Риклз Бэт. Будка поцелуев читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Риклз Бэт » Будка поцелуев.





Читать онлайн Будка поцелуев. Риклз Бэт.

Бэт Риклз

Будка поцелуев

 Сделать закладку на этом месте книги

Copyright © Beth Reeks 2013

© Изображения на обложке – shutterstock.com

© О.М. Медведь, перевод на русский язык, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019


* * *

У меня в голове не укладывалось, что мой первый поцелуй будет с Ноем Флинном, старшим братом моего лучшего друга. Парнем, который вызывал во мне необъяснимые эмоции и в два счета сводил меня с ума.

Я проглотила слюну, и Ной, похоже, это услышал, потому что удивленно на меня посмотрел. Мой взгляд опустился на его губы: они выглядели такими мягкими и соблазнительными. В памяти всплыл образ Ноя в полотенце… в футбольной форме… И я тут же захотела его поцеловать.

Я могла и не делать этого, если бы не захотела; никто не мог заставить меня поцеловать его. В этом-то и вся проблема: я знала, что могла отступить, но так и не смогла решиться на это.

Мы подались друг другу навстречу.

А вдруг у меня между зубами застряла сахарная вата? Или изо рта пахнет чем-то противным?

Заткнись, заткнись, заткнись! 

Мой первый поцелуй…

В память о моей бабушке, которая доказала, что, невзирая ни на что, ты всегда можешь проявлять силу духа. 



Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

– Тебе что-нибудь налить? – крикнул Ли с кухни, когда я закрыла входную дверь.

– Нет, спасибо, – отозвалась я. – Я поднимусь в твою комнату.

– Не вопрос.

Никогда не переставала поражаться размеру дома Ли Флинна – практически особняк. Внизу – комната с пятидесятидюймовым телевизором и стереосистемой, не говоря уже о бильярдном столе и бассейне с подогревом на улице.

Хоть это место и было для меня вторым домом, по-настоящему комфортно я чувствовала себя лишь в комнате Ли. Открыв дверь, я увидела, как солнечный свет ворвался сюда сквозь открытые двери, ведущие на небольшой балкон. На стенах висели постеры с фотографиями музыкальных групп, в углу возле гитары стояла барабанная установка, а на модном столе из красного дерева, который хорошо вписывался в интерьер, гордо расположился ноутбук. Правда, как в комнате любого шестнадцатилетнего парня, на полу были разбросаны футболки, трусы и вонючие носки; недоеденный сэндвич возле ноутбука покрылся плесенью; повсюду валялись жестяные банки.

Я откинулась на кровать, наслаждаясь тем, как она пружинит.

Наши мамы познакомились, когда учились в колледже, и жили рядом – всего в десяти минутах ходьбы друг от друга, поэтому я и Ли дружили с пеленок, выросли вместе и вполне могли оказаться близнецами: забавно, но и родились мы в один день. Ли – мой лучший друг. Всегда был и всегда будет, несмотря на то, что порой невыносим.

Он как раз зашел в комнату с двумя открытыми бутылками апельсинового лимонада, зная, что я выпью и его порцию.

– Надо решить, что мы будем делать для карнавала, – сказала я.

– Знаю, – вздохнул он, взъерошив свои темно-каштановые волосы и сморщив веснушчатое лицо. – Разве нельзя организовать кокосовый боулинг? Знаешь, это когда кидают мячи и пытаются сбить кокосы?

Изумленная, я покачала головой.

– Я тоже об этом думала…

– Кто бы сомневался.

Я усмехнулась.

– Но мы не можем. Эту идею уже взяли.

– Почему мы вообще должны придумывать какой-то аттракцион? Нельзя просто управлять всем мероприятием и заставлять других придумывать развлечения?

– Эй! Это ты сказал, что фраза «участие в школьном совете» будет круто смотреться в заявлении в колледж.

– А ты согласилась.

– Потому что хотела попасть в комитет по танцам, – напомнила я. – Я не знала, что нам придется работать и на карнавале.

– Отстой.

– И не говори. А что, если мы возьмем напрокат одну из тех штук… Ну, понимаешь, – взмахнула я руками, – аттракцион с молотком.

– Для измерения силы?

– Да, его!

– Нет, такой уже заказали.

Я вздохнула.

– Тогда не знаю. Выбор небогат – все уже разобрали.

Посмотрев друг на друга, мы одновременно произнесли:

– Надо было начать подготовку заранее.

Мы засмеялись, и Ли, сев за стол, медленно закрутился на кресле.

– Дом с привидениями?

Я посмотрела на него с бесстрастным лицом – точнее, попыталась. Нелегко было поймать его взгляд, когда он вертелся.

– Сейчас весна, Ли. А не Хеллоуин.

– Ну и что?

– Нет. Никаких домов с привидениями.

– Ладно, – проворчал он. – Тогда что предлагаешь?

Я пожала плечами. Правда в том, что я понятия не имела. Мы серьезно облажались. Если не придумаем какой-нибудь аттракцион, нас выпрут из совета, а это значит, мы не сможем занести полезную фразу в наши заявления в колледж.

– Не знаю. Не соображаю, когда так жарко.

– Тогда сними свитер и что-нибудь придумай.

Я закатила глаза, а Ли начал искать в сети идеи аттракциона для весеннего карнавала. Потянув свитер вверх, я почувствовала, как солнце пригревает голый живот. Попыталась вытащить руки, чтобы одернуть надетую под низ майку…

– Ли, – пробормотала я. – Не поможешь?

Рассмеявшись, он встал со стула, и в этот момент дверь в комнату распахнулась. Мне показалось, Ли оставит меня самой выбираться из затруднительного положения, но в следующую секунду я услышала другой голос.

– Господи, ребята, в следующий раз запирайтесь, если хотите сделать это.

Я застыла. Щеки начали пылать, как только Ли поправил мою майку и стянул с меня свитер, – волосы превратились в наэлектризованный веник. Подняв глаза, я увидела старшего брата Ли. Он ухмылялся, стоя в дверном проеме.

– Привет, Шелли, – поздоровался он со мной, зная, как я ненавижу, когда меня так называют. Я позволяла это Ли, но Ной – другое дело. Он просто злил меня. После того как в четвертом классе я накричала на Кэма, никто больше не осмеливался называть меня Шелли. Теперь все обращались ко мне «Эль», сокращенно от «Рошель». Его же никто не осмеливался называть Ноем, кроме Ли и родителей. Все обращались к нему по фамилии – Флинн.

– Привет, Ной, – парировала я, мило улыбаясь.

Он сжал зубы и нахмурил темные брови, будто бросал мне вызов. Я лишь улыбнулась в ответ, и на его лицо вернулась сексуальная ухмылка.

Ной – самый сексуальный парень на Земле. Поверьте, я не преувеличиваю. Он был высоким и широкоплечим; темные волосы прикрывали ярко-голубые глаза, а нос был слегка искривлен – неправильно сросся после драки. Ной постоянно дрался, но за это его никогда не отстраняли от учебы.

Не считая редких «стычек», как мы с Ли привыкли это называть, Флинн был образцовым учеником: получал самые высокие оценки и считался звездой футбольной команды.

Когда мне исполнилось двенадцать или тринадцать, я по уши в него влюбилась, но чувства прошли очень быстро. Я понимала: я не из его круга и никогда туда не попаду. Хоть он был невероятно сексуальным, рядом с ним я вела себя просто, ведь не было ни малейшего шанса, что он увидит во мне девушку, а не лучшую подругу его младшего брата.

– Я привык производить на девушек подобный эффект, но могла бы ты не раздеваться в моем присутствии?

– Мечтай дальше, – саркастично улыбнулась я.

– Кстати, чем занимаетесь?

На мгновение я задумалась, почему он вдруг заинтересовался, но потом забила.

– Мы должны придумать какой-нибудь аттракцион для карнавала, – объяснил Ли.

– Звучит… дерьмово.

– Мы серьезно, – сказала я, закатив глаза. – Все хорошие варианты уже разобрали. Кажется, нам придется выбрать что-то типа… типа «Поймай утенка».

По выражению их лиц я поняла, что это самая худшая из идей, но лишь пожала плечами.

– Да мне все равно. Кстати, Ли, родителей сегодня не будет, так что вечеринка в восемь.

– Круто.

– Эль, попытайся сегодня не раздеваться передо мной на глазах у других.

– Ты же знаешь, что я имею виды только на Ли, – невинно произнесла я.

Рассмеявшись, Ной уткнулся в телефон – наверное, как и Ли, писал всем сообщение о вечеринке, а затем выплыл из комнаты, точно ленивый кот. Я не смогла сдержаться и проводила взглядом его симпатичную задницу.

– Эй, можешь хотя бы две секунды не пялиться на моего брата? – поддразнил Ли.

Я покраснела и пихнула его.

– Заткнись.

– Я думал, он тебя больше не интересует.

– Так и есть. Но от этого он не становится менее сексуальным.

Ли закатил глаза.

– Как скажешь. Знаешь, иногда ты меня бесишь.

Я села за ноутбук, а Ли встал за моей спиной, прижавшись подбородком к моей макушке. Я перешла на следующую страницу, прокрутила вниз, пробежав взглядом результаты поиска.

Кое-что бросилось мне в глаза, и в этот момент раздался голос Ли:

– Постой-ка.

Мы несколько секунд смотрели на экран. Затем он выпрямился, а я развернулась в кресле – наши лица озарили одинаковые улыбки.

– «Будка поцелуев», – произнесли мы одновременно.

Ли поднял руку, чтобы дать мне пять, и я ударила его по ладони.

Это будет очень круто.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы установили плату в два доллара за поцелуй. Какой бы аттракцион мы ни придумали, в школе нас уже ждала примитивная кабинка, но нам еще понадобилось бы много розовых и красных украшений. Я хотела использовать и черные, но Ли величественно произнес:

– Сейчас не Хеллоуин, Шелли.

– Ладно. Будем придерживаться розово-красной гаммы.

– Тогда что нам понадобится? Ленты, гофрированная бумага, тесьма… Что-то вроде этого, да?

– Наверное. Эй, как думаешь, мы сможем на уроке труда сделать большой баннер?

Я не хотела посещать уроки труда, но выбор стоял между ним и домоводством. После кексовой катастрофы в восьмом классе я старалась держаться подальше от плиты, хотя, наверное, в жизни мне пригодились бы кулинарные навыки.

– Почему бы и нет. Наверное, мистер Престон не будет против.

Я кивнула.

– Круто. Мы можем попросить спортсменов и чирлидерш стоять у будки. Нам нужны четыре человека. Тогда они смогут меняться.

– Неплохая идея. Но кого попросить?

– Ну… Саманта и Лили точно согласятся, – задумчиво протянула я. – И могут позвать других девчонок.

– Супер! А я позвоню парням.

Я достала свой сотовый и отыскала телефоны девчонок. Мы с Ли не принадлежали ни к какой компании; просто тусовались, с кем хотели, а значит, у нас были номера многих ребят. Ли – харизматичный и располагающий к себе, а я шла с ним в комплекте. Конечно, у нас были близкие друзья – и все парни.

Я набрала номер Саманты, и та прощебетала, что она полностью за! Лили тоже согласилась. Она уже не могла дождаться мероприятия и пообещала позвонить всем знакомым девочкам.

– Сделано, – выдохнула я и рухнула спиной на кровать. Пружины подскочили, когда Ли упал рядом, и мы улыбнулись друг другу.

– Наша «Будка» будет самой крутой.

– Согласна. Иногда мы с тобой чертовски круты.

– Согласен.

Мой телефон просигналил: пришло сообщение от Лили – Дана с Карен тоже примут участие. Я поблагодарила ее за помощь и сказала:

– С девчонками все улажено.

– Класс. Дейв написал, что договорится за нас с ребятами. Все готово.

– А это значит… что нам нечего делать, – обрадовалась я. – И ты можешь поехать со мной в магазин.

Ли застонал.

– Зачем тебе в магазин? У тебя мало одежды?

– Нет… Но у тебя сегодня вечеринка. А я в хорошем настроении, потому что мы наконец  разобрались с этой «Будкой». Поэтому поедем в магазин и купим мне наряд на вечер.

Ли снова застонал.

– Скажи честно, ты хочешь найти сексуальное платье, чтобы впечатлить моего брата, да?

– Нет. Я просто хочу купить что-нибудь новенькое. Но если в итоге мне удастся поразить твоего брата, это будет приятным дополнением. Я бы даже сказала, гребаным чудом. Мы оба знаем, что он не думает обо мне как о девушке…

Ли вздохнул.

– Ладно, ладно, мы едем в магазин. Прекрати ныть.

Я знала: убедить его не составит труда, и теперь улыбалась торжествующе. Конечно, он понимал, что я прикалываюсь, но, так или иначе, не хотел слушать мое нытье.

Я схватила свитер и подождала, пока Ли возьмет кошелек и наденет кроссовки, затем побежала вниз, Ли – за мной следом. Мы сели в его машину – «мустанг» 1965 года, который он купил по дешевке на автосвалке, – и Ли повернул ключ зажигания.

– Спасибо, Ли.

– Для тебя – все что угодно, – вздохнул он с улыбкой.


Через двадцать минут мы уже были у торгового центра. Ли заглушил двигатель, но у меня все еще слегка звенело в ушах от орущего всю дорогу хип-хопа.

– Знаешь, ты должна мне за то, что притащила сюда.

– Куплю тебе пончик.

Ли задумался.

– И молочный коктейль.

– Договорились.

Он закинул руку на мои плечи, и я сразу поняла зачем – он повел меня прямо в ресторанный дворик, чтобы я не забыла об обещании. Наевшись, Ли с радостью потащился за мной по магазинам.

Пройдясь по нескольким отделам, я нашла идеальный наряд: коралловое платье с юбкой, не очень обтягивающей и не слишком короткой, и лифом, который отлично подчеркивал грудь, не выставляя при этом ее напоказ. Легкая ткань с левого бока была присборена и скрывала длинную молнию.

– Теперь придется идти за обувью? – застонал Ли, когда я объявила, что примерю платье.

– Нет, Ли, у меня есть туфли, – ответила я, закатив глаза.

– Да, но у тебя и платья есть. Тебя это не остановило, – пробормотал он, следуя за мной в примерочные, не задумываясь, вошел ко мне в кабинку и развалился на стуле. Впрочем, я не стеснялась переодеваться при нем.

– Застегнешь?

Он устало вздохнул и поднялся, чтобы помочь. Посмотрев в зеркало и разгладив платье, я засомневалась: на вешалке оно выглядело лучше и не казалось таким коротким…

Ли присвистнул.

– Симпатично.

– Погоди! Тебе не кажется, что оно слишком короткое?

Он пожал плечами и шлепнул меня по заднице.

– Ты думаешь, это кого-нибудь волнует?

В ответ я игриво стукнула его по голове.

– Серьезно, Ли. Оно очень короткое?

– Ну, может, немного. Но выглядит отлично.

– Ты уверен?

– По-твоему, я бы тебе соврал, Шелли? – спросил он, скорчив печальную мину, и отошел, прижав руки к сердцу.

Я посмотрела на него в зеркало.

– Я даже не знаю, отвечать или нет…

– Наверное, нет, – засмеялся он. – Так ты его возьмешь?

Кивнув, я ответила:

– Думаю, да. На него скидка пятьдесят процентов.

– Круто. – Но потом Ли застонал. – Ты же не потратишь оставшиеся деньги на туфли? Пожалуйста, скажи, что нет. Если да, ты должна будешь мне лимонад и пиццу.

– Обещаю, что больше ничего не куплю. Только платье, и можем ехать домой.

Я сняла обновку и надела джинсы, топик и свитер: кондиционер в этом торговом центре работал на полную катушку.

– Ну вот, – вздохнул он. – А я хотел пиццу.

Засмеявшись, я вышла из примерочной, Ли плелся следом.

Внезапно я врезалась во что-то – вернее, в кого-то.

– Извините, – произнесла я на автомате и только через мгновение увидела, кто это. – О, привет, Джейми.

Она с подозрением посмотрела сначала на меня, потом на Ли, и на ее лице растянулась хитрая улыбка.

Джейми – главная сплетница нашей школы, и, даже оставаясь милой, она могла выбесить любого.

– Чем вы там вдвоем занимались? Знаешь, Ли, это женская примерочная.

Он пожал плечами.

– Эль нужен был взгляд со стороны.

– Понятно, – разочарованно протянула Джейми; мне показалось, она действительно расстроилась. Неужели надеялась найти повод для сплетен? – Я так и думала. Слышала, у тебя сегодня вечеринка. Там будет твой брат?

Ли закатил глаза.

– Да.

Джейми широко улыбнулась.

– Круто!

– Ты тоже в поисках платья? – спросила я, чтобы поддержать разговор.

– Нет, мне нужны новые джинсы. Моя собака решила, что с моими джинсами играть куда веселее, чем с пищащим мячиком.

– Хорошая собака, – засмеялась я.

– И не говори. Ты сегодня будешь в этом? – Джейми кивнула на платье в моих руках.

– Ага.

– Не совсем уверена, что это твой цвет… – сказала она, но я заметила, как изменилось выражение ее лица. Зависть. Это хороший знак.

– Возможно… Но оно со скидкой. Не могу устоять перед таким выгодным предложением.

Джейми вежливо засмеялась.

– Да, наверное. Ну, увидимся!

– Пока, Джейми, – выдали мы хором.

Ли вздохнул и пробормотал, как сильно она его раздражает.

Заплатив за платье, мы снова забежали в ресторанный дворик – Ли все-таки решил купить перед уходом кусок пиццы, а я решилась на молочный коктейль.

– Не разлей его в моей малышке, – предупредил Ли, когда я села в машину.

– Да ну что ты! – В этот самый момент я чуть не разлила напиток и, поймав грозный взгляд Ли, не осмелилась сделать глоток до красного сигнала светофора.

Когда Ли заехал на подъездную дорожку, я проверила время.

– Почти шесть… Пора домой, готовиться, – сказала я.

– Иногда ты такая девчонка, Шелли.

– А ты только сейчас это заметил? – улыбнулась я.

Засмеявшись, Ли пошел к дому.

– Увидимся, – крикнул он, обернувшись.

– Пока.

Дома никого не оказалось, но меня это не удивило. У моего младшего брата Брэда сегодня был футбольный матч, и папа, вероятно, повез его за бургерами.

Я подключила айпод к колонкам и врубила на полную Кешу[1], чтобы слышать ее песни в ду́ше. Когда я, завернутая в полотенце, встала перед платьем и внимательно рассмотрела его, меня вновь начали терзать сомнения. Я выросла с Ли и без мамы, поэтому никогда не была девочкой до мозга костей; однако этот факт не мешал мне покупать такие вот вещи. Я покачала головой и отругала себя: это платье гораздо длиннее юбок, которые некоторые девчонки носят в школу. Так что все нормально.

Я села за туалетный столик, разложила перед собой косметику, включила плойку, тщательно нанесла тональный крем на кожу и подвела карие глаза карандашом. У меня ушла уйма времени на то, чтобы волосы, блестящие и пахнущие кокосом после душа, ниспадали по спине идеальными черными локонами.

Оценив себя – одетую в платье и в черных туфлях на пятисантиметровых каблуках, – я почувствовала неуверенность. Конечно, на вечеринке будут девушки с безупречным макияжем, платьями покороче моего и каблуками повыше. Правда ли я так хорошо выгляжу, как мне кажется?

К тому моменту на часах уже было половина девятого. Куда делись два часа?

Снимая телефон с зарядки, я увидела сообщение от Ли, который спрашивал, где я пропадаю.

Через пару минут я осторожно подошла к дому Флиннов. Каблуки не были высокими, но мне все равно удобнее на плоской подошве. По двору бродили ребята. Входная дверь была открыта, выпуская на улицу басы, от которых, казалось, сейчас задрожит трава. Я улыбнулась и отправилась на кухню за напитками, здороваясь со всеми по пути.

Заглянув в холодильник, я не удивилась, что оттуда вытащили всю еду, чтобы освободить место для алкоголя. Ли и Ной делали так с тех пор, как несколько месяцев назад кто-то шутки ради закидал стены кусками ветчины и индейки.

Я взяла бутылку с апельсиновым лимонадом и, прислонив крышкой к столешни



це, открыла ее. Этот трюк мне показал папа Ли.

– Привет, Эль!

Я повернулась и увидела девочек.

– Привет!

– Оливия сказала, вы с Ли орагнизовываете на карнавале «Будку поцелуев», – сказала Джорджия. – Это так круто!

– Спасибо, – улыбнулась я.

– Давненько никто такого не устраивал, – воскликнула Фейт. – Это отличная идея!

– Ну мы сами отличные ребята.

Они засмеялись.

– Я точно загляну в вашу будку, – хитро улыбнулась Кэндис. – Слышала, там будет Джон Флетчер.

– И Дейв Петерсон, – добавила Джорджия.

– Джон будет участвовать? – спросила я.

– Так сказал Дейв. – Кэндис пожала плечами.

– Это же твоя «Будка», Эль – ты должна знать, – засмеялась Фейт.

Я застенчиво улыбнулась.

– Ну да…

– Эй, знаешь, кого надо было пригласить? – предложила Оливия. – Флинна.

Я на секунду задумалась, кого она имела в виду. А потом поняла – Ноя.

– Не думаю, что он согласится.

– Ну а ты спрашивала?

– Нет…

– Может, он согласится участвовать хотя бы ради своего младшего брата? – предположила Джорджия. – Сыграй на чувстве вины – сработает.

– Но я думала, у нас и так есть четыре парня…

– Но если будет Флинн, каждая девушка этого штата покажется на карнавале, – заявила Оливия.

Она, как и любая другая девушка в школе, думала, что у нее есть шанс завязать роман с Флинном: Оливия – главная чирлидерша, Ной играет в футбольной команде. Но пока он даже не удостоил ее взглядом. Хотя сам Ной никогда не бегал за девчонками, у него была репутация бабника. И, кажется, этим статусом он гордился.

– Если тебе удастся затащить Флинна в «Будку поцелуев», станешь легендой, – сказала Фейт.

– У тебя есть парень, – напомнила ей Джорджия. – Тебе нельзя в «Будку поцелуев».

– Почему? Это все ради хорошего дела. Что там в этот раз – спасение дельфинов?

– Эта тема вроде была в прошлом году, – с улыбкой напомнила я. – А в этом собирают на онкологические исследования.

– Еще лучше! – воскликнула Фейт, и мы все засмеялись. – Попроси его.

– Да, иди, – подстрекнула меня Оливия.

– Просто спроси, – взмолилась Кэндис. – Пожалуйста, Эль?

– Ну… Я не знаю…

– Смотри, вон он идет, – вдруг зашептала Кэндис, перебив меня и слегка подтолкнув вперед. – Просто спроси. Если откажется, ты хотя бы попыталась.

– Ладно, – вздохнула я, сдавшись, и отправилась перехватывать Ноя, который шел за еще одной банкой пива.

Он поприветствовал меня, кивнув.

– Поучаствуешь в «Будке поцелуев» на весеннем карнавале ради нас? Пожалуйста? Не можем найти четвертого парня. Это ради благотворительности. Нам с Ли правда нужна твоя помощь.

Ной выпрямился и открыл банку.

– «Будка поцелуев», говоришь?

– Да.

– Оригинально.

– Знаю, я такая.

– Куда лучше твоей идеи с утенком.

Он усмехнулся и одарил меня ухмылкой, от которой мое сердце запрыгало в груди.

– И ты хочешь, чтобы меня целовали? В твоей будке?

– Это ради хорошего дела! – попыталась уговорить я.

– Я так не думаю, Шелли.

– Пожалуйста, Ной? – взмолилась я, сделав ударение на его имени, и посмотрела на него щенячьими глазами.

– Готова встать на колени и умолять?

– Не-ет, – медленно протянула я, – но любая другая девушка готова. Этого достаточно?

Он рассмеялся.

– Вот поэтому я откажусь, извини.

– Ну теперь они хотя бы не скажут, что я не пыталась, – вздохнула я. – Подожди. Я правда тебе нужен или это они хотят, чтобы я там был? – спросил он, кивнув на девчонок.

– Второе.

Ной кивнул.

– Ну извини. Не могу рисковать своим достоинством. К тому же представь, как меня возненавидят другие парни за то, что украду все поцелуи, – усмехнулся он.

– Скорее, благотворительное общество проклянет тебя за то, что никто не придет в «Будку поцелуев».

Он улыбнулся.

– Туше [2].

– Да и ладно… – покачала я головой. – Забудь.

Я вернулась к чирлидершам и пожала плечами.

– Извините, девочки. Он не согласился.

– Надо было лучше стараться, – заявила Оливия. – Смотри и учись.

Она передала Фейт свой напиток и в невероятно коротком черном платье продефилировала к Ною, который болтал с ребятами. Она дотронулась до его руки, чуть ли не набрасываясь на него, и так захлопала ресницами, что казалось, будто ей в глаз попала соринка. Возможно, я была чересчур строга к Оливии, но своими ужимками она привлекла внимание еще нескольких парней. Само собой, ей Ной тоже отказал. Тогда она надулась и потопала обратно к нам.

– Этот парень такой вредный.

– И такой сексуальный, – пробормотала Джорджия, потягивая напиток.

– Черт, да, – согласилась Оливия, усмехнувшись. Девочки тоже обернулись, чтобы оценить его. – А ты считаешь Флинна сексуальным, Эль?

Я посмотрела на Фейт.

– Ну да. Конечно.

– Тогда почему не обсуждаешь его прекрасную задницу?

– Потому что он настолько мне не по зубам, что нет смысла даже пытаться.

Фейт посмотрела на меня с сочувствием.

– Ты вообще о чем? Ты очень красивая! В смысле я бы убила кого угодно за такие волосы.

Я пожала плечами и слегка покраснела.

– Спасибо. Но какая разница? Он для меня лишь старший брат Ли.

– Возможно, с этого все и начнется. Кто знает?

– Да, точно. В моих мечтах, – рассмеялась я. Фейт пожала плечами, а Кэндис повернулась, чтобы с ней поболтать. Извинившись, я ушла от них и проскользнула в комнату отдыха, где все танцевали, в несколько глотков допила лимонад и поставила бутылку, чтобы присоединиться ко всем. Атмосфера заряжала: не все были пьяны, но это не помешало им размахивать волосами и сходить с ума.

В мои планы не входило напиваться. Я знала, что и без этого могла отлично провести время. Но я все же выдула две банки яблочного сидра, и, так как я быстро пьянею, после них мне стало совсем хорошо: время летело, я танцевала, смеялась и болтала с ребятами.

Все уже слышали про «Будку поцелуев», а когда спрашивали, будет ли в ней участвовать Флинн, я говорила: «Спрошу», – этот ответ казался самым простым вариантом.

Было уже около одиннадцати. Я присоединилась в игровой комнате к Ли, Джейсону, Диксону и парням из выпускного класса. Они пили шоты, выставленные на бильярдном столе.

– Можно присоединиться? – спросила я, влетая в комнату с улыбкой.

– Конечно, – ответил Диксон и налил мне шот.

– Эль, может, тебе уже достаточно? – осторожно спросил Ли.

– Тебе не все равно? – прочирикала я. – Три, два…

Все выпили и со стуком поставили шоты на стол. Диксон снова и снова разливал водку. На втором круге я потеряла счет рюмочкам. Водка мне не нравилась, она была отвратительна на вкус и обжигала горло, но тогда я этого не замечала. Все вокруг стало ярким, громким и размытым. Я истерично хихикала, хватаясь за живот.

– Эль, ты такая пьяная, – засмеялся Крис, подойдя ко мне и схватив за плечи.

Я снова засмеялась.

– Давай потанцуем. Я хочу танцевать. Кто-нибудь, потанцуйте со мной. Крис, потанцуй со мной?

– Здесь нет музыки.

– Ну и ладно. Давай все равно потанцуем.

Но потом я решила залезть на бильярдный стол. Едва не захохотала, когда почувствовала, как его поверхность дрожит от басов. Я начала покачивать бедрами, вскинув руки и размахивая волосами, попыталась затащить и Ли, но он отказался.

– Ну почему? – заныла я.

– Я не танцую, – сказал он. – Давай, Эль, слезай.

Я показала ему язык, и тогда он попытался схватить меня и стащить вниз, но я выкрутилась и продолжила танцевать. Ли – такой кайфолом!

– Сейчас вернусь.

– Ты куда? – спросила я. Он не мог уйти – вечеринка еще не закончилась!

– Возьму себе выпить. Диксон, тебе принести что-нибудь?

– Все, что мне нужно, здесь, чувак, – ответил тот и подмигнул мне с ухмылкой, а я отправила ему воздушный поцелуй.

«В игровой так жарко», – подумала я. Кто-то включил отопление? Я вся вспотела. Возможно, не помешает окунуться в бассейн… И я вдруг нашла идеальное решение.

– Пойдемте купаться нагишом! – с восторгом закричала я и потянулась к молнии на платье, ковыляя к краю стола и покачиваясь на каблуках.

Внезапно мои ноги оказались в воздухе, лицом же я уткнулась в чью-то спину, и весь мир перевернулся.

– Эй! – закричала я. – Отпусти меня! Отпусти меня!

Но меня не отпустили. Я смотрела на мелькающие ступеньки, когда меня несли наверх. Это не Ли. Он был не в зеленом – ведь так? Или все-таки… Нет, я уверена, что Ли надел что-то красное. Кто же этот тип в зеленой футболке? Он был чертовски силен, учитывая, что я извивалась, как безумная.

Наконец меня опустили на что-то мягкое. Матрас! Выпрямившись, я поджала под себя ноги.

– Ной Флинн, – проскулила я, заметив его осуждающий взгляд. – Ты такой кайфолом! Я веселилась!

– Ты собиралась раздеться, – сказал он. – Отдохни минут двадцать.

– Нет! – надулась я. – Не будь таким занудой. Я хотела купаться голой!

Покачав головой, он усмехнулся.

– Это, конечно, заманчиво, но я считаю, что тебе лучше ненадолго остаться здесь – хотя бы немного протрезвеешь.

Я вздохнула и легла на подушки, а затем снова села.

– Ты оставишь меня одну?

– Нет. Я не доверяю тебе настолько, чтобы оставлять одну в комнате.

– Ты мне не доверяешь? Почему? Я лучшая подруга Ли. Ты меня знаешь всю жизнь! И должен мне доверять.

Ной покачал головой, затем подошел к двери, закрыл ее и повернул ключ в замке. Я выгнула брови, когда он вернулся ко мне и сел на стул. Но даже в таком состоянии я понимала, что эта мысль глупа.

– Ты не пьян? – спросила я.

– Не совсем.

– А почему? Это же твоя вечеринка. Отрывайся!

– Думаю, ты уже достаточно повеселилась за нас обоих.

– Извини, – надулась я. – Не хотела испортить тебе веселье.

Ной засмеялся. Я подползла к краю кровати, свесила ноги, подложила под них руки и начала раскачивать.

– Ной…

– Да.

– Пожалуйста, ты примешь участие в «Будке поцелуев» ради нас?

– Нет.

– Ну пожалуйста! – взмолилась я, подпрыгивая на пружинистом матрасе. Ого, да он как трамплин! Как кровать Ли. – Пожалуйста, пожалуйста, огромное пожалуйста с вишенкой на торте?

– Нет.

– Почему нет? – заныла я. – Ты такой вредный!

– Просто я не хочу участвовать в «Будке поцелуев», вот и все.

– Но почему?

– Не хочу.

– Пожалуйста! Это… думаю, это для борьбы с раком. Или, возможно, для дельфинов. Смешное слово, правда? Дельфины. Дель… фины…

– Я не собираюсь участвовать в «Будке поцелуев», и неважно, ради чего или ради кого ее организовали.

Встав, я подошла к нему и присела на корточки – так близко, что наши носы почти соприкасались.

– Даже ради меня?

Он покачал головой, а потом вдруг сказал:

– Черт, у тебя так воняет изо рта. Сколько водки ты выпила?

– Не знаю. Диксон разливал.

Он вздохнул.

– Эти парни… клянусь…

– Что?

– Ничего.

– Ладно, можешь не рассказывать.

Я выпрямилась и потащилась обратно к кровати, но комната вдруг закачалась, стала серой и размытой.

– Кажется, меня сейчас стошнит.

Ной затащил меня в ванную и подтолкнул к унитазу как раз в тот момнет, когда меня вырвало.

Когда все закончилось, я рухнула на прохладный пол, привалившись головой к ванне. Он поднес к моим губам стакан с холодной водой и заставил его выпить.

– Мне очень, очень жаль, Ной, – простонала я. После всего этого я чувствовала себя отвратительно. – Мне правда жаль. Я не хотела испортить тебе вечеринку.

– Ты не испортила мне вечеринку, Эль, – сказал он.

Я быстро закивала, но остановилась, когда меня снова затошнило.

– Испортила. Мне очень жаль!

– Все нормально, – засмеялся он. – Успокойся.

Я нахмурилась и ударила его кулаком в грудь.

Ого. Какая крепкая. Готова поспорить, у него шесть кубиков. Может, даже восемь. Или десять! А бывает вообще такое? Наверное… Если такое возможно, то только у Ноя. 

Остановив внутреннюю болтовню, я попросила:

– Не смейся надо мной.

Засмеявшись еще сильнее, он поднял меня, еле державшуюся на ногах, обхватил за талию и помог добраться до кровати, куда я и рухнула.

– Вернусь через десять минут и про…

Но я уже спала.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Слабый солнечный свет не пробивался через занавески, но окрашивал комнату в темно-синий цвет. Я снова закрыла глаза, пытаясь уютнее устроиться на мягкой подушке, и свернулась клубочком под толстым одеялом. Мне было так удобно и тепло. Все вокруг пахло… цитрусом и древесиной – замечательный запах. И я была уверена, что уже чувствовала этот аромат на ком-то… Ахнув от изумления, я мгновенно подскочила.

В моей спальне так не пахнет. И моя кровать не такая уютная. А еще у меня в комнате не висят синие занавески. Тогда… где я, черт побери?

Я осмотрелась. Все казалось таким знакомым… Но прежде я здесь не была. Я скинула одеяло и увидела, что на мне серая мужская футболка на пару размеров больше. От нее пахло так же, как и от подушек. Трусики все еще на мне – хороший знак.

Осторожно выбравшись из кровати, я попыталась понять: какого черта вчера произошло? Напрягла память, но безрезультатно. Смутно вспомнила, как танцевала на бильярдном столе.

И зачем я так напилась? Отвратительный привкус во рту, голова раскалывается от боли… Похоже, меня стошнило. Кто-то придерживал мои волосы… Наверное, Ли. Он бы позаботился обо мне. Но где я?

Дойдя на цыпочках до двери и высунув голову, я чуть ли не закричала от облегчения, когда увидела, что это дом Ли и Ноя. Наверное, я заснула в комнате Ноя – за все эти годы я ни разу здесь так и не побывала. Но… почему я в его спальне? А не в одной из гостевых? Или не у Ли?

Я вернулась к кровати. В голове шумело так сильно, что я больше не могла стоять, я посмотрела на часы: половина восьмого утра. В надежде избавиться от похмелья, еще немного поспав, я забралась под одеяло и вдохнула запах Ноя, но как только я собралась погрузиться в дремоту, дверь медленно, со скрипом отворилась. Открыв глаза, я тут же столкнулась взглядом с Ноем, стоящим на пороге в одном только полотенце, которое висело низко на бедрах. По его груди и животу стекали капельки воды, а черные волосы были мокрыми.

Я вскинула брови. Шесть кубиков. Кто бы мог подумать! И покраснела, осознав, что от одного его взгляда мое сердце затрепетало.

– Извини, – тихо сказал Ной. – Не хотел тебя разбудить.

– Все нормально, – ответила я хриплым голосом и откашлялась, отчего голова заболела еще сильнее. – Я уже проснулась.

– Тяжелое похмелье?

Я скривилась в ответ, и Ной усмехнулся.

– Тебе и не снилось. Никогда бы не подумала, что так много выпила.

– Я знаю, что ты выпила море водки, – сказал он, присев на край кровати. Мое сердце застучало как бешеное. Неужели нельзя было надеть футболку или джинсы перед разговором со мной?

– В смысле ты знаешь? Когда ты меня видел?

– Когда ты собралась устроить стриптиз на бильярдном столе перед компанией парней, а потом отправиться купаться нагишом, – беззаботно ответил Ной и покосился на меня.

Интересно, он слышал, как билось мое сердце? Наверное. Я надеялась, что хотя бы не покраснею. Только этого не хватало.

Мозг обрабатывал его слова.

– О господи. Скажи, что я не сделала этого.

– Нет, не сделала. Пришлось тебя унести.

Я ахнула. Мои щеки запылали, и я закрыла лицо руками, выглядывая между пальцами.

– Поверить не могу.

– Ну да…

– Спасибо. Что остановил меня. Утром мне было бы стыдно.

– Да что ты говоришь, – протянул Ной с сарказмом, но улыбнулся. – Кстати, тебя еще и стошнило. Это так, для справки.

– Что, перед всеми?

«О господи, дело дрянь!»  – подумала я, сгорая от стыда.

– Нет, – ответил он и покачал головой, брызгая в меня водой. – В моей ванной. Я беспокоился, что ты выставишь себя дурочкой.

Мне стало так стыдно, что я застонала.

– Прости! Мне правда очень жаль, Ной, я не хотела, чтобы ты пропустил вечеринку или…

– Все нормально. Я не возражал, – пожал он плечами.

– Ну конечно! Как скажешь. Думаю, мы оба знаем, что возня со мной не стала самым ярким моментом твоего вечера, – фыркнула я.

– Все было не так уж плохо, – ответил он через какое-то время и снова улыбнулся. Нет, не ухмыльнулся. Это была искренняя улыбка. На левой его щеке появилась ямочка, а в уголках глаз – морщинки. Я улыбнулась в ответ.

– Спасибо, Ной. – На сей раз я не смогла произнести его имя насмешливо.

– В любое время, Шелли.

Он взъерошил мои волосы, и я, попытавшись оттолкнуть его, каким-то образом свалилась с кровати и потянула его за собой. Ной оказался очень тяжелым. Он буквально раздавил меня, но я попала в плен его ярких глаз… Он тоже не шелохнулся – просто смотрел на меня. Прежде чем вся эта сцена переросла в «гляделки», я наконец обрела дар речи.

– Ной… – выдохнула я.

– Да? – спросил он так же тихо.

– Ты меня раздавишь.

Он поморгал пару раз, словно возвращаясь в реальность, и поднялся, придерживая полотенце, – не знаю, что бы я делала, урони его Ной.

– Ой, точно. Черт! Извини.

Нет, Эль! Даже не начинай об этом! Заткнись! Прекрати думать! 

Он подал мне руку, и я тоже встала. Футболка на мне едва прикрывала зад, поэтому я ужасно стеснялась.

– Эм, когда я переоделась? – спросила я, одергивая футболку и осматриваясь. Мое платье висело на стуле.

– Я вернулся проверить, как ты, и ты проснулась. Начала снимать платье, потому что не хотела его помять, и попросила найти тебе футболку, – пожал плечами Ной и почесал затылок.

Я отчаянно пыталась переварить услышанное.

– Так… ты видел меня… в нижнем белье…

Пожалуйста, скажи «нет», пожалуйста, скажи «нет», пожалуйста… 

Он изо всех сил пытался не улыбнуться.

– Эм…

– О господи.

Я уткнулась лицом в ладони.

– Я отвернулся, клянусь.

– Не бери в голову, – отшутилась я, но на самом деле в моих висках стучала кровь.

Мистер Бабник отвернулся? Вранье.

– Ли внизу, готовит завтрак. Если ты хочешь есть, пойдем, – поспешно добавил Ной, пытаясь сменить тему.

Мой живот решил проурчать в ответ, и мы рассмеялись.

– Потрясающе.

Я вышла из спальни, закрыв за собой дверь. Выдохнула, не осознавая, что задерживала дыхание, и опустилась на пол, прислонившись спиной к двери.

– О господи, – сказала я сама себе. Я считала, что полностью переболела Ноем. Но после этих пяти минут – он в полотенце, я в его футболке, и он упал на меня… Мое сердце просто не успокаивалось!

Это нелепо. Я знала, что Ной считал меня лишь назойливой лучшей подружкой своего брата. И я точно не была для него кем-то бо́льшим. Но… вдруг дверь за моей спиной исчезла, и я повалилась назад. Лежа на спине, я увидела Ноя в боксерах и захохотала:

– У тебя боксеры с Суперменом!

Он посмотрел вниз. Заметив расцветающий на его щеках румянец, я могла думать только об одном: я вогнала в краску Ноя Флинна!

Он усмехнулся, словно ему было все равно, затем подмигнул и сказал:

– И ты считаешь их неотразимыми, Шелли.

Это так очевидно? 

– Ох, да, точно, – фыркнула я. – Конечно, считаю.

Я снова поднялась, одернула футболку и направилась вниз на кухню, глупо улыбаясь из-за того, что вогнала его в краску.

– Рошель, Рошель, Рошель, – вздохнул Ли, когда я рухнула на стул за стойкой. – И что мне с тобой делать, моя раздевающаяся, готовая купаться нагишом подружка?

– Приготовишь мне завтрак? – с надеждой предложи



ла я.

Он засмеялся и, повернувшись к плите, кинул на сковороду еще несколько кусков бекона.

– Для тебя – все что угодно.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Большую часть дня мы с Ли играли в «Марио Карт»[3].

– Меня вообще-то удивило, что Ной позаботился обо мне, – призналась я Ли.

– И ты не единственная, – засмеялся он. – Я бы тоже забрал тебя, будь рядом, но меня задержали…

– Да, ты рассказывал мне про Веронику. Ты только ее поцеловал или кого-то еще? Смотри – превратишься в своего брата.

Ли закатил глаза.

– Сказала мне стриптизерша… Отличная из нас парочка.

– Я была пьяна.

– И я тоже. Слегка.

– Но не Ной.

– Думаю, он все же напился, раз так присматривал за тобой. Обычно он не такой… милый.

– Мягко говоря, – засмеялась я.

– Точно. Эй, а если он влюбляется в тебя?

Я смерила Ли взглядом.

– Да это просто смешно! И я давно уже переболела этой влюбленностью, тебе это хорошо известно.

Ли наморщил нос.

– Во всяком случае, это было бы странно.

– Мне все равно.

Я пихнула Ли в бок, отчего его машинка на экране отклонилась от курса и рухнула вместе с Йоши в водопад, а мой Луиджи[4] вышел в лидеры.

Домой я вернулась около пяти – надо было доделать домашку. Пришлось заставить Ли довезти меня. Я позаимствовала у него джинсы и не хотела, чтобы меня в них видели на улице. Когда я кинулась к двери своего дома, мой лучший друг заржал:

– Эй!

– Что? – крикнула я, обернувшись.

Он кинул мне платье, которое я успела поймать прежде, чем оно упало на землю.

– Увидимся утром!

– Пока, Ли!

Я закрыла входную дверь и услышала:

– Рошель, это ты?

– Да! Привет, пап!

– Загляни на секундочку на кухню.

Я вздохнула, гадая, ждет ли меня очередная лекция. Боялась, что папа на меня злится. Он сидел за кухонным столом и работал на ноутбуке, а Брэд играл в гостиной в Wii[5].

– Привет, – сказала я, включая кофеварку.

– Можешь и мне сделать чашечку?

– Хорошо.

– Вечеринка прошла отлично?

– Да, все было круто, – кивнула я.

– Ты не напилась? Ничего не наделала по глупости?

Папа строго посмотрел на меня поверх кружки: он имел в виду парней. Не знаю, из-за чего он беспокоился, ведь у меня никогда не было парня и я ни разу не целовалась.

– Я, эм… Я вела себя неплохо… только немного напилась.

Папа вздохнул, снял очки и потер щеку.

– Рошель… помнишь, что я говорил тебе насчет выпивки?

– Я была в порядке, честно. Ли с Ноем позаботились обо мне.

– И Ной?

Папа так удивился, что на мгновение забыл, о чем спрашивал.

– Да. Меня это тоже удивило.

– Так, не переводи тему, юная леди. Помнишь, что я говорил тебе?

– Помню, извини.

– В следующий раз будешь наказана на месяц, поняла? И не думай, что я ничего не узнаю.

– Намек понят.

Кажется, отца это не особо убедило, но пока он спустил дело на тормозах. Я же не каждый вечер напивалась! Так, время от времени.

– Вы с Ли уже определились насчет аттракциона? Карнавал уже через две недели.

– Да. Мы сделаем «Будку поцелуев».

– Это… необычно, – засмеялся папа. – Уверена, что вам разрешат?

Я пожала плечами и налила две чашки кофе.

– А почему нет?

– Но это лучше, чем кидать мячи в кокосы, – сказал он. – Слушай, завтра присмотришь за Брэдом, хорошо? Я работаю допоздна.

– Да, конечно. – Я добавила в кофе много молока и залпом выпила чашку. – Я в душ, а потом делать домашку.

– Хорошо. Ужин в семь. Будет мясной рулет.

– Круто.


Я терпеть не могла понедельники. Они – полный отстой. В них не было ничего позитивного. Я всегда ставила будильник на двадцать минут раньше, потому что долго вылезала из кровати.

В тот день я встала и достала из шкафа черные брюки. Нашу школу построили в начале двадцатого века, и мы до сих пор зачем-то ходим в форме. Она не самая худшая в мире, но хотелось бы обойтись без нее.

Мало того, что утро понедельника всегда было тяжелым, мое собиралось стать еще более адовым. Хря-я-я-ясь!  Я замерла, наполовину засунув ногу в штанину. Затем быстренько скинула брюки и оценила ущерб. На прошлой неделе на внутреннем шве правой штанины была крошечная дырка. Теперь же ткань разорвалась по всей длине.

– Вот черт, – пробормотала я, отшвырнув брюки. Швея из меня никакая, да и папа не сможет зашить.

Придется заказать новые, но они придут только к четвергу,  – подумала я. Пока придется надеть старую юбку.

Я ненавидела клетчатую плиссированную юбку из сине-черной шерсти, с которой надо было носить гольфы. Никаких колготок и голых ног. Только гольфы по колено. На некоторых это смотрелось неплохо, поэтому я сдалась и в прошлом году некоторое время так одевалась. Но потом решила больше никогда не прикасаться к этим вещам. Сейчас у меня не было выбора. Хуже всего то, что юбка теперь смотрелась на мне слишком короткой. Я снова вздохнула: придется довольствоваться этим. Порывшись в ящике, я нашла гольфы, скорчила рожу в зеркале, а потом спустилась на завтрак.

Брэд подавился хлопьями, когда я вошла на кухню. Он так захохотал, что забрызгал молоком весь стол.

– Это что такое, черт возьми?

– Брэд, следи за языком, – отругал его папа. Затем повернулся ко мне и выгнул брови. – Не слишком ли… откровенно для школы, Эль?

– У меня порвались брюки, – надулась я.

– Как так получилось?

– Забыла зашить дырку и… не знаю, они просто порвались.

– Тебе придется заказать новые. У меня нет времени везти тебя в торговый центр, – вздохнул папа.

– Знаю.

Едва я доела хлопья, на улице нетерпеливо засигналил Ли. Я поставила миску в раковину, попрощалась с отцом и братом и рванула к машине, в которую быстро запрыгнула, пока никто меня не заметил.

– Ты в юбке, – прокомментировал Ли.

– Да неужели, Шерлок? – пробормотала я. – Поехали.

– Какая муха тебя укусила? – поддразнил он.

– Брюки порвались.

– Я думал, ты их зашила.

– Забыла.

– Да нормально ты выглядишь, Шелли, не волнуйся. Тебе надо почаще ходить в юбках.

Я пнула его, а Ли улыбнулся, включая радио. Вскоре мы подъехали к школе, и я, глубоко вдохнув и приказав себе собраться, вышла из машины. Мы опоздали – многие ребята уже приехали. Я захлопнула дверцу и уже хотела сесть вместе с Ли на капот, как к нам подошли парни – поздороваться.

– Привет, отлично выглядишь, – сказал Диксон и подмигнул мне.

– Заткнись, – нахмурилась я, скрестив руки.

– Что? – как будто бы удивился он.

Конечно, он просто прикалывался, но я была не в настроении реагировать. Вместо этого я посмотрела на Лизу и Мэй, с которыми мы занимались на химии и которые стояли неподалеку. Сейчас мне захотелось с ними поболтать, но, когда я проходила мимо парней, кто-то шлепнул меня по заднице, и я сердито обернулась.

Томас, один из футболистов, ухмылялся.

– Ты только что шлепнул меня по заднице? – возмутилась я.

– Возможно.

– Эй, я в субботу пропустил вечеринку, – сказал его друг Адам. Я не особо хорошо его знала, но, судя по всему, он был высокомерным придурком. Спустя мгновение он добавил, подтверждая этот факт: – Не повторишь для меня представление?

Парни заржали и заулюлюкали, а Адам принялся раскачивать бедрами, как девчонка, и доставать рубашку из штанов. Было бы смешно, не злись я на него.

– Повзрослей уже, – сказала я и стиснула зубы.

Адам схватил меня за запястье и притянул к себе. Вероятно, он просто хотел весело пошутить, но мне это все не понравилось. Вырвавшись, я сердито на него посмотрела.

– Эй, отвали, – рявкнул Ли и подошел ближе.

– А ты заставь меня, – парировал Адам, вытянув руки в стороны и бросая ему вызов.

Тогда я его ударила. Точнее, попыталась – кто-то поймал мой кулак прежде, чем он достиг цели. Когда я выдернула руку, по лицу Адама врезали с другой стороны. Кажется, это затянется часа на четыре. Но, слава богу, без меня.

Я осмотрелась. Ну конечно: Ною надо было вмешаться.

– Драка! Драка! Драка!

Посреди парковки тут же собралась толпа. Все кричали: «Драка! Драка!», ойкали и комментировали в духе: «Ауч, больно, наверное». Я оказалась в центре урагана и не могла сдвинуться с места. Только через пару секунд я пришла в чувство, бросилась вперед, пытаясь оттащить Ноя от Адама, у которого уже была разбита губа.

– Ной! – кричала я, но он не слышал.

Парни орали и спорили, и уже подошел учитель, но я не могла ни на чем сосредоточиться.

– Ли! – позвала я беспомощно, потянув его за руку. – Сделай же что-нибудь!

– А я тут чем занимаюсь, по-твоему? – огрызнулся он. – Я никому не позволю так обращаться с моей лучшей подругой!

– Ли… – выдохнула я сокрушенно, когда он продолжил кричать и толкать парней.

– Чувак, если она тебе нравится, это нормально, – усмехнулся Томас. – Ее на всех хватит.

Он едва увернулся от следующего удара и вызывающе посмотрел на Ноя, но я стояла рядом и сверлила их взглядом.

– Что ты сказал?

– Ты слышала, – подмигнул он.

Я скривилась.

– Ну все, – прорычал Ной.

– Флинн! – закричал учитель, проталкиваясь через быстро редеющую толпу.

Остальные участники драки уже поутихли, но Ной успокоился только потому, что я встала перед ним и пихнула его в грудь.

– А ну-ка объяснитесь! – потребовал учитель, и я узнала голос заместителя директора, мистера Притчета.

– Это просто недоразумение, – ответила я. – Правда.

– Все получаете недельное наказание, – сказал мистер Притчет. – Ной Флинн, Роджерс, в мой кабинет, сейчас же. И ты тоже, Рошель.

Я открыла рот от удивления.

– Что я сделала? – воскликнула я.

– Ничего, но я хочу поговорить с тобой.

Я удрученно вздохнула и почувствовала, как меня кто-то обнял. Ли.

– Спасибо, – пробормотала я. – Но не стоило вмешиваться.

– Ну уж нет. Никто не должен так к тебе относиться, Шелли.

– Ты надо мной постоянно прикалываешься.

– Но мне можно. Мы лучшие друзья. А это – придурки… Никто не имеет права так разговаривать с тобой.

– Спасибо, – сказала я и обняла его в ответ.

– Знаешь, – пробормотал он мне на ухо, – я начинаю думать, что мой брат втрескался в тебя, Шелли.

– Либо так, либо он просто хотел подраться, – фыркнула я.

– Ох, тогда, наверное, последнее.

– Однозначно последнее, – поправила я и тем самым рассмешила его. Когда мы подошли к кабинету мистера Притчета, прозвенел звонок, и Ли вздохнул.

– Мне надо на классный час.

– Тогда увидимся позже.

– Да. Удачи, – добавил он.

Я засмеялась и, помахав ему вслед, села на стул. Рядом со мной сразу же оказался Ной. Заместитель директора и Томас прошли в кабинет, и дверь за ними со зловещим щелчком закрылась.

После нескольких секунд тишины я тихо сказала:

– Спасибо.

Краем глаза заметила, что Ной выпрямил спину.

– Никто не должен так относиться к девушке. Особенно если эта девушка – ты.

Я искоса посмотрела на него.

– Спасибо, но не стоило вмешиваться. В смысле ты мог дать мне шанс хоть разок врезать ему.

– Удар был бы хорошим, не поспоришь.

– Тогда зачем ты меня остановил?

– Честно говоря… не знаю, – пожал плечами Ной.

– Вообще, раз мы завели этот разговор, зачем ты ввязался? Ли, Диксона и Кэма было бы достаточно.

– Возможно.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Наверное… – улыбнулся Ной, – не хотел смотреть, как ты ввязываешься в драку. И мне не понравилось, что они так про тебя говорили… – Он замолчал, провел рукой по волосам, а мое сердце начало биться все быстрее и быстрее. Затем Ной быстро произнес фразу, которая разрушила растущую во мне надежду: – Ты мне как младшая сестра.

– Ох, да, – закивала я. – Конечно.

Он тоже кивнул, а потом вдруг покачал головой, словно прогоняя какие-то мысли. Я же старалась сохранить спокойное выражение лица.

– Ты понимаешь, что у тебя будут большие неприятности? – спросила я, рассматривая ногти.

– Не-а, ничего подобного. Особенно когда узнают, что я защищал твою честь, – добавил он с усмешкой.

– Ха-ха, – огрызнулась я, закатив глаза. – Я серьезно.

Ной покачал головой.

– Я никогда не затеваю драки, я их заканчиваю. Ты это знаешь. У меня есть оправдание.

– Тогда не понимаю, зачем я здесь.

– Им нужен свидетель. Они всегда его приводят.

Посмотрев на Ноя, я засмеялась и покачала головой. Мы сидели в тишине несколько секунд, но тишина была уютной, и это меня удивило. За последний год я ни разу не проводила с Ноем так много времени, если не считать тот момент, который я не помнила, потому что напилась.

Когда Томас вышел и позвали Ноя, я беззвучно проговорила:

– Удачи.

Ной лишь усмехнулся и, помахав мне, закрыл за собой дверь. Не зная, чем заняться, я попыталась поймать вай-фай на телефоне, что в нашей школе не так-то легко сделать.

Через пару минут Ной вышел из кабинета и улыбнулся мне, давая понять, что все круто.

– Рошель? – позвал меня мистер Притчет.

Я вздохнула и вошла в кабинет, в котором никогда не была, только проходила мимо. Еще бы, это место не самое дружелюбное, оно ассоциировалось с наказаниями и правилами.

Мистер Притчет спросил меня, из-за чего завязалась драка, и я рассказала ему правду: какой-то идиот пристал ко мне из-за фигни, которую я вытворила в субботу на вечеринке, а меня это очень обидело. Парни заступились, и началась драка.

– Понятно… Спасибо, Рошель.

– Я же никого не втянула в неприятности? В смысле никто серьезно не пострадал… – осторожно произнесла я, поднимаясь и закидывая рюкзак на плечо.

Заместитель директора отдал мне пропуск.

– Нет, ты только что подтвердила их слова, вот и все. Не волнуйся об этом, хорошо? И держись подальше от проблем.

– Хорошо… – кивнула я, смущаясь.

– А теперь иди на урок, – сказал мистер Притчет, и я тут же последовала его совету.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Рядом со мной с грохотом опустились подносы. Подняв голову, я увидела, что меня окружили старшеклассницы.

– Итак, – прочирикала Джейми, широко улыбаясь и присаживаясь напротив меня. – Расскажи нам все!

– Ты о чем? – Я озадаченно нахмурилась и положила вилку на край тарелки с салатом.

– Про Флинна, конечно же! – завизжала Оливия и подалась вперед, чтобы лучше слышать. – Мы хотим все знать. Вы типа что, встречаетесь?

– Господи, нет, – фыркнула я.

– Но ты называешь его Ноем, – сказала Тамара. Она почти прошептала его имя, словно опасаясь, что он услышит ее. – Ты не называешь его Флинном.

Я пожала плечами.

– Но я всегда так делала. Я выросла рядом с ним. Утром он сказал, что я для него как младшая сестра. Он просто хороший парень.

– Хороший парень, который всегда встревает в драки? – Джорджия скептически выгнула бровь. – Да, конечно, он оберегает тебя. Так было всегда.

Я прищурилась и почувствовала, что на лбу появились складки.

– В смысле он всегда оберегает меня?

Девчонки обменялись взглядами.

– Ты что, не знаешь? – наконец спросила Фейт.

– Очевидно, нет, – воскликнула я, с каждой секундой волнуясь все больше и больше. – Чего я не знаю?

– Флинн говорил парням, чтобы они отвалили от тебя, – поделилась по секрету Оливия. – Говорил, что если они чем-то обидят тебя, то пожалеют.

Я моргнула пару раз, глядя на нее, а потом расхохоталась.

– Ты же шутишь?

Девчонки переглянулись, и я пришла в себя.

– Ох, да прекратите, – сказала я. – Слушайте, он просто ведет себя как старший брат. Вот и все.

Они снова обменялись недоумевающими взглядами.

– Ну если ты уверена… – наконец сказала Джейми.

– На сто десять процентов. Спросите Ли, если не верите.

– Кстати говоря, а где твоя «половинка»? – спросила Тамара.

– На уроке труда, – ответила я. – Он хотел поработать над баннером, а я решила пообедать.

– Справедливо, – сказала Кэндис. – Ты уговорила Флинна участвовать в «Будке»?

– Его не будет. Поверьте мне, я пыталась.

Все девчонки вздохнули.

– Жаль. Я бы прилично заплатила за аттракцион с его участием, – воскликнула Джорджия, и мы все засмеялись.

– Он не сказал, почему не хочет? – спросила Карен.

– Нет, – пожала я плечами.

– Слушайте! – Лили вдруг оживилась, и глаза ее заблестели, когда она перевела взгляд с Карен на Дану и Саманту. – Может, Флинн просто придет к будке, но не будет в ней участвовать?

Девчонки взволнованно завизжали.

– О господи! Эль, если не можешь убедить его участвовать в «Будке поцелуев», хотя бы убеди ненадолго заскочить!

– Не могу ничего обещать… – замешкалась я.

– Но ты попробуешь? – настаивала Дана.

Я услышала сигнал телефона и уже хотела потянуться к карману, но тут же вспомнила, что в этой чертовой юбке его нет, вздохнула и взяла рюкзак.

«Приходи в мастерскую, нужна помощь!»

– Мне надо помочь Ли. Похоже, нужен совет женщины. – Я поднялась и взяла поднос.

Девочки засмеялись и попрощались со мной.

– Эль?

– Да? – обернулась я.

– Попроси его , – сказала Саманта, недвусмысленно глядя на меня.

Я кивнула ей, тем самым приведя девчонок в полный восторг. Ладно, признаюсь, я ничем не лучше их, но хотя бы оправилась от своей влюбленности. Тем более Ной признался, что для него я всего лишь сестра. Правда, после этого он не стал менее привлекательным…

Когда я добралась до кабинета, Ли нетерпеливо постукивал карандашом по большой деревянной доске. Через десять секунд это свело меня с ума – я поняла, почему мистер Престон скрылся в своем кабинете.

– Привет, – сказала я, но он не заметил меня, пока я не встала прямо перед ним. Когда я уронила рюкзак, Ли вздрогнул.

– О, не слышал, как ты вошла.

– Я вижу. Так зачем тебе моя помощь?

Он показал на доску перед собой.

– Насколько большими должны быть буквы?

Я вздохнула, распустила волосы, а потом опять собрала их в хвостик.

– Так, дай мне карандаш.

Я вывела буквы на огромной доске, которые сложились в слова: «БУДКА ПОЦЕЛУЕВ».

– Но они совсем не ровные. Вот эта «У» у́же второй. А буква «П» вполовину ниже «Д».

– Я знаю. Но ты можешь подравнять их. А с тем, что я задумала, без разницы, идеально или нет.

– Выкладывай.

Закусив губу, я подбирала в уме правильные слова, чтобы описать задуманное:

– У нас будет большая основная доска, на которую мы под разными углами прибьем буквы, чтобы они частично перекрывали друг друга и смотрели в разные стороны. Это круче, чем обычная надпись. Тебе понятно?

Ли кивнул. Я буквально слышала, как скрипят его мозги в попытке понять, как это будет выглядеть.

– Я понял, что ты имеешь в виду. Круто.

– Знаю.

Он начал обводить контур букв толстыми линиями, подгоняя их по размеру. Я села на скамейку, раскачивая ногами.

– Ты знал, что твой брат предупреждал парней держаться от меня подальше? – спросила я, глядя на него.

Ли даже не поднял голову и пожал плечами.

– Да. Это все знают.

– Кроме меня. И почему я не знала? Почему ты мне не сказал?

– Не знаю. Думал, ты сама это поняла. Почему, по-твоему, парни никогда не приглашают тебя на свидания?

Я задумалась. Честно говоря, никогда не задавалась этим вопросом и не



переживала, что у меня нет парня. Скорее, воспринимала это как должное, ведь для мальчиков я всегда была «своей» из-за дружбы с Ли. Они не видели во мне девушку и, наверное, поэтому не приглашали на свидание.

– Ли, ты же знаешь, что кроме тебя мне никто не нужен, – подразнила я его. Он поднял голову и подмигнул мне, а я ответила воздушным поцелуем. Мы оба рассмеялись, и он вернулся к буквам.

– Серьезно – ты только что об этом узнала?

– Да. Девчонки сказали мне об этом, так как хотели узнать все сплетни этого утра. Хотя и рассказывать особо нечего: Ной просто считает меня своей сестрой.

– Он слишком вжился в роль старшего брата, – согласился Ли. – Хотя я поступил бы так же. Особенно после того, как  эти парни вели себя с тобой этим утром…

Ли сломал карандаш пополам.

– Пожалуйста, успокойся, – тихо попросила я.

Ли откинул половинки карандаша и достал из-за уха другой.

– Извини. Просто они действительно вывели меня.

– Это точно.

– Ладно, проехали. Дело в том, что Ной поступает правильно, когда отгоняет от тебя парней. Ты доверчивая, тебя легко обидеть.

– Что? – возмутилась я. – Как это я «доверчивая»?

Ли снова пожал плечами.

– Шелли, иногда ты слишком добрая. Не в плохом смысле. Я просто имею в виду, что… ну понимаешь, ты можешь влюбиться в придурка, который обидит тебя.

– О, – ответила я. – Понятно.

– Я присматриваю за тобой. И Ной тоже.

– Наверное, мне надо поблагодарить вас?

– Что ж, пожалуйста, – усмехнулся он.

Я запустила в него канцелярскую резинку, но он поймал ее и продолжил работать.

Я все еще гадала, почему Ной не подпускал ко мне парней. В конце концов, это несправедливо! Через два месяца мне исполнится семнадцать лет, а я ни разу не целовалась, у меня не было парня, и я не ходила ни на одно свидание. Как это некрасиво со стороны Ноя – вмешиваться в мою жизнь! Конечно, приятно, что он беспокоится, но нельзя же запрещать парням встречаться со мной!

Когда я спросила Ли, чем именно Ной всех напугал, тот ответил:

– Он сказал им, что если они как-то тебя обидят, придется иметь дело с ним.

Я вздохнула. Понятно: Ной видел во мне лишь слабую и слишком доверчивую сестренку, но мне очень хотелось, чтобы причины для его беспокойства были другими.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

С десятилетним Брэдом совсем не сложно было сидеть дома. Он в основном играл в видеоигры и кричал на телевизор. Мне оставалось лишь накормить его ужином, а потом, в половине девятого, затащить наверх по лестнице, пока он не кричал:

– Ладно! Я лягу спать!

Когда закрылась дверь в его комнату, я вздохнула, наслаждаясь тишиной, упала перед телевизором и остановила выбор на каком-то кровавом фильме про римлян и гладиаторов.

Едва я начала засыпать, как зазвонил телефон, и я подскочила, чуть не свалившись с дивана.

– Алло? – пробормотала я, даже не посмотрев, чей это номер. Мой голос звучал странно, но мне было все равно. Тому, кто решил позвонить, придется с этим смириться.

– Эль?

– Да? – рявкнула я.

– Это… это Адам. Слушай, не бросай трубку, я просто хотел извиниться за случившееся утром. Я действительно не думал, что говорил. Так что… извини.

Я попыталась собраться с мыслями. Адам? Звонит, чтобы извиниться?

Я не поверила ему, возможно, из-за того, что мне показалось, будто он сдерживал смех.

– Эм… Эль? Ты еще здесь?

– Д-да, – быстро пробормотала я. – Извини, просто… я тут… у плиты.

Что за бред? Можно ли отвлечь хоть кого-нибудь, кто стоит у плиты, телефонным звонком? В десять часов вечера?

– Знаешь, уже поздновато для звонка, – поспешно добавила я. – И, может, для извинений?

– Знаю, но я просто хотел попытаться.

– Спасибо, – отрезала я. – Мне надо идти, Адам, я…

– Подожди секунду.

– Я не хочу это слышать.

– Значит, не хочешь сходить со мной на ужин? – Дерзкий тон. Наверняка самодовольное выражение лица. Я стиснула зубы. – Дай мне шанс нормально извиниться.

– Нет. Пока.

Не успел он произнести и слова, как я сбросила вызов и кинула телефон на диван. Что за придурок! А Ли еще сказал, я слишком добрая… Ха!

Я тихонько усмехнулась и порадовалась, что так резко ответила Адаму, хотя, поднимаясь наверх, думала совсем не об этом. Все мои мысли, как и ожидалось, были лишь о Ное.

Я почему-то до сих пор вспоминала то воскресное утро, когда мы свалились с кровати: как он не сводил с меня взгляд своих ярких глаз. Этот взгляд я хорошо запомнила, но так и не смогла понять: неужели так смотрят на младшую сестру? Все это глупости. Просто мои сонные мысли забрели в царство грез. Но, может быть, утром он ввязался в драку все-таки по другой причине?

Я засмеялась сама над собой, и глаза мои уже закрывались.

– Ты идиотка, Эль, – пробормотала я. – Настоящая дурочка…


На следующий день в школе все было не так уж плохо. Несколько шутливых присвистываний и громкие комментарии, на которые я не обращала внимания и к которым прислушивалась лишь тогда, когда Ноя не было рядом.

Ли по-прежнему ворчал по этому поводу, и наконец я не выдержала:

– Это вроде как моя вина. В смысле я пыталась раздеться, чтобы искупаться наги…

Он бросил на меня красноречивый взгляд, и я замолчала.

– Что я вчера сказал? Ты слишком добрая.

– И как это сейчас проявляется?

– Ты же не выставляешь себя напоказ. Ты порядочная. Одна ошибка по пьяни, а эти парни практически раздевают тебя глазами.

– Прекрати. Я не настолько сексуальная, – вздохнула я.

– Ты давно смотрелась в зеркало, мисс Третий размер?

– Ли! – воскликнула я, покраснев, и ударила его по руке. – Не говори об этом так громко!

Он засмеялся и обнял меня за плечи.

– Поверить не могу, что эта самая девчонка собиралась купаться нагишом и раздеться перед парнями…

– Заткнись.

– Извини.

– На обеде у нас встреча по поводу карнавала, – напомнила я, когда прозвенел звонок. Здесь нам пришлось разойтись: я пошла на химию, а Ли – на биологию.

– Да, знаю.

– Увидимся.

– До встречи.

В лаборатории я пошла к своему обычному месту, но тут услышала:

– Эй, Эль! Садись со мной.

Оглянувшись, я увидела, как Коди вытаскивает стул из-под стола рядом с собой.

– Он покойник, – услышала я за спиной бормотание Диксона.

– Не говоря уже о том, что с ним сделает Ной, – согласился Кэм, и они мне улыбнулись. Я же просто озадаченно на них посмотрела: мальчишки.

– Эм… ладно, – согласилась я и пошла к Коди. Я не очень хорошо его знала, но он казался хорошим парнем. Крашеные черные волосы, пирсинг на языке, а еще он потрясающе играл на пианино – я однажды видела, как он выступал на школьном концерте.

– Слышал я о вчерашней драке, – завязал он разговор, вырисовывая закорючки в углу учебника. – Поверить не могу, что они сказали тебе такое.

– Ох, ну, эм… – Я нервно рассмеялась, не зная, что ответить.

– Правда, что вы с Ли делаете «Будку поцелуев»? На весенний карнавал? – через мгновение спросил он.

Я кивнула с улыбкой, радуясь, что тема разговора сменилась.

– Ага. Круто, правда?

– Да, – согласился он. – А ты будешь в ней участвовать?

Он выгнул бровь, зеленовато-карие глаза засверкали интересом, а губы растянулись в улыбке, хотя ирония в его голосе подсказала мне, что он спрашивает это не всерьез.

– Нет, – засмеялась я. – Не буду.

– Жаль. Я так надеялся, что не опозорюсь.

– Что?

– Ты не хочешь… ну знаешь… эм, сходить, – он откашлялся, – в кино или куда-нибудь еще… со мной?

Мне захотелось рассмеяться, потому что он нервничал, но я сдержалась, лишь ухмыльнулась и спросила:

– А ты разве не боишься, что Ной сломает тебе руку или сделает что-нибудь еще?

Коди пожал плечами.

– Думаю, ради такой девушки можно рискнуть.

– Ну раз ты так говоришь, – произнесла я с улыбкой, – то почему бы нет?

– Правда? – Его глаза засияли.

– Правда, правда.

– Круто. Тогда я тебе позвоню.

Я кивнула, а потом осознала:

– У меня нет твоего номера.

– Сейчас.

Он зубами снял колпачок с ручки, взял мою ладонь и быстро написал на ней свой номер.

– Мог просто вбить номер в мой телефон.

– Но это не так прикольно.

Я засмеялась, и в это время в класс вошел учитель.

– Итак, ребята, успокойтесь и занимайте свои места. У нас сегодня много работы. Откройте учебники на странице сто тридцать семь. На прошлом уроке мы изучали производство этанола, его коммерческое использование и социальные последствия…

– Да, – в шутку выкрикнул какой-то парень. Думаю, это был Оливер. – Благодаря ему Эль устроила стриптиз!

– Ты-то откуда знаешь? К этому времени ты уже вырубился, слабак! – покраснев, набросилась я на него в ответ.

– Круто ты его, – засмеялся Коди.

Остальные начали глумиться над ним, но я лишь улыбнулась. Ли не будет против, когда я расскажу ему про свидание с Коди. Он знал его немного лучше меня. А вот насчет Ноя я беспокоилась.

– Эль, – сказал Коди, когда прозвенел звонок и я собралась рвануть на собрание по поводу карнавала.

– Да?

– Позвони мне. – Он подмигнул и засмеялся.

Я улыбнулась.

– Пока, Коди.

На встречу я пришла одновременно с Ли.

– Эй, ты никогда не догадаешься, что произошло на химии.

– Тебя пригласили на свидание?

Моя улыбка сменилась недовольной гримасой.

– Откуда ты знаешь?

– Диксон написал. Сказал, что кто-то рискует своей шеей. Коди, верно?

– Да, – ответила я, широко улыбаясь. – Ты не можешь порадоваться за меня, Ли? – Я игриво пихнула его в руку. – Я пойду на свидание! Порадуйся же!

Ли засмеялся.

– Я радуюсь, Шелли! – Он обнял меня, наверное, лишь для того, чтобы я перестала прыгать. – Коди – хороший парень. Мне просто интересно, что скажет мой брат, когда ему об этом расскажут.

Я засмеялась.

– Не волнуйся. Все будет нормально.

– Раз ты так говоришь…

– Итак, Ли и Эль. – Тирон, глава школьного совета, призвал всех к тишине, хлопнув в большие ладоши. Он устроился во главе стола, Джен села рядом с ним, подготовив для ведения протокола ручку и бумагу. Она очень серьезно подошла к роли секретаря школьного совета. Все посмотрели на Тирона и тут же замолчали. – Слышал, вы наконец определились с аттракционом.

– Да, – ответили мы в один голос.

– «Будка поцелуев».

– Ага, – проговорили мы хором.

Он недоверчиво посмотрел на нас.

– Вы не думаете, что это… рискованно?

– Что? Почему это? Мы просто попросим не приходить с простудой в будку. Вот и все.

– Нет, я имею в виду… Ну вам не кажется, что это немного пошло? – спросил он. – Некоторым ваш аттракцион совсем не нравится…

– Но мы начали делать баннер! – недовольно закричал Ли. – И у нас есть ребята, готовые сидеть в будке! Всем нравится эта идея!

– Тирон, – спокойно объяснила я, ткнув Ли локтем. – Никто не увидит в этом ничего пошлого. К тому же «Будки поцелуев» есть на многих карнавалах. Мы всегда можем установить правила. Типа ограничений по росту, которые устанавливают на американских горках. Можем установить возрастной лимит, если тебя это беспокоит.

– Это не нравится некоторым учителям, – сказал Тирон. – Как по мне, это замечательная идея. Просто я не совсем уверен насчет…

– Все будет в порядке, – пообещала я и сверкнула широкой улыбкой.

– Раз вы во всем разобрались, продолжайте работать. Карнавал в следующую субботу. К следующей пятнице будка должна быть готова.

– Да, мы знаем. Все успеем, – пообещал Ли.

– Круто. Идем дальше. Кейтлин, у тебя с собой телефон компании, которая делает сахарную вату?

– Напомни мне спросить твоего брата, подойдет ли он к будке, – прошептала я Ли. – Девчонки не перестают об этом трещать.

– Ты же знаешь, что он откажется.

– Да, но я все равно должна спросить.

– Что я тебе говорил, Шелли? – улыбнулся Ли, щелкнув меня по носу, отчего я поморщилась. – Ты слишком добрая.


Ли надо было заехать в супермаркет и купить кое-что для мамы, поэтому он высадил меня у своего дома. Мы собирались составить плейлист для «Будки поцелуев», и я хотела начать поиск любовных песен сама, потому прошла в дом. Дверь уже была отперта, машина Ноя, которую он сам починил, стояла на подъездной дорожке.

– Мама попросила, чтобы ты купил молока – оно закончилось, – услышала я его крик.

– Он уже уехал, – ответила я. – Это я.

Когда я вошла на кухню, Ной как раз выходил оттуда – мы врезались друг в друга. Он вылил стакан с ледяной водой прямо на мой топ, отчего я ахнула и отскочила от него.

– Ной! – возмутилась я, оттягивая топ, который прилип к коже и явно обозначил мой розовый кружевной лифчик. Пришлось надеть его сегодня из-за того, что все белые были в стирке. Я вздохнула. Вот так везение…

Я сердито уставилась на Ноя, который сжал зубы, а брови его сошлись на переносице.

– Что? Чего это ты так смотришь? – спросила я, выходя из себя. Когда он ничего не ответил, я протиснулась мимо него и ворвалась на кухню, чтобы взять себе попить.

– Эй, что у тебя на руке?

Я не ответила.

– Это правда, что тебя пригласили на свидание?

Я опустила пустой стакан на стойку.

– Господи, Ной! Да какая разница? Я уже услышала от Ли, что слишком добрая, – не надо меня доставать.

– Ты не ответила на мой вопрос.

– Ты на мой тоже.

– Я первым спросил, Рошель.

Он назвал меня полным именем. Ничего себе!

Я повернулась к Ною.

– Да, меня пригласил на свидание Коди. Он хороший парень.

– Хороший парень? – фыркнул Ной. – Эль, ты серьезно? Ты вообще его знаешь? В смысле очень хорошо  его знаешь?

– Ну нет, не особо. Но именно поэтому и иду на свидание. Чтобы лучше его узнать.  Обычно люди так и поступают, знаешь ли. Ой, подожди. Конечно, ты не в курсе, мистер Бабник, извини. Ты просто вешаешь девчонкам лапшу на уши и бросаешь их на следующее утро. И пока ты знаешь их имена, все хорошо.

Да, Ной разозлил меня. Я бы никогда не осмелилась сказать ему такое, к тому же я не знала, правда ли это, но сейчас у меня прямо кровь закипела. Плюс я все еще злилась на него за то, что он отваживал от меня парней, и убедила себя, что мое сердце билось так сильно из-за злости.

– Он просто хочет залезть к тебе в трусы.

– С чего это? – закричала я, вскинув руки. – Откуда тебе знать? Ты ведь даже не знаешь его!

– Коди Кеннеди. Пианист. Ходит на курсы AP[6].

Я заморгала. Ладно, возможно, он его знал.

– Да, – сказал Ной самодовольно. – Я знаю, о ком говорю. И знаешь, что еще? Он хочет залезть к тебе в трусики, как любой другой парень.

– Так ты утверждаешь, что в нашей школе нет ни одного приличного парня, которому от девушки нужен не только секс? Или, может, пытаешься сказать, что я гожусь только для этого? У меня совершенно нет характера, Ной?

– Я этого не говорил. Но они все одинаковые.

– Откуда ты это знаешь? Из-за тебя я ни разу не была на свиданиях! Зачем ты это сделал?

– Ты слишком доверчивая, – огрызнулся Ной, перебивая меня. – Стоит парню сказать, что он любит тебя, и сразу же все получит.

Я смерила его взглядом.

– Ты серьезно думаешь, что я такая доступная?

Ной сердито посмотрел на меня, а потом ударил по кухонной двери, которая сначала захлопнулась, а потом отскочила от дверного косяка.

– Черт побери, хоть раз в жизни можешь послушаться меня? Я тут пытаюсь за тобой присматривать!

– За мной не нужно присматривать! – заорала я в ответ. – Можешь не лезть в мою жизнь? Думаю, я могу справиться с одним свиданием!

– Откуда тебе знать? Парни всегда оценивают тебя и говорят, что ты сексуальная, ни разу не замечала? Если один идиот думает, что может сходить с тобой на свидание и обидеть тебя, то он ошибается.

– Не лезь в мою жизнь! – с раздражением закричала я.

– Тебе причинят боль!

– Нет. На случай, если ты не заметил, я большая девочка. И сама могу о себе позаботиться.

– Вот почему в субботу раздевалась перед всеми?

– Я была пьяна!

– И кому пришлось за тобой следить? – парировал он.

– Я тебя не просила! Как и не просила, чтобы ты отваживал от меня парней!

Я снова собралась проскользнуть мимо него, желая запереться в комнате Ли. Но Ной схватил меня за руку:

– Мы еще не закончили, Рошель!

Я развернулась и как можно сильнее толкнула его в грудь, но он даже не сдвинулся с места.

– Воу! – раздался за нашими спинами голос. Мы повернулись и увидели на пороге Ли. – Почему вы убиваете друг друга? Что я пропустил?

Мы с Ноем молчали – все еще сверлили друг друга взглядами.

– Ничего, – наконец ответила я. – Увидимся наверху, Ли.

Уходя, я услышала, как они тихонько переговариваются на кухне.

Ной такой… такой невыносимый! Конечно, он невероятно привлекательный. Но, черт, зачем вмешиваться? Как он только мог предположить, что парень хочет пойти со мной на свидание не потому, что я искренне ему нравлюсь?

Упав на кровать Ли, я заорала в подушку, выпуская гнев.

К тому времени, как Ли поднялся в комнату поработать над плейлистом для «Будки поцелуев», я успокоилась и уже рыскала в его музыкальной библиотеке. Он задал мне всего один вопрос:

– Что-нибудь нашла?

Вот почему я так сильно любила Ли.


* * *

Он ждал до тех пор, пока мы не устроились в гостиной с китайской едой на вынос.

– Так что произошло между тобой и Ноем?

– Я набросилась на него из-за того, что он меня сильно опекает. Он орал, что всего лишь присматривал за мной. Я снова накричала на него. И потом вошел ты.

– Но у него есть убедительная причина, – осторожно сказал через минуту Ли. – Я пытался сказать тебе…

– Да, я знаю, Ли. Но тут все по-другому. В смысле ты мой лучший друг.

Ли усмехнулся.

– М-м… да, но Ной в чем-то прав. Не все парни такие хорошие.

– Да, но… я не настолько глупа, чтобы купиться на это.

– Я присматриваю за тобой, Шелли.

Он положил руку на мое колено, и я улыбнулась. Когда это говорит Ли, все хорошо. Но когда так сказал Ной, я разозлилась.

– Я знаю. У меня проблема только с Ноем. Он довел это до крайности. Я могу пережить свидание с Коди. Ты знаешь, какой он. Он такого не сделает.

– Да, знаю.

– А Ной, очевидно, не знает.

– Знаешь, вы меня очень напугали. Серьезно.

– Да, я понимаю, – ответила я, стараясь сдержать смешок.

– Просто… будь осторожной.

– Господи, Ли, сотни людей ходят на свидания. Ты ходишь на свидания. Ты же на первом свидании не пристаешь к девушке.

Ли рассмеялся.

– На третьем, возможно.

– Так вот почему Карен не пошла с тобой в кино?

Мы оба захохотали над моей шуткой.

– Правда, Эль. Не хочу, чтобы тебя обидели, – серьезно сказал Ли, когда мы успокоились.

– Знаю.

– Просто будь осторожна.

– Ладно. Остынь.

– Обещаешь?

– Клянусь-клянусь-клянусь, – улыбнулась я и обхватила его мизинец своим. С опекой Ли я могла справиться. Вообще-то, она мне даже нравилась. Я не против того, чтобы Ной играл роль моего старшего брата и тоже меня защищал. Мне не нравилось, что он как будто был совершенно против моих свиданий.

Вот придурок.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Остаток недели пролетел незаметно: мы составляли плейлист, красили в



ывеску, собирали необходимые декорации, делали указатели и постеры, не говоря уже о таких мелочах, как домашние задания. Я изо всех сил старалась избегать Ноя, когда была у Ли дома, – все еще злилась на него и не хотела снова затевать ссору.

Наступила пятница, и я не находила себе места. Вечером мы с Коди собирались пойти в кино и договорились встретиться там в семь вечера. Я решила опоздать на пять минут, как и положено девочкам. Парень же должен немного подождать, верно?

Придя домой, я устроила в шкафу разгром, пытаясь подобрать наряд. Руки слегка дрожали, дыхание сбилось. Сердце одолевали тревоги и сомнения, но я изо всех сил гнала их прочь. Мне хотелось выглядеть привлекательно, но не очень откровенно. Это кино, вырядиться все равно не получится. Так как Коди ненамного выше меня, от каблуков придется отказаться.

Наконец я остановила выбор на темно-серых джинсах. Отлично, уже хоть что-то. Осталось подобрать верх. Я не стала спрашивать у девочек совета: слишком стеснялась признаться, что никогда не была на свиданиях и не знала, что надеть в кино. Нет, я много раз ходила на фильмы с парнями, но с друзьями, и им было плевать, во что я одета. А сейчас… Коди обязательно заметит. Я понимала, что паниковала без причин, но ничего не могла с собой поделать.

В конце концов я решила надеть светло-розовый джемпер с рукавами три четверти. Вырез украшали темно-розовые кружева, поэтому он был все же нарядный. Я добавила серебряную цепочку, несколько браслетов и решила, что выгляжу очень даже неплохо. Может, надо было надеть более привлекательную одежду? Этот джемпер никак не подчеркивал мою грудь. Если тебе есть чем гордиться, грех такое не показать, правда? Или нет?

Я посмотрела на часы. Вот дерьмо. Я должна была выйти пять минут назад. Придется идти как есть.

– Пока! – крикнула я папе, сбегая по ступенькам.

– Повеселись там, – ответил он.

Брэд был поглощен приставкой и кричал под видеоигру.

Захлопнув дверь, я увидела перед домом машину Ли. Упс. Я обежала вокруг и уселась рядом.

– Извини, – сказала я, чуть запыхавшись. – Ничего же страшного, если он подождет? – Я нервно рассмеялась, повернула голову и неожиданно громко вскрикнула: – Ной, что ты здесь делаешь?

– Ли надо закончить кое-какие дела. Поэтому твоим водителем буду я.

– Если бы вы сказали мне раньше, я вызвала бы такси или попросила бы папу меня отвезти. Почему Ли меня не предупредил?

– Я думал, он тебе сказал.

– Нет.

– Ну тогда не знаю.

Ной повернулся и окинул меня критическим взглядом. Я нервно одернула джемпер.

– Как я выгляжу? Не знаю, не слишком ли повседневно… Благодаря кое-кому у меня нет в таких делах никакого опыта.

– Все нормально, – холодно улыбнулся он.

– А волосы?

– В порядке, – неуверенно ответил он, пожал плечами и завел машину. – Пожалуй, ты выглядишь неплохо.

– В смысле «неплохо»?

– Неплохо для тебя. Вроде все прикрыто.

– Ого! Мне кажется, или это комплимент?

– Не совсем. Но, Эль, если этот парень попробует что-то сделать… Я имею в виду…

– Ной. Он парень. Я девушка. Многие целуются на первом свидании! Но не попытается же он переспать со мной посреди фильма. Не о чем беспокоиться.

Ной пожал плечами и нахмурился.

– Я просто говорю…

Некоторое время мы не говорили.

– Мне кажется, за последнюю неделю я разговаривала с тобой больше, чем за весь прошлый год, – наконец прервала я молчание.

– Ага, это странно.

Я закатила глаза. Да, между нами точно ничего не может быть, даже если я все еще влюблена в него. Я ему безразлична, если не считать сумасшедшую опеку. Я потеряла столько времени с этой влюбленностью…

Хотя он очень хорош собой – особенно когда волосы так падают на его глаза, а свет от приборной панели затеняет лицо.

Ты едешь на свидание с другим парнем! Алло! Земля вызывает Эль! 

Я отбросила лишние мысли.

– Спасибо, что подвез. Можешь остановить здесь.

– Хорошо. Тебя надо забрать?

– Коди сказал, что отвезет меня. А если нет, я позвоню папе или Ли.

– Ладно.

Я снова закатила глаза, вышла из машины и пошла к дверям кинотеатра. Осмотревшись, Коди я нигде не увидела. Он что, кинул меня? Заглянула внутрь, но и там его тоже не было… Где же он? У меня вспотели ладони, а желудок неприятно скрутило.

Через пару минут я отправила Коди сообщение: «Я на месте. Ты внутри?» Хорошо, вроде не слишком навязчиво. Ровно через три с половиной минуты пришел ответ: «Сейчас буду».

Просто замечательно. Теперь я должна ждать.

Я прислонилась к фонарному столбу и уставилась в телефон, делая вид, что чем-то занята. На самом деле я тупо открывала и закрывала всевозможные приложения. Надеюсь, выглядела я при этом не очень взволнованно.

– Тебя кинули?

Я подскочила на месте, а потом треснула Ноя по невероятно крепкой груди.

– Не пугай меня так! И нет, меня не кинули. Коди сейчас приедет.

– Я думал, это ты хотела заставить его ждать, – усмехнулся Ной.

– Да…

– Я же говорил.

– Ной, поезжай домой. Ты что, преследуешь меня?

– Просто наслаждаюсь шоу, – ухмыльнулся он. – Знаешь, ты правда выглядишь так, словно тебя кинули.

– Уже нет, раз ты здесь, – парировала я. – Ха. Теперь я выгляжу не так глупо, да? А Коди наверняка застрял в пробке. Ничего страшного.

Ной неуверенно кивнул. Мы простояли молча еще одну бесконечную минуту. Я все гадала, стоит ли начинать разговор, но потом напомнила себе, что до сих пор злюсь на него, и промолчала. Наверное, в этот момент я была похожа на рыбу – открывающую и закрывающую рот. Не помог мне успокоиться и Ной, который в целом был очень «отвлекающим»: он прислонился к фонарному столбу напротив и наблюдал, как я нервно заламываю руки.

– Привет!

Я повернулась и улыбнулась приближающемуся ко мне Коди.

– Привет.

Коди перевел взгляд на Ноя, который смерил его самым холодным взглядом. Страшный и угрожающий. Я изо всех сил старалась не заскрипеть зубами от злости.

– Ной, тебе разве не пора?

Еще пару секунд он буравил Коди взглядом, а потом, не говоря ни слова, пожал плечами и направился к машине. С моих губ сорвался вздох облегчения, и я успокоилась.

– Извини, пришлось заехать на заправку, а там жуткая очередь. Прости. Пойдем внутрь, – сказал Коди, кивнув головой в сторону входа. Я улыбнулась и последовала за ним. – Хочешь чего-нибудь перекусить? Я возьму билеты.

– Давай. Как насчет соленого попкорна?

– То что надо, – улыбнулся Коди, но мне показалось, что улыбка была слегка натянутой. Я надеялась, что просто себя накручиваю.

Купив попкорн, я вдруг подумала, что стоило выбрать закуску, которая не застревала бы в зубах. Если все закончится поцелуем… Я вздохнула. Когда дело касалось этикета свиданий, мне не хватало опыта. Поблагодарив продавца, я вернулась к Коди, который стоял нахмурившись.

– Что здесь делал Флинн? – спросил он.

Так вот откуда недовольство!

– Просто… это Флинн, – пробормотала я, качая головой. – Забудь.

– А я не знал, что вы так близки.

– Совсем нет. Ли не смог подвезти меня, поэтому Ной – то есть Флинн – выручил меня.

– А, понятно.

Мы вошли в зал, когда уже шла реклама. Я позволила Коди выбрать нам места. Он пошел куда-то в середину зала, а не на последний ряд, где обычно целуются парочки. Я не могла понять, хорошо это или плохо.

– Хочешь где-нибудь поужинать после фильма? – спросила я, набравшись смелости.

– Извини, я уже поел… Я не знал… Но если ты…

– О, нет, все в порядке, – быстро сказала я.

– Тс-с! – зашипел кто-то за нашими спинами.

Я закатила глаза и откинулась на спинку кресла. Начался фильм, и я понятия не имела, что делать дальше. Интересно, настолько ли банален Коди, чтобы провернуть этот типичный трюк с зевком и приобнять меня. Или положить руку на подлокотник, чтобы я опустила на нее свою ладонь. Или попытаться меня поцеловать.

Я пока не понимала, удачно ли складывается наше свидание. Коди опоздал, но извинился и был вежливым. Он не пытался подкатить, но, возможно, я бегу впереди паровоза. Наверное, только в книгах парни делают первые шаги и пытаются поцеловать девочек на первом свидании. Может, он тоже нервничал? И, если честно, имел на это полное право, ведь Флинн угрожал всем парням, которые просто смотрели в мою сторону, что уж говорить о приглашении на свидание. Это просто смешно. Как же все-таки иногда я ненавидела Ноя.

Когда фильм закончился, мы вышли из зала. Коди сначала делился впечатлениями о фильме, потом спросил, какие жанры нравятся мне. Сам он любил научную фантастику и триллеры. Я же предпочитала боевики и мелодрамы. В этой сфере наши вкусы почти не совпадали. Общих точек в музыке тоже не нашлось. Но он был милым и общительным. Просто у нас мало общего.

Мы болтали всю дорогу, пока не доехали до моего дома. Я отстегнула ремень, но не сдвинулась с места, пытаясь вести себя спокойно и делать все так, как показывают в кино. (Я всегда считала фильмы лучшим источником обучения и была безумна рада, что на выходных посмотрела «Сдохни, Джон Такер!»).

– Спасибо, Коди, – улыбнулась я. – Я хорошо провела время.

– Да. Надо будет как-нибудь повторить. У тебя остался мой номер?

– Пока еще не потеряла.

Я нервно засмеялась, и он улыбнулся в ответ. В висках застучало, когда я заметила, что он смотрит на мои губы. Черт возьми, он собирается меня поцеловать? О, черт. Он подался вперед – да, точно собрался меня поцеловать.

Мой первый поцелуй будет с Коди Кеннеди. Он милый, довольно симпатичный, с ним легко… Но, честно говоря, я ничего не испытывала к нему. А что, если это будет французский поцелуй и я случайно зацеплюсь за сережку в его языке? К такому я не была готова. Совершенно не готова. Но это вот-вот случится. Он наклонился еще ближе… Мой первый поцелуй! 

Я струсила. Немного повернула голову и чмокнула его в щеку, затем вылезла из машины, пока окончательно не смутилась. Улыбнувшись и помахав Коди, я как можно быстрее зашагала к дому, стараясь вести себя как ни в чем не бывало. Войдя внутрь, я закрыла дверь и прислонилась к ней, протяжно выдохнула и сползла на пол, обхватив голову руками.

– Я полная идиотка .

Коди, наверное, не захочет приглашать меня на второе свидание. Хотя я сама не знала, хотела ли этого. Но если бы он пригласил, я бы не смогла отказаться. Одного свидания недостаточно, чтобы полностью узнать человека, особенно если ты на нервах.

Каким-то чудом я дотащилась до кровати, в кои-то веки проигнорировав звонки от Ли. Мне не хотелось сейчас с ним разговаривать. Единственное, что я хотела, – прибить себя за провал на первом свидании.

«Хорошо, что я не участвую в "Будке поцелуев"», – подумала я про себя, усмехнувшись.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Я в подробностях рассказала Ли о свидании. В ответ он сочувственно мне улыбнулся.

– Но захочешь ли ты пойти на еще одно свидание? Кажется, ты не так уж хорошо провела время…

– Ну не особо, – пробормотала я, собирая на джинсах несуществующие пушинки. – Я не знаю. Если бы он пригласил меня, я, наверное, согласилась бы… Ой! За что? – воскликнула я, когда Ли хлопнул меня по бедру.

– Ты слишком добрая! – отругал он меня. – Видно же, что этот парень нравится тебе только как друг. Но ты введешь его в заблуждение, пытаясь быть милой.

– Ничего подобного! Просто… дала бы второй шанс. Люди же не находят на первом свидании родственную душу. – Ли выгнул бровь. – Я бы не ввела его в заблуждение!

– Нет, ввела бы. Не специально, просто потому, что ты слишком вежливая.

Я вздохнула и легла спиной на траву.

– Я правда такая ужасная?

– К Ною ты не относишься хорошо.

– Да, но это Ной. Кстати, спасибо, – добавила я с сарказмом, – что предупредил, что он подвезет меня.

– Ох, да. Виноват. Но в итоге вы же не поубивали друг друга.

– Поверь, я была на грани. А как он посмотрел на Коди, когда тот пришел! Клянусь, твой брат самый бесячий болван на всей планете!

Ли засмеялся. Я хмуро наблюдала за проплывающими над моей головой облаками, напоминающими сладкую вату. Я почувствовала, как мое дыхание выровнялось – наблюдение за облаками меня успокаивало.

– Извини, – неожиданно произнес Ли. – Ты такая смешная, когда злишься.

– Проехали.

– Кстати, вы с Коди разговаривали после этого?

Сейчас была суббота, три часа дня. Коди не писал и не звонил, и что-то подсказывало мне, что он тоже не очень уж классно провел время.

– Нет, – ответила я. – Не общались.

Ли пожал плечами.

– Ему неинтересно.

– Почему? Откуда ты знаешь? Может, он занят. Или, возможно, строит из себя недотрогу.

Ли сочувственно улыбнулся уголком рта.

– Извини, Эль, но ему неинтересно. Поверь мне. Я парень и знаю, как ведут себя представители мужского пола, когда дело касается девчонок.

– Наверное, – пробормотала я. – Может, я ему больше неинтересна. Наверное, стоило смириться и поцеловать его.

– Ну вот опять, – проворчал Ли. – Ты не обязана была его целовать. Вы просто не запали друг на друга – делов-то. Проехали.

– Не могу понять, поможет ли мне твой совет или нет.

– Я не девчонка. И не собираюсь сидеть здесь и анализировать ваше свидание.

– Ты просто слушал, как я его анализирую, – пробормотала я.

– Именно.

Я вздохнула.

– Ладно, наверное, ты прав. Но в школе нам будет неловко, да?

– Только если ты заостришь на этом внимание.

– Да, точно. – Я вдруг резко села, от чего у меня закружилась голова. – Пожалуйста, не рассказывай брату о моем неудачном свидании с Коди, хорошо?

– Зачем мне это делать?

– Просто… если он спросит. Скажи, что все прошло хорошо. Если надо будет, соври, что мы с Коди просто не подошли друг другу. Но не рассказывай, что все прошло ужасно.

– Хорошо… – настороженно ответил Ли, не задавая никаких вопросов.

Я не хотела даже представлять самодовольное лицо Ноя, когда он выяснит, как на самом деле прошло мое свидание с Коди. У него отлично получалось делать так, что я оставалась одиночкой, какие бы ни были у него на то причины.

Я вздохнула про себя и закрыла глаза, а Ли лег рядом. Мы просто грелись на солнышке и расслабились так, что обсуждать больше ничего не хотелось.


Выходные прошли как-то вяло. Мы ленились: смотрели фильмы, загорали, прыгали бомбочкой в бассейн Ли и пытались сделать домашку (но не очень-то в этом преуспели). Поэтому понедельник подкрался намного быстрее, чем мне хотелось бы.

Первым уроком была химия. С Коди. Он ни разу не позвонил и не написал мне в выходные. Я не знала причин: то ли из-за того, что он тоже не хотел второго свидания, то ли я ему не понравилась.

Несколько человек в сообщениях или при встрече уже спросили, как прошло наше с Коди свидание. Я отвечала: «Хорошо». А когда они уточняли, встретимся ли мы снова, говорила, что не знаю. Когда они спрашивали, целовались ли мы, мне пришлось отвечать, что нет. Теперь я должна была столкнуться с Коди лицом к лицу и не знала, как себя вести.

Да, Коди был милым и общительным, но я не рассматривала его как своего парня. Он, очевидно, тоже не видел меня своей девушкой, раз не позвонил. Мне нужно было расслабиться. Ведь если мы оба не испытываем чувств, между нами не должно возникнуть неловкости.

– О нет! – Я отвела взгляд от шкафчика и увидела направляющегося ко мне Диксона. – Ты снова в брюках. Я скучаю по юбке. Ты выглядела так сексуально.

– Очень смешно.

– А я не шутил, – произнес он, усмехнувшись. Я закатила глаза и продолжила искать домашку по математике. – Кстати, все тут говорят о твоем грандиозном свидании с Коди…

– Почему? Это вроде не так уж интересно.

– Да, я-то знаю. Но он первый рискнул пригласить тебя.

Я пожала плечами и постаралась не стиснуть зубы от злости, вновь вспомнив, как разозлил меня Ной чрезмерной опекой.

– Коди всем рассказал, что ты не захотела его поцеловать.

– Все не так… Подожди, он всем рассказал ? Правда вот так сказал?

– Ну это я так говорю. Парни донимали его, так что новости разошлись быстро. Ведь ваше свидание стало важным событием, понимаешь? Поэтому теперь все думают, что ты не захотела его целовать.

– Просто… Я не знаю…

– Эй, не нужно оправдываться, – сказал Диксон, широко улыбаясь. – Просто некоторые будут обсуждать это и задавать вопросы, так что будь готова.

– Спасибо за предупреждение, – пробормотала я.

– Не за что.

Диксон оказался прав – ко мне начали подходить и спрашивать:

– Это правда, что ты не поцеловала Коди? А почему?

Сначала я растерялась. Не хотела озвучивать настоящую причину, поэтому бормотала что-то вроде:

– Я плохо себя чувствовала и не знала… вдруг это заразно.

Ложь, конечно, так себе. Я уверена, все это понимали, но никак не показывали.

Когда я вошла в кабинет химии, Коди уже был там. Я замешкалась, не зная, садиться мне с ним или нет, но, увидев, что он улыбается, все же подошла к нему.

– Привет, – поздоровалась я.

– Знаешь, если в пятницу тебе было плохо, то могла бы так и сказать, – ответил он.

– Да, но я чувствовала себя нормально и не хотела ничего отменять. – Я старалась говорить спокойно и не мямлить. – Прости, что так получилось.

– Все в порядке.

– Так, эм… Да… – Я прокашлялась, и Коди нервно засмеялся.

– Не хочу показаться сволочью, но… Я тут думал о нашем свидании и…

– Нам лучше остаться друзьями? – закончила я за него и тут же пожалела, решив, что он, вероятно, совсем не это хотел сказать. Вот черт, сейчас я сама вырыла себе могилу?

– Эм, да, – кивнул Коди и нервно мне улыбнулся. – Без обид. Кажется, мы просто… не подходим друг другу.

– Я и не думала обижаться, – улыбнулась я. – Мне тоже так кажется. – Надеюсь, что он не заметил облегчения на моем лице. – Ты сделал домашку? Я не поняла восьмое задание.

Вот так легко моя жизнь вернулась в привычное русло. К сожалению, без романов.


Мы работали над вывеской для «Будки поцелуев». Уже вырезали буквы, Ли подровнял их края, оставалось раскрасить, а потом прибить на саму будку. Остальные украшения, постеры и таблички со стоимостью участия лежали у меня дома.

– Меня всю неделю расспрашивали, что произошло между тобой и Коди, – пожаловался Ли в среду после уроков. Мы остались в школе, чтобы успеть все доделать к вечеру пятницы.

– Ты же ничего не рассказал?

– Нет, я не сказал им правду, – засмеялся он, опуская кисточку в розовую краску. – Но не понимаю, зачем ты наврала, что плохо себя чувствовала?

– Звучало правдоподобно, – оправдалась я. – И это первое, что пришло мне в голову.

– Похоже на то. Но многие парни думают, что Коди спугнул Ной.

– Он правда выглядел очень устрашающе, когда я ждала Коди, – призналась я, покрывая одну из высохших букв блеском для губ.

Ли пожал плечами. Некоторое время мы работали в тишине, а потом он заговорил снова:

– Шелли…

– Да?

– Он тебя пугает? В смысле… он не похож на Халка или другого монстра, но легко может сорваться.

– Он такой, какой есть. Я выросла с ним, так что вряд ли он сможет меня напугать. Я привыкла, что он… немного грозный…

– Ты права, – закивал Ли.

Вдруг он бросил кисточку в банку и взмахнул ей, обрызгав мое лицо, блузку, галстук и волосы бледно-розовой жидкостью…

– Ли! – закричала я.

– Извини!

Я схватила кисточку и, окунув ее в банку с черной краской, приготовилась обрызгать Ли в ответ. Но когда он снова брызнул в меня, на моем лице и шее оказалось что-то холодное и мокрое. От неожиданности я подскочила и вы



ронила кисть, испачкав себя спереди.

Ли расхохотался. Я хмуро смотрела на него, дожидаясь, когда он успокоится.

– Ли, это не смешно!

– Еще как смешно! Ты бы видела свое… свое лицо! – схватился он за бок.

Я смерила его взглядом и взяла свой рюкзак.

– Ты куда?

– В раздевалку, чтобы смыть с лица это дерьмо, – рявкнула я. – И прекрати уже смеяться!

– Не могу! – Он согнулся, задыхаясь от смеха. – Твое лицо!

Я выбежала в коридор, хлопнув дверью. Вроде в моем шкафчике лежала запасная блузка. Вечером мы собирались пойти в бургерную, и я не хотела выглядеть, как картина Пикассо.

Школьные раздевалки всегда казались мне очень странными: длинный коридор, увешанный объявлениями, вел к фитнес-центру с беговыми дорожками и гирями и выходил на площадку на улице. Девочки занимали левую половину, мальчики – правую.

Как только я свернула в коридор, навстречу мне вывалилась вся футбольная команда. Я уже успела стянуть галстук и расстегнуть верхнюю пуговицу, ведь я даже подумать не могла, что окажусь здесь не одна. Увидев меня, парни замедлили шаг, а я резко остановилась. Через мгновение раздался смех – очевидно, все решили, что я выгляжу забавно.

– Что случилось? – спросил Джейсон, закусив губу, чтобы не расхохотаться.

– Мы раскрашивали баннер для будки, – ответила я. – Рядом с Ли стояла банка с краской. Продолжать?

Он покачал головой. Парни направились в раздевалку, все еще смеясь и поглядывая в мою сторону. Заметив, что некоторые из них бессовестно смотрели на мою полурасстегнутую блузку, я прижала руку к груди.

– Ой, да прекратите, – покрутилась я на месте и широко улыбнулась – лучше превратить все в шутку, чем смущаться. – Неужели я и правда плохо выгляжу?

– Ну я бы заплатил, чтобы посмотреть на тебя в картинной галерее, – произнес со смешком один из парней. Я закатила глаза и, попрощавшись со всеми, зашагала в сторону женской раздевалки.

Вдруг чья-то рука схватила меня за запястье. От неожиданности я пошатнулась, но мне помогли удержаться на ногах. Когда я развернулась посмотреть, кто это, улыбка сразу же исчезла с моего лица.

– Ты.

– Что ты творишь? – прошипел Ной. – Нельзя разгуливать здесь наполовину голой, Эль.

– Спасибо, но я буду разгуливать так, как захочу, – огрызнулась я в ответ и выдернула руку. – Что тут такого? Я же не щеголяю здесь в нижнем белье!

– Да, но все равно…

Он смерил меня суровым взглядом.

– Да отстань ты от меня! – воскликнула я, сердито глядя на Ноя. – Твоя суперопека и так раздражает, поэтому не доводи до крайностей!

– Так что произошло между тобой и Коди? Не притворяйся, я прекрасно знаю, что твоя «болезнь» была выдумкой.

Я ахнула. Он что, решил шантажировал меня?

– Ты же никому не рассказал?

Ной усмехнулся и снисходительно посмотрел на меня.

– Я не привык распускать сплетни. И никому не рассказал, потому что подумал, что у тебя на то была причина. Так что случилось?

Я пожала плечами.

– Ничего.

– Что-то явно произошло. Я слишком хорошо тебя знаю и чувствую ложь. Расскажи мне правду.

Я закусила щеку, размышляя, рассказать ли все Ною или попросить не совать нос в чужие дела. Но если я не расскажу, он, возможно, решит, что Коди перешел рамки дозволенного. При этом я не могла не заметить, как сексуально Ной выглядел в футбольной форме, наплечниках, со шлемом под мышкой и слегка влажными от пота волосами. Я решила ответить, пока он не заметил, как я пялюсь на него.

– В конце вечера он собирался меня поцеловать, но я чмокнула его в щеку и ушла. Он не приставал ко мне, просто все к этому шло, а я выставила себя полной дурой, отказавшись от поцелуя. Ничего не случилось, просто мне неловко.

Мгновение он изучал мое лицо, а потом спросил:

– И все? Ты уверена?

Мне показалось, что Ной едва сдерживал смех. От обиды мне хотелось топать ногами.

– Да. Почему ты всегда драматизируешь? Никто из парней этой школы не заставит меня сделать то, чего я не хочу.

Ной выгнул бровь, словно намекая на мою наивность. Я лишь пожала плечами.

– А теперь я могу смыть эту чертову краску, или у испанской инквизиции ко мне остались еще тупые вопросы?

– Кто-то явно не в духе, – усмехнулся он.

– Я вся в краске, а ты еще устроил мне допрос с пристрастием! Конечно, я не в духе!

Я рванула к раздевалке, но когда увидела себя в зеркале… сама чуть не рассмеялась. Что за чудовище! Растекшаяся по волосам краска капала на лицо, стекала по шее и заляпала всю рубашку…

Но все веселье сошло на нет, когда краска не отмылась и я не обнаружила в своем шкафчике запасных вещей. Через десять минут интенсивного отмывания мне удалось избавиться от части краски на волосах и почти полностью очистить лицо. Она затекла прямо под блузку, поэтому я стояла в брюках и лифчике. Когда открылась дверь, я даже не повернулась, предполагая, что зашел Ли.

– Эль? Ли сказал, что поедет поесть с ребятами, но если тебя нужно подвезти домой… – Ной замолк, увидев меня.

Я застыла на месте, моргая своему отражению в зеркале. Почувствовав, как вспыхнули щеки, я повернула голову, надеясь, что покраснела не так сильно, как мое отражение.

– Что? – огрызнулась я.

– Ничего.

– Нет, что ты говорил?

– Да, точно… ну, эм… Ли поедет с ребятами перекусить, но сказал, что, если ты хочешь домой, я должен тебя подвезти. Учитывая, что ты все еще выглядишь как творение Пикассо…

Я взглянула на розовые пятна на ключице и засмеялась, пытаясь скрыть, как мне неловко из-за того, что он застал меня в одном лифчике. До этого он видел меня в бикини, но сейчас ситуация была совсем… другой.

– Скажи Ли, чтобы ехал.

– Конечно. Сколько ты еще здесь пробудешь?

Я пожала плечами.

– Не знаю. Так как ты отвезешь меня сразу домой, я могу помыться там, поэтому… – Я надела мокрую блузку, быстро застегнула ее и закинула рюкзак на плечо. – Идем.

Мне совершенно не хотелось ехать с Ноем в одной машине: я чувствовала, что меня ждет очередная лекция.

– Как дела с «Будкой»? – спросил он, стараясь поддержать разговор, пока мы шли к парковке. Я настороженно посмотрела на него, и он, поймав мой взгляд, пожал плечами. – Что? Мне нельзя с тобой разговаривать?

В ответ я лишь скептически выгнула брови. Он снова пожал плечами.

– Ну и ладно. Так ты ответишь или нет?

Я вздохнула и на секунду зажмурилась. Мне казалось, я должна злиться на него, но никак не могла найти для этого вескую причину. Наверное, Ной просто странно на меня влиял. Только я еще не поняла, хорошо это или нет.

– Все в порядке. Надо кое-что доделать до пятницы, но мы успеем, если Ли не начнет снова вместо букв разукрашивать меня.

– Поверь, из тебя получилась отличная картина в стиле импрессионизма.

Я резко остановилась. Ной сделал пару шагов, прежде чем заметил, что меня нет рядом. Я вопросительно уставилась на него, изогнув брови.

– Что?

– Кажется, это был комплимент. Ной Флинн только что отвесил мне комплимент. Кто-нибудь, свяжитесь с прессой.

Он саркастично усмехнулся, но я заметила блеск в его глазах, улыбнулась в ответ и догнала его.

– Ты придешь на карнавал? – спросила я.

– Да, вроде как должен. Учителя призывают поддержать «дух школы» и все такое.

– Заскочишь к «Будке поцелуев»?

Он выгнул бровь и скривил отвратительную гримасу.

– А почему ты спрашиваешь, Шелли?

– Все девчонки, особенно те, которые согласились сидеть в будке, просили меня убедить тебя заскочить к нам. Поцелуй с Ноем Флинном – захватывающая перспектива.

Он широко улыбнулся.

– Так ты не за себя просишь?

Только в своих мечтах. 

– Нет, точно нет.

– Ну обещать не буду. Но если снова спросят, можешь сказать им, что, возможно, забегу.

– Ты слишком высокого о себе мнения, – пробормотала я, качая головой.

Остановившись, я поискала глазами его машину, а он тем временем достал связку ключей, но автомобиля нигде не было.

– Где твоя машина? – спросила я, следуя за ним.

– Я сегодня не на ней.

– Тогда… как ты сюда приехал?

– На мотоцикле.

Я застонала, замедлила шаг, а затем остановилась, заметив красно-черный мотоцикл, который Ной собрал из хлама, валяющегося в их сарае. Не поймите меня неправильно, байк выглядел круто, но я никогда не каталась на мотоциклах, и одна только мысль о предстоящей поездке приводила меня в ужас. Но у меня не осталось выбора, кроме как сесть на эту двухколесную «опасность». С Ноем.

– Если умру, виноват будешь ты.

– Эль, ты не умрешь. Вот, возьми шлем.

– У тебя он только один? Но если…

– Со мной все будет в порядке, – перебил он. – Я пока ни разу не разбивался.

Ной постучал по рулю, показывая, насколько тот крепкий.

– Но если ты упадешь? Если разобьешься? Шлем надевают не просто так! Ты что, хочешь погибнуть?

Мой голос звучал все истеричнее. Я не сводила взгляда с мотоцикла, который с каждой секундой казался мне все более пугающим и опасным.

– Волнуешься за меня, Шелли? – поддразнил Ной.

Я прищурилась, а он ухмылялся и перекидывал шлем из одной руки в другую. Не выдержав, я выхватила его.

– Не надо бояться мотоцикла, – сказал он, поглаживая мотоцикл, как любимую собаку. – Он не кусается.

– Он, может, и нет, а вот ты – да, – пробормотала я себе под нос, но Ной услышал и фыркнул, а затем засунул под сиденье сначала свой рюкзак, потом мой.

Стиснув зубы, я натянула шлем на голову. Мне так не хотелось этого делать, но выбора нет. Мне нужно было добраться до дома, чтобы потом присоединиться к Ли и парням. Хотя я бы лучше пошла в таком виде, чем села на мотоцикл с Ноем.

Я запуталась с ремнем: шлем был огромным, и я не видела, что делаю. Он пах цитрусом, как и подушка Ноя. Приятный аромат. Я отбросила лишние мысли и вернулась к актуальной проблеме – надеть шлем, чтобы не умереть.

– Давай… – Руки Ноя коснулись моих и поправили шлем. Кончики его пальцев защекотали шею, и мое тело охватила странная дрожь, которую я объяснила страхом перед поездкой на этом так называемом транспорте.

– Да не бойся ты так.

Он снова улыбнулся мне настоящей искренней улыбкой, от которой на щеках его появились ямочки. Мое сердце застучало. Как же мне нравилась эта улыбка!

Ной сел на байк, и я осторожно устроилась за его спиной. В голове крутилась лишь одна мысль: «Слава богу, что я сегодня не в юбке». Он завел руки за спину и, найдя мои руки, обвил ими свою талию. Я немного напряглась, и он попытался меня успокоить:

– Расслабься, Эль.

Немного дернувшись, мотоцикл с ревом завелся и зарычал подо мной. Пока мы не сдвинулись даже на сантиметр, но я крепко обняла Ноя за талию и придвинулась как можно ближе. Мое сердце испуганно колотилось. Затем сквозь пульсирующую в ушах кровь и грозное рычание мотора я услышала его смех. И мы рванули с места.

Мне захотелось прокричать ему: «Помедленнее! Ты нас убьешь!», но когда я открыла рот, слова унес ветер. Мы летели по дороге, протискиваясь между машинами и оставляя их позади. Мои волосы выбились из-под шлема, блузка раздувалась. Я не слышала ничего, кроме пульсирующей в ушах крови, рева мотоцикла и шума ветра.

Байк напоследок рванул и внезапно остановился у моего дома, но я не могла пошевелиться. Руки все еще крепко обхватывали накачанный живот Ноя, а ноги прижимались к нему так близко, насколько это возможно.

Ной медленно отцепил от себя мои руки, и я быстро вернулась в реальность. Когда я слезла с мотоцикла, ноги задрожали так, будто превратились в желе, а руки никак не могли справиться с ремешком. Ной одним легким движением расстегнул его и снял шлем с моей головы.

– У тебя волосы электризуются, – сказал он и потянулся, чтобы взъерошить их.

Я нахмурилась и попыталась пригладить их трясущимися руками – бесполезно. На голове образовалось птичье гнездо. Придется несколько часов вычесывать все колтуны и смывать оставшуюся краску.

– Да ладно тебе, – сказал он, прислонившись к мотоциклу. – Только не говори, что тебе не понравилось.

– Да это был кошмар! – призналась я.

– Тебе не понравился ветер в волосах, свобода или большая скорость?

Я покачала головой.

– Ничего подобного. Это было ужасно.

– Даже когда ты прижималась ко мне? – спросил он, дерзко ухмыльнувшись. – Не говори, что тебе не было приятно.

– Ной, мне никогда не было так страшно. И плевать, какой ты сексуальный, каждая секунда казалась мне кошмаром.

– Ты считаешь меня сексуальным? – Его ухмылка стала еще шире, и я почувствовала, как на моих щеках расцветает румянец.

– Ой, заткнись. Как будто ты этого не знаешь.

– Это, конечно, да. Но мне приятно слышать, как ты это признаешь.

– Знаешь, ты такой придурок! И я больше никогда в жизни не сяду на этот мотоцикл.

– Но я сексуальный придурок, правда? – поддразнил Ной.

Я смерила его взглядом.

– Помолчи ты уже. Достань мой рюкзак. Пожалуйста, – добавила я.

Он закатил глаза, но отдал мне вещи.

– Спасибо, – коротко поблагодарила я и пошла к двери.

– Эль?

– Что? – вздохнула я и повернулась, еле держав себя в руках.

– У тебя немного краски… Вот здесь.

Он коснулся своего лица и ухмыльнулся во весь рот. Пронзив его взглядом, я захлопнула за собой входную дверь.

– Эль? Это ты? – крикнул папа, выглянув из кухни, и глазам своим не поверил. – Что случилось?

– Тебе лучше не знать.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы закончили делать будку в последний момент. В пятницу пришлось потратить на нее целый обед и остаться после уроков до шести, чтобы все собрать.

Девочки продолжали донимать меня вопросами, придет ли Ной к «Будке поцелуев», и каждой я отвечала одно и то же: «Он сказал, что может прийти, но я бы на это не надеялась». Я видела, как их лица озарялись даже от слабой надежды.

Я не видела Ноя с тех пор, когда он подвез меня. Почему-то мне казалось, что он наверняка припомнит мне мои слова о том, что я считаю его сексуальным. Он сделает это специально, лишь бы поставить меня в неловкое положение.

В субботу утром Ли забрал меня в восемь часов.

– Ненавижу утро, – пробормотала я, вылезая из его машины возле «Старбакса». Я до сих пор не проснулась и отчаянно нуждалась в латте с обезжиренным молоком и взбитыми сливками, но, подумав, решила заказать еще двойной эспрессо в надежде прийти в чувство.

– И не говори, – пробормотал Ли.

Подошла наша очередь, мы заказали кофе и расплатились. Карнавал начинался в десять, но нам надо было появиться уже в девять и проверить, все ли готово. Мы выпили кофе и съели брауни. Наверное, вредно начинать утро с кофеина и быстрых углеводов, но мне было все равно. Ли уже прикончил два пирожных, а я даже первое не успела доесть. Мы уехали как раз вовремя и успели в школу к девяти.

– Как обычно, прекрасны и пунктуальны, – засмеялся Тирон и покачал головой, когда мы приехали без двух минут девять. – Ваша будка там, возле стойки с сахарной ватой.

– Круто, – сказал Ли, и мы направились к своему месту.

Внутри мы поставили четыре стула и развесили украшения из гофрированной бумаги, а снаружи по всему периметру установили рекламные постеры.

Аттракционы выглядели впечатляюще: для самых маленьких даже поставили надувной замок с шариками. К карнавалу все было готово и, должна признать, превосходило мои ожидания.

Я направилась обратно к нашей «Будке поцелуев», где Ли флиртовал с Рейчел, своей одноклассницей с биологии. Она была одной из тех девчонок, которые всегда остаются веселыми и жизнерадостными. Я знала, что она нравилась Ли. В последнее время он только про нее и говорил, но я никогда не видела их вместе. Оставалось лишь надеяться, что он ей тоже небезразличен. Когда я подошла к будке, сомнений у меня не осталось – Ли точно ей нравился.

– Похоже, «Будка поцелуев» уже работает, – поддразнила я.

Рейчел накручивала волосы на палец и, покраснев, прижалась к Ли, а он закатил глаза.

– Вообще-то Ли просто приглашал меня в кино, – сообщила Рейчел.

– Ах вот как! – ответила я, широко улыбаясь. – Что ж, повеселитесь. Когда идете?

– Завтра вечером.

– Круто, – ответила я.

Рейчел глупо улыбалась, а ее глаза блестели. Я посмотрела на Ли и едва заметно кивнула ему, давая понять: Рейчел точно на него запала.

У Ли уже несколько месяцев не было девушки. Я надеялась, что в этот раз его новая подружка не станет беситься, что мы как сиамские близнецы. Обычно Ли расставался с девушками именно по этой причине: им не нравилось, что Ли столько времени проводит со мной, ему надоедали вечные жалобы, а потом – бам  – они расходились. Поэтому сейчас я оставила их с Рейчел наедине и пошла встретить девчонок и ребят, которые тоже пришли пораньше.

– Привет! – Заметив Саманту и Лили, я улыбнулась. Джейсон и Дейв уже бурно обсуждали игру «Метс»[7], а вскоре приехал и Джон.

– Кого мы ждем? – спросил Дейв, увидев меня.

– Карен, Дану и Эша, – ответила я. – Но они скоро должны подойти.

– Может, мы пока пойдем в будку? – спросила Лили.

– Через пару минут, – сказала я. – Ли флиртует с Рейчел и уже, возможно, создает нужную атмосферу для нашего аттракциона.

Все засмеялись.

– Они теперь встречаются? Наконец-то! Рейчел неделями говорила только про Ли! – сказала Саманта.

– О господи, даже не поднимай эту тему, – согласилась Лили. – Я сижу рядом с ней, и как-то раз мне даже захотелось крикнуть им, чтобы они сходили уже наконец на свидание!

– Кстати, ребята, ваши «смены» будут длиться по полчаса. Пойдет? Тогда у каждого будет нормальный перерыв.

– Да.

– Конечно.

– Все нормально.

– Я за.

– Круто.

– Эй, эй! – услышала я и увидела Дану и Карен, которые бежали к нам. Они, как и другие девочки, были одеты в красивые летние платья, розовое и красное. Парни надели джинсы и футболки в обтяжку, чтобы похвастаться мышцами. И все они выглядели куда лучше, чем я в джинсовых шортах и черной майке.

– Вот черт! – завопила Карен, роясь в сумке. – Я забыла помаду!

– У меня есть, не волнуйся, – успокоила ее Лили. Карен облегченно выдохнула.

– Слава богу!

– Так, ребята, я тут, отставить панику, – раздался позади чей-то голос. Я повернулась и увидела Эша.

– Привет, круто, – сказала я. – Итак, Эш и Дейв, вы первые. И Лили с Карен. В десять двадцать пять мы напишем остальным, чтобы подошли поменяться.

Все закивали. Вместе мы прошли через поле, где проходил карнавал, с интересом рассматривая яркие стойки. Когда мы подошли к будке, Рейчел уже не было, а Ли натянул веревку, разделяющую очередь на две части: для девчонок и для парней.

– Все готово? – спросила я, услышав, что Тирон объявил об открытии карнавала.

– Да, все готово, – ответили ребята хором.

Я посмотрела на Ли, и мы улыбнулись друг другу. Начали входить люди, и уже через двадцать минут в нашу «Будку поцелуев» выстроилась длинная очередь.

Нам с Ли нужно было стоять около будки: мы собирали деньги и следили, чтобы ни парни, ни девчонки не пытались превратить простой чмок в нечто большее. За первый час работы мы собрали почти двести долларов.

– С ума сойти! – воскликнула я, когда мы пересчитали деньги и закрыли коробку.

– Не говори! Я точно выиграю пари с Джоэлем.

– Какое пари?

– Я поставил тридцать баксов на то, что наша «Будка поцелуев» соберет больше, чем его водные шары.

– А, точно, помню.

Джоэль и Фрэнсис устроили аттракцион, в котором нужно бросать дротики в шары с водой. Попадаешь в три – получаешь плюшевого мишку. Со своего места мы видели их.



– Не знаю, – засомневалась я. – Кажется, у них много народу…

– Да, но готов поспорить, они не собрали двести долларов, – ухмыльнулся Ли, постукивая по металлической коробке с деньгами.

Я улыбнулась в ответ. Из колонок играл наш тщательно составленный плейлист, и, если осмотреться, было видно, что все отлично проводили время. Воздух наполнился смехом, запах сахарной ваты будоражил аппетит, вокруг царила радостная суета.

Мы с Ли отошли на двадцать минут, оставив Тирона присматривать за вещами, а сами купили хот-доги и лимонад. Еще нам бесплатно досталась огромная сахарная вата – на этой стойке работала Рейчел, и мне пришлось буквально оттаскивать от нее Ли.

– Вы отлично смотритесь вместе, – усмехнулась я. – Видно, ты давно ей нравишься.

– Правда? – Он улыбнулся и посмотрел на меня распахнутыми от удивления глазами.

– Ага.

– Круто.

– Я рада, что ты позвал ее на свидание. Ты давно уже один.

– Устала от моей компании? – поддразнил Ли, пихая меня в бок.

– Нет, – засмеялась я. – Просто рада за тебя, вот и все!

– Я тоже рад. Она мне нравится.

– Знаю. Ты уже кучу раз это говорил.

Он засмеялся и обнял меня за плечи, и мы вместе вернулись к будке.

– Теперь нужно найти смелого парня, который готов рискнуть и пригласить тебя на свидание – не говоря уже об угрозах Ноя.

– Это никогда не произойдет. Если он не отступит, я умру старой девой, – сухо усмехнулась я.

– Ой, прекрати. Сорокалетней девственницей – возможно…

Я толкнула его локтем и откусила кусок ваты.

– Заткнись, – выпалила я с набитым ртом.

– Я просто прикалываюсь, вот и все, – засмеялся он.

– Знаю-знаю.

Карен, Лили, Дейв и Эш вернулись несколько минут назад. Мы с Ли отправились к задней части будки, чтобы собрать деньги и сложить их в коробку. Очередь по-прежнему увеличивалась. Взволнованные девочки красили губы блеском, чтобы поцеловать спортсменов, а парни пытались угадать, кто из девчонок к ним подойдет, и сравнивали их.

Мы с Ли отошли в сторону, наблюдая за происходящим. Вдруг из будки выбежала испуганная Карен.

– Что случилось? Ты в порядке? Что происходит? – Мы сразу закидали ее вопросами. Я подумала, что к ней, возможно, пристал кто-то из парней.

– Я не могу, – вопила она. – Я не могу это сделать! Там он!

– Кто?

– Твой бывший? – догадался Ли и нахмурился.

Она перевела взгляд с меня на него, а потом кивнула, кусая губу.

– Так… Ладно, сейчас что-нибудь придумаем.

– Но мы не можем оставить Лили одну, пока он не уйдет, – пробормотала я.

Вдруг меня толкнули в спину.

– Иди в будку! – зашипел мне в ухо Ли. – Посиди там, хотя бы пока не уйдет бывший Карен.

– Но… но…

Я не могла сидеть в «Будке поцелуев»! Ведь я ни разу не целовалась!

– Ты должна, у нас нет другого выбора! – взмолился он.

Сначала я прокатилась на мотоцикле с Ноем. А теперь оказалась в «Будке поцелуев». Напомните, почему я решила, что это хорошая идея? 

– Заодно попрактикуешься! – пошутил Ли, когда я ошарашила его этой новостью.

Я в оцепенении прошла на место Карен и накрасила губы ее ярко-красной помадой – не мой цвет. И я даже не была подобающе одета для участия в таком аттракционе.

Я посмотрела на выстроившуюся передо мной очередь из парней. Лили одобрительно улыбнулась мне, а потом крикнула:

– Следующий?

И тут я увидела его. Резко обернулась, глядя на Карен и Ли широко раскрытыми глазами… В очереди стоял не бывший Карен.

– Флинн ? – прошипела я, уставившись на него. Мое сердце было готово выпрыгнуть из груди, пробив ребра, а глаза округлились.

Поверить не могу! Они столько просили меня уговорить Ноя, а теперь она струсила, хотя была влюблена в него! Разве это не глупо?

– Извини! – проговорила Карен.

– Следующий? – снова позвала Лили.

Вот дерьмо. Он был следующим.

Лили взглядом дала понять, что пора успокоиться. Поэтому я собралась с мыслями, откашлялась и дрожащим голосом произнесла:

– Следующий?

Ной вошел в будку и сел напротив меня.

– С каких это пор ты работаешь в «Будке поцелуев»? – спросил он.

– С тех пор, как здесь появился ты, а Карен струсила, – пробормотала я, пока он разглядывал меня с головы до ног. – Что? Я не наряжалась для этого, ясно?

– Наоборот, выглядишь хорошо.

– Ох, – ошеломленно моргнула я. Он как будто сделал мне комплимент. – Спасибо… Я не думала, что ты сюда заскочишь.

Ной пожал плечами.

– Знаешь, я платил не для того, чтобы болтать с тобой, – сказал он и демонстративно положил на стойку два доллара. – Я заплатил за поцелуй.

Он же просто прикалывается… да? 

Ной выгнул бровь и посмотрел на меня в ожидании.

Господи, он точно не шутит – я должна его поцеловать. 

У меня в голове не укладывалось, что мой первый поцелуй будет с Ноем Флинном, старшим братом моего лучшего друга. Парнем, который вызывал во мне необъяснимые эмоции и в два счета сводил меня с ума.

Я проглотила слюну, и Ной, похоже, это услышал, потому что удивленно на меня посмотрел. Мой взгляд опустился на его губы: они выглядели такими мягкими и соблазнительными. В памяти всплыл образ Ноя в полотенце… в футбольной форме… И я тут же захотела его поцеловать.

Я могла и не делать этого, если бы не захотела; никто не мог заставить меня поцеловать его. В этом-то и вся проблема: я знала, что могла отступить, но так и не смогла решиться на это.

Мы подались друг другу навстречу.

А вдруг у меня между зубами застряла сахарная вата? Или изо рта пахнет чем-то противным?

Заткнись, заткнись, заткнись! 

Мой первый поцелуй…

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда его губы коснулись моих, я почувствовала вкус мяты и сладкой ваты – не так уж и плохо. Ответив на поцелуй, на мгновение я позабыла обо всем: что мы в «Будке поцелуев», вокруг нас куча людей; что это Ной, которого я должна ненавидеть за вторжение в мою личную жизнь. На секунду я даже забыла, что это был мой первый поцелуй.

Я просто целовала его в ответ. А когда почувствовала, как его язык коснулся кончика моего языка, чуть шире открыла рот, позволив ему углубить поцелуй. Я отвечала так же настойчиво, не имея ни малейшего понятия, что делаю: просто повторяла за ним.

Мы разорвали поцелуй одновременно, но он не отстранился и прижался ко мне лбом. Мы оба тяжело дышали.

– Черт, – выдохнул он, уголки его рта приподнялись в ухмылке, а глаза засверкали. Я не могла понять, было это довольное «черт» или «черт, я только что поцеловал лучшую подружку своего младшего брата».

– Да, – прошептала я в ответ, отчего Ной хмыкнул.

Кто-то засвистел в толпе, но я почти этого не замечала. Вдруг кто-то похлопал меня по плечу, и я подскочила от неожиданности.

– Эм… Если хочешь, теперь я подменю тебя, – сказала Карен, хитро мне улыбаясь.

Все еще испытывая головокружение от поцелуя, я кивнула и поднялась, позволив ей занять место. Медленно вышла из будки, чувствуя себя словно во сне.

Я целовалась с Ноем Флинном! Тем более перед всеми этими людьми! Хотя после устроенного мной стриптиз-шоу это вряд ли испортит мою репутацию еще больше. Мне хотелось закрыть лицо руками, но я сдержалась. Губы слегка покалывало, хотя это было приятно. И странно. Я все еще чувствовала вкус мяты и сахарной ваты, покалывание щетины Ноя на своей щеке. Это было нереально.

Я только что впервые поцеловалась. И это был не какой-то дружеский поцелуй или чмок. Это был настоящий поцелуй. Шансы впервые поцеловаться в будке с Ноем Флинном казались настолько невелики… что я начинала думать, будто мне это только почудилось.

– Видишь, все не так уж и плохо.

Я подскочила, услышав голос Ли.

– Что? – спросил он, поднимая взгляд от телефона.

– Я… Я думаю… Кажется, я только что целовалась с твоим братом, – пробормотала я тихо, не веря самой себе.

Его брови взлетели от удивления.

– И какого черта я это пропустил? Хотя мне не хотелось бы это видеть. Ты с моим братом? Странно. И мерзко. Но серьезно, как я это не заметил?

– Ты пишешь Рейчел?

– Да.

– Вот и ответ.

Он засмеялся и покачал головой.

– Ладно, ты права. Ты не против, если я сегодня приглашу Рейчел в кино? После окончания карнавала.

– Конечно, – ответила я. – Без проблем. Я найду кого-нибудь, кто меня подвезет.

– Может, тебя заберет папа? Он же привез сюда Брэда, да?

– Да. Они где-то здесь.

Вдруг меня окружили со всех сторон. Как минимум десяток девочек хотели знать, правда ли, что я целовалась с Ноем в «Будке поцелуев»? Они жаждали узнать все подробности. Вздыхая, я объясняла, что просто Карен отказалась… И да, это был французский поцелуй… Что?.. Нет, я не знала, нравлюсь я ему или нет… Возможно? Я не знаю. И да, это был мой первый поцелуй.

Конечно, они все невероятно завидовали. Но больше всего желали узнать, будем ли мы с Флинном встречаться. Естественно, каждая из них хотела, чтобы Флинн остался свободен – тогда с ним можно будет флиртовать и пускать на него слюни (возможно, и то, и другое одновременно).

Новости распространились мгновенно – сообщения, звонки… К тому же на карнавале была вся школа… Моя популярность взлетела выше крыши, и я совершенно растерялась.

Мимо проходили какие-то десятиклассники, и одна девочка указала на меня.

– Это она  поцеловалась с Флинном.

Сначала я поморщилась, но потом поняла, что прославиться можно куда более ужасными вещами.

– Ты хочешь быть с ним? – спросил Ли, когда мы наконец остались одни. Карнавал закончился, школьный совет и несколько ребят разбирали будки и подсчитывали прибыль. – В смысле я думал, ты переболела им.

– Так и есть. Я не знаю. Это же Ной . Понимаешь?

– Не особо. Во-первых, он мой брат. Во-вторых, я парень.

– Как бы объяснить, что я имею в виду… Я вроде как ненавижу его, но в то же время он мне нравится.

– Ну если ты не уверена, тогда ничего не делай. Тебе надо с ним поговорить?

Я проигнорировала последнее предложение.

– Я сама не знаю, что делать. Если каким-то невероятным образом мы начнем встречаться и все закончится плохо, это может испортить нашу дружбу, а я этого не хочу.

– Как это мило.

– Заткнись.

– Но я думал о том же… Пятьсот пятьдесят, – пробормотал он, откладывая стопку в сторону. – Если вы сойдетесь, а потом плохо расстанетесь, ты, возможно, не захочешь проводить со мной время, а я буду по тебе скучать.

– Я тоже буду по тебе скучать. Чуть-чуть.

– Ну спасибо, – с сарказмом произнес Ли, и мы рассмеялись.

– Теперь при встрече будет так неловко.

– Ага.

– Умеешь ты успокоить, Ли, – пошутила я и шлепнула его по руке. – Нельзя немного посочувствовать?

Он пожал плечами.

– Все равно я думаю, что тебе не стоит встречаться с моим братом. Это странно. И отвратительно.

– Для тебя.

– Ага.

Я покачала головой.

– Ли, здесь всего пятьсот сорок девять долларов.

– Ох, черт. – Он передал мне еще один доллар, и я добавила его к стопке. Как хорошо, что я решила все пересчитать.

– Так твой папа отвезет тебя домой?

Я покачала головой.

– Он повез Брэда с друзьями в кино, так что он не сможет. Я просто кого-то попрошу. Раз уже ты меня бросаешь  из-за своей новой подружки .

– Я тебя не бросаю! Ты сказала, что все нормально! Я же спросил!

Я засмеялась.

– Успокойся, я просто прикалываюсь над тобой.

Ли закатил глаза.

В итоге мы насчитали шестьсот четырнадцать долларов. Наша «Будка» собрала больше всего денег. Наверное, из-за того, что нам не пришлось покупать огромных плюшевых медведей, хот-доги и плюшки. Ли уехал с Рейчел, я же осталась убрать мусор с Джоэлем, который все ворчал по поводу проигранного спора с Ли.

– Ты в курсе, что это ты виновата? Ты теперь должна мне тридцать баксов.

– С какой стати?

– Если бы ты не устроила это шоу с поцелуем, парни не выстроились бы в очередь в надежде получить французский поцелуй, – объяснил он с невинным выражением на лице. – Так что гони мне мои тридцать баксов.

Я засмеялась и толкнула его в плечо.

– Ни за что. И это не моя вина. Или ты что, тоже хочешь знать все подробности моего первого поцелуя?

Я говорила крайне взволнованным тоном, и Джоэль изобразил притворный ужас на лице, а затем засмеялся и подтолкнул меня бедром.

– Ладно, ладно, оставь свои деньги! Пощади, пожалуйста.

Позади нас кто-то кашлянул. Повернувшись, мы увидели Ноя, который смотрел на меня, выгнув бровь. Он метнул быстрый взгляд на Джоэля, как бы намекая, что тому надо бы отвалить. Джоэль как ни в чем не бывало собирал палочки от ваты и обертки от хот-догов.

Вот дерьмо. И что мне теперь делать?  Что он вообще здесь забыл ? Ной мотнул головой, и Джоэль подтолкнул меня к нему. Я беспомощно посмотрела на Джоэля, но он уже пошел помогать кому-то другому.

Я последовала за Ноем на парковку. Повсюду были разбросаны обертки и упаковки с остатками еды, которые еще не успели склевать чайки.

– Ли сказал, тебя некому подвезти и это должен сделать я.

Зачем? Зачем мой лучший друг иногда такой «джентльмен»? Конечно, он думал, что делает мне одолжение. Но серьезно? Он просто проигнорировал мои слова и попросил Ноя меня подвезти?

– Хорошо. – А что еще я могла сказать? Он пока ничего не сказал про поцелуй. Это хорошо или нет? – Подожди, ты же не на байке?

– Нет, – усмехнулся Ной. – Взял машину, раз ты так ненавидишь байк.

– Слава богу, – выдохнула я, и он снова усмехнулся.

Мое сердце вдруг начало сходить с ума: затрепетало и бешено забилось. Я сильно разнервничалась и едва не пожалела, что он не на мотоцикле, – тогда мы бы избежали неловкого молчания по пути домой. Ной повел меня по почти пустой парковке, и мы уселись в машину. Напряжение между нами было невыносимо. Я не знала, что сказать и как себя вести.

Я поцеловала его, с чувством. И притом даже не была пьяна. Что мне теперь делать?

– Ты не против, если мы по пути заедем ко мне? – спросил он. – Папа купил видеоигру, которая, по его мнению, понравится Брэду. Я как раз ее тебе отдам.

– Конечно, – закивала я. – Без проблем.

– Окей.

– Так сколько в итоге заработала «Будка»? – спросил он через пару минут.

– Шестьсот четырнадцать долларов.

Ной присвистнул.

– Ого.

– Знаю. Мы заработали даже больше, чем ларек с хот-догами.

Он кивнул, и снова воцарилась тишина. Я чуть прибавила звук на радио, пытаясь снять напряжение, но это не сработало. Все было так странно. Неестественно. Я искоса посмотрела на Ноя, который покачивал головой в такт музыке, а солнце освещало левую половину его лица. Я попыталась заверить себя, что для него поцелуй ничего не значил: он же бабник. Произошедшее не имеет для него смысла. Всего лишь поцелуй. А я раздуваю из мухи слона.

Хотя… это ведь Ной превратил его во французский, а после выглядел таким же удивленным, как и я. Может, из-за того, что я ужасно целуюсь? А он ничего не сказал, чтобы не смутить меня?

Мысли проносились в моей голове с безумной скоростью. Я была озадачена, обеспокоена и снова захотела его поцеловать…

Нет. Этого не случится. Ты не поцелуешь Ноя, Рошель, потому что это Ной. Старший брат Ли. Он придурок, из-за которого у тебя нет личной жизни и который признался, что считает тебя своей сестренкой. Помни, ты должна ненавидеть его за чрезмерную заботу и назойливость. Ты не должна думать о поцелуях с ним. Ты же злишься на него… Так ведь? 

Самовнушение мне не помогло. Поцеловать его все еще хотелось.

Поездка растянулась и длилась будто целую вечность, а мы еще даже полпути не проехали. Я вздохнула и почувствовала на себе его взгляд, но слишком погрузилась во внутреннюю борьбу, чтобы зацикливать на этом внимание.

Я убеждала себя, что хотела поцеловать его, только чтобы убедиться: в этом нет ничего необычного. Но не стоило этого делать. Я готова была поспорить: он до сих пор видел во мне подружку своего младшего брата, маленькую девочку, с которой вырос… А как же тот случай после вечеринки, когда мы упали с кровати? Между нами были чувства – так мне казалось. Хотя, возможно, я ошибалась. И, вероятно, тешила себя пустыми надеждами, что он оценивал меня как девушку, когда увидел в лифчике.

Но все же… вдруг между нами что-то было, а мы просто об этом не знали? Еще одного поцелуя будет достаточно, чтобы понять… Не такая уж и плохая мысль.

Нет. Я больше не могла его целовать. Или могла?

Я снова вздохнула, когда мы свернули на его улице. И что мне делать? 


* * *

Наконец мы подъехали к его дому.

– Я зайду за диском для Брэда, – решила я. – А отсюда дойду пешком.

На самом деле мне просто не хотелось проводить с ним в машине еще больше времени.

– Да, конечно.

Когда мы вышли из машины, я прошла за ним на кухню и встала у двери, нервно покусывая губу, пока он рылся в стопках бумаг. Обернувшись, Ной протянул мне новую игру «Марио». В тот момент нас разделяло меньше шага, всего пара сантиметров… Не успев понять, что делаю, я встала на цыпочки, и вновь прижалась к губам Ноя, тут же осознав, какую совершила глупость, и отступила назад. Мои щеки горели, а сердце бешено колотилось. Ной ошарашенно глядел на меня, не отводя взгляда, но по выражению его лица невозможно было понять, что он чувствует.

– О господи, – пробормотала я, чувствуя себя униженной, – извини. Просто… В смысле я просто… Ох, черт, я…

Сделав шаг вперед, Ной заставил меня замолчать, прильнув своими губами к моим. Я мгновенно расслабилась (то ли из-за шока, то ли от чего-то еще), обняла его за шею, позабыв, что выставила себя дурочкой, и ответила на поцелуй. Его руки опустились на мою спину и запутались в волосах, прижимая так сильно, что казалось, наши тела соприкасались каждой клеткой, а вокруг взрываются фейерверки. Положив руки на мои бедра, Ной поднял меня на кухонную стойку, чтобы я обвила его ногами. Он начал целовать меня в шею, и в этот момент в моей голове начало проясняться. Я поняла, что происходит.

– Ной, мы… мы не можем это делать, – произнесла я, тяжело дыша.

Он вздохнул, отступил назад и запустил руку в волосы. Я понятия не имела, о чем он думал, на его лице ничего не отражалось. Наши взгляды вновь встретились, и мне показалось, он ждет объяснений.

– Я… Я не стану еще одной девушкой, с которой ты переспишь, а утром даже не позвонишь, – выпалила я, вскидывая подбородок. – Я не хочу ради всего этого рисковать дружбой с Ли.

Ной долго смотрел на меня.

– Так вот ты о чем подумала?

– Ну… – Я замолчала. А разве все не так?

Он подошел ближе, оставив между нами всего пару сантиметров. Я бы с радостью отодвинулась назад, но все еще сидела на стойке.

– Давай кое-что проясним, – сказал он тихо и уверенно. – Есть два момента. Первый: много ли девушек ты знаешь, с которыми я поцеловался на вечеринке и которые на следующий день утверждали, что переспали со мной? И второй: они все равно не хотят со мной встречаться. Кто захочет серьезных отношений с парнем, который ввязывается в драки или предпочитает мимолетные интрижки?

Я изучила его лицо и сразу же поняла: он говорил совершенно серьезно. Да, Ной вел себя как придурок, но никогда не врал. Я поняла, о чем он говорит. Даже если девушки не хотели с ним серьезных отношений, они вряд ли согласились бы провести ночь хоть и с сексуальным, но ненадежным парнем. Я всегда удивлялась, когда девчонки рассказывали о ночи, а на деле все выглядело так, будто он ноче



вал один, хотя мы с Ли никогда не вдавались в подробности.

– Ты же меня понимаешь, да?

– Да, – кивнула я. – Но… но ты никогда не обидишь девушку. Ты не такой.

– Да, но они не принимают это в расчет.

– Так, подожди… Что ты пытаешься сказать? – взмахнула я руками, осознав, что запуталась в его мыслях. – Ты не виноват, что стал бабником? Или что как минимум заработал такую репутацию?

– Точно.

– И? – спросила я.

Он закусил губу. Ной Флинн… нервничал ? Нет, должно быть, мне показалось. Я видела его таким только один раз – когда поймала в боксерах с Суперменом и он покраснел.

– Я просто хочу сказать, – медленно произнес он, глядя на стойку, а не на меня, – что не буду обращаться с тобой по-свински, что бы ты ни думала.

– Я до сих пор не понимаю, что ты пытаешься сказать.

– Я тоже, – вдруг ухмыльнулся он и провел рукой по лицу. – Но… – Он придвинулся. Теперь между нами остался сантиметр, а его руки лежали на моих бедрах. У меня вдруг перехватило дыхание, сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Я точно  знаю, что снова хочу поцеловать тебя.

Часть меня хотела сказать «нет» и оттолкнуть его. Я не могла рисковать дружбой с Ли ради поцелуя с Ноем. И к тому же совсем не видела нас парой, не говоря уже о том, что я не хотела целоваться со всеми подряд. Вот такой я безнадежный романтик. Или считала себя такой. Но когда Ной медленно наклонил голову ко мне и дал мне кучу времени, чтобы я оттолкнула его, я этого не сделала. Просто позволила его губам прикоснуться к моим, и мы поцеловались в третий раз за день.

Поверить не могу, я опять целовалась с Ноем Флинном! А ведь этим утром я вообще никогда не целовалась с парнями.

Ной обвил мои ноги вокруг своей талии, я обняла его за шею, играя с волосами. Мне было мало его вкуса, его прикосновений. Я не могла понять, почему он так на меня влиял.

Ной поднял меня на руки и вынес с кухни. Хорошая это была идея или плохая, но ощущение его губ на моих губах затуманивало голову, и я потеряла всякий контроль над собой. Только когда мы упали на что-то мягкое и пружинистое – матрас, – мое дремлющее сознание словно проснулось.

– Ной, – заговорила я, пытаясь отодвинуться и понимая, куда все идет. – Ной…

– Да? – пробормотал он, покусывая мочку моего уха. По телу пробежали искры, и я забыла, о чем говорила.

– Мы не можем… Я не…

– М-м-м? – Он отстранился, чтобы посмотреть мне в глаза. Я так и не вспомнила, что хотела сказать. Но он как будто понял: его глаза расширились, и он произнес: – О нет, я не собирался… ты понимаешь…

– Я не могу это делать, – пробормотала я, встала и подошла к двери, поправляя майку.

Когда Ной был рядом со мной, я не могла нормально соображать. Надо было выбраться отсюда и все как следует обдумать.

В следующее мгновение одна его рука потянула меня назад, а другая захлопнула дверь. Ной снова прижался ко мне, и мне некуда было деваться – в спину упиралась дверная ручка, а передо мной стоял Ной.

– Ной, – твердо произнесла я. – Я не буду этого делать. Между нами ничего не произойдет, потому что мы не подходим друг другу. Мы только все время спорим. Ты отпугиваешь от меня парней. А я не игрушка, которой можно воспользоваться при любом удобном случае. Понял?

Ной тихо вздохнул, и я ощутила его дыхание на лице. От него все еще пахло мятой и сахарной ватой.

– Я не считаю тебя игрушкой, которой можно воспользоваться при любом удобном случае, – пробормотал он, глядя мне в глаза.

– Ладно. Но скажи честно – ты стал бы со мной встречаться, мистер Бабник?

Он снова вздохнул и прислонился ко мне лбом:

– Это ты мне скажи.

Я раздраженно застонала.

– Ной, зачем ты все усложняешь? Мы постоянно ругаемся, ты ведешь себя как придурок, не говоря уже о том, что ты старший брат Ли, но…

– Но?..

– Но я что-то почувствовала, когда мы поцеловались. Не знаю, какого черта я делаю, но я не собираюсь целоваться с тобой, если ты хочешь только развлечься.

– Хочешь услышать правду, Эль? – В голосе Ноя чувствовалось раздражение, и он в упор смотрел на меня. – Ты единственная девушка, которая рядом со мной остается собой, и мне это нравится. Но то, что ты не отвечаешь мне взаимностью, сводит с ума. Все остальные готовы упасть к моим ногам, и это выводит! Только из-за тебя я не смотрю на других, ты знала об этом? Я могу думать лишь о тебе.

Ого. Ладно. Не то чтобы он сейчас признался, что любил меня все эти годы… Но, черт! Кто бы мог подумать, что я, Рошель Эванс, девушка без опыта в романтическом общении с парнями, сведу Ноя Флинна с ума? Я была поражена.

– И давно ты это чувствуешь? Просто любопытно.

– Пару месяцев, – пожал он плечами.

Я кивнула, пытаясь казаться спокойной и невозмутимой.

– Я думала, ты считал меня младшей сестренкой.

– Так и было, пока ты не выросла, – просто ответил он, а потом добавил: – Ты покраснела.

Я проигнорировала его замечание.

– Если это правда, тогда зачем ты сказал мне, что я тебе как сестра?

Он отвел взгляд.

– Я не нравился тебе. И я не из тех, кто признается в своих чувствах, ты это знаешь. Понимаешь, что этот разговор – настоящая пытка для меня?

Я усмехнулась, а потом выпалила:

– Поверь мне, ты мне нравился.

Он выглядел так, будто только что выиграл в лотерею миллион долларов, и наклонил голову, чтобы снова поцеловать меня.

– Просто… Я не хочу… Не хочу, чтобы ты думала, будто мне нужно от тебя только одно, хорошо? Я не такой. Именно это мне и нравится в тебе. Ты милая и невинная. Другая. И это здорово.

– Ты и теперь считаешь меня милой? – Я выгнула бровь, и он усмехнулся. – А я-то думала, ты считаешь меня раздражающей лучшей подружкой своего младшего брата.

– Ну, и так тоже.

Я захихикала и провела пальцем по его груди.

– Ты нравишься мне не только из-за этого , ясно? – снова повторил он.

– Если бы это было так, я бы всерьез усомнилась в твоем здравомыслии, – пробормотала я, рассмешив его, но в груди стало так тепло.

Он дотронулся до моего подбородка и приподнял голову. Выражение его лица, морщинка на лбу… он выглядел таким настороженным. Я не стану думать о нем как о брате Ли или придурке, который чересчур меня опекал. Сейчас я запретила себе думать обо всех ужасных последствиях этой ситуации – для этого потом будет куча времени. Сейчас был только Ной. Я приподнялась, чтобы его поцеловать, и… стукнулась с ним зубами. Никогда не думала, что такое может произойти, но, как назло, случилось именно со мной.

– Извини, – пробормотала я, прикусив щеку.

Его губы дразнили мои. Я почувствовала, как его грудь под моей рукой завибрировала от еле сдерживаемого смеха.

– Надо больше практиковаться.

И в этот раз наши зубы не встретились.

Мы несколько часов целовались на его кровати: немного поговорили про школу, о его планах (он планировал поступать в колледж в Сан-Диего, потому что он был ближе к дому) и немного поспорили насчет того, что All Time Low  лучше Linkin Park . (Ной был большим фанатом новых песен Linkin Park , я же терпеть их не могла.)

Мне очень нравилось находиться рядом с ним, даже когда мы не целовались. Мне нравилась его компания и в те минуты, когда мы спорили о музыке. Но наши разговоры длились не дольше нескольких минут, потому что он снова начинал меня целовать. И с каждым новым поцелуем я забывала, о чем мы говорили и что мне пора уходить. Все дело в бабочках, которые порхали в моем животе.

Я убеждала себя, что он просто хорошо целуется, между нами нет никаких отношений или чего-то подобного. Мы слишком разные. Нет никаких гарантий, что он захочет быть со мной и через неделю, раз у него самого никогда не было серьезных отношений.

– Так все-таки, – спросил он чуть погодя, подперев голову и глядя мне в глаза, – что мы здесь делаем?

– Я не собираюсь с тобой спать, – отрезала я.

– Я же говорил, что мне это неинтересно, – вдохнул он, касаясь моего колена.

Он не должен был мне нравиться. Так не могло  быть. Мы слишком разные; все это так неправильно. И я не смогу посмотреть Ли в глаза и сказать, что была с его братом. Но… мне нравится быть с ним. Нравится целовать его, чувствовать его теплые объятия, наблюдать, как светятся его глаза, когда мы спорим из-за ерунды. Мне было хорошо с Ноем. Как будто так происходило всегда.

Но стоило ли ради этого расстраивать Ли? Я не могла так с ним поступить, правда? Он уже ясно дал понять, что считает это странным; что это может разрушить нашу дружбу, а я ей очень дорожу.

– Я… Я не знаю, – призналась я. – Просто… мы не должны, и Ли…

– Понятно.

Ной замолчал и обвел пальцем мою коленку, а я в ожидании наблюдала за этим движением.

– Ну… Может, Ли и не стоит знать, – произнес он, запинаясь.

Я задумалась на мгновение.

– Ты хочешь, чтобы я соврала ему?

– Просто не рассказывай всю правду… – Его губы дрогнули, словно он пытался подобрать правильные слова. – Пока мы что-нибудь не придумаем.

Я кивнула. Ли не будет ничего знать. Если отношения между мной и Ноем не сложатся, все останется как прежде. Если же мы все-таки будем вместе, тогда я все расскажу своему другу.

Я услышала, как Ной вздохнул, и подняла голову. Он криво улыбнулся мне.

– Говорил же, что девушки не хотят быть с парнем, который замечен в драках.

Я легонько хлопнула его по руке.

– Все не так. К тому же я знаю, что ты никогда не ударишь девушку. Ты не такой. – И, пока не погрузилась в мысли, я добавила: – Хорошо.

– Хорошо?

– Но пообещай мне, что Ли не узнает.

– Конечно, не узнает, – кивнул Ной и потянулся ко мне, чтобы поцеловать в нос. С улыбкой наклонив голову, я прикоснулась губами к его губам, а когда мы отстранились друг от друга, на его левой щеке я заметила очаровательную ямочку.

Взглянув на часы, на которых, упрекая меня, горели красные цифры, я ахнула. Еще двадцать минут назад меня ждали дома на ужине. Куда уплыл весь день?

– Мне пора, – заторопилась я.

– Ох… – Не знай я Ноя, решила бы, что он расстроился. – Тебя отвезти домой?

Повернувшись, я посмотрела на него, выгнув брови:

– Смогу дойти. У меня есть ноги. Вообще, даже две.

– Как хочешь, – усмехнулся он. – Я просто хотел за тобой поухаживать…

– Все нормально, правда.

Мне хотелось разобраться в своих мыслях, а это невозможно делать, когда Ной рядом.

– Знаешь, ты милый, когда смотришь вот так.

– Не называй меня милым, – поморщился он. – Пожалуйста.

– Ах, как мило, – передразнила я, смеясь, и игриво толкнула его в плечо. Он ответил мне тем же и закатил глаза.

Я пошла забрать свой телефон с тумбочки возле кровати и неожиданно спросила:

– Почему тебе не нравится, когда тебя называют Ноем?

– Ной – не самое крутое имя. Сложно представить, чтобы кто-то убегал в страхе от парня по имени Ной. Флинн просто…

– Тебе подходит.

– Именно. Так почему ты всегда называешь меня Ноем?

– Потому что выросла с тобой. А еще чтобы побесить тебя. Но это сексуальное имя.

Слова сорвались с моих губ прежде, чем я поняла, что говорю. Я быстро закрыла рот рукой и покраснела. Нет, я считала это имя сексуальным. Может, правда, не на каждом оно звучало именно так. Но вот от имени «Ной Флинн» прямо-таки исходила сексуальность. Я просто не могла поверить, что сказала это вслух!

Он усмехнулся и убрал руку с моего покрасневшего лица.

– Ну, когда ты так говоришь, оно не кажется таким плохим.

Я смущенно рассмеялась, он быстро чмокнул меня в губы, а потом отпустил мою руку. Мне нужно было идти. Если кто-нибудь сейчас неожиданно вернется домой, я буду выглядеть подозрительно. Вряд ли получится убедить кого-то, что мы просто болтали.

Я завернула по пути на кухню, чтобы взять свою сумку и видеоигру для Брэда, а когда повернулась и увидела Ноя в дверном проеме, подскочила от неожиданности. Он подкрался бесшумно.

– Ты завтра свободна? – спросил он.

– Не думаю… Куча домашки, так что…

И в это мгновение я поняла, что сейчас надо было повести себя более загадочно – спросить, что он задумал; сказать, что, возможно, я свободна, а возможно, и нет. Но я тут же отмахнулась от этой мысли: как будто у меня это получилось бы.

– Отстой.

Я ждала, что Ной добавит что-то еще, но он молчал, а потом одарил меня фирменной ухмылкой и пронзил взглядом ярких глаз. Интересно, значит ли это, что он хотел увидеться со мной? Но больше он ничего не сказал.

– Эм, – тихо сказала я.

– Я найду возможность встретиться с тобой, не волнуйся, – улыбнулся он.

Я улыбнулась в ответ. Всего за один день я превратилась из одинокой девушки в девушку, которая тайно встречается с самым желанным парнем школы. И все из-за проклятой «Будки поцелуев»!

– Пока, – тихо попрощалась я, пройдя мимо него к входной двери.

– Эй, подожди, – потянул он меня назад, схватив за петлю на джинсах. – А как же прощальный поцелуй?

– Нет уж.

Ого, неужели я кокетничала? Неожиданный поворот. 

– Нет? – Ной с вызовом вскинул брови, а потом наклонился, чтобы меня поцеловать. Я хотела ответить, но он отстранился, едва коснувшись губами моих губ и невинно посмотрев на меня. Я закатила глаза.

– Пока, Шелли, – поддразнил он меня.

– Пока, Ной, – ответила я тем же тоном, улыбаясь про себя.


Я улыбалась всю дорогу домой.

Вечером я лежала в кровати и думала. Понятия не имела, сколько все это продлится. Я всегда считала себя девушкой, которой нужны только серьезные отношения. Судя по тому, что я слышала, самые долгие отношения Ноя длились неделю. Но я ничего не могла с этим поделать.

Мне не хотелось расстраивать Ли, но меня тянуло к Ною, и не только физически…

Я не совершу глупости и не влюблюсь в него. Нет. Никогда. Если что и могло испортить наши с Ли отношения, то это именно любовь. Но ее не случится. Не может случиться. Я не допущу.

Придется постараться и найти выход из этой ситуации. Если пока придется скрывать наши с Ноем отношения, так тому и быть. Я не хотела отказываться от него – от одного воспоминания о сегодняшнем дне становилось тепло на душе.

Уверена, что и заснула я с улыбкой на лице.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Утро понедельника наступило очень уж быстро. Я настроилась отвечать на вопросы девочек про поцелуй с Ноем, ведь я знала, что они будут требовать подробностей. Я была готова к завистливым взглядам и любым предположениям.

Вчера мы с Ноем были слишком заняты и не смогли встретиться, но переписывались. Внутри меня порхали бабочки при воспоминании о его последнем сообщении. Я сказала, что ложусь спать, а в ответ получила: «Сладких снов». Это так непохоже на Ноя, но мне было приятно.

К дому подъехала машина, и я поспешила вниз.

– Привет, – улыбнулась я Ли, когда уселась рядом с ним.

– Привет! Ты чему так радуешься? Я думал, ты боишься… ну после этого поцелуя…

– Не знаю, – пожала я плечами. – Почему у меня не может быть хорошего настроения?

– Ну во-первых, сегодня понедельник. А во-вторых, ты не ранняя пташка. Уж я-то тебя знаю.

– Не нуди. Я в хорошем настроении. Пусть все так и останется.

– Ладно, – засмеялся Ли.

Когда мы добрались до школы, не успела я выйти из машины, как меня окружили визги и вопросы. Казалось, все девчонки хотели, чтобы я описала поцелуй с Ноем.

– Отойдите вы хоть немного! – услышала я смех Ли.

– Ох, тебе так повезло. Жаль, меня там не было. Я бы убила ради поцелуя с Флинном. Карен, поверить не могу, что ты струсила.

– Я тебя не виню. Наверное, страшно было, когда ты узнала, что придется целовать Ноя!

– Жаль, это была не я.

– Поверить не могу, что ты поцеловала Флинна.

– А вы с Ли сейчас нормально общаетесь?

– Да, – рассмеялась я. – Конечно, да! Ли – мой лучший друг.

– Да, но ты целовалась с его братом. И я видела, что это был не мимолетный поцелуй… – добавила Кэндис, поигрывая бровями.

– Да, но это Ли.

– После этого ты разговаривала с Флинном?

– Он тебе нравится, Эль? – Передо мной вдруг возникла Фейт. – Ты в него влюблена?

– Я рядом с ним даже пары слов связать не могу, – засмеялся кто-то еще.

– И ты не единственная!

– Только Эль может с ним разговаривать.

– Не понимаю, как ты можешь оставаться такой спокойной рядом с ним, – удивилась Джорджия.

Я пожала плечами.

– Мы выросли вместе, потому что я всегда была с Ли. И я не знаю, Фейт, – сказала я, повернувшись к ней. – Это просто Ной.

– Просто Ной? – ошарашенно закричали все.

Я прикусила щеку. Надо думать перед тем, как говорить что-то подобное.

– Мы же о Флинне! Как ты можешь так говорить?

– Слушайте, я пойду поболтаю с парнями. Я поцеловала Ноя. Да, это было круто. Но, может, проедем эту тему? Меня уже тошнит от этих разговоров.

Я чувствовала себя мерзко и попыталась как можно спокойнее уйти с парковки. Дойдя наконец до Ли и других парней, я выдохнула с облегчением.

– Веселое представление, – произнес Ли.

Я пихнула его локтем в ребра.

– О господи! Ты должна все нам рассказать! О гос-поди! Поверить не могу, что ты целовалась с Флинном! О господи! – запищал Кэм.

Парни расхохотались, и я закатила глаза.

– Даже не начинайте. Пожалуйста, умоляю.

– Не волнуйся, мы не станем спрашивать, – сказал мне Диксон. – Но серьезно, вы не встречаетесь?

– Нет.

– Круто, – кивнул он.

– А что, тебе интересно? – кокетливо захлопала я ресницами.

– Возможно, – пошутил он, а потом добавил: – Просто, знаешь, ходят слухи…

– Я все расскажу Ною, когда его увижу, – серьезно ответила я, а все парни засмеялись и в шутку начали толкать Диксона.

– Скорая будет наготове.

– Туше.

– О! – воскликнул вдруг Уоррен. – Забыл совсем. В следующую пятницу предки уедут, и вы знаете, что это значит, да?

– Вечеринка! – закричал Ли, ударяя его по ладони. – Круто.

– Но особо не болтайте. Не хочу устраивать шумиху.

– Конечно, без проблем, – согласились все.

– Ты с нами, Эль? – спросил меня Уоррен, ведь я молчала.

– Конечно! Но в этот раз мне нужно воздержаться от алкоголя – не хочу повторить провал с купанием в бассейне…

– Черт, Эль, все мои мечты коту под хвост, – пробормотал Кэмерон и засмеялся.

Ли с сомнением посмотрел на меня.

– Не волнуйся, Шелли, я за тобой присмотрю.

– Вряд ли… ты будешь весь вечер целоваться с Рейчел, – покачал головой Оливер, рассмешив всех.

Прозвенел звонок, и все отправились на собрание.


Директор выразил нам с Ли особую признательность за собранные на карнавале деньги.

Все проходящие мимо парни обсуждали нас с Флинном, и это начинало всерьез меня беспокоить. Мне не было обидно, как после вечеринки у Ли и Ноя, но от того тона, каким они говорили, у меня вскипала кровь.

К четвергу вся суматоха почти что утихла. Новые слухи и сплетни отодвинули мою историю, чему я не могла не радоваться. Меня так достали разговоры о нашем с Ноем поцелуе на карнавале! Я устала слышать от девчонок, что они мне завидуют, и видеть, как парни смотрят на меня по-другому, потому что теперь я перестала быть такой невинной.

Когда в четверг днем я пришла к Ли, как мы и договаривались, его не оказалось дома.

– Я поеду в магазин, – сказала его мама. – Но если хочешь остаться и немного подождать, то чувствуй себя как дома.

– Хорошо, надеюсь, он скоро придет. Спасибо, Джун.

– Пока, Эль! – бодро сказала она и ушла. Я вздохнула и написала Ли, чтобы узнать, где он.

«Я у Рейчел. Извини! :( Я не знал, что



ты придешь».

Он явно забыл, что мы собирались посидеть вместе. Это на него непохоже. 

«Тогда я домой».

Я добавила смайлик, чтобы он понял, что я не сержусь – лишь немного недовольна. Ли никогда не кидал меня ради других девчонок, не предупредив заранее.

«Похоже, ему действительно нравится Рейчел», – подумала я.

Я пошла к двери, когда услышала наверху шум и подняла голову.

– О, привет, – сказал Ной. – Ли здесь нет.

– Да, твоя мама только что сказала. Кстати, она поехала в магазин.

– Понятно.

Я покачивалась с пятки на носок, не зная, уйти мне или нет, а Ной тем временем спускался вниз, не сводя с меня взгляда. Нет, раз он дома, уходить я не хочу. Всю неделю, замечая его в коридорах школы или на поле во время обеда, я вспоминала, как его губы прикасались к моим, и мне не терпелось снова его поцеловать.

Он был в поношенных спортивных штанах, на которых остались пятна масла, и обычной белой футболке. Ничего особенного. Так почему же, черт возьми, даже в таком виде он умудрялся выглядеть как модель? Я точно ему не пара.

Я уже начала убеждать себя, что история, случившаяся на выходных, – закрытая глава моей жизни; Ной наверняка уже забыл об этом, а мне надо смириться и двигаться дальше. Но сейчас он поцеловал меня и тем самым застиг врасплох. Я позволила ему прижать меня к стене и вложила в наш поцелуй всю страсть. Очевидно, мои тревоги и сомнения были совершенно напрасными. Когда мы наконец разорвали поцелуй, остались стоять так близко, чтобы касаться друг друга губами.

– Я ждал этого всю неделю, – тихо произнес он.

Я была взволнованна. Стараясь не покраснеть, я держалась спокойно и расслабленно, чтобы он не заметил, как я счастлива. Мне нельзя привязываться к нему, надо быть осторожной. Ради Ли.

Стараясь вести себя как уверенная кокетка, какой на самом деле не была, я ответила:

– Извини, что заставила тебя ждать.

– Это того стоило, – пожал он плечами.

Теперь я все-таки покраснела.

– Как думаешь, сколько у нас есть времени? – спросил он.

– Хм… как минимум полчаса, – ответила я игриво.

Голубые глаза Ноя сияли ярче обычного, если такое вообще было возможно. Он еще раз быстро чмокнул меня, а потом взял за руку и повел наверх.

– Ты пойдешь на следующей неделе на вечеринку к Уоррену? – вдруг спросил он.

– Да. А ты?

Он кивнул.

– Только не одевайся очень откровенно, хорошо?

– Почему это? – полюбопытствовала я. Раньше мы никогда не обсуждали мои наряды.

– Ты не поверишь, что о тебе болтали парни всю эту неделю, – сердито пробурчал Ной, и на лице его дрогнул мускул.

– Думаю, поверю, – пробормотала я, не подумав.

– Что ты слышала? – напрягся он. Хорошо, что злится он сейчас не на меня…

Я пожала плечами. Мне нужно научиться держать язык за зубами.

– Просто разговоры насчет «Будки поцелуев».

– Например?.. – давил он.

Он раздражен. За эти годы я выучила все симптомы его раздражения: напряженное лицо, сжатые кулаки, нахмуренные брови, морщинка на лбу, и стоял он так, будто готов был броситься в бой…

– Болтали всякие глупости, – вздохнула я, падая на кровать, но, даже ощутив под собой мягкий матрас, так и не смогла расслабиться. – Обсуждали наш с тобой поцелуй, спрашивали, целуюсь ли я за два доллара… Все нормально, ничего особого, – заверила я.

Ной покачал головой.

– Ты уверена, что никто не приставал к тебе? Точно?

– Уверена, – вздохнула я. – Успокойся уже.

– Я серьезно, Рошель, – нахмурился он.

«Умеешь ты испортить настроение», – горько подумала я.

– Если кто-то подойдет к тебе и…

– Я большая девочка, сама могу за себя постоять. Не надо так… так контролировать меня все время! Успокойся.

– Я не контролирую тебя!

– Нет, контролируешь! – закричала я в ответ и, усевшись на кровати, сердито посмотрела на него. – На вечеринку я надену то, что захочу. Я не нуждаюсь в твоих советах: с кем мне встречаться, что носить и с кем разговаривать!

– Я не хочу, чтобы тебя обидели, – повысил голос Ной.

– Меня не обидят! Не все такие придурки, как…

– Как я? – закончил он за меня.

– Да! Да, как ты!

Я пыталась заглянуть в глаза Ною, и это оказалось нелегко, ведь он был на десять сантиметров выше меня.

– Кажется, ты не понимаешь, какими ублюдками могут быть некоторые парни, – спорил он. – Ты ведешь себя нормально, но они воспринимают это как флирт и пытаются тебя добиться!

– Я никого не соблазняю! – возмутилась я.

– Именно об этом я и говорю! Ты этого не понимаешь. И если ты не будешь осторожна, это плохо кончится.

– Хорошо! Но не нужно контролировать каждый мой шаг! – Я ударила его по груди, но он схватил мою руку и поцеловал меня.

Поцелуй оказался удивительно сладким: злость с привкусом страсти. Странно, как быстро мы перешли от жаркого спора к горячим поцелуям. Руки Ноя запутались в моих волосах, прижимали меня ближе, а потом он опустил меня на кровать. Я не могла мыслить трезво, когда Ной меня целовал. У меня кружилась голова, а все разумные мысли исчезали.

Мы оторвались друг от друга, чтобы вдохнуть, и я заметила, как его взгляд блуждает по моему телу. Хотя я все еще была в одежде, я чувствовала себя крайне неуверенно. Ной притянул меня к себе, ласково обнял и прижался нежным, долгим поцелуем к моим губам.

– Эль, знаешь, какая ты красивая?

Красивая .

Не привлекательная. Не сексуальная. Красивая .

Ли называет меня так, когда я выбираю себе наряд и спрашиваю, хорошо ли выгляжу. Папа назвал меня красивой, когда несколько месяцев назад я ходила на Зимний бал. Но слышать это от Ноя – совершенно другое дело.

Я улыбнулась и поцеловала его в ответ.

– Я не хотел тебя контролировать, – пробормотал он, не глядя мне в глаза и играя моими волосами. – Просто… я очень злюсь, когда слышу, что парни так о тебе говорят. Не хочу, чтобы тебя обидели. Я… я переживаю за тебя.

Я была уверена, он переживал за меня не как за свою девушку. Мы вместе выросли. Конечно, он заботился обо мне. Но мое сердце все равно пропустило удар, и я улыбнулась.

– Так приятно это слышать.

– Даже если я полный придурок?

Я засмеялась.

– Даже если ты полный придурок.

– Да еще и сексуальный, – усмехнулся он.

– М-м, сомнительно.

Изогнув бровь, он вдруг перевернул меня, так что я оказалась под ним, а мои руки – над головой.

– Хочешь повторить еще раз? – тихонько прорычал он мне на ухо, коснувшись губами моего подбородка. Мне стало щекотно.

– Хорошо, – захихикала я, – может, ты немного сексуальный…

– Повтори еще раз, Шелли, – тихо сказал Ной, посмеиваясь. Щекоча волосами, он целовал мою шею, и я засмеялась и стала шутливо вырываться.

– Ладно, ладно, – дрожащим голосом сказала я, сдаваясь. – Ты очень, очень сексуальный.

– Знаю.

Он поцеловал меня и отпустил мои руки. Пальцы запутались в его темных волосах. Мы целовались, не обращая внимания ни на что, когда вдруг услышали, как на улице хлопнула дверца машины.

– Черт побери, – тихо воскликнул Ной, и я приподнялась. Он подскочил, чтобы выглянуть в окно.

– Кто это?

– Мама. Уже вернулась из магазина… – Он замолчал, посмотрев на часы. Ее не было почти час. Почему, когда мы вместе, время всегда пролетает незаметно?

– Пойду помогу ей разобрать продукты, – сказал он. – А ты выбегай через заднюю дверь.

Я кивнула.

– Хорошо.

Он замер в дверном проеме, глаза его весело засверкали.

– Что?

– Знаешь, а это весело – встречаться тайком, – сказал он.

– Ной? Я вернулась! – позвала его Джун. – Поможешь разгрузить машину?

– Конечно, мам, – крикнул Ной, а затем улыбнулся так, что на щеке вновь появилась ямочка. Я улыбнулась в ответ. – Идем. Беги, когда она пойдет к машине.

Я тихонько спустилась по лестнице и дождалась, когда Ной выйдет за мамой на улицу. Он кивнул, и я побежала через кухню к задней двери. Когда в доме зашуршали пакеты, я выскользнула за ворота. Шагая по улице, я вдруг поймала себя на мысли, что Ной прав: встречаться тайком правда забавно.

Интересно только, сколько мы продержимся вместе.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Прошлая неделя пролетела очень быстро, и сегодня была вечеринка Уоррена.

На часах уже было семь часов, а я никак не могла определиться, что мне надеть. Ли должен был приехать через сорок пять минут. Я собиралась уже два часа и, наверное, раз пятьдесят переоделась.

Я стояла перед шкафом, уперев руки в боки, и в который раз критически разглядывала гардероб.

– Знаешь что, – сказала я сама себе. – С таким успехом я пойду в нижнем белье.

Мне совсем не хотелось надевать платье или юбку – главным образом потому, что я забыла побрить ноги, и это существенно ограничивало выбор наряда для вечеринки.

На самом деле я хотела надеть прозрачный черный топ с низким вырезом на спине и тонкими перекрещивающимися лямками. Ворот был не глубокий и шел вдоль ключиц. Но я не была уверена, подойдет ли подобный вариант для вечеринки.

Я вздохнула и потерла рукой ключицу (не хотела испортить макияж). Неужели мне правда так важно выглядеть потрясающе? Но я знала почему. Конечно, из-за Ноя. Но как это глупо. К черту все. Я решила надеть черный топ, и плевать, если я буду выглядеть неуместно. Я натянула светло-голубые джинсы с дырками на штанинах, надела топ и села у зеркала, чтобы закончить прическу. Настроения для вечеринки не было, поэтому я просто собрала волосы в высокий хвост и подкрасила ресницы.

Ли должен был вот-вот подъехать. Неожиданно зазвонил телефон.

– Ли, что случилось? – спросила я, вдруг почувствовав что-то неладное. Зачем еще ему звонить?

– Слушай, эм… Мне правда очень жаль, но ты не против, если… ну…

– Да выкладывай уже, – засмеялась я.

– Ну Рейчел только что попросила ее подвезти, потому что ее подруга не смогла и…

– То есть ты, как потрясающий лучший друг, хочешь знать, можешь ли кинуть меня ради своей девушки? – строго спросила я, но он наверняка знал, что я это не всерьез.

– Вообще-то я собирался спросить, не против ли ты, чтобы мы забрали Рейчел. Я бы тебя не кинул! Поверь мне.

– Ладно, тогда попрошу папу подбросить меня, – решила я. – Дам вам с Рейчел остаться наедине.

– Ты не обязана это делать, Шелли! Не глупи.

– Нет, все нормально, Ли, я правда не против, – призналась я. – Все хорошо.

Все его прошлые отношения не складывались как раз потому, что мы с ним очень близки и его девушкам не нравилось быть не на первом месте. Я не хотела все испортить и в этот раз.

На мгновение он задумался.

– Я могу попросить Ноя забрать тебя. Он пока не уехал.

– Нет, Ли, не надо, правда, все хо… – заговорила я, но он в этот момент позвал брата, и я замолчала.

– Эль? Шелли, ты еще здесь? Алло?

– Что? – Я так задумалась, что даже не расслышала слова Ли.

– Ной сказал, что без проблем отвезет тебя туда. Заедет через двадцать минут.

– Н-но… – тихо запротестовала я.

– Спасибо, Эль. Я твой должник. Увидимся!

– Пока…

Мой телефон, выскользнув из рук, упал на кровать, а я вздохнула и закрыла лицо руками. Затем я собралась, поднялась и критически рассмотрела свое отражение в зеркале.

У меня был легкий макияж, не считая темно-вишневой помады. Джинсы стройнили, а топ подчеркивал все изгибы и обнажал почти всю спину. Я осталась довольна. Правда, Ной точно отыщет в моем наряде что-нибудь неуместное. Но я беспокоилась не из-за этого – куда больше меня волновали сплетни и слухи, которые разойдутся, когда мы приедем вместе.

В этот момент в дверь позвонили. Когда отец позвал меня, я засунула телефон в задний карман джинсов и спустилась.

Он открыл дверь и не поверил своим глазам.

– Ной?

– Здравствуйте, Эль готова? – спросил он поразительно вежливо.

– Эм… – Папа снова повернулся, чтобы позвать меня, и мы встретились взглядами. Он был озадачен. – Секундочку, Ной.

Отец затащил меня на кухню и тихо спросил:

– Что он здесь делает?

– Ли поехал за своей девушкой и попросил Ноя подвезти меня.

– Ну хорошо. Я уже успел подумать, что вы встречаетесь.

– Да, точно, – выдавила я смешок.

– Но будь осторожна. Я пока не доверяю этому парню. Он участвует в драках… гоняет на мотоцикле…

– Да, знаю, пап. Но Ной нормальный. Не волнуйся. – Я чмокнула его в щеку. – Пока!

– Никакого алкоголя! – крикнул он мне вслед.

Я вышла, закрыв за собой дверь, и беззаботно улыбнулась Ною.

– Готов?

Он очень медленно осмотрел меня с головы до ног. Вместо того чтобы покраснеть, я лишь вздохнула про себя. Понеслось . Интересно, насколько сильно он разозлится? Хотя от одного его взгляда мое сердце забилось чаще.

– Ты вообще меня не слушаешь, да?

– Да. – Я снова улыбнулась и направилась к машине.

– Правда, Эль, зачем одеваться так… так…

– Так как , Ной? – спросила я, потому что хотела услышать, что он думает о моем наряде.

– Посмотри на себя! – с жаром произнес он, сжимая зубы. – Нельзя надеть что-то менее… сексуальное?

Я не могла не улыбнуться. Кто бы мог подумать, что однажды Флинн  назовет меня  сексуальной? Я обрадовалась, хотя мне больше понравилось, когда он назвал меня красивой.

– Это не смешно, – рявкнул он.

– Ой, успокойся. Я могла бы надеть что-то куда более откровенное. Это же вечеринка. Не стану же я переодеваться! Если придется, пойду туда пешком, но ты ничего не сможешь поделать. Хочешь, чтобы я переоделась? Тогда я пойду и надену самую короткую юбку и самый обтягивающий топ.

Мы пронзили друг друга взглядами. А потом Ной, вздохнув, сел в машину и захлопнул дверцу. Я поступила так же и скрестила руки на груди, но внутри меня все трепетало, потому что в этом споре победила я.

– Знаешь, когда злишься, ты выглядишь очень сексуально, – подмигнул он, поймав мой взгляд.

Я изумленно изогнула бровь. Это шутка такая? Наверняка.

– Да ладно тебе, – примирительно прошептал он и положил руку на мое бедро: – Ты же не можешь злиться на меня вечно, Шелли.

– Посмотрим.

Он усмехнулся и, отодвинувшись, выехал с моей подъездной дорожки на улицу, ведущую к дому Уоррена.

– Я все еще не могу понять, почему тебя так волнует, в чем я хожу на вечеринки? – спросила я. – Раньше я надевала и более откровенную одежду…

– Тогда все было по-другому, – вздохнул он. – Парни не были такими смелыми и не решались к тебе приблизиться. Но после того, как этот Коди пригласил тебя на свидание, они считают, что я немного сдал позиции и у них есть шанс побыть с тобой. И наше маленькое представление на карнавале никак не пошло на пользу.

Я прикусила щеку, чувствуя, что вновь краснею.

– Как скажешь.

Он слегка сжал мое бедро и усмехнулся.

Мы припарковались в конце улицы, за углом. Казалось, никто не заметил, что мы приехали вместе. Меня тут же утащили девчонки, которые болтали обо всякой ерунде, обсуждая сексуального Джона Флетчера, безвкусные туфли Ханны Дэвис и крутую песню, которая сейчас играла. Через некоторое время я отыскала на заднем дворе Ли, который целовался с Рейчел. Выпив еще колы и не желая чувствовать себя одинокой, я зашла в дом.

Комнату отдыха, в которой я оказалась, освободили от мебели и превратили в танцпол. Свет выключили, оставив лишь мерцающие зеленые и голубые лампочки, похожие на стробоскопы. Получилось круто: благодаря такому освещению мы словно находились под водой. Очень странное ощущение. Я начала танцевать. Вдруг кто-то положил руки на мою талию, и я обернулась. Моргнув несколько раз, я увидела Патрика, футболиста из выпускного класса.

– Патрик! – сказала я, улыбаясь. – Я не видела тебя весь вечер.

Он засмеялся и оперся боком на стул.

– Упс! Как дела, Эль?

– Хорошо…

– Круто. Идем, – кивнул он и схватил меня за руку.

– Мы куда?

– На свежий воздух. Здесь очень много народу.

– Хорошо.

По сравнению с жарой в доме воздух на улице был прохладным.

– Как же холодно, – пробормотала я, потирая руки.

– А так?

Патрик обнял меня сзади. Тепло его тела немного согрело меня, и, рассмеявшись, я покачала головой. Я уже хотела отойти, как вдруг почувствовала поцелуй на плече. Ошарашенная, я застыла на месте: никак не могла сообразить, что произошло. Потом Патрик поцеловал меня в шею и положил руки на мою талию.

Я повернулась, чтобы оттолкнуть его, но Патрик неправильно меня понял и прижал меня еще сильнее. Прежде чем он успел меня поцеловать, я дала ему пощечину и оттолкнула. Было бы куда эффектнее, ударь я его в пах, но вовремя до этого я не додумалась. Он был пьян и еле держался на ногах, потому пошатнулся от моего удара, но кто-то помог ему упасть на траву и крепко схватил меня за предплечье.

– Чувак, вечно ты портишь все веселье! – пробормотал Патрик, пытаясь подняться. – Ты такой кайфолом, Флинн, чего вечно такой серьезный?

Похоже, он конкретно напился, ведь только что Патрик напросился на драку, хотя был довольно умным парнем; будучи трезвым, он никогда бы не совершил такую глупость. Получив удар в живот, он снова упал на землю и застонал.

– Еще кто-то хочет получить? – громко и ясно спросил Ной, спокойно осматривая собравшуюся толпу, которую я сначала даже не заметила. Многие быстро вернулись в дом, как только поняли, что драка уже закончилась.

– Идем, – дернул он меня за руку и повел за угол дома.

– Ай! Ной! – попыталась вырваться я. Его ноги были длиннее моих, шаги шире, поэтому я едва поспевала за ним. – Ной! – снова закричала я. – Ты делаешь мне больно.

Кажется, это сработало: он ослабил хватку и за руку повел меня по улице.

Я начала на него злиться. Кем он себя возомнил? Еще половина десятого, вечеринка в самом разгаре. Я не хотела домой. До этого небольшого происшествия с Патриком я прекрасно проводила время. Но больше всего мне не хотелось объяснять папе, почему я так рано ушла.

Когда мы наконец дошли до машины и Ной открыл ее, я застыла, скрестив руки на груди и прищурившись. Ной потер глаза.

– Пожалуйста, ты можешь сесть в машину?

– Я никуда с тобой не поеду. У тебя что, какая-то зависимость от драк? Я не сяду с тобой в машину после того, как ты выпил, и неважно, сколько алкоголя ты можешь в себя влить.

– Я ничего не пил, Рошель! Думаешь, я идиот? И ты это серьезно? Зависимость от драк? 

Я пожала плечами.

– Ты все равно не можешь заставить меня уехать. Я никуда с тобой не поеду и останусь здесь.

В сумрачном свете я заметила, как он стиснул зубы. Лицо оказалось в тени, поэтому его злость слегка меня пугала.

– Ты уедешь, пока еще какой-нибудь пьяный придурок не попытается к тебе пристать, – выпалил Ной.

Я по-прежнему не отрывала от него взгляда.

– У меня все было под контролем. Ничего страшного не произошло.

Он то ли фыркнул, то ли иронически усмехнулся, отчего я разозлилась еще больше.

– Ничего страшного не произошло? – повторил он, изогнув брови. – Ты…

– Ты слишком остро реагируешь, – огрызнулась я в ответ. – Повел себя как мерзкий придурок, который должен все контролировать. Если ты думаешь, что я куда-нибудь с тобой поеду, то…

– Залезай в чертову машину, – вдруг рявкнул Ной и хлопнул ладонью по крыше. Я вздрогнула, но стиснула зубы и осталась стоять на месте.

– Пожалуйста, – наконец добавил он через какое-то время.

Я села в машину. Забравшись на водительское сидение, Ной вздохнул.

– Спасибо.

– Не стоило так кричать, – кивнула я.

– Знаю, извини, – через секунду ответил он.

Я сидела



и дергала ниточки на рваных джинсах.

– Патрик ничего мне не сделал.

– Но собирался.

– Мы просто вышли подышать свежим воздухом. Разве это преступление?

– Это он так сказал?

– Ну да… – неуверенно ответила я.

Тяжело вздохнув, Ной опустил голову на руль, потом выпрямился и посмотрел мне в глаза. Сейчас он успокоился, но выглядел потерянным.

– И ты серьезно думала, что он хотел подышать с тобой свежим воздухом?

– Сначала да.

– Эль, именно это я и пытался тебе сказать. Когда дело касается парней, ты такая наивная.

– И чья это вина? – парировала я и хмуро уставилась на него. – Если бы ты не опекал меня так и позволял парням приглашать меня на свидания, я не была бы такой наивной, невинной и чертовски милой! Ты такой лицемер, Ной Флинн.

Ной смотрел на меня секунду, а потом его губы вдруг прикоснулись к моим, но на сей раз поцелуй получился коротким, и первым отстранился Ной.

– Это один из способов победить в споре, – усмехнулся он.

– Так нечестно. Ты смухлевал. И ты не победил.

– Ох, правда? – Он посмотрел в зеркала и завел машину.

Я терпеть не могла, что Ной всегда ездил на максимально допустимой скорости. Он буквально выжимал из машины всю мощность.

– Да. Это было нечестно.

– Тогда давай, закончи спор, Эль. Как тебе угодно.

Я открыла рот, чтобы снова огрызнуться, но… потерпела неудачу. Что вообще я говорила? Его поцелуи дурманили меня. Я даже не помнила ход своих мыслей.

Он триумфально усмехнулся.

– Я победил.

– Ну подожди, Ной, – пробормотала я. – Я в долгу не останусь.

– Жду не дождусь. – Он поймал мой взгляд и подмигнул. Я почувствовала, как щеки заливаются румянцем, и надеялась, что слишком темно, чтобы Ной это заметил.

Мы ехали почти двадцать минут. Я опустила окно, и прохладный вечерний ветерок обдувал мое лицо. Мы не разговаривали, но это молчание было приятным. Когда мы наконец остановились, я отстегнула ремень безопасности и вышла из машины. Осмотревшись, я поняла, что он приехал не к моему дому.

– Почему мы здесь? – удивленно спросила я.

Ной вышел из машины и пожал плечами.

– Вечеринка еще не закончилась, Эль.

Я покраснела и попыталась собраться с мыслями.

– Но… но где твои родители?

– У них завтра семинар за городом, поэтому они выехали раньше, чтобы освободить утро.

Сначала я решила пойти домой пешком, но на улице было холодно и темно. В такое время по округе бродит много подозрительных типов. Именно это я твердила себе, когда пошла за Ноем в дом. А чего мне хотелось на самом-то деле? Просто провести с ним время. Сначала я зашла на кухню, чтобы попить.

– Ты в порядке? – спросил он, стоя в дверном проеме, когда я отставила пустой стакан. Я кивнула и потерла лицо. – Тебя не стошнит?

– Вообще-то, я не пила. После прошлой вечеринки решила, что лучше немного передохнуть от выпивки.

– О… – Вдруг он обнял меня и поцеловал в макушку. – Ладно, тогда мне, наверное, можно больше и не присматривать за тобой.

Я засмеялась.

– Мне нравится, когда ты за мной присматриваешь, но раздражает, что при этом ведешь себя как придурок.

Ной тихонько усмехнулся и снова поцеловал меня в голову. Его пальцы играли с моим хвостиком.

– Хочешь домой? – спросил он.

Я покачала головой, а потом посмотрела на него.

– Ненадолго останусь.

– Если не хочешь идти домой, можешь переночевать в свободной комнате.

Я неуверенно пожала плечами. Все зависело от того, как быстро пролетит время, когда мы будем вместе.

А потом мы снова начали целоваться и, спотыкаясь, поднялись по лестнице. Вскоре я стягивала с него футболку, затем, пока не передумала, начала снимать свой топ. В этот момент он схватил меня за руки и, удерживая их, разорвал поцелуй, но не отстранился. Его лоб прижался к моему, наши носы соприкасались. Его ярко-голубые глаза светились в темноте.

– Рошель, – тихо сказал он, – мы не обязаны это делать. Я подожду.

После этих слов все мои сомнения полностью испарились. Я не планировала этого, особенно сегодня вечером; всегда думала, что это случится с парнем, которого я люблю, с которым мы давно вместе. Но с Ноем было так хорошо. Все казалось таким правильным, что на остальное я забила.

Возможно, я бы передумала, не скажи он нежным голосом, что готов подождать. Но эти слова прозвучали. Я знала: ему не плевать на меня. Поэтому ответила таким же тихим голосом:

– Знаю. Но я хочу этого.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Я проснулась, когда цитрусовый запах, который становился все более привычным, защекотал мои ноздри. По окну барабанил весенний дождь, но этот удивительно успокаивающий звук был будто приглушен ватой.

Твердая гладкая поверхность под моей головой то медленно поднималась, то опускалась. Я ощущала теплые руки, которые обнимали меня и в которых чувствовала себя защищенной. Если прислушаться, можно было услышать, как прямо под моим ухом ритмично бьется сердце.

Несколько раз моргнув, я открыла глаза, но тело не хотело просыпаться. Здесь так уютно и спокойно… Сквозь темные занавески пытался пробиться слабый дневной свет. Я поняла, что это комната Ноя, и тут же проснулась. А потом поняла, что наделала, и кровь в висках бешено застучала.

Я переспала со старшим братом Ли, с Ноем. Я не понимала, что на самом деле чувствовала. Единственное, что я знала наверняка: если Ли узнает, то точно сойдет с ума. Я была самым ужасным человеком на земле.

Я пыталась не двигаться, чтобы не разбудить Ноя. Мне нужно было разобраться в своих мыслях, пока он не…

Он проснулся и потянулся, а потом снова обнял меня.

– Доброе утро, – произнес он.

– Мне… Мне пора, – пробормотала я, скидывая его руку. – Если Ли увидит меня…

– Не думаю, что он вчера вернулся домой, – возразил Ной и зевнул.

Мне хотелось подбежать к окну и проверить, нет ли там его машины. Если он здесь, тогда придется уходить осторожно, чтобы он меня не заметил. Но если его не было…

– Мне пора, – повторила я и встала с кровати. Собрав нижнее белье и жутко смущаясь, я быстро его надела.

Ох, черт, и о чем я только вчера думала ? Скрывать от лучшего друга несколько поцелуев – не так уж и сложно, но это ? Конечно, он поймет, что все изменилось. А если узнает…

Прошлым вечером я не думала о Ли. А стоило бы. Я думала только о Ное – мне и в голову не приходило, что я предаю лучшего друга.

– Почему ты так торопишься? – спросил Ной, снова лениво потягиваясь.

Я посмотрела на него, натягивая джинсы. Когда я скинула с себя одеяло, он даже не потрудился прикрыться.

– Я… Я просто…

Ной нахмурился и пододвинулся к краю кровати, где я пыталась выпутать ногу из штанины. Я отругала себя за такую спешку, которая, наоборот, только замедляла процесс.

– Эль? – Он убрал волосы с моего плеча, но я не обернулась. – Что случилось?

– Н-ничего! – Черт, я заикалась, и это говорило об обратном. Я снова попыталась ответить: – Ничего.

– Эль… – Он коснулся моего плеча и немного повернул меня к себе. Теперь он мог пристально посмотреть на меня своими потрясающими голубыми глазами, спрятавшимися под темными волосами.

– Мне пора идти, – снова сказала я и привстала с кровати, но он потянул меня вниз.

– Нет, пока не объяснишь, в чем проблема. Почему-то у меня плохое предчувствие: ты жалеешь о том, что произошло?

Я чуть не вывалила ему правду, но вовремя остановилась.

– Не… Не жалею.

– Прекрати, Шелли, я знаю, когда ты мне врешь. – Он вздохнул. – Мне стоило догадаться, что получится именно так.

– Как? – спросила я, готовая защищаться.

– Вот так. – Ной посмотрел на меня, как будто это все объясняло. – Ты так странно себя ведешь, будто жалеешь о прошлой ночи. У тебя на лице написано, что жалеешь.

Он на мгновение закрыл глаза. И выглядел почти… расстроенным.

– Я не… Не то, чтобы я жалею об этом… Просто боюсь. Если Ли узнает, он возненавидит меня. В смысле это было потрясающе, но… – Я замолчала и, покраснев, прикусила губу. – Извини.

– Что? Господи, нет, не надо извиняться, – тихо сказал он, перекинув волосы через мое плечо. – Кажется, это мне надо извиниться. Слушай, я говорил тебе, что я с тобой не ради секса. Так и будет, если ты не готова. Понятно? Просто я не хочу, чтобы все заканчивалось, чем бы это «все» ни было. – Он поцеловал меня в висок и выглядел таким опечаленным. – Ты знаешь, я терпеть не могу всякое эмоциональное дерьмо. Пожалуйста, не пытай меня так.

Я определенно не жалела о прошлой ночи. И пока Ли о ней не узнает, все будет хорошо. Было бы разумно не допускать этого, чтобы теперь не выбираться из ямы. Было бы разумнее отступить, например, не влюбляться в Ноя. Потому что я не влюбляюсь в него. Конечно, нет. Ни за что. И не влюблюсь.

Я кивнула, словно заверив себя в этом. Надо действовать осторожно, чтобы не влюбиться. И как бы глупо это ни выглядело, я не собиралась разрывать наши отношения. Я этого не хочу.

Я подалась вперед, нежно поцеловав Ноя в губы. Кожу на шее, где он прикасался ко мне, слегка покалывало.

– Но мне правда пора, – прошептала я. Я уходила не потому, что хотела сбежать, а из-за Ли, который мог прийти домой и что-то заподозрить, и отец будет выпытывать, где я пропадала.

В этот раз Ной не стал спорить. Просто кивнул и снова меня поцеловал.

– Хорошо.

И в этот раз я действительно ушла.


Я узнала, что Ли не поехал к Рейчел, как я сначала предполагала, а просто заснул на диване Уоррена, потому что был слишком пьян. Пока я разговаривала с ним только по телефону, опасалась, что он что-то заподозрит. Хоть я нисколько не изменилась внешне после прошлой ночи, он мог почуять неладное по моему голосу.

– Все в порядке?

Я подскочила на месте, изо всех сил стараясь скрыть волнение.

– В смысле я знаю, что вчера случилось между тобой и Патриком, а потом Ной увез тебя, но… ты уверена, что все нормально?

– Да, – сказала я. Хотя бы на этот вопрос смогла ответить честно. – Да, я в порядке, Ли. Ничего такого не случилось.

Идти в школу я не хотела. Все будут спрашивать, почему я так рано ушла с вечеринки… Наверняка захотят узнать подробности про меня и Патрика, про меня и Ноя… Я легко могла придумать невинный ответ, но я ненавидела врать и боялась всего этого.

Правда, в три часа ночи я не спала и пялилась в потолок, надеясь, что на меня наконец-то нападет сон, совсем по другой причине. Я не могла перестать думать о Ное. Мне хотелось признаться во всем Ли, но я не могла. Не только потому, что он разозлится и очень расстроится. Ужасно странно признаться другу, что я переспала с его братом.

Я пожалела, что рядом нет мамы, но моя тоска, увы, ее не вернет, поэтому я просто повернулась на бок и уставилась в темноту.

Я скучала по маме. Она умерла в автокатастрофе, когда я была маленькая, а Брэд – и того меньше. Я в одиночку прошла через все важные для девочки этапы типа первых месячных и покупки первого лифчика. Не делиться же мне этими переживаниями с отцом, верно? Ли тоже выпадает из списка. Так что придется оставить это при себе и надеяться, что никто ни о чем не узнает.

Я вздохнула и провела руками по лицу. Глаза уже слипались, но заснуть я не могла. В голове ворочались мысли.

«Дурацкий Ной. Это все его вина, – подумала я, и на моих губах заиграла сонная улыбка. – Только его».

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

К счастью, в понедельник утром даже Ли не заметил во мне каких-то изменений. Но, вероятно, потому что увлекся своими отношениями с Рейчел и ничего вокруг не замечал. Я никогда не была благодарна ему так, как в тот момент, когда он без перерыва рассказывал о веселой, симпатичной, привлекательной, умной и милой Рейчел. До приезда в школу все шло прекрасно.

– Почему ты так рано уехала от Уоррена? – первым делом спросила меня Джейми.

– О, ну…

– Это все Флинн? Патрик правда тебя поцеловал? Он сказал, что поцелуя не было, но кто знает? Слышала, Флинн очень, очень разозлился.

– О, да, он был в ярости! – заявила не пойми откуда появившаяся Оливия. – Я все видела. Он побил Патрика.

– Но он меня не целовал, – сказала я. – Я имею в виду Патрика.

– Так что сделал Флинн?

– Я слышала, он сломал Патрику ребро, – вмешалась Кэндис, напугав меня.

Господи, откуда только эти девчонки появляются?

– Что? – воскликнула я.

– Я спросила, что сделал Флинн? – повторила Джейми.

Я смотрела на Кэндис, открыв рот.

– Ты серьезно? Патрик в порядке?

– Не знаю, – ответила она. – Он подумал, что ребро сломано, и ребята подтвердили, что он поехал в больницу.

– О господи, – выдохнула я. Ной не мог сломать Патрику ребро. Патрик всего лишь был пьян и собирался меня поцеловать.

– Эй! Эй, Земля вызывает Эль!

Только когда Джейми пощелкала пальцами перед моим лицом, я поняла, что они все еще говорили со мной.

– А?

– Флинн повез тебя домой или?.. – спросила Карен.

Она здесь откуда появилась?

– Я видела, как он тебя забрал.

– Ох, да. Он отвез меня домой и, думаю, вернулся на вечеринку.

Я надеялась, что это не прозвучало как ложь. Мне никогда не удавалось хорошо врать. До этой ситуации с Ноем я вообще предпочитала не лгать.

– Нет, не думаю, что он вернулся, – задумалась Оливия.

– Уверена, он не возвращался.

– Странно… – пожала я плечами. – Я скоро вернусь, надо узнать про Патрика.

Я ушла, пока девочки снова не втянули меня в разговор. Джоэль оказался первым парнем, которого я увидела по пути.

– О, привет, – улыбнулся он. – Что случилось в субботу? Слышал, Флинн увез тебя домой после той ситуации с Патриком.

– У Патрика действительно сломано ребро? – спросила я, схватив его за руку.

– Эм… Кто-то сказал мне, что возможно, – ответил он. – Но он не в больнице, придет в школу.

– Флинн уложил его одним ударом.

– Хорошо, что не я был на его месте, – засмеялся подошедший к нам Кэм.

– Черт, да, – согласился Джоэль.

– Вы не знаете, он уже здесь? – спросила я.

– Кто, Флинн? Без понятия, – сказал Кэм.

– Нет, нет… Патрик, – пояснила я, запинаясь от нетерпения.

Он пожал плечами.

– Я его не видел.

– Ладно, спасибо.

– Подожди, – крикнул Джоэль. – Ты куда, Эль?

– Найти Ноя, – ответила я так громко, чтобы они меня услышали, и понеслась туда, где Ной обычно оставлял машину, – в дальний угол парковки, под большим деревом.

Он приехал, и это сразу стало понятно: девятиклассницы хихикали и пытались спрятаться за соседними машинами; другие девчонки сидели на капотах и вовсю привлекали внимание Флинна. В воздухе чувствовался запах выхлопных газов. Под одним деревом собрались любители травки, под другим – какие-то огромные парни из команды по борьбе. Ной стоял с сигаретой во рту, прислонившись к огромному клену. Он что-то разглядывал в телефоне, и, казалось, одновременно был занят, и скучал.

Друзей Ноя всегда было сложно определить. Он тусовался с парнями из футбольной команды или с некоторыми одноклассниками, но при этом был сам по себе. Его не считали одиночкой или изгоем, но, в отличие от нас с Ли, он не дружил почти со всеми. Наверное, дело было в его пугающем характере.

– Ной! – закричала я, игнорируя сердитые и удивленные взгляды девчонок и остальных ребят, не понимающих, какого черта я делаю.

Он поднял голову и, заметив мою злость, отошел от дерева.

– Поверить не могу! – продолжила я орать на него.

Он шел ко мне навстречу, по пути выбросив сигарету, затоптав ее черными ботинками и убирая телефон в задний карман джинсов.

– Что случилось? – произнес он так, будто ничего и не случилось.

Я как можно сильнее толкнула его в грудь и сопровождала каждое слово пинком:

– Ты… сломал… ему… ребра!

– Ты о чем?

Мои удары никак не отражались на сильном теле Ноя, но я видела, как они выводят его из себя, словно мухи, жужжащие около уха.

– Патрик! Все говорят, что ты сломал ему ребро! Ему пришлось поехать в больницу!

Ной только лишь усмехнулся. Он вообще не чувствовал себя виноватым.

– Да, я об этом слышал.

– Он мог заявить на тебя, – прошипела я.

– Да, но мы оба знаем, что он не может.

– Да он даже ничего мне не сделал! И не радуйся ты этому так! – закричала я, снова толкая его. – Ты без всякой причины сломал ему ребро!

– Да и хрен с ним! – не выдержал он. – Этот парень пускал на тебя слюни. Все видели, что ты пыталась его оттолкнуть.

– Он был пьян!

– Мне плевать, пьян он, под кайфом или просто не в себе! – заявил Ной, глядя мне в глаза. – Я за тобой присматриваю, Рошель. Парень получил то, чего заслуживал.

– Сломанное ребро? Он теперь, наверное, несколько недель не сможет играть!

– Тогда не стоило к тебе подкатывать, – твердо сказал Ной. – Если он сломал ребро, это не мои проблемы. Почему я должен волноваться?

– Ты навредил ему из-за какой-то ерунды! Ты дурак, который не может прожить без драк и дня!

Я колотила его по груди обеими руками, но Ной крепко схватил меня за запястья. Смерив его взглядом, я попыталась вырваться, но не смогла – он держал очень крепко. Мы уже собрали зрителей. Вдруг кто-то осторожно потянул меня за плечо.

– Шелли, прекрати, – тихо сказал Ли. – Успокойтесь. Оба.

Ной закатил глаза.

– Успокоиться? – воскликнула я. – Твой брат избил человека из-за пьяной ошибки и сломал ему ребро! И ты ничего плохого в этом не видишь?

– Я не говорил, что не вижу ничего плохого, – невозмутимо сказал Ли. – Просто успокойся.

Я стиснула зубы, но потом поняла: Ли, как обычно, прав. Я еще раз попыталась вырвать руки, и в этот раз Ной меня отпустил, но я продолжала сверлить его взглядом.

– Поверить не могу, что ты это сделал, – сказала я.

Ной пожал плечами.

– Иногда я тебя ненавижу, и ты это знаешь.

– Да, знаю, – просто ответил он, его глаза засверкали – и мое сердце вновь пропустило удар.

Нет! Не позволяй ему манипулировать тобой! Ты на него злишься, Рошель, помнишь? Он безо всякой на то причины навредил человеку. Ты должна злиться на него, несмотря на этот взгляд и твое желание поцеловать его. 

Пока я не сдалась и не натворила бед, я схватила Ли за руку, и мы унеслись прочь. Мне даже не надо было пробираться сквозь толпу. Все расступались передо мной, а потом сходились, чтобы поделиться сплетнями.

– Я думал, ты его убьешь, – протянул мне Ли, не сдерживая смеха.

– Не совсем, – пробормотала я. – Уф, как же иногда он меня выбешивает! В самом деле, ведь можно было не ломать Патрику ребра!

– Слушай, я знаю, что все так говорят, но ты должна понимать: они могут раздуть из мухи слона. Все могло закончится не так уж мирно. И это Ной, ты знаешь, какой он. Не понимаю, чего ты так на него злишься?

– Я и шагу не могу без него ступить! И не начинай болтать всякое дерьмо насчет моей доброты и тому подобного. Меня уже тошнит, что за мной все присматривают.

Может, тогда на вечеринке я правда нуждалась в помощи Ноя. И я благодарна, что он остановил Патрика, но вел он себя при этом так… словно считал, будто я выполню все его приказы.

Ли пораженно вздохнул, но улыбнулся, вскинув руки.

– Слушай, я знаю, ты на него злишься, но не вымещай гнев на мне. Я понимаю, что тебя беспокоит. Я попытаюсь с ним поговорить, хорошо? Попросить его отстать?

Я не знала, почему меня так выбесила вся эта ситуация. Возмо



жно, я опасалась, что Ли узнает, чем я занималась после вечеринки.

– Сомневаюсь, что это поможет.

– Я знаю, что эффекта не будет.

– Но спасибо, что предложил.

– Не за что. Так ты сделала домашку по английскому или нет? Я застрял на заключении.

Я улыбнулась. Ли всегда удавалось поднять мне настроение. За это я его и любила. Жизнерадостность Ли буквально заражала, так что я не могла долго злиться. Он полная противоположность своего брата. Бестолкового сексуального брата.


* * *

Можете считать меня трусихой, но на обеде я спряталась в библиотеке. Я не вынесла бы новой порции вопросов: почему так разозлилась на Флинна, как вообще могла так с ним говорить… Я настолько от всех устала, что подумывала смыться домой и прогулять оставшиеся уроки, но не могла себя заставить.

Конечно, Ли составил мне компанию, но в итоге нам пришлось выйти из убежища. По пути в кабинет я рассчитывала столкнуться с Ноем – или, того хуже, с одной из девочек, но этого не произошло. Похоже, моя карма вдруг развернулась на сто восемьдесят градусов.

Когда прозвенел последний звонок – на химии я неотрывно следила за секундной стрелкой, – моему счастью не было предела. Мне хотелось побыстрее убраться отсюда, но у Ли была еще биология, поэтому мне пришлось ждать его на школьной парковке, прислонившись к его машине.

– Привет, Эль.

Я повернулась и оторвалась от игры в пасьянс на телефоне.

– Патрик! Привет. Как, эм… Как твое ребро? – спросила я, натянуто улыбаясь.

– Ну все не так уж плохо, как говорят. Всего лишь синяк, но мама отправила меня в больницу. Хотела убедиться, что ребро не сломано, – беззаботно сказал Патрик и робко улыбнулся.

Я почувствовала, как с моих плеч будто гора свалилась.

– О, это замечательно! Точнее, нет, но… Я имею в виду, хорошо, что нет перелома, поэтому… Мне так жаль, Патрик, честно. Это я виновата, но я не хотела, чтобы ты пострадал или…

– Нет, это моя вина, – быстро выпалил он. – Я подошел извиниться. Не видел тебя на обеде.

– Тебе не нужно извиняться, – настаивала я.

– Нет, нужно, и мне правда жаль. Не надо было к тебе приставать, и пиво тут – совсем не оправдание.

– Правда, все хорошо, – заверила я его. – Мне так жаль, что Ной…

– Да ну, не волнуйся. Просто Флинн вел себя как обычно. Это не твоя вина, Эль, так что не переживай.

Мы улыбнулись друг другу, и в этот момент сзади кто-то откашлялся. Конечно, это был Ной. Сделав вид, что не заметила его появления, я повернулась к Патрику, который изо всех сил пытался не выдать тревоги.

– Надеюсь, ты скоро поправишься.

– Спасибо, Эль. Мне правда очень жаль.

– Не волнуйся так. Увидимся.

– Пока, – сказал он, уже уходя.

Я смерила Ноя взглядом и продолжила раскладывать пасьянс на телефоне, чувствуя, что он все еще стоит и наблюдает за мной.

– Чего он хотел? – через некоторое время спросил Ной.

– Извиниться.

– Что, и все? Просто хотел извиниться?

Я закончила игру и, засунув телефон в карман, повернулась к Ною.

– Да. Хотя это ты должен был извиниться перед ним за то, что избил! Из-за тебя ему пришлось поехать в больницу! – Я решила взывать к его совести, поэтому не стала добавлять, что Патрик поехал в больницу из-за перепуганной мамы.

– Не начинай… – Он сделал пару шагов вперед и встал ко мне боком, дергая себя за волосы.

– Не начинать чего, Ной? – сорвалась я.

– Ты действительно очень сексуальна, когда злишься на меня, – хрипло произнес он.

В моей голове моментально стало пусто, и дыхание перехватило. Почему он всегда так на меня действовал?

– Заткнись, Ной. Уходи.

Где же Ли? Он не должен был так задерживаться… Я осмотрелась. К этому времени большинство учеников уже уехали по домам. Остались лишь самые любопытные, которые поглядывали на нас с Ноем. Наконец я заметила Ли, мило болтающего с Рейчел рядом с ее машиной.

Черт побери!  Лучше бы он поторопился.

– Я всегда могу подбросить тебя, – непринужденно заметил Ной.

Я решила не отвечать.

– Эль?..

Мне наконец пришлось посмотреть на него, и, как только наши взгляды встретились, он ухмыльнулся, думая, что победил в этом споре.

– Так тебя подвезти или нет? – спросил он. – Ли может проторчать там целую вечность, мы оба это знаем. Мое предложение в силе тридцать секунд. Время пошло.

Мне очень хотелось поскорее оказаться дома. К тому моменту, как я дождусь Ли, у меня, наверное, сядет телефон, и я умру от скуки…

– Тик-так, – поддразнил Ной.

– Байк или машина?

– Байк.

– Нет.

Он засмеялся.

– Шелли, тебе не так уж он не нравится. Ты можешь обнять меня.

– Эм, нет.

Вдруг он изменился в лице, будто был озадачен или раздражен моим ответом. Мне правда не понравилась последняя поездка на мотоцикле, и я повторила бы ее только в крайнем случае. Например, если бы меня преследовали обезьянки-ниндзя, а байк Ноя был бы последней надеждой на спасение.

Он выдохнул и, коснувшись моей щеки, заставил на него посмотреть.

– Эль, перестань. Не злись на меня.

Я поняла, что он имел в виду не Патрика.

– Я не злюсь. Точнее, я в бешенстве из-за того, что ты избил Патрика. Но в остальном я не сержусь за, эм… ту ночь.

– Да, конечно. Ты весь день меня избегала, а теперь странно себя ведешь.

– Нормально я себя веду.

– Нет. Ты не споришь со мной, как обычно, и не такая веселая. Ты злишься на меня.

– Я не злюсь, просто… – вздохнула я.

– Что?

О господи, ничего не говори! Придумай что-нибудь! Что угодно, кроме правды! 

И мой рот, как всегда, сработал независимо от мозга.

– Я переживаю из-за Ли и… не хочу, чтобы ты забыл про меня после того, как мы… ты понимаешь. Сделали это.

Боже мой. Я сказала это вслух. Отлично, Эль. Ты полная идиотка. 

Ной, казалось, не обратил внимания на эти слова:

– Эль, я думал, что прошел через эту пытку тогда утром. Я же сказал, что буду с тобой не ради секса.

По выражению его лица было видно: он говорил серьезно. Ни намека на ухмылку.

– Хорошо. – кивнула я.

– Тогда… едем? – облегченно выдохнул он. – Если хочешь, я довезу тебя прямо до дома.

Ухмылка вернулась. Он прекрасно знал, что я не смогу отказаться от возможности снова с ним поцеловаться… но потом я вспомнила про его байк.

– Ной, я ни за что на свете не сяду на этот мотоцикл.

– Ладно, ладно, ты много потеряешь, – поднял он руки в знак поражения.

Я нахмурилась.

– Я до сих пор злюсь, что ты чуть не сломал Патрику ребро. Это не ерунда, потому что ты разозлился и выставил себя идиотом, – добавила я, пока он мне не возразил.

– Знаю, – вздохнул он.

Я посмотрела ему в глаза и потеряла дар речи, поэтому просто кивнула. Он виновато улыбнулся, но я осталась непреклонна.

– Извини.

Я снова кивнула.

– Тебе, наверное, пора.

– М-м-м.

Он как будто не согласился со мной.

– Пока, Ной, – чуть повысила я голос.

Он задержался на мгновение, и, клянусь, я слышала, как он тихонько усмехнулся, прежде чем уйти.

Ну… все могло быть и хуже. Тихий голос подсказывал, что я не очутилась бы в этом кошмаре, если бы не пошла в эту чертову «Будку поцелуев».

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Наконец, неделя закончилась. Мы с Ноем виделись нечасто, если не считать те разы, когда проходили друг мимо друга на обеде, или сталкивались в коридорах по дороге на урок, или мельком пересекались, когда я зависала у Ли.

Настал вечер пятницы. Солнце только что село, окрасив небо в розово-красные тона, а потом сменилось черной звездной ночью. Так красиво!

Парни ныряли в бассейн, брызгаясь друг в друга, выделывая невероятные сальто и занимаясь прочей ерундой. Я лежала на шезлонге рядом с Рейчел и девушкой Кэма, Лизой, с которой ходила на один из предметов. Они обсуждали шопинг, а я просто радовалась возможности полежать с закрытыми глазами и полностью расслабиться, двигая ногой в такт песне, играющей из колонок.

В бикини мне было не очень-то тепло. Погода не особо подходила для принятия солнечных ванн, особенно в девять часов вечера, но я просто наслаждалась.

– Эй, девчонки, вы идете?

Я лениво открыла глаза и посмотрела на Оливера, который откидывал со лба мокрые волосы, держась за край бассейна.

– Может, через минуту, – ответила я.

– Возможно, – сказала Лиза. – Не знаю…

– Я не особо хочу мочить волосы, – призналась Рейчел, смущенно улыбаясь. Оливер закатил глаза, но я улыбнулась.

– Там разве не холодно? – с сомнением спросила Лиза.

– Сама посмотри, – пригласил ее Уоррен, вылезая рядом с Оливером.

– Нет, спасибо, – засмеялась Рейчел. – Нам и здесь хорошо.

Уоррен выжидающе посмотрел на меня.

– Ты идешь, Эль?

– Возможно… – лениво ответила я и снова закрыла глаза.

– Эль, что происходит между тобой и Флинном? Только скажи правду, – тихо попросила Рейчел.

Я услышала скрип стула, когда Лиза тоже наклонилась ко мне.

– Ничего, – пожала я плечами.

– Но ты ведешь себя так… Я не знаю. Это странно. Рядом с ним ты остаешься собой.

– Да, но это неудивительно, – отмахнулась я. – Я выросла с Ли, и Ной всегда был рядом, вот почему я не называю его Флинном. К тому же я знаю, как он бесится, когда я называю его Ноем.

Я услышала, как засмеялась Лиза, и улыбнулась.

– Просто он так тебя защищает. Я подумала, что между вами, может… ты понимаешь… – нерешительно начала Рейчел.

Я покачала головой.

– Нет. Просто он сам по себе такой. Остальное не так уж и важно.

Я почти не соврала…

– Наверное, – протянула Рейчел.

– Думаю, вы вместе смотрелись бы очень мило, – заметила Лиза. – Ты полная противоположность, а значит, идеально подходишь ему, ты так не думаешь?

Я не могла не усмехнуться.

– Мы постоянно спорим. И если бы стали парой – господи, ну уж нет, – то в итоге убили бы друг друга.

Они засмеялись, а потом начали обсуждать какой-то новый фильм. Я отключилась, слишком довольная и сонная, чтобы отвлекаться на их разговор. Через несколько минут покоя кто-то схватил меня за лодыжку, потом за другую ногу, а мои руки оказались прижаты к бокам. За секунду шезлонг подо мной тоже исчез.

Я распахнула глаза и увидела Ли, Диксона, Уоррена и Джоэля, которые смеялись над моим испугом. Пока они меня несли, я начала вырываться.

– Поставьте меня! Отпустите!

Они лишь продолжали смеяться.

– Не можем, Шелли, – сказал Ли.

– Поставьте меня! Вы меня уроните! Отпустите!

– Ну раз ты так просишь… – загадочно произнес Джоэль. Парни качнули меня вперед-назад…

Я закричала, беспомощно смеясь.

– Не надо!

Слишком поздно… Поднимая брызги, я опустилась в середину бассейна, слыша смех ребят. И скорее почувствовала, чем услышала, как парни прыгнули вслед за мной. Вода была ледяной! Я вынырнула, ловя ртом воздух. Волосы прилипли к лицу и шее. Зубы стучали.

– Ненавижу вас! – прокричала я, смеясь, и посмотрела на хихикающих девчонок.

– Вам не будет так весело, когда вас кинут следующими, – предупредила я, но они лишь еще сильнее расхохотались.

Я доплыла до лестницы и хотела уже вылезти, как услышала голос Уоррена:

– Нет! Ты только что залезла, пока нельзя выходить! – Вынырнув возле меня, он попытался оттянуть меня от лестницы. Я смеялась, пытаясь выйти из бассейна, но это напоминало бег по болоту, ведь Уоррен снова потащил меня назад.

– Что тут за крики?

Я резко потянулась наверх, а в этот момент Уоррен попытался поймать меня так, что верх от бикини остался в его руке. Все затихли, когда Ной неодобрительно на меня посмотрел. Прикрыв голую грудь руками, я покраснела. О господи! Как это унизительно! Мои щеки горели от стыда, хотя тело тряслось от холода.

Вдруг я услышала, как кто-то давится от смеха: Ли. Я слишком хорошо знала этот смех. Когда он нарушил эту неловкую тишину, все тоже начали смеяться.

– Уоррен, я официально тебя ненавижу! – заявила я, когда удостоверилась, что грудь полностью прикрыта.

Он робко улыбнулся, а потом смущенно добавил:

– Извини, я не хотел хватать за лиф… Даже не собирался снимать его.

– Ты полный идиот, – захихикала я.

– Хочешь, я верну его на место, или?.. В смысле я не против, если ты не захочешь, – поддразнил он, и я засмеялась.

– Вообще-то, у меня все руки заняты, чтобы забрать его, – напомнила я ему.

– Ох, да.

Он снова засмеялся и кинул в меня верхом от бикини, который с мокрым шлепком упал на землю. Оливер подплыл и начал топить ничего не подозревающего Уоррена, задержав его на пару секунд под водой, а потом позволив глотнуть воздуха.

Все расхохотались.

– Я отомстил за тебя! – гордо возвестил Оливер, показывая мне большой палец.

– Подожди, когда я до него доберусь, вот тогда он пожалеет, – пригрозила я, но поскольку все еще смеялась, меня вряд ли восприняли всерьез.

– Скорее, когда до него доберется Флинн, – услышала я бормотание Диксона, а когда повернулась, увидела Ноя, который хмуро смотрел на нас.

Я вздохнула: понеслось…

– Не надо, – прошипела я, проходя мимо него в дом. К счастью, родители Ли ушли на ужин и пока не вернулись. Будь они здесь, неловкая получилась бы ситуация: я ищу футболку Ли, прикрывая руками голую грудь. Мои вещи остались лежать у бассейна, но я не могла их поднять.

Я порылась в ящиках Ли, нашла футболку, в которой он ходил на концерт пару лет назад, и натянула ее на мокрое тело. Она была немного великовата.

Вдруг за моей спиной раздался кашель. Я вздрогнула. Ной стоял в дверном проеме, скрестив руки на груди, глядя на меня так тяжело, что у меня вспотели ладони. На его лице не отражалось никаких эмоций, но тень в ярких глазах заставила меня понервничать.

– Что, ты и Уоррену почти сломал ребро? – огрызнулась я, стараясь скрыть беспокойство раздражением.

– Нет, – ответил он, нахмурив лоб.

– О, тогда что, ногу? Или, может, руку?

Он сделал пару шагов ко мне.

– Нет. Думаю, Уоррен по одному моему взгляду понял, что нужно отвалить, – самодовольно произнес Ной. – Я его до смерти напугал.

– Но ты… Ты действительно ничего не сказал Уоррену? И ничего не сделал? О господи, я, наверное, оказалась в параллельной вселенной.

– Мне ничего не пришлось делать, – саркастично засмеялся он. – Уоррен уже все понял.

Я покачала головой, все еще пытаясь оправиться от шока.

– Кроме того, даже я видел, что это произошло случайно, – нехотя пробормотал он.

– Да и вряд ли кто-то что-то увидел.

– Кроме меня.

– Ну да, но… В смысле ты… Ты понимаешь, что я имею в виду. – Он усмехнулся, заметив, как я покраснела. – Это же ты носишь боксеры с Суперменом.

Сейчас они выглядывали из-за пояса джинсов. Я вспомнила, как он напрягся, когда я увидела его в них.

– Подумаешь, – ответил он снисходительно, но не взглянул мне в глаза. Я торжествующе улыбнулась, поняв, что смутила его.

Выходя из комнаты Ли, я бросила:

– Представь, что бы все сказали, узнай, что грозный Флинн носит боксеры с Суперменом…

– Ты не сделаешь этого.

Я оглянулась, мило улыбаясь, и закусила губу, бросая ему вызов.

Когда он попытался схватить меня, я увернулась и побежала к ближайшей комнате, которая случайно оказалась его комнатой.

Я не знала, благодарить или проклинать удачу, но теперь оказалась в ловушке, и Ной с улыбкой закрыл за собой дверь. Я отступила, но с каждым моим шагом назад он приближался ровно на столько же вперед. Когда моя спина уперлась в стену, я поняла: дальше убегать некуда. Ной воспользовался преимуществом и вдруг прижался ко мне так близко, что я почувствовала его горячее дыхание.

– Иногда, Эль, – выдохнул он, и его губы слегка коснулись моих, – ты слишком неотразима.

Внутри меня все затрепетало. Он коснулся губами моего подбородка, отчего в висках застучало, а дыхание перехватило. Не в силах больше терпеть его пытку, я притянула его лицо и поцеловала. В этот раз зубами мы не стукнулись. Мы чертовски много практиковались.

Он отстранился только тогда, когда понял, что мне не хватает воздуха. Я медленно открыла глаза. Ной откинул с моего лица все еще мокрую прядь волос и провел пальцем по щеке.

– Ты такая красивая, Эль, ты даже не представляешь, – тихо произнес он, касаясь большим пальцем моей щеки, и усмехнулся, когда я покраснела. Это было так странно. Девчонки несколько раз говорили мне, что я симпатичная, а парни дразнили, называя горячей штучкой. Но когда это говорил Ной, мое сердце замирало от восторга.

– Мне нравится тебя смущать, – прошептал он, заигрывая со мной.

– Заткнись, – пробормотала я, слегка толкнув его в грудь.

– Тебе надо вернуться, – решил он, – а то все начнут удивляться, куда ты пропала.

– Или Ли решит, что мы поубивали друг друга.

– Да, это больше похоже на правду, – фыркнул Ной, но не шелохнулся.

Я могла бы уйти, если бы действительно этого хотела, но мы оба остались на своих местах, и Ной продолжал гладить мою щеку большим пальцем. Я посмотрела на его скулы, подбородок, горбинку на сломанном носу, длинные ресницы, едва заметные веснушки – раньше я не замечала этих мелочей.

– Ной…

– Да?

– Мне правда надо идти.

Я сказала это нехотя – голос выдал истинные чувства, – но он вздохнул и отступил, опустив мою руку. Воздух стал таким густым, что я задыхалась. Мне хотелось остаться, но я знала, что это невозможно, поэтому повернулась и пошла вниз. Я все еще чувствовала его губы на своих. Щека, которую гладили его пальцы, горела. Мне пришлось остановиться на минуту и успокоиться, чтобы никто ничего не заметил. Самым сложным оказалось сдерживать улыбку.

– Флинн казался очень раздраженным, – тихо сказала Рейчел, когда я снова присоединилась к ней. – Что он сказал?

– Я его не видела, – соврала я. Меня бесило, что я сделала это так легко.

– Ты бы видела лицо Уоррена, – захихикала Лиза. Она взяла телефон, нажала несколько кнопок и передала его мне. На экране появилось лицо Уоррена: он был белым как мел, с выпученными глазами и широко открытым ртом.

Я засмеялась.

– О господи, это фантастика!

На этот раз я сказала правду. Я вздохнула про себя, почувствовав облегчение. Кажется, никто не заподозрил, что мы с Ноем были вместе. Я постаралась отбросить все мысли о нем и провести оставшийся вечер пятницы с друзьями.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Из-за уроков и домашки следующие две недели пролетели так, что я и глазом не успела моргнуть. Если я не тусовалась с Ли, то встречалась тайком с Ноем. Мы ходили в кино, а несколько раз просто сидели дома, когда папа, Брэд или семья Флиннов куда-то уходили.

Думаю, мы с Ноем удивлялись тому, что можем проводить время вместе, не только целуясь. После просмотра фильмов мы как минимум полчаса сидели в машине и разговаривали, могли просто поиграть в видеоигры, посидеть перед телевизором, и это было… мило . Хотя мы до сих пор спорили и не соглашались друг с другом почти во всем, даже насчет того, какую передачу сейчас посмотреть.

Я все еще испытывала трепет от тайных встреч, но ненавидела сопровождающее его чувство вины – за ложь лучшему другу, папе и всем остальным… В душный воскресный вечер я сидела на верстаке в гараже, а Ной возился с двухколесной смертельной ловушкой, которую он называл мотоциклом. Дверь была приоткрыта, но никто не мог



нас увидеть.

– Поверить не могу, – сказала я, – что ты считаешь вторую часть «Трансформеров» лучшей. По мне, она не переплюнула первую.

– Да ладно, а эти машины-близнецы? Они же просто уморительные.

– Но первый фильм был… потрясающим! – фыркнула я.

– Второй лучше, Эль, я же сказал. Эй, дай тот гаечный ключ.

– Где он?

Я встала и осмотрелась. Я ничего не понимала в механике, но хотя бы знала, как выглядит гаечный ключ. Понятия не имела, чем занимался сейчас Ной, но смотрелся он сексуально.

– Он на полке над твоей головой.

Забравшись на верстак, на котором сидела, и ухватившись пальцами за полку, я стала высматривать гаечный ключ. Заметив паутину, поморщилась и понадеялась, что прямо сейчас над моей головой не притаились ужасные пауки.

– Эм… – Заметив наконец ключ, я взяла его. Повернувшись, чтобы спуститься, я ударилась головой о полку. – Ай! – непроизвольно вскрикнула я и уронила гаечный ключ, чтобы прижать руку к голове. От этого движения я потеряла равновесие, и мои ноги соскользнули с верстака.

С грохотом и криком я рухнула на пол. Поморгала несколько раз, прогнав яркие точки в глазах, и подождала, пока гараж не обрел очертания. Меня захлестнула волна боли.

– Вот дерьмо, – услышала я Ноя.

– Ой, – простонала я, прижимая руку к щеке. Я ощутила привкус крови, наверное, прикусила язык.

Ной бросил отвертку и тряпку, которые держал в руках, и присел на корточки возле меня. Одну руку он положил мне на спину, а второй откинул волосы с моих глаз.

– Ты в порядке? Эль?

Я коснулась щеки кончиком пальца и поморщилась, потому что, блин, как же было больно! 

– Все так плохо? – спросила я, как маленькая. Он фыркнул.

– Нет. Всего лишь царапина. Но потом, возможно, останется синяк… А вообще, нам надо обработать рану. Туда может попасть инфекция, и тогда все будет плохо.

Я даже не улыбнулась и надулась из-за того, что он смеялся надо мной. Но он был прав: надо обеззаразить царапину, потому что здесь, в гараже, было полно грязи, масла и паутины.

Я осторожно поднялась. Хоть я и могла стоять сама, Ной придерживал меня рукой за спину, не давая мне упасть. Мне было приятно чувствовать его руку на себе, словно там ей и место. Черт, мне пора прекращать читать эти дешевые романчики! 

Я поморщилась.

– Что? Что случилось?

– Я в порядке, – сказала я, отмахиваясь от Ноя. – Такое ощущение, что я сломала задницу, но я в порядке. Ерунда.

Я снова медленно выпрямилась. Теперь все в порядке. Ной долго рассматривал меня, а потом пожал плечами.

Мы вошли в дом через дверь, соединяющую гараж с игровой. Ной проверил коридор, а потом потянул меня наверх в свою комнату. Захлопнув дверь, он пошел в ванную. А я попыталась сесть на край кровати, было очень больно.

– Ты такая неуклюжая, – пробурчал Ной, оказавшись вдруг в двух шагах от меня.

– Не всегда, – закатила я глаза.

– Примерно полдня.

Он присел передо мной на корточки, улыбнулся, будто извиняясь, взял меня за подбородок – очень нежно – и заставил посмотреть ему в глаза. Я сидела и старалась не морщиться, когда он протирал щеку влажной салфеткой, а потом наносил антисептик, от которого кожу начало сильно щипать.

– Извини, – не выдержал он, когда я поморщилась в четвертый раз.

– Все хорошо. Сама виновата.

– Не надо было просить тебя передать гаечный ключ. – Он был раздражен, но не злился на меня. – Ступил.

– Все нормально. Хоть это и несчастный случай, все равно виновата я. Пустяки.

Он хотел что-то сказать, но промолчал.

– С каких это пор ты стал доктором? – подразнила я его, пытаясь отвлечь нас обоих: себя – от пульсирующей боли в левой щеке, а Ноя – от тяжелых мыслей.

– С тех пор, как начал влезать в драки. – На его лице ничего не отразилось, и я не могла понять, что он чувствует. – Когда тебе прилетает, приходится учиться заботиться о себе.

– Ох.

– Давай, скажи.

– Что?

– Что я придурок, который не может без драк. Ты же всегда так говоришь.

– Но это так, – сказала я. – В смысле зачем ты вообще ввязываешься в эти разборки? Я видела, как ты дерешься, Ной. Это плохо и…

Его глубокий вздох перебил меня на середине предложения.

– Ладно, хорошо. Я идиот и лезу в драку ради удовольствия. Ты победила, – выпалил он на одном дыхании, потому что с детства не любил признавать своих ошибок. Это знали все.

Но сейчас он согласился, и хоть мне совсем этого не хотелось, я сидела с довольным видом. Интересно, Ной всегда чувствовал себя так же, когда побеждал в наших маленьких спорах?

– Ты только что признал, что я победила… – насмешливо протянула я, не сумев скрыть ехидство.

Ной закатил глаза.

– Да, признал. Насладись уже моментом славы.

– Но я серьезно. Кажется, ты наслаждаешься, когда дерешься.

Он выпрямился, его глаза оказались на одном уровне с моими. Атмосфера шутливых подколов и веселья исчезла.

– Я знаю. Ничего не могу с этим поделать. Помнишь то лето, когда вы с Ли поехали в футбольный лагерь? Тебе было тринадцать. Тогда после возвращения ты еще восторгалась чизкейком.

– И?..

Куда он клонит?

А потом я вдруг подумала: «Он помнил, как я ездила в футбольный лагерь?» А ведь я сама почти забыла про эти недели веселья и тот потрясающий десерт.

– Ну так вот, тем летом я начал ввязываться в драки и во всякое дерьмо. Родители даже отправляли меня к психологу, но дело в том… – Он вздохнул. – Все их попытки с треском провалились. Я плохой парень и буду им всегда. Наверное, так уж я устроен.

Ной пожал плечами, будто ему было все равно. Мне очень нравились наши редкие разговоры по душам, когда я могла разглядеть настоящего Ноя за этой сексуальной ухмылкой; когда он позволял мне увидеть свою уязвимую сторону. Я не знала, что он посещал психолога. Возможно, даже Ли был не в курсе.

– Ты такой милый, когда смущаешься, – поддразнила я, желая поднять ему настроение.

– Во-первых, я не смущаюсь, – пояснил он, понимая, что я пошутила. – И во-вторых, – толкнул он меня в колено, – не называй меня милым.

Я засмеялась, а он улыбнулся. Моя щека вновь заболела, и я застонала, прижав к ней руку. Ной подался вперед и легонько ее поцеловал. Я вся обмякла. Похоже, не только на пятилеток действуют поцелуи в больные места. Но тут я вдруг встрепенулась: мне нельзя расслабляться и радоваться; надо быть внимательной и осторожной со своими чувствами к Ною. Вероятно, после такого признания мы сблизились еще больше, и это плохо. Нам нельзя так делать. Мне нельзя ничего чувствовать к Ною; если это случится и наши отношения плохо закончатся, все пойдет коту под хвост. Ли возненавидит меня, я не смогу обратиться за помощью к Ною и останусь в полном одиночестве. Но когда Ной нежно поцеловал мою больную щеку, я могла думать лишь о нем. Мне нравилось находится рядом с ним, чувствовать его руки, смотреть в его ярко-голубые глаза…

– Эль… – начал Ной серьезно, но я перебила его:

– Думаю, губам тоже больно, – тихо сказала я, указав на них.

Он почти бесшумно рассмеялся, покачал головой, но наклонился ближе…

Дверь, которую он не закрыл, распахнулась прежде, чем мы отстранились друг от друга.

– Что здесь происходит?

Ной подскочил и повернулся; я же, онемев, так и сидела на краю кровати. В моей голове пронеслись все ругательства мира, когда я увидела на пороге Ли.

– Я спросил, что здесь происходит? – повторил он и перевел глаза с меня на Ноя, с подозрением прищурившись. Потом его взгляд вернулся ко мне, и у него отвисла челюсть. – Господи! Шелли, что с твоим лицом?

– Ничего, – пробормотала я с сарказмом, но это ни в коей мере не подняло мне настроение.

Через мгновение Ли оказался передо мной и осторожно осматривал больную щеку, а потом развернулся и сердито посмотрел на брата.

– Это ты с ней сделал?

– Что? – спросил Ной, напрягшись. – Что ты сказал?

– Ты что, оглох? – пробормотал Ли, а потом повторил громче: – Я спросил, это ты с ней сделал? Ты ударил Эль?

Ной так крепко стиснул зубы, что все его лицо напряглось.

– Ты правда думаешь… что я ударил Эль?

– Да, я бы не исключал такой возможности! – огрызнулся Ли. – Тогда как, черт возьми, это произошло? Какого черта вы делали?

Ли ругался, только когда очень, очень злился. Ситуация принимала плохой оборот, но я всего лишь застыла на месте.

Ной беззаботно фыркнул.

– Я не должен перед тобой отчитываться. Ты мой младший брат.

Ли сжал и разжал кулаки.

– Тогда что случилось с Эль?

– Все нормально, – нерешительно ответила я, и они оба резко повернулись ко мне. Я опустила голову, пряча лицо за волосами и выглядывая из-за них. – Все нормально, я в порядке…

– Да ни черта, – пробормотал Ли. Он ткнул пальцем в мою сторону и почти что заорал на Ноя: – Что случилось?

– Она искала тебя и споткнулась в гараже. Ничего страшного не произошло. Успокойся уже. Она в порядке.

Ли заводился уже от одного этого дерзкого тона, и я готова была поспорить: Ной это прекрасно понимал. Я бы тоже взбесилась на месте Ли.

– Это не его вина… – попыталась влезть я, но братья меня проигнорировали.

– И ты позволил ей упасть? Наверное, она споткнулась о твое разбросанное дерьмо.

– Я не обладаю божественной силой контролировать ее неуклюжесть.

Да, спасибо, Ной. 

– Значит, ты сама виновата? Я так и знал, – фыркнул Ли и закусил от злости щеку. Уверена, понимал, что Ноя не в чем винить, но очень злился на него.

– Это произошло случайно, – произнес сквозь сжатые зубы Ной, его голубые глаза сверкали от злости.

Ли всего лишь пожал плечами, чем еще больше распалил Ноя.

– Я не исключаю, что это сделал ты.

– Ну все, – прорычал Ной и налетел на Ли, который уже замахнулся кулаком.

Я спрыгнула с кровати и втиснулась между ними, пока они не поубивали друг друга. Я попыталась как можно сильнее толкнуть Ноя в грудь, правда, безрезультатно. Но теперь я хотя бы стояла между ними, и они не могли друг друга побить.

– Ной, – тихо сказала я. – Ной, посмотри на меня. Ной!

Он перестал метать гневные взгляды на Ли и повернулся. Выражение его лица немного смягчилось.

– Ты же знаешь, что я тебя не ударил бы, Эль. Если мог бы, не дал бы тебе упасть. Но я никогда не ударил бы тебя, и ты ведь это знаешь, да?

Я кивнула.

– Да, знаю. Но не надо драться с Ли, хорошо? Он просто волновался за меня.

– Я бы не ударил тебя,  – твердо произнес Ной, снова сжимая зубы.

– Знаю, – сказала я успокаивающим голосом. Положила руку на его грудь, которая быстро поднималась и опускалась. – Знаю, просто хватит уже, пожалуйста.  Я знаю, что ты бы не ударил. Успокойся.

Он несколько секунд смотрел мне в глаза, а потом отступил и запустил руку в волосы. Я повернулась и, схватив Ли за руку, потащила его в его комнату. Закрыв за собой дверь, он сказал:

– Ого. Никогда не видел, чтобы он успокаивался так от чьих-то слов. Это так… странно. Обычно вы кричите друг на друга.

– Слушай, просто забудь. Вы хотя бы больше не пытаетесь убить друг друга, – вздохнула я и упала на пружинистый матрас. Ли рухнул рядом, а потом потянулся к моей щеке. Я резко втянула воздух и вздрогнула.

– Извини, – тут же сказал он. – Расскажи, что произошло.

Какую историю придумал бы Ной? Я пришла к Ли и… пришла и услышала шум в гараже. Там оказался Ной. Я прошла через игровую, чтобы найти Ли, но упала и ударилась.

Меня просто тошнило из-за того, что я обманывала Ли, но я не могла сказать ему правду, особенно сейчас, когда он пусть даже успокаивался, но все еще злился на Ноя.

Я тусовалась в твоем гараже, флиртовала с Ноем, целовалась с ним, а потом он продолжил ковыряться с байком, а я упала и разбила лицо. О, и, кстати, я тайком встречалась с ним последние две недели, так что это ерунда. Мы регулярно так делаем, только обычно я не падаю. 

Да, отличная получилась бы история, но для нее еще не настало время. Не произошло ничего серьезного, да и в Ноя я пока не влюбилась.

– Ладно, так это была не его вина, – проворчал он. – Но он…

Я не позволила Ли закончить; мне отчаянно хотелось кое-что узнать. И хотя я боялась ответа, все равно выпалила:

– Ты правда  подумал, что он меня ударил?

Ли долго смотрел на меня, а потом опустил взгляд.

– Знаю, знаю, он мой брат. Но на секунду я решил, что ему сорвало крышу и ты оказалась не в том месте не в то время или вы снова спорили… Мне не нравится так думать, но…

– Он бы меня не ударил, – тихо сказала я, теребя футболку. На ней была дырка. Наверное, я порвала футболку, когда свалилась с верстака. – Даже Ной осознает границы.

– Надеюсь, – пробормотал Ли.

– Я уверена.

– Сначала вы грызете друг другу глотки, а теперь ты его защищаешь?

Это было не обвинение, всего лишь констатация факта.

– Ты сам довольно быстро вышел из себя, – заметила я. – Что случилось?

Вздохнув, он взъерошил волосы.

– Просто был на взводе. Помнишь, я провалил тест по истории? Родители сказали, что я, наверное, слишком много времени провожу с Рейчел. У меня стресс.

Я сжала руку Ли, а он крепко обхватил мою в ответ и глубоко вдохнул.

– Кстати, не меняйте тему, мисс. С каких это пор вы с Ноем стали такими приятелями? Когда я вошел, вы были слишком близко друг к другу.

Мое сердце застучало. Вряд ли он что-то видел. Ли не из тех, кто ходит вокруг да около. Он спросил бы меня прямо, если что-нибудь заподозрил бы.

Время неподходящее. Не сейчас. Можешь сказать ему в другой раз, но не сейчас… 

Мой желудок скрутило. Я должна ему рассказать. В любом случае когда-нибудь он все узнает. Так почему бы не признаться сейчас, до того, как ему расскажет кто-то чужой? Но я не хотела. Он будет меня ненавидеть. Но сейчас будет ненавидеть меньше, чем если узнает позже.

– Ли, пожалуйста, не…

– Эль? – донеслось со стороны двери.

Ной выбрал самый неподходящий в мире момент.

– Какого черта тебе нужно? – рявкнул на него Ли, когда я промолчала.

Ной смерил его взглядом, но сказал:

– Эль, можно тебя на секундочку?

– Конечно.

Я сжала руку Ли, поднялась с кровати, одарила друга обнадеживающей улыбкой и закрыла за нами дверь.

Ной, стиснув зубы, чесал затылок. Мне потребовалось время, чтобы распознать чувства, которые выражал его взгляд. Он открыл рот, закрыл его, а затем потащил меня в свою комнату. Но в этот раз Ной проверил, что закрыл дверь.

– Я пойму, если… если ты не… если хочешь прекратить то, чем мы занимались. Если больше не захочешь меня видеть.

Я нахмурилась. Откуда вдруг такие разговоры?

– А почему я должна этого захотеть?

Он пожал плечами.

– Я пойму, если захочешь. Ты говорила, что я вспыльчивый, а потом Ли сказал, что я ударил тебя, и я просто… я пойму.

Я продолжила хмуриться.

– Драчливость не находится в пятерке самых лучших качеств парня, да? – Он горько усмехнулся. – Но я никогда не сделал бы того, о чем говорил Ли, и ты это знаешь. Я серьезно. Я никогда бы не навредил тебе, Эль, клянусь.

Я кивнула.

– Знаю, ясно?

– Но я все пойму, если ты не захочешь… продолжать это. Наши отношения. Если хочешь остановиться…

– Не хочу. В смысле, – продолжила я спешно, когда он поник, – не хочу останавливаться.

Он улыбнулся, выдохнув, потянул меня к себе и прижался ко мне лбом.

– Я плохо на тебя влияю. Позволяю принимать такие дурацкие решения.

– Какие это?

– Например, остаться со мной. – Он чмокнул меня в губы, отступил и сказал: – А теперь иди, пока он не подумал, что ты выкинула меня в окно.

Я засмеялась и, покачав головой, вышла из его комнаты. Ли ждал меня в коридоре, но не подслушивал. Просто ждал.

– И что это было?

Я ответила, что Ной хотел заверить меня, что никогда бы не ударил, и пренебрежительно махнула рукой, как будто все эти объяснения не имели значения, но сердце в моей груди колотилось, выжидая, когда Ли примет мою ложь.

– Ты же не пытаешься сказать мне, что моя лучшая подруга и мой старший брат безумно влюблены друг в друга?

Я фыркнула и расхохоталась.

– Ли, ты придумываешь всякую ерунду, – сказала я.

Влюблены? Я влюблена в Ноя Флинна. Да. Точно.


Когда я сказала папе, что упала у Ли в гараже, он лишь вздохнул и попросил быть более аккуратной.

– Честно говоря, ты еще хуже мамы. Помнишь тот случай, когда она споткнулась в торговом центре на эскалаторе? Пришлось зашивать почти всю ногу. – Он покачал головой и ностальгически улыбнулся.

В школе тоже все поверили, что я упала в гараже у Ли. Тем более в этот раз я почти не соврала. Казалось, наши отношения с Ноем были пропитаны ложью, и мне это не нравилось. Я каждый день набиралась опыта, которым совершенно не гордилась.

На обеде я сидела и ждала, когда парни наберут еды, как вдруг девчонки захватили весь стол.

– Я тут думала, – объявила Джейми, глядя прямо на меня, – о Флинне.

– О, выкладывай, – потребовала Тамара.

– Он с кем-нибудь встречается? – спросила она меня напрямую.

Все знали, что Флинн был одинок, что у него не было постоянной девушки, только мимолетные интрижки. Так почему она вдруг подумала, что он с «кем-то» встречался? Мы где-то прокололись? Она нас видела? Именно поэтому задала вопрос мне?

Я сглотнула и, сжав пальцы, решила ответить просто:

– Я совершенно не знаю, чем занимается Ной.

– Ты как раз в курсе, в отличие от нас всех, – пробормотала Оливия. – Удачливая сучка.

Но затем она подмигнула мне, широко улыбаясь, я засмеялась и немного расслабилась.

– Почему ты спрашиваешь? – спросила я Джейми.

Она пожала плечами.

– Есть у нас одна теория.

– Теория? – повторила я.

Джейми кивнула, а Кэндис наклонилась ближе и понизила голос до шепота. Я сделала вид, что спокойно ем салат с пастой, словно в этот момент мой пульс не ускорился в несколько раз.

– Мы думаем, у Флинна есть тайная подружка.

Я чуть не выронила вилку и едва не открыла рот от неожиданности.

– Сомневаюсь, – фыркнула Саманта. – Мы же говорим про Флинна. Он такой бабник, не могу представить его в длительных отношениях с кем-то…

– Ну, возможно, если он встретит правильную девушку, – засмеялась Карен, показывая на себя.

– Но подумай, – продолжила Кэндис. – Я несколько недель ни с кем его не видела – ни с кем. Обычно он целуется с какой-нибудь счастливицей на вечеринках, а тут…

– О БОЖЕ! – завизжала Тамара. – Ты права! Он уже несколько недель ни с кем не был. Но вы же видели на нем засос пару недель назад?

– Кто его не заметил? – засмеялась Оливия.

Я изо всех сил старалась не покраснеть или не выдать волнение. Эти девочки замечали куда больше, чем я думала.

– Эль, ты видела его с кем-нибудь? Ну когда, например, была у них дома?

Я покачала головой.

– Нет, не видела.

– Интересно, кто это…

– Если кто-нибудь вообще есть, – вставила Фейт.

А потом я как бы невзначай оборонила:

– Может, он гей?

Ненадолго воцарилась тишина, и я продолжила спокойно есть салат. Все смотрели на меня, открыв рты.

– Ни за что.

– Не может быть.

– Ты правда так считаешь?

– Нет, да не может быть!

Я больше не могла сдерживаться – и расхохоталась.

– Я шучу! Видели бы вы свои лица, когда… Жаль, у меня нет камеры…

Кэндис стукнула меня по руке.

– Это не смешно, Эль.

– Извините, – захихикала я. – Не смогла устоять.

Но это отвлекло их от предполагаемой загадочной подружки Ноя, и я выпала из их радаров. Я бесшумно выдохнула с облегчением и стала слушать, как они обсуждают парней.

Когда между мной и Ноем еще ничего не было, я слышала много сплетен про Флинна. Не могу представить, что будет, когда все выяснят, что невинная ма



ленькая Рошель и плохой парень Флинн водили всех за нос.

Черт, это будет так же невероятно, как если я скажу, что купила мотоцикл.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Наступила середина мая. Несмотря на то, что в моей жизни дел и так было по горло – не говоря уже о предстоящих экзаменах, – мне приходилось участвовать в собраниях школьного совета.

– Итак, летние танцы пройдут в начале июня, – объявил нам Тирон.

– Что? Но у нас почти не осталось времени! – громко запротестовал кто-то из ребят.

Тирон вскинул руки, и все замолчали.

– Извините, не я выбираю даты. Это единственный день, когда нам доступен зал в «Роял».

– Ты выбил для нас «Роял»? – закричала Кейтлин, озвучивая мысли большинства девушек.

«Роял» – дорогой отель, сплошь золото и белый мрамор.

– Ага, – кивнул Тирон. – Нам хватило денег, чтобы оплатить аренду, но придется сэкономить на украшениях и музыкальной группе, если не поднимем плату за вход.

– В принципе мы можем это сделать, – сказала я. – Это же «Роял». Все готовы заплатить чуть больше, только чтобы попасть туда.

– Верно, – поддержал Тирон, и все закивали. – Тогда нам нужно определиться с едой, музыкой, билетами и…

– Темой, – подытожила одна из девушек.

Фейт взволнованно запрыгала на месте.

– Нам надо сделать Средневековье! Я недавно смотрела шоу про это время, и это было круто!

– Нет, – произнесли почти хором парни. Я захихикала, заметив испуг на лице Ли.

– Как насчет черного и белого?

– Вряд ли это летняя тематика.

– Ретро? Шестидесятые, например? Или, может, сделать «Ревущие двадцатые»?! Парни будут в костюмах гангстеров, а мы в таких – ой, как их называют? – платьях-чарльстон[8]. Будет так здорово, – предложила Бриджет.

– Точно нет.

– А я получу пистолет, если буду Аль Капоне? – пошутил Тони.

– Это определенно сработает, – саркастично произнес один из парней, Макс, из моей группы по английскому. – Эпоха сухого закона? На школьном вечере? Потому что вряд ли кто-то попытается пронести тайком алкоголь и добиться запрета на танцы.

– Ну мы можем устроить маскарад…

– Да! Точно, да! Это круто!

Я застонала и опустила голову на стол, но быстро выпрямилась.

– Да прекратите! Вы не думаете, что это перебор? Все сейчас устраивают маскарады. Даже по телевидению. Надо придумать что-то еще…

– Зимой мы уже использовали голливудскую тематику, – проворчал Эрик. – На маскараде будет весело.

– Но его устраивали уже тысячу раз!

– Согласен, – сказал Ли.

– Ну, конечно, ты согласен, – пробормотал Тирон, качая головой.

– Эй, мы всегда можем устроить мини-карнавал, – предложила Лили с блеском в глазах. – Знаете, с гадалкой, сладкой ватой… и еще одной «Будкой поцелуев».

– Если этим займется Эль, я не против, – засмеялся Тони, один из выпускников, и подмигнул мне. Я закатила глаза, надеясь, что не покраснела. Они до сих пор не забыли про мой поцелуй с Флинном.

– Нет, мы не будем этого делать, – произнес Ли тоном, который так напомнил мне Ноя, что я ушам своим не поверила.

– Ну хорошо, – сказал Тирон, явно теряя самообладание. – Все за маскарад?

Руки подняли все, кроме нас с Ли.

– Тогда договорились. Ли, Эль, я могу рассчитывать, что вы займетесь постерами и билетами?

– Конечно, – вздохнули мы одновременно. Пока Тирон диктовал, что мы должны будем сделать, не дав никакой конкретики, остальные разделили между собой другие обязанности.

Не поймите меня неправильно, я очень хотела пойти на летние танцы. Это будет потрясающий вечер, особенно в отеле «Роял». Но перспектива искать себе пару мне не нравилась.

Танцы в нашей школе проводились для старшеклассников и выпускников дважды в год и были важным событием. На зимние танцы я ходила с Ли, так как в то время у него не было девушки. Но теперь он пригласит Рейчел. А это значит, он не пойдет со мной, поэтому придется искать пару. Я ни за что не собиралась идти одна. Итак… С кем же мне пойти?

Я знала ответ, но потом подумала о сплетнях и слухах, которые распространятся, как вирус, если я появлюсь с Ноем Флинном… От одной лишь мысли мне становилось противно. К тому же я не могла появиться там с ним, не объяснившись первым делом с Ли. Ему не понравится, если я вывалю на него эту новость. Но когда у меня появится шанс рассказать ему? И, главное, смелость?

Спасибо Ною, парни не выстраивались в очередь, чтобы пригласить меня. С другой стороны, это же маскарад. Если я появлюсь одна, возможно, никто меня и не узнает. Но в глубине души я надеялась, что Ной меня все же пригласит. Я раздумывала, не намекнуть ли ему, и такая возможность представилась мне через пару дней.

Мы разрабатывали на компьютере Ли макеты постеров и билетов, когда зазвонил телефон.

– Привет, Диксон… Что? Ты серьезно? Ох, черт! Сейчас буду!

Ли подскочил, схватил кроссовки – выглядел он как пятилетний малыш в рождественское утро.

– Что происходит?

– Он сейчас в торговом центре, в ресторанном дворике с парнями, и угадай, кто там еще? Покупает пончики ?

– Эм…

– Мэтт Чейн. Из «Сан-Франциско Джайентс»[9]. Знаешь его? Он питчер[10].

– Ох, точно, круто. Тогда езжай уже.

– Черт, да! – засмеялся он. – Ты не помнишь, где моя бейсбольная кепка?

– В шкафу, – показала я, а затем порылась в захламленном ящике и нашла ручку, которую кинула ему через плечо, когда он выбегал из комнаты.

– Спасибо! – прокричал он, захлопнув за собой входную дверь.

Я засмеялась. Я слышала про Мэтта Чейна, но не была фанаткой бейсбола. Конечно, в него круто играть и на него весело смотреть. Я ходила с папой, Брэдом и Ли на несколько игр, но больше предпочитала футбол.

Особенно когда в него играл Ной… 

Я вспомнила, что в пятницу у них запланирована игра. Вроде четвертьфинал или полуфинал. Наверное, надо будет посмотреть вместе с ребятами.

Я сохранила наши разработки и встала, чтобы пойти домой. Ли долго не будет, и я не хотела оставаться здесь одна. Когда я вышла на улицу, то услышала доносящийся из гаража шум. Обойдя дом, я увидела приоткрытую дверь, услышала бряцание металла и слабо потрескивающее радио. Я осторожно зашла внутрь.

– Ной? – позвала я, оглядывая пустой гараж, хотя знала, что он здесь.

Раздался грохот, и вдруг он выехал из-под машины на скейтборде. Его лицо, ладони и футболка были перепачканы маслом, и в руке он держал какой-то инструмент.

– О, привет, – сказал он. – Это Ли сейчас уехал?

– Да, в торговом центре появился знаменитый бейсбольный игрок, поэтому он убежал. Мы работали над плакатами для танцев.

Ной застонал.

– Ненавижу все эти паршивые школьные мероприятия.

– Ты же знаешь, что участвовать необязательно?

– Да, но не для футбольной команды, – вздохнул он. – Это как на карнавале. «Настоятельно рекомендуется», но мы все знаем, что следующую игру проведем на скамейке запасных, если не появимся там.

– Поверить не могу, что с вами так поступают, – улыбнулась я.

– Эта чертова школа заботится только о своем имидже, – пробормотал он.

– Вот почему ты все еще в ней учишься?

Он усмехнулся.

– Эй, ты что, плохо меня знаешь? Отличник с идеальными оценками, звезда футбола… Ради такого они закроют глаза на пару драк. Особенно учитывая, что сам я никогда их не начинаю.

Я закатила глаза.

– Так вы с Ли снова пойдете на танцы вместе? – спросил он, залезая под машину. Я даже не стала спрашивать, чем он занимался, все равно ничего не понимала в ремонте автомобилей.

– Нет. Он пойдет с Рейчел.

Ной опять выехал из-под капота и с тревогой посмотрел на меня.

– Тогда с кем ты идешь?

– Не знаю, – призналась я.

Выражение его лица подсказало мне, что он, вероятно, пригрозил побить любого парня, который пригласит меня на танцы, но я притворилась, что не заметила этого.

– Кстати, будет маскарад.

– Правда?

– Ага.

Он кивнул и вернулся под машину. Вот всегда меня раздражало в Ное: чаще всего я даже не могла догадаться, о чем он думает. С Ли мы заканчивали друг за друга предложения и озвучивали именно то, что думал другой, за исключением той ситуации с Ноем. Это была лишь счастливая случайность, что Ли еще ничего не пронюхал.

А Ной напоминал кубик Рубика: неразрешимая загадка, которую я не хотела бросать лишь потому, что она оказалась слишком захватывающей, слишком притягательной.

– Если кто-нибудь пригласит тебя, откажись.

– Что, прости?

– Я не хочу, чтобы ты пошла с каким-нибудь идиотом, который попытается пристать к тебе. – Его голос перекрывали играющая по радио музыка и лязг металла. Я поняла, что это приказ. – Если кто-то вроде Диксона пригласит тебя – как друга,  – тогда хорошо, если хочешь пойти, соглашайся, но…

– Ты не можешь указывать, с кем мне можно идти, а с кем нет, – запротестовала я. Я знала, что он так скажет, но злилась, что он ожидал от меня полного повиновения.

– Эль…

– Я пойду на танцы с тем, кого выберу, ясно? И неважно, пригласят меня в качестве подруги или нет.

Ной снова выехал из-под машины и отложил гаечный ключ.

– Слушай, Эль. Я пытаюсь за тобой присматривать, и ты не облегчаешь мне задачу. Это танцы, поэтому парни наверняка будут к тебе приставать. Вспомни, что произошло на прошлой вечеринке. А если это маскарад и есть шанс, что их не поймают во время поцелуя, значит, они попробуют рискнуть.

Ладно, возможно, он прав насчет маскарада. И что дальше?

– Не все такие идиоты, Ной.

– Чертовски огромное количество парней.

– Может, мне плевать, – огрызнулась я. Мне было не все равно, но я не собиралась сразу соглашаться с Ноем. Я хотела сопротивляться, даже если в конечном итоге он окажется прав. – Может, я хочу, чтобы какой-нибудь парень поцеловал меня во время медляка.

– А вот мне не плевать, – решительно заявил Ной, возвышаясь надо мной. Меня бесило, что я была намного ниже ростом, когда пыталась переиграть его в гляделки.

– Почему? Почему тебе не плевать? – грубо спросила я, прищурившись. У меня было чувство, что я знаю ответ, но сейчас злилась на него.

– Потому что я хочу танцевать с тобой все медляки, – парировал он.

Он, вероятно, думал, что этот банальный ответ успокоит меня – я же такой романтик в душе, – и у него вроде как получилось. Потому что, когда он поцеловал меня, я ответила на поцелуй, сердце забилось быстрее, а вокруг заплясали искры.

– Ненавижу тебя, – пробормотала я и улыбнулась.

– Знаю, – прошептал он, и я почувствовала его ответную улыбку.

Наши тайные встречи, беспокойство о том, что нас могут поймать, – все это невероятно бодрило. Я понимала, что так не может продолжаться вечно, но точно собиралась наслаждаться этим до самого конца.

– Ты говорил правду? – спросила я через несколько минут, немного задыхаясь. – Насчет танцев?

Он кивнул.

– Да. На самом деле я хочу танцевать с тобой всю ночь.

– Правда?

– Да. – Он чмокнул меня в губы.

– Это так ты приглашаешь меня на танцы?

– Не совсем, – фыркнул он и снова меня поцеловал. – Но почти.

– Я согласна.

Он поцеловал меня еще раз, а потом вернулся к починке машины. Я посмотрела на свое отражение в блестящем капоте машины. Придется оттереть масляные пятна на лице и шее, перед тем как идти домой.


– Все, – тихо сказала я, растянув губы в улыбке. – Вот это.

– Ты то же самое сказала насчет последних пяти платьев, – пожаловался Ли. Совсем как Брэд, когда ему на ужин давали овощи.

– Да, но насчет этого я точно уверена.

– Насколько уверена? Тебе и те казались идеальными. Мне понравилось розовое.

– Потому что из него вываливается грудь. – Я закатила глаза, и Ли засмеялся. – Ты хоть представляешь, что скажет твой брат, если я его надену?

– Будет постоянно распускать руки. – Он говорил так серьезно. Так, что у меня душа ушла в пятки и в панике забегали глаза, но Ли засмеялся. – Или будет палкой отгонять от тебя парней. Но ты точно уверена насчет этого платья?

Я кивнула и улыбнулась.

– Абсолютно.

– И сколько оно стоит?

– Со скидкой шестьдесят баксов.

Ли кивнул.

– То что надо.

Я снова разгладила юбку, восхищаясь своим отражением в зеркале. Темно-зеленое платье. Пышная юбка до колен развевалась, а вырез на спине спускался прямо до ягодиц. Вокруг шеи завязывались лямочки, так что вырез на груди не был глубоким. Зону декольте украшали серебристые бусинки, которые ярко сверкали, когда ловили на себе свет.

– Ты уверена, что это оно? – снова спросил Ли.

– Да, – ответила я. – Оно же хорошо на мне смотрится? Пока я его не купила…

– Да, Шелли, ты красивая.

– Ты то же самое говорил и про голубое. И про черное.

– Ну ты во всех выглядела очаровательно, – произнес он с обезоруживающей честностью, и мне пришлось улыбнуться. В таких случаях Ли всегда выручал: высказывал самое честное мнение, а не просто бросал стандартные фразы типа «отлично выглядишь» или «нет, ты не толстая». Он сразу говорил, если моя задница выглядела большой, а ноги – короткими.

Я вернулась в примерочную, чтобы переодеться в шорты и футболку. Мне очень понравилось это платье. У Ли, например, остался смокинг с зимних танцев. Парням в этом плане повезло, а я не могла надеть то же самое голубое платье с длинными рукавами, в котором щеголяла зимой, – его тут же узнали бы. Да и будет уже тепло. Девчонкам выбор одежды дается намного сложнее!

Мы вышли из магазина, и я положила глаз на серебристые туфельки на каблуках в магазине по соседству. Останется только найти маски…

Ох, черт.

– Что? – спросил Ли, когда я застонала, выйдя из магазина. – Что теперь?

– Нам нужны маски.

– Да неужели, Шерлок? – ахнул он.

Я ударила его свободной от пакетов рукой.

– Спасибо, мастер сарказма. Но маски должны подходить под наряд. Значит, тебе нужна фиолетовая, как твой галстук, а мне надо найти зеленую, под платье… Или, может, купить серебристую…

– Надо было выбрать розовое платье, – сказал Ли.

– Ой, заткнись.

Нам удалось найти магазин маскарадных костюмов, в самом конце которого были выставлены маски. Ли тут же выбрал большую маску птицы с огромным клювом и зелеными перьями и примерил на мое лицо.

– Как тебе?

– Ох, когда ты уже вырастешь.

Но, глядя на свое нелепое отражение в зеркале, я тоже не могла не рассмеяться. Мы решили подурачиться. Ли хотел купить фиолетовую страшную маску наподобие зомби. А я нашла серебристую маску изуродованного киборга, которая вроде подходила под мое платье. После того, как менеджер вынес нам несколько строгих предупреждений, мы наконец успокоились.

Ли выбрал крутую фиолетовую маску, прикрывающую только глаза и напоминающую супергероя. Моя маска была чуть посложнее и прикрывала лицо до кончика носа. Она идеально походила под платье, а края украшали серебристые бусинки и блестки. Правда, цена оказалась высоковата. Но я решила, что, раз платье шло со скидкой, я могу себе позволить заплатить за маску чуть больше.

– Теперь осталось найти тебе пару, и ты готова, – сказал Ли.

Я резко остановилась и снова застонала.

– Черт возьми.

И как я объясню всем свое появление с Ноем? Кто-нибудь точно узнает меня или Флинна… Прежде всего Ли. Я облажалась. Придется придумать хорошее оправдание. Или можно рассказать ему правду…  Я вздохнула и покачала головой.

– Неважно.

– У тебя есть еще неделя, – радостно объявил он. – Куча времени, чтобы парни пригласили тебя…

– Меня уже приглашали, – ответила я. – Трое, включая тебя. Но Ной сказал «нет» прежде, чем я отвечала.

Ли засмеялся, а потом предложил:

– Эй! Может, тебе пойти с Ноем?

Я смерила его взглядом, надеясь, что он не услышал биение моего сердца. Но улыбка Ли была такой невинной, такой открытой, и я сразу поняла: он ничего не подозревал.

– Зачем?

– Потому что у него не будет пары и он не позволит тебе пойти туда с кем-то из парней. Так что это лучше, чем если вы пойдете в одиночку.

Я закатила глаза, но вообще-то решила воспользоваться случаем, раз он сам предложил.

Можешь рассказать ему правду. 

Если Ли всем объяснит, почему мы вместе, ему поверят.

Можешь. Рассказать. Ему. Правду! 

Я подумаю об этом. Идея казалась неплохой.

Ли потащился со мной за туфлями, а потом мы отправились в ресторанный дворик за большой порцией мороженого и лимонадом.

– Поверить не могу, что танцы уже через неделю.

– О, и две с небольшим недели до нашего дня рождения! – воскликнула я.

– Знаю! – улыбнулся он. – Ты уже знаешь, что получишь в подарок?

– Думаю, что машину, но пока не уверена. Папа молчит.

– Так это типа сюрприз?

– Именно, – засмеялась я. – Я видела все брошюры, которые он пытался спрятать. А что насчет тебя?

– Ничего особенного. – Он пожал плечами, набивая рот мороженым. – Наверное, новый компьютер, внесу для этого свою долю из сбережений. Моя модель уже устарела. К тому же он тормозит и работает даже медленнее компьютеров в библиотеке.

– Знаю, ты же столько раз жаловался! Я все еще считаю, ты поймал вирус во время тех гонок с голландцами.

– Эй, та игра просто потрясающая.

– Ты даже не понимаешь, что происходит. Она на голландском.

– Ну и что?

Я засмеялась, но мой смех звучал равнодушно.

– Ладно.

– Итак, Шелли, – сказал он, откладывая ложку.

Если Ли переставал есть, дело принимало серьезный оборот, поэтому я тут же напряглась.

– Что происходит?

– Что?

– Что там у тебя в голове? Ты мне расскажешь?

– Честно говоря, ничего, не волнуйся.

– Это Ной, да?

Я ушам своим не поверила и забеспокоилась: неужели он меня поймал? Прошло почти два месяца, я уже даже начала сомневаться в том, что наши встречи так и остались тайными, но, кажется, Ли ничего не подозревал… Так о чем он говорит сейчас?

– Я так и знал.

– Ли, просто… не надо… – беспомощно залепетала я, чувствуя, что краснею. Ладони вспотели, сердце ушло в пятки. Мое карамельное мороженое с клубникой больше не казалось таким аппетитным.

– Не позволяй ему добраться до тебя, Эль, – предупредил Ли, положил руку на мою и утешительно улыбнулся мне. – Он присматривает за тобой и, я понимаю, перегибает палку, но… просто смирись с этим, ладно? Еще две недели, и уроки закончатся, да? В следующем году все будет не так плохо. Он пытается уберечь тебя от боли.

Я не знала, что ответить. Все-таки Ли не знал, что я встречалась с Ноем. Он считал, я беспокоилась из-за чрезмерной опеки, ведь его брат не позволил мне выбрать партнера для летних танцев. Расслабиться и поблагодарить его? Или застрять в чувстве вины? Все окончательно запуталось.

Я выдавила из себя улыбку. Ли иногда был таким заботливым.

– Спасибо, – пробормотала я. – И да, ты прав. Я забыла, что в сентябре Ной уедет в колледж. Ты пока не знаешь, где он будет учиться?

Ли покачал головой.

– Я знаю, он хотел в Сан-Диего, но, думаю, еще не определился. Он подал заявления в несколько университетов Лиги плюща[11].

– Правда? – Ли кивнул и сунул в рот очередную ложку мороженого. – Будет странно, когда он уедет.

– Я понимаю, к чему ты клонишь. Зато станет чуть спокойнее. А я буду самым сексуальным парнем в школе, – добавил Ли с кривой ухмылкой, которая очень напоминала ухмылку его брата.

Они с Ноем очень похожи: темные волосы, ярко-голубые глаза и острые подбородки. Носы тоже были одинаковыми,



пока Ной не сломал свой. Но Ной был чуть выше и более мускулистым. Хотя и у Ли неплохая форма – сказались несколько летних тренировок в зале и плавание.

– В твоих мечтах, Ли, – засмеялась я.

– Только потому, что ты влюблена в моего брата… – поддразнил он.

– Заткнись! Я не влюблена в него!

Он снова засмеялся и продолжил поглощать мороженое. Я закатила глаза и принялась есть пломбир, но часть меня не переставала думать о том, что будет, когда Ной уедет в колледж. Мне хотелось, чтобы он был рядом. О его отъезде думать неприятно. Это так странно. Я буду скучать по его поцелуям, по времени, которое мы просто проводили вместе…

Другой голос в моей голове был совсем не против того, чтобы он уехал учиться подальше. Тогда последний год в школе я могла бы начать с чистого листа. Любой парень смог бы в таком случае приглашать меня куда угодно и не опасаться его угроз. После той неудачи с Коди я так и не сходила ни на одно свидание, если не считать встречи с Ноем.

Я вздохнула. Моя жизнь запутывалась в непонятный клубок.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

– Итак… – Уоррен прислонился к соседнему шкафчику.

– Да? – спросила я, когда он замолчал.

– У тебя уже есть партнер для танцев?

– Ной всех распугал, – покачала я головой.

Он нервно рассмеялся.

– Да, точно… Ну я тут думал… Может, ты хочешь пойти со мной?

– Как друзья или?..

– Я скорее думал об этом как о свидании, – признался он, не глядя мне в глаза.

Я улыбнулась ему, гадая, почему же он так нервничает. Обычно Уоррен уверен в себе.

– Не знаю…

– Тогда мы могли бы пойти как друзья?

– Давай так: если ты не найдешь девушку, я с тобой пойду. Но уверена: тебе будет из кого выбирать, – снова улыбнулась я.

Он выглядел немного расстроенным, но улыбнулся.

– Ловлю тебя на слове.

– Хорошо, – засмеялась я. – Удачи.

– Она мне точно понадобится. Все рванули выбирать себе пару, как только раздали флайеры. Осталось меньше недели.

– Знаю. Это смешно. Я только в субботу купила платье.

– Правда?

Я кивнула.

– Ну тогда пойду искать себе пару. Увидимся, Эль.

Я закрыла шкафик и, повернувшись, подскочила от испуга, потому что передо мной стоял Томас и широко ухмылялся.

– Привет, Эль.

– Эм, привет… – Мне хотелось убежать или послать его куда подальше, но я не могла набраться мужества. Вдруг до меня дошло, что имел в виду Ной, говоря о моей доброте…

– И почему ты ему отказала? – спросил он, кивнув на Уоррена.

– Не твое дело, – огрызнулась я. – А теперь прости…

Я попыталась обойти его, но он встал на пути. Я повернула в другую сторону, но он снова перегородил мне дорогу. Не успела я поднять голову и сердито посмотреть на него, как он сделал шаг вперед, заставив меня прислониться к шкафчикам.

– Тогда что скажешь насчет того, чтобы пойти со мной?

– Нет, спасибо.

– Ох, да ладно тебе, Эль, почему нет? – спросил он самоуверенно и беспардонно. – У тебя нет пары, у меня тоже. Почему ты отказываешь?

– Я не пойду с тобой. Ясно?

Он уже приготовился спорить, но кто-то оттолкнул его к шкафчикам. Я вздрогнула от испуга, сердце начало биться быстрее.

– Отвали, – пригрозил ему Ной.

Томас нахмурился, смерил его взглядом и, толкнув в ответ, ушел. Не успела я и слова сказать, как Ной схватил меня за руку и потащил за собой.

– Куда мы?

Он затащил меня в небольшой кабинет, где стояли компьютеры, полки, диваны и старая сломанная кофемашина. К счастью (или, возможно, наоборот), здесь никого не было, и он закрыл за нами дверь. В этот момент прозвенел звонок, оповещая о начале урока. У меня было окно, но сейчас это не имело никакого значения.

– И сколько сегодня парней к тебе подошли? Четыре? Пять?

– Вообще-то, два. И Уоррен не считается. Так что один, – рассердилась я.

– Понимаешь, что я имею в виду?

Я закатила глаза.

– Я слышал, как ты говорила про платье, – продолжил он. – Какое выбрала?

– Короткое, с глубоким вырезом и в обтяжку, – произнесла я с усмешкой. Он изогнул бровь, а я закатила глаза и вздохнула. – По колено, зеленого цвета, с пышной юбкой. Очень красивое.

– Неплохо, – кивнул он. – Уверен, ты будешь выглядеть потрясающе. – А потом понизил голос: – И, эм, так как мы уже опоздали…

Он сделал пару шагов ко мне, а я встала на цыпочки, чтобы его поцеловать. Мне надо было найти предлог и уйти, но так не хотелось. Он обхватил меня за талию теплыми, заботливыми руками, и я улыбнулась.

– Эль? Ной? Вы… – Ли замолчал.

Я отскочила от Ноя, но запуталась в собственных ногах и покачнулась. Мое тело превратилось в желе, и я вдруг поняла, что едва могу дышать. Я перевела взгляд на Ноя, который тоже застыл на месте и с непонятным выражением лица смотрел на брата.

Снаружи затихли шум и суета учеников, которые опаздывали на урок, и вскоре нас троих окружила тишина. Только сейчас Ли закрыл рот и сделал вдох, будто собирался что-то сказать, но слова не последовали. Я тоже молчала. Ли должен понять: я не могу его потерять. Он не должен был узнать все вот так. Теперь он возненавидит меня. Я должна была что-то сказать, но то, что не испортило бы ситуацию еще больше.

Я посмотрела на Ноя, который пожал плечами; он тоже не знал, как все исправить.

– Ной? – наконец выдавил Ли, глядя на меня. В его глазах отражалась не грусть, не злость, а смятение. – Ной? Пожалуйста, Шелли, скажи, что это не то, что я вижу. Найди разумное объяснение.

– Я… Ли, я… ты должен мне поверить, я не… мы…

– Рошель, – взволнованно произнес Ли. – Скажи, что это не то, что я вижу. – Его глаза с надеждой посмотрели на меня. Но я знала: он ни на секунду не усомнился в увиденном.

Ли, тяжело ступая, медленно подошел ко мне, остановился в нескольких шагах, как будто что-то его сдерживало. Следующее слово прозвучало как отчаянная мольба, которая разбила мне сердце:

– Пожалуйста.

У меня был лишь один ответ, который, по моему мнению, причинил бы ему еще больше боли.

– Прости, Ли, мне так жаль…

Я попыталась взять его за руку и выразить взглядом, что я не хотела, чтобы все так произошло. Но он отстранился. На мои глаза навернулись слезы, в горле застыл ком. Я не позволила себе плакать, ведь тогда он счел бы меня жалкой.

– Пожалуйста, Ли, все не так… я не…

– Ты не что? – со злостью рявкнул он, но я услышала в его голосе боль предательства, которую он старался скрыть. – Не врала мне, чтобы переспать с моим братом?

– Ли!

– Когда именно ты собиралась мне рассказать? Или думала, сможешь вечно скрывать это от меня? Думаешь, я не заметил твоих так называемых ожогов от плойки, – с издевкой произнес он. – И как ты занервничала, когда получила сообщение? Думаешь, я не заметил, что что-то происходит?

– Я… Я не… – Я глубоко вдохнула, стараясь собраться с мыслями. – Если ты знал, то почему ничего не сказал?

– Я все ждал, что ты сама мне скажешь, Эль! – закричал он. – Мы дружили всю жизнь, а у тебя, оказывается, от меня тайны! Мы всегда все рассказывали друг другу. Я думал, что бы это ни было, у тебя есть уважительная причина не рассказывать мне об этом…

Я не успела придумать хоть какой-то ответ.

– Ты врала мне все время. И теперь я вот так узнаю об этом, – горько усмехнулся он.

– Ты не должен был вот так узнать! – выпалила я в отчаянии. Ему придется выслушать меня, понять и простить.

– Тогда надо было рассказать с самого начала! – закричал он в ответ.

Я не помнила, когда мы с Ли ссорились в последний раз. Временами мы, конечно, спорили, но такого скандала я не припомню. Мы никогда не кричали друг на друга.

– Да перестань, Ли. Это же не только вина Эль, – холодно и спокойно произнес Ной, когда мы с Ли замолчали. – Отстань уже от нее. Ты…

– Ты… – почти прорычал Ли. – Какой же ты лицемер! Приказываешь парням держаться подальше от Эль, не обижать ее, а сам обращаешься с ней, как со шлюхой, которую подобрал в клубе!

Лицо Ноя напряглось, и я увидела, как сжались его кулаки.

– Ты понятия не имеешь, о чем говоришь.

– Вы хотите сказать, что еще не переспали? – Брови Ли изогнулись, и он осуждающе перевел взгляд с Ноя на меня.

Наше молчание послужило ему ответом. Он усмехнулся и запустил руку в волосы.

– Я так и знал. Так ты действительно просто спала с моим братом. Врала мне. Если бы вы стояли тут и клялись, что безумно любите друг друга, я бы отнесся к этому иначе, но…

– Нет, Ли, все не так, клянусь. Это было всего один раз.

Он помолчал, а потом спросил:

– Когда?

Он говорил так тихо, что сначала мне даже показалось, будто я неверно расслышала. Разве дата так сейчас важна?

– Что, прости?

– Когда это случилось? – повторил он, глядя мне в глаза, но я не могла посмотреть в ответ. Мне было стыдно. – Рошель.

– Два месяца назад, – пробормотала я, все еще глядя в пол. – После вечеринки у Уоррена.

– Что… прямо сразу после того, как вы уехали?

Я кивнула.

– Когда она напилась? – закричал Ли, переключившись на брата. – Ты переспал с ней, когда она была пьяна? После всего…

– Я не была пьяна, – огрызнулась я. – Я не такая дура.

– О, правда? – парировал Ли. – Сейчас я с тобой не соглашусь.

В этот момент сила, которая удерживала Ноя, наконец сошла на нет, и он устремился вперед, схватил Ли за ворот поло и прижал к стене.

– Ты серьезно думаешь, что я бы так поступил? Думаешь, я ее совсем не уважаю?

– Она врала мне несколько месяцев.

– Это ее выбор, – резко ответил Ной, снова прижимая брата к стене.

Я увидела, как Ли посмотрел на меня, но ответила ему лишь печальным взглядом. Да, это был мой выбор.

Я закусила губу, с опаской глядя на лицо друга. Впервые я понятия не имела, что творилось у него в голове. Он спокойно стоял, глаза были затуманены, а на лице – полнейшее равнодушие. В этот момент он пугающе походил на брата. Вдруг Ли замахнулся и ударил Ноя прямо в челюсть так, что тот ослабил хватку, а потом оттолкнул его. Затем он разочарованно посмотрел на меня и вылетел из кабинета в коридор.

Ной потер подбородок.

– Неплохой, кстати, удар.

Я посмотрела на него, открыв рот, а потом пришла в чувство. Некогда спорить с ним. Сейчас самое важное – убедиться, что я не потеряла Ли. Не прошло и секунды, как я побежала за ним – неслась по коридору и выкрикивала его имя; он уже спустился по лестнице и вышел из школы к парковке. Ной бежал за мной, но я не обращала на него внимания.

– Ли, пожалуйста, остановись на секунду! – закричала я, прижимая руку к боку. У меня перехватило дыхание.

Ли был самым важным человеком в моей жизни. Он знал обо мне все, кроме всей этой истории с Ноем: размер моего лифчика; то, что я ненавидела аромат его шампуня – жожоба; черт, он даже знал, что у меня на заднице есть родинка в форме клубники. Он был будто моей половиной. Я не могла его потерять. Мы должны были дружить до самой смерти и даже умереть вместе. Время нашего рождения различалось всего на несколько минут.

Говорят, что, если влюбишься в человека, проводишь с ним все время. Этот человек будет знать все твои мрачные секреты и все равно любить тебя; этот человек точно будет знать, что сказать, чтобы ты рассмеялась, улыбнулась или почувствовала себя лучше. Без этого человека ты не сможешь жить… Честно говоря, меня меньше всего волновал тот, в кого именно я влюбилась. Я очень боялась потерять Ли.

Наконец он остановился спиной ко мне, тяжело дыша. Он повернулся ко мне в тот момент, когда за мной затормозил Ной. Ли сжал ладони в кулаки. Его губы тоже дрожали, он старался не заплакать.

– Пожалуйста, – тихо сказала я. – Все не так, как ты думаешь.

– Тогда, блин, как? – взревел он. – Я тебе не верю, Эль. Ты врала мне несколько месяцев и встречалась с моим братом за моей спиной. Ты хоть знаешь, каково это, когда твоя лучшая подруга врет, и все ради секса?

– Мне жаль… Но я не выбирала. Нет, подожди, я имею в виду, это было не ради… – Я встряхнула головой, пытаясь подобрать слова, которые имели бы смысл. – Я не знала, что делать! Понимала, что ты отреагируешь именно так, если я тебе расскажу, но я… я не могла… Думала, что это к лучшему…

– Знаешь что, Рошель? Прибереги объяснения для того, кому интересно.

Он сел в машину, завел мотор и уехал. И я не была уверена, что он когда-нибудь вернется.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Я стояла и смотрела на пустое парковочное место, с которого только что выехала машина Ли. В ушах стояло рычание двигателя и визг резины по асфальту. Я рухнула на землю, только теперь никто меня не поймал.

Ной медленно и осторожно подошел ко мне со спины. Я услышала шаги, его тень упала на меня, но я даже не посмотрела на него. Не могла. Он остановился прямо за мной. Руки и ноги сопротивлялись, но я с трудом поднялась и отряхнулась.

Ли бросил меня. Он был моим лучшим другом, моим близнецом, моей половинкой. Теперь он ненавидел меня. Я все испортила. Если бы я рассказала ему раньше, если бы мы с Ноем не целовались в школе или… или если бы я вообще не сошлась с Ноем…

Я вздохнула и запустила пальцы в волосы. Что, если Ли больше никогда со мной не заговорит? Что, если я потеряла его навсегда?

Ной положил руку на мое плечо.

– Эль, – начал он тихо, но я скинула ее и отвернулась. Если бы не Ной и эта дурацкая «Будка поцелуев», ничего этого бы не произошло.

– Эль, – снова попытался заговорить Ной.

– Оставь меня в покое, – попросила я. Мой голос звучал сокрушенно, но не мог отразить мое горе. Ной не пошел за мной. Я пошла к школе одна.


Весь день я не могла сосредоточиться на уроках. Ли так и не появился. Когда меня спрашивали о нем, я говорила, что он заболел и поехал домой. Я избегала Ноя и пыталась вести себя так, словно все в порядке. После уроков, проигнорировав сообщения Ноя, я попросила Диксона отвезти меня домой.

– Эль, ты уверена, что все хорошо? Такое ощущение, что тебя сейчас стошнит, – беспокойно спросил Кэм.

Диксон нажал на тормоз.

– Если собираешься блевать, выйди, пожалуйста, на улицу.

Я покачала головой и попыталась отшутиться:

– Не волнуйся, меня не стошнит. Просто… Просто, наверное, заразилась от Ли.

– Вот это удивила, – засмеялся Кэм. – Вы даже болеть поодиночке не можете?

– Наверное, нет, – пробормотала я.

Когда я добралась до дома, папина машина уже стояла на подъездной дорожке. Я забыла, что у Брэда сегодня отменили тренировку… «В единственный день, когда я могла побыть дома одна», – подумала я и со вздохом открыла входную дверь.

– Эль? Это ты? – крикнул папа с кухни.

– Да, привет.

Я вошла на кухню и улыбнулась ему.

– Занят?

Он кивнул.

– Наша команда пытается к среде закрыть сделку, поэтому нервы на пределе. В половине шестого у меня конференц-звонок. Продлится около часа. Приготовишь Брэду ужин? Там в морозилке есть лазанья.

– Конечно, – кивнула я. – Без проблем.

Я приготовила нам кофе и прошла со своей чашкой в гостиную, чтобы не беспокоить папу. Брэд распластался на полу в окружении бумаг и учебника по математике. Но я услышала тихо играющую заставку Super Mario Bros. Брат подскочил, когда я вошла в комнату.

– Давай сюда, – приказала я.

– Дать что? Домашку по математике? Вот, держи. Мы проходим углы.

Я рассмеялась.

– Очень смешно. Давай сюда.

Брат упрямо уставился на меня. В изгибе его руки лежала красная пластиковая консоль Nintendo DS.

– Так, – сказала я беззаботно, – надо, наверное, на ужин приготовить дополнительную порцию овощей. Брокколи.

Он прищурился.

– Ты не посмеешь.

– Посмотрим.

– Уф, ладно! Господи, Эль, ты так меня раздражаешь!

Он опустил консоль на пол и сел за домашнюю работу, которую, как я заметила, еще даже не начинал. Я устроилась на диване со сборником стихотворений, над которыми мы работали на уроке английской литературы, попивала кофе и старалась не беспокоиться за Ли и Ноя.

Анализ стихотворений Ларкина[12] никак не помог мне отвлечься от плохих мыслей. Что случится, когда Ной приедет домой? Подерутся ли они? Я не хотела разговаривать с Ноем. Мне нужен был Ли, а он не брал трубку, когда я ему звонила, поэтому я не знала, что происходит с братьями Флинн. Мне очень хотелось пойти к их дому, но на улице шел проливной дождь. Папа ни за что не отпустит меня в такую погоду, а если Ли не впустит меня в дом, придется все рассказать отцу.

Дело не в том, что я не ждала от него понимания… Я просто не знала, с чего начать. Не могла же я войти на кухню и объявить: «Эй, ты знал, что я тайком встречалась с Ноем Флинном, и Ли теперь узнал об этом и ненавидит меня? Хочешь еще одну чашечку кофе, пока я здесь?» Прям в самый раз. И только в восемь часов вечера, когда зазвонил телефон, я узнала, что произошло.

– Алло? – ответил папа. – О, привет, Джун, как ты? – Я слышала, что она была на грани истерики, но не могла разобрать, что она говорила. Папа посмотрел на меня и Брэда, а потом вышел в коридор.

– Что там случилось? – спросил Брэд.

– Откуда мне знать? – огрызнулась я.

– Откуда мне знать?  – передразнил он меня, и я кинула в него подушкой, пытаясь услышать, что говорил папа.

Меня затошнило. Что случилось?

Наконец папа вернулся в комнату, глядя на телефон в руке.

– Ной пропал.

Мое сердце пропустило удар.

– В смысле пропал ? Куда?

– Они с Ли поругались, Джун сказала, он собрал вещи и уехал. Никому не сказал, куда собирается и когда вернется. На телефон он не отвечает, поэтому Мэттью пытается его найти. – Папа покачал головой.

– Ну… В смысле… Он же не мог уехать далеко, верно? – спросила, запинаясь, я.

– Не знаю. Он уехал минут двадцать назад.

Мой желудок подскочил, как на американских горках. Я нервно сглотнула.

– Джун сказала, из-за чего… из-за чего они поругались?

Папа посмотрел мне в глаза, а потом сказал:

– Брэд, тебе пора в душ и спать.

– Что? Но это нечестно, еще даже девяти нет!

– Брэд!

– Хорошо, – проворчал брат и унесся наверх. Хлопнула дверь в его комнату. Папа вздохнул, сел в кресло, и я поняла, что мне тоже надо сесть.

– Очевидно, – начал папа, сложив руки на груди, – они поругались из-за тебя. Ничего не хочешь мне рассказать, Эль?

Я сглотнула, и меня снова затошнило.

– Что сказала Джун?

– Не уходи от вопроса, юная леди.

Я посмотрела на колени.

– Я… я вроде как виделась с Ноем.

– В смысле «вроде как виделась с Ноем»?

– Ну мы… он поцеловал меня в будке, которую мы собрали для карнавала, а потом мы… наверное, встречались тайком.

– Ты с ним встречалась?

– Ну не совсем. Это сложно.

– Тогда объясни.

Можно ли было как-то описать ситуацию, не расстроив папу? Я отлично знала, что он не одобрял Ноя – из-за того, что тот ввязывался в драки, ездил на мотоцикле… Но это никогда не было проблемой – до сегодняшнего дня. Он будет против того, чтобы я с ним встречалась.

– Мы встречались тайком, потому что я не хотела, чтобы Ли об этом узнал. Мы с Ноем все время спорили, и я не думала, что между нами что-то получится, но я этого хотела – вот почему все продолжалось. А потом Ли узнал… Теперь все разрушено, а моя жизнь кончена, – договорив, я выдохнула.

Отец выглядел… Наверное, выражение его лица можно было описать одним только словом – «ошеломлен». Словн



о он не верил словам, только что сорвавшимся с моих губ. Не хотел верить. Я снова опустила глаза.

– Сколько времени это продолжалось, Рошель?

– Около двух месяцев. С карнавала.

Папа поднял очки на голову и потер глаза, – он делал так, только когда был действительно измотан.

– И все это время ты ничего не рассказывала Ли?

– Я думала, что защищала его, – объяснила я.

Папа покачал головой.

– Забавный способ решить проблему. Но Ной? Из всех парней ты выбрала его? Он точно не самый… надежный, когда речь заходит об отношениях.

– Знаю, это не союз, заключенный на небесах, но…

– Так ты влюблена в него или как?

– Что? Н-нет! – воскликнула я. – Конечно, нет!

Папа снова лишь вздохнул. Я продолжила, пытаясь хоть что-то исправить:

– Он делает меня счастливой, пап.

Он снова посмотрел на меня, нахмурив брови.

– Ты в этом уверена, Эль?

Я кивнула.

– Да. – Мой голос звучал глухо, и я почему-то не смогла сдержать улыбку. Встряхнув головой в надежде выбросить из нее мысли, я встала. – Так что произошло между Ли и Ноем? Что сказала Джун?

– Они ужинали, – рассказал папа, – и Ли вдруг сорвался. Начал кричать на Ноя, а потом они подрались. Ной поднялся, упаковал сумку и убежал.

Снова зазвонил телефон на кофейном столике, и мы оба посмотрели на светящийся экран. Ответил папа, а я сидела как на иголках и вслушивалась в его слова.

– Привет. Да, я только что поговорил с ней. Что? Нет, нет, я понятия не имел…

Он снова вздохнул, затем послушал и передал трубку мне.

– Она хочет с тобой поговорить.

Мои руки тряслись, когда я взяла телефон.

– Алло?

– Ох, Эль, привет. Слушай, ты не знаешь, куда мог поехать Ной? Он не отвечает на звонки, а Мэттью не может его найти и… мы больше не знаем, где его искать.

– И-извините, я понятия не имею. – Джун вздохнула, поэтому я добавила: – Он вспыльчивый, вы это знаете. Наверное, поехал прокатиться, чтобы остыть. Он вернется, не волнуйтесь.

– Ну, – чуть насмешливо ответила мама Ноя, – похоже, ты знаешь его лучше всех нас, да, Эль?

– Я… я не хотела… – я не находила слов.

– Все нормально. Я подозревала, что у него появилась девушка. Он начал вести себя по-другому. Просто я не ожидала, что эта девушка – ты.

И снова я могла выдавить лишь:

– Эм…

– Слушай, если он позвонит тебе, пожалуйста, дай нам знать, что он в порядке.

– Конечно. – Но пока Джун не попрощалась со мной, я выпалила: – А Ли там? Я могу с ним поговорить?

– Я… – Она замялась. – Я не думаю, что это хорошая идея, Эль. Извини.

– Он не хочет меня видеть?

– Нет, – ответила она неохотно. – Можешь, пожалуйста, позвать папу к телефону?

– Конечно, до свидания.

– Пока, Эль.

Я передала трубку папе. Разговор продлился недолго, я услышала от папы только: «М-хм, я знаю, да… Нет, я понимаю… Да, конечно».

Остаток вечера мы почти не разговаривали. Я подумывала позвонить Ною: если бы он ответил, я могла бы успокоить его маму, но я не могла даже поднять телефон. Я понимала: папа разочаровался во мне. Может, было бы лучше, если бы он накричал на меня или как-то по-другому показал, что злится или расстроился. Но в нашем доме повисла молчаливая неловкость. В девять двадцать три я решила положить этому конец.

– Пойду спать, – объявила я и поднялась с дивана.

Папа ответил, лишь когда я почти вышла из гостиной:

– Я понимаю, почему ты не рассказала об этом мне, но Ли? Эль, ты должна с ним поговорить. Он изменит свое мнение. Вы слишком давно дружите, чтобы позволить этой ситуации сломить вас.

Я могла только кивнуть.

– Надеюсь, ты прав, пап. Я очень, очень надеюсь, что ты прав.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Я не могла заснуть, сколько ни пыталась. Невозможно расслабиться, когда так волнуешься. Конечно, я переживала за Ноя, но больше всего – за Ли. Ной мог позаботиться о себе, с ним все будет в порядке. Но Ли? Он не мог просто наклеить на свою рану пластырь и вести себя как ни в чем не бывало.

Было уже около полуночи, когда моя сила воли исчерпала себя и я больше не могла терпеть: схватила телефон и нажала кнопку быстрого набора. Гудки. И снова гудки, гудки, гудки. И когда звонок вот-вот должен был перейти на голосовую почту, он ответил.

– Шелли?

Я громко выдохнула, даже не заметив, что все это время затаивала дыхание.

– Ли.

На несколько секунд повисло молчание. Я заговорила первой.

– Как ты?

– Честно? Не знаю.

Я кивнула, хотя он меня и не видел.

– Прости меня, Ли. Я не хотела, чтобы это случилось. Не таким образом.

Он вздохнул.

– Да, но ты позволила этому произойти.

– Знаю. Я облажалась.

– Это преуменьшение столетия, – фыркнул он, но я расслышала смех, который он пытался замаскировать кашлем.

Я тоже рассмеялась.

– Просто… Не говорить тебе показалось мне наилучшим вариантом. Понимаю, тебя убивает мысль о том, что я спала с твоим братом, не рассказав тебе. Это так глупо с моей стороны… Я собиралась все прекратить и не хотела тебе врать, но позволила этому продолжиться и… – Я беспомощно умолкла. – Я думала, что поступаю правильно, не рассказывая тебе: отношения могли и не сложиться. Не хотела втягивать в это тебя. Я думала, что… защищала тебя.

Он долго молчал. Я знала, что он еще на линии, слышала его дыхание.

– Мне жаль, Ли. Мне очень жаль.

Мои глаза наполнились слезами. Я шмыгнула носом, стараясь не заплакать. Даже не видя меня, Ли понял бы, что я плачу.

– Ты меня ненавидишь? – пришлось мне спросить. Меня тяготило незнание. – Ли?

– Я не… ненавижу тебя, – нерешительно ответил он. – Но в данный момент ты мне ужасно не нравишься. Поверить не могу, что ты скрывала все от меня! И Ной тоже… Ведь я думал, что вы и пяти секунд не сможете продержаться в одной комнате без ссоры.

Теперь я молчала, потому что боялась сделать только хуже. Хотелось зевнуть, но я сдерживалась.

– Поспи немного, Эль, – вздохнул Ли. Его голос прозвучал спокойно, заботливо. – Увидимся утром.

– В смысле ты будешь со мной разговаривать в школе?

– Конечно. Когда я с тобой не разговаривал?

И тут я начала плакать, но это были слезы облегчения. Я вытерла щеки. Не хотела, чтобы Ли услышал и посчитал меня жалкой.

– Увидимся утром, – повторил он. – Спокойной ночи, Эль.

– Спокойной ночи, – ответила я. Но пока он не повесил трубку, выпалила: – Ли?

– Да?

– Ты же знаешь, что я тебя люблю, да?

Я услышала улыбку в его голосе, когда он ответил:

– Да, знаю. И я тебя люблю. Хотя это не значит, что ты мне все время должна нравиться.

– Знаю. – Теперь улыбалась я.

Говорят, если любишь кого-то – не держи. А я бы ни за что не позволила своему лучшему другу просто так освободиться от меня.

Мы повесили трубки. И я заснула в считаные секунды.


На следующее утро я стояла перед зеркалом и замазывала тональником синяки под глазами. Не хотела, чтобы ребята что-нибудь заподозрили; я не могла позволить всей школе узнать обо мне и Ное. Ли от этого легче не станет.

Два коротких гудка с улицы заставили меня отпрыгнуть от зеркала. Широкая улыбка растянулась от уха к уху. Я схватила рюкзак и понеслась вниз.

– Увидимся! – крикнула я.

– Это Ли? – спросил папа.

– Да. Пока!

Я села на пассажирское сиденье «мустанга» и обняла Ли. Ручной тормоз впился в мой живот, и я ударилась локтем об руль, но мне было все равно. Ли снова со мной. Остальное не имело значения.

Он усмехнулся и крепко обнял меня в ответ.

– И я рад тебя видеть.

– Клянусь, я сделаю что угодно, чтобы загладить вину. Правда, мне очень жаль.

– Я знаю, – сказал он. – Поэтому ловлю тебя на слове.

– Что угодно в пределах разумного, – добавила я. – Только никаких пожизненных запасов молочного коктейля. Знаешь, мне надо копить на колледж.

Он застыл, рука зависла над коробкой передач, и посмотрел мне в глаза.

– Справедливо. Тогда как насчет поцелуя?

Я моргнула.

– Что, прости?

– Ты слышала.

Его глаза сияли, но я все еще не была уверена, шутил он или нет.

– В этой части мой лучший друг признается, что безумно в меня влюблен? – попыталась я пошутить, нервно посмеиваясь.

Ли отвел взгляд и включил передачу. Думаю, мое сердце на самом деле остановилось.

– Ну…

Он откашлялся и заерзал на сиденье, дергая ремень. На секунду у меня отвисла челюсть, но тут он фыркнул. Я слабо улыбнулась и, рассмеявшись, ударила его по руке, но он отмахнулся.

– Я шучу, – засмеялся Ли. – Ни в коем случае. Просто не мог сдержаться. Ты правда подумала, что я серьезно? Да ладно, Шелли, это было бы слишком странно.

– Да, ты прав, – улыбнулась я.

Он выехал с дорожки, и несколько секунд мы сидели в тишине. Наконец я неуверенно спросила:

– Ты, эм… Ты разговаривал со своим братом сегодня?

Ли сжал руль так, что костяшки побелели.

– Нет, – ответил он, стиснув зубы. – И знаешь, что я скажу? Скатертью дорога. Если он не может справиться с бардаком, который сам устроил, тогда он и правда трус. Я знаю, что ты тоже виновата, но ему не стоило так обращаться с тобой. Ты заслуживаешь лучшего.

Я покачала головой, не в силах с этим согласиться.

– Эль, он никогда не изменится. И всегда будет самовлюбленным бабником.

– Ты в самом деле веришь в это?

Никто из нас не был на все сто процентов уверен, что он «бабник», но Ли поверил сплетням.

– Это же Ной, – пожал он плечами, как будто это все объясняло.

Досадно, что этот ответ, которым я хотела все решить, оказался неверным.

Сегодня утром я проснулась очень рано и больше не могла уснуть. На меня нахлынули мысли о Ное и наших отношениях – какими бы они ни были. Конечно, рядом с Ноем я чувствовала себя счастливой, но Ли все еще оставался самым важным человеком в моей жизни, и я боялась снова его потерять. И если это означало, что придется пожертвовать Ноем, то я сделаю это не раздумывая.

Я не знала, что скажет об этом решении Ной. Хочет ли он быть со мной? Может, он действительно хочет встречаться со мной до тех пор, пока осенью не уедет учиться в колледж?

– Что? – спросил Ли.

– Ничего, не обращай внимания.

На этот раз он не стал на меня давить.


В школе, казалось, никто ничего не заметил; по коридорам не бродили слухи. Все шло своим чередом, как и должно было идти.

Я взглянула на Ли, когда мы разговаривали с парнями. Он посмотрел на меня и нерешительно улыбнулся, пожав одним плечом. Как и я, он тоже не мог притворяться, что все хорошо.

Все изменилось, когда мы шли на классный час. В толпе учеников я услышала, как кто-то позвал меня:

– Эль! Подожди секундочку! Эль!

Я вскинула голову. Голос Ноя. Я схватила Ли за руку и посмотрела на него безумными глазами. И что мне теперь делать?

– Эль! – Он приближался. Я не хотела сейчас во всем этом разбираться. – Эль, подожди!

Я потянула Ли за руку, нырнув в ближайший коридор. Мы остановились у кабинета.

– Я не могу сейчас с ним разбираться, – тихо объяснила я Ли, наконец отпустив его руку.

– Да, я тебя не виню. – Он улыбнулся мне. – Забудь о нем.

– Как будто это так легко. Я не могу избегать его до конца своих дней. Он же твой брат.

– Спасибо за напоминание, – пробормотал Ли с раздражением, затем вздохнул и провел рукой по волосам, отчего они еще больше растрепались. – Не обращай внимания. Но, наверное, ты права. Теперь вам вдвоем будет очень неловко.

– Спасибо за поддержку, – пробубнила я.

– Идем. – Он повел меня на классный час, и на этом разговор закончился.

Мне удавалось избегать Ноя до самого обеда. Я села рядом с Рейчел и Ли, которые устроились под деревьями рядом с футбольным полем.

– Образец полезного обеда, – прокомментировала Рейчел, взглянув на банку апельсинового лимонада и шоколадный батончик в моих руках.

– Ага. Ты же меня знаешь. Просто помешана на здоровом образе жизни.

– Я тут услышала об истории с Флинном – в смысле с Ноем, – тихо сказала она, сочувственно улыбаясь мне.

Ли тут же поднялся и наклонился, чтобы чмокнуть Рейчел.

– Пойду поиграю с парнями в футбол. Скоро увидимся.

– Это все еще болезненная тема, – пробормотала я. – Особенно для Ли.

– Да… Но я подумала, мы могли бы немного поболтать о девичьем.

– Ты совершенно права.

– Итак… – Она прилегла, опершись на локти, и я устроилась рядом с ней в такой же позе. – Он тебе правда нравился? Или это все было ради секса?

Я покраснела.

– Это произошло всего раз. Я потом очень боялась, что нас поймают. – Я выдохнула, подыскивая правильные слова. – У него не так уж много положительных качеств. Он давит чрезмерной опекой, ввязывается в драки, импульсивный…

– А как же его бесспорная сексуальность? Не говори мне, что это не положительное качество.

Я засмеялась.

– Осторожнее, ты говоришь практически о брате своего парня.

Она пожала плечами, и мы обе рассмеялись. Мне хотелось сменить тему, но я не могла найти способ сделать это деликатно.

Рейчел продолжила говорить:

– Ли очень огорчится, если ты снова сойдешься с его братом. Он считает это странным. Если Ной тебя обидит, ты, возможно, не захочешь видеть Ли, он станет скучать по тебе. А я знаю, что брата он тоже боится потерять, и…

Она умолкла, кусая губу, и отвернулась.

– Это все сказал Ли?

Она виновато улыбнулась.

– Знаешь, он мне вчера звонил, и было слышно, что он вот-вот расплачется. Ли не хочет тебя потерять. Вы как близнецы.

Я сорвала травинку и накрутила ее на указательный палец.

– Многим его бывшим девушкам не нравилось, что мы так близки. Они всегда подозревали, что это как раз из тех случаев, когда парень влюбляется в свою лучшую подругу, понимаешь? Это просто смешно и более чем странно. Я рада, что ты не такая. – Я усмехнулась. – Думаю, ты первая его девушка, которая не ненавидит меня.

– Вы два сапога пара. Не могу представить вас по отдельности.

– Наконец-то хоть кто-то видит это, кроме Кэма и Диксона, – воскликнула я.

– Хотя… твои слова о его предыдущих девушках меня несколько напрягли.

– На самом деле, их было не так много, – сказала я. – Но я расскажу тебе один секрет.

– О-о, я слушаю, – ответила она, и мы захихикали. – Выкладывай.

– Ты первая девушка, ради которой он кинул меня. Так что между вами все довольно серьезно.

– Я надеюсь, – сказала она. – Он мне очень нравится.

– Ты видела, как он на тебя смотрит?

– Так это не мое воображение? – Она вся засветилась.

Я покачала головой.

– Вы с ним такая милая парочка.

– Спасибо.

Мы немного помолчали, наблюдая, как парни перекидывают мяч.

– И что ты будешь делать с Флинном? В смысле с Ноем. Господи. Ли все твердит, чтобы я называла его Ноем, но это так странно, понимаешь?

Я вздохнула. Мне казалось, я увела Рейчел от опасной темы.

– Не знаю. Я ничего не должна делать, но я хочу и… Я сбита с толку. А Ли… – Я снова вздохнула. – Я не знаю.

– Тогда лучше быстрее понять.

– А что?

– Он идет прямо сюда.

Я выпрямилась, пролив лимонад на траву.

– Вот дерьмо, – пробормотала я и поднялась, пока не намочила брюки. Отряхнув травинки и подняв голову, я увидела Ноя, который шел прямо к нам через футбольное поле. Все смотрели на него, а некоторые девушки с завистью поглядывали на меня.

– Эль! Ты куда? – крикнула мне вслед Рейчел.

Я побежала в сторону женского туалета, как будто спасалась от пожара, закрылась в кабинке и отказалась выходить, несмотря на уговоры Рейчел, Лизы, Оливии, Джейми и Карен. Вышла я, лишь когда кто-то начал толкать дверь и я услышала голос Ли:

– Шелли, вытаскивай оттуда свою задницу!

Я распахнула дверь.

– Тебе сюда нельзя! Это женский туалет!

– Да кому какое дело. Прекращай, возьми себя в руки.

– Ли Флинн! И что это вы здесь делаете? – закричала мисс Харрис, учительница математики, внезапно появившаяся из ниоткуда.

– Эм… женские проблемы? Знаете, очень страшные спазмы.

– Уходите отсюда, молодой человек, пока я не наказала вас на две недели!

Он закатил глаза и схватил меня за запястье, не дав мне вставить и слова. Я не хотела, чтобы у него были проблемы, поэтому позволила ему вытащить меня оттуда. В этот момент удача оказалась на моей стороне: прозвенел звонок, и нам пришлось пойти на урок. Заняв свое место на английском, я проверила телефон. Еще одно сообщение от Ноя.

Я удалила его, даже не прочитав.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Ни во вторник, ни в среду Ной не вернулся домой. Он так и не связался с родителями, но пока они успокоились тем, что Ли видел его в школе живым и здоровым. Я продолжила игнорировать все его сообщения и избегать в школе. В среду вечером он позвонил мне на домашний телефон, и папа поднял трубку. А когда узнал, что это Ной, тут же ее повесил.

В четверг утром удача покинула меня. Я заскочила в туалет перед классным часом и, выходя, на кого-то натолкнулась.

– Ой, извини, – машинально сказала я. С таким равнодушием я могла бы поздороваться и с кирпичной стеной. А это было чертовски похоже на…

Ага. Почти угадала. 

– Ох. – Я попыталась обойти его, но он остановил меня, взяв за руку.

Ной выглядел… если честно, ужасно. Под глазами залегли синяки, которые, как я предположила, появились в результате нескольких бессонных ночей, и от него слегка пахло дымом. Хотя это же Флинн – не стоило так удивляться. Как знать, может, он еще и пьян?

– Нам нужно поговорить, – сказал он чуть хриплым голосом. Не дожидаясь ответа, затянул меня в ближайший кабинет и закрыл за нами дверь.

Я села на край парты в передней части кабинета, а он остался у двери.

– Как ты? – вдруг спросил он, глядя мне прямо в глаза.

Я озадаченно нахмурилась, удивленная его вопросом.

– Сейчас, когда Ли меня простил, намного лучше, если ты об этом.

– Ну хоть одного из нас, – пробормотал он, проведя руками по лицу. – Сейчас уже слишком поздно нарушать свое обещание. Тайна раскрыта.

Мне показалось, что он обвинял меня, и я рассердилась.

– Слушай, вообще-то я не хотела ему рассказывать…

– Я не обвинял тебя, Эль, – быстро сказал он. – Я… Слушай, мне нужно с тобой поговорить и…

– Тогда говори, – перебила я его, мой голос звучал спокойнее и увереннее, чем я себя чувствовала на самом деле. Я была рада, что он (к счастью) не мог понять, как из-за тревоги ускорился мой пульс, как вспотели ладони, как скрутило живот.

– Мне… Мне жаль. Я воспользовался тобой, и мне не понравилось, как тебе было больно, когда Ли все узнал. Надо было с самого начала рассказать ему. Не стоило позволять тебе врать ему. Это и моя вина. Я виноват. Мне жаль.

Он выпалил это на одном дыхании, будто пытался высказаться, пока не передумал, и мне показалось, что я неправильно его сначала поняла. Он говорил очень искренне и правда переживал из-за случившегося.

– Знаю, – медленно сказал он, – что ты, возможно, больше не хочешь меня видеть, и я понимаю, но…

– Можно задать тебе вопрос?

– Эм… конечно.

– Где ты пропадал последние несколько дней?

Ной горько усмехнулся и поднял взгляд со своих ботинок на мое лицо.

– Остановился в мотеле. Я не хотел, чтобы ваши отношения с Ли стали еще хуже. Пытался забыть тебя. Я не мог спать, поэтому ездил по округе. И не мог переста



ть о тебе думать, – тихо добавил он.

Не такого ответа я ждала. Но я знала Ноя: он не будет врать. Он подошел так близко, и я встала с парты, чтобы не оказаться в ловушке. Он возвышался надо мной, наши тела были так близко.

– Эль, не понимаю, что, черт побери, в тебе такого, но я не могу… не могу…

– Что?

– Ты сводишь меня с ума. – Вот и все, что он сказал тихим, нежным и вкрадчивым голосом. – Я становлюсь совершенно безумным. Ты нужна мне.

Мое колотящееся сердце остановилось, а потом затрепетало с новой силой. Что он сказал? Я не ослышалась? Но не похоже, чтобы он был влюб…

Ли только что меня простил. Может, не оставил все в прошлом, но хотя бы простил. А теперь Ной хотел… продолжить с того места, где мы остановились? Неужели он думал, что я могла на это пойти? Я едва не потеряла лучшего друга и хотела спокойно закончить этот год. Я что, слишком многого прошу? К тому же Ной все равно скоро уедет в колледж. Я не могла вернуться к нему. Не могла. Это неправильно. Только… почему так сложно себя в этом убедить?

– Эль, – сказал он, откидывая волосы с моего лица. – Шелли…

Я покачала головой, настаивая на своем.

– Нет. Этого не будет. Я не могу…

– Эль, – снова позвал Ной и шагнул вперед, заставляя меня отступить, его ярко-голубые глаза потемнели. – Ты меня убиваешь.

– Ты пьян?

– Нет. Я совершенно трезвый. И все, что сказал, – правда. Ты нужна мне.

Я опять покачала головой и отступала, пока не наткнулась на стену. Ной подошел и заключил меня в ловушку. Его дыхание щекотало мое лицо.

– Эль, – произнес он.

Я посмотрела ему в глаза. Понимала, что он говорил правду, но не хотела в нее верить. Нужно было поставить точку, закрыть дверь и запереть все чувства на замок. Я не хотела возвращаться к блаженству, возникающему, когда он касался меня или целовал, потому что я знала: уйти от него у меня не получится. Если я не сделаю это сейчас, то потом точно не смогу. И я выдавила лишь одно слово.

– Нет.

Он со всей силы ударил ладонью по доске за моей спиной, отчего та затрещала, и со стены свалился плохо закрепленный плакат. Я покачала головой и закрыла глаза, словно это должно было придать мне уверенности. Не помогло.

– Нет.

В этот момент он опустил руки на мои плечи, и, когда я открыла глаза, в его глазах отражалась мольба.

– Отпусти меня, – попросила я, пытаясь его оттолкнуть. Молилась, чтобы он не поцеловал меня, потому что знала – в итоге я отвечу на поцелуй.

– В этот раз мы все можем сделать правильно, – сказал он. – Никаких встреч тайком.

– Я с тобой не встречаюсь, – слабо парировала я.

Он вздохнул и прислонился ко мне лбом. Я напряглась. Я боялась не его, а себя. Он почти раскрыл для меня объятия. Прямо сейчас больше всего мне хотелось позволить ему обнимать меня, целовать, но я не могла. Не могла вернуться к тому, с чего мы начали. Не могла так поступить с Ли.

– Ной, пожалуйста… не надо.

– Я не могу, – произнес он. На его лице дрогнул мускул, когда он отодвинулся, чтобы посмотреть на меня. – Я пытался, поверь. Что в тебе такого? Ты сводишь меня с ума, убиваешь. Ты мне нужна.

– Я же сказала: нет. – Я отпихнула его и, нырнув под его рукой, устремилась в другой конец кабинета. – Ной, я не могу. Извини, нет.

– Почему?

– Я… Я просто… Я не могу.

Меня спас звонок: коридоры заполнили ученики, торопившиеся на первый урок. Ной не сдвинулся с места, и я поняла, что тоже не могу пошевелиться.

– Мне… Мне надо идти, – выдавила я и понеслась, расталкивая людей и не обращая внимания на то, что наступаю им на ноги. Я просто хотела сбежать.

Дело не в том, что испугалась Ноя. Я боялась своих чувств к нему.


– Ты не знаешь, какую закатить вечеринку на твой семнадцатый день рождения – ох, подожди, прошу прощения, на наш семнадцатый день рождения?

Я засмеялась.

– Мне в последнее время как-то было не до этого. Но нам нужно поскорее что-нибудь придумать. Осталась всего неделя.

Ли драматично вздохнул.

– А еще ты говоришь, что я откладываю! Так и что нам делать? Собраться узким кругом с близкими друзьями и семьей?

– С близкими друзьями? Да ты шутишь! Это же половина нашего класса, а еще выпускники.

– Верно. Тогда собраться большим  кругом с близкими друзьями и семьей? Да? Да? Родители до этого говорили, что мы можем арендовать клуб на ночь.

– Это было бы круто… но очень дорого.

– Хорошо. Вечеринка у меня дома?

– Наверное. Больше мы ничего не можем сделать, верно?

Несколько месяцев назад мы с Ли решили, что хотим устроить настолько крутой и грандиозный праздник, чтобы никто не смог его переплюнуть. А так как наш день рождения приходился на начало каникул, вечеринка превращалась еще и в пышное празднование окончания учебного года. Все выпускники, с которыми мы тусовались, скоро разъедутся. Мы хотели затмить все прошедшие вечеринки.

Я знала, что Ли хотел собрать грандиозную тусовку. Во всей этой истории с Ноем я повела себя как эгоистка, ничего не рассказала ему и встречалась за спиной с его братом. Я перед ним в долгу, поэтому должна придумать нечто грандиозное. И тут меня осенило.

– Помнишь, в шестом классе мы устраивали костюмированную вечеринку в детском центре, который потом закрылся? Там еще был бассейн с шариками и все такое.

– Да. Я был котом в сапогах, а ты – какой-то диснеевской принцессой.

– Ага.

– И что? О господи, нет. Ни за что. Только не это.

– Еще как.

– Нет.

– Почему нет? Будет очень весело!

– Шелли, ты понимаешь, как по-детски это выглядит? – засмеялся он, и в уголках его глаз появились морщинки.

– Знаю, поэтому это так круто! Мы с тобой единственные, кто может устроить все так, чтобы получился грандиозный праздник. Поверь мне.

– Ты уверена?

– Ага.

– Скрепим это, пока ты не передумала.

Я кивнула, улыбнулась и вытянула кулак. Ли засмеялся, ударил по нему своим кулаком, и мы изобразили звук взрыва.

– Мы так с шестого класса не делали.

– Учитывая вечеринку, это вполне уместно, – захихикала я.

– У нас действительно будет костюмированная вечеринка?

– Да, черт возьми. И мы будем сестрами Олсен.

Ли дал мне подзатыльник и захохотал. Перекатившись, я в итоге оказалась на траве и села, скрестив ноги.

– Штучка Один и Штучка Два[13], – сказал он.

– Я не выкрашу волосы в синий, – запротестовала я, а потом усмехнулась. – Но уверена, ты понравишься Рейчел в красном комбинезоне…

– Беру свои слова назад, – воскликнул он, качая головой и размахивая руками. Я захохотала еще сильнее.

– Устроим в следующую пятницу? После выпускной церемонии? – спросил он.

– Да, давай. В смысле наш день рождения будет в воскресенье, поэтому… И если я напьюсь, то…

– Не буду в свой день рождения страдать от похмелья, – закончил он за меня.

– В точку.

– Еще бы. Так мне сейчас начать рассылать сообщения?

– Ну я думала…

– Осторожнее, не перенапрягись.

Мне было смешно, но все равно удалось серьезно посмотреть на него и саркастично произнести:

– Ха-ха. Я собиралась сказать то же самое, но ты меня грубо перебил…

У Ли зазвонил телефон, и он поднял указательный палец.

– Не забудь, о чем говорила, – сказал он, снова нарочно перебив меня. Он достал из кармана айфон и разослал сообщение практически всем нашим пятидесяти друзьям. Мы подумали, что всегда можем пригласить кого-то еще, если захотим, но без этих пятидесяти праздник точно бы не состоялся.

В моем кармане загудел телефон.

– Кто это? – спросил Ли.

– Ной.

– И что, черт побери, ему нужно? Мало тебя доставал?

Я сбросила вызов, проигнорировав звонок.

– Ли, он меня не доставал…

– М-м, возможно. Просто я не считаю, что он достоин тебя, Эль, вот и все. Я приглядываю за тобой. И знаю своего брата.

– Ты думаешь, я его не знаю? Ли, он никогда не вел себя со мной неподобающе.

– Но и не относился так, как ты этого заслуживаешь, – заспорил он, потом вздохнул и продолжил: – Неважно. Я больше не хочу об этом спорить. Итак. Нам нужен костюм для вечеринки.

– Об этом даже не переживай, – загадочно улыбнулась я. – У меня есть идеальное решение.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

В пятницу между уроками я бегала туда-сюда и обзванивала людей, чтобы убедиться, что для завтрашних летних танцев все готово. Стресса вполне хватало, и о Ное я не думала.

Мы с Рейчел, Мэй и Лизой планировали в субботу отправиться в спа, чтобы сделать маникюр и прически; там работала мама Лизы, которая договорилась о скидке для нас. Но я не ощущала себя в центре событий – девчонки постоянно болтали о своих кавалерах и обсуждали, как их галстуки идеально сочетались с платьями; что их половинки попросили оставить для них танец; как сексуально выглядели парни в смокингах… А я осталась без партнера и собиралась пойти туда одна. Я не могла пригласить кого-то из друзей, потому что все уже нашли себе пару. Похоже, из всей нашей школы только у меня не было партнера для танцев.

– Мы можем пойти все вместе, как друзья? – спросила Лиза в пятницу во время обеда, когда у меня выдался двадцатиминутный перерыв. Она шла с Кэмом, Диксон – с Мэй. Уоррен пригласил девушку, с которой ходил на историю и которую я не особо хорошо знала.

– Да, – согласился Ли. – Тогда ты не придешь одна.

– Все пройдет хорошо, Эль, – попытался убедить меня Диксон.

– Ну… ты довольно многим отказала, – нерешительно сказал Кэм.

– Вообще-то нет. Это он отказал всем за меня.

Мне не нужно было пояснять, о ком шла речь.

– Кстати, Ли, а твой брат придет на танцы? – спросила Рейчел.

– Не знаю. Но если честно, мне плевать.

Мы с Рейчел обменялись взглядами, так как прекрасно понимали, что Ли не все равно, но промолчали.

Хотя мы заказали на всех лимузин и собирались ехать компанией, я все равно оставалась одна. Я нахмурилась. Можно было бы обвинить в этом Ноя, разозлиться на себя, что позволяла ему отшивать парней, которые меня приглашали.

Но я прекрасно понимала, почему не сопротивлялась: я думала, что пойду с ним, учитывая, что это будет маскарад. Надеялась, он будет моим партнером. Он даже пригласил меня в тот день в гараже – не напрямую, а по-своему. Но теперь этого уже не будет. И каковы шансы, что меня сейчас пригласят, если танцы уже завтра?

Нулевые .


Идеально выпрямленные волосы были мягкими и блестящими. Ногти украшал безукоризненный французский маникюр. Последние полчаса я потратила на макияж, следуя найденным в интернете советам «профессионала». Хотя краситься особого смысла не было: маска скрывала половину моего лица.

Теперь, когда я дополнила образ, платье выглядело на мне просто потрясающе. Благодаря темно-зеленой ткани моя кожа как будто сияла, под маской светились карие глаза. Когда я двигалась, материал приятно шелестел и буквально парил вокруг меня. Серебристые туфли на небольших каблуках идеально сочетались с бусинками на платье и маске.

Я выглядела круто. Черт, я чувствовала себя так же: живой! Как будто этой ситуации с Ноем вообще не было.

«Ну, раз я иду туда, то буду хотя бы выглядеть чертовски потрясающе», – подумала я. А потом вспомнила, что обычно происходило на летних танцах: я поеду со всеми на лимузине, но меня не сфотографируют в танцевальном зале с моим партнером, папа тоже не сделает несколько снимков на память…

Со стороны могло казаться, что я в гуще событий, но при этом я по-прежнему не ощущала себя частью праздника. Я вздохнула, и в этот момент в дверь позвонили. Взяв серебристый клатч, я в последний раз посмотрелась в зеркало. Ребята подъехали рановато, но я хотя бы была уже готова.

– Эль, они здесь, – крикнул папа, подходя к входной двери.

– Хорошо, – ответила я.

На лестничной площадке заглянула в комнату Брэда.

– Увидимся.

Он поставил игру на паузу, чтобы посмотреть на меня.

– Ого. Тебе понадобилось много времени.

– Для чего?

– Чтобы превратиться из уродливого-как-задница-тролля в симпатичную девушку.

Он одарил меня улыбкой, в которой не хватало зуба. Я тоже улыбнулась и взъерошила ему волосы.

– Уф, иди давай! Господи! Ты так меня раздражаешь!

Я снова засмеялась и попрощалась с ним. В самом низу лестницы я резко остановилась.

– …хочу с ней поговорить.

– Она не хочет тебя видеть. Думаю, тебе лучше уйти.

– Я не уйду, пока не поговорю с ней.

– Нет. А теперь убирайся из моего дома, пока я не вызвал полицию.

Но Ной все равно зашел. Когда папа начал выталкивать его с порога, я издала какой-то странный писк, который заставил их замереть и посмотреть на меня.

– Что ты здесь делаешь? – прошипела я Ною и сбежала вниз по лестнице, держась за перила, чтобы не споткнуться на каблуках. – Какого черта ты здесь делаешь?

– Он уже уходит… – в голосе моего разозленного отца слышалась угроза.

Ной переминался с ноги на ногу – то ли испугался, то ли ему как минимум было неловко. Я взглянула на него, ожидая услышать ответ на свой вопрос, а потом присмотрелась внимательнее.

Он был одет в белую рубашку и тонкий зеленый галстук, который кое-как завязал на шее. Накинул черный смокинг, но оставил свои фирменные черные ботинки и выглядел очень сексуально. Темные волосы торчали во все стороны и почти лезли ему в глаза.

Ной нервно потер затылок.

– Я пришел поговорить с тобой.

Я вздохнула и повернулась к папе.

– Можешь дать нам минутку?

– Хорошо, – ответил он после долгой паузы и погрозил: – но если хоть пальцем до нее дотронешься, клянусь…

– Пап! – воскликнула я, указав головой в сторону кухни. Он снова смерил Ноя взглядом, а потом ушел. Из комнаты Брэда доносилась музыка, значит, он не слышал, что здесь происходит.

Я посмотрела на Ноя, который открыл входную дверь.

– Что ты делаешь? Я думала, ты хотел со мной поговорить.

– Я же говорил, Эль, что собираюсь сделать все правильно.

После этих слов он закрыл за собой дверь. Я почти целую минуту ошеломленно стояла, совершенно растерявшись, а потом в дверь позвонили. Я, все еще сбитая с толку, открыла.

Там на одном колене стоял Ной, держа бутоньерку в виде белокрыльника.

– Что ты делаешь? – нервно рассмеялась я.

– Эль Эванс, ты пойдешь со мной на летние танцы?

Я не смогла сдержаться и расхохоталась. А потом увидела, как он хмуро смотрит на меня, пришла в себя и закусила губу.

Серьезно? Кто бы мог представить, что Ной Флинн, плохой парень, бабник (предположительно) и драчун, встанет на колено на крыльце дома девушки, чтобы пригласить ее на танцы? Это было и нереально, и уморительно.

– Ты серьезно?

– Да. Так ты пойдешь со мной?

Я замешкалась. Хотела сказать «да», ведь это такой красивый жест. Но я понимала, что не должна. Согласиться – значит совершить ужасную ошибку. Я буду ненавидеть себя за это. И не прощу себя, если откажу…

Он поднялся и посмотрел на меня с одной из тех редких, заразительных улыбок, от которых на его левой щеке возникала ямочка.

– Ну же, Шелли, уступи мне сейчас. Я очень стараюсь. Знаю, что веду себя как полный придурок и обижаю тебя, и я сделал и сказал много того, о чем сейчас жалею, но… сейчас я пытаюсь это все исправить. Пожалуйста, пойдем со мной на танцы?

Он протянул мне бутоньерку, и я посмотрела на этот красивый, восхитительно пахнущий цветок, а потом подняла взгляд на Ноя. Он все еще улыбался. В голубых глазах сверкала надежда. Я не могла сказать ему «нет».

– Я… Я не знаю… – ответила я шепотом. – Не думаю, что это хорошая идея.

– Забудь о том, что подумают и скажут все остальные. Чего хочешь ты?

– Я не должна… Точнее, мы не можем…

– Плевать на то, что нужно поступать правильно. Чего хочешь ты?

Я посмотрела на Ноя. Вот черт, я точно знала, чего хотела, но мой разум сопротивлялся. Я знала, что должна была сделать, как поступить правильно и чего от меня ожидали другие.

– Шелли? – поторопил меня Ной, снова протягивая бутоньерку.

Я глубоко вдохнула и на мгновение закрыла глаза. Ну вот. Сделай или умри. Сейчас или никогда. Это против моих лучших правил, и каждая часть моего здравого рассудка кричала на меня… Я вытянула руку.

– Да, Ной, я пойду с тобой на танцы.

Он просиял.

– Серьезно?

Я кивнула и посмотрела прямо ему в глаза. Он улыбнулся еще шире и завязал на моем запястье бутоньерку. Отказываясь прислушиваться к своим упрямым благоразумным мыслям, я выпалила:

– У тебя есть маска? Это маскарад.

– Да. – Он закатил глаза и усмехнулся, словно говоря «Еще бы».

– О, хорошо.

Он снова улыбнулся, и я могла лишь улыбнуться ему в ответ.

– Я, наверное, полная дура, раз согласилась пойти с тобой на танцы.

Он кивнул.

– Ага. Так ты готова?

– Эм, секундочку. – Я пошла на кухню, оставив Ноя у входной двери. Когда я заглянула внутрь, папа метнулся к своему месту и схватил пульт от телевизора, притворяясь, будто совсем не подслушивал.

– Не злись, – тихо сказала я, надеясь, что он не слишком разочаровался во мне.

– Я не злюсь… Просто не думаю, что это хорошая идея, – ответил он, качая головой. – После всего, через что ты прошла с Ли…

– Знаю, – терпеливо сказала я, – но…

Папа тяжело вздохнул, снял очки и, закрыв глаза, прижал к ним пальцы.

– Так тут есть «но»? Замечательно. Только я думал…

– Он опустился на колено, чтобы пригласить меня, – сказала я. – Думаю, он действительно сожалеет.

– Ну… – Папа явно думал по-другому. – Либо так, либо его интересует только одно.

– Пап, прекрати. Это всего лишь танцы, – тихо сказала я. – Это же не значит, что я… снова сойдусь с ним.

– Эль, твое согласие пойти с ним говорит само за себя. Слушай, делай, что считаешь нужным, просто будь осторожной. Не хочу, чтобы тебе снова причинили боль. Или чтобы ты забеременела, – добавил он строго.

– Да, пап, – ответила я.

– Я серьезно. Делай что хочешь, поступай, как тебе кажется правильным. Я не могу помешать тебе. Но я правда не считаю, что все это правильно.

– Я не знаю, что делать. – Я вздохнула и почувствовала, будто мне не почти семнадцать лет, а семь. Поэтому сделала то, что сделала бы любая ранимая девочка на моем месте – обняла папу. – Я не знаю, что делать.

– Ты разберешься, – ответил он на мои объятия.

– Чертовски на это надеюсь.

Он усмехнулся и поднял меня на ноги.

– Посмотри на себя, Эль. Когда моя маленькая девочка выросла?

Я улыбнулась ему.

– Ты красивая. И ты во всем разберешься, я уверен.

– Пап, он правда делает меня счастливой.

Папа устало улыбнулся мне – из-за этой улыбки он выглядел намного старше. Я робко улыбнулась ему в ответ и вернулась в коридор, где меня ждал нервничавший Ной. Я не знала, что папа шел за мной, пока он не заговорил.

– Итак, полагаю, раз ты ведешь мою девочку на танцы, я должен сделать несколько фотографий.

Он взял фотоаппарат и жестом показал мне встать рядом с Ноем. Я подошла к нему, чувствуя себя немного неловко. Ной притянул меня к себе и обнял, и мне тут же стало спокойно: жест казался таким знакомым и приятным.

Сделал пару снимков, папа сказал:

– А теперь послушайте. Меня все это совсем не радует, но если так хочет Эль, значит, я смирюсь… пока что. Но если ты причинишь ей боль, то пожалеешь, что вообще переступил порог этого дома. Понял?

– Да, сэр, – ответил Ной удивительно искренне и вежливо.

– Хорошо. Повеселитесь, ребята.

– Пока, пап, – сказала я и улыбнулась, но папа лишь неоднозначно пожал плечами в ответ.

Я закрыла дверь, и Ной, вс



е еще обнимая меня за талию, повел меня по подъездной дорожке.

– Подожди, – остановилась я. – Ли об этом знает? Ты ему сказал?

– Нет, а что? Разве это имеет значение? Скажу ему позже.

Говоря последнее предложение, он опустил глаза.

– Ну просто они сейчас должны заехать за мной на лимузине…

– Напиши им, что уехала раньше. Или что-то пошло не так и ты встретишься с ними позже. Не знаю. Если хочешь, скажи, что ты со мной.

– Я скажу, что у меня возникли проблемы с макияжем, – придумала я и написала Ли.

«Они только что забрали Диксона. Спасибо, что предупредила. Увидимся там».

Как хорошо, что мой лучший друг – парень: никаких соболезнований и взволнованных сообщений, глупых вопросов вроде «Что случилось?» и не нужна ли мне помощь. Он просто принял все без лишних расспросов.

Я почувствовала себя ужасно, снова солгав ему, пусть даже в сообщении, и внутри у меня появилось ужасное ощущение: все начинается сначала – ложь, встречи тайком, разговоры за спиной… Самое ужасное, я охотно врала Ли. Но я вряд ли могла написать ему: «Не забирайте меня, я поеду на танцы с Ноем».

Я должна была сказать это Ли в лицо, заставить его понять, все объяснить – только так. Больше никакого вранья. Мой друг заслуживал большего, чем одно сообщение или даже телефонный звонок.

На мгновение я удивилась, увидев, как Ной идет к пассажирской двери. Он что, – хотел, чтобы я села за руль? Он никому не позволял дотрагиваться до машины. Ли такой же – никогда не разрешал мне садиться за руль своей тачки. (Серьезно, один раз я поцарапала папин автомобиль о почтовый ящик, и теперь клеймо позора со мной на всю жизнь.) Но Ной просто открыл мне дверцу. Он вел себя так по-джентльменски, что я не поверила глазам.

– Спасибо… – неуверенно сказала я и села в машину. Захлопнув дверцу, он завел машину, и мы отправились к отелю. Дорога занимала, наверное, минут двадцать. Я понятия не имела, о чем заговорить, чтобы избежать неловкого молчания. Но вдруг я вспомнила, что мне надо было задать один вопрос.

– И что мы будем делать? Просто покажемся вместе и дадим всем понять, что мы… мы… кто мы друг другу?

Я не хотела говорить «встречаемся» на случай, если он считал иначе.

– Слушай, Эль, – вздохнул Ной, – я выложу все как есть. Раскрою карты. Мне нравится быть с тобой. Ты мне правда небезразлична. Поэтому… я не хочу тебя потерять. Я пытаюсь загладить вину перед тобой, но пойму, если ты захочешь, чтобы между нами все осталось… неформально, понимаешь?

– И?..

– И я пытаюсь сказать, что… наверное, тебе решать.

Мое сердце колотилось так сильно, что я почти не слышала его слов.

– Если ты… хочешь встречаться… быть парой…

Я внимательно рассматривала его – начиная с глаз, которые сосредоточились на знаке «Стоп», и заканчивая пальцами, обхватывающими руль. Единственное слово, каким я могла сейчас его описать, – уязвимый.

Ной рассказывал мне, почему серьезно не встречался ни с одной девушкой, а предпочитал интрижки: они не хотели встречаться с парнем, который ввязывается в драки, и я их не винила. Но… нельзя отрицать очевидное: Ной был очень, очень милым и заботливым. Например, появился сегодня на пороге моего дома и открыл для меня дверцу машины.

Ли возненавидит меня за это… 

– Сначала я должна поговорить с Ли. Не могу просто так взять и поставить его перед фактом, – сказала я.

Этими словами я не дала прямого согласия, но глаза Ноя засветились, когда он посмотрел на меня, а губы растянулись в искренней улыбке – не в ухмылке.

– Правда?

– Правда, правда, – засмеялась я.

Мы оба знали, каким был мой ответ, но мне нужно было удостовериться, что я не потеряю своего лучшего друга. Ни один парень, даже Ной, не стоил этого. И он меня понял. Я ничего больше не успела произнести, ведь он наклонился и чмокнул меня до того, как светофор переключился. Поцелуй был мимолетным, но мое сердце все равно сошло с ума.

Он потянулся и взял мою руку в свою, наши пальцы переплелись. Все это казалось таким естественным и легким, словно мы идеально друг другу подходили, несмотря на различия в характерах и привычках.

Остаток пути мы ехали в приятной тишине и наслаждались друг другом. Недалеко от отеля мы попали в пробку из-за пожарной машины, двух полицейских кордонов, кучи лимузинов, «таун-каров», «роллс-ройсов», трех лошадиных упряжек – не говоря уже о том, что некоторые ученики приехали на личных машинах.

– Лимузины – я еще понимаю, – удивился Ной. – Но упряжки? Это же просто безумие. Здесь же не ожидается MTV. Зря выброшенные деньги.

Я засмеялась, потому что наши с ним мысли по поводу этого совпали. Я разгладила платье и достала косметичку, чтобы подкрасить губы. Почувствовав на себе взгляд Ноя, я посмотрела на него.

– Что?

– Ничего.

– Нет, серьезно, что такое? – настойчиво спросила я, рассматривая зубы в крошечном зеркале – не осталась ли на них помада.

– Ничего. Выглядишь потрясающе.

– О, спасибо. Странно, что твой галстук так подходит к моему платью.

Он взглянул на небо.

– Ну… да. Я вспомнил, что ты мне рассказывала о своем зеленом платье, и нашел в торговом центре единственный зеленый галстук без пальм.

Мое отражение улыбнулось мне.

– Правда, Эль, отложи его. Ты очень красивая.

Красивая…  Я не могла перестать улыбаться.

– Правда?

– Правда, правда, – фыркнул он. Когда лимузин отъехал, машины начали движение, и мы на несколько метров продвинулись вперед. – О, смотри, вот и твой лимузин.

Я вытянула шею. У дверей в «Роял» стоял черный длинный лимузин, и я тут же узнала Ли, который вел под руку Рейчел, и всех остальных ребят, идущих следом за ними.

Все ребята надели маски, поэтому было очень сложно понять, кто есть кто. Можно было легко принять одного человека за другого. К тому же маски на парнях почти ничем не отличались друг от друга.

Возможно, нас с Ноем никто не узнает (кроме Ли, конечно же). Возможно, меня не обступит рой девчонок, желающих знать, почему я пришла с Ноем Флинном. Я надеялась, что мы останемся незамеченными. Тогда вечер пройдет куда более спокойно.

Мы подъехали к отелю, возле которого нас поджидал парковщик. Я хотела было выйти из машины, но сначала Ной спешно обогнул ее и открыл для меня дверцу. Я даже не заметила, что он надел маску – черную с серыми металлическими шипами по верхнему краю, – которая скрыла как минимум половину его лица.

Парковщик забрал у Ноя ключи, а он обхватил меня рукой за талию и повел к дверям. На нас уже все смотрели, пытаясь выяснить, кто мы такие, а ведь мы еще даже не зашли в зал…

Мой желудок скрутило, а дыхание участилось.

– Успокойся, – прошептал мне на ухо Ной, проведя пальцами по моей щеке. – Все будет хорошо, клянусь.

– Я очень надеюсь, что ты прав…

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Перед прекрасной цветочной аркой выстроились парочки, желающие сфотографироваться. Ной подвел меня к очереди, и я улыбнулась. Кажется, у меня все-таки будет фотография с танцев.

Хрупкие хрустальные люстры мягко освещали зал, и искры бегали по золотым стенам, колоннам и потолку. По мраморному полу бегали тени танцующих людей. Потолок заканчивался высоким куполом. У одной стены зала установили бар, а вдоль остальных поставили небольшие круглые столики с белой скатертью и цветочной композицией. В дальнем углу на низкой платформе расположилась музыкальная группа.

Короче говоря, все было идеально. Невероятно, безупречно красиво. Я гордилась собой за то, что предложила для фотографий цветочную арку. Это выглядело очень романтично.

– Потрясающе, тебе не кажется? – с улыбкой спросила я Ноя.

– Да, – согласился он, осматриваясь, как и я.

– Следующий? – позвал фотограф, и мы встали под прожектор. Мне было неловко – на нас все смотрели. Конечно, ребята просто наблюдали за тем, как нас снимают. Через тридцать секунд все уже сосредоточатся на другой паре. Но сейчас я только и ждала, когда кто-то воскликнет: «О господи! Эль и Флинн?»

– Эй, расслабься, – прошептал Ной мне в ухо, и от этого шепота я вздрогнула.

– Извини, просто немного… волнуюсь.

Он одарил меня невероятно сексуальной ухмылкой, и я почти расслабилась, повернулась к фотографу, а Ной встал за мной, обняв меня обеими руками за талию. Я улыбнулась в объектив, вспышка почти ослепила меня, а потом…

– Следующий!

И мы сразу перестали быть центром внимания.

– Хочешь пить?

– Эм, да.

– Пойду возьму напитки.

– Хорошо.

Не успел он отойти, как передо мной тут же появился Ли. Вот дерьмо. Он заметил меня с Ноем? Кто-нибудь видел, как мы пришли вместе? Он не выглядел рассерженным, но… Ли стянул маску с моего лица.

– Шелли, ты здесь.

Я улыбнулась.

– Привет.

– Проблемы с макияжем улажены?

Я выдохнула: он не заметил…

– Да, спасибо. Теперь все круто.

– Замечательно. Ты сядешь с нами за столик или будешь стоять здесь в одиночестве?

Я замешкалась.

– Ли, мне нужно сказать…

– Это Эль? – Кто-то развернул меня, схватив за плечо. Это была какая-то блондинка в маске. – Я так и думала, что это ты! Кстати, красивое платье. Привет, Ли. Слушай, Эль, там возникли проблемы с едой, и Тирон попросил меня найти тебя. Что-то с вегетарианским меню и горячим с орехами…

– Нет, нет, мы отказались от него, потому что у Джона Флетчера аллергия на орехи.

– Да, я знаю. Но Тирон попросил тебя найти.

– Но я не отвечала за еду.

Так и было, я просто помогла.

– Знаю, – сказала она. Я была уверена, что разговаривала с Кейтлин, так как она немного гнусавила. А сейчас, когда была немного раздражена, гнусавила еще больше. Да, точно Кейтлин.

– Но Тирон попросил найти тебя, потому что Джен на грани нервного срыва.

– Ладно. Хорошо, – вздохнула я.

– Круто! Пройди в боковую дверь возле платформы с группой, и в коридоре найдешь дверь на кухню.

– Ли, я вернусь через секунду. Не исчезай, я должна тебе кое-что сказать, – сказала я.

– Конечно.

И он исчез в толпе. Я последовала указаниям Кейтлин и, пару раз ошибившись дверью, нашла кухню, где Тирон и Джен спорили то с поваром, то друг с другом.

– Вы должны были уточнить, что у кого-то есть аллергия на орехи… – рассерженно сказал мужчина.

– Мы уточняли! – практически кричала Джен.

– Ты в этом уверена, Джен? – Тирон поднял маску на лоб, его ноздри раздувались.

– Уверена! Ти, я не забыла бы им сообщить! – Она развернулась ко мне и посмотрела на меня дикими, отчаявшимися глазами. – Эль, скажи им!

Вздохнув, я посмотрела на повара.

– Вы можете просто приготовить одно вегетарианское блюдо вместо жаркого с орехами? Всего одно?

Повара это предложение совсем не впечатлило, но в итоге нам удалось его уговорить – и без дополнительной оплаты. Выбравшись наконец с кухни, я понятия не имела, где мои друзья. И, кстати говоря, мой партнер тоже куда-то подевался. Все либо танцевали, либо толпились вокруг столов.

Все парни были в смокингах и скрывали лица под масками. Я целых пять минут искала Ли, а потом сдалась. Хотя я знала, что Рейчел надела сиреневое платье в пол с фиолетовым бантом, но не разглядела в толпе даже ее.

Прислонившись к стене, где было хоть немного свободного пространства, я вздохнула. Ужин подадут через сорок минут, и я не планировала провести это время в одиночестве. И зачем мы устроили маскарад? Забудьте о том, что это круто, модно и весело. Это раздражает .

Кто-то сел возле меня.

– Вот, кажется, тебе это нужно.

Этот человек протянул мне небольшой стакан с фруктовым пуншем.

– Спасибо… – Я нахмурилась, пытаясь понять, кто передо мной. Музыка заглушала голос.

Мой спаситель немного сдвинул маску с лица, и я воскликнула:

– Кэм!

Он надел ее обратно.

– А ты кого ожидала увидеть? – засмеялся он.

– Питера Паркера. Ну я надеялась, что это он.

– Магуайр или Гарфилд?

– Гарфилд.

– Прости, что разочаровал. Я узнал тебя: видел, как ты разговаривала с Ли. Выглядишь потрясающе.

– Ох, спасибо, – улыбнулась я. – Ты тоже. Как дела?

– Все хорошо. Кстати, я вроде видел, что ты с кем-то пришла?

– Нет… Не думаю…

Ненавижу врать. 

– О. Наверное, ошибся. Ну нам лучше найти остальных. Вообще я шел за напитком, но ты выглядела очень одинокой… К тому же из-за этих проклятых масок я так и не смог никого найти.

– Я говорила, что это глупо.

– Кстати, а почему ты здесь одна?

– Никого не смогла найти, – ответила я.

– Простите, простите… Идем. Думаю, они все еще там.

Я проследовала за Кэмом сквозь толпы танцующих ребят, вцепившись в его руку, чтобы не потеряться. Все это время я осматривалась, но понятия не имела, куда пропал Ной.

Вскоре мы нашли своих друзей. Все девчонки были красивыми, парни тоже выглядели неплохо. Галстук Ли идеально подходил к платью Рейчел, а другие парни предпочли черный цвет. Кэм приложил все усилия, чтобы его костюм сочетался с платьем Лизы. Только выбрал пурпурный оттенок, тогда как ее платье было бордовым. Ли и Рейчел очень мило смотрелись вместе.

– Эль, ты же не слишком расстраиваешься? Из-за того, что ты здесь одна? – бестактно спросил Уоррен.

– Нет, – ответила я, не придав его вопросу особого значения. – Все в порядке.

– Клянусь, я видела, что ты с кем-то вошла и сфотографировалась, – отметила Бриджет, которая пришла с Уорреном.

– Нет, я спрашивал, это была не она, – ответил за меня Кэм.

– О, это странно. Видите, все в этих дурацких масках, и я не могу понять, кто где!

Ребята продолжали болтать, а я – искать Ноя, но нигде его так и не увидела. Я немного потанцевала с девчонками, потом с Кэмом и Ли, а затем подошел Коди и хлопнул Ли по плечу. Я узнала его только благодаря пирсингу в языке, который сверкнул на свету, когда он спросил:

– Можно я ее украду?

– Милости прошу, – ответил Ли. Коди искусно поклонился мне и повел на танцпол. Заиграла медленная музыка – акустический кавер на какую-то популярную песню.

– Привет, Коди.

– Привет, Эль. – Он улыбнулся. – Кстати, надеюсь, ты не против, что я пригласил тебя на танец?

Я засмеялась.

– Не волнуйся об этом.

– Ты сегодня очень красивая, – сказал он. – Мне жаль, что ты не нашла себе партнера.

Я драматично простонала.

– Все об этом знают?

Он пожал плечами и засмеялся вместе со мной.

– Не волнуйся. Это же из-за Флинна, который распугал всех парней, верно? Но его здесь никто не видел, так что будешь танцевать всю ночь, уводя партнеров у других девчонок.

– А с кем ты пришел?

– С Эми. Эми Джонсон.

Я кивнула.

– Круто. Но она не против, чтобы ты потанцевал со мной?

– Нет. Не волнуйся об этом. Кстати, как у тебя дела? Я нечасто тебя вижу вне химии.

– Хорошо, наверное. А у тебя?

– Да все по-старому.

Мы рассмеялись из-за неловкой паузы и до конца песни обсуждали группу и окружающую обстановку. После я отклонила приглашение Джейсона потанцевать, потому что хотела «найти Ли». На самом деле я должна была отыскать Ноя. И я нашла бы его, если бы все вдруг не начали занимать места для ужина. Я поднялась на цыпочки и вытянула шею.

– Эль! Эль! – Я оглянулась. – Сюда!

Ли размахивал рукой, призывая меня присоединиться к нему. Я улыбнулась, хотя улыбка скорее походила на гримасу, и протолкнулась сквозь толпу, чтобы сесть с ребятами. За столом помещалось пять пар: Уоррен, Диксон, Ли и Кэм были с девушками, а рядом со мной образовалось пустое место. Я усиленно молилась, чтобы Ной увидел меня и сел рядом.

– Флинн! Чувак, здесь есть место… – услышала я бруклинский акцент футболиста Энди, который подзывал Ноя к их столу. За ним вперемешку устроились девчонки и парни – никто не сидел со своим партнером, и осталось как раз одно место.

Ной пошел к ним, и я заметила, что он снял маску и держал ее в руке. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но одна из девчонок подскочила и начала тянуть его к ним. Его взгляд метался по залу, а когда столкнулся с моим, его уже усадили на место.

Мы беспомощно посмотрели друг на друга, говоря взглядами, что застряли за этими столами. Хотя я посчитала это удачей, ведь пока так и не призналась Ли, но собиралась ему рассказать. Я не позволю, чтобы все случилось, как в прошлый раз.

Если бы не проблемы с меню, которые мне пришлось решать, или если бы меня не пригласили танцевать… Теперь Ною пришлось сесть за стол, но не рядом со мной. А я до сих пор не призналась Ли.

Обстоятельства были против нас; но я не могла допустить, чтобы они помешали мне, не в этот раз. Я отбросила все эти мысли. Разберусь позже. Сейчас я собиралась наслаждаться компанией друзей, но постоянно отвлекалась: было сложно не оборачиваться и не смотреть на Ноя. Это не осталось незамеченным. Перед моим лицом начали щелкать пальцами, отчего я подскочила и выронила вилку.

– Земля вызывает Эль! Что с тобой?

– Ничего, – ответила я Ли как можно невиннее и выдавила улыбку. – Все чудесно.

– Что-то случилось. О, я кое-что вспомнил! О чем ты мне хотела рассказать? До того, как тебя утащили?

Я сглотнула.

– Эм, да н-ничего особенного…

– О, хорошо. Я на минуточку, ребят.

Ли поднялся и потянул меня за собой. Мое сердце хотело выпрыгнуть из груди, ладони вспотели.

– Эль, что происходит? – спросила Рейчел.

– Н-ничего, – пробормотала я, и она обеспокоенно посмотрела на меня.

Ли вывел меня в лобби отеля через дверь возле нашего столика.

– Серьезно, – сказал он, скрестив руки. – Что такое?

Я сглотнула и повертела ремешок бутоньерки.

– Ну… пообещай, что выслушаешь меня, ладно? Не выходи из себя и не бесись. Просто выслушай. Обещаешь?

– Ладно, – ответил он настороженно и как будто подготовился к плохим новостям.

– У меня не было никаких проблем с макияжем, – начала я, и он решил перебить меня расслабленным смехом.

– И все? Что, просто не хотела быть единственной в лимузине без пары? Черт, минуту назад я думал, ты собралась сказать, что снова спишь с Ноем.

Я закусила губу.

– Он пришел ко мне домой. Вот почему я сказала тебе, что у меня проблемы с макияжем.

Ли нахмурился.

– И чего он хотел?

– Он… – Я услышала шаги за его спиной и подняла голову. На меня смотрел Ной. Я схватила Ли за локоть: не хотела, чтобы он повернулся и на пустом месте устроил сцену. – Не злись, Ли, пообещай мне. Но он… он сказал, что пытается загладить вину и… и…

– Ребят, что стряслось?

Я готова была убить Ноя в этот момент. Почему он не мог просто дать мне рассказать Ли, не вмешиваясь? А теперь Ли уж точно отреагирует остро. Или Ной все перевернет так, чтобы накрутить его и…

– И зачем ты поперся к Эль? – спросил Ли. – Разве недостаточно уже сделал?

– Я пришел к ней не просто так, – ответил он, пронзив меня взглядом голубых глаз. – Пытался загладить вину.

– Ли, он принес бутоньерку, – вставила я.

– Мне плевать, – воскликнул он и повернулся ко мне лицом. – Эль, он плохо с тобой обращался. Бросил тебя в беде, когда я все узнал, и никак не поддержал.

– Все не так, – ответил нахмурившийся Ной. – И ты это знаешь. Я пытался позвонить и…

– Это не имеет значения, Ной, – выплюнул Ли. – Суть в том, что тебя не было рядом, когда она в тебе нуждалась. Ты не пытался все обсудить. Ты оставил ее одну разбираться, а сам слинял на своем чертовом мотоцикле. Ты заставил ее врать мне, ее отцу, и ради чего? Ради развлечения? Драйва?

– Ли…

– Почему бы нам не спросить ее, а? Почему бы не узнать, – спросил Ной, – чего хочет Эль?

Они уставились на меня в ожид



ании. Я посмотрела на Ноя. Хватило всего лишь одного взгляда, и Ли пораженно вздохнул.

– Эль, серьезно, ты действительно думаешь, что лучше…

– Ной, – перебила я его, – ты не можешь оставить нас на минутку?

Он пожал плечами.

– Конечно.

Он отошел на несколько метров от нас и прислонился к стене.

Я снова повернулась к Ли и зашептала:

– Знаю, ты считаешь, что это глупо и беспечно, но… Я хочу быть с ним. Мне это кажется правильным.

В голове Ли будто закрутились шестеренки.

– Если вы, ребята, просто трахаетесь… В смысле я всегда считал тебя девушкой для серьезных отношений, а не для короткой интрижки. Я беспокоюсь за тебя, Шелли.

Я спокойно улыбнулась, потянулась к его руке и сжала ее.

– Я знаю. И в этот раз мы все сделаем правильно, – повторила я слова Ноя.

– В смысле?..

– Она имеет в виду, что мы встречаемся, – сказал Ной.

Я покраснела и уткнулась взглядом в пол, а когда вновь посмотрела на Ли, его брови удивленно изогнулись.

– С твоего согласия, – добавила я. – Только если ты не против.

– Подождите, это все по-настоящему? Серьезно?

Я кивнула. Ной, вернувшись к нам, сказал:

– Да. А что, у тебя с этим проблемы, братишка?

Ли взглянул на меня, и во взгляде его едва можно было уловить огонек.

– Если какая девушка и могла изменить его… – Его голос звучал напряженно. Он не обрадовался этой новости, но принял ее.

– Я вернусь, пока мы не вызвали подозрение. Увидимся позже, Эль.

Ной кивнул мне и вернулся в зал. Я глубоко вдохнула, опасаясь того, что может сказать Ли.

– А ты говорил, он никогда не изменится, – пошутила я, толкая его руку.

Он не засмеялся. Вместо этого тяжело вздохнул и ущипнул себя за переносицу. Он всегда так делал, когда расстраивался, например, на бабушкиных похоронах, и когда умерла его собака Патчи. Нам тогда было десять лет.

– Ты действительно счастлива, Шелли? Я знаю Ноя. Ты уверена, что он не просто подлизывается к тебе? И ты тоже его знаешь. Ты правда хочешь быть с ним?

– Да, – твердо ответила я. – Знаю, ты назовешь меня банальной и сентиментальной глупышкой за эти слова, но мне становится так тепло, когда он рядом. Мне плевать, что происходит в моей жизни, потому что рядом с ним я могу обо всем забыть. Могу наслаждаться тем, что нахожусь здесь и сейчас. Я счастлива, Ли. И понимаю, что это глупо, потому что все, наверное, закончится, когда он поедет в колледж, но…

Я умолкла, не зная, что еще сказать. Не могла правильно объяснить, что чувствовала к Ною, и просто надеялась, что Ли хотя бы попытается понять.

Сердцу не прикажешь. 

Только дело тут не в сердце. Потому что я не любила его. Конечно, не любила. Это просто смешно.

– Так… ты пытаешься сказать, что любишь его?

– Нет! Нет, ни за что, – настаивала я. Стоило догадаться, что он так подумает. Если бы я любила Ноя, то это было бы разумным объяснением для возобновления отношений с ним, а я не любила его. Совершенно точно.

– О. – На его лице отразилось своего рода сожаление, которое я не совсем поняла. Он как будто знал то, чего не знала я.

– Ли, что…

– Слушай, Шелли, я с этим не согласен. Он очень сильно тебя обидел, и я не думаю, что все закончится хорошо и пойдет тебе на пользу. Но если ты действительно хочешь… Я буду рядом, чтобы собирать тебя по осколкам, хорошо?

Я улыбнулась. Моя улыбка была искренней, идеально отражающей улыбку Ли.

– Серьезно? Ты на меня не злишься?

– Нет, Шелли… Если ты этого хочешь, я буду рядом с тобой, когда все закончится. Я всегда буду с тобой.

Я крепко обняла своего лучшего друга и прошептала:

– Спасибо, Ли.

Он обнял меня в ответ.

– Я же говорила, что из-за тебя разговариваю, как девчонка.

Он засмеялся и тихо сказал:

– Я люблю тебя.

– Да, я тоже тебя люблю.

Он отступил и снова улыбнулся мне.

– Идем. Нельзя пропускать десерт. Я хочу чизкейк, а если меня не будет, Диксон украдет его.

Я со смехом последовала за ним, когда он направился к нашему столу.

– Ребят, у вас все нормально?

Кэм взволнованно посмотрел на меня.

– Эль, уверена, что все в порядке? – спросил Диксон.

Я заметила, что Рейчел проговорила Ли одними губами: «Твой брат?», и он, кивнув в ответ, выразил своим взглядом бессилие. На ее лице отразилось понимание, и она ободряюще улыбнулась мне.

Я повернулась и посмотрела на столик Ноя. Он смеялся над шуткой кого-то из парней, но смотрел на меня. Поймав мой взгляд, он подмигнул, а потом отвернулся.

– Да, – ответила я с улыбкой. – Все круто.

И в этот момент все именно так и было.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

– Минуту внимания, пожалуйста!

Тут же наступила тишина. Последние двадцать минут я танцевала с девчонками, но сколько бы раз ни пыталась ускользнуть от них, мне так и не удалось вырваться. Они все время хотели танцевать или болтали со мной. А когда мне единственный раз удалось пойти «за напитком», я нигде не нашла Ноя.

А теперь он стоял на платформе перед микрофоном, на месте солиста группы. Все замолчали и посмотрели на него.

– Можете меня послушать, пожалуйста?

Не знаю почему, но мое сердце начало биться быстрее, и я едва могла дышать. Я понятия не имела, зачем Ной вышел на сцену, но предчувствовала неладное.

Он снял с себя маску, чтобы не оставалось сомнений, кто он такой. Я нервно сглотнула. Какого черта он делал?

– Я нахожусь сегодня здесь по единственной причине – пытаюсь доказать одному человеку, как мне жаль, что я плохо поступил. Видите ли, есть одна девушка. Я не могу выбросить ее из головы. Я обошелся с ней дерьмово и теперь хочу загладить вину. Итак… Эль? Ты где?

Все как один повернулись и посмотрели на меня. Они знали, где меня искать, даже несмотря на маску. Я начала нервно теребить ткань своего платья, сквозь маску пронзая Ноя взглядом.

– Мы можем направить туда прожектор? – крикнул он, показывая на меня пальцем, и через мгновение меня ослепил его свет. Прищурившись, я прикрыла глаза рукой.

– Замечательно, спасибо. Итак, Эль. Я хочу попросить у тебя прощения. Ребята?

Он повернулся и показал на группу, которая начала играть. Песня оказалась бодрой, и я тут же ее узнала.

I Really Want You группы Plain White T’s  – одна из моих любимых песен. Так романтично признаваться мне в любви совсем не в стиле Ноя… Черт, он даже не пел сам, все делала группа.

Ной спрыгнул со сцены с микрофоном в руке и, пройдя сквозь толпу, которая расступалась перед ним, остановился прямо напротив меня.

– Конец твоей репутации, – тихо сказала я, посмеиваясь.

– Думаешь, мне есть до нее дело?

Я закусила губу.

– Но…

Не успела я спросить зачем, как он перебил меня.

– Эль, ты будешь моей девушкой? – спросил он в микрофон.

Я покраснела. До этого момента я даже не замечала других людей в этом зале. Не слышала шепотки, пока Ной находился на сцене. Но сейчас голоса посыпались на меня, как конфетти во время выступления группы поддержки.

– Скажи «да»!

– Господи, это так мило!

– Поверить не могу, что Флинн это делает…

– Ей так повезло!

– Посмотрите на него. Это так круто!

– Эль, соглашайся!

Все подначивали меня. Мой взгляд перешел с толпы на Ноя, который спокойно смотрел на меня, усмехаясь из-за того, что смог смутить меня.

– Так что? Ты будешь моей девушкой, Эль Эванс?

Я закусила губу, но никак не смогла сдержать широкую улыбку, растянувшуюся на моем лице.

– Черт, да.

Он довольно усмехнулся, но больше я ничего не услышала – никаких аплодисментов, воплей, свистов, улюлюканий или ахов. Ной кинул микрофон человеку, который передал его через толпу на сцену, но я не обращала на это внимания. Включили медленную песню, и парочки снова начали заполнять танцпол. Прожектор отключился. Ной притянул меня к себе, и я обвила его шею руками.

– Это было очень мило, – сказала я, зная, как он ненавидел это слово.

Он тут же скривился.

– Гадость! Пожалуйста, не называй меня так.

– Извини. Я имела в виду сексуально. Очень брутально.

Он усмехнулся.

– Шелли, ради тебя я выставил себя дураком. Надеюсь, ты это понимаешь.

– О да, понимаю, – засмеялась я. – Но не стоило.

– Знаю, но я этого хотел. Я же говорил тебе, что в этот раз все сделаю правильно. И мне надо за многое извиниться.

Он схватил меня, мои ноги оторвались от пола, и я рассмеялась. Затем Ной прижал меня к себе еще ближе. Мне было так тепло, и я могла провести в его объятиях часы.

– И кстати, раз теперь у нас все официально, я могу рассказать тебе кое-что и при этом не выставить себя полным дураком.

– О?

Мое сердце забилось сильнее, когда он наклонился, чтобы прошептать мне на ухо.

Не говори, не говори, не говори. 

Скажи, скажи, скажи. 

Не говори, не говори, не гово… 

– Ты мне очень нравишься, Шелли.

Меня окатило волной облегчения, Определенно не разочарования, и я улыбнулась в ответ:

– Ты мне тоже нравишься.

Ной медленно наклонился, чтобы поцеловать меня. Хотя этот поцелуй был нежным и интимным, я все равно почувствовала, что вокруг разгораются фейерверки страсти.

Я отстранилась первой.

– Ной… все смотрят, – пробормотала я, залившись румянцем.

– И?

Я прикусила щеку.

– Это… странно. К тому же эти девчонки взглядами прожгут во мне дыру.

– Уж мне ли не знать. Кажется, некоторые парни готовы оторвать мне голову.

– Что?

Он посмотрел на меня, как на дурочку.

– Я здесь с самой красивой девушкой. Ты не думаешь, что они немного завидуют?

Я опять раскраснелась.

– Не знаю…

– Серьезно, Эль, поверь мне. Ты красавица.

Я никогда не думала, что Ной Флинн может назвать девушку «красивой». Так странно слышать это слово от него, и в хорошем – самом лучшем смысле.

– Я вогнал тебя в краску… – поддразнил он, его губы коснулись моей щеки.

Я шлепнула его по спине.

– Заткнись. Я хотя бы не ношу трусы с Суперменом.

– Ха-ха, – саркастично произнес он. – Идем.

Он взял меня за руку и потянул в лобби, в небольшую нишу с огромным папоротником в горшке, затащил меня под листья и прижал к стене, упираясь руками о стену по обе стороны моей головы.

– Я весь вечер ждал этого, – прошептал он, и его губы обрушились на мои.


Когда мы наконец вернулись в зал, Ноя тут же утащили выпить его друзья-спортсмены, а меня окружили девчонки.

– О господи, Эль! Почему ты нам не рассказала?

– И сколько это уже продолжается? Хоть бы рассказала что-нибудь!

– О, Эль, тебе так повезло! Поверить не могу. У Флинна есть настоящая девушка?

– Ты должна все нам рассказать! – закричала Джейми, схватила меня за запястья и усадила за стол. – И когда это все началось?

– Эм… Это все сложно…

– Так что, вы встречались, или как?

– Нет, но…

– Ты самая счастливая девчонка на свете, понимаешь? Знаешь, как мы все тебе завидуем? В смысле… это же Флинн!

– Эй… Эль, – сказал Диксон, вдруг появившись из ниоткуда и положив руку на мое плечо. – Парни тут интересуются… И сколько ты уже не в игре?

Я засмеялась и покраснела.

– А что?

– Им хочется знать, насколько сильно Флинн побьет их за то, что они говорили о тебе.

Я снова засмеялась.

– Эм, с этого вечера.

«Официально», – про себя добавила я.

– Понятно… Так, значит, руку никому не сломают, – засмеялся он. – Ну… мои поздравления. Кто бы мог подумать?

– И не говори…

– Эй, Эль! – Я подняла голову и увидела пробирающуюся ко мне Рейчел.

Я улыбнулась, облегченно выдохнула, встала, нещадно игнорируя девчонок, желающих обсудить со мной Ноя, и, схватив Рейчел за руку, потащила ее прочь.

– Так вы все выяснили? – спросила она.

Я кивнула.

– Кажется, да. Но…

– О, нет, нет, нет, нет. Никаких но. Это не предвещает ничего хорошего.

– Я просто не знаю, как все закончится.

Она кивнула.

– Понятно…

– Что? – спросила я. – Что такое?

– Просто… ну ты уверена, что это действительно верное решение? Я понимаю, что он тебе нравится и все такое, но все равно. Все знают, какой он…

Я пожала плечами.

– Знаю, но… Мне совершенно все равно.

Она пристально посмотрела на меня, а затем кивнула, как будто поняла.

Когда группа объявила, что после следующей песни они начнут сворачиваться, на лице Рейчел отразилось смятение.

– Я все понимаю, Эль. Слушай, мне надо пойти к…

– Ли?

– Да… – Она виновато рассмеялась. – Извини.

– Иди, Рейч. Мне все равно надо найти Ноя.

– Точно. Найди Ноя.

Она подмигнула мне и поспешила прочь.

Вдруг кто-то схватил меня за руку и вытянул на танцпол прежде, чем я смогла запротестовать.

– Ты не подарила мне первый танец, – сказал Ной, улыбаясь мне наимилейшей улыбкой на свете, – но я точно получу последний.


Ной снял нам здесь номер на ночь. Теперь понятно, почему он постоянно куда-то исчезал. Я захихикала, когда он потянул меня из лифта.

– Не стоило…

– Знаю, знаю, но я уже миллиард раз тебе говорил. Я пытаюсь загладить свою вину, поэтому веду себя как идеальный парень, чтобы показать тебе, насколько все для меня серьезно.

– О, так вот ты какой? – скептически спросила я.

– Эй, сделай мне поблажку, я тут стараюсь как-никак.

Я засмеялась.

– Ладно, ладно, извини. Я заткнусь.

Он тоже засмеялся, когда мы остановились перед своим номером на седьмом этаже. Достал карту и открыл дверь.

– После тебя, – сказал он и махнул рукой, чтобы я проходила первой.

Буду честна: я ожидала войти и увидеть повсюду лепестки роз и свечи. Возможно, услышать слащавую мелодию – все, как показывают в фильмах про День святого Валентина или предложение руки и сердца. Ведь когда Ной сказал, что будет вести себя как «идеальный парень», я подумала, он выложится по полной и серьезно подготовится, чтобы впечатлить меня.

Когда он открыл дверь и завел меня внутрь, я с облегчением заметила, что нет ни свечей, ни музыки, ни приглушенного света. Никакой сентиментальности, слащавости и романтики. Обычный номер с шикарной белой гостиной, мягкими белыми коврами и открытыми дверями в спальню и ванную.

Если бы он сделал все «как надо», получилось бы слишком неестественно. Ведь на самом деле Ной Флинн – вспыльчивый, грубый и совершенно неромантичный. Даже его «романтичный жест» во время танцев не был признанием в любви. Передо мной был Ной, который мне нравился.

– Вот тебе и идеальный парень, – пошутила я, когда он закрыл за нами дверь.

– О, поверь мне, ты еще не все увидела. Идем.

Он схватил меня за руку и потянул в спальню. А вот там все было, как в кино. Ну почти. Это в духе Ноя.

– Теперь ты знаешь, куда я исчезал, – сказал он. – Знаешь, сколько времени нужно на то, чтобы выложить слово из лепестков? В итоге я сдался. Собирался написать «извини», но…

– Я понимаю, – засмеялась я.

По кровати и по полу были раскиданы красные лепестки. Поднявшись на цыпочки, я поцеловала его в щеку.

– Не стоило.

– Да, знаю. Я же говорил, что буду стараться. И понимаю, какая ты романтичная.

Я застенчиво улыбнулась.

– Но я немного удивился, что ты так легко дала мне еще один шанс, – сказал он, потянул на кровать и обнял. – Ожидал большего сопротивления.

– Ты напрашиваешься на еще одну ссору, Ной? – спросила я.

Он игриво подергал меня за волосы.

– Нет, просто говорю, а не жалуюсь. Есть разница.

– Вряд ли.

Он фыркнул, и я почувствовала, как напряглись мышцы на его груди. Он нежно поцеловал меня. Я собралась ответить на поцелуй, но в этот момент позвонил мой телефон.

Я скорее почувствовала, чем услышала, как Ной вздохнул и нехотя убрал руки, когда я поднялась, чтобы найти сумочку. Увидев, кто мне звонит, я прошла в ванную, прижимая телефон к уху. «Можно как раз поправить макияж, раз уж вышла на минутку», – подумала я.

– Привет, пап, – сказала я, надеясь, что в моем голосе не отразилось раздражение. Я наклонилась к зеркалу, чтобы стереть смазавшуюся стрелку.

– Как танцы?

– Хорошо.

Отец замялся.

– Ты уже решила, что будешь с ним делать?

– Да. Да, я приняла решение.

Папа вздохнул.

– Ты останешься с ним?

Это скорее было утверждение, а не вопрос; он уже знал.

– Да, – тихо призналась я. – Мне пора идти. Увидимся завтра, ладно?

– Хорошо.

Я несколько раз вздохнула, чтобы успокоиться. Выключила телефон, чтобы нас больше никто не беспокоил. Затем нанесла на губы немного бальзама, взбила волосы и вышла из ванной.

Ной развалился на кровати, подложив руки под голову и согнув ногу. В этот момент он был очень похож на модель – расслабленный, с томным взглядом. Наверное, он не заметил, что я вернулась. Он был таким красивым со своими взъерошенными волосами и в смокинге – даже со сломанным носом. На его фоне я чувствовала себя миниатюрной. Мне нравились его глаза, такие яркие и пронзительные – теперь они были широко раскрыты. Он буквально раздевал меня ими.

– Какой бы ты красивой ни была сегодня в этом платье, Эль, я предпочитаю увидеть тебя без него.

– О, правда? И с чего ты взял, что это случится?

Он ухмыльнулся.

– Думаю, это вполне возможно.

Я кокетливо улыбнулась ему в ответ, а Ной поднялся с кровати и пошел ко мне. Я выгнула бровь, гадая, что именно он задумал, и вдруг он остановился.

– Иди сюда, – сказал Ной удивительно нежным голосом, затем притянул меня к себе и отступал до тех пор, пока не присел на край кровати, усадив меня к себе на колени. А когда он крепко обнял меня, я обняла руками его шею – нежный, интимный момент.

– Знаешь, мы можем ничего не делать. Если не хочешь, просто скажи. Я снял номер не для того. Просто хотел остаться с тобой наедине, даже если после ты решишь поехать домой.

Я была ошарашена. Мне казалось, он снял этот номер лишь для того, чтобы заняться со мной сексом. А сейчас выяснилось, что ради меня Флинн от секса может и отказаться. Сначала он опустился на колено, чтобы пригласить меня на танцы, потом посвятил мне песню, затем – лепестки на кровати, а сейчас – это? Черт. Он и правда изменился.

– Я слышал, ты говорила Ли, что мы поторопились, – признался он. – И в этот раз мы все делаем правильно, поэтому я подумал…

Я сказала это Ли, потому что могла быть честной с ним и не чувствовать, что меня осуждают. Даже и представить не могла, что Ной это услышит… Недавно я беспокоилась, что мы поторопились, что я не подумала и слишком увлеклась нашими тайными встречами.

«Именно так должен был пройти мой первый раз», – подумала я, осматривая номер, лепестки, Ноя… и покачала головой.

– Нет, я хочу этого.

Будь это банальный любовный роман, сейчас настало бы время признаться в любви. Он пробормотал что-то неразборчивое и поцеловал меня в губы, отчего я растаяла в его объятиях. Помог мне снять с него пиджак, затем, пока я возилась с пуговицами рубашки, расслабил галстук и стянул его через голову.

Я беспомощно захихикала, когда в этой спешке галстук застрял у него во рту.

– Даже не думай, – пригрозил он, галстук заглушал его слова. Я захохотала во весь голос, но через мгновение он прервал его поцелуем. В этот момент я позволила себе отключиться от всего. Больше ни одной сознательной мысли. Этой ночью существовали лишь мы с ним…

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

title='Сделать закладку на этом месте книги' />

Открыв глаза, я зевнула, перекатилась на бок и оказалась нос к носу с Ноем. Его рот был слегка приоткрыт, а ресницы казались невероятно длинными. Он выглядел таким умиротворенным и невинным.

Я придвинулась к нему, наблюдая, как он спит. Мне всегда было интересно, почему влюбленные порой просто наблюдают за своей половинкой, и теперь я поняла: ты любуешься ею, когда она так беззащитна.

Когда сон окончательно улетучился, я решила разбудить Ноя.

– Ной, – тихо прошептала я ему на ухо. – Ной… Проснись…

Он бессвязно что-то проворчал и, закинув на меня руку, придвинул ближе к себе, но так и не открыл глаза.

– Ной, – повторила я.

Нет ответа. Я подалась вперед и ласково поцеловала его в губы. Только после этого он протер глаза и запустил руку в волосы.

– Если ты будешь будить меня так каждый раз, я не против почаще проводить с тобой ночи, – сказал Ной, и глаза его блестели.

– Очень смешно, – съязвила я, но улыбнулась и откинула волосы с лица. – Доброе утро.

Он поцеловал меня в кончик носа.

– И тебе доброе утро.

Ной потянулся и прижал меня к себе. Я резко подняла ногу.

– Что?

– У тебя очень холодные ноги, – объяснила я, а он засмеялся, закатив глаза. Я опустила ногу, стараясь не касаться ледяных ступней Ноя. Мы валялись еще как минимум час, обнимались, тихо переговаривались и обменивались поцелуями.

Я находилась на седьмом небе от счастья.


Ной подвез меня до дома. Позже я собиралась заскочить к Ли. Мне очень хотелось узнать, признался ли он наконец-то в любви Рейчел (даже если он сам еще этого не понял, я знала, что он влюбился).

Но ему все еще было неприятно, что мы с его старшим братом встречаемся. А появиться перед ним с остатками вчерашнего макияжа и в помятом платье означало напомнить ему об этом. В таком виде лучше столкнуться с папиным разочарованным вздохом по поводу проведенной ночи, чем с Ли.

– Эль? – позвал папа, когда я как можно тише закрыла за собой дверь.

Я вздохнула: не могла незаметно выйти или войти в дом, если от этого зависела моя жизнь. Непокорная дочь… Поэтому я разгладила платье и крикнула в ответ:

– Да, это я!

– Как прошли танцы? – спросил он, когда я вошла в гостиную. Брэд лежал вверх тормашками: ноги на спинке дивана, голова на полу. Он отвлекся от игры, посмотрев на меня, а потом снова вернулся к ней.

– Отлично, – ответила я. – Только был один неприятный момент: в вегетарианском блюде оказались орехи, а у одного из наших парней как раз на них аллергия…

– Скучно, – громко произнес Брэд, выводя меня из себя, что свойственно младшим братьям.

– Ходила на афтепати? – спросил папа.

– Нет… – ответила я настороженно. – Мы… Ной забронировал для нас номер в отеле…

Мой голос превратился в бормотание, а потом полностью затих.

– Да неужели? – процедил отец.

– Ничего не было, – быстро добавила я, но не смогла скрыть румянец на щеках.

Поговорим на деликатную тему…

Но тут заговорил Брэд.

– Тили-тили-тесто, Ной и Эль – жених и невеста,  – пропел он с издевкой.

– Мне все равно, – остроумно ответила я, пародируя его голос. Брэд хмуро посмотрел на меня поверх Nintendo, и я показала ему язык.

– Уже поздно забрать назад мои слова насчет того, что моя маленькая девочка так быстро повзрослела? – засмеялся папа, покачав головой. Я робко улыбнулась ему. – Так ты хорошо провела время на танцах?

– Ага. И знаешь, что сделал Ной? Он попросил группу исполнить для меня песню, чтобы при всех спросить, стану ли я его девушкой. Вот как он серьезно к этому относится. Ко мне.

– Ах, малышка Элли-Белли влюблена? – произнес Брэд слащавым голосом, изображая звуки поцелуев и корча рожицы.

– Нет! – быстро ответила я. – Нет!

Папа смотрел на меня так, будто разрывался между принятием и разочарованием. Я уже хотела проигнорировать это, как в дверь позвонили.

– Я открою, – быстро сказала я и побежала к выходу.

– Сарафанное радио донесло, что ты вернулась, – сказал Ли, прислонившись к перилам и улыбаясь мне. Улыбка на мгновение погасла, когда он увидел меня – было совершенно ясно, чем я занималась прошлой ночью, – но он быстро взял себя в руки.

– К тому же мне пришлось сбежать из дома, – продолжил он. – Родители сорвались на Ноя.

– Почему?

– Ну для начала он… цитирую: «Бог знает где и чем занимался всю эту неделю», – и снова цитирую: его «выпрут из колледжа еще до того, как он туда поступит, если он продолжит так глупо и безрассудно себя вести».

Я вздохнула.

– Они помирятся. Но лучше мне уйти подальше, – добавил Ли.

– Как афтепати?

– Ты пропустила кое-что серьезное, – мрачно сообщил он, но потом широко улыбнулся. – Это было так ржачно. Уоррен напился и устроил караоке, одновременно танцевал и признавался всем в любви. Ничего смешнее в жизни не видел! Но обошлось без драк.

– Это потому, что не было Ноя, – сказала я.

Он засмеялся.

– Правда, правда… – Он прокашлялся. – Эм, я бы спросил, как прошла твоя ночь, и подколол тебя фразочкой «расскажи мне обо всем до мельчайших подробностей, подружка », – произнес он писклявым голосом и откинул воображаемые волосы. – Но я не хочу знать, какими грязными вещами ты занималась с моим братом.

Я улыбнулась.

– Честно говоря, я понимала, что ты не захочешь знать. Но раз уж мы заговорили об этом, мой дружочек, вы с Рейчел…

– Нет, ничего не было, – ответил он гордо, выдвинув подбородок.

– Правда? Я думала, у вас все случится.

– И я тоже… – Он пожал плечами. – Но она сказала, что не готова, поэтому подождем.

– Ага! – проворковала я и щелкнула его по носу. – Ты попал, мой друг.

Ли даже не стал спорить. Просто закатил глаза и покраснел. Я захихикала, но не стала язвить.

– Рейчел знает, что ты так втрескался?

– Ну… эм…

– О господи! Ты признался ей, да? Ты сказал, что любишь ее! Когда это произошло? Когда вы танцевали медляк? Или под звездами на афтепати?

Ли засмеялся и закинул руку на мои плечи.

– Успокойся, мисс Романтик. Если бы ты дала мне шанс, я бы рассказал, как все произошло. – Я закрыла рот на замок. – Когда мы танцевали медляк, я произнес это очень тихо. Она не услышала и переспросила, поэтому пришлось сказать громче, но Рейчел так и не поняла. Я почти выкрикнул, и в этот момент некоторые ребята оглянулись, а она начала краснеть… – Ли улыбнулся и засмеялся. – Вообще, все прошло очень мило, потому что она призналась мне в ответ. Честно говоря, с этим ярко-красным румянцем на щеках Рейчел была похожа не свеклу, и…

Я ударила его по руке.

– Это так мерзко!

– Наоборот, я же сказал, это было мило! И прекрати перебивать! Так вот. Она призналась в ответ, при этом была похожа на милую свеклу, – подчеркнул Ли, – и я спросил: «Что? Я тебя не слышу», чтобы она тоже сказала это как можно громче.

Я улыбнулась.

– Ах, как это мило.

– Это ты так на меня влияешь, – сказал он, толкнув меня в плечо. – Тусуясь с тобой все эти годы, я становлюсь сентиментальным.

– И ты ее поцеловал? После того, как вы признались друг другу.

– Конечно.

– Здорово…

– Ты так весь день будешь стоять и ворковать, или мы посмотрим «Судью Джуди»? Конечно, после того, как примешь душ. У тебя весь макияж размазался.

Он указал на разводы туши под глазами, а потом как ни в чем не бывало прошел мимо меня в дом.

Я могла лишь посмеяться и покачать головой, когда Ли устроился как у себя дома, и заговорил с Брэдом и папой. Я отправилась наверх, чтобы помыться и переодеться. Но меня мучила одна вещь: как мой глупый младший брат дразнил меня, что я… влюблена в Ноя…

Этого не могло произойти. Я с самого начала знала, что нет никакой речи о любви… Точнее, до прошлого вечера все было несерьезно. И даже до прошлой ночи я не могла быть… Я не была…

Или я все-таки влюбилась? 

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы с Ли отдыхали у меня на заднем дворе. Светило солнце, и погода была слишком хорошей, чтобы сидеть дома. Обычно в такие дни мы расслаблялись у бассейна Ли, ведь его двор был куда лучше моего: у нас висело старое подвесное кресло с балдахином, которое скрипело при каждом движении. Половина газона увяла, так как папа в последнее время был слишком занят, чтобы приводить траву в порядок, и слишком упрям, чтобы нанять садовника.

Я предлагала переместиться к Ли, заметив, что сейчас самое время искупаться в бассейне, но Ли хотел немного подождать.

– Шелли, папа сказал, что напишет мне, когда можно будет вернуться. Имея в виду, либо Ной сбежит, либо они перестанут ругаться и отчитывать его. А пока никаких новостей.

– Все действительно настолько плохо?

– Поверь мне, ты даже не захочешь знать.

В этот момент зазвонил его телефон. Ли нахмурился и ответил не сразу.

– Кто это? – спросила я и приподнялась, чтобы посмотреть на экран.

– Ной, – пробормотал он, и я увидела его имя. – Какого черта ему нужно?

– У меня есть идея: ответь и узнаешь.

Он смерил меня взглядом и взял трубку.

– Что?

Я услышала недовольный голос Ноя, но не могла разобрать, что он говорил.

– Конечно, – сказал Ли и передал телефон мне. – Твой телефон все еще выключен. Он хочет с тобой поговорить.

– Ой! – Я взяла телефон и осознала: меня переполняет радость от одной только мысли, что поговорю с Ноем по телефону, а ведь он пока даже ничего не сказал. Что со мной происходит?

– Привет, – сказала я.

Но я знала, в чем дело… именно поэтому согласилась пойти с ним на танцы.

– Я тут уже целую вечность пытаюсь с тобой связаться.

– «Целую вечность» – это сколько?

– Эм, последние четыре минуты. Я дважды пробовал дозвониться.

Я засмеялась.

– О да, это действительно вечность, мистер Нетерпеливость. Кстати, что ты хотел?

– Слушай, Эль… – Ной говорил как-то странно, будто с трудом. Я представила, как он дергает себя за волосы, проводит рукой по щеке, и нахмурилась: что произошло?

А потом он сказал эти роковые слова. Я знала: давно уже стоило прекратить наши отношения. Черт, не надо было даже их начинать, но теперь слишком поздно. Я поняла, что слишком увлеклась, когда от следующих его слов перестала дышать.

Он выдохнул в трубку:

– Нам нужно поговорить.


Мы договорились встретиться в «Старбаксе» на окраине города – это все, что я поняла из нашего разговора, и смогла пробормотать в ответ лишь:

– Хорошо.

– Что случилось? – спросил меня обеспокоенный Ли. – Ты выглядишь очень напуганной.

– Я… Он… Мы… «Старбакс»…

– Что? Шелли, переведи дух, а потом расскажи. Но сначала ответь, ты в порядке?

Я кивнула, а потом покачала головой.

– Ну… Я… Я не знаю. Он… мы… – Я вздохнула. – Он сказал, что нам нужно поговорить.

Ли поморщился и втянул воздух.

– Хм. Но… подожди, ты серьезно? Ты уверена, что он сказал именно это?

Я кивнула.

– Мы встречаемся в «Старбаксе» в восемь.

– Это через час.

Я кивнула.

– Мне надо приготовиться…

Я на деревянных ногах поднялась к себе, пребывая в полубессознательном состоянии. Папа работал в гостиной, а Брэд пошел с друзьями в парк. Ли побежал за мной.

– Подожди, что, по-твоему, происходит?

– Он расстанется со мной, разве не понятно? В смысле, мы только начали официально встречаться… а теперь он положит этому конец, да? Ведь именно эти слова говорят, когда хотят расстаться. «Нам нужно поговорить», а потом начинается: «Дело не в тебе, а во мне» и…

Ли пощелкал пальцами перед моим лицом, и я подскочила от неожиданности.

– Успокойся.

– Извини…

– Слушай, может, он просто… хочет поговорить. И не собирается с тобой расставаться. Я не вижу для этого причин.

– Но… но тогда бы он сказал мне по-другому, не так ли? «Не волнуйся, мы не расстаемся». О господи, что надевать, когда с кем-то расстаешься?

Я начала рыться в шкафу и ящиках, пытаясь выбрать наряд, и отнеслась к этому серьезно: может, надеть привлекательные вещи, чтобы он хорошенько подумал, стоит ли бросать меня? Или пойти как есть – в старых джинсовых шортах и фиолетовом топике, – чтобы казалось, будто мне все равно, если мы расстанемся? В итоге я решила не переодеваться, лишь немного подкраситься.

– Эль, остынь, он, может быть, и не хочет расставаться. Он же с ума сойдет, если это случится.

– Спасибо, Ли, теперь я действительно спокойна.

Я взяла карандаш для глаз, но руки слишком тряслись, поэтому я упала на кровать, закрыла лицо руками и вскрикнула от отчаяния.

Я знала, что слишком сблизилась с Ноем, но не хотела в это верить. Я думала, если вобью себе в голову, что наши отношения невозможны, то это станет правдой. Если смогу убедить себя, что не слишком увлеклась им, это будет означать, что я не… не влюбилась в него.

Как давно я испытывала к нему такие чувства?

Всё. Он точно расстанется со мной. Даже Брэд понял это раньше меня. И Ли… он знал – вот почему продолжал так странно на меня смотреть. Папа и Рейчел тоже догадывались; теперь выражения их лиц во время тех разговоров обрели смысл. Неужели я правда самая последняя разобралась в своих чувствах? Я слишком боялась признаться себе в этом. Логика подсказывала мне: Ной точно не отвечал взаимностью и собирался расстаться со мной. Нам нужно поговорить…

Я закусила губу. Почувствовав на колене руку Ли, я открыла глаза и увидела, что он склонился надо мной. Его нос завис в сантиметре от моего, а большие голубые глаза смотрели прямо на меня.

– Ли…

– М-м-м?

– У нас проблема.

– М-м?

– Думаю… – Я посмотрела ему в глаза. – Думаю, я влюбилась в него.

– Наконец-то. Господи, я понял это, когда ты согласилась пойти с ним на танцы. Никто в здравом уме не согласился бы. Я ждал, что ты признаешься, когда ты сказала, что он будет твоим партнером.

– Подожди… Так ты знал и ничего мне не сказал?

– Думал, ты должна сама все понять… Ладно, ладно, – произнес он, заметив мой скептический взгляд. – Я думал, ты никогда не признаешься.

– Как ты понял это раньше меня? – глупо спросила я.

– Я твоя вторая половинка. Эшли для твоей Мэри-Кейт, Штучка Один для Штучки Два, – добавил он, усмехнувшись.

– Ли, что мне делать? Он расстанется со мной…

Ли пожал плечами.

– Я не знаю, что сказать тебе, Шелли. Все будет хорошо. И знаешь почему? Потому что у тебя есть я. Я же говорил, что бы с тобой ни случилось, я рядом. Если тебе разобьют сердце или ты забеременеешь.

Я улыбнулась.

– Ну раз у меня есть ты…

Он засмеялся.

– Утешительный приз, да?

– Не глупи. Ты не утешительный приз. Ты мой лучший друг.

Он грустно улыбнулся.

– Но я не так важен для тебя, как он. Не могу соревноваться с парнем, в которого ты влюблена, брат он мне или нет.

– Ли, не глупи. Ты всегда, всегда, всегда будешь самым важным для меня мужчиной, за исключением папы. Но ты рядом, – улыбнулась я. – Ной или кто-то другой… Ни один парень не встанет между нами. Никогда. Понял это?

– И ни одна девушка, – сказал он. – Лучшие друзья.

– Мы вместе состаримся.

– Не могу представить игру в «Постучи и убеги» без тебя, удирающей вместе со мной в инвалидном кресле на полной скорости.

Я засмеялась и крепко обняла его. Он сжал меня в ответ с такой силой, что выдавил весь воздух из легких.

– Ты правда боишься меня потерять? – поддразнила я.

– Это так очевидно?

– Я тоже не хочу тебя потерять.

Он улыбнулся и подмигнул мне.

– Эй, ты когда-нибудь задумывалась, как сложились бы обстоятельства, если бы мы… понимаешь, сошлись с тобой?

Я изогнула брови.

– Я не предлагаю пробовать! – быстро добавил он. – Просто спрашиваю.

– Все ждут, когда мы начнем встречаться.

– Бог знает почему. Скажу так: насмотрелись девчачьих фильмов и начитались сопливых романчиков.

Я засмеялась.

– Отстойная бы из нас получилась парочка.

– Чертовски верно. Вдрызг испортили бы наши отношения.

Я засмеялась. Не знаю, как поступила бы, признайся Ли мне в любви. Мы всегда будем только лучшими друзьями.

– Кроме того, ты влюблен в Рейчел.

– А ты – в Ноя.

– По крайней мере, сейчас… Спасибо, что напомнил.

– Черт. Я отлично тебя отвлекал, да?

– Да, устроив тут сентиментальные разборки. А теперь двигайся, ты загораживаешь мне свет, а мне нужно накраситься.

Он засмеялся и отодвинулся, чтобы пропустить меня к зеркалу. Теперь моя рука хотя бы не тряслась, поэтому я смогла нарисовать стрелки, не ткнув себя в глаз.

– Хочешь, я тебя подвезу? Тебе скоро надо выезжать, если не хочешь попасть в пробку…

– Да, пожалуйста, – сказала я, засовывая в карман несколько пятидолларовых купюр. Порывшись среди оберток от жвачек и монеток, Ли наконец нашел в кармане ключи от машины.

– Ну что, поехали разбивать мне сердце, – пошутила я с невеселой усмешкой.

Ли как-то сильно ударил меня по спине, словно думал, что таким образом приведет меня в чувство. Я пошатнулась и схватилась за перила, чтобы не свалиться со ступенек.

– Успокойся. Все будет хорошо.

Самое смешное, что я ему не верила.


Мы подъехали к «Старбаксу» с небольшим опозданием, потому что попали в пробку. Я увидела припаркованный мотоцикл Ноя. И мысленно сделала заметку: позвонить Ли и попросить меня забрать прежде, чем соглашусь вернуться с Ноем на байке, если он вообще предложит.

– Отправь мне сообщение, если нужно будет тебя забрать, хорошо? – тихо сказал Ли, когда мы подошли к двери. Я кивнула и вошла внутрь, нервно окидывая взглядом зал. Поднявший руку Ной сидел за столиком у окна в глубине зала.

Ли сжал мою руку.

– Ты будешь в порядке, Шелли. Кроме того… он тебя не заслуживает.

Я натянуто засмеялась.

– Поговорим позже, Ли.

Я развернулась и направилась к Ною, высоко подняв подбородок. Он выглядел красивее обычного. Может, потому, что я наконец осознала свои чувства, или из-за того, что была готова к расставанию с ним. Его волосы растрепались, он был в темных джинсах и обычной белой футболке, на которую накинул старую кожаную куртку. Когда я подошла, он поднялся, чем удивил меня. Ли уж точно сказал бы: «Ох, посмотрите, кто превратил Ноя в джентльмена!» – и ткнул бы меня в бок.

– Привет, – поздоровался запыхавшийся Ной слегка возбужденным голосом. – Присаживайся.

Я села. Мы заговорили одновременно и сразу же замолчали.

– Начинай ты, – в один голос сказали мы. Он ухмыльнулся, и я хихикнула.

К нам подбежал официант – парень лет двадцати, который, казалось, накачался кофеином, чтобы дожить до конца смены.

– Что вам принести, ребята?

– М-м…

Интересно, мы останемся посидеть? Или Ной просто избавится от меня и умчится на своей двухколесной смертельной ловушке?

– Я буду обычный кофе, – сказал он официанту, а потом показал на меня и добавил: – А ей латте с обезжиренным молоком и взбитыми сливками.

Парень записал все в блокнот, кивнул и сказал:

– Сейчас вам все принесу.

Как только он ушел, я смогла выговорить лишь:

– Откуда ты знаешь, что я заказываю?

– Ты его уже пила. Заказ был странным, наверное, именно поэтому я запомнил.

– О. – Меня это поразило, но в хорошем смысле.

Этот парень же не собирался расставаться со мной, правда? Я очень, очень сильно хотела поверить, что Ли был прав и Ной действительно влюбился. Но… всегда есть но.

Я молчала, Ной тоже. Мы в тишине ждали, когда принесут наш кофе. Получив заказ, Ной сделал глоток и устроился поудобнее, закинув одну ногу на другую и положив руку на спинку стула. Я



не стала пить свой латте, чтобы не обжечь язык, а заодно и все свои вкусовые рецепторы, даже если возникла неловкая пауза.

– Слушай, нам надо поговорить, – наконец сказал Ной.

– Ты расстаешься со мной? – выпалила я, больше не в силах держать этот вопрос в себе.

Он вздохнул, и у меня сердце ушло в пятки. Увидев выражение его лица, я почувствовала себя опустошенной.

– Слушай, Эль, я хочу, чтобы ты меня выслушала, хорошо?

Я кивнула. А что еще мне оставалось делать?

– Мне предложили место в Гарварде. На курсах компьютерных наук.

– Гарвард… Это который в Массачусетсе?

– Да, – кивнул он.

– Это круто, поздравляю! – Только вот в моем голосе не слышался восторг, поэтому на всякий случай я еще раз повторила. – Это просто супер, Ной.

– Я знаю. Но…

Ну вот опять это ужасное слово. Только в этот раз в глубине души я обрадовалась, услышав его.

– Воу, подожди, никаких но. Ты не можешь не поехать в Гарвард.

– Он в Массачусетсе, на другом конце страны, Эль. Я поступил в Калифорнийский университет в Сан-Диего. Это не так уж далеко, и у них есть хорошие курсы по машиностроению…

– Ной, почему ты вообще думаешь отказаться от Гарварда? Ты не можешь так поступить.

– Я не знаю, – вздохнул он. Он казался таким растерянным и беспомощным. – Родители хотят, чтобы я учился там. Но у меня такое ощущение, что они просто хотят отослать меня подальше, ведь тогда им больше не придется решать мои проблемы. Я принял предложение, но не знаю, верно ли поступил.

– Уверена, твои родители рады за тебя. Это потрясающе. Замечательная возможность. Конечно, они хотят, чтобы ты учился там.

– Они так на меня злились, – сказал он, невесело улыбнувшись и обводя пальцем край чашки. – Особенно из-за всего, что произошло с тобой… Они просто хотят, чтобы я свалил.

– Они не хотят этого. Просто беспокоятся за тебя.

– Неважно, – произнес он так твердо, что я даже не попыталась поспорить.

Я обвела указательным пальцем чашку и, посмотрев на пар, поднимающийся от кофе, сказала:

– Я рада за тебя.

Он потянулся и, прижав руку к моей щеке, нежно провел по ней большим пальцем. Мое сердце пропустило удар.

– Из-за того, что сейчас происходит между нами, я не знаю, что делать.

Я сглотнула. Он не собирался говорить это. Ли ошибся. Я просто себя обманывала. Смешно было даже подумать, что он когда-нибудь признается мне в своих чувствах.

Ной долго смотрел мне в глаза, затем наклонился и невероятно ласково поцеловал меня, отчего по всей моей спине поползли мурашки. Его губы долго не отрывались от моих, а потом он откинулся на спинку стула. Я не могла прочитать выражение его лица, но на его лбу проступила глубокая морщина.

– Эль, я понимаю, что вел себя как настоящий придурок, и я сказал, что попробую загладить свою вину, но… дело в том, что я просто… – Он вздохнул и провел рукой по волосам, взъерошив их. – Эль, я осенью уеду в колледж и не знаю, как все обернется. Я не хочу тебя потерять. Не хочу расставаться с тобой, но…

– Ной, – попыталась я перебить его.

И тут он сказал:

– Нет, забудь. Это может подождать. Слушай, допивай кофе, а потом мы продолжим. Я хочу тебя кое-куда отвезти.

– Куда?

– Не могу тебе сказать, а то испорчу сюрприз. Но тебе понравится, поверь мне. Это недалеко, но нам нужно выехать как можно быстрее, если хотим вовремя добраться.

Мне хотелось уточнить, куда мы вдруг собрались, но я знала, что он не скажет, поэтому молча пила кофе. Ной быстро допил свой, и я удивилась, как он не обжег горло.

Когда я опустила чашку, Ной фыркнул.

– Что?

Он потянулся и, проведя пальцем по кончику моего носа, вытер его о салфетку.

– Остались сливки. – Я покраснела, но он лишь засмеялся. – А теперь поехали…

– Ладно, ладно! – согласилась я. – Чего ты сегодня такой нетерпеливый?

А потом до меня дошло:

– О господи, нет, я никуда с тобой не поеду.

– Что? Почему нет?

– Ты на мотоцикле. Я видела его снаружи. Я больше не сяду на эту штуку. Хватило одного безумного раза.

– Перестань, все заслуживают второго шанса. Ты дала мне один. Хватит ненавидеть мой байк.

Я засмеялась, тут же забыв про тошноту и волнение, возникшие при мысли о расставании с Ноем. Кроме того, сейчас я чувствовала себя намного увереннее. Я не думала, что он расстанется со мной; ведь он сам сказал, что не хочет меня потерять.

– Извини, но я не могу сесть на эту жуткую штуковину.

– Но тогда ты сможешь прижаться ко мне, – поддразнил он меня. – Прекрати, не так уж все плохо, как ты представляешь.

– Это ужасно, – серьезно ответила я. – Извини, но я не сяду на байк.

– У тебя нет выбора. Мы поедем в это место, даже если придется связать тебя.

Я начала сердиться.

– Я шучу. Но оно того стоит, обещаю.

– Нет.

Он подался вперед и чмокнул меня в губы.

– Пожалуйста? Клянусь, ты оценишь. Я стану твоим пожизненным рабом, если тебе не понравится.

И как я могла отказать ему? Подозрительно нахмурившись, я спросила:

– Пожизненным?

– Ага.

– Ладно, но только в этот раз. И ты в любом случае мой должник. Даже если мне понравится поездка.

– Как скажешь, Шелли. Но после этого мотоцикл покажется тебе наполовину не таким ужасным.

– Очень сомневаюсь. Знаешь, Ной Флинн, иногда я тебя ненавижу.

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Он надел на меня шлем и застегнул его. Я тут же вспомнила свою первую поездку на его байке и улыбнулась воспоминаниям. Он сел на мотоцикл, который выглядел более огромным и пугающим, чем я его помнила, и подал мне руку. Я осторожно обняла Ноя за талию. Мои ладони потели, а в ушах отчетливо слышалось биение пульса.

Куда бы мы ни поехали, оно должно того стоить. Сейчас уже слишком поздно отступать? Сказать ему, что поедем в другой раз?

– Ной, я передумала, правда, я не…

Он завел двигатель, байк ожил, издав рев. Я подскочила и, тихонько пискнув, вцепилась в Ноя как можно крепче. Он затрясся от смеха, и не успела я снова сказать ему, что передумала, как он полетел по улице.

Я даже не открыла глаза. Ветер хлестал по моим голым рукам и ногам; я знала, что, даже когда мы слезем с мотоцикла, я все еще буду покрыта мурашками. В этот раз мои волосы были хотя бы убраны под шлем, поэтому не превратились в воронье гнездо.

Я услышала гудок, который, похоже, предназначался нам, но все равно сидела с закрытыми глазами и держалась за Ноя.

Ненавижу это, ненавижу это, ненавижу это. 

Я люблю его, люблю его, люблю его. 

Я даже не заметила, что мы остановились. Все вдруг затихло, и только когда Ной убрал от себя мои руки, я осмелилась открыть глаза.

Мы находились за городом, у подножия холма возле парка. Мы с Ли приезжали сюда летом, потому что здесь открывался общественный бассейн.

Ной первым слез с мотоцикла и аккуратно снял с меня шлем. Я сердито уставилась на него, и он ухмыльнулся.

– Все было не так уж и плохо, признай это, – сказал он, приглаживая мои непослушные волосы.

– Меня, наверное, сейчас стошнит.

И я даже не преувеличивала. Он снова засмеялся, помогая мне слезть с этой проклятой штуки. Мои ноги напоминали желе и чуть не подкосились. Переплетя наши пальцы, Ной открыл сиденье и достал большой плед, который обычно берут для пикника, закинул его на плечо и заговорил прежде, чем я успела спросить, для чего он нам нужен.

Конечно, подумала я, мы не собирались расставаться. Это было нелогично.

– Идем. Нам нельзя опаздывать.

– Куда мы? – спросила я.

Он уже поднимался по холму, таща меня за собой.

– Ной! Куда мы идем?

– И кто тут теперь нетерпеливый? – засмеялся он, сжимая мою руку.

Вскоре мы дошли до вершины. И когда добрались, Ной отпустил мою руку и расстелил плед на траве под большим дубом. Его ветви свисали так низко, что листья касались моей макушки.

Ной сел на плед и похлопал на пустое место рядом с собой.

– Иди сюда.

Я озадаченно нахмурилась и медленно села рядом с ним. А потом увидела то, для чего мы сюда приехали.

Отсюда открывался невероятный вид: можно было увидеть пляжи и океан, город, мерцающий огнями, – это завораживало. На закате небо окрасилось в красные тона, а тонкие полосы облаков – в розовый и серебристый. Это было так красиво. Закат отражался и в океане, превращая темно-синюю воду в красно-желто-розовую. Захватывающее зрелище: опускаясь за горизонт, солнце казалось очень большим. Здесь было тихо – никакого городского шума, серферов. Только ветерок, шелестящий листьями над нашими головами.

– Вау, – выдохнула я. Других слов я не могла подобрать.

– Знаю. Я же говорил, что тебе понравится.

Ной подтолкнул меня плечом, а когда я оторвала взгляд от пейзажа и посмотрела на него, он широко мне улыбался – на щеке появилась ямочка, глаза горели.

– Это потрясающе, – тихо сказала я.

– Да, так и есть, – пробормотал Ной.

Я ненадолго замолчала, а потом засмеялась.

– Ты такой банальный.

– Тебе же нравится, – поддразнил он, снова подталкивая меня плечом.

– Поверить не могу, что ты привез меня сюда полюбоваться закатом. Это так… так романтично.

– Я же говорил, Эль, что в этот раз все сделаю правильно. И я знал, что тебе понравится. Ты именно такая девушка. Но это еще не все. Подожди пятнадцать-двадцать минут, – сказал он, сверяясь с часами.

– И что произойдет?

Он усмехнулся, не ответив мне, и свободной рукой притянул мое лицо, чтобы поцеловать. Началось все с нежного прикосновения губ, от которого мое сердце начало таять, но вскоре я запустила пальцы в его волосы, а он крепко обнял меня за талию.

Не знаю, сколько времени это продолжалось, но в какой-то момент он отпустил меня и, наклонившись, еще раз поцеловал. По моему телу бегали искры. Я целовала его – так, будто была утопающей, а он – глотком воздуха, и он целовал меня точно так же. Такое бывает только в сказках. Но это происходило на самом деле, со мной. Черт, казалось, что вокруг нас сейчас взорвутся фейерверки…

Я разорвала поцелуй, Ной чуть приподнялся, и мы оба посмотрели на пейзаж. Небо потемнело, но пока не стало черным, как смоль, или синим, как чернила. Вдруг на нем действительно вспыхнул фейерверк и тут же исчез. Еще несколько фейерверков взлетели к небу, взрываясь и свистя, а потом вспыхнули зеленым, золотым, голубым и розовым огнем.

– О господи, – выдохнула я.

– Там на пляже проходит демонстрация, – объяснил Ной. – Не помню… какое-то мероприятие.

– Ого. Сначала закат, теперь – это?

Раздался еще один залп, после которого по небу разбрызгались цветные пятна.

– По какому случаю? Я имею в виду все эти милые жесты…

– Эль. Не называй меня милым. Пожалуйста.

Я закатила глаза.

– Просто ответь на мой вопрос.

Он пожал плечами.

– Я не знаю. Просто… Ну я имею в виду… Сопроводив тебя на танцы, я пытался загладить вину, но иногда извинения не имеют большого значения. А ты заслуживаешь намного лучшего, чем все эти сюрпризы… чем я. И, черт, хотя я ненавижу всю эту эмоциональную чепуху, но я скажу, потому что ты должна это знать.

Я подняла голову с его плеча, чтобы посмотреть на него.

– Ной… – прошептала я, но не была уверена, что он меня услышал.

– Нет, Эль, дай мне сказать. – Он начал кусать нижнюю губу, напоминая скорее напуганного маленького мальчика, чем плохиша Флинна.

В следующую секунду он поцеловал меня так неожиданно грубо, что я не могла вздохнуть и пришла в себя, лишь когда он отстранился.

На небе все еще взрывались фейерверки, и отсветы падали ему на лицо.

– Я люблю тебя, Эль, – сказал он, трогая мои волосы.

Я не могла ничего выговорить, моя голова опустела, сердце бешено колотилось.

«Дыши, – сказала я себе. – Дыши».

– Скажи что-нибудь, Эль. Я только что рискнул всем, включая чувство собственного достоинства, а ты молчишь.

Я засмеялась и практически накинулась на него – обняла его шею и поцеловала. Он обнял меня в ответ, губы ответили на мой страстный поцелуй.

Через мгновение Ной прижался к моему лбу своим лбом и пристально посмотрел на меня своими невероятными глазами. На небе за его спиной взорвался ярко-фиолетовый фейерверк.

– Я люблю тебя, – прошептала я.

Он усмехнулся, и я услышала в его голосе облегчение.

– Ну слава богу. Я уж думал, что напугал тебя.

Я засмеялась и покачала головой.

– Нет. Я все еще здесь.

– Хорошо.

Он чмокнул меня в губы, обнял, а я снова опустила голову на его плечо. Салют на пляже продолжался, освещая темнеющее небо, и я чувствовала себя счастливой, сидя с Ноем на вершине холма.

Он сказал, что любит меня. Он любит меня. Любит меня. Я влюблена в старшего брата моего лучшего друга… и он тоже любит меня. Он любит меня. 


– Ной?

– Да?

– И что мы будем делать? Я имею в виду с твоим колледжем.

Он вздохнул и прижался головой к моей макушке. Его пальцы заиграли с кончиками моих волос.

– Я не знаю, Эль. Не хочу тебя оставлять. Но… это же Гарвард, понимаешь? Гарвард.

– Понимаю.

– Я люблю тебя, – пробормотал он. – И не знаю, что мне делать.

– Твои родители теперь знают про нас? – спросила я, сгорая от любопытства.

Он кивнул.

– Да. Я рассказал им, как только они успокоились. – Затем он вздохнул. – Ты бы видела, как они на меня злились. Даже Ли сбежал из дома. Помнишь, как они обрушились на вас, когда вы устроили битву едой в восьмом классе? Представь это, только в тысячу раз хуже.

– М-м-м… – Я даже не знала, что сказать. Никогда не представляла, что Ной скажет мне эти слова. Черт, я даже представить не могла, что Ной думает о таком.

Не поймите меня неправильно, я знаю, что Ной любит свою семью. Они с Ли всегда были очень близки и поддерживали друг друга, если это было нужно. Но я никогда бы не подумала, что он может так переживать.

– Мама растаяла, когда я рассказал ей, через что прошел, чтобы завоевать твое сердце.

Он усмехнулся и провел рукой по лицу, поэтому я решила оставить эту тему.

– Я так полагаю, на нашей вечеринке на следующей неделе ты будешь Суперменом? У тебя как раз уже есть для этого трусы… – Я закусила губу, когда увидела, что он смутился.

Я открыла рот, но он прикрыл его рукой.

– Даже не смей.

– Что? – попыталась я продолжить, но слова приглушались.

– Ты собиралась сказать, что это мило. Я это знаю.

Я засмеялась. Вообще-то, я хотела сказать, что…

– Неважно. Тогда кем ты будешь?

– Джеймс Бонд – уже слишком избито, да? – Он ущипнул меня за нос. – Просто подожди и увидишь, Шелли. Нет, стой, мне только что пришла в голову гениальная идея. Ты должна одеться, как огромная ракушка.

– О да, фантастический будет наряд. Совершенно сногсшибательный.

Он усмехнулся. Я не одарила его саркастическим взглядом – просто улыбнулась в ответ и засмеялась вместе с ним, а потом мы замолчали.

Мы сидели так несколько минут, наши мысли куда-то унеслись. А потом я снова заговорила. Я хотела сказать ему, что он не должен поехать в Гарвард, и видела, что он ждал от меня этих слов. Но я просто не могла так поступить.

– Ты правда хочешь туда поехать? – тихо спросила я. Не знаю, зачем вообще задала этот вопрос, на который уже знала ответ.

Он наклонился и, обхватив колени руками, взглянул на ночное небо и последние фейерверки. Я тоже села, скрестила под собой ноги и посмотрела на него. Его лицо скрывала тень, поэтому непонятно было, о чем он думает. Наконец через некоторое время он кивнул.

– Да. Да, я хочу поехать. Но не хочу тебя бросать здесь, – тихо сказал он, все еще глядя вперед. – И после всего, что между нами случилось… Я просто не хочу тебя оставлять, Эль.

– Я тоже не хочу, чтобы ты меня оставлял, – призналась я, пересела к нему и снова положила голову на его сильное плечо. – Но ты будешь жалеть, если упустишь такую возможность, мы оба это знаем.

– Ты права. – Он обнял меня. Его рука вырисовывала круги на моей пояснице, и я почувствовала, как от его прикосновения мое тело расслабилось.

– Мне пора, – прошептала я.

Он поцеловал меня в висок и сказал одними губами:

– Я люблю тебя.

– И я тебя люблю. – Я вдруг рассмеялась. – Что случилось с бабником-хулиганом?

– Он влюбился, – просто ответил Ной и прижался поцелуем к моей щеке. – Вот такое клише.

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день мы с Ли отправились в торговый центр, чтобы купить друг другу подарки и забрать костюмы, заказанные для вечеринки. Пообедав, мы разошлись, и я прочесывала магазины в поисках идеального подарка для Ли. В итоге купила новый кошелек, CD-диск, который он хотел, и самую крутую футболку. Ему понравится.

– Я же говорил тебе, – в миллионный раз повторил Ли, когда мы встретились у его машины. – Я разве не говорил, что он попал? А?

Я засмеялась.

– Ну хватит! Ты был прав.

Он удовлетворенно вздохнул и закинул пакеты в багажник.

– Я никогда не устану слушать, как ты это говоришь, Эль.

Я закатила глаза и села в машину. Устроившись на водительском сиденье, он снова завел разговор о Ное:

– Все еще не могу поверить, что ты нормально относишься к его учебе в Гарварде.

Улыбка померкла.

– Я не отношусь нормально, Ли, нисколько. Я не хочу, чтобы он уезжал, но и не могу заставить его остаться здесь и учиться в Сан-Диего. Он должен поехать. Он этого хочет.

– Так вы попробуете отношения на расстоянии?

– Да. По крайней мере, мы так думаем сейчас. Я не знаю, Ли, к концу лета мы оба можем передумать. Но пообещали, что попробуем.

– Просто помни, что я тебе сказал, хорошо? Если не получится, я помогу собрать тебя по кусочкам.

Я потянулась и сжала его руку, а он сжал мою в ответ.

Я была рада, что начались летние каникулы. Это означало, что одноклассники не будут терзать меня вопросами о Ное. Конечно, девчонки периодически звонили мне, и я делилась тем, что они хотели знать. Думала, что устану от этого, но нет – я с удовольствием рассказывала про Ноя и была счастлива, ведь я любила его.

Возникло еще одно очень срочное дело, о котором все говорили: наша костюмированная вечеринка. Мы с Карен и Оливией устроили телефонный разговор и обсуждали костюмы.

– Если придется, – сказала я им, посмеиваясь, – просто наденьте платье и назовитесь девушкой Бонда.

– Наверное, я так и поступлю, – сказала Оливия. – Я заказала костюм, но его еще не доставили.

– Кстати, а кем будете вы с Ли? – спросила Карен. – Знаю, ты нам как-то говорила, но не могу вспомнить. У меня всю неделю кое-как работает интернет.

– Робин, – напомнила я ей с улыбкой.

– Из «Бэтмена и Робина»?

– Ага. Ли будет Бэтменом.

– Я так и подумала, – засмеялась Карен.

В руке завибрировал телефон, и я отвела его от уха, чтобы посмотреть, кто звонит.

– Извините, девчонки, мне пора.

– И какой из них? – спросила Оливия.

– Что, прости?

– Кто из братьев Флинн звонит? – пояснила Карен. – Это должен быть один из них.

– Ной, – фыркнула я.

Обе понимающе протянули: «О-о-о-о!» Я засмеялась и попрощалась с ними. Устроившись на подушках на кровати, я улыбнулась, когда услышала голос Ноя. Мы не обсуждали что-то конкретное, но это не имело значения. Разговаривая с ним, я была счастлива.

«Так вот что любовь делает с людьми, – подумала я, когда Ной сообщил о футбольной программ



е в Гарварде. – Она действительно превращает их в слюнтяев». Честно говоря, мне было плевать на футбол, но Ной рассказывал так взволнованно, что я вслушивалась в каждое его слово и хотела, чтобы он сказал больше.

Из-за любви я стала еще глупее, чем была.

«Но знаете, что? – подумала я с улыбкой на лице. – Мне плевать».


– Ого, – сказала я, поднимаясь с места. – Поверить не могу, что этот год закончился.

– И не говори. Но еще более странно, – Ли подтолкнул меня локтем и кивнул в сторону платформы, с которой учителя убирали стулья, – что в следующем году будет наш выпускной.

– Прямо не верится.

– Кажется, только вчера мы были маленькими детьми, да? Ездили в футбольный и бейсбольный лагеря, устраивали костюмированные вечеринки…

Я засмеялась.

– Да, но в душе мы все еще дети.

Я осмотрелась, выискивая в толпе темно-синих мантий знакомые темные волосы и нос с горбинкой. Родители уже ушли искать Ноя, чтобы поздравить его с выпускным.

– Я рада, что у него получилось, – вздохнула его мама, когда мы заняли свои места. – Я думала, его исключат еще до выпускного. А теперь в следующем году его ждет Гарвард…

В ее голосе слышалась неоспоримая гордость. И я была рада за Ноя. Честное слово.

Но при мысли о том, что он уедет, желудок крутило. Это несправедливо . Как бы по-детски это ни звучало, я ничего не могла поделать с этими чувствами. Почему Гарвард находится на другом конце страны? Почему сейчас, когда я влюбилась в Ноя, я должна была делать выбор?

– А вам, ребята, исполняется семнадцать, – все еще продолжала Джун. – Господи. Семнадцать! Вы только подумайте. В следующем году и вы уедете в колледж и…

– Мам, – опередил Ли своего отца, – только не начинай плакать.

– Я не начинаю! – запротестовала Джун, но ее голос дрожал.

А теперь мы стояли в окружении широко улыбающихся выпускников в мантиях и их гордых семей. Я вытянула шею, пытаясь отыскать Ноя. Краем глаза заметила, что Ли бросил взгляд за мою спину, и начала оборачиваться, но…

– Бу!

У меня душа ушла в пятки, и я, подскочив, тихонько взвизгнула, чем привлекла несколько взглядов. Ли снова засмеялся, его брат тоже решил посмеяться надо мной и сверкал редкой искренней улыбкой.

Я ударила его по груди, пронзив взглядом, мое сердце все еще колотилось.

– Ты такой ребенок, Ной Флинн, клянусь богом! – воскликнула я.

Он ухмыльнулся.

– Ты бы видела свое лицо.

– Заткнись.

Он засмеялся еще сильнее.

– Эй, поздравляю, – сказал Ли. – У тебя получилось.

Ной улыбнулся.

– Да, не говори. Но, знаешь, теперь наследие Флиннов в твоих руках. Создавай как можно больше проблем и смотри, чтобы не исключили.

Ли засмеялся.

– Конечно, сделаю все возможное.

Ной пожал плечами.

– Тебе решать. – Он закинул руку мне на плечи. – Все в порядке, Эль?

Я хмуро посмотрела на него, но его улыбка с ямочкой на щеке испарила все мое раздражение; я выдохнула.

– Ничего не хочешь сказать насчет того, что я окончил школу? – спросил Ной, подталкивая меня бедром. – Никаких поздравлений?

– Здесь возможны варианты…

– Оставь это на вечер, хорошо?

Он поиграл бровями, и я покраснела. На мгновение я забеспокоилась, что Ли станет неловко, и обернулась к нему. Но тот лишь корчил рожу и изображал рвотные позывы.

– Пожалуйста, прекратите! – закричал он, качая головой, поэтому я улыбнулась и сказала Ною:

– Поздравляю тебя.

– Спасибо.

– Теперь колледж.

– Да…

Тишина быстро заполнила брешь в разговоре, и легкой ее не назовешь.

– Подготовил наряд для сегодняшнего вечера, бро? – поспешно спросил Ли.

Ной щелкнул языком и поднял палец, чтобы показать на Ли.

– Отлично сказано… Нет.

– Как не подготовил?.. Ной! – с раздражением крикнула я.

– Эй, я чуть не забыл заправиться, чтобы доехать до школы на выпускной, – защитился он. – Думаешь, я помню, что надо купить одежду для вечеринки?

– Флинн! Идем, чувак, там фотографируют! – закричал кто-то, у меня даже не было шанса закатить глаза.

– Сейчас подойду! – крикнул Ной в ответ и быстро чмокнул меня в губы. – Увидимся вечером, Эль. До скорого, – бросил он Ли и ушел фотографироваться с остальными выпускниками.

– Фу, – прокомментировал Ли. – Микробы!

Я засмеялась.

– Заткнись…

– Не пора ли нам к Бэтмобилю, Робин? – спросил он глубоким хриплым голосом.

– Идем, – ответила я, взяв Ли под руку. Мы обменялись улыбками, а потом пошли к его машине. Я никогда не чувствовала себя такой счастливой: даже после скандала из-за моих отношений с Ноем мой лучший друг все еще был рядом со мной.

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

– Эль, это ты? – услышала я голос Джун, когда вошла в дом Ли.

– Да!

Она вышла из кабинета и улыбнулась мне.

– Я просто прячу некоторые украшения, – объяснила она. – Чтобы их не уничтожили.

Я засмеялась.

– Хорошая идея. Я пойду наверх, чтобы подготовиться.

– Конечно, милая.

Они с Мэттью собирались сегодня пойти на тот же спектакль, что и мой папа, – хотели провести вечер вне дома и не мешать вечеринке. У Брэда завтра футбольный турнир, и он остался у друга, поэтому папа увязался за родителями Ли и Ноя.

– Кстати, Ли сказал, что мальчики приедут пораньше и помогут передвинуть мебель.

– О, правда? Круто.

– Хочешь чего-нибудь выпить?

– Я возьму из холодильника, спасибо.

Я снова улыбнулась маме Флиннов, когда она направилась в гостиную, и достала из холодильника две банки апельсинового лимонада.

Дверь в комнату Ли была открыта. Он лежал на кровати вверх тормашками с наушниками в ушах.

– Давненько не виделись.

– Я тут принесла попить.

– Спасибо.

Он свалился с кровати на пол, а потом поднялся на ноги, чтобы взять банку.

– Кэм и Диксон приедут к семи, чтобы помочь передвинуть диваны и остальную мебель и установить колонки.

– Да, твоя мама мне уже сказала.

Я поставила лимонад на стол Ли и достала из пакета свой костюм. Когда я выпрямилась и приложила платье к себе, то скривилась.

– Может, на мне будет смотреться лучше… – подумала я вслух.

Разрез на юбке поднимался слишком высоко, а топ казался слишком маленьким. Платье было сшито из тонкой ткани металлических оттенков: юбка и накидка – изумрудно-зеленые, а верх платья – рубиново-красный. Бедра обхватывал пояс цвета горчицы.

– Примерь, – сказал Ли как-то глухо.

Я подняла голову, не понимая, что произошло с его голосом. Он надел маску Бэтмена, а плащ он накинул на голову, как вуаль.

– Я не смотрю, клянусь.

– Выглядишь как идиот, – засмеялась я.

– Уверена, что не смотришься в зеркало?

– Ха-ха-ха, – выдала я, закатив глаза.

Я сняла шорты с топом и надела платье. Ли подошел, чтобы застегнуть молнию, но это оказалось не так-то легко. Платье слишком туго сидело на моей груди, и, когда Ли дернул молнию, я даже услышала, как разошлось несколько швов. Затем я аккуратно застегнула вокруг талии ремень.

– В нем что, вшит пуш-ап?

– Нет, – обиделась я.

Дышать в таком костюме было сложно, но разрез оказался не таким глубоким, как я думала, и юбка не такой короткой.

– Выглядит не так уж и плохо.

– Уверен?

– Конечно. Кроме того, девчонки разоденутся, как проститутки. Все будет в порядке.

– Уверен?

Он засмеялся.

– Нет, я наврал. Но серьезно, сейчас выбора у тебя нет. Только если не хочешь появиться голой и сказать, что ты модель «Плейбоя».

– Нет, спасибо. Думаю, остановлюсь на этом.

– Шелли, все будет хорошо. Ты станешь королевой бала.


Через час я была готова: я заколола лишь часть волос, а остальные пряди лежали темными локонами на левом плече. Из Ли получился превосходный Бэтмен, и мне понравился наряд Робин, несмотря на тугой лиф.

Папа заехал за родителями Ли, и через две минуты раздался звонок в дверь.

Похоже, Кэм и Диксон договорились между собой, потому что их костюмы не были случайным совпадением. Кэм надел шикарный старомодный белый парик и треуголку, подходящую его форме, а Диксон пришел в образе капитана Джека Воробья – вплоть до смываемых татуировок, треуголки, пластмассового меча и пистолета.

– Коммодор Норрингтон к вашим услугам, мэм. – Кэм взмахнул треуголкой, старательно поклонившись, и поцеловал мне руку. Я сдержала смех, когда он выпрямился и надел шляпу.

– Крутые костюмы, – оценила я.

– Как настоящие, – добавил Ли.

– Спасибо, – одновременно ответили ребята и засмеялись.

– Мой брат выбил для нас скидку. Он знает какого-то парня, владеющего складом с костюмами, – сказал Диксон.

Я провела пальцем по щеке Диксона и спросила:

– Это искусственный загар?

– Не трогай! – Он отмахнулся от меня. – Ты хоть знаешь, как трудно было нанести на лицо какао-порошок?

– Это какао? – фыркнул Ли. – Из которого делают горячий шоколад?

– Сестра использует его в качестве автозагара, когда у нее заканчивается обычный. Сказала, это сработает.

Мы втроем посмеялись, умиляясь тому, что Диксон брал уроки красоты у своей четырнадцатилетней сестры.

– Заткнитесь, – сказал он, притворно буравя нас взглядом.

– Ладно, ладно, извини, – фыркнул Ли. – Но выглядит круто.

– Я надеюсь, – пробормотал он. – Кстати, что там с мебелью?

– Я разберусь с колонками, – сказал Кэм.

– Я помогу Кэму, – вызвалась я.

– Ага, не хочешь обломать ногти, Шелли? – поддразнил Ли.

– Я скорее думала о том, как бы не испортить прическу.

– Чувак, – сказал ему Диксон, – хреновая у тебя напарница.

Я закатила глаза и ушла с Кэмом. Ли и Ной закупили несколько видов колонок, которые мы могли подключить к большой док-станции в гостиной, но пока они лежали в шкафу в виде запутанных клубков проводов.

Мы довольно быстро их установили, а Диксон и Ли сдвинули всю мебель к стенам гостиной и игровой и расчистили, насколько возможно, кухню. Освободилась куча места для безумной домашней вечеринки – не хватало только гостей.

Все прибывали один за другим, минута в минуту. Вскоре дом Флиннов наполнился грохочущей музыкой и подростками – нет, не подростками, а героями фильмов. Здесь были диснеевские принцессы, феи, а из Кэндис вышла потрясающая зомби-версия Алисы в Стране чудес. Ее парень превратился в джоннидепповского Шляпника (и чего это все им наряжались? Где-то еще ходил Эдвард Руки-ножницы). Карен по максимуму использовала свои рыжие волосы и стала Джинни из «Гарри Поттера». По дому бродили все мужские и женские версии супергероев, начиная с Человека-паука и заканчивая Чудо-женщиной и Капитаном Америкой. Уоррен пришел в костюме профессора Дамблдора, правда, его приклеенная борода отклеивалась в некоторых местах. Большинство персонажей были из «Гарри Поттера»… Я думала, у нас соберется куча агентов 007, а не половина Хогвартса.

Больше всего мне понравились костюмы Тирона и Джейсона. Когда мы с Ли открыли дверь Тирону, он стоял голый по пояс, в одних только шортах, которые, скорее всего, сделал из джинсов. Я тут же поняла, кем он был, – короткие темные волосы и темная кожа…

– С днем рождения в воскресенье, ребята, – улыбнулся он.

– Спасибо. Но кто ты? Модель Calvin Klein? – спросил Ли.

– Он оборотень из «Сумерек», – заключила я.

Тирон повернулся и показал хвост, приклеенный к шортам.

– Отрезал у старой плюшевой собаки, – объяснил он.

– Точно…

– Привет, ребята! С днем рождения! – раздались крики на крыльце, и показался Джейсон в светло-голубой рубашке, которая обнажала накачанный пресс; его светло-каштановые волосы стояли торчком, и он весь был в блестках.

– Ты кто, Мерцающий Монстр? – подшутил над ним Тирон.

– Уж кто бы говорил, – фыркнул Джейсон. – А ты кто?

– Я оборотень.

– Да? – усмехнулся он. – Ну а я вампир.

– Чувак… Отстойный у тебя костюм, – пошутил Ли, и мы с ним расхохотались.

Тирон и Джейсон пришли как Эдвард и Джейкоб из «Сумерек». Их костюмы неплохо сочетались, вот только Джейсону не хватало смертельной бледности. Пластмассовые клыки были при нем.

Вечеринка казалась сюрреалистичной. Ниндзя и моряки играли в бильярд с графом Дракулой и Рокки Бальбоа. Русалки и феи целовались с пожарными и игрушечными солдатиками G. I. Joes. Но я до сих пор не видела Ноя. Будь он здесь, я бы его точно узнала.

Я чувствовала себя немного не в своей тарелке – парочки целовались, парни и девчонки флиртовали друг с другом. Но у меня все шло хорошо. Я болтала с ребятами, смеялась и шутила. Кто-то из девчонок спросил меня, где Ной, но остальные настолько погрузились в обсуждение костюмов, что совершенно не интересовались, когда недавно образовавшаяся пара почтит их своим присутствием.

Мне очень хотелось знать, где он… Но я так веселилась, что некогда было гадать, почему его нет рядом.

– Посмотрите, как Фейт идет это платье в греческом стиле. Слышала, она взяла его у бабушки.

– О господи, вы видели эту штуку на Тэмми? В кого она вообще нарядилась? В модель Victoria’s Secret?

– Джоэль в этом наряде моряка выглядит очень сексуально, как думаете? О господи, думаю, он только что посмотрел в нашу сторону. Он смотрит? Не пялься ты так! Господи, он только что увидел меня. Быстро притворись, что говоришь что-то веселое.

Такого рода разговоры занимали многих девчонок, если они не целовались или не флиртовали с парнями. А парней совершенно не интересовало, как у нас дела с Ноем и насколько отлично он целуется.

Я вышла на задний двор и нашла у бассейна некоторых ребят, в том числе Диксона. Он изрядно напился и громко напевал:

– Йо-хо, йо-хо, пирата жизнь по мне!

Я засмеялась.

– А я-то думала, куда пропал весь ром.

Вдруг со спины меня обхватили чьи-то руки, и я почувствовала теплое дыхание у своего уха.

– Привет, именинница.

Я повернулась и приподняла шляпу, хотя и так догадывалась, кто это.

– Так ты наконец решил показаться?

Он усмехнулся.

– Да, мэм.

Он надел черно-серый костюм в полоску с подплечниками, белую рубашку, черный галстук, лакированные туфли, в которых, наверное, можно было увидеть свое отражение, и кремовую шляпу в стиле 1920-х годов с нашитой на нее черной лентой.

– Аль Капоне? – Я улыбнулась. – Выглядишь…

Он перебил меня, прикоснувшись своими губами к моим, пусть только на секунду.

– Не говори это слово.

Я захихикала и даже не осознавала, что на нас все смотрели. После летних танцев никто не видел нас вместе.

– Но это так…

– Не надо.

– Почему оно тебе так не нравится?

– Я самый крутой парень в нашей школе. Езжу на мотоцикле, ввязываюсь в драки. И ты так меня называешь? Из всех прилагательных ты выбрала именно это?

– Извини. Но оно очень подходит!

Он усмехнулся и ущипнул меня за нос. Я поморщилась, отчего он улыбнулся шире.

– Веселишься, именинница?

– Хм, пока нет.

Он склонил голову набок, с любопытством глядя на меня, а я улыбнулась в ответ на его неозвученный вопрос, потом поднялась на цыпочки и прошептала ему на ухо:

– Мне еще не подарили поцелуй.

Он долго смотрел на меня, и я почувствовала, как учащенно бьется мой пульс. Наверное, у меня не получалось строить из себя сексуальную и соблазнительную штучку. Глупо получилось…

Он чуть наклонился вперед, его губы едва коснулись моих.

– Что случилось с милой, наивной маленькой Эль Эванс, которую я должен был оберегать от толп парней с бушующими гормонами? – спросил он, не отстраняясь.

– «Будка поцелуев»?

Он снова усмехнулся.

– Наверное.

– Так теперь я получу свой поцелуй? – спросила я и отстранилась. Я не была уверена, срабатывало ли щенячье выражение лица на ком-то, кроме папы и Ли, но попробовать стоило.

– Ты же знаешь, что твой день рождения еще не наступил?

– И? К чему ты клонишь?

Он закатил глаза, чмокнул меня в щеку, а потом убрал мои руки и собрался уходить. Я не двигалась, даже не моргала – была слишком потрясена. Поцелуй в щеку? И все?

– Эй, – крикнула я Ною вслед. Хотя я старалась сохранять спокойное выражение лица, мне почему-то хотелось смеяться, вероятно, потому что мы оба знали – он дразнит меня. – Думаешь, тебе это сойдет с рук?

– Я Аль Капоне, – ответил он невозмутимо. – Мне все сойдет с рук.

– Очень смешно.

– Я так и думал, – сказал он. Он ухмыльнулся, а в его глазах запрыгали веселые искорки.

Я не сдержалась и скорчила рожу, как маленький ребенок, и показала язык. Ной засмеялся – по-настоящему, искренне: его глаза заслезились, щеки и живот, наверное, болели.

– Господи, я люблю тебя, Шелли, – тихо сказал он. Смех по-прежнему звучал в его голосе и прятался в глазах.

Не знаю, в чем было дело – в его объятиях, в выражении его лица или смехе, но я впала в экстаз. Без шуток, теперь я понимаю, что авторы любовных романчиков имели в виду, когда писали о слабости в ногах и невозможном желании растаять. Если бы Ной не держал меня за плечи, уверена, у меня подкосились бы ноги.

Я улыбнулась, и он добавил:

– Я скоро к тебе присоединюсь. Иди веселись, именинница.

– Ого. Кто бы мог подумать, что наступит тот день, когда чересчур опекающий брат моего лучшего друга скажет мне: «Иди и веселись»? – поддразнила я. – И не попросит меня следить за тем, что пью, с кем разговариваю, не прокомментирует мой наряд…

Я ждала, что он закатит глаза, рассмеется, или сострит в ответ. Но он робко улыбнулся мне и выглядел при этом как-то… виновато.

– Я не имела в виду ничего плохого.

– Знаю. Не волнуйся. Но прости меня. За то, что…

– Донимал своей опекой? Желал все контролировать? Вел себя как придурок?

Он засмеялся.

– Именно. Так просто, к сведению… Ты сегодня невероятно сексуальна.

Я улыбнулась и одновременно покраснела, отчего он усмехнулся.

– А теперь веселись, Эль, я скоро тебя найду.

– Хорошо, – бодро ответила я и умчалась, поцеловав его перед этим в щеку.

Внезапно я почувствовала на себе десятки пар глаз. Я собралась с силами и, достав из холодильника банку колы, развернулась к стайке девчонок, которые обсуждали все подряд: какая мы милая парочка, как они мне завидовали, какой Флинн сексуальный, как мне с ним повезло.

– Мне хотелось бы иметь то, что есть у тебя, – сказала Тамара, слабо улыбаясь.

– Что? Сексуального плохого парня? – Я озадаченно нахмурилась.

Она засмеялась.

– Нет. Сказочный финал.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне бы хотелось, чтобы это был сказочный финал.

Вечеринка закончилась очень быстро. Часы пролетели незаметно, и к часу ночи в доме не осталось никого, кроме меня, Ноя, Ли и Рейчел. Алкоголя на вечеринке было немного, поэтому в доме было чисто. Мы собрали мусор в пакеты и оставили их на тротуаре. К двум часам Рейчел заснула на руках Ли, который сидел на диване и тоже начал проваливаться в сон.

Я развалилась на другом диване, положив голову на колени Ноя. Мне не хотелось засыпать, хотелось провести с ним больше времени. Может, мне удалось бы не закрывать глаза, если бы Ной не проводил пальцами по моим волосам. Это усыпляло лучше любой колыбельной.

– Ной, – сонно пробормотала я его имя.

– М-м-м… – Кажется, он тоже находился в полубессознательном состоянии.

Я закрыла глаза и бросила попытки бороться со сном.

– О чем ты думаешь?

Он замешкался, перед тем как ответить.

– О нас. О колледже. – Я



терпеливо ждала, когда он продолжит. – Я не… – Он зевнул, отчего ему пришлось повторить слова. – Я не хочу, чтобы ты ждала, когда я приеду на выходные, и не жила своей жизнью. Знаю, странно услышать это от меня, ведь я все время тебя защищал, но… не знаю. Просто это как будто несправедливо по отношению к тебе, – сказал он, снова зевнув, – что ты станешь меня ждать… Я устал. И ничего не соображаю.

Я слабо улыбнулась.

– Ты имеешь в виду всякое «эмоциональное дерьмо»?

– Да. Мы сделаем все, что в наших силах, и будем надеяться на лучшее. Это все, что мы можем сделать.

– Я буду по тебе скучать, – сказала я и пожала плечами, все еще размышляя. Он сжал мою руку.

Некоторое время мы молчали. Я понимала, что он не спит, потому что продолжал проводить пальцами по моим волосам. Я услышала, как Ли всхрапнул, а потом снова начал спокойно дышать. Он тоже заснул.

Ной внезапно сдвинулся с места, оттолкнув меня. Я старалась не открывать глаза и заворчала в знак протеста, но он лег на диван возле меня и прижал к себе. Я улыбнулась. Мне хотелось повернуться лицом к нему, но сделать это оказалось непросто, потому что мне очень хотелось спать.

– Эль, – начал Ной тоном, не предвещающим ничего хорошего. Как тогда, когда он сообщил мне, что он хочет серьезно поговорить. Я слишком устала, чтобы разговаривать…

– Что? – прошептала я сонно в темноту.

– Я люблю тебя.

Он поцеловал меня в лоб. Я придвинулась ближе и положила голову на его плечо, и он обхватил меня крепче. Через несколько секунд я уже спала.

Мы не проснулись, когда родители пришли и засуетились на кухне, готовя бранч, а потом принялись убирать дом.

Я открыла глаза только в два часа дня, а вечер провела, играя с Ли в видеоигры. Ной уехал на склад металлолома, чтобы найти запчасти для мотоцикла. Он оставил непонятное сообщение, но так как я совершенно не разбиралась в механике, мне оставалось только догадываться, чем он занимается.

А потом наступил мой день рождения. Я не спала до полуночи, чтобы написать Ли. Мне, как и ему, исполнилось семнадцать. Но это дошло до меня только сейчас, когда я лежала с открытыми глазами и смотрела, как утреннее солнце рисует на потолке тени.

Я очень повзрослела за прошедший год. И мне это, честно говоря, не нравилось. Главным образом потому, что взросление предполагает принятие важных решений. Например, по поводу учебы в колледже в следующем году. Черт, я понятия не имела, чем хотела заниматься! Просто плыла по течению. Я особо не думала о таких вещах. Просто не знала. 

Конечно, взросление предполагало и много хороших вещей, таких как отношения с парнями, вождение машины, осознание своего предназначения и прочая ерунда. Но разве плохо, что в глубине души я хотела остаться маленькой? Чтобы могла прибежать домой, где папа заклеит мне пластырем разбитую коленку; чтобы я могла прыгать бомбочкой вместе с Ли в его бассейн и думать только о том, как наделать больше брызг, чем он.

Вдруг дверь в мою комнату распахнулась.

– С днем рождения, тролль!

Я села на кровати и бросила в Брэда подушкой, но он закрыл дверь прежде, чем она долетела до его лица. Он снова открыл дверь и позвал меня:

– Давай вставай уже!

– Зачем? Еще же часов восемь утра?

– Если я встал, то и ты встанешь!

Я заметила, что он уже одет, и закатила глаза. Это была правда – когда Брэд вставал, то чувствовал необходимость разбудить в нашем доме всех. Я представила, что он уже вытащил папу из кровати и заставил его достать из шкафа миски, чтобы позавтракать.

– Да встала я, встала!

– Но я еще не поздравил тебя с днем рождения.

Я вздохнула.

– Да. Спасибо, Брэд.

– Поторопись, ладно?

Я не понимала, к чему такая спешка. Но брат швырнул подушку обратно на мою кровать и, закрыв дверь, понесся вниз по лестнице с грацией урагана. Я закатила глаза, но улыбнулась, а потом открыла шкаф, решая, что надеть.

Мы собирались пообедать где-нибудь в городе, но я могла переодеться и потом, а пока достала шорты и футболку. Каждый год мы ходили куда-нибудь все вместе. Я, Ли, его родители, папа, мама (когда была жива), Брэд и Ной. Несколько раз в гости приезжали бабушка с дедушкой и тоже присоединялись к нам.

Я не стала сейчас заморачиваться с волосами, поэтому просто собрала их в хвост и спустилась вниз.

– Наконец-то, – пробормотал Брэд, услышав, что я вошла на кухню.

– С днем рождения, дружочек! – сказал папа, широко улыбаясь. Он стоял за кухонным столом, на котором расположился огромный шоколадный торт с клубничной глазурью и криво выложенными белыми буквами и цифрами: «Эль 17».

– Это мой завтрак? – с надеждой пошутила я.

– Не совсем. Но мы с Брэдом встали очень рано, чтобы испечь его. Я делаю блины.

– Да, и он не приготовит их, пока мы все не соберемся, – проворчал Брэд. В ответ его живот проурчал, как тигр в клетке, раззадоренный мясом. Мы с папой засмеялись. – Сказал, что глупо готовить их дважды.

– Так вот почему ты торопил меня, ворчливый желудок, – поняла я и потрепала волосы брата, а потом обняла папу.

– Как прошла вечеринка? Ты вчера мне так и не рассказала.

– Извини.

– Все нормально. Ты весь день была у Ли; я подумал, у тебя, наверное, жуткое похмелье, поэтому ты избегала встречи с мной.

Я засмеялась.

– Не совсем. Вообще-то мы все мало пили. Нам и без этого было весело.

Это была шутка, но папа включил режим «строгого отца», и на его лице было написано: «Тебе не нужно пить, чтобы веселиться».

Утро пролетело довольно быстро, и в половине двенадцатого мы уже парковались у дорогого ресторана, название которого я даже не могла произнести. Я переоделась в симпатичное темно-синее платье с желтыми цветами и сандалии, надела бижутерию, оставив волосы распущенными.

Мы вошли сразу после того, как подъехали Флинны.

– А, все собрались. Я покажу вам ваш столик, – сказал официант.

Я услышала, как Джун спросила моего брата, как прошла игра, папы тоже втянулись в разговор. Мой взгляд тут же отыскал Ноя, и он улыбнулся мне, но не успела я ничего ему сказать, как рядом со мной появился Ли.

– С днем рождения! – произнесли мы синхронно с улыбкой. Ли засмеялся и попытался раскрутить мой хвост, как лопасти вертолета. Я пихнула его в плечо и крепко обняла. Он обнял меня в ответ и наклонился назад, отчего мои ноги на секунду оторвались от пола.

– Как прошел день? – спросил он прежде, чем мы последовали за нашими семьями.

– Как я говорила по телефону – хорошо. А твой?

– Мне надо отвечать на этот вопрос?

– Нет, – засмеялась я.

– Ну, вообще, я ездил к Рейчел, – сказал он. – Всего на час, перед рестораном.

– А-а-а. Она подарила тебе поцелуй на день рождения?

Я скорчила гримасу и громко изобразила поцелуи.

– Ну…

– Вы, ребята, так мило смотритесь вместе. Как… как Человек-паук и Мэри Джейн. Я бы сказала, как Бэтмен и кто-то еще, но не знаю, с кем встречался Бэтмен.

Ли засмеялся.

– А вы тогда кто? Красавица и Чудовище? Ты Чудовище, конечно же. У нас с Ноем одинаковые гены, а Чудовищем я себя точно не считаю. Посмотри на меня.

Я посмотрела и поморщилась.

– Ужас.

Он снова засмеялся, и мы сели рядом в центре стола. Ной оказался напротив меня. Приятная замена Брэду, который пинал меня и жаловался, что из-за моих «толстых бедер и пухлых лодыжек» ему не хватает места.

– С днем рождения, Эль, – сказал он, нежно улыбаясь.

– Спасибо, – улыбнулась я в ответ.

– Ли, что тебе подарили? – спросил мой папа.

– Пока не знаю. Я ждал Шелли.

– А что насчет тебя, Эль? – спросил Мэттью.

– А я ждала Ли, – ответила я, застенчиво посмеиваясь.

Подошел официант. Ной поставил меню перед собой и сгорбился, отчего я видела лишь его локти и макушку.

Я же гадала, попробовать что-то новенькое или взять уже привычную куриную грудку с пармезаном и соусом барбекю, жареные овощи и картошку фри. В эту минуту мой телефон запищал. Я подумала, что это Уоррен или кто-то из ребят поздравлял меня с днем рождения. Но это оказался не он.

Ты очень красивая. 

Я подняла голову, но Ной сосредоточил внимание на меню, совсем не замечая меня. Я моргнула пару раз, а потом опустила взгляд на телефон и нажала «Ответить».

Спасибо. 

Я не знала, что еще сказать.

Что делаешь потом? 

Потом – это когда? 

После торта. Я кое-что придумал для своей именинницы. 

В конце подмигивающий смайлик.

Я смотрела на сообщение и гадала, есть ли в нем намек. Зная Ноя, он, вероятно, запланировал банальное мероприятие, которые наверняка бы мне понравилось.

– Эль, прекрати переписываться за столом, – отругал меня папа.

– Извини.

Ной усмехнулся, все еще не глядя на меня. Я подумывала спросить в сообщении, что он задумал, но он, возможно, ждал этого от меня, чтобы продолжить дразнить – сказал бы, что это сюрприз, чтобы вывести меня из себя. Поэтому я не доставила ему такого удовольствия и убрала телефон в сумку.

– Спасибо, – сказал папа. – Все готовы заказывать?


После ресторана мы, как всегда, поехали к Флиннам, чтобы открыть подарки и наброситься на огромный торт, приготовленный этим утром папой и Брэдом.

Родители Ли подарили ему диски и одежду. Ной – новую магнитолу в машину: объяснил, что отправился на склад металлолома, чтобы прикупить дополнительные запчасти к нему. Ли вроде уже догадался, какой диск я ему купила, ведь пару дней назад я не позволила ему загружать его на компьютер, но не объяснила почему. Кошелек ему тоже понравился, а потом он открыл пакет с футболкой. Она была голубого цвета с надписью «Я с тупицей» и стрелочкой, указывающей вниз.

Он расхохотался, а затем кинул в меня моим подарком.

– Спасибо, Эль. Открывай свой.

– Он от тебя?

– Естественно. Давай!

Я открыла пакет, а потом целую минуту не могла перестать смеяться. Он купил мне желтую футболку с надписью «Я с тупицей» и стрелочкой, указывающей вверх, в том же магазине.

– Вы что, сговорились? – пошутил папа, когда я показала ему футболку.

– Нет, – ответили мы хором и засмеялись.

– Мы просто общаемся посредством телепатии, – сказал Ли.

Еще он купил мне несколько книг про вампиров, так как знал, что я к ним неравнодушна. Потом протянул маленькую упаковку, так крепко обмотанную несколькими слоями скотча, что мне пришлось разрывать его зубами.

– Что это? – нетерпеливо спросил Брэд, пока я грызла скотч.

– Не знаю!

– Я не скажу! – улыбнулся Ли. Было в его улыбке что-то злорадное, отчего я даже побоялась открывать подарок…

Наконец я отодрала скотч и смогла сорвать бумагу. Это было похоже на игру «Передай сверток», предмет был обмотан бумагой в миллиард слоев.

– Что это? – снова спросил Брэд, пытаясь посмотреть.

А когда я увидела, что лежит внутри, моя щеки тут же запылали, и я отбросила подарок, как бомбу.

– Ли!

– Что? Я пока не хочу быть дядей, недостаточно стар для этого!

– И ты не мог вручить мне это, когда вокруг никого не было? – Он знал, что я имела в виду своего папу . И его родителей !

– И твоего парня, не будем забывать.

Я хотела, чтобы щеки перестали гореть, но не могла успокоиться. Папа быстренько завел разговор с Джун и Мэттью, которые сознательно игнорировали упаковку презервативов, которую я только что держала в руках. Ной потянулся с дивана и забрал ее у меня.

– Спасибо, Ли. Буду держать их под рукой.

Я покраснела еще больше, хотя думала, это невозможно, и закрыла лицо руками. Джун закашлялась, и я поняла, что наши родители не упустили этот комментарий. Но Ли, казалось, это не заботило. Он потянулся и похлопал меня по руке:

– Шелли, я просто хочу, чтобы ты была осторожной. Я присматриваю за тобой.

– Я не вижу, – заныл мой десятилетний братишка. – Что это?

– Всякие взрослые штуки, – объяснила я.

– Тампоны, – сообщил ему Ли.

В этот раз я дала ему подзатыльник, но не сильно.

– Ты, друг мой, просто невыносим.

– Знаю, – улыбнулся он, и мне пришлось засмеяться. Кажется, родители заметили, что презервативы больше не находятся в центре внимания, и тогда папа решил вручить мне подарок:

– Вот, держи, Эль.

И протянул мне длинный футляр из черного бархата, похожий на шкатулку для драгоценностей.

Я неуверенно взяла ее.

– Что это?

– Ну, это… Это принадлежало твоей маме. Она всегда говорила, что хотела отдать тебе. И я должен был подарить их тебе в прошлом году, но совсем забыл. Знаю, семнадцать лет не такая уж важная дата, но… Я не хотел забыть об этом и в следующем году.

Он виновато усмехнулся. Конечно, мы оставили все мамины драгоценности. Такое не выбрасывают. У меня остались ее серьги, которые мне нравились с детства, а еще я иногда носила ее золотую цепочку. Но то, что осталось в коробке, не было украшением на каждый день.

Я отстегнула золотую пряжку и открыла крышку. Думала, там, возможно, цепочка, дорогая нитка жемчуга или что-то в этом роде. Но внутри лежали блестящие серебристые часы. Секундная стрелка, тонкая серебристая линия, двигалась по черному циферблату, украшенному топазами. Я осторожно достала их. Голубые камни казались подлинными, и я была уверена, что часы невероятно дорогие.

– Камни настоящие, – сказал папа, словно прочитав мои мысли.

– Какие красивые, – прокомментировала Джун, улыбнувшись как-то по-матерински.

Я думала, что заплачу. Я буквально чувствовала, что они ждали, как я разрыдаюсь и скажу, что скучаю по маме. И я правда по ней скучала. Очень. Мне хотелось, чтобы она была рядом, суетилась на кухне, или сидела на диване и смотрела по телевизору мелодраму, или собиралась на работу. Но я никак не могла изменить тот факт, что она умерла; я приняла это много лет назад. Порой я до боли хотела оказаться рядом с ней, но ничего не могла исправить. Нет смысла плакать, ведь слезами ее не вернуть.

Уверена, они все были шокированы, когда я улыбнулась и застегнула часы на левом запястье. Холодные и тяжелые, они слегка болтались на руке, но очень понравились мне.

– Спасибо, пап.

Он улыбнулся, на его лице отразились смешанные эмоции. Грусть в глазах, счастье в улыбке и облегчение, которое разгладило морщинку между бровей. Но потом он достал из кармана еще одну небольшую бархатную коробочку. Она отличалась от той, в которой лежали часы, – была без золотой пряжки и петель.

– Это серьги к ним в комплект? – пошутила я.

– Нет, здесь подарок этого года. Фактически часы припозднились… – Он засмеялся и покачал головой, будто пытаясь прогнать грусть.

Я действительно ожидала увидеть серьги. Коробка как раз подходила по размеру, но это оказалось не украшение.

– Ты подарил мне… ключ? – Я подняла его, взяв за цепочку кончиком пальца, и хмуро посмотрела на него, а потом до меня дошло: – О боже! Ты купил мне машину!

Все засмеялись: либо знали заранее, либо, как Ли, догадались об этом раньше меня. Я подпрыгнула и заключила папу в крепкие объятия.

– Спасибо, спасибо, спасибо!

Он засмеялся.

– Ты ее еще не видела.

– Да, это может быть дерьмовая побитая развалюха, которая глохнет при каждой остановке, – пошутил Ной.

– Она в гараже, – сказала Джун. – Пришлось спрятать машину, чтобы ты не увидела.

Я выбежала на улицу и, прокряхтев, подняла дверь гаража. Все вышли из дома вслед за мной. В гараже было темно, пол был запачкан маслом, повсюду валялись инструменты Ноя. Велосипед Ли подпирал стенку. Я увидела футбольные мячи, какие-то части старой или сломанной мебели. И прямо посередине стоял мой подарок на день рождения – подержанный «Форд Эскорт» темно-синего цвета и с парой неоново-розовых пушистых игральных кубиков, свисающих с зеркала заднего вида.

– Кубики – моя идея, – сказал папа Ли. – Просто для справки.

Я засмеялась и заглянула в открытое окно у водительского кресла. Внутри пахло сосной и старой кожей. Я не думала, что машина будет работать, как в сказке, тихо мурлыкая двигателем, и не удивилась бы, окажись я в какой-то момент на обочине в ожидании ремонтной службы. Но я тут же ее полюбила.

Я не ждала, что папа подарит мне новенькую машину, да и сама не хотела такую. Хотелось передвигаться на том, на чем не страшно было ездить. Меня не назовешь образцовым водителем. Но теперь у меня есть собственная машина!

– Теперь я не буду постоянно дергать тебя, чтобы ты меня подвез, – обратилась я к Ли.

– Ну я с тобой не поеду, – предупредил он серьезным голосом. – Слишком дорожу своей жизнью, спасибо.

Я засмеялась и снова обняла папу.

– Спасибо, мне очень нравится!

– Знаю, что не самая лучшая, но можешь начать с этой старушки. Она выдержит несколько ударов и вмятин.

– Что, никто не доверяет моим навыкам вождения?

Все засмеялись, а Брэд сказал:

– Это, конечно, здорово, но, может, теперь пора есть торт?

Наши с Ли животы, как по команде, заурчали, и мы заявили:

– Определенно.

И все поспешили в дом.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

– Так что именно ты задумал? – спросила я Ноя. Он складывал тарелки в посудомойку, когда я принесла несколько пустых стаканов. Ли сидел в своей машине и разбирался с новой магнитолой. Брэд смотрел телевизор, родители о чем-то разговаривали. А я ждала возможности пообщаться с Ноем наедине. Он выглянул из-под руки, на которую опирался, загружая посудомойку.

– Днем ты написал в сообщении, что подготовил для меня сюрприз, – объяснила я.

– А, это.

– Да. Так ты расскажешь, что это такое?

– Тогда пропадет весь смысл сюрприза.

– Я так и думала, что услышу это, – застонала я, передавая ему стаканы. Он поставил их внутрь, затем выпрямился и закрыл посудомойку.

Притянув меня к себе, прошептал мне на ухо:

– Если я скажу, что для этого понадобится подарок Ли…

Его губы коснулись моего подбородка. Я не знала, как на это ответить, но все равно не смогла бы – кажется, я вдруг потеряла голос.

Ной тихо усмехнулся.

– Но я запланировал другое, – сказал он и отстранился, одарив меня дьявольской ухмылкой. – Я собирался тебя кое-куда отвезти. Тебе там понравится. Но это будет сюрприз.

– Точно… – Я напрягла мозг. Знала, что это будет не закат и не фейерверки, должно быть, что-то другое… но Ной теперь был непредсказуем, так что это могло быть что угодно.

– Хотя, если ты захочешь позже воспользоваться подарком Ли… – задумчиво произнес Ной.

Я покраснела и уткнулась лицом в его плечо, чтобы он не заметил мой румянец. Но он засмеялся и поцеловал меня в макушку, крепко обнимая. Проигнорировав его комментарий, я обняла его в ответ:

– Я люблю тебя.

Слова слетели с языка на уровне рефлекса, словно были тремя самыми закономерными словам в мире, которые я могла сказать старшему брату лучшего друга.

Он снова поцеловал меня в макушку и сказал:

– Я люблю тебя больше.

Я покачала головой.

Больше мы ничего не сказали. Просто стояли, обнимая друг друга в нашем маленьком пузыре.

– Ох! Извините, не обращайте на меня внимания, я просто возьму попить! – Мы отстранились, и я увидела Джун, которая схватила стакан с водой. Повернувшись к нам, она улыбнулась, и выражение ее лица говорило не «пойманы с поличным», а скорее, «вы такие прелестные». По крайней мере, мы не целовались. А значит, сейчас нам просто было неловко. Мама Ноя пошла обратно в гостиную, а я посмотрела на него.

– И когда мы поедем в это место?

– Сейчас, если хочешь. Это не займет много времени.

– Сейчас? Правда?

Он пожал плечами.

– Если хочешь поехать сейчас, то почем



у бы нет.

Я улыбнулась.

– Я за рулем?

– И поедешь туда, куда не знаешь… Такая умная мысль, да, Эль?

– Ну ты можешь мне подсказать, куда ехать, верно? Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста?

Я улыбнулась ему самой широкой улыбкой, радуясь возможности поехать на своей новой машине.

– Ладно, хорошо! Но не вини меня, если догадаешься, куда мы едем, и это испортит весь сюрприз, договорились?

Я захихикала.

– Кстати, чего это ты переключился на сюрпризы?

Он пожал плечами.

– Я подумал, это куда романтичнее, чем сказать: «Эй, Эль, я повезу тебя… понаблюдать за закатом и фейерверками», – к тому же тебе всегда нравились мелодрамы.

– Ну… – Я закусила губу. – Ладно, я тебя поняла. Поехали.

– Уже не терпится?


– Так, теперь здесь поверни налево… Потом второй поворот направо. Там можно припарковаться.

Я последовала его указаниям и пожалела, что вызвалась сесть за руль и настолько сосредоточилась на том, чтобы не поцарапать машину, что не сводила глаз с дороги. Я не могла рассматривать окрестности и пытаться понять, куда мы едем. Эти дороги были мне неизвестны, я понятия не имела, куда он меня вел, и еще меньше понимала, какой сюрприз там меня ждет.

Я нашла место для парковки и, выйдя из машины, услышала, как захлопнулась пассажирская дверца.

– Ну вот, – сказала я, не сдерживая улыбку. – Теперь веди.

Он усмехнулся и, взяв меня за руку, переплел наши пальцы. Мы шли в ту сторону, откуда приехали, раскачивая руками, как маятником.

Осмотревшись, я поняла, что мы выехали за пределы города. Некоторые дома были перестроены – нижний этаж занят цветочным магазином или пекарней. Я все еще понятия не имела, где мы, но вокруг было красиво. На квадратных участках с травой росли деревья, на подоконниках цвели цветы. По улице гуляло несколько человек, среди них один или два – с собаками, мимо проехала случайная машина.

Это была необычная деревушка. Где-то вдали зазвенели церковные колокола, словно эхом отражая мои мысли. Я повернулась к Ною, который заметил мой взгляд и усмехнулся. Видимо, он считал, что держать меня в неведении очень весело. Я улыбнулась в ответ, сжимая его руку.

– Вот мы и пришли. – Он остановился, и я сделала шаг назад, позволяя ему завести меня в магазин, у которого мы остановились. Над дверью висел темно-зеленый козырек, откидывающий тень на лицо открывающего дверь Ноя. Зазвенел колокольчик, и этот приятный звук напомнил мне фею из «Питера Пэна».

Ной открыл дверь, и меня так поразил запах, что я ахнула… Потрясающие ароматы, от которых урчит в животе, а рот наполняется слюной: сладкая ваниль, какао, дурманящая сладость растопленного сахара и запах шоколада.

Я первая вошла внутрь, Ной придерживал для меня дверь. Я вспомнила, как всего несколько месяцев назад заходила за ним в их дом, чтобы увидеться с Ли. Он знал, что я шла за его спиной, но даже не подумал придержать дверь – она просто закрылась перед моим носом. Он сделал это не назло: просто он – Ной Флинн. Но я не упустила, что сейчас он вел себя по-другому. Это казалось такой мелочью, такой ерундой, но я все равно одарила его улыбкой, а потом снова позволила запаху шоколада окутать меня. Магазин освещали теплые желтые лампы. На полу лежал темный коричневато-красный ковер, стены были выкрашены в кремовый цвет. Внутри стояла стойка с кассой, и ребенок во мне радовался, увидев этот старинный аппарат с кнопками, как на древней печатной машинке, который громко звенел, когда открывался ящик.

В магазине было очень приятно, и я медленно осмотрелась – рот открыт от изумления, глаза распахнулись от восторга, – и повсюду увидела шоколад. Я не знала, что делать, куда смотреть в первую очередь и что сказать Ною.

– Здравствуйте, мои дорогие! – раздался пожилой голос. Оторвав взгляд от пралине, выставленных на стеклянной стойке, я увидела женщину лет шестидесяти-семидесяти. Именно такого человека я представляла себе владельцем шоколадного магазина.

Она оказалась крупной дамой с румяными щеками и седыми волосами, убранными в пучок, из которого выбилось несколько тонких прядей. Одета дама была в джинсы и белую хлопковую блузку с повязанным поверх ярко-розовым фартуком – он был испачкан шоколадом, сахаром, сливками, глазурью, сиропом и сливочной помадкой. Некоторые пятна выглядели такими застаревшими, будто являлись частью самого фартука, а другие явно появились только этим утром.

– Здравствуйте, – сказал Ной, пройдя мимо меня. – Я вам звонил заранее. Меня зовут Флинн.

– О, конечно, конечно! Я помню. Он где-то здесь, дорогой! Секунду!

Женщина тепло улыбнулась, а потом суетливо отступила назад, сбив по пути несколько картонных коробок. К счастью, они оказались пустыми.

– Упс! – Она поставила их на место, посмеиваясь над своей неуклюжестью. Когда она исчезла из виду, я услышала, как она фальшиво напевала что-то в задней части магазина.

– Ты звонил заранее? – спросила я, и Ной посмотрел на меня. Я почувствовала, как губы растянулись в улыбке. – Откуда ты вообще знаешь про это место?

– Я… – Он замялся и почесал затылок. – Помнишь – нет, наверняка не помнишь, – когда мы были очень маленькими, я прочитал книгу «Чарли и шоколадная фабрика» и вбил себе в голову, что хочу попасть на фабрику Вилли Вонки, и моя мама – и твоя тоже – привели меня сюда, потому что это место находилось недалеко от нас. Я вспомнил о нем пару лет назад и, приехав на автобусе, обнаружил, что магазин еще работает.

Я задумалась. С одной стороны, совсем непривычно было услышать от Ноя такое воспоминание, а с другой – мне хотелось захихикать, когда я представила его себе маленьким мальчиком, желающим познакомиться с Вилли Вонкой. Не позлорадствовать, а просто умилиться. Хотя не думаю, что он оценит, когда я напомню ему о том, какой он милый.

– Я помню. Мне хотелось взять эту книгу для школьного проекта, но в библиотеке разобрали все экземпляры, и Ли сказал, что она есть у тебя, поэтому нет смысла покупать. Но ты мне ее не дал.

– О да. – Он засмеялся и закусил губу, выглядев слегка виноватым. – И что я сказал в свое оправдание?

– У тебя его не было, – ответила я через мгновение. – Ты просто не разрешил мне.

Он кивнул.

– Это похоже на правду.

– Ты правда хотел поехать на шоколадную фабрику Вилли Вонки?

Я хотела немного подразнить его, рот снова растянулся в широкой улыбке.

– Мне было восемь, ясно? Имей совесть.

Мы засмеялись, и в этот момент вышла женщина с большой плоской белой коробкой в руках, перевязанной фиолетовой ленточкой.

– Ну вот!

Ной сцепил руки за спиной, раскачиваясь с пятки на носок. Я все поняла и занервничала.

– Это для меня?

– Ты правда думала, я забыл купить своей девушке подарок на день рождения?

Он одарил меня дьявольской улыбкой, и женщина рассмеялась.

– Ну просто я об этом не подумала.

– Шелли. Я всегда дарил тебе подарки.

– Однажды ты преподнес мне подушку-пердушку.

– Но это все равно подарок. И мне тогда было двенадцать, насколько я помню. Ты думала, я куплю что-нибудь милое и бесполезное?

Я засмеялась.

– Ну нет.

– И ты действительно подумала, что я просто забыл о тебе, особенно в этом году?

Я застенчиво пожала плечами. Когда он не подарил мне подарок, я не стала спрашивать у него почему. Я посчитала это невероятной грубостью. Но когда он написал в сообщении, что «кое-что придумал для своей именинницы», я подумала: возможно, он куда-нибудь меня отвезет, даже если просто целоваться.

Я забрала у женщины коробку.

– Спасибо.

– Внутри всего по одной штуке, – сказала она. – Сколько получилось вместить на два уровня. Но я постаралась положить только самое лучшее. Кстати, нет аллергии на орехи, моя дорогая?

– Н-нет, – пробормотала я, потому что она говорила чертовски быстро, воодушевленно.

– Отлично, отлично, отлично! – улыбнулась она. – Ну можете тут осмотреться, если вам некуда торопиться. В таком случае я сейчас же вас рассчитаю.

– Эм… – Я посмотрела на Ноя.

Понятия не имела, надолго ли мы заехали сюда и имелись ли у нас другие планы. В смысле он сегодня был полон сюрпризов.

Он поднял руки и, покачав головой, улыбнулся мне.

– Ключи от машины у тебя.

Я запрыгала, широко улыбаясь.

– О да!

– Я покажу вам то, что на самом деле очень вкусно, – сказала женщина и направилась к одному из шкафов, открыла ящик и достала поднос; я последовала за ней, а Ной – за мной.

На подносе лежали небольшие шоколадные квадратики, на каждом выведены крошечные буквы, такие корявые, что невозможно разобрать. Квадратики были похожи на отдельные кусочки большой плитки, а их запаха хватало, чтобы рот наполнился слюной.

– Вот в эту, – показала она, – добавлен стреляющий сахар. Самое странное ощущение в мире! А вот эта – со вкусом манго. У меня есть несколько шоколадок со вкусом различных фруктов.

– Как насчет апельсиновых? – спросил Ной и прижался ко мне, а рука его оказалась на моем предплечье, когда он наклонился посмотреть на поднос.

– Да, вот она! – Женщина взяла один квадратик и отдала его Ною, который тут же взял его и закинул в рот.

– Это дегустационный поднос, – сказала она мне, словно читая мои мысли. – Пробуй, дорогая, не стесняйся!

После этих слов она отдала мне поднос. Снова звякнул колокольчик, я оглянулась и увидела покупательницу.

– Здравствуй, Мейбл, – поздоровалась она с владелицей магазина. Я вновь посмотрела на поднос.

Ной потянулся через меня и взял наугад еще один квадратик. Он поморщился, но проглотил его.

– Кокос.

Я засмеялась.

– Точно. Надо было прочитать на этикетке, дурачок.

– Я пробовал, – пробормотал он мне на ухо.

Я сдержала смешок и задумалась, шевеля пальцами в воздухе, какой бы выбрать квадратик: белый? темный? с обсыпкой? кофейный, фруктовый или просто из шоколада?

Мой взгляд упал на надпись «Медовые соты», и я выбрала его. Я была рада, что не понимала почерк этой женщины. Если бы знала, какие здесь представлены вкусы, то захотела бы попробовать все.

Мы выбрали еще по парочке квадратиков и подошли к кассе.

– И сколько вы, ребята, вместе? – спросила Мейбл.

– Эм…

– Пару месяцев, – ответил Ной. – Но мы знаем друг друга практически всю жизнь.

– Ох, это так же прелестно, как яблочный пирог! Сюда всегда заходят молодые пары, и, знаете, если бы у меня была стена славы, вы находились бы на самом почетном месте.

Я засмеялась.

– Мы такие милые вместе, да?

Я заметила, как Ной поморщился, но промолчал, затем достал кошелек и расплатился. Когда мы сложили наши покупки в пакет, женщина дала нам коробку с помадками.

– Это подарок, – произнесла она с улыбкой.

– Ох, не надо…

– У тебя же сегодня день рождения?

Я кивнула.

– Тогда с днем рождения!

Я улыбнулась.

– Спасибо.

Ной обхватил меня рукой за талию. Я подалась к нему и устроилась головой на его плече. И снова избитый романтик во мне задался вопросом, почему мы подходили друг другу, как два пазла, имея при этом совершенно разные характеры. Ной поцеловал меня в лоб, и в этот момент я перестала думала о том, насколько мы разные. И что он скоро он уедет в колледж. Я просто любила его.

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

Дни пролетали один за другим. Я гуляла с собаками соседей, но не для того, чтобы заработать денег, а чтобы хоть чем-то себя занять. Иногда со мной ходил Ной.

Так как папа работал, он предложил мне возить на моей новой машине Брэда и его друзей – в парк, на футбол, в кино, в кафе за молочными коктейлями.

Я бы отказалась, но папа предупредил:

– Эль, ты хочешь, чтобы я назначил тебе комендантский час, когда ты ходишь на свидания, или придумал для твоего парня строгие правила? Потому что я могу это устроить.

– Ты собираешься выкупить меня у Ноя, чтобы я возила Брэда?

Он кивнул.

– Меня все еще не радует, что вы вместе, Эль. Не думаю, что ты понимаешь, какой я еще мягкий.

И я сдалась. К тому же я правда частенько возвращалась домой очень поздно – обычно весь день отдыхала у бассейна Флиннов с парнями; вечером смотрела с Ноем, Ли и Рейчел какой-нибудь фильм, а потом теряла счет времени, общаясь с Ноем.

В понедельник, перед отъездом в пляжный домик, мы лежали у бассейна. Девочки тоже были здесь – Лиза, которая все еще встречалась с Кэмом, Рейчел и Мэй. Ной ушел прогуляться с парнями из футбольной команды.

Папа Ли готовил нам барбекю, а его мама сидела на террасе и читала книгу. Мои ноздри заполнил знакомый запах дыма, без которого я не представляла себе лета, проведенного у Ли.

– Завтра устроим девичник, – объявила Лиза, потянувшись на шезлонге. Я собиралась нырнуть в бассейн, поэтому застыла, стягивая футболку через голову.

– Круто, – сказала Рейчел.

Я наконец разделась, сняла очки и бросила вещи на шезлонг.

– Эль, ты идешь?

– Ой, давай! Будет весело! – воскликнула Лиза.

– Что происходит? – спросил Кэм, вдруг вылезая из бассейна. Он встряхнул волосами, будто пес, который только что вылез из воды, и, поцеловав Лизу в щеку, выпрямился. – Ах, Эль, только не говори мне, что придумала какой-то дикий розыгрыш.

– Нет, – засмеялась я.

– Мы пойдем по магазинам, – объявила ему Мэй.

– Без Ли, – добавила Лиза.

– Что там будет без меня? Шелли? Рейчел? И из-за чего вы меня бросаете?

– Из-за шопинга, – ответили мы с Рейчел и засмеялись.

– Вы? По магазинам? Без меня, вашего личного стилиста? – Ли пришел в ужас. – Но вы купите мне молочный коктейль?

Я засмеялась.

– Хорошо.

– Так это «да»? – спросила Лиза.

– Конечно. – Вообще, мне было очень приятно, что меня пригласили куда-то без Ли. Но я немного беспокоилась, что буду чувствовать себя не в своей тарелке, так как обычно не ходила на девичники.

– О, Эль, воспользуйся моментом, – сказал Диксон, опираясь локтями на край бассейна. – Сможешь прикупить сексуальное белье для Флинна.

Я не знала, как на это отреагировать, поэтому и засмеялась, и покраснела. Ли брызнул в лицо Диксона. Тот, похоже, глотнул воды, потому что рухнул обратно в бассейн, отплевываясь, а мы все засмеялись.

– Чувак, ты говоришь о моей Шелли! – запротестовал Ли. Он произнес «моя Шелли», как любой другой парень сказал бы «моя младшая сестра». Но потом вздрогнул и добавил: – Хватит говорить обо всяких мерзостях.

– Правда? – бросила я ему вызов.

– Да!

Я поднялась, невинно глядя на него, и закричала:

– Бомбочка!


Ходить по магазинам оказалось весело. Немного странно было совершать покупки с девчонками вместо моего лучшего друга, но мне понравилось. На следующий день я несколько раз упаковывала вещи, а потом вновь разбирала чемодан. Мне всегда было сложно собираться в пляжный дом Флиннов, куда мы ездили последние несколько лет. В итоге я взяла то же, что брала всегда.

Я хотела, чтобы все было как обычно, но знала: не будет. Ной и его папа выезжали на пару дней раньше нас, чтобы посмотреть кампус Гарварда. Рейчел тоже ехала с нами на пару дней, но я не возражала: радовалась, что появится еще одна девчонка (не считая Джун). И хоть пляжный домик на вид остался прежним – песок на полу, тесноватые для всех нас комнаты, облезающая краска, скрипучие полы и разнородная мебель, которая так нам нравилась, – сейчас он казался другим.

В первый же вечер, пока с нами была Рейчел, мы отправились на ужин. Мы с Ноем вели себя как настоящая парочка. Однажды, когда дома никого не было, он приготовил мне ужин, и мы гуляли по пляжу. В такие моменты я вспоминала, насколько все изменилось, и прошлое уже не вернуть. Даже мои отношения с Ноем.

Я не знала, что будет, когда он уедет, не хотела об этом думать. Не хотела омрачать то время, которое мы еще могли провести вместе. Я продолжала убеждать себя, что мы пересечем этот мост, когда подойдем к нему, но…

Но, честно говоря, не знала, произойдет ли это вообще. Странно было пытаться уделить время и парню, и другу. Я радовалась, что у Ли есть Рейчел: я хотя бы не чувствовала себя виноватой из-за того, что так много гуляла с Ноем.

Мы ходили в кино, как обычная пара, и было так здорово проводить время вместе после стольких тайных встреч. Я все еще не могла поверить, как сильно он изменился за последние несколько месяцев. Хотя однажды, когда я подвозила Брэда в парк, чтобы он поиграл с друзьями в футбол, я увидела, как Ной ввязался в драку с каким-то парнем.

Как бы мне ни удалось его изменить, он все еще оставался плохим парнем, с которым я росла, но мне это нравилось. Меня в некотором смысле успокаивало, что он не полностью изменил скверный характер, из-за которого я и влюбилась в него.

С другой стороны, мотоцикл никуда не делся… Он все пытался усадить меня на него, убеждая, что его парковать легче, чем машину, и он быстрее; даже пытался научить меня водить его. Но я оставалась непреклонной: я ненавидела этот байк.


И вот мы оказались в аэропорту. Громкоговоритель объявил, что рейс № 805 до Бостона производит посадку у пятого выхода, и попросил всех пассажиров пройти туда.

Я стояла рядом с Ноем и почувствовала, как он сжал мою руку. Второй свободной рукой он закинул рюкзак на плечо.

– Ну вот и все, – сказал Ли. Я отпустила руку Ноя, когда братья обнялись, похлопав друг друга по спине. – Удачи.

– Сынок, постарайся не ввязываться в драки, – серьезно предупредил Мэттью, хлопая его по спине. Ной кивнул, но мы все знали, что он не особо прислушается к этому совету.

– Позвони, когда доберешься, – попросила Джун, обнимая его. Она гордо улыбалась, но в глазах таилась печаль от того, что ее маленький мальчик повзрослел, покидает родное гнездо и отправляется в колледж на другой конец страны. Она пыталась не заплакать. Черт, и она была не единственная.

Я не хотела его потерять. Не хотела его отпускать; но не мне тут решать. Я понимала – был шанс, что у нас ничего не выйдет. И знаете что? Меня это устраивало.

Не все отношения длятся вечность, как в сказках. Я могла влюбиться сотни раз перед тем, как нашла бы того, с кем хотела провести всю свою жизнь. Возможно, этим человеком был бы Ной, а может, и нет. Я понимала, что все может закончиться, и не хотела этого. Но если это случится, я справлюсь.

Возможно, я останусь с разбитым сердцем и буду ждать, что другой парень соберет его по кусочкам, но до этого момента я была рада любить Ноя, даже если он в Бостоне. Я жила настоящим. Но тогда мне хотелось, чтобы наши отношения длились вечность; все-таки безнадежный романтик во мне еще не умер.

Я прошла вместе с Ноем к выходу. Мимо женщины, проверяющей документы на посадку, плавно продвигалась вперед небольшая очередь.

Ной сжал мою руку и повернулся ко мне.

– Все получится, – сказал он мне. – Я уверен.

– И кто это у нас теперь глупый романтик? – передразнила его я.

– Увидимся через несколько недель, – сказал он, а потом добавил: – Я буду скучать.

– Я тоже буду скучать. – Встав на цыпочки, я поцеловала его. – Мы хотя бы попробуем. Тогда никто не сможет сказать, что мы не пытались.

– Мы с тобой такие пессимисты, да, Шелли? – пошутил он, ущипнув меня за нос. – Я позвоню, когда доберусь.

– Сначала лучше позвони маме, – попросила я. – Она разозлится, если ты не сообщишь, что долетел нормально.

– Думаю, ты права, – засмеялся он и обнял меня за талию.

– Завершается посадка на рейс № 805 до Бостона…

Я вздохнула и крепко обняла Ноя, вдыхая его запах. Я отлично его знала, но теперь пыталась надолго сохранить в себе. Он обнял меня в ответ, и я попыталась запомнить и это чувство – его руки крепко обнимают меня, носом он зарывается в в



олосы.

– Я люблю тебя, – прошептал он мне на ухо.

– Я люблю тебя, – ответила я, пытаясь сдержать слезы, пощипывающие глаза. – Очень сильно.

– Мы попробуем, – повторил он, и его мягкие и сладкие губы оказались на моих. На вкус они были как сладкая вата, как наш первый поцелуй: он купил ее в аэропорту, – ради того, что между нами было.

Мои пальцы перебирали его волосы на затылке, а вокруг заплясали знакомые искры. Как будто вся радость, вся грусть, все надежды и страхи – все вошло в этот поцелуй. Через некоторое время, которое показалось десятилетиями, мы оторвались друг от друга, и он прижался ко мне лбом.

– Мне пора, – пробормотал он.

– Созвонимся. Удачи.

Он ухмыльнулся и попятился к выходу.

– Удачи? Шелли, ты забываешь, что разговариваешь с Флинном. Мне не нужна удача.

Я засмеялась и совсем не удивилась, когда по щеке потекла слеза. Я ощутила ее соленый вкус в уголке рта, на котором задержался поцелуй Ноя.

– Ты придурок, который не может без драк.

Смеясь, он подмигнул и прошел в самолет.

Через несколько минут я стояла у окна и, наблюдая, как самолет разгоняется по взлетной полосе, почувствовала, как кто-то приобнял меня сбоку. Я опустила голову на плечо Ли. Он ничего не сказал, да и не надо было. Он просто был рядом, как и всегда.

Когда самолет Ноя набрал скорость и взлетел, я грустно улыбнулась.

Может, у нас с Ноем все получится. Я на это надеялась, скрестив пальцы на удачу. А может, и нет, – мы познакомимся с другими людьми, или отдалимся друг от друга, или наши отношения не пройдут проверку на расстояние. Что бы ни случилось, я знала: часть моего сердца всегда будет принадлежать Ною, школьному хулигану.

«Что бы ни случилось, – сказала я себе, – все будет хорошо».

– Просто подумай, – сказал Ли, – что все это произошло благодаря «Будке поцелуев».

Я засмеялась и подтолкнула его, он тоже засмеялся и крепко меня обнял. Мы отвернулись от пустой взлетной полосы, над которой где-то в облаках потерялся самолет, и ушли.

Благодарности

 Сделать закладку на этом месте книги

Прежде всего, огромное спасибо команде Random House – в особенности моему бесподобному редактору Лорен, она настоящий бриллиант. Еще хочу сказать спасибо команде Wattpad и всем тем, кто следил за мной. Вы помогли мне открыть в себе писателя, за что я очень вам благодарна.

Спасибо учителям и классному руководителю, что позволили мне так отвлечься. Ваша постоянная поддержка и помощь неоценимы.

Благодарю всех ребят из «Аквариума» (или, как называют его некоторые, школьной комнаты отдыха), я счастлива, что у меня есть вы. Вы очень вдохновляли и поддерживали меня, даже если не знали об этом. Эми, Каролина, Кейт, Эби – не знаю, что бы я без вас делала. Спасибо Джеймсу за то, что убеждал меня не сдаваться. И Эйми Джей, спасибо тебе за бесконечный смех, что ты привнесла в мою жизнь.

Спасибо моей семье. Вы всегда невероятно поддерживали мое отнимающее много времени хобби и мой (надеюсь!) новый карьерный путь.

И последнее, но немаловажное спасибо моему учителю английского, мистеру Мону. Ваш замечательные уроки и интерес к моему писательству стали огромной мотивацией.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Кеша Роуз Себерт – американская певица. – Здесь и далее, если не оговорено иное, примечания переводчика. 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Туше – в борьбе: положение борца лежа лопатками на земле, когда его противнику засчитывается полное поражение. – Примеч. ред. 

3

 Сделать закладку на этом месте книги

«Марио Карт» – компьютерная игра в жанре гоночного симулятора, главным героем которой является Марио – водопроводчик в красной форме и кепке. – Примеч. ред .

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Йоши – зеленый дракончик, Луиджи – брат Марио.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Wii – игровая приставка компании Nintendo. – Примеч. ред .

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Advanced Placement – программа в США и Канаде, созданная Университетским советом, которая предлагает учащимся старшей школы учебные программы. — Примеч. ред .

7

 Сделать закладку на этом месте книги

«Нью-Йорк Метс» – профессиональный бейсбольный клуб.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Платье-чарльстон – прямое платье без рукавов и с заниженной талией. Модель была популярна в 20-е годы прошлого века.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

«Сан-Франциско Джайентс» (англ . San Francisco Giants) – профессиональный бейсбольный клуб, выступающий в Главной лиге бейсбола.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Питчер – в бейсболе: игрок, который бросает мяч с питчерской горки к дому.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Лига плюща (англ . The Ivy League) – ассоциация восьми частных американских университетов на северо-востоке США, которые считаются одними из самых престижных в мире. – Примеч. ред .

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Филип Ларкин  (1922–1985) – британский поэт, писатель и джазовый критик.

13

 Сделать закладку на этом месте книги

Речь идет о героях сказки американского писателя Доктора Сьюза «Кот в Шляпе». – Примеч. ред .









На главную » Риклз Бэт » Будка поцелуев.


Page created in 0.027728080749512 sec.