Название книги в оригинале: Крыс Виктор. Клан Шосе. Зарождение империи

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Крыс Виктор » Клан Шосе. Зарождение империи.





Читать онлайн Клан Шосе. Зарождение империи. Крыс Виктор.

Виктор Крыс

Клан Шосе. Зарождение империи

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Родовое собрание никем непризнанного клана кроме императорской семьи проходило в родовом особняке Шосе на следующий день после свадьбы. Все понимали что промедление для нас смерти подобно, но всё же некоторые обстоятельства заставили перенести собрание на поздний вечер. Самое интересное что это произошло не из-за меня с Тэймэй, не из-за нашей ругани и разгромленного дома для новобрачных, из которого мы уехали не став проводить в здании, в котором был пожар, и лишнего часа, а из-за Каори с Эйко. К Эйко внезапно пришло аж два предложения о том, чтобы связать брачные узы от каких-то давних знакомых из маленьких кланов, о этих женихах Эйко вспомнила с трудом, интересно было что даже то что у сестренки есть ребенок не было проблемой для желающих связать с моей сестрой свои жизни. Формально сестра была не замужем, и у нас не было причин отказывать просителям в такой малости как прийти к нам и предложить союз с внезапно воспылавшими к Эйко любовью от слабеньких владеющих, и вот нам пришлось выслушивать хвалебные оды в сторону сестры дважды.

Конечно, в предложенных нам договорах было отмечено что Эйко должна была перейти в их кланы полностью вместе с ребенком, только вот даже если бы все было серьезно, а не непонятным по началу для меня фарсом, я бы все сделал чтобы такого перехода не было. Тэймэй сразу сказала мне и в грубой форме пояснила Эйко о том, чтобы та даже и не думала о подобном, ведь Шосе клан только на словах, а на деле очень маленький род, что сильно ослабнет от ее ухода, но эти слова были, наверное, направлены на будущее, так как отказ получили оба клана.

Внезапный интерес к Эйко был обусловлен тем что, как предполагала моя жена, это происки ее родных, так как хоть я и Каори пытались вежливо отказать, но представители клана так усиленно кричали об том что такой отказ оскорбляет их, что сразу стало понятно что они искали только повод для того чтобы стать оскорбленными. Они не боялись ни меня ни Каори вынуждая нас на ответные меры, и первый особо ретивый глава клана Фуси даже кричал на меня забрызгивая слюнями. Он кричал о многом, о том что мы недостойные потомки рода Шосе, ведь он знал Изама Шосе и тот бы огорчился тому что мы не рады сбыть в прекрасный клан Фуси порченую невесту, которая должна быть счастлива от того что станет второй женой его сына, и он не верит тем россказням что рассказывают о моей доблести, проявленной на фронте, ведь ни мудрая Императрица, ни божественно подобный Император так и не сподобились повысить меня в звании оставив мой чин лейтенанта, один из самых низких чинов, что дают для владеющего в армии. Я видел как он из кожи вон лезет чтобы спровоцировать меня или любого из присутствующего Шосе, при этом стараясь не оскорблять Тэймэй и даже не смотреть в ее сторону, сила манипулятора доносила до меня его чувства: он ее боялся. И Тэймэй об этом знала.

— Что вам обещали за то, что вам сейчас переломают ноги? — С улыбкой спросила Тэймэй обменявшись с Каори взглядами и только после короткого кивка моей матери заговорил. — Я помню, что клан Фуси всегда был приверженцем Императорской линии, но вы, уважаемый Сакино, наверное вы забыли сколько крови проливается за оскорбления. И сколько бы вам не пообещали я говорю вам что вы продешевили.

— Никто ничего нам не обещал, я и мой сын прибыли заключить договор с порченной невестой рода Шосе, а вы смеете отказать нам, это оскорбление, которое… — Невысокий владеющий молнией не успел договорить, так как я его перебил.

— Оскорбление, которое надо смыть кровью? Я согласен, кого из вас убить? — Так я и не успел лечь под ножи пластических хирургов, моя улыбка наверняка обладала особым шармом, так как сын главы маленького клана стал очень бледным увидев её. — Вы можете не верить что в бою я никогда не прятался за спинами пустых, можешь не уважать Шосе, но приходить и просить руки моей сестры, а после отказа называть ее порченной невестой, да, это именно то оскорбление что надо омыть кровью.

— Дуэли до сих пор запрещены! — Заверещал глава клана Фуси.

Каори пристально на него посмотрела и улыбнулась доброй и светлой улыбкой.

— Ну тогда вам надо озаботится тем как побыстрее выйти из нашего особняка, кстати, на огневую поддержку тех что засели в домах напротив нашего особняка можете не надеться, они ликвидированы. Думаю, наш разговор окончен.

Так с обеда до самого вечера прошёл наш день, между встречами, о которых с раннего утра оповестили Каори. мы проводили семейный совет, на котором обговаривались наши дальнейшие действия. Армия не была распущенна, но была значительно уменьшена в численности, а пустые трудились теперь на восстановительных работах. Большая часть территории Империи была разрушена, огромное количество людей погибло и катастрофически не хватало рабочих рук. Чихеро рассказала о слухах что сейчас ходят у пустых, что владеющие манипуляторы активируют особые точки в разуме женщин чтобы они быстрее беременели и увеличивали количество подданных Империи. Боги, она что, специально? Я видел как у Тэймэй блеснула в руках заколка-стилет.

Тэймэй поведала что нам надо готовиться к многочисленным провокациям, так как не стоит забывать подарок, что является по сути ее приданным, а именно разрушенный портовый город и порт на диких землях под боком с военной базой, не принадлежащий Империи, но подконтрольный будущему члену клана Шосе. Эти подарки с одной стороны кажутся одними только проблемами, но как только работа портов будет налажена то пойдут караваны с товарами по морскому пути на кораблях, а это очень лакомый кусок для многих кланов. Империя нуждается слишком во многом и возможное продолжение войны с льющими слезы по уничтоженной столицы федерации Фатсен затребует еще большего, да и кланам надо восстанавливать свои территории, так что товары с диких земель жизненно необходимы, в особенности живой товар, который сможет получить статус подданных и отработать затраченные на них средства. В диких землях Ичьхилак один из немногих городов где нет рабства, в других же городах оно процветает и эти порты возможно смогут изменить тысячи несчастных жизней.

И вот понимая всю ценность приобретения и трезво оценивая свои силы каждый из нас четко осознавал что нам надо договариваться о поддержке с многими кланами, заключать торговые союзы. Это понимаем не только мы, но и те, кто не заинтересован в появлении нового сильного игрока, и это не только недокастрированный Император и брат с сестрой Тэймэй, но и сильные торговые кланы, что не спешили воевать и вкладывать свои деньги в войну, а сейчас больше наживаются, да и к Тэймэй у них есть счёты, она не раз проводила национализацию особо важных объектов, конфисковала и реализовывала предметы роскоши, проводила аресты различных чиновников.

И пока что у нас есть все шансы успешно начать восстановление города, или по крайней мере укрепиться в нем и организовывать остатки местных жителей, что со всей Империи начали возвращаться после частично успешно проведенной эвакуации населения, но как только мы сделаем ошибку нас будут игнорировать, и даже месяц такого бойкотирования может нам нанести такой урон что о городе можно забыть, у нас и так нет ни ресурсов ни достаточного количества денег, а нам нужно всё. И в первую очередь необходимы люди, много людей, как в города, так и в порт на диких землях. Но если вопрос с пустыми еще хоть как-то можно решить, то вот с владеющими и солдатами были огромные проблемы, их было просто неоткуда взять, по крайней мере в Империи, а вот в диких землях можно было нанять владеющих и военных из местных, что, казалось, рождались с оружием в руках. Но на это не было денег, счета Тэймэй уже были пусты, она узнав об этом так мило улыбнулась что мне, прошедшему через многое, стало не по себе, так что нам не стоило надеяться на ее помощь хотя ее ум и знания были поистине бесценны. Она в перерыве между первым просящим руку моей сестры и вторым разрабатывала план восстановления портового города и писала список товаров для Кирана Доброго, что имеют сейчас наибольшую цену и продажа которых поможет нам не остаться ни с чем, и в первую же неделю начала освоения подаренных Императрицей территорий. Второй посетитель был неоригинален и практически дословно повторил все то что произнес первый, и получив такой же отказ стал возмущаться и оскорбляться отказом, но запнулся на слове дуэли не ожидав что я чуть ли не выкрикну что согласен, это потом он сбивчиво объяснял что просто сетовал на то что они запрещены, и узнав что я как только они будут разрешены припрусь к ним в клан дополнил что ни он ни его внук не собираются вступать в такие безумные схватки. Забавный, кстати, старичок из клана Тенсен, главой которого он был, он не стал упираться и рассказал почему около пяти кланов позарились на руку Эйко. Долги. Два крупных клана, что занимаются торговлей, готовы простить множество долгов если мы очерним репутацию, не надо кого-то убивать, достаточно пустить тень на и так не безупречную репутацию Шосе, чтобы с нами не пожелали вести дела, им нужен был повод. Отпустили мы главу Тенсен с напутствием чтобы он утихомирил другие мелкие кланы, чтобы те больше нас не беспокоили, и предварительно договорились о сотрудничестве.

Следующие посещения двух именитых военных, что просили лично Каори о разговоре, было решено провести на собрании клана при присутствии всех совершеннолетних членов Шосе, а Тэймэй, что в скорости полноценно вольется в Шосе, также пожелала присутствовать, так как один генерал, Миядзако, был ей знаком, и она не могла поверить что он будет провокатором, а вот полковник Суаро хоть и был ей незнаком лично, но о нем она также слышала много хорошего. Мы опасались провокаций от них, ославленных орденами нельзя было даже касаться, они герои войны, и если бы они вынудили Каори применить свою силу Шосе пришлось бы несладко, настороженность к выскочкам Шосе быстро бы переросла бы в ненависть как владеющих так и пустых.

Оказалось, что и вправду разговор имел очень личный характер, хоть и касался всех Шосе. Мы не скрывали того что вскорости Каори станет женой Кирана Доброго, который вольется в род. Оба имели к нему претензии и при его появлении на территории Империи предъявят к нему кровавые претензии, они советовали десять раз подумать перед тем как его принимать в свой род. Вот так в очередной раз мы и столкнулись с прошлым Доброго, пиратского барона, что отошел от дел, но натворил немало бед. Поражаясь как на него не напали военные Империи на диких землях, я спросил у Каори как так вышло что не возникло конфликтов. На что мама скромно опустила глаза и произнесла что те кто хотел свое получил, а жить хотят все.

Клан Шосе, боги, как же мне хочется закрыться в мастерской и оттуда и носа не показывать, но нет, надо направиться в город что получит новое имя, надо наладить хоть какие-то условия жизни там, надо как-то приобрести корабли, нехватка которых была катастрофическая и в Империи их точно не найти. И хоть по кораблям обещал помочь Киран, но мне не очень понравилась его улыбка, и что решение данного вопроса требует моего присутствия в полной броне вместе с другими владеющими, что могут вести бой. Да и демонов, что сейчас квартируются в одном из домов, надо пристроить к делу и принять, как и было решено, у них вассальную присягу. Только в основном это команды тяжелых танков, а танков и другой техники у нас не имеется, ну, парочка бронетранспортных машин не в счёт. Да и насчет вассальной присяги, как выяснилось, Тэймэй очень против, так как считает пустых не достойными такой чести. Но она была в меньшинстве, так что на следующий день у нас с утра было принятие присяги у больше чем нескольких сотен мужчин и, что было удивительно, было и полсотни женщин, и знак демона на их груди смотрелся не злым, а очень довольным, о чем мне сообщила моя дочурка. Принятие присяги усложнялось и тем что и мне и ей надо было проверить силой манипулятора огромное количество людей и поместить в их разум блок на вмешательство, обычная, к слову, практика, но ни я ни она никогда не работали с таким количеством людей. Также надо в кратчайшие сроки выдвигаться к городу, что пока что является нашей собственностью, и начать нанимать людей для его восстановления и приведения примыкающей к городу территории в порядок. По предварительным подсчетам у города уже скопилось около нескольких десятков тысяч бывших жителей, благо Чихеро озаботилась о том, чтобы собрать побольше данных о том что нам досталось.

Сегодня мне от Чихеро доставались особо злые взгляды, нам с нею так и не удалось поговорить, но о том что мы с Тэймэй переспали было, как мне казалось, известно всем благодаря, кстати, моей жене. Не успел я проснуться как мне попытались вскроить череп стоявшей у кровати каменной статуэткой богини плодородия. Но мой череп оказался прочнее, я не знаю как не убил Тэймэй, мне показалось что я задремал в окопе и на меня напал пустотник. Получив по голове я соскочил с кровати и переворачивая ее ударил Тэймэй, та разорвала матрас силой психокинетика, а молния воспламенила остатки кровати. Охрана, вбежавшая в дом для новобрачных, быстро потушила пожар, а закутавшаяся в одеяла бывшая принцесса не возжелала продолжать бой. И мы молча переместились в другой, где продолжили так и не начавшийся разговор. Она кричала на меня, била кулаками, а я сидел склонив голову, пытаясь усмирить ее гнев и не защищаясь. Мы пили вино, что было в моей бочке, а потом она перешла на другое, менее крепкое, завязался дружеский разговор и… И все, как будто щелкнул тумблер и мы оказались в постели, ночь сладостной любви это прекрасно, а вот утро было не столь сладостным. Как было заранее обговорено, ни о какой близости у нас с Тэймэй не могло быть и речи, хоть она и не сильно любила мужчин и в постели предпочитала женщин, мы с ней договорились о том что мы с ней партнеры и я сам не собирался, но случилось. Боги, и виновным оказался я, не знаю как во время секса мы не переубивали друг друга, на мне осталось пара укусов и химических ожогов, а Тэймэй отделалась десятком синяков. Но всё это мелочи по сравнению с ее душевной травмой, у нее в голове сложилось все таким образом, что это именно я её изнасиловал и несмотря на то что ночью она сама была не то что не прочь, но и проявляла неуемную инициативу виноватым все равно оказался я. Каким образом я это все мог устроить ее не волновало, она даже сказала что я внушил ей силой манипулятора то что ей очень хочется мужчину, а так как я был единственным мужчиной на расстоянии руки и проявлял к ней интерес, что было видно по моим сальным взглядам на ее чуть приоткрывшуюся юкату, то она не смогла выдержать. И по обрывкам разговоров, что я слышал, было ясно как день что все Шосе уже в курсе что произошло у меня с Тэймэй. И реакция Чихеро была понятна, она не хотела меня делить, и хоть спать с женой это не измена, но не в моём случае, чувствую что и ночь, которую я хотел провести с Чихеро, будет жаркой, и моей голове может опять не поздоровится.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Первым делом мы выдвинулись в город, что в прошлом нес гордое имя Непоколебимый, а сейчас пока что безыменный. Война кончилась, но осталась разруха, враг выгнан с родины, но цена была ужасна. Мы специально решили выдвинуться на машинах по бывшим захваченными Федерацией районам, нам нужно было составить своё мнение как идет восстановление главных артерий страны. Железная дорога, что раньше вела в портовый город, также была разрушена, огромное количество мостов надо было строить заново, а сейчас через реки была налажены понтонные переправы, контролирующийся военными. Везде попадались люди что возвращались на покинутые земли, но они встречались до определенной, незаметной черты, именно за ней людей было в десятки раз меньше. Это те самые места где нам впервые начали встречаться фермы, те места где противник понял что ему надо удержать территории любой ценой, в том числе ценой жизни местных жителей. И чем ближе мы подъезжали к городу, тем все сильнее я чувствовал что эти земли еще долгое время никому не будут нужны и возвращаться на них никто не спешит: заброшенные поля, на которых чернели остовы сгоревшей техники, погнутые таблички, предупреждающие о минных полях, разъезды военных что отлавливали спрятавшихся марионеток и дезертиров.

Из столицы мы выехали не с пустыми руками, с нами ехал целый караван грузовиков под управлением моих демонов, что приняли вассальную присягу. Тягачи и фуры были забиты под завязку, огромные деньги были потрачены на мешки с зерновыми и прочие семена. Гналась строительная и сельскохозяйственная техника, наш караван был огромен и насчитывал не одну сотню машин, но это всего лишь первый караван, на который практически ушли все имеющиеся в банках деньги. Все восстановить силами и деньгами Шосе было невозможно, но тут к нам пришел оживившийся и кажется позабывший о смерти Чоррун с бабушкой Этсуко, что внешне стала не грозным полковником Райдзин, а именно бабушкой, которая сразу пошла в бой и начала формировать наш караван, и членами их кланами. Мы хотели отказаться от безвозмездной помощи клана Райдзин, но хитро прищурившийся Чоррун сразу заявил, что ни о какой безвозмездности нет и речи, Шосе в прошлый раз неплохо обогатили клан, а Райдзин так и не успел отплатить за несколько заводов что попали им в руки. Он, конечно, сожалеет что то, что должно было стать нашим и находилось недалеко от теперь нашего города было уничтожено. И потому на совете клана Райдзин было решено что надо оказать помощь в налаживании работы портовой части города в кратчайшие сроки, и беря во внимание малочисленность Шосе помочь в организации тех пустых что сейчас проживают на территории города и не знают, что у них теперь такие рачительные господа. А также Райдзин рассчитывает что за помощь с клана будет браться пониженный процент за использования порта и стоянку флота, которым, к сожалению, Райдзин так и не обзавелся, но очень желает этого. Тут из-за спины Чорруна появился ковыряющий в носу мальчик лет десяти, и мой прапрадед запел о том какой у него прекрасный праправнук по линии его деда, и, на словах, что из этого Тануки вырастит прекрасный воин и муж для Эми Шосе. Тут уже моя дочка спряталась за мою спину, а Чоррун улыбался Каори, что пыталась испепелить его взглядом под фырканье Эйко.

И все же помощь Райдзин была очень к месту, со связями Тэймэй и при поддержке вездесущего Чорруна мы смогли заключить договоры на поставку техники, которой сейчас и так был дефицит, а как только торговцы узнали, что поставки нужны Шосе, цены начинали взлетать до заоблачных вершин. С одним из поставщиков я разговаривал лично, и так как он был управляющим из пустых я очень осторожно, чтобы не оставить следов, залез ему в голову, и обнаружил что есть рекомендация чтобы Шосе все продавалось по завышенным ценам, ибо эти выскочки должны платить дважды. Я еле удержался от того чтобы не вскроить ему череп, но все же смог успокоиться, моя агрессия и вспышки ярости могли только навредить, надо действовать и не думать о том кто будет работать с нами с радостью и честно.

Подъезжая к городу, чьи стены были разрушен практически полностью, я немного оторопел: у города начали попадаться поля, что пытались обрабатывать, встречались грузовики с лесом и даже была встречена жилая деревня, в которой весело похрюкивали свиньи. Люди все же возвращались на свою землю, и несмотря на то что земля всегда принадлежала в Империи владеющим я должен был дать понять этим пустым что это их земля. Каори с пониманием относилась к тому что я хотел сделать, а именно отдать землю пустым под личное управление, и хоть на уровне законов они ей владеть не могут, но внутри клана и тех земель что будут принадлежать нам я могу сделать так что их право собственности будет неприкосновенно и незыблемо. Эйко же была против, по ее мнению, земля могла даваться пустым только во временное пользование, за что они обязаны отдавать около пятидесяти процентов как минимум своих доходов, из которых владеющие и должны будут выплачивать налоги Империи. Чихеро же волновало другое, она хотела начать закладку завода по обработке метала и сельское хозяйство ее волновало мало, как, впрочем, и судьбы тех пустых что будут голодать на заводах пока мы не наладим сельскохозяйственные поставки. Тэймэй же в основном с интересом слушала, постоянно что-то записывала и мониторила цены, и перед нашей поездкой вместе с Каори вышла на связь с Кираном, который, по общему решению, на те средства что были у нас, в диких землях смог закупится и нанять огромный сухогруз и выдвинулся в порт. Также, как я понял, он подготовил небольшой корабль, на котором нам придется выйти на охоту как за кораблями пиратов так и торговыми суднами Федерации, что так и не стала подписывать мирный договор, и мы можем с чистой совестью под одобрение Императорского дворца примерить на себя личину честных пиратов, что будут действовать в интересах Империи, Клан Райдзин, что возглавляется Этсуко, тоже очень заинтересован в очистки морей от особо ценных кораблей противника, и, как я понял, под шумок желают сформировать небольшой торговый флот, ну а при удаче и должной сноровки не только торговый.

У города стояла толпа встречающих, числом, по крайней мере, в несколько тысяч людей, у многих было оружие и смотрели они на нас с недоверием. Для них мы новые хозяева что ничуть не лучше старых, сбежавших из города в первые часы войны и вспомнивших о утерянных территориях только когда они были освобождены и забраны Империей у этих самых кланов, что сидели безвылазно в столице и игнорировали все активные боевые действия, что велись на фронте. Остановив головную бронетехнику, в которой и ехали, мы вышли к встречающим показывая свои мирные намерения, но в то же время они прекрасно видели с десяток владеющих, которым перебить эту плохо вооруженную толпу дело пары минут. Главы, что уже оказались выбраны людьми, подошли к нам и с поклонами обратились. Узнав кто к ним прибыл, с какой целью и что весь огромный караван, что прибыл с нами это не товары, а то что мы собирались раздать для восстановления города и засева полей, по толпе прошло оживление. Особенно их удивило что владеющие приказали выбрать из числа пустых тех что будут представлять их интересы на вечернем совете города.

Разрушенность города была порядка сорока процентов, вода и электричества подавалось с перебоями. Пепелище, что мы сделали своими руками во время войны. Пока Каори с девушками под предводительством Чорруна выбирали и подготавливали здание как для житья в нем, так и для проведения городского совета и полного пересчета жителей города и окрестностей, я с Этсуко вдвоём пошли по направлению к порту, по тем улицам где мы вели бои. Тут и там нам встречались горожане, что разбирали завалы и испуганно смотрели на двух странных владеющих, огромного физика в броне, что шёл рука об руку с миниатюрной владеющей.

— Сколько я убил невинных в этом городе… — Произнес я тихо, смотря как дети играют у полуразрушенного дома где я прикончил трехстихийника.

— Не ты, а мы. — Вторила мне Этсуко. — Нет ничего хуже чем воевать на своих территориях, многие сотни невинных не только на твоем счету Дэйчиро, но ты не думай что это было зря и что их смерть была напрасна, они вернутся в тысячах детей что родятся на этих землях.

— Я знаю, но я хочу защищать, а не убивать. — Ответил я ей.

— А ты защищай убивая, война еще не окончена и нам сейчас предстоит сделать так чтобы те, кто пережил этот захват, смогли смотреть в будущее без опаски. Ты только посмотри, даже сейчас, когда вокруг разруха, люди находят в себе силы быть счастливыми. — Кивнула Этсуко в смеющуюся группку молодежи, что разбирали завал.

Так неспешно разговаривая я с ней подошли к самому причалу, здесь было просто кладбище кораблей, разорванные железные остовы, торчащие из воды и разрушенные причалы, проход в порт был закрыт затопленными с помощью силы Этсуко судами, маяк, с которого помогали лавировать судам в порту, был разрушен плазматическим шаром. В первую очередь надо было осмотреть суда возможно их можно как-то использовать, и надо расчистить проход в порт от затопленных судов. Киран через несколько дней уже прибудет на сухогрузе и нужно подготовится по максимуму к его прибытию, в особенности нужно подготовить пристань и склады, так как это первый из принятых нами кораблей. Также надо в срочном порядке подготовить метал для отправки на переплавку этим же сухогрузом, как мы и планировали.

— Как убрать эти корабли с путей торговых судов? — Задал я вопрос Этсуко.

— Ну вы же психокинетики, вам решать, пока они под водой молниевики ничем помочь не могут, а вот когда они будут на поверхности то разрежем их на куски метала в мгновения ока. Ну, пора возвращаться, а не то совет начнут без нас. — Этсуко повернулась и бодро зашагала в сторону центра города. — Поработать надо будет всем, только помни, в отличии от других владеющих вы, как новые хозяева этих мест, должны показать что не собираетесь только пальчиком показывать что сделать надобно, хотя я и не помню чтоб Шосе прятались за чьими-то спинами, даже когда это сделать стоило бы.

Вечер наступил практически незаметно, расквартировывались и размещали наш караван в попыхах, подсчеты проживающих на территории велись со слов выборных представителей, что рассказали нам что со дня на день ожидали прибытия владеющих, но не нас, а клана Кирьяно, что раньше владели этим городом. И уже имели на руках примерные данные: всего на данный момент в городе проживает около трех тысяч человек, что прибыли из других городов либо выжили после штурма Имперских сил, что выбивали из города силы Федерации, и около одиннадцати тысяч проживает на примыкающих к городу территориях. Слушая о том сколько людей проживает на разоренных территориях мне становилось плохо, это не был самым крупным городом, да и территории были не огромными, но до войны только в самом городе проживало порядка ста тысяч населения и около двадцати на территориях, примыкающих к городу. В многочисленных деревнях и фермах занимались сельским хозяйством, а теперь не будет и пятнадцати тысяч, не все смогли бежать, и как бы ни было прискорбно погибшие исчислялись десятками тысяч, к нашей радости войска Империи при отходе все же озаботились погибшими и провели массовые захоронения.

Никто не оспаривал клан Шосе в праве владеть этими территориями, правда вот владеть было практически нечем, та техника, что мы привезли, была уже распределена на засев и вспашку полей. Разрабатывался план о том, как восстановить подачу энергии и пресной воды, но и это было не главным, запасы топлива были мизерными, город использовал еще те остатки, что остались от неприятеля в нефтехранилищах, и хоть купить несколько сотен тон горючки мы могли, но вот с доставкой были проблемы. Также проблемой были затопленные корабли, через наш порт раньше доставлялось все топливо для этого района Империи, и того что сейчас перевозилось по суше было недостаточно, так что налаживание функционирования порта было одной из самых главных задач и самой сложной, но, к сожалению, не самой главной.

Как только ушли войска оказалось что тысячи человек остались без управления и присмотра, и некоторые индивидуумы посчитали себя выше закона. Разбойничьих шаек было мало, но они были, равно как были и дезертиры, и десятки изнасилованных, причем не только женщин. Десять выборных представителей не могли нам соврать, так как я при поддержки своей дочери Эми контролировал весь разговор и указывал на каждое недоговаривание или откровенную ложь. И когда план по восстановлению и первоочередности работ полностью утвержден то мне был предоставлен список. Список имен и мест где нужно начать поиски, и вот когда на землю упала тьма я с десятью представителями пошел вершить суд справедливости, каждому по заслугам за свои деяния.

Не было смысла в показательных казнях, народ и так видел слишком многое, но надо сразу отсеять ту заразу что сейчас жила среди людей. Наказание смерть: на одной отдаленной ферме жил слабенький владеющий, что дезертировал из войск и решил устроится тут, пугая пустых своим третьим даном физика. Выбрал с десяток пустых в качестве наложниц, а по закону за принуждение ему грозил всего лишь штраф, за дезертирство трибунал наверняка послал бы его служить, ну и предъявили бы его роду претензии, скорее всего тоже штраф. Но это трибунал, а не я. Не таясь зайдя в дом, где был физик, я увидел не гордого владеющего с опасными убийцами, а испуганную банду, окружившую рослого мужчину, что лапал какую-то совсем уж юную девчушку.

— У вас два выбора, либо самим выпустить себе кишки, либо принять печать куклы. — Мой голос громом разнесся по дому. Указав рукой на владеющего физика я продолжил: — А твой приговор за запятнанное звания офицера мучительная смерть.

Бандиты, около пятнадцати мужчин, были связанны плетями, что я выпусти за доли секунды, выстрел из дробовика картечью в упор отскочил от моей брони, а уже через мгновение я выдергивал из рук физика дробовик и бил в его рожу кулаком, дробя окованной сталью рукавицей его зубы и челюсть, он что-то завизжал и ринулся бежать, проломив окно пустился в сторону надеясь скрыться от меня. Но он уже был обречен, я все же быстрее, рывок и я уже ломаю его кости и начи


убрать рекламу






наю допрос, который через несколько часов тщательно задокументирую и вышлю в штаб командования. Он просил, он умолял, он не понимал за что ему все это, ну повеселился, ну отдохнул, заодно проконтролировал стадо, что осталось без своего пастуха, ну убил пару десятков, но это же такая мелочь, ведь у него есть деньги, у него есть связи, но он не знал с кем связался. Похоронив его в мешке на городском кладбище я посмотрел на десять хмурых мужчин, сопровождавших меня, они понимали что этот человек всего лишь первый.

— До рассвета еще далеко, пошли к следующим, и еще раз предупреждаю, врать мне бесполезно. Кто на следующий на очереди? — спросил я, засыпая неглубокую могилу.

— Сайто, господин Шосе. — Ответил один из сопровождающих меня. — Только вы его это, он же совсем слабенький владеющий, не сразу бы… И вина его мала, он налогом облагал тех, кто во время войны в живых остался да жил здесь, вы бы просто поговорили, а суд пусть ее величество Тэймэй вершит.

— Не беспокойся, Катсо, так будет только с теми владеющими что душегубят на территориях клана Шосе. А те, кто не облечен властью тот имеет право на суд, но вина этих пустых что лебезили перед физиком велика, и на совете я буду требовать чтобы из них сделали кукол, пусть искупают свои грехи не перед богами, а перед жителями города. — Вот так долгая ночь и прошла, действовать надо было решительно и скоро, не дав никому сбежать. Более полусотни человек оказались в одном из подвалов, что временно был приспособлен для здания тюрьмы. Каори и Эйко хотели пойти со мной, но я попросил их этого не делать, да и от помощи клана Райдзин я тоже отказался, не нужно мне было лишнее светопреставление, с бандитами я справлюсь и сам. Следующий день надо было посветить освобождению фарватера, и если мне короткий сон не в новинку, то остальным такое счастье точно не нужно. А пока до утра я отлавливаю и иногда на месте вершу правосудие. Никто не имеет права нарушать закон на территории клана Шосе, и не имеет значения пустой это или владеющий.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Три дня ушло на то что привести порт в порядок чтобы он мог хоть как-то функционировать, и несмотря на то что прочистка фарватера легла на меня, Каори и Тэймэй мы успели расчистить место для швартовки первого корабля до его прибытия. Работа была сложной и требовала очень аккуратной и в тоже время филигранной точности, надо было рассоединить крепления на затонувших кораблях, а это тысячи заклепок, а после по частям аккуратно подымать к поверхности, где его уже подхватывал единственное уцелевшее судно, плавучий кран. Работать втроем было не просто, тут от каждого из нас зависел успех подъема каждого куска корабля. Каори сильна, но для нее в одиночку это было непосильной задачей, потому мы и работали втроем при поддержке Чихеро, которая на небольшой лодочке бороздила по очищаемому фарватеру и своей силой распада разрезала то что могла. Многометровая глубина мешала и ей, и в первый же день она сообщила, что дальше помощи от нее можно не ждать, она не достает до метала на особо сложных участках, и пошла разбирать завалы, где по ее воле все превращалось в песок, который местные жители убирали в мешки если это металлы, а если строительные материалы, то засыпали в воронки от снарядов делая дороги проходимыми для тяжелой техники. Работали все, и на владеющих было возложено ничуть не меньше работы, клан Райдзин налаживал подачу энергии бешенными темпами, а за ними наблюдала Эйко. Она всегда говорила: когда дело касается электричества то у Райдзин в глазах загорается фанатичный огонь. Никто кроме них, по мнению этого клана, не может лучше знать столь своенравную силу, которая может как убивать, так и спасать жизни, и в разрушенном городе они стараются наладить подачу энергии и модернизировать уже имеющиеся электростанции, как ветреные, так и приливные, делая возможность подачи энергии прямо от владеющего. Для других кланов подпитка системы силой владеющих считается оскорбительной, но только не для Райдзин, Чоррун привил им любовь к электричеству и хоть клан не состоял из одних молниевиков, но все равно каждый умел разобраться практически с любым механизмом, в котором задействовано электричество, а на двигатели внутреннего сгорания посматривали свысока, постоянно отмечая что его дни сочтены.

Суд над теми людьми, что нарушали закон в то время, когда не было власти в городе и творился форменный хаос, прошел вечером второго дня когда мы приехали. Самых жестоких отморозков я уже прикончил за ночь и одну из банд решил настигнуть следующей, имея силу манипулятора я с легкостью нашел подельников, но я был ограничен во времени, так как предстояло много работы в самом городе. Было три вида приговоров что выносились совместно с главой клана Райдзин Этсуко и Каори: это смерть, становление куклой, и отработка с конфискацией. Я выступал в роли обвинителя, ну а в роли защитника была малышка Эми, которая не просто слышала обрывки мыслей, а в случае необходимости полностью копалась в головах обвиняемых. Я был против того чтобы моя малютка участвовала в этом, но Эми решила со мной серьезно поговорить. Этот не самый приятный в моей жизни разговор дал мне понять что я многое до сих пор не понимаю и просто не хочу понять. С первой же своей куклой Эми стала знакома со многими нелицеприятными поступками, ей была доступна их память. Насильники, убийцы, она видела всё, она видела слишком многое что ребенку ее возраста нельзя было видеть, конечно если это не перспективный владеющий манипулятор. Эми пыталась мне доказать что ничего страшного от ее участия не произойдет, да и не верит она что они могли страшнее совершить что-то ужаснее чем то что она уже видела и, можно сказать, пережила.

Суды проходили открытые и каждый мог присутствовать, в первый вечер было казнено три человека, а сорок встали на очередь становления марионеткой, пятеро женщин и один мужчина встали на отработку. Да, женщин было много, так как каждому бандиту нужна была девушка, одних они брали силой, а некоторые сами приходили, были и отравительницы, и те что завлекали в темный угол где подельник завершал дело точным ударом в голову.

Казнь также проходила открыто на небольшой площади с зачитыванием свершений виновного, и один мой удар ножом, сделанным из рессоры, обезглавливал виновного. Тут же был и казнен последний виновный владеющий о котором я знал, он был манипулятором и имея нескольких боевых марионеток собирал налоги, как он заявил, за защиту от владеющих, но по большей части от самого себя, он не афишировал свои злодейства и творил зло, скрывая все от людей. Когда я пришел за ним меня удивило что он вышел ко мне улыбаясь и отдал все собранное за время войны, а его марионетки уже валялись мертвыми, к нему не было особых претензий и он мог стать единственным к кому могло примениться наказание в виде штрафа. Но ему не повезло, на судебном заседании присутствовала Эми, что заметила от этого слабенького, но очень опытного манипулятора заинтересованный взгляд к себе, не внешний, а внутренний, очень хорошо замаскированный, и моя дочка сказала об этом мне. Решение попытаться взломать память пришло практически само собой, хотя Райдзин и были против, так как это практически нарушало неприкосновенность разума владеющего, и могло стать причиной его смерти так как взлом был очень сложен. Но я решил и прямо в суде ударил силой кукловода в владеющего, за мной последовала и Эми. Поняв с чем имею дело, я выкинул из сознания кукловода Эми, за что она на меня очень обиделась, так как это было болезненно, но я сделал правильное решение. К владеющим законы достаточно лояльны и за многое им грозит лишь служба в армии либо штраф, не подъемный для пустого, зачастую они столько и за жизнь не зарабатывают, но есть и те преступления за что для всех наказанием является лишь смерть, и если за физика мне мог грозить и Императорский суд, то за то, что совершил этот кукловод, меня за его смерть даже никто не спросит, особенно его родные.

Стоя у наспех установленных ворот я наблюдал как к городу в боевом порядке приближалась тяжелая техника, чьи дула были направленны прямо на меня и мою семью, что стояла за мной возглавляемая Эйко, даже Тэймэй не стояла рядом, только я и Каори стояли на острие, наша бронетехника была скрыта от глаз и ждала условного сигнала. Наши разведчики из числа носящих знак демона сообщили об этой колонне без опознавательных знаков Имперских войск всего лишь за час до прибытия колонны к стенам города. Мы уже знали что скоро должны прибыть представители клана Кирьяно, но смотря на танки, бронетехнику и спешно строящихся наемников я начал сомневаться что прибыл всего лишь представитель, а не весь клан Кирьяно. Вставшие за пару километров от города около восьми систем залпового огня намекали на то что они готовы атаковать, а отсутствие какой-либо строительной техники говорило о том, что они явно приехали не восстанавливать город и его окрестности. Ну что, пора поговорить с бывшими хозяевами этих земель, детей мы спрятали, ну, кроме Эми, все же на ней координация марионеток, что сейчас лежат под слоем земли с оружием и поясами последнего шанса, также за нами наблюдал клан Райдзин, готовый сотворить электрический ад, от которого нас должна оберегать Эйко, посвященная в тонкости некоторых техник клана Райдзин. Десять владеющих клана Кирьяно осмотрели выстроившуюся шеренгу танков и около тысячи солдат и только после этого выдвинулись к нам, на лице каждого из них была язвительная улыбка, мы также пошли на встречу, как и требовала традиция. Молодой, заплывший жиром владеющий во главе клана Кирьяно шествовал впереди своего отряда, когда между нами осталось около пяти метров он остановился, остановились и мы.

— Клан Кирьяно приветствует род Шосе на своей земле и просит об частной аудиенции без посторонних глаз. — Вальяжно произнес зажиревший владеющий. — И да, чуть не забыл преставиться, я наследник главы клана, Кирьяно Айко, уполномочен кроме всего прочего предложить союз Эйко из рода Шосе, моё плечо сможет удержать ее силу молний.

— А эти войска из наемников это свадебный подарок? — Спросил я, проигнорировав оскорбления, — И так как вы такой забывчивый то напоминаю вам, клан Шосе не особо то рад клану Кирьяну на своей земле, которую вы утратили, не оправдав доверия Империи.

— Не оправдав надежды Императрицы. — Поправил меня Айко, а после улыбнувшись Каори продолжил. — Видите-ли, о мудрая Каори Шосе, Императрица считает что наш клан должен был стоять насмерть, но наш глава посчитал что наши жизни еще могут послужить после окончание войны, а то что не участвовали в боях во время войны, то это только из-за того что мы не могли сформировать достаточную поддержку из пустых и техники, наши люди в основной своей части были уничтожены. Простите меня за дерзость, но повторить подвиги вечного лейтенанта пока никто не смог. Это вы, Дэйчиро, идете в бой не думая о своей жизни, что опрометчиво, ведь своим примером вы не раз провоцировали других владеющих идти на подобные безумства и мало кто из них выживал. Ну а насчет наемников, я думаю мы можем поговорить в не таком расширенном составе делегации. Не откажете ли вы уставшему путнику в чаше риса и пиале чая?

— Не откажем. — Спокойно, но с ледяным оттенком в голосе ответила Каори. — Но только одному путнику, слишком уж сегодня много уставших и наглых гостей пришло к нам, и прошу вас уведомить своих сопровождающих что мы с удовольствием, если это будет необходимо, уменьшим их численность самым радикальным образом. У вас есть пять минут, убирайтесь, либо отводите силы на пятнадцать километров и приезжайте в одиночку чай пить, иначе через шесть минут начнется бой. Наше радушие не бесконечно.

— Я не думаю что вы в том положении чтобы диктовать подобные условия, клан Кирьяно далеко так уж и не слаб как вы думаете. — Усмешка на лице Айко начала пропадать, а глаза округляться.

За нашими спинами из центра города неспешно поднимался плазматический шар, это Чоррун с Этсукой решали свой давний спор, кто из них теперь более искусен и силен, а сегодня их спор перешел в новую стадию, на берегу было огромное количество кусков металлических остовов кораблей и они решили с помощью своей силы расплавить эту груду металла.

— Вы готовы на открытое столкновение? — Спросил я его. — Мы готовы.

— Не надо столкновения! Это же Райдзин? А госпожа Этсуко принимает учеников? — Айко словно подменили, это был уже не зажиревший и вальяжный владеющий, а горящий в его глазах огонек выдавал в нем своенравного молодого человека, жаждавшего знаний.

— Это Чоррун Райдзин был. — Вдруг раздался удар грома. — А это точно Этсуко Райдзин.

Полчаса клану Кьярто потребовалось для того чтобы отвести свои силы, и когда прибыл Айко Кирьяно мы уже подготовили небольшой зал для переговоров. Этсуко и Чоррун не выразили желания присутствовать на этих переговорах, в это время они пытались не только расплавить металл, но и очистить его, и хотели чтобы Каори им помогла, но пока она им была не сильно нужна, так как сперва они хотели настроить мощность плазматического шара чтобы было удобно в нем плавить металл, а с переговорами, как сказал Чоррун, мы и сами справимся, не маленькие. На переговорах присутствовали Каори, Эйко и Тэймэй, Чихеро же присматривала за отошедшими войсками и заодно инспектировала недавно созданных марионеток Эми на пригодность использования в качестве разведки.

Айко оказался довольно приятным молодым, слегка полноватым человеком, особенно без своих надзирателей из родного клана, а именно из той части клана которая, по его словам, хочет вернуть город себе и затаила как на Императрицу, так и на Шосе обиду. Предложение клана Кьярто было с одной стороны оскорбительным, с другой стороны рациональным. Они скупили множество прилегающих к городу земель и практически взяли нас своими новыми владениями в кольцо, впрочем и без покупки у них было немало земель, ведь лишили их только их жемчужины, города, что раньше приносил большую часть доходов, и теперь потеряв его они будут мешать нам как в торговле так и в транспортировке ресурсов по наземным путям сообщения. Айко уже сообщил что лес нам его клан продавать не будет, а также никто из соседей не будет спешить нам на помощь в случае столкновений с кем бы то ни было. И если раньше для нас была двойная цена, то сейчас в лучшем случае тройная, а стоимость перевозки, как и всевозможные препоны при перевозке, будет для нас не подъемная. Беженцы, что сейчас начали возвращаться, будут оседать на их землях, так как имея огромное количество ресурсов за столетия успешной торговли клан Кирьяно с легкостью сможет обеспечить каждого страждущего домом и необходимой техникой, которую выдадут в беспроцентный кредит на десять лет и на год освободят от каких-либо налогов, ну а для городов разработаны планы строительств заводов, а также выдаются квартиры за десятилетний труд на этом заводе. Это очень хороший ход для привлечения людей, были бы у нас сопоставимые ресурсы мы сделали бы нечто подобное, а не разовую помощь. И потому принимая все обстоятельства клан Кирьяно предлагает нам заключить с ними соглашение, по которому город переходит под управления Кирьяно на тридцать лет, а за это он обязуется выполнить все указания Императрицы за год, мы же благодаря этому сможем заняться портом в диких землях. На обустройство которого нам будет выделен займ, которого должно хватить на всё. Правда только что в этом соглашении указано что доход от города будет поделен по справедливости, Кьярто за финансовые влияние и налаживание работы в течении тридцати лет причитается восемьдесят процентов, нам же двадцать процентов, что тоже по расчетным данным немало. Если мы откажем, то против нас будет практически официально объявлена торговая война, ни кому не нужен клан, что будет обласкан Императорской любовью и имеющий носителя крови Императоров, что может претендовать на престол, тем более если у этого клана будет немало ресурсов и денег для претендования на престол.

— А зачем тогда твоему клану моя сестра? — Спросил я, не соблюдая официоз, так как по двухстороннему соглашению мы решили не придерживаться четко установленных правил.

— А клану и не нужна твоя сестра, Дэйчиро, это только мое желание. Так что ни о каких щедрых дарах не может быть и речи. — Айко оторвался от чаши риса подмигнув оторопевшей от такой наглости Эйко. — Я не единственный наследник в клане Кьярто, да и что скрывать, я послан как человек, которого в случае чего будет не сильно жалко.

— Ну и зачем тебе тогда в жены Эйко и по каким причинам она должна согласиться на твое предложение о браке?

— А то что я безумно обаятелен как причина не подойдет? — С улыбкой произнес Айко.

— Да зачем мне такой заросший жиром муж!? Такой свинье как ты никогда не стать моим мужем! — Раненым зверем взревела сестренка, а ее шрамы на лице налились кровью. — Ты от одного истинного касания станешь прахом у моих ног.

— Как мне и рассказывали, Эйко Шосе прекрасна в гневе. — Спокойно проговорил Айко поглаживая свой живот. — Да, я немного пухловат, но думаю что как только вы, прекрасная Эйко, станете моей женой излишки быстро пропадут. Я предлагаю вам проверить на учебном поединке мою выносливость, как никак я достиг шестого дана!

Я, как и Каори, смотрели на него с недоумением, похоже что он не знает что Эйко уже давно переступила черту девятого дана и успела поучаствовать не в одном десятке поединков. А то что она, как признает даже Чоррун, хорошая ученица, делает ее вдвойне опасней. Эйко уже смотрела не с гневом на мужчину с лишним весом, а, судя по ее взгляду, представляла как будет его мучить, и для того чтобы это понять не нужно было быть манипулятором. Тэймэй посмотрев на нее хмыкнула понимающее они не раз уже разговаривали о том, чтобы сестру не беспокоили женихи, для этого надо обходиться с ними пожестче, тогда желающих не будет совсем.

— Уважаемый Айко Кирьяно. — Начала говорить Тэймэй. — Вы подтверждаете что находясь в трезвом уме и твердой памяти вы вызываете на учебный поединок того что встал на путь слияния со стихией?

— Подтверждаю. — Холодно ответил Айко, смотря холодным и немного отрешенным взглядом на мою сестру. — Но у меня есть просьба по поединку к Эйко Шосе.

— И какая же, моя свинка? — Промурлыкала с хищной улыбкой сестра.

— Прошу вас не применять плазматическую вариацию силы молнии, я же в свою очередь не буду применять венки чтобы не навредить ни зрителям ни вам, о несравненная.

— Да ты ничтожество, хоть раз формировал венок?! Да тебе силенок не хватит на один полноценный венок! — Взъярилась сестра.

— Тихо! — Оборвала ее Каори. — Через полчаса за городом ты проверишь кандидата, а вы, Айко, постарайтесь не опозорить свой клан глупой смертью, которую вы, по всей видимости, ищите.

На подготовку к испытанию ушло ровно полчаса, прибыли из города и Чоррун с Этсуко, что с интересом наблюдали как претендент разминается, с кряхтением пытаясь размять мышцы перед поединком.

— У него неплохой порог сопротивляемости, так что, Дэйчиро, не хорони его раньше времени. — Прокряхтел старик, поковылял к Айко и начал что-то ему говорить, при этом перекидывая из руки молнию. Но это продлилось недолго, так как вышла Эйко, которая в отличии от Айко переоделась в военную форму и навесила на себя пехотный бронежилет, она не взяла огнестрела, а на ее поясе висела небольшая рапира, похожая на жезл Этсуко, которым та манипулировала своей силой с большей точностью. Чоррун, например, вовсе не нуждался в таких ухищрениях. Произошло небольшое обсуждение о том, кто будет судьями поединка и, как ни удивительно, судьей стал Чоррун. Наблюдатели от Кирьяно попытались сорвать поединок, но Айко был полон решительности доказать, что он может быть не только мужем, но и как владеющий что-то да может. Клан Кирьяно начал настаивать о награде в связи с неравностью поединщиков в силе.

— В случае если я устою на ногах я хочу чтобы несравненная Эйко Шосе согласилась на свидание со мной.

Эйко не стала требовать ничего в случае своей победы, а только плотоядно оскалилась, ее уже достали женихи, которые преследуют свои цели, а не добиваются именно её, она не считает себя порченной, но об этом пытаются постоянно напомнить, и даже сейчас об этом обмолвился один из членов Кьято, но не успел это договорить как Айко перебил его своим требованием.

— Эйко, не убивай его. — Шепнул я сестренке.

— А это уже мне решать, братик, он считает себя достойным, если это так то выживет, ну а если нет то ничего не поделаешь, разрыв аорты очень неприятная вещь, которая может случиться с любым владеющим молний.

Она уверенно пошла на площадку к стоящему на ней в боевой стойке Айко. Ко мне подошла Тэймэй.

— Это все, конечно, безумно весело, но дозорный сообщил что на линии горизонта обнаружен сухогруз, что начал выходить на связь и уточнять фарватер. — Произнесла она.

— Скоро выдвинемся. — Произнесла Каори. — Не думаю, что поединок займет слишком много времени.

— Начали! — Огласил начало поединка Чоррун Райдзин.

В руках Айко начала зарождаться молния, она уже была готова сорваться с рук как в него прилетела молния сестры, опрокинув в грязь полноватого владеющего, он попытался встать, но Эйко не дала ему такой возможности. Из ее руки начала словно плеть бить молния, не мощная, но протяжённая что била по телу Айко. Его тело выгибало в дугу, он уже не мог продолжать бой катаясь по земле и воя от боли. И вот его мучения были прерваны, Эйко шагала к своей жертве, она смотрела на него с презрением и как только он попытался встать она вновь ударила его ветвистой молнией, опрокидывая на землю.

— Лежать, мерзкая тварь! — Он вновь попытался встать и она его ударила более мощной молнией. — Я Сказала лежать!

А пухлый владеющий словно не замечая ударов уже отрывал колени от земли поднимая свой взгляд на свою мучительницу. Нет, это не поединок, это указание места одному владеющему молнией другим.

— Агрх. — проревел Айко и с его руки сорвалась слабенький сгусток молний, который был с легкостью рассеян Эйко.

— Лежать. — И вот вновь мы наблюдали как бьется в судорогах член клана Кирьяно.

Избиение продлилось еще около минуты под одобрительную улыбку Чорруна и гневные крики Кирьянов, они хотели чтобы Чоррун завершил этот поединок, но тот не внял их требованиям, а продолжил наблюдать. По его напряженной спине я понял что он чего-то ждет, этот видящий стихию что-то рассмотрел в том парне, и что-то ему сказал перед началом поединка, и теперь похоже что Чоррун ожидает когда начнется настоящий бой. Он нервничал, и он и я видели страдания Айко и что сестра решила окончить поединок, молния, ударившая из ее рук, была не смертельной, но мощной, чтобы окончательно показать парню что он ей не ровня. От удара тело Айко подкинуло на метр вверх, от чего он затих, а сестра с гордо поднятой головой начала выходить из круга.

Шаг за шагом она приближалась к границе круга поединка как вдруг резко развернулась.

И еле успела отвести молнию, что выпустил лежащий на земле Айко, который уже начал вскакивать с земли будто и не бился в конвульсиях пару мгновений назад. Сестра плотоядно улыбнулась, противник не хочет так легко сдаваться и ей это нравилось, ее шрамы налились кровью, а ее саму начали окружать дуги молний, похоже что ей надоело играть. Она хочет убивать. Она, объятая своей стихией, понеслась на встречу успевшему подняться Айко, весь в подпалинах он устало качался, но все же принял боевую стойку, а его взгляд излучал решимость.

Первая молния вошла прямо ему в голову, он даже не попытался ее отвести, все ожидали что его отбросит и он вновь забьется в судорогах, но нет.

Слегка качнувшись он шагнул на встречу к Эйко сжимая свои кулаки, Эйко застыла на мгновенье, ошарашено смотря на того что проигнорировал ее атаку, чего раньше не позволял себе даже мастер Чоррун. Она подняла голову к небу и безумно рассмеявшись начала иную атаку, с неба, и от нее полетели в Айко сотни молний, мы даже не успели отреагировать. А тот, кто мог предотвратить убийство сейчас держал над собой кулак запрещающий вмешательство. Молнии опаливали землю, но не могли повредить Айко, он стоял и глупо улыбался, смотря как его оплетают чужие молнии, они стремительно пропадали, а он улыбаясь посмотрел на мою сестру.

— Держи свое! — Вспышка света ослепила всех, я внутренним зрением видел как огромный поток энергии вырвался из тела Айко, сметая все на своем пути, прорывая канал в земле по направлению к моей сестре, я видел как в ужасе предсмертного мгновенья застыла моя сестра. А на поле появился Чоррун.

Когда наши глаза смогли видеть перед нами открылась невиданная картина: из Айко в небо бил вырывавшийся из него поток энергии, которым управлял Чоррун не дав ему навредить ни Эйко, ни наблюдающим за поединком. А сестра стояла с поникшей головой, она побеждена, она это знала, это знали все. И последующие слова Чорруна только подтвердили очевидное.

— Победа в учебном поединке за аккумулирующим ударом Айко Кирьяно. — Произнес Чоррун и Айко упал без чувств на землю, но так и не достиг ее будучи подхваченным стариком Чорруном. Эйко ушла к себе не желая ни с кем говорить, а нам надо было встречать корабль Кирсана Доброго, что уже вошел в порт, и Кирсан горел желанием рассказать новости, ну и встретится с моей матерью.

Айко отнесли во временную, по-военному оформленную больницу, и только после этого я смог поговорить со стариком, который, как я подозревал, и был виновен в проигрыше сестренки, чье поражение ему еще аукнется, и потому надо было срочно разъяснить некоторые детали.

Айко посредственный владеющий, он уже достиг своего предела, и как бы он не старался ему никогда не сравнится по силе с Эйко, а по словам Чорруна разрыв в мастерстве у них просто ошеломительный. Эйко не собиралась убивать его, в ином случае он был бы уже трупом, она давно уже вплетает плазматическую особенность в молнию и не бьет чистой силой. А в поединке ток был практически чистый, что и помогло Айко. У владеющих молнией есть, так сказать, внутренний источник энергии, что и дает власть над стихией, также тело владеющего выступает и в качестве хранилища этой энергии, в данном случае электричества. Обычно количество энергии, что может удержать в себе владеющий, равно тому количеству что может вырабатывать владеющий. Но Айко уникален, его истинный дан очень мал так как он может вырабатывать лишь жалкие крохи, но вот пусть и недолго, но хранить силу в себе, то есть аккумулировать, он может огромное количество, главное получить эту энергию и уметь ей манипулировать. Он не умеет, и не придумал ничего умнее как выбросить все что есть в Эйко надеясь на то что Чоррун сможет отвести удар. Тогда, перед началом поединка, старик ему сказал что сразу раскусил его способность, так что желает удачи и советует не вырубиться когда в Айко будет втекать та прорва электричества, что создаст Эйко.

Такие аккумуляторы сейчас не используют, слишком уж они редки, к тому же нет в таких владеющих необходимости, их попросту обучать некому, и только один клан сохранил знания и умения обучать хранящих, как их называют, но клан Райдзин не спешит обучать просто так владеющего что не состоит в клане. Чоррун помнит Айко, еще лет десять назад к ним приходил один грязный мальчишка и попросился в ученики к старику, тогда Чоррун отказал ему, так как не видел в мальчишке чего-то интересного, да и его клану было плевать на ребенка, что три дня просидел перед воротами дожидаясь ответа мастера. Тогда-то тот мальчишка и увидел тренирующуюся Эйко, там где он сидел открывался вид на тренировочную площадку.

Так, разговаривая с Чорруном, мы и ехали к порту, он смеялся и шутил, я же был хмур, все же я знаю свою сестру, она не простит свое поражение, а старик шутил о том, что и самым сильным иногда надо возвращаться на землю. Он сам уже подумывал как бы вернуть зарвавшуюся внучку на землю, там, в диких землях, она показала себя сильным воином, но, по его мнению, победы давались ей слишком легко, а теперь пусть немного побесится, зато племянники у меня будут красивыми. А приз-свидание теперь точно у Айко в кармане, и все теперь зависит только от него, вдруг она не сможет его убить на первом свидании и потребуется второе, а там уж все будет зависеть от силы воли и живучести этого владеющего.

Сухогруз был огромен, но страшен, по всему его периметру виднелись артиллерийские пушки, ржавые бока не добавляли ему красоты, а порванный бок выше ватерлинии показывал что путь их не был безмятежен. Встреча же Кирана Доброго была неформальной, и я постарался немного припоздниться, что ни говори, а смотреть как мать целуется не с моим отцом не слишком приятное для меня зрелище. Ну а после пошел доклад о том, что привезли, а что не смогли купить, тут уже развела кипучую деятельность Тэймэй которая все больше становилась похожа на управленца. Она уже затребовала связь с некоторыми торговыми объединениями, с которыми у нее хорошие связи, металл, что привез Киран, и тот что мы достали при очистке, быстро нашел покупателя, и хоть Каори и возмущалась что метал и редкие его виды нужны ей, но все же согласилась что нам в первую очередь нужен сейчас не он. Нам нужна была еда и люди, и помимо простенькой техники сухогруз привез и рабов, так как команда была более-менее нормальной ни один раб не умер во время плавания, но команда презирала их. Две сотни людей это довольно много, но только для первого раза, нам же нужны многие тысячи пустых, и мне плевать что они были рабами, как только ступят на земли клана Шосе они станут почти свободны. Не могли мы так разбрасываться ресурсами, и я не мог мириться с рабством, что существует в этом мире. Но надо было как-то возмещать убытки, эти две сотни обошлись нам как тридцать тракторов с плугами, что нам так необходимы.

И потому им было объявлено что они отнын


убрать рекламу






е свободны, но обязаны заключить трудовой контракт с кланом Шосе на пять лет, в течении которых они должны были хоть как-то отбить на них затраченные средства. Да, в Империи нет рабства, но есть иной вид того же рабства: трудовое. Сейчас эти рабы не имеют никаких документов о том, что они подданные Империи, а узнав что они бывшие рабы их жалеть никто не будет, за преступления, совершенные против них, наказывать будут соизмеримо как за убийство крупнорогатого скота. Который, впрочем, нам также был очень нужен, уже сейчас встают вопросы о том чем кормить население города, на одном зерне не проживешь, а скот был сожран армией и противником, который не оставил после себя ни одного не разоренного стада. Двести коров были бы полезнее чем двести людей, и я был несколько удручен этим, но такова реальность.

Каори и Тэймэй решили заняться разгрузкой и размещением бывших рабов, отпустив меня с Кираном Добрым осматривать судно, что следовало за сухогрузом и которое было нашим единственным небольшим кораблем, на котором можно вести боевые действия. С него выгружали ненужные двигатели внутреннего сгорания и устанавливали вместо них мощные электродвигатели. На нашем флагмане будет достаточно владеющих, а клан Райдзин предоставит капитана, что по совместительству будет и штатным орудием, и батарейкой для электродвигателей.

— Ну что, смогли разведать где находятся остатки торгового флота Империи, угнанного Федерацией? — Спросил я Кирана, как только мы остались одни в капитанской рубке.

— Разведать то разведали, они, кстати, официально занимаются скупкой рабов и перевозят их именно на этих кораблях, но не стоит к ним сейчас соваться, есть предложение лучше и выгоднее. — Заговорщицки проговорил Киран, а в его глазах загорелся огонь. — Предлагаю наведаться к моим старым коллегам.

— Киран, к пиратам только безумец сунется, сейчас они и так наводнили близлежащие моря, я видел что сухогруз от них пострадал, да и морские акулы не такой уж простой противник, а воевать в море они умеют как никто иной. — Киран на мои слова лишь усмехнулся.

— Знаешь, Дэйчиро, когда ты еще был только в планах я уже кошмарил один городок на краю света. Так что знаешь, я тебе вот что скажу. Никогда не уважай и не бойся акул, если ты хозяин этих земель, то должен быть хозяином и той части моря что примыкает к твоим землям. — Киран оголил свою правую руку, на которой был виден очень старый отпечаток руки, что был выжжен прямо на коже. — Это мне оставил на память хозяин того городка, отпустив нас он наказал нападать только на те суда что не идут в его порт, и знаешь, он быстро начал обогащаться и заслужил уважение среди акул. Пиратов можно использовать, они сами будут тебе поставлять рабов и корабли, но сперва надо заслужить их уважение.

— Гоняясь за ними по всем морям? Делая засады? — Пираты никогда не вступают в бой если не уверены в своей победе, а к бегству они подготовлены, так как от военных их спасает скорость и численность на корабле.

— Гоняться бессмысленно, надо бить прямо в сердце. Из-за положения Империи, что сейчас не может контролировать полностью свои территории, образовался небольшой вольный городок, где сейчас стоят на ремонте как минимум два сухогруза и два быстроходных крейсера, один точный удар и их корабли станут моими! — Киран уже как будто не был со мной, а его руки душили чье-то горло. — Гребанный Ясомото думает что я уже стар и что я прощу ему нападение на мою собственность, но нет ему давно пора кормить акул.

— Старый знакомый?

— Очень старый, он обосновался на небольшом острове в пятистах километрах от вас на заброшенной морской базе и собирается из нее сделать свой форт и перевалочную базу для торговых судов, которые имеют разрешение на перевозку товаров. Там даже есть пункт регистрации, где отслеживаются проходящие суда, что не оплатили налог союзу северных акул.

— Ты хочешь сказать что Империя платит пиратам?

— Нет конечно, платят кланы, как же там называется эта услуга? А, вспомнил, сопровождение грузов, все практически законно, но вот эта база нет, и по моим данным она неудобна многим из союза северных акул.

— И почему тогда это остров еще не разграблен? — Вот тут мы и подошли к главному, нам нужны деньги, но никто не должен погибнуть.

— Ну, если бы не повелитель огня, что сейчас находится там, то давно бы все разграбили. — Грустно сказал Киран почесав свой ожог. — С ним не стоит связываться, а вот увести корабли можно попытаться, или по крайней мере дать понять пиратам что приближаться к порту не стоит, к тому же нам позарез нужны пленные.

Ночь была безлунной, электрические двигатели бесшумно вынесли нас под покровом темноты, наша батарейка, что сама настояла на своем участии, до сих пор была зла, Киран пытался отговорить ее, но все было бесполезно, а Чоррун наоборот советовал взять на патрулирование. Ни я ни Киран не сказали о том, что это не просто патрулирование пока ожидаем прибытие товаров перед отправкой в дикие земли.

Эйко сидела на палубе, иногда вливая в конденсаторы энергию через установленные провода.

— Я убью его. — Сквозь зубы в третий раз произнесла сестренка, смотря в ночное небо, а лично мне уже надоело улавливать образы казни Айко.

— Эйко, лучше готовься к свиданию, и помни, от ненависти до любви всего шаг. — Посмотрел я на ощерившуюся сестру. — Я не завидую твоему мужу, но скажу тебе, Айко по крайней мере честен в своих чувствах и словах в отличии от тебя. А теперь добавь энергии, надо посмотреть на что способна эта лохань.

Мы бесшумно скользили по водной глади стараясь не привлекать внимания, трое пиратских судов, встреченные нами за эти два дня, даже не приближались и следовали по своим делам, а так как мы больше разведывали то не старались на них нападать. Эйко за эти дни хоть немного успокоилось и наконец-то вспомнила что она не воин и не безумный берсеркер, жаждущий крови, а еще и мать, которую в городе ждет сын. Киран тем временем окончательно преобразился и, как мне казалось, помолодел, ему нравилось море, он любил по нему ходить, и каждый корабль, что мы не могли взять на абордаж, проводил печальным взглядом, словно у замученного голодом отобрали хорошо прожаренный стейк. Связь с городом и семьей была только один раз в день, и то в виде стенограммы, все это было сделано ради маскировки. Мы даже двигались по определенной системе, что нас маскировали волны, а в случае необходимости Киран маскировал корабль слоем воды, что как купол накрывал невысокий корабль, делая нас еще меньше различимым. Про Эхолокацию и говорить не стоит, корабль был тих, а оборудование, что Добрый установил, было безумно старым и даже искрило, но, по его заверениям, оно было авторской его работой и было даже сейчас очень эффективным в радиоэлектронной борьбе и маскировке, а глушилки, что он сам когда-то делал, были, по его мнению, непревзойденными устройствами и, как он утверждал, никто еще не смог добиться такой эффективности.

— На горизонте корабли! — Ворвался в мою каждодневную медитацию крик сестры.

— Кто и сколько? Эйко, будь спокойней, даже если будет бой помни что убийство это все равно убийство, без разницы кого ты убиваешь, не надо так этому радоваться. — Хмуро сказал я, смотря как передо мной стояла в полном боевом оснащении сестра, а мне надо еще облачаться.

— Ну опять ты ворчишь, пиратские корабли, но их что-то очень много, пять кораблей пока видно, силы, что скоплены на кораблях, пока не известны. — Эйко смотрела как я не спеша подошел к своей броне и начал с помощью психокинетики облачаться, по нескольку раз проверяя на каждом элементе как работает экстренный сброс брони, если хоть один элемент застопорится и не сбросится, а я окажусь в воде, то все, я могу утонуть. — Мне показалось, или бесстрашный воин боится искупаться?

— Эйко, ты хоть представляешь сколько она весит? А воздух в баллоне, что я сделал, не бесконечен. — Прокричал озлобленно я, проверка в море показала что как только я погружаюсь в море в полной броне то становлюсь практически беспомощен, и если я не смогу схватиться за что-то на поверхности своими плетями то иду ко дну, а постепенно нарастающее давление и заканчивающийся воздух в баллоне рано или поздно убьют меня. Глубина максимального погружения, на которое я осмелился, это была сотня метров, где я встал на дно и мог по нему пройтись, но невозможность подняться на поверхность, бешенное давление и постоянно пищащий датчик воздуха, сигнализирующий о том, что у меня двадцать минут, а потом настанет кислородное голодание напугали меня так, что я невольно сам себе удивился, столько страха я не испытывал, наверное, и за всю жизнь. И только потом, после того как меня подняли из глубин я понял почему. Там, на дне, я ощущал себя как тогда в НИЧТО, в той бездне что я был перед попаданием в этот мир и в которую я, как оказалось, не хочу возвращаться. А она ждет меня, и не только меня, но не сейчас, она дождется своего момента чтобы забрать не меня, а все что есть у меня.

— Ладно, злой ты какой-то, я тебя ожидаю через пять минут на палубе, поспеши, Киран обеспокоен таким скоплением пиратов. — Произнесла сестра и хлопнула дверью в знак недовольства мною.

На палубе когда я вышел было затишье, а на носу в медитативной позе сидел Киран Добрый и с помощью внутреннего зрения сканировал пространство, его мастерство внутреннего зрения было неподражаемым, возможно что Императрица могла с ним посоревноваться, но никто в здравом уме не сможет даже предположить что может случиться чтобы бывший пират хотя-бы на десяток километров мог приблизиться к Императрице Хаоне.

Я подошел к нему, молча ожидая когда он окончит сканирование и сам со мной заговорит.

— Шесть кораблей в пяти километрах, еще в десяти километрах за ними следует флагман повелителя огня. — Киран говорил тихо и больше для себя. — На глубине ста пятидесяти метров по бокам плывут две дизельные подлодки, на подходе еще три корабля среднего класса.

Я не выдержал.

— Курс?

— Наш город, расчетное время прибытия около пятнадцати часов. — Его слова заставили на миг остановится мое сердце.

Дальнейшие наши действия были направленны на то чтобы незаметно уйти на безопасное расстояние, не раскрыв себя, и начать связываться с городом внепланово, так как последний сеанс был почти сутки назад, мы были обеспокоены тем что так и не смогли связаться в первые полчаса с городом, он не отвечал. Я был на грани срыва, моя психика и так была не самой устойчивой, а когда идет армада, что собирается по пути следования к месту где сосредоточено все что мне дорого…

Час, гребанный час мы, несясь на всех парах к городу и огибая армаду пиратов, пытались выйти на связь, но все было бесполезно, никто нам не отвечал, ни сухогруз, ни маяк клана Шосе, в котором и было установлено наше единственное оборудование связи. Эйко была у двигателей и подпитывала их, от чего наш корабль разгонялся до бешенных скоростей лавируя и не издавая при этом ни шума, ни дыма, тем временем Киран, что стоял на носу, охлаждал двигатели циркуляцией воды. Я же был практически бесполезен и потому отошел к борту, стараясь не мешать команде что сновала по кораблю готовя к бою наше вооружение. Я сам оружие и мне готовиться особо не надо было, за меня Токо чистил и перепроверял пулеметы и небольшую ракетную установку, которая и так была по крайней мере несколько раз проверена, мои плети не нуждались ни в ремонте, ни в обслуживании, и сейчас лежали рядом с бортом, у которого я стоял. Меня волновало мое психическое состояние, я опять приблизился к той грани, после которой меня могло охватить безумие, помощь Яфы была слишком давно, и сейчас мне нужна была корректировки той системы что мы с ней создали в моем разуме. Мой разум это самое слабое мое место, что словно пазл, скрепленный не клеем, а какими-то соплями, от чего этот пазл постоянно хочет рассыпаться. Сейчас я пытался привести свои чувства в порядок и остановить накатывающуюся на меня волну ярости и страха. Поручень, на который легли мои руки, мучительно скрипел, а доклады Кирану о том, что на связь никто не выходит каждые десять минут, только еще сильней злили меня.

— Дэйчиро. — Практически незаметно подошел ко мне Киран и пристально посмотрел на изогнутую трубу, что служила навершием борта и сейчас была измята моим руками. — Обшивка корабля ни в чем не виновата, Дэйчиро, я уверен что с ними все в порядке, они сильные владеющие, твоя мама не только прекрасна, но и смертельно опасна в бою, поверь мне, она очень сильный противник. Да и остальные там воины, не из тех что дадут себя так просто убить. И Райдзин не та сила которую так легко будет игнорировать.

— Тогда почему они не отвечают!? Киран, ответь, почему никто не выходит на связь! С кем переговариваются пираты, ведь их шифровки уходят в сторону города! Ведь так? — Киран потупил взор. — Скажи мне, с кем они говорят!?

— С городом. — Устало произнес Киран. — У них постоянный канал связи, примерные координаты, местоположения которого совпадают с центром города и маяком клана Шосе.

Он сказал это, а после развернулся и ушёл ничего больше не говоря, координаты, как много они говорили? При этом я так ничего и не знал, и продолжил ждать то ли боя то ли того что мои опасения подтвердятся.

Солнце медленно клонилось к закату, расстояние до города стремительно уменьшалось, а флот пиратов, увеличившийся в два раза, сильно замедлился, и когда мы потеряли их из виду он и вовсе встал. Мы же неслись с бешенной скоростью к городу и уже были обнаружены, но благодаря Эйко догнать флот нас не мог, некоторые корабли могли посоревноваться в скорости, но Киран не был в настроении играть в догонялки и также как я он изнывал от безызвестности, и якорная цепь, полетевшая в противника, сотворила хаос на палубе пытавшегося нас догнать корабля. Там был психокинетик, но поняв что у него нет и шанса он защитил себя и других владеющих, а вот пустым повезло меньше, как и пулеметной установке, что срезало цепью как ножом. Пираты не стали рисковать, рано или поздно их флотилия смогла бы взять нас в кольцо, но видно что у них были иные цели.

Из трюма вышла уставшая и чертовски злая Эйко, попавшегося ей на пути матроса она отшвырнула, и увидев, что я за ней наблюдаю, убрала ладонь свою от лица матроса, уже готовая нанести ему удар электричеством.

— Эйко, успокойся команда ни в чем не виновата. — Я понимал ее, но это неоправданная грубость к команде ни до чего хорошего не доведет.

— Я знаю. — Тихо произнесла она. — Там мой сын, я не могу быть спокойной, я боюсь, Дэйчиро, мне очень страшно.

— Не бойся, с ними все в порядке, в этом я совершенно точно уверен. — Я врал, врал и ей и себе.

— Господа Шосе! — К нам бежал наш радист — Связь! Мы смогли связаться, господин Киран принимает сигнал и расшифровывает его!

Не сговариваясь мы с Эйко шагнули вперед, практически снеся щуплого радиста, ее я пропустил вперед, грохот моих шагов был похож на бой тревожных барабанов. Зайдя в рубку, мы увидели Кирана, что сидел за столом и переписывал с тонкого листа символы и сверяясь с записями записывал на клочок бумаги уже расшифрованный текст. Он не видел и ничего не слышал, он был полностью поглощен расшифровкой, он даже не обратил на слегка погнутую дверь, что, по моему мнению, слишком медленно открывалась. Но вот наконец после пары минут он поднял на нас глаза и взяв клочок бумаги в руке начал читать.

— Город пал, в Империи больше нет земель, принадлежащих Шосе. Эвакуация на сухогруз прошла успешно, конечная точка плавания порт Каори в диких землях, за нами началась погоня, запрашиваем помощь. — Киран немного вздрогнул и продолжил. — Утром сего дня объявлено что Императрица Хаона умерла от яда, а на Императора и его детей было совершено нападение. Императорская семья объявила предателями клан Райдзин и клан Шосе. Ответственность за нападение и отравление ядом возложено на объединение несколько кланов, что возглавляет объедение предательница и матереубийца Тэймэй Шосе вместе со своим мужем, вселенцем из иного мира, чье существование противно самому мирозданью, Дэйчи Шосе. При встрече приказано уничтожать любого члена кланов Шосе и Райдзин, иначе отказавшийся будет объявлен предателем Империи. Текст составлен Каори Шосе, сухогруз Надежда.

Тишина в рубке после окончания чтения Кираном была оглушающей, каждый думал о своем, я слышал их мысли и меня эти мысли радовали. Вот и настал тот миг, о котором я старался не думать, тот, который, как я надеялся, никогда не настанет. Теперь весь мир знает что я вселенец, урод, ценная и опасная зверюшка. И только вопрос времени, когда станет известна вся история Шосе, под удар попали все, и не только Шосе и Райдзин. Чоррун взял с собой лучших, ведь что могло угрожать им? А теперь, по всей видимости, та часть что осталась в столице уничтожена по каким-либо причинам. А там оставались далеко не воины, дети, старики, управленцы и слуги. Много людей было.

Пара строчек изменила все, пазл начал собираться, но обдумывать его не было времени.

— Значит ты из другого мира? — Спросил Киран, смотря на меня черезчур холодным взглядом.

— Да, Киран, я с другого мира, с самого детства я живу здесь и сейчас на том Сухогрузе мои родные! — С угрожающим рыком произнес я. — Сперва они, а потом обсудим все остальное, ты капитан, объясни где они и какая сейчас сложилась ситуация.

Киран медленно вытащил карту морей и расстелил ее на столе, сверившись с координатами он поставил флажок.

— Здесь сухогруз. — Его палец упал на несколько сантиметров левее. — Здесь мы.

Киран на секунду задумался и начал помечать около двадцати точек ровно посередине между нами и сухогрузом.

— Тут флотилия, которая развернулась и последовала за сухогрузом, и если она доберется до сухогруза, то ему конец и не имеет значения успеем достигнуть сухогруз первыми или нет. — Киран посмотрел на меня, а в углу начала всхлипывать Эйко. — Кто еще сейчас преследует сухогруз не известно и, по всей видимости, они не могут взять сухогруз на абордаж или потопить, но помощь им нужна как можно скорее.

— Киран, покажи карту глубин, я задержу флот чего бы мне этого не стоило. — Мой голос эхом раздался в рубке. — НИКТО не имеет право навредить моей семье! Ни Император, ни Империя, ни сами боги! Они моя семья! Они есть я! Без них не будет меня!

— Ты хочешь атаковать с глубин? — Эйко подошла со спины и обняла меня. — Дэйчи, это безумие.

— Это безумие, Дэйчиро. Одному человеку не остановить целый флот. — Киран смотрел на меня как на обезумевшего.

— А я и не человек, Киран, мне отказали в этой привилегии, я ошибка мироздания. Значит, что не может человек то совершу я.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Тьма бездны умиротворяюще укачивала меня словно заботливая мать укачивала свое любимое дети, мне было так хорошо, я забыл уже как всё же прекрасно то чувство когда тебя ничего не волнует. Когда нет ни боли, ни страданий, когда ты можешь просто быть в пустоте и ни одна мысль не мешает насладится пустотой.

— Дэйчиро. — Всё громче и громче раздавался вокруг голос, зля меня. Что за голос и почему он мне мешает? — Дэйчиро!

— Уйди! — Рявкнул я на этот голос, что раз за разом мешал мне. — Не мешай мне!

— Ты не можешь так уйти и оставить всех. — В Бездне загорелся свет и появилась женщина, красивая женщина. — Я не отпущу тебя, ты мой, а свое я никому не отдам, даже бездне.

Я знал её. — Яфа? Это ты?

Резкая боль вырвала меня из нежных объятий бездны заставив вновь почувствовать своё тело, и эта боль помогла мне сделать первый вдох, что оживил и разогнал то оглушение от подводного взрыва что наступило. Я находился на глубине в пятьдесят метров и подводное течение хотело угнести меня из довольно мелких глубин в расщелину, в которой царила тьма и где меня разорвало бы давлением.

Внутренне зрение показало мне что первая мина сработала на отлично, огромная подлодка упокоилась на дне, а из ее разорванного чрева потекло словно кровь топливо.

— Первая мина, нельзя приближаться так близко к точке взрыва. — Произнес я сам себе, проверяя кислородный баллон. Осталось пять минут, пора всплывать.

Внутреннее зрение работало прекрасно, заменяя мне эхолокацию, глаза мне не были помощниками и ориентировался я, как и бывало часто в схватках, только при помощи силы психокинетика, а в толще воды я как многие морские животные видел получше чем на земле, до флотилии осталось пара километров, и они замедлили свой ход. Первая взорвавшаяся мина оповестила их что путь опасен, и необходимо понять что случилось. Вырвавшаяся вперед подлодка поплатилась за свою наглость первой. Мой наспех модернизированный костюм, что нес на себе функцию акваланга, имел много недостатков, я был практически незащищен, после тяжеленой металлической брони кевларовый костюм не внушал мне чувство защищенности, плюс непривычные баллоны на спине и новые плети, сделанные из старых, но в десять раз тоньше, теперь были плоскими и помогали мне передвигаться в толще воды, приобретая по моей воле вид плавников. К стандартным баллонам с воздухом был подключен дополнительный. А также ласты, эти большие ласты меня бесили, однако благодаря им я хоть и не стал грациозным пловцом, но скорость мог развивать немалую. Что сейчас и выяснилось, когда я рванул вперед к подлодке ставить на нее мину. Подплывая к цели я при помощи своих плетей отправил одну из магнитных мин по направлению к подводной, и по по инерции я приблизился чересчур близко к подводной лодке в момент взрыва мины, за что и поплатился потерей сознания и едва не умер.

Подъем на поверхность так же не был отработан, кровь закипала от скорости, те медикаменты для глубоководных пловцов, которыми напичкал меня Киран, работали плохо. Вода кончилась неожиданно, инерция подбросила меня метра на три перед изумленными взорами экипажей пиратской флотилии. На поверхности уже бурлил воздух из подлодки и в этой вакханалии центральное внимание уделялось мне. Пулеметный огонь из корабельных установок заставили меня прервать сбор воздуха, полчаса у меня есть, и потому отведя парочку пуль от себя я вновь устремился в глубину, где меня ждали мои мины. Груда мин, что покоилась на дне, была моим боезапасом, который теперь надо было незаметно прикрепить к флагману пиратов. Акулы морей не представляют что их ждет, пощады им ждать от меня не следует, но сейчас надо разобраться с еще одной подлодкой, что стала отходить от флотилии чтобы те начали бомбардировать окружающие воды глубинными бомбами.

Кровь кипела от перепадов, ноги отваливались, кровь из ушей не запекалась и заполняла все вокруг моей головы, человек не водный житель, ему не место среди глубин, но у меня нет выбора, я стану ужасом подводных глубин для этих пиратов по крайней мере сегодня. Вторая подлодка начала ускоряться, я еле смог достигнуть, мина сорвалась с плети и полетела прямо в двигатель. Взрыв под водой это иное. Это не огонь, это звук. Звук что приносит боль, страшную боль, на мгновение меня вновь сковало и я начал опять чувствовать что бездна рядом, она вновь хочет меня поглотить.

— Я с тобой. — Тихо прошелестел в голове голос Яфы.

— Я знаю. И мне это не нравится. Я потом разберусь что создает твой образ в моей голове. — Раздраженно подумал я и так и не дождавшись ответа поплыл к замершей подлодке.

Торпедный отсек открылся, выпуская торпеду, а сразу за ней выглянул человек в скафандре, который умер от внезапного отделение своей головы от тела. Запечатать торпедные отсеки силой психокинетика было одновременно сложно и просто, толща воды не давала так легко манипулировать своей силой. Торпеда была поднята со дна и отправлена в сторону флотилии, что встала на месте, не зная что делать. Корпус подлодки был не поврежден, а двигатель выведен из строя, там, за толщей металла, сидели люди как в консервной банке и молили о спасении. Я слышал, как они бьют в стенки своей могилы сигнализируя что они живы, что сейчас не стоит начинать бомбардировку. Связь на подводной лодке, насколько я знал, односторонняя, и потому им оставалось только стучать по обшивке, а я вместе с минами на торпеде несся к флотилии, корректируя силой психокинетики и своими щупальцами путь торпеды, в этот момент взорвалась первая выпущенная торпеда, так и не достигнув своей цели. Психокинетики на кораблях не спали, и даже не имея противоторпедный комплекс могли успешно бороться с торпедами.

Подлодок больше нет, пора заняться пиратами. Отплыв от торпеды, что вонзилась в бок металлического гиганта, которым выглядел корабль под водой, я проплыл к моей основной цели. Флагманский корабль не потопить так просто, прикрепив три мины силой психокинетика я запустил детонацию и после взрыва проскользнул в открывшуюся брешь в корабль вместе с водой, что хлынула внутрь. Первый отсек был пуст и быстро заполнялся водой, выйдя из него я закрыл за собой люк перекрыв воде путь. Мне она сейчас будет только мешать и так потоком меня припечатало в одну из стен отсека с чудовищной силой, так же я снял свои огромные ласты, что сейчас мешали.

Внутри было много людей, и то что мне сейчас было необходимо так это двигатель, который надо было вывести из строя. Автоматные очереди, что начали в меня лететь, были легко отклонены силой психокинетика, а мины, что я нес на своей спине, открывали мне отсек за отсеком. Тонкие и непривычно легкие плети работали как всегда прекрасно, рассечённые грудины, отсеченные чужие конечности и визжавшие от боли пиратов, твердая поверхность под ногами. Все так привычно.

Поток огня, что вырвался из коридора, в который я хотел пройти, откинул меня к стене, и долго не думая я метнул в корпус корабля еще четыре мины, что разорвавшись открыли мне новый выход в море, через который я еле смог выбраться при помощи плетей и силы психокинетики. Боль от взрывов и ударных волн я практически не ощущал, барабанные перепонки уже давно не улавливали ни единого звука. Лишь крики людей звучали в моей голове, но уже силой манипулятора, а не ушами. Легенькая кевларовая защита не выдержала удара огня и уже разваливалась, когда я смог выбраться в море то ненадолго замер, прикрепившись к борту флагмана, у которого хоть и было уже две течи, но он даже не думал затонуть. Флотилия остановилась, в воду упала первая глубинная бомба, ее сбросили к подлодке, в которой до сих пор были люди. Они не хотели дать мне даже возможность отдохнуть, думая что бомба сможет убить меня. Сила психокинетика отодвинула от меня слой воды, в этот же момент заполняя пространство воздухом из баллона. Они не знали с кем связались, и для них будет огромным сюрпризом что после этой бомбардировки я выживу. Сила психокинетики вместе с воздухом погасит негативное влияние взрывов под водой, а силой манипулятора я уже стал замедлять свое потребление кислорода, впадая в короткий анабиоз. Час, у них есть час на свои игры и мои поиски. А после я вновь начну свою войну.

Два часа я так и вел свою войну пока еще два корабля не ушли в пучины, а флагман начал набирать воду. Флотилия распалась, капитаны поняли что быть не далеко от флагмана довольно опасно, и как только они встали на якорь и отошли на безопасное расстояние, я поплыл прочь, ориентируясь по потресканному компасу, чувствуя что я на грани. Плыл я не один час пока не заметил все-таки небольшой катер. Токо с еще несколькими членами команды Кирана Доброго ждали меня, выплыв на поверхность я оказался без сил и Токо багром, словно полудохлую акулу, аккуратно подцепил меня и подтащил к борту катера, где уже втроем они смогли меня затащить внутрь. Я ничего не видел и не слышал, мое тело мне не подчинялось и я, проваливаясь в сон, так и не смог понять, помогло ли мое безумство или все что я сделал так и останется бесполезной смертью нескольких сотен людей.

— Дэйчиро, просыпайся. — Тихий и ласковый голос опять начал вырывать меня из не бытья.

— Уйди из моей головы Яфа. — Произнес я, стараясь вновь провалиться в такую приятную бездну.

— Дэйчиро, просыпайся! — Уже более отчетливо и как-то обиженно произнес уже другой голос. Удар по щеке был тем что заставило открыть мне глаза. — Не смей называть меня другим именем!

На меня смотрела взъяренная Тэймэй, а из за ее плеча выглядывала счастливо улыбающаяся Чихеро.

— Живы! — Рявкнул я и сгреб в свои объятия всех, до кого смог дотянуться, и только потом понял что я нахожусь на сухогрузе. А так как в палате были только Чихеро и Тэймэй то они обе оказались прижаты к моей груди и ни одна из них не спешила вырваться из моих объятий. Чихеро и вовсе прильнула так, будто являлась неотъемлемой частью меня, словно и не было той ругани и пропасти, что возникла между нами после свадьбы, а Тэймэй только недовольно сопела что ей не дали выплеснуть на меня всю злость.

— Выпусти меня, здоровяк. — Начала бурчать Тэймэй и я сразу убрал с ее талии свою руку, она тут же начала вставать, а Чихеро поерзав и приняв более удобное положение даже и не думала отлипать. — Со своей женой можно и потом пообниматься, Чихеро, пойдем, надо сообщить остальным что наш герой очнулся.

— Жена то ты. — Проговорила Чихеро. — Но ты иди, а я исполню все что должна сделать верная жена, когда ее любимый вернулся живым из мясорубки. Иди, Тэймэй, я ему все сообщу.

На мгновение застывшая от такой наглости Тэймэй, уже собиралась сказать что-то оскорбительное и едкое в адрес Чихеро и меня, но тут ее глаза начали наполняться слезами, и она вышла из каюты, надеясь, что никто не заметит её слез.

Разговоры с Чихеро были невозможны, так как как только закрылась дверь она накрыла своими губами мои. Вместо тысячи слов ее мысли были теплой волной, что обволакивала меня, ее ничто не волновало, для нее было главное что я живой. Эти несколько минут были тем островком счастья которого была лишена Тэймэй.

Ну а когда в каюту ворвалась моя малышка то


убрать рекламу






я полностью успокоился. Все были живы, потерь практически не было, разве что пара раненых демонов, и то не особо сильно, через месяц они снова будут в строю, куда они и сами рвутся. Каори рассказала мне что как только мы отплыли разведка стала докладывать что соседи стягивают силы к городу, а через десять часов началась атака. Которая захлебнулась в электрическом аду, что создали Райдзин, но в этот момент был получен доклад от разведки что был посажен самолет, из которого вышло около сотни владеющих, и ожидается еще три таких самолета противника, а к городу шли войска Империи, что не нападали на противника, и вот тогда-то и началась эвакуация на сухогруз. Когда наступило утро и сухогруз уже отчаливал от берега, пришло сообщение о смерти Императрицы и уничтожении резиденции Райдзин. Сейчас оставшиеся члены этого клана вместе с Этсуко и Чорруном находятся на нижней палубе и не идут ни с кем на контакт. Эйко, что также пришла проведать меня, сказала что сейчас мне лучше не встречаться с бабушкой, она как и все остальные находятся в состоянии скорби. И пережить такое без эмоций невозможно, наш вечно безумный старик и вовсе не произнес ни слова. Его родные, то, что он создавал всю свою жизнь, все исчезло, он не проронил ни одной слезы, а просто сел на носу сухогруз и теперь смотрит на волны моря, запретив приближаться к нему кого бы то ни было из Шосе.

Все было еще сложнее чем я думал, и мысль что мой отец, оставшийся со своей новой женой и ребенком в столице, наверняка также мертв, резало мое сердце как ножом.

Сухогруз преследовали, но Каори сражалась с теми кто пытался захватить или потопить наше судно, Райдзин также помогали, но с каждым прошедшим часом скорбь и бессилие все сильнее охватывало Райдзин. Киран прибыл вовремя, вместе они смогли потопить два корабля и заставить убегать остальные преследующие их судна. Это уже потом Киран выдвинулся на поиски катера и привез меня. Мы старательно обходили стороной решение собрать общий совет для решения того что нам делать. Киран посоветовал назначить собрание на завтра, так как мне надо хоть немного восстановится. Слышал и видел я очень плохо, а про внутренние повреждения я старался умалчивать, новые шрамы были всего лишь каплей в море тех что я получил за свою жизнь.

Вечером Чихеро встала и покинула меня, оставив в одиночестве, сказав напоследок мне с грустной улыбкой:

— В твоем плече она сейчас нуждается больше чем я. — И поцеловав меня в щечку добавила — Дай ей понять, что она не одна в этом мире.

Через два часа когда свет был выключен пришла она, долго простояв у двери она все же вошла и села на кровать. Я молча дотронулся рукой до ее плеч, от чего она вздрогнула и плавно упала мне на грудь. Принцесса плакала, плакала о своей ушедшей матери и проклинала тех, кто назвал ее убийцей строгой, но любимой матери. А я ей тихо шептал что мы со всем справимся, что все виновные заплатят за свои прегрешения. Тэймэй подняла на меня свои глаза, в них застыли еще не успевшие скатиться слезы.

— Я не хочу умирать. — Тихо произнесла она. — Я не хочу бессмысленных жертв, я не хочу гражданскую войну в Империи, а пока я жива они будут знать что в любой момент вы, Шосе, можете возглавить Империю убив их.

— Шосе никогда не станет управлять Империей. — Тэймэй услышав эти слова лишь грустно улыбнулась.

— Я Шосе, и я уже управляла Империй. А теперь побудь примерным мужем и обними меня как свою Чихеро. Дай почувствовать каково это быть хоть кем-то любимой. Я не хочу быть одной.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Волны били о нос огромного сухогруза беснуясь в своей бессильной, а на самом краю палубы с оплавленными защитными бортами, что мешали смотреть на море сидящему старцу, сидел Чоррун. Он не боялся, что в начинающемся шторме волны смоют его за борт, а капли дождя, что с порывами били по синему шелковому кимоно, не причиняли ему никакого беспокойства. Старик сидел в медитативной позе и словно никого не замечал, на подходе к нему я увидел несколько подпалин от небольших молний на палубе, так он предупреждал что подходить к нему не стоит. Седой старец, что прожил долгую жизнь, смотрел вперед и ни один мускул на его лице не говорил, что он в печали или в глубоком горе. Я попытался просканировать его силой манипулятора, пустота, он ничего не чувствовал. Я начал приближаться к нему шагом за шагом ожидая его реакции, но удар молнии так и не последовал, а ведь даже Каори не смогла к нему приблизится, перед ее лицом внезапно встали несколько шаровых молний, что, грозно потрескивая, проводили ее подальше от старика. Подойдя к безмолвствующему старцу, я сел рядом с ним и стал смотреть на волны, мы без слов могли понять друг друга, он устал, как и я. Всю жизнь он строил великий клан, что был силен и богат, делал упор на то чтобы привлекать в клан подающих надежды владеющих любыми способами, ведь даже Эйко могла стать членом его клана, как и я, но это уже когда было понятно что я не пустой. И вот когда твой путь уже практически закончен, все просто исчезло, нет больше той огромной семьи что старик создавал лет семьдесят. Все что осталось это горстка владеющих, что сейчас в трюме, они подавлены, и находятся у бездны горя, но пока что не сломлены, и все же они разом потеряли слишком многое. Это уже не вызов судьбы, а приговор.

Там, в диких землях, он хотел уйти, и я в тот раз не дал ему этого сделать, а теперь я боялся что увижу его мертвым, побежденным. Пока шел я начал винить себя, ведь если бы он тогда ушел, он ушел бы счастливым, зная, что все будет так как он хотел и клан и все его многочисленные родные процветают. Но я ошибался, Чоррун не был побежден, а его холодный взгляд, что бродил по волнам, не говорил, что безумие горя его охватило. Та слабость, что он проявил в диких землях, была всего лишь несуразностью, временной слабостью, а сейчас же передо мной тот, кого я знал, непобедимый и вечно слегка сумасшедший старик.

Так мы просидели около часа, до совета двух кланов оставалось еще три часа, и если понадобится я просижу еще со стариком до самого начала.

— Как твоё имя? — Прервал Чоррун молчание. — Каким оно было в прошлом мире?

— А это разве важно? — Чоррун повернул ко мне голову и ухмыльнулся. — Вот и ты считаешь, что не важно. Я Дэйчиро Шосе, сын Каори Шосе и Айко Райдзина, внук Изамы Шосе.

— И внук Этсуко Райдзин. — Добавил Чоррун. — Знаешь, она не знала что ты иной, в отличии от меня. Забавно было смотреть как, казалось бы, игра пытавшегося выжить в новом мире человека стала его жизнью. Ты не играл когда мстил за смерть, ты не лгал когда обнимал Этсуко и Айко. Так что я не вижу оснований не признавать тебя родственником по крови. Но то что случилось ужасно, и теперь каждая жизнь умершего члена клана Райдзин должна быть оплачена. — Чоррун посмотрел на меня холодным взглядом ожидая моего ответа на незаданный вопрос.

— Должна быть оплачена каждая жизнь. — Вторил ему я.

— Вопрос только в том кому предъявлять счета. — Чоррун сверлил меня взглядом.

— Мне, Чоррун Райдзин. В гибели членов клана Райдзин виновен и я. — С поклоном произнес я, и когда мой лоб коснулся холодной палубы я замер, не отрывая лица от палубы.

— Похвально, Дэйчиро Шосе, что вы понимаете всю ответственность, но оторвите свой лоб, поклонами не вернуть погибших. — Я вновь посмотрел в глаза старика и теперь там поселился огонек, что мог вылиться в яростное пламя. — Мертвых не вернуть, как бы ни обливалось кровью мое сердце, но мы должны думать о живых.

Ветер завыл с удвоенной силой, а волны грозили вот-вот захлестнуть нос корабля, но нас не волновали беснования природы, у нас шел разговор о жизни тех, кто стал думать о смерти, я как манипулятор явственно это чувствовал.

— А теперь перейдем к виденью того что случилось и, как я думаю, надо направить злобу моего клана и те новые возможности, что нам дали трое идиотов, самолично подписавшие себе смертный приговор. Я, смотря на то что случилось с высоты своего опыта, вижу намного больше чем видят другие. Желаете ли вы, Дэйчиро, выслушать бредни старика?

— Со всем вниманием слушаю вас, уважаемый сумасшедший. — Чоррун хмыкнул и посмотрев на волны начал изрекать, словно он находится сейчас не со мной, а где-то там, в самой гуще событий. Как будто он находится над схваткой и предрекает то что должно случиться.

— Смена власти, что была сосредоточено в руках Императрицы Хаоны, беспокоила меня, я понимал, что Хаона продумала, как и кому передаст Империю. Это не могла быть Тэймэй или сам Император по объективным причинам. Только кому-то из своих первенцев, которые были копией ее самой в лице дочери и копией Императора в лице сына. Информация, конечно, не проверенная, но все же я могу сказать так, раньше было бы все хорошо и о никаком перевороте и речи быть не могло, но тут вмешались чувства. Уже как лет пять все кланы Империи надеются что принц поженится, а принцесса выйдет замуж, и если Тэймэй по возрасту могла избегать свадьбы, но только не они. Еще и слухи были что спят они в одной спальне. И перебрались они не просто так в дворец разврата. Ну не надо так на меня смотреть, ты же видел слуг марионеток, думаешь, Император только ими ограничивается? А тут на твоей свадьбе было оглашены сроки свадеб наследников, вот они и решились на такой шаг как убийство собственной матери. Империей была Хаона, она отдала всю себя ей, и война выиграна не вопреки, а благодаря. Если бы не смерть ее, то через три года федерация Гатсен перестала бы существовать, но что случилось то случилось. И я предполагаю, что скоро будет мирный договор между Империей и Федерацией, и Гатсен даже поможет усмирить тех людей, что будут не согласны с новым курсом Империи, пираты вон уже на службе и успешно осваивают прибрежные зоны Империи. — Чоррун замолчал на десяток минут, а его взор переключался с морских волн и устремлялся в небо, я ему не мешал. Он был прав во многом, и сейчас я ждал что он может показать путь, по которому мог пойти я и мой клан.

— Но главный вопрос в том, что же делать нам. Так получилось, что Райдзин пострадали только из-за того, что всегда поддерживали централизацию и связаны родственными связями с Шосе. После смерти Хаоны и смены власти у нас появился в руках козырь, который попытаются ликвидировать. Многие несогласные с позицией дворца разврата хлынут к единственной носительницы крови Императоров с предложением начать гражданскую войну. Будут предложения и от других стран, всем выгодно будет если пока еще опасного зверя разорвет на сотни кусков гражданской войной.

— Ни я ни Тэймэй не желаем начала гражданской войны.

— Это похвально, гражданская война окончательно прикончит Империю, но и так она почти обречена, Федерация не простит уничтожение своей столицы. И через пару лет вновь пойдет войной, но уже с поддержкой изнутри, Империи не устоять, и вот тогда-то должны прийти мы и собрать свои долги. А для этого нам придется сделать свой дом на своей земле, где хватит места и работы не для одной сотни владеющих. Территории, что дадут нам военную мощь, можно взять на диких землях. А деньги будем брать с набегов на Федерацию и пиратской жизни с торговлей. Эти года нам придется сражаться за каждый вздох наших родных. Ты готов пролить реки крови во имя Райдзин и Шосе и не только их? Пустым, думаю, тоже не понравится жить в новой эпохе развития Империи.

— Готов. — Ответил я. — Но причем здесь пустые, как их то жизнь изменится?

— Она изменится кардинально, Император сторонник демократизации, когда кланы имеют больше прав, а вот пустые поменьше. Рабства не будет, но, как он говорил мне еще до женитьбы на Хаоне, скот должен быть в загонах, у мяса никто не должен спрашивать мнения о том хорошо ли с ним обращаются или нет.

Уже глубокой ночью я сидел у кровати малышки Эми и читал ей на ночь. Я не прятался ото всех, но мне нужен был отдых, совет прошел очень неспокойно и мог несколько раз перерасти в бойню.

— Чтобы понять, как работают бионические протезы и проследить их эволюцию, необходимо определиться со значением этого термина. Бионика или биомиметика — прикладная дисциплина, изучающая возможности применения принципов организации и функционирования живой материи при создании технических систем и устройств. Говоря проще, это создание искусственных аналогов решений, «изобретенных» природой. Ярким примером такого подхода является застежка «велкро» липучки, принцип действия которой был скопирован с репейника. — Боги, что я читаю свое дочери, впрочем, мне и самому становится интересно. Посмотрев на Эми, что по всей видимости уже сама читала, а сейчас только делает вид что ей интересно, я спросил.

— Эми, может все же почитаем что-то другое? Или вообще не будем читать, а просто поговорим? — Спросил я негодницу что сразу же скрылась под одеялом и на минутку замолчала. — Эми?

— Папа, ты не будешь ругаться если спрошу? — Высунула носик из-под одеяла Эми.

— Не буду, спрашивай. — Под одеялом произошла борьба, а в воздухе запахло как нерешительностью, так и безумным любопытством, и я чуял непомерную надежду.

— Папа, вот Тэймэй твоя жена, так? — Донеслось откуда-то из-под одеяла.

— Так. — Утвердительно произнес я.

— Тогда жена моего папы — это моя мама, получается так? — Донеслось из глубин практически не слышно. — Я ведь ее могу называть мамой?

— Можешь, солнышко, но я думаю что вам сперва нужно об этом поговорить. — Произнес я делая заметку в памяти о том что надо договориться об этом с Тэймэй, иначе я ей сломаю руку если она нагрубит моей дочурке.

— Я боюсь. — Выглянула Эми и посмотрела на меня так умоляюще.

— Не бойся, я буду рядом во время разговора, да и не такая Тэймэй уж страшная и холодная. — Эми немного приободрилась. — И вообще, кто из нас самый сильный манипулятор? Ты должна знать о ней больше чем она сама.

— Я-то сильная, только она сейчас так запуталась, что мне ее мысли не нравится, то она ненавидит тебя, то скучает. Непонятно чего она хочет и какая она сейчас. — Эми легла на подушку. — А теперь, папа, тебе пора, а то скоро тебя начнут искать по всему кораблю.

— Спокойной ночи, солнышко. — Поцелуй в щечку, и я уже направился из этого уголка спокойствия в кипящую от гнева, горя и надежд остальную часть корабля.

А жизнь кипела, несмотря на глубокую ночь шла как ругань, так и заключались союзы, еще и демоны начали меня немного злить, они начали готовиться к патрулированию корабля и мне пришлось лично вмешаться чтобы всех успокоить. Нашлась полиция на мою голову.

Клан Райдзин, а именно уцелевшая его часть, раскалывалась, союз, что мы предложили им с Чорруном, был внезапен и явно появившийся не вовремя. Еще не все отошли от мысли что их родных, оставшихся в столице, больше нет. Первая выступала на совете Этсуко, и она во всеуслышание заявила, что смогла связаться с одним из связных, что остались еще с войны. И тот по-военному дал доклад о том, что случилось в столице, клан Райдзин уничтожен полностью, их выбивали из поместий, фабрик, и даже пришли в школы, пустив старшим ученикам пулю в лоб или разорвали на куски стихиями. Так как основной боевой костяк был здесь то выжить смогли очень немногие. Но их постигла скорая смерть, по крайней мере три клана стали кровными врагами Райдзин, бежавшие и искавшие помощи члены клана пришли к ним, а после того как те уверились что сейчас им помогут бежать за ними пришли. По телевиденью транслировалось что сдать Шосе или Райдзин Империи — значит совершить богоугодное дело. За неимением Шосе и живых Райдзин показывалась массовая казнь пустых, что каким-либо образом относились либо к Райдзин или к Шосе.

Было казнено около сотни носящих знак демона, триста управляющих и работников, принадлежащие Райдзин совместно с Шосе. Любая помощь нам приравнивалась к предательству, за которую одна кара — смерть виновного и всей его семьи, конечно, если кто-то не донес на своего родственника. Список преступников был также передан Этсуко.

В нем было около пятисот имен, из них только триста пустых, я заглянул в него и заметил, что имен было гораздо больше, но половина списка была уже вычеркнута. По данным Этсуко, в столице уже прошли уличные бои и несколько неугодных кланов были уничтожены, офицеров, что остались в армии в основном отравили если были подозрения в нелояльности. Также в списке я увидел Амайю и ее мать, ее отец был вычеркнут, за что и на них были применены репрессии Этсуко было неизвестно. Дальше выступил уже я вместе с Тэймэй, и после того как мы предложили основать свой независимый город на нас смотрели как на безумцев. Ни одного слова в оправдание того что я не переселенец я не произнес, да и Райдзин было плевать на это, ну окромя бабушки, что теперь смотрела не то с омерзением, не то с печалью. Пока мы с ней не разговаривали об этом, были иные проблемы, надо было как-то поднять боевой дух, и призывы к мести тут были не к месту. Мстить своей стране? Своему народу? Императорской семье, которой давал присягу? Для владеющих присяга — это не пустые слова, за каждое слово в нем они проливали кровь, а тут были только прошедшие войну члены клана Райдзин.

В центр, попросив право слова, вышел молодой парень, он вышел, слегка качаясь, в центр и повернувшись к Тэймэй заговорил.

— Я обращаюсь к вам как носителю Императорской крови, и в соответствии устава могу ошибаться, кажется двухсотлетней давности, прошу освободить меня, Икихиро Райдзин, в частном порядке от присяги в связи с тем, что те, кому я присягал, безосновательно и без суда отняли у меня сына, Акахо Райдзин, и жену, Тиоко Йорин. Я не могу больше нести звание имперского офицера, оно мне противно. — Его голос дрожал, но взгляд был полон решительности, после своих слов он уважительно поклонился Тэймэй и замер не разгибаясь.

— В соответствии с эдиктом за номером шестнадцать дробь б Императорской канцелярии Императора Хиночи, я, как носитель Императорской крови, в связи с предательством тебя твоим сюзереном вне зависимости от его статуса освобождаю как от присяги так и от иных обязательств перед семьей или родом предавшего тебя сюзерена. — Произнесла Тэймэй и коснулась своей ладонью его головы.

И тут каждый встал и произнёс своё прошение, и свои основания для отказа от обязательств по присяге. У каждого было что сказать, у кого-то умерла вся семья, кто-то потерял только супруга или ребенка, но среди владеющих не было никого из тех, что не просил бы снять с него присягу, и у каждого были на то основания. Просил и я, и остальные Шосе. Она всех освободила от присяги, первый шаг к тому что мы теперь не принадлежим Империи и будем создавать новый, независимый город. А дальше пошли планы и обсуждения как стоит готовиться к мести, предложение идти на штурм и полечь всем на дворцовой площади обсуждалось несколько раз. Ставили даже мой пример, как я собирался похитить Тэймэй, но все согласились что в Империи ждут чего-то подобного от нас и ни о какой внезапности не может быть и речи.

Идя по коридору к своей каюте, я все перебирал тот план, что мы составили, до порта Каори осталось около пяти дней. Там военная база, с которой надо что-то решать, либо уничтожить, либо выдворить личный состав подальше от порта, договорившись с командованием военной базы и при этом забрав все их вооружение.

Войдя в свою комнату, я слегка опешил, в ней появилась еще одна кровать, что была сдвинута с моей двухспалкой, которая становилась односпальной из-за моих габаритов. В кровати мило разговаривая в легоньких халатах лежала с туго связанными в пучок волосами Тэймэй, выглядевшая немного скованной, что не скажешь про Чихеро, чей халатик почти ничего не скрывал.

— Я не понял, что здесь происходит? — Спросил я, а мой глаз начал нервно дергаться.

— Ничего особенного, хватит бурчать, Дэйчи. — Произнесла Чихеро и поцеловав меня в губы увлекла на ложе к Тэймэй, в чьих глазах начал разгораться озорной огонек.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

К порту Каори мы выдвинулись на быстром кораблике Кирана, оставив Сухогруз медленно плыть к месту назначения. Нам было необходимо провести разведку обстановки в порту и близлежащий землях и водах, и для выполнения данной задачи нам пришлось разделиться на три неравные группы.

Я с Этсуко и отрядом клана Райдзин вместе с группой поддержки в лице носящих знак демона десантировались на берег и сразу понеслись к порту по земле. Так как наземной техники на сухогрузе не было то было решено сделать марш бросок. Дело в том, что ни порт Каори ни Ичьхелак с Яфой не выходили на связь. Если с портом все было понятно, командование военной базы получило приказ и начало действовать, блокировав связь Кирана и администрации порта, то с Ичьхилаком было все менее понятно, позиция Яфы были сильны, а оппозиция, что была в городе, понимала, что Яфа уже не марионетка, а умный и дальновидный правитель, но не стоит забывать, что там был посол Империи. И он мог организовать как минимум покушение, а возможно и спровоцировать попытку переворота. Но сперва нам надо было разобраться с портом Каори и военной базой, что подчинялась столице, которая решила лишить нас и стратегически важного объекта как торговый порт.

А сейчас я словно вернулся во времени назад и опять на фронте в полной броне бежал по пескам, иногда переходя на прыжки с помощью плетей, что вновь были установлены на тяжелую броню. А на моей спине в специальном кресле сидела хмурая Этсуко. Нам так и не удалось поговорить, не как вынужденным союзникам, а как внук со своей бабушкой. Она не кричала, не оскорбляла, а всего лишь прикрывалась официозом, но ее мысли выдавали в железной леди человека. Непоколебимая воля, вот что всегда отличало мою бабушку от всех, и сейчас ей было по большому счету плевать на меня, у нее иные сейчас проблемы и заботы. То, что я вселенец ничто по сравнению с тем что клан Райдзин практически уничтожен. На моей спине должен был быть Чоррун, но Этсуко настояла на своей кандидатуре, старик стар, да, он силен, но его тело может и не выдержать марш броска и такой тряски. Этсуко и самой не сладко, и потому сухогруз был на его попечении.

Она и я прекрасно понимали, что сейчас нам надо озаботится боевым духом владеющих, время лечит раны, но у нас нет такой роскоши как время надо действовать быстро. Как только вся полнота власти перейдет в новые руки нами займутся уже основательно, Империя только немного ослабла, и уничтожить Шосе и добить Райдзин в скорости станет первоочередной целью, и потому нам надо срочно начать укреплять свои позиции, иначе всех нас ждет смерть.

В порту будет бой, никто не отдаст нам его просто так, но он наш, и оставить его Империи не собираюсь ни я, ни кто-либо еще. Проблема была в том, что не все наши владеющие были готовы убивать своих, они не были предателями и убивать военных Империи для них — это тяжело. Но не для меня, я в своей жизни убил уже стольких что иногда я забывал, что такое ценность чужой жизни, и потому было решено что я и представитель клана Райдзин в лице Этсуко проведут переговоры и разведку боем, постаравшись до прихода основных сил уничтожить как можно больше противника. Киран же тем временем на небольшой лодочке вместе с Чихеро подплывут к городу под прикрытием ночи и в случае необходимости туманом первозданной тьмы моей любимой заблокируют порт, а при необходимости могут и полностью уничтожить. Мой лучик чересчур уж гневно настроена и что-то стала очень кровожадной. А все из-за Тэймэй, которая постоянно подначивает её.

— У моего мужа должна быть достойная вторая жена. — Как они не поубивали еще друг друга? Только и Чихеро не оставалась в долгу.

— Зато я точно буду любимой, а не навязанной.

Ночной порт казался безмятежным, но это было не так, по улицам постоянно сновали патрули, а по периметру стояли дежурные танки, поля перед портом были изрыты траншеями, где стояли дозорные. Они ждали нападения.

В ночное небо улетел защитный венок что взорвался в небесах освещая все вокруг. Мы оповестили всех что прибыли, теперь их ход. Хотят погибнуть значит погибнут, им негде маневрировать, а я и часть клана Райдзин, что идут за мной, не выпустим их в пустыню, с моря же их встретит Чихеро и залп с сухогруза всех Райдзин вместе с бурей Чорруна. Они Имперские солдаты, но у них из-за войны всего штук тридцать владеющих, среди которых нет ни одного равного мне или остальным из самых сильных наших владеющих, не беря в расчет Каори, Кирана, Этсуко, и, конечно, Чорруна. Пустые же даже на танках при поддержке артиллерии не смогут долго против нас продержаться, все равно они все рано или поздно умрут.

Но я не хотел крови. Они простые солдаты, что исполняют приказ.

Наш шаг оценили и осветив прожекторами вызвали командование даже не начав обстрел. Странное чувство, когда смотришь как на тебя наводится дуло танка, на броне которого намалеван флаг Империи. Внутреннее зрение показывало мне что все орудия направленно на нас, а патрули, что не смогли нас заметить, собираются в кулак чтобы атаковать с тыла. Они не боятся попасть под перекрестный огонь, бой с владеющим и так практически гарантировал им смерть, они готовы были пожертвовать собой. Психологическая обработка пустых солдат всегда была у империи одной из самой лучшей. И вот сейчас солдаты сжимали свое оружие, не испытывая страха перед закованным в броню с монструозными щупальцами демоном, который выглядел как демон и звался демоном.

По полю несся БТР не замечая дороги и иногда перелетая окопы, на дне которых прятались солдаты, с гулом он остановился за несколько десятков метров от нас. Дуло башни замерло на мне, а изнутри выскочила пара владеющих психокинетиков, готовых любой момент атаковать. По окопам бегом к нам выдвигались по крайней мере еще около десятка владеющих. Я открепил крепления двух пулеметов, что взял с собой, и открыл контейнера с десятками кумулятивных снарядов для моих плетей. По броне на спине застучали когти Этсуко.

— Тише, тише, успокойся. Еще не время, позволь им не потерять лицо и подготовиться. — Голос Этсуко был спокоен, она сменила свой тон с официального на тот, к которому я привык. — Помни, те что сейчас готовятся к атаке это не наши враги. Враги далеко, а это люди, что не имеют особого выбора. Или они нападут или станут предателями.

Из бронетранспорта вышел помятый командир военной базы, я его видел впервые, и можно было понять что это командир только по генеральским погонам и командирской цепи, что немного небрежно висела на его шее. Легкая небритость и красные глаза от недосыпа.

— Расслабься. — Шепнула во внутренний динамик Этсуко и спрыгнула с моей спины, словно ей и не мешал ее возраст.

— Направить свет на этих гребаных нарушителей! — рявкнул командир на солдат и нас осветили, стараясь при этом не ослепить, чтобы не дай бог не спровоцировать. — Нарушители, представьтесь мне, генералу Имперской базы Хьёси Бугадзи.

— Приветствую тебя, Хьёси, — заговорила первой Этсуко, мне из-за брони было бы проблематично говорить, а через внешние динамики разговор бы получился более напряжённый, и потому заранее было обговорено что Этсуко попытается поговорить и спасти побольше жизней. — Я, Этсуко Райдзин, со своим внуком пришла в свой порт, носящий имя матери моего внука, Каори. Скоро прибудут все остальные Шосе и остатки клана Райдзин, главой которого я пока что являюсь.

— Значит вернулись. — Хмуро сплюнул на землю Хьёси. — Вы знаете что вас объявили предателями?

— Знаем и жаждем крови. — Улыбнулась Этсуко по доброму командиру военной базы. — Только не говори что в порту нет группы ликвидации.

— Как ей не быть, есть, только какая-то она запуганная, сейчас ожидает когда мы начнем, а потом из порта атакуют они. — Хмыкнул он.

— Ждут, когда вы начнете умирать? Что-то и правда хиловатая группа.

— Ну, когда они прибыли то были уверенны в себе, но тут в порт прибыл пока что единственный предатель в порту Каори. — Хьеси заржал и начал похлопывать по своему пузику. — Три дня назад в порт Кори прибыл бывший личный секретарь Императрицы Хаоны, Орео.

— Ты издеваешься? Дэйчиро, ты слышал? Не могу поверить своим ушам, а кто тогда формирует группы ликвидации? Как могло случится что координатор теперь предатель? Группа ликвидации перебита или он над ними все три дня издевался? — Этсуко трясло, она смелась. Я помнил Орео, тогда он был сильней меня настолько что у меня не было ни единого шанса его победить, но противостоять целой группе владеющих…

— Издевался он только первый вечер, а потом сказал им что если сунутся к нему перебьет всех. Со столицы каждые три часа выходят на связь с требованиями оказать группе ликвидации всю необходимую поддержку, ну я и оказал, дал им ключи от склада с вооружением. А группы ликвидации сейчас формирует лично принц, только как-то не удачно он это делает, в этой группе, что в порту, самый высокодановый владеющий седьмого дана. Они отправили их на убой, да и от нас требуют убиться об Райдзин и Шосе. — Проворчал Хьёсе. — Убиться об тех что воевали за Империю и убить принцессу Тэймэй. По всей Империи прошла волна чисток, даже траур по Императрице не был объявлен, а теперь визжат, приказывают убить двенадцетидановых владеющих и зачистить клан, что сотрет с лица земли мою базу за пару минут.

— Родные в Империи? — Спросил я его через динамики.

— Мои все здесь, мой род небольшой, из тридцати владеющих роду Бугази принадлежат двадцать один, остальные состоят в брачных узах, семьи живут в порту. Нас сюда сослала лично Императрица, так как в нашем роде течет кровь императоров, малая часть, но есть. — Хьёси печально вздохнул. — Словно она чувствовала, что что-то скоро пойдет не так, и практичес


убрать рекламу






ки все носители были распределены по оставшимся военным базам Империи, находящиеся за пределами страны.

— Ну тогда мы почти родственники, так что пора решаться, а то скоро может начаться штурм порта. Вы пропускаете нас порт или все же начнем схватку? — От моего искаженного динамиками голоса Хьёси скривился.

— Пропускаем в порт, но к военной базе даже не приближайтесь. Я не собираюсь жертвовать жизнями солдат непонятно за что. Группа ликвидации готовит катер, там сейчас вы и найдете этих трусов. — Он не прощаясь вскарабкался броне и мотор БТР взвыв мотором понес его по направлению к базе.

Зашли мы в порт под пристальным наблюдением, люди остались дожидаться подхода остальных Райдзин, что встали у порта лагерем, а мы с Этсуко связались с Кираном. Он на своей лодчонке был уже на подходе к порту, и объяснив ему ситуацию было решено что они могут десантироваться, блокирование порта не имело смысл. Пора брать бразды правления в свои руки, но сперва надо посмотреть на эту группу ликвидации и поговорить с одним из сильнейших психокинетиков, которых я встречал. Орео не мог прибыть сюда просто так, у него либо поручение, либо он решил поддержать Тэймэй и ее право на престол, и теперь жаждет развязать гражданскую войну.

Ночь уже скоро окончится, идя по небольшим улочкам маленького поселения, что начало разрастаться из-за порта, я видел что начал загораться свет, оповещая о том что люди стали просыпаться и собираться по своим дела. Бронекостюм слегка скрежетал, а на моей спине все так же восседала Этсуко. Катер, что готовился к отплытию, мы увидели сразу, как только вошли в порт его загружали провиантом и топливом, и вот-вот он отправится в море. Этсуко шепнула что надо подобраться скрытно, и я с помощью плетей начал бесшумно передвигаться, подняв от земли свое тело при помощи плетей. Добравшись до крыш складов, что примыкали к пристани, я завис над крышей в горизонтальном положении. Когда катер оказался напротив меня я замер, удивляясь тому что так и остался незамеченным, я видел волны внутренних зрений владеющих, но они были настолько слабыми и хаотичными что я смог обогнуть их и подобраться слишком уж близко.

Десять владеющих спешно собирались бежать, они переговаривались и сильно матерились на военных, что не атаковали демона и его прихвостней. Грозились трибуналом Хьёсе за предательство. А сами дрожали от каждого шума, им уже сообщили что я выдвинулся в порт, а у них как назло не было механика, двигатель катера все никак не хотел заводиться, пыхтел пару раз, захлебывался топливом и сразу тух, и только через пять минут мог опять начать свое неравномерное пыхтение, даже местные отказали им в помощи.

В ночи я видел, как физик группы ликвидации тащил за шкирку мужчину, и подойдя к катеру бросил его на палубу.

— Слушай меня, тварь, у тебя минута на то чтобы это корыто вышло в море, иначе я вернусь к тебе в дом и прикончу всех! — Проревел на окровавленного мужчину физик.

— Да пошёл ты, Имперская мразь. — Рассмеялся в лицо ему пустой. — Придут Шосе и Киран Добрый и вам всем конец, они близко, мразь, ты сдохнешь как собака.

— Но ты умрешь раньше! — Схватил его за волосы физик и оторвал от земли. — Я сейчас вернусь за твоими родными, и моли богов чтобы к моему возвращению катер был на ходу.

От удара об землю при моем приземлении содрогнулась пристань, плети словно щупальца поднялись в воздух показав меня во всей красе, физик взвыл о том, что демон пришел по их души и катер словно услышал их мольбы и чихнув взревел мотором и винтом. Физик выхватил нож и обрезал тросы, что держали катер у пристани. Катер рванул на выход из порта, а физик начал ликовать, на палубу вышло еще трое владеющих, и они атаковали меня, думая что находятся в безопасности.

Пулеметная очередь ударила по пристани, а хилая молния была отведена Этсуко, я видел как с катера в воду прыгнул пустой. Заметил это и физик, пустивший очередь в пытавшегося спасти свою жизнь механика.

— Ну все, мрази, сами напросились! — Я скинул со спины пулемет, а щупальца вытащили пару кумулятивных снарядов.

Голова физик покатилась по палубе катера, а сам катер начало охватывать черным туманом, и через пару секунд оно пошел ко дну с визжащими в трюме владеющими. Через миг показалась лодочка с Кираном, на носу которой стояла Чихеро в обнимку с Тэймэй, они вытащили из воды пустого, а Киран пустил в воду парочку игловидных лезвий, после которых вода окрасилась в красный цвет.

— Это моя земля, и я не кому не позволю вредить жителям на этих землях, ни своим, ни тем более чужим! — Произнесла Тэймэй, когда лодка подплыла к пристани. Чихеро же ничего не сказала, а только кивнула в поддержку слов моей жены.

— Правильные слова, принцесса. — Раздалось за моей спиной. Орео смог подойти незамеченным не только мной, но и Кираном, что отреагировал мгновенно. С десяток игл подлетели вплотную к личному секретарю Императрицы Хаоны. Старик практически не изменился, только немного осунулся, а его правая рука была в гипсе.

Скептически посмотрев на смертоносные иглы Орео усмехнулся и левой рукой отодвинул одну слишком уж близко застывшую у его глаза иглу.

— Тэймэй Шосе и Дэйчиро Шосе, у меня для вас письмо от ныне покойной Императрицы Хаоны, а также имеется устное послание от нее, которое я обязан передать лично и наедине каждому из вас. Надеюсь вы сможете уделить мне пару минут в более подходящей обстановке. — Словно в подтверждении своих слов у него из ниоткуда появилось в левой руке письмо, на котором виднелась личная печать Императрицы Хаоны.

Даже после своей смерти она шлёт свои письма, все смотрели на это письмо как на что-то страшное. Этот небольшой конверт мог скрывать в себе слишком многое и в тоже время уже бесполезное.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Я был в замешательстве, не зная что делать я смотрел то на Чорруна то на Каори ища помощи. Но они также смотрели на меня и были поражены, и только Эйко кровожадно оскалилась словно хищница, почувствовшая кровь своей жертвы. Перед нами в железной клетке, подвешенной над полом, в позе медитации сидел похудевший Айко Кирьяно. Его захватили в плен во время штурма, именно он был внутри города и договаривался с Каори о том, как они смогут обойти некоторые запреты главы его клана. Мама не стала его убивать, она просто его вырубила и бросила в клетку, в которой тренировалась Сузуми, девочка, что имеет право на месть мне. А когда был дан приказ демонам чтобы собирали все ценное и переносили на сухогруз то они решили, что владеющий без сознания довольно ценная вещь, и прикрепив парочку мин унесли Айко на сухогруз. Кормили его немного, чтобы не накапливал энергию, как они сказали он и так полон жира, пора ему худеть, вода и хлеб вот и вся его еда, во время плавания выбраться он попытался всего лишь раз. Но клетка была надежной, а сработавшая светошумовая граната охладила его пыл. Каори решила разобраться с ним на берегу, особой опасности от него не было, но он враг.

И вот мы теперь ломаем головы, врагов надо убивать. Казнить Айко прилюдно только за то, что он состоит в клане Кирьно казалось самым логичным выходом. Но как оказалось не я один не хочу этого делать, и только оскалившиеся сестра смотрит на Айко с желанием отомстить за свое поражение.

— Эйко, хватит скалится, ты в любом случае должна ему свидание. — Раздраженно произнес я, с наслаждением наблюдая как улыбка пропадает с её лица, а Айко открыл один глаз. — Чоррун, ответь нам как самый опытный владеющий, мы можем его как-то контролировать кроме железной клетки? Я не доверяю его слову, но и убивать мне его не хочется.

— Моё слово нерушимо. — Проворчал Айко.

— Только его никто у тебя не спрашивает, не верим мы теперь словам. — Чоррун продолжил уже обращаясь ко мне. — Можно ноги ему отрезать, либо ядом травануть. Я бы рекомендовал слабительное, и не повоюет, и не убежит.

— Не надо. — Прошептал Айко. — Уж лучше смерть.

— От отравления слабительным? — Не удержалась Этсуко.

— Никакого свидания с засранцем! — Взвизгнула Эйко, видать представила свое свидание с отравленным таким коварным ядом.

— Дочка, у тебя нет выбора, ты должна это сделать. — Холодным тоном произнесла Каори.

— А если серьёзно? — Меня радовало, что несмотря на горе у нас иногда есть немного времени для веселья.

— Ну а если серьезно, — Заговорил Чоррун. — убивать его точно не стоит, предлагаю использовать его как аккумулятор. В древности таких как он таскали как мощную бомбу, есть определенные техники чтобы он взорвался, выплеснув скопленную энергию на противника, но это на тот случай если он не пойдет на сотрудничество. А вот если пойдет на сотрудничество, то это совершенно другой ход дела. Он будет очень полезен клану Райдзин, так что днем за ним буду присматривать я или другой член клана, способный оторвать ему ноги. Ну а ночью в клетку его и охрану приставим.

— Только слово с него взять стоит. — Добавила Каори. — Мы не хотели убивать членов клана Кирсанов, а отпускать его сейчас не имеет смысла. Ты уж, Айко, пойми, нас не поймут если тебя отпустим. Члены клана Райдзин хотят отмщения.

— Даешь ли ты, Айко Кирьяно, своё слово, что не будешь пытаться сбежать либо навредить кому-либо? — Спросил я его.

Айко закрыл глаз и немного подумав начал говорить.

— Я не могу гарантировать клану Райдзин и Шосе что не встречусь с ними на поле брани, но сейчас я не имею желания нападать и пока нахожусь в порту Каори обязуюсь выполнять требования пока не получу своё. — Степенно проговорил он.

— Это чего у него своё то в порту Каори, а!? — Взвилась Эйко.

— Ты. — Пояснил Айко.

— Прикончу. — Прошипела сестра.

Айко был передан Чорруну для исследования, мы не готовили врага против себя, но если будет необходимость, то проведем трепанацию черепа Айко и используем его как фугас, напитав его тело огромным количеством энергии. День только начался, а проблем и забот хватило бы и на месяц. Главное, что нам требовалось, так это наладить связь как с городом, так и с Империей. Нам нужна была информация чтобы корректировать свои планы.

Из Ичьхилака донеслись тревожные вести, произошла попытка силового переворота, который был спровоцирован Имперским посольством. Треть городского совета пострадала, трое членов были убиты. При штурме резиденции главы городского совета Яфы Доброй было уничтожено около семидесяти процентов её марионеток. Её саму ранили, но, слава богам, ее жизнь в безопасности, и обстановка в городе под полным контролем городского совета и Яфы как главы города. Ичьхилак объявил военное положение, а на главной площади города были сожжены все работники посольства. Вне зависимости от того владеющий это или пустой. Город был жесток и со своими жителями, теми, которые поддержали эту попытку переворота и захват власти. Пустых варили заживо, а вот с владеющими поступали не менее жестоко, особенно с теми, у кого члены семьи были представлены в городском совете. Выяснилось, что не всех устраивала такая демократия, что сложилась в Ичьхилаке, и некоторые возжелали диктатуры нескольких семей. Ичьхилак был добр с теми, кто помог сохранить ту выборность что сейчас была в городе, а тем, кто пожелал большего чем имел, город показал что у его жителей все в порядке с фантазией.

Сейчас все площади Ичьхилака были заняты далеко не торговыми палатками, в которых жарили, рубили, топили и солили.

А в Империю вместе с отрубленной головой посла было отправлено открытое письмо как от городского совета, так и от свободного города Ичьхилака в целом. Они в культурной форме высказали Императору что город опечален смертью Императрицы и сменой курса политики Империи. Им противно от одной только мысли что тот союзник, которому они помогли, оказался истинным врагом города, Императору было объявлено что в диких землях у него теперь нет друзей. Отправиться в Ичьхилак должен был я, Этсуко и Киран, нам надо было договорится с городом о союзе, а также проведать Яфу. Глава города не может принимать единолично такие решения, также мы собирались для начала образовать новый вольный город на диких землях, а без поддержки это практически невозможно. И если взять нас силой одного города будет слишком затратно, то несколько городов диких земель могут объединится и напасть на порт Каори, стерев ненужного конкурента с лица земли. Нам самим надо начинать набеги если не на соседей так на врагов, и если на Империю нам пока что нападать не дают патриотические чувства, то на союз государств, во главе которого стоит Федерация Гатсен, нам ничего не мешает напасть. Мы с ними мирный договор не заключали. И как высказался Киран нам надо создавать флот если хотим развивать порт. И не только торговый, но и военный, который будет собирать налоги с проходящих мимо судов и атаковать тех, кто ходит под флагами наших врагов. Нам придется воевать с многими, постоянно отбиваясь от убийц, подосланных империей.

Со связью с Империей были проблемы, и в основном вся информация собиралась из интернета и открытых источников. Были несколько информаторов у клана Райдзин, но они в основном дублировали ту информацию что мы смогли нарыть в интернете. В Империи не все так гладко как пишут в газетах и вещают по телевиденью. Императрицу Хаону похоронили с минимальными почестями в закрытом гробу и только при присутствии высших лиц государства. Нет ни единой фотографии с похорон, зато везде вещает Император, он, по его же словам, также вскорости сложит полномочия передав власть новому поколению. Своему сыну и дочери, что будут править как сестра и брат, а не как муж и жена, хоть и будут Императором и Императрицей. В столице после похорон Императрицы исчезло несколько кланов и родов, а на дворцовой территории столицы стоит армия, причем только те части что лично присягнули Императору на верность. Не Империи, а именно Императору.

За день мы смогли разместить всех владеющих достойно, ну, по крайней мере я так думал, Чоррун и Этсуко уже начали планировать где будет разбито новое гнездо клана Райдзин, Каори, как это ни удивительно, тоже участвовала в этом процессе. По обрывкам разговоров и мыслей, что доносились до меня со стороны клана Райдзин, становилось очевидным что клан Шосе, а особенно я, в неоплатном долгу перед Кланом Райдзин. И тут идет речь не о деньгах или еще чем-то материальном, нет, образовался долг что должен распространиться не на одно поколение наших кланов, долг, что свяжет нас покрепче кровных уз. Мы не станем единым целым, но если нам суждено будет выжить и достигнуть процветания, то дороже Райдзин у Шосе ничего не будет, и это будет действовать в обратную сторону. Только теперь надо доказать Райдзин что они сделали правильный выбор. И единая резиденция это только первый шаг.

Чоррун уже разговаривал с Кираном и мной о том, что Райдзин нужна новая кровь, да, сейчас члены клана угнетены потерей, но клану нужны дети, много детей. Я и сам видел сколько внимания уделяется детям, Эми и Батусай просто купались во внимании, впрочем как и остальные дети. Владеющие тянулись к ним словно насекомые на свет, они хотели заполнить ту пустоту что образовалась внутри них. И нам нужно срочно завязывать отношения с другими кланами и родами, а так как Киран остался лидером свободных владеющих Ичьхилака то он мог помочь с тем чтобы владеющие начали посещать порт и завязывали знакомство с Райдзинами. И Чоррун особо отметил что нам нужны срочно деньги и иные ценности, передавать в другие кланы или рода своего владеющего он не собирается, нас ждет череда свадеб и бешенные траты ресурсов. Когда я узнал примерные расценки отступных то взвыл и посмотрел на Кирана, который с Каори ждут только подходящего момента чтобы сыграть свадьбу, да и мне тоже пора с Чихеро сыграть свадьбу, о чем она мне напомнила этим утром.

Порт начал понемногу оживать, местные жители не обрадовались стольким владеющим, да и поведение пустых в диких землях были в новинку для членов клана Райдзин. Я сам лично видел, как на небольшом авторынке в порту черноволосая молодая девушка со смуглой кожей, как и у всех детей пустынь, бойко торговалась с заглянувшим на рынок двадцатилетним членом клана Райдзин:

— Да ты совсем ополоумела просить за это корыто двадцать тысяч! — Разгневался он на девушку, а по его коже промелькнула искра, что ничуть не испугало девушку, а в её глазах только разгорелись игривые огоньки. — Даю за это ржавое корыто семь тысяч и торг более не уместен.

— А это не тебе решать, когда торг уместен, а когда нет! — Ястребом взвилась она и даже сделала шаг вперед к владеющему. — Джип подготовлен для бездорожья! Бронирован, хоть и частично, но зато имеет дополнительные радиаторы, что помогут охлаждать двигатель и передвигаться по пустыне без остановок даже в самый солнцепек. Восемнадцать и ни драхмой меньше!

— Я тебя на месте сейчас испепелю! — Между его пальцами промелькнули всполохи молний, но девушка даже не дрогнула, а сделала шаг вперед и как бы невзначай руками приподняла свою грудь так, чтобы она казалась чуть больше и более аппетитно выглядывала через декольте. — Восемь и не драхмой больше!

— Восемь! — Вторила она ему, владеющий уже был готов возликовать что смог вдолбить в голову этой наглой пустой свою правоту. — И ты проведешь со мной ночь. Твоё слово и можешь забирать джип, а за оплатой я сама приду вечером, или ты придёшь ко мне, это не важно. Я жду твоего слова.

Владеющий был в шоке, я улавливал силой манипулятора как мысли беснуются в его голове и как он осознает, что находится в диких землях, а не в столице выбирает спортивную машину в салоне.

— Восемнадцать, я забираю джип. — Тихо он сказал, а девушка только приподняла бровь. А в глазах читалась решимость любой ценой не упустить жертву что попала в ее сети.

— Тридцать! — Рявкнула она на владеющего. — Ты мне понравился, но побрезговал мной! Для тебя на рынке теперь только двойные цены!

Владеющий попал в ловушку, толпа начала одобрительно кивать, подтверждая слова девушки. А я зашагал прочь, мое вмешательство не потребовалось, я боялся что владеющий применит к ней силу, но она его переиграла, и если сейчас он даже убьет наглую красавицу то нам придется разбираться с ним на совете кланов, да и это пятно на его репутации. Продадут ему машину за десять, а девушка напросится на свидание, а там может случится что угодно. Может быть я сейчас видел первую семейную ссору.

С военной базой у нас прошла череда переговоров, мы заверили их что не хотим крови, но и не можем дальше обеспечивать поставки в Империю ресурсов, порт Каори разрывает соглашение с Империей. Это конечно не смертельно для Империи, но военной базе сразу пришел приказ о силовом захвате порта Каори. Хьёси вечером построил личный состав и спросил у всех что им делать с этим приказом, готовы ли они убивать своих же. Ряды солдат и владеющих безмолвствовали. Сейчас то и решится, умрут они или нет. А там за забором шло светопреставление: молнии били в разные стороны, гремел гром и казалось, что вот-вот разверзнется ад и на землю хлынут полчища демонов.

А это была всего лишь тренировка Чорруна, который проверял Айко. Тот все пытался выяснить сколько вместится в нем энергии и сколько раз он может выпускать из себя электрический ад. На шестой раз обессиленный Айко не смог подняться с земли. Что очень радовало Эйко, которой Айко на сегодняшний вечер назначил свидание.

— Не дождёшься. — Произнес Айко и начал подниматься с земли. — Через час в порту я буду ждать тебя.

Злая Эйко чуть не сбила меня с ног, а в ее голове проносились противоречивые мысли, во-первых, это ее первое свидание за несколько лет. Во-вторых, она желала его смерти. Третья же мысль и вовсе мне показалась безумной, она не знала, что одеть, и боролась с желанием одеть какое-то смертельное платье.

Тряхнув головой, я пошел в порт к ожидающим меня Тэймэй и Орео. Последнее послание так и не было прочитано, а завтра мне придется ехать в Ичьхилак, и чтобы ни было в письме оно не изменит этого. У дерева я заметил увиденную ранее на авторынке парочку. Девушка страшно краснея извинялась за опоздание перед ошеломленным владеющим. Цветы пустыни они такие, кажутся неприметными издали, но стоит полить их водой и распустившийся бутон цветка поразит тебя своей красотой. Охотница вышла на охоту, бедный владеющий, она по всей видимости хочет стать его женой, а не просто ребенка, слишком уж старается. А он и не в курсе что в диких землях это обычное дело, когда у владеющего жена из пустых, только вот ей надо подтвердить свое право быть женой владеющего, и это очень непросто, боевая подруга — это не просто красивые слова. Только боевые подруги могу стать женами владеющих официально, наложниц же может быть сколько угодно.

Мне не хотелось входить в здание, Орео уже рассказал всё Тэймэй и внутреннее зрение показывало, что на столе уже лежит распечатанное письмо. На письме было несколько разводов от слёз. Моя первая жена плакала.

— Добрый вечер, Дэйчиро Шосе. — Произнес Орео когда я все же вошел. Мятый конверт подлетел ко мне прямо в руки.

Убористый подчерк руки Хаоны невозможно было спутать:

— Значит, я умерла не своей смертью от старости. Жаль. Ну ладно, что случилось то случилось. Здравствуй, Дэйчиро Шосе, это наш последний разговор, в котором ты не сможешь участвовать. Только внимать, что я тебе скажу. И делать. Это письмо написано на случай если моя смерть будет на руках моей дочери и сына с мужем, остальные письма на другие причины смерти уничтожены. Ну по крайней мере это так если Орео жив. Кстати, в этом письме мой указ Орео помогать вам, если, конечно, он сам этого возжелает. Запомни, ему доверять можно как себе. После прочтения письма прошу его уничтожить. Но это тебе решать. А теперь перейдем к главному, трофеи принадлежат убийце…

Мне потребовался час чтобы прочесть на несколько раз письмо и все документы что прилагались к письму. А после Тэймэй взяла письмо в руки и силой распада уничтожила его, как будто его никогда и не было.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Ночь моё любимое время, когда тишина дает спокойно подумать и никто не беспокоит тебя если ты захотел побыть один. Звезды красиво мерцают на небосклоне и действует умиротворяюще, а легкий ветерок разгоняет ночную жару даря наслаждение. Прошла неделя, и сейчас в Ичьхилаке я находился на вершине той скалы, на которой когда-то стояла она. В мою память врезалось то голубое платье и тот взгляд, когда я уезжал. Тогда я и не подозревал что перед возвращением пройдет столько времени и что мне придётся пройти через мясорубку войны. Но я прошел эту мясорубку, да, покрыт весь шрамами, но готовый вести бой за боем. И это отчасти благодаря ей. Я живой, и скоро буду иметь двух жён.

Я встал и нанес по воздуху первый удар, негромкий хлопок оповестил окрестности о начале тренировки. Удар, прыжок, перекат за перекатом у края скалы, но облегчения все нет. Внутри все также беснуется как робость, так и какое-то непомерное чувство вины. Я остался жив и практически целым, моя жизнь тяжела, но когда-нибудь после меня кто-нибудь может остаться.

— Штох! — Разнесся по окрестностям хлопок от моего удара, а я замер на месте не двигаясь.

После нее никто не останется, это сильнейший для женщины удар.

Путь до Ичьхилака был практически безмятежен, я и Этсуко с Кираном взяли с собой только с десяток носящих на груди знак демона. Присоединились мы к каравану торговцев, нанятых нами на деньги что остались в порту Каори, они поедут закупать требующиеся нам товары, а требовалось нам очень многое, от вооружения, до нижнего белья. Среди Райдзин было немало девушек, у которых не было с собой нужной им одежды. А в диких землях к одежде отношение особое. Душевное состояние Райдзин было на грани и Этсуко старалась всеми силами погасить ту боль, и здесь даже нижнее белье играло не мало важную роль как ни странно. Время лечит, но надо ухитриться чтобы этого времени было достаточно. Перед самым отбытием Чоррун рассказал, что пресек первое самоуничтожение одного из членов клана. У него была большая семья, две дочки, любимая жена, а теперь нет никого, его больше не ждут дома, он никогда не услышит смех своих детей, не почувствует объятий своей жены. Он решил уйти, но Чоррун не дал ему это сделать, обвинив в попытке предать клан, клану сейчас нужен каждый член, и все что он потерял обретет вновь, нужно только время.

Нам для того чтобы привести членов клана Райдзин в нормальное состояние требуется очень многое, как никак они наша основная боевая сила. Вместе же мы новая сила в диких землях, с которой многим придется считаться, но надо сперва привести их душевное состояние в норму. А для этого нам нужны даже рабы, на совете было решено в срочном порядке купить как можно больше людей, как мужчин, так и женщин. Особенно Чоррун отметил чтобы я набрал пару десятков детей, почему именно я? Как он выразился у меня нюх на таланты.

Особняком стояло количество наложников и наложниц, нам придется съездить на передвижную ярмарку для их покупки и заключения договора поставки живого товара. Да, я знал, что там может быть как Исида так и Тогшила Сиоко с Хаосом, Харуки навряд-ли будет там, ее фермы в Картосе требуют постоянного внимания. Но такие ярмарки славились своей нейтральностью, а нам как никак надо заявить о себе и заключить добрососедские соглашения с кланами и родами диких земель. Порт Каори может стать городом, началом того, о чем говорилось в письме Императрицы.

— Тшорх! — Я нанес новый удар, переместившись по скале я еще несколько десятков раз наносил быстрые удары продолжая свою тренировку.

Клан Шосе и клан Райдзин они могут выжить и без меня, но я должен быть защитником и верным другом, без меня им будет намного сложнее. Прибыв в Ичьхилак, мы сразу направились в резиденцию главы города, Яфа не встречала нас лично, она была не в состоянии ходить и лежала под присмотром врачей в своей спальне, там же принимала посетителей. И первым к ней в спальню пошел ее отец, а я ожидал в коридоре целый час. Нервничал ли я? Да. Я воин, прошедший и видевший такое что лучше забыть, нервничал, я уже знал, что крупнокалиберная пуля из снайперской винтовки прошила Яфу насквозь. Если бы такую пулю поймал я ничего страшного бы не было, и я продолжил бы бой. Но это я, а она уже полмесяца в кровати под круглосуточным мониторингом врачей. Пуля была только началом, были и осколочная граната, и фугас под колесами пытающегося увезти ее в безопасное место машины. Из полыхающего броневика она выбралась сама, истекая кровью. Тогда-то и взорвали емкости с напалмом, огненный шторм полетел в её сторону, а на нее падали ее марионеток из машин сопровождения, стараясь своими телами защитить её от пуль и огня. Они горели, умирали, а внизу истекающая кровью лежала она.

— Даргх! — Удар по пустоте изо всех сил создал особо сильный хлопок воздуха. Я подался вниз и сорвался вниз головой с вершины скалы, подтолкнув себя силой психокинетика я сделал полный оборот и обеими руками схватился за уступ, мышцы взвыли, а кожа на руках местами порвалась, куча мелких камней по неслась вниз. Посмотрев ввысь я рывками начал нестись по отвесному склону опять к вершине.

Зайдя в спальню, я сел на колени около ее кровати дабы не возвышаться над ней. Несколько бинтов на лице еще не сняли, она лежала и молча смотрела на меня, а в ее глазах застыли слезы.

— Пришёл? — Тихо сказала она, проглатывая ком в горле.

— Пришёл. — Также тихо ответил я ей.

— Шосе, я отказываюсь от требования стать твоей женой. — Она ненадолго замолчала, а после вновь продолжила. — Я не полноценна как женщина, я не смогу подарить тебе ребенка, да и прикасаться ко мне долгое время тебе будет омерзительно.

— Я не принимаю твой отказ. — Твердо сказал я.

Остальные полчаса я с ней провели в тишине, никто не сказал ни единого слова. Она отвернулась от меня, я же ждал ее вердикта, мы оба манипулятора, и она все знает, не нужно было слов, я также чувствовал ее и своими мыслями и эмоциями пытался облегчить ее боль потери.

Со скалы я спустился только когда забрезжил рассвет, пора мне с Этсуко ехать на ярмарку. Киран же останется в Ичьхилаке, он решил разобраться с теми, кто допустил такое в его отсутствие. Моё присутствие не требовалось, а у меня еще было много забот. Перед тем как сесть в броневик я черкнул пару строк для Яфы и передал его посыльному.

— Я тебя не брошу. Выздоравливай, кто же кроме тебя осмелится копаться в моих мозгах?

Мелочь для меня, но возможно огромная помощь для неё. Злость иногда помогает.

Пустыня в этот раз была не столь безмятежна, конечно, один броневик лакомая и довольно легкая цель. Но вот только не нравился им гербы, намалеванные на бок броневика: какие-то два неизвестные в диких землях клана. Дважды на нас нападали, надеясь на быстрые колеса подготовленных багги. Мощные двигатели должны были спасти жизни нападающих, но всё было тщетно, я в рывке по бездорожью с применением силы психокинетики вместе с плетьми мог на небольших расстояниях поспорить в скорости. Мы наказывали взятых в плен, наказывали за дерзость, но оставляли жизнь, покалеченные должны были рассказать о флаге и о клане, который лучше не трогать. Они расскажут, если, конечно, смогут выжить, пустыня беспощадна к слабым.

Два дня ушло на то чтобы добраться до тех координат, где должна была располагаться ярмарка. За несколько километров нам начали попадаться стихийные стоянки приехавших торговать, Этсуко предлагала попытаться заключить договоры со свободными городами. Я же и Киран объяснили ей что пока рано привлекать к себе такое внимание, сперва ярмарка, а уж через месяцок-другой к на


убрать рекламу






м сами приедут представители городов. Наш порт был лакомым куском, но всем не нравились те данные которыми они располагали, Райдзин и их слава боевого клана отпугивала, да и с Шосе не хотели связываться. Награда, объявленная Империей, была велика, вот только сулила слишком много проблем, так что пока к нам присматривались, а то вдруг с нами будет выгоднее сотрудничать. Вот на ярмарке мы и должны провести торговые переговоры, результаты которых будут рассматривать под лупой заинтересованные лица.

Киран выяснил что тот огненный владеющий, что командовал флотом, назвал меня достойным противником. И это тоже было одной из причин по которой еще никто не попробовал порт Каори на зуб, а если задуманное мной и Императрицей будет осуществляется как надо, то нам опасаться будет нечего, только вот другим придется дрожать от страха, побаиваясь наших амбиций.

Поставив броневик и оплатив стоянку для каравана торговцев, что должны прийти из Ичьхилака через сутки после нас. Мы с Этсуко спешили к самому открытию чтобы не упустить самые лучшие и интересные лоты, что могли купить до нашего появления. Да и сумма в броневике лежала наличными не маленькая. Не все торговцы готовы проводить свои финансы через банк Ичьхилака, так как зачастую они вне закона в городе. Бабушку я готовил к ярмарке, рассказав про прошлую свою поездку. Удивило меня то, что ее заинтересовала не сама история, а то что у меня была собака и я сражался за детей.

Первым делом мы с ней в сопровождении демонов направились в производственный сектор ярмарке. На груди Этсуко красовался знак клана Райдзин, а небольшая заколка означала что она является главой этого клана. На моем бронекостюме был обновлен знак клана и мой именной герб, выданный Императрицей Хаоной. Меня лишили всех регалий, и если лейтенантский знак был счищен с моей брони, то вот личный герб я запретил убирать. Не они выдали, не им его меня лишать. У самого входа нам переступил дорогу с виду ветхий и безумно старый старикашка с небольшим планшетом в руках. Около него стоял отряд воинов в тяжелой броне:

— Добрый день, господа владеющие, я один из распределителей ярмарки. — Скрипучим голосом обратился к нам старикашка. — Я приветствую вас на ярмарке, которую я и остальные распорядители смогли устроить в это неспокойное время.

Старик пару раз вздохнул словно ему было тяжело, но я благодаря силе манипулятора знал, что это всего лишь игра, этот владеющий молнией уже перебирал в своей голове варианты как противодействовать Этсуко в случае схватки.

— Меня зову Икдрал Хирки, и я вас предупреждаю что схватки и боевое применение силы запрещено и карается смертью и местью вашим объединениям. Прошу запомнить, ярмарка — это место торговли, война войной, месть местью, но все это за территорией ярмарки. — Старик сузил глаза и пробежавшись пальцем по панели планшета обречённо вздохнул, словно мы и будем причиной окончания его пути в этом мире. — Госпожа Этсуко Райдзин, на территории ярмарке по крайне мере пятнадцать ваших врагов, и если хоть один из них умрет у клана Райдзин возникнут проблемы с как минимум пятью городами. И порт Каори также может пострадать, то есть против него будут объявлены некоторые ограничения, что затруднят его развитие и может послужить основанием для его уничтожения. Вам все понятно, госпожа Райдзин? Вы обязуетесь не нападать на территории ярмарке?

— Обязуюсь на территории ярмарки применять свою силу только для самозащиты. — С улыбкой произнесла бабушка.

— Ну и прекрасно. — Улыбнулся Икдрал. — Ну а теперь вы, господин Дэйчиро Шосе.

Старик взглянул на планшет и рассмеялся, его трясло и это была уже не игра, куда-то пропала его сгорбленность, а голос перестал быть дребезжащим.

— На территории ярмарки в течении всего времени будет как минимум две тысячи человек желающих вашей смерти. — Старик усмехнулся и развернулся ко входу, сказав на прощание. — Удачи, Дэйчиро Шосе.

К нам подошли два вооруженных пустых в качестве сопровождения от администрации, не в качестве защиты, они наблюдатели, чья работа докладывать о нашем местоположении. И постараться чтобы мы не пересекались с враждебными нам кланами или родами. Такой сервис был для меня в новинку, но разговорчивый пустой рассказал, что это обычное дело если ярмарку посещает группа владеющих, либо высокоданновые владеющие. А меня и Этсуко можно считать выскодановыми владеющими, чьи силы нельзя игнорировать. Улыбчивый пустой даже пошутил что нас в любом случае уничтожат, только жизней половины посетителей и торговцев это не вернет.

В производственном секторе мы осматривали станки, и если я в них ничего не понимал, то бабушка их чуть ли на язык пробовала, а когда пошли разговоры о программном обеспечении и квалификации специалистов, что должны были обучать работников в нашем порту, я и вовсе отдал все бразды правления. Многие станки были Имперскими, вывезенными из захваченных территорий, и видового разнообразия нам хватило чтобы укомплектовать наши будущие предприятия. С ресурсами было сложнее, мы смогли заключить только три соглашения на поставку и Этсуко очень не нравились условия, но деваться особо было некуда. Самые выгодные условия могли дать только города, а мы пока слишком малая рыба чтобы соваться в города и требовать прямые поставки. К вечеру мы выбрались из производственного сектора и направились в сектор торговли живым разумным товаром.

— Дэйчиро, успокойся. — Сказала Этсуко увидев в моих глазах разгорающуюся ярость.

— Я не могу так просто проходить около клеток где находятся люди.

— А ты не должен так просто проходить. — Грустно усмехнулась Этсуко. — Ты должен выбирать, лучших, и помни, в последствии они получат свободу.

Закупка рабов стала моим персональным адом, если мужчин Этсуко выбирала сама, то женщин мы выбирали вместе. Этсуко зорко проверяла документы и при малейшем подозрении обращалась ко мне, а я помощью силы манипулятора опровергал или подтверждал ее подозрения. За вечер мы купили сотню человек, из них двадцать мужчин и семьдесят женщин, десять подростков Этсуко выбирала лично. Среди мужчин я нашел трех хороших механиков, одного толкового инженера и троих солдат дезертиров Империи Гатсен. Среди женщин, как называла Этсуко, «Улов», был интереснее и выгоднее, три врача, один хирург, две учительницы. И самой ценной оказалась одурманенная наркотиками шлюха, это если по документам. А в ее памяти я узнал, что она доцент кафедры металлов и сплавов горнодобывающего института, Имперская поданная, которую солдаты кинули на корабль при отступлении, и так как она была привлекательна накачали наркотой, а после продали пиратам. Пираты так же ее продали уже в диких землях, и никто не заподозрил в ней, как говорили в институте, подающего надежды гения. Думаю, Эми сможет ей помочь, а пока я погрузил ее в сон, а её организму приказал выгонять наркотики из тела, ею придется заниматься лично, лечить и надеяться, что ее разум сможет восстановится, пережив все что с ней случилось. Дав распоряжение перегонять купленный товар и обеспечить охрану на нашей стоянке, мы закупили палаток и одежды с едой для пяти сотен человек, так как было решено купить именно такое количество рабов. И пошли в другой сектор закупать слуг лично у кукловодов. Здесь продавались по своей сути специально подготовленные подстилки для владеющих и иных власть имущих. Это было мерзко, и не только для меня, Этсуко сама не раз говорила, что ей это не нравится. Но разум твердил что это необходимо, слуги марионетки с привязкой к клану через манипулятора это как минимум спокойствие. Двадцать девиц понятного назначения в полуголом виде шагала за мной, семь накаченных красавцев шли за Этсуко. На самом выходе с территории ярмарки нас окрикнули, повернувшись я увидел упорно пробивающегося к нам через толпу Икдрал Хирки.

— Господин Дэйчиро Шосе, госпожа Этсуко, прошу прощения за беспокойство, но в честь первого дня открытия ярмарки вас приглашают на празднование как почетных гостей. — Проговорил запыхавшийся старик, что ни на секунду не сбил свое сердцебиение.

— Будем рады если нам дадут время отдохнуть и подготовиться к празднованию, Дэйчиро, ты же не против посетить празднество? — Спросила меня Этсуко с натянутой улыбкой.

— Не против. — Ответил я, сверля старика глазами.

— Ну и замечательно, час вам на сборы и приготовления, надеюсь вы не забыли, что здесь торгуют, а не убивают? — С улыбкой произнес Икдрал перед своим новым нелепым забеге.

— Слишком часто нам это напоминают. — Сплюнул я на землю.

— А это потому что основания у нас начать резню более чем внушительные. — Этсуко с усмешкой посмотрела на меня. — Осталось решить кого они больше опасаются, тебя или меня?

— Я думаю, Чорруна. — Съязвил я, а Этсуко перекосило.

Она уступала ему в силе и между ними была пропасть в мастерстве, что ее неимоверно бесила. Чоррун не раз говорил, что она только силой воли смогла добиться таких результатов, природный талант тут был не причем.

Огромный костер горел посреди барханов, его искры улетали в ночное небо и словно растворялись между звезд. Костер в ночи — это традиция открытия ярмарки, территория вокруг костра была четко разделена. На невысоком возвышении была территория для приглашенных владеющих, на охраняемой и огороженной вершине бархана стояли столы и резные кресла, меж которых постоянно сновали полуобнаженные умопомрачительной красоты девушки, что разносили еду и радовали мужской и не только глаз, и как бы невзначай рекламировали собой своего создателя, кукловода, что своим искусством изменил и подвел кукол к идеалам, дарованным природой.

А там, внизу, у самого костра были пустые, да и там были небольшие территории, охраняемые вооруженными наемниками, где стояли столы и разносили еду девушки подешевле, которые меркли по сравнению с теми что были на вершине бархана, там, на огороженных участках, были как слабенькие владеющие, не имеющие влиятельных родственников, так и зажиточные пустые, ну а остальная территория была для всех остальных, что пили, кричали и веселились как могли. Постоянно возникали драки между пустыми, они валялись в песке мутузя друг друга под смех владеющих, делавших ставки на победителя. А в темноте, подальше от глаз учредителей, чтобы не навлечь на себя их гнев, занимались сексом, кто-то по любви, кто-то торговал телом, и не только своим. Насиловали рабов что купили сегодня днём, особенно радуясь тем что еще не были сломлены. Как говорил Киран, на ярмарке каждый развлекается так как ему угодно и к чему душа лежит.

Меня с Этсуко сопроводили в специальный сектор для сильных и влиятельных владеющих и самых богатых пустых, что посетили эту ярмарку. Здесь были как торговцы, так и покупатели, здесь заключались союзы и объявлялась вражда, на фронте и то было безопасней, и только запрет на проливание крови спасал эту ночь от резни. Высшее общество, на руках которого столько крови что самые страшные маньяки по сравнению с ними были невинными овечками, что всего лишь разок легонько боднули пастуха. Но все же здесь ярко не одевались, в основном торговый люд мог себе позволить пышные наряды, остальные же были, как и мы, в полувоенной форме, не сковывающей движения.

— Госпожа Этсуко Райдзин, как я рад вас увидеть. — Знакомый голос раздался, как только мы подошли к огороженной от остальных территорий.

Меня перекосило, к нам шел ослепительно улыбающийся Тогшила Сиоко.

— Как же я рад вас видеть, разрешите представиться, Тогшила Сиоко, ну что, можете начинать, разрешаю. — Со счастливой улыбкой произнес старик, смотря блестящими глазами на Этсуко. — Только сразу вас предупрежу, я слишком расстроен и буду суров, но справедлив.

— Начинать что, уважаемый Тогшила? — Так же как и Тогшила она улыбалась, и я знал эту улыбку, она уже знала что скажет этот старик, это была снисходительная улыбка победителя.

— Ну как же? Просить милости, унижаться передо мной. Ведь от того прощу ли я вас зависит судьба твоего клана. И не только, еще за своего внука и за клан Райдзин в целом, ваш безумный отец нажил немало врагов за время своего пребывания в диких землях. И ваш клан никому не нужен на диких землях, так что ждите гостей в ваше недоразумение, которое называют порт Каори! — Тогшила говорил громко, и на нас обратили пристальное внимание немало владеющих, ожидая развязки разговора и ловя каждое слово. — Клан Сиоко может смилостивиться перед вами, но мне решать достойны ли вы помощи.

— Дэйчиро, напомни мне после того как мы вернемся в порт Каори еще раз накричать на тебя. — Спокойно обратилась ко мне Этсуко проигнорировав Тогшила.

— По поводу? — Спокойно спросил я её, в этих играх у нее больше опыта, в этот раз ведущая она.

— А повод прост, ты подарил жизнь врагу. Хаосу и Харуки Сиоко. — Улыбка пропала с лица Тогшила, а Этсуко лучезарно улыбнулась Тогшиле. — И боюсь мне придется исправить твою ошибку.

— Это угроза? — Тогшила был зол, сила манипулятора рассказывала больше чем видели и понимали остальные. Хаос и Исида тут, недалеко, а заявление о исправлении моей ошибки от такой владеющей как Этсуко может означать только одно. Блуждающая молния может ударить ненароком по родным Тогшилы.

— Ну что вы, какие угрозы, вы ждете чтобы я извинялась и искала дружбы позабыв что в порту Каори не ферма клана Сиоко, за которые также у меня есть о чем поговорить с Харуки. В порту Каори два клана Шосе и Райдзин, боевые кланы, прошедшие войну, не надо нам давать повода, уважаемый глава клана Сиоко, продолжить своё кровавое ремесло. — Ее ласковый голос был страшнее чем гневные крики. Спокойный голос главы клана вселял ужас, и этот ужас я как манипулятор чувствовал. — Я подозреваю что у Шосе также имеются вопросы к клану Сиоко.

— Имеются, уважаемый Тогшила, как поживает моя бывшая невеста? — Спросил я его.

— Прекрасно, Дэйчиро, она теперь не замужем и присутствует здесь, так что думаю вы скоро сможете увидится с нею, как и с моим сыном. Как заметила уважаемая Этсуко вы не договорили, вам надо закончить начатое, только я ставлю на него, а не на вас. — К нам подошел Икдрал Хирки и прокашлявшись обратился к нам уже довольно строгим голосом, без игры и с надменным взглядом как у хозяина.

— Тогшила, тебе напомнить о моей просьбе? Напомнить, что будет если моя просьба будет не исполнена? — Тогшила уважительно кивнул Хирки и не прощаясь удалился, а Икдрал повернулся к нам и по-хозяйски жестом попросил следовать за ним. Подойдя к небольшому столику с видом на костер и беснующихся внизу в наркотическом бреду пустых, он заговорил вновь. — Я еще раз напоминаю, на ярмарке нельзя убивать. Госпожа Этсуко, мне не понравились электромагнитные всполохи, исходящие от вас, не надо мнить что вы непобедимы, каждый рано или поздно будет побежден.

— Знаю, каждый, и вы тому не исключение, Хирки. — Холодно ответила ему Этсуко, а Хирки удивил меня, отвесив ей небольшой поклон, и ушел так же как и Тогшила, не попрощавшись.

— Ты его знаешь? — Спросил я ее, когда мы уселись за стол и нам принесли еду и кувшин с вином.

— Ну не то чтобы знаю, слышала, эх, когда Чоррун узнает, что по земле ходит владеющий который засек его хваленную технику электромагнитного удара он землю рыть будет, но найдет этого Хирки. — Пригубив вино ответила она мне, посматривая на проходящих мимо людей.

— Особая техника? — Этсуко подавилась вином и начала кашлять.

— Да ничего особенного, его изобретение, влияет на собеседника и может остановить сердце. Ну разозлил меня твой несостоявшийся родственник, ну бывает. Забавно другое. Видящий стихию утверждал, что влияние этой техники невозможно заметить, ну по крайней мере ни он, ни какой-либо другой встреченный им за всю его жизнь видящий не смог заметить. — Этсуко кому-то приветственно помахала рукой. — Забавно, вон того пустотника я знаю, он уничтожил половину роты под Харумаси, а я так и не смогла его прикончить. Как он мне улыбается, прелесть! Душка, а не мужчина.

— Ох, кажется мне что у нас после этой ярмарки будет куча проблем. — Вздохнул я, видя как к нам идет этот пустотник, держа за руку мальчика лет семи, что шел со своим отцом постоянно вертя головой.

— Доброй ночи, разрешите представиться, Токомаси Хирки, рад вас видеть не в бою. — Черноволосый, лет тридцати пяти мужчина взял на руки ребенка. — Наслышан о вас, Дэйчиро Шосе, как донесли слухи вы под стать своей бабушке, полковнику Этсуко Райдзин.

— А папа говорил, что вы самая сильная владеющая молний, что он видел в своей жизни в бою. — Произнес мальчик, поедая Этсуко глазами.

— Ну, я предполагаю, что сильно уступаю Икдралу Хирки, как в мастерстве, так и в силе. — С улыбкой произнесла она.

— Отец не в счет. — С улыбкой произнес Токомаси. — Кстати, я собираюсь посетить порт Каори по торговым делам. Уведомление о прибытии пришлю за три дня, надеюсь вы не накладываете ограничения на владеющих по силе.

— Будем рады видеть вас в порту Каори. — Уважительно произнес я, Токомаси уважительно кивнул мне и Этсуко и удалился.

— Ну вот и первый гость в порту. — Сказал я, смотря как к нам направляется очередной владеющий.

— Всего лишь первый в череде гостей. — Ухмыльнулась Этсуко.

Она была права, за два часа пока мы сидели переговоров было больше чем за весь прошедший день. Кого только не было, владеющие и пустые менялись каждую минуту, кто-то поздравлял с убийством императрицы, кто-то негодовал что я не прострелил себе голову. Были и те что спрашивали, как часто я сплю со своей бабушкой, ведь она так прекрасна несмотря на свой возраст и дряблость кожи. Но к моей радости оскорбления и глумление были не всем что мог предоставить этот вечер. Несколько интересных переговоров насчет некоторых поставок в порт, пять уведомлений о желании посетить порт, ну и под конец самое приятное. К нам подошли Хаос и Исида Сиоко. Моя несостоявшаяся невеста была все также красива, и сегодня она оделась словно подбирала наряд по моему вкусу, юката выбивалась среди череды военных форм и платьев, что одевали жители диких пустынь. Хаос же напротив стал еще больше и наверняка повысил свой дан. Примечательно что они не испытывали ко мне неприязни, были спокойны и даже, как ни удивительно, доброжелательны. Поприветствовали ни словом, ни мыслями не высказав неуважение к клану Шосе или Райдзин и выразили желание посетить порт Каори.

Мало слов, мало мыслей, она уходила, а я чуял аромат, за ней тянулся шлейф духов, что бередил мои раны. Не те что из плоти, в душе.

Вечер после Сиоко начал набирать обороты, внизу начались кулачные бои между пустыми. Началось время культурных мероприятий, по меркам диких земель культурных, соперники бились на смерть. Падали, утирали кровь и вновь начинали бой, они были готовы отдать свою жизнь за приз. Марионетка, что блистала своей красотой, стояла у ринга и подбадривала участников боев колыханием своей полуобнаженной груди. Финалисты бились красиво, никто не хотел уступать, молодой юноша решил закончить бой подлым ударом, но его прием был заблокирован, удар не достиг мужского достоинства, а юноша поплатился за такой удар. Безжалостный захват, хруст шейных позвонков, и вот бездыханное тело упало к ногам победителя. Здоровый чернобородый мужчина лет сорока развернулся к бегущей к нему марионетке, готовой броситься на шею своему новому хозяину. Хлесткий удар повалил на землю и её, избитый бородач взвалил девушку на плечо как пушинку и пошел прочь, не замечая восторженных криков и поздравлений.

— Все-таки они вместе, через столько лет, но вместе. — Раздался хриплый голос рядом со мной. — Доброй ночи, Дэйчиро Шосе, госпожа Этсуко. Разрешите представиться, кукловод высшей категории Клаус Весельчак, я слышал что вам требуются марионетки, чей лик прекрасен и чьи ласки непревзойденны, буду рад вас увидеть завтра у своего загона в животном секторе.

— Заглянем, если это ваша марионетка выступала в качестве приза, то очень недурственно. — С улыбкой произнесла Этсуко, она врала, это я ощущал довольно чётко.

— Ну что вы, это брак, так и не смог добиться идеальных параметров, психика слабая, материал был плохой, а вот её брат оказался недурственен, жаль, что ко мне так и не попал. — Печально вздохнул кукловод, еще бы слезу уронил. — Ну что же, не буду вас отвлекать, мне пора, как никак ночь таинств вот-вот начнется. Жду вас у своего загона, поверьте, у меня есть чем вас удивить.

— Будем с нетерпением ожидать начала завтрашнего дня, успешной вам ночи таинств. — Кукловод чуть не подавился собственной слюной, но ничего не сказал и молча удалился.

— Дэйчиро. — Тихо произнесла бабушка, поняв, что сказала что-то не то. — Что за ночь таинств?

— Нам пора побыстрее уходить в свой лагерь, Этсуко. Я никогда не был на таких ночах и боюсь, что и тебе не захочется быть, а тем более участвовать в ночи таинств. — Этсуко сузила глаза, а я обреченно вздохнул. — Они перелюбят все что движется и что не движется, кто-то будет спать женщинами, кто-то с мужчинами, кто-то будет мучить животных, любить то что им нравится. И не надо на меня так смотреть, я слышал, что машины тоже страдают.

Пока мы шли к лагерю нам несколько раз предлагали обнаженные девицы, нектар истиной любви. У самого лагеря до нас начали доносится звуки начала ночи таинств. Животные скулили, женщины кричали, а где-то совсем близко ревели моторами машины. Внутреннее зрение нельзя было отключать, я ждал как нападения, так и провокации, и в отличии от Этсуко, видел то что творится в ночи под покровом темноты.

— Дэйчиро, а как машины то участвуют в ночи любви. — Перед самым входом в свою палатку Этсуко спросила меня.

— Выхлопная труба. — Этсуко посмотрела на меня как на безумца. — Спокойной ночи, бабушка.

Упав на кушетку, я практически сразу уснул. Демоны несли свою службу исправно, и когда меня разбудил командир отряда демонов, а на небе еще царили звезды я был готов к бою. Но нет, нападать на нас никто не собирался. Внутреннее зрение как всегда услужливо показало мне все вокруг, мог бы и догадаться. Меня ждали. Я не хотел этого разговора, но знал, что он неизбежен. Мне было проще убить ее, это было бы для меня менее болезненно, хоть время и притупило чувства, но тот удар был еще жив в моей памяти. Я помню, как сжимал письмо дочери, в котором было написано, что Исида вышла замуж за другого.

Выйдя из палатки, я увидел её: кимоно, печальный взгляд, волосы, что слегка развевались от небольшого ветерка. Красива? Да. Любима? Нет.

— Зачем пришла?

— Поговорить, я считаю, что не все потерянно для нас. — Тихий ласковый голос, это не та хищница, которую я знал когда-то.

— Ты издеваешься? Возвращайся к своему мужу. Нас ничто не связывает. — Сила манипулятора улавливала каждую эмоцию, но я не мог понять что испытывает она, либо она умело маскирует свои истинные эмоции под ураганом чувств, либо этот ураган и есть истинные чувства Исиды.

— Мой муж мертв. Я лично убила его. — Холодно произнесла она. — Шосе, не считай себя невинным, ты сам женат, да, я согласна в том, что ты мне можешь не верить. Но моя свадьба была необходима клану Сиоко, я член клана и благополучие клана для меня превыше всего.

— Когда-то ты говорила, что покинешь свой клан и станешь членом никому неизвестного рода, что же сейчас-то изменилось? Опять благополучие клана заставляет прийти к ненавистному Шосе? Зачем пришла к тому, кто мог прикончить твоих родных? — Я смотрел на нее безразличными глазами, а она словно издеваясь улыбнулась.

— Что, самец оскорблен что женщина досталась другому? Сам ушел к другой, у тебя, Имперской псины, в отличии от меня был выбор. Но ты жалобно скуля уехал заключать брак руководствуясь интересами Шосе. У меня были схожие обстоятельства, но я теперь навсегда опорочена для такого незапятнанного как ты. — Исида начала принимать боевую стойку. — А говорил, что любишь. Плевал ты на меня и на то что мои ответные слова в отличии от твоих лживых слов были правдой. Мы могли бы быть вместе если бы ты отказался от Империи, но ты все равно остался врагом Империи, даже взяв в жены эту суку!

— Если это всё, то наш разговор окончен. Исида, не знаю какую игру вы вновь затеяли, но мы с тобой будем идти разными дорогами. Меня ждет жена, а тебя могила твоего мужа, которого ты сама же и убила. — Она оскалилась, а в ее глазах загорелся огонь ненависти.

— Может если ты так оскорблен решим кто прав в схватке? — Она напряглась, готовясь к бою, но я только усмехнулся.

— Ты мне не противник. — Исида резко рванула на меня, на ходу скидывая кимоно, под которым скрывалась военная форма Федерации Гатсен. Она быстра, сильна, уверена в себе.

Но наши уровни слишком разные, фронт закалил меня многочисленными боями, ее техника и скорость ничто перед моим опытом, тремя подвластными мне стихиями и той пропасти в уровне силы физика, что была между нами. Легкая помощь силой психокинетики, банальный удар в колено, и вот она уже кубарем по инерции летит по песку.

— Ты слаба, при следующей попытке напасть на меня я оторву тебе правую руку. — Сказал я ей и направился к лагерю, чувствуя на своей спине её ненавидящий взгляд.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Первым делом после возвращения в порт Каори я распорядился чтобы ко мне в кабинет позвали Орео. Личный секретарь прибыл всего через пять минут, был он немного помят и источал ароматы крепленого вина, но его взгляд не был замутнен, и одежда как всегда была в идеальном состоянии, ни единой лишней пылнки.

— Орео, мне надо чтобы Императорская семья получила мое послание. Ты можешь это устроить? — Орео улыбнулся.

— Дэйчиро, тысячи людей мечтают, чтобы их послание дошло до ушей лиц Императорских кровей, но именно ваше окажется у них на столах с разбором психолога, и они часами будут его обсуждать. — Орео не дождавшись приглашения сел, а я положил на стол незапечатанный конверт, он взял его и пробежавшись в тишине по строкам глазами вновь поднял на меня глаза.

— Дэйчиро, вы понимаете, что ваши обещания сейчас несбыточные? — Он не шутил и был абсолютно серьёзен.

— Почему же? — Орео ухмыльнулся.

— Вы слабы, знаете ли, убить это одно, а вот пробраться в открытую в Императорский дворец, не беря во внимание что мне даже на дворцовую площадь не пробиться с боем… Да сейчас вообще никто не сможет проникнуть в столицу не замеченным, техническая безопасность сейчас усилена в несколько раз. Вы знали, что снят запрет на использование модифицированных мозгов? Ладно, вот вы пробились, но забить внутренностями Императора в то время как принцесса и принц будут пожирать собственные кишки, вы не думаете, что немного переборщили? Не на вашем пороговом значении силы такое обещать, нужны доказательства того что вы сможете совершить подобное. — Орео убрал письмо с глаз и ждал ответа.

— Орео, скоро флотилия пиратов нападет на порт Каори, так что не беспокойся, доказательства я попытаюсь предоставить, а насчет недостатка силы, то мне надо начать усиленные тренировки. — Орео понимающе усмехнулся. — Орео, я помню нашу первую встречу, не мог бы ты помочь мне с обучением?

— У нас совершенно разный стиль ведения боя и вы трехстихийник, да и поздно обучать того, кто и так умеет убивать. — Орео посмотрел на меня холодным взглядом, таким же на меня смотрела Хаона, когда я вырвал ее дочери передние зубы. Орео словно решал, умереть мне сейчас либо я достоин еще пожить немного. — Думаю я смогу помочь советами по силе психокинетики, но на полноценные занятия у вас не будет времени. Когда вы хотите заниматься?

— По ночам, Орео, когда все спят. Я физик и сил у меня хватит на неделю без сна, и как кукловод смогу приводить свой разум в порядок кратковременным сном. Главное, чтобы вам был удобен мой график. — Орео кивнул и начал вставать с кресла.

— Осталось вам только договорится с Кираном Добрым и Каори, они будут и тренироваться, и атаковать вместе, вас надо затачивать на несколько противников что сильнее вас, также вам надо найти физика и манипулятора, вот тогда-то тренировки будут полноценными. — Он был прав мне нужны усиленные тренировки с множеством противников.

— Я постараюсь, Орео, в кратчайшие сроки найти наставников, надеюсь Киран и Каори пойдут мне навстречу. — Уже перед самой дверью Орео остановился и посмотрев на меня спросил.

— Последний вопрос, это послание из-за Яфы доброй?

— Не только. Там, — я махнул в сторону окна. — Тысячи рабов, они подданные Империи, на которых этой самой Империи плевать.

— Понятно. — Орео понимающе хмыкнул. — Дэйчиро, вам никогда не стать достойным правителем, вы для этого слишком эмоциональны.

— Я никогда и не хотел никем править, Орео, моя мечта быть с семьёй и работать в мастерской. — Произнес я правду.

— А у вас нет такой привилегии как право выбора, вы лишены этого. И от ваших решений зависят жизни слишком многих. — Сказал он, уходя, а я встал и устало посмотрел в окно, через которое была видна разгрузка пришедшего со мной каравана.

Караван двигался медленно, и это было так всегда, нельзя растягиваться по пустыне, песок не самый лучший друг для машин. От жары перегревались моторы грузовиков и приходилось делать множество стоянок, людям тоже было плохо. Рабы, которых мы купили, были вынуждены ехать в кузовах грузовиков, и если в первый день мы купили сравнительно качественных рабов, то в последний день я сделал ошибку. На второй день мы занимались скупкой всего что сложно было достать в диких землях, по крайней мере здесь было в разы дешевле. Оружие грузилось, противолодочные торпеды, мины и кружевное бельё укладывались ящиками. Заключались договора на сотрудничества с отдельными родами и кланами, приходил и Тогшила. Старик в грубой форме раскритиковал тех рабов что мы купили и уведомил что клан Сиоко собирается в ближайшее время посетить порт Каори. В основном переговоры шли через Этсуко, но мне пер


убрать рекламу






ед самым уходом старик бросил что завтра привезут на продажу материал для ферм. Много, но и качество товара будет низким, пленные из Федерации Гатсен, что везлись с Имперских земель и были признаны на пограничных фермах непригодными, и вот их гонят по диким землям продавая за полцены.

Аукцион, так как продавалась большая партия, проходил в полдень, людей уже привезли в не самом лучшем состоянии, да и относились к ним уже не как к людям, а как к расходному материалу. Я с Этсуко стояли в первых рядах, а приехавшие офицеры Федерации Гатсен ржали над нами. Империя заключила мирный договор с Федерацией запамятовав о своих подданных, а в Федерации своих проблем сейчас хватает, свой передел, вот и продают их всем желающим, посол Имперский сказал что нет денег и попросил Федерацию подождать или передать под беспроцентный кредит.

В моей голове не укладывалось, попросил, кредит, нет денег. Не до людей им и плевать на все, я сказал Этсуко что надо постараться выкупить их, в ином случае нападу на тех, кто перебьёт мою ставку на аукционе. Этсуко печально вздохнула и напомнила количество рабов, которое выставили на аукцион одним единственным лотом. Десять тысяч человек, машины для перевозки будут наполнены другим товаром и уйдут в Федерацию, у нас же предусмотрены машины только для тысячи, не достающий транспорт рассчитывалось приобрести, но так как спрос на грузовики будет высоким то покупать думали немного. А тут надо прям закупать чуть ли не на второй караван, и если денег хватит на рабов, то еще и на их перевозку.

Аукцион был бойким, цены взлетали до заоблачных вершин, а я нервно мял в руках табличку со своим номером. Ожидая лот материала низшего качества рядом стояли кукловоды и тихо переговариваясь разбирали этот лот, обсуждая, стоит ли покупать за такую цену или нет.

— В Федерации и так проблемы с урожаем, так они их почти не кормили, одни кости, а голод как ты знаешь плохо влияет на мозг, да и развлекались они с ними порядочно. — Проворчал пузатый мужчина средних лет.

— Да, есть недостатки, но цена, хм, да кроме нас никто не будет бороться. — Проворчала красавица, стоящая рядом. — Сиоко попросили не учувствовать в этой борьбе за лот, а все из-за этих вот двух Имперцев.

— Может и не стоит? — Настороженно спросил он ее.

— Это идейный пусть все свои деньги выкладывает, а в последний момент отказаться от борьбы, пусть Имперская псина платит десятикратную цену, ну а если я и куплю этот лот дороже чем следует, то хоть наслажусь потрошением рабов у лагеря этой псины. — Накручивая обесцвеченный локон волос кивнула она в мою сторону.

— Город. — Прохрипел я этой мочалке, еле сдерживаясь. — Назовись, твой клан и город.

— Че ты там просипела, образина ты стремная? — просмеялась она мне практически в лицо, а рядом стоящий кукловод мазнул по моей броне взором, остановился на личном гербе и мгновенно начал расцветать прямо на глазах.

— Уважаемый владеющий физик, а не могли бы вы представиться? — Сладким и чуть ли не умоляющим голосом обратился ко мне пузатый кукловод.

— Дэйчиро Шосе. — Пролязгал я, словно моё горло состояло из металла.

— Приятно познакомиться, вечный лейтенант, я Саури Шико, извиняюсь, но я там вижу торгового партнера, так что оставляю вас с Яко Иткал. — Со счастливой улыбкой проговорил кукловод. — Желаю тебе удачи на аукционе, Яко, покажи как город Хиртос относится к Имперцам.

Девушка смотрела на меня с таким подозрением словно сейчас я вытащу из кармана то что она искала всю жизнь.

— Лейтенант, хм, всего лишь лейтенант, но Саури никогда бы так не заострял внимание на простом лейтенанте. Хм, надо все же больше собирать информации о том, что в мире происходит, нужно вылезать хоть раз в месяц из лаборатории. — Бровки девушки нахмурились и даже появились морщинки на ее безупречном лбе, но тут же расправились и Яко радостно воскликнула. — Вспомнила! Шосе, вечный лейтенант, который заставил дрожать огненного адмирала пиратов!

Осознание того что она сейчас сказала мгновенно пришло к девушке.

— Я попала, да? — Спросила она у кровожадно оскалившейся Этсуко. — Я не участвую в аукционе, и в войне не учувствовала, и делать вам городе Хиртос нечего, и про меня забудьте, девушка я вспыльчивая да глупая, удачи на аукционе. — Она развернулась и тихо матерясь на какого-то злобного бывшего устремилась на выход.

Лот я выкупил практически без проблем, и накрутка от первоначальной цены была минимальною, проблемы начались с самого размещения в лагере. Качество, в него входит множество параметров, но основная это пригодность к физическим работам и предположительный срок жизни материала, а также трудозатраты, чтобы этот материал был в лучшей форме. Я купил множество стариков, детей, женщин, не отличающихся красотой, и инвалидов, больных также было предостаточно. Многим требовалась квалифицированная помощь все время транспортировки, а ехать им надо в кондиционируемом помещении, и очень плавно, или иначе… А у меня только грузовики, фуры, и нам как назло не продали ни единого автобуса, что сможет выдержать путь по диким землям и одолеть полное бездорожье.

Были и положительные моменты в этой пучине, увидев мою броню и личный герб на груди рабы начали шептаться, тихо, очень тихо, говорили о свободе. Они еще не забыли что это такое, но четко помнили своих прошлых хозяев и не верили, их везли на убой и они об этом знали. Я и Этсуко говорили им что скоро они будут свободны, но они слушали, молча кивали и делали только то что им прикажут, сломленные люди, но я чувствовал в них еще не угасший огонёк, что мог перерасти в пламя, ему был нужен только кислород.

Работы было много, приходилось закупать кучу всего, и посматривать на карту маршрута, участились нападения в несколько раз, а у нас такое количество машин что мне становилось страшно, небронированные машины будут вязнуть в песках и одна очередь из станкового пулемета унесет множество жизней.

Постоянное мониторивание и ожидание нападения дало свои плоды, на первом дне пути следования каравана я выехал к месту, откуда доносились выстрелы и парочка взрывов. Пара минут и я уже был на бархане, я был уверен в себе и потому был один, оставив всех на охране нашего каравана.

Броневик, что был под барханом, горел, а вокруг него носился багги и нещадно лупил по броневику, из-под которого короткими очередями велся огонь по багги, на песке валялось около семи трупов от взрыва осколочной гранаты. Под броневиком стрелок был не один, внутреннее зрение отчетливо показывало, что рядом со стрелком лежит девушка. Окрас и знаки на баги и броневике показывали что они как бы вместе, но почему-то решили разобраться между собой. И кому помогать? Вскинув дуло пулемета я начал лихорадочно пытаться уловить мысли сражающихся, от баги шло только «убей ублюдка, продадим и будет нам хорошо». От броневика были какие-то непонятные мне мысли о том, что не плохо сейчас было бы заняться любовью и плевать на выстрелы, они её только возбуждали, и рядом с ней был мужчина с холодным разумом, он считал оставшиеся в магазине патроны и рассчитывал скорость багги чтобы точным выстрелом пробить незащищенное место багги его небольшим калибром автомата и прикончить стрелка с водителем в баги. Меткая очередь, он смог, багги лихо развернулся, несколько раз кувыркнувшись по пескам остановился и начал гореть. Из-под броневика выскочил бородатый мужчина и понесся к багги, при этом он заметил что стрелок еще жив и расстрелял его в упор. Я не стал скрываться и пошёл прямо к нему. Я его узнал. Победитель боев без правил, что выиграл марионетку, что была когда-то его сестрой, а теперь всего лишь игрушка для секса.

— Стой на месте! — Прокричал он, нацеливая на меня свой автомат, а в другой руке сжимал детонатор. — Уходи, её все равно не получишь, я взорву её!

Я стоял и смотрел на него, он на меня, не привязанная марионетка стоит огромных денег, а вот привязанная на смерть своего хозяина никому особо не нужна, попользовать можно, но продать уже никак. Секс игрушка просто сгорает без своего хозяина, перестав есть, а увидя его смерть может и вовсе перестать дышать. Значит его сестра, не привязанная к нему, и является дорогим товаром, своего рода идеальная жена.

— Караван на подходе, мы перегружены, но два места найдется, одно в кузове грузовика, а второе на броне рядом со мной. — Бородач смотрел на меня, дуло автомата немного подрагивало, тяжело его долго держать в вытянутых руках для пустого.

— Вы отберете её у меня. — Это не был вопрос, я чувствовал его эмоции, что-то подобное уже случалось. И вот после стольких лет они опять вместе.

— Мне чужого не надо.

— Кто главный в караване? И есть ли в нем кукловод? — Он понимал, что без техники им конец, так что выбора у него нет.

— Главный я, и я же единственный в караване кукловод. — Я посмотрел на него чувствуя подымающеюся в его душе бурю, которая сразу стихла, а его разум стал ледяным как только под броневиком что-то задвигалось. Из-под него вылезла красавица и перепрыгивая трупы пошла прямо ко мне.

— Альдир, кто это такой большой, ты меня познакомишь с ним? — Виляя бедрами и прикусывая от желания губу шла она ко мне, а я чуял ее мысли, что прямо кричали о том, что ей надо хоть с кем, хоть прямо на трупах. Ей это жизненно необходимо.

— Почему ты её не привязал к себе она же не контролирует свои чувства без приказов и привязки? — Спросил я его, на что бородач скривился, он знал что я сейчас скажу. — Ей без разницы с кем где и куда, она будет пытаться залезть к любому в штаны.

— Я колю ей снотворное. От нас не будет проблем, я не молодой сосунок и понимаю, что такое марионетка для утех. — Он посмотрел на меня холодным взором и одним движением убрал за спину автомат, но все также сжимал в руке детонатор. — Пока не было привязки я слышал, что можно снять некоторые установки с марионетки, пусть она будет привязана на меня, но не будет похотливой шлюхой, пусть любит, заведет семью, главное чтобы не была полуразумной игрушкой.

— А мне и так хорошо! Ты не понимаешь! Когда мужчина в тебе — это прекрасно, да я тебе уже столько раз говорила как я страдаю без ласки, но ты не хочешь облегчить мои страдания и другим не даёшь. Ненавижу тебя, лучше бы ты сдох, зачем приперся за мной? Как я молила тебя продать меня, но нет, ты урод, думающий только о себе! — Альдир дрожал не от ярости, ему было больно, ничто не могло нанести этому яростному воину столько боли как его родная сестра, единственный родной ему человек.

— Кьеско… — Начало было он говорить, но я вырубил марионетку, она непривязанная и оказалась полностью без защиты, я просто дал указание на сон, это сложно сделать без взлома даже с пустым, но именно эта марионетка была как будто специально открыта для любого, даже очень слабенького манипулятора с силой как у ребенка.

— Она спит, для привязки нужно намного больше времени. — Успокоил я Альдира. — У тебя будет четыре часа в сутки на неё, я лично буду погружать ее в сон и пробуждать, остальное время ты подчиняешься лично мне и делаешь все что скажу, иначе прикончу тебя и продам твою шлюху. Скажу убирать говно за рабами будешь убирать, даю на раздумье две секунды. — Альдир ухмыльнулся.

— Пункт назначения? Время на сборы? — По-военному четко и без лишних деталей поинтересовался воин диких земель.

— Пятнадцать минут, до прибытия каравана. — Посмотрел я на что-то бормочущую во сне марионетку, начавшую себя поглаживать. — Прикасаешься к ней только ты. Конечный пункт Ичьхилак.

Ночь только казалась безмятежной, наш караван бесшумно и таясь в темноте окружали, снайперы и пулеметчики только начали выходить на позиции. Но они не знали что под песками их уже ждал я, а Этсуко готова дать мне поддержку свое силой и уничтожить их артиллерию. Бой вот-вот должен был начаться, за своим имуществом пришли прошлые хозяева, офицеры Федерации Гатсен решили забрать не только рабов, на них им было плевать, их целью был я. Сила манипулятора помогла мне разобраться в причинах. Наш караван не был хорошо охраняем из-за своих размеров, да и не стали бы местные сильно усердствовать, но это местные.

У Федерации были ко мне, как оказалось, личные счеты, а награда за мою голову это всего лишь приятное дополнение. Ненависть к тем, кто особо отличился на фронте была сильна, и как только они доложили кому продали рабов сразу получили приказ уничтожить при поддержке местных полковника Этсуко Райдзин и лейтенанта Дэйчиро Шосе. Поддержки местных они получить не смогли, над ними лишь посмеялись и сказали что если они хотят умирать в диких пустынях то пусть умирают. Они здесь никто и звать их никак, так что офицерам пришлось надеяться только на себя, и выбрав по карте удобное место они решили сами с помощью тех сил что прибыли для охраны рабов устроить на нас засаду. Действовали они довольно умело и практически ничем себя не выдавали, но им не повезло. В отличии от них у меня было имя, и местные понимали, что Шосе и Райдзин могут стать их соседями, теми, с кем можно как повоевать, так и поторговать. И донесли весть о том, что Федерация, немного попутала и забыла где находятся её офицеры.

Два часа назад нам поступил радиосигнал, запрашивали на разговор лично меня. Это была Исида.

— Федерация решила еще раз попытаться убить тебя, прикончи их и жди меня в гости в порту Каори. — Рассказав всю ситуацию она закончила сеанс радиосвязи этими словами.

И теперь я жду сигнала от Этсуко, сейчас мы сыграем с ними в игру, вы не ждали, а вот он я. Они делали все по науке, как их учили, окружали тихо на выключенных двигателях, вручную подкатывали на позицию их небольшое количество артиллерии. Но меня никто не учил, вот в руки оружие, выживешь хорошо, нет, ну значит судьба у тебя такая.

— Дэйчиро. — Раздался в динамики голос Этсуко. — Действуешь по сигналу, не попади под защитные венки, Альдир доложил, что офицеры около артиллерии сами в бой не рвутся, командуют. Основная цель они и пулеметные точки.

— Принял, ожидаю сигнала. — Я видел внутренним зрением из-за толщи песка на очень ограниченное расстояние. Прямо надо мной лежал солдат и сейчас готовил свой пулемет на сошках к стрельбе, ему еще до огневой точки ползти около полусотни метров.

Пронзительный сигнал в динамике дал разрешение на начало той мясорубки, что сейчас произойдет в этих безжизненных барханах. Легкая дрожь от приведения моего второго Я в боевое состояние. Плети, что были распущенны, вырвали меня из песка подобно снаряду, перегрузка были страшной, но мне не впервые чувствовать как по ушам стекает кровь. Пронзенный плетью пулеметчик взирал на меня с ужасом. Другая плеть срывала защитную ткань от песка с моего пулемета. Пулеметный огонь, подкорректированный силой психокинетики, начал выкашивать противника. Это были не солдаты, а простые скотники, и когда с небес полетели сразу семь сплетенных из молний венков защиты то они дрогнули. В воздухе загудели пускаемые ракеты, но они так и не смогли подняться в воздух, так как их накрыло волной разорвавшегося венка. Я рванул к владеющим, что уже собирались отступать. Они не ожидали что их план пойдет крахом. По пустым открыли огонь мои демоны, пока я мчался к владеющим всех пустых снимал прицельный снайперский огонь Альдира, он работал на опережение и снимал только тех, кого мне самому было проблематично убить из-за расстояния или барханов. Альдир засел на самом высоком бархане и как я закапывался в песок, а теперь показывал насколько он ценный боец.

Плотный поток огня врезался в меня, а два шарика психокинетика ударили в бок брони, вминая и ломая мне ребра. Короткая очередь оборвала поток огня, что начал нагревать мою броню, рывок вперед и плеть понесла кумулятивный снаряд в машину, к которой отступали владеющие. Взрыв оглушил их психокинетика. А пулеметная очередь разорвала на части всех остальных владеющих кроме физика, что сейчас корчился на земле от боли с разорванным насквозь брюхом. А вокруг тем временем воцарился электрический ад, венки беспрестанно падали с небес, и волны их раскрытия уничтожали все на своем пути. Взрывались машины, выли от боли пустые, а я медленно подошел к физику и ударом окованного сталью кулака смял его шлем вместе с головой, кровь вперемешку с мозгами брызнула на мой бронекостюм, а в плечо ударила пуля. Еще не все мертвы, пора добивать разбегающихся по пустыне скотников.

Зачистка территории заняла около часа, у нас было несколько небоевых потерь: у десятка рабов не выдержали сердца, несколько пулевых у караванщиков, да и мои сломанные ребра. Ни о каких трофеях не могло быть и речи, машины напавших были уничтожены Этсуко, как и большинство пустых и владеющих, а что не смогли сломать плазменные волны не нужно было уже нам. На следующее утро мы вновь тронулись в путь похоронив всех под барханом. Не дело чтобы трупы лежали на солнце не погребенными.

До Ичьхилака мы добрались больше не пролив ни капли крови, парочка местных, что попытались изнасиловать Кьеско, сестру Альдира, не в счет. Альдир понравился мне как подчиненный, и не только потому что в бою он был холоден и очень полезен со снайперской винтовкой Эйко 2, которую он холил и лелеял как любимую женщину. Он сдувал с неё пылинки и когда я выключал режим сна Кьёско то она даже ревновать стала своего брата к винтовке. Поговорив с ним я узнал что за история с ними случилась, все оказалось банально, на них напали, семья Альдира погибла под обстрелом и его вместе с сестрой продали, его на гладиаторские бои, сестру купил знаменитый кукловод. Альдир заслужил свободу став победителем в череде боёв на арене трижды. Победить в трёх сериях из двадцати смертельных поединков это нелегкая задача, но как оказалось это возможно, и вот, не видя сестру уже полтора года он поехал на ярмарку с бандой, что приняла его в свои ряды. На ярмарке он нашел того кукловода, но сумма чтобы купить сестру была огромной для бывшего гладиатора, да и нужна ли ему сестра марионетка? Истекающая по мужчинам, совершенно не похожая на себя. Но кукловод словно насмехаясь над ним сказал что она дефектная и сестру можно вернуть нормальное состояние, и даже подкорректировать настройки, только она ему не достанется. Она станет призом кулачных боёв на празднестве открытия ярмарки. Ну а после его друзья решили, что его жизнь ничего не стоит, а вот его сестра стоит огромных денег, он почувствовал не ладное и прикончил тех что были в броневике, не дав им исподтишка убить его. А сейчас ему нужен высокодановый кукловод и место, которое он сможет назвать домом.

Первым делом после прибытие в Ичьхилак я поехал не к себе, а к Яфе. Еще в пути Киран сообщил что она и он решили снять ее с поста главы города, и он вместе с нами собирается перевезти её в порт Каори.

У её поместья было достаточно многолюдно, все спешили и собирали вещи, Киран находился во дворе и разговаривал с представителями города.

— Киран, зря вы так, я понимаю что таковы обстоятельства и её желание покинуть пост мне понятно. — Говорила ему сильнейшая владеющая распадом города Ичьхилака Уланто Хьято, директор школы для владеющих, и около неё стоял ее брат Арензо Хьято, талантливый кукловод и заместитель директора школы для детей владеющих, он также был очень хмур. — Но совет города единодушен в желании что лучшего главы нам не сыскать. Да, её решения были не однозначны, но все они, как оказалось, были направленны на благо города. А сейчас из-за этого урода мы лишаемся одного из лучших кукловодов и главу города, что и делом, и словом доказал что нам пора менять некоторые устои.

— Боитесь что пустые и некоторые владеющие устремятся за ней в порт Каори? — Спросил Киран.

— Не боимся, а знаем. — Заговорил кукловод. — Уже около полутысячи пустых формируют караван, и с ними поедет около пяти семей владеющих.

— Ну вы успокойте граждан города и подтвердите что все начинания Яфы Доброй будут продолжены. — Ухмыльнулся Киран.

— И потерять на предстоящих выборах поддержку всех высокодановых владеющих? — Рассмеялась повелительница распада Уланто. — О, Дэйчиро Шосе, приветствую тебя. Что, приехал лично забрать всех сторонников Яфы доброй?

— И я вас приветствую, члены семьи Хьято, я прибыл к Яфе. Киран, она у себя? — Спросил я.

— На балконе в своей спальне, она не желает до переезда её покидать. — Хмуро сказал мне Киран.

— Понял. — Я уже хотел направится ко входу во внутрь поместья как меня остановил голос Уланто Хьято.

— А что, главе клана Шосе неинтересно поговорить с представителями городского совета? Или тем, кто владеет портом Каори не до переговоров с какими-то представителями? И ведут разговоры только с главами городов? — Съязвила повелительница распада.

— Ну почему же, уважаемый член городского совета, мне очень интересно было бы пообщаться с вами насчет того как так случилось что моя невеста пострадала, хоть, как я вижу, она так важна для города. — Кукловод скривился, а распадчица улыбнулась.

— Значит невеста? Ну так вот, Дэйчиро Шосе, если вы предложите «Особые условия» и льготы для переселившихся в порт Каори, то можете забыть о хороших отношениях с городом Ичьхилаком. — Произнесла она это ослепительно улыбаясь.

— А вот эти вопросы вам лучше обсудить с главой порта Каори, Кираном Добрым. Я не разбираюсь в политике и прощу прощения, но спешу увидеть свою невесту и потому вынужден покинуть вас. — Я направился к Яфе, не слушая изливающуюся ядом владеющую распадом. Она, как мне показалось, была крайне раздражена. А все дело в том, что, как сообщил мне Киран, жители города, а особенно пустые, полюбили Яфу, она за время своей работы главой города Ичьхилака задела такую сложную тему как налоговую нагрузку на население. Дело в том, что высокодановые владеющие практически не облагались налогами, их предприятия в первую очередь стояли на любой поддержке от города, да и тендеры с выгодными контрактами в основном уходили к ним. Но Яфу это не устраивало, она говорила о том, что каждый гражданин города должен иметь равные права и обязанности. Она смогла протолкнуть небольшое ущемление в привилегиях высокодановых владеющих, устроила поддержку низкодановых владеющих, направление их на обучение и четкое определение их потенциала как владеющих. Также было поставлено на поток обучение оружейников, и их изделия реализовал сам город, а не как раньше, когда им самим приходилось искать рынок сбыта. Эти действия не нравились уже признанным оружейникам, так как молодые оружейники начали накапливать как достаток для покупки оборудования, так и получать опыт, что сказывалось на конечном качестве изделий. Про пустых Яфа тоже не забыла и выравнивание налоговых сборов уменьшило на них нагрузку, а также произошло уменьшение налогов на строительство жилья за городом и появилось субсидирование сельскохозяйственных и животноводческих ферм. Заодно она уравняла в правах простых пустых и тех, что появились от союза владеющих. Это отразилось нелюбовью немногочисленного населения к Яфе, а вот большинство видя позитивные предпосылки с нетерпением ожидали и других изменений и радовались тому что имеют. Оппозиция, что противостояла ей, была отчасти перебита после покушения на неё, но все же занимала сильные позиции и сейчас была в смятении, оппозиция имела все шансы выиграть предстоящие выборы, но вот что делать потом? Выполнять те обещания что они дали? За время правления Яфы количество земель города Ичьхилака выросло, появились десятки новых и бойко торгующих оружейников, выросло количество производств и городу не надо теперь закупать продукты, он даже начал экспортировать излишки. Количество пустых резко возросло, прибывшие радовались идеальным условиям в диких землях, и они еще не приросли к земле, но если оппозиция отменит все, то они просто уйдут. В порт Каори, туда где начинания Яфы Доброй точно подержат, при поддержке клана Шосе и Райдзин, теми, кто этим портом и владеют.

Зайдя в спальню без стука, я сразу направился на балкон, Яфа сидела на небольшом резном кресле у столика и перебирала документы. Не глядя она начала говорить.

— Пришёл за очередной настройкой? Сразу говорю, мне некогда, предлагаю настроить тебя в пути до порта. Если у тебя все то уходи, мне некогда на тебя время терять. — Не подымая глаз проговорила она.

— Я не за этим пришел, ты же знаешь о традициях моего прошлого мира. — Я со стуком пал на одно колено, а в моей руке появилась небольшая коробочка. — Яфа Добрая, я прошу тебя стать моей женой.

Яфа оторвала глаза от документов и ошарашено посмотрела на меня, она практически сразу поняла, что в коробочке.

— Шосе, ты совсем больной? Какая из меня жена, я ни ходить не могу, ни ребенка родить, тебе совсем мозги отбили? — Раздраженно произнесла она, а в ее глазах горел огонь гнева, что вот-вот мог вырваться.

— Плевать, ты манипулятор и рано или поздно сможешь восстановить все функции своего тела. Когда-то ты хотела этого и я готов несмотря ни на что взять тебя в жены, а сейчас, если помнишь, по традиции ты должна дать ответ. Да или нет? — Яфа скривилась.

— Нашёл момент, слушай меня, бетонноголовый, колечко положи на стол. Не знаю как у вас там, а свой ответ я дам через сутки! Тебе всё понятно? — Я положил колечко на стол и улыбаясь кивнул — А теперь выметайся из моей спальни!

Уже выходя из спальни я услышал.

— Плевать ему, мне то не плевать, а колечко красивое, обратно он его точно не получит, какие глупые у них традиции. — Её голос был раздражен, но вот сила манипулятора говорила обратное, она рада такому ходу событий и завтра будет ожидать моего появления чтобы дать ответ, который и не мог быть иным.

До порта Каори мы добирались очень долго, жара усилилась, и как я ни старался началось то, чего я боялся. Рабы начали умирать десятками за день, а когда ночью жара спадала и, казалось бы, стало легче и караван засыпал, утром мы находили новые трупы. Я носился по каравану и как кукловод помогал поданным Империи. Но несмотря на все усилия до порта Каори не добралась двадцатая часть рабов. Как сказала мне Яфа сегодняшней ночью смертность может повысится. Людям нужна помощь, и даже сегодняшнюю ночь я потрачу на активации и корректировку внутренних резервов у людей, что завтра должны стать свободными.

Стук в кабинет отвлек меня от воспоминаний.

— Войди. Я знал, что за дверью Тэймэй, она вошла ко мне по своему обыкновению одетая в белоснежную юкату.

— Дэйчиро, ты понимаешь что от этих рабов не будет никакого толку, одни убытки? Ты пообещал им свободу и они уже требуют от меня корабль до Империи. — Начала Тэймэй говорить и без того известные мне вещи. — У нас сейчас нет денег именно из-за твоей покупки, ты поставил своим решением наше существование под угрозу. Нам нужны люди для развития порта, а не для того чтобы отдавать их Империи тратя свои деньги на их доставку в Империю.

— Пошла вон. — Мощный стол еле-еле выдержал удар об столешницу моего окованного в броню кулака. Тэймэй даже не шелохнулась.

— Дэйчиро Шосе, я благодарю тебя за то, что несмотря на то как поступила с тобой Империя ты помогаешь её поданным и сегодня я проведу ночь вместе с тобой, пытаясь спасти как можно больше жизней. — Она развернулась и вышла из кабинета, а я вздохнул и попытался уснуть, где-то час сна и мне надо будет вновь обходить каждого раба. Если бы не это погибших было бы в разы больше, а сейчас они достигли того что желали и их организм может решить что все, пора заканчивать путь.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы знали что по сути находимся на недружественной территории, но когда я прибыл военная база перестала существовать, военные кинули почти всю технику и уехали с первым кораблем, что направлялся в сторону Империи, практически принудив команду корабля к сотрудничеству. Большой сухогруз так и не был загружен товарами и лишил местное население и нас части прибыли. Встал острый вопрос с едой и питьевой водой, я привез столько рабов что это была практически половина от числа постоянных жителей порта Каори. В самые тяжелые первые дни я стал иногда тайком проклинать себя, Тэймэй была права, я сделал хорошее дело, но обрек наши кланы на множество проблем, а также финансовые убытки. Люди те еще неблагодарные животные и мне пришлось это ощутить на себе в полной мере, совсем небольшая часть рабов решила что мы им должны, все они не знали что мы предатели и требовали. Требовали нормальных условий жизни, лучшую пищу, а самое главное скорейшую комфортабельную доставку до Империи, и лучше всего на самолете. Когда начались разноситься слухи что Императрица Хаона умерла, а та принцесса, чей муж и выкупил их, стала предательницей, а Империя заключила мирный договор с Федерацией позабыв о пленных, что оказались вне территорий Империи, народ начал успокаиваться, понимая, что всё для них только начинается. Предатели дали им кров, еду, и выкупили у Федерации, но тут начала формироваться другая, небольшая группа людей, не кричавшая ни о чем, эти люди вообще оказались молчаливыми, они начали работать, хоть никто их не заставлял. Эти люди были сами в не самом лучшем состоянии, но они трудились. Когда приезжали караваны их уже ждала бригада механиков, не самых лучших, но знающих в какую сторону крутятся гайки, и делали они это с радостью. Была бригада мойщиц, швей, поваров, прачек, да кто угодно был, если есть работа они сами формировали бригады и брались за работу, они помнили что такое близкое дыхание безжалостной, они помнили фермы, где кто-то сейчас ест кашу с мясом.

Не было ни проституции, ни драк, крикуны сами куда-то пропали, как выяснилось в Империи практически никого из бывших рабов не ждет, а рабы родом в основном из нескольких приморских городов. Начались, как ни удивительно, формироваться рыбацкие артели, и когда я ломал голову где найти средства на корабль до Империи ко мне пришли, прося помочь с лодками. Прошла неделя и уже не осталось рабов, они ими


убрать рекламу






перестали быть, теперь это жители порта, они перестали быть забитыми, но одно в них было сильно, настороженность к тем, кто был для них чужим.

Но не только бывшие пленные были моей головной болью, к нам приходило оборудование что мы закупили до покупки этого лота на аукционе. А на полное количество специалистов, что настроят его, у нас уже не было ни денег, ни времени. Огромные склады были забиты станками, с ними пытались разобраться Райдзин и Каори, но тонкой настройкой большинства станков они никогда не занимались, так что количество рабочих, которых они могли обучить, было очень ограниченно. Но как оказалось моя первая головная боль начала решать вторую довольно успешно. Были среди пленных специалисты, да и рабочие были, а женщины, которых было большинство, горели таким энтузиазмом что я даже не заметил, как половину станков начали настраивать, а на окраине начали возводится здания для будущих заводов. Первое что нам было необходимо это плавить тот метал, которого было в избытке в диких землях. Здесь была прорва разных ресурсов, но вот только земли не просто так дикие и добывать здесь хоть что-то не легкая задача, конечно если это не территория города.

Я был постоянно занят как днём, так и ночью. Днем я носился по городу и не только раздавал указы и смотрел на чужую работу, силы психокинетики и физика могли служить не только для убийств. В строительстве я был физиком, в прокладке энерготрасс был психокинетиком, а в небольшом госпитале, что должен был перерасти в больницу, что должна в будущем обеспечивать медицинской помощью всех жителей, я был помощником своей дочери.

Это возможно было и смешно, но Яфа объяснила мне что моя малютка прекрасно манипулирует как разумом марионеток, так и может тонко настраивать человеческий организм, ей не хватало сейчас не только знаний, но и сил. А врачей у нас было раз два и кончились, среди пленных была парочка терапевтов, неопытных девушек, что скрывали свое медицинское образование, так как в любом случае стали бы марионетками и новыми работниками ферм. Так же было и с другими высококлассными специалистами. Эми, как оказалось, при помощи врачей могла заменять по крайней мере парочку врачей, лекарства конечно никто не отменял, но их у нас не было, и даже когда прошла неделя около тысячи пленных нуждались в помощи. А потому я приходил в госпиталь, где малышка объясняла мне что делать, и делать под её присмотром. С каждым днем я все меньше понимал зачем я именно это меняю, почему нельзя увеличить выброс того или иного гормона. Но разбираться мне было совершенно некогда.

Война войной, но о своей семье забывать мне не стоило, и если с Чихеро у меня было все прекрасно кроме небольшой обиды за то что наши встречи наедине стали редки, то вот с Тэймэй начались проблемы. Меня не игнорировали, на меня не кричали, но было видно что я сделал что-то не то и теперь она со мной общается как при Императорском дворе. Она старалась изо всех сил за день, она проводила десятки переговоров насчет поставок поддержки в случае нападения, пыталась договориться насчет оказания услуг. То небольшое количество кораблей, что начали заходить в порт, было в основном её заслугой. Так же она смогла договориться чтобы Чихеро с помощью силы распада облегчила добычу металлов в небольшой залежи, что была в паре часов от нас. Моя распадчица уничтожала породу, которую уже вывозили рабочие в виде песка, а вот руду добывали сами. Хотя и она помогала, это позволило резко получить сотни тонн железной руды, и пока мы собирались ее продавать Каори предлагала помочь в выплавке металла, но у нее и без того было слишком много задач и потому на совете кланов было решено её не задействовать.

Тэймэй я начал избегать и старался не оставаться с ней наедине после того как она спросила:

— Когда вы собираетесь разделить со мной ложе? — Я чуть стену не пробил, не зная куда мне деться, ведь в этот момент я разговаривал с Яфой. И так было постоянно, она только со мной говорила не как с равным, а как будто она моя рабыня, и стала не то что покладистой, а даже услужливой, и это меня бесило. Я знал что её гложет чувство вины и одиночество, но она оттолкнула меня и пока что мне не удалось с ней поговорить по душам.

Моей отдушиной как ни странно стала не Чихеро, а Яфа, которой, как мне показалось, распадчица уступила немного времени для общения со мной и стала как-то относится к ней по-особенному, я бы даже сказал, с теплотой.

Яфа стала временной главой госпиталя и занималась особо сложными случаями, готовила марионеток, как способных выполнять полицейские функции, так и заточенных для военных целей. Материал ей доставлялся мной и Чорруном с Этсуко. Клан Райдзин первоочередной задачей поставил для себя очистить близлежащие земли от бандитов. Они посещали ближайшие поселения и предупреждали что теперь по землям порта Каори постоянно будут разъезжать патрули, и если у этого патруля будут малейшие основание что вот эта колонна машин бандиты, то сперва стреляют, а потом идет допрос. Не захотят значит умрут.

Так что сотня человек уже прошла стадию допроса у Яфы и полсотни из них были благополучно отпущены с извинениями и компенсацией.

— Дэйчиро, мне не нравится твой образ жизни. — Нахмурилась Яфа и поехала на своей инвалидной кресле коляске к накрытому столу, её руки уже восстановились и она могла сама перемещаться, а ведь совсем недавно не могла этого сделать, просто не хватало сил в руках.

— Яфа, это временно. — Начал я оправдываться, она стала постоянно ворчать на меня после настройки моего разума, который мы стали настраивать раз в неделю неделю, прорабатывая каждый контур. Это уменьшало нагрузку на мой мозг и мне приходилось реже блокировать головную боль, от которой раньше я практически постоянно страдал.

— Не временно, Дэйчи, не временно. Так, садись есть, а то день уже скоро закончится, а ты еще не ел и кажется даже позабыл что тебе требуется вода. — Сев за стол я посмотрел Яфу, она станет прежней, я в это верю, и надо чтобы эта вера передалась и ей.

— Кстати, как там две девушки, о которых я тебя просил? — Не знаю, как, но сейчас она готовила сама, или она так делала всегда? Раньше я этого не замечал, но мне что-то подсказывает что готовить она начала только из-за меня.

— Дэйчиро, тебе Чихеро мало? Что-то резко ты вспомнил про девушек. — Сузила она глаза смотря на меня с подозрением.

— Надо как-то закрыть от тебя некоторые мои воспоминания! Яфа, не надо смотреть то, что должно остаться только между двоими. — Она расмеялась.

— Как-будто я там что-то новое увидела, ешь уже. — И как-бы мимоходом произнесла фразу из моих утренних воспоминаний. — Лучик ты мой внеземной.

— ЯФА! — Взревел я.

— Молчу-молчу. Кстати по девушкам, я практически справилась, как с одной, так и с другой, с твоими будующим академиком было сложнее всего, девушка закрылась в себе и не хотела выходить из тех грез, в которых она с радостью купалась под действием наркотиков. А вот с марионеткой особых трудностей не было, она даже сдружилась с академиком. — Улыбнулась мне Яфа.

— Я надеюсь подружились они не на сексуальной почве? — Яфа нахмурилась.

— Не должны были, хоть у марионетки и завышенное желание и она посматривает на академика с интересом, но она теперь контролирует свои эмоции. Кстати, что мне делать с её братом? — Я чуть не подавился.

— А я-то тут причём? — Яфа схватила супницу и начала подливать мне добавки.

— Он хочет остаться при госпитале наемником, охотником за головами, ему же надо выплачивать долг за лечение сестры, только вот я думаю что он тебе будет полезнее. Я покопалась немного в его голове, помощником тебе будет неплохим, твой Токо сейчас постоянно занят с демонами, а тебе нужен не просто механик, но и снайпер бы не помешал, что будет следить за окрестностями и корректировать тебя в связи с изменившейся обстановкой.

— Я подумаю.

Наше общение было моей отдушиной, она согласилась стать моей женой, но сейчас готовится свадьба Каори и Кирана, а также моя и Чихеро. Яфа заявила мне и Чихеро что станет третьей женой, а второй пусть будет распадчица. Но и свадьба с Яфой будет в этот же день, оказалось, как ни странно, что такая практика существовала. Мы готовились к войне чуть ли не со всем миром, но создавались новые семьи, люди находили время на то чтобы быть счастливыми. Эйко и Айко были ярким примером, но никто не мог понять вместе они или нет, то они прогуливаются по набережной, то Айко ходит с фингалом и счастливо улыбается прокусанной губой. Жизнь в порту кипела, а с наступлением ночи затихала, ну, по крайней мере я не видел что творится по ночам, у меня наступало время тренировок и обучения.

С наступлением ночи я выходил из порта Каори, брал камень потяжелее и бежал. Когда падал без сил шел к обговоренному месту, где меня ждали. Орео помогал мне развить мои навыки, обучал как использовать внутреннее зрение в иной плоскости. Он пытался обучить меня левитировать и уменьшить свой вес, ускорить мои движения, не нагружая мышцы и не разрывая ткани. Но самае сложная тренировка и в то же время самая опасная, наступала когда ко мне с Орео присоединялись Каори с Кираном. Мы попеременно вставали между друг другом на расстоянии ста метров и начинали атаковать сотнями металлических шариков, но это в моем случае металлическими шариками, а в случае Каори и Кирана тысячи, они должны были кружиться хаотично и постоянно нападать на того, кто находится внутри этого своеобразного круга. Никакой брони, только отклонение летящих в тебя стальных снарядов, имитирующих пули. Орео не участвовал в нападении, а только контролировал чтобы мы не навредили друг другу, и не раз он спасал нам жизнь. Контролировать пространство, когда тебя атакуют со всех сторон одновременно десятки снарядов на протяжении пятнадцать минут, было чрезвычайно сложно.

Каори и Киран также тренировались с Орео, и вот их спарринги были на грани, каждый раз казалось, что еще чуть-чуть и кто-нибудь мог умереть, но по-другому было никак. Как говорил Орео когда переходишь на высшую ступень любая тренировка может оказаться последней в твоей жизни. Безопасных тренировок у меня отныне не будет и как только мы найдем физика посильнее меня то начнутся новые тренировки меня уже как физика. Таскание тяжестей — это хорошо, но надо обучаться, от простой силы мало толку если не на ком её применить.

Пираты, что должны были начать собираться для штурма порта, не спешили, их сейчас волновали их внутренние проблемы. Огненный адмирал потерял доверие свободных капитанов, а то что я потопил немало кораблей только всё усугубляло. Сейчас пираты были рассеяны по окружающим морям и мешали функционированию порта. Охота за отдельными кораблями пока откладывалась, по словам Кирана у нас не было подготовленного корабля для такой охоты. Сейчас он пытался модернизировать тот небольшой корабль что мы имели.

Они ехали с севера и было их двое, о них нам сообщили заранее, охрана каравана решила напасть на одинокий джип, ехавший по пустыне. Караван был полностью уничтожен, пять выживших чудом добрались до селения и сообщили о этих двух владеющих. Местные решили покарать их, около десяти владеющих среднеданового уровня бросились в погоню, но никто из них не выжил. Чужеземцев теперь вели и докладывали их местоположение всем, чтобы с ними не связывались. Наши связные рассчитали путь этого джипа, и он ехал к порту Каори. Информации было мало, мы не знали кто едет к нам, и потому было решено выслать группу «встречи».

Когда мы встретили джип то уже настали сумерки, из джипа выпрыгнул физик с пулеметом и навел его на нас. Он ждал, я же пошел к нему навстречу сняв свой бронешлем.

— Представьтесь и назовите причину посещения порта Каори. — Прокричал я, а физик положил пулемет на песок и начал снимать свой шлем.

— Здравствуй, Дэйчиро Шосе. — Произнесла Амайя.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Нос быстроходного судна с легкостью разрезал морские волны, мы неслись прямо на пиратский флот. Он был ещё за сотни морских миль, и мы шли прямо им в лоб. Эту армаду пиратских кораблей сложно было назвать единым флотом, так как каждый капитан судна это сильный владеющий, что действует на свой страх и риск, но все же они смогли договориться и собравшись вместе решили напасть на порт Каори. Погрязнув в дрязгах они дали нам месяц. Для того чтобы сбежать, как бы сделали многие кланы оставив после себя голые стены, месяца было более чем достаточно времени. Но ни клан Шосе, ни клан Райдзин не собирались покидать порт, на общем собрание было высказано единое желание обоих кланов, к этому решению присоединились и все свободные, как жители порта, так и владеющие.

Они хотят бой, они его получат, а смогут ли они пережить его скоро и узнаем.

Пора показать что порт Каори может не только дать сдачи, но и сам напасть на более сильного противника.

Осталось совсем немного, стараясь раньше времени не выйти из состояния баланса и не начать крушить всё вокруг я уселся на специально сваренную конструкция на носу корабля. Около моего сваренного из железных труб трона, как называла эту конструкцию Тэймэй, стояли огромные катушки с моими плетями-тросами. Сам бронекостюм был намного тяжелее того что я обычно носил, а плети теперь намертво сидели в броне, и их длина и количество поражали воображение. Когда захлопнется шлем на моей обритой голове и завинтятся гайки я только отдаленно буду напоминать человека. Когда Эми впервые меня увидела в этом бронекостюме то назвала тысячеруким монстром.

Монстр, она права, я уже не человек. Я грёбанная машина для убийств, которая только и может беспрестанно убивать! Разрывать! Раздавливать! Я УБЬЮ ВСЕХ! ВСЕ ДОЛЖНЫ УМЕРЕТЬ!

— Дэйчиро… — Послышался ласковый голос Яфы, сперва в моей голове, а потом и ушами услышал я и боевое безумие, что уже готово было меня поглотить, отступило. За мной теперь постоянно кто-то присматривал, это была либо Тэймэй, либо Яфа. Необходимо чтобы за мной был постоянный контроль знакомого мне кукловода. Идеальным вариантом была Эми, рядом со своей дочерью и другими детьми я ни разу не терял контроль, не было ни единой вспышки эмоций. Сейчас за мной присматривала только Яфа, ее коляска нещадно скрипела, она с трудом катила её по покачивающееся палубе. За ней конечно шла марионетка, но Яфа катила свою коляску сама, никогда не позволяя никому помочь, за исключением, конечно, тех случаев, когда я брал её на руки. Мы раскрыли новую грань использования моего разума, только эта грань была рискованной и опасной. Как для меня, так и для окружающих.

— Дэйчи, успокойся, ты же знаешь, что система нестабильна и может активироваться от сильных переживаний. Так что попытайся сохранять холодность мысли, как только бой кончится мы сразу ликвидируем этот контур. — Я хмыкнул, когда схватка закончится… Неизвестно кто выйдет из этой схватки победителем. Кто переживёт её? Вот в чём вопрос.

— Ты так уверенна что мы победим, а вот во мне нет такой уверенности. — Яфа посмотрела на меня пронзительным взглядом, от которого пошли мурашки по кожи, а ее руки нервно скрестила на коленях ног, что отказались ей служить.

— Если умрешь ты умру и я, когда-то я заигралась, потом возненавидела, а теперь… — Она опустила голову смотря на волны. — Дэйчи, ты когда-нибудь желал умереть так сильно что твоё тело начинало себя убивать? Когда я увидела себя после покушения я стала угасать, жить не хотелось. Да, я понимала, что это не выход, но моя сила, мой организм подчинялись моим мыслям о смерти, что постоянно носились в голове. А потом пришел ты и был как всегда немногословен. — Она подняла руки к небу и слегка потянулась в своём инвалидном кресле. — И что-то так жить захотелось, чтобы посмотреть на эту наглую морду, а особенно ударить. Как же я ненавидела человека, давшего мне надежду что я не бесполезна и нужна ему. Тому что звал в жены полуживого, ни на что не годного овоща, что хотел в тот миг только одного, уйти.

— Я сделал то что должен был, сказал, что было нужно. — Яфа фыркнула на мои слова.

— Ну-ну, покоритель женских сердец, ну вот что мы в тебе нашли? Ладно, можешь не отвечать, твоя голова моя вотчина, я и так знаю все твои потайные мысли и про то что ты сейчас боишься тоже знаю.

— Ты права, боюсь, а как тут не испытывать страха? Что будет если в пылу сражения я начну убивать вас, а когда пойму… — Я начал останавливать мысли, что начали рисовать в моем разуме страшные образы того как я стою на палубе, а вокруг лежащие на ней разорванные тела моих близких, что находятся на этом корабле.

— Тише-тише, здоровяк, ничего такого не случится, ты же не слепой, а на груди каждого из нас твой знак. Ты интуитивно будешь думать что это твоя стая даже когда мысли не будут поспевать за твоими действиями. — Она гладила меня по руке своей нежной ладонью, я был в броне и не мог чувствовать её касания, но всё же меня это успокаивало. — Давай, попытайся помедитировать, не надо тебе переживать.

— Не могу я ни спать, ни медитировать! — Против своей воли я начал злиться на глупую женщину. Как эта ни на что не годная самка не понимает что я жажду схватки.

— Дэйчи, давай помогу тебе. — Ласково проговорила Яфа, а я опомнился и стал гасить захлестнувшие меня эмоции, и утвердительно кивнул, не осмелившись ей что-либо сказать. Она несомненно уловила силой манипулятора мои мысли, мне надо срочно отвлечься, так как чувствовал что я уже на пределе.

Легкая слабость окутала меня, это Яфа помогла мне войти в медиативное состояние, пару минут я чувствовал сопротивление свое сопротивление, но всё же смог расслабиться и начать погружаться в свои воспоминания. Осталось только выбрать что же вспомнить, может быть изматывающие тренировки?

Нет, не сейчас, может мою свадьбу повспоминать? Можно, но позже. И тут вспомнилась Амайя, что ж, почему бы и не про неё, все равно сегодня может быть последний день, когда я её вижу. Мой загонщик. Сидит от меня всего лишь в десяти метрах и не сводит с меня своих глаз. Она будет, если придется, пытаться убить меня, и не только она, но и вместе с другими. Если я полностью потеряю контроль и превращусь в зверя, кинусь на своих то Каори, Киран, мать Амайи, Асока Идако, Яфа и спящая в трюме Чихеро, ну и конечно же старик Чоррун моя личная группа ликвидации. Конечно, они надеются нейтрализовать меня, не повредив и не нанеся смертельного вреда. Они говорили, что смогут меня обездвижить, усыпить, они не хотели верить в то что остановить меня может только смерть. Если до меня не сможет достучаться Яфа, то в пылу схватки ничто не сможет привести меня в чувства.

Но они не слушали меня, твердя что смогут нейтрализовать. Я знал, что оторви мне ноги я поползу к врагу на руках. Да, оторвав все конечности они смогут меня нейтрализовать и обездвижить, но вот выживу ли я после этого? Навряд ли, да и кого я убью из этой группы мне неизвестно. Но до этого надо ещё дожить как сказал Чоррун, вот будет необходимость и он прибьет правнука, а заодно и тех кто допустил что это ему пришлось сделать.

Опять я думаю о своей смерти. Хватит. Медитация, сосредотачиваюсь на воспоминаниях и начинаю потихоньку проваливаться в легкую сладостную дремоту.

Закат окрашивал лицо Амайи в красные тона, на ее лице не было радостной улыбки, кожа была немного обветрена. Имперская фронтовая броня была вся покрыта новой краской, но она не скрывала что броня постоянно ремонтировалась и несла следы от нескольких десятков бронебойных пуль. Испещренный царапинами шлем рассказывал что бои ей дались не легко, тяжёлый, видавший и лучшие времена пулемет был всё таким же, как и тогда, на фронте. Штурмовой щит был прикреплён к джипу.

Я смотрел на неё и понимал что она проделала такой путь не для того чтобы со мной увидеться, а из джипа вышла Асока Идако, мать Амайи. Облаченная в черную военную форму, невысокая женщина, которой все говорили только одно, она очень опасный ядовик, её дан был мне неизвестен, но он был по всей видимости очень высоким. Асока неспешно подошла к нам снимая повязку, защищавшую от песка, с лица.

— Не скажу что рада видеть тебя, Дэйчиро Шосе, но приветствую. Как посмотрю вы не очень рады поданным из Империи. — Она обвела взглядом технику и особо задержавшись на группе ликвидации.

— Прошу прощения за такой прём и выражаю соболезнования по поводу вашей утраты. — Я слегка склонил голову показывая тем самым все уважение к данной особе. — Прошу простить меня за наглость, вы, уважаемая Асоко Идако, очень сильный ядовик, Амайя Идако один из сильнейших физиков, каких я знаю, и поэтому обязан узнать какова ваша цель прибытия в порт Каори.

— Доченька. — Обратилась Асока к молчащей Амайе, которая и не думала перебивать старшего и единственного по нашей информации члена уничтоженного, немногочисленного, но все же клана. — Какова наша цель?

— Месть. — Спокойно, без угрозы сказала Амайя.

— Кому вы собираетесь мстить? — Спросил я, ведь был такой вариант что у них могли быть причины мстить мне, Тэймэй или всему клану Шосе в целом.

— Не кому-то из членов Шосе или Райдзин, хоть к тебе и твоей жене у меня есть парочка вопросов и предложений. — Улыбнулась Асока Идако. — Но никак вредить вам, по крайней мере сейчас, мы не собираемся.

— Тогда добро пожаловать в порт Каори.

Разговор с последними представителями клана Идако прояснил немало деталей. Вечером мы собрали малый совет, где и был разговор с последними из клана Идако, Асока оказалась очень интересным собеседником, что знал немало деталей, и если мы придем к взаимопониманию, то клан Идако станет ценнейшим союзником.

Асока один из создателей той бомбы, что уничтожила столицу федерации Гатсен, и хоть знает только часть формулы она может создать что-то эффективное опираясь на свою силу и опыт, а яд, что делают ядовики, похлеще чем химическое или биологическое оружие. Амайя тоже была ценна, она опытный физик что всю жизнь обучался как воевать, так и командовать, конечно, Райдзин и Эйко были против того чтобы я скинул на неё подготовку и обучение пустых, но я сразу же объяснил что это планы на будущее, а сейчас Клан Идако просит разрешение сформировать на наших землях новое родовое гнездо. Разрешение они получили.

История уничтожения клана Идако была проста, в столичном поместье клана Идако произошел мощнейший взрыв, если бы Амайя не прикрыла мать своим телом, то хрупкий ядовик не пережил бы эту ночь. А потом начался штурм, клан Идако не был многочислен, да и в основном члены клана находились на военных объектах служа на благо Империи. Асока, поняв, что штурм им не пережить и видя как более слабые члена клана погибают от пуль и огня, решилась на отчаянный шаг. Она создала туман гибели. Премерзкая техника, сочетающая яд ядовика, что убивает хоть и не мгновенно, но мучительно, против этого тумана плохо защищают противогазы, только системы закрытого цикла могут обезопасить от этого яда. Но туман дал Амайи время облачиться в свой бронекостюм, и под прикрытием еще нескольких десятков членов клана они отправились на военную базу, которой командовал Толуман Идако и где имелась небольшая взлетная полоса. Они отправили запрос на помощь нескольким кланам, на что пришёл чёткий ответ что клана Идако больше не существует и предложение убить Асока Идако самим, а после бежать из Империи. Да, они приходили за ядовиком, и не для того чтобы договориться, а уничтожить. Асока улыьнулась и зловеще сказала что создали они не одну бомбу, и если Ханона умерла то формула потеряна, так как основные компоненты знала только она.

На военной базе их встретили шквальным огнем, и они видели издали как Толлуман в бронекостюме сражается со своей группой ликвидации. В одном из владеющих Амайя узнала офицера Федерации Гатсен, теряя членов клана Амайя смогла захватить самолет. Изрешеченный пулями он с трудом поднялся в воздух, а Асока, увидев, как умер ее муж, пустила на базу последний поцелуй ядовика. Его называют поцелуем смерти из-за того что от него нет защиты, яд разлагается за полчаса, но молниеносно заражает огромную территорию, на него не действует ни ветер, ни вода, Асока заявила что убила наверное всё живое на площади пяти квадратных километров. Но у поцелуя смерти есть и обратная сторона, она вытягивает из ядовика все силы, и очень часто после этой техники ядовик умирает. Амайя еще около двух суток добравшись до края империи билась за жизнь своей матери напав на местный госпиталь и похитив нескольких врачей из пустых. Их искали, и они узнав что мы пробились в дикие земли решили перебраться к нам. Асока только недавно оправилась от удара, а там, в Империи, она была у самой грани. Мы выделили им дом, а также небольшую сумму денег для закупки всего необходимого, мы объяснили что пока о мести стоит забыть, нам надо укрепиться здесь, а для этого нужны деньги и оружие. Асока сказала, что теперь у порта Каори будет химическое оружие, да и с производством лекарств она попытается помочь. Она как ядовик была прекрасным химиком и фармацевтом, до войны она разрабатывала не только яды, но и противоядия с лекарствами.

Развитие порта шло бешенными темпами, у нас начали открываться первые цеха, еще не заводы, но мы уже хоть что-то производили. Когда запустилось производство я к нему даже не подходил, как оказалось я вообще ничего не понимаю. Было чувство что я полезен только при боевом столкновении, когда надо убивать, ну или на крайний случай таскать тяжести. Видя это я стал больше уделять времени тренировкам. Тренировки все усложнялись и я почувствовал свой предел когда находясь даже в боевом состоянии и активировав второе сознание, что отвечало за контроль всех моих трех стихий, я не мог противостоять ни Кирану ни Орео. Даже мать была сильнее как психокинетик, несмотря даже на то что я помогал себе силой манипулятора, доводя свой мозг до точки кипения, но мои более низкие даны хорошо работали только при контакте с противником. На расстоянии же, как показали тренировки, меня довольно легко может уничтожить десятидановый противник, если я не буду защищен то и того меньше.

Появившаяся Амайя по просьбе Каори также начала со мной тренироваться, и если я начинал с ней бой как физик, то и тут оказался слабее без остальных стихий. Она была сильнее меня и ее мастерство в рукопашном бое было непревзойденным. Я мог ее победить только при помощи психокинетики, как физик я был ей не противник. Но в этот раз у Амайи не было того высокомерия после победы надо мной как было раньше. Я с ней так и не поговорил по душам, нам просто не о чём было разговаривать.

На следующее утро я зашел к Яфе для настройки, и мы перемкнули контур, что должен был меня немного усилить. Первую ночь тренировки, как и вторую, Яфа находилась рядом наблюдая за моим состоянием и и следя за тем как работают контуры на запредельных перегрузках. Подъём силы был, но небольшим, практически незаметным. На третью ночь Яфа не пошла, заявив, что хочет побыть в постельке, не в её состоянии смотреть как я с Амайей мутузим друг друга или как я отражаю снаряды.

Перегрузка, как эмоциональная, так и физическая, на третью ночь показала мне новый уровень, что пугал. Каори не смогла вовремя остановить иглу и мне всего лишь на мгновение показалось что игла вонзится ей в глаз.

— Неет! — Мир остановился, около тысячи игл замерли в воздухе кружась над моей матерью, она также была неподвижна, мои мысли не успевали за моими же действиями. Иглы собрались в шар.

— Кто посмел? — Пронеслось в голове, видя Амайю, Кирана и Орео я идентифицировал их как чужих. В моей голове пронеслась мысль, которую я даже не успел осознать: — Враги должны умереть!

Тренировочные иглы разлетелись в свои цели и я видел как Орео и Киран пытаются отклонить их, у них получалось, но то ли от неожиданности, то ли от того что я был не в себе из тысячи с десяток всё же летели в цель.

Практически мгновенно и синхронно в голове зазвучали два голоса.

— Дэйчиро, остановись, контуры изменились! — Прокричала Яфа, а следом я услышал испуганный голос своей дочери.

— Папа, что с тобой? — Мир снова замер, их голоса отвлекли меня от мысли убивать врагов.

Иглы упали на песок. Мы еще много раз разбирали случившиеся и некоторые мои секреты оказались раскрытыми. Но только семье, в которую входил клан Райдзин. Чоррун долго плевался, ведь раскрылось что его правнук ко всему прочему практически марионетка, в разуме которого ковыряется кукловод, и деду было без разницы чем это было обусловлено.

Вечером в небольшом зале проходил совет клана Шосе, собрались только совершеннолетние члены. Присутствовали Эйко, Тэймэй, Чихеро, Каори, я и, как причина сбора совета, Яфа Добрая.

Мнения о экспериментах с моим разумом у моих родных были разными, одни кричали на меня, другие же хранили молчание, не осуждая и не одобряли. Когда Каори с Эйко повысили голос на Яфу мне пришлось вмешаться, они могут кричать и обвинять меня в полном идиотизме, но оскорблений в сторону боязливо съежившейся Яфы в инвалидном кресле я допустить не мог.

— Успокойтесь, это было моё решение и без моего согласия она ничего не изменяла в моём разуме. Я есть Дэйчиро Шосе и мой разум всецело принадлежит только мне. — Каори блеснула ненавистью в глазах, посмотрев на Яфу.

— Дэйчиро, ты не понимаешь. Позволить влезть в свой разум это самое худшее что могло случится с владеющим!

— Мама, в детстве в мой разум уже вторгались. Тебе напомнить? — Каори побледнела, а я же продолжил. — Мне нужна была сила чтобы выжить и защитить мою семью, и да, члены клана Райдзин, те что связанны со мной кровью, тоже входят в мою семью. У меня был выбор стать сильней либо умереть, так что Яфа спасла мою жизнь.

— И прибрала твою жизнь себе в свои уродские ручонки! — Молчавшая до этого момента Тэймэй встала со своего места и кричала не на меня, а на Яфу, а её вены на лице начали наливаться чернотой распада и зеле


убрать рекламу






нью ядовика, она была готова напасть.

— Тэймэй! — воскликнул я и заслонил собой Яфу. — Успокойся!

— Дэйчиро, заткнись! Яфа, ответь мне, ты и вправду веришь в то что не поменяла разум Дэйчиро в свою пользу? Веришь в то что тот, что не хотел тебя когда ты была красавицей, после того как ты стала уродкой, прикованная к инвалидному креслу, предложил стать женой, а после подтвердил это романтичным способом? — Тэймэй трясло, она уже плохо себя контролировала. — Веришь ты что Дэйчиро вообще способен был на такой поступок без твоего вмешательства?

— Тэймэй, я бы заметил если бы она хоть попыталась и моё предложение о свадьбе было только моим решением. — Я не успев закончить свою мысль так как сзади меня коснулась рука Яфы, она дрожала, я чувствовал её страх.

— Дэйчиро, отойди. — Тихо произнесла Яфа. — Она должна видеть меня.

Сила манипулятора говорила мне что не отойди я она сама попытается объехать меня, и наверняка как бывало не раз упадёт.

— Я всегда при настройке хранила отчужденность чтобы своими эмоциями не навредить настраиваемому разуму, я опытный кукловод и не могла совершить такую оплошность. — Она говорила уверенно, но её тело и разум показывали обратное.

— Ты сама то веришь в сказанное? Обернись, посмотри на него, он защищает тебя, бежит к тебе как освободится свободная минутка, как собачка к своей хозяйке! Я тебя ещё раз спрошу, ты могла ненароком изменить его? Тебя радовали его мысли когда он о тебе думал с теплом когда ты настраивала его разум?

— Я не знаю. — Тихо произнесла Яфа, а из ее глаз потекли слёзы, которые она стала утирать неуверенными руками. — Могла ли я изменить чувства Дэйчиро к себе? Да, могла, но намеренно этого я не делала, но готова понести заслуженное наказание.

— За изменение сознания наказание одно. — Произнесла Каори смотря то на меня, то на Яфу и замолчала, не решаясь озвучить приговор.

— Смерть. — Договорила за Каори Эйко.

Яфа склонила голову, а я посмотрел на своих родных, которые по всей видимости сейчас готовы вынести приговор.

— Я не позволю. — Начал было говорить я, но Каори не дала мне сказать, перебив.

— Дэйчиро Шосе, твой голос в этом вопросе не учитывается, твои мысли и эмоции по данному вопросу могут не быть истинными. — Я стоял в замешательстве как мой голос не учитывается, как они собираются исполнить приговор, а Каори продолжила. — Я как глава клана Шосе, Каори Шосе, мать Дэйчиро Шосе, обвиняю Яфу Добрую в вреде сознанию моего сына, Дэйчиро Шосе, она изменила его сознание в свою выгоду. Дделала ли она это осознано или нет не имеет значения. Признаешь ли ты Яфа Добрая свою вину. Признаёшь ли ты что чувства к тебе Дэйчиро Шосе это следствие твоего влияния на разум моего сына при настройке его второго я?

— Признаю. — Тихо ответила Яфа Каори.

Каори посмотрев на совет клана Шосе, в который входили только совершеннолетние члены, вновь начала говорить.

— В связи с признанием вины я предлагаю приступить к голосованию путем высказывания наказания, которое должно быть применено к виновной. Голос Дэйчиро не учитывается.

Первым должен был быть я, но так как мой голос не учитывался первой выступила Эйко.

— В иных обстоятельствах я бы была за смерть Яфы Доброй, но попридержу свой голос пока не выскажутся все члены клана.

Второй заговорила Тэймэй как моя жена.

— Смерть, такое прощать нельзя. Сейчас он предложил ей стать женой, а завтра убьёт всех нас по приказу своей хозяйки. Не смотри на меня так, Дэйчиро, Эми ты тоже не пощадишь.

Когда Тэймэй замолчала очередь перешла к всё время молчавшей Чихеро. Силой психокинетика я чувствовал, как маленькие иглы окружили зал, где проводилось собрание.

Каори готовилась к любому исходу нашего совета.

— А что поменяет её смерть? — Спросила Чихеро и посмотрев на меня, сама же и ответила на свой вопрос, печально хмыкнув. — Ничего не поменяет, она станет его женй и собственностью клана Шосе, а через три дня вы, Каори и Эйко, как члены клана будете следить за изменениями Дэйчиро. Надеюсь единственный кукловод в нашем клане сможет следить за тем что творит Яфа.

Чихеро с усмешкой посмотрела на Тэймэй.

— Не правильно ты начала общение, первая жена, с, по всей видимости, любимой Дэйчиро. Мой голос за жизнь Яфы Доброй, она станет частью Шосе, на этом прошу меня простить, но я не могу находиться с ней в одном помещении. Мне надо успокоиться, иначе я замучаю её прямо у него на глазах.

Чихеро встала и пошла к выходу, но проходя мимо Яфы остановилась.

— Ты мне противна.

Дальнейшее заседание совета прошло спокойно, было решено проверить мой разум с помощью Эми, также была утверждена дата свадьбы с Яфой, которая настояла что второй женой стала Чихеро, а третьей она. Уносил я её на руках, она была измотана, её тело плохо перенесло тот стресс что она испытала во время совета. Ночь я провел с ней постоянно разговаривая и успокаивая, девушку, что не желала мне зла, а просто хотела любить и быть любимой, особенно в том состоянии в котором она сейчас находилась.

Информация о том, что пираты собрали флот и начали продвижение к порту Каори не было для нас неожиданностью, всё время мы готовились. Укрепляли как порт, так и единственное наше судно, что можно было назвать боевым кораблём порта Каори. Готовилась и команда на него, корабль будет один, но количество сильных владеющих на квадратный метр будет зашкаливать. Наши сильнейшие психокинетики Каори и Киран будут на корабле выполнять защитные функции, и по тренировкам, что мы провели, только полноценный таран может быть опасен для корабля, ракеты и артиллерийские снаряды были бесполезны против этого тандема. В качестве артиллерии выступал клан Райдзин, но они были вспомогательными, в основном орудиями у нас было два главных калибра, первым был Чоррун, а вот со вторым все было намного сложнее. Айко Кирьяно сам вызвался нам помочь в день, когда прибыл сухогруз, что обязался перевезти всех желающих на Имперские земли. В Империю уплыло около двух тысяч рабов, остальные же решили остаться, уплыли те у которых осталось хоть что-то осталось в Империи, остались же те, что решили что для них Империя теперь это порт Каори, а правит ими принцесса Тэймэй и её муж. Айко Кирьяно не уплыл, оставшись сидеть на набережной и смотря вслед уплывающему сухогрузу. Я решил подойти к нему:

— Айко Кирьяно, вы понимаете что ставите нас в затруднительное положение своим решением? — Спросил я его.

— Это не я вас ставлю в такое положение, Дэйчиро. Вы знали, что меня сегодня Эйко гнала прямо на корабль? — Усмехнулся Айко.

— Не только знал, но и видел. — Присел я рядом с ним, от моего веса доски немного скрипнули, даже без брони я был тяжеловат. — А ваши крики были слышны на весь порт.

— Но она права, я же враг. Мой клан объявил, что добавляет за ваши головы еще столько же сколько даст Империя. — Печально произнес Айко из клана Кирьяно.

— Ха, Айко, да за мою голову такая цена что можно прожить безбедно всю свою жизнь, и не один только клан Кирьяно денег даст, я насчитал около двадцати кланов Империи что готовы добавить денег в вознаграждение. Даже отец Чихеро объявил награду за голову дочери, и что, мне считать врагом свою невесту? — Меня и вправду веселили заметки о наградах за голову кого-либо из членов клана Шосе и клана Райдзин. Самое большое вознаграждение, как ни странно, было за детей клана Шосе, а именно за Эми. Они надеялись сделать побольнее, а самая наименьшая награда была за Этсуко и Чорруна Райдзин. Это потом все выровнялось деньгами кланов, а сперва Эми стоила втрое дороже Тэймэй и впятеро дороже меня. Все делалось так, чтобы кто-нибудь из пустых соблазнился суммой, и если против меня у них нет и шанса, то убить единственную дочь демона было намного реальнее.

Наше молчание немного затянулось, Айко витал в своих невеселых мыслях.

— Я понимаю что оставшись с ней ты станешь предателем своего клана, но знаешь, это твоя жизнь, и то что ты остался будет много значить для неё и для клана Кирьяно. — Я встал со скамейки под жалобный стон досок и посмотрев на хмурого Айко. — Ты сделал выбор, и если в Империи ты уже предатель, то здесь тебе еще только предстоит заслужить чтобы тебя приняли как за своего.

— А если я сделал ошибку поставив свою жизнь на кон? — Спросил он меня.

— Ошибки делают нас только сильнее, Айко, смотри, вон твой выбор идёт, надеюсь теперь я не услышу ваших криков и ругани. — Произнес я уходя. К нам целеустремленно шла Эйко, и по её лицу было видно, что она жутко зла: её шрам был налит кровью, а глаза метали молнии. Уже отойдя от Айко на пару десятков метров до меня донесло ветром слова.

— Я же говорила выметаться, ты здесь никому не нужен! — Воскликнула Эйко.

— Ты всегда много говоришь! — Встретил её Айко и поднявшись со скамейки подошел к ней в плотную. — И говоришь ты не то что хочешь.

— Я говорю правду… — Но Айко не дал моей сестре договорить, оборвав её слова поцелум, впрочем сестра и не сопротивлялась. Любила ли она его я не знаю, впрочем, этого не знала и моя сестренка.

Она понимала только одно: положение у Айко Кирьяно было незавидное, если он останется, то станет батарейкой, Чоррун уже выяснил его показатели и смотрит теперь на Айко как кот на рыбу. Айко может выдержать около семи резервов средних молниевиков и около трех резервов Этсуко и двух Чорруна, выбрасывает он накопленное одним разом, но при должном умении может разделить энергию на два, максимум три разряда. Чтобы исчерпать свой резерв Чорруну требуется около часа, и это с его мощными пропускными каналами и запредельным мастерством. А эта батарейка за две секунды выпустит равный объем в виде сырой плазматической энергии и будет готова принять новый заряд, и так до семи раз. Седьмой раз, когда он выпустит и примет энергию, будет, по расчетам Чорруна, последним в его жизни. Эйко знала и о том, что бывшие пленные расскажут что Айко был не совсем обычным военнопленным, и теперь он совершенно точно станет предателем не только клана, но и Империи. Она не хотела чтобы за выбор остаться с ней он платил такую цену, ведь теперь встретив свою семью на поле боя он будет должен убить их, иначе они убьют его.

В формировании команды нападения на флот решили поучаствовать и Идако. Асока пришла вечером к нам и заявила, что хочет проверить свои силы на противнике, которого не надо жалеть. Вместе с Кираном мы провели тренировку и посмотрели на что способна Асока на море. И она смогла нас удивить. Отплыв на корабле на несколько десятков километров от берега, мы спустили на воду шлюпку, на которой Амайя на веслах отдалилась от корабля, а Асока заснув руки в воду просидела в такой позе около получаса, а после Амайя вновь на веслах пригнала шлюпку к кораблю. Асока попросила разогнать корабль до предельных скоростей, когда через полчаса ей было заявлено что мы достигли максимальной скорости в воде по обоим бортам забурлила вода, выпуская из своих вод зеленоватый пар. Он, не задевая борта корабля, легко обогнал корабль и стеной в километр устремился в даль. Асока вела яд за собой под водой и только по её желанию он появился, в предстоящей схватке с флотом это будет прекрасным дополнением к туману распада Чихеро. Объединив этот туман и первозданную тьму мы можем быть уверенны что пираты навряд ли смогут его развеять, а вот по отдельности они наверняка смогли бы забрать множество жизней, так как против нас будут как ядовики так и распадчики. Да и огненный адмирал спалил бы этот туман огненным штормом, а вот с объедением двух стихий им будет сложно справится. Так в команду вошла Асока и Амая.

День свадеб настал за трое суток до нашего выхода в море. Свадьба Каори и Кирана была прекрасна, венчал их Чоррун и я как глава клана Шосе. Вечером за день до свадьбы Каори передала мне все полномочия главы клана Шосе. И первым же моим решением как главы клана стало принятие в свои ряды семью Добрых, что отныне и навсегда стали Шосе. Моя двойная свадьба была необычна, первым делом Тэймэй перед всеми собравшимися заявила о своём согласии что у меня появятся ещё две жены: без её согласия брак был бы не действителен. Проводил церемонию Киран Шосе при помощи счастливой Каори Шосе. Чихеро была по левую руку как вторая жена, по правую руку была Тэймэй, она исполняла роль свидетеля. Яфа должна была стоять за Чихеро, но я супротивился этому, я не хотел чтобы в такой день она провела в инвалидном кресле и потому она была на моих руках.

Было множество поздравлений, да и гости также приехали, я даже получил поздравление от напоказ холодной Исиды и Харуки Сиоко, что прибыли в порт Каори за несколько часов до начала церемонии бракосочетания.

— Надеюсь, Дэйчиро Шосе, ты не остановишься на трех женах. — Произнесла с улыбкой Исида Сиоко.

— Не беспокойся. — Начала первой говорить Тэймэй отвечая улыбкой на улыбку. — У моего мужа будет четыре жены, четвертую жену я ему уже присмотрела и ей точно не будет порченная невеста.

Сиоко скривило, но ей пришлось проглотить оскорбление так как сама напрашивалась, да и свадьба не то место где можно начать схватку.

Моя первая брачная ночь прошла за разговорами и под утро на моей груди уснуло две девушки, и обе они были счастливы. За эту ночь мы, казалось, обсудили всю нашу жизнь, и мне казалось, что Яфа в своих мечтах позабыла о своей инвалидности и тот совет клана. А распадчица и вовсе вела себя так будто она знала ещё с детства чем закончится наша первая встреча и наше знакомство как возможных претендентов на супругов.

— Дэйчиро, пора. — Череду моих воспоминаний прервал тихий голос Яфы в моей голове. Открыв глаза я увидел как на горизонте показалась тоненькая, еле видная полоска дыма, что уходил вверх. Это дым от дизелей флота пиратов. На палубе появился Айко Кирьяно, его потряхивало и иногда выгибало, его поддерживал Чоррун ведя за руку. Айко аккумулировал энергию и готов её использовать. Значит пора. Там, в порту, остались Эйко как глава клана, если мы не выживем, и Этсуко, глава клана Райдзин, на плечи которой в случае нашего проигрыша падет обязанность сделать так чтобы наши кланы не исчезли. Дети клана Шосе, дети Каори и Эйко, и моя Эми это будущее Шосе. А будущее клана Райдзин это те, кто сейчас остался в порту на корабле, те, кто должен отстоять право у судьбы на будущее.

— Я готов Убивать! — Рявкнул я, чувствуя, как растворяюсь в нетерпении схватки, и вскакивая с железного трона я оторвал его от палубы и швырнул в море, чуть не убив при этом еле успевшую увернуться Амайю.

Пиратский флот состоял из десятков кораблей, были как огромные сухогрузы, несущие в своём нутре тысячи марионеток и воинов, с танки и артиллерийскими установками, так и военные корабли водоизмещением в тысячи тонн, ощетинившиеся множеством орудий. Был, пусть и единственный, авианосец, с палубы которого начинали взлетать бомбардировщики и истребители. Они заметили нас слишком поздно, средствами электронной маскировки мы озаботились в первую очередь. Они смогли увидеть нас только в прямой видимости, и выход у них был только один, атаковать сразу, без подготовки. Палубные орудия открыли огонь с военных кораблей не замедляя ход, а вперед армады начали вырываться защитные корабли, что должны были своими бортами защитить от ударов владеющих, чьи стихии действуют на расстоянии. Сухогрузы, обвешанные защитными экранами и противолодочными установками, выступали в роли стены, готовые принять первый удар. Вот и началась смертельная песня на бескрайних морях. В воздухе гудели ракеты, свистели снаряды, а под водой плыли десятки торпед, и все это скопление орудий смерти летело в один небольшой корабль.

В корабль, что плыл на таран, в корабль, что был одинок.

Корабль, что шел в одиночку против сотни кораблей, с его палубы не шел огонь из всех орудий, на его палубе не метались как на пиратских суднах обезумевшие марионетки. На его палубе было спокойно, он неумолимо шёл на сближение и ничто ему не могло помешать. Снаряды, что падали с неба, огибали его борта, напалм, что излился на его пути, разверзнул в своем чреве врата пропуская корабль вперед, так и не навредив ему. Корабль мчался вперед не замедляя свой ход, он шёл на таран, он шел убивать не думая о своей гибели и шансах выжить.

Я стоял на носу и смотрел на постепенно приближающийся флот борясь с самим собой. Гнев и животная радость от скорой возможности еще раз доказать что я лучше и сильнее всех все норовили охватить меня полностью и начать бой хоть со своими. В мозгу все крутилась мысль немного помериться силами хоть с кем-то, да, кто-нибудь умрет, но они поймут. Умер слабый, он просто не выдержал простой проверки на прочность, а значит он не нужен стае.

Около меня все сновали люди, они готовились к бою, но ко мне не приближались, и даже Яфа отошла от меня, не выдержав ни моих мыслей, ни слов:

— Дэйчиро, все хорошо, держись. Контролируй каждую мысль, каждую эмоцию, будь на шаг впереди, твоя нестабильность на пике, но я уверенна, ты справишься. — Ласковым голосом тихо произнесла Яфа сидя в инвалидном кресле.

— Ты уверенна?! — Взревел я, смотря на неё с отвращением. — Запомни, уродливая сука, мне срать на то что ты уверенна! Пошла прочь пока не добил тебя, никому не нужная уродка.

Я замахнулся и улыбнулся от того как она вздрогнула. — Пошла прочь!

А потом мне было плохо, очень плохо. И теперь я стою рядом у борта на самом носу с единственным человеком, что не боялся быть рядом со мной. И это была не Амайя, которая пошла ремонтировать мой шлем, которым я начал гнуть борт в ярости от того что сказал и сделал. Рядом со мной стояло второе оружие нашей победы.

Айко стоял недалеко от меня и немного подрагивал то ли от постоянно вырывающихся из его тела молний, то ли из-за того, что ему предстоит сделать. Убить одного — это совершенно иное чем убить тысячи. Но ему все равно было легче чем мне, он убивал не видя глаз умирающего, и не все из тех кого я убил за свою жизнь заслуживали смерть.

Но мне сейчас было плевать на Айко, ну стоит рядом, ну вырываются из его тела молния, ну и что, он свой, на нем знак стаи. А там враг, и он жаждет встречи со мной, ему пора подыхать. Глупая самка все просит меня ждать, никчемная самка говорит в моей голове что надо дождаться когда наша стая нанесет свой первый удар, и только потом я могу ударить, иначе стая может погибнуть, а я не могу допустить чтобы стая умерла, только через мой труп.

— Дэйчиро! — Обратился ко мне Айко. — Твоя сестра станет моей женой! После схватки я прошу тебя как главу клана рассмотреть меня как кандидата.

— Слабак! — Проревел я в динамике, чувствуя как закипает моя кровь в предвкушения боя. — Докажи что ты достоин!

К Айко подошёл Чоррун и положив ему на плечо руку дал знак готовности, по бокам стояла Асока с Чихеро, а вода начала приобретать зеленовато-чёрный оттенок. Ракеты начали приближаться к кораблю, Киран и Каори отводили их от корабля с легкостью, но те при смещении траектории взрывались, заливая воду огнем и пытаясь засыпать палубу осколками.

— Начинаем! — Отведя ракеты закричал Киран Шосе. Практически одновременно с этим криком Айко охватило режущее глаз сияние, и оплавляя палубу и рядом находящий борт в пиратов полетел огромный плазменный шар. Море вскипело, выпуская из своих недр тёмнозелёное нечто, сплетённое искусство ядовика и распадчицы.

— ДА БУДЕТ БОЙ! — Взревел я, защелкивая шлем на своём бронекостюме и разворачивая из катушек свои огромные, длинные плети. И сделав лишь шаг вперед начинаю чувствовать присутствие этой тупой самки в своей голове.

— Дэйчиро, остановись еще рано! — Закричала в моей голове девушка.

— Пошла вон! — Взревел я в динамики бронекостюма выбрасывая из своей головы кукловода, а до моих ушей донесся уже крик Яфы.

— Амайя! Отслеживай его местоположение, будь наводчиком! Он вышел из-под контроля!

Воды с шумом сомкнулись надо мной. Оказавшись под водой я сперва пропустил свой корабль вперед, а затем расправив плети начал донять его и спустя некоторое время с легкостью начал обгонять, мои плети были словно огромные плавники крылья, что несли меня в толще воды подобно птице на небе. Темные клубы зеленовато черной субстанции уходили с моего пути, а там, внизу, на километровой глубине, я видел внутренним зрением огромный шар этой субстанции, что ждала своего времени чтобы выйти на поверхность.

Скорость моя была такова что когда я пошел на всплытие то практически взлетел на борт сухогруза. Тело болело, голова шумела, но я был счастлив. Настало время убивать!

На палубе сухогруза я развернул свои плети и получив удар пустотника в грудь начал убивать все живое, в этот момент еще один огромный плазменный шар врезался в палубу огромного сухогруза, прожигая все на своем пути и детонировав над рядом шедшим авианосцем уничтожил не успевшие взлететь самолеты.

На сухогрузе начался пожар, горели люди, они метались по кораблю, визжали и в трюмах умирая. Кровь была везде, а своим плетями я увеличивал ее количество. Пустотник, что нанес первый удар по мне, был первоочередной целью, но его прикрывала группа марионеток пока он пытался отойти к спасательному катеру, что начал опускаться на воду. Но ему не суждено было выжить, хлесткий удар, подобно праще моя плеть метнула отвертку, подобранную с палубы. Сила психокинетика только слегка подкорректировала полет грубой, не предназначенной для метания отвертки. Окруженный марионетками пустотник атаковал меня, а марионетки непрерывно вели огонь, и когда отвертка обогнула шлем марионетки и вонзился в глазницу пустотника, даровав ему мгновенную смерть, марионетки заметили что владеющий мёртв только когда прошлись ногами по осевшему на палубу телу, но и им жить осталось недолго. Жажда убивать была настолько сильной что я не думал о своей безопасности, подскочив к марионеткам я начал убивать их руками и только отводил их пули. Удар сверху проламывал их черепа и дробил шейные позвонки. Оторвать руки было легко, о, сколько ужаса было в их глазах, когда я разрезал тонкой нитью на части орущего, но еще живого человека.

Меня атаковали со всех сторон, один из штурмовых самолетов отвлёкся от корабля стаи и полетел атаковать меня, видимо, получив приказ. Разрывая команду сухогруза и руша их вооружения, я не сразу заметил пикирующий на меня штурмовик, а когда заметил то радостно улыбнулся. Достойный противник, хотя нет, трусливый пустой, что пользуясь своим преимуществом надеется одолеть меня.

— ДАВАЙ! — Заорал я через динамики и потеряв интерес к владеющим и пустым, что вели по мне огонь, понесся на встречу к самолету, что летел прямым курсом в мою сторону.

Он начал стрелять из авиационных пушек извергая в мою сторону тысячи пуль, которые устремились ко мне грозя смертью, мозг взвыл от нагрузки из-за силы психокинетики, что одновременно облегчала меня и отводила в сторону летящие пули. Мышцы сходили с ума, воя от перегруза. Плети взяв опору начали разгонять рывками мою тушу. Чем выше моя скорость, тем больше вероятность совершить задуманное, плети пружинили, некоторые рвались, но все-равно разгоняли моё тело.

Я чувствовал мысли пилота, но не мог захватить его разум, мне нужен был для этого контакт. Он боялся, он был в ужасе огромное нечто неслось на него, и он уже не верил в то что возможность летать спасет его. Да, я был внизу, но когда штурмовик опустился до максимальной для него высоты я рванул плети изо всех сил и выстрелил собой как снарядом из огромной рогатки. У пилота сдали нервы, его потаенные страхи стали явью. Он рванул штурвал на себя, двигатель штурмовика взвыл, унося самолёт ввысь спасая жизнь пилота.

Поздно.

В рывке я поднялся в воздух, объединив три свои плети в одну, но уже достаточно длинную, и смог ухватиться за край самолета. Его накренило от такой разбалансировки и вместо того чтобы лететь ввысь он опустил свой нос и устремился на палубу сухогруза.

Пробить кабину и отрезать нитью плети голову пилота заняло всего доли секунды перед тем как самолет взрываясь рухнул на палубу сухогруза, заливая все вокруг горящим авиационным топливом. Я отцепился и повиснув на плетях за бортом с улыбкой на лице смотрел на оторванную голову пилота в шлеме в моей руке.

— Рождённый ползать летать не может! — Удар, голова пилота о стальной борт корабля не выдержала. А корабль вздрогнул и начал давать крен, ещё минут пять и он пойдёт ко дну. Мне пора почтить своим присутствием ещё много кораблей. Отсоединив от борта державшие меня плети я камнем ухнул в морские пучины и начал стремительно опускаться ко дну, на глубине метров в тридцать я расправил плети, которые словно крылья начали нести меня к новой цели. В прошлый раз я так и не смог его потопить и убить хозяина этого судна, что сейчас успешно борется с порождением Асоки и Чихеро. Он потоками пламени сжигал ядовитый туман, а также не давал подобраться к военным кораблям первородной тьме силы распада. Огненный адмирал был силен, и если сухогрузами он уже пожертвовал, да они и выполнили свои функции щитов, то за военные корабли он боролся. Но пираты не знали, что скрывают пучины, к ним приближается тот огромный шар, и когда он всплывет то пиратам будет конец, им ничто не поможет. А пока отвлекаем внимание, противник должен верить что нам больше нечем их удивить.

Авианосец был на моём пути, и он также должен был погибнуть. Взлетев из воды и с трудом оказавшись на взлетной полосе, я оказался перед ядовиком, удар моего кулака разорвал его живот и раздробил позвоночник. Касаться его было ошибкой, он создал в себе какую-то гадость, что начала пожирать мою броню прямо на глазах, и скоро эта мерзость доберется до моей плоти. Плотный огонь из палубных роторных пулеметов накрыл меня, а я все дергал за трос экстренной сброски бронекостюма. Сброс из-за этой кислоты вышел из строя, тросик оборвался, и я практически срывал с себя броню, заражая это мерзостью остальной бронекостюм. Рывок ног унес меня в открывшийся люк во внутрь авианосца, мне нужно было выйти из-под огня пулеметов. Пять секунд мне потребовалось чтобы скинуть бронекостюм и остаться в одной только черной толстой форме, что должна компенсировать пробития так как была изготовлена Каори из кевлароподобной ткани. Оставшиеся незараженные дрянью, что пожирала металл, плети, словно живые змеи начали вонзаться в моё тело и закрепляться на нем, металлические нити пробивали кожу, закреплялись во многих участках тела и оплетали мои конечности, стараясь при этом распределить нагрузку и в случае необходимости сформировать внешнюю защиту наподобие бронекостюма.

— Агрх! — Взревел я, мне не дали подготовится и начали атаковать силой психокинетика, в мою сторону летело около шестидесяти шаров. Рванув вперед я чуть не убил самого себя напоровшись на пирата со снайперской винтовкой со штыком. Моя скорость без брони выросла настолько что я даже не успел понять как оказался так быстро перед пиратом и кувыркнувшись вместе с ним в воздухе вырвал ему нижнюю челюсть. Я улыбнулся: я меньше защищен, но теперь быстр как никогда, теперь будет веселее, а то я уже начал бояться что заскучаю.

— Дэйчиро! — Вновь появился в моей голове голос этой тупой самки.

— Я же сказал не мешать мне, тупая самка! — Взревел я и уже готовился ответить импульсом по тому каналу, по которому она со мной связывался. Но голос словно не слушал меня и продолжил.

— Уходи, Айко сейчас ударит по тому кораблю где ты находишься. — Глупая стая хочет отобрать у меня веселью, промелькнула мысль в голове, а тем временем я отрывал встреченному в коридорах авианосца голову физику. Отсутствие руки не убило его, он ещё смел пытаться сопротивляться.

— Ты не такая уж и бесполезная, самка, как вернусь принесу тебе какого-нибудь покалеченного слабака, которого заставлю возлечь с такой уродкой как ты.

Над морем завыло огромное огненное торнадо, что начало расти прямо из ниоткуда-это огненный адмирал решил разобраться и с туманом, и с кораблем, который пока не смогли уничтожить из-за того, что его защищали сразу двое психокинетиков. Молнии били во все стороны от корабля стаи. Шаровые молнии носились по морским просторам, забирая жизни, атакуя последние самолеты и уничтожая вертолеты, что все пытались подняться с палуб. Корабли пиратов практически остановились на месте из-за сухогрузов, что еще не погрузились в воду. Флот пытался сейчас взять не хотевший быть потопленным кораблик в кольцо, а огненный шторм должен был не оставить этому кораблю и шанса.

Посмотрев на ревущее пламя я улыбнулся, моя новая цель адмирал, я хочу убить того что обладает такой силой.

Флагман стоял в окружении других кораблей, и концентрация высокодановых владеющих здесь была запредельной, только я попытался взобраться на борт одного из кораблей как меня атаковали силой психокинетики, да с таким мастерством словно это была группа психокинетиков. В этот же момент ударили распадом и ко мне устремились, громыхая пулемётами, сразу четверо физиков, плотность огня и сила воздействия была такова что меня вынудили вновь погрузиться в пучины морские, при этом отбиваясь от нырнувших за мной лезвий психокинетиков. А наверху все бушевал огненный шторм, смерч, созданный огненным адмиралом, двигался к кораблю стаи. Он наносил урон и пиратам, по крайней мере одно судно попало в один из сполохов этого смерча, загорелось и начало тонуть. Адмиралу сложно было контролировать такой объём огня что находился в движении и уже начал сам подпитываться не от силы воли владеющего и его мастерства пирокинеза, а от расщепления воды, кислород и водород подпитывал огонь, и им было с каждой секундой всё сложнее управлять.

Когда я погружался в бездну то принял новый сигнал от этой бесполезной самки.

— Нам нужна помощь! — Стая не справляется, значит слабая, а слабая стая мне не нужна.

— Дэйчиро, отвлеки внимание огненного адмирала на себя. — Послышался умоляющий голос Яфы.

— Сами справляйтесь, докажите что вы достойная меня, стая! И не смей ко мне ещё раз залазить в голову, тупая самка! — Я выкинул самку из своей голову, она что-то попыталась ещё жал


убрать рекламу






обно блеять, но меня это не интересовало. Я плыл прочь от флагмана, я не собирался умирать, пусть будет другая группа кораблей где есть достойные противники, что не нападают кучей как сейчас.

— Вернись… — Тихо проговорил такой знакомый голос.

— Сиди себе тихо! И не мешай мне! — Послал я мысленный голос самому себе. — Мне не победить всех на флагмане, пусть стая сама с ними разбирается.

— Вернись! — Громом раздался голос в голове.

— Нет! Молчи, тупая псина, твоё место в конуре, ты слаб и должен просто наблюдать за тем что я делаю! Я воин, ты же тупая псина что делает то что ей велят, и я приказываю не мешать мне!

— Ты забылся, ты всего лишь часть меня. — Его голос был ласков, и меня это пугало. Я даже остановил свой заплыв остановившись в толще воды, хотя мне было уже пора всплывать за глотком свежего воздуха.

— Меня там убьют! — Взвыл я.

— Нас. — Он говорил тихо, но каждое его слово словно удар било по мне и его спокойствие пугало. — Хватит, я забираю ведущий контроль.

— Меня же уничтожат, то есть нас! Ты же слабее, я отдам контроль, как только схватка…

— Поздно, ты расстраиваешь меня, оскорбляешь мою женщину, не выполняешь то, для чего и был создан. Ты оказался трусливым, ты боишься умереть.

— Но и ты боишься. Я просто думал…

— А не надо думать, надо делать то что должен! А теперь или ты покажешь все на что способен под моим руководством либо мы умрем, или я по окончанию схватки уничтожу твои контуры. — Тело погружалось в морские пучины, тело умирало без воздуха. А в голове говорили две половины одного целого.

Глаза мужчины резко открылись и плети понесли его к поверхности, с бешенной скоростью вылетев из воды он с шумом упал обратно в воду, но успел вдохнуть живительный глоток воздуха. Тем временем повсюду ревел огненный смерч, а корабль Шосе начал разворачиваться и давать задний ход, смерч сейчас был медлителен, но вскорости он наберет скорость. Шосе пытались уйти от него, и если против большинства владеющих они защищались и могли выиграть схватку с помощью огромного шара яда и первозданной тьмы распада, что ждет в форме шара на глубине своего часа, то против огня у них не было и шанса. Огонь выжег яд, а распад уже рассеяли владеющие распадом пиратов.

Я вернулся. Голова болела ужасающе, но мне было плевать, этот с виду бесстрашный боевой режим с активацией второго сознания не был решением всех проблем. Он не был животным, он не был мной, он не хотел умирать. Я тоже этого не хочу, но кто-то должен жертвовать собой при необходимости, и если выбирать между семьёй и мной, то пусть это буду я.

На первый корабль я проник, выбив смотровой люк, плеть пробила глазницу владеющего психокинетика что засек меня и пытался ликвидировать. В коридоре по мне начался вестись пулеметный огонь физиком, он не переживал за борта и палил бронебойными дырявя судно крупнокалиберным пулеметом.

Я медленно приближался к нему, пули словно обтекали меня, голый торс, мокрые штаны и кровь, что шла по мощному телу, из которого выходили извивающиеся плети, дополняли этот пугающий образ мои мертвенно бледные глаза.

— Мне тяжело, усиливай. — Мысленно я приказал своей второй личности, в моем разуме я почувствовал как что-то огромное словно начало разворачиваться и в голове как будто что-то лопнуло. Сила психокинетики стала действовать более отзывчиво, а в мышцах почувствовалась новая, доселе не чувствующаяся мной сила. Мои глаза ожили, а на лице появилась улыбка, я заклинил пулемет когда в механизм попала очередная пуля, глаза физика через бронешлем смотрели на меня с ужасом, его внутренний голос просто кричал о том что перед ним его смерть, а леденящий ужас сковал тело. Воин, прошедший через сотню боев, замучавший не одну сотню пленных.

— Мне кажется я буду для них страшней чем ты. — Произнес охрипшим голосом я, обращаясь к своей второй личности. Почувствовав недовольство второго я обратился к физику, что оправился от удара силы манипулятора и откинув пулемет снимал с пояса двуствольный дробовик. — Ну здравствуй, вкусняшка.

Мне потребовалась доля секунды в рывке чтобы приблизиться к физику, обмотанная стальными плетями рука врезалась в броню и разогнув стальные защитные пластины добралась до тела физика и вырвала его еще бьющееся сердце.

Облачиться в броню пиратского физика было делом нескольких десятков секунд, но мне постоянно мешали. Как оказалось, на корабле немало пустых, что как обезумевшие животные пытались закидать меня своими трупами, они взрывались довольно мощно. Пираты не жалели своё судно и старались уничтожить меня любым способом, метаясь по нутру корабля я обзавелся еще одной броней, снятой с другого искалеченного физика. Приладив дополнительные элементы брони при помощи плетей я поднялся на палубу, по которой был нанесен артиллерийский удар. Сила манипулятора говорила, что на корабле остались только марионетки, все владеющие перебрались на флагман, а меня было решено уничтожить таким способом.

Идти в непривычном бронекостюме было не слишком удобно и потому я передвигался довольно медленно, наблюдая как от артиллеристских снарядов начинает погибать корабль, как по мне стреляли, как пытались расщепить с помощью силы пустоты. А я все шёл вперед и улыбался, на меня шла стена огня, а за ней внутренним зрением я видел его. Старый, седой и жилистый мужчина в дорогом кимоно, он находился на специальной площадке на носу флагмана, я нашел его, осталось дело за малым, ликвидировать его. Смерч скоро настигнет корабль Шосе, но время у меня было: из пучин начал всплывать шар яда и распада. Всего через минуту пираты поймут что им сперва надо уничтожить эту угрозу, а потом прикончить ненавистную команду корабля, что все не желал тонуть.

Прыгнув в воду я опять попробовал подплыть к флагману, я видел как шар яда всплыл на поверхность и взорвался, как адмирал бесился на своей площадке на флагмане. Яд за секунды убил все живое на трех суднах, покорежив их силой распада, выживших не было. Смерч, практически догнавший корабль с моими родными, развернулся и пошел неспешным шагом уничтожать облако яда. От яда Асоки, смешанного с распадом Чихеро, не было защиты, никакие противогазы не помогали, распад есть распад.

Забравшись на флагман я вдохнул воздух и улыбнулся, то количество антидота, что было во мне, могло хватить на сотню человек, а первозданная тьма меня знала и Чихеро до сих пор его контролировала. Флагман опустел, владеющие ушли от носа к корме огромного корабля оставив адмирала практически в одиночестве. Он управлял смерчем и потому ему нельзя было уходить и разрывать контакта со смерчем. От яда он был защищен, вокруг него полыхал огонь, что с легкостью уничтожал яд. Адмиралу сейчас было необходимо срочно уничтожить облако яда, что перемещалось по его флоту и уничтожало корабль за кораблем.

Вся эта ситуация выглядела как ловушка и совершенно точно ей являлась, не мог адмирал быть без охраны даже в такой ситуации. Но выбора у меня было немного, я пошел на встречу, на которую меня, можно сказать, пригласили. Ни одного выстрела, ни одного удара стихии не было, ничто мне не помешало спокойно добраться до адмирала. В голове раздался старческий голос когда я увидел глазами адмирала, что, казалось, был объят огнём.

— Ну здравствуй, Дэйчиро Шосе, ты помнишь мою дочь которую ты убил, дочь которой взял в жены? Я пришел мстить, я не оставлю ни одного Шосе в живых. Приготовься, мальчишка, время умирать! — Я понял что он говорит про Яфу, мать Яфы, моей жены. Огненная ловушка захлопнулась так быстро что мои надежды на то чтобы уйти от огня разрушились бесповоротно. Плети были обрезаны сгустками огня, а отступать мне было некуда. Мозг взвыл от боли, сила психокинетики объяла мое тело, а я, дернув за шнур экстренного сброса брони, оторвался от палубы и начал левитировать. Всего лишь в десятке сантиметров от пола. Пока броня падала на палубу я видел как она начала оплавляться, а во внутреннем зрении я видел как адмирал усмехнулся. Невидимая защита силы психокинетики защитила меня от пламени, но не могла делать это вечно.

— Что, дышать нечем? — Не унимался повернувшийся ко мне адмирал, за его спиной было видно приближающийся к облаку яда смерч. В руках адмирала появилось пламя, которое я слишком хорошо знал, точно такое же появлялось при детонации кумулятивных снарядов, что я так часто использовал.

— Единожды попав в моё пламя от него больше не скрыться, только убив меня оно рассеется. Иди ко мне, мальчишка, я нарежу тебя на куски как забойного быка.

Время застыла на часах, он не оставил мне и шанса сжигая воздух вокруг меня. Пламя пыталась достичь моего тела, все плети расплавились из-за того, что не находились внутри защитного кокона псхокинетики. Дышать было нечем, легкие начали пылать от недостатка воздуха. Я завис над палубой и медленно приближался к огненному адмиралу, кроме меня никого на палубе поблизости не было. Адмирал обезумел отдавшись огненной стихии, силой манипулятора я чувствовал что-то похожее со мной, его разум был так же как и мой разделен и он сейчас не контролировал себя. Повсюду были видны тела убитых, которые по всей видимости чем-то не угодили адмиралу. Сам адмирал оскалился на меня своими гнилыми зубами и смотрел глазами, полными ненависти, огонь что бушевал вокруг нас нагревал метал до красна, но никак не вредил самому адмиралу. Воплощение стихии такого владеющего я вижу впервые и, возможно, в последний раз. Я плыл по воздуху ему навстречу, не видя никакой возможности убить его до того, как он располовинит меня кумулятивной струей. Ему не вредило его пламя, оно даже не пожирала его одежду, он не страдал нехваткой воздуха.

Ментальный удар не был моим самым сильным оружием, но я должен был попробовать.

— Неплохая попытка, — проговорил в моей голове голос старика. — Но не тебе со мной тягаться.

Он шагнул ко мне и взмахнул своей рукой целясь мне в шею. Пламя гудя летело ко мне, а я просто смотрел в эти обезумевшие глаза и на смерть, что летела в меня. Я знал что сейчас решится выживу я или нет. Время вновь привычно застыло, а в моей голове произошел моментальный диалог:

— Второй, все ресурсы на убийство этого старика. — Произнес я, а второй разум не смог молча выполнять приказ.

— Что, пришло время показать что я не бесполезен? — Усмехнулся он.

— Пришло, давай, постарайся.

— Ты понимаешь что неизвестно умрем ли мы или этот старик? Что произойдет раньше, его смерть или твоя голова взорвется? — Произнес он, хоть и знал ответ, мы все же одно целое.

— Плевать. Или мы или они, ты знаешь что я выберу.

— Жаль, мы могли бы найти новую стаю. И знаешь, мне не нравятся твои самки.

— Хватит болтать!

— Хватит так хватит, твое тело сейчас использует все свои ресурсы, и то что сейчас произойдет заберет около восемнадцати лет твоей жизни, тебе не удастся прожить долго.

— Плевать, действуй.

Кумулятивному пламени осталось всего два сантиметра до моего тела как оно пропало. Адмирал только и успел удивиться как его седая голова с гнилыми зубами взорвалась и его мозги начали стекать по моей психокинетической защите. Я рухнул на палубу и почувствовал как моя кожа начинает гореть от соприкосновения с раскаленной палубой. Огонь пропал вместе со смертью старика, огненный смерч так и не достиг облако яда и распада, и пару раз ухнув стал рассеваться. Уже теряя сознание я пустил мысленное сообщение.

— Найди меня. — Ответ не стал себя долго ждать.

— Найду. — Ответила мене Яфа.


Интерлюдия

Порт Каори, рабочий кабинет Яфы Шосе.

Яфа привычно перебирала документы когда в её кабинет постучались, вздохнув она отложила документы и посмотрев на дверь произнесла.

— Тэймэй, открыто, заходи. — В кабинет в черной траурной юкате зашла бывшая принцесса. Яфе не нравилась первая жена его мужа, за последнюю неделю из Империи прибыло немало беглых владеющих и слишком уж она была с ними мила.

— Как он? — Спросила Тэймэй без спроса усаживаясь в кресло напротив.

— Живой. — Раздраженно ответила ей Яфа.

— Когда ты будешь его пробуждать? — Спокойно спросила Тэймэй.

— Я не буду его ни будить, ни активизировать, он должен сам очнуться.

— Он сейчас нужен, так что я прошу тебя еще раз попытаться его пробудить.

— Тэймэй, давай честно поговорим? Меня не волнуют твои маленькие секреты, так что можешь не стараться изо всех сил проецировать на меня свои не истинные чувства. — Раздраженно произнесла Яфа. — Тебя не волнует состояние нашего мужа и не надо так кривиться, я знаю что вновь прибывшие владеющие давят на тебя. И тебе сейчас нужен палач, а Дэйчиро прекрасно подходит на эту роль. Ты сама пообещала им что готова пойти войной на Империю, но твой муж и глава Клана такого обещания не давал.

— Я думаю что Дэйчиро поддержит меня в этом вопросе — Спокойно проговорила Тэймэй.

— А я в этом очень сильно сомневаюсь, он поддержит беременную Чихеро в желании наконец-то обрести дом, он поддержит свою сестру в желании выйти замуж за Айко Кирьяно. Почему он должен поддержать новую войну, не оправившись от того что перенес в прошлой схватке? — Произнесла Яфа и тронув колеса своего коляски тихонько выкатилась из-за стола. — Он никогда не искал схватки, да и я не знаю кто проснется, Дэйчиро, которого я знаю, или тот, что считает себя идеальным самцом чтобы он ни делал.

— Ну ты же, Яфа, не допустишь чтобы проснулся не Дэйчи? — Взмолилась Тэймэй, а Яфа только усмехнулась.

Уже прошло две недели как они вернулись после уничтожения пиратов, где Яфа смогла найти на тонущем флагмане обгоревшее тело Дэйчиро. Он был в коме и не проявлял никакой мозговой активности. Перенеся тело на корабль она сама взялась за скальпель и несмотря на свое незавидное физическое состояние провела несколько десятков операций над своим мужем. Благодаря своей регенерации физика тело Дэйчиро сейчас в прекрасном состоянии, хоть и требует сложных пластических операций, Яфа разрешила посмотреть на мужа без бинтов только Чихеро и Каори. Но не тело её беспокоила, разум Дэйчиро перестроился, пропали те конторы безопасности что она настраивала, да и помочь или вновь настроить разум она больше не могла. Дэйчиро теперь стал практически неуязвим для силы манипулятора, она не смогла до него достучаться. Каждый день она его звала, но он ей так и не ответил. Мозговая активность была очень слабой и Яфа очень боялась того что он никогда не очнется. Она не делилась своими страхами с остальными, говоря им что кома — это вынужденная мера, и то что Дэйчиро должен скоро очнуться сам, но шла одна неделя, вторая, вот уже началась третья, а мозговая активность только слегка поднялась.

— Я не смогу ничего поменять, кто проснётся тот и будет нашим мужем. — Невесело усмехнулась Яфа.

Дверь в кабинет вновь распахнулась, в неё влетела Эми Шосе и закричала:

— Папа проснулся! — Яфа изо всех сил напрягла свои руки и подкатила к небольшому монитору, который бесперебойно показывал состояние Дэйчиро, что лежал в отдельном боксе с единственным входом именно из её кабинета. Монитор показывал все ту же картину, мозговая активность мужа была на нуле.

— Эми, ты ошибаешься. — Начала было говорить Яфа, как услышала шум из бокса.

— ЭМИ! — Донесся крик Дэйчиро из-за закрытой двери.

— Эми, не смей! — Остановила дочку Яфа. — Ему надо успокоиться и тебе не надо видеть его раны, выйди и зайди через час.

— Но папа зовет меня. — Девочка была готова расплакаться.

— Эми, так будет лучше, поверь, и забери с собой Тэймэй. — Дождавшись пока они уйдут Яфа посмотрела на стальную дверь в бокс, проверила настройки кумулятивных снарядов. И только после того как удостоверилась что все ухищрения по уничтожению её мужа в полном рабочем состоянии набрала номер на телефоне.

— Да. — Лениво ответил Чоррун Райдзин.

— Он очнулся, готовьте группу ликвидации. — Твёрдым голосом произнесла Яфа, у которой сейчас дрожали руки.

— Какова вероятность что теперь он не мой внук? — Спросил Чоррун.

— Не знаю, но мозговой активности практически нет, но тем не менее он звал Эми. — Четко ответила она.

— Жди, через пять минут будем, и не смей открывать дверь.

— Жду.

Девушка, еще не растерявшая красоты, сидела в инвалидном кресле и молча смотрела на дверь сжимая в своих руках детонатор. Она знала что если она его нажмет то то, что было ее мужем может выжить, а её убьет взрывной волной со стопроцентной гарантией, но она готова умереть. Ей не жить если Дэйчиро больше не станет, просто не для кого будет жить.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

— Спокойствие и равновесие. — Мерно дыша повторял я чуть хриплым голосом. — Спокойствие и равновесие.

— Папа, ты забыл про душевное спокойствие и равновесие. — Пробурчала Эми переворачивая страницу здоровенного талмуда по биоинженерии.

— Ты бы лучше занялась тем чем занимаются нормальные девочки. — Пробурчал уже я, приоткрыв глаз и косясь на иллюстрации в книге Эми. — А чем девушки твоего возраста интересуются?

— Хм, как и в любом возрасте, папа, мальчиками. — Я подавился воздухом и начал кашлять. — Но я же читаю про то как чинить тебя, так что можешь не беспокоиться, я занята, а ты, пап, дыши и медитируй.

— Душевное спокойствие и равновесие. — Вновь я начал пытаться погрузиться в медитативное состояние.

Я сидел в маленьком саду и по крайней мере пытался медитировать, а вокруг играли дети как клана Шосе, так и некоторые дети пустых, что по тем или иным причинам были усыновлены кланом Райдзин. Батусай подрос и теперь не умолкая носился по саду, оглашая своими радостными криками окрестности. Сузуми вон играла с остальными детьми, она была временно освобождена Чорруном от тренировок, и я подозреваю что ее приставили ко мне как громоотвод, равно как и Эми. Эми сидела около меня и листала огромную книгу по Биоинженерии. Спокойствие и умиротворение царило в этом садике, здесь были не только мы здесь гуляли и другие владеющие, но в нашу часть сада никто даже и не думал идти. Этот маленький садик, куда пускали далеко не всех, был своеобразной отдушиной для владеющих, у которых были психологические проблемы. Здесь гуляли дети, был уголок с животными, спокойствие, умиротворение, и моя тюрьма, где я добровольно находился из-за небольшого эмоционального срыва.

А всему причиной был я, очнувшись после двух с половиной недель комы и до смерти перепугав своим состоянием всех окружающих. Они не знали кто пробудится и готовились к самому худшему, а проснулся я. И был я после пробуждения слегка на взводе и немного раздражительным, ну а проще говоря я был смертельно зол.

Мне рассказали о том, что случилось после того как я упал на раскаленную палубу и начал прожариваться до хрустящей корочки.

Смерь огненного адмирала поменяла расстановку сил, туман яда, смешанный с распадом, больше ничем не сдерживаемый хлынул к кораблям. Яд убивал живое, а распад пожирал борта кораблей, и делал он это так успешно что пираты не стали больше поддерживать связь друг с другом и бросились в рассыпную, армада распалась на отдельные корбали, заботящиеся только о себе. Адмирал был тем связывающим звеном что контролировал капитанов и управлял флотом, без него владеющие видя, что туман пожирает корабли, решили временно отступить. Все верно, они прямо сейчас готовились к повторной попытке подойти к порту Каори, но так и не могли пока достигнуть договоренностей между друг другом. Из-за пиратов сейчас было затруднено сообщение по морским путям, и торговля встала. Как только стало понятно, что армада остановлена меня начали искать, я не выходил на связь, а Амайя потеряла меня еще на авианосце. Они понимали, что я могу быть на флагмане без сознания после схватки и сразу бросились к нему, к тому времени первозданная тьма Чихеро не пощадила и его, и он начал медленно заполняясь водой тонуть.

Получившая мою последнею просьбу Яфа бросилась меня искать и мое тело нашли прикипевшим к палубе флагмана в тот момент, когда мне уже хотели отрубить голову оставшиеся на флагмане владеющие.

Ну а дальше были две недели между небом и землей, сила физика изо всех сил восстанавливала моё тело, особенно досталось коже и верхним слоям мышц, даже через неделю после того как я очнулся с меня не снимают бинты, а Яфа готовит оборудование для проведения десятков пластических операций и ищет специалистов, которые этим займутся. Конечно, под её присмотром.

Я изменился практически незаметно, но все же чувствовал в себе перемены, возможно это обусловливается тем что второго разума больше нет, а возможно тем что я хочу покоя. Последующие дни напоминали какой-то ад, и его мне устроила Тэймэй, по её словам, пока я валялся в беспамятстве она работала с прибывшими из Империи владеющими. Их было немного, но они хотели войны, им было без разницы, как и кто будет умирать. Мы ждали что к нам прибудут владеющие, неугодные Императорской власти. Но к нам прибыли не воины, а изгои, что и во времена Императрицы Хаоны уже были неугодными, а как только её не стало они ринулись в Империю и оказалось, что им и сейчас не рады. Вот они и приехали в порт Каори первыми и требуют себе льготы и скорейших военных действий против Империи. Эти владеющие, что называются кланами и родами, никому не нужны. Я был на их месте и мне видится что я и сейчас на их месте, ни клан Шосе, ни клан Райдзин никому не нужен, мы изгои. Вот только мы создаём свое, создаем платформу, которую собираемся развивать, у нас есть право на месть, но сперва нам надо создать гарантию того что после мести кто-нибудь останется после тех, кто ушёл по пути мести. А эти владеющие не собираются умирать, они не пришли когда шла война с Федерацией, да и здесь, в порту Каори, требуют себе здания и занятие под стать высокому званию владеющего. Это все требуют с Тэймэй, клан Райдзин решил не вмешиваться. Чоррун и Этсуко высказали мнение что Императорская кровь — это Императорская кровь. А клан Райдзин должен выжить.

Нужны ли нам такие владеющие? В отличии от меня клан Шосе и Райдзин считают что нужны. Эти прибывшие первые, и все ждут тех, что отличаются от этих. За ними, как мне говорили, придут военные и те, что попали под удар новой власти в Империи. Кстати о других. Амайя и Асока занимались своими делами, им было плевать на то как и где жить, и что у них нет слуг. Им не ничего не мешало добиваться результатов с теми ресурсами что есть у порта Каори. У нас появились собственные лекарства, яды, и началось производство удобрений и добыча водорослей из моря для различных целей. Асока не обещает что сможет добиться того чтобы почва, на которой мало что растет, зацвела, но по ее горящему взору когда она осматривает этот садик становится понятно что она хочет чтобы вокруг порта вся земля стала единым садом. Также у нас появился отряд, что очищал земли и выполнял иные задачи под предводительством Амайи. Да и в самом порту она начала выполнять полицейские функции. Вот такие владеющие необходимы порту Каори.

После того как я очнулся состоялся разговор с Тэймэй, она поведала что она хоть и связывающее звено, но она теперь Шосе, и как ни крути, а глава клана Шосе, я и владеющие требуют встречи именно со мной. Им не интересно что я в не самом лучшем состоянии, и что мне еще восстанавливаться после жарки на раскаленной палубе как на сковородке. Как только мы с Тэймэй поговорили ко мне зашла делегация из трех мужчин. Разговор не состоялся, один из них оказался манипулятором, он уловил от меня странную вспышку гнева и только это спасло их жизни. Всё же оказалось, что без последствий моя короткая схватка с огненным адмиралом не прошла. Я больше не мог сдерживать свой гнев. Так как только они вышли я одним ударом переломил железную кровать пополам. Второго Я больше не существовало и в моём характеры прошли существенные изменения, я стал более эмоционально нестабильным, а также стал непробиваемым для силы манипулятора. Яфа каждый вечер пыталась пробить мой барьер, что появился в моей голове. Но он оказался неприступной стеной, больше она не сможет вторгаться в мой разум даже с моей помощью. Даже мои эмоции не всегда можно было улавливать, зачастую манипулятор не чувствовал их во мне и мог уловить только редкие вспышки. Это было для Яфы странно, но такое бывало у сильных манипуляторов, и хоть я им не был я был практически инертен к силе манипулятора. С силой было также все странно, я не мог пользоваться ей осмысленно, психокинетика вовсе отказывалась действовать по моему желанию. Отклонить пулю легко, но вот манипулировать плетями было для меня невозможно, я их либо рвал, либо они висели и никак не откликались. Манипулятор из меня сейчас также был практически никакой, я только изредка чувствовал эмоции чужих людей, так что ни о какой работе ни со своим разумом, ни с разумом марионеток не может быть и речи. Обе мои стихии отказывались работать, я и Яфа пришли к мнению что это временно и вызвано перегрузкой мозга и объедением разумов. Но, как говорится, были и плюсы, первое, моя сила физика возросла и я теперь стараюсь ее контролировать медитируя и только изредка тренируясь, так как тренировки могут опять нагрузить мозг, а это нежелательно. То, что я сейчас не то что не в форме, а практически потерял возможность оперировать двумя стихиями из трех было страшным секретом. Ну не смешно ли, победитель грозы морей, огненного адмирала, утратил всю свою силу.

— Папа, ничего ты не утратил, это все лишь временные трудности. — Я грозно посмотрел на Эми и не смог удержать улыбку. Загадка, она чувствует меня когда никто не может, даже Яфа с трудом улавливает мои эмоции, а Эми всё так же чувствует меня и мне кажется что теперь даже лучше. Как она это делает остается загадкой.

— Временные. Кстати, как там Чихеро? Ты же знаешь, что… — У меня опять сперло дыхание, мой лучик ждет ребенка от меня и я постоянно беспокоюсь, а наша малютка, по её заверениям, чувствует как там ребенок. Яфа хотела опровергнуть это, так как, по её мнению, сроки настолько малы что еще просто нечего чувствовать. Но похоже что Эми не просто будет сильным манипулятором, а настоящим воплощением стихии.

— С братиком все хорошо.

— КАК БРАТИК?! — Никто еще не знал пол ребенка. — У меня будет сын?!

— Ну, я не уверена, но мне так кажется. Ты не хочешь сына? И пап, сохраняй спокойствие, ты же не хочешь чтобы тебя опять накрыло эмоциями?

— Не хочу.

Как же мне надоели эти бинты что скрывали моё тело, когда же начнутся все эти операции по приведению меня в порядок?

— Пап, тебе бы стоило поговорить с Исидой, она уже как второй день ищет с тобой встречи. — Проговорила Эми про еще один раздражитель, что меня волновал.

— Мне не о чем с ней разговаривать, и хватит защищать Сиоко. — Эми встрепенулась и сев, скрестив ноги, посмотрела на меня очень серьёзным взглядом.

— Папа, Харуки приехала помочь тебе с ранами и провести операцию, не знаю точно, но они по всей видимости хотят наладить с нами отношения, а ты Исиду столом ударил. Не правильно это, пап. — Уже даже дети знают, что при первой встречи я действовал немного несдержанно. Харуки и правда прибыла из Картоса узнав, что требуются специалисты чтобы привести в норму именно меня.

— Эми, Сиоко всегда будут действовать основываясь на своей выгоде, им плевать на то что станет с кланом Шосе.

— Пап, а расскажешь о чем вы говорили с Харуки Сиоко?

— О долгах, Эми, мы разговаривали о долгах, которые должны быть оплачены.

Разговор с Харуки был о том, как я отпустил её с её сыном Хаосом, когда должен был убить их. Она попросила о том, чтобы оплатить тот долг жизни и операция, что мне предстоит, будет только частью оплаты. Тогда-то и была предложена мне еще одна жена, да, невестой вновь была Исида. Ну я и вышел немного из-под контроля от такой дерзости, и слава богам что пострадал только стол. А виной вспышки гнева были слова Исиды, что она все также меня любит.

В саду я пробыл еще пару часов, а после пошел в клановый дом. Никто мне не мешал, никто не просил о какой-либо услуге, проходя мимо окна я посмотрел на здание, где находился раньше кабинет Яфы. В вспышке гнева я разнес как кабинет, так и стены, это уже потом мы с Яфой поняли, что меня нельзя злить, так как я начинаю крушить все вокруг, тогда причиной была радость от того что я узнал, что Чихеро беременна. Вроде бы причин гнева не было, но затем промелькнула мысль что ее как мое уязвимое место теперь попытаются убить меня разозлила и все. Полторы минуты гнева, обвалившаяся крыша и стены здания, которые я разнес с помощью кулаков, укрепленных силой психокинетики.

У самой двери в спальню, куда я направлялся, меня ждали, да, я сейчас на своеобразном больничном, но обязанности главы клана никуда не делись и пренебрегать ими не стоит.

— Дэйчиро Шосе, вас ожидают в зале собраний клан Шосе в полном составе. — С поклоном произнесла девушка, я помнил ее, это дитя диких земель что продавала джип одному владеющему из клана Райдзин.

— Проводи меня до зала. — С привычной хрипотой в голосе произнес я, а девушка от неожиданности вздрогнула, но как ни в чем ни бывало пошла со мной рядом.

— Райдзин впустил тебя на свою территорию, но я не вижу на тебе знака невесты.

— Глава клана против того чтобы первой женой Бэко Райдзин стала пустая. — Немного обиженно произнесла дитя пустынь.

— А что сам Бэко? — Спросил я. Этого владеющего молниями я знал, но никогда с ним не общался, даже имя услышал сейчас впервые.

— А Бэко настаивает на мне как первой жене, да и пока он найдет в жены владеющую может пройти не один год.

— А сама ты не против стать хоть третьей женой? — Девушка посмотрела на меня с удивлением.

— А кто моего мнения будет спрашивать?

— Понятно, я поговорю с Этсуко. Пока он найдет себе первую жену ты уже будешь ждать ребенка, не состоя при этом в браке с Бэк


убрать рекламу






о.

— Да я уже. — Не успела договорить девушка и захлопнула себе рот ладошкой. — Дэйчиро Шосе, пожалуйста, не рассказывайте…

— А вот это уже мне решать, доставь послание Этсуко Райдзин что Дэйчиро Шосе хочет через пару часов с ней встретится. — Девушка стояла в нерешительности, борясь с собственными эмоциями — Бегом! К Этсуко!

В зале меня уже ждали, пройдя посередине зала я сел в центре, по правую руку была Каори, по левую руку Эйко. А у стены слева сидела в инвалидном кресле Яфа, рядом с ней Чихеро о чем-то тихо с ей переговариваясь, Тэймэй, что-то читающая с планшета, и Киран, что казалось засыпал.

— Причина сбора? — Спросил я у Каори, та усмехнулась и кивнула на Эйко.

— Она, мог бы и сам догадаться по её наряду. — Да, что-то я и не заметил белого кимоно на Эйко и маленькой заколки в виде знака невесты в ее волосах, как и легкий румянец на ее щеках, выдававший ее нетерпение.

— Ну что, если все в сборе пусть входит Айко Кирсано. — Громом разнесся мой чуть хрипловатый голос по залу собраний клана Шосе.

Дверь слегка скрипнула и в неё вошел Айко, черное кимоно было к лицу этому воину, к тому же он уже не был полноват. Это уже не тот владеющий, которого мы забрали из Империи, тогда он и близко не напоминал воина, а теперь о его силе знают многие, он теперь не просто какой-то там слабенький владеющий. Он один из тех что смогли с помощью всего одного корабля разбить целый флот, о тех плазменных шарах, что разрезали судна как масло, до сих пор говорят с благоговением в голосе. Каждый владеющий после того боя получил свою долю славы и Кирсаны уже связались с Айко, и потребовали чтобы он вернулся, ну а он уже сделал выбор, и этот выбор не понравится ни его семье ни его клану.

— Уважаемый глава клана Шосе Дэйчиро, я прошу признать меня достойным твоей сестры, Эйко Шосе, и прошу клан Шосе одобрить наш брак с переходом меня, Айко Кирсано, в клан Шосе. Больше мне нечего предложить клану Шосе для одобрения брака. — Закончил он свою речь, а я посмотрел на рдеющую сестру и подумал что всё и так решено и это собрание просто дань традиции. Но то что у него нет даров это немного унизительно, ведь по традиции должен быть торг, а его нет, и это неправильно.

— Тебя достойным я признаю. — Печально я вздохнул, поймав подозрительный взгляд сестры. — Но вот достойна ли Эйко Шосе тебя? Сколько клану Шосе придется доплатить чтоб твой переход был тебе не в убыток, это нам и предстоит обсудить.

— Дэйчиии! — Тихо прошипела на меня сестра, а Айко, догадавшись что сейчас будет происходить, улыбнулся, а мои слова оживили зал собрания.

— Посуди сам, моя сестра нервная, ветреная и вечно недовольная, мне иногда кажется что боги пошутили над ней наделив её даром молний, а не ядом. Я еще раз печально вздохнул и посмотрел уже на Каори. — У нашего клана хватит денег на компенсацию Айко Шосе, за то, что у него будет такая жена?

— Мы постараемся, но достойна ли Эйко Айко очень сложный вопрос, и по нему должны высказаться все члены клана. — Сказала Каори.

Собрание клана Шосе моментально превратилось в веселые посиделки, где обговаривались все приготовления к свадьбе, и подбирали дом, где они будут жить. Все понимали что надо было вывернуть все так, чтобы в клан пришел владеющий с уже порядочным имуществом. Когда собрание окончилось Айко, пока что Кирьяно, был уже не голодранцем, а вполне состоятельным владеющим, что имел небольшой корабль от Кирана, который отдал судно в качестве компенсации за норов Эйко. Чихеро выложила за острый язык Эйко семь большегрузов. Яфа десять марионеток за ветреность. Каори пообещала выделить немного денег из казны клана. Тэймэй выделила землю для постройки небольшого дома. Вышедший из Зала Собраний Айко Шосе был не так уж и беден, а по сравнению с тем Айко Кирьяно, что недавно вошел в зал, он стал богачом.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Свадьба это один из прекраснейших дней в жизни девушки, если конечно эта свадьба желанна, и как правило обычно невеста немного в этот день нервничает. Вот и в этот знаменательный день Эйко была слегка на взводе, до церемонии было еще пара часов, а около нее уже никто не мог находится. Она успела поругаться со всеми, как с матерью, так и с моими женами. Всё не так, все не по ней, она нервно ходила по комнате периодически шарахая во все стороны электричеством, а в углу тихо и спокойно сидел я. Свои нервы я теперь держал в железных руках и практически медитировал, пока Эйко кричала я молча сидел, когда пара разрядов попала в меня я все еще молчал, но когда она упала на небольшой диванчик и расплакалась я не выдержал.

— Ты уверенна что ты не ядовик? — Не открывая глаз подал я голос, когда всхлипы стали особенно сильны.

— Вот не надо опять язвить, Дэйчи. Мне и так плохо. — Всхлипывая произнесла Эйко, не отрывая голову от подушки.

— Тебе плохо и потому ты всеми силами делаешь так чтобы другим окружающим тебя людям было не лучше?

— Мне просто страшно. — Всхлипы усилились, а потом умолкли, ожидая что я начну говорить и утешать её.

— Страшно ей, а ты представь как сейчас Айко? — Устало произнес я.

— А что ему бояться то? — Обиженно произнесла Эйко уже поняв куда я клоню.

— Ну, у него будет жена, во-первых, теперь он отец, или по-твоему он не думает, что твой ребенок — это теперь и его ребенок? Во-вторых, у него будет плохая жена, ты себя слышала? Тебе не нравится как ты выглядишь, вообще-то это ему должно нравиться или не нравиться, а не тебе. В-третьих, ты несколько раз говорила о том чтобы разорвать помолвку и это только за последние полчаса, а у него нет такой возможности. Так что ему тяжелее, да и страшнее: ты же его бить будешь, в чем я абсолютно уверен.

— Я не чудовище чтобы избивать собственного мужа! И почему это он не может отказаться от брака? — Внутреннее зрение, что понемногу начало возвращаться ко мне, показывало как Эйко достала небольшое зеркальце и очень быстро стала поправлять макияж, особенно заостряя внимание на своих шрамах.

— Ты не чудовище, сестренка, эту почетную роль в нашем клане занимаю я, но все же до свадьбы я видел фингал на его лице, поставленный твоим кулаком, знаю-знаю, он поцеловал тебя без спроса, но не бить же кулаком, могла и пощечиной обойтись, тебе как бы это было приятно, а ты его вырубила. А отказаться от брака Айко конечно может попытаться, но как только Эми заметит в его голове такое желание то сообщит мне. Только я сомневаюсь что успею добраться до него первым, Яфа перехватит этот сигнал и сообщит эту новость Чихеро. Эйко, я воин, повидавший многое, но черные глаза моей жены внушают даже мне ужас, надеюсь у нее это вместе с беременностью пройдет.

— А вот думать надо было когда ваши пути сошлись, она мне рассказала всю вашу историю. — Эйко хмыкнула. — Я никогда тебя не понимала, не, я понимаю что ты у нас особенный, но почему ты не опустил тот злополучный камень? Вот теперь у тебя жена, чья сила впечатляет до мурашек, и, что важно, любит тебя, как, впрочем, почти все твои жены.

— Смотрю ты стала задавать вопросы, которые тебя не касаются. Это значит что ты успокоилась?

— Успокоилась, у меня будет всего один муж, Дэйчиро, а я хочу троих мужей!

— Эйко! Это уж решайте с Айко в семейном кругу!

— Ну как же, ты ведь глава клана, и должен заботиться о благополучии членов клана, так что ищи мне ещё двух мужей. — Рассмеялась Эйко и поправив косметику встала и топнула ножкой в мою сторону со смехом проговорив. — Демон, искать!

— У клана нет столько денег!

Свадьба прошла без каких-либо проблем, ну, за исключением того, что невеста постоянно выбрасывала в жениха излишки электричества, от чего у того постоянно дёргался глаз. Каори и Чоррун провели церемонию, и когда и Айко и Эйка запутались и ответили «да» друг за друга то это приняли как должное. Мероприятие по празднованию бракосочетания, как уже вошло в традицию наших кланов, было довольно скромное, приглашенных владеющих не было, все кто пожелали приехали сами, без приглашений, в основном это были представители города Картоса. Они прибыли вместе с Харукой Сиоко, и как я подозреваю они были больше её охраной, а только потом возможными торговыми партнерами. Харуки приехала делать мне операцию и не только она искала со мной встречи и разговора наедине, и как только официальная часть торжества кончилось, и гости начали отмечать бракосочетание я отошел в небольшую комнату где меня ожидала Харуки Сиоко, и если честно я не хотел отдавать своё тело в ее руки. Я помнил что она неплохо исправила все последствия моих ранений, но это было когда мы еще не встретились на поле боя как враги. А теперь все изменилось.

— Ну здравствуй, Дэйчиро Шосе. — Произнесла Харуки как только я вошёл, небольшая комната была немного темновата, это я попросил уменьшить в ней освещенность. Яркий свет меня раздражал, а мне нельзя было нервничать.

— Здравствуй, Харуки. — я сел напротив нее и устало прикрыл глаза. Стихии так и не стали подчиняться мне как раньше, частая смена настроения выматывала меня сильнее чем любая тренировка. Сила физика выросла настолько что любое неконтролируемое движение могло навредить другим людям если я прикоснусь к ним. Чихеро, вон, злится на меня за то, что я перестал её обнимать, а когда я заявил что мне надо спать одному мне устроили скандал как Чихеро так и Яфа. С Тэймэй у нас так и были довольно напряжённые отношения, она как бы проявляла ко мне определенный интерес, но не в том внешнем состоянии, что у меня сейчас было. Сила манипулятора то работала то нет, иногда мне казалось что я улавливал мысли Тэймэй, и она была недовольна. Не мной, собой, она недовольна была тем что не могла помочь в развитии порта.

— Как же тебя жизнь покалечила. — Встретила меня такими словами Харуки Сиоко.

— Тебя это радует или расстраивает?

— Я смотрю на фронт работ, всё же Яфа молодец что дала весточку мне, моя работа в прошлый раз безнадежно испорчена: смещение позвонков, защемление нервов. Мда, Шосе, ты что, железно-бетонные плиты каждый день головой пробиваешь? — Старушка слегка поморщилась. — Ладно, позвали и на том спасибо, у клана Сиоко перед тобой есть некоторые долги и если свой я оплачу лично, то вот за Исиду я даже не знаю как мы будем расплачиваться.

— Тут нам не о чём говорить, Харуки, если это всё то нам лучше вернуться к гостям.

— К гостям вернуться никогда не поздно, только вот Исида не виновата и намеренна добиваться тебя.

— И тогда издохнет от рук одной из моих жён и мне даже не скажут об этом. — Сказал я вставая и демонстрируя что наш короткий разговор окончен.

— Будущему Императору надо быть дальновиднее и прощать ошибки возможных союзников и даже вассалов. — Устало произнесла Харуки. — Но это если кто-то станет тем, кем его сделает сама судьба.

— Мне не стать Императором, и я не желаю этого, в Империи уже есть Император. — Твердо произнес я понимая куда клонит Харуки Сиоко, о возможности начать гражданскую войну в попытке захватить власть я уже слышал, у клана Шосе и Райдзин есть основания начать свой путь мести, но я не желал проливать кровь.

— В Империи больше нет Императора, а как долго продержатся утонувшие во грехе принцесса и принц непонятно. — Произнесла Харуки Сиоко также вставая с кресла. — Через два дня будут похороны, после месяц траура, и потом должно быть проведена коронация. Только вот кого? Император умер не от старости, да и не от печали по умершей жене. Федерация тайно уже собирает спецотряд для помощи принцессе. Хочешь ты этого или нет, но гражданская война будет.

— Данные точные? — Нервно спросил я.

— Получасовой давности из самого сердца Империи. Вам поступит подтверждение этой информации в течении двух часов. Так что, Дэйчиро Шосе, Сиоко ждет ваш ход, мы были бы рады помочь вашему клану взять своё, но договоренности не так крепки, а вот родственные узы не в пример крепче.

Я не стал больше разговаривать с Харуки, мне было все и так ясно: Сиоко опять преследуют свои цели, и в Империи не все так спокойно, если Император умер, то и без того шаткое положение принца и принцессы стало еще более опасным. Хаона оставила после себя армию в которой прошли чистки, и все же оставила множество недовольных. А те что поддержали новую власть и не участвовали в войне хотят еще больше власти. Совещательный орган, что учредил совсем недавно Император, был зарождающимся парламентом, в нем уже было утверждены и переданы на рассмотрение Императору несколько важных документов, касающихся всех подданных Империи. Предлагалось ввести обязательную привязку населения к формированиям владеющих, по сути своей разделение пустых по территориальному признаку. Также был проект документов, что не прямо, но косвенно должен был ограничить Императорскую власть. Был и довольно интересный документ о поддержке отечественных предприятий из казны Империи и отмена льгот для пустых и владеющих, прошедших войну, это было сделано ради выравнивания прав и чтобы не было привилегий у одной прослойки населения перед другой. Совещательный орган состоял исключительно из владеющих тех кланов что по тем или иным предлогам не были на фронте, и им не нравилось что льготы они не получают, а они сделали не меньше для победы чем солдаты. Хотя какая там победа, посольство Федерации вновь находилось в столице Империи, а мирный договор хотели пересматривать, так как территориально Империя даже немного увеличилась. Про пленных, что до сих пор были в Федерации Гатсен, так и не говорили в совещательном органе, а вот тема об отмене пакта о запрете рабства подымалась чуть ли не еженедельно.

Выйдя из комнаты я нашел Чорруна и Каори и сообщил о смерти Императора, Харуки Сиоко была права, наша разведывательно-информационная сеть находилась в зачаточном состоянии и подтверждение такой информации могло занять до трех часов. Праздник шёл своим чередом, но посвященные нервничали. Мы не могли не отреагировать на данную новость, смерть одного из Императорской семьи может очень сильно изменить политическую карту. Чоррун мимоходом уже сказал как могут развиваться события: если не будет сильного правителя в Империи то может появиться клановая вольница, которая ничем хорошим для страны не кончится. После Хаоны, что усилила свои позиции, что правила жестко и смогла не допустить подобного, несколько месяцев без неё показали что центральной власти больше нет.

— Добрый день, Дэйчиро Шосе. — Подошёл ко мне представитель городского совета города Ичьхилака, что прибыл для заключения договора с портом Каори, да и как я понял по утреннему разговору с Яфой они больше прибыли для того чтобы она одобрила решение отменить ее законы и направление, под эгидой того что пока город не готов к таким изменениям. Чтобы налоговые законы как бы откатились к трёхлетней давности, сейчас новый глава города Ичьхилак пытается уверить население в том, что изменения, которые начала Яфа Добрая, а сейчас Шосе, это хорошо, но город не готов. Они будут идти по этому пути, но более медленно, чтобы не причинить крупным владельцам особого вреда и компенсируя им из бюджета города все потери. Основное население недовольно, а политика порта Каори, как и предполагалось, продолжают усилия Яфы Шосе. Налоговые льготы выдачи земли под застройку для домов и производств практически бесплатно. Да, порт Каори принадлежит Шосе, но формируется совет, и нравится Шосе или нет, но на нем будет решаться множество вопросов, которые волнуют население, своеобразная демократия в урезанном виде. Пока я валялся в коме в порт Каори устремился ручеек переселенцев из других городов.

— Слушаю вас, Иоган Катсо.

— Достопочтенный Дэйчиро, я понимаю что вы еще не оправились от ран и город Ичьхилак благодарит вас за убийство огненного адмирала. — Начал вежливо распинаться представитель городского совета, боязливо посматривая на позади меня идущую и улыбающуюся черными глазами Чихеро.

— Иоган, я вам сразу скажу, я не буду уговаривать сменить мнение Яфу ни как ее муж ни, тем более, как глава клана. — Отрезал я, понимая что сейчас начнется.

— Дэйчиро Шосе, но если ваш клан не будет сотрудничать нам придется ввести некоторые ограничения на торговлю с портом Каори. Так что рекомендую вам задуматься о том, чтобы все же сделать заявление Яфе о одобрении действий администрации города Ичьхилака, ей это ничего не стоит, а порт Каори может получить дополнительное финансирование. — Иоган так и не собирался отступать, ну как мне объяснить этим страждущим и иным торговцам что я не управляю ни портом, ни самим кланом.

— Иоган, порт Каори ведет свою политику, а Ичьхилак свою, надеюсь что мы останемся в добрых отношениях несмотря на возникшие недопонимание. — Вежливо попытался уйти я от представителя городского совета вольного города Ичьхилак.

— Конечно, для вас это жизненно необходимо, ведь Ичьхилапк сметет вас с лица земли если не будут поддерживаться добрососедские отношения. — Язвительно сказал Иоган.

— А вот это мы еще посмотрим кто кого сметет с лица земли. — Вставила словечко подошедшая Чихеро сверкая своими глазами и пугая черными венами, видневшимися сквозь белоснежную кожу. — Порт Каори помнит кто пришел на помощь когда на нас шел флот пиратов. Вам напомнить какой ответ дал глава Ичьхилака на просьбу поддержать порт Каори военной помощью в знак добрососедских отношений?

— Госпожа Чихеро, вы немного тогда не поняли послание, мы просто удивились что вы сами не в состоянии отразить нападение кучки пиратов. Мы непременно помогли бы вам если бы вы послали второе послание. — Поспешил ответить Иоган на обвинение.

— Да-да, всего лишь кучки пиратов, то-то вы поздравляете моего мужа с победой над предводителем этой кучки. Иоган, за эти полторы минуты вы наговорили столько интересного что можно сказать что добрые отношения уже встали под вопросом. А на вашей завтрашней встрече с Яфой Шосе я непременно буду присутствовать. Так что подготовьтесь как следует, мне очень интересно что вы будете говорить после моего звонка сильнейшей повелительнице распада города Ичьхилак, директору вашей школы для владеющих, что так же как и вы входит в состав городского совета, а мы, повелительницы, любим поддерживать связь меж друг другом. — Чихеро словно ножом своими словами резала Иогана, когда она взяла меня под руку и увела от Иогана тот по виду был в предсмертном состоянии.

— А зачем ты поддерживаешь с ней связь? — Спросил я Чихеро, на мой вопрос она немного скромно опустила глазки и шепотом ответила мне:

— Дэйчи, мы советуемся с ней по поводу нашего с тобой ребенка. Под «мы» я имею ввиду Тэймэй и Яфу, видишь ли у меня скачок по уровню силы произошел из-за той схватки и нам потребовались консультации. Кстати, как закончится учебный год через неделю она приедет меня навестить. — Я немного встревожено посмотрел на нее. — Дэйчи, не беспокойся, все в порядке и с ребенком, и со мной, так что ожидай что наш ребенок будет очень сильным распадчиком.

— Ну почему сразу владеющим, тем более распадом? Он что, не может быть как я не одностихийником? — Спросил я, а Чихеро немного грустно улыбнулась.

— У него не было выбора, потому то я и скрывала от тебя беременность, он может быть многостихийником, но владеющим распадом он будет обязательно, в ином бы случае я не была бы беременна, плод бы не выжил. — Подойдя к небольшой скамейке мы сели, а Чихеро счастливо прижалась ко мне. — Нам очень повезло что это произошло так быстро и удачно. Я люблю тебя милый.

— И я тебя, лучик.

Празднества кончились для верхушки клана Райдзин и клана Шосе когда пришло подтверждение информации, что мне рассказала Харуки Сиоко. Собравшись в небольшом зале нам огласили поступившую информацию из столицы Империи, в зале присутствовал весь небольшой клан Шосе, ну и от Райдзин была Этсуко и Чоррун. Даже Эйко с Айко были, хоть им было уже пора в дом для новобрачных. Несколько источников подтвердили смерть Императора, только вот сведения о самой смерти разнились кардинально. По одному источнику Император не выдержав тоски по ушедшей из жизни любимой жене Хаоны сам изъявил желание уйти по тропе мертвых. И при присутствии принцессы и принца вонзил себе в сердце кинжал. По другой информации из-за возраста он как «очень» сильный кукловод начал блуждать по чертогам своего разума и посчитав себя опасным для общества и своих родных самоликвидировался при все так же присутствующих детях. Официально о смерти Императора объявят только завтра, и эта информация сейчас проходит все инстанции и решается какая будет казаться правдоподобней для основного населения Империи.

Самая правдоподобная информация не блистала описаниями и была по военному короткой.

— Император решил распустить совещательный совет при Императоре и был задушен своей же марионеткой для утех. Принц и принцесса сейчас находятся под охраной сильнейших владеющих кланов, что входят в совещательный орган при Императоре. — Чоррун прочитав послание сел и посмотрел на грустную Тэймэй.

— Дэйчиро. — Подала голос Тэймэй, она была смертельно уставшей на вид и её голос дрожал. — Что ты думаешь?

Я обвел зал глазами, они ждали от меня решения, кто-то жаждал мести, кто-то содрогался от омерзения и того количества крови что может в скором будущем пролиться. Я посмотрел на приунывшего Айко Шосе, что так нежно обнимал Эйко Шосе, я посмотрел на черноокую Чихеро, рефлекторно гладившую свой еще невидный животик.

— В Империи настали трудные времена, мы там преступники, умер всего лишь один наш враг, наша земля — это порт Каори, так что надо усилить тренировки, а для тех, кто хочет вернуться в столицу с боем скажу так: настанет день, будет бой, а сейчас готовимся к нему и усиливаем как себя, так и тот оплот, что будет нашим домом, который имеем на данный момент. — Мои слова немного расслабили собравшихся, но только не Этсуко Райдзин, я знал что она жаждет вернуться в столицу и убивать тех что уничтожили ее клан. — Райдзин, ваша боль не забыта, но я как глава клана Шосе считаю что еще не время возвращаться и проливать кровь. Нас никто не звал и мы никому не нужны в Империи, придя в столицу мы найдем только глупую смерть. А пока выжидаем я верю что время собрать долги настанет.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Вновь наросшая кожа млела от солнечного света, глаза радовались солнцу, а не болели постоянно как раньше. Ветер с моря приятно холодил кожу, не скрытую бинтами, и единственное что меня расстраивало это то что волосы еще не выросли. Харуки говорила что они появятся, но позже, когда внешность моя придет полностью в норму и когда мою щетину придется брить ежедневно, а не как сейчас раз в неделю и то в лучшем случае. Млея на солнце я с улыбкой вспоминал ту череду операций, через которые я прошёл, и как моя внешность обсуждалась в моей немаленькой семье. Я и не догадывался сколько во мне недостатков, по крайней мере во внешности. Мои жены словно с цепи сорвались в тот момент, когда Харуки утвердительно сказала что может немного подправить мою изначальную внешность и что мои шрамы, с которыми я уже свыкся, она тоже уберет. Боги, ну как так вышло то? Оказалось, что каждая хочет видеть подле себя идеального мужчину и у каждой виденье отличалось от виденья другой. Нет, меня заверили что я им нравлюсь любым, но мои шрамы ну никак меня не красят, а еще мой нос, разрез глаз и неплохо бы немного скулы подправить, да чтобы на груди росли волосы или наоборот, чтобы не росли негде. Но женщины — это женщины, я понимал что им было неприятно мое состояние, но все же самый сильный удар пришел откуда я и не ожидал. Эми заявила что неплохо было бы изменить цвет моих глаз на красный, как у настоящих демонов из сказок. А Харуки подхватила эту идею, рассказывая что данный цвет глаз обусловлен повышенным давлением и возможностью демонов видеть в темноте, и у нее есть модифицированные глазные яблоки, выращенные искусственно.

Когда в обсуждение того, как и что во мне изменить влезла и Каори мне пришлось волевым решением обрубить начавшиеся беспорядки, ибо они начали при детях обсуждать то, что маленьким девочкам и не надо знать, тем более про своих отцов. Пришлось Харуки Сиоко сфокусироваться не на моей внешности, а на моём общем здоровье, ни в коем случае не касаясь моего разума. Мои жены немного еще повозмущались что моя внешность будет просто приведена в порядок, а потом черноглазая немного краснея заявила что я им любой всегда буду дорог, просто нельзя же вот так всерьез говорить женщине что вот, выбирайте как будет выглядеть ваш мужчина, а потом берут и отбирают мечту, что может воплотиться в реальность. И да, она хочет изменений, но будет довольствоваться тем что есть.

Операции в этот раз проходили не наедине со слегка безумной Харуки и топором с пилой. Нет, топор, молоток и другие слесарные инструменты в специальной палате присутствовали, как и кованная кровать с многочисленными цепями, но я не был с ней наедине, в палате в качестве наблюдателя находилась Яфа на своей инвалидной коляске. Она следила за Харуки чтобы та ничего мне не изменила и не попыталась вторгнуться в мой разум. Ну а в качестве ударной силы в случае непредвиденных обстоятельств была черноглазка. Чихеро стала одной из самой сильнейшей владеющей в порту Каори, бой с пиратами открыл практически весь ее возможный потенциал, она будет и дальше становиться сильнее, ее сила уже пугала окружающих, но только не меня. Она в палате страшно нервируя Харуки игралась с первозданной тьмой. Клуб темной материи, что мог разложить на составляющие практически все что угодно подчинялся Чихеро, полностью приобретая любые формы и не вредя ни создательнице, ни её одежде. К ней сразу после свадьбы Эйко приехала повелительница распада из города Ичьхилака и все, на территорию небольшого строения, что был отдан мне и моей семье, никто не смел даже подойти. И пустые, и владеющие бледнели видя как две распадчицы тренировались на булыжниках вырезая клубами первородной тьмы статуи и скамейки, а то, как Чихеро уничтожила свалку превратилось вообще в легенду. Им нужно было место для тренировки, конечно же щадящей, и потому рушить скалы в ее то положении было сейчас ей противопоказано. Недалеко от порта Каори было небольшое месторождение полезных ископаемых и сейчас там велась активная добыча, Чихеро очень помогла горнякам своей силой практически в десятки раз упростив задачу. Ну а пока она там была не нужна я указал ей на карте на городскую свалку. То, что случилось потом вменяли не двум разошедшимся распадчицам, а почему-то именно мне. Как будто это я организовал будущее место для небольшого озера со странным песком. Ну откуда мне было знать, что то, что было мусоркой когда-то было огромной ямой куда скидывали мусор жители поселка, что был тут издревле, ну а потом уже жители порта Каори грузовиками вывозили строительный мусор на эту яму и заполнили её до того состояния что мне она показалась переполненной. Вот я и отправил их тренироваться на этот полигон в надежде что они уничтожат часть мусора. Но что-то пошло не так. Ударив первородной тьмой дамы не ожидали что из мусорной ямы на двух повелительниц распада будет произведена ответная атака зловонием и газом, что вырвался из внутреннего чрева двадцатиметровой ямы, наполненной различным мусором. Зловоние ошеломило распадчиц и они всего лишь на пару секунду впали в ступор, а потом контра-атаковали мусорку во всю силу распада что подвластна им. Правда порт все равно накрыло смрадом, а после того как люди увидели всполохи первозданной тьмы, что виднелись со стороны городской свалки, в порту началась паника.

Смрадное дыхание Асоки, вот что кричали на улицах, пустые только слышали о смеси силы распада и яда нашей легендарной, как уже потом выяснилось, владеющей силой яда Асоки Идако. Владеющие тоже переполошились и уже решили что это нападение. А две повелительницы распада добили распадом яму до подземной реки и теперь у нас есть озеро. Не пойму почему, но его названия Смрадная Асока, оно не воняет и в нем даже есть рыба, странная немного, но все же есть. А вот Асока Идако в бешенстве, как, впрочем, и половина города, перепугались многие не на шутку.

Впрочем, не только Чихеро у нас стала местной достопримечательностью, Яфа Шосе полноценно занялась врачебной практикой, причём не делая различия между пустыми или владеющими. Она бралась практически бесплатно за любой сложности случай, да и не только из-за врачебного таланта народ стал к ней тепло относится. Справедливость, вот чем отличалась сейчас Яфа от той Яфы что я знал, моя женщина была справедлива, иногда доходя до крайности. Она не занимала пост прокурора или судьи в порту Каори, по состоянию своего здоровья она отказалась от данных постов. Но все знали что если за тобой правда то надо прийти в приёмные дни к Яфе Шосе. Дошло даже до небольшого конфликта между Райдзин и Шосе именно из-за чувства справедливости Яфы.

Поводом ссоры стал Бэко Райдзин и его девушка с уже округлившимся животиком, Харси, которая должна была стать его наложницей. Я уже разговаривал с Этсуко по этому поводу, но так и не смог убедить в том, что пустая может стать первой женой. Этсуко прямо мне заявила что это внутреннее дело клана и Шосе не имеют право совать свой нос куда не следует. Но все изменилось после того как к Яфе пришла беременная Харси на обследование, она не жаловалась и не была грустной, просто пришла проверить у лучшего врача в округе что с ребенком все в порядке. Только не ожидала девушка что владеющая, которой должно было быть плевать на нее, узнав, что она просто будущая наложница владеющего так взъярится. А ярость Яфы была мне понятна, наложница не жена, а что-то среднее между рабыней и свободной, убить её не имеют


убрать рекламу






права, но вот и распоряжаться своей жизнью она больше не может. Ребенок что родится также не будет сыном Бэко Шосе, а так, случайным бастардом, и только если в шесть лет окажется что он владеющий Бэко признает его своим сыном, а его жена усыновит его. Мамой он будет называть именно жену Бэко, а не свою биологическую мать, что станет членом клана и будет обеспечена на всю оставшуюся жизнь и получит права практически равные владеющим и право выбрать себе мужа, но, конечно же, из пустых. Яфа переговорила с Бэко Райдзин и выяснила что тот и не против чтобы Харси стала его женой, он сам этого желает. Переговорила она и с Этсуко, а вечером уже был собран совет клана Шосе, на котором был поднят вопрос принятия в члены клана Шосе пустых. Да, это было из-за Харси и того унижения которое увидела Яфа при постановке блокировки на её разум как требовали правила принятия наложницы в клан. Харси станет изгоем в своей семье, небольшом племени, для них она уходит просто в рабство, девушка страдает от этого, но готова на этот шаг из-за любви к Бэко. Своими действиями клан Райдзин по мнению Яфы ущемляет в правах пустую, что по законам тех земель на которых находится порт Каори имеет право стать женой, а не рабыней и инкубатором для возможного будущего владеющего. Если бы мы признали её членом своего клана, то владеющий, а Яфа уверенна что родится именно владеющий, станет членом Шосе. Ведь клан Райдзин так и не примет её в свои ряды в качестве жены Бэко.

Боги, сколько было ругани, конечно, в члены Шосе ее принимать никто особо не собирался, но сам факт этого обсуждения взбесил Этсуко. Ну и они с Яфой имели разговор по этому поводу на повышенных тонах вплоть до применения своих сил. Но к счастью мне удалось утихомирить их обоих и теперь Харси ходит со знаком невесты, пока у Бэко не появится жена она будет невестой пользуясь всеми правами жены, ну а как только у Бэко будет жена из владеющих то Харси автоматически станет его второй женой. Чоррун не участвовал в данном конфликте, но когда стороны пришли к этому решению заявил что настало время поменять некоторые правила клана Райдзин, а именно те что касаются наложниц и детей что рождены от владеющих.

Ветерок опять принес мне наслаждение, а небольшая тучка принесла скоротечную тень. Передо мной наконец появились мои противники, работу Харуки стоило проверить и проверяющие мое тело и силу физика должны были быть также физиками. Пока я валялся и восстанавливался после операций в порт Каори прибыл Хаос с Тогшилом Сиоко.

— Дэйчиро, ты готов? — Усмехнулся Хаос стоя напротив меня, около него в военной форме стояла Исида, его дочь.

— Готов. — Немного лениво произнес я, разминая свои руки.

В пустыне в четырех километрах от порта Каори на площадке между барханами было решено провести учебный бой чтобы проверить насколько я силен именно как физик, и потому на меня были наложены определенные ограничения как на психокинетика и манипулятора, это своеобразная тренировка и экзамен на мой уровень дана. Сзади меня тихо зашелестел песок, она пришла, решилась все-таки вступить на эту тропу. Все как тогда.

— Они мешают. — Тихо донесся до моих ушей её голос. — Я подожду, не убей только их.

Этот шепот был услышан только мной, Исида и Хаос все также улыбались, ожидая когда объявят начало нашей схватки судьи учебного поединка Тогшила Сиоко, Чорун Райдзин и Каори Шосе, что должны не допустить убийства. Весть о том, что глава клана Шосе, убийца огненного адмирала и муж изгнанной принцессы будет сражаться одновременно с тремя физиками высоких данов разнеслась практически мгновенно. Половина жителей порта уже с безопасного расстояния наблюдали за нами, жители окрестных поселений и даже близлежащих городов приехали запечатлеть в своей памяти бой и посмотреть на того чьё имя все чаще и чаще произносят с опаской.

Сигнал трубы ознаменовал начало схватки, а толпы людей напряженно замолчали.

— Он мой! — Прорычала Исида, рванув на меня и обгоняя своего отца. Она была быстрее Хаоса, её отец не обладал её скоростью, но был ловок, а из-за силы психокинетика видел все намного четче, и хоть нам было запрещено пользоваться чем-то помимо силы физика, он был более опасным противником чем его дочь.

Я стоял на месте, не шевелясь и наблюдая как красивая девушка с тугой косой несется на меня, как в ее глазах кипит гнев, я даже залюбовался той что могла стать моей женой, что была так желанна когда-то и в верности которой я не сомневался. Тогда я сам был виновен перед ней. Но это было тогда, а сейчас до нее остался метр.

Хлесткий удар в подбородок сопровождался расширенными от удивления зрачками Исиды. Да, я теперь быстрее, удар в подбородок дезориентировал владеющую. Резкий удар в солнечное сплетение погасил инерцию и окончательно выбил из Исиды дух. До Хаоса осталось около пяти метров, мышцы взвыли от усилия, и я схватив Исиду за ногу, что уже заваливалась на пол, преодолевая ее сопротивление словно дубиной ударил ей же по оторопевшему Хаосу, не успевшему погасить инерцию. Прости Исида, придется немного смошенничать, на карту поставлена репутация клана. Корректировка полета головы Исиды психокинетикой была практически незаметна. Как результат голова Хаоса и Исиды встретились, сила удара была настолько сильной что должна была временно их нейтрализовать.

— Ну что, теперь моя очередь. — Донеслось из-за моей спины, я развернулся на месте резким движением: Амайя стояла в пяти метрах от меня, её руки были обнажены и несмотря на все её ухищрения были очень мускулистыми для девушки.

Встав в боевую стойку я ждал, это не тот противник что простит мне хоть одну ошибку, она не стала мчаться ко мне, а сделала спокойный, не быстрый шаг. Она решила идти на пролом, как, впрочем, и всегда. Первый шаг был показательным, только из-за силы психокинетики я смог внутренним зрением увидеть и успеть отразить первый удар в грудь. Мышцы взвыли, связки грозили порваться, но я все же отклонил простой удар в грудь кулака Амайи. Сила, заложенная в этот простой прямой удар, была такова что не отклони я его и он был бы последним ударом в этой схватке. Глаза Амайи были безэмоциональны, а сила манипулятора говорила мне что и мысли её были чисты, в меня несся второй фатальный удар, я был на пределе, я не успевал отклонить его, кулак несся к моей голове. Мышцы шеи взвыли и я смог наклонить голову в бок уходя от удара, одновременно обоими руками блокируя одновременный удар в солнечное сплетение. Только защита, ни о какой контра-атаке не могло быть и речи. Моя схватка с Амайей была практически окончена, следующий удар я не смог бы отразить, это мой предел, она на другом уровне силы физика, она на грани воплощения стихии, а я даже не вижу эту грань.

Она сделала шаг назад разрывая наш контакт.

— Благодарю, Дэйчиро Шосе, через полгода с тобой уже можно будет спаринговаться. — Амайя усмехнулась и тихо добавила. — Обидно, Дэйчи, что на поле боя я тебе не противник. В таких спарингах я могу одолеть тебя, но только не на поле боя.

Она развернулась и пошла к судьям что-то им говоря, я не слушал что она говорила, а просто смотрел ей вслед. За моей спиной в меня летели проклятия от Исиды. А я все смотрел вслед Амайе. На ту что сильней меня. На ту что сражалась со мной плечом к плечу, та что скоро будет вновь со мной в бою, на полях сражений.

Оставшийся день прошел в поздравлениях и небольшом празднестве по поводу того, что я полностью восстановился после схватки с огненным адмиралом. Также я уделил время детям и своей семье, поговорил с Айко о строительстве их особняка, так как из-за этих молодоженов ночью чересчур шумно. Эйко оказалось чересчур голосистой.

И только когда настала глубокая ночь я вышел на новую тренировку что проходила на том же месте где и дневная схватка. Меня сидя прямо на песке без света одиноко ожидал мой наставник и учитель по психокинетике Орео, личный секретарь Хаоны.

— Ну что, Орео, сколько еще принцесса Элизет и принц Адвей смогут продержаться? — Спросил я его, как только подошел.

— Достаточно чтобы вы вошли в полную силу, Дэйчиро, достаточно. — Произнес Орео не открывая от меня своих глаз и не меняя позы. Я сел рядом и начал входить в медитативное состояние.

— Три провинции уже не подчиняются столице, формально они конечно подчиняются, но вот ни одного указа принца и совещательного органа еще не выполнили. — Тихо произнес Орео. — Траур по кончине Императора Кайроса закончится послезавтра, а коронация Адвея уже сорвана, идут разговоры что Империи нужна Императрица, а Элизет так похожа внешне на Хаону. Я предполагаю, что вслед за Императором уйдет и принц.

— И начнется смутное время.

— Да, — устало произнес Орео. — Империя уже погибла, нужно будет заново собирать все по кусочкам, город за городом.

— Но сначала надо будет вновь возглавить Империю.

— Для этого я вас и готовлю, Дэйчиро, вы конечно можете отказаться от этого пути, но помните, миллионы замученных и погибших в рабстве и в междоусобице будут на ваших руках, а не на руках Тэймэй, вы её муж и глава её клана. Вы должны первым пойти по этому пути. — Практически неслышно проговорил Орео перед тем как мы одновременно начали входить в транс и связавшись с помощью моей силы манипулятора тренировать внутреннее зрение. Он показывал мне как можно остановить время, а когда немного заглянуть в будущее, это когда мозг моделирует то что должно случиться на поле боя еще до того, как это случилось. Техника одного из видящих силу психокинетика должна усилить меня перед предстоящими боями.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Порт Каори рос и нас стали посещать представители разных городов диких земель. Дипломатические связи постепенно налаживались и начальное пренебрежение к порту Каори начало испаряться. Послужило этому конечно же наша победа над пиратским флотом и то, что мы начали охотиться на них в прилегающих к нам водам и отвечать на запросы о помощи других кораблей что проходили по недалеким от нас маршрутам. Боевые выходы на нашем быстроходном корабле стали обыденностью, такие рейды теперь обходились успешно и без меня, Айко Шосе вместе с Эйко, вот кто были незаменимы. Наше оружие возмездия пиратам, вот как назвали эту пару. Сперва Эйко била электричеством своего мужа так, что того начинало бить судорогой, а потом уже он одним разрядом разрывал напополам корпус пиратского корабля либо иного судна что не подчинился приказу замедлить ход и объяснить причины нахождения в этих водах. Наш корабль встречался с военными кораблями как городов диких земель, так и других стран, но атак с их сторон ни разу не последовало. С нашей же стороны при таких встречах мы вели себя учтиво и сами первыми не атаковали, потому к нам по крайней мере на море относились уважительно. Несмотря на нашу неоднозначность все понимали, что появление недалеко от морских путей еще одного порта что следит за безопасностью своих вод это прекрасно. Первым в порт на заправку и отдых, а также чтобы переждать ураган зашел Индойзевский флот из трех кораблей, огромного авианосца и двух крейсеров. Жители порта были в недоумении, а нам заранее пришел запрос на разрешение войти в порт Каори. Да, это было признание на государственном уровне, за военными кораблями в спешном порядке в порт прибыли и шедшие недалеко от нас другие корабли, как торговые, так и рыболовецкие. Ураган и правда был страшным, ветер дул с такой силой что срывал крыши домов, которые как бы были подготовленные для таких ветров. В море же был АД: все кто прибыл в порт Каори радовались тому что сейчас не находятся в открытом море, где высота волн была такова что даже авианосцу могло не поздоровиться, не говоря уже о небольших рыболовецких суднах или неповоротливых сухогрузах. Радовались не только они, признание — это не только приятно, но еще и денежно, за те три дня что бушевал ураган мы заработали больше чем за все остальное время как прибыли в порт Каори. Разговоры и договоренности это одно, а вот когда сухогрузы начали продавать свое содержимое, не всё, а небольшую часть груза, то началась кипучая работа складов и торговцев, и со всего этого торгового безумия мы имели свою часть прибыли. Единственной проблемой стало налогообложение проституток, да, они были, а военные охотно пользовались их услугами. Даже черезчур охотно. Жители порта этим не занимались, а вот постоянно приходящие и уходящие таборы жителей диких земель предоставляли такие услуги, в их грязноватых котомках мелькали и наркотики и с этим надо было что-то делать. И кое-кто кое-что сделал.

— Амайя, зачем ты туда пошла? — В моем кабинете я отчитывал Амайю как единственный кто имел на нее влияние. Мои жены с ней дружили, кроме Тэймэй конечно, но когда отчитывают подруги это одно, а если это делаю я оказывает это уже немного иной эффект.

— Ну кто-то же должен был туда сходить и навести порядок. — Стараясь не смотреть на меня произнесла Амайя, облаченная в легкую броню. — Там же теперь порядок.

— Порядок?! Да, там порядок, только мы тебе пророчили полицейский пост! — Не выдержал я и перешел на повышенные тона. — Амайя, ты боевой офицер! Командир спецназа! А теперь ты по совместительству кто? Напомни мне, пожалуйста.

— Ну, зато теперь там будет порядок. — Немного обиженно опять буркнула Амайя. — Я просто пришла и навела в твоих трущобах порядок.

— И тебя выбрали главным судьей и сборщиком налогов. Проще говоря ты смотрящий этого района. Боги, как так вышло то? — Спросил я у неё морщась и пододвигая ей флягу с разбавленным спиртом.

— Ну нужно им управление более жесткое чем вы делаете, они привыкли к этому, вот немного и распустились. — Глотнула из фляги Амайя и протянула мне её.

— Но резню ты устроила знатную. — Сказал я, взяв флягу в руки и хлебнув то что многие и не смогли бы пить, а для физиков это так, легкая выпивка.

— Кто бы говорил, откуда мне было знать что там будут владеющие начальных уровней, обдолбаные наркотой? Они сами напали, я только защищалась! — Проговорила Амайя посмотрев на меня и добавила. — Согласна, я переборщила, но, знаешь ли, я сомневаюсь что ты обошелся бы менее кроваво.

— Да никто тебя не собирается наказывать, ты уничтожила только наемников диких земель, так что не слушай Тэймэй, она как мне кажется к тебе относится предвзято.

— Просто она не хочет делится. — Улыбнулась Амайя. — Ревнует принцесса.

— И тебя это радует?

— Конечно. Дэйчиро, а найди мне мужа? И Тэймэй перестанет ревновать, и ты перестанешь коситься на меня как только я одену юкату.

— Я не кошусь на тебя! — Еще бы не смотреть на нее в юкате, ничто так сильно не меняет человека как смена образа.

— Ну это мы потом разберемся. — Промурлыкала Амайя и опустошила флягу. — Что будем делать с тем что я буду контролировать ту мерзость за территорией порта?

— Есть такое выражение, не можешь победить возглавь. — Амайя недоверчиво на меня покосилась. — Еще есть такое понятие как игровые зоны, мы не можем запретить жителям диких земель торговать своим телом и иное за пределами порта Каори. Любители продажной любви найдутся всегда, так что мы учредим официальную площдку вдали от порта где можно приобрести многое что запрещено в порте Каори, но при этом контроль будет за нами, то есть за тобой.

— Ты хочешь чтобы этим занималась я?

— Тебе не надо этим заниматься, а только иногда появляться на этой территории, управление будет происходить опосредованно властью порта. То есть начальством игровой зоны не должен быть представитель клана Шосе или Райдзин, но следить за порядком там надо и довольно жестко. У тебя как раз есть небольшой отряд наемников, вот и займетесь этой игровой зоной. — Кажется я доходчиво объяснил и не оскорбил боевого офицера, но мне не нравится её коварная улыбка.

— Процент? Хочу сорок с прибыли!

— Побойся богов, полное обеспечение отряда плюс ставка, боевые и дежурные, какие проценты? — Начал я торг понимая что если этой игровой зоной не займется Амайя то придется заняться мне, в портах всегда были проститутки, а игровая зона позволит безболезненно выдворить их из нашего городка, а при случаи перебить там всю эту шваль будет проще простого.

— Это ты, Шосе, побойся богов! Мне приданное нужно, кто же на меня, бесприданницу, обратит внимание? — Хитро улыбалась Амайя.

— Ладно, процент так процент, но его размер будет обсуждаться на общем собрании кланов, но ты будешь не постоянно в зоне, ты мне нужна и в других операциях. — Хмуро сказал я представляя как поборник справедливости в моей семье взвоет, но со временем согласится что игровая зона лучший выход.

— Я нужна Шосе, женатому мужчине? Мне нужны подробности. — Слегка захмелев Амайя просто издевалась надо мной.

— Позже, Амайя, позже ты все узнаешь. А пока оставь меня, мне надо подумать как совету кланов доложить о сложившейся ситуации. — Дождавшись пока Амайя выйдет из кабинета я схватился за голову.

— Ну как всё так вышло то?! — Мой крик наверное услышала Амайя в коридоре, так как я услышал её задорный смех.

Амайя пошла в район стоянок таборов с определённой целью: закончить зарождавшуюся проституцию и начавшуюся торговлю наркотиками. Но как оказалось в таборе были незарегистрованные владеющие начальных уровней. И эти владеющие увидев Амайю в легком бронежилете немного вышли за рамки позволенного, новоприбывшие еще не разобрались что это за бабень к ним пришла, в наглую, без охраны и с одним ножом кукри на поясе. Им не стоило говорить Амайи что она баба, причем страшная. Сразу все пошло не по плану когда Амайя попросила чтобы перед ней извинились и услышала только издевательский смех, тогда все и началось. Когда руки у пятерых были переломаны, кто-то начал стрелять по ней и тогда она сняла с пояса немного грубоватый нож кукри. Тридцать пять трупов и около сотни переломанных конечностей, боги, и как теперь мне объясняться перед советом кланов? Еще ее признали ходячим законом, не представителей власти, а ту, что убивала и ломала кости. Закон силы, будь он не ладен.

По мнению жителей диких земель, в порту Каори могут быть какие угодно правила, но за территорией порта дикие земли и то что стоянка формально находится на территории порта законы диких земель никуда не исчезли. Нужна шлюха? Есть деньги? Будет тебе шлюха, сейчас сделаем. Не нравится девушка? Значит будет мальчик. Не хочешь секса, хочешь попасть в нирвану? Да без проблем, а то что рабство, проституция и свободный оборот наркотиков на территории порта Каори запрещен то они могут по желанию вывозить товар за пределы порта, а там, в вольготных условиях в комфортабельных палатках пользуйся на здоровье, тебя даже недорого отвезут, автобусы наслаждений ходят чуть ли не ежечасно. Вот и выходит чтобы управлять этими гостями нужен жесткий и очень страшный надзиратель. Тут у нас имеется Амайя, страшная баба, что прикончит тебя если пересечешь территорию порта с не тем товаром. Есть её псы, наемники, что будут следить за порядком и регистрацией. Осталось уговорить совет на открытие игровой зоны и утвердить список товаров и услуг, что в порту Каори будет запрещен, а на территории игровой зоны нет. Да там в принципе можно открыть казино, пусть развлекаются, но есть одно но, главное чтобы зараза не выбралась из этой зоны в порт Каори.

Когда пришло первое приглашение на официальное посещение одного из городов мы вежливо отказали, ссылаясь на очень сильную занятость каждого хоть как-то значимого члена клана как Райдзин, так и Шосе. Так поступалось с каждым приглашением пока нам не пришло приглашение от десятки самых крупных городов диких земель одновременно на сборище, именуемое съездом, где, как я понял, будет официально всеми признан порт Каори. Так сообщила Исида Сиоко, что теперь постоянно находилась в порту и страшно нервировала Чихеро и Яфу. Исида старалась не переходить рамки приличия, но и я старался ни разу не оставаться с ней наедине. Я знал её характер и был сильнее, так что нашей первой встречи, когда она отдалась мне силой, уже не будет. По крайней мере в том виде как было раньше. А с Чихеро и Яфой она по всей видимости поругалась, Чихеро поведала мне о небольшом заговоре против меня и совете будущих хозяек Дэйчиро, что был когда-то распущен. Раньше Исида была там лидером, а Чихеро как и все остальные была почти на ведомых ролях. Ну а теперь все изменилось, да, есть определенный совет, но он состоит только из моих жен, и вопросы теперь там другие, да и цели также отличаются. Кстати, выяснилось что они не против того чтобы Амайя стала моей женой, но это, конечно же, решаю я. А тем временем пока Исида в наступлении и все пытается завладеть тем на что не имеет прав я начал иногда сидеть вечерами с новым теневым хозяином порта и пить с ним плохо разбавленный спирт. Разговоры с Амайей были в основном ни о чём и это мне нравилось, предстоящая операция в столице, которая сейчас моделировалась и обговаривалась Орео, Чорруном, Кирраном и Этсуко давила на меня похлеще чем вся война, через которую мы прошли с Амайей и которую вспоминали вечерами за чашкой спирта. Широко операция не обсуждалась, да и знала о ней лишь небольшая групка тех, кто и будут в ней участвовать. Амайя была одной из них, а вот мои жены нет. Как, впрочем, и мать, и сестра.

На совет городов диких земель было решено отправить меня и Тэймэй от клана Шосе, а от клана Райдзин с нами поехала Этсуко. В качестве сопровождения с нами поехала Амайя и группа владеющих Райдзин. Эйко с мужем занимались патрулированием морских путей и как они ни желали съездить с нами в своеобразное свадебное путешествие, но не смогли найти себе замену. Нет, Эйко конечно мог заменить любой член клана Райдзин что владел стихией молний, но моя сестра оказалась страшной собственницей и не собиралась кому-то кроме Чорруна разрешать наполнять своего мужа энергией. Особенно ее раздражал контакт Айко с представительницами прекрасной половины человечества, мне иногда казалось что она даже ревнует к своему же ребенку. Амайя же сейчас сама напросилась с нами, игровая зона только-только начала строиться, но она уже приобрела своеобразный авторитет среди наших кочующих друзей. Правда она приобрела можно сказать врага. Яфа ненавидела эту зону и если на меня она просто дулась то с Амайей ругалась по каждому пункту закона о игровой зоне. Первое что ее возмутило в проекте закона это то что за проституцию в порту теперь наказание будет вменяться отрубание руки тому кто заставил человека заниматься проституцией. Также поступать предлагалось и с торговцами наркотиков, хотя им уже отсекались обе ноги, а пойманных под наркотическим опьянением либо лечили кукловоды либо штраф, который даже для клана Шосе и Райдзин был внушительным. Но Яфа не унималась и постоянно грызлась с Амайей, проституток, по ее мнению, надо было лечить и перевоспитывать, хотя она и понимала что многим нравится такая жизнь. Деньги, красивая жизнь, ну вот такая жизнь им сейчас нравится, ну а по наркоманам, тяжелые наркотики под запретом, а вот легкие под запретом для продажи владеющим. Мой проект казино был одобрен, но немного доработан, и сейчас велось строительство игровой зоны что должна принести нам неплохой доход. А тем временем корабли в порт стали приходить постоянно, как торговые, так и военные корабли, мы особо не боялись штурма, но предупреждали капитанов кораблей что пролив заминирован, а также их корабли как только они причалят к набережной обязательно минируются, безопасность превыше всего. Прибыль росла ежедневно, но и наши траты росли.

Путь по диким землям был довольно спокоен, нас практически конвоировали, перемещаясь от города к городу нас всегда сопровождала охрана от города, первым пунктом был Ичьхилак, где мы провели один день. День был наполнен постоянными переговорами, в основном переговорами пустыми, нас пытались уговорить рассмотреть предложение присоединения к Ичьхилаку, мы сказали что этот вопрос будет поднят на совете кланов, но данное предложение не интересно. Следующим городом стал Картос и посещение клана Сиоко, Харуки оказалась очень добродушной хозяйкой и уделяла внимание не мне, а, как ни удивительно, моей жене, Тэймэй.

— Ох Тэймэй, не повезло тебе с мужем. Такого железнолобого не каждая сможет удержать и правильно направить. — Причитала Харуки как только мы вошли в дом переговоров и стали пить чай, на переговорах присутствовал и старик Тогшила, так и не передавший полномочия главы клана Хаосу по каким-то внутренним причинам, которые мне были не известны.

— Ну, вашей внучке не удалось удержать моего мужа? Нет, вы просто предали его.

— Тэймэй, не надо. — Хотел я остановить ее, но она меня не услышала.

— Чтобы удерживать Дэйчиро ничего особого не надо, просто нужно создать доверие и ему этого будет достаточно. Просто не предавай и он будет верен, даже бывшему врагу как я. — Резко проговорила Тэймэй.

— Ну, ошибки совершают все, не только клан Сиоко, я думаю у нас есть более интересная для вас, принцесса, весть. — С хрипотой в голосе проговорил старик Тогшила. — Федерация продает пятьдесят тысяч рабов, практически всех оставшихся пленных, которые по тем или иным причинам не прошли обработку в федерации Гатсен. Голод, сильный неурожай и последствия войны вынудили продавать их, хотя в иных обстоятельствах они бы такими рабами не разбрасывались.

— Сколько просят за них? — Мигоом растеряв боевой запал шепотом спросила Тэймэй у Тогшилы.

— Для клана Шосе или любого другого клана с территорий порта Каори нисколько. — Тогшила меланхолично попил из чаши и только после этого добавил. — Командование ферм Федерации Гатсен приказало погонщикам не продавать рабов представителям или сочувствующим Империи, в ином случае если они не смогут продать рабов или имущество будет под угрозой потери рабы должны перейти в категорию мяса, негодного для употребления свободными людьми.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Вечер в спальне после переговоров с Харуки и Тошгилой Сиоко напоминал мне персональный ад, отношения с Тэймэй и так были у меня довольно странными и натянутыми. Когда мы прибыли в порт Каори после побега из Империи мы немного с ней сблизились, но всё же не так сильно как с Чихеро или Яфой. А после схватки с огненным адмиралом Тэймэй отдалилась от меня. Чем это обусловлено я точно не знал, мне приходилось только догадываться, сейчас же это была гневная Тэймэй, а так как мы муж и жена Сиоко намерено или случайно выделили нам одни покои, и пусть с несколькими комнатами, но это плохо помогало.

— Дэйчиро, мы должны освободить рабов. — В очередной раз сказала мне Тэймэй нервно ходя по комнате.

— Должны? Мы никому ничего не должны. — Немного нервно проговорил я: просто так нам не получить рабов, а прошедшие переговоры с верхушкой клана Сиоко внесли в и без того рискованную поездку ещё больше риска. — Как ты предлагаешь завладеть рабами? Помни, в их глазах мы будем не лучше прошлых хозяев. И я надеюсь тебе не стоит напоминать что гнать через дикие земли такое количество людей без всесторонней поддержки и хорошей группы поддержки это самоубийство, причем в первую очередь для рабов?

— Ты предлагаешь бездействовать? Разве ты не понимаешь что это подданные Империи и они обречены без нашей помощи!? Ты хочешь их смерти!? — Прокричала мне в лицо Тэймэй.

— Они в любом случае обречены! Ты что, тупая принцесса, забыла про те десять тысяч!? — Взревел раненым зверем уже я. — Я напомню тебе, они умирали на моих руках в пути от жары, а когда прибыли в порт Каори умирали от того что добрались, даже те что потом поплыли на корабле в Империю как только ступили на землю засыпали и больше не проснулись.

— Но есть же те что живут в порту Каори. — Тихо произнесла Тэймэй видать вспомнив то отдельно стоящее кладбище, что было около порта Каори, где постоянно росли цветы и где есть десятки могил что я собственноручно вырыл. Где покоятся те, кому я так и не смог помочь.

— Есть, но и ситуация более сложная, нам их не продадут, нам придется воевать за них. При нападении наверняка умрут несколько тысяч, а возможно и больше, такая масса народа должна хорошо охраняться и на множестве пустых будут поводки, в случае нападения они сами будут нам противостоять. Те что в порту Каори были чисты, но только не эти, Харуки сказала что на продажу пойдет около тысячи подготовленных марионеток для ведения боевых действий. И это еще более осложняет дело. — Тэймэй подошла и села рядом со мной.

— Какие еще ты видишь опасности? — Вот как она так делает? Ее глаза не были жалостливыми, но все же молили о помощи.

— Множество. В прошлый раз когда мы купили имущество крупные поселения игнорировали нас, сейчас же мы отобьем товар у союзника и торгового партнера многих городов диких земель. Они не будут пытаться отбить у нас этот живой товар, а просто уничтожат.

— Они не товар.

— Товар, они подготовлены как товар и имеют цену. Ты никогда не была человеколюбива, так откуда эта мягкость? Называй вещи своими именами, они товар, живой товар что может умереть как от голода, так и от жажды. С этим товаром нам нельзя будет заходить в города для пополнения припасов и ремонта техники, ну, кроме Картоса и Ичьхилака. Ну а остальные города станут нашими врагами, наш караван растянется на километр, а это в лучшем случае постоянное поломки, что будут ежедневно замедлять караван. Караван движется со скоростью самого медленного, помни об этом. Минометный обстрел унесет сперва одну десятую, но эти обстрелы будут постоянно уносить сотни и тысячи жизней, а рабы умирать будут и без обстрелов.

— Сколько. — Спросила Тэймэй перебив меня. — Сколько доберется до порта Каори?

— Тебе в трупах или в живых? — Грустно ухмыльнулся я. — Десятая


убрать рекламу






часть от общей численности, это при наилучшем исходе, а реалистичный мой прогноз — это около двухсот, ну или около пятисот человек.

— Понятно. — Тэймэй встала и больше ничего не говоря ушла в спальню и рухнула на кровать.

А я все сидел, наслаждаясь тишиной и думая о том, что мне ещё не раз придется решать кто будет жить, а кто нет. Это я еще не поднял вопрос по тому, кто будет отбивать этих рабов у охраны Федерации Гатсен. Был у нас еще один выход в сложившийся ситуации: переговоры. На которое мы, собственно, и ехали, Федерация хоть и была торговым партнером многих городов, но это не мешало многим кланам ходить в набеги на этого торгового партнера.

Но даже эти рабы были не главным что меня беспокоило, больше всего меня занимала Империя и то последнее письмо Хаоны, что обращалась лично ко мне:

— Дэйчиро, я прошу тебя не дать окончательно погибнуть Империи. Я не имею права просить тебя об этом, с какой-то стороны мы враги, но так случилось что все то, что я делала это не для себя лично, для страны. Ты знаешь что бывает когда распадается Империя, но в нашем мире это поистине катастрофа. А знаешь ли ты почему тем, кто вновь объединит Империю должен быть ты? Все просто, потому что я верю что ты сможешь. Я знаю что путь этот будет кровавым, и я советую тебе не щадить на этом пути никого, предавшие меня не имеют права на пощаду. Я, Императрица Хаона, находясь в твердой памяти и являясь главнокомандующим Империи приказываю тебе, лейтенанту Дэйчиро Шосе, захватить власть в Империи. Прошу как мать, умоляю как радетель за миллионы своих поданных, что сейчас и не знают что война не самая страшная из бед, что вывалила на их судьба из своего котла. Я наверняка сделала ошибку не дав тебе убить своих детей, но я как мать надеялась что они одумаются. Однако если я умерла и ты читаешь это письмо значит не одумались. Ты не сможешь остаться в стороне, я это знаю, ты не сможешь смотреть как погибает Империя. Зная, что ты можешь предотвратить это… — Скрипнувшая дверь оборвала мои воспоминания.

Тэймэй вышла из спальни и зло посмотрела на меня:

— Ты не собираешься спать со мной в одной постели? — Ее раздраженность чувствовалась не только в голосе, та грубоватая заколка, подаренная мной и которая была стилетом, находилась в ее волосах, и внутренним зрением я видел что она не держалась в волосах, а полностью контролировалась Тэймэй.

— Ну, я думал не мешать тебе, а тут такой удобный диванчик. — Начал было оправдываться я.

— Не надо думать, марш в постель! — Взвизгнула принцесса, а сейчас это была принцесса, что пока не знала что ей суждено в скором будущем вновь возглавить Империю, но уже в роли Императрицы.

— Ну, я это, помедитировать хотел. — Бурчал я, подымаясь с деревянного и страшно неудобного диванчика в гостиной.

— В кровати помедитируешь. — Чуть ли не прошипела на меня Тэймэй.

Я не знаю как так повелось в моей семье, но подозреваю что это заговор. Когда вопрос касается домашних дел или иного толка, когда я отец или муж, то все отношение ко мне меняется кардинально. Я не ужасающий воин, не глава клана Дэйчиро Шосе, я просто муж или отец, которым не то чтобы помыкают, но говорят как минимум на равных. Некоторые вещи мне не позволялись, жены не допускали чтобы я отдалялся от них. Даже с Тэймэй, с которой у меня были определенные трудности, которые все же не мешали ей выполнять некоторые обязанности жены, как например сейчас не допустить чтобы я провел ночь не в общей постели.

Город Альяхо, жемчужина диких земель, именно в этом утопающем в зелени городе нам и предстояло решить парочку всплывших проблем, что возникли практически по пути следования до этого прекрасного города. Город и вправду мне понравился: небольшие дома не выше трех этажей, везде уютные дворики, прекрасные дороги, толпы радостных людей, спешащих по своим делам. Нет, они не были рабами которым внедрили чувство радости как в Картосе. Это были простые люди, в простой одежде, без оружия, что спешили по своим делам, кто-то гулял с детьми, кто-то катил коляску с младенцем, где-то были парки, а где-то стояли торговые центры. Для диких земель здесь все было непривычно и в то же время прекрасно, как только мы пересекли границу города Альяхо я сразу понял почему встреча и совет большинства городов пройдёт именно здесь. Пока мы ехали и готовились к данному собранию я ознакомился с историей города, но всё же не был готов к тому что увижу. Город Демонов, вот как в древности прозвали его, и не спроста, здесь не раз отметились вселенцы, и структура и жизнь в городе несла отпечатки их былого величия. Именно здесь было создано первое огнестрельное оружие, двигатель внутреннего сгорания и еще много чего, что по идеи не нужно было этому миру, и именно здесь были раскрыты вселенцы. За ними пошла как охота, так и истребление, но это было тогда, законы о равноправии, например, здесь работали до сих пор. Каждому по силе, так гласил закон города Альяхо. И по крайней мере это было честно, у владеющих в этом городе было больше прав чем у пустых, но и обязанностей у них было немало. Но самое главное, что отношение к пустым у владеющих в этом городе было иным, младшие братья и сестры, так гласил закон, так говорили владеющие города. Но, к сожалению, это относилось только к своим пустым, когда-то Альяхо пытался распространить свою идеологию и это вышло ему боком. Против него объединились все города, практически разрушили город и перебили идеологов того что пустые наши братья и их нельзя использовать, что владеющие это те, что на службе у пустых и охраняют покой младших братьев и сестёр. Больше город не пытался расшириться, они считали что мир пока не готов принять их идеологию. Город Альяхо не любили многие владеющие, но признавали что в отличии от остальных городов это лучшее место чтобы заключить какое-то соглашение, которое должно было быть исполнено. Сеть тайных убийц вторая вещь, которым славился город Альяхо.

— Забавно. — Произнесла Этсуко, когда она увидела дом, который нам выделила администрация города Альяхо.

— Могло быть и хуже. — Усмехнулась Амайя в полной броне и с пулеметом наперевес в то время как я и остальные члены делегации, Этсуко и Тэймэй, были облачены в традиционные одежды Империи.

Нашему взору предстал небольшой двухэтажный коттедж, не имеющий стен, ограждающих этот дом, не было даже хлипенького забора, зато вот окон было столько что казалось стены дома состоят лишь из окон. Было не трудно догадаться что сделано это было исключительно ради того, чтобы облегчить ликвидацию.

— Ну а кто говорил что нас здесь будут ждать с распростертыми объятиями? — Пошутил я кажется не совсем удачно, так как Тэймэй посмотрела на меня с таким подозрением как будто у меня здесь есть любовница. Недавно мы это обсуждали и как оказалось я оказался в своей семье самым нелюбвеобильным, шутка что я еще все наверстаю была принята как угроза целостности семьи. Мои жены теперь отслеживали все мои контакты с противоположным полом и не только, их не смущало то что я физик и мой партнер должен быть очень аккуратен. Как же, а вдруг кто позарится на меня, собственницы.

Нас никто не тревожил до самого вечера дав немного отдохнуть после долгой дороги, ну а потом нам сообщили что городской совет ждет представителей порта Каори для небольшого обсуждения правил поведения, ну и конечно же для знакомства. Мы ожидали чего-то подобного, принимая во внимание историю города и то, что всем было известно что я вселенец из другого мира, они не могли не уделить нам особое внимание. На встречу Тэймэй пошла в своем черном кимоно, под которым было столько железяк что мне не хотелось приобнять свою жену, а держаться от этой колючей женщины подальше. Этсуко по своему обыкновению нацепила свой наряд в котором воевала, полностью игнорируя жару, плащ с погонами полковника вновь был на её плечах, хотя по большому счету она уже не имела права носить знаки Империи, но моей бабушке было на это глубоко плевать. Амайя же не стала снимать свой бронекостюм и долго недовольствовалась тем фактом что её заставили оставить двуствольный пулемет и короб с патронами на входе в городскую ратушу. Проведя нас в небольшой зал нас встретили трое представителей городского совета. Приветствие и разговор о недопущении кровопролития были всего-навсего ширмой. Мы знали зачем они попросили нас о встрече в столь поздний час, их не интересовала принцесса Тэймэй, им нужно было поговорить со мной, и когда все же они попросили об этом мы все ответили утвердительно. Пока Тэймэй, Амайю и Этсуко развлекали члены городского совета меня вели по узким коридорам к тому, кто и затеял всё это. Признание порта Каори было всего лишь предлогом, слишком уж быстро поднялся этот вопрос, многие поселения ждут этого признания не одно десятилетие. Из этого следовало что им нужно было мое посещение города Альяхо, на территории которого обычно и проходило признания города либо другого поселения. Просто так связаться по связи со мной было бы недостаточно, Киран быстро раскрыл этот замысел, и мы обсудили его на малом совете кланов. Нам нужны были союзники, а город Альяхо мог бы стать самым полезным из них, его сети убийц из последователей их идеологии были не только в диких землях, но и в других странах, и, как заметил Чоррун, он встречал этих последователей и в самой Империи.

Небольшой кабинет, куда я вошел, не был роскошен в своем убранстве, был очень аскетичен и чем-то напоминал мой кабинет, такой же массивный стол, железные стулья и пара кресел, но что отличало его так это отсутствие окон, а во тьме под тусклым светом за столом сидел седой старик. Он был очень стар, мне показалось что это последние его дни, его сердце работало уже очень плохо. А исходящие от него мозговые импульсы говорили мне что передо мной сильный кукловод, от которого сейчас тянулись сотни невидимых ниточек к его марионеткам.

— Приветствую тебя, Дэйчиро Шосе. — Хриплый старческий голос огласил кабинет. — Прошу, присаживайся, и прошу прощения что не приветствую стоя, возраст дает не только опыт, но и болячки. Я уже как месяц не подымаюсь с кресла.

— И не видите глазами. — Произнес я присаживаясь напротив в кресло и отметив тот факт что старик слеп. — Меня вы знаете, но неплохо было бы и вам представиться.

— Ох, прошу прощения, старость не в радость. Я Ивэн Хоротси, а глаза мои не видят уже лет как тридцать, ну да и ладно, думаю вам не интересно здоровье старика, так что попробую перейти к сути нашей встречи. — Несмотря на возраст старик говорил довольнободро.

— Давайте перейдем к сути, если вас не затруднит, но для начала объясните мне почему вы выбрали именно меня. — Старик понимающе хмыкнул, да, я был прав что они хотят предложить мне союз.

— История нашего города не является секретом, и да, мы отслеживаем обаруженных вселенцев, в основном это непримечательные владеющие, что в основном погрязают в разврате. Их немного, но они все же есть и их секретом мы иногда пользуемся, к сожалению они ничем не примечательны, а их бесценные знания бесполезны, так как или уже известны либо скоро станут известным. У каждой страны есть архив куда записываются протоколы допросов этих, с вашего позволения, мразей. — Сплюнул на пол старик. — Видите-ли, они не особо ценят свой второй шанс и отношение к ним у меня не очень то благожелательное.

— А ко мне значит иное? — Усмехнулся я.

— Конечно иное, про секрет рода Шосе мы знали давно, но вмешиваться в жизнь этого рода не имело смысла. Дело в том что один раз город Альяхо предлагал помощь вашему предку, но он отказался от нашей помощи о чем впоследствии и пожалел перебив практически весь Императорский род. Более мы с представителями вашего рода не контактировали. Кстати, я ощущаю в вас его технику. Не надо так удивляться, манипуляторы в свое время описали странное состояние разума вашего предка и в вас я вижу что-то похожее если верить их записям.

— Вы хотите предложить мне союз, но что вы потребуете в оплату?

— Закон, что станет править в Империи: каждому по труду, каждому по заслугам. И признание пустых младшими братьями.

В мире где угнетается одна прослойка населения и торжествует другая всегда будут те, кто борется с угнетателями. И сейчас смотря на Ивара Хортси я лихорадочно соображал какие у них истинные цели. Я был согласен с тем что помощь пустым была необходима, и я никогда не скрывал того факта что частенько отношусь к ним намного лучше чем к владеющим. Но я никогда не верил в доброту кого бы то ни было, тем более каких-либо культов, а город Альяхо как ни крути был сосредоточием именно идеологии культа. Я смотрел на старика и думал, а зачем им эта помощь? Если я, имея опыт прошлой жизни мог бы пойти на такие действия как улучшение жизни пустых и уравнивание в правах с младшими владеющими, то зачем это культистам? Но это не главное, это торги и мне надо знать, что именно я получу от того союза что мне предлагался.

— И что ваш культ готов мне предоставить? — Лениво спросил я, понимая, что сейчас пойдет торговля, старик ухмыльнулся и положил руки на стол крутя в руках ручку. — Армию? Деньги? Что может дать мне небольшой город на окраине диких земель для того чтобы я смог захватить власть в Империи и отдать вам свой долг?

— Да, Дэйчиро, вы правильно заметили, армию мы вам предоставить не можем, да и не поможет она вам. — Усмехнулся старик. — Информация, вот что мы вам предоставим, она бывает полезнее целой армии.

— Я очень сомневаюсь, что информация может быть такой ценной чтобы за нее идти на такие действия как реформирование целого государства. — Я понимал, что мои шансы на захват власти в Империи призрачны, и если бы мне дали армию, то и тогда все навряд ли было бы проще.

— А не надо сомневаться, мы поступим просто. Мы будем поставлять вам информацию, которая, по нашему мнению, будет вам полезна, а вы уже сами решаете ценна она или нет. — Старик замолчал словно не решаясь говорить ли мне нечто важное или нет. — Дэйчиро, мы не требуем от вас подписания каких-либо договоров, но просим подумать о том, что будет с вашими детьми когда вас не станет.

— Это угроза?! — Прорычал я на старика.

— Что вы, нет конечно, просто у владеющих не всегда рождаются дети, которые имеют такой дар богов как сила владеющего. Например, Батусай, ваш приемный сын, пока не понятно станет ли он владеющим, да и ваш отец Айко Райдзин был пустым и это не помешало ему уйти достойно. — Произнес Ивар и опять замолчал, упоминание отца явно было наживкой, но я не смог смолчать.

— Как он умер? — В горле заскребло горечью, несмотря ни на что, ни на наши сложные отношения ни что у него появилась новая семья он был моим отцом, и я должен был знать.

— Он умер как истинный воин с винтовкой в руках. Скольких он убил перед тем как его разорвало силой пустоты мне неизвестно, но он сражался до своей последней секунды. Его руки и после смерти сжимали винтовку Эйко-2.

— Кто? — Спросил я его охрипшим голосом, а на моём лице видать отразились истинные эмоции, деревянный подлокотник кресла хрустнул в моей руке.

— Списки штурмующих поместье клана Райдзин будут у вас на руках через час. Но не думаю, что данная информация вам будет полезна, а вот сводка по обстановке в Императорском дворце и заключения наших аналитиков могут вам помочь. Ещё раз повторяю, Дэйчиро, только вы будете решать стоит ли наша помощь оплаты и я надеюсь что в будущем вы станете сторонником города Альяхо. — Бегло проговорил старик, а я начал подыматься решив закончить этот разговор, который пока что казался мне практически бесполезным.

— Я подумаю над тем насколько ваша помощь ценна, но одно я знаю точно, у вас просто есть массив информации, который вы хотите продать подороже, и прошу впредь не прикрываться заботой о пустых, я не верю в вашу идеологию.

— Это не прикрытие. — Улыбнулся Ивар.

— Посмотрим так оно или нет.

— Посмотрим в будущем как все сложится. — Проговорил Ивар. — Я вам рекомендую прогуляться по городу Альяхо и посмотреть своими глазами что могут дать Империи такие изменения, также мы готовы помочь вам в покупке рабов, что вскорости пригонят из Федерации Гатсен.

— И про это знаете?

— Такая работа, да и нетрудно догадаться что принцесса Тэймэй не останется равнодушна к страждущим подданным Империи.

— Она не принцесса.

— А это уже будем решать не мы, а история. — Усмехнулся Ивар провожая меня взглядом.

Выйдя в пустынный коридор я сам по памяти дошел до начавших беспокоиться о моем длительном отсутствии близких. По нервному взгляду Амайи я понял что еще немного и она бы начала поиск меня, и если потребуется с применением силы. Им рассказывали, как будет происходить совет городов диких земель и какие будут подстерегать опасности. Довольно много оказалось представителей городов, которым мы заняв порт начли мешать. Торговые карты и торговые маршруты формировались десятилетиями, а появившиеся полноценный порт, при военной базе спутал торговцам все карты. Раньше военная база Империи особо не мешала, да, живущие там добывали ресурсы, но не вмешивались в торговлю и постоянно воевали со всеми. Им даже название дали — мясо, они можно сказать оплачивали мясом и кровью все ресурсы.

Порт Каори разрушит устоявшиеся пути торговли, мы уже их рушим, но с признанием этот процесс ускорится и некоторые города начнут терять немаленькие деньги, что в свою очередь начнут оседать в наших карманах. И если некоторым городам выгодно что зарождается новый пункт международной торговли как порт Каори, то другие населенные пункты будут стараться чтобы наше развитие как минимум замедлить, а в лучшем случае уничтожить порт Каори, и уже идут переговоры по этому поводу.

Возвращались в небольшой коттедж со встречи мы уже по темноте, у самого порога я посмотрел на Тэймэй и улыбнувшись произнес:

— Не соблаговолите ли вы прогуляться вместе со мной в эту прекрасную ночь? — Произнёс я, протянув руку к Тэймэй.

Каждая из дам отреагировала по-разному, Амайя помрачнела, видать соображая, как обеспечивать нам безопасность, Этсуко подавила свой смешок кашлем, а Тэймэй выпучила на меня свои глаза.

— Д-д-дэйчи? Это точно ты? — Мне кажется или Тэймэй даже немного испугалась что меня подменили.

— Да он это, Тэймэй. — Хмыкнула Этсуко. — Нет, ты конечно можешь попросить Амайю ударить его по голове, но я бы рекомендовала все же попытаться прогуляться.

— Ну если Тэймэй не желает, то я могу заменить её. — Протянула руку Амайя.

— Ну нет так нет. — Начал я говорить, а меня с двух сторон подхватили, с одной стороны Амайя, с другой Тэймэй.

— Ну уж нет! Пошли! — В один голос возгласили они и мы уверенно направились в сторону парка, что виднелся недалече.

Да, за нами следили и было немного неудобно гулять в ночи, но мне это было нужно. Пройтись по зеленой алее, посмотреть на ночной прудик, послушать простые разговоры двух девушек чтобы вновь почувствовать душевное равновесие. А когда мы уже вернулись то в кабинете я обнаружил небольшую аккуратную папочку со сводками из дворца. И именами. Я не горел местью, но знал — кто указан на этом листе умрет. Я не из камня и у меня есть право мстить, там умер не только мой отец, но и маленькая сестренка с братиком. Да, сводные, но они не были виноваты что родились в клане Райдзин. Детей Каори я любил так же, как и своих, и мстить за детей своего отца буду также жестоко. Смерти должны быть когда-нибудь оплачены. В постели я полежал с Тэймэй до тех пор, пока она не заснула, потом помогая себе психокинетикой аккуратно, не издавая ни единого звука, я поднялся с кровати и выходя из комнаты ненадолго обернулся. Луна осветила нежившуюся во сне девушку, я минуту простоял, смотря на мирно спящую Тэймэй, а потом едва касаясь пола начал выбираться из дома. Как только я вышел во внутренний дворик ко мне тенью подошел неприметный человек.

— Дэйчиро Шосе, прошу прощения за беспокойство, но куда вы направляетесь? — Задал вопрос неприметный дворецкий этого особняка.

— Мне надо тренироваться, не могли бы вы мне помочь с выбором места для тренировки?

— Думаю небольшой стадион вам подойдет. — Подозрительно смотря на меня проговорил он. — Вас проводить?

— Если вам не сложно.

Полчаса неспешной ходьбы до стадиона, в котором никого не было, я провел погруженный в свои мысли. Зайдя на стадион я попросил выключить свет. Закрыв глаза, я наслаждался тьмой, а потом нанес удар. Громогласный хлопок разнесся эхом по стадиону, что только на первый взгляд был пустым, внутреннее зрение четко показывало, как наверху на осветительном приборе сидела в полной темноте она и наблюдала за мной. Второй удар принес грохот во много раз мощнее и я наконец-то начал свою ночную тренировку.

— Надо стать сильнее чтобы раздать все долги кредиторам! — Ревел я, носясь по стадиону и исполняя безумные кульбиты, и только с первым лучом солнца я окончил мою то ли пляску, то ли тренировку, то ли вой души.

Совет городов диких земель был собран в огромном зале, порядок мероприятия нам был объяснен заранее и пока нас не признали мы были безмолвствующими слушателями без права голоса. Представителей городов было много, около полторы сотни человек из двух десятков городов с населением от миллиона. Конечно, не все города решили высылать свои высокие делегации, но и эти двадцать городов были большей половиной диких земель. Эти города-государства и были небольшими государствами, в котором был центр, огромный город, и десятки поселений помельче.

— Представитель города Хоона, вам слово. — Хмуро объявил бессменный председатель совета городов Диких земель, Ивар Хортси, глава города Альяхо. — Прошу вас, Хатсико, в этот раз обойтись без оскорблений, вашу позицию по порту Каори мы знаем, поэтому постарайтесь теперь спокойно высказать свою позицию.

Среди владеющих прошло оживление, после решения вопросов о торговых путях наконец-то собрание коснется самого интересного вопроса этого собрания, после решения которого можно наконец-то перейти к торговле. Именно торговля и была основной причиной этого собрания, здесь заключались основные торговые контракты на целые года. На трибуну с высокомерным видом забрался высокий, надменный кукловод, и посмотрев на меня презрительным взглядом начал свою речь:

— Я не против нового торгового пути и не против порта Каори, диким землям нужно развиваться, и я даже рад что у нас будет больше морских путей. — И тут он едко ухмыльнулся. — Но они чужаки, а чужакам место в рабских загонах либо в могилах!

В огромном зале наступила тишина, а все взгляды были прикованы к нам, мы делегация из порта Каори, которая должна была отреагировать. И я отреагировал:

— Ну слава богам, а то я уже беспокоиться! — Воскликнул я, вставая и радостно улыбаясь. Эх, зря я все же не одел свой доспех, впереди стоящие кресла, что мешали мне пройти, я просто не напрягаясь вырвал с корнем и начал идти прямо к трибуне. — Значит война? Великие государства всегда строятся на костях, или на костях своих граждан или на чужих. Мой выбор — на чужих.

— Мы вас сомнем в два счёта! — Взвизгнул кукловод.

— Кто мы то?! — Взревел я. — Ты один, один город объявляет войну порту Каори и я готов начать её!

— Господа, прошу вас успокоиться и не горячиться! — Спокойно проговорил вышедший на трибуну Ивар. — Я не слышал чтобы была объявлена война порту Каори и потому прошу вас, Дэйчиро Шосе, успокоиться, а вас, Хатсико, я предупреждал. Господа, предлагаю на сегодня окончить наше собрание на такой горячей ноте, а завтра к обеду вернуться к вопросам о порте Каори. И я напоминаю, войны никто никому пока что не объявлял и убивать кого-либо пока идет совет запрещено, это я вам, Дэйчиро Шосе, напоминаю. А вам, Хатсико, рекомендую усилить охрану, может быть вы и доживете до завтрашнего собрания если вас захотят навестить представители порта Каори.

Совет и правда был завершен, в кулуарах еще толпились владеющие обсуждая между собой возможную войну с портом Каори. Представители города Хоона спешно покинули здание, за ними поехали в свой особняк и мы. По дороге внутри бронетранспортера меня начала отчитывать Этсуко, а Тэймэй почти до самого дома молча слушала как Этсуко отчитывала меня и говорила о тех негативных последствиях, что могли возникнуть после моей реакции на простейшую провокацию.

— Дэйчиро все правильно сделал. — Тихо произнесла Тэймэй и только после того как на нее вопросительно посмотрела Этсуко продолжила. — С собаками по-другому нельзя, они уважают только силу, я поддерживаю своего мужа и готова стать с ним в бою плечом к плечу.

— Когда будет бой я буду один, так как все, кто будет рядом умрут. — Тихо произнес я, для Тэймэй.

— Какой бой? Не будет никакой войны! — Начала злиться Этсуко, но посмотрев на мое изменившиеся лицо не стала продолжать перепалку. Это было бессмысленно, я уже практически объявил войну мощному городу, но я не жалел об этом и не боялся. Часть меня изнывала без боев и если все подтвердится, то я первым понесусь в тот город чтобы они пожалели о словах своего представителя.

Ближе к вечеру к нам подъехал автомобиль с номерами администрации города Альяхо, я с Тэймэй сразу в него сели и не привлекая внимания поехали за город, Ивар держал свое слово. Этсуко было решено оставить в городе, да и сама она не желала ехать смотреть на полуживых людей, к их судьбам она относилась со стороны рационалиста, у нас нет возможности их приобрести, да и лишних денег у нас не имеется. Мы неспешно направились к стоянке каравана из Федерации, что привез рабов на продажу. С сегодняшнего вечера начался показ товара, что продлится еще три дня, так как караван не один, а состоит из четырех частей, в которых где-то по десять тысяч рабов. Сегодня утром прибыл всего лишь первая, что уже во всю готовился к небольшому аукциону демонстрируя свой товар всем желающим. Два часа нам потребовалось чтобы достичь лагеря работорговцев из Федерации Гатсен.

Наглая морда офицера Федерации Гатсен прям светилась от счастья, находясь на небольшом деревянном настиле он громогласно перечислял сколько тех или иных рабов той или иной категории выставлено на продажу. А сзади него кольцом стояли фуры, внутри этого кольца и были люди. Пятьдесят тысяч рабов охраняло около трех тысяч военных, и в эти пятьдесят тысяч входило пять тысяч марионеток не высшего качества, как отметил сам горластый офицер, но годных для ведения боевых действий. Вонь стояла ужасающая, и несло, как ни удивительно, от рабов, загороженных фурами и которых было невозможно рассмотреть. Тэймэй сжимала кулаки и смотрела на то как начали появляться из-за фургона первые шеренги с рабами. Показательное шествие полусотни тысяч человек могло растянуться на целые часы, а так как мы были инкогнито насколько это можно было сделать то нам не стоило привлекать к себе внимание.

— Нам пора. — Взял я за руку Тэймэй и начал аккуратно тащить ее за собой, а она все неотрывно и молча смотрела на стройные ряды рабов, что шли практически чеканя свой шаг.

— Мы должны им помочь. — Произнесла она, когда мы отошли метров на пятьдесят от толпы, что смотрела на это невеселое шествие живого товара.

— Я попытаюсь что-нибудь придумать. — Сказал я, обнимая Тэймэй и стараясь нежно гладить ее голову насколько позволяла мне моя концентрация уменьшить силу физика.

Обратно мы возвращались молча, у меня перед глазами все стояли эти шеренги замученных людей. Тэймэй испытывала что-то подобное и также молчала, с грустным видом смотря в окно.

В постель мы легли вместе и уже перед самым сном засыпая она произнесла:

— Дэйчи, ты изменился.

— Знаю, я постараюсь чтобы вы это пореже замечали. Спи, солнышко, завтра много дел.

Через час я вновь пошел на тренировку, а в голове все крутились слова Тэймэй. Да, я изменился. Я сразу это почувствовал, как очнулся после боя с адмиралом, и чем больше проходило дней со времени слияния, тем я все больше менялся. Сперва это было незаметно, но сейчас это видели все, кто-то этого не желал замечать, кто-то опасался что я еще сильнее изменюсь, я же старался чтобы изменения не были сразу видны.

На заднем дворе меня ждал дворецкий с аккуратной папочкой в руках. Он молча передал мне ее и мы также молча пошли к стадиону, там при свете прожекторов я сел и начал читать бумаги, которые завтра передам Этсуко.

Империя почти развалилась, провинции уже не платят налоги и спешно формируют свои армии, в столице почти перестала функционировать полиция. Суды развалились, коллегии судей, состоящие из глав кланов, официально распустили последним приказом принца Адвея.

— Началось. — Взревел я.

На последнем листке ровным почерком от руки было написано: по неподтвержденным данным произошел дворцовый переворот. Принц Адвей мёртв, принцесса захвачена. Утром будет подтверждение информации.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Самолет практически разваливался не выдерживая нагрузки все набирая и набирая высоту. Я видел внутренним зрением как дрожат заклепки, как перегружена несущая конструкция, как надрывается двигатель, мне приходилось силой психокинетики помогать самолету чтобы он не развалился, не выполнив свою задачу. За себя я не боялся, а за пилотов и вовсе не переживал: одноразовые марионетки, сделанные из захваченных военных пилотов и любезно подаренных нам Харуки Сиоко. Хитрая старушка как будто знала о предстоящей операции и подготовилась, ведь изначально вести самолет должна была Амайя, которая и сейчас была рядом в модифицированном Токо, моим механиком, доспехе, кроме пилотов и меня с Амайей больше никого в самолете не было. С самой посадки меня с Амайей в грузовой отсек я мысленно хвалил Токо, этот механик, которого я когда-то спас в окопе, оказался бесценен. За две недели он превзошел не только себя, но и множество механиков, и не только диких земель, по словам Кирана. После оценки его работы Т


убрать рекламу






эймэй заявила, что Токо собственность клана Шосе. Вот это конечно зря, погорячилась она немного, пришлось поспешить объяснить, что Токо свободный и мой работник, без которого мне было бы очень сложно. Хотя по плотоядным взглядам Эйко на Токо было видно, что ходить ему не женатым осталось совсем недолго, хочет он этого или нет, но он уже обречен. Я конечно попытался утихомирить свою сестру и память услужливо подкинула мне воспоминания о этом разговоре:

— Эйко у тебя есть муж, Айко, так? — Раздраженно произнес я, смотря как Эйко вырядилась в довольно откровенный наряд и зашла в мою мастерскую, где мы с Токо занимались тонкой настройкой и подгонкой бронекостюмов. Сейчас Токо отсутствовал, ушел за материалами. Что удивительно к нам заходила Каори и Киран чтобы помочь, и при этом Эйко никогда не была при них, а вот только я собирался оставить Токо одного так постоянно из ниоткуда появлялась Эйко.

— Есть. И что? — Немного набычилась моя сестра, смотря на меня с подозрением и какой-то внутренней злобой.

— Тебе мужа не хватает? Не нужен тебе Токо, не ломай парню жизнь. — Строго произнес я, смотря на начавшуюся не на шутку злиться Эйко.

— Дэйчи, не лезь не в своё дело! — Прошипела она на меня, а от ее рук начало идти несильное свечение. О как её перекосило, совсем запуталась девчонка.

— Эйко! ОЧНИСЬ! Я не как брат, а как глава клана советую тебе разобраться в своих чувствах. А теперь села и рассказала мне что творится в твоей голове! — Широко округленные глаза и пропавшее свечение у рук было мне ответом, но ей все также нужна была помощь. — Села и начала говорить, это приказ!

И началось, Эйко заговорила и на меня полился поток сознания, перемешенный со словами и оскорблениями, а также обвинениями. Конечно, я, значит, имею право на ватагу жён, а она, старшая сестра, должна довольствоваться только одним, а ей и другие мужчины интересны и Айко молчит. Боюсь, что основная проблема как раз в том что Айко молчит, все таки несмотря на его особенность он слабее моей сестры как морально так и в стихии, а с Эйко надо быть как с бомбой, в случае опасности подорвать. Этот слезливый поток продолжался еще минут десять, а я стойко его выносил, стараясь не спровоцировать Эйко на какую-нибудь глупость.

— Эйко, дам тебе маленький совет, но для начала я как глава тебе скажу что ты имеешь право на несколько мужей, как, впрочем, и Айко Шосе. Так же на наложниц, любовниц, и дополнительных жен моложе и красивей тебя, да попокладистей, а как только ты забеременеешь он может и вовсе переехать в отдельный дом.

— Не отдам, не позволю.

— Вот и подумай, что ты получишь и что потеряешь от возможной интрижки на недельку?

— Я поняла тебя, Дэйчи, оказывается у тебя голова не только для того чтобы дробить стены. — Эйко встала и направилась к выходу. А я тем временем вновь повернулся к огромному доспеху, сложность и габариты которого меня сильно беспокоили. Ведь то что мне предстоит это не просто бой, а целое уничтожение верхушки целой Империи, и мои шансы на выживание зависят от этой железяки.

Когда Эйко ушла я силой психокинетика вытащил из недоступного места небольшую коробочку и все той же психокинетикой извлек небольшую трубку, и сев рядом с огромным многослойным бронекостюмом начал извергать клубы дыма, не забывая сканировать окружение чтобы меня никто не смог увидеть. Последние полмесяца стали для меня настоящей проверкой на прочность. В городе Альяхо все-таки признали независимость порта Каори и поздравили с зарождением нового города диких земель. Поспособствовала тому моя тренировка в ту ночь, когда я узнал что принц Адвей скончался, и, конечно же, по версии Императорских служб к успешному покушению причастна его сестра, изгнанная принцесса Тэймэй. Да, тогда тренировка удалась на славу, ярость что мне придется опять воевать я выплеснул на ни в чем неповинный стадион, я забылся всего на пару часов. Да и не останавливал меня никто, хотя и было кому, кроме Амайи за мной наблюдало по крайней мере около сотни владеющих из разных городов. Весь город проснулся, когда я вошел в раж, но никто не осмелился меня побеспокоить, подходили правда к Амайе с просьбой, но она сказала что её все устраивает как и администрацию города, кивнула она на нашего дворецкого, который снимал на видео мою тренировку с неповрежденных камер стадиона. Когда я уходил со стадиона с первым лучом солнца никто мне не попался на глаза, и я спокойно ляг рядом с Тэймэй после душа и проспал два часа, требующихся для полного восстановления от нагрузок как тела, так и психики, и только потом мне пришёл счет за ремонт стадиона, чисто символический, равный стоимости одного танка. А разрушил я стадион основательно, ремонтировать его будут около полугода.

Город Альяхо помог с покупкой рабов, они приобрели живой товар и просто подарили порту Каори, так сказать сделали инвестицию. Посол Федерации, который также прибыл на совет городов Диких Земель для того чтобы окончить вражду с некоторыми городами и прекратить набеги на свою территорию, был в бешенстве. Он уже начал было говорить о флоте Федерации, которому пора разнести этих уродов, как его повели на стадион где в этот момент медитировала Амайя, и она менторским тоном посреди развалин и начавшегося ремонта стадиона поведала что случилось со флотом пиратов и как умер огненный адмирал, которого почему-то так и не уничтожила ни Федерация, ни Империя, хотя к нему у многих были счета, неоплаченные кровью. Она рассказала и о том, как я забрал его жизнь и с какими увечьями вышел из боя, посол очень внимательно выслушал Амайю не перебивая. Потом долго советовался с представителями других городов и выяснял силы порта Каори. Особенно заострил свое внимание на том что теперь воды патрулирует наш корабль, имея на борту мощное вооружения. Связавшись с центром, он также узнал, что корабли Федерации не раз встречали этот корабль и даже единожды корабль порта помог сухогрузу отбить нападение. Молчание, вот что помогло нам, ибо молчание посла было спасительно не только для нас, но и для тысяч людей, что ушли с нами.

Караван был признан как торговый и ни один из городов не стал нам мешать, а небольшие нападения были обыденностью для диких земель. Помотаться мне пришлось много, сперва я посетил все поселения и кочующие таборы пока караван собирался в Альяхо, и поговорил с местными, ну как поговорил, приказал доложить всем желающим что напавшие на караван заплатят кровью своих родных. И я не делал пустых угроз, я и в правду собирался заглянуть в поселение, откуда будут охотники за легкой добычей. Караван был огромен и в него вошли все желающие, в том числе и те, которым было по пути. Амайя носилась по Альяхо и окрестным деревням в попытке скупить транспорт, Тэймэй проводила привязку марионеток и лечила, я ей помогал как мог, но мне казалось что двадцати четырех часов мне мало, когда караван тронулся из города я ужаснулся. Передвижной город, по-другому не назвать, и если бы не многочисленные временные займы мы бы не справились, вода, топливо, еда, всего не хватало и на это не было средств. Из порта нам навстречу уже вышел караван с техникой и расходниками, но это ослабило защиту порта Каори, так как караван надо было охранять, да и нам нужна была охрана.

Минометный обстрел был единожды, и пока снаряд свистел в воздухе я несся к предполагаемой точке куда он упадет, не успел, фура горела на моих глазах, снаряд попал прямо в полуприцеп, защищенный лишь тентом. У нас не было средств на нормальную бронированную технику и около сотни человек в огромном грузовике умерли за секунду. Второй снаряд, что засвистел в воздухе, так и не достигнув своей цели взорвался в воздухе, а я понесся к пытающимся сбежать на подготовленных багги радостно улюлюкающим бандитам.

Двигатели взвыли, унося их прочь, но это было так наивно, они думали что смогут укусить караван и сбежать. Им не нужны были товары, им просто хотелось пустить в караван мину и почувствовать себя значимыми, сильными и страшными, теми, кого боятся, но в округе на сотни километров бояться стоило лишь меня. Мышцы привычно взвыли и пока они огибали крутой бархан я уже успел их обогнать, бездорожье не то место где с физиками моего уровня можно не считаться по скорости.

Первый багги я перевернул чисто силой психокинетики, второму багги оторвал передние колеса своими плетями, их жалкие очереди из пулеметов были отклонены чисто интуитивно, нанести мне в броне вреда они не могли. Пущенные в них плети обездвижили третий багги и одна из плетей поднесла ко мне главаря этой группы без пяти минут трупов. Мой шлем открылся, съехав в сторону, а броня на руке разъехалась, освобождая от защиты кисть руки.

— Сын суки, ты мертвец! Твои кости будут вариться в моём котле! — Озлобленно кричал окровавленный человек, а я, спокойно посмотрев в его глаза, вырвал клок волос с его головы. Он взревел, а я опустил ладонь на лысый участок головы. Его било конвульсиями, изо рта шла пена, на его разуме была защита, но мне было плевать, я грубой силой проломил её. Оказавшись в его разуме, я мимоходом посмотрел на лица дорогих ему людей и не став блокировать его сознание просто указал цели. Он сделает это осознавая себя.

— Твое наказанием будет покаяние через кровь твоих родных. — Безжизненным голосом произнес я когда тело упало на песок.

— Пожалуйста, не надо! — Пытаясь встать жалобно выл он. — Не надо родных, накажите меня!

— Поздно. За что все это объяснишь им сам. — Плеть уже тащила ко мне следующего, уже не кидавшего оскорбление и проклятья, он просил только одного, смерти.

Когда мы всё же добрались до порта Каори до меня дошли слухи о том, как десять человек односельчан вырезали своих родных, а потом совершили на глазах подоспевших на помощь людей групповое убийство друг друга со словами:

— Собаке собачья смерть. Таково наказание от Дэйчиро Шосе.

Жестоко конечно, но я не мог иначе, да и злоба меня переполняла. Рабы и так умирали, так еще эти шакалы. Караван ежедневно хоронил людей. Утром и вечером. Доставили рабов в дикие земли на мощнейших препаратах, которые поддерживали их жизнь, смертность была в разы ниже, чем я ожидал. Меня удивила Тэймэй, она просто убивала сама себя помогая всем и каждому, когда я ложился поспать свой час она часто просыпалась и пару раз пыталась, еще не проснувшись, меня продиагностировать, а ее руки все пытались нащупать мой пульс. Открыв глаза, она недовольно смотрела на меня и падала мне на грудь, тем самым не давая мне тихо уйти до самого утра.

Когда мы прибыли подготовка спецоперации шла уже полным ходом. Разработка стратегии как занять столицу была уже на завершающей стадии и ждали только согласия меня и, конечно же, Тэймэй. Только она могла решить стоит ли нам идти на самоубийство в столице Империи, ведь без неё все просто бессмысленно.

Принцесса не просила времени подумать и так как она не знала об операции она попросила одно. Все данные о Империи, что у нас были, и получив их заперлась со мной в своем кабинете, я за все время так и ни разу не был у нее в кабинете и удивился тому как он был похож на мой кабинет, за исключением оранжевого огромного пуфика, что лежал в углу. На который я не раздумывая упал.

— Я знала, что он тебе он понравится. — Произнесла она и села за документы, перебирая их и тихонько ругаясь как не пристало женщине.

В основном у нее лежали документы из города Альяхо они были более обширные и точные чем те данные которые у нас были. Я читал их, но по тем комментариям, что исходили от Тэймэй при прочтении данных, я понял лишь десятую часть того что было заложено в докладах агентов города Альяхо и в сфотографированных договорах украденных переписок. Сводки несчастных случаев.

— Восточная провинция потеряна, они вот-вот объявят войну столице. Запад уже погружен в междоусобице. — Не видя ничего говорила Тэймэй, вдруг она подняла на меня свои глаза и тихо спросила. — Ну как, Дэйчи, как?! КАК все до такого могло дойти?!

— Империя трещит по швам? — С ленцой спросил я, нежась на невероятно удобном пуфике, что вот-вот захватит меня в свои мягкие объятия и погрузит в сон.

— Нет никакой Империи, еще месяц и она распадется. Скоро будет объявлена помолвка принцессы Элизет с одним человеком из клана Тоси, что в данный момент контролирует столицу. — Задумчиво проговорила Тэймэй смотря в пустоту, ее глаза бегали по сторонам, но я видел что сейчас она витает где-то далеко. Я ничего не понял про её сестру, а Тэймэй каким-то образом уже сделала такие выводы. — Сразу же после или даже во время этой свадьбы будет штурм столицы и все, конец Империи.

— И потому этот штурм должны провести мы — Тэймэй посмотрела на меня держащегося на пуфике, с ужасом, но как только рассмотрела, как я нежусь в его объятиях, улыбнулась.

— Ты же понимаешь, властитель пуфика, что это будет нелегко?

— Понимаю, и потому я буду на острие атаке. — Сказал я ей вставая.

— Я не хочу твоей смерти. — Шепотом произнесла она. Зная подробности операции и зная каковы мои шансы она видела, что я могу умереть так и не выполнив своего маневра.

— Я тоже не хочу, но чему быть того не миновать, и да, я забираю у тебя пуфик! Он мне нужнее.

— Захватчик!

— Знаю, я гордый властитель пуфиков, сама назвала!

Воспоминания и моя улыбка прервались хрипящим внутренним динамиком.

— Расчетное время прибытия в точку высадки четыре минуты. — Прокричала Амайя стараясь перекричать надрывный вой двигателей. Я начал вставать и прокричал в микрофон шлема.

— Как пилоты? — В верхних слоях атмосферы на том корыте, на котором мы летим, никто никогда не летал, радиоэлектроника, которой был забит грузовой отсек, была перенесена с корабля и установлена лично Кираном Шосе. Его хваленая ручная работа, не имеющая аналогов, и вправду работала исключительно. Нас еще не сбили, а значит не заметили.

— Они на пределе, но смогут в пике упасть на аэродром.

Топлива, что осталась в баках было достаточно чтобы устроить небольшой переполох, да и горящий самолет, что падает на столицу, отвлечет на себя внимание в то время как я с Амайей буду десантироваться.

Мой новый бронекостюм был огромен, я и сам был не мал, но этот бронекостюм увеличивал меня раза в два, взяв в руки два огромных щита я наклонился.

— Забирайся, уже пора, эта ржавая посудина скоро начнет рассыпаться. — Амайя не стала задерживаться и прикрепилась к моей спине.

Это безумное создание Токо не могла носить даже Амайя, но только не я, так как я помогал себе психокинетикой. Отличная броня, сделанная из лучших материалов и работы двух искуснейших оружейников которых я знал, Кирана и Каори. В каждом сочленении это монстра чувствовалась мощь, которую еще только надо было проверить, но на нормальные тесты не было времени.

Дернув за рубильник одной из плетей, я начал подготавливаться к десантированию, прикрепленный ко мне короб с парашютом для танков и другой тяжелой бронетехники на месте, боекомплект на месте, катушки с плетями на месте, Амайя на месте. Пора. Я шагнул из развернувшегося зева самолета в темноту. Сегодня первая брачная ночь принцессы Элизет, по остаткам подконтрольной столице Империи объявлен праздник. А завтра пройдет коронация. Которой не будет. Пора умирать.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Темнота словно укутала меня, пока я несся к земле в свободном падении, а в это время в воздухе для привлечения внимания вспыхнул самолет. Он с ревом устремился к земле в сторону военной базы, подавая знак Шосе и Райдзин, что вот оно, начало.

Марионетки с обмороженными конечностями с трудом управляли самолетом, что не был подготовлен для таких полетов, и смерть экипажа была предрешена, к самолету уже неслись ракеты с военной базы из систем противоракетной обороны. Но все было тщетно, системы противоэлектронной борьбы Кирана все также исправно работали. Ракеты не могли взять точный курс и пролетали мимо горящего самолета, который с ужасающим гулом несся к земле, таща за собой огромный огненный хвост. При этом находясь без моей поддержки силой психокинетики самолет начал разваливаться в воздухе, а с трюма вылетали кассетные бомбы, задачей которых было посеять ещё больше хаоса в столице.

Мы понимали, что будут погибать невинные и мы сами не исключение, но эти жертвы будут мизерными по сравнению с тем, что грядет в Империи. На востоке формируется целая армия, что готовится выйти в поход на столицу, развал огромного государства будет окончателен, и назвать возможное число погибших людей, как пустых, так и владеющих затрудняется даже Тэймэй.

— Триста метров. — Раздался в динамиках шлема голос Амайи. — Раскрываю первый парашют.

Сила противодействия падению парашюта была ужасающей, метал моей брони заскрипел, а перепад давления грозил вновь порвать мои барабанные перепонки. Падение замедлилось, и, несмотря на темный цвет парашюта, нас заметили со стороны дворцовой территории.

— Огонь на двенадцать часов, прикройся щитом! — Взревел я на Амайю и перерезал своими плетями стропы парашютов. До земли осталось около сотни метров, ничего, я должен справиться. Я вновь понёсся к земле, пытаясь психокинетикой хоть как-то замедлить падение около тонны общего веса. Когда до земли осталось около десяти метров плети начали хвататься за здания, гася скорость падения. Но полностью погасить его не удалось, каменная брусчатка словно вода разлетелась в разные стороны от моего приземления. Звук приземления словно артиллерийского снаряда оповестил всех в округе где враг. Этим врагом был я. Внутреннее зрение, работая на пределе и грозя сварить мои мозги, показало что ко мне устремились сотни владеющих, охраняющих дворцовую площадь. Да и те владеющие, что праздновали бракосочетание принцессы Элизет, также не остались безучастными и направились ко мне. И они должны были продолжать думать, что здесь только один противник, я.

— Амайя, ты готова? — С небольшой хрипотцой в голосе спросил я, все же такое приземление не прошло для меня бесследно. На спине щелкнули крепления, держащие Амайю, внутренним зрением я видел, как она в имперской броне физика со всеми действующими знаками отличия спрыгнула на брусчатку.

— Готова. — Я развернулся к ней и мои мышцы взвыли от боли, а сила психокинетики усилила мою броню, чтобы я смог осилить вес Амайи. Плети окутали Амайю, а я схватил ее за плечи. В этом бронекостюме я словно монстр возвышался над Амайей примерно на метр и казался намного больше. С легкостью оторвав от земли попытавшуюся что-то пискнуть Амайю я начал раскручиваться, а затем передал ее плетям и изо всех сил помогая силой пстихокинетики метнул ее в сторону какого-то здания. Её миссия была не менее важной чем моя.

— Удачного приземления, — зачем-то проговорил я, следя внутренним зрением за тем, как тело Амайи, проламывая оконные рамы и вышибая дверь комнаты, оказалась внутри здания. Разворачиваясь к спешащим ко мне противникам, я тихо произнес: — Удачи тебе.

Стеганув плетями по коробам, от чего те раскрылись, я подобрал роторный пулемет для отстрела пустых, марионеток и слабосилков, что попадутся мне на пути. Проверка вооружения на работоспособность после жёсткого приземления заняла пару секунд. Куча минометных трубок уже на броне, а гирлянды кумулятивных снарядов и катушки с плетями при помощи психокинетики начали спешно присоединяться к броне, в то время как роторный пулемет взвыл, раскручиваясь и готовясь к стрельбе.

— Ну что, лейтенант Шосе, твоя задача как всегда проста и нетривиальна. Посеять страх и ужас, и проредить все живое, — грустно усмехнулся я, делая первый шаг на встречу с неизбежным. — Сам виноват.

Пулеметная очередь срезала готовившуюся к огню позицию минометчиков, что оказались поблизости. Трое пустых умерли почти мгновенно, так как я корректировал полет пуль силой психокинетики, но вот четвертому пустому не повезло так, как тем троим товарищам. Пуля оторвала ему ногу чуть выше колена, он кричал от боли и пытался уползти от меня по брусчатке, оставляя за собой кровавый след, пока я шел к нему за минометными снарядами.

— Демон! Помогите! — Кричал обезумевший солдат, что когда-то был бесстрашен и никого не боялся, а теперь видел, как на темной вороненой броне красным огнем горел личный герб Демона рода Шосе. Длинные плети играючи подхватили ящики со снарядами и начали по моей воле их потрошить, распределяя снаряды и готовя их к полету.

— Демон, демон, не кричи ты так, — немного глухо огласили динамики мой голос. Секунду подумав я уставшим голосом добавил: — Сейчас я тебе помогу.

Небольшой рывок и вот я уже около верещавшего солдата, окованный в сталь бронированный сапог раздробил его грудь, и из живота на мостовую хлынуло содержимое его желудка.

— Сегодня никому не будет жалости, сегодня я несу только смерть. — Пулемет взвыл и начал выпускать свои смертельные снаряды, а в воздух благодаря плетям взмыли мины. Основные силы противника уже подоспели, пора начинать бой и прорываться из восточной части дворцовой территории к центру. Все идет по плану, осталось дело за малым, довершить начатое.

План был немного безумен, но с другой стороны выверен настолько, насколько это было возможно. Захват принцессы Элизет и бой за удержание дворцовой территории были лишь частью плана. Далеко не все были довольны тем, как пошла жизнь в Империи, не все хотят самостоятельности, войны друг с другом и появления новых диких земель. Величие Империи — вот что желают тысячи владеющих и миллионы пустых, и только слепец может не увидеть, что Империи конец пока у трона будет Элизабет и её муж. И без разницы кто будет этим мужем, владеющие уже почувствовали вкус крови и власти и возжелали её, новый переворот не за горами, а право на власть будет трофеем в виде наследной принцессы. Крови хотят не все, но сделать, в принципе, никто и ничего не может. Когда прорабатывался план мы тайно обращались к тем людям, что хотят старые порядки, Чорруном и Тэймэй была проведена огромная работа по установлению связей. Состоялись десятки тайных переговоров, и как итог у нас есть поддержка, платформа, что даст нам возможность захватить дворцовую территорию. Но и тут все оказалось непросто, это не верные вассалы и не самоубийцы, да и что скрывать, они тоже рассчитывают на золотые горы. Союзники ждут, когда разгорится бой, и только тогда вступят в него, и еще неизвестно на чей стороне. И пока Амайя спешит провести силы клана Шосе и Райдзин по тайным ходам в западную часть дворцовой территории в столице под видом гуляющих и празднующих свадьбу принцессы ждут и наблюдают те, кто еще не определился со стороной. И что бы они ни говорили, они будут на стороне победителей. Но всё это будет потом, а сейчас бой.

Пулеметные очереди и залпы артиллерии ударили по мне практически одновременно, но я был готов к этому. С плетей слетели минометные снаряды, они, корректируемые психокинетикой, попадали без промаха, а снаряды что летели в меня так и не достигли цели. Пока атакуют пустые я практически в безопасности. А пока прибудут высокодановые владеющие, я уже успею продвинуться довольно далеко и сконцентрировать на себе все внимание.

Огненный шторм возник внезапно, но огневик немного промахнулся, создав его в метре от меня. Это дало мне возможность мгновенно отскочить от огня и послать парочку кумулятивных снарядов в предполагаемое местонахождение владеющего. И по тому, как смерч мгновенно пропал я понял что огневик умер после того как я разрушил небольшую храмовую постройку. С неба привычно затрещало, но в этот раз это были венки, сплетенные из молний.

— Все бесполезно, во мне кровь Райдзин! — Заорали динамики моей брони, а я начал нестись по брусчатке, раскидывая все, что было у меня на пути, пробегая мимо зданий, в которых под прикрытием каменных стен скрывались бойцы. Мои размеры не позволяли мне пробиться в них, а выходить на открытую местность бойцы не спешили.

Спустившиеся с небес венки выпустили свои волны электричества, убивая все на своем пути, один из владеющих молнией не справился с контролем и венок накрыл пару зданий, где было, по крайней мере, около сотни человек, что сгорели заживо. А часть электричества, что достигла меня, всего лишь на мгновение сковало мое тело, не убив. Я всегда был вынослив к ударам молний, а сейчас, в подготовленном бронекостюме с раскачанной до предела силой физика и силой манипулятора бить в меня надо плазмой, а электричество просто проходит через меня, не нанося существенного вреда.

Металлический диск впился в баллон, что висел на моей спине, и из него хлынуло его содержимое. Силой манипулятора я заметил чужую вспышку радости и мгновенно метнул в окно здания где был источник этой радости, мину. Взрыв оборвал чью-то жизнь, а я рванул вперед, у меня осталось слишком мало времени.

— Это баллон не с воздухом, а с вашей смертью! — Прорычал я, несясь словно сумасшедший вперед и изо всех сил стараясь отвести от себя летящие в меня снаряды, пули и огибая атаки владеющих. А в этот момент из баллона понемногу выходил бесцветный газ без вкуса и запаха. Созданный матерью Амайи, этот яд был верхом искусства для владеющей-ядовика. От него не было ни защиты, ни антидота, яд был схож с тем, что уничтожил столицу Федерации Гатсен. Помня о договорённостях, я пустил в небо красную осветительную ракету, что должна была оповестить Шосе и Райдзин что не стоит соваться в этот район еще полчаса, пока яд сам не распадется и не станет безопасен. Меня же этот яд не тронет, так как в моей крови сейчас бурлил коктейль из крови Амайи и ее матери Амайи. Их кровь сама по себе является антидотом, мне не очень понравилось лицо Амайи после переливания крови, а вот лицо её матери просто лучилось от счастья. С суевериями я решил разобраться потом, я знал, что переливание крови имеет последствия, но это был единственный выход.

Яд заработал практически мгновенно, внутреннее зрение показывало как точки, одна за другой, пропадали с моего внутреннего радара. Я видел, как останавливались сердца бойцов, как их рвало прямо внутрь противогаза, как бились в истерике редкие владеющие ядовики, пытаясь справиться с созданием двенадцатиданового ядовика.

Но далеко не все начали умирать на восточной части дворцовой територии, многие, мгновенно поняв, что случилось, отступили, как им казалось на безопасное расстояние. Ориентируясь на пустых и марионеток, которых расставили как сигнальные огни, владеющие смотрели, как быстро умирают слабые и оцепили зараженную ядом территорию, не нападая на меня и ожидая, когда я сам выйду на линию огня.

Задумка была проста и гениальна, и она сработала, бойцы из охраны боялись что, всколыхнув воздух, яд распространится еще сильнее, а это давало мне время и возможность выжить. Как бы я ни был силен, а дворцовая территория охранялась очень хорошо, массированной атаки мне выдержать.

— Все таки решились, — оскалился я в радостной улыбке. Я ждал их, и вот они наконец-то появились, а оцепление расчистило для нас поле схватки. Их было трое и, как и говорила Асока Идако, её яд на них не сработает, так как яд действует на людей, а сейчас ко мне шли воплощения стихий.

Первым шёл огромный физик, по сравнению с которым я был всего лишь низкорослым мальчишкой, его броня была проста и без каких-либо ухищрений, словно он вышел прямиком из средневековья. Только честная сталь, никаких высокотехнологичных тканей, на его плече покоилась огромная автоматическая винтовка со штыком на стволе, а в правой руке он держал огромный щит, чья толщина могла легко поспорить с лобовой броней танка. Забрало его шлема было поднято, а сам физик шел ко мне, улыбаясь, словно увидел старого приятеля, с которым так долго ждал встречи. Этого владеющего нельзя было не узнать, и хоть я никогда с ним лично не встречался, но многое слышал о нем и даже когда-то хотел у него обучаться. Именно ему я писал в детстве письма с пометкой для Амайи Идако. Учитель Амайи, подающей надежды стать воплощением стихии, дядя Ишо Эдко. Родственник по материнской линии, а именно брат Асоки, он с малых лет был учителем Амайи и её наставником, что жил в уединении в горах. Даже во время войны он не стал вмешиваться, так и оставшись отшельником, которого не стоит беспокоить. Мы не знали, чем смогли его заинтересовать, но он был на стороне нынешней Империи и, спустившись с заснеженных гор, поддержал союз, который я намеревался уничтожить.

Следом за улыбающимся Ишо шел, словно спотыкаясь, худой, низенький и согнутый в три погибели старичок в грязном кимоно белого цвета, что постоянно тряс своей бородой. Это один из немногих равных по силе Асоке ядовиков, и один из тех, что были причастны к созданию того вещества, что уничтожило Федерацию Гатсен. Но он не был особо опасен, прямо сейчас он изучал яд и пытался его нейтрализовать в кратчайшие сроки, потому он и шел к эпицентру, а именно ко мне, так как немного концентрата осталось на стенках баллона. Ему я был не интересен, его внимание полностью захватил столь интересный состав яда, я чувствовал это силой манипулятора. Старик даже постоянно забывал отодвигать от себя яд и следить за состоянием своих спутников, но в последний момент спохватывался и проводил непонятные для меня манипуляции, и делал он это мысленно.

Про третьего идущего ко мне довольно молодого мужчину рассказывал Орео, сам я о нём ничего не слышал. И, как говорил Орео, и не мог услышать, так как совсем недавно стало известно о новом двенадцатидановом владеющем психокинетики. Это был ученик Орео, тот, с кем старый личный секретарь Императрицы Хаоны жаждал повторной встречи, именно этот человек неплохо потрепал старого секретаря при поддержке этих двоих, в попытке ликвидировать либо захватить с помощью яда Орео. Хион Кэсьяко был одаренным среди одаренных, но с маленьким дефектом, что делало его пожизненным жильцом специализированной тюрьмы, которую называли санаторием для слабых духом владеющи


убрать рекламу






х. Он любил причинять боль, и его растили как оружие, что надо было выкидывать на территорию врага и спокойно следить за тем, как молодой Хион веселится. А у него были иные понятия о веселье и удовольствии.

Огромный физик встал за пятьдесят метров до меня, а его спутники остановились ещё раньше за его спиной. Я не стал сразу бросаться в бой, разница в силе было такова что мне приходилось рассчитывать только на то, чему обучил меня Орео, и в чем я так, по его мнению, и не преуспел в должной мере. Молиться богам о том, чтобы ко мне подоспела помощь, что уже должна была быть на дворцовой территории, я не стал. В бою я привык рассчитывать только на себя.

Плети поднялись в воздух, готовясь отразить любую атаку либо нанести один укол кумулятивным снарядом по этой улыбающейся груде стали. Восприятие разогналось до максимума, а внутреннее зрение выло о тысячи предметов, что носились в сотне метров вокруг меня с дозвуковой скоростью, чтобы не выдавать себя. Я знал, что сейчас мне может помочь сила манипулятора, но она лишь показывала, что мои противники хладнокровны и решительны в своем желание.

— Наслышан о тебе, Дэйчиро, — с усмешкой произнес Ишо Эдко, рассматривая мои сотни плетей, оценивая мою опасность для своей брони. — Интересно, я таких еще не убивал. Не разочаруй меня, трехстихийник.

Ишо облизнулся в надежде что я умру не так быстро, как все противники за его немалые года. Амайя говорила, что годы нисколько не ослабили её учителя и у меня есть шансы на победу против него только с психокинетикой. И его ни в коем случае нельзя подпускать к себе на расстояние рукопашного боя.

— Не вижу ничего интересного, — с ленцой произнес Хион. А я почувствовал как из моего предплечья хлынула кровь. Я с ужасом обнаружил дыру в моей броне, а внутреннее зрение так и не сообщило о том, что в меня на бешеной скорости вонзился металлический шарик, контроль которого я перехватил чисто интуитивно, не дав раздробить кости. А Хион продолжил свою неспешную речь: — Видишь, Ишо, врали нам, что демона нельзя победить, он жалок.

— Врали, — кивнул физик, соглашаясь со словами Хиона, и уверенно шагнул ко мне. — Ну что, Шосе, настало время умирать.

— Верно, только вот кто умрет покажет схватка. — Я сжал свой пулемет, умирать сейчас в мои планы не входило.

Первый удар нанес психокинетик Хион. Металлический диск я смог засечь лишь по хлопку перехода на сверхзвуковую скорость, который возмутил пространство, благодаря чему я смог отследить, куда пошло движение диска с помощью внутреннего зрения. Перехват контроля не сработал, три из четырех плетей диск перерезал словно не заметив сопротивления. Лишь четвертой плетью я смог остановить диск и, мгновенно перехватив контроль, пустил его в уже мчавшееся ко мне воплощение стихии силы тела, Эшо Идэко. Но диск так и не достиг своей цели, владеющие работали слаженной двойкой и психокинетик играючи отклонил диск от спешащего прикончить меня напарника. Вести бой на расстояние было практически бессмысленно, Хион сильнее меня как психокинетик, бежать так же не было смысла, эти владеющие не будут за мной гнаться, а просто повернут к моим товарищам, что вот-вот должны начать бой. Нельзя отступать, я должен задержать этих владеющих и по возможности ослабить, а я… А что я, будь что будет.

Рывок вперед и вот физик уже в радиусе поражения плетями. Раскрученный до предела роторный пулемет выпустил рой смертоносных пуль, а плети потянулись к физику, неся на своих концах мои кумулятивные жала. В моей броне появились прорехи, я отбивался от дисков и шаров как мог, но вот уже два стальных шара засели в моем животе, а из шеи, пробитой насквозь, хлестала кровь. Но я не замедлился ни на мгновение, а стремительно пер на врага в лоб. Про Хиона я также не забыл, удлинённые плети понесли к нему кумулятивную смерть, к счастью он не смог перехватить контроль плетей, а как только пытался их перерезать своими снарядами кумулятивные жала тут же детонировали, разнося вокруг осколки, которые психокинетику также приходилось ликвидировать. Так монструозный физик лишился своего огнестрельного оружия, а его бок был оплавлен от взрыва из-за опрометчивых действий психованного психокинетика, что готов был сейчас расплакаться. Я постоянно сканировал силой манипулятора состояние моих противников: в голове психованного психокинетика сейчас творилось непонятное нечто. Он хотел вырвать свои глаза чтобы не видеть того, что я ещё жив. Монструозный же физик отломил штык и жаждал схлестнуться в рукопашном бою, и только старик ядовик сохранял ледяное спокойствие. Он как будто находился не с нами, а в другом мире, и постоянно что-то бормотал.

Шаг. Ещё шаг, и вот я рядом с Хионом, а его рука уже занесена для удара в прореху моего бронекостюма лезвием штык-ножа.

Я никогда не был силен в ментальных атаках, но когда у тебя в женах есть гениальнейший кукловод, а дочка, возможно, в будущем станет воплощением стихии манипуляторов выбора просто нет. Хочешь или не хочешь, можешь или не можешь, но кое-чему обучат через не могу.

На мгновение дрогнула рука Ишо, огромный физик растерялся, ведь перед ним вновь стояла его жена. Не имело значения, почему он убил ее тогда, но Ишо вновь занес на нее руку и окунулся в тот кошмар, что вынудил его на десятилетия уйти в горы. Она была также красива, как и тогда, и сердце воина, не знавшего жалости, сжалось. Миг, всего лишь миг позволил мне перехватить инициативу, штык вырывается из руки Хиона и моя рука, разогнанная психокинетикой, летит в сочленения брони физика, что уже была облеплена моими плетями. Плети смогли чуть-чуть разогнуть сочленения брони, всего лишь на считанные миллиметры, но мне хватило и этого. Заточенный штык-нож, изготовленный искусным оружейником, с легкостью разгибал пластины брони и не чувствуя сопротивления плоти лишь слегка вонзился между мощными позвонками. Десятые доли миллиметров были преодолены, и самое острие ножа воткнулось в нерв.

Ишо всё также стоял, а его мысли никак не хотели возвращаться к бою. Ишо уже знал, что его путь окончен, и он желал только одного, встретиться с ней, ему надо было так много ей рассказать, между ними было столько недосказанного. А я сделал еще один шаг, огибая начавшего опускаться на колени железного гиганта, что больше не хотел убивать.

Психокинетик Хион, не скрытый броней, также попал под мой удар силы кукловода, его блаженное лицо и рука у паха вызвали у меня омерзение от того, что мне пришлось сформировать образ, подходящий именно ему. Но к счастью мои глаза уже отказали и я стал видеть только внутренним зрением. Яфа предупреждала, что такая техника мне не подходит, так как мой мозг и без того перегружен и постоянно на пределе. Вот и первое последствие: зрение дало сбой, а из-за ранений в теле уже начала заканчиваться кровь и наступало кислородное голодание. Но я должен довершить начатое.

Двадцать плетей понесли свои заряды к психокинетику, а на пулемете вновь была нажата гашетка и вперед полетели остатки боезапаса. Что видел Хион, я мог только догадываться, и все равно, несмотря на все мои ухищрения, он не был поглощён полностью наваждением. Он с легкостью отклонял мои пули, а плети детонировали, не нанося никакого вреда, вокруг психокинетика бушевала буря из кумулятивных струй и миллионов осколков и пуль. В таком хаосе сложно уследить за всем, и это именно то, чего я добивался.

Маленькая металлическая пылинка вонзилась в глаз психокинетика, она была так мала, что Хион проигнорировал ее, или и вовсе не заметил, что, в принципе, без разницы. Хион видел меня, ему уже не надо было кого-либо защищать и он начал меня убивать.

Стальной диск, не замечая брони, отсек мне руку, а два стальных шара превратили в кровавое месиво содержимое моего живота.

Последний удар сердца принес мысль — я почти смог. Пылинка всё-таки добралась до мозга Хиона и начала метаться внутри, психокинетик мгновенно упал на землю, а я уже сидел на коленях и внутренним зрением видел, как сзади меня падает мертвый Ишо. Ко мне резво подбежал так и не вступивший в схватку старичок ядовик. Он понюхал пустой баллон, в котором был яд и, улыбнувшись, произнес:

— Молодость глупа, но не бойся, Шосе, она быстро проходит.

Чувствуя, что я теряю сознание, в моей голове пронеслась последняя мысль: Чихеро найдет меня и на том свете, и прикончит еще множество раз за то, что я оставил её одной. И за то, что наш ребенок так и не увидит своего отца.

Рывок сознания и я вновь и вновь начинаю с того места, с которого началась схватка. А именно с того возмущения пространства, что возникло от перехода стального диска на сверхзвуковую скорость. И с этого момента каждый раз я вновь и вновь умирал. Умирал я по разному, все стараясь найти тактику, что поможет мне победить. То мне дробил череп Ишо, то он же разрывал меня на части или дробил суставы, а пару раз я просто не смог отклонить пулю из его винтовки и меня прошивало насквозь. Хион также убил меня несколько раз, шарами, моими же плетями, перехватив управление, и просто металлической пылью, разорвав ею мои легкие.

Но самым интересным противником был старик, как только я обращал его внимание на себя, атаковав его, я мгновенно погибал. То сердце остановится, то кровоизлияние в мозг, а то и задыхался своей же блевотиной или корчился в судорогах, пока надо мной, возвышаясь, смеялся Ишо. Старик, как подсказывал мой разум, самый опасный противник из этих троих владеющих.

Выходя из глубин своего разума, я понимал, что больше не могу, моделируя схватку, предсказать самый оптимальный вариант. В данном случае нет единственного верного порядка действия. Орео был прав, обучая меня этой техники предвидения. Да, я мог моделировать один шаг или действие противника, да, я вывел с помощью силы манипулятора эту технику на иной уровень с помощью Яфы. Но даже так я не смог хотя бы раз победить даже виртуальный поединок, слишком мало у меня информации о противнике, и слишком велика наша разница сил, они намного сильнее меня.

А диск все неумолимо приближался ко мне, говоря, что пора действовать.

— Я проигрываю только потому, что я готов умереть. — Пронеслось в моей голове и это было правдой. Но правдой лишь отчасти правдой, мне есть, для кого жить, так что рано мне умирать.

Перехват контроля над металлическим диском не сработал, три из четырех плетей диск перерезал, словно не заметив сопротивления. Всё начиналось, как и раньше, раз за разом, но мне нельзя пускать все на самотек, надо ломать ход боя, идти по иному пути, иначе я умру.

Брусчатка взбугрилась вокруг меня, металлический диск вонзился в один из камней, плети больше не атаковали, а начали взрывать брусчатку. Секунда и тысячи камней благодаря силе психокинетики уже парили вокруг меня. Хиона перекосило от злобы, и я уловил обрывок его мысли.

— Что творит моя секс-игрушка, он же так не сможет нападать! Он что, только защищается от меня?! — Лихорадочные мысли психа были близки к истине, я мог парировать именно его атаки, но не атаки остальных.

Ишо вскинул свою винтовку и, прикрываясь щитом, начал вести огонь, а я спокойно приближался к нему, подставляя под пули булыжники и постоянно пополняя их из мостовой. Я как шахматист закрывал бреши ровно в тот момент, когда происходила атака, и подготавливал свой ход конем, в случае неудачи которого проигрыш будет уже в реальности, а не в моём разуме.

Ишо опять замер, как и говорила Амайя, рана у этого воина была сильная, вот она, его уязвимость. Он вновь видел ту, за которую был готов жизнь отдать, но он забрал жизнь. Вместе с образом я послал и свой голос. Надеяться было особо не на что, но когда первые булыжники начали поглощать Ишо он так и не сделал ни единого шага. Ни моя плеть, ни один из камней не коснулись Ишо, я аккуратно обтекал его своей защитой его, и когда физик оказался за моей спиной я облегченно выдохнул. Ничего они не могли ему дать такого, чтобы он спустился с гор, единственное, что его могло волновать, так это смерть Империи. Ишо было глубоко плевать на Элизет, его волновала только Империя, то, что останется после него. У него не было выбора за кого сражаться, и я дал ему этот выбор. Когда физик был внутри моей защиты, он ждал, что я попытаюсь его убить, но я этого не сделал и теперь ход был за ним.

Хион так и не понял, что случилось с Ишо, и стал атаковать меня еще агрессивнее, но моя защита без проблем отражала и блокировала почти все его атаки.

— Гребанный старик, хватит бурчать и помоги мне! — Прокричал Хион в злобе, чувствуя какую-то неправильность. Я же сейчас с тревогой следил за действиями старика, но тот сел на мостовую и негромко обратился к психокинетику.

— Молодость так глупа, но не бойся, Хион, она быстро проходит. Если хочешь жить остановись, — произнес старик, смотря на так и непострадавшего Ишо.

— Предатели! — Взвыл психокинетик и я с трудом смог отразить диск от старика, что летел в его голову. Булыжник принял на себя весь удар диска и разломился напополам, а тем временем Хион уже падал на землю, забившись в конвульсиях. Из его рта шла пена, что заглушала его крики.

— Хион, Хион, — грустно качая головой встал старик и пошел в сторону психокинетика. Против старика я был практически бессилен, да и не собирался я на него нападать, помня о тех попытках, что я моделировал в своей голове, раз за разом нападая на него. — Ты единственный из нас радовался возможности убивать, ни я, ни Ишо не желали этого. Твоя молодость и болезнь сгубили твою силу, ты мог бы стать сильнейшим психокинетиком, но прости, ты им не станешь. Ты мне противен, ты просто оружие.

Старик замолчал и, опять погрузившись в себя, бурча себе под нос зашагал к Ишо, что молчаливо ожидал его позади меня. Сравнявшись со мной, старик поднял на меня свои глаза.

— Шосе, сделай всё быстро, и пусть ни мальчик, ни она не мучаются, — старик попытался сделать шаг, но замер, так и не опустив ногу. — Кстати, не знаю, как ты примиришь меня и Асоку, но я обязан узнать состав этого интересного вещества.

— Я попробую, — глухо ответил я.

Хион лежал на земле и умоляюще смотрел на меня, ему не хотелось умирать. Я аккуратно встал на колено у его головы, броня на руке разъехалась в стороны, освобождая ладонь. Имея физический контакт, я мог поговорить даже с отравленным владеющим, разговор произошел, и его мысли и крики сильно разнились с его взглядом. Как и говорил Орео, его ученик не приспособлен для жизни в обществе, его желания и мировоззрение извращены его болезнью. Встав с колена я последний раз посмотрел на умоляющие глаза сошедшего с ума психокинетика.

Тяжелый металлический сапог с легкостью раздавил череп и на мостовую брызнули смешанные с кровью мозги, тело ещё билось в конвульсиях, а я направился дальше. Вдали раздались взрывы и в небе загорелся осветительный огонь зеленого цвета: основная стадия началась и по плану, если останусь в живых, я должен помочь основным силам довершить начатое. Уходя с площади, обрызганный мозгами психа, я услышал начавшийся разговор так и непобежденного физика и престарелого ядовика, ненавидимого Асокой.

— А я говорил тебе, пауки в банке сами разберутся в том, кто станет главным! — Внутреннее зрение показывало, как огромный физик взял на руки ядовика, что начал его отчитывать. — Но нет, ты решил, что настало время завершить своё отшельничество. Я же тебе всегда говорил, интриги не твоё сильное место, а сейчас вообще непонятно, кто достоин жить или умирать.

— Империи нужна была помощь, — глухо раздался голос под бронёй.

— А Империи всегда нужна помощь! — Взъярился старик, поудобнее устраиваясь на плече физика. — Только вот Империя не знает, кто будет лучшим правителем, или ты и вправду думаешь, что эти идиоты с этой подстилкой именно то, что нужно Империи? Да помолчи уже, знаю что, казалось бы, выбора нет, но он сейчас как раз появился, так что слушай меня. Сообщим нейтральным, что в бой вмешиваться не стоит и посмотрим чего стоят пауки в банке, может быть у Империи появится шанс.

— Думаешь, это будет правильное решение? — Спросил у ядовика Хион.

— Я не думаю я знаю. Элизет только внешне похожа на Хаону, но не является ей духом. А Тэймэй уже правила и показала себя хорошей интриганкой, а подстилку можно и в бордель отправить. Империи все же нужен правитель, — старик постучал кулаком по броне Ишо. — Утром посмотрим, кто останется в живых, интриганка или подстилка, боюсь, что в любом случае у нас будут просить о помощи Империи.

Физик сорвался с места и помчался, все увеличивая скорость, прочь с дворцовой территории. Я же начал ускоряться в противоположном направлении вглубь дворцовой территории, направляясь к дворцу Императрицы, где уже вовсю кипела схватка. Меня пытались атаковать и задержать, но атаки пустых и пятерых средних владеющих я просто проигнорировал, на них у меня не было времени.

Схватка не была проиграна, да и победой то, что случилось, сложно было назвать, но главным были последние слова ядовика. Нейтральные, не заинтересованные в Элизет владеющие не будут стоять на смерть, а превратятся в наблюдателей. Мы знали, что будет немало среди защитников дворцовой территории тех, кого не устраивает положение дел. И, как оказалось, недовольные имеются и среди высокодановых.

До Императорского дворца оставалось меньше километра, когда я увидел первородную тьму распада, и внутри меня взвыл зверь.

— Мы же договаривались! — Заорал я, забираясь с помощью плетей на крышу невысокого здания и сканируя окружение внутренним зрением психокинетика. Там, в полукилометре от меня, полыхало сражение между двумя группами, десяток владеющих сражался против трёх десятков владеющих. Все окружающее пространство было завалено трупами пустых и марионеток, и только там, где была первородная тьма, была чистота. Вдали от двух яростно сражающихся групп владеющих происходила своеобразная дуэль распадчиков. Чихеро, которой не должно было быть в столице, вела бой сразу пятью распадчиками. Чихеро окутывала тьма, и по всполохам вокруг нее я понял, что в ее сторону довольно часто летели пули и психокинетики не забывали ее атаковать.

— Высеку! — Заорал я, несясь по зданию и лихорадочно думая о том, как наказать Чихеро и как добраться до распадчиков, что могут противостоять моей жене. Она же знала, что ей нельзя полностью пользоваться своим даром, она знала, что это убьёт нашего ребенка, но все равно пошла на это.

Несясь по зданию, я начал вести огонь из пулемета по противникам Чихеро, мне нужно было привлечь к себе внимание. Вслед за пулями я ударил пси-ударом, пули против распадчиков сработали плохо, а мой ментальный удар по отключению сознания лишь слегка выбил из боевого порядка пятёрку распадчиков, но так и не смог существенно навредить. Но Чихеро не упустила свой шанс и ее противников осталось четверо: на брусчатку площади упал мужчина в закрытой броне. Он не кричал, а безмолвствуя постепенно рассыпался, словно состоял из пыли, и тянул руки в направлении Чихеро, пытаясь ещё раз перед смертью нанести удар по своей убийце. Но его предсмертному желанию не было суждено сбыться, темный клуб первородной тьмы превратил его в пепел и разметал по всем сторонам площади. А в мою сторону посмотрела Чихеро, я увидел ее черные глаза, в которых не было и намека на жалось, а на бледном лице проступали черные вены. Крыша здания, на котором я стоял, разнесло в щепки от непонятно откуда взявшегося сгустка первородной тьмы, я еле успел отскочить от того места куда попал сгусток, но скорее всего мне позволили это сделать. В этот же момент я почувствовал как со мной пытается связаться по ментальной связи та, которой также как и Чихеро не должно было быть здесь. Они сами заверяли меня что здесь их не будет.

— Какого демона ты здесь!? — Раздражено вскричал я, когда канал был настроен и открыт. В это же время я семиметровыми прыжками перебирался на соседнее здание, попутно отклоняя начавшийся обстрел малокалиберной артиллерии, и уводил минометный обстрел в сторону позиций пустых и владеющих, что не могли пройти по площади из-за первородной тьмы и готовили массированную атаку. Которое захлебнулось от неожиданной атаки.

— Какого-какого? Шосе! — Закричала на меня в ответ Яфа. — Так, слушай меня внимательно! К Чихеро даже не подходи, она ведет Свой бой. Она потом, конечно, будет долго горевать, но сейчас непременно прикончит тебя, если ты влезешь и посмеешь вмешаться, в этом уж не сомневайся!

— Она что, забыла про нашего ребенка?!

— А ты забыл, что поставил на кон свою жизнь? Вот и Чихеро поставила свою и не только. Я так же не собираюсь сидеть и ждать вестей о том, умер ты или нет. Без нас у вас ничего выйдет, вы все просто сдохнете, а мы дадим вам шанс на победу. Дэйчиро, забудь о Чихеро, есть те, кому твоя помощь сейчас гораздо нужнее.

— Давай координаты и обстановку, — разберусь, когда окончатся бои. И тех, кого стоит наказать, я буду наказывать очень жестоко.

— Не надо меня наказывать! — Моментально среагировала Яфа и уже другим голосом продолжила: — Здесь разберутся и без тебя. Как оказалось, основные силы противника находятся у Императорского дворца, так что направляйся к нему.

— Маршрут составить сможешь? — Она так и не ответила, а без слов скинула мне самый короткий маршрут, который огибал дворец Императрицы и немного информации.

Бой за трон, вот как можно назвать эту схватку. Там, у Императорского дворца, были сосредоточены основные силы тех, кто организовал эту свадьбу. Они же убили принца и, по сути, пленили принцессу Элизет. Смерть Императора, по нашим данным, также на их руках, правда, есть информация, что смерти императора и даже смерти возлюбленного принцессой Элизет брата посодействовала сама Элизет.

— Место нахождения этого трупа ещё не известно? — Послал я мысль Яфе, мчась к матери и сестре, что сейчас сражались бок о бок и, как доложила моя жена, там даже Этсуко и Чорруну тяжко вести бой.

— Дэйчи, она все же сестра твоей жены, будь помягче, — произнесла Яфа игривым голосом. — Она ценный приз, что можно будет потом использовать, ну, а в крайнем случае у Тэймэй будут высококачественные запчасти.

— Яфа, выходи на связь только при острой необходимости. — Я попытался сконцентрироваться, так как дворец Императора и его площадь были уже близко, и я видел, как в небе беспрестанно сверкают молнии и опускаются защитные венки.

— Знаю, что мешаю, но ты все еще не вступил в бой, а мне тоже надо как-то расслабиться. Тут в катакомбах столько материала осталось от Императора, но в мозги в таком состоянии, что их только уничтожать. Это уже не люди, эти марионетки выглядят не как люди! — Даже в моих мыслях её голос дрожал.

— Крепись. Я надеюсь, ты в безопасности? — Я беспокоился за Яфу и её состояние.

— В безопасности? Ха! — Истерический смех Яфы, казалось, граничил с безумием. — Это все остальные вне безопасности окажутся, когда мы выберемся! Ой, Дэйчи мне некогда. Будь осторожней, я всем сообщу, когда рой вырвется на поверхность. Ха-Ха-ха-ха-ах!

— Яфа! Яфа, ответь! — Я попытался еще раз связаться с нею, но всё было бесполезно, канал был прерван. Я пытался еще несколько раз выйти с ней на связь, но все было неудачно, я так её и не почувствовал. Даже когда мы с ней общались мысленно я так и не понял, откуда исходил сигнал. Радиосвязь была блокирована глушилками и мы больше не могли рассчитывать на радиосвязь. И если группы еще поддерживали между собой связь при помощи кукловодов, то я был самостоятельной боевой единицей, и со мной должны были связываться.

— Удачи, любимый. — В голове тихо прошелестел голос Чихеро. — Не переживай за нас и береги себя.

Мой путь не был прост, сотни солдат, что оказались на моём пути, умерли довольно мучительной смертью от потерь конечностей, я бил их плетями не жалея, они кричали заливая площадь кровью, но всё также пытались атаковать. Были и смертники, но против меня у них не было и шанса. Чем ближе я подбирался к дворцу, тем меньше мне встречались пустые и марионетки и тем больше были горы трупов, что были разметаны по окружности. Психокинетики освобождали себе путь довольно своеобразно, там, в переплетении тел мертвых, молили о помощи живые, что не погибли от столкновения со стенами и отвлекали противника. Среди всех этих тел были и замаскированные марионетки, по всей видимости, изготовленные Яфой. Они прикидывались трупами и ждали удобного момента, чтобы взорвать свои кумулятивные мины и уничтожить слабенького владеющего либо большую группу пустых.

Императорский дворец уже не выглядел так, как раньше, к тому времени как я добрался до дворца, он уже был частично разрушен, а на площади полыхал бой. Здесь и вправду собрались основные силы противника, по всей видимости, это весь союз кланов, что решил возвести своего человека в Императоры и узурпировать власть. Именно здесь они праздновали свою победу после свадьбы, только они не знали, что за эту победу им еще надо повоевать. Мозг взвыл от того, что я активировал внутреннее зрение на всю мощность, но без этого никак, я должен был понять ситуацию. Глаза уже не могли показать полную картину, так как повсюду сверкали всполохи молний, потоки огня и раздавались взрывы, и разглядеть что-либо в этом хаосе было невозможно. Но внутреннее зрение убрало хаос, мешающий видеть, и я смог представить четкую картину происходящего.

Около четырех сотен разнокалиберных владеющих, что защищались от самых безумных людей в моей жизни и для меня самых близких и родных. Тех, чьё мастерство сейчас раскрылось во всей красе, тех, чьё искусство в управление своей стихией было отточено до идеала. Да, не все были максимальных данов, в бою участвовали владеющие из клана Райдзин, клана Сиоко и бойцы, нанятые в диких землях. Клан Сиоко был представлен пятеркой владеющих, которыми руководил Хаос. Под его руководством была и Исида, но они почти бездействовали, так как оказались в непривычных для себя условиях и на данный момент были даже обузой, которую приходилось защищать. Но ярче всего горели звездами те люди, с которыми меня что-либо связывало. И среди звезд этого боя были те, что горели ярче всего. Киран и Каори творили какое-то безумство, они отвечали за защиту при помощи силы психокинектики нашего небольшого отряда, что противостоял целой армии владеющих. Я как психокинетик видел всю сложность их работы и был просто ошарашен тем, как они четко и слаженно работали. Как атакуя, так и защищая от всевозможных стрелковых атак и атак психокинетиков, что постоянно пытались массово атаковать и унести хотя бы одного члена отряда. Но все их попытки разбивались о скалы под названием Каори и Киран, что как будто всевидящие предугадывали каждую атаку. Все-таки тренировки Орео и не прошли бесследно и для них.

Находясь немного поодаль от основного отряда действовала Асока под прикрытием Амайи, что держала огромный щит. В них то и дело прилетало пламя, а так как среди отряда был только один нанятый огневик, то Амайе приходилось чуть ли не собой защищать нашего единственного ядовика, что сейчас был одним из самых опасных владеющих с нашей стороны. Ну а главным атакующим звеном отряда были все же владеющие молнией, из-за которых смотреть на площадь и полуразрушенный Императорский дворец было практически невозможно. Несмотря на то, что разрушения принес Айко, вокруг которого сейчас крутилась сестренка и заряжала и так, по всей видимости, выкладывающегося на смерть владеющего, я понял это по тем слезам, что текли из глаз Эйко, главной ударной силой был все же не он, а Чоррун Райдзин.

Безумный старик показывал, на что он способен: десятки шаровых молний, которыми он беспрестанно управлял, падали на огромную толпу владеющих. Среди сил противника также было достаточно владеющих молний и других стихий, что позволяли им успешно нейтрализовать атаки Чорруна, но сами они не могли атаковать. Стоило вражеским владеющим высунуться, как их подкарауливала Этсуко, что действовала не по площадям, а по целям, и каждую минуту уносила жизнь особо важного и сильного владеющего.

Десятки против сотен. И этот отряд сейчас показывал, что он равен по силам с массой владеющих, среди которых было и множество высокоданновых, но держаться наравне не значит победить. Рано или поздно напор отряда ослабнет, те владеющие, что стоят на защите нашего отряда, допустят ошибку и никакое мастерство не спасёт ни Каори, ни Чорруна. Айко скоро умрет, полностью исчерпав свою уникальность, он и так уже убивает себя. Два-три залпа огромным зарядом, который заставляет трепетать противника и уходить в защиту, и все, он умрет, выжжет себя изнутри, и противник завладеет инициативой.

Передо мной встала проблема, которую надо было решить как можно скорее, именно исход этого боя решит, кто возглавит Империю.

— Яфа, мне нужна помощь. — Я ударил по площади ментальным ударом, силясь найти Яфу, которая, как я понял, хочет сейчас переломить исход боя.

— Милый, ну не стоит так делать, у меня и так голова болит, а еще ты со своими криками. — Недовольный голос зазвучал в голове без установления канала связи, а это означало что она совсем недалеко. — Ну чего тебе?

— Мне надо оказаться в центре вражеской группировки, и лучше внезапно.

— Ну, внезапно пока не получится, Тэймэй все никак не может найти геоманта, что отслеживает подземные движения. А пока он жив в катакомбы под дворцом лучше не соваться, — как-то грустно изрекла Яфа, что явно была не в себе.

— Я в себе! Не будь как Орео, тот уже надоел со своей моралью. Это нельзя, то нельзя, ну вы же девушка. — Начала накручивать себя моя жена. — Я манипулятор, я высокодановый кукловод, перед которым стоит боевая задача и у которого достаточно материала для решения любой боевой задачи. Они не люди, они мясо! Мясо, что создала не я, и не мне его жалеть!

— Яфа, успокойся! — Состояние Яфы было на грани и мне надо было как-то вернуть ее рассудок в правильное русло, ведь от перенапряжения кукловод может помешаться рассудком.

— Я спокойна, муженек. Сейчас я кину тебе вводные, и можешь продвигаться к моим игрушкам, — радостно проговорила Яфа. — Тэймэй вычи


убрать рекламу






слила местонахождение геоманта, моя операция выходит на финальную стадию.

— Понял, принял, — сжав зубы, послал я мысленный ответ Яфе, что скинула мне такой массив информации, что моя голова чуть не взорвалась.

Количество ненужной информации в этом массиве просто зашкаливал, выдавая, что Яфа как и почти все наши на пределе. Между координатами того, где есть спуск в канализацию, подходящий для меня, был вставлен монолог о том, что у неё чешется правая пятка, а Орео отказался ей помочь в этой беде своей силой психокинетика. Потом пошел пласт информации о том, какой мерзкий старикашка ее сопровождает. Что Орео ничего не понимает в красоте внутреннего мира человека. Что хранилище, в которое они смогли пробраться, вызвало столько восхищения у Яфы, а Орео так и не оценил всей красоты и задумки создателя этой лаборатории и по совместительству склада. Старик даже не вынес простого осмотра некоторых марионеток и замарал пол прямо в лаборатории, где поддерживался особый климат, ну и немного своеобразный запах. Император, поддерживая тайну, выращивал в катакомбах небольшую армию боевых марионеток экстра-класса. Я знал о чем шла речь, в лабораториях Харуки Сиоко выращивалось что-то подобное, но из-за затрат это было так, для увеличения видов марионеток, а не для продажи или ведения войн, так как это слишком невыгодно. Но для Императора эти затраты были мелочью, и сотни элитных марионеток были чем-то смешным по сравнению с той армией подготовленных и настроенных марионеток, что лежали в хранилищах и ждали своего часа. Просматривая тот пласт данных, я невольно вздрогнул, если бы тогда, когда мы с Хаоной проучили принцессу и принца с Императором, эти марионетки вырвались, то они точно закидали бы нас телами. Хотя, как уточняла Яфа, массовое заполнение хранилища произошло уже после смерти Хаоны. В основном это были Имперские жители, что все же были выкуплены у Федерации Гатсен, и, как отметила моя жена, среди них были и те люди, которых я лично посадил на корабль в Империю. Из них также сделали марионеток и привезли в столицу, где они должны были перейти под контроль императора, но так и не перешли и остались лежать подготовленными для любого кукловода. Из хранилищ уже начали вывозить марионеток те, кто собирался править Империей, но они вывезли едва ли десятую часть. А теперь почти все марионетки были завязаны на Яфе и сейчас подымались ото сна, вооружались, если было чем, и подымались к поверхности, готовые вступить в бой.

Вход в катакомбы был не входом, а просто небольшой дырой с решеткой для слива сточных вод. Пробить камень и выломать себе проход в канализацию было делом пары секунд, а дальше были двести метров в металлической бороне и шкрябание по стенам. И только когда я уже начал застревать в подземных тоннелях мне открылись катакомбы, где я наконец смог подняться с колен в полный рост и распустить свои плети. Меня встречали три огромных марионетки в глухой броне, толщина которой могла соперничать с моей, а в голове начал вновь звучать надменный голос моей жены.

— Добро пожаловать в моё царство. Пойдешь с этими тяжеловесами и взорвешь выход на поверхность, а затем продержи его открытым десять секунд и не сдохни, остальное за мной. — Затем Яфа вздохнула и начала орать. — Послушай меня, ты, дерьмоголовая принцесса, если я сказала быстро прикончить вот эту мразь, то ты, тупоголовая, должна прикончить его в кратчайший срок! И мне плевать, сколько ран ты получишь на своем теле, сохрани детородный орган и все, можешь сдохнуть, но выполнить мой приказ. У тебя минута на исполнение, или можешь забыть и о муже и о спокойной жизни. Я тебя, Императорская подстилка…

— ЯФА! — Послал я ментальную атаку по каналу Яфы, чтобы привести ее в чувства.

— Ой, не той канал! Милый, забудь все, что услышал, тебе это не надо, мы тут по женски разговариваем. И вообще, я поддерживаю связь почти со всеми отрядами, могу я хоть немного покричать на нерасторопных членов, что могут сорвать мой план? — начала оправдываться Яфа, а я начал продвигаться по лабиринту к точке предполагаемого прорыва, который должен был произойти внезапно.

Установка заряда прошла под радостные комментарии Яфы о том, что Тэймэй не такая и бесполезная и при правильной мотивации прекрасная девушка, и вообще все мои жены такие прекрасные, добрые, красивые и умные. Конечно среди них, конечно, выделяется особо прекрасная манипуляторша, но это мелочи. Я слушал этот поток болтовни в пол уха, готовясь к схватке. Но среди того, что выплеснула на меня Яфа, была и интересная информация, хоть и не относящаяся к бою. Например, переливание мне крови Асоки и Амайи сделало меня их родственником, и теперь я вроде как сын Асоки, а страшно злому из-за этого физику брат. Но я, конечно, мог исправить данную ситуацию, взяв в жены Амайю, о чем меня скоро будут уговаривать остальные девушки моей семьи. Яфа тут же начала перечислять все плюсы от этой женитьбы, а под конец уже откровенно угрожала гормональными напитками производства Асоки, утверждая, что у меня нет выбора, если конечно, я не хочу ввязаться в семейную ссору.

— На сколько ставить таймер? — Грубо спросил я Яфу, выслушав все, что она хотела мне сказать.

— Три секунды, и будь осторожен, милый.

Взрыв оглушил меня, но все же сделал свое дело, открыв выход на поверхность.

Поставленная передо мной задача была проста: не дать обвалить выход в течении десяти секунд и следить за тем, чтобы его не успели завалить в тот момент, когда марионетки хлынут потоком из-под земли. Но порой так бывает что простота обманчива.

Что такое оказаться среди четырёхсот владеющих в бою? Это десяток атак в доли секунды со всех сторон, но и я не отставал, плети раскинулись и начали собирать свою кровавая жатву. В первую секунду вскипели мозги, а во рту почувствовался соленый привкус крови. Вторая секунда была легче, так как я ушел за спины марионеток, что своей броней должны были сдержать основную мощь атак, направленных в нас. Три огромные марионетки в толстой броне продержались секунды три, их располовинило пулями и психокинетическими снарядами. Осталось семь секунд, прикрываясь телами, я атаковал и атаковал, стараясь не давать летящим в меня булыжникам, а иногда и целым кускам стен закрыть выход, на пятой секунде в меня прилетела первая молния. Удар пришелся не в меня, а в тело марионетки, которой я прикрылся от молнии, запах гари и паленого мяса разнесся так сильно, что перебил запах озона, пороха и крови. Всё же часть тока прошла и по мне, на несколько мгновений сковав мое тело. Было скованно тело, но не мозг, время остановилось, а я продолжал свой бой, психокинетикой отклоняя смерть, что все пыталась достичь моего тела. С помощью силы манипулятора я излучал ментальную атаку страха, ужас, что должен был хоть на немного отпугнуть их от меня. Броня уже была пробита в нескольких местах и три металлических предмета уже засели в моём теле к тому времени, как осталась всего лишь секунда расчетного времени.

Земля под ногами начала слегка подрагивать, а из зева дыры, что уходила под землю, начал доноситься рев, что создавался от криков сотен и сотен ртов, даже у меня возникла неприятная дрожь на теле. Атаки усилились, а дыру начали заваливать всем, чем придется, психокинетики, игнорируя меня. В ход шли куски стен, тела их же погибших бойцов, но все было бесполезно. Из-под земли хлынул поток марионеток, их попытались уничтожить одним ударом, чтобы они своими же телами затруднили выход армии, что сейчас рвется из-под земли, словно ожившие мертвецы, что желают только одного, добраться до живых владеющих. Но мой отряд не дал случиться этой атаке и, видя что противник переключил своё внимание, они собрались с последними силами и начали ожесточенное наступление. Киран с Каори выйдя из вынужденной защиты, начали выкашивать самых сильных владеющих точечными ударами, а Чоррун начал бить мощнейшими зарядами по небольшим площадям, выжигая все живое, не было сейчас у противника владеющих молний, что могли бы отразить эту простую, но действенную атаку. Айко с Эйко также внесли свою лепту, не такой мощный, как обычно, но всё также смертоносный заряд вышел из тела Айко, которого за плечи держала Эйко. Со всех сторон взвыли спешащие к Императорскому дворцу тысячи марионеток, они лезли из канализации и из дождевых коллекторов, выламывая решетки.

Четыреста владеющих были обречены, их атаковали со всех сторон и изнутри их строя. Я был одним из тех, что игнорируя раны вырезал их изнутри, марионетки умирали сотнями, но все же некоторые из них добирались до владеющих и убивали их из огнестрельного оружия либо вонзали холодное оружие в их тела. Но далеко не все из марионеток были с оружием и в броне, и владеющих просто разрывали голыми руками на части, перегрызали глотки зубами. Бледные, не видевшие долгое время солнца марионетки закидывали своими телами всю брусчатку, и мне приходилось идти по телам, иногда ещё живым.

Они хотели сдаться, убежать, скрыться, но у них уже не было такой привилегии как право на жизнь. Каждую секунду вражеские владеющие умирали и умирали, а мы убивали их, и если в первые секунды было тяжело и я и сам находился на грани смерти и жизни, то через каких то пять минут все было кончено. Марионетки, повинуясь воле Яфы, не дали никого пленить, они убивали любого владеющего, что не был помечен как свой.

Прошло всего семь минут с того момента как я вырвался из-под земли практически вместе со взрывом, а теперь стоял покрытый кишками и кровью в разваливающейся броне, истекая кровью и блокируя боль посреди трупов и смотрел на то безумство, что мы совершили и на которое я сам решился. Их было четыреста, но у них есть родные, жены, братья, дети, родители, а это уже многие тысячи, и что, теперь я должен прийти и за ними?

— Дэйчиро, все кончилось, — прошелестел в моей голове уставший голос Яфы. — Местами еще идут бои, но через минуту сопротивление будет сломлено.

— Потери? — Устало спросил я и начал выбираться из той части площади, что была завалена разорванными трупами, и шатаясь от бешеной усталости и ранений начал продвигаться к своим, что выставив охрану просто повалились на грязную брусчатку пытаясь отдышаться. Я не знаю, сколько они держались, но они смогли, а теперь им нужен отдых, еще одной неравной схватки им не выдержать.

— Из основных сил мастеров стихий потерь нет, только незначительные ранения, — сухим голосом начала перечислять Яфа. — Из твоей тысячи носящих знак демона осталась неполная сотня, клан Райдзин потерял еще шесть владеющих. Наемников не осталось, они умерли, последний умер только что у Императорской площади, не выдержав напряжения его сердце разорвалось. Клан Шосе не пострадал, кроме тебя и Амайи ранений никто не получил, Чихеро и ее ребенок в порядке, хоть наша распадчица и измотана схватками. Тэймэй сейчас в дворце Императора, отключает глушилки и начинает перепрограммировать средства ПВО. Ну и начинает подготовку к видеообращению к народу Империи.

— Амайя не в клане Шосе! Глава клана я, и я не принимал ее в ряды клана!

— Ох, как раскричался, ты что, забыл про совет клана, что может при единогласном мнении опротестовать любое твое решение? — Яда в голосе Яфы было столько, что ей бы позавидовала и Асока. — Или ты решил бросить свою сестренку? Шосе, не надо на меня кричать, я и так поняла ход твоих мыслей, обсудим это на совете попозже, а сейчас выслушай отчет до конца и не перебивай.

Слушая Яфу и её отчет я начал экстренно избавляться от брони, иногда просто отрывая куски покореженной брони. Скинув броню с себя я начал оставшимися плетями вырывать из тела засевшие во мне куски металла и специальными плетями, что вонзались мне в кожу и которые я контролировал особо тщательно, начал зашивать раны, давая телу импульсы чтобы остановить кровотечения. В вены вонзились иглы, вливая в меня раствор для возмещения потери огромного количества крови. А с боковой сумки я вытащил боевой стимулятор Харуки Сиоко, доработанный Асокой Идако. Ночь еще не закончилась, а передо мной еще так много дел. О боях, что будут как в столице, так и за ее пределами и об армии, что сейчас идет на столицу, я не забывал.

— Яфа, как там помощь от поддержавших нас кланов столицы?

— Они не решились вступить на дворцовую территорию, сейчас они оцепили ее и не пускают на нее подошедшие силы как военных, так и владеющих, что устремились «на помощь» принцессе Элизет.

— Где она сама?

— В дворце Императрицы.

Подойдя и немного пообщавшись с отрядом и взяв у выбившийся из сил Амайи оружие я в одиночку направился к дворцу Императрицы. Меня попытались сопровождать, но я приказал этого не делать и мой приказ был безоговорочно исполнен даже моей матерью. Я шел по пустынным площадям, по которым изредка проносились отряды марионеток, спешащих занять оборонительные позиции. Они же убирали трупы, затаскивая их в здания и пряча, а я все шел, смотря на разрушения, погруженный в свои невеселые мыли. Бойцы, что недавно нападали, сейчас пытались сбежать, и если они не пытались проявить агрессии то никто им в этом не мешал. Пустые, что волей судеб не были военными, а просто слугами или персоналом развлекательного бизнеса, позабивались в углы и тихо подвывали от ужаса, ожидая нового боя, в котором шальная пуля или марионетка оборвёт их жизнь. А я всё шел и размышлял о том, сколько времени у меня есть чтобы передохнуть и после видеообращения Тэймэй наведаться с отрядом в столицу и проследить что комендантский час будет принят серьезно всеми и военными в том числе, что сейчас, получив послание от Тэймэй, не знают что делать.

Дворец Хаоны изменился за столь недолгий срок, Императрица любила зелень и раньше повсюду были цветы и иные растения, что радовали взгляд. Как рассказывала Тэймэй, некоторые растения ее мать садила собственноручно, а предметы роскоши, что сейчас были повсюду, не волновали Хайну и вгоняли в скуку. Проходя оцепление из моих бойцов, что несли на груди мой личный герб, я поприветствовал их и некоторых ободряюще похлопал по плечу. Их осталось так мало, промелькнула мысль, когда я вошел в ворота, что были пробиты силой распада. На первом этаже я повстречал уставшую Чихеро, что сидела на кожаном кресле и, поглаживая животик, попивала воду из фляжки. Внутри были еще владеющие, но у меня не было на них времени.

— Как ты? — Спросил я свою жену.

— Нормально, — тихо ответила Чихеро. — Она там, на последнем этаже. Не пытается атаковать, а ждет, наверное, тебя.

Разговаривать Чихеро не хотела, я знал это из-за силы манипулятора. В мыслях она просто кричала о том, что знает как я на нее зол, и как в горячке боя атаковала меня она также помнит, но разговаривать об этом сейчас не может и не хочет. Я был с ней согласен, сейчас не время, и начал медленно подниматься по лестнице вверх к башне, где томилась принцесса, все еще мучаясь неопределенностью в том, что с ней делать. Был, конечно, план что делать с Элизабет в случае если она окажется в плену, но я надеялся на то, что она будет сражаться и погибнет в бою, но она не стала облегчать нам жизнь.

Дверь скрипнула и я зашел в небольшую комнату, обставленную роскошной мебелью из красного дерева. И вновь я в кабинете и на меня смотрит Хаона, но, к сожалению, это всего лишь гнилая копия. Она сидела за столом в юкате, копии той, что любила носить Хаона, на ней были те же украшения, что носила Императрица и которые никогда бы по своей воле не одела сама Элизет. Пройдя к столу я сел напротив принцессы, что смотрела на меня с печалью.

— Пришёл. — Элизет грустно констатировала факт моего прибытия. — Только зачем пришёл?

— Мстить, Элизет, мстить. — Сухо ответил я.

— И за что Император будет мстить мне, бедной пленнице?

— За разрушенную жизнь, за то, что моей жене придется стать Императрицей, за то, что мои дети вырастут в постоянной опасности. — Я говорил медленно и безэмоционально.

— Я в этом не виновата, — гордо вздернув нос ответила мне Элизет, и я, наконец, увидел настоящую её. Молодая тупая девка, не принцесса. Та, что разрушив чью-то жизнь, считает что она и правда ни при чём. Сила манипулятора не могла дать сбой, я чувствовал, что она верила в то, что говорила.

— Элизет, открой мне свой разум. — Принцесса словно ожидала этого и улыбнулась, открыв мне свои имплантированные передние зубы.

— Шосе, я Императорских кровей, к нам невозможно залезть в голову и что-то считать.

— Элизет, наша прошлая встреча так ничему тебя и не научила, — я плавно встал с кресла и с усмешкой посмотрел на понявшую, что сейчас произойдёт, девушку.

— Ты не посмеешь, я Императорских кровей, я вам нужна! — Стол улетел в стену и разбился, словно он был из стекла, небольшая плеть вскрыла мне руку и обнажила нерв.

— Пожалуйста, не надо!

Но было уже поздно, она не захотела открывать свой разум, а давать ей время на подготовку я не собирался. Прямой взлом в наше время практически не используется, но это единственный способ не влезть в голову, а, по крайней мере, допросить Элизет. Плеть с легкостью пробила ее височную кость, открыв моему нерву прямой путь к мозгу, осталось только нейтрализовать её. Аккуратное, почти невесомое касание моей ладони раздробило её зубы, превратив красивые губы в кровавое месиво. Элизет потеряла сознание почти ничего не почувствовав и не осознав, кроме, конечно, болевого шока от пробития височной кости. Ладонь аккуратно, чтобы не раздробить череп, упала на ее висок, а нерв, ведомый тонкой нитью плети, коснулся и слегка вонзился в мозг принцессы.

— Открой свой разум! — Громом раздался мой голос в разуме Элизет.

— Нет, — жалобно простонала она.

— Значит, хочешь, чтобы я начал тебя пытать?

Нить лишь слегка коснулась мозга, вызвав такой приток новых ощущений для разума, что мне пришлось придавить принцессе сонную артерию, чтобы она не пришла в сознание.

— Пожалуйста, не надо! — Она рыдала.

— Я сомневаюсь, что твой разум и тело выдержат хотя бы полчаса таких ласковых касаний.

— Дай слово, что когда ты все увидишь, не убьёшь меня.

Сколько прошло времени я не знал, и когда я вышел в коридор то устало рухнул у самой двери на пол, практически ударившись о стену спиной, и сел прямо на пол. Усталость сейчас для меня не была главным, я дрожал от омерзения и злобы, в моей душе плескался страх. А на меня со стены напротив словно издеваясь смотрела она, в белой юкате с красным низом. Она улыбалась, на портрете она была молода. Копии друг друга, Хаона и Элизет. Я не знал, что было в голове у Императрицы, но я сомневаюсь, что там есть хоть что-то похожее на то, что совершила Элизабет. С усталых кистей начала стекать кровь и куски серого вещества. Я сделал это, я залез к ней в разум, и пусть это было тяжело, но это ничто по сравнению с тем, что я узнал.

Пока её мать отдавала всю себя государству, Элизабет потонула в наслаждениях и разврате с самого детства. Все люди, что её окружали, были её игрушками, отец и брат не были дороги для принцессы, она просто развлекалась. Её радость от интриг, похотливых лиц брата и отца, я все это видел и даже чувствовал, а там, в кресле, лежало уже холодное тело матери. Победа, вот что чувствовало это существо, но потом, когда через некоторое время они все же рассказали людям, что Императрица умерла, Элизет решила что пора стать последней из Императорского рода. Брат? Отец? Ей было плевать на них, новых любовников она найдет без проблем.

Я с трудом оборвал мысли о Элизабет и вновь посмотрел на портрет Хаоны.

— Я убил твою дочь, — тихо произнес я, смотря на слегка улыбающееся лицо Императрицы. — Ты должна была сделать это сама, ещё тогда, когда я вырвал ей зубы.

С трудом встав, я побрел прочь из башни, пытаясь очистить мысли от воспоминаний существа, которому я раздавил голову. В башне была всего пара владеющих, мне сообщили что Чихеро отправилась под охраной к Императорскому дворцу, туда же решил отправиться и я. На меня косились, но не подавали виду, конечно, они все побаивались меня, забрызганный мозгами и кровью я не мог не пугать. Тэймэй что-то говорила про суд над своей сестрой, но этого нельзя было допустить, Тэймэй не надо знать всего, по крайней мере, сейчас. Возможно, позже я сам все ей поведаю. А вот имена стоит записать, хотя, надеюсь, они все умерли сегодня. В мой разум аккуратно постучались.

— Что случилось, Яфа?

— Тебя все ждут в Императорском дворце, все готово для обращения Тэймэй к народу. — Словно заправский военный отрапортовала Яфа. Похоже, она уже успокоилась и немного отдохнула, но все же надо будет проконтролировать её отдых, мне в семье психи не нужны.

— Ты уже знаешь?

— Знаю, — тихо ответила она. — Возможно так даже лучше, мы прорабатывали вариант, что она станет твоей женой, чтобы упрочить наши позиции.

— Лучше уж пулю в висок.

— Пустая растрата патронов, ты же все равно выживешь, — наигранно вздохнула Яфа. — Ты поспеши, скоро карательный отряд должен выйти в столицу. Нам еще нужно здесь закрепиться.

— Понял.

Ночь все не хотела кончаться, а страх, что поселился в моей душе, все не хотел уходить. А что если то же произойдет и со мной? Ведь ничего нет страшнее, чем удар от самых близких тебе людей, твоих детей.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Солнце было высоко и приятно нагревало мою броню, даря чувство умиротворения, кровавая ночь прошла не совсем так, как мы рассчитывали, потери если и были, то не критичные. Смерть конечно ужасна, но для меня важнее всего было то, что дорогие мне люди не пострадали. Сейчас же я, находясь в сорока километрах от столицы, нежился на солнышке, пытаясь отогнать сон, что, несмотря на стимуляторы, все пытался взять меня в такой желанный плен. Щурясь на солнце, я ждал пока шедшая по этой магистрали армия удосужится узнать, что за владеющий перегородил огромными валунами все полосы движения. Ну а пока их разведка пытается незаметно взять меня в кольцо можно и погрузиться в свои мысли, но сначала нужно поздороваться.

— Бойцы, заканчивайте уже ползать вокруг меня! Я Дэйчиро Шосе, физик, психокинетик, и манипулятор, против меня ваши потуги абсолютно бесполезны. Каждый из вас словно на ладони, вне зависимости пустой или владеющий! — громко крикнул я в сторону леса, что рос у дороги. — Оборудуйте, наконец, свои огневые точки и не отвлекайте меня своими страхами, я жду ваше командование и на данный момент разрывать вас на части и мчаться искать ваших родных не собираюсь.

Мне никто не ответил, но я почувствовал вспышку страха от примерно двадцати разведчиков, что замерли на своих позициях, скованные предсмертным страхом, они знали, что ничего не смогут мне противопоставит, но все равно действовали. Ничего, они доложат кому надо, а там информация пройдёт по цепочке и достигнет до командующего армии. К переговорам я все же не привык, я не умел вести дискуссии на таком уровне, когда от одного разговора зависят тысячи жизней, мне было бы намного проще быть в гуще боя, да и пользы там от меня было бы больше. Но нет, совет решил, что на переговорах должен быть либо я, либо Тэймэй, а так как она намного ценнее меня и менее живуча, то на этих переговорах главным буду я. Ну а раз меня назначили главным, я решил сделать всё по-своему.

— Чуть не забыл! — вскрикнул я, обращаясь к разведчикам и стараясь игнорировать то, что один боец чуть не получил сердечный приступ от моего крика. — Армии не стоит продвигаться по другим путям кроме этого, там их ждет гибель! В качестве доказательства моих слов могу кинуть в вас тот самый яд, что будет распылен на остальных направлениях в случае передвижения войск. Не хотите испытать его на своей шкуре? Ну и зря, нет в вас ни грамма преданности, но я понимаю, все жить хотят.

Говоря по правде, там их и вправду ждали сюрпризы, после сражения в столице я выполнил просьбу старика-ядовика и попытался временно примерить его с Асокой. Оказалось, что этот старичок является престарелым учителем этой талантливой, но очень злобной женщины. Короткая лекция о том, сколько крови она выпила у него за время обучения, заняла минут десять. Старый ядовик вспомнил ей и то, как она бегала на свидания с Толлуманом, который ей совершенно не подходил. Ну вот как тупой физик мог подойти гениальному ядовику? Вспоминал старик и разрушенную лабораторию его семьи, которая была безвозвратно утеряна вследствие безмозглости одной юной особы. Пока Ашу Хиоста рассказывал как Асока Идако достигала вершин в искусстве ядов я все ждал атаку со стороны озвученной персоны. Я чувствовал силой манипулятора, что Асока вот-вот сорвется и атакует немощного, но только внешне, старика, что уже перестал стесняться в выражениях и начал рассказывать причину их ссоры, а именно про дочь Асоки и ее нежелание заводить детей от других владеющих ядом. Но атаки так и не было, а когда старик признал, что в некоторых областях она превзошла его, то я начал бояться что Асока пустит слезу при мне, а мне она в жизнь не простит то, что я видел её слезы. Ашу говорил, что ему горестно от того, что сейчас нет талантливой молодежи, нет молодых ядовиков, которым он мог бы полностью передать свои знания, и Асока единственная, что могла бы перенять все, но она выбрала семью.

Через полчаса они уже увлеченно спорили про какие-то формулы и начали создавать какой-то новый и непроверенный, но очень действенный яд, который позже был использован при мне на паре десятков марионеток Яфы. Результаты ужаснули даже меня.

Так что соваться в те территории, где они заложили снаряды со своими наработками, которые как смогли, так и совместили, лучше не стоит. Ядовиков и без того мало, а таких как Ишо и Асоко в Империи и вовсе, возможно, нет, так что армия может погибнуть в считанные минуты. А территории в случае срабатывания снарядов еще надолго станут самыми опасными участками в Империи.

Да и то, что я одиноко сидел на валуне и выглядел практически беззащитным, тоже было обманом, под валуном также лежал баллон с ядом, против которого у меня не было антидота, а в двадцати километрах формировалась наша армия. Новая Имперская армия.

Пока я ожидал командования или каких-либо действий от вставшей армии, мысли против воли опять начали возвращаться к прошедшей ночи.

Из дворцовой территории в саму столицу я выходил как командир отряда оставшихся в живых несущих знак демона. Мой карательный отряд должен был встретиться с представителями нескольких десятков столичных кланов и родов и передать послание принцессы Тэймэй лично им в руки. Мы, конечно, понимали что наши силы невелики и возможны боевые столкновения с противником, имевшим преимущество как в силе, так и в численности, и поэтому командир каждого отряда имел с собой баллон с чудовищной смесью ядов, что способна выкосить целый район столицы. Когда я выходил в город вместе с остальными отрядами, то не знал, как к нам отнесутся местные, так что мы готовились выжечь половину столицу ядом, а уже потом разбираться с последствиями. Жестоко? Опасно? Несомненно, был также вариант отправлять с этими смертельными подарками пустых, но, хоть мое решение и противоречило логике, я лично настоял на том, чтобы отряды возглавляли ключевые фигуры наших сил. И только они имели право на применение последнего средства, после которого точно не будет пути назад. Каждый отряд возглавлял один из мастеров союза кланов Шосе и Райдзин. Всего было семь отрядов и шестнадцать баллонов с ядом.

После пламенной речи Тэймэй, что разнеслась по экстренным каналам по всей Империи, мы перешли в самую сложную стадию, когда промедление подобно смерти. Моя жена писала эту речь не один день, пытаясь предугадать реакцию на каждое слово, но в последний момент, когда включился прямой эфир, она отбросила листы с речью и просто рассказала миллионам о том, что произошло на дворцовой территории. Поведала она населению и причины, почему она решилась на такой шаг, и что готова понести ответственность за данное действие. Говорила она долго, но в то же время очень информативно, самое важное, что можно было вынести из её речи, это то, что Империя мертва окончательно и теперь только от народа страны зависит родится ли новая Империя или же страна навсегда погрязнет в между усобице. Новая Империя, вот что Тэймэй предложила каждому слушавшему или смотрящему ее речь по экстренным каналам связи. И после ее речи мы готовились к любой реакции на это послание.

Тех, кто выступит против Тэймэй, надо вырезать как можно быстрее, так как промедление может вызвать восстание и против него у нас совершенно точно не хватит сил. Надо действовать быстро пока владеющие и пустые не определились со своим выбором. Собирать сторонников надо также очень быстро, но нельзя забывать, что им нет веры. Те нейтральные силы, что оцепили дворцовую территорию, не сразу хотели подчиняться приказам Тэймэй собираясь поторговаться с ней, они рассчитывали что именно сейчас с уставших и вымотанных «победителей» можно неплохо выторговать выгоду для себя, по сути, они не присоединялись к нам, а окружили нас.

Моя жена могла быть кем угодно и иметь множество недостатков, но она никогда не была слабой, если, конечно, исключить некоторые моменты в становлении наших далеко не простых отношений. Наши «союзники» немного просчитались, Тэймэй решила проявить свой характер и показная атака, что не унесла жизней, впечатлила наших, так сказать, союзников.

Приказ принцессы был исполнен всеми Шосе и Райдзин неукоснительно. Мы могли уничтожить их на месте и союзникам больше ничего не оставалось как опустить голову и злобно сжать в руках приказ о домашнем аресте, в котором было прямо указанно что если они выберутся за пределы своих поместий то удар будет незамедлительным. В каждый клан отправилось по десятке марионеток соглядатаев, и пусть таким решением мы потеряли союзников, но мы показали им, что готовы сражаться и дальше, и не позволим кому-либо помыкать собой. Кланы, конеч


убрать рекламу






но, могли бы попробовать ударить исподтишка так или иначе уничтожив наших соглядатаев, но им была нужна гарантия в том, что, к примеру, в животах марионеток нет бомб с ядом. А в приказе прямо указывалось, где и как должны находиться марионетки.

Столица была взбудоражена, и когда я с отрядом прибыл на первый адрес для встречи с главой одного из кланов, то чуть не лишился своего отряда. Меня атаковали без какого-либо предупреждения, что и не мудрено. Мой вид в новом бронекостюме, который притащил с собой вездесущий Токо, не выглядел мирным, да и мой механик готовил втайне от меня не просто боевой бронекостюм, он сделал парадный вариант моей боевой защиты, ориентируясь на мои вкусы и добавив немного цвета и света. Матово-черная основная броня, что своим видом показывала готовность выдержать любой удар, и краснооранжевые плети, что словно потоки крови струились и сворачивались как по бокам, так и над моей головой зрелище довольно жуткое, особенно ночью, но это ещё не все, что придумал мой пока еще живой механик. На грудной пластине светился во тьме кровавым цветом демон, что будто выискивал своим взглядом жертву. Личный герб одновременно был и прекрасен и ужасен, он пугал даже больше огромного нечто с щупальцами из кишков и жил своих врагов.

Первый удар пустотника оказался скорее предостерегающим, но все же довольно опасным и неожиданным. Подхватив своих бойцов плетями я еле успел отскочить и отклонить от них и себя осколки камней и металла с брони тяжелого бронетранспорта, на котором мы и подъехали. После атаки последовал запоздалый остерегающий оклик, похоже, что кто-то вспомнил что Тэймэй в своем обращении предупредила жителей столицы о том, что в кланы и рода прибудут представители принцессы с приказом о комендантском часе и военном положении Империи. Такая стратегия была предпринята в связи с тем, что владеющие это по большей части военные, и вести себя с ними надо по военному. Если есть проблема, но нет приказа то значит что нет и проблемы, а вот если приказ есть то владеющий задумается, а стоит ли нарушать приказ. Вбитая поколениями военная муштра довольно сильно влияет на образ мысли владеющих. А то, что этот приказ принесет не какой-то посыльный, а мастер своей стихии, а возможно и само воплощение стихии, что с поклоном передаст тебе послание, по сути, являющееся приказом, от хоть и не коронованной особы, но той, что вскорости станет Императрицей, по идее должно обезоруживать и хоть на какое-то время угасить злобу либо успокоить и подкинуть мысль что новый правитель ближе чем ты думаешь, и вне зависимости от клановой или родовой принадлежности помнит о тебе.

Как утром мне донесли, самым желанным посыльным был я, не Чоррун, не прославленный пиратский атаман Киран или кто-либо другой, а именно я. И почти каждый владеющий считал долгом попытаться скрестить со мной оружие или использовать силу в предупреждающем ударе, чтобы посмотреть на вечного лейтенанта в действии и, что более важно, посмотреть на его реакцию. А реакция была одинакова из раза в раз: я представлялся, извинялся за беспокойство, а затем, несмотря на то, кому предназначалось послание, с одинаково глубоким поклоном передавал его прямо в руки. И если представитель клана или рода не желал принимать послание так и стоял, пока или не возьмут или не выразят нежелание принять послание.

Я обошел множество кланов и родов, и каждый раз мне приходилось отражать предостерегающую атаку, что еще чуть-чуть и могла бы навредить мне, и ни на одну из них я не ответил, только защищая себя и своих бойцов. Но не обошлось и без особо интересных случаев: одна девушка исхитрилась подкрасться ко мне незамеченной на расстояние удара меча. Чем и воспользовалась, но она тут же была скручена плетями и подвешена за ногу а на земле осталась лежать кроваво-красная плеть, отрубленная мечом. Послание было вручено ей чуть ли насильно, но все с тем же поклоном, а утром я увидел, как на воротах особняка маленького рода висит моя плеть вместе с мечом, что был скручен винтом. Что поделать, не сдержался я, слишком уж незаметно она подобралась.

Когда до рассвета остался час столичные кланы и роды были, наконец, обойдены и беспорядки так и не начались, остались только те кланы, что входили в союз против нас. Им тоже доставили послание, практически сразу, и там провел всю ночь Чоррун Райдзин, и послание для кланов, что отбивали наше нападение, отличалось от тех, что мы разнесли другим кланам. Уничтожение, вот что грозило этим кланам, чьи бойцы в основном были на дворцовой площади и все погибли, а в столичных поместьях остались только дети, женщины и редкие старики. Уничтожить их не было проблемой, реальной боевой силы они не имели, а их отряды пустых и марионеток также были не многочисленными. Только вот никто из нас не хотел убивать детей, хоть все и понимали, что оставлять их в живых не самый лучший и не дальновидный шаг.

Понимали это и кланы, и пока у молодежи горели сердца в огне мести, старики быстро нашли общий язык с Чорруном и подошедшей чуть позже Этсукой. У кланов не было выбора, не так давно клан Райдзин был безжалостно вырезан, и те кланы, что сейчас также стояли на грани уничтожения, приложили к этому руку.

На рассвете столица еще спала, пытаясь забыть ужасную ночь, а из ворот выходил небольшой караван с детьми, стариками и немногими выжившими после схватки на площади владеющими, что должен был разбить лагерь в сотне километров от столицы. В то же время во дворце Императрицы шли переговоры с военными, а именно с военными базами столицы, что, как оказалось, были единственными военными формированиями, подчиняющимися столичной власти и даже принцессе Элизет.

Спустя час моего отдыха на валунах ко мне начал приближаться первый транспорт, броневик, что, по всей видимости, принадлежал командованию армии. По рации мне уже сообщили что армия на подходе, но сейчас встала и начала спешно готовиться к бою и последующему штурма столицы. Броневик остановился за двести метров до меня, и из него вышла пятерка владеющих, чьи дела мне уже показывали и которых я без проблем узнал, этим высокодановым владеющим кроме яда ничего не могло угрожать. Они могли защитить себя практически от любой атаки.

Ко мне же пошли не все, а только один владеющий, генерал Дао Разящий. В его личном деле указывалось, что он всеми возможными способами отодвигал свой экзамен на проверку дана, и, по всей видимости, десятый дан не соответствует его реальной силе. Мужчина в темной военной форме без опознавательных знаков лет сорока бодро взобрался на валуны, нисколько не испытывая страха.

— Добрый день, господин Дао, — учтиво поприветствовал я владеющего поклоном и начал доставать плетями из сумки, что была прикреплена к моей броне, небольшие свертки. На мои действия Дао отреагировал мгновенно, меня окружили небольшие стальные шарики, готовые в любое момент разорвать моё тело. — Не соблаговолите ли вы присоединиться к моей трапезе?

— Яд? — Хмуро как бы констатировал Дао, смотря, как я достаю четыре небольшие коробочки, в которые обычно хранят обеды, приготовленные близкими, и да, это были мои четыре бэнто.

— В бэнто? Я очень в этом сомневаюсь, хотя вот эту флягу мне передала Амайя Идако, я надеюсь, вы слышали про Асоко Идако? Так что из нее вы пить точно не будете, — с улыбкой поведал я генералу о том, что еда не отравлена.

— Значит, яда нет?

— Ну как нет, есть. Под валунами баллон с ядом, только я попросил бы его не трогать. Я контролирую баллон плетью и готов подорвать его, если вы попробуете атаковать. Но я здесь не для вашего убийства, армию ваша смерть не спасет.

— Значит, переговоры?

— Переговоры.

Дао словно расслабился, и сел рядом, наблюдая, как я раскрываю коробочки и раскладываю их так, чтобы генералу было видно их содержимое.

— Как говорится, война войной, а обед по расписанию, — с усмешкой произнес я, все еще не зная как начать переговоры.

— Правильно говорят, Дэйчиро Шосе, что вы самый худший дипломат в истории.

— Так я и не дипломат, у меня приказ попытаться прийти с вами к взаимопониманию и не допустить новых смертей. — После того как я открыл последнюю коробочку от Каори, мы посмотрели друг на друга и поняли, что сейчас стоит приступить к еде. Не знаю, как мама это сделала, но этот запах просто одурманивал. Две минуты прошли в тишине, и только когда первая коробочка от моей матери опустела, а из других было съедено по кусочку, мы вновь начали разговор.

— А кто готовил вот это бэнто? — Спросил Дао, указав на одну из коробочек.

— Тэймэй, — с печальным вздохом ответил я генералу. Если мама и Чихеро были мастерами в кулинарии, то вот Яфа, а особенно Тэймэй были, можно сказать, аутсайдерами.

— Вы уверенны что принцесса не хочет вас убить?

— Уверен, просто она очень плохо готовит, а я скрываю это, — печально вздохнув, я решил вновь перейти к переговорам. — Генерал, что вы хотите получить от штурма столицы, чего вы именно хотите?

— Я хочу стать Императором. Так что наши переговоры бессмысленны.

— Значит, мне вновь придется убивать? Жаль.

— Но провал переговоров не помешает нам попробовать то, что мы обошли стороной во время трапезы, — с улыбкой произнес Дао, поглядывая на небольшой кувшинчик, который, стараясь остаться незаметной, положила мне в сумку Амайя.

— Ну что же, думаю, это уже ничего не изменит.


Интерлюдия

В двадцати километрах от столицы под предводительством Тэймэй формировалась новая армия Империи, что должна была защитить столицу от нападения армии провинции, что была уже на подходе. За эту ночь принцесса не отдохнула и секунды, ей все время не хватало времени, слишком многое надо было совершить за эту ночь. Шосе и Райдзин, конечно, помогали ей изо всех сил не жалея себя, но Тэймэй понимала одну истину — если она хочет быть самостоятельной фигурой то многое она должна совершить сама. Ночь была ужасна, и никто не собирался её охранять, принцессе прямо сказали: если хочешь править сражайся за это.

И она сражалась, только благодаря Тэймэй все завершилось удачно, убитый принцессой геомант мог обрушить своды катакомб, и тогда не было бы блистательного удара марионеток Яфы. Яфа же сейчас блистала, и благодаря марионеткам всем казалось, что она внесла в операцию существенный вклад в отличие от Тэймэй, чьи действия не были так заметны. Десятки переговоров, тысячи посланий, обращение к народу, на данный момент эти действия не казались равноценными огромной армии марионеток, что все пополнялась из катакомб и привязывалась именно к Яфе, а не к ней.

Девушка устало оторвала взгляд от письменного стола и посмотрела в окно. Сейчас, пока она пытается договориться с одними провинциями, Дэйчиро ведет переговоры с армией северо-восточной провинции, что всегда славилась своей самостоятельностью. Да и об их мечтах, чтобы именно их владеющий возглавил Империю, знали все, и этой мечте уже не одна сотня лет. Тэймэй не верила, что Дэйчиро сможет провести переговоры, скорее всего столкновение армий будет неизбежно. А ведь сейчас защитники столицы не очень-то и желают защищать столицу, а именно новую власть, которую жители города еще не приняли.

Восстания еще не было, но оно может вспыхнуть в любой момент и поглотить Императрицу. Да, Тэймэй уже называла себя Императрицей, в её кабинете висел портрет матери, не той, молодой, что была развешена во многих кабинетах, в которых еще не успели заменить портрет Хаоны на портреты Элизет. Фотографом этой портрета была сама Тэймэй, это единственная фотография Хаоны во время боя. Слова матери о том, что ради сохранения жизней миллионов надо убить тысячу Тэймэй помнила всегда, и сейчас ей надо было понять, кто должен умереть и чем новая Императрица готова пожертвовать.

В дверь постучали, и не дожидаясь разрешения в кабинет вошел Орео, мамин секретарь, что, по всей видимости, станет и её секретарем.

— Что случилось, Орео? — устало спросила его Тэймэй.

— Ничего особенного, армия северо-восточной Империи больше не представляет для нас угрозы.

— Дэйчиро удалось не провалить переговоры? — удивленно вздернула бровь Тэймэй. — Я настояла на его кандидатуре только из-за того, что бой неизбежен и у него больше шансов выжить в случае внезапной атаки.

— Ну так Дэйчиро провалил переговоры. Как, впрочем, и генерал Дао. — Орео улыбался, глядя как молодая будущая Императрица уставилась на него в растерянности. — Армия готовится к штурму столицы, что не хочет признавать принцессу Тэймэй законной наследницей Императрицы Хаоны.

— Орео, я чего-то не знаю?

— Многое, ваше величество. Здесь, — Орео улыбаясь положил на стол планшет, — имеются две любопытные записи, с которыми вам стоит ознакомиться.

Проводив взглядом просто светившегося от счастья личного секретаря, что сейчас был главой её безопасности и главой разведки по совместительству, Тэймэй с настороженностью взяла в руки планшет. На экране светились два видео, нажав на воспроизведение Тэймэй начала внимательно изучать их.

На первом видео была Амайя.

— Дэйчиро вызывает Амайю Идако! — Раздалось с наплечной рации Амайи.

— Амайя на связи, — бодро ответила девушка.

— Дорогая Амайя, не могла бы ты ответить, что было в том расчудесном кувшинчике? — Раздался незнакомый голос из рации.

— Ты представиться забыл, — донесся из рации голос мужа.

— О несравненная Амайя, прошу прощения, с вами говорит генерал Дао Разящий, главнокомандующий самой мощной армии в Империи и будущий Император, что прославит Империю во все времена! Я тот, что пленит тебя и выведает секрет того чудного эликсира, что мы отведали при трапезе.

— Дао, тебя опять понесло! — раздался крик Дэйчиро.

— Что, опять? Да когда это уже закончится?!

— Да я откуда знаю? — прокричал Дэйчиро то ли в рацию, то ли на Дао. — Амайя, что было в кувшинчике?!

— Я не знаю, это мама мне дала, — сбивчиво начала говорить Амайя, а на видео отобразилось жуткое и красное лицо невозмутимой воительницы. — Она сказала, что эта настойка, ну, она поможет Дэйчиро в трудную минуту. Ну, я подумала, что настала эта трудная минута.

— Это тоже твоя жена? — тихо спросил по всей видимости Дао у Дэйчиро.

— Нет.

— Слава богам.

— Я что-то сделала не так? — Напугано и не понимая что происходит, спросила Амайя.

— Да ничего такого уж плохого, о солнцеликая, вы не натворили, только передайте своей матери, что я, генерал Дао, вырежу всех Идако!

— Тебя опять заносит.

— Опять! — испуганно воскликнул Дао. — Нам срочно нужно противоядие, мне нельзя возвращаться к войскам в таком состоянии.

— Амайя, слушай приказ, нам срочно требуется противоядие от той гадости, что изготовила Асока, срочно! Если через час не будет противоядия у Идако будут огромные проблемы. Мы с армией вторгнемся в столице и я найду и тебя и Асуку! — проорал в рацию Дэйчиро, — конец связи!

По рации пошли помехи отключения, но что-то пошло не так и рация все еще передавала разговор.

— Это позор, Дэйчиро, я, генерал и владеющий двенадцатого дана под наркотиками.

— Ничего, Дао, скоро прибудет посыльный с антидотом и все наладится.

— Ты отравил меня, что тут может наладиться?!

— А вот это не надо! Сам захотел испить с этого проклятого кувшина, а то что ты поймал галлюцинации мы сохраним в тайне.

— Особенно то, какие это были галлюцинации!

Связь оборвалась и на этом первое видео закончилось. Тэймэй смотрела на планшет еще несколько минут, пытаясь понять, что же случилось и какие это может принести последствия. То, что Асока попыталась своим искусством помочь своей дочери, было ясно как день, и то, что это средство для расслабления было рассчитано на регенерацию физиков, хотя наверняка на двух владеющих физиков, тоже было понятно. То, что Дэйчиро иногда за бочкой алкоголя проводит вечера с Амайей, не было ни для кого секретом. Только вот Дао не физик, да и Дэйчиро прав, генерал сам виноват, зачем он пошёл на переговоры лично? Если брать равноценную фигуру то это была бы она сама, но идти к вражеской армии будет ошибкой, за которую расплачиваются жизнью, а если Дэйчиро и умрет, то не велика потеря.

Тэймэй вздохнула о том, что ей пора показывать, что она теперь ведущий, а не ведомый, и ей придется серьёзно поговорить как с Амайей, так и с Асокой, все эти пляски вокруг Дэйчиро уже начали её утомлять. Он как-никак её муж, её собственность, а на эту собственность все время посягают.

Второе видео было коротким, и девушка уверенно нажала на воспроизведение.

Видео было заснято одним из разведчиков Орео. Валуны, которыми была перегорожена дорога, были покрыты дорогими коврами. На шелковых подушках сидели Дэйчиро и генерал Дао и с интересом смотрели на четырех полуголых девиц, что из кожи лезли, но пытались обратить на себя внимание. Одна танцевала посередине ковров, изгибаясь так, чтобы все ее прелести были видны Дэйчиро. Две другие, не стесняясь начали друг друга раздевать и наглаживать, четвертая же, изгибаясь словно кошка, на четвереньках целенаправленно продвигалась к Дэйчиро, который разговаривал с генералом Дао.

— Ну вот, кажется полегчало, — устало произнес Дао. — Только, Дэйчиро, то, что произошло должно остаться между нами. Не стоит знать к чему и кому я так стремительно, хоть и скоротечно…

— Генерал, об этом не узнает ни единая душа, все во благо нашего союза… — Генерал вскочил от слов Дэйчиро и в воздухе загудели управляемые психокинетикой снаряды.

— Какого союза?! Я ж просил не напоминать про этот позор! — Выплеснул свою ярость Дао, а Дэйчиро продолжил свою речь, так неудачно перебитую генералом.

— Союза северо-восточной автономной республики и столичного округа, — договорил Дэйчиро и приложился к кубку, что подала ластящаяся к нему девушка, что уже начала тереться своими грудями о его ногу.

— Я предполагаю, что принцесса Тэймэй не одобрит такое решение.

— А какой у тебя остается выбор? Стать Императором? И сколько ты продержишься в столице? Месяц? — Дэйчиро обхватил девушку за талию и посадил к себе на колено, а та прижалась к нему и начала наглаживать его тело своими руками. — Разделение Империи нужно гораздо больше чем вы думаете, небольшая самостоятельность просто необходима как вам, на севере, так и на юге. У вас разные традиции, да и не любите вы друг друга.

— Но это ослабит Империю, ведь Империя сильна, пока едина.

— Едина. Дао, сейчас Империя едина как никогда в своем желании умереть как государство. — Дэйчиро словно не замечал девицу, что, не получив свою долю внимания, начала покусывать его за мускулистую шею. — Империю объединяла Хаона, а до нее Империя также становилась сильной, только сплотившись вокруг сильной личности из Императорской семьи. А сильная личность не может за всем уследить и наказать всех, заслуживших кару. Вот я и думаю что надо дать больше прав каждой провинции, которые, понимая что по одиночке не справятся со всеми как тяготами, так и опасностями, будут объединяться вокруг столицы и той личности, что поведет их в светлое будущее.

— И все равно, это ограничение Императорской власти, что-то подобное пытался сделать отец Тэймэй, и ты видишь, к чему это привело, — печально проговорил Дао и поманил пальцем двух развратниц, что уже почти полностью освободились от одежды.

— Похоже, да, но не совсем. Давая больше прав провинциям им дается также право выбирать, кто будет представлять интересы, как в столице, так и кто будет править в провинции и кто будет ответственен за процветание.

— Ты хотел сказать управлять, а не править.

— Именно править, уже доуправлялись. Кланы все равно не признают обычного чиновника, а вот правителя могут, особенно если он будет хорошо представлять их интересы и принесет процветание.

— А в ином случае они просто убьют правителя, — начал понимать слова Дэйчиро генерал Дао. — Хочешь переложить проблемы с кланами на плечи правителей провинций?

— Отчасти, но в тоже время это единственное предложение, которое устроит всех. Единственное, что мы можем предложить для провинций и кланов, что в данный момент поможет избежать рек крови и никому ненужных смертей. Дао, у Империи остался враг, что в отличие от нас сейчас собирается с силами и через пару лет придёт вновь на эти земли. И если Империя не соберется с силами, то не будет больше Империи. Тэймэй единственный человек, которого признают как законного правителя, так что выбор, как у тебя, так и у остальных, ничтожен. — Дэйчиро прикоснулся к грудям развратницы на его коленях. — И чтобы узаконить свои права на престол вам надо взять Тэймэй в жены, но я не советую этого делать.

— Думаешь, она так тебе предана?

— Таких иллюзий я не испытываю, я почти уверен что она готовит мне нож в спину. Ей хочется быть Императрицей, у которой все будет в руках, и если я умру в боях за её мечту, то по мне горевать она точно не будет. — Дэйчиро отстранил девицу и посмотрел прямо в камеру. — Думаю, достаточно уже за нами наблюдать, есть вещи, что не требуют постороннего взгляда.

На этих словах видео оборвалось, Тэймэй смотрела на экран и не могла понять, что именно ее так злит. То, что Дэйчиро уже договаривается об изменении Империи без её ведома, или то, что он ожидает от нее удара и нисколечко ей не доверяет? В чем-то он отчасти прав. Или может дело в том, что он лапает какую-то пустую, что так и ластится к нему?

— Орео, я знаю, что тебе есть что сказать! — зло выкрикнула Тэймэй в пустой кабинет, а Орео не стал заставлять себя ожидать.

— Если вы позволите, то я мог бы выразить свое мнение по данным двух видео, — проговорил Орео в поклоне.

— Говори, — повелительно произнесла Тэймэй, чувствуя как почва уходит из-под её ног. Дэйчи был прав, она хотела стать властительницей всей Империи, как и её мать.

— Судя по первому видео вам надо серьезно переговорить с Идако и решить этот очень личный вопрос. От себя лично могу предложить свои услуги по ликвидации как Амайи Идако, так и Асоки, их роли уже выполнены, а в дальнейшем, по крайней мере, Амайя, может принести немало проблем, а все из-за того, что Дэйчиро не отталкивает её. — Орео выдержал паузу, и, увидев, что Тэймэй не собирается что-либо говорить, продолжил. — По второму видео могу высказать свою личную позицию, я согласен с Дэйчиро, план по разделению Империи по территориальному принципу был в планах Хаоны, но ей все время мешали. Её же муж хотел ввести выборность именно среди кланов, а распределение полномочий и прав по провинциям саботировал. По его мнению, только столица должна была иметь такое право как выборность, а провинции это только сырьевые придатки, что должны были обеспечивать всем столицу.

— А я думаю, что такое важное и судьбоносное решение надо обсуждать на совете, а не с врагом, обнимая подстилку! — Тэймэй все же не выдержала, гнев переполнял её.

— По данной ситуации и разговору Дэйчиро могу сказать следующее, — Орео выпрямился и его лицо приобрело суровость, которую Тэймэй видела только когда Орео упоминал про свою внучку, с которой Дэйчиро воевал против Федерации Гатсен. Внучка, которая умерла, и теперь старик после всех переворотов остался последним представителем своего рода. — Тэймэй, не делай ту же ошибку что и Хаона, Дэйчиро не твой отец, он может стать твоей опорой, но не будет твоим слугой. Отдаляясь от него, ты будешь все чаще и чаще чувствовать себя одинокой и настанет тот момент, когда вы скрестите оружие и в вас будет кипеть желание убить друг друга.

— Я услышала тебя, Орео, — произнесла Тэймэй и Орео бесшумно удалился.

После разговора Тэймэй долго не решалась на то, чтобы вызвать к себе своего мужа, это был первый раз, когда она была на него так зла. Даже когда он сломал ей нос, Тэймэй так не злилась. Окажись она сейчас рядом с Дэйчиро, то незамедлительно бы атаковала. Ревность, вот что начало ее поглощать даже больше чем недоверие к ней и ожидание удара со стороны мужа. Все же он был прав, но только не в том, чтобы прикасаться к другой женщине, ей и так приходится его делить. Тэймэй сама дала разрешение уже на две свадьбы, но права на наложниц у него не было и теперь Дэйчиро придется ответить за всё. Как за измену, так и то, что он наговорил Дао.

— А я то, дура, начала верить ему, доверять как себе. Прикончу урода. — Тэймэй боялась признаться самой себе что инструмент, которым был Дэйчиро, как-то незаметно стал её мужем, к которому иногда, не всегда, изредка, она испытывала теплые чувства. Девушка не выдержала и одним хлестким ударом кулака разбила экран планшета, принесенного Орео. — Ты у меня грязь жрать будешь! Орео! Амайю и моего ублюдочного мужа ко мне!

Тэймэй устало рухнула на кресло и подняла глаза на портрет матери.

— Никому не стоит доверять, особенно близким, — тихо произнесла принцесса, а по кабинету пронеслась трель телефонного звонка. Тэймэй грустно на него посмотрела. — Пора работать, хм, война войной, а переговоры по расписанию.

Вызвать Амайю было делом двух секунд, а вот с Дэйчиро возникли проблемы, сейчас он находился в расположении то ли союзной, то ли вражеской армии. Орео, получив приказ доставить Дэйчиро Шосе живым или мертвым, сказал, что через полчаса она увидит своего мужа.

Амайя прибыла первой, она уже знала, из-за чего будет разговор и сразу принесла извинения за опрометчивые действия, как её, так и своей матери. Выслушав, ее принцесса начала говорить грубо и даже снисходительно.

— Амайя, я определяю кто станет женой Дэйчиро, и скажу тебе сразу, ты не станешь его женой чтобы ни говорила ни Яфа, ни Чихеро, да пусть хоть сам Дэйчиро будет умолять меня о выдаче разрешение о вашей женитьбы. — Тэймэй чувствовала в себе злобу и сейчас выплескивала ее на печально опустившую голову владеющую. — Ты поняла, что тебе стоит подыскать другого кандидата в мужья?!

— Да, принцесса, я все поняла.

— Можешь идти, — повелительно произнесла Тэймэй.

Амайя успела сделать только шаг по направлению к выходу из кабинета, как стена за ее спиной вздыбилась. Тэймэй видела внутренним зрением своей психокинетики, как взрыв разрушал стену, и как в ее сторону неслась раздробленная кладка. Она видела, как Амайя, не делая ни единого лишнего движения, встает на пути взрыва, прикрывая своей облеченной в броню спиной Тэймэй. Принцесса пыталась отклонить камни, но, поняв, что не справится, начала отклонять только те камни, что летели непосредственно в нее, минуя Амайю которую силой ударов также несло на Тэймэй. Когда Амайя стояла уже в метре от принцессы сила взрыва иссякла и камни больше не неслись в нее словно снаряды.

Три продолговатых лезвия торчали в груди Амайи, они предназначались для Тэймэй, но застряли в броне и теле Амайи, пробив ее тело практически насквозь. В ушах еще ревел грохот взрыва, но Тэймэй улавливала рев. Он был зол, и он мчался к ним с одной только мыслью — защитить.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

У входа во дворец я все ещё боролся с последствиями эликсира, что подсунула мне Амайя, этот эликсир не сдавался и все пытался подкинуть мне еще парочку гениальных идей. И как ни странно ему это периодически удавалось, то, что мои переговоры увенчались только частичным провалом тому доказательство. Дао, кстати, под конец переговоров практически отрезвел и, забрав своих наложниц, укатил в расположение своей армии. Вскорости он во главе армии либо нападет на столицу, либо направится к границе южных провинций, куда я, договорившись с генералом, должен буду приехать и поговорить с властителями тех земель об Императрице Тэймэй и новых порядках в новой Империи. Но я, в отличие от Дао, до сих пор борюсь с последствиями распития того напитка, а именно с бешеной работой мозга не в тех направлениях, в которых хотелось бы.

Я вытрясу из Асоки все данные по этому эликсиру и засекречу его состав и свойства, и если она не поймет с первого раза, то придется Амайе пожить без матери пару месяцев. Дао уже заверил меня, что придумает для этой особы прекрасную пыточную. А если и после этого Асока не осознает всю тяжесть своей вины, то я прикончу ее, без каких либо угрызений совести. А Амайе скажу, что это повстанцы постарались.

Взрыв я засек еще до того момента, как он начал разносить кладку, живая бомба смогла подобраться к башне на достаточное расстояние и детонировала прямо изнутри замка. Яфа физически не могла проверить всех, и вот одна из бывших горничных оказалась живым хранилищем фугаса, что ценой своей жизни совершил задуманное её хозяевами. Я не помню, как раскидал стоящую у входа охрану, не помню и как взлетел в воздух, соображать я начал только когда вырвал из стены дверь в кабинет. Я слышал только боль, а потом к нему добавился и ужас.

Они стояли в кабинете только вдвоём: Тэймэй, лицо которой было в крови, и Амайя, что стояла ко мне спиной, в ее броне засело около десятка дротиков, что были посланы не за ней. Внутреннее зрение показало как там, во дворе, Орео, что сопровождал меня до дворца, ведет бой с вражеским психокинетиком. Я видел, как Орео увел все дротики от дворца и как психокинетик, которому почти удалось убить находящихся в кабинете, погибает.

Почти удалось или все-таки удалось? После атаки прошли доли секунды, а я уже чувствовал, как Амайя умирает. Ее ноги начали слабеть, нельзя позволить ей упасть, лезвия, что уже внутри неё, разрежут ее напополам и всё. Её уже не спасти. Но даже если она не умрёт сейчас, то что я, умеющий только уничтожать, могу сделать?

— Яфа! Срочно! — мысленный приказ улетел моментально, а мои мышцы уже взвыли, неся меня на Амайю и Тэймэй. Не знаю, что видела моя жена, но сейчас она испытывала ужас не от нападения и близости смерти, а от меня.

Плети потянулись к Амайи, а в голове билась пустота, я не врач, не хирург, я даже не медбрат, просто воин, тот, кто привык убивать. Я тот, что сейчас именно для неё будет беспо


убрать рекламу






лезен, она будет умирать глядя на меня и, хоть ей осталось жить всего лишь пару секунд, она будет видеть моё бессилие.

— ЯФА! — Ментальный удар направился за несколько километров от меня, летя на такой знакомый отблеск разума человека, что по каким-то причинам не хотел отвечать на мой вызов.

— Дэйчи! Ты что творишь!? — Голос привычно раздался в моей голове, а из Амайи вылетела первая капля крови. Она успела сделать все лишь одно движение, что открыло ход крови, она лишь всего-навсего сделала свой последний вздох. Плети, что раньше могли посоревноваться по скорости со скоростью пули сейчас были медленнее того весеннего ветерка, что когда-то трепал небольшую сиреневую ленточку в её волосах. А в голове всплывали воспоминания, что-то казалось абсурдным, а что таким правдивым. То, что, казалось, давно уже должно было прийти мне в голову, но все отметалось. Безумные усилия тела отдавались в моем разуме, делая непривычные выверты.

— Дэйчи, не смей залазить в мою голову! — В голосе Яфы слышался ужас, да, я пытался взять нужные мне данные, а не попросить их.

— Хирургия, — я еле смог сформировать свою мысль, борясь с образами, что нахлынули на меня. Я едва не закричал от боли, что сейчас причиняла мне Амайя, которую я сейчас видел то девочкой, сжимающей мятую коробку шоколадных конфет, то веселой девушкой, что пришла во все также в сиреневой юкате с требованием забрать её, так как она уже давно не принадлежит себе. То передо мной встанет командир, что тыча в меня чашкой, что-то рассказывал про уважение и братство, что куется на поле брани.

— Яфа, мне нужны знания о хирургии, — я мысленно послал образ того, что видели сейчас мои глаза, что видело внутреннее зрение, которое просвечивало насквозь Амайю и показывало, что вот-вот и одно из лезвий коснется сердца.

— Ей не помочь, — тихо раздался голос Яфы, а первые плети коснулись Амайи и начали опутывать, не давая ей двигаться. Мне осталось пять метров. — Ты не справишься, у тебя нет ни навыков, ни знаний.

— У меня есть ты. — Осталось четыре метра до Амайи. — Ты же помнишь, что в моей голове было двое? Смотри через левый глаз и руководи.

— Я не справлюсь, здесь нужна бригада кардиохирургов! — Яфа попыталась скрыть свою дрожь в голосе, что проявлялась даже в мыслеречи, понимая, что если она сейчас откажет, я попытаюсь вновь залезть в ее голову, а я так и остался неучем во всех своих силах.

— Дэйчи, я не справлюсь.

Она почти плакала, я чувствовал, что она только что просмотрела высланные мной данные. Но одно дело смотреть запись, а другое дело видеть, как умирает небезразличный тебе человек. Друг? Любимая? Приятный собеседник? Соратник? Тот, чья кровь течёт в тебе? Да какая к демонам разница, она умирает, вот так, просто угасает у меня на глазах.

— Я не справлюсь, ты не справишься, но у нас, может быть, есть шанс. — Я чувствовал ее нерешительность.

— Яфа, если она умрет, то пусть умрет от моих рук, но я сделаю всё возможное чтобы её спасти. Прошу тебя, помоги.

— Настраиваю канал со зрительным нервом, как будешь готов, открывай мне. — Я молча открыл канал и начал подхватывать руками падающее тело девушки. Её сердце сделало последний удар.

— Дэйчиро, нельзя так резко!

— Принимай образы из внутреннего зрения! Быстрее. — Я видел, как тухнет её взгляд. — Яфа, руководи!

— Слушай внимательно и выполняй без единой ошибки. Плетями проникни в рану, не тревожа инородные предметы, и произведи прямой массаж сердца. Как ты это сделаешь, я не знаю. Принимай массив данных. — В голову перетек массив информации, который я не мог даже осознать, но моя жена понимала, с кем ей придется работать, так что это был простой посекундный порядок действий.

— Нам нужна кровь.

— Будет, — рука оголилась, и на ней вздулись вены, броню с руки Амайи я срезал плетями, не чувствуя сопротивления.

— Нам нужна часть артерии, ее повреждена. — Яфа была в ужасе, она видела и даже чувствовала через канал мою решительность и то, что я сотворил со своей рукой, делая переливание, так как никто ни в моём мире, ни в этом не стал бы подобного делать. Трехстихийников мало, а таких как я единицы, и не каждый может позволить себе использовать психокинетику для переливания, тем более таким варварским методом.

— Сейчас будет, — Так же как и в прошлый раз сказал я, и в это время услышал первый удар сердца, Амайя хотела жить, она не собиралась сдаваться. Первый дротик уже был извлечен и не мешал сердцу вновь начать свою работу.

— Не смей! — закричала Яфа. Она воспринимала сейчас мир с той же скоростью, что и я, хоть и с задержкой. Она увидела, как Тэймэй округлила в ужасе глаза когда часть плетей понеслись в ее сторону, она даже попыталась защититься, но у неё не было и шанса. Плети так и зависли в миллиметрах от ее груди и горла в желании распотрошить на запчасти.

— Задумался, артерия сейчас будет. — Броня на ноге экстренно расстегнулась, а плети уже вырезали артерию, тело, услужливо подчиняясь, пыталось остановить кровотечение и потерю небольшой части артерии. Наконец артерия была наспех соединена и закреплена тонкими нитями, насколько это было возможно.

— Дэйчи, успокойся, марионетки уже несут к тебе всех врачей, что способны нам помочь. Дэйчи, всё будет хорошо, — Яфа пыталась достучаться до моего разума, боясь за жизнь подруги.

— Я спокоен, руководи, — Амайя начала задыхаться, пробитые легкие начали заполняться кровью, не давая сделать ей вздох. А оставалось извлечь еще два дротика, что так и торчали в её груди, я даже не успел снять с нее всю броню.

— Теперь самое сложное…. — Начала руководить моим телом Яфа. почему не мной? А потому что часть меня сейчас была где-то далеко, где-то в глубинах памяти с девушкой, что любит сиреневый цвет.

Сколько прошло времени я не знал, через какое-то время нас окружили люди, появились больничные носилки, на которые я положил Амайю и понес ее в кардиохирургию, что находилась недалеко от дворцовой территории. Периодически мне, как и Амайе, делали переливание крови, пока шел до госпиталя я все время выполнял указания Яфы. Мне помогали чужие руки, которые то и дело сновали по телу той, чью жизнь я пытался сохранить. Или это были мои руки или плети? Я уже практически ничего не осознавал, выполняя указания голоса, что звучал во мне.

Когда я зашел в операционную, нас уже ждала команда из двадцати человек.

— Её жизнь теперь в ваших руках, — Это все, что я смог произнести, когда Амайя оказалась на операционном столе. Там была и Асока, которой предстояла задача нейтрализовать ту галлюциногенную гадость, что передалась через мою кровь её дочери. Качаясь я вышел из операционной, меня хотели затащить в соседнею, но я приказал перелить мне еще два литра крови и на этом достаточно.

Силы психокинетика, физика и манипулятора делали меня прекрасным убийцей, но их можно было повернуть в иную сторону. Яфа уже сказала мне что я и мои плети дали фору лучшим бригадам медиков, о которых она только читала. По нападению за неполный час было достоверно выяснено практически все, от того кем был этот мертвый владеющий до того через какую щель проникнул убийца на дворцовую территорию вместе с кукловодом и парой десятков марионеток, что были копиями той прислуги, что сейчас находилась на дворцовой территории.

Не прошло и суток после смерти Элизет как южные провинции уже решили, что не будут идти на встречу Тэймэй, и пока происходил совет правителей, на котором согласовалось это решение, отряд ликвидации уже получил приказ. Кто-то несогласовав решение с остальными правителями юга заранее приказал подготовленным людям нанести удар по Тэймэй. И хоть отряд ликвидации изначально готовили для Элизет со своей задачей бойцы почти справились, а все из-за того что Орео лично отправился за мной. Северная часть Империи еще помнит ту боль, когда по родной земле шагает враг. Север хочет мира, а юг все считает прибыли и доходы, что может им дать их человек во главе государства.

Первым делом я связался с Каори и Чорруном с Этсуко и небольшой совет, что был собран по моей просьбе, уже ждал меня. Переговорив лично с близкими мне людьми, я выбрал стратегию, что предложил мне Чоррун, а именно собрать малый совет. Армия северо-восточной провинции тем временем сделала свой выбор, как оказалось, пока я вел переговоры с генералом Дао юг послал в армию севера своих переговорщиков. А когда весть о нападении на законную наследницу дошла до армии то эти переговорщики умерли, причем от рук каждого из кланов, что есть в армии. По крайней мере, так отчитался слегка покачивающийся от выпитого генерал Дао принцессе Тэймэй.

Малый совет, что был собран в развалинах Императорского дворца, и вправду был малым, в него входили Тэймэй, Этсуко, и я, также на совет пришла незваной и глава клана Идако. Ей разрешили присутствовать, но не дали права на слово, оно было только у нас троих. Я и Этсуко как главы кланов, что готовы были поставить на эту операцию не только свои жизни, но и жизни каждого члена клана. Ведь в случае провала несмотря ни на какие ухищрения никого не оставят в живых и даже сейчас наши дети в опасности. Членов клана Сиоко не было по простой причине, им никто не собирался ни доверять, ни давать слова, они наемники. И пусть лучше подавятся костью, если вновь попытаются меня предать.

Совет длился недолго, а его решение было известно заранее, и потому его выполнением уже занялись как Киран с Чорруном, так и генерал Дао, что уже перестал чувствовать последствия коктейля госпожи Идако.

Решение было на самой поверхности. Владеющие не всегда думают, а потом делают, им как животным необходимо дать понять кто хозяин, кто вожак. Им нужно показать силу, а тот бой, что прошел далеко, не дал понять югу, что новые хозяева достаточно сильны, чтобы дать отпор и жестоко покарать за наглость. Сейчас в столице две новости, первая говорит о том что муж принцессы готов склонить голову перед любым владеющим, вторая же новость о том, что юг своенравно решил что он главный и, не спросив ни единого совета ни у одного клана, атаковал в столице пусть пока и не признанную, но всё же живую принцессу. А её жизнь это уже прерогатива столичных кланов. И это был неписанный закон. И сейчас в столице собирались отряды, чтобы сопровождать Дэйчиро Шосе во время поездки на юг.

Этсуко как и Тэймэй останутся в столице и будут заниматься организационными вопросами. С севером все было не так уж и просто, и как бы там ни было торговля и подковёрная возня здесь кипели вовсю. Тэймэй заверила Этсуко что она справится, хоть ей и потребуется помощь. При этом она взглянула на меня, чтобы стало понятно, чья именно ей нужна помощь, но так и не заговорила. Когда совет окончился, Асока Идако встала и поклонилась Тэймэй и Этсуко как равным, а вот мне она сделала отдельный поклон. Этим поклоном она выразила больше чем словами, и я знаю, что мы поняли друг друга. Асока первой грациозно вышла из зала, а чуть позже вышла и Этсуко, оставив меня с Тэймэй наедине.

— Дэйчиро, ты и для меня сделал бы то же самое что для Амайи? — Тэймэй первая разорвала тишину, что повисла между нами. А я лихорадочно пытался придумать, что же ей ответить. Смог бы я убить Амайю чтобы спасти Тэймэй или она не про это?

Тэймэй аккуратно встала и, небольшими шагами приблизившись ко мне, села рядом и аккуратно всем телом прижалась, обняв меня, и положила свою голову мне на грудь.

— Надеюсь, ты помнишь что я, как и ты, манипулятор? Да, мне до тебя далеко, но там, в кабинете я чувствовала, как и сейчас. Я пойму, если ты мне не ответишь. Сегодня я сделала свой выбор, несмотря на твой ответ.

— Тэймэй, Амайя заслонила тебя не подумав о своей жизни, у неё не было на это времени. Я видел это внутренним зрением, а то, что ты почувствовала, что я готов убить тебя… — Она не дала мне договорить, прикрыв ладошкой мои губы.

— Я понимаю, что мы не так близки и не всегда можем доверять друг другу, но я постараюсь, чтобы впредь ты больше не задумывался о таких вопросах. — Она еще пару десятков секунд полежала на моей груди, а потом с неохотой оторвавшись от меня произнесла. — А теперь иди, тебе пора.

Я не стал с ней разговаривать и хромая вышел из зала. Пока Тэймэй лежала на моей груди своими действиями она рассказала мне о своих чувствах намного больше, чем иногда могут поведать нам простые слова. Она боялась, что когда-нибудь я вновь осознанно возжелаю убить её. Она не боялась смерти, все просто, она не желала принимать её от меня. И в этом она была честна, мы не враги.

— Я не совершу ту же ошибку, — печальный и уставший голос Тэймэй был тих, но достаточно громким, чтобы я ее услышал. Эти слова были нашим прощанием.

На дворцовой площади кипела подготовка к моей поездке. Никто не говорил о боевых действиях, просто муж принцессы хочет посетить южные провинции. Возможно, даже увидеть местные пляжи, а то подданные его жены давно жалуются на пиратов. А, как несет молва, Дэйчиро Шосе умеет и любит разговаривать с ними на одном понятном для пиратов языке. Да и советников он подобрал себе под стать, его третья жена дочь прославленного и, слава богам, бывшего пирата, да и самого пирата Дэйчиро взял с собой.

Пока шла подготовка, я влил в себя еще литр донорской крови и один из боевых стимуляторов Харуки Сиоко. Хаоса и Исиду решено было оставить в столице, как и Чихеро, которая все-таки вспомнила о своей беременности и устроила мне скандал за то, что я отправляюсь на юг да без неё. К тому же она была недовольна тем, что за мной там будет присматривать Яфа, которой Чихеро в этом деле не очень то и доверяет.

В этот момент к нам подошла молчаливая Асока.

— Не беспокойся, Чихеро, я присмотрю за твоим мужем, — тихо и с небольшим поклоном обратилась она к Чихеро.

— А вы, уважаемая Идако, уверенны что справитесь? У нас в семье присматривать за Дэйчиро в бою и сражаться наравне с ним могу только я, — Чихеро была взвинчена, но с Асокой вела себя довольно сдержанно.

— А теперь в вашей семье будет пополнение, так что кроме тебя будет кому присмотреть за демоном Шосе, — немного торжественно произнесла Асока.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Рёв двигателей разносился на многие километры разрывая утреннюю тишину, танки неслись вперёд не разбирая дороги, неся на своей броне владеющих. Под тяжелыми гусеницами гибли только начавшие всходить весенние посевы, что тянулись своими ростками к утреннему солнцу, которое только начало согревать землю своими лучами. Грязь фонтанами била из-под многотонных машин рассеивая собой туман, что под лучами солнца только-только начинал исчезать.

Головной танк не замедляя свой ход сделал первый залп, сизый дым окутал орудие и металлическая болванка прямой наводкой понеслась в сторону холма, на котором одинокой фигурой стоял мужчина в черной военной форме без оружия в руках.

— Идиоты! — во всю силу своих могучих легких закричал я за мгновение до выстрела. Сила психокинетики бережно взяла снаряд под контроль, первый контакт самый тяжёлый, мозги привычно начали кипеть от усилия, и тяжесть снаряда словно передалась мне с десятикратным усилением. Коррекция траектории танкового снаряда менялась неохотно, и это надо проводить аккуратно, так как снаряд оказался фугасным. Снаряд пронесся мимо моей головы и уже после того как он был на безопасном расстоянии я завернув его по параболе. Через мгновение он уже летел в обратном направлении, а подкорректировав траекторию я немного добавил скорости снаряду. Танковый снаряд упал за тридцать метров, разверзнув своим взрывом землю и закидав броню головного танка грязью.

— Стойте! — закричал я в динамики, одновременно связываясь на всех частотах по радиосвязи, при помощи своей силы также пытаясь докричаться до манипуляторов. Я должен был попробовать остановить это кровопролитие. Я его начал и я должен попытаться его остановить.

— Вы ничего не добьетесь, умерев от моей руки!

Второй выстрел из танкового орудия был мне ответом, честный бронебойный кумулятивныйснаряд весом девятнадцать килограмм летел прямо мне в грудь, а их психокинетик изо всех сил ускорил снаряд, надеясь, что я не смогу ничего противопоставить совмещенной силе выстрела и его мастерства.

Злоба переполняла меня, и, видя, как ко мне с бешеной скоростью несется снаряд, я уже не думал о последствиях или о своей жизни. Моего мастерства не хватало для полной остановки снаряда, но он потерял уже почти всю свою скорость. Жилы, мышцы и связки взвыли от усилия, а кости руки начали трещать от того, что я разогнал свою ладонь до предельных для человека скоростей.

Разгоряченный снаряд обжег голую ладонь, а кости кисти затрещали, но усилие силы физика и психокинетики сделали свое дело и снаряд, отлетев метров на шесть, детонировал, ударившись об землю и раскидав ее в направлении от меня.

— А-а-а-а! — Мой крик ярости был усилен ментальной атакой по площади, что вселяла страх. — Вы сами выбрали свою судьбу!

Владеющие несмотря на ментальную атаку готовились продолжить бой, наводчики производили последние поправки для массированной атаки изо всех орудий по мне. Но все пошло не по их плану, владеющие начали падать с брони, а танки замедлять свой ход. Всего лишь два выстрела было произведено из танковых орудий. Справа и слева от меня холм разрезали мощные снаряды, наводчики не справились со своей задачей, в последний момент сбив настройки нетвердой рукой.

Танки полностью остановились, взрывая гусеницами землю, так и не доехав до холма, и в этом не было моей заслуги. С брони падали владеющие, моторы все также работали, но там, внутри стальных монстров, мирным сном спали экипажи, что так и не смогли выполнить свою задачу.

Облегченно вздохнув, я устало и слегка прихрамывая начал спускаться с холма, несколько десятков танков стояли, готовые в любой момент атаковать, но ими некому было управлять. Вот и новые танки для моей армии, что вскорости мне понадобится.

— Дорогой, а разве у нас не совместное имущество? — пронесся в голове ехидный голос. — Мне не нравится что ты такой собственник, не забывай, все твое это еще и моё.

— А тебе не нужны танки, тебе нужно побольше фруктов и свежего воздуха. Я же на твоих марионеток не претендую. — начал я немного злится, еще не отойдя от схватки и напряжения при отражении последнего снаряда.

— А мне уже надоел этот воздух, хочу в лабораторию, и танки для девушки лишними не бывают. А марионетки это мои марионетки, так что не смей протягивать к ним свои холодные плети, ты все равно не поймёшь всю их красоту, оскорбляя их словом «инструменты». Они люди с немного ограниченной свободой, можешь считать, что они просто работники без права на увольнение и не смей их больше оскорблять! — перешла на радиосвязь Яфа и теперь откровенно кричала на меня в наушник.

— Не буду я их больше называть расходным материалом, но на вид они страшные. — Это правда, их белесые тела выглядели отталкивающе.

— Ничего, через месяц они не будут так сильно выделяться своей внешностью. — Тут Яфа внезапно замолчала и с хитринкой в голосе спросила. — Интересно, а когда у меня всё же будет медовый месяц, м-м-м? Сразу скажу, мне нужны подарки в честь медового месяца, много подарков, и лучше на гусеницах.

— Так, во-первых про совместное имущество говори с Тэймэй, а лучше с Чихеро, — нервно проговорил я в микрофон рации. — А во вторых, какой медовый месяц? Ты мне даже обнять себя не даешь!

— А все потому что я могу не сдержаться! Я себя знаю! — грустно произнесла Яфа. Харуки и вправду гениальный кукловод, знающий тело досконально, как была проведена операция мне не рассказывали, но, как я понял по недомолвкам, восстановление функционирования опорно-двигательного аппарата у моей жены сопровождалось огромным риском, как для общего здоровья, так и для жизни Яфы в частности. Сейчас она только-только начала ходить с тросточкой, очень неловко, с трудом, но с каждым сделанным шагом Яфа расцветала все больше и больше. Я уже не видел той грустной улыбки на её лице, когда называл её своей женой, она больше не инвалид, что вышел за меня замуж.

— Яфа, я забыл о третьем пункте! Госпожа Асока, извиняюсь, что вам пришлось услышать небольшой семейный скандал.

— Ой. — Только и вскрикнула и сразу отключилась Яфа, что ни говори, а немного стеснения в ней всё-таки было, как и задора, что стал в ней просыпаться.

— Бетонноголовый, — донеслось при отключении связи на канале личной связи для координации действий, к которой имели доступ на данный момент всего лишь три человека.

— Ну что вы, не надо извиняться, мне было приятно узнать, что вы всё же больше человек, чем говорила Амайя. — раздался голос ядовика, что с помощью небольшого тумана уже в третий раз усыпил небольшие отряды владеющих, которые все же, в отличие от многих, нашли в себе мужество вызвать меня на бой. Прибыл глава города, он, как и предыдущие, вначале наблюдал издалека, а сейчас как никогда готов к конструктивной беседе.

— И кто я по словам Амайи? — спросил я, ожидая своего обожествления.

— Противный и тупой демон, что к тому же еще и близорук, — спокойно ответила мне Асока.

— Понятно, интересно, разведка не обнаружила сюрпризов? — задумавшись я озвучил свои мысли.

— Нет, не обнаружила, дважды они прочесали местность, но ничего не нашли, — нисколечко не смутившись ответила Асока, хоть это и не входило в её обязанности.

— Асока, меня немного пугает твоя осведомленность во всем, что происходит вокруг, лучше меня и замов.

— Ну что вы, я просто стараюсь быть полезной в вашей поездке, — ласково произнесла моя то ли мать, то ли тёща.

— Сколько бочек с дизельным топливом имеется у нас в отряде? — спросил я первое, что пришло мне в голову.

— Семьсот сорок, — мгновенно, даже не подумав, ответила Асока, и тут же начала оправдываться. — Я просто проходила мимо взвода материально-технического обеспечения и немного с поговорила с бойцами.

— Принял, спасибо за информацию, извиняюсь, но мне пора поговорить с главой города. — Отключив связь и, еле удержавшись от того, чтобы схватиться за голову я, все так же погруженный в свои невеселые мысли, побрел в направлении места, где должен был появиться глава небольшого городка. Сейчас Амайе уже лучше, но она все также в тяжелом состоянии. Асока умная женщина и поняла, что я сделал для ее дочери то, чего не каждый супруг или родственник бы сделал. Но вместо благодарности за спасение дочери онапоставила меня перед выбором, Асоко, как глава маленького клана, предложила влиться Идако в Шосе, а меня признать частью клана Идако по праву крови, что смешалась как во мне, так и в будущем Идако в Амайи. Я не мог ответить Асоке отказом, решение приму я и Амайя, которая только вчера пришла в сознание.

Пройдя мимо танков я направился к одиноко стоящему у дороги главе небольшого южного городка Чинкоу. Разговор с главой был в неформальной обстановке, да и не стал я его ни пугать, ни угрожать и даже слова не сказал о присяги принцессе Тэймэй. Я похвалил смелость его жителей, но, к сожалению, я не привык оставлять трофеи побежденным, меня так еще дедушка Изама с детства наставлял, а эти жизни несомненно храбрых воинов мне не нужны. Пусть живут и помнят, что не стоит меня гневить, в следующий раз ни городу, ни бойцам пощады не будет. Глава остался ошеломленным как схваткой, за которой он, несомненно, наблюдал, так и тем великодушием, которое я проявил к побежденным, а как мне высказали мои жены, дуростью. Не обобрав, не потребовав выкупа, да даже просто не запугав до седых волос, я взял и простил за дерзость целый город, что должен был нести ответственность за нападение. Потому я и рисковал один, моя дурость, мне и страдать.

А дальше я все также в одиночку и пешком пошел к разбитому в пяти километрах нашему лагерю. За эту неделю случилось многое, и не всегда все происходило так бескровно, это сейчас несущие знак демона перегоняют технику в лагерь вытаскивая из нутра танков тела и в этот раз живые.

А в первый день нашего похода все было не так, как сейчас, я не старался сохранить жизни.

Первым городом на нашем пути был пятый по размеру город юга, Пэйцен, чей глава и отчасти, наверное, городской совет, были виновны в том, что послали убийц за Тэймэй, и именно из-за них на грани жизни и смерти оказалась Амайя. Армия не стала заходить на территории юга, так как мы решили не провоцировать население. Вглубь провинции прошел лишь довольно большой отряд, состоящий в основном из марионеток Яфы и нас, одних из самых опасных владеющих Империи, которых многие оправданно называют преступниками.

Всё же нашей целью было попытаться остановить намечающееся кровопролитие, а не начать его, и, несмотря на мои явные успехи в дипломатии, было решено сперва показать что ни Тэймэй, ни я как ее муж, никого не боимся и сами, лично, готовы идти в бой. Как сказала мне Тэймэй, идеально было бы ей самой убить того человека, что послал убийц, но она не Хаона, её дан в многостихийных силах слишком мал, да и не хочет Тэймэй быть как Хаона. Так что роль главного воина, куска мяса, дипломата и торговца была на мне, и я решил, что надо начать с самого «простого», точнее самого привычного для меня.

Роль воина, бойца, или убийцы, как ни называй, а мне все же вновь придется убивать.

Город прекрасно знал о нашем появлении, только это ему не помогло. Не было штурма, не было и тайного проникновения в город, я просто шел вперед, один, в броне, на войско, что выставил город.

— Залп! — прокричали в строю.

Прогремело множество орудий, выпуская из своего нутра тонны смертоносных снарядов, что летели в меня, не отставали и владеющие. А я все шёл вперед, медленно, но верно, делая шаг за шагом. Земля вздыбилась, вокруг меня бушевал ад металла, огня и молний, но он так и не смог замедлить меня. Я смог продержаться всего несколько секунд и пройти с пять шагов, как иной крик поднялся в войсках, что атаковали меня.

Они видели, что я не атаковал, и для них это было непонятнее чем то, как я сумел выжить. Они дали мне сделать ещё с десяток шагов, и я остановился, в обгоревшей и местами пробитой броне, и обвёл глазами войска. Тысячи и тысячи людей, в которых ещё теплится жизнь, и сейчас будет решено, выживет ли город или же Асоке придется выплеснуть новый яд, что унесет множество жизней невинных. Власть на костях, не хотелось бы, но если нет иного выбора…

— Я требую поединка с теми, кто организовал нападение на мою жену, принцессу Тэймэй! Глава города, я жду твоего ответа на мой вызов, — громом разлетелся мой голос по округе, а я начал снимать свой шлем, показывая, что не хочу сражаться с теми солдатами, что стоят передо мной. Они ждали ответа главы города, полминуты, минуту, пять, десять. Перед ними стоял один владеющий, что был невероятно силен, но он был один и зачем-то стал снимать свою броню. Он силен, но сейчас его убить было проще простого, да и видно по ранам и ожогам на его теле, что он не неуязвимый. Но убить меня им мешало то, что я бросил вызов и не получил на него ответа, выйдя против целой армии в одиночку.

Ответа все не было, так как не было ни главы города, ни его клана ни в строю, ни в городе. Армия Идако была недалеко, и глава решил, что скоро будет штурм, да и про яд Идако и её учителя ему уже поведали, и он сделал свой выбор.

Схватки и поединка так и не случилось, военные решили переговорить со мной, несмотря на заявления главы города и недовольства городского совета, которого, впрочем, также не было в строю у стен города. Все же переговоры это моя сильная сторона, да и военные прекрасные собеседники, мы быстро сложили два плюс два и выяснили, что беспокоит живущих в городе как пустых так и владеющих. Я убедил людей, что город не получит никаких последствий за мой обстрел, а новые выборы, что скоро будут, помогут прийти к большему взаимопониманию и дальнейшему сотрудничеству. Никто не хотел штурма, а юг так и не успел собрать армию, хотя она уже сформировалась, но этот город никто, кроме своих жителей, защищать не собирался.

Глава города и часть городского совета не смогли далеко убежать, марионетка Яфы с подарком от Асоки настигла их и потом доставила в расположение нашего отряда, парализованными. Был суд в присутствии представителей города. Роль палача досталась Асоке Идако и она получила наслаждение от своей мести, крики не стихали всю ночь.

По ментальному каналу со мной опять попыталась связаться Яфа.

— Что-то случилось?

— Случилось, — недовольно ответила мне Яфа. — Сам говорил, что мне надо больше свежего воздуха, я тут решила позавтракать под живописным деревом, присоединишься?

— А когда я отказывался вкусно поесть?

— Всё бывает в первый раз, а вдруг откажешься, заодно и расшифровки прочтешь, там есть немало интересного. — Она обрадовалась, надеюсь, все же Яфа не сама готовила, вкусы у нее немного специфичные. Дитя пустынь, любит яркие вкусы в отличие от меня, одно успокаивает: у неё это изюминка, а у Тэймэй просто так выходит.

Она ждала меня под и вправду живописной вишней, росшей на холме в одиночестве, что сейчас цвела. Яфа на коленках хозяйничала на покрывале, пытаясь уместить кипу бумаг и небольшой завтрак. Я даже невольно этим залюбовался, не напускная улыбка Яфы радовала больше всего.

Не успел я усесться, как первым делом мне всучили в руки доклады, отчеты донесения со всей Империи и послания от Тэймэй. Яфа все косилась на красную папочку, но, поняв что я оставлю отчет Тэймэй напоследок, начала сервировать наше покрывало, пододвигая, как она думала, ко мне самое вкусное. Я же так не думал, высокая кухня диких земель вещь сложная, многогранная и неоднозначная, я слышал про семейные рецепты, о том, как правильно вырастить марионетку и какие приправы подходят к этому праздничному блюду. Яфа же готовила проще, но неделю томленая на солнц


убрать рекламу






е рыба с характерным душком не казалась мне чем-то вкусным. Но я ел, хвалил и ел.

Отчеты показывали, что моя поездка на юг проходит успешно, в столицу потекли ручейком представители непосещенных мной городов, юг, наконец, посмотрел на северо-восток, что уже начал выборы правителя, и на реформирование налоговой системы. А потом юг посмотрел на армию, к которой сейчас все присоединяются отряды как пустых, так и владеющих со всей империи, и были там уже отряды и с юга. С тех городов, что я посетил, особенно шли в армию Империи те, которые вызвали меня на поединок. Совет южных городов час назад признал притязания на трон принцессы Тэймэй законными, и заявили, что их очень беспокоит армия, которая зачем-то стоит на границе южных земель, и юг недоумевает: с кем эта армия хочет воевать? Неужели с югом, что всегда был опорой трону?

Умирать никто не хотел, почуяли силу. И теперь они опора трона. Внезапно.

Были послания и от семьи, особенно выделялась Эйко, у которой возникли проблемы с родственниками мужа, кланом Кирьяно. Она просила объявить им войну кланов, и тогда сестра всех их поубивает, а то они подали Тэймэй прошение признать её брак с Айко Кирьяно недействительным.

Было и послание от Чорруна и Этсуко, они хотят посадить Эйко в клетку, а то она может сгоряча натворить то, о чем потом пожалеет. Также они сообщили, что готовы понести наказание за череду убийств, что совершил их клан два дня назад. Они мстили и немного увлеклись, а также позвали меня на великое празднество клана Райдзин по случаю одновременных пяти свадеб. И я догадываюсь, что будущие супруги членов клана Райдзин не очень то и рады этим свадьбам.

Дальше были цифры, подсчеты, рассказы о новой системе государства, что пришла мне на ум под действием галлюциногенных средств Асоки. Которая сейчас наблюдает за мной из бинокля, как, впрочем, и Киран, что сейчас на должности моего телохранителя и не только моего тела. Каори его не простит, если со мной что-то случится.

Было и гневное послание от Чихеро и приказ привезти ей устриц с определенного залива, что должны быть выловлены в пять утра. Беременность, видать, протекает без каких-либо проблем, ну а устрицы… Ну, я всегда знал что Чихеро у меня та еще выдумщица, но не настолько же. В том проливе отродясь не было устриц. В конце письма от Чихеро была маленькая угроза за измену, она знает, что этого не будет, но все же напоминает мне, что случится, если я ей изменю.

Было и коротенькое письмо от Амайи, одно лишь слово: спасибо.

— Яфа, все очень вкусно, но я не голоден и не хочу перед маршем нагружать свой желудок, — произнес я, с улыбкой убирая поднос с едой в сторону. Ну кто бы мог только придумать безумно сладкое мясо со вкусом мяты, но как я могу сказать что не буду есть эту гадость, когда Яфа так лучится гордостью за свою готовку?

— Ну я же так старалась, попробуй хотя-бы кусочек вот этого пирога. — Мне на тарелке протянули непонятный объект немного зеленоватого цвета, Внешне и внутренне я, казалось, был спокоен, я не должен был себя выдать, только вот это не отменяло того факта, что я был в ужасе.

— А с чем он? — Мне показалось, или начинка шевельнулась?

— Сюрприз, семейный тайный рецепт. — Я молча взял кусочек, протянутый мне Яфой, так как боялся, что мой голос дрогнет. Внутреннее зрение выявило странную структуру начинки, как же мне не хватает химического анализа, боги, что же там? Так, тараканов я уже проходил, какая-то вонючая морская гадость уже была. Я не знаю с чем эта штука. Рука чуть дрогнула, но, слава богам, это ускользнуло от Яфы. А смогу ли я расщепить его психокинетикой? Нет, я должен это съесть. Зажмурив глаза, я отправил опасную штукенцию в свой желудок, что уже был в ужасе, молясь в процессе, чтобы мне и вправду показалось, что начинка шевелится.

Спешно взяв в руки красную папку, я попытался отогнать мысли о том, что вкусовые рецепторы умоляют меня вырвать их.

— Вкусно? — С интересом смотря на меня спросила меня Яфа.

— Очень вкусно. Ты просто мастер.

На пару минут я выпал из реальности и не заметил, как машинально съел все, что было для меня приготовлено под радостную улыбку Яфы. Она бы так не улыбалась, если бы засунула свой любопытный носик в эту папочку. А съел я все из-за этого кусочка пирога, чей вкус уже ничем не перебить.

— Ничего серьезного? — посмотрела Яфа на отложенную красную папку.

— Не особо, нам пора возвращаться в столицу и готовиться к коронации Тэймэй.

— О ваше величество, вы забыли про себя, — склонила голову девушка.

— Про меня никто ничего и не говорит, а вот Эми должна присутствовать, она хоть и не родная, но все таки дочь Тэймэй, и она, возможно, станет принцессой Эми.

— А ты?

— А что я? Мне и Дэйчиро Шосе быть неплохо, у Императора по локоть будут руки в крови, а Дэйчиро Шосе и своих кровавых ладошек достаточно.

— Значит, в столицу? Только зайдем в какой-нибудь городок, надо же набрать подарков, для детей и остальных. Папа, небось, сам не подумал, что Каори будет рада подарку. — Яфа сузила глаза и так посмотрела на меня, что желудок взмолился об удалении из тела. — А ты про подарки и гостинцы не забыл?

— Не забыл, вот думал где бы их приобрести. Полежу только у дерева немного, а то я так много съел и все такое вкусное…

— Лежи, а я пойду маршрут проложу, в Киньяхо прекрасные ткани, нам необходимо туда заехать.

— Если надо, то заедем, вдруг и там нас пламенно примут.

Когда Яфа ушла, я оперся о дерево и вновь взял в руки красную папку. Тэймэй была немногословна и коронация это мелочь по сравнению с тремя заговорами, что сейчас зреют. Хаос сообщил Тэймэй о том, что хранилище, где должна быть Харуки с детьми, не выходит на связь. Пять государств, а именно Федерация и четыре Империи, заявили о своих территориальных претензиях. И аппетиты у них далеко не скромные, они прекрасно понимают, что Империя ослаблена и ей не выдержать ещё одну войну. Их послы ведут себя сейчас в столице, словно это они хозяева Империи. Флоты трех Империй уже направились в нашу сторону и, пока война не объявлена, послы в открытую торгуются с Тэймэй за сохранение Империи. Если она согласится на их условия то юг будет практически потерян и все мои усилия были практически бесполезны. Владеющим юга скажут: хотите, уходите со своих земель либо умирайте, а вот пустые нужны будут новым хозяевам.

Внутренние склоки, внешняя угроза, надо сделать все быстро, чтобы все позабыли о внутренних проблемах и объединились против внешнего врага. Только они должны объединится вокруг одного человека, что и будет править, и это будет Тэймэй, но и здесь все не просто. Предателей хватает не только в столице, но и на юге, но в столице они опаснее, и потому Тэймэй просит прибыть меня и начать вырезать неугодных.

Опять кровь. Я устало вздохнул, еще десяток минут полежу и двинусь в путь, а Яфа пусть еще пару часов останется в счастливом неведении. Империи нужен убийца, и боюсь, что моя слава затмит славу багрового мародера Изамы Шосе. Все будут бояться и дрожать от одного упоминания Демона рода Шосе.


убрать рекламу












На главную » Крыс Виктор » Клан Шосе. Зарождение империи.

Close