеться. Юп с Питом сидели в своем штабе одни.

Пит пожал плечами.

— Что я могу сказать? Ведь я ничего не знаю об этих аквалангистах за исключением того, что одного зовут Гарри, а другого Джек. Я не понимаю, почему Гарри или Джек, пугал нас гарпунным ружьем. Ума не приложу, зачем они разыскивали нас в пещере и куда они потом делись. Я даже удивляюсь, как мы сумели выбраться оттуда живыми.

Юпитер помял пальцами губу и кивнул.

— Добавь к этому странное происшествие с обвалившейся лестницей и согласись, что едва мы начали расследовать таинственное исчезновение собаки мистера Аллена, как загадки посыпались на нас одна за другой.

— Я знаю, что нам делать, — заявил Пит.

— О? — Юпитер повернулся в нему; в его глазах блеснул интерес. — Что же ты предлагаешь?

Пит указал на телефонный аппарат на столике.

— Просто поднять трубку, набрать номер мистера Аллена и сообщить ему, что прекращаем поиски его исчезнувшего пса. Сказать ему, что мы сами едва не исчезли и хотим поскорее обо всем забыть.

Но Юпитер не обратил внимания на здравое предложение Пита.

— Во-первых, — заявил он, — надо выяснить, кто такие эти аквалангисты и что они делают в пещере.

Пит покачал головой.

— Какое нам дело до этих мрачных типов? Между прочим, мы тоже были в пещере, и я до сих пор ума не приложу, что мы-то там забыли.

— Мы искали дракона мистера Аллена, — напомнил Юпитер, — а также следы ирландского сеттера по кличке Рыжий Пират.

— Ну, и много мы нашли? — осведомился Пит. — Если не считать ямы, которая сама нашла Боба.

— Мы обнаружили замаскированный ход за досками, — сказал Юп. — Может быть, там начинается секретный ход вглубь пещеры, а может, это просто тайник, где во времена сухого закона бутлегеры прятали спиртное.

— Не понимаю, какое отношение это имеет к нам, — упрямо гнул свое Пит. — Там ведь не оказалось собаки мистера Аллена.

Юпитер нахмурился.

— Как сыщики, мы должны вернуться в пещеру и обследовать ее более тщательно. Неужели ты не понимаешь этого?

Пит неохотно кивнул.

— Конечно. Единственное, что мне не понятно, как эти ныряльщики не сверзились в яму, куда свалился Боб. Разве это не доказывает, что они хорошо знают пещеру?

— Может, и так, но не зыбывай, что у них был фонарь, — напомнил Юп. — А вот как и куда они исчезли потом, мы выясним, когда вернемся в пещеру со своими фонариками…

Его прервал телефонный звонок — уже второй за этот день.

Мальчики уставились на телефон.

Тот зазвонил снова.

— Надо ответить, — сказал Пит.

— Я отвечу, — согласился Юпитер.

— Алло, — сказал он, взяв трубку. — Алло!

Юп держал трубку поближе к микрофону усилителя, чтобы Пит тоже мог слышать.

Из трубки донеслось какое-то хрипенье.

— Алло! — крикнул Юпитер.

Ответа не последовало.

— Может, ошиблись номером, — предположил Пит.

— Я… Нет, по-моему, нет, — прошептал Юпитер. — Слышишь?

Снова послышался странный хрип и хлюпанье. Казалось, что кто-то тяжело дышит, с трудом втягивая и выдыхая воздух.

Хрипенье превратилось в такой жуткий придушенный голос, будто говоривший был при последнем издыхании.

— Держитесь… — проговорил удавленник и смолк. Затем, словно для этого требовалось неимоверное усилие, продолжил:

— … подальше, — голос опять перешел в хрип.

— Держитесь подальше, — повторил в трубку Юп. — Откуда держаться подальше?

— От моей… пещеры, — ответил голос и после тяжкого вздоха смолк.

— Но почему? — воскликнул Юпитер. — Кто говорит?

Теперь голос стал глухим, как будто доносился из-под земли.

— Мертвецы… — медленно проговорил он, — … не шутят.

Раздался еще один жуткий вздох, и наступила тишина.

Юпитер повесил трубку. Несколько секунд мальчики с ужасом смотрели на телефон. Потом Пит вскочил как ужаленный.

— Чуть не забыл, что сегодня у нас обедают раньше обычного, — сказал он. — Мне надо идти.

Юпитер тоже засуетился.

— Я с тобой. Кажется, тетя Матильда просила меня прибраться на дворе.

Сыщики торопливо покинули свой штаб.

Ломать голову над предупреждением им не, пришлось. Привидение выразилось яснее ясного:

«Держитесь подальше от моей пещеры! 

Мертвецы не шутят!» 

Старый мистер Аллен предупредил о драконе, спрятавшемся в пещере.

О мертвеце или о привидении он не упоминал…

СМЕРТЬ ГОРОДА СИСАЙДА

 Сделать закладку на этом месте книги

Тем временем Боб принял душ и сменил грязную одежду. Когда он подъехал на велосипеде к городской библиотеке, где подрабатывал несколько часов в день, то чувствовал себя уже намного бодрее.

Услышав его шаги, мисс Беннет, библиотекарша, подняла голову и улыбнулась.

— А, это ты Боб, — сказала она. — Как хорошо, что ты пришел. Сегодня выдался трудный день. Был большой наплыв читателей, и теперь надо расставить книги на места по полкам. Справишься?

— Конечно, — ответил Боб.

Он подхватил огромную охапку литературы, возвращенной читателями, и расставил книги обратно на полки. Затем принялся наводить порядок в читальном зале. Он брал разбросанные по столам книги и ставил их на стеллажи. Название одной, лежавшей сверху, привлекло его внимание. Книжка называлась «Легенды Калифорнии». Боб рассеянно пролистал ее и вдруг наткнулся на заголовок одной из глав: «Сисайд: мечты города, который умер».

— Гм, — пробормотал Боб, — это кажется любопытным.

Он отложил книжку в сторону. Случайная находка могла быть полезной. Горя от нетерпения прочесть книгу, Боб с рекордной скоростью расставил все книги по полкам.

Когда он закончил, мисс Беннет попросила еще приклеить оторванные корешки у растрепанных книг. Боб бегом отнес их в хранилище и подклеил клейкой лентой. Вскоре все было сделано.

Он вернулся к столу заведующей библиотекой.

— Все в порядке, мисс Беннет. Мне надо провести кое-какое исследование. Если у вас нет для меня больше заданий…

Библиотекарша отрицательно покачала головой, и Боб поспешил обратно в читальный зал, где его ждал сборник калифорнийских легенд. Боб понял, что практически ничего не знает о Сисайде, и Юпитеру с Питом известно не больше его. Наверняка ни одному из них даже не пришло бы в голову связать этот городишко со словом «умирать»!

Боб открыл книгу и отыскал главу о Сисайде. Она начиналась словами:


«Как и люди, существуют города, отмеченные печатью злого рока. Мечта Сисайда стать курортным центром развеялась как дым пятьдесят лет тому назад.

Он никогда не станет солнечным и оживленным городом, каким его представляли себе архитекторы-планировщики, вложившие свои состояния в эту мечту. Сложная система каналов и судоходных фарватеров, призванная напоминать туристам Венецию, пришла в упадок и разрушилась; на их месте были возведены фабричные корпуса. Когда-то фешенебельные отели были снесены бульдозерами, чтобы освободить место для скоростной трассы вдоль побережья.

Но, вероятно, самое горькое разочарование постигло Сисайд, когда лопнул проект первой на Западном побережье США подземной линии метро. Как инвесторы, так и широкие круги общественности отнеслись с прохладой к планам связать скоростным подземным транспортом прибрежную часть города с его деловым центром и близлежащими населенными пунктами. В итоге сеть подземных коммуникаций так и осталась незавершенной, а те несколько километров заброшенных туннелей, которые успели проложить, давно позабыты и могут служить лишь прибежищем для местных привидений и напоминанием о бесполезно истраченных средствах на реконструкцию города, который умер, не успев вырасти».


— Ого! — сказал Боб самому себе. Теперь Сисайд представился ему совсем в ином свете. С момента смерти города прошло более полувека — книга была издана несколько лет назад. Если бы она случайно не попалась ему на глаза, он, вероятно, так никогда бы не узнал истории местечка, откуда они недавно вернулись.

Боб выписал основные сведения и, отложив книгу в сторону, задумался. Ему хотелось поскорее сообщить о своем открытии Юпитеру, но он решил отложить это. Как раз наступило обеденное время, и Бобу хотелось есть.

Попрощавшись с мисс Беннет, Боб покатил домой. Мама готовила на кухне, а отец читал газету и курил трубку. Он приветствовал Боба улыбкой.

— Здравствуй, сын, — сказал он. — Как я понял, ты притащил домой столько грязи на одежде, чтобы проверить, не похвастался ли в своей гарантии завод, сделавший нашу стиральную машину.

— Верно, па, — ухмыльнулся Боб. — Я свалился в яму. Сначала мне показалось, что я попал на зыбучие пески, но оказалось, что там просто была грязь с водой.

— Зыбучие пески? Насколько я знаю, ничего такого поблизости отродясь не было.

— Нет, не в Роки-Бич, — сказал Боб. — Это случилось в Сисайде. Туда нас привело дело, которым мы сейчас занимаемся. Мы обследовали одну из пещер.

Отец кивнул и опустил газету.

— Если бы ты сунул нос туда в старые времена, тебе это могло стоить жизни. Их приспособили для своего товара бутлегеры, а еще раньше там жили пираты.

— Да, я слышал, — сказал Боб. — А только что в библиотеке я наткнулся на книгу о том, как умер город Сисайд, не успев вырасти. Ты знал об этом?

Отец Боба работал в газете и, казалось, был неисчерпаемым кладезем всевозможных сведений. Он кивнул.

— Масса людей разорилась дотла и была вынуждена продать последнюю рубашку со своих плеч, вложив все сбережения в этот город. После большого пожара в городском парке отдыха, удача отвернулась от Сисайда.

— Мне он не показался таким уж несчастным, — заметил Боб. — Город как город, не меньше нашего Роки-Бич.

Мистер Эндрюс улыбнулся.

— С тех пор у них было целых полвека, чтобы зализать раны. Теперь это обычный суматошный городок, где можно жить и делать деньги. Но отнюдь не роскошный курорт, на что претендовал Сисайд.

— Жестоко, — сказал Боб. — Я прочел, что они даже начали строить метро, но так и не закончили.

Мистер Эндрюс подался вперед.

— Такое решение стоило жизни одному из проектировщиков. Он потерял на этом все свое состояние и покончил жизнь самоубийством. — Отец Боба нахмурился и затянулся трубкой. — Никак не могу припомнить его имя. Если бы другие люди разделяли его убежденность и так же энергично работали, то, пожалуй, добились бы цели, и Сисайд стал бы крупнейшим центром развлечений.

Их разговор был прерван не допускающим возражений голосом миссис Эндрюс:

— Обед на столе.

Боб был готов еще слушать отца, но тот встал и пошел к столу. Боб нехотя поплелся следом. Его так и распирало от массы ценной информации для Юпитера.

— Я предлагаю забыть о деле мистера Аллена, — решительно предложил Пит. — Для него дело заключается только в исчезнувшей собаке, а для меня это еще дракон и парочка вооруженных гарпунными ружьями садистов, которые не любят маленьких мальчиков. Не говоря уже о грязной яме, засасывающей людей, и лестнице, которая разваливается под вами на куски. Добавьте сюда еще предупреждение по телефону держаться подальше от пещеры. Для меня оно кажется добрым советом, особенно если учесть, что исходит от мертвеца!

Глаза Боба широко раскрылись.

— О чем ты?

Это происходило час спустя после обеда, когда мальчики снова собрались на совет в своем штабе.

— Когда ты ушел переодеться, Боб, — пояснил Юпитер, — здесь раздался загадочный телефонный звонок. — И Юп повторил слово в слово таинственную угрозу.

— Похоже на розыгрыш, — сказал Боб после некоторого раздумья. Он облизнул пересохшие губы. — А если это не так, то кому-то очень не хочется видеть нас около пещеры.

На лице Юпа появилось знакомое упрямое выражение.

— И тем не менее мы так и не увидели ничего похожего на таинственного дракона, — сказал он. — Я предлагаю вернуться туда еще раз сегодня вечером.

— Давайте проголосуем, — возмутился Пит. — Я голосую за то, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда. Итак, я против!

— Против! Против! Против! — трижды прокричал Черная Борода, ручной дрозд, чья клетка висела над столом в штаб-квартире сыщиков.

— Тише ты! — прикрикнул на него Пит. — Ты здесь права голоса не имеешь, нахлебник!

— Мертвецы не шутят! — проговорил Черная Борода и пронзительно расхохотался.

Боб повернулся к Юпитеру.

— Вы часом не перепутали его с телефоном?

Юп покачал головой.

— Нет, Боб. Говорил кто-то другой, кому, похоже, трудно было дышать и произносить слова. Даже если он притворялся, чтобы создать впечатление умирающего или привидения, то ему это удалось. Мы с Питом по-настоящему перепугались, правда, Пит?

Пит пожал плечами.

— Не больше, чем пугались раньше, с тех пор, как вляпались в это дело. — Он откинул волосы со лба. — Если я до сих пор не седой, то, скорее всего, завтра поседею.

Юп ухмыльнулся.

— Не притворяйся, Пит. Ты боишься не больше любого из нас.

— Давай на спор? — предложил Пит.

Вместо ответа Юпитер поднял телефонную трубку.

— Давай. Держу пари, что, когда за нами заедет Уортингтон в своем «роллс-ройсе», ты захочешь поехать с нами.


Меньше чем через полчаса Пит смотрел из окна плавно покачивающегося шикарного лимузина, украшенного позолоченными молдингами. Старомодный «роллс», почти беззвучно урча мощным мотором, несся по Прибрежной тихоокеанской автостраде на юг к пригороду Сисайда. Уортингтон, высокий вежливый англичанин, по обыкновению мастерски вел машину.

— Порой я жалею, Юп, что ты выиграл конкурс, дающий право пользоваться этим автомобилем, — жаловался Пит. — Особенно когда вспоминаю, в какие неприятности он нас завозил.

— И вывозил, Пит, об этом ты не вспоминаешь? — напомнил ему Боб. — Кстати, когда закончился первый месячный срок нашей аренды этой машины, ты, как мне помнится, был отнюдь не в восторге.

Один английский мальчик, которому сыщики помогли в критический момент, оформил необходимые финансовые документы, чтобы они могли и дальше пользоваться «роллсом». Поэтому Три Сыщика могли практически неограниченно пользоваться автомобилем, а также услугами его шофера, Уортингтона.

Пит откинулся на кожаные подушки сиденья и усмехнулся.

— Готов допустить, что ехать в этой колымаге приятнее, чем трястись в грузовике, не говоря уже о перспективе ковылять на своих двоих.

Юпитер еще раньше рассказал Уортингтону, где надо съехать со скоростной автострады, чтобы попасть на узкое шоссе, проходившее по гребню утеса над пляжем. Теперь Юп наклонился вперед и дотронулся до плеча шофера.

— Достаточно, Уортингтон, — сказал он. — Подождите нас здесь.

— Хорошо, господин Джонс, — отозвался шофер.

Громоздкий «роллс-ройс» с большими старомодными фарами, сверкающими в темноте, съехал на обочину и остановился.

Ребята выбрались из машины. Юп направился к багажнику за снаряжением.

— Фонари, фотоаппарат, магнитофон, — перечислил он вслух. — Теперь мы готовы к любым неожиданностям и можем задокументировать их.

Он вручил Бобу магнитофон.

— Постарайся записать звуки дракона, Боб, или привидений, которые с трудом дышат и говорят.

Пит взял один из трех мощных фонарей. Юп надел на плечо связку веревки.

— А трос нам зачем? — спросил Пит.

— На всякий случай, — ответил Юпитер. — Здесь тридцать метров крепчайшего нейлона. Он выдержит нас троих, если другие лестницы окажутся тоже подпиленными и нам придется спускаться своими силами.

Они немного прошли по темной тихой улице. Затем Юпитер свернул к лестнице, которую он наметил для спуска. До трапа, обрушившегося под ними утром, отсюда было несколько сот метров.

Его компаньоны последовали за ним и, остановившись на краю обрыва, заглянули вниз. На берегу океана под ними не было видно ни души. Восходящая луна тускло светила сквозь легкие облака. Тихое шипенье прибоя периодически нарушал рев набегавших валов, которые вздымались темными громадами и опадали.

Пит нервно облизнул губы и, вцепившись в перила лестницы, замер, прислушиваясь. Юп и Боб тоже молчали и слушали.

Но слышали только унылый рокот наката и стук собственных сердец.

— Что же, пожелаем себе удачи, — непослушными губами произнес Пит.

А когда мальчики сделали несколько шагов вниз по лестнице, им показалось, что океан зашумел заметно громче, словно рассердился на непрошеных гостей!

НОЧНОЙ КОШМАР

 Сделать закладку на этом месте книги

Ступеньки лестницы терялись в темноте, в лицо мальчикам дул соленый ночной бриз. Выступающий в океан утес отбрасывал длинную густую тень на светящийся под луной песчаный пляж.

На этот раз лестница выдержала их вес, последние ступеньки сыщики преодолели уже бегом и со вздохом облегчения спрыгнули на песок.

Юпитер взглянул наверх. Там, на гребне утеса, светилось лишь несколько окошек в домах.

Увязая в темном сыром песке, мальчики миновали обломки лестницы, обрушившейся под ними сегодня утром.

Добравшись до входа в пещеру они замерли, внимательно прислушиваясь и оглядываясь вокруг. Насколько они могли судить, ни внутри пещеры, ни перед ней никого не было.

Юпитер снова посмотрел наверх. Нависающая над ним стена обрыва закрывала гребень утеса. Юп нахмурился, чувствуя, что это очень важно, но почему, пока сообразить не мог.

Затем он удовлетворенно кивнул.

— Все ясно.

Сыщики проскользнули в пещеру. Юпитер опять остановился, прислушиваясь. Он вел себя, как будто они были диверсионной группой в тылу врага.

— К чему такие страсти? — шепнул Пит. — Разве нам грозит такая уж большая опасность?

— Осторожность никогда не помешает, — тоже шепотом ответил ему Юпитер.

Пит включил фонарик и обвел лучом стены пещеры, потом направил луч вглубь пещеры и чуть не вскрикнул от неожиданности.

— Смотрите, — произнес он. — Пещера там кончается — сразу же за ямой. Куда же делись эти ныряльщики?

Юпитер медленно двинулся вперед, светя фонариком по сторонам.

— Пещера оказалась меньше, чем я ожидал, — задумчиво произнес он. — Ты задал хороший вопрос, Пит. Действительно, куда делись аквалангисты?

Сыщики разошлись по сторонам, ощупывая стены пещеры.

— Монолит, — сказал Пит. — Отлично!

— Ты о чем, Пит? — удивился Боб.

— Разве ты не понимаешь? — ответил Пит. — Видишь, какая пещера маленькая? И яма тоже небольшая. Значит, дракон сюда не влезет.

Юп был явно озадачен.

— Но ведь мистер Аллен видел, как дракон вышел из моря и залез именно в эту пещеру. — Юпитер внимательно осмотрел яму. — Не могли же эти аквалангисты растаять в воздухе. Значит, из пещеры должен быть второй выход. Или второй вход в нее. Или где-то рядом более вместительные ходы.

— Ой! — воскликнул Боб. — Как же я забыл!

И он в двух словах поведал друзьям о том, что прочел в библиотеке и что слышал от отца.

Глаза Юпитера стали задумчивыми.

— Туннели, говоришь?

Боб возбужденно закивал.

— Это должна была быть первая линия метро на Западном побережье США. Ее так и не достроили, но некоторые туннели сохранились до сих пор. Что-то вроде подземной железной дороги-привидения.

— Все это очень интересно, Боб, — сказал Юпитер. — Но те туннели могут быть далеко отсюда. Мы даже не знаем, довели ли строители туннель до моря, и, вообще, неизвестно, с какого конца они его начали копать.

Боб заметно расстроился.

— Похоже, ты прав, Юп.

— Конечно, мы поищем их здесь, — сказал Юпитер. — Но лучше бы нам иметь план туннелей. Может, мы найдем его в городском управлении Сисайда.

— Через пятьдесят лет? — рассмеялся Пит. — Тот, кто рисовал эти карты, наверное, давным-давно помер. Если этот план и существует, то сейчас его не найдешь под толстым слоем пыли среди прочей макулатуры.

Юпитер кивнул.

— Все может быть, Пит. Но коль скоро мы уже здесь, то давайте поищем этот туннель. Я все думаю о том боковом ходе за досками, где мы спрятались утром. Предлагаю начать поиски оттуда.

Боб и Пит согласно кивнули, и сыщики направились к дощатой обшивке. Юп счистил с досок слой пыли и грязи, и Боб увидел, как вспыхнули глаза Юпитера.

— Что, Юп? — шепнул Боб.

Юпитер выглядел озадаченным.

— Я не уверен, — сказал он, — но, похоже, это фанера.

— Фанера? — повторил Боб.

— Кажется, так, — пробормотал Юпитер, ощупывая доску. — Но имеет ли она отношение к нашему делу, я пока не уверен. Давайте лучше подкопаем доску.

Вскоре нижний конец доски повис свободно, и мальчики отодвинули ее в сторону. Они пролезли внутрь и аккуратно поставили доску на место. Затем включили фонари и осмотрелись вокруг.

Пещерка оказалось маленькой, сырой и низкой. В ней едва можно было разогнуться. В дальнем ее конце потолок сходился с полом.

— Еще один тупик, — сказал Пит, — который никуда не ведет.

Юпитер пожал плечами.

— Тем не менее это было идеальным тайником для контрабандистов и пиратов. Думаю, они им часто пользовались. Судя по тому, какие доски старые, еще пираты позаботились замаскировать это место.

Боб сразу же опустил луч фонаря себе под ноги.

— Пираты? Может, они оставили для нас немножко золотых пиастров.

Они с Питом упали на четвереньки и стали рыться в тонком слое песка на дне пещеры в поисках сокровищ. Первым на ноги поднялся Пит.

— Нет ни черта, — разочарованно произнес он. — Если они прятали здесь свою добычу, то унесли все с собой, когда заходили сюда в последний раз.

Боб продолжал ползать на четвереньках, пока не дополз до дальнего конца пещеры.

— Может, они зарыли клад в самом углу, — пропыхтел он.

Юпитер подошел с фонарем к дощатой загородке и, очистив от песка и грязи, стал внимательно ее изучать. В это время у него за спиной раздался крик Боба.

— Что, Боб? — не оглядываясь, спросил Юпитер.

В ответ он услышал скрежет и, обернувшись, замер от удивления.

Боб исчез.

— Эй, Боб! — Юпитер шагнул вглубь пещерки и остановился, ошеломленно уставившись на следы Боба.

— Что случилось? — спросил Пит. Он недоуменно посмотрел на Юпитера. Юп только и смог указать ему на стену пещеры, перед которой они стояли.

— Секунду назад он был здесь. Разве ты не видел? А потом стена словно засосала его.

— Что?! — Пит опрометчиво ринулся вперед, но тут же налетел на стену.

— Ничего не понимаю, — пробормотал он, посветив себе под ноги. — И ямы на этот раз никакой нет.

Он нагнулся, рассматривая пол пещеры, как вдруг снова раздался скрежет. Глаза Пита широко раскрылись, а рука судорожно сжала тяжелый фонарь. Он взглянул на Юпитера и с удивлением заметил, что толстяк улыбается.

— Все в порядке, — успокоил его Юпитер. — Это Боб возвращается.

Пит снова обернулся к скале как раз во время, чтобы увидеть, как ее часть поворачивается. В следующее мгновенье там, где была гладкая стена, возникла расширяющаяся дыра, из которой на четвереньках выполз Боб.

— Как вам это понравилось? — воскликнул он. — Черт побери! Потайной ход в стене! Я просто облокотился на нее и — бац! Она открылась.

— Что там, с той стороны? — возбужденно спросил Юпитер.

У Боба отвисла челюсть.

— Я не успел разглядеть, Юп. Все произошло так быстро. Давай посмотрим, если я снова сумею повернуть камень. — Он присел на корточки перед низким каменным сводом в дальнем углу пещеры. Поначалу, сколько он ни наваливался плечом на скалу, ничего не получалось. Затем вдруг раздался громкий щелчок, и скала со скрежетом повернулась. От неожиданности Боб отпрянул назад.

— Получилось, — крикнул он. — Давайте побыстрее, пока она не закрылась снова. — И он нырнул в щель.

Юп с Питом проскользнули следом за ним.

— Ого! — воскликнул Пит. — Это совсем другое дело!

Подземный ход, куда они попали, был просторным и высоким. Он тянулся параллельно первой пещере, уходя вглубь так далеко, что лучи фонарей терялись во мраке, не доставая до его конца.

Едва Трое Сыщиков поднялись на ноги, чтобы обследовать новую пещеру, как позади них послышался тихий скрип. Они резко обернулись, но было уже поздно.

Потайной ход за их спиной закрылся!

— М-м-м! — простонал Пит. — Так я и знал.

— То же самое случилось и с Бобом в первый раз, — успокоил его Юпитер. — Я уверен, что потом мы сумеем разобраться, как работает механизм, открывающий и закрывающий ход. По всей видимости, обычная система рычагов с противовесом. Сейчас давайте забудем об этом на время и обследуем пещеру.

Боб посветил на высокий сводчатый потолок.

— У-у! — протянул он. — Обрати внимание на размеры, Юп. Наверное, это тот самый туннель, о котором я читал.

Юпитер кивнул.

— Вполне вероятно, Боб. Но если ты обратил внимание, и потолок, и стены здесь из природного необработанного камня, как в любой естественной пещере. А туннель, о котором ты рассказал нам, был почти закончен. Стены в нем должны быть обтесаны и, возможно, покрыты бетонной опалубкой, а дно вымощено камнем. Вероятно, там проложены рельсы или хотя бы сделана насыпь для них.

Юп покачал головой и обвел лучом фонаря вокруг себя.

— Нет, это обычная пещера, хотя и большая. Выхода на пляж, к морю, она не имеет. Стены выглядят монолитными. Давайте посмотрим, как далеко она уходит под мыс. Может, она выведет нас в старый туннель метро, о котором ты говоришь.

— Больше всего мне нравится, что здесь нет выхода на берег, — заметил Пит. — Значит, сюда нет дороги драконам и прочим тварям.

— Нам везет, — улыбнулся Юпитер. — Правда, эта пещера достаточно велика, чтобы вместить дракона или другое чудовище такого же размера.

— Спасибо за напоминание, — сказал Пит. — А то целых полсекунды у меня было хорошее настроение.

Дно пещеры было гладким и шло слегка под уклон. Сыщики осторожно двинулись вперед, но вскоре остановились — путь им преградила высокая серая стена.

— Все, приехали, — произнес Пит. — Похоже, мы открыли величайший в мире подземный гараж, который никому не нужен.

Юпитер озадаченно щипал себя за нижнюю губу.

— Что-нибудь не так, Юп? — осведомился Боб.

— Эта стена перед нами, — ответил Юпитер. — Не могу понять чем, но она мне не нравится.

— По-моему, стена как стена, — сказал Боб. — Конечно, я удивлен не меньше твоего, но хочу…

Юпитер, похоже, не слышал его. Он подошел вплотную к стене и постучал по ней. Затем постучал в другом месте, приложив ухо к ее серой поверхности.

— Странный звук, Юп, — сказал Боб.

Юпитер кивнул, нахмурившись. Потом он подошел к боковой стене пещеры и начал ее простукивать.

— Слышите разницу? — наконец проговорил он. — Не могу точно объяснить, в чем здесь дело, но…

— Продолжай, Юп, — нетерпеливо сказал Пит. — А если ты не можешь разобраться с этой стеной, то пойдем обратно. Мне уже холодно.

Лицо Юпитера озарилось.

— Вот именно! — воскликнул он. — Холодно! Эта стенка теплая, а боковые стены пещеры холодные. Попробуйте сами.

Пит с Бобом быстро сравнили температуру стен.

— Ты прав, — согласился Пит. — Она не такая же холодная, как


убрать рекламу


стены по бокам. Но что это доказывает? Не забывай, что над нами жилые дома. Может быть, от них спускается тепло и слегка нагревает стену.

— Тепло поднимается, Пит, — напомнил ему Юпитер.

— За стеной может быть другой ход, — предположил Боб. — И в нем теплее, чем здесь, Юп.

Юпитер покачал головой. Его губы сжались в упрямую линию — так было всегда, когда Юпитер не соглашался с друзьями.

Он вынул из кармана нож и начал скрести шершавую поверхность серой стены.

Пит рассмеялся.

— Не сломай лезвие, Юп. Сейчас тебе больше пригодился бы брусок динамита.

Юпитер не обратил внимание на насмешку Пита, продолжая скрести. Он внимательно осмотрел серые комочки, приставшие к лезвию ножа и повернулся к приятелям.

Лицо Юпитера сияло улыбкой триумфатора, а губы приоткрылись, чтобы сообщить друзьям важную новость, как вдруг при взгляде поверх их голов улыбка сползла с его лица.

— Пещера, — хрипло проговорил он. — Н…ничего не понимаю… Она открывается!

Боб и Питом недоверчиво обернулись. Как она могла открываться, когда сзади них была глухая стена!

Широко раскрытыми глазами они наблюдали невероятное! Вход в пещеру медленно открывался все шире и шире. В пещере немного посветлело, и мальчики ощутили бриз с океана. Они стояли оцепеневшие, с отчаянно бьющимися сердцами.

Вход в пещеру продолжал расширяться. Они уже могли видеть полосу песчаного пляжа и более темную полосу океана за ним.

Первым обрел дар речи Юпитер.

— Быстрее! Смываемся обратно в маленькую пещерку.

Сыщики бросились к камню, закрывшему за ними потайной ход.

Боб отчаянно нажимал ладонями на скалу в разных местах, потом навалился на нее плечом. Он оглянулся на друзей и пробормотал дрожащим голосом:

— Я… я забыл, как это делается!

— Не может быть! — воскликнул Юпитер. — Здесь должен быть обычный рычаг с противовесом. Надо только найти нужную точку. — Они с Питом присоединились к Бобу, продолжавшему искать потерянную точку на камне.

Внезапно пещеру залил свет. Сыщики замерли. Устье туннеля продолжало расширяться, а к нему приближалось что-то темное и большое. Оно наползало со стороны моря!

Пит вцепился Юпитеру в плечо.

— Мне не мерещится? — выдохнул он.

Юпитер, ошеломленный, потряс головой. Во рту у него пересохло, а глаза часто-часто моргали.

— Нет… — хрипло прошептал он. — Все верно. Это дракон!

Чудовищный ящер приблизился настолько, что мальчики уже видели его мокрую, блестевшую от воды кожу. На высокой изогнутой шее покачивалась темная треугольная головка монстра. Его желтые глаза ощупывали пещеру, как фары автомобиля. Дракон подползал со странным гуденьем.

В следующее мгновенье он закрыл собой вход в пещеру. Голова его пригнулась, и мальчики заметили, как из пасти показался и спрятался обратно тонкий раздвоенный язык, словно дракон облизнулся при виде людей. Он зашипел. Звук был такой, будто чудовище глубоко вздохнуло.

Мальчики в отчаянии продолжали толкать камень, они бросались на него всем телом под всеми мыслимыми углами.

— А-а-гхм! — Дракон был уже в пещере, и теперь отчетливо слышалось его хриплое дыхание.

Согнувшись в три погибели, сыщики забились под камень. Дракон уже нависал над ними. Его длинная шея качнулась из стороны и сторону, и темная головка с горящими глазами стала опускаться вниз.

Длинные влажные челюсти раскрылись, обнажив невероятно большие и ослепительно белые зубы. Дракон еще раз тяжко вздохнул, затем кашлянул и затих.

Юпитер читал в книгах, что тигр в джунглях тоже прочищает горло перед броском на жертву. Тогда он не придал значения этой детали, но теперь вспомнил и содрогнулся.

Он заставил себя поднять глаза на чудовище. Голова дракона раскачивалась взад и вперед, словно гипнотизируя свои жертвы. Затем она вдруг нырнула вниз к мальчикам. Юпитер дернулся назад, прижавшись спиной к товарищам и продолжая беспорядочно ощупывать скалу в поисках точки ее поворота.

Голова дракона придвинулись еще ближе. Он снова раскрыл челюсти, и на этот раз мальчики ощутили горячий пар его дыхания. И тут скала за их спинами скрипнула и покачнулась. Юпитер оглянулся и увидел, как Боб проваливается в открывшуюся щель. Пит сидел оцепеневший, не в силах оторвать взгляд от дракона. Юпитер дернул его за руку и толкнул вслед за Бобом. Затем, едва дыша, сам протиснулся в узкое отверстие.

Камень, проскрежетав, закрылся вслед за ними, и мальчики перевели дух. Однако передышка была короткой.

Они услышали приглушенный скалой яростный рев дракона. Затем ощутили, как задрожала стена пещерки, словно кто-то очень тяжелый таранил ее с другой стороны.

В ТИСКАХ СТРАХА

 Сделать закладку на этом месте книги

— Он преследует нас! — крикнул Пит.

Рев в соседней пещере набирал силу. Камень, запиравший лаз между подземными ходами, зашатался под ударами. С потолка посыпался песок и мелкие камешки. Пещерку заволокло сухой пылью.

— Оползень! — воскликнул Пит и закашлялся.

— Мы в ловушке! — закричал Боб. — Сейчас нас засыплет!

Юпитер вспомнил, что им говорили об этих пещерах — об опасности попасть под обвал и быть похороненными заживо.

Оказывается, Артур Шелби не шутил. Рев дракона раздавался все громче, каменный дождь усилился. Юп потряс головой, стараясь не поддаваться страху, лишающему воли.

Наполовину ослепший и растерявшийся, он поймал себя на том, что в упор смотрит на дощатую перегородку в противоположном конце пещеры. Ну, конечно! Просто невероятно, как от страха теряешь голову.

— Доски! — завопил он. — Мы выберемся отсюда старым путем.

Трое перепуганных сыщиков кинулись к перегородке. Юп с Бобом, упав на колени, стали изо всех сил отбрасывать песок, а Пит раскачивал широкую доску, пытаясь отвести ее в сторону. Через несколько секунд, показавшихся им вечностью, доску сдвинули с места, и ребята выскочили наружу.

Вернув доску на место, они, тяжело дыша, быстро закидали ее песком.

У Юпитера непроизвольно тряслась голова.

— А теперь ходу! — скомандовал он.

Юп и не думал возглавить отступление, его ноги сделали это сами. Они вынесли его к выходу из пещеры, а затем он почувствовал, что бежит по песку пляжа.

Вровень с ним бежал Пит. Из тройки сыщиков, Пит был самым тренированным и бегал быстрее других. Боб немногим уступал ему. В другое время им бы не составило труда обогнать Юпитера.

Лучи фонарей сыщиков выводили фантастические узоры на темном песке. Миновав сломанную лестницу, они наконец добежали до второй лестницы, ведущей на вершину утеса. Там, наверху, их ждал Уортингтон в мощном «роллс-ройсе», способном умчать друзей в безопасное место. Позади ревел дракон, стремившийся настигнуть их.

Одним духом они одолели половину лестницы. До сих пор никто не пытался схватить их страшными челюстями или обдать горячим дыханием. В следующее мгновенье они были уже на вершине обрыва, задыхающиеся и жадно хватающие воздух раскрытыми ртами.

Вдалеке светились огни Лос-Анджелеса, а совсем рядом, на темной улице, их ждал автомобиль с Уортингтоном за рулем.

Они потрусили к огромному лакированному «роллс-ройсу», поблескивавшему в лунном свете позолоченными молдингами и дверными ручками. Дверь лимузина распахнулась, и мальчики повалились на заднее сиденье.

— Уортингтон! — задыхаясь, проговорил Юп. — Домой!

— Хорошо, мастер Джонс, — с чувством собственного достоинства произнес высокий англичанин, и машина, тихо заурчав мотором, ожила. Набирая скорость, она покатила вниз по длинной извилистой дороге к Тихоокеанской прибрежной автостраде.

— Я и не знал, Юп, что ты так быстро бегаешь, — переведя дыхание, сказал Пит.

— Я сам… не знал, — отдуваясь, ответил Юпитер. — Может… это… потому… что никогда раньше… я не видел дракона.

— Господи! — воскликнул Боб, откинувшись на кожаные подушки сиденья. — Как я рад, что у нас снова под рукой оказалась эта машина!

— Я тоже, — заявил Пит. — Но как вы объясните появление дракона после того, как мы договорились, что их не существует в природе?

— Не знаю, — сказал Юпитер, продолжая отдуваться.

— Когда узнаешь, не говори мне, ладно? — попросил его Пит. — Я и так не скоро забуду сегодняшний кошмар.

— Откуда он взялся? — недоумевал Боб. — Во всех книгах, которые я читал, сказано, что драконы давно вымерли. Сейчас их просто не может быть.

Юпитер покачал головой.

— Ума не приложу. — Он помрачнел и стал щипать свою нижнюю губу. — Проще всего предположить, что мы не видели никакого дракона. Если их не существует, значит, мы не могли видеть одного из них.

— Ты смеешься? — возмутился Пит. — Если мы не видели его, то кто, по-твоему, влез в пещеру и дышал на нас горячим паром?

— По внешнему виду это был дракон, — сказал Боб.

Уортингтон повернулся к сыщикам.

— Прошу прощения, юные джентльмены, но я поневоле подслушал вас. Правильно ли я понял, что сегодня вечером вы видели дракона? Я имею в виду, живого дракона?

— Видели, Уортингтон, так же ясно, как сейчас видим вас — сказал Пит. — Он вышел из моря и направился прямо в пещеру, которую мы обследовали. А вы сами не видели драконов?

Шофер покачал головой.

— Нет, не могу этим похвастаться. Однако в Шотландии обитает нечто, столь же ужасное, и некоторым людям посчастливилось видеть монстра. Это — огромный морской змей. Его прозвали лохнесским чудовищем. До сих пор время от времени его видят.

— А вы когда-нибудь его видели, Уортингтон? — спросил Юп.

— Нет, мастер Джонс, — ответил шофер. — Но когда я был мальчишкой, мы путешествовали по берегу этого лоха — так в Шотландии называют озера, — и в тот день прошел слух, что чудовище только что видели. Наверное, это было самым большим разочарованием в моей жизни, когда я пропустил такое зрелище. Говорят, что в длину змей достигает чуть ли не ста футов!

— М-м-м, — промычал Юпитер, обдумывая информацию. — Но драконов вы все-таки не видели, не так ли?

— Настоящих нет, а так видел, — улыбнулся Уортингтон. — Тех, что изображают болельщики на трибунах перед началом футбольных матчей.

— Футбольных матчей? — не понял Боб.

Шофер с достоинством кивнул.

— Кроме того, ваши соотечественники устраивают на Новый год карнавальное шествие неподалеку отсюда, в Пасадене. Огромный змей, весь из цветов, ползет, извиваясь мимо зрителей. Если не ошибаюсь, все это называется Парадом Роз.

— Тот дракон, которого довелось увидеть нам, был не из цветов, — быстро сказал Пит. — Верно я говорю, Юп?

— М-м-м, — отозвался Юпитер. — Да, он был сделан не из цветов. Это был настоящий дракон. — Юп замялся. — По крайней мере, нам всем он показался настоящим.

— Очень рад, что хоть на этот раз ты согласен со мной, — сказал Пит.

Юпитер нахмурился. Он стал мять нижнюю губу указательным и большим пальцами — безошибочный признак того, что Юпитер глубоко задумался.

«Роллс-ройс» подъехал к складу утильсырья Джонса. Юпитер поблагодарил Уортингтона и сказал, что позвонит, когда Трем Сыщикам снова потребуется машина.

— Прекрасно, мастер Джонс, — сказал Уортингтон. — Должен вам сказать, что сегодня я получил большое удовольствие от работы. Это гораздо лучше, чем возить состоятельных пожилых леди или преуспевающих бизнесменов. Но прежде чем расстаться, я надеюсь, вы не откажетесь ответить на один мой вопрос. О вашем драконе. Можно спросить?

— Разумеется, Уортингтон, спрашивайте.

— Итак, сэр, из ваших слов можно заключить, что сегодня вечером вам посчастливилось увидеть настоящего дракона, во плоти, так сказать. Причем, с близкого расстояния, не так ли?

— Пожалуй, чересчур близкого, — вмешался Пит. — Он чуть не сел на нас.

— Хорошо, — сказал шофер, постепенно утрачивая свою обычную сдержанность. — Тогда, вероятно, юные джентльмены примут к сведению одно замечание. Ваше чудовище выдыхало, как свидетельствуют легенды, дым и пламя?

Юпитер задумался, потом медленно покачал головой.

— Нет, Уортингтон. Этот не выдыхал. Единственно, что мы увидели, так это пар.

— Ага! — воскликнул Уортингтон. — Очень жаль. Меня бы больше устроило, если бы вы наблюдали всю картину целиком.

— Может, вам больше повезет, Уортингтон, — заметил Пит. — Нам хватило и этого, поверьте мне. То, что мы видели, я не забуду до конца жизни. Даже сейчас меня дерет мороз по коже.

Шофер кивнул и тронул «роллс-ройс» с места. Юпитер провел своих друзей на территорию склада. Его дядя Титус и тетя Матильда уже спали в своем маленьком доме, примыкавшем к складу. Для Юпитера они оставили включенным только горящий вполнакала свет на крыльце.

Юпитер повернулся к товарищам и сказал:

— Не знаю, понравится вам это или нет, но мы должны вернуться в пещеру еще раз, несмотря на дракона.

— Что? — взвыл Пит. — Ты что до сих пор не понял, как нам повезло, что мы выбрались оттуда живыми?

Юпитер кивнул. Потом поднял руки и показал Питу пустые ладони.

— Фонарь у меня остался, потому что висел на ремне. У вас, кстати, тоже. Но остальное оборудование мы растеряли в панике. Там остались моя камера, магнитофон и веревка. Это одна из причин, по которой мы должны вернуться в пещеру.

— О’кей, — неохотно согласился Пит. — В этом есть смысл, хотя и небольшой. Выкладывай другую причину.

— Другая причина — сам дракон, — медленно проговорил Юп. — Я не верю, что он настоящий.

Друзья с удивлением уставились на него.

— Ненастоящий? — повторил Пит. — Ты хочешь сказать, что тварь, которая испугала нас до полусмерти, была ненастоящей?

Юпитер кивнул.

Боб покачал головой.

— Я готов съесть собственную рубашку, если это не был настоящий, живой дракон.

— Я допускаю, что он был очень похож на живого дракона, — сказал Юпитер.

Пит заволновался.

— Тогда о чем речь?

— Я допускаю, что дракон был похож на настоящего, — повторил Юпитер. — Но вел он себя, как ненастоящий.

— Сейчас слишком поздний час, чтобы обсуждать это, — продолжил Юп. — Завтра утром я изложу вам причины, почему я так думаю. И если во время следующего нашего визита в пещеру я окажусь не прав, то готов по примеру Боба съесть свою рубашку.

— На этот счет ты можешь не волноваться, — успокоил его Пит. — За тебя ее съест дракон, причем вместе с ее содержимым.

ШУТКИ МИСТЕРА ШЕЛБИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Всю ночь Боба мучили кошмары. Несмотря на страшную усталость после приключений в Сисайде, он еще долго не мог заснуть, ибо едва закрывал глаза, как тут же появлялся дракон и, дыша горячим паром, начинал гонять его из пещеры в пещеру. Боб сумел забыться лишь под утро, и, как ему показалось, почти сразу же мать разбудила его завтракать.

Когда Боб вышел к столу, отец уже кончал завтракать. Он кивнул Бобу и взглянул на часы.

— Доброе утро, сын. Хорошо повеселился с друзьями вчера вечером?

— Да, папа, — ответил Боб. — Можно сказать, от души.

Отец встал, положив салфетку на стол.

— Отлично. Между прочим, не знаю, важно ли это для вас, но вчера ты, кажется, интересовался подземным туннелем в Сисайде, и после того, как ты ушел, я вспомнил имя человека, разорившегося на его строительстве.

— О? — удивился Боб. — И как его звали, па?

— Лаброн Картер.

— Картер? — Боб сразу же вспомнил о грубияне, который пугал их дробовиком.

— Да. Кроме того, он получил инфаркт, когда городской совет отказался от его плана превратить Сисайд в курорт. Все это вместе — и болезнь, и разорение, и потеря доброго имени — довело его до самоубийства.

— Да, плохо дело. У него была семья? — спросил Боб.

Мистер Эндрюс кивнул.

— Его жена вскоре умерла. Сын остался один.

Отец Боба немного помолчал, задумавшись, потом добавил:

— Если он еще жив. Не забывай, что все это произошло больше пятидесяти лет назад.

Боб проводил отца, который ушел на работу в редакцию газеты. Затем Боб дополнил записи последними сведениями. Хотел бы он знать, как отнесется Юп к тому, что до сих пор жив человек, который знает о старом туннеле. И при этом имеет все основания ненавидеть город, погубивший его отца. К тому же, этот человек обладает буйным нравом.

Как ни старался Боб, но представить нынешнего мистера Картера в спокойном состоянии он не мог.

Боб сунул блокнот, наскоро закончил завтракать и поспешил из дома.

Может быть, Юпу удастся связать концы с концами.


— Черт возьми! — воскликнул Пит Креншоу с тревожной ноткой в голосе. — То, что рассказал Боб о семействе Картеров, больше похоже на дело, Юп, чем твои подозрения насчет фальшивого дракона.

Трое Сыщиков снова собрались вместе в своем штабе. Как обычно, совещание открылось сообщением Боба, который зачитал свои записи и упомянул о Лэброне Картере. Но кроме этого он приготовил для друзей другой сюрприз.

— Я вспомнил, Юп, что ты говорил нам о драконе вчера вечером, — сказал Боб. — Поэтому утром прямо из дома я отправился в библиотеку и неплохо там поработал до нашего совещания.

Юпитер бросил взгляд на пачку бумаг в руке Боба.

— Думаю, что наше совещание будет более конструктивным, если ты сразу перейдешь к сути дела, — сказал Юпитер. — А именно: существуют сегодня драконы или нет?

Боб отрицательно покачал головой.

— Нет, драконов не существует. Ни в одной из книг я не нашел свидетельства, что они дожили до наших дней.

— Это черт знает что! — взорвался Пит. — Эти писаки просто не знают, где их искать. Если бы хоть кто-то из них оказался вчера поблизости от известной нам пещеры в Сисайде, то сразу бы обнаружил одного дракона. Здоровенного такого!

Юп примирительно поднял руки.

— Предлагаю сначала дослушать Боба до конца и лишь затем перейти к обсуждению. Продолжай, Боб.

Боб заглянул в свои записки.

— Ближе всего к дракону стоят гигантские вараны с острова Комодо. Для ящерицы они великоваты — они достигают десяти футов в длину. Но все-таки они гораздо меньше того дракона, которого мы видели.

— Может, один из твоих варанов ел много витаминов и вырос в нашего дракона, — предположил Пит.

— Нет, — ответил ему Боб. — Комодоские драконы не выдыхают пар и живут только на нескольких мелких островах в Индонезии. К тому же они совсем не похожи на чудовище из пещеры. Я думаю, можно с уверенностью сказать, что сейчас живых драконов нет.

— Но я нашел массу ныне живущих тварей, которые нападают на людей, убивают их и даже едят! — добавил Боб и посмотрел на друзей. — Мне продолжать?

— Конечно, — кивнул Юпитер. — Мы должны знать наших природных врагов так же хорошо, как и тех, что пытаются нам выдать за живое существо. Читай свой список, Боб.

— Сюда входят, — стал перечислять Боб, — насекомые — переносчики болезней; от них ежегодно погибает один миллион человек. Сорок тысяч умирают от змеиных укусов; две тысячи кончают жизнь в лапах тигров; одну тысячу съедают крокодилы, и еще тысяча гибнет в челюстях акул. — Боб поднял взгляд на друзей.

— И заметь, Пит, — вмешался Юпитер, — не отмечено ни одного случая нападения драконов на человека. Продолжай, архивариус.

— Это самые распространенные случаи, — сказал Боб. — Изредка на людей нападают слоны, гиппопотамы, носороги, волки, львы, гиены и леопарды. Иногда это происходит случайно, но бывают и настоящие звери-убийцы или людоеды. А некоторые охотятся только на собак.

Но, как пишет Джеймс Кларк в своей книге «Жертва — человек», опасность многих животных сильно преувеличена. Скажем, белых медведей, пум, орлов и аллигаторов. Он пишет, например, что тарантул абсолютно безвреден, а медведь-гризли на самом деле не так страшен, как принято считать. Гориллы и орангутанги достаточно сообразительны, чтобы держаться от людей подальше. Однако если вам очень захочется быть съеденным, то лучше всего поехать в Центральную Африку или на полуостров Индостан. А самое безопасное место — Ирландия, где не встретишь ничего опаснее шершня.

Боб свернул свои записки. В маленькой комнате наступила тишина.

— Ну, что скажешь? — спросил Юпитер Пита.

Пит озадаченно покрутил головой.

— Да, после этого Сисайд кажется довольно мирным местечком, — сказал он с улыбкой. — Последнее, что вам осталось сделать, это убедить меня, что вчерашний дракон не был настоящим.

— Ладно, — начал Юп. — Мы не видели…

Его прервал телефонный звонок. Юпитер потянулся было к трубке, но остановился.

— Не раздумывай, — сказал ему Пит. — Возьми ее. Наверное, нам опять звонит этот дохлый тип или его привидение и хочет, чтобы мы передали дракону его просьбу держаться подальше от пещеры.

Юп ухмыльнулся и поднял трубку.

— Алло? — сказал он.

По обыкновению он держал трубку около микрофона усилителя, чтобы Боб с Питом тоже могли слышать разговор.

— Алло, — послышался знакомый голос. — Говорит Альфред Хичкок. Это молодой Юпитер?

— Да. Здравствуйте, мистер Хичкок. Я полагаю, вы звоните, чтобы поинтересоваться, как продвигается дело вашего друга?

— Верно, — ответил энергичный голос Альфреда Хичкока. — Я заверил Аллена, что мои мальчики раскроют тайну исчезновения его собаки с присущими им энергией и сообразительностью. Вот я и решил проверить, насколько был прав. Вы нашли пса?

— Пока нет, мистер Хичкок. Сначала мы должны раскрыть другую тайну. Тайну кашляющего дракона.

— Кашляющего дракона? — удивленно повторил мистер Хичкок. — Вы действительно думаете, что он существует? И даже кашляет, как ты выразился? Странно! Жизнь богата на курьезы. Впрочем, если эта тварь вас смущает, то почему бы вам не проконсультироваться с самым лучшим в мире знатоком драконов?

— Кто это, сэр? — спросил Юпитер.

— Да мой старый приятель Генри Аллен, — ответил мистер Хичкок. — Удивляюсь, почему вы не обратились к нему. Ведь до сих пор никто в мире не работал с ними больше Аллена.

— Да, он упоминал, что использовал в своих фильмах драконов, — сказал Юпитер. — Но похоже, это не помогло ему, когда он увидел на берегу одного из них. Спасибо за телефонный звонок, сэр. Я думаю, что нам следует проинформировать мистера Аллена, как идут дела. Я позвоню ему.

— В этом нет нужды, — ответил Альфред Хичкок. — В данный момент он у меня на проводе по другому телефону. Аллен позвонил мне сказать, что вы произвели на него хорошее впечатление. Одну секунду, я попрошу секретаря соединить вас.

Последовала небольшая пауза, и мальчики услышали голос старого режиссера.

— Алло, это вы, юный Джонс? — сказал он.

— Да, мистер Аллен. К сожалению, не могу вас порадовать сообщением, что мы нашли вашу собаку. Но мы не теряем надежды.

— Милый юноша, — отозвался мистер Аллен, — честно говоря, я и сам не надеялся на скорый результат. Вполне вероятно, что мою собаку просто увел с собой какой-нибудь прохожий. Как я говорил вам, Пират исключительно общительное создание.

— Мы не исключали такую возможность, сэр, — сказал Юпитер. — Скажите, к кому-нибудь из ваших соседей уже вернулись их пропавшие собаки?

— Нет, — ответил мистер Аллен. — Я понимаю, к чему вы клоните, молодой человек. Странное совпадение, не так ли? Все собаки исчезли примерно в одно и то же время.

— Вот именно, — сказал Юпитер.

— Вы беседовали с кем-нибудь из моих соседей?

— Только с теми из них, кто, по вашим словам, не держал собаки, — ответил Юп, — с мистером Картером и мистером Шелби.

— Они что-нибудь сообщили?

— У вас странные соседи, мистер Аллен, — сказал Юпитер. — Мистер Картер так разозлился при нашем появлении, что стал угрожать ружьем. Он явно не любит собак. Выяснилось, что они гадят в его саду и он намерен перестрелять их.

Генри Аллен рассмеялся.

— Пустая угроза, мой мальчик. Картер вечно шумит, но я не верю, что у него поднимется рука пристрелить беззащитное животное. А как вас встретил мой приятель мистер Шелби?

— Чуть получше, — ответил Юпитер, — но тоже не очень ласково. У него собственная манера запугивать гостей.

Старый режиссер снова рассмеялся.

— О, вы имеете в виду те фокусы, с помощью которых он пугает прохожих и торговцев вразнос. Мне надо было предупредить вас заранее, какой он шутник.

— Скажи ему, что мы оценили это на собственной шкуре, — шепнул Боб.

— Вероятно, он пытается доказать мне, что в нашем городке я не единственный, кто может пугать людей, — продолжал Генри Аллен. — Он прекрасно знает мои старые фильмы и, по-видимому, старается лечить меня моим же лекарством. — Мистер Аллен усмехнулся. — Между прочим, своеобразное чувство юмора однажды стоило Шелби высокооплачиваемой работы. Отцы нашего города не оценили его шутки.

Три Сыщика переглянулись и придвинулись поближе к телефону.

— Что вы имеете в виду? — спросил Юпитер, стараясь говорить как можно равнодушнее.

— Это случилось несколько лет назад, — сказал мистер Аллен. — Шелби работал инженером в городском отделе строительства и планирования. Управлял жизнью города, если хотите. В один прекрасный день он решил воспользоваться своим служебным положением.

— Как именно? — спросил Юпитер. — Что он натворил?

Мистер Аллен снова усмехнулся.

— Это произошло в день его рождения. Шелби решил отмочить шутку в присущей ему манере. Конечно, ничего серьезного не произошло, но ему удалось отключить сразу все световые сигналы, регулирующие уличное движение. По его собственным словам он решил подарить себе праздничный пирог без свечей. Стоит ли говорить, что творилось тогда на улицах города? Бизнесмены опоздали на деловые свидания, люди не могли во время попасть на работу и вернуться домой.

Переполох длился не очень долго — всего несколько часов. Но потом разразился невероятный скандал — как, мол, такое могло произойти в нашем деловом и современном городе! Отцы города взбесились и потребовали персональной ответственности за безобразие. Самое удивительное, что Шелби не стал выкручиваться, а сам признался, что решил таким образом отпраздновать свой день рождения, просто ради смеха.

— Что же с ним сделали? — спросил Юпитер.

— Выгнали с работы, конечно. И проследили, чтобы он снова не смог получить ответственный пост в нашем городе. В этом он напоминает меня — человека, добровольно отказавшегося от средств к пропитанию.

Вы считаете, что ему не на что жить? — уточнил Юпитер.

— Сейчас ему приходится нелегко, — пояснил мистер Аллен. — Время от времени он подрабатывает в различных частных компаниях, которым требуется оригинальная реклама — электрические табло, хитроумные движущиеся приспособления и тому подобное. Но на этом много не заработаешь. Так что, вы понимаете, ему приходится дорого расплачиваться за свою шутку.

— А как насчет Парадов Роз? — осведомился Юп. — Мистер Шелби не делает самодвижущиеся цветочные тележки для этого карнавала?

Последовала короткая пауза. Затем снова послышался голос мистера Аллена, но уже не такой уверенный.

— Это не по моей части. Кажется, тележки украшают цветами, а Шелби работает больше по механической части. К тому же устроители Парада Роз относятся к своему мероприятию очень серьезно. Множество народа в Пасадене платит немалые деньги, чтобы попасть на парад. Его транслируют по телевидению на всю страну. Нет, молодой человек, не думаю, чтобы туда могли пригласить шутника с репутацией Артура Шелби.

— Жаль, — сказал Юпитер. — Но как бы то ни было, он теперь изобретает разные штуки для собственного развлечения, и по его словам они никому не наносят вреда.

— Некоторым людям не нравятся розыгрыши подобного рода, мой мальчик. Вот в чем дело. Ну, ладно, я прощаюсь с вами…

— Еще один вопрос, сэр, — поторопился Юпитер. — Насчет того дракона, которого вы видели позавчера вечером. Он действительно кашлял?

— Я совершенно уверен в этом, — сказал старый режиссер. — Звук в точности напоминал кашель.

— И вы сами видели с вершины утеса, как он заполз в пещеру под мысом?

— Да, сынок. Своими собственными глазами. Дело было поздно вечером, но зрение у меня по-прежнему острое. К тому же я еще не впал в старческий маразм, хотя и не могу найти спонсоров, чтобы ставить новые фильмы.

— Спасибо, мистер Аллен. Мы будем держать вас в курсе. — Юпитер положил трубку и повернулся к друзьям.

— Ну, что скажете?

Боб и Пит пожали плечами.

— Он рассказал нам, какой шутник мистер Шелби, — проговорил Пит. — Но я и сам мог сообщить ему об этом. Та птица напугала меня не меньше дракона в пещере.

— А меня это наводит на некоторые размышления, — сказал Юпитер. — Я обнаружил, что мистер Аллен, на которого мы работаем, не очень надежный человек, когда дело касается его слов.

— Чего? — Пит недоуменно уставился на Юпитера.

— Юп хотел сказать, что мистер Аллен врет, — объяснил ему Боб.

— Почему бы ему так прямо не говорить? — обиделся Пит. Он посмотрел на Юпитера. — Ну-ка, объясни мне толком, где проврался старик?

Юп кивнул.

— Только что он заявил, что наблюдал за драконом с вершины утеса, когда тот вползал в пещеру.

Пит по-прежнему недоумевал.

— Ну и что в этом плохого?

Юпитер покачал головой.

— А то, что мыс загораживает вид на пещеру. С вершины утеса невозможно увидеть ни пещеру, ни того, кто в нее входит или выходит. Я заметил это вчера вечером.

Пит растерянно почесал затылок.

— Не знаю, что и сказать. Может, ты прав, а он врет. Ты сможешь это доказать?

— Именно это я и намерен сделать, — с важным видом заявил Юпитер. — Сегодня вечером, когда мы будем в пещере. Может быть, там я сумею не только вывести на чистую воду мистера Аллена, но раскрыт


убрать рекламу


ь тайну дракона.

— Не забывайте, — продолжил Юп, — что наше дело имеет несколько аспектов. Есть люди, которые могут знать о старом туннеле и иметь основания для обиды на окружающих людей. Мистер Аллен и мистер Шелби оба потеряли работу и не имеют возможности получить ее снова. Мистер Картер, если он на самом деле сын строителя туннеля, тоже должен знать о нем. К тому же он обижен на весь свет. Как все это увязать с драконом и с пещерой, которую мы обнаружили, я пока не знаю. Но не исключено, что сегодня вечером мы найдем там разгадку.

— Ты предлагаешь вернуться в пещеру сегодня вечером? — воскликнул Пит. — Опять туда? Зная, что нас там ждет?

Юпитер, не отвечая, стал что-то писать на листке бумаги. Затем он снял телефонную трубку.

— Но сначала я должен кое-что выяснить, — сказал он. — Мне надо было сделать это раньше.

ОХОТА НА ДРАКОНА НАЧИНАЕТСЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Соедините меня, пожалуйста, с мистером Альфредом Хичкоком, — сказал Юп. — Вы можете сказать, что ему звонит Юпитер Джонс.

Боб и Пит, ничего не понимая, переглянулись. Юп проигнорировал их вопросительные взгляды, держа телефонную трубку в одной руке и продолжая писать другой.

Через несколько секунд он услышал энергичный голос знаменитого режиссера:

— Альфред Хичкок слушает. Как я должен понимать твой звонок? За прошедшие несколько минут вы уже раскрыли тайну исчезновения собак в Сисайде?

Юпитер улыбнулся.

— Не совсем, мистер Хичкок. Я просто звоню, чтобы уточнить то, о чем вы недавно упомянули. Вы сказали, что ваш друг мистер Аллен был специалистом по драконам и использовал их в своих фильмах.

— Конечно, — решительно ответил режиссер. — И еще по вампирам, привидениям, зомби — тоже; по всему, что хоть как-то может напугать человека. Жаль только, что все эти фильмы были сняты задолго до вашего рождения. Но могу вас заверить, что те, кто их видел, до сих пор покрываются гусиной кожей при одном воспоминании о них.

— Да, я слышал об этом, — ответил Юпитер. — И могу представить, что мистеру Аллену удавалось снять этих тварей так, что они казались живыми.

— Разумеется, живыми, — сказал Альфред Хичкок. — Зрителя не испугать слабой имитацией того, чего он боится на самом деле, мой мальчик. Чудовища должны выглядеть, как настоящие.

Юп кивнул друзьям.

— А вы не знаете, кто их делал?

Мистер Хичкок рассмеялся.

— У нас на студии работали очень толковые бутафоры. Иногда чудовищ оживляли с помощью хитроумных механических приспособлений, работавших либо от внутреннего мотора, либо от наружного — с помощью системы передач. В других случаях, в зависимости от того, что требовалось снять, мы использовали специальную технику съемки, так называемую покадровую съемку, к вашему сведению. Когда потом прокручивали все кадры сразу, то создавалось впечатление непрерывного движения. Понимаешь?

— Я понял, — сказал Юпитер. — Скажите, а куда потом девали чудовищ, когда съемки фильма заканчивались?

— Иногда их сохраняли до следующего подходящего случая. Иногда продавали с аукциона. А иногда просто разбирали на запчасти. Тебя устраивает такой ответ на твой вопрос?

— Да, — сказал Юпитер. — Но у меня возник еще один вопрос. У вас нет какого-нибудь фильма мистера Аллена, чтобы мы могли его Посмотреть. Я имею в виду фильм с драконами.

— Странное у тебя желание, — заметил режиссер после секундной паузы. — Недавно я сам просматривал свою фильмотеку в поисках старой классической ленты «Чудовище в пещере», которая почти целиком посвящена дракону. Я хотел снова посмотреть ее перед съемками моего нового фильма.

Разумеется, не для того, чтобы позаимствовать идеи Аллена, — добавил мистер Хичкок. — Я лишь хотел лишний раз убедиться, что мой будущий фильм сможет превзойти его старую ленту.

— Нам бы тоже очень хотелось посмотреть ее, мистер Хичкок, — быстро сказал Юпитер. — Нам было бы проще вести расследование, если бы я сам увидел, как выглядит и ведет себя настоящий дракон. Вы бы не смогли организовать это?

Альфред Хичкок не колебался ни секунды.

— Жду вас ровно через час в моей студии. Я буду в просмотровом зале номер четыре.

В телефонной трубке послышались гудки отбоя. Юп осторожно положил ее на рычаг и повернулся к друзьям.

— Запомните, — сказал он им, — что мы увидим животное, которое точь-в-точь напоминает настоящего дракона. Поэтому смотрите внимательно, может быть, мы заметим нечто такое, что в будущем поможет нам спасти свою жизнь.

— Не понял, — удивился Боб.

Юпитер встал со стула и выпрямился.

— Согласно моей теории дракон из Сисайда — подделка. Но я могу ошибаться. В таком случае он настоящий!


Точно в назначенное время Уортингтон остановил роскошный «роллс-ройсе» с Тремя Сыщиками около бунгало с табличкой «Просмотровый зал № 4» на территории Голливудской студии Альфреда Хичкока. Сам мистер Хичкок уже сидел вместе с секретарем в дальнем конце зала. Он приветственно кивнул сыщикам и пророкотал:

— Садитесь в первом ряду, парни. Я уже собирался дать команду механику пустить фильм. — Он нажал кнопку в рукоятке кресла, и свет в зале погас.

Из небольшого окошка в задней стене комнаты над головой режиссера появился луч проектора и послышалось жужжание.

— Учтите, — предупредил мистер Хичкок, — что картина была снята очень давно. Сейчас вы увидите, наверное, единственную ее копию, которая сохранилась. Пленка недодержана, поэтому на ней будут темные и размытые места. К сожалению, ничего поделать нельзя. Все, для вступления достаточно. Давайте смотреть фильм.

Вскоре мальчики забыли, где они находятся. Мистер Хичкок не преувеличивал. Как и полагалось для фильма ужасов, он захватывал зрителя сразу и целиком и постоянно держал в напряжении. Талант мистера Аллена вел сыщиков по тропе ужасов, постоянно нагнетая атмосферу страха.

Очередная сцена разворачивалась в пещере. В следующее мгновенье сыщики словно оказались внутри нее и — сердца их отчаянно забились — снова увидели его — дракона!

Чудовище, заползающее в пещеру, заслонило собой весь экран — огромное, невероятное страшилище. Его короткие крылья поднялись, демонстрируя длинные пучки мышц, которые подобно живым змеям извивались и сокращались под влажной чешуйчатой кожей. Затем небольшая темная головка качнулась на длинной изогнутой шее и нырнула навстречу мальчикам.

Длинные мощные челюсти раскрылись, и раздался рев.

— Ой! — прошептал Пит и непроизвольно вжался в спинку. — Точно как у настоящего дракона.

Боб, напротив, подался вперед, к экрану, до боли сжав ручки кресла.

Юпитер сидел неподвижно, всматриваясь в каждое движение чудовища.

Так, зачарованные, они и просидели до конца фильма. Даже когда в зале вспыхнул свет, сыщики под впечатлением картины по-прежнему сидели оцепеневшие и дрожали от страха.

Затем на ватных ногах они направились вглубь зала к Альфреду Хичкоку.

— Ну и дела! — воскликнул Боб. — Я сдаюсь. Все было точно так, как вчера вечером. Я даже забыл, что сижу в кино!

Юпитер кивнул.

— Это еще раз доказывает, какого эффекта может достигнуть профессионал по ужасам. Мистер Аллен делал с нами, что хотел. Ему удалось перепугать нас до полусмерти всего лишь с помощью бутафорского дракона и целлулоидной пленки. Такова была его цель, и он ее достиг! Как раз это мы должны помнить.

— Ну? — осведомился Альфред Хичкок. — Теперь вы понимаете, почему мой друг Аллен считался мастером по части фильмов ужасов?

Юпитер кивнул. У него была масса вопросов к мистеру Хичкоку, но он видел, что сейчас режиссер был занят, а его секретарь приготовил блокнот для записей. Поэтому Юп только поблагодарил мистера Хичкока за показанный фильм.

— Итак, вы видели кинематографического дракона, — сказал режиссер. — Теперь я с нетерпением жду от вас разгадки тайны дракона из Сисайда. — Он проводил мальчиков до выхода, и они направились к сверкающему лимузину, где их ждал за рулем Уортингтон.

Они уселись на кожаные подушки сиденья, и шофер медленно тронулся к воротам киностудии.

— Ты просил нас внимательно присмотреться к дракону на экране, — нарушил молчание Боб. — Я смотрел во все глаза, но разницы между ним и нашим драконом не заметил. А ты, Пит?

Пит покачал головой.

— Пожалуй, тот, что в кино, рычал погромче.

— Мне этого не показалось, — возразил Боб. — Правда, в отличие от нашего он не так много кашлял.

Юпитер улыбнулся.

— Вот это верно, — сказал он.

— Что ты имеешь в виду, Юп? — спросил Пит.

— Совершенно очевидно, что дракон из Сисайда более восприимчив к плохой погоде и простудился.

Боб внимательно посмотрел на Юпа, который с безмятежным видом развалился на сиденье. Но Боб давно изучил друга и понимал, что сейчас тот обдумывает нечто, мимо чего они с Питом прошли, не заметив.

— Разве дракон может простудиться? — осторожно спросил Боб. — Ведь они живут в сырых пещерах и под водой.

Юпитер кивнул.

— Вот и я о том же. Через несколько часов мы выясним, отчего наш дракон простыл. Если моя теория верна, то она объяснит, почему нам дали убежать из пещеры и почему мы до сих пор живы.

Пит немного подумал над его словами, потом нахмурился.

— Звучит неплохо. А если твоя теория неверна?

Юпитер стал серьезным.

— Лучше, чтобы она оказалась верна, — произнес он. — Ибо от этого зависит наша жизнь.

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

 Сделать закладку на этом месте книги

Пит неожиданно взорвался:

— Может, на этот раз ты не будешь напускать тумана, Юп. Мы стали Тремя Сыщиками, чтобы разгадывать головоломки и раскрывать тайны, а вовсе не для того, чтобы совершить коллективное самоубийство, как летчики-камикадзе. Я дорожу своей жизнью, Боб, наверное, тоже. Верно, Боб?

Боб кивнул, улыбнувшись.

— Дорожу, дорожу! Если я ее потеряю, кто тогда будет рыться в библиотеке и вести записи? Пит прав, Юп. Давай выкладывай начистоту.

Юпитер пожал плечами.

— Я еще не уверен до конца. Естественно, я не намеревался бессмысленно рисковать нашими жизнями. Но бывают случаи, когда надо идти на риск.

Пит замотал головой.

— Нет, не надо. Сначала ты должен убедить меня. Позавчера вечером я посмотрел фильм, который принес с работы отец. Там тоже была масса специальных трюков. Так вот, герой картины, один ученый, тоже решил рискнуть. Мне даже не хочется вспоминать, что с ним случилось.

Юп наморщил лоб.

— Верно, я и забыл, что твой отец тоже специалист по кинотрюкам, Пит. О чем был этот фильм?

Пит ухмыльнулся.

— О насекомых.

— О насекомых? — удивимся Боб.

— Ну, о муравьях, жуках разных, которые покорили весь мир, — объяснил Пит. — Научная фантастика. Но поверьте мне, смотреть ее было так же страшно, как этот фильм про дракона. Все насекомые были от пятнадцати до тридцати метров в длину и высотой с дом.

— Как их сделали? — поинтересовался Юп.

— Никак, это были настоящие насекомые, — ответил Пит.

— Давай, Пит, ври дальше, — ехидно заметил Боб. — Настоящие муравьи величиной с дом?

Пит кивнул.

— Отец объяснил мне, в чем состоял фокус. Техника съемки отличалась от той, о которой нам рассказал мистер Хичкок. Насекомых снимали через специальный объектив типа увеличительного стекла, а затем накладывали их изображение на заранее отснятые пейзаж или здания. Разумеется, насекомые были настоящими и ужасными на вид, потому что они такие и есть на самом деле! Так, между прочим, снимают большинство картин про пришельцев из космоса.

Юп мял пальцами нижнюю губу; глаза его стали задумчивыми.

— Эта лента по-прежнему у тебя дома? — спросил он Пита.

— Да, и будет еще по меньшей мере неделю. Отец даже хотел пригласить вас с Бобом посмотреть ее. Так что заходите в любой удобный для вас вечер. Заметьте, бесплатно!

Юпитер, казалось, взволновался.

— Боюсь, что это кино потребуется нам гораздо раньше, Пит. — Он взглянул на свои часы и снова повернулся к Питу. — Твой проектор может работать на батарейках?

Пит кивнул.

— Да, и от сети тоже.

Юп закусил губу.

— Он ваш личный или вы его взяли со студии?

— Не бойся, наш личный, — ответил Пит. — Точнее, моего отца. А зачем он тебе?

— Он может спасти нам жизнь и, возможно, попутно поможет разгадать тайну. Как ты думаешь, твой отец разрешит нам взять на сегодняшний вечер проектор и фильм, который ты видел?

Пит прищурился.

— Ты имеешь в виду взять из дома?

— Да, взять его из дома на сегодняшний вечер, — повторил Юпитер. — Судя по твоим словам, эта картина заслуживает того, чтобы показать ее кое-кому.

Пит потер нос, потом пожал плечами.

— Я не знаю, Юп, но думаю, что отец не будет возражать. Только я должен позвонить ему и спросить разрешение.

— Это было бы грандиозно, — воскликнул Юпитер.

— О’кей, — сказал Пит. — Но прежде, чем я попробую убедить моего отца, я хочу знать, куда мы направимся сегодня вечером и зачем. Мне надоело блуждать в потемках.

Боб кивнул ему в поддержку. Они оба выжидающе смотрели на Юпа. Сначала тот вроде бы не замечал их взглядов, потом пожал плечами и сказал:

— Ладно, хотя я надеялся до поры до времени хранить мои умозаключения в секрете. В основном потому, что не уверен в их правильности. Но даже если они верны, то все равно я пока не понимаю, что из них следует. Наше расследование началось с попытки определить местонахождение пропавшей собаки. С тех пор на наши головы посыпались другие загадки, которые на первый взгляд не имеют ничего общего с исчезнувшим псом и другими пропавшими в Сисайде собаками. Мистер Аллен нанял нас, чтобы мы нашли его сеттера по кличке Рыжий Пират. Но я с самого начала чувствовал, что остальные пропавшие собаки могут навести нас на след Пирата. Так мне казалось до появления дракона.

— А как насчет дракона? — спросил Боб. — Ты же ясно дал нам понять, что считаешь его бутафорским. Из чего это следует?

— Да, — ответил Юпитер. — Хоть я сам испугался не меньше вашего и тоже дал деру из пещеры, все-таки по ряду причин я сомневаюсь, что он был настоящий.

— Раскрой нам хоть одну из этих причин, — потребовал Пит. — Почему ты думаешь, что он ненастоящий?

— Причин, как я сказал, несколько. Сама пещера оказалась ненастоящей. Вход в нее искусственный. Естественно, располагая такой информацией, любой был бы склонен заподозрить, что дракон такой же искусственный.

— Я не назвал бы достоверной эту информацию, — сказал Боб.

— Начнем с первой пещеры, в которую мы попали сначала, — пояснил Юп. — Там мы нашли деревянную перегородку и, отодвинув несколько досок, проникли в тайник контрабандистов.

— Я помню, как ты удивился, рассматривая эти доски, — заметил Боб. — Они что, тоже ненастоящие?

— Предполагается, что тайник старый и что им пользовались еще пираты. Доски тоже выглядели старыми, по крайней мере некоторые из них.

— Некоторые? — удивился Пит.

Юп кивнул.

— Например, та доска, которую мы отодвинули. Но рядом с ней был прибит длинный кусок фанеры. Надо ли вам напоминать, что фанеру стали делать сравнительно недавно. Во времена пиратов и контрабандистов ее не было и в помине.

— Фанера? — переспросил Пит и помрачнел. — Может быть, и так. Но это еще ничего не доказывает.

Юпитер продолжил:

— Возьмем вторую пещеру, ту, большую, в которую мы попали, когда Боб обнаружил поворачивающийся камень. Мы до сих пор не знаем, кто устроил потайной ход. Если вы помните, у нас был только один путь — вглубь пещеры, потому что выхода на берег, как в первой пещере, там не оказалось.

Но вскоре путь нам преградила глухая стена. А ведь мы надеялись, что пещера приведет нас в старый туннель, о котором узнал Боб, изучая архивные источники.

Боб с Питом согласно кивнули. Затем Пит улыбнулся и спросил:

— Помнится, ты начал царапать эту стену своим ножиком. Тебе удалось что-нибудь выяснить при этом, кроме того, что о камень можно сломать даже хорошее лезвие?

Юпитер достал из кармана нож, раскрыл и протянул его друзьям.

— Обратите внимание на серые частички на лезвии. Понюхайте их.

Пит с Бобом последовали его совету.

— Краска! — воскликнули они в один голос.

Юп кивнул, забрал у них нож и, сложив его, сунул обратно в карман.

— Старые пещеры изнутри не окрашены, — сказал он. — Когда я соскреб краску, мне показалось, что под ней слой штукатурки. Сверху штукатурка была покрыта слоем песка и мелкого щебня и покрашена серой краской, чтобы она не отличалась от настоящей скалы. Готовые плиты искусственной штукатурки продают в магазинах строительных материалов. Она имитирует кирпичную кладку или неошкуренные бревна. Вы же знаете, такими плитами часто облицовывают стены домов.

— Я думаю, что тот, кто соорудил эту стену, хотел спрятать за ней что-то очень важное для него, а возможно, и ценное, — добавил Юпитер.

— Что, например? — спросил Боб.

— Что-то более важное, чем то, что мы видели со своей стороны стены. Я подозреваю, что там старый туннель подземной железной дороги!

— Точно! — воскликнул Пит. — Кто-то обнаружил старый туннель и замаскировал вход в него, чтобы больше никто не нашел его. Фальшивая стена должна была остановить любого, кто сумел бы проникнуть в пещеру.

— Иначе, — добавил Боб, — он бы просто перекрыл потайной ход в пещеру.

— Пятьдесят лет назад еще не делали искусственной штукатурки, — напомнил Юп.

— Ну и что? — возразил Боб. — Откуда мы знаем, когда туннель был перекрыт? Это могло случиться и позже. Чтобы туда не лазили дети и животные.

— Возможно, Боб, хотя я и сомневаюсь в этом, — задумчиво сказал Юпитер. — Но как бы то ни было, мы переходим к третьей тайне. Мы все стояли около стены. Я исследовал ее и повернулся к вам, чтобы показать нож, как вдруг…

Пит быстро кивнул и выпалил:

— Как вдруг пещера раскрылась, стало светло, и в нее стал заползать дракон. Я понял, что ты имеешь в виду. — Он почесал в затылке. — По крайней мере, я думаю, что понял. Но лучше говори ты.

— Хорошо, — согласился Юп. — Вход в пещеру открылся. Как он открылся? Как такое вообще могло произойти? Мы же видели, что раньше его не было. Иначе, мы бы сами скорее полезли в эту пещеру, чем в ту, где Боб провалился в яму.

— О’кей, — согласился Боб. — Допустим, мы не заметили входа в эту пещеру. Но дракон знал о нем. И знал, как открыть его. Может, он просто умнее нас троих вместе взятых.

Юп остановил его жестом.

— Не забывай, что моя теория основана на моем ощущении, что все кругом было поддельным. Дракон — тоже. Так что если он оказался умнее нас, то только потому, что он был не настоящий, а управлялся человеком.

Пит моргнул и повернулся к Бобу.

— О чем он говорит?

Боб пожал плечами.

— Кажется, Юп намекает, что дракон был роботом, а вовсе не драконом. Верно я понял, Юп?

— В этом я пока не уверен, — ответил Юпитер. — Он мог быть и роботом, и машиной, подобной тем, что использовал мистер Аллен при съемках своих фильмов ужасов. Мы это выясним в ходе дальнейшего расследования. Но в чем я уверен уже сейчас, так это в том, что вход в пещеру был тоже ненастоящим. К сожалению, у нас не было возможности тщательно обследовать его снаружи. Но я не сомневаюсь, что он замаскирован чем-нибудь похожим на театральные декорации. Бутафорский камень из легкого материала, раскрашенный под настоящую скалу сделать нетрудно. Кто бы это ни сделал, он хотел спрятать вход в пещеру. А когда он сам хочет войти в пещеру или ввести туда дракона, то просто отодвигает декорацию в сторону.

— Я уверен, — добавил Юпитер, — и думаю, вы не будете спорить, что если бы городские власти Сисайда захотели закрыть вход в большую пещеру или в старый туннель, то они бы не стали делать фальшивую скалу, а просто забетонировали бы отверстие.

Пит посмотрел в окно плавно покачивающегося «роллса», затем он нахмурился и кивнул.

— Может, ты и прав, по крайней мере до сих пор. Если мы вернемся туда сегодня вечером, то обшарим все скалы около входа в первую пещеру. Но меня пугают не камни, а дракон. Я хочу знать, почему ты решил, что он ненастоящий.

Юпитер Джонс откинулся на спинку сиденья, скрестив руки на груди.

— Мы все трое увидели его одновременно, находились от него на одинаковом расстоянии, со слухом и зрением у нас вроде бы в порядке. А теперь скажите, что мы услышали и что мы увидели?

Боб с Питом немного помолчали, собираясь с мыслями. Затем Боб сказал:

— Сначала я услышал гудение, а потом увидел его.

Пит добавил:

— Я увидел яркий свет — это светились его глаза. А что касается гудения, то… Да, кажется, я тоже его слышал. Прямо перед тем, как дракон заревел.

Юп кивнул.

— Как он передвигался?

— Что значит «как»? — спросил Пит. — Очень быстро!

Юпитер повернулся к Бобу.

— А ты что скажешь?

— Я думаю. — Боб наморщил лоб. — По-моему, Пит прав. Дракон двигался очень быстро. Словно скользил.

Юп пристально посмотрел на него.

— Это было похоже на то, что мы видели в кино у Альфреда Хичкока? Там дракон двигался так же?

Боб покачал головой.

— Нет. В кино дракон передвигался на лапах, а наш как бы скользил по земле.

— Мне тоже так показалось, — подтвердил Юп. — Он не летел, не шел и не полз. Он скользил. Отсюда я делаю вывод, что наш дракон просто был похож на настоящего и был сделан для того, чтобы удивлять или пугать людей. А разгадка его способа передвижения очень простая. Не скользил он, а ехал. На колесах! Помните, мы видели следы колес на песке, когда спустились на пляж в первый раз?

Пит и Боб смотрели на Юпитера с открытыми ртами.

— Дракон на колесах? — переспросил Пит. — Ты считаешь, что дракон на колесах перепугал нас до полусмерти?

— Я еще вспомнил, — сказал Боб. — Мы только что об этом говорили. Дракон из кино ревел, а наш в основном кашлял.

— Вот именно! — Юп улыбнулся. — Как раз это заставило меня предположить присутствие человека где-то поблизости от дракона или даже внутри него!

— Что ты придумал на этот раз? — тяжело вздохнув, спросил Пит.

Юпитер снова улыбнулся.

— Человек внутри дракона был простужен.

Вежливый голос Уортингтона прервал их беседу:

— Мы у ворот склада утильсырья Джонса, мастер Джонс. Мне вас подождать?

Юпитер кивнул.

— Да, пожалуйста, Уортингтон. Пит должен позвонить, и если все будет в порядке, то мы заедем к нему домой и заберем кое-что. А вечером мы снова поедем в Сисайд.

Юп взглянул на приятелей.

— Я прав, как выражается Пит, до сих пор?

Пит ухмыльнулся.

— Я бы предпочел, чтобы ты оказался прав и в дальнейшем. Когда мы снова встретимся с кашляющим драконом.

СНОВА В ЛОГОВЕ ДРАКОНА

 Сделать закладку на этом месте книги

Уважение Юпитера к отцу Пита возросло еще больше, когда мистер Креншоу без лишних вопросов разрешил мальчикам взять проектор и новый фильм.

— Он даже не предупредил нас о бережном обращении со своим имуществом, — заметил Юп. — Значит, он доверяет нашей рассудительности.

— Насчет этого я не уверен, — возразил ему Пит. — Из нас троих один я живу здесь, и если с папиным проектором или с фильмом что-нибудь случится, отдуваться придется тоже мне одному.

Три Сыщика сидели дома у Пита, в небольшом рабочем кабинете его отца, где мистер Креншоу просматривал новые фильмы. Пит перематывал пленку на бобину проектора. Юп решил предварительно просмотреть фильм, чтобы убедиться, подойдет ли он для намеченной цели.

— Готово, — сказал Пит. — Погаси свет, Боб.

Комната погрузилась в темноту, Пит нажал кнопку и фильм начался. Экран на стене вспыхнул, и вскоре мальчики убедились, что Пит ничуть не преувеличивал. Увеличенные до огромных размеров насекомые действительно производили жуткое впечатление.

Неожиданно звук оборвался, Пит выключил изображение и попросил:

— Включи, пожалуйста, свет, Боб. Я перепутал коробки с пленкой. Эта часть фильма идет потом. Наверное, отец снова просматривал ее в мое отсутствие. — Пит начал было перебирать круглые коробки с пленкой, помеченные разными цифрами, но Юп остановил его.

— Не стоит, Пит. Все, что нам надо, мы уже увидели. Эти насекомые в естественной обстановке — как раз то, что нам потребуется.

— Но это же шестая часть, — сказал Пит. — Обычная вставка, чтобы напомнить зрителю начало фильма. Муравьи ползут по берегу среди холмов, направляясь на завоевание наших городов. А в той части, о которой я вам рассказывал, видно, что они выше домов.

Юп покачал головой.

— Нам нельзя показывать здания или города. Мы должны создать впечатление, что гигантские муравьи лезут в пещеру.

Пит с Бобом удивленно воззрились на друга.

— Ты что, в пещере решил показать этот фильм?

Юп кивнул.

— С помощью динамика, встроенного в твой проектор, там можно будет создать соответствующий звуковой эффект. Объектив, как я заметил, имеет широкий угол проекции, и это тоже нам на руку. А самое главное, проектор работает от батареек, так что организовать сеанс кино в пещере не составит нам труда.

— Тут нам повезло, — заметил Пит. — Этот блок питания сделали специально для отца, чтобы он мог пользоваться проектором во время съемок на натуре.

— Ладно, — вмешался Боб, — покажи нам эту часть до конца, Пит. Остальное мы с Юпом досмотрим как-нибудь потом. Пит пожал плечами.

— Мне-то что. Если вы любите смотреть кинофильмы с конца, то пожалуйста.

Боб выключил свет, и снова на экране появились гигантские насекомые. В комнате воцарилась мертвая тишина, прерываемая только вздохами удивления и испуга. Когда пленка закончилась, возбужденные зрители откинулись в креслах, ощущая звон в ушах.

— Здорово! — первым нарушил молчание Боб. — Классный фильм! Теперь я умру от нетерпения увидеть его целиком.

Пит нажал кнопку, чтобы перемотать пленку сначала, и взглянул на Юпитера.

— Значит, по-твоему этого будет нам достаточно?

— Вполне, — улыбнулся Юп. — Для наших целей лучше не придумаешь.

— Отлично, — сказал Пит. — Только я в толк не возьму, кому ты решил показать это в пещере? Разве что привидению, тому жмурику, что звонил нам?

— Может, и ему, — согласился Юп. — Но прежде всего я хочу посмотреть, как отреагирует шутник, когда над ним пошутят в его же духе.

— Шутник? — повторил Боб. — Мне не показалось, что мистер Картер шутил, когда пугал нас своим дробовиком.

— Я имел в виду не Картера, — спокойно ответил Юп.

— Не Картера? — удивился Боб. — А ты часом не забыл, что он, скорее всего, единственный оставшийся в живых родственник того Картера, о котором я вам рассказывал. Лэброна Картера, разорившегося на строительстве метро в Сисайде и покончившего жизнь самоубийством из-за этого. Ты же сам говорил, что мистер Картер наверняка знает о старом туннеле и пещере и мечтает расквитаться с жителями Сисайда за отца. А учитывая его буйный нрав, он не преминет сделать это при удобном случае!

Юпитер покачал головой.

— Мистер Картер не тот человек, чтобы додуматься до дракона в пещере.

— Почему не тот? — вмешался Пит. — Почему ты уверен в этом?

— По одной единственной причине, — пояснил Юп. — Слишком громко он орал на нас. Простуженный человек так бы не смог. А вот другой человек, с которым мы тоже встречались, чересчур хорошо умеет пугать людей с помощью разных хитроумных штуковин. И если помните, у него был насморк. Его-то я и связываю с драконом, который кашляет!

У Боба загорелись глаза.

— Ты считаешь, что Артур Шелби тот шутник, который сделал дракона? Если, конечно, дракон не настоящий.

Юп кивнул.

— Это мог быть и мистер Аллен. Слишком много он знает о драконах. Но я склоняюсь в пользу Шелби.

— Почему именно Шелби? — спросил Боб. — Правильно, он окружил свой дом разными запугивающими устройствами, чтобы его не беспокоили. Но что общего у него с пещерой? Он ведь не живет в ней.

— Вот это мы и должны выяснить сегодня вечером, — сказал Юпитер и посмотрел на часы. — Нам пора собираться.

— Погоди, мы забыли еще кое о ком, — напомнил ему Пит. — Вы оба упомянули Картера, Аллена и Шелби. Но там были еще два человека, и мы все трое их видели.

— Верно, — подхватил Боб. — Аквалангисты! Прежде чем исчезнуть, они говорили насчет того, что собираются продолжить какую-то работу.

Пит защелкнул крышку большого футляра с проектором и взглянул на Юпитера.

— Ну? — сказал он. — Разве я не прав? Что ты скажешь о тех двух громилах? Тебе не кажется, что они тоже могут быть причастны в этому делу?

— Конечно, могут, — согласился Юпитер. — И если я не ошибаюсь в своих предположениях, то твой фильм предназначен именно для их развлечения.

— А как насчет дракона? — спросил Пит. — Ты же знаешь, что он тоже может прийти на твой вечерний сеанс.

— Тогда будет еще интереснее. Вы же знаете сказку о мышке, испугавшей слона. Вот мы и посмотрим, напугает ли муравей дракона!


Уже стемнело, когда Уортингтон остановил «роллс-ройс» на обочине узкой извилистой улочки на вершине мыса, нависающего над пустынным сисайдским пляжем.

Боб вылез первым и пристальным взглядом окинул тихую улицу.

— Почему на этот раз мы остановились так далеко от места, Юп? — спросил он. — Отсюда мы замаемся идти до лестницы.

— Простая предосторожнос


убрать рекламу


ть, — ответил Юпитер. — Даже здесь наш «роллс» может привлечь нежелательное внимание. Жалко, что Ганс оказался занят сегодня, его грузовик был бы незаметнее.

Из лимузина выбрался Пит, громыхнув проектором в своей сумке. Он измерил глазами расстояние, которое им предстояло пройти, и тяжело вздохнул.

— В пещере на меня не рассчитывайте. Когда мы доберемся до места, мои руки вытянутся до самой земли.

— Это будет очень кстати, — нервно улыбаясь, заметил Боб. — Ты станешь похож на гориллу, и, быть может, дракон испугается тебя.

В ответ Пит хмыкнул и взвалил сумку на плечо.

— Погоди, Пит, — сказал Юпитер. — Давай понесем ее вместе.

Здоровяк Пит покачал головой.

— Спасибо, Юп, сам дотащу. Я взял проектор под свою ответственность и уж не выпущу его из рук всю ночь, тем более, что я единственный из нас троих умею с ним обращаться.

Юпитер улыбнулся.

— Может случиться так, что сегодня вечером все будет зависеть от тебя, Пит. Надеюсь, что аппарат не откажет.

Они оставили Уортингтона ждать в машине и быстрым шагом пошли вдоль пустынной улицы. Луна спряталась в облаках. Снизу доносился шум прибоя, море было неспокойным.

Пит посмотрел в небо и поежился.

— Ну и темень сегодня!

— Все мы нервничаем, Пит, — сказал Юпитер. — Но пока мы не добрались до пещеры, темнота нам на руку.

Сыщики были уже шагах в двадцати от лестницы, ведущей вниз, когда сзади них послышались шаги.

— Ложись! Быстрее, — шепнул Пит.

Три Сыщика метнулись в сторону и залегли за чахлыми кустами около тропинки.

Шаги приближались — быстрые, уверенные и тяжелые. Но по мере приближения они замедлились, стали тихими, крадущимися. Мальчики прижались друг к другу и приникли к земле. Кто-то их явно выслеживал!

Из темноты проступила фигура человека. Через несколько мгновений она приблизилась к ним почти вплотную. Сыщики в ужасе смотрели на нее.

Фигура была огромной. Глаза сыщиков автоматически скользнули вниз, и наткнулись на предмет в руках их преследователя. Они узнали этот предмет, нависавший над их распростертыми телами!

Дробовик! Тот самый ужасный дробовик, который был заряжен самой крупной картечью, какая только бывает. Ружье человека, ненавидевшего собак, пацанов и, казалось, все на свете.

Поравнявшись с ними, буйный мистер Картер пошел еще медленнее. Сыщики видели, как он подозрительно вертит головой по сторонам, вглядываясь в темноту. Глаза его казались темными и свирепыми, губы сжались в тонкую злобную линию.

— Странно, — услышали мальчики его бормотанье, — могу поклясться, что видел какое-то движение…

Он потряс огромной головой, словно в изумлении, и прошел дальше. Сыщики не смели поднять головы, пока его шаги не стихли в отдалении.

А когда подняли, Картер уже исчез.

— Фу, — выдохнул Боб. — Как я рад, что он нас не заметил.

— Я тоже, — проговорил Пит. — Держу пари, что и в постели он не выпускает ружье из рук. Хотел бы я знать, кого он выслеживал.

— Пошли, — сказал Юпитер. — Он уже достаточно далеко. Надо пользоваться моментом, нельзя допустить, чтобы нас кто-нибудь заметил. Пригнитесь.

Сыщики одним духом пробежали оставшееся расстояние до лестницы.

— Путь свободен, — сообщил Пит.

Мальчики стали быстро спускаться по лестнице, стараясь ступать как можно легче. Лишь в самом низу они расслабились — здесь шум прибоя был уже настолько силен, что заглушал их шаги.

Пит первым спрыгнул на песок.

— О’кей, прибыли. Мне так и не терпится узнать, любит ли наш дракон смотреть научно-фантастические фильмы.

— Скоро мы это выясним, — сказал Юпитер. — Разумеется, если он дома.

— Я бы предпочел, чтобы его там не оказалось, — заметил Боб. — Все что меня интересует, это только старый туннель. Дракона я предоставляю вам двоим.

Сыщики поравнялись с пещерой, но к удивлению своих друзей Юп продолжал идти дальше.

— Эй, ты прошел мимо, — шепнул ему Боб.

Юпитер обернулся и, кивнув, молча показал им на скалу, выступающую на берег.

— Там, за поворотом, должен быть вход в большую пещеру. Надо сначала убедиться, закрыт ли он.

Они повернули за скалу и остановились. Над их головами нависали три огромных валуна.

— Они, наверное, не настоящие и маскируют вход к пещеру, — прошептал Юп. — Во всяком случае вход сейчас закрыт.

Пит приник ухом к ближайшему из валунов и постучал по нему костяшками пальцев.

Звук был приглушенный, словно скала внутри была пустой.

Пит ухмыльнулся.

— Ты прав, Юп. Это не камни, а декорации, как на съемках. Их делают из бальзового дерева или штукатурки на проволочном каркасе.

Юп кивнул и пошел назад.

— Сначала найдем место для тебя с проектором в первой пещере, а потом мы с Бобом пойдем на разведку.

— Что? — Пит чуть не задохнулся от возмущения. — Ты хочешь оставить меня одного?

— Ты будешь в большей безопасности, чем мы, — сказал Юпитер, не оборачиваясь. — Мы отправимся на довольно опасное задание, а все, что потребуется от тебя, это сидеть на своем месте и держать наготове проектор.

Пит по-прежнему выглядел озадаченным. Он огляделся вокруг и спросил:

— Кому я должен показывать фильм? Я не вижу даже летучих мышей, которые могли бы сойти за зрителей.

Тем временем Юп уже отодвинул доску и открыл проход в пещерку контрабандистов. Боб с Питом пролезли туда вслед за ним. Затем они аккуратно вернули доску на место.

Юп тихонько присвистнул.

— Наши вещи, которые мы бросили в прошлый раз, никто не тронул. Мы заберем их на обратном пути, а сейчас Боб, попробуй повернуть камень.

Боб наклонился над скалой.

— Нашел, — сообщил он радостно.

С легким скрежетом камень повернулся.

— Здесь ты и останешься, Пит, — распорядился Юпитер. — В этой маленькой пещерке. А через щель будешь показывать фильм. По сигналу включай проектор и наводи резкость на стене, которую мы обнаружили.

Пит присел и настроил аппарат. Затем он достал жестяную коробку с пленкой и включил свой фонарик.

— Все в порядке. Какой будет сигнал?

Юпитер размышлял недолго.

— Крик «помогите», я думаю, — сказал он.

ТАЙНА СТАРОГО ТУННЕЛЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Оставив Пита возле проектора, Боб с Юпом медленно углубились под высокие своды пещеры. Воздух в ней был сырой и прохладный, ребят знобило.

Не успели они отойти далеко, как вдруг Боб шепнул:

— Она не сплошная.

Юпитер насторожился.

— Что?

Боб направил луч фонаря вперед и повел им из стороны в сторону.

— Видишь, та большая стена, она… она раскрыта посередине!

Юп проследил за лучом фонаря Боба. Щель в стене тянулась от потолка до пола пещеры.

— Боб, кажется, мы нашли твой пропавший туннель! — тихонько воскликнул Юпитер.

Мальчики осторожно шагнули в отверстие в стене. Ход стал значительно шире. Насколько они могли видеть, он шел слегка в гору. А затем оба сыщика замерли на месте, покрывшись гусиной кожей.

Прямо перед ними лежала огромная темная фигура, безмолвная и зловещая.

Казалось, она ждала их! Мальчики упали плашмя на землю, стараясь не шевелиться и даже не дышать. Так они лежали и ждали. Однако ничего не происходило. Дракон по-прежнему лежал, распластавшись — громадный, темный, страшный. Его голова безвольно поникла на конце длинной шеи.

— М…может, он спит, — шепнул Боб.

Юп отрицательно покачал головой. Стараясь говорить как можно спокойнее, он прошептал Бобу в самое ухо:

— Не забывай, что он не живой, а искусственный.

Боб коротко кивнул.

— Я помню, ты говорил. Будем надеяться, что ты не ошибаешься.

Мальчики снова погрузились в тревожное ожидание. Затем Юп включил фонарик, направил его луч вдоль самой земли и — улыбнулся.

— Глянь-ка на лапы дракона и скажи мне, что ты видишь.

Фонарь Боба проложил вторую желтую дорожку по полу пещеры. Боб прищурился.

— Рельсы, — сказал он. — Они уходят прямо под дракона. Похоже, на железную дорогу.

Юп глубоко с облегчением вздохнул.

— Значит, мы оба правы. С драконом все ясно, подделка! Итак, ты обнаружил старую линию подземной железной дороги, сооруженную Лэброном Картером более полувека тому назад. Но в одном ты оказался не прав, Боб. Вопреки твоим словам, ею пользовались!

— Что ты подразумеваешь?

— По ней ездил дракон, — пояснил Юпитер.

— Но зачем? Я не понимаю, — озадаченно произнес Боб.

Кому понадобилось делать дракона, который ездил бы по рельсам в подземном туннеле, выкопанном пятьдесят лет назад? По рельсам, которые никуда не вели и которые, по-видимому, никто никогда больше не использует. Все это не имело никакого смысла.

— Зачем? — недоумевал Боб.

— Сейчас мы это и выясним. — Юп потянул его за рукав. — Пойдем, пока они не вернулись.

Боб медленно пошел за приятелем.

— Пока кто не вернулся? — Юп, не отвечая, шел вперед. Мальчики подошли вплотную к чудовищу, горой возвышающемуся посреди туннеля.

Юпитер нахмурился, задумавшись.

— Что-нибудь не так? — шепнул Боб.

— Ничего не понимаю, — отозвался Юп. — Он лежит головой к берегу. Фальшивая стена раскрыта, а вход в пещеру закрыт. Ты можешь это объяснить?

Боб пожал плечами. Не так часто Юп становился в тупик и спрашивал его совета.

— Похоже, что кто-то, не знаю кто, собирается выехать на нем наружу, может быть, в море. Но эти люди не хотят, чтобы посторонний случайно зашел в пещеру, — сказал Боб.

Юпитер кивнул. Глаза его загорелись.

— Думаю, что ты выстроил безукоризненную логическую цепочку, Боб. Давай обследуем этого уникального дракона, прежде чем он покинет нас. Другого шанса у нас может не быть. — Мальчики боязливо обошли голову чудовища, безвольно лежавшую на полу. Глаза дракона казались закрытыми, не выказывали ни малейшего признака жизни.

Юп быстро провел лучом фонаря по голове монстра.

— Гм-м-м, — хмыкнул он. — И вовсе это не глаза, а небольшие фары. Помнишь, как в пещере стало светло, когда он появился? Впечатление было такое, будто они горят огнем, помнишь? — Юпитер усмехнулся. — Все очень просто. Вместо глаз у него были фары, как у автомобиля или у поезда.

Теперь мальчики стояли у бока дракона. Юп протянул руку. Его пальцы наткнулись на что-то тускло поблескивающее на поверхности темной чешуйчатой кожи.

— Дверная ручка, — пробормотал он. — Странно. Двери-то никакой нет.

Боб выглянул из-за плеча друга и указал ему наверх. — Вон еще одна, чуть выше. И третья, над ней.

Юп коротко рассмеялся.

— Опять я попал впросак. Это не ручки, а металлические скобы, чтобы можно было залезть наверх. Я полез. — Боб последовал за приятелем, забравшись на спину дракона.

Юпитер открыл какую-то крышку и, придерживая ее, заглянул внутрь. Его рот раскрылся от удивления.

— Он пустой, — шепнул Юп. — Постой на шухере. Я гляну, что там внутри.

Боб сглотнул и кивнул. Юп протиснул свое толстое тело в люк и скрылся внутри дракона, аккуратно опустив за собой люк.

Изнутри до Боба донесся тяжелый глухой удар. Впечатление было такое, будто дракон проглотил Юпа.

Боб занервничал, пытаясь оценить обстановку. Напрягая глаза, он вгляделся в глубь туннеля. В свете фонаря было заметно, что туннель плавно заворачивает куда-то. Рельсы исчезали за поворотом. Стены туннеля были гладкими, на потолке виднелись стальные ребра и куски бетонной облицовки.

Послышался железный скрип, и Боб подскочил на месте. Люк был открыт.

— Лезь сюда, — донесся тихий голос Юпа.

Боб поспешно скользнул вниз. Вслед за Юпитером он стал спускаться, нащупывая ногами ступеньки крутого трапа, пока не почувствовал под собой пол. Юп включил фонарь и обвел лучом вокруг.

— Здорово, правда? С виду настоящий дракон, а по сути поезд. Но обрати внимание — перископ! А вон иллюминаторы. Либо я очень ошибаюсь, Боб, либо этот дракон ко всему прочему — подводная лодка-малютка!

Боб постучал по вогнутой стенке. Подув на пальцы, он сказал:

— Не знаю, из чего она сделана, но из чего-то очень прочного.

Юпитер кивнул.

— Она должна быть из стали, чтобы при погружении ее не смяло давлением. Но я в этом сомневаюсь. Давай заглянем в машинное отделение.

Сыщики прошли вперед и вниз по узкому проходу.

— Коробка передач, приборная доска, рычаги и педали! — воскликнул Боб. — Что же это за подводная лодка?

Юпитер прищелкнул пальцами.

— Помню, я читал об одной из самых первых в мире подводных лодок. Она не плавала, а ездила по дну, как автомобиль. Ее изобретатель сделал по бортам иллюминаторы, чтобы пассажиры могли за деньги любоваться подводным миром. Там были еще специальные отсеки со сжатым воздухом, уравнивающие давление воды.

Конструктор «дракона», очевидно, позаимствовал идею на Параде Роз — там берут автомобильные шасси и украшают их корзинами с цветами, так что ни колес, ни водителя снаружи не видно.

Боб от возбуждения даже щелкнул пальцами.

— Так вот почему дракон не оставил следов на песке! Я имею в виду отпечатки лап. В отличие от дракона из фильма мистера Аллена у него их просто нет.

— Разумеется, — сказал Юпитер. — Ведь Аллену надо было создать более правдоподобный образ дракона в своей картине. А конструктору этого дракона требовалось лишь сходство транспортера с настоящим чудовищем. Чтобы отпугивать посторонних этого было достаточно. Хотелось бы мне только знать, зачем это ему понадобилось.

Внезапно нутро дракона заполнил приглушенный мрачный вой:

— А-а-а-а… У-у-у-у… У-у!

Оба сыщика так и подпрыгнули.

— Что это? — прошептал Боб.

Юпитер колебался.

— Кажется, это в заднем отсеке.

Боб взглянул на него.

— Ты уверен? Я не желаю оставаться внутри этой штуки, если она решила погрузиться в океан. Снова послышалось завывание — протяжное, тоскливое, жуткое.

Боб вздрогнул.

— Мне это не нравится.

К его удивлению Юпитер повернулся и потрусил по узкому коридору в хвост дракона. Там он остановился и прислушался. Воющий звук послышался вновь. Юп внимательно слушал, склонившись почти к самому полу.

— Ч-что это такое? — нервно спросил Боб, подходя к нему поближе.

Юпитер не ответил. Он обвел лучом фонаря стенки дракона вокруг себя, а потом улыбнулся изумленному Бобу.

— Кажется, мы завершили наше расследование, — со смешком произнес Юп.

— Завершили? — Боб склонил голову на плечо и прислушался. — Слышишь? Мне это не нравится.

— Это потому, что страх перед драконом пересиливает в тебе остальные чувства, — улыбаясь, сказал Юпитер.

Он открыл небольшую дверцу и посветил фонарем внутрь темного отверстия.

Вой стал громче.

Боб прищурился.

— Эй, погоди минуту! Да ведь это похоже… — Он вытянул шею и заглянул внутрь. Его челюсть отвалилась. — Собаки! — воскликнул он. — Во дела! Полным полна коробочка! Целый выводок псов.

— Итак, тайна раскрыта, — сказал Юпитер. — Тайна исчезнувших собак.

— С ними что-то не так, — удивился Боб. — Они выглядят какими-то сонными или больными…

Юп покачал головой.

— Нет, они не больны. Сонные? Пожалуй. По-моему, им дали снотворное!

— Снотворное? — повторил Боб. — Но зачем?

Юп пожал плечами.

— Может, они кому-то мешают. Но этот человек не хочет убивать их. Биологи часто обездвиживают животных с помощью успокаивающих лекарств-транквилизаторов, чтобы без помех осмотреть их.

Одна из собак снова завыла:

— У-у-у-у…

— Это ирландский сеттер, — воскликнул Боб. — Должно быть, собака мистера Аллена! Рыжий Пират.

— Пират! — Рыжий пес потянулся и зевнул. Затем он поднялся на ноги и помотал головой, хлопая длинными ушами. — Пират! — позвал его Юпитер. — Вылезай оттуда, дружище.

— Ко мне! — Юп протянул руку ладонью вверх. Собака посмотрела на нее, понюхала и начала вилять хвостом.

Она сделала несколько неуверенных шагов, покачнулась, но сохранила равновесие и вышла из отсека. Она потерлась носом о коленку Юпа и тихонько заскулила.

— Хороший, хороший, — Юпитер потрепал собаку по голове. — Умный пес.

Боб улыбнулся.

— Мистер Аллен был прав — невероятно дружелюбный пес.

Боб опустился на колени и протянул руку.

Сеттер оставил Юпа в покое и, виляя хвостом, подошел к Бобу.

— Умница, — сказал Боб, потрепав пса за ушами. Затем Боб поднял глаза на приятеля. — Итак, мы нашли собаку. Что будем делать дальше?

Юп достал из кармана небольшой листок бумаги, сложил его в несколько раз и засунул за ошейник Пирата. Потом Юпитер наклонился к самому уху собаки и приказал:

— Домой, Пират. Домой! — Пес наклонил голову набок и счастливо замотал хвостом.

— Домой! — повторил Юпитер, протянув руку.

Пират коротко и весело пролаял. При этом из темной двери послышалось подвывание и визг. Затем оттуда начали появляться остальные собаки. Они выходили на дрожащих лапах, с поджатыми хвостами.

— Ага! — ухмыльнулся Боб. — Шесть штук! Мы нашли их всех, Юп!

Юпитер кивнул. Он нагибался к каждой появлявшейся из отсека собаке и засовывал ей под ошейник свернутый листок бумаги.

— Ты чего делаешь? — осведомился Боб.

— Я заранее приготовил послание каждому из владельцев собак на случай, если мы их найдем, — объяснил Юпитер. — По примеру других процветающих фирм я решил, что реклама нам не повредит, а только повысит наш авторитет в глазах широких кругов общественности.

Рыжий Пират заскулил. Юпитер повернулся к нему и опустился на колени.

— Все в порядке, Пират. Ты первым отправишься домой.

Юп взял собаку на руки и полез наверх по трапу.

— Домой, Пират. Домой! — шепнул он в ухо сеттеру.

Тот радостно взвизгнул и, царапая когтями по боку дракона, спрыгнул вниз. Длинными прыжками он понесся к проему в искусственной стене пещеры.

Юпитер расплылся в улыбке.

— Ну, теперь он окончательно проснулся. Подавай мне остальных, Боб. Может быть, свежий воздух оживит их.

Одну за одной Боб передавал собак Юпитеру, а тот выпускал их. Животные быстро приходили в себя и бросались вслед за сеттером.

Боб отряхнул руки.

— Пит выпустит их из пещеры. О’кей, наша миссия окончена. Я готов последовать за собаками.

Боб открыл рот от удивления, когда увидел, что Юп закрывает люк изнутри и спускается обратно.

— Мы остаемся, — сказал Юп.

— Зачем? — возмутился Боб.

— Только что на стене пещеры я видел движущиеся тени. Сюда кто-то идет.

— Нет! — воскликнул Боб. — Мы в ловушке! Где нам спрятаться?

Юп направился обратно к отсеку, где сидели собаки, и молча открыл дверь.


Пит нервно потер руки. Только что закончив настраивать проектор, под вращающуюся скалу он подложил небольшой камень, чтобы оставалась щель. Пленка была перемотана на катушку проектора, теперь оставалось только ждать сигнала. Услышав его, он нажмет кнопку и запустит фильм.

Пит еще раз осмотрел проектор, проверил под правильным ли углом объектив направлен на скалу. Затем вытянулся на земле и, глядя в щель, стал ждать.

От звука, раздавшегося у него за спиной, у Пита зашевелились волосы.

Он замер, прислушиваясь. Звук повторился. За дощатой перегородкой кто-то был. Он прошел дальше — теперь Пит это явственно слышал, — а затем, после долгой паузы, снова послышался звук.

Звук раскапываемого песка! А следом за этим Пит увидел то, от чего задрожал еще сильнее. Доска пошевелилась.

Пит закусил губу. Бессознательно он дотянулся до отцовского проектора и втащил его обратно в свою пещерку. Он стоял на коленях, не зная, что предпринять дальше. У него еще было время проскользнуть самому в большую пещеру к Бобу и Юпу и опустить за собой скалу.

Но он помнил, что друзья надеются на него, на то, что он не покинет свой пост. Таковы были инструкции Юпа.

Большая доска снова пошевелилась и начала медленно отходить в сторону.

Пит забился в самый угол пещеры, прижавшись спиной к скале. Оттуда он видел, как доска сдвинулась, открыв проход неизвестному в пещеру.

В отчаянии Пит шарил руками по полу вокруг себя в поисках хоть какого-то оружия. Затем он вспомнил о своем фонаре и крепко сжал его в руке. Темнота в пещере могла оказаться недостаточным укрытием.

Доска окончательно отошла в сторону, и на фоне полумрака образовавшейся щели появился огромный силуэт мужской фигуры. Человек был настолько огромен, что должен был повернуться боком, чтобы протиснуться внутрь.

Пит чуть не задохнулся. Он узнал бешеного мистера Картера и его ружье. Потолок в пещерке был низкий, и Картер должен был нагнуться, чтобы пройти дальше. Он наклонился, сделал шаг вперед и замер, прислушиваясь.

Пит услышал это одновременно с ним, и сердце сжалось.

— А-а-а-а… У-у-у-у… У-у!

Пит прилип к стене. Он поджал ноги и еще крепче сжал фонарь. Затем он услышал еще кое-что. Это был топот бегущих ног.

Он приближался. Его сопровождало тяжелое хриплое дыхание. Топот послышался еще раз. И снова — протяжные стоны и завывание:

— А-а-а-ах-х… У-у-у-у… У-у!

Это наверняка бежали Боб с Юпом. И за ними гнались! У Пита пересохло в горле. Теперь он может закрыть вращающуюся скалу. Это был единственный выход из большой пещеры. Единственный путь спасения для его друзей.

Но спасения ли? В этом Пит сомневался. В нескольких шагах от себя он видел согнутую фигуру неуправляемого мистера Картера с ружьем наизготовку.

Потом на мгновенье все перемешалось. В отверстии под скалой появились горящие желтые глаза.

Что-то со стоном протиснулось в пещерку. За ним сразу же последовало еще что-то темное, потом еще и еще. Пит разинул рот в беззвучном крике, вжавшись спиной в холодную каменную стену пещеры. Он был готов встретить дракона, но это был комок каких-то диких неистовых тварей. Мистер Картер хрюкнул, когда они бросились ему под ноги, и повалился на пол. Пит нервно сглотнул. Может, после того, как звери сожрут поверженного гиганта, они не тронут его.

Он занес руку с зажатым в ней фонарем.

ПОПАЛИСЬ!

 Сделать закладку на этом месте книги

Боб с Юпитером втиснулись в темный отсек и замерли, напрягая слух.

— Снова придется попотеть, заметая следы за собой, — пожаловался мужской голос. — Как будто мы мало потрудились, когда сверлили эту скалу. Впрочем, все уже готово.

— Ради такого куша стоит попотеть, Гарри, — ответил другой низкий мужской голос. — Пойдем.

— Ладно, — ответил первый. — Он скользкий тип, Джек. Как ты думаешь, можно ему доверять?

Второй мужчина рассмеялся.

— Он же один, брат. А нас двое. Все трое в одной лодке. Пусть он сам гадает, можно ли доверять нам!

Люк на спине дракона открылся, и братья спустились по трапу внутрь. Боб с Юпом прижали уши к тонкой двери. Они слышали, как один из мужчин прошел вперед.

Мотор взревел и включился. Мальчики почувствовали легкий толчок и небольшое ускорение. Дракон медленно ехал по рельсам.

В темноте Боб дотронулся до коленки Юпа и шепнул:

— По голосу это те два ныряльщика. Мы движемся к океану?

— Не думаю, — тихонько ответил Юпитер. — В драконе не будет столько балласта, чтобы погрузиться под воду.

— Фу! — облегченно вздохнул Боб. — Слава Богу.

О том, что дракон продолжает двигаться, можно было судить только по легкому покачиванию.

— Мы едем в глубь пещеры, — шепнул Юп. — По старому туннелю.

— Знаю, — прошептал в ответ Боб. — Но зачем? Куда они направляются?

Юпитер пожал плечами.

— Я сам хотел бы это знать. Но как бы то ни было, все это очень подозрительно.

Внезапно дракон резко затормозил. Боба с Юпом бросило на тонкую переборку.

Тот человек, который правил, вернулся назад.

— О’кей, Гарри, — хрипло произнес он. — Пора грузиться. Держи себя в руках!

— Лучше ему и не пытаться обмануть нас с помощью своих проклятых фокусов, — прорычал Гарри. — Иначе я проломлю ему череп одним из этих кирпичей.

— Конечно, — согласился Джек. — Какие тут могут быть фокусы! Ради миллиона баксов и не на такое пойдешь.

Боб и Юпом обомлели. Миллион долларов! Они не верили своим ушам.

Мужчины поднялись по трапу. Люк открылся и с лязгом захлопнулся за ними.

Юп дотронулся до плеча приятеля.

— Пойдем посмотрим, что они затеяли, — шепнул он.

Мальчики острожно открыли дверь и вылезли в коридор. Но не успели они сделать несколько шагов, как замерли при звуке хриплого мужского голоса, прерываемого приступами кашля.

— Поторопитесь, — говорил голос. — О ночном стороже не беспокойтесь, я угостил его сногсшибательными каплями. Несколько часов он пробудет без сознания. Но прежде чем он очнется, нам предстоит погрузить три сотни кирпичей.

Боб кивнул Юпитеру.

— Ты был прав. Это Артур Шелби. Я узнал его по голосу и по кашлю.

— Значит, вторая тайна раскрыта, — шепнул Юпитер. — Тайна кашляющего дракона. Осталась последняя тайна.

— Ты подразумеваешь то… что они здесь делают? — спросил Боб.

— Тайна трехсот кирпичей, — ответил Юпитер. — Что это за кирпичи? Из чего они сделаны?

Он легонько похлопал Боба по плечу и двинулся в полумраке драконьего чрева к трапу. Осторожно поднявшись по ступенькам, Юпитер приподнял крышку люка и выглянул в щель.

Челюсть его отвалилась. Сбоку от дракона тянулась бетонная стена. В ней была выдолблена большая дыра, через которую мог пройти во весь рост взрослый человек. Он и появился оттуда, прижав что-то к животу и отклонившись назад, чтобы сохранить равновесие.

— Черт! Они весят целую тонну, — пожаловался он.

— А ты что думал? — ответил ему Шелби. — Вы Морганы, очевидно, решили, что я нанял вас только ради вашей шхуны. Но от вас в первую очередь требуется физическая работа. Разве вы этого не поняли, когда пробивали ход в подвал? Я нанял тебя и твоего брата, чтобы сделать подкоп и перегрузить товар на вашу шхуну.

— Понял, — пробурчал мужчина. — Я не жалуюсь. Просто интересно, сколько весит каждая из этих штуковин?

— Около семидесяти фунтов, — сказал Шелби. — Пока складывайте их возле дракона. Когда наберется триста штук, мы загрузимся и поедем к морю.

Плечистый Морган опустил свою ношу на землю и направился обратно к дыре. Навстречу оттуда появился его брат с ношей. Он тоже отклонялся назад и тяжело дышал.

— О’кей, Джек, — прохрипел он. — Тремя ходками меньше.

Он положил кирпичи, куда показал Шелби, и снова исчез в дыре.

Юпитер опустил крышку люка.

— Мистер Шелби сказал, что каждый кирпич весит около семидесяти фунтов, — сообщил он шепотом Бобу. — А братья Морганы упомянули о миллионе долларов. Кажется, теперь я знаю, из чего сделаны эти кирпичи. Из золота!

— Золота! — воскликнул Боб. — Откуда же они их взяли?

— Большой стандартный кирпич золота, или слиток, которые делает правительство, — сообщил Юп, — весит семьдесят фунтов. Малый стандартный слиток весит двадцать фунтов и стоит девять тысяч шестьсот долларов каждый! Похоже, что Шелби и братья Морганы грабят Федеральный Резервный Банк!

— Боже мой! — заволновался Боб. — Сколько же стоит тогда один большой кирпич?

Юп наморщил лоб и быстро прикинул в уме.

— Примерно четыреста восемьдесят долларов за фунт… умножаем на семьдесят… получается… — Юпитер тихонько присвистнул. — Получается больше тридцати тысяч долларов! Тридцать три тысячи шестьсот долларов, чтобы быть точным.

— У-у! — вновь воскликнул Боб. — А Шелби сказал, что они заберут три сотни кирпичей!

— Что составит сумму в десять миллионов восемьсот тысяч долларов, — подсчитал Юпитер. — Целое состояние!

— Но тогда мы становимся свидетелями крупнейшего ограбления, — прошептал Боб. — Надо поскорее уносить отсюда ноги, если мы хотим остаться в живых!

Юпитер не мог с ним не согласиться. Охрипшим от волнения голосом он проговорил:

— Вопрос только как. Мистер Шелби не отходит от дракона.

Юп задумчиво прошел взад и вперед. Потом вдруг кинулся в голову дракона.

Боб бросился следом, недоумевая, где там можно было спрятаться.

Юпитер остановился так резко, что Боб с размаха налетел на него.

— Извини, — пробормотал Боб. — Я не ожидал…

Юп приложил палец к губам. Он наклонился к Бобу; глаза его горели.

— Держись крепче, чтобы не упасть от радости, — захлебываясь, прошептал он Бобу. — Они оставили ключ в замке зажигания.

Боб открыл рот.

— Ты думаешь… Ты решил уехать от них… отсюда на драконе? А ты умеешь им управлять? Как ты будешь смотреть вперед? Ведь у него нет лобового стекла.

Юпитер пожал плечами.

— Попробовать все-таки стоит. Я уверен, что управлять им не сложнее, чем обычным автомобилем, а машину водить я умею. Здесь есть педали газа, тормоза и сцепления, вон рычаг переключения передач. А что касается руля, то до конца туннеля дракон будет ехать по рельсам.

С этими словами Юп сел на небольшое сиденье.

— Тронулись! — воскликнул он и повернул ключ зажигания.

Мотор пронзительно взвыл. Снова взвыл, кашлянул и заглох.

— Он кашляет, Юп! — крикнул Боб. — Значит, это не Шелби кашлял.

Юпитер кивнул, закусив губу.

— Глохнет, — резко бросил он и снова повернул ключ до упора. Двигатель еще раз взвыл и неожиданно завелся с громким ревом. Юп облегченно вздохнул. Он включил первую передачу и легонько придавил педаль газа. Дракон конвульсивно дернулся и прыгнул вперед. Затем кашлянул и остановился. Двигатель молчал.

— Опять заглох! — прокричал Юпитер в отчаянии. — Это все сцепление…

Они с Бобом повернулись. По боку дракона стучали чем-то тяжелым. Что-то с грохотом упало перед ним. А


убрать рекламу


затем мальчики услышали более зловещий звук.

Звук открываемого люка.

— Эх, надо было нам запереть его, — прошептал Боб.

— Сам знаю, — кивнул Юпитер; в глазах его был страх. — Это я виноват. Я не подумал…

БЕЗВЫХОДНАЯ СИТУАЦИЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Пит весь дрожал. Он сидел спиной к стене, крепко сжимая фонарь в поднятой руке. С одним из разъяренных зверей он может быть и справился бы, но их было слишком много, и Пит понимал это.

Мистер Картер тоже был чересчур большим и сильным для него, даже без своего дробовика.

К счастью, сейчас он лежал на земле, сбитый с ног клубком зверей. Пит с ужасом ожидал, что они сейчас разорвут Картера на части. Но в следующее мгновенье Пит прищурился.

Это не походило на нападение. Звери перепрыгивали через поверженное тело и ныряли в щель между досками.

Пит выпрямился, озадаченный. Он резко повернулся на звук очередного жуткого стона. Еще одно маленькое животное с горящими глазами ворвалось в пещеру. Пит не успел пошевелиться, как оно перепрыгнуло через его вытянутые ноги, обогнуло лежащее тело и исчезло вслед за остальными в щели между досками.

Пит решился. Картер, похоже, был цел, только без сознания. Скоро он очнется. Принимая во внимание буйный характер Картера и его ружье, ничего хорошего Пита не ждало.

Юп приказал ему оставаться на месте и держать проектор наготове. Но Юп не приказывал ему оставаться наедине с мистером Картером и получить от него пулю. Может быть, он сумеет помочь друзьям как-нибудь иначе.

Пит нырнул в щель под вращающейся скалой, держа перед собой проектор и пополз вперед. На другой стороне он замер и насторожился. Он услышал стон мистера Картера.

Времени, чтобы вернуть скалу на место, как это сделали бы Боб с Юпом, не оставалось. Пит вскочил на ноги и, подхватив проектор, неловко побежал вперед.

В свете фонаря перед ним неожиданно возникла щель в огромной серой стене. Пит инстинктивно проскользнул внутрь.

И тут же сзади него послышался скрежет. Пит крутанулся на месте и почувствовал, как по спине у него пробежали мурашки.

Стена за ним закрывалась! Теперь все пропало. Половинки стены с лязгом сомкнулись. Другой странный звук заставил его подпрыгнуть на месте. Он обернулся, и глаза его широко раскрылись. Перед ним вдаль уходил широкий туннель. А оттуда, из туннеля, прямо на него надвигалась громадная фигура, которую он сразу же узнал. Желтые глаза горели яростью. Пасть была раскрыта.

Дракон издавал дикий рев! Ослепленный, Пит в испуге шагнул назад и наткнулся спиной на стену. Дальше отступать было некуда. Он медленно боком продвинулся в самый темный угол, прикрываясь проектором, как щитом. Питу стало совсем не по себе, когда он заметил, что дракон приближается короткими рывками, словно гипнотизируя его раскачивающейся на длинной шее головой с открытой пастью. Никаких признаков Юпа и Боба не было видно. Пит закусил губу и простонал.

Боб с Юпом без сомнения уже покоились в утробе чудовища. Им уже не поможешь! По мере приближения дракона Пита все больше и больше начала интересовать его собственная судьба.


Из открытого люка донесся голос Артура Шелби. На этот раз он ничем не напоминал тон жизнерадостного шутника-изобретателя. В нем слышались едва сдерживаемая злоба и ярость.

— Вылезайте оттуда, кто бы вы ни были, если не желаете иметь крупные неприятности!

Боб вопросительно взглянул на Юпа. Тот отрицательно покачал головой, упрямо сжав губы.

Его пальцы отчаянно нажимали на все кнопки подряд на приборной доске.

— Наш единственный шанс — заставить этого проклятого дракона двигаться.

Двигатель снова включился. Дракон дернулся и рванулся вперед. Его длинная шея внезапно поднялась.

Боб возбужденно тыкал пальцем перед собой.

— Гляди, Юп! Одна из кнопок, на которые ты нажимал, поднимает голову дракона, и под ней открывается окно, чтобы смотреть вперед.

Юпитер кивнул и сильнее нажал на акселератор. Дракон вдруг остановился, закашлявшись. В наступившей тишине они услышали крик Артура Шелби. Снаружи, на спине дракона раздался грохот, затем глухой шлепок.

— Кажется, мы потеряли мистера Шелби, Юп. Давай вперед!

— Я стараюсь… но я делаю что-то не так. Он все время глохнет!

Юпитер снова повернул ключ и нажал кнопку зажигания.

Сквозь вой мотора они расслышали вопль мистера Шелби, зовущего на помощь братьев Морганов.

Боб ринулся в хвост дракона и приник к небольшому иллюминатору.

— Они догоняют нас, Юп! На них страшно смотреть. Делай же что-нибудь!

Стартер опять схватился, и двигатель заработал. Юп выжал педаль сцепления, включил передачу и нажал на газ.

Дракон сделал огромный скачок вперед. И снова заглох. Юпитер с мрачным выражением начал все сначала. Дракон скакнул вперед и замер так резко, что к горлу подступила тошнота.

— Продолжай, Юп, — умолял Боб. — Каждый раз они здорово отстают.

Юп снова запустил мотор.

— Как далеко мистер Шелби и эти два брата? — спросил он.

Боб повернулся к иллюминатору.

— Боже! — закричал он. — Они уже здесь! Вперед, Юп!

Дракон прыгнул вперед, но тут же кашлянул и заглох. Он проехал по инерции несколько метров и остановился. Боб глянул в иллюминатор. Братья Морганы бежали теперь тяжело, с искаженными злобой лицами. Следом за ними бежал Артур Шелби, отчаянно размахивая руками.

— Остановите его, вы, идиоты! — кричал он Морганам. — Без дракона мы пропали!

Громадные братья Морганы прибавили ходу. Боб побледнел. Пальцы их вытянутых рук уже почти касались хвоста дракона. Боб вспомнил, как легко они управлялись с тяжелыми слитками золота. Если им удастся ухватить дракона за хвост, они остановят его играючи!

Юп услышал отчаянный крик Боба и заставил дракона проехать еще немного. После очередной серии конвульсивных рывков вперед дракон закашлялся и окончательно встал.

Юпитер нажимал на кнопку стартера, однако мотор лишь надрывно ревел, но не заводился.

— Без толку, — Юпитер нахмурился, закусив губу. — Я даже не могу запустить его.

— Теперь все равно, — печально сказал Боб. — Они уже догнали нас.

Как он и боялся, братья Морганы схватили дракона за длинный хвост и, откинувшись назад, остановили его.

Затем один из них побежал вперед.

— Вытащи их оттуда, Гарри! — крикнул ему вслед второй из братьев.

Гарри кивнул. Он забрался по скобам на горб дракона и поднял крышку люка.

— Все, Юп, они накрыли нас, — крикнул Боб. — Что нам делать?

Юп вздохнул. Выхода не было. Он встал с сиденья и пошел назад по узкому коридору.

— Может, если мы сдадимся добровольно, они не тронут нас, — сказал он, сам сомневаясь в этом.

— Мы сдаемся, мистер Шелби, — крикнул Юпитер. — Сейчас мы вылезем.

Юпитер с Бобом вылезли из люка с поднятыми руками. Первое, что они услышали, был сердитый крик Артура Шелби.

Но тут же пещеру заполнил другой звук. Это был оглушительный рев, отражавшийся от стен туннеля.

— Р-р-а-а-ахх!

Юп резко обернулся и увидел, что стена туннеля перед ними была закрыта. Потом он услышал, как один из братьев Морганов, стоявший рядом с ним на спине дракона, воскликнул:

— Смотри, Джек!

Не веря своим глазам, Юп увидел, как дюжие братья сначала остолбенели в изумлении, а потом удивление у них сменилось страхом. Второй ужасающий рев потряс своды пещеры.

Боб дернул Юпитера за руку.

— Гляди!

Юп повернул голову и кивнул. На стене пещеры появился гигантский муравей. Впечатление было такое, что он находится где-то далеко. Но в следующее мгновение страшилище одним гигантским прыжком преодолело это расстояние и нависло над ними.

Гарри Морган завопил со спины дракона:

— Чудовище! Спасайтесь!

С этими словами он сунул руку в карман. В его трясущейся руке маслянисто блеснул пистолет. Он дважды выстрелил. Огромное насекомое, казалось, взревело от негодования и подползло еще ближе. Следом за первым появился второй муравей и, скользнув по стене, Вырос до неимоверных размеров, почти полностью закрыв ее собой.

— Я подстрелил его! Пули прошли навылет! — закричал Гарри и снова выстрелил, потом еще и еще.

Гиганские муравьи продолжали с ревом приближаться. Число их росло на глазах. Казалось, они заполняют всю пещеру.

Артур Шелби, тоже поднявшийся тем временем на спину дракона, стоял и внимательно рассматривал стену пещеры с озабоченным выражением на бледном веснушчатом лице.

Теперь оба Моргана без остановки палили из пистолетов.

— Они ползут по стенам, — крикнул старший из братьев. — Пули их не берут. Что делать, Шелби!

Артур Шелби пожал плечами, не отрывая глаз от ползущих по стене муравьев. Младший Из Морганов схватил его плечо и, размахивая пистолетом, потребовал:

— Открой пещеру, Шелби, или я заставлю тебя это сделать. Мы уходим!

Шелби холодно взглянул на него. Затем пожал плечами и вынул из кармана тонкий цилиндрический предмет. Шелби приложил его к губам.

Боб с Юпом ждали пронзительного свистка, но ничего не услышали. Они увидели. Стена медленно разошлась в стороны.

— Пошли, Джек!

Братья Морганы бросились со всех ног в образовавшуюся щель, беспорядочно стреляя по взвизгивающим муравьям. В следующее мгновенье братья исчезли из вида.

— Попутного ветра, идиоты! — крикнул им вслед Артур Шелби.

Затем он повернулся к Бобу с Юпом, и на лице его появилось заинтересованное выражение.

— Хитро придумано, — сухо сказал он. — Даже чересчур хитро, мои юные друзья. Вы лишили меня целого состояния, так что не надейтесь, что на этом все кончилось и мы мило распрощаемся.

Шелби сунул руку в карман куртки, но на этот раз вынул оттуда более зловещий предмет. Его глаза вспыхнули.

— Не стреляйте, — взмолился Боб.

Шелби холодно кивнул им.

— Будьте любезны спуститься вниз.

Первым на землю спустился Юпитер, за ним Боб, а потом сам мистер Шелби.

— В следующий раз, когда вы соберетесь угнать машину с мощным двигателем, например, автобус, то сначала научитесь перегазовывать с выключенным сцеплением. Тогда мотор не будет глохнуть.

Сыщики понурились. Шелби повернулся к самому темному углу пещеры, откуда бил конус света.

— Эй, ты, с проектором, — крикнул он. — Выключай свое кино и иди сюда, живо! Предупреждаю, у меня в руке пистолет!

Рев и визг в пещере прекратился. Муравьи в последний раз мелькнули на стене и пропали.

— Н-не стреляйте, — послышался голос Пита. — Я сдаюсь! — Он медленно подошел, озадаченно разглядывая фигуры приятелей, стоявших около неподвижного дракона.

— Он и правда не настоящий? — спросил он Юпа.

Юпитер кивнул.

— Не более настоящий, чем твои муравьи, — хмыкнул Шелби. — Мне очень жаль, мальчики, правда, жаль. Но вам не следовало вмешиваться…

Внезапно Шелби осекся и протянул руку, указывая ребятам куда-то за спину. Рука его дрожала. Из туннеля донесся жуткий вой:

— А-а-а-а… У-у-у-у… У-у!

— Нет! Только не это! — крикнул Шелби.

Быстрым движением он выхватил из кармана тот же небольшой предмет, который он доставал раньше, и снова поднес его к губам. При этом опять не последовало никакого звука.

Половинки массивной стены заскрипели и сошлись. Юпитер, который внимательно прислушивался, улыбнулся и включил свой фонарь. В луче его фонаря появились огромные тени, быстро приближающиеся большими скачками. Глаза их сверкали, острые зубы зловеще блестели в их разинутых пастях.

— Спасайся, кто может! — закричал Пит. — Эти страшные звери…

Тут Пит охнул и растерянно улыбнулся.

— Я имел в виду, собаки, — сказал он. — Фу! Ну и маху я дал.

Артур Шелби тяжело вздохнул.

— Слишком поздно…

Первое из животных подскочило к ним с радостным лаем. Его длинный хвост так и вилял из стороны в сторону. Янтарная шерсть искрилась в свете фонаря.

— Рыжий Пират! — воскликнул Юп. — Он вернулся.

Сеттер, не обращая внимания на протянутую руку Юпитера, бросился к Шелби на грудь. Рыжий мужчина отпрянул назад, держа пистолет в вытянутой руке.

— Прочь, Пират, — крикнул он. — Домой! Предупреждаю тебя в последний раз, беги домой!

Рыжий Пират отрицательно замотал головой и закружился вокруг Артура Шелби. Остальная свора бросилась за Пиратом, прижав Шелби к стене туннеля.

Собаки радостно лаяли и взвизгивали, виляли хвостами и норовили лизнуть мистера Шелби. Тот попробовал еще раз напугать их пистолетом. Лицо его побледнело и лоснилось от пота.

— Это бесполезно, мистер Шелби, — сказал Юпитер. — Вы все равно не сможете выстрелить в них. Для этого вы слишком любите собак. Они без ума от вас, это же видно.

Тощий рыжеволосый человек посмотрел на собак и опустил пистолет.

— Верно, — угрюмо заметил он. — Без ума от меня. Все точно.

Он рассеянно посмотрел на беззучный свисток в своей руке, пожал плечами и сунул его в карман. Затем он опустил руку и бессознательно потрепал по голове Рыжего Пирата.

— Что же теперь будет? — произнес он, обращаясь скорее к самому себе, а не мальчикам.

— У меня есть идея, если вы не возражаете, — сказал Юпитер.

— У тебя? — Светлые глаза Шелби смерили толстую фигуру Юпа.

Юпитер Джонс кивнул.

— Да, сэр. Я исхожу из предпосылки, что на самом деле вы изобретательный шутник, а не алчный грабитель. Вы хотите меня выслушать?

Рыжеволосый человек решительно кивнул.

— Верните все на место. Если хотите, мы вам поможем, — сказал Юп. — Дыру в стене вы можете оставить, как есть. В этом и будет заключаться ваша шутка. Вы покажете, что у вас была возможность взять золото, но вы не сделали этого. Мы ничего никому не скажем, и никто никогда не узнает, кто это сделал. Точнее, мог это сделать!

АЛЬФРЕД ХИЧКОК МЕЧТАЕТ О ДРАКОНЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда два дня спустя Пит, Боб и Юпитер вошли в кабинет Альфреда Хичкока, знаменитый режиссер сидел за столом и читал газету. Он повернулся в своем массивном кресле к Трем Сыщикам.

— Присаживайтесь, ребята, — сказал мистер Хичкок. — Я буду в вашем распоряжении, как только дочитаю одну интересную заметку.

Мальчики сели и терпеливо стали ждать. Наконец режиссер сложил газету и бросил ее на стол.

— Итак, — пророкотал он своим энергичным голосом, — несколько дней тому назад я предложил вам расследовать таинственное исчезновение собаки моего старого друга мистера Аллена. И что же? Не только его собака, но и все остальные вернулись к своим хозяевам. Кроме того, на первой странице сисайдской газеты я прочел о загадачной попытке ограбления крупного банка. Заголовок гласил: «Руководство банка озадачено раскаянием грабителя!» Это все ваши проделки? Должен признаться, что я тоже в недоумении.

Юп откашлялся, прочищая горло.

— Да, сэр. Что было, то было. Я имею в виду, сэр, что мы в некотором роде приложили к этому руку.

Мистер Хичкок поднял ладонь.

— Ваша скромность, юноши, достойна самой высокой оценки. Однако я воздержусь от похвальных слов по вашему адресу, пока не разберусь до конца, как вашей троице удалось распутать это уникальное дело.

— Хорошо, сэр, — сказал Юпитер. — На самом деле, это вы помогли нам раскрыть тайну, сэр, когда показали нам тот старый фильм мистера Аллена про дракона.

— Ах, да, — сказал Альфред Хичкок. — Кажется, я припоминаю разговоры о том, что вы повстречались с одним из сказочных чудовищ.

— Еще как повстречались, — в сердцах воскликнул Пит. — Едва живыми остались, несмотря на то, что дракон оказался ненастоящим!

— Потрясающе! — сказал мистер Хичкок. — Искусственное чудовище, наводящее ужас почище настоящего дракона! Я бы желал выслушать всю историю с начала и до конца.

Боб Эндрюс извлек свой блокнот и начал рассказывать о том, как они сначала стали в тупик и как потом сумели связать концы с концами и раскрыть удивительную тайну. Альфред Хичкок внимательно слушал.

— Ваш мистер Шелби показался мне весьма умным и интересным человеком, — сказал он. — Правильно ли я понял, что он добровольно отказался совершенно безнаказанно похитить несколько миллионов долларов в золоте только ради того, чтобы не нанести вреда вам и каким-то собакам?

— Да, сэр, — ответил Юпитер. — Он не тронул собак и даже кормил их. Только был вынужден добавлять им в пищу снотворное, чтобы они не путались под ногами. Он сказал нам, что собирался отпустить их к хозяевам после того, как покинет пещеру на драконе с золотом.

А на прицеле он держал нас лишь потому, что хотел заставить погрузить золото вместо сбежавших братьев Морганов. С нашей помощью он мог забрать достаточно золота, чтобы стать богатым человеком. Ему не нужны были все десять миллионов.

Мистер Хичкок побарабанил пальцами по крышке стола.

— Он и в самом деле намеревался погрузиться ночью под воду в драконе с этими мерзавцами Морганами?

Юп кивнул.

— Сначала мне показалось, что дракон слишком легок для этого, но он все рассчитал. Балластом должны были послужить слитки золота. Шелби предварительно проверил дракона в море, загрузив его камнями. Между прочим, ваш друг мистер Аллен случайно стал свидетелем этого пробного погружения, когда искал своего Рыжего Пирата.

— А ключом к разгадке тайны послужила простуда Шелби?

Юпитер едва заметно улыбнулся.

— Он сильно кашлял, когда мы с ним познакомились. Я связал это с кашляющим драконом. Лишь потом я обнаружил, что дракон кашляет, когда глохнет его мотор. Отчасти это было вызвано тем, что во время экспериментов в море электрическая проводка в нем подмокла.

— Но это Шелби пугал вас по телефону голосом привидения?

Юпитер кивнул.

Мистер Хичкок покачал головой.

— Этот Артур Шелби вовсе не производит впечатления обычного жулика. Как же он связался с такими грязными типами, как Морганы?

— Их шхуна была оборудована для подъема затонувших судов. А кроме того, он знал, что Морганы крепкие ребята и пойдут на все. Без их помощи Шелби не смог бы продолбить в бетоне ход в подвал банка и вынести оттуда золото. Обещанного миллиона хватило бы им с лихвой.

— Как они предполагали перегрузить золото с подводной лодки на борт судна?

— После того, как дракон погрузился бы на дно, Морганы намеревались взять его на буксир и оттащить подальше от берега. Там бы дракон всплыл на поверхность, и они перегрузили бы золото на шхуну. После этого они собирались уйти в Мексику.

Мистер Хичкок удовлетворенно кивнул.

— Но почему, в конце концов, он выбрал именно дракона?

— Такая мысль пришла ему в голову, потому что он был знаком с вашим другом мистером Алленом и смотрел его фильмы ужасов, в том числе про драконов. Понимаете, сначала Шелби хотел разыграть своего соседа. Но когда он услышал о крупном поступлении золота в банк, то решил совершить ограбление. Он сообразил, что дракона легко превратить в действующую подводную лодку. Подобная мысль могла прийти в голову только мистеру Шелби — необычный и безопасный способ вывезти золото из пещеры в море. Но она же погубила его, ибо дракон оказался чересчур необычным животным для Калифорнии и возбудил в нас желание разобраться, в чем тут дело.

— Мне показалось, что Шелби не так богат, чтобы соорудить такую сложную конструкцию, — сказал Альфред Хичкок.

Боб перелистал свои записки.

— Я пропускал некоторые страницы, — объяснил он. — Шелби признался нам, что у него есть друзья, которые работают на разных киностудиях. Некоторые из них делают подобных бутафорских чудовищ. Кто-то сказал Шелби, что у них собираются сломать дракона, чтобы освободить место на складе. Шелби избавил их от лишней работы. Он пришел и сам разобрал дракона на части, которые потом забрал к себе. Позже из них он заново собрал дракона.

Мистер Хичкок нахмурился.

— Разве у бутафорского дракона были колеса?

— Конечно, нет, — ответил Боб. — Они появились у Шелби в результате другой выгодной сделки. Он использовал шасси от старой цветочной тележки с Парада Роз. Шасси все равно собирались выбросить и поэтому разрешили Шелби забрать ее. Он поставил дракона на раму с колесами и двигателем.

— Гм-м. Толково, — заметил мистер Хичкок. — Теперь, откуда Шелби пронюхал о большой пещере и туннеле, в то время как мой друг Аллен жил прямо над ней и ничего не подозревал?

— Ну, начнем с того, что Шелби знал о существовании туннеля с тех пор, когда работал инженером в архитектурно-планировочном управлении города. Но вход в пещеру он обнаружил по чистой случайности, — сказал Юпитер. — Оползень, вызванный землетрясением, завалил вход в большую пещеру за много лет до того, как мистер Аллен поселился в Сисайде. Однажды Шелби гулял по пляжу и заметил небольшую щель в скале. Он раскопал ее и обнаружил пещеру, а потом туннель. Он рассказал об этом Морганам, и они помогли ему соорудить ложную стену внутри пещеры, чтобы люди, случайно попавшие в пещеру, не заметили туннеля.

— Я полагаю, что эти же Морганы помогли ему соорудить фальшивые скалы, закрывающие вход в пещеру? — сказал мистер Хичкок.

— Да, — ответил Юп. — Это тоже была его мысль, причем неплохая. Они работали внутри пещеры и потому не привлекали внимания посторонних. Только закончив все подготовительные работы, они расчистили завал — скорее всего, ночью — и закрыли вход в пещеру искусственными камнями.

Альфред Хичкок кивнул.

— Это братья Морганы подпилили лестницу, с которой вы свалились во время первого посещения Сисайда?

Ему ответил Пит:

— Они боялись, что кто-то из местных жителей случайно нарушит их планы и подпилили лестницу, чтобы отпугнуть людей от пляжа. Они заметили нас со своей шхуны, когда мы сорвались вниз. Но мы не ушли оттуда, и Морганы решили доплыть до берега и прогнать нас своими гарпунными ружьями. Они надеялись, что после этого мы больше там не появимся.

— Понятно, — сказал мистер Хичкок. — Я думаю, вы помните, что они бесследно исчезли в пещере. Вы разгадали эту загадку?

Боб снова нашел пропущенную страницу.

— Они спустились в ту же яму, куда я свалился. В ней были не зыбучие пески, а просто грязь с водой. Из ямы шел подземный ход в другую пещеру. В подводном снаряжении им не составило труда поднырнуть туда, как ныряют аквалангисты-спелеологи. Это был запасной ход в большую пещеру. Им не надо было каждый раз раздвигать фальшивые камни и привлекать чужое внимание. Кстати после своего позорного бегства из пещеры они туда больше не возвращались и вообще куда-то исчезли. Думаю, что им стыдно.

— Туда им и дорога, все что я могу добавить, — сказал мистер Хичкок. — Тот небольшой предмет, с помощью которого Шелби открывал и закрывал ложную стену в пещере, я полагаю, был чем-то вроде ультразвукового свистка?

— Да, — кивнул Юпитер. — Он также открывал наружний вход в пещеру. Свисток имел два диапазона ультразвуковых волн. Но он сослужил мистеру Шелби плохую службу.

— Да ну тебя, Юпитер! — воскликнул Альфред Хичкок. — Как это могло быть?

— Экспериментируя с беззвучным свистком, он собрал всех собак с округи. Как вы знаете, сэр, животные слышат звуки более высокой частоты, чем способно воспринимать человеческое ухо. Так, сеттер мистера Аллена прибежал к нему в первую же ночь после своего возвращения из собачьего питомника. Шелби этого не ожидал. Он думал, что мистер Аллен еще не приехал из Европы. Для Шелби это означало, что надо торопиться. Ведь на ультразвук свистка к нему уже сбежались все соседские собаки. Избавиться от них Шелби не мог, а заниматься с ними у него не было времени, так как дракон уже был готов, подкоп в подвал банка прорыт и рельсы к нему расчищены. Он не решился убить животных, как хотели Морганы, а просто стал подмешивать снотворное в пищу животных.

Мистер Хичкок немного подумал.

— Вы говорили, что дракон ревел. Это было на самом деле или вам показалось со страха?

Боб покачал головой.

— Нет, сэр. Он ревел и проделывал массу других фокусов. Например, при нажатии кнопки на приборной доске, он поднимал шею, открывая окошко под ней. Юпу пришлось нажимать все кнопки подряд, прежде чем он добился этого.

— Теперь поговорим о мистере Картере, — предложил Альфред Хичкок. — Он сумел благополучно выбраться из пещеры после того, как собаки сбили его с ног?

— Да, — включился в разговор Пит. — Его уже не было, когда мы вернулись забрать свое оборудование, брошенное там в предыдущий раз.

Мистер Хичкок кивнул.

— Он действительно потомок того Картера, который начал строить туннель и потерял на этом все состояние?

Юпитер улыбнулся.

— Да. Но хотя ему было известно, что туннель существует, где именно он проходит Картер не знал. Он знал лишь о первой пещере и тайнике за дощатой перегородкой. Он постоянно сновал вокруг пещеры, создавая дополнительные неудобства для Шелби и Морганов. Картер явно чувствовал, что там происходит что-то подозрительное. Именно поэтому, я думаю, он все время носил с собой ружье.

После того, как лестница под нами обрушилась, его подозрения усилились, и он решил выяснить, в чем здесь дело. Вот почему он едва не наткнулся на Пита.

Мистер Шелби рассказывал нам, что тайник в первой пещере был отгорожен досками очень давно. Им несомненно пользовались контрабандисты или пираты. По мнению Шелби и вращающийся камень сделали пираты. Как и мы, он обнаружил тайник случайно и подремонтировал загородку, прибив к ней кусок фанеры на месте прогнивших досок. Он боялся, что еще кто-нибудь нечаянно наткнется на вращающуюся скалу и проникнет в большую пещеру, а потом в туннель. Секрет поворачивающегося камня он приберег для себя — Морганы об этом не знали.

— И вы помогли Артуру Шелби вернуть золото в подвал банка? — спросил мистер Хичкок.

— Нет, — ответил Боб. — Он поблагодарил за предложение помочь, но не захотел нас впутывать в уголовщину.

Он сам сумел отнести золотые слитки обратно и оставил их лежать в беспорядке. Это была еще одна шутка с его стороны. Затем он заделал дыру, пробитую Морганами. Я думаю, что в конечном счете в банке обнаружат и ее, и туннель, проходящий прямо под их подвалами. Но мы об этом никому не сказали ни слова, даже мистеру Аллену.

Альфред Хичкок кивнул с удовлетворенным видом.

— Все это стало возможным только благодаря выдающемуся инженерному таланту Шелби. И то лишь потому, что он досконально знал всю подземную историю города Сисайда.

— Да, сэр, — согласился Юпитер. — И современное состояние дел тоже. Например, все это время он точно знал, в какие банки можно проникнуть из туннеля.

— Я понял. Осталась только одна вещь, которая тревожит меня. Вы подозревали, что мой друг Аллен намеренно солгал, сказав, что видел дракона, заползающего в пещеру, тогда как с вершины утеса этого нельзя было заметить.

— Мы сожалеем, сэр, — ответил Юп. — Позже мы убедились, что произошло недоразумение. В тот раз он спустился до половины лестницы, но забыл об этом сказать, потому что сильно расстроился из-за пропажи своего Рыжего Пирата. У вас есть еще вопросы, сэр?

— Нет, мальчики. Если не считать того, что я желал бы встретиться с мистером Артуром Шелби. Человек, который сумел испугать таких парней, как вы, мне пригодится.

— Спасибо, сэр! — в один голос воскликнули Юп и Пит с Бобом.

Счастливые Три Сыщика вихрем пронеслись по кабинету и исчезли.




Это — королевская корона страны Лапатии, пропавшая в годы революции. А ее поисками занимается агентство ”Три Сыщика” из американского городка Роки-Бич.

Знакомьтесь: в красной тенниске — глава агентства и заводила всех дел Юпитер Джонс. Мальчишка с велосипедом Боб Эндрюс.

Он заядлый книгочей и ходячая энциклопедия. Парень в голубой футболке с фонариком — Пит Креншоу — силач и смельчак, который находит выход из любой ситуации. Ну а в доме со светящимся окном живет странный старик по имени Гончар, когда-то бежавший из Лапатии.

Кстати, ценным советом Трем Сыщикам иногда помогает знаменитый американский кинорежиссер Альфред Хичкок…

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


убрать рекламу








На главную » Кэри Мэри » Тайна огненных следов. Тайна кашляющего дракона.