Винтеркей Серж. Королевский квест читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Винтеркей Серж » Королевский квест.





Читать онлайн Королевский квест. Винтеркей Серж.

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Плохие вести

Прилетев в эльфийскую столицу, я быстрым шагом направился к таверне с моей красавицей, порадовать ее хорошими новостями. А потом мы тут же вместе направимся к военному министру, проинформировать его об освобождении крепости, приблизив тем самым вызволение узников.

Я вошел в таверну, Адельхейд сидела в самом дальнем углу, как я ее и учил, подальше от шумящих и обсуждающих что-то игроков. Словно почувствовав меня, она подняла голову, тут же меня заметив. Лицо моей милой озарилось приятной мне радостью. Я кивнул, подтверждая, что все прошло хорошо, и наши шансы вызволить ее родителей из тюрьмы резко выросли. Позади хлопнула дверь, вошла группа возбужденно переговаривающихся игроков.

– Не, ну какая кровавая казнь, а? Что-то они перебарщивают с натурализмом! И почему я видел уже три казни подряд, но никогда не казнят эльфов, то гномов, то орков, вот сегодня людей! Это что у них тут, расизм в действии?

– Ну так за государственную измену казнь и должна быть жестокой! А своих преступников-эльфов, они, наверное, давят потихоньку удавкой в темном углу, чтобы не позорить расу перед приезжими. Гордые!

Я увидел, как побледнело лицо Адельхейд, радостная улыбка за мгновение превратилась в гримасу ужаса.

Я тут же бросился к ней, презрев все прежние меры безопасности, к счастью, внимание всех игроков было приковано к вошедшим, продолжающим смаковать подробности казни. Схватив и обняв еле стоящую на ногах Адельхейд, я повел ее в номер. Эти несколько десятков метров дались мне как дорога на эшафот, я безмерно переживал за мою девчонку. Вместе с сочувствием к ней из глубины моей души глухо рычал природный зверь – ну, если это правда, и на центральной площади казнили родителей моей Адельхейд, то погодите! Пока что я играл по правилам – совал щедрые взятки, освобождал крепость по заданию министра обороны, чтобы ускорить освобождение Рхиэннон и Вилхалмера. Если эта вежливая игра привела к их гибели, я не просто расстроюсь, я выйду за рамки любых прежних правил, я установлю мои собственные! И все, кто имел наглость наплевательски отнестись как к жизням родителей Адельхейд, так и к договоренностям со мной, что их освободят, понесут жестокое наказание.

Усадив Адельхейд на кровать, я пробормотал ей, что не надо отчаиваться, это может быть просто недоразумением, я сейчас сбегаю на площадь и все проверю. Ни она, ни я в возможность недоразумения не верили, но сама она было просто раздавлена горем, чтобы куда-то идти, а я бы по любому остановил ее, вздумай она туда направиться. Я прекрасно помнил, какие кровавые казни устраивает местный король, сам случайно поприсутствовав на четвертовании гнома, и боялся, что окровавленные и разорванные тела моей несостоявшейся тещи с супругом так и лежат на площади.

Убедившись, что Адельхейд вроде никуда не собирается из номера, я как мог быстро отправился на площадь. Прежде чем покинуть номер, на всякий случай выпустил из инвентаря пета с наказом, если что, следовать за ней, куда бы она ни направилась.

Бурные потоки НПС и игроков все еще расходились с площади после кровавого зрелища. Я шел против течения толпы, надеясь, что никто меня не опознает, и я не получу еще и проблему киллеров на хвосте. Из-за расходящейся по своим делам толпы преодоление этих двухсот метров заняло у меня больше пяти минут. Наконец, я все же вышел на площадь.

Оба деревянных помоста, один побольше, на котором вершились казни, второй, на котором располагался король горных эльфов с приближенными, уже опустели. В центре большого помоста были две лужи крови, заставившие меня нервно сглотнуть. Возле помоста я заметил трех палачей, промывавших в ведре с водой, давно уже ставшей розовой от крови, вытирающих и складывающих в большой деревянный сундук свои причудливо изогнутые, чтобы рвать и резать плоть, инструменты.

Я тут же решительно направился к ним, не собираясь делать никаких глупостей. Палачи меня не интересовали, они сами были всего лишь инструментом. Подойдя к ним, я заметил рядом бесформенную груду, по очертаниям похожую на два сваленных друг на друга тела, под накинутой небрежно мешковиной, пропитавшейся кровью. Тут же в моей руке появилась золотая монета.

– Я опоздал на казнь, – капризно надув губы, сказал я, – можно хоть глянуть на плоды Вашего труда, уважаемые?

Блеск золота произвел волшебное действие на палачей. Один из них тут же ловко выхватил из моих пальцев монету, другой поспешил сдернуть с тел мешковину. Перед моими глазами предстали два истерзанных, обезглавленных людских трупа, женский лежал прямо на мужском. Лишь с большим трудом по кусочкам не заляпанной кровью одежды я опознал то, что могло быть камзолом Вилхалмера, женское же платье было так разорвано и испачкано, что я не мог его соотнести ни с одним из тех, что купила матери Адельхейд.

– Как их казнили? – спросил я.

– Колесование, господин! – поспешил удовлетворить мое хорошо оплаченное любопытство взявший монету палач, – ох, они и славно покричали! Мужик вначале старался терпеть, но при колесовании все в конце концов кричат! Жаль, быстро умер, видимо, больное сердце, все смотрел на свою жену, все смотрел, кричал и плакал, а потом дернулся, и все!

– А головы где? – хладнокровным голосом спросил я, старательно исполняя образ скучающего богача, пресыщенного и пытающегося хоть как-то разгорячить кровь. Эта игра хорошо отвлекала от примитивного желания убить вначале палачей, а потом рвануть прямо во дворец. Прозвучавший комментарий вывел для меня палачей из разряда простого инструмента казни.

– Они уже на ограде дворца, господин! – постарался оказаться полезным для платящего золотом извращенца третий палач, старательно тыча жирным пальцем в сторону дворца.

Посмотрев в том направлении, я действительно увидел две головы на изгороди метрах в пятидесяти от меня. Расстояние было слишком большим для уверенного опознания, и я вытащил из сумки подзорную трубу. С ее помощью все сомнения отпали – на изгороди были заляпанные застывшей кровью, искаженные в гримасе боли головы родителей моей Адельхейд.

На несколько секунд я оцепенел. Вспомнил, как Рхиэннон, когда я передал прямо ей в руки заветный кошель с ее драгоценностями, в секунду утратила все манеры и просто расплакалась от счастья. В глазах также живо встала сцена, когда Вилхалмер подхватил меня, увидев, что я хромаю и еле иду, и втащил вместе с Адельхейд в свой дом. И как он преобразился, когда я вернул деньги семье – став из неудачника, поедаемого поедом женой и заброшенного друзьями, снова состоятельным гражданином. Мои скромные, тихие планы жениться на Адельхейд и периодически заглядывать к теще на невероятно вкусные пироги, а с Вилхалмером ходить на охоту в пущу рухнули в бездну.

– Можно накрывать? – услужливо спросил меня стоявший с мешковиной у тел палач, видя, что я отвлекся на новый предмет для развлечения, выведя из ступора.

– Накрывай! – разрешил я, – впрочем, господа, если желаете заработать сотню золотых, есть один способ, что с ними можно сделать.

Сто золотых – это огромные деньги для палача. Не сказать, что недостижимые. Если попадается жертва с состоятельными и сострадательными родственниками, есть шанс получить мзду за то, чтобы казнь была не такой мучительной, или жертва скончалась пораньше, якобы от ослабившей тело хронической болезни. Но в данном случае казнь уже состоялась, никаких родственников в толпе во время казни не рыдало, надежда на любую мзду, хоть бы за возможность забрать и похоронить тела уже практически растаяла в воздухе, и мое предложение было очень желанным.

– Чего изволите, господин? – тут же спросил тот из палачей, что взял у меня золотую монету. Видимо, он был среди них главным.

– Я забрал бы эти тела… для своих целей, если это возможно, – неспешно сказал я, делая вид, что это очередной каприз с моей стороны.

– Пятьдесят золотых вперед, и мы привезём эти тела по тому адресу, который Вы назовете, господин!

– Тридцать, – спокойным, но уверенным голосом сказал я, пресекая любой торг, – сам я не местный, порекомендуйте мне приличный морг около ворот, в который Вы можете доставить тела.

– «Последнее пристанище», – тут же ответил старший палач, показывая тем самым, что принимает мои условия, – это прямо напротив северных ворот. Хорошее у них место для бизнеса, не все путники доезжают до города живыми, и они тут же принимают тела у скорбящих родственников. Они могут Вам и повозку предложить с возницей, чтобы доставить тела по нужному Вам адресу!

– Хорошо, давайте встретимся там через полтора часа, этого времени достаточно?

– Мы успеем, господин!

Получив свои тридцать золотых монет, палачи продолжили свои действия по уборке, а я направился к таверне, в которой я должен был подтвердить Адельхейд ужасные новости. Уже уходя с площади, я обернулся, и увидел, что один из них поднялся с тряпкой и ведром воды помыть помост, а двое остальных завели обстоятельную беседу, присев на помост прямо около обезглавленных тел.

Мне хотелось действовать. Был огромный соблазн посетить немедленно дворец министерства обороны и поглядеть в глаза взявшему мои деньги и обманувшему меня министру. Вначале поглядеть, а потом и … Было желание войти в стелс и украсть надетые на королевскую изгородь головы несостоявшихся тещи и тестя. Но было и понимание, что прежде любых действий необходима правильная стратегия с пониманием их последствий и последовательности. В порыве эмоций легко нарубить дров, но я уже не пацан совершать опрометчивые действия не продумав предварительно возможные последствия. Так, надо сосредоточиться!

Что может уязвить короля эльфов и его клику, что станет для них наиболее неприятным? Украсть головы казненных – это хорошо. Это прямой вызов. Набить морду министру или грохнуть его за обман? Еще лучше. Но и то, и другое надо делать только после того, как я заберу и вывезу тела за город в безопасное место, чтобы не осложнять этот и так непростой процесс. Если я перед этим войду в прямой конфликт с властью, то через полтора часа меня в морге будет ждать засада, не так и сложно разговорить палачей, не подходил ли кто к ним по поводу казненных, выставленные на изгородь головы которых внезапно пропали. За семьдесят оставшихся золотых монет рисковать жизнью они не будут, кто, как не палач знает, что происходит с тем, кто вызывает недовольство властей? Кстати, золото… что же у меня там вертится, связанное с золотом… важное для короля? Золото Вилхалмера, оставленное им в гоблинском банке! Его надо было приговорить и казнить, чтобы король имел юридические основания конфисковать его вклад в банке!

Ускорив шаг, я практически вбежал в таверну, и, аккуратно пробравшись между группами игроков, через полминуты уже входил в номер. Адельхейд сидела в той же позе, в которой я ее и оставил, похожая на сломавшуюся куклу. Подняв глаза на звук открывающейся двери, она встретилась со мной взглядом, и поняла все.

Я опустился перед ней на колени, и обхватил руками, крепко сжимая:

– Милая, они погибли, но я это так не оставлю! Король и его подручные ответят за это злодеяние!

Глаза Адельхейд вспыхнули былым блеском, оторопь от ужасной новости прошла.

– Боги, как я заблуждалась! Да, я хочу, чтобы они ответили за свое преступление!

Мигнуло оповещение:

Адельхейд обращается к Вам за помощью! Помогите отомстить за ее родителей! Награда: 20000 опыта, 5000 золотых, плюс десять к репутации у Адельхейд. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 250+ из-за высокого уровня препятствий при выполнении. Отказ от задания – минус десять к репутации у Адельхейд. Принять/Отклонить? 

Я внимательно вчитался в описание, да и в целом глубоко задумался. Принимать ли задание? Отомстить мне очень хотелось, за это мне не были нужны ни деньги, ни обещание опыта. Но терять баллы репутации у Адельхейд, отказываясь от задания, я тоже не мог. Кроме того, наличие задания на месть могло меня также спасти от санкций за убийство НПС или разрушений в пределах населенных пунктов, а я не видел способов обойтись без того и другого, демонстрируя королю эльфов мое недовольство убийством родителей Адельхейд.

Единственное, что вызывало мое неодобрение, так это явная аморальность цепочки заданий, которую я получал, общаясь с Адельхейд. Помогите семье Адельхейд спасти семейные ценности! Ах, помогли? А теперь, помощничек, король эльфов арестует ее родителей, чтобы казнить их и иметь законные основания наложить лапу на их ценности! Помогите их спасти! Ах, не успели, что-то пошло не так? Ну так будьте мужиком и отомстите за них! Все это смахивало на манипуляции моим поведением, чего я терпеть не могу.

Впрочем, поразмыслив, я принял задание. Я не могу расквитаться с чертовыми манипуляторами, дающими такие задания, но и не могу рисковать расположением ко мне Адельхейд. В любом случае моя виртуальная жизнь представляет собой причудливую смесь того, что мне было привычно в реальном мире, с тем, что присуще жанру виртуальной игры, и из песни слов не выкинешь. Игра связана с кровью, драками, битвами, местью, и заданиями, которые надо брать и выполнять. Отказываясь от учета специфики игры, боясь замарать белые перчатки, я дальше первого этапа не пройду и потеряю свою жизнь из-за чрезмерной щепетильности. А стремление во чтобы то ни стало сохранить свою жизнь – основной инстинкт любого человека, без которого нормальным быть нельзя. И, в конце концов, большая часть того, что я до гибели выполнял на рабочем месте, также было результатом манипулирования моим поведением. И в ту треклятую командировку, в которой я погиб, я отправился вовсе не потому, что сам этого захотел.

– Ну, а теперь, моя милая, если ты действительно хочешь отомстить, то пора действовать!

Адельхейд вскочила с кровати, и я поднялся с колен.

– Что мне нужно сделать, чтобы король эльфов пожалел о том, что так поступил с моей семьей? – Адельхейд была полна желания действовать, ее глаза горели мрачным огнем, заставляющим меня сожалеть о той Адельхейд, которая еще недавно взирала на мир милым и наивным взглядом.

– Есть у меня одна идея!

Уже через две минуты мы скакали на лошадях по столице, особенно не церемонясь с прохожими. Не давили никого, но и притормозить наше передвижение не давали. Спешились мы в ближайшей у северных ворот таверне, где я за серебряную монету за полминуты пристроил их на постой. Еще через минуту мы уже были за пределами крепостной стены, и я тут же скастовал портал прямо к воротам городка с гоблинским банком. Можно было бы использовать и грифонов, город не был так уже и далеко от столицы, но и посыльные короля эльфов могли лететь на них, тем более, что у них была приличная фора, так что портал был мерой вынужденной. Конечно, в душе я надеялся, что посыльные короля эльфов с приказом о конфискации вклада просто неспешно едут сейчас на лошадях, и ехать будут еще долго, бюрократия обычно не та структура, что способна к молниеносным действиям, но лучше перестраховаться, если на кону сумма в 20000 золотых.

По дороге в банк я выяснил у Адельхейд, что в игре у гоблинов чуть ли не монополия на банковскую деятельность. Есть две сети крупных банков со множеством филиалов, тяготеющих к крупным городам, но недавно возник третий, пытающийся работать в провинции. Нам повезло, что отец Адельхейд сделал вклад именно в этот третий банк, поскольку у него не было отделения в столице. Поэтому любые меры по отношению к вкладу можно было принять только здесь или в других провинциальных городах, где были его отделения.

Ни я, ни Адельхейд понятия не имели, есть ли другие отделения у этого банка в небольших городах поближе к столице, так что оставалось только надеяться, что посыльные короля направятся именно в это достаточно отдаленное отделение банка, раз оно с самого начала фигурировало в деле о так называемой государственной измене.

Перед тем, как войти в банк, я огляделся, никаких королевских посыльных видно не было, на улицах царила та тишина, что характерна для провинции в разгар жаркого дня. На всякий случай я попросил Дхакуна тихонько подежурить на улице, и предупредить меня при любом оживлении ситуации.

Внутри банка было тоже пусто, все трое служащих скучали без дела, поэтому меня сразу же заметили.

– Господин! Вы вернулись! – ко мне радостно метнулись две гоблинши, от которых я едва успел смотаться в прошлый раз. Мои руки снова оказались у них в плену, гоблинши твердо, но нежно их держали в своих ладошках. Я покосился на Адельхейд, и успокоился – судя по выражению ее лица, мои отношения с гоблиншами сейчас не волновали ее ни в коей мере.

– Мне нужна Ваша, помощь, леди! – галантно обратился я к ним.

– Все, что Вам угодно, господин! – хором ответили сотрудницы банка, неотвратимо подпавшие под очарование моего артефакта.

– Моя спутница три дня назад делала здесь вклад вместе с отцом, Вы должны помнить, так вот, нам надо снять деньги, и чем скорее, тем лучше!

– Конечно, господин! – опять хором, как будто долго репетировали, ответили гоблинши.

Одна из них, не желая расставаться со мной ни на миг, властным голосом скомандовала худосочному молодому клерку, наблюдавшему за нами с некоторой оторопью:

– Тайдур, обслужи госпожу!

Видимо, в отсутствие управляющего именно она была главной в зале, потому что паренек засуетился вокруг Адельхейд. Только убедившись, что она сидит удобно, и не хочет сейчас пить, он сел за свое место, и стал просматривать свои записи. Гоблинши тем временем поглаживали мои ладони и терлись о меня, как голодные кошки, выпрашивающие кусок рыбы у хозяина.

– Но позвольте, госпожа! – молодой клерк поднял голову над бумагами, – вклад делался на троих – госпожу Рхиэннон Малтик, капитана Вилхалмера, и госпожу Адельхейд. А здесь присутствует только госпожа Адельхейд!

Я испытал огромное облегчение. Мы успели! Больше всего я боялся услышать, что вклад закрыт, а деньги изъяты в рамках уголовного судопроизводства.

– К сожалению, родители госпожи Адельхейд скончались, – вежливо ответил я, поскольку считал, что ей еще слишком тяжело поднимать эту тему, – так что будьте любезны выдать указанную сумму ей.

– Тайдур, не отвлекай больше господина такими пустяками! – резко распорядилась та же гоблинша, что и раньше, – выдай госпоже ее деньги!

Худосочный клерк послушно исчез за дверью, видимо, отправился в хранилище. Адельхейд сидела на своем месте, я вежливо беседовал с гоблиншами, стараясь не позволить им поссориться между собой из-за моего внимания.

Клерк появился только через три минуты, он тяжело волочил прямо по полу тяжёлые сумки с золотом.

– Здесь все, госпожа! – обратился он к Адельхейд, – но золото нужно переложить в Ваши сумки, эти принадлежат банку.

И тут я вспомнил, что из-за неожиданных событий по возвращении в столицу, моя сумка все еще набита кошелями с деньгами, взятыми из взломанного сейфа в чертовом данже. Влезть то в нее смогут и эти деньги, но вот с места я потом стронуться вряд ли смогу, слишком будет тяжело.

– Вы позволите нам приобрести эти сумки? – ласковым голосом обратился я к старшей гоблинше.

– Да забирайте их так, господин! – великодушно разрешила она, – у нас в хранилище их полным-полно!

Тут у меня над ухом раздался шепот Дхакуна:

– Милорд, в ста метрах отряд эльфов в эмалевых доспехах. Направляется сюда.

Блин, это не может быть случайностью! Эмалевые доспехи – символ элитных столичных частей горных эльфов, и направить их сюда могли только за вкладом семьи Адельхейд.

– Большое спасибо, девушки! – искренне поблагодарил я гоблинш, – Ваш банк самый классный! Позвольте я заплачу все же за сумки!

Мягко освободив руки из плена, я достал кошель с золотом и резко дернул за завязку. Золотые монеты хлынули водопадом на пол.

– Ох, какой я неловкий! Помогите мне быстрее их собрать, милые девушки!

Гоблинши в едином порыве ринулись собирать деньги. Я тут же метнулся к Адельхейд.

– Сюда идут солдаты короля. Хватаем золото, кастуем невидимость, и чешем мимо них за угол банка!

По полу разлетелось с пару сотен золотых, я сделал это специально, поскольку не был уверен, что изъятие вклада мы провели в полном соответствии с процедурой. Если из-за действия моего хрустального черепа у гоблинш будут проблемы, пара сотен золотых будет им неплохой компенсацией. Вряд ли их месячная зарплата превышает несколько золотых.

Я потащил три сумки, Адельхейд, несмотря на мои опасения, справилась с оставшимися двумя. Уже под стелсом мы отворили дверь банка и выскользнули наружу, своими глазами увидев тот самый отряд эльфов, о котором предупреждал Дхакун. Идущий впереди офицер несколько удивленно посмотрел на дверь банка, которая отворилась, но из нее никто не вышел, идущий немного за ним пухлый чиновник в шелках вообще не отреагировал, страдая от жары. Я облегченно выдохнул, у руководителей отряда явно не было никакого артефакта по разоблачению находящихся в стелсе. Да и с чего бы, это же не спецоперация на враждебной территории, их задача просто помочь чиновнику изъять вклад и привести в столицу, рутинная и скучная. Ступая на цыпочках, мы с Адельхейд аккуратно отошли за угол банка. Скрипнула дверь, эльфы направились в банк.

– Слава богам, успели! – сказала оживленно Адельхейд, – куда теперь?

– Вызываем грифонов и обратно в город! – распорядился я.

Я опасался, что несмотря на близкое присутствие королевских войск, Адельхейд станет со мной спорить, что было бы естественно, мол, а репутация же просядет! Женщины обычно чувствительны к таким вещам. Но вместо этого она молча вызвала грифона, демонстрируя, что очень быстро учится пониманию, когда спорить можно, а когда этого делать не стоит. Я проигнорировал сообщение об утрате одного пункта репутации в городке, и мы взмыли над домами.

– Держимся пониже, чтобы нас не было видно от банка, следуй за мной! – скомандовал я, увидев, что грифон Адельхейд стал подниматься слишком быстро. Городишко был такой маленький, что мы покинули его территорию уже через полминуты, направляясь обратно в столицу.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Планы и действия

Поменяв грифонов еще один раз, мы успешно опустились в полусотне метрах от ворот столицы. Я оглянулся на спускающуюся с грифона Адельхейд – всякое оживление с ее лица исчезло, оно снова превратилось в маску скорби и гнева. Ничего, я знаю способ борьбы с тяжкими размышлениями – необходимо поставить ей цель и заставлять пахать изо всех сил над ее достижением, так естественный период переживаний по погибшим родителям будет ею пережит легче. Хуже нет, чем сидеть в такой ситуации у окна и растравливать себя – не зря врачи в девятнадцатом веке рекомендовали состоятельным пациентам совершать кругосветное путешествие в подобных случаях. Учитывая, какой тогда был отвратительный сервис, путешественник волей-неволей предпринимал столько усилий, чтобы добраться домой живым и невредимым, что к возвращению был по психологическому состоянию как новенький. Да и постоянные новые впечатления естественным образом вытесняли старые, связанные с переживаниями.

Мы сняли комнату в той же таверне, в которой оставили лошадей. Войдя в нее, я бросил сумки с золотом возле кровати, помог Адельхейд скинуть туда же ее сумки, и тут же попросил пересчитать золотые монеты, мол, мало ли клерк в банке ошибся? Мой план психологического оздоровления девушки начал работать.

Сам же я начал извлекать на стол добычу из чертова данжа. Не следовало таскать с собой слишком много ценностей, да и вес содержимого в моей сумке непосредственным образом влиял на мою скорость и бодрость. Вытащив все, я подошел к Адельхейд, и шлепнулся рядом с ней на пол.

– Давай я помогу тебе считать!

– Нет уж, – проворчала Адельхейд, сосредоточенно (и очаровательно) морща нос над монетами, – считать наши финансы, это мое дело. Можешь взять щетку и расчесать мои волосы. Они совсем перепутались из-за полета.

Я тут же метнулся к ее сумке, нашел щетку, и принялся за дело. Мог бы и сам догадаться, состояние моей девушки требует тесного телесного контакта с тем, кому она может доверять. Жальче всего тех, кто теряет сразу всех близких, некому даже обнять и утешить. Или занять работой с утра до ночи, чтобы помочь побыстрее оклематься.

– 20200, как и должно быть! – наконец объявила Адельхейд с некоторой гордостью за свои достижения.

– Умница! – сказал я, – первый шаг по нашей мести королю мы совершили, ему не удалось наложить свою загребущую лапу на твои денежки. Они нам пригодятся, чтобы снарядить тебя получше и устроить его королевскому величеству неприятности и в дальнейшем. Ну, а теперь займись вещами, что на столе, они из крепости. Деньги пересчитай, бумаги рассортируй, если там что есть полезного, расскажешь мне. А я быстро сбегаю по делам. И никуда без меня не выходи, даже в зал!

Мне предстояло три дела. Первое – решить вопрос с телами родителей Адельхейд, договоренные полтора часа как раз скоро истекали. Второе – наведаться к министру обороны. Третье – снять с изгороди головы Рхиэннон и Вилхалмера, чтобы захоронить их впоследствии вместе с телами.

Палачи оказались предельно пунктуальны, ожидая меня у местного морга с тележкой. Один из них тут же шагнул к ней, приподнимая мешковину, и демонстрируя мне, что оба тела на месте.

– Так, господа, вот Ваши 70 золотых, – протянул я деньги главному из них, – и я готов заплатить еще пять сверху, если Вы договоритесь в морге, чтобы тела помыли, привели в порядок и переместили в их арендную тележку, обсыпав льдом. Да, и оформите аренду вместе с лошадью и конюхом на следующие четыре часа.

Все указанное вряд ли стоило больше пяти серебряных монет, так что чистая прибыль для палачей составляла четыре с половиной золотых. Никаких вопросов не возникло, пять золотых с благодарностью были приняты, а я пошел по маршруту к цели номер два. Время было уже послеобеденное, но вполне себе рабочее, так что я надеялся, что тот окажется на месте.

Небольшая взятка привратнику позволила быстро оказаться в приемной. Я тут же тихонько скомандовал Дхакуну разведать вокруг все, что представляет интерес, в особенности найти хранилище с артефактами, буде таковое имеется. Если оно будет найдено, запомнить и описать мне хранящиеся там артефакты.

Как оказалось, министр меня ждал. Правда, дальше дела пошли не совсем так, как я ожидал. Я думал, что меня все же примут, и министр начнет объяснять, мол, произошла трагическая ошибка, спишет все на волю его величества, и вернет мне мои деньги или попытается вернуть только часть, ссылаясь, что другую потратил безуспешно на реализацию нашей договоренности. Ничего подобного. Я посидел на мягком диване всего минут пять, когда в приемную вошло два капитана в полной экипировке.

– Господин Трой? – зачем-то осведомился один из них, как будто мой ник и так не был отчетливо виден с такого расстояния. Видимо, часть ритуала.

– Да, это я.

– Пройдемте с нами. Вы объявлены лицом, нежеланным к пребыванию на территории эльфийского королевства. Мы поможем Вам покинуть его пределы.

– Не стоит хлопотать, я все понял, и сам покину эти пределы, – я встал и направился к выходу. Министр решил играть грубо, все же подумав, что я лох из провинции, с которым можно так обращаться. Ну что же, теперь банальным битьем морды он не отделается.

– Это не обсуждается. Мы должны с отрядом проследить, чтобы Вы в кратчайший срок покинули королевство. Извольте проследовать с нами к выходу из здания, отряд уже собирают.

Такой сценарий меня абсолютно не устраивал, но продолжать протестовать не стоило. Оба капитана были уровня 180 плюс, меня бы тут же вырубили, надели кандалы, запихнули в одну из своих черных тележек, наподобие тех, в который везли родителей Адельхейд, и повезли бы дальше уже в таком виде. И не факт, что я бы живым и невредимым доехал бы до границы, за официально озвученной частью приказа могла быть и неформальная, мол, такой-то беспокойный гном до границы живым доехать не должен. Ведь он даже не эльф, и совесть никого мучить не будет. А если пока меня будут везти, король узнает, что денежки в банке уплыли из-под его жадного носа, то я могу попасть на тот самый помост к палачам, с которыми уже так хорошо успел подружиться. Любой отряд перемещается медленно, послать кого-нибудь на грифоне изменить маршрут и приказ плевое дело.

– Конечно, господа, буду рад проследовать к границе в Вашем обществе! – учтиво раскланялся я, демонстрируя полную покорность обстоятельствам и желание подружиться со своими невольными конвоирами.

Кивнув, один из капитанов открыл дверь и вышел, второй жестом велел мне следовать перед ним, и пошел за мной. Конечно, далеко так идти я не собирался. Едва мы вышли во двор и вошли под сень высокого дерева со множеством ветвей, я начал действовать.

– Снайперы орков на крыше! – заорал я, тыча пальцем влево и вверх, – целятся из луков в окно господина министра!

Офицеры может и не купились бы на мою уловку, не будь она такой коварной. Явно будучи порученцами министра, они были натренированы прежде всего на охрану его тушки от любых угроз, и такую угрозу, как снайперы на крыше, они никак не могли проигнорировать. Пока они таращились в сторону, пытаясь рассмотреть на высокой крыше отсутствующих там лазутчиков, я скастовал стелс, полет, и пользуясь своим прыжком седьмого уровня, заимствованным от ласки, буквально взлетел в воздух. Навык позволял мне под


убрать рекламу


прыгнуть в полном облачении на полтора метра, а в состоянии полета, когда тело становилось невесомым и способным медленно двигаться в желаемом направлении, придавал серьезное ускорение, относящее сразу метров на десять. Направление я выбрал в сторону кроны дерева, старательно летя между ветвями, и приближаясь к кроне соседнего дерева, ствол которого был уже за пределами двора министерства обороны.

Напропалую по открытому пространству я лететь опасался. Министерство обороны слишком ценный объект, чтобы на охране не было парочки снайперов с амулетами против невидимости где-нибудь в окнах верхних этажей. А вот пусть они меня попытаются разглядеть среди ветвей и листьев, особенно учитывая дополнительные амулеты на скрытность, размывание силуэта и уменьшавшую мою фигуру в полтора раза подзорную трубу!

Внизу раздались крики эльфийских капитанов, только сейчас обнаруживших, что их развели посредством старой как мир уловки.

– К оружию! Арестант сбежал! – голосили они.

Ну-ну, кричите, думал я, плавно влетая в крону соседнего дерева, очень это вам поможет!

Еще через минуту я был уже в сотне метров от дворца министра обороны, потихоньку приближаясь к площади. Оказавшись на ней, скастовал заново истекающий стелс, и полетел к изгороди, на которой вывесили головы Вилхалмера и Рхиэннон. Долетев, осторожно снял их и погрузил в сумку. Кровь давно засохла, единственное, что меня огорчило, глаза у обоих успели выклевать вездесущие вороны. Если кто и наблюдал сейчас за головами, выставленными на изгороди, то они для него просто таинственным образом исчезли, растворившись прямо в воздухе. Впрочем, никаких криков и протестов я по этому поводу не услышал.

Полета мне хватило как раз до ближайшего переулка в нужном направлении к воротам. Дальше я решил идти уже своим ходом и без стелса, тут никаких криков про сбежавшего арестанта не было, а увижу любых суетящихся солдат, или их увидит и предупредит меня Дхакун, тут же скастую все по новой. Без крайней необходимости дорогостоящие эликсиры расходовать нужды не было, у меня тут война на носу, и нечего швыряться деньгами.

До морга я добрался совершенно спокойно, то ли большие силы на поиск меня не поднимали, то ли все эти патрули бегали по другим закоулкам огромной столицы, но никто на меня, запыхавшись и поправляя сбившийся панцирь, не выскакивал. Перед моргом стояла оговоренная с палачами арендованная повозка с крытым верхом, на передке исправно сидел конюх, тощий эльф в дешевой одежде. Я зашел в здание. В приемной сидела изящная женщина лет сорока в фиолетовом платье.

– Добрый вечер, я по поводу оплаченного заказа на телегу и тела, – вежливо начал я, – подскажите, сколько займет пришить к ним головы и замаскировать выклеванные воронами глаза?

– Добрый вечер, тела я видела, покажите мне головы, – перешла сразу к делу служащая.

Я выложил головы на стол.

– Ничего страшного, состояние достаточно свежее, срез как и на телах ровный, вороны нанесли не так и много ущерба. За полчаса управлюсь. Один золотой.

– Держите два, я появлюсь через полчаса, и повезу тела на погребение за город!

Перед тем, как зайти в таверну, я внимательно огляделся. И здесь тишь и гладь. На всякий случай отправил Дхакуна в зал оглядеться. Вернувшись, тот не нашел и там никаких отклонений от обыденной жизни.

Адельхейд сидела за столом в номере с листами из папки в руках и тихо плакала. Я тут же устремился к ней, встревоженный.

– Спасибо, что ты нашел и принес эту папку! – сказала она мне, – отчетность по провианту гарнизона всегда вела моя мама. Я держу эти листки в руках и вижу ее как живую, как она скрипит пером над строчками, переписывая, сколько туш быков и по какой цене поступило от мясника.

Я обнял ее, отвел к кровати, сел сам и посадил на колени, успокаивая поцелуями в щеки и волосы. Через пару минут Адельхейд успокоилась, и я предложил покушать перед отъездом.

Поскольку уходить из города нам по любому придется в стелсе, я снизил меры предосторожности, сев за стол рядом с Адельхейд. Хотя и в безрассудство я не впал, выбрав его в самом темном и удаленном углу таверны. Время было как раз между обедом, который мы пропустили, и ужином, поэтому народу в таверне было немного.

– Я нашел тела твоих родителей, мы сможем увезти их из этого проклятого города и по-человечески похоронить, – тихо сказал я Адельхейд, пока мы ждали заказанные блюда от официантки. Она ничего не ответила, только сильно-сильно сжала меня в объятиях и неуклюже ткнулась губами в лоб, выражая свою благодарность.

Блюда были холодными, почему все и предпочитали не пропускать время трапезы. За разогрев надо было доплачивать, что я сделал бы обязательно, будь у нас на это время. Но его не было. Кушали мы с аппетитом, который сами друг от друга не ожидали. Видимо, все эти чрезвычайно нервные события здорово повышают потребность в белках, жирах и углеводах!

Забрав лошадей, мы подъехали на них к моргу. На всякий случай я немножко потянул время, и мы появились через тридцать пять минут, а не через полчаса, чтобы там точно справились с задачей. Я заглянул внутрь кареты. Даже под мешковиной было видно, что головы теперь на месте. Я решил, что это благоприятная ситуация для Адельхейд попрощаться с родителями. Черный верх повозки, ухудшая видимость внутри, скрасит полученные ими повреждения и замаскирует грим. А дальше я постараюсь, чтобы при дневном свете Адельхейд тела уже не увидела.

– Милая, залезай внутрь и попрощайся с ними, а я пока подожду, – сказал я тихо. Ни слова не говоря, Адельхейд спешилась, подняла полог, и залезла внутрь.

Я подъехал к конюху.

– Мы привяжем лошадей к повозке, по моему сигналу следуйте к воротам и далее прямо по дороге через лес, мы Вас нагоним по пути на грифонах. Если охрана будет спрашивать, откуда тела, объясните, что это жертвы ночных разбойников, купец с женой, которые Вы доставляете к их родственникам в Тендруар.

Конюх кивнул, но я сунул ему в руку золотую монету, чтобы он точно отнесся к моим указаниям серьезно. На самом деле я собирался тихонечко сидеть с Адельхейд в стелсе в самой повозке, но ему об этом знать не следовало, не знаешь – не проговоришься. Я также кое-что обсудил с Дхакуном на случай, если ситуация осложнится. Конечно, это было несколько рискованно. У стражи вполне мог быть амулет на определение тех, кто в стелсе. Но я рассчитывал, что его используют, прежде всего, для того, чтобы в город не попал тот, кто представляет угрозу, а не проверяют повозки с вывозимыми трупами, вряд ли представляющие опасность.

Я обогнул повозку, сзади как раз спускалась Адельхейд. Я ожидал, что она снова будет вся в слезах, но ее лицо было спокойным, хоть и очень мрачным. И было в нем что-то еще – не очень старательно скрытая ярость. Я понял, что возвращением вклада в банке Адельхейд явно не удовлетворится, она прочно ступает на тропу войны. Ну что же, это тоже есть в ее характере, и стало мне понятно уже в первый день знакомства. Вряд ли девочка, выросшая в военном гарнизоне, слышала много историй о всепрощении, скорее уж о войне, крови и мести.

Обняв ее, я шепотом описал план действий, предупредив, что могут быть неожиданности, но ее дело молчать и ни на что не реагировать, пока я не подам команду. Затем я привязал лошадей к повозке и решился. Все же пришло время познакомить ее кое с кем, как я ни пытался этого избежать!

– Милая, раз уж ситуация так складывается, что мы постоянно будем оказываться в сложных ситуациях, мне надо представить тебе моего компаньона, без которого наша жизнь была бы намного сложнее и опаснее! Милорд Дхакун, пожалуйста, покажитесь на мгновение, вот здесь, между нами и лошадьми, чтобы никто Вас не заметил!

Дхакун тут же появился в указанном месте, лицо его было удивленным, но все же и довольным, что я все же решился представить его своей девушке.

– Милорд Дхакун был несколько сотен лет назад советником эльфийского короля, слава богу, не местного, а зарубежного, а после смерти стал призраком, привязанным к панцирю короля, который мне однажды достался. Он не может отходить от панциря больше чем на пятьдесят метров, но неоценим в плане разведки в сложной местности. Кстати, как прошла разведка во дворце министерства обороны, удалось найти хранилище с артефактами?

– Да, милорд, оно прямо под приемной министра, и я успел запомнить самые лучшие артефакты оттуда до того, как пришли Вас арестовывать!

– Тебя пытались арестовать? – встревоженно спросила Адельхейд, которой я еще не успел поведать эту историю.

– Вот именно, пытались, но неудачно. Я объявлен министром обороны нежеланной персоной в королевстве, и два капитана с отрядом должны были меня доставить на границу. Это как они говорили, в такие гуманные приказы, пообщавшись с местной знатью, я больше не верю. Впрочем, детали потом, нам пора отъезжать!

И я громко крикнул кучеру:

– Лошади привязаны, можете ехать, мы Вас догоним потом!

Повозка тут же тронулась.

– Так, Адельхейд, ну а теперь кастуем невидимость, и забираемся в повозку. И не забывай, израсходовав магию, тут же восполнять ее эликсирами, у тебя очень мало маны!

Мы по одному, чтобы повозка не сильно накренилась, дав понять конюху, что в нее кто-то влез, аккуратно залезли внутрь. Уже через полминуты она подъехала к воротам. Раздался грубый голос:

– Так, что там у нас?

– «Последнее пристанище», господин стражник, доставка тел погибших от рук разбойников купца с супругой в Тендруар.

– Хорошо, подъезжай ближе, я гляну.

Мы проехали еще метров пять, и снова остановились.

– А лошади зачем тут привязаны?

– Заказчики перевозки тел догонят меня позже на грифонах, господин. У них еще дела в городе. Я спешу, чтобы тела по жаре не попортились.

Молодец конюх, сам добавил деталь, про которую я не подумал! Сунутая ему золотая монета была хорошей инвестицией! Задняя часть повозки заскрипела под весом забиравшегося стражника, и уже через мгновение он уставился прямо мне в лицо. Впрочем, через доли секунды я успокоился, он смотрел не на меня, а сквозь меня, оценивая ситуацию в повозке. Явно никакого амулета для выявления тех, кто в стелсе, у него не было.

– А когда их убили? Что-то я давно не слышал про то, чтобы разбойники настолько озоровали прямо в столице!

Мне не понравилась въедливость охранника. Мали ли, начнет еще осматривать тела, а это опасно. Посещение казней было одним из самых любимых развлечений в столице. Не дай бог, он был на этой казни, только недавно заступив в свою смену? Да и сам характер повреждений при четвертовании специфичен, позволяя догадаться об истине, как и пришитые на скорую руку головы. Я дал оговоренный сигнал Дхакуну, махнув ладонью.

Над телом Вилхалмера стал медленно сгущаться призрак, привставая из лежачего положения. Дхакун старательно проскрипел:

– Где я? И где этот гад, что вонзил мне в спину кинжал? Я хочу отомстить ему! Я хочу разнести на кирпичики этот паршивый город, в котором убивают уважаемого купца прямо на улице!

Увиденное потрясло охранника. Он замахал руками, спрыгнул с повозки и заорал конюху:

– Немедленно увози тела из столицы! Не хватало нам еще бродячего призрака в городе!

Конюх послушно стронул повозку с места, и через минуту мы уже выехали из города, направившись по дороге вдаль.

Я не хотел использовать этот фокус с Дхакуном без крайней необходимости. Это могло стать слишком сильным психологическим потрясением для Адельхейд, увидеть, как из тела ее погибшего отца поднимается призрак, хоть и легко опознаваемый после знакомства. Но ставки были слишком высоки, и все же пришлось пойти на этот шаг.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Печальные обязанности и новые планы

Действие стелса закончилось, продлевать мы его не стали, свободно свисающие спереди и сзади пологи закрывали нас и от конюха, и от стражников у города. Я пытливо всматривался в лицо Адельхейд, пытаясь догадаться, как она перенесла нашу проделку с Дхакуном и всю эту ситуацию. Но было слишком темно, чтобы что-то увидеть, а тянуться к ней руками через тела ее родителей, чтобы обнять, я опасался. Руки у гнома коротковаты, мало ли повозку тряхнет на ухабе, и я упаду прямо на тела?

Когда мы отъехали километра полтора, я тихонько сказал Адельхейд:

– Пошли на выход. Прокатимся на лошадках!

Адельхейд кивнула, и мы осторожно, один за одним, выпрыгнули из повозки.

– Конюх, стой! – закричал я, – мы прилетели, и теперь пересядем на лошадей!

Повозка тут же остановилась, мы отвязали лошадей, и поскакали впереди, показывая конюху путь.

– Где ты хочешь похоронить родителей? – спросил я Адельхейд?

– Не знаю, – растерянно ответила она, – а ты что посоветуешь?

– Главное, не там, где король эльфов и его люди смогут найти могилу. Мы все же украли тела, да и в наших планах, мягко говоря, создание неприятностей для него. Чтобы им не пришло в голову ответить нам, раскопав могилы и осквернив тела.

Очень уж мне нравился фильм «Храброе сердце», чтобы я забыл про такую возможность!

Адельхейд кивнула, признавая мою правоту. Минуту подумав, она сказала решительно:

– Я знаю подходящее место!

И поехала впереди, показывая дорогу. Я подъехал к ней:

– Только не подъезжай прямо к нему, остановись за километр. Через конюха можно узнать слишком многое.

Адельхейд кивнула. В выбранное ею место мы добрались через полтора часа. Это было предгорье в десяти километрах от столицы. Отпустив конюха, получившего еще три золотые монеты, мы подождали, когда повозка скроется за поворотом горной дороги. Я быстро, но бережно перенес тела на седла коней, тела застыли, поэтому торчали над седлами, производя жуткое впечатление, и мы повели коней в поводу в выбранное Адельхейд место в стороне от дороги.

Когда мы туда добрались, преодолев несколько овражков и обойдя несколько расщелин, я невольно остановился в восхищении. Мы вышли на обрыв, с которого открывался красивейший вид на большую холмистую долину. Почти отвесный спуск вниз на полкилометра, еще километра полтора нависавшей скалы над головой, делали этот восхитительный клочок земли метров на сто квадратных как изолированным, так и словно плывущим над местностью.

– Вот здесь сто лет назад наш предок нашел раненого в стычке с диким соколом ручного сокола короля, выходил его, и привез во дворец, догадавшись по гербу на лапке, кому он принадлежит. Для королей ценность вещей не поддается нашим меркам, эльфийский король настолько любил своего сокола, что тут же назначил моего предка, абсолютно незнакомого ему человека, комендантом той самой злосчастной крепости, вызвав настоящее потрясение среди придворных этим фактом. Отец привел меня сюда показать это место, когда мне было десять лет, как и его приводил его отец.

Одно было точно хорошо – в игре не было необходимости потеть, долбя киркой скалистую местность, чтобы выкопать могилу. Адельхейд пожелала, чтобы ее родители вместе лежали в одной могиле, и сама выкопала ее, используя заклинание ров, а уже моя работа состояла в том, чтобы опустить тела в могилу и завалить обломками скал. Я аккуратно перенес Рхиэннон и Вилхалмера, предварительно тщательно закутав, в их последнее пристанище, и принялся искать подходящие обломки скал. Справился я со своими печальными обязанностями минут за пятьдесят, постаравшись придать поверхности естественный вид окружающей местности. Потом мы долго стояли над обрывом. Лучи солнца, ставшие из-за близости заката красноватыми, придали открывавшейся под нами долине особенно чудный вид.

– Если я погибну в борьбе с королем, похорони меня тут же, пожалуйста, – нарушила тишину Адельхейд.

Меня по коже пробрало ознобом. Не то чтобы я сам не хотел отомстить королю, но точно не такой ценой.

– Может, тогда не стоит с ним связываться? Я не хочу потерять тебя из-за какого-то злобного старикашки! – попытался воззвать я к голосу благоразумия, – ты для меня намного дороже, чем месть!

Адельхейд впервые за все время наших отношений бросила на меня взгляд, который мне не понравился. Мигнуло оповещение:

Вами потеряно три пункта репутации в отношениях с Адельхейд .

Да, благоразумие нынче не в моде. Адельхейд вышла на тропу войны, и я буду убивать ради нее, рискуя, что она погибнет в войне с могущественным королевством, или точно потеряю ее, если откажусь в этой войне участвовать.

– Хорошо, тогда война до победного конца! – я вытащил меч и поднял его над головой, – мы отомстим всем, кто виновен в гибели Рхиэннон и Вилхалмера!

– Мы отомстим! – тихо, но твёрдо повторила за мной Адельхейд.

Через несколько минут мы оседлали лошадей, и отправились в обратный путь, спеша, пока солнце не село слишком низко, выбраться на дорогу. Конечно, мы в любой момент могли вызвать грифонов и быстро добраться до ближайшего жилья, но тогда пришлось бы бросить на съедение волкам лошадей, к чему мы оба не были готовы. Поэтому через полтора часа уже в полной темноте мы въехали в крохотную деревню в той самой долине, на которую недавно смотрели со своего уступа, определили лошадей на постой, и сели поужинать в полном одиночестве в таверне.

– Нам надо хорошенько продумать, как мы будем мстить, и как не пострадать самим во время мести, – начал я делиться своими мыслями с Адельхейд, – ты согласна с тем, что месть не имеет смысла, если мы сами погибнем, порадовав тем самым венценосного старикашку?

Я специально завел разговор об этом, поскольку опасался, что из-за охватившей Адельхейд мрачной решимости она однажды просто рванет сама к дворцу в наивной попытке подобраться поближе к королю и зарезать его кинжалом. В результате ее казнят на площади, а старичок, окруженный опытнейшими телохранителями, останется цел и невредим. Мне надо было привить ей мою концепцию мести, унаследованную от бати, намного более эффективную и разрушительную, и намного менее рискованную. Ответ Адельхейд подтвердил мои опасения о смеси романтики и юношеского максимализма, бушевавшего сейчас в ее сознании.

– Я согласна погибнуть, если он тоже умрет, – решительно сказала она.

Мы замолчали на время, поскольку подошел официант с подогретой посредством дополнительной оплаты едой. Мясо кабана с зеленью и пиво, то, что надо после долгого пребывания на свежем воздухе и множества эмоций.

– Если хоть один из нас погибнет, победа останется за ним, даже если мы его и убьём. Он разрушит нашу любовь! Я хочу, чтобы однажды мы привели наших детей на тот самый уступ, и рассказали им всю историю от начала до конца – про преданную службу твоей семьи королю, про предательство с его стороны, и про то, как мы отомстили за него!

Адельхейд растроганно, но удивленно на меня посмотрела.

– Но, милый, гном и человек не могут иметь детей!

Облом, однако! Я подозревал о возможности подобного, но у кого было спросить, чтобы не выглядеть идиотом?

– Я не верю в то, что мы не сможем справиться с этой проблемой, если по-настоящему захотим, – продолжал я неуклонно гнуть свою линию, – наша любовь окажется способной на любые чудеса, если мы ее сохраним. Но для этого король должен умереть, а мы – остаться живыми!

Адельхейд протянула ко мне руки, я крепко обнял ее. Мигнуло уведомление:

Вами получено три пункта репутации в отношениях с Адельхейд .

Надеюсь, это значит, что я ее убедил, и она не будет делать глупостей, играя в камикадзе. Мне еще не хватало в холодном поту разруливать те проблемы, которые из-за этого неизбежно возникнут, включая самоубийственную атаку стражи на площади, если ее схватят и поведут на казнь. Я же не смогу смотреть из толпы на это зрелище, украдкой помахивая ладошкой Адельхейд, мол, крепись!?

– Я предлагаю начать с финансовой стороны вопроса, – продолжил я, когда мы вернулись к еде, – у тебя практически нет снаряжения, пригодного для защиты и атаки. Чтобы исправить ситуацию, нам понадобится много денег. Сколько там ты насчитала денег в кошелях, которые я принес из оружейки крепости?

– К сожалению, там не все кошели были с золотом, часть оказалась с серебром и три вообще с медью, – ответила Адельхейд, оставив в покое на время кабанину, – общая сумма составила 11230 золотых монеты, 3 серебряных и шесть медных.

Меньше, чем я рассчитывал, но тоже очень неплохо за несколько минут работы! Так, 3500 золотых я получил за освобождение крепости по заданию, 10000 вместе с премией от Манивольда за наводку на данж. Итого, 24730. Но это ни о чем на фоне необходимости снарядить Адельхейд артефактами, которые не будут делать ее выглядящей как боец, но придадут необходимую смертоносность и защищенность. Тут нужен бюджет тысяч на сто-сто пятьдесят.

– На данный момент король эльфов и военный министр должны нам 35 тысяч золотых и тысяч десять за драгоценности, на которые они успели наложить лапу. Успели же?

Адельхейд мрачно кивнула.

– Да, а советник военного министра должен нам еще тысячу. И, естественно, возвращать они ничего не намерены. Значит, нам придется самим взять эти деньги до того, как мы отомстим. Если мы сначала отомстим, их места займут другие эльфы, которые нам ничего не должны, кроме этого, как мстить, если ты абсолютно не снаряжена, верно?

Подумав, Адельхейд снова согласно кивнула. И куда девали ту девочку-простушку, которая еще вчера так мило болтала, не замолкая, своим очаровательным голоском! Секрет прост – жестокая и неоправданная катастрофа, вторгшаяся в ее жизнь. И она еще неплохо держится, не сломлена, нашла опору для дальнейшей жизни в мести виновникам своих бед. Не все способны так держать удар. Я вот лично никогда не понимал тех, кто смеется над бомжами, когда сам немного лучше узнал, как устроен мир. Те, кто смеется, не понимают, что далеко не все бомжи лентяи и тунеядцы. Представьте себе, к примеру, отца семейства, который отвлекся за рулем на звонок, машина попала в ДТП, и все его домочадцы погибли, а он один выжил? Погибли по его вине. Сможет он вернуться в квартиру, где они жили, пройтись по комнатам, еще недавно полным смеха и веселья, собрать вещи жены и детей, выбросить их в мусорку, и жить дальше, как ни в чем не бывало? Часть бомжей – те, кто в схожей ситуации не смогли. Или представьте, что вам шестьдесят, всю свою жизнь после смерти жены вы растили сына и помогали ему во всем, переписали на него квартиру, а потом он привел жену, которая иначе смотрит на совместное проживание с отцом мужа, и однажды уговаривает вашего сына поменять замок, когда вы вышли в магазин. Кто-то пойдет скандалить и судиться, а кто-то так и не сможет оправиться после этого предательства со стороны того, кому слепо доверял.

– И как мы это сделаем? – мне все же удалось вовлечь Адельхейд в разговор. Это было важно, поскольку я хотел, чтобы она активно участвовала в составлении всех наших планов, как для того, чтобы иметь гарантии, что она будет их придерживаться, так и для того, чтобы занять ее голову чем-то, что отвлечет ее от мрачных мыслей.

– Есть у меня одно заклинание, которое позволяет похищать ценные артефакты, не заходя в помещение, – я все же решил нарушить собственное табу на разглашение своих секретов, но только в отношениях с Адельхейд, – единственная проблема, потом надо очень быстро удирать. И тут, кстати, мне пригодилась бы твоя помощь.

– Что я должна сделать?

– Мне нужна информация по всем пещерам в этом королевстве, которые тебе известны, желательно с двумя и более выходами. Или, если ты путешествовала и по другим, то и по пещерам в других королевствах.

Адельхейд задумалась.

– Парочку я знаю, в окрестностях крепости, и это все. Но только одна из них с кучей входов и выходов, вторая глухая.

– Отлично! Завтра слетаем туда и посмотрим! Но перед этим пройдемся по деревне, поспрашиваем местных жителей, может, они знают и другие пещеры уже в этих окрестностях?

Закончив есть, мы поднялись в номер. Я тут же усадил Адельхейд на колени, крепко обняв, ей сейчас это очень было нужно.

– Единственное, у тебя очень мало маны. Надо этим заняться с самого утра, есть способы поправить положение.

Мигнуло оповещение, глянул:

На Ваш счет зачислена компенсация в 1000 золотых монет за введенные ограничения в отношении использования заклинания «Призыв крота». 

А, та самая обещанная компенсация, ничего не компенсирующая по существу!

Ночью Адельхейд спала, как я и ожидал, беспокойно, крутилась и стонала во сне. Кто бы ни создавал ИИ для неписей в этой игре, это однозначно был гений! Адельхейд в результате ничем не отличалась от настоящих девушек, а по многим моментам – честность, самоотверженность, страстность – дала бы фору многим из них.

Проснувшись раньше своей невесты (я уже потихоньку так ее про себя стал называть), я начал серфить лоты в сети. Когда Адельхейд начала потихоньку просыпаться через полчаса, я уже был готов предъявить ей покупки:

Кольцо феи, уникальное, плюс четыре интеллект, плюс три выносливость, плюс один к ловкости, экономия для заклинаний магии природы двадцать процентов. 

Кольцо эксперта магии земли, легендарное, плюс четыре интеллект, плюс четыре выносливость, экономия для заклинаний магии земли двадцать процентов, плюс пять процентов к резервуару маны. 

Браслет водяной пыли. Легендарный. Выносливость плюс четыре, интеллект плюс четыре, экономия для заклинаний магии воды двадцать процентов. В жаркую погоду автоматически создает вокруг открытых частей тела барьер из прохладной водяной пыли. 

Особенно я был доволен кольцом феи, отдать за него пришлось пять с половиной тысяч, но теперь каждый вызов грифона обойдется Адельхейд не в 300 единиц маны, а всего в 240. Кольцо эксперта магии земли обеспечивало ей возможность пользоваться значительно дешевле таким не раз выручавшим меня из сложных передряг заклинанием, как телепорт, и обошлось уже в восемь с половиной тысяч. Браслет водяной пыли, созданный, видимо, для какой-либо принцессы из-за приятной опции с водяной пылью, местным аналогом кондиционера, потянул дороже всего, и обошелся в девять тысяч золотых монет. Но мне важнее всего была экономия для Адельхейд двадцати процентов маны на очень часто нужном заклинании «невидимость».

В то же время, при всей их пользе, эти три вещички съели почти весь наш скопившийся капитал. И предстояли еще траты – я хотел прокачать у моей невесты «батарейку маны», чтобы ее резервуар маны увеличился на десять процентов, а для этого необходимо было серьезно потратиться на пять сотен эликсиров на ману.

Адельхейд проснулась, сладко потянулась, посмотрела на меня счастливыми глазами, и внезапно резко помрачнела, вспомнив, что вчера произошло. Я был готов к подобному, поэтому тут же подскочил к кровати с браслетом и надел его ей на руку. Помимо постоянной занятости, хорошие подарки тоже помогают пережить сложные времена полегче.

– Ух ты! – сказала Адельхейд, ознакомившись с характеристиками артефакта, – это мне, правда?

– Тебе, моя милая, примеряй скорее!

Адельхейд тут же нацепила браслет на правую руку. Под стать своей стихии, магии воды, браслет словно обтекал ее запястье, расплывающийся и почти невидимый. Впрочем, когда моя невеста подняла его повыше, и на него попал луч солнца, по комнате запрыгал зайчик, словно браслет был сделан из хрусталя.

Когда Адельхейд вдоволь наигралась с новой игрушкой, я взял ее левую руку, поцеловал, и одел на мизинец кольцо феи.

– Ох, да что же такое творится-то! – довольным голосом сказала она, – я же этим вечером заснуть не смогу, все буду думать, что ты мне подаришь завтра утром.

– Боюсь, что ничего, – сказал я, поймав ее правую руку и надевая на указательный палец кольцо эксперта магии земли, – будет банально не на что купить. Видишь, на что я готов пойти, чтобы ты сегодня нормально выспалась?

– Ох, ох, ох! – только и смогла сказать Адельхейд, рассматривая одновременно второе и третье кольца, – эти же тоже из серии уникальных и легендарных! После завтрака нас выгонят из номера, правда? У нас же ни на что не останется денег!

– Ну, все не так страшно, не бойся! – поддержал ее шутку я, – пару тысяч золотых еще осталось. Правда, часть из них мы спустим сразу после завтрака на 500 эликсиров маны.

– Мы так много будем сегодня летать? – удивилась Адельхейд.

– Нет, употребление такого количества эликсиров одновременно позволит тебе получить интересное достижение, в результате которого твой резерв маны увеличится на десять процентов.

Пока мы завтракали в таверне в гордом одиночестве, я просчитал в уме изменение характеристик Адельхейд с учетом новых артефактов. Теперь она могла по два раза вызывать грифона, телепортироваться, кастовать невидимость и еще иметь немножко маны в запасе на какую-нибудь мелочь. Решив, что надо усилить эффект, после завтрака разложил все имеющиеся артефакты, включая мой ремесленный комплект, на столе, и мы неспешно выбрали для Адельхейд те артефакты, которые помимо ловкости и удачи давали различные бонусы к мане, интеллекту или выносливости, и не были очевидно боевыми, наподобие меча или шлема. Я пришел к выводу, что под платьем с длинными рукавами свободного кроя можно будет успешно спрятать наколенники, налокотники и поножи, и они тоже пошли в дело. В результате у Адельхейд значительно увеличились параметры:

Характеристики:

1.      Выносливость (жизнь) – 72 (720 единиц).

2.      Сила – 12.

3.      Ловкость – 39.

4.      Интеллект – 59.

5.      Удача – 24.

6.      Репутация в Худруге – 0.

Нераспределённых баллов – 0.

Бодрость – 170.

Мана – 590.

Специализация – маг.

Количество единиц до тридцать четвертого уровня – 3120.

Деньги – 502 золотых, 2 серебряные, 2 медные монеты.

убрать рекламу


/>

– Ну, это уже что-то! – удовлетворенно сказал я, – теперь бегом в лавку колдуньи.

Закупившись эликсирами на ману, я по привычке осведомился у старушки колдуньи, по виду выглядевшей на все девяносто лет, нет ли в продаже необычных заклинаний, получил в ответ много раз ранее услышанное «давно уже не было», и вспомнил по поводу пещер.

– А не подскажите ли мне, уважаемая, есть ли в окрестностях пещеры? Да желательно проходные?

– Как же не быть, минимум семь, – благостно ответила старушка, наблюдая с удовольствием мою вытянувшуюся от удивления физиономию, – тут же скалы из известняка сделаны, легко вытачиваются что ветром, что водой.

Я с сомнением посмотрел на хрупкую фигуру старушки. Пещеры надо осмотреть, но тащить ее с собой негуманно.

– Я сама уже стара, чтобы туда лезть, но обратитесь к сыну мясника, Сакенде – правильно оценила смысл моей заминки колдунья, – парнишка от этих пещер без ума, его уже ядовитые змеи трижды кусали, столько он в них времени проводит. Лупит его отец нещадно за это, а все без толку. А если Вы его возьмёте проводником, и он хоть монетку серебряную отцу потом принесет, все его жизнь полегче станет.

Поблагодарив колдунью, мы отправились в лавку мясника. Узнав, что покупать мы ничего не собираемся, он разочаровался, а когда мы спросили его, можно ли поговорить с Сакендой, удивился. Но сына позвал. По описанию колдуньи я ожидал увидеть прыщавого тощего подростка лет двенадцати, а из глубины лавки нам навстречу, наклонившись под притолокой, чтобы не ушибить голову, выбрался аналог Ильи Муромца, здоровенный мужик раза в полтора шире мясника, комплекция которого была далеко не субтильной. Все мои планы посадить ребенка сзади себя на грифоне, и быстренько осмотреть входы и выходы в пещеры с воздуха, тут же рухнули. Я понял также, как «парнишка» смог уцелеть после трех укусов ядовитых змей. Чтобы такого завалить, нужно кусать всем трем сразу. Но были и плюсы. В тех пещерах, где он смог пробраться, и я, спасаясь от погони, однозначно не застряну.

– Здравствуй, Сакенда! – поздоровался я, – мы с супругой (брошенный мельком на Адельхейд взгляд показал, что она зарделась от смущения) большие любители пещер, а ты, говорят, их знаешь все наперечет. Покажешь нам их за золотую монету?

Брови мясника удивленно взметнулись вверх, в его мозгу стремительно происходила переоценка ценностей. Илья Муромец задумчиво посмотрел на батю, ожидая его решения. Видно было, что с дисциплиной и иерархией в этом конкретно взятом семействе строго.

– Соглашайся, сынок! – ласково сказал мясник сыну, от чего брови того удивлённо взметнулись вверх, – все-таки гости нашей деревни, не часто к нам вообще гости заезжают-то!

Проблему с транспортировкой Сакенды мы решили быстро, я раскинул мозгами и вызвал двух грифонов сразу, одного для себя, другого для него. Несмотря на мои понятные опасения, грифон огромного мужика в воздух поднять смог, а он был счастлив от того, что летает на грифоне, как богатый или знатный господин. За следующие три часа мы осмотрели входы и выходы во все семь пещер, каковые я старательно помечал на листах бумаги, попутно отмечая и все пояснения сына мясника по поводу особенностей внутренних маршрутов той или иной пещеры. По двум пещерам, которые я планировал использовать на первое время, я даже бегло прошелся, приметив места, где можно быстро обрушить свод. Пещеры местные мне понравились, хребет рядом с деревней был изрезан ими как швейцарский сыр дырами, и бегать по ним от погони, зная все входы и выходы, можно было до бесконечности. Я даже хотел начать устраивать приготовления к обрушению свода, чтобы, забежав в пещеру, надежно отсечь от себя погоню, как ранее задумывал, когда мне пришла в голову идея получше. Зачем рисковать, руша десятки метров свода, если можно все сделать красивее и безопаснее? Переношусь порталом к ближайшей пещере, захожу в нее, дожидаюсь погоню, запечатываю вход в самом узком месте валуном на пять минут посредством заклинания визуализация. Потом, если преследователи еще здесь, кастую следующий валун. По истечении часа, когда я стану невидим на радаре владельца артефакта, линяю подальше от погони, и прости-прощай!

После этого мы вернулись в деревню. Сакенду с золотой монетой мы отправили к отцу, а Адельхейд я наказал заняться в нашем номере в таверне прокачкой навыка «батарейка маны». Мне же предстояло приступить к грабежу виновных в казни родителей Адельхейд сановников.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Первое столкновение

Конечно, относительно недавно я обчистил столицу сверху донизу, но специфика крупных государственных объектов такова, что они не могут обходиться без запасов артефактов в хранилищах. Если их вычистили, надо просто найти денег и купить новые, ведь верно? По описанию Дхакуна, посетившего хранилище артефактов министерства обороны, они так и сделали.

К нему я и направился, Дхакун дал мне названия нескольких самых лучших артефактов, каждый из которых можно было продать не дешевле 4-5 тысяч золотых монет, а то и больше. Сначала постараюсь похитить их все, отработав стратегию, а потом возьмусь за короля. Король казался мне самой безобидной мишенью – админы, усложнив мне работу с призывом крота, так и написали, что я буду виден для того, у кого похитил вещь, в течение часа на карте. Я могу себе представить, как министр, взяв с собой команду спецназа, рванёт за мной. Все-таки министр обороны, а не финансов. А вот что так же сделает король – это вряд ли. Ему его жизнь дороже нескольких тысяч золотых, чтобы лично гоняться за необычным вором. Короли, они существа подозрительные, в особенности те, кто сотни лет продержался на своем троне, как в случае Техвана II, и могут заподозрить, что их выманивают таким образом в искусно подготовленную засаду, которую, если все же король будет за мной гоняться, как мальчик, надо будет действительно организовать. А если Техван II пустит сам за мной погоню, а лично в ней не будет участвовать, то ее будут легко стряхнуть с хвоста. Толку, что сидя во дворце, он видит, где я нахожусь, главное, что сотовых телефонов тут нет, погоне он сообщить мое местонахождение не сможет.

Хотя, подумав еще немного, понял, что был неправ. Что хорошо у королей, так это неограниченные ресурсы. Кто ему мешает каждые пару минут открывать новый портал, отправляя очередную партию воинов меня ловить после изменения мной маршрута?

Еще одна мысль пришла в голову. А зачем вообще связываться с погоней, если можно подгадать ограбление к отъезду владельца в далекие края? Нужно просто собирать информацию, подкупать слуг или поставщиков продовольствия, и действовать на ее основе! Но, поразмыслив, я признал ее неудачной – в обыденном мире это бы сработало на ура, а здесь, где каждый богатый и знатный господин имеет про запас свиток портала, он в течение нескольких минут вернется домой и бросится за мной в погоню. Значит, все же пещеры!

Мое прибытие в эльфийскую столицу трудно было бы назвать торжественным. Под пологом невидимости я пробрался к равноудаленной точке крепостной стены между двумя воротами, посредством полета быстренько перебрался через крепостную стену, и самыми темными безлюдными закоулками направился ко дворцу министерства обороны. Приблизившись на три с половиной сотни метров, чтобы уж наверняка, скастовал поиск крота, выбрал из красных искорок артефакты с названными мне Дхакуном названиями, и нажал:

«Извлечь Дыхание дракона». 

Сам тут же рванул подальше от министерства обороны в глухой тупичок, который присмотрел для открытия портала. Артефакт меня догонит по любому, а вот погоня не должна. Для ускорения процесса перемещения я скастовал невидимость, и через две минуты был уже на месте. Открытие портала совпало с появлением в моей руке меча из хранилища министерства обороны, я шагнул в портал, вышел возле входа в систему пещер, и тут же забежал внутрь. Мигнуло сообщение, что я потерял балл репутации в Ленланлене за несанкционированное властями открытие портала. Ох, то ли еще будет! Действие портала закончилось, он схлопнулся, Дхакун отрапортовал, что никто за мной в состоянии стелса из портала не выходил. Первый этап отрыва от погони прошел по плану. Оставалось дожидаться, когда погоня прибудет на место.

К моему удивлению, я успел соскучиться в ожидании, когда наконец увидел на синем небе полтора десятка белых грифонов с всадниками, приближающихся ко входу к моей пещере. И тут до меня дошло – чтобы открыть портал прямо ко мне, кто-то из окружения министра, или он сам, должен был прежде побывать здесь! А так они нашли кого-то, кто был вообще в окрестностях, открыли туда портал, а оттуда уже полетели на встречу со мной на птичках.

Дождавшись, когда они приблизятся, я подошел к выходу из пещеры и помахал министру, которого уже отчетливо различал, и его команде приветственно рукой, предварительно встав на высокий камень, чтобы скрыть небольшой гномий рост, и набросив на голову плащ. Как я и рассчитывал, Огеслегур пришел в замешательство. Это ненормально, когда ты гонишься с полутором десятков отборных воинов за нахальным воришкой, а он, вместо того, чтобы чесать как можно быстрее, пытаясь забиться в самую темную и пыльную дыру, радостно тебя приветствует. При этом выглядит очень странно, руку еще видно, а вот туловище и голова неразличимы. Конечно, когда они слезли с грифонов в полусотне метрах от меня, и взяли в руки луки, я уже из виду скрылся. Не хватало мне еще быть напичканным стрелами, к лучникам, особенно эльфийским, я питал большое почтение. Но подозрения, охватившие ум министра, сделали свое дело, и нападать на меня он не спешил. Мне тянуть время было выгодно, меньше израсходую магии, следовательно, сэкономлю на эликсирах на ее восстановление.

– Привет, Огеслегур! – крикнул я, и эхо усилило и разнесло мои слова по окрестностям, исказив голос до неузнаваемости, – что, пришла пора умереть?

Мои слова энтузиазма министру не прибавили, во всяком случае, никакого сигнала к атаке не последовало. Мне казалось, я даже мог слышать, как скрипят шестеренки в его мозгу. Кто и зачем выманил его в эту глушь, украв артефакт из его дворца? Не сидит ли в скалах засада, которая вот-вот атакует его?

Я заржал, как конь, когда через две минуты вся группа старательно окружая министра, чтобы своими телами защитить его от стрел потенциальных убийц, вызвала грифонов, и стартовала в небо из которого недавно явилась. Правду говорят, что самый страшный враг тот, кого сам себе придумаешь.

Проводив взглядом удалявшиеся к столице хвосты грифонов, я на всякий случай пересчитал их. Все верно, сколько прилетело, столько и улетело. Да, дела! А я-то представлял себе, как буду героически убегать по темной пещере, ставя барьер за барьером на пути преследователей!

Выждав, когда грифоны совсем исчезнут из поля зрения, я посмотрел на часы. До истечения срока моей видимости на карте для Огеслегура оставалось еще полчаса. До этого к деревне, в которой меня ждала Адельхейд, и соваться было нечего. Приятственно пересидев на теплых камнях под ласковым солнышком это время, я вызвал своего грифона, и на минимальной высоте полетел к деревне. Маршрут я взял немного в левую сторону, вдруг опытный в таких делах министр все же исхитрился оставить где-нибудь наблюдателя?

Приземлившись в полутора километрах от деревни, пошел перпендикулярно маршруту грифона, и через двадцать минут уже в нее вошел. На всякий случай последнюю сотню метров по лесу, и по деревне до таверны прошел в стелсе. Меня волновало, что я оставил Адельхейд одну с ее мрачными мыслями, поскольку мое задание на получение нового полезного навыка она должна была уже давно выполнить.

К моему облегчению, Адельхейд была на месте, и выглядела относительно неплохо, по сравнению с тем, в каком виде она была вчера. Видимо то, что я представил ей понятную и одобренную ею программу действий по мести эльфам, дало ей опору, позволяющую держаться. Но все же, едва скрипнула дверь, и я появился на пороге, она радостно бросилась ко мне, обнимая. Бедняжка, подумал я, боится, что я тоже погибну, как родители.

– Все в порядке, в полном порядке, – поспешил успокоить ее я, – вот я уже и вернулся, и с первой добычей!

И я горделиво протянул ей меч. Я его уже, маясь от безделья у пещеры, внимательно рассмотрел. Дхакун сделал хорошую подсказку, с первого раза я утащил, скорее всего, самый ценный артефакт.

Дыхание дракона. Легендарный. Урон 160-190. Плюс пять к ловкости, плюс четыре к силе. При каждом ударе обжигает противника пламенем. Шанс критического урона 35 процентов. Минимальные параметры для использования: сила – пятьдесят, ловкость – пятьдесят.  

Адельхейд с уважением подержала в руках крутой артефакт, и спросила меня робко:

– Надеюсь, ты не слишком рисковал?

– Нет, что ты!

И я рассказал ей, как все было, вызвав даже один раз заливистый смех, по которому так скучал последнее время, когда Адельхейд услышала про трусливое бегство министра, который сам себе придумал несуществующих страшных противников.

Естественно, я понимал, что министр, благополучно убравшись в столицу, может прислать сотни воинов, чтобы обыскать на всякий случай как пещеры, так и ближайшие населенные пункты. Поэтому мы тут же вышли из деревни, вызвали грифонов, и полетели куда глаза летят, ища населенный пункт, который соответствовал бы всего двум условиям – находился бы не слишком далеко от столицы, и был рядом с известняковыми скалами, в которых так легко образуются пещеры. Мне нужна была большая коллекция пещер для последующих акций против эльфийских сановников. Глупо появляться там, где уже был, когда тебе противостоит целое государство, способное при необходимости мобилизовать тысячи человек. Я летел рядом с Адельхейд и думал, осмелится ли министр рассказать о краже ценного артефакта королю, или попытается списать его исчезновение одним из тех добрых бюрократических методов, которые используют в подобных случаях во всех армиях мира – «пришел в негодность», «отправлен на ремонт», «обменен на ценную информацию о планах противника» и т.д.

Достаточно быстро мы нашли и деревню, и местного любителя пещер, который показал нам все пещеры, которые нас интересовали. Тут же мы и пообедали, а потом я вылетел в столицу на очередную акцию. Придуманный способ скрытного проникновения в столицу не подвел и на этот раз, и вскоре я подходил поближе к дворцу министерства обороны. А вот тут уже были серьезные изменения. Все ранее безлюдные переулки просто кишели военными всех званий, от рядового до майора, похоже, министр серьезно отнесся как к похищению ценного артефакта, так и к угрозам от неизвестного в свой адрес. Ну что же, у меня все равно был проверенный способ подобраться на нужные мне три с половиной сотни метров к зданию. Стелс, полет, крона густого дерева, соприкасающаяся с соседней поближе к дворцу, и через минуту «призыв крота». В этот раз я выбрал:

«Изъять Смертельный ветерок»  – крутой лук, рекомендованный Дхакуном во вторую очередь.

И тут же полет в обратном направлении, в поисках ближайшего переулка или тупика, где нет сонма военных. На гражданских мне уже было как-то плевать, не найду безлюдный переулок, придется удивить своим порталом присутствующих гражданских. Нет, прямо на ходу передумал я, все же не плевать, без крайней необходимости лучше все же этого не делать, а ну как их опросят военные и речь зайдет о и так разыскиваемом по другому обвинению гноме? Пока личность вора неизвестна, мне это на руку. Я представил, как только что подпрыгнул на месте министр обороны, увидев извещение о краже очередного артефакта, и довольно улыбнулся. Жизнь у Огеслегура теперь будет интересная и насыщенная, жаль, короткая.

Наконец, еще через две сотни метров я нашел свой безлюдный тупичок. У Огеслегура хоть и много подчиненных, но каждый переулок и тупик в столице ими не набьёшь. Мне всего-то несколько секунд было нужно – открыть портал к новым пещерам и шагнуть в него. Но едва я начал снижаться, в тупик меланхолично вошел одетый в поношенную рабочую одежду эльф и прислонился к стенке одного из домов, чего-то ожидая. Ну вот тебе и на! Постоялец, блин, больше ему постоять негде! Решение созрело быстро.

– Дхакун, пугни его, а?

– Да, милорд!

Дхакун материализовался в воздухе прямо перед работягой, и, не говоря дурного слова, ласково улыбнулся. С дикими криками тот бросился бежать, тут же скрывшись за поворотом. Я снизился до земли, открыл портал и был таков, отбросив в сторону очередное оповещение о снятии балла с репутации в столице.

В этот раз погоня появилась быстрее. И в ней участвовало не полтора десятка эльфов, а больше сотни, никогда раньше не видел неба, полного грифонов с седоками! В этот раз я высовываться из пещеры не стал, у меня было полное понимание того, что прошлый сценарий не прокатит, высадятся и тут же атакуют. Так и произошло. Вскоре раздался крик министра:

– Вперед! Он в том направлении!

И шум приближающихся к пещере ног. Эльфы, конечно, прекрасные следопыты, и перемещаются очень бесшумно, но не тогда, когда идут толпой.

Не медля более, я скастовал самый большой валун, что мог визуализировать, в устье пещеры. Даже немного переборщил с размерами, не рассчитав, гора вздрогнула, когда валун визуализировался, стенки пошли трещинами. Упс! – сказал я сам себе. В следующий раз буду осторожнее.

У конкретно этой пещеры было еще два выхода, оба в четырех сотнях метров с другой стороны горы на разных уровнях, в густых кустах. Не зная, где они, обнаружить их было крайне сложно, сам бы я без местного проводника их и не нашел.

Так что у вояк, прилетевших с министром, выбор был не богатый. Либо долбить пять метров прочно засевшего в проходе валуна или прилегающей стенки пещеры (они же не знают, что через пять минут валун развоплотится), или разбежаться по округе, пытаясь найти другие входы в пещеру. Или делать и то, и другое одновременно, их тут столько набежало!

Посмотрел на часы на интерфейсе, до истечения срока моей видимости на карте оставалось еще сорок пять минут. Ну что же, эликсиров на ману у меня полно, буду время от времени возобновлять исчезающий валун и ждать, пока пропаду с карты. А потом снова наколдую валун и за пять минут сбегу через один из запасных выходов подальше.

Все шло по плану следующие сорок минут. Бойцы министра быстро смекнули, что валун время от времени исчезает, но не стремились соваться на то месте, где он тут же снова появляется, проявляя здравый смысл. Чувство самосохранения у них было на уровне. Скастовав предпоследний валун по моему графику, я достал из сумки заранее припасенный огурец и начал им хрустеть, что-то захотелось перекусить. Внезапно раздался голос Дхакуна:

– Милорд, в сорока метрах сзади приближаются три эльфийских воина с гражданским, тем самым, что был у Вас проводником недавно.

Ах ты же ежик! Не у меня одного мозги работают, догадались смотаться за проводником в близлежащую деревню. Счастливчик, два раза за день заработал на своем необычном хобби хорошие деньги! Но как выкручиваться? Скастовать стелс и попытаться прокрасться по узкой пещере мимо них? Сомневаюсь, что в поисковой партии нет никого с амулетом против стелса. Не прокатит! Соорудить еще одну стенку на их пути, чтобы повернули? Тоже не прокатит, с ними проводник, он скажет, что ее отродясь тут не было! Они тогда просто подождут, пока она истает, и придут ко мне в гости! А бесконечно возобновлять валун с одной стороны, стену с другой у меня эликсиров не хватит! Правильно говорят, что все планы битвы идут насмарку, едва она начинается!

Третья пришедшая в голову мысль уже выглядела правильным решением. Оно было несколько рискованным, но оптимальным из возможных. Тут же метнулся навстречу разведывательной партии, сокращая расстояние, я помнил, что на полпути перед небольшим поворотом есть небольшое углубление в стене пещеры. Эльфы шли осторожнее, опасаясь наткнуться на засаду, так что я успел буквально за несколько секунд до них. Забравшись в естественную нишу, тут же скастовал толстую, сантиметров тридцать толщиной каменную стенку, полностью закрывающую и углубление, и меня от любопытных глаз. Мог бы и тоньше, но помнил, что некоторые амулеты против стелса отслеживают невидимок по биению сердца. Сильно сомневаюсь, что он сработает через тридцать сантиметров камня.

– Дхакун, бди снаружи и сообщай каждую минуту, как там идут дела.

– Да, милорд!

Так, попробую смоделировать ситуацию. Теперь главное, чтобы проводник не вспомнил, что тут была ниша. Если не вспомнит, то что будет дальше? Они пройдут мимо, выйдут к валуну. Будут ждать там, пока он не развеется. Минуты через четыре это произойдет. Тогда они встретятся и начнут обсуждать загадку, куда я пропал. В это время и у министра я пропаду с радара, так что он им не подскажет. Самое плохое, если начнут шариться по пещере в поисках того, куда я мог запропаститься. Тогда мне придется сидеть в этой нише долго, возобновляя стену каждые пять минут, и молиться, чтобы она не развоплотилась прямо на глазах проходящих эльфов, явив меня им. Но и тут не все совсем страшно. Во-первых, есть шанс, что находящийся рядом эльф будет стоять боком или спиной к нише, так что и не заметит, что что-то изменилось, пока я не возобновлю стенку. Так, хватит надеяться на лучшее, продумываю худший сценарий! Он будет стоять лицом и все увидит, как он среагирует, увидев, что стена исчезла? Прежде всего он не должен увидеть меня там. Буду ориентироваться на Дхакуна, и если перед истечением действия стены кто-то будет в окрестностях, буду входить в стелс в надежде, что у этого конкретно эльфа не будет амулета на отслеживание невидимых врагов. Вещь все же дорогая и редкая, сомневаюсь, что у них больше чем несколько штук на всю поисковую партию в сотню бойцов. Хотя закон подлости никто не отменял.

Томительно потекло время. Дхакун дисциплинированно докладывал каждую минуту, и все шло в точности, как я и предполагал – три эльфа с проводником дисциплинированно ждали, когда валун исчезнет, чтобы встретиться с основной поисковой партией и получить дальнейшие инструкции. Больших иллюзий на то, что и дальше все пойдет по моему плану, я не имел, уже убедившись, что жизнь всегда богаче даже тщательно выстроенных планов. Жаль, что я не мог отменить собственную построенную только что стену в нише – это было прекрасное время, чтобы быстро скрыться и умчаться к одному из двух выходов! Но грех жаловаться – меня бы уже могли и убить, не имей я этого редчайшего заклинания. Или мне бы удалось убить их, что вполне возможно, но скорее всего, вместе с проводником – чего мне не хотелось делать. Местный увлеченный спелеологией мельник был настоящим фанатом своего дела и понравился не только мне, но и Адельхейд.

– Милорд, валун исчез десять секунд назад, они перекликаются через пустое место, на котором он был, видимо, боятся его пересекать.

Вот оно! Жизнь снова изменила мой план, я не догадался о психологических аспектах реакции охотящихся на меня эльфов. Валун несколько раз подряд появлялся и исчезал на том же самом месте с изрядной регулярностью, и эльфы просто боялись заходить на это место, опасаясь быть раздавленными. Так, мне это выгодно, это очередная заминка! А если действительно снова скастовать валун на том же самом месте? Я отсеку основную партию от мелкой, вызову замешательство обеих, и попытаюсь им воспользоваться, чтобы сбежать! Я закрыл глаза и тут же скастовал валун. Раздался вопль, мигнуло оповещение:

Вами убит НПС, эльф-лучник 105 уровня! Получен опыт 3600 единиц. 

Блин, какой-то бедолага-таки оказался посмелее остальных! И очень зря! Как говорится, есть старые солдаты, и есть отчаянные солдаты, но нет старых отчаянных солдат! Жаль беднягу, но на войне без жертв не бывает!

В это время как раз истаяла моя самодельная стена. Дхакун никаких сигналов не подавал о наличии рядом кого-нибудь, значит, небольшая партия все еще находится у вновь возникшего валуна, но я все равно вошел в стелс на автомате за пару секунд до ее исчезновения. И тут же рванул вниз, к двум запасным выходам, со всей возможной скоростью, главное – не шуметь слишком сильно до того, как отдалюсь подальше от обоих поисковых партий.

– Милорд, никого нет ни сзади, ни спереди, – отчитался Дхакун секунд через десять.

Наученный горьким опытом – едва только что не влип – выпустил из инвентаря Принца и скомандовал ему пролететь к ближайшему выходу и тут же вернуться, если обнаружит опасность. Все-таки ограниченная дальность патрулирования Дхакуна в пятьдесят метров едва меня не подвела. Но работа над ошибками потом, сейчас надо просто максимально быстро сматываться!

Я буквально бежал по коридорам, второй за час выпитый эликсир на ночное зрение все еще работал. Пет не появлялся, что было очень хорошим признаком. Значит, еще прилично впереди меня нет никаких серьезных угроз. Максимум – одиночка в стелсе, но его при приближении за полсотни метров вычислит Дхакун, так что я смогу с ним разобраться. Подбежав в блаженной тишине к ближайшему выходу, призвал пета в инвентарь и снова выпустил. Это был самый быстрый способ с ним пообщаться. Пет никаких сигналов опасности не подавал. Отправил наружу и его, и Дхакуна, подсоединился к радару пета, чтобы лично убедиться, что снаружи нет засады. На крутом спуске, следовавшем сразу за густыми, скрывавшим вход кустами, никого не было видно. Было пару мест метрах в ста отсюда, в которых можно было организовать засаду, но это достаточно далеко, чтобы успеть принять ответные меры. Все же на всякий случай выпил зелье против ослепления, скастовал снова стелс и рванул наружу.

Пет приветственно пискнул мне, щурясь в лучах вечернего солнца. Я присел за небольшим валуном, чтобы не быть простой мишенью для отдаленной засады, если таковая имеется, прикинул, что метров через двести крутой спуск сменяется все более пологим на следующие метров семьсот, затем идет много кустов, а за ними уже и деревня, где в таверне меня ждет Адельхейд. Ну что же, пришло время использовать мой навык «а ля колобок»!

Привычно свернувшись кольцом, я скастовал регенерацию и бодро покатился вниз. Если на ровной местности такой способ передвижения давал восемнадцать километров в час (плюс эффект от бонусов артефактов на скорость, если таковые имелись при себе), то на таком крутом спуске я довольно быстро достиг шестидесяти-семидесяти. Пет летел прямо надо мной, и я пользовался данными его радара, чтобы не налетать на самые крупные камни, способные выбить из меня много единиц жизни. Мелких было в изобилии, но регенерация прекрасно все отлечивала, плюс мой прокачанный навык имел неплохой бонус на снижение ущерба при качении. Практически без серьезного ущерба миновав крутой спуск, я покатился по пологому, все больше замедляясь. К кустам я подкатил уже на скорости чуть выше крейсерской. Когда кусты стали погуще, и катиться стало неудобно, я разогнулся. Стелс еще не закончился, и я быстренько забрался в заросли погуще. Пройдя до ближайшего пригорка, забрался на него и высунулся посмотреть в сторону горы с пещерами, которую только что покинул. Никаких наездников на грифонах видно не было, похоже, мой отъезд произошел незаметно, и весь отряд сейчас по-прежнему находится у входа в пещеру в ожидании, когда валун снова исчезнет. И произойдет это с секунды на секунду, только, боюсь, в этот раз они не скоро решатся пересечь то место, на котором он был!

Еще через пять минут я был уже около деревни, и под стелсом вошел в нее, отозвав пета в инвентарь. Дхакун был впереди и никаких сигналов о засадах не подавал. Еще полторы минуты, и я уже открывал дверь в свою комнату!

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Уязвленное самолюбие

Адельхейд сидела за столом и что-то рисовала. Увидев меня, тут же молча бросилась ко мне в объятия, как будто мы не расстались меньше двух часов назад, но у нее были на это основания, она знала, что я отправлялся на рискованную миссию, и наверняка за меня волновалась. Нескоро выпустил я ее из своих объятий, но, когда это все же произошло, тут же вручил ей добытый из хранилища министерства обороны лук, так мне не терпелось похвастаться удачной вылазкой!

Смертельный ветерок. Легендарный. Урон – 190-240, вероятность критического урона 40 процентов, максимальная убойная дальность – 250 метров. Плюс четыре к силе, плюс пять к ловкости. Минимальные параметры для использования: сила – пятьдесят, ловкость – пятьдесят. 

– Только за сегодняшний день мы отбили минимум четверть своих финансовых потерь, и дважды выставили министра обороны дураком перед его подчинёнными. Уверен, что они держать язык за зубами не будут, и вскоре все узнают о произошедшем, – с законной гордостью заявил я.

– Милый, ты молодец, но мне тоже не терпится сделать хоть что-то! – Адельхейд действительно выглядела рвущейся в бой, – я хочу лично отомстить и королю, и его взяточникам-приближенным, обрекшим моих маму и папу на смерть!

– О, и ты отомстишь, когда придёт время, не сомневайся! Есть у меня пару интересных идей уже на ближайшее время. Но помни – не разочаруй меня! Я верю в твою отвагу, но настоящий воин должен демонстрировать также недюжинное терпение, ум и знание, когда нужно бросаться в битву, а когда нужно отступить в ожидании удачного момента для контратаки!

Речь я задвинул здоровскую, и Адельхейд она действительно вдохновила, но сам я в изнеможении опустился на стул. Устал я не физически, больше пострадала моя нервная система, пережившая несколько крайне нелегких минут, и мое самолюбие. Как раз сегодня ума и зна


убрать рекламу


ний мне не хватило, и я едва не облажался по полной программе!

Кстати, надо кое-что проверить. Я подошел к зеркалу. Ник был синим, никаких красных оттенков. Убийство эльфа-лучника сошло мне с рук, видимо, сработало задание о мести королю. Ну, хоть это хорошо! И я снова шлепнулся на стул, а Адельхейд тут же, как соскучившаяся дочка, долго ждавшая отца с работы, забралась ко мне на колени.

Теперь, оказавшись в безопасности, и баюкая Адельхейд на коленях, можно и нужно прикинуть, как так вышло, что я едва не попал в плен или не был убит. Пораскинув мозгами, пришел к следующим выводам:

Первое – нельзя недооценивать противника! Час – это много времени, я должен был подумать о том, что у них хватит мозгов, чтобы найти проводника. Когда у тебя грифон, смотаться за ним в деревню и обратно дело нескольких минут.

Второе – всегда нужно заранее продумывать запасной вариант! В следующий раз я должен искать пещеру, достаточно широкую, чтобы в ней можно было открыть портал. Да, это еще двести золотых монет, но жизнь и свобода дороже, нечего скупердяйничать!

Третье – даже при прекрасно продуманном плане, которым гордишься, нельзя снижать бдительность! Дхакун спас меня в последний момент, в конечном итоге мне просто повезло, что буквально рядом нашлась ниша. А я должен был отправить Принца караулить около запасных выходов, и тогда бы знал о появлении поисковой партии в тылу за несколько минут до ее появления! За это время можно было уйти намного дальше от входа ей навстречу, замуроваться там в другой нише, и совершенно спокойно потом пройти к запасным выходам, пока они мялись бы у входа вместе с основной партией.

Четвертое – местный спелеолог во время моей операции не должен быть доступен эльфам, которые заявятся в поисках его в деревню.

Немножко прочухавшись, я сказал Адельхейд:

– Нам стоит переехать отсюда в другую деревню. Буквально в километре отсюда сотня воинов короля, мало ли им захочется определиться тут на постой на несколько дней.

Уже через несколько минут мы под стелсом покидали деревушку, под надежной опекой Дхакуна. Войдя в редкий лес, тут же усилил охрану петом. Мне только что, такому всему из себя умному и гордому своим интеллектом, болезненно щелкнули по носу, и я был полон решимости усилить бдительность и восстановить веру в себя.

Лесок, как и большинство лесов в округе, был сплошным недоразумением, если сравнить его с той густой пущей, в которой я провел много времени после выхода из нубятника. Поэтому приходилось все время следить за тем, чтобы между горой с пещерой и нами были хоть какие-то чахлые, но деревья, на случай, если эльфы сядут на грифонов и начнут шариться по местности. Но за полчаса никто на небосклоне так и не появился. Я стал подозревать, что Огеслегур, отчаявшись меня поймать, просто открыл портал, и вместе со всей своей командой отбыл в столицу. Учитывая его статус, порталы ему наверняка достаются бесплатно, до столицы отсюда намного дальше, чем от пещер, к которым он летал в прошлый раз, так что это вполне возможно. Я поделился этой мыслью с Адельхейд, и она с ней согласилась.

Через полчаса, уверившись в своих подозрениях, мы вызвали грифонов, и полетели искать новую деревню. Критерии были прежние – горы из известняка и определённая удаленность от столицы. Выбор был богатый, и перед ужином мы смогли найти и деревню, и проводника, местного бакалейщика, и при его содействии необходимые пещеры. Во время ужина я рассказал Адельхейд, как все было, смягчив риски, которые возникли для меня, но про погибшего эльфа рассказал. Мне хотелось посмотреть, как она отреагирует на первую настоящую жертву в нашей маленькой войне. Моя невеста отреагировала хладнокровно. Впрочем, подумав, я не стал винить ее за это, она же дочь армейского капитана, и должна была сполна усвоить армейское равнодушие по поводу неизбежных потерь, как своих, так и у противника, в любой серьезной заварушке. Поужинав, я изложил свои соображения Адельхейд:

– В сокровищнице министерства обороны есть еще одна занятная вещица, не легендарная, но все же уникальная, которую присмотрел Дхакун. Я пришел к выводу, что мне лучше красть ее ночью, не зря же воры так и делают, надо пользоваться народной мудростью. Одно точно – я знаю, что едва войска прибудут сюда в поисках меня, они тут же пошлют сюда нарочных в поисках местного любителя пещер, и потащат его искать меня. Ты хотела помочь – придумай, как сделать так, чтобы его не нашли? Только, пожалуйста, без рецепта с перерезанием ему горла, – я таки не смог сдержать своих эмоций по поводу ее равнодушия к гибели лучника.

Адельхейд возмущенно фыркнула.

– Вот еще, зачем такие крайние меры! Дай мне несколько минут, и я что-нибудь придумаю!

Такой расклад меня полностью устраивал, мне как раз надо было проверить мою сумку и пополнить из имевшегося в номере запаса истраченные эликсиры. Не успел я еще уложить все необходимые склянки, как Адельхейд выдала предложение:

– Дай мне пять минут, и я из имеющихся у тебя трав сооружу прекрасное зелье, выпив которое, он проспит следующие сутки счастливо, как младенец, и никто не сможет его поднять с постели!

– Молодец! – потрепал я ее по нежной щечке, тут же зардевшейся от гордости за похвалу. Мне после пережитого недавно стресса безумно хотелось схватить ее в охапку и потащить в постель, но ведь только вчера погибли ее родители… хрен его знает, как она отреагирует, не буду рисковать!

Через пять минут я собрался, зелье было готово, а я полностью пополнил свои запасы. Еще раз поблагодарив Адельхейд за прекрасную идею, чтобы она чувствовала свой вклад в общее дело, и не проявила какой опасной инициативы, я попросил ее сделать побольше таких же зелий на будущее. Главное, что будет занята делом, да и действительно такое зелье снова может пригодиться. Сам же купил в таверне бутылку с вином, и поспешил к бакалейщику, надеясь, что он еще не закрыл свою лавочку. По пути я открыл пробку и вылил в бутылку сонное зелье, что бакалейщик будет пить вино, я не сомневался. По его красному носу было отчетливо видно, что спелеология не единственное его хобби, которому он отдается всей душой. Как знал и то, что живет он один, вполне возможно, как раз по этой причине.

Лавка была закрыта, но на втором жилом этаже горел свет.

–Уважаемый! – громко, но не срываясь на крик, позвал я, – можно Вас потревожить на минутку!

По комнате заплясали тени от перемещающейся лампы, окно скрипнуло, и в него выглянул бакалейщик с масляной лампой в правой руке.

– Кто тут? – голос не был испуганным, скорее заинтересованным.

– Это я, мы с Вами недавно ходили смотреть пещеры! Моя жена уснула, а я вот заскучал, нашел в номере бутылку чудесного вина и решил зайти к Вам в гости!

– Так это, – бакалейщик в предвкушении засуетился, – милости просим!

Через минуту он открыл мне дверь, а еще через полминуты уже радушно усаживал у камина и искал, во что разлить благородный напиток. Налив вино в огромные глиняные чащи, мы чокнулись, и мне даже не пришлось делать вид, что я пью из своей, потому что простодушный бакалейщик высадил свои триста грамм за один присест, старательно закинув голову под конец. А еще через минуту наша незатейливая беседа прервалась на полуслове, и он обмяк в своем кресле.

Чувствуя себя виноватым, я отнес его в постель, пусть хоть поспит нормально. Хотя уже скоро его по моему сценарию будут безжалостно тормошить солдаты министра обороны. Свою нетронутую чашу я оставил у постели, вдруг один из служивых не утерпит, и присоединится к бакалейщику.

Еще через две минуты я уже летел на грифоне в столицу. Была уже кромешная тьма, звезды сияли невообразимо прекрасно, а луна, поскольку на небе не было ни облачка, сияла как маленькое солнце. Ясное дело, никаких серьезных экологических загрязнений, просто тебе пастораль!

А еще через полчаса я стоял в том самом пятачке, который мне так полюбился, в трёхстах пятидесяти метрах от Министерства обороны. Глухая ночь имела свои преимущества, ни вооруженных солдат Огеслегура, ни случайных прохожих. Скастовал призыв крота. Что за черт! В направлении министерства обороны не было ни одной искорки, хотя должно было быть три. Именно столько там было после второй кражи.

Ну, все ясно, измотанный мной министр обороны перепрятал артефакты в другое место. Но что теперь делать? Первый вариант – убраться несолоно хлебавши, меня не устраивал. Значит, надо взять хоть что-то. Я проанализировал оставшиеся пять искорок. И близко нет той густоты маркеров на карте, как было две недели назад, когда я пахал, как проклятый, изымая местные артефакты. Но все же какие-то новые артефакты появились, и надо взять хоть что-то стоящее, не зря же я тратил время на эту вылазку?

Хватать наугад по названию мне ничего не хотелось, было уже много разочарований по этому поводу, название может быть самое расчудесное, а артефакт будет стоить всего две сотни золотых. Поэтому я пошел в том направлении, в котором компактно лежали два артефакта. Это оказался богатый дом, который я тут же узнал, дом того самого советника министра обороны, которому я сунул взятку в тысячу золотых, чтобы попасть на прием к Огеслегуру. Ну, раз уже так удачно получилось, что вы тут все рядышком расположены, пора восстанавливать социальную справедливость!

Подойдя к самому дому, я послал Дхакуна на вылазку, прояснить, какой из артефактов стоит брать. Вернулся он только через три минуты, что для него было долго.

– Милорд, оба артефакта пустяковые, и не стоят Вашего внимания!

Я пригорюнился.

– Но, пока я их искал, я обнаружил кое-что поинтереснее! На первом нежилом этаже есть тайник в стене над камином, и в нем полно золота!

Во как оно! Кажется, у меня есть все шансы стать настоящим вором! И есть серьезное преимущество – если нам с Дхакуном удастся обстряпать все по-тихому, никто не будет гнаться за мной, видя, где я нахожусь на карте следующий час. Просто – вошел, взял, и был таков! Прям тебе идиллия!

– А как у него с охранными заклинаниями?

– Ничего такого не заметил, это все же слишком дорого для советника министра! Да и зачем, кто осмелится залезть в дом человека, способного спустить на тебя всю стражу города?

– Значит, я и осмелюсь! – пробормотал я, приступая к противоправным действиям.

Эх, знать бы, что мне попадется панцирь с Дхакуном, надо бы брать воровскую специализацию, а не ремесленную! Мы с ним были шайкой мечты – он был способен обнаружить любой тайник, и предупредить о любой засаде, а мои руки, помнящие инженерное прошлое, легко вскрывали замки и тайники. Золото хранилось даже не в сейфе, а в простой железной коробке. Я подивился самоуверенности сановника, любой желающий мог легко обнаружить его, проходя по улице и используя заклинание «ресурсы». Видимо, в самом деле расчет был на неприкосновенность приближенной к власти персоне.

Перекинув несколько десятков кошелей, в которые советник любезно уложил свою заначку, в сумку, я так же тихо, как и вошел, покинул дом. Так же тихо и покинул столицу, было как-то непривычно, ни погони на хвосте, ни необходимости использовать портал. Больше прибыли, меньше пыли!

Вернувшись в спящую деревню, с сожалением вспомнил о беспробудно дрыхнущем бакалейщике, кто же знал, что это не пригодится! Зашел к нему, и вылил свою чашу с вином в раковину. А то проснется через сутки, а тут чаша с вином и сонным зельем под носом, выпьет, и еще на сутки уйдет в аут.

Адельхейд не спала, и снова обрадованно бросилась мне на шею. Рассказывая о вылазке, я параллельно выкладывал золото на стол, радуясь ее постепенно округляющимся от удивления глазам. Есть что-то невероятно приятное для мужика на уровне атавизмов в том, чтобы притащить своей женщине хорошую добычу и получить ее одобрение.

Поскольку было очень поздно, пересчет отложили на завтра. Будет, опять же, чем занять Адельхейд в мое отсутствие.

На следующее утро я проснулся первым. Несмотря на раннее утро, было жарко, и я подошел к открытому на ночь окну, чтобы пошире его распахнуть. Сюрприз! На улице стояла парочка эльфийских солдат в столичных эмалевых доспехах, которая тут же на меня уставилась. Небрежно помахав им рукой, я отошёл от окна, прикидывая, сколько нас разделяло метров. По прямой метров семь, по идее должно хватить, чтобы они не смогли рассмотреть мой ник с учетом кольца. Значит, увидели просто дружелюбного гнома в окне таверны, сколько их тут, в эльфийской стране, тысячи? Местных ремесленников, путешественников, ученых, заезжих торговцев? Но что солдаты из элитной столичной части делают в таком глухом месте?

– Дхакун, будь любезен, посмотри вокруг, сколько тут солдат, послушай их разговоры, узнай, зачем они тут появились, и когда собираются уходить. Во времени я тебя не ограничиваю, главное – результат.

– Да, милорд! – Дхакун, как обычно, при получении заданий не прекословил и словами не разбрасывался. Вот что значит выучка при дворе короля!

В ожидании я стал разбирать лежащие на столе рисунки Адельхейд. Никаких зеленых цветочков и ласкового солнышка! Суровые воины в доспехах, рубящие других воинов мечами и втыкающие в них копья. Щедрые брызги крови. Интересно, это ее эмоциональное состояние повлияло, или это обычная тематика для рисования у молодых девушек в стране эльфов?

– Солдат в окрестностях немного, патруль из шести воинов и офицера, лейтенанта. Из разговоров я понял, что их послали в эту деревню по личному приказу министра обороны. Задачи – найти проводника, изучить окрестные пещеры и составить их схемы, присматриваться ко всем заезжим, в случае, если вызывают подозрение, арестовывать и тащить в столицу. Насколько я понял, такие же патрули разосланы по всем горным деревням вокруг столицы, – Дхакун отсутствовал долго, но и информацию собрал исчерпывающую.

Я начал проникаться уважением к Огеслегуру. Да, взяточник, да еще и склонный к кидалову, но находится в королевстве на своем месте – хитрый и опасный враг, мыслит системно, с таким министром обороны король эльфов как за каменной стеной. А для наших с Адельхейд зловещих планов это ни к чему. Значит, пришла пора с ним разбираться по серьезному! Тем более что ценных артефактов у него больше для меня нет. Перепрятал!

Впрочем, тут же у меня появилась конструктивная мысль по поводу того, как исправить ситуацию с финансовой точки зрения. Судя по добыче с дома советника, наверняка есть, что взять и в доме министра в столице, местоположение которого мне пока неизвестно. Это тоже надо исправить.

Мои размышления прервала проснувшаяся Адельхейд. Уже по установленной привычке, она тут же взобралась ко мне на колени. А увидев, что я рассматриваю ее рисунки, покраснела. Эту ситуацию надо было исправлять.

– Очень красиво рисуешь, маленькая соня! – мои слова были абсолютно искренними. Мастер рисования пятой степени – это действительно серьезно.

– Рада, что тебе нравится! – обрадовалась Адельхейд, – пошли обратно в постель, я тебе еще и другие красивые вещи покажу!

Очень похоже, что Адельхейд стала пробуждаться от своей первоначальной депрессии. И славу богу!

Через час мир стал казаться гармоничнее, а жизнь красочнее. И есть захотелось просто невыносимо. Сам я рисковать спускаться в зал не решился, я не то что был тем самым подозрительным, которого нужно было тащить в столицу, а и наверняка находился в списке самых разыскиваемых преступников по личному пожеланию министра обороны. 35000 полученных золотых не шутка, такого взяткодателя надо зачищать со страшной силой. Не удивлюсь, если есть приказ мочить меня на месте. Интересно, что стало с теми двумя капитанами, которые меня упустили? Наверное, теперь они два лейтенанта, сосланные в самые богом забытые отдаленные форпосты эльфийского королевства. Так что не стоило мне сейчас показываться на глаза местного обслуживающего персонала, напоминая им о себе. Мало ли они в порыве верноподданнического энтузиазма тут же рванут к солдатам рассказывать о подозрительном гноме!

Так что на первый этаж спустилась Адельхейд, красивая молодая девушка, вряд ли по представлениям персонала способная попасть в разряд подозрительных лиц. Естественно, при сопровождении Дхакуна, чтобы, если все же что-то пойдет не так, я мог тут же узнать и вмешаться. Но вылазка прошла вполне себе благополучно, и через пять минут мы уже вовсю угощались горячим вишневым пирогом со сбитнем.

Когда мы умяли его весь, я решил посоветоваться со своей невестой:

– Огеслегур очень опасный противник. Я бы не играл с ним дальше в финансовые игры, а убирал. У меня нехорошее ощущение, что если мы поступим иначе, он до нас однажды доберется.

– Я никогда и не выступала за то, чтобы дать ему пожить подольше, это была твоя вчерашняя идея, – справедливо, хотя и несколько жестко, с моей точки зрения, отреагировала Адельхейд, – он посылал своих людей арестовать моих родителей, он взял деньги за то, чтобы их освободить, дал тебе поручение вернуть крепость, обещая их освободить. При этом во всем, что обещал, обманул, и в результате мои мама и папа умерли жестокой смертью. Я хочу, чтобы он за это ответил. Я хочу, чтобы он страдал также, как и они!

Ну что же, моя девушка в своем праве. Жизнь повернулась к ней жестокой стороной, и она не видит необходимости быть гуманной к тем, кто вел себя нецивилизованно.

– Я тут кое-что придумал, чтобы пост министра обороны очень скоро стал вакантным. Давай это обсудим. Нужна будет и твоя помощь, если тебя все устроит.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Компрометация и экзекуция

Техван  II , королевский замок Лантасира.  

Его величество Техван II, монарх королевства горных эльфов Лантасир, сидел в своем кресле на помосте центральной площади Ленланлены. На соседнем помосте шли последние приготовления к казни двух захваченных на границе орков. Королевский суд утром приговорил их к пыткам и четвертованию, Техван II не сильно вдавался в детали, они то ли попрошайничали в деревне, то ли своровали две булки хлеба у пекаря, не суть важно, короля больше интересовал сам процесс. Быть три сотни лет подряд королем – скучное занятие. Ситуацию могли бы оживить войны, но небольшой размер Лантасира делал участие в них рискованным делом, такие высокие ставки Техвана II не устраивали. Охота опротивела ему еще полсотни лет назад, за сотни лет перед этим он перепробовал все возможные варианты, от псовой охоты до стрельбы с грифона, и дольше всего его развлекала соколиная охота. Но когда лет девяносто назад умер его любимец сокол, с которым он охотился двадцать лет подряд, он не нашел в себе интереса заводить нового. Секс? Раз в полторы-две недели это еще могло взволновать кровь, но, если прибегать к нему чаще, превращалось в достаточно занудный процесс. Наблюдение за казнями, и, при необходимости, если посещало вдохновение, подсказки палачам, как более изощренно причинить боль и исторгнуть вопли страха и муки из подвергающегося казни, стало по сути последней возможностью будоражить кровь и развеивать непереносимую скуку.

Одно время монарх Лантасиры даже серьезно обдумывал возможность отречься от престола и отправиться в длительное путешествие, но его останавливал страх, что и это ему со временем надоест, а вернуть себе трон и снова наслаждаться легально пытками с высоты королевского помоста будет уже невозможно. Тем более, что после отречения от престола не факт, что останешься живым, чтобы иметь возможность путешествовать. За столетия пребывания у власти он обидел представителей многих знатных эльфийских родов, и отказ от престола мог для них стать сигналом атаки на него. Нет, это слишком уж рискованно.

Три палача на соседнем помосте не спешили. Они были в этой должности уже много десятилетий, и точно знали, как доставить монарху наибольшее удовольствие от казни. У них была и договоренность о том, что чтобы ни происходило, один из них постоянно смотрит, не подаст ли король сигнал о том, что хочет внести изменения в процесс расправы. Это была самая важная деталь, поскольку именно так они получили свою работу – предыдущая тройка палачей была невнимательна, и лишила государя удовольствия продлить мучения гнома, над которым она работала. Когда они их казнили по обвинению в государственной измене, монарх продемонстрировал, что его обида не знала границ – это была самая длинная и изощренная казнь на памяти многих обитателей столицы.

Палачи точно знали, что все инструменты перед казнью должны быть начищены и блестеть в лучах солнца, что их необходимо медленно раскладывать на красном бархате, позволяя государю насладиться предвкушением того, как именно они будут впоследствии использоваться. Все имело значение, и они были полны решимости не допустить ни малейшей небрежности.

Наконец, когда с основными ритуалами было закончено, на помост охрана ввела орков, доставленных в черной повозке из тюрьмы. Каждого под руки держали самые сильные воины, поскольку орки славились своей силой и живучестью, и нужно было проявлять максимальную бдительность перед тем, как они будут прикованы к помосту толстенными цепями и наступит время пыток. Оба орка вспотели от испуга, увидев разложенные инструменты и жадное ожидание толпы, но слабины не давали, храня молчание. Старший из палачей снисходительно улыбнулся, не пройдет и десяти минут как они будут выть, извиваться, пытаясь уклониться от очередного приближающегося к телу блестящего инструмента, и умолять их убить сразу.

В это время впервые за много лет события пошли не по плану. Над королевским помостом стремительно пронеслась огромная летучая мышь, за секунду до этого вынырнувшая откуда-то из толпы, и из ее лап выпал свиток, спланировавший прямо к ногам монарха. Лучники среагировали мгновенно, летучая мышь еще не успела пролететь над всей небольшой площадью королевского помоста, как в нее было выпущено полтора десятка стрел. Но внезапно она исчезла, растворившись прямо в воздухе, и стрелы понеслись дальше, вместо того, чтобы сбить непростую, но вполне достижимую для ловкого лучника мишень.

Особенно большой ущерб нанесли стрелы, выпущенные снайперами из окон королевского замка. Они пролетели над королевской платформой и роем разозленных шершней атаковали платформу для казни. Старший палач и один из орков погибли на месте, два сопровождавших орков воина получили ранения.

Стрелы, выпущенные лучниками, стоявшими по краям королевской платформы, вначале взмыли вверх, а только затем спикировали на толпу. Только то, что они потеряли часть убойной силы, спасло перепуганных зевак от смертельных случаев – трудно описать то ощущение, когда ты стоишь в толпе, видишь падающую на тебя стрелу и не можешь отклониться в сторону, будучи сжат другими любителями казни со всех сторон.

Впрочем, на королевском помосте в этот момент до этого дела не было никому. Прямо на упавший свиток тут же бросился придворный маг, вдавливая его своим пузом в помост на случай, если он должен активизироваться с целью нанести вред государю. Шли секунды, ничего не происходило, и маг решил осторожно приподняться и проверить, с чем он имеет дело. Поднесённая к свитку ладонь не выявила никаких скрытых заклинаний, способных активизироваться. На свитке не было и печати, способной содержать в себе дополнительное заклинание, которое не выявить, не разрушив ее. Маг осторожно снял тонкую шелковую нить, держащую свиток, по сути простой листок бумаги высшего качества свернутым, и развернул его. Это было всего лишь письмо, обычное письмо, адресованное государю. Маг поспешно отвел от текста глаза, если там какая-нибудь важная информация, о которой он не должен знать, то ему лучше о ней и не знать, чтобы не оказаться вскорости на соседнем помосте.

– Это не больше, чем письмо, государь! – маг низко склонился перед Техваном II, держа письмо в обеих руках, – оно адресовано Вам, дальше я не посмел читать.

– Ты всегда отличался редкостным благоразумием, Леутрим, – благожелательно сказал король, забирая письмо из рук мага, – я не забуду, как ты упал на него, чтобы защитить меня. Разумные и преданные слуги всегда будут мной приветствоваться и вознаграждаться. Подойди вечером к казначею, скажи, что я велел выдать тебе три тысячи золотых.

Маг, пятясь, кланяясь, и рассыпаясь в словах благодарности, отошел на свое прежнее место.

В этот момент взгляд короля, ранее прикованный к свитку и всему с ним связанному, упал на помост, предназначенный для казни, увидев там вместо тщательно организованного процесса бардак и хаос. Старший палач и один из орков лежали друг на друге, пронзенные сразу пятью стрелами, уцелевший орк вырвался из рук конвоировавшего его воина, напарник которого не мог ему больше помогать, пораженный двумя стрелами в руку и ногу, и прыгнул в толпу, вокруг помоста, побежав прямо по головам зевак. Лицо Техвана II побагровело от гнева, когда он увидел, что лучники натягивают луки, чтобы убить последнего уцелевшего орка.

– Не стрелять, идиоты! Хватит, уже постреляли! Взять живым и вернуть на помост! Начальник охраны!

Стоявший слева седой эльф тут же выскочил перед королевские очи.

– У нас погиб один из приговоренных. И по вине твоих подчиненных! Это просто ужас! А также старший палач, специалист редкой квалификации, которого будет очень не хватать. Сложи здесь свое оружие и отправляйся на соседний помост, а я пока подумаю, кого из них ты заменишь.

Побледневший как мел эльф трясущимися руками сложил под ноги короля меч, копье, кинжал, лук и колчан со стрелами, и пошатываясь от охватившего его ужаса, побрел к спуску с помоста.

В этот момент король наконец вспомнил о письме, ставшем причиной такого переполоха. При этом он с удивлением почувствовал себя помолодевшим, вся эта непредсказуемая суета его здорово взбодрила. Может, в этом смысл получения удовольствия от жизни, чтобы не было все время так, как заведено, были сюрпризы, как приятные, так и не очень? – подумал он. Надо будет обсудить это с придворным философом. В его штате был и такой, разве что уже лет пять он на глаза государю не попадался.

Впрочем, письмо! Техван II развернул его, отметил, что оно написано хоть и изящным, но несколько грубоватым женским почерком на дорогой бумаге, и приступил к чтению:

– Ваше величество! Пишет Вам ваша верноподданная, одна из служанок министра обороны, Огеслегура. Я не хотела подслушивать, но так получилось, что я часто обслуживаю гостей господина министра, и волей-неволей слышу часть его разговоров с гостями. Недавняя беседа потрясла меня. Ваше величество, остерегайтесь! Господин Огеслегур готовит против Вас заговор! Я несла гостю и министру напитки, когда услышала, как совершенно непочтительно прозвучало Ваше имя и от ужаса замерла на месте, поэтому они не догадались, что я рядом и слышу все! Я не могу написать то, что услышала в отношении Вас, но это было омерзительно! Важно другое. Господин Огеслегур спрашивал у своего гостя, как ему понравились какие-то артефакты, кажется, Смертельный ветерок и Дыхание дракона, и хвастался тем, как ловко выдал их пропажу якобы за совершенную пришлым вором кражу. Он спрашивал, достаточно ли будет этих двух артефактов, чтобы оплатить услуги убийцы, который должен Вас убить! При этом я услышала одну важную деталь – убийца должен будет сымитировать атаку на министра, после того, как убьёт Вас! После Вашего убийства он выступит в роли чудом спасшегося от рук убийцы верного подданного почившего монарха, и тем самым увеличит свои шансы на занятие престола! Если же он не сможет занять престол как самый достойный, то у него есть и запасной план прихода к власти. Помочь ему в этом должны нанятые за пределами страны солдаты, министр говорил о том, что серия краж, которая потрясла столицу несколько недель назад, на самом деле была организована им, и принесла ему целое состояние, на которое можно нанять маленькую армию для захвата власти. Теперь, когда я оповестила Вас, Ваше величество, и моя совесть чиста, я убегаю из страны, министр последнее время странно на меня посматривает, как будто что-то подозревает. Храни вас Боги, Ваше Величество! И ни в коем случае не оставайтесь в своей обычной спальне, убийца может появиться там в любую ночь!

Потрясенный прочитанным король поднял глаза от письма. Давно его так не удивляли! Огеслегур, надо же! Впрочем, он всегда был очень, очень хитер, и чрезмерно амбициозен!


Королевская площадь Лантасира. Трой и Адельхейд. 

Я стоял в толпе рядом с Адельхейд в низко надвинутом на глаза капюшоне. Наш коварный план по компрометации министра обороны развивался с некоторыми отклонениями, но в целом в удовлетворяющем направлении. Я не садист, и не смог бы мучить Огеслегура, даже если бы захватил его каким-то образом в плен, так, чтобы Адельхейд почувствовала себя отомщенной. Она же видела тела своих родителей, и никакая наложенная в морге помада не могла от нее скрыть способа казни, заведомого долгого и мучительного. Суть колесования, кто не знает, омерзительна. Жертву распинают на колесе, делая ее абсолютно беспомощной, и начинают развлекаться, нанося раны, сдирая куски кожи и посыпая раны солью, извлекая внутренности и показывая их жертве, переламывая одну кость за другой. На финальной стадии человек превращается в непрерывно вопящее от боли животное, ничего так не желающее, как смерти. На фоне колесования четвертование выглядит благодеянием, конечно, если в состав казни не входят утонченные пытки перед тем, как разорвать жертву четырьмя лошадьми на куски.

Но то, что я не садист, не означает, что я не знаю того, кто с удовольствием организует для Огеслегура казнь по полной программе. Это его величество Техван II, коронованный садист, надо всего лишь дать ему для этого веский повод.

Мы с Адельхейд вначале долго составляли текст письма, затем она красивым, но, по моей просьбе, несколько грубым поче


убрать рекламу


рком его написала на специально приобретенной в таверне самой дорогой бумаге, что нашлась. То, что служанка министра обороны умеет писать, как объяснила мне Адельхейд, не будет выглядеть необычным, в министерстве обороны есть многовековая традиция нанимать на все гражданские позиции жен и дочерей погибших офицеров. Это как бы дополнительная пенсия, обеспечивающая большую лояльность офицерского корпуса государству. Легче идти в бой, зная, что если ты погибнешь, о твоих домочадцах позаботятся, хотя бы и таким способом. А жены и дочери офицеров обучаются грамоте с восьми лет, как и пению, рисованию и другим благородным искусствам.

Пет справился с доставкой посылки блестяще, и я успел отозвать его в инвентарь до того, как в него успела попасть хоть одна стрела. То, что они после этого наделают шухеру, мы не ожидали, но вид упавшего замертво главного палача, долго мучавшего родителей Адельхейд, стал дополнительным бонусом.

Мне было важно увидеть выражение лица короля, после того, как он прочтет письмо, чтобы понять, удалась наша уловка или нет. И все, присутствовать при казни уцелевшего и сбежавшего орка, которого неизбежно скоро поймают, я не собирался. И хотелось бы мне помочь ему, поскольку я сильно сомневался, что он хоть сколько был виноват в чем-то важном, кроме желания короля присутствовать при его казни и сполна насладиться ей, но я просто не знал, как.

Техван II поднял глаза после того, как прочитал письмо, и выражение его лица мне понравилось. Это было лицо опытного интригана, утвердившегося в своих давних подозрениях. А сегодня ночью я собирался дать ему еще один веский повод для доверия автору письма.

Я крепко сжал руку Адельхейд, подавая заранее оговоренный сигнал к отходу. Задерживаться мне тут точно не стоило, хотя Дхакун кружил вокруг меня, информируя, если с какой-то из сторон подходил любой, кто мог быть представителем власти. После стольких столетий собственных интриг, Дхакун различал госслужащих чуть ли не на генном уровне. В этом случае я просто отходил в другую сторону, несмотря на толпу, моим преимуществом были небольшой рост, позволяющий оказывать давление не там, где ему обычно готовы противостоять, и гномья сила, а Адельхейд просто следовала за мной, как на буксире. Я не говорю, что Арнольд Шварценеггер в расцвете сил меня бы не опередил, но придуманная мной метода тоже работала неплохо.

Упавшие в толпу стрелы и быстро вылеченные раненые никакой паники не вызвали, напротив, толпа все прибывала и прибывала. Вот же блин, развлечение себе придумали, раздраженно думал я, протискиваясь к выходу с площади и волоча за собой Адельхейд, извращенцы чертовы! Впрочем, на самом деле, конечно, все претензии к сценаристам, искренне старавшимся погрузить игроков в средневековые сумерки, царящие в королевстве горных эльфов.

К моменту, когда мы смогли все же вырваться с площади, и попасть в ближайшую таверну, новенькое платье Адельхейд, купленное прямо перед казнью, все истрепалось, и мы были измотаны, как будто весь день работали в поле под палящим солнцем. Была у меня когда-то дача… Но, впрочем, нечего нарушать собственные введенные правила против ностальгии по прежней жизни, которая слишком легко может погрузить меня в убийственную депрессию.

Перед казнью мы также успели наведаться к старенькому придворному архитектору, изображая иностранных студентов, помешанных на эльфийской архитектурной школе. Седой как лунь эльф застроил половину столицы за последние семь веков, и если он чего-то о городе не знал, то этого не знал никто. Нас он не расколол, действительно приняв за молодых архитекторов, и не смог бы. Дхакун пять часов подряд рассказывал нам о том, как эльфы строят, чем их архитектура отличается от принятой у людей или гномов, какие специальные термины используются. Мне, как инженеру, все это было запомнить несложно, а Адельхейд, получив неплохое по местным меркам образование за четыре года пребывания в местной школе для благородных девиц, и так уже многое знала.

Теперь мне надо было совместить рассказы старенького архитектора с картой города. Погрузившись в интерфейс, я рассматривал сделанную с высоты полета грифона карту, помечая для себя те объекты на ней, что были мне интересны в силу планируемой акции. Времени у нас будет немного, надо не только сделать, что задумано, но и успеть унести ноги, таки это столица, тут тщательно продуманная система обеспечения безопасности во главе с чрезмерно умным министром.

Мы успели поесть в практически пустой таверне, пока шла казнь, никого внутри не было. После этого мы легли в постель с честным намерением хорошо выспаться, чтобы ночью во время акции не облажаться из-за нехватки энергии. Но лежать рядом с юной красоткой, и с напичканными гормонами молодым телом и … спать? В итоге ничего из этого толкового не вышло. Хотя, важно, что иметь в виду под толковым!

Наконец, тьма опустилась на город, и он начал погружаться в сон. Пара часов у нас все же еще была, я выставил будильник на интерфейсе, и мы в конце концов смогли немного подремать. Прозвенел будильник, я взвился пружиной с кровати. Время пришло!

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Бомбардировка и реквизиции

Через пять минут мы с Адельхейд в черной одежде тихонько вышли из двери таверны, тут же вызвали грифонов и взлетели над городом. Придворный архитектор нам все прекрасно описал, так что я знал, что делать. Подлетев к королевскому дворцу, мы зависли над ним на высоте четырех сотен метров. Достаточно для того, чтобы хорошо прицелиться, и попасть именно туда, куда нужно. Я визуализировал круглый гранитный камень на пару тонн весом в нужной точке, и он плавно, набирая с каждым метром скорость, ринулся вниз. Накануне мы вдоволь избомбили подобными камнями безлюдную равнину в полусотне километров от столицы, так что я уже чувствовал себя опытным пилотом бомбардировщика, точно знающим, куда полетят сброшенные с его самолета бомбы.

Не дожидаясь результата, мы повернули в направлении дома министра обороны. Мы были уже над ним, когда сзади раздался страшный грохот. Мое огромное гранитное ядро должно было, пронзив крышу королевского дворца, пролететь через пустую тронную залу, затем разнести вдребезги спальню короля, далее пробить насквозь пустую в это время кухню, затем также пустой ночью гардероб и упокоиться, пока не развоплотится, в подвале. Подлетев к двухэтажному особняку министра обороны, я аккуратно визуализировал камень величиной с лошадиную голову также над помещениями, которые в это время будут наверняка пусты. Наш старенький архитектор строил дом еще для отца Огеслегура, очень гордился этой работой, и подробно расписал устройство обоих этажей.

Также не дожидаясь финального результата, мы стали стремительно снижаться в сторону ближайшей к дому министра таверны. Опустились на землю и приказали грифонам вновь подняться и лететь обратно к дворцу короля, пусть там за ними погоняется поднятая после бомбежки стража. Еще через минуту мы в стелсе проскользнули в оплаченный еще днем номер, и только там с нас спало невероятное напряжение. Уф! Разбомбить королевский дворец, скинуть булыжник на дом министра обороны, и уйти невредимыми!

Изначально я не хотел брать Адельхейд с собой, зная, что риск слишком велик. Но она упорно настаивала до тех пор, пока на ее глаза не навернулись слезы, и я был вынужден согласиться. Невозможно спорить с девушкой, в которую ты влюблен по уши, когда на ее прекрасных глазах появляются слезы, и ты точно знаешь, что именно ты являешься тому причиной!

Уступил я еще и потому, что понял, что ей это очень нужно. Ей нужно увидеть, как огромный камень обрушится на дворец короля, обрекшего ее родителей на жестокую и несправедливую смерть, чтобы иметь повод их ограбить, и перепугает его до смерти. Ей станет от этого легче восстановиться. Вряд ли она уже когда-нибудь станет полностью той прежней идеалисткой-хохотушкой, в которую я влюбился, но месть, свершающаяся прямо на глазах, должна помочь ей быстрее стать максимально похожей на прежнюю себя.

В первоначальном плане было снова завалиться спать в ожидании дальнейших событий, о которых нас должны были предупредить оставленный на крыше Принц и ждущий на улице Дхакун, но всплеск эмоций от проведенной акции был лучшим средством ото сна, что только можно придумать. Адельхейд снова села рисовать, я взял магическую склянку и стал раз за разом делать по купленному рецепту эликсир лечения. Но долго мучиться в ожидании не пришлось. В окно беззвучно влетел Принц.

– Началось! – сказал я Адельхейд, настолько увлекшейся рисунком, что она даже слегка высунула изо рта кончик розового язычка, – но в этот раз я иду один, тебя позову, только если понадобится помощь!

Адельхейд тут же убрала язык, но сморщила недовольно носик. Все же ей пришлось подчиниться, поскольку в ответ на согласие взять ее в небо для бомбометания, я настоял на том, что после этого она будет делать то, что я скажу.


Дворец короля эльфов. Техван  II .

После прочтения письма Техван II первым делом хотел вызвать министра обороны, отпросившегося накануне с казни под предлогом важных государственных дел, и отправить его в лапы уцелевших палачей, чтобы вызнать всю правду. Но это бы нарушило сразу несколько важных правил, чего делать не стоило.

Во-первых, многовековой традицией было, что важных сановников никогда не казнят на большой площади перед жаждущим зрелищ народом, их привилегией была казнь в небольшом дворике перед министерством финансов, замкнутом от любопытных взглядов черни и туристов высокими стенами.

Во-вторых, если письмо правдиво, а Техван II, искренне уверенный в том, что простой народ его любит, был растроган этим письмом служанки, пытающейся спасти своего монарха от подлых заговорщиков, и был склонен доверять ему, министру было что рассказать важного, и нечего черни присутствовать при оглашении этой конфиденциальной информации!

В-третьих, Техван II ввел еще одну традицию в свое правление – не казнить эльфов на глазах туристов, тем самым подымая привилегированный статус эльфов в Лантасире. Легче сдерживать недовольство простого народа, если дать ему дополнительный повод для гордости. Теперь даже самый нищий эльф без гроша в кармане знал, что он лучше гнома, человека или орка, потому что их могут казнить на королевской площади, а его – нет. Король уже и сам часто сожалел о том, что ввел такую традицию, поскольку в населенном преимущественно эльфами небольшом королевстве найти преступников не-эльфов с каждым годом становилось все сложнее и сложнее, поскольку слухи о том, что иностранцам чрезвычайно легко попасть на плаху даже за косой взгляд на охранника банка распространились уже и по соседним королевствам.

В-четвертых, вопросом первостепенной важности был нанятый убийца. Король все же смилостивился над прежним начальником охраны, назначив его старшим палачом, а не казнив, но тем же вечером надолго уединился с новым начальником охраны, разрабатывая сложную систему постов внутри дворца, призванную перехватить любого наемного убийцу, который каким-то образом сможет избежать обнаружения охранным артефактом и охранными заклинаниями. Кроме того, он посвятил его в суть письма, приказал завербовать одного из слуг Огеслегура, чтобы следить за ним и выяснить, какая из служанок недавно исчезла. И, естественно, он поменял спальню на одну из запасных в другом крыле дворца.

Внесшие оживление в размеренную скучную жизнь при дворе последние события не помешали королю благополучно уснуть в новой спальне. Разбудил его страшных грохот и ощущение, что кровать качается. Землетрясение? – удивился монарх спросонья. Но ворвавшиеся в спальню через минуту охранники, окружившие со всех сторон кровать и полные решимости защитить своими телами его от нападения извне, позволили своим поведением понять королю, что то, от чего его предостерегала в письме неизвестная женщина, уже происходит.

Появившийся еще через несколько минут новый начальник охраны был весь в пыли, как будто передумал принимать должность и устроился работать камнетесом на ближайшую стройку. Но первые же его слова убедили короля, что он ошибся.

– Ваше величество, коварное нападение! Неизвестные сбросили огромный камень на крышу Вашего дворца, прямо над спальней! Она полностью уничтожена! Если бы Вы там остались… если бы Вы там остались… – эльф стал запинаться, не в силах выговорить при монархе опасную фразу «Вы бы погибли».

Техван II соскочил со своей кровати, бесцеремонно оттолкнув в сторону одного из своих охранников.

– Быстро послать усиленный наряд к дому министра обороны! Нет, сам возьми солдат и иди туда. Ты знаешь, что делать, если наши подозрения подтвердятся!

Сам же король прямо в ночнушке, окружённый со всех сторон доверенными охранниками, отправился осмотреть, что же произошло с его спальней. Через несколько минут он потрясенно стоял на ее пороге. В ней отсутствовал как пол, так и потолок, над головой мирно светили звезды, в их свете все еще струилась так и не осевшая пыль. Все три этажа вниз также отсутствовали вплоть до подвала. Присмотревшись повнимательнее, король обнаружил часть балдахина от своей кровати зацепившемся двумя этажами ниже. Если бы он не получил это письмо, если бы глупая птица, что его принесла, ошиблась бы направлением, он был бы там, раздавленный вместе со своей кроватью! В душе его бушевали чувства, сила которых потрясла самого короля, он уже несколько десятилетий не испытывал такой чистой, абсолютно чистой смертельной ненависти к кому-нибудь. Ну, если все подтвердится, я нарушу некоторые свои традиции! – пообещал он сам себе.


Лантасира, Трой. 

Я выскользнул в ночную тишину столицы прямо из окна комнаты, скастовав предварительно стелс. Грохот полчаса назад был такой, что не все еще заснули, и нечего вызывать подозрения к комнате, в которой осталась ждать меня Адельхейд. Пет взлетел на несколько десятков метров вверх, став практически неразличим в ночи из-за своего черного меха, над ухом раздался шепот Дхакуна:

– Полторы дюжины солдат с очень решительным видом проследовали к дому министра обороны минуту назад. Министр явно влип. Сработало, милорд, сработало!

Выйдя на улицу, с которой было видно особняк министра обороны, я скользнул вдоль ближайшей стены, устраиваясь в самом темном месте, что смог найти. Взяв в руки подзорную трубу, я смог увидеть и узнать Огеслегура, одетого в нечто вроде пижамы. Он стоял возле самого дома и что-то возбужденно рассказывал окружившей его группе эльфов. Я даже расслышал что-то вроде «Ба-бах!». Те вначале его слушали, а потом, по приказу стоящего чуть поодаль еще одного эльфа, схватили за руки и быстро потащили в сторону королевского дворца.

– Вот теперь он влип, дверца ловушки захлопнулась! – ответил я Дхакуну.

Хозяина в доме теперь не было. Меня очень вдохновил опыт успешного грабежа особняка советника, где я не то что вернул свое, но и значительно добавил. Но дом министра обороны мог иметь охранный артефакт или охранные заклинания, в силу его должности такой бонус мог быть предоставлен государством. Дхакун, когда я с ним накануне советовался, подтвердил мои опасения. Единственное, он уточнил, что будет либо то, либо другое, но оба варианта означали, что о моем проникновении будет проинформирована охрана, если, конечно, не предпринять превентивные меры. Меня бы гораздо больше устроил вариант артефакта, потому что я мог его извлечь заклинанием призыв крота. Проверить это было просто, я скастовал призыв крота, и среди трех мигавших искорок в районе дома увидел ту, описание которой свидетельствовало, что она и является охранным артефактом.

Итак, способ охраны был выявлен, и у меня был способ обезвредить ее, но, прежде всего, надо было решить ключевой вопрос, сейчас идти на взлом или подождать? Поразмыслив, я решил не медлить, сейчас министра тащат, заломив руки, по подозрению в государственной измене. Предположим, я использую призыв крота и выкраду охранный артефакт, и министр тут же получит уведомление об этом. Ну, заорет он, что из его дома стащили артефакт, и что это будет значить для тех, кто его волочит к государю на разборки? Да ровно ничего! Им этот вопрос совершенно не важен, они считают, что имеют дело с государственным изменником. Что им сохранность его имущества! Дадут затрещину, чтобы заткнулся, и потащат дальше.

А вот если я подожду до того, как его притащат к королю, этой жадной сволочи, которая, увидев в министре добычу, уже, несомненно, точит зуб и на его имущество, то вот его как раз может озаботить несанкционированное изъятие его части, и он может послать свой спецназ проверить слова министра. Тем более я сам в тексте подосланного письма постарался разжечь аппетиты короля, упоминая о наличии у министра состояния, достаточного для найма маленькой армии. Да, мне наиболее выгодно действовать прямо сейчас!

Я тут же скастовал изъятие охранного артефакта, и стал дожидаться, когда он появится в моей сумке. Пока что я лишь подошел поближе к особняку министра, чтобы Дхакун мог начать его обыскивать. Наконец, сумка потяжелела, и я понял, что время пришло. Аккуратно выложив охранный артефакт под ближайшее дерево, было бы глупо переться с ним в тот самый особняк, что он охранял, вдруг он сработает там на меня же, как на взломщика, я подошел к дому плотную.

Входить в него я решил через окно, окна всегда закрываются на более простые замки. Дхакун тут же описал устройство запора изнутри, и я довольно хмыкнул – плевое дело! Приложил меч острием к раме окна, Дхакун подтвердил, что острие нацелено в щеколду, и резким ударом загнал его в дерево. Что-то треснуло, и голос Дхакуна подтвердил:

– Щеколда слетела, можете подымать окно и заходить внутрь.

Через полминуты я уже крался по толстому ковру гостиной. Дхакун сообщил, что в трех комнатах от меня находятся трое слуг, двое охранников и женщина, видимо, прислуга, но в той комнате для меня ничего интересного нет. А вот в соседней им обнаружено хранилище артефактов, в котором есть два очень ценных предмета, браслет и копье, а пока я буду заниматься взломом хранилища, он прочешет весь особняк на предмет других ценностей. Он описал мне конструкцию обоих замков в хранилище, и я понял, что тут мне работы на несколько минут. Так оно и оказалось. Браслет я бросил в сумку, копье взял в руку, а Дхакун в нетерпении уже звал меня на второй этаж, на котором, в спальне министра, он обнаружил сразу два тайника с золотишком. Похоже, что наши приключения раззадорили старого призрака, а возможно, ему нравилось быть полезным тому, кто теперь носит панцирь его прежнего любимого короля. Конечно, при том условии, что владелец панциря завоевал его уважение, что у меня получилось сделать.

Один из тайников никакой проблемы по вскрытию не представлял, просто огромная стальная коробка, наполненная кошелями с золотом, стоящая прямо под кроватью. Проблем по вскрытию не было, в отличие от транспортировки, я не был уверен, что смогу физически утащить столько золота. Второй тайник уже был настоящим сейфом, встроенным в стену, и как его вскрыть, не привлекая всеобщего внимания, я не представлял. Я понял, что, видимо, министр собрал столько взяток, что в сейф все не влезло, и он решил часть денег просто держать в коробке под кроватью.

Пока что я принялся решать вопрос с тайником, перекладывая кошели один за одним в свою сумку. При этом время от времени делал шаг влево или вправо, чтобы оценить способность двигаться. Каждый раз движение давалось все сложнее и сложнее, наконец, когда в тайнике осталось еще около двух десятков кошелей, я принял решение, что больше набирать с собой небезопасно. В этот момент пет прилетел снаружи, где патрулировал, и встревоженно запищал. Глянув на его радар, я увидел в шестидесяти метрах девять фигур, быстрым шагом приближающихся к дому. Приближались они со стороны взломанного мной окна. Впрочем, не проблема – я его опустил за собой, после того, как попал в дом, и ночью следы взлома они вряд ли обнаружат. Все же, чтобы быстро выбраться, надо было искать другой путь.

Я не хотел выжидать, проверяя, идут ли они именно к дому, или просто пройдут по своим делам мимо него, моя чуйка на неприятности твердила, что надо исходить из худшего сценария. Вопреки моим надеждам, слова министра про вторжение в его дом все же услышали, и прислали команду быстрого реагирования для проверки.

Двигаясь, как беременный броненосец, я подошел к ближайшему окну, открыл щеколду, затем само окно, скастовал сразу стелс и полет, и, оттолкнувшись, взлетел прямо в крону стоявшего рядом дерева. Ну, а уже оттуда, благословляя любовь эльфов к деревьям, натыканным по столице где надо, и где не надо, поплыл от кроны к кроне в направлении таверны. Перегрузка сказывалась и на скорости полета, что было нелогично с точки зрения физики, поскольку мое тело вместе со всем грузом становилось не то что невесомым, это само собой, а приобретало то, что дилетанты назвали бы отрицательным весом, а профессионалы плавучестью. Я был легче воздуха и приобретал загадочный магический движитель для перемещения в пространстве силой мысли. Поскольку сумка в объеме от сложенного в нее золота не увеличилась, не мог увеличиться и мой объем, главный фактор для замедления плавучести. Так что в этом вопросе таки накосячили.

Тем не менее, я плавно перемещался, оставив пета между собой и домом. И успел по радару пета засечь, что угадал, все девятеро быстро вошло в дом. Поскольку шума я не услышал, значит, у них был ключ. Я вздохнул – даже коробку не успел полностью опустошить от золота, а ведь еще и сейф не тронут!

Меня все же смущала ситуация, что я по-прежнему виден на радаре министра, пусть он, предположительно, находится под арестом. Способность Огеслегура создавать мне проблемы, быстро разбираясь в сложных задачах и предпринимая неожиданные контрходы, заслуживала всяческого внимания. Возможно, когда посланная команда доложит, что часть золота в спальне пропала, к словам министра отнесутся еще более внимательно, и пошлют его под сильной охраной ловить вора.

Единственное, что меня успокаивало – на все это потребуется время. С момента, когда я использовал заклинание призыв крота, став видимым на час для министра, прошло уже двадцать минут. Какое-то время потребуется команде для обнаружения пропажи части золота и доклада королю. Еще несколько минут съест принятие решения, и, в случае положительного ответа, передислокация команды преследования в погоню за мной. Пока что минимум десять, а то и пятнадцать минут у меня еще есть. Плавно залетев в открытое окно моей комнаты, я, успокоив парой слов Адельхейд, стал поспешно выгружать кошельки с золотом, кидая их прямо на ковер. Туда же бросил и украденное копье. Если придется сматываться от погони, мне понадобится вся возможная мобильность.

Покончив с этим, я тут же снова скастовал и стелс, и полет, и уже на значительно более высокой скорости отправился подбирать охранный артефакт. Вещь ценная, этот у меня будет уже вторым, первый – украденный из замка Черных соколов – я еще тоже не удосужился продать.

Сразу тратиться на ценный портал за двести золотых не хотелось, мало ли, никакой погони вообще не будет, а я, как в анекдоте, буду играть в неуловимого Джо, который неуловим по той простой причине, что никто за ним не гонится. Так что первоначально я решил просто выбраться за город, и подождать там оставшиеся тридцать пять минут. Пет и Дхакун предупредят меня о появлении погони, если таковая все же будет, так что я успею использовать портал. А если никто не появится, то просто вернусь и предамся сладкому сну в компании Адельхейд.

Движение за город я продолжил по той же траектории, по какой попал в таверну, пусть отслеживающему меня министру кажется, что я просто постоял минут пять на том месте, и продолжил двигаться из города. Когда полет истек, я решил использовать преимущество пустынных улиц, скастовал снова стелс, использовал навык качения и бубликом покатился к крепостной стене. На такой скорости уже через пять минут я был на месте, причем последние три минуты вообще не возобновлял стелс за ненадобностью – улицы были пустынны, как будто город давно вымер.

Еще через пять минут я уже устроился в ложбинке в километре от города, выставив пета караулить на ее обращенной к городу вершине, а Дхакуна парить по периметру вокруг меня на максимальной дальности. Вчерашний урок, когда ко мне подобрались со стороны спины, я выучил. Страшно хотелось спать, я даже выпил два эликсира, на бодрость и на энергичность, чтобы случайно тут не заснуть. Не факт, что потом не проснешься в окружении радостно ухмыляющихся палачей распятым на колесе.

Время от времени я посматривал на время на интерфейсе, от всей души надеясь на то, что никто по мою душу не явится. Осталось десять минут, потом пять… и тут пет встревоженно пискнул в формате – беда! Ну туды же их за ногу, подумал я, открывая портал и шагая в него, какие-то долбанные пять минут – и все было бы кончено к моему полному удовлетворению. Жадные эльфы! Скряга король!

Я решил скастовать портал в то место, в которое министр точно не посылал патруль, и не имел составленной при содействии местных карты пещер. Я заявился к моим «приятелям» троллям, высадившись на хребте Гвомон как раз над их предназначенной для освещения двора перед воротами крепости трубой. Секунду я красиво несся вниз под воздействием силы тяжести, наслаждаясь полетом, потом скастовал стелс и полет, поскольку труба через долю секунды закончится, а внизу могут бдить одетые в броню пещерные медведи. Плавно выплыв из отверстия, я выпил эликсир на ночное зрение, и увидел, что так оно и есть – пять бронированных мишек в разных позах расположились по поверхности двора перед закрытой дверью.

Теперь главный вопрос был прост – успеет ли кто-нибудь из погони прыгнуть за мной в портал в надежде тут же схватить меня. Если не успеет, то мне можно через несколько минут подыматься обратно, вызывать грифона и спокойно лететь обратно в столицу. В то, что министр был на этом самом месте прежде, и сможет сразу открыть сюда портал, или что среди команды преследования найдется кто-то, кто был здесь, и по объяснениям министра сможет открыть сюда портал, мне не верилось. Уж больно далеко от границ Лантасира, километров двадцать будет.

Через тридцать секунд я узнал ответ на свой вопрос, услышав испуганный вопль, заставивший медведей заинтересованно поднять головы. Абсолютно не готовый к тому, чтобы, прыгнув в мой портал, оказаться над пропастью, эльф в красиво блестевшем под лунным светом эмалевом доспехе, вылетел из трубы, суматошно размахивая копьем и луком. Наконец, он догадался скастовать грифона, но умудрился пролететь мимо него, вырвав лишь пару перьев из хвоста вместо уроненного копья. Это ему летучести не придало, но грифон попытался вырулить ситуацию, устремившись вниз и пытаясь подхватить хозяина клювом. Какие хорошие птицы, я и не знал, что они запрограммированы так делать! К сожалению для эльфа, которому я зла абсолютно не желал, он набрал уже приличное ускорение, а только что возникший грифон – нет, и по законам физики на таком коротком расстоянии не смог его догнать. В результате эльф с хрустом впечатался в голову уже успевшего подойти к дыре пещерного медведя. Мишка лишь ошеломлённо помахал головой, стряхнув с себя тело несчастного эльфа на землю, а у меня мигнуло оповещение:

Вами убит НПС, лейтенант 125 уровня! Получен опыт 4100 единиц. 

Получен тридцать третий уровень. Не забудьте распределить два балла! 

Так, в прошлый раз я кидал баллы в ловкость. В этот раз кину в удачу! И тут снова сверху раздался испуганный крик. Еще один преследователь успел впрыгнуть в портал!

Все вначале было как в прошлый раз, с одним отличием, увидев внизу оставшегося без хозяина призванного грифона, этот эльф догадался вызвать грифона на пять метров раньше. Но законы физики сработали и в этот раз – ухватиться за вызванного грифона и удержаться он не сумел. Растерянно летавший внизу грифон случайно оказался под падающим эльфом, и он попытался запрыгнуть на него, но набранная им скорость отбросила в разные стороны эльфа и грифона. Получив толчок в бок от столкновения с грифоном, эльф упал на камень пещеры по касательной, прокатился несколько раз, и остался жив, судя по тому, что я не получил никакого оповещения о заработанном опыте. Грифон от толчка снизился слишком низко, и кажущийся тяжелым и неповоротливым в своей броне пещерный медведь внезапно молниеносно подпрыгнул вверх, вонзил зубы в его брюхо, и утащил на пол пещеры, где начал разрывать на части. Ошарашенный падением эльф вначале лежал неподвижно, но, едва он ошеломленно поднял голову, к нему тут же подскочил другой пещерный медведь, и просто откусил ее. Его морда оказалась в несколько раз больше головы эльфа в шлеме, поток крови из обезглавленного тела забрызгал все вокруг, и оно осело. Медведь, убедившись, что враг обезврежен, выплюнул голову, покатившуюся по направлению к телу. Сам он равнодушно отвернулся в сторону, доказав, что кормят здесь охранников хорошо, и он напал на эльфа сугубо защищая вверенные ему позиции.

В этот раз у меня ничего в интерфейсе не мелькнуло, видимо, награду вручают только тогда, когда попавший в ловушку противник гибнет по обстоятельствам, не связанным с активными действиями других. Мне давали награду за утонувших в трясине агров, за орков, погибших под устроенной мной лавиной, за случайно разбившегося об пещерного медведя эльфа, но когда медведь сам прикончил моего врага, я остался ни с чем.

Эльфы могли уцелеть, будь у них заклинание полет, но, надо полагать, как и в случае с отцом Адельхейд, армия проплатила им только заклинание по призыву грифона для лучшей мобильности.

Время действия портала истекло, новых криков не раздалось, пора было действ


убрать рекламу


овать. Я тут же подлетел к телам эльфов и облутал их, получив с одного свиток, а с другого кольцо, сложил их в сумку, не разбираясь с ценностью полученного, и полетел обратно в трубу, пролетев мимо второго, бесцельно кружащего на месте грифона. Запрыгнуть на него я не пытался, не я его вызывал, зачем проверять, что он будет делать в такой ситуации, когда внизу такая компания опаснейших хищников? Мне разумнее было постараться успеть обратно, пока стелс и полет не прекратили свое действие. К чему тратиться на новые, если можно эффективно использовать уже скастованные?

Несмотря на медленную скорость полета, его все же хватило на то, чтобы успеть подняться наверх. Не такое тут и расстояние! Дхакун даже успел порыскать вокруг по моей просьбе, и убедиться, что врагов тут действительно нет. А то мало ли кто еще проник сюда из более высокопоставленных врагов, оснащенных большим набором заклинаний, догадался скастовать сразу полет и спрятаться под стелсом, выпав из портала! Мне таких сюрпризов не надо.

Глянул на часы в интерфейсе. До истечения моей видимости для министра оставалось еще две с лишним минуты. Я провел их, меланхолично разгуливая по склону горы, наслаждаясь блеском множества звезд над головой, пока пет и Дхакун нарезали круги, стараясь заблаговременно обнаружить новых врагов, если они появятся. Наконец, все! Я тщательно оглядел видимый небосклон, но не обнаружил нигде никаких наездников на грифоне. Ну что же, будем надеяться, они не стали посылать воинов порталом в эти окрестности, надеясь на то, что вора схватят те два эльфа, что успели, на свою беду, проскочить за мной в портал. Все-таки это эльфийский спецназ, по обычным представлениям на рядового воришку более чем достаточно. Ну, а когда они поймут, что никто не вернется с захваченным вором, им придется разочарованно поджать хвост и плестись обратно в столицу.

Поменяв пять грифонов, я снова через полчаса оказался у стены столицы, только сделав большой крюк, чтобы не попасться на глаза той экспедиции, что все еще могла дожидаться двух своих воинов на месте моего лагеря в ложбинке. А еще через шесть минут я бодро подкатился к двери таверны, где меня ждала Адельхейд. Я улыбнулся, когда, залезая в окно, увидел, что она усердно пересчитывает монеты, добытые мной в доме министра обороны. Надеюсь, теперь уже бывшего министра, в силу предпринятых нами действий.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Упущенная возможность

Увидев меня, целого и невредимого, Адельхейд радостно взвизгнув, кинулась обниматься. Слава богу, она оживала прямо на глазах!

– Как все прошло? – с жадным любопытством в глазах спросила она. С одной стороны, я был рад видеть, как она быстро приходит в себя после смерти родителей. С другой, мне не нравилось это адреналиновое оживление в ее глазах. Ей явно понравилась придуманная мной самопальная психотерапия по разносу королевских дворцов валунами, и она переживала, что участвовать в дальнейших приключениях ее не взяли. Мне еще не хватало, чтобы она почувствовала драйв от таких вылазок, и в конце концов погибла в одной из них!

– Тихо, скучно, банально, – зевнул я, – они погнались за мной, но не догнали, пара эльфов упали в пропасть и погибли, я и пальцем их не тронул. Но добычу забрал.

И я выложил свиток и кольцо на стол.

Свиток был на прыжок, продам за восемьдесят золотых. Кольцо очень редкое, плюс два на ловкость, плюс два на силу. Это уже пару сотен. Неплохо, портал окупился полностью!

– Ну, сколько ты насчитала денег в утренних кошельках?

– 17340 золотых монет! – радостно воскликнула Адельхейд, – а твою новую добычу еще не всю пересчитала, но то, что уже посчитано, тянет на двадцать две с половиной тысячи. Погоди-ка, а где ты взял копье, которое бросил на пол, когда забегал недавно? Тоже у Огеслегура?

Да, а я уже как-то из-за усталости и подзабыл, что разжился парочкой артефактов в хранилище у министра! Эх, вот она утрата очарования от охоты за артефактами, приходящая с развитием, дай мне кто такого уровня артефакт в первые дни попадания в игру, счастья были бы полные штаны! Тут же нашарил в сумке второй крутой артефакт из хранилища, выложил браслет на стол, туда же положив и поднятое с пола копье.

Лесной браслет. Уникальный. Плюс четыре к интеллекту, плюс три к ловкости, плюс 15 процентов к способности слиться с растительностью в лесу для внешнего наблюдателя. 

Копье яростной атаки. Уникальное. Урон – 140-165, вероятность критического урона 25 процентов. Плюс четыре к выносливости, плюс два к ловкости, плюс два к силе. 

Подумав, я протянул браслет Адельхейд.

– Поноси, пока не купим тебе сет, вместо своего второго на ловкость и интеллект. Маскировка в лесу лишней не будет!

Адельхейд ловко скинула тот из браслетов, что я дал ей из своего ремесленного комплекта, и натянула новый. Потом благодарно чмокнула меня в щеку.

– Подождёшь, пока я досчитаю деньги до конца?

– Нет уж, давно пора спать, бегом в постель!

И через пять минут мы уже лежали, обнявшись, под одеялом.

Проснулись мы по моим меркам поздно, прямо к завтраку, поскольку из-за усталости от длительной ночной операции я забыл выставить будильник. Впрочем, все прошло практически по плану, что стало приятным сюрпризом, так что отдых мы заслужили.

Адельхейд сбегала под присмотром Дхакуна на ресепшен, и заказала завтрак к нам в номер. Именно от нее я узнал, что такая услуга в городских тавернах есть, обходясь в две медных монетки за раз. Я как-то в самом начале спрашивал о подобном в сельских тавернах, получил отказ, и неправильно полагал, что тот же порядок везде.

Приступив к завтраку, я отправил Дхакуна на прогулку по первому этажу таверны и по улице собирать слухи. Надо было узнать о судьбе министра и в целом о результатах наших ночных действий. Я уже безоговорочно доверял его талантам узнавать важные новости даже по обрывочным фразам собеседников, сказывались несколько столетий работы при дворе, где широко распространён эзопов язык и завуалированные намеки.

К концу завтрака в результате мы уже имели полное представление о ходивших по столице слухах. Говорили о том, что ночью министр обороны, решив стать изменником, лично руководил нападением на дворец короля, но доблестная охрана атаку отбила и арестовала его. Все его имущество конфисковано в пользу казны, его приближенные арестованы. Широко обсуждали, что из-за поразившей монарха дерзости изменника он может отказаться от введенной им традиции не казнить эльфов при большом стечении народа. Некоторые даже заключали пари на крупные суммы, казнят ли опального министра прилюдно, или все же это недостоверная информация.

Одно было очевидно: из города уходить было нельзя, нужно было ждать дальнейшего развития событий. Чтобы скоротать время, я предложил Адельхейд дать мне несколько уроков по ботанике. У нее по ней был впечатляющий восьмой уровень, у меня только достигнутый немалыми трудами второй. Между тем, ключевое значение в развитии навыка имеет уровень твоего учителя, поскольку чем выше он поднялся в деле овладения своим навыком, тем более продвинутые задачи он может тебе дать. А скорость роста твоего навыка напрямую зависит от сложности выполняемых задач.

Чтобы уговорить серьезного НПС заняться по полной развитием твоего находящегося на низком уровне навыка, надо иметь запредельный уровень репутации с ним, которого достичь очень муторно. Но у меня с моей девушкой уже и был запредельный уровень, достигнутый, правда, совсем с иными целями, но чем просто сидеть в ожидании, лучше все же развиваться!

Адельхейд показала мне, как делать то самое сонное зелье, которое она недавно приготовила для бакалейщика. При этом она всячески расхваливала мою магическую склянку, говоря, что с таким артефактом развивать ботанику одно удовольствие. А когда я, припомнив, что у меня есть еще и перчатки старого алхимика, достал их, восторгам вообще не было конца! Сам я теперь не мог их использовать из-за намертво прицепившихся ко мне проклятых перчаток «Твердая рука» из данжа кровавых колдунов, о чем немало сожалел, так что теперь алхимические перчатки полностью переходили в распоряжение моей Адельхейд. Адельхейд сказала, что хотя они заточены на алхимию, ботанические эксперименты с алхимическими близкие родственники, поэтому толк от них будет и для нее.

Сама же Адельхейд, пока я корпел над пробиркой и травами, решила до конца учесть финансовые результаты нашей вчерашней бурной деятельности. Впрочем, дело это двигалось медленно, Адельхейд то и дело поправляла меня, корректируя пропорции выжимок, которые я добавлял в склянку для смешивания, или учила меня, как по запаху выжимки понять, находится она на пике потенциала или уже не способна дать нужный результат при составлении действительно сложных смесей, и ее лучше оставить на что-то попроще.

Наличие такого серьезного учителя и выполнение столь сложного задания дало свои результаты, через сорок минут я получил желанное оповещение о том, что третий уровень получен. Но, поскольку Дхакун все еще не вернулся с улицы, куда был послан собирать городские новости, я с удовольствием продолжал свои занятия. Была в них в компании Адельхейд изрядная доля ностальгии по тем временам, когда я сидел над расчетами за компьютером дома, жена хлопотала на кухне, а дети возились то прямо под ногами, то убегали в соседнюю комнату.

Впрочем, наслаждаться этим состоянием можно, а вот с воспоминаниями надо поосторожнее, чтобы они не вывели меня из эффективного рабочего режима. Я многому научился у бати по теории регулирования психологического состояния бойца на длительном одиночном задании, теперь нужно было все это разумно применять на практике. Прежний якорь стабильности моей психики, от которой зависит способность выиграть шанс продолжить свою жизнь, моя семья, остался в прошлом. Вспоминать постоянно об утраченном – только растравливать себя, подрывая способность добиться цели. Теперь мой новый якорь Адельхейд, пусть наши отношения и завязались случайно, без всякой нацеленности на подобное, с ней я снова чувствую себя целым и готовым сражаться до победного конца. Стабильность психики и мотивация – две вещи, которые способны сделать и невозможное возможным!

– Всего 32320, – закончила считать реквизированные мной из спальни министра обороны деньги Адельхейд, – как много денежек!

Внезапно посередине комнаты визуализировался Дхакун. Мы с ним договорились, что когда мы в безопасных местах, ему лучше вначале появляться у нас на виду, а потом заговаривать, потому что внезапно раздающийся из пустоты голос изрядно нервировал.

– Новости с улиц, милорд. Впервые за годы правления Техвана II сегодня состоится публичная казнь эльфа. Бывший министр обороны призван виновным в заговоре против короны и приговорен к освежеванию на площади в 13.00.

Я знал, что Адельхейд по душе Дхакуну, но он все же упорно игнорировал ее, обращаясь к нам одновременно. Видимо, какие-то особенности ритуалов у высокообразованных эльфов.

Так, казнь уже через два часа!

– А в чем суть этого вида казни? – название было страшноватым, и хотелось точно знать, что задумал эльфийский король.

– С Огеслегура будут медленно снимать кожу, пока он не умрет. Страшная вещь, милорд, хотя он и заслужил смерти из-за своих интриг, принесших такое горе Адельхейд.

Да, действительно, симпатизирует! Надо будет расспросить его как-нибудь, когда будем наедине, что это за особенности обращения в отношении женщин у эльфов в присутствии других мужчин.

– Я хочу видеть это! – твердо сказала Адельхейд.

Этого я и боялся. Одно дело, когда присутствие на площади было необходимо, чтобы понять, клюнул король эльфов на подметное письмо или нет, другое – риск ради эмоций. Хотя и тогда Адельхейд ни к чему было ходить со мной, она все же настояла на этом. И вот теперь новая опасная вылазка. Я не говорю, что сам не склонен принимать важные решения на основе эмоций, и Адельхейд рядом со мной является тому прямым доказательством. Но я уже прекрасно знал, что когда Адельхейд говорит таким тоном, уговорить ее изменить решение не получится.

В то же время важным позитивным отличием от вчерашнего похода было то, что у нас появились деньги, чтобы прикупить ей новые артефакты, усилив ее характеристики. Я уже предварительно присмотрел пару интересных сетов, надо было теперь убедиться, что они все еще в продаже, и глянуть, не появилось ли что-нибудь новое. Два часа… должно хватить.

Я тут же залез в сеть. Сеты, что я нашел ранее, предназначались для ассасинов, их особенностью была легкость ношения, включая незаметность наличия под одеждой панциря. Особенно мне понравился уникальный сет под названием «Смерть близка». Несмотря на двусмысленное название, он, похоже, был тем, что мне нужно, чтобы Адельхейд выглядела мирной НПС, но могла себя при необходимости защитить. Для ближнего боя предусматривалось два длинных кинжала, которые можно было держать в рукавах на специальных креплениях. Вместо лука – составная трубка с отравленными стрелами, трубка делилась на две части, которые хранились в левом рукаве и собирались меньше чем за секунду при необходимости. Стрелы крепились в специальном скрытом колчане в правом. Сет включал в себя семь предметов, помимо тонкого, но прочного панциря, двух кинжалов и трубки в него также входили сапоги с бонусами на скорость и уменьшением звука от ходьбы или бега, кольцо с плюс четыре к ловкости и выносливости и десятью процентами к скрытности, и шляпа, которая выглядела абсолютно цивильной, но была на самом деле замаскированным шлемом. Стоил он 48000 золотых, и при полном ношении давал дополнительные бонусы – плюс пять к ловкости, плюс пять к выносливости, плюс пятнадцать процентов к скрытности и плюс пять процентов к скорости.

К счастью, его еще никто не купил. Цена для такого количества предметов была все же очень солидной. Быстренько просмотрев новинки на рынке, ничего более подходящего для скрытого ношения не нашел. Все, хорошего понемножку, надо брать, а то кто-нибудь другой хапнет, и придется брать второй. Он, конечно, был дешевле, но не случайно, потому что был очень редким и давал значительно меньше бонусов.

Сказано – сделано. Комплект тут же появился на нашем столе прямо перед сортирующей имеющиеся в моем распоряжении склянки с различными эликсирами хозяйственной Адельхейд.

– Ой, что это?

– Твой первый боевой сет. Примерь-ка!

Глаза Адельхейд вспыхнули таким восторгом, словно я выложил перед ней на стол бриллиантовое колье, купленное по случаю у королевского ювелира. То ли особенности характера, то ли воспитание в военном гарнизоне вызывали у моей девушки крайне живой интерес ко всему военному.

Комплект подошёл идеально, под самым просторным платьем Адельхейд ни панциря, ни многочисленного оружия видно не было вовсе. Неизбежная проблема была только со шляпой, по уверениям Адельхейд она была не в тон со светло-синим платьем.

Одетый сет радикально изменил параметры моей любимой в лучшую сторону.

Характеристики:

1.      Выносливость (жизнь) – 93 (930 единиц).

2.      Сила – 19.

3.      Ловкость – 57.

4.      Интеллект – 69.

5.      Удача – 34.

6.      Репутация в Ленланлене – минус 2.

Нераспределённых баллов – 0.

Бодрость – 180.

Мана – 690.

Специализация – маг.

Количество единиц до тридцать четвертого уровня – 3120.

Деньги – 502 золотых, 2 серебряные, 2 медные монеты.


Чтобы решить проблему с цветовыми тонами, остановились на том, что к серой шляпе Адельхейд приобретет новое платье, тоже просторное, но подходящее по цвету. Так что на казнь мы вышли на час раньше, чтобы сначала успеть к портному.

Решив проблему с платьем, мы как раз успели на площадь в самое подходящее время – когда народу уже было прилично, и среди него было легко спрятаться, но к помосту еще можно было протолкнуться. Король уже был на своем месте, наслаждаясь привычным ритуалом – его маслянистый взгляд не отрывался от палачей, раскладывающих свои орудия для пыток на помосте. Я только диву давался, как местные жители терпят в качестве короля откровенного садиста, который и не пытается скрывать, что ему нравится следить за пытками. Мог бы хоть делать вид, что он на них всего лишь по государственной необходимости!

С другой стороны, несколько веков во власти должны были невероятно деформировать его как личность. Я вспомнил историю про одного африканского правителя-каннибала, который приезжал на заседания ООН в Нью-Йорке со своим холодильником с частями тел своих политических противников. Если такой регресс возможен за пару десятилетий во власти, то страшно представить, как могут покорежить личность три сотни лет на престоле?

Наконец, по специально оставленному проходу, к помосту медленно проехала черная повозка, из которой двое воинов вывели Огеслегура. Несмотря на покрытый пятнами крови разорванный камзол и лицо в синяках, держался он с достоинством, превратности судьбы его не сломили.

На королевском помосте вперед вышел красиво наряженный эльф, внезапно заоравший чрезвычайно громким голосом. Видимо, то ли хорошо прокаченный редкий навык, то ли уникальное заклинание или амулет.

– Бывший министр Огеслегур королевским судом приговаривается к казни через освежевание за предательство своего суверена. Все его имущество обращается в доход казны. Смотрите и убоитесь!

И началось то, чего нужно было «убояться». Главный палач был новый, место погибшего при доставке письма занял бывший начальник охраны. Но он был полон служебного рвения, тут же разорвав на Огеслегуре камзол и кинув его обрывки прямо под ноги. Вслед за этим такому же обращению подверглись его штаны, оставив бывшего министра абсолютно нагим, затем его грубо толкнули на деревянное ложе и прикрутили руки и ноги к нему цепями. Наблюдать за всем этим становилось все более и более дискомфортно, я украдкой покосился на Адельхейд, взгляд ее был по-прежнему твёрдым и непреклонным. Но лицо побледнело.

Тут колебания толпы принесли прямо передо мной не только высокого, но и невероятно плечистого игрока-человека, загородившего помост полностью. Прежняя тактика наблюдения за происходящим на цыпочках больше не помогала. Пришлось мне украдкой визуализировать небольшой кусок камня сантиметров тридцать высотой, и забраться на него, чтобы хоть что-то видеть.

Король махнул белым платочком, и палач провел кинжалом по груди Огеслегура. Тот не издал ни звука, что толпа восприняла одобрительным гулом. Еще три надреза, бывший министр по-прежнему молчит. Главный палач не спеша меняет кинжал на щипцы. Повертев их в воздухе, чтобы все смогли их увидеть, он опустил их вниз, видимо, зацепив кожу, мне это видно не было. Затем резко дернул вверх, тишину разорвал животный крик Огеслегура, струйка крови брызнула на лицо палача, но он, не обращая внимания, победно поднял в воздух оторванный лоскут кожи. Меня замутило… Толпа радостно загоготала, Адельхейд поспешно отвернулась.

– Я не могу на это смотреть. Какие же они скоты! Уведи меня отсюда!

Я невероятно обрадовался! Останься она, и я бы остался, но каждую минуту во мне умирала бы частичка любви к ней. Я бы не смог любить по-прежнему женщину, получающую удовольствие от чьих-то невероятных мучений, пусть даже и своего заклятого врага. Слава богу!

Покинуть площадь оказалось еще сложнее, чем вчера. Когда казнь началась, толпа словно окаменела, не в силах отвести взор от помоста, ловя каждый мучительный вздох или крик, рвущийся из груди Огеслегура. Приходилось чуть ли не бить того, кто стоял на пути, чтобы он приходил в себя и замечал меня, отстраняясь в сторону, вчера хватало и грубого толчка. Обернувшись, я увидел, что Адельхейд послушно идет за мной, но побледнела как смерть. Представляет себе, что это ее отец кричит там, ведь пару дней назад так оно все и было, догадался внезапно я.

– Быстро заткни уши пальцами! Дхакун, расскажи ей какую-нибудь интересную историю из своей жизни!

Надеюсь, этого хватит до тех пор, пока мы все же сможем покинуть площадь и удалиться на достаточное расстояние, чтобы не слышать происходящего.

– Не надо! – резко ответила Адельхейд, и продолжила, понизив голос до шепота, и прижавшись ко мне, – ты можешь убить его быстро, так же, как вчера атаковал дворец, большим булыжником?

Я оглянулся, мы как раз были на пределе дальности моих магических способностей от помоста. Хорошо, хоть не придется продираться обратно, это могло вызвать подозрение у охранников на помостах и вокруг них. Огеслегур был достойным врагом, я был рад тому, что Адельхейд попросила даровать ему быструю смерть, несмотря на то, что он учинил с ее родителями. Одно дело, что она хотела подвергнуть его мукам за это, другое дело, что ее здоровая психика не выдерживает такого ужаса.

Все три палача хлопотали вокруг Огеслегура, но мне любых палачей после длительного общения на днях жалко не было абсолютно. Пусть следующие претенденты на эту должность, зная о судьбе предшественников, не столь ревностно и не с таким очевидным удовольствием исполняют свои обязанности. Я представил четыре десятка валунов размером с приличный арбуз каждый в восьми метрах над их головами, и они страшным каменным градом обрушились на помост. Грохот ударов по телам и доскам помоста был заглушен криком удивления, вырвавшимся из уст толпы. Мелькнуло несколько уведомлений, я отбросил их в сторону.

Охранники короля моментально оказались вокруг него, накрыв щитами и сверху, и сбоку. Я с сожалением подумал, что нахожусь слишком далеко от короля эльфов, чтобы сколдовать на эту своеобразную черепаху валунчик тонны на четыре.

А ведь и вправду! Думай, Трой, думай! Приказав мне быстро убить Огеслегура, Адельхейд фактически отменила прежнее указание, что виновные в смерти ее родителей должны умереть так же мучительно, как и они. Так что если я исхитрюсь грохнуть короля эльфов, мы закроем эту вендетту, в связи с исчерпанием тех, кто должен быть наказан, и займемся намного более приятными делами – будем много путешествовать, помогать друг другу прокачивать старые и получать новые навыки, короче, заживем нормальной жизнью. Потому как идея продолжать долгую борьбу с целым государством казалась мне слишком опасной, все же при таком неравенстве потенциалов государство обычно в конце концов выигрывает. Бонни и Клайд, не сразу, но все же попались, как и аналогичные другие парочки в схожих ситуациях.

Возникла даже мысль изменить направление движения, чтобы приблизиться к королю на необходимые для моего радиуса действия магии полсотни метров, чтобы покончить с ним одним ударом. Но в этот момент, подчиняясь кем-то отданному приказу, импровизированная черепаха из щитов начала энергично пятиться от меня к краю помоста, ближайшему к королевскому дворцу, на мгновение замялась у конца помоста, таки высота была приличной, но все же достаточно быстро оказалась на площади, после чего начала быстро продвигаться к воротам дворца, эффективно продавливая себе дорогу в толпе. Я бы не смог догнать их обычными способами, а вызывать грифона, или скастовать полет и невидимость с последующим прыжком посредством телепорта поближе означало тут же сделать себя мишенью для стражников, по крайней мере для тех, у кого есть амулеты против стелса. Я, может быть, и рискнул бы, так сильно было желание раз и навсегда разобраться с этой ситуацией, но что тогда будет с Адельхейд? Бросать ее одну в толпе не хотелось, а если я предприму хоть какое-то действие, которое охрана сочтет потенциально агрессивным, на этот квадрат обрушаться десятки стрел, я помню, что было, когда Принц доставлял письмо. Нет, так рисковать моей невестой просто глупо. Будет и другая возможность расквитаться с врагом!

Приняв решение, я принялся энергично протискиваться к ближайшему выходу с площади. Поторопиться меня побуждало и осознание нарастающей опасности ситуации. Едва короля выведут с площади, охранники могут начать действовать жестко в попытке поймать того, кто прервал казнь таким своеобразным способом. А любые попытки оцепить площадь и воспрепятствовать уходу присутствующих могут привести к панике и давке, что очень опасно, поскольку мы с Адельхейд тут одни из самых низкоуровневых персонажей. Сколько там задавили во время паники на Ходынке, под полторы тысячи? Обернувшись к ней, я произнес:

– Если начнется облава или давка, по моей команде кастуй вначале невидимость, затем полет и поднимайся над толпой, тут же отпивайся эликсирами на ману и прыгаем телепортом на ближайшую плоскую крышу. Но только по моей команде, попытаемся выбраться обычным образом, нам ни к чему привлекать к себе лишнее внимание.

Убедившись, что она меня поняла, несмотря на стресс, неизбежный в ситуации эмоционального потрясения от местных ужасов, продолжил пробиваться к ближайшей улице. Помог случай, недалеко от себя заметил огромного эльфа 120 уровня в рабочей одежде, заляпанной известкой. Может, каменщик, а возможно, и камнетес. По какой-то причине он тоже спешил покинуть площадь, и получалось у него это за счет массы, силы и впечатления от размера у окружающих не в пример лучше, чем у меня. Дальше я что есть силы стал проталкиваться в толпе так, чтобы пересечься с ним курсами. Две минуты, за которые мне удалось все же это сделать, стоили мне почти всех сил, но мой прорыв окупился сторицей, когда мы с Адельхейд пристроились за его спиной, скорость продвижения увеличилась почти вдвое. Я недоумевал про себя, почему толпа не расходится, чего они ждут, неужели думают, что убитые моим камнепадом Огеслегур и палачи оживут, и собравшиеся-таки получат длинное кровавое зрелище, ради которого пришли на площадь?

Мои опасения по поводу облавы подтвердились, когда я заметил на окраине толпы начавших формировать линию гвардейцев короля. Несмотря на возросшую скорость передвижения благодаря могучему эльфу, по моим прикидкам мы все равно не успевали до того, как окружение будет завершено. Учитывая, что я точно в розыске, сомневаюсь, что отставка Огеслегура аннулировала приказ о моем аресте, а Адельхейд может быть в розыске за снятие банковского вклада, который так хотел присвоить себе король, все же придется использовать запасной вариант.

– Все, пора! На счет три невидимость, потом полет, потом телепорт вот на ту огромную крышу в ста метрах чуть налево, видишь? Я приземляюсь справа, ты слева, чтобы не пытаться прыгнуть в одну точку. Все, поехали! Один, два, три!

Если принять невидимость было просто, то вырваться из толпы даже со скастованным полетом было ожидаемо сложнее, хотя немного и помогало удивление окружающих, внезапно обнаруживших, что их соседи исчезли, но на ощупь все еще присутствуют, что заставило их инстинктивно податься в стороны. Невидимость была очень дорогим заклинанием, подавляющее большинство присутствующих себе позволить его не могли, в силу чего уважали тех, кто его мог приобрести. Это как ехать на Порше в XXI веке, тебя могут и не любить, но, по крайней мере, будут опасаться задеть. Секунд через пять я выдрался сам и вытянул Адельхейд, тут же отпустив ее руку, чтобы она могла прыгнуть.

Толчок сзади в левое бедро, толчок в панцирь сзади в районе сердца! Снайперы с амулетами против стелса все же не дремлют на посту! Ну ничего, сейчас увеличу дистанцию сразу на сто метров. Вряд ли у них будут амулеты на такую дистанцию. Тут же телепортируюсь на крышу, ощупываю себя, нахожу одну стрелу, торчащую в бедре, вторая отрикошетила от панциря. Автоматически отламываю наконечник и выдергиваю стрелу. Негромко говорю:

– Адельхейд! Ты уже здесь?

Тишина. Нервничая, повышаю голос:

– Адельхейд!

Тишина. Блин, что случилось!

– Адельхейд! Где ты?

– Я прыгнула, Трой! В меня всадили стрелу! Прямо в шею! От неожиданности выронила склянку с эликсиром на ману, пришлось доставать новую. Можешь выдернуть стрелу?

Подскочив на голос Адельхейд, я нащупал торчащую из ее нежной шейки стрелу, отломал наконечник и одним рывком вырвал.

– Ой! – только и успела сказать Адельхейд.

– Быстро пей эликсир на лечение и восполняй ману, отсюда прыгаем ко входу вон в ту таверну и тут же заходим внутрь. Нужно срочно прятаться.

Адельхейд справилась в рекордные сроки и скоро мы уже входили в практически пустую таверну, аккуратно обойдя ходивших по улице постояльцев. Фух, очередная игра наперегонки со смертью все же кончилась в нашу пользу, подумал я, входя в номер. Я тут же решил прояснить волновавшую меня мысль по поводу судьбы короля:

– Адельхейд, уточни, что должно произойти с королем, должен он умереть страшной смертью, или просто умереть?

Адельхейд поморщилась, видимо, я все же неудачно затеял это обсуждение, пока она еще не пришла в себя после последних событий. С другой стороны, мне не хотелось начинать этот разговор, когда мы немножечко расслабимся и отмякнем, лучше сразу же все прояснить, а потом уже спокойно отдыхать.

– Мне точно не нужно повторения сегодняшнего. Теперь я понимаю, почему папа никогда не водил меня на казни. Я, помнится, даже обижалась, всех других знакомых мне детей водили, а папа с собой никогда не брал. Этот жестокий король должен просто умереть! А еще лучше всего, если придет к власти такой король, какой тут же отменит эту варварскую традицию пытать прилюдно узников!

У меня мигнуло оповещение:

Адельхейд предлагает изменить прежнее задание! Помогите не только отомстить за ее родителей, но и привести к власти монарха, способного гуманно относиться к населению страны! Награда: 40000 опыта, 8000 золотых, плюс пятнадцать к репутации у Адельхейд. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 250+ из-за высокого уровня препятствий при выполнении. Принять/Отклонить? 

Прочитав внимательно описание, я тут же нажал: отклонить. Да, вознаграждение щедрое, но мне


убрать рекламу


еще не хватало такого геморроя, как смена одной династии на другую, да и еще и с такой особой спецификацией – посадить на трон гуманного короля! Да где же я такого найду среди спесивых эльфов! А если и найду, то как этот гуманист заслужит среди свирепых бессмертных подданных репутацию, позволяющую ему серьёзно претендовать на самую важную в стране позицию? Раз в предложенном изменении задания нет штрафа в отношениях с Адельхейд за отказ от него, то в бан такой ужас, и без всяких сожалений!

Тут я вспомнил и про мигавшие на площади после моего каменного града оповещения. Открыл посмотреть:

Вами убит НПС, узник 230 уровня! Получен опыт 7020 единиц. 

Вами убит НПС, палач 220 уровня! Получен опыт 6700 единиц. 

Вами убит НПС, палач 190 уровня! Получен опыт 4920 единиц. 

Вами убит НПС, палач 188 уровня! Получен опыт 4860 единиц. 

Получен тридцать четвертый уровень. Не забудьте распределить два балла! 

Сразу же распределил два балла, кинув их в удачу. Да, нужно еще выпустить пета, столько опыта получено, что и ему хватит для апгрейда!

Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 37 уровень! 

Довольный Принц огляделся, и тут же подлетел к Адельхейд. Изменник! Так постоянно происходило в последнее время! И из-за чего, из-за какого-то пустяка – в отличие от меня, она регулярно чесала его брюшко, когда он шлепался рядом и забавно опрокидывался на спину.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Все могут короли

Техван  II , королевский замок Лантасира.  

Сказать, что король был разочарован, значит, ничего не сказать. Он был в бешенстве, прекрасно понимая, что остался жив только из-за странной прихоти убийцы, который предпочел убить своего сообщника, разжалованного министра обороны, а мог точно так же покончить и с самим королем. Из-за того, что он так поступил, Техван II остался жив, и в душе у него бурлили смешанные чувства, как радость от того, что он уцелел, так и определённое монаршее недовольство, что королевской персоне предпочли жалкого узника.

На определенной стадии размышлений король вообще похолодел от страшной догадки – убийца оставил его в живых потому, что вовсе не Огеслегур должен был стать следующим королем, он был всего лишь марионеткой, слишком много о себе возомнившей! Нет, кто-то другой мнил себя кандидатом на престол, и этот кто-то еще не был готов действовать, потому убийца и убил слишком много знавшего Огеслегура, но не тронул самого короля. Впрочем, почему же тогда вчера огромным камнем была разрушена спальня короля, в которой он бы почивал, не получи письмо от той доброй женщины? Что-то не сходится! Что в планах заговорщиков могло измениться за двенадцать часов?

Способ убийства Огеслегура и палачей не вызвал какого-то удивления у короля. В продажу регулярно попадали свитки с редкой уникальной магией, могло найтись и умение атаковать каменным градом. Сам король вскрыл подобных свитков уже штук тридцать, и был при необходимости способен продемонстрировать и не такие чудеса. Он мог вернуть к жизни давно умершее животное, обнаружив всего лишь его скелет (при условии, что оно не погибло от старости), безошибочно обнаружить любой яд в радиусе тридцати метров, создать за две секунды вокруг нужного объекта непробиваемую ничем брильянтовую сферу, плавать под водой с такой скоростью, что мог легко обогнать летящего над водяной гладью грифона, и многое, многое другое! Другое дело, что крайне редко использовал что-нибудь из своих редких заклинаний, поскольку нужды в этом, находясь под охраной сотен преданных ему гвардейцев, обычно не испытывал.

На периферии размышлений короля было и сожаление о гибели палачей. Если вновь назначенный начальник охраны еще только учился пыточному делу, то двое других были уникальными специалистами, на протяжении нескольких десятилетий радовавших его сердце. Предстоит долгая и тяжелая работа по обучению новых экспертов, и у короля дернулся уголок рта, когда он представил, сколько разочарований в виде преждевременно умерших во время казни узников из-за недостаточной квалификации новичков ему предстоит пережить. А нанимать палачей из-за пределов королевства было слишком опасно, могут подослать скрытых шпионов, а то и очередных убийц, зная, как часто палачи находятся совсем рядом с королем в Лантасире.

Впрочем, это было делом не срочным. Пока убийца не будет обезврежен, король не собирался ни проводить новые казни на площади, ни вообще показываться из стен своего замка. Сегодня убийца его пощадил, но кто его знает, уже через час он может получить совершенно другие инструкции.

– Холдор, – негромко подозвал он своего советника. Королям нет необходимости разговаривать громко, если нет желания напугать до полусмерти нерадивого подданного. Даже королевский шепот непременно будет услышан, и один из постоянно отирающихся рядом слуг побежит сломя голову исполнять королевскую волю. Нужно найти Холдора? Его найдут хоть под земли и доставят пред очи монарху.

Уже через две минуты Холдор появился из-за угла и торопливой рысью засеменил к Техвану II.

– Изволили меня звать, Ваше величество?

– Перво-наперво кинь в камеру того так называемого специалиста по чтению мыслей, который вчера уверял, что прочитал все мысли Огеслегура, и он мой верноподданный слуга. Я знал, что он лжец, а теперь имею тому твердое подтверждение. Если бы дело обстояло таким образом, как он нам рассказал, сообщникам бывшего министра не понадобилось бы его убивать, чтобы заткнуть ему рот.

Холдор торопливо кивнул, радуясь, что не его отправят в камеру за этот конфуз. Впрочем, в этом случае король бы его не подзывал, к нему бы подошел внезапно патруль гвардейцев, скрутил и отправил в камеру.

– Далее, мне совершенно невыносима ситуация, когда по улицам моей столицы свободно бродит кто-то, смеющий убивать в моем присутствии. Это неслыханная дерзость! В Лантасире имею право убивать только я. Что посоветуешь?

– Я уже думал над этим вопросом, Ваше величество! – торопливо затараторил Холдор, – хотел бы напомнить Вам, что в похожей ситуации пятидесятилетней давности мы прибегали к услугам людского мага по имени Бардхил, и результат Вас тогда полностью удовлетворил.

– Бардхил? – удивился король, – как же, помню, помню! Но разве он еще жив? Он уже тогда выглядел так, что краше в гроб кладут, а он же из породы людей!

– Я позволил себе навести справки, Ваше величество! – торопливо продолжил Холдор, – он жив и неделю назад был в Тендруаре. Если Ваше величество только прикажет…

– Результат меня в прошлый раз устроил, больше я никаких проблем с заговорщиками действительно не имел. Но какую сумму он тогда с меня содрал!

– Ваша безопасность, Ваше величество, стоит любых денег, хоть всей королевской казны! – торопливо затараторил снова советник, он почувствовал возможность повысить свои акции в глазах короля и не хотел ее упускать ни за что, – деньги в казну регулярно поступают, и служат сугубо для того, чтобы Вы ими пользовались в Ваших интересах!

Какой, однако, подхалим, – подумал Техван II, но подхалим полезный, догадался, вот, проверить, жив ли старый колдун! Подумать только, действительно жив! И имевшаяся у него уникальная магия действительно стоила любых денег для венценосных персон! Бардхил мог, посмотрев на тело жертвы, скастовать заклинание, которое начинало бродить по округе в поисках убийцы или убийц, и обнаружив, навеки избавить Лантасиру от присутствия оного или оных. Король, когда оплатил использование этого заклинания в прошлый раз, долго выпытывал у Бардхила, куда именно отправляется убийца, но тот объяснял настолько путанно, что у Техвана II зародилось подозрение, что он и сам точно не знает, поэтому и бормочет что-то про вечное заточение в аду. Впрочем, результат в прошлый раз короля полностью устроил.

– Хорошо, направь отряд в Тендруар, и пусть они его аккуратно доставят в столицу. Предупреди, чтобы мои костоломы случайно не напугали колдуна, а то доведут его до кондрашки. Впрочем, нет им веры, отправляйся с ними, и проследи сам! Ко мне Бардхила вести не надо, он еще в прошлый раз сумел поразить меня зловонным дыханием изо рта, страшно представить, что теперь будет! По цене постарайся поторговаться, получится, хорошо, нет – и ладно. Как договоришься, веди его к трупам Огеслегура и палачей, пусть сразу начинает работать, пока сам не помер!

Холдор, полагая, что инструкции закончены, стал пятиться к выходу, кланяясь. Он знал, что Техван II не терпит неторопливых слуг. Король поднял руку, советник тут же замер на месте.

– Да, вот еще! Когда Бардхил закончит свою работу, пошли ищеек разузнать, как он все же исхитрился протянуть столько лет после нашей встречи! Денег не жалей, перерой хоть все королевство, но узнай его секрет. Этих мерзких людишек становится все больше, и мы должны знать все их грязные трюки!


Ленланлена, Трой и Адельхейд .

Настроение у меня было достаточно хорошим. Осталось дождаться, когда в следующий раз король устроит свои игрища с очередной жертвой, приблизиться к нему на полсотни метров, угостить хорошим валуном на голову, и из столицы можно будет уезжать с чувством выполненного долга. Чтобы Адельхейд побыстрее оправилась после казни своих родителей, возможно, стоит смотаться с ней на море, Ротардиль в своем письме очень заманчиво все описала, и пальмы, и рыбалку. С финансовой ситуацией у нас после приобретения шикарного комплекта для Адельхейд было не очень, но на продажу имелось три серьезных артефакта, за которые всегда можно выручить минимум тысяч семнадцать золотых монет, главное, отъехать подальше от Лантасиры. А ведь еще есть и два охранных амулета, цены на которые я еще даже не удосужился глянуть!

Кстати, вспомнил, что у меня до сих пор осталась склянка с кровью Лесного ужаса, а также склянки с кровью убитого черта и нескольких зомби. Что касается Лесного ужаса, то тут я даже не сомневался, надо пить, честный монстр с очень интересными абилками. Но вот что касается чертей и зомби… Тут уже не уверен, надо подумать.

Достав с полки склянку с кровью Лесного ужаса, поднес ее Адельхейд, отвлекая от почесывания брюшка пета.

– Вот, выпей, только сначала перелей в магическую склянку, и перчатки старого алхимика на всякий случай тоже надень.

Адельхейд, не задавая глупых вопросов, вначале изучила склянку внимательно.

– О, это тот самый монстр, что блокировал нашу деревню?

– Он самый, – подтвердил я, – и я рассчитываю, что ты сможешь усвоить от него какой-нибудь хороший навык. Ох, какие у него они были полезные!

Я больше всего зарился на навык невидимости покойного. Стоит Адельхейд его заполучить, и с моих плеч сразу свалится огромный груз проблем по ее охране, подавляющее число монстров ее даже не увидит. Останутся потенциальные вопросы только с самыми продвинутыми, наподобие чертей, и с игроками и НПС, располагающими редкими и дорогими артефактами по выявлению скрывающихся в стелсе на близком расстоянии. Но это ничтожное количество от всех имеющихся для нее опасностей!

Правда, вздохнул я, могут быть и сюрпризы. В частности, мог Лесной ужас произвольно выходить и входить в стелс по своему желанию? Если нет, то, возможно, я сейчас в последний раз любуюсь Адельхейд. Рядом-то она будет, вот только без специального артефакта мне ее будет не увидеть. Хотя, вот оно и решение проблемы – накоплю денег на такой артефакт, всего-то и делов!

Пока я размышлял, Адельхейд уже надела перчатки и перелила кровь в магическую склянку. Молодец девчонка, никакой напрасной траты времени – почему я, зачем я, а давай ты и всего прочего, чем часто женщины любят осложнять нашу жизнь.

Так же молча она поднесла склянку ко рту и выпила ее залпом. Я затаил дыхание. Адельхейд также замерла.

– Получен навык, – сказала она, – неплохой. Хочешь взглянуть?

Мигнуло оповещение.

НПС Адельхейд предлагает Вам ознакомиться со своими навыками и достижениями! 

Открыл интерфейс и глянул. Ну, что тут получилось нового? Пролистав быстро навыки, обнаружил новое название и щелкнул по нему:

Гибкость стали девятого уровня. Вероятность, что при сильном ударе, ломающим кости, они просто прогнуться и останутся целыми, выше на сорок процентов. Восемнадцать процентов урона при дробящих ударах аннулируется. 

Не то, на что я рассчитывал, но с Адельхейд соглашусь – навык полезный. Видимо, он и позволил Лесному ужасу уцелеть в первый раз, когда я скинул на него огромный валун.

– Здорово! – сказал я, – слушай, хочу посоветоваться. Есть у меня еще пробирка с кровью черта, помнишь, я рассказывал про них? Как считаешь, стоит ее выпить, или слишком рискованно?

– Ой, я даже и не знаю! – озадаченно ответила Адельхейд, – а ты не хочешь спросить это у своего друга, мастера Фонуара? Если кто и разбирается в таких вещах, так это он!

И действительно, если тут в игре и есть НПС, кроме Адельхейд, которому я могу доверять, так это Фонуар! Впрочем, пожалуй, и Пемимпин в этом списке.

– Кстати, – продолжила Адельхейд, – я тут еще кое о чем подумала. Ты мне говорил, что опасаешься пить кровь монстров, купленных в лавке, вдруг монстр окажется слишком молодым, и его кровь будет содержать только начальные навыки? Может, нам пока уехать из Лантасиры, и заняться охотой на зрелых монстров? Мы улучшим наши параметры, и однажды вернемся, чтобы отомстить королю, а пока просто возьмем перерыв?

Моя бедная девочка! Сегодняшние события вызвали у нее переоценку ценностей, психологическая нагрузка в связи с ужасами королевской площади возросла, и ей требуется элементарный отдых! Моя идея отправиться побыстрее на море из потенциально возможной стала совершенно реальной.

– Конечно, моя милая! Давай пообедаем, попросим нашего друга Дхакуна изучить, что происходит в окрестностях, и, если там все в порядке и гвардейцы угомонились, предлагаю рвануть на море! Ты была на море?

– Нет, – ответила Адельхейд, но глаза ее загорелись интересом, – а ты?

– Много раз! Там здорово! Можно плавать, можно прыгать в волнах, взявшись за руки, можно строить из песка замки и сражаться с морем, защищая их от напора волн, можно сделать удочки и ловить рыбу, а потом жарить ее над костром на палочках! – с энтузиазмом стал описывать свои впечатления от поездок на море в прошлой жизни.

– Можешь меня не уговаривать, ты так интересно рассказываешь, что я готова отправиться туда и без обеда! – решительно сказала Адельхейд, и подойдя ко мне, крепко-крепко обняла.

Но мы все же пообедали, поскольку время подошло, а Дхакун еще не рекомендовал высовываться. Пришлось поесть прямо в номере. Предполагая, что наша вылазка может привести к различным осложнениям, я просто заказал перед ней побольше мяса и закусок прямо в номер. Да, еда была холодной, но безопасность важнее. Раздался звук входящего письма. Маргелиус!

– Привет, Трой!

Ты просил написать, если будут новости по «Черным соколам». Мой друг, который все еще в клане, недавно мне написал. События со штурмом и последующими репрессиями со стороны клана «Гордость победителя» привели к тому, что четыре сотни игроков ушло из клана. Чтобы вырулить ситуацию, Унрау переименовал клан, теперь это «Гром небесный», и официально лидер другой, но у руля по факту по-прежнему Унрау. После этого наш клан от них отцепился. Поняв это, Унрау наскреб денег на новый замок. Они в него только что переехали и сейчас благоустраивают, но рекламу членства в клане вновь развернули. В общем кабинете есть стенд, на котором висит инфа, что ты в розыске, плата за голову не отменена, ты теперь в килл-листе уже «Грома небесного». Там же наклеена карта игры, на которой отмечаются все точки, в которых тебя видели, похоже, Унрау, планирует новую засаду. И вот что еще, будь осторожен, этот маньяк в курсе, что у тебя снова появилась девушка из НПС.

Успехов!

Твой друг, Маргелиус.


Так, вот это уже очень интересно! То-то я давно не видел никаких «Черных соколов» ни на одной из улиц городов и деревень, которые я посещал. А я-то все удивлялся, даже думал, что я их упускаю, пока не пришла в голову мысль, что Дхакун-то наверняка не упустил бы их из виду, у него задача отслеживать всех игроков с ником, содержащим принадлежность к клану «Черные соколы», была поставлена на постоянной основе.

И очень плохо, что они узнали об Адельхейд. Как бы этот Унрау снова какой гадости не задумал. Написав Маргелиусу благодарственное письмо, я призадумался о дополнительных мерах безопасности для Адельхейд.

К концу трапезы вернулся Дхакун.

– Милорд, на улицах полно болтовни о произошедшем во время казни, но солдат стало поменьше, видимо, они утратили надежду поймать преступника.

– Спасибо, Дхакун! Кстати, клана «Черные соколы» больше не существует. Теперь отслеживай вокруг нас членов клана «Гром небесный», это их новое название.

– Да, милорд!

Я тут же решил уточнить, где находится новый замок Унрау. Если враг про меня не забыл, то и мне нужно помнить о нем и знать все детали. Уже через пару минут нашел в сети агитационный ролик агров в их новой громнебесной реинкарнации. Новый замок оказался на территории гномьего королевства, километрах в двадцати от их столицы, Санадары. Получается, мы теперь с Унрау практически соседи. Впрочем, пока все же не до него. С ума сойдешь, и так хватает головной боли на войне с королем эльфов.

– Ну что же, предлагаю отправиться на курорт! – сказал я, – кстати, Дхакун, а тебе приходилось отдыхать на море?

– Много раз, милорд! Я был на всех морях и океанах, что известны эльфам. Конечно, это было очень давно, и там все могло измениться, но ласковый шепот прилива, думаю, остался прежним!

Да, Дхакун у нас, как опытный царедворец, умеет говорить красиво, когда захочет! Словно тяжелый груз упал у нас с плеч, глаза Адельхейд светились тем прежним задором, по которому я так в последнее время скучал. Несколько тяжелых дней после смерти ее родителей были пока на время забыты. Несомненно, такие тяжелые травмы так быстро не проходят, но новые положительные впечатления этому поспособствуют!

Уходить из города мы решили телепортами по крышам. Скастовав стелс, мы с Адельхейд выбрались на крышу таверны.

– Так, предлагаю совершить прыжок вот на ту крышу, которую давно не красили, видишь? Крыши в Ленланлене были темно-красными, чтобы лучше подчеркивать ослепительно белую штукатурку стен, но не все из них были покрашены недавно, что можно было использовать как ориентир для перемещения по ним.

– Трой, оглянись! – испуганно закричала Адельхейд.

Быстро обернувшись к ней, я понял, о чем идет речь. В двух метрах от нас мерно мерцала, словно пульсируя, странная красная пелена. Сквозь нее почти ничего не было видно, контуры домов только угадывались в отдалении.

– Так, Адельхейд, прыгаем прямо сейчас, давай! – но я не успел ничего сделать. Загадочная пелена молниеносно надвинулась на нас, и я почувствовал ощущения, схожие с теми, которые испытываешь, перемещаясь через портал. А затем я вместо твердой крыши в солнечной Ленланлене внезапно оказался стоящим на чем-то мягком в полутьме.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Неприятные параллели

– Трой! – позвал меня испуганно голос Адельхейд. Она также оказалась рядом со мной, и тут же бросилась ко мне в объятия, – что произошло? Я боюсь!

Несмотря на быстроту произошедшего, я уже догадывался, что произошло. Похоже, подтверждалась моя концепция, что если бодаться с государством, ничего хорошего из этого не получится. Похоже, нас выследили с помощью какого-то поискового заклинания, и куда-то закинули. Но куда? Я выпустил на автомате Принца с наказом патрулировать кругами, и огляделся. Странный полумрак объяснялся тем, что солнце над нами было каким-то странным, темно-багровым, хотя и находилось оно на том же месте, что и солнце в Ленланлене. Мы с Адельхейд стояли на густом влажном мху на большой равнине, замкнутой со всех сторон высокими черными горами, над которыми в отдалении громыхал гром, и даже пару раз как будто сверкнули красные зигзаги молний.

– Дхакун, есть идеи, куда нас закинуло?

– Ну что Вам сказать, милорд! Сам я в это раньше не верил, но похоже, что зря. Скажите, Вам знакома концепция параллельного мира?

Мало чего я ожидал услышать от призрака меньше, чем рассуждений о параллельности вселенной. Это было как-то и приятно, вернув меня на пару секунд в прежнюю жизнь, полную уверенности в незыблемых физических законах и невозможности таких странных вещей, как жизнь после смерти, но и шокирующе, поскольку от призрака эльфа-царедворца ожидать услышать такое было, мягко говоря, необычно.

– Ну да, знаком! – несколько неуверенным голосом подтвердил я, – и что?

– Если Вы внимательно осмотритесь вокруг, милорд, то обнаружите крайне интересные моменты. Солнце находится на том же месте, как и перед нашим перемещением сюда, но оно другого цвета. Равнина, на которой мы находимся, и очертания гор на горизонте поразительно напоминают местность в Лантасире, на которой находится Ленланлена. Если ее мысленно убрать с равнины…

– То мы находимся в точно такой же местности, но в которой никогда не было на этом месте большого города! Мы в параллельном мире!

– Вы правы, милорд! – тактично сказал Дхакун, как будто это я придумал, а не он. Ох уж эти придворные манеры!

– И что же нам делать? Ты говорил, что слышал про это, но не верил, так что же именно ты слышал?

– Если правильнее сформулировать милорд, я читал. Лет четыреста назад, труд одного гнома-философа, Хавалгала. У него была слава добротного исследователя, точно знающего то, о чем он пишет, которая серьезно пошатнулась после опубликования этой работы о параллельных мирах. Доверяя высокому качеству его предыдущих трудов, я счел необходимым ознакомиться и с этим. Хавалгал полагал, что существует несколько миров, минимум два, в точности похожих на наш, но населенных другими существами. По его мнению, в отдельных точках соприкосновения ткань между мирами истончается, и существует возможность проникнуть из одного мира в другой. Хавалгал писал, что он нашел одно из таких мест, и собирается попытаться проникнуть в другой мир, но не указал, где именно находится такое место. Вскоре после этого он бесследно пропал, что очень жаль, поскольку его труды были действительно очень добротными для существа, которому судьба по рождению отвела такой короткий срок жизни!

Вот тебе и съездили отдохнуть и расслабиться на море, блин! С сильным не дерись, с богатым не судись, не так уж и плоха эта пословица, если задуматься о нашем нынешнем положении.

– Я бы не советовал нам и дальше оставаться на этом открытом месте милорд, – продолжил Дхакун, – уж слишком мы на нем заметны.

– Ты абсолютно прав! – я стряхнул с себя ступор и обернулся к Адельхейд, – милая, поездка на море временно откладывается. Я подозреваю, что король нашел способ выследить нас и отправил в параллельный мир. Учитывая, что он большая сволочь, вряд ли тут молочные реки текут по медовым берегам. Так что Дхакун прав, надо срочно искать убежище. Ты бывала чаще меня в окрестных горах, если я правильно понял, может тут прямо рядом со столицей есть какая-нибудь сеть пещер?

– Молочные реки? – недоуменно переспросила Адельхейд, показав, что она все еще находится в ступоре после внезапного перемещения.

– Это у нас такая поговорка есть, не важно! – несколько нервно отреагировал я, – нам опасно тут долго находиться, тебе знакомы пещеры в округе?

– Нет. В столице мы редко бывали, – наконец отреагировал Адельхейд по сути.

Я призадумался. Обострившиеся инстинкты прямо кричали об опасности. Куда же податься? И тут я вспомнил про сеть пещер, расположенную около деревни Худруг, которую мы осматривали с Сакендой. Если тут точная копия ландшафта, то они могут быть и там. До сети пещер отсюда километров десять-двенадцать по прямой. Достаточно вызвать грифонов и через шесть минут мы будем там. Но безопасно ли здесь летать на грифонах? Что лучше сделать – вызвать грифонов и рискнуть, или идти пешком по равнине и местным холмам все это расстояние?

Мои раздумья прервал встревоженный голос Дхакуна:

– Посмотрите налево, милорд!

С ближайшего холма, метрах в шестистах, в нашу сторону покатилось что-то, похожее на огненное колесо метров пять в диаметре.

– Адельхейд, ложись! – я лег сам и потащил ее за руку вниз. Через секунду мы уже лежали в густом мху.

– Если не изменит направление и подкатится ближе, чем сто метров, кастуй стелс, восстанавливай ману эликсирами и будь в готовности прыгать телепортом вон в ту сторону на максимальную дальность по моей команде, – я показал пальцем в направлении известных мне пещер, – там тоже падай навзничь, стелс это хорошо, но традиционные методы снижения заметности также не помешают.

Принцу я скомандовал подняться повыше и отлететь в сторону метров на двести, мало ли неизвестный объект катится именно к нему?

Метров за двести от нас огненное колесо стало потихоньку поворачивать в сторону от нашего местонахождения, продолжая сохранять прежнюю скорость. Вытащив подзорную трубу, я принялся рассматривать его. Несмотря на слабую освещенность, труба позволила мне увидеть детали. Колесо было огромным моноциклом с широкой несущей рамой и кабиной внутри, в которой сидела большая черная фигура, энергично крутящая педали. По всему периметру колеса в два ряда шла такая яркая светящаяся полоса, что она создавала издалека видимость открытого огня, возможно, флуоресцентная краска?

Очертания черной фигуры были мне смутно знакомы, походя на кого-то, кого я видел раньше. Секунд через десять я вспомнил, кого они напоминают. Я сказал бы, что наездник походил на черта, но те были двухметрового роста, а этот не меньше трех метров. И плечи были очень широкими, в отличие от чертей.

Колесо, потихоньку отклоняясь от нас, вывело владельца на другую траекторию, и вскоре он стал от нас удаляться. Но мы лежали на земле неподвижно до тех пор, пока оно вовсе не пропало из вида.

М-да, интересно будет, если тут развивается техногенная цивилизация! Единственное, что либо тут у нее ранняя фаза, все же в колесе не было мотора, либо экологическая ориентация. Впрочем, возможно и то, что нам случайно попался единственный чудак-экспериментатор на всю страну.

Не вставая, я повернулся к Адельхейд.

– Милая, давай проведем переучет наших эликсиров на ману. Не факт, что нам удастся тут их приобрести, надо продумать, в каких случаях их можно использовать. Пересчитай, сколько у тебя их с собой, и сообщи мне.

Сам я взялся за пересчет своих эликсиров. У меня оказалось 220 штук, обычно было на пару десятков больше, но я забыл возместить потраченные после вчерашних событий. У Адельхейд было лишь 150, моя вина, я предпочел набить ее сумку под завязку эликсирами лечения. Конечно, на то место, которое оставалось после размещения в ней обязательных трех дюжин эликсиров против ослепления, паралича и для ночного зрения.

В принципе, несмотря на внезапность перемещения в параллельный мир, казалось, что оснащены мы были неплохо. Но это лишь казалось, я прекрасно помнил, что в критических ситуациях эликсиры на ману и здоровье приходится расходовать без стеснения десятками, если хочешь выжить. Пару серьезных боев, и мы останемся ни с чем, если не найдем способ разжиться новыми.

– Наверное, все же не будем рисковать с грифонами, и отправимся пешком. Задача номер один – найти убежище. Задача номер два – разведка местности в поисках населенных пунктов. При малейшем признаке опасности – уходим в стелс. При прямом нападении – тут же телепортируемся влево на максимальную дальность, никаких команд не жди, Адельхейд! Именно влево, если за нами будут следить, перед тем как напасть, то и искать в дальнейшем будут прежде всего по прежнему маршруту.

Адельхейд подтвердила, что поняла мои инструкции, и мы отправились быстрым шагом по направлению к горам. Нам придется пересечь две горные цепи, одну серьезную, другую скорее гряду, прежде чем мы окажемся в том месте, в котором в Лантасире была деревенька и цепь пещер. В идеале, конечно, было бы найти какой-нибудь населенный пункт пораньше, и чтобы в нем была привычная таверна с безопасными от внешнего проникновения комнатами. Если рассуждать рационально, то я точно знаю, что я нахожусь в игре. Значит, и параллельный мир создан теми же разрабами, возможно, с дальним прицелом завязать в будущем интригу с завоеванием его, когда на привычных просторах игры станет либо тесно, либо скучно. Значит, и тут должны быть таверны, в которых игроки будут иметь возможность отдохнуть и перекусить, оставить в безопасности свои трофеи. Должны быть и лавки, в которых можно приобрести все необходимое. Эти рассуждения позволили мне приободриться. Тут до меня дошло, что есть еще такой важный инструмент, как интерфейс, в который я так и не удосужился заглянуть.

– Предлагаю организовать короткую стоянку, милая! – обратился я к удивленной этим Адельхейд, – давай снова заляжем на пару минут, чтобы не отсвечивать на равнине, мне надо кое-что проверить.

Открыв интерфейс, прежде всего убедился, что главная иконка осталась под прежним названием – «К истокам». Все верно, я в той же самой игре, это самое главное!

Дальше открыл карту. На ней вместо привычных огромных открытых и помеченных на карте белым областей на черном фоне еще не посещенных мест, светилась крохотная белая точечка на мрачном черновато-красном фоне. Да


убрать рекламу


, действительно параллельный мир, в котором мной еще ничего не открыто.

Следующий момент для проверки – доступна ли сеть, лоты на продажу, аукционы? Загрузил, написал в поисковом окне «копье», тут же выскочило несколько тысяч лотов на продажу. Фух, пожалуй, обойдусь и без лавок в случае чего, буду просто приобретать эликсиры через сеть! Я никогда раньше этого не делал, стараясь увеличить траты в лавках, чтобы росла моя скидка. Но тут уже не до скидки!

Последнее, что осталось проверить, так это есть ли возможность связываться с друзьями. Открыл список друзей, некоторые светились черным, значит, они вне игры, некоторые – зеленым. Есть контакт!

В существенно улучшившемся настроении, открыл глаза и чмокнул удивленную Адельхейд в кончик носа.

– Пойдём дальше, родная! Хотя… нет, давай еще кое-что проверим!

Осмелев от осознания, что я по-прежнему в игре, решил вызвать грифона и на нем проверить, есть ли на равнине опасность. Пущу-ка его полетать одного подальше от нас, а сами полежим тихонечко в засаде и посмотрим, будет ли какая на птичку реакция. Так, вызов грифона!

В двух метрах от нас материализовалось существо, заставившее Адельхейд испуганно вскрикнуть, а меня инстинктивно схватиться за меч. Но существо оставалось стоять неподвижно, и я был вынужден признать, что, видимо, это и есть призванный мной грифон, только в местной интерпретации, и успокоил Адельхейд. Никаких тебе больше белых перьев! Черно-красное оперение, прежняя львиная морда стала намного более вытянутой и хищной, клыки в ней загнутыми, и с них что-то капало, как бы и не яд! Понял, что грифон в местной интерпретации больше напоминал – огромную гарпию!

Тут же отправил его с заданием отлететь от нас на километр влево и потом подняться как можно выше. Учитывая особенности атмосферы, я потерял птичку из виду уже через четыре с половиной километра, и подзорная труба оказалась бессильна в ее поисках. Это хорошая новость, я не хотел летать на грифонах, потому что их белое оперение было своеобразным сигналом на фоне местных преобладающих черно-красных оттенков, вот он я, налетай, царапай, кусай и ешь! А на этой местной интерпретации грифонов запросто сойдешь за местных!

– В свете новых обстоятельств предлагаю долететь до пещер на грифонах, согласна, Адельхейд?

– Не то что согласна, а хочу побыстрее попробовать их в деле! Интересно, кроме окраса и морды есть еще отличия?

– Тогда полетели! Если кто на нас во время полета нападет, сразу кастуй невидимость, а если не сможем оторваться, просто выпрыгивай с грифона в стелсе, быстро разгонишься в падении, вряд ли смогут догнать, а метров за двести над землей кастуй полет. После приземления при необходимости телепортируйся, тоже влево, чтобы легче потом было найти друг друга.

И вскоре мы на черно-красных то ли грифонах, то ли гарпиях уже взлетали над равниной, держась метрах в десяти друг от друга. Летные характеристики у птичек не изменились, привыкать пришлось только к необычному виду. Мне в голову пришла еще одна мысль, несколько авантюрная, но заманчивая.

– Слушай, Адельхейд, предлагаю, следуя по маршруту, взлетать все выше и выше, чтобы открыть на карте территорию побольше! Скастуй пузырь, когда станет неуютно, в нем тепло! Спуститься тогда к нужной точке на грифоне мы не успеем, когда время призыва закончится, просто падаем вниз, это должно быть весело, а потом над самой землей кастуем полет! Только не забудь проверить, сколько у тебя маны перед падением, и пополни эликсирами, если нужно, в падении пить эликсиры будет не очень комфортно! И не забывай, что тут другая видимость, лучше скастуй полет пораньше, если не уверена, сколько точно осталось до земли!

Поднялись мы всего километров на пять, дальше не имело никакого смысла, область открытой территории на карте просто перестала увеличиваться, и в условиях ограниченной местной видимости подзорная труба не помогала. Никто нам на пути не встретился, ну а то, что мы с воздуха не смогли рассмотреть ничего живого, нас не удивляло, уж слишком высоко мы поднялись над землей. Наконец, грифоны заклекотали и резко устремились к земле, предупреждая, что осталось пятнадцать секунд до их развоплощения. Когда они истаяли в воздухе, до земли оставалось еще четыре километра, и мы, набирая скорость, стремительно стали к ней приближаться. Волосы и одежда растрепались, уровень адреналина подскочил так, что даже этот унылый красно-черный мир заиграл новыми красками, Адельхейд вообще не стала стесняться и восторженно закричала. Блин, ну точно, адреналиновая наркоманка! Явный плюс – с ней будет весело. Явный минус – поседею, вытаскивая из различных авантюр.

Над самой землей Адельхейд чуть раньше, я чуть позже скастовали полет, и плавно приземлились на нижнюю половину хребта. Я тут же выпустил пета и осмотрел окрестности через его радар. Вроде, ничего угрожающего нет. Деревня в прежнем мире находилась прямо за хребтом, вход в систему пещер открывался на другом его склоне, туда мы и отправились.

Поднявшись на хребет, я тут же достал подзорную трубу и стал рассматривать окрестности. К сожалению, наши надежды не оправдались, деревни на прежнем месте, как и столицы, не было. Зато через двести метров мы нашли вход в пещеру, ровно на том же месте, где и раньше. Теперь надо оборудовать в ней базу, и можно отправляться на разведку вокруг хребта.

– Нам придется пройти по всем ходам пещеры, чтобы убедиться, что тут нет сюрпризов, – сказал я Адельхейд.

Немножко подумав, та ответила:

– А не лучше попросить Принца быстро по ним пролететь? Если что не так, он должен заметить?

Конечно, так и есть, пет не сможет заметить только тех, кто прячется под стелсом. Но кому придет в голову кастовать стелс при виде мирно пролетающей летучей мыши? И многие ли местные обитатели вообще смогут в черной пещере различить пролетающего прямо над потолком черного мыша в такой темноте?

– Молодец, великолепная идея! – похвалил я Адельхейд, и она прильнула ко мне, довольная, что принесла нашей экспедиции пользу, – Принц, облети все и проверь на наличие потенциальных проблем!

В ожидании Принца мы удобно устроились метрах в пяти от входа на плоском обломке скалы.

– Как ты думаешь, это все же король нас сюда отправил? – задумчиво проговорила Адельхейд, – может, это мы виноваты, нельзя было сдаваться и решаться на отъезд, может это сама судьба карает нас за отказ от мести?

Богатый тут у них, однако, фольклор! Прям тебе Древняя Греция или Древний Рим, еще немного и Адельхейд развернет стройную теорию про местных эриний или фурий, строго надзирающих за тем, чтобы месть свершилась.

– А я вот отчетливо чую запах больших денег и стоящего за ним опытнейшего интригана, – поспешил разъяснить свою прагматичную позицию я, – король несколько сотен лет у власти, представь, каким количеством дорогих и редких заклинаний он за это время овладел? У меня уже три, а я еще очень молод.

Кстати говоря, у меня как-то само собой сложилось и разумное объяснение тому, как я смог разжиться тремя редкими заклинаниями. Ладно, одно из них мне фактически подложил Фонуар, помогая отомстить за Нани, из чувства цеховой солидарности. А вот два остальных я нашел и купил сам. У меня возникло совершенно отчетливое подозрение, что тут не обошлось без выраженного прогиба владельцев игры перед донатерами. Донатеры дают основную прибыль от игры, но рядовые игроки их по понятным причинам не любят. Все, что ты достигаешь тяжким трудом и своим умом, им падает прямо в руки, достаточно обменять определенное количество реальных денег на игровую валюту. То, что размер доната в игре не был лимитирован, свидетельствовало о том, что владельцы игры были готовы очень сильно нагибать рядовых игроков ради денежек донатеров. Тот факт, что мне за несколько недель попалось сразу два редких свитка с очень приличными заклинаниями, мог быть скрытым механизмом поддержки донатеров. Вполне могли быть заложены условия, при которых, если в лавку заходил низкоуровневый игрок, шанс, что там окажется редкий свиток с ценным заклинанием, резко возрастал. Для владельцев игры никакого риска, подавляющая часть низкоуровневых игроков несколько тысяч золотых видела только в своих мечтах. Посмотрят они на такой свиток, погорюют, и уходят в надежде, что через несколько месяцев, существенно поднявшись в уровнях, заработают много денег, и когда снова попадется такой свиток, уж они его не упустят. Только донатер в такой ситуации жадно схватит свиток, отвалив немалую сумму без проблем, и получит еще один способ нагибать остальных игроков, получая от процесса игры удовольствие, ради которого останется в ней дальше тратить свои денежки. Чего владельцам и надо!

Я, случайно заработав круглую сумму прямо в нубятнике, невзначай попал под льготы, положенные для донатеров, и разжился «призывом крота» и «легкомысленностью», первым заклятием очень полезным, вторым – пока не пригодившимся, но кто его знает в будущем? И третье заклинание, «визуализация», полученное через посредничество Фонуара, также оказалось крутым. Было у меня сильное подозрение, что когда я долго пробуду в игре, и серьезно подниму уровень, свитки с редкими заклинаниями либо перестанут мне попадаться, либо будут содержать всякую ненужную ерунду. Нечего давать обычным игрокам то, что положено только приносящим основной доход донатерам! Но и знать обычным игрокам об этом способе поднять привлекательность игры для донатеров тоже совсем необязательно. Мало ли обидятся, разбегутся по другим играм, и донатерам некого будет нагибать, кроме НПС, что им быстро наскучит?

– В любом случае, на море мне расхотелось, – продолжила Адельхейд, – если нам удастся вернуться, никакого отдыха, пока король не будет мертв. Словно сама судьба указывает мне путь!

Ох уж этот присущий молодежи радикализм, густо смешанный с романтизмом! Даже и поверить трудно, что в этом возрасте я был таким же. Все казалось предельно простым и понятным, все, во что я верил, было для меня стопроцентной истиной, и я готов был поручиться за свою веру чем угодно! Сейчас и не поверишь, что это были всего лишь бурлившие гормоны и элементарное отсутствие опыта, я себе тогда казался невероятно умным, даже несколько скучающим от того, что все тайны вселенной мной уже познаны. Но в этот раз у меня никаких разногласий «с указаниями судьбы» Адельхейд не было – весь мой опыт тоже буквально вопил, что ее предложение дельное.

– Хорошо, договорились, – спокойно сказал я, – если нам удастся вернуться, перед оздоровительной поездкой на воды вначале грохнем короля. И тянуть в этот раз не будем, будем придерживаться простого житейского принципа: увидел короля – убей короля. Минус король – плюс в карму.

С моей стороны в этом решении уже не было ни романтизма, ни молодежного радикализма. Если мы выкрутимся, и король об этом случайно узнает, мало ли что он еще интересное для нас организует с имеющимися у него огромными ресурсами? Нет, таких опасных врагов надо убивать сразу же, как появится возможность. Не хочу я лежать на пляже и нервничать, не затевает ли король отправку моей виртуальной тушки куда-нибудь на безвоздушный Марс.

– Плюс во что? – удивилась Адельхейд.

– А, в карму. Есть такие люди, которые верят, что все их действия вызывают последствия для их будущего. Хорошие действия – чистят карму, плохие – загрязняют ее. Чем чище карма, тем более сиятельные перспективы тебя ждут в будущем.

– Никогда не слышал о такой доктрине, – счел возможным для себя вмешаться в разговор жадный до знаний Дхакун, – я обдумаю это на досуге, а потом попрошу Вас, милорд, пояснить те моменты, которые будут мне непонятны.

Адельхейд также надолго задумалась над новой философской доктриной. Я же решил убедиться, что лоты для покупок не только видны мне в интерфейсе, но и РЕАЛЬНО доступны. Мало ли, будешь так рассчитывать, что всегда можешь все приобрести, а на деле – можешь только посмотреть и облизнуться. Купил дюжину эликсиров на ману, и сделка прошла. Эликсиры, конечно, будут поджидать меня на столе в номере, но раз тут их можно купить, значит, есть тут и таверны, в которых будет и моя комната. Все в порядке!

Прилетел пет, морда безмятежная, значит, ничего опасного для нас в пещерах нет. Ну что же, пришла пора отправляться на разведку местности, отступать теперь есть куда.

Пет полетел впереди, держась от меня на расстоянии, позволяющем мне считывать данные его радара. Такая диспозиция резко увеличивала охватываемое расстояние. Дхакуна я заданиями не напрягал, и так знал, что он наворачивает круги вокруг нас в поисках не замеченных радаром противников. Беспрепятственно пройдя с пару километров, мы уже давно прошли ту территорию, на которой в Лантасире была расположена деревня. За ней там был расположен небольшой лес, но в этом мире по-прежнему доминировала голая равнина. Похоже, что ситуация с растительным покровом также легко варьировалась, как и с населёнными пунктами.

Внезапно мое внимание привлекла какая-то странная вибрация грунта. Будь я в реальном мире, я подумал бы, что где-то рядом проходит поезд. Подняв руку, я остановил наше продвижение и стал осматриваться.

– Почва как-то странно колеблется, – сказала озабоченно Адельхейд, – может, небольшое землетрясение?

– Ох, не знаю! Но будь наготове действовать!

Внезапно метрах в четырехстах перед нами стала различима какая-то черная масса, быстро и неуклонно надвигающаяся на нас. Дхакун первый догадался, что происходит.

– Стадо, милорд, огромное стадо копытных! И Вы с невестой как раз у него на пути!

От волнения привычная сдержанность сановника ему изменила, и я с удовольствием увидел, как удивлённо взметнулись вверх густые ресницы Адельхейд, первый раз названной моей невестой. Но уже через долю секунды мы скастовали призыв грифонов, и взлетели в воздух, стадо приближалось так стремительно, что на своих двоих от него было не спастись.

Уже через десяток секунд животные были видны во всей красе. Огромные быки с красными глазами и густой развевающейся черно-красной шерстью неслись по равнине нескончаемым потоком. Мы с Адельхейд смотрели на него, не в силах оторваться от удивительного зрелища. Отрезвил нас только голос Дхакуна.

– Милорд, у меня есть определенные опасения по поводу причины, заставившей это стадо бежать с такой скоростью.

Уел, так уел, одной меткой фразой! Что-то я действительно стал себя вести как любопытный охотник в Африке на сафари. Только тут все иначе, трудно угадать, кто охотник, а кто дичь. Но было уже поздно!

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Влипли не только мы

Ранее сливавшаяся с чернотой стада и незамеченная нами поэтому пятерка грифонов с наездниками внезапно взлетела вверх, появившись буквально в сотне метров от нас. На грифонах сидели эльфы, только не светлокожие, как в Лантасире, а по местной красно-черной моде чрезвычайно смуглые. Доспехи тоже были черными, с красными картинками, изображающими сцены битв и охоты, но для меня было важнее то, что стрелы, наложенные на тетиву их луков, были нацелены на нас. Поворачиваться и удирать было уже поздно, наши спины нашпиговали бы стрелами по простому признаку, раз бежит, значит враг. Скастовать невидимость и полет в случае обострения ситуации мы всегда успеем, пока же надо пользоваться возможностью разжиться полезной информацией от местных. Если тут все как в прежнем мире, только с красно-черной визуальной спецификой, то ничего страшного. В прежнем мире случайно попавшиеся на дороге встречные эльфы тут же в нормально ведущих себя путников не пуляли, логично думать, что и здесь должно быть также.

Сделав знак Адельхейд ждать, я направил своего грифона навстречу эльфам, демонстрируя, что не чувствую никаких причин для тревоги от неожиданной встречи. Теперь главное, чтобы автоматический переводчик, работавший в старом мире в общении между расами, фурычил и здесь.

– Приветствую Вас, – я дружелюбно улыбнулся и помахал правой рукой эльфу по центру пятерки, если не он главный, то пусть сами меня поправляют. Но оказалось, что я угадал, заговорил в ответ именно он. Впрочем, угадать было легко, это же эльфы, бессмертные, которые за столетия жизни намертво вырабатывают следование определённым ритуалам, которых у них придумано множество. И если главному у эльфов, как я уже знал, положено находиться в центре, то там он и будет. Помогло и то, что его уровень, 120-ый, был на десять пунктов выше, чем у его спутников.

– Здравствуй, – ответил тот, обрадовав меня полной понятностью своей речи, – я Римбушет. Не объяснишь, почему у тебя и твоей спутницы такой необычный цвет кожи?

– Приветствую тебя, Римбушет! Я Трой, имя моей спутницы Адельхейд. В моей стране у всех такой цвет кожи, и у людей, и у гномов, и у эльфов, и даже у гоблинов с орками, – ответил я.

Смуглые эльфы удивленно переглянулись между собой. Главный снова заговорил:

– Мне в детстве рассказывали сказку, где все так и говорилось, только я был уверен, что это выдумка. Как попасть в Вашу страну?

– Сам хотел бы знать, – честно ответил я, – в данный момент мы не знаем даже как попали сюда, а вернуться очень бы хотели.

Римбушет на несколько секунд призадумался.

– Мы охотились на быков, но наш король наверняка захочет повидаться с такими необычными гостями, как Вы! Если пожелаете, я могу проводить Вас к нему! – достаточно любезно продолжил Римбушет.

Я на всякий случай покосился на Адельхейд, не начался ли у нее нервный тик после предложения познакомиться со вторым королем эльфов, когда мы не рады знакомству и с первым. Но лицо Адельхейд выглядело спокойным. Что касается меня, то предложение было заманчивым, из нас, конечно, будут всячески тянуть информацию про наш мир, но еще не факт, что мы вообще сможем туда вернуться, так что можно рассказывать все честно. А вот нам очень нужно вытянуть из них побольше информации про этот мир, есть ли какая-то важная специфика, какую необходимо знать, чтобы выживать в нем. Или все ограничивается в основном страстью админов к черному и красному, другим расположением населенных пунктов, и разной растительностью? Если так, то в чем тогда завлекаловка для игроков сюда путешествовать?

– Ваше предложение – честь для нас! – витиевато ответил я, – далеко ли отсюда до замка его величества?

Уголок рта на лице эльфа как-то странно дернулся, словно от досады, но через секунду он ответил.

– Хватит одного призыва свежего грифона, если Ваши вызваны уже давно. Тут километров девять.

– Все хорошо, мы вызвали своих только что, нам их хватит на такое расстояние, – пояснил я, – мы готовы лететь!

Римбушет назначил вместо себя заместителя, и, призывно махнув нам рукой, развернул своего грифона в обратную сторону. Оставшаяся четверка эльфов тут же снизилась, погнавшись за убежавшим во время разговора стадом. На всякий случай я незаметно выпустил из инвентаря пета, приказав ему держаться в сотне метров за нашей спиной, контролируя радаром территорию за нашими спинами, вдруг четвёрка эльфов развернется и атакует нас в спину? Обошлось. Пролетая над бывшим маршрутом перемещения стада, мы увидели несколько туш быков, утыканных стрелами. При всей эльфийской меткости при охоте на таких огромных быков обойтись одной стрелой было невозможно.

Во время полета эльф все время озирался, словно опасаясь внезапного нападения из засады. Я тоже старался не терять бдительности, раз такое дело. Не скажу, чтобы я доверял нашему провожатому, но в данный момент считал его безвредным, хотел бы напасть на нас, не отпускал бы своих воинов, а пет никаких сигналов о том, что они летят за нами, не давал. Времени призыва его грифона эльфу не хватило, поэтому вскоре он высадился на равнину и тут же призвал нового. Через четыре минуты мы стали приближаться к краю долины, дальше на горизонте вырисовывались горы. И я, и Адельхейд напрягли зрение, пытаясь рассмотреть город и замок, у которых мы, судя по обещанной дистанции пути, должны были уже оказаться. Но ничего подобного видно не было, горы как горы, и ничего больше. Адельхейд даже попросила мою подзорную трубу, но и она ей не помогла. Когда до гор осталось метров пятьсот, я окликнул эльфа:

– Римбушет! Ты говорил о девяти километрах, мы их почти уже пролетели, но где же город?

Эльф развернулся на грифоне.

– Мы действительно почти уже прилетели, но тут нет ни города, ни замка. Мне неприятно говорить об этом, но все наши города и замки захвачены. Мы потерпели поражение во всех битвах и теперь вынуждены ютиться в укрытиях, о которых не знают захватчики. Времена, когда мы жили на равнинах, остались в прошлом. Теперь наш удел жить в пещерах, и выбираться на равнину изредка для охоты, надеясь, что враги нас не заметят. А также сражаться до последней капли крови, когда враги все же находят наши убежища! Через пятьсот метров расселина, по которой я могу отвести Вас в главное убежище. Вы со мной?

Ну ни черта себе! Вот теперь я понял, почему эльфа передернуло, когда я спросил его, как далеко до замка. Но надо собрать больше информации, чтобы разобраться детальнее.

– Да, полетели! Прости меня, я не знал, что тут все так сложилось!

Эльф кивнул в знак того, что принимает мои извинения, развернул грифона, и стал снижаться. Вскоре действительно, в казавшейся монолитной скале сбоку обнаружилась расселина, узкая и мрачная. Она могла стать прекрасным местом для засады, в которую нас мог вести провожатый. Но делать было нечего, нам нужна была первичная информация, а мы ее не соберем, если будем шарахаться от каждого встречного, как от чумного. По крайней мере, встреченная вскоре в расселине пятерка эльфов также не походила на грабителей, доспехи были оформлены в том же стиле, что обычно отличает воинские подразделения. Я также надеялся на то, что Дхакун нас страхует, и если что, должен успеть предупредить о любой угрозе впереди в пятидесяти метрах, а пет должен сообщить об угрозе сзади, если, конечно, подкрадывающиеся не будут в стелсе.

Через пару секунд Римбушет соскочил с грифона, и мы последовали его примеру.

– Нам придется постоять тут несколько минут, убедиться, что за нами не было хвоста, – сказал он.

Ну что же, никогда не имел ничего против разумных мер предосторожности. Пока мы стояли, грифоны развоплотились, и вскоре, по сигналу эльфа, мы пошли за ним, углубляясь в расселину. Через полсотни метров над ухом раздался шепот Дхакуна:

– Милорд, вскоре поворот, за ним пятеро воинов, ведут себя спокойно, не прячутся.

Я кивнул, подтверждая, что услышал его. Знак был хороший, на засаду это было не похоже, скорее, на стандартный охранный пост. Двигаемся дальше!

Через пару секунд эльф поднял руку:

– Обождите тут минуту, я должен предупредить о том, что привел гостей.

Он тут же исчез за поворотом, а мы с Адельхейд остались в ожидании. Видно было, что она нервничает, и я приобнял ее, успокаивая. Пока мы ждали, обратил внимание на то, что скала не из известняка, а гранитная, значит, скорее всего, пещера, в которую нас ведут, естественного происхождения, вряд ли кто-то долбил гранит. Снова раздался шепот Дхакуна:

– Римбушет сделал все, как обещал. Рассказал о гостях, возвращается за Вами. Похоже, что все в порядке.

Я снова кивнул, из-за угла тут же вышел наш сопровождающий, и жестом пригласил снова идти за ним. Я отозвал пета в инвентарь, тут он будет уже слишком заметен.

Пятёрка воинов уже выглядела иначе, чем встреченная над равниной. В ней было три эльфа, человек и гном, все чрезвычайно смуглые, но стиль доспехов был общим, что успокаивало. Но с кем воюют эльфы, если в их войске есть гномы и люди, может с орками и гоблинами? Был бы классический расклад.

Римбушет нас охране не представлял, просто провел мимо воинов, с любопытством рассматривающих нас. Мы, впрочем, ответили тем же, если к смуглым эльфам я уже начинал привыкать, а смуглый человек вообще по определению не мог быть экзотикой, то встреченный смуглый гном смотрелся достаточно дико. Думаю, он также подумал про мою неуместную для местного гнома белизну.

Расселина закончилась, и мы оказались в полноценной пещере, то раздававшейся вширь и вверх, то сужавшейся до трех метров. Через каждые три метра в стене был укреплён факел, дававший ровный свет и не чадивший. Еще дважды за поворотами были патрули, чем дальше мы шли, тем более они были многочисленнее. Самым удивительным был последний патруль, в котором эльфы были в меньшинстве, а доминировали… орки. Были в нем и гоблины, что заставило мои мозги заскрежетать в попытке понять, от кого же потерпело поражение это разномастное войско, если в нем широко представлены все основные расы?

Сразу за последним патрулем в пещере были толстенные железные ворота в классическом гномьем стиле – прочно, солидно, и рисунки посвящены сражающимся гномам. Римбушет постучал в них три раза, потом один раз, потом еще три раза, через полминуты в самом верху ворот отворилась небольшая створка, в которую нас оглядели. Затем ворота вздрогнули, словно внутри высвободили мощный запор, и одна из створок стала медленно открываться.

За воротами оказалось четыре десятка воинов в полной боевой готовности, видимо, тишиной и спокойствием местное королевство жизнь не баловала. Снова тотальное смешение всех пяти основных рас, при этом никаких групп по расовому признаку, лучники стоят с лучниками, копейщики – с копейщиками. Удивительно!

За воротами оказалось пять коридоров с идеально ровными краями. Похоже, моя первая мысль, что тут естественная пещера, оказалась не верна, или верна частично – много поработали и с инструментом. Но почему не взяли одну из пещер из известняка, где дело бы шло в десяток раз быстрее?

Римбушет повел нас по среднему коридору. По дороге попались еще два поста, но уже снова небольшие по численности, то и дело от коридора отходили ответвления вправо и влево. Наконец, мы подошли к очередным мощным железным воротам. Снова сигнальный стук, но в этот раз одну из створок открыли сразу, демонстрируя меньшую бдительность в сердце крепости. Пройдя мимо четверки мечников, мы вошли в огромную залу, потолок которой терялся в темноте, так высоко факелы тьму разогнать не могли. В самом конце практически пустой залы стоял высокий черный каменный трон, на котором восседал король, вокруг него стояло несколько десятков придворных. Фигуры их дрожали в лучах факелов, но резкое отличие по росту и комплекции снова давало намек, что и тут собраны представители разных рас. Расу сидящего на троне короля было трудно угадать с такого расстояния, но, когда мы подошли ближе, я с удивлением увидел, что монарх – гном! Вот тебе и эльфийский король, как я вначале, казалось бы, логично вообразил при встрече с пятеркой эльфов на равнине!

По мере нашего приближения разговоры придворных стихли, все лица, в том числе и короля, были обращены на нашу группу. Когда до трона осталось два десятка метров, Римбушет дал нам сигнал остановиться и выступил вперед.

– Ваше величество, – он поклонился в пояс, – мой отряд обнаружил на равнине двух путников. Как и говорилось в легендах, они из другого мира. Для них стало сюрпризом, что мы ютимся в пещерах, они ожидали увидеть замки и города.

– Подведи их ко мне! – ответил король мощным басом, оглушительно прозвучавшим под сводом зала. Впрочем, наверняка он использует усилители голоса от легендарных артефактов, которые блестели на его полностью снаряженной в боевые доспехи фигуре. Даже молот и копье были прислонены к подножию трона.

Подойдя на стандартные десять метров к трону, как шепотом порекомендовал нам обоим Дхакун, мы остановились и глубоко поклонились. Немного вежливости по местным стандартам общения с венценосными особами нам не повредит.

– Из какого вы королевства прибыли? – снова загрохотал король. Я тем временем смог разглядеть его статус – Перфундар, 260 уровень.

– Из Лантасиры, Ваше величество, мы были в столице и внезапно оказались здесь, в Ваших владениях, – вежливо ответствовал я.

– Как там, в Лантасире, спокойно?

Отвечать правду, что там стало значительно спокойнее после того, как от меня избавились, мне было не с руки. Все короли одна мафия, будешь жаловаться одному на другого, ничего хорошего из этого не выйдет. Либо спроецируют на себя твои проблемы с другим королем, опасаясь, что в целом не умеешь себя вести почтительно с королями, и также будет и с ними, либо попытаются как-то использовать против другого короля, если он соперник. Правда, тут ситуация уникальная, параллельный мир, этот король монархам в моем мире не соперник, но рассказывать, что конфликтуешь с королем в своем мире все равно глупо.

– Достаточно спокойно, сир! Последняя крупная война была несколько сотен лет назад, а все остальное серьезных проблем не создает.

– А у нас вот все иначе! Пока мы сражались королевство с королевством, пришел общий враг и раскатал нас всех в пыль. Я последний уцелевший король из прежних на тысячу километров вокруг, вот и собрал всех уцелевших воинов и беженцев вокруг себя, невзирая на расу. Все замки и деревни захвачены, мы вынуждены ютиться по пещерам, и кормиться охотой. Народ голодает, впрочем, его и так осталось немного.

– А что за враг напал на вас, Ваше высочество?

– Глубины ада разверзлись, и нечисть нахлынула на наш мир. Зомби, бесы, черти, демоны и дьяволы, и у каждого вида нечисти свои ухватки! Самые сильные – это дьяволы, они по три метра ростом, широкоплечие, передвигаются в огненных колесах. Убить их крайне сложно, у них мощная регенерация, и они ловко орудуют трезубцами и используют чудовищные по мощи заклинания огня. К счастью, дьяволов мало, встретишь не чаще, чем короля в прежние времена. В подручных у них демоны. На полметра ниже ростом, но очень массивные, выскакивают прямо из-под ног из земли, рубят огромным огненным мечом и скрываются в земл


убрать рекламу


е обратно. У них подручными выступают двухметровые черти. Эти тощие дети ада искусны в телепортации, и любят возникнуть за спиной и вонзить кинжал под лопатку или перерезать горло. Больше всего бесов, но с ними можно сражаться на равных. Они метра полтора ростом, любимое заклинание – огненные шары, опасны, когда собираются сонмами и могут совместно сжечь все что угодно! Наконец, большая часть моих бывших подданных, да и подданных других монархов, обращена сейчас в зомби. У зомби острые зубы, когти и главное умение – рывок, при его помощи они за секунду приближаются к добыче.

Вот теперь я понял, что именно кроме красно-черных оттенков отличало этот мир, и должно было заинтересовать игроков в отличие от прежнего! Фактически, тут была создана фантазийная версия техногенного сюжета в стиле Терминатора 2, только вместо захвативших мир боевых роботов предлагалась нечисть. А остальное все примерно также – в убежищах прячутся выжившие, и игроки должны им помочь изгнать или уничтожить нечисть, и вернуть утраченную власть над миром. Ну, и себя не обделить в процессе. Идеально для тех, кто предпочитает сражаться от рассвета до заката, идеально для мощных кланов, рвущихся к экспансии. Здесь они могут спускать пар, не погружая в перманентную войну тот мир, в котором могут оставаться те игроки, которые очарованы атмосферой мирной жизни эльфийских и гномьих королевств, балами и травничеством, ремёслами и походами по лесам и долам. Очень даже разумно придумано!

Вот то, что я уже знаком с двумя категориями противников из пяти, меня не порадовало. Зомби то ладно, с ними еще можно справиться при известной ловкости. Но черти! Я чудом ушел живым из лап чертей, а тут есть еще две категории нечисти пострашнее их, демоны и дьяволы.

– Впрочем, что-то я забыл про правила этикета! – снова прогромыхал королевский бас, – у меня гости с дороги, а я пустился в разговоры на сухое горло. Ну-ка, быстренько за стол, с продуктами у нас не очень, но чем богаты, тому и рады!

Перфундар слез с трона, оказавшись сантиметров на семь пониже меня ростом, и раза в полтора шире в плечах, и зашагал в сторону. Мы с Адельхейд направились вслед за королем на почтительной дистанции. Присмотревшись, я заметил в углу несколько невысоких столов со скамьями, по цвету практически сливающихся со стенами в тусклом свете факелов.

Король бухнулся на скамью спиной к стене пещеры, нас взмахом руки пригласил усаживаться на скамью с другой стороны стола. Тут же забегали слуги с кувшинами и блюдами, а чаши и тарелки и так уже стояли на столе. В кувшинах я обнаружил пиво, на блюдах лежало три вида мяса – вяленое, печеное и вареное. Вот и весь ассортимент. В некоторых тавернах стол был богаче.

– Извини, Трой, что нет вина для твоей спутницы, – Перфундар горестно вздохнул, – нам-то с тобой лучше пива ничего нет, а люди, я знаю, обычно предпочитают вино. Но последнюю бутылку вина в этом зале распили полгода назад. Нечисть знает, что многие из нас падки на вино, и у виноградников устраивает такие мощные засады, что за горсть винограда приходится платить жизнями. Я уже и запретил туда наведываться, привычки-привычками, а жизнь подданных дороже.

Мигнуло уведомление:

Король Перфундар хочет порадовать своих приближенных вином, но не готов жертвовать их жизнями в попытке раздобыть виноград. Раздобудь винограда достаточно, чтобы изготовить вино, или само вино, и преподнеси его королю! Награда: 1800 опыта, 400 золотых, плюс три к репутации в отношениях с Перфундаром и его двором. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 100+ из-за высокого уровня угроз на пути игрока. Принять/Отклонить?  

О как скоро все перешло к заданиям! Ну что же, судя по всему, торчать мы тут будем долго, и нет смысла отказываться от первого задания, да еще и от местного короля. Мало ли на пути попадется виноградник, или ящик с бутылками вина, вот оно и выполнится. Нажал «принять», и поднял в тосте бокал с налитым слугами пивом:

– За Ваше величество! Пусть Ваши враги отправляются обратно в ад!

– Хороший, очень хороший тост! – сквозь зубы выговорил Перфундар, как раз вцепившийся зубами в ломоть вяленного мяса, – да будет так!

Этот король мне был не в пример симпатичнее эльфийского. Попроще и поближе к народу, однозначно! С другой стороны, близость к полному краху способствует демократичности правителей и стимулирует их желание прислушаться к нуждам подданных. Сталин, до войны уничтожавший православных священников тысячами, едва его не на шутку прижало в схватке с фашистами, тут же договорился с православной церковью о сотрудничестве, вернув пастве уцелевших батюшек из лагерей.

Я особенно на еду не налегал, поскольку совсем недавно сытно пообедал, а Адельхейд вообще практически ничего не ела. Но игнорировать королевское угощение было глупо. Поэтому я выждал момент, когда король наклонился над тарелкой, и аккуратно толкнул ее локтем в бок, красноречиво показав на еду, и Адельхейд поняла меня без слов. Взяв ребрышко, она принялась его глодать.

Немножко наевшись, король продолжил общаться.

– А скажи-ка, Трой, есть ли у тебя возможность привести к нам подмогу из твоей Лантасиры?

Мигнуло оповещение:

Король Перфундар нуждается в военной поддержке для борьбы с силами ада! Приведи сильную подмогу из своего королевства! Награда: 8000 опыта, 3000 золотых, плюс пять к репутации в отношениях с Перфундаром и его двором. Принять/Отклонить?  

Конечно, принять! Чем я буду заниматься теперь – так это искать способ выбраться отсюда. У меня одного-то был потенциальный способ выбраться, надо всего лишь дать себя убить, и велики шансы, что одна из предложенных точек воскрешения окажется в прежнем мире, а не параллельном. Правда, тогда я потеряю последнюю запасную жизнь, и придется сидеть больше месяца тихонечко в номере. Да, и в любом случае этот вариант я серьезно рассматривать не мог – вернуться без Адельхейд? Бросить ее тут одну? Не, не вариант! Поэтому я буду рыть землю в поисках выхода, пригодного для двоих. Будем надеяться, что это мне удастся, и вполне возможно, что найденная дверь будет открываться в две стороны. По крайней мере, предложенное задание недвусмысленно намекает, что это вполне возможно. И это очень, очень хорошие новости! Принять.

– Сделаю все возможное, Ваше величество, сделаю все возможное! – вежливо ответил я, поднимая чащу с пивом вверх.

Мой уклончивый, но положительный ответ привел монарха в хорошее настроение. Следующие полчаса он расспрашивал нас о том, как устроена жизнь в Лантасире. Из разговора обнаружилось, что устроена она тут была до вторжения точно также, как в нашем мире, что меня лично совсем не удивило – зачем еще разрабам заморачиваться, придумывая эльфам или гномам из параллельного мира традиции и обычаи, отличные от нашего, если достаточно просто окрасить их в черные цвета и спустить на них адские силы?

Самый конец беседы обогатил меня еще одним заданием. Король, наевшись, завел речь о разведке позиций противника.

– А скажи-ка, Трой, мог бы ты выяснить, как обстоят дела в моей бывшей столице? Это всего километров пятьдесят отсюда, но два отряда, что я послал туда ранее, не вернулись. Тут такое дело, в мой дворец ведет подземный ход из ближайшего к столице горного массива. Туда мы могли бы скрытно добраться, это не проблема. Но подступы к самой столице очень хорошо охраняются, там бродят безумные орды зомби и много бесов. Едва начинаешь атаковать их, тут же появляются черти, за ними демоны. И дальше этой стадии у нас ни разу не вышло продержаться. А теперь у меня задумка такая. Проникнуть по подземному ходу из гор в мой дворец, и атаковать чертей и демонов прямо в центре. Пока подтянутся зомби и бесы с окраин, есть шанс хорошенько потрепать это адское отродье, и напомнить, что наша песенка еще не спета. Одна загвоздка, во дворце подземный ход закрыт изнутри мощной металлической плитой на засов, сделано с душой, лучшими мастерами. Без шума его изнутри хода не взломать. А на шум сбежится вся адская орда, и наступление потеряет всякий смысл. Вот если бы ты пробрался в мои покои, и отворил запор изнутри, вот тогда бы мы смогли устроить детям ада сюрприз так сюрприз!

Мигнуло оповещение:

Король Перфундар просит Вас провести разведывательную операцию в его бывшей столице Бампхоте! Необходимо пробраться во дворец и отворить засов на металлической плите, преграждающей выход из подземного хода! Награда: 12000 опыта, 5000 золотых, плюс шесть к репутации в отношениях с Перфундаром и его двором. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 200+ из-за высокого уровня угроз на пути игрока. Принять/Отклонить?  

Вот тут я уже крепко задумался. Награда очень щедрая, игрок должен быть уровня 200+, это все недвусмысленно говорит о том, что легко там не будет. С другой стороны, со мной Дхакун, есть очень эффективное в условиях стесненного пространства заклинание визуализация. Кроме этого, это же королевский дворец, там должна быть куча ценных вещей, которые теперь принадлежат выходцам из ада, а грабить нечисть – самое что ни на есть богоугодное дело! И наверняка выгодное. Я решился и нажал – принять.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Приятное озарение

Совсем уже повеселевший король тут же подозвал к нам своего первого министра, эльфа 230 уровня Ферлегена, и приказал поселить меня с моей женщиной в уютное место, а потом прислать ко мне его камердинера, чтобы он объяснил мне, где у него во дворце что находится. Получив на прощание от короля внушительный хлопок по плечу, я подхватил Адельхейд под локоток и последовал за эльфом. Мы шли и шли через бесчисленные перекрёстки, поворачивая то направо, то налево, и я вскоре элементарно в них запутался. По дороге я попросил Ферлегена показать, где находятся лавки торговцев, и он сказал, что они рядом с таверной, а таверна в сотне метров от моего будущего жилья. Я воспрянул духом от известия, что здесь есть и лавки, и таверна, даже было подумал попросить эльфа отвести меня в таверну вместо указанного королем жилья, но вовремя передумал. Во-первых, король может обидеться, если я откажусь от предложенного им жилья, чем выше поднимаешься по социальной лестнице, тем более важно то, что могут посчитать мелочью в какой-нибудь деревне. Во-вторых, там могут оказаться интересные соседи, а это новые знакомства и больше полезной информации для моих операций.

Наконец, мы подошли к ряду темных дверей в длинной ровной стене пещеры. Эльф постучал в одну из них, на пороге появился приземистый гном с окладистой седой бородой до пояса. Тимпул, 197 уровень, камергер, прочитал я.

– Король приказал поселить наших гостей в уютное место. Помнится, у тебя тут рядом есть пара приличных комнат, – обратился к нему Ферлеген, – а когда заселишь, ответишь на все вопросы по устройства дворца.

Дослушав, Тимпул слегка присвистнул и сочувственно посмотрел на меня:

– Дворца, значит! Похоже, ты новый доброволец на вылазку? Тогда тебе самую лучшую комнату, мой друг!

Я чрезвычайно вежливо попрощался с Ферлегеном. То, что король отрядил его, первого министра, меня провожать, вовсе не означало, что ему самому могло понравиться пересечь полгорода, провожая к камергеру низкоуровневого гнома с подружкой человеческой расы. Моя вежливость должна была хоть как-то смягчить неприятный осадок, который должен был у него появиться от этого. Все же это второй министр, с которым я познакомился в этой игре, и учитывая, что первого я уже убил, не хотелось идти и со вторым по схожему сценарию.

Тимпул же вел себя так, как будто мы были лучшими друзьями с детства. Это было необычно, поскольку камергер обычно является большой шишкой, и часто параллельно отвечает за королевские финансы, являясь одной из ключевых придворных фигур. Я так и не понял причины такой дружелюбности, то ли значение имела моя принадлежность к одной с ним расе, то ли порученное мне задание было настолько смертоубийственным, что это была утонченная вежливость по отношению к обреченному на смерть.

Достав из кармана огромный бронзовый ключ, он тут же отворил соседнюю с ним дверь.

– Вот здесь и располагайтесь, мои друзья! Я только схожу за пергаментом и письменными принадлежностями, и тут же вернусь к Вам, расскажу об устройстве дворца. Увы, нашего бывшего дворца!

Двадцать квадратов, широкая кровать, умывальник, туалет за шторой, стол, шесть массивных полок на стене – вот и весть обещанный уют. Но я же не знаю, как обустроена основная масса выживших. Приходится полагать, что значительно хуже.

Быстро, как и обещал, вернувшийся Тимпул тут же развернул на столе большой свиток, ловко закрепив его с одной стороны чернильницей, а с другой вытащенным из ножен уникальным кинжалом, чтобы он не сворачивался обратно. На свитке было показано обустройство первого этажа дворца. 78 отдельных помещений, включая спальню монарха, где и находилась та самая нужная мне плита! Помогало то, что я недавно изучал другой королевский дворец, Техвана II, перед тем, как его атаковать.

Убедившись, что я запомнил основные входы-выходы, Тимпул убрал свиток, и развернул новый, с картой второго этажа, упирая на то, что мало ли, мне и эта информация пригодится. Я нисколько не возражал, ибо на схеме первого этажа не нашел двух самых важных комнат – хранилища артефактов и сокровищницы. Правда, там рядом с королевской спальней был винный погреб, что было важно для еще одного моего задания.

На втором этажа оба важнейших объекта были мной обнаружены и старательно зафиксированы в памяти. Дальше я изучил и план третьего этажа, но уже с ожидаемо меньшим энтузиазмом. Летний сад и прачечная вещи, конечно, важные, но не в данной ситуации.

Убедившись, что я теперь свободно ориентируюсь в схемах всех трех этажей дворца, Тимпул нас покинул, сочувственно пожав руку мне и растроганно очаровательно улыбающейся Адельхейд. За какой-то час он наговорил ей комплиментов больше, чем я за все время знакомства, дамский угодник, блин! Может, он к ней заранее подкатывается, в полной уверенности, что я с задания не вернусь? Ну так я постараюсь камергера удивить!

– Похоже, что я девушка, которая особенно нравится именно гномам! – усмехнулась Адельхейд, затворив за Тимпулом дверь и опуская засов.

Я обессиленно рухнул на кровать. Многое надо было обдумать. Но был вариант и значительно получше.

– Иди ко мне, красавица, и я постараюсь тебе это доказать! – сказал я, – ближе, ближе, еще ближе… вот и попалась!

Через пятьдесят минут думать мне хотелось еще меньше, чем до этого, но настроение значительно улучшилось. Где наша не пропадала, выкручусь и здесь! Адельхейд настолько вымоталась за этот непростой день, что заснула, чему немало способствовало неяркое факельное освещение, мне же спать не хотелось, мысли сновали из угла в угол черепушки, мешая полностью расслабиться.

Так, первое. Мои размышления по поводу специальных скрытых льгот для донатеров в виде возможности приобрести на раннем уровне свитки с редкими заклинаниями требовали немедленных действий. Если это так, и заклинание «призыв крота» мне серьезно порезали, обнаружив, что я не донатер, то в любой момент это могут сделать и с «визуализацией». Как этого избежать? Правильно, став донатером! Это позволит мне вписаться в льготный режим и сохранить от кастрирования ценнейшее заклинание, уже не раз спасавшее мне жизнь.

Так, и как стать донатером? Обычный вариант, снять деньги со счета и купить на них игровую валюту мне по понятным причинам не подходил. Ни хрена у меня больше нет в реальном мире, ни наличных, ни безналичных. Значит, нужен тот, кто имеет доступ к реальным деньгам, и нужен стимул для него помочь мне войти в нелюбимое мной сословие донатеров. А к нему надо срочно примыкать, по волчьи жить – по волчьи выть!

На память приходили только Ратри и Манивальд. Но, чтобы добраться до их налички, им нужно было что-то предложить. Продать одному из них данж принца троллей? Вполне возможно, но хотелось бы поучаствовать в его взятии, чтобы получить долю грейда и добычи. И Ратри его можно даже не предлагать, не потянет.

Так, а что у меня есть из того, что не так жалко? Остался один-единственный данж кроме этого, на развалинах замка. Как там звали главного персонажа, лича? Кажется, Хмонтуй Ратри. Хм, второе имя, как первое у главы клана «Львов Востока», забавно. Сразу и не обратил внимания.

На Хмонтуя у меня был большой зуб, он едва меня не убил, и сдавать его вместе с данжем было не то что не жалко, а даже приятно. Одна печалька, что грохать его будут без моего личного участия, но хмонтуевский данж однозначно классом намного ниже данжа принца троллей, не так много опыта и потеряю.

Так, значит, продавать буду данж с Хмонтуем. Манивальду? Нет, у него и бойцов-то нет таких мелких уровней, чтобы абгрейдиться на данже подобного уровня. А вот Львам Востока для молодняка он вполне подойдет. Решено, продам его Ратри! Написал письмо и отправил.

– Привет, Ратри! Спасибо за деньги за данж кровавых колдунов, все, как ожидал. Хочу предложить еще один данж, он не очень крут, но для молодняка пойдет. Сам видел очень редкого лича и кучу скелетов, может, есть что и больше, но был занят, уносил ноги. Есть условие в порядке оплаты – надо от имени моего аккаунта купить игровую валюту за реальные деньги. Прошу три тысячи золотых монет, данж рядом с теми двумя, что продал тебе ранее. Дело срочное, если будешь брать, сообщи, не то буду выставлять на аукцион.

Твой друг,

Трой.


Имя Ратри светилось зеленым, с делами она никогда не тянула, так что можно было полежать несколько минут, не засоряя голову другими мыслями в ожидании ответа. Но так у меня никогда не получалось, если не сплю, то интенсивно думаю.

Так, проблема номер два. Найти выход из этого параллельного мира в наш. Там-таки и травка зеленее, и солнце желтое, и наши с Адельхейд расы не стоят на пороге тотального уничтожения нечистью. Вернуться сюда потом можно, но только с мощной подмогой, и если скучно станет отдыхать на море и возиться с данжами. Впрочем, не буду зарекаться, будет интерес, вернусь и раньше. Звякнуло письмо. Молодец, Ратри!

– Привет, Трой!

Беру, условия устраивают. Налом оплатить не проблема. Сделаю в течение получаса. Высылай координаты.

С дружеским поцелуем,

Ратри.


Не, про поцелуй это она перебрала. Не нравятся мне эти отдаленные намеки, лучше в будущем вести бизнес все же с Манивальдом. Хотя Ратри и хороша, но я особь все же моногамная. Мне Адельхейд за глаза хватает. А до Адельхейд и у моей жены никогда не было повода на меня жаловаться. Я не из тех мужиков, которые ходят на сторону, а потом пытаются усидеть на двух стульях одновременно. Мне никому ничего доказывать не надо, я достаточно крут, чтобы не искать дополнительные доказательства этого в чужих постелях. А беден был лишь потому, что простому инженеру мало платят в капиталистической России. Ну, даже и не беден, а так, как говорится, средний класс. Самое то для крутых самодостаточных инженеров, не сильно озабоченных деньгами и не готовых жертвовать всеми радостями жизни, чтобы их было побольше.

Отписавшись Ратри по поводу координат с хмонтуевским данжем и описанием места, откуда на меня вывалил лич с командой, погрузился в дальнейшие размышления. В голове вертелось что-то важное. Черти, черти и зомби, здесь и там, крепость… Крепость!

Меня так торкнула правильная мысль, что я аж сел на кровати. Потревоженная Адельхейд недовольно забормотала что-то во сне, и я погладил ее по волосам, успокаивая.

Не надо мне горбатиться в поисках дверки в наш уютный виртуальный солнечный мир из этого перманентного сумрака! Я и так уже знаю, где она. Факт первый – Манивальд, глава клана с шестью тысячами игроков, понятия не имел ни о чертях, ни о зомби, значит – гости они крайне редкие. Факт второй – крепость Гормлэйт была внезапно захвачена чертями, способными делать из эльфов зомби, то есть это именно местные черти. При этом соседями эльфов непосредственно по границе, где расположена крепость, являются орки и гоблины, и о возможности нападения чертей никто настолько не подозревал, что король послал свой эльфийский спецназ на штурм крепости, в полной уверенности, что имеет дело с орками или гоблинами. Где черти его быстренько и озомбили.

Значит, наши миры соприкасаются где-то рядом с крепостью. И, скорее всего, где-то со стороны орков и гоблинов. Ведь атака была именно оттуда, что позволило уцелеть семье капитана, подъехавшей в финале захвата к воротам с другой стороны. Значит, я знаю не только где находится точка соприкосновения, но и способен примерно прикинуть ее расположение на местности.

Чрезвычайно довольный собой, я встал с кровати и стал расхаживать по комнате. Сна не было ни в одном глазу, энергия так и перла.

Так, что теперь, забросить задания от короля, сразу рвануть к крепости, найти дверь и тут же в нее юркнуть? Проверить, верна ли моя догадка, несомненно, нужно в первую очередь. Но игра остается игрой, грейд и плюшки никто не отменял. Я один из первых игроков, попавших сюда (хотя и не самый первый, иначе получил бы легендарное достижение). Глупо не собрать все полагающиеся первенцам плюшки. Колумб, увидев Америку, не повернул тут же равнодушно обратно в Испанию. Как и Кортес. Тем более у меня на руках подробнейшая карта всех этажей королевского дворца, включая места, где водится много денег, да и хочется помочь местной армии контратаковать нечисть, отворив засов на плите, блокирующей подземный ход. Так что, если удастся найти проход, надо побыстрее сюда вернуться и выполнить побольше заданий. А потом продать информацию о проходе в параллельный мир за грандиозную сумму одному из кланов, тому же Манивальду, например. Это же, по факту, огромный данж!

Мигнуло оповещение. Тут же звякнуло входящее письмо.

– Привет, Трой!

Спасибо за координаты, купила на тебя игровой валюты на 430 долларов (3000 золотых), логи прилагаю. Будешь в наших местах, заходи в гости, всегда будем рады.

Твой друг,

Ратри


Один к девяти, однако! Дороже курса норвежской кроны, вот тебе и игровая валюта! Куда катится мир! Но, надеюсь, этого хватит, чтобы отодвинуть возможные проблемы с кастрированием визуализации. Теперь я официально увлеченный донатер, готовый вкидывать сотни реальных баксов в игру. Да, извините, не тысячи, но кто его знает, может у меня сейчас трудные времена, а потом они пройдут, и я залью владельцев игры потоками зелени? Не, теперь по любому будут стараться меня беречь и не обижать урезанием крутых заклинаний. А то я еще психану, свалю в другую игру, и грезы про мои тысячи баксов в потных, дрожащих от алчности руках владельцев круто обломятся.

Кстати говоря, стоило пройтись по местным лавкам, особенно оружейной и колдовской. Если я тут первый попавший внутрь убежища игрок, есть шанс найти что-нибудь чертовски привлекательное. А если учесть, что я по-прежнему низкого уровня, да еще и только что задонатил несколько сотен баксов…

Не выдержав, я поднял стул и аккуратно стукнул ножками об пол. Не сильно, чтобы не дай бог не испугать, но достаточно, чтобы Адельхейд начала просыпаться.

– Все в порядке? – подняла голову она.

– В полном! – с энтузиазмом ответил я, – кажется, я догадался, как найти место, через которое мы сможем вернуться обратно. Никогда не догадаешься!

Немного помолчав, Адельхейд заговорила:

– Может, оно рядом с крепостью моего отца? Сколько мы там ни жили, а никогда ничего подобного напавшим чертям там раньше не было.

Блин! Этак уверенность в себе у крутого, но не очень алчного инженера может и пошатнуться. Я тут ношусь с этой идеей, как курица, снесшая золотое яичко, готовлю место на доске почета и сверлю дырку под орден, а мое лохматое чудо, будучи только что разбуженным, тут же выдает результат на-гора. Я действительно люблю не только красивых, но и умных девушек, или все последние годы просто бессовестно врал себе по поводу последнего?

– Да, действительно там, – прокаркал я, горло внезапно оказалось пересохшим, – все, подъем, надо пройтись по местным магазинам, глянуть, что там есть в продаже!

До лавок и таверны действительно было метров сто, но никто не сказал, что туда надо сделать три поворота, два направо и один налево, поэтому мы заплутали. Помог нам первый же попавшийся эльф, правда, пришлось ответить про множество вопросов, почему мы такие белые, и можно ли добраться до нашего королевства. Ну да, в такой ситуации размышления об эмиграции понятны.

Пещерные лавки представляли собой аналог нашего жилья, комната за дверью в стене, единственное отличие, в них было поярче, поскольку на факелы продавцы не скупились. Тоже верно, не покажешь товар клиенту – не продашь.

Ворвался я, конечно, сразу в колдовскую лавку. Тут же, после того как поздоровался с владелицей, спросил про свитки с редкой магией. Ответ как разочаровал, так и вдохновил, эльфийка ответила, что сейчас таких нет, но за последний месяц в продаже было три. Определенно, тут стоит подзадержаться при возможности!

Оружейную лавку мы с Адельхейд перешерстили как следует. В итоге смогли раздобыть для нее две интересные вещички:

Фляга жаждущего. Очень редкая. Легенда гласит, что однажды простая девушка Ардит столкнулась в пустыне с умирающим от жажды израненным артефактором. Потеряв от ранений сознание, он не мог наколдовать воду или лечение и скоро умер бы от жажды и потери крови. Ардит излечила его раны и напоила. В благодарность артефактор, очнувшись, изготовил для нее эту фляжку.  Постоянная регенерация два процента здоровья в минуту.  

Расческа красавицы. Редкая. Плюс пять к репутации в отношениях с мужчинами.  

Больше, к сожалению, ничего интересного не нашлось. Спасибо и на этом, два процента к регенерации кажутся мелочью, но иногда, когда все висит на волоске, могут стать спасением. То же самое и с репутацией, повышающей уважение, а с высоким уважением девушке можно быстрее налаживать нужные контакты и чувствовать себя в большей безопасности даже с незнакомцами.

Затем мы зашли в таверну. В ней было два этажа, и размер комнаты был в точности, как мы привыкли. Единственное ожидаемое изменение – окна не было.

Пользуясь случаем, я взял все скопившиеся артефакты, полученные с хранилищ министерства обороны и дома министра, и продал их в оружейной лавке. 18 тысяч золотых – приятная добавка к истощившимся финансам.

Вернувшись в номер, решил посоветоваться с Адельхейд, что делать дальше. Иметь рядом интеллект, способный спросонья выдавать правильные ответы на непростые вопросы, вещь полезная. После получасового обсуждения решили, что сначала необходимо разведать обратную дорогу в наш мир. Мало ли, понадобится срочно эвакуироваться. Вылететь к крепости решили сразу.

Но сначала пришлось искать дорогу к выходу. Дело пошло на лад, когда я кинул серебряную монетку парнишке в рваной одежде, и через пятнадцать поворотов и пять минут он вывел нас к воротам. И тут меня впервые озаботил прагматичный вопрос – а обратно нас потом впустят? Подойдя к самому высокоуровневому НПС у поста, я спросил его об этом. Ответ меня удовлетворил.

– Конечно! Все же знают, что Вы обедали с королем!

Ну да, не так много тут и народу, а отсутствие большого количества событий в убежище приводит к быстрому распространению любых новостей. Да и перепутать нас беленьких с местными невозможно.

Еще через пять минут мы уже осторожно осматривали окрестности из расселины. На посту нас попросили уходить из нее в стелсе, чтобы не выдавать убежище, что мы и сделали. Скастовали стелс, затем три телепортации подряд, удалившие нас от расселины на километр с лишним, и только там вызвали грифонов и взмыли в небо. Единственное, что мне нравилось в местных условиях, так это плохая видимость. В отличие от прежнего мира, в этом достаточно подняться километров на пять в высоту, и с земли никто тебя не сможет рассмотреть ни при каких условиях. Лети куда хочешь совершенно беспрепятственно. Чтобы не рисковать, опускаясь на землю, мы использовали дороговато обходящуюся в плане расходов на эликсиры маны методику, меняя грифонов прямо в воздухе. Когда призыв грифона истекает, кастуешь полет, вызываешь следующего и залезаешь на него.

Прикинув, что оказались примерно в районе крепости, начали снижаться. На четырех километрах смог при помощи подзорной трубы идентифицировать окрестности, крепости тут не было, но извилины хребта удалось опознать. Прилететь получилось достаточно точно, но мы еще были с той же стороны, с которой делал набег я при обоих посещениях крепости. Поскольку нам была нужна другая сторона хребта, откуда на крепость и полезли черти, скорректировали полет. При спуске обнаружилась не очень приятная вещь – с этой стороны хребта близко к перевалу был расположен приличный по размеру город. Кому бы он ни принадлежал раньше в этом мире, оркам или эльфам, теперь владелец мог быть только один. Ставки в поиске входа в наш мир резко выросли. Пришлось вновь подняться повыше и лететь обратно за хребет. Спускаться и высаживаться здесь на виду у местной чертовщины было бы крайне неблагоразумно.

Приземлились мы на прежний манер, который очень понравился Адельхейд, да и меня устраивал не только с точки зрения экстрима, но и безопасности – чем быстрее спустишься с небес, тем меньше любопытных глаз тебя во время этого спуска заметит. Мягко опустились при помощи скастованного в последние секунды падения полета, и, выпустив пета, тут же двинулись к переходу через хребет. Под ногами была густая темно-зеленая трава, хоть с ней отказались от черно-красных экспериментов.

На ходу я провел последний инструктаж:

– Любое внезапное нападение – прыгаем назад телепортом на максимальную дальность. И только там на


убрать рекламу


чинаем разбираться. Появление противников в отдалении – стелс, и падаем плашмя.

Адельхейд, с любопытством рассматривающая знакомые с детства окрестности, просто кивнула. В том, что она все поняла и приняла к сведению, я не сомневался.

Пета мы пустили в этот раз вперед, а Дхакуна попросили кружить вокруг на максимальной дальности. Я помнил, как способны внезапно атаковать черти, и мне не нравилась абилка демонов по внезапной атаке из-под земли. На что способны дьяволы, мне так король вразумительно и не рассказал, видимо, никто после встречи с ними в бою просто-напросто не выжил, чтобы быть способным поделиться деталями.

Мы почти поднялись на перевал, когда пет подал сигнал об обнаружении противника. В этом месте перевал был метров пятьдесят шириной, и восточная его стена находилась именно на этой территории. Решив спрятаться и понаблюдать за противником, побежал к валунам, находившемся в изобилии у обочины, жестом позвав Адельхейд за собой. На всякий случай, как заранее договорились, использовали и стелс. Хорошо прокачанный радар пета дал нам возможность уютно устроиться за валунами до того, как из-за поворота появилась тяжело груженная мешками и ящиками телега с пятью невысокими черными существами на борту, видимо, бесами. По фигуре они удивительно напоминали пета, только без крыльев, а вот морда уже была совсем другой, гораздо более узкой. И, по правде сказать, морда моего пета была значительно страшнее бесовских.

Две лошади еле тащили перегруженную телегу, но бесы предпочитали ехать, а не идти пешком. Нас они не заметили, а я преодолел соблазн скастовать здоровый валун прямо над телегой, и раздавить исчадия ада. Нашей задачей было найти выход в наш мир, которым впоследствии можно будет потихоньку воспользоваться без лишнего риска, а не создавать вокруг этого места ажиотаж с поисковыми командами и расследованием атаки на подданных адского королевства. Или уже даже адской империи, если выходцы из ада захватили практически весь мир, как я понял.

За валунами пришлось просидеть минут пять, пока телега не удалилась на такое расстояние, с которого пассажиры точно не смогут ничего разглядеть на перевале. То, что я и Адельхейд были вынуждены прятаться, не означало, что никакая работа не велась. Пет получил поручение искать радаром любые ниши вдоль стен перевала, в которые могут войти, пусть и согнувшись, тощие двухметровые черти. Я прекрасно помнил, что при зачистке крепости там не было ни дюжих демонов ростом в два с половиной метров, ни трехметровых дьяволов, и единственной разумной причиной считал особенности прохода между мирами. С другой стороны, там не было и бесов, которые пролезли бы без проблем вслед за чертями. Но мало ли, между ними и чертями есть конкуренция за благосклонность демонов и дьяволов?

Продолжив свой путь, мы вновь сориентировали пета на поиск потенциальных врагов, и стали проверять указанные петом места. В самые явные мы лезли сами, те, в которых имелись сомнения, посылали Дхакуна. С его неоценимой способностью проходить сквозь любые стены он пулей проверил все указанные ему места, а затем и те, которые мы только что начали просматривать сами.

– Ничего, милорд, сквозь что может в конечном итоге пройти живое создание больше размером, чем улитка. Если вначале большой проход, то потом тупик или очень серьезное сужение прохода, – забраковал все варианты Дхакун.

– Будем искать дальше, выхода то у нас все равно нет! – распорядился я.

В конечном итоге именно Дхакун, когда мы уже почти отчаялись, и нашел нужный проход между мирами. Без него мы бы его в жизни не нашли, даже при помощи пета. Перевал уже начал спускаться в сторону большого города, лежащего всего в пяти сотнях метрах ниже. Оставался последний поворот, после которого дорога по прямой уже шла к городу. И за этот поворот нам выходить точно не стоило, мало ли перед городом ходят какие патрули, на которые тут же наткнешься? У эльфов и гномов я такого обычно не видел, но тут ситуация совершенно другая, это оккупационная армия, периодически подвергающаяся контратакам прежних владельцев этой территории. Если у них нет подобных патрулей, это будет ненормально.

Дхакун нашел вход в небольшую пещерку на грани своего пятидесятиметрового допуска. Заподозрив что-то, он попросил меня поближе подойти к левому краю дороги, чтобы увеличить диапазон своего действия, и вскоре позвал нас подняться по крутому откосу. Еле взобравшись на тридцать метров вверх, магию на полет без нужды тратить не хотелось, мы обнаружили, что казавшаяся с дороги монолитная скала на самом деле имеет небольшую выемку сбоку, обнаружить которую можно только поднявшись прямо к ее порогу.

– Посмотрите, милорд, что вызвало мои подозрения!

Призрак визуализировался и показал на острые каменные грани прохода, через которые надо было протискиваться, чтобы пройти в пещеру. Я рассмотрел их внимательно, на выступах скалы было полно длинных черных курчавых волос.

– В точности, как на теле того черта, что Вы убили в крепости, милорд!

Я присмотрелся. Да, действительно, чрезвычайно похоже!

Подозвав пета, отправил его внутрь с наказом залететь как можно дальше. Вслед за ним отправился Дхакун, и мы с Адельхейд, предварительно выпив эликсир на ночное зрение. Периодически пещера расширялась до полутора метров, но вскоре сузилась сантиметров до пятидесяти. Боком протиснуться можно было, но комфортным такой поход назвать было сложно. Потом и потолок опустился до 180-190 сантиметров, впрочем, это ни для меня, ни для Адельхейд проблемы не представляло. Еще через метров пятьдесят проход снова стал расширяться. Тут как раз вернулся и пет, вполне спокойный и довольный жизнью. Жаль, что он не говорит, но и так понятно, что впереди проблем не ожидается.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Home, sweet home!

Еще двести… триста… четыреста метров, и прямо по ходу пещеры тьма стала уступать место свету. Причем настоящему, без всяких там красно-темных оттенков! Еще двадцать шагов, и мы оказались на козырьке на отвесном склоне прямо над крепостью, лежащей под нами как на ладони, в какой-то сотне метров внизу. Никогда не думал, что можно так радоваться солнцу, но Адельхейд аж обрадованно вскрикнула и бросилась мне на шею, и я полностью разделял ее положительные эмоции. Мигнуло оповещение:

Получено достижение Легендарный искатель! Поздравляем! Вы первый игрок, сумевший не только попасть в параллельный мир, но и найти проход между мирами! Все товары и услуги на территории обоих миров теперь стоят для Вас на пять процентов дешевле! Навык «Разоблачитель тайн» увеличен до седьмого уровня! Достижение видно рядом с вашим ником!  

Ну надо же! Скидочка неплохая, да и навык хорошо прокачали!

– А мне дали легендарное достижение! – удивленно сказала Адельхейд, – а еще скидку в пять процентов на товары и услуги, и новый навык третьего уровня, разоблачитель тайн!

– Мне тоже, – сказал я ей, – в хозяйстве пригодится!

Кинув взгляд на Адельхейд, убедился, что рядом с ником появилась шильдочка «Легендарный искатель». Да, получается, все остальные игроки и НПС, что попадали ранее в параллельный мир, проход между мирами так и не нашли. Игрокам, конечно, легче, погиб и возродился в прежнем мире. А вот для НПС это был полный финиш.

Тут, конечно, был большой фактор везения. Не встреть я Адельхейд и не получи цепочку заданий, ведущих к чертовому данжу, и я бы не смог выбраться из параллельного мира. Где бы я искал переход, наугад, что ли, шарился бы по всей карте?

Крепость с виду все еще была пуста после штурма с игроками Манивольда.

– Интересно, получил ли сейчас эльфийский король сигнал, что мы вернулись на его территорию? Знать бы, что за магию он использует, и какие у нее параметры. Не хотелось бы, сделав пару шагов, снова быть отправленными в параллельный мир, – задумчиво произнес я.

– Мы можем сделать эту пару шагов и проверить, – внесла предложение Адельхейд, – если нас снова унесет обратно, не придется опять продираться сквозь пещеру. Мы же все равно планировали пока вернуться?

Ох уж этот крутой искусственный интеллект у Адельхейд! Если он и дальше будет так развиваться, то однажды роботы точно захватят Землю. Кивнув, я сказал ей:

– Кастуем полет, и вперед, в крепость! Если никакая красная пелена на нас не набросится, с целью депортировать в параллельный мир, побродим там полчасика, может, что найдешь из своих вещей?

– А это хорошая идея, – одобрила Адельхейд.

Адельхейд устроила мне шикарную экскурсию по крепости. Мое двукратное пребывание здесь ограничилось частью главного корпуса с сугубо утилитарными целями. А Адельхейд отвела меня в небольшой флигель, в котором была ее квартира, всплакнула, зайдя в нее, но быстро успокоилась и набрала с собой несколько платьев и картин. Все это благополучно влезло в наши сумки, практически не утяжелив их.

Отведённые на проверку особенностей заклинания короля полчаса прошли, но никакая красная пелена перед нами не появилась, и в параллельный мир не утащила. Похоже, что король так и не узнал о нашем возвращении, что и хорошо, легче будет организовать ему неприятный сюрприз. День клонился к вечеру, и я внес предложение.

– Слушай, а зачем тебе вообще возвращаться в параллельный мир? Все равно, на ту акцию, что нужна Перфундару, я тебя взять не могу. Она чертовски сложная, но если я буду один, у меня будут шансы. А если ты будешь со мной, и я буду думать не о собственном выживании, а о том, чтобы с тобой ничего не случилось, нас убьют там обоих.

Лицо Адельхейд вспыхнуло от гнева, видимо, она всерьез планировала ворваться в замок с демонами и чертями вместе со мной. Но, по крайней мере, она задумалась. Я предпринял новую попытку ее отговорить.

– Понимаешь, если бы мы прожили вместе лет тридцать, надоели друг другу до смерти и разлюбили, я бы обязательно тебя взял с собой. Но в данный момент я невероятно тебя люблю, и для меня твоя безопасность на первом месте. А должна быть моя собственная, если я хочу проникнуть в спальню короля и открыть секретный подземный ход для контратаки, да и выжить после этого. Любовь, она как окрыляет, так и связывает руки, в зависимости от ситуации.

– Ладно, коварный льстец, я тебя услышала и поняла, – наконец согласилась со мной Адельхейд, – но вот тебе мои условия.

Она сделала паузу, а я тоскливо вздохнул. Блин, и мы ведь даже еще не поженились! А уже как в браке – условия.

– Когда будем убивать Техвана II, никаких больше благовидных отговорок, я должна быть рядом и видеть этот момент своими глазами. И еще одно.

– Что, еще одно условие? – попытался сбить ее с атакующего настроя я.

– Нет, я ошиблась, два условия, – тут же отреагировала она.

Какая женщина! Просто огонь!

– Понял, больше не перебиваю, – смиренно ответил я, – в этом случае можно будет ограничиться одним условием?

– Хорошо, я рада, что ты меня понял. Мое условие, когда разберемся с королем, будем наращивать уровни, ни на что не отвлекаясь. Если ты будешь оставлять все приключения себе, то как я буду развиваться? Значит, будешь искать приключения, в которых мы вместе сможем участвовать. Не обязательно подписываться на все самоубийственное, что витает в воздухе.

Ну что тут скажешь, за все надо платить. А если встретил женщину, которая способна к разумным компромиссам, то это надо ценить. Тем более, нельзя же сказать, что я подкаблучник, верно? Разве подкаблучники охотятся на королей и тайно проникают в королевские дворцы с крайне опасными миссиями? Или это все же не главный критерий, что ты не подкаблучник? Что-то я совсем запутался.

– Может, тогда будем последовательны, и, как и планировали, разберемся сначала с Техваном II? – попытался привести в хорошее настроение любимую я.

Адельхейд задумалась. Звякнуло письмо в почте. Интересно, кто это? Я ни от кого писем не ждал. Открыл почтовый ящик. От Ратри!

– Привет, Трой!

Тут складывается нехорошая ситуация. Сколько мы ни пытались взломать данж с личем, тут пусто, как на кладбище. Сражаться попросту не с кем. Ты уверен, что это данж?

Ратри.


О блин, как я и хотел, никаких больше дружеских поцелуев! Но и такие сценарии мне не нужны. Репутация дороже. Я повернулся к задумчивой Адельхейд.

– Милая, похоже твоё пожелание о не слишком опасном приключении только что сбылось. Ты готова прямо сейчас?

– Да, конечно! – обрадовалась Адельхейд.

Я тут же накатал письмо:

– Привет, Ратри,

Могу быть на месте через полчаса. Если не предъявлю тебе лича с паствой, верну деньги. Только я с девушкой. Подождете нас?


Уж я то знал, как заставить Хмонтуя выползти из его убежища. Мой крот может достать кого угодно! Звякнуло письмо:

– Прилетайте. Ждем.


– Ну, тогда вызываем грифонов и полетели, Адельхейд!

Несмотря на то, что мы пробыли в параллельном мире не так и долго, лететь на грифонах в вечерних лучах солнца над сочной зеленью равнин и гор было невыразимо приятно. Да, многие вещи не ценишь, пока не поймешь разницу.

Мы прибыли на место даже раньше, чем через полчаса. У данжа стояла в полном составе та самая пятерка, которая как-то раз выручила меня из западни, ставшей моим первым проданным данжем, сама Ратри, Оландун, Горсадул, Кун и Фарзан. Мы с Адельхейд приземлились своим методом ускоренного десантирования, и Адельхед скастовала полет даже позже меня, видимо, пытаясь своей лихостью произвести впечатление на моих знакомых.

– Всем привет! – бодро сказал я, – знакомьтесь, это Адельхейд! Адельхейд, это Ратри, Оландун, Горсадул, Кун и Фарзан.

Не то что Адельхейд не могла прочитать сама их имена, или они ее, но как-то было приятно представлять свою девушку по полному протоколу настоящим людям, которые из вежливости даже пытались делать вид, что игроку шляться с неписью нормально, но не очень в этом преуспели. Ничего, потерпят, им нужен данж, они за него заплатили, и злить меня до получения искомого они точно не будут. Я обратил внимание, что вся пятёрка серьезно добавила по уровням, больше всех вырос Фарзан, видимо, дольше всех сидит в игре.

– Так, что тут у нас? – деловито потер руки я, – говорите, лич отказывается выходить? А ту дверцу в развалинах дергали?

– Нет там никакой дверцы, – раздраженно ответила Ратри, – все развалины истоптали, войти невозможно.

О как, да это, похоже, ревность! Вот уж не думал, что гном может заинтересовать такую красотку-эльфийку! Или она больше заинтересована любыми путями затащить в клан парня, способного находить новые данжи?

– Сейчас проверим, – бодро сказал я.

Я предельно точно помнил, откуда, перед тем как убить моего пета, выполз Хмонтуй. Такие вещи не забываются. Прошёл в развалины башни, но, как и говорила Ратри, визуально ничего наподобие двери видно не было. Попинал стены в расчете на то, что металлическая дверь, пусть и скрытая, выдаст себя звуком. Ничего, что дало бы понять по звуку наличие двери, не услышал. Но я точно слышал в прошлый раз скрип! Тут же мелькнула мысль, а что я тут мучаюсь, а Дхакун на что?

– Дхакун, глянь-ка, тут точно должна быть скрытая дверь, но я не могу ее найти.

– Да, милорд!

Через пять секунд Дхакун отчитался:

– За стеной, перед которой Вы стоите, милорд, начинается длинный широкий коридор, в его конце стоят два скелета-лучника. Никаких ручек или рычагов изнутри я не обнаружил. Стена толщиной сантиметров в пятьдесят.

Хорошенькое дело, а как же тогда они отсюда вылазят? Ну что же, есть способ подсмотреть и запомнить на будущее. Кастуем призыв крота! Так, пять красных искорок!

Только вперед! Копье . Артефакт.  Извлечь? 

Меч атамана. Артефакт.  Извлечь? 

Топаз, около 8 карат. Извлечь?  

Скипетр отчаяния. Извлечь? 

Браслет земной суеты. Извлечь? 

Что выбрать? Что будет для лича побольнее? Помнится, в руках у него был скипетр. Если это и есть скипетр отчаяния, то он точно озвереет. Закажу-ка скипетр.

– Дхакун, глянь там, есть ли внутри оживление, и если что изменится, тут же мне сообщи.

– Да, милорд!

Прошло пару минут в томительной тишине. Я прохаживался, делая вид, что не замечаю недобрых взглядов со стороны расстроенных заказчиков. Потом приспустился в яму. Пришло время прихода скипетра, и не нужно, чтобы Ратри с компанией увидели, как он внезапно возникает у меня в руках. Скипетр появился, я тут же припрятал его в развалинах. Снова томительное ожидание.

– Милорд, по коридору к этой стене направляется лич, а за ним много скелетов. Оба лучника тоже к нему присоединились.

– Очень хорошо! Оставайся там и смотри, как он откроет выход наружу, потом расскажешь!

– Да, милорд!

– Так, народ! – я замахал руками, подзывая «Львов Востока», – есть у меня чуйка, что сейчас из этой вот ямы попрет много костлявых и агрессивных покойников. Главная задача на сейчас догадаться, как они открывают дверку, и как ее можно потом открыть снаружи, если захочется наведаться к ним в гости.

Пятёрка подошла ко мне поближе, но лица у них были недоуменные, с этаким сомнением, а не тронулся ли я часом от долгого пребывания в игре? Сначала продал неисправный данж, потом приперся с неписью, а теперь вообще, чуйка у него якобы появилась? Но со всеми сомнениями покончил тот самый незабвенный пронзительный скрип, после которого меня несколько недель назад едва тут не убили. Все клановцы рванули к развалинам, как бассет хаунд, унюхавший в норе барсука. Я особо не спешил, Дхакун мне все расскажет потом в точности. Вместо этого я повернулся к Адельхейд:

– Ну что, милая, твой выход за грейдом. Близко не суйся, но лупи армагеддонами по группам нечисти как можно чаще. Эликсиров не жалей, если кончатся, я тебе подкину. И в целом, я на подстраховке.

Я решил, что возьму свое на заданиях короля-гнома в параллельном мире. Адельхейд права, ей тоже надо грейдиться.

– Я получила задание, – закричала Ратри, – все присоединяйтесь, рассылаю!

Мигнуло уведомление:

Хмонтуй Ратри, бывший граф, после смерти переродился в лича и веками уничтожает население в этом районе, присоединяя убитых к своей свите. Уничтожь Хмонгуя и его войско, принеси мир окрестным деревням и мирным путникам! Награда: 6000 опыта, 400 золотых, плюс два к репутации в окрестных населенных пунктах. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 100+ из-за высокого уровня угроз на пути игрока. Рекомендуется выполнение группой, 6000 опыта будет получено каждым участником группы, 400 золотых будет выплачено лидеру группы для последующего распределения между участниками группы. Принять/отклонить? 

А нехилое вознаграждение предлагают за этого лича с его присными, чуть меньше, чем за целого короля в подземном данже неподалеку. А ведь там нас шестерых быстро и красиво слили. Блин, неужели я провел неверную оценку опасности данжа и снова пролетим мимо кассы?

Планировал отклонить, чтобы больше грейда досталось Адельхейд, но раз такое дело, нажал «принять». И да будет битва! Забавно все же, Ратри против Ратри!

– Я тоже получила задание, – удивилась Адельхейд, – а твоя знакомая не жадная!

Тут наши разговоры прервал начавший вылезать из ложбины лич. Был он в своем репертуаре:

– Святотатец, сейчас ты ответишь за возмутительную кражу моей собственности!

Хотя мне трудно его винить, я опять его обнес. Зачем ему припасать для меня новые фразы, если ситуация не изменилась? Но вот что изменилось, так это то, что в меня не полетела молния, как в прошлый раз, видимо, потому, что в этот раз лич вылез без скипетра в руках. Что он, без него по сценарию вообще не может магичить?

– Так, народ! – закричала Ратри, – судя по награде, бой будет жарким! Мочим по нежити всем, что есть, не стесняемся! Оландун, не подсовывайся близко, твое дело – откачивать раненых! Если не будем справляться, вызываем грифонов и мочим с неба, приоритет – сам лич, лучники и маги, если они у него тут есть.

Про то, может ли лич магичить без скипетра, я так и не узнал, потому что один из вышедших из данжа скелетов нашел спрятанный мной скипетр и передал его личу. Едва тот его схватил, в меня тут же полетела молния. Триста единиц здоровья она с меня сняла, как в прошлый раз, а вот ошеломить не смогла, я уже не тот совсем зеленый нуб, каким был при нашей первой встрече.

Скастовал на себя регенерацию и только хотел восстановить здоровье эликсиром, как оно само собой восстановилось. Но так не бывает, меня отлечили. Оглянулся на Оландун, она кивнула и улыбнулась. Глянь-ка, опять улыбается, и глаза добрые, а еще пять минут назад так смотрела, словно была готова закопать прямо в этих же развалинах.

Был огромный соблазн в ответ прихлопнуть лича камешком тонн на пять, но увы, без крайней нужды мне мое редкое заклинание на публике лучше не демонстрировать.

Тут лич от меня отвлекся, потому что на него и его все увеличившуюся компанию обрушились армагедонны. Призрачные драконы только и успевали появляться и выдыхать пламя на нечисть. Ратри с компанией приступили к делу, причем сама Ратри даже не пыталась доставать свой лук, прекрасно понимая, что против костлявых противников магия будет эффективней. Адельхейд, судя по сосредоточенному виду, занималась тем же, что подтвердилось, когда через десяток секунд она стала восстанавливать ману эликсирами.

В результате уже секунд через пятнадцать все пространство вокруг лича было очищено потоками огня от нежити, а его собственное здоровье ушло так далеко в красную область, что казалось, синичка клюнет по дырявому черепу, и ему кранты. Но лич как ни в чем не бывало стоял под градом новых ударов, и время от времени контратаковал молниями. Пока что ни одна из них не попала в Адельхейд, только пара стрел от скелетов-лучников отрикошетили от ее скрытых доспехов, порвав платье. Ох и разозлится же она после боя, потому как вряд ли сейчас она, совершенно счастливая, с раскрасневшимся от азарта лицом, фигача армагедоннами по покойникам, обратила на это внимание!

На освободившееся вокруг лича место стала стягиваться нежить, стоявшая поодаль, и вновь выходившая из открывшегося данжа, а сам Хмонтуй стоял как ни в чем не бывало.

– Народ, я поняла в чем дело, лич не скопытится, пока жив хоть кто-то из его свиты, – закричала Ратри, – ну что же, намёк мы поняли, мочим его свиту!

Артподготовка перешла на соседей лича, но и те в долгу не оставались. Скелеты-лучники рассредоточились, осыпая нас стрелами, мечники поперли всем скопом, размахивая мечами, копейщики почесали за ними. Я только и успевал кастовать трясину им под ноги, позволяя Адельхейд набрать побольше очков от расправы с нежитью.

– Я подняла уровень! – довольно сказала она мне, улыбаясь, как ребенок, получивший леденец.

– Молодец, но не отвлекайся! – ответил я, как строгий родитель, настаивающий, чтобы она не ела его до дома, пока руки не помоет, – награда очень большая, могут быть сюрпризы! Если что, следуем указаниям Ратри, она знает, что делает!

Сам же на всякий случай стал перед ней. Если вдруг еще прилетят стрелы, пусть лучше в меня, чем в нее. Хоть я и неплохо снарядил ее, а все же подстраховка не помешает.

Нежить умирала десятками, но на место погибших из данжа вылезали все новые и новые. Одно хорошо, скелетов-магов видно не было.

Внезапно сзади раздался пронзительный крик Оландун. Обернувшись, я увидел, что ее рубят в капусту внезапно возникшие прямо у нас за спиной скелеты-мечники. Вслед за ними прямо из леса выходили новые и новые. Ну, тут уже ничего не поделаешь, придется спасать Оландун, забыв про конфиденциальность!

Огромный валун рухнул на передние ряды мечников, погребая их под собой и заслоняя Оландун от следующей волны нежити. Оландун только ойкнула от удивления, и застыла с раскрытым от удивления ртом.

– Отлечивайся быстрей, и беги к нам! – заорал я, – Ратри, атака с тыла! Что ты там предлагала, лезть на грифонов?

Оглянувшись, Ратри за мгновение оценила ситуацию.

– Все по грифонам, отбиваемся сверху!

Дольше всех грифона вызывала Адельхейд, тратившая магию на армагедонны быстрее, чем успевала ее восстанавливать. Я догадывался, что так и будет, поэтому на своего вызванного грифона не запрыгивал, дожидаясь ее. Конечно, я мог бы и сам вызвать ей грифона, но будут и следующие сражения, в которых ей нужно будет рассчитывать на себя, поэтому пусть привыкнет делать некоторые вещи на автомате, не дожидаясь подарков.

Взмыв в небо, мы стали подвергаться значительно меньшей опасности, чем ранее. Слишком высоко мы подыматься не могли, чтобы не утратить возможности использовать боевую магию против нежити, но урон теперь несли от редких молний лича и тех немногих стрел, что не попадали в грифонов, самой лакомой мишени для лучников-скелетов. А линия жизни у грифонов была длинной, не меньше, чем у наездника. Скелеты-мечники фактически утратили всякую возможность наносить нам ущерб, а скелеты-копейщики пытались метать в нашу команду копья, только те, взлетев на сорок-пятьдесят метров, никакого серьезного ущерба нанести уже не могли ни грифонам, ни наездникам.

Через пять минут сиявшая от азарта Адельхейд обратилась ко мне.

– Все, эликсиры кончились!

Блин, а я упустил из виду, что она все еще по неопытности действует по наземному алгоритму. Увлеклась, а если бы эликсиры кончились аккурат к концу призыва грифона? Тот бы ее спустил по заданному раз и навсегда алгоритму за последние пятнадцать секунд как раз в объятия нежити. Его дело предотвратить падение клиента на землю, а то, что земля сейчас невероятно опасна, ему не объяснишь.

Я тут же подлетел поближе, передал Адельхейд сотню эликсиров, и скомандовал.

– Завязывай с армагедоннами, восстанови магию до максимума, скоро призыв грифона заканчивается, будь готова скастовать полет, и спрыгнуть с него, когда он пойдет на снижение. А когда полет начнет истекать, у тебя должно хватить магии для того, чтобы призвать нового грифона, и сесть на него. Все поняла?

– Ой, а я что-то увлеклась! – добродушно улыбнулась Адельхейд, ничуть не испугавшись своей ошибки. Плохой признак, она уверена, что ничего плохого с ней не может случиться, раз ее рыцарь рядом. А то, что рыцарь сам нуб, и далеко не все может, ее не особенно по наивности смущает.

– Еще раз так налажаешь, будешь сидеть в таверне и вязать мне свитера, а я буду приходить вечером и рассказывать тебе о своих приключениях! – рявкнул на нее я. Обижать невесту мне не хотелось, но внедрить хоть немного здравого смысла в ее азартную голову было просто необходимо.

Адельхейд обиженно поджала губы, но своего я добился, она поняла, что раз я впервые в жизни начал ей грубить, значит, считаю высказанную мысль важной. Этого мне и надо было, с ее мощным интеллектом она теперь ее усвоит и будет использовать в дальнейшем.

Помаленьку-потихоньку, а когда все уже минуты три как пересели на новых грифонов, свита лича стала иссякать. Конечно, волка, пета Фарзана, мы на земле потеряли, хоть хозяин и приказал ему убегать, но он не успел. К концу жизни грифонов лич остался на земле один-одинешенек. Тут же Ратри отдала приказ спикировать к земле, и все на нее красиво высадились рядом с личем. Прям тебе великолепная семерка!

– Ну, давайте все одновременно долбанем молнией по этой дырявой голове! – скомандовала Ратри. Долбанули. Лич, жизни у которого оставалось кот наплакал, все так и остался стоять на месте, как ни в чем не бывало.

– Не поняла, – сказала удивленно Ратри, – он что, вообще бессмертный что ли? А как нам выполнить задание?

Не говоря дурного слова, лич воздел скипетр и долбанул ее молнией. Оландун выпила пару эликсиров и тут же отлечила Ратри, которая, задумавшись, даже внимания не обратила на действия лича.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Неожиданный поворот

– Я думаю, тут все проще, – заговорил Фарзан, – мы же не в данже, а снаружи. Скорее всего, кто-то из свиты еще остался в данже, надо туда пойти и грохнуть его. Тогда и лич станет уязвим. Да нам и по любому туда надо идти, тайники обыскивать.

Словно соглашаясь с ним, лич молча воздел скипетр и долбанул молнией по Фарзану. Оландун сокрушенно покачала головой, достала еще несколько эликсиров на ману, выпила и отлечила Фарзана.

– Ну тогда пошли в данж! – скомандовала Ратри, признавая идею правильной, – да и от ушлепка оторвемся, задолбал своими молниями.

Все тут же рванули к развалинам, где стена все еще была отвалена вбок, открывая вход в подземный коридор. Но лич таки успел долбануть молнией по Адельхейд. Тут же отлечив ее, я, дождавшись, когда остальные скроются в коридоре, уронил на него пятитонный валун. Несмотря на страшный хруст костей, лич все же уцелел. Костлявая рука начала шарить прямо из-под валуна, в попытке достать отлетевший в сторону скипетр. Я пнул скипетр, чтобы он улетел подальше, и лич не сразу его нашел.

Воспользовавшись тем, что подотстал, спросил Дхакуна, проходя мимо поднятой стены:

– Ну что, Дхакун, как он ее открыл, можно это сделать снаружи?

– Не думаю, милорд, похоже, открыл он ее заклинанием. Не зная заклинания, ее можно только сломать.

Плохо дело! Кому нужен данж, в который не зайти без моего личного присутствия или пары часов работы молотом? Если вообще эту стену можно сломать, мало ли какие условия игры. Этак еще и заставят деньги возвращать!

– Я бы обратил внимание, милорд, на тот путь, каким внезапно скелеты оказались за Вашей спиной, милорд. Похоже,


убрать рекламу


они пришли к поляне другим ходом, из леса.

– О, спасибо, а я уже и позабыл об этом! – поблагодарил я призрака. Конечно, так или иначе я бы об этом позже вспомнил и догадался, но сообразительность Дхакуна сэкономила мне время.

Быстро догнав группу, я пошел рядом с Адельхейд. Сомневаюсь, что тут еще остались опасные противники, но кто его знает? Осторожность не помешает!

– Выпей, как я, эликсир на ночное зрение, – посоветовал я Адельхейд.

– Уже, – ответила она.

– Стоим! Вижу тайник! – закричал Фарзан. Через полминуты у него в руках появился меч. Ага, видимо, тот самый меч атамана, который я в прошлый раз извлек, а потом уронил, сбегая от лича.

– По параметрам особенно не разбежишься, но бонус есть, пару сотен выручим, – оценил находку вор.

Движение продолжилось, арочные кирпичные своды, обросшие мхом, гулко отражали наши шаги, но никто на их звуки не появлялся. Впереди появилась развилка.

– Ну что, налево или направо пойдем, или разделимся? – задумалась вслух Ратри.

– Я бы не разделялся, – решил высказаться я. Не знаю, вполне возможно, что моя чуйка дергалась из-за антуража подземного данжа, полного тайн и опасностей, но на душе было неспокойно.

И тут мы услышали отдаленные крики.

– Помогите! Спасите!

– Откуда это? – удивилась Ратри.

– Сейчас узнаем, – ответил Фарзан.

Он пробежал метров пятнадцать вперед по левому ходу и замер.

– Тут ничего не слышно. А у Вас?

– Тут сейчас тоже ничего не слышно, – правдиво ответили мы.

– Ну, тогда подождем немного, – сказала Ратри.

Ждать пришлось минуты три. Когда уже практически решились идти наугад в один из туннелей, снова раздалось отчетливо слышное:

– Помогите! Спасите!

– Фарзан, ты это слышал? – тут же спросила его Ратри.

– Нет, ничего не было слышно.

– Вот и ответ, – удовлетворённо констатировала Ратри, – идем направо. Похоже, тут по сценарию еще и спасительная миссия.

Около минуты мы шли в полной тишине. Наконец, призыв о помощи повторился снова.

– Помогите! Спасите!

– О, совсем близко! – удовлетворенно сказала Ратри.

Еще через полминуты мы нашли, кто взывал о помощи. Сразу после очередного поворота перед нами предстала массивная железная решетка, из-за которой тут же заголосили:

– Помогите нам! Нас схватили скелеты и держат здесь!

Плохо различимые сквозь решетку узники просунули сквозь прутья руки и замахали нам, пытаясь привлечь наше внимание. Руки были вполне нормальные, никаких костлявок, как у нежити.

– Обычно спасительные миссии неплохо вознаграждаются, – довольно прокомментировал Горсадул, – помнится, как-то, когда я был еще нубом, я на этом деле отхватил очень редкий посох, которым и сейчас пользуюсь!

Тут он вспомнил, что рядом с ним стоит нуб, и покосился на меня, не обиделся ли я. Я и не думал обижаться, с моими уровнями я действительно еще нуб-нубом.

– Фарзал, сможешь открыть замок? – спросила Ратри.

– Плевое дело! – ответил тот, – это не замок, а сплошное недоразумение!

Приподняв гигантский замок, он шустро вставил внутрь отмычку и завертел ей. Раздался щелчок, потом еще один, и замок раскрылся.

– Оп-ля! – удовлетворенно сказал Фарзан, снимая замок и отбрасывая его в сторону.

Дверцу в решетке узники тут же открыли сами. Толкаясь, из камеры в коридор вывалились четверо мужчин, два орка и два гнома, все приличной комплекции и с уровнями от 105 до 120. Одеты они были в замызганную, но приличную одежду, в которой не стыдно ходить состоятельным горожанам.

– Огромное Вам спасибо за помощь! – начал один из них, – мы уже три дня провели за этой решеткой после того, как наш экипаж был захвачен личом и скелетами на дороге.

– Это было ужасно! – вторил ему следующий, – они набросились на нас как звери! Все мои товары были просто уничтожены на месте!

Ратри сочувственно кивала, очевидно, внимательно прислушиваясь к речам узников, и ожидая бонус за их освобождение, между тем я заметил нечто, что мне совсем не понравилось – несчастные узники, переглядываясь, перемещались так, что уже через десять секунд оказались между нами и решеткой, за которой только что были. Во всем это было нечто искусственное, и я инстинктивно придвинулся ближе к Адельхейд. И тут началось!

Все четверо внезапно подняли лица вверх и оглушающе взвыли. Тут же одежда стала рваться прямо на них под натиском стремительно растущих мускулов, руки стали удлиняться, а ногти трансформироваться в когти, лица стали стремительно покрываться шерстью и вытягиваться в подобие морд. А еще через секунду они набросились на нас!

– Оборотни! – Горсадул первым сбросил с себя оцепенение от охватившего всех удивления. В тот же миг стремительный рывок ближайшего зверя отбросил меня от Адельхейд, а он сам впился огромными клыками ей в шею. Оландун опрокинул, повалил на землю, и стал грызть другой зверь, еще два сцепились в схватке с Ратри, Куном и Горсадулом.

Подскочив как на пружине, я вонзил выхваченный меч в левое плечо оборотня, кинжал загнал в ребра с правой стороны, и, поскольку он не обратил на это ни малейшего внимания, не нашел ничего лучше, как вцепиться своими зубами в холку зверя, пытаясь отвлечь его от Адельхейд. Оборотень и на это не среагировал, и продолжал пить кровь из Адельхейд, которая забыла про все свои боевые навыки, и лишь протестующе хлопала его по плечам. Тут я сообразил выпустить пета, приказав ему тоже вцепиться в оборотня, и стал отлечивать Адельхейд заклинаниями. Также я быстро вызвал двух земляных элементалей, тоже натравив их на оборотня, и ударил его ледяной стрелой. Магию огня я использовать боялся, опасаясь, что она нанесет ущерб и Адельхейд. Пет спикировал, вонзил свои клыки в ляжку оборотня и только тут все изменилось. Парализующий эффект пробрал оборотня, он замер на месте, все еще сжимая Адельхейд лапами.

Разжав вонзившиеся в Адельхейд клыки оборотня, я с трудом выдернул Адельхейд из объятий монстра и тут же спросил ее:

– Как ты, милая?

– Жизнь почти на нуле, только что начали отсчитывать четыре секунды неуязвимости! – испуганно сказала она, отлечиваясь эликсирами здоровья.

– Бегом в клетку и закрой за собой дверцу! – скомандовал я, – можешь стрелять оттуда из своей трубки!

Адельхейд не стала прекословить и тут же метнулась за решетку, звякнула прикрываемая ей дверка. Я быстро огляделся, Оландун уже не шевелилась, оборотень догрызал ее останки, не обращая внимания на осыпавшего его ударами кинжалов Фарзана, Кун лежал на полу, отбиваясь от третьего оборотня, четвёртый впился в пятившегося от него Горсадула, а Ратри пыталась его оттащить от него. Я тут же отозвал пета от нашего оборотня и обрушил на монстра каменный блок в несколько тонн. Под удар попали и оба земляных элементаля, но тут уже я ничего поделать не мог, время было дороже. Мигнуло уведомление. Так, тут порядок!

– Фарзан, отойди, ты мне мешаешь! – закричал я.

Недоуменно оглянувшись, он все же отпрыгнул в сторону, и я обрушил еще один такой же блок на убившего Оландун оборотня. Снова мигнуло уведомление, что я тоже воспринял как хороший знак.

Я тут же направил пета атаковать оборотня, грызшего Куна, решив, что ему приходится хуже, чем более высокоуровневому Горсадулу, которого к тому же поддерживала Ратри. Парализованный оборотень замер, и я скомандовал Фарзану:

– Вытаскивай Куна!

А сам вцепился зубами в холку парализованного оборотня, рассудив, что повышу тем самым свои шансы перенять какой-нибудь полезный навык, напившись заодно его крови. Секунд за десять Фарзан справился, я разжал зубы, и отскочил подальше. Мигнуло уведомление. Сейчас не до этого!

Отозвав пета от оборотня, придавил его еще одним блоком. Снова мигнуло уведомление.

Мимо меня от решетки пролетела стрела, и впилась в бок последнего оставшегося оборотня. Тот взревел, не переставая грызть Горсадула, и лапой небрежно отбросил в сторону пытающуюся оттащить его от мага Ратри. Кланлид как сломанная кукла покатилась по полу, ударилась головой о стену и замерла, видимо, оглушенная. Место Ратри заняли мы с петом, вонзив зубы в спину оборотня. Едва тот оцепенел, тут же подскочил Фарзан и стал оттаскивать Горсадула. Оборотень так крепко сжал мага в объятиях, что их совместных с вором усилий не хватало. Я с удовольствием разжал челюсти, оборотни были невкусными и в рот набилось полно шерсти, и поспешил им на помощь. Втроем мы наконец вырвали Горсадула, а я стал пить эликсиры на ману. Восстановив ману, отозвал пета в инвентарь, и еще одним блоком упокоил последнего оборотня. Мигнуло уведомление.

Финал! – облегченно подумал я. И зря. Тут же в меня шваркнула молния.

Оглянувшись, я увидел, что в десятке метров стоит лич, который, видимо, когда валун развоплотился, нашел скипетр и пошел за нами на разборки.

Фарзан тут же метнул в него оба своих кинжала и лич осыпался потоком костей на пол. Мигнули один за другим два уведомления. Даже не прочитав, по размеру первого я понял, что он о выполнении задания. Ну все, больше сюрпризов быть не должно, лич погиб, значит бойцов у него в запасе в данже не осталось.

Я присел на ближайший блок, по-прежнему лежавший на расплющенном оборотне и вытер пот со лба. Ух, это было нечто!

– Сталь их, похоже, не брала! – сказал я Фарзану, – вот это экстрим!

Тот вначале лишь пожал плечами, но потом не выдержал и заговорил:

– И почему я не удивлен! Это же ты продал нам данж, как могло быть иначе!

К нам подошел все еще ошеломленный Кун, порванная и окровавленная одежда которого свисала с его доспехов, как декорации на Хэллоуин.

– Просто обалдеть! Спасибо, ребята!

Горсадул так и сидел в углу, куда мы его посадили, хотя уже и отпился эликсирами.

Тут в себя пришла Ратри и подскочила на месте, готовая продолжать сражение.

– Остынь, – сказал ей Фарзан, – все четверо мертвы. Но мы потеряли Оландун.

Скрипнула дверца в решётке, ко мне подошла Адельхейд в безнадежно испорченном, разорванном и окровавленном платье. Я заметил, что Фарзан поднял брови, заценив ее дорогой доспех и ставшее видным в разорванных рукавах спрятанное оружие.

– И это что, всегда так? – непривычно робко спросила Адельхейд меня.

Ответить я не успел, вмешалась Ратри.

– Простенький данжик для нашего молодняка, говоришь? Почему я купилась на это, дура доверчивая! Слава богу, хоть решила сама проверить. Да пошли я сюда молодняк, его бы прокрутили тут на фарш!

– Ты права, – серьезно сказал я Ратри, – данж оказался на поверку очень даже крутым. Что-то я с ним явно продешевил. Надо бы доплатить пару тысяч сверху.

Ратри впервые за все время нашего общения не нашла, что сказать в ответ. Только открыла рот, постояла так, и снова его закрыла.

– Классная подстава, – сказал задумчиво Фарзан, – даже две подставы. Первая – лич, очень редкий, не уникальный, или тем более легендарный. Ну что тут может быть опасного для игроков наших уровней? И вторая, очень креативная – бедные узники, мать их! Долбанные оборотни! Вот кто ожидает нарваться на оборотней в подземелье нежити? Программеры, наверное, здорово ржали, когда придумывали эти подставы!

– Кстати, лич! – вновь обрела дар речи Ратри, – надо бы пойти и грохнуть его, чтобы убедиться, что больше сюрпризов не будет. Что-то я дальше идти наобум по этим коридорам не готова.

– Все, спекся лич! – ответил я Ратри, – приперся сюда поддержать своих подопечных, только опоздал, и Фарзан его грохнул вон там. Да, тебе, как лидеру надо бы его облутать. Церемонии, призванные поднять клановый дух, и все такое.

– А это что за каменюки на оборотнях? – удивилась она.

– А это сюрприз от нашего друга нуба, который продал тебе этот данж, – тут же отозвался Фарзан, – какая-то у него крутая каменная магия, верно, Трой?

Я пожал плечами. Все и так было понятно.

– Ты не подумай чего, я так очень рад, что она у тебя есть, – продолжил Фарзан, – не будь у тебя этого заклинания, сейчас бы оборотни грызли наши косточки. Видимо, тут нужно было иметь серебряное оружие, хотя кто его знает, я еще с оборотнями в этом игре не сталкивался. Да и пет у тебя классный. Когда ты только успел им обзавестись и прокачать со своим уровнем! Кстати, сразу не заметил, у тебя, что, уже два легендарных достижения?

Я кивнул, не собираясь ничего объяснять. Фарзан удивлено покачал головой.

Ратри устало зашагала к личу, облутала его и вернулась в намного лучшем расположении духа.

– Чудный уникальный браслетик на мага, – промурлыкала она, – ладно, будет тебе доплата!

Я не стал ей говорить, что вообще-то пошутил, люблю я просто подразнить знакомых девушек. Видимо, Ратри из тех, кто шутки понимает буквально. Ну что сказать, тогда удачно пошутил! А то была у меня как-то девушка, которая мне постоянно говорила, что мои шутки меня до добра не доведут. Тоже оказалась из числа тех, кто шуток не понимает, и вскоре мы без взаимных сожалений расстались.

– Давайте пройдем по другому коридору до конца, – предложил Фарзан, – тут должны быть и другие тайники!

– Ну, вы идите, – сказал я, – а мне надо оборотней облутать!

– Мы подождем, – насупилась Ратри, – надо же и вещички Оландун забрать! Вот же не везет ей! Третий раз за две недели погибает!

Каменные блоки по очереди развоплощались, и я подсылал Адельхейд лутать тушки оборотней. Ей приятно, а мне без разницы, бюджет у нас уже общий.

Четыре оборотня принесли нам два свитка магии воздуха и земли четвертого уровня и два очень редких артефакта – меч и посох. Оба с хорошими бонусами, так что за пару тысяч продать можно будет. Ратри подобрала вещи Оландун, и мы, вернувшись к развилке, двинулись дальше по левому коридору.

После гибели лича все расслабились. Данж есть данж, этот был, действительно, с подставами, но общий принцип, что после получения оповещения о победе, данж на какое-то время становится полностью безопасным, тут вряд ли нарушат. Коридор оказался длиннющим, и Фарзан нашел в нем еще два тайника. И я нашел еще один тайник к всеобщему изумлению, прямо на потолке, видимо, сказалась прокачка навыка «Разоблачитель тайн» до седьмого уровня. Просто внезапно часть потолка, когда я на него посмотрел, выделилась красной рамкой и замигала. Никто из нас по росту туда достать не мог, поэтому я предложил Фарзану залезть на мои плечи. Через минуту он спрыгнул и протянул мне артефакт:

Браслет земной суеты. Очень редкий. Легенда гласит, что артефактор Мбиллура разочаровался в жизни после того, как его жена бросила его, сбежав к другому вместе с обоими детьми. Этот браслет стал его последней известной работой, потому что вскоре он исчез и никогда больше не объявлялся. Плюс пятнадцать процентов позитива к настроению, плюс три к выносливости, плюс один к ловкости. Время действия после активации – два часа.  

– Прикольная вещь, – сказал Фарзан, – впервые вижу магический антидепрессант. Протащить бы его в реальный мир, можно было бы продать за нехилые бабки.

– Ничего, и тут пригодится! – я протянул браслет Адельхейд, – одевай, если вдруг взгрустнётся!

Все уже успели притомиться, больше даже не от усталости, а от однообразия туннеля, когда он внезапно резко пошел вверх, и через полминуты мы уже стояли в лесу. Выход из тоннеля был практически незаметен в комле огромного обрушившегося дерева.

– Ну все, Ратри, – облегченно сказал я, – вот тебе и удобный вход в данж.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Тщетные усилия

Попрощавшись с командой «Львов Востока», мы вызвали грифонов и взмыли в воздух. Я вспомнил, что совсем рядом есть городишко, в котором у меня очень неплохо прокачана репутация после моих махинаций с местным мэром. Как его там, Падурилор вроде? До заката осталось совсем ничего, и я предложил Адельхейд остановиться в таверне этого городка, чтобы определиться с дальнейшими планами. Зашли мы в город в стелсе, Адельхейд категорически отказывалась менять порванное платье на одно из тех из сумки, что прихватила недавно в крепости, пока не смоет с себя кровь. Ну, и мне в стелсе тоже надежнее, из килл-листа агров меня никто не убирал.

Пока Адельхейд занималась гигиеническими процедурами, я решил просмотреть оповещения по данжу.

Вами убит скелет-мечник 63 уровня! Получен опыт 1680 единиц. 

Вами убит скелет-мечник 66 уровня! Получен опыт 1740 единиц. 

Вами убит скелет-мечник 61 уровня! Получен опыт 1620 единиц. 

Вами убит скелет-мечник 62 уровня! Получен опыт 1650 единиц. 

Вами убит оборотень 112 уровня! Получен опыт 3600 единиц. 

Вами убит оборотень 118 уровня! Получен опыт 3780 единиц. 

Получен новый навык: 

Ярость седьмой степени. В пылу сражения, когда Вас охватывает боевой азарт, Ваш урон увеличивается на 15 процентов. Вероятность критического удара повышается на семь процентов. 

Вами убит оборотень 105 уровня! Получен опыт 3380 единиц. 

Вами убит оборотень 120 уровня! Получен опыт 3600 единиц. 

Вы выполнили задание! Хмонтуй Ратри, бывший граф, обратившийся в лича, и его свита уничтожены! Вами получено 6000 опыта, плюс два к репутации в окрестных населенных пунктах.  

Получен тридцать пятый уровень. Не забудьте распределить два балла! 

Ну что же, жевание оборотней обернулось вполне себе полезным навыком. Оба балла кинул в удачу. Ну-ка, выпущу Принца, посмотрим, как у него с грейдом?

Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 38 уровень! 

Довольный, что его выпустили в комнате, где ему регулярно чешут брюшко, пет осмотрелся в поисках Адельхейд.

– Придётся тебе подождать, зверюга, – добродушно сказал я, – молодец, без тебя бы мы с оборотнями не справились!

И, протянув руку, почесал его за ухом. Пет тут же бухнулся на пол, там же где стоял, и развернулся брюхом кверху.

– Ладно, почешу я тебя, заслужил!

Из кабинки вернулась Адельхейд, с мокрыми волосами и в новом платье, и тут же присоединилась к почесу пета, сделав того абсолютным счастливым. Почес в четыре руки! Он даже несколько раз уморительно пискнул, показывая, как он нам благодарен. Но лицо Адельхейд было серьезным.

– Я сегодня много глупостей наделала, да? – тут же спросила она меня.

– Да нет, не сказал бы, – ответил я, – для начинающего бойца держалась вполне неплохо. Как у тебя с уровнями сегодня?

– Два взяла! – Адельхейд немного оживилась, – двадцать семь скелетов убила!

– Надо бы это отметить! – предложил я, – посиди тут, я сбегаю за бутылкой хорошего вина!

Я прекрасно помнил о задании короля добыть вина. Зачем мне корячиться, воруя виноград в параллельном мире, где за это убивают, если тут за серебряную монету можно взять три бутылки вполне приличного вина? И тебя продавец еще и горячо поблагодарит! Да, конечно, это не то качество, к которому раньше привык король с придворными, но если у них уже полгода никакого вообще нет, придираться они не должны. Да и в задании, слава богу, нет спецификаций наподобие: «принеси короля анжуйское 1678 года, того самого, когда совпало несколько природных факторов, сделавших вино урожая этого года уникальным по вкусу».

Чтобы осчастливить высокопоставленного заказчика, набил в сумку десять бутылок. И еще одну, самую дорогую, взял для нас с Адельхейд – мы сегодня заслужили. Выбрались из ловушки, из которой, по задумки короля эльфов, не должны были выбраться никогда, да еще и случайно, но очень продуктивно, встряли во взятие данжа.

– Итак, милая моя, – вернулся я к делам, когда бутылка почти закончилась, и мы стали больше уделять внимание заказанным внизу блюдам, – с чего все же начнем, с охоты на короля эльфов, как планировали, или сделаем перерыв, чтобы я мог выполнить поручения короля гномов?

Адельхейд отпила из бокала и задумалась.

– А что скажет по этому поводу Дхакун?

– Я бы рекомендовал отложить убийство короля Техвана II как минимум на несколько дней, – немедленно ответил призрак, судя по голосу, польщенный тем, что к нему обратились за советом.

– Почему? – спросил я, Дхакун явно хотел побольше пообщаться, и специально затягивал дело. Ну что же, наверное, быть призраком очень скучно, можно ему и подыграть.

– Сегодняшняя атака на площади наверняка взбудоражила всю охрану, милорд! – ответил Дхакун, – и то, что король думает, что он от вас наверняка избавился, не означает, что он сообщил об этом тысячам своих воинов. Минимум несколько дней бдительность будет очень сильно повышена, риск будет чрезмерно большим. Но быть бдительным долго невозможно, несколько спокойных дней, и покушение на короля будет и организовать, и провести, значительно легче.

– Сегодня я поняла, как легко оказаться в бою на краю гибели, даже если только что была уверена, что победа уже одержана, – решила высказаться и Адельхейд, – Трой, я не хочу лишнего риска. Я хочу отомстить, но не ценой моей или твоей гибели. Если Дхакун говорит, что надо обождать, пусть так и будет. А ты уверен, что справишься с заданиями короля гномов, и вернешься ко мне живым?

– Могу тебе в этом поклясться! – сказал я, и не обманывал ее, поскольку одна запасная жизнь у меня еще была. Если меня грохнут, выберу точку воскрешения в этом мире, вернувшись таким образом из параллельного, доберусь до Адельхейд, и будем вместе с ней вязать свитера в номере, пока не пройдут оставшиеся до истечения трёхмесячного срока пять недель. Хотя шучу, конечно, какие свитера, займусь развитием артефакторики. Навык продвинут выше шестого, опыт за него будут давать, буду прокачиваться таким безопасным способом. В принципе, я уже сделал, скорее всего, достаточно, чтобы попасть в пять процентов лучших игроков по окончании первого этапа, а там, авось, дадут еще дополнительные запасные жизни на следующий этап.

Меня также очень обрадовало появившееся у Адельхейд благоразумие. Она больше не рвалась отомстить любой ценой. Она была согласна отложить месть на время ради большей безопасности. По мне, так это обнадеживающие симптомы психологического восстановления после личной трагедии. Наступающего очень быстро для подобных травм, но разве на это можно жаловаться?

На следующее утро я покинул городишко через окно в таверне в стелсе. Все же я оставляю тут Адельхейд, а у меня много врагов, которым не стоит давать наводку на Адельхейд, прощаясь с ней в присутствии хоть игроков, хоть неписей. Утешало меня то, что до королевства горных эльфов отсюда было три десятка километров, и Адельхейд согласилась в ожидании меня никуда не выходить за пределы таверны.

Через сорок минут я уже протискивался через извилины пещеры, ведущей в параллельный мир. Метров за тридцать перед выходом я выпустил из инвентаря пета, приказав хорошенько проверить окрестности выхода из пещеры, поскольку прекрасно понимал, что выход на большую дорогу рядом с вражеским городом безопасным нельзя считать по определению. Я едва успел сделать с десяток шагов, как пет примчался обратно, возбужденно свистя, и тональность этого свиста не вызывала сомнений, что из пещеры мне лучше пока не высовываться. Внезапно раздался голос Дхакуна:

– Милорд, у входа в пещеру целая толпа чертей, просто ужас какой-то, весь склон заполнен ими. У меня сложилось ощущение, что они затевают очередную экспедицию в наш мир, и скоро войдут в пещеру.

Чума на их голову! Вот что бы им затеять свою экспедицию пораньше или попозже! Хотя нет, это я погорячился. Пораньше – меня могли бы грохнуть на подступах пещеры с той стороны, я же был уверен, что крепость освобождена, и вел себя при подходе к ней достаточно беспечно. Черти – страшный противник и в одиночку, а когда их столько…

Похоже, мне надо было срочно сматываться из пещеры обратно. К счастью, в изобилующей узкими местами и поворотами пещере черти не смогут часто пользоваться своей коронной фишкой – телепортацией, значит, их скорость будет незначительно отличаться от моей. Но осторожность не помешает, ближайшие несколько часов мне в окрестностях пещеры делать нечего.

И я не менее энергично стал совершать переход обратно в свой мир. Пет и Дхакун были на подстраховке позади меня, что позволяло все же не бежать, а удаляться с достоинством.

Выбравшись обратно на карниз над крепостью, я призадумался над дальнейшими действиями. Что же задумали черти, всего лишь вернуть контроль над крепостью, или их замыслы простираются дальше? Если их интересует только крепость, то это неплохо, я даже знаю, кто хорошо заплатит мне за эту информацию. Манивальд купил у меня эту крепость как одноразовый данж в прошлый раз, верно? И ничего не указывало, что он может стать многоразовым.

Нет, все же не все так просто. Я точно помню, что я писал ему, что данж, скорее всего, одноразовый. Так что с юридической точки зрения тут не все ясно. Если я напишу ему и предложу купить тот же данж снова, он может меня элементарно послать подальше. Главное, захочет ли послать, сказав, что уже купил у меня этот данж, или все же заплатит хоть что-то, чтобы не потерять со мной контакт на будущее? Тут надо было хорошенько подумать, прежде чем совершать резкие телодвижения.

Ну, а пока я думаю, надо прикинуть, как извлечь выгоду из случайно полученной информации прямо сейчас. Мимо этого выхода черти не пройдут, это единственный путь. Так, что у нас тут над головой? Еще три сотни метров почти отвесной скалы. А есть ли там какой-нибудь уступчик, на который можно перебраться телепортом? Хотя, вполне подойдет и полет.

Подозвав пета, я поставил ему задачу – ждать чертей, сидя на карнизе, и вылететь из пещеры только тогда, когда черти будут приближаться к выходу, дав мне тем самым сигнал. Скастовав полет, я стал медленно подниматься вверх вдоль откоса. Через две минуты я уже стоял над обрывом, оттачивая детали предстоящей операции. Ничего сложного.

Стоя над обрывом в ожидании появления противника, я невольно залюбовался прекрасным видом с него. Видно было все километрах на десять, вплоть до нескольких близлежащих сел, петляющего русла небольшой речушки и темной синевы горного озера, свидетельствующей о его большой глубине. Красота, еще более приятная по сравнению с красно-черной картинкой параллельного мира.

Пет взлетел с карниза, и закружил в воздухе, подавая мне долгожданный сигнал. Отозвав его в инвентарь, чтобы не тревожить чертей, я приготовился действовать. Буквально через минуту на карнизе появились два черных кучерявых силуэта. Пора!

Я тут же скастовал два десятка увесистых валунов прямо над пропастью, целясь в карниз. Вначале они летели практически беззвучно, но, когда набрали скорость, воздух вокруг них стал свистеть. Один из чертей задрал голову, толкнул в плечо своего напарника, и через секунду они оба уже телепортировались на стену крепости, с которой стали внимательно рассматривать падающие камни. Чертовское разочарование! Бдительные, твари!

Чтобы не выдать свою позицию, я отошел от края обрыва. Раздался грохот попавших в козырек валунов, затем он усилился. Мое воображение нарисовало, как упавшие на карниз перед входом в пещеру камни выбивают из него другие камни, и уже небольшая лавина устремляется вниз, чтобы упасть рядом со стенами крепости. Мигнуло уведомление. Так, а это уже интересно, неужели я прокачал лавинный навык на следующий уровень?

Вами убит черт 180 уровня! Получен опыт 6200 единиц. 

И как же это вышло? Я своими глазами видел, как оба черта успели телепортироваться на крепостную стену, а до нее лавина не могла достать ни в коем случае, наличие вверху обрыва было учтено мастерами при строительстве крепости. Не утерпев, я лег на камень, вынимая из сумки подзорную трубу, и осторожно высунул голову. Мое воображение сослужило мне хорошую службу, снизу подымалась пыль от обрушившейся с козырька лавины, и у подножия обрыва, среди еще катившихся камней, я заметил изломанную черную фигуру. А на стене крепости теперь было уже трое чертей. Похоже, что один из пары идущих за первой двойкой чертей успел перепрыгнуть на стену крепости, а вот второй – нет. Эх, все хорошо, за исключением того, что до лута не добраться!

Внезапно я понял, что черти пристально смотрят на меня, и даже показывают на меня пальцами, типично человеческим жестом. А вот это уже совсем нехорошо, вот уж не думал, что они такие догадливые и такие зоркие. Спустя еще секунду фигурки чертей с крепостной стены исчезли, они куда-то телепортировались. Очень важный вопрос – куда именно?

Ответ я получил, когда меня ударили кинжалом в шею со спины. Ни секунды не думая, я тут же сам скастовал телепорт подальше от обрыва, а затем полет, оттолкнулся как следует, и взмыл в небо. Ну, что вы теперь будете делать, адские создания? Телепорт классное заклинание, но телепортироваться можно только на пригодный для этого объект. Воздух таким заведомо не является.

Менее чем через секунду спустя все трое чертей уже были прямо подо мной, и метнули в меня свои кинжалы, поскольку я был еще не так и высоко, метрах в десяти над землей. Первые кинжалы были еще в воздухе, когда они метнули в меня и вторые. Я инстинктивно дернулся, когда одни кинжалы забарабанили по броне, отлетая вниз, а другие воткнулись в мою задницу, видимо, самую привлекательную мишень снизу, но тут же успокоился. Да, больно и обидно, но так они меня не убьют, а вот ради того, чтобы практически на халяву заполучить кинжальчик стоимостью в 4000 золотых, можно и потерпеть немного. Нагнувшись, я выдернул оба застрявших в икрах кинжала и засунул за пояс, тут же скастовав лечение. Черти подобрали упавшие вниз четыре кинжала, но снова метать их не стали, даже когда я вновь снизился до десяти метров. Жаль, жаль, похоже дошло, что так они меня просто обогащают.

Тут рядо


убрать рекламу


м с ними стали в мгновение ока возникать новые черти, по двое каждые пару секунд. Видимо, у них был какой-то коммуникатор, посредством которого выходящие из пещеры черти знали, что произошло, и куда прыгать. Я на всякий случай полетел ввысь. Вроде нет у них ничего серьезного, кроме телепорта, но мало ли, вдруг они обладают свойством колдовать коллективные заклинания, когда их много соберется?

Когда заклинание полета почти истекло, подо мной в полном безмолвии толпилась уже приличная толпа адских выходцев. Зловещая тишина давила на психику, они молча хладнокровно смотрели на меня, как я сам в прицел лука смотрю на аппетитную косулю. Спуститься пониже и скастовать на них армагеддон? Бесполезно, только немного подраню. Скидывать на них камни визуализацией? Тоже бесполезно, едва увидят летящий на голову камень, тут же телепортируются в сторону.

Пожав плечами, я вызвал грифона, забрался на него, и полетел в направлении Ленланлены. Почему туда? Надо проверить, как они себя поведут, может, отцепятся от меня? А если не отцепятся, то можно вывести их на городскую стражу, пусть она с ними разбирается. В Ленланлене у меня не так уж много друзей, чтобы переживать за город.

Едва я пролетел три сотни метров, как все прибывающая масса чертей тут же телепортировалась вслед за мной, оказавшись прямо внизу. Так, оставлять меня в покое после гибели одного из своих они явно не желали. Надо же, какие мстительные!

Продолжив полет, я все же задумался о том, что пора мне учиться извлекать больше коммерческой выгоды из своих поступков. Можно, конечно, и задницей зарабатывать, как показали последние события… ох, как паршиво это прозвучало… но надо и голову включать. Ну, выведу я их на Ленланлену, они разгромят полстолицы, но все же в конце-концов их всех положат, и в чем моя выгода? Нанести ущерб королю эльфов? Да нет, он счастливо и в безопасности просидит под охраной всю битву, а вот потом до него добраться станет значительно сложнее, после такого набега могут ввести военное положение и надолго удвоить бдительность. Нет, это не месть, а неверный тактический ход, который осложнит реализацию всей стратегии – добраться до тушки короля. Значит, в Ленланлену вести эту черную свору нет смысла.

Написать Манивальду, не желает ли он заплатить за инфу о чертях, с которых падает ценный лут? А вот это уже идея! На секунду глянул в интерфейсе, онлайн ли он. Ник светится зеленым. Всегда онлайн, прям как я. Видимо, быть кланлидом такого могущественного клана дело прибыльное, можно офлайн даже не работать, проводя в игре почти все время.

Написать ему, что черти рядышком с крепостью, и покружить тут, чтобы они никуда не ушли, в надежде, что я все же спущусь к ним пообщаться поплотнее? Но тут есть нюанс. Он тут же обнаружит, что черти прямо возле чёртового данжа, который я ему продал, и решит, что я их выманил оттуда, чтобы иметь основания снова ему продать данж, только не как данж, а как его выведенное в другое место содержимое. Скорее всего, заплатит, чтобы не портить отношения в будущем, но осадок точно останется. А может, и не заплатит, просто пошлет подальше? Значит, местные координаты для торговли не прокатывают, надо чертей отвести подальше от крепости. Тогда никаких сомнительных нюансов, мол, летел себе мирно за батоном в хлебную лавку, увидел всю эту толпу в лесу, вау, чувак, хочешь на них поохотиться?

Так, этот вопрос прояснен. Куда же вести эту ораву? Не хотелось бы случайно их вывести на мирный город или деревню. Открыл карту. Самое безлюдное место из открытых уже мной территорий лежало между Лантасирой и окрестностями хребта Гвамон. Ну что же, полетели! Можно остановиться сразу за хребтом, возле данжа кровавых колдунов. Координаты Манивальду прекрасно известны, привести партию воинов он сможет очень быстро.

Черти исправно прыгали за мной, как зайчики-мальчики, каждые триста-четыреста метров. Собралось их значительно больше, чем при предыдущей осаде крепости, как бы не сотен шесть. Чем больше становилось чертей, тем более неизгладимое впечатление производило их перемещение – несколько секунд, и большая толпа черных фигур с грозно поблескивающими кинжалами перемещается на несколько сотен метров. Если на пути попадался лес, они перемещались на верхушки деревьев и прыгали по ним.

Прошло пару минут. И тут я задал себе вопрос, а все ли хорошо продумал? Может, можно убить двух зайцев сразу? Не так и далеко отсюда находится замок, в котором меня так любят, что там даже на стенде висит листочек с наградой за мою тушку. А не зайти ли мне к ним в гости? Так, сказать, организовать темную пати, тут как раз гостей поднабралось примерно столько, сколько членов клана осталось у Унрау. Может, после этого он догадается отменить за меня награду? Хотя, зная этого ублюдка, скорее он ее удвоит.

Ладно, ну и пусть, зато веселья будет много! Да и желающих вступать в клан агров станет поменьше, значит, число тех, кто может создать мне проблемы на улицах посещаемых городов, также сократится. Вот это я понимаю, тактическая выгода!

И я тут же развернул грифона в воздухе. Чтобы попасть в гости к клану «Гром небесный», мне понадобится поменять пять-шесть грифонов и столько же раз скастовать полет, чтобы сделать это комфортно. Ничего, эликсиров у меня полно, главное, чтобы черная орава не утратила свой специфический интерес ко мне. Но пока что они преданно прыгали за мной, как старшеклассник за молодой фигуристой учительницей химии, любовью всей своей жизни.

Мысли тем временем не желали оставлять мою голову. Так, может после нового замка Унрау потратить еще минут сорок и отвести чертей прямо к замку Манивальда, так сказать, доставить товар на дом? Трудно сказать, хорошая ли это идея. Вроде бы и улучшенный сервис, конечно, ну а вдруг клиент оборзеет, и будет и в будущем ждать к себе подобного трогательного отношения? Ну его нафиг, это же не изнеженная Москва, а мир стали и крови!

Есть также вопрос, а пойдут ли черти за мной, после того, как я их сагрю на целый клан? И это умный вопрос, на который надо честно ответить. Шансов справиться у клана Унрау с таким противником, конечно, нет, но хоть нескольких чертей они все же завалят. Да и что такое клановый замок? Место, где постоянно появляются игроки, которые, ничего не подозревая, мирно заходят в игру, не зная, что окажутся прямо на поле боя. Вряд ли чертям не понравится возможность каждую минуту рвать очередного счастливчика на части. Зачем я им после этого?

Ясно, не будем все усложнять! Пришла пора писать Манивальду. Так, чертей я приведу к Унрау в гости минут через тридцать. Надо также дать им время насладиться свежим мясцом как следует и оставить о себе неизгладимые впечатления. Ну, значит, час.

– Привет, Манивальд! Есть информация, что через час орда тех самых чертей, которых мы громили в чертовом данже, навестит один замок низкоуровневого клана. Они их вынесут минуты за три, потом можно уже охотиться на чертей внутри крепостных стен на легальных основаниях. Засранцев штук до шестисот, лут будет богатым. Если интересно, мой тариф десять тысяч золотых, с дополнительным условием – надо от имени моего аккаунта купить игровую валюту за реальные деньги. После этого тут же высылаю координаты. Но есть условие, до указанного мной срока не появляться, чтобы не спугнуть чертей. Бить в захваченном замке их будет гораздо удобнее, чем на равнине. Устраивает?

С уважением,

Трой


Ответное письмо от Манивальда пришло, когда я как раз менял грифона. Устроившись на новом, я тут же открыл его и прочитал:

– Привет, Трой, все принимается. Реальные деньги не проблема, только займет до получаса времени. Шли пока координаты, буду искать того, кто был в тех местах. Будем через 57 минут.

Манивальд


Так, у меня есть клиент, только он сначала хочет товар, а потом будет платить. Ну что же, не доверять Манивальду у меня нет оснований, если с меня на следующем этапе снимут запрет по вступлению в кланы, его клан будет тем, в который я бы и хотел вступить. Менеджмент у него на великолепном для игры уровне!

Отправил координаты. Как раз пришло время пересекать горную цепь, отделявшую Лантасиру от царства гномов. Чертей это нисколько не обескуражило, телепортами взобрались на нее, телепортами и спустились. Я внимательно наблюдал, засекая время, которое им нужно для возобновления телепорта. Противник очень сложный, чем больше о нем удастся узнать, тем лучше.

Выходило, что минимальное время для нового телепорта было минимум две секунды, прояснить это помог именно подъем на обрывистые склоны и спуск, когда телепортом чертям пришлось пользоваться много раз подряд. Плохой новостью было, что телепорт у них был практически нескончаемым, видимо, это было не заклинание, а встроенная особенность выходцев из пекла. Слава богу, что им не дали еще и дистанционное оружие, а то противник бы вообще был невероятно сильный. Впрочем, если в обычной ситуации в параллельном мире их сопровождают бесы, то вот вам и дистанционная поддержка. Схлопотать огненным шаром в лицо – вещь, не очень способствующая безукоризненному здоровью.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Месть случайная и неслучайная

Через полчаса, в течение которых черти также бодро и неутомимо пересекали все препятствии на своем пути за мной, на горизонте показался замок. И по размеру, и по месту расположения это должен был быть новый замок моих старых противников агров. Не знаю, то ли раннее утро было тому причиной, то ли общая расслабленность агров, но на стенах замка я не заметил ни одного игрока. Что же, будет им сюрприз!

Грифон стремительно приближался к крепости, я специально спустился пониже, чтобы меня не было видно из верхних окон замка. Раздался сладкий звук сигнала, который, как я уже знал, означал, что на счет упали деньги. Похоже, Манивальд выполнил свои обязательства! Ну, теперь я вполне себе приличный донатер, с точки зрения админов, переваливший за тысячу баксов, и лишать меня всех преимуществ от заклинания визуализации они не должны.

А мне в голову пришла идея подзаработать еще немного опыта самому. Мой пятый грифон как раз должен был вот-вот развоплотиться. Дождавшись, когда черти телепортируются очередным огромным кругом прямо под меня, я сделал вид, что упал с грифона, и, размахивая руками и ногами, устремился к земле. Черти в мертвой тишине ждали моего падения им на голову, а дальше все зависело исключительно от моей ловкости. Я справился – скастовав полет в пятнадцати метрах от земли, замер в воздухе, а сам тут же сколдовал огромный плоский валун. Расчет был на то, что ждать будут меня, а прилетит пять тонн камня, и что не все в такой толпе смогут использовать одновременно телепорт. Это заклинание требует наличия полностью свободного пространства между точкой отправления и точкой приземления. До сих пор черти телепортировались волнами – начиная с тех, кто стоял на самом краю, видя перед собой свободное пространство для прыжка, а вслед за ними прыгали те, у которых тоже возникало после их прыжка впереди свободное пространство.

Сработало! Хотя черти внизу и отшатнулись в стороны от моего валуна как от ладана, насколько у них получалось в такой давке, телепортироваться они в толкучке не смогли – и валун с влажным шлепком вмял нескольких из них в почву. Уведомления одно за другим замигали у меня на интерфейсе.

– Охренеть! – раздался перепуганный голос со стены, оказавшейся в результате моих кульбитов буквально в нескольких метрах от меня, – напали! На нас напали!

Осталось неизвестным, планировал ли случайно вышедший на стену агр сказать что-то еще, поскольку черти снова сильно расстроились из-за гибели своих товарищей, но до меня, зависшего в воздухе, дотянуться не могли. А вот до перепуганного вестника о свалившихся на голову клана охренительного размера проблемах, стоявшего на стене – легко. Что тут же и сделали. Вокруг его фигуры при первых же словах возникли четыре черных силуэта и заработали своими ножичками. А потом они снова исчезли, видимо, заметив новые мишени, спрыгнули со стены во двор, поскольку со двора понеслись дикие крики. И тут же столпившиеся вокруг валуна черти мотанули волна за волной на стену, тут же снова исчезая и с нее.

Вызвав грифона, я залез на него, и поднялся повыше в воздух, чтобы не пропустить приятное зрелище. Двор был залит чернотой шкур чертей, среди которой мелькали редкие пестрые островки – агры, находившиеся во дворе в момент нападения, или сдуру выскочившие на шум из замка. Я решил, что терять такой великолепный шанс, когда прямо подо мной столько не смотрящих вверх мишеней, просто-напросто преступно, и зарядил два раза подряд прямо по двору каменный дождь из валунов размером со спелый арбуз. Уведомления о том, что кто-то погиб под валунами, только и успевали мигать на интерфейсе. Я бы и дальше так резвился, если бы не изменение картины боя – вырезав всех во дворе, что не заняло много времени, больше всех продержались два высокоуровневых НПС, охранявших ворота, черти устремились в гостеприимно открытые двери замка, практически исчезнув со двора. Теперь звуки боя и крики неслись исключительно изнутри трехэтажного строения.

Минуты через три большая часть чертей вернулась во двор, видимо, сделав свою кровавую работу. Но кидаться камнями было бессмысленно, демонстрируя высокий интеллект, черти разбрелись по всему двору, оставляя достаточно места между собой, чтобы успеть телепортироваться в случае моего очередного нападения, и не сводя с меня глаз ни на секунду. Ладно, я тоже не тупарь! Присмотрев камень воскрешения, который в замках действовал и как место для входа в игру, я направил грифона так, чтобы он летал прямо над ним. Когда через минуту фигура игрока материализовалась на круге, я был готов к этому. Через мгновение после того, как невероятно удивленного агра окружили донельзя осчастливленные его появлением черти, я скастовал очередной каменный град.

Все же черти действительно невероятно быстро учились, когда валуны упали, они обрушились только по уже падавшему навзничь после множества ударов кинжалами игроку. Ничего не мигнуло, и его завалить тоже не успел. Ладно, тогда не буду попусту тратить пока магию.

Еще через полминуты я решил, что попробую реализовать другую идею, уже по поводу не опыта, а денег. С грифона я отлично видел, что за пределами крепостной стены ни одного черта нет, они все устроились либо в замке, либо во дворе. Я дождался, когда первый валун, которым я угостил чертей прямо перед замком, развоплотится, и тут же телепортировался на его место. Я знал, что у меня всего несколько секунд облутать убитых валуном чертей, поскольку противник очень хорошо соображает. И я успел. Когда обескураженные моим исчезновением с грифона черти попрыгали на крепостные стены, посмотреть, не видно ли меня где-нибудь в поле, я закончил лутать трупы, закинул собранную добычу в инвентарь не глядя, затем скастовал полет и как можно сильнее оттолкнулся от земли. Надо было видеть разочарованные морды чертей, телепортировавшихся со стены на поле в надежде схватить меня, когда я взлетел над ними!

Потихоньку поднявшись повыше, я дождался, когда полет будет на исходе, и только тогда вызвал грифона, и пересел на него. Нечего транжирить эликсиры на магию!

Следующие минут двадцать пять прошли довольно однообразно. Черти теперь были не только во дворе замка, но и на крепостной стене, не желая больше давать мне шанс скрыться из вида за ней, время от времени на портальном кругу возникал очередной соратник Унрау, которого черти резали на месте кинжалами чуть ли не на ощупь, не сводя уважительного взгляда с меня. Наконец, посмотрев в очередной раз на лес, я облегченно вздохнул.

Среди стволов деревьев возникло множество фигур, солнце рассеяло по округе множество зайчиков от дорогой брони, черти оживились, думая, что к ним движется новая добыча. А дальше началась всеобщая свалка. Часть чертей с крепостной стены телепортировалась к воинам Манивальда в тот же момент, как часть воинов Манивальда телепортировалась на крепостную стену, ряды противников смешались, началась сеча. Я в драку не лез, не имея иллюзий по поводу своих параметров в сравнении с воинами Манивальда. Это для меня чрезмерный риск. Мои задачи были намного более прагматичны – заработать еще денежек. По поводу опыта я смирился, решив, что больше приличного шанса не представится.

Манивальд привел с собой сотен пять воинов, больше, чем у него было, когда мы атаковали чертов данж, видимо, проникся к чертям, как к противникам, должным уважением. Тоже можно понять, он хоть и потерял в прошлый раз всего несколько десятков бойцов, уничтожив несколько сотен зомби и чертей, все же в лице погибших соклановцев наверняка получил недовольных, шедших за опытом и лутом, а оказавшихся на круге возрождения.

Вскоре бой кипел везде, и в лесу, и на просторах равнины, окружающей замок, и на крепостной стене, и в замковом дворе. Бойцы Манивальда практиковали новую тактику, разбиваясь на двойки, которые сражались, стоя спиной к спине. Это напрочь лишало чертей их любимой тактики – резать врага, оказавшись телепортом у него за спиной.

Колоссальное преимущество по уровням и использование новой тактики быстро принесло свои плоды – черти гибли и гибли, все больше неподвижных черных пятен выделялось на траве и камнях. И в этот момент зарезанные получасом ранее игроки агров стали массово трансформироваться в зомби. Больше всего пострадали те игроки Манивальда, которые оказались внутри крепостной стены. Некоторые из них были сметены внезапно обрушившимися на них прыжками зомби и оказались буквально погребены под ними. Кто-то смог выбраться, кто-то нет, повезло в основном танкам, обладающим как огромным здоровьем, так и силой. ДД в этой ситуации, когда ловкость не могла помочь, оказались в основном обречены. Лишь нескольких из них удалось спасти ворвавшимся во двор на помощь бойцам, успевшим положить большинство противников на равнине и в лесу, и примчавшимся на крики о помощи. Часть этих криков принадлежала мне, я сыграл роль корректировщика. Три сотни набившихся во двор бойцов Манивальда быстро перебили всех зомби и чертей во дворе и устремились внутрь замка. Очень разумно, почему бы и не пограбить заодно уже и так пострадавший от чертей клан?

Я тут же, кляня себя за то, что как последний лох позабыл о заклинании «призыв крота», скастовал его, авось что еще успею подобрать. Выбор оказался неплохим, но появилась неприятная дилемма. Вдруг крот утащит что-нибудь из того, что принадлежало погибшим во дворе или в замке бойцам Манивальда? Убитый воскреснет, увидит меня на своей карте, примчится сюда, начнутся разборки. Пришлось, скрепя сердцем, брать охранный артефакт замка – он то уж точно принадлежит аграм.

После этого я спустился во двор, ставший вполне безопасным, в попытке найти еще хоть какой-нибудь лут. К сожалению, бойцы Манивальда прошли по нему как саранча по полю пшеницы, подобрав весь лут и с чертей, и с зомби, в том числе и с той нечисти, которую я угробил до их появления валунами. Ну, этого следовало ожидать!

С другой стороны, грех жаловаться, пара уникальных кинжалов, какой-то лут, снятый с чертей, погибших перед стеной, много грейда, десять тысяч золотых монет от Манивальда, имитация донатства на крупную сумму – и все это за какое-то утро? Пару таких неделек – и золото с артефактами складывать в номере негде будет!

Ко мне подошел вышедший из замка Манивальд, весь в крови, с очень довольным видом вытирая свой меч о тряпку, которую извлек из инвентаря. Как и в прошлый раз, свой лук он на дело не взял, зная, что против такого противника это бесполезное оружие.

– Ну что брат, снова ты нас порадовал! – улыбнулся он мне, – о, да у тебя новое легендарное достижение! И что же ты нашел такого?

– Если я отвечу, это обойдется тебе в сто тысяч золотых, – с таинственным видом сказал я, – впрочем, я уверен, что ты их с удовольствием отдашь, когда узнаешь, что стоит на кону.

Манивальд весь подобрался, словно тигр перед прыжком на зазевавшегося на водопое оленя:

– Ну-ка с этого места давай поподробнее, дружище Трой!

– Что ты знаешь о параллельном мире? – ответил я вопросом на вопрос.

– Ни черта не знаю! – предельно честно ответил Манивальд, что меня порадовало. Еще недавно он не решился бы на такое откровенное признание, а поизображал бы попытки вспомнить, пытаясь соответствовать своему высокому статусу. Видимо, я вхожу в доверие.

– Что ты скажешь, если узнаешь, что из этого мира есть скрытый проход в другой, точно такой же по размеру, но в нем шесть рас терпят поражение от сильного захватчика и стонут в ожидании подмоги из нашего мира?

Манивальд не пытался изобразить предельный интерес, он был воплощением предельного интереса:

– Такого же размера, как весь этот мир, со всеми королевствами и замками, лесами, горами и морями?

– В точности! – ответил я.

– И весь он захвачен одним противником, и он не принадлежит ни к эльфам, ни к оркам, ни к людям, гномам и гоблинам?

– Абсолютно точно! – подтвердил я, – все традиционные пять рас выбиты из своих замков и городов и скрываются в немногочисленных убежищах. Тот, кто победит захватчиков, сможет решать, возвращать ли королей на престолы, и на каких условиях. Или сможет сам стать императором всего параллельного мира.

На Манивальда было любо-дорого посмотреть. Прожженный менеджер, произведший на меня немалое впечатление своим хладнокровием и управленческими качествами, был выбит из колеи, но ему это состояние со всей очевидностью нравилось.

– Тебе сейчас перевести деньги? – только и спросил он.

– Погоди, у меня есть тут еще некоторые дела перед походом. Надо разобраться кое с кем. Но, как договаривались, ты у меня первый на очереди.

– Только смотри, не забудь об этом! – сказал Манивальд, понявший, что давить на меня бесполезно, – а то я расстроился, услышав о данже, что ты вчера продал Ратри.

Вот же хорошо поставлена у него разведка! Небось кто-то из соклановцев Ратри пытается попасть в крутой клан, сливая деликатную инфу о «Львах Востока».

– Да там такой данж, что одни слезы, мы его всемером сделали, – ответил я, – у тебя такого молодняка небось нет, чтобы в нем мог грейдиться.

Я сказал пусть и не всю правду, но именно то, что сам предполагал, когда толкал данж Ратри. Конечно, как оказалось на практике, пользу он мог принести и Манивальду. Но кто же знал?

Из дверей замка вышел и тут же подошел к нам заместитель кланлида Таймар. Дружески пожав мне руку, он заговорил:

– Манивальд, а ты в курсе, что черти напали на замок, в котором, похоже, жила секта, поклоняющаяся нашему другу Трою? Там в одном из самых богатых кабинетов целый стенд, на котором все про него. И сектанты так хотели с ним поближе общаться, что даже назначили 2500 золотых в награду за него!

– А, так бывшие «Черные соколы» теперь тут базируются! – сообразил Манивальд, – как их теперь там зовут?

– «Гром небесный», – тут же ответил Таймар, – они переименовались в попытке избежать нашего возмездия.

– Вот же неудачно вышло, – проворчал Манивальд, – я-то приказал временно оставить их в покое, чтобы они обросли деньгами и артефактами, прежде чем мы снова за ними придем. Ну ладно, атаковали случайно раньше, чем надо, но этот замок мы, конечно, тоже оставим себе.

– Похоже, Трой, твоим врагом лучше не быть, – прокомментировал Таймар, внимательно смотря мне в глаза, – что-то я сомневаюсь, что черти тут случайно оказались. Я помню твой рассказ, как ты не поладил с Унрау. Но как ты наладил этим бедолагам чертей в постель? Неужели все эти ритуалы по призванию нечисти работают?

– Секрет фирмы, – улыбнулся я. Впервые за все наши встречи я чувствовал себя непринужденно в окружении топов «Гордости победителя». Даже если они и узнают всю правду про то, что я украл у них артефакты, чтобы сагрить их на «Черных соколов», ничего они мне теперь не сделают. Я курица, приносящая золотые яйца. И, как они уже поняли, очень коварная и мстительная курица. Да и за что на меня злиться? За данный им благожелательно воспринимаемый общественностью повод раз за разом ощипывать неудачливых агров?

Еще через пару минут я уже несся на грифоне над жидким лесом в городок, в котором оставил Адельхейд. Учитывая, сколько набралось добычи, неблагоразумно тащить ее всю с собой в параллельный мир.

Проникнув в город и таверну в стелсе, я обождал, когда он закончится, стоя за дверью своей комнаты, чтобы не напугать Адельхейд, и только потом вошел.

– Трой! – Адельхейд выскочила из-за стола, за которым сидела, разложив вокруг множество трав и эликсиров, и бросилась обнимать меня. Учитывая нашу разницу в росте не в мою пользу, даже после линьки, броситься мне на шею она никак не могла, как бы красиво это не звучало. Но низкий рост не мешал мне крепко сжимать ее в объятиях, чувствуя себя новым русским, подцепившим модель ростом на голову выше себя, – неужели ты уже побывал у короля гномов и выполнил все его квесты?

За какие-то пять минут я рассказал Адельхейд, как непредсказуемо поменялись все мои планы, и стал выкладывать лут на стол. Кроме двух солидно выглядевших уникальных кинжалов, шкур и склянок с кровью чертей, мне достались три свитка четвертого уровня со стандартной магией, и уникальный браслет:

Браслет мрака. Уникальный. Выносливость плюс три, ловкость плюс четыре, может раз в час на десять минут создавать сумерки на десять метров вокруг владельца. 


Адельхейд тут же схватила браслет, надела на себя и сказала:

– Хочу сумерки!

И внезапно в комнате стало темно, яркость десятка стоявших в разных местах свечей снизилась минимум наполовину.

– Ценная вещь, – сказал я ей, – продавать ни в коем случае нельзя. Великолепно, если надо спрятаться от врагов, особенно вечером, в лесах, подлесках, всяких оврагах и пещерах.

– Не уверен, милорд, – неожиданно вклинился в наш разговор Дхакун, что происходило без веской причины крайне редко, – перед использованием в действии необходима долгая тренировка на местности. Иначе можно как раз привлечь к владельцу внимание пятном тьмы, неуместно смотрящимся на неподходящем для этого рельефе.

Я хмыкнул.

– Да, похоже, что ты прав. Ну что же, никто не мешает нам выделить несколько часов, и проверить, как эта штука выглядит в разных условиях.

В целом неплохой улов. На трех чертях меня откровенно кинули с лутом, выдав грошовые магические свитки, зато четвертый принес браслет стоимостью под четыре тысячи. Появилась также возможность внимательно изучить уведомления.

Вами убит черт 172 уровня! Получен опыт 5960 единиц. 

Вами убит черт 178 уровня! Получен опыт 6140 единиц. 

Вами убит черт 170 уровня! Получен опыт 5900 единиц. 

Вами убит черт 173 уровня! Получен опыт 5990 единиц. 

Вами убит черт 178 уровня! Получен опыт 6140 единиц. 

Получен тридцать шестой уровень. Не забудьте распределить два балла! 

Вами убит черт 175 уровня! Получен опыт 6050 единиц. 

Вами убит игрок 47 уровня! Получен опыт 1240 единиц. 

Вами убит черт 180 уровня! Получен опыт 6200 единиц. 

Вами убит игрок 78 уровня! Получен опыт 2260 единиц. 

Вами убит черт 179 уровня! Получен опыт 6170 единиц. 

Вами убит черт 174 уровня! Получен опыт 6020 единиц. 

Два балла я тут же кинул в удачу, верный стремлению несколько подтянуть своего персонажа к ремесленнику. В любом случае, ловкость и удача мне не помешают и на поле боя. Быстрее среагировать из-за ловкости, получить менее тяжелое ранение из-за удачи – дорогого стоит.

Визит в таверну «чтобы скинуть лишние вещи», растянулся на несколько часов, плавно перейдя в обед. Впрочем, я не гнал коней, утро вышло таким продуктивным, что можно было немного и расслабиться. Также мне все больше нравилась идея посетить захваченный адской армией город ночью, предварительно нацепив и новый браслет с дополнительным эффектом на сумерки. Этот эффект можно использовать при пересечении опасных мест, я уже знаю, что черти видят игроков под стелсом, но пусть попробуют рассмотреть меня ночью без всякого стелса со всеми моими артефактами на скрытность и включенной функцией искусственного сумрака. Вот уж кстати попавший в руки артефакт так кстати!

Выдвинулся я в четыре часа, не забыв возобновить запасы потраченных эликсиров. Вначале я планировал навестить Перфундара, получить вознаграждение за винный квест и освободить место в сумке под трофеи. Потом планировал поспать пару часов в выделенном номере, а уже затем в сумерках начать движение к оккупированному адскими созданиями королевскому дворцу, чтобы прибыть туда в полной темноте.

Но жизнь опять оказалась богаче моих планов. Спасли от неприятностей меня как моя осторожность, удвоившаяся после утреннего столкновения с чертями, так и моя новенькая подзорная труба. Рассмотрев с высоты крепость, я не заметил там присутствия чертей, и обратил свое внимание на вход в пещеру. После минутного изучения, не нашел там ничего опасного, и начал к ней подлетать, продолжая ее внимательно изучать. Вдруг что-то блеснуло в глубине пещеры, и я остановил грифона в сотне метров от нее. Я точно помнил, что первые пару десятков метров от входа, куда сейчас попадали лучи вечернего солнца, не было ничего, что могло дать такой отблеск. Тут же выпустил из инвентаря пета, мигнуло сообщение:

Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 39 уровень! 

Поздравлять пета не стал, просто направил его к пещере. Уже через минуту я точно знал, что там меня ждет засада, радар пета высветил три высокие черные фигуры. Видимо, солнце блеснуло на кинжале одного из притаившихся в пещере чертей.


убрать рекламу


На этом мой великий поход в параллельный мир завершился. Соваться в тесную пещеру, где меня быстро порежут на конфетти своими кинжалами высокоуровневые противники, было бы глупо. Но встал другой вопрос, как отступить, не получив очередной хвост из чертей?

Решил вопрос по-простому. Пользуясь тем, что день был облачный, взлетел вертикально вверх, скрывшись в густых белых тучах. А уже потом взял обратное направление к Адельхейд.

Мелькнула мысль о коммерциализации ситуации. Но я тут же отказался от идеи информировать Манивальда о возникновении чертей в чертовом данже. После моего рассказа о проходе между мирами, он может быстро сообразить, что ранее неизвестные его клану черти как раз и могут быть такими пришельцами, и начать целенаправленно искать такой переход в окрестностях крепости. И плакали мои сто тысяч!

Я решился обсудить с ним тему про параллельный мир, чтобы уточнить, готов ли он заплатить такую приличную сумму, изучить его реакцию на мое предложение. Идея была сначала выполнить полученные от Перфундара задания, а уже потом продать Манивальду переход, чтобы не иметь конкуренции по заданиям. Теперь получалось, что без Манивальда мне и пещеру-то не пройти. Может, можно тогда уже и продать информацию?

Подумав во время обратного перелета над идеей, решил все же еще обождать. Сама идея освобождения параллельного мира от захватчиков из ада сулила грандиозный грейд и лут. Это означало, что мне, а, возможно, и Адельхейд, есть смысл сопровождать войска из нашего мира во время акции. Но тут несколькими днями не обойдешься, речь надо вести, скорее всего, о месяцах войны. Разумнее будет приступить к этому после окончания нашей эпопеи с королем эльфов.

На мое второе неожиданно раннее возвращение Адельхейд отреагировала не менее восторженно, чем на первое. Обсудив сложившуюся ситуацию, мы решили три дня посвятить поиску матерых хищников в окрестных лицах, чтобы перенять их навыки, выпив добытую кровь. Но сначала я достал из шкафа выложенные вчера четыре склянки с кровью оборотней.

– Я получил от них очень неплохой навык – ярость седьмой степени, когда пил их кровь в подземелье, – сказал я Адельхейд, – думаю, тебе стоит выпить эти четыре склянки. Ты помнишь, какие они сильные противники. Авось и ты что полезного получишь!

Адельхейд вновь не колебалась и не спорила. Вот по этому аспекту ее искусственный интеллект не выглядел типичным для женщины. Я представил, что было бы, предложи я выпить четыре склянки с кровью оборотней игроку-женщине. Следующие полчаса я бы отвечал на сонм вопросов, наподобие: А не превращусь ли я в уродливую волчицу? А не отрастут ли у меня волосы на лице? А давай выпьем эти пузырьки пополам? У ее же ИИ, очевидно, строго действовал императив – грейд – это святое!

Опустошив пузырьки, Адельхейд призадумалась, меня же томило любопытство. Я прекрасно понимал, что что-то она получила, раз молчит, видимо, читает, и анализирует, какую пользу сможет извлечь. Наконец она все же заговорила:

– Глянь-ка и ты!

Мигнуло оповещение.

НПС Адельхейд предлагает Вам ознакомиться со своими навыками и достижениями! 

Ну так с удовольствием, а то уже весь извелся от ожидания! Ну, что тут новенького?

Дикий зверь седьмого уровня. Не важно, спите Вы или бодрствуете, но Вы анализируете и оцениваете происходящее вокруг Вас, острота восприятия органов чувств выше на сорок процентов. Готовность к немедленному отпору при неожиданном нападении во время сна выше на шестнадцать процентов. 

Закалка восьмого уровня. Негативное воздействие ветра, холода или жары на организм снижено на сорок процентов. Заклинания водяной магии и магии огня наносят на восемнадцать процентов меньше повреждений.  

– Поздравляю! – обрадовался я, – ничего лишнего, великолепные навыки! Прямо хоть целенаправленно охоться на оборотней, ни мне, ни тебе ничего плохого не дали!

Через пять минут мы посредством стелса покинули город и стали углубляться в лес. Еще более заматеревший после грейда пет кружил вокруг нас. Свой арбалет я отдал Адельхейд, сам вооружившись луком. Вечером решил зайти в лавки кузнеца и плотника, и заказать запчасти и стрелы для еще трех. Один арбалет сделаю себе, а пара запасных никогда не помешает, заодно авось прокачаю навык мастера легкого вооружения до третьего уровня.

За следующие три дня мы с Адельхейд перебили массу зверья. По уровням не подросли, но шесть склянок с кровью матерых хищников нам в коллекцию попало. Барсук, горностай, ласка, рысь и два мутанта (один был помесью летучей мыши, от которой взял морду, и орла, от которого досталось тело, второй – причудливой смесью крота и кабана) – все на очень серьезных уровнях. Три пузырька выпила Адельхейд, три я. Адельхейд снова получила два навыка, мне достался один. Мой навык был получен от горностая, и был очень неожиданным для зверя, хотя и очень полезным для меня:

Любопытство шестого уровня. Когда Вы чем-то интересуетесь, готовность окружающих удовлетворять Ваше любопытство выше на четырнадцать процентов. Способность быстро обрабатывать полученную информацию возрастает на восемь процентов.  

Я живо представил, как горностай засовывает морду в мышиную нору, и перепуганные мыши готовы поделиться всем, не только информацией, но и пищей, детьми, даже жилье готовы отдать, лишь бы уцелеть. Ну да, такая машина для убийства с точки зрения всякой мелочи!

Навыки Адельхейд были получены от мутантов. Летающий дал навык, который мне понравился с точки зрения возросшей безопасности Адельхейд, но вот ей он не глянулся:

Планирование восьмого уровня. Вам легче управлять своим телом во время полета на восемнадцать процентов. Скорость падения снижается на пятнадцать процентов.  

Адельхейд злилась из-за того, что теперь будет получать меньше кайфа от наших прыжков с грифона, которые очень полюбились нам обоим. Пятнадцать процентов замедления при падении, конечно же, отберут у нее часть эндорфинов. Я же был доволен тем, что при любом падении ей будет удобней приземляться, а при прыжках с высоты сократится риск травмирования. Не всегда же есть возможность использовать полет или телепорт, когда просто не успеваешь, когда может элементарно не хватить маны.

Кротокабан дал Адельхейд навык, за который бы любой спелеолог отдал бы все наличные и побежал в банк снимать и безнал:

Подземный рывок восьмого уровня. Если вы передвигаетесь по экстремально узкому ходу, движение рывками способно увеличить Вашу скорость на восемнадцать процентов. Способность прорваться сквозь препятствие выше на шестнадцать процентов.  

Вечером третьего дня мы устроили совещание с Дхакуном по поводу нашего запланированного нападения на эльфийского короля. Главный итог совещания был прост – время пришло!

Чтобы долго не тянуть, в столицу мы проникли той же ночью. На рассвете Дхакун за два часа собрал необходимую для нас информацию. Два дня назад регулярные казни возобновились, но с одним изменением – теперь на площади казнят и эльфов. Сегодня ожидается очередная казнь в 12.30.

Требование Адельхейд увидеть смерть короля своими глазами я решил удовлетворить без лишнего для нее риска, сняв на время казни комнату, выходящую окнами на площадь, в доме у богатого купца, считающего, что мало золота не бывает. Тем самым и себе развязал руки – можно будет действовать гораздо свободнее и мобильнее, как в вопросах нападения, так и отхода.

В толпу я зарылся, как и в прошлый раз, выбрав момент, когда массовый поток зевак сделал какую-либо проверку присутствующих малоэффективной, но место на площади еще можно было выбрать. Я пристроился в сорока метрах от королевского помоста, изредка маневрируя, когда Дхакун сообщал о движении всяких подозрительных НПС в моем направлении.

Поскольку сцены казней мне обрыдли по самое не могу, действовать решил сразу, как на помосте появится король. Как обычно, он тянуть не стал, явившись на пятнадцать минут раньше. Все, что я дал садисту – так это возможность усесться в кресло и уставиться вожделенным взглядом на раскладываемые новичками-палачами пыточные инструменты. А затем скастовал над головой Техвана II пятитонную гранитную глыбу, круглую и вытянутую, как веретено, направленную острием прямо на его корону. Через секунду она с треском смяла и короля, и его переносной трон, и тут же вбила их в помост, прорвавшись и сквозь него. Гулкий удар о мостовую завершил сцену атаки, а глыба так и осталась стоять в вертикальном положении, удерживаемая досками помоста по бокам.

Придворные, еще несколько секунд назад стремившиеся пробиться поближе к королю, брызнули с помоста в разные стороны, как тараканы, между которыми опустился грозный тапок. На площади воцарилась гробовая тишина. Если во время падения глыбы еще было несколько испуганных вскриков, то сейчас все замерли, ошалев от неожиданной смены декораций на помосте.

Мигнуло уведомление. Короткое, видимо, о смерти короля. Тут же мигнуло длинное, значит, о выполнении задания. И тут же еще одно, скорее всего, насыпанный опыт привел к поднятию на один уровень. И еще одно – черт его знает про что. Невзирая на то, что я все еще не выбрался с площади, и ни о какой безопасности речи еще не было, я испытал подлинное облегчение. Со всей командной цепочкой, приведшей к смерти родителей Адельхейд, мы разобрались. Мертв министр обороны, мертв и король. Моя девушка должна теперь успокоиться и начать восстанавливаться после всего этого дерьма еще быстрее. Да и на душе теперь хорошо. Сами напросились.

Внезапно огромный валун, мирно лежавший на останках короля, шелохнулся. Толпа удивленно вздохнула, и я вместе с ней. А затем он еще ощутимее вздрогнул, словно кто-то пытался выбраться из-под помоста, и выталкивал гранитное веретено из пробоины в нем. Передние ряды зевак в толпе, почуяв неладное, стали пытаться отодвинуться от помоста подальше, но куда там, ротозеям в задних рядах было интересно, что же будет происходить дальше, и они поддавливали, пытаясь приблизиться поближе. Что-то у меня появились какие-то нехорошие предчувствия, рекомендовавшие побыстрее покинуть площадь. Валун дернулся в третий раз, и вдруг стал медленно приподниматься над проломом, словно кто-то очень сильный его поднимал. Проклятье, так убил ли я короля или нет? Несмотря на то, что представавшая перед глазами картина как завораживала, так и напрягала, я отвлекся на несколько секунд, чтобы ознакомиться с мигавшими уведомлениями:

Вами убит король горных эльфов Техван  II  293 уровня! Получен опыт 12980 единиц. 

Вы выполнили задание, смерть родителей Адельхейд отомщена! Получена награда: 20000 опыта, 5000 золотых, плюс десять к репутации у Адельхейд.  

Усовершенствовано достижение: 

Гроза коронованных особ второго уровня. Трепещите, короли! Вы дважды вкусили царской крови и теперь Ваши атаки против королей на пятнадцать процентов смертоноснее. 

Получен тридцать седьмой  уровень. Не забудьте распределить два балла! 

Все было примерно так, как я и ожидал. Но если король убит, то что за чертовщина творится с валуном и помостом?

Закрыв интерфейс, я увидел, что за те несколько секунд, что я читал уведомления, многотонный валун приподнялся еще минимум на полметра. Передние ряды зевак охватила настоящая паника, они яростно толкали тех, кто стояли за ними, в попытке отойти как можно дальше от королевского помоста. И предчувствие их не обмануло. Огромный валун снова вздрогнул, а потом вылетел из пролома, как пробка из бутылки, и покатился по помосту к краю. Все еще стоявшие вокруг помоста охранники рванули от приближавшегося валуна в стороны. Падение с помоста валуна сотрясло площадь, но камень приобрел еще большую скорость за счет падения, и покатился прямо в толпу, сминая передние ряды.

Несмотря на отчаянные крики и хруст костей пострадавших, все внимание уцелевших было обращено не на камень, а на пролом. И это можно было понять. Из дыры в помосте, треща отлетавшими в стороны досками, поскольку отверстие было ему маловато, выбирался огромный, ослепительно белый, костяной дракон. Одна лишь его голова с горящими красным глазами была размером метра в два, а торчавшие из пасти клыки напоминали кинжалы. Гибкое красивое тело было обтянуто грубой кожей, по хребту шли острые шипы. Эльфы из королевской охраны, находившиеся на площади, стояли с натянутыми луками, но стрелять пока никто не решился.

Мигнуло уведомление. Что-то подсказало мне, что стоит с ним ознакомиться побыстрее.

Уникальное заклинание, приобретенное королем эльфов Техваном  II  при жизни, представило ему возможность ожить после насильственной смерти белым костяным драконом с целью отмщения за свою гибель. Через пять часов Вы станете видимы на карте игры дракону, чтобы он мог начать Вас преследовать. Каждую неделю погони дракон будет вырастать на один метр, что будет вызывать рост и других его параметров. Победите чудовище! Награда: 30000 опыта, 7000 золотых, плюс восемь к репутации в Лантасире. Внимание: отказ от задания невозможен. Задание принято!  

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Первое знакомство с монстром

Я понял, что королей в будущем лучше не трогать. Даже если надо кого из них будет грохнуть, то лучше нанять киллеров. Пусть потом они по всей карте бегают от чудовищ. Так, а если скинуть еще один валунчик прямо на голову этой твари прямо сейчас?

Я сконцентрировался, но ничего не получалось. Причина была банальной – отток испуганной толпы к выходам с площади отнес меня слишком далеко от дракона, чтобы кастовать любые боевые заклинания. Ну а если выдраться из толпы, скастовав полет, и под стелсом приблизиться поближе? Если тварь узнает, кто ее убийца только через пять часов, надо это время провести с толком и пользой! Да и ситуация с гвардейцами короля самая что ни на есть для этого благоприятная – плевать в данный момент их снайперы хотели на граждан под стелсом, вряд ли хоть кто-то способен сейчас отвести свой взгляд от дракона!

Я скастовал стелс, полет и поднатужился, пытаясь выдраться из толпы. Но в этот момент полностью выбравшийся на помост дракон агрессивно взмахнул длинным шипастым хвостом, и от мощного молниеносного удара три стоявших по периметру гвардейца взвились в воздух над площадью, словно обретя крылья. Немотивированное нападение стряхнуло путы сомнений в отношении дракона со стороны эльфийских воинов, прекрасно понимающих, что вылезшая из дыры тварь не может не иметь отношения к их королю, и опасавшихся ее из-за этого атаковать. Множество стрел со всех сторон обрушились на дракона, и тут же отлетело в стороны от его шкуры, оказавшейся непробиваемой. Я вспомнил рассказ Ратри о походе на первого найденного в игре дракона, и о стремительной расправе дракона над высокоуровневыми игроками. Надо признать, драконов в этой игре делали на совесть. Секунду спустя еще одна волна стрел обрушилась на дракона, и все из них, кроме одной, постигла судьба их предшественниц. Но одна все же вонзилась дракону в правый глаз. Сокрушающий рев, мощно ударив звуковой волной по ушам, пронесся над площадью, разъярённый попаданием дракон привстал на задних лапах, и внезапно, длинная струя красно-оранжевого пламени забила из его пасти, опаляя ближайшие ряды без разбору, как воинов с луками, так и безоружных зевак. Я переменил свою точку зрения. Драконов тут делают не то что на совесть, а вообще бессовестно! Где это видано, чтобы нежить разгуливала с огнеметами?

Но для моих планов прибить дракона прямо сейчас результат был печален – перепуганная толпа ломанулась с площади, сжимая меня в стальных объятиях. Ни о какой возможности взлететь над толпой и атаковать монстра и речи больше не было, встала задача уцелеть и не быть раздавленным всмятку собственными соседями. И то, что я был в стелсе, этой задаче не способствовало, часть моих соседей, не соприкасавшихся со мной непосредственно, пыталась пробиться к «пустому месту», чтобы приблизиться к выходу с площади, усиливая давление на меня. Если бы не мой стальной панцирь, который у большинства в толпе отсутствовал, не факт, что мне не переломали бы все ребра.

Дракон же под душераздирающие крики десятков опаленных его огнём воинов и зевак, взмахнул крыльями и одним рывком взметнулся метров над двадцать над площадью, демонстрируя огромную скорость. В результате третья волна стрел либо снова отлетела от его кожи, как первая, либо из-за его неожиданного маневра и вовсе пролетела мимо, грозя обрушиться на толпу и близлежащие здания. Мне оставалось только понадеяться на то, что Адельхейд отойдет от окна, сообразив про опасность такого обстрела, а не будет рисковать, высматривая меня в толпе, в чем все равно не преуспеет из-за моего стелса.

Четвертая волна стрел понеслась в сторону дракона под крики тех, на кого обрушилась долетевшие стрелы из третьей волны. В этот раз дракон несколькими взмахами крыльев смог уклониться практически от всех стрел, совершая стремительные виражи на дикой скорости, а затем стал быстро снижаться прямо в моем направлении. Блин, неужели увидел меня раньше времени? – испугался я. И тут из его пасти забил мощный огненный факел, который показался мне направленным прямо на меня. Практически на автомате я скастовал тонкую каменную плиту прямо над головами своих соседей, которая тут же на них и примостилась, защитив от огня и их, и меня. Языки пламени лизнули толпу со всех сторон плиты, вызывая крики страха и боли и проникая под плиту, но до меня не достали.

Все же, судя по всему, температура огненной смеси дракона была очень большой, потому что уже через пару секунд плита треснула в нескольких местах, и, объятые пламенем, ее обломки стали сыпаться в толпу. Один из больших кусков скользнул прямо по моей левой руке вниз, поджигая одежду, и я тут же скастовал полосу воды на себя и соседей. Несколько кубометров воды мощным потоком пролилось вокруг меня. Видимо, основной эффект огненная смесь дракона оказывала в первые секунды, из-за чего и треснула каменная плита, поскольку моя одежда тут же потухла.

Отряхнувшись, я увидел, что дракон все же не имел именно меня своей целью, он барражировал над площадью, поливая потоками огня всех без разбору. Впрочем, когда гвардейцы дали пятый залп из луков, ситуация изменилась, стремительно лавируя, дракон сконцентрировался на лучниках, поджигая своей огненной смесью и луки, и стрелков.

Толпа по-прежнему уносила меня с площади, дракон, носясь над поверхностью, периодически попадал в зону моей способности магической атаки, но я не атаковал. Бесполезно, самое мощное мое заклинание – визуализация, не годилось для атаки столь стремительно передвигающейся цели. А атаковать молниями или ледяными стрелами такую мощную цель бессмысленно – вряд ли дракон вообще заметит ущерб от них, который для твари его размера будет просто мизерным. Про использование армагедоннов в такой толпе речь вообще не шла, массовым смертоубийством мирных граждан я заниматься не планировал.

Наконец, твари, по-видимому, надоело носиться над площадью, уворачиваясь от стрел, да и стрел стало заметно меньше в связи с эффективной охотой монстра за стрелками. Схватив в когти несколько хорошо прожаренных тел лучников, дракон взмыл в небо и направился к восточным горам. Причем, несмотря на страшный груз, сделал это так же изящно и быстро, как будто ничего его не отягощало.

Давление со всех сторон тут же ослабло, поскольку непосредственная опасность миновала. Часть моих соседей вообще замерла на месте, видимо, решая, чем заняться дальше, пойти поглазеть на трупы или все же уйти с площади? Мне, наконец, удалось растолкать всех вокруг и взмыть в воздух, направившись сразу же к окнам дома, за которыми должна была быть Адельхейд. Подлетев ближе, я с облегчением увидел, что фасад цел, значит, не подвергся атаке ни со стороны дракона, ни случайных стрел. А вскоре за стеклами мелькнуло и лицо Адельхейд, пытающейся рассмотреть что-то на площади. Подлетев вплотную, я постучал по стеклу и Адельхейд тут же отворила окно, сообразив, что никому кроме меня тут делать нечего. Аккуратно запрыгнув на подоконник, я тут же спрыгнул на пол комнаты и обнял Адельхейд.

– Это ты, Трой? – тут же спросила Адельхейд, держась в объятиях несколько напряженно. Одно дело предполагать, что это я, другое знать.

– Да, это я, но не могу сказать, что все у нас в порядке! – поспешил ответить я, – король мертв, но у него было редкое заклинание, в результате чего он после смерти обратился в дракона, который теперь будет охотиться за мной по всему миру. Через пять часов он сможет увидеть меня в любом месте.

– И что же нам делать? – испуганно спросила меня Адельхейд, – от него же стрелы отскакивают, как от скалы! Разве мы сможем его убить?

Невидимость истекла, и я снова увидел свои руки на талии Адельхейд. Да, ситуация складывается пренеприятнейшая. Будь я хоть трехсотого уровня, как справиться с монстром с такой защитой? Сотня гвардейцев короля с очень приличными уровнями только что расписалась в полном бессилии. Может быть, может помочь магия?

В комнату неожиданно вошёл хозяин дома. На его губах была радостная улыбка, пока он не увидел около Адельхейд меня, сжимающим ее в объятиях. Улыбка тут же увяла. Я присмотрелся к нему внимательней. Кувшин с вином в руке, новенький камзол, резкий запах каких-то духов, похоже, что купец приперся обольщать богатую красотку, сумевшую найти 50 золотых на причуду посмотреть на казнь из окна его выгодно расположенного на площади дома? Ну так его планы только что потерпели полный крах.

– Спасибо, любезнейший, и за комнату, и за вино! – я выхватил кувшин из рук оторопевшего от неожиданности хозяина, – отличный у Вас сервис, надо признать! Но мы уже спешим, и выпьем вино в другом месте.

Тот было открыл рот, собираясь что-то сказать, но мы с Адельхейд быстро покинули комнату, и, спустившись по лестнице, проворно покинули и дом. Вино нам пригодится, хоть какая-то компенсация за дорогостоящую аренду, а вот бессмысленная болтовня с купцом – нет.

Уже через пару минут мы дошли до ближайшей таверны, и забрались в наш номер. Я сделал заметку на будущее, что передвижение по улице с кувшином вина может служить прекрасной маскировкой, большинство встречных смотрели именно на него, а не на мой ник. Да и кто будет думать что-то предосудительное о гноме, который беззаботно идет по улице с красоткой в обнимку, размахивая кувшином с вином!

– Итак, какие у нас варианты, – принялся рассуждать я вслух, разливая вино по стаканам, – жаль, но не сказать, чтобы их было много. Первый, попытаться организовать засаду и убить дракона. И с этим лучше не тянуть, я забыл тебе сказать, что каждую неделю он будет расти на метр.

– Ох, – только и сказала Адельхейд, качая растерянно головой из стороны в сторону.

– Раз эта тварь может меня видеть в любой точке мира, и у нее заложен посмертный приказ короля убить меня, бегать за ней в ее поисках не придется. Это хорошо, значит, она появится в том месте, где я буду находиться. И это дает возможность для организации засады. Мне нужно место, где я буду в относительной безопасности, и где я смогу заставить дракона побыть несколько секунд неподвижно, чтобы обрушить на него валун. Да, не факт, что одного-то и хватит, лучше несколько валунов. И то, и другое непросто, если учесть, что зверь непоседлив, очень быстр, и не задумываясь использует огонь.

– А ты уверен, что мы справимся вдвоем? – спросила Адельхейд встревоженно, – может, позвать твоих друзей из клана Манивальда?

– Идея неплохая… – задумчиво протянул я, не собираясь пока говорить Адельхейд, что ее рядом со мной в любой засаде точно не должно быть, – единственная проблема, осмелятся ли они после того, как другой дракон в легкую перебил несколько сотен высокоуровневых игроков?

И я рассказал Адельхейд ту историю про данж с драконом, про которую мне однажды поведала Ратри.

– Но ты же говорил, что в их клане несколько тысяч игроков, – возразила Адельхейд, – так что может быть им будет интересно сделать первыми то, что раньше никому не удавалось.

Я кивнул. Да, моя невеста права, с самолюбием у игроков топ-кланов все в порядке. Нужно подумать.

– Есть еще и второй вариант, – сказал я, верный принципу не зацикливаться только на одной идее, а рассматривать и сравнивать все возможные способы справиться с проблемой, как учил меня батя, – покинуть этот мир и перебраться в параллельный. Я почти уверен, что та узкая пещера является единственным путем перехода. Значит, дракон будет грустить здесь, пока мы … да, что уж там, нечего приукрашивать, учитывая, какая фигня творится в параллельном мире, будем грустить там. И не сможем вернуться, пока он будет жив, потому что он сразу увидит меня на карте и тут же прилетит атаковать. И любую засаду придется организовывать прямо на ходу, что успеху способствовать не будет.

– Но мы же не сможем пройти пещеру, ты говорил, что там снова черти? – резонно напомнила Адельхейд, – можно ли рисковать в нее заходить?

– Дело в том, что я как раз собирался продать это переход Манивальду за очень круглую сумму, – объяснил я, – а с бойцами Манивальда мы эту пещеру пройдем так же легко, как горячий нож разрезает масло.

– Тогда это нормальный вариант, – кивнула Адельхейд, – а еще есть?

Я задумался, потягивая вино из стакана. Адельхейд думать не мешала.

– Нет, других вариантов просто не вижу, – через несколько минут заговорил я, – надо выбирать из этих двух.

Мы посидели немного в тишине. За убийство дракона предлагали такую награду, какую я еще в игре не встречал. Даже убийство короля было оценено в меньшее количество опыта и золота. И это очень плохой признак, гарантирующий, что все будет очень непросто. В то же время, оставлять дракона и бежать – плохой вариант. Одно дело – поход в параллельный мир вместе с армией, что соберет Манивальд для войны с силами ада, который продлится недели, ну, может месяцы, другое – безвылазно торчать в этом темно-красном сумраке, зная, что каждую неделю параметры твари серьезно возрастают и возвращаться в нормальный мир, с желтым солнышком и зеленью становится все опаснее и опаснее.

– Будем действовать по первому варианту, – решился я, – устроим засаду и дадим дракону бой.

– А подмогу позовем? – тактично напомнила мне Адельхейд.

– Выхода нет, придется звать, – вздохнул я, – будем реалистами.

Решение было принято, я взглянул на часы. На все про все осталось четыре с половиной часа. Негусто. Впрочем, чем хорош Манивальд, так это тем, что умеет быстро реагировать. Главный вопрос был в том, как правильно подать тему. Писать ему письмо с паническими криками – Помогите! Помогите! – я точно не собирался. В конце концов, я случайно стал наживкой для охоты на самую благородную дичь в игре. А это необходимо монетизировать.

Залез в интерфейс. Ну надо же! Аккаунт Манивальда впервые с тех пор, как мы с ним подружились, не светился зеленым. Вот я, наконец, и поймал его не в активном статусе, но совсем этому не рад, учитывая, что времени осталось критически мало. Одно дело – дать ему пару часов для сбора нескольких сотен игроков для разборки с чертями. Другое – охота на такую особую дичь, когда нужны будут самые крутые игроки, имеющие достаточно времени на сборы. Впрочем, я был не прав, некоторое время у меня на самом деле еще было. Я же еще даже не знал, в каком месте буду устраивать засаду.

По поводу места засады пришло время порадоваться тому, что случайно стал практически экспертом по пещерам в окрестностях столицы горных эльфов. Потому как другого варианта для устройства засады попросту не представлял, мне нужно было место, в котором дракон не сможет меня достать при всем своем желании. Задача была же в том, чтобы не просто убить дракона, а еще и выжить при этом. Мне не нужна самоубийственная засада. Возможно, подошла бы и какая-нибудь мощная крепость… Впрочем, нет, крепостей без деревянных перекрытий не бывает, а дракон у нас не простой, а с огнеметом. Спрячусь в крепости, рискую скоро оказаться в охваченном огнем строении, откуда сам выскочу в пасть дракона, чтобы не сгореть.

Кстати, на крайняк, может, это и есть третий вариант, о котором я не подумал? Возможно, тварь убьёт меня один раз, а затем успокоится, выполнив задание, и после воскрешения отцепится от меня? Вот как узнать, нужно ей тотальное уничтожение меня в игре, раз за разом, или достаточно одноразового? Было бы у меня много запасных жизней, можно было бы и проверить. Но с одной запасной жизнью так рисковать явно не стоит.

Но какую именно пещеру выбрать? Скорее всего, мне стоит отдать предпочтение не обычной пещере, а сети пещер, чтобы я мог в случае неблагоприятного развития ситуации иметь несколько выходов для бегства. И еще нужно, чтобы как минимум одна из этих пещер имела размер, достаточный для того, чтобы прямо в ней можно было открыть портал, я прекрасно помнил, как едва не попался гвардейцам министра обороны, выбрав слишком узкую пещеру. При этом сами входы должны оставаться достаточно узкими, чтобы проклятый дракон не мог в пещеру забраться.

Я подошел к шкафу и достал оттуда все те рисунки систем пещер, которые нам рисовали нанятые проводники, чтобы освежить их в памяти. Адельхейд, сообразив, зачем они нужны, молча подошла и стала помогать их раскладывать поудобнее. Долго возиться не пришлось, уже через пять минут я выбрал. Самой подходящей сетью пещер однозначно была та, которую нам показал бакалейщик. Отроги горы Чабах. Узкие входы, большая протяжённость, минимум три места, где внутри можно открыть портал.

– Ну что же, – сказал я, гордо подняв подбородок, в результате чего он достал до плеча Адельхейд, – жребий брошен. Дадим твари сражени


убрать рекламу


е здесь!

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Как убить дракона?

Адельхейд прильнула ко мне, смотря в глаза хоть и несколько растерянно, но с очевидной решимостью поддержать меня во всем. Черт, и как она отреагирует, когда узнает, что ее на охоту на дракона я не возьму?

Открыл интерфейс, глянул на иконку Манивальда. По-прежнему серая. Черт, вот это уже очень нехорошо. Ну-ка, а его замы? Иконка Таймара была зеленой. Ну что же…

– Привет, Таймар!

Хочу предложить Вашему клану возможность уникальной охоты на костяного дракона. Знаю место в Лантасире, в котором он будет через четыре с небольшим часа, можно устроить засаду. Мой интерес – скромная сумма в 15000 золотых.

Пиши, если интересно,

С дружеским приветом,

Трой


Ну, теперь ждем. Впрочем, зря терять время тоже не стоит. Нужно возобновить эликсиры в сумке, накупить порталов побольше, запастись на всякий случай едой, вдруг засада сорвется и мне теперь очень много времени придется проводить в безопасных пещерах. Чтобы не высовываться лишний раз из номера сразу после убийства короля, заказал все необходимое по интерфейсу с доставкой в номер. Дороже, но нечего светиться лишний раз в столице, в которой я, скорее всего, все еще в розыске. И монарх, и министр обороны мертвы, но это не означает, что гвардейцы перестанут охотиться за теми, кто в списке преступников.

А, кстати, есть ли уже информация, кто будет новым королем? Не то чтобы это было важно прямо сейчас, но в будущем – вполне возможно. И я отправил Дхакуна на улицу на разведку, попросив заодно оценить общую ситуацию в городе.

Звякнуло входящее письмо. Что-то долгонько в этот раз, вот что значит иметь дело с замом, а не кланлидером. О, все-таки от Манивальда! Видимо, Таймар дернул его в реале.

– Привет, Трой!

Речь идет о том драконе, в которого превратился убитый король Лантасира? Наши ребята были на площади, весьма впечатлились. Один даже погиб прямо там, сгорел во время устроенного драконом представления. Добыча, конечно, знатная. Цена тоже приемлемая. Уточни, тебе снова платить с привязкой к реальным деньгам, или сразу игровыми? Скидывай координаты и время.

Манивальд.


– Манивальд и его люди будут на месте, – сказал я Адельхейд, – как только вернется Дхакун, отправляемся к выбранной сети пещер. Надо будет осмотреться на местности и все спланировать. Сам же быстро набросал ответ Манивальду.

– Отлично, договорились. Координаты пришлю в течение часа. Оплатить можно по сценарию прошлого раза.

Трой.


Дхакуна пришлось ждать еще минут пятнадцать. Наконец, он вернулся.

– Кто будет новым королем, еще неизвестно. Техван II слишком долго и безжалостно правил, чтобы при нем кто-нибудь рисковал обсуждать возможность стать его преемником. Вернее, выжили только те, кто не рисковал распускать язык. Завтра будет организован совет родов, на котором будут обсуждаться претенденты. Что касается ситуации на улице, то там, на удивление, более-менее спокойно. Гвардейцев мало, многие из них погибли на площади, остальные ждут указаний от руководства, которое занято сейчас попыткой угадать, кто будет следующим королем, и как к нему вовремя подольститься. Поиски виновного в смерти Техвана II никого особенно не интересуют, – доложил он.

Ну, раз расклад такой благоприятный, самое время делать из столицы ноги. Уходить решили при помощи телепортов в стелсе, нечего лишний раз рисковать на улице. Преодолев стену, еще парой телепортов переместились в ближайшую ложбинку и вызвали грифонов уже там. Отсюда до пещер было меньше 15 километров, никакой необходимости тратиться на портал не было.

В сами пещеры мы не забирались, лишь покружили на грифонах около всех входов. Я, конечно, тут уже осматривался в прошлый раз, но задачи теперь поменялись, нужно было выбрать место, удобное для засады именно на дракона. Остановился, в конце концов, на третьем входе. Перед ним была широкая ложбина, по краям которой вполне могли поместиться несколько сотен игроков Манивальда, в отличие от других входов, где места на такую ораву попросту не было. Тут же скинул координаты Манивальду, отметив также, что лучше бы ему прислать кого-нибудь на разведку заранее, чтобы прикинуть, как расставить бойцов по местам. Уже через минуту звякнуло письмо с оговоренным денежным переводом на мой счет. Видимо, организовал оплату еще полчаса назад, еще до получения координат. Доверяет!

После этого я махнул Адельхейд рукой, указав, что полетим в направлении деревушки. Спрыгнув с грифона на опушке перед деревней, я помог ей спуститься с ее птички, и, наконец, решился. Честно говоря, легче пойти в неравный бой, чем говорить своей девушке то, что ей точно не понравится.

– Адельхейд, милая! – начал мягким голосом говорить я, приобняв ее за талию, – надеюсь, ты понимаешь, что сражение с драконом это еще не твой уровень?

– Трой, опять ты за свое! – прекрасные глаза моей невесты начали метать молнии, а щеки зарделись, – ты хочешь сказать, что в тот момент, когда ты будешь бороться с этим чудовищем, я должна сидеть на стуле и пить сок, болтая ножками, словно пятилетняя девчонка?

– Можно не болтая ножками, – попытался пошутить я, но тут же понял по возросшему накалу взгляда любимой, что зря, – у меня та же проблема, что и раньше. Либо я сражаюсь в полную силу, либо охраняю тебя. А враг-то не из таких, чтобы можно было не уделять ему все внимание!

– Я и не собираюсь лезть в первые ряды! – тут же пылко возразила Адельхейд, словно бы случайно топнув ножкой. Ох, уж эти ее прекрасные формы! Трудно же спорить с обладательницей таких длинных изящных ног, соображалка отказывает, инстинкты берут вверх. Адельхейд и так была прекрасна, но еще и принадлежала к тому редкому типу девушек, которые, разозлившись, становятся вообще неотразимыми. Вот как они это умудрились запрограммировать в игре, ума не приложу!

– Ты меня не слушаешь! – возмутилась Адельхейд, и я понял, что действительно пропустил мимо ушей, что она говорила. Ну да, сначала она сказала про ножки, уведя меня от предмета обсуждения, а потом еще и топнула одной из них. Блин, какое-то НЛП прямо! Может, они в ее профиль еще и мастерство манипулирования заложили? Хотя, у большинства девушек, надо признать, это уже на инстинктах заложено и в реальном мире.

– Трой, я обязана быть с тобой! И я могу спокойно забраться поглубже в пещеру, где меня никакой дракон не достанет! – пылко продолжила свой спич Адельхейд, – я не буду подставляться, правда!

Вот же блин, какое сокрушительное для моей решимости не подвергать Адельхейд лишнему риску сочетание красоты и аргументации! Вот что ей возразить? И ведь ничего в голову не приходит!

– Хорошо, ты меня убедила! – вздохнул я, – но будешь находиться там, где я скажу, и носа не высовывать!

Адельхейд радостно чмокнула меня в щеку, и мы пошли в деревню, взявшись за ручки, как влюбленные школьники. Хотя, конечно, вряд ли влюбленные школьники ходят в стелсе по деревням, как привыкли делать на всякий случай мы. И следующий час в таверне мы провели совсем безрассудно, если учесть то, какая надо мной нависла угроза. С другой стороны, а что еще можно сделать? Место для засады выбрано, с Манивальдом все оговорено, есть путь эвакуации в параллельный мир, где дракону меня никак не достать. Не будь его, я, может, и дёргался бы сильнее. Да и оставшаяся запасная жизнь греет душу. Так что, когда есть путь эвакуации, да и время не поджимает, грех отказываться согрешить!

Перед боем также решили как следует подкрепиться. Обедать на первом этаже в таверне не рискнули, хотя отряд гвардейцев после смерти министра обороны из деревни и отозвали, но искать себе на голову дополнительные неприятности было не время. С текущими бы разобраться. Поэтому Адельхейд совершила два броска на первый этаж под заботливым присмотром пета и Дхакуна – заказать еду и забрать через десять минут готовую в наш номер.

Прибыть на место решили за полчаса до того, как дракон обнаружит меня на карте и сагрится. Оставшееся время мы посвятили ботанике. Адельхейд решила как следует меня в ней прокачать, а я и не сопротивлялся, поскольку ей было приятно чем-то со мной делиться.

В итоге мудрого руководства и выданного Адельхейд сложного рецепта, я стал делать стандартное сонное зелье все быстрее и быстрее. Правда, с моим уровнем, конечно, речь ни в коей степени не шла о сутках сна после использования, получалось максимум пару часов. Новый уровень ботаники я не поднял, но просто чувствовал, что стремительно двигаюсь в нужном направлении. Наконец, время выдвигаться подошло.

– Ну что же, пора! – поднялся я со стула, отложив в сторону свою склянку с прокачанной удачей, и взял посох. Адельхейд, довольно посматривая на меня, тоже засобиралась. Из деревни мы вышли в стелсе, и через минуту уже приближались на грифонах к выбранному входу в пещеру. А там творилось нечто невообразимое. Все склоны вокруг пещеры были так плотно усеяны игроками, что на них было больно для глаз смотреть, так как солнечные лучи отражались от сияющих доспехов и оружия. А поскольку никто не стоял неподвижно, тысячи прыгающих солнечных зайчиков буквально слепили. Я пожалел, что в продаже тут нет черных солнцезащитных очков, пригодились бы сейчас в самый раз. Хотя, может я просто плохо искал?

Кроме игроков, на склонах громоздились баллисты и катапульты. Я насчитал минимум семь штук. Как Манивальд организовал их переброску за нескольку часов, я понятия не имел. Порталы однозначно не позволяют перемещать такие массивные объекты, может, их частями привозили на грифонах из крепости и тут уже собирали? Но насколько тогда все процессы должны быть отработаны!

Кроме этого, на горе прямо над входом в пещеру копошились игроки с огромной сетью. Я так понял, они прикрепляли ее, чтобы сбросить потом на дракона сверху. Ну Манивальд, ну и крутой же сукин сын!

Вот только мне было непонятно, где в этой бурлящей толпе найти Манивальда. Снизившись метров до тридцати над левым склоном, я крикнул погромче:

– Я к Манивальду! Он уже здесь?

Сотни голов поднялись, осматривая нас с Адельхейд. Здоровенный, даже при виде сверху, на фоне окружающих его других игроков орк пробасил:

– Он пошел в пещеру. Прикидывает, влезет ли туда баллиста.

– Спасибо! – поблагодарил я орка, и через полминуты мы уже слезли с грифонов, хотя и с трудом, но все же найдя местечко для посадки у входа в пещеру. Все на нас посматривали, но никто с вопросами не лез. Зеленых игроков в клане не было, а опытные геймеры понимали, что странные посетители без приглашения в гущу незнакомых игроков сами бы не полезли. Да и меня кто-то мог уже и узнать, не первый раз вместе сражаться будем.

Манивальд оказался буквально в десятке метров от входа в пещеру. Надо отдать ему должное, в отличие от остальных игроков он не выказал никакого удивления, увидев меня с красоткой-НПС. Впрочем, возможно, я его уже ничем поразить не мог, устал он уже удивляться.

– Познакомься, это Адельхейд, – представил я ему невесту, – а это Манивальд.

– Ну, сколько там осталось времени до прилета дракона, Трой? – спросил он меня сразу же после того, как церемонно поклонился Адельхейд.

– От тридцати минут до часа, думаю, в этом диапазоне, – прикинув, ответил я. Через двадцать пять минут он сагрится на меня, увидит на карте, а там уже все зависит от того, куда он успел за прошедшее время улететь. Я понятия не имел, насколько далеко, но вряд ли ему с его параметрами есть смысл далеко улетать от места, где он появился. Бежать не от кого, дичи навалом прямо на месте.

– Слушай, тут такое странное дело, – сказал Манивальд озадаченно, – помнишь, я писал, что у нас один соклан погиб на площади, когда эта тварь вылупилась из тела убитого короля?

Я кивнул, подтверждая, что помню, хотя вопрос и был больше риторическим.

– Так вот, его друг прикоснулся к телу, чтобы снять с него вещички, и потом вернуть, а тело не развеялось. Так и осталось лежать на площади.

– А вещички снялись?

– С этим проблем не было. Но тело же по игровой механике должно в этом случае развеиваться. Верно? Есть идеи, что это за хрень?

– Но соклан воскрес?

– Да, с этим тоже без проблем. Даже смотался взглянуть на свое тело, пока его не успели убрать с площади. Говорит, жуткое ощущение видеть свой труп перед собой обожжённым и обезображенным. И он сказал, что там еще полно других трупов игроков лежало, вперемешку с НПС. То есть это не осечка в его собственном случае, а система.

– Пока без понятия, – чистосердечно ответил я, – если что придет в голову, поделюсь.

– Ладно, тогда к делу. Не буду пытать тебя, как ты узнал про визит дракона в эту местность. Но можешь сообщить больше деталей? Есть идеи, будет ли он опускаться на землю, что ему здесь нужно?

– Я планирую приманить его к пещере, в которой сам буду находиться, – ответил я, – есть у меня такая возможность. Атаковать шанс у вас будет. Ну а дальше все будет зависеть от ситуации.

– Думаю, сеть над пещерой на горе ты видел, – сказал Манивальд, баллисты заряжены стрелами, привязанными к крепким канатам, будем стрелять по крыльям и тянуть к земле, если вдруг решит улететь. В катапульты я приказал зарядить свернутые сети из проволоки с грузиками на концах, при полете они разворачиваются и могут тоже спутать ему крылья. По лучникам я после побоища на королевской площади выводы сделал, их не привлекал, тут у меня маги, мечники, копейщики и дюжие ребята с большими секирами. Как думаешь, хватит всего этого?

– Я, к сожалению, не знаю, сколько у него единиц жизни, – пожал плечами я, – а твои соклановцы, что были на площади, успели рассмотреть?

– Увы, им было не до того, один погибал, а другой спасался.

Мы помолчали. Подумав, я вспомнил, что меня волновало:

– Манивальд, я единственное из-за чего переживаю, что тут такая толпа по склонам бродит. Как бы дракон, увидев ее, не счел более разумной идеей тут же и откланяться.

– Не должен, – ответил Манивальд, – у каждого из моих людей серый плащ, под цвет камня. Пара моих людей сидит на грифонах в четырех километрах над ложбиной и высматривает дракона. Едва подадут сигнал, что он подлетает, тут же все лягут и накроются плащами. И не будут шевелиться до тех пор, пока не будет сигнала к бою. Если у него инфразрения нет, то все должно быть в порядке. Да, и конечно, на каждую баллисту и катапульту тоже сшит маскировочный чехол.

Манивальд кивнул мне, счев тему исчерпанной, и отправился раздавать ценные указания наружу. А я задумался над нашим разговором. Внешне все выглядело так, как если бы глава одного из самых уважаемых кланов доверительно советовался с зеленым нубом о тактике и стратегии предстоящей битвы, и мне должно было быть лестно, что он снизошел до меня. Но определенный житейский опыт советовал мне не обольщаться. Манивальд в разговоре преследовал совсем другие цели. Первая – проговаривал заново для самого себя всю схему охоты, пытаясь понять в последние минуты, все ли необходимые ресурсы задействовал. А вторая – хотел подкупить оказанным доверием нуба, притаскивающего в клюве интересные данжи и квесты в надежде, что он проговорится, откуда это все на него сыпется. Грамотно, да. Но не сработало.

– Ну что же, – обратился я к Адельхейд, – выбирай себе тут местечко поудобней. Далеко от выхода не отходи, мало ли кто тут бродит из клана Манивальда, все не обязаны быть культурными. Главное, будь подальше от входа, когда дракон прилетит. Помнишь его огненную атаку?

– О да! – кивнула Адельхейд, – забудешь тут! Ох, я и перенервничала, как ты там на площади, жив ли еще!

Тут наш диалог прервали восемь игроков, затащивших в пещеру какие-то деревянные и металлические балки и детали, и начавшие их монтировать метрах в десяти от входа. Видимо, Манивальд все же решил разместить одну из баллист в пещере, чтобы поприветствовать дракона, если он засунет в нее морду. Мне как инженеру было любопытно, что за конструкцию использует один из самых продвинутых в игре кланов. Уже через несколько минут я смог убедиться, что одну из самых простых, но, тем не менее, эффективных. Убойной мощи способствовало использование металлического лука, прямо как в моих арбалетах, но при двухметровом размере и должном натяжении стрела должна была лететь метров на триста. Немудрено, что тетива у лука была в три пальца толщиной, при отсутствии синтетики тетива из жил меньшего диаметра просто бы порвалась.

Сноровисто собрав баллисту, в нее установили двухметровой длины металлическую стрелу со стабилизаторами толщиной сантиметров семь, и принялись крутить ворот, натягивая тетиву. Закончив, привязали к стреле толстый канат, затем тщательно уложили его ровными витками, чтобы, когда стрела вылетит, он не запутался. Второй конец каната привязали к основанию самой баллисты. Подумав, я решил, что это неплохой вариант якоря. На вес баллиста тянула килограмм на двести пятьдесят, что не очень много для твари такого размера, но в узкой пещере при малейшем толчке в сторону ее непременно заклинит между стенами, и она станет прочным якорем, учитывая, что собрана из крепкого дерева и стали. Главное – попасть из нее в мишень, и пробить прочную шкуру. А зазубренный наконечник, точь-в-точь как в гарпунах для охоты на китов, попав в плоть, должен там прочно застрять.

Дальше время потянулось томительно. Игроки, собравшие баллисту, разбились на две группы. Одна полным составом уселась играть в кости прямо около баллисты, и вскоре полностью отрешилась от всего вокруг, азартно следя за тем, какая сумма выпадает на брошенных кубиках, и разражаясь после этого эмоциональными криками, в другой игроки уселись у входа в пещеру и негромко разговаривали. Вернее, они думали, что разговаривают негромко, но мои навыки и обострявший органы чувств сапожный нож позволяли мне уверенно разбирать процентов девяносто сказанного. Я решил это использовать, чтобы собрать побольше информации о клане Манивальда.

К сожалению, основной темой беседы были мы с Адельхейд и как наше присутствие связано с этой охотой на дракона. Как оказалось, не всегда здорово иметь прокачанные навыки и артефакты. Обсуждение Адельхейд было таким скабрезным, что хотелось забить на все и полезть в драку. Сдерживало лишь то, что это было бы неправильно. Не хочешь услышать того, что тебе не понравится – не подслушивай. Наконец, отчаявшись получить хоть какие-то крохи полезной информации и все больше приходя в негодование от эротических фантазий игроков в отношении моей девушки, я решил отойти подальше вглубь пещеры, чтобы поберечь свои нервы. Десяти шагов и поворота за угол оказалось достаточно, чтобы перестать различать смысл беседы. Недоумевавшая, почему я то краснею, то бледнею, Адельхейд последовала за мной и толкнула меня кулачком в плечо:

– Да что с тобой творится, Трой! Ты здоров вообще? Надеюсь, ты не собираешь вновь впасть в линьку, как в тот раз?

Я содрогнулся, вспомнив, как вылетел из жизни на двое суток.

– Нет, милая, ничего подобного. Просто волнуюсь, удастся ли справиться с драконом, – ответил я, в полной уверенности, что ложь иногда действительно лучше, чем правда.

– Я думаю, что такое количество могучих воинов со всеми этими хитрыми машинами не могут не справиться с одним драконом, – попыталась успокоить меня Адельхейд, поглаживая по руке.

Я неопределенно пожал плечами. Я, что ли, против?

В ожидании прошло еще минут пятнадцать, что превысило все мои сроки по прилету дракона. Свидетельством этого стало и письмо от Манивальда. Самое краткое, что когда-либо получал в игре, в нем был всего лишь один вопросительный знак. Я вздохнул, не зная, что писать в ответ. Похоже, что дракон сдуру улетел все же слишком далеко. В тот момент, когда я все же стал набрасывать в ответ строки, призывающие Манивальда к терпению, звякнуло еще одно письмо, как оказалось, от него же. В этот раз с одним словом – летит!

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Битва у отрогов горы Чабах

– Дракон подлетает, – сказал я Адельхейд, и ее глаза взволнованно блеснули в ответ. Мы пошли поближе к выходу из пещеры. Видимо, по клановому чату прошло то же сообщение, потому что четверо игроков, игравших в кости, рванули поближе к выходу из пещеры с оружием в руках, а болтуны из второй четвертки уже стояли рядом с баллистой в полной готовности к стрельбе. Видимо, это был штатный расчет орудия с полным функционалом – кто-то стреляет, кто-то готовится перезаряжать, кто-то вертеть ворот. Все, как в регулярной армии.

Я закрыл глаза, пытаясь почувствовать подлетающего дракона. Может, не только он меня видит на карте, но и я могу ощущать, где он? Секунд пятнадцать я пытался представить монстра, вспомнив, как он выглядит, воображая, как он машет крыльями в воздухе, подлетая к ложбине. Нет, никаких сигналов его близкого присутствия, кроме тех, что породила моя взбудораженная фантазия, ощутить не получалось.

– Дхакун, выгляни-ка из пещеры и рассказывай нам, что там происходит, – распорядился я, не в силах строить догадки.

– Да, милорд! – негромко ответил он.

Через полминуты я получил первый доклад:

– На склонах все укрылись материей и лежат неподвижно. Километрах в двух вижу дракона, он быстро снижается прямо к пещере.

Ну, самое главное – дракон действительно летит, так что по этому поводу мои обязательства перед Манивальдом выполнены. Не то чтобы я опасался, что он не прилетит… но если бы вдруг дракон все же не прилетел, будущие отношения с кланом «Гордость победителя» были бы серьезно подорваны. Сложно представить, в какие расходы они влезли, чтобы всего за несколько часов организовать монстру теплую встречу. Теперь главное – чтобы здесь дракона и похоронили. И в этот раз – окончательно, без новых перевоплощений. Набираем попкорн – и взволнованно ждем начала шоу!

Если до сигнала о том, что дракон появился на горизонте томительно текли минуты, то теперь такое же ощущение складывалось о секундах. И судя по виду бойцов из расчета баллисты, это ощущение разделялось всеми. Снова над ухом раздался голос Дхакуна:

– Дракон снизился до трехсот метров и кружит над впадиной. Видимо, что-то подозревает.

Эх, хоть бы у него не оказалось какой-нибудь примочки наподобие инфракрасного зрения, которая поможет ему обнаружить засаду! Или острого нюха. Конечно, разумно предполагать, что его у дракона нет, какой нюх может быть у нежити? Но тут-таки мир меча и магии, так что и этот вариант не исключен. Если он так и не сядет, клановцы подождут-подождут, да и уйдут, оставив меня с монстром один на один. Не самая завидная ситуация. Не хотелось мне эмигрировать в параллельный мир без возможности вернуться.

Спустя минуту снова вернулся Дхакун:

– Спускается к пещере, милорд!

Поскольку пол пещеры резко поднимался вверх, я присел на корточки, чтобы получше видеть вход в нее. Рядом тут же примостилась и Адельхейд. Нижняя половина входа была заслонена баллистой и игроками, но верхняя просматривалась отлично. И через несколько секунд одним плавным грациозным движением дракон всунул в пещеру свою огромную шипастую голову, изучающе уставившись сразу и на игроков, и на баллисту, и на меня. И тут понеслось!

Громко щелкнула тетива баллисты, отправляя в короткий полет огромную стрелу. Оглушительный рев пораженного в грудь стрелой дракона сотряс пещеру, звуковая волна отбросила на пол стоявших возле входа игроков, только и успевших, что замахнуться на дракона своими секирами и топорами. А затем по пещере прокатилась волна пламени, поджигая и четверку игроков у входа, и баллисту, и расчет баллисты. Хотя рев меня и оглушил, к возможности огненной атаки я был готов. Тут же и сам вскочил на ноги и побежал вглубь пещеры, и потащил за собой и Адельхейд. Но это оказалось лишней мерой безопасности, тридцать метров, которые отделяли нас от дракона с самого начала, оказались спасительными, пламя распространилось только на двадцать пять. Поняв это, я вернулся обратно из-за поворота. Горело все, и дергающиеся на полу и истошно кричащие игроки, и баллиста, и канат, натянувшийся от нее к исчезнувшему из поля зрения дракону, и даже стены пещеры. И через несколько секунд также моментально, кроме баллисты и каната, все и потухло. Похоже, что огненная смесь, которой пользовался дракон, была короткоживущей разновидностью напалма. Пламя горело очень интенсивно, разрушая все, на что попадает, но гасло значительно быстрее, чем это характерно для напалма. Несмотря на это, игрокам хватило, никто из восьмерых не выжил.


Манивальд, отроги горы Чабах 

Долгие минуты ожидания дракона порождали все больше сомнений у соклановцев. Срок, указанный Троем, давно прошёл. Кто-то молчал, просто посматривая на кланлида с возрастающим скепсисом в глазах, кто-то начал вполголоса высказывать сомнения в объективности полученной информации. Мол, просто курам на смех, самые прокаченные бойцы элитного клана сотнями собрались по первому письму от зеленого нуба. Ну как он мог нарыть такую информацию, которая недоступна лучшим из лучших?

Сам Манивальд больших сомнений не испытывал, доверяя способности Троя отрывать где-то не только данжи, но и информацию о подобных событиях. Поганец явно разжился каким-то очень редким заклинанием, позволяющим ему с легкостью находить то, что было в огромной цене у кланов. Что стоит хотя бы предоставленная им уникальная возможность дважды сразиться с ранее невиданным в игре противником – чертями! Лут на сотни тысяч золотых, великолепная и нескучная прокачка для топовых игроков с мощным непривычным противником, использующим ранее невиданную стратегию сражения для мобов, зависть со стороны других кланов, тоже в глаза чертей ранее не видевших. А теперь и вовсе возможность поохотиться на такую элитную дичь, что только держись – на дракона! Ни разу никто еще не сумел завалить дракона в игре, и клан, который окажется способен это сделать, получит мощный толчок вверх, к позиции лучшего из лучших.

Конечно, все знали о черном драконе в данже на краю Великой пустыни, но то же данж, в котором мобу, как говорится, и стены помогают! В данжах все продумано, чтобы доставить игрокам максимум сложностей, но и мощных положительных эмоций, если все же удастся одержать победу. Манивальд трезво оценивал расклад, и понимал, что к походу на черного дракона клан еще не готов. И в особенности к потере имущества топовых игроков, потому как проигрыш черному дракону означал, что множество ценных артефактов, не относящихся к градации не теряемых при смерти, но очень полезных, останется в полном распоряжении самого дракона. Или, что еще хуже, перейдет в руки других игроков, которые все же смогут первыми пройти данж.

А тут совсем другое дело. Никакого данжа, просто белый дракон сам по себе, без помощников. И даже в случае неприятного, но вполне возможного поражения, когда дракон улетит с поля боя по своим делам, никто не мешает вернуть обратно клану ценное имущество, выпавшее с погибших игроков. Это почти чит по сравнению с атакой на данж черного дракона. И ради такой возможности Манивальд был готов ждать тут хоть до утра.

Когда ворчание достигло апогея, он, чтобы успокоить сомневающихся, отправил письмецо с запросом к Трою. Если его коллеги не могут спокойно ждать дракона, пусть потратят часть времени, ожидая ответа от источника ценной информации, главное, чтобы им было интересно, и они сдуру не свалили. Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы офлайн не ушло…

Сигнал от дозора на грифонах, что дракон показался, мобилизовал всех. За несколько секунд бурлящие движением склоны ложбины как вымерли, семь сотен игроков прильнули к земле и камню, накрывшись просторными серыми плащами, массово пошитыми и розданными всего два часа назад. Сам Манивальд выбрал удобную для командования стратегически расположенную на правом склоне небольшую сопку. С нее он сможет контролировать весь ход сражения, направляя соклановцев в нужном направлении. Как бы ему ни хотелось быть поближе к пещере среди бойцов, которые первыми атакуют дракона, но у лидера есть свои обязанности.

Сквозь небольшую прорезь в плаще Манивальд вскоре смог увидеть дракона, подлетевшего к ложбине, и начавшего над ней кружиться. Он всей душой надеялся, что монстр ничего не заподозрит и спустится вниз, поближе к баллистам и катапультам. Сигнал к атаке должен был подать он лично, за исключением самой желанной ситуации – если дракон сядет на землю, и полезет в пещеру, как обещал Трой. В этом случае атаку должны были начать из баллисты в пещере, стреляя в огромную цель в упор. Сам Манивальд был готов ко всем возможным сценариям, в том числе и к тому, что дракон все же спустится к земле, но не сядет на нее и снова начнет взлетать. Залп сетями из катапульт и стрелами, привязанными к баллистам должен был помочь ему задержаться.

Но дело все же пошло по самому лакомому сценарию. Немного покружив, дракон резко спикировал к земле, к вящей радости Манивальда сел на нее, сложив крылья, и засунул голову в пещеру. Резкий щелчок выпущенной в пещере огромной стрелы из баллисты стал сигналом к общей атаке. Под рев дракона склоны ожили, вскочившие игроки наводили баллисты на дракона, тут же открывая огонь. Расчеты катапульт стояли в ожидании, прицельно стрелять по дракону на земле в такой близи от орудий они не могли, их задачей при таком сценарии было атаковать дракона, если он сможет взлететь. Самые нижние ряды игроков с воплями бросились к дракону с секирами, верхние, состоявшие из магов, ударили по нему магическими заклинаниями, в основном молниями и ледяными стрелами, чтобы не поразить своих же. По взм


убрать рекламу


аху руки Манивальда со склона горы над пещерой скинули огромную сеть, начавшую планировать на дракона, вызывая попутно небольшую лавину из камней.

Две запущенных в дракона со склонов стрелы из баллист вонзились в его бока, две отрикошетили от прочной шкуры, но, прежде чем игроки с секирами успели добежать до дракона, из устья пещеры пыхнуло пламенем, а затем голова дракона, все еще извергающая пламя, покинула пещеру, и обратилась к игрокам. С яростным ревом дракон завертелся на месте, поливая пламенем все вокруг себя, сотни попадающих в него молний и ледяных стрел никакого видимого эффекта на него не оказывали. Несколько десятков игроков, успевших подбежать поближе, или прыгнувших телепортами, вспыхнули как факелы, остальные попытались остановиться, но вышло не у всех. Бег вниз по склонам не тот вид спорта, в котором можно останавливаться по первому желанию, особенно, если прямо за тобой бежит еще несколько бойцов. Поэтому за несколько последующих секунд пламенем дракона оказалось охвачено еще полсотни игроков, большая часть из которых попросту вбежала в бушующий огонь. И потери были бы больше, не успей часть бойцов, имевших перед собой свободное пространство, воспользоваться этим, чтобы телепортироваться на соседний склон. Глядя на этот огненный хаос и раздрай, Манивальд поморщился. За пять секунд боя процентов двенадцать его бойцов уже выведено монстром из игры. Тварь полностью оправдывала сложившуюся у драконов в игре суровую репутацию.

Наконец, сброшенная сверху сеть из толстенных канатов долетела до земли, опустившись прямо на дракона, и отвлекла его от игроков. Взревев, дракон принялся поливать сам себя огненной смесью, вызвав очередную недовольную гримасу у Манивальда. Монстр оказался имунен к собственному огню, что совсем не радовало. Как использовать холодное оружие против моба, способного на двадцать метров залить все вокруг пламенем, и спокойно себя в нем чувствовать? К тому же канаты сети занялись огнем, и при всей их толщине долго продержаться не смогут.

Но играть нужно было до конца. Раз уж дракон отвлекся на сеть, это нужно было использовать. По заранее оговоренному сигналу Манивальда десятки бойцов тут же телепортировались к краю сети, еще не занявшемуся огнем, схватились за нее, и резко дернули, чтобы опрокинуть дракона и запутать его в ней. Тактика сработала, вывернувший шею, чтобы поливать сеть пламенем дракон оказался неустойчив, и рухнул на левый бок, запутываясь в пылающих канатах. При этом вонзившаяся в самом начале в его левый бок стрела из баллисты неизбежно должна была воткнуться еще глубже под его весом, нанося больше урона. Восторженный рев игроков, решивших, что дело сделано, смог заглушить недовольный бас дракона, но радоваться было рано. Тут же, как кошка, ловко извернувшись, дракон снова оказался на лапах, намотав на себя горящую сеть, и опять залил все вокруг огнем. Смельчаки вспыхнули ярким пламенем, покатившись с криками по земле, и Манивальд поежился, утратив уверенность, что его следующую подобную команду кто-нибудь рискнет выполнять. Боль в игре, конечно, не ощущалась с той же интенсивностью, как в реале, но сгорать заживо…

Оставалось попытаться заставить дракона опустошить свои запасы пламени. Есть ли такая возможность, или запасы пламени у драконов бесконечны, никто понятия не имел, но попробовать нужно было. И по данному Манивальдом сигналу каждый из игроков призвал своего пета, скомандовав атаковать монстра. Петы, выполняя приказы хозяев, огня не боялись, и лавиной ринулись на дракона. Игроки были высокоуровневыми, и петы были прекрасно прокачаны. Учитывая, какая масса из сотен буйволов, леопардов, львов, медведей и других питомцев хлынула на дракона, казалось, что ему не устоять. Один только пет самого Манивальда, африканский буйвол с огромными рогами, прокачанный им до 240 уровня, весил тонну, и, разогнавшись, обычно без проблем сносил все живое на своем пути.

Но на деле у обрушившихся на дракона сотен питомцев не оказалось ни шанса. Дракон совершенно молча и даже как-то хладнокровно подождал, когда передние ряды петов окажутся в десятке метров от него, и погрузил их в море огня, вертясь, как юла, на месте. Непосредственно до него добежало только несколько буйволов, но сугубо по инерции, поскольку никакой ценности как боевые единицы, с полностью сожжёнными органами восприятия, они уже не представляли. Зрелище было и пугающим, и завораживающим одновременно. Сотни зверей в рассвете сил, с блестящей от переполнявшей их энергии шкурой и гордо задранными вверх мордами по воле своих хозяев послушно влетали в красно-оранжевые языки пламени, сгорали в нем и падали около ослепительного белого дракона черными обугленными тушами. Все это сопровождалось воодушевлённым ревом петов на подходе к пламени и обреченным, когда они в нем оказывались, и дополнялось оглушительным грохотом от молний, которые, не ленясь, пускали маги в дракона, несмотря на отсутствие уверенности, что это наносит ему хоть какой-то ущерб.

– Чертовски напоминает какое-то долбанное грандиозное жертвоприношение, – прокричал стоящий рядом с Манивальдом Ирмгард, – мы тут случайно не вызовем какого-нибудь темного бога?

Манивальд расстроенно хмыкнул, увидев, что и его красавец буйвол тяжело рухнул, обуглившись.

– Зачем нам темный бог, если тут уже имеется эта хрень? Вот это машина смерти так машина смерти, – проорал в ответ он своему заму, – немудрено, что админы не дают возможности заводить петов-драконов. С таким и клан не нужен, все будет твоим!

– Вот сейчас петы закончатся, сеть на драконе сгорит, и у меня только один вопрос – кто тогда будет на кого охотиться? – поделился дельной мыслью Ирмгард.

Манивальд тяжело вздохнул и дал честный ответ, пожав плечами. Происходи все это в реале, уже нужно было бы давно сигналить отступление и молиться, что хоть кто-то сможет спастись. Но игра есть игра, неограниченность числа дополнительных жизней позволяла идти до конца.

Секунд через пятнадцать атака петов полностью была исчерпана. Все они сгорели в драконьем пламени, не нанеся его владельцу ни малейшего ущерба. Жарко полыхавшая все это время сеть полностью прогорела, и начала кусок за куском спадать с тела монстра. К этому времени от канатов, которыми к баллистам были привязаны торчавшие в драконе стрелы, уже и вовсе практически ничего не осталось, поскольку под его огонь они попали первыми. Дракон суровым взглядом окинул притихших игроков, столпившихся на склонах на безопасной дистанции, развернул крылья и легко взмыл в небо, сразу подскочив на пару десятков метров. Затем с изяществом ласточки стал с огромной скоростью нарезать круги, поднимающие его выше и выше.

Манивальд после некоторого сомнения, не дать ли оказавшейся слишком опасной добыче уйти подобру-поздорову, все же взмахнул рукой, и наведенные заранее катапульты дали залп. Одна из трех распустившихся в воздухе проволочных сетей пролетела мимо, но две из них обвились вокруг дракона, спутав его крылья. Только что легко и красиво взлетавший дракон многотонной болванкой тяжело обрушился на землю. Манивальд аж на секунду раздосадовано зажмурился, увидев, что падает он прямо на расположение магов, которые засуетились, увидев это, и стали толкаться в попытке покинуть опасное место. Но в такой толчее пешком было не уйти, а шансов применить телепорт у большинства практически не было. Земля содрогнулась, когда успевший взлететь на сорок метров дракон обрушился на нее, придавив десятка полтора магов, и тут же покатился вниз по склону, давя и тех бойцов, которые не успели убраться с его дороги. Пламя он не изрыгал, у Манивальда появилась надежда, что оно либо кончилось, либо дракон серьезно оглушен падением. Оба варианта давали наконец шанс покончить с чудовищем. Он отдал сигнал атаковать всеми силами, и множество игроков в одном порыве бросилось к дракону, размахивая секирами, мечами и копьями.


Трой и Адельхейд, отроги горы Чабах 

Несмотря на то, что морда дракона давно исчезла из пещеры, я не рисковал подходить к ее выходу, помня, как легко оказаться на респе, имея дело с таким противником. И ярко пылающая баллиста, и восемь обугленных трупов на полу пещеры, от которых тошнотворно несло паленым мясом, не дали бы мне об этом забыть, даже если бы я вдруг захотел. Снаружи же пещеры, судя по тому, что было видно в двадцати пяти шагах от входа, происходило что-то невероятное, все блестело, сверкало и грохотало, как если бы там прямо на земле взрывали фейерверки, предназначенные для официального салюта в огромном городе.

Дхакун метался к выходу и обратно, докладывая, как обстоят дела. Я с унынием выслушивал отчеты о десятках погибших, о непонятной неэффективности боевой магии против дракона и его пламени, сжигающем все и вся вокруг него. Неужели это последние часы, которые я провожу в уютной части игры, и дальше буду обречен не высовывать нос из параллельного мира со всей его брутальной красно-черной суровостью и чертовщиной? Известие о массово гибнущих петах стало последней каплей, и я решил рискнуть высунуться из пещеры, вдруг именно мой вклад позволит одержать победу над редчайшим монстром?

Напомнив Адельхейд о ее обещании держаться в глубине пещеры, я стал потихоньку красться к выходу. Дхакуну наказал караулить снаружи, и тут же сообщать мне при малейшем проявленном интересе дракона к пещере. Впрочем, я надеялся на то, что сейчас зверя достаточно занимает происходящее вокруг него, чтобы он отвлекался на первоначальную причину своего здесь появления – свести счеты именно со мной.

– Можете идти ближе милорд, дракон перебил атаковавших его зверей, сеть на нем прогорела, как и канаты от стрел, которыми они крепились к баллистам, и он взмыл в небо.

Новость так себе, все же, похоже, ничего у нас не получилось. Я заспешил к выходу, и уже через пару секунд стоял на пороге пещеры. Представшая перед глазами картина впечатляла. Сотни сгоревших, но все еще дымящихся трупов игроков и их петов лежали как в самой ложбине, так и на ближайших склонах. Все это пространство было полностью выжжено до тотальной черноты, не осталось ни зеленой травинки, ни серого камешка. Подняв взгляд, я увидел взмывающего в небо дракона, и тут же в него врезались две сети, а еще одна пролетела мимо. Даже рухнув, дракон перебил своей тушей множество игроков. Катясь вниз по склону, он выглядел оглушенным, голова безвольно моталась по сторонам. Вслед за катящимся драконом по склону неслась лавина игроков в ожидании, когда он остановится. Наконец, монстр тяжело рухнул с последнего пригорка и неподвижно замер кверху животом. Я тут же скастовал огромный валун в пятнадцати метрах над ним, который упал прямехонько по центру туши, заставив рефлекторно дернуться лапы и голову. Упавший валун на мгновение напугал бежавших игроков, но тут же они сообразили, что это всего лишь необычный вид атаки, и набросились на монстра с огромным энтузиазмом, рубя и коля дракона своим оружием. Я пожалел, что не удалось попасть валуном по голове дракона, но столпившиеся вокруг его тела игроки второго шанса его атаковать тем же способом мне не давали, Манивальд вряд ли поймет, если я забью нескольких из его топов, пытаясь грохнуть дракона. Ко всем моим неприятностям, мне еще только не хватало красного ника. Впрочем, было похоже, что и так все складывается для меня самым лучшим способом.

– Вижу его ХП! – прокричал один из игроков Манивальду, – было 38000, сейчас наполовину просело! Он уязвим к физике, все в порядке!

Внезапно дракон поднял голову и взревел. Игроки на всякий случай отскочили в стороны, помня об огненной атаке, уничтожившей многих из их товарищей, но в этот раз пламени не было, только продолжительный громкий рев в одной тональности. Какое-то нехорошее предчувствие заставило меня оглянуться по сторонам. Вроде все в порядке… но что это? Сотни трупов ранее погибших от рук дракона игроков и петов внезапно начали шевелиться и поднимать сожженные головы. Затем потихоньку вставать. А когда дракон умолк, с них начало пластами отваливаться обгоревшее мясо, обнажая костяки. Еще через пару секунд оголившееся глазницы черепушек вспыхнули красным, а из костлявых глоток бывших игроков хором вырвалось:

– Господин!

Обращенные в нежить петы поддержали этот клич громким воем.

Вой был таким громким, что даже вошедшие в азарт кромсающие тушу дракона игроки недоуменно оглянулись. И вовремя! Сотни скелетов с горящими глазами в одном порыве ринулись на них. Зрелище было фантасмагорическое – рядом со скелетами игроков мчались скелеты буйволов и медведей, леопардов и львов, тигров и волков. Я похолодев, сообразив, что у каждого из игроков высокого уровня обязательно был пет. Хотелось им, не хотелось – статус требовал. Высокоуровневого игрока без пета просто подымут на смех. Дракон поднял всех убитых им, и теперь простой математический подсчёт говорил, что на его стороне будет больше существ, чем против него. Вот же как все непросто с этой тварью, блин! – подумал я в отчаянии.

Я потихоньку попятился к пещере, в надежде, что поднятые костяным драконом скелеты не сагрятся на меня. Внезапно даже в шуму битвы я услышал женский крик. И тут до меня дошло, что в пещере с Адельхейд осталось восемь трупов игроков, которые, несомненно, тоже были подняты драконом. Я тут же попытался вбежать в пещеру, чтобы прийти ей на помощь, но врезался сразу в нескольких выходящих из нее скелетов. Они не пытались меня грызть или хватать, просто отбросили меня в сторону как мешающее препятствие, и поспешили к поднявшему их дракону. Возле него уже началась свалка, рубившие дракона игроки повернулись к нему спиной и отчаянно отбивались от атаковавших скелетов. Я сообразил, что в данный момент монстр поставил перед поднятой нежитью одну единственную задачу – отогнать от него атаковавших игроков. Отбросившие меня в сторону четыре скелета резво бросились на помощь дракону, я встал и попытался снова войти в пещеру, когда Дхакун сказал:

– Обождите пару секунд, милорд, сейчас из пещеры выйдут еще четверо скелетов. Госпожа в порядке, они ее не тронули.

Точно, тела четверых игроков лежали прямо у входа, с ними я и столкнулся, а сгоревший расчет баллисты был метрах в пятнадцати от входа, так что они и выходят позже. Слава богу, что в данный момент ни Адельхейд, ни я не были им интересны. Но что-то подсказывало мне, что такая ситуация не будет длиться вечно.

Самое время и мне внести свой вклад в сражение. Прямо вокруг дракона шла ожесточенная битва восставших скелетов с игроками. Тонкую линию игроков вокруг туши дракона окружало все больше и больше нежити. Причем скелеты, восставшие из игроков, уверенно орудовали тем оружием, с которым погибли, и только животные атаковали когтями и зубами. Драконом больше никто не занимался, хотя опытные игроки прекрасно понимали, что он в приоритете, что убийство босса дает хороший шанс, что все восставшие скелеты рухнут замертво. Но выбора у них не было – только попробуй повернуться к дракону, чтобы нанести ему удар, как тебя тут же порвут на части скелеты. По дракону не мог бить валунами и я, поскольку мог легко убить тем же валуном и пару десятков столпившихся вокруг него игроков. Оставалось метать валуны в густую массу скелетов. Я выбрал большое скопление скелетов подальше от игроков и обрушил на него три валуна подряд, краем глаза проследив, как четверка скелетов, как и предупреждал Дхакун, покидает пещеру и спешит на помощь своему боссу. Ворох системных сообщений выскакивал после каждого очередного валуна, давившего множество скелетов, но гораздо важнее было то, что после третьего валуна часть скелетов повернулась ко мне от игроков, и бросилась в атаку. Я понял, что для меня на время битва кончилась, вбежал в пещеру и, обновив ману эликсирами, скастовал валун, блокирующий пещеру. В пещере меня уже ждала растрепанная и перепуганная Адельхейд, тут же бросившаяся ко мне в объятия:

– Трой, милый, ты жив!

– Все в порядке, родная, успокойся! – поспешил успокоить ее я.

– Да что же это творится? – всхлипнула она, – только ты вышел, как трупы ожили, сбросили с себя плоть и зашагали к выходу! Слава богам не ко мне, а то я бы померла на месте со страху!

– Но ты же совсем недавно сражалась со скелетами! – попытался воззвать я к логике.

– Да, но тогда я знала, что это скелеты, и всегда были скелетами! – эмоционально возразила Адельхейд, прижимаясь ко мне и дрожа, – а трупы должны лежать себе спокойно, их же убили!

Так, ситуация изменилась, теперь дракон не один, у него сотни помощников. Мало ли он пошлет часть из них поискать другой вход в пещеру? Вспомнив, как меня подловили в подобной ситуации эльфы Огеслегура, я вызвал из инвентаря летучего мыша. Тут же мигнули оповещения, видимо, убийства скелетов привели к грейду питомца, но пока я смахнул их, не читая. Принц явно соскучился, уж больно давно не вызывали, и тут же полез под руку Адельхейд, намекая на почес. Девушка разулыбалась, и привычно потянулась чесать Принца, но тут я их одернул:

– Баловство потом, Принц, лети к двум другим выходам, если что непонятное или вдруг какие скелеты пойдут, быстро дуй ко мне предупреждать!


Манивальд, отроги горы Чабах 

Неведомо откуда возникший и рухнувший прямо на дракона огромный валун сначала изумил, потом восхитил Манивальда. Он понятия не имел, что кто-то из его игроков разжился таким полезным в бою редким заклинанием. Всем игрокам постоянно напоминали, что все полезные заклинания должны быть на учете у кланлидера и его замов, чтобы можно было вписать их в дизайн сражения для достижения максимальной эффективности, но не все члены клана соблюдали это правило. Впрочем, поиски того, кто разжился заклинанием, можно провести и позже, а пока что его использование давало шанс побыстрее прикончить живучую тварь.

Игроки волной окружили дракона и атаковали, один из лучших ДД, орк Кетлэнг махнул секирой в воздухе, привлекая внимание кланлида, и закричал:

– Вижу его ХП! Было 38000, сейчас наполовину просело! Он уязвим, все в порядке!

Великолепно! Похоже, подумал Манивальд, фортуна наконец повернулась к ним не грязной задницей, а умытым лицом, и на нем сияет дружелюбная улыбка. Но в этот момент дракон протяжно однотонно взревел, и это Манивальду не понравилось. Походило на сигнал, которым в данже боссы призывают союзников. Блин, неужели! Но тут же нет данжа! Вставшие и потерявшие плоть трупы подтвердили худшие опасения Манивальда. Дракон оказался из тех боссов, которые данж носят с собой.

– Вот же скотина – прокричал ему Ирмгард, – да он подымает на половине ХП всех, кого перед этим сваншотил!

Манивальд печально кивнул. Единственное, что хоть как-то утешало, что дракон пока сам лежал смирно, не нападая на игроков. Но поднять восемь сотен погибших высокоуровневых игроков и петов за несколько секунд и бросить их в бой… Если и дракон очухается и поддержит их, шансов не будет.

Пришло время запускать в действие план Б. Особенностью Манивальда, которая поражала и восхищала игроков клана, было то, что на все у него имелся свой план и множество запасных вариантов. Манивальд твердо верил, что в игре нужно вести себя не менее ответственно, чем в жизни. А в реале он занимался редкой, но очень интересной и ответственной работой – обеспечивал логистику для миссий Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе – БДИПЧ ОБСЕ. БДИПЧ совало свой нос во все выборы в государствах на территории зоны контроля ОБСЕ, куда его приглашали. Работа Манивальда была как прекрасно оплачиваемой, так и великолепно подготовила его к роли кланлида в виртуальном мире. Он должен был приехать в первый раз в жизни в какую-нибудь никому не известную Македонию, и обеспечить все, что необходимо для жизни и успешной работы коллективу миссии наблюдения из 8-9 человек, нескольким десяткам долгосрочных наблюдателей, и нескольким сотням краткосрочных наблюдателей. Работа осложнялась тем, что к наблюдениям за выборами привлекали очень высокопоставленных и капризных граждан из самых разных стран, а также тем, что часть из них пребывала уже в достаточно преклонном возрасте, что делало общение с ними и удовлетворение их капризов делом нелегким. Жизнь логиста в такой миссии была стремной и бесконечно беспокойной, в один миг ты заказывал двадцать ноутбуков, проверяя при этом, что на них будет необходимое программное обеспечение для контроля выборов, а в следующий уже звонил в местный госпиталь, чтобы организовать лечение очередного старичка-наблюдателя, умудрившегося за пару дней пребывания в стране заболеть воспалением легких. Того, кто отработал логистом хотя бы в десятке миссий, удивить уже было ничем просто нельзя, а за плечами Манивальда их было уже два десятка. Плюсом было то, что миссии обеспечивали редкостный драйв, а также то, что отработав четыре-пять недель, ты получал чек на двенадцать-пятнадцать тысяч евро, и мог пару месяцев играть хоть день и ночь подряд до следующей миссии. Чем Манивальд в данный момент с удовольствием и занимался.

План Б у Манивальда был, как и В, и заключался в мобилизации всех находившихся в распоряжении клана игроков. Манивальд, отбывая устраивать засаду дракону, уже знал по информации разведчиков, что больше семи сотен игроков разместить на склонах небольшой ложбины просто не получится. Но он убедился, что в замке останется несколько игроков, которые, побывав в ложбине, будут находиться в полной готовности открыть туда портал и привести из замка подмогу. Несколько сотен игроков в замке у клана численностью более шести тысяч человек, а именно на сегодняшний вечер 6235, было всегда, и заранее их собирать не надо было.

Сообщение о необходимости прислать подкрепление было у Манивальда уже заранее набрано, так что он просто открыл его и отправил по заранее вписанным адресам. Путем неоднократных тренировок он добился того, что подкрепление прибывало в течение трех-четырех минут после запроса. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что сам дракон не вернется к активным боевым действиям, а игрокам, оказавшимся в меньшинстве, удастся продержаться против поднятых скелетов по подхода подмоги.

Раз, два, три! Три огромных валуна рухнуло с небольшим интервалом на скопления скелетов, давя десятки из них в труху. Манивальд снова порадовался, что у него в клане есть игрок, который смог раздобыть такое заклинание. Какой приятный сюрприз! У него самого было куплено на разных этапах пять редких заклинаний, но ни одно из них в этой битве помочь не могло. Манивальд мог на минуту ускорить пешее перемещение в два раза, что было бесполезно, учитывая, что телепорт или прыжок намного выгодней по скорости, мог на пять минут поменять всю информацию в своем нике, что очень пригодилось бы, будь он ассасин или вор, но для ДД пока было без надобности. Еще одно заклинание позволяло вызвать на три минуты стаю ворон, которые кружились вокруг врага, сбивая его с толку, пока он всаживал в него стрелы. Им он периодически пользовался, но против моба с огнеметом смысла в нем не было. Оставшиеся два заклинания вообще не было смысла использовать. Одно позволяло на три минуты превратить любое деревянное изделие не больше килограмма весом в стальное, второе позволяло менять цвет окраса призванных существ. Если учесть, что за каждое из этих заклинаний он вслепую отдал по несколько тысяч золотых, то неудивительно, что многие высокоуровневые игроки вообще не покупали такие свитки, считая это разводом от разрабов, и предпочитая копить на уникальные или легендарные артефакты, покупая которые ты точно знал, за что платишь.

Все же среди членов клана были те, кто, как и Манивальд, приобретал редкие заклинания, и имел такие, которые могли очень пригодиться в этой битве. Был игрок, отхвативший заклинание, позволявшее заставить любую крылатую тварь передвигаться исключительно пешком три минуты после использования. Второй раз подряд оно на того же моба не действовало, но как бы сегодня пригодилось! Но он неделю назад отъехал на юга, и еще как минимум десять дней будет вне игры. Та же беда была и с игроком, способным на определенное время ослепить любого высокоуровневого босса, на которого обычно не действовало ослепление из стандартного арсенала, и хотя, чем выше уровень босса, тем меньше времени ослепление действовало, сейчас бы ему цены не было. Но тоже беда – постоянное пребывание в игре привело его на грань развода, и сейчас молодая красивая жена держала его на испытательном сроке с условием играть не больше двух часов в день. И часы эти были отыграны как раз перед поступившим предложением Троя. Манивальд не был сволочью, способной в такой ситуации вызывать человека из реала, он четко отделял интересы своих людей в реальном мире от интересов клана в виртуальном. Третий игрок с полезным для этого столкновением заклинанием – с шансом удвоения вероятности крита при дистанционной атаке – уже погиб. Это он начал бой, пальнув в дракона из баллисты в пещере, после чего тут же и погиб, даже не успев сообщить, прошёл крит или нет.

Тут, наконец, удалось перезарядить и баллисты на склонах, но только одна из них смогла найти точку, в которую можно было выстрелить, не рискую попасть в игроков. Огромная стрела глубоко вонзилась в левое плечо дракона, попутно нанизав на себя скелет тигра, который забился на ней, пытаясь освободиться. Правда, канат долго не продержался, его тут же перерубили мечами скелеты.

Дальше дела стали складываться уже в иной тональности. Валуны падать прекратили, Манивальд заподозрил, что игрока, который их обрушивал, скелеты умудрились убить. Но хуже всего то, что уже в нескольких местах игроков, сражавшихся в окружении у туши дракона оттеснили или убили, и прорвавшиеся к телу своего господина скелеты начали рвать на части спутавшую его крылья проволочную сеть. Манивальд заскрежетал зубами, выковать в игре такую сеть одновременно из тонкой и прочной проволоки было сложно, и стоила каждая такая сетка несколько тысяч золотых. Чертовы вредители!

В момент, когда почти одновременно в паре сотен шагов от пещеры вспыхнуло два портала, и из них повалило подкрепление, осажденные у туши дракона бойцы были почти все выбиты, а обе сети были скелетами порваны на куски. Дракон поднял голову и расправил крылья, одно неуловимое движение, и в его пасти уже оказалось сразу два бойца Манивальда, сражавшиеся в окружении скелетов у его бока. В живых рядом с драконом осталось всего пятеро бойцов, и было понятно, что участь их решена. Ничего не оставалось, как принести их в жертву военной необходимости.

Время пришло. Манивальд закричал:

– Все мочим дракона армагеддонами!

И сам подал пример.

Земля содрогнулась. Когда пять с лишним сотен игроков одновременно кастуют армагеддоны на одну точку, это производит невообразимое впечатление. Один армагеддон сам по себе является серьезным испытанием для слуха и отличается изысканными световыми эффектами. Пять с лишним сотен – это все оттенки раскаленного красного в небольшой зоне, слепящие зрение тех, кто неосторожно туда посмотрел, и грохот артиллерийского орудия, выстрелившего прямо над ухом. Только ограничения, наложенные на отображение спецэффектов у игроков, спасали их от того, чтобы ослепнуть и оглохнуть прямо на месте. Обходилось дебаффом ошеломления.

Сотни скелетов полегли прямо на месте. Но сам дракон, не реагируя на обрушившийся на него сонм огненных ударов, грациозно взмыл в воздух и атаковал потоком пламени одну за другой баллисты и катапульты, и всех, кто возле них находился. Из двух баллист даже успели в него выстрелить, но приближающийся к тебе огненный факел из пасти огромного дракона меткости стрелка не способствует, и стрелы ушли в молоко. Катапульты так и сгорели не перезаряженные, запасных сеток у Манивальда не было, а метать камни в летающую мишень никакого смысла нет, скорее достанется стоящим на другом склоне соклановцам. При всей запасливости Манивальда как-то не попадались раньше боссы, на которых нужно было иметь больше одной сетки, и с учетом их дороговизны две другие и были запасом на крайний случай. А уцелевшие после армагеддонов скелеты валом повалили на склоны, атаковать стоявших на них игроков, или ринулись к порталам, откуда по трое в ряд выходили и выходили прибывавшие на помощь соклановцы.

К сожалению, несмотря на успехи в уничтожении скелетов, главным препятствием на пути к победе оставался сам дракон. Если бы он извергал просто пламя, все было бы не так плохо. У многих бойцов клана, как и у самого Манивальда, было неплохо прокачано сопротивление к пламени, или были в снаряжении артефакты на уменьшение урона от огня. Но это было не простое пламя, а горючая смесь, которая, после попадания на бойца, прожигала все в недолгом, но интенсивном горении, производя эффект термитной сварки. Даже выжившие воины оказывались в заточении в консервной банке из сплавившихся в одно целое доспехов, и никакого дальнейшего участия в бою принимать не могли даже после лечения. Хотя большинство бойцов дракон просто ваншотил на месте из-за огромного дамага.

Манивальд, направляя армагеддон за армагеддоном в наступающих скелетов, подумал, насколько удобнее было бы, если бы в этой игре, как и в большинстве других, доспехи просто можно было бы скидывать в инвентарь. Но обновление годичной давности, направленное против пэкашеров, лишило игроков такой возможности. Конечно, надевание и снятие доспехов все же не имело ничего общего с длительными процедурами средневековья, когда рыцаря облачал и разоблачал в доспехи оруженосец минут двадцать, завязывая и подгоняя множество креплений, в игре любой элемент доспехов молниеносно становился на свое место или снимался, но при прежнем раскладе раненые могли бы скинуть доспехи в инвентарь и одеть запасные доспехи из него же. Теперь же только оставалась возможность снять с себя поврежденные доспехи и остаться на поле боя без бонусов, что они предоставляют, в одних подштанниках, а это резко снижает ценность бойца на поле битвы, и увеличивает его шансы отправиться на респ, да и доспехи тогда останутся поврежденными до следующего респа. К тому же бойцы одного и


убрать рекламу


з самых крутых кланов давно уже забыли, каково это, сражаться, как зеленые нубы, без доспехов и бижи. Поэтому рациональнее в такой ситуации было найти способ убиться, чтобы возродиться с полностью неповрежденными доспехами. Правда, вдали отсюда и только через полчаса.

Единственный плюс был пока что в том, что вновь убитых бойцов дракон в виде нежити не поднимал. Просчитав скорость уничтожения драконом соклановцев и приток подкрепления на поле боя, Манивальд понял, что если ничего не изменится, битва будет безнадежно проиграна. Сотни высокоуровневых скелетов не вопрос, если удастся решить проблему дамага от самого дракона. И он решился.

Полгода назад, за сумасшедшую сумму в 150000 золотых, клан на всякий случай приобрел одноразовый артефакт на нанесение гарантированного 10000 урона, невзирая на любые способности по уклонения от отдельных видов магии или снижению ущерба от них, и последующее минутное ошеломление любому мобу, которому такой урон окажется недостаточен для смерти, невзирая на абилки или амулеты от ошеломления. Мало ли понадобится во время боя с другим кланом гарантированно вывести из дела кланлида и погрузить противника в организационный хаос, или попадется босс, ценность которого существенно превзойдёт потраченную на артефакт грандиозную сумму? Даже самые раскаченные игроки не имели со всеми бонусами от артефактов больше 5000-6000 единиц жизни, что делало покупку абсолютным оружием против игроков, но с мобами ситуация сложнее… У дракона оставалось меньше половины от первоначальных 38000 единиц ХП, если использовать артефакт, нанеся ему еще 10000 урона, а также вывести его на минуту из боя, и использовать это время для нанесения ему физического урона, который он пропускает неплохо, в отличие от магии…

Манивальд одним движением извлек из сумки небольшую статуэтку жабы из жадеита, и метнул ее в дракона, атаковавшего противоположный склон в ста пятидесяти метрах. Артефакт действовал в пределах трехсот метров, и добрасывать его до цели не было необходимости, надо было лишь наметить цель броском. Статуэтка, кувыркаясь, пролетела пять метров и исчезла в ослепительной вспышке. Словно маленькое солнце взорвалось в ложбине, заставив замереть от удивления всех сражающихся, а затем его разлетевшиеся в стороны лучи снова вернулись в исходную точку, и свились в мерцающее золотое копье, которое с невероятной скоростью ударило в спину поливавшего пламенем бойцов Манивальда на склоне ложбины дракона. Силой удара копья дракона бросило прямо на склон, смяв его тушей дюжину воинов клана, а затем он тяжело покатился вниз по склону, сметая и вдавливая в камень всех, кто не успевал отпрыгнуть в сторону, как своих противников, так и сторонников.

– У нас только минута добить тварь! – заорал Манивальд, и голос его при помощи командирского усиления доспехов легко покрыл шум битвы, – рубите в первую очередь туловище, нужен максимальный урон!

И сам подал пример, прыгнув телепортом к телу дракона, остановившегося на дне ложбины, и ударив секирой по шее. Приказу последовало еще несколько десятков человек, часть из них заняла оборону от бросившихся защищать дракона скелетов, часть самозабвенно рубила оглушенного артефактом монстра секирами и мечами или колола копьями.

Внезапно склоны, усеянные убитыми в последние минуты драконом и его армией нежити игроками, пришли в движение. Покойники стали подниматься на ноги, глазницы сверкнули красным, плоть стала отваливаться от тел. В отличие от нежити, поднятой драконом в первый раз, они на помощь боссу не бросились. Все оказалось гораздо хуже. Побросав оружие на землю, и воздев руки к небесам, они крикнули:

– Господин!

А через секунду между костистыми руками вспыхнуло яркое пламя того же красно-оранжевого оттенка, что и вырывавшееся из пасти дракона, убедительно продемонстрировав, что уровень поднятой нежити вырос. Вместо скелетов воинов на боевую арену вышли личи.

Из пламени тут же соткались гудевшие от напряжения шары, которые еще через секунды были меланхолично посланы личами в игроков, скопившихся вокруг дракона, погрузив их в огненное море. В пылу боя большинство не заметило такого резкого качественного изменения состава противника, впрочем, за несколько секунд в хаосе боя и тесноте сделать было все равно ничего нельзя. Огненная вспышка вокруг дракона вывела из строя всех прыгнувших добить монстра игроков, кого-то убив, кого-то оставив в сплавленных огнем доспехах, поскольку огненная атака личей не только по цвету, но и по действию была сродни драконьей. Увидев, что Манивальд забился в языках пламени, упав рядом с тушей дракона, Ирмгард взял командование на себя. Мгновенно оценив новую расстановку сил, он не стал дожидаться, когда сотня с лишком возникших на поле боя личей предпримет новую смертоносную атаку своим грозным оружием, которому игрокам практически нечего противопоставить.

– Манивальд мертв – прокричал он, также используя командное усиление, – личей слишком много! Нам не выстоять, отступаем! Телепорты если можете, невидимость, если слишком тесно, пока не выберетесь на открытое место, прыжки, главное, не схлопочите от личей огненным шаром! Это полный пипец доспам, придется вас добивать, чтобы вернуть их в нормальное состояние на респе! Собираемся в контрольной точке!

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Продал раз, продай и два!

Тщательно планирующий операции Манивальд заранее подготовил и сценарий отступления. Всем уцелевшим надлежало собраться в километре от горы, в другой, заросшей невысокими деревьями ложбине в ожидании новых распоряжений.

Никто не стал медлить. Всего за несколько секунд ожесточенная битва в ложбине стихла, пять с лишним сотен игроков использовали все возможные способы, чтобы эвакуироваться с поля проигранного боя. Выходившие из порталов игроки подкрепления, оценив ситуацию, немедленно также телепортировались как можно дальше, и, оказавшись в безопасном месте, искали в чате место сбора и добирались до него. Скелеты столпились у порталов, пытаясь атаковать выходивших игроков, но сообщение об отступлении прошло по чату, и игроки перестали заходить в порталы. А еще через несколько секунд и порталы вспыхнув, погасли, их время действия истекло. Нежить замерла на месте, в ожидании указаний от все еще неподвижно лежавшего дракона. Минута ошеломления истекла, дракон поднял голову и обвел взглядом свое воинство.

– Господин! – прокричали хором и скелеты игроков, и личи. Скелеты петов взвыли, задрав в воздух морды.


Трой и Адельхейд, отроги горы Чабах 

Несмотря на то, что валун отрезал нас от поля битвы, Дхакун, с легкостью проходящий через любые преграды, то появляясь, то снова исчезая, информировал нас о развитии событий. Когда он сказал, что дракон снова сбит, и его рубят топорами и мечами бойцы клана, Адельхейд так обрадовалась, что бросилась ко мне в объятия. Ну, неужели все же таки я отделаюсь от этого дракона! – подумал я, охотно целуя девушку, но какое-то врожденное чувство, присущее многим восточным славянам на генетическом уровне, не давало мне восторженно праздновать победу вместе с торжествующей Адельхейд. Чувство это называется «в ожидании жопы», является привычным времяпровождением для восточных славян, и хотя никакого отношения, кроме чисто символического, к реальной филейной части человеческого тела не имеет, но выживанию славян, им разжившимся, изрядно способствует. Как говорится, то понос, то золотуха, то Чернобыль, то распад Союза.

И возникший в очередной раз из-за валуна Дхакун подтвердил, что данное чувство меня не подвело. В который уже раз. Я выслушивал новости с поле боя и не верил своим ушам. Монстр легко поднял из свежеубитых игроков сотню с лишним высокоуровневых личей, а эти твари сами по себе не подарок, а в таких количествах… да еще с огневым умением своего босса… да еще в сопровождении сотен скелетов на подхвате… в общем, туши свет.

Когда Дхакун подтвердил, что уцелевшие игроки правильно оценили ситуацию и смотались с места битвы, оставив дракона и его нежить праздновать победу, Адельхейд испуганно охнула и всплеснула руками, а я – я погрузился в глубокие раздумья. У босса оказались две плохие привычки, присущие высокоуровневым монстрам. Получается, что утратив при моей помощи половину жизни, он поднял убитых игроков и петов в виде скелетов, а когда потерял еще четверть, из погибших уже после этого игроков – личей. Через четыре минуты валун исчезнет, и вход в пещеру снова будет свободен. Что в этой ситуации предпримет дракон, разжившийся небольшой армией и, несомненно, помнящий о первоначальной причине своего появления в ложбине? Как говорил один очень любящий мед медведь – большой, большой вопрос! Ну ладно, скажем, он пошлет скелетов и личей атаковать меня в пещере, в которую сам проникнуть не может. И что при реализации этого сценария следует, есть ли прямая опасность для меня и Адельхейд?

Со мной все сложно, я окажусь в опасной ситуации только тогда, когда иссякнет мана, и я не смогу в очередной раз заблокировать вход в пещеру. А маны с учетом имеющихся склянок с эликсирами и процесса естественного восстановления мне хватит минимум на пару часов. За это время я спокойно успею отослать Адельхейд через один из запасных ходов в таверну, дракон охотится именно на меня и видит только мое месторасположение на карте, следовательно, наши с ним суровые отношения никак не должны распространиться на мою девушку. Да и я через несколько часов, когда мана истечет, погибать не собираюсь, спокойно открою портал и прыгну к другой пещере, у меня разведанных пещер, слава богу, в запасе предостаточно. Дракон-то туда, несомненно, прилетит, а вот его армия нежити останется слоняться тут, и никакой опасности для меня на такой дистанции больше представлять не будет. Это здорово, что монстр не поднял из убитых ничего летающего. Он сам-то далеко не подарок, а если бы еще соорудил себе летающую свиту нежити поменьше размером, способную сопровождать его и проникать в разные дыры, в которые он сам не пролезет, так вообще был бы полный капут.

Хотя и в таком сценарии ничего радостного для меня нет. Я становлюсь пещерным жителем в этом мире, скитаясь от пещеры к пещере, или должен валить в параллельный мир, в котором дракона уже не будет, но это будет щедро компенсировано обилием чертовщины. Как говорится, из огня, да в полымя.

Так, теперь посмотрим с точки зрения того, насколько я буду способен хотя бы вздремнуть спокойно в той или иной пещере, в которую перемещусь порталом. Пусть входы там будут дракону не по размеру, и он в них пролезть сам не сможет. Немножко раскинув мозгами, я приуныл. Моя проблема с пещерами была в том, что знаю-то я их много, но все они расположены всего в нескольких десятках километров друг от друга. Будем считать фактом, что дракон должен уметь повелевать признанной нежитью. На то он и босс. Теперь вопрос из вопросов – способен ли он командовать ей на расстоянии, есть ли у него подобие командного чата? Если есть, то мне житья тут не будет, даже в пещерах с узкими входами. Нежить не устает, и может перемещаться хоть сутки подряд. К примеру, я перемещусь порталом к другой пещере в двух десятках километрах отсюда. Дракон прилетит туда быстро, сам войти не сможет из-за узкого входа, но даст команду двигаться к новой пещере шустро своему войску. Так, горная местность, скорость у разных видов скелетов будет разная, самые шустрые должны быть скелеты петов. Блин, получается, что максимум час-полтора, и скелеты хищников, наподобие тигров или медведей, будут уже штурмовать пещеру. И не поспать мне спокойно, если не хочу проснуться с откушенной головой, а ведь система требует от игроков спать, принудительно отключая их. И сколько я так буду прыгать от одной системы пещер к другой, спасаясь от свиты дракона, и расходуя каждый раз портал за две сотни золотых? Пока система меня насильно не вырубит, чтобы я отдохнул и поспал, и проснуться живым мне уже не удастся. Нет, это не вариант!

Так, а если быстренько нанять игрока, который был в самых дальних краях, что вообще есть на карте, чтобы он меня и Адельхейд перебросил туда порталом? Положим, Манивальд мне с этим поможет. Бесплатно или нет, не суть, сколько скажет, столько и заплачу. Жить-то хочется. Тогда у меня будет уже жизнь качеством получше. Но относительно. Свиту свою туда дракон наладить не сможет, но сам по воздуху доберется максимум за несколько дней. Скорость-то у него дикая, прямо завидки берут, никакому игроку на грифоне такая и не снилась. Значит, в этом случае, при первом перемещении я нахожу сеть пещер в новой местности, залезаю в нее и жду, когда дракон появится, чтобы узнать, с какой скоростью он может перемещаться по воздуху. При его появлении сваливаю снова в другую часть света, опять с нанятым игроком, побывавшим в этих краях, и вот там уже, проведя расчёты, с какой скоростью дракон может туда долететь, живу некоторое время как честный беззаботный гном, и снова лезу в пещеры только за пару часов до расчётного времени прибытия смертельно опасного врага.

Черт его знает, может, это и вариант. Из плюсов – рассчитав время, которое я буду в безопасности, я смогу проводить время с Адельхейд, занимаясь фармом, и копить деньги, в том числе, и на новые порталы перемещения. Пару суток это будет, или даже трое, но они будут временем относительно спокойной жизни. Из сразу же понятных минусов – речь будет идти, действительно, только об относительно спокойной жизни. Вряд ли я смогу ходить по открытой поверхности, не размышляя постоянно о том, не ошибся ли я в расчётах, перепутав расстояние или скорость дракона, или не учтя то, как попутный ветер влияет на скорость его полета… Никаких нервов на это надолго не хватит… Да уж, тот самый случай, когда ошибка в вычислениях может стать убийственной. А если учесть, что около меня будет Адельхейд, такая ошибка может стать смертельной и для нее. А это уже абсолютно неприемлемо, у нее-то запасной жизни нет. Кисло все это, очень кисло!

Как-то незаметно размышления отняли у меня четыре с лишним минуты, и заслонявший вход в пещеру валун истаял как дым. При всей вынужденной отстранённости от текущей ситуации, необходимой, чтобы собраться с мыслями, осторожность я не утратил, и за входом присматривал в ожидании этого события. Пять секунд… десять… пятнадцать… Никто в пещеру не лезет.

– Дхакун, будь любезен, глянь, где там эта компания нежити, и почему они не лезут в пещеру?

Отрапортовав своим стандартным – да, милорд! – Дхакун отправился на разведку, но буквально через несколько секунд возник рядом со мной.

– Уже лезут, милорд! Прямо колонной!

А еще через секунду я увидел сразу трех скелетов на пороге пещеры. Адельхейд воинственно выхватила меч, но я в прямую стычку с настолько превосходящим противником не рвался. Не став дожидаться других участников движущейся к пещере колонны нежити, тут же скастовал валун на прежнее место. Мелькнуло несколько оповещений, похоже, материализовавшийся в устье пещеры валун заодно угробил и попавших в его область скелетов, как у меня уже случайно вышло как-то с эльфом. Угробил… а ведь это мысль! Что, если запускать каждые пять минут побольше скелетов, а потом кастовать на их место очередной валун? И прокачка прекрасная, и армия нежити будет потихоньку уменьшаться. Правда, учитывая, сколько сотен нежити поднял дракон, всю ее мне не перебить таким способом, но сократить хоть немного может получиться. Хотя, что-то подсказывало мне, что вряд ли дракон настолько туп, чтобы раз за разом посылать свое войско на убой, что-нибудь другое явно придумает… Или система посчитает это читом и как-нибудь мне ответит на него, к примеру, скелеты «случайно» обнаружат один из других входов в пещеру и атакуют нас сразу с двух сторон.

И снова у меня появилось пять минут на размышления. Мозги работали с дикой скоростью, не будь ситуация такой невеселой, я бы явно не смог добиться такой эффективности интеллектуальной работы.

Так, исходя из прежних размышлений, вариант остаться на пмж в этом мире у меня есть, хотя и не очень комфортный. Явной проблемой будет то, что каждую неделю дракон будет расти на один метр. И как бы этот рост не повлиял и на скорость его перемещения, затрудняя расчеты для определения «безопасного» и «опасного» времени в ожидании его прибытия. Плюс еще одним фактором явного дискомфорта станет свита дракона из нежити. Если место, где будет дракон, я смогу более-менее предсказывать, то куда он направит появившуюся в своем распоряжении высокоуровневую нежить, предсказать невозможно. И однажды, когда я расслаблюсь в новом месте, высчитав, что до прилета дракона еще полно времени, меня с Адельхейд может внезапно атаковать прибредшая в эти края по приказу дракона нежить. Переместившись хоть раз пять-шесть, я вряд ли смогу рассчитать, не сломав голову, не может ли свита дракона оказаться способной добраться до нового места за прошедшие недели. А учитывая, что нежить поднята с двухсотых и выше игроков и петов, много ее для того, чтобы упокоить нас с Адельхейд при внезапной атаке не понадобится. Блин, нужны новые идеи, как выкрутиться!

Внезапно мои мысли приобрели новое направление. Сам Манивальд погиб, как и сотни его игроков. С учетом уплаченных мне 15000 золотых за охоту на дракона, его клан понес сегодня большие потери. Конечно, формально я как бы ни при чем, убивать дракона лично я не обещал, и никаких гарантий на успех Манивальду не давал, но как-то все же нехорошо получилось. Можно сделать морду кирпичом, мол, не мои проблемы, а потом вдруг обнаружить, что на твои письма никто больше почему-то не отвечает. Как в одном моем любимом анекдоте, когда хозяева заподозрили гостей в краже серебряных ложек, а потом, обнаружив, что ошиблись, и ложки мирно лежат в ящике, никем не тронутые, сказали: ложечки-то нашлись, а осадок все равно остался. Значит, как минимум надо предложить вернуть Манивальду полученные за информацию о времени и месте появления дракона деньги. Забрать он их обратно вряд ли заберет, не того уровня его клан, чтобы так мелочиться, да и в поражении нет моей вины, но жест явно оценит. И осадочек, авось, развеется.

Так, а есть ли шанс дать Манивальду отыграть часть потерь? А может, и добить дракона? Если получится грохнуть дракона, жизнь моя воистину станет светлой и прекрасной. Главное, снова не охотиться на королей, но этот урок я уже выучил. Теперь я буду монархистом из монархистов в любой местности, где ни появлюсь, и всячески беречь здоровье местной правящей верхушки. Я представил, как пишу Манивальду, призывая вернуться и атаковать дракона снова, пока он не восстановил утраченные единицы здоровья (хотелось бы еще знать, с какой скоростью он это делает), и как Манивальд отвечает мне … интересно, без мата сможет мне ответить? Как там хиппи говорили, они объявят войну, а на нее никто не придет. Вот тот самый случай примерно и будет.

Значит, дракона надо валить без помощи Манивальда. Ну да, один из самых крутых кланов не смог, а я вот сейчас завалю. В идеале было бы сейчас натравить на дракона другой клан уровня «Гордости победителя», только не потрепанный и полный сил. Да вот только нет у меня хороших знакомых среди топов подобных кланов, а написать письмо с подобным предложением незнакомым, и ожидать, что к нему сразу серьезно отнесутся, чтобы поднять несколько сотен игроков в штыки… Вряд ли, скорее всего, сначала пригласят на переговоры перетереть, спросят, куда послать разведчиков, чтобы уточнить, правду ли я пишу, или просто неизвестный нуб нашел в некой пещере чудные грибы и употребил их в неправильных пропорциях… Или, как раз в очень правильных, раз такой уж забористый эффект у него вышел, и в мирном небе завелись никем ранее не виданные огромные белые драконы.

Вот же ж блин, совсем я недавно в игре, не оброс связями. С другой стороны, если надеяться, что дракон медленно восстанавливает здоровье, то сейчас идеальное время, чтобы его добивать. Если он восстановится полностью, то снова начнется вся эта хрень – сотни поднятых скелетов на половине жизни, сотни личей на четверти. Как бы у него, правда, не было еще одной фишки на десяти процентах жизни, играл я когда-то в игрушки, в которых было у крутых боссов подобное западло, но тут уж никуда не денешься, пока не проверишь, не узнаешь. А, была не была, попробую все же подбить еще один мега-клан на добитие моего персонального кошмара. Не получится убедить атаковать, значит не судьба. Это лучше, чем изображать из себя робкого юношу, не переспавшего с красивой девчонкой не потому, что она не хотела, а потому, что она вообще не знала о такой возможности, поскольку он к ней даже не подкатился по этому поводу.

– Адельхейд, милая, мне надо ненадолго отвлечься. Будь добра, последи пока за входом в пещеру, и когда валун исчезнет, дерни меня за плечо!

– Конечно, Трой, – пообещала девушка, – ты только там не витай долго. А то тут такое начнется…

– Да, я прекрасно понимаю, что тут может начаться, – успокоил я Адельхейд, и, закрыв глаза, стал серфить сеть. Я в общих чертах помнил о раскладе крупнейших кланов еще с тех времен, когда строил зловещие планы в отношении «Черных соколов». Да уж, прошло с тех пор всего несколько недель, но по субъективному времени мне казалось, что лет, так у меня все интенсивно двигалось за эти недели. Но хватит лирики, не до того мне сейчас, ох, не до того!

Относительно рядом с этими краями располагались штаб-квартиры еще двух топовых кланов – Пекинской звезды и Пангилана. Для меня было принципиально важно найти клан, расположенный не слишком далеко отсюда. Раз я, скорее всего, нарвусь на недоверие со стороны кланлидеров, я не буду тратить время на переговоры и убеждения, понимая, что каждую минуту пустого трепа дракон будет восстанавливать свое здоровье. Что я могу сделать, так это предложить им доставить дракона по месту расположения их замка, чтобы развеять все сомнения в моей честности и адекватности в самые короткие сроки. Дракон сможет отсюда до них добраться за час-полтора, если его скорость не снизилась от полученных ран, и будем надеяться, что за время полета его здоровье не успеет в полной мере восстановиться.

Про первый из двух кланов я точно знал, что он китайский, трудно даже предположить, чтобы японцы или корейцы массово шли играть за клан, в названии которого есть слово «Пекин», учитывая, какие непростые отношения у японцев и корейцев с Китаем. Про второй я знал, что он тоже азиатский, но более подробной инфы не собрал в прошлой раз, найдя на карте больше подошедший мне по месту расположения клан «Гордость победителя». Так, сразу вопрос, не будут ли азиатские кланы принципиально против атаки дракона, не потеряю ли я зря времени, если дракон для них типа тотема, священного монстра, которому нужно поклоняться, а не уничтожать. Да не, это же, в конце концов, всего лишь игра, вряд ли им важна форма, в которой обретается крутой лут. Так, теперь мне нужна информация об именах кланлидеров, ну, и начинаю писать им письма!

– Уважаемый Хань Син! Хочу предложить Вам …

– Трой, камень исчез! – рука Адельхейд резко дёрнула меня за плечо, я открыл глаза, прервав литературное упражнение, и убедился, что действительно, пять минут уже прошли. Подождал, желая подловить скелетов в ту же ловушку. Пять секунд, пятнадцать, полминуты. А, черт с ними, не до этого сейчас, есть задача поважнее! Заблокировал вход новым валуном.

– Та же просьба, Адельхейд – камень исчезнет, снова меня предупреждай!

И вернулся к письму.

– Уважаемый Хань Син! Хочу предложить Вашему клану охоту на белого дракона, оказавшегося в наших краях. Моя цена – двадцать тысяч золотых. Если заинтересованы, пишите незамедлительно, поскольку такое же письмо я отправляю лидеру клана Пангилан. Лицензию на охоту на дракона получит тот клан, согласие на сделку от лидера которого я получу первым. Срочность связана с тем, что дракон подранен, и на него нужно напасть, пока он не восстановил здоровье.

С уважением,

Трой


Отправив письмо, я скопировал текст, вставил в новое письмо, изменил имя кланлида Пекинской звезды на лидера Пангилана – Санаду Юкимура, а название клана в письме, наоборот, на Пекинский клан, убедился, что теперь все в порядке, и отправил и это письмо. Открыл глаза, убедился, что справился с перепиской за четыре минуты, и камень еще на месте. Конечно, в готовности Адельхейд выдернуть меня из переписки в случае чего я не сомневался, но теперь писать пока что было все равно некому, мяч перешел на сторону азиатских игроков.

Томительно потекли минуты. Камень я периодически восстанавливал, и теперь уже не спеша, так что дважды смог подловить по несколько скелетов. Но, как и ожидал, с каждым разом приходилось ждать их появления все дольше, то ли так реагировал их босс, то ли система корректировала для меня возможности грейда, и приходило их все меньше. Я же больше мучился вопросом, какова механика восстановления здоровья у боссов в игре? Наконец, догадался послать Дхакуна, чтобы тот посмотрел вблизи, сколько единиц жизни осталось у дракона. Давно надо было это сделать, но хорошая мысля приходит опосля.

– 9800 единиц, милорд!

Зараза, медленно, но восстанавливает здоровье.

Наконец, звякнуло вошедшее письмо. И какой же из кланов отозвался первым, подумал я, поспешно открывая письмо. Но это оказался воскресший Манивальд.

– Привет, Трой!

Жаль, но чуть-чуть нам не хватило. Ты еще в пещерах? Есть возможность оценить ситуацию, не рискуя головой?

Манивальд.


Ну что же, главное, что не похоже, что он на меня сердится. Значит, можно про возврат денег не заикаться. Тем более, что ему нужна услуга, которую я ему охотно окажу.

– Привет, Манивальд,

Ты бы знал, как мне жаль!

Дракон вместе со своей свитой тусуется в ложбине. Если планов атаковать его снова нет, я могу попытаться заманить его в другое место, а Вы можете атаковать его свиту. Думаю, без него расправиться с ней будет легче, а лут должен быть с такого количества высокоуровневой нежити очень приличный. Пиши, что решил.

Трой.


Отправив письмо, я подумал, что идея пришла в голову неплохая. Потрепанный Манивальд на дракона снова явно не полезет, а вот если я отманю его подальше от свиты, нежить может стать лакомой мишенью. Ну, в ближайшее время узнаем о его планах. Разве что проблемой может стать, если он все же решится снова атаковать дракона. Мне внезапно пришло в голову, что он же может и какой-нибудь союзный клан позвать, чтобы добить монстра. А вот тогда я окажусь в неловкой ситуации, если азиаты клюнут на мое предложение. Впрочем, подумав немного, я решил, что просто тогда отмолчусь в ответ. Есть шанс, что оба азиатских кланлида решат, что они опоздали с ответом.

Звякнуло письмо. Я уже не загадывал, Манивальд или азиаты, открывая его, все равно не угадаешь. Оказался тот самый пресловутый Хань Син.

– Здравствуйте, Трой,

Предложение интересное, но сумма тоже немалая. Как докажете, что дракон реально существует и находится поблизости? Если докажете, готов к сделке в рамках запрошенного гонорара.

Хань Син


Так, пошел позитив. По идее, мне надо прыгать к их замку поближе в одно из тех мест, где я был, и назначить там встречу с их представителем, чтобы он закинул меня в замок Пекинской звезды на переговоры. На переговорах я предложу доставить дракона прямо к замку. Это тем более вовсе несложно, дракон по любому уже будет лететь за мной. Звякнуло письмо. Манивальд? Нет, Санада Юкимура!

– Уважаемый Трой!

Платим деньги немедленно при демонстрации нашему представителю дракона. Считайте это официальным предложением сделки. Сумма может быть больше, если будет время собраться для атаки.

Большое спасибо, что обратились к нам.

Санада Юкимура


Да уж, то пусто, то густо. Санада Юкимура оказался повежливее Хань Син, но что делать, Пекинская звезда оказалась быстрее, поэтому получит сделку, как условились. Звякнуло письмо. Манивальд? Манивальд!

– На дракона больше не полезем, как атаковать его уже знаю, но надо собраться с силами и закупиться кое-чем. По его свите предложение принимаю, но нужно точно знать, что он не вернется в самый интересный момент, и не положит нас всех. Если ты это реально сможешь организовать, твои десять процентов от добычи.

Манивальд.


Ну, все в порядке! Манивальд и в самом деле не претендует на дракона сейчас, своих сил мало, а делиться ни с кем, видимо, не хочет. Значит, я не зря поторопился предлагать сделку азиатам. Да и зла на меня никакого не имеет, скорее, расстроен, что его клан так облажался.

Так, теперь необходимо решить несколько организационных вопросов. Самый важный – безопасность Адельхейд. Отправлять ее к одному из запасных выходов, а самому порталом лететь на встречу к китайцам? Не, нервы не железные, только и буду думать, не попалась ли она в лапы нежити. Брать с собой к азиатам, к замку которых скоро прилетит дракон? Тоже не вариант снова тащить ее в заварушку. Да и опасно везде расхаживать с Адельхейд, демонстрируя свое уязвимое место. Поссорился с Троем, и не можешь его достать? Найди его подружку, с которой он везде шастает!

Тогда сделаю так, возьму Адельхейд с собой, но портал тогда устроим к одной из деревень, где прежде уже были, там она пойдет в таверну, а я рвану с человеком китайцев к ним в замок. В этом случае она будет в безопасности, а я смогу заняться неотложными делами.

Пишу и отправляю письмо.

– Уважаемый Хань Син,

Поздравляю, Вы успели написать на минуту раньше лидера клана Пангилан, сделка Ваша. Я могу устроить так, что через час-полтора дракон прилетит прямо к Вашему замку. Если Вас это устроит, я готов приехать в Ваш замок. Дракон появится, Вы выплатите мне гонорар, а я дополнительно проконсультирую после этого об особенностях сражения с ним. Поверьте, знать о них необходимо! Если Вас это у


убрать рекламу


страивает, готов через пять минут после согласия встретиться у деревни Двинвин с Вашим представителем, который порталом доставит меня в Ваш замок. Я около него, к сожалению, раньше не был.

Трой.


Жду. Понимаю, что забыл сообщить китайцу, что дракон огнедышащий. Писать об этом отдельно неудобно, вдруг передумает, вспомнив, что в замках полно деревянных вещей, прекрасно горящих. И что мне тогда, снова начинать по новой торг со вторым азиатом? Впрочем, если что, сделаю невинное лицо, мол, ясно же каждому, что дракон обязательно огнедышащий. А, и вряд ли он не знает про огненные способности монстра. Клан очень крупный, китайцы без разведки и шпионажа отродясь не играли, сказывается опыт проживания при рыночном социализме, и наверняка уже получили всю имеющуюся информацию о проделках дракона на площади в столице горных эльфов. Валун развеялся, жду с интересом, появится ли хоть один скелет на пороге пещеры. Минута, две … ага, в пещеру проворно влетает тигриный скелет. Все же недостаточно проворно, думаю я, кастуя на его место валун. Мигает оповещение, одновременно звякает письмо.

– Договорились, через пять минут.

Хань Син.


– Адельхейд, бегом за мной, нам срочно нужно в деревню Двинвин! – я взял удивленную таким внезапным решением девушку под руку, и мы отправились вглубь пещеры к большому гроту, где хватало места для открытия хоть двух порталов рядом.

– И что же мы забыли в этой деревне? – не преминула уточнить моя невеста.

– Мы в ней уже были как-то недельку назад, там прекрасная таверна, в которой ты меня подождешь, хорошо? Я договорился еще с одним кланом, они тоже попытаются убить дракона, но там нет безопасной пещеры, где я могу тебя спрятать, и не волноваться за тебя. Пожалуйста, не спорь со мной, у меня считанные минуты!

Адельхейд вначале надула губки, и я приготовился было к жаркому спору, но внезапно она посерьезнела и, сжав мою руку крепче, сказала:

– Хорошо, милый! Я знаю, что ты уже все решил, и не буду тебе мешать. Но, пожалуйста, пообещай, что не будешь напрасно рисковать!

Не знаю, что где сдохло, но, похоже, Адельхейд передумала быть адреналиновой наркоманкой! Может, поспособствовала вся эта жесть с поднятием нежити из трупов игроков в пещере, способная напугать кого угодно? Впрочем, воздавать благодарственные молитвы небесам, заламывая руки и орошая слезами счастья окрестности, буду потом. Сейчас банально нет времени.

Добежав до широкой полости в пещере, тут же достал из сумки свиток портала и сломал печать, представив площадку перед входом в деревню Двинвин. Мы тут же зашли в открывшийся портал, выйдя у деревни оглянулся – тишь и гладь, ни души на горизонте, видимо, китайский посыльный еще не появился. Дхакун молчал, значит, и в стелсе никого рядом нету. Вспомнив про летучего мыша, оставшегося в пещере, призвал его в инвентарь, нечего ему там без толку дежурить.

– Так, теперь бегом под стелсом в таверну! – скомандовал я, и Адельхейд снова послушно скастовала стелс без единого возражения. Чудны дела твои, Господи!

На всякий случай я довёл ее прямо до комнаты, а затем, после жарких объятий, попрощавшись, рванул обратно к выходу из деревни, стандартному месту игроков для встреч в тех случаях, когда договаривались встречаться в небольших населенных пунктах. Китайца все еще не было, что вызвало у меня тревогу. Это сельпо не так и далеко от ложбины, где только что кипела битва, и если дракон тут же вылетел за мной, едва я отправился порталом сюда, то минут через десять он запросто может сюда добраться. К тому времени мне очень полезно для здоровья будет отсюда уже убраться. Когда стелс истек, я скастовал новый, чтобы не торчать тут как одинокая мишень. Кстати, вот бы узнать, видит ли дракон меня на карте, когда я в стелсе, или я пропадаю с нее?

Наконец все же вспыхнул овал портала на краю опушки, но вместо ожидаемого одинокого китайского посыльного из него вышли, один за другим, четверо огромных орков с секирами, все прокачанные под трехсотый уровень. Явно мои клиенты, судя по качеству доспехов и иероглифам на них. Я был еще в стелсе, хотя у него и истекали последние секунды, и не понял, стоит ли мне оставаться на месте, когда он закончится, или лучше слинять в лес и оттуда уже разбираться, что тут происходит. Мои сомнения разрешили слова переднего орка, обратившегося ко мне, как ни в чем не бывало, как будто я и не был в невидимости.

– Господин Трой? Добрый день! Я Цинь Кай. Мне поручено проводить Вас к замку господина Хань Син!

Неплохо оснащены, вот и на амулетик против стелса разорились, да и вежливы. Ну что же, вроде все в порядке.

Я кивнул, сделав несколько неторопливых шагов навстречу оркам. Стелс закончился, и я заговорил:

– Добрый день! Буду очень рад как можно скорее увидеть господина Хань Сина!

Вежливый орк жестом указал на портал, предлагая мне проследовать первым. Почему бы и нет, особенно, учитывая, что дракон практически наверняка все ближе и ближе?

Выйдя из портала, я огляделся. Огромный замок, не меньше, чем у клана Манивальда, только с восточными мотивами. Крепостные стены покрыты росписью, тут тебе и драконы разных расцветок, и воины с луками и копьями, и множество звёзд, видимо, намекающие на название клана. Недешево так, наверное, обошлось. Вышедшие за мной орки вышли вперед, Цинь Кай знаком предложил проследовать за ним.

За крепостной стеной был тщательно ухоженный двор со множеством игроков с оружием в руках, видимо, китайский кланлидер серьезно отнесся к моим словам и созывал бойцов. На его месте, учитывая, что дракон должен был появиться достаточно скоро, я был бы во дворе, чтобы постараться поскорее узнать у меня побольше полезной инфы по дракону, но, то ли у китайцев ритуалы важнее, то ли он не сомневался в способности своего клана справиться с драконом, но меня повели по всем необходимым лестницам на шестой этаж.

Как и ожидал, скульптур на этажах оказалось значительно больше, чем в ранее посещенных мной замках. Примерно половина – скульптуры львов, которые у китайцев означают процветание и успех, а вторая половина – разнообразные драконы, причем все с такими усами, что и кавалерийский генерал XIX столетия бы обзавидовался.

В отличие от замка Манивальда, кабинет кланлидера занимал чуть ли не треть этажа, и был украшен очень дорого. Лепка, позолота, статуэтки терракотовых воинов, разнообразные доспехи в полный рост у стен, множество копий, мечей и другого режущего и колющего оружия развешано по стенам. Может, они используют это помещение сразу и вместо кланового хранилища? А что, охраны на этаже немерено, и надо иметь нехилую такую наглость, чтобы красть что-то прямо из кабинета кланлидера!

Хань Син был человеком, прокачанным до 310 уровня, что означало, что в своем кабинете он вряд ли сидел много. Но в данный момент он что-то увлеченно строчил пером на свитке, сидя за столом из красного дерева, и не поднимая головы. Никаких доспехов, синие традиционные одежды с золотыми иероглифами, и эбонитовыми палочками вместо пуговиц, лицо китайское, насупленное и нахмуренное. Подведшие меня поближе к столу орки неподвижно замерли рядом, взяв меня в коробочку. Сесть мне не предложили, но меня больше разбирал смех, чем недовольство. Я знал, что китайцы чопорны, и обожают разнообразные ритуалы, но все это было как-то уж слишком наиграно. Похоже, кланлидер увлеченно играл в великого китайского монарха, и его соклановцы охотно ему подыгрывали. Все, как в анекдоте, гласящем, что Дашу можно вывезти из Серпухова, но Серпухов нельзя вывезти из Даши. Хотя не так уже и плохо в целом, могли попытаться заставить стоять на коленях в ожидании внимания владыки, как это было популярно в древнем Китае. Я решил подыграть в этой игре, и отвлекся на то, чтобы написать Манивальду.

– Привет,

С каждой минутой после получения этого письма, дракон должен отлетать все дальше и дальше от своего войска. Следовательно, чтобы вернуться к войску, ему понадобится столько же времени. Просчитай время, которое тебе понадобится для операции, добавь к нему столько минут, сколько нужно для подстраховки, и приступай к атаке. Если ситуация с движением дракона изменится, я тебе сообщу.

Трой.


Я отправил письмо и принялся ждать дальше. Прошло пару минут, и, наконец, великий человек поднял голову, как будто только заметив меня:

– А, Вы уже здесь, господин Трой! Проходите, присаживайтесь!

Он указал на стоявший сбоку от стола стул. Я тоже поздоровался и присел. Орки остались стоять на прежних местах, всячески стараясь стоять так неподвижно, чтобы ничем не отличаться от установленных в залах доспехов.

– Я хотел бы узнать, что Вы знаете о драконе, и какова лучшая стратегия боя с ним, – приветливо начал беседу китайский кланлидер. Другого варианта у него не было, потому что я молчал, и первым заговаривать не собирался.

– Легко, – не менее душевно ответил я, – двадцать тысяч золотых на моем счету, и я буду петь непрерывно, как соловей в брачную пору. А если добавите такой же халат как у Вас, и еще что-нибудь расскажу.

Халат мне действительно глянулся. У НПС я такие в продаже не видел, а вещь должна быть удобной. Ну и, если будет скучно, напялю его, и поиграем с Адельхейд в ролевые игры про встречу Азии с Европой. Я буду китайским гномом-затейником, а она сыграет недоступную эльфу-европейку.

Наступила пауза. Хань Син задумчиво, но спокойно смотрел на меня. Я невозмутимо смотрел на него, стараясь не рассмеяться, потому что мысли про ролевую игру с Адельхейд в моей голове зажили уже своей собственной жизнью, создавая возможные варианты продолжения. И фигурировавший в них халат, точно такой же, как на моем собеседнике, серьезности не способствовал. Но взгляд я, тем не менее, не отводил, поскольку, похоже, теперь мы начали играть уже в русскую национальную игру, гляделки, и проигрывать в нее азиатскому соседу я отнюдь не намеревался.

– А знаете, Вы правы, – наконец отвел глаза китаец, – так будет удобнее. Не похожи Вы на мошенника, зачем тогда все эти церемонии.

Несколько секунд, и у меня звякнуло уведомление. Вызвал его на экран интерфейса, убедился, что деньги поступили на мой счет в полном объеме.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Азиатский гамбит

– Приступайте к рассказу, – распорядился Хань Син.

Эх, чувствует мое сердце, что халат он таки зажмет.

– Как Вы уже наверняка знаете, этот дракон недавно появился из убитого короля Лантасиры. У меня же по одному завершенному квесту появилась возможность приманивать драконов, находящихся в радиусе нескольких сотен километров. Я договорился с одним из кланов, что приманю дракона в одно из мест в Лантасире, где они смогут его атаковать, – начал рассказывать я свою версию событий.

– Какой это клан? – властным голосом перебил мой рассказ китаец.

– По соображениям конфиденциальности я не могу рассказывать о своих заказчиках, – тут же ответил я. Я знал, что китайцу это вряд ли понравится, но если я отвечу на вопрос, никаких серьезных отношений в будущем нам выстроить не получится. Как он сможет везти бизнес со мной, если будет знать, что я могу слить всю информацию о наших делах кому угодно?

Хань Син пожал плечами, и я понял, что могу продолжать.

– Клан проиграл эту битву. Вначале все было хорошо. Семь сотен игроков укрылось плащами под цвет камня, и дракон спустился в ложбину, их не заметив. Но когда они сбросили плащи и атаковали его, дракон за первую минуту перебил под сотню бойцов своим пламенем. Затем на него натравили семь сотен петов, их он тоже сжег. После этого, когда его здоровье упало до половины, он поднял из убитых бойцов и петов скелетов, которые начали воевать на его стороне…

– В каком месте это было? – снова перебил меня китаец.

– По соображениям конфиденциальности я не могу рассказывать об этом месте, – не изменил свою позицию я, поскольку понял, что он прикидывает, как ему дополнительно заработать опыта и лута, разгромив поднятую нечисть, – нанявший меня клан не смог убить дракона, но имеет полное право возместить часть своих потерь, убив вызванную нежить.

И снова китаец пожал плечами, намекая, что я могу продолжить рассказ.

– Когда дракон потерял три четверти жизни, он поднял всех убитых за последние минуты игроков уже в виде личей. Сто с лишним личей под трехсотый уровень – это решило исход битвы. Не в пользу моих нанимателей.

Китаец кивнул, хотя он и старался сохранить невозмутимый вид, но было видно, что рассказ его впечатлил:

– Сколько ХП было у дракона, и сколько осталось?

– Было 38000, пятнадцать минут назад было чуть больше четверти, – тут же ответил я, ждавший этого вопроса, – понятия не имею, с какой скоростью у него восстанавливается ХП, но тянуть с битвой явно не стоит.

– Дракон уже летит сюда, верно? – уточнил китаец.

– Как мы договаривались с Вами, я включил манок прямо у деревни, – ответил я, – скорость полета у него потрясающая, думаю, через час-полтора, не позже, он будет уже здесь. Да, что еще важно – у меня сложилось впечатление, что на него вообще не действует магия. Результат был виден только от физических атак. При этом стрелы из обычного лука шкуру не пробивают. И еще – дракон извергает не обычное пламя, а скорее что-то вроде напалма. Сталь прожигает насквозь за пару секунд. Доспехи спаивает как сваркой.

– Все понятно, – кивнул китаец, – я займусь подготовкой, а Вам Цинь Кай может устроить тут небольшую экскурсию. И если что мне еще понадобится спросить, тут же организует нам встречу.

Я молча кивнул в ответ. Китаец быстро направился к выходу из кабинета. На пороге он щёлкнул пальцами, как будто подзывал борзых, и тут же трое орков, все также неподвижно стоявших перед столом, резво бросились за ним, оставив меня с Цинь Каем одних в кабинете.

– Друг, у вас тут столовка есть? – тут же обратился я к своему гиду, – у меня все эти военные действия разбудили недетский аппетит.

Орк ухмыльнулся, став гораздо более расслабленным, оставшись наедине с гостем:

– Понимаю. Как вы европейцы говорите – война войной, а обед по расписанию?

– Все верно, – улыбнулся я, – только так говорят не все европейцы, а те, что живут в бывшем Советском Союзе.

– Мы в Китае очень Вам благодарны за то, что Вы разрушили свой Советский Союз, – неожиданно перешел орк от пословиц к геополитике, – наши лидеры в Китае поняли, как легко можно все потерять, если проводишь глупые реформы, и стали действовать гораздо умнее.

Ну что тут сказать? Обижаться? А на что – все сказано верно. Так облажаться, как это сделало Политбюро, выбрав Горбачева за главного, надо было еще суметь. Подбери они первого попавшегося бомжа с улицы и сделай его генсеком, СССР имел бы большие шансы уцелеть.

– Рад за Вас, – искренне ответил я, – так что по поводу пожрать?

Через две минуты я уже сидел в огромной столовой, и слушал, как Цинь Кай заказывает официантке одно блюдо за другим. В столовке можно было одновременно кормить сотни четыре игроков с комфортом, и сотен семь без него, но сейчас тут гуляло эхо от каждого слова между пустыми стенами. Понятное дело, дракон подлетает, все ушли на фронт. Звякнуло письмо. Манивальд!

– Спасибо, Трой,

Разведка подтвердила, что дракон свинтил, его армия неспешно движется одним куском в ту сторону, в которую он улетел. Подобрали место для засады. Напишу перед атакой. Главное, сразу предупреждай, если вдруг зверь повернет.

Да, была одна странность. Когда он взлетел и стал набирать высоту, несколько десятков скелетов из свиты рассыпалось в прах. Не в курсах, что это может значить?

И еще одно. В Ленланлене паника. Помнишь, я рассказывал, что там осталось много мертвых тел НПС и игроков, павших от огня дракона? Мой человек написал, что они восстали нежитью, примерно в то время как дракон поднял убитых игроков и петов у пещеры. Конечно, восстали они в центре столицы, и вроде бы всех перебили гвардейцы, но шороху они успели навести.

Манивальд.


Тут я призадумался. И про странность, и про то, что делать в дальнейшем. Теперь мой прежний совет Манивальду атаковать через какое-то время по его усмотрению, уже не казался мне таким хорошим. А если дракон имеет контакт со своей свитой, и когда Манивальд вскоре нападет, полетит к ней обратно защищать ее? Не хочется даже думать, что китайцы тогда со мной сделают, если дракон тут не появится. Даже если вернешь деньги, жизнь прежней в игре у меня уже никогда не будет, русского шутника, который морочил голову солидному китайскому клану, ждет невеселая участь. Прикинув это, тут же накидал ответное письмо:

– Привет,

Мне пришла в голову мысль, как обеспечить тебе полную безопасность от возвращения дракона в битве с его свитой. Так что предлагаю сделать иначе, чем писал недавно. Я сейчас в двух сотнях километров от поля боя. Чтобы ты имел точную гарантию, что дракон тебе не помешает до конца боя, предлагаю следующий вариант. Я напишу тебе тогда, когда он здесь появится, и у тебя совершенно точно будет минимум час времени. Потому что сейчас черт его знает где он, полной гарантии, что он летит ко мне, дать не могу. В прошлый раз, когда я его подманивал, он не был ранен и не имел свиты. Вдруг это изменит его поведение?

Про странность не в курсе. Буду думать, если что придет в голову, сообщу.

Трой.


Вернувшись в реальность, я увидел, что официантка уже ушла.

– Дружище, подскажи, я отвлекся на почту. Ты же не забыл заказать утку по-пекински? – обеспокоено спросил я. Было бы глупо попасть на кухню китайского клана, и не отведать именно это блюдо. При правильной готовке, конечно, если китайских поваров не изображают таджикские гастарбайтеры, утка по-пекински превращается в изысканное блюдо. Как китайцы это делают, я не знаю, но утка, что я ел от поваров других наций, была похожа на сухую оберточную бумагу или пеммикан, а у китайцев получался мягкий нежный продукт.

Цинь Кай усмехнулся:

– Ну, конечно, заказал! У нас ее готовят так, что съешь ее вместе с пальцами!

Чем мне нравится питаться в Эгиде, так это тем, что блюда приносят почти сразу после заказа. Попробуйте также быстро получить заказанные сложные блюда в приличном ресторане в реале! Там, если все, что заказал, принесут через несколько минут, из ресторана надо немедленно уходить – тебе просто подогрели давно приготовленное блюдо или прожарили по скорой полуфабрикаты. Магия же игры позволяла готовить как вкусно, так и очень быстро. А артефакты, обострявшие остроту чувств, добавляли приятных эмоций. Хоть этим можно порадовать такого энергичного покойника, как я.

Звякнуло письмо. Манивальд.

– Твой план принимаю, он, действительно, надежнее, пиши, как появится дракон.


Да, дракон определенно произвел впечатление на Манивальда, встречаться с ним снова сейчас он явно не имеет никакого желания. Удачи тебе, друг, в предстоящей битве с нежитью, подумал я, даже если китайцы и не смогут грохнуть дракона, во что не верится, он все же останется без своей армии, которую тоже может бросить на меня, сделав мою жизнь сложной при портальных перемещениях.

Кстати, надо же написать и письмо Санаде Юкимуре. Не повезло ему, но сделка уже заключена. Вежливый малый, надо ответить тем же. Набросав несколько строк с извинениями, что его письмо было вторым, я приготовился побаловаться местными блюдами. Хорошо, что игра глобального уровня, и в ней бывают такие приятные моменты, как возможность погрузиться в кулинарные традиции одной из древнейших цивилизаций на планете!

Уже через несколько минут я наяривал вилкой и ножом, балуясь принесенными китайскими деликатесами. В китайской кухне европейцу многое принять сложно, меня лично в особенности бесит привычка китайцев готовить курицу, нарезая мясо прямо с костями. Кто не знает, может и зуб сломать, или засадить острый осколок трубчатой кости в десну, попытавшись полакомиться аппетитно выглядящей курочкой. Можно также нарваться на запредельное количество специй в крохотном кусочке аппетитно выглядящего мяса. Тут уж их кулинарную традицию не поломаешь. Но отдельные блюда, ту же утку по-пекински, и морепродукты, хороший повар может сделать предметом твоих вожделений.

Цинь Кай истреблял поданные блюда с не меньшей скоростью, и никакими палочками тоже не пользовался. Ну, думаю, это он при мне, сомневаюсь, что при своих китайских товарищах он также смело бы тут размахивал вилкой и ножом. За такую борзоту и неуважение к традициям из китайского клана могут и попереть.

Насытившись, я убедился, что до подлета дракона еще осталось время, и стал прикидывать, где мне лучше всего находиться во время боя, чтобы не попасть под раздачу. Дракон ведь будет меня чуять, и не хотелось бы находиться в таком месте, в котором он сможет уделить мне хотя бы несколько секунд своего внимания тет-а-тет. Учитывая его убойную мощь, мне хватит.

Окинув взглядом столовку, ее я годной не признал. Это питаться тут хорошо, а с такими огромными окнами дракон, если что, легко погрузит ее в море огня. Мне бы что-нибудь с толстыми каменными стенами и крохотными бойницами. Наверное, местная тюрьма бы точно подошла, но не хочется наводить хозяев на такие мысли в отношении залетного гостя.

– Слышь, приятель, – обратился я к все еще шумно жующему гиду, – посоветуй мне тут местечко на время атаки. Нужны толстые стены, узкие окна и минимум легковоспламеняющихся материалов внутри. Есть тут что такое?

– Ну так тебе в тюрьму надо, в подземный этаж, – оправдал китаец мои подозрения, – или к поварам, они там по соседству, условия схожие.

– Готовят у Вас прекрасно, так что я лучше к поварам, – выбрал я, – покажи-ка мне заранее, как туда попасть, а то прилетит птичка, и будет как-то недосуг.

– Один момент, не бросать же недоеденную пищу, – отозвался Цинь Кай.

Доел он через пару минут, и мы отправились в коридор, из которого вниз вела добротная каменная лестница. Спустившись на подземный уровень, мы оказались в царстве каменных стен, каменных полов и узеньких бойниц сантиметров по двадцать шириной. Вдоль длинной глухой стены были расставлены столы, на которых повара сноровисто нарезали всякую снедь, вдоль короткой стены тянулись печи, в которых еду готовили. Мне понравилось. Через такие бойницы дракону придется долго прицельно плеваться пламенем, чтобы иметь небольшой шанс хоть раз в меня попасть. Первый вопрос, может ли он своей тушкой или хвостом пробить такой слой камня?

Для уточнения этого вопроса я подошел поближе к бойницам, чтобы заценить толщину стен. Выходило сантиметров восемьдесят, судя по швам, сложена стена из блоков восемьдесят на восемьдесят сантиметров из гранита. Швы очень узкие, геометрия блоков идеальная. Нет, не должен дракон быть способен протаранить такую стену.

Сразу же возник еще один вопрос. А может ли дракон просто зайти сюда по одному из коридоров? Шириной он примерно от двух с половиной до трех метров, точнее трудно сказать, с сантиметром он никого к себе еще не подпускал. К поварам вело два коридора с первого этажа, один на первый взгляд точно не был шире двух метров. Этот годится. А вот второй вызывал вопросы. Широкий и высокий, он точно был и выше, и шире трех метров. Поднявшись по нему, я обнаружил, что ведет он прямо к большущим деревянным воротам для доставки продуктов, которые были еще шире коридора, метра четыре точно, и от ворот есть и широкий ход к холлу первого этажа.

Цинь Кай молча следовал за мной во время изысканий.

– Хреново нам придется на кухне, если дракон пойдет этим путем, – показал я ему на ворота, – тут самосвал легко пройдет, не то что дракон.

– В этом случае можно от поваров по соседнему коридору перебежать в тюрьму, – задумчиво ответил китаец, – коридор узкий и длинный, к тюрьме другого прохода нет вообще, там он не достанет.

– Не люблю я заходить в места, в которых меня легко запереть, – отозвался я, тут же поняв, что прозвучало очень двусмысленно, – я имею в виду, что если там нет второго выхода, дракону там легко нас заблокировать. А если он устроит в замке пожар, то там мы и сгорим, когда перекрытия обрушатся.

– Ты думаешь, он столько продержится? – спросил явно впечатленный моими рассуждениями китаец, – он же подраненный, говоришь, а у нас уже тысячи две бойцов подвалило, и еще несколько сотен на подходе.

– Я буду предельно счастлив, если не продержится, поверь мне, – приложив руку к сердцу, сказал я, чтобы у моего провожатого не осталось и тени сомнений в моей искренности, – но идти на респ из-за того, что не продумал пути отхода, как-то глупо.

– Ну ладно, есть у нас еще одна кладовочка на четвертом этаже, пошли ее посмотришь, – сказал Цинь Кай с задумчивым видом. Видно было, что он не может понять, почему я так боюсь респа. Не объяснять же ему, что для меня это не потеря трети уровня, как для него, а последней запасной жизни? И да, черт с ним, пусть считает трусом, если хочет, лишь бы показал нормальное убежище.

Поднявшись на четвертый этаж, он провел меня через узкую дверь в длинный узкий коридор (и то, и другое тут же вызвало у меня одобрение, поскольку дракону с его габаритами здесь протиснуться было никак) в расположенную посередине него в нише небольшую кладовку. В ней даже не было двери, но по стенам громоздилось много полок с трофеями – лапы, головы и шкуры всяких монстров, видимо, жалко было их выбросить, и держали здесь.

– Вот, смотри, – сказал Цинь Кай, обводя кладовку руками, – этот коридор ведет сюда, по нему тебя дракон не достанет. Точно такой же ведет отсюда в другую сторону. Дракон появляется с одной стороны – ты бросаешься в другую и сматываешься. Подходит?

– Супер, мужик! Спасибо! – поблагодарил я китайца, изо всех сил старающегося быть гостеприимным хозяином.

– Может, пока тогда пойдем на стену, – предложил довольный тем, что справился с моим заданием китаец, – ты-то видел уже дракона, а я бы хотел на него хоть одним глазком глянуть, пока его не забьют!

Экий оптимист! Но он прав, время для кладовки еще не пришло. И мы пошли на стену. И балюстрада на стене, и двор были покрыты шевелящимся ковром из множества игроков. Такую толпу в игре и в городе не часто увидишь.

Пользуясь статусом сопровождающего гостя по приказу кланлидера, Цинь Кай нашел нам местечко в том месте, которое я указал, прикинув по солнцу, откуда должен появиться дракон. Ну а пока его не было, я с интересом смотрел, как китайцы готовятся его встречать.

Сам Хань Син руководил приготовлениями из открытого окна второго этажа, слов его со стены я не слышал, но руками, иллюстрируя свои поручения, он размахивал много, и люди послушно бегали, выполняя их. Четыре баллисты на стенах были заряжены массивными стрелами с привязанными канатами, выглядели они точь-в-точь, как те, что я видел у Манивальда, что заставило меня заподозрить, что оба клана приобрели их в одном и том же месте.

Бойцы «Пекинской звезды» аккуратно подкладывали чурбаки под переднюю часть платформы баллист, чтобы стрелы были нацелены повыше в небо. Ага, видимо, хотят засадить стрелы в дракона, когда он будет над замком, и за канаты опрокинуть его, чтобы он упал во двор, или максимально близко к стене, где им смогут плотно заняться бойцы. Ну, это логично, пальни в дракона, когда он будет подлетать к замку по прямой, промахнись, и любуйся потом его кормой, когда он свалит, перепуганный таким неласковым приемом. Закончив с установкой платформ, так, что баллисты смотрели теперь почти прямо в небо, их драпировали серой тканью. Такие же отрезы ткани раздавали бойцам и на стенах, и во дворе.

Минут через пятнадцать беготня практически прекратилась. Видимо, все возможные инструкции, что можно было придумать, уже были даны. Шевеление наблюдалось только у камня воскрешения, на нем то и дело появлялись заходящие в игру игроки, им тут же раздавали отрезы сукна и коротко инструктировали.

От скуки я засмотрелся на это не абы какое, но все же единственное зрелище, в частности, гадая, кто появится у камня следующим, орк, человек, гном, гоблин, хоббит или эльф, и не сразу заметил, что Хань Син перестал размахивать руками в окне. Видимо, куда-то пошел, подумал я, и в этот момент чья-то рука легла мне на плечо. Гид, что ли, подумал я, оборачиваясь. Но это оказался сам кланлидер, поднявшийся к нам на балюстраду. Теперь он кардинально преобразился. Весь в легендарках, украшенных иероглифами, фигурками умеренно усатых львов и неумеренно усатых драконов, в руке секира, лезвие которой отливает в лучах солнца синим оттенком. Видимо, какой-то на редкость драгоценный металл, подходящий для оружейных целей, поскольку оружия с таким оттенком я раньше не видел.

– Я что хотел спросить, – заговорил он, – как считаешь, лучше всего узнать перед боем, сколько у него осталось ХП?

Я призадумался. Как бы я сам поступил, если бы не было ограничений на количество моих смертей на этом этапе?

– Можно подлететь паре игроков на грифонах поближе к дракону, чтобы увидеть ХП. Двое его не напугают, он их явно атакует. С грифонов можно отпрыгнуть телепортом в лес. Хоть один да уцелеет, и напишет почтой, какое ХП.

– Годится, я примерно также прикинул, – одобрительно посмотрел на меня Хань Син, – только я думаю послать троих, чтобы точно иметь необходимую информацию. Думаю, и трое игроков дракона такого размера не отпугнут от крепости.

– Можно мне стать одним из них, лидер? – тут же выступил вперед Цинь Кай, видимо, идея увидеть дракона переросла в желание поближе с ним познакомиться.

– Раз сам вызвался, твое право, – одобрил его инициативу кланлидер, – еще двух добровольцев найди сам.

Довольный Цинь Кай стал спускаться по лестнице. Слышавшие разговор игроки скопом бросились к нему, пытаясь уговорить выбрать именно их для участия в рискованной миссии. Дисциплинированные и


убрать рекламу


рискованные игроки тут у них, подумал я, сразу при боссе орать не стали, дождались, когда он отойдет на несколько метров. Да, тем и сильны азиаты, никакого разгильдяйства, в игре как на настоящей войне.

Через полминуты Цинь Кай взмыл в компании двух игроков со двора на вызванных грифонов, поднялись они метров на триста. И тут же он закричал:

– Отчетливо видим дракона! Подтверждаю, это точно он! Летим навстречу!


В оформлении обложки использовано изображение с сайта https://www.canva.com/ по лицензии CC0.


убрать рекламу








На главную » Винтеркей Серж » Королевский квест.