Некрасов Максим. Игра со смертью читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Некрасов Максим » Игра со смертью .





Читать онлайн Игра со смертью [СИ]. Некрасов Максим Владимирович.

Возвращение Ангелов. Книга 2. Игра со смертью.

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

— Сын. Объясни. Зачем было использовать свиток в России? Чем тебе не угодили Китай или Индия? Оттуда до Тибета рукой подать. 

Рафаэль стоял, опустив голову, хищно раздувая ноздри. 

— Санкт-Петербург очень большой город, даже одной десятой населения хватило бы демону для полного восстановления сил. Самолет уже был готов и стоял на взлетной полосе. 

— Ну и где твой самолет? Портал не запитан, демон мертв. 

— Это все эти русские маги. 

— ЧТО? — Взревел взбешенный отец. — ТЫ СМЕЕШЬ НАХОДИТЬ СЕБЕ ОПРАВДАНИЕ? 

Он подошел вплотную к сыну, подняв его голову, взявшись рукой за подбородок. 

— То есть, анализ возможной ситуации, о том что Д’Маэль может встретиться с Игроками, тобой не был прочтен. Твоя ненависть к русским настолько велика, что ты решил пренебречь, всеми правилами и сделать все в угоду своему эго. 

Джеймс буравил взглядом своего сына, а тот пытался отвести глаза, боясь, что отец узнает, о его настоящем плане, свести русских магов против демона, ведь по всем подсчетам у них не было шансов. 

— Пап, какая разница, в Китае или России, моя задача была использовать свиток в месте, с большим количеством людей. 

— Тебе были указаны несколько конкретных мест, и большие города Евразии были подписаны как неблагонадежные из-за наличия Игроков. 

— Пап, прости, такого больше не повторится. 

Банкир отпустил подбородок сына, успокаивая себя, нечеткой формулировкой поставленной задачи. Можно было сразу просчитать, что сын будет мстить, и четко дать один единственный пункт призыва. 

— Приведи себя в порядок, через час доклад.. 

..Рафаэль, смотрел на своего не по годам помолодевшего отца, простоватое лицо, которого скрывало сильную, амбициозную личность. Глядя на него он пытался разобрать тот ком чувств, которые он испытывал в последнее время. Это и чувство радости, что ему не придется тянуть лямку с демонами одному, весь основной удар ситуации примет на себя папа, как обычно решив все проблемы сам. Это и страх своей ненужности, ведь отец молодеет, ему уже не нужна такая опора в сыне как раньше, прагматичность и расчет всегда были сильной чертой отца. Тут же были и жадность, и зависть, и также любовь к родителю, и ненависть, что он в этом клане второй, а не первый. Ведь насколько бы все было проще без этих исчадий ада? Отец бы скоро представился, оставив все наследство ему, а уж у него были планы, как разрулить Советом семей, чтобы стать единоличным хозяином всего. Но сейчас отец молодел, и Рафаэль не спускал с него глаз, все еще отходя после последней взбучки. 

Они сидели в каминном зале за большим круглым столом, слушая доклад главы отдела по аналитике и разработке планов. 

-..Таким образом, живых «Игроков» с классом священник, по имеющимся у нас данным, осталось трое, это не считая пропавшего русского. Двое у нас, Сабат и Пром, и один у члена Совета Ва Джимина. Сейчас он пытается собрать других Игроков под свое командование, вливая в это большие деньги. После показа демона в России, все остальные Семьи озадачились Игроками и проявлениями магии. Даже презентацию фотонного двигателя, как изобретения, отложили, что вызывает у них сильное недовольство, потому, что срыв первого запуска экспедиции на Марс, сильно ударит по планам Совета. 

Джеймс выпрямился в кресле и посмотрел на сына. 

— Меня уведомили о сборе Совета, Рафаэль готовься. На этом Совете меня не будет. Ты делаешь все, как и обговаривали. Наживка проглочена. 

И переведя взгляд на аналитика спросил. 

— Что по поиску новых игроков? 

— Тут ситуация несколько выходит из под контроля. После первой волны получения дара, информация об Игре была слита, верхушкам всех стран. В итоге Китай, Индия, Корея да почти все страны Азии, установили свои сервера Игры. Вся Южная Америка, Северная часть Африки тоже. Для привлечения игроков к столь средненькой Игре игровую валюту пообещали прировнять к реальной, с свободным вводом-выводом, почти все страны. Мы выставили указания правительствам этих стран о закрытии серверов, но большинство из них никак не прореагировало на это. — Аналитик замолчал на пару секунд, собирая мысли в порядок. — Мы ожидаем самые худшие результаты, именно в азиатском кластере. Плотность населения у них самая большая, потому «одаренных» будет много, а учитывая их психологию, гордость своей историей и преданность своим корням, управлять ими будет очень сложно. Даже сейчас контроль их синдикатов и преступных группировок вызывает большие затруднения, невозможно просчитать, что будет потом, когда они получат Игроков? 

Мужчина опустил глаза, мазнув пальцем по планшету. 

— По общей политической обстановке. Наибольшую сложность вызывает Россия. Президент и его ближнее окружение перестали отвечать на новые вводные. Все наши попытки по выявлению и отработке новых игроков в России, пресекаются их нацгвардией. Это одна их причин долгой доставки русского священника сюда в Англию. Пришлось даже использовать капсулу с подавлением радиочастот. Все границы от Норвегии до Китая были перекрыты в течении двух часов. Пришлось проходить наземным коридором через Украину. Даже наши люди на самом верху ничего не смогли сделать. 

— Как он вообще оправдывает свое поведение? — Джеймс, чиркал в своем блокнотике заметки, не доверяя всем этим нововведениям в виде электронных гаджетов, и по старой закоренелой привычке записывая все в свой ежедневник. 

— Президент России? Никак. Он вообще на связь не входит. Та же проблема проявляется в Китае, Индии, ряде стран Ближнего Востока, Бразилии, Аргентине. Уже несколько дней никакой связи. 

— Забавно. — Джеймс, отложил ручку. — Действуй по плану, свободен. 

Дождавшись пока мужчина закроет за собой дверь, он вновь обернулся к сыну. 

— Рафаэль, теперь Они знают, о Дыхании Творца. И Ва Джимин очень сильно нам поможет, ведь все обвинения об открытии портала возложат на него, хотя он вообще не будет понимать, о чем речь. Надеюсь, что этот Совет будет предпоследний на их условиях. Осталось совсем чуть-чуть, и мы покажем свою силу и Совету и Им. 


Я открыл глаза от мирного потряхивания едущей телеги. Прямо надо мной висела деревянная решетка смотанная бечевкой, на которой я не мог разглядеть узлов. Словно концов не было, и это была одна целая, натянутая крест-накрест веревка. Выше, намного выше плыли белоснежные, пушистые облака, местами закрывая собой яркую синеву неба и создавая абсолютную, двуцветную гармонию. Со стороны дул легкий небрежный ветерок, принося с собой запахи луговых цветов и звуки недалекого леса.

Меня снова тряхнуло, накатывая из желудка волну пустой желчи, замешанной на вязкой слюне. Я попытался наклонить голову в сторону, чтобы сплюнуть неприятную тягучую жидкость, как осознал, что все мышцы словно деревянные, и ни в какую не хотели меня слушаться.

— Попей.

Сверху появилось чье-то продолговатое лицо с белыми, длинными волосами и косичками, заплетенными по бокам, уходящими назад. Губ коснулось прохладное горлышко фляжки. Живительная влага маленькими глотками побежала по организму, наполняя измученный желудок и выбрасывая в кровь всплеск гормонов и запасы гликогена. Неприятное покалывание накрыло одеревеневшие мышцы, разбегаясь мелкими мурашками по всему телу, возбуждая нервные рецепторы и наполняя волокна питательными веществами.

Я смотрел в небо, пытаясь осознать себя. Руки, ноги целы и кроме покалывания другой боли нет. Дыхание простое и чистое, воздух пьянил и ласкал своей свежестью. Слух, зрение все как будто немного обостренное и в идеальном рабочем состоянии. А в голове пустота. Нет ничего.

Бар жизни был ополовинен 500/940, по сравнению с полоской маны, абсолютный ноль из 1100, лишь чуть видимая каемка говорила о ее существовании. Баф «Благословление» с отображением времени 0:00, неактивные слоты умений. Слоты быстрого доступа, один пузырек ХП и пять маны. Отображение группы было настолько прозрачно-серым, что их изображения я различал с огромным трудом, но опять же видным, нужно только сильно присмотреться. У Судьи 2170 ХП и 765 маны, а у Лисы… Я замер, даже перестав дышать. Лиса. Кристина. Дочь. Кристина моя дочь. У нас открылись возможности, и мы бились с бесами и демонами, гидрой и другими игроками. Потом меня похитили, и я освободил Темного Ангела. Зачем я это сделал? Я задавал себе этот вопрос в последние мгновенья нашей встречи с Темным. А был ли выбор? Сколько людей убили просто ради того, чтобы понять подходит он им или нет? Моя участь была бы лучше? Не уверен. Он бы меня просто убил и ждал следующего. Сколько он там лет? Две тысячи? С приходом магии на планету, они все равно бы нашли кто, как и смог бы это сделать. И самое главное. При касании ауры Ангела, я ТОЧНО ЗНАЛ, что он не врет.

Мысли бешено пустились вскачь, разгоняя разорванный на кусочки разум, сшивая как хирург, куски памяти. Интерфейс. Открыл персонажа, со страшным предчувствием полного краха. Нет, все на месте, доспехи, две сумки с остатками эликсиров. Статы. Есть, открываются. Даже пять дополнительных за бой с гидрой и демоном, плюс один свободный талант.

Что теперь будет с нашим миром, раз я выпустил Темного? Ведь я точно видел как он упал в открытый огненный портал. Хотя может там не Ад? Я же не знаю родину этих Ангелов, и как выглядит то место, откуда они. Он пошел предупреждать Херувима, о том, что на планете больше нет хранителей. Кто там главный у них? Архангел Михаил? Осколки памяти пытались собрать в единую картину, все мои знания об ангелах. Будет ли помощь Небесного воинства? Смогу ли я помочь своему миру? Где я вообще нахожусь? Почему надо мной решетка? И отчего так болит голова? Вопросы возникали в голове с пулеметной очередью, оставаясь без ответов, плавно угасая сами собой в еще не окрепшем, но уже утомившемся сознании. Мир вокруг поплыл серыми красками, включая экстренные тормоза закипающего мозга, и я погрузился в стерильную темноту забвения..

.. Удар в бок, заставил меня прийти в себя. Ребра саднило, сдавливая дыхание, заставляя стиснуть зубы до скрежета и выбивая предательскую слезу из сильно зажмуренных глаз.

— Поднимите его. — Приказал грозный голос чуть в стороне.

Меня подхватили под руки, которые оказались привязаны по бокам к телу и поставили на ноги. Голова предательски кружилась, пытаясь вызвать приступ тошноты, ноги подкашивались, не находя центр равновесия, а в глазах было светлое пятно с очертаниями фигур.

— Где вы нашли человека? До их королевства две недели пути.

Фигуры начали обретать резкость, превращаясь в двуногих и двуруких гуманоидов.

— Не поверишь, Грум, гоблины приволокли. Сказали, нашли возле горы Вечного дыма.

— А негатор, зачем на него повесили? Неужто маг?

Я наконец смог разглядеть лица говорящих.

"Грум. Человек. Маг Огня."

Две еле видные полоски, ХП и Мана. 130/890 и 860/860.

Седовласый мужчина, в серо-красной одежде классического мага. Плотная, облегающая куртка с высоким воротником-стойкой и длинными расклешёнными рукавами, низкие набедренники полу-юбкой заостренные сзади и открытые спереди для удобства ходьбы, простые штаны и короткие сбитые сапоги, завернутые наружу. В правой руке он держал занятную штуковину:

"Жезл Красного Феникса. Необычный."

ХП +15 

Мана +50 

Интеллект +4 

Ограничение: только для магов огня. 


Еще одно интересное наблюдение, которое я сделал уже давно, почему-то я вижу статы оружия, но не вижу у надетых вещей. А ведь они есть, как пить дать, есть.

Возле меня стоял на порядок беднее одетый, не высокий, противный на лицо тип.

"Перепал. Человек"

Только полоска ХП, 290/500. Раз без маны значит не маг, простой человек, но почему-то я у него не видел, сколько ему лет. Прямо как у Тарина, гнома, встреченного мной в подземелье Йети. Тарин. Очередная догадка озарила меня. Гном из другого мира. Мира под названием Миллиадор.

Иуда выкинул меня в пространственную дыру, проколотую в реальности, чтобы «легче найти». Возможно это портал. Портал на Миллиадор, где я сейчас и нахожусь.

Кое-как повернув голову, я посмотрел назад. Там стояли четыре высоких, стройных, одетых в простые холщёвые рубахи и штаны эльфа, в кандалах, прикованных к ногам и сцепленными между собой цепью. Лицо одного из них и было надо мной, когда я очнулся в повозке.

— Маг. — Кивнул Перепал, глядя быстро бегающими глазками на меня, он достал синий мерцающий кристалл и показал Груму. — Запитал его полностью за сутки пока ехали.

— Да ладно. — Грум попытался взять камень, но конвоир ловко спрятал его за пазуху. — Полностью? Всего за сутки?

— Отруби мне ухо, если вру. — Перепал ударил себя ладошкой по уху сзади, показав как можно отрубить ухо. — Всего три дня назад купил новый на базаре, и вот теперь он полный.

Грум глянул на меня, оценивая.

— Какой магией владеешь? — Он подошел, взглянув на татуировку за ухом. — Что за магия принадлежит кресту? Ты полукровка?

Потом обошел вокруг, внимательно осматривая мою одежду сверху вниз.

— Какие странные доспехи, исписанные рунами, но сделанные явно не кожевниками или кузнецами. Где взял? — Он опять внимательно посмотрел мне в глаза.

Я продолжал молчать, внимательно наблюдая и оценивая ситуацию.

— Немой, что ли? — И повернувшись уже к конвоиру спросил. — А почему доспехи с него не сняли?

— Так не снимаются, всяко пробовали, ни в какую.

— Хмм… ладно разберемся. Это всего живых осталось от всей свиты барона? — Он кивнул на эльфов.

— Это те, которых удалось захватить. — Перепал, явно занервничал, постоянно перебирая кусок связанной веревки в руке. — Был еще один, но буйный. В общем, порешили мы его.

Грум медленно обошел пленных. Эльфы были не настолько высокие, как я их себе предоставлял до этого. Ненамного, несколько сантиметров выше того же Грума, разве что более худые и лица чуть вытянутые, ну и главный атрибут острые уши.

Внимательно осмотрев, маг повернулся к конвоиру.

— Порешили говоришь? Случаем, не на мельнице Дола? За пятьдесят золотых.

Перепал побледнел, схватив себя за лацканы одежды.

— Грум… — Выдавил он, бегая глазками по сторонам.

— Да ладно. — Маг хлопнул сжавшегося конвоира по плечу, от чего тот присел, вжав в голову. — Что ты трясёшься? Ну, провернул сделку, молодец. Мой процент только верни.

Облегченно выдохнув, конвоир, быстро залез за пазуху и достал кожаный мешочек с монетами. Распутывая шнурок, он затравленно посмотрел на мага.

— Сколько?

— Все. — Громко заржав, выхватил кошель Грум. И выставив перед лицом конвоира кулак, он усилием воли воспламенил его. — И проценты, за то, что торгуешь моими рабами.

Перепал отпрянул от магического пламени, опалившего ему челку, брови и ресницы.

— Кристалл!..


Нас вели вдоль подножья высокой горы, по накатанной, но довольно ровной дороге. К магу присоединилось еще двое. Человек и гном. Оба бойцы дальнего боя, судя по наличию у них лука и арбалета.

— Грум, а что с магом, отправим его в Цитадель?

Наше присутствие их нисколько не смущало, и говорили они спокойно, громко, не скрываясь.

— Нет, Бел. Мы его подержим у себя, в Цитадели этих рабов-магов как куриц не резанных. Пусть он нам кристаллы позапитывает. В отчетах о нем ни слова, его гоблины притащили. Вот и пусть и на рудниках повкалывает да и маной своей поделится.

Как только оплёванный Перепал с повозкой уехали, Грум достал такой же синий кристалл, который определился как:

"Сапфир голубой. Ограненный."

Мана 0/12000 

И приставил его к ошейнику на моей шее. На сапфире тут же мигнул счетчик маны и начал увеличиваться, примерно на одну единицу раз в 10 секунд.

— А с пятым, пленником, что делать будем? Выкупать у мельника?

— Зачем? Пусть там работает, спишу его как мертвого. Перепал ведь сказал, что они его «порешили».

Пройдя пару километров от места высадки, мы зашли в лагерь. С одной стороны мы упирались в высокий горный хребет, уходящий высоко в небеса, с другой сколько хватало взгляда были окружены забором из огромных толстых бревен метров трех высотой. Вдоль забора тянулись здания, подобие бараков, низких, примитивных с одной дверью и без окон. Посредине был огромный плац, с непонятными «П» образными сооружениями из таких же мощных бревен как забор. Слева стоял добротный, двухэтажный, большой, каменный дом, обнесенный двухметровым частоколом. Вдоль всей видимой части горы, были построены хрупкие леса с неказистыми лесенками, уводящие в темные провалы пещер. Время от времени от туда выходили, заключенные в кандалах, толкая перед собой небольшие тележки и спускаясь вниз, уходили с ними куда-то вдоль горы. Одеты они были кто, во что. В тряпках, в балахонах, в разбитых доспехах, в кожаных куртках без рукавов, всех объединяли лишь кандалы на ногах и кирки за спиной.

— Двигай. — Толкнул меня гном-арбалетчик.

Мы подошли к небольшому сооружению, которое напомнило мне рыночный ларёк, только без стекол и витрин. Внутри сидел толстый гном, обставленный небольшими ларцами.

"Урс. Гном"

Вот у гнома полосках ХП была в точности как у Тарина по максимальному значению пятьсот, правда с нижним всего в сто.

Мельком глянув на нас, он достал огромную амбарную книгу, и открыл ее.

— Имя? — Вопрос предназначался мне.

— Зарт.

Гном, быстро чиркнув мое имя в книге, записал имена эльфов.

— Так. — Достав из-под прилавка кирку, он положил ее перед собой. — Это ваше орудие труда на ближайшую жизнь. Не бойтесь, она будет не долгой.

Гном весело хрюкнул свой шутке.

— Вон там. — Он указал пальцем на пещеры. — Водятся разные драгоценные камни. Как вы их там будете добывать, разбивая руду, или забирая друг у друга, мне без разницы. Каждый, кто принес камень, получает три пайки еды в трапезной. Принесли два камня, значит шесть паек. Можете ходить, можете не ходить мне без разницы. Дохните с голоду, если хотите. Ныкать камни не советую, все равно найдут и утащат. Сдали камни, получили запись у меня, трапезная к вашим услугам. Еще. Золотое правило для вас же самих. Накрошили у стены, ища камни, уберите за собой, вагонетки стоят у входа. Можете с собой тащить, можете потом сходить за ней, но если не будете убирать, то вас побьют свои же. Это просто добрый совет.

Пока говорил, гном вытаскивал кирки одну за другой, раскладывая перед нами.

"Кирка рудокопа. Простая"

— Особо буйных, мы усмиряем быстро, поэтому после снятия с тебя веревки, — Он указал на меня. — а с вас цепей, десять раз подумайте, стоит ли.

Он снял с креплений на ноге небольшой жезл с небольшим сапфиром.

"Жезл мага огня"

Маны 600/3000 

Содержит заклинание файрбола 1 уровня 

Стоимость заклинания 100 маны. 

Гном-арбалетчик стоящий сзади, надел на мои ноги кандалы с полуметровой цепью между ними и распутал мои руки.

— Ну все, взяли свои кирки и убежали работать. Ужин будет через три часа.

Эльфы молча взяли орудия труда и также гордо, не проронив ни слова, зашагали мелкими шажками в сторону пещер. Гном внимательно оглядел меня.

— А ты почему в броне? Да еще такой непонятной. Снимай.

Я поудобнее перехватил кирку, но тут же в спину мне уперся арбалет. Пришлось соврать.

— Не могу. Ноу дроп.

— Чего?

— Замагичены они. Не могу снять.

— Не можешь, значит. Ну ладно, так и запишем, времени это проверить у нас хватит. Можешь идти. — Гном сощурившись, осмотрел меня еще раз сверху вниз, и презрительно отвернулся, занявшись своими делами. Я же направился в сторону пещер, выбрав самую дальнюю..

..Стоя у входа, я заглянул в проем. В пещере было темно. Затхлый запах старого дерева вперемежку с кислым запахом гниения и полное отсутствие ветра для вентиляции. Редкие факелы чуть заметно освещали коридор, неаккуратно подкрепленный деревянными балками.

— Эй, новенький.

По лесам со стороны другой пещеры ко мне подошел молодой парень.

"Калар. Человек"

Он оценивающе осмотрел меня, прицокивая языком, при этом встав в привольно-наглую позу, чем напомнил мне трех отморозков, с которых начались мои приключения.

— В общем, смотри, один камень каждые два дня, отдаешь нам, и живешь и работаешь нормально.

— Вам?

— Да нам, можешь конкретно мне. И это тебе скидка на то, что ты человек, а не длинноухий, они каждый день по камню отдают.

— А вы это кто? — Парень средних размеров, чуть повыше, но на порядок худее, острый нос и чуть выпуклые глаза, которые так и бегают по моему костюму, мысленно уже примеряя его на себя.

— Мы, это те кто может испортить тебе тут жизнь, и не думай, что раз ты маг, то, что можешь нам, что-то противопоставить, быстро усмирим.

Смысла дальнейшего разговора я не видел, потому просто врезал ему снизу в челюсть со всей дури. С противным хрустом сминаемой кости, парень улетел с шаткой, деревянной площадки трех метров высотой, вниз головой, и свернул себе шею.

"Труп"

Интерфейс неумолимо определил смерть моего собеседника.

— БУУУУУ! — Завыл громкий звук, давая на барабанные перепонки, заставляя схватиться за уши и упасть на пол, постоянно сжимая голову, чтобы мозг не взорвался.

Топот приближающихся ног по деревянной площадке, и затем сильные удары в очередной раз вырубили меня..

.. Я очнулся ночью. Как ни странно тело не болело, хоть и пинали меня стражники от души. Думаю, спас кевларовый костюм, значительно смягчая все удары. Дергаться и сопротивляться я не стал специально, зачем проявлять все свои сильные и слабые стороны сразу? Вот только чем меня саданули по голове, я так и не понял, притом сняли пару десятков ХП. Больше не буду откидывать капюшон. Вот освобожу руки и сразу одену. Руки. Я висел на «П» образной дыбе, привязанный за руки с разных концов. Мышцы ныли и гудели, просясь отпустить их как невиновных. Жутко хотелось пить и есть.

Темнота ночи разбавлялась, охранными кострами по периметру, и несколькими стражниками с факелами, медленно снующими вдоль забора. Пещеры выглядели черными провалами в пространстве, поглощая и так слабый свет костров. Тени от деревянных конструкций плясали на скальной поверхности, от всполохов огня костров, причудливым, завораживающим танцем.

— Откуда ты? — От неожиданности я даже вздрогнул.

Грум вышел из темноты бараков незаметно. Во мраке, его и так заостренное лицо выглядело еще более устрашающе.

— Я не помню. Я только знаю свое имя. Зарт. — Соврал я. Историю своей амнезии я придумал по пути в лагерь.

— Хммм. Зарт. Какое странное имя, не помню ни одной провинции, где бы слышал такое. И говоришь ты чудно, слова коверкаешь.

— А на каком языке мы говорим? — Хотя ответ я уже слышал в нашем мире от Рафаэля, но подтвердить догадку хотелось.

— На птичьем. — Рассмеялся маг, но вмиг стал серьезным. — В смысле, на каком? На обыкновенном. Или ты языки животных знаешь?

— Нет. Извини, выверт сознания.

— Чего сознания? — Недоуменно спросил он.

— Выверт. Ну, чудит у меня разум. Видимо крепко ударили, когда память потерял.

— Эка, какие ты слова знаешь, поди на звездочета учился?

Прищур хищных глаз, не спускался с моего лица ни на секунду, ловя каждый жест мимики.

— Не знаю. Не помню. — Держа расслабленное лицо, я морщился, только когда пытался переместить вес тела с одной руки на другую. — Долго мне тут висеть?

— Да пару дней. В назидание за провинность. Ты убил раба, который ежедневно приносил мне камни. Еще ты теперь в течении месяца будешь приносить мне по два камня за получение своей дневной пайки. Один за себя, один за него.

Маг наконец опустил глаза, разглядывая мою обувь.

— Значит, где взял доспехи не скажешь?

— Нечего говорить, не помню я, снять только не могу, замагичены. — Рассказывать о молниях и застежках на броне я тем более ни кому не собирался.

— Ну если вспомнишь, то может освобожу раньше.

И хмыкнув Грум ушел к единственному двухэтажному дому, который я про себя определил как административный..

.. К вечеру первого дня, я уже жалел, что не умер. Солнце нещадно палило, испаряя остатки влаги из моего организма. Желудок ныл не переставая, подавая сигналы, что пора подкрепиться. Руки уже не просто ныли, а кричали противопожарной сиреной, о своей травмированности. Пальцами шевелить я не мог, потому как, просто не чувствовал их. Ветер, изначально приносивший свежесть и комфорт, сейчас дул наждачной бумагой, каждый раз проводя ей по лицу и надавливая в особо чувствительных местах.

Заключенные, проходившие мимо, сторонились, обходя как можно дальше, поглядывая втихушку. Лишь пару раз, недалеко останавливались небольшие группки, перешептываясь и тыча пальцами в мою сторону..

..Ночью я пришел в себя из-за того, что какой-то тип с тряпкой на голове, пытался стянуть мои сапоги. Благо они крепились застежками к штанам и у него ничего не получалось, но каждое дерганье вниз отдавалось звонкой болью в руках. Кричать или брыкаться сил не было, поэтому я вяло шевелил ногами пытаясь пнуть обидчика. В итоге постоянно оглядываясь, боясь, что его увидят охранники, он убежал к баракам..

..На второй день я приходил в себя несколько раз, всего на пяток минут. По лопнувшим губам постоянно ползали мухи, причиняя боль, своими укусами, и пытаясь залезть в рот и добраться до распухшего языка. Острота зрения упала, рисуя кляксы и фантомные картинки, оставляя более-менее различимым лишь интерфейс. Кроме шума ветра и жужжания насекомых, я ничего не слышал. Я не мог больше ни чем пошевелить, ног и рук не было. Наверное, только веки скрипя пытались увлажнить невидящие глаза, медленно двигаясь по своей траектории.

Впадая между мучительными просветами в сознании в сон, меня мучили кошмары:

Гидра, поймав меня, не стала пережёвывать лишая легкой и быстрой смерти, а подняв голову, кверху просто заглотнула, переваривая в своем желудке живого и все чувствующего меня. Желудочный сок, жгучей кислотой натекал со всех сторон, съедая кожу и растворяя мышцы, обжигая все еще, чувствительные нервные рецепторы, гулким эхом боли, отдавая происходящее в воспаленный мозг..

Демон, содрав с меня кожу, но заставляя жить, порвал мышечные связки на всех суставах, заставив повиснуть конечности безвольными ветками, взвалил мое тело на себя, продолжил свою охоту среди многоэтажек. Тихо передвигаясь, он шел к следующей жертве, подкрадываясь сзади. Девочка с луком. Она стояла, натянув тетиву выцеливая кого-то за углом. Подойдя на сколько это возможно беззвучно, он бросил меня, быстро прыгнув вперед. На шум падающего тела Кристина обернулась, на несколько миллисекунд не успевая развернуть лук с натянутой стрелой.

Кристина!

Я вновь очнулся. Вечерело. Несмотря на то, что солнце пряталось за облаками, кожу обжигало очень заметно. Остатки сна уже выветрились, оставляя за собой лишь неясный страх и ужас происходящего. В глазах опять начало темнеть..

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

.. Борис Петрович нервничал, теребя подготовленные бумаги, все время, поправляя их в и так ровную стопку. Не каждый день он бывал на совещании у президента, тем более важном. Несколько десятков высокопоставленных людей, включая весь его отдел, сидели за длинным «П»-образным столом, выслушивая доклады. Начисто выбритый, в идеально белой рубашке под кителем, он устало смотрел на выступление присутствующих людей, не особо вникая в суть их речи. Голова предательски гудела, от бессонных ночей, проведенных на службе анализируя последние события и составляя наброски новых планов. 

— Борис Петрович, ну, что скажете? Как вы умудрились потерять мага, да еще такой редкой специализации? — Президент вопрошающе посмотрел на генерала. 

Генерал встрепенулся, собирая мысли в порядок, и обретая ясность взгляда. 

— Медик убедила старшего отряда в остановке деятельности мозга и потребовала срочной госпитализации в нейрохирургическом центре. Счет шел на секунды. С ним уехало пять бойцов СОБРа, все пятеро были найдены в брошенной машине мертвыми. Действие неизвестного отравляющего вещества, скорее всего газа. По плану «Перехват» были задействованы все доступные ресурсы. Пока все тщетно. Либо он находится где-то в России, и глубоко законспирирован, либо противник умнее и хитрее нас. Его напарники сейчас находятся в своих служебных квартирах, под нашим постоянным контролем. 

<
убрать рекламу


p> — Господин президент, разрешите. — Влез очень большой во всех смыслах этого слова военный в мешковатой, явно не по размеру форме. 

Борис Петрович, отвлекся от бумаг, глянув на встрявшего в его доклад человека. Генерал-полковник Х-ин, командующий военным научно-исследовательским центром, а заодно свояк министра по экономике. Человек который с первого доклада Бориса Петровича о проявлении магических способностей у людей, высмеивал его всегда и везде. И, тем не менее, всегда уходящий от прямого разговора, тет-а-тет. 

Оценивающе на него посмотрев, президент кивнул. 

— Я считаю, что генерал Ч-кин слишком лоялен к этим магам. Они абсолютно неподконтрольны. Думаю, что их нужно приписать к специальной воинской части с условиями по строже и пару лет прогнать, по изучению тактикам ведения боя, разных специализированных программ и военной дисциплине, согласно их умениям и способностям. На выходе получим универсальных бойцов, для проведения военных операций любой сложности. — Он взял маленькую паузу, осмотрев всех присутствующих. — Далее, этот так называемый «Священник». Согласно нашим данным, боец спецназа, принимавший участие в боевой операции под Пермью, был излечен от огнестрельного ранения с помощью магии этого «Священника». Так на сегодняшний день по лабораторным тестам, у него просто идеальное здоровье пятнадцатилетнего юноши. Это неограниченный потенциал по исцелению наших военных и не только человеческих ресурсов. Сколько высоко поставленных офицеров высшего состава нуждается в его услугах. Сотни. А взять не только военных, среди дипломатов и министров, лучшие умы нашей родины, умирают от тысячи болезней и старости. Нужно было брать его за ноздри и заставить работать на Родину, пусть исцеляет людей согласно спискам. 

Он положил свои записи на стол, предварительно перевернув их. 

— Господин президент, генерал Ч-кин, не справляется со своими обязанностями, в управлении своего ведомства. Он уже потерял одного, сверхважного для нас всех мага. И дай бог его найти и вернуть. Но. Где гарантии, что вместо полезного дела, их опять не отправят в какой-нибудь «данж» на зачистку? А также.. 

Президент с хрустом сломал карандаш, ставя точку в монологе. 

— Первое. Господин президент сидит в Белом доме, я для вас товарищ Главнокомандующий, подумайте товарищ генерал, той ли стране вы служите. Во-вторых, далеко не вам, мне указывать, кто на каком месте должен быть. Борис Петрович, по сравнению с вами, боевой генерал, имеющий много заслуг перед отечеством, с разработкой многих перспективных и рабочих программ, а вот ваших наград, полученных за время сидения в штабе я, что-то не припомню. 

Генерал-полковник хватал ртом воздух, понимая, что его план по внесению сомнения в правильности работы с магами трещит по швам, но сделать он уже ничего не мог. 

— Я… 

— И в-третьих, покиньте, пожалуйста, совещание. — Президент указал остатком карандаша на дверь. 

Генерал, гневно стрельнув глазами, как бы обещая запомнить и наказать всех присутствующих, нарочито медленно собрал свои бумаги и вышел. 

— Продолжайте Борис Петрович. 

Поправив лацканы на пиджаке, генерал взял в руки свои записи. 

— Последняя битва показала нашего истинного врага. Демон, с которым схватились наши бойцы, не является чем-то эфемерным. Могущественное существо, с отдаленно похожей, на нашу, анатомией. По предварительным данным есть два варианта его появления. Первое, это разумное существо с другой планеты, имеющее возможность перемещение между мирами. Второе, что данные особи обитают глубоко в недрах нашей планеты, и сейчас начали выходить на поверхность. Ко второму варианту можно отнести недавнее открытие врат «Перевала Дятлова». При прохождении через черту которых, теряются все виды связи, вплоть до простой рации расположенной на расстоянии двух метров, при этом визуальный и звуковой контакт работает отлично. Сейчас разрабатываем это место как запасной защитный бункер. Но, это я отвлекся, вернемся к демону. За счет высокой плотности кожного покрова и ударопрочных мышечных волокон, он выдерживает почти без ущерба попадание патронов калибра 5,45. Владеет магией, за счет которой еще закрывает себя личным магическим щитом, что затрудняет его уничтожение. За счет хорошей манёвренности и умелым действиям в плотной постройке города, проверить эффективность крупнокалиберного оружия, возможности не было. Кроме этого он также обладает ударной и дистанционно-атакующей магией. 

Генерал глотнул воды из стакана. 

— По найденным на местах убийств различным пентаграммам и различным косвенным доказательством, есть предположение, что всех людей убили ради извлечения их души. 

— Души? — Переспросил президент. 

— Информация не объективна, это всего лишь предположение. Но считаю, что сверхспособности некоторых людей напрямую связаны с приходом на нашу планету обитателей Инферно.. 


— Грум, по моему ты перестарался? — В сознание вторглись приближающиеся голоса.

— Да живой он, подумаешь, немного приподнял температуру.

Я невольно открыл глаза, пытаясь рассмотреть приближающихся людей.

— Вот, я те говорил живой. Снимите его.

Веревки потеряв крепление, резко пошли вниз под тяжестью моего тела и я грохнулся на землю, больно ударившись головой, не в силах подставить руки для упора при падении. Спустя несколько секунд надо мной появился местный маг.

— И запомни, завтра с тебя два камня.

Мне на грудь упали два куска хлеба и фляжка. И развернувшись, он и три охранника ушли обратно в административное здание.

Сколько я так пролежал, я не помню. Солнце уже спряталось за деревьями, освещая лишь темно-синее небо и облака. Жара спала, и ветер бережно обдувал мое истощенное тело приятным легким бризом. Отёкшие мышцы давали о себе знать жутким покалыванием, сводившим с ума. Сон..

Ваша выносливость увеличена на +6. 

Испытывайте себя в тренировках, повышая собственные показатели. 

Первая надпись, которую я увидел, не открывая глаз. Тот, кто дает все это, походу заядлый игрок. Берет же он где-то такие сообщения. Буквы исчезли, как только я их прочел. Факт ознакомления с текстом засчитан.

Уже почти темно. Я пошевелил пальцами руки. С трудом, но они слушаются. Покалывание по всему телу еще оставалось, но было уже терпимым. Я кое-как сел. Хлеб и вода из фляжки, не смотря на скудность запаса, сделали свое дело, желудок перестал ныть и переваривать сам себя. Кое-как встав и подобрав валяющуюся рядом кирку, я пошел в сторону пещер, надеясь, что ночью там никого не будет.

Та же пещера, откуда я начал. Факелы все еще освещали, тусклым светом длинный, пустой коридор. Внутри вроде бы пусто. За последние два дня ХП просело до 120 единиц. При этом общий бар вырос до 1000. Прислонившись к стене, я сел, достав из слота быстрого доступа эликсир жизни. Единственный. Все выбитые банки ХП я отдавал или дочери или Сергею, себе оставлял минимум, надеясь на абилку лечения. И вот в наличии только одна. Я глянул на абилки исцеления. Закрыты. Нет маны, нет лечения, три слота от серьги тоже заблокированы, негатор высосал ману и оттуда. Хотя, стоп. Мана! Быстро убрав склянку обратно, я выдернул из соседнего кармана другую. Мана. Не восполняется она по причине откачки волшебным ошейником, а если ее восполнить резко, с помощью эликсира. Ведь это 220 единиц в моем случае.

Вууууух. Я выдохнул. Надеюсь получится. Еще раз осмотрел небольшую мензурку с синеватой жидкостью внутри и прикрыв глаза одним глотком выпил ее. Бар маны тут же подскочил до нужной величины и начал сливаться вниз, примерно по 5 единиц в секунду.

— Духовное исцеление! Щит Веры! — Прошептал я скороговоркой, наблюдая как мана утекает в пустоту. «Щит» как ни странно сработал со слота сережки, так как у меня в слоте он уже был заменен «Крыльями Ангела». Благословление кастовать не стал, пусть висит со сломанным таймером 0:00, но надеюсь работающее в остальном.

Волна бодрости и свежести прокатилась по телу, возвращая силы и энергию. Откат в 5 секунд и исцеление готово к использованию.

— Исцеление. — Уже не торопясь влил в себя ХП третий раз, заполняя полоску до основания. Жить буду.

— Призыв Братьев.

С минуту стоял смотрел на иконки своей группы, которые были еле заметны. Никакой реакции. Думаю, что перед прыжком, они бы все равно начали бафаться, что хоть как-то бы отобразилось на их мане. Да и когда мы были не далеко друг от друга, ну, в пределах одной планеты, я видел их показатели в интерфейсе очень хорошо. Как и в данжах, призвать сюда их не получалось.

Подобрав кирку, я направился вглубь. Факелы располагались настолько редко, что между ними приходилось идти в полной темноте. Местами пещера разветвлялась, уходя то вверх, то вниз, то в разные стороны. Муравейник. Стены не ровные, помесь глины, известняка и булыжников, на ощупь довольно прочные, местами выдолбленные настолько глубоко, что получались небольшие ниши, в которых легко помещался бы человек. Потолок в основном был чуть выше двух метров, грубо выточенный, кривой, местами подпертый деревянными балками.

Впереди четко послышались удары кирки. Значит ближе к темноте спать уходят не все, кто-то работает до последнего. Двигаясь по направлению звука, я проблуждал еще несколько минут, пока не вышел в небольшой тупиковый коридор. Молодой на вид эльф, неистово долбил стену, не слыша и не видя ничего вокруг.

"Сиэль. Эльф."

Кусочки камня выбиваемого при каждом ударе летели в разные стороны, наводя беспорядок на рабочем участке. Почти полная этим мусором вагонетка стояла чуть ближе ко мне, косясь на один бок.

— Добрый вечер. — Прокашлялся я, обращая на себя внимание. Эльф от неожиданности даже подпрыгнул.

— Я отдал сегодня уже налог, я ничего не должен. — Перехватив кирку в руках, он смотрел на меня яростно и зло.

— Да я и не прошу. — Пожал я плечами. — Я спросить только хотел, как эти камни добывать, новенький я тут.

Расслабившись, эльф даже опустил кирку, внимательно меня осматривая.

— Это ты убил Калара и висел два дня на дыбе?

Я лишь кивнул, не вдаваясь в объяснения.

— Спасибо тебе за это от всех эльфов, хоть ты и человек.

— Пожалуйста. А за, что спасибо?

— Он ооочень плохой человек был. Сильно жизнь портил всем.

— Хммммм. Так расскажешь, как камни добывать?

— Да тут ничего сложно нет. Смотри, видишь в стене трещина, возможно, там находиться драгоценный камень. Насколько каменная порода тут прочная и как глубоко лежит, неизвестно. Выбираешь приглянувшуюся трещину и долбишь, пока уши не отвиснут. Может, повезет, и камень будет близко и в мягкой породе, а может нет и провозишься весь день, так и не добыв ничего, а завтра кто-то встанет пораньше и добьет твою находку.

Я присмотрелся к пробитому, неровному углублению в стене, где эльф долбил своей киркой.

"Залежь Лазурита"

Прочность 122/400 

Совсем тоненькая полоска, с небольшой еле заметной надписью прямо на стене где в углублении все еще была небольшая трещина.

— Сколько ты уже долбишь тут?

— Да часа три уже. На первый камень, потратил почти пол дня, потом пришли люди Кристофа, пришлось им отдать, потом часов пять долбил впустую, сейчас вот тут.

Примерно поняв суть, я внимательно изучал стены, отойдя от эльфа метров на пять. Нашел еще две залежи лазурита, но прочность у них была по 420 и 510.

— А как узнал, что впустую? — Ползая чуть ли не на коленках, продолжал изучать стены.

— Так трещина кончилась, а камня не было. Так бывает.

Есть. С другой стороны темного коридора, я нашел залежь горного хрусталя с прочностью 110. Поплевав на ладони и растерев их, я с замаху ударил по трещине.

"Залежи Горного Хрусталя"

Прочность 109/110 

Единица прочности с удара. Сто десять ударов на камень. Замах. Удар. Замах. Удар.

— А кто такой Кристоф? — Монотонно долбя по скале, я все же хотел разобраться в здешних иерархиях.

— Он возглавляет местную банду людей. У них нет ни гномов, ни эльфов, только люди. Хотя их меньше всего на руднике, но они держатся все вместе.

— Так соберитесь с эльфами, да и заткните их. — Я даже остановился, давая себе маленький отдых, у жилы осталось семьдесят единиц прочности.

— Не можем. Мы держимся все вместе и так, но людям соблаговолит сам Грум. Он им помогает, где нужно закроет глаза на их выходки, а где не нужно накажет нас строже. Он постоянно меняет нас местами в рудниках, чтобы мы не организовались. А вот люди всегда сидят прочно в одном месте и сбиваются в шайки.

— Хм. Почему же ты мне сейчас помог и рассказываешь все это? Я ведь тоже человек. — Перехватив кирку поудобнее, я продолжил вгрызаться в жилу.

— Ты убил первого помощника у главаря, вряд ли ты доживешь до завтрашнего вечера.

Я аж остановился, обдумывая услышанное. В здешние банды вступать я все равно не собирался, тем более под покровительством местного начальства. Основная задача это свалить отсюда. Но так с ходу перейти дорогу местным авторитетам. Это я перестарался.

— С гномами та же история, что и с вами?

— Да. Коротышкам вообще не везет. Они подземные мастера, поэтому на них свалили очень много работы. Ещё их постоянно наказывают и штрафуют. Некоторые ломаются, некоторые подчиняются, а некоторые плюют на своих и идут к демонам.

Я в очередной раз замер от новой информации.

— Демонам?

— Ну да, мы же на их рудниках сейчас. Ты откуда вообще?

— Память я потерял. Имя только свое помню. Даже откуда родом не знаю.

— Не повезло тебе.

— Ну так про демонов поподробнее?

— Да, тут ничего интересного, мы на основном материке, но до Хадэсса, их острова, отсюда ближе, чем до нашего королевства. Свои руки они не марают, находят связь с отщепенцами, недовольными своим положением и переманивают на службу к себе. Тут не далеко целый город, из таких «недовольных» стоит, перевалочный пункт от главной цитадели на Хадэссе, до нашего материка.

— А почему тогда ваш король, не отправит сюда войско спасти вас?

— Наверное, считает, что невыгодно. В последней стычке, примерно четыреста лет назад, полегло очень много эльфов. Демонов, мы, правда, тоже положили немало, но не в этом суть. Наш народ до сих пор не отошёл от утраты. Поэтому отправлять сюда войско, ради сотни прозевавших опасность, он вряд ли будет. Когда-нибудь выкупит нас. Выкупал ведь.

— Как понять, что ваш народ не отошел от утраты? Война ведь была четыреста лет назад. Вот тебе сколько сейчас лет?

Я обратил внимание, что у Тарина на Земле, что у всех местных, я не видел возраст.

— Мне сто двадцать три года всего. А про утрату, так там мой родной брат погиб. Старший. Средняя сестра. Я последний в семье.

— Это ж по сколько лет вы живете?

Сиэль, как-то странно посмотрел на меня, замерев в замахе, вопрос я задал из-за его бара жизни 960/1000, у встреченных людей он был меньше.

— Знаешь, ты какой-то странный. Даже очень. Все знают, сколько живут эльфы и гномы, и вы люди. Зачем это спрашивать?

— Погоди, тут еще вопрос назрел, сколько ваши женщины ходят беременными?

Эльф густо покраснел, смущаясь.

— Да почти год, все три раза.

Опа. Картина начала вырисовываться в голове.

— То есть, женщины-эльфийки могут родить только троих детей?

— Почему только эльфийки? Все женщины могут родить только троих.

Парень настолько засмущался, что начал лупить по жиле в два раза быстрее. И кстати одна единица прочности у него слетала примерно за четыре удара, и в основном бил он медленно, на удар по несколько секунд тратил, бывало, что даже по десять, хотя, наверное, экономил силы.

А вот почему тут все так похоже на средневековье, теперь понятно. За счет большой продолжительности жизненного пути индивидуумов, эволюция двигается очень медленно. Но ведь за такую длинную жизнь, они должны развиваться до уровня гениев. Хотя должны ли?

Когда мы бегали мальчишками, у нас в соседнем дворе жил пожилой мужичок, все его звали Пантелемон-дурачок. Мы постоянно дразнили его, за то, что он играл в нашей песочнице машинками. Тогда, нам это казалось смешно и нелепо, что взрослый дядя в синем, потрепанном пиджаке играет с нами в песочнице машинками. Но потом, повзрослев, мне стало жалко смотреть, как его тормошат местные мальчишки. Потому, что к своим тридцати годам я изменился. Поменялись жизненные ориентиры и планы, все в мире я стал воспринимать по-другому, а вот он, все также сидел в песочнице и играл в свои дряхлые машинки. Он был уже старый, плохо двигался и выходил во двор, скрючившись, и опираясь на палочку, но вот его улыбка, когда он доставал свои машинки, была та же, что и раньше. И приезжая к матери в свой старый двор, я сидел и наблюдал за ним, понимая, что время не властно над его разумом. Потом он пропал, вроде как после смерти его восьмидесятилетней мамы, за ним некому было смотреть и его закрыли в спец. учреждении.

Хотя наверное это не совсем верный пример. Человек остался в вечном детстве из-за каких-то ошибок в организме.

Другой пример, который пришел на ум. Дядя Витя из нашего подъезда. Невысокий, плотный, с широкими ладонями и короткими, но мощными пальцами. Был он по профессии крановщиком и ходил всегда с серьезным, строгим взглядом. Знал я его также с самого раннего детства и всегда восхищался его пышными усами. Когда он выходил покурить во двор, то рассказывал нам с умным видом армейские истории или байки из своей юности. Вся местная шпана всегда собиралась вокруг него и открыв рты слушали, слушали, слушали. А он, счастливо выдыхая клубы сизого дыма, наблюдал за нашими горящими глазами. Потом по мере взросления все эти байки и истории я знал наизусть, а когда вырос, сидя с ним, вновь слушая повтор какой-то истории, и наблюдая, как моя дочь бегает во дворе, я понял, что его развитие однажды прекратилось. Один и тот же цикл, работа-дом, дом-работа, во время отпуска огород, жизнь в которой ничего не происходит. В один прекрасный момент он перестал развиваться, перестал к чему-то стремиться, престал чего-то в жизни добиваться. Его конечно, нельзя сравнивать с Пантилемоном, но для себя я сделал вывод, что просто разница в их развитии всего лет двенадцать-пятнадцать. И ведь если внимательно вокруг себя посмотреть, то такие дяди Вити везде вокруг нас, люди замирают на какой-то определенной отметке и вся их последующая жизнь, это воспоминания собственного прошлого.

Все наше технологическое движение происходит, за счет быстрой сменяемости поколений, и последующей эволюцией нашего мышления, а еще мы берем количеством. Количеством наших детей, среди сотни которых будет, один инженер, среди тысячи — ученый, а среди миллиона — гений.

Наш век очень короткий, но мы очень плодовиты. А в данном мире, все, похоже, абсолютно наоборот, как будто природа экспериментирует с нами, наблюдая за последствиями. Длинная жизнь с низкой рождаемостью, против короткой, но с большим потомством.

Я вновь тихонько глянул на эльфа, продолжая лупить по жиле. Передо мной, столетний подросток, который смущается при «женской» теме, и с манерой поведения как у моего племянника-старшеклассника.

Замах, удар. Замах, удар. Полоска процентов прочности моргнув, исчезла и часть стены осыпаясь, явила мне небольшой продолговатый кристалл.

"Горный Хрусталь. Необработанный"

У эльфа отвисла челюсть.

— Как так? Я уже три часа долблю, руки в кровь содрал, а ты пришел и за двадцать минут нашел камень.

— Новичкам везет. — Я пожал лишь плечами.

— Ну как сказать. — Сзади из темноты вышел бородатый, здоровый мужик.

"Кристоф. Человек"

— Везет, то везет. Да вот кажется мне, что не просто так тебе везет. Недаром ты здесь каждую трещинку обнюхал, прежде чем начать долбить эту жилу. Да и стоишь весь такой бодрый, полный сил, а в пещеру еле заполз. Не хочешь поделиться с нами своими секретами?

Из темноты вышло еще семеро человек с киркам наперевес. Сам Кристоф достал из-за спины жезл, похожий как у гнома в палатке, только с камнем чуть поменьше.

"Жезл мага огня"

Маны 400/2000 

Содержит заклинание файрбола 1 уровня 

Стоимость заклинания 100 маны. 

— Кристоф, я отдал камень за сегодня, можно я пойду. — Эльф дрожал как осиновый лист, глядя на человека.

— Рот закрой длинноухий, и стой ровно на месте. — И вновь смотря на меня, он подошел почти вплотную, и схватив за скулы, сжал их со всей силы, показывая кто тут хозяин. — Ну, так, что ты хочешь мне рассказать? Ты Видящий?

Я пожал плечами.

— Мозет пыть. — Еле промямлил я. — Но посему-то, ф офновном бьющий.

И чуть довернув тело, резко ударил его в грудь. Кристоф отлетел назад метра на два, согнувшись пополам. Силы во мне под «Благом» почти сотня, что по нашим меркам о-о-очень много. Его бойцы, моментально среагировав, вышли вперед окружив меня полукругом.

Страха не было. Его не было очень давно. Был только азарт. Прямо как сидя перед монитором и играя в любимую игрушку.

Шаг в сторону, пропускаю над головой руку с киркой, удар слева под дых, полуповорот, выставляю блок под замах сверху, бью железным основанием своей кирки снизу в челюсть, кроша кости и зубы. Удар сзади глушит «Щит Веры», но кинетическая энергия заставляет сделать шаг и запутавшись в кандалах споткнуться и упасть. Ловкости очень мало, надо озадачиться и прокачать эту характеристику. Тут же сзади навалились трое, прижав меня к полу. Удары кожаными сапогами приходятся по всему телу, не причиняя ни капли дискомфорта, но вот подняться не могу.

— Не убивайте его. — Прозвучал голос Кристофа и удары тут же прекратились. — Поднимите.

Картина радовала. Один лежал, держась за лицо, и что-то пытался мычать, разбрызгивая густую юшку по полу. Второй открывая рот как жаба, искал в воздухе… воздух, пуча большие глаза. Сам главарь, держась за грудь одной рукой, второй направил на меня жезл.

— Зря ты так, мог бы ходить на своих ногах. Но нам ты и калекой сгодишься. Файрбол.

И направив мне в ноги свой жезл, он толкающим жестом, запустил сгусток огня. Мои охранники тут же рванули в стороны, бросая меня под удар магией. Огненный шар, ударив по ногам, разлетелся на тысячи мелких огоньков, не причиняя никого урона, «Щит» просел на двести пятьдесят единиц. Эльф сзади дернулся в сторону, избегая случайного попадания остатков и вжимаясь в стену, полз по стене в сторону выхода.

Главарь стоял ошарашенный всего несколько секунд.

— Куда. — Рявкнул он на эльфа, и вторым выстрелом сжег парню одну ногу, разорвав мышцы и разломав кости, вывернув их наружу, заставив того орать на весь свет.

Все это был предел. Скинув из слота быстрого доступа пузырек маны, я залпом осушил его, и тут же сбросив в руки крест и книгу, ударил первым делом по главарю. Перст. Перст. Второй удар пришелся в голову, разорвав ее на кусочки. Исцеление на эльфа, световой крест между глаз, подскочившему мужлану. Перст. Перст. Перст. Перст. Щит на эльфа. Перст. Перст. Перст.

Весь бой длился меньше двадцати секунд. Эльф сидел ни живой, ни мертвый. Нога уже зажила, а Исцеление умудрилось снять с него дебаф перелома. Удары перстом, если не попадали в голову, заметно просаживали, но сразу не убивали, вешая различные дебафы. Но вот попадание в голову, сразу учитывалось как «Крит», «Даблкрит» и «Суперкрит», убивая на месте.

Последний живой бандит сидел с переломанной челюстью и постоянно пытался упасть в обморок, то ли от боли, то ли от страха, но, что-то не давало ему это сделать, и он раз за разом открывал один глаз глядя на меня.

Маны нет. Подобрав чью-то кирку, спокойно подошел к нему.

— Неправедный вы путь выбрали, батенька. Но, я ваши грехи отпускать не буду, хоть и священник.

И с размаху всадил ему кирку в лоб, загнав ее до древка. Хватит, отвернулся раз от таких вот недобитков. Не нож в спину всадит, так поднимет тревогу, разгребай потом воз проблем.

— Ну, что Сиэль. Что делать будем?

Парень на некоторое время завис.

— Нам нужно к Тирону, он старший среди эльфов, он нам поможет.

— Погоди. Утром сюда придут добытчики, и увидят трупы, что они сделают?

— Люди сразу доложат Груму. Наши, если предупредить, могут промолчать.

— Давай их спрячем, на всякий случай. Вон хоть твоим мусором присыпаем, глядишь и не найдут сразу.

— Есть идея лучше. Тут недалеко есть небольшая яма, можно тела туда сбросить.

— Показывай.

На вагонетку помещалось два тела, и мы с эльфом в четыре захода перевезли все трупы в двухметровую яму и засыпали это все строительным мусором и обвалив часть стены. По пути я пролутил тела и стал богаче на 3 золотых и 6 серебряных монет, три одинаковых камня, жезл с двумя выстрелами и небольшой железный ключик. Что удобно, шариться по карманам не надо, положил ладонь и все у тебя в инвентаре.

На выходе было темно. Ночь вступила в свои права, закрыв все небо черными тучами в преддверии дождя. Вдоль забора горели сторожевые костры, между которыми все также ходили стражники. Сиэль опытным проводником и мелкими перебежками, довел нас до третьего по счету барака, на входе которого нас встретил еще один эльф.

— Куда?

— К Тирону. Это срочно.

— Он человек, ему нельзя.

Сиэль повернулся ко мне.

— Я быстро, объясню ситуацию, и тебя пустят.

— Да без проблем. — И я уселся, привалившись к стене у входа.

Пока ждал крутил ключик в руках, пытаясь прикинуть, что он может открыть. Как оказалось, все намного проще и он открывает кандалы на ногах, от которых я тут же избавился. Через минут десять вышел эльф-охранник.

— Зайди.

Внутри барак был ничем не лучше, чем снаружи. Наспех сколоченные двуярусные нары, завалены спящими телами с узкими проходами между ними, дойдя до конца которых, мы уперлись в импровизированную из шкур комнатушку, в которой сидели Сиэль, Тирон и еще один эльф.

— Доброй ночи, уважаемые.

— Это он? — Старый эльф, вопросительно посмотрел на Сиэля.

— Он.

— Какой он необычный. — И повернувшись ко мне, спросил. — Как твое имя?

— Зарт.

— Меня зовут Тирон. Я старший среди эльфов здесь, да и не последний на счету короля Айвена.

Хотя эльф сидел на своем табурете и находился ниже чем я, он все равно умудрялся смотреть на меня сверху вниз. Каждый его жест выдавал в нем аристократа. Прямая осанка, прибранные волосы, гордый взгляд. Интересно как он киркой машет, добывая камни. Или он их не добывает.

— Сиэль рассказал, о случившемся в пещерах. Ты убил Кристофа и его ближников. Грум будет зол, что скажется и на нас. Но как сказал Сиэль, ты Видящий и кроме того, ты излечил магией его ногу. При этом, у тебя на шее висит негатор.

Старый эльф смотрел мне в глаза, не отводя взгляда, как будто пытаясь прочесть меня.

— Да. — Пожал я плечами.

Эльф на секунду отвел взгляд, недоуменно посмотрев на своих.

— Что, да?

— Все да. Все, что только, что было рассказано правда. Главарь местной банды мертв, и думаю Грума тоже придется убить, как и любого кто встанет у меня на пути.

Тирон подался вперед.

— Пути куда?

Какой правильный вопрос. Я задумался, кто мне поможет в этом мире найти дорогу на свою планету? Короли? Маги? Или старые эльфы? Меня будут разыгрывать в своих играх, почти все кто встретится, да и кто не встретится, тоже будут искать встречи и разыгрывать. Сюда меня забросил темный ангел. Значит, ангелы знают, как мне отсюда выбраться. Осталось лишь их найти. А может вот этот древний, как пирамида Хеопса, эльф тоже знает, но скажет ли? Зря я засветил магию исцеления, ой зря. И сказав истинную цель, как они могут завернуть события, что бы я подольше тут остался, выполняя их цели? Нужно выпытать про прыжки между мирами аккуратно, может, что и узнаю.

— Домой. На пути домой. — Выдохнул я, зависнув на несколько секунд.

— А где твой дом, человек?

— Я не помню. Но дома меня ждут.

Старый эльф, молча смотрел на меня несколько секунд.

— Сиэль сказал, что ты Видящий. Ты нашел хрупкую залежь, и Кристоф потом подтвердил, твой дар. Это так?

— Да. Некоторые моменты я действительно чувствую, как с той же жилой. Когда я к ней подошел, то точно знал, что она хрупкая.

— Сможешь доказать?

— Зачем?

— В случае если ты поможешь нам выбраться отсюда, я смогу помочь тебе попасть на прием к нашему королю Айвену. Он Архимаг, его знания велики, я думаю, вы сможете договориться..

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ответственность за происшествие в Санкт-Петербурге возложена на запрещенную в России организацию «Джабхат-Аль-Нусра». Напоминаем, что в центре северной столицы недавно был эвакуирован целый район в связи с террористическими действиями, в частности, взрывами и обстрелом мирных граждан из стрелкового оружия. Есть подозрения, что некоторые здания могут быть до сих пор заминированы. Также по улицам разгуливал человек в костюме демона со сворой обученных собак, отвлекая на себя внимание. Сначала просто пугая, а затем нападая на проходивших мимо людей. Есть пострадавшие. Силовым структурам удалось задержать и обезвредить террориста, им оказался выходец с Ближнего Востока незаконно проникший через границу. Свои действия он охарактеризовал как усмешку над православным христианством и близкий конец


убрать рекламу


света. Район полностью оцеплен, в нем до сих пор ведут работы по разминированию саперы. Ведется следствие.. 

Телевизор щелкнул, погасив экран. Генерал сидел, допив чай и потупив взор, глядя на Кристину и ее мать. Третий день поисков их отца и мужа ничего не дал. Датчики Глонасс, НеПРа и ИССН, молчали, показывая пустоту сигнала от пеленгуемого объекта, хотя могут засечь его глубоко под водой, землей и даже в ближнем космосе. По словам Кристины и Сергея, они видели через интерфейс ополовиненный показатель жизни священника, но он был очень тусклый. На второй день у него полностью просел показатель маны и перестал заполняться. Позавчера полоска здоровья у него начала медленно падать. Что привело к нервному срыву его супруги. И вот сегодня ближе к ночи, генералу позвонила сама Кристина с новостью, что здоровье отца полностью восстановлено. 

— Зачем это вранье про терроризм? — Положив пульт на стол, Евгения повернулась к гостю. 

— Даже несмотря на то, что говорят в официальных новостях, почти все церковные храмы работают в перегруженном режиме. Как только на ю-туб попала первая запись с этим самым демоном, народ как с ума сошел. Все побежали замаливать грехи и ставить свечки для спасения души. 

— Неужели нельзя убрать эти записи? 

— Можно и большинство уже убрали, но их постоянно перевыкладывают, и постят на левых ресурсах, все время выкидывая в соцсети. В магазинах творится апокалипсис, скупают все: спички, соль, тушенку, другие консервы, сигареты и алкоголь в промышленных масштабах. Огромным спросом пользуются бич-пакеты, их просто выносят коробками. Цены уверено поползли вверх. 

— Дурдом. 

— Сверху пытаются выровнять ситуацию, и успокоить народ. Паника сейчас очень некстати. Новости, специальные «тролли» в комментариях, будет несколько ток-шоу на эту тему. Думаю через месяц, про ситуацию забудут и все устаканится. Но этот месяц будут выносить мозг. 

— Что с Кириллом и его сестрой? — влезла Кристина. 

— Он прошел тесты и показал отличные результаты, будет работать у нас. Возможно с вами в команде, но как я понимаю группу собирал твой отец, поэтому пока просто будет рядом. Его сестре уже сделали операцию и думаю скоро выпишут из больницы, ваше чудо-зелье восстановило ее здоровье за пару минут. Сегодня-завтра, их поселят где-то рядом с вами. 

— А мы еще будем тренироваться? 

— Конечно будете, Судья с Крилом уже на полигоне, ты можешь присоединиться как будешь готова. — Генерал взглянул на уставшую, с большими мешками под глазами Евгению. — Вы как себя чувствуйте. 

Она лишь тяжело вздохнула, не зная, как правильно ответить. Бессонные ночи упали тяжелым грузом на плечи, еще одной новости которую она узнала несколько дней назад. Голова опять предательски закружилась и к горлу подкатил тошнотворный ком. Поставив недопитый чай в кружке на стол, она бегом убежала в ванную комнату. 

Свет через окно, прямым лучом падал на пол, причудливым вензелем рисуя узоры от тени колыхающихся штор. 

Спустя несколько минут Евгения вышла, умывшись и вытирая лицо полотенцем. 

— Давно у вас так? — Спросил генерал, оторвавшись от созерцания необычного рисунка, получившегося из тени. 

Евгения усмехнулась. Все вокруг не маленькие дети и скрывать, что-то не имело смысла. Поэтому подойдя к кухонному гарнитуру, она достала небольшую тонкую, но длинную бумажную полоску с одним окрашенным концом и положила на стол. 

— Примерно шесть недель. 

По средине теста на беременность были две красные полоски.. 

*** 

Через чуть приоткрытое окно в комнату задувал легкий, приятный ветерок, принося с собой свежесть и легкий аромат недалекого цветочного поля. Снизу доносились звуки деятельности людей, и постоянный шум детворы, а в кабинете два человека сидели за столом, друг напротив друга. 

— У меня не хватает участников. Как проводить Игры? 

— Это только твои проблемы. Ищи, у тебя осталось меньше недели. Бери людей с улицы. Кого хочешь. Но Игры должны состояться. 

Мужчина посмотрел на своего собеседника, сидящего напротив него. 

— С какой улицы? Какой от них толк? 

— А о чем ты думал раньше? — Хозяин кабинета поднялся со своего стула. — Ты думал тебе должность распорядителя Игр дали, чтобы ты гудел с девчонками в ваннах? 

— Не забывай, что я делаю для тебя кроме управления Играми. 

— Да именно по этому, ты до сих пор на этом месте. Но ты сам виноват, у тебя был почти год, чтобы набрать народ. Кто тебя просил откладывать все на последний момент. 

— Ну, что тебе трудно помочь? — Просящий мужчина, налил себе из графина вина в бокал и залпом осушил его. 

— Вот в этом и есть твоя проблема. — Первый ткнул пальцем в графин. — Если бы ты не пил, то имел бы намного больше. И не бегал бы с каждой проблемой ко мне. Мне по твоему заняться больше не чем? 

— Что, ты опять начал? Тебе помочь, раз плюнуть. 

Мужчин отвел глаза от своего собеседника, и мысленно сосчитал до десяти, успокаивая себя. 

— Сколько тебе еще не хватает людей? 

— Для ровного количества — девять. 

— Сколько-нибудь дам, но и ты шевелись. Ищи. Решено. Половину точно обеспечу. 

И обойдя стол и склонившись над сидящим, почти прошептал. 

— Ты мне друг с детства, я люблю тебя как брата. Но запомни, подведешь меня еще раз, беды не миновать. — И резко толкнув графин с вином рукой, от чего тот улетел на пол и разбился. — Еще раз принесешь ко мне это пойло, заставлю съесть сам графин. 

Испуганный мужчина, не ожидавший такой реакции друга, встал и направился к двери. 

— И ещё. — Окликнул его хозяин кабинета. — Можешь брать вообще кого угодно, мои люди сделают вид, что ничего не происходит. 



Я смотрел на старого эльфа, пытаясь угадать его мотивы. Он же хмыкая, и рассматривая в руке свежедобытый камень, ходил вокруг разбитой мной за десять минут жилы. Еще два гнома, старшие своей касты, стояли, перешептываясь неподалёку.

— А вот эту жилу как долго бить? — Ткнув пальцем в трещину, вопросительно уставился на меня Тирон.

"Залежи богатого Лазурита"

Прочность 1100/1100 

Поводив для показушнечества рукой над стеной, я сделал заключение.

— Для меня раз в десять дольше. Но. Там не один камень, либо он очень большой.

Гномы опять оживленно о чем-то зашептались.

— Мы тебе верим. И готовы помочь сбежать отсюда, но ты выполнишь одну просьбу короля Айвена.

— Даже не вашу, а короля?

— Да. Мы готовы пожертвовать жизнью для этого.

— Мы готовы помочь, за одну услугу королю Дорину. — Пробасили гномы.

— А саму услугу вы оглашать не думаете. Я правильно понимаю? — Подписываться под непонятные договоренности мне не хотелось.

— Мы не можем, только наш король может просить о таких услугах.

— Понятно.

Я посмотрел на горящий факел, торчащий из стены. На дворе была глубокая ночь. Всего несколько часов после освобождения с дыбы и убийства местных авторитетов, первой встречи со старым эльфом и беседы с главой местных гномов. События опять скачут галопом, не давая перевести дух.

— В общем, я отклоняю ваше предложение. Я смогу уйти отсюда один, без вашей помощи. — Я поднял руку, не давая вставить свою реплику эльфу. — И спокойно пойду своей дорогой. При этом не буду никому ничего должен.

Опустив руку, я перехватил кирку поудобней и крутанул ее пару раз, рассекая воздух.

— Но ты не справишься с охраной. Мы можем помочь.

— Откуда вам знать, справлюсь я или нет? Я один перебил местную банду, вместе с главарем. Вы даже этого сделать не могли. Если хотите, можете идти со мной, после того как я уберу охрану, при этом вам не придется рисковать своими собратьями. Или сидите тут, выжидая у моря погоды. Мне без разницы. Но я не буду вам ничего обещать и подписываться под непонятные услуги.

Эльф тяжелым взглядом посмотрел на гномов.

— Хорошо мы пойдем с тобой, и я добьюсь, аудиенции у короля, если мы доберемся до столицы. А если ты не сможешь справиться с охраной, то мы поможем тебе. Сейчас мы можем что-то для тебя сделать?

А я сейчас хотел лишь одного, внимательно прислушиваясь к своему урчащему желудку.

— Можете покормить меня. — Усмехнулся я..


Как выяснилось ночью, всего в лагере двадцать бойцов охраны и порядка ста заключенных. Ротация охранников происходила раз в три дня, и следующая должна была быть только послезавтра. Вместе со сменой караула, сюда привозили еду и забирали добытые камни. Единственно кто находился тут постоянно это начальник лагеря Грум. Еще иногда приезжал его ученик, который как раз был в лагере. Вся охрана делилась на два типа, мечники и стрелки, которые делились еще на два типа, либо люди-лучники, либо гномы с арбалетами. Также было два гнома-кладовщика Урс и Блом, ненавидящих все и вся. Их со счетов списывать, тоже не стоило, оба были вооружены боевыми магическими жезлами. Ключ от моего негатора находился у Грума. Поэтому мы проработали план, как начать именно с начальника лагеря..

Я выглянул из пещеры, в которой пришлось ночевать. Гномы завели меня в отдельный оборудованный для отдыха двух-трех добытчиков тупик, о котором никто не знал. Туда же мне принесли поесть, и там же я отлично выспался.

Солнце уже стояло высоко в зените, редкие облака плыли огромными, белыми кляксами, разбавляя синеву неба, а свежий ветерок бодрил, поднимая настроение. Потягиваясь, как мартовский кот перед гулянкой, я внимательно осмотрел лагерь.

Недалеко от административного здания Грум практиковался со своим учеником, перебрасываясь файрболами, и что меня смутило, огненные шары не причиняли им никого вреда. Грум кидался шарами более крупными и несколько быстрее, а ученик, пытаясь уворачиваться от них, постоянно контратаковал. Но с уворотами дело было плохо, и основную массу ударов он принимал на грудь.

Два стражника у основных ворот сидели возле бочки и во что-то там играли. Недалеко от них три бойца-лучника расстреливали чучело, практикуясь в стрельбе. Возле строения приема-сдачи камней стоял гном-добытчик и спорил с своим собратом Урсом.

Тут к спорящим гномам подошел эльф. Постояв с минуту, он вклинился в разговор, который почти моментально перешел на повышенный тон. Несколько раз, махнув руками, что-то доказывая, гном толкнул эльфа, от чего тот сел на пятую точку. Подскочив, эльф с ходу хлестко влепил гному удар в скулу и тут же увернулся от летящего в него пудового кулака. Гном был сильнее, но эльф на порядок проворнее. Крича и ругаясь в драку, вклинился кладовщик. Эльф с гномом-работником и не думали переставать, просто кроме лупцевания друг друга, они еще стали поддавать Урсу, который выхватил свой жезл и тут же потерял его от быстрого удара эльфа.

На шум, производимый этой компанией, прибежали все трое лучников и Грум с учеником. Моментально вмешавшись, они завалили нерадивую парочку. Надавав эльфу и гному по почкам, и попинав от души, их посадили тут же для суда. Я вышел из пещеры и тихонько не шумя направился послушать суть приговора.

— На дыбу обоих, на сутки. Нашли место драки устраивать. — Грум был быстр и беспощаден. — После дыбы с каждого по три камня штрафа. И пайки давать только после выплаты. Понял.

Он посмотрел на Урса. Тот только кивал головой, ища свой жезл, который хитрый эльф незаметно закинул на крышу строения.

— Грум зачем так строго? — Подошел я сзади и вмешался в разговор. — Подумаешь, парни оторвались, зато смотри, какой красивый фингал твоему кладовщику залепили.

Повернувшись, Грум ошарашено посмотрел на меня и забыв закрыть рот, он так и стоял несколько секунд с отвисшей челюстью.

— А где Кристоф? — Видимо это единственное, что крутилось у него в голове и выплеснулось на язык.

— Так это ты его ко мне послал?

Я улыбнулся, и одним глотком осушил средний фиал маны, который держал готовым в руке. Мана прыгнула до трехсот единиц, заполняя на одну третью синюю полоску в интерфейсе и тут же начала катастрофично сливаться со скоростью, более ста пунктов в секунду. Получается максимальная близость негатора к кристаллу, увеличивает скорость передачи маны. Я застыл осознав происшедшее.

— Ты не ответил. Где Кристоф?

Эльф с гномом испугано смотрели на меня, понимая, что, что-то идет не по плану.

— Знаешь, Грум. Я вспомнил некоторые моменты своей жизни. И хочу тебе кое-что рассказать и показать.

Отошедший от первоначального удивления маг, уже смотревший на меня взглядом уверенного в себе человека, заинтересовался, выдавая себя забегавшими по моему костюму глазам.

— У меня есть ключ-артефакт, которым можно открыть врата Мордора. — Неся полную чушь, я завел руку за спину, мысленно открывая интерфейс. — Но я не знаю, как им правильно пользоваться. Ты как более опытный можешь помочь.

И достав из-за спины руку с пистолетом, я направил его на ничего не понимающего мага.

"Пистолет Ярыгина 6МПР35. Необычный"

Убойная сила выстрела увеличивается на (Сила стреляющего)% 

Зарядов 18/18 

БАНГ. БАНГ. Голова Грума откинулась назад с двумя аккуратными дырками и снесенным напрочь затылком. БАНГ. Уже экономя патроны, прострелил голову ученику. БАНГ. БАНГ. БАНГ. Упали три охранника.

— Держите его. — Указал на Урса и прикинув, что у меня есть примерно минута пока охранники у ворот сообразят, что произошло, я положил руку на мага для лута.

"Ключ от негатора. Обычный"

"Сапфир голубой. Ограненный"

Мана 10730/12000 

"Золотая монета. Обычная"

2 шт. 

Скинув все в сумку и приложив ключ к ошейнику я почувствовал, как тот расцепился. Сдернув негатор и вытащив фиал маны, я быстро осушил его. Мана тут же прыгнула на положенные двадцать процентов и по не многу начала накапливаться самостоятельно. Перст. Перст. Пробил доспехи вместе с грудиной чуть ли не насквозь гному-кладовщику. Хватит оставлять подранков, наелся этим. Эльф схватив лук и сняв колчан со стрелами забежал назад палатки приготовившись к стрельбе. Со стороны ворот, к нам шагал один охранник, проверить в чем дело. Мы же с гномом, который походу не уступал мне в силе, быстро затащив тела под крышу.

— Что тут происходит. — Настолько уверенных в собственной непогрешимости стражников надо поискать, даже меч не достал.

— Да мы тут с мистером гномом, поспорили, — Сделал шаг в сторону мечника. — смогу ли я с одного удара сломать тебе челюсть.

И не дожидаясь пока он вникнет в смысл фразы, держа кирку одной рукой прямо у основания, ударил ею снизу в челюсть. Хрусть, сказали сломанные челюстные кости. Тук, тук, тук, повыпадывали на брусчатку зубы. Кап, кап, кап, кровь тонкой струйкой полилась на одежду неудачного стражника.

— Экак ты его. — Похвалил гном, и похлопал меня по плечу.

— Походу, смог и даже перестарался. — Труп уже обмяк, сползая по прилавку кладовки.

Второй стражник уже лежал возле ворот с тремя стрелами в грудине, не зря в боевую сценку выбрали эльфа и гнома умеющих обращаться с оружием.

Со стороны пещер началось движение заключенных. Кандалы были открыты моим ключом, снятым с главаря, который как оказалось, был универсальным. Эльфы, гномы, люди все заполоняли выходы пещер, спеша по четко поставленным позициям. Те, что обладали боевыми навыками тут же, взяли на абордаж административное здание, с ночной охраной. Взламывая кладовки с припасами и оружием.

Десять минут. Лагерь был наш. Чуть более ста невольных узников, волею судьбы, попавшие в рабство. Пройденный этап в истории моего мира. Хотя пройденный ли? Запрещен законом не более. Сколько славянских девчонок томится в сексрабстве по Ближнему Востоку, а китайских подростков на подпольных фабриках и заводах, а целые деревни под службами разведки «самой демократичной страны» в Афганистане. Человек всегда пытался загнобить другого человека в угоду себе, пренебрегая всеми самолично выдуманными ценностями, особенно если тот отличается: по цвету кожи, разрезу глаз или мировоззрению.

— Пойдем через Темный лес. — Вывел меня из раздумий Тирон, обсудив дальнейшие действия с гномами. — Если идти через горы, то нас могут догнать и накрыть в любом ущелье. Виверны летают быстро, и мы без грифонов ничего не сможем им противопоставить.

Эльф смотрел на меня, ожидая, что я буду как-то оспаривать их решения, но я абсолютно ничего не знал о Темном лесе, горах, ущельях и грифонах.

— Норм. Выдвигаемся.

Тирон опять малость впал в ступор, но видя мою крутизну при захвате лагеря, говорить ничего больше не стал.

Большой и организованной толпой мы вышли из лагеря, уходя вдоль подножия горы. Впереди колоны, ушли пять эльфов-разведчиков имеющие боевой опыт и снабженные луками, стрелами и каким-то подобием доспехов. Из всех присутствующих вообще одет нормально был только я, и выглядело наше сборище как феодал и бурлаки на Волге.

Гора каменной грядой уходила резко вверх, образуя почти навесную стену, заросшую редкими деревьями, покрытая невысокой травкой и мхом на стыках камней. Слева от нас расстилался редкий лес, поднимаясь и опускаясь по ближайшим холмам. Трели птиц доносились музыкой, лаская слух и поднимая настроение. Чистый и свежий воздух, был наполнен ароматами незнакомых цветов и растений, создавая полную гармонию для моего, не привыкшего к таким радостям, современно-городского обоняния.

— Тирон, что такого страшного в Темном лесу? Я ведь видел, как ты ждал от меня, какого решения.

Эльф шел, опираясь на самодельный посох во главе колонны вместе со мной, Сиэлем и старшинами гномов.

— Как же, ты разве не знаешь, что Темный лес самый опасный из всех лесов Миллиадора.

— И что в нем такого опасного? — Передвигаясь, я наслаждался местной природой.

— Ну, там обитают, гноллы, синие гоблины, сатиры, белые волки. — Он замолчал на пару секунд. — можно нарваться на огров, и даже на энтов.

— Значит, нужно их обходить стороной. А огры очень большие? Сильно опасны?

— В бою против огра может выстоять разве, что орк. Но и то только за счет умения драться, орки хоть и тупы как тысячелетние дубы, обучить их военному делу можно, дерутся знатно. А огры крупнее и сильнее, но все же, еще тупее.

— И вообще обучению не поддаются? — Вся эта фентезийная постановка мира, вызывала у меня шок и трепет, которой я наслаждался после серого бетонного города, где прожил затворником всю жизнь.

— Нет. Если орки еще ценят золото, то с ограми вообще договориться не возможно.

— А кто такие синие гоблины?

— О, это сброд даже похуже огров будет. Если огр нападет на тебя при этом ревя как рогатый мамонт, и ты его увидишь за триста шагов до атаки, то гоблины это мерзкий, пакостный народ. Умеют красться, так, что даже мы эльфы не всегда их услышим. Нападают всегда сзади, минимум впятером на одного, при этом превосходно владеют кинжалами. Они настолько жадны и завистливы, что даже когда их берешь в наем за полновесное золото, они тебя еще и ограбят и сбегут со всем охраняемым добром.

— А Энты это живые деревья?.

— Да, но на их территорию мы вряд ли зайдем, стражники-энты никого не пропускают к своим старшинам, они хоть и разумы договориться с ними не возможно.

— Гноллы, волки с ними что?

— Плохо нам будет при встрече и с теми и с теми, оружия у нас мало, да и народ в основном не бойцы. Купцы, торгаши, да знать мелкая. Сломлены все духом, это сейчас они в эйфории после побега, в случае боя думаю, совсем стушуются.

Эльф печально улыбнулся, сглаживая нарисованную у себя в голове печальную картину.

— Но все равно. — Что-то, обдумав, продолжил он. — Через лес идти лучше. Больше шансов уйти от преследования..

Темный лес начался незаметно. Мы просто шли по еле заметной тропинке, обходя большие валуны, навстречу крупным незнакомым деревьям, распугивая редкую живность. Постепенно деревьев становилось все больше, трава оказывалась все выше, тропинка все еле заметнее. В один прекрасный момент я обернулся и все вокруг, насколько хватало взгляда, состояло из одних деревьев. Эльфы по пути настреляли кучу мелкой дичи, нарыли каких-то кореньев, как они утверждали для добавки вкуса и, не останавливаясь, собирали ягоды. Что меня удивило во время коротких остановок для приготовления пищи, так это то, что эльфы ели мясо не хуже гномов, насколько я помнил из современного фольклора, что они были травоядные.

По пути общаясь со старым эльфом, не наводящими вопросами, удалось выяснить, что на материке на котором мы находимся, есть двенадцать больших городов. Все они построены на Пантеонах — месте максимального скопления энергии, и правят крупными городами Архимаги. Четыре города у людей на равнинах, четыре у эльфов в высотных лесах, и четыре у гномов у основания гор. Вокруг городов располагаются мелкие поселения и деревни. Каждым народом управляет свой король, старший Архимаг, он же управляет самым крупным городом своей фракции. Еще в дне пути по морю на кораблях, есть большой остров Хадесс, на котором стоит цитадель демонов, с ними никто дел не ведет и никто не бывал там, вернее не возвращался от них. У гостей из Инферно есть небольшой городок, Сальван, на побережье материка, но там живут в основном люди и гномы, по своим причинам сбежавшим по длань Хаоса..

Мы же работали на рудниках, которые находятся ближе всего к Сальвану, и потому были под дланью демонов. Как выяснилось, камни, которые мы добывали, использовались в различных артефактах, а так как они стоили денег, то для отщепенцев оказалось проще, захватывать рабов, нежели долбить жилы самим. Открытым конфликтом из-за этого, эльфы выступили лишь однажды, и демоны с огромной радостью приняли бой. Потерь было много с обеих сторон, но рабов так и не вернули. Позже каким-то образом, королю эльфов удалось их всех выкупить мирно. Что впрочем не остановило, захваты рабов в дальнейшем.

Ближайшие до нас земли принадлежали длинноухим. Там, по прикидкам старого эльфа в двух-трех дня пешего пути, располагался город Тин-Лонн, а вот дальше в еще трех днях пути, но уже на лошадях, была их столица Анор, которая расположилась на самом большом Пантеоне мира. Именно близость эльфийских земель была основой того, что на рудниках вкалывали в основном длинноухие, хотя от сильных, низкорослых бородачей толку было на порядок больше. Но до земель гномов, как и до людских было очень далеко. Поэтому они сюда попадали в основном при грабеже караванов.

По примерно накиданной карте, становилось понятно, что для выхода на основной тракт, соединяющий портовый городок с Тин-Лонном, нам можно идти через горные ущелья, которые, по словам эльфа, кишат бандами отщепенцев, но намного удобнее для перемещения с возможностью найти караван. Либо через темный лес, сокращая дорогу почти на день пути, но с агрессивными племенами гоблинов и огров.

Эльфы в лесу ориентировались превосходно. Разведчики выискивали удобные широкие просеки для нашей разношерстной компании. Один раз разведчик обнаружил огра, к которому меня не пустили посмотреть, даже одним глазком, и нам пришлось обходить его широкой дугой.

Ближе к ночи, мы остановились на высоком холмике, с которого хорошо просматривалась близлежащая территория. Заночевали все, кто, где лег, не особо утруждая себя лишними приготовлениями удобств. С десяток караульных разбрелись по периметру, для охраны нашего сна. И я, как и все, уставший от всех приключений и долгого перехода уснул без задних ног..

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Микита мирно посапывал на своем боевом посту, стоя у защитного, от солнца и дождя, грибка, который ни капли не спасал от сильного ночного ветра, разыгравшегося сегодня не на шутку. Небо заволокло черными тучами, обещая дождливый день. Тем не менее, служба последнее время не вызывала осложнений, тихо шагая к дембелю и не напрягая заботами. Крупных военных действий в его стране, уже не велось несколько месяцев, а довольно приличная зарплата по меркам его деревни, платилась вовремя, падая на «визовскую» карточку, о чем каждый месяц уведомляли эсэмески. 

Он приоткрыл один глаз, глянув на часы, которые показывали пять утра, и смутно разглядывая недавно приехавшие машины РСЗО «Смерч» с иностранными инструкторами, кои постоянно сновали то тут, то там, мешая нормально служить, валяясь в палатках. Этих иностранных военных Микита не любил, и с тихой ненавистью, завидовал им во всем, начиная от личного вооружения и дорогой красивой формы, заканчивая превосходящей в разы зарплате, о кой ходят по лагерю легенды. А еще его сильно бесило, что все девки из Бердановки, возле которой расположился их военно-полевой лагерь, бегают на свиданки именно к иностранцем, воротя нос от своих земляков. Но сказать это вслух или тем более перечить иностранным инструкторам, он боялся. Поэтому сглатывая слюну, каждый раз при виде черно-серой формы, он вытягивался по стойке смирно и козырял воинское приветствие, на которое те не обращали абсолютно никакого внимания. 

Вокруг военных машин началось оживленное движение, серо-пятнистые бойцы командировочных иностранцев, гоняли экипажи РСЗО, которые сонными мухами еле передвигались, снимая растянутые маск-сети с подвесов. 

Три машины завелись, будя монотонным звуком двигателей, весь немногочисленный состав охранного лагеря и начали разворачиваться в сторону юга, на ходу выдвигая гидравлические опоры. 

— Микита, что происходит? — Вышел из палатки, заспанный земеля Богдан, накидывая на себя бушлат, прячась от сильного ветра. 

— А я почем знаю. — Микита недоуменно смотрел на боевые приготовления ракетных установок, поднимающих для прицеливания огромные стволы с ракетами 9М55С. 

Машины замерли, уперевшись гидравлическими опорами в грунт, и натужено загудели. Серо-пятнистые инструкторы, убегали в сторону штаба, постоянно оборачиваясь и перекрикиваясь на ходу. 

— Микит, а что у нас в той стороне? — Кивнул в направлении, куда нацелились РСЗО, Богдан. 

— Так вроде, там Родень, а за ней уже подальше будет Полевольский. 

БУХ. БУХ. БУХ. Раскатистым громом пошли ракеты, выходя их сопел стволов, огненными залпами и выкидывая назад инерционные газы, оставляя за собой инверсионные следы. 

Пятнадцать пусков за три с половиной минуты. Пятнадцать ракет ушли в небо, дымные следы которых почти моментально развеял сильный ветер.. 

..Артем ехал с работы из Полевольского, к себе домой, в поселок Карасак. Уставший, он слипающимися глазами следил за дорогой, сидя за рулем своей старенькой девятки. Завтра он должен получить зарплату и отпускные и они с женой и сыном, наконец-то, уедут отсюда подальше, к двоюродному брату жены. Родительскую квартиру, конечно, оставлять жалко, но вошедшие в их поселок позавчера государственные танки, стали последней каплей терпения. Все эти военные игры их правительства реально напрягали, и заставляли нервничать, и так плохо себя чувствующую супругу Софью. 

Ночь, начиная уступать, чуть светлела, обещая скорый рассвет. Ветер завывал в плохо закрытое окно, с особой силой, напоминая об ураганном сообщении. Фары машины тускло освещали пустую дорогу, по которой двигался автомобиль, разогнать который быстрее восьмидесяти километров в час, Артем, без потери экономии бензина, не мог. Впереди показались редкие огни спящего поселка, с вечно выключенными фонарями и постоянными авариями на электролиниях. 

Вдруг прямо посреди поселка вспыхнул огненный шар, освещая соседние дома, которые почти моментально сложились как карточные домики. За ним второй, третий. Огненные шары вспыхивали с небольшой периодичностью, освещая темное небо. Среди всполохов огня, постоянно мелькали голубые вспышки электрических разрядов. Клубы дыма, и сгоревшего в запредельных температурах мусора, поднимались над поселком, закрывая всю видимую часть горизонта. С некоторым опозданием завыла сирена тревоги, оставшаяся со времен СССР. 

Не веря глазам Артем, надавил на педаль газа, разгоняя обороты двигателя и повышая расход, столь экономно-оберегаемого бензина в два раза. Ведь там посреди первого взрыва стоял его дом, и находилась его семья.. 


Ночью я проснулся от паники в лагере. Все бегали и суетились, пытаясь выстроить подобие шеренг. Вооружившись, кто, чем горазд, эльфы и гномы походу готовились к бою. Высмотрев среди этой толпы Сиэля, я оттянул его в сторону.

— Что происходит?

— Огры. От туда, от туда и от туда, — Показал он в три направления. — идут огры. Минут через десять-пятнадцать они будут тут.

— А почему вы тут кипишь устроили? Надо уходить туда. — Ткнул я пальцем в свободном направлении.

— Там горный обрыв. Метров в тридцать высотой. — Эльф дергался, заметно нервничая.

— Где Тирон? Найди его. — Крутя головой я искал командира эльфов, но среди толпы да еще и ночью, мои попытки были тщетны.

Не прошло и минуты, как старый эльф выскочил как черт из табакерки.

— Они нас зажимают, как пить дать, зажимают. Их кто-то ведет. Вряд ли эти тупые создан


убрать рекламу


ия, сами додумаются так действовать.

— Погоди, не тараторь. С какой стороны нам лучше уходить?

Эльф что-то прикинул в уме, ткнув в одну из сторон.

— Собери пятерых лучников мне в помощь, вы всей толпой двигайтесь следом, метров за триста сзади. Когда мы начнем бой, не влезайте, пока не попрошу помощи, остальные лучники и мечники пусть стоят сзади, прикрывают.

Через полминуты возле меня стояли пять вооружённых бойцов.

— Выдвигаемся.

Я неся по темному лесу как слон, в сопровождении бесшумных бойцов. Через несколько минут быстрого бега мы остановились, услышав топот и утробное рычание.

— Вы все на деревья, ваша задача выбить глаза, чтобы ослепить, дальше по ситуации, если переагрится на вас, валите отсюда хоть куда, главное выжить.

Надеясь, что эльфы поняли, что надо делать, я пробежал еще метров двадцать и спрятался за крупным деревом, перед которым была небольшая полянка. Буквально через несколько секунд туда вышел огромный, метра под два с половиной здоровяк. Маленькие узкие глаза, такой же маленький нос с высоко задранными ноздрями, широкие скулы и огромный рот из которого снизу вверх торчали два огромных клыка, большие брови и яйцеобразный череп с маленькими, но острыми ушами. Огромный живот в обхвате, наверное, метра три, и большие сильные руки с просто гипертрофированными предплечьями и мощными длинными пальцами, которыми он в правой руке сжимал, обтесанный ствол от дерева. На плечах, черепашьи панцири, а на тело накинута в виде безрукавки белая шкура, перепоясанная огромным ремнем. Также белыми шкурами были обмотаны голени ног из-под которых торчали босые ступни примерно семидесятого размера.

"Урх. Огр"

Неполная полоска ХП, но с огромным показателем, 3762/5000. Дебаф "Подчинение"

В принципе на один удар «Гневом». Сгусток энергии затеплился между ладонями забирая мою ману. Несколько секунд положенного каста и сверху собираясь в одну ломаную линию ударила молния, вбивая в землю огромную тушу. Огр умер моментально. Но вот сзади него вдруг повыскакивали невысокие, ростом чуть ниже гномов, синие карлики, с огромными носами и ушами, вооруженные короткими луками и парными клинками. Тут же засвистели стрелы с деревьев, нашпиговывая коротышек, деревом и сталью. Эльфы вступили в бой. Я дополнял картину своими «Перстами» разя направо и налево, кастуя с огромной скоростью. По моей броне то и дело стучали небольшие черные стрелы, почти не доставляя мне неудобств, «Щит» работал, поглощая урон.

Неожиданностью стал, второй огр, запоздавший на пару минут. Гоблины, потеряв нескольких бойцов, сдали назад, освобождая место великану, который, увидев мертвого собрата, впал в ярость.

— ГРРРРРААААА. — Я еле увернулся, уходя перекатом в сторону от огромной булавы с большим восьмигранным навершием. Эльфы засыпают огра стрелами с огромной скоростью, превращая его в ежика. Правда урон у них копеечный, хотя стрелы и втыкались, но сносили всего лишь с десяток ХП. Понятно, почему против этих здоровяков никто не выходит, просто силенок не хватает. Постоянно перемещаясь, я стараюсь всегда находиться сзади огра, прожигая ему, своими световыми крестами, голые ляжки. Огр ревя, крутился, круша своей булавой все вокруг, особо не разбирая, куда бьет. Скорость его падает, он начинает хромать на обе ноги, и только слепая ярость заставляет его вращаться по оси в поисках кусачей букашки.

Внезапно, сзади раздается новый рык, и, отскочив чуть в сторону, вижу летящую на меня сбоку дубину сделанную из ствола дерева. Доли секунды, на то, чтобы выйти в ускорение, и я все равно не успеваю. Вернее абилка сработала, но уйти от удара уже коснувшейся меня дубины не получается и я наблюдая как меня сносит ударом, ничего не могу сделать. Тело по инерции летит назад, даже в замедлении с огромной скоростью, и успеваю лишь заметить еще двух огров, бегущих к месту битвы. Это ловушка, нас зажали, выпустив вперед лишь одиночную фигуру разведчика, чтобы мы показали свои возможности. Эльфы не справятся. Для меня проходит пара секунд, за которые я успеваю все это увидеть и обдумать прежде, чем мое тело врезалось в дерево..

Запах горелого мяса, близкого костра и еще смесь чего-то неприятно тошнотворного. Спина болит, голова квадратная от удара об дерево, которое оказалось на порядок прочнее меня, руку саднит. Интерфейс. Ого двести ХП снесло от удара. Или меня потом били? Маны опять ноль. Не открывая глаз нащупал на шее негатор. Опять. Что за невезение.

Я опять в клетке, только в этот раз в лагере гоблинов. Пара огров, громадин, по сравнению с носатыми коротышками, сидят по краям. Ближе к огромному костру была большая толпа синекожих, среди которой постоянно вспыхивали локальные конфликты и они мутузили друг друга. У костра крутится вертел с большой тушей, обжаривая бока и явно подгорая. Справа и слева еще десяток клеток, битком забитых пленниками. В моей клетке тоже семь тел. Все эльфы. Последних помещений нашей тюрьмы не видно, народ по соседству закрывает весь обзор.

— Руталаз. — Позвал по имени, ближайшего ко мне, считав его имя с интерфейса. — Сколько времени прошло?

— Нас привели пару часов назад, ты уже валялся тут. — Шепотом доложил он.

— Всех пленили?

— Нет. Все ушли к обрыву, мы вступили в бой, для отвлечения внимания от основной группы, поэтому нас и схватили.

По пути, пока выясняются детали, залез в личный мешок. Негатор и ключ, не зря их прихватил с собой. Как по волшебству в руке появляется ключ. Активация. Облом. Ключ не снимает негатор, не подходит. У каждой болтика своя гайка.

— Это вся их команда? — Кивнул я на толпу сидящих у костра.

— Основной рейд, гоблинов с ограми, ушел искать остальных. Это наши охранники. — Эльф внимательно следил за одним из курсирующих туда-сюда гоблинов, на поясе которого висели два обоюдоострых, длинных клинка.

— У кого ключ от этой штуки. — Я указал на негатор на шее.

— У, вождя. Верховного шамана.

Я всматривался в бурлящую толпу, оценивая ситуацию. Сами по себе гоблины не показывали себя высокоинтеллектуальными особями. Порядка ноль. Постоянный драки с лупцевание друг друга недогрызенными костями по головам. Грязные, неухоженные доспехи, местами порванные, местами просто отсутствующими. Вой, ор и ругательства, создавали звуковое впечатление тысячной толпы. Огры же, создавали вид, абсолютно меланхоличный, их никак не трогало происходящее.

— Эй, слышь. — Свистнул я одного из проходящих охранников, которые курсировали, время от времени, возле клеток. — У меня послание к вашему главному шаману.

Гоблин не подходя натянул лук, направив его на меня.

— Учти, послание оттуда. — Указал я пальцем в небо. — Не отведешь, потом тебя накажут.

В голове у коротышки вращались колесики, что явно выражалось на его лице. Он пытался сообразить, как правильно поступить, чтобы не оказаться наказанным.

— Твой врать. — Писклявым голосом выдал он. — Вы бежать, твоя не знать никакой посланий.

— Ты тупой что ли. — Продолжил я давить. — Я специально вел всех их к вам. Зови бегом вождя, а это тебе за службу.

И кинул ему через клетку золотую монету. Ушастый упал на нее тут же всем телом, в полете вращая головой, чтобы никто не увидел его новое сокровище. Воровато вскочив на ноги, и засовывая монету за пазуху, он со всех ног рванул чуть в сторону от костра.

Через несколько минут к нашей клетке шел процесс из нескольких крупноватых гоблинов. Эти по сравнению со своими сородичами, выглядели просто роскошно, хорошая одежда, подогнанная под размер больших пуз, прилизана и приглажена. На пальцах роскошные перстни, на запястьях браслеты. Жиденькие волосы собраны, заплетены в подобие косичек и убраны назад.

Самый крупный из них шел немного впереди, держа в руках крупную палку. Посыльный же, потирая отбитую руку и чуть прихрамывая, плелся по правую сторону от вождя. Процессия остановилась за несколько метров от нас, внимательно изучая пленников.

— Кто такая? — Визгливо крикнул на охранника главный толстопуз.

— Он. — Ткнув в меня пальцем, вжал голову в плечи тот. — Он посланника.

Вождь сделал еще шаг в мою сторону.

— Говори.

— У меня послание оттуда. — Я снова ткнул пальцем в небо. — От главного, но говорить буду только с вождем.

— Какой главный? Зачем моя голова морочить? — Шаман постоянно замахивался на меня палкой. — Тебя жестока наказать буду. Палками бить по спина. Как звать главный?

— Мельхом.

Гробовая тишина была мне ответом.

Тихо перебирая ногами, чуть заметными шажками, почему-то полубоком, вождь подошел ко мне.

— Что хотеть Главный?

— Не могу сказать при всех.

— А вдруг твоя лгать, чтобы его отпустить из клетки? — Насторожился шаман.

— Да можешь не отпускать. — Пожал я плечами. — Скажу на ушко, сам решай, отпускать или нет.

На пару секунд задумавшись, вождь сделал последний шаг, выставив свое огромное ухо вперед, и старательно кося глазами на меня. Я вытянул голову к уху, и левой рукой, крепко взял гоблина чуть выше локтя прямо через решетку.

— Тебе хана. — Прошептал я в ухо. И правой рукой прижав к голове пистолет, нажал на курок. Банг. Голова дернулась, оставаясь целой. Банг. Банг. Пассивный щит слетел, и последняя пуля пробила голову насквозь.

Лут. Ключ от негатора в руке. Моментально провожу им по ошейнику, который тут же расстегивается, падая к ногам. Фиал маны. Эльфы жмутся сзади меня по моему приказу. Замок. Он висит с наружи, и мне не сбить его направленно магией, если только молнией, которая зацепит и нас всех. Доля секунды на осмысливание произошедшего и стражники, охранники, да и все гоблины сидевшие у костра заорали в унисон. В меня полетели стрелы, копья, камни и непонятные сгустки энергии, от двух таких же, как вождь, шаманов.

— Крылья Ангела. — Хватаю руками решетку, максимально прижимаясь к ней всем телом. Призрачные белые крылья раскрываются за моей спиной, проламывая потолок клетки, и собирая, и взламывая плотно сколоченные доски, рвутся вперед, чтобы закрыть меня. Острые концы перьев срезают стальные прутья решетки, и втыкаются в землю, разрезая пополам упавшее тело вождя. Непробиваемая защита собирает перед собой тучу стрел и копий. А в руках уже сверкая, собирается шаровая молния, которую я держу на несколько секунд дольше, сжигая ладони о раскаленную плазму. Огры повели себя как я и ожидал, рванули к пленникам на погашение бунта и в момент, когда они оказались плечом к плечу, я отпустил заклинание.

— Внимание! Умение "Гнев Божий" подвергается непредусмотренному апгрейду. 

Стоит вам поделится с заклинанием своей жизненной энергией, и ваших врагов поразит «Цепь молний»! 

Количество целей и урон зависят от времени кастования. Каждый следующий такт забирает в два раза больше маны и жизни, чем предыдущий. 

БАБАХ. Первого огра расплющило, второму же снесло половину туловища, выжигая мышцы с костями и запекая кровь. Я же выл от боли, смотря на свои сожжённые до мяса и костей, кисти рук.

— Исцеление. — Сквозь кровавую пелену в глазах, прошептал уже на грани потери сознания, от болевого шока.

Прохлада рванула по телу гася нервные импульсы, отправляющие болевые ощущения в мозг. Мне повезло, что крест, мой артефакт без которого невозможно применение магии, я сжал на рефлексах, не давая ему выпасть из рук. Кожа нарастала прямо на глазах, а мозг до сих пор не верил в излечение, навязывая фантомную боль и заставляя мышцы дрожать в нервном тике.

Прозрачные крылья свернулись и спрятались за моей спиной, обновляя на мне почти пустой «Щит». Срезанные прутья решетки упали, вперед выпуская меня на свободу. Эпичность картины, достойной зарисовки. Мой первый шаг из клетки, перед лежащими на земле, трясущимися гоблинами и тлеющими, чуть дымящимися трупами двух огромных огров.

Один из шаманов, чуть приподнял голову, что бы посмотреть на ситуацию. Тут же выделяю его целью.

— Перст.

Световой крест бьет точно в темечко, ведь кроме большой прилизанной головы у лежачего гоблина ничего не видно. Пассивного щита на нем нет, потому энергетический сгусток, легко пробивая кожу, кости и сжигая мозг, наносит «Суперкрит».

Гоблинов все равно много и через несколько секунд, они придут в себя от грохота молнии. С другой стороны лагеря слышится топот огромных ног несущих тяжелые тела, видимо огров в лагере больше чем два. Нужно время все оценить. Ускорение. Время замерло, даря чуть меньше десяти секунд на проработку плана. Эльфы мне не помощники. С гоблинами справятся, но против огров они не танцуют. Молния в откате, а вот «Персты» им нипочем. Примерно двадцать чистых попаданий. А ведь на них какие-то артефакты блокирующие даже магический урон.

Разворачиваю непослушное тело к клеткам, заставляя хрустеть позвонки непривыкшие работать на такой скорости. Две крайние клетки. Там пленники не из нашей команды. По три огромных белых волка за каждой решеткой, внимательно смотрящих на меня. Размером чуть крупнее пони, длиннее и мощнее. Белая шерсть с серыми узорами, большие загривки, острые стоячие уши, мощные длинные лапы и громадные пушистые хвосты. Мощь животных прямо чувствуется при взгляде на них, вызывая шок и трепет. Только дебаф «Молчание» вызывает секундный ступор. И кажется, я догадываюсь в чьих шкурах были огры в лесу.

Время безжалостно уходит, сжирая остатки маны. И не придумав ничего лучше, выделяя замки клеток с волками, запускаю в них по очереди пучки световой энергии. Слоты быстрого вызова откатились, разрешая выпить еще один фиал маны, позволяющий побыть в ускорении еще с десяток секунд. Вкус корицы на языке, и почти моментально растущая синяя полоска. Мои кресты летят медленно, как в слоу-мо, рассекая воздух и оставляя за собой инверсионные прозрачные следы. Я же заставляя мышцы работать на сверхнагрузках, разворачиваю тело и бегу в сторону от гоблинов и клеток с волками. Кожу сжигает от перегрузок, связки скрипят, разгибая и сгибая неготовые к такой работе хрустящие суставы, мышцы вздуваются от переполнения кровью, моментально сжигая гликоген. Буквально с десяток метров, моментального ускорения и половина ХП проседает от нагрузки в несколько «G». Оставляя себе несколько десятков единиц маны, вываливаюсь в нормальное время и еще по инерции бегу, харкая кровью и пытаясь вытереть рукавом юшку из под носа. Спотыкаюсь о собственные ноги, падаю, активируя в падении излечение.

Секунда отдыха. Волки выскочили из клеток, и вовсю начали рвать гоблинов. Единственный кто смог противостоять им, это был гоблин-шаман, размахивая посохом, он с сумашедшей скоростью кастует абилки, умудряясь отбиваться сразу от двоих на порядок более сильных противников. Выделяю его в цель. Перст. Маны опять ноль. Гоблина ударяет в спину, сбивая ему треть ХП. Но он не ожидая удара сзади падает на землю с огромным ожогом на коже и тут же его рвут пополам волки.

Мензурка маны, в остатке всего три. С другой стороны костра, появилось еще два огра в сопровождении десятка, синекожих бойцов, которые увидев волков тут же стушевались.

Волки, довольно быстро расправившись с оглушенными ударом молнии гоблинами, не обращая внимания на подранков, выстроились в линию, слажено приготовившись к атаке. Огры вступили в бой незамедлительно, опуская свои дубины сверху на головы белых хищников, что и стало их ошибкой. Волки быстры, и оба, в кого направлялся удар, ушли в стороны, лишь одному по касательной чуть зацепило шкуру. Тяжелые бревна вязнут от удара в земле, и тут же как по команде хищники атакуют. Крайние в синхронном прыжке виснут на мощных руках, а те что уходили от удара, идут на таран, пытаясь завалить и вгрызться в горло. Один огр падает, пытаясь скинуть волков с рук, но те повисли мертвой хваткой, дробя, мощными челюстями кости, и разрывая мясо. Его уже придавил, разрывая открытые куски кожи, третий хищник.

Второй тройке приходиться хуже, великан находит в себе силы, рвануть дубину снизу вверх, и ударить снизу по волку, атакующему в прыжке. Удар приходиться в основании головы, прямо в открытую шею. Висящих на руках волков, он долбит о землю, яростно рыча. Все происходит за несколько секунд, в которые я смотрю фильм, как сторонний зритель, концовка которого определит мою судьбу.

Перст. Перст. Перст. Прихожу я в себя и иду в атаку, выделив живучего великана в цель. Волки брыкаются, пытаясь завалить огра на землю, но тот, ревя, мутузит их со всех сил.

С разбегу, не добегая метров трех, прыгаю на максимальную высоту вверх и вперед, а при моей силе получается нехилый такой прыжок, и в полете кидаю в приближающуюся голову еще несколько световых крестов. Один попадает точно между глаз и пробив лобную кость, проходит «Суперкритом». Я же врезаясь в него, заваливаю уже неуправляемое больше тело назад. С боков как-то очень глухо рыча, на меня смотрят два побитых волка. Полоска ХП на максимуме у них по две тысячи, но сейчас они потрепаны и кое-как дотягивают до половины. Нападать не спешат, головы чуть опущены, прикрывают уязвимое горло. Смотрю на третьего, которому досталось ударом, "Внутреннее кровотечение", красная полоска здоровья проседает, под действием дебафа. Выделяю его в цель.

— Исцеление. — С моих рук уходит мана, образуя зеленый трехмерный крест, над хищником и падает в него, восстанавливая жизненные силы. Дебаф на месте.

— Благословление. — Вычищаю все негативные последствия битвы, и даю временное усиление.

Волк тут же вскидывает морду и протяжно воет в ночь, свою песню, а смотрящий на меня его сородич, понимая, что я не иду на них боем, срывается в помощь первой тройки, оставляя третьего из их боевой связки сторожить меня. Меньше минуты и все шесть волков рвут расстояние от мертвого огра к пытающимся удрать гоблинам.

— Руталаз, вылась оттуда, собирайте оружие, готовимся к выходу. — Крикнул я застывшим в разбитой клетке эльфам.

Сам же поочерёдно выбирая замки клеток в цель, срезаю их «Перстами», вскрывая решетки. Эльфы-бойцы действуют на порядок грамотнее своих сородичей, организуя порядок среди смуты торгашей. Пара минут и почти тридцать эльфов и десяток гномов, выстроились в подобие шеренги, со страхом, что-то выглядывая за моей спиной.

Сзади все шесть волков с окровавленными мордами, смотрят на меня не моргая своими черными как ночь глазами.

— Или пан или пропал. — Шепчу сам себе, пытаясь унять дрожь в коленях.

Крест и книга исчезают, прячась в инвентаре. Поднимаю руки вверх, показывая пустые ладони, делаю шаг вперед, ориентируясь на волка которого лечил.

— Мы с тобой, одной крови, ты и я.

Хищник делает шаг навстречу, смачно чихая и мотая головой. Его мышцы вздуваются и пружинят, от заемной силы «Благословления», он как бы намекая кивает в сторону своих сородичей, мол, сними с них молчанку.

— Не могу хвостатый, откат умения. — И как бы не было страшно, подхожу и кладу руку ему на голову, которая даже когда опущена, находится на уровне моей груди, перебирая шерсть за ушами. — Помощь нужна, твоя… всех вас. Основной рейд у гоблинов где-то, гоняет наших. Не справимся мы с ними, да и вам это в плюс, как-никак вы тоже в плену как-то оказались, надо поставить их на место.

"Белый Волк"

Зеленая полоска 1230/2000 ХП, и только мое «Благо». Ни имени, ни звания. Посмотрел на каждого, ни у кого имени нет. Вспомнил книги Руса, как там именам радовались.

— Хвостатый, нарекаю тебя имением Акела. Хватит быть безымянным.

Волк свел уши вместе, подняв глаза к верху, словно стараясь рассмотреть свой статус.

"Акела. Белый Волк"

Изменилась инфа, читаемая моим интерфейсом. Волк, еще раз тряхнув своей шевелюрой, склонил голову в элегантном поклоне, выставив вперед одну лапу.

— Ты будешь, Туманчик, под цвет шерсти. — Положил я руку на голову второму волку.

— Ты, Шрам. — По-моему, хищник даже улыбнулся, повернув голову чуть боком, и глянув на меня одним глазом с огромным поперечным шрамом.

— Ты, Молния, я ведь не ошибся, ты девочка?

— Ты Барри. Взгляд у тебя добрый.

— Ну а ты, Великан. Как самый крупный.

Волки смешно водили носами, когда я гладил их по холке, и постоянно пытались разглядеть свои уши, как будто чувствовали изменения в моем интерфейсе, который исправлял информацию о них, сразу после нарекания именем.

— Ну, что Акела, поможете?

Волк повел мордой, и чуть присел, приглашая сесть на него.

— Руталаз, еще четверых бойцов с нами отбери, волки помогут отбить весь рейд. Остальные двигайте к точке выхода из леса, как и договаривались и ждите нас там. — Я вскочил на волка, который легко встал и повернул меня к пленникам. — Ну, или мы вас ждать будем, тут как получится.

Сидеть на хищнике было не просто, пришлось сильно сжать его ногами, чтобы не сверзиться и крепко держаться за холку. Скорость перемещения на волках была гораздо быстрее, чем мне казалось, когда они бегали без меня. Уши закладывало, дыхание сперало, в рот постоянно пытались залететь мимоходные мошки, мышцы сводили судороги, но отпускать или разминать их я боялся еще больше, падать на такой скорости страшно. Ночной лес пролетал, мелькая деревьями, редкими животными и одиноко идущими гоблинами, которых волки умудрялись сносить, ударами лап не снижая скорости.

Примерно через двадцать минут интенсивной скачки, мы настигли отряд из трех огров и сотни гоблинов, ведомых парочкой шаманов. В бой вступили сходу.

Первого огра, шедшего в конце колонны, волки завалили сразу вшестером, четыре эльфа моментально ушли на деревья, отстреливаясь с безопасного расстояния, а Руталаз который оказался рукопашником, вместе со мной пошел в ближний бой, раздергивая внимание и не давая сообразить, чтобы накатить волну на волков. Длинные клинки пели в его руках, танцуя танец смерти, мой баф закрывал его от дотов шаманов, которые выбрали его первоначальной целью, так как он двигался прямо на них, делая просеку в живой стене из гоблинов. Халявная сила, пусть и временная, заставила его поверить в свое превосходство, а абилка лечения прилетевшая в спину, разогнула затекшие мышцы, позволяя ускориться и идти на таран. Стрелы летели откуда-то с деревьев, добивая подранков, и убирая слишком рьяных синекожих пытавшихся напасть на Руталаза с боку или сзади, мои кресты хоть и не часто, но зато от души прожигали хрупкую плоть носатых карликов. Битва Астерикса и Обелиска против легионеров.

Раздался протяжный трубный сигнал. Просят помощи, значит, есть еще как минимум одна такая же команда. Мысли галопом проскакивают в голове, отвлекая от жажды битвы. Впереди шаманы, кастующие свои умения и умело отыгрывающиеся с задних рядов, их прикрывает могучее тело огра, а вот второй великан рвется к быстрому эльфу, чтобы остановить этот кровавый фарш, но сбоку на него уже наседают четыре волка, которые применили интересную тактику. Акела с громовым рыком кинулся с разбегу, прямо на грудь, и ожидаемо огр распахнул руки, чтобы его поймать, а вот Молния шмыгнула назад огра и легла в аккурат под ноги. Великан принимая такую здоровую тушу хотел сделать шаг назад и споткнувшись, по инерции, завалился на спину. Тут же подлетели остальные волки, разрывая сухожилия и связки. Гоблины наседали на волков, пытаясь помочь огру, но силенок пробить шкуру белых хищников, у них явно недоставало.

Огр прикрывающий старших гоблинов, рванул на помощь, сородичу забыв свою главную цель — защиту шаманов. Его громоподобный рев глушит и сбивает с ритма. Волки еще вгрызаются в незащищенные места, пытающегося подняться недобитка, сбавляя его хиты, и вешая доты кровотечения и разрывов связок. Акела уходит наперерез бодигарда, отвлекая его на себя, но в руках у великана, огромная секира, пугающая уже одним своим размером. Этот огр умнее, и машет ей наискосок уводя острие в конце вверх, чтобы не вбить в землю, тяжеленое навершие. Акела буквально на сантиметр увернулся, извернувшись в неестественном прыжке, поджав под себя лапы. Минус огра это ловкость, по инерции сильного замаха его заносит в сторону, давая хищнику драгоценные секунды на подъем и подготовку к следующей атаке. Бегу на помощь, повторяя подвиг совершенный в лагере, со всей скорости запрыгиваю на заваленное дерево и оттолкнувшись, прыгаю как можно выше и дальше над огром, в процессе успеваю три раза ударить «Перстом» целя в голову но, попадая в плечи и шею. Перелетая через него со всей дури бью сапогом в глаз. Меня закручивает в воздухе в кульбит, и со всей мочи падаю на землю, кувыркаясь. Пытаясь погасить скорость прыжка, расстилаюсь в форме звезды и сотрясаю все внутренние органы, кинетической энергией падения. Маны мало. Но исцеление необходимо, для продолжения боя. Волна свежести наполняет, отбитые мышцы, заполняя все клетки необходимыми микроэлементами.

Огр ревет, держась за выбитый глаз, Акела кружит вокруг, не решаясь один идти в атаку, его стая уже почти добила своего великана, и вот Молния снова бежит к нему на помощь. Среди толпы гоблинов, уже не так быстро но все еще стойко крутиться эльф, все чаще его спасают друзья с деревьев, убирая пропущенных и недобитых. Исцеление Руталазу, «Благо» еще висит, «Щит» на него же, шаманы уже могут ударить прямой магией, до них так и не доходит до сих пор почему не работают их доты. Взвизгнул Туманчик, блин, только помянул я лешего, как один из шаманов переключился на волков, опутывая хищника клубами дыма в кокон.

Молния и Акела по старому принципу, за считанные секунды завалили огра с огромным фингалом в пол лица. Но даже упав, силы у великана через край, мощный удар и Молния летит метров на десять в сторону и врезается в огромное дерево, стряхнув с него не опавшую листву. Сразу три дебафа и хиты просели почти на триста единиц. «Благо» в откате, пока помочь нечем. Нужно срочно убирать огра с этой боевой доски. С места иду в разгон, к пытающемуся скинуть с себя Акелу огру. Волк кружит и уворачивается от пудовых кулаков, пытаясь выцелить незащищённую шею. Несколько секунд и наплевав на безопасность подбегаю к великану вплотную и с метра вбиваю в голову тройку крестов, последний из которых проходит «Суперкритом» разнося лицо в крошку и разбрызгивая мозги.

Шаманы. Последняя площадка боя. На мне появляются и гаснут дебафы от их духов. Сломанный таймер «Блага» неплохая помощь в этом мире. Стена из десятка гоблинов, вставших как триста спартанцев щитом к щиту, с высунутыми в щелях копьями. Их страх читается издалека. За ними беснуются шаманы. Их всего двое. Духи уже не призываются так быстро как в начале боя, всю ману они растратили на то, чтобы нас «застанить», ударной магией не атаковали. Ведь еще когда упал второй огр, могли уже атаковать, но не стали, неужели мы настолько нужны им живыми, надо прояснить этот момент. Я поднял руку, останавливая своих бойцов. Среди моих никто не погиб, а вот вокруг все было залито кровью и завалено трупами, три огромных остывающих тела огров, особенно внушающе смотрелись. Сзади меня слышалось тяжелое дыхание волков, но моего приказа никто не ослушался. Лишь Акела задрав морду, провыл в ночь.

— Если вы бросите оружие, и будете слушаться, я оставлю вас в живых.

Говорил я негромко, но гоблины внимали каждому моему слову и сразу как по команде бросили щиты и копья, упав ниц передо мной. Шаманы яростно шипели и сверкали гневными глазами, но посохи тоже положили на пол.

— Вы двое, подойдите ко мне. — Указал я пальцем на них.

Синекожие повелители духов, продолжали яростно буравить меня взглядом, даже не шелохнувшись.

— Убить правого.

Хотя приказ не был отдан кому-то конкретно, правый шаман за несколько секунд превратился в ежика и даже не ойкнув завалился назад.

— Подойди. — Посмотрел я на второго.

Опустив голову и печально посмотрев на свой посох, второй шаман подчинился.

— Для чего мы вам нужны живыми? — Приставив крест к его подбородку, я не давал ему опустить голову, глядя прямо в глаза.

— Приказа, верховного шамана. Наша должна беглая раба поймать и вернуть в лагеря.

— Сколько уже поймали?

— Моя не знать. Верховный шамана дал команду, поймать, мы ловить.

— Верховный шаман, сказал вам всем перестать бегать по лесу и вернуться в лагерь, навести порядок.

— Верховный только сама приказывает. Шамана отправляет к нам духов с приказами. Моя тебе не верить. — Гоблин сорвался на визг ударяя себя кулачком в грудь.

Я достал снятый с Верховного медальон и поднял его на уровень глаз гоблина.

— Теперь веришь?

Глаза ушастого вылезли из орбит.

— Великая Комбибума мертв. — Он упал на колени и обхватив голову руками начал биться об землю. — Ыыыыыыыыыыы, ААААААААААА, Верховная шамана мертв. Кто теперяка будет нас любить? АААААААААА. Кто будет нас жалеть и защищать?

— Перестань выть, сколько еще отрядов охотиться за рабами?

— АААААААА. Великая шамана, спаситель наша…

Мне пришлось пристукнуть гоблина крестом между ушей, от чего он тут же затих, и затравлено смотрел на меня снизу вверх.

— Сколько. Еще. Отрядов? — Сквозь зубы приблизившись почти вплотную спросил я.

— Еще два. Тама-на. — Махнул в направлении темных деревьев он.

Эльфы тут же исчезли на деревьях, уходя в разведку в разные стороны.

— В какую сторону вы идете сейчас? Там есть рабы?

Мелкого гоблина увешанного различными побрякушками била тихая дрожь.

— Тама-на. — Он махнул чуть севернее других отрядов. — Рабы ушли туда-нама. Мы их чуть-чуть догнали, совсем мало осталася.

Я обернулся к волкам.

— Туманчик, это твой клиент. — Кивнул я на гоблина. — Нужно его доставить до города. Глаз с него не спускай, и желательно оставь живым. Хотя если будет брыкаться можешь ему ноги откусить.

Волк подошел застывшему, от страха гоблину и схватил его как котенка за шкирку. Тот лишь поджал под себя ноги и обхватил их руками, боясь моей угрозы.

— Руталаз, нужно выдвигаться в сторону наших, отправь одного разведчика навстречу пленным, пусть покажет направление. А этих, — Я кивнул в сторону лежащих ниц


убрать рекламу


гоблинов. — привяжите к дереву, чтобы не мешались, я обещал оставить их в живых.

Профит. Несколько минут я потратил на сбор лута с мертвых тел. Те, которых покрошил эльф, выдали вселенскую пустоту, а с тех, что побил я, выпало несколько медных монет, пара простых проволочных колечек и мятый нагрудник бойца. С убитого огра упал «Клык» уже четвертый, с каждого мной убитого упал такой же. Склянок маны и жизни нет, как не было и в лагере гоблинов, собственный остаток один фиал жизни и три маны. Плохо. Нужно включать режим паранойи и жестокой экономии.

Запрыгнув на Акелу, я усмехнулся про себя, смотря на гоблинов, привязанных за руки и за ноги к крупным веткам деревьев, этакие гоблино-плодовые деревья получились. Ничего, созреют, сами отпадут.

— Рут, выдвигаемся.

И схватив Акелу за уши, я прижался к волку, так как тот набрал с ходу огромную скорость.



Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Телеканал Си-Ди-Эм. 

— С Вами, Кетти Брис, и сегодня у нас, очень интересный гость. Военный специалист по восточному направлению, в частности по России и Китаю, бывший летчик-ас, побывавший не в одной горячей точке, а сейчас уполномоченный при Пентагоне, Джон Маркер. 

Ведущая оторвалась от бумажки и взглянула на своего седого и обвисшего неплохим лишним весом гостя. 

— Итак, Джон. Как вы можете прокомментировать, эту непозволительную и нахальную выходку русских, атаковавших танковую дивизию близь Полевольского. 

— Да, данная выходка действительная нахальная и непозволительная, и я вам скажу, что она переходит все разумные границы дозволенного. Русское руководство совсем выжило из ума, решившись посягнуть на соседнее, независимое государство, и под покровом ночи, ударить по дислокации военной танковой дивизии. Более того не особо разбирая, что они творят, их ракеты накрыли небольшой соседний городок, полностью его уничтожив со всем местным населением.. 

— Ахх… — Прижала ладошку ко рту ведущая. 

— Да, более тридцати тысяч погибших мирных жителей. Сбрендившие русские не считаются ни с кем, и ни с чем. Дети. Старики. Женщины. Погибли все. Прямо в своих кроватях, без малейшего шанса на спасение. Более циничного поступка, в мировой истории еще не было. 

— Скажите, Джон. А Пентагон точно уверен, что удар нанесли именно русские? Возможно, есть вероятность теракта, для ухудшения наших с ними отношений? 

— Есть неопровержимые доказательства нашей разведки, которые, к сожалению, я предоставить не могу, из-за их секретности. 

— И что-же нас ждет дальше? — Кетти с глазами полными страха и испуга, посмотрела на своего собеседника. — Неужели нет управы, на этих дикарей? 

— Почему-же, есть. Наш шестой флот войдет акваторию Черного моря в ближайшее время. Москве уже выставлен ультиматум вернуть, захваченный Крым и Севастополь на историческую родину. Полное разоружение черноморского флота, и всех сухопутных войск. Пропуск наших специалистов для проведения тщательнейшей экспертизы, по данному инциденту, с привлечением к ответственности виновных в нем. 

— А если.. 

— Поверьте Кетти, нашим вооруженным силам нет равных в этом мире. И каким бы агрессивно-амбициозным правительство Российской Федерации не было, я думаю, у них хватит ума, не связываться с нами в плане военных споров. 

— То есть, мы готовы начать войну с русскими? 

— Мы готовые утихомирить любого, кто посягнет на мир на этой планете. Русские тут не исключение… 


*** 

— Великий вождь, Вурк-х неправ! — Аргх, посмотрел из подлобья сначала на своего отца, а затем на главу племени. — Если орки не будут обучаться основным наукам как другие расы, орки не выживут. 

— Мальчишка! — Взревел колдун. — Ты будешь рассказывать Вождю, что нужно для орков. За сорок лет пока Вурк-х вождь, орки стали намного сильнее и более уважаемые среди остальных рас. Орк должен уметь воевать. И ничему кроме войны учиться ему не надо. 

Аргх поднялся, разминая затекшие, могучие плечи. 

— Неправда. Никакого уважения орки не добились. Нас просто используют, нанимая как самую дешевую силу. Жалованье эльфа лучника почти тридцать золотых в месяц, орку платят только пятнадцать. И то выдают горсть серебра, в котором всего десять-двенадцать золотых, потому, что орки считать не умеют. 

— С чего ты взял? — Колдун, взбешенный поведение молодого орка, вскочил и ударил посохом в камень, от чего тот моментально пошел трещинами и спустя секунду развалился на мелкие кусочки. 

— Аргх обучался письменности и счетоводству последние пять лет, которые был на службе у эльфов. 

— Так вот куда ты тратил заработанные деньги, вместо того, чтобы поддерживать свое племя. 

— Да. Аргх тратил заработанные деньги на свое обучение, и ни капли об этом не жалеет. Аргх может обучить других орков, чтобы их никто не обманывал. Последних семерых воинов вернувшихся из найма, обсчитали на четырнадцать золотых, дав вместо всеми уважаемого золота — серебро и медь. — Аргх обернулся, смотря на застывшие в изумлении лица орков. — У кого из орков есть хоть одна золотая монета? Когда оркам вообще платили золотом последний раз. 

— Да как ты смеешь! — Взревел колдун. 

— Смею! — Не менее грозно пророкотал молодой орк. — Нас используют как пушечное мясо в своих междоусобицах. За последние неполные двадцать лет, в племени стало на сорок взрослых орков меньше. 

Аргх взглянул на молодую орчанку. 

— Орхара, вот где твой муж? — Девушка вздрогнула, от неожиданного обращения и инстинктивно сделала шаг назад, пытаясь спрятаться в толпе. — Погиб в последнем найме в разборке двух людских баронов, кто их них будет собирать дань с деревни. Сколько лет ему было? Он был не намного, старше меня. Тебе заплатили хотя бы за его смерть? Что же ты молчишь? Почему вы все молчите? 

Орк искал поддержки у своего народа, смотря в глаза каждому из тех, кого он знал и любил с младенчества. Но они просто опускали взгляд, когда он смотрел на них по отдельности. 

— Мальчишка, ты перешел черту. Жизнь орка это битва, а смерть это лучшая награда. Нам все платят, за то, чтобы самые сильные воины защищали их. Нам незачем забивать свою голову какими-то там науками и твое вранье, насчет обманов по оплате не пройдет. Аргх будет наказан за свою дерзость. На дыбу его. 

Два личных охранника вождя поднялись и направились в сторону стоящего и набычившегося парня. Аргх смотрел на них с злобой. Злобой к самому себе. Почему он не смог их убедить? Почему они его не слушают? Ведьон всегда старался ради своего племени. Ради своей матери, которая и сподвигла его начать учиться. Сердце жалобно сжалось, накатив тоску воспоминаний, выбив предательскую слезу из глаз. Что не осталось не замеченным вождем. 

— Чтож ты расплакался, мальчишка? Думаешь, Аргха пожалеют? 

Молодой орк сделал шаг на встречу бодигардам и рукой вытер слезу. 

— Пусть Великий Вождь себя жалеет. — И правой рукой вытащил из-за спины небольшую, чуть короче руки дубину с намотанными на утолщение мягкими шкурами. — Аргх докажет свое слово в бою. 

Кроме науки письменности и математики, он хорошо изучил уроки боевых искусств, чем приводил в восторг своего старого учителя-эльфа. Ведь соединение его силы с умением ей пользоваться, делало его непобедимым бойцом. 

Бодигарды замерли в пяти шагах, набычившись и потянувшись за своим оружием. Еще двое встали и поспешили к ним в центр круга. Молодой орк не стал ждать, когда его возьмут в кольцо и атаковал ближайших, первым. Умение выбрать правильную для атаки позицию, рассчитать силу удара, правильно направить энергию движения противника, позволяли ему кружить между охранниками, нанося удары специально обмотанной дубинкой, чтобы не проламывать им черепа, а просто оглушать. Привыкшие брать все нахрапом и силой, орки ревели, проигрывая вчетвером, одному молодому выскочке, который то и дело наносил точные, болючие удары, по не защищённым ногам и рукам. Двое уже потеряли оружие, не в состоянии сжать пальцы рук из-за быстро опухающих и наливающихся синевой, отбито-парализованных мышц предплечий. Еще один лежал держась за огромный синяк на ноге, переваливаясь с одного бока на другой, пытаясь утихомирить боль. 

— Убить его! — Взревел вождь, сам выходя вкруг. 

— Нет. — Раздался голос сзади, и молодой орк улыбнулся, стоя перед бойцами, боящимся продолжить бой, узнав голос своего отца. — Аргха не за, что убивать. Он ничего не нарушил в наших законах. 

— Он оскорбил всех орков. И своего вождя, Великого Вурк-ха. — Злобно сверкнул глазами колдун. Глядя как рядом с выскочкой, встал его отец, один из самых сильных орков племени. — И за это он будет наказан. А за сопротивление моим приказам — убит! 

Колдун взял посох в боевое положение, активируя его. 

— И все кто встанет на его защиту, умрут вместе с ним. 

Крох, посмотрел на своего сына с нескрываемым восхищением. Одному справиться с четырьмя противниками, это подвиг. Он поверил в слова сына, о том, что их обманывают, ведь золото в племя, действительно, никто не приносил уже очень давно, а за серебро им продавали только плохие доспехи и протухшее продовольствие, постоянно противно насмехаясь над орками. Он обернулся на своих друзей, которые составляли основной кулак их племени, и улыбнулся про себя, видя, как они один за другим начали вставать, чтобы поддержать его. 

— Вождь не может применять магию против нас. Это против закона. — Крох посмотрел на колдуна, сжимая в руках палицу, которая по сравнению с дубинкой сына могла проломить любую голову. — Мы можем отстоять свое право в честном бою. 

— Вурк-ху и не надо ее применять. Вурк-х и так справиться с вами. — И растолкав своих телохранителей, он кинулся на отца с сыном, бешено вращая посохом, по концам которого вылезли черные, шипящие на воздухе шипы. 

Вождь соврал. Заклинание позволяющее ему не дышать, висело на нам уже почти минуту, а споры Лунного цветка уже кружили в воздухе, вдыхаемые его соперниками. Все медленнее двигался Крох, пропуская удары и не успевая контратаковать, все хуже уходил от атак Аргх, не понимая, что происходит с его замедляющимся телом. Все больше восторга было в глазах орков, видящих со стороны, как вождь один побеждает, двух как, казалось бы, сильнейших воинов племени. И все больше сомнений, у орков-бойцов хотевших встать на защиту друга.. 


— Тирон, а чем так выделяются Архимаги, от остальных кто владеет магией? — Шагая к выходу из Темного леса, мы разговаривали на разные темы, пытаясь не попадать от усталости.

Беглецов мы нагнали за пару часов, еще через час разведчики на волках, нашли отряд преследователей ушедших в сторону. Видимо без Верховного шамана, координировать отряды было не кому, и они, выполняя последний полученный приказ, ушли по прямой. После обеда, нас догнали пленники из лагеря, и вот уже вторую ночь мы не спали, двигаясь в направлении выхода из леса.

— Это самые опытные из магов, так сказать лучшие из лучших, ставленники королей.

— А короли чем выделяются?

— А это, сильнейшие, из этих опытных магов своих рас, они носят на голове Диадемы силы с красным алмазом, как кстати легко узнать коронованную особу. Артефакт способный увеличить силу любого заклинания в десятки или даже сотни раз, что делает их непобедимыми магами. Король в одиночку может остановить армию противника.

— Ну, это магией, а если армия противника защищена от магии?

— Тогда он может наложить усиление на все свои войска. — Вмешался Руталаз, идущий рядом с нами. — Твое заклинание в бою, сделало из меня просто монстра. Я такой силы никогда в себе не чувствовал. Представь если на всех воинов наложить такую штуку.

— Кстати, а что за магией ты владеешь? Где обучался? — Тирон еще раз внимательно осмотрел мои доспехи. — Я ни разу не сталкивался с такими умениями.

— Без понятия. Я делаю все интуитивно, на базе рефлексов, не задумываясь или концентрируясь на своей магии, все получается само собой.

Тирон оглянулся назад, посмотрев на Акелу и Барри идущих чуть сзади нас. И если Акела, постоянно шел за мной, то Барри Добрый привязался к Руталазу, который постоянно теребил его по холке, и что-то нашептывал, от чего волк оправдывал свою кличку и постоянно улыбался, оскалив свои клыки. Бр-р-р-р-р. Жуткое зрелище. Остальные волки плелись в конце, сбившись вокруг Туманчика, и постоянно щелкали зубами возле боящегося даже дышать гоблина, от чего тот только вздрагивал, поджимая под себя ноги.

— И как ты приручил Белых Волков, ты тоже не скажешь?

— Да я их не приручал, просто попросил о помощи.

— Просто попросил?.. Волков, к которым до тебя никто не мог даже подойти, они настолько сильны и своенравны, насколько неуправляемы и необучаемы. На моей памяти, еще ни разу, ни кто, не смог приручить Белого Волка.

— Зачем тогда гоблины их держали в клетках?

— Ради шкур. Их шкуры могут удержать удар острым оружием или стрелы. Сам удар ты конечно получишь, а вот от раны спасет. Правда, поймать волка проблематично, они живут стаями, особей по тридцать, и всегда приходят друг к другу на помощь. Почему эти так привязались к тебе и не уходят обратно, непонятно.

— Дык, походу некуда им идти. Это и есть вся стая. — Опустив голову, прошептал я.

— А почему они в клетках сидели? Логичнее было сразу убить.

— Да не все так просто. — Тирон тоже обернулся, глянув на волка. — Там целый ритуал есть, чтобы шкура долго прочной оставалась. Выжидали.

Акела будто, поняв, что разговор о нем, вскинул голову и протяжно провыл, получив в ответ заунывный вой с задних рядов. Вот зачем им гоблины молчанку вешали, что бы на помощь не звали. За прошедший день я снял дебаф со всех, но на зов волков никто не откликнулся.

Я достал из интерфейса сапфир, по привычке уводя руку за спину под плащ, чтобы не было ощущения, что вещи появляются в руке из воздуха.

— Все хотел спросить, кроме артефактов, куда еще можно применить кристалл?

Старый эльф хмыкнул, угадав направление моей мысли.

— Если ты про то, чтобы воспользоваться маной сконцентрированной внутри кристалла, то в принципе это возможно. Есть у меня знакомый ювелир, умеющий на кольца и амулеты накладывать нужные чары. Носящий эти кольца может пользоваться энергией камней.

— Тирон, Зарт. — Из темноты леса выбежал разведчик. — До кромки леса пара километров, туда со стороны холмов движется отряд короля.

Тихим гулом новость ушла назад растянувшегося отряда, поднимая дух и настроение, отчаявшихся беглецов.

— Наконец-то. — Выдохнул старый эльф. Его глаза засияли, а плечи распрямились, скидывая тяжелую ношу. — Бегом на встречу, предупреди о нас..

..Тин-Лонн, город эльфов. Лесной город. Дома, дороги, торговые лавки, широкие площади с забавными скамейками, заборы, вообще все, состояло из хитросплетенных стволов и веток живых деревьев, уходящих своими кромками высоко в небо. Сколько уровней было в этом городе, я сосчитать не мог, вернее, насчитал семь этажей, а дальше все сливалось в этих переплетенных ветках и листве. Повсюду, куда бы я не посмотрел, были какие-то дороги, тропинки, здания, сооружения, и повсюду сновали длинноухие эльфы. Сверху, снизу, спереди, с боков стволы деревьев пересекались таким диковинным способом, что получались широкие тротуары, с подобиями поручней из веток. Все эти тротуары хаотично разбегались в разные стороны, при этом создавая абсолютную гармонию идеи проектирующего это чудо дизайнера.

Шли пешком. Волков вообще не пустили в город, пребывая в шоке от того, что они следовали за нами. Единственное, что я сделал по совету Руталаза, повязал им на лапы красные ленты, что бы на них ни кто охотиться не начал. Почти всех бывших рабов, увели в сторону, еще в начале нашего подъема по уровням, и сейчас, конвой сопровождал нас двоих: меня и Тирона.

Башня Архимага, была одним из крайних сооружений леса, за которым отчетливо виднелись горы и густые облака, величественно плывущие по небу. Закрученные в спираль стволы деревьев, образовывали подобие кокона, вытягивали свои ветви для создания своеобразных площадок и балконов, а также ступенек для восхождения на них. Огромные двери, также сплетённые из толстых веток, свободно открылись, не имея при этом никак петель, и на площадку перед этими дверями, вышел высокий эльф, облаченный в красивую, серую мантию, с замысловатыми узорами. Его длинные белые волосы уложенные в замысловатые косички, свисающие до плеч и уходящие назад, выгодно подчеркивали красивое лицо с почти белой кожей. Тонкий, серебристый обруч на лбу, терялся на фоне голубых пронзительных глаз, внимательно следящих за нами.

"Ларгон. Эльф. Маг Воздуха"

— Добрый день, Тирон. — Маг приложил правую руку к сердцу и чуть заметно поклонился. — Какое счастье, что ты живой. Последнее, что я о тебе слышал, так-то, что ты погиб при нападении на королевский обоз.

— Да, разбойники хитро стали поступать, сжигая тела поверженной стражи. — Также приложив руку к сердцу, поклонился Тирон. — Потом разбери, среди трупов, кто есть кто, учитывая, что при этом они снимают всю бижутерию, как с пленных, так и с мертвых. Но я жив, и все это время был рабом, на рудниках близ Сальвана.

— Герцог и рабом? Отщепенцы совсем страх потеряли. — Ларгон, стукнул по полу, своим красивым виеватым посохом, отчего листва вокруг начала тревожно шелестеть, прерывая пение птиц. Секунда. Мир вокруг показал свою тревогу буквально на секунду, тут же восстанавливая и продолжая свое умиротворенное движение жизни.

Герцог. Старых плут оказался совсем не прост. Но ведь даже там, он как истинный управленец подмял под себя всех эльфов. Это такой характер. Харизма.

— Даже не представляешь, Ларгон на сколько. На руднике нас было больше сотни, и если бы не этот человек, гнили бы мы там до самой смерти.

Маг перевел взгляд на меня. Настолько пронзительного взгляда я ни когда не видел. Было ощущения, что он смотрит внутрь меня, читает меня как книгу, видит все мои мысли. "Ментальный щит ". Активация. Он слетел с меня, когда резервы маны были пусты, а потом я как-то забыл его активировать, сейчас же мана восстанавливалась с такой же скоростью, как и тратилась, может даже быстрее, а вот давление от взгляда эльфа сразу же пропало. Умеют чертяки они гипнотизировать, походу не только магией воздуха владеют. Эх, порыться бы в их умениях.

— Приветствую, я — Ларгон, архимаг. Князь и повелитель города Тин-Лонн. Кузен великого короля Айвена. — Эльф произносил слова четко и звучно, чуть задрав подбородок, при этом смотря на меня сверху вниз. — Защитник лесного царства и хранитель Великого Древа.

— Приветствую, я — Зарт.

— Просто Зарт? Без родословной, без чинов, без принадлежности?

— Прости повелитель, но я ничего не помню. Я пришел в себя в повозке, в которой меня привезли на рудники, кто я и откуда, не знаю.

— Но ты маг.

— Раз сам Архимаг говорит не вопросительно, а утвердительно, ответ очевиден. Да.

— Принадлежность к магии не является для меня секретом. — Ларгон, медленно спустился со своей площадки к нам, внимательно изучая меня. — Вот твои доспехи, для меня полная тайна. Зачарованные рунами, дающими жизнь, они не привязаны ни к какому классу. Ни к земле, ни к огню, ни к воздуху. Незаконченная работа. При этом, они сделаны из непонятного материала, ни металл, ни ткань, ни шкура животного. Я никогда не встречал ничего подобного.

Эльф остановился в метре от меня продолжая смотреть сверху вниз. Вот так смотрит удав на кролика гипнотизируя, и заставляя подчинится своей воле, смотря в глаза и чуть покачиваясь, чтобы потом сделать резкий рывок и съесть свою жертву. Я не отводил взгляда, только пронзительность глаз была уже не такая яркая, и чувства, что меня видят насквозь, тоже не было.

— Мне нечего добавить, князь.

Ларгон положил мне руку на плечо.

— Спасибо, за моих собратьев, мы перед тобой в долгу. — И развернувшись, он начал подниматься по ступенькам к себе. — Прошу Вас, поднимайтесь ко мне. После обеда, вас проводят в покои, чтобы вы отдохнули. Вечером к нам прибудет король..

.. — Зарт, ты думаешь я тебе тоже поверю, как и все остальные?

Король Айвен фривольно сидел во главе стола, откинувшись на спинку стула, закинув ногу на ногу и крутил небольшой кинжал, с одной стороны чуть воткнув острие лезвия в стол, а с другой прижав указательным пальцем. Красный алмаз, красиво вплетенный в серебристый обруч на голове, тускло пульсировал, создавая вокруг себя красивое свечение и бросая бордовый оттенок на кожу эльфа. Одетый почти также как Ларгон, он выделялся более строгими, серыми тонами одежды с более замысловатыми рисунками из золотой нити, а также высокой короной, сплетенной из белого дерева.

Я удивленно посмотрел на главу эльфов, как бы, не понимая, о чем он.

— Я изучал историю своего народа. Историю своего мира. И в древних свитках, настолько старых, что их страшно брать в руки, боясь, что они рассыпяться, есть описание войны. — Король на секунду замолк, смотря на быстро вращающийся кинжал. — На пустынном острове Хадесс, открылся портал, выпустив в наш мир ужасных созданий, пришедших извне. Они начали войну. Страшную войну. Двигаясь от моря, они уничтожали все встречные города и деревни. Им не нужны были земли или наши богатства, предки посылали к ним гонцов с дарами в виде откупных, которых тут же убивали. Им нужна была смерть. Они убивали не жалея ни кого, ни стариков, ни младенцев, ни мужчин, ни женщин.

Сидящие за столом Тирон и Ларгон, переглянулись.

— Мы были слабее, слабее намного. Тогда у нас еще не было сильных артефактов, не было боевых грифонов и магией мы пользовались не умеючи, а пришедшие исчадия ада становились сильнее с каждой атакой. И тогда на защиту нашего мира пришли Хранители. Тринадцать воинов с белоснежными крыльями, вставшими впереди нашей армии. Они обнажили свои клинки, против предводителя демонов, которого звали Молох. И был бой, страшный бой, десятки тысяч трупов лежали на поле, заливая кровью землю, которая сейчас зовется Пустыней Смерти, но только половина этих трупов была наша. Хранители не могли победить молоха, за его спиной стояли Архидемоны, прикрывая и помогая ему в битве. Как и Молох не мог победить Хранителей, даже с помощью своих слуг. И тогда демоны ушли. Они заняли остров Хадесс и никто в здравом уме туда не суется. Хранители же отобрав лучших из всех рас, обучили предков. Но..

Эльф тяжело вздохнул, вновь крутанув кинжал.

— Кроме этого, как сказано в свитках, они показали Великую пустоту. Откуда-то оттуда и пришел Хаос. Но кроме Хаоса они рассказали и о других мирах. Дальше записи теряются на почти два столетия. Каким-то образом, наши предки смогли создать артефакт и открыть дверь в ближайший мир под названием Терра. Они познакомились с жителями того мира, которые почти не владели магией, но непонятным способом подчиняли себе металл и камень. Атланты — так они звали себя. Очень похожие на людей, но сильные как гномы и быстрые как эльфы. Совершенная раса. Они дали нам новые знания, беря взамен наши металлы и драгоценные камни, которых в Миллиадоре несметное количество. Спустя некоторое время, демоны пришли вновь. Опять против нас встали легионы ужаса, пришедшие за своей жатвой. Правда, было и отличие от первой битвы, человеческая раса не поддержала эльфов и гномов, трусливо спрятавшись за стенами своих замков. Как не помогли и Хранители. Даже когда поле боя было залито кровью, Хранители не появились, и тогда правящие династии, вновь попросили помощи у Атлантов. Атланты помогли. Их металлические механоиды, умеющие поражать на расстоянии синим светом и клубами направленного дыма, были не по зубам демоническим созданиям, а маги, владеющие силой молний, наступали яростно и непоколебимо, разворачивая бушующую стихию прямо над легионами нечисти. Тогда, с помощью Атлантов, мы победили. Демоны бежали.

Айвен убрал кинжал, сложив руки перед собой.

— Но жители Терры, повернули свое оружие против нас. Они хотели заставить королей присягнуть им и править Миллиадором. Мой предок самолично, закрыл портал, разрушив артефакт, и выступил против недавних союзников. Через некоторое время, без поддержки из своего мира, атланты проиграли войну, слишком быстро портились их механоиды, и слишком мало их было. Знания по артефакту открывающим портал, в другой мир, были утеряны. Уже не одну тысячу лет, о нем никто не знает. Остались лишь древние свитки, которые считаются старыми байками. Но два дня назад, на границе моих земель приземлился Архидемон. Мы никогда не видели столь могучих существ, и если честно даже не представляли, что они существуют, но я лично смотрел в глаза полыхающие пламенем. Ему нужен человек. — Король посмотрел на меня. — Человек из другого мира. Иначе будет новая война. Мы не слабее Хаоса. Но любая война, это неоплаканные сыновья не вернувшиеся домой.

Теперь уже три пары глаз, внимательно смотрели на меня.

— Человек, я уверен, что он ищет тебя. Назови хоть одну причину не призвать его прямо сейчас?

— Я не из мира Терра.

— Откуда же ты? Учти если еще раз скажешь, что потерял память, наш разговор будет окончен..

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

— Дядя Сережа, давай ты теперь возьмешь себе помощника, а лучше двух. — Кристина кивнула в сторону спецназовцев на соседней площадке. — И попробуем еще. 

Кивнув, Судья пошел в сторону бойцов договариваться, а они с Кириллом, пошли на исходную позицию для начала атаки. Их задача состояла из того, чтобы под скрытом, украсть флаг из круга, который защищал Судья с пентбольным ружьем, и донести его до своей отметки. Если же паладин умудрялся в них попасть, то они, получив урон, вылетали из Тени и садились на лавочку. Счет был 5–0 в пользу молодежи, при этом в Кристину, паладин умудрился попасть два раза, а в разбойника всего один. 

— Сейчас прикольнемся. Держи. — Шепнул парень, смотря как спецназовцы с паладином, заняли свои позиции, с ружьями наперевес образуя треугольник вокруг флага. Он протянул девочке клубок веревки. — Завязываем спецурам, ноги, мой — слева. Кто попадется, тот лопух. 

— Ага.. 

*** 

.. — Ну, вы вроде у меня в долгу, за то, что я спас пленников.

— Именно по этому, мы сейчас с тобой разговариваем.

— Уважаемый Айвен. — Я подался вперед, почти навалившись на стол. — Какой смысл нам ходить вокруг да около, если Вы уже давно решили, чего хотите.

Король чуть сощурил глаза, пытаясь скрыть улыбку на губах.

— Ты Видящий. И я оставлю тебя в тайне, если ты принесешь мне клятву верности. — И в подтверждение своих слов, эльф достал из широкого рукава и положил на стол небольшой амулет на золотой цепочке.

"Ландана Подчинения. Уникальная"

Ландана подавляет Вашу Волю, по желанию владельца артефакта "Ландана Власти"  .

Одеть можно только добровольно. 

Снять может только владелец артефакта "Ландана Власти" 

Что сильнее, всеразрушающее ядро или ничем не пробиваемая стена? Мой Ментальный щит или Ландана подчинения? Надо ли мне это проверять? И если амулет сильнее, кем я в итоге стану? Блеющей овцой, с полным контролем со стороны длинноухого эльфа? Без шансов вернуться домой, ведь тогда они точно узнают о моей магии лечения и ни за что не отпустят. Я задумался глядя на амулет, лежащий перед Королем эльфов. Зачем мне вообще эльфы? Теперь я знаю, что у них есть некая библиотека со старыми свитками, в которых упоминается об артефакте открывающим портал. Который им дали Ангелы-Хранители этого мира. Но, по словам эльфа, в правдивости которых я не уверен, описания артефакта нет, как собственно и самого артефакта. Который даже, в общем-то открывает портал, не ко мне на Землю, а на планету с названием Терра. Хотя как раньше люди называли нашу планету? Ведь есть у нас легенды об Атлантиде и Гиперборее. То есть, возможно, Атланты и есть мои предки, и они называли Землю — Террой. Опять же сходится с рассказом Иуды, о войне восемь тысяч лет назад. Но это я отвлекся. Эльф рассказал, мне про все это, что бы заинтересовать своими свитками, если бы я не прочел свойства амулета, то ради этих свитков, я бы согласился на все, что угодно. Принес бы вассальную клятву, надел бы амулет… и стал бы вьючным ослом. Ради свитков, в которых, есть упоминания об артефакте. Пипец.

Иуда закинул меня сюда без всяких артефактов. Значит, у него есть какое-то соответствующее умение. Закинул с фразой, что так меня легче будет найти. Не убил, а забросил в другой мир. Получается, я представляю для него какую-то ценность, и теперь в этом мире меня ищут демоны. Причем Архидемоны. Теперь сопоставим, что и в моем мире были и демоны и Темный Ангел, то предполагаем, что ищут меня по указке Темного.

Теперь разбираем ситуацию. С одной стороны эльфы, желающие меня сделать моральным рабом, с


убрать рекламу


другой Темный Ангел, с непонятными хотелками. Против Ангела, да еще и в купе с демонами я точно бессилен, уже дрался просто с одним из них, Д’Маэлем, так со сломанной челюстью и уехал. Против двух Архимагов, конечно не бился, но очень сильно сомневаюсь в своих силах. Хотя… Не, думаю все равно не стоит пробовать, вряд ли меня в случае поражения, просто в угол поставят. Нужно как-то сваливать и от тех, и от других, и потом искать способ достать эти старые свитки. Возможно, попробовать обратиться к гномам или людям, может у них есть тоже какие-то знания.

Я смотрел на амулет, пытаясь придать взгляду абсолютное безразличие, превосходно понимая, что сейчас мою мимику пытаются прочитать три опытных эльфа.

— Что это? — Все-таки кивнул я на амулет, после некоторого раздумья.

— Это символ твоей клятвы в верности мне. Клятва и амулет, в знак признания службы Королю Эльфов. Это будет твой отличительный знак.

— А может, обойдемся, без громких и пафосных заявлений? И договоримся, например, услуга за услугу? Я даже готов первым выполнить, Вашу просьбу.

Эльф усмехнулся, поднимаясь из-за стола.

— Зарт. — Он прошелся вдоль стола, заложив руки за спину. — Рано или поздно, ты меня предашь. Можешь не оправдываться, я знаю, что ты сейчас скажешь. Но ты Атлант. Ну, или потомок Атлантов, в тебе течет их кровь, об этом говорят твои умения. Я даже могу угадать твою единственную просьбу, ради которой ты выполнишь с десяток моих. Древние свитки. Ты ищешь возможность открыть портал в свой мир. Поэтому торг неприемлем. Или ты приносишь мне клятву, или умрешь.

— Эээээээ. — Растерялся я. — В смысле умру? Я вроде как откупная для демонов?

— Ты думаешь, я действительно отдам тебя в лапы Хаоса? — Со всех сторон начал пронзительно дуть ветер, заглушая все остальные звуки природы. — Чтобы, эти твари нашли общий язык с твоей расой? Ни за, что. Ты или будешь служить мне, или умрешь. Других вариантов нет..


.. Избитые до неузнаваемости Крох и Аргх, сидели в клетке, с ненавистью глядя на колдуна, важно вышагивающего перед публикой. Все племя собралось посмотреть на казнь бунтарей. Орки расположились полукругом, как в амфитеатре, постоянно перешептываясь и осуждая вождя, за столь жестокое наказание, но боящиеся, что-то высказать вслух, чтобы не повторить судьбу наказуемых. 

Вурк-х достал небольшой круглый медальон, с матово-зеленым камнем, из внутреннего тайника своей брони, и внимательно осмотрел его. Чуть меньше его ладони, с красивой золотой оправой, исписанной непонятными знаками, камень создавал впечатление постоянного движения орнамента своего рисунка. Этот медальон ему отдал отец перед смертью, называя его Камнем Изнанки. С помощью его он наказывал своих врагов, вселяя страх в сердца остальных. Медальон перемещал свою жертву в изнанку мира и в зависимости от времени удержания, либо убивал, либо жертва заражалась там смертельной болезнью, начиная гнить живьем, которую никто не мог вылечить. 

Вурк-х хмыкнул, вспомнив последнее применение медальона. Глава огров. Пришедшие к ним огры, хотели силой отобрать все запасы, у его племени. Вурк-х самолично бросил вызов их вождю, и в самом начале поединка, забросил его в Изнанку. Двадцать ударов сердца, держал он его там, после чего вернул. Со вспухшей по всему телу кожей, с лопнувшими поверхностными сосудами и высушенными и вытекшими из орбит глазами и с распухшим, огромным языком, который тот в предсмертной агонии пытался выплюнуть вместе с порванными легкими. Страх огров он чувствовал еще неделю, несмотря на то, что его убрали сразу, как те убежали, проломив огромную просеку в лесу. Сейчас же он продержит этих двоих, там всего по пять-шесть ударов сердца. В назидание всем. 

— Ну, что решились, кто первым будет умирать? 

— Ты не имеешь права. — Прорычал Крох, подойдя к прутьям клетки. 

— Значит, решит Вурк-х. — Колдун вскинул руку с медальоном, направляя его на старшего орка и активировал умение.. 

*** 

Младший БРАТ посмотрел на старшего. 

— Я почувствовал ЕГО улыбку. Что это? 

Старший отвел глаза от неба, посмотрев вдаль. 

— ОН восстанавливает равновесие!.. 

*** 

.. Боец, попытался сделать шаг в сторону, чтобы перенести вес тела вправо, ведь как ему показалась последние колыхание флага, перед исчезновением было в ту сторону, и потеряв концентрацию упал, запутавшись в связанных ногах. Тут же раздался звонкий девичий смех, где-то в стороне от него. 

— Вот чертята. — Выругался он, беззлобно улыбнувшись и подтягивая к себе пентбольное ружье. 

ЧПОК. Раздался противный звук, больно надавив на барабанные перепонки. 

— ААААГРРР. — Огромный коричневый монстр рухнул на резиновые плиты тренировочного зала. 

ВИИИИИИУУУУУ. Завыла тревога, поднимая местный гарнизон в ружье. 

Монстр приподнялся, опираясь на свои могучие руки и утробно зарычал, показывая всем свои огромные клыки. Перед ним стоял воин в черных доспехах, с щитом наперевес и красивым полуторным мечом, приготовившись к бою. 

— КРАААХ. — Ударив с силой кулаком по полу, монстр резко вскочил на ноги, готовясь принять бой. 

— Хрен тебе. — Чуть слышно прошептал паладин, смазавшись в пространстве и выставив перед собой щит. 

Удар железнодорожного состава на полной скорости, в стоящий на путях грузовик. Монстра швырнуло в сторону, со всей дури впечатав в бетонную стену, образуя огромную коричневую кляксу. 

ЧПОК. Пространство схлопнулось, пуская волны искривления вокруг точки прокола. 

— Эээээээ. — Вышел из инвиза Кирилл, опустив клинки. — А где Судья? 

— Я вижу его фрейм в группе, как у папы. — Рядом появилась девочка, с наложенной на лук стрелой. — Он чуть видимый. 

Дверь с шумом открылась, и в нее начали забегать, держа наизготовку автоматы, бойцы в форме. Моментально разобравшись в обстановке, их командир начал отдавать четкие команды и указания. Уложившись в минуту для допроса бойцов находившихся в зале, он подошел к подросткам. 

— Может, вы сможете понять, что рычит там этот громила. Вроде у вас есть какие-то способности с языками. 

Кристина подошла к бойцам, окружившим полулежащего монстра, который не мог даже подняться. Все, на, что хватило его сил, перевернуться и опереться спиной о стену. ХП орка моргали в тревожной оранжевой зоне, имея огромный, начальный показатель в две тысячи единиц. Его мутный, полный боли и безысходности взгляд, уперся в стоящую перед ним девочку. 

— Отпустите Кроха назад. Вурк-х убьет Аргха.. 

***

Я смотрел куда-то в сторону стены, потеряв нить разговора. Вообще забыв про эльфов, про демонов и ангелов, про порталы и всякие амулеты подчинения. Я даже не видел стену, на которую смотрел. Все мое внимание было сфокусировано только на моем игровом интерфейсе.

— Человек ты вообще меня слышишь? — Привел меня в чувство властный голос. — Я даю тебе минуту, после чего, или ты станешь моим вассалом или умрешь!

Я расфокусировал взгляд, медленно обведя взглядом всех трех эльфов.

— То есть, других вариантов нет?

— Нет.

— Всегда должен быть компромисс, удовлетворяющий обе стороны. Я выбираю Призыв братьев…


***

Вурк-х непонимающе смотрел внутрь клетки, в которой вместо еле живого и жалкого Кроха появился Человек. В устрашающих, черных, заговоренных доспехах, с явно не простым оружием, и сияющих аурах усиления. Вождь еще раз непонимающе глянул на медальон. Камень отсвечивал чуть заметным зеленым светом, неспешно меняя орнамент рисунка. Такого еще никогда не было, медальон ни разу не подводил. В Изнанке нет жизни, те кто проводил там всего несколько ударов сердца, потом говорили, что там просто пусто, холодно и страшно. Страшно даже оркам, которые ничего не бояться. Что-то пошло не так. 

Вождь сделал несколько шагов в сторону пленников, и тут Аргх набросился на своего невольного соседа. 

— Куда ты дел отца Аргха? — Он схватил могучими руками человека, зажав его как в тисках, и приподнял над землей. — Отвечай. 

Человек мычал, пытаясь вырваться из хвата сильных пальцев, но у него ничего не получалось. В один момент, орк перестал его трясти, пытаясь разглядеть лицо под маской, как тот вдруг начала раздаваться в размерах, превращаясь в каменную глыбу. 

— Перевертыш. — Выдохнул кто-то из толпы, и орки как по команде соскочили со своих мест, занимая боевые позиции. 

Каменный голем свободно разжал руки Аргха, и со вей дури заехал ему лбом в нос, отчего молодой орк на несколько секунд потерял сознание и повис на руках, за которые его держал голем. Из под земли, вокруг них, вспыхнул яркий столб света, который уперся в потолок клетки, и спустя пару секунд потух. Клетка была пустая.. 

***

Яркий свет озарил зал, после чего пол натужено заскрипел, являя миру, огромного каменного истукана, с не менее, огромным орком. Ветви, из которых был сплетен пол, заметно прогнулись под массой двух гигантов, и зал в котором мы находились, заметно накренился.

— Серег, подпрыгни. — Не вставая со стула, попросил я.

Кусок камня гуманоидной формы, глядя на эльфов с открытым ртом, наконец, повернул свою башню в мою сторону, приподняв одну каменную бровь вверх, но все же подпрыгнул. От прыжка пол не выдержал и хрустом и треском провалился, отрывая кучи сплетенных веток от основных стволов. Каменный гигант с коричневым орком, резко полетели вниз, утаскивая за собой, стол, стулья, какую-то утварь, ну и меня. Эльфы, сидящие с противоположной стороны стола, в последний момент отскочили к стене и остались внутри. Я же, схватившись за широкий ремень орка, держался, боясь потерять смягчающую удары тушу. Каменный гигант, летел вниз первый, постоянно притормаживая на новых преградах, в виде, крыш, полов, тропинок, или просто веток, но регулярно все это ломая и продолжая падать дальше. Орк постоянно врезался в такие моменты в него, как-то странно хрюкая при каждом ударе, ну, а я врезался в последнего, пружиня об огромнейшие мышцы и не забывая держаться за пояс.

На землю мы упали в правильном порядке: голем, орк, я. Внизу никого не было, как не было и тропинок уходящих на первый уровень города. Оглянувшись и соскочив с орка, я прикинул его бар ХП, который пылал оранжевой полоской с дебафом перелома. Исцеление. Дебаф слетел, заполняя и перекрашивая полоску жизни в желтый цвет. Орк очнулся, пытаясь слезть с неподвижного каменного гиганта.

— Серега, очнись. — Пнул я по каменной ноге, о чем тут же пожалел. — Друг твой вон уже поднялся, а он из костей и мяса, а ты каменюка вообще боли чувствовать не должен.

— Отстань. Мне ко второй паре. — Даже не шелохнувшись, пробасил голем.

— Сейчас эльфы очнуться, и ко второй мы не успеем. — Вешая щит и благословление на орка, пробубнил я.

На Судью в образе голема магия не действовала в принципе, а раз он притащил с собой орка, то возможно он нам пригодиться в битве.

— Кстати, это не мой друг, я с ним знаком меньше минуты и он пытался меня побить. — Приподняв голову, опять пробасил Судья.

— Упс. — Только и смог выдавить я, смотря как орк, ни чего не понимая, разглядывает свои пальцы, сжимая и разжимая их в кулак. — В любом случае, надо валить, сейчас тут будет жарко.

Примерно прикинув где, край леса, я рванул в ту сторону. Буквально через несколько секунд, сзади послышался, глухой топот, огромных ног. Еще через несколько, меня догнали два гиганта, и тот, что являлся моим другом, подхватил меня, ловко посадив на шею.

— Давай лошадка! Быстрей, быстрей. — Пришпорил я его, держась за каменные уши.

Орк бежавший рядом, недоуменно поглядывал, на нас, ни чуть не снижая скорости..

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

.. — Да Гита, не надо наказывать Расула за тройку, вчера мы с ним готовились к выступлению, и он плохо заучил урок. Итоговая оценка у него все равно будет хорошая. 

Рахул сидел за пультом управления, держа телефон зажатым между ухом и плечом, он записывал показания с монитора в журнал. 

— … 

— Ничего страшного, с учителем Митхуном я поговорю лично, он меня уважает, думаю, все решим. 

— … 

— Зря ты так, это выступление очень важное, фестиваль бывает раз в году. 

Инженер посмотрел на своего улыбающегося напарника и весело ему подмигнув, прошептал одними губами: ох уж эти женщины. 

— … 

— Да Гита, сегодня я задерживаться не буду и со смены сразу домой. 

ПИНГ. Пискнул сигнал, загораясь на пульте управления красным светодиодом. 

— Гита, я перезвоню. 

И отбив вызов, Рахул защелкал кнопками на клавиатуре. 

— Что там? — К нему уже подбежал напарник, вглядываясь в экран. 

— Ошибка Е-414. Но такой ошибке нет в каталоге. 

— Обнови показатель. 

— Уже обновлял, вот, смотри, 

— Вот, что за люди эти американцы, заложить ошибку и нигде ее не указать, сейчас погоди, принесу документацию. — Напарник убежал к стеллажу с техдокументацией, шваркая тапочками по полу. 

Рахул, еще раз обновил показатели на ошибки и перевел взгляд на главный монитор управления первым блоком Тарапурской атомной электростанции. Судя по данным из главного блока управления, все было в порядке, но ошибка на его мониторе и красный светодиод из третей линии управления, говорили об обратном. Такого на его веку еще не было. За четырнадцать лет работы на АЭС, он повидал многое. 

— Вот нашел. — Его напарник Чандан, бежал обратно читая что-то в огромной книге. — Нужно перезапустить второй процессор в третьей линии управления. 

— Мы не имеем права его перезапускать, пусть отдел обслуживания этим занимаются. 

— Да нам не надо никуда ходить, он простой командой перезагружается, вот смотри. 

Чандан, положил книгу на стол перед Рахулом, указывая на строку ошибки. 

— Так, запиши в журнал. — Рахул подвинул большую тетрадь с ручкой напарнику. — Я позвоню пока в отдел обслуживания.. 

-.. Ладно не надо никого туда отправлять, сами перезапустим. — И положив трубку стационарного телефона, он посмотрел на Чандана, беззлобно улыбнувшись. — Лентяй, твой братец, ни в какую не хочет идти. Так и быть сами справимся. 

Он защелкал клавишами, вызывая панель командной строки. 

— Как там команда пишется? Так… Ага… Что за сложность набора… Смотри все верно? 

Enter  .

Огромный подземный взрыв подкинул пласт земли радиусом в несколько километров. Вода на берегу резко просела, чтобы через несколько секунд вернуться в виде цунами, а возле небольшого индийского городка начал быстро расти ядерный гриб.. 


.. Не добежав до кромки леса совсем чуть-чуть, Судья начал обратную трансформацию, исчерпав лимит времени, благодаря чему, от неожиданности, я слетел с него и кубарем пролетел несколько метров, наевшись травы.

— Куда бежать-то? И что вообще происходит? — Серега, тормознул рядом со мной помогая встать.

— Да с эльфами повздорил малость. Думаю за нами погоня будет. — Я осматривая местность, пытаясь понять, куда двигаться, закричал. — АКЕЛА!

От моего крика, с ближайших низкорослых деревьев взлетели птицы.

— Где Крох, отец Аргха? — К нам двинулся орк, остановившийся недалеко от нас.

— Ты где его нашел? — Прислушиваясь к лесу, спросил я.

— Да я сам ничего не понял, был в тренировочном зале, потом чпок, появился орк здоровый, я ему врезал и очнулся, от того, что вот этот тип меня трясет. Да погоди ты. — Прикрикнул Судья на подошедшего орка, от чего тот замер. — Ну я абилку голема юзнул и врезал ему, а тут от тебя запрос приходит, на перемещение, ну я и согласился. А ты мне сходу — прыгни. И мы вниз полетели. Вроде все. А что ты не поделил с этими длинноухими? Ээээ… это же эльфы?

— Очуметь рассказ. А с эльфами я не поделил… ээээ… себя. Только Серега сейчас ни чему не удивляйся, все расскажу позже.

Справой стороны леса слышался явный шум, к нам кто-то спешил.

— Аргх не будет воевать с эльфами. — Насупился орк, поглядывая в ту сторону.

— Да без проблем. — Я спешно вешая бафы на Судью, кивнул на кромку леса. — Выход там.

— Где? — Не понял орк.

Из дальних деревьев показался огромный белый волк. Второй, третий.

Орк разглядев наших гостей, рванул в противоположную сторону.

— Бегите, это Белые Волки-и-и-и-и. — На ходу крикнул он нам, сверкая пятками.

Акела добежал до нас, за несколько секунд. За ним Туманчик, Молния, Великан, Шрам и увенчал компанию Барри с Руталазом на шее.

— Туманчик, подкинь пассажира. — Кивнул я волку на Судью, запрыгивая на Акелу. — Уходим туда.

Орк, видя догоняющих его волков, ускорился еще, до запредельной скорости, улепетывая со всех ног. Благо висящее на нем, позволяло бежать несколько быстрее, чем он привык, и в момент, когда он выскочил на поляну за лесом, и споткнулся о поваленное дерево, то кубарем вылетел на открытую местность. Мы нагнали его спустя пару секунд.

Прямо перед нами, с неба опустился хобот смерча, поднимая в воздух все, что плохолежало на земле. Мы замерли, на самой кромке леса, смотря вверх, где в десятке метров, маша крыльями, зависли три огромных грифона с всадниками на спинах, которым само торнадо не причиняло никаких неудобств.

— Эльфийские маги. — Подскочил орк и рванул обратно в лес, забыв, что только, что боялся волков.

Волки, тоже моментально развернувшись, побежали за орком. Но, не успев пробежать и десяти метров, в ногу Аргха воткнулась стрела.

— Туда. — Выровняв Туманчика вдоль лесной черты, указал Руталаз, и не глядя на нас, погнал своего волка, прижавшись к нему всем телом.

— Великан, подбери орка. — Крикнул я самому большому волку, выворачивая за эльфом.

Среди кромок деревьев я четко различал, летящих грифонов, преследующих нас..

— Куда мы скачем. — Примерно через час бешеной гонки, я нагнал Руталаза.

Волки неслись высунув языки, но, не останавливались ни на секунду, я успевал только, раскидывать на них «Благо», снимая дебафы «Усталость» и «Загнанная лошадь». Выстроясь вереницей, с разницей в несколько метров, мы двигались сквозь бурелом, темной чащи, выглядящей еще страшнее на фоне темнеющего неба.

— В сторону Паучьего Логова. Ларгон, ни за, что туда не сунется, тем более, ночью.

— А мы сунемся?

— Мы обойдем по краю.

— Все. Стоять. Привал. — Скомандовал я, тормозя Акелу.

Грифонов я не наблюдал уже давно, да и деревья были настолько плотными, что сверху нас заметить было очень сложно. Волки попадали, прямо кто где остановился, вывалив огромные шершавые языки, побелевшие по краям.

— Шрам, Молния, пять минут отдыха и с вас еда. Вы же умеете охотиться. Руталаз, с тебя полезные корешки, листики и что вы там еще собираете для еды и добудь огонь. Судья с тебя нормальный рассказ. Аргх, — Прочитал я имя орка, чуть не сломав язык. — С тебя наломать вот таких тонких деревьев и собрать нормальный, вместительный шалаш.

Все замерли, непонимающе смотря на меня.

— Что смотрите? Дедовщину в армии ни кто не отменял, бегом за работу.

Все волки, кроме Великана, встали и чуть пошатываясь, побрели в разные стороны леса.

— Аргх не умеет собирать шалаш. — Набычился орк. — Аргх наемник и не служит в армии.

— Я тебя нанимаю. Вот задаток. — Протянул ему две золотые монеты. Всего у меня их скопилось с десяток, после побега с рудников и боя с гоблинами в Темном лесу. Еще было сорок серебряных и пара сотен медных. Плюс ко всему у этих монет был бонус, они прятались в инвентарную сумку, при этом, не занимая слоты, а прописываясь чуть сверху.

Взяв монеты в руку, орк, недоверчиво посмотрев на меня, попробовал одну из них на зуб.

— Аргх будет служить телохранителем за пятнадцать золотых.

— Без проблем. Это аванс, и если я выживу, то в конце месяца заплачу тебе двадцать. Идет? — Я протянул ему руку.

Орк шевеля бровями, что-то прикинул в уме и аккуратно пожал мне руку.

— Аргх согласен. В конце месяца ты должен восемнадцать золотых монет, или сто восемьдесят серебряных. Но Аргху нужны золотые.

— Все правильно. А теперь бегом ломать вот такие тонкие деревья.

Орк повернулся к Судье.

— Крох, отец Аргха, живой?

Судья, опешив, глянул сначала на меня, но увидев, что я только пожимаю плечами, ответил:

— В тот момент, когда я его видел, он был живой.

— Это хорошо. — Пробубнил здоровяк и направился к ближайшему деревцу.

— Теперь давай подробно, как ты сюда попал? — Я уселся возле самого крупно волка, навалившись на него.

Великан лишь вывернул голову, посмотреть на наглого меня, и возмущено чихнул. Я потрепал его по спине.

— Да знаю, что этот орк тяжелый, но не бросать же его было? Да и ты теперь станешь еще сильнее, подумаешь, лапы пару дней поболят. — И устроившись на его спине еще удобней, обратил взгляд на пала.

— Феодал, блин. — Усмехнулся Серега, устроившись напротив. — В общем, ничего нового. Меня выдернуло с тренировочной площадки, где надо мной издевалась твоя дочь. В один прекрасный момент появился, как я понимаю отец, вот этого коричневого чуда и зарычал на меня. Ну, я был в полной боевой готовности и атаковал его первым, потом буквально на пару секунд в голове все потухло, и пришел я в себя от того, что это самое чудо трясет меня, принуждая вернуть папу. Дальше ты знаешь.

— Аргх, подойди. — Окликнул я таскающего стволы деревьев орка. — Что случилось с твоим отцом?

— Он пропал. — Нахмурился, не выпуская дерева, подошел орк.

— Понятно, что пропал, что произошло, до того как он пропал.

Аргх потупил взгляд в землю, переваливаясь с ноги на ногу.

— Слушай, Аргх, ты орк. А орки ничего не стыдятся. Орки могучие войны.

— Да. Хозяин прав. Орки ничего не стыдятся.

— Хозяин. — Подняв палец к верху, шепнул Судья. — Феодал.

— Аргх, хотел научить других орков считать и писать. Но вождь орков Вурк-х, посчитал, что Аргх метит на его место и приказал наказать Аргха. Крох вступился за Аргха и вождь бросил им вызов. Вурк-х победил. В наказание Вурк-х отправил Кроха в Изнанку. Все кто там бывает, умирают медленно и мучительно. Но вместо Кроха из изнанки появился человек-перевертыш из старой сказки.

— В смысле сказки. — Теперь уже наморщил лоб Судья.

— Эту сказку мне рассказывала мама. — Впервые орк назвал другого орка не по имени, а по принадлежности. — Как человек-перевертыш, победил хозяина Снежных Пик.

— Давайте потом про сказки. — Перебил я. — Аргх. Как вождь отправил Кроха в Изнанку?

— У вождя есть медальон. Магический. Он умеет отправлять в изнанку. — Орк наморщил лоб. — Но это не точно. Просто все так говорят.

— Аргх, а где вождь? Где твое племя?

— В Мрачном лесу, недалеко от Шрама Земли, возле хребта Снежных Пик.

Я повернулся к Судье.

— Руталаз, как тут огонь добыть? — Поднял я глаза на эльфа, который аккуратно нарезал мясо.

— Надо огниво. Моя походная сумка осталась на стойбище.

— Есть огонь. Есть. — Вмешался Судья, доставая зажигалку.

— Теперь Рут, расскажи: зачем ты за нами поехал и помог от погони уйти? — Пока Сергей разжигал костер, задал я вопрос, мучавший меня уже пару часов.

— Когда прилетел Король, я уже понял, что тебя ждет беда. С ним была вся боевая свита и палач. Палач не покидает пределов Аноры, столицы, все казни проходят только там, и уж тем более не возит с собой Секиру Смерти. Именно тогда для себя я решил, что если тебе будет нужна помощь, я окажу ее. Айвен и пальцем не пошевелил, чтобы вытащить нас из рабства, ты же помог мне несколько раз, не дав умереть. Поэтому я не отходил от Туманчика ни на шаг. Правда, все добро осталось там, я не успел ничего взять, волки просто рванули вперед, не дав опомниться.

Верить или не верить этому эльфу, я для себя не решил. Но раз он помог в трудную минуту, пусть следует за нами. Какие бы мотивы у него не были, без него я не представляю как бы мы выкрутились.

— Я думал ты кошатник, а ты еще и волков запитомить умудрился. — Ухмыльнулся пал.

— Они не питомцы. Я вообще не понимаю, что ими движет. Кстати как там Барсик?

— Меланхолик твой Барсик. Есть, спит и ср… эээ… сидит на попе ровно.

— А Женя, Кристина?

— Тоже хорошо. Евгения сидит с моей Ольгой, нянчатся с моими спиногрызами. Кристя твоя с полигонов не вылазит. Генерала, я вообще последний раз видел, после возвращения из Питера и то мельком. Из мировых новостей, так там вообще полная неразбериха, Москву обвинили в обстреле *-ской танковой дивизии, в Китае начались митинги по свержению власти, в Сирии игиловцы применили какое-то химоружие, а сваливают все на президента. Короче, полный бардак.

Еще какое-то время мы сидели и ели, треплясь на разные темы, рассказывая друг другу, о своих приключениях. Эльф с орком сидели тихо, не влезая в разговор, тактично молча и жуя свою пайку. Волки завалились спать, образовав в шалаше полукруг, создавая теплую подушку, тихо посапывая.

— Руталаз, как нам попасть в Мрачный Лес?

— Я даже не знаю, где это.

— А хребет Снежных Пик?

— Ого. Это далеко на востоке. Горы, проходящие между землями гномов и людей. Как раз в этих горах находятся два пантеона с большими городами коротышек. А вот дальше начинаются холмы с королевством людей. Так вот, если двигаться вдоль этих гора то севернее, — Эльф веткой чертил непонятные закорючки на песке. — Будут Снежные Пики, там живут серебристые драконы. Но, я там никогда не был.

— А это очень далеко? — Смотря на его рисунки, я пытался понять, как эту карту смотреть.

— Смотря как туда добираться. Если на грифонах, то два-три дня пути.

— А на волках? — Кивнул я в сторону, спящих санитаров леса.

— Судя по тому как быстро мы добрались, до Черных Деревьев, то, наверное, дней восемь. Это если будем ехать днем и отдыхать ночью, они же не караванные топоступы, это те даже когда спят, все равно идут.

Я ткнул Акелу, на которого навалился, удобно устроившись, локтем.

— Доедем?

Волк, делающий вид, что спит, открыл один глаз и возмущенно глянул на меня.

— Рут, а среди гномов или людей у тебя есть знакомые-библиотекари, порыться в истории?

— Библиотекарей нет. Но у гномов есть знакомый Мастер, у него вроде кто-то из родни какой-то там архивариус.

— Гном. — Я все еще пытался понять карту на песке. — Как раз мимо них вроде пойдем.

— Гррррых. — Зарычала Молния, лежащая возле выхода, подняв голову.

Волки моментально вскочили, создав у выхода живую стену.

— Они что-то почувствовали. — Прошептал эльф, застегивая снятый пояс. — Возможно, это погоня, хотя обычно сюда никто не суется.

— Далеко до Паучьего гнезда?

— Логова. Нет, мы не далеко от границы. Логово легко узнать. Там все в паутине. Думаю лучше выдвинуться сейчас, и вдоль края логова пройти до Верны — Великой реки. Оттуда можно уйти к горам гномов разными путями.

— Выходим.

И затушив и так еле теплящийся костер, мы выдвинулись из шалаша. Вокруг была полная тьма. Силуэты деревьев еле различимыми пятнами пугали, создавая измученным сознанием причудливые формы. Огромные ветки костлявыми руками тянулись ко мне, пытаясь схватить. Огромные стволы открывали свои черные глаза и шевелили беззубым ртом, внимательно следя за каждым движением. Верхушки крон шевелили своими змееподобными отростками, пытаясь опуститься и дотянуться до меня..

— А почему у меня фонарик не работает. — Без капли страха и паники, спросил Судья. — Блин и очки не работают. Макс, че такое?

— У меня тоже не работает, ни то, ни то. Думаю дело в электричестве. Ваккумуляторах заряда ноль, проверь.

— Точно.

— Тсссс. — Прошептал эльф. — Мы уже возле Логова. Главное не трогайте паутину, а то придется еще от пауков отбиваться.

Я от греха подальше залез на Акелу и прижался к нему, внимательно осматривая ближайшие деревья, глаза, чуть-чуть привыкшие к темноте, начали различать детали, выхватывая из общей картины, темную паутину, то тут, то там висящую на деревьях. Судья повторил мой подвиг, и тоже залез на Туманчика. Только Руталаз уверено двигался впереди, бесшумно скользя между деревьями.

ВЖУХ. Пропела стрела, пронзительным свистом, разрывая тишину. «Щит Веры» Руталаза сверкнул, сбрасывая почти две сотни прочности, но спасая от смерти.

— Нас окружили. — Пулей отскочил назад за волка эльф. — Я думаю, они пытаются, повернуть нас в ту сторону.

Эльф ткнул в сторону противоположную Логову.

— Там должна быть засада из магов.

Стрелы запели с угрожающей частотой, снимая щиты с волков, вставших полукругом.

— Тогда в Логово, бегом. — Повернув волка в направлении густо заросших паутиной деревьев, я пригнувшись побежал туда.

Эльф догнал меня почти моментально.

— Там очень опасно, даже отряды с поддержкой магов, туда не суются.

— Предложения?

— Нету.

— Потому мы не будем далеко углубляться, и посмотрим, что будут делать преследователи.

В лес мы смогли зайти метров на двести, дальше паутины, б


убрать рекламу


ыло настолько много, что пришлось вытаскивать орка, умудрившегося шагнуть в сторону и завязнуть. Белесые, липкие ленты свисали отовсюду, казалось, что все деревья целиком, были покрыты белыми коконами и связаны между собой длинными нитями.

Мы остановились на небольшой полянке с десяток метров в радиусе. Лес вокруг шумел, непонятными звуками, разгоняя тишину и наполняя сердце страхом. Отовсюду, полезли членистоногие тени, замирая на невидимой границе освещенной светом звезд полянке и вновь сливаясь с окружающей обстановкой.

— Пауки. — Прошептал эльф, обнажая клинки. — Будьте осторожны, они ядовиты.

Сзади нас все нарастая, свистел ветер, заставляя колыхаться деревья и шуметь листву.

Первая тень отделилась от деревьев, поднявшись на все восемь лап, и устремилась к нам. Огромный паук, метровой высоты, он двигался мутным пятном, издавая противный стрекот, быстро-быстро перебирая лапками.

— Перст. — На долю секунды мой световой крест озарил ярким светом, непробудную тьму, показывая весь ужас творившийся вокруг. Сотни пауков замерших на своих позициях, смотрели на нас тысячами глаз. Мой заряд отбросил атакующего назад, пробив огромное туловище и раскидав вокруг какую-то слизь.

"Паук-Добытчик"

И моментально просевший в ноль бар ХП. Перст их убивает сразу, значит мало ХП и никакой магической брони. Как по сигналу, все тени одновременно двинулись на нас.

— Прикройте глаза руками. — Выскочил я вперед на несколько метров. — Печать света.

Яркая вспышка исходя от меня, осветила лес Черных Деревьев. Световая волна снесла все вокруг, включая паутину с деревьев, вычищая их до кромки, оставляя лишь потрепанные лоскутки белых нитей, свисающие местами с веток. Пауков откинуло, ломая и отрывая им лапы, размазывая липкие внутренности по земле и гася их жизненные маркеры.

С эльфа, волков и орка тоже сняло по полторы сотни ХП, лишая их зрения. Аргх катался на спине, схватившись руками за лицо и протяжно выл. Волки же, исходя из глаз кровью, оскалили острые клыки, приготовившись атаковать.

— Тихо все, это последствия магии. — Скомандовал я. — Сейчас все пройдет.

Надвигающийся клокочущий шум, накатывал из темноты, перемешиваясь с уже хорошо ощутимым ветром. Тридцать секунд. Дебаф слетел, позволяя моей команде прийти в себя.

— Готовимся, сейчас будет вторая волна, у меня абилка в откате.

Эльф, протирая руками глаза, не веря вращал головой, пытаясь, что-то высмотреть в темноте. Тени замерили на границе полянки. Клекот продолжал нарастать, проявляясь все новыми силуэтами, моментально исчезающими в деревьях.

— Сколько их тут. — Прошептал Судья, выглядывая поверх щита.

Слова послужили командой к атаке, и тьма пришла в движение. А в затылок ударил ветер такой силы, что я от неожиданности упал на колени. Деревья с громким хрустом, начало гнуть к земле.

Пауков отрывало от земли, утаскивая обратно вглубь леса, размазывая о могучие стволы деревьев. Мимо нас пролетали листья, сломанные ветки, куски почвы и прочего непонятного мусора. Я кое-как держался, одной рукой, схватившись за шерсть Акелы, а другой за какой-то торчащий из земли корень. С десяток секунд стихия бушевала, ломая вокруг нас лес и унося вперед все, что меньше бараньего веса. Бушующая стихия. И так же резко все пропало. Деревья со стоном выпрямились, скрипя и хрустя своими стволами. А недалеко от нас, прямо с неба, опустился торнадо.

— Вглубь. — Вскочил я на Акелу, пришпоривая волка. — Бегом, бегом, бегом, бегом.

Чуть правее и сзади опустился рукав второго смерча, двигаясь вдоль леса, в нашем направлении. Деревья качало из стороны в сторону, вычищая стволы от остатков побегов и кружа ими вокруг воздушных спиралей. Третий смерч появился в ста метрах прямо от нас, и двинулся чуть в сторону, ища среди деревьев свои жертвы. Волки летели с огромной скоростью, чудом уходя от столкновений. Опять все вокруг было покрыто паутиной. Бушующая стихия осталась позади, зачищая начало леса от остатков паучьей деятельности. Мы же двигались по одному богу известным тропинкам, с приличной скоростью не разбирая дороги. Постоянно на пути попадались пауки, которые сразу пытались ретироваться в сторону, прячась и убегая.

Каменная гряда. Лес уперся в отвислую стену скалы, уходящую высоко вверх и теряясь среди невидимых макушек деревьев.

— Мы у подножия горы, на которой расположен Тин-Лонн. — Остановился возле меня эльф. — Мы двигались не в ту сторону, к реке нам нужно туда.

— А эта скала высокая? — Влез Серега, пытаясь рассмотреть, что-то вверху.

— Да, очень. Но вход в город с другой стороны, скальный обрыв очень большой, сюда никто не спускается, потому, что на скалах лежит отталкивающее заклинание, по ним нельзя вскарабкаться обратно и пауки оккупировали, всю эту половину леса. Эта одна из причин, почему их не истребляют. Никто не сможет отсюда подойти к городу.

Клекочущей шум постепенно нарастал, предупреждая о подходе хозяев локации, а где-то вдалеке шумел ветер, расчищая дорогу идущим за нами эльфам.

— Вправо или влево? — Повернулся я к эльфу.

— Если пойдем влево, то вернемся к Тин-Лонн.

— Аргх все равно думает влево. Справа пещера, из которой лезут пауки.

Орк привстав на Великане, что-то выглядывал с одной стороны скалы.

— Пещера? — Я тоже привстал на волке пытаясь разглядеть пещеру, про которую говорил орк.

В пятидесяти метрах от нас был черный провал прохода.

— Ух ты, я думаю там матка у пауков, Макс давай ее завалим, по любому с нее ништяков нападает.

— Товарищ Судья, какая матка, нам от эльфов надо где-то потеряться.

— Дык, там и потеряемся, в пещере торнадо не запустишь, думаю, туда лезть они не будут. А мы заодно матку завалим.

— А справимся?

— Тьфу, легко. У меня коло с в откате, а вон этот громила вообще щелбаном давить их должен.

— Я не против, но как тут сохраниться? Вдруг не попрет?

— Не боись, ты наших волков видал? Вытащат если, что.

Я потрепал Акелу за скулу.

— Ну, что, надаем паукам по щам?

Спешившись, я тут же выбрал, затихшую тень в цель и запустил перст. Световой крест размазал паука, осветив пространство. Тени зашевелились, прячась и уходя обратно в лес.

— Они не нападают, пока их мало. — Судья вставший рядом со мной, крутил мечом, готовый к бою.

— Тогда бегом.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО! 

Генерал-лейтенанту Ч-кину Б.П.! 

…Сегодня ночью в 1.03 по Москве, на дежурную линию полиции поселка Бобровск в 10 километрах от Омска поступил сигнал, о нападение неизвестных на местный ночной клуб «Сигна». Вызов по тревожной линии ушел в областной центр, где был зафиксирован и чуть позже перенаправлен в наше ведомство, как любое проявление Феномена. 

Спустя несколько десятков минут, на наш звонок никто не ответил, как оказалось, проводная и сотовая связь в поселке стали недоступны. По отчетам съёмок со спутника (снимки прилагаются) видно, что в 1.14 по Москве, в поселке начал формироваться аномальный туман. Из Омска был направлен отряд СОБРа, для выяснения обстоятельств на месте. Связь с которым оборвалась при пересечении невидимой линии тумана. 

Спустя некоторое время, с помощью НеПра отряд вышел на одностороннюю связь, телеграфируя о нападении на поселок неизвестных существ. Отряд бойцов СОБРа беспрепятственно дошел до местного старого храма, в котором были обнаружены около тридцати местных жителей. В итоге отряд там закрепился и просил подмоги, так как при выходе к соседнему дому для эвакуации живых людей потерял трех бойцов. 

Буквально через полчаса в Бобровск, вылетело две наших группы из отряда быстрого реагирования ведомства «Архимаг». Один из Екатеринбурга и один из Москвы с Крилом. 

Первая группа вошла в зону тумана около 03.31 по Москве, вторая в 5.07. В 09.01 утра туман рассеялся и все группы вышли на связь в штатном режиме и доложили обстановку. Примечательно, что до этого сигналы посредством НеПРа шли только с территории храма. 

С помощью Крила, нападавшие были распознаны как Молодые и Старшие Вампиры (далее по тексту МВ и СВ, либо просто Вампиры). 

При столкновении Вампиры показали, что кроме недюжинной силы обладают невероятной реакцией и скоростью, превышающую человеческую в несколько раз. После изучения видеоматериалов (видеоряд прилагается) групп быстрого реагирования, было установлено, что МВ двигаются в 3–3,5 раза быстрее человека, а СВ 4–5 раз. Физическому урону они подвержены, но очень умело и тактично умеют уходить от прямого огня при стрельбе на поражение, при это технично идут на сближение с атакующими для ближнего боя. 

Вступив в открытый бой, двенадцать тренированных бойцов с самым современным вооружением против трех МВ и одного СВ, чуть его не проиграли. Спас ситуацию Крил, сумевший под «Скрытом» подобраться к СВ и связать его боем. После проведения спецабилки «Обездвиживание» бойцам удалось расстрелять замершего СВ, но МВ бросив бой, сумели вытащить его с поля боя. Погиб он или нет неизвестно, так как труп найти не удалось, но по утверждению Крила, «ХП» (Хит-Поинт, показатель жизни) у него оставалось очень мало. 

Группа с Крилом вступила еще в один бой. Возле круглосуточного магазина, наши бойцы наткнулись на драку еще одной группы Вампиров и молодого парня вооруженного мечом и щитом. По данным полученным от Крила, парня зовут Илья и он Маг класса «Паладин» (далее по тесту — Илья). При вступлении наших бойцов в бой, группа Вампиров ретировалась, не закончив битвы. По всей видимости, два Мага, для них уже много, хотя к тому времени Илья был уже на последнем издыхании и держался на одних морально-волевых, а помогавший ему охранник магазина к тому времени был уже мертв. На данный момент с Ильей идут переговоры. 

Как было сказано ранее, в 9.01 по Москве туман над поселком развеялся, все виды связи были восстановлены, а Вампиров более обнаружено не было. 

На данный момент потерь среди гражданских: 

Двухсотых — 36. 3 бойца СОБРа, 1 боец «Архимага», 1 охранник в круглосуточном магазине, остальные — молодые люди возле местного ночного клуба «Сигна». (Все погибшие возле клуба — обескровлены, у всех пробиты, а у трех разорваны сонные артерии. Крови возле трупов не обнаружено.) 

Трехсотых — 3. Все бойцы «Архимага» 

Пропавших без вести — 876. Это по официальным заявлениям, данные до сих пор уточняются. 

По опросам местных жителей складывается впечатление, что Вампиры не могут войти в закрытые двери жилищ. Более трехсот опрошенных (опросы продолжаются), утверждают, что ночью в квартиру кто-то стучался и с другой стороны слышался, то плач ребенка, то просьбы о помощи. Но при взгляде в дверной глазок, лестничная площадка была пуста. Каждый раз стук повторялся по три раза. 

Обнаружено 34 квартиры и 8 домов с открытыми дверями (следов взлома во всех случаях нет), все жилища пусты. В некоторых случаях видны следы борьбы, но в основном создается ощущение, что квартиры просто покинуты, при этом все материальные ценности нетронуты. 

Все люди, находившиеся в храме, жители ближайших домов. Они убежали туда после начавшейся стрельбы во дворе соседнего частного дома и женскими криками «Спасите, это демоны!» (видимо осадок недавнего происшествия в Санкт-Петербурге). Как выяснилось, стрельбу открыл местный охотник К-цов Иван Ильич, а кричала его супруга, оба числятся — пропавшими без вести. Все эти люди, находясь уже в храме, видели черные силуэты нападавших, останавливающихся на незримой границе храма (примерно 20 метров от самого здания). 

Все электронные гаджеты граждан поселка изъяты нашими спецами и сейчас изучаются на предмет видео и фото съемок. Мобильные сети и проводной интернет отключены во избежание утечки информации. 

Следственные мероприятия ведутся до сих пор, все новыеданные будут у Вас сегодня вечером. 

Подполковник Н-ко Н.В.» 

Пещера была темна, хоть глаз выколи.

— Ничего не видно, как тут воевать? — Прикрывшись щитом, Серега заглядывал в темный зев пещеры, пытаясь хоть, что-то там разглядеть. — Когда данж с йети проходили там хоть факелы висели.

Блин, точно. Я залез в инвентарь и достал вырванный во время прохождения пещеры Йети факел. Он тут же загорелся, освещая проход внутрь скалы.

— Ты где его взял? — Хмыкнул паладин, всматриваясь в облепленные паутиной стены.

— Помнишь Розга?

— Да помню, конечно, просто надо было парочку экспроприировать, на законных основаниях.

Мы тихонько шаг за шагом двигались внутрь пещеры.

— А я все думал, зачем он тебе? А ты просто предвидел, что пригодиться.

— Да не предвидел я ничего, у Руса это вычитал, был там персонаж по имени Лаит, все хомячил, что плохо прикручено. Вот он факел в данже выдернул, а тот с плюшкой оказался, огнеметом подрабатывал, ну я по его стопам и пошел.

— Ну, так ты же додумался его в инвентарь засунуть, я бы выкинул.

— Ты бы выкинул? Ты же с собой зажигалку таскаешь, а ведь не куришь.

— Так это на всякий случай.

Свернув в очередной поворот, мы остановились. Перед нами, сколько хватало света, взгляду предстали огромные пауки. Весь пол, стены и потолок были забиты живым морем кишащих насекомых. Они двигались друг по другу и свисали с потолка на блестящих нитях паутины. Стоило им всем попасть в свет, как противный клекот, резко заполнил все пространство.

Интерфейс услужливо подрисовал пространство зелеными, желтыми и оранжевыми полосками ХП, над каждым видимым пауком. Всего в максимуме у них было по сто единиц здоровья, а вот по изношенности уже по-разному.

— Интересно, сколько их там в глубине? — Чуть слышно спросил я. — У меня откат по печати минута. Главное эту минуту пережить.

— Аргх будет защищать. — Пробасил орк, шагнув вперед, держа ствол какого-то дерева в руках.

Как по команде все пауки рванули вперед. Шелест тысячи лап вперемежку с клекотом, двинулись в нашу сторону. Множество черных глаз, приближаясь, внимательно следили за каждым нашим движением. Незримое число шевелящихся жвал моментально набухли зелеными каплями яда.

Орк так смело шагнувший вперед, также быстро шагнул назад.

— Прикройте глаза. — Я с места рванул на спринтерской скорости навстречу живому морю пауков.

На расстоянии метра от ближайшего, я прыгнул как можно выше и дальше, прямо в распахнутые лапы тут же начавшего спускаться на паутине насекомого. Печать света. Абилка меняя форму маны, тут же создает из меня локальное солнце, ломая, прессуя и сжигая, все эту шевелящуюся массу.

Все пространство вокруг, моментально заполнилось противной вонью. Чуть дергающиеся оторванные конечности, и все еще наполненные каплями яда жвала, валяются повсюду, в этой забрызганной кишками и остатками пауков, мешанине. А в двадцати метрах от меня, опустив передние конечности и уперевшись жвалами в землю, стоят два огромных паука.

"Паук-Охранник " 870/1000 ХП, " Ослепление " 25 сек… 24 сек… 23 сек.. 

Перст. Перст. Перст. Перст. Ближний падает, с проломленными конечностями, истекая зеленой слизью. Еще с десяток секунд и второй ломается рядом, так и не придя в себя.

А предо мной Врата.

"Паучье Логово. Уникальное"

"Врата закрыты" 

Данж. Красный шрифт. Еще не пройденный, ни разу.

Рука в черной перчатке легла мне на плечо.

— Да я думаю, ты сам там справишься. — Веселью паладина можно было позавидовать. — Давай мы тебя тут подождем, а ты сходи всех там побей, а меня на босса позовешь.

Я даже обернулся посмотреть, на эту наглую рыжую морду. Ну ладно не рыжую, но наглую.

— Боишься измараться?

— Ага.

— Постираешься, не маленький.

Пролутить всю эту кашу состоящих из раскрошенных пауков, не составило и пяти минут. Лапки, внутренности, слизь и яд. Вот все, что предлагалось на выбор. Забирал только яд, который, по неведанному мне везенью давался сразу в колбочке.

— Так слушаем меня внимательно. — Обратился я к застывшей посреди зала команде, внимательно и непонимающе смотревшей на меня, ползающего среди локального кладбища из слизи. — После открытия врат, заходим в порядке очереди. Первый Судья, далее держась за него, Руталаз, который держится одной рукой за паладина, второй за Акелу. За Акелой, Туманчик, держащий в пасти хвост Акелы.

Я подошел к волкам.

— Тумачик схватись за хвост Акелы.

Оба волка внимательно на меня посмотрели, после чего, Акела отвел свой зад в сторону. Молния начала толи кашлять, толи чихать, опустив голову и зажмурив глаза.

— Ничего смешного. — Вмешался Сергей. — У нас уже было такое, когда врата, половину команды не пропустили, закрывшись.

Туманчик еще раз внимательно посмотрел мне в глаза, чего-то выжидая и сделав пару шагов назад, схватил Акелу за кончик хвоста.

— Вот. — Протянул я. — Теперь все волки друг за дружкой выстройтесь в линию… Так… Так… Молния ничего смешного… Аргх, ты держишься сзади за хвост Молнии и второй рукой держишь меня… Да не за шиворот, за руку держи. Судья открывай.

Створки начали медленно разъезжаться, открывая проход в данж. Паутина. Все вокруг было в паутине. Даже факелы висящие на стенах были закутаны белыми, липкими нитями, оставляя только свои верхушки с вечным огнем. Пришлось повозиться, распутывая несколько первых штук, чтобы обеспечить всех членов команды переносным светом.

Первые полкилометра паучьей пещеры вообще не представляли из себя ни какой сложности, несколько десятков одиночных тварей, три засады, с двумя охранниками тут же ложащимися от моей печати, и трешовый лут, в виде колб яда, накопленных мной уже в количестве двадцати штук и сколько-то собранных Судьей. Но самое главное, то тут, то там под паутиной валялись интересные находки. Скелеты, облаченные в различные доспехи. Пролутив первый же труп, я стал богаче на тридцать золотых монет, о чем просемафорив глазами, поделился с паладином. Деньги упали сразу в инвентарь, при этом мне даже не пришлось притрагиваться к самому трупу. Рассказывать остальным об этом, у меня не было никакого желания. Все-таки орку я плачу жалованье, а эльфу отдали редкий лук и пару заговоренных небольших мечей, похожими на японские катаны, найденных по ходу, от которых он был в диком восторге. Также он не побрезговал кожаными доспехами, снятыми мной с высушенных костей. Не знаю нужно ли волкам золото, но я их тактично не спрашивал. В итоге все монеты делили просто пополам с палом. В итоге, почти по сотне на брата.

— Откуда эти подарки? — Шепотом спросил Серега, лутя очередного скелета, в каком-то бархатном халате.

— Думаю, что это те, кого пауки поймали снаружи, а тут просто съели.

— Вариант. Тебе парчовый халат не нужен?

До своей смерти хозяин халата явно был не из бедных, и его красно-коричневый халат был изрисован золотистыми нитями с вкраплениями мелкого бисера. Однако никаких дополнительных характеристик на нем не было, и прикинув так и эдак я решил не занимать им место в инвентаре.

— Только совместно с баней.

— Пока только халат.

— Пошли уже, снабженец..

За очередным поворотом, куда тихонько выглянули только мы с Серегой, благоразумно шикнув на команду, потому что шум оттуда шел неимоверный, перед нами оказался огромный зал, с высоким потолком, покрытый живым ковром шевелящихся тварей. Огромные, резные колонны, с красивыми рисунками, подпирая свод, уходили двумя рядами вдоль стен. Между колоннами стояли, большие, метра по два с копейками, пьедесталы с металлическими чашами, в которых полыхал огонь, освещая весь зал. Две трехметровые статуи рыцаре й, опершихся на свои мечи, были слева и справа от нас, выделяя проход входа.

"Паучья Королева" 20000 ХП. 

Четырехметровая в длину и двух метров в высоту туша, с длинными лапами и огромным брюхом, покрытая блестящим черным панцирем, с рисунком сверху в виде двух пересекающихся ярких желтых кругов, сидела на огромной кладке белых шевелящихся яиц, склеенных между собой какой-то липкой слизью и паутиной.

"Паук Воин" 10000 ХП. 

Огромные тарантулы, покрытые толстыми, но острыми волосками, с большими, мощными лапами, величественно перемещались по только им ведомым траекториям. Добытчики моментально разбегались, освобождая воинам дорогу, и путаясь друг у друга под лапами, все время за ними следовали.

Четыре огромных тарантула, глядя на их лапы создавалась впечатление, что где-то здесь у них есть неплохая качалка. А мелкие это их фанаты, спрашивающие у них постоянно какой спортпит лучше купить или по какой программе накачать бицулю.

Пара десятков стражей, стоящих как обычно, неподвижно у колонн, выдавали себя, только чуть заметными покачиваниями. И наверное с тысячу добытчиков, повсюду создающих ощущение живого интерьера.

Судья чуть заметно толкнул меня в бок и указал пальцем чуть правее королевы. Внимательно присмотревшись в тень от яичной кладки, я увидел огромную кучу костей в доспехах и одеждах. Отовсюду торчало разнокалиберное оружие: мечи, кинжалы, секиры, пики, луки, арбалеты. Целый арсенал в этом местном кладбище костей, наваленных друг на друга. Я махнул рукой, призывая паладина вернуться в коридор.

— Предложения? Как их бить? — Отойдя на место последнего боя, что бы, не быть услышанными раньше времени, мы уселись в кружок для совещания.

— Я могу всю мелочь убрать с одной печати света, просто нужно их собрать в один тридцатиметровый круг. Но вот что делать со стражниками, войнами и королевой? Если стражей допустим мы и сможем быстро убить, то вот воинов, навряд ли.

— Тут Макс, все зависит не от того, сколько у них ХП, а от того куда бьешь. Предпоследнего стража ты с одного перста положил, попав ему прямо между глаз. Суперкрит. Стреляй сразу в голову.

— Я не могу целиться без Контры охотника. — Покачал я головой.

— А вплотную?

— Даже с двух метров пробовал, разброс меньше, но все же есть.

Судья покачал головой.

— Смотрите. — Он указал на самую более-менее целую тушку мертвого паука. — Паук состоит из двух частей, головогруди и брюшка, которые соединяются тонким между собой узким черешком. Насколько я помню это самое слабое место у них. Рут, попробуй перерубить его.

Коротким взмахом небольшого меча эльф с легкостью перерубил паука поплам.

— То есть по идее, мы можем их половинить, что здорово облегчает нам задачу.

— Аргх не может половинить пауков. — Нахмурился, молчавший все это время орк. — У Аргха нет оружия, чтобы половинить.

— А вот ты, то будешь самой внушаемой силой сейчас. — Судья быстро нарисовал план зала на песке. — Вот тут вход. Как только мы заходим, я собираю всех пауков на себя, отвожу их к этому углу, тут Зарт их ослепляет и у нас будет тридцать секунд, вот тут лежит куча разного добра, я там видел огромную секиру, под стать тебе. Забегаешь, хватаешь ее и ты самый крутой орк в этой пещере. Твоя задача убить королеву.


Судья нарисовал рядом паука сверху.

— Для вас. — Ткнул он в волков. — Если будут сложности с Королевой, задача ее обезвредить. Хватаете ее за лапы и растаскиваете в разные стороны, на вряд ли она сильнее вас, а так не сможет передвигаться и брыкаться. Я забираю воинов и стражников буду их таскать по залу, пока не убьете королеву, Рут ты помогаешь мне, убирая охранников сзади, по одному. Они на тебя внимания обращать не будут. Только на здоровенно-мохнатых раньше времени не лезь, а то, кто их знает, что они умеют.

Он продолжал рисовать восьмерки своего предположительного передвижения по залу.

— А ты. — В этот раз он ткнул в меня. — Стоишь вот тут, и хилишь нас всех. Если Королева не будет представлять из себя опасности, можешь попробовать ей черепушку пробить.

Все поднялись, переваривая свои задачи.

— Серег, не страшно? — Я посмотрел в глаза палу. — Мы не в игре, после смерти не возродимся.

— В принципе нет. Во-первых, для нас неизведанными сейчас, остались только Королева и четыре тарантула, остальных ты легко уберешь один. Во-вторых, сейчас у нас команда думаю, даже посильнее, чем в данже с Йети, и ты не будешь постоянно переживать за дочь. Вместо двух питомцев у нас их шесть, хотя твой ирбис бы не помешал, дури в нем много. И в-третьих врата изнутри закрыты, я проверил сразу же, как вошли, у нас только один путь — вперед.

— Успокоил… — Хмыкнул я про себя. — Вроде бы.

— Ну, что готовы? — Шепотом спросил Судья, глянув на нас и поправив щит в руке. — Макс, я бегу по малому кругу и агрю всех вокруг, потом бегу к Королеве и только тогда выходишь ты. Сразу бежишь ко мне и только потом слепишь.

Он ткнул пальцем в орка.

— Ты, да и вы все, выходите только после яркого света из-за угла, не дай бог, попадете под абилку Зарта, все время растеряем понапрасну. Ты же, — Он опять обратился к орку. — сразу бежишь к куче слева от Королевы и берешь свою секиру. Понял?

— Аргх, понял. — Обиженно насупился орк.

— Погнали. — Серега выскочил в зал и на бешенной скорости побежал по дуге к центру.

БАНГ. Пошла волна, провоцируя пауков атаковать. Тарантулы и стражи среагировали мгновенно, рванув к паладину. На мощных жвалах тут же выступили зеленые капли яда, капая маленькими частицами на пол.

ТЬФУ. Мощный плевок одного из Воинов прилетел в паладина, успевшего в последнюю минуту, подставить щит. Еще один могучий паук бросился наперерез, вставая на защиту Королевы, накапливая в жвалах яд для плевка. Пал не сбавляя скорости активировал Ледяную стрелу, ломая пауку одну лапу и промораживая и замедляя все остальное тело. Оглушающий клекот заполнил помещение, мешая сосредоточиться и здраво обдумывать ситуацию. Плевать. Бегу к Королеве, выбрав ее в цель. Перст. Перст. Перст. Световые кресты рикошетят от блестящего хитина, уходя вверх и сжигая добытчиков на стенеи потолке. Вокруг все заполняется живой массой на сколько хватает взгляда. Пауки стекались в одну точку на перехват паладина, бегущего ко мне. И тут я испытал страх, дикий страх. Звуки, издаваемые этими огромными насекомыми, настолько поглотили разум и заставили ускориться сердце, что я перестал понимать происходящее вокруг. Разум, затмил ужас, сидевший где-то глубоко в подсознании, на задворках памяти в моем ДНК, сковывая движения и выключая восприятие. Великие Арахниды, держащие в страхе людское племя, заставляя выполнять волю Хозяев. Шевелящаяся волна нависла надо мною, желая накрыть и погрести под собой.

— Мааааакс. — Сильный толчок в плечо, заставил отмереть, и отвести взгляд от надвигающейся массы пауков.

— Печать Света. — Прошептал я падая на одно колено, пытаясь унять дрожь в ногах.

Апокалипсис. Пауков разбросало, сжигая, и плюща друг об друга, стены, колонны. Несколько тысяч моментально разорванных тел, создали дождь из лап, жвал, глаз, усиков и вонючей, липкой слизи. Скорлупа на яичной кладке лопнула под ударом света, являя свету эмбрионы зародышей, от чего Королева провалилась вниз. Охранники и Воины, запутавшись в собственных лапах покатились по полу, кровоточа всеми глазами под действием Ослепления. И только над Судьей моргнула чуть заметная цифра «+1» и моментально пропала.

Страшный, противный визг, сообщил, о том, что Королева поняла эффект моего заклинания и очень этому не рада. А к нам уже бежал Аргх с эльфом и волками, а Судья вновь использовав удар мечом о щит, побежал в тыл к тарантулам.

Орк выхватил из кучи костей огромный молот, с заточенным полумесяцем лезвием с одной стороны и огромным шипом с другой поднял его над головой.

Интерфейс услужливо подсветил находку.

"Сагарис Ярости. Редкий"

ХП +180 

Выносливость +40 

Сила +35 

Шанс крита +5 % 

— Аргх пополамить. — Звучно прорычал он, и кинулся на Королеву, нанося сверху сокрушающий удар.

Королева выбираясь из скорлупы своих яиц, ударом лапы спокойно откинула орка к стене, а волки тут же окружив ее, опустив головы угрожающе зарычали. Паучиха ужасающе быстро завертелась, щалкая жвалами и разбрызгивая капли яда вокруг себя. Перст. Световой пучок вновь уходит в сторону, едва коснувшись хитина брони.

— Она отражает магию. — Прокричал я. — Аргх, вся надежда на тебя.

Волки старательно отпрыгивали в разные стороны, от быстро наседающей на них паучихи, выцеливая ее лапы. Вот Туманчик схватил ее за одну и резко дернул назад, тут же с другой стороны Великан и Молния начали тянуть в свою сторону. Королева резко крутанулась, от чего волки полетели в разные стороны. Тут же затормозив, она щелкнула жвалами, и плевок яда пришелся прямо в бочину Барри, от чего волк даже отлетел на пару метров и с него тут же начала слезать шкура, оголяя начавшие моментально гнить мышцы.

— Благословление. Исцеление. — Благо с волка уже слетело, ибо больше трех благословлений одновременно я поддерживать не могу, а щит сгорел моментально, как будто его и не было.

Поскуливая Барри отскочил назад, прихрамывая на одну ногу, а рана уже начала затягиваться.

— ААААААРГХ.

Паучиха, несмотря на свою массу, опять почти моментально развернулась к бегущему на нее орку, от чего тот испугался и от неожиданности просто подпрыгнул и приземлился на Королеву как раз на перешеек головогруди и брюшка, оседлав. Матка просев от неожиданного веса, противно заверещала.

— ААААРГХ. — Вновь заорал орк придя в себя


убрать рекламу


и саданул топором по бронированному панцирю.

Удар отскочил, сняв с паучихи пару десятков ХП, не оставив даже следа. А вот волки не растерялись и тут же накинулись на нее, хватая за лапы и растаскивая по трое в разные стороны. Королева опираясь на две свободные, попыталась сбросить с себя насевших противников, но так как управляла только передней правой лапой и задней левой, ничего сделать не могла. Орк перевернув топор, начал со всей дури лупить по брюху задним шипом сагариса, оставляя небольшие зазубрины на хитине. ХП начало слетать уже быстрее постоянно увеличивая цифру.

Судья крутился как юла, отражая плевки тарантулов и Охранников, принимая их на щит. Откат каждого плевка примерно минута, но между ними ему приходилось постоянно убегать, чтобы пауки его не зажали между собой. Эльф уже дорезал второго Охранника, выбрав тактику отсечения конечностей, а затем добивания дергающейся тушки. На Королеве я бесполезен, моей магией ее не пробить, а вот тут как раз нужна моя помощь.

— Руталаз, прикрой глаза. — Догоняю пауков, не видящих никого кроме паладина, и повторяя действия орка, запрыгиваю на тарантула. — Печать.

Пауки по инерции еще двигаются вперед, но потеряв цель, создают хаос, мешая друг другу. Сзади слышу невнятное поскуливание волков и яростный рык орка, попавших под дебаф. Перст. Перст. Перст. Перст. Бью того на котором сижу, мохнатые ворсинки сгорают, оголяя почерневший панцирь, урон проходит, но пробивает его, примерно по двести ХП с выстрела, это пятьдесят на одного Воина.

— Серега в сторону.

И спрыгнув с паука отбегаю метров на десять, Ослепление еще на двенадцать секунд. Магия их берет, значит надо бить. Смыкаю ладони оставляя небольшое пространство, двумя пальцами держа крест, стараясь не думать о последствиях. Исцеление в откате, главное вытерпеть. Гнев Божий. Положенный каст в несколько секунд. Держу маленькую шаровую молнию в руках, удерживая ее силой воли. Первый такт. Две секунды. Запахло горелой кожей и мои ладони пошли пузырями волдырей. Второй. Две секунды. Кожи на руках уже нет, а мясо горит, выжигая болью разум. Третий. Уже минус двести восемьдесят единиц маны, и пары сотен ХП, но боль застилает сознание, выключая мышление. Все, баста, отпускаю заклинание. В голове набатом бьют сигналы нервных окончаний, сообщая о травмах по всему телу, а сверху пауков прессует огромный разряд молнии, вбивая в пол среднего тарантула, и раскидывая от него электрические дуги в стороны, по другим паукам. Досталось всем Воинам, стоящим почти бок о бок. Одному дугой срезало лапы с одной стороны снимая почти две тысячи ХП, другому выжгло глаза и опалило всю морду отрывая ядовитые жвалы, тому же, в которого пришелся основной удар, раскололо панцирь, сняв почти семь тысяч ХП и добивало сейчас кучей дебафов, вытягивая полоску жизни с огромной скоростью.

— Исцеление. — То ли произнес, то ли только попытался, на грани беспамятства я. Обжигающий холод, прошел по всему телу, гася очаги боли. Да, что б я еще когда-то запустил эту цепь молний, что я — мазохист? Там всего-то надо было по пятьдесят перстов на паука. Я лежал у колонны, не в силах встать. Дебафов не было, ХП почти полная полоска, но моральных сил нет.

Паладин, выставив щит вперед, прочертив в пространстве смазанную тень, врезался в самого живучего тарантула, вбив ему торчащие жвала внутрь, и заставив его просесть под силой своего удара. Не давая ему очнуться, запрыгивает на него сверху и кромсает мечом, отсекая лапы. Эльф, отошедший от дебафа моей печати, добивает подранков Охранников, тоже получившие удары молнии, но чудом выживших.

Усилием воли заставляю себя подняться, фантомные боли до сих пор ползут из восстановленных мышц, по нервам в мозг, заставляя стиснуть зубы и поглядывать на свои руки, чтобы убедиться в их целости.

Королева верещит, пытаясь раскидать настырных волков и скинуть орка с себя. Аргх уже умудрился пробить дыру в панцире и сейчас уже лезвием топора вырубал кусочки брони. Бегу к нему, паладин с эльфом тут справятся и без меня. Оббегаю королеву сзади, чтобы не попасть под возможный плевок и запрыгиваю на брюшко. Орк на секунду перестает неистово махать топором, вопросительно следит за моими действиями. Перст. Перст. Перст. Все три заходят в пробитую дыру, вспыхивая цифрами крита и даблкрита. Внутренности кипят выплескивая наружу противную слизь, воняя и заливая все вокруг. Еще с десяток световых крестов, каждый из которых выжигает огромное количество ХП, вешая все время, новые дебафы. Меньше минуты, исходя слизью и выстреливая вместе с паутиной свои кишки, Королева наконец замолкла. Над палом вновь вспыхнула единичка, говоря об новом обновлении шкалы опыта. Я устало уселся прямо на трупе паучихи, и наблюдая как орк помогает добить последнего безлапого тарантула, положил руку на свою жертву.

"Инкунабула Исполина. Легендарная."

ХП + 110 

Мана + 140 

Сила +14 

Интеллект +21 

Выносливость +9 

Шанс наложить "Клеймо света" при попадании — 4 % 

Шанс пробить невосприимчивое к магии существо — 2 % 

При наличии Инкунабулы и Трефы Исполина, владелец получает пассивное умение "Слепота Смерти" 

Ограничения: только для святых классов 

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

05:32 

Восточно-Китайское море. 

Острова Дяоюйдао (Сенкаку). 

Китайский эсминец Type 052 C «Ланчжоу». 

Юншэн Юнь, нес вахту за корабельным многофункциональным радаром, прикидывая в уме свой отпуск до которого осталось всего неделя. За последний год он заслужил поощрение в виде десяти суток дополнительного отпуска, о чем тактично умолчал своим родным и своей невесте. Почти восемь тысяч юаней, тихих сбережений, позволят ему неплохо отдохнуть в столице, прежде чем он поедет домой. 

В своих грезах он уже отрывался в ночных клубах и саунах, катаясь с эскорт девицами по ночному Пекину. Его Мей, конечно хорошая девушка и в следующем году они обязательно сыграют свадьбу, но их многолетняя дружба не позволила парню вдоволь насладиться прелестями холостой жизни. Они дружат с начальных классов школы, с тех пор как родители Мей переехали в их дом и они стали соседями сначала по квартирам, потом по парте, ну и далее по жизни. Мягкая и ласковая девушка очень внимательно следила за своим избранником, не позволяя совершать необдуманных поступков, и даже когда Юншэн поступил учиться, выбрав путь военного, она очень внимательно следила за ним, как бы ненавязчиво позванивая по видеосвязи, что бы, что-нибудь спросить или напомнить. По пятнадцать раз за вечер. И только после того как он заключил контракт и ушел на эсминце в плаванье, она перестала звонить, так как связь была запрещена. 

Пинг. Пискнул красным маркером сторонний объект на радаре. 

Юншэн открыл полусонные глаза. Красная точка уже потухла, оставив чуть заметный блик на экране, но все же заметна натренированному взгляду. Все еще не веря своим глазам, лейтенант младшего ранга протер рукавом защитное стекло на приборе. Мозг вернул мысли в реальность, выключая выбросы эндорфинов в кровь и начиная выработку адреналина. Рука сама ударила по кнопке внутренней связи. 

— Неопознанный летающий объект сорок миль на восток. Единичный сигнал. 

— Направление полета? Сигнатура объекта? 

— Непонятно. Сигнал был разовый. 

— Проверить всеми возможными способами. 

— Уже делаю. — Щелкая кнопками и тумблерами на пульте управления, покрывался легкой испариной Юншэн. 

Годы обучения хорошо вбили ему в голову, что в военном деле ничего не бывает просто так. Враг не дремлет, и при любом удобном случае, будет пытаться покорить Поднебесную. А любая оплошность, в любом звене военного корабля может привести к гибели судна. Радар молчал. Проверка удаленного управления беспилотником, с подавлением радиочастот — минус. 

Молодой лейтенант щелкал приборами, точно выверенными и отточенными до автоматизма движениями. Не бывает у аппаратуры сбоев. 

ВИИИИИУУУУ. Завыла протяжным воем сирена тревоги, активируя защитные средства корабля. Юншэн всем телом почувствовал как корабельные ЗРК ПВО пришли в движение, разворачиваясь и выискивая в ночи цель. Зазвучали шаги поднятого экипажа, слышимые через переборки, резко обострившимся слухом. 

ТУМ. Издал сигнал эхолот, выискивая возможные подводные цели. 

Пинг. Красный маркер появился в нескольких милях от корабля. 

ТРА-ТА-ТА-ТА. Запели зенитные пушки, поймав в цель противника. БАБУУУУХ. Пошла на перехват ракета. 

БУУУУМ. Дрогнул пол, выкидывая Юншэна из кресла. 

Свет в комнате погас вместе с радаром и остальным оборудованием. Парень больно ударился головой об угол панели управления и укатился в противоположный угол. Сверху его накрыло креслом и прочей незакрепленной мелочевкой. ПИНГ. Моргнул экран радара, освещая слабым светом беспробудную тьму помещения. 

Держась за пробитую голову молодой лейтенант, попытался отодвинуть тяжелое кресло, чтобы встать. Сверху на него упал небольшой, бутафорский, алюминиевый меч, подаренный Мей, который он таскал с собой как талисман на удачу. 

БАДАБАДАБУМ. Раздался звук еще одного взрыва, позади него и секундой позже взрывная волна швырнула его на противоположную стену. Буквально за секунду его кожа покрылась матовым металлом, спасая от неминуемой смерти удара, а еще несколькими мгновениями позже стену разорвало бушующее пламя, обтекая застывшую в недоумении человеческую фигуру, разглядывающую свои руки.. 

.. — Товарищ адмирал, эсминец «Ленчжоу» уничтожен. Весь бой длился не более 20 секунд, но еще до его начала, мы перестали получать от него данные. Связь была полностью блокирована неизвестным устройством, единственное, что мы успели получить, это срабатывание радара, на расстоянии 40 миль, на неопознанный летающий объект. Атаковавший самолет обнаружить не удалось. Видео со спутника ничего не дает, ощущение, что был бой с невидимым противником, и внезапным уничтожением корабля. 

— Японцы? 

— Вполне возможно, недаром последнее время они стали такие тихие. 

— Слушай мою команду.. 


Книга была очень, странной на вид, и больше походила на маленький щит, размером А4. Чуть выпуклая и с подобием ручки с обратной стороны. Обложка была на ощупь очень твердая, похожая на какое-то окаменелое дерево. Что бы ее открыть, нужно было отщелкнуть две застежки сверху и снизу, а внутри было всего с десяток страниц с непонятными краказюльками, как и в предыдущей, кроме первой страницы, на которой было читаемое четверостишие.

Там где мелькают Звездные Светила, 

Без Тьмы рожденье Света невозможно, 

Для жизни нужно Вечное мерило, 

Иначе Королей воздвигнут ложно. 

Я достал, Дневник отшельника и Манускрипт ученика, который тоже до сих пор таскал с собой. Ни в одной книжке не было ничего подобного, внимательно все перелистав, убрал книги обратно и открыл Инкунабулу. Блин придумали же название. Еще раз, прочитал стих чуть слышно вслух, закончив, повертел головой, выискивая изменения вокруг. Ничего не произошло. Врата Ада не распахнулись, золотой дождь тоже не посыпался, и мертвые пауки не восстали. Эльф о чем то спорил с орком сидя на мертвом пауке, Серега соскребал с себя слизь и остатки пауков, прилипшие ко всем доспехам. Волки расползлись по пещере, что-то вынюхивая, и залезая в самые дальние углы. Все в норме. Плюнув и одев обновку, я полюбовался на свою левую руку. Теперь у меня есть небольшой щит, смогу даже голову прикрыть если, что. И мысленно приказав, спрятал книгу в татуировку. Так, что там еще есть?

"Королевский Хитин. Уникальный."

Ингредиент для ремесел. 

Семь штук. Семь квадратных полуметровых кусков панциря, Королевы, толщиной в пять сантиметров, каждый весил килограмма по три. Прочная штука, Аргху пришлось изрядно потрудиться, чтобы пробить панцирь, а ведь силы у него ого-го. Однозначно забирать.

— Серега, ты лутил пауков?

Орк с эльфом тут же, замолчали, посмотрев на меня, а затем на паладина.

— Да кого я лутил. Ты посмотри, на меня как будто все племя Аргха одновременно высморкалось. — Он собирал оставшуюся целой, после моей Печати паутину, комкал ее и счищал ею с себя слизь. — Говорил, сходи один, а то я весь измараюсь, так нет, постираешься. Где мне теперь постираться? Что-то я не вижу тут стиральных машин.

Я уже ржал в голос.

— Серег, прикинь наши персонажи в игре, когда мы отключаемся, также матерятся. Ведь им тоже надо стираться, есть, пить и нужду справлять.

На лице паладина тоже появилась улыбка, а вот местные нас не поняли.

Еще труп Королевы предлагал, кишки, слизь, жвала, яд и еще какую-то требуху, зачем она я даже не представлял, и мой интерфейс тоже упорно не хотел мне помогать с описанием. Самое вероятное, что это все нужно для Алхимии или каких-нибудь обрядов, но надо ли это мне? Хотя алхимия может и пригодится.

— Рут, слушай, у тебя есть знакомые алхимики?

— Знакомые кто?

— Ну, алхимики, зелья варят которые.

— У меня есть знакомы химики. — Вмешался Судья. — Им бы только зелья и варить, правда, это по старой работе и они все сидят.

Руталаз опять непонимающе смотрел, то на меня, то на Серегу, и в конце концов пожав плечами, кивнул в сторону Аргха.

— У меня нет таких знакомых, вроде как зельеварством шаманы да колдуны балуются, вот у Аргха и спрашивайте.

— Аргх не знает никаких химиков. — Пробасил орк. — В племени Аргха, только Вурк-х колдун.

Еще раз, глянув на предложенные интерфейсом неприятные на взгляд внутренности и жвалы, я поморщился от вездесущего запаха и отказался их принимать.

— Макс, прикинь тут три сумки. — Серега, счастливо улыбаясь, поднял над собой слотовые сумки, стоя возле поверженных пауков.

— Серега, прикинь тут браслетик. — Ответил я в тон, ему показывая дроп с паучихи заложенный для паладина.

"Браслет каменного голема. Уникальный"

ХП +90 

Сила +12 

Выносливость +35 

Духовность +10 

Раз в сутки позволяет превращаться в каменного голема на 2 минуты. 

Ограничения: только для класса страж или паладин. 

При сборе полного комплекта каменного голема время превращения увеличивается до 1 часа. 

— Меряй. Теперь полный комплект?

— Нет. Но у меня еще две минуты на сегодня появилось.

И оставив паладина разглядывать браслет, я подошел к огромной куче сваленных друг на друга доспехов, покрытых костяной пылью, остатками паутины и разбрызганной повсюду противной слизью. Присев и протянув руку, начал распознавать предметы. Клинки, мечи, кинжалы, секиры, дубинки, сабли, еще какие-то непроизносимые названия, кожаные куртки, наплечники, нарукавники, стальные кольчуги, сапоги, золотые и серебряные монеты. Чего только не было. Интерфейс моментально, поднимал информацию о предмете, стоило только сосредоточить на нем взгляд. Почти все вещи с пометкой Обычные, хотя попадались и зеленые, даже парочка синих.

"Правый парный клинок убийцы. Редкий"

"Левый парный клинок убийцы. Редкий"

Суммарно по статам хорошие короткие мечи, приятно лежащие в руках. Сначала хотел отдать их эльфу, но вроде как, ему подобные уже нашли, а бросать Редкие вещи не позволяла совесть, я вспомнил о пареньке-разбойнике, про которого рассказывал Судья и решил пока оставить их себе, вдруг вернемся домой, тем более, что места в инвентаре хватало. Вот золотые монеты радовали, почти девятьсот штук плюсом, к уже ранее найденным, легли на свое место. Половину, по договоренности, я отдам паладину, мало ли, но даже, иметь почти полтысячи монет, вроде как неплохо. Ведь учитывая, что орк мне обходиться в двадцать монет в месяц, и это я ему вроде как переплачиваю, то, на пару с Серегой мы можем позволить себе небольшую армию таких вот амбалов. Серебряных было тоже не мало, почти четыре тысячи, а медных вообще без числа, и вроде как, мы стали нехилыми богатеями.

Среди всего этого добра подобрал на орка хорошие стальные наплечники, нагрудник и здоровый продолговатый щит с изображением солнца посредине, все вещи Необычные с зеленой подложкой, но сравнив их с тем, во, что был одет сейчас орк, явно выигрывающие.

— Аргху нечем платить, за заговоренные доспехи. — Потупил взгляд орк, когда я его позвал, и кивнул на отложенные вещи.

— Это тебе премия, за хорошее начало службы. — Успокоил его Судья, вызвав улыбку у эльфа.

Орк бережно поднял обновки и очень аккуратно пристроил их по местам. Теперь он выглядел, как настоящий воин. Могучие мышцы, выглядывающие из-под матового металла доспехов, в купе с огромным топором в одной руке и щитом, закрывающим больше половины всего его тела в другой — машина.

— Зарт посмотри, что нашел Барри. — Эльф явно довольный тем, что именно его волк открыл находку, махал мне рукой.

С противоположной от Королевы стороны, в искусственной готической лепке, в форме прямоугольника, висел огромный гобелен, размером метр на полтора, с размытой от старости картиной, с изображением конного отряда стоящего возле белоснежного замка. Местами гобелен был настолько заношен, что ткань пожухла и треснула, а снизу он был порван, болтаясь на кончике и половой тряпкой подметая пол. Но вот, то, что было за гобеленом, заставило нас замереть с открытыми ртами.

"Портал Паучье Логово. Обычный"

Возможные координаты перехода: 

— Зеленолесье. Черные деревья (по умолчанию) 

— Цветущий лес. Медвежьи колки. 

— Горнолесье. Каменные столпы. 

При активации, портал держится 60 секунд. Повторная активация возможна через 90 дней. 

— Портал. — Судья первый пришел в себя. — То есть можно выйти отсюда не только через главные врата.

Я лишь покачал головой, а Серега продолжил.

— Вот и ответ, как Йети приводили пленниц к Тарину. Помнишь, он говорил, про земных женщин, я то все голову ломал, как они умудрялись через закрытые врата выходить. Просек.

У меня от догадки даже челюсть отвисла.

— То есть, в том данже тоже такой портал есть?

— Точно есть. Как пить дать. Вот почему весь лес у входа заселен пауками, матка их отсюда выпинывает, как только новая кладка вылупляется, тут и так тесно.

Но меня сейчас интересовало другое.

— Рут. — Обратился я к эльфу. — Мы сейчас находимся в Зеленолесье?

Эльф внимательно осматривавший снятый гобелен, аккуратно сложил его и повернулся ко мне.

— Да.

— А где Цветущий лес и Горнолесье?

— Цветущий лес — это как раз недалеко от Снежных Пик, на краю королевства людей, там у них город Бирград стоит. А Горнолесье у гномов, большой лес между двух гор. А что?

— Да вот тут портал предлагает в любую из трех точек прыгнуть.

— Как предлагает? И в смысле прыгнуть? Если так далеко прыгнуть, то упав, мы разобьемся.

Я настолько привык работать с интерфейсом, что сначала, даже не понял эльфа.

— Рут, что это? — Ткнул я пальцем в плавающую муть портала.

— Не знаю. — Эльф сделал искренне-честные глаза и пожал плечами. — Что-то волшебное. Какой-то магический барьер, наверное.

— То есть, о пространственных порталах ты ничего не знаешь?

— Нет, но с удовольствием хотел бы узнать.

— Странно, ваш Архимаг знает о пространственной магии. Слушай Рут, а как вы перемещаетесь на дальние расстояния?

— На грифонах.

— И сколько отсюда до Цветущего леса на грифонах?

— Да там разница не большая. Бирград — это самый крайний город Открытых Земель, так вот от него до Снежных Пик полдня лететь, то есть также, два-три дня на грифонах.

Я повернулся к паладину.

— Ну, что прыгаем?

— Погоди, успеем. Вон глянь. — Он ткнул, пальцем в стоящего у противоположной, от входа, стены, орка, разглядывающего, спрятанные в тени колонны, двери.

Я внимательно присмотрелся, к двустворчатым дверям, закрытыми, большой массивной балкой.

— Нееееет. Я туда не пойду. — Меня передернуло от воспоминания об огромной, семиглавой гидре, с которой мы схлестнулись в данже Йети.

— Почему сразу нет? Вдруг там не такой сложный босс, как прошлый раз, плюс у меня две минуты голема есть, еще у нас орк есть, эльф, волки. Да мы любого на части разорвем.

— Вот идите и рвите, я тут подожду, если, что портал активирую.

— Ну, Макс. Давай так, Аргх, снимет балку, мы тихонько откроем, если что-то ппц какое жуткое, то закроем обратно. Ты просто для подстраховки, чтобы хильнуть если, что.

— Сам себя хиль. Умеешь ведь.

— Да не прокаченная абилка мало хилит, откат две минуты, и только себя. А если Аргху синяк поставят?

— Серега, откуда в тебе такой авантюрист? Ты вроде, судья, должен быть прагматичным.

— Посиди лет пять в одном кабинете, изучая дела разных отморозков, с утра до вечера, я посмотрю, какой авантюрист в тебе проснется.

Выживаемость и возвращение домой, главные приоритеты, которые я себе поставил, шагая с эльфами и гномами по Темному лесу. А теперь при первой возможности мой внутренний Игрок твердил, кричал, хватал меня за грудки и требовал — сходи, посмотри, что там, вдруг там новый, клевый артефакт, докажи, что ты лучший, проверь себя. И я как маленький ребенок, только научившийся ходить, лезу проверить себя и этот мир на прочность.

Ведь нам надо бежать, бежать и еще раз бежать, с этих эльфийских земель. Добраться до вождя орков и просить перебросить нас домой. А мы лезем в данж, деремся с пауками и собираемся открыть дверь с неизвестным боссом.

Опять с другой стороны, добрались бы мы до орков. Как разговаривать с колдуном? — Добрый дяденька, ну пожалуйста, сделай милость? Или сразу в драку лезть? А вдруг силой не возьмем? Судя по топору Аргха которым он машет как я обычным молотком, силы у него ого-го, я конечно смог его топор поднять, но только двумя руками и солидно поднапрягшись. А он одной рукой машет им. Так вот, о чем я? Да, вождь-колдун. Ведь он — орк, а значит силы в нем, как минимум столько же, как у нашего Аргха, да плюс к этому, он еще и колдовать умеет. Одолеем? Не факт. А тут в данже мы золота собрали столько, что хватит все его племя нанять, или медальон выкупить. Ну, или на крайний случай просто купить возможность прыжка. Еще нашли возможность сократить время путешествия минимум на два дня, а учитывая, что грифонов у нас нет, то на десять. Тоже полезная плюшка. То есть, в данж мы зашли не зря.

Но стоит ли открывать врата, с неизвестным боссом? Прошлый раз там была гидра, с которой упало Сердце Стража. Без описания для применения, без характеристик, вообще без всего, просто сердце, которое и то осталось у дочери. А предположим, что медальон колдуна не сможет нас перебросить? Ну, по каким-нибудь причинам, Луна не в созвездии Девы, например, а вот как раз за этой дверью лежит артефакт открывающий портал в наш мир? Ведь эльфы потеряли один такой много лет назад? Потеряли. Вдруг он тут, за этой дверью? Если не откроем, то не узнаем.

Но ведь там может быть, что-то, что нас убьет. Неизвестность сводит с ума. Опять, же, меня тут все кому не лень пытаются убить, одним больше, одним меньше. Даже если там будет, что-то ужасное, мы просто свалим в портал.

— Ладно, уговорил, давай глянем. Только одним глазком, и желательно твоим..

.. — Так слушаем опять внимательно. После открытия, внутрь никто не заходит, все ждем моей команды. Делам только, то, что я скажу, если вдруг буду молчать, всякое бывает, то, в крайнем случае, прыгаем в портал. — Серега раздавал указания, стоя в метрах трех от запертых дверей. — Если сейчас откроем и все нормально, то заходим, так: первыми мы с Аргхом, потом Зарт с Рутом, только потом волки. Волки меня поняли?

Он обвел взглядом, чуть ошалевших волков.

— Никто не лезет раньше других. Давай Аргх, снимай.

Орк подошел к воротам, и поднатужившись, приподнял балку с крепежей, от чего на его огромных мышцах даже вспухли вены.

БААААМС. Створки резко распахнулись, от сильнейшего удара изнутри. Орка вместе с балкой откинуло на несколько метров назад, от души приложив к колонне. Исцеление. Почти моментально на рефлексах, использую абилку, восстанавливая просевший бар ХП.

Из распахнутой двери, пригнувшись, к нам выходит каменнй голем, метров двух с половиной высотой.

"Каменный Страж. Обыкновенный" 50000 ХП. 

Здоровый, можно сказать — огромный торс, треугольной формы с висящими длинными руками, которые от плеч, не такие уж и большие, а вот предплечья и кисти, просто не реально гипертрофированы. Морячок Папай, по-другому и не скажешь. С ногами тоже самое, небольшие у основания и очень огромные начиная от колен и ниже. Все тело выдолблено не аккуратным мастером из единого куска камня, с плохо обтесанными краями и нарушающими симметрию сколами. Маленькая, полукруглая голова, делилась на большой рот и чуть раскосые, глубоко посаженные глаза. Намека на шею, я так и не увидел, как в прочем и, чтобы он вертел головой.

— Аргх, заходишь к нему сзади и помогаешь мне. — Судья запустил волну агрессии, ударив мечом о щит.

Интересно, почему волки не агрятся, на его абилку? Мелькнула у меня дурацкая мысль, в момент выстрела пучком света в этот живой кусок камня. Пятьдесят урона. Мой удар срезался, нанося какой-то смешной урон.

— Серега он магию блокирует.

— Разберемся. — И паладин начал быструю трансформацию в такого же мутанта.

Два огромных монстра, нашей команды, стояли, приготовившись встретить босса, который превосходил их по размерам. Что порадовало, меч и щит у Сереги, тоже мутировали став размерами под стать ему.

Голем атаковал сходу, и не раздумывая. С бешеной скоростью крутя руками, он обрушил град ударов на Судью, который только утробно хекая, принимал их на щит, не успевая контратаковать. Орк сзади, молотил голема, своим топором, нанося по двести-триста урона с удара. Эльф с волками стояли в стороне, не зная, чем могут помочь в данной битве.

— БЕРЕГИСЬ. — Судья, просевший по ХП, прикрываясь щитом, резко пружинит, рассекая воздух и несколько метров смазавшись в пространстве, летит вперед, активировав «Удар щитом», с насажанным на этот щит Стражем. Орк в последний момент отпрыгнувший, чуток не успевает, и получат удар от двух каменных туш, двигающихся на сверхзвуковой скорости. Лечилка. Он даже не успевает упасть на свое мягкое место, а хил уже залит, восстановив бар жизни.

Судья впечатывает босса в стену и наконец, вспоминает про свои паладинские абилки, которые ему доступны даже в форме голема, и обрушивает свой огромный меч на соперника.

Стреляю магией, снося по копейкам ХП и тратя ману. Абилка с Гневом так и проситься со слота драконьей сережки для запуска. Откат — сутки. Но это и есть тот случай, на который ее берег. Кастую.

— Серега, пару шагов назад. — Кричу за секунду до удара. И не превращая заклинание в Цепь молний отпускаю.

Раскат грома и яркая вспышка, на мгновенье дезориентируют, а запах озона вытесняет приевшуюся вонь паучьих останков. Семьсот с копейками ХП. Удар, убивающий огра, наносит смешной урон, сильно уменьшая наши шансы на победу. У стража еще сорок пять тысяч ХП, по сравнению с Судьей у которого семь с копейками. Чуть больше минуты остатка времени форме голема, и благодаря абилкам пала и бешеному маханию топором орка, урон вырастает до двух тысяч единиц в десять секунд плюс минус сотня.

Теперь Страж уходит в глухую оборону, подставляя свои могучие предплечья, под крушащие удары мифриловым мечом, с одной стороны и не менее мощные удары топором с другой. Эльф отстрелял полный колчан, почти не причиняя урона, и теперь аккуратно бил точными выпадами по незащищенной спине, выцарапывая копеечные повреждения.

Только волки наматывают круги, не вступая в битву, их клыки не котируются против камня. Тридцать секунд, остатка времени Судьи.

— Серега не осилим. ВСЕ УХОДИМ. В портал ЖИВО!

Волки как по команде рванул в серую муть портала.

— Серега води его кругами. Вдруг он за нами прыгнет. — Я подбежал к порталу, и замер в ожидании остальных. — АРГХ. БЕГОМ В ПОТРАЛ.

Орк отвлекся от лупцевания Стража и тяжелыми шагами засеменил ко мне, эльф в два прыжка оказался рядом, выцеливая последней стрелой глаз Стража, и не решаясь первым покинуть поле боя.

Паладин резко с ноги ударил в грудь соперника, откидывая его назад и отбежал на несколько шагов в сторону от нас. Я прикоснулся к магической арке.

"Портал Паучье Логово. Обычный"

Возможные координаты: 

— Зеленолесье. Черные деревья (по умолчанию) 

— Цветущий лес. Медвежьи колки. 

— Горнолесье. Каменные столпы. 

Время портала: 32…31…30…29… 

Выберите точку прыжка? 

— Цветущий лес.

Желаете сделать данную локацию, точкой переноса по умолчанию? 

— Да.

Я глянул на эльфа, который стоял, закинув лук за спину, вновь обнажив клинки и закусив губу, не в силах помочь паладину.

— Рут, ныряй бегом.

Орк тяжело дыша, вс


убрать рекламу


тал в очередь за эльфом.

— Бегом, бегом. Серега бросай его, бегом сюда.

16…15…14…

— СЕРЕГА ДЕСЯТЬ СЕКУНД.

Паладин, резко взяв вправо, увернулся от падающей сверху тяжелой руки и тяжелой поступью побежал ко мне.

9…8…

Ему до меня осталось метров пять, сзади не отставая догонял местный босс, подняв обе руки над головой. Портал. Перед глазами мелькнула темнота, сбивая концентрацию, буквально мгновенье и мир вновь зацвел яркими красками, наполняя воздух сладким запахам и пением птиц. Голова закружилась, как будто, там эльф-маг включил локальный смерч, а к горлу подкатил предательский ком, желая скинуть содержимое желудка. Я замер пытаясь собрать мысли в порядок, как меня схватили за руку и дернули в сторону, с такой силой, что я потерял землю под ногами.

Лес. Вокруг меня шумел красивый зеленый лес, наполненный солнечным светом, благоухающими цветами, снующими туда-сюда мошками, здоровым орком и смотрящим куда-то назад меня эльфом. Портал. Мысли моментально вернулись в нужное русло, и я вскочив, обернулся к серому мутному окну, висящему в нескольких сантиметрах над землей, прямо в воздухе.

"Портал Паучье Логово. Обычный"

Возможные координаты: 

— Паучье логово. 

Время портала: 5…4…3… 

Из портала вылетел Судья, явно получивший дополнительную энергию прыжка, посредством пинка. И сразу же вслед за ним появился Страж, пытаясь полубоком вылезти в узкий проем магической пелены. Нам конец. Хотя можно свалить на волках, вряд ли эта каменная глыба быстро бегает.

И тут портал закрылся. Половина Стража успевшая появиться из мутной дымки, пару секунд постояла на одной ноге и не удержав равновесия упала вперед, звучно шмякнувшись о землю. Все оставшиеся ХП моментально испарились, закрашивая зеленую полоску в черный цвет, затем сворачивая ее в точку и убирая совсем.

— А что, так можно было да? — Пал сидел на земле, растирая свою спину. — Давайте в следующий раз сразу так и будем делать. А то пока я в форме голема, боли не чувствую, но вот сейчас…

Эльф сделав несколько вращательных движений своими мечами, вложил их в ножны.

— Неправильные вы, и побеждаете неправильно. — И повернувшись к лесу, закричал. — Барри… Барри.

Я подошел к куску камня лежащего на месте недавнего портала и положил руку.

"Каменное сердце Стража"

Камень, почти правильно формы шара, с неаккуратно обтесанными гранями, которые медленно двигались, постоянно меняя форму. Жидкий камень. Но на ощупь абсолютно нормальный. И заведя руку за спину, что бы не смущать местных, я убрал его в инвентарь.

— Рут, далеко до города?

— Не знаю. — Эльф заметно нервничал, выглядывая, что-то в лесу.

— Что ты там увидел?

— Как раз не увидел. Барри нет.

И действительно, оглядев лес, на сколько, было возможно, Барри я не увидел. И не только Барри, волков в принципе не было рядом.

— Макс, волки-то первые в портал нырнули, а точка выхода была по умолчанию какая? — Подошел пал.

— Черные деревья, Зеленолесья. — Я понял свою ошибку.

Волки не могли выбрать точку прыжка, нет у них возможности работы с интерфейсом. А я сменил её по умолчанию несколько позже. И сейчас наши волки, где-то в лесу, укутанном паутиной.

— Рут не переживай, все с ними нормально.

Эльф посмотрел на меня, как обиженный ребенок, и, не говоря ни слова, развернулся и двинулся вглубь леса.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Черный внедорожник фирмы «Мерседес» подъехал к центральному КПП. Опустив переднее левое стекло, водитель протянул свое удостоверение и документ, дающий право на проезд. Широкоплечий дневальный, внимательно изучив бумагу и сверив фотографию на удостоверении с лицом неизвестного ему офицера, взглянул в салон автомобиля, убедившись, что там кроме водителя никого нет, моментально, не доводя руки до козырька берета, козырнул ему, и вернул документы. 

— Проезжайте. 

Шлагбаум открылся, пропуская машину внутрь военного городка, и та чуть рявкнув мощным мотором, плавно двинулась, шурша колесами по чистому асфальту. 

— Запиши, 12.15. Подполковник Х-лин. Мерседес ГЛС, с гос. номером *555** 199рус. В штаб. 

Дневальный чуть опустив голову к микрофону на воротничке, с прищуром сопроводил взглядом машину чуть слышно сообщая информацию, не на секунду не сомневаясь, в том, что все, что он сказал, будет записано.. 

Спустя несколько минут внедорожник припарковался на задней стоянке штаба и водитель выскочив со своего места, открыл нараспашку заднюю дверь автомобиля. Чуть помедлив, он забрал с заднего сиденья небольшую папку и отошел от машины на пару метров. Спустя пяток секунд, дверь сама закрылась, и машина пикнула сигналкой, повинуясь нажатой кнопке на пульте в руках водителя. Чуть заметно усмехнувшись, подполковник развернулся и обойдя здание зпшел в прохладное помещение фойе.. 

— Мам, пойдем давай, домой, меня от этих магазинов тошнит уже. — Кристина неспешно шагала за матерью, бесцельно разглядывая витрины магазина. 

— Погоди, масло еще надо взять, и все, пойдем на кассу. — Евгения, развернула тележку в первый попавшийся проход и не спеша покатила ее вдоль витрин, запоминая цены на лежащие на стеллажах товары. 

Кристина же, уныло плетясь следом, не останавливаясь, стащила с витрины литровую бутылку «Кока-Колы», и положила ее в тележку, как только мать отвернулась к заинтересовавшему ее товару. 

— Что Борис Петрович говорит, по твоим тренировкам? 

— Да ничего особенного. Кирилл куда-то уехал, потому сегодня и завтра отдыхаем. И кстати меня пригласили на шахматный турнир среди офицеров в воскресенье. 

— С чего вдруг? — Евгения обернулась на дочь. 

— Да вчера, лейтенанта С-рова обыграла на обеде. А он у них вроде как местный чемпион. 

— Да уж, наш пострел везде поспел. Ладно, пошли на кассу.. 

Солнышко светило ярко в зените, по-летнему припекая и создавая хорошее настроение уже только своим присутствием на небосклоне. Чуть заметный ветерок обдувал и растрепывал волосы, а немногочисленные прохожие, передвигаясь без спешки и наслаждаясь каждым моментом жизни, создавая атмосферу курортного городка, где-то на берегу Черного моря. 

— Давайте я помогу. — Выскочил из машины их телохранитель Алексей, сопровождавший Евгению и Кристину везде за пределами их внутреннего двора новостроек, и протянул руку к пакетам с продуктами. 

Внезапно зрачки у него моментально расширились до максимума, а руки безвольно повисли вдоль тела, глаза закатились и переставшие получать от мозга нервные сигналы ноги, подкосились, роняя тело на пол. Упав лицом вниз, он явил миру две кровавые раны на спине с вывернутыми наружу ребрами, отделенными от позвоночника прямо у основания. 

Сзади него стоял появившийся прямо из воздуха человек в необычной одежде, скрывающей лицо маске и с двумя черными, матовыми, короткими мечами. 

— Тень. — Кристина моментально сбросила в руку лук, и сделав как ее учили четыре шага в сторону и два назад, быстро одела доспех, путем перетягивания его из слотов сумки на свой аватар. 

— Юная охотница, не делай ничего глупого. — Неизвестный разбойник говорил спокойно, не делая лишних движений. — Если бы я хотел тебя убить, то уже бы убил. Твой охранник — это показатель моих возможностей. И знай, я тут не один, если ты меня атакуешь, твоя мама тоже умрет. 

Евгения уронила сумки не решаясь сделать шаг вперед к уже переставшему биться в судорогах охраннику, лежащему в луже крови, чтобы хоть как-то помочь и смотрела на его убийцу, который говорил на непонятном языке. 

— Охотница, покажись есть разговор, я же тут не просто так. — Разбой чуть повернул голову, вслушиваясь в звук сработавшей звуковой сирены, поднимающей тревогу. — У тебя пять секунд, после чего мы продолжим убивать. 

— Что тебе надо. 

Женя повернулась на голос дочери, говорившей на таком же певучем языке. Кристина стояла, направив на убийцу натянутый лук, с наложенной стрелой и переливаясь всполохами магии накладываемых бафов. Одетая в полную боевую экипировку с опущенными тактическими очками, она совсем не походила на маленькую девочку, которую привыкла в ней видеть мать. 

Сзади дочери проявился еще один человек, одетый один в один, как и убийца и обхватил ее руками, плотно прижав к себе. Их тут же начали обвивать стебли лиан с крупными листьями, моментально скрыв под собой и образовав огромную зеленую клумбу, которая сразу просела в землю, оставив вместо себя несколько отпавших листков. 

Ужас охватил разум Евгении, сначала пропал муж, теперь похитили дочь, и надежное убежище под крылом государства не может их никак защитить. Хмыкнув, убийца крутанул мечами и сделал шаг к ней, явно давая понять, чем закончится их встреча. Слева и чуть сзади него появился третий участник. Одетый опять точь-в-точь, как и остальные, только держащий в руках лук с наложенной стрелой. 

Мозг моментально просчитал концовку, сердце екнуло, поднимая давление, а адреналин ударил в кровь сверхдозой, увеличивая мышечный потенциал на короткий промежуток времени. Страх поплыл, уступая место злости, а пальцы рук в ярости, с хрустом сжимались и разжимались, на их кончиках начали проблескивать чуть заметные электрические дуги. 

— Где моя дочь? 

Волосы женщины начали раздуваться в разные стороны, как будто ветер дул не откуда-то со стороны, а прямо изнутри. Голос, бивший набатом, сбил с толку нападавшего и столь уверенный в себе убийца, споткнулся на ровном месте, не решаясь шагнуть к женщине превратившуюся в живую электрическую стихию, бушующую прямо перед ним. 

Он затравлено оглянулся, ища взглядом поддержки у своего напарника, который должен был его прикрывать и в конце выдернуть его эвакуатором отсюда. Тот же, натянув стрелу, не решался ее отпустить, не понимая, что происходит. 

— Стреляй. — Чуть ли не шёпотом попросил разбойник, но напарник его услышал. 

Вжух. Пропела стрела, в десяти сантиметрах от разбоя, летя точно в голову жертве, но не достигнув цели сгорела в выкинутом жгуте электрической дуги. Охотник среагировал первым, делая шаг вперед, чтобы схватить напарника и активировать прыжок, как вдруг сверху их приплюснула к земле огромная молния, сопровождаемая громким хлопком, превращая двух перспективных Магов в пару поджаренных куска мяса.. 


— Аргх, тебе знаком этот лес?

Мы шли по красивому зеленому лесу, уже пару часов. Эльф обиженным ребенком шел метров на пятьдесят дальше от нас, ведя за собой, по одному ему известной дороге, а огромный орк, шагал рядом, отвечая паладину, который мягко без напора, простыми наводящими вопросами, выведал почти всю его жизненную историю.

Мать Аргха несколько отличалась от своих собратьев, уважающих только силу. Будучи совсем молодой, благодаря своему интеллекту, она попала в личные телохранители эльфийской принцессы. Поначалу перенимая опыт от эльфов втихую, а затем, крепко подружившись с опекаемой и начав учиться у лучших учителей, она ломала стереотипы о тупости и прямолинейности орков. Там же, на службе, она встретила своего мужа и отца Аргха, Кроха, который возглавлял личную охрану эльфийского князя. Он хоть и не отличался излишеством ума, но был честным, преданным и никогда не кривил душой в угоду кому-то. В ожидании рождения Аргха, они оба ушли из найма, вернувшись в свое родное племя. Привнося в жизнь орков, накопленный опыт и знания, полученные за время службы.

Ааргх, росший на примере своих родителей, несколько отличался от своих сверстников, полагаясь на выдумку и нестандартное мышление. Будучи совсем маленькими, они хотели полакомиться вкусными ягодами Каджи, которые взрослые покупали у гномов и хранили в шатре с запасами, для сезона дождей. Эти ягоды очень хорошо помогали в случае различных болезней и поэтому их не давали детям просто так, хотя они были настолько сладкие и вкусные, что мелкие хитрюги, специально купались в холодной речушке неподалеку, а потом симулировали кашель. Так вот, первая их вылазка кончилась полным провалом и последующей поркой. Оказалось, что пол в шатре устлан старыми хитрыми коврами, при ходьбе по которым звенит колокольчик у входа, где обычно по ночам дрых, старый сторож. В первый же удобный случай, Аргх добровольно вызвался помочь таскать оленьи шкуры в этот шатер, а ночью сделал подкоп именно в том месте, где стояли столь желанные ягоды. Поймать его так и не смогли.

Когда все мальчики сдают экзамен на взрослого охотника, они уходят в лес с пустыми руками. В лесу нужно умудриться убить дикого оленя. Вся сложность задания состоит в том, что эти олени очень пугливые и очень быстро бегают. Подростки по два-три дня пытаются подкараулить свою жертву с импровизированными копьями, и далеко не все с первого раза возвращаются с добычей. Аргх поступил намного проще — он нарвал длинных лиан и сделал из них простой силок, с одной стороны сделав петлю, а с другой привязав к верхушке притянутого к земле молодого дерева. Нарвав большую кучу вкусной и сочной травы, он навалил ее на свою ловушку, а сам затаился на старом могучем дубе неподалеку. К вечеру, он шел домой с живым оленем на плечах.

Мать учила, его основам математики и писания, отец — чести и владению оружием. Легко давались именно драки. Аргх не любил числа и буквы, и постоянно сбегал от матери, когда она, садясь на песок, старательно выводила числа, показывая как их надо складывать, хотя складывать до десяти он все же научился. Однажды она заболела. Заболела настолько тяжелой болезнью, что ее даже не мог вылечить вождь. Тогда они с отцом попытались довезти ее до эльфов, в надежде на их лекарей, но она умерла прямо в дороге. Ее похоронили на красивой лужайке, между лесом и кристально чистым озером. С тех пор молодой орк решил для себя, что научится всему, чему хотела научить его мать, и сам ушел на службу, что бы заработать на обучение..

— Нет, Аргх никогда не был тут, но судя по тому, как уверенно идет эльф, скоро будет город.

— Макс, слушай, а давай купим где-нибудь небольшой замок, откроем какое-нибудь дело, и будем тут припеваючи жить? — Серега громко втягивал носом лесной воздух, наслаждаясь девственно чистой природой и не тронутым современным человеком, запахом леса. — Смотри как тут клево.

— Вот лично мне, этот мир сказкой не показался. — Я моментально прокрутил в голове все события последних дней, и не нашел в них никакого восторга. — Знаешь, Серег, за все, то время, что я тут нахожусь, меня или пытаются сделать рабом или убить.

— Да это просто, тебе не повезло в начале. Как говорится первый блин — комом. А сейчас вот смотри, доберемся до города, прибарахлимся, заценим местные рынки, туда-сюда, купи-продай, и с нашими-то знаниями и не стать миллиардерами. Откроем биржу, по любому ее тут нет.

— Хех. Ну, ты выдумщик. Хотя если придумаешь, как перетащить с Земли, сюда, наших, то можно остаться. А без семьи, как-то не очень. Вот представь, что мы никогда не вернемся обратно. Представил? Страшно? Причем страшно не сам факт, прожить тут жизнь, а не увидеть своих детей, жену, родителей.

Взгляд друга немного погрустнел, трое детей, это вам не котенок дома. Как бы мужики не бравировали друг перед другом, хвастаясь какой патриархат у них дома и как сурово они держат свою семью в ежовых рукавицах, при виде своих карапузов, любой отец становиться усей-пусей-супер-папусей, тающим как мороженное, при виде искренней улыбки чада.

— Страшно. Куда без этого. — Дрогнувшим голосом, чуть печально ответил пал. — Дети — наше все. Вот смотри, я такой крутой воин, владелец эксклюзивных вещей и абилок, реально на данный момент, чувствующий себя суперменом, отдал бы все, что бы спокойно в любой момент мог тискать своих непосед.

— Так, что давай, мой дорогой друг, сначала найдем путь домой, потом спасем наш мир от вторжения, затем станем героями, соберем все лайки и репосты, э-э-э я хотел сказать, почести и награды. А вот потом уже будем думать, там остаться или сюда сбегать.

Пару минут мы шли, молча разглядывая местные красоты и наслаждаясь звуками живого леса. В моей голове крутились слова друга, о возможности остаться тут. Пока Миллиадор не показал мне ничего хорошего. Рабство. Дикое общество. Самодурство верхушек, с отсутствием признания твоих заслуг. Постоянное бегство от всех и от всего. Усталость, недосып, раздраженность, неизвестность. Хотя если все разложить по полочкам, то может все не так, как я вижу, это ведь сугубо моя точка зрения. Может посмотреть на каждую ситуацию с другой стороны?

Рабство. Тут мир меча и магии, где правит сила. Сила всегда была решающим фактором, даже в нашей истории рабство было всегда, в той или иной степени. Просто тут сейчас оно в первозданном виде. Если сюда пустить наших менеджеров и продвинутых банковских супервайзеров, то через год-два, таких рабов даже кормить не придется, они будут сами приносить все свои доходы, и ходить друг перед другом, выпятив грудь, в новой робе iХрень V, с удлиненными рукавами и заниженными штанами, взятой в кредит всего лишь под восемнадцать процентов годовых.

Дикое общество. Не такое уж и дикое, если судить по эльфийскому городу, там мне вообще все понравилось, и было классно. Такое мнение в большей части сложилось из-за лагеря гоблинов. Я вспомнил их поведение у костра, постоянная суматоха, гвалт, неразбериха, отсутствие порядка. Хотя, их же все устраивало и без военной дисциплины. Был реальный Крестный Отец — Великий Комбибума, которого все любили, уважали, и боялись ослушаться, было у них и централизованное управление, и навыки работы в команде, вон как нас быстро нашли и повязали. Еще это общество мне показалось таким из-за рудников, но ведь рабские рудники это не пансионат стрессовой терапии. Общество тут не дикое, оно наверное больше похоже на наше средневековое.

Глава эльфов вначале оставил у меня неприятное мнение о себе, показав себя высокомерным, не считающимся ни с чем, и ни с кем, кроме самого себя самовлюбленным тираном. Но ведь если, подумать и принять его рассказ за правду, что мои предки, если конечно это были мои предки, пытались подчинить себе все местные народы. Вряд ли это можно назвать, хорошим отпечатком в истории. И тут он видит меня, с непонятными мотивами и с неизвестными целями. Действительно, откуда он знает, что я не шпион и не ищу возможности открыть портал для нового порабощения его королевства. Отсюда и жесткость его намерений, и жестокость действий. Ну, а на заслуги мои тут вряд ли можно смотреть, я бы точно не посмотрел.

Нужно осмотреть этот мир не с позиции загнанной крысы, мечущейся из угла в угол. А затесаться в общество, стать своим, и пожить спокойной жизнью, тогда и будет понятно, стоит ли он, того, чтобы в нем остаться.

Наш мир тоже хорош и красив, как и этот, единственная проблема в нем это — человек. Именно человек не может жить спокойно, и постоянно создает сам себе и себе подобным кучу вымышленных проблем. И чем дальше, тем больше проблем и хуже самому человеку и окружающей его среде.

Сейчас, наш мир, это одна большая бетонная коробка, в которой мы не видим ни чего кроме, денег. Нам навязали эту идею и сказали, что жить можно только так и только ради них. Всё, что бы, мы не делали, связанно с деньгами. Большая часть жизни работа — ради денег. Любое личное хобби — мы стараемся превратить в деньги. Выходные? Ищем шабашку — ради денег. А если ты владелец, неважно чего, торговой точки на рынке, собственного магазинчика или целой корпорации, то у тебя вообще выходных нет — ради денег. Из-за денег, один человек предает другого. Из-за денег, сестра подает в суд на брата, чтобы высудить наследственную квартиру. Ради наследства, сын убивает собственного отца, а молодая, красивая девушка выходит замуж за седого старца, отворачивая в отвращении лицо, ложась к нему в постель. Любовь — деньги. Время — деньги. Человек — деньги. Наш мир пропитан деньгами. Человечество тонет в культе денег.

Ух, меня понесло. Есть, конечно, и другие направления в нашей жизни, они хорошие и прекрасные, но так или иначе они пересекаются с деньгами.

Пока мы шагали молча, думая каждый о своем, окружающая обстановка, потихоньку начала меняться. Незаметно деревья становились все реже и реже, солнышко, уже не скрываемое коронами этих деревьев, припекало все больше и больше, а трава под ногами, уже разделилась маленькой тропинкой, петляющей по более удобным переходам между оврагами и большими зарослями.

— Рут. — Окликнул я ушедшего уже далеко вперед эльфа. — Рут, жди нас, а то потеряемся еще.

Эльф остановился, глядя на нас холодным взглядом. Догнав, решил попробовать сгладить его настроение.

— Слушай, а дорого стоит грифон и какая у него грузоподъемность?

— Дорого. Если брать молодого, необученного, то примерно триста золотых, но это надо уметь их дрессировать и обучать. Обученный будет примерно четыреста пятьдесят. А перевозить он может двоих людей вполне сносно, но вот если посадить его, — Ткнул эльф в орка. — то не знаю, влезет ли еще кто-то.

— Прямо Лада-Калина. — Усмехнулся Судья, прикинув зарплату Аргха к цене грифона, а также его грузоподъемность.

— А, допустим, долететь из Бирграда до Тин-Лонна, сколько стоит?

— В смысле сколько стоит? Примерно четыреста пятьдесят стоит грифон, покупай и летай, сколько хочешь.

— Да не грифон, а чтобы меня просто доставили на нем до того же Тин-Лонна.

— Если тебе нужно добраться до Тин-Лонна, то ищешь попутный караван и едешь на нем, грифоны в основном у знати и богатых сословий, но они тебя на нем катать не будут.

— А на караване сколько стоит?

Эльф на пару секунд подвис, высчитывая возможную стоимость.

— Ну, примерно две-три золотые.

— А теперь представь, что у тебя есть грифон, допустим, тебе его подарил Король за некие заслуги, и мы с Судьей просим отвезти нас в Тин-Лонн. На караване мы бы заплатили шесть золотых, ну а тебе бы предложили десять.

— Нуууу. В принципе, хорошая цена, учитывая, что на прокорм грифона, за неделю уйдет, примерно тот же золотой, то все равно можно заработать.

— А еще представь, что в Тин-Лонне, ты найдешь, за такую цену, одного-двух пассажиров обратно.

Эльф конкретно подвис, прикидывая в уме, возможные прибыли. Даже Аргх загибал пальцы, что-то подсчитывая. Походу я только, что с легкой руки запустил в этом мире идею первых воздушных пассажирских перевозок. Я похлопал эльфа по плечу, выводя его из прострации.

— Но начинал я не о «Аэролиниях Руталаза». Я думал, у вас такое есть уже. Вот и хотел предложить слетать тебе до Паучьего Логова, найти наших волков. Мы бы пока тебя подождали.

— Почему линии должны быть Руталаза? — Влез нахмурившийся орк. — Аргх тоже хочет возить на грифоне.

Серега даже закашлял, чтобы не засмеяться в голос.

— Неважно, Аргх, чьи будут авиалинии, по крайне мере сейчас не важно. — Я старался скрыть улыбку на лице, серьезными доводами и прямым взглядом на орка. — Нужно вытащить нашу стаю, вот к чему я все это.

— Волков надо. — Орк ударил себя кулаком по броне, вызвав глухой продолжительный звон. — Великан, очень нравится Аргху.

— Вот тебе задача номер один, Рут. Как только доберемся до города, найти возможность добраться до Тин-Лонна, максимально быстро, обратно желательно тоже..

Еще несколько часов, непринужденной беседы ни о чем, пролетели со скоростью падающей звезды. Я даже как-то не заметил, что мы шли уже по пыльной проселочной дороге, петляющей через поля. Лес остался далеко на горизонте, а впереди виднелись темные шпили башен замка, с глухими, высокими городскими стенами из серого камня.

— Бирград. — Эльф, начал поправлять одежду от не видимых складок. — Зарт, а деньги у нас есть?

Я непонимающе на него посмотрел.

— Ну, раз волков у нас больше нет, а до Снежных Пик пешком далековато, то правильнее всего будет купить лошадей в городе. Примерно пятьдесят золотых за штуку.

— Деньги-то есть. А с лошадьми давай в городе обдумаем, вроде в любом случае, хотели отдохнуть там, хотя бы ночку. Есть ведь у вас гостиницы?

— Кто есть?

— Да, @%№$%@. — Выразился я на великом и могучем, досадуя, что в этом мире, путнику, даже переночевать нормально негде.

— Таверны. Постоялые дворы. Где выспаться можно. — Влез Серега, видя, что меня сейчас прорвет от чувств.

— А, таверны. Конечно, есть. Сколько будем отдыхать?

— Давай начнем с одной ночи, а там посмотрим..

.. Пригород Бирграда, начался с низких покосившихся домов, с соломенными крышами и большими земельными наделами. В полях трудились люди, которые при виде нас останавливались и открыто пялились, разглядывая странную компанию.

По мере приближения к стенам города, дома становились все лучше, народу все больше и сзади нас скопилась уже целая толпа детишек, разлетающаяся как стая воробьев, стоило только кому-то из нас обернуться в их сторону.

«Лавка мастера Брома» — гласила огромная вывеска, над большими двустворчатыми дверями, с нарисованными по сторонам, крест-накрест, мечами и алебардами.

— Макс давай зайдем, глянем? — Серега чуть ли не волоком потащил меня в магазин, схватив за руку и канюча как маленький мальчик, увидевший на витрине машинку.

— Что ты там увидеть хочешь? — Как я понял, сопротивляться было бесполезно, и чтобы не выглядеть глупо, я двинулся в направлении лавки.

— Интересно же. — И уже забыв про меня паладин, шагал широкими шагами к заветным дверям.

Эльф с орком, непонимающе пожали плечами, на мой вопрошающий взгляд, и двинулись за нами, стараясь, не выделяясь, держаться сзади. У орка это не получалось.

Магазин представлял собой прямоугольный зал примерно с пятьдесят квадратных метров, высоким потолком, небольшим пустым прилавком в начале и кучей разнокалиберных мечей, клинков, крюков и разных орудий убийства, висящих и стоящих вдоль стен на специальных стендах и стойках. Среагировав на открывшуюся дверь небольшой колокольчик, зазвенел необычно громко, нарушая тишину и покой пустого помещения.

За перезвоном, из небольшой, почти незаметной, двери сразу за прилавком, вышел невысокий, но широкоплечий, можно сказать квадратный гном с большим шрамом через все лицо. Мельком нас, осмотрев, он задержал взгляд на орке и сухо произнес.

— Награбленное не покупаю.

И потеряв к нам интерес, вновь открыл дверь, чтобы уйти и завис, ожидая, что мы последуем его примеру и свалим отсюда.

— Да мы собственно и думать не могли, унизить столь великопочтеннейшего мастера, столь абсурдными просьбами. — Вклинился Судья, опережая меня. — Мы зашли, прицениться, закупиться, ведь если верить слухам, именно у мастера Брома самое лучшее оружие, по самой лучшей цене.

Гном удивительно поднял одну бровь, являя нам двусмысленное лицо — с одной стороны, где шрам, хмурый, строгий взгляд, с другой удивленно-вопросительный глаз с куриное яйцо.

— И что же милостивые государи, хотят приобрести?

— Давай-те узнаем расценки, и определимся. — Улыбка паладина затмила всех..

Час. Целый час, я слушал, споры и упреки, обвинения и признания в вечной дружбе, договоренности и вздохи разочарования. Орк самым наглым образом храпел в углу у входа, просто усевшись и прислонившись к стеночке, а эльф сбежал примерно минут через десять, сославшись на неотложные нужды, и не появился до сих пор. А Серега все торговался и торговался. Висящее на стенах оружие они прошли за первую четверть часа, ограничившись можно сказать беглым осмотром, да и смотреть там особо было нечего, все в диапазоне «обычное». Серые мечи с непримечательными названиями и одной и той же подписью. Создатель мастер Бром . Потом пошли вещи из-под прилавка, причем, откуда их там доставал гном было крайне непонятно. Прилавок был всего метра полтора в длину. Необычные вещи с зеленой подложкой, при определении их через интерфейс, появлялись и пропадали там же, при беглом осмотре паладином и недовольным покачиванием головой. Саи. Палаши. Балты. Гладиусы. Карды. Я даже таких названий не знал, ломая язык при прочтении. Ценовой диапазон от золотого до десяти, но вещи не представляли собой ни какого интереса. За исключением небольших, обоюдоострых, цельных клинков, с круглыми отверстиями в металлической ручке.

"Метательный нож. Необычный"

Ловкость +6 

При броске всегда летит лезвием вперед. 

Возможно нанесение яда. 

Семь золотых за десяток, Серега, минут десять, с хрипотой доказывая, что данные ножи больше относятся к расходным материалам, нежели к боевому оружию, купил их за пять с половиной, прикинув, куда можно пристроить накопившейся, паучий яд. Редкий, полуторный меч, гном вытащил как фокусник из шляпы, демонстрируя его как оригинальную картину Леонардо да Винчи.

— Моя гордость. Две недели ковал. Тоже заговоренный, сам жизнь в него вдохнул. — Крутил он меч показывая его со всех сторон. — Всего тридцать золотых. Если ты воин, то лучшего тебе не найти.

Серега скинул свой мифриловый меч в руку, предварительно опустив ее ниже прилавка.

— Вот. Это моя гордость. Лучше пока не нашел. — Он поднял руку, любовно осматривая, окруженный фиолетовым ореолом, меч.

Лицо гнома зависло с открытым ртом, и лишь зрачки потихоньку расширялись, заполняя все пространст


убрать рекламу


во радужки.

— Даю, сто пятьдесят золотых.

— Но уважаемый мастер Бром, вы не скупаете вещи.

— Двести.

— Нет.

— Триста.

Серега опустил руку с мечом под прилавок пряча его в инвентарь.

— Нет. Он не продается. Но если у вас есть, допустим, какая-нибудь броня на вот это огромное чудо, то мы готовы продолжить наши покупки.

Гном все еще не пришедший в себя, мельком взглянул на орка, и все вытягивал голову пытаясь найти меч Судьи.

— Готового ничего нет. — Спустя только секунд двадцать, ответил он. — Но если хотите, можем сделать. Моя жена, кожевница, а я сам кузнец, так, что можем сделать хорошие доспехи на орка.

Потом подойдя к Сереге, он внимательно осмотрел его броню, помуслякав палец, пощупал ее за рукав, понюхал и чуть-чуть не успел ее лизнуть, потому, что пал отдернул руку.

— Что за чудные доспехи? Заговоренные, омытые битвами и впитавшие в себя силу павших врагов. Гибкие, но это не кожа или материя, при этом очень прочные, но не металл. Откуда в моей лавке столь непонятные покупатели?

Бром было сделал шаг ко мне, но я просто нахмурил брови, показывая, что быть ощупанным не хочу.

— Еще странно, то, что имея такие доспехи, которые стоят, судя по всему, о-о-о-очень дорого, они все еще не перезачарованы. Мастер Тарин, который их зачаровал, и чья подпись стоит на рунах, должен был уже их улучшить. — Гном заложив руки за спину, шагал туда-сюда между нами, разглядывая то меня то Серегу. — Отсюда делаю предположительный вывод, что доспехи не ваши, а украдены вами, прямо из мастерской, после их изготовления, хотя возможно я и ошибаюсь.

Гном остановился возле прилавка, смотря на паладина.

— И если я прав, то мне ничего не мешает позвать стражу и получить свое законное вознаграждение за поимку преступников, ну или извиниться перед вами, если все-таки я не прав.

Как по команде в стене откинулся накладной люк, из которого тут же появился ствол удлиненного арбалета с направленным на нас тяжелым болтом.

— Вы не правы мастер Бром. — Влез я в монолог гнома. — Мы не крали эти вещи, они создавались именно для нас. А Тарин, который зачаровал их, был всего лишь подмастерьем.

— Не мог подмастерье создать такой шедевр.

— Он и не создавал. Он только зачаровал.

— Вот поэтому я принимая ваши слова за ложь. — Гном не моргая смотрел на меня своим шрамированным глазом, прикрыв второй, до узкой щелки, от чего я не мог разобрать, что у него на уме. — Я могу допустить, что подмастерье, создал такой шедевр. Но. Подмастерье не сможет вдохнуть в доспехи жизнь.

— Странно, Тарин, смог. Несколько камней заточки и никаких проблем.

— Камней заточки? Камнями заточки пользуются только слуги Хаоса. Гном никогда не возьмет в руки эту ересь..

.. — Ну вот как-то так. — Я вкратце рассказал Брому, про то как мы нашли и освободили Тарина из плена демонов, умолчав, только о том, что это был данж, и было это в другом мире.

— Совсем эти исчадия Ада охамели. Молодняк в рабство.

Гном еще несколько минут бурча под нос, ругался, поправляя на стендах, и так идеально стоящее оружие.

— А в наших краях вы зачем? Куда направляетесь? — Закончив причитать, он вновь обратил на нас внимание.

— Задание у нас есть. В Снежных Пиках. Тут мимоходом, отдохнуть и переночевать. А к вам, уважаемый Бром, мы зашли, по большому счету вот этого здоровяка приодеть. — Не открывая всех планов, Серега скрыл свой интерес провентилировать цены.

— Хох. Ну, если вы еще ни где не остановились, то у меня есть пара свободных комнат. Правда его, — Гном кивнул на орка. — придется положить на пол. Ни одна кровать такую тушу не удержит. И цена всего один золотой за комнату.

— Дорого, мастер Бром, у тебя ведь не люкс апартаменты, по золотому за комнату.

— Ну так в цену входит еще три трапезы в сутки и горячая ванна.

— Берем. — Вмешался уже я, желая залезть в горячую ванну прямо сейчас, желательно с огромным бутербродом. — Эльфу с орком одну комнату, нам другую. Поесть желательно прямо сейчас, и ванну мне тоже прямо сейчас.

Я бухнул на прилавок две золотые монеты, которые моментально исчезли как по мановению волшебной палочки.

— Лани. — Открыв ту же дверь за прилавком, крикнул Бром. — У нас постояльцы, обед и ванну приготовь..

..Спустя всего час, я наслаждался горячей водой, сидя в подобие джакузи — в огромной, чугунной, круглой ванне, обрамленной кладкой из камней и стоящей на горящих углях. Полумрак помещения убаюкивал, заставляя впасть в полудрему и забыть о всех проблемах. Временами только переполненный желудок давал о себе знать, сетуя на своего хозяина, не сумевшего вовремя остановиться за обеденным столом.

Жена Брома, Ланиэль, оказалась эльфийкой, чем поставила нас в тупик, заставив замереть с отвисшими челюстями. Она показала нам наши комнаты и спустя пару десятков минут позвала на обед. Комнаты были расположены на втором, мансардном этаже, и имели минимальный набор для жизни: одиночные кровати по две штуки в комнате, по два стула, стола и небольшие шкафчики. Для орка принесли несколько огромных меховых шкур и постелили прямо на полу.

Других постояльцев у гнома не оказалось, чему я был очень рад.

За обедом гном, видя наш ступор при виде его жены, бегло рассказал историю, о своей тяжелой жизни. Долгой учебе на звание мастера, путешествие к эльфам по вынужденному, политически-мотивированному обмену опытом, конфликт с местными мастерами почти в самом начале, ну и печальной драке, в которой он получил знатную взбучку.

Ланиэль нашла его умирающего за городом, куда его, в одних портках выбросила стража, и пожалев — выходила, оборудовав для него небольшую землянку подальше от города, так как обратно его пускать, ни в какую не хотели, объявив зачинщиком и провокатором. Почти три месяца, она приходила к нему каждый день, промывая раны и меняя повязки. Покупала на свои деньги лечебную мазь и провиант, давая шанс на выздоровление. Так потихоньку они и сблизились, найдя друг в друге свои абсолютно разные половинки.

По возвращению домой Бром был изгнан, как не оправдавший доверие. Эльфы накатали на него такую кляузу, что если бы он не знал, как было дело на самом деле, то сам себя бы отправил на плаху. И после нескольких лет скитаний, они с эльфийкой оказались в людском городе, где им тоже были не рады, поэтому и поселились в пригороде. С соседями со временем они сдружились, чего нельзя сказать о местных властях, дерущих с них двойной налог, как работающих иммигрантов. Единственное, что расстраивало их, так это не возможность иметь своих детей, что немного компенсировалось небольшим рыжим мальчуганом, выброшенным на смерть незадачливой мамашей, подобранным ими и ставшим для них сыном.

Рассказывая о своей жизни, гном временами, незамысловато пытался раскрутить нас на ответный рассказ, но тут я был не приклонен и отвечал односложно и кратко, ссылаясь на постоянно забитый вкуснейшей едой рот, и пиная под столом паладина, когда тот хотел, что-то ответить. Нет, я ни капли не сомневался, что он не сболтнет, что-то лишнее, но на рефлексах, все равно пытался его остановить.

— Ты долго еще? Я тоже отмокнуть хочу. — Заглянул паладин в дверь, до сих пор жуя и держа в руках прожаренный кусок мяса.

— Отстань, я тут больше дней, значит, мне положено больше отдыхать, как ветерану боевых действий. Проследи лучше чтоб, Аргху доспехи сделали.

— Да с него уже мерки сняли, сказали, завтра будут готовы. — И пал исчез, так же как и появился..

.. — Зарт. — Гном снявший размеры с орка, притащил две металлические пластины. — Из чего делать доспех, лутиния или родиния?

Он поднял пластины по очереди вверх, вопрошающе глядя на меня. Если бы я знал. По виду обе пластинки были похожи, на кусок алюминия, разве, что один светлее, другой темнее. Я и у себя не особо в металлах разбирался, а тут вообще ничего в них не понял.

— Уважаемый мастер Бром, а можно сделать доспехи их этого? — И сунув руку за спину, я достал из инвентаря кусок Королевского хитина.

Видимо сегодня был день отпавших челюстей, ибо взяв в руки черный, матовый кусок панциря, оставшийся от паучьей Королевы, гном впал в ступор, забыв закрыть рот. Глаз со шрамом, время от времени подрагивал, выражая подобие нервного тика, а пальцы ни на мгновенье не останавливались, изучая каждый миллиметр хитиновой пластины.

— Это же… это же… это же, кусок брони самой Клаары. Черной вдовы. Матери пауков.

— Ну, вроде да. Как то так ее и звали.

— Как это, — Он приподнял пластину на уровень лица. — оказалось у вас?

Теперь пришла очередь моего удивления. Что такого в том, что мы победили боса в подземелье и забрали с него добычу? Неужели никто, никогда не убивал паучью матку? А если не убивал, то нужно ли распространяться, о том, что мы это смогли? И не придумав ничего лучше, я соврал.

— Мы просто нашли место, где она сбросила старую шкуру, вы ведь в курсе, что раз в десять лет, она меняет панцирь. Вот и повезло нам наткнуться, в наших странствиях, на место линьки этой Клаары.

— Да, да. Я в курсе. — Закивал гном, хотя глаза выдавали его полное недоумение. — Хитин матки я видел лишь раз в жизни, во время учебы на мастера. Небольшой кусок, как учебный образец, хранится у Великого мастера Троя. Но я и подумать не мог, что когда-нибудь буду держать в руках такую большую пластину. Из нее же можно сделать полный комплект на пару эльфов. Получится очень прочный, неподвергающийся износу доспех. Этот кусок стоит, наверное, с тысячу золотых. И меня спрашивают, можно ли сделать из него доспех для бестолкового орка.

— Ну-ну, мастер Бром. Аргх не бестолковый орк. В первую очередь он мне друг, неоднократно спасший жизнь.

— Но ведь это можно продать за огромные деньги в столице.

— Не все меряется деньгами. Давайте договоримся? — Я достал еще один кусок хитина. — Вы делайте доспех Аргху и Рутолазу, а в качестве оплаты, ибо я представляю, каких трудов вам это будет стоить, я вам дам еще одну, целую пластину хитина..

Мастер запросил три дня на изготовление двух полных комплектов, с зачаровываннием и полной подгонкой. И оставив в магазине вместо себя своего рыжеволосого пасынка, он потерялся в своей кузне, что пряталась во дворе.

Мы же решили осмотреть город и по возможности приобрести себе лошадей, что бы быть готовыми к отправке в дальнейшее путешествие.

— Уже завтра состоятся ежегодные игры. — Невысокий, худенький мужичок, стоящий на большой круглой бочке около городских ворот, одетый в пестрые, разноцветные одежды, громко кричал, размахивая при этом двумя длинными лентами. — Приходите на зрелищные бои, между лучшими бойцами и делайте ставки на своих кумиров.

По мере приближения к городу, таких вот крикунов становилось все больше и больше. Увидев первого, мы вообще простояли целую минуту, слушая весь рекламный блок, но потом, как истинные жители мегаполисов, потеряли к ним всякий интерес. Этот же привлек нас своей выделяющейся одеждой и постоянными кульбитами на своей небольшой сцене.

— Если у них такая реклама, страшно представить какой тут интернет. — Усмехнулся Серега, догрызая огромное, спелое яблоко, обошедшееся ему в две медные монеты.

— Кто про, что, а грязный о бане.

— Не, ну представь, прибегает к тебе вот такой пестрый красавец: Ваш оппонент сходил Е2-Е4. Ты такой, да ну нафиг, таааак подумаем, и смотришь на доску с ходом своего друга из соседней деревни, давай Д7-Д5, и еще сообщение запиши «Гамбит тебе нубяра. Лол. Азаза. Улыбающийся смайлик». А он, у вас кончился исходящий трафик, будете продлевать на месяц за полтора золотого?

— Серега ты вообще не правильную профессию выбрал, тебе не судьей надо было быть.

— Да знаю, это все влияние родителей..

Город представлял собой переплетение длинных широких улиц, шириной чуть ли не с десяток метров и чуть приподнятыми над основной дорогой тротуарами, жавшихся к каменным домам. Редкие, прибранные деревья, с небольшими зелеными полянками прятались за аккуратными, ажурными заборчиками. Таверны с огромными бочками на углах зданий и огромными вывесками пестрили, по всей протяженности улицы. Различные магазины и мастерские, обрамленные не такими большими вывесками, чуть терялись на фоне таверн, но пользовались не меньшим спросом, судя по входящим и выходящим оттуда людям.

Вообще народу было много, этакий мегаполис в жаркий выходной день, вроде и никто никуда особо не спешит, но механизм движения не позволяет стоять на месте и куда-то постоянно подталкивает. По брусчатой мостовой постоянно стучали подкованными копытами лошадиные обозы, везущие различные товары вглубь города и реже пустые в обратном направлении. Иногда проскальзывали кареты с расфуфыренными кучерами и закрытыми шторками окнами. Пару раз я даже видел огромных четырёхпалых грифонов, величественно проплывших по небу.

— Серег, слушай, давай возьмем пару грифонов. И быстрее доберемся до места и в случае если найдем путь домой, сделаем царский подарок Руту и Аргху.

— Можно конечно, но дорого.

— Не все меряется деньгами, друг мой.

— Твоя правда, все равно еще останется, да и полетать страсть как охота.

В глазах пала вновь засверкали огоньки, толи его тараканы салют опять устроили от счастья, толи солнце так отразилось. Я больше склоняюсь к тараканам. Поймав курсирующую по улицам стражу, мы выяснили, как попасть на местный рынок..

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

..Они рядом со мной, мои дочери и Супруга. Мы сидим на большом покрывале посреди огромного луга, и теплый ветер насыщает воздух, всей гаммой запахов недалекого леса. Младшая смотрит на меня широко раскрытыми глазами, внемля каждому моему движению и сверкая на солнце своими белоснежными зубами, заразительно смеясь на каждый мой игровой хлопок, перед ее озорным личиком. Старшая, плетет венки из ромашек, связывая их в замысловатый узел. Один такой уже надет на голове Супруги, роскошный букет из хитро сплетенных полевых цветов, торчащих во все стороны на длинных, зеленых стеблях. Она, подперев голову, лежит чуть с боку и наблюдает за нашей игрой с Младшей и также беззаботно смеется, реагируя на озорные всплески смеха ребенка. 

Старшая, аккуратно собирая цветы для венков, прямо с краю нашего покрывала, вдруг оборачивается, показывая сомкнутые ладони. 

— Смотрите бабочка. — И с большой печалью в голосе. — Похоже, что она умерла. 

В ее руках, лежит на боку, сложив красивые цветные, бархатные крылья махаон. 

— А-а-а. — Тычет пальцем Младшая. Говорить двухгодовалая дочь еще толком не умеет, поэтому вытянув губки свечкой, стоит рядом и внимательно разглядывает мертвое насекомое. — Боба. Ай. 

И строго смотрит на меня, подняв указательный палец. 

— Ня. Папа. 

Она неожиданно накрыла ладони Старшей, своими ладошками, чуть заметно дунув на них и что-то по своему гугукая. Вспышка маленького солнца между их руками и Младшая, озорно смеясь, убрала руки и радостно запрыгала. 

Бабочка махнула крылышками. Еще раз. Как бы не веря, что она жива и может снова летать. Опять взмах, еще, еще, еще. И оторвавшись от ладоней дочери, взлетела, устремившись ввысь. 

Неожиданно, со стороны леса грянул гром, и белые, пышные облака, начали заменяться черными тучами, набегающими на пронзительную синеву неба. 

— Дорогой, опять, они никогда нас не оставят. — Во взгляде моей второй половинки читается страх и смятение. — Никогда. 

— Пап, помоги. 

Я взглянул на Старшую, она стояла в полной боевой экипировке, с натянутым луком, направленным в сторону быстро темнеющего леса. 

— Пап. — Не опуская лука, она взглянула на меня. — Помоги. Мне страшно. Помоги. 

Я вскочил, сжимая в руке большой, массивный, крест, с поднятыми вверх боковыми перекрестиями. Мой черный костюм, приятно облегающий тело, дарует чувство полной уверенности и абсолютной защиты, плащ колышется на ветру, играя складками в потоке воздуха, и в один миг разворачивается в черные прозрачные трехметровые крылья, с крупными перьями прочности адаманта. 

— Дорогой. — Я опустил взгляд на Супругу, прижавшую к себе Младшую. — Для чего все это? Как долго вас ждать? 

— Это ради Победы. Мы обязательно скоро вернемся. 

— Но, Дорогой, там нет Победы. — Прижав еще крепче Младшую, Супруга опустила голову, защищая дочь от порыва ветра, чуть слышно прошептала. — И не может ее там быть. Она здесь. 

— Пап, помоги. 

Я вновь вскинулся, но Старшей нигде не было, лишь голос еще долгим эхом шептал в голове, ее слова о помощи. 

— Доча, ты где? — Прокричал я в пустоту. — КРИСТИИИНА!!!.. 


*Несколькими часами ранее.

— Восемьсот за двух. — Серега спорил с приятым, лысым и при этом белобородым стариком, торгуясь до последнего.

На весь город в итоге мы нашли только одного торговца грифонами, который обосновался недалеко от местного рынка. Сам загон огромен и был сделан во дворе маленького магазинчика, накрытый сверху большим навесом и засаженный по периметру разнокалиберными деревьями. Получилась, импровизированная полянка, с неширокой взлетной полосой, защищенная от дождя и палящего солнца, но максимально похожая на лесной луг. На ней изящно развалились семь величественных полуптиц-полуживотных.

Приручать грифонов как оказалось под конкретного человека не надо, вместе с ним выдавался специальный магический амулет и небольшой свисток, который грифоны могут услышать на расстоянии в несколько километров. Стоили они по четыреста тридцать золотых за штуку, и в наличии их было всего четыре, еще трое, как, оказалось, были просто тут припаркованы.

— Восемьсот тридцать и точка. — Белобородый старец с хитрым прищуром ни в какую не прогибался под прессом, со стороны паладина и снизил цену совсем чуть-чуть. — И еще по десять золотых за каждое седло, можно по две штуки на грифона надеть.

Прикинув так и эдак, согласились на эту цену и взяли по полному комплекту на каждую полуптицу.

— Как их хоть зовут? — Спросил я больше для вида. Интерфейс подсвечивал только чуть неполный бар ХП и название вида "Грифон"

— Да как назовете, так и будет. — Торговец, еще раз пересчитав монеты, сложил их в один большой, кожаный мешочек и направился в свой магазинчик.

— Ну, так как назовем? — Серега, нацепив амулет, наматывал круги вокруг своего грифона, который только косил своими большими, черными глазами, наблюдая за странным человеком.

— Да без разницы, пусть мой будет Фениксом. — Над моим грифоном тут же изменилась инфа, определяемая интерфейсом.

— Блиииин, клево, Феникс, ладно, тогда мой пусть будет Рух, все равно я больше легендарных птиц не знаю.

— Обкатывать будем?

— Спрашиваешь.

Управлять грифонами оказалось до безумного просто. Как только садишься в переднее седло, с помощью амулета образуется некая ментальная связь, и полулев-полуорел начинает чутко реагировать на все мыслеприказы своего хозяина. Вверх-вниз, вправо-влево, чуть интенсивнее махать крыльями или наоборот лететь — планируя. Ощущение, что летишь сам, а не управляешь другим существом, сохранялось у меня на протяжении всего полета, и именно это вызывало дикий восторг.

Упоенные полетом, мы провели в воздухе почти час, нарезая круги вокруг города. Первые десять минут меня бил мандраж, и страх свалиться вниз, но чуть пообвыкнув, я уже даже почти не боялся смотреть вниз и пытался войти в повороты под острым углом, прижимаясь всем телом к могучей шее животного. А вот паладин походу был рожден для неба, ибо в конце нашей воздушной экскурсии заложил две мертвых петли, от чего его Рух был в еще большем шоке, чем я.

Приземлились мы без проблем, плавно опустившись на знакомый двор магазинчика, подняв в воздух небольшое облако пыли. Ощущение, что мы всю жизнь только и делали, что летали, неизгладимо засело у меня при первом шаге по земле. Хотелось обратно в небо, на свободу.

— Вот это да. — Только и смог выдохнуть пал, усевшись рядом с отдыхающим Рухом.

— Мне тоже понравилось, незабываемое ощущение..

Местный рынок поражал своим размахом, красотой и разнообразием. Я хоть и бывал на различных рынках в своем мире, но этот не шел ни в какое сравнение. Красивые, резные, деревянные прилавки, с соломенными крышами, временами разбавленные красивой черепицей, более богатых лавок. Правильно и с грамотным подходом, хорошо расставленный товар для удобства его осмотра. Вежливые и нарядно одетые торговцы и приятно улыбающиеся люди, неспешно двигающиеся вдоль торговых рядов. Чистота и порядок вокруг, и вылизанная до блеска брусчатка торговой площади, говорили о том, что власти внимательно следят за вверенной им территорией, ни какого мусора, плевков или валяющихся гнилых фруктов или порванных оберток. Красота.

Я догрызал некий фрукт похожий на грушу, а Серега выбирал какую-то трешевую ювелирку, закопавшись в прилавке по самые уши.

— Для жены! Не отвлекай. — Это все что я смог добиться от него, пытаясь вытащить из красивых блестящих безделушек.

Мои же мысли сейчас крутились вокруг грифонов и полетов, и я подумывал о том, чтобы прежде чем лететь к Пикам, смотаться все-таки за волками.

— Уважаемый господин. — Вывел меня из раздумий тихий полушепот сбоку. — Не желаете приобрести красный алмаз?

Обычный человек, чуть ниже меня, худой как жертва анорексии, имя Коффир, одетый в простую холщовую, немного измаранную одежду, с вороватым лицом, постоянно бегущими глазами, и чуть длинным, шмыгающим носом.

— Почему я?

Встречный вопрос видимо сбил его с толку, так как он, начал взглядом бегать по прохожим сравнивая меня с ними.

— Я видел как господин, покупал грифонов, значит, при деньгах, и у господина хватит средств, что бы приобрести такую дорогую вещь.

Красный алмаз я видел у Короля эльфов, камушек, усиливающий любое заклинание, откуда оно у этого оборванца?

— Значит, ты за мной следил. — Приподнял я бровь. — Покажи камень?

— Не могу, господин. Он у меня не с собой. Но если Вам интересно мое предложение, то моя лавка вон там. — Он махнул в сторону большой каменной стены, позади ближайших торговых точек. — Тут две минуты ходу. Кроме этого у меня большой выбор камней-накопителей и магических ювелирных изделий.

Красный алмаз, в лавке, которая находится на заднем фоне основной площади, возле какой-то мрачной стены, прикрытой густорастущими деревьями. Любимый развод Черкизовского рынка, при покупке дешевых джинс в девяностых. Главное, чтобы клиент махнул где-то деньгами.

— Нет спасибо, не интересует.

— Да пойдем, глянешь, что у нас есть. — Меня взял под локоть и попытался сдвинуть с места огромный бугай, выскочивший сзади как черт из табакерки, чуть ли не двух метров ростом и пару сотен килограмм весу, Ну ладно килограмм сто пятьдесят. Ну, сто двадцать. В общем, очень крупный.

— Давай, давай, двигай, что встал-то? — Сзади него появился еще один слащённый типок, он показал большой нож, спрятанный в рукаве, и тут же убрал его обратно.

Первый, который представился торговцем, все время вытягивал голову, вращая ею, как будто выслеживая кого-то в толпе. Крупный встал так, что бы паладин меня не увидел, если вдруг оторвется от перебора сережек и колечек, значит знал, что мы вместе. А сзади, я прямо всей кожей почувствовал, появился еще кто-то, и мне в поясницу уперлось острое лезвие.

Страха не было. Его уже не было, в принципе. Он весь сгорел в ярком свете последних событий моей жизни. Были мобы, PvP-соперники, великие маги, страшные демоны и моя оценка проблемы с возможными вариантами ее решения.

Захват среднего пальца схватившего меня за руку здоровяка и резким движением ломаю его в противоход движения фаланги. Силы, чтобы это сделать у меня более чем в достатке.

Ускорение, бар маны пополз вниз, разгоняя мой разум и замедляя для меня весь мир, который продолжал крутить шестеренки времени, но в десяток раз медленнее. Слащенный пытается достать нож из рукава. Мелкий, широко выпучив глаза на начинающего верещать здоровяка, вроде хочет, что-то достать из-за запазухи, а тип сзади пытается давить своим ножом.

Тело вновь заныло, под нагрузками Воли подчиняющей себе время.

Удар в кадык того, что с ножом, тут же, чуть повернувшись, бью с ноги как заправский футболист в пах здоровяка и не опуская ногу со всей мочи в колено Коффира, от чего то проваливается назад, напоминая ногу страуса. Разворачиваюсь, глядя в широко расширяющиеся глаза бандита и перехватив руку с ножом, ломаю ее об колено, выворачивая кости наружу. Опять разворот и в упор всаживаю световой крест здоровяку в ногу, сжигая кожу вместе с мясом, ибо нутром чую, что он заводила этой компании, и наказывать надо его по всей строгости.

Быстрым шагом, отхожу на расстояние в несколько метров от места заварушки, в сторону Судьи. Хоть и не тороплюсь, но кожа горит, а мышцы скрипят. С каждым входом в ускорение, мне все легче переносить нагрузки. Мои познания из мира фитнеса: не бывает результата без адских мучений. В том числе и без боли. После самой первой моей тренировки ног, я на следующий день, даже на унитаз сесть не мог. Но каждая следующая тренировка приносила все меньше и меньше страданий, а через год я задумался, может я, что-то делаю неправильно, ведь привычного нытья в мышцах не было.

Выхожу в нормальное состояние, накидывая капюшон. Четверо мужиков сложились как карточные домики, будоража окружающее пространство дикими криками боли. Только тот, что со сломанной рукой остался стоять на коленях, пытаясь второй рукой поставить кости на место, разбрызгивая вокруг себя кровь.

— Это, что с ними? — Сзади подошел Судья, оторвавшись от разглядывания безделушек.

— Я так понял, Красный алмаз пытаются продать.

— Какой еще алмаз? Валяются они побитые почему? Вроде только тут спокойно было.

— Откуда я знаю. — Пожал я плечами, отворачиваясь от бандитов. — Может это маркетинговый ход такой, внимание привлекают. Ты выбрал подарки для жены? Пошли дальше.

Вернувшись с палом к лавке с бижутерией, подождал, пока тот рассчитается засережки, кольцо, диадему, какие-то бусы, еще кольцо и еще бусы и еще двенадцать различных ювелирных украшений.

— Нормально ты так набрал для жены.

— Почему только для жены? У меня еще мама, теща, две дочери, куча родственников.

— Собака, кошка и канарейка и два маленьких мышонка под полом живут. Ездил я в Хургаду, там вот также жена набирала сувениров для всех. Целый чемодан подарков потом тащил.

Топот тяжелых ног заставил нас обернуться.

— Добрый день, уважаемые! — Возле нас стояли три стражника держащие руки на эфесах мечей. — Вы нарушили закон города, избив четырех мирных граждан. Вам придется пройти с нами.

Как быстро среагировали, как будто вот тут рядом стояли. Возле четверки бандюков еще три стражника и маг, допрашивали пострадавших. Со сломанным коленом постоянно тычет в меня пальцем, а вот которому я врезал в кадык, походу представился, лежа на брусчатке и раскинув руки. Надо силы рассчитывать что-ли.

— Мы никого не трогали, мирно делали покупки, вот в этой лавке. — Вклинился Серега. — Вот продавец подтвердит. У нас железное алиби.

Стражник шмыгнул носом, не поняв последнюю фразу, и ткнул пальцем в меня, обращаясь к палу.

— К вам вопросов нет, а вот ваш друг зачинщик драки и провокатор. Ему придется пройти с нами.

— Я тоже пройду. — Набычился пал. — Без адвоката он с вами разговаривать не будет.

Стражник еще раз внимательно нас оглядел, принимая решение.

— Сдайте оружие, магическуи изделия, камни накопители. — Так и не увидев у нас ничего опасного, типа мечей или магических жезлов, он сделал последнюю попытку хоть, что-то изъять.

Вызвав окно аватара, быстро скинул серьги в рюкзак, так как только они сейчас прикрытые капюшоном видны на теле.

— Нет у нас ни того, ни того, ни третьего. — Продемонстрировал руки и откинул капюшон.

Еще раз придирчиво взглянув, он махнул рукой.

— Хорошо. Следуйте за мной.

С дальнего конца торговой площади уже семенила куцая лошадка, таща за собой телегу, погонщик то и дело покрикивал, разгоняя по сторонам нерадивых прохожих. Скорая помощь видимо. Надо посоветовать им колокольчик на такую лошадь повесить, будет автономный звуковой сигнал.

— Это ты их что ли? — Спросил шепотом Серега.

— Ага, хотели на бабки меня обуть, ну и не получилось, вот и осерчали, ножики зачем-то подоставали.

— Хех. Ты в своем репертуаре.

Дальше мы шли молча, любуясь красивой архитектурой зданий, и античными улицами. Спустя примерно час, нас привели к огромному, наверное, с пятиэтажку, зданию, уходящему вправо и влево на пару-тройку сотню метров. Прямо перед нами распахнули огромные, резные, двери, впуская в полумрак длинного, мрачного, высокого коридора, с редкими, магическими, светящимися камнями, вмурованными в стены, на большом расстоянии друг от друга.

Проведя по коридору еще метров двадцать нас, завели в небольшую комнату, из которой была еще одна дверь, в противоположной стене. Квадратный каземат. Две лавочки у противоположных стен, и две одинаковые двери, также с разных сторон.

— Ждите. — Закрывая за собой дверь, бросил на прощание один из стражей.

Ждать пришлось не долго, пару минут. Противоположная дверь открылась, и из нее выглянул толстый мужик. Одетый в доспехи, правда, без нагрудника, или таскать неудобно или выковать такой некому, ведь такую пузу надо умудриться спрятать, вместо железной брони


убрать рекламу


надета бархатная рубашка с замысловатым узором.

— Следуйте за мной.

Как только вышли за ним, сзади пристроились еще двое стражей, державшихся от нас на небольшом расстоянии. И мы зашагали в неизвестном направлении. Комната, еще комната, небольшой коридорчик на восемь дверей, комната, опять комната, лесенка вверх, коридор, комната, коридор, опять лестница вверх. У меня зарябило в глазах от всех этих переходов, дверей, стен, мерцающих кристаллов. Появилось жуткое желание врезать покрепче этому удивительно шустрому толстяку и сбежать отсюда, куда-нибудь далеко-далеко. Но, самое мрачное, это, то, что я уже не был уверен, в том, что смогу сам найти выход.

— Заходите. — Толстяк открыл дверь, жестом приглашая внутрь.

Очередная огромная комната, высокий потолок, тусклое освещение, неприятный и непонятный запах. Посредине помещения широкая кафедра, а вот чуть дальше нее массивный резной стол. По краям лавочки, а на стенах огромные гобелены с величественными персонажами, обрамленные бархатными шторами.

У каждой стены по четыре стражника, плюс те двое которые нас сопровождали и оставшиеся возле двери, и интересный человек за резным столом.

"Марон. Человек. Маг Огня." ХП 30/970, Мана 1320/1320 

Глубоко посажанные глаза страца, почти скрытые большими бело-серыми бровями, такие же седые, усы и большая борода, закрывающие почти все лицо, обрамленное по бокам длинными прямыми, седыми волосами. Серебристый обруч на лбу с небольшим белым камнем и красные, бархатные одежды, изрисованные золотистыми, вензельными узорами.

— Туда. — Ткнул меня стражник, указывая на кафедру.

Марон, внимательно осмотрел нас, задерживая взгляд на каждом по нескольку десятков секунд, что-то чиркая в своем пергаменте.

— Кто вы такие, и как оказались в нашем городе? — Голос у него был не под стать внешнему виду и был наполнен твердостью, силой и властью.

— Мы проходили мимо и посетили Ваш город, для отдыха и пополнения провианта. — Взял слово Серега.

— Тогда зачем нанесли тяжелые травмы трем жителям нашего города и одного убили?

Я попытался сделать голос как можно строже, нахмурил брови и пристально уставился на мага.

— Они пытались ограбить меня, это была самозащита.

— Странно, потерпевшие утверждают обратное, что это вы пытались ограбить жителя, а когда он позвал на помощь своих друзей, начали их избивать.

Паладин вновь вклинился, останавливая, начавшего закипать меня.

— Уважаемый Марон, чтобы не вступать в бесполезную полемику, предлагаю устроить очную ставку обеих сторон, с перекрестным допросом, предоставив право каждой стороне представить свои доказательства, тогда все и разрешиться ко всеобщему удовлетворению.

Маг заломил свою огромную бровь, не понимая, что сейчас сказал паладин.

— Что устроить?

— Очную ставку. Для этого нужны обе стороны спора, и вы прямыми вопросами, поймете полную картину происшествия. При этом желательно присутствие максимального количества свидетелей.

Седой мудрец подвис, обдумывая предложение.

— Хорошо, через два дня я проведу вам Очную ставку, но сейчас вы обвиняетесь в нарушении городского спокойствия, участие в драке, не постановке на учет в магической гильдии, и использовании неизвестной магии в черте города. — Он вновь поднял глаза, от своего свитка. — Поэтому на эти двое суток вы задерживайтесь и приговаривайтесь к работам на пользу города.

Внутри меня забурлило, и я с силой сжал столешницу кафедры, дерево предательски заскрипело, прогибаясь под силой ярости. Опять меня тормозят перед моей целью, какими-то надуманными законами, ограничениями и подставами.

— Макс успокойся. — Шепнул мне Серега. — Тут магия не работает, посмотри сам.

Я мазнул взглядом по интерфейсу и увидел неактивные слоты всех умений. Присмотрелся к первой темно-серой пиктограмме:

— Вы не может применять свои умения в Зале Памяти. 

Я по новому взглянул на гобелены. Артефакты, собранные с одним назначением — судить Магов. В этом зале мы не сможем меряться кто круче, а стражники в миг нас сомнут. Хотя конкретно нас вряд ли, слишком много силушки мы накопили, но я уже увидел открытые амбразуры под потолком, с направленными на нас болтами арбалетов. Не только наш знакомый гном балуется подобной самозащитой.

— Что за работы?

— Это определит распорядитель. Мы с вами встретимся через два дня. И не пытайтесь применять магию внутри бастиона, не ускоряйте свою смерть. Как ваши имена?

— Зарт.

— Судья.

— В смысле судья? — Маг опять поднял треугольником свои густые брови. — Я знаю всех судей, в нашем королевстве.

— Это имя, Судья. — Серега был невозмутим как гора.

— Так и запишем. Зарт и Судья. Вам есть, что-то добавить?

Пал глянул сначала на меня затем на вынесшего нам приговор мага.

— Нет.

— Хоро…

Пол под нами резко распахнулся створками вниз, и потеряв точку опоры, мы полетели вниз по довольно широкой, извилистой каменной трубе, не услышав, что же там хорошего..

— Макс. Макс. Очнись. — По моим щекам звонко кто-то хлестал, доставляя неприятные ощущения.

Я открыл глаза. Прямо надо мной нависал Серега с замершей в замахе рукой. А вот выше него, был серый каменный потолок, с дырой посередине, в диаметре с полтора метра, такие же серые стены из крупных каменных блоков и серый пол с тремя лежанками у стен. На одной из них я и лежал собственно.

— Где мы? Давно я в отключке? — Бар ХП просел почти на сотню единиц, это видимо от падения. Высота потолка метра три, плюс в трубе мы неплохо разогнались.

— Ну, вот Фрез говорит, что мы попали на некие игры. Причем в качестве участников.

— Как нах еще игры? — Голова гудела от падения, хотя никаких дебафов я не наблюдал. — Исцеление.

Приятная волна захлестнула организм, выгоняя туман из головы и восстанавливая целостную работу нейронов. Магия отработала штатно, говоря, что мы уже не в Зале Славы.

— Ежегодные.

Сзади Судьи стоял могучий мужик, в кровоточащих шрамах и синяках: Фрез, 140 из 500ХП, маны нет, череда дебафов от физического урона, плюс слабое проклятье, медленно выжигающее по единичке ХП пару раз в сутки.

— Это за, что тебя так Фрез?

— Что? — Нахмурился воин, непонимающе.

— Побили тебя, за, что так? И прокляли?

— С чего ты взял, что меня прокляли?

— Я маг, вижу, то, что не дано другим.

Фрез, не шевелясь, внимательно смотрел на меня, что-то решая в голове.

— Погоди, о тебе потом. — Паладин остановил сложный мыслительный процесс. — Расскажи, пожалуйста, о играх, все, что знаешь?

— А чего тут знать. Ежегодные игры на выживание. Всего шестнадцать команд, по три участника. Живым участникам команды приз в тысячу золотых, уважение и почет. Только вот желающих участвовать не много, сколько знаю команд пять всего. Остальные, типа как мы с вами, просто мясо для развлечения. Уголовники, каторжники, законники, или просто дичь, пойманная в лесу.

— В смысле дичь?

— Да полуразумные, например огр и пара гоблинов, что огр тупой как дерево, что гоблины умом не блещут, правда, не понятно, почему он их до сих пор не прибил.

— Ну это, как раз понятно, — Я глянул на паладина. — помнишь мой рассказ?

— Угу. — Кивнул он, и снова обратился к невольному напарнику. — А правила какие?

— Да нет там правил. — Он кивнул назад на огромную, чуть ли не в потолок стальную дверь с амбразурной щелью десяти сантиметров высотой и с метр шириной. — Сначала нас вызовут по одному. Если выйдет не тот, то его сразу убьют стражники, если не выйдет никто, то убьют нас всех тут. Так, вот, как только выйдешь, там, на песке валяется разное оружие и до гонга есть минута, что бы выбрать, чем биться. И потом, в общем-то, сама драка, пока один из участников не умрет. Завтра каждого из нас вызовут на бой по одному, послезавтра, будут вызывать уже команду на команду целиком, вернее, тех, кто в этих командах остался. И на третий день будут командные полуфинал и финал.

— И что у такой команды как наша, нет шансов?

— Какие шансы? Те, кто заявляется, на турнир по своей воле, экипированы и вооружены на высшем уровне, они спецы, они сейчас отдыхают в лучших тавернах, и запасаются силами. Нас же, даже кормить не будут все три дня. Мы просто для того, чтобы толпе было интересней.

— А как отсюда сбежать можно?

— Никак. Над нами висит магический купол, с той стороны нас могут и магией атаковать, и стрелами нашпиговать. А изнутри, мы не можем ничего. Непробиваемый щит.

Я выглянул в бойницу, находящуюся на высоте примерно полутора метра. Амфитеатр. Увиденное сооружение напоминало мне Римский Колизей. Трехметровая стена, с прилегающим к ней примерно двухметровым, глубоким рвом, на дне которого можно разглядеть острые колья. Далее по нарастающей, ступенями, друг за другом, лавочки, уходящие на огромную высоту. Слева, что-то типа Вип-ложи, большой балкон с крышей от дождя и солнца, насколько отсюда видно, ложа большая, пару десятков человек влезть должно. А вот посредине, окруженный круглой стеной со рвом, посыпанный золотистым песком, был подиум или правильнее сказать, была арена.

Ярость вновь закипела. Опять меня используют. Опять разыгрывают в личных интересах, не на благо себе, это они просто не знают моих умений, так на потеху публике. Опять все не по плану. Порву. Всех.

Присмотревшись в вечерний воздух, я различил силовое поле. Оно чуть заметным куполом, накрывало арену, проходя прямо над нами и достигая в самой высокой точке метров пятнадцать. Прочность в сто тысяч ХП, чуть заметную полоску с цифрами, мой интерфейс подрисовал, как только я об этом подумал. Удобная вещь. Я опустил взгляд, с противоположной стороны из точно такой же двери, коими была усыпана вся стена, на меня кто-то смотрел.

— То есть магия на арене разрешена? — Я вновь обернулся к Фрезу.

— Ну да, почему нет? Причем я уверен, в каждой свободной команде есть по магу.

— Почему по одному? Почему не все три?

— Смысл? Любой воин с антимагической ювелиркой, побьет мага, а ведь все вольные сюда все идут подготовленные.

— И да, — Я сформулировал про себя вопрос, мелькнувший в голове в начале беседы. — команды, записавшиеся на игры добровольно, им жить надоело? Ведь есть немалый шанс погибнуть.

Фрез прислонился к стене, усевшись на свою шконку, и прикрыв в блаженстве глаза. Холод камня успокаивал его побитые мышцы, принося облегчение.

— Тут разные причины. — Не открывая глаз, ответил он. — Кто-то проиграл участие в кости. Кто-то задолжал много денег. Кто-то уверен в себе, либо придумал какую-то новую связку для группы, или какой-то артефакт нашел. Много причин, но за год накапливается по пять-шесть вольнонаемных отрядов. Остальных организаторы добирают, из таких, как мы.

— Ну, так ты не рассказал про себя. За, что тебя сюда кинули, ведь ты теперь смертник.

Фрез открыл глаза.

— Я невольник с серебряного рудника, решил от туда сбежать и убил охранника. Меня поймали и засунули сюда. Все. Завтра или послезавтра я умру, смысл еще, что-то рассказывать? Хотя как вас сюда закинуло, любопытно, судя по одежде, вы не бедные?

— Да мы вообще не местные. Лично я сегодня поцапался на рынке с какими-то разводилами и побил их. А вот он, — Я кивнул на Судью. — сюда за компанию со мной залетел.

— Не местные, вот именно поэтому вы тут.

Серега встрепенулся.

— Ну и что, что не местные, может мы выполняем особую, тайную миссию.

— Ну, вы же через суд сюда попали?

— Да. — Синхронно кивнули мы.

— Были бы тайными агентами, или велико подданными, предъявили бы свои печати, а так на вас никаких опознавательных обозначений, определяющих кто вы. Поэтому для местных вы простые странники, хоть и в дорогих доспехах, которые с вас снимут после смерти.

Отведя взгляд от стены, которую я пытался просверлить взглядом несколько минут, обернулся к паладину, усевшемуся на свою соломенную лежанку.

— И вот так, тут постоянно. То камни им добывай, то прислугой работай, то вот гладиатором.

— Это Макс, все ты виноват. Притягиваешь неприятности.

— Ага, магнит я положительный, все отрицательные заряды тяну. С этим, что делать будем? — Я кивнул на воина, бочком завалившегося на солому и пытавшемуся уснуть.

— Все равно к победе пойдем, лечи, будет с нами.

Я глянул на избитого мужчину убившего неизвестного мне охранника, да еще и попавшего на рудники за какие-то преступления. Очередной балласт или в будущем друг, который сможет прикрыть спину? А ведь друзей нам в этом мире очень не хватает. Но нужны ли такие друзья, ведь может и ножом в спину ударить?

— Успею. Утро вечера мудренее. Я спать, а то натворю сейчас дел, потом жалеть буду.

И завалившись на шконку, почти моментально я погрузился приятную негу, уплывая по томным волнам реки Забвения в царство Морфея.

*- Доча, ты где? — Прокричал я в пустоту. — КРИСТИИИНА!!!.. 

КРИСТИНА. Я резко сел приходя в себя. Мне снился ужасный сон. Кристина просила помощи, ее слова гулким эхом стояли в моей голове, заставляя мысли, бешено метаться, по всем трем моим извилинам. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Дыхательная гимнастика вкупе со счетом от двадцати в обратную сторону, как всегда помогли успокоиться и собраться.

Я попытался вспомнить сон, но не смог. Расплывчатый образ дочери с мольбой о помощи. И все. Это все, что мозг успел записать на свой основной накопитель, разгоняясь после сна, как древний жесткий диск со скоростью 5400 оборотов в секунду. Вселенская пустота, ничего. Кроме внешнего фактора мешающего сосредоточиться, пытаясь вспомнить сон. Шум. Постоянный невнятный гвалт и ор толпы. Какое-то скандирование.

Я наконец сфокусировал зрение на окружающем мире. Из небольшого окна на железной двери в камеру попадали солнечные лучи, рисуя на стене длинный прямоугольник. Судя по тому, что лучи чуть выше пола, значит позднее утро. Смотревший в потолок паладин, лежал на своей шконке. Фрез спал у дальней стены, чуть посапывая. Израненный организм, брал свое, не давая хозяину проснуться, пытаясь восстановить как можно больше повреждений.

— Исцеление. — Я скинул в руки крест и книгу. Откат. — Исцеление. Благословление.

Может другом он и не станет, но сейчас каждый из нас как палец на руке, сжатой в кулак. Для выживания на арене нужны все. Потеря любого будет болезненно сказываться на ударах по сопернику. Потом, после победы на играх, у каждого будет своя дорога, но в лучшем случае тропинки сойдутся, и мы обретем еще одного друга в этом мире.

Сначала я хотел, исцелить его «Прощением», что дало бы ему разовую абсолютную защиту, но в последний момент передумал, ведь это съест всю мою ману, а вдруг через пять минут придется выйти на арену. И кстати, только сейчас я понял, что сильно затупил. Надо было еще с вечера, прощалку на всех троих бросить, сейчас бы все имели стопроцентную разовую защиту. Но плакать о своей тупости не стоит, все мы крепки задним умом, дай бог выживем, вечером всех бафну.

Раны на теле Фреза почти моментально затянулись, убирая шрамы и кровоподтеки, кожа налилась здоровьем, скрывая предательскую бледность, мышцы надулись, наполняясь нужными микроэлементами, а сам воин зашевелился во сне, подергивая ногами.

— АААААААА. — Он резко сел, вытирая испарину со лба. — Что со мной?

— А что с тобой? — Вопросом на вопрос ответил я.

— Я не понимаю..

Вдруг массивная железная дверь, начала со скрежетом опускаться, удерживаемая сверху крупными цепями и в итоге легла верхним краем на песок, превращаясь в мостик между нашей камерой и ареной. Громкий голос, вероятнее всего усиленный магией прогудел:

— И так первая битва сегодняшнего дня: Зарт против Глумона!

Через дверной проем хлынул восторженный гул зрителей. Народ ждал зрелища, им было все равно кто победит, им нужна битва.

— Если ты не выйдешь до гонга, мы тут все умрем. — Забыв про свои ощущения, напомнил Фрез.

— Не умрем. Не сегодня. — Я подошел к двери и выглянул наружу.

Полный амфитеатр народу. Хлеба и зрелищ. Прав был Ювенал, в любом мире и любом времени, массе нужны только провиант и развлечения. У нас это футбол, различные телешоу, звездные концерты, собирающие большие стадионы. Тут вот гладиаторские бои названные Играми. Где-то придумают еще какие-то развлечения, но суть не меняется, массе нужно хлеба и зрелищ. Народ ждал кровавого представления, и я шагнул на теплый песок арены..

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

— Сегодня на Тверской самый большой митинг в истории России. Около миллиона человек, вышли на улицы с требованием снятия правительства и в частности президента, для того, чтобы остановить повсеместную коррупцию. Кроме Москвы, сейчас митинги проходят почти во всех крупных городах. — Ведущий, чуть заметно шевеля глазами, читал новости на фоне огромной толпы людей, проходящих позади него и постоянно, что-то скандирующих. — Кроме того в Екатеринбурге, местные власти, сейчас пытаются провести референдум об отделении Сибири и Дальнего Востока от России, с признанием Екатеринбурга — столицей. 

Ведущий запнулся, вздрогнув от громкой пищалки, сработавшей всего в нескольких метрах от него, и втянул по инерции голову, чуть прищурив глаз. 

— По имеющимся у нас данным, в Хабаровске были убиты, начальник штаба Восточного военного округа генерал-полковник В-ев, и оба его зама генерал-майор К-ов и генерал-майор Р-ов. — Ведущий быстро взглянул вверх, реагируя на шумные лопасти вертолета, пролетевшего на низкой высоте. — Данное событие произошло, когда они приехали на работу, где их встретила разгневанная толпа митингующих. Расследовать данное преступление пока не представляется возможным, из-за общих беспорядков вызванных несанкционированными митингами. Управление Восточным округом перешло к генерал-лейтенанту Б-му, который на своем брифинге внезапно поддержал, отделение Сибири и Дальнего Востока от центра России с созданием свободного государства. 

Ведущий вновь поднял глаза на зависший, у стоящей недалеко девятиэтажки, вертолет и приглядевшись начал тыкать оператору в этом направлении. 

С вертолета четко были видны торчащие стволы автоматов с промежуточными всполохами огня выстрелов по некой цели на этой крыше. 

БАМ. Прозвучал выстрел с противоположной стороны. Оператор дернулся, перефокусируя камеру на новое действие, развернувшись почти на сто восемьдесят градусов. 

Одиночный полицейский лежал в растекающейся луже крови, а его допинывали двое подростков, что-то крича. В руке одного из них дымился, только, что выстреливший пистолет. Толпа, чуть расступилась, снимая на сотню камер телефонов, умирающего стража порядка, которому ломали ребра озверевшие парни. Вдруг, откуда-то из глубины выскочила девушка, и грубо оттолкнув преступников, закричала на них. Опешившие парни отступили, не смея перечить, а девушка присела к раненому, пытаясь расстегнуть ему куртку. 

— Ты снимаешь? — Прошептал ведущий напарнику, тихо подойдя сзади, на что тот лишь кивнул. 

Внезапно парень с оружием подскочил к девушке, и, приставив пистолет к затылку, выстрелил. 

— Ты кого защищаешь, сучка. — Послышался его крик, даже сквозь шум толпы. 

Ведущий крепко сжал микрофон, не в силах, что-либо сделать. Именно сейчас он понял, что в стране началась новая борьба за будущее.. 

Вырезки из мировых СМИ: 

— Нью-Дели обвинило пакистанские власти, в намеренном уничтожении Тарапурской атомной электростанции и ВС Индии нанесли массированный удар ракетными системами залпового огня крупного калибра, по авиабазе Кампи вблизи города Дах. Также отмечается стягивание вооруженных сил к индийско-пакистанской границе с обеих сторон. По этой ситуации принято решении о внеочередном саммите ООН.. 

— Власти Бразилии объявили о военном положении и назначении комендантского часа в связи с массовыми беспорядками и несанкционированными митингами по всей стране. Сейчас в Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло и столице Бразилиа, ведутся постоянные вооруженные столкновения между военными подразделениями, верными президенту и, так называемым «Освободительным корпусом Бразилии». По неподтвержденным данным, погибло более трехсот человек.. 

— Военно-морской флот Китая приведен в боевую готовность. Как прокомментировал военный советник главы государства, Японии придется ответить за свои действия. Все корабли НАТО на японских базах также приведены в боевую готовность.. 

— В Латвию, Эстонию, Норвегию и Украину идут переброски мобильных и тяжелых войск НАТО. Советом Европы и Соединенных Штатов Америки, после не столь давних, жестоких действий России в отношении соседнего государства, повлекшему гибель нескольких тысяч людей. Кремлю были выставлены требования, которые русские выполнять не собираются. После окончания трехдневного ультиматума, войска НАТО пересекут русскую границу. Также второй оперативный флот, тихоокеанского подразделения ВМС США, вошел в Восточно-Сибирское море в полной боевой готовности.. 

— Власти Южно-Африканской Республики, ввели войска в Ботсвану и Зимбабве без предупреждения и согласования с комитетом ООН. Узурпировавший власть в ЮАР полковник Раджур Р-ма, прямым приказом уничтожил все иностранные посольства, расстреляв работающих там дипломатов. Сейчас к югу Африки идут четыре подразделения военно-морских войск НАТО.. 


Солнце светило прямо в глаза, заставляя прищуриться, и напрячь зрение, чтобы хоть, что-то разглядеть. Приложив руку как козырек, я пытался рассмотреть соперника, различая лишь массивную фигуру. Блин, ничего не видно, глаза начали слезиться, размазывая окружающие объекты. Это специально, да? Смахнув набегающую слезу, накинул капюшон, сокращая обзор и щадя свои глаза.

Шагнув вперед, я споткнулся о какую-то железяку. Присмотрелся, опустив голову и приводя свое зрение в порядок. Меч. Простой короткий меч. Взгляд зашарил по арене, идентифицируя валяющееся на песке то тут-то там, оружие. Слева недалеко лежал лук с колчаном, чуть дальше копье, справа плохонький и повидавший немало боев щит, дальше двуручный меч, парные клинки, простейший посох с одной закорючкой сверху.

Перебросив крест из татуировки, переложил его в левую руку, прижав древко к предплечью, и обхватив боковые крестовины двумя пальцами за каждое, получилось, что между средним и безымянными пальцами торчала верхняя часть креста. В случае чего, если им врежу, то череп проломлю точно, а то, что он у меня в руке дает мне возможность использовать магию.

Подцепив ногой меч, подкинул его вверх, и, поймав правой рукой, осмотрел. Лезвие не тупое, правда, по граням, много зазубрин, хотя видно, что его точили после того, как он их получил. Лезвие полудугой, примерно сантиметров сорок, чуть закругленная вверх гарда и довольно удобная рукоятка. Никаких характеристик. Просто меч.

Уже привыкнув к слепящему солнцу, бегло глянул, по сторонам. Почти со всех бойниц на меня с любопытством смотрели, оценивая. О, да, я для них темная лошадка, сейчас меня изучают, десятки внимательных глаз, разглядывая под микроскопом мои электроны и протоны. Люди в первых рядах наверху, вообще, не скрываясь тыкали в меня пальцами, что-то живо обсуждая.

— Эй, ты. — Громкий крик, с противоположной стороны, заставил вновь посмотреть вперед, подслеповато щурясь на солнце. — Сделай милость, прыгни в ров сам.

Толпа зрителей взорвалась смехом, криками и улюлюканьем услышав слова моего соперника.

— Зарт, — Уже сзади я услышал надрывающийся голос Фреза. — Это Глумон по кличке Бешенный Молот, его со мной привезли. Он псих, выведи его из себя, чтобы он забыл про защиту и тогда атакуй, главное под его удар не попади.

Я лишь усмехнулся про себя. Против лома нет приема, окромя другого лома. Нет, сейчас я магией светить не стану, незачем, силы у меня и так через край, разве, что оркам и ограм уступлю. Плюс к этому есть полюбившаяся мне фишка ускорения, повышающая мою реакцию в десятки раз.

Толпа вокруг ревела, сбивая с мыслей и раздергивая внимание. Блин, полцарства за беруши. Я опустил голову, уменьшая солнечное давление на глаза.

— Песен еще не написанных, сколько? 

Скажи, кукушка, пропой. 

Я пропел чуть слышно в голос, успокаиваясь и возвращаясь в зону комфорта, отгораживаясь от толпы, слушая только себя.

— В городе мне жить или на выселках, 

Камнем лежать или гореть звездо-ой? 

Звездой. 

БАНГ. Прозвучал гонг, оповещая о начале битвы.

Мой соперник сорвался с места, сокращая между нами дистанцию, два огромных молота, в его руках поблескивали на солнце, не предвещая ничего хорошего.

Толпа притихла, затаив дыхание. Первый бой. Один соперник, высокий и здоровый мужлан, незнающий преград, необратимым тараном двигался ко второму, стоящему неподвижно с опущенными руками и поникшей головой, как вдруг вокруг, запел незнакомый голос, грохоча отовсюду, вводя в транс и заставляя проникнуться. 

— Солнце мое, взгляни на меня. 

Моя ладонь превратила-а-ась в кулак, 

И если есть порох — дай огня. 

Опустив голову, я прикрывался капюшоном от солнца, видя перед собой буквально с пяток метров. Негромко напевая вечный хит Цоя, я больше не слышал толпы, меня ничего не отвлекало, я был собран и сконцентрирован.

В поле зрения влетел мой соперник, и реагируя, я поднял голову, оценивая его. Машина смерти. Одно его перекошенное злобой лицо, уже вгоняло в дикий ужас, заставляя сердце уйти в пятки и вызывая только одно желание: убежать, спрятаться, зарыть голову в песок и больше никогда не попадаться на глаза этому чудовищу. Огромные, наполненные силой мышцы, как подтверждение бешеного взгляда дополняли картину, безумной ярости находящегося передо мной человека. Его нельзя убедить, с ним нельзя договориться, его невозможно остановить. Есть только нерешенная проблема между ним и мной. Есть он и я. И жить мы будем не долго, и не счастливо, и только смерть разлучит нас.

Буквально секунда, он сокращает расстояние до смертельно опасного, и молоты в его руках начинают убийственное движение, что бы размазать меня по полу. Прыжок. Ускорение. Сила броска моего тела велика, делая кульбит, я рассчитал, что перепрыгнул через него в эффектном сальто с оборотом. Ускорение дает мне время все это видеть в замедленной съемке и правильно ударить в нужный момент.

Руки соперника уже опустились на половину, нацеливая орудия убийства на то место, где я стоял мгновенье назад, хотя взгляд наполненных злобой глаз все-таки сопровождает мое взлетевшее вверх тело. Пора. Вгоняю меч ему в голову, чуть выше уха, по самую гарду, и наслаждаясь полетом, проигрывая в голове мелодию песни, выхожу из ускорения. Аккуратно приземляясь на ноги, допеваю припев.

— Вот так.. 

Тишина. Соперник на автомате сделал еще несколько шагов, не получая из пробитого моим мечом мозга, новых команд и упал в ров.

Я стоял непоколебимой, величественной скалой приковав к себе все внимание вокруг. Видя, что моя дверь все еще закрыта, убрал крест и опустив руки, сложил их соприкоснувшись только кончиками пальцев, и опять опустил голову, напевая.

— Кто пойдет по следу одинокому? 

Сильные да смелые головы сложили в поле 

В бою. 

— Мало кто остался в светлой памяти, 

В трезвом уме да с твердой рукой в строю-ю, 

В строю. 

Створки дверей в мою камеру плавно поехали вниз, отпуская победителя с поля боя.

— Солнце мое, взгляни на меня. 

Моя ладонь превратила-а-ась в кулак, 

И если есть порох — дай огня. 

Серега стоял с ехидной ухмылкой, встречая у самой черты полутемной камеры, чуть сзади с открытым ртом, не спускал с меня выпученных глаз Фрез.

— Чё-й, это с ним? — Я кивнул на здоровяка.

Пал захлопал в ладоши, а озорная улыбка украсила его лицо, поднимая настроение.

— Вот так. — Пропел он в голос и радостно засмеялся.

— Ты, что подслушивал? — Удивился я, вроде не так громко напевал.

— И подглядывал. — Он заржал еще громче. — Макс, твой сольный концерт весь стадион слушал.

Я зашел в камеру и дверь начала подниматься, отрезая нас от арены. Чуть слышный ропот со всех сторон заставил напрячься. Колизей шептался, боясь повысить голос.

— В смысле весь стадион?

— Ну, сначала ты вышел и просто встал, а потом ка-а-а-ак запоешь. Как будто, через колонки на двадцать тысяч ватт. И кстати ничё так спел, хорошо, пару раз сфальшивил, но, поди разбери как правильно. И этого придурка тоже завалил интересно, прямо в такт песни.

— И тот, кто с песней по жизни шага-а-ает. — Пропел я.

— Тот никогда и нигде не пропадет. — Подхватил пал, опять широко улыбаясь..

..Мы стояли у окна в нашей двери, наблюдая уже третью битву. Двое заключенных лупили друг друга, в хвост и гриву, пытаясь выжить. Первый равный бой за сегодня. До этого эльф-рейнджер с артефактным луком, меньше чем за минуту расстрелял щуплого, полуголого мужичка, прятавшегося за щит и пытаясь подойти к лучнику. Но эльф ловко перебил ему ноги, потом прострелил руки, и в итоге нашпиговал его как дикобраза, с немыслимой скоростью выпуская стрелы.

Затем гоблин-шаман, довольно ловко разделался с старым, угрюмым гномом, окутав его черным туманом, и заслав туда с десяток темн


убрать рекламу


ых духов. Когда туман рассеялся, от гнома остался только суповой набор.

— Фрез, — Оторвался я от боя на арене. — так за, что ты все таки на рудники попал?

Боец стушевался, не зная отвечать или нет. Хоть я и не признал, что, что-тос ним сделал, резко выправившееся здоровье, говорило ему об обратном. А мои возможности, показанные в бою, вообще подняли планку моей репутации в его глазах, незримо высоко. Он поколебался еще несколько мгновений и начал свой рассказ.

Оказалось, что он служил в армии. Имея от природы крупное тело и сильные мышцы, был обучен владению двуручным мечом в тяжелых доспехах. Потом потихоньку набираясь воинского опыта, прошелся от стражника на стенах, до пешей пехоты и наконец, переведен в гарнизон Бирграда, где и прослужил более пяти лет. Здесь он встретил свою любовь, дочь фермера из ближайшей деревеньки, прекрасную Летисию.

За время службы, он дослужился, как я понял, если переводить на наши звания, до сержанта, командуя малым отрядом, поэтому смог получить займ в военной канцелярии и купить небольшой домик с наделом в пригороде. Женившись на Летисии, он решил дослужить до полного погашения долга, и начать новую жизнь, переквалифицировавшись в кожедела.

Через год жена родила ему сына и через месяц, на радостях он закатил знатный вечер со своими сослуживцами, где капитан их корпуса, и положил глаз на его жену. Но узнал Фрез об этом намного позже. Спустя буквально несколько дней, на охраняемый им обоз, который его поставил сопровождать тот самый капитан, ночью напали разбойники. Как оказалось, в обозе было золото, которое должно было отправиться в столицу рано утром, а не в соседнюю провинцию вечером. Чудом выживший Фрез, найденный чуть живым среди мертвой охраны, был обвинен. На него повесили подделку документов, злоумышленный вывоз обоза, нападение и уничтожение охраны, и похищение королевского золота. А то, что он остался лежать среди этой самой охраны, так это его подельники кинули.

На третий месяц каторжной работы на рудниках, он узнал, о том, что его новорожденный сын умер, попав под копыта лошади, военная канцелярия описала его дом, а Летисии предъявлен ультиматум: либо она выходит замуж за капитана, либо её родителей объявляют вне закона, по каким-то надуманным причинам.

Охранник, который все это ему рассказал, пообещал по старой памяти помочь Фрезу сбежать, чтобы отомстить. На следующую ночь, он подкинул ему ключ от кандалов и оставил дверь не запертой. Фрез пробравшись через весь лагерь без проблем, за воротами, наткнулся на подготовленную засаду, которой руководил помогавший ему охранник. Поняв, что его опять предали, он оторвал голову, экс-помощнику, за, что и был приговорен к смерти через Игры. Хотя даже если бы оставил его в живых, все равно бы сюда попал, за попытку побега.

— И вот так, я остался без всего: отец погиб на охоте, мать не пережила его кончины и заболев страшным недугом, вскоре присоединилась к нему. Сына убили, не дав даже сделать первый шаг, дом отобрали, а где жена не имею ни малейшего представления. Сейчас хотят отобрать жизнь и оставить память о Фрезе, как о преступнике, жадном до золота.

— Не боись. — Серега подмигнув хлопнул его по плечу, от чего воин даже присел сделав пару шагов вперед. — Все будет нормально.

— Да уж, мы всегда предполагаем, а жизнь располагает. — За время рассказа, я ни разу не уловил фальши в словах бойца. Ну, полиграфом я не подрабатываю, может, конечно, и ошибаюсь, но что-то внутри заставляло верить, этому человеку с суровым, волевым лицом и печальными глазами. — Если все пойдет, как я думаю, то с Игр мы выйдем живыми. Найдешь и жену и капитана, и надеюсь все у тебя сложиться.

Сначала, чуть не наобещал ему помощи, в установлении справедливости, возвращении супруги и в наказании нехорошего, властолюбивого начальника. Но в последний момент передумал, может и не договорил чего наш сокамерник, ведь у каждой ситуации есть как минимум две стороны, а иногда и три, и не зная их все как можно судить о ней? Наша задача, выбраться из под этого купола, и не бежать помогать только, что встреченному человеку, а найти того кто заправляет этими Играми и объяснить, что он не хороший человек, даже правильней сказать — Редиска.

— Судья против Ромаха. — Прозвучал голос, вырывая меня из потока мыслей.

— Готов? — Я глянул на друга, разминающего перед дракой плечи.

— Всегда готов. — Козырнул он как пионер.

— Если будут сложности, поднимай как можно больше пыли, чтобы визуальных эффектов не видели, буду хилить.

— Да норм, нет там нормальных соперников.

Дверь-ворота начали медленно опускаться. Мы встали по краям пытаясь высмотреть соперника, благо солнце поднялось высоко в зенит и сейчас просто раскаляло песок арены, не мешая смотреть.

"Ромах. Человек. Маг Огня." ХП 480/710, Мана 810/810 

— Серега он маг. — Крикнул я вдогонку, пытаясь перекричать оживший Колизей.

Тот чуть обернулся, подняв руку в успокаивающем жесте. Ромах, боец из вольного отряда, экипирован, уверен, стоит гордо подняв голову, с «редким»  посохом в руках, с бафом "Огненная аура".  Сколько помню, должен в ответ на физурон давать ответку огненным уроном. Хотя думаю, у Сереги есть неплохой шанс одним ударом его сложить.

Паладин поднял плохонький щит и повертев его в руках, прошелся чуть дальше за еле живым мечом, наподобии того, которым бился я. Статы с настоящего оружия все равно на нем работали, так как одеты на аватар. Но в руки он взял старый, предложенный утиль, чтобы не светить фиолетовые рарки.

БАНГ. Гонг оповестил о начале битвы.

Тут же, с разницей в пару секунд в Серегу полетели фаерболы, на, которые он не обратил особого внимания, спокойно отбивая их щитом. Правда на третьем огненном шаре щит раскололся, и ему пришлось его отбросить, приняв четвертый просто на блок рукой.

Маг не унимался кастуя новую серию убийственной магии, на которую паладин плевал с высокой колокольни, спокойно подойдя к следующему, лежащему на песке щиту и подобрав его.

Дыхание дракона, так эта обилка называлась в игре, нанося урон по выбранной линии. Живая стена огня, окутала Судью, доставая почти до камеры, пыша запредельной температурой нам в лицо, заставляя шагнуть вглубь камеры и разойтись в стороны, прижавшись к стенам. Я было дернулся лечить друга, но статус бар показывал, что его ХП не просело ни на копейку.

Абилка закрылась, и мы смогли выглянуть через забрало раскалённой двери на арену. Паладин спокойно шел за следующим щитом, сменив угол направления. Маг, нервничая, отбежал в сторону, на максимальное расстояние от противника и принялся, кастовать очередную плюшку, гневно сверкая глазами. Спокойствие Сереги, доводило его до белого каления.

Внезапно стало еще светлее, хотя вроде и так на улице ярко от солнца. Пришлось даже присесть, что бы взглянуть на небо, а там, сверху падал кусок раскалённого камня с метр в диаметре. Метеорит светился ярко, как второе солнце и я даже различил вторую тень у стоящего на арене паладина. В игре эта абилка выглядела несколько иначе, но сути это не меняло, сейчас на Серегу упадет огромный кусок, расплавленной до запредельных температур магической помеси металла, камня и огня.

— Прощенье Божье. — Только и успел прошептать я, выделяя Судью, невидимым курсором.

БАБАХ. Метеорит спокойно преодолев внешний барьер, врезался в арену, подняв в воздух клубы, песка, земли и пыли.

С десяток секунд на арене творился хаос. Разглядеть, что-то было не реально. Потом поднялся легкий ветерок, закручивая поднятый песок в спирали и аккуратно укладывая его на место. Школа магии воздуха. Трибуны гудели не в силах рассмотреть соперников и понять, выжил ли человек в черных доспехах, после такого удара. Хотя, я то, точно знал, что выжил. Полоса ХП даже не дрогнула от удара, хотя баф "Неприкасаемый"  все же слетел.

Последние клубы пыли и песка легли на землю, управляемые чужой волей, и картина боя стала выглядеть полноценной, открывая, стоящих друг напротив друга бойцов. Воздух между ними был раскален до предела, расстояние в пять метров прямо пульсировало под давлением воли противников. Маг ни на секунду не прекращал движение руками, расширяя зону раскалённого воздуха вокруг себя. Песок плавился, воздух плыл, искажая реальность, необычную жару почувствовали даже на трибунах, надежно защищенных магическим куполом.

Судья, чуть приподнял руку с щитом, прикрывая грудь и голову и чуть подсел, сместив центр тяжести на переднюю ногу и внезапно смазавшись в пространстве, превращаясь в размытую тень, врезался на сверхзвуковой скорости в мага, отчего того откинуло назад, размазав по каменной стене в кровавую кашу.

Тут же, давление жары на арене спало. Без трансформирования маны в запредельную температуру по желанию мага, воздух начал остывать. Песок местами кристаллизовался, раскалившись сначала докрасна, а затем, начав затвердевать поплывшими подтеками.

Серега, бросив щит с мечом, от которых продолжал плыть воздух, дугой обошел наиболее опасный участок и двинулся в нашу сторону, по пути смещая воздушный респиратор, позволивший ему дышать в недавней песчаной буре, в специальный слот на груди. Трибуны опять молчали, провожая паладина тысячей внимательных взглядов. На их глазах один из фаворитов Игры слился. Два — ноль в пользу столь странных странников.

Двери опустились, пропуская паладина в прохладное нутро каземата.

— Ну и чего я не знаю? — Уперев руки в бока, я перекрыл вход, встречая победителя, как сварливая жена. — Что за фокусы по устойчивости к огню?

— Ты Макс не поверишь… — Пал развел руки, пожимая плечами. — Забыл рассказать..

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

..Кирилл сидел у кровати своей сестренки, как всегда держа ее за руку. 

— Вот и получается, что я теперь как супергерой — защищаю нашу страну от злодеев. 

— Киюсша, а фозьмесь меня с собой когда я фыздолафлю? 

— Конечно, Настюша, обязательно возьму. — Он поцеловал пальчики сестры. — Ты только выздоравливай поскорей. 

— А когда мама плидет? Долго она боеть будет? — Настя подняла свои ангельские глаза, широко распахнув ресницы. 

— Не знаю, солнце мое. — Сердце Кирилла сжалось, выбивая предательскую слезу. — Она болеет и пока ходить не может, давай я передам, все, что хочешь. 

Рассказать, о том, что она умерла, у него не хватило духу и сейчас у него подкашивались коленки, когда сестра упоминала мать. 

— На. Это я наиисовала маму, тебя и себя. — Девочка взяла с прикроватной тумбочки листок А4, со смешными почеркушными человечками разного размера. — А фот это солныско и облака. Отдай маме, пусть ей будет плиятно. 

Кирилл не выдержал, и отвернувшись к окну начал вытирать наступившие слезы рукавом, прижав к груди рисунок и стиснув до боли зубы. 

— Хорошо, Настя, передам. — Шмыгнул он носом, предательски свербившим изнутри. — Ты сегодня покушала уже? 

— Да, нам такую фкусную касу дафали, с котлеткой, я дасе добафки попласила, и тете Фаля мне есе котлетку дала. А потом есе яблоко дафали, фкусное-фкусное, я полофинку отлезала и тебе остафила, фот. — Она открыла дверцу тумбочки, достав оттуда неровно отрезанную половинку яблока «Грушовка». 

— Не надо, сестренка, нам сегодня на обед тоже такое яблоко давали, кушай сама. — Соврал он. — Мне даже два дали, я одно тебе оставил и в куртке забыл, в гардеробе. 

— Забыфаска. — Засмеялась девочка, надкусывая яблоко. 

Кирилл облегченно вздохнул, уведя разговор о матери, а про кашу с котлетой, он ничуть не удивился, дома редко было, что-то мясное. Мать работала на полставки уборщицей в трех местах, и все равно за месяц у нее выходило меньше десяти тысяч, еще и отчим умудрялся какую-то часть денег из нее вытащить, то на сигареты, то на срочный опохмел. Сам отчим приносил деньги редко и больше кичился ими, демонстративно кидая на кухонный стол, и в итоге, чаще всего самолично все пропивая. А вот, то, что сестренка оставила ему половинку столь понравившегося яблока, его пробрало до глубины души. Ведь не раз он на последние деньги покупал ей «Милки Вей», оставаясь без обеда и говоря, что взял две, а свою просто уже съел. Сейчас вот она, делится с ним, самым вкусным, ничуть не жалея. 

Кирилл смотрел на свою сестренку с обожанием в глазах и думал, что надо купить ей целый килограмм грушевки, а лучше два, или три. Сейчас он мог позволить все, для себя и для сестры. Сейчас он настоящий мужчина. Добытчик. На карточке, полученной от государства, у него лежало больше двухсот тысяч. И почти пять миллионов, добытых в день знакомства с другими Игроками, было прикопано в рюкзаке, в парке недалеко отсюда. 

В дверь отрывисто постучали и спустя пару секунд, туда заглянул Борис Петрович. 

— Привет, принцесса, смотри, что я тебе принес. 

Он жестом фокусника достал из-за спины большую коробку, обмотанную блестящей, подарочной бумагой и протянул девочке. 

— Саасибо деда Боля. — Взяв коробку, чуть меньше чем она сама, Настя, пару раз ее повернула, так и не поняв как ее открыть. — Килюса, оклой позлюста. 

Кирилл быстро распаковал полуметровую куклу под восхищенный взгляд сестры и отдал ее ей. Борис Петрович, погладил девочку по волосам и показал на набор расчесок и разных женских штучек для волос. 

— Смотри, ты можешь ее расчесывать и делать разные прически. Вот попробуй. 

И оторвавшись от зачарованной девчульки он посмотрел на парня. 

— Ты уже виделся с Евгенией? 

— Да, сегодня утром, она в депрессии, но крепиться. 

— Что показывает интерфейс? 

— Ничего. Она обычный человек. Ни к какому классу она не привязана, маны нет. 

— Но ты видел записи с камер наблюдения, как так? 

— Не знаю, Борис Петрович, не знаю. 

Кирилл посмотрел в окно, возле которого они стояли. 

— Как там, в городе, все еще беспорядки? Может, моя помощь нужна? 

— Твоя помощь нужна будет не там. Есть уже три новых Игрока, сейчас они в конторе, но в ближайшем будущем будут переведены в «Архимаг», по крайне мере двое из них. Будем собирать команду под твоим началом. И есть еще одна самообразовавшееся группа. В Омске ты познакомился с их представителем — Ильей, и даже спас ему жизнь, за, что он тебе очень благодарен. Наша разведка и так давно собирала данные об этой группе, но их командир толковый парень, к тому же с немалыми деньгами. Даже всемогущее ГРУ не могло собрать всей картины о действиях данной команды, довольствуясь маленькими крохами информации. А вот после твоего знакомства с Ильей, мы установили с ними связь. Так, что тебе премия. 

Генерал, на секунду замер, глядя на мирно плывущие облака, как антисимвол происходящих событий по всей планете. 

— А с происходящим на улицах уже почти закончили. Там все просто на самом деле, по приказу сверху, все провайдеры страны отключили интернет, ненадолго, на пару дней для начала. Как и все мобильные операторы. Всех кто противился приказу, арестовали. 

— Как в тридцать седьмом. — Усмехнулся паренек, блеснув знаниями. — Возвращаемся в эпоху сталинизма? 

— Ну почему сразу как в тридцать седьмом? — Пожал плечами генерал. — Никто их расстреливать не собирается. Посидят немного, подумают на какое государство им лучше работать, а потом собственно и уедут отсюда, к своим работодателям, без права возврата. 

Борис Петрович, с уважением посмотрел на парня, отмечая его знания об истории Родины, и зачислил ему еще плюс пять в своем рейтинге репутации. 

— Так, что в стране, уже второй день информационный вакуум. Всех кто пытался рулить толпами на улицах, лишились такой возможности. Ведь теперь им надо выходить к этим людям. А не сидеть в уютных офисах. Тех, кто все-таки вылез на трибуны, уже тоже в каталажках. Да и есть у нацгвардии все нужные данные. Максиму пара дней. 

— Да посидят они немного, все равно их повыпускают, бабки решают все. — Кирилл говорил тихо, смотря в окно, так, чтобы сестра не слышала сути разговора. — Потом заново начнут. 

— Этот вопрос тоже, сейчас решают. — Генерал, как и разбой говорил тихо, глядя на все те же облака. — Всех гавкающих конечно не уберешь, но у них есть ведущее звено. Там пара десятков людей. Вот им уже вынесен приговор — высшая мера наказания. 

Они еще с минуту стояли молча, смотря в окно и думая каждый о своем. Наконец Борис Петрович, хлопнул парня по плечу. 

— Ты уже приготовил документы для поступления в школу разведки? 

— Да, Борис Петрович, приготовил. 

— Деда Боля. — Влезла в разговор Настя. — А Килюса опять будет в сколе учица? 

— Да, принцесса, как завещал нам великий вождь Ленин. Нужно учиться, учиться и снова учиться.. 


.. — Человек, твои друзья умрут, зачем тебе это? — Демон смотрел на меня своими вертикальными зрачками, которые выделялись на фоне горящих живым огнем глаз. — Верховному, нужен только ты, зачем лишние смерти на твоей совести?

— И от чего же я собственно должен умереть? — Влез Судья. — Уж, не ты ли меня убить собираешься?

— Человек, — Демон перевел взгляд на наглого паладина. — хоть, на тебе и висит метка смерти моего младшего собрата, со мной тебе не совладать, я — Высший. Поэтому десять раз подумай, прежде чем, что-то сказать.

Купол все еще висел над нами. Знал ли Дальгаран, о нем, я не очень понял. Он спокойно спустился с неба, пролетев с той стороны купола без проблем, и потребовал меня. Бившиеся команды моментально срулили с арены, а вот наши двери гостеприимно раскрылись, приглашая выйти на зов демона, разве, что стражники алебардами сзади не подталкивали. Шагнувшего было, с нами Фреза я остановил, а вот Серега вышел со мной, и теперь демон спокойно стоял и разговаривал с нами, как-будто, так и должно быть.

И да, перед нами стоял Архидемон — Дальгаран, 25000 ХП, 5000 Маны , с чередой бафов, правда только одним вечным — "Огненная кровь",  остальные же, временные от шести часов до получаса и в основном направленные на регенерацию, броню и силу.

Выглядел демон внушительно, по сравнению с Д’Маэлем. Метра два с половиной роста, большими витыми рогами и огромными четырехметровыми перепончатыми крыльями, сложенными за спиной и сейчас торчащими вверх когтеобразными наростами. Огромными заточенными зубами, пугающими своей остротой и выделяющимся отсутствием губ. Пылающие внутренним огнем мимические мышцы лица непокрытые кожей, временами подрагивали, вызывая то тут, то там, всполохи пламени. Стекающие струйки пламени, от темечка, места, откуда начинали расти рога, соединённые мощной, костяной, налобной пластиной, растекались по мощному телу с выпирающими буграми мышц. Массивные кисти рук, покрытые таким же, текучим пламенем, начинающимся с раскаленных наручей, сжимали огромный багровый трезубец.

Да, Дальгаран не брезговал броней. Огромные, высокие наплечники в виде черепов каких-то ужасных существ с короткими, острыми, опущенными вниз рогами, соединялись металлическими чешуйками на груди, с бордовым талисманом вместо центрального звена. Пояс чуть ниже бугрящегося пресса, сделан также из черепов с полыхающими глазницами, только меньшего размера, опоясывающий талию вкруговую. Мощные костяные сапоги до колена, украшенные все теми же черепами, которые смотрели на нас пустыми глазницами.

Пылающие адом глаза, внимательно смотрели на меня. Демон ждал моего решения. Собственно единственное чего он просил, это, чтоб я отправился с ним. Мол, меня там ждет некий Верховный. Для чего? Зачем? Отпустят ли меня обратно? Он отвечать отказался, а на реплику, что я ему рога пообламываю, начал угрожать моим друзьям смертью.

Оторвав взгляд от демона, я взглянул на людей. Полные, до отказа забитые трибуны молчали. Люди, пришедшие на полуфинал и финал, получили неожиданную концовку. На второй полуфинальной битве с неба спустился Архидемон и потребовал Зарта, бойца из неожиданной команды финалистов.

И опять же, да! Мы прошли на Играх в финал. В первый день игр, мы одолели всех соперников без проблем. Фрез набафаный по самые уши, махая двуручным мечом, как вертолет — пропеллером, завалил, как и Серега, маститого, двуручного бойца, из фаворитной команды. Правда, пришлось хильнуть его разок, когда соперник все же умудрился пырнуть его отравленным ятаганом, но Фрез не подкачал и умудрился поднять облако из пыли и песка, для прикрытия визуального действия магии.

Пока Фрез нервировал нас своим выступление на арене, Серега рассказал про получение своего иммунитета к огню, после окончательной победы над Д’Маэлем, который тут же продемонстрировал, продержав ладонь над зажигалкой почти минуту и не получив никакого урона.

На второй день у нас было две битвы, первая с командой без мага, которого победил паладин, вторая с тремя эльфами-лучниками. Тут мне пришлось попереживать за Фреза, который никак не мог спрятать свою тушку за двумя подобранными щитами. В итоге ему пришлось постоянно прятаться за паладином, чтоб хоть как-то экономить "Щит Веры",  который мне пришлось на нем обновлять во время боя. Серега спокойно отражал стрелы, уже не пряча свое оружие. А все, что проходило мимо щита, блокировалось нашими доспехами. Зачарованный «Кевлар-Р» знал свое дело и превосходил по прочности любую броню.

В общем, побегав за эльфами минут десять, нам это надоело. Серега, прикрывающий Фреза, бегать, для того, чтобы делать какие-то маневры толком не мог, поэтому, он просто запульнул в ближайшего «Ледяной стрелой» , проморозив его до костного мозга. Остальных я достал своими перстами, потратив на каждого по несколько штук. То-то были у них полные глаза удивления, когда их ювелирка не заблокировала магический урон. Против магии света, в этом мире защиты нет.

Кстати на второй день решилась еще одна наша проблема — голод. Так как мы были, вроде как мясо для разделывания, кормить нас не собирались. И если в первый день мы хоть как то терпели, так как умудрялись несколько раз перекусить вчера, то на второй кушать хотелось очень. Так вот, после первой победы командой, когда мы шли в свою камеру, и к нашим ногам упала большая котомка. Оказалось, что Литисия, узнав, что Фреза отправили на Игры, пришла в последний раз увидеть мужа, но вдохновленная его победой в первый день, на вт орой взяла дорогущее место над нашей камерой и принесла с собой полную котомку еды, которую просто сбросила нам. Оказалось, что это не запрещено. Запрещено было только атаковать бойцов на арене, а всякие сувениры или золото бросать победителям, очень даже разрешалось. Все равно победители не успевали все собрать, и остатки собирались мальчиками на побегушках. Правда, уходило все это, как я понимаю, учредителям игр.

В котомке была нагрудная броня для Фреза, куча еды, несколько фляжек с водой и письмо, прочитав которое наш сокамерник сначала растаял, как снеговик по весне, а потом чуть ли не силком пытался выломать двери, чтобы провести полуфинал и финал прямо сегодня, прямо сейчас, с не оговариваемой нашей победой. Но мы его не останавливали, от слова совсем. Нам было некогда. Мы уничтожали запасы котомки..

— Знаешь, Дальгаран, я пожалуй откажусь от твоего приглашения. — Спокойно ответил я, покачав головой. — Что бы твой Хозяин от меня не хотел, мне это не интересно.

Демон сдавлено хрюкнул, выпуская из-за острых зубов языки пламени.

— Человек, мне без разницы твое мнение, ты пойдешь со мной.

Одной рукой он вытащил из-за пояса негатор магии, продемонстрировав его мне. Второй легко крутанул трезубец, выписав им пару восьмерок в воздухе. Огромные, перепончатые крылья развернулись на максимальную ширину демонстрируя всю величественность и мощь стоящего перед нами Иного. Аура Мощи Старшего и Страха Низших, разлетелась по Колизею, придавливая собой всё живое. Люди на трибунах сжались, боясь дышать и шевелиться. Даже Архимаг на Vip-ложе сидел, превратившись в неподвижную куклу, не раздавая никаких указаний по нарушению демоном границ его города и организации хоть какой-то защиты. Хотя может, успел уже, кто его знает.

Чувство страха пытается пробиться, откуда-то изнутри, вспыхивая и тут же угасая под волной ярости. Иконка дебафа «Страх»  дублирует это, появляясь и исчезая. Эффект от сломанного «Благословления»  или я просто злюсь? Непонятно. Но крутизну это перца надо опускать.

Сам не знаю, откуда, но я уверен, что мне позволено и что могу так, раскрываю «Крылья Ангела»,  при этом не даю им свернуться для защиты свой тушки, а оставляю чуть приподнятыми, с легким колыханием перьев на концах. Крылья прозрачны, но чуть видимый свет от них все равно распространяется по арене, снимая витающий в воздухе ужас.

Языки пламени вырываются из неплотно сжатых клыков демона все чаще. Жалкая букашка в моем виде показывает оскал, причем такой, что даже ему становится не по себе. Его взгляд прыгает с меня на паладина и обратно. Чуть поворачиваю голову на друга, да! Поверх Судьи стоит фантомный голем, с огромными мечом и щитом, его глаза полыхают белым призрачным огнем. А каменный рот, скривлен в брезгливой улыбке, не обещающей ничего хорошего. Теперь и мы не пальцем деланные.

Интерфейс, работа с магией в игровом режиме, точное знание, о своих возможностях и возможностях других, изменили мое мировосприятие. Разве мог я еще несколько месяцев назад представить, что однажды, буду стоять перед Архидемоном, которого, если и можно завалить, то только артобстрелом, да и то, не факт, и вместо того, чтобы мочиться в штаны со страху, буду меряться с ним у кого Харизма больше. Да не в жизнь. А сейчас если посмотреть со стороны, выглядит, будто меряюсь.

Исподлобья глянул, на трибуны. Народ попустило. Самые живчики потихоньку сруливали, поняв, что дело идет не по сценарию, и исход финала не ясен. Архимага уже не было, как и остальных вип-персон. Но основная масса сидела, заворожённо глядя то на Иного, то на нас.

Бар маны в очередной раз моргнул, списывая визуализацию моих понтов. Уже почти половины нет. Сворачиваю крылья, не применяя самой абилки. Демон впечатлен. Я вижу это в его взгляде, в чуть заметном дергании мускулов, нервном тике пальцев на древке оружия.

— Серег, слушай, это как в ивенте, — Чуть повернул я голову, не отводя взгляда от противника. — Мобов запинали, теперь босс вылез. Больше абилку злости использовать не стоит.

— Ну почему же? Посмотрим, как с этим пойдет. — Друг был готов к бою.

Демон, услышав наши слова, стиснул рукоять трезубца с такой силой, что мы услышали треск окаменевшей древесины.

— Черви, Дыхание Творца совсем обезумило вас. Вы берете непосильную ношу, и при этом верите в свои силы, но вы всего лишь жалкие личинки, годные только для пищи. Ваше собственное Я, находится в самосознании меньше, чем я чесал у себя в паху. Склонитесь предо мной и подчинитесь моей Воле.

Серега усмехнувшись, поправил щит.

— Видал, какой пафосный босс, правда, походу вшивый.

И с силой разведя щит с мечом, запустил в него «Ледяную стрелу» .

БАНГ. Ударил гонг, оповестив о начале боя.

Иной принял удар на блок трезубцем, растворяя стрелу прямо в воздухе, и тут же ответил, крутанув и ударив концом оружия в землю. По песку прошла черно-огненная просека метровой ширины, оставляя после себя расплавленный песок, и ударила паладина, откинув его в открытую камеру.

— Последний шанс, человек. — Демон поднимает кулак, с негатором и чуть удивленно приподнимает надбровную дугу. — Вы действительно не представляете мою мощь?

Здоровье друга просело почти на пять процентов. Сильный гад. Сомнения прорастают в моей душе, вдруг не осилим, не справимся? Вдруг я допущу ошибку, которая будет стоить жизни друга? Что если не хватит наших сил? Хотя какая разница? Пойду с ним добровольно, и где гарантии, что останусь живой? Гарантия, что он Серегу не убьет? Ведь стоит ему одеть на меня негатор, и все, я не боец, а по раздельности мы в десяток раз слабее, чем по одному. Каждый из нас единичка, но в паре мы не сумма этих чисел, мы встаем рядом, и уже получается не два, а одиннадцать. Силу и свое отношение к Иному, паладин уже показал, даже уже тем, что сейчас просто вышел с взбешённым взглядом из темного зева нашей камеры. За ним нахмурившись, вышел Фрез, подобравший большой двуручный меч и вставший чуть позади нас.

Осилим. Сдаться добровольно самый худший вариант. Наши деды вгрызались за каждый кусок земли, под напором армии Верхмата, даже и не думая сдаться. Они не имели и сотой части того, что имеем сейчас мы, а ведь какие обещания им давали тогда фашисты, что бы они сдались, и поить и кормить и ублажать. Стояли. Насмерть. И не нам, потомкам этих героев, теперь склоняться перед захватчиками. А ведь я, нужен Иному не просто так, что-то они от меня хотят, и когда они это получат, они пойдут завоевывать мой мир.

Осилим.

Сзади с каким-то, утробным хрюканьем, что-то упало. При этом я даже не успеваю обернуться, как слева от меня появляются Аргх и Рутолаз. Оба закованные в черный хитин Королевы. Они статны, свирепы, и готовы к бою. Прыгнули с трибун сквозь защитное поле, чтобы принять бой.

Ярость Архидемона закипает, выплескива


убрать рекламу


я наружу всю его подноготную. Он больше не вызывает страха. Это просто очень живучее существо, способное спокойно адаптироваться в чужом мире, для решения своих задач. Проминая своей Харизмой более слабых, привыкший брать все полученной на халяву силой и невнятным авторитетом. Короткий каст, и на арене, расцветает с десяток пентаграмм, открывающих двери на нижние планы ада.

Серега прерывает это молчаливое противостояние, сделав сначала первый шаг навстречу противнику, второй, третий и уже легким бегом сокращает дистанцию, по пути трансформируясь свою защитную форму голема.

Перст. Бью первым, пробным ударом Света, просто для проверки возможностей. Крест попадает в блок рукой, но все равно обжигает Иного. Минус триста ХП. Да я его за пять минут сам изведу, если он меня, конечно, не прихлопнет как муху.

Аргх догоняет Судью и обходит демона с другого бока. Два танка против могучего демона. Битва коло ссов. Иной не так плох, как я подумал про него, накручивая себя. Быстрые движения, без лишних нервов, точно рассчитанные удары и блоки. Быстрое маневрирование между двух, постоянно заходящих сзади соперника и моментальные контратаки в любой маломальской возможности. Отличный рукопашный боец.

Пентаграммы открываются, выпуская четырех церберов и нескольких ширококрылых горгулий. Слугам требуется буквально несколько секунд, на определение противников, и они вступают в бой, атакуя паладина и орка.

Теперь Аргх, отходит от Дальгарана, отдавая его на откуп паладину, а сам собирает на себя, всех вынырнувших из колодца преисподней тварей.

Стрелы Рутолаза смешиваются с моими перстами, поражая эту кашу из тел, вокруг орка. Фрез уже добежал до них, и сейчас работая на пределе сил, изображает из себя вентилятор, крутя двуручным мечом как единственной лопастью. Благо влитое в него, дает ему сверхсилы, а Щит позволяет, не думать о полученных ранах и временно забыть о боли.

Судья идет на свою любимую фишку, отразив удар сверху, делает три шага назад, как будто отходя по инерции удара, и подсаживается на переднюю ногу, приподнимая щит. Мгновенье, и он смазанным силуэтом смещается вперед, атакуя демона, но тот как будто ждет удара и выставив плечо, закрытое огромным черепом-наплечником, смазывается навстречу. БУМНГ. Взрывная волна пошла по арене, раскидывая своих и чужих. Меня будто приложили молотом по груди, вышибая воздух и откидывая назад. ХП всех участников боя просело на разные величины. С меня, например, сняло почти двести ХП, а вот с демона и паладина почти по тысяче.

Размазывая юшку по лицу, поднимается Аргх, свирепо рыча и подтягивая к себе свой топор, его статус-бар ополовинен. Щит Веры, огненные твари пробили почти сразу, атакуя со всех сторон, и с земли, и с воздуха. Они его трепали, раздергивая внимание и почти не давая защищаться. Спасали только разве, что доспехи. Черные хитиновые пластины подогнанные, под величественную фигуру, прикрывали все уязвимые места. Но все тело не закроешь, иначе упадет скорость и маневренность, толку, если ты железный рыцарь, и не можешь попасть своим мечом в более юркого соперника? Доспехи орка делали его подвижным бойцом, во время производства учитывалось все, и то, что он обучен эльфийскому стилю боя, и то, что он нестандартно мыслит и не поэтому не уходит в глухую оборону, предпочитая атаки и контратаки, и куча еще всяких мелких нюансов, о которых я даже не слышал. Не учитывалось лишь, то, что его будут атаковать — отовсюду. Порхай как бабочка, жаль, что ты орк.

Слуги Иного еле живые, все таки обезумевший в танце боя орк, с ним человек в состоянии берсеркера, сумели их потрепать, да и наши с Рутолазом дальние удары, немало сказались на их здоровье. А взрывная волна, удара двух многотонных туш столкнувшихся на сверхзвуковой скорости, вообще шлепком по ушам, вышибла из них остатки мозгов, смешав все в кучу и засунув обратно. Дезориентация , почти на минуту у всех.

Аргх злобно растягивает улыбку, и одним ударом своего топора, плющит ближайшую горгулью в кровавую лепешку.

Паладин, уже вновь схватился с демоном в рукопашке, не давая тому кастовать свои абилки. Иной начинает нервничать, лишившись уже почти одной третьей, своих ХП, и замечая, как гаснут маркеры жизни его слуг, с нафармленными Частицами Творца. Он уже третий раз с подряд не может активировать «Вихрь Смерти»  получая по зубам каменным кулаком в предпоследнем такте каста. И прошедший «Удар Земли»  не нанес противнику никакого урона, тот всего лишь подпрыгнул на пару метров и сверху нанес мощнейший удар, своим огромным мечом, пробивая даже выставленный в последний момент в блоке, трезубец. Что это за личинка Творца, могущая становиться каменным големом?

Но все не так хорошо, как кажется. Замечаю время трансформации в баре паладина, уже идет третья минута, мы даже до половины ХП не добрались. Отвлекаюсь от лечения орка и зажигаю в руках плазменную точку «Гнева Божьего», козыри в игре нужно использовать вовремя, а беречь только те, что в рукаве. Серега как пятой точкой чует мой каст, в последнюю секунду делает кульбит назад, через голову и под куполом рождается молния. БАБАХ. Демона вбивает в песок, снося, почти пять тысяч ХП. Его бар жизни ополовинен, а сам он лежит, уткнувшись мордой в песок, пуская кровавые пузыри. Но мы видим подсказки интерфейса. Рванувшего было к нему Аргха, решившего добить сначала босса, а потом свиту Судья остановил жестом руки. Дебафов на Дальгаране нет. Конечно, он может без сознания, но что-то нам подсказывает, что это не так.

Я запуливаю в него несколько световых крестов, пробивая кожу и обжигая мясо. Почти тысячу ХП испаряется вместе, с противным дымком опаленной кожи. Демон перестает притворяться и прыжком на ноги.

Аргх с помощью Рутолаза и Фреза, почти добивают слуг, по пути окружая Иного, беря его в кольцо. Дальгаран приподняв крылья, делает полный оборот, заставляя Судью сделать шаг назад, и активирует защитное поле, закрывшее его огненным куполом. Купол слабоват, на тысячу сто ХП, но на пробитие у нас уходит несколько секунд, за это время демон кастует абилку и ударив древком посоха в землю выкрикивает:

— Гурагес моритис.

Вокруг него начинают кружить маленькие искорки огня. Идентифицировать их нет никакой возможности, их много и они набирают скорость и массу, увеличиваясь в размерах прямо на глазах. Вместе с увеличение в размерах, они увеличивают расстояние диаметра окружности полета, и первый под удар попадает паладин, как самый близко стоящий к демону. Удар маленького метеорита на полной скорости, вышибает шесть сотен ХП, откидывая массивную тушку голема назад.

— Все ко мне, БЕГОМ! — Бегу в сторону троицы бойцов, бросивших добивать, предпоследнего живого, трехголового пса и заворожённо уставившихся на начавшую бушевать стихию. — МАТЬ ВАШУ! КО МНЕ!

Первым в себя приходит орк, непонимающе глядя на меня, потом его мозг воспринимает сигнал, и он, схватив за шиворот эльфа и человека, рванул в мою сторону. Я торможу по песку, загребая ногами, чтобы сменить вектор своего пути. Голем пытается подняться. Неуверенно потряхивая головой. Давай Серега приходи в себя, у тебя мозги каменные, не должен простой удар тебе их стрясти. Словно слыша мои мысли, пал соскакивает и рвется навстречу. Бушующий вихрь уже трех метров в диаметре, завывает и поднимает песок вверх, танцуя уже пятисантиметровыми, раскаленными камнями, увеличивая диаметр пылающей окружности на полметра в секунду.

Мы встали плечом к плечу, пал делает шаг вперед, я назад. «Крылья Ангела» . Теперь нужна максимальная броня. Моя защита, ждавшая эту команду с начала боя, распахивается и закрывает нас собой, спасая от смертельного хоровода.

Самого демона, среди этой свистопляски, не видно, различается лишь его статус-бар, с начавшей проседать маной. Чем больше диаметр размаха стихии, тем быстрее полоска ползет к началу. Но он перестраховывается, и держит абилку долго, что бы точно нас добить. Значит, если меня нельзя захватить, нужно уничтожить. Какую-то опасность я для них представляю.

Маркеры не добитых церберов гаснут сами, видимо тут нет дружественного огня и урон приходится по всем попавшим под ярость стихии. А вот полоска жизни демона чуток пополняется, это видимо эффект «Вампиризма»,  висящем бафе с таймером почти в два часа. Пять секунд, шесть. Мана Дальгарана летит уже по триста единиц в секунду, а вот время крыльев уже на исходе, закрываю глаза и сжимаю зубы, напрягая мышцы, пытаюсь почувствовать их, ведь опускать защиту нельзя, в начале огненной бури, маленький камушек попал по паладину в защите, и нанес чудовищный урон, сейчас же нас разорвет на куски. Восемь секунд, девять. Мелкие букашки бегают по спине, противно щекоча. Десять, одиннадцать. Уполовиненная полоска начинает слетать по семьдесят маны за тик. Но мы живы, маны хватит еще примерно на пять секунд. Судя по всему, демону примерно настолько же, плюс минус одна-две секунды. Но именно эти секунды страшны и смертельны.

Внезапно гул затихает. Открываю глаза, чтобы увидеть, как карусель бури опадает огненными снежинками. Закрываю свою защиту. Маны сто восемь, ХП полные. У демона дела лучше в плане маны, почти шестьсот, и одна третья жизни, что все равно в десять раз больше чем у меня. Хотя это легко решается моей командой. У голема чуть меньше минуты трансформации, орк чуток не дохиленный, но полон сил и злости, Фрез и Рутолаз вообще как новые.

Иной тяжело дышит, видимо огненная буря выматывает не только психологически, и нервно смотрит на нас.

— Маурус… — Проводит он трезубцем, черту перед собой поджигая песок, потом резко вскидывая его вверх и опускает острием вниз с силой ударяя в землю — ..Гамина!

Мощный удар снизу подкидывает песок вверх, смешивая его с огнем, создавая аэродинамическую трубу пяти метров высотой. Несколько секунд представления и песок опадает, явив нам двух абсолютно одинаковых демонов, стоящих плечом к плечу.

"Дальгаран. Архидемон." 9730/25000 ХП, 579/5000 Маны. 

и

"Дальгаран. Архидемон. Призванная копия" 5000/5000 ХП, 500/500 Маны. 

— Дебаф «Копия». Не может жить без оригинала. 


— Серега, твой оригинал. — Я указал на подделку. — Аргх берешь на себя правого, просто завяжи его боем, не давая кастовать. Остальные помогаем Судье.

Паладин с места ускоряется, разменять последние десятки секунд своей трансформации на максимальный урон. Копия тут же выходит вперед закрыть настоящего демона, но паладин на полной скорости прыгает в разворот, и щитом дает мощную оплеуху защитнику. Тот отлетает и на него наседает орк, лупцуя своим топором со всей дури, не давая опомниться.

Архидемон понявший, что мы раскусили фокус с копией и теперь нас морально не продавить, делает короткий пас рукой и вспыхивая огнем исчезает. Пролетевший мимо идущего из песка дыма, паладин резко тормозит, разворачиваясь и глядя куда-то позади меня вновь разгоняется. Демон стоит у самого края рва, быстрый телепорт снял с него сто пятьдесят маны и теперь он достав свиток из-за пояса и повесив его прямо в воздухе манипулировал руками зачитывая текст свитка.

Серега опять не успевает, только теперь метров пять не добежал, как демон вспыхнул более ярко и воздух на том месте, где он стоял, сжался более сильно, хлестанув по ушам резким хлопком. Ушел. Вот почему он не обращал внимания на купол над нами, у него был свиток телепорта. Кстати, значит, они все-таки существуют.

Аргх сцепился с копией уже в рукопашке потеряв свой топор, как и дубликат Иного свой трезубец. Силы у обоих, как у экскаваторов, и мусолят они друг друга, со всей мочи. Фрез, пытающийся помочь орку, больше мешается и постоянное то отскакивает, то наоборот пытается подойти к этому клубку из двух гор мышц.

Трансформация застает паладина на подходе к дерущимся, и он вновь становится человеком.

— Эй, чучело. — Двойник на секунду замирает, обернувшись на паладина, и утыкается носом в зачарованный пистолет. — Ты проговариваешься к смерти.

И подняв ствол чуть выше, на уровень лба, Судья приводит приговор в исполнение, нажав два раза на курок. Серебряные пули, пробив кожный покров и лобную кость псевдосущества, наносят пару даблкритов.

— Это я раньше, почему злой был? — Пал по ковбойски крутанул пистолет и сунул его как бы назад за пояс, убирая на самом деле в инвентарь. — Да потому, что раньше, у меня пистолета не было.

Тушка копии, покрылась трещинами и резко провалилась в себя, вспыхнув на прощанье чересчур, красным огнем.

— Блин, а как же дроп? — Серега ногой пошевелил быстро остывающий пепел, который идентифицировался как "Пепел". 

Я же поднял глаза на трибуны. Народ опять перестал дышать, замерев с открытыми ртами, но не это привлекло мое внимание, а то, что прочность купола над нами была равна одной единице. Огненная буря достала до купола и снесла почти всю прочность, и видимо сработал какой-то предохранитель или защитное заклинание, не дающее уничтожить купол одним, постоянным уроном.

— Рут, — Окликнул я эльфа. — стрельни вверх, как можно выше.

Длинноухий пожал плечами и натянув лук, выстрелил вверх. Мыльный пузырь лопнул, раскидав снежинки визуальной составляющей, и я почувствовал свежий ветер.

Народ с трибун рванул к выходам, поднимая панику и создавая броуновское движение. Еще бы, мало того, что непонятные странники, дошли до финала, так они еще и Архидемона завалили, да и стало их больше, и главное защитный купол они пробили простой стрелой. По любому это маньяки-каннибалы-убийцы сеющие смерть направо и налево, лучше убраться отсюда подальше.

— Ну, что Серег, полетели к Снежным пикам? Что-то я нагостился тут.

Я поднес к губам свисток и, что было сил, дунул в него..

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Ангел в белоснежной броне стоял на высокой горе, с грустью в глазах смотря вниз. Раатры были порабощены. Сейчас весь город, расположенный внизу, стоял на коленях перед захватчиками, смиренно ожидая своей участи. Перья на крыльях подрагивали в такт, хождения желваков на его скулах, призывно звеня и просясь пустить их в бой. Но он не мог. Он чуть ли не молил про себя Драхманов, начать убивать Раатров. Всего несколько десятков тысяч смертей и он отдаст приказ своим братьям, Хранителям этого мира, вмешаться. Да этих Раатров тоже жалко, но ради свободы всей остальной расы их смерть — благая цель. Пусть даже этот десяток тысяч смертей не грозит уничтожению цивилизации, но он был готов принять это нарушение закона на себя. 

Но цель Драхманов была в другом. Рабство. Рабство этих прекрасных, величественных существ, живущих в унисон со своей планетой, и окружающим миром. Теперь они будут подчиняться захватчикам и самолично уничтожать свой мир. 

Раатры никогда ни с кем не воевали, от слова совсем. Они построили идеальную систему существования всего живого, поставив экосистему планеты во главе. Вся местная флора и фауна, жила в собственном цикле, не подвергаясь угрозам извне, а в сложных случаях бралась под строгий контроль, до полного выхода из кризисной ситуации. Активности солнца, и естественных природных явлений планеты им было вполне достаточно для накопления энергии на собственные нужды, и даже на порядки больше. 

Основой сущего каждого Раатра, была гармония. Именно легкая ментальная связь и выделяла их расу из всех прочих обитателей галактик, Раатры чувствовали друг друга. Если один испытывал боль, то все находящиеся рядом с ним испытывали эту боль тоже. Они чувствовали все: грусть, печаль, голод, радость, счастье. Каждый член общества был и приемником и передатчиком ощущений, и пусть большая часть остроты этих ощущений терялась, но общая масса все восполняла. 

С самого начала, получив этот дар, раса Раатров делала все, чтобы жить в мире не только между собой, но и окружающей природой. Ведь просыпаться утром намного лучше чувствуя вокруг незримую радость, чем хмурую злость и недовольство. 

Но вот с неба спустились межзвездные корабли. Драхманы. Драхманы так и не научились жить в ладах друг с другом, у них не было единого мнения, единой цели, понимания друг друга, но вот, что у них было не отнять, так это разжигание постоянных войн между собой, благодаря которым их научные достижения двигались вперед с огромной скоростью. Однажды, они смогли преодолеть Великую Пустоту и высадиться на пригодную для жизни планету, потом на следующую. И там где их хватало сил, чтобы обосноваться, они начинали тоже самое: воевать, разрушать и уничтожать. Уже не один десяток рас был у них в рабстве, но они все равно продолжали свою экспансию, разоряя планеты и постоянно враждуя между собой. 

Поначалу, они пытались истреблять местных аборигенов, дабы единолично владеть захваченным миром, но каждый раз натыкались на Хранителей, которые оказывались им не по зубам. Позже смекнув, стали порабощать колонизируемые планеты, выкачивая только природные ресурсы с помощью более слабых жителей этих миров, а затем бросая их на произвол судьбы. В этом случае Хранители не вмешивались. Существованию расы угрозы не было, это был выбор самих разумных, сдаться и отдать победителям всё… 

Играя желваками, Ангел смотрел вниз. Чтобы не выпускать свой гнев в Астрал, он отключился от него, пережигая свои чувства внутри себя. Незачем его братьям, контролирующим сейчас другие точки захватов, знать его гнев. Ему было жалко Раатров, ведь в них была толика чувств их Высшей расы, они хотели жить в гармонии. 

— Теперь ты понимаешь, почему я Павший. 

Голос, раздавшийся позади, заставил вздрогнуть белокрылого воина. 

— Азазель. — Он медленно повернулся, метаморфируя огненный клинок в руке. 

— Я пришел не биться с тобой. — Азазель спокойно сложил руки на груди, сворачивая четыре своих крыла за спиной. — Не выходи в Астрал, я просто хочу разделить твою боль. 

— Павший серафим, предавший служение Творца, пришел разделить мою боль? — голос Ангела, чуть не сорвался, переполняясь гневом. 

— Да. — Азазель спокойно смотрел вниз, не обращая внимания на белокрылого Престола. — Ты никогда не задумывался, почему я перешел на сторону Хаоса? 

— Потому, что ты слаб. 

— Нет, мой дорогой брат. — Серафим повернулся к своему собеседнику. — Люцифер был прав, и я в этом убедился. 

Его темные одежды колыхались на ветру, выглядя несколько блекло по сравнению с доспехами Светлого Ангела, но Престол не торопился вступать в бой, все-таки Азазель хоть и Темный, но все же Серафим. И что-то ему подсказывало, не выходить в Астрал, для зова помощи, что битвы не будет, а морально он был очень силен. 

— Ты помнишь, когда я стал Темным? Атланты порабощали Фейр, этих дивных созданий, владеющих магией природы. Я контролировал этот процесс, но не мог вмешаться. Я плакал от горя, смотря как Фейрам отрезают крылья и заставляют рыть карьеры, для добычи левиума. Понимаешь? Фейрам это было не надо, но угрозы уничтожения для них, не было. Я не мог вмешаться. И Хранители скорбели вместе со мной. И тогда я понял смысл несогласия Люцифера с Творцом. Мало оберегать разумных от уничтожения, мы должны иметь право, вмешиваться и в других случаях. В таких, как этот. 

Он указал вниз. 

— Кстати, в итоге раса Фейр погибла, Атланты были виноваты только косвенно. Они их не уничтожали, но через несколько поколений у Фейр стали рождаться дети без крыльев. Ведь их всегда обрезали, это была воля захватчиков. Потом они стали деградировать и терять нити управления своей магией, природа отторгала их. И ее можно понять, дети предавшие мать, и начавшие ее уничтожение ради антигравитационной руды, которая им самим, была не нужна. В итоге они перестали размножаться. Сейчас вместо цветущего мира, там полуразрушенная планета, заселенная неразумными существами. Захватчики ушли оттуда, разорив этот мир. 

Серафим взял себя в руки, успокоив свою речь, и вновь взглянул в глаза Престола. 

— И я обратился к Люциферу. Чтобы про него не говорили, он очень мудр, он — Херувим. Один из Четырех. И я считаю, что он прав. Лучше я буду Павшим в глазах Творца, но смогу защитить вот таких вот как эти Раатры. 

Престол покачал головой в знак не согласия. 

— Мы не можем вмешаться в данной ситуации, расе Раатров уничтожение не грозит. Это Закон. 

— Вы не можете, а мы можем. Через сотню ударов сердца, ко мне присоединяться братья, мы замкнем на себе Хранителей. Прошу поверь, с ними все будет в порядке, слово Серафима. Как только это произойдет, мои Легионы откроют портал и выбьют от сюда этих захватчиков. Мы сметем Драхманов с этой планеты, так, что они забудут сюда дорогу. — Серафим сжал кулак, резко выставив его перед собой, отчего тот поплыл раскаленным воздухом. — К тебе одна просьба, вернись домой и задержи Небесное Воинство, сколько сможешь. Раатры не должны повторить судьбу Фейр. 

Во второй руке Престола прямо из воздуха появился огненный щит.. 


Небрежный ветерок играл с моими волосами, чуть ощутимо касаясь кожи лица. Мышцы приятно ныли, после адреналиновых всплесков в моменты битвы, а приятная нега поступивших в кровь гормонов удовольствия, расслабляла и убаюкивала.

Мы победили, чуть ли самого сильного монстра этого мира. Демона, которого бояться даже Архмаги, ну по крайне мере, эльфийские точно. Существо, заточенное под убийство всего и вся, жизненные и силовые показатели которого превосходили все наши вместе взятые в несколько раз.

Жалко конечно, что он сбежал, но это и есть его показатель слабости и трусости, доказывающий, что справиться с ним можно. Осталось только, выбирать тактику, в которой он убежать не сумеет. Ну, руки там связать, носок в рот засунуть, свиток успеть отобрать. Нужное подчеркнуть.

— Вы вообще спокойно жить умеете? — Рутолаз протирал свои сабли бархатной тряпочкой, убрав лук за спину, и, не скрывая своей улыбки, смотрел на меня.

— Аргх, рад видеть вас. — Орк обнял паладина, прижимая к себе и похлопывая его по спине.

— Б№$%, раздааааавишь, скотина безбезбезмоглаааяая. — Только и смог, кое-как выдохнуть Серега, растягивая гласные при каждом хлопке.

Фрез уже возле стены, о чем-то переговаривался с красивой девушкой сверху, показывая на нас.

— Рут, вот не поверишь, мы вообще не при чем. — Я обнял эльфа, радуясь встречи. — Мы же не сами сюда полезли, в игры играть, и меня вот теперь осталось парочка вопросов к местной мэрии.

— Да, понятно, что не сами, вы же выходили из камеры заключенных. Вопрос только как вы туда попали?

— Без суда и следствия, это я вам как опытный юрист заявляю. — Серега вырвался из могучих лап орка и на всякий случай встал за мной.

БАНГ. Ударил гонг, оповещая о начале новой битвы. Я непонимающе осмотрел арену, на которой кроме нас никого не было. Почти пустые трибуны, потихоньку заполнялись стражниками, занимающими первые ряды амфитеатра, тут же берущими нас на прицел своих арбалетов. Скрипнув начали опускаться массивные двери, двух финальных команд, которые сбежали с поля боя всего с полчаса назад.

— Они прикалываются? — Пал поудобнее перехватил оружие.

— ЭЙ! — Крикнул я обращаясь к арбалетчикам. — Кто у вас старший?

Из открывшихся врат вышли обе команды и встали на самом краю арены, боясь нарушить невидимую границу. Арбалетчики тоже старались не высовываться, и сидели тихо, направив на нас металлические болты. Я взбеленился.

— Или кто-то со мной говорит или разнесу здесь все к чертям собачьим.

Стражники спрятали даже головы, ведь в довершении ко всему на арену приземлились два могучих грифона. А ведь правда, не подвел свисток, далеко его слышат.

Из глубины вип-балкона вышли два человека, и если один был простым алкоголиком, судя по висящим на нем дебафам, то второй, был маг и судя по одеждам не из последних.

— Кто вы? — Внешне маг был абсолютно спокоен. — Как попали в мой город? И почему демон искал вас?

— Убери стрелков, отпусти те две команды, выплати нам выигрыш, арену засади картошкой, и только потом задавай свои вопросы.

— Макс, хорош угорать. — Шепнул Серега стоявший чуть позади.

— Вы еще не победили, чтобы я вам выигрыш отдавал. — Расхрабрился Рузан, именно так определила система имя местного бюрократа-алкоголика, хотя до этого он явно нервничал, постоянно поглядывая на мага.

— Рут, — Я слегка обернулся. — можешь ему ухо отстрелить?

Эльф без лишних разговоров вскинул лук и за долю секунды прицелившись, срезал ему мочку уха, стрелой.

— Еще раз рот откроешь, вместо глаз будут торчать перья стрел. — Я старался сделать голос как можно грубее.

Рузан попытался, что-то еще сказать, прижав ладонь к уху, но маг его остановил жестом руки.

— Уйди. Приготовь их выигрыш. — И затем мне. — Великодушно прошу извинить моего подопечного, временами он слишком заносчив.

Сложив ладони опущенных рук, он подошел к самому краю.

— Хочу представиться, я — лорд Янар. Правитель и хранитель этого города. Как мне уже доложили, ваш арест и всё что произошло тут с вами, досадная ошибка. Прошу, теперь извинить меня, за то, что недосмотрел. Я компенсирую всё, выплатив выигрыш каждому члену команды.

Потом он на секунду запнулся, разглядывая нас всех по очереди.

— Кто участвовал в состязаниях. — Голос его зазвучал со всех сторон, как будто усиливаясь через акустическую систему. — Вы свободны. Надеюсь, увидимся на следующих играх.

Это он не нам сказал, а тем оставшимся двум командам. Те расслаблено выдохнув, даже я это услышал, и, быстренько собрав монатки, исчезли с поля боя со скоростью тасманского дьявола.

— Прошу, вас всех в мой дворец на обед. Фрез, сегодня утром я ознакомился с твоим делом и теперь, хотел бы побеседовать отдельно, пока дорогие гости, приводят себя в порядок. — Ворота прямо под ним, гостеприимно распахнулись, открывая нам путь на свободу. — Грифонов пока можете отпустить. Ну, или пусть тут пока пасутся.

Я в недоумении осмотрел почерневший, а местами просто сплавленный песок арены. Где тут можно пастись?..

.. — Слушайте, братцы, простите меня, а? — Пьяный в хлам Рузан, лез обниматься ко мне и Сереге, уже в пятый раз. — Тока тс-с-с-с, но это же Янар мне разрешил хоть кого на игры тащить, вот и произошло это не-дру-зу… не-дра-зу… да, что это за слово, недра-зу-мне-ик-мнение.

— Рузан, простили мы тебя еще полчаса назад, только не дыши на меня. — Я отпихивался от пьяного устроителя игр как мог, хотя желание прибить его, было очень велико.

— А ведь. ик… о вас уже препрупреждали. Тока я был так занят, — Он махнул рукой вокруг себя, показывая, будто он выстроил этот дворец. — что пропустил этот ээ. эээ. ик… момент. Тут же все тока на мне и держится.

Он вновь уселся между мной и Судьей, пытаясь обнять нас за плечи.

— Если бы не я, Янар бы вообще с ума тут сошел. ик… Да чтоб эту икоту, порвало и разбрызгало, надо что-нибудь выпить.

Теперь он попытался выбраться, но я чуток придержал его за плечо.

— Кто предупреждал о нас?

— Так это, эльф этот… как его… Ларгон… погоди дай я выпью. ик… че-нибудь от этой икоты.

Мы сидели в гостевой комнате центрального дворца, Архимага и правителя города Бирград. Шведский стол, вокруг которого стояли бархатные лавочки, был завален едой и выпивкой, но мы уже не могли на него смотреть, так как первый десять минут поедали с него все, что видели. По краям комнаты также стояли удобные диванчики, но мы расположились на небольшом балкончике, выходящим на северную часть города, с которого были видны далекие горы — наша цель.

Пока мы добирались до дворца, а за нами подали красивую, удобную карету, Фрез с супругой были на аудиенции у правителя. Потом они пришли к нам сюда, и нам троим, вручили по векселю на тысячу золотых, и пока мы ждали Янара, наелись от живота и уютно расположившись, болтали ни о чем.

-..Вечером второго дня, Бром отдал наши доспехи, благо, что оплатил ты их заранее, и мы двинулись искать вас в город. — Эльф уплетал некий местный деликатес, рассказывая о том, как они с орком, нас нашли. — А там все просто было, про вас на каждом углу судачили. Ну, еще ночь мы у Брома переночевали, а с утра, сразу на Игры и пришли. Правда, этого бугая еле удержал, что бы сразу к вам на арену не спрыгнул, упертый он, как северный мамонт.

— Аргх должен защищать хозяина. — Поставил на стол кружку с напитком, орк. — Если бы хозяина убили, Аргху не было бы чести жить с таким позором.

— Твой хозяин сам кого хочешь, убьет.

Эльф усмехнулся, щуря глаза.

— Фрез, оторвись ты от жены. — Я перевел тему на нашего случайного напарника. — О чем шептались с Янаром Красным Солнышком?

— Он узнал, о той подставе, которую мне устроил капитан. Сейчас он, со старшими магами, проводит экстренное совещание, на тему крыс в своем гарнизоне. Как закончит, придет сюда.

— Как дальше жить собираешься? — Хотя этот вопрос меня не интересовал, задал я его просто из уважения.

— Если сейчас, все решится в мою пользу, то выкуплю дом, который у меня был и заживу, как планировал, денег как раз должно хватить.

— Вряд ли, Фрез, у тебя получится жить, как планировал. — Голос хозяина дворца застал нас врасплох. Как он зашел в зал и подкрался, я не заметил. — По крайне мере кожеделом тебе вряд ли быть. Капитана моего гарнизона сейчас должны уже арестовать, с ним еще два его подельника. Это кого мы смогли сейчас вычислить, но как только они попадут в казе


убрать рекламу


маты, то и остальных возьмем. Такая змея на груди, мне не нужна. Так, что я предлагаю тебе очень интересное, вакантное место.

Вытянувшееся лицо воина надо было видеть, как и нижнюю челюсть, упавшую чуть ли не до живота.

— Не спеши с ответом. — Янар, поднял руку, как бы останавливая, Фреза. — Вижу, уже рвешься в бой, но мы с тобой обсудим этот вопрос чуть позже.

Лорд уселся в кресло напротив нас, держа в руках кружку с ароматным наваром из трав.

— Позавчера, нам пришло сообщение из Тин-Лонна, от Ларгона, о том, что от них сбежал очень опасный человек. Очень опасный, это они выделили дважды. Дали короткое описание и имя — Зарт. И попросили в приказном порядке, вернуть этого человека им, живым или мертвым. Награда — Йонглинг. А вчера это имя я услышал на играх. — Маг не спеша попивал свой напиток, глядя вдаль. — Поначалу я даже обрадовался, думал, что вас убьют, и я предоставлю ваши тела эльфам. Пока не увидел вас в деле. Ваши умения — они из старых сказок.

Он взял маленькую паузу, переводя дыхание.

— Вы не такие как мы, я даже думаю не из нашего мира, и именно поэтому Айвен дает за вас такую высокую награду, а знаете, почему я так думаю? Вы чуть не убили демона, причем старшего демона. — Он собрался как перед прыжком. — Знаете, чем мы люди, отличаемся от тех же эльфов и гномов? Мы владеем стихией огня. Один на один, я думаю, мы победим любого равного противника. Но! Демоны обладают иммунитетом к огню, мы бессильны против них. Даже жалкие шаманы гоблинов, могут своими духами запутать низших бесов. Нам же приходиться выходить портив них с щитом и мечом. А против вот такого, которому противостояли вы, даже и выходить бесполезно.

— То есть ваша магия, среди местных сильна, но вот с чужаками вы беззащитны?

— Да. — Янар повесил голову. — Эльфы и гномы не общаются с нами уже много веков, из-за последней войны против тварей Хаоса. Но, что мы должны были сделать? Идти живым мясом? Наши умения, не могут, ни нас защитить, ни демонов уничтожить. Какой смысл идти умирать просто так?

— А почему тогда эти демоны сами вас не атакуют? Учитывая, что вы не можете им противостоять.

— Потому, что между нами и ними, два королевства: эльфов и гномов.

— И как тогда на игры попал Дальгаран? Как он узнал, что мы тут? Как пролетел через два королевства? Неужели у вас нет системы ПВО?

Маг, тихонько опешив от моих вопросов, поставил свою кружку на перила.

— Вот теперь самое интересное. Демон прилетел не с острова Хадесс, преодолевая заслоны двух королевств, а со стороны Мертвых земель. — Он махнул в сторону Снежных пик — Оказался он тут целенаправленно, точно знал, где искать. И что такое ПВО?

— Противовоздушная оборона. — На автомате выдал я. — А что в этих Мертвых землях?

Уже не первый раз о них слышу, но все как-то не было момента выяснить о них.

— Ну, мы дальше двух дней пути туда не углублялись. Леса, горы, реки. Но самое интересное с этими территориями, это магия природы. Каждый год, примерно на пять-шесть месяцев, там все замерзает, и становится не пригодным для жизни. — Маг завороженно жестикулировал руками, описывая буйство природы. — Вы представляете? Деревья промерзают, становясь каменными, бурные реки превращаются в непробиваемый лед, а вся поверхность, на сколько, хватает взгляда, покрывает высоченными слоями снега. В это время там очень холодно, даже закутавшись в шкуру мохнатого-длинноухого злобогрызга, все равно замерзаешь. Наши звездочеты, до сих пор пытаются раскрыть тайну этого магического явления, потому, что территории там бескрайные.

— Угу, — Тихонько шепнул паладин. — а еще там много нефти, алмазов и древесины.

— Что? — Не расслышал маг.

— Я говорю, вы у нас в Сибири не были, там даже шуба по колено и валенки не всегда спасают.

Янар сделал вид, что понял, хотя по взгляду было видно, что ничего не понял.

— Сейчас в Мертвые земли выдвигаются отряды нашего короля Фортисса на грифонах. Они будут искать, как туда попал демон. Возможно, мы проглядели, и позади нас уже есть обжитые ими территории. — Янар встал, навалившись на перила балкона и глядя вдаль продолжил. — Бирград, крайний город нашего королевства, самый близкий к Мертвым землям, и если у детей Хаоса там есть город или гарнизон или перевалочная база, то первые под удар попадем именно мы.

Он повернулся к нам, глядя прямо в глаза, каждому из нас по очереди.

— Я Хранитель, этого города, и я не смогу ничего сделать, в случае атаки из Мертвых земель. Мне очень нужна ваша помощь.

Я заломил бровь, ускоряя процесс прошения, так как маг чуть подзавис, то ли собирая мысли в ряд, то ли оттягивая сам момент просьбы, чтобы мы прочувствовали всю горечь повелителя, который не в силах спасти свой город.

— Нужно-то, что от нас?

— Обучите наших магов, вашим умениям.

Теперь подвис я, не зная, что ответить.

— Я с трудом себе представляю, как это будет выглядеть.

— Я тоже, но возможно в гильдии магов, что-нибудь смогут придумать. Возможно, ваши умения можно записать в кристаллы.

Кристаллы. На рудниках, у гнома-кладовщика, а потом у главаря банды, были жезлы с сапфирами, которые кроме заряда маны имели записанные в них заклинания. Вернее, одно заклинание, но это не важно. Важно, то, что они были. Ведь это защита. И не только для этого города или королевства, в случае если мы сможем вернуться домой, это защита и нашего мира.

— Макс, может нафиг их, с этой гильдией? — Прошептал мне в ухо паладин. — Нам до вождя орков надо добраться.

— Все, норм. — Я посмотрел в глаза друга. — Есть мысль.

Жезлы с нашими заклинаниями, это может стать сродни атомной бомбы в этом мире.

— Уважаемый Янар, я думаю мы сможем попробовать вам помочь. Но есть несколько моментов. Первое, если мы сможем записывать наши умения в кристаллы, то каждый из нас возьмет по десять кристаллов себе. Предвидя ваш вопрос, отвечу, нам тоже есть, кого защищать. Второе, если вдруг мы сможем обучить ваших магов, то мы хотели бы обучиться и у них, то есть, тут не должно быть никаких секретов друг от друга. И третье, наша миссия, это Снежные Пики. Поэтому либо мы сейчас улетаем туда, и думаю, дня за два обернемся, либо ближайшие сутки занимаемся только кристаллами и завтра мы все равно улетаем, а обучением занимаемся уже по возвращению.

Я специально выделил сутки на кристаллы, если действительно все получится, то завтра у нас будет как минимум с чем возвращаться домой, ведь по идее со Снежных Пик мы вернуться не должны. Камень Изнанки мы у вождя все равно получим, не мытьем, так катаньем.

Янар опять подвис, просчитывая ситуацию. Надеюсь, что он взвешивает все стороны возможного конфликта, а не как эльфы, решившие взять ситуацию нахрапом. Ведь он видел нас в бою, и должен понимать, что как друзья мы ему несколько порядков нужнее, чем как враги.

— Хорошо, Зарт, я уважаю ваше стремление закончить с неизвестной мне миссией, это правильное решение настоящего мужа. Давайте все же, попытаемся опробовать кристаллы. Я очень надеюсь, что ошибаюсь, но вдруг демон опять вернется, ведь он выжил, у нас хоть какая-то защита будет. — Бинго. Все получилось, как я и хотел. — А я в свою очередь, готов вам оплатить это..

.. Собственно, записывать заклинания в кристаллы получилось. Причем полезными умениями мог поделиться не только я, но и Серега. Его абилки «Ледяная стрела»  и «Удар щитом»,  воспринялись местными ничуть не хуже. Как, оказалось, записать умение можно лишь в очень редкий кристалл — алмаз, но он лишь содержал информацию умения, для работы нужен был еще один кристалл — сапфир. Сапфир, запитанный маной, с помощью правильно собранного мановода соединялся с алмазом. Все это упаковывалось в надежный, заговоренный кожух, и далее на этой конструкции писалась рунная вязь активации заклинания, да, да, кроме всего нужно знать, как активировать абилку, и вот уже тут, на выходе, получался магический жезл.

Первая проблема встала в самих алмазах. Караты или пинты как они их тут называли, подвели. В общем, суть была в величине камня, или его весе, или объеме. Подавляющее большинство камней были маленькие.

"Алмаз белый. Ограненный."

Может хранить структуру заклинания I уровня. 

Сверхточным, научным подходом — методом случайного тыка, выяснилось, что единственная абилка первого уровня которую я мог записать это "Перст Божий".  Под второй уровень подходили баф "Благословление"  и АОЕ умение "Печать Света".  Под третий "Призыв Братьев", "Гнев Божий" и "Щит Веры"  все остальное было видимо выше, так как алмазов выше третьего уровня мне не дали, сославшись на их отсутствие, а "Духовное исцеление"  и "Прощенье Божье"  храниться в кристаллах желания не изъявили, то ли у них уровни большие, то ли вязь сложная, то ли просто не судьба.

Второй проблемой оказалось стоимость заклинаний, она была почти в пару десятков раз дороже. Например, мой «Перст» стоил почти двести сорок маны, а «Гнев» — шестьсот восемьдесят, «Световая Печать» соответственно триста тридцать. Сапфиры также зависели от пинт, чем больше объем или вес, я так толком и не понял, что такое пинты, тем больше маны в него можно залить. Жезлы кстати были хитро задуманы, если у сапфира ресурс, был вычерпан полностью, то его можно было заменить прямо в поле, а использованный отдать на заправку. Правда, оказалось, это потом рассказал мне один из ученых мужей Гильдии, что этот цикл не бесконечный, ориентировочное количество заправок сапфира — пять, реже шесть, крайне редко семь, и потом камню кирдык. Вот алмазы в этом плане на порядок крепче. Разница лишь в том, что они выдают не количество раз использования умений, а общее КПД. Алмаз третьего уровня с записанным в него умением первого уровня, почти бессмертный, а вот тот же алмаз с аблкой третьего выдаст пару-тройку десятков использования заклинания.

Собственно, проходя данный ликбез, я понял весь этот ажиотаж вокруг драгоценных камней, неважно хрусталь, лазурит, малахит или нефрит. Любой драгоценный камень взаимодействует с магией, нужно только найти его правильное применение.

Например, янтарь, может впитывать в себя магическое сплетение заклинаний огня, и чем больше камень, тем больше он может поглотить урона. Янтарь в десять пинт, а это довольно таки большой перстень, чуть ли не с фалангу пальца, который мне продемонстрировал один из магов, может принять на себя почти десять процентов "Огненного шара"  от сильного мага.

Нефрит, питаясь маной хозяина, ну или заемной с сапфиров, позволяет ускорить рост почти любого растения. Топаз правильно встроенный в броню, делал ее на порядок прочнее. Апатит снижал вес предмета, в котором находился.

Но все бы хорошо, да не все так гладко. В конечном итоге почти все камни разрушались, выработав свой ресурс. И именно поэтому так процветали рудники, как вольные, так и подневольные.

По нашей договоренности с Янаром, мы взяли себе по одному жезлу третьего уровня по два второго и семь первого. Вообще в Гильдии встали в позу, насчет того, чтобы отдать нам алмазы третьего уровня, так как поломали мы их поначалу не мало. Ведь как это выглядело, на специальном постаменте крепился алмаз, затем я выбирал его в цель, и по готовности умения активировал, важно, чтобы мои руки в момент каста, находились с разных сторон камня, иначе его разрывало в крошку, которая шрапнелью летела во все стороны. Если кристалл был маленький, а пробовали записать более высокое умение, его тоже рвало в хлам. Потому пока мы опробовали наш научный метод, камней поломали много.

Нет, главе гильдии сам Янар пообещал привезти новые алмазы в ближайшее время, и даже в пятьдесят и шестьдесят пинт. Но тот все равно смотрел на меня не добро. Прапорщик доморощенный.

В итоге я сделал почти пять десятков жезлов с Перстами , с десяток Благословений  и Печатей , четыре с Гневом  и три с Щитом . Сколько налепил там Серега, мне уже было не интересно, потому как закончили мы глубокой ночью..

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

— Какие новости по кристаллу? — Джеймс читал информацию с дисплея своего коммуникатора, не поднимая головы и вообще никак не реагируя на подошедшего сына. 

— Никаких. Инстанст зачистили полностью, потеряли тридцать шесть военных и семерых Игроков, среди них был Собат. 

Услышав это, отец поднял взгляд. 

— Как? Два хилера в одной пати и умудрились слить половину рейда. Как так? 

— Эти волколаки заготовили много сюрпризов за время своего заточения. Я так полагаю, они знали, что нулевой этаж мы оккупировали и подготовились к нашей встрече. Мы там чуть все не полегли. 

Рафаэль передернул плечами, вспоминая мясное крошево в пройдённом недавно данже. Хотя ему и были не по рангу такие рискованные операции, но опыт был нужен. Пока он точно не понимал как его использовать в настоящем мире, но чуйка требовала, нет она просто кричала, что опыт нужно набирать. Игровые условности перенеслись в настоящий мир, а в данжах опыт лился рекой, ведь не зря он терпеливо играл, как он считал, в самую ужасную игру. Опыт там был самым главным. Даже деньги отходили на второй план, и были лишь инструментом для накопления опыта и следовавших за его получением, левелапов. Рафаэль был уверен, что рано или поздно он разберется, со своими характеристиками и тогда вообще никто не будет ему указывать. Он будет самым сильным Магом. 

— А спекся наш прист на василиске, который охранял кристалл. — Недрогнувшим голосом продолжил он, скрывая, свои мысли. — Мы его вообще еле завалили. Представляешь, толпа Игроков и почти сотня спецназовцев, не смогли одолеть ящерицу-переростка. Только потом догадались затащить туда с десяток роторных пулеметов и.. 

— Мне не интересно Рафаэль, как вы одолели василиска, будь вы там все чуть умнее, то, загнали бы сначала туда несколько десятков танков и разнесли бы все к черту. А вы? Игроманы. Вам с вашими способностями совсем головы посносило. Кем вы себя вообразили? Суперменами? С кристаллом, что? 

— Ничего. — Рафаэль вновь втянул голову, обиженно сопя. — Стоит неприступный. Не можем мы с ним ничего сделать, ни Игроки, ни ученые. Хотя у вторых может и получится, сидят там колдуют. 

Джеймс, положил гаджет на стол. 

— Вот почему так? Почему у этих русских все получается само собой? А у нас, подготовленных, информированных и с неограниченными ресурсами, никак? И инстанст сумели пройти и главного босса победить. Втроем. Без огневой поддержки в сотню рыл с роторными пулеметами. При этом один из этой пати был ребенок. Девочка. А затем освободить Падшего, и в придачу, увести кристалл из-под носа. Почему так? 

— Пап. — Рафаэль уловил нотки паники в голосе отца и знал, что дальше будет гнев. — А что с этой девочкой-хантом? 

— Нормально с ней все. Сидит тут на нулевом этаже в своей камере, прыгнуть отсюда не может, все-таки инст. Но и в камеру никого не запускает. Боевая. — Джеймс усмехнулся, русская девочка ему импонировала. — К вечеру будет открыт портал, примерно на пять секунд, отправим ее попутешествовать по мирам. 

— А ее мамаша? Она убила Фреда. Когда ее сюда привезут? — Рафаэль зло сверкнул глазами. 

— Чуть позже, сейчас она под жестким колпаком. Вообще в России сейчас все сложно, есть ощущение, что их верхушке слили всю информацию о наших планах. Именно по-этому, они были такие шелковые по началу, и слишком грамотно действуют сейчас. Но, что намного хуже, это разворот Китая. Там мы тоже теряем контроль. Эти две страны рвут все международные договоренности, пытаясь вылезти из под нашего протектората. Хотя большой роли это сейчас не играет. После открытия портала, все решится само. 

— Корабли уже на месте? 

— Да, почти все. Пару дней, и все начнется. Завтра кстати Совет, пора мне объявиться.. 


— Макс, вставай. — Противнущий голос паладина пытался достучаться до моего, отказывающегося просыпаться мозга. — Вставай уже почти обед.

Трели птиц за окном тоже были противными и не смолкающими. Еще через некачественные шторы комнаты, прямо в глаза мне светило солнце, а где-то снизу или сверху, непонятно, топали как слоны, невидимые мне люди. Весь мир был против меня. Против того, чтобы я сегодня просто выспался. Гады.

— Как думаешь, Рут дотащит сюда волков?

Я посмотрел на паладина, безмятежно пьющего чего-то там из кружки, и сидящего у большого окна.

— Серег, если сегодня все сложится по плану, то нам на это пофиг.

— А если не сложится?

— Тогда не пофиг, думаю, дотащит.

Вчера мы приобрели двум нашим друзьям, воздушные средства передвижения, грифонов. И эльфа тут же отправили к Тин-Лонну, за волками, договорившись, что будем ждать его тут две недели, хотя если не срастется с Камнем Изнанки, даже близко не представляю, куда можно направиться еще. Кстати очень надеюсь, что наш остроухий друг не срулит от нас, на своем новом «кабриолете».

Денег у нас было умотаться. Векселя на тысячу золотых мы тут же обменяли в банке на полновесное золото. Потом нам заплатили за изготовленные жезлы. По двадцать золотых за первый уровень, пятьдесят за второй и сто за третий, вычли по столько же за взятые нами, и у меня на руках осело почти три тысячи тысяч монет. У паладина вышло несколько меньше, но смешав все деньги в общую кучу и поделив пополам, у каждого получилось почти по две с половиной тысячи. Думаю, на этом моменте все зададутся вопросом, зачем делить пополам? Отвечу. Хрен знает. Наверное, на всякий случай. Допустим, я погибну, а большинство золота будет висеть у меня, и что Сереге тогда делать? Ведь золото мы хранили в инвентаре, выпадет ли, оно в случае смерти, непонятно? Мне на том свете блестящие монетки точно не пригодятся, а вот половина из общих накоплений может нормально так помочь. Потому, все деньги мы просто делили пополам, даже если один из нас тратился.

На данный момент, мы были местными миллионерами. Хотя почему местными? Каждая монета весила почти по пять, а может даже по шесть грамм. И того получалось, что таскали мы по двенадцать, а то и более, килограмм золота. Даже в нашем мире, мы богаты. Да-а-а-а!

— Ты уже пообедал? — Прислушался я к своему желудку.

— Нет. Чай вот только попросил, без тебя не пошел, да я встал полчаса назад, если честно. Умотали меня вчера.

— Вылетам сразу как отобедаем?

— Ну да, а чего ждать..

На грифонов нам выдали, лучшее снаряжение, какое нашлось в запасниках Бирграда, провианта дали чуть ли не на неделю, Фреза представили к государственной награде, за раскрытие банды высокопоставленных преступников, Рутолаз еще с вечера улетел к Тинн-Лону, а Аргх ходил мрачнее тучи, готовясь к встрече с родным кланом. Как бы я не смотрел на наше путешествие, а концовка мне нравилась. Прибарахлились, завели новые знакомства, с не самыми последними людьми. Показали себя, посмотрели людей, опробовали свои силы сначала на местных бойцах, а затем на архидемоне, помогли хорошему человеку. Еще к вечеру должен был прибыть король Фортисс, но сведет ли нас с ним судьба? Как знать, как знать. И с чуть заметной толикой грусти, мы отправились в дальнейшее путешествие.

Три могучих полуорла величественно разрезали гладь неба, неся нас к заветной цели. Снежные Пики. Череда горных хребтов, устланных снегом. Великие, могучие горы. Казалось до них рукой подать, просто протяни и зачерпни полную ладонь снега, но все же до них было далеко. Под нами расстилался, до самого подножия гор, зеленый лес, разделенный пополам, извивающейся рекой. Местами лес оголялся цветущими полянами, так сказать, оазисами солнечного света, среди огромных деревьев этого леса, а один раз я различил в небольшой просеке грубые хижины и снующие между ними фигуры. Вотчина орков и огров.

— Туда. — Проревел Аргх, указывая пальцем чуть в сторону.

Я присмотрелся по направлению и увидел огромную расщелину в земле, с вывернутой по краям непонятной ямы, темной почвой. Шрам Земли. Ее упоминал орк, указывая как ориентир. Мы довернули грифонов, выравнивая их по курсу.

— Через двадцать километров, поверните направо и снизьте высоту, будет круговое движение. Вам на второй съезд. — Пробормотал я чуть слышно сам себе, так как говорить во время полета у нас не получалось. Разве, что орк иногда выкрикивал, что-то односложное. Но с его-то басом, понятно, нам не тягаться.

Еще час лета и мы приземлились возле высокого, двухрядного частокола, напротив огромных закрытых врат. Орк, на сторожевой башне возле ворот, завидев нас, пару раз ударил в огромный барабан, и недобро поглядывая, взял наизготовку свой огромный, сучковатый лук.

Аргх, встал напротив ворот, сложив руки на груди, и не обращая внимания на стража, упер исподлобья свой взгляд, на закрытые ворота. Почему-то, фраза: «как баран на новые ворота», сейчас для меня обрела полный, логический смысл, не хватало только, закрученных назад рогов. Серега еще раз поправил приготовленные мешочки с деньгами, лежащие на грифонах. Сорок бархатных кошельков, связанных плетеными шнурками, по сто монет в каждом. Мы их приготовили специально, чтоб никто не задавал глупых вопросов, откуда у нас в руках появляются монеты.

— Ждем встречающую делегацию? — Я подошел к орку, разглядывая защитное сооружение.

— Ждем Вурк-ха. — Нахмурил брови громила. — Медальон у него.

— Думаешь, отдаст? — Серега пытался высмотреть невидимых птиц, поющих где-то над нашими головами.

— Не знаю.

— А как убеждать будем, если вдруг не согласится продать?

— Импровизацией. — Я посмотрел в глаза друга, ища там поддержки. — Я, честно без понятия, мы сюда рвались, стремились, а теперь мы вот на месте, и что делать без понятия. Не отдаст по добру, так я его сам в землю как гвоздь вобью, а потом как саморез выверну. И все равно заберу.

Паладин улыбнулся, переводя взгляд на начавшие открываться ворота.

Все-таки, это целая делегация. Первым бесстрашно шел, Вурк-х. Как показала система, он был колдуном, но уже стареньким, с жизненным запасом в три сотни ХП, но обвешанным пятеркой защитных бафов, сотворенных с десяток секунд назад. Выглядел вождь орков, внешне не плохо, разве, что огромная борода, собранная в толстую косу, брови, да и сами волосы, собранные на затылке в конский хвост, были седые. И глаза: бесцветные, выцветшие, стариковские.

Позади, выстроились полукругом еще девять здоровых, молодых орков. Бодигарды. Огромные, могучие, судя по взгляду, тупые, но преданные. Отличался из всех только один, тоже, как и вождь, колдун, правда совсем молодой, полоска жизни, полная, маны маленькая, и как ни странно, ни одного бафа он на себя не повесил.

— Презренный червь, вернулся. — Вождь остановился, подняв руку. — Трусливый грызг, отважился ступить на землю орков вновь, но здесь его ждет только смерть. Хотя неужели Вурк-х догадался, и куцый чемпан, хочет просить прощения у своего вождя?

— Аргх замри. — Только и успел выдать я, останавливая нашего орка, видя, как наливается краской его лицо, правда почему-то темно-зеленой.

— Великий вождь. — Серега сделал шаг вперед. — Аргх служит нам верой и правдой за полноценное золото, в котором есть и десятина племени. Мы хотели, встретиться с тобой, и он привел нас сюда, по нашей просьбе.

Вождь, выпятив нижнюю челюсть, внимательно смотрел на паладина, нервно шевеля ушами.

— И сколько люди платят, этому выскочке?

— Двадцать золотых в месяц. — Прорычал Аргх, ударив себя кулаком в грудь. — Еще за хорошую службу, Аргха наградили хитиновыми доспехами Клаары и этим Сагарисом Ярости.

— Вурк-х же говорил, что выскочка. — Вождь, так презрительно посмотрел на молодого орка, что поневоле у меня зачесались кулаки. Так говорить, о нашем друге я не позволю никому. — Теперь послушай, куцый чемпан, вождь будет говорить только с людьми. Еще раз, вонючий рот откроется, и Вурк-х лично вырвет поганый язык и выбьет эти гнилые клыки.

Пламя ненависти, полыхало в молодом орке, обжигая даже нас. Ручка топора предательски трещала, пытаясь, наконец, раскрошиться в крошку и перестать мучатся под диким давлением, сжимаемых пальцев Аргха.

Позади встречающих за открытыми воротами стояли, наверное, все представители племени. И все они сейчас слышали наш разговор и главное, слова вождя.

— Что люди хотят от Вурк-ха?

Теперь я сделал шаг вперед, останавливая своих друзей.

— Мне нужен Камень Изнанки.

Брови вождя удивленно взлетели вверх, делая его глаза по анимешному большими.

— Нет.

— Я готов заплатить за него пятьсот золотых.

Вождь замер. Прожилки мышц вздулись, выталкивая подкожные вены и артерии. Вурк-х напрягся, жадно поедая меня глазами.

— Нет.

— Тысяча.

— Нет.

— Две тысячи.

— Нет. 

Серега не встревал в спор друга, надеясь, на его навыки договариваться. 

— Великий вождь. — В руке Зарта появился, как по волшебству "Молот Арены", который он подобрал в пещере пауков. На вопрос зачем, Макс дать, нормальный ответ не смог и все ссылался на, то, что он очень похож на голливудский «молот Тора». Хотя паладин считал, что это просто лишнее затаривание инвентаря, так как ничего ценного боевой молот из себя, не представлял, кроме всего являясь крупным и непрофильным. — Я убедительно прошу тебя, продать мне медальон. На две тысячи золотых, вы всем племенем сможете безбедно жить несколько лет. Вы сможете купить лучшую броню гномов и оружие эльфов и снарядить ваших воинов и охотников. 

Он подкидывал молот, крутя в воздухе, и вновь ловя его за ручку. 

— Скажи вождь, когда последний раз вы получали такие огромные деньги? А сейчас ты можешь одним своим «Да» возвысить свой клан среди остальных. 

— Покажи деньги. — Глаза вождя сузились. 

Зарт повернувшись к молодому орку, чуть заметно кивнул головой. Аргх безоговорочно выполнил приказ, принеся двадцать мешочков, взяв их с грифона, так, будто они там последние, и подойдя, бросил на землю, в аккурат, у ног хозяина. Макс поддел один из них ногой, ловко подкинул его в воздух, и перехватив левой рукой, одним движением развязал. Монеты посыпались к ногам, переливаясь яркими бликами попадая в солнечные лучи, бьющие сквозь густую листву, высоченных деревьев. 

В глазах всех орков, Серега приметил золотой блеск. Они повелись на деньги, сейчас в голове вождя жадность боролась с гордостью, но кто победит было уже ясно. 

— Слово вождя сказано. — Колдун стукнул посохом о землю, применив некую абилку, от которой земля в небольшом диаметре почернела. — Но у Вурк-ха есть встречное предложение. 

Он не сводил глаз с золота. 

— Люди, вместе с презренным чемпаном, могут сейчас сесть на своих птиц и улететь отсюда быстро-быстро. Золото, останется у Вурк-ха, как откуп, за жизнь этого червя. — Он достал из-за пазухи медальон и посмотрев на него, показал нам. — Камень Изнанки, никогда не попадет в чужие руки, тем более жалких людишек, а кто будет спорить, сам окажется в Изнанке. 

Зеленый матовый камень, чуть заметно плыл своей расцветкой, постоянно меняя контуры узора. 

"Сердцевина Околота Портала. Легендарная." Незаконченный артефакт.

Возможные координаты перемещения: 

— Мир Терра (Земля). Если мир Терры, находится вне доступа, перемещение будет в последнее известное место. 

Максимальное время перемещения 20 секунд. 

Повторная активация возможна через 3 дня  .


Макс с тревогой посмотрел на Серегу и недовольно покачал головой. 

— Все нормально. — Паладин чуть слышно успокоил друга. — Найдем остатки и сделаем нормальный телепорт, ты же сам рассказывал об эльфийском артефакте. Это его часть. 

— Выметайтесь с земли орков. — Взревел вождь, делая шаг вперед. — В противном случае людей ждет — смерть. 

Два ближайших телохранителя, вышли чуть дальше вождя, доставая из-за спины свое оружие. 

— Вождь. — Зарт опять повысил голос, заставляя замереть, воинственных орков. — Это твой последний шанс. Если прежде чем мой молот упадет на землю, ты не согласишься продать свой медальон за сто, я выделяю эту цифру, сто золотых, то тебя ждет смерть. 

И он подкинул молот вверх метров на пять, рассчитав точку приземления, точно посредине импровизированной арены. 

— ААААААААРРРРРРРР. — Бодиграды рванули вперед. 

Молот сделав несколько вращательных вращений пролетел по высокой дуге и почти упал на землю, как вдруг мелькнула черная молния и в месте падения оказался Зарт, держа его в десятке сантиметров от земли. Сверху в священника влился вращающийся крест исцеления. 

Все орки, кроме вождя, даже те, кто не должен был участвовать в битве, полетели назад, запрокинув головы, как от взрывной волны, и неуклюже попадали в нескольких метрах от своих изначальных позиций. 

— Молот еще не коснулся земли, мое предложение в силе. 

Макс тяжело дышал, как будто пробежал стометровку на полном ускорении, раз пять с подряд. Бар его маны был почти пуст.. 

Ускорение выжрало почти всю ману, хотя сами движения в этот раз дались на порядок легче, видимо адаптируюсь.


убрать рекламу


Сзади подошел паладин и встал, справа от меня, на всякий случай, прикрывая щитом.

Вождь в не понятках осмотрелся, разглядывая своих подопечных. Думаю, челюсти я сломал всем, бил молотом точно, снизу вверх, со всей силы в скулы. Пусть запомнят этот урок навсегда. Не все в мире делается нахрапом, на каждую силу, найдется другая, более мощная сила.

— ААААААААААГРРРРРРР. — Взревел вождь, раскинув руки и тряся своим посохом в такт горловых завываний.

Затем он попытался направить руку с медальоном на нас, но не успел. Паладин смазался в черную тень, стрелой преодолев, разделяющее их расстояние и врезался выставленным щитом, в орущего орка, ударом, откинув его на несколько метров назад..

Легкий ветерок, приносил запах цветущего леса, играя по коже приятными прикосновениями. Пение птиц ласкало слух, переигрывая сладкими трелями, всю нотную палитру на свой лад. Буйство красок вокруг радовало глаз, темные стволы деревьев, десяти, а то и пятнадцати метровой высоты и фиг знает, скольки метров в обхвате, покрывались ярко-зелеными листьями, прекрасно гармонирующими с голубизной неба, местами проглядывающего среди всей этой красоты. Такая же насыщенная зеленью трава и плавно играющая палитра цветов, ярким ковром расстеленная вокруг. И тушки десятка поверженных орков, коричневыми массами, лежащими перед потемневшими, обструганными бревнами частокола, выделяясь среди этой зелени и буйства красок. Орк-стражник, сидящий с открытым ртом на своей сторожевой башне, почему-то начал зеленеть в такт окружающей среды, наверное, это орк-хамелеон. А стоящие за воротами вообще, по-моему, забыли как дышать, вылупив на нас глаза.

— Аргх, прибери деньги, за исключением открытого мешочка, по-моему, вождь согласился продать камень, за сотню. — Кинул я, не оборачиваясь.

Вождь пытался вдохнуть, но оглушенные ударом легкие, наотрез отказывались это делать. Лежащие неподалеку телохранители, стонали, так и не приходя в себя. Чё-то мы опять перестарались.

— Исцеление. — Заклинание сорвалось с моих рук, подлечивая Вурк-ха. Он стал даже лучше, чем до нашего знакомства.

Я подобрал медальон оставшийся лежать, на том месте, где до этого стоял вождь и затем подошел к нему.

— Великий вождь. — Пришлось присесть на корточки, чтобы наш разговор никто не услышал. — Я вылечу пострадавших воинов, и заплачу тебе еще пятьсот золотых, если ты мне расскажешь, откуда у тебя этот медальон. Соглашайся, это поможет тебе сохранить авторитет среди своего племени, и все-таки заработать. Сделаем вид, что ничего не было, и ты просто продал мне, то, что я просил.

Старый орк, сел опершись на могучую руку, осмотрел своих подопечных, взглянул на столпившихся зевак, не особо спешащих на помощь, и заговорил.

— Много лун назад, Горк-х, отец Вурк-ха, пошел с лучшими охотниками племени, на самую вершину Снежных Пик. Кто-то сказал, что там можно найти много магических камней, дорогих камней. Где-то по пути они встретили Хозяина Снежных Пик, и домой вернулся только Горк-х. Оттуда он принес Камень Изнанки. Как медальон достался Горк-ху, никто не знает. — Вождь с нескрываемой ненавистью посмотрел на меня. — Это все.

Я по очереди выделил лежащих орков и исцелил их. Мана восполнялась довольно таки быстро, и поэтому проблем с этим не было, на пятерых пришлось бросить «Благо», так как переломы не хотели лечиться исцелялкой. Мы своего добились, и даже больше, теперь орки будут уважать нас, и понимать, что не всегда можно решить проблему голой силой. Пусть привыкают думать.

Взлетев на грифоне, я завис в нескольких метрах от входных врат, возле которых до сих пор сидел вождь. Все орки племени, а с высоты было видно, что их оказывается, не так-то и мало, стояли в границе своей деревни и задрав головы смотрели на нас.

— Вождь. — Пришлось напрягать голосовые связки. — Я держу свои обещания.

И с этими словами скинул пять мешков с золотом. Теперь если мне когда-нибудь нужна будет своя маленькая армия, мне не смогут тут отказать. И больше не отвлекаясь на орков, мы полетели к подножию гор..

— Ну, на ком будем пробовать? — Серега спрыгнул с грифона на каменистую, хорошо утрамбованную почву.

До гор мы добрались без проблем. Пролетев чуть вдоль них, нашли хорошую площадку для отдыха и не особо сговариваясь, приземлились на нее. С одной стороны уходящая высоко вверх стена, с другой плавный обрыв, метров на сто, а вокруг обалденная красота нетронутой природы. Аргх выгружал продукты для полдника, а мы решили, не откладывая провести эксперимент.

— Если горишь желанием, то на тебе. Мало ли, куда там кинет, а ты более живучий. — Аргументировал я, свои умозаключения. Не то, чтобы мне было страшно прыгать назад в свой мир, просто была возможность промаха. Ведь была приписка, что если вдруг Земля вне зоны доступа, то прыжок будет в ее последние координаты, а так как планета движется по нашей галактике вслед за солнцем, то прыжок придется в открытый космос. Вот тут у паладина шанс выживания на порядок больше. В случае попадания в пустое пространство он просто перекинется в камень, а через двадцать секунд вернется.

— Давай, я готов.

Быстренько накидав своих бафов, подождал, пока он закончит обвешиваться своими, и в оконцовке как только его кожа покрылась сталью «Коло сса», я вскинув руку с медальоном и активировал его. Паладина резко сжало в миллиметровую точку, растянув вокруг него пространство. И с громким чпоком, ударившим по ушам, его выкинуло в другую реальность, оставив на месте разрыва, только раскаленный, плывущий воздух, а перед моими глазами появился таймер возврата..

Серега упал на колени, ударившись об плотную почву. В глазах было темно, а в голове миксер дошинковывал остатки мозга, превращая его в серую густую массу. 

— Б%;№, в первый раз было проще. — Только и смог выдавить он, но через пару секунд дебаф «Дезориентация» пропал, снятый «Благом». — Что ж так долго? 

ПИНЬГ. Раздалось в ухе, и вроде как ожившие тактические очки, потухли, не успев вывести никакой информации. Позади правого уха, там, где располагался процессор, всех его технологических побрякушек, раздался электрический треск, и в воздухе запахло горелой резиной и плавленым металлом. Он достал армейский телефон, который в огне не горит, и в воде не тонет. Не, не, это не то, что все подумали, наоборот, телефон очень хороший, и реально выдерживал высокую температуру и мог погружаться под воду на сотню метров, но признаков жизни он тоже не подавал. Связи не будет. 

Он вскинул голову и осмотрелся. Вокруг от горизонта, до горизонта, было серое небо. Даже нет, не небо, купол. Было ощущение, что вместо неба, был огромный купол на высоте нескольких сотен метров, возможно даже километра. Ниже каменистая земля, почва, гальки, непонятный мусор, но в тоже время площадка была ровная, как будто её укатывали катком. Резко встав, паладин понял, что ходить по такой поверхности очень удобно. Но сделать шаг в сторону у него не получилось, что-то держало его на месте. 

Таймер в углу интерфейса. Он понял, это медальон не дает ему уйти, чтобы вернуть назад. Вот почему тогда, его закинуло в другой мир, он ударил щитом орка, откинув его к стене, но сам оказался на его месте, а благодаря, тому, что это случилось моментально, система приняла замену. Значит Крох, орк, которого закинуло сюда, остался тут, на Земле, в тренажерном павильоне. Но почему, тогда он сейчас не в том, же зале, а черти где? Мелькнула молнией мысль и паладин вновь осмотрелся. 

Впереди, наверное, в нескольких километрах было пико-образное сооружение. И даже не одно, первое, которое он увидел, было просто несколько ближе, позади него, были еще. 

— ЭЭЭЭЙ. ЕСТЬ КТО ЖИВОЙ. 

Паладин вертел головой в надежде хоть кого-то увидеть. 

— АЛЛЛЕЁЁЁЁ. 

Его вновь сжало, сбивая сердечный ритм и погрузило во тьму.. 

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Вертолет мягко приземлился на большое ровное плато, заглушив направленные вниз фотонные турбины. Эверест был как всегда суров и негостеприимен. Плавно отстегнулась округлая, серебристая капсула и упала в специально подготовленный тягач. 

— До открытия пять минут, портал провесит чуть больше трех секунд. — Старший по дежурству, отчитался перед вылезшим из вертолета сопровождающим. 

П-образное сооружение посредине ровного плато, не меньше трех метров в высоту, играло своим узором по зеленому камню. Орнамент постоянно менялся, создавая иллюзию, что минерал плавиться прямо на воздухе, но очертания плывут во все стороны, а не только вниз. 

Сопровождающий усмехнулся глядя на игру красок внутри камня. Мир меняется, буквально вчера он наблюдал странное свечение внутри простого алмаза. А сейчас в его заплечном рюкзаке лежал сапфир, залитый синим плавающим светом. Все больше магии, все больше неизведанного. 

Скинув рюкзак, он вынул сапфир и передал его одному из техников, который тут же убежал устанавливать его на специальную выемку с краю размеченного круга. 

Ветер завывал унылую песню, не в силах забрать кусочки тепла, через защитные костюмы людей, а заходящее солнце, окрасило небо в пронзительно бордовый цвет, как бы предрекая будущее этого мира. 

Круг в центре зеленного сооружения с непонятными рунными письменами, ярко вспыхнул красным огнем и начал пульсировать набирая скорость тактов. 

— Открытие портала. — Старший рванул к замершему тягачу. — Раньше на четыре минуты. Готовность пять секунд. 

И подхватив управление самоходным беспилотником, направил его к пульсирующим кругам. Передние колеса тягача заехали, на первый круг в момент развертывания масляной пленки разрыва миров. 

— Контакт. — Отчитался для звуковой стенограммы сопровождающий. 

ХЛЮП. Капсулу вместе с тягачом всосало в портал, стоило лишь коснуться масляной пленки. ЧПОК. Выкинуло назад протуберанец серой мути, начавшей через долю секунды обретать очертания. БУМ. Ударил звук закрывающегося портала, искажая пространство вокруг точки закрытия. 

— Обратный контакт. — Только и смог прошептать сопровождающий, глядя на поднимающегося, на ноги огромного, крылатого демона с огнем вместо глаз. — Иной. Класс — Архидемон. 

В наушном динамике, что-то прошелестело, начинаясь и заканчиваясь звуковым прострелом. 

— Подтверждаю. Иной. Класс — Архидемон. Иду на контакт. 

Сопровождающий сделал несколько шагов по направлению к могучей фигуре, блюющей жидким огнем. Создавая вокруг себя небольшую пылающую лужу, в которой даже камень начал постреливать шрапнелью, от резких смен температур. 

— Приветствую Владыку Хаоса в нашем мире. Надеюсь, Вы чувствуйте себя нормально. 

Два раскаленных зрачка уставились на говорящего человека. Полыхающий огонь вокруг них, притух, давая возможность сосредоточиться. Он сделал несколько крупных шагов на встречу человеку, и могучей рукой схватил его горло. Могучий внутриутробный голос зазвучал давя на мозг не готовых к этому людей, перекрашивая волосы всех присутствующих в серебристую седину. 

— Я — Шаратан! Повелитель Когорт второго Легиона. — Глаза демона буквально на секунду вновь полыхнули. — Мне нужны ваши Искры. 

И он разжал пальцы, выпуская мертвое тело сопровождающего, с выпавшим опухшим языком, с бельмом вместо зрачков на глазах. И облизнув раздвоенным пылающим языком, острые зубы, он оглянулся, плотоядно разглядывая персонал.. 


— То есть, ты вообще не понял где ты?

Серега вернулся через положенные двадцать секунд. С головокружением, вылезшей на глаза сеткой капилляров, вздувшимися венами и пытающимся выбраться наружу желудком. Состояние паладина было не ахти, прыжок между мирами с помощью Сердцевины Околота прошел неприятно. Хотя, помнится, после прыжка с помощью магии Ангела, я вообще был в отключке первое время.

— Знаешь, у меня ощущение было, что я не на Землю прыгнул. Все серое, жуткое. Неприятное место. Связи не было, хотя буквально на секунду у меня включилось вся электроника костюма, но потом резко все потухло. Перегорело. Я, Макс, без прикола не понял, где был.

Паладин выпил уже литр воды и не собирался останавливаться на достигнутом, доставая очередную фляжку.

— Слушай, а первый прыжок, ну когда ты орка заменил, легче был? — Дебафов на паладине не было, но лучше от этого ему не становилось.

— Да фиг знает, там было все настолько неожиданно и быстро. Да и потом сразу после прыжка, я же в голема перекинулся, а там ощущения совсем другие.

Я бросил на друга лечилку, перекастовал «Благо» и «Щит», и теперь просто ждал, когда ему станет лучше. Лететь в таком состоянии не лучший вариант.

— Значит надо прыгать в образе голема. Представляешь если бы выпал там же, откуда сюда попал? Там бы все в штаны наложили. — Я в действительности представил эту ситуацию. — А ты такой бегаешь в образе живого камня и кричишь: не бойтесь, это я, Судья, служитель Фемиды, ваш друг и товарищ.

Наконец на лице пала появилась улыбка.

— Аргх, а кто такой — хозяин Снежных Пик?

Молодой орк, за все время наших экспериментов сидел тихо, не мешая, спокойно чистя свой хитиновый доспех. Двойной прокол пространства абсолютно никакего не тронули, будто он видел такое каждые выходные.

— В сказках, которые в детстве рассказывали Аргху, хозяин Пик, был могучий, непобедимый воин. Трех метров росту, с шестью руками и синей кожей. Непобедимый Воитель и великий Маг, при желании он может уничтожить весь этот мир и уйти в другой. Именно так он пришел сюда — после уничтожения предыдущего.

Серега поперхнулся.

— Шива Дестроер — Разрушитель миров. Слушай Аргх, а во лбу у него звезда горит?

Орк непонимающе глянул на паладина, на время остановив руку с щеткой над доспехом.

— Аргх не знает про звезду..

..Мы шли пешком по крутой тропе вверх уже почти час. Ветер завывал, глуша нас своим свистом и забирая столь драгоценное тепло. Если вернемся в Бирград, буду кланяться в ноги Ароту, магу который впарил нам «Браслеты домашней Саламандры». Единственное их предназначение заключалось в создании теплового контура вокруг владельца. Поначалу я отнекивался, считая эти браслеты бесполезными, так как на сами горы лезть мы не собирались, ведь наша цель была только деревня орков. Но потом Серега подсказал, что использовать их можно не только здесь, ведь зимы в нашем мире суровые, и вот такой вот браслетик может очень сильно пригодиться. Да и вдруг придется исследовать Мертвые Земли. Плюсом, каждый браслет имел собственный сапфир, на пятьдесят часов работы, который можно было бы, потом поменять, или, в крайнем случае, зарядить. Негаторы магии, вместе с ключами, все еще лежали у меня в рюкзаке, а с ними, я сам себе батарейка. И получается, что вот такая на первый взгляд не нужная вещица, была очень полезной в хозяйстве. В общем, цена, в двадцать золотых за штуку, изначально показавшаяся мне заоблачной, вдруг оказалась вполне приемлемой. И я взял шесть штук, два отдав орку, два одев на себя и два закинув в сумку. Паладин тоже приобрел себе несколько, нацепив их даже на ноги, чтобы не занимать место в инвентаре.

Грифоны, подкинули нас не так уж и высоко, всего на пару километров. Выше, гуляющий ветер начинал их относить от горы в сторону, и как бы мы не пытались подняться выше, у нас никак не выходило приблизиться у самой горе. В итоге сделав три полных виража, решили оставить их на максимально возможной точке подлета и дальше двигаться пешком.

Как ни странно, но с той площадки, где мы оставили своих птиц, вверх убегала чуть заметная тропинка, петляя между огромными камнями. И именно по ней мы двигались к верху.

— Макс, Макс, замри. — Шепот Сереги, заставил напрячься и застыть истуканом. — Чуть левее и выше, смотри внимательно.

Всего в паре сотне метрах от нас, на краю темного провала пещеры, сидел белый, крылатый ящер, устремив взгляд куда-то вдаль. Интерфейс так его и подписал "Дракон". Великий, могучий, красивый. Одним своим видом он заставил нас забыть как дышать и в итоге мы как дворовые мальчишки с открытыми ртами замерли на своих местах не сводя с него глаз. Дракон впечатлял. Полый бар жизни, двадцать тысяч ХП, с чуть-чуть, неполной, зеленой полоской, получается совсем молодой, и с просто чумовым бафом: "Неприкосновенный", полным иммунитетом к магии.

Дракон не шевелясь, смотрел в противоположную от нас сторону, подперев своими перепончатыми крыльями голову. Вообще никаких движений, даже зрачки насколько их было видно, не моргали, лишь время от времени выпуская пар из ноздрей, он показывал, что живой.

— Как думаешь, его реально приручить? Ну, вместо грифона.

Мы спрятались за огромным валуном, рассматривая огромную, летающую рептилию. Желание Сереги было понятно, заиметь вот такого красавца, мечта любого. Особенно, человеку из нашего мира, мы же выросли на сказках о драконах. В мультиках, фильмах, рассказах, да почти в любых произведениях присутствовали драконы, от змееподобных, усатых — китайских, до нашего родного Змея Горыныча. Драконы — это целый пласт человеческой страсти.

— Не знаю, Серег, не знаю. Думаешь, почему у местных, в подчинении грифоны, а не драконы? — Я повернулся к осоловелому орку, с отвисшей челестью. — Аргх. Аргх, твою дивизию. Сделай вдох.

— А-а? — Орк шумно выдохнул и вдохнул заново.

— Почему драконов не используют вместо грифонов? На него вон человек пять можно посадить, или груз какой, сложить для перевозки.

Орк посмотрел на меня как на сумасшедшего с явными признаками шизофрении.

— Почти никто не может совладать с драконами. Они сильны, вольны и никому не подчиняются.

— Ты сказал — почти.

— Да, один придворный эльфийский маг, смог выкрасть три яйца черных драконов, и затем подчинить их разум. Но как он это сделал неизвестно, король Айвен, держит этот секрет в строжайшей тайне. Кстати Йонглинг — награда объявленная эльфами за хозяина, это один из тех драконов.

— Хм… Дела. — Теперь для меня задачка стала еще сложнее. Почему же Янар, согласился нас отпустить, ведь ради дракона можно пойти на все. Неужели те жезлы, которые мы ему сделали, действительно важнее. — Ладно, братцы-кролики, хорош слюнями истекать. Двинули на поиски хозяина местного.

— Зачем его искать? Совсем не надо его искать, вам встречу не назначали, можете быть свободны.

Голос гундящий в нос, с не всегда правильными ударениями в словах, раздался где-то сверху, заставляя нас подпрыгнуть на месте.

"Варнок. Нефилим."

На том месте, где тропинка поворачивала за очередной выступ, стоял невысокий, худосочный мужичок, с круглым лицом, и редкой бородкой, торчащей в разные стороны. Из под старой, рваной рубашки без рукавов, торчали худенькие ручонки, с прожилками мышц, переплетающихся с торчащими венами. Как, и, из разорванных штанов, торчали такие же обтянутые кожей ноги, с небольшими мышечными жгутами и тарелкообразными коленными чашечками. Собственно вся одежда, стоящего перед нами человека, или нефилима, как подсказывала система, состояла из рубашки и штанов. Босоногий, без головного убора, с полным отсутствием какой-либо бижутерии, худой и очень давно не мытый, он абсолютно никак не реагировал, ни на завывающий ветер, развивающий его длинную челку, ни на жуткий холод, который мы чувствовали даже сквозь, защитные тепловые щиты, ни на всю суровость окружающей, неблагоприятной среды. Варнок был удивителен, ведь кроме того, что радужка на правом глазу у него постоянно дергалась, он еще за пять секунд нашего общего молчанияумудрился почесать себе ягодицу, а потом этой же рукой поковырять в носу. Вообще все его тело постоянно было в движении, даже уши шевелились, причем ни разу не попав друг другу в такт.

— Ты, Хозяин Снежных Пик?

Мужичок резко подпрыгнул, встав в боксерскую стойку.

— Подходи, подобие обезьяны, риск мое второе имя. Не заставляй ждать Мастера Варнока.

И с этими словами он сделал кульбит и как только приземлился на ноги, сразу убежал по тропинке, скрывшись за каменным выступом.

— Что это было? — Я повернулся к обалдевшему паладину.

— Варнок.

— Это я сам видел. Кто это?

Пал повел плечом.

— Варнок.

— Да б#»%, прочел я его имя. Что за нефилим?

Паладин присел, отведя взгляд от последнего место нахождения незваного гостяи доставая из навесного мешка орка, краюшку хлеба.

— Сколько я помню, нефилим, это ребенок ангела и человека. По-другому, по-моему в библии, их еще называли Исполины. Это были огромные люди, с высокими амбициями. Но тут слово Исполин, говорит само за себя. То, что мы сейчас видели, как-то не очень подходит под это описание.

— То есть, сей чудо, которое только, что было перед нами, ребенок ангела и человека?

— Макс, не знаю, я его генеалогическое дерево не видел. Пойдем у него и спросим, чё он в морду, что ли даст за это?..

..Я лежал с разбитым носом и заплывшим глазом, у самого начала спиралевидной тропинки наверх. ХП меньше половины, мана вся на месте, использовать умения просто не успел. БУХ. Рядом со мной упал орк. БАМ. Паладин. Исцеление. ХП начали моментально восстанавливаться, приводя меня в изначальный вид. Исцеление. Лицо Судьи выглядело хуже моего, по-моему, ему даже зуб выбили. Исцеление. Еще раз. Орк вообще отказывался шевелиться, так как досталось ему больше всех. Не спасли даже его хитиновые доспехи, собственно как и нас, кевларовые. Трижды исцеление.

Гребанный Варнок. Решив с ним поговорить, мы двинулись вслед, и за первым же поворотом нашли вход в пещеру. Пройдя всего лишь с десяток метров, мы вышли в огромную, высокую залу, освещенную пульсирующим кристаллом под самым потолком. И с высоким, метров пяти, выступом, посредине, в виде усеченного конуса, вокруг которого по оси шла дорожка наверх. И все бы ничего, но с обеих сторон от входа лежали драконы, смотря на нас абсолютно, меланхоличным взглядом.

— А почему вы без шлемов ходите? А если вдруг что-нибудь в лицо прилетит.

И в тот момент когда я поднял взгляд, чтобы найти кричащего, паладин на уровне рефлексов вскинул щит, отражая летящий камень размером с десятилитровое ведро. Удар был такой силы, что булыжник разлетелся на мелкие части, а паладин пробороздил пару метров назад.

Драконы резко подняли головы, и угрожающий рокот разнесся по пещере, многократно усиленный эхом.

— Не балуйтесь с моими мальчиками, они чужих не любят, и чаще всего съедают их на завтрак. — Варнок так и стоял на верху, глядя на нас и все время подпрыгивая. — Или обед, ну или когда придется. Поднимайтесь лучше ко мне, тут хорошо, тут есть я. Хотя я уже давно ничего не есть.

И сделав кульбит, он исчез за пределами видимой части выступа.

Чтобы подняться к нему нам пришлось, сделать полный круг, по плавно поднимающейся тропинке, и вверху нас ждала, абсолютно ровная, круглая площадка с его Величеством Варноком, прямо в центре.

— Вы знаете. — Начал он. — Я так давно кого-нибудь жду, что прямо очень хочется кому-нибудь с ноги зрение испортить.

И крутанув несколько кульбитов вперед, он оказался прямо перед нами. Единственное, что я увидел в следующее мгновенье, это его пятку прямо перед лицом. Дальше, яркий взрыв огоньков, еще один удар и полет вниз..

.. — Аргх, вставай. — Я подошел к лежащему орку, не желающему подниматься на ноги.

Хоть ХП я ему и восстановил, сняв дот кровотечения, морально поднять ему настроение, нужно было словами.

— Мне, что одному идти, ему морду бить? Я тебе за, что плачу, чтобы ты валялся лицом вниз?

Орк начал медленно подниматься, явно пересиливая себя. Наверное, как-то неправильно я его мотивировал.

— Давай коричневый, если его уделаем, то я тебе премию выпишу.

Орк хрюкнул, вставая полностью на ноги и любопытно глядя на меня.

— Сто золотых. А если справишься один, то двести.

— Макс, а мне премию. — Серега не остался в стороне. — Я тоже его один уделаю.

Орк уже ни кого, не слушая, бежал по тропинке наверх.

— Беги, догоняй, те же условия.

— Да лан, я подожду.

И задрав головы, мы уставились вверх, откуда на нас смотрел Варнок.

— Что такое, мои лорды? Мне кажется, вы получили по лицу от моих ног. Поднимайтесь, повторим.

Слева от него уже пыхтел как паровоз, злой орк, добегая последние метры с занесенным для удара топором.

— АААААГГГРРРРР.

БАМ. БАМ. БАМ. Ууууиииии. БУХ.

— Исцеление.

Орк опять лежал возле нас.

— Ну с##а. — Все он меня разозлил.

Пробежка вокруг на полной скорости, меньше минуты. Как только я его увидел, сходу ударил «Перстом». Сзади не добегая до конца дорожки, на арену запрыгнул Серега и сразу кинул «Ледяную стрелу». Перст, перст, перст. Орк пыхтел, догоняя нас, и уже стремился зажать с боку, прыгающего как сайгак, нефилима. Варнок исполнял немыслимые кульбиты, с потрясающей скоростью, уходя от световых крестов, при этом, умудряясь, некоторые перехватывать на лету своими короткими светло-желтыми пучками энергии, оставляя на месте столкновения яркие вспышки света, рассеивающиеся маленькими салютами.

Серега налетел сбоку, вертя мечом как турецкий факир, используя боевые умения. Кожа паладина была покрыта матовым металлом, защищая его, и игнорируя входящие удары. А их сыпалось немало, Варнок крутился как шаолиньский монах, уворачиваясь от моих выстрелов, принимая на голые руки мифриловую сталь меча паладина, и блокируя при этом пятипудовые удары сагариса орка. При этом всём, он еще умудрялся наносить короткие хлесткие удары обоим и кидаться в меня своими огоньками. И если на металлической коже паладина, просто появились небольшие вмятины, то открытые участки кожи орка были покрыты вздувшимися каштановыми, кровоточащими гематомами и ссадинами, одного клыка я уже не наблюдал, а небольшой нос был свернут и впечатан в лицо.

— Берегись. — Нужно вытаскивать ситуацию, так как орк уже даже не атакует, а просто, слепо машет из стороны в сторону своим топором, боясь уронить свою репутацию и выйти из боя. — Гнев Божий.

Нефилим сделал резкий кувырок и в прыжке, ударил ногами, одновременно обоих соперников, вставший как раз друг напротив друга. Паладин и орк, отлетели на несколько метров, скрывшись за пределами площадки, а Варнок, сделав полный круг вокруг своей оси, выкрикнул, нечто нечленораздельное и приземлившись хлопнул ладонью по полу. Тут же из центра его груди запылал яркий свет, скрывая его полностью и превращая в яркий пульсирующий шар. Читай на Книгоед.нет

Я отпустил, сформировавшуюся, небольшую шаровую молнию между ладонями, опуская Божий, да и свой тоже Гнев на голову, противника. Громыхнуло непривычно громко, это эффект от закрытого помещения с идеальным эхоотражением. Но молния, ударив в ослепительно-яркий шар, разлетелась по сторонам, десятком электрических дуг, касаясь одним из отростков меня, и отбрасывая назад. Удар был такой ужасающей силы, что в глазах все потемнело, «Щит Веры» сгорел моментально, а ХП просели до оранжевой зоны..

Пришел я в себя лежащим на полу, в состоянии полного не стояния. Все тело было парализовано и теперь походило на камень. Руки-ноги отказывались шевелиться, и вообще собирались бросить меня и уйти жить своей жизнью. Глаза никак не хотели фокусироваться, и давали в мозг трансляцию, каких-то непонятных, блеклых образов из светлых и темных пятен.

Отпустите меня домой, верните обратно в мой город, на мою работу, в мою семью. Все я так больше не могу, битвы, драки, стычки, мордобои, как же я устал. По-моему, с тех пор как у меня появились умения, даже одного дня у меня не прошло спокойно. Раньше, сидя за монитором, я думал это круто, быть рыцарем или магом, постоянно путешествовать по миру, чтобы убивать различных чудовищ, искать себе соперников, чтобы выяснить кто сильнее, одним жестом вызывать магический шар огня или уметь на ходу попадать из лука в ухо белки. Жить такой, фентезиной жизнью, постоянно 24/7 двигаясь навстречу приключениям.

И вот уже, наверное, с месяц, я так живу, и единственное, что могу сказать: ни фига это не весело. Может, поначалу и было прикольно, но теперь, когда мы не можем сдвинуться с мертвой точки, что бы найти путь домой, где моей семье угрожает опасность. Теперь, когда все вокруг только и хотят меня или убить или поработить. Теперь, когда мы встретили противника, явно сильнее нас, и сохраниться нельзя, а жизнь всего одна, ответственно заявляю — это страшно. Увольте меня из героев. Я просто сисадмин, который настраивает компьютеры и временами чинит ноутбуки. Моя работа обжимать витую пару, и поднимать сервера, для контроля сети. Помогать бухгалтерии разбираться в 1С и настраивать принтера у остальных юзверей. Почему мне приходится постоянно драться, чтобы выжить и постоянно куда-то и от кого-то бежать, чтобы хотя бы попытаться вернуться в свой мир. Я не приучен к этому, не научен..

— У вас там, ничего не болит? — Голос сверху с его непонятным тембром и манерой коверкать ударения, уже начал бесить. — А то я лекарь! И отпевальщик, и могильщик если надо. Могу завещание принять, но это уже платно.

Я провалялся так, жалея себя, наверное, с полчаса. Потом скастовав несколько раз исцеление, кое-как поднялся, и пошел искать своих напарников, которые лежали в тяжелых обмороках. Крепко он их уделал, но как ни странно, вниз, чтобы добить нас, Варнок не спускался, и вообще, пока я всех не отхилил, не появлялся.

— Что тебе от нас надо? — Се


убрать рекламу


рега вклинился в секундную паузу, которою местный хозяин взял для придумывания, кем он еще может быть.

— Веселья. Вы такие клевые. Живучие. И знайте, — Он гордо выпятил грудь. — вы первые с кем я разговариваю на равных. Гордитесь. А вообще, если задуматься, то это, наверное, я к вам на неприступную гору лез, с тайными умыслами, так ведь?

— Варнок, мы сюда пришли из-за этого. — Я достал из инвентаря зеленый камень, и поднял его над головой. — Нам сказали, что это дал ты.

— Хех. Рука залезла сквозь пространство и достала оттуда вещь. Вы стали еще интереснее Мастеру Варноку. Хотите ответы, поднимайтесь сюда. — Он крутанул еще одно боевое сальто, разрезав ногой воздух со свистом.

— Не. Мы там уже были, больше не пойдем.

— Нет победов — нет ответов. Сидите внизу сколько хотите. Вон в том углу, можно костер разводить, а вон там ручеек бежит. Обед сварите, свисните, я тоже голодный. — Он приложил палец к горлу, и его голос ударил артиллерийским выстрелом в замкнутом пространстве. — Кролик, Тучка — охранять.

Драконы у выхода из пещеры сели, недобро косясь на нас.

— И это, — Голос вновь звучал с нормальной громкостью. — можете там себе лачугу пока построить, ну или палатку разбить, а то вдруг дождь пойдет.

И с громким смехом он опять исчез из поля зрения.

— Серег, смотри, давай попробуем так..

Я стоял на своей позиции, с противоположной стороны, от входа тропинки на площадку выступа. Высота до края площадки было всего пара метров и как только Серега даст сигнал, я просто запрыгну на свою позицию.

Паладин убежал вперед, чтобы вступить в бой с нефилимом, а орк шел сзади, медленно поднимаясь по тропинке, его роль была только в самом конце.

— Не знаю, что вы задумали, но я уже пятой точкой чувствую подставу. — Варнок был в своем репертуаре.

Серега на месте, пора. Прыжок, и с помощью рук я взлетел на площадку. Паладин стоял напротив меня, а нефилим ко мне спиной, переминаясь с ноги на ногу. Первый его кульбит и паладин срывается с места, выставив вперед щит. Ускорение. Молот вновь у меня в руке, и я вижу, как хоть и медленно, но все же непозволительно быстро, Судья перемещается в сторону строптивого хозяина Снежны Пик. Вот как выглядит его удар в замедленном повторе, ощущение, что главный в этом действии все-таки щит, который разрезая воздух, тягачом спешит протаранить указанную цель, а паладин выступает, в роли прицепа держась рукой за ручки щита. Надо будет попросить его использовать абилку, держа щит двумя пальцами. Интересно, щит полетит один? И если да, то вернется к хозяину, ведь по сути он одет на персонаже, или останется лежать на месте столкновения. Хотя опять же удар будет в итоге неполноценным, ведь в конце при столкновении играет роль масса, помноженная на скорость, а если паладина не будет, то общий вес снаряда падает килограмм на восемьдесят.

Пока в моей голове роились невнятные мысли, паладин уже достиг своей цели, врезавшись со всей дури, в пытавшегося уйти с траектории его движения, Варнока. Вот ведь реакция, там доля секунды времени, а ведь успел среагировать и попытался увернуться, кинув ноги вверх и прогнувшись всем телом, будто желая пропустить паладина под собой. Но сделал в итоге хуже себе, Серега врезался в легкую тушку, подкинутую в воздух, и если паладина магия остановила, посчитав абилку законченной, то вот нефилим получив полный заряд всей кинетической энергии нашего танка, полетел в мою сторону, по-моему даже быстрей чем, перемещался Судья.

Даже для меня все произошло за несколько секунд, быстрота событий, в реальном течении времени вообще доли мгновения. Замахнувшись молотом Арены, я отправил Варнока, четким, хлестким ударом, в лучших традициях бейсбола, обратно. Выход из ускорения.

Мышцы горят, кожа на руках обожжена, молот вибрирует, от дикой перегрузки, как бы не сломался. А вот Варнока нигде нет, лишь паладин стоит посредине площадки, опуская щит.

— Получилось? Где он вообще?

Внимательно присмотревшись, я увидел нашего негостеприимного хозяина впечатанного в стену метрах в пятидесяти от нас. Ого, почти семь тысяч ХП один ударом. Надо взять такой способ на вооружение, в паре мы сильны. Варнок тем временем, как заправский мультяшный герой, отлип от стены и упал вниз. А из-за края площадки показалась голова поднимающегося по тропинке орка.

— Аргх, ты разве не должен сейчас скручивать коротышку?

— А-а?! Что? — Орк закрутил головой, но услышав упавшее тело, махом сообразил, где соперник и спрыгнул вниз, связывать жертву..

— Ну, что, после нашей победы, мы ждем твои ответы. — Я крутанул в воздухе молот, вновь ловя его за ручку. — Или опустить твои жизненные показатели в самый низ?

Варнок сидел, прислонившись к стене, со связанными за спиной руками вдоль всего тела. Скрутил его орк от души, я бы даже дышать бы не смог, свяжи меня так.

— Уууууфф! Это было больно, как будто веслом по лицу, прилетело. — Как ни странно его полоска жизни начала потихоньку заполняться обратно, при этом никаких бафов или дотов на нем не было. — Я свою дозу звездюлей знаю, и это явный перебор.

— Так, что там с камнем?

Крепыш поежился, насколько это было возможным в его положении, будучи обмотанным от пяток до шеи веревкой.

— Этот камень из амулета, его у меня украл один трусливый орк. Я отвлекся на бой с его соплеменниками, а он просто схватил камень и убежал играть в летающего орка.

— В смысле?

— В прямом, сиганул прямо с тропинки вниз. Вот с тех пор, я тут посадил своих зверюшек охранять вход. — И сглотнув слюню, продолжил. — Дайте чё поесть, а? А то я не обедал. Уже недели три наврное, или четыре.

— Аргх, доставай обед, я тоже проголодался. — Я повернулся к орку. — Мясо обязательно и молоко.

— Варнок, а где остальная часть артефакта от этого камня?

— Оправа камня осталась у папы моего, любимого горячо.

— А папа у нас кто?

— Дариэль, Хранитель этого мира.

— И где он?

Хозяин Пик, глянул исподлобья, сощурив один глаз и наоборот максимально широко открыв второй.

— Я его не видел уже много тысяч дней… И ночей… И дождей… И лакей… И забей… Во, а что там с обедом?

Орк как раз заканчивал раскладывать наш походный обед на расстеленную скатерть, и Варнок ни капли не смущаясь, спокойно встав и порвав держащие его веревки, сел с одного края, импровизированного стола, начал уплетать лежавшую на нем еду. При этом он старался засунуть в рот, все, что видел.

— Ммммм… ням-ням, фоопщем, тафно я папу не фител, чавк, ням-ням.

Сначала, мы сильно напряглись, увидев, как к ногам нефилима упали остатки веревки, но видя, как он спокойно сел и начал жевать, успокоились. Если бы хотел отыграться и атаковать, то сделал бы это сразу, а раз продолжил свой рассказ, значит, есть возможность поговорить. Обменявшись взглядами с паладином, я поднял руку, успокаивая напрягшегося орка.

— Прожуй потом говори, а то ничего не понятно. — Я занял тоже свободный край и успел стащить кусок мяса. Что заметил, так это, то, что после каждого ускорения, очень сильно хотелось кушать.

— Бульк-бульк-бульк. — Допил он целую фляжку и поставил ее на место. — Я говорю, Варнок не видел папу, наверное, со времен первой войны с Хаосом.

— О, как, а подробнее, пожалуйста, про эту войну.

— Да, что там говорить-то? Когда исчадия Хаоса первый раз появились в этом распра. креспра, тьфу ты, распрекрайснешем, ух ты выговорил, мире, они просчитались с количеством населения на один квадратный километр. И решили пустить на свое усиление почти всех до кого смогли дотянуться. Фарш кровавый был, мммм, загляденье. Ну и перестарались.

— Что значит пустить себе на усиление?

— Да то и значит. Наши Частички Творца, которые горят вот здесь. — Он ударил себя по груди. — Они могут использовать не только для пищи, но и для усовершенствования себя.

Серега глянул на меня.

— Качаются, получая опыт.

— Причем тут качаются? Что за идиотский маразм ты несешь, защитник? Что они дети, качаться на лианах. Они убивают, поглощая наши Искры, наше Пламя, наши Частицы. Они забирают, то, что принадлежит Творцу.

— Души!

— Что? — Нефилим непонимающе уставился на меня.

— То, что ты называешь этими эпитетами, у нас называется — Душа.

— Хорошее название. Но это без разницы, как ноги не назови, она все равно будут по земле ходить, хотя опять же, мои красавицы могут еще по лицу бить, причем очень больно. Может мне тоже их как-нибудь назвать? Например: Бита и Дита? А что? Как звучит, красивенько..

— Варнок, ты отвлекся.

— А… что?… я?.. отвлекся?.. точно, простите бедного старого Варнока. Ко мне редко кто заходит поболтать. Обычно все хотят ограбить, своровать, забрать так, сказать последнюю… эээ… — Он дернул себя за остатки бывшей рубахи. — Душегрейку! Великая Тиомат, я просто рожден говорить аллегориями. Простите, но все чего-то хотят от меня, а ведь, никто не пришел с печенькой, мол на Варнок, это тебе к чаю, давай побеседуем, мы тебе расскажем, кто мы и откуда, как тут оказались, а ты нам про своего папу расскажешь, или еще о чем. У Варнока много рассказов есть, неделю слушать можно…

— Варнок, ты опять отвлекся.

— Простите, действительно отвлекся.

И он снова с наслаждением принялся поедать все, что видел, даже отобрав, одним молниеносным движением, здоровенный кусок лепешки у орка.

— Варнок, война с Хаосом. Демоны, которые могут забирать души, чтобы усилятся.

— Кто? Демоны? Чавк-чавк. Они могут, не отнять. Подайте вон тот кусочек.

Минут пять мы сидели и просто смотрели, как нефилим перемалывает пищу со скоростью блендера. Нам бы, наверное, на пару раз перекусить хватило бы, даже учитывая размеры орка, он же уничтожал пищу, просто не в себя. Я даже заглянул ему за спину, вдруг там где-то есть дыра, помимо основной, и еда сразу вываливается. Не оказалось.

— Да. Демоны. Дети Хаоса. Исчадия Ада. Темные силы. Проклятые создания. Обитатели Инферно..

— Да, поняли, Варнок. — Мы сидели и терпеливо ждали, когда этот маленький и очень голодный мужичок, перестанет жевать. — Что именно ты имел в виду, когда говорил, что демоны могут забирать души для своего усиления.

— Ну, то и имел в виду, живут они, за счет этих самых душ. Излишки могут использовать, чтобы стать сильнее, но тут тоже есть минус, чем демон сильнее, тем больше ему нужно для пропитания. — И хлопнув себя по лбу, будто его осенила мысль, продолжил. — Вспомнил, я ж про первое вторжение рассказывал. Так вот. Они когда первый раз сюда пришли. И как только отыскали портал в этот мир? Они тут чуть всех не угробили. Батя мой с братьями встали на защиту, местных аборигенов, и вломили им по мордасам. Ух, мы тогда зубов с Битой и Дитой понавыбивали. Правда, потом сюда заявился, Молох. Четырехкрылый падший серафим и возглавил этот сброд. Батя меня тогда отправил следить за залежами малахита, и наказал, ни в коем случае без его ведома не выходить в мир. Вот, больше я его не видел. Сижу. Слежу. Правда, в самих залежах скучно, и я вот сюда перебрался, к дракончикам, а туда время от времени летаю проведать.

— А чем так выделяется малахит?

— Дык, это же портальный камень. Я как-то не в курсах всего, но есть у Хранителей пунктик по этому поводу, не распространять порталы. Вот лично по мне так это удобно, врезал по харе Верховному и тикать в портал. Устанет искать. Хотя сами Хранители малахит использовали, только будь здоров. А судя по тому, что вы защитники чужого мира, то, что такое порталы знаете.

— С чего ты взял, что мы защитники, да и еще чужого мира?

— Погоди Макс. — Серега на секунду задумался, остановив меня. — А где находятся, малахитовые копи?

Варнок поковырялся в носу и осмотрев палец, поделился информацией.

— В Мертвых Землях, где-то между Двуглавой Горой и Таргорским озером.

— Я это к чему. — Продолжил паладин. — Как услышал про свойства малахита, мысль в голову пришла. Архидемон, который атаковал нас в Бирграде, он прилетел из Мертвых Земель. А живут демоны с другой стороны континента, на острове Хадесс. Но вдруг по случайным стечениям обстоятельств, в Мертвых Землях есть минерал, с помощью которого можно делать пространственный портал. Варнок, а ты когда последний раз бывал на этих залежах.

— Да, небоись, недавно совсем. Эээээ, так, ыыыы, гррр. Лет пять назад. — Нефилим, нервно подскочил. — Ты, что, думаешь хаоситы до малахита добрались?

— Да кто ж их знает, вдруг?

— Надо срочно в копи. За мной.

И Варнок рванул с такой прытью, что отследить его путь, можно было только по столбу поднявшейся за ним пыли..

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Рафаэль сидел за круглым столом, смотря на присутствующих людей, докладывающих о своих действиях, перед высоким, абсолютно лысым, с большими, овальными, но все же почти человеческими глазами Хозяином. Последнего, судя по всему, не интересовало происходящее действо. Он задумчиво перебирал округлые четки, перекатывая бусинки одну за другой. 

— Кто отдал последний приказ о переброске четырех подразделений ВМФ ниже тридцатой параллели? — Он резко вскинул голову, перерывая очередного докладчика. 

Все присутствующие вынуждено замолчали, переглядываясь друг с другом. 

— Что вы все как рыбы, воды в рот набрали? — Хозяин кабинета внимательно посмотрел на каждого, задержав взгляд на Рафаэле. — Что за бардак в ваших владениях? Мы для чего вас наделили властью? Если вы не можете справиться с поставленными задачами, мы найдем других. Тех, кто может. 

Он вновь вернул взгляд на Рафаэля. 

— Где Джеймс? Почему его опять нет, неужели все так плохо со здоровьем, что он не может прибыть на Совет? 

В этот момент дверь в кабинет распахнулась, и в нее вошел статный мужчина в необычном одеянии, с огромным посохом в руках и черной, матовой диадемой на лбу. Ни одна мышца на лице Хозяина не дрогнула. 

— Джеймс. — Его голос был сух и отдавал сталью. — Судя по твоему виду, Ва Джимина мы наказали зря. Все таки это твоих рук дело. 

— Да Владетель Гро. Это все я. — Джеймс гордо выпрямился, ударив посохом в каменный пол, отчего в месте удара камень треснул и из него полыхнул огонь выдавливая из себя адскую гончую. — И от имени Человечества я объявляю вам Войну. 

С этими словами он резко шагнул вправо вскидывая посох с которого тут же сорвался черный сгусток энергии, ударивший Хозяина в грудь, а в то место где только, что стоял маг, ударил синий луч, прожигая огромную дыру в приоткрытой двери, из которой сразу выскочило несколько камуфлированных бойцов, с небольшими чемоданчиками, в доли секунды, распределившихся по комнате и активируя ЭМИ. Еще три высунувшиеся из стен пушки, так и не успев взять в цель врага, повисли с сожженной электроникой. 

Все сидевшие моментально нырнули под стол, спасая свои жизни, а вот выживший Хозяин, отполз к стене активируя защитное поле вокруг своего тела. Правда, подняться он уже не мог, рана на груди разворотила внешний каркас мышц. Быстрым движением Гро вколол себе смесь из серебристой капсулы и активировал коммутатор. 

— Не получиться, он у тебя сгорел. — Раздался голос где-то сбоку. — И кстати, твое защитное поле не спасает от прыжков. 

Справа от Хозяина появился человек в черном костюме с боевым луком в руке. Он обхватил руками раненого и их тут же окутали зеленные лианы, оплетая и пряча от постороннего взгляда своих подопечных. 

— Ну, что вы все попрятались как мыши по норам. — Джеймс, дождавшись до конца представления, вновь обратил на себя внимание. — И это самые влиятельные люди планеты. Мне что, пса к вам отправить на переговоры? 

Адская гончая чихнула, разбрызгивая огненную слюну, как бы подтверждая слова чернокнижника.. 


— Давай пернатый, быстрей крыльями маши. — Варнок вскочив со своего места, между острых наспинных гребней, вглядывался в даль, нервничая на шее дракона.

— Варнок. — Мне приходилось кричать, чтобы быть услышанным. — Сядь, упадешь ведь.

Мелкий полукровка, аж подпрыгивал от нетерпения, замирая на несколько секунд и продолжая свой шаманский танец. Одной рукой он держался за передний гребень белого ящера, балансируя на одной ноге, стоя у основания этого гребня. Свободные рука и нога, постоянно совершали невнятные жесты, все время, находясь в движении, пытаясь преодолеть сопротивление встречного воздуха.

Летел дракон намного быстрее грифонов. Как мы согласились сесть на него, ума не приложу, потому, как с непривычки мне было трудно нормально вдохнуть, а из глаз постоянно текли слезы, спасая нежную оболочку глазных яблок от дикого ветра. Единственный кто уперся и ни в какую, не полетел на ящерице, так это орк. Он прямо в лицо дракону высказал, все, что думает об этих жутких ящерицах и тем более полетах на них. Теперь он невообразимо сильно отстал на своем грифоне, и я очень наделся, что он хотя бы не потерял нас из виду,

Нефилим все же услышав меня, в невероятном прыжке развернулся.

— Привет! Я ваш новый пилот, а значит гарантии успешного полета — нет! — И комично сделав пас руками, отпустив гребень, согнулся в шутовском поклоне, отчего его тут же снесло с летящей ящерицы. — АЙ! АЙ! Ай-я-я-я-я-я-я-я! Крооооооолиииииик!

Маленькую точку падающего нефилима, я потерял из виду, уже через несколько секунд. Дракон абсолютно ни как, не среагировав на отсутствие хозяина, продолжал разрезать крыльями воздух, временами делая короткие взмахи. Глянув на пожимающего плечами паладина, я попробовал похлопать ящера по спине, чтобы тот обратил внимание, но наткнулся на абсолютный игнор..

Примерно через полчаса наше воздухоплавательное пресмыкающиеся, пошло на посадку, сделав непродолжительный вираж. Прямо под нами была небольшая гора с широким карьером с одного края и большой, искусственной, темно-серой пирамидой, видимой только при заходе на посадку и спрятанной в высоких деревьях, неподалеку.

Приземлившись дракон вывернул свою огромную морду назад ища взглядом Варнока, но не обнаружив, возмущенно чихнул, выпустив небольшую струю синего огня из ноздрей, и пронзительно взвизгнув одним прыжком оторвался от земли, взмывая в воздух.

— Походу не первый раз, Варнок так падает. Дракон даже не удивился. — Чуть слышно прошептал паладин осипшим голосом.

— Ты как определил, что не удивился?

— По глазам. — Серега вытянув шею рассматривал малахитовые копи. — Пойдем пока осмотрим залежи, и та пирамида, в лесу, что-то она мне напомнила.

Поправив щит, на руке Судья широким шагом двинулся в сторону горы..

"Зиккурат. 666 душ"

Пирамида высотой и основаниями метров четырех, была полностью из разнокалиберных черепов. Снизу черепа были огромные и с клыками, явно раньше принадлежали оркам или ограм, затем широкие массивные — гномьи, чуть выше вытянутые явно эльфийские, далее обычные, людские. Крепежным материалом выступала зеленая, плывущая орнаментом масса, грубо залитая и размазанная в местах соприкосновения. С одной стороны пирамиды была арка, окормлённая тем же зеленым малахитом, метра два на два с половиной, имитирующая вход, через которую просматривалась пустая полость сооружения. В центре темного нутра, на постаменте лежал огромный переливающийся камень, даже визуально заполненный почти под завязку плавающей субстанцией.

"Сапфир голубой. Ограненный."

Мана 28780/33000 

Провалы пустых глазниц давили своим взглядом, создавая эфемерное впечатление полной безнадежности, уныния и страха. Артефакт ужасал. Души убитых были все еще тут, намертво приклеенные к ужасному творению, для службы чужой воле. В моих глазах заметно потемнело, как будто закрыли окно плотной занавеской, загораживая солнечный свет и оставляя только серые тона. Мое «Я» прогнулось под сильным давлением, теряя свое место в мире и желая только спрятаться, забыться и уснуть. Сотни голосов шептали в потаенных уголках разума о бренности существования, без служения великой цели, а тысячи образов показывали весь ужас собственного бессилия, не в силах раствориться в великом Ничто и вспоминая каждую секунду, всю боль своей смерти.

Свет. Я кое-как отвел взгляд от серой массы, с бездонными, черными глазницами. Солнечный свет, играющий на зеленой траве. Пронзительное синее небо с плывущими по нему облаками. Шум ветра, в листьях деревьев, приносящий откуда-то из далека, трели птиц. И огромное, мрачное сооружение, собранное из мук нескольких сотен душ.

Даже ментальный щит не смог защитить от прямого взгляда на этот памятник преисподней. Я глянул на друга, которого била крупная дрожь, а сам он уже начал заваливаться, теряя сознание.

— Серега, не смотри на зиккурат. — Сделав шаг к нему, я почувствовал неприятную ломату и слабость в теле, как будто только, что пробежал десятикилометровый кросс.

Паладин все же, не удержавшись на ногах, завалился, а полоска ХП потихоньку поехала вниз. Подхватив друга под руки, я кое-как оттащил его метров на десять назад, как в арке зиккурата загорелась пленка портала и из нее появилась первая фигура.

"Дальгаран. Архидемон." 12320/25000 ХП, 5000/5000 Маны. 

За ним вышли еще два таких же, огромных и могучих монстра, с полными ХП и бафами под завязку, а вот последним вышел, толкая перед собой цилиндрическую, серебристую капсулу на вполне нормальных резиновых колесах, Ангел.

"Молох. Темный Ангел. Серафим." 100000/100000 ХП, 998250/1000000 … 998275/1000000 …

Четыре черных крыла играли на ветру огромными перьями. Величие и стать могущественного существа, отображалось в каждом движении, каждом шаге, каждом вдохе. Простая черная хламида с объемным капюшоном на голове и проникающий, фосфоресцирующий взгляд, ярких, синих глаз.

— Ну, вот мы и встретились вновь, человек. Только в этот раз на моих условиях.

Дальгаран шагнул вперед, но я не обращал на него, ни какого внимания. Капсула. Мало того, что она точно из моего мира, так я на сто процентов был уверен, что знаю кто внутри. Иконка с обозначением бара ХП и маны Кристины, ярко проявились в моем интерфейсе. Моя дочь внутри, этого серебряного саркофага в руках четырехкрылого Серафима. Судя по дебафу, она сейчас спит и очень ослаблена. Крест и книга сами упали мне в руки, а в глазах вновь потемнело, только в этот раз от злости.

— Стой человек. — Голос Молоха, как и у Иуды, был вибрирующим и исходил отовсюду, или как показалось, звучал прямо в голове, что было на самом деле неприятно и очень пугающе. — Я вижу, ты догадался, кто находится внутри. Но силу сейчас применять нецелесообразно. Ты, наверное, понимаешь, что наша встреча не случайна, хотя признаю, что я ее ожидал в несколько другом месте, и при других обстоятельствах. Но, не суть.

Он взялся одной рукой за верхнюю часть капсулы и с легкостью оторвал крышку, вырвав стальные заглушки с корнем, открывая мирно спящую Кристину в полной боевой экипировке.

— Она не под магией, это химия вашего мира. — Молох вновь взглянул на меня. — Сильная девочка, ее Искре так мало лет, но она такая яркая и обжигающая. Вся в тебя. Только сильно не обольщайся, в вашем мире много таких. Как сказал мне Иуда, думаю, помнишь его, вы люди действительно уникальные существа, хоть и сделанные из пробирки.

— Из пробирки? — Хоть все мои мысли и были направлены на, то, как вытащить дочь, мозг все же зацепился за слова Ангела.

— Да, из пробирки. Вас вывели путем генетических экспериментов, как совершенных рабов, коими вы и являетесь, до сих пор. Ваши истинные хозяева, потеряв из-за своих амбиций и жадности все свои миры, тихонько засели в очень удаленном мире. Почувствовав себя равными Творцу, они решили вывести новую расу, и с помощью нее, колонизировать новые миры. Взяв как образец, людей Миллиадора, они из местных приматов, путем перепрограммирования ДНК и добавлением своих генов, вывели вас. Идеальных рабов, самообеспечивающихся, программирующихся и короткоживущих.

Он замолчал, глядя мне в глаза. Я же перестав выискивать варианты вытаскивания дочери из его лап, слушал, внемля каждому слову.

— Так, кто же наши создатели? — Не вытерпел я, после нескольких секунд общего молчания.

— Мы встретились не за этим. Мне от тебя нужен камень, который ты взял в той темной пещере в своем мире. Взамен, я отдам тебе твою дочь, и при этом, ни я, ни эти демоны не причинят тебе никакого вреда, если ты, конечно, сам этого не захочешь. — Он щелкнул пальцами, посмотрев сначала на свою руку, а затем вновь на меня. — Если не отдашь, то вы все умрете.

Вновь я почувствовал ауру Ангела, говорящего правду. Глаза ближайшего демона вспыхнули огнем несогласия со словами Серафима, но возражать он не стал, и подчинившись сделал шаг назад. Наши взгляды пересеклись, щелкнув сталью закаленных клинков. Кто знает, Дальгаран, может мы еще, и встретимся на поле боя.

Я поднял взгляд кверху, рассматривая облака и собирая мысли в порядок. Кристалл Симона лежал в моей сумке с начала моей эпопеи в этом мире. Более того, сейчас он зарядился и был заполнен маной на сто процентов, я даже разок попробовал его использовать вместо сапфира, ведь батарейка в миллион единиц маны, это уберчит, но толи сяму не хватило, толи так делать нельзя, короче у меня ничего не получилось. Но все-таки какой-то интерес этот кристалл из себя представлял. Ведь заморочился же Серафим, притащив сюда Кирю, любезничает со мной, что-то рассказывает, заинтересовывает. Но, что? Что в этом камне такого? Постоянно одни загадки. Никто не поможет, не расскажет, не научит. Опять вернулось упадническое настроение, усталость и апатия.

Хотя, если задуматься, по большому счету, какая разница? Я столько лет прожил без этого кристалла, даже не имея представления о нем, и находясь в моем кармане, он мне ни разу не пригодился. Моя задача вернуться домой, какая мне разница на эти внутренние разборки ангелов и демонов. Пусть забирает его и валит куда-нибудь подальше. Дочь будет рядом, оправу на Околот мы найдем и все равно вернемся в свой мир. Возможности и силы у нас сейчас много, если подойти ко всему с умом, то бояться на Земле нам не чего. Вольемся в жизненный цикл обновленными. А вот второй вариант мне откровенно не нравился, в бою против Темного ангела, да еще и Серафима, думаю, шансов нет. И даже пробовать не стоит, не всегда будет получаться выигрывать у Смерти собственную жизнь.

Облака. Мирно плывущие по небу массивные, пушистые облака, создавали на пронзительно голубом небе, красивую палитру нежного цвета. Как только я отпустил все мечущиеся мысли в голове, настроение начало подниматься и решение казаться единственно правильным. И я смотрел на небо, просто любуясь этой красотой, оттягивая момент заключения соглашения.

— Пытаешься понять, почему мои светлые братья не реагируют на мое появление тут? — Молох расценил мой взгляд в небо по-своему. И ткнув пальцем в зиккурат, продолжил. — Они меня не чувствуют, из-за этого творения. Наше изобретение. Когда-то Люцифер проводил эксперименты с Искрами, и получил интересный результат: при определенной концентрации их в одном месте, они создают такой сильный фон в Астрале, что в ближайшем пространстве ничего не видно. Конечно приходиться жертвовать собственным аппетитом, но оно того стоит, так, что помощи тебе ждать не откуда.

Значит зиккурат построен не только как площадка портала, но и шумоподавитель, хм.

— Я отдам тебе кристалл, но ты мне должен рассказать о создателях моей расы. — Раз уж соглашаться на его условия, то почему бы не попробовать выторговать немного информации.

— Нет, человек. — На лице Серафима появилась легкая улыбка. — Кристалл в обмен на твою дочь. Никаких дополнительных условий.

В моей руке появился сияющий камень. Архидемоны вздрогнули при виде кристалла и синхронно сделали шаг назад.

— Наконец. — Молох, взял камень из моих рук, бесшумно приблизившись вместе с капсулой, небрежно толкнув ее мимо меня. — Сердце Хранителя. Ни живого, ни мертвого.

Еще несколько секунд он рассматривал мерцающий кристалл в своих руках, потихоньку сдвигаясь назад на несколько метров, и наконец, опустив руки, взглянул на лежащего паладина.

— Убить второго.

Тут уже шагнул вперед я, закрывая собой дочь и бесчувственного друга.

— У нас был уговор.

— Только насчет тебя. По поводу лежащего, я не говорил ни слова.

Демоны плотоядно улыбнулись и Дальгоран достал из-за спины свою секиру. Опять. Круг за кругом идет битва за наши души. Игра со Смертью. Пока нам везло, мы как боксеры, пропускали удары и били сами, падали на ринг, но каждый раз поднимались, чтобы положить соперника. Но в этот раз противник не из нашей весовой категории. Есть ли шанс у легковеса, против тяжа? Говорят, что есть. Но тот, кто так говорит, ни разу сам на ринг не выходил. А я вот сейчас вышел. Жизнь друга, а возможно и дочери, против вероятно возможной победы против трех Архидемонов. Слабо вероятно возможной.

— Нет, дядьки, трое против одного, это как минимум не честно. — Я выделил зиккурат в цель, вновь получив о нем полную информацию. — Прощенье Божье.

Полный бар маны моментально опустошился, пережигая энергию в жгуты заклинания. Я шел вабанк, но если судить по нашей не такой уж и давней битве с Д’Маэлем, то целостность такой пирамиды завязаны на жизнь какого-то демона, и далеко не факт, что кого-то из стоящих передо мной. Но тогда я умудрился причинить вред маленькому зиккурату, простым заклинанием лечения, при том, что абилки урона оказались неэффективны. Урон от умения был наравне с возможностью лечения, и потому даже тот, маленький, мне


убрать рекламу


бы пришлось ломать долго. Но «Прощенье Божье», это же уберчит в данном случае. Заклинание которое восстанавливает ВСЁ возможное ХП. Захоти я восстановить жизненные показатели того же Молоха, то без проблем, мог бы это сделать одним взмахом руки, ВСЕ СТО ТЫСЯЧ ХИТ ПОИНТОВ. Вот собственно отсюда я и сделал вывод, что раз моя магия жизни наносит урон прямо пропорционально лечению, то «Прощалка» должна нанести сто процентное разрушение зиккурата.

Я не прогадал. Огромное трехмерное сердце сплелось из потока маны исходящей с моих рук, и резко упало вниз, круша под собой в пыль и труху белоснежные черепа. Вздох облегчения разнесся по лесу, выпуская сотни чуть видных огоньков в небо, моментально набирающих скорость и исчезающих в небесной синеве.

Яркая звезда упала с неба с гиперзвуковой скоростью, замеченная моим обостренным зрением, совсем случайно, образуя в месте соприкосновения с землей яркую вспышку портала. Доля мгновенья и чуть сбоку от меня выпрямился высокий, статный красавец в белоснежной броне, с огромными белыми крыльями.

"Адалим. Ангел. Престол." 75000/75000 ХП, 972300/1000000 … 972350/1000000

Не успевший дойти до портала Молох, резко развернулся, уперев в меня свой тяжелый взгляд.

— Значит все-таки защитник. Иуда не ошибся. — И переведя взгляд на Ангела, продолжил. — Адалим, брат мой, рад видеть тебя, после столь долгой разлуки.

Белокрылый будто подвис, простояв несколько секунд, с закрытыми глазами. Его зрачки неистово метались под опущенными веками, а лицо с каждым мигом становилось все мрачнее и мрачнее.

— Где Хранители этого мира? — Наконец он пришел в себя, и в его руках появились щит и меч, материализовавшись прямо из воздуха.

"Адамантовый меч Ангела. Божественный."

ХП + регенерация 30/сек 

Мана + регенерация 50/сек 

Сила +110 

Интеллект +210 

Выносливость +90 

Ловкость +60 

Рана нанесенная адамантом заживает в десятки раз дольше. 

Сила — х2 при отсутствии Равновесия и нахождении со слабой стороны. 

При наличии комплекта из щита и меча, владелец может обратиться к Верховному сословию Архангелов. 

Ограничения: только для Ангелов. 


"Адамантовый щит Ангела. Божественный."

ХП + регенерация 20/сек 

Мана + регенерация 60/сек 

Сила +100 

Интеллект +220 

Выносливость +110 

Броня +180 

Адамант нельзя уничтожить, абсолютный иммунитет к физическому и магическому урону. Условие: удар должен быть принят на щит. 

Интеллект — х2 при отсутствии Равновесия и нахождении со слабой стороны. 

При наличии комплекта из щита и меча, владелец может обратиться к Верховному сословию Архангелов. 

Ограничения: только для Ангелов. 


— С ними тоже самое, что и с Симоном. — Темный Серафим вновь поднял руку с кристаллом. — Они порабощены, чтобы служить чужой воле.

Глаза Престола увеличились до анимешных, а сам он застыл каменным изваянием. Даже перья на крыльях перестали раскачиваться в такт порывов ветра, замерев в своих причудливых формах.

— Как?

— Вот так, мой брат. Они смогли создать такой артефакт. А теперь вдумайся, если низшие расы такое могут, как мы будем защищать Творца в случае вторжения? — Молох перевел взгляд на застывших Архидемонов. — Мне долго ждать? Почему этот человек все еще жив?

Демоны рассредоточились, обходя белокрылого война, который все еще с нескрываемым ужасом смотрел на кристалл в руках Серафима. Мне пришлось откатить капсулу еще дальше назад, чтобы встать вплотную к лежащему на земле другу.

— Нет. — Престол повернулся к крадущимся детям Хаоса. — Вы не убьете этого человека.

И сорвавшись с места, он атаковал ближайшего. Как не странно, но Высшие не струсили и приняли бой, ловко разыгрывая партию втроем.

Магии я не видел. Весь бой был на физическом уровне в лучших традициях голливудских фильмов. Разве, что Ангел кроме щита и меча, активно использовал крылья, как для блокировки ударов, так и для нанесения урона. Все заняло не больше минуты, Престол оказался сильнее. Поверженные демоны, истекая огненной кровью, лежали на земле, с ненавистью глядя на победителя и зажимая огромные, низвергающие потоки лавы раны.

Молох спрятав руки назад, небрежным жестом головы откинул капюшон.

— Ты сделал правильный выбор, брат. Умение Хаоса поглощать Искру, сделает тебя намного сильнее, а отвержение клятвы свободнее. Свод Законов нам дал не Творец, его написали на заре веков четыре Херувима. Ведь посмотри, Творец не отверг меня, не уничтожил, а вопреки всем домыслам, у меня появились новые возможности. Отринь то, что ограничивает тебя, прими в себя силу Хаоса. Месть за Раатров еще впереди.

Щит и меч растворились в руках Ангела и он без особых усилий поднял ближайшего демона и впился губами в его открытую, кровоточащую рану. Полыхающая кровь потекла по белоснежной броне, моментально угасая и запекаясь, но с каждым тактом забрызгивая все больше и больше одеяний. Ангел пил и пил кровь, пока Архидемон в отчаянье не вскинул руки, булькая невнятные, утробные стенания. Жизненные показатели его просели в ярко красную зону, граничащую со смертью.

— Не убивай его, таких сильных воинов мало среди их расы. — Молох ткнул пальцем в нашу тройку. — Вот твои первые Искры Творца, или как их называют сами люди — Души. Заверши обряд, Люцифер ждет тебя.

Это подстава. Молох специально намекнул мне, на помощь светлой стороны, в случае разрушения зиккурата. Я без понятия как у них работает вызов срочной помощи, ну или контроля, но то, что сюда прибудет этот Адалим, он знал. Поэтому и наобещал мне, что не тронет меня, а потом натравил свих псов на Судью, чтобы я точно сломал этот фоносоздающий артефакт. А все для того, что один Ангел перешел на темную сторону, и наша роль в этом спектакле — жертвы.

Престол повернул испачканное лицо в нашу сторону, двигаясь как робот, на шарнирах. Кожа на его лице была обезображена огромными, вздувшимися волдырями, обожженной кожи. Волосы на голове опалены и местами целиком сожжены. Вся броня залита спекшейся кровью, как и руки с почерневшими ногтями.

Медленно подойдя, он легко толкнул меня, отчего я отлетел на пару метров и врезался в дерево.

— Забери её Искру. Её одной хватит на полное восстановление. — Молох нашептывал сзади, продолжая стоять истуканом.

— Не смей трогать её. — Я поднялся, приготовившись к бою.

Адалим развернул капсулу и его глаза вспыхнули огнем. Последний фиал маны, не зря я его берег как зеницу ока. Ускорение. Я этой Йети-шаманке точно памятник поставлю, сколько раз меня, да и не только меня, спасала эта честно сворованная абилка.

Мир застыл в свих полутонах. Глаза Кристины были уже открыты, и ее взгляд пересекался с бесконечным огнем в глазах Престола. Последствия таких гляделок, я уже видел, и они мне очень не нравились. Перст. Световой крест ударил ангела, нанося ему копеечный урон. Это бесполезно. Даже если ударю молнией, урон будет смехотворным. Медленно, но верно между глазами дочери и Ангела установился видимый контакт. Чуть заметная, играющая пламенем нить, начинающая исторгаться из глаз ребенка и поглощаться нутром Высшего.

Мышцы вновь заскрипели, подчиняясь воле разума. В руках уже был Молот Арены, начавший свою песню боя, рассекая воздух в замахе. БААМ! Удар со всей силы, помноженный на массу и ускорение, все же достиг своей цели, откинув голову предавшего свою суть, Ангела назад. Молот свибрировал и не выдержав удара разлетелся на части. Но это послужило только началом. Взгляд пронзительно синих глаз, скинувших огненную пелену вместе с ударом, сместился в мою сторону и лишь чудом я успел увернуться от летящего мне в лицо пудового кулака. Меня вышвырнуло из ускорения, защищая жизнь небожителя.

Второй удар снизу я пропустил, воздух из легких выбило моментально, заставляя захлебнуться вакуумом, а в глазах заплясали предательские салюты, лишая обзора. Адалим без проблем схватил меня за грудки и поднял над собой. Его глаза вновь вспыхнули ярким огнем, маня и гипнотизируя. Да вот хрен. Уперевшись ногами ему в грудь, усилием мысли я вышел из группы, собранной мной еще на Земле, потеряв из интерфейса иконки соратников. Мне не нужно сейчас защищать всю группу, мне нужно защиту превратить в оружие.

Крылья Ангела!

Огонь обжигал мои глаза. Он поглотил меня целиком, растворяя в себе. Выставив руки перед собой, я шагал, ничего не видя, ощупывая пространство наугад. Не было ничего кроме полыхающего пламени. Наверное, это ад. Почему меня не защищает «Ментальный щит»? Будучи даже в полостью потерянном состоянии я задался главным вопросом, ответ на который пришел также сам собой. Хоть при висящем «Ментале» мана у меня и не расходуется, постоянно восполняясь, «Прощалка» съела всю до полного нуля и баф слетел. Все очень плохо. В каком бы направлении я не двигался, везде был только всепоглощающее пламя, выжигающее разум. В один момент я просто упал, свернувшись клубком, пряча лицо руками, и перестал шевелиться, обнимая себя руками как можно плотнее, чтобы участков касания с огнем было как можно меньше. И почему я туплю? Ментальный щит! Абилка честно заняла свое место под моим никнеймом.

Как ни странно жар начал спадать, меня начало обдувать горячим ветром, как будто, на лицо, да и на все тело, направили поток горячего воздуха из фена для сушки волос. Но и этот воздух становился все прохладней и прохладней. Бултых! С огромной скоростью я упал в прохладную воду.

Мое тело плыло в холодных потоках черной реки, мирно покачиваясь на волнах. Приходилось даже подгребать руками, чтобы не погрузиться под воду. Я огляделся, вокруг было множество мыльных пузырей с неясными сущностями внутри, похожими на маленькие огоньки. Кроме реки не было видно ничего. Тьма. Всеподавляющая. Жуткая, изначальная тьма, из которой появилось все живое, тянущееся навстречу к свету, но все равно возвращающееся обратно во тьму. Тьма которая темнее черноты, и лишь контуры реки четко просматривались, играя бликами вдоль незримых берегов. Я знал, что это за река. Это — Стикс. Река забвения, река по которой души умерших плывут в свой последний путь. Все вокруг было как-то неясно знакомо, и складывалось четкое ощущение, что это уже было со мной. Дежавю.

— Залазь в лодку.

Я даже вздрогнул, от неожиданного голоса сзади. Седовласый старик, с длинной бородой, одетый в серую, старую, но, тем не менее, крепкую тунику, перевязанную простой веревкой. Одной рукой он поднял яркую лампаду, стоящую на переднем конце ветхой лодки, освещая небольшую часть реки, вторую протянул мне для помощи.

Залезая в лодку, я обратил внимание, что мое тело было прозрачное, как у медузы. Сквозь кожу было видно такие же прозрачные мышцы и кровеносные сосуды, сплетающиеся в различные, хитросплетенные узоры.

— Как же тебя так сюда забросило? — Сокрушался старик, осматривая меня. — Вроде пока еще живой, а лезешь в Стикс, как полыхающая Искра.

— Стиск. Река — забвения? — Я был ошарашен сложившейся ситуацией. Интерфейс молчал. Нет, не так. Интерфейса не было. Не было моих показателей, не было подсветки имени и расы собеседника, не было слотов быстрого доступа и умений, инвентаря тоже не было.

— Забвения, то забвения. Тебя-то, что сюда тянет? Я же недавно вроде как тебя домой отправлял. — Он достал потертый пергамент с неведомыми закорючками, сверяясь с чем-то, водя пальцем по строчкам. — Да вот совсем недавно, именно тебя.

Я встрепенулся, у старика есть бумажка с записями всех, кто сюда прибывал.

— Извиняюсь, а можете проверить, тут случайно моя дочь не появлялась?

Старик внимательно с прищуром, несколько секунд смотрел мне в глаза, прежде чем вновь взглянуть в свой пергамент.

— Нет. Не появлялась. И кстати, мое имя Харон.

Я облегченно выдохнул, чувствуя, как с плеч сваливается огромная ноша переживаний.

— Волнуешься? — Харон взял весло, вернув лампаду на место, и потихоньку двинулся по течению. — Конечно волнуешься. Ты ведь — отец. Ты сумел создать цветок жизни, и теперь бережно его оберегаешь, вон даже в Стикс нырнул проверить, тут она или нет.

— Простите.

— Да за, что простить? Я бы также сделал, будь у меня такая же ситуация. Да почти любой бы так сделал. Просто в данном случае, так сложились обстоятельства, что у тебя получилось. Ну, правда, кроме тебя, получалось еще у одного чудака — Орфея. Плавал тут, на лире своей играл, прямо в воде, представляешь? Жену искал свою. Хотя если честно хорошо играл, мне понравилось. Ему даже Аид, вернул пропажу, хоть она и умерла в вашем мире, и путь домой указал, но Орфей ее не довел, что-то у него не сложилось.

— То есть, я могу отсюда вернуться?

— Ну, в теории можешь.

— Почему только в теории? Вы же отправляли меня уже обратно.

— Да перестань ты выкать, не нравиться мне это, а обратно я тебя отправлял вот в таком виде. — И старик ткнул пальцем в проплывающий рядом с лодкой пузырь, с крохотным огоньком внутри. — Только ты, по сравнению с этим, полыхал внутри своей оболочки, не соглашался с решением Судьбы.

— В смысле?

— Ну, ты посмотри на них, они все, приняли свою смерть. Согласились с ней. Я могу просмотреть их жизненный путь, но на этом все. Если сравнивать с твоим миром, а он один из моих любимых, то они как флэшки защищенные от записи. Можно только прочитать данные, но никакого взаимодействия. С ними не поговоришь, не помечтаешь, не поделишься секретами. А ты тогда смог мне ответить, у тебя была связь твоей Искры с разумом тела. Вот я и вернул Искру на место. А сейчас передо мной сидит и Искра и Разум, куда тебя возвращать?

Я тихонько офигивал от происходящего. Конечно, современного человека трудно чем-либо удивить в принципе, спасибо Голливуду и дикой фантазии различных писателей. Но как только я представлял, что это все на самом деле, и мы сейчас не в кинотеатре, в котором вдруг, потухнет экран и загорится свет, а мы встанем со свих мест и пойдем домой, мне становилось жутко не по себе.

Вот интересно, смог бы человек грубо времен императорской России, выжить в таких приключениях? Ведь мы все время действовали, по большому счету, по игровым алгоритмам. Можно сказать наработанным заранее. То есть, как бы я не жаловался на свою судьбу, а благодаря компьютерным играм, какие-то навыки у меня уже были. Я попал в эти приключения уже НАУЧЕННЫМ! А ведь сто с лишним лет назад мышление у человека было абсолютно иное. Мой дед, Царство ему Небесное, примостился как-то раз, смотреть с нами по телевизору какой-то современный ужастик, так я даже думал, что его приступ прямо в кресле хватит, при этом он смотрел телевизор и до этого, а появись Архидемон перед ним во всей своей ипостаси? А ведь сто-сто пятьдесят лет назад, телевизоров не было. У людей было совершенно другое мировосприятие.

— О чем задумался? — Старик медленно греб, разглядывая то меня, то проплывающие мимо мертвые души.

— Да все человеческие раздумья, а что если? И кто виноват?

Харон усмехнулся.

— Да вы люди удивительные.

— Вот! Не первый раз слышу эту фразу, что моя раса удивительная. Но буквально недавно, я еще выяснил, что мы искусственно созданные.

— Атлантами.

— Ээээээ…?

— Вы созданы Атлантами. — Старец привстал, внимательно что-то выглядывая впереди, и успокоившись, сел обратно. — Пока есть время, я тебе расскажу.

Он глубоко вдохнул, собирая мысли в порядок и начал.

— Жизнь на твоей планете, была давно, только разумной ее вряд ли можно было назвать. Хотя своя гармония все же была. Но несколько тысяч лет назад, ее нашли Атланты. Они уже колонизировали много миров до этого, и были научены жесткими взбучками от Хранителей, что уничтожать жизнь на планете нельзя, именно поэтому они просто подчиняли себе более слабые расы. Но, на твоей планете разумной жизни не было, да и особо ценного они тоже ничего не нашли, поэтому просто сделали там небольшую лабораторию для опытов. Спустя некоторое время, Атланты сцепились с легионами Люцифера. Как на них вышел Светоносный, и что они не поделили, я умолчу. Но дети Хаоса одержали безусловную победу во всех мирах. Хотя причину все же скажу, Атланты добыли кусок антиматерии, и создали артефакт, способный забирать жизненные силы у Высших созданий Творца. По вашему у Ангелов. Ну и Престолов, Серафимов и всех подкатегорий Архангелов, Силы, Власти, Начала. Может быть даже и у Херувимов, это просто никто не проверял, все четверо живы и здоровы. Секунду.

Харон достал из-за запазухи небольшую бутыль с темной жидкостью и сделал несколько глотков. Что собственно было не удивительно, ведь говорил он довольно таки быстро, хотя и проговаривал все четко и понятно.

— Будешь? — Он протянул бутылку мне. — Клюквенный морс, Аид приносит время от времени.

— Спасибо, нет.

Он убрал бутылку, вновь уперев в меня взгляд своих пронзительных синих глаз.

— Так вот. Люцифер, не знал только про одно место, где остались Атланты. Угадай какое?

— Мой мир.

— Десять очков Гриффиндору. И более того, данный артефакт до сих пор находится в руках синекожих. — Старец хлопнул в ладоши, отчего по водам Стикса пошла рябь. — Еще одно совпадение, или случайность, оказалось в том, что в твоем мире была лаборатория с научным персоналом. Не вояки, не властители, не рабочие или инженеры, а именно ученые. Так угадай, что они создали в первую очередь?

— Людей.

— И еще десять очков Гриффиндору. Они создали себе слуг. Правда получились вы не с первого раза, и пару раз пришлось делать зачистку. Но тут они оказались умнее всех своих бывших сородичей. При первых признаках разума в твой мир были направлены Хранители, для оберегания расы. И чтобы не вступать с ними в конфликт, первый раз Атланты с помощью своих знаний повернули всю планету, сместив полюса и спрятав свой материк Атлантиду подо льдами. А катаклизмы вызванные таким смещением проредили всю флору и фауну планеты. Весь Стикс был заполнен до отказа Искрами умерших в один момент.

Старец провел рукой справа на лево, показывая, сколько тут было таких пузырей с тлеющими огоньками.

— Второй раз, они натравили одних на других, научив их перед этим пользоваться очень страшным оружием. Хранители конечно вмешались в противостояние, но бактериологическое оружие убило всех все равно. Ну и в итоге получились вот такие вот вы. Походу вашей истории вас еще несколько раз шерстили, но суть уже не менялась. Атланты создали нити управления вами. Ваш век очень короткий, вы не помните, вернее вы НЕ ЗНАЕТЕ своей истории, что для них очень удобно. Далее они сделали ваш мозг таким образом, что основные, заимствованные у животных, инстинкты управляют вашей разумной частью. Это на самом деле очень тонкая черта, но они профи своего дела. Пользуясь вашими низменными инстинктами, они управляют разумом. А что бы вы особо сильно не развивались, ваше самосознание постоянно тормозят, различными химическими препаратами и психологическим давлением.

— Но как же? Научный прогресс идет очень быстро, мы развиваемся очень стремительно.

— Научный прогресс развивается. Не люди! Вспомни, что происходит в твоем мире, отбросив ваши последние технологические разработки? Сможешь ли ты сказать, что с резким рывком компьютеризации, люди тоже шагнули на новый уровень? Что прямо всем живется очень хорошо и по душе. По глазам вижу, что не можешь. Это Атланты дали вам новые технологии, чтобы вами было проще управлять.

Я сидел и смотрел на мертвые души, плывущие рядом с лодкой. И в принципе я был согласен с вечным перевозчиком на реке забвения. Несмотря на все наши достижения и технологии, человек в большей части не прогрессирует. Нет. Можно даже сказать, что большинство переступив черту сознательной жизни начинает деградировать. Не в плане превращаться в пещерного человека, а в плане саморазвития. И по большому счету, все это происходит из-за системы. Система заставляет нас забыть обо всем, о чем мы мечтали в детстве, в юности и временами перед сном во взрослой жизни и выживать. Выживать, что бы вырастить своих детей рвущихся к своим мечтам, обрезать им крылья их мечты и научить выживать. Чтобы они выживали.

— Единственное, в чем они прочитались, совсем недавно, так это в численности. Один из членов совета зараженный идеей покорения соседних планет вашей системы, убедил, что нужно много пушечного мяса при первых экспедиций для терраформирования. Ну а так как вы очень плодовиты, то буквально за сто лет, при определенных допущенных условиях, расплодились как кролики.

— Извини, Харон, что прерываю. Но зачем ты мне это все рассказываешь? Разве можно такие знания возвращать в мой мир? Или ты точно уверен, что я не вернусь?

— Ну, во-первых, я тебе рассказал все это, потому, что мне скучно. А тут хоть с кем-то можно поговорить. Конечно, я мог бы с тобой обсудить игру какую-нибудь, или фильм, ну или раскрытие бутона Ярона у Х’харнов, но зачем тебе это? Во-вторых, ты защитник, Творец выбрал тебя и твоего друга в этой роли, потому, что Хранители сейчас не способны защитить вашу расу. Хотя я сомневаюсь, что и вы сможете. И в третьих, я абсолютно без понятия вернешься ты или нет, не от меня зависит.

Наверное, с полминуты мы сидели молча, смотря на черные воды Стикса. Мне было неловко, за то, что прервал рассказ перевозчика, а он просто молча, не спеша греб, забыв обо мне.

— Харон. — Я произнес имя чуть слышно, но старик моментально поднял свои глаза на меня. — В последнем бою, в своем мире я столкнулся с демоном, Д’Маэлем. Как он оказался в моем мире?

— Хм… Его Искры не было в реке, значит он поглощён. А раз ты видел его в своем мире, то вывод напрашивается сам собой, Люцифер вычислил Атлантов и вскоре заявиться туда.

— Да, Иуда примерно так и говорил.

— Хмм, Иуда. Он же Хранитель вашего мира.

— Как я понял, он перешел на сторону Хаоса..

— Погоди. — Харон поднял указательный палец вверх, глядя куда-то сквозь меня. — Сейчас будет больно.

И с этими словами он ткнул мне в грудь этим пальцем, ударив многомиллионным разрядом тока. Меня выгнуло, разрывая на кусочки и сшивая обратно, разделяя на атомы, а атомы на электроны и протоны. В этот раз боль была молниеносной и пропала почти сразу же, как и появилась. Правда, вместе с ней я потерял ориентиры. Верх-низ, чувство гравитации, звук, зрение. Был только неприятный запах паленой кожи и мяса и вроде как начал чувствоваться горький привкус. Толчок крови. Сердце сбойнуло вновь. Организм требовал кислорода. Толчок крови. Легкие не работают. Управляющие функции мозга отключены. Толчок крови. Глухой удар по груди, отчего хрустнули ребра. Еще один, еще. Сердце не отвечает. Миллионы вольт вновь заставляют работать внутренние органы в гиперрежиме, выжигая при этом миллионы и миллионы клеток организма. Сердце качает как водонапорная станция, разгоняя пустые кровяные клетки по организму. Нужен кислород. Впереди река Стикс, Харон ждет. И лишь где из-за горизонта слышался родной, детский голос.

— Пап, не умирай, пап..

Конец второй книги.



убрать рекламу








На главную » Некрасов Максим » Игра со смертью .