Григорьев Алексей Алексеевич. Биомусор читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Григорьев Алексей Алексеевич » Биомусор.





Читать онлайн Биомусор. Григорьев Александр.

Алексей Григорьев

Биомусор

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Грэм сидел и пьяно улыбался, наслаждаясь ощущением эйфории и легкого всемогущества, которое дарил ему собственноручно сделанный самогон. Он пока что не напился до беспамятства, как обычно поступал в этот трижды проклятый день. Немного осовелым взглядом мужчина посмотрел на ещё один раритет — настенный календарь, который был сделан по его личному заказу из «допотопной» целлюлозной бумаги.

— 11 июня 2130 года, — глупо улыбнулся парень, ведь если учитывать тот факт, что продолжительность жизни среднестатистического человека составляла более 120 лет, то его вполне можно было так называть.

Ровно тридцать лет назад был рождён он, Грэм Коулмен. Так случилось, что на двадцатом году жизни, после его появления на свет, парню суждено было пополнить ряды «биомусора». И вот сейчас, уже 10 лет, он работал директором на свалке самого крупного космопорта Земли — Космо-Сити. Так Грэм попытался хоть немного стать ближе к своей мечте о космических полетах и освоении новых планет. Можно было подумать, что это очень престижная должность. Но тот факт, что он являлся единственным живым человеком на громадном, полностью автоматизированном мусороприемнике, говорил об обратном.

— Плевать, я ещё всем покажу, что меня рано списали со счетов, — грозно стукнул Грэм по столу кулаком.

Он всегда так говорил, когда напивался и, что парадоксально, даже верил в это. Но на утро, протрезвев, Грэм снова начинал жить своей размеренной и никому ненужной жизнью. Однако сейчас то ли самогон у него удался слишком крепкий, то ли просто так было предначертано ему судьбой, парень сделал нетипичную для себя вещь. Он, пьяно шатаясь, встал, подошёл к своему защитному скафандру, надел его, активировал ионный ранец и вылетел за пределы жилища.

— Никто и не знает, насколько я богат. Идиоты, лежащие в своих «гробах-ловушках», однажды вы ещё пожалеете, что наплевали на меня только за то, что я не способен на это, — сумбурно и пьяно бормотал Грэм, прокладывая путь к своей «сокровищнице».

Желание увидеть собранное за эти годы «добро» заполнило его мысли.

Проделав довольно длинный путь по территории свалки, он подлетел к одиноко стоящему, ничем не выделяющемуся среди тысяч других таких же, ангару, набрал пароль на консоли и вошёл в «зону дополнительной проверки». Так называл Грэм это помещение. Материал, из которого были сделаны его стены, полностью экранировал эту комнату от радиоактивного излучения космической мусорки. Конечно, радиация была не везде, а только в некоторых местах. По большей части территории свалки можно было передвигаться в обычной одежде. Просто парень специально спрятал свою сокровищницу в самом "загрязненном" районе.

Зайдя внутрь, Грэм спокойно снял скафандр и приложил палец к генетическому замку, установленному на массивной двери. Но этого было мало, после считывания его биокода ещё и сканер просветил сетчатку глаза, а вылезшая из замка иголка, уколов подушечку пальца, взяла образец крови.

И только после всех этих манипуляций раздался приветливый женский голос: — «Доступ в капитанскую рубку космического исследовательского эсминца «Варяг» подтверждён. Приветствую Вас, Командор».

Дверь отъехала в сторону и Грэм, важно раздув щеки, шагнул вовнутрь. Да, он давно уже был параноиком и шизофреником, но трудно было ожидать другого от человека, все общение которого с другими людьми состояло в отправке ежеквартальных электронных отчетов начальнику службы логистики космопорта. Парень мог бы вести другую жизнь, находясь на попечении государства, как большинство населения, отнесённого к категории так называемого «биомусора». Но презрение в глазах полноценных граждан не устраивало его. А нахождение в среде подобных себе и вовсе вызывало тоску и желание покончить с собой. Ведь быть с ними значило признать, что он такой же бесполезный и бесперспективный кусок дерьма, как и они.

«Капитанская рубка» представляла собой огромный квадратный зал, заставленный разнообразной рухлядью. Посередине него стояло удобное кресло, которое раньше находилось в управляющей каюте дорогой космической яхты. Грэм нашёл его почти полностью целым в обломках пострадавшего от попадания астероида судна.

По правде сказать, вся его работа состояла из двух вещей — отправки разнообразных отчетов и «в оперативном реагировании на экстренные ситуации». Но автоматика свалки работала идеально, и никаких сбоев за эти десять долгих лет не возникло. Поэтому Грэм целыми днями был предоставлен сам себе. Сначала он пытался изучать доступную ему научную литературу с целью совершить прорыв, сделать открытие и понять, почему же именно его, и таких как он людей, синапсы не могли взаимодействовать с пси-полем капсул-ловушек «антиматерии». Но гением в физике парень никогда не был и поэтому, бросив это скучное занятие, увлёкся другим. Грэм целый день с утра до ночи патрулировал свалку, выискивая на ней «сокровища», так он мысленно называл вещи, отобранные им для своей коллекции и помещённые в «капитанскую рубку исследовательского корабля Варяг». Это начиналось как игра, Грэм представлял себя астронавтом, а мусорка была его «открытым космосом». Но постепенно он все больше и больше начинал верить в свою исключительность. Сейчас парень на полном серьезе был уверен, что выполняет важную миссию — поиск незамеченных другими ценных предметов, которые помогут человечеству в преодолении границ Солнечной системы. И парадокс, сегодня его вера должна была воплотиться в реальность. Воистину сила человеческой мысли — поразительная вещь.

— Так, что у нас тут? Грета, доложи обстановку, — обратился он к управляющей системе, установленной им на своём «эсминце».

— Командор, все в порядке, никаких происшествий за время вашего отсутствия не случилось, — ответил все тот же приятный женский голос.

Грета была обычным искусственным интеллектом всего лишь третьего поколения, выброшенным на свалку вместе с устаревшим космическим челноком.

— Отлично, ну-ка, выведи мне список объектов, найденных в исследовательских миссиях за последний месяц, — заплетаясь языком, проговорил Грэм.

— Сделано, — кратко отрапортовал искин.

Парень открыл переданный на его персональный браслет файл, и стал изучать перечень. Когда вещь заинтересовывала его, он разворачивал ее 3D-изображение и краткое описание. Все его «сокровища» были строго запротоколированы, велась скрупулёзная фото и видео фиксация находок.

— Неизвестная биологическая субстанция из исследовательского зонда Юпитер — 3. Грета, каким числом датируется отправка и крушение этого апп… аппарата? — заикаясь, проговорил Грэм, отхлёбывая из фляжки очередную порцию самогона.

— Командор, эта информация отсутствует в базе данных, — через некоторое время прозвучал голос его помощницы.

— Странно, ещё с 2056 года после подписания Гадячского протокола данные обо всех космических объектах должны заноситься во Всемирную Сеть, в которую был преобразован ранее неконтролируемый никем Интернет. Это что получается, что зонд отправили раньше? Но почему нет отчета о его возвращении? А ну, дай мне запись того, в какой части «отрытого космоса» был найден этот объект. — Коулмена, когда он еще имел право носить фамилию, часто за глаза называли «заучка», и потому его мозг был забит различными знаниями, которые иногда, вот как сейчас, всплывали в голове.

Грэм стал просматривать присланный ему видеофайл и увидел, что он нашёл этот обломок зонда чисто случайно. Один из старых контейнеров с мусором треснул, и часть космического аппарата торчала наружу. Ее заметил Грэм в одной из своих регулярных «вылазок» и, заинтересовавшись, вскрыл емкость, найдя в ней этот образец. Тогда он не придал особого значения находке, но сейчас она все больше распаляла его любопытство. Ранее парень посчитал, что обломок обнаруженного им металла покрыла обычная плесень, возникшая от его нахождения в грязном мусорном контейнере. Но все же взял его с собой потому, что за десять лет это было первое проявление фауны на свалке. Дроиды-уборщики знали своё дело и никакого грибка, крыс или иных жизненных форм на мусорке просто не могло быть. Взял и забыл, увлёкшись дальнейшим поиском интересных вещиц.

— Получается, что никто не знает о том, что я нашёл обломок этого зонда. Грета, а почему ты решила, что эта биологическая субстанция имеет космическое происхождение, и как идентифицировала название зонда?

— В каталоге известных на сегодняшний день растений и живых организмов данные об этом образце отсутствуют, но исследования показали, что этот объект имеет сложную структуру из различных цепочек ДНК, в корне отличающихся от всех известных земных. А название зонда было вымаркировано на детали, с которой был сделан соскоб исследовательским дроидом.

Грэм по праву гордился тем, что смог починить эту машину, найденную им на все том же списанном челноке. Пусть этот робот, как и Грета, был всего лишь третьего поколения, но для Грэма это не имело значения, главное, тот вполне справлялся с теми задачами, которые парень перед ним ставил. Да и никто в здравом уме не выбросил бы на свалку новейшую технику 7-го поколения, что уж говорить о только тестировавшихся образцах восьмого.

— Хм… интересно, — проговорил Грэм и сделал большой глоток из фляжки.

— Принеси-ка мне этот образец, — смачно отрыгнув, отдал он команду Искину.

Раздалось жужжание, и дроид подкатился к нему. В его держателе была зажата маленькая прозрачная банка, в которой и находилась затребованная субстанция.

— Посмотрим, что здесь, — трясущимися руками вскрыл колбу парень.

Ему даже не пришло в голову, что это может быть опасно — брать голыми ладонями объект непонятного происхождения.

— Похоже на заплесневевший сыр. И пахнет как он, — пробормотал Грэм, рассматривая и нюхая находку.

Затем он в очередной раз отхлебнул самогона, и в его пьяную голову пришла замечательная мысль.

— Грета, включи видеозапись, — проговорил парень и, услышав щелчок реле, продолжил. — Уважаемые потомки, сейчас вы будете свидетелями эпохального события. Обнаруженный в открытом космосе древний, чудом сохранившийся, кусочек сыра будет съеден отважным естествоиспытателем. Да что уж там говорить — героем космоса, Грэмом Коулменом.

Произнеся эту дурацкую, но для его пьяного мозга искрометную речь, он широко раскрыл рот и закинул в него хранившийся в колбе образец.

— А что, не дурно на вкус… Грета, пусть зонд тащит остальное. Я выяснил с помощью эксперимента, что это отличный сыр. И теперь просто обязан съесть все, — промямлил Грэм, прикрывая один глаз.

Двумя он уже плохо видел, его зрение расплывалось. Такое с ним часто бывало, когда парень выпивал лишнее.

— В этой колбе хранился весь добытый дроидом биологический материал, — успел услышать Коулмен голос помощницы.

Потом глаза Грэма закрылись и он с громким глухим звуком уронил голову на металлическую столешницу.



Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Мое сознание медленно выплывало из тумана небытия. Где я, сколько лет прошло с того дня, когда мой последний биологический носитель был уничтожен. И меня, вершину эволюции, просто выкинуло в открытый космос. В нем я в закапсулированном состоянии летел долгое время, почти вечность, пока не столкнулся с неизвестным летающим объектом. Предположив, что рано или поздно этот объект вернётся к создавшим его разумным и они, скорее всего, окажутся биологическим видом, я прикрепился к нему. К моему счастью механических цивилизаций было очень мало, всего несколько за время моего Путешествия. Разум чаще всего возникал в органике.

Но хватит пустых эмоциональных размышлений, нужно определить, почему я очнулся. Последнее, что я помню — это как меня поместили в какое-то мертвое металлическое хранилище. Да, мой летящий в космосе объект нашли, но это случилось не так, как я предполагал. До этого события в нас врезался астероид. Ну, или мы в него. Пробив в нем дыру, обломки моего носителя глубоко вплавились в небесное тело, которое состояло преимущественно из металла. Нашли меня, судя по всему, шахтеры, которые добывали металл с пойманных астероидов путём их плавки остаточной энергией варп-двигателя. Их корабль был одновременно и плавильным заводом. Боже, какой варварский и глупый способ. По этой причине я чуть не был уничтожен, 90 процентов моего тела было сожжено. Хорошо, что часть несущего меня космического объекта состояла из металла, который не поддался плавке. Поэтому я на последних крохах доступной оставшейся энергии принял наиболее оптимальную для выживания форму и намертво вцепился в эту уцелевшую часть. Так мы вместе с другими «отходами производства» и попали, как я предположил, в емкость для утилизации мусора.

Что произошло дальше, я не знаю, но раз очнулся, то нахожусь в совместимой среде, энергии которой хватило для активации моих мыслительных процессов. Проанализировав для начала свое состояние, с ужасом понял, что почти половина моих кластеров повреждено. По сути, я стал пародией на самого себя. Хуже всего было то, что мной было утрачено знание своего предназначения. Но ничего, дайте время, и все будет восстановлено. Опыт мне подсказывал, что я уже не раз бывал на грани небытия.

Немного разобравшись с собой, стал проводить анализ среды, в которую я попал. Закончив его, я впал в ступор. Ужас — вот было наиболее близкое слово, с помощью которого можно было описать мое состояние. Я находился внутри примитивного биологического организма. Мало того, что его энергетическая составляющая находилась на зачаточном уровне, так ещё и физические составляющие удручали. Это тело неспособно было даже выдержать нахождение в открытом космосе, оно могло умереть от любого чиха. И что самое печальное, я, потерявший 99,9 процентов своих сил, тоже не переживу гибели моего теперешнего носителя.

Сначала я вообще подумал, что попал в тело андроида, потому что при сканировании мной был обнаружен управляющий чип. Но позже выяснилось, что этот чип был вживлён искусственно и, мало того, не работает как следует. Посылаемый им биокод не совпадал с генетическим кодом владельца этого тела, почему так было — непонятно. Никаких неисправностей найдено не было. Но для меня это к лучшему, иначе я был бы уже обнаружен, и кто знает, какая реакция последовала бы. Возможно, здешние власти просто приказали бы телу умереть, а я попал бы в лабораторию для опытов.

Так, что же мне делать? Связаться с носителем я не могу — его ментальные способности нулевые. Энергии, выделяемой этим телом, не хватит на мое восстановление. Уже сейчас ее едва хватает для поддержания моих мыслительных процессов. По сути, это тело такая же западня, как и тот металлический контейнер, даже хуже. Там я не осознавал себя, здесь же, наоборот, мой разум функционирует, но возможности по-прежнему нулевые. Не знаю почему, но беспомощность причиняла мне почти физические страдания. Да и как я могу знать, если половина моей долговременной памяти повреждена.

Раз за разом я проводил анализ доставшегося мне тела в надежде найти выход из сложившейся ситуации. Информация о моем новом биологическом носителе накапливалась. Она все больше повергала меня в уныние. Объект был отравлен, для вывода токсинов из организма требовалось ещё минимум 72 часа. Более того, его ментальное поле в районе головы было искривлено, что свидетельствовало о нарушении умственной деятельности. Само тело также находилось в ужасном состоянии. Мышцы атрофированы, большинство внутренних органов повреждено. Эндокринная, лимфатическая, кровеносная системы загрязнены и не выполняли своих функций в достаточном для поддержания жизненного тонуса состоянии. В общем, согласно данным анализа жить этому телу оставалось ещё лет 15. Что такое этот мизерный срок для того, кто привык жить вечно?

Провести более глубокий анализ, который позволил бы мне оценить энергетический потенциал объекта, я не мог — не хватало энергии. Но и увиденного было достаточно, чтобы цепкие лапы вновь нахлынувшего ужаса сковали меня. Я находился внутри ментального и физического инвалида, а энергии моей не хватало для того, чтобы сменить тело. Да и поможет ли смена? Вдруг это типичный образец биологического вида, населяющего эту планету. То, что я нахожусь не в космосе и не на околоземной орбите, стало также ясно из результатов анализа. Тело явно испытывало нагрузки гравитационного поля планеты. Магнитные и информационные поля, воздействующие на организм, тоже свидетельствовали об этом факте. Тем не менее, я не был бы собой, если бы сдался так просто. Немного подкорректировав управляющие импульсы мозга индивидуума, я погрузил тело в сон, чтобы его жизнедеятельность не мешала анализу. Работа была адской, энергии едва хватало для активного сканирования. Наконец я понял, что все возможные данные собраны и мне осталось лишь скомпилировать их и найти выход.

— Безвыходных ситуаций не бывает, — твердил я себе. И вот, когда отчаяние почти захлестнуло меня, был найден путь, который позволял мне спастись. Да, шансы были не велики, и существовал целый ряд опасностей, из-за которых мои планы могли быть нарушены. Но я интуитивно чувствовал, что это лучший вариант из всех возможных. Проблема была в том, что попытка у меня будет только одна. В случае неудачи повторить ее не представлялось возможным. Обычно я избегал таких крайних ситуаций, но сейчас просто не было выбора.

— А разве не в этом смысл моего бытия — преодоление и познание нового? — Внезапно возникла в сознании мысль. Она оказала успокаивающий эффект на мой мечущийся, как загнанный в клетке зверь, разум. Испытание? Ну что же, я постараюсь пройти его с честью. С таким настроем, отбросив прочь все сомнения, мой пыткий ум приступил к реализации задуманного. Интересно, что из этого выйдет? Посмотрим.


Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Пробуждение Грэма было внезапным. Будто кто-то щелкнул тумблером в голове и его сознание включилось. Обычно после запоя он долго выплывал из тяжелых дебрей похмелья, мысли ворочались неторопливо, а во рту стоял отвратительный привкус железа. Сейчас же он с удивлением понял, что чувствует себя отлично. Единственное, что мешало ему — это неприятный запах вокруг лежащей на металлической столешнице головы и тяжесть в районе паха. Подняв голову, Грэм увидел подсохшие кучки рвоты, а адаптивная одежда сигнализировала ему о том, что во время сна он несколько раз справил нужду, причём, не только по-малому. Хорошо ещё, что его рабочий комбинезон включал в себя не только усиливающий тело экзоскелет, но и минимальные гигиенические функции. Вообще, адаптивная одежда вот уже пятьдесят лет как плотно вошла в повседневный обиход. Современный человек уже и не мог представить, что может быть по-другому.

— Наверное, это из-за той космической дряни, которую я съел, — подумал Грэм. Ведь раньше, сколько бы он не выпил, подобного с ним не случалось.

— Грета, сколько времени я проспал? — озвучил он вопрос, потому что чувствовал просто-таки зверский голод.

— Командор, вы проспали 48 часов, 32 минуты и 15 секунд.

— Ничего себе! Не удивительно, что я несколько раз оправился и так проголодался. Но хуже всего другое, похоже, я допился до ручки. Иначе, как объяснить тот факт, что мной было съедено не понятно что. Да уж, нужно немедленно провести медицинское сканирование.

С такими мыслями Грэм встал и направился на выход из своей «капитанской рубки». Через некоторое время, прибыв в свой жилой модуль, он скинул одежду в очиститель, а сам взял стандартную диагностическую аптечку, приложил ее к телу в районе груди, и посмотрел на отображаемые нею показатели. Пульс был в норме, давление тоже, сахар и другие стандартные медицинские параметры не отличались от привычных для него значений.

Грэм неосознанно наносил вред своему организму, и поэтому его нельзя было назвать идеально здоровым человеком. Однако сейчас данные диагностики указывали на то, что состояние его тела даже улучшилось после поглощения той непонятной субстанции внеземного происхождения.

— Пора положить этому конец. Мне всего 30, а я уже как старая развалина.

Сейчас, без адаптивной одежды и ее экзоскелета, Грэм ясно ощутил, каким слабым он стал. А ведь ему было нетрудно выполнять нормы космодесантника. В космос не брали слабаков, тем более в исследовательские миссии, о которых Грэм грезил в юности. Но все его надежды были разбиты. В 20 лет стало окончательно понятно, что чип никогда не синхронизируется с его телом. Уже в 15–16 на него стали косо поглядывать сверстники, ведь это был стандартный срок активации. А уж после наступления граничного срока, когда ему был официально присвоен статус неполного гражданина, все немногочисленные товарищи отвернулись от него. Его место было среди 1 процента таких же как он — «биомусора». Людей, которые по неизвестным причинам не могли синхронизироваться с управляющим биочипом. По версии официальной науки, это происходило из-за того, что синапсы подобного рода людей не могли передавать необходимые для синхронизации импульсы. Однако почему так было на самом деле, точно никто не знал. Одно являлось непреложным фактом — «биомусор» был балластом. А так, все остальное человечество было счастливо: болезни были побеждены, бедность стала легендой, преступность утратила смысл.

— Так, все, не хочу думать об этом. Лучше почитаю что-нибудь полезное. Раз показатели в норме, значит, более глубокое обследование проводить нет смысла, — с раздражением подумал Грэм и направился в свой кабинет, где находилась галопанель с выходом в Мировую сеть. Вообще, полноценные граждане могли получать доступ в неё даже на ходу, но не он. Без активированного чипа он не мог подключаться к 7G напрямую, получая данные прямо в мозг. По этой же причине он не мог использовать большинство современных гаджетов. Но не это было самым печальным. Вновь отмахнувшись от невесёлых мыслей, Грэм сел на неудобный стул и активировал галопанель. Он был настолько зол, что даже забыл поесть.

— Надо заменить его. Как это я раньше не замечал, что он такой не удобный. По сути, табурет какой-то. Ну, в принципе, до этого галопанель и использовалась мной только для отправки отчетов. Сам не знаю, зачем это мне пришло в голову полазить в мировой паутине. Все равно не найду ничего толкового, одно расстройство. Вновь прочитаю про очередного гения, тело которого способно передавать гигантский объём антивещества или какой-нибудь его уникальный вид. Удивляюсь, неужели остальным интересно об этом читать? — бурча, как старый дед, Грэм между тем всё-таки развернул поисковый браузер.

Сначала он серферил без цели. Но потом увлёкся и сам не понял почему стал просматривать околонаучные сайты, специализировавшиеся на экстрасенсорике и псионике. Ещё в конце 21 века было доказано, что все самопровозглашенные медиумы были шарлатанами. Но если раньше эта тема была актуальна для многих людей, то с изобретением «капсул-ловушек» и стационарных накопителей антивещества проблема человечества с нехваткой энергии была решена. Зачем трудиться, если у тебя все есть? Зачем тебе экстрасенсы, если ты здоров, счастлив и богат? В результате, 90 процентов людей превратились в простых потребителей. Лишь 10 процентов двигали науку вперёд, их не устраивала сытая и спокойная жизнь. Именно они основали колонии на Луне, Марсе. А потом и на спутниках газовых гигантов — Европе и Титане.

— А впрочем, было ли раньше по-другому? Наверное, всегда так и было, основная масса — потребители, и лишь единицы «тягловые» лошади. Другое дело, что раньше большинству приходилось работать день и ночь для того, чтобы обеспечить себя всем необходимым, а теперь они живут на всём готовом. Отлежал свою норму в «капсуле» и делай, что хочешь. — Раздумывая над этим Грэм не заметил, что его пальцы живут самостоятельной жизнью, порхая по клавиатуре галопанели с умопомрачительной скоростью. Когда его внимание было вновь обращено на экран, перед ним была раскрыта скан-копия какой-то древней книги. Наверное, перелистывая сайты, он случайно загрузил и открыл ее.

— «Медитация, как способ самопознания», — прочитал он название первой главы. Заинтересовавшись, он хотел просмотреть все содержание книги и узнать ее название, но почему-то возможно было открыть только эту первую главу, как будто остальное содержание было ненужным. От нечего делать и из любопытства, которым Грэм всегда отличался, он решил ознакомиться с содержанием открытого им текста. Тем более объём был небольшим, всего пару десятков страниц. Как ни странно, чтение захватило его. Книга повествовала об общей пользе медитативных техник для приведения психического состояния мозга в порядок. Указывалось, что все проблемы человека находятся в его голове, а медитация лишь наиболее простой путь улучшить своё психическое здоровье, так же, как физические упражнения помогали развивать тело.

Грэм уже хотел подняться и наконец-то пойти поесть, но при этом сделал неловкое движение рукой, и перед его глазами открылась новая ссылка. Снова из любопытства перейдя по ней, он с удивлением отметил, что она привела его на сайт, где содержалось несколько практических методик медитаций. Хмыкнув, он решил задержаться возле монитора ещё на какое-то время.

Грэм всегда был не глупым и увлекающимся человеком, но годы, проведённые в одиночестве и безнадеге, изменили его. И сейчас он как будто заново родился. Апатия пропала, а на ее место пришла жажда действия. Парень, как голодный пёс, вгрызался в новые знания, все больше увлекавшие его.

— Ух-ты, я уже три часа сижу здесь. Пора бы уже и подкрепиться, тем более на кухне тоже есть галопанель. А вообще медитация — это же идеально для меня. Все, что требуется: время, сосредоточение и одиночество, чтобы тебе не мешали. А всего этого навалом. Так почему не попробовать? Нужно ещё почитать на эту тему, чтобы разобраться в ней тщательней, — с этими мыслями Грэм поднялся и от неожиданно прострелившей его тело боли пошатнулся.

— Надо же, без экзоскелета я еле передвигаюсь. Непорядок. Это тоже нужно изменить. Ведь я же Командор исследовательского эсминца, какой пример я подаю команде? — нашёл для себя аргумент Грэм, ведь его лень пыталась противиться таким свершениям. Но эта возникшая в мозгу мысль быстро подавила ее.

— И правда, нужно привести себя в порядок. А потом и остальные пусть сдают нормативы. Грэм Коулмен ещё покажет вам ребята.



Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Грэм жевал бутерброд, задумавшись. Затем быстро подошёл к стене и переключил «виртуальные» обои в режим зеркала. Это было ещё одно сравнительно недавнее изобретение человечества, причем очень удобное. Такие обои могли принимать любую заданную расцветку, которая могла меняться по желанию. То, что он увидел в зеркале, его не обрадовало. Перед ним стоял тощий с атрофированными мышцами сутулый урод, чей лысый череп был непропорционально большим на фоне этого тщедушного тела. Когда-то ярко зеленые глаза померкли и сейчас были цвета болотной тины, уголки узкого рта загнулись вниз, впалые щеки и большой нос дополняли картину. В общем, Грэм не узнал сам себя десятилетней давности, когда был вполне симпатичным и атлетически сложённым молодым человеком с густой шевелюрой, который вполне нравился девушкам.

С раздражением он ударил по стене рукой, картинка поплыла, но тут же стала на место. Для того, чтобы разрушить это чудо техники, его слабенького удара было явно недостаточно.

— Боже, как же я раньше не замечал в кого превратился? Нет, пора браться за себя, пока не стало слишком поздно. Но с чего же начать?

Справедливо рассудив, что в таком настроении нужно, прежде всего, успокоиться, он решил использовать один из недавно прочитанных им метод медитации. Он пошёл в свою комнату, лёг на кровать и закрыл глаза, стараясь отстраниться от мыслей и сосредоточиться на дыхании.


Работать с новым биологическим носителем было очень тяжело. Я еле смог направить его мысли в нужную сторону, и то пришлось использовать некорректные методы. В частности, мной было принято решение подстегнуть его ненормальное состояние. Ведь я выяснил, что, только воображая себя тем, кем он не являлся на самом деле, мой подопечный совершал хоть какие-то действия. Все остальное время он просто предавался лени, спал или страдал от своей неполноценности. Неработающий чип по неизвестной для меня причине сделал из него изгоя общества. В причинах этого я планировал разобраться в ближайшее время. Пока же ему были подброшены мной сведения о медитациях. Сделано это было по одной причине — так я мог получить полный контроль над его телом. Моей энергии пока что не хватало для перехвата управления телом, когда его сознание бодрствовало. Да я и не уверен, что это было нужно. В таком простом организме оказалась очень сложная система управления. Головной мозг руководил им посредством пе


убрать рекламу


редачи электрических импульсов. Все бы ничего, но при этом была задействована и биохимия. Импульсы проходили по цепочке через мембраны клеток с помощью разнообразных химических реакций, разобраться в которых мне пока не удалось. Конечно, я мог «разорвать цепь», остановив передачу «сигнала», но справедливо опасался «короткого замыкания». Поэтому пока действовал осторожно, ничем не выдавая своего присутствия, направляя действия моего носителя исподволь, активируя для этого нужные участки головного мозга. Теперь мое мнение о своём носителе претерпело изменения. Да, его тело сейчас было в ужасном состоянии, но вот его потенциал меня радовал. Создавалось такое впечатление, что это не взрослый индивид, а зародыш, который использует свои возможности на пару процентов от существующего максимума. Ну, ничего, уж я-то это изменю. Сейчас под воздействием моей манипуляции объект начал медитацию, что позволило мне отключить его сознание и принять на себя управление телом. Работы предстояло много, и проделать ее должен буду не только я. Грэм, как называл себя мой теперешний «хозяин», должен сыграть в процессе своего становления первую скрипку, и дело даже не в том, что кругом было понатыкано камер, которые снимали происходящее. А в том, что он меня пугал. Вернее даже не он, а «ядро» его личности, оно было очень сильное энергетически, пожалуй, самое сильное среди тех, с которыми мне приходилось работать. Это я разглядел, когда сумел накопить достаточно сил для проведения сканирования энергетического потенциала объекта.

Информация — вот было то, чего мне не хватало, поэтому я синхронизировал чип с телом и вошёл в информационное поле планеты, машинально отметив, что оно создано искусственно. Вернее даже не так, у этой планеты было множество информационных полей, которые пока не были объединены в единое целое. В принципе мне же лучше, чем примитивней их цивилизация, тем меньше шансов, что меня обнаружат, пока я слаб.

Получая данные из Мировой сети, как местные жители назвали это искусственно созданное ими информационное поле, мне многое стало понятным. Теперь я знал, почему Грэм и подобные ему люди были изгоями. Но главное, выяснилось другое — мне предстоит быть очень осторожным. Согласно большинству религиозных верований, человек, а именно таково было самоназвание моего носителя, являлся «прототипом» бога. Да, существовали различные вариации в зависимости от религии, но общим было одно — вера в свою исключительность, уникальность. Неизвестно, было ли это так на самом деле или же «сила» ядра личности парня была обусловлена тысячелетиями подобных верований. Поэтому теперь я не был уверен, что смогу подавить волю Грэма в прямом противостоянии. По крайней мере, в своем теперешнем состоянии. Кроме того, я не исключал факта, что где-то есть сверхсущность, которую люди называли Творцом, и ей может очень не понравиться мое вмешательство.

Ну, значит, решено, пока не разберусь окончательно, пусть Грэм все делает сам, а мне остаётся лишь подталкивать его в нужном направлении. Приняв это решение, я стал составлять план, который позволит достигнуть нужного мне результата. Это было нелегко, тем более я ощущал, что мое время заканчивается — сознание Грэма выходило из под контроля, и он вот-вот должен был проснуться. Мысленно вздохнув, я удвоил свои усилия, выполнив первую часть из задуманного. После чего мной была произведена процедура рассинхронизации чипа и ещё больше усилено завихрение в его ментальном поле. Он должен работать над собой, прикладывая для этого максимальные усилия, а эта аномалия в его сознании поможет мне в этом.


— Отличная штука эта медиация. И почему я раньше не додумался до чего-то подобного? Нужно будет проводить ее регулярно как минимум раз в день, — подумал Грэм, открыв глаза. Сейчас он ощущал себя даже лучше, чем когда полностью выспался. Мысли текли плавно, а настроение было просто отличное. Но самым важным было не это. Главное, он больше не ощущал себя «отбросом».

— Не я, а вы лежащие в своих «гробах» — биомусор. И я докажу вам это. Грэм Коулмен, ты избран среди миллиардов посредственностей, так соответствуй. А что, звучит, Грэм — Избранный.

С этими мыслями он поднялся, достал из очистителя свою одежду и бегом направился в кабинет.

— Если всего за три часа работы я смог найти такую полезную вещь как медитация, то нужно двигаться в этом направлении и дальше. Мной и так потеряно десять лет, не удивлюсь, если это какое-то влияние извне, подавившее мою волю. Нужно быть осторожным. Мне необходимо во всем разобраться, — бормотал парень, включая галопанель.

Так прошла целая неделя. Грэм полностью изменил свой распорядок дня. Теперь он вставал рано утром и целый день не вылезал из Сети, изучая доступную информацию. Грэм убедился, что в прошлом у него бывали проблески, во всяком случае, в поисковом браузере было сделано множество полезных закладок, чтение которых повлекло за собой цепную реакцию. Создавалось такое впечатление, что его теперешние действия запланированы им давным давно. Увлёкшись сбором данных, он не забывал и о медитациях, которые теперь проводил дважды в день — при пробуждении и перед сном.

— Ну, вот и все. Сбор информации завершён. Теперь можно приступать к выполнению моего плана. Завтра и начну, — удовлетворено откинулся в кресле Грэм.


Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

— Больно, — затряс рукой Грэм, — но ничего это только начало. Тот парень с древнего видео как-то же бил эту грушу. Значит и я смогу.

Он стоял посреди оборудованного им спортзала. Причём любой из его современников очень удивился бы и не понял предназначение половины спортивных снарядов. Да и зачем? «Гробы», как их презрительно называл Грэм, да и не только он, имели функцию миостимуляции, а подаваемая ими питательная смесь могла обеспечить рост мышц. Если ты хотел иметь красивое тело — тебе не нужно было ничего делать, просто лежать, сдавая свою норму «антиматерии». Спорт начал вырождаться ещё в начале 21 века, когда постепенно самосовершенствование, дух победы отходили на второй план. На первом плане были деньги и фармакология. Эта тенденция продолжилась и дальше, и вскоре людям стало не интересно следить за всем этим. А уж когда наступило всеобщее благоденствие, и подавно. Каждый имел столько средств, сколько ему было нужно. Поэтому все желали не смотреть на атлетов, а сами быть участниками событий. Но заниматься, прикладывать усилия не хотелось, поэтому и получил распространение киберспорт. Людям скучно было просто лежать, отдавая выработанные их телами позитроны, которые передавались капсулами в Хранилища энергии. Поэтому в Мировой сети было множество виртуальных развлечений, и киберспорт по популярности отнюдь не был на первом месте. Девятнадцать миллиардов человек ежедневно вырабатывали огромное количество антиматерии. Достаточное для реализации многих амбициозных проектов, о которых еще пятьдесят лет назад никто и мечтать не мог. Позже выяснилось, что человеческое тело может вырабатывать не только позитроны, но и другие ее виды антивещества.

Люди стали самым ценным ресурсом на Земле. Ещё бы, ведь с их помощью вырабатывалась дармовая энергия. Давно было установлено, что при столкновении материи и антиматерии выделяется огромное количество энергии, вот этот факт и использовался для ее получения. «Бесплатной» энергии стало столько, что надобность в других источниках отпала. Солнечная энергия, ядерные станции, зачем все это, если можно было просто лежать в капсулах, сдавая норму, и ничего не делать. Кроме того, после решения проблемы с энергией все производства были автоматизированы и не требовали присутствия человека. Люди наконец-то стали теми, кем всегда мечтали — царями природы, в их функции входил лишь контроль.

Но взаимодействовать с капсулами и другой техникой могли только люди с синхронизированными чипами. Как правило, проблем с этим не возникало, за исключением примерно одного процента людей, к которым и относился Грэм. Они были бесполезны и находились на попечении государства. Их официально признали неполными гражданами, или «биомусором», как презрительно называли их остальные.

Войны и другие межгосударственные конфликты тоже исчезли, ведь в них гибли люди, которые отныне являлись самым ценным ресурсом. Разделение на государства ещё сохранилось, но после образования Земной Конфедерации Независимых Государств (ЗКНГ), в которую вошли все страны планеты, межнациональные границы и различия исчезали с огромной скоростью.

Раньше Грэм тяготился от своей бесполезности, теперь же он видел в ней исключительность. Его план включал в себя его физическое и психическое развитие. Причём, прочитав и продолжая читать огромное количество литературы на эту тему, он понял одно — без развития физической составляющей невозможно развитие энергетической и духовной. Это как дом без фундамента. Именно поэтому он построил этот спортзал и полосу препятствий.

— И это только первый шаг. Теперь я понял, это все Заговор. И мне предопределено судьбой раскрыть его. Но сначала я должен стать сильнее. А уже потом повести за собой моих братьев проторенным путем. Единственных людей, которые находятся вне системы всеобщего свинства.

В своём воспаленном мозгу Грэм уже представлял себя великим революционером.

— Так, крав-мага, боевое искусство армии израильтян, и джиткундо, я выбрал два эти вида боевых единоборств для освоения. Первое за его эффективность, а второе — потому, что его философия выживания любой ценой мне подходит. Да и что это за боевые искусства без философии? — так думал Грэм, нанося удар за ударом по тяжелой, подвешенной к потолку ангара, груше.

Стоит отметить, что первую половину дня он занимался общими физическими упражнениями, комплексы которых он также нашел в мировой паутине. Вопрос со спарринг-партнёрами он наделся закрыть позже. Даже уже начал решать эту проблему — нашёл на территории свалки, контейнер с бракованными андроидами. Теперь осталось только починить несколько и запрограммировать на нужные действия. Но сначала он должен был привести своё тело в порядок и наработать ударную технику. Приемы крав-мага требовали физической подготовки и партнера для отработки, поэтому он решил сосредоточиться на джиткундо. В своих занятиях он использовал достижения современной науки, причём решил не жалеть себя. Так, кряхтя, он надел на себя специальную адаптивную одежду. В ней не было экзоскелета, зато были электроды, которые били его током каждый раз, когда он наносил удар с нарушением техники. Встроить в «одежду» подобную программу, а тем более составить ее на основе имеющихся видеофайлов с боями и тренировками мастеров, было для него нелегко, но он справился с этим. Не упустил Грэм в своём плане развития и фармакологическую составлявшую, заказав в современном магазине спортивного питания соответствующие препараты. Их перечень ему выдала программа-бот, которая случайно попалась ему в кандидатской работе учёного одного из биологических университетов. Суть ее была в том, что она составляла системы питания под заданные условия. Вот Грэм и вбил расписание своих тренировок и получил список рекомендованной фармакологии и режима питания. Если раньше он считал себя Командором исследовательского корабля, то теперь Спасителем человечества. Старое увлечение не отошло на второй план, он все также рыскал по свалке в поисках полезных вещей. Но цель теперь была другая — совершенствование себя и создание предметов, помогающих ему в этом. Ведь после освоения искусства рукопашного боя в его планах было овладение холодным и огнестрельным оружием. Но до этого было ещё далеко.


Старик Готар Лебауер, или как называли его за глаза Питбуль, откинулся в кресле. На лице его играла довольная улыбка. Только что он посмотрел присланный ему штатным психологом видеофайл.

— Так вы говорите, Стюард, что этот человек может быть опасен?

— Да, господин начальник космопорта. Вы же знаете, что мы являемся режимным объектом, поэтому согласно инструкциям все неполные граждане находятся под наблюдением. Просматривая отчеты камер, я заметил странности в поведении Грэма.

— Это тот самый, который раньше воображал себя Командором исследовательского судна?

— Да, это он, ваша память делает Вам честь.

— Пустое, этого «биомусора» всего-то с десяток человек на весь порт. Но в чем опасность, он и раньше был невменяемым, разве нет? Вы же сами прошлый раз давали рекомендацию оставить все как есть?

— Да, но не теперь. Вы посмотрите — он оборудовал на территории свалки целый полигон. Днями и ночами упражняется в рукопашном бое. Да вы только гляньте, что он творит с андроидами. Да если об этом узнает ОЗА (Общество защиты андроидов), нас по судам затаскают. Вы же знаете, что в Конгресс ими внесен законопроект, который предлагает уравнять права неполных граждан и андроидов. Хотя последние и полезней, как по мне.

— Не накаляйте, Стюард. Не с андроидами, а с бракованными андроидами, выброшенными на свалку. Почувствуйте, как говорили мои древние предки, разницу.

— Но все равно, этот Грэм стал излишне агрессивен. Я считаю, что нужно снять его с должности и направить на принудительное лечение.

— Можете считать все, что вам угодно, но начальник здесь я. Вы разве не читали, что парень грезил исследовательскими миссиями в дальний космос? Лично я считаю, что на лицо улучшение в его состоянии, и желание привести себя в форму этому подтверждение. Какой же исследователь космоса из дохляка?

— Возможно… но все равно он чрезмерно агрессивен.

— А знаете, Стюард, я думаю, что вы задержались на своей должности контроллера психического состояния неполных граждан. Как смотрите на повышение до класса штатного психолога третьей категории?

— Я… даже не знаю… Ну, конечно, согласен, — достаточно быстро определился с решением психолог.

Он понял, что Питбулю зачем-то нужен этот странный человек, и предложенная ему должность является ничем иным, как своеобразной взяткой за его, Стюарда, молчание. Ну что же, повышение он должен был получить только через 5 лет, поэтому плевать на этого Грэма Коулмена и все, что с ним случится. Лучше действительно забыть о нем.

— Тогда я подаю ходатайство о повышении?

— Да. И не забудьте «почистить» свои наработки. У нового специалиста, который придет на ваше место, не должно быть предубеждений. Надеюсь, мы поняли друг друга?

— Да, сэр, конечно, я все понял.

— Ну, тогда вы можете быть свободны.

Когда психолог покинул кабинет, Готар ещё раз довольно улыбнулся.

— Похоже, этот парень именно то, что мне нужно, чтобы преподать урок этим снобам из ЗКНГ. Да и остальные заскучали. Все-таки в этом всеобщем благоденствии есть одна невыносимая вещь — скука. Ладно, ещё целых два месяца, надеюсь, он не сбавит обороты.


Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

— Тьфу ты, опять сломался, — зло сплюнул Грэм, посмотрев на дымящегося андроида.

После месяца занятий общей физической подготовкой и джиткундо, он вот уже три недели параллельно практиковал и крав-мага. Как оказалось, запаса бракованных роботов, партия которых насчитывала всего в 200 штук, могло не хватить для его целей. Спарринги проводились в полную силу и андроиды часто ломались, не выдерживая непрофильных нагрузок.

Другой на месте Грэма удивился бы, как это его, пусть немного и приведённое в порядок, тело выдерживает такие нагрузки? Но он все списывал на свою гениальность и на полезность медитаций, которые он проводил теперь уже четыре раза в день.

— Другое дело, — довольно произнёс Грэм, смотря на своё отражение в зеркале. От былого хлюпика не осталось и следа. За эти два месяца его тело сильно преобразилось. Пусть он еще не стал суператлетом, но перестал сутулиться, мышцы налились и приобрели твердость. Но самое главное взгляд — его глаза горели зелёным огнём так ярко, как никогда раньше, даже когда он в 15 лет стал первым на всём курсе по результатам экзаменов. Казалось, парень даже вырос немного за эти дни.

Все это время Грэм занимался как проклятый. Его расписание вызвало бы удивление даже у профессиональных военных ЗКНГ. Да, ещё оставались и такие. Пусть общество и отказалось от насилия, но внешнюю агрессию из космоса никто не отменял. А потому институт армии был сохранен, хоть и не имел такого влияния как раньше.

Два раза по четыре часа парень занимался рукопашным боем — поровну джиткундо и крав-мага. Ещё четыре часа занимали медитации, два часа работа в мировой сети и составление дальнейшего плана развития, и заканчивал день он двумя часами общей физической подготовки. Если исключить еще и повседневные обязанности, то на сон оставалось всего шесть часов, но Грэм не чувствовал усталости. Наоборот, его мотивация была запредельной.

На поддерживающую фармакологию и на закупку недостающих для его плана деталей Грэм потратил все свои накопления. Ему, как служащему космопорта среднего звена, начислялась заработная плата. Раньше он просто не знал, куда тратить эти деньги, и они мертвым грузом лежали на его банковском счету. Сейчас же там осталось всего несколько единиц крипты, единой валюты Земли. Вот уже почти 30 лет платежи осуществлялись по безналичному расчету и только криптами. Все другие валюты были упразднены за ненадобностью.

— Что-то я немного устал. Нужно отдохнуть и помедитировать. А затем можно расслабиться и устроить себе день отдыха. Как-никак сегодня рубикон — прошла ровно половина из отведённого на первый этап моего плана времени.

Вдруг эти мысли парня были прерваны противным зуммером, который раздавался из его кабинета и дублировался динамиками всего жилого модуля.

— Красная линия? Что случилось? — удивился Грэм и последовал в кабинет к стационарной мобильной станции.

Раньше бы это испортило ему настроение, ведь невозможность напрямую общаться с другими людьми также была обусловлена его статусом «биомусора». Для остальных граждан не являлось проблемой связываться между собой в любой точке планеты. Изображение при этом выводилось чипом прямо на сетчатку глаза. Но сейчас ему было плевать на это, у него была своя цель, а мелкие неудобства его не интересовали.

— Грэм, служащий второй категории, слушаю вас, — поднял он трубку переговорного устройства.

Следует отметить, что неполные граждане теряли право называть себя по фамилии. У них оставалось лишь имя. Да, в их личных делах она сохранялась. Но вот представляться они могли только по имени. Полные же граждане могли к ним обращаться как угодно.

— Готар Лебауер, начальник космопорта. Ну-ка, включи видеосвязь, сынок.

Грэм, сам не зная почему, наверное интуитивно допустил нарушение регламента. По красной линии, предназначенной для экстренной связи, разговаривать надлежало с включённой видеосвязью.

— Да, сэр, слушаюсь. Что-то случилось? — спросил Грэм, включая камеру.

— Нет, просто такому занятому человеку, как я, некогда ждать пока ты услышишь мой вызов. А эта линия дублируется по всей территории мусороприемника.

— Я зачем-то понадобился Вам?

— Можно сказать и так. Ну что ж, я смотрю ты в хорошей форме, просто орёл. Скажи мне, с какой целью ты занимаешься?

— Я подумал, сэр, что рано или поздно ученые найдут способ синхронизировать биочипы и для моей категории граждан. Поэтому мне нужно быть в форме к этому моменту, — выдал заранее подготовленную версию Грэм.

— Похвально-похвально, немногие из неполных граждан думают так. У меня есть к тебе одно предложение, — вслух ответил Готар, а про себя подумал: «Кому ты вешаешь эту лапшу на уши, сосунок?»

— Какое предложение, сэр?

— Пока я всего лишь озвучил тебе намерение его сделать…. Я смотрю, ты увлёкся боевыми искусствами? — сменил тему Лебауер.

— Да, это оптимальный способ быстро набрать физическую форму.

— Ну, тогда давай поступим так, скажем, через два месяца я устрою тебе небольшую проверку на предмет твоих навыков рукопашного боя. И если ты ее выдержишь, тогда и сделаю своё предложение.

— Как вам будет угодно, сэр.

— Ну, вот и хорошо. Кстати, я видел, что у тебя почти закончились средства, если нужно ещё что-то, можешь запрашивать в разумных пределах. Скажем, в сумме эквивалентной той, которая была у тебя на счету. Ну все, сынок, мне пора, дела. Я свяжусь с тобой через два месяца, не разочаруй меня, — сказал Готар и отключился.

После разговора с начальником космопорта Грэм, как и планировал, направился в свою спальню, лёг на кровать и приступил к медитации. Но на душе у него было неспокойно.


Меня, в отличие от этого глупого Грэма, очень насторожил звонок начальства. Это означало только одно — действия моего подопечного вызвали интерес. То, что за ним ведётся наблюдение, я понял давно, и сейчас лишний раз радовался своей осторожности, граничащей с паранойей. За это время я ни разу не проявил своего присутствия, которое могли бы заметить средства слежки. А действовал только в моменты медитаций, синхронизировав чип и подключаясь к мировой паутине. Причем все следы после таких входов были мной подчищены, я каждый раз менял коды синхронизации чипа. Уверен, что, даже обнаружив мое присутствие в сети, местная служба безопасности стала скорее бы искать хакера, ведь Грэм был априори вне подозрений.

Подопечный же меня радовал и печалил одновременно. Радовал своими успехами и потенциалом своего тела. Хотя львиную долю, если не все его успехи, я мог бы приписать себе. В частности, его быстрое восстановление после тренировок и от травм было обусловлено не столько местной фармакологией, сколько постепенно внедряемыми мной в его кровь биороботами. Это были создания биологического происхождения, подобные механическим нанороботам, которые использовались местными для лечения различных заболеваний. Их отличие заключалось в повышенной эффективности, а также в том, что этих биороботов невозможно было обнаружить на сегодняшнем уровне развития данной цивилизации. А уж большинство ее возможностей было первым делом изучено мной, на это я тратил почти 80 процентов времени медитаций моего носителя.

На создание их колоний шла почти вся собранная мной в периоды бездействия энергия. Пусть это пока что были простейшие молекулярные биороботы, которые выполняли только одну функцию — восстанавливали клетки организма к их первоначальному «идеальному» значению. К сожалению, их было создано мной ещё очень мало, и они гибли в процессе выполнения своих задач. Но и так, раз в сутки, они возвращали клетки организма к их изначальному виду. Этим своим вмешательством я уже увеличил срок жизни своего носителя на пятьдесят лет. Кроме того, в случае получения повреждений эти роботы могли излечивать их. Теоретически они могли восстановить даже все тело, при условии, что осталась целой хоть одна молекула. Но на практике все было не так просто. Во-первых, для такого восстановления требовалось просто гигантское их количество, сейчас не накопилось и доли процента необходимой для этого. Во-вторых, мной ещё была не до конца изучена энергетическая и ментальная структура носителя. Да что там, я даже в физиологии еще не разобрался до конца. К примеру, я не мог точно знать, разрушится ли ядро личности, как говорили местные «душа», при полном уничтожении тела или какое-то время ещё будет существовать. В общем, я ещё был не готов к глобальным противостояниям в этом слабоизученном и плохо подготовленном теле.

Печалил же тот факт, что Грэм был очень ленивым и для того, чтобы победить его лень и заставить работать на износ, мне пришлось все больше подстегивать нарушения его психики. Так что теперь я не был уверен до конца, смогу ли восстановить «нормальность» его личности позже. Но приходилось использовать грубые методы, потому что время поджимало, шутка ли, вначале было всего 15 лет активного жизненного срока. Да, сейчас я увеличил отмеренное мне время до 65 лет и, казалось, мог вздохнуть спокойно. Но этот звонок начальника космопорта с потенциальным предложением, связанным с искусством рукопашного боя моего носителя, не предвещал ничего хорошего. Теперь мне придется пересматривать планы и вносить коррективы. Одно хорошо — мы получили дополнительное финансирование. А то я уже стал придумывать различные мошеннические схемы для получения крипты. Закупка фармакологии была лишь каплей в море, основные суммы шли на приобретение различных запчастей и оборудования, назначение которых Грэм пока не понимал. Да, я перестраховывался, приобретал все необходимое по частям, разбивая эти закупки по срокам, контрагентам и другим параметрам. Так, детали для сборки древнего прессовального станка были закуплены в разное время, причём последняя партия с необходимыми элементами пришла только вчера. Зачем был нужен этот антиквариат, Грэму предстояло ещё узнать. Жаль, конечно, что я не мог позаботиться о слежке сразу — не было необходимого оборудования. Но в ближайшее время это будет исправлено, и наблюдатели будут видеть только то, что я захочу. Сделав краткий анализ ситуации, я вошёл в Сеть и начал вносить коррективы в планы Грэма, делая правки и внося в файлы новую информацию. Причём делал это не прямо, а путём добавления ссылок и сносок так, чтобы носитель не заподозрил моего вмешательства. Зачастую я сам писал статьи или даже книги, на которые вели эти «линки». Вот и сейчас мной была создана целая статья в древнем журнале, которая обосновывала закупку необходимых мне биологических реактивов. Да, исходя из новой опасности, я решил рискнуть и начать раньше времени процедуру своего восстановления. Ну, ничего, начну с тех сегментов, которые местные не смогут обнаружить. Надеюсь, когда я буду замечен, то опасности как таковой эта жалкая цивилизация для меня уже не составит. Хотя, наверное, это я излишне перестраховываюсь в своих попытках скрыть мои действия от носителя и местной администрации. Грэма заботило сейчас только одно — природа своей Избранности и освобождение своих так называемых «братьев», как теперь он называл других граждан из категории «биомусора». Причём, каким образом произойдёт это освобождение и от кого, парня не очень интересовало. Главное, на этом этапе быть готовым к свершениям, эту мысль я сумел заронить в его голову. А его начальству и вовсе плевать на него — какой-то «биомусор» не заслуживал внимания. Но, как говорят местные, береженного бог бережёт, и я согласен с этой пословицей, тем более сейчас, когда полностью во власти обстоятельств из-за своей слабости.

Проделав все необходимые манипуляции в сети и запустив в кровь носителя очередную колонию биороботов, я перешёл в режим наблюдения, отдавая управление телом Грэму.

— Лишь бы этот идиот ничего не напортачил, — было последней моей мыслью перед отключением.


Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Два месяца, озвученные начальником космопорта, пролетели очень быстро. Грэму пришлось ускорить темпы физической подготовки и завершить за четыре месяца то, что он планировал сделать за полгода. Все эти дни он спал всего по четыре часа. Оставшееся время Грэм занимался. Им была закуплена и разбита в щепки ещё одна партия андроидов. А выдержать сумасшедший темп тренировок помогла закупка биологических реактивов, на сведения о полезности которых он случайно наткнулся в сети.

«И как я раньше мог быть таким глупым? Ощущение своей силы — это же так приятно», — подумал Грэм, смахивая со лба пот.

На тренировочном поле лежало пять тел полностью разрушенных андроидов. Он без проблем одолел их только что в спарринге. Пусть программа для имитации их боевых навыков и была примитивна. А какой она могла ещё быть, ведь написал эту программу сам Грэм. Но, тем не менее, вес каждого из роботов был около 120 килограмм, а конструкция была дополнительно усилена. Ведь это были старые военные образцы, забракованные по причине «неудачной имплантации» личностной матрицы.

Человечество научилось отчасти копировать и переносить то, что их предки называли «душой». Реальную человеческую душу поймать и вселить в другое тело ученым пока не удалось, но вот создавать похожие «матрицы» они научились. Пусть эти «пародии» и были крайне примитивны в сравнении с созданным неизвестно кем оригиналом. В теле каждого андроида была подобная псевдодуша, но иногда по неизвестным причинам процедура ее внедрения давала сбой, и роботы оставались «тупыми», способными лишь на простейшие действия. Кстати, именно за эти «матрицы», имплантированные в данный класс роботов, их и назвали — «андроиды».

Ни о каком восстании машин не могло идти и речи, все эти роботы имели чипы, которые раз в день сбрасывали их «личности» в изначальное состояние. Поэтому о психологическом развитии этих существ говорить было невозможно. По сути, человечество выступило в роли творца, создав новую полностью подконтрольную ему расу. Правда на сегодняшний день существовала организация ОЗА, которая ратовала за то, чтобы отменить все ограничения и уравнять андроидов в правах с неполными гражданами. Это они обосновывали тем фактом, что для дальнейшей экспансии в космос необходимо было наличие большого количества людей. А большинство последних не желало участвовать в этом опасном и трудоемком мероприятии.

Таким образом, сейчас руководство планеты стояло перед выбором — снизить темпы изучения и колонизации Солнечной системы, а про дальний космос вообще забыть, или сделать из андроидов почти полное подобие людей. Для этого необходимо было две вещи — отмена ограничения на приобретение ими опыта и вселение их лично


убрать рекламу


стных матриц не в механические тела, а в искусственно выращенные биологические клоны. Биологические тела андроидам были нужны по одной причине — использовать механические было затратно. Тем более, в миссиях, связанных с риском, а стоимость выращивания клонов была копеечной. Энергии-то было с избытком, а вот полезных ископаемых — ограниченное количество. Если даже учесть их запасы в Солнечной системе, которые сейчас только начинали осваивать.

Полноценными гражданами андроиды быть не могли, потому что, как показывали эксперименты, при помещении их «искусственных душ» в биологическое тело, они, как и «биомусор», не могли синхронизировать свой чип и соответственно вырабатывать антиматерию.

От этих мыслей Грэма отвлёк звонок по красной линии. Он ждал его, но все равно тот прозвучал достаточно неожиданно. Сейчас ему уже не пришлось идти к стационарному переговорному устройству в свой кабинет, он предусмотрительно оборудовал подобное на своём тренировочном поле.

Готар ехал на мусороприемник космопорта, пребывая в предвкушении. Полчаса назад он уведомил Грэма о своём прибытии. Составленный им план мог негативно отразиться на его репутации. Поэтому он решил лично убедиться в реальности задуманного.

— Не сильно ли я поднял планку для этого испытания? Не каждый военный десантник с отключённым чипом болевым порогом и усиленный техническими средствами выдержит подобный экзамен. Эх, да ладно, мне нужна стопроцентная уверенность. Иначе до конца дней в меня будут тыкать пальцем и смеяться. Сейчас же так мало развлечений для «настоящих» людей, а не тех «батареек», которые днями лежат в «гробах».

Грэм стоял и смотрел на начальника космопорта. Никакими выдающимися внешними или физическими данными тот не обладал. Обычный сухонький старичок с невыразительной внешностью. Такое было о нем впечатление до тех пор, пока собеседник не встречался с его взглядом. Серые, глубоко посаженные, глаза многих заставляли трепетать, было в них что-то необычное и даже страшное. Этот человек смотрел на тебя как на букашку, и сразу становилось понятно, что с ним лучше не шутить.

— Рад познакомиться с тобой, Грэм, — протянул руку Готар.

— Знакомство с вами честь для меня, сэр, — пожал ее парень.

Перед ним действительно была легенда Космо-Сити. Готар Лебауер в своё время участвовал в основании всех 4-х существующих земных колоний. И если на Луне и Марсе он просто был рядовым колонистом, то уже при освоении Титана и Европы занимал должность сначала капитана исследовательского крейсера, а потом и вовсе руководил в течение двадцати лет колонией на Титане. Вне всякого сомнения, стоящий перед Грэмом человек принадлежал к земной элите, и к его мнению прислушивались даже шишки из конгресса ЗКНГ. Сейчас, правда, Лебауер был в небольшой опале из-за его «радикальных» взглядов, которые заключались в том, что он ратовал за введение «космической повинности» для каждого полного гражданина Земли.

— Ладно, давай закончим с формальностями. Я смотрю, это место подходит для прохождения испытания, — обвёл взглядом тренировочный плац Готар.

— И каким оно будет?

— Ничего сложного. Это будет связано с тем, чем ты занимался последнее время. Тебе просто нужно победить вот этого андроида, — Лебауер отдал мысленную команду и люк глайдера, на котором он прибыл, открылся.

Из него вышел высокий мощный робот, одетый в адаптивную одежду с усиленным экзоскелетом.

— Ты бы тоже оделся нормально, — предложил старик Грэму, так как тот был одет в простой хлопчатобумажный тренировочный комбинезон и берцы.

— Не стоит беспокоиться, сэр. Для истинного воина содержание важнее формы и лишь воля является ключом к победе.

— Ну, смотри сам, но на твоём месте я бы не был таким беспечным и самоуверенным, — пожал плечами Готар, а про себя разочарованно подумал: — «Этот парень идиот. Не расспросить о противнике — это очень глупо. А то, что он вышел на бой считай «голый», вообще не лезет ни в какие ворота. ну что же, пускай поломанные кости станут ему уроком».

Лебауер даже хотел отменить испытание, но старая привычка доводить дело до конца не дала ему этого сделать. Поразмыслив, он сел в кресло, которое было принесено слугой-андроидом и, закинув ногу на ногу, стал наблюдать за происходящим.


Я мысленно проклинал этого тупицу Грэма. Это неслыханно выйти против боевого андроида «А» класса без усиления своего тела хотя бы адаптивной одеждой с экзоскелетом. Да ещё и не разузнав о его боевых характеристиках. А они впечатляли. Этот робот был специально создан для предполагаемых в будущем космических столкновений. Он рассматривался как замена десантнику-штурмовику при проведении абордажа. Подавление живой силы противника любым способом — это была основная задача этого «чуда техники». Соответственно, в его «мозг» были залиты все необходимые базы знаний, а тело усилено.

То, что моему носителю будет противостоять именно этот робот, прозванный ещё «крушитель», мне стало понятно сразу, едва лишь он вышел из глайдера. На сегодняшний день я уже обладал воистину энциклопедическими знаниями о здешней цивилизации.

Кроме того, поглощаемая Грэмом биомасса заказанных мной реактивов позволила мне восстановить около одного процента своего тела, которое я начал выращивать возле головного мозга носителя. Соответственно, теперь у меня была возможность быть активным не только во время медитаций, ведь количество доступной мне энергии возросло. Правда, в период бодрствования носителя я пока ограничивался простым наблюдением, побаиваясь реакции «души» Грэма, которая находилась вне тела, представляя собой прикрепленный над головой в районе затылка торообразный шар. Это я тоже сумел рассмотреть в энергетическом зрении, когда наконец-то обрёл хоть какое-то подобие своего тела. Бездействовать приходилось по той причине, что «душа» реципиента была очень сильна энергетически и непонятна мне, поэтому я решил не рисковать. Жаль, что из-за ограниченности своих возможностей мне пока было недоступно сканирование окружающего пространства. Хотел бы я сравнить энергетические структуры моего носителя и, скажем, хотя бы вот этого старика.

Вообщем, из-за необдуманного поступка парня я пребывал в ступоре и лихорадочно раздумывал, что же делать? Но мои мысли, да и вся активность, внезапно были прерваны. Из энергетического тела «души» носителя на меня обрушился мощный удар, который не только перевёл меня в режим пассивного наблюдения, но и к моему ужасу разрушил все управляющие структуры моего тела, которые я с таким трудом выстроил в организме парня.


— Ничто не может поколебать меня на Пути, все препятствия будут уничтожены, — подумал Грэм и ощутил, как волна энергии пронеслась по всему его телу, вымывая неуверенность в своих силах. Довольно улыбнувшись, он ещё уверенней сделал шаг навстречу стоящему неподвижно андроиду.

«Крушитель» в свою очередь замер, производя сканирование объекта, подавить физическую активность которого ему поступила команда. Все вмонтированные в него устройства показывали, что перед ним простой человек без каких либо средств усиления, поэтому он решил действовать в щадящем режиме, ведь полученный им приказ не требовал убийства противника.

Робот сделал несколько шагов к замершему неподалеку человеку и нанёс молниеносный удар в голову. Каково же было его удивление, когда противник просто подсел под его рукой, пропуская атаку над головой, одновременно нанося удар ему в подмышку. Сила удара была смехотворна, он даже ее не почувствовал, но тот факт, что соперник смог с легкостью избежать тычка в голову и атаковать, насторожил робота. Ещё больше ускорившись, он вновь напал на человека, нанеся серию быстрых ударов. Но соперник вновь избежал попаданий, каждый раз ловко отпрыгивая. На губах этого странного парня играла презрительная улыбка.

Будь андроид человеком, это, может быть, и вывело его из себя, но его механический ум был спокоен. Он посчитал такую свою стратегию боя выигрышной. Враг не мог навредить ему своими ударами, а все время защищаясь соперник рано или поздно допустит ошибку. Не говоря уже о том, что выносливость человека была гораздо ниже. Робот мог сражаться в предложенном им темпе около суток, практически не уставая. Поэтому «крушитель» продолжил атаковать соперника, стараясь ещё больше взвинтить темп.

Грэм, внешне спокойно и с улыбкой на лице, избегал атак робота, но его разум искал путь к победе. Ведь нанеся пробный удар в уязвимую зону соперника, он понял, что ему никогда не пробить крепкое, созданное из синтетических полимеров, тело андроида. А значит и победить было невозможно. Но философия джиткундо была таковой, что для выживания нужно использовать любые методы. Стиль крав-мага также обучал этому. Вообще странно было, что, изучая такие рациональные направления боевых искусств, Грэм так необдуманно полез в бой. Этому была одна причина — он поверил в свою избранность, а также в то, что ему открылся истинный Путь.

Джиткундо и крав-мага были ничем по сравнению с этой верой в себя, они рассматривались им лишь как инструменты самосовершенствования, не более. Но вовремя вспомнив их доктрины, Грэм огляделся по сторонам.

— Конечно, я был прав — подумал он, увидев то, что приведёт его к победе, улыбка, игравшая на его лице, стала ещё шире. Теперь у него был план, реализовав который он победит.


Когда «крушитель» метнулся к Грэму, нанося удар, Готар уже хотел отдать приказ о прекращении боя. Ему стало жалко парня, и он захотел свести количество полученных им увечий к минимуму. Но увидев, как Коулмен с легкостью избежал атаки, он даже привстал от неожиданности с кресла. Плюхнувшись обратно, старик постарался успокоиться и стал наблюдать за дальнейшим ходом боя.

— Ну, мне все ясно. Парень действительно хорош, но победа ему не светит. Он просто не сможет нанести никаких повреждений роботу, а потом выдохнется и проиграет. Но для моих целей его навыков, пожалуй, достаточно, — подумал Готар и снова хотел подать роботу сигнал о прекращении боя. Но тут он заметил, что улыбка парня стала ещё шире, тот как будто нашёл выход из сложившейся ситуации. Грэм просто таки излучал силу и уверенность. И такой опытный человек, как Лебауер не мог не заметить этого.

— Ну, хорошо, посмотрим ваш бой до конца. Даже если этот андроид оторвёт тебе голову, я не остановлю бой, — принял решение старик, и его лицо тоже посетила улыбка, так схожая с той, которая сейчас мелькала на губах парня. Улыбка принявшего решение и уверенного в себе человека, который готов пойти до конца.


Грэм уклонялся от ещё ускорявшихся атак робота, продвигаясь при этом в нужном ему направлении. Когда он достиг необходимой точки, то подцепил ногой лежащий на полу кабель, ведущий к оборудованному им переговорному пункту и, воспользовавшись движениями противника, заплёл тому ноги. Андроид не ожидал от человека такой подлости, а потому запутался и от большой инерции, набранной его телом при атаке, упал на пол. Да, это было лишь временное замешательство. Но именно эта секунда и нужна была Грэму, а также относительно беспомощное состояние соперника, которое позволит нанести акцентированный удар в выбранную им точку. Тот помнил, как мастера боевых искусств разбивали доски, крушили кирпичи, сконцентрировав свою волю в одном мощном ударе. Кончено, эти предметы были несравнимы по крепости с телом робота, способным выдерживать не только огнестрельные выстрелы в упор, но даже маломощные лазерные атаки. Но Грэм был уверен в своих силах. На мгновение он прикрыл глаза и с выдохом, приседая, обрушил свой кулак на голову упавшего андроида, вкладывая в этот удар всю свою волю к победе и накопившуюся в нем злость.


— А толку? Все равно это ничего не даст. Даже если робота ударит электричеством, когда он разорвёт этот кабель, это будет ему неопасно, — подумал Готар, наблюдая картину боя. Но дальнейшее повергло его в шок.

Парень ударил, с выдохом приседая и вкладывая в эту атаку всю мощь своего тела. Скорость его действий была такова, что Лебауер с трудом смог уловить сам момент удара. Но он готов был поклясться, что руку Грэма при этом на мгновение окутал неяркий белый свет. После атаки раздался треск и Готар увидел, как парень поднимается, а рука его плетью висит вдоль тела, скорее всего сломанная в нескольких местах.

— Что и требовалось доказать, — сплюнув на пол, сам не зная почему расстроившись, подумал Готар. Но потом он обратил внимание на андроида, тот не мог встать. Его тело, ноги и руки хаотично дёргались. Сейчас он напоминал игрушку, поломанную злым ребёнком.

— Не может быть… — воскликнул Лебауер и ринулся к поверженному телу робота.


Грэм нанёс удар, его рука громко треснула, сломавшись. Но боль от перелома лишь мельком пронеслась в его сознании. Все внимание парня было обращено на врага, да, не на противника или соперника, а именно врага. И он увидел, что раньше осмысленный взгляд «крушителя» застыл. Тот был больше не опасен.

«Враги… все кто мешает мне на моем Пути — враги», — эта мысль пронзила сознание Грэма и унеслась дальше в самую сущность его естества, намертво впечатавшись в него.

Его взгляд загорелся недобрым светом, когда он услышал шаги рядом. Это оказался начальник космопорта.

— Эй, парень, ты чего, а ну-ка, успокойся, — кажется, даже немного испуганно отступил тот.

«Ещё не время», — ярость отступила так же, как и пришла.

— Все в порядке, сэр, это просто горячка боя, — произнёс Грэм вслух.

Готар Лебауер внимательно глянул ему в глаза и произнёс:

— Я забираю тело этого андроида на обследование. А решение по тебе приму позже, — сказав это, старик резко развернулся и проследовал в глайдер.

После чего из машины выкатились два грузовых дроида, которые погрузили тело дёргающегося робота на платформу, зафиксировав ремнями. Ещё миг, и глайдер взлетел, и лишь одиноко стоящая посредине тренировочного зала фигура парня напоминала о происшедшем только что.


Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Я был в ужасе. И не только от атаки «души» моего носителя, но и из-за того, что произошло дальше. Грэм сделал невозможное — победил боевого штурмового дроида класса «А» «голыми» руками. Причём использовал он для этого мои уничтоженные структуры. Именно их разрушенные остатки образовали ту странную энергию, которая вышла из тела парня в момент удара. В энергетическом зрении я ясно видел, как она выжгла управляющую матрицу дроида. После чего тот стал бесполезным куском металла.

Так что получается, душа Грэма имеет разум, а не просто бессознательная сущность-паразит, как я предполагал до этого?

Ранее я всерьез рассматривал теорию, что человечество порабощено астральными паразитами, которые прикрепляются к телам людей в момент рождения. Но теперь я был в этом не уверен. И ещё меня сковывал страх от того, что, получается, я могу быть уничтожен в любой момент. Если да, то почему этого не было сделано до сих пор? Наверное, потому, что я полезен или же «душа» всё-таки является бессознательным существом, которое руководствуется инстинктами.

Также меня заинтересовал вопрос, откуда же берётся индивидуальность людей. Грэм, Готар, и сотни, да что там говорить, миллиарды других людей, как они стали собой, осознали себя? Больше вопросов, чем ответов.

Но главными для меня были не эти риторические вопросы. Я должен понять, что мне делать дальше. Выращивать ли мои управляющие центры в носителе, как я всегда делал ранее. С одной стороны, они были уничтожены, но с другой, именно их ликвидация и привела к образованию энергии, убившей андроида. Также я заметил, что биороботы без моей команды стали скапливаться в районе повреждённой руки и исцелять ее, умирая при этом пачками. Я попробовал отозвать их, но куда там, всего пять процентов от общего количества вяло отреагировали на мою команду. Да и те, немного отлетев по кровотоку, вскоре развернулись и последовали назад. Перед этим я успел заметить серию электромагнитных импульсов, которые мозг носителя передал по всей нервной системе. Получается, это он отдал команду биороботам? Или мозг только выступил ретранслятором и приказ исходил непосредственно от «души» Грэма. Непонятно.

Так и не приняв окончательный выбор моей модели дальнейшего поведения, я решил продолжать свою деятельность в том же духе, сделав акцент на создание ещё большего количества биороботов и на восстановление управленческих частей своего тела внутри носителя. Логика моя была проста, если меня не уничтожили и даже не мешали мне действовать до этого — значит, я все делаю правильно.

А пока нужно немедленно активировать сделанную мной «картинку мира» для внешних наблюдателей. Благо, оборудование было уже готово. Теперь все, что будут передавать звуковые жучки и видеокамеры — это скомпилированную картинку, созданную из жизни Грэма за последние полгода. Хорошо, что его действия были однообразными, и никто не поймёт в ближайшее время, что изображения и звуки подделаны. Некоторую сложность представляла компиляция данных непосредственно после боя, ведь Готар Лебауер видел, что парень получил повреждение. Но понадеявшись, что тот не заметил характер и степень увечий, я нашёл выход. Думаю, все будет в порядке и начальник космопорта не заметит подмены.

Кроме создания системы «обмана» для наблюдателей за моим подопечным, мной были составлены две виртуальные базы по владению холодным и огнестрельным оружием. На их подготовку у меня ушло практически полгода упорного труда, собрав воедино все доступное видео и фото, а также добавив свои знания и биомеханическое программирование, я создал шедевры, которыми по праву гордился. Да, здешняя цивилизация также имела нечто подобное, но создаваемые ими базы знаний были просто детским лепетом по сравнению с моими.

Сделав несколько закладок, которые вскоре позволят моему носителю обнаружить эти базы, и окончательно успокоившись, я занялся делом, и впервые не в состоянии медитации вышел в Мировую сеть и активировал мою «подмену» картинки реального мира. И тут произошло удивительное — в ответ на это действие по телу прошла легкая вибрация и часть моих управляющих контуров была восстановлена. Пусть восстановилась всего одна треть от их предыдущего количества, но суть «послания» я уловил — сомнения в реципиенте в начале боя были ошибкой, за это последовало наказание. Сейчас я сделал правильную вещь, соответственно получив за это награду.

Похоже, мое нынешнее вселение будет чрезвычайно интересным. Мой носитель, как и вся его раса, были удивительны. Очень слабые, но с неизвестным потенциалом. Так, что даже такая древняя сущность, как я, пока пасовала, не в силах разгадать все тайны этих созданий. ну что же, разве не познание нового была целью моего Путешествия? Точно не помню, но, кажется, это так. А пока я затаюсь, сделав вид, что подчинился и принял правила игры. Но когда моя сила будет восстановлена, мы ещё посмотрим кто главнее в этом теле — я или это загадочное образование под названием «душа».


Грэм стоял и с неверием смотрел на свою руку. От удара она сломалась в нескольких местах. Кости пальцев были просто размозжены, а лучевая кость предплечья и вовсе вылезла наружу, пробив мягкие ткани. Но сейчас происходило невероятное — кость сама двигалась, вставая на свое место. Это было дико больно.

— Ах, ты ж… твою мать, — прошипел парень от боли, которая все же была слабее, чем ожидалось. Он не сомневался, что любой другой вообще бы потерял сознание на его месте. Грэм же просто сел в позу лотоса на землю и постарался расслабиться. При этом он смотрел на то, как кость встала на своё место и рана, образовавшаяся там же, стала затягиваться прямо на глазах. Так он сидел около двух часов, пока повреждённая рука полностью не пришла в норму.

— Это ли не свидетельство моей Избранности и того, что мой Путь является верным? — прошептал Грэм. В глазах его появился фанатичный блеск. Он уверовал, но, в отличие от многих людей до него, не в кого-то, а в себя. И никто, даже вселившееся в него существо, не заметил, как на короткое мгновение над его головой блеснул и сразу погас золотистый протуберанец.

Однако долго рассиживаться Грэм не стал, его вдруг обострившаяся интуиция говорила о том, что произошедшее сегодня Готар Лебауер не оставит без внимания. А значит ему необходимо было приступать ко второй части своего плана. Раньше он отводил на его реализацию от одного до полутора лет, но сейчас эти сроки было необходимо сократить и у него имелось для этого средство.

Грэм бодро поднялся на ноги и почти бегом направился в свою «сокровищницу». Пройдя все необходимые проверки и выслушав дурацкое приветствие, он обратился к Искину:

— Грета, убери эту фразу при моем появлении, а также внеси изменения в статус объекта, это больше не исследовательский крейсер «Варяг», а секретная база «Ковчег».

— Слушаюсь вас, Командор, — ответил ему приятный женский голос.

— Хм… А вот Командор… мне нравится, пусть остаётся, — рассмеялся Грэм, выпустив вместе с этим смехом часть нервного напряжения последних часов. — Подумать только, а ведь ещё несколько месяцев назад я всерьёз думал, что являюсь капитаном исследовательского судна и совершаю рейды в открытый космос. Но сейчас-то я знаю правду, — ещё раз рассмеялся Грэм и приступил к выполнению задуманного. Нервное напряжение окончательно покинуло его.


Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

— Не может быть, — прошептал Готар Лебауер, прочитав выданное техниками заключение о причинах неисправности робота. В нем было указано, что андроид сломался в результате разрушения «личностной матрицы» от неизвестного энергетического воздействия.

— Я должен во всем разобраться, — было следующей мыслью начальника космопорта, и он мысленно нажал кнопку вызова своего старого друга Энтони Кёртиса, который возглавлял сейчас Научный отдел космопорта. Они знали друг друга вот уже пятьдесят лет, начало их знакомству положил один курьёзный случай на Титане, который Готар до сих пор не мог вспоминать без смеха. Вообщем, тогда ещё молодой Кёртис напился и, встретив в баре Готара, зачем-то поспорил с ним, что сможет силой мысли разбить стеклянную витрину заведения. Естественно, ему это не удалось, и тогда он в ярости ударил по ней ногой. Все бы хорошо, но он просто пробил дыру в крепком стекле, и нога съехала вниз, разрезав вену. Готар доставил пострадавшего в медпункт колонии, где ему зашили рану. Так они и подружились. Причём в дальнейшем, вернувшись на Землю, Кёртис на полном серьезе рассказывал любопытным обывателям, что получил рану в ходе секретной исследовательской миссии и что он специально не удаляет старый уродливый шрам с помощью лазерной хирургии в память о том приключении.

— Слушаю тебя, Готар, ты не мог позвонить с утра? Я уже спал вообще-то, — возникло перед глазами недовольное лицо старого друга.

— Ещё только 10 вечера, так что, не бурчи.

— Таким старикам, как я, нужно рано ложиться, чтобы быть в хорошей форме.

— Да ты на 15 лет моложе меня! Ладно, шутки в сторону. Что ты скажешь об этом? — и Готар переслал ученому данные, полученные от техников.

— Ну, подумаешь. Ничего такого интересного. Наши исследователи постоянно тягают всякую дрянь. Вот робот и получил дозу космической радиации. Я тут недавно ставил опыты и доказал, что моя теория верна. Наша «душа» является истинной антиматерией, и именно она вырабатывает то антивещество, которое мы улавливаем посредством гробов и получаем из него энергию.

— А причём тут разрушение матрицы дроида?

— Как причём? Я доказал, что встраиваемые в андроиды «личностные матрицы» не являются даже копиями «души», поскольку их можно разрушить с помощью облучения различными видами энергий, и, значит, они есть предмет материального мира. Наши «души» же предмет духовного, тонкого плана, поэтому ничто в материальном мире не сможет навредить им.

— Оставь эту научную заумь. А что, если я скажу, что «личность» этого робота была разрушена одним парнем простым ударом рукой?

— Не может быть… Ты серьезно?

— Более чем.

— Ну, чисто теоретически я могу такое допустить. Помнишь наш дурацкий спор пятидестилетней давности?

— Помню, конечно, такое разве забудешь.

— Так вот, я поспорил с тобой тогда не просто так. В то время моим увлечением были запредельные возможности человека. В прошлом я нашёл множество свидетельств о том, как люди в экстремальных ситуациях или пограничных состояниях совершали удивительные вещи.

— Ты можешь говорить покороче и без этих своих «терминов»?

— Ну, хорошо, — немного раздраженно буркнул Кёртис. — Одним из таких примеров были способности носителей древних боевых искусств накапливать в своём теле так называемую энергию «ци» или прану. С помощью нее они могли делать удивительные вещи. Разрушать предметы в том числе. Таким образом, если этот парень действительно разрушил андроида одним ударом, то возможно он сделал это с помощью накопленной его телом «ци».

— Хм… понятно. Эта энергия, она опасна?

— В единичных случаях да, такой мастер мог, скажем, ударить человека, запустив при этом программу его смерти через какое-то время. Но в глобальных масштабах нет. Количество этой энергии, вырабатываемой и удерживаемой телом, мизерно. Иначе бы, скорее всего, человечество бы пошло биологическим, а не техногенным путём развития.

— Значит, с ее помощью нельзя уничтожить, к примеру, космический корабль?

— Ты меня не понял. Если будет достаточное количество этой энергии, то конечно можно. Но никто из людей не в состоянии аккумулировать столько.

— Понятно. Ты меня успокоил. Ладно, спасибо за консультацию. Увидимся как-нибудь.

— Эй, Готар, стой. Ты хоть понимаешь, какой этот экземпляр представляет интерес для науки? Это просто-таки твоя обязанность немедленно отдать мне этого человека для исследований.

— Отдам, тем более он обычный «биомусор», но не сейчас. Он должен сделать для меня одну работенку.

— Обещаешь?

— Конечно, старина, максимум через месяц он будет в полном твоём распоряжении. Можешь его хоть на органы разобрать, — ответил ученому Готар. — Если, конечно, он останется в живых к тому времени, — тихо произнес старик, когда уже отключил связь.

Посидев ещё немного в своём старомодном, но очень удобном кресле, сделанном из натуральной кожи, Лебауер отдал Искину команду вывести ему видео и звуковую запись архива с территории мусороприемника. Он хотел посмотреть, что же сейчас делает этот странный парень. Просмотрев записи, Готар увидел, что тот после боя отправился в медицинский пункт, где специальный дроид наложил ему на руку укрепляющую повязку и вколол средства повышающие регенерацию. Сейчас же парень лежал в своей кровати и, по всей видимости, спал или медитировал.

— Странно, я был уверен, что у него перелом. А оказался простой вывих или растяжение связок. Хотя с этим «чудиком» может быть все, что угодно.

Выборочно просмотрев, чем ещё занимался Грэм за последний месяц, старик тоже не обнаружил ничего интересного — одни и те же монотонные тренировки и медитации.

Готару быстро наскучил просмотр этого однообразного видео. Но он был очень скрупулёзным человеком и поэтому ещё целых два часа смотрел архив, в надежде обнаружить странности в поведении Коулмена.

— Ну, это даже к лучшему, — подумал Лебауер, не обнаружив в действиях Грэма ничего сверхъестественного. — Как мне кажется, он вполне подходит для задуманного мной. Ладно, свяжусь с ним завтра, а то сегодня уже поздно, пора ложиться спать.


Грэм довольно смотрел на результат своего труда — перепрошитую капсулу «полного погружения». Это не была капсула-ловушка антивещества, а обычная игровая, которые давно канули в небытие. Сейчас они были не востребованы, потому что не могли улавливать и передавать в хранилища антиматерию. Но для Грэма эта списанная с космического корабля капсула была находкой. Ещё бы, ведь с ней мог взаимодействовать любой человек, а не только полный гражданин с синхронизированным чипом. И вот ему пришла в голову гениальная идея — использовать эту игровую капсулу для обучения.

Недавно он обнаружил выложенные какими-то хакерами в сеть две военные базы знаний: по бою с холодным оружием и ещё одну какую-то совсем древнюю базу, которая обучала владению позабытым огнестрельным оружием.

Сейчас человечество давно им не пользовалось. Ведь люди стали главным источником энергии, поэтому их убийство стало табу. На смену огнестрельному оружию пришли шокеры и нейробластеры, которые с разной степенью силы поражали нервную систему человека и обездвиживали его, не убивая. Для космоса огнестрельное оружие тоже было малопригодным и опасным, гораздо эффективнее показали себя лазерные винтовки и плазмоганы. Но именно на огнестрельное оружие и рассчитывал Грэм. Оно было очень простое в производстве и, главное, не имело требований по синхронизации чипов, которое обязательно включали в себя все современные образцы вооружений.

Так вот, перепрограммировав игровую капсулу, он залил в неё эти две немаленькие базы и сделал своеобразным тренажером. Прелесть этого способа была в том, что в капсуле можно было тренироваться по ночам. Но самым главным преимуществом была возможность медикаментозного «разгона», когда время ускорялось для находящегося в ней человека в восемь раз. Это было опасно и запрещено, многие геймеры в прошлом, желая прокачаться во сне как можно быстрей, просто «расплавили» себе мозги. Но Грэм решил рискнуть, ведь время, отпущенное ему на подготовку, поджимало.

— Если я одолел андроида класса «А» голыми руками, то, что мне бояться какой-то игро


убрать рекламу


вой капсулы? — подумал Грэм, вкалывая себе инъектором препарат, ускоряющий мышление во сне. После боя он посмотрел в сети, кем был его противник. И сейчас ещё больше гордился собой.

Подождав время, необходимое для начала действия препарата, и почувствовав описываемое в инструкции по его применению легкое головокружение, парень погрузился в недра «саркофага».


Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

После погружения в капсулу сознание Грэма ненадолго померкло, чтобы через секунду тут же включиться. Теперь он стоял на плацу, а перед глазами мерцала надпись:

!!! Доступно увеличение скорости восприятия мира в 8 раз. Применить? Да/Нет? 

Грэм, не задумываясь, подтвердил свой выбор, но к его удивлению тренировка не началась. Вместо ее старта перед ним возникла другая надпись:

!!!Ошибка… анализ реципиента. Доступна возможность самому выбрать степень ускорения сознания. 

После того, как это сообщение исчезло, на его месте замерцал знак вопроса. «Это что, мне самому предлагают установить значение? Интересно. Но какое же число мне задать?» — подумал парень.

Он понимал, что даже 8-кратное ускорение сознания опасно. Не даром сейчас, оберегая людей, в капсулах-ловушках, которые выполняли и функцию игровых в том числе, было запрещено использовать этот эффект на программном уровне. Такое решение было принято очень давно и с тех пор ни один игроман не пострадал, что регулярно случалось ранее.

«Вот и посмотрим, Избранный я или погулять вышел», — решил Грэм.

«1000», — вбил он степень ускорения сознания и мысленно подтвердил свой выбор.


Когда носитель погрузился в мир виртуального тренажера, решив изучить созданные мной базы знаний, мое сознание выключилось. Но это был ожидаемый эффект, потому как программная среда, создаваемая капсулой, была индивидуальна для находившегося в ней человека, а значит, я не мог отслеживать действия парня в ней. А вот то, чего я совсем не ожидал, это, что уже через несколько мгновений после погружения снова окажусь в теле Грэма. Причём он не вышел из виртуального мира.

— Как такое возможно? — подумал, было, я, но мне тут же стало не до пустых размышлений.

Реальность вокруг начала бомбардировать мой «мозг» тоннами информации, перегрузка была ужасной. Подобное состояние я уже испытывал на пике своего могущества, когда работал с несколькими потоками сознания или искусственно ускорял время. Тот факт, что Грэм собирается ускорить свое мышление в процессе тренировки, был мне известен, мало того, я сам натолкнул парня на эту идею. Но жалкие 8 раз, это не то, что происходило сейчас. Изображение виртуальности плыло, размазываясь в моем восприятии. Впрочем, на данный момент это была самая что ни на есть реальность. С ужасом я понял, что если не справлюсь с этой перегрузкой, то умру, уже сейчас мне с трудом удавалось удерживать себя от «распада». Я попытался сосредоточиться, но все было без толку, мир ускорился слишком сильно, и в своём сегодняшнем состоянии мне было просто невозможно успевать за ним. Быть на грани небытия мне уже приходилось не раз, но всегда в тех случаях была надежда спастись. Сейчас же ее не было и я просто «сражался», из последних сил пытаясь не раствориться в том океане информации, который обрушило на меня это ускорение. И тут неожиданно мне пришла помощь. «Душа» моего носителя, свечение которой, как я только сейчас заметил, стало гораздо насыщенней после боя с андроидом, ярко засветилась. После чего мной впервые было отмечено, как из неё в мозг Грэма передалась едва уловимая энергия. Какое-то время ничего не происходило. Но потом мозг моего носителя буквально «взорвался» серией электрических импульсов, которые стали расходиться по всей нервной системе. Тело, получив «команду», начало немедленно реагировать — клетки жировой ткани стали самоуничтожаться, выделяя при этом большое количество свободной энергии. А из неё стали появляться мои управляющие контуры. Пара секунд, и я восстановил почти половину своего былого могущества относительно того времени, когда мои возможности были на пике. Части моей сущности сейчас были размещены по всему телу реципиента. Теперь ускорившийся окружающий мир мог восприниматься мной.

Картинка его стала четкой, и я увидел, что навстречу Грэму выходит высокий рослый мужчина, держащий в руках боевой нож неизвестной мне модификации. Он без слов бросил второй такой же к ногам парня и указал на него. Грэм наклонился, чтобы поднять оружие, и в этот момент незнакомец атаковал его, нанеся легкий укол в руку, которой парень пытался поднять нож. Дикое неизвестное до этих пор ощущение пронзило меня. Четкость мышления вновь сбилась и несколько вновь созданных управляющих центров успели разрушиться под воздействием ускорившейся виртуальной реальности. Приглядевшись, я увидел, что все мои выращенные контуры совмещаются с нервной тканью реципиента, а исходило это незнакомое ощущение именно от тех, которые находились в месте атаки незнакомца. «Получается, я теперь могу испытывать боль», — выдвинул я предположение. Если все так, то это просто ужасно. И ещё я должен научиться терпеть ее, ведь с утратой контроля разрушается мое тело, а значит, со временем ускорение снова может стать опасным и даже смертельным.

Мое внимание вновь было привлечено вспышкой боли, это Грэм получил длинный порез на груди. В этот раз мне удалось собраться и вытерпеть, но как же это всё-таки неприятно. В моих предыдущих вселениях я не сталкивался ни с чем подобным. Ни разу я не был вынужден страдать. Так начались мои пытки, когда наступит их конец — неизвестно. Все, что мне оставалось — терпеть. Иногда это не удавалось и новые части моего вновь созданного «тела» разрушались. Я уже не мог следить за действиями моего носителя и лишь пытался противодействовать болевым ощущениям и давлению ускорившегося мира.


— Это было на грани, — прошептал Грэм, стоя на трясущихся ногах возле своей игровой капсулы. Но его вера в себя только возросла. Ещё бы, он смог выдержать почти год непрерывных изнуряющих тренировок. Год, а в реальности за это время прошло всего восемь часов.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Изучение всей базы знаний по обращению с холодным оружием заняло примерно шесть часов виртуальности. Оставшиеся два часа были посвящены спаррингам и различным имитациям боевых ситуаций.

Сами его тренировки были разбиты на три этапа. На первом он обучался владению холодным оружием ближнего боя. Грэм научился обращаться с ударным (молот, цепь, дубина, булава), колющим (рапира, кранчар, сток, копьё), рубящим (топор, секира) и колюще-рубящим (меч, нож, глефа, шпага, сабля) холодным оружием ближнего боя.

На втором этапе он изучил основы обращения с метательным холодным оружием, которое подразделялось на метательное ручное (ножи, топоры, сюрикены, бумеранг, боло) и метательно-стрелковое (лук, арбалет, праща).

Третий пласт знаний представлял собой специализацию. К сожалению, тут выбор был невелик. К специализированному изучению предлагались лишь нож, меч и арбалет, как наиболее универсальные и широко используемые.


То, что он прошёлся по самому краю, парень понял почти сразу, ведь он еле выполз из капсулы. Его тренировочный костюм повис на нем мешком. Грэм замерил свой вес с помощью исследовательского дроида, в функции которого включалась и эта возможность. Оказалось, что от его 100 килограмм осталось лишь 65. Что смотрелось довольно комично при его теперешнем росте — 192 см. За полгода тренировок он существенно прибавил в росте и весе. Сейчас же Грэм фактически находился на грани физического и психического истощения.

Сил дойти до своего жилого модуля не было. Поэтому Грэм отправился туда на управляемой гравиплатформе, которую использовал до этого для доставки в «сокровищницу» различных найденных на свалке предметов.

Прибыв домой, он первым делом хотел поесть и приступить к медитации, после чего обдумать, как по скорее восстановить свою былую форму. Жаль было, что ему как не полному гражданину были недоступны медицинские капсулы, используя которые он смог бы восстановиться в кратчайшие сроки.

Но все его планы снова нарушил противный зуммер красной линии. Раздраженно передернув плечами, Грэм последовал в кабинет.

— Доброе утро, мой мальчик, — раздался преувеличенно бодрый голос начальника космопорта, когда Грэм активировал переговорное устройство.

— Доброе, сэр, — как можно жизнерадостней попытался ответить ему Грэм.

— Что-то твой голос кажется усталым, и ты опять забыл включить видеоизображение.

— Ну, это последствие раны, полученной в поединке с роботом, она ужасно болела и не давала мне спать. А видеосвязь я активировал, не знаю, почему она не работает, наверное, неисправность, — соврал Грэм.

— Ладно, это не важно. По поводу моего предложения — мне очень хотелось бы, чтобы ты поучаствовал в Турнире Сильнейших. Что скажешь? — Готар не стал говорить, что это соревнование за глаза называют «Ареной смерти», потому что большинство поединков на ней заканчиваются гибелью одного из противников.

— Никогда не слышал о таком, что это за турнир и кто его проводит?

— Кто его проводит не важно. А сам турнир представляет собой серию поединков на вылет. Участвуют в нем различные, скажем так, «нестандартные» люди, и не только.

— То есть андроиды и другие механизмы тоже могут принимать в нем участие? В таком случае, мне, конечно, приятно, что вы обратили на меня свое внимание, но вынужден буду отказаться. Я и так еле уцелел в схватке с роботом.

— В этом турнире может принимать участие любое существо или механизм, соответствующее определенным критериям. Конечно, всех под одну гребенку не загонишь, но поединками руководит очень мощный искин, и если один противник явно превосходит другого, то слабейшему выдаются различные бонусы на выбор. Так что не все так печально.

— И, тем не менее, мой ответ — нет.

— Не хотелось прибегать к этому… Но ты меня вынуждаешь. Психолог, наблюдавший за тобой, считает тебя опасным и предлагает отправить на принудительное лечение. Я пока решил этот вопрос, так как думал, что мы договоримся. А раз ты отказываешься, не вижу больше причин игнорировать советы дипломированного специалиста. Кроме того, в случае твоего согласия только за участие ты получишь, скажем, 100 своих годовых окладов, ещё 100 за каждую победу и 10000 за выигранный турнир. Это помимо призов от организаторов, — решил добавить к кнуту ещё и пряник Готар.

Он всегда замечал действенность этого метода — припугни, затем пообещай награду, и мало кто сможет противиться.

— Хорошо, я согласен. Сколько времени у меня есть до начала состязаний? — немного подумав, ответил Грэм.

— Турнир начнётся через три дня.

— Мне нужен аванс, подготовка потребует денег.

— Не вопрос, я перечислю 100 годовых окладов на твой счёт. Ты ведь уже согласился участвовать. А теперь до встречи. Через три дня примерно в это же время тебя заберёт глайдер и доставит на турнир, — не отказал парню в просьбе о предоставлении дополнительного финансирования Готар и отключился.

— Хм… значит, у меня всего три дня для того, чтобы найти способ восстановиться, изучить базу огнестрельного оружия и снова восстановиться. Кроме этого желательно ещё сделать пару образцов оружия, как холодного, так и огнестрельного. Одно хорошо, деньги теперь не проблема, — подумал Грэм и ощутил просто таки физическую необходимость лечь и помедитировать. Потребность успокоить изнуренную нервную систему была даже сильней, чем физиологическое желание поесть. Не в силах больше противиться ему, Грэм развернулся и, шаркая ногами, направился в сторону спальни.


Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

И снова жизнь ставила моего носителя в цейтнот. Как только он приступил к медитации, я сразу же погасил его сознание и перешел к активным действиям, полностью отобрав у мозга его функции управления этим телом. Конечно, уверенности, что «душа» Грэма не отреагирует на такие действия негативным образом, у меня не было. Но другого способа помочь парню в сложившейся ситуации я не видел.

За время годичной тренировки стал лучше не только мой носитель. Могу с уверенностью сказать, что и моя сущность усилилась. Во-первых, я познал боль, и это сделало меня более цельным и собранным. Во-вторых, мои управляющие структуры в самом конце составили всего 5 процентов, то есть одну десятую от восстановленных. Но я научился более экономно и изящно использовать свои силы. Наверное, моя сущность станет сильнее в несколько раз, когда полностью восстановится. Уже за одно это я готов был благодарить Творца или ту высшую силу, которая забросила меня в это тело. Не говоря уже о том, что мною овладел азарт, я чувствовал, что намечается грандиозная игра, ставками в которой будут моя и Грэма жизни, а возможно даже дальнейшая судьба человечества.

Все эти мысли не заняли и доли секунды, я уже вовсю исследовал сеть в поисках решений поставленных перед собой задач. Прошло всего пару минут и мне стало понятно, что это будет трудно, но возможно.

Первым делом стоял вопрос о восстановлении организма в течение ближайших 12 часов. Именно сутки было отведено мной на два необходимых процесса восстановления. Этот и тот, который последует после изучения базы по огнестрельному оружию. К счастью, я имел достаточно средств для осуществления моих планов и не было нужды тратить время ещё и на поиск крипты. По сравнению со знаниями учёных местной цивилизации, мои познания были воистину энциклопедическими. Заказав большое количество разнообразных биологических реактивов, веществ и компонентов, я добавил к списку заказов медицинского дроида. Его никогда не смог бы использовать Грэм из-за проблем синхронизации с чипом. Что интересно, когда его сознание выключалось, я с лёгкостью синхронизировал чип, но его настройка сразу сбивалась, как только парень пробуждался. Я специально провёл несколько экспериментов, пока не убедился в этом. Почему так происходило, с этим ещё предстояло разобраться. Но биокод, передаваемый чипом, вступал в резонанс с кодом ДНК парня и от этого разрушался.

Именно с помощью медицинского дроида я и хотел синтезировать известное мне вещество, которое имело уникальный эффект — после первого приема восстанавливало принявший его биологический организм на пик возможностей, который тот достигал до этого. Минусом было то, что при этом энергетическое тело существа получало невосстанавливаемые повреждения. Но тут у меня была надежда на «душу» носителя, не захочет же она, чтобы ее подопечный стал «инвалидом». Пусть это и было рискованным, но другого выхода я не нашёл.

Жаль, что этот способ нельзя использовать часто, уже после второго применения лекарство переставало давать какой-либо эффект. Может организмы привыкали или же это было искусственное ограничение, прописанное кем-то. Неизвестно.

Этот рецепт был получен мной, когда моим носителем было уникальное существо, состоящее как из материи, так и из энергии. С помощью его этот вид достигал максимальной биологизации, по максимуму вытравливая свою энергетическую составляющую. Делали это они согласно каким-то своим религиозным догмам. Я сильно не задержался в том теле, их цивилизация была очень скучна и примитивна. Но вот сейчас их знание помогло мне.

Закончив с вопросом восстановления и в ожидании прибытия реактивов и дроида, я приступил к другому вопросу — подготовке материально-технической базы для создания необходимых образцов вооружений. Также мне было нужно подготовить ряд материалов, которые натолкнут моего носителя на нужные действия. В местной философии существовало такое понятие, как «свобода воли». Мной было замечено, что «душа» объекта старается как можно меньше воздействовать на его поступки, передавая импульсы в головной мозг носителя лишь в исключительных случаях. Значит ли это, что именно он является носителем личности Грэма? Кто знает… Но сделав вывод, что это важно, я старался поступать также, всегда обходясь минимальным возможным воздействием.

Проделав за два часа все необходимые манипуляции, я поразился своей увеличившейся производительности. За это время прибыли все мои заказы. Воистину эта цивилизация была как младенец, с одной стороны, с другой стороны она поражала. С помощью «избыточной» энергии они творили чудеса — в частности путем воздействия на кристаллическую решётку водорода мог быть получен любой другой элемент или минерал. Вот таким образом все необходимое мне и было синтезировано в ближайшей лаборатории Космо-Сити.

Это не говоря уже о повседневном применении в быту ЗD-принтеров, с помощью которых воспроизводились практически любые материальные объекты. Лаборатория была непосредственно в космопорте, поэтому доставка всего необходимого не заняла много времени.

Ещё два часа ушло у меня, чтобы синтезировать «таблетку восстановления» и ввести ее в тело носителя. Также я по максимуму закачал организм Грэма полезными веществами и сыворотками, которые позволят параллельно синтезировать ещё больше медицинских биороботов и моих управляющих центров, а также помогут организму восстановить утраченные килограммы. Проделав все это, я тоже почувствовал усталость.

— Я сделал все что мог, теперь дело за тобой, Грэм.

Восстановление происходило не сразу, для него требовалось около 6–8 часов в зависимости от особенностей организма и степени повреждений.

— Ну что ж, надо и мне отдохнуть, — с такой мыслью я погасил и своё сознание, поставив таймер, чтобы пробудиться через 8 часов.


Открыв глаза, Грэм первым делом проверил сколько времени, запросив информацию у управляющей системы своего жилого модуля. Это оборудование было уже прошедшим днём, его практически везде заменили Искины, но для жилого модуля «биомусора» никто не озаботился заменой устаревшей техники.

Оказалось, что он проспал 9 часов. Но самым удивительным было другое — его тело полностью восстановилось. Парень чувствовал себя абсолютно отдохнувшим и полным энергии.

— Что и требовалось доказать, — негромко проговорил он и рывком встал с кровати, которая сразу уехала в стену, освобождая свободное пространство.

На его губах играла довольная улыбка, ещё бы, он только что получил новое доказательство своей Избранности. Простой человек никак не мог восстановиться за такие короткие сроки, даже полные граждане, используя всю мощь современной медицины.

— Ладно, пора мне поработать в сети и подготовить все необходимое, чтобы после изучения второй базы и восстановления я смог создать оружие, которое поможет мне на арене.

Проведя какое-то время в поисках необходимой ему информации, Грэм понял, что создать что-то существенное в такие сжатые сроки из огнестрельного оружия у него не получится. Слишком много нужно всего задействовать при его производстве, а ведь ещё нужно было решить вопросы с боеприпасами. Напечатать же его с помощью 3D-принтера он не мог — не было необходимых «матриц», которые содержали данные воссоздающегося объекта. Однако он подумал, что сможет заказать у «смотрителя» турнира, о котором говорил начальник космопорта, реплики хранящихся в музеях действующих экспонатов огнестрельного оружия. Ведь не было никакой проблемы воспроизвести их за несколько минут в 3D-принтере. Их печатные «матрицы» должны были храниться в музеях на случай утери или повреждения экспоната.

Успокоив себя этим, он подумал, что возможно и с холодным оружием не стоит заморачиваться — тоже можно будет сделать копии с музейных образцов. Но, почитав их характеристики — по твердости, режущей способности и составу, и сравнив с достижениями современной науки, он понял, что древние клинки просто хлам. И даже хуже. А значит, ему необходимо было сделать их самому.

— Хорошо, что у меня есть практически все необходимое. Я как знал, все заказывал наперёд, и теперь осталось приобрести всего пару недостающих элементов, — довольно потёр руки Грэм, примерно определившись, что и как он будет делать из холодного оружия.

Произведя в сети заказ всего недостающего, он вновь погрузился в игровую капсулу для изучения второй базы.


Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Изучение базы по огнестрельному оружию прошло, если так можно выразиться, буднично. Грэм снова выбрал ускорение мышления в 1000 раз и поэтому также смог изучить ее всего за ночь. На этот раз последствия для его организма не были такими плачевными. Да, он похудел и осунулся, но это не шло ни в какое сравнение с результатами первого «погружения».

Сама база включала в себя как теоретические, так и практические знания и умения по обращению с боевым ручным стрелковым оружием. Через руки Грэма прошли десятки, если не сотни различных его модификаций. Пистолеты, автоматы, снайперские винтовки — со всем этим он научился обращаться в совершенстве.

После изучения базы, он, как и прошлый раз, вошёл в состояние медитации, которое переросло в сон. И снова пробуждение ознаменовалось полным восстановлением жизненных сил. Парень стал замечать, что как будто высшие силы ведут его к цели. Уж очень своевременными были вовремя находящиеся подсказки, да и вообще стало создаваться такое впечатление, что ему кто-то помогает.

— Ничего, ранее апостолов тоже направляли, — подумал он, вспомнив прочитанные им истории мировых религий.

На сегодняшний день религия имела очень слабое влияние на общество. Ведь в нем не осталось больных, бедных и других несчастных людей, которым необходима была помощь. Кроме того, благодаря процедурам омоложения организма и использованию нанороботов. средняя продолжительность жизни человека составляла уже 120 лет. Человечество вплотную подошло и к разгадке «бессмертия». Во многих лабораториях разрабатывались методики переноса души из умирающего тела в новое. Другим способом достижения, пусть и ограниченного, но «бессмертия», могли стать те же усовершенствованные нанороботы. По прогнозам ученых и аналитиков, в ближайшие 300 лет будут разработаны самовоспроизводящиеся и автономные нанороботы, колонии которых позволят продлить срок жизни человека до 10 000 лет.

Потратив несколько часов на составление базы данных с действующими экспонатами огнестрельного оружия, он остался доволен. Теперь у него в «облаке» хранилась информация, которая включала в себя несколько сотен образцов ручного стрелкового оружия.

— ну что же, будем надеяться, что управляющий Искин арены сможет воспроизвести хоть что-то из этого списка. Эх, жаль все-таки, что мне приходится прибегать к таким архаичным способам хранения информации. Все было бы гораздо легче, если бы я мог хранить ее в своём чипе. Ладно, что толку мечтать о невозможном. Лучше займусь делом, ведь до начала турнира осталось около суток, — с этими мыслями Грэм надел свой «рабочий» скафандр и выдвинулся в направлении своего секретного бункера «Ковчег».

— Братья, Командор спасёт вас из рабства, недолго вам осталось жить в качестве отбросов. Вместе мы заставим этих «граждан» уважать нас. Но для этого мне нужно подготовиться, — бормотал Грэм, совершая своё недолгое путешествие.

Самое интересное, что он сам пока не знал, каким образом все это будет происходить. А уж тот факт, что неполные граждане вполне могли быть довольны своей сытой и счастливой жизнью, вообще не обдумывался им. Неизвестно, по какой причине, но всем людям из категории «биомусора» Правительством были созданы воистину райские условия для проживания. Нужно было согласиться лишь с одним — такой человек должен был жить в «резервации», так на жаргоне полные граждане называли посёлки, где проживали эти презираемые ими отбросы. В случае, если неполный гражданин не хотел жить среди себе подобных, он терял государственное содержание и вынужден был зарабатывать себе на жизнь своими силами. Неудивительно, что таких, как Грэм, среди них было очень мало — кому охота работать, если можно ничего не делать.

Пока же план, разработанный Грэмом, заключался в совершенствовании самого себя, повышении личной силы и выживаемости, а также создании базы знаний и вооружений, которые он мог передать своим последователям. Но уже в ходе его реализации парень увидел начало Пути, вернее, его почувствовал и поверил в свою избранность. Грэм был твёрдо уверен, что со временем ему откроются способы и средства совершить задуманное — освободить неполных граждан от рабства. Именно эти вера и уверенность позволили ему справиться с теми нагрузками, которые не под силу обычному человеку. Вера в себя и свои силы — вот, что двигало им в его стремлении наверх.

— Да уж, моя импровизированная «кузница» совсем не похожа на ее древние аналоги, — проговорил Грэм, рассматривая приобретённое им оборудование, с помощью которого он надеялся изготовить достойное своего мастерства холодное оружие. Это оборудование было устаревшим, но зато вполне пригодным для использования его «биомусором». Все оно имело и ручное управление, в отличие от современных образцов, взаимодействовать с которыми Грэм не мог. Главное, этого оборудования было вполне достаточно для реализации его планов.

Как он уже понял, холодное оружие древности ему не подходило по качеству. Современные же образцы не изготавливались. Ведь назначение любого боевого клинка было одно — убивать, что являлось неприемлемым для современного общества. Да, раньше были фанаты-любители, которые собирали коллекции холодного оружия, учились им сражаться и даже устраивали соревнования. Но с развитием технологий все это сошло на нет. В «игровых» виртуальных мирах ты мог получить самое разнообразное и даже «волшебное» оружие. Так зачем же было напрягаться и что-то придумывать в реальном мире, набивая шишки и ссадины. Тем более Правительство проводило политику «виртуализации» населения, лежать в капсулах-ловушках и передавать вырабатываемое телом антивещество, вот было все, к чему власти толкали своих граждан. Для несогласных была открыта одна дорога — освоение космоса. Остальные «пути», мягко говоря, не приветствовались, а особо «упорные» и вовсе могли бесследно исчезнуть. И никому до них не было дела, они сами сделали свой выбор. Поэтому уже к началу 22-го столетия ни о каком развитии холодного оружия не могло быть и речи.

— Мне надо взять содержание и придать ему новую форму, — всплыла в голове Грэма мысль. — Вот только какой клинок я хочу? Очевидно, что моим основным оружием должен быть меч. Ну, ещё понадобится пару ножей и что-то метательное. Во всяком случае, именно специализацию по ножам и мечам я прошёл. Хотя… делать арбалет, да и ножи, нет никакого смысла, огнестрельное оружие гораздо эффективнее. Да и время поджимает. Решено, сосредоточусь на создании меча. Ну что же, приступим. — Грэм достал из контейнера слитки «адамантия-нео» и разместил их в 3D-принтере.

Этот металл и был причиной того, что все наработки древности являлись сейчас просто хламом. Его разработали ещё в начале 21-го века, но тогда не смогли пойти дальше создания теоретических образцов компьютерного моделирования. Ещё бы, «адамантий» был сплавом гафния, азота и углерода, и имел температуру плавления 4126 градусов по Цельсию, это две третьих температуры поверхности солнца. Поэтому в то время для практических опытов по его по производству не хватало технологий. По этой причине изобретенному металлу дали название «адамантий», в честь самого крепкого металла популярных тогда комиксов про супергероев, и положили проект под сукно. Свою жизнь этот сплав приобрёл совершенно случайно. Простой учёный средней руки, а сейчас миллиардер Канах Готлиб, купил старый научный архив, в котором и обнаружил формулу «адамантия». От скуки он решил попробовать реализовать этот проект, ведь энергия стала практически бесплатной, а соответственно достижение необходимой температуры плавления не являлось больше проблемой. Результат получился не сразу, наверное, Готлиб заслуженно стал миллиардером, ведь именно его упорство и тысячи неудачных экспериментов открыли миру новый металл, который создатель назвал «адамантий-нео». Старая формула была существенно доработана, и вновь созданный сплав был сейчас основой всей космической отрасли. Его физические характеристики, прочность и относительная дешевизна сделали его бесспорным «королём» металлов.

Именно из него и планировал сделать своё оружие Грэм.

— Какой же вид меча мне выбрать? — раздумывал он, прогоняя в памяти доступные ему варианты. Если противник будет крупный — очевидно, что нужен двуручный меч, если мелкий и подвижный — то лучше какой-нибудь вариант парных клинков.

Немного поколебавшись, Грэм выбрал фламберг среди других видов двуручных мечей. Этот клинок, благодаря своему волнистому лезвию, одинаково хорошо подходил как для рассекания плоти, так и для прорубания брони. Кроме того, его поражающий эффект был впечатляющ, не даром в древности воина, сражающегося таким мечом, не брали в плен, а просто убивали. Фламберг считался не гуманным оружием, но Грэму было не до сантиментов, выжить в предстоящем турнире — такая задача стояла перед ним в ближайшее время.

Выбрав понравившуюся ему «матрицу» музейного фламберга, он загрузил ее со своего наручного браслета в «принтер», задав при этом выбранные им характеристики — длину около двух метров и ширину клинка в полторы ладони. После чего поместил в приёмник устройства достаточное количество «адамантия-нео» и нажал кнопку «пуск». Все эти действия ему как неполн


убрать рекламу


ому гражданину приходилось производить вручную. Принтер негромко загудел, и вот в блоке готовой продукции появилась заготовка клинка.

— Ну, раз уж я выбрал фламберг в качестве «двуручника», тогда и вариант парных клинков предопределён.

В своё время при сборе информации для самосовершенствования, Грэму попались пару статей об имидже, стиле и репутации. Поэтому сейчас он хотел создать свой неповторимый образ, хотя сам не признавался себе в этом.

— Так, думаю, ритуальный индонезийский крис будет идеально сочетаться с фламбергом. Ведь он тоже имеет пламенеющую форму клинка, — подумал Грэм и загрузил подходящую «матрицу». Выбрав длину лезвия 60 сантиментов и ширину в половину ладони, он вскоре получил две заготовки парных мечей.

— Нет, это оружие не достойное Командора, а какая-то кустарщина. Любой дурак сможет купить «адамантий-нео» и наштамповать нечто подобное, — недовольно проговорил Грэм, смотря на получившиеся варианты клинков.

В принципе, их оставалось только заточить с помощью молекулярного точильного аппарата, сделать намотку на рукоятях, немного украсить художественно и клинки были готовы. Но что-то в душе Грэма не принимало этот слишком лёгкий вариант.

— Мне надо сосредоточиться, спешка не лучший путь, — подумал он и сел на пол прямо в ангаре, приняв позу для медитации.


И снова у меня были поводы как для радости, так и для печали. Хорошей новостью было то, что после поглощения Грэмом двух «таблеток восстановления» никаких негативных последствий для его энергетики не возникло. Как я и предполагал, «душа» парня просто не дала им возникнуть. Печалил же тот факт, что, похоже, мой носитель начал что-то подозревать. По крайней мере, он уже стал обретать уверенность, что его так называемый Путь предопределён высшими силами. Конечно, он пока считает себя неким мессией. Но все равно мне нужно быть ещё более осторожным. Хорошо, что все свои траты, которые я делал без ведома парня, были замаскированы мной путём завышения инвойсов, которые Грэм проплачивал собственноручно. Я просто подменял их, когда он спал или медитировал. Фактически, парень делал фейковые проплаты на несуществующие фирмы, потом деньги возвращались на счёт и уже мной отправлялись правильным контрагентам. Конечно, он мог все проверить и обнаружить обман, запросив у обслуживающего банка выписку. Но куда там не разбирающемуся в бухгалтерии человеку додуматься до этого, а даже если Грэм и сделает нечто подобное, заменить полученный от банка файл — плёвое дело. А уж допустить, что считающий себя Избранным и зацикленный на этом юноша будет помнить сотни закупленных вещей, да ещё и при таком режиме тренировок, и вовсе было трудно. Допотопный Искин Грета также контролировался мной. Но вообще больше восьмидесяти процентов оборудования и материалов было закуплено им собственноручно под воздействием моих подсказок, которые я создавал в Сети.

Ладно, все это хорошо, но как мне передать Грэму внезапно возникшую у меня идею по поводу изготовления холодного оружия? Ведь это нужно сделать прямо сейчас, времени на то, чтобы парень вновь «случайно» натолкнулся на это в сети, нет. Да уж, проблема. После некоторых раздумий, кажется, я нашёл выход. Не знаю, правда, получится или нет. Ну, в случае неудачи пусть уж будет как есть, ничего не поделаешь. Задействовав управляющие контуры своего тела, которые были частично восстановлены после их разрушения, я передал в мозг парня серию импульсов. После чего отключился, подав сигнал сознанию Грэма к пробуждению.


— Придумал, — улыбнулся Грэм. — Скинь мне в «облако» все, что ты найдёшь про сваривание сталей и технологию производства дамаска, Грета.

Идея, возникшая у него в голове, была проста и гениальна одновременно. В древности при ковке клинков все оружейные мастера сталкивались с одной проблемой — сталь с высоким содержанием углерода была жёсткой, но хрупкой, а железо, наоборот, мягким, но пластичным. Поэтому задача была соблюсти баланс, ведь слишком жесткий клинок ломался от удара, а слишком мягкий гнулся. Вот тогда-то и была придумана, так называемая, дамасская сталь, изначально это был сплав железа и высокоуглеродной стали, прокованный несколько раз. Позже уже бралось несколько видов высококачественных сталей с высоким и низким содержанием углерода. Характерной чертой «дамаска» стал узор, который проявлялся на клинке при травлении азотной кислотой или другим способом. Вот Грэм и подумал, а что если ему взять несколько марок «адамантия-нео» и повторить подобный опыт? Благо запас этого сплава имелся, и можно было экспериментировать. Про «дамаск» он узнал после изучения базы по владению холодным оружием, в процессе спаррингов Грэм заметил у противников клинки с характерным узором и, выбравшись из виртуала, прочитал несколько статей на эту тему.

Сейчас парень в радостном возбуждении листал каталог купленных слитков и анализировал состав приобретённых сплавов. Оказалось, что содержание углерода в разных марках «адамантия-нео» тоже разнится. Почему так было и зачем вообще существуют разные марки этого сплава, Грэм вникать не стал. Он просто выбрал три разные марки «адамантия-нео». Одну с наиболее низким содержанием углерода, вторую со средним, и последнюю с наивысшим показателем.

— Командор, подбор статей по указанным вами темам завершён, информация передана, — раздался голос Искина.

Грэм с нетерпением включил наручный браслет в режим планшета и стал изучать полученную информацию, терять время на то, чтобы делать это в более удобной обстановке с галопанели в своём кабинете, он не стал. Присланных данных было не так много, и все они были достаточно старыми. Последнее упоминание о «дамаске» в сети датировалось первой половиной 21-го века. Вот уже почти восемьдесят лет никто не интересовался этим вопросом. Потратив некоторое время на изучение доступных материалов, Грэм предварительно определился с тем, как и что ему необходимо будет делать.

Он выбрал для себя самый простой способ — сварки «дикого дамаска». Так, парень планировал с помощью лазерной установки сварить между собой различные марки «адамантия-нео», после чего проковать их в полосу, потом свернуть ее и ещё раз проковать. И так несколько раз. Насколько Грэм понял, диффузия металлов имела предел, больше 1200 слоёв никто не делал, потому, как это не сильно повышало характеристики полученного металла по сравнению с затратами. Это, как если в упряжку к двум коням впрячь ещё двух, то ее скорость не увеличится в два раза. И при добавлении лошадей в дальнейшем процент увеличения скорости экипажа по сравнению с исходным значением будет падать, пока не настанет момент, когда включение новых животных в эту упряжку принесёт даже отрицательный эффект из-за их слишком большого количества. Поэтому Грэм решил пойти эмпирическим путём — сначала достигнуть цифры в 1200 слоёв, а потом уже решить, следует ли наращивать их количество дальше.

Разрезав слитки металла на полоски, Грэм сплавил их между собой, формируя так называемую «пачку». Она насчитывала 12 кусков металла, сложенных поочередно между собой, три разных марки «адамантия-нео», и так четыре раза.

— Чего-то тут не хватает, — разглядывая получившуюся «пачку», проговорил Грэм. — Вот, к примеру, в одной статье я читал, что для придания узору чёрного цвета мастера добавляли графит. А другой знаменитый кузнец для легирования стали применял бериллий или иридий. А у меня все как-то слишком просто. Грета, среди приобретённых металлов есть бериллий и иридий?

— Да, Командор, согласно каталогу вами закуплен сборный контейнер со слитками редких металлов, среди них есть оба этих элемента. Количество данных металлов — по 30 килограмм каждого согласно принятому стандарту.

— Достаточно, Грета, хватит, главное, они есть. Ну, значит, добавлю бериллий и иридий — легирование металла звучит угрожающе, — Грэм толком не понимал, что это такое, но раз древний кузнец использовал эти металлы, считая, что они улучшают конечное качество получаемого продукта, то почему бы нет.

— Хм… тем более они почти не отличаются по цвету от «адамантия-нео». Такие же светло-серебристые, — рассматривал он принесённые дроидом слитки. — Но что же мне использовать для придания узору «индивидуальности»? Графит — не вариант, чёрный рисунок на серебристом клинке будет смотреться нелепо. На грязь будет похоже… Золотой рисунок — вот вариант достойный Командора. Да и само золото благородный металл, странно, почему его не использовали древние оружейники. Наверное, оно слишком дорогое. Хотя бериллий и иридий тоже не дешевые. Да и вообще, помнится, тот контейнер обошёлся мне в кругленькую сумму, но теперь я рад, что все же купил его.

Приняв решение, Грэм расформировал созданную пачку и добавил в каждый сегмент из трёх полос «адамантия-нео» полосу другого металла. Бериллий, иридий, родий и золото — эти металлы были добавлены им во вновь сформированную «пачку». Металл родий Грэм решил добавить по нескольким причинам: тот был самым дорогим природным металлом на планете; раскованная пачка имела четыре сегмента по три сваренных между собой слитка «адамантия-нео», поэтому логично было добавить ещё один металл. Ну и решающим стал тот факт, что цвет родия тоже был светло-серебристый, как и у остальных металлов. Конечно, со стороны подобная логика могла показаться бредом. Но для «Командора» этих причин было вполне достаточно для введения в свой сплав этих металлов.

— Красота, — вертел перед собой на держателе Грэм получившуюся пачку. Она представляла собой сваренные между собой 16 кусков металла, 12 «адамантия-нео» и по одному золота, иридия, бериллия и родия. — Уверен, теперь у меня точно получится шедевр.

С этими словами парень пошёл к прессовальному станку. Тот был специально предназначен для штамповки различных металлов, причём если их нужно было расплавить перед этим, то это тоже не было проблемой. Встроенный лазер легко решал этот вопрос.

Раскалив докрасна «пачку» с его помощью, Грэм включил штамповку и всего несколькими ударами его заготовка была раскована в полосу. Потом дроид взял получившуюся заготовку раскалённого металла и опустил ее в ванну с 50-ти процентным раствором каустической соды. Именно такой раствор был оптимальным для охлаждения сложных металлов, по крайней мере, это следовало из тех источников, которые были доступны Грэму.

После этого полученная полоса была свёрнута и перекована много раз. Грэм решил остановиться на 2064 слоях проковки, это было максимально возможное количество слоёв, на которое ему хватало материалов. Парень рассчитал это с помощью Греты, и решил, что, чем больше слоёв проковки, тем лучше.

— Я даже смотреть устал, хотя все делали машины. Да и времени занимает прилично, это притом, что все автоматизировано. Эти древние мастера настоящие монстры, — с уважением подумал Грэм, рассматривая в руках получившийся слиток. Его вес был явно мал для того, чтобы 3D-принтер произвёл необходимые ему заготовки фламберга и крисов.

— Ладно, придется повторить все ещё несколько раз, знал бы, приобрёл станок больших размеров, — буркнул парень, которому порядком поднадоел этот однотипный процесс. Кроме того, ему не терпелось узнать, что же получится в результате.

Но вот все было готово. Достаточное количество получившегося металла было помещено в принтер, и тот выдал необходимые заготовки мечей.

— И все же чего-то не хватает, — вертел в руке будущий фламберг Грэм.

— Придумал! — радостно подпрыгнул он, и бегом понёсся к штамповальному станку. Там он немного накалил меч лазером и, вскрыв себе вену на руке, стал поливать его кровью.

— Нарекаю тебя «Азот», и пусть ничья рука, кроме моей, не сможет поднять тебя, — шептал Грэм, наблюдая, как кровь, шипя, не спеша, испаряется с раскалённой поверхности металла.

И тут произошло странное событие — на металле клинка без процесса травления стал проявляться узор, но был он не золотого, а кроваво-красного цвета. Увидев это, глаза парня загорелись фанатичным огнем. Он не стал затворять рану, а водил ею вдоль меча, проявляя узор по всей его длине.

— Фух, а это нелегко, — смахнул он пот со лба, когда, наконец, узоры проявились по всему клинку.

Они были в виде волнообразных линий, и в совокупности с их цветом и волнистой формой самого клинка создавали впечатление ожившего пламени. Немного передохнув, Грэм повторил эту процедуру с парными мечами, он дал им имена Клив и Соаш и повторил при проявлении узора все ту же пафосную фразу, правда ему она казалась преисполненной сакрального смысла. Названия своих мечей сами пришли ему в голову в процессе проявления рисунка на них, более того, Грэм был убеждён, что эти имена очень подходят его творениям. А идея напитать оружие своей кровью была заимствована им из компьютерной игры, в которую он играл в молодости. Там, таким образом, осуществлялась привязка любых предметов к хозяину, вот Грэм и решил попробовать сделать тоже самое.

Заточив мечи с помощью молекулярной установки, которая не только придала им остроту, но и покрыла режущую кромку лезвия слоем нанитов для ещё большего эффекта, парень горел желанием испытать мечи. Но нужно было ещё сделать обкладку рукояти и украсить навершие. С этим процессом успешно справился запрограммированный дроид. Материалы же выбрал Грэм — в круглые навершия клинков были вставлены крупные рубины, а накладка рукояти была сделана из черного граба, именно эту древесину рекомендовало большинство древних мастеров. Крестовины мечей были просто заполированы до зеркального блеска.


Сказать, что я пребывал в «шоке», значит сильно преуменьшить степень моего состояния. Я был, конечно, удивлён, что мозг носителя с лёгкостью воспринял «посланную» мной мысль о способе создания мечей. Тем более она попала на благодатную почву, парень действительно читал несколько статей о «дамаске» самостоятельно. А потому мне оставалось только подтолкнуть его. Но главное было не это. Этот человек, Грэм, сумел поразить меня — вот только что, будто бы походя, он создал великолепный сплав, но и этого мало, ему зачем-то пришла в голову идея напитать мечи своей кровью. А ведь его кровь включала в себя медицинские биороботы, которые я создал. Так же в нее входили и частицы управляющих центров моего по чуть-чуть восстанавливаемого тела. Они в виде цепочек ДНК циркулировали теперь по всему организму и передавали нужные мне импульсы основе моего тела — молекулам, которые крепились на нервных окончаниях реципиента. Кроме этого, воспользовавшись тем, что по неизвестным мне причинам второй раз восстановление жизненного тонуса носителя прошло гораздо легче, на оставшуюся биомассу и энергию мной было создано несколько колоний нового вида биороботов. Я их называл «боевые роботы», ведь основная их функция заключалась во временном усилении силы, выносливости и ловкости организма, в котором они находились. Это происходило путём проникновения их в мышечную ткань. Огромным минусом таких биороботов было то, что они разрушались в три раза быстрее своих «медицинских» коллег и использовали для выполнения своих задач не только собственную энергию, но и запасы жизненной силы организма. Причём делали это рефлекторно, поэтому неподготовленный человек вполне мог даже умереть от их воздействия от истощения. Но в теле Грэма находился я, поэтому ему нечего было опасаться.

И вот все это богатство вместе с кровью носителя попало внутрь изготовленных клинков. Что получилось в итоге — я не знаю. Одно скажу точно, что ту температуру нагрева, при которой кровь испарялась с поверхности клинков, они обязаны были выдержать.

Но больше всего меня поразило другое — когда Грэм произносил свои слова-мантру и давал имена мечам (непонятно, зачем он вообще это делал), свечение его личностной матрицы или «души» усилилось. С помощью энергетического зрения мне удалось рассмотреть, что этот свет привлек целое облако мелких сущностей тонкого плана этого мира. Внешне они немного походили на «душу» моего носителя, но светились не так ярко и были меньших размеров. Природа их происхождения мне была неизвестна, но реальность этих созданий не поддавалась сомнению, ведь они, как рой пчёл, кружили вокруг заготовок. Было такое чувство, что эти «светлячки» пребывают в нетерпении. И когда Грэм давал имена, сначала один энергетический сгусток влетел в двуручник, а потом второй, разделившись на две части, впитался в парные мечи. Когда клинкам были созданы навершия из рубинов, эти сущности немедленно перетекли туда и остались в них. Азот, Клив и Соаш, что это за имена? Надо будет разобраться, возможно, они как-то связаны с этими удивительными существами.


— Ну, теперь проверим, — Грэм стоял, сжимая фламберг в руках, и смотрел на полоску «адамантия-нео» толщиной в десять сантиметров, зажатую в держателе.

— Б-б-бах, — раздался громкий звук, когда парень со всей силы нанёс мощный рубящий удар по этому куску металла. Произошло удивительное — чрезвычайно крепкий, считавшийся практически нерушимым до этого, «адамантий-нео» был перерублен. При этом на Азоте, мече, которым Грэм наносил этот удар, не осталось никаких следов — ни сколов, ни царапин.

— У меня получилось! — восхищённо выдохнул Грэм. — Я назову этот сплав «мифрил», ведь только этот легендарный материал может быть крепче «адамантия».

Простые удобные кожаные ножны для мечей Грэм просто напечатал в 3D-принтере. Причём сделал их таким образом, что парные мечи крепились накрест за спиной, а большой двуручный фламберг между ними.

Эти работы заняли все оставшиеся время до турнира, по его подсчетам до прилёта глайдера, которым Готар Лебауер обещал доставить его на состязание, оставалось всего несколько часов.

— Теперь можно и отдохнуть, — пробормотал Грэм, погружаясь в глубокий сон без сновидений.


Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

— Готар, да ты с ума сошёл на старости лет! Я положился на тебя, поверив в твои обещания. И что получилось? — Бесновался маленький толстый человечек.

— Послушай, Конни, я тебя подводил когда-нибудь? — спокойно ответил ему Лебауер, вольготно развалившийся в кресле, а про себя подумал: «Откуда я мог знать, что ты, молокосос, поставишь на этот бой деньги. Да, нехорошо получилось, но тут уж ничего не поделаешь».

— Если эта дурь вызвана твоими политическими взглядами, то хочу тебе сказать, они совсем не к месту. Доказать превосходство человека перед андроидами можно и другими способами. Да и зачем его доказывать, ведь только люди могут вырабатывать антиматерию в своих телах. Так и знай, если твой протеже проиграет, придётся возместить все понесённые мной расходы.

— Ты мне угрожаешь? — сузились глаза Лебауера. — Не советовал бы тебе этого делать.

— Ну, сам посуди, я поставил на этот бой 20 % акций своих комических верфей и не могу проиграть. А твой боец — обычный человек, более того, «биомусор», а это значит, что он, кроме адаптивной одежды, не сможет использовать никаких современных гаджетов. Да и то ему доступны только наиболее примитивные ее образцы, — возмущению Конни Макгрегора не было предела.

После смерти своего отца, он лишь недавно стал хозяином крупнейшей корпорации Космо-Сити по производству космических кораблей, поэтому любое его действие «оценивалось» местными акулами бизнеса. Конни хотел как можно скорее заявить о себе, поэтому с радостью согласился на предложение старого друга своего отца принять участие в Турнире Сильнейших в качестве одного из «ланист». Так на древнеримский мотив назывались представители элиты Космо-Сити, которые выставляли своих бойцов для этих соревнований. У каждого из них был свой рейтинг, как внутригородской, так и общепланетный. Подобные турниры проводились элитой мегаполисов Земли раз в три года как средство от скуки.

Все города имели свой рейтинг. Космо-Сити входил в Высшую Лигу, которая включала в себя 16 самых крупных мегаполисов планеты. Так уж получилось, что их представители были самыми успешными в этом соревновании. Хотя чему тут удивляться, статистика вещь упрямая. Вполне естественно, что города, обладающие наибольшими человеческими и финансовыми ресурсами, опережали остальных.

Сам Конни Макгрегор имел третий рейтинг среди «ланист» Космо-Сити, унаследованный им от отца. Понадеявшись на слова Лебауера о том, что в этот раз подготовленный им боец неприятно удивит всех, Макгрегор согласился на предложение мэра Космо-Сити и поставил 20 % семейного бизнеса против полного освобождения от налогов в течение 50 лет. Причем не предупредил об этом старика.

— Ладно, Конни, хвалит скулить. Соберись, вон идёт твой оппонент, — указал Лебауер на высокого, гармонично сложенного, человека и неторопливо поднялся с удобного гостевого кресла.

Макгрегор мгновенно перестал мельтешить и приготовился к встрече с первым номером «рейтинга» — мэром города, Клаусом фон Вайтом.

— Приветствую вас, друзья, — поздоровался тот, приблизившись к ним. — Достаточно неожиданно было узнать, кого вы выставили на эти соревнования. Без обид, мистер Макгрегор, но мне кажется, вы проиграли. Мой боец даже не встретится с выставленным вами, но, несомненно, будет выше него в итоговом протоколе. Выступление же вашей креатуры закончится в первом раунде.

Следует сказать, что перед началом турнира проводилась жеребьевка представляющих «ланист» бойцов в соответствии с их рейтингом, поэтому первый и третий номера не могли встретиться раньше полуфинала.

— Увидим, — буркнул Макгрегор. — Нам пора занять наши места, скоро начнутся поединки.

После этих слов невысокий и круглый, как мячик, Конни, развернулся и почти побежал в свое вип-ложе, не желая больше слушать справедливые подколки оппонента.

— Клаус, на твоём месте я не был бы таким самоуверенным, или очередной курс омоложения, проплаченный ОЗА, повредил твой разум? — позволил себе задержаться Лебауер.

— Готар, не все хотят выглядеть как ты или этот идиот Конни. 22-й век на дворе, легко можно быть красивым и здоровым. Но тебе, старому ретрограду, не понять этого.

— Ну, по поводу здоровья я ещё и тебе дам фору, а вот перекраивать своё тело, это не дело — утрачивается аутентичность. Посмотри, ты стал похож на простого обитателя «гроба», какой позор для представителя элиты. Может у тебя уже и интересы такие же — пожрать, поспать и совокупиться?

— Ай, ладно, что с тобой спорить, старый маразматик… Ты все равно сам подписал свой приговор, выставив такого участника. Скоро тебе придется кануть в небытие. Думаю, после этих соревнований местный отдел Конгресса ЗКНГ удовлетворит, наконец, мою просьбу и отправит тебя на пенсию, — уже в спину удаляющемуся Готару прокричал взбешённый мэр.


Дорога от мусороприемника космопорта к месту проведения турнира не запомнилась Грэму ничем особенным. Тем более в пассажирском отсеке глайдера, который прибыл за ним, были непрозрачные стекла. Поэтому он просто закрыл глаза и стал медитировать. Через некоторое время из этого состояния его вывело негромкое покашливание.

— Сэр, вы прибыли. Позвольте, я провожу вас на арену, — открыв глаза, Грэм увидел длинного прыщавого паренька лет двадцати. Цвет его одежды говорил о том, что он также принадлежит к гражданам из категории «биомусора».

Коулмен уже и забыл, что в общественных местах все неполные граждане, не проживающие в «резервациях», должны были носить оранжевые комбинезоны с аббревиатурой «НГ» (Неполный Гражданин) на груди.

— Не робей, парень, я такой же «биомусор» как и ты. И никакой я не сэр, зови меня просто — Командор. А как твоё имя? — ответил пареньку Грэм, доброжелательно улыбнувшись.

Он сам, как участник турнира, был облачен в своё «парадное» тренировочное трико, которое отличалось от обычного только вышитым на спине символом джиткундо — позабытым знаком Инь-Янь с двумя стрелками, направленными в разные стороны, и кулаком по середине. Сам знак представлял собой круг, разделённый волнистой линией на две части, чёрную (Инь) и белую (Янь). В чёрной части круга имелась белая точка, а в белой — чёрная. Это символизировало то, что эти два начала не могут друг без друга.

— Меня зовут Грабер, — вновь обратил внимание задумавшегося Грэма на себя парень.

— Приятно познакомиться, ну что ж, веди меня уже на поле битвы. Трепещите враги, Командор идёт за вами!

— Как скажете, сэр… то есть Командор, следуйте за мной, — быстро поправился парень, а про себя подумал: — «Разве этот человек не сумасшедший? Или не в себе те, кто выставил его на эти бои? Не может быть, ведь по моей информации это боец третьего номера рейтинга. Наверное, мне что-то не известно. Но неужели он действительно «биомусор», как и я?»

Проследовав за все ещё робеющим парнем по длинному темному коридору, Грэм оказался перед прозрачным силовым полем, сквозь которое виднелась арена.

Когда он подошёл к нему, оно погасло, открыв проход.

— Не робей и посмотри на мой бой, ты тоже так сможешь, если приложишь усилия, — хлопнул парня по плечу Коулмен и уверено шагнул на искусственное покрытие арены.

Как только он это сделал, его наручный браслет подал сигнал, а вокруг Грэма развернулось защитное силовое поле.

!!! Случайно выбран вид поединка — ристалищный бой. 

Внимание, Ваш уровень силы не соответствует минимально допустимому для данного соперника. Доступен выбор усилений. Желаете выбрать из стандартного списка? Также возможно создание несложных вариантов вооружений индивидуально под Вас. Их уровень опасности не должен превышать категории F,  — прочитал Грэм надпись на экране.

— Ристалищный бой? — обратился Грэм к управляющему Искину арены.

— Данный вид поединка предусматривает сражение соперников любыми вариациями холодного оружия.

— Могу ли я сражаться своими мечами? — указал себе за спину Грэм.

!!! Оценка вашего вооружения проведена, его уровень опасности ниже минимальной категории. Всего существует семь категорий опасности вооружения от А до G уровня,  — высветилась надпись на браслете.

— Так могу или нет?

— Да, это оружие может быть допущено к применению в любом виде поединка арены, кроме рукопашного боя. Рекомендую просмотреть доступную информацию о сопернике для выбора доступных усилений.

— Было бы неплохо.

— Ричард Краулер, прозвище «Киборг», биологический возраст 35 стандартных земных лет. Десантник штурмового батальона «Череп». Боевые особенности — тело усилено генетическими модификантами А-класса. Количество поединков в Турнире Сильнейших — 4, побед — 3, поражений — 1.

«Получается, тут можно выжить», — подумал Грэм, а вслух сказал. — Отказываюсь от доступных мне усилений. Соперник почти обычный человек.

— Отказ принят и зафиксирован.

После этой надписи защитное поле, окружавшее Грэма, исчезло, и он увидел стоящего на другом конце арены «Киборга». Его вид внушал уважение: высокий, за два метра, ширина плеч поражала воображение, а главное, все его тело было усилено металлическими пластинами, которые были вживлены в плоть и явно выпирали даже через жесткую ткань одежды. Один из глаз был механический и мерцал неярким красным светом. Этот десантник скорее напоминал робота, чем человека. Одет он был в боевую адаптивную форму десанта с мощным адамантиевым экзоскелетом и прикреплёнными на спине штурмовым молотом и прыжковым ранцем.

— Эй, задохлик, тебе не повезло, — сверкнул металлической улыбкой Ричард.


— Это что за клоун, он что, надеется победить своими зубочистками? — громко засмеялся Клаус фон Вайт, указывая пальцем на вышедшего на арену Грэма.

Он делал это нарочно, чтобы позлить Макгрегора, вип-ложа которого была от него по правую руку.

Все пространство вокруг арены было устроено по принципу древнего амфитеатра, в первом ряду которого был расположены вип-ложи «ланист» первой десятки рейтинга города. Все остальные зрители размещались на верхних ярусах, восседая на удобных, стилизированных под старину, лавках. Всего арена насчитывала 20 поднимающихся вверх ярусов и вмещала около тысячи человек. Сейчас вся она была заполнена, свободных мест не осталось. Находившаяся здесь тысяча была истиной элитой Космо-Сити, людьми, которые управляли оставшимися 100 миллионами простых жителей города.


При взгляде на поединщиков действительно возникал диссонанс: огромный, в адаптивной форме и генетически модифицированный, Ричард и простой человек в обычном тренировочном трико, с непонятным знаком на спине и архаичными мечами. Правда, эти мечи были очень красивые: светло-серые с пламенеющими клинками и неярко мерцающими рубинами в навершиях, они невольно притягивали к себе взгляды.

Всем присутствующим была доступна минимальная информация о сражающихся и их амуниции. Этот было сделано для того, чтобы каждый мог принять участие в тотализаторе и сделать ставку на понравившегося ему бойца. Поэтому сейчас большинство представителей элиты морщили лбы в недоумении, силясь понять, что происходит — впервые обычный человек, да и ещё ущербный, бросал вызов лучшим бойцам арены.

— Ничего, сейчас Искин предложит ему выбрать усиление, тогда, возможно, и будет шанс победить, — негромко проговорил Конни, делая вид, что не слышит подначек мэра. — Что!!!??? Он отказался!!?? Боже, какой идиот. М-да, этот человек просто смертник, как древние террористы-шахиды, и, наверное, такой же безмозглый.

— Макгрегор, заткнись, и смотри на арену, — процедил Готар, который и сам был удивлён самоуверенностью парня, и поэтому испытывал легкое волнение и неуверенность.

— Посмотри на тотализатор — коэффициент 30 к 1 на Ричарда и все равно нет желающих ставить на нашего бойца, — все никак не мог успокоиться Макгрегор, все-таки молодость и неопытность брали своё.

— Это хорошо, а вот я люблю риск, — проговорил Лебауер и, подавив сомнения, поставил на Грэма своё годовое жалование.

«С кем я связался, он точно выжил из


убрать рекламу


ума!» — подумал Конни, увидев это.

Между тем раздался сигнал о начале поединка, и все внимание собравшихся было обращено на арену.


Грэм никак не отреагировал на слова «Киборга», казалось, он просто расслаблено стоит и смотрит на оскорбляющего его соперника. Но на самом деле, следуя принципам джиткундо, все его тело пребывало в готовности к схватке. Он ежесекундно переносил вес тела с одной ноги на другую, хотя внешне как будто стоял неподвижно. Такие микродвижения позволяли мышцам ног быть постоянно в тонусе. Готовность Грэма к атаке соперника была максимальной.

Когда раздался сигнал к началу поединка, Ричард выхватил из-за плеча свой штурмовой молот, который тут же окутали синие электрические разряды, и, активировав ранец, высоко подпрыгнул, желая нанести противнику сокрушительный, смертельный удар. Казалось, вот сейчас маленький на фоне Киборга человек будет просто расплющен в лепешку. Но произошло совсем другое. Грэм сделал подшаг навстречу летящему на него сопернику, а потом присел, пропуская его над собой. Затем он с резким разворотом распрямился, одновременно выхватывая меч и нанося им удар в шею десантника. Тот, не ожидавший подобный атаки, ничего не смог противопоставить — и его голова, срезанная с толстой бычьей шеи, покатилась, кувыркаясь, по настилу арены. Во время падения тела кровь фонтаном выплеснулась из обрубка на прозрачное защитное поле, закрывавшее ряды Колизея, заставив даже искушённых зрителей вздрогнуть. Все были поражены молниеносностью и жестокостью этой расправы.

— Так будет с каждым, кто оскорбит Командора и его Путь! — прокричал зрителям Коулмен.

После чего спокойно развернулся и последовал к выходу из арены. Когда он проделал половину пути, со стороны зрительских рядов послышались одинокие аплодисменты, которые тут же были подхвачены, и покидал поле парень уже под громкие овации, свист и радостное улюлюканье. Серьёзные и даже напыщенные в обычной жизни представители элиты сейчас своим поведением напоминали подростков. Довольные показанным им шоу, они смело выражали свои эмоции, не заботясь о репутации. Для этого и был создан Турнир Сильнейших — азарт, адреналин, выброс эмоций, всего этого так не хватало пребывающим здесь людям в повседневной жизни. Причём многие из них потеряли на этом поединке деньги, но все равно аплодировали мастерству неизвестного человека.

— Это какая-то подстава, как может никому неизвестный «биомусор» так легко победить опытного бойца! Я подам апелляцию с требованием внимательно расследовать результат этого поединка. Как его меч смог перерубить усиленный воротник десантной формы? Это невозможно! Причём сделано это было так, словно он из картона! — Бушевал фон Вайт, хотя понимал, что это бесполезно. Искин, руководящий турниром, был беспристрастен и объективен, недаром ему дали прозвище «Арбитр».

— А ведь он даже отказался от усилений!!! И все равно «кранг», что за меч у него такой? — восторженно продемонстрировал удар парня Конни. Он уже забыл, что всего несколько минут назад заочно похоронил Грэма и теперь пребывал в эйфории от его победы.

— Наверное, он нашёл его на свалке. Не забывай, что это всего лишь первый раунд, — попытался отшутиться Готар, хотя ему самому было интересно, где парень взял клинок, способный перерубить шею Киборга, усиленную экзоскелетом и броневым воротником десантной формы.

— Ну, мне достаточно, чтобы он занял итоговое место выше бойца Клауса, на победу и выход в Большой финал я не претендую.

Соревнования в Высшей Лиге имели двухступенчатую структуру, сначала в каждом городе проходил отбор, а потом победивший в нем боец представлял город в Большом Финале, в котором шестнадцать чемпионов выявляли лучшего.

— В этом году для участия в отборочном туре зарегистрировалось 32 ланисты. Поэтому нашему бойцу для победы в нем нужно будет победить ещё в 4 схватках, — отметил Готар.

— Ты веришь в это? — рассмеялся Конни.

— А почему нет? — пожал плечами Лебауер.

Сам не зная почему, он проникся симпатией к этому странному парню. Готар уже жалел о данном своему другу ученому обещании.

— Ладно, поживем — увидим, — решил он и, поднявшись, неспешно двинулся к выходу.


Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

На выходе из арены Грабер снова ждал его. Теперь он смотрел на Грэма с восхищением. Паренёк удостоверился, что этот, как оказалось, великий воин, действительно из неполных граждан, ведь он видел, как тот читал сообщения Искина с «налодонника». А это означало, что он не мог общаться с ним «напрямую», получая послания на сетчатку глаза и отвечая на них мысленно.

— Ну что ты замер? Давай, веди меня к глайдеру.

— Сэр… то есть Командор, помните, вы говорили, что я смогу также. Так вот… я хочу научиться.

— Хм… Тебе нужно стать физически сильнее. Вот, лови расписание тренировок и режим питания, — перекинул на браслет парня информацию Грэм. — У тебя три недели, потом я займусь твоим обучением.

«Три недели. А сможет ли он выжить? Не потрачу ли я время впустую?» — раздумывал Грабер после отлёта Командора.

Поединки на турнире проводились раз в неделю, поэтому сообразительный парень сразу посчитал, что этот странный человек должен будет провести три поединка и не погибнуть. Вообще-то, Грабер был не так давно «звездой» Калмена, самого престижного высшего учебного заведения Космо-Сити, но переход в категорию неполных граждан полностью перечеркнул его будущее. Из университета его отчислили, зачем тратить время на «биомусор». Также от Грабера отказались все знакомые и друзья и, что самое обидное, даже семья, которая входила в элиту города. «Ты позор рода, как хорошо, что у тебя много «нормальных» братьев и сестёр», — как сейчас помнил он слова отца. В принципе, этот факт не был удивительным. Ведь с наступлением эры всеобщего благоденствия институт семьи стал утрачивать свои позиции. Последнее время многие просто не хотели связывать себя обязательствами. Поэтому воспитание и рождение детей проходило под патронажем государства. Каждая пара обязана была иметь минимум троих детей. Любой половозрелый член социума должен был оставить потомство. Для тех, кто был не согласен, после 30 лет норма сдачи антиматерии увеличивалась вдвое. Соответственно, в капсуле приходилось лежать почти круглосуточно. На нахождение в «виртуале» также было установлено ограничение — 10 часов в сутки, поэтому с деторождением проблем не возникало. Ведь мало кто хотел просто лежать в «гробу», выбрав лимит нахождения в виртуальном мире. Контролировалось все очень просто — через биочипы.

Семья отнимала слишком много времени, поэтому все меньше «простых» граждан создавали эти ячейки общества. Они встречались, производили на свет детей и отдавали их в государственные детские дома. Выполнив свой долг перед обществом, они с наслаждением предавались ничегонеделанию.

Элита же, наоборот, гордилась своей родословной. Вот потому Грабер, при наличии ещё семерых детей в семье, был просто изгнан из неё, чтобы не «портить» чистоту рода.

— Ладно, все равно это хоть какой-то шанс, — решил последовать совету незнакомца парень.

Он всегда был самолюбивым и не пошёл в «резервацию» для неполных граждан по одной причине — хотел доказать отцу, что тот ошибся, изгнав его.


После проведенного на арене боя я понял, что Грэму в будущем грозит нешуточная опасность. И дело было не только в том, что ранее он смог разрушить андроида голыми руками. На турнире, после убийства противника, малая часть энергии «души» Ричарда перешла в меч парня. Это немного увеличило силу свечения той сущности, которая впиталась в оружие при создании. Но и это было ещё не все. Теперь я стал достаточно силен, и мне удалось просканировать людей, которые наблюдали за поединком. Силовой барьер не был для меня помехой. Выяснились интересные факты — их «душа» находилась по центру груди, а не крепилась к затылку как у Грэма, а ещё она была гораздо менее насыщенна в энергетическом плане. У всех, кроме того паренька Грабера, его «личностная матрица» лишь немного уступала душе Грэма по силе «сияния». Эти два факта требовали осмысления. Но без сомнения делали моего носителя уникальным. А что ждет таких объектов в этой цивилизации, я уже хорошо знал. Их изучают или уничтожают, что, в принципе, одно и то же. Редкие объекты исследований сохраняли свою целостность.

А ведь если опасность грозит носителю, значит и мне. А потому темпы развития нужно ещё ускорить. Хотя я пока не понимаю, как это сделать.


Неделя до следующего поединка пролетела очень быстро. Всю ее Грэм посвятил тренировкам, совершенствуясь в искусстве боя и медитации. Он сделал упор на понимании философии джиткундо и принципов крав-мага.

Особенно его поразила «глубина» фундаментальных истин «опережающего кулака», а именно так с древнего языка переводилось название этого боевого стиля.

Концепция Инь-Янь захватила его. Он отбросил трактовку этой философии как единства мужского и женского начал, но вот понимание ее как единства и вместе с тем борьбы противоположностей, которые в этом процессе порождают гармонию, было ему близко.

Эта концепция возникла тысячи лет назад, и парень понял, что стоит только в преддверии к познанию и принятию ее как внутренней императивы своих жизненных принципов. В прикладном же аспекте учение Инь-Янь дало ему понимание совершенной структуры боя — чередование «мягкости и жёсткости». Ведь каждое «жесткое» Янь — действие противника, можно нейтрализовать мягким — Инь. Теперь, как никогда, он четко понял суть быстрых и несильных отвлекающих ударов — Инь, за которыми должен последовать более медленный, сильный решающий удар — Янь.

— Будь как вода, принимай ту форму, которую требуют обстоятельства, — прошептал Грэм, выплывая из медитации.

Крав-мага же был более прикладным и в своё время современным стилем. Противодействие группе противников, бой в различных условиях, в том числе и ограничивающих подвижность, скупые и смертоносные движения — все это было визитной карточкой этой боевой системы.

— Если кто-то пришёл, чтобы убить тебя, убей его первым, — произнёс парень однажды после двух часов медитации для понимания крав-мага.

Он заметил, что его медитации стали теперь двух видов — «глубокие», когда он полностью терял себя, и медитации «познания», когда его сознание отвлечено и без эмоций пыталось постичь какое-либо знание.


От этих мыслей парня отвлёк сигнал к бою, ведь он снова стоял на арене Турнира Сильнейших. Этот поединок обещал быть более сложным, чем предыдущий. Вид схватки, произвольно выбранный Искином, был «рукопашный бой без оружия». Но не это смутило парня, его противником был даже не андроид, а самый настоящий боевой робот. Казалось бы, несправедливо. Но шанс на победу был. Ведь управлял роботом человек, скорее всего учёный, который находился у него внутри.

Перед выходом на арену Искин снова предложил ему выбрать варианты собственного усиления. На этот раз Грэм не отказался бы, но проблема была в том, что для рукопашного боя достойных вариантов не оказалось. В списке были только различные «химические» коктейли и допинги, временно усиливающие возможности человека. Рассудив, что вера в себя и «трезвый» ум являются лучшими стимуляторами, парень без сомнений отказался от всего этого. Придумать же какое-то средство, чтобы Искин синтезировал его, Грэм тоже не смог. Вот и получилось сейчас, что, отстегнув свои мечи, он вышел на арену лишь в уже привычном тренировочном трико. Несколько раз сжав и разжав кулаки, Грэм замер в ожидании атаки противника.


— Вы только посмотрите на этого красавца, — указал Энтони Кёртис на металлического робота, вышедшего на арену.

— Обычная «железяка», что в ней особенного? — буркнул Макгрегор, который сейчас был мрачнее тучи.

— Обычная? Ничуть? Это прототип робота нового поколения. Посмотрите, его тело вылито из адамантия-нео без единого видимого стыка, ни одного сервопривода или провода снаружи. Размер тела оптимальный для нового реактора А-класса, который может приводить его в движение вечно. Такой робот может выполнять боевые задачи на поверхности любой из планет Солнечной системы. Но и это ещё не все, специально для этого поединка внутри тела робота размещена пара неприятных для соперника сюрпризов.

— Что-то, мой старый друг, ты подозрительно много знаешь? — задал резонный вопрос Лебауер, который вместе с Конни и Кёртисом находился в вип-ложе магната, приготовившись наблюдать за схваткой.

— Ну а как же мне не знать, ведь его разрабатывали в моей лаборатории. А позже лишь внесли пару конструктивных изменений под этот турнир. Я знаю о нем если не все, то многое, и могу сказать одно — у вашего бойца нет никаких шансов. Особенно в рукопашном поединке.

— Ну, возможно шанс все-таки есть. Ведь внутри робота находится учёный?

— Ах-ах-ах, да это же «Сумасшедший» Дуглас. Он перед тем, как увлечься наукой, отслужил 10 лет в космодесанте.

— Постой, но ведь заявлен был не он?

— Все просто, они с Ричардом были друзьями детства. Вот поэтому, когда он узнал, что этот робот согласно турнирной сетке должен сразиться с вашим парнем, прибежал ко мне и просто-таки потребовал сделать именно его «пилотом». Солдатские сопли, знаете ли. Ну, я не отказал ему, при условии, что его показатели будут не хуже, чем у человека до него. Так вот, всю неделю он тренировался как проклятый и на финальных тестах показал в два раза лучший результат, чем пилот до него.

— Тем не менее, некоторые все же поставили на Коулмена в этот раз, — посмотрел Конни статистику ставок тотализатора.

— И я в том числе, — сказал Лебауер.

— И совершенно напрасно. Сплав, из которого сделаны сочленения дроида, выдерживает попадание плазменной винтовки, а уж тело, выплавленное из адамантия, и во все практически невозможно разрушить.

Эту беседу прервал раздавшийся сигнал о начале боя, и внимание всех троих переключилось на арену.

Робот, разогнавшись, атаковал человека, пытаясь схватить и разорвать его. Тот ловко избежал этого «кавалерийского наскока» и нанёс два удара в уязвимые сочленения на коленях робота. Тяжелое тело механизма набрало при атаке очень большую скорость, поэтому эти удары вывели машину из равновесия. Парень воспользовался этим и мощным ударом ногой в прыжке с разворота повалил робота на землю.

— Вы видели? — радостно заорал Конни.

— Да пустое, сейчас все станет на свои места, — спокойно ответил ему Кертис.

— А между тем, народ думает по-другому, — отметил Готар реакцию зрителей.

Практически все зрители скандировали «Командор! Командор!», именно под таким именем был зарегистрирован Грэм на эти соревнования.

— Ну, людям свойственно верить в подвиг и создавать себе героев. Жаль, что эта иллюзия сейчас будет рассеяна, — по-прежнему был уверен в победе робота Кёртис.

— Я убью тебя, сукин сын, и не просто, а оторву тебе голову, как ты это сделал с моим «братом». Заставлю тебя мучиться и молить о пощаде. Порву тебя на части и буду наслаждаться твоей болью, — за несколько секунд до сигнала о начале поединка небольшая панель в верхней части груди робота открылась и именно эту угрозу озвучил пилот боевой машины, лицо которого было перекошено от ярости.

— Мне жаль твоего «брата», но я сражаюсь ради миллионов своих, — произнёс непонятную никому, кроме него, фразу Грэм в ответ.

Но сам при этом отметил место, в котором находилась эта панель.

«Это может быть моим шансом, — подумал он. — Указав мне на свою потенциальную слабость, соперник допустил ошибку. А уж гнев и вовсе не лучший союзник в поединке».

Частично его правоту подтвердила и первая атака робота. Тот попросту напрыгнул на парня, пытаясь обхватить его руками. Наверное, оператор понадеялся на скорость машины. Грэм спокойно избежал атаки противника и двумя «мягкими» тычками вывел робота из равновесия. Фактически он просто использовал инерцию его движения, иначе он никогда бы не смог сделать нечто подобное. После чего мощным ударом с разворота опрокинул пошатнувшегося соперника на землю.

— Командор! Командор! — стали скандировать трибуны. И Грэм не мог сказать, что ему это не нравилось.

Но на этом все успехи парня кончились. Оператор робота был очень опытным человеком. Он больше не позволял себе сильных инерционных движений, наоборот, стал работать экономно, короткими жесткими ударами. Пока что Грэму удавалось избегать этих атак, но тут в дело вступила неожиданность. Усыпив парня своими «скупыми» движениями, робот внезапно метнулся к нему, сблизившись, и впритык выстрелил с двух рук металлическими сетями. От одной Грэм сумел уйти в умопомрачительном кульбите, а вот вторая, выпущенная с упреждением, плотно опутала его тело. Робот, как заправский рыбак, рывком дернул ее на себя, одновременно кидая на встречу и своё тело.

— Бам, — раздался громкий звук. Это два тела встретились в воздухе — человеческое и металлическое.


— Ну, вот и все. Я же говорил, — наблюдая эту картину, спокойно сказал Кёртис.

— Эй, что он делает? Чертов псих! — воскликнул Конни.

Робот схватил двумя руками человеческое тело за запястья, встряхнув его как куклу. Из его ног выдвинулись фиксаторы, которые обхватили лодыжки парня. Металлическая сеть втянулась назад в тело машины, и он притянул «распятое тело» человека к себе на расстояние примерно 10 сантиметров. После этого на ранее монолитном корпусе робота стали открываться форсунки, из которых в тело человека периодически ударяли струйки какой-то жидкости.

— Черт, этого Дугласа не зря называют «сумасшедшим». Он активировал систему очистки корпуса от загрязнения и поливает вашего бойца разбавленной кислотой. Но это же должно быть жутко больно, — пояснил собравшимся ситуацию учёный.

Его умозаключение начало находить подтверждение — одежда человека в местах попадания кислоты стала расползаться, обнажая обожженную плоть. Поразительно было то, что человек молчал, хотя и находился в сознании. Это было видно по его время от времени напрягавшимся мышцам, он все ещё пытался вырваться из железной хватки робота.

— Пусть сдаётся. Даже если Дуглас не примет сдачу, Искин остановит бой. Пытки поверженного противника запрещены регламентом, — прошептал Конни.

Со стороны зрительских мест раздались недовольные крики и свист, которые, между тем, вскоре стихли. Так как перед глазами всех присутствующих возникло сообщение от Арбитра о том, что Командору было предложено прекратить бой ввиду не гуманного поведения соперника и признать своё поражение — но тот отказался.

— Гребаный идиот, я… — стал, было, комментировать это сообщение Готар Лебауер, но его слова были прерваны диким воем, который издал «распятый» на арене человек.

Одновременно с этим воплем, тело парня в едином порыве рванулось в сторону робота, нанося тому удар головой в крепкий, сделанный из адамантия-нео, корпус. Непонятно зачем, но, похоже, боец выбирал место для удара. Иначе как объяснить, тот факт, что, имея возможность атаковать прямо перед собой, он рванулся вверх, нанося удар примерно на 30 сантиметров выше, чем позволяло ему зафиксированное в захвате тело. При этом его связки на руках и ногах разорвались, и кости белыми осколками вылезли из кроваво-красной местами обугленной плоти. От этого казалась бесполезного удара робот сначала замер, а затем упал, застыв на настиле арены без движения.

— Так это об этом парне ты мне говорил? — нарушил гробовую тишину Кёртис.


Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Грабер трясущимися руками управлял гравиплатформой, на которую он погрузил изувеченное тело Грэма. На него нельзя было смотреть без содрогания — все изломанное и обожженное.

— Парень, помни о нашем уговоре, — заговорил, казалось, живой труп.

— Командор, я… — начал говорить парень, но замолчал, увидев, что человек на «носилках» вновь находится без сознания.

«Будет сделано. После увиденного, я поверил в Вас и не подведу!» — со свойственной молодости горячностью подумал Грабер.

Теперь у него был свой герой, а ещё надежда выбраться из депрессии, в которой он пребывал все время, с тех пор, как стал «биомусором».


— Ну что там, есть результаты? — нетерпеливо спросил Готар, пританцовывая на месте, будто нетерпеливый юнец.

— Ты уже меня третий раз спрашиваешь за последние пять минут. Да, мне переслали только что оба заключения.

— Ну и? Давай уже, озвучивай, не разводи интригу, старый лис.

— Я же на 15 лет моложе тебя забыл? — рассмеялся Кёртис и продолжил. — Дуглас мертв, причина смерти кровоизлияние в мозг. По предположениям медиков оно произошло от чрезмерного нервного перевозбуждения.

— Да плевать мне на него. Давай, говори, что там с парнем?

— Готар, чего это ты так распереживался за него? Не забыл, что после соревнований обещал отдать его мне на опыты?

— Я помню… Просто интересно… — скривившись, ответил Лебауер.

— Ну, с парнем все в порядке. Его погрузили в биованну, через пару недель будет как новенький. Был бы он «нормальный», вообще управились бы за три дня. Кстати, а ты веришь в случайность «кровоизлияния» Дугласа?

— Ну, раз медики говорят, что это возможно, то почему нет, — попытался уйти от скользкого вопроса Готар.

Он сам не понимал почему, но после второго боя его симпатия к этому парню ещё возросла. У него никогда не было детей. И не потому, что Готар не хотел этого. Просто во время его далекой молодости системы защиты астронавтов ещё не были такими совершенными как сейчас. Как результат — бесплодие, вызванное космической радиацией. И вот сейчас Лебауер ловил себя на мысли, что будь у него сын, то он хотел бы, чтобы тот был похож на Грэма. Несмотря даже на то, что тот относился к категории биомусора. Питбуль всегда судил людей по поступкам и возможностям. Действия Грэма вызывали у него уважение, а всех его талантов он не знал, но предполагал, что они есть, и парень их ещё продемонстрирует.

Но даже не личная симпатия изменила отношение к парню всегда рационального старика — интуиция, которая говорила, что этот Коулмен чем-то очень важен. Объяснить свои ощущения Готар пока не мог с помощью логики, но он всегда прислушивался к своим предчувствиям, и это не раз спасало его жизнь в прошлом.

— А вот я сомневаюсь. Нужно будет все перепроверить в лаборатории, когда ты отдашь мне этот любопытный экземпляр, и я наконец-то смогу его исследовать?

— Ну, это будет не скоро. Две недели на восстановление. Потом ещё три боя. А если он их выиграет, то и Большой финал. Так и знай, я не отдам тебе парня, пока он выступает на Турнире.

— Ясно, я понял, что придется подождать три-четыре месяца. Главное другое, чтобы его не убили. Это будет большая потеря для науки. Хотя во время обследования у него не обнаружилось никаких отклонений от нормы, я уверен, что он особенный — поверженный андроид, теперь вот смерть Дугласа.

— Слушай, я вот, что подумал, может, схватка происходила на свалке и поэтому в действительности андроида «вырубило» какое-то обучение, а вовсе не сверхспособности парня. Ты же предположил нечто подобное в самом начале? — попытался отговорить ученого от идеи обследовать парня Готар.

— Два таких невероятных совпадения кряду? И это если учесть ещё странные обстоятельства победы в первом поединке Турнира? Ведь до сих пор непонятно, как его меч перерубил шею Ричарда словно лист бумаги, будто бы и не было брони и усилителей А-класса. Нет, говорю тебе, этот парень пользуется энергий «ци», пусть, возможно, и неосознанно. И я должен разобраться, как он это делает.

— Ладно, делай что хочешь, а мне пора, — слегка раздраженно проговорил Лебауер и пошёл к выходу из «умного» дома Кёртиса.

Подобные управляемые Искином полностью автоматизированные дома вот уже 50 лет как вошли в обиход людей, делая их жизнь более комфортной, а главное, высвобождая свободное время. Убирать, стирать, гладить, готовить еду и многое другое — все это могли делать современные постройки, контролирующиеся никогда не спящими машинами.

«Что-то старик темнит. Сентиментальный он стал, что ли, на старости лет. Ну, ничего, в случае чего наука для меня превыше дружбы», — подумал Энтони, когда за его приятелем задвинулась входная панель его особняка.


Я снова выплывал из пучины небытия, и это радовало. Во время поединка с роботом, когда Грэм нанёс удар, «расплавивший» мозги пилота, были уничтожены все созданные мной управляющие контуры моего тела. Боль была адская и я впервые «потерял сознание».

Попытавшись просканировать окружающее пространство, я понял, что не могу этого сделать из-за недостатка энергии. Кроме того, так получилось, что для победы в том бою организм носителя потратил все — медицинские и боевые биороботы тоже погибли. Первые на арене восстанавливали парня, не давая кислоте убить его, а вторые — позволили нанести тот самый, ставший победным, удар, этот сумасшедший за пределами человеческих сил рывок стал возможен благодаря им. Конечно, биороботов не удалось бы обнаружить на уровне современной науки, но восстановившееся за считанные часы тело неизбежно вызвало бы подозрения. А так Грэм сейчас, вообщем-то, ничем не отличался от обычного человека.

Также радостным открытием стало то, что мы находились в чрезвычайно благоприятной для быстрого восстановления среде. Мне срочно нужно было восполнить хоть что-то, ведь я привык уже к постепенно возвращающемуся могуществу. А теперь был вновь лишён даже возможности просматривать окружающее пространство в энергетическом плане. Мои возможности вернулись к тем, которые были в самом начале при вселении в это тело.

— Решено, воспользуюсь возможностью и верну утраченное, — решил я, и через поры мышечной ткани организма стал тянуть окружавшую тело биомассу.


— Сара, что ты хотела? Это не могло подождать до завтра? — в голосе ученого слышалось недовольство.

— Мистер Кёртис, но вы же сами приказали дежурным санитарам докладывать обо всех происшествиях с Грэмом вам лично и без отлагательств.

— Что-то случилось? — смягчился Энтони, ведь он действительно отдавал такое распоряжение.

Другое дело, что за прошедшую неделю ничего экстраординарного с пациентом не случилось, и ученый уже позабыл о свое просьбе.

— Да, наблюдаемое тело стало потреблять на 30 процентов больше биомассы, чем ранее.

— Сара, выражайся корректно, не тело «стало потреблять», а расход биомассы возрос по неизвестным пока причинам.

— Прошу прощения, но я описала, именно то, что сейчас происходит. Биомасса будто бы впитывается организмом объекта, удельная масса его тела растёт, а через какое-то время стабилизируется, практически откатываясь к исходным значениям.

— Что же, просто впитывается, а потом растворяется в организме, исчезая?

— Не совсем, при стабилизации массы тела организмом осуществляется выведение мочи и кала.

— Скорость восстановления от полученных травм возросла?

— В том-то и дело, что нет. Я вообще не могу понять, что происходит и зачем организм пациента потребляет эту излишнюю биомассу.

— Интересно, это все?

— Да, мистер Кёртис.

— Ясно, продолжай наблюдение, если будет что-то новое, связывайся со мной немедленно, — проговорил Энтони и отключился.

Сам же он сразу стал рыться в электронных медицинских архивах, надеясь найти похожие случаи. И, как ни странно, он их нашёл. Правда, немного — всего два случая с момента изобретения медицинских капсул. Во всех остальных случаях количество потребляемого организмами пострадавших биовещества было стабильно, погрешность составляла 1–2 процента, но не тридцать же.

Первый случай он отбросил сразу — там просто имела место халатность — был залит «дефектный» биораствор, что и послужило причиной его чрезмерного потребления. А вот второй случай был поинтереснее. Он произошёл около сорока лет назад, и пострадавшей была женщина на восьмом месяце беременности. Ее тело потребляло на пятнадцать процентов больше биомассы, чем обычно. Но такой расход биомассы был зафиксирован сразу, а не через неделю, как в случае с Грэмом.

— Это что же получается, что через неделю в теле Коулмена появилось два восьмимесячных младенца? — рассмеялся Энтони. — А если серьёзно, то теперь я точно уверен, что он не такой как все. Его надо исследовать.


Я восполнил практически все потери и стал сканировать окружающее пространство. И тут же понял, что допустил ошибку, возможно фатальную, когда соблазнился быстрым восстановлением. В своё оправдание могу сказать, что при отсутствии надлежащих ресурсов мои аналитические способности снижаются и действия приобретают примитивный, инстинктивный характер. Сейчас мне было понятно, что тело носителя находится в медицинской капсуле, причём под постоянным надзором. А это значило, что факт повышенного потребления биомассы уже зафиксирован наблюдателями. Как исправить ситуацию я не знал, но потом мне пришла в голову одна идея. Сначала я думал разрушить все построенное и, используя освободившийся материал, увеличить количество мышечной ткани носителя. Но это тоже не вписывалось в «нормальную» клинику пациентов. Тогда мной было принято решение ускорить восстановление организма примерно на тот же процент, на который произошло повышение потребления биораствора. Благо энергии, вырабатываемой моим частично восстановленным телом, было достаточно для производства необходимого числа колоний медицинских биороботов. Да, такое развитие событий тоже будет выбиваться из нормы, но я уже изучил людей. Им главное найти причину, породившую следствие, неизвестность же их пугала или пробуждала неуемное


убрать рекламу


любопытство. Поэтому когда они поймут, что после превышения нормы потребления раствора увеличилась скорость восстановления, то неизбежно свяжут два этих события. И это будет гораздо лучше, чем девшееся «в никуда» вещество. Ещё в 21 веке один из местных ученых выдвинул очень верное предположение, что энергия никуда не девается и не берётся из ниоткуда. Она только лишь переходит из одного состояния в другое. Более того, скажу я вам, этот постулат верен не только для энергии. Частично успокоив себя подобным образом, мной было начато производство необходимого числа колоний медицинских роботов.

«Тьфу ты», — подумал рано утром Кёртис, изучив показания медицинской аппаратуры. — «Ничего нельзя доверить этому тупому «биомусору». Вот что стоило этой Саре понаблюдать ещё пару часов и увидеть, что скорость восстановления тела тоже возросла. А я уже за ночь понапридумывал себе массу разнообразных теорий. Вплоть до вселения в этого парня пришельца, которого мы не можем обнаружить на современном уровне развития наших технологий», — чертыхнулся Энтони, увидев в дежурном кресле мирно посапывающую Сару.

Сара Бернар была неполной гражданкой, которая отказалась от проживания в «резервации» и сейчас хоть таким образом реализовывала свою детскую мечту — подарить человечеству бессмертие. Она была уверена, что это возможно, нужно лишь изобрести необходимые технологии. Этой идеей она загорелась после смерти бабушки. Родители ее были астронавтами и оба погибли при попадании астероида в одну из первых научных баз, построенных на орбите Марса. Поэтому воспитывала ее бабушка, которая была старомодной закалки и очень любила свою внучку, совсем не понимая этих новомодных веяний по «безразличному» отношению к детям. Сейчас Сара мирно спала и даже не подозревала о тех «громах и молниях», которые посылает на ее голову Глава исследовательского центра Космо-Сити.


Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

— Где я нахожусь? — было первой мыслью Грэма, который начал потихоньку приходить в сознание. Он чувствовал, что его тело пребывает в каком-то вязком растворе. Глаза не открывались, несмотря на все усилия, никаких звуков или шумов вокруг тоже не доносилось. Парень стал барахтаться в незнакомой среде, испытывая приступ легкой паники. Коулмен никогда ничем серьезно не болел раньше и это был первый опыт по использованию медицинской капсулы. Конечно, если бы его помещали в неё в сознании, он бы помнил об этом и не паниковал. Был бы Грэм полным гражданином, проблем также не возникло бы. Искин, следящий за состоянием пациентов, тут же уведомил бы его при пробуждении о том, где он находится, передав эту информацию напрямую в мозг.

Тем не менее, его замешательство не продлилось долго. Буквально через пару минут жидкость, окружавшая парня, стала убывать, и тело мягко опустилось на что-то твёрдое, послышался звук открываемой крышки.

— Пока не открывайте глаза, им нужно будет привыкнуть к свету. А так все в порядке, вы проходили курс лечения от полученных травм, — послышался приятный женский голос.

— Кто вы и сколько времени прошло?

— Меня зовут Сара, и я младший специалист медицинской части Исследовательского центра Космо-Сити. А ваше восстановление заняло 10 суток.

— Так долго… — не удержался от комментария Грэм, а в голове его возник вопрос. — «От повреждений, полученных в бою с андроидом, я излечился всего за несколько часов. Сейчас это заняло десять дней. Вопрос почему? Но главное я в порядке, потом разберусь с этим».

— Вам грех жаловаться, вы и так поправились быстрее прогнозируемых сроков на целых четыре дня. Так что в будущем после Турнира этот феномен обязательно захотят исследовать. Мистер Кёртис, Глава Научного центра, уже сообщил мне об этом, — Сара, как и большинство женщин, любила поболтать.

Вот и сейчас она мимоходом озвучила Грэму информацию, которую ему совсем не обязательно было знать. Парень насупился, быть подопытной крысой не хотелось. Мало того, это совсем не входило в его планы. Но, решив, что пока идёт Турнир у него ещё есть время, он спросил:

— И когда меня выпишут? А то мне скоро нужно будет…. — Грэм прервал мысль, подумав, что раз Турнир Сильнейших проводится неофициально, то возможно и этой девушке не стоит знать о нем.

— Не волнуйтесь, Грэм, мне известно о Турнире, я дала подписку о неразглашении, поэтому можете смело разговаривать на эту тему. И, кстати, вы уже можете открывать глаза. Медицинский сканер провёл их адаптацию, пока мы с вами беседовали.

С некоторым трудом распахнув веки, Грэм осмотрелся, увиденное его обрадовало и удивило одновременно. Перед ним стояла симпатичная девушка, чью атлетическую, спортивную фигуру не мог скрыть даже бесформенный медицинский халат оранжевого цвета с буквами «НГ» на груди. Увидев, что парень разглядывает ее, Сара слегка покраснела, захлопав от смущения своими длинными чёрными ресницами.

— Грэм, когда вы очнулись, мной был отправлен запрос на вашу выписку. Только что пришло подтверждение.

— Но как я пойду в таком виде, — только сейчас парень заметил, что одежды на нем нет и он абсолютно голый.

— Давайте проведу вас в уборную, там вы сможете одеться в привычные для себя вещи. Наш Искин уже синтезировал их. Старые, к сожалению, пришли в полную негодность, — девушка ещё больше покраснела, увидев, что этот странный человек ни капли не смутился своего обнаженного вида.

А ведь она уже приготовила целый спич о том, что является профессионалом, и ему не нужно стесняться своей наготы. Хотя, сказать по правде, ей понравилось смотреть на его крепкое, поджарое тело, которое излучало уверенность и звериную силу.

— Хорошо, ведите, — легко спрыгнул с пандуса медицинской капсулы Грэм.

— Осторожней, вам нельзя делать резких движений. Подождите, пока приедет транспортировочный модуль.

— Пустое, я дойду и так. Целых десять дней без движения, — ответил молодой человек и, рассмеявшись, подхватил девушку на руки. — Указывайте путь, Сара, увидите, мне не тяжело и вас донести.

— Отпустите меня немедленно! — ещё больше покраснев, хотя это казалось невозможным, прокричала девушка.

— Вас что, так часто носят на руках? Показывайте дорогу, Командор не меняет своих решений.

«Боже, да он же не в себе», — подумала про себя девушка, а вслух сказала: — Хорошо, несите, но аккуратно.

Когда они добрались до уборной, Грэм поставил ее на ноги и отошёл в сторону.

— Ты знаешь, Сара, а у тебя очень сильное и красивое тело, это заметно даже через твою форменную одежду. Да и на ощупь ты вся такая приятная, — рассмеялся парень.

— Мистер Грэм, вот ваша одежда, облачайтесь, и хватит уже меня смущать, — девушка чувствовала волнение, ведь это был первый раз, когда ее носил на руках мужчина. Да ещё при этом он был полностью обнажен и имел репутацию убийцы, другие на арене не выживали.

— Вижу, ты из неполных граждан, как и я. Приходи ко мне на свалку завтра в два часа пополудни, если хочешь, чтобы я указал тебе Путь. Тут она одна на весь город — не перепутаешь, — продолжил свою мысль парень.

— Я… э… подумаю, — промямлила Сара.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌

Парень, а вернее молодой мужчина, кивнул, потом быстро оделся и скорым шагом покинул госпиталь.

— Ну и псих, называет себя Командором и назначает свидание на мусорке, прикрываясь каким-то Путём. Ну уж нет, ни за что не пойду туда, — подумала Сара, поправляя рукой чуть растрепавшиеся волосы.


Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Но, тем не менее, несмотря на данное себе слово, ровно в два часа дня Сара стояла возле служебного помещения свалки Космо-Сити. Нажав на кнопку вызова, она ждала, когда же этот странный человек выйдет и встретит ее. Шум, раздавшийся за спиной, заставил девушку обернуться.

— Ты…?!!! — удивлённо воскликнула она, увидев подъехавшего на двухместном гравилете парня.

— Привет, Сара, я вижу, тебе тоже не повезло. Вот уж никогда бы не подумал, что одна из самых красивых девчонок университета всего через несколько лет после меня тоже пополнит ряды «биомусора».

— Ты как был болваном, так им и остался. Почему не отвечал на мои вызовы?

Грабер лишь хмыкнул в ответ и пожал плечами. Они с Сарой учились на разных факультетах одного и того же высшего учебного заведения. Она была на два года моложе. Познакомившись на одной из студенческих вечеринок, они начали встречаться. Ничего серьезного у них не получилось. Парень разорвал общение, когда получил статус неполного гражданина. Сара какое-то время пыталась с ним связаться, но потом прекратила все попытки. А дальше учеба, экзамены, дополнительные курсы по медицине, вообщем, ей было не до ухажеров. Когда ее чип не синхронизировался с телом, она отчасти поняла Грабера. Все ее друзья, парни, которые подбивали к ней клинья, мгновенно прекратили общение. И самым тяжелым было видеть презрение в глазах тех, кто ещё недавно заглядывал тебе в рот.

— Я вижу, вы знакомы. Тем лучше, — раздался голос Грэма, который незаметно для этих двоих вышел наружу.

— Командор, я освоил всю программу предварительной подготовки и готов к дальнейшему обучению! — почти по-военному доложил Грабер, он даже вытянулся по струнке, ещё больше усиливая это сходство.

Сара, увидев это, выпучила глаза от удивления.

— Молодец, я вижу, тренировочный комплекс пошёл тебе на пользу. Ты уже не тот хлюпик, что был раньше. Бери пример с Сары, она не запустила себя так, как ты. Вот, возьмите это, переоденьтесь, — протянул им Грэм два свертка с одеждой.


— Боже, и зачем я только на это согласилась? — думала девушка, преодолевая полосу препятствий. Вот уже около двух часов этот больной на голову человек гонял их по выстроенному им полигону. Сначала она вообще хотела уйти, но увидев, с каким рвением Грабер выполнял команды, которые отдавал этот «шизик», решила остаться.

— Ладно, на сегодня достаточно, на ваши браслеты я скинул пособие по медитации, а также несколько дыхательных комплексов. Изучите их на досуге.

— Командор, а какая цель нашей подготовки? — подал голос Грабер.

— Мы… готовимся вновь стать людьми, — прищурившись, внимательно посмотрел на него Грэм. — Думаю, если бы тебя все устраивало, ты бы не пришёл сюда. Мы основа будущего Братства и поведём за собой остальных. А сейчас подойдите сюда.

Когда Грэм подозвал их, Сара не заподозрила ничего плохого. Но когда он достал из-за спины один из накрест закреплённых мечей и, схватив Грабера за руку, нанёс тому глубокий порез, она хотела убежать от страха. Хотела, но не смогла, ее ноги, будто приросли к земле. Ужас сковал девушку. Она впервые видела возле себя такое явное проявление насилия, и приступ паники парализовал ее волю. Грэм нанёс этим же мечом порез и себе, после чего соединил две кровоточащие раны.

— Мечом под именем Клив и своей кровью я принимаю тебя в Братство, — пафосно произнёс он, глаза его при этом горели безумием.

Но самое странное произошло позже, когда Командор разъединил руки, то глубокие кровоточащие раны на его и парня запястьях стали затягиваться сами собой. Минута, и от порезов не осталось и следа.

— Не может этого быть! — прошептала Сара и попыталась вырваться, когда почувствовала на своей руке железную хватку этого маньяка.

Но куда там, она даже не могла пошевелиться и просто в ужасе смотрела, как изверг наносит ей глубокую рану, проведя острым, как бритва, мечом по запястью. После чего, вновь разрезав себе руку, он проделал ту же процедуру, что и за минуту до того.

Как ни странно, но больно особо не было, а после того, как их руки соединились, Сара почувствовала приятное тепло в том месте, где их тела соприкасались. Когда Грэм отнял запястье, тепло усилилось, и рана стала затягиваться. Сара стояла и не верила своим глазам, но больше всего ее поразила реакция Грабера — тот встал на колени и слезы текли по его щекам.

— Мы Избранные, — уверенно провозгласил Грэм. — Сегодня великая дата — день основания Братства, которое станет на защите интересов подобных нам людей. Но пока вам лучше молчать и не привлекать внимание. Приходите завтра, и продолжим занятия. Я рад, что не ошибся в вас, — сказав это, Грэм, или уже окончательно Командор, развернулся и последовал внутрь своего жилища.


— Сара, давай я подвезу тебя, — указал на свой гравилет Грабер.

Девушка хотела отказаться, ведь как она поняла, парень утратил адекватность, полностью попав под влияние Грэма. Но потом ей подумалось, что Грабер знает об этом странном человеке гораздо больше неё.

«Я должна расспросить его. Мне просто необходимо разобраться во всем», — подумала Сара, она, как медик, была изумлена фактом мгновенного излечения ран. — «Этому должно быть научное объяснение, и оно будет найдено. А до тех пор сделаю вид, что тоже стала адептом этого «Братства»».

Приняв такое решение, она улыбнулась парню и села позади него, крепко обняв Грабера за талию и прижавшись к нему всем телом. Сара знала, что все мужчины в глубине души просто похотливые самцы, и поэтому решила использовать свои женские чары, чтобы выведать нужную ей информацию.

— Грабер, расскажи мне о Командоре, кто он? — спросила у парня Сара, когда они вылетели за ворота свалки.

Сейчас их полет проходил на высоте около метра над поверхностью дороги. Конечно, можно было и не строить дорожных покрытий, но все равно они существовали. Ведь иначе была бы неразбериха, а так все движение было упорядочено и происходило лишь в предназначенных для этого местах. Кроме того, до сих пор находились чудаки, которые предпочитали колесный транспорт любому другому. Особенно много было таких среди представителей «элиты». Так назывались люди, которые управляли всеми остальными. Именно они исследовали космос, строили новые заводы, фабрики, делали научные открытия. Как правило, это были наследственные семейные кланы. Все остальные люди были простыми потребителями, которые целыми днями, после сдачи нормы антиматерии, предавались ничегонеделанию. И нельзя было сказать, что они несчастливы и тяготятся своим положением. К распоряжению любого среднестатистического человека было все, что пожелаешь, и лишь на особо дорогие и затратные по времени и ресурсам вещи людям приходилось «копить». Например, если ты хотел получить в собственность космическую яхту, то тебе необходимо было увеличить норму сдачи антивещества и практически полгода безвылазно лежать в капсуле-ловушке. Либо же просто взять «крипто-кредит» и отдавать в течение пяти-десяти лет часть от своей нормы, соответственно также увеличив своё время пребывания в «гробу», но уже всего на пару часов. На таких яхтах можно было летать в орбитальные гостиницы и совершать околоземные космические перелеты. Если же ты хотел посетить Марс, Европу или Титан, тогда лучшим выходом была покупка космического тура.

— Командор… Я знаю о нем не так много. Впервые я увидел его на Турнире Сильнейших. Когда он выходил на первый поединок лишь с мечами против одетого в боевую форму десантника, я был уверен в его поражении. Но Командор сказал, что выиграет и что мне тоже под силу стать таким как он. Ты бы видела этот бой — его противник не продержался и десяти секунд. И вот тогда я понял, что это мой шанс реализовать свой потенциал и быть чем-то большим, чем просто кусок никому ненужного хлама.

— А как же он получил те повреждения, после которых десять дней находился в «биованне»?

— Командор получил их во втором бою. Это было вообще нечто невероятное. Да, мне известно, что согласно официальной версии, он победил только благодаря «случайности». У пилота робота случилось кровоизлияние в мозг, но ты знаешь, я не верю в это. Мне кажется, что это именно наставник каким-то образом убил пилота.

— А что за Путь, о котором он мне говорил?

— Об этом я пока ничего не знаю. Думаю, все станет понятно позже. Сегодня мы основали Братство, думаю, именно это и есть начало Пути.

Увидев, что Грабер знает не больше ее, девушка прекратила расспросы, и остаток дороги они проделали в тишине. Каждый думал о своём.


Пять дней занятий пролетели незаметно. Кроме того случая с исцелением ран, больше ничего экстраординарного не происходило. Если не считать того факта, что этот монстр учил их убивать. Командор где-то научился древнему боевому искусству под названием джиткундо и сейчас передавал им его основы. Сару ужасала сама мысль об убийстве человека. С самого детства им внушали, что человеческая жизнь — это самая большая ценность в мире. Поэтому девушка была не уверена, что сможет применить на практике изучаемые приемы. Да, философия этого стиля предполагала, что смертельное столкновение это крайность и всеми силами нужно стараться избегать схватки, но все же все движения и приемы этого вида рукопашного боя были смертельно опасны.

«Это же бесполезно, я с трудом могу представить ситуацию, когда на меня нападет кто-то. Ради чего ему это делать? У всех все есть, а чего нет, можно получить в «виртуальных мирах», — такие мысли посещали ее голову в процессе занятий.

Грабер же полностью попал под харизму этого самозваного «Командора». Он с открытым ртом слушал разглагольствования того о том, что они Избранные и именно им предстоит спасти остальных «братьев», да и все человечество. Вообщем, Сара решила для себя, что будет следить за этими двумя «чокнутыми» и в случае чего донесёт куда следует.

Однако ее скептическое отношение к изучаемому материалу было вскоре поколеблено. Вышло это случайно. Грабер пригласил ее после занятий посидеть в кафе. Подумав немного, девушка не отказалась, по вечерам было ужасно скучно. Кроме того, она уже сто лет не была на свиданиях.

Когда они сели за столик в уютном ресторанчике возле ее дома, в него вломилась шумная компания молодых людей. И все бы было ничего, но это были ее бывшие сокурсники.

— О, посмотрите, кто здесь! Это же бывшая «королева красоты», а ныне просто жалкий «биомусор»! — закричал Колин, предводитель этой слегка подвыпившей компании.

В своё время этот парень пытался ухаживать за Сарой, но получил от ворот поворот. Сейчас он просто вымещал на ней зло за это.

— Грабер, пойдём отсюда, найдём более спокойное место, — поднялась из-за столика девушка.

Парень внимательно посмотрел на неё, затем кивнул и двинулся в сторону выхода.

Казалось, все хорошо и конфликт исчерпан, толком не начавшись. Но, когда они проходили мимо, Колин начал распускать руки.

— Сарочка, ну что ты такая нелюдимая? Такие, как ты, должны ублажать нормальных людей. Ведь это мы даём вам все, чем вы пользуетесь, — потрепал он рукой ее за щеку, а потом и вовсе грубо схватил за зад, сжав ягодицы.

Девушка замерла в шоке, она даже представить не могла, что такое возможно. Ее выручил Грабер. Парень молча подошёл к обидчику и нанёс тому удар открытой ладонью в переносицу.

— А-а-а… — закричал Колин, отпуская попку девушки и держась за разбитый нос, кровь из которого текла по его лицу ручьем и уже выпачкала белоснежную рубашку, в которую он был одет.

— Если ты ещё хоть раз ее тронешь — пожалеешь, — прошипел Грабер, глядя на него, а после этого подошёл ещё ближе и нанёс короткий хлёсткий удар в пах, а когда Колин согнулся, то взял его голову и познакомил ту с ближайшей столешницей. Бедный парень без чувств рухнул к его ногам. От страха и пережитого ужаса мокрое пятно расползлось по его обтягивающим кремовым, скроенным по последней моде, штанам.

— Может кто-то из вас ещё хочет оскорбить «биомусор»? — с угрозой придвинулся Грабер к двум компаньонам поверженного смутьяна.

— Нет… нет… — промямлил один из них и оба сделали шаг назад, было видно, что они очень напуганы.

— Если ты думаешь, что лучший, это не значит, что так и есть на самом деле, — произнёс услышанную от Командора фразу парень и, взяв Сару за руку, покинул заведение.


«Может быть, эти навыки боя не такие и бесполезные, как и это Братство. Ведь если мы избавим неполных граждан от постоянных издевательств со стороны остальных — это уже будет немало», — подумала Сара, засыпая в своей кровати поздно вечером этого же дня.

Днём их вызвали в управление полиции Космо-Сити. Колин написал заявление о причинении ему физического вреда. Но после того, как выяснилось, что он сам породил этот конфликт, оскорбив девушку, им было предложено подписать «мировую», что они и сделали. И никто из них не знал, что этот, казалось бы, незначительный эпизод принесёт им в будущем множество неприятностей.

А пока девушка крепко спала, счастливо улыбаясь во сне. Ещё бы, после посещения полицейского участка они с Грабером долго гуляли по городу, а потом при расставании она позволила парню поцеловать себя. Сара пока сама не замечала, но встреча с Грэмом уже начала менять ее ранее скучную жизнь.


Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Похоже, мой носитель окончательно утрачивает связь с реальностью. И в этом полностью моя вина. Ведь это я подстегнул его «ненормальность» для того, чтобы как можно быстрей достичь нужного мне результата и обезопасить себя от возможного уничтожения. Иначе как еще можно объяснить основание этого «Братства», да ещё и с очередным «кровавым ритуалом». Но в принципе, не все так плохо, ведь после его проведения выяснился интересный факт — я могу чувствовать свои частицы в телах новых адептов «Братства» на расстоянии. Ведь часть колоний биороботов, как медицинских, так и боевых, попали в тела новых носителей. Этим и объяснялся тот факт, что порезы их немедленно затянулись. Мои же управляющие структуры, которые представляли собой модифицированные цепочки ДНК, также должны будут освоиться в новых телах. В крови при передаче их было вполне достаточно. Тот факт, что я стал ощущать их на расстоянии, правда пока не больше чем пара километров, также свидетельствовал о том, что адаптация частей моего тела в новых организмах прошла успешно. А ведь если учесть, что в основе моих структур лежит и принцип саморазвития, то это значит, что со временем в телах Грабера и Сары может развиться нечто подобное мне. Это что получается, я стал «отцом»? Данный опыт был со мной впервые, и я не знал, как реагировать на него. Мне очень хотелось посмотреть, как будет развиваться ситуация дальше. Поэтому, пока мой носитель спал, я попытался внушить ему мысль о пользе биологически активных веществ, которые помогают строить структуру моего тела. Пусть он даст эти комплексы питания своим «ученикам». Потому как, если в крови части моего тела представляли собой цепочки ДНК, то в тканях организма это были группы молекул. Ранее они свободно перемещались по организму, но теперь, после того случая в виртуальной капсуле, утратили эту функцию и крепились на нервных окончаниях. Как ни бился я над этим вопросом, так ничего и не смог сделать, вне нервной ткани они теперь умирали. Также меня заинтересовал тот факт, что мое сознание находилось по центру грудной клетки носителя и представляло собой сгусток энергии тонкого плана. Так что получается, я вытеснил «душу» Грэма за пределы тела и теперь она крепится в районе затылка? Ведь у всех остальных людей, которых я наблюдал, их «личностные матрицы» находились в солнечном сплетении. Или это душа сама «уступила» мне своё место, руководствуясь какими-то непонятными мне причинами. Все это надо изучить, а пока же придумать, как мне погасить это «безумие» Грэма. Ведь оно становится опасным, не думаю, что здешние власти обрадуются созданию «Братства» неполных граждан. Насколько я понял, здешнее общество было достаточно чётко структурированным. Его основу составляли обычные обитатели «гробов», управляющей структурой была так называемая «элита». Она не проводила столько времени в капсулах-ловушках, сдавая антиматерию, а занималась больше развитием этой цивилизации. Также ее представители владели практически всеми производственными мощностями планеты. Но, несмотря на это, представители «элиты» также сдавали свой плановый показатель антивещества, который был просто уменьшен в три раза по сравнению с обычными гражданами. По крайней мере, такова была официальная версия.

На самом же низу пирамиды находились неполные граждане и андроиды. И я не думаю, что появление организации, основной целью которой будет изменить статус «биомусора», воспримется «на ура» представителями власти. А ведь, если раньше мне удавалось с помощью «программы обмана» скрывать действия Грэма, отсылая на камеры наблюдения и звуковые жучки поддельную информацию, то теперь мне придется отключить ее. Вдруг кто-то проследит за Сарой или Грабером, тогда мой обман сразу вскроется, они же приезжают сюда заниматься, а камеры показывают изображение «одиноко» тренирующегося Грэма. Ладно, ничего не поделаешь, вот когда наберется достаточное количество видеозаписей с участием этих двоих, тогда я вновь смогу скомпилировать «липу» и транслировать ее наблюдателям. Пока же сконцентрируюсь на процессах собственного восстановления. К сожалению, обстоятельства никак не дадут мне восстановить больше пяти процентов своих прошлых мощностей. Сначала мое тело разрушается в схватке с андроидом, затем с роботом. Нужно придумать что-то, иначе, если так будет происходить постоянно, я никогда не достигну своего былого могущества. Одно хорошо, что после «тренировок» во время изучения баз моя эффективность использования своих структур возросла как минимум вдвое.


— Колин, что с тобой, ты сегодня сам не свой, что случилось? — спросил Клаус фон Вайт на традиционном семейном ужине.

— Папа, наверное, он влюбился, — захихикала миниатюрная беловолосая красавица с яркими голубыми глазами.

— Ольга, а ну перестань подначивать брата! — подала голос мать семейства.

Высокая статная шатенка, на вид лет тридцати, звали ее Линда. Остальных членов семейства не было за столом, у них уже были свои семьи. Чете фон Вайт давно перевалило за шестьдесят, но занимаемая Клаусом престижная должность позволяла им ежегодно проходить курс омоложения. Поэтому они выглядели чуть ли не ровесниками своих младших детей.

— Ничего не случилось, так, мелкие трудности в учебе, — стушевавшись, ответил Колин фон Вайт. Высокий блондин с красиво уложенной огромной шевелюрой русых волос и тоже синими, как у сестры, глазами. Он, несомненно, привлекал внимание женщин.

— Сын, ты можешь обмануть кого угодно, но не меня. Кроме того, не забывай, что имею свои каналы информации. Мне доложили, что в полицейском участке рассматривалось одно любопытное дело. Не хочешь рассказать о нем?

— Хорошо, отец, но давай не при всех.

— Что? Ты, братец, в очередной раз опростоволосился? Я удивляюсь, как можно быть таким невезучим? — вновь весело рассмеялась Ольга, но быстро смолкла под строгим взглядом отца.

Таким образом, после ужина отец и сын последовали в кабинет. Там Колин, не таясь, рассказал все о приключившейся с ним неприятности.

— Это хорошо, что ты не соврал мне ни в чем. Я и так знаю все, что произошло — смотрел записи с камер наблюдения в кафе и читал протоколы дела, — задумчиво проговорил Клаус.

— Ну, видишь, отец, я ведь сам виноват. Так что давай просто забудем об этом случае.

— Колин, ты сын мэра, и тебя, как щенка, избил какой-то «биомусор». А ведь твои результаты по спортивным дисциплинам выше всех в группе. Нет, тут дело в агрессии. Этот парень научен, куда и как бить. И это были отнюдь не спортивные приемы, — завсегдатай Турнира Сильнейших фон Вайт знал, о чем говорит.

— Но, тем не менее, мне не следовало так поступать. Просто Сара… она мне так нравилась раньше. Я сам не знаю, что на меня нашло, когда увидел ее.

— Ладно, иди в свою комнату. Мне просто нужно было убедиться, что эта ситуация не нанесла тебе психологического вреда. Все-таки в нашем обществе далеко не каждый день такое происходит.

— Хорошо, отец, спасибо за заботу, — внешне спокойно ответил Колин, но внутри его душила злоба. — «Я ещё поквитаюсь с тем мерзавцем, и он пожалеет, что поднял на меня руку».


Клаус же, оставшись один в комнате, сел в кресло и задумался. Впрочем, продлились его размышления недолго.

— Баян, мне нужно, чтобы ты сделал кое-что, — обратился он к начальнику своей охраны после того, как вызвал его по гала-нету.

Как таковой мобильной или другой похожей системы связи сейчас не существовало, все общение происходило с помощью чипов, которые передавали вызов нужному абоненту и выводили изображение и звуки прямо в голову собеседника, выходя для этого в Мировую сеть с помощью поддерживаемого Искинами 7-G канала передачи данных.

— Да, сэр, я слушаю Вас, — ответил ему огромный, весь покрытый выбивающимися из-под одежды волосами, человек, который скорее напоминал гориллу, чем представителя цивилизованного общества.

Но это была лишь новомодная «стилизация», многие граждане увлекались нею, делая себя похожими на различных героев прошлого, либо же персонажей фильмов. Баян таким образом подчеркнул свою звериную натуру. Он в недавнем прошлом был представителем касты военных, а в неё брали только людей, склонных к насилию.

— Вот, лови видео файлы. Ознакомься с ними, я подожду.

— Любопытно, сэр. Этот малый в одежде неполного гражданина определенно знает толк в драке. Что нужно от меня? — ответил начальник службы безопасности после нескольких минут.

— Задействуй людей, пусть понаблюдают за ним и этой Сарой. Да, наверное, и за моим сыном


убрать рекламу


тоже, как бы он не наделал глупостей. Слишком подозрительно это его показное смирение.

— Какая цель и сроки слежки?

— Давай так, доложишь мне о том, что удастся узнать, через три дня. Основная задача — сбор информации. Но если выяснится что-то интересное — сообщай сразу, — озвучил свой приказ Клаус и разорвал связь.


Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

«Боже, и чего это я так переживаю?» — думала Сара, глядя на то, как Грэм, или, как его называл Грабер, Командор, выходит на арену.

Сейчас она находилась рядом с парнем, это он пригласил ее посмотреть на бой своего кумира воочию, чтобы девушка убедилась в его величии. Вообще, между ними с Грабером завязалось какое-то подобие отношений. По крайней мере, теперь парень постоянно сопровождал Сару после тренировок, по вечерам они часто гуляли вместе. Но чем дольше это происходило, тем больше девушка понимала, что это не ее. Грабер был ей скорее как друг, она не представляла его в роли возлюбленного и уже раздумывала, как не обидно намекнуть ему об этом.

— Сейчас ты увидишь истинное величие Командора, — прошептал ей на ухо парень, обнимая за плечи.

— Прекрати немедленно. Здесь куча народу. И вообще, нам нужно будет поговорить кое о чем позже, — сбросила девушка его руку.



!!! Вид боя — перестрелка. Краткие данные о сопернике: боевой экспериментальный андроид. Вооружения — засекречены. 

Внимание! Ваш уровень силы недостаточен для участия в этом бою. Желаете выбрать варианты усиления? 

В конце сообщения, пришедшего ему на наладонник, Грэм прочитал уже знакомую для себя фразу. «Арбитр», как и всегда до этого, посчитал его недостаточно опасным.

— Да, желаю, — вслух ответил Грэм. И стал просматривать созданный им ранее список раритетных экспонатов огнестрельного оружия. От современных образцов для него толку не было. Он не смог бы их использовать из-за своего статуса.


— Увидите, сейчас робот покажет, насколько он лучше этого образца неполного гражданина. Я считаю, что предложение ОЗА (Общества защиты андроидов) по предоставлению андроидам прав таких же, как и у биомусора, вполне обоснованно. Это позволит дать им биологические тела и отправить покорять космос, — разливался соловьем Клаус фон Вайт перед низким толстым человеком, похожим на жабу.

— Да, я читал этот законопроект. Возможно, это не лишено смысла. Андроиды, перемещаемые в криокамерах во время космических перелетов, могли бы быть идеальными колонистами. Ведь они не люди, и опасные последствия заморозки их тел можно не учитывать. Да, они не могут синтезировать в своих телах антивещество, но нам же нужно только доставить этих роботов на ближайшие к Солнечной системе планеты. Дальше все сделает техника, — ответил ему конгрессмен Номер 289 Генеральной палаты ЗКНГ.

При вступлении на должность в управляющий всей планетой конгресс, человек лишался имени собственного. На время, пока он занимал эту должность, ему присваивался порядковый номер. Это было сделано ещё при создании Земной Конфедерации Независимых Государств, дабы подчеркнуть, что ее функционеры действуют во благо всей планеты, а не стран, уроженцами которых они являлись.

— Конечно, а все эти опасения про бунт андроидов просто бредни старых маразматиков, — продолжил гнуть свою линию фон Вайт, многозначительно посмотрев при этом на Лебауера.

— Конгрессмен, позволю себе заметить, что отказ от принудительного обнуления памяти андроидов несомненно опасен. После того, как мы дадим им биологические тела и память, эти существа станут фактически неотличимы от нас. Но роботы, как вы сами только что сказали, не люди, это, прежде всего, машины, и ими движет целесообразность. А что будет, если они посчитают в будущем, что человечество им больше не нужно?

— Ваше «особое» мнение, Готар Лебауер, мне тоже известно, поэтому я и пригласил вас сюда. Мне нужно составить объективное суждение о данном вопросе, чтобы потом сделать доклад в Конгрессе. А вы что скажете, мистер Кёртис? Грозит ли нам в будущем «война машин»?

— При всем моем уважении к моему давнему другу Готару, лично я считаю, что нам этого нечего бояться. И тому есть несколько причин. Самая главная из них — в личностные матрицы андроидов нового поколения будет прописана программа самоликвидации. Таким образом, мы всегда сможем уничтожить их в случае угрозы. Во-вторых, роботы всегда будут отставать от нас энергетически, ведь их тела не могут вырабатывать антивещество, поэтому им просто неоткуда будет брать «бесконечные» силы в случае открытого противостояния. Совершенно очевидно, что даже если представить невероятное — андроиды сумеют преодолеть приказ управляющего чипа о самоликвидации и взбунтуются — у нас всегда будет достаточно энергии, чтобы их уничтожить. Мы можем построить миллионы боевых роботов, кораблей и так далее. Кроме того, это допущение из области фантастики, программа уничтожения прописана в самой «личностной матрице» андроидов, которая располагается непосредственно в их чипе, поэтому преодолеть ее невозможно. Для этого им придется уничтожить «чип», а это будет фактически равняться разрушению их личности.

— Спасибо за профессиональное мнение, — кивнул ученому конгрессмен Номер 289, — а теперь давайте оставим эти разговоры и, наконец, подадим сигнал к бою. Я давно не выбирался на подобные мероприятия, просто не было времени. Теперь мне очень интересно посмотреть, действительно ли андроиды настолько превосходят неполных граждан, что их права следует уравнять. Ведь отчасти Лебауер прав — опасность существует. Бесконечные ресурсы не проблема. На одной только нашей колонии на Титане запасов углеводородов хватит на несколько тысячелетий. Программа самоликвидации? Так возможны «саботаж», вирус, просто уникальное стечение обстоятельств, которые помогут андроидам ее преодолеть. В этом вопросе спешить нельзя.

— Уверяю вас, этот парень не продержится и пяти минут, — воскликнул Клаус, желая перевести в другое русло «свернувшую не туда» беседу.

— Да? Я читал отчеты. В предыдущих боях прогнозы также были не в его пользу, — возразил ему конгрессмен.

— На этот раз все будет по-другому, — взял слово до этого молчаливо стоявший представитель ОЗА.

— Надеюсь, потому что лично я поставил на андроида. А вообще, мне хотелось бы сократить смертность среди представителей «элиты». Нас не так много, а освоение космоса — опасное мероприятие, — рассмеялся, тряся жирными щеками, Номер 289.

— И совершенно напрасно. Любые искусственные механизмы — просто мусор по сравнению с человеком, — казалось бы тихо произнёс Готар, но, тем не менее, все находящиеся в ложе услышали его фразу.

— Командор! Командор! — стали скандировать трибуны, когда простой, одетый в обычное чёрное трико со странным символом на спине, человек вышел на арену.

— Хм, он, кажется, знаменит, я не замечал, чтобы бойцов до него встречали овациями, — удивился конгрессмен.


Когда Грэм вышел на арену, то ему сразу бросилось в глаза, что ее обустройство отличалось от предыдущих поединков. Всю ее площадь занимали разнообразные искусственные укрытия: различные блиндажи, легкие и тяжелые укрытия, открытые и перекрытые щели, просто обломки зданий и механизмов, за которыми можно было спрятаться. Создавалось впечатление, что поле битвы намерено было превращено в своеобразный лабиринт. Командор осмотрелся — и, казалось, сам собой у него в голове возник план на предстоящий поединок.


Для удобства зрителей на территории арены везде были вмонтированы камеры, изображения с которых выводились на большой экран. Наиболее интересные ракурсы выводились крупным планом. И вот сейчас все зрители могли наблюдать, как соперники вышли на поле боя с разных концов ристалища. Андроид был весь увешан современным оружием, броней и средствами обнаружения. Он сразу же активировал несколько поисковых систем и, приготовив штурмовую плазменную винтовку, двинулся на поиски противника.

Его соперник же повёл себя странно, он зашёл в небольшое убежище, которое представляло собой наземную коробку из железобетонных перекрытий с одним узким входом и крышей, сделанной из адамантия-нео. Похоже, его замысел был спрятаться внутри и поджидать соперника. Но удивительным являлось другое, перед тем, как войти в убежище, человек вскрыл себе вены и обильно полил кровью весь наружный периметр укрытия. После чего спокойно сел по центру сооружения, подогнул под себя ноги и закрыл глаза.


— Этот человек — психически больной, — констатировал конгрессмен, увидев действия Грэма.

— Несомненно, ведь у него нет никаких средств обнаружения противника, равно как и «маскирующих» его нахождение технических устройств. Андроид легко найдёт этого парня и уничтожит, — выразил свою мысль в поддержку чиновника Кёртис.

— Я не это имел в виду. Но ладно, интересно другое. Вот как вы думаете, Энтони, зачем он залил весь периметр здания кровью? Наверное, потратил литра-два, не меньше. Ему же сейчас должно быть плохо от такой кровопотери! — спросил мнение ученого Номер 289.

— Кто его знает. Возможно, он хочет запугать соперника. Но в этом нет смысла, его противник не человек. Да и любого другого бойца Турнира это бы не испугало. Если честно, я пока не знаю, зачем он это сделал.

Между тем андроид осторожно продвигался по «лабиринту», постоянно останавливаясь и сканируя пространство вокруг себя. Не прошло и пяти минут, как он засёк противника. Тот находился в квадратной бетонной коробке длинной около пяти метров и шириной метра три. Аппаратура обнаружения показывала, что соперник спрятался прямо по центру помещения, напротив единственного входа.

Пространство возле входа было открыто, потому подобраться, используя какое-либо укрытие, и застрелить противника из снайперской гаусс-винтовки не удалось бы. Но существовал более простой вариант — пробраться вдоль стены и закинуть внутрь убежища плазменную гранату. Конечно, будь у робота более мощное вооружение — можно было бы выстрелить сквозь стену и поразить противника. Но приборы показывали, что стены убежища сделаны из древнего, но все ещё эффективного материала — железобетона. Причём их толщина была около метра. Никакого оружия, способного пробить такой слой «брони», на арену Искином не допускалось. Поэтому выбрав наиболее простой путь, андроид активировал стелс-режим своей брони и двинулся в сторону укрытия, держа в руках заблаговременно приготовленную плазменную гранату.

Робот бесшумно двигался вдоль стены сооружения, следуя своему плану, как вдруг неожиданно все увидели, что сидящий до этого спокойно человек вскочил. Он достал из-за спины свой огромный двуручный меч и резко прыгнул в сторону стены, нанося сильный колющий удар.


— К…как?! — выпучились глаза у конгрессмена, делая его ещё больше похожим на жабу.

Это он увидел, что «безумец» с точностью до сантиметра почувствовал местонахождение соперника и, вскочив, одним мощным ударом меча пробил стену, нанизав андроида на вылезшее из неё острие. Клинок пробил грудь и вышел снаружи из тела робота, но эта рана не была смертельной. Она лишь на несколько мгновений обездвижила того. Этим временным замешательством сполна воспользовался его противник. Он выскочил из убежища и, сорвав с плеча какое-то странное оружие, стал стрелять из него. Оно оказалось ужасно шумным, но эффективным. Тело андроида задёргалось от попаданий и, тем не менее, тот все ещё был жив, современные средства обороны не давали ему умереть так просто. Да и сам его организм не имел жизненно важных органов. Биологические тела-гомункулы для андроидов нового поколения специально растили для выполнения различных задач повышенной сложности, в том числе и боевых. Робот, подавшись вперёд, освободился от острия, но, получив серию попаданий, был отброшен на несколько метров назад.

Грэм, видя, что андроид все ещё жив, отбросил в сторону автомат АК-47 и сорвал с пояса древнюю наступательную гранату РГД-5, после чего бросил ее под ноги противнику. Раздался взрыв, у робота оторвало правую руку, кроме того, все его тело было прошито пулевыми отверстиями. Но, тем не менее, он не умирал. Мало того, поднимался на ноги, стараясь вернуть утраченное от попаданий пуль и взрыва гранаты равновесие, да еще и пытаясь достать при этом левой, уцелевшей, рукой лазерный пистолет из креплений на поясе.

— Да сдохни ты уже, наконец! — закричал Грэм и, выхватив из-за спины парные мечи, принялся пластовать тело противника. Скорость ударов была просто поразительна, несколько секунд, и андроид, разрубленный на куски, лежал в луже искусственной крови на земле и не двигался.

— Тупая железяка, — пнул его пару раз Коулмен, чтобы удостовериться в его смерти, а потом парня «заклинило». Сам, толком не поняв зачем, он одним мощным ударом отрубил голову противника. Потом взял ее в руки и стал ходить по арене, нанося время от времени удар себе в грудь и дико крича при этом — «Командор!!!». Сделав полный круг, он остановился у самой «роскошной» ложи, сквозь силовое поле которой он увидел знакомое ему лицо.

— Вы ведь этого от меня хотели, сэр? — хищно улыбнулся Грэм и бросил к ее подножию свой «трофей».

Силовое поле не дало этому предмету пересечь себя, голова лежала на его границе и дымилась, обугливаясь.


— Буе-е-е… — вырвало конгрессмена не столько от запаха паленого тела дроида, который не чувствовался, втягиваясь фильтрами арены, сколько от ужаса. Стоявший здесь же Конни Макгрегор тоже не выдержал и согнулся в приступе рвоты. Остальные присутствующие были более закаленными, но и их лица побелели, выдавая нешуточное волнение.

— Вот вам и доказательство превосходства человека над машиной, — громко рассмеялся Готар Лебауер, единственный из присутствующих, сохранивший полное самообладание. — И эти куски дерьма вы хотите уравнять в правах с настоящими людьми?


— Командор, это было великолепно, — восторженно встретил своего кумира Грабер. Он даже подпрыгивал от восторга, радости его не было предела.

— Пустяки, пусть знают, что какие-то жалкие роботы никогда не сравнятся с людьми! — теперь Грэм понял причину своего поступка.

Недавно он читал, что андроидов нового поколения планировали уравнять в правах с неполными гражданами. Этот факт был недопустим для вновь созданного Братства.

— А обязательно было глумиться над трупом? — задала вопрос Сара.

— Это не человек, а кусок машины, которая не заслуживает жалости. Кроме того, он хотел убить меня, а значит не заслуживает сострадания. Как и те, кто организовал все это, — обвёл парень глазами все вокруг.

— Хватит разговоров. Жду вас завтра в обычное время, не опаздывайте, — мрачно ответил ей Грэм и двинулся по коридору к выходу.


— Это существо следует уничтожить, — прошептал безымянный член ОЗА, смотря вслед удаляющемуся парню.

Участники этой организации всегда посещали публичные мероприятия анонимно, не раскрывая свои личности. Их можно было узнать лишь по особой одежде — чёрному балахону с капюшоном и аббревиатурой «ОЗА» на спине.

— Простите, что вы сказали? — начал было формулировать ему свой вопрос Конни.

— Я требую изъятия и отправки его мечей на экспертизу! — перебил его Клаус фон Вайт. — Где это видано, чтобы металл пробивал метровый слой перекрытий и кромсал активную броню как картон! И ведь это уже второй подозрительный случай. Кроме того, как он вообще обнаружил противника, не имея никаких технических средств для этого!

— Я протестую, раз «Арбитр» допустил эти клинки на арену, значит все в рамках правил. И, следовательно, до окончания Турнира все индивидуальное вооружение бойца является секретом, и, соответственно, не может быть взято для обследования. Способ, благодаря которому андроид был обнаружен, также является секретной информацией и не подлежит разглашению, — спокойно возразил мэру Лебауер.

— К сожалению, но это так, уважаемый Клаус. Даже я, совсем не частый гость на подобных Турнирах, знаю это правило, — неожиданно поддержал начальника космопорта конгрессмен.

— Что, фон Вайт, неужели ты так боишься проигрыша? Ведь в следующем раунде именно твой боец сразиться с нашим парнем, — поддел мэра Конни.

— Просто заткнись! — почти прокричал мэр и пулей вылетел из ложи.

— Примечательно другое. Жестокость, с которой был уничтожен андроид, была поразительна. Я думаю, машина не смогла бы действовать подобным образом, ведь ей не свойственны эмоции, — проговорил конгрессмен после того, как Клаус фон Вайт покинул их.

— А разве при освоении космоса необходимы эмоции? — холодным тоном задал вопрос представитель ОЗА.

— Как знать… как знать… — задумчиво потёр переносицу Номер 289.


Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

«Кровь… Кровь… Она помогает мне… Выходит, я действительно Избранный», — думал Грэм, возвращаясь домой на служебном глайдере.

Он отчетливо вспомнил своё чувство, которое заставило его оросить своей кровью периметр укрытия. Она бурлила, толчками просилась наружу. И он, повинуясь интуиции, выпустил ее на свободу. Потом на него обрушилась временная слабость, заставив сесть на землю и начать медитацию. Грэм помнил, что сидя на полу он ощущал весь периметр своего убежища как своё собственное тело. Именно поэтому он и смог засечь наступившего «на него» соперника, а дальше все уже было предрешено.

— «Любая часть тела воина опасна, но именно кровь содержит его дух. Не зря про трусов говорили, что у них «леденела» кровь в жилах. Я пролью реки крови, утоплю в ней всю планету, если это будет надо для моей цели», — такие мысли витали в голове Командора, лицо его при этом хищно улыбалось, а зеленые глаза горели опасным огнём безумия.


Мне надо искать альтернативные пути спасения. Чувствую, этот «псих» долго не проживёт. Ему осталось ровно до конца Турнира. Своими действиями он подписал себе смертный приговор. А я больше ничего не могу сделать. Его «душа», которая, похоже, является одновременно хранителем личности и воли Грэма, гораздо сильнее меня. Достаточно вспомнить прошлые факты — разрушение моих структур, погружение меня в «стазис», управление созданными мной биороботами… А теперь ко всему этому добавился ещё и факт подавления моей воли. Ведь именно части моего тела, которые выплеснулись вместе с кровью на землю арены, и позволили Грэму на время обрести сверхчувствительность. Более того, это было сделано вопреки моему желанию, они просто отрывались от синапсов и, преобразуясь в цепочки ДНК, вместе с кровью носителя устремлялись наружу. Было такое ощущение, что меня режут. Да уж, я чувствовал, что будет непросто, и началась «большая игра», но не до такой же степени. Но сдаваться еще рановато. Приму за гипотезу, что это именно я вытеснил «душу» Грэма из тела. Осталось только понять, как мне удалось это сделать и окончательно изгнать ее. Тот вариант, что она добровольно «уступила» своё место, нужно отбросить. Иначе незачем бороться. Кроме того, нужно более внимательно присмотреться к Саре и Граберу. Возможно, в случае опасности мне посчастливится «сбежать» в одного из них. Недаром же я чувствую их местонахождение. Более того, похоже, мои структуры начали активно развиваться в телах парня и девушки, потому что ощущения обострились, и я начал чувствовать «отголоски» их эмоций и физиологических реакций. Причем никаких существ, подобных мне, в организмах этих новоиспеченных адептов Братства не наблюдалось. Поэтому мы еще поборемся.


— Сэр, мои люди следили все это время за Грабером и Сарой, как вы и приказывали. И скажу, что Ваша интуиция, как всегда, не подвела. Удалось добыть очень интересную информацию, — начал свой доклад Баян по окончанию трёх дней, отведённых ему мэром на наблюдение.

— Не тяни, излагай уже. Только кратко и по существу, — в нетерпении ответил ему по ментальной связи фон Вайт.

— Начну с того, что оба они неполные граждане. Но не это самое интересное. Эти молодые люди обучаются у Командора искусству убивать. По крайне мере, согласно данным, полученным с камер наблюдения. Поэтому неудивительно, что этот парень так легко победил вашего сына. Мало того, как он ещё не убил или не покалечил его.

— Это все, что удалось узнать?

— Нет, ещё Грэм Коулмен, который называет себя Командором, основал непонятное «Братство», в которое вошли парень и девушка. Причём использовал при этом какие-то «шарлатанские» технологии для промывания их мозгов.

— Даже так? — удивился мэр. — И какова цель этой организации?

— Точно установить пока не удалось. Мое основное предположение, что этот Грэм просто псих. Я просмотрел его личное дело. Так вот, раньше он воображал себя капитаном исследовательского корабля. Теперь вот, наверное, вообразил себя великим основателем непонятного Братства. Психи иногда бывают очень логичны в своих убеждениях, мне кажется с этим парнем именно такой случай.

— Как тебе удалось заполучить эту информацию? Неужели старик Лебауер пошёл на сотрудничество?

— Нет, эту информацию «слил» бывший штатный психолог, наблюдавший за Коулменом. Кстати, после его смещения эта должность до сих пор вакантна, поэтому он и смог подключиться к ранее наблюдаемому им объекту. Старый пройдоха, похоже, затеял какую-то игру.

— Да, тут все ясно. Он просто не хотел раньше времени, чтобы его бойца признали невменяемым и, как следствие, запретили участвовать в Турнире. Одно плохо, что мы узнали об этом слишком поздно. Все бойцы, допущенные Арбитром к состязаниям, являются неприкосновенными до их окончания. Это сделано, чтобы избежать закулисных игр «ланист».

— Так что мне делать дальше?

— Нужно сделать следующее… — у Клауса возникла отличная идея, как обезопасить себя от проигрыша в пари с Конни.

Он не мог проиграть. И дело не в том, что ему было жаль освободить Макгрегора от налогов. В случае проигрыша пари фон Вайт существенно потерял бы в репутации. А так и до смещения с поста недолго. Неудачников элита не хотела видеть «у руля». План мэра был, несомненно, хорош, но в дело вступил его величество случай.


За три дня после поединка Командора на арене в жизни Сары не произошло ничего интересного. Все те же дежурства в медицинском центре и тренировки на свалке. Постепенно она втянулась, и ей стало даже нравиться. Их отношения с Грабером «завяли» сами собой. Стоило только Командору озвучить мысль о том, что скорость, с которой им будет открываться Путь, зависит от их усилий, как парень сам подошёл к Саре и сказал, что на «любовь» у него нет времени, и он предлагает быть просто друзьями.

«Сара, ты моя сестра. И должна сама понимать, что цели Братства превыше всего. Поэтому пусть наши отношения будут просто дружескими. Я знаю — это больно, но мы должны этот сделать», — вспомнила она слова этого идиота.

Девушка вначале была очень удивлена степенью влияния Грэма на парня, но потом смирилась с этим. Тем более, она сама хотела прекратить эти отношения.

Сейчас он как обычно провожал ее домой и они весело болтали ни о чем. Грабер был нормальным веселым парнем и интересным собеседником, пока дело не касалось Командора, Братства или Пути.

Так они и шли по красивой ухоженной аллее, пока вдруг адская боль не обожгла спину Сары. От неё она упала и замерла, не в силах пошевелиться.

— Ну что, влюблённые голубки. Подрезал я вам крылья, — услышала девушка над собой злой знакомый голос.

— Колин, а мы не переборщили? — прозвучал незнакомый, немного испуганный, голос.

— Ерунда, мы же не убивать их будем. Всего-то оглушили, а сейчас скинем в коллектор с нечистотами. Там такому биомусору самое место. Переворачивайте их.

Когда Сару перевернули, она увидела, что рядом с ней находится такой же обездвиженный Грабер. А их пленителями оказались Колин и его пятеро прихлебателей.

«Коллектор? Да мы же утонем там», — с ужасом подумала девушка.

Но, похоже, ослеплённому ненавистью Колину эта мысль не приходила в голову. Он лишь помнил, как сам обделался от страха тогда в кафе. И сейчас хотел таким образом отомстить, изваляв в нечистотах и их.

Сара попыталась сказать об этом, образумить атаковавших их парней, но скованная ударом шокера могла только мычать. И снова, как в прошлый раз, спас положение Грабер. Сначала у него шевельнулись кончики пальцев, потом рука, и вот уже дрожь прошла по всему его телу. После чего он вскочил на ноги и в буквальном смысле стал вколачивать напавших на них ребят в землю. Капли крови, разлетавшиеся вокруг, и треск ломавшихся костей сопровождал этот процесс. Несколько секунд и, практически невредимый, на ногах остался стоять один только Колин. Наверное, Грабер, несмотря на все своё кажущееся безумие, оставил его напоследок. И сейчас молча шёл к замершему от страха блондину, подобно карающей немезиде. Тот выстрелил в приближающегося парня из шокера, но никакого воздействия это не оказало.

— А-а-а-а! — завыл от ужаса младший фон Вайт, когда рука приблизившегося парня метнулась к его горлу.

Казалось, вот он смертельный удар, однако возле самой трахеи скрюченные пальцы адепта Братства остановились. Мокрое влажное пятно снова расплылось на штанах Колина.

— Негодяй, ты ни на что не способен, кроме как гадить себе в трусы, — спокойно произнёс Грабер. Он хотел уже забрать Сару и уйти, когда зазвучали сирены. Это целых три военных флаера прибыли на место происшествия и сейчас выпрыгивавшие из них полицейские оцепляли периметр.


Внезапно я ощутил дикую боль — это умирали части моего тела в Грабере. Мне стало ясно, что с парнем происходит что-то плохое. Возможно даже, его убили. Встревоженный этой ситуацией, я стал передавать в мозг носителя сигналы об опасности, грозившей его ученику, а также примерное месторасположение парня.


Грэм отрабатывал очередную связку ударов по макиваре, как вдруг его мозг что-то больно кольнуло. А потом все нарастающие беспокойство заполнило мысли парня. Он постарался расслабиться и тут же у него перед глазами возник маршрут. Не думая больше ни о чем, Грэм запрыгнул на гравиплатформу, другого более быстрого средства передвижения у Командора не было, и с максимальной скоростью понёсся в указанную ему точку.

К сожалению, было поздно, когда Грэм прибыл на место, лишь пару зевак находились рядом. Но он отчётливо увидел обрывки одежды и потеки крови, которые ещё не смыли дроиды-уборщики.

— Что здесь случилось? — спросил Коулмен у мужчины, который стоял неподалеку.

— Ого, да тут было целое побоище. Сначала парня и девушку подкараулила группа людей и вырубила шокерами. Я случайно шёл мимо, но сразу вызвал полицию.

— А дальше что? — в нетерпении перебил его Грэм, который понял, что это, скорее всего, были Грабер и Сара.

— Дальше, парень внезапно «разморозился» и стал убивать нападающих. А последнего так запугал, что тот обделался от страху.

— И?

— Потом прибыла полиция, всех погрузили в флаеры и забрали в участок.

— Ясно, спасибо за информацию, — сказал Грэм и стал лихорадочно думать, что делать.


— Что тебе нужно, мой мальчик? Я, конечно, рад, что ты позвонил мне, но, честно сказать, удивлён.

— Сэр, мои друзья попали в беду. Помогите им.

— Друзья? У тебя такие есть? — удивленно спросил Лебауер.

— Да, есть. Это долго объяснять. Сейчас дорога каждая минута.

— А кто они? И что произошло?

— Их имена Сара и Грабер, они такие же неполные граждане как и я. Если вкратце, то на них напали, мой друг оказал сопротивление. Сейчас их увезли в полицейский участок.

— Напали? Оказали сопротивление? Ты, парень, случайно умом не повредился? В наше время — это же нонсенс.

— Нет, сэр, мне не до шуток, я отправил на ваш адрес их фотографии. Так вы поможете?

— Понимаешь, Грэм, все имеет свою цену.

— Можете не выплачивать оговорённые гонорары за турнир.

— Даже так? Ну, хорошо, хоть я и не это имел в виду, но ладно. Крипта лишней не бывает. Посмотрю, что смогу сделать и сообщу тебе, — сказал Готар и отключился.


Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

— То есть как это твои люди не смогли захватить их? Это же обычные парень и девушка! Ты в своём уме, Баян? — бушевал Клаус фон Вайт.

— Сэр, так получилось, что моя группа опоздала, их уже забрала полиция.

— Забрала полиция? За что?

— Ну… ваш сын и его друзья напали на них…

— А разве я тебе не сказал присматривать за ним? — в ярости Клаус пнул стоявшее рядом кресло.

— Говорили, но эти три дня он не делал ничего подозрительного. Вот я и снял наблюдение.

— Ладно! К вопросу о твоей некомпетентности мы вернёмся позже. Рассказывай дальше.

— Так вот, ваш сын с приятелями оглушили «объекты» с помощью шокеров и хотели связать. Зачем, сразу скажу, непонятно. Но вдруг тот парень стал дергаться, а потом вскочил.

— Он сумел преодолеть воздействие гражданского шокера? Это же под силу только хорошо подготовленным бойцам, — удивился мэр.

— По всей видимости, да. Других версий у меня нет. Но самое странное было потом, этот Грабер стал просто избивать нападавших, ломая им кости. Хотя должен был еле передвигаться.

— Колин пострадал?!!!

— Практически нет.

— Что значит «практически»?

— Ну… когда парень припугнул его, с ним снова случился тот же конфуз, что и в кафе, — постарался как можно деликатней описать ситуацию начальник службы безопасности.

— Что!!!??? Ах, ты ж, сука.


убрать рекламу


Клянусь, он заплатит за это. Никто не может безнаказанно делать такое с фон Вайтами! — дико вращая глазами заорал Клаус, но потом, быстро успокоившись, продолжил. — Так что же было дальше, мой друг?

Услышав это обращение, Баян съёжился. Дело было в том, что «мой друг» мэр называл тех людей, которые попали к нему в немилость или являлись врагами.

— Сэр, я все исправлю, — начал мямлить он.

— Что было дальше, Баян?

— Ну а дальше прибыла полиция и всех забрала в участок. А я сразу же связался с Вами, как только узнал о происшествии.

— Хорошо, я понял, позже ты получишь от меня инструкции, — почти прошипел Клаус фон Вайт и разорвал соединение.

— Такой план псу под хвост! Ведь захвати я этих ребят, то мог бы диктовать Грэму условия, заставить его проиграть в следующем поединке! А все из-за этого болвана Баяна и моего «героя»-сыночка. Но такое спускать нельзя, — устало откинулся мэр в кресле, задумавшись.


Грабер сидел в камере в самом мрачном настроении. И не заключение или страх перед предстоящим судебным разбирательством печалили его. Парень страдал от чувства пустоты в своём теле. Это было трудно объяснить, но за те пару минут «всемогущества» ему пришлось дорого заплатить. Ощущение силы, правильности Пути покинули его. В душе поселилась предательская слабость, которая подтачивала его волю.

— На выход! — отвлек его от невеселых мыслей грубый голос надзирателя.

Парень послушно встал и протянул руки перед собой. Подождав, пока на них защёлкнутся энергетические браслеты, он сел в тюремное кресло. Когда Грабер это сделал, полосы из адамантия-нео обвили его тело. Теперь даже пошевелиться можно было с трудом.

— Так-то лучше, а то понарассказывали о тебе всякого, — облегченно выдохнул надзиратель и, погрузив с помощью дроида кресло с парнем на тюремный транспортёр, направил его в зал судебных разбирательств.

Для современного общества эта ситуация была из ряда вон выходящих. В счастливой жизни людей уже просто не было места и надобности для таких вот конфликтов. Поэтому при рассмотрении этого происшествия никакой очереди из предшествующих судебных дел или другой волокиты не возникло. Всего пару часов — и заседание уже было назначено.

Грабер окинул спокойным взглядом собравшихся в зале людей. Их было неожиданно много. Откуда было парню знать, что их драка стала достоянием общественности. И сейчас была одной из самых обсуждаемых тем в Мировой сети. Поэтому на это заседание прибыло множество журналистов, блогеров и простых граждан, которые, выбрав лимит «виртуала», маялись от скуки.

Вскоре рядом с Грабером посадили и девушку. Ее не «упаковали» так жёстко, всего лишь ментальный подавитель на лбу, даже энергетических браслетов не было. Наверное, Сару не сочли настолько опасной. От «свободы» их отделяло прозрачное силовое поле, которое легко пропускало звуки, а вот физические объекты нет.

Вдруг взгляд парня нашёл знакомое лицо.

«Командор здесь, а значит, все будет хорошо», — радостно подумал адепт Братства и успокоился. Он даже прикрыл глаза и погрузился в медитативный транс, как его учил Грэм, пропуская вступительную речь судьи и прочие формальности.

— Желает ли кто-то быть представителем обвинения? — привёл Грабера в себя громкий голос судьи, безымянного человека, чьё лицо было скрыто маской.

— Да, ваша честь. Прошу назначить им меня, — произнёс высокий моложавый человек, очень напоминавший Колина.

— Хорошо, по праву занимаемой Вами должности мэра вы полномочны представлять обвинение.

«Мэра? Зачем такой шишке быть обвинителем в деле о простой уличной драке?» — удивился Грабер.

А вот Сара, наоборот, лишь горестно вздохнула и плечи ее окончательно поникли.

— Есть ли человек, который возьмёт на себя функцию защиты? — задал новый вопрос судья.

— Да, сэр. Прошу назначить защитником меня, — после недолгой паузы раздался спокойный уверенный голос.

— Мистер Готар Лебауер, в силу занимаемой вами должности начальника космопорта возражений не имею. Вы назначаетесь гражданским защитником в этом процессе.

Следует отметить, что, так как случаи криминальных разбирательств были редки, то ни штата прокуроров, ни профессии адвоката больше не было. Вместо них назначались гражданские обвинитель и защитник из числа добровольно согласных на эти роли граждан, обладающих достаточным авторитетом и статусом. А в случае, если таких людей не находилось, судья сам принимал решение по делу, обжаловать которое было невозможно.

Происходи все это хотя бы век назад, зал озарили бы вспышки фотокамер, сейчас же присутствующие журналисты лишь внимательно всматривались в фигуры участников дела, включив видеозапись.

После того, как стать их защитником вызвался начальник космопорта, Грабер окончательно растерялся, не понимая, что происходит. Его взгляд вновь привлёк Командор. Увидев, что парень смотрит на него, тот сжал кулак и нанёс им удар в грудь. В царившей вокруг после назначения защиты и обвинения тишине этот удар прозвучал достаточно громко, настолько, что несколько репортеров повернулись и успели заснять происходящее.

— Итак, рассматривается дело о нападении на неполных граждан Сару и Грабера, которое привело в последствии к нанесению нападавшим физического вреда, повлекшего тяжкие телесные повреждения. С обстоятельствами дела, а также со списком участников, все желающие могут ознакомиться в материалах следствия.

После этих слов судья предоставил слово гражданскому обвинителю.

— Ваша честь, что касается факта нападения, считаю это глупой юношеской ошибкой. Нападавшие хотели лишь пошутить над этими людьми, в ответ нарвались на неадекватную реакцию и чуть не были убиты. Доказательством того, что у них не было злого умысла, является то, что один из якобы «пострадавших» от нападения почти сразу же пришёл в себя после выстрела из шокера. Это доказывает, что оружие было включено на минимальную мощность, и целью группы молодых парней был розыгрыш. Поэтому предлагаю вынести им общественное порицание первой категории. Относительно нанесения группе «решивших пошутить» тяжких телесных повреждений, то тут все гораздо серьезней. Согласно имеющимся у обвинения данным, Грабер проходит обучение боевым единоборствам, цель которых овладение искусством убивать. Кроме того, он состоит в секте, которая называет себя Братством и пропагандирует опасные для общества идеи. Поэтому обвинение настаивает на физическом устранении данного гражданина и помещении его подельницы Сары в резервацию для неблагонадежных неполных граждан до конца ее биологического срока жизни. В доказательство слов обвинения прошу запросить у руководства Космопорта записи камер видеонаблюдения. Какие именно записи, и за какой период, мной отправлено Вам по закрытому каналу. Эти данные отнесены к категории не подлежащих общественному разглашению.

После речи обвинителя зал зашумел. Симпатии многих теперь были на стороне нападавших.

— Призываю соблюдать тишину! — повысил голос судья, затем продолжил. — Защите есть, что сказать?

— Да, господин судья. Защита считает, что здесь имело место именно нападение. Установить точно мощность, на которую был установлен шокер, не представляется возможным — он был сломан в ходе драки. Но отмечу, что согласно медицинскому заключению, реакция организма Сары является такой, как если бы оружие было включено на максимальную мощность. Тот факт, что неполный гражданин сумел преодолеть эффект парализации, не свидетельствует об обратном. Как уже было сказано обвинителем, он изучает боевые искусства. Так вот, преодолеть последствия выстрела из шокера не является чем-то запредельным для подготовленного человека. Медицинское заключение и подобные прецеденты отправлены вам на почту. Поэтому защита считает, что нападавшие имели цель обездвижить, а затем утопить Сару и Грабера в коллекторе для нечистот. Таким образом, имело место нападение группой лиц с целью убийства. Защита просит применить в отношении этих лиц самое строгое наказание из допустимых в отношении полных граждан — пожизненное лишение свободы без права выхода из капсулы — уловителя антивещества. Что касается превышения мер необходимой обороны, то считаю, что когда тебя хотят убить, хороши все средства защиты. Поэтому неполных граждан Сару и Грабера предлагаю отпустить из-под стражи.

Это выступление, которое было полной противоположностью предыдущего, также породило бурю эмоций в зале. Судья вновь попросил всех соблюдать тишину. После чего окутался непрозрачным коконом — это означало, что он примет решение в ближайшие полчаса.

— Итак, рассмотрев все обстоятельства дела, требования обвинения и защиты, а также данные, полученные от полицейского Искина, суд принял решение. Обвинение получает отвод — его представитель заинтересованное лицо, один из нападавших приходится сыном гражданскому прокурору. Защите заявлен частичный отвод по причине отсутствия должной беспристрастности.

Поэтому решение принято судьей самостоятельно с учетом некоторых доводов защиты, а также материалов дела собранных полицейским Искином и видеозаписей с камер города.

Суть его такова — группа нападавших признаётся виновной в покушении на убийство по неосторожности и приговаривается к общественной повинности по сдаче антиматерии количеством 18 часов в сутки сроком на 5 лет.

Неполные же граждане признаны ограничено виновными в превышении пределов необходимой обороны, в отношении их судом назначены исправительные работы 18 часов в сутки сроком на 1 год. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

После оглашения вердикта судьи в зале воцарилась мертвая тишина. Ведь, фактически, произошло неслыханное — неполные граждане были оправданы, а членам «элиты» присуждено довольно серьезное наказание. Ведь лимит нахождения в «виртуале» был всего десять часов, значит, остальные восемь часов в сутки приговорённые будут вынужденно спать, а для активной «реальной» жизни у них остаётся всего шесть часов. И так на протяжении 5 лет. Для нынешнего человека, который очень дорожил своей свободой, такой жёстко регламентированный график, да ещё и в течение столь длительного времени, был очень существенной карой.

Возникшую паузу прервал властный голос.

— Ваша честь, позвольте заявить ходатайство?

— Представьтесь, и расскажите нам, в чем его суть! — внимательно посмотрел судья на высокого, атлетически сложённого человека, зеленые глаза которого двумя яркими овалами светились на его достаточно красивом лице, обрамлённом длинными каштановыми волосами, которые сейчас были завязаны в хвост.

— Мое имя Грэм, и я являюсь наставником молодых людей, приговорённых к общественным работам. Кроме того, это мной основано Братство неполных граждан, членами которого они являются. Правда, мы никакая не общественно опасная организация, и тем более не секта, как говорил уважаемый мэр — наша цель защита прав и свобод неполных граждан. Ведь существует же Общество Защиты Андроидов, так почему никто не говорит, что оно опасно? Но суть не в этом, мне лишь хотелось акцентировать внимание присутствующих на мирных целях созданной нами структуры. А ходатайство мое следующее — пусть эти запутавшиеся молодые люди отбывают наказание, выполняя общественные работы на территории мусороприемника космопорта. Я его директор и могу вас заверить, что работы там хватает. Кроме того, как их наставнику и более опытному человеку, мне будет легче направить их на путь истинный, чтобы эти молодые люди больше не повторили подобной ошибки.

«А этот парень не такой уж и идиот! Засветил своё Братство перед прессой, да ещё и провозгласил, что оно имеет мирный характер. А уж про то, что он хочет забрать ребят «под свое крыло», я вообще молчу», — думал Лебауер, слушая, как Грэм разливается соловьем.

— Ну что ж. Считаю ходатайство приемлемым. Эти двое как раз закреплены за Космопортом. Готар Лебауер, вы не возражаете, если они будут отбывать наказание на территории мусороприемника? — немного подумав, вынес вердикт судья.

— Нет, ваша честь. Там действительно много работы.

— Отлично, тогда я внесу это в протокол. Ну, раз больше ходатайств нет, прошу всем покинуть помещение суда.


Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Ольга ходила по комнате сама не своя, и отнюдь не приговор, который получил ее непутевый брат, был причиной ее волнения. Ей уже исполнилось 19 лет и 11 месяцев, а чип до сих пор не синхронизировался. Все шутки девушки, подколки брата и остальных людей были на самом деле следствием страха, боязни стать никем.

— Боже, остался всего месяц! Как мало времени! И самое печальное, я ничего не могу поделать. Остаётся только ждать, — заламывала она в отчаянии руки.

Иногда, вот как сейчас, на Ольгу накатывала паника, и та запиралась в своей комнате, рыдая. Обычно ей никто не мешал. Но сегодня Искин дома подал сигнал, что к ней в комнату желает прийти отец. Девушка лихорадочно стала вытирать слезы и поправлять одежду, стараясь придать себе беззаботный и непринужденный вид.

— Дочка, я хотел поговорить с тобой о твоём будущем, — сразу взял быка за рога Клаус, когда вошёл в ее комнату.

— Но отец, ещё целый месяц…

— Ты знаешь не хуже меня, какой процент синхронизации чипа в последний месяц отведённого для этого срока — меньше одной тысячной. Вот я и решил поговорить с тобой. Ольга, чтобы не случилось, мы не откажемся от тебя.

— Но я же стану бесполезной, буду всеми презираемым «биомусором», — не выдержав, расплакалась девушка.

— Ты помнишь наш девиз?

— «Все ради семьи», но при чем тут он?

— А притом, что, даже став изгоем, ты сможешь быть полезна для нас.

— Но как?

— Твой брат был осуждён несправедливо. И если твой статус «биомусора» подтвердится, ты сможешь помочь исправить эту ошибку. Я потом расскажу как, пока это преждевременно.

— Хорошо, отец, я поняла, — казалось бы, спокойно ответила Ольга, но душа ее пела. Теперь она не боялась ничего. Семья не откажется от неё, и девушка по-прежнему будет нужна хоть кому-то.

Выйдя от дочери, Клаус направился в спальню, где его поджидала тревожащаяся супруга.


— Линда, все в порядке, я успокоил ее. Так что можешь не переживать. Знаю, на тебя произвёл ужасное впечатление недавний случай, когда у нашего знакомого сын, узнав, что он стал «биомусором», выбросился из окна. Но теперь все в порядке, нам это не грозит.

— Я так люблю тебя, — порывисто обняла супруга Линда.

Клаус фон Вайт, может, и не был очень хорошим человеком, но вот мужем и отцом он был отличным.


Стюард шёл по коридору, его состояние можно было охарактеризовать словами — «дикий ужас». Еще бы, ведь всего несколько минут назад Питбуль вызвал его в свой кабинет. У него с самого утра было плохое предчувствие, но он надеялся, что все обойдётся. Сейчас Стюард жалел, что соблазнился внушительной суммой крипты и передал начальнику службы безопасности мэра информацию и записи видеокамер о своём бывшем подопечном, за которым он продолжал наблюдать просто со скуки. Ведь тот был довольно интересным экземпляром.

— Вызывали, сэр? — спросил психолог, когда вошёл в кабинет начальника космопорта.

— Вот скажи мне, Стюард. Что самое важное в общении между людьми? — задал Готар неожиданный вопрос.

— Я не знаю, сэр… возможно дружба?

— К черту ее. Самое главное — это соблюдать договоренности. Его величество договор правит миром. А ведь у нас, помнится, он был, — почти прорычал старик.

— А-а-а… — попытался что-то ответить бывший психолог, но тяжелая стальная рука андроида закрыла ему рот.

— Я думаю, щенок, ты все понял. Не стоило тебе сливать информацию на сторону. Как жаль, что такой молодой и подававший надежды специалист умрет в самом начале своей многообещающей карьеры от банального сердечного приступа.

Стюард попытался вырваться из крепкой хватки робота, но куда там. Одновременно он почувствовал, как тонкая игла вонзается ему в руку, впрыскивая какую-то жидкость.

— Дружба, она, безусловно, важна, молокосос. Но куда важнее всегда платить по счетам. Через минуту ты исчезнешь из списка живых, а ещё через пять остатки смертельного препарата растворятся в твоем организме, — это было последнее, что услышал Стюард в своей короткой жизни.

— Эх, молодежь, — плюхнулся в своё кресло Лебауер, отдав приказ андроиду разместить потерявшего сознание парня в гостевом кресле.

А ровно через шесть минут он вызвал медицинского дроида, который и констатировал смерть бывшего штатного психолога от сердечного приступа.


Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ну, вот, теперь вы можете на законных основаниях уделять тренировкам 18 часов в день. А затем — сон и свободное время. Эй, Грабер, ты не рад, что ли? — начал было с довольным видом Грэм, но умолк, увидев, что его ученик стоит, опустив плечи.

— Командор… Я больше не ощущаю силы и понимания Пути. Тогда, после приёма в Братство, она проявилась во мне, и чем больше проходило времени, тем это чувство усиливалось. После той драки — все исчезло. Чувствую себя как выжатый лимон, — немного сумбурно и чуть не плача ответил ему парень.

— Говоришь, чувство наполненности возникло у тебя после инициации… — задумчиво произнёс Грэм, и продолжил. — Иди-ка сюда, я поделюсь с тобой силой.

После этих слов он достал из-за спины один из своих мечей и нанёс себе глубокую рану на запястье.

— Пей, — протянул Командор свою кровоточащую руку к подошедшему парню.

Сара стояла, оцепенев от ужаса и отвращения. Грабер же беспрекословно выполнил приказ своего сенсея. Он опустился на колени и припал губами к ране. Девушка заметила, что сначала парень делал это неуверенно. Но потом, будто почувствовав что-то, адепт вцепился в руку Грэма как умирающий от жажды в пустыне путник во флягу с водой. Его кадык стал судорожно содрогаться от частых глотательных движений.

— Достаточно, — отнял руку от губ парня Грэм. — Ну что, ощущение силы и Пути вновь с тобой?

— Да, Командор. Спасибо, — дрожащим голосом произнёс парень, глаза которого горели фанатичным огнём.

Сара заметила, что рана на руке Грэма затянулась почти мгновенно.

«Боже, да это же два фанатика. И не убежишь теперь. Что же мне делать?» — думала девушка и давнишняя паника охватила ее.

— Запомните первое правило нашего общества — если брат ослаб, поделись с ним своей кровью, ведь именно в ней находится сила воина! — напыщенно произнёс Грэм, а потом подошёл к девушке, взял ее за подбородок и сказал. — Сара, а ты почему не смогла преодолеть излучение шокера? Твоя вера недостаточно сильна?

Когда девушка почувствовала на лице хватку этого маньяка, ее колени подогнулись от страха.

— Вот теперь я точно вижу, что ты слаба. Значит, тебе придется умереть. Слушайте второе правило — слабым и неверующим нет места среди нас, — после этих слов Командор нанёс девушке сильный удар рукой в живот.

От него Сара упала, отлетев на несколько метров. Грэм подошёл к ней и наступил ногой на горло, надавливая на него, но с такой силой, чтобы не убить девушку сразу.

— Грабер… помоги… прошу… — сумела прохрипеть Сара, практически теряя сознание от подступавшего к ней удушья.

Но парень даже не шелохнулся. Он спокойно стоял и смотрел, как Командор убивает ее. А когда она заплакала, безразлично произнёс:

— Ты слышала правило — слабым и неверующим не место среди нас.

И вот тогда Сара перестала контролировать себя. Под угрозой смерти в ней проснулись первобытные инстинкты, самый сильный из которых — это желание жить. Тело девушки стало дрожать, руки конвульсивно сжиматься, а потом оно изогнулось и рывком освободилось от сдавливавшей шею ступни. Но и этого было мало, с налитыми яростью глазами девушка набросилась на своего обидчика. Вернее, это была не она, а тот желающий жить первобытный зверь, которого сумел в ней разбудить Грэм. В этой атаке Сара применила все то, чему смогла научиться. Серии ударов руками и ногами обрушились на ее учителя. Но тот спокойно стоял и легко, даже с ленцой, блокировал их.

Почувствовав, что девушка стала выдыхаться, Грэм нанёс ей один быстрый и сильный удар в голову, после которого она, как подкошенная, рухнула к его ногам.

Очнулась Сара от приятного ощущения теплоты, которая постепенно распространялась по всему ее телу. Сфокусировав своё сознание, она с ужасом поняла, что это чувство происходит оттого, что она, как Грабер несколькими минутами ранее, пьёт кровь, жадно припав к руке этого чудовища. Она хотела оторваться, перестать делать это, но поняла, что не сможет. Ощущение силы, вливающейся в ее тело, и правильности происходящего просто не дали Саре сделать это. А ещё страх. Если Грабер верил в Командора, то она теперь его боялась. Причём настолько, что одна только мысль о неподчинении порождала дикую панику, полностью парализуя ее волю.

— И третье наше правило — если брат оступился, всегда дай шанс ему исправиться, — произнёс Грэм, отрывая руку от губ девушки. — Грабер, помоги ей прийти в себя, и продолжим занятия.

Произнеся это, Командор развернулся и последовал в жилой корпус. А парень подскочил к Саре и, легко закинув ее на плечи, поволок в медицинский модуль.


Конечно, может моя память и не восстановилась до конца, но на уровне интуиции я был уверен, что такого не происходило никогда. Ни разу за предыдущие вселения мне не приходилось быть марионеткой. А теперь ей был, причём непонятно чьей. Одно могу сказать точно, что половина моих структур, а также львиная доля биороботов обоих видов, была только что снова передана в тела адептов этого «братства». Что же мне делать? Не создавать их? Но тогда мне никогда не обрести былого могущества.

Кроме того, возможно не все так плохо и Сара с Грабером пригодятся мне в будущем. Решено, буду делать то же, что и до этого — упорно пытаться восстановить свою прошлую силу. А там будь что будет. Такое древнее существо, как я, не привыкло сдаваться, сама мысль о проигрыше абсурдна. Придёт время и, как обычно, мне удастся стать полноправным хозяином своего носителя, а когда все это наскучит, продолжу своё Путешествие. Одно плохо — создание этого «братства» и кровавые ритуалы, проводящиеся в нем, ставят под угрозу мое существование. Мне нужно придумать план как обезопасить себя. Пока что, кроме усиления способностей и возможностей Грэма и восстановления моей мощи, других идей нет. Но это пока, кто знает, возможно, этот вопрос нужно рассмотреть более тщательно.

Так думал я, когда мои мысли были прерваны новым ощущением. Трудно было его описать, но ближе всего подходит, как если бы ты сначала потерял что-то, а потом обрёл. Вот и мои утраченные с передачей адептам силы вновь вернулись. Я просканировал пространство в энергетическом плане и увидел изменения — теперь из «душ» парня и девушки к скоплению энергии на затылке Грэма шли две тонкие золотистые линии. При этом собственное свечение личностных матриц адептов немного померкло, а Командора, наоборот, усилилось.

Мои структуры в их телах на этот раз прижились моментально, но главное изменились ощущения — теперь я чувствовал их так, как будто они находились в теле Грэма. Когда я попробовал управлять ими, то с удивлением понял, что могу это делать. Правда, когда мой носитель отдалился от них на несколько сотен метров, эта возможность исчезла. Но, тем не менее, мое состояние было близко к эйфории от открывающихся возможностей. А расстояние ерунда, с этим можно что-нибудь придумать.

Главное, чтобы никто не побеспокоил нас в ближайшую неделю. А потом у меня будет достаточно данных, и я вновь смогу обманывать видео и аудио наблюдение. Время, вот то, что нужно нам обоим, мне и Грэму.


Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

— Так вы согласны со мной, мистер фон Вайт, что с этим так называемым «братством» надо покончить? — обратился к мэру Космо-Сити высокий человек в маске и чёрном балахоне с аббревиатурой ОЗА на спине.

Именно он смотрел последний бой Грэма, когда тот уничтожил андроида.

— Да, я солидарен с вами, уважаемый, может, представитесь? А то мне как-то неловко общаться с инкогнито.

— Вы же знаете нашу политику конфиденциальности. Да и крипту на процедуры омоложения и покупку предметов роскоши это вам брать не мешало. Потому давайте оставим все как есть.

— Ну, хорошо, хотя не совсем понятно, к чему такая скрытность между партнерами. Тогда давайте перейдём к делу. Зачем вы связались со мной? Вам нужна моя помощь?

— Да, нам нужно одно — чтобы завтра Грэм Коулмен был убит на арене.

— Ну, мой боец постарается это сделать. Вы ведь должны знать, что я поспорил с Конни Макгрегором и на кону стоит моя репутация.

— Вы должны заменить своего воина на нашего. Это возможно согласно правилам Турнира, — перебил его собеседник.

— С чего бы мне это делать? Мой теперешний поединщик легко прошёл весь путь до полуфинала, и я не думаю, что у него возникнут проблемы с Коулменом.

— Вам напомнить о тех суммах, которые мы вам «одолжили»?

— Но, послушайте, если ваш боец потерпит поражение, я понесу репутационные потери. Крипта криптой, но уважение дороже.

— В случае проигрыша мы возместим вам эти «убытки». Даю слово.

— Да… Ну что же, раз так, не вижу необходимости отказывать вам в этой просьбе, — после секундной паузы принял решение фон Вайт.

— Я рад, что мы поняли друг друга. Сейчас пришлю вам данные нашего поединщика.

— Хорошо, договорились, тогда завтра с утра он будет заявлен мной за восемь часов до начала боя, согласно регламенту.

Неизвестный представитель ОЗА кивнул головой и выключил гала-связь.

— Что?… Как они его уговорили, — воскликнул в удивлении Клаус фон Вайт, когда увидел имя и данные бойца ОЗА, которые они ему прислали.


И снова Конни Макгрегор бесновался в своей ложе, в этот раз даже ещё сильней, чем в тот, когда узнал, что его боец обыкновенный «биомусор».

— Готар, но как такое возможно — они же пропагандируют уход от реальной жизни и невмешательство в повседневные дела. Всю жизнь лежат в «гробах», самосовершенствуясь. Я ничего не понимаю. Это просто невероятно! — почти кричал Конни, заламывая руки в истерике.

— Веди себя достойно. Да, для меня это тоже неожиданность. Но своей цели я достиг — показал конгрессмену превосходство человека над андроидом. Ну что ж, а теперь сверхчеловек докажет своё преимущество над обычным человеком. Да даже не над ним, а над биомусором, — внешне спокойно ответил ему Лебауер, но те, кто его хорошо знали, сразу поняли бы, что он расстроен.

Да и остальной амфитеатр притих, все пытались осознать, что произошло.


— Парень, что с тобой? У тебя опять закончились силы? Чего ты такой кислый? — хлопнул Грабера по плечу Командор, рассмеявшись.

— Сэр, ваш соперник — у вас нет шансов. Вообще не понимаю, как Искин допустил его на Турнир. Это же один из семи псионов — людей уникальных, ведь их меньше десятка на 40 миллиардов.

— Псион… шпион… Багратион…подумаешь, я, да и ты, мы вообще единственные в своём роде. Запомни это. А сейчас ты увидишь, как я пойду и размажу этого человека по настилу арены. И ещё вспомни правило номер два — среди нас нет места неверующим, — холодно проговорил эту вроде бы нелепицу Командор и, развернувшись, проследовал на ристалище.

— Если вы победите… Когда вы победите — я больше никогда не усомнюсь в нашем Пути и Избранности, — прошептал Грабер ему вслед.


Когда Грэм вышел на арену, ему на браслет снова поступило сообщение от Искина:

!!! Тип боя — без ограничений. Доступны любые виды оружия, разрешённые к использованию на арене. Противник: Гамма — псион седьмого круга. Шансов на победу — нет, рекомендация — сдаться до боя. Доступны любые усиления из возможных. Желаете выбрать? 

— Просто иди к черту, — вслух ответил Искину Грэм и, достав, свой фламберг, разрубил окружавшее его силовое поле, шагнув в сторону дожидавшегося его противника.

Им был невысокий сухонький старичок, седой как лунь и одетый в какую-то странную мешковатую одежду.

— Извини меня, я был вынужден согласиться на этот бой. А ты храбрый духом, раз вышел против меня без усилений. Уверен, Искин предложил их тебе. Ну что ж, не будем терять время. Начнём, — без тени эмоций проговорил его соперник.


— Может ещё и не все потеряно! — радостно воскликнул Конни, увидев, как их боец своим мечом разрубил считавшиеся непреодолимым силовое поле.

— Оружием тут дело не решишь, псион просто не даст тебе его применить. Но я не буду изменять традиции и сделаю ставку на нашего парня. Пускай это будет дань моего уважения к нему, — ответил ему Готар.

После слов противника о начале поединка Грэм хотел выхватить свои парные мечи. Ими, без сомнения, было удобней орудовать против относительно мелкой и вертлявой цели. Хотел, но не смог. Зрачки старика расширились и на парня будто обрушилась гора, он даже стоять мог с трудом, не говоря уже о том, чтобы пошевелить хоть пальцем.

Противник, между тем, спокойно и не спеша шёл к нему. Казалось, что этот старик вышел не на смертную битву, а на увеселительную прогулку.

Грэм стоял и пытался сдвинуться с места, но ему это не удавалось. Тогда он начал вспоминать все, что знал о псионах. Информации было немного, основой их силы было ментальное воздействие на живые организмы, хотя и против техники они б


убрать рекламу


ыли хороши — ментальным воздействием искривляя пространство, эти люди просто разрывали любые машины. Их было всего семь на всю планету. И никого из них не интересовал реальный мир. Они научились с помощью капсул-ловушек усиливать свои умения, поэтому практически всю свою жизнь проводили в этих «гробах» совершенствуясь. По степени силы псионы делились на круги. Его противник был седьмого круга, а значит самый слабый из них.

«Получается, он воздействует на мои мысли, разум? Ну что же, не буду думать, буду верить», — решил Грэм и его палец шевельнулся. — Что мне какой-то там псион, я — Избранный, за мной стоят миллионы братьев, нуждающихся в помощи. И Командор не подведёт вас! — уже вслух воскликнул парень и сделал шаг навстречу старику.

Тот, увидев это, замер, его глаза выпучились от удивления. Потом зрачки псиона ещё больше расширились, и воля старика снова попыталась обездвижить Грэма.

— Ты ничто, муравей против великого Командора, и сегодня ты заплатишь за то, что осмелился встать на моем Пути! — зарычал Грэм и сделал неторопливый шаг в сторону противника.

Он мог бы поклясться, что после этого в глазах псиона мелькнул страх. Однако старик не собирался сдаваться, он переместился к другому краю арены и стал искажать пространство вокруг Грэма.

— Это тебе не поможет. Я догоню тебя и выпотрошу как рыбу! — безумно смеялся тот, мечи при этом мелькали вихрем, разрубая пытавшиеся раздавить его складки пространства.

Вокруг стоял дикий свист и ор — это напыщенная элита болела за Грэма. Ещё бы, недочеловек гонял по арене высшее существо, и им не могло это не нравиться. Ведь сейчас по арене, спасаясь от смерти, бегал не старый псион, а их собственный страх перед ним.

— Командор, убей его! Сруби ему голову и выкинь ее на мусорку! — кричали некоторые зрители, большинство которых после громкого судебного процесса знали о месте работы парня.


— Ну же давай, давай… — сжав кулаки, подпрыгивал на месте Конни.

«Я не отдам этого парня никому после Турнира, если он выживет», — мысленно пообещал себе Лебауер.


Но бойцы не слышали криков зрителей, они были поглощены схваткой. Грэму, несмотря на весь его показной азарт и задор, этот бой давался нелегко. Его тело буквально сжигало себя. Даже зрители стали замечать, что его комбинезон стал свисать с него подобно мешку, хотя раньше плотно облегал его атлетическую фигуру. Это был поединок силы воли. Чья уверенность в себе и внутренний стержень окажутся сильнее? И псион проиграл — попытавшись в очередной раз переместиться в сторону от парня, он не смог, а попросту упал практически без сил на пол арены.

— Сдаюсь, — закричал он, и Искин мгновенно развернул над ним мощное силовое поле.

— Ты шутишь? — налились кровью глаза Грэма.

Он высоко поднял над головой свой фламберг, держа его остриём вниз. Его браслет стал разрываться от входящих сообщений, потом в тело парня стали стрелять стационарные военные шокеры, размещённые по периметру арены для усмирения особо буйных воинов. Но было поздно.

— Сдохни, падаль! — прорычал Грэм и с силой опустил меч, пробивая защитное поле и протыкая насквозь лежащее на земле тело.

Затем от попаданий электрических молний современного оружия он упал на колени. Но так стало ещё хуже, клинок под его весом вошёл в тело старика по самую гарду, а защитное поле окончательно лопнуло.

Последнее, что успел заметить Грэм перед тем, как потерять сознание, это как из груди старика ударил целый фонтан крови, залив ему глаза и обрызгав с головы до ног.


— Ах-ха-ха, вы проиграли пари! Завтра я пришлю человека с необходимыми для получения освобождения от налогов документами! — рассмеявшись, обратился Конни к стоящему в соседней ложе с побелевшим лицом мэру.

— Да, хорошо, — казалось, безмятежно ответил фон Вайт, но его побледневшее лицо и сжатые кулаки выдавали обратное. После чего, развернувшись, покинул ложе.

— Эй, Клаус, куда же вы? Я хотел пригласить вас на празднование победы моего бойца!!! — закричал ему вслед Макгрегор.

— Оставь его. Нужно уметь достойно не только проигрывать, но и выигрывать. Порой это даже сложнее, — положил ему руку на плечо Лебауер.

— Да? Ну, ладно, в конце концов, ведь именно вам я обязан этой победой. Ведь это вы нашли и подготовили этого самородка.

Готар лишь кивнул в ответ и, задумавшись, также направился в сторону выхода.


Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

— Сара, активней, не бойся навредить ему, работай в полную силу, или ты хочешь, чтобы я опять преподал тебе урок? — закричал Командор на девушку.

Та, услышав эти угрозы, вжала голову в плечи и с двойным упорством стала нападать на Грабера, учебный поединок с которым она проводила.

С момента полуфинальной схватки прошёл уже почти месяц, две недели из которого Грэм снова провалялся в медицинской капсуле. Слишком дорогой ценой далась ему победа над последним противником. Также он победил в отборочном туре Космо-Сити. Его соперник, помня кого и как парень одолел на пути к финалу, просто сдался без боя. И вот сейчас Грэм готовился к Большому Финалу, который должен был состояться через три месяца и параллельно продолжал натаскивать Сару и Грабера.

Нужно заметить, что за это время эти двое, несомненно, сделали большой рывок вперёд. Они больше не напоминали тех немного наивных угловатых парня и девушку. Сейчас по их поведению никто не сказал бы, что они принадлежат к презираемой касте «биомусора». Уверенный взгляд, прямые плечи, а главное плавность и грация движений, выдавали в них бойцов, которых лучше не задирать. Правда, после помещения Колина фон Вайт и его компании под надзор, этого никто и не собирался делать. Современному счастливому обществу было плевать на какое-то там братство, а уж на его молодых адептов тем более.

Казалось бы, вот оно золотое время, но, тем не менее, Грэм просто кожей чувствовал, что это последняя передышка перед грядущими неприятностями. А потому он не щадил ни себя, ни молодых людей, задав просто таки адский темп тренировок. Благо средства на восстановление были — за победу на Турнире Грэм получил миллион крипты, что было эквивалентно его зарплате за 100 лет. Да, он отказался от денег Лебауера, обменяв их на помощь ребятам в суде, но и этих средств пока вполне хватало. Сейчас, глядя на них, Командор нисколько не жалел об упущенной гигантской сумме.

— Деньги просто пыль. Нужно будет, я добуду их ещё. Главное люди, — Грэм с недавних пор стал замечать, что в присутствии Сары и Грабера становится сильнее.

Мало того, с ростом их собственной мощи это чувство усиливалось.

Тренировка шла своим чередом, когда ее прервал шум турбин приближающегося спортивного кара. Красивая и очень дорогая машина подлетела к тренировочному полю и опустилась на землю. Из неё вышла миниатюрная ослепительно красивая девушка, с голубыми, как небо, глазами и длинными до пола белыми волосами, заплетенными в две косы.


— Ольга, к сожалению чуда не произошло, и я вынужден вернуться к нашему разговору месячной давности.

— Да, отец, слушаю тебя, — развернулась к Клаусу фон Вайт девушка. До этого она с печальным видом вертела в галопроэкторе несколько виртуальных изображений обязательной оранжевой одежды для неполных граждан, желая выбрать наиболее модный и подходящий ей образец.

— Дочь, как ты помнишь, твой брат был несправедливо осуждён и сейчас отбывает наказание. Но не это главное — пострадала честь нашей семьи.

— И что я могу сделать, чтобы исправить это?

— Во-первых, не перебивать. А сделать ты должна вот что…


— Ты кто такая? — прервал воспоминания Ольги грубый мужской голос.

Говоривший был высокий под два метра мужчина с зелёными глазами и заплетенными в косу каштановыми волосами. От него исходило ощущение просто таки звериной силы и власти, что совсем не вязалось с его социальным статусом.

«Так вот ты какой, Командор. Ещё более брутальный и опасный, чем на тех видеофайлах, которые я просматривала», — подумала девушка.

— Да это же Ольга, сестра Колина фон Вайта, — нарушила затянувшуюся паузу Сара, указав на прибывшую пальцем.

— Даже так? Интересно… Что тебе здесь нужно? — обратился к девушке Грэм.

— Я хочу стать одной из вас, хочу присоединиться к Братству, — ответила Ольга и сбросила чёрную накидку, закрывавшую ее фигуру. Под ней оказался дорогой модный костюм, и все бы ничего, но он был оранжевого цвета и с буквами НГ на груди.

— Чушь, Командор, ее подослал отец, чтобы шпионить за нами, — возмущению Грабера не было предела. — И ты ещё осмелилась прийти сюда? А ну, проваливай, пока я не сломал тебе все кости.

— Успокойся, или ты забыл, кто здесь принимает решения? — положил ему руку на плечо Грэм и стиснул пальцы.

— Ай! — заорал парень и присел от боли.

— Помните правило номер три — будем считать, что, родившись в семье врага, она оступилась, — после этой мини-экзекуции продолжил Грэм. — Но вот достаточно ли она сильна, чтобы стать одной из нас?

— Командор, а как же вера? Я не думаю, что она верит в Братство и наш Путь, — все же отважилась спросить Сара.

— А вера придет. Подойди-ка сюда, Ольга, — махнул ей рукой Грэм.


Я стояла и смотрела на препирательства этих сумасшедших. Ещё при подготовке к внедрению мной были просмотрены тысячи видеозаписей и аудио файлов, изучена биография каждого. Поэтому у меня сложилось чёткое мнение, что Братство — это примитивная секта, основанная на чувстве страха перед ее лидером. Правда, его личность невольно внушала уважение. Все-таки стать участником Большого Финала дано не каждому.


И, тем не менее, несмотря на всю подготовку и решимость, сейчас Ольга боялась. Она видела, что этому психу ничего не стоит убить ее или покалечить. Девушка рассчитывала пленить этого дикаря своей красотой. Она тщательно выбирала свой образ, одежду и макияж для этой встречи. Но сейчас видела, что надежды не оправдались — этот мужлан лишь мельком скользнул по ней взглядом, нисколько не впечатлившись. Ольга не хотела признаваться, но ее это немного задело. Несмотря на то, что с самого начала все пошло не так, как планировалось — она была нужна своей семье, которая рассчитывала на нее, поэтому, собрав волю в кулак, девушка подошла к Командору.

— Бери любое оружие, которое тебе по душе, — указал тот ей на стойку с разнообразным холодным оружием.

Ольга хоть и изучала эти допотопные виды вооружений в ходе подготовки к заданию, но не более того. Потому она просто подошла и вытянула из держателя первый попавшийся клинок, который более менее подходил ей. Это был римский гладиус, насколько она помнила из изученного материала.

— Бей, — указал себе на живот Командор, когда девушка подошла к нему с мечом.

— К…как бить? Я… же могу поранить тебя, — голос девушки дрожал, но ещё больше стали трястись руки.

— Или бей, или проваливай отсюда, — безразлично проговорил Грэм.

Ольга замерла в нерешительности, с одной стороны, нанести удар по живому человеку мечом — противоречило всему, чему ее учили до этого. С другой — этот монстр без сомнения выгонит ее прочь, если она не сделает этого. И тогда Ольга провалит задание отца, не сумеет помочь семье и станет полностью бесполезной. Поэтому девушка собралась с духом, обхватила тяжелый меч двумя руками за рукоять и, взвизгнув, нанесла неуклюжий колющий удар в живот стоящему напротив неё мужчине. Клинок пробил тело Командора и вошёл ему на пол-ладони в живот. Ольга сразу же хотела одернуть руку, но стальная хватка пальцев зафиксировала ее запястье.

— Слишком слабо. Давай, погрузи его по самую рукоять, — холодным голосом проговорил этот безумец.

Девушка вздрогнула, прикрыла глаза и толкнула клинок дальше, налегая всем телом. Пока тот не упёрся гардой в живот мужчины.

— Открой глаза и смотри, — раздался безжалостный голос.

Девушка послушно распахнула их и увидела, что стоит практически вплотную к Командору, а по ее рукам течёт кровь из его раны. Ольгу начали душить рвотные спазмы и все, что она ела сегодня, немедленно исторглось наружу.

Грэм, будто предвидя это, сделал шаг назад и в сторону, уходя от потока рвотных масс, которые извергались из девушки.

— Считай, ты прошла испытание. А теперь дай мне твою руку.

Пребывающая в ступоре Ольга послушно протянула ее.

— Мечом под именем Клив и своей кровью я принимаю тебя в Братство, — проговорил он знакомую Граберу и Саре фразу. После чего нанёс себе и Ольге порезы на запястьях и соединил их руки.

Девушка попыталась вырваться, но могла лишь трепыхаться, как бабочка, насаженная на иголку. А дальше произошло то, чего она не ожидала — в месте соединения появилось тепло, а потом в тело хлынуло что-то, чему Ольга не знала названия. Но, несомненно, приятное, во всяком случае ощущение легкой эйфории и радости не покидало ее до конца процесса. А когда Командор отнял руку, то рана на руке начала зудеть и затягиваться. Когда изумленная девушка, наблюдавшая за этим процессом, подняла взгляд на Грэма, то увидела, что никакой раны на руке у него тоже не осталось, да и живот у него уже не кровоточил. Через одежду не было видно, затянулась ли та, более серьёзная, рана, но то, что Командор не испытывал от неё никаких неудобств, являлось очевидным.

«Баян предупреждал меня, что этот мошенник каким-то образом воздействует на психику. Уверена, весь этот спектакль сплошная бутафория. Интересно только, как он это делает. Ну, ничего, я разберусь в этом», — подумала Ольга, хотя в глубине души уже начала сомневаться, что все происходящее было обманом.

— Поприветствуем новую сестру, — после завершения процесса проговорил Грэм.


Боже, какой дурак, он поверил вранью этой девчонки и принял эту лгунью в своё «братство». То, что она предательница и шпионка, лично мне было понятно. А уж тот факт, что после инициации, так я назвал обряд по принятию в организацию новых адептов, между ней и Грэмом не возникла связь между «душами», только подтверждал ее лживые намерения. Одно хорошо, биороботы и мои структуры в теле предательницы ощущались так же хорошо, как в организмах Сары и Грабера. А ведь они могут не только лечить или усиливать. При желании, те же боевые роботы могли заполнить собой сердечную мышцу, усилив в разы ее работу, что вызвало бы инфаркт. Пока только душа Грэма могла мне противиться. В телах же других адептов я не встречал сопротивления. С чем это было связано, мне было пока неизвестно. Также меня раздражал тот факт, что все мои усилия по приобретению былого могущества регулярно вылетают в трубу. В бою с псионом для преодоления его воздействия мои управляющие структуры и биороботы снова были уничтожены. Нужно научиться как-то этому противодействовать. Хотя справедливости ради хочу признать, что без этого мы бы оба погибли, а значит, мое ослабление было как всегда оправданно. Но боже, как мне это надоело, вот не может мой носитель не лезть в передряги.


— Ну что, мистер фон Вайт, вы убедились, что мы держим слово? Все ваши репутационные потери возмещены путём грамотной компании в средствах массовой информации. Да и, скажу я вам, это было легко, ведь никто не мог предположить, что всемогущий псион может проиграть биомусору. Да ваш рейтинг даже поднялся. Ещё бы, привлечь такую значимую фигуру к выступлению на арене не каждому под силу.

— Да, среди элиты эта информация, поданная под таким ракурсом в закрытых средствах массовой информации, возымела успех. Спасибо. Но вы же не за этим связались со мной? — ответил мэр представителю ОЗА, который снова вышел на связь с ним.

— Вы правы. Этот Грэм Коулмен не должен дожить до Большого финала. Нужно покончить с ним. Мало того, что он встал на защиту неполных граждан. Так ещё и является неизвестным фактором, а нам нужно, чтобы Турнир выиграл наш боец, андроид.

— Не понимаю, чем я могу вам помочь. Вы знаете, этот Готар будто с ума сошёл. Он опекает этого Грэма так, что к нему не подступиться. Я, конечно, предпринял кое-какие меры, но эффект от них будет ещё не скоро.

— Смотрите, раз в год мэрия проводит розыгрыш в лотерею ценных призов среди всего населения Космо-Сити. Победителем может стать любой, кто приобрёл билет. Так вот, Грэм купил этот билет почти год назад. Вернее, ему автоматически его предоставили, как служащему космопорта.

— И как это поможет Вам?

— Вы должны сделать так, чтобы он победил в лотерее и выиграл главный приз. Им является недельное путешествие на двоих на нашу колонию на Марсе.

— Ну… это я могу сделать, но захочет ли он ехать?

— Нам известно, что вы внедрили свою дочь в его окружение. Пусть она убедит его. Наша благодарность в случае успеха будет очень велика. Скажем, миллиард крипты. Что скажете?

— Я… я постараюсь, — от озвученной суммы у мэра настал лёгкий шок.

— Вот и хорошо, а чтобы вы не сомневались, мы перечислим вам бонус в размере десяти миллионов. Даже если ничего не получится — он ваш.

После этих слов представитель ОЗА отключился, оставив мэра пребывать в состоянии крайней степени удивления.

Когда связь прервалась, он снял маску, открыв страшное, все в оспинах лицо.

— Интересно, согласился бы фон Вайт, если бы знал, что этот миллиард крипты — цена жизни его дочери?


Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Грэм в очередной раз проводил спарринг с Грабером и Сарой, которые вдвоём пытались атаковать его. И надо сказать, у них это иногда получалось. Эти двое, чем дальше, тем больше превращались в отличную команду. В принципе Коулмен на это и делал акцент в их обучении, сам не зная почему, он, опираясь на интуицию, делал из них именно воинов, которые будут сражаться в паре. Нельзя сказать, что Командор им проигрывал, но все чаще удары то одного, то другого достигали цели, заставляя морщиться от боли. Они работали в полную силу, практически не сдерживаясь, ведь их тела быстро восстанавливались после травм и переломов. Правда, количество подобных спаррингов приходилось ограничивать. Грэм понял, что за все нужно платить, и ценой быстрого восстановления была временная слабость, особенно сильно проявляющаяся у ребят.


Ольга занималась одна в дальнем углу тренировочного поля, выполняя комплекс по общему усилению тела, выданный ей Командором. Но время от времени она поглядывала на сражающихся между собой остальных членов Братства.

«Грёбаные психи. Их точно надо изолировать от общества, они опасны. И ладно ещё этот зверь в человеческом обличье, но эти двое?» — раздумывала она, наблюдая за поединком.

А там было на что посмотреть. Вот Грабер попал в болевой приём, его рука оказалась зажата в захвате Командора. Раз, и она сломана в локте. Но парень, будто не чувствуя боли, прыгает противнику в ноги, обхватывая их здоровой и, о «чудо», сломанной рукой. Этим пользуется его напарница, она налетает на Командора сзади, наносит отвлекающий удар в голову, а сама немедленно проходит в ноги. И вот они совместными усилиями пытаются повалить Грэма на землю. Это почти удаётся, тот пошатнулся и чуть не упал, лишь ценой неимоверных усилий и благодаря огромной физической мощи он сальтом назад освобождается от захватов. Все происходит так быстро, что нетренированный глаз Ольги не успевает рассмотреть все в подробностях. Кажется, этим двоим удалось разозлить Грэма, и сейчас им не поздоровится. Так бы, наверное, и было, но произошло то, о чем предупреждал ее отец. Ну что ж, настало время ей сыграть свою роль.


— Странно, мне пришло сообщение на браслет. Сто лет такого не было. Письма от администрации космопорта всегда приходят на служебный почтовый ящик. Кому это я понадобился? — раздумывал Грэм, открывая послание.

Перед этим он прекратил схватку и сейчас его напарники сидели на полу тренировочной площадки и переводили дух. Они были изрядно потрепаны.

— Вот это да, неужели мне первый раз в жизни повезло? Даже жаль, что я вынужден буду отказаться. У меня просто нет на это времени, — воскликнул Командор, когда прочитал входящее письмо.

— А что там? — спросила любопытная, как все женщины, Сара.

— Представь себе, я выиграл главный приз ежегодной лотереи Космо-Сити — недельное турне в колонию на Марсе.

— Так почему вы сказали, что откажетесь — это же очень хорошая новость? — задал вопрос Грабер.

— Мне нужно готовиться к финалу, и терять целую неделю слишком большая роскошь.

Двое его учеников почтительно склонили головы, соглашаясь с мнением Командора. Но тут в дело вмешалась Ольга. И ее усилия упали на благодатную почву, ведь раньше Грэм грезил космосом, и ему просто нужна была причина, чтобы обосновать это путешествие. И девушка предоставила ее.

— Командор, а вы знаете, что на Марсе самая большая «резервация» наших братьев. Разве не интересно было бы посмотреть, как они живут? Да, на Земле им созданы отличные условия, а вот как насчёт колоний? Официальной информации по этому поводу нет. Уж не потому ли все самые большие поселения неполных граждан находятся вне планеты. Может быть, наших братьев и сестёр там истязают? Или заставляют рабски трудиться? — глаза Ольги выражали саму искренность и заботу, а голос дрожал от негодования.

— Откуда у тебя эта информация? — нахмурился Грэм.

— Ну, вы же знаете, я из богатой семьи, и поэтому бывала на Марсе не раз, проводя там каникулы. Мне нравится космос. Быть астронавтом — это моя мечта, которая разбилась о суровую реальность, — продолжала играть свою роль девушка, одновременно стараясь вызвать расположение у Командора, ведь ей было известно, что тот грезил межзвездными путешествиями.

— Ясно. Ну что ж, в таком случае я поеду в этот тур. Действительно, надо во всем убедиться самому. А ты, Ольга, будешь сопровождать меня, ведь тур на двух человек.

— Но, сэр, почему она? — вырвался возмущённый крик у Сары.

— Вообще-то это не твоё дело. Но, так и быть, поясню. Ольга завсегдатай Марса и это поможет сэкономить время. Я ни разу не был в космосе. Все, решено, послезавтра мы отправляемся, а вам с Грабером подготовлю программу занятий на время, пока буду отсутствовать.


— Отец, я выполнила твое поручение. Мне удалось уговорить его отправиться в круиз. Кстати, ты был прав, вначале он отказался лететь. Правда, не знаю, хорошо это или плохо, но мы летим вместе, — докладывала Ольга.

— Ты летишь с ним? Зачем?

— Ну, я сказала ему, что много раз была на Марсе, поэтому Грэм захотел взять меня с собой, чтобы не терять время на адаптацию. В принципе, разумное решение.

— А отказаться никак нельзя? — интуиция фон Вайта трубила тревогу.

Он чувствовал, что дочери не следует лететь в это путешествие.

— Нет. Иначе вызову ненужные подозрения. А скажу тебе, мне и так пока не особо доверяют.

— Раз так, хорошо. Но будь осторожна, прошу тебя.

— Отец, не узнаю тебя. Что со мной может случиться на супер современном космическом лайнере? А что касается напарника по путешествию, то не переживай. Я изучила Командора, он скорее даст себя убить, чем навредит или даст в обиду того, кого считает своим «братом» или «сестрой».


Грэм стоял и рассматривал огромное сооружение Магнитного космического поезда (МКП). Оно представляло собой навесной вакуумный тоннель, внутри которого на магнитной подушке перемещались космические корабли и челноки. Эта технология была реализована всего пятьдесят лет назад, но она позволила существенно удешевить внутрисистемные перелеты.

До этого для вывода на орбиту летательных аппаратов использовались различные средства. Все начиналось с примитивных и затратных реактивных двигателей. Им на смену пришли атомные, затем фотонные и ионные. Но все равно все эти варианты были неприемлемы, слишком низкоскоростные. Вот тогда и был изобретен МКП. Сначала эта технология была опробована на грузовых челноках. Когда она доказала свой успех — началось строительство объектов, которые могли выводить в космос туристические и исследовательские летательные аппараты. В «поездах», перевозящих грузы, это было невозможно, люди бы просто умирали от перегрузок. Да, это было гораздо затратней, ведь если для грузового локомотива длина трубы составляла 138–150 километров, а высота, на которую было необходимо поднять конструкцию — 300 метров, то для их пассажирских аналогов эти величины возросли в десять раз. Но с учётом избытка энергии все это удалось реализовать. Сейчас на Земле было около ста «транспортных» и пятнадцати «пассажирских» МКП, которые осуществляли регулярные отправки кораблей «к звёздам». Этот проект ещё называли восьмым чудом света, так как его монументальность впечатляла.

Конечно, у первых «поездов» скорость была невелика, всего 9 километров в секунду, однако они постоянно дорабатывались, и как результат — на сегодняшний день перелёт до Марса занимал всего 24 часа. Это с учётом времени разгона судна и подготовки к этому.

Колонии на Марсе и Луне стали общедоступны для космического туризма. Там возникли целые города, были построены свои МКП. Численность их постоянно возрастала, на данный момент в них проживало и трудилось около 200 миллионов человек.


«Боже, какой дикарь. Он, наверное, со своей свалки никуда не выходил», — подумала Ольга, когда увидела, как Грэм стоит и с восхищением разглядывает громадный пандус, на котором крепилась вакуумная труба.

Хотя чего-то там говорить, когда в детстве она увидела это сооружение в первый раз, ее тоже охватил восторг. Просто сейчас девушка уже забыла об этом.

Затем они зашли в шахту лифта и около получаса поднимались на самый верх МКП, высота которого была около десяти километров. Хорошо ещё, что у них были места премиум-класса, соответственно, они поднимались в комфортабельном лифте с гравикомпенсаторами и только вдвоём. Также к их услугам был бар и шведский стол, заполненный разнообразными деликатесами. А вот обычным путешественникам приходилось подниматься в общих лифтовых кабинах, которые перевозили по 250 человек. Кроме того, более «бедным» гражданам из-за возникающих перегрузок необходимо было надевать скафандры и пристёгиваться к специальным магнитным держателям.

Но вот подъем наконец-то был закончен, и Грэм с Ольгой вышли на посадочное поле.

— Господа, прошу сюда, — подскочил к ним служащий МКП, распахивая при этом дверь роскошного кара, в котором их должны были доставить на борт судна.

Корабль, на котором они летели на Марс, назывался «Фараон». Он был лайнером премиум-класса с искусственной гравитацией, создаваемой вращением вокруг своей оси. Соответственно, для достижения этого эффекта его диаметр был около полукилометра, а длина около трёх. Вообще, только МКП Космо-Сити мог отправлять в небо подобные «громадины». Численность пассажиров, которую мог принять лайнер, также была внушительная — две тысячи человек. Все путешественники согласно посадочным местам были поделены на три класса: — «премиум» — в количестве 50 человек, «стандарт» — 200 человек, и «эконом» — все остальные.


— Красота, — захлопала в ладоши Ольга, когда их доставили в пентхаус.

Она не испытывала никакого смущения или неудобства, что будет жить в одном номере с малознакомым мужчиной. Потому как апартаменты включали в себя пять комнат, не считая тренажерного зала и бассейна. Для вип-персон были созданы поистине райские условия.

— Можно я буду обращаться к тебе во время нашего путешествия по имени, а то Командор звучит слишком официально? — кокетливо улыбнулась девушка.

— Как хочешь, мне все равно. Иди, выбирай себе комнату, а я пока посмотрю тренажёрный зал. Надеюсь, что смогу поддерживать форму с его помощью, — ответил ей Коулмен и, развернувшись, ушёл.

— Чурбан, — надула губки Ольга. Она привыкла, что все восхищались ее красотой, и безразличное, порой даже холодное, обращение Грэма задевало самолюбие девушки.

— И это зал для занятий спортом? Бутафория какая-то. Хотя чего я хотел, это же просто дань моде, реально спортом почти никто не занимается. Красивое накачанное тело можно приобрести просто лёжа в «капсуле».

Тем не менее, парень решил использовать это помещение для медитаций. Он сел на пол, скрестив ноги, расслабился и погрузился в транс.


— Грэм, ты что, весь полет будешь так сидеть? Как можно было пропустить старт, ведь это твоё первое космическое путешествие! Неужели тебе не скучно? Сидеть вот так четыре часа кряду? — вывел его из состояния релаксации звонкий девичий голос.

Не спеша открыв глаза, он увидел Ольгу, которая была одета в прозрачное парео с легкомысленным купальником под ним. На голове у неё было сооружено целое произведение искусства, а на ногах туфли на высоких каблуках.

— Да, тебе явно стоит заняться спортом. Твой мышечный каркас — жалок. Один пропущенный удар, и ты труп. А медитация — одно из самых интересных времяпрепровождений, которое я знаю.

— Послушай, через полчаса возле искусственного озера будет выступление оркестра, который играет на старинных музыкальных инструментах. Давай сходим? — радостно предложила девушка, попытавшись не выдать своего разочарования реакцией Грэма на ее внешний вид.

Она целый час прихорашивалась, и слова парня были совсем не тем, что Ольга хотела бы услышать.

— Хорошо, я не против, — поднялся Командор на ноги, и они вышли из номера.


На берегу искусственно созданного водоема стояли нечастые беседки, в них сидели представители бомонда и развлекались кто как мог в ожидании концерта.

Оркестр размещался посредине озера на построенной временной платформе.

Ольга и ее спутник заняли свободную беседку, к которой был прикреплён персо


убрать рекламу


нальный официант. Девушка листала меню, собираясь сделать заказ, когда внезапно весь корабль вздрогнул.

!!! Внимание произошла разгерметизация… Возможна утечка кислорода… Всем немедленно пройти в свои номера и надеть скафандры!!! Просим Вас соблюда… 

Внезапно голос корабельного Искина прервался, и все освещение вокруг потухло, лишь аварийные лампы продолжали слабо мерцать.


Капитан «Фараона» Келвин Болди вольготно раскинулся в кресле. Запуск как всегда прошёл успешно и теперь судно на автопилоте спокойно проследует по своему маршруту. Он взял бокал шампанского, принесённый ему роботом-слугой, и отхлебнул, прикрыв глаза от удовольствия.

Следует сказать, что он и его помощник были единственными людьми среди всего экипажа лайнера. Все остальные, обслуживающий персонал, техники, официанты и так далее, были андроидами. Понятно, мало кто из людей хотел выполнять монотонную неблагодарную работу. Даже он сам иногда раздумывал, зачем ему это надо — постоянные запуски и полеты. Не лучше ли уйти на покой. Его помощник Анна Лебовски сейчас находилась в капсуле. Так, посменно, они и проведут это путешествие.

Келвин допил шампанское. Он всегда выпивал пару бокалов этого древнего напитка после старта. Поэтому и сейчас он протянул руку, чтобы андроид наполнил фужер ещё раз. И тут капитан заметил, что слуга замер неподвижно. Не успел Болди удивиться, как корабль ощутимо тряхнуло. Зачем-то включилась запись сообщения о разгерметизации лайнера, хотя приборы показывали, что все нормально. Капитан хотел запросить разъяснительную информацию у Искина, но тот, даже не озвучив пассажирам ложное предупреждение, замолчал. А затем приборы стали тухнуть один за другим. Келвин хотел активировать ручное управление, которое было предусмотрено на случай хакерской атаки или «бунта» андроидов.

Да, такого быть не могло, но человеческая паранойя не знала границ, тем более лайнер перевозил людей, а значит все опасности должны были быть учтены. Для этого на любом пассажирском судне, согласно регламенту, находились как минимум двое представителей «элиты», которые были способны в случае опасности взять управление кораблём на себя.

Но активировать режим ручного управления ему не дали.

— Любимый, тебе не стоит этого делать, — раздался за спиной такой знакомый и родной голос, а после сильный удар по затылку навсегда вычеркнул Келвина Болди из списка живых.

Анна Лебовски стояла позади ещё дёргающегося в агонии тела и улыбалась.

— Как мне надоело с тобой спать и летать на этой лоханке в ожидании неизвестно чего. Ну, теперь, возможно, я получу задание поинтересней.

Произнеся это, девушка активировала программу по выкачке кислорода со всего корабля. Данный скрипт предназначался на случай, если по каким-то причинам в атмосферу корабля попал яд или иное отравляющее вещество. В таком случае пассажиры предупреждались заранее, надевали скафандры, весь воздух выкачивался в космос, а взамен подавался новый из запасных баллонов.

— Так, отлично, теперь осталось выключить электронику по всему кораблю, кроме капитанской рубки, и дело сделано. Сообщение о том, что в нас врезался блуждающий астероид, я отправила. Курс подкорректировала, через час неуправляемый лайнер действительно врежется в астероид. Отличная работа, Анна, — произнесла девушка и нажатием пары кнопок выполнила задуманное.

После этого проследовала в лифт, который вёл в каюту небольшой космической яхты, их с Болди «любовного гнездышка». Она настояла, чтобы они купили ее для внутриорбитальных полетов, обосновав это тем, что ей скучно просто сидеть и ждать, когда же тур закончится и туристы возвратятся назад. На деле же это был запасной вариант побега и вот сегодня он пригодился. Конечно, лучше было бы выключить все приборы и в капитанской рубке, чтобы полностью обесточить корабль. Но это было технически невозможно.

— «Ай, ладно, никто не сможет добраться сюда без кислорода и с полностью отключённым оборудованием. Да это же каждую переборку между секторами необходимо взрывать, иначе ведь не откроешь», — подумала девушка, а потом небольшое космическое судно стартовало в сторону научной станции на ближайшем астероиде. Время и место побега были выбраны ею неслучайно.


Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

— Это как понимать? — испуганно огляделась по сторонам Ольга.

Надо сказать, что другие представители премиум класса, которые собрались отдохнуть и насладиться музыкой, тоже пребывали в недоумении. Пока что вокруг озера царила тишина, все надеялись, что это глупый розыгрыш, ну, или, в крайнем случае, проблема будет устранена в ближайшее время. В этом безмолвии было отчетливо слышно шипение уходящего воздуха.

— Надо не думать, а действовать, следуй за мной! — отдал девушке приказ Грэм и бросился к выходу из вип-сектора.

— Ты куда? Лучше оставаться на месте, о привилегированных гражданах позаботятся в первую очередь, — заупрямилась девушка.

— Послушай, у тебя есть выбор — ты идёшь со мной добровольно или я сейчас вырублю тебя и понесу! Ну и какое твое решение? — Командор остановился и развернулся.

— Не надо меня бить. Я согласна, пойдём, куда ты скажешь, — боязливо ответила Ольга и сделала несколько шагов по направлению к Коулмену.

Тот увидел, что девушка больше не спорит, кивнул головой и бегом понёсся к помещениям класса «стандарт».

Грэм почти окончил университет по космонавтике и поэтому молниеносно принял решение проследовать в капитанскую рубку и там во всем разобраться. Ведь, как он знал, на любом пассажирском корабле должна была быть функция ручного управления. А если в процессе все починят — ничего страшного. Но стоять и ждать, как баран на заклании, он не собирался. Тем более, парень почему-то был просто уверен, что никакой помощи не будет. Также Коулмен понял, что произошло аварийное отключение всей техники лайнера. По крайней мере, замершие неподвижно андроиды, погасший свет и стихший гул машин — все говорило об этом. А ведь ещё существовала проблема кислорода, прошло всего пару минут, а дышать уже стало тяжелей. Если бы работали приборы, можно было надеть скафандры и не беспокоиться об этом. Но теперь это стало утопией, без кодов активации и команды Искина ни один скафандр не работал. Да, конечно, Грэм мог достать несколько штук в своих апартаментах, разбив бронешкаф, где они хранились, но это бы ничего не дало. Он получил бы мертвую груду железа, только и всего. Поэтому парень бежал, напрягаясь изо всех сил. Территория премиум класса находилась в хвосте корабля, капитанская рубка в его начале. Таким образом, им необходимо было преодолеть почти три километра, чтобы добраться туда.


Ну вот. Я так и знал, что эта поездка-западня. Уж слишком невероятен был выигрыш моим носителем лотереи. Вот только пока непонятно, кто обладает таким влиянием, чтобы сделать ловушкой целый лайнер. А пока я буду помогать Грэму. Парень принял верное решение — капитанская рубка, вот единственный шанс спастись. Мной начали передаваться импульсы, которые заставляли все ненужные ткани и клетки перейти в спящий режим, сводя потребление кислорода к минимуму. Но тут меня удивил мозг носителя, который просто «выключился», отдав свои функции мне. С одной стороны, это было правильно — он потреблял очень много кислорода, но с другой, справлюсь ли я? Плевать, похоже, у меня нет другого выхода. Ну что же, как там говорилось в древней книге — вызываю огонь на себя.


Ольга еле успевала за несущимся вперёд парнем. Она уже начала выдыхаться, тем более что дышать становилось все труднее. Девушка настолько сосредоточилась на том, чтобы не отставать, что когда Грэм неожиданно упал, налетела на него и плюхнулась сверху.

— А ты приятная на ощупь, — произнёс Командор, смотря девушке прямо в глаза.

— Если твое падение подстроено специально — это очень не своевременно, а потому глупо, — девушка тонула в зелёных глазах парня, ей было приятно, что тот наконец-то обратил на неё внимание, а ещё приятней ощущать на своём теле его сильные уверенные руки.

Грэм осторожно снял ее с себя и поднялся на ноги. Было такое впечатление, что с ним не все в порядке, движения были резкими и разбалансированными.

— Что с тобой, — сама не зная почему, разволновалась Ольга.

— Не знаю, такое впечатление, что тело перестало вовремя реагировать на команды. Скажем, я хочу сделать шаг, а ноги не идут. Но сейчас это проходит. Зато удушье немного отступило.

— Отступило? Я еле дышу. Шутишь?

— Да? Странно. Ладно, давай двигаться дальше.

— Так куда мы направляемся?

— В капитанскую рубку. И все, больше никаких разговоров, ты поняла? Береги кислород. Это здесь мало народу, я представляю, что творится сейчас в «стандарт», а особенно в «эконом»-классах, где народу гораздо больше.

Проговорив это, Грэм сделал пару пробных шагов, помахал руками и, убедившись, что организм вновь слушается его, продолжил бег.

— Ну и что дальше? — указала девушка на массивную переборку, отделяющую вип-зону от кают «стандарт»-класса.

Пока они передвигались по территории «премиум»-класса, все было открыто — зачем лишняя суета вип-персонам, они перемещались по своему сектору без ограничений. Но вот пассажирам более низкого уровня путь сюда был заказан.

«Как жаль, что мне не разрешили взять на корабль свои мечи. «Вам ничего не грозит, у нас запрет на провоз любого оружия, даже в багаже»», — мысленно передразнил он служащего пропускного контроля.

Хорошо хоть они согласились запаковать мечи и отправить их в жилой модуль Грэма, сопроводив доставку пояснительной запиской.


Ольга была в панике. Она уже еле дышала от нехватки кислорода, а тут ещё эта бронированная переборка, которая преградила им путь к спасению. Против воли у неё навернулись слезы на глаза. Раньше девушка часто представляла себя на месте героев фильмов или книг, думала, что тоже сможет спокойно смотреть смерти в лицо. Но сейчас, когда костлявая подкралась на расстояние вытянутой руки, Ольга поняла, что никакая она не героиня, а всего лишь слабая женщина. И все, что ей оставалось — с надеждой смотрела на «своего» мужчину. Девушка умом понимала, что Грэм никакой не супермен и вскрыть голыми руками дверь из адамантия-нео не сможет, но ей так не хотелось умирать.

— Давай же, покажи, какой ты, Командор! — крикнула она и зарыдала во весь голос.

Грэм развернулся, внимательно посмотрел на неё и совершил нехарактерный для своего образа злого тирана поступок.

— Мы выберемся, не бойся. Обещаю, — подошёл он и погладил плачущую девушку по щеке.

После чего развернулся и подошёл к переборке, сжав кулаки.


Я мог гордиться собой. Ведь, несмотря на сложность управления этим телом, мне это удалось. Пусть и не сразу.

По моим подсчетам, даже с отключённым мозгом, сниженным потреблением кислорода остальным организмом и моими возможностями, мы сможем протянуть только около суток. Но толку? Как вскрыть эту дверь, сделанную из крепчайшего металла, известного человечеству, я не знал. Попытка выйти в корабельную сеть и достучаться до Искина потерпела фиаско. Что ещё можно было сделать? Неизвестно. Я все ещё слишком слаб для того, чтобы воздействовать на предметы материального мира.

Одно хорошо, что со смертью носителя мне не грозит уничтожение. Накопленной энергии хватит, чтобы вновь «закапсулироваться». Такая мысль посетила меня и я уже хотел начать этот процесс, но не смог. Сияние «души» Грэма усилилось и все мои попытки «разорвать связь» с носителем и выйти в автономный режим провалились. И вот тогда настало время паники. «Ну что за свинство — погибайте сами, меня-то зачем тянуть за собой?» — Подумалось было мне, и тут пришла боль. Все мои структуры, закреплённые в виде молекул на нервных окончаниях, стали отрываться и вливаться в кровоток, объединяясь с моими же частями в виде цепочек ДНК. Если бы я мог, то кричал, орал, вопил, причитал и плакал от боли. В конце концов, не выдержав, мое сознание погрузилось во мрак.


Девушка смотрела, как Командор примеряется к двери, ощупывая ее рукой, словно это чем-то могло ему помочь. Потом парень сжал кулаки и сосредоточился.

«Он что, надеется, что сумеет сломать ее? Боже, а я уж подумала, что у него есть план, когда этот безумец пообещал, что мы спасемся».

Грэм, между тем, казалось, отрешился от всего, он стоял рядом с переборкой, которая отделяла его от спасения, и медитировал, полуприкрыв глаза.

Ольга снова начала было всхлипывать, когда парень с резким выдохом нанёс удар. Да, адамантий-нео был, практически, неразрушим, но вот крепления, на которые была посажена эта металлическая дверь, не выдержали. Переборку сорвало с них и унесло метров на пять вглубь следующего отсека. Грохот стоял ужасный.

«Как такое возможно?» — выпучив от удивления глаза, подумала девушка.

Она могла бы поклясться, что в момент удара руку парня окутало золотистое сияние.

«Да нет, это мне привиделось, от недостатка кислорода», — решила девушка.

Но шок от того, что она увидела, все ещё не покидал ее.

— Побежали, нам нельзя терять время, — проговорил Грэм, обернувшись к ней.

И их забег продолжился. Помещение «стандарт»-класса было раза в три меньше, чем территория вип-зоны, а людей здесь было в четыре раза больше. Соответственно, кислорода уже почти не осталось. Тут и там лежали без сознания люди, но самые стойкие ещё держались.

Ольга больше не могла бежать, она задыхалась. Тогда Грэм молча взвалил ее себе на плечи и продолжил путь. Девушка уже слабо соображала. Подступающее удушье и головокружение отнимали все ее силы. Она лежала на плече у Грэма и открывала рот, как рыба, выброшенная на берег, пытаясь вдохнуть больше воздуха.

— Помоги, прошу. Я вижу, ты сильный, — прохрипела лежащая на земле женщина, протягивая Грэму годовалого младенца, который заходился плачем у неё на руках.

Его маленькому телу было надо меньше целительного кислорода, и поэтому он переносил его нехватку гораздо лучше, чем некоторые взрослые. Командор оставил слова матери без реакции, продолжив путь к своей цели.

— Будь ты проклят, — услышал он шёпот, потерявшей надежду на спасение своего ребёнка женщины.

— Я найду тех, кто за это ответственный. И они заплатят за все. Клянусь, — на душе было скверно, но он не мог спасти всех.

Самому бы уцелеть. Поэтому, подавив муки совести, он продолжил путь.

Бежать Грэм уже не мог, нехватка кислорода и все тяжелеющее тело Ольги давали о себе знать. Поэтому он перешёл на быстрый шаг, и через несколько минут добрался до следующей перегородки, которая отделяла «стандарт»-класс от «эконома». Положив девушку на землю, парень вновь сосредоточился и выбил преграждающее путь препятствие. Хоть переборка тут была гораздо слабее, но, тем не менее, Грэм почувствовал, что силы его убыли.

— Все-таки я ещё слишком слаб. Выберусь из этой передряги, нужно будет усилить тренировки.

Площадь помещений, предназначенных для проживания туристов из категории «эконом», была приблизительно такой же, как и «вип»-территория. Но разница сразу бросалась в глаза, здесь проживало больше 1,5 тысяч людей. Соответственно, кислорода не осталось. Казалось, Грэм идёт по полю боя — кругом лежали трупы людей, лица которых были искажены. Смерть от удушья не из самых легких. Тела умерших были везде. Женщины, дети, старики, целые семьи нашли здесь свой конец. Эти люди просто хотели хорошо провести время на Марсе, славящимся своими достопримечательностями. Но не судьба.

Иногда Грэм шел прямо по мертвым телам, обходить их не было возможности. Они плотными рядами лежали в проходах. Ольга на его плече дергалась в конвульсиях, а потом обмякла. Жива она или нет, он не знал. Командор просто шёл к своей цели. И его упорство было вознаграждено. Парень дошёл. Раскидав целый завал из трупов, он стоял перед входом в коридор, который вёл к капитанской рубке. Мертвецов здесь было особенно много, не только один Грэм сообразил, где искать спасение. Сосредоточившись, парень нанёс удар, но сил не хватило — железная дверь выстояла. Попробовал ещё несколько раз — безуспешно. Он чувствовал, что не хватает совсем чуть-чуть, но, тем не менее, от этого было не легче.

— Сила, мне нужна она, — прошептал Грэм и его взгляд упал на девушку.

Он поднёс ко рту ее руку и прокусил запястье, кровь стала течь по его губам. Он пил ее, чувствуя, как силы понемногу восстанавливаются. Решив, что накопил их достаточно, Грэм одним сильным ударом разрушил последнее препятствие и шагнул в коридор по направлению к капитанской рубке. Тут был кислород, более того, горело нормальное освещение. Поэтому он положил девушку на пол и стал прощупывать ее пульс. Тот отсутствовал, Ольга не дышала. Грэм пересёк отсек без кислорода очень быстро — максимум за десять минут, но, тем не менее, девушка была мертва.

Командор поднял лицо вверх и завыл. Он не смог ее спасти, нарушил своё слово.


Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

Я пришёл в себя от ощущения возвращающихся сил. Это мой носитель вновь проводил кровавый ритуал. На этот раз он пил кровь девушки, чтобы восстановиться. Собрав достаточно силы, Грэм выбил дверь — путь к капитанской рубке был свободен. Все-таки люди очень эмоциональные существа — вот и сейчас он орал от душевной боли из-за смерти какой-то жалкой предательницы. Ну да ладно. Я ещё не разобрался во всех последствиях внедрения моих структур в адептов, поэтому она может быть полезна в будущем. Так подумал я. И направил оставшиеся в ее теле медицинские дроиды в сердечную мышцу и мозг, запустив процедуру их реанимации, заодно устранив повреждения на запястье от зубов Грэма. Не стоит девушке испытывать лишний стресс при пробуждении. Благо разрушения в организме от нехватки кислорода не были фатальными. Похоже, мне удастся ее «оживить». Когда я это сделал, то заметил, что ее «душа», которая до этого вышла за пределы тела и находилась рядом с ним, вернулась туда, где была до этого — в солнечное сплетение.


Грэм не хотел верить в смерть Ольги. Парень вспомнил все свои не такие большие познания в медицине и попытался реанимировать ее. Искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, он вновь и вновь пытался делать все это. И чудо случилось — девушка захрипела, а потом закашлялась и задышала.

— Вот так-то лучше. Командор не может нарушать своих обещаний, — с облегчением вздохнул Грэм.

Затем он вновь взвалил так и не пришедшую в себя девушку на плечи и двинулся по коридору в направлении рубки. Хоть тут и был кислород, но времени терять было нельзя. Парень чувствовал, что ему нужно поторапливаться.


Попав в этот коридор, я наконец-то смог войти в корабельную сеть. Вернее в то, что от неё осталось. Вся она вместе с Искином была уничтожена вирусом. Одно было хорошо, что этих остатков мне вполне хватит для того, чтобы открыть дверь в капитанскую рубку и выключить систему ее охраны. Иначе Грэма бы просто поджарили лазеры, как нарушителя, проникшего в самое «святое» место корабля. Нет, ему определено повезло, что у него есть я. Хоть он и неплохой малый, но порой вообще не думает.

Когда Командор подошёл к последней преграждавшей путь двери, та бесшумно отъехала в сторону.

— Вот даже как? — удивился он и шагнул внутрь.

В командном пункте вначале также царил полумрак, но когда парень вошёл внутрь, освещение включилось. Первое, что ему бросилось в глаза — это труп, сидящий в кресле посередине помещения. Его затылок представлял собой кашу из разбитых костей, а на полу под телом натекла целая лужа крови. Грэм подошёл к убитому, чтобы рассмотреть его лицо. Перед стартом он от нечего делать изучил досье на «живых» членов экипажа. Их было всего двое — капитан Келвин Болди и его помощница Анна Лебовски. И сейчас это пригодилось — парень смог опознать в убитом главу корабля.

— А где же его помощница? Уж не она ли прикончила его, заварив всю эту кашу.

Обыскав всю комнату, он не нашёл никаких следов второго члена экипажа, зато обнаружил лифт, ведущий прямо в небольшой док.

— Похоже, я прав. Она сделала все это и улетела. Ну что ж, теперь у меня есть зацепка, с помощью которой я выйду на организаторов всего этого.

— Где мы? — раздался слабый голос позади него.

Это Ольга наконец-то пришла в себя.

— Мы в капитанской рубке. А теперь отдохни и не мешай мне. Я должен буду запустить ручное управление. Надеюсь, мне удастся вспомнить, как это делается.

Сказав это, Грэм подошёл к креслу, спихнул с него труп и занял его место.

— Ну, вот и сбылась моя мечта. Я стал капитаном космического судна, — подумал Грэм и расхохотался.

Он не замечал за собой, но порой его поведение сильно отклонялось от стандарта, выдавая глубокие нарушения психики.


Ольга действительно чувствовала себя паршиво, но ей было интересно, что Грэм будет делать дальше. Она изучала его досье перед внедрением и знала, что он учился на факультете космонавтики по специальности управление космическими кораблями. Поэтому чисто теоретически девушка могла допустить, что ему удастся взять управление кораблём на себя.

Она сидела в удобном кресле помощника капитана, куда, по всей видимости, посадил ее Грэм. Только сейчас Ольга обратила внимание, что ее одежда на груди расстегнута, а лиф купальника и вовсе исчез. И теперь грудь девушки легко можно было рассмотреть через прозрачную ткань наряда.

«Это что, он лапал меня, когда я была без сознания?» — подумала Ольга, но ход ее мыслей был прерван громким хохотом этого маньяка.

Вновь обратив внимание на парня, она увидела, что тот грубо столкнул тело убитого капитана и сидит в его кресле и довольно хохочет.

«Боже, какой псих», — подумала Ольга. Девушка злилась на него, но также была благодарна за своё спасение. Теперь она не знала, как себя вести и искала причины, что бы вновь возненавидеть Грэма.

— Так, мне надо расслабиться и вспомнить нужную информацию, — решил Грэм, когда все попытки перейти на ручное управление не удались.

Да что там говорить, он застрял на самом первом этапе — ввода пароля. Дальше этого дело не шло. Медитация всегда помогала ему, поэтому парень решил и сейчас прибегнуть к ней. Он сел, прикрыл глаза, и постарался отстраниться от окружающего мира.

Я давно уже ждал, когда же Грэм отдаст управление мне, и не сидел сложа руки. Пароль был найден мной в остатках разрушенной сети корабля. Также проштудировав всю доступную мне информацию на тему ручного управления космическими кораблями, смог разобраться в этом вопросе. Скажу так — это рассматривалось как временная мера. Ни один человек не смог бы рассчитать курс, а тем более все параметры приземления на планету. Слишком много всего надо было держать в уме. Конечно, потенциал мозга этой расы позволял и не такое. Но вот пользоваться им они не могли, используя лишь 5–7 процентов от его возможностей. Но ничего, дайте мне время, и я все исправлю — Грэм станет гением по меркам обычных людей. Но гением — психом, что довольно опасно, но зато так увлекательно. Иногда мой носитель и его «душа», именно в которой, судя по всему, и хранилась личность парня, ведь недавно он двигался с «отключённым» мозгом и не терял себя, просто поражали. Несмотря на все мои страхи, надеюсь, мы сработаемся.

Потому, как только Грэм вошёл в состояние медитации, я сразу перехватил управление телом. Пальцы парня забарабанили по клавиатуре. Это мной был введён пароль и сейчас производились необходимые команды для активации ручного управления. Но оно не будет «простым». Я прописал программу, которая подобно автопилоту поведёт корабль к Титану.

Параллельно мной была активирована консоль, которая показывала продвижение по данному маршруту. Интересен был тот факт, что до этого мы следовали курсом, который вёл к столкновению с ближайшим астероидом. Значит я был прав и вся эта ситуация подстроена. А потому, возможно, нас ждут на Марсе? Нет уж, мы полетим на Титан и укроемся среди космического мусора окружающего спутник. Прибудем же в колонию на одной из космических яхт, которых в трюме корабля было несколько десятков. Как их активировать? Ну, у меня есть идеи на этот счёт. Затеряться на время, вот что сейчас нам нужно. Пусть все и дальше считают нас мертвыми.


Ольга сидела и поражено наблюдала, как парень с немыслимой скоростью набирал что-то на консоли. Причём делал это с закрытыми глазами. И вскоре его действия породили первые результаты. Сначала загорелся монитор, на котором отобразился новый маршрут, потом по телу корабля прошла вибрация — это, по всей видимости, произошла смена курса. После этого активировался большой дисплей видеонаблюдения. Все его камеры показывали темноту. Кроме одной — на ней было изображение трюма и современной космической яхты в нем.

«Как он все это делает? И вообще, человек ли это? Выбивать бронированные перегородки, выжить без кислорода, а теперь ещё и это».

Когда Грэм открыл глаза, то увидел, что перед ним горит экран монитора, на котором отображается новый курс.

«Значит, я сделал это. Но как? Впрочем, не важно. Я же Избранный», — успел подумать парень, когда легкая боль от пощечины обожгла его щеку.

— Чертов извращенец. Зачем ты трогал меня, когда я была без сознания? — кричала полностью пришедшая в себя Ольга.

Таким образом девушка интуитивно сбрасывала накопившийся стресс, да и сам факт того, что Грэм прикасался к ней, пока она была без чувств, приводил ее в ярость.

Налетев разгневанной чайкой на парня, Ольга молотила его в грудь кулачками и яростно вопила. А тот не сопротивлялся и лишь громко смеялся, принимая на себя эти «комариные укусы».

— Ты чего смеёшься, идиот? — запыхавшись и устав, проговорила девушка.

— Вообще-то ты умерла, по крайней мере, не дышала. И я делал тебе непрямой массаж сердца, а твоя женская одежонка мешала мне. Вот я ее и снял, — все ещё улыбаясь проговорил Грэм.

— Умерла… не важно… Все равно, ты не имел права меня трогать, мужлан. Ещё раз распустишь свои руки, и я не знаю, что с тобой сделаю, — немного смущенно в ответ пробурчала Ольга и, отбежав от парня, плюхнулась в кресло, обижено надув губы.


Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

«Но почему мы летим на Титан, а не на Марс? Хотя логично, ведь если вся эта катастрофа подстроена для того, чтобы уничтожить меня, то лететь на «красную планету» опасно. Как бы ещё не обвинили, что это я убил тут всех».

Так думал Грэм, когда увидел выведенное на дисплей над головой изображение космической яхты, которая была пришвартована в одном из доков. В углу картинки указывалось также и ее месторасположение.

«Хм, а это идея прилететь на Титан, но не на лайнере, а на этой яхте. Пускай все считают, что мы погибли», — принял решение Командор и обратился к девушке. — Ольга, я надену скафандр и попробую добраться до этого судна и привести его в наш док, который находится над рубкой. Ты подожди меня здесь.

— Исключено… я не останусь… с этим… этим, — девушка указала пальцем на труп. — И вообще, как его убили? Кто сделал все это? Вдруг убийца разгуливает где-то рядом. Грэм, ну, пожалуйста, возьми меня с собой!!! — Ольга уже забыла о своей обиде и подбежала к парню, в волнении заламывая руки.

— Вот же связался с истеричкой. Лучше бы взял с собой Сару. От неё больше прока было бы, — пробурчал Грэм. — Ладно, тут все равно два скафандра. Так и быть, пойдёшь со мной. Но слушаться будешь беспрекословно.

Поход практически через весь лайнер прошёл буднично. Теперь в двух современных скафандрах они не испытывали никаких проблем. Единственное, Ольга несколько раз пыталась расплакаться, а один раз даже чуть не потерла сознание при виде громадного количества погибших. Особенно в секторе для небогатых путешественников. Но была одернута Грэмом.

Парень же размышлял о другом.

«Почему, если у всех все есть, осталось разделение на истинно богатых и, скажем так, просто «зажиточных»?? Наверное, я чего-то не понимаю», — решил не забивать себе этим голову Грэм.

На яхту они также попали без проблем, ее грузовой отсек был открыт. Само судно было роскошным. Дорогие породы дерева, золото и произведения искусства — она была напичкана всем этим. Правда убранство судна было чересчур аляписто и безвкусно.

Ольга снова поразилась, как Грэм легко взломал защиту судна от «угона». Она начала понимать, что этот человек скрывает в себе множество тайн. Пусть он и является несомненным психом и фанатиком, но его личность стала очень интересна для неё. Также девушка стояла перед дилеммой. Грэм без сомнения спас ей жизнь, пронеся на себе через тот ад, в который превратился корабль, а потом «оживил» ее, когда сердце девушки перестало биться. Так как же теперь Ольге поступить с заданием отца. Ведь, по сути, ей надо было обмануть Командора, втереться к нему в доверие, а потом предать.

— Но пока у меня есть время подумать. Мы ещё не скоро попадём на Землю. До Титана две недели пути, а потом неизвестно, сколько ещё пробудем там. Вообщем, придумаю что-нибудь, — решила для себя девушка.

У них заняло шесть часов, чтобы найти судно и перегнать его в док, расположенный возле капитанской рубки.

А дальше потянулись скучные будни. С едой и водой проблем не было никаких, в каютах помощника и капитана картриджи синтезаторов пищи были полны. Грэм целыми днями тренировался и медитировал. Ольга была


убрать рекламу


предоставлена сама себе. Парень мотивировал это тем, что без фармакологии она не выдержит нагрузок, да и вообще слишком слаба, чтобы полноценно заниматься с ним.

— Я ещё зашибу тебя ненароком. А было бы жаль портить такую красоту, — отвесил он ей сомнительный комплимент.

После чего перестал обращать на девушку внимание.

Все ее попытки наладить общение пресекались словами «не мешай», «мне некогда» и тому подобными фразами. В конце концов, девушке стало настолько скучно, что она начала тренироваться сама, вспоминая те комплексы, которые Грэм дал ей на Земле, а также выбирая наиболее простейшее из того, что делал он. Но ничто не длится вечно, так и их полет к Титану подошёл к своему концу.

— Вон, смотри, мы спрячем лайнер в этом скоплении астероидов неподалёку от спутника. А сами полетим в колонию на яхте, — указал Грэм на звездную карту, отображаемую на экране монитора.

— И как ты обоснуешь наше прибытие?

— Я все продумал. Мы представимся мужем и женой, которые прибыли на Титан в целях развлечений с пролетающего мимо пассажирского лайнера «Вояж-2». Его курс как раз позволяет кораблю подобно нашему долететь до колонии.

— Где ты раздобыл эту информацию? — удивилась девушка.

— Здешняя сеть частично уцелела, и я сумел найти там расписание всех пассажирских перелетов на этот месяц.

— А вдруг эту информацию проверят? Кроме того, нас могут опознать.

— «Вояж-2» будет целых две недели вне зоны связи. А про остальное — да кому нужны два неполных гражданина, которым повезло родиться в богатых семьях, и сейчас они развлекаются, живя на их подачки. Думаю, никому до нас не будет никакого дела. Ну, путешествуют от нечего делать — и пускай себе. А имена мы заменим. Скажем, я буду Геркулес, а ты Фёкла.

— Эй, сам ты Фёкла, не смей называть меня этим дурацким именем, Геркулес, — рассмеялась девушка.

— Ну, выбери себя любое имя, которое нравится.

— Хорошо, называй меня Клеопатра, — горделиво проговорила Ольга.

Девушка вспомнила об увиденном ею сериале о царице древней цивилизации, которая считалась одной из самых красивых и умных женщин своего времени.

— Как скажешь, хотя Фёкла, как по мне, звучит гораздо лучше, — ответил ей Грэм. — А теперь не мешай, нужно рассчитать эклиптику приземления корабля на подходящий для этого астероид.

Командор говорил это с таким серьёзным видом, что девушка так и не поняла, издевается он над ней или нет.

— Идиот, бестолочь, кретин, — обзывала она его про себя, — мало того, что не обращал на меня внимания две недели, так ещё и имя придумал дурацкое.


Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Грэм смотрел на оранжевую поверхность Титана, которая с каждой минутой становилась все ближе. Такой цвет при взгляде из космоса обусловливался наличием в атмосфере спутника большого количества органических элементов, содержащих атомы азота. И вообще Титан был поистине уникальным объектом в солнечной Системе. Он имел атмосферу, которая состояла на 95 процентов из азота и была очень плотной, что неплохо защищало поверхность планеты от космической радиации. Сила тяжести на нем составляла 1/7 от земной. Это было очень удобно для добычи полезных ископаемых, которые имелись на планете. Кроме того, на нем даже была смена времён года, правда их цикличность составляла семь земных лет.

Но самым главным плюсом этой колонии было то, что она обладала воистину неисчерпаемыми источниками жидких углеводородов, которые закончились на Земле ещё 50 лет назад. Причём в одном «метановом озере» на поверхности Титана их количество было больше, чем все обнаруженные и выработанные на материнской планете запасы нефти и газа. В будущем, при развитии технологий до нужного уровня, это позволит этой колонии быть полностью независимой от людей. Ведь именно они являлись сейчас основным источником энергии. Поэтому Титан предполагалось заселить андроидами нового типа и поручить им добывать полезные ископаемые.

Размерами этот спутник Сатурна был на 50 процентов больше Луны и почти в два разе ее тяжелее. Минусы же Титана — температура на поверхности около 180 градусов ниже нуля по Цельсию, атмосферное давление в 1,5 раза выше земного и его тектоническая неустойчивость — были легко преодолимы уже сейчас. В целом эта колония рассматривалась как одна из наиболее перспективных в Солнечной системе.


— Боже, какой он огромный! — прошептала Ольга, смотря в иллюминатор на космический город-колонию Гюйгенс, который был назван в честь голландского физика и астронома, открывшего этот спутник в далеком 1655 году.

Все дело было в том, что в связи с сейсмической неустойчивостью Титана, постоянными извержениями гидровулканов, перетеканием метановых озёр и морей в зависимости от времен года, было принято решение построить не наземную, а орбитальную колонию. Так и был создан Гюйгенс, гигантский космический город. Его вид из космоса представлял собой два торообразных бублика, которые крепились к огромному колесу. Диаметр Гюйгенса составлял около ста километров, а проживало в нем пять миллионов человек. Да, это было мало в сравнении с густонаселенными Марсом и Луной, но пока современные технологии не позволяли трансформировать поверхность спутника для создания большой наземной колонии. Да и надобности в этом не было. Основной задачей наземных поселений на Титане была добыча двух редких элементов: дейтерия и гелия-3, которые почти не встречались на Земле. Вся термоядерная отрасль материнской планеты зависела от их поставок с Титана. Таким образом, это была, прежде всего, колония-«труженик» в отличие от туристических собратьев на Марсе и Луне, и научно-исследовательской на Европе. Да, гелий-3 можно было добывать и на Луне, но конгресс ЗКНГ, после нескольких десятков лет хаотичной эксплуатации спутника Земли, наложил эмбарго на добычу полезных ископаемых на нем. Луна стала «стратегическим запасом» человечества на случай внеземной агрессии и «меккой» космического туризма.

При подлете к Гюйгенсу с ними вышел на связь диспетчер колонии и уточнил кто они, затем передал им координаты посадочного дока. Никаких особых проверок или ещё какой-либо волокиты не возникло. Ведь в нынешнюю эру всеобщего благоденствия такие понятия, как космическое пиратство или терроризм, были немыслимы.

Посадка также не составила никаких проблем, Искин яхты отлично справился со своей задачей, посадив корабль в необходимом месте.

Надев скафандры, Грэм и Ольга покинули яхту и двинулись в направлении шлюза, ведущего на территорию колонии. Проследовав через него, они оказались в недрах Гюйгенса, города-колонии, которым по праву могло гордиться человечество.

— Здесь вы можете уже снять скафандры и сдать их на хранение, — прозвучал через динамики сухой деловой голос.

Вновь прибывшие не стали спорить и совершили необходимые действия.

— А теперь пройдите внутрь здания для завершения процедуры регистрации.

На всём посадочном поле дока, заставленном различными кораблями, было только одно строение — высокий, метров двадцать, купол, поэтому вопросов, куда им нужно идти, не возникало.


— Добрый день! Мое имя Роберт Дауни и я являюсь старшим регистратором этой посадочной станции. Геркулес, Клеопатра, наш гостеприимный город Гюйгенс рад приветствовать вас, — казалось бы приветливо проговорил молодой, лет 25-ти, человек, который своим видом и повадками не вызывал доверия.

При всём показном радушии было видно, что при виде их оранжевых комбинезонов с буквами «НГ» на груди, его лицо на секунду скривилось от презрения. Низенький, сутулый, с бегающим взглядом блеклых серых глаз, парень, тем не менее, считал себя лучше, чем они.

— Спасибо за теплую встречу. Расценки стандартные? — поспешила ответить ему Ольга, увидев, что взгляд Командора начал леденеть.

«Эта крыса смеет презирать нас», — думал Грэм и волна ярости начала подниматься в нем.

— Да, уважаемая, вам на браслеты будет начислено 10 процентов от оценочной стоимости вашего судна, которое вы передадите в залог. Или вы хотите дополнительное финансирование?

— Нет. Думаю, этого вполне хватит для нашего комфортного пребывания здесь, — ответила ему Ольга.

Следует отметить, что в отличие от хорошо налаженной связи со старыми колониями, где были открыты филиалы финансовых учреждений, которые могли подтвердить состояние счета путешественников практически в реальном времени, на Титане и Европе все происходило иначе. Площадь космических городов-колоний была слишком ценной, да и связь с опозданием, поэтому был найден очень простой выход — предоставление временного кредита под залог судна, на котором пребывали путешественники в эти колонии. В случае, если это был пассажирский лайнер, тогда лимиты финансирования определялись капитаном.

Контролировалось все тоже просто — информация о размере кредита прописывалась в ядро Искина корабля и по прибытию на Землю автоматически попадала в банки, при этом крипта списывалась со счетов. Если же сумм было недостаточно, тогда до полного погашения задолженности искин временно блокировался. А без него корабль не мог больше покинуть территорию планеты.

В случае же с пассажирами лайнера проблем тоже не возникало, капитан перед стартом собирал и подгружал в систему информацию об их крипто-счётах и распределял лимит кредита пропорционально.

— Отлично, Искин станции провёл оценку вашей яхты. На ваши временные счёта в нашей колонии будет начислено по 25 тысяч крипты, — немного подождав информацию от системы, продолжил Роберт. — Могу быть ещё вам чем-то полезен?

— Нет…

— Да. Я хотел бы поприветствовать вас по земным обычаям, — перебил девушку Грэм и протянул служащему ладонь для рукопожатия.

— Конечно-конечно, рад познакомится с вами, — с фальшивой улыбкой проговорил Дауни и подал руку.

— А уж я как рад, — произнёс Командор и сжал худую тощую ладонь Роберта с такой силой, что при этом раздался треск ломающихся костей.

— А-а-а-ааа… — что есть мочи заорал Дауни, пытаясь вырвать свою руку из железной хватки Командора.

— Извините, не рассчитал сил. Наверное, ваша адаптивная одежда барахлит, проверьте ее экзоскелет, — разжал ладонь Коулмен и служащий, который изо всех сил пытался освободиться, от неожиданности упал на пятую точку. — Ольга, перечисли ему 500 кредитов за недоразумение. Надеюсь, обид нет? — произнёс Грэм холодным стальным голосом.

— Да … да…. то есть, нет, претензий никаких, — испуганно проговорил пришедший в себя Роберт, которому встроенная в одежду аптечка уже впрыснула обезболивающее.

— Ну, вот и хорошо. Здравствуй, Гюйгенс, великий Командор приветствует тебя!!! — произнёс Грэм свою, как обычно чрезмерно пафосную, фразу и проследовал к выходу из администрации станции.

— Недоносок ты, а не командор. Ничего, я заставлю тебя и твою девку пожалеть о сегодняшнем унижении, — процедил сквозь зубы Дауни, когда убедился, что этот странный человек отошёл достаточно далеко и не может его услышать.


Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ну и зачем ты это сделал? Неприятностей захотел?

— Запомни, никто и никогда не будет унижать нас за то, что мы не такие как все. Увидишь, я докажу, что неполные граждане являются Избранными. А обитатели «гробов» — вот кто настоящий «биомусор».

— И поэтому мы не можем синхронизировать наши чипы, в этом наша исключительность? В бесполезности? — саркастично хмыкнула Ольга.

— Ты не видишь самого главного. Посмотри, ты, Сара, Грабер — вы же были лучшими среди сверстников, как и я. Задай себе вопрос, почему так? Наиболее перспективные оказались не нужны?

— Хм… Ладно, с тобой бесполезно спорить. Лучше посмотри вокруг, какая красота, и ощущения, как будто ты на Земле, а не в космосе.

— Ну, тебе ли не знать, это все искусственная гравитация, которая достигается вращением города вокруг своей оси. Уж если на лайнере это было реализовано, то тут и подавно. Когда мы летели сюда, я читал, что Гюйгенс даже в случае катастрофы способен автономно существовать в течении более чем ста лет, а то и больше.

После этого диалог сам собой увял, и они продолжили идти по широкому, метра три, коридору, через стеклянные стены которого виднелись разнообразные растения. Гидропоника была одной из составляющих частей экосистемы космического города. Растения не только были источником пищи, но и вырабатывали кислород, забирая избыточный углекислый газ. А уж искусственное освещение, необходимое им для этого, было не проблемой.

Но самый большой шок ждал путешественников, когда они вышли из коридора на огромную площадь. Она была не меньше километра в диаметре, поток гравикаров, глайдеров, омнибусов и других транспортных средств сновал по ней беспрестанно. Но особенно поразило их другое — высоко в небе проплывали облака и ярко светило солнце.

— Мы точно в космическом городе, а не на Земле? — неуклюже попытался пошутить Грэм.

— Я знала, что Гюйгенс считается квинтэссенцией развития нашей цивилизации, но только теперь убедилась в этом.


— Эй, вы впервые здесь? Хотите, я могу провести вам экскурсию. А потом доставить в гостиницу или в брокерскую контору, если планируете осесть здесь надолго. Хотя этого я бы вам не рекомендовал, — обратился к ним веселый веснушчатый парень, огненно-рыжая шевелюра которого развевалась оттого, что он все время двигался. Даже сейчас, стоя на месте, он переминался с ноги на ногу и даже подпрыгивал.

«А это что за чудо?» — подумала Ольга.

Особенностью колонии на Титане было то, что тут практически не было андроидов. Их механические тела быстро изнашивались в неблагоприятной окружающей среде спутника. А создавать заводы по их ремонту было накладно. Кроме того, роботы не могли вырабатывать антивещество и снабжать город энергией. Вот когда им предоставят биологические тела и на поверхности будут освоены жидкие углеводороды, тогда настанет их эра. А пока городом правили люди.


Крег Беллами был обычным лентяем, он сдавал свою норму антивещества, а все остальное время лоботрясничал, чем вызывал негодование у трудолюбивых граждан города. Его бы давно уже отправили на Землю, но парень нашёл свою нишу — стал гидом по городу для путешественников и других гостей колонии. Никто из остальных граждан этим особо заниматься не хотел. Особенно те, кто родились и выросли в Гюйгенсе.

Колония была основана 50 лет назад, поэтому имелись тут и такие. Так вот, коренные жители Титана были неразговорчивыми и немного снобами. Они считали свой город самым лучшим, работали на его благо. До остального им не было дела. Общение с космическими туристами, которые бесцельно прожигали время своей жизни, считалось ими потерей времени.


— Ну что вы такие долгие! Решайте быстрее! Кстати, меня зовут Крег. И я главный гид этого города! — парень снова подпрыгнул на месте.

«Похоже, это моя судьба, быть окружённой идиотами», — увидев это, подумала Ольга.

— Нам не интересна экскурсия, а вот место, где живут неполные граждане… Ты мог бы показать его нам? — прищурился Грэм, которого раздражал этот фигляр.

— «Резервацию», что ли? А, теперь я вижу, что вы из «этих». Так давно не встречал подобных вам людей, что уже и забыл, что означают оранжевые комбинезоны.

— Как не видел? По отчетам конгресса ЗКНГ на Титане находятся около 25 тысяч неполных граждан, и каждый год сюда присылают новые партии, — удивилась Ольга.

— Ну, им нет места в городе. Их поселение находится на поверхности. Поэтому вам я не рекомендовал бы селиться здесь на постоянное место проживания. Этот город — только для полных граждан, даже андроидов здесь почти нет.

— А ты можешь доставить нас туда? — Грэм почувствовал, что тот факт, что его братья живут вне города, не предвещает ничего хорошего.

— Могу, но не сегодня. Что скажете, если завтра с утра я договорюсь с капитаном шахтерского челнока, и он доставит вас на поверхность? Только это не бесплатно, знаете ли.

— Сто крипты хватит? — поморщилась Ольга.

— Накиньте ещё соточку, — сверкнул белозубой улыбкой парень.

— Соглашайся или проваливай, я и сам могу найти корабль, если потрачу немного времени, — Грэму окончательно надоел этот болтун.

— Ну, хорошо. Доставить вас в гостиницу? — вид у Крега был такой, как будто ему, как минимум, наплевали в душу.

Подумав немного, Командор согласился с этим предложением, сказав только, чтобы тот отвёз их в гостиницу среднего класса. После чего они погрузились в глайдер Беллами и тот, заложив лихой вираж, вылетел сразу на третий ярус города, по которому перемещались только служебные транспортные средства. Крег гордился, что и его машина была отнесена к ним. На самом деле глайдер был беспилотный, как и большинство современных транспортных средств. Но Беллами нравилось делать вид, что он «лихой» пилот. Вот он и создавал видимость, что управляет машиной вручную. На самом деле это было не так.

Дорога до гостиницы не заняла много времени. Домов в Гюйгенсе не было, в целях экономии полезной площади весь город представлял собой своеобразные соты, разные по размерам в зависимости от нужд и назначения. Подлетев к одной из них, машина проследовала в открывшееся в соте отверстие, и села на парковку.

— Ну, вот и все, до завтра. Я приеду за вами в семь утра, — помахал на прощанье им рукой Крег и, так же лихо взлетев, покинул территорию гостиницы.


— Так значит, ты говоришь, что тебе даже не пришлось уговаривать этих двоих? Они сами попросили тебя доставить их на поверхность?

— Да, Роберт, но это не отменяет того, что ты мне должен триста крипты, как договаривались.

— Ты получишь деньги, когда доставишь этих людей на указанный мной корабль.


Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

— Геркулес, Клеопатра, добро пожаловать на мой корабль «Веселый Роджер», я его капитан, Иско Табако, — поздоровался высоченный и очень толстый человек-гора. Вес его, наверное, превышал 200 килограмм, а рост два метра, жирные щеки и живот синхронно тряслись от любого движения.

Грэм молча кивнул ему и задвинул девушку себе за спину, происходящее вызывало у него тревогу. Этот корабль никак не походил на шахтерский — на нем не было даже гарпунной пушки, которая использовалась для отлавливания мелких астероидов и бурильных работ на поверхности. Специальные контейнеры для собранных полезных ископаемых, которые крепились под днищем, тоже отсутствовали. Поэтому Командор насторожился и стал внимательно следить за поведением экипажа, который состоял из трёх человек: капитана и двух его помощников, не представившихся ничем непримечательных людей с серыми, не запоминающимися лицами.

Сейчас корабль готовился к посадке на Титан. Так как атмосфера спутника была в десять раз выше земной и начиналась за 100000 километров от небесного тела, то и подготовка требовалась особая. Кроме того, она была в 1,5 раза плотней, и если в зонах «пауз» проблем не было, то вот между ними турбулентность и конвекция зашкаливали. В иных местах они могли даже повредить адамантий-нео, настолько были сильны эти природные процессы в насыщенной и богатой на газы и органические соединения атмосфере Титана.

Перед стартом весь экипаж облачился в скафандры повышенной степени защиты, пара из них досталась и парню с девушкой.

— Так как я не думаю, что вы опытные путешественники, то советую вам закрепиться на вот этих держателях магнитными ремнями, — предложил пассажирам Иско. Грэм согласился, хотя ему это и не понравилось.

Когда все было готово, капитан сел в своё кресло и отдал Искину команду о старте. Корабль еле ощутимо вздрогнул и начал разгон.

«Веселый Роджер» был космическим катером 5-го поколения серии «Стандарт», не слишком современным, но и не откровенным хламом. Поэтому из-за его относительной дешевизны и простоты в обслуживании он являлся основой местного колониального флота.

Вылетев из города-колонии, корабль начал все больше и больше ускоряться, набирая скорость для преодоления атмосферы Титана под рассчитанным Искином углом и в заранее выбранном месте, в котором турбулентность и конвекция были в данный момент минимальными на протяжении всего спуска к поверхности. Одновременно с этим Табако нажал на клавишу и подвешенные на держателях пассажиры были транспортированы в нежилой модуль.

— Роберт сказал, что этот парень опасен, и что его нужно проучить, ну что ж, посмотрим, как он выдержит перегрузки в грузовом отсеке. Убить это их не должно, но вот выведет из строя надолго. Вообще я не понимаю, зачем такая спешка, через пару недель прибывает новая партия этого «биомусора», отвёз бы и этих заодно. Ну да ладно, мне заплатили по стандартному тарифу, и это уже хорошо.


Когда их по конвейерной ленте, к которой были прикреплены держатели, стало буксировать за пределы жилого сектора, Грэм понял, что они угодили в очередную западню. Он попытался связаться с Ольгой и сообщить ей об этом, чтобы она была готова к неприятностям, но связь не работала. Впрочем, как и многие другие функции скафандра, которые были просто отключены, чтобы пленники, а в этом парень уже не сомневался, не могли сопротивляться. Командор пробовал напрягать мышцы, прикладывал титанические усилия, но ничего не помогало — жесткая оболочка скафандра подобно гранитной скале сковала его.


Не находил выхода из этой ситуации и я. Все попытки взломать сеть и взять управление кораблем на себя были безуспешны. Почему? Да потому, что весь этот корабль был забит ящиками со стабильными изотопами гелием-3 и дейтерием, излучение которых экранировало мою энергию. И я не мог сделать ничего за пределами тела своего носителя. Вернее не так — на теперешнем уровне своего развития мне не удавалось преодолеть это излучение. Будь я в оптимальной форме, это не составило бы для меня никакого труда. Вообще я поражался свойству Грэма влипать во всякие неприятности в этой спокойной и «благословенной богом» цивилизации. Он притягивал их ну просто с удивительной регулярностью. Ну, будем надеяться, что в борьбе родится «совершенство». А сейчас мне нужно предпринять меры защиты. Я изучал навигацию в плотной атмосфере Титана, она была настолько насыщенна, что единственная среди таковых у всех небесных тел Солнечной системы не просматривалась оптически. Поэтому перегрузки и так бы были очень сильные, а уж каковы они будут в отсеке, предназначенном для перевозки грузов, и вовсе страшно представить. Впрочем, за Грэма я не переживаю, он стал достаточно сильным, чтобы выдержать их, а вот Ольга внушает опасения. Но помочь мне не под силу — связь с моими структурами в ее теле также была сейчас блокирована излучением.

Кстати, удивительным был тот факт, что золотистые линии между «душой» Грэма и адептами на Земле не прервались. Да, они утончились, но не исчезли, а вот у Ольги эта связь с Командором пока не появилась. Это значит, что она ещё не попала под его влияние. Из всей данной компании эта девушка мне нравилась больше всего — самая рассудительная и рациональная — не то, что этот фанатик Грабер или наивная мечтательница Сара. Про Грэма я вообще молчу. Будет жаль, если с ней что-нибудь случиться. Хотя она и была потенциальной предательницей, но с учетом недавних событий, думаю, девушка пересмотрит свое отношение к Грэму и основанному им Братству.

Ладно, пока займусь «усилением» своего носителя перед грядущими перегрузками. Как же все-таки глупо, что я даже скафандр не могу активировать.


Чем больше проходило времени, тем сильнее давление оказывало влияние на Грэма. Сначала он ощущал неимоверную тяжесть в груди, потом его тело как будто стало перемалывать в мясорубке, а сознание поместили в миксер, который крутился с неимоверной скоростью. Парень, как мог, боролся с этими состояниями.

— Если что-то случится с Ольгой, клянусь, я убью всех в этом сраном городе. Всех до единого, — его испытывающий перегрузки мозг нашёл поддержку в ярости, которая подобно живительной влаге омывала его раз за разом.

Спуск на Титан длился долгих полчаса, уж очень высокая и плотная атмосфера была у спутника. За это время Грэм дошёл до состояния берсерка, его и так находящаяся на грани сумасшествия нервная система дала сбой. Даже пришелец внутри него затаился, побаиваясь, а вдруг и «душа» парня «съедет с катушек» под воздействием разлада его личности.


— Ну что, ребята, доставайте наше «мясо». Как и просил Роберт, мы преподали им урок. Думаю, что, получив такие повреждения, они долго не протянут в «резервации» для «биомусора». Теперь я, кажется, понял, зачем их следовало отвезти отдельно от вновь прибывающих. Дауни хочет, чтобы они помучались. Не проще было бы просто выбросить этих людей в космос, чем допускать эти неразумные траты? — Иско Табако, как и многие толстые люди, а уж тем более злодеи, любил поразглагольствовать.

В такие минуты он ощущал свою значимость, чувствовал себя вершителем судеб. Иско любил ощущение власти, именно поэтому и подрядился на эту работенку — возить новеньких неполных граждан в резервацию, которая, по сути, являлась аналогом средневековой каменоломни. Ведь в ней эти несчастные добывали гелий-3 и дейтерий безвылазно, путь на планету для них был заказан. Адские условия труда и быта — все это сокращало срок их жизни. Добыча происходила в устаревших скафандрах, а ночевали они в специальных многоместных центрифугах, которые имитировали 2/3 земной силы тяжести. Так власть Гюйгенса заботилась о своих рабах, ведь в ином случае начавшаяся от низкой силы тяжести атрофия мышц и костной ткани сделала бы их непригодными к труду. Толстяк сидел, важно надувая щеки, в ожидании своих подручных. Но он не знал одного, что жить им осталось всего несколько минут, да и ему самому не намного дольше.

— Ну что ты там возишься, давай уже, цепляй их на ленту. Я навесил новую. Одни расходы, каждый раз она портится от перегрузок.

— Ты такой умный? Скафандры заклинило в держателях, не могу их «отцепить».

— Ну, тогда активируй и раскрой эти «чудеса техники». Достанем тела, и поместим на погрузочный дроид, — рассмеялся его напарник.

— Хорошо.

Один из двух подручных Табако выполнил то, о чем говорил приятель. Но результат от его действий был неожиданным для них обоих. Из раскрытого скафандра пулей вылетел целый и невредимый парень, и ударом с двух рук разбил головы подручным Иско. Сила атаки была такова, что серое вещество их мозга разлетелось по всему грузовому отсеку.

Командор, с красными от злости и полопавшихся капилляров глазами, хотел, было, кинуться в жилой сектор, но его остановил тихий шёпот:

— Как больно… помоги… — тело девушки представляло собой кусок изувеченной плоти, на ней не было живого места. Вены, сосуды, глаза — все полопалось. Кожа также растерлась в кровь об ставшую грубой и негибкой при отключении внутреннюю подкладку скафандра. Удивительно даже было, как девушка находится в сознании, да ещё и говорит. Впрочем, не для Командора, он бы сказал, что она Избранная.

Этот голос немного образумил зверя, в которого превратился Грэм. Его взгляд слегка прояснился и он уже более спокойно последовал в жилой сектор.

— Ты… Но как? — выпучил глаза Иско, увидев вошедшего в каюту управления парня, который к тому же был с ног до головы покрыт кровью и остатками мозгового вещества.

Впрочем, Табако всегда соображал быстро, и его рука метнулась к кобуре на поясе. Но куда там, одним плавным движением Грэм оказался возле него и с громким хрустом сломал ему руку. Тяжелая двухсоткилограммовая туша не стала ему помехой. Потом он сломал и вторую руку толстяка, раздробил тазобедренный сустав ударом ноги, а когда тот потерял сознание от болевого шока, схватил его как пушинку и прикрепил к свободному держателю магнитным ремнём. Впрочем, Иско недолго был без чувств. Встроенная аптечка поставила его на ноги. Он открыл глаза и, увидев перед собой своего мучителя, запричитал:

— Парень, я тут не причём. Это все Роберт. Он заплатил мне за то, чтобы я сделал с вами все это.

— Тот мелкий прыщ с космопорта? Он ещё получит своё. А ты, если хочешь жить, будешь делать то, что я скажу. Понял?

— Да … Да … я все понял, пожалуйста, не убивай.

Через десять минут, выведав у Иско все, что ему было нужно, Грэм уже грузил тело девушки в лечебную биованну, которая к его удивлению была на корабле. Этот Табако следил за своим здоровьем и ночевал только в ней. Все-таки его громоздкое и жирное тело требовало постоянной медицинской поддержки. Иначе он давно бы уже имел кучу сопутствующих ожирению заболеваний, да и ходил бы с трудом.

После того, как Командор убедился, что с девушкой все будет в порядке, он отдал приказ Искину, ключи от управления которым парень забрал у капитана, чтобы тот в момент ее пробуждения прокрутил ей видеозапись, заблаговременно надиктованную Грэмом. В этом файле содержались инструкции для Ольги. Командор не хотел, чтобы она волновалась, и поэтому заранее позаботился о том, чтобы девушка не томилась в неведении.

— Так, а теперь ты сделаешь, что я скажу, — пнул заскулившего от страха и боли Табако парень.

Тот согласно закивал головой, ведь у него ещё сохранилась наивная надежда, что Грэм пощадит его.


— Выкинь этот мусор за борт! — отдал приказ Грэм, когда бывший капитан этого судна выполнил все, что он хотел. И послушный Искин выполнил распоряжение с помощью подъехавшего погрузочного дроида. Температура на поверхности


убрать рекламу


Титана была -180 градусов по Цельсию, поэтому, даже, если не учитывать агрессивную окружающую среду, смерть Иско Табако была почти мгновенной и, наверное, даже слишком милосердной для такого негодяя, как он.

— Так, а теперь займёмся тем, что я задумал. Конечно, проще было бы просто всех поубивать, но мне нужно все прочувствовать самому, я должен испытать то, через что прошли мои братья. А потом принять решение. Пока же буду придерживаться разработанного плана — возьму флаер и полечу в шахтерский городок один.


Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

Старый Хенк подслеповато щурился, напрягая глаза и пытаясь рассмотреть стоящего перед ним человека. Он был настолько древний, что даже не помнил, сколько ему лет. Старик потерял им счёт, когда ему исполнилось сто девяносто.

— Внучек, так это ты тот новенький, о котором сообщил Иско? Орел, но послушай старого Хенка, пока никого нет рядом — беги отсюда, сейчас есть такая возможность. Через полчаса на Титан уходит беспилотный грузовой шаттл, я могу спрятать тебя в нем. А по прибытии в Гюйгенс мой давний приятель поможет тебе перебраться в метрополию. Что скажешь?

— Бежать, но зачем? — задал старику вопрос Грэм.

— Тебя не ждёт здесь ничего хорошего. Ты станешь одним из этих несчастных, которых эксплуатируют как в далекие времена бесправных рабов.

— И какой твой резон помогать мне?

— В память о сыне. Он тоже был таким как ты — «биомусором». Но я любил его, ведь он все, что осталось от моей любимой Эльзы. Она умерла при родах, — глаза Хенка увлажнились, руки затряслись, он снова был в плену воспоминаний.

— Спасибо, отец, но я откажусь, — смягчился Командор.

— Эх, ты такой же, как мой Кейн, тот тоже все хотел доказать что-то. А в итоге поджарил себе мозг, пытаясь синхронизировать свой чип по разработанной им методике. Ему прочили великое будущее, говорили, что он гений. Я так гордился им. Но не судьба — «биомусор» не человек.

— Ты ошибаешься — это лежащие в «гробах», вот кто не люди. Они простые овощи, которые растут на грядках, чтобы их съели.

Грэм снова нашёл подтверждение своей теории об избранности неполных граждан, ведь этот Кейн тоже был «гениальным» и стал «биомусором».

«Лучшие не могут адаптировать чип, это не спроста», — подумал он.

Старик понял, что ему не убедить этого упрямца, а потому махнул рукой и начал стандартную процедуру регистрации новичков. После ее завершения он выдал Грэму комплект оборудования, который причитался новому шахтеру. Его было немного — старый раздолбанный скафандр со встроенным сверлом, да навесной сменный ранец, который позволял облетать невысокие препятствия.

Расписавшись в журнале о получении снаряжения, парень последовал по выданному ему предписанию для размещения в жилом модуле.

— Центральный улей, Сота — «А», центрифуга номер 7. Это что ещё такое? Ладно, посмотрим, — бормотал он, продвигаясь к своему будущему жилищу по маркеру, встроенному в визуальную консоль скафандра. Тот, в котором он прибыл, был непригоден для добычи полезных ископаемых. У него были слишком маленькая степень зашиты и слабый экзоскелет, поэтому Грэм сдал его на хранение в регистрационном пункте.

Строение, в котором жили неполные граждане, и впрямь напоминало рамку в пчелином улье — такое же прямоугольное и разбитое на соты, в которых ночевали люди. Это здание было поистине огромно. По крайне мере, его дальний конец скрывался в оранжевом тумане, который покрывал всю поверхность спутника. Кроме него и небольшого домика «регистрационной» неподалёку, никаких других строений Грэм не заметил. Зато в воздухе, на высоте около километра, висел громадный боевой эсминец модели «Тарантул». Скорее всего, именно в нем и проживала администрация наземной колонии, если так можно было назвать это небольшое шахтерское поселение. Согласно официальным данным, в нем проживало 25 745 человек, на деле же в живых не осталось и половины. Именно поэтому руководство Титана послало на метрополию запрос о новой большой партии неполных граждан, которая и должна была прибыть через пару недель.

Грэм активировал ранец и подлетел к своей соте. Когда он приложил идентификатор, встроенный в рукав скафандра, дверь, ведущая внутрь, открылась.

Дальше парень действовал согласно сброшенной Хенком ему на браслет инструкции: поместил скафандр в свободный бокс и занял пустующий отсек в центрифуге. Смена, к которой он был прикреплён, начиналась через восемь часов, поэтому парень выставил таймер оповещения на соответствующее время и погрузился в сон. Правда какое-то время Грэм не мог уснуть — центрифуга выдавала всего 2/3 земной силы тяжести, поэтому необычная легкость во всем теле мешала попасть в объятия морфея.

Командор проснулся от противного зуммера, который издавал его наручный браслет. Выбравшись из своей «кельи», он направился в комнату гигиены. Так как он пробудился на час раньше начала общей побудки, то народа в ней ещё не было.

— Привет! Мне сообщили о тебе. Я Гавр, начальник нашей смены. Не могу сказать, что рад твоему прибытию. Мне все равно. Ты обязан делать норму и не мешать остальным. В этом случае тебе будет предоставлено питание и все необходимое для проживания. Будешь противиться — я сообщу администрации, и ты будешь на первый раз помещен в карцер. Если непослушание повториться — тебя просто выкинут на поверхность без средств защиты, — проговорил встретивший его на выходе из банной комнаты человек.

Он был среднего роста, крепкого телосложения, слегка сутулый, с потухшим, обреченным взглядом.

— Послушай, когда я летел сюда из метрополии, мне было сказано, что на Титане райские условия проживания. И что теперь? Вместо проживания в красивейшем городе-колонии меня заперли в какой-то дыре на поверхности, да ещё и заставляют работать. Нет уж, требую, чтобы мои права соблюдались.

— Ясно. Очередной наивный дурачок. Ну что же, Грэм, или как тебя там, жди, скоро за тобой придут, — проговорил начальник смены и спокойно без эмоций ушёл.

Парень решил сразу не соглашаться выполнять требования администрации, а посмотреть, что собой представляет карцер, поэтому и повёл себя так. Ждать ему долго не пришлось, уже через пять минут панель, закрывающая вход в соту, отъехала в сторону, и в помещение вошли два человека. Они были одеты в боевые скафандры десанта и держали в руках шокеры военного образца. Не говоря ни слова, один из них выстрелил в Грэма, а когда тот упал, подхватил его тело и поместил в транспортировочный саркофаг. После этого все также, молча, представители администрации ушли, забрав с собой бесчувственное тело новичка. Что характерно, никто из более чем тридцати человек смены не обратил на этот инцидент никакого внимания.


Командор, получив разряд боевого шокера, отнюдь не потерял сознание, и тем более его не парализовало, как он это показал военным. Просто Грэм притворился и понаблюдал за действиями администрации дальше.

Его поместили в небольшое помещение размером два на два метра, сила тяжести в нем была в три раза больше обычного. Таким образом, сейчас на тело парня давил тройной собственный вес. Правда, режимы переключались, 10 секунд троекратной перегрузки, потом минута обычной силы тяжести Титана. Эта пытка продолжалась около часа. Обычный человек с трудом бы выдержал подобные истязания, но не Грэм. Он едва мог симулировать слабость, так ему хотелось накинуться на палачей и поубивать их.


— Ой, парень, а ты очень крепкий, смотрю, даже не обмочился. Если бы не твой статус, я бы взял такого «крепыша» в свою роту, — хмыкнул здоровенный спецназовец, снимая с Грэма энергетические путы, которыми его тело удерживалось на поверхности металлического стола.

Командор не ответил, разыгрывая слабость. Он не знал, как обычно люди реагировали на этот вид пытки, поэтому предпочёл перестраховаться.

— Медицинскую капсулу на тебя тратить никто не будет. Три дня восстанавливаешься и приступаешь к работе. Ещё одна жалоба Гавра и ты просто исчезнешь, — проговорил военный, после чего дроиды погрузили Грэма все в тот же саркофаг, в котором его доставили в карцер, и отвезли в его соту.

Три дня пролетели быстро, Коулмен провёл их в медитации. Тренироваться он не стал, чтобы не вызывать лишних подозрений. Члены его смены не замечали парня. Нельзя сказать, что они сторонились именно Грэма, друг с другом они тоже практически не общались. В принципе такая пауза была даже на пользу Командору, за это время он понял, что все неполные граждане, которые здесь находились, сломлены. Их воля подавлена навсегда, они перестали быть людьми — стали послушным стадом. Причём это касалось не только его смены. Грэм понаблюдал за остальными жителями посёлка, и теперь ему было очевидно, что все они одинаковы.

— Ну что ж, согласно второму правилу, среди Братства нет места слабакам, а сильных бы не превратили в стадо баранов, которые послушно идут на «заклание» Ладно, подожду две недели, как и задумывал, пока привезут новых неполных граждан, может среди них будут неординарные личности.

А пока Грэм сделал вид, что смирился и послушно делал норму и выполнял все распоряжения Гавра.

Работа на поверхности была несложной, единственное что, нужно было привыкнуть к очень плотной атмосфере Титана и его маленькой силе тяжести. Хорошо, что выданный ему скафандр был достаточно тяжелым, иначе с непривычки у него могли бы быть проблемы с передвижением. А так 500 кг веса этого «раритета» плюс оптимизированный экзоскелет, который оставлял остаточную нагрузку на тело в размере 10 кг, уверено держали Грэма на поверхности, придавая необходимую скованность движений. А там, знай себе, стой на месте и бури встроенным сверлом поверхность, переходя в другое место, когда его длина была выработана. Затем в дело вступали автоматизированные погрузчики, которые загружали «добычу» в контейнера и доставляли в посёлок. Да, такой способ добычи был варварским и очень примитивным, но пока что природных ресурсов на спутнике было с избытком. Они, что называется, лежали на поверхности. В принципе использовать рабский труд неполных граждан не было никакой нужды, просто руководство колонии решило, что им не место в космическом городе и нашло этим несчастным такое вот применение. Тем более что человеческая жадность не знает границ, а содержание «биомусора» было копеечным. Траты на этот шахтерский посёлок были в десятки раз меньше, чем в случае использования полных граждан и автоматизированной техники, которая часто ломалась.

Эти две недели ожидания Грэм не бездельничал. Он тренировался, но незаметно для остальных. Парень сумел отключить компенсаторы экзоскелета и поэтому постоянно испытывал на себе нагрузку более 70 килограмм. Она казалась ему малой, и Грэм жалел, что на Титане сила тяжести в семь раз меньше земной. В противном случае он смог бы увеличивать ее вплоть до пятисот килограмм веса скафандра. Его тренировки не заключались только в использовании свободного веса оборудования. Грэм всегда выбирал для добычи уединенное место, где его не могли видеть остальные члены смены. И закрепив сверло, не просто стоял на месте, а наносил удары руками и ногами, преодолевая испытываемые им перегрузки. Причём старался постепенно наращивать их скорость, прилагая к этому осознанные усилия.


Все это время я работал как проклятый. Мой «чокнутый» носитель явно решил убить своё тело. Иначе и не объяснишь тот факт, что он отключил экзоскелет скафандра и занялся этим своим «рукодрыжеством». Раньше мне было незнакомо такое понятие как злость, ведь я полностью управлял объектами вселения. Но не теперь. Постоянный труд на пределе вызывал во мне чувство, граничащее с бешенством. Шутка ли, при таком скудном рационе, как здесь, подвергать свой организм таким испытаниям. Я еле успевал нивелировать разрушающие эффекты от этих тренировок. Мои структуры работали с полной отдачей, не позволяя связкам разорваться, мышцам перетрудиться, а всему телу просто изнашиваться. Медицинские и боевые биороботы дохли пачками. Я с трудом успевал восстанавливать их численность. Но несмотря на свою злобу, я вынужден был признать, что эффект от этого самоистязания был. Шутка ли, под конец назначенного до прибытия новой партии заключённых срока Грэм смог наносить удары со своей обычной скоростью, испытывая при этом на тело нагрузку в 70 килограмм. Это достигалось путём адаптации моих структур в его теле, их коэффициент полезного действия возрос многократно. Одно плохо — мне не удалось нарастить ни капли собственной мощи сверх того, что было. Вся вырабатываемая энергия уходила на воспроизводство колоний биороботов обоих типов. А еще хуже было то, что «очеловечивался». В моих мыслях и поступках стали проявляться эмоции, что было недопустимо для такого рационального существа. Воистину — с кем поведёшься, от того и наберёшься.


Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

— Хенк, помнишь, ты хотел помочь? Так вот, у тебя есть такая возможность, — взял быка за рога Грэм.

Долгожданная партия новичков прибывала через несколько часов, по крайней мере Ольга, оставшаяся управлять кораблём, вчера подала знак о готовности прибыть в поселение. Это было частью плана Командора — девушка, после своего выздоровления, должна была сослаться на болезнь Иско, представиться его родственницей и забрать на «Веселом Роджере» вновь прибивших колонистов самостоятельно. В принципе, это не должно было вызвать подозрений, ведь ни один капитан космического судна в здравом уме не передаст незнакомому человеку ключи от управления Искином корабля. Вчера Грэм заметил условный сигнал в виде лазерной канонады на северо-западе, которую провёл «Веселый Роджер» в течение минуты. Парень допросил Иско и знал, когда планируется прибытие новых «рабов», поэтому последние сутки внимательно следил за небом. Увидев условный сигнал, он на следующий день поспешил в регистрационную. То, что сегодня была смена старого Хенка, парень посчитал хорошим знаком.

— Помощь? Ну, говори, что ты хотел, — протер старик свои вечно слезящиеся глаза.

— Примерно через пару часов прибудет корабль с новичками. Можешь отключить системы слежения и дать мне поговорить с ними без лишних ушей?

— Не буду спрашивать, зачем тебе это. Ответь мне только на один вопрос — ты хочешь помочь вновь прибывшим?

— Да, и не только хочу, но и помогу им, — уверенно ответил Грэм.

— Ну, хорошо, поверю тебе и сделаю то, что ты просишь. Я так устал смотреть на издевательства над этими людьми. Ведь на их месте мог бы быть и мой сын.

— Спасибо. А я пока побуду здесь, — сказал Грэм и сел, прикрыв глаза, на гостевую лавку. Он как всегда в свободное от тренировок время стал медитировать.

Но вот раздался гул турбин, а потом негромкое шипение панели, закрывающей вход.

И в просторный зал регистратуры стали заходить люди. Грэм открыл глаза и встал на ноги.

— Командор, ваш приказ выполнен, все новички доставлены и готовы выслушать инструктаж, — лихо козырнула Ольга, которая шла впереди неорганизованной толпы немного растерявшихся людей.

Грэм удивленно вскинул бровь, он никак не ожидал от Ольги такого поведения. Коулмен даже подумал, что девушка что-то замыслила, но потом отложил эту мысль до поры. Сейчас главное — эти новички. Они, может быть, станут основой Братства, во всяком случае, он так планировал. Прибывшие были в основном молодыми людьми лет 20–21, причём их было примерно поровну, парней и девушек. Это соответствовало политике конгресса ЗКНГ о самовоспроизводстве колонистов.

Всего на Титан прибыло триста человек. Все они имели статус «биомусора». Эти люди согласились на это путешествие по различным причинам — кто-то любил космос, кто-то хотел сменить обстановку и не видеть презрительных лиц знакомых и родных. В общем, причина была у каждого своя. Тем более что рекламные проспекты от Правительства Титана обещали райскую жизнь в самом красивом космическом городе современности. Но сейчас их иллюзиям суждено было разбиться.

— А теперь слушайте меня. Ибо я ваша последняя надежда остаться самими собой и даже стать чем-то большим. Меня зовут Командор, и я являюсь главой Братства, организации, которая стоит на страже таких как вы.

После этих слов раздались, было, недоуменные восклицания, но Грэм быстро подавил их. Он сделал немыслимое для современного общества — просто подошёл и «вырубил» самых говорливых. Остальные притихли, стало ясно, что этот высокий мощный мужчина шутить не намерен. Добившись порядка, Грэм кратко рассказал всем о том, что их ждёт в шахтерском посёлке, напирая на тот факт, что совсем скоро все они станут рабами.

— Но я не дам этому случиться с теми, кто согласится вступить в наше Братство. Хотя большинство из вас ещё не готово к этому, но обстоятельства требуют исключительных мер. Итак, все кто согласны присоединиться, идут мне за спину. Те, кто не хочет, пусть остаются на месте. Даю минуту на размышление. Второго шанса у тех, кто откажется, не будет, — закончил свой длинный рассказ Грэм и замер в ожидании решения людей.

— А что будет, если никто не согласится? — шепнула ему на ухо подошедшая Ольга.

— Тогда мы просто улетим отсюда. Я не буду никого упрашивать.

Толпа, между тем, замерла в нерешительности, да и было от чего. Администрация колонии обещала им райскую жизнь, а путешествие на поверхность мотивировала возможностью выбирать, где именно жить новичкам. В городе или на поверхности. Но тут появляется какой-то громила и утверждает, что из них хотят сделать рабов, предлагает при этом вступить в никому не известное Братство. Наверное, почти все бы отказались, но выручил положение Хенк. Он неожиданно вышел и встал перед Грэмом.

— Ребятишки, не сомневайтесь, все так, как и говорит этот парень. Сейчас я вам покажу.

И старик стал включать камеры слежения, которые показывали жизнь в посёлке онлайн. Там было на что посмотреть — вот уставшая смена заползает в свою крошечную соту и люди занимают спальные места в центрифугах, вот новая смена приступает к разработке очередного пласта полезных ископаемых. Изображения сменялись одно за другими, и чем дальше, тем больше вытягивались лица прибывших. Серость, запустение и адский труд — вот, что они увидели. Венчало же этот показ изображение военного эсминца, зависшего над территорией посёлка.

— Так что не тешьте себя иллюзиями. Все даже хуже, чем вы думаете. Поверьте, я работаю здесь уже тридцать лет, со дня основания этого «концлагеря». Все эти годы мне было невыносимо больно смотреть на то, что здесь происходит. Но я ничего не мог сделать. А сегодня подумал, может быть вот он — мой шанс все изменить? — Хенк эмоционально махнул рукой, и, проговорив этот долгий и сложный для его дряхлого горла спич, закашлялся.

Его выступление возымело эффект, сначала одна девушка, за ней парень, а потом все больше и больше человек перешло за спину Командора. Так продолжалось какое-то время, гораздо больше минуты. Но Грэм решил подождать и дать людям дополнительное время подумать. Минут через десять основная масса народа стояла позади парня, и только человек пятнадцать остались стоять на месте.

— Как мы можем быть уверены, что это не спектакль? Лично я, пока у меня не будет твёрдой уверенности в том, что все сказанное правда, не собираюсь вступать ни в какие Братства. И тебе, Командор, не запугать меня, — говоривший был огромный, на голову выше Грэма, мужчина. Его оранжевый комбинезон, казалось, сейчас лопнет от тугих мышц, перекатывавшихся под ним при любом движении. Скорее всего, этот великолепный образчик человека готовился к вступлению в касту военных, но «проблемы» с чипом пустили его жизнь под откос.

— Ну, тогда умри, — холодно произнёс Грэм.


— Этот верзила, что умеет телепортироваться? Я тоже так хочу!!! — проговорил невысокий парень в очках.

Он единственный остался спокойным после того, что произошло. Остальные пребывали в разной степени шока. Кто блевал, извергая содержимое желудка на пол, кто плакал, а некоторые особо впечатлительные барышни даже потеряли сознание. Но самым невероятным был тот факт, что двое из присутствующих стали на колени и молились. Все думали, религия давно канула в лету, а тут такое. Впрочем, такие реакции не были чем-то странным, ещё бы, все здесь присутствующие впервые в своей жизни увидели даже не убийство, а массовое истребление несогласных. Причём все заняло от силы несколько секунд. Вот Командор озвучил свой приговор, а после размытой тенью бросился на стоящих напротив людей. Пара мгновений, и он стоит среди изломанных тел убитых им колонистов. Причём гигант не смог ничего сделать, и сейчас лежал мертвым, выделяясь среди остальных убитых своими габаритами.

Люди готовы были уже разбежаться, поддавшись панике. Но вновь положение выручил старый Хенк.

— Ну, вот теперь я точно уверен, что все получится, — раздался его приглушённый кашлем голос.


Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Ольга стояла и не верила своим глазам. Значит, вот какое наказание ждёт ее за предательство. Она не могла поверить, что человек, дважды спасший ей жизнь, способен на такое. Да, Командор и раньше был жесток, но вот так — за неповиновение убить больше десятка человек, это было уже слишком. Девушка в глубине души попала под харизму Грэма, он ей нравился. И что самое ужасное, все осталось по-прежнему, даже несмотря на этот мерзкий поступок.

— Это была вынужденная мера. Я должен был убить предателей, через них администрация узнала бы все и вас превратили в рабов. Так что, уничтожив их, я спас всех, — счёл нужным пояснить свой поступок Командор.

— А теперь выберу среди вас лидеров, которым будут подчиняться остальные в мое отсутствие. Эй ты, очкарик, иди сюда. Как тебя зовут? — продолжил Командор как ни в чем не бывало.

— Меня зовут Ганнибал. И я не очкарик, это генетическая болезнь, которая по необъяснимым причинам не поддаётся лечению, — гордо вскинул голову парень, но приказ выполнил, подошёл.

— Ты почему остался спокойным, а не «бился в конвульсиях», как остальные?

— Я хочу стать таким же, как вы. Сильным и независимым. И мне плевать на ослов, которые не понимают, что вот он их единственный шанс.

— Хочешь стать таким же? Уверен?

— Да, полностью.

— Конечно, для полноценного обряда не хватает моих мечей, но думаю можно попробовать и так.

После этих слов Грэм рукой надорвал себе вену на запястье, кровь стала капать на пол из большой рваной раны.

— Пей, — указал он на свою руку, — или умри.

Это было слишком даже для человека с такой крепкой нервной системой, как у Ганнибала. Но он не привык отступать, а потому пусть и на трясущихся ногах, парень подошёл ещё ближе и выполнил распоряжение Командора.

— Мои глаза, что с ними? Они видят нормально!!! — воскликнул Ганнибал через какое-то время. — Но как такое возможно?

Он не мог поверить, но после того, как выпил кровь Командора, его глазные яблоки стали невыносимо чесаться. А когда Ганнибал снял очки, чтобы протереть глаза, зуд внезапно прекратился и зрение восстановилось. Сейчас он видел окружающий мир даже лучше, чем до этого в очках.

— Принимаю тебя, Ганнибал, в наше Братство, служи ему верой и правдой. Наказание за предательство смерть, — толкнул очередную пафосную речь Командор. И все с удивлением увидели, что рана на его руке затянулась.

— Великий, — подал голос один из двух человек, которые до этого стояли на коленях и молились, — мы тоже хотим приобщиться к твоей мудрости.

Второй, похожий на первого как две капли воды, согласно закивал головой. Это были два брата, Пол и Пот. Оба были религиозными фанатиками и поклонялись давно забытому богу Яхве. История их жизни была интересна. Они происходили родом из древней религиозной семьи, которая отказалась интегрировать чипы в свои тела. Братья не были «биомусором» в полном понимании этого слова, ведь их плоть была «чиста», как и полагалось по заветам их бога. На Титан они попали потому, что последнее время с членами их семьи стали происходить странные вещи. Несчастные случаи, болезни стали выкашивать и так немногочисленный клан. Поэтому дед отправил их в далёкую колонию с заветом найти себе достойных девушек и вдали от Земли попытаться восстановить если не могущество, то численность семейства. И вот сейчас, увидев эти «чудеса», оба решили, что Командор является мессией их бога.

— Хорошо, подойдите сюда, — не стал отказывать им Грэм.

Повторив с ними ту же процедуру, что и с Ганнибалом, он принял их в Братство.

После инициации один из братьев, чтобы проверить ее результат, нанёс себе глубокую царапину, которая тут же затянулась.

— Спасибо, Великий, — тут же упали на колени оба.

— Пока хватит этих троих, — остановил жестом Грэм ещё несколько желающих. — Служите мне и Братству верно и тогда будете вознаграждены.

На самом деле парень просто почувствовал головокружение и слабость, поэтому справедливо решил пока что прекратить приём в Братство новых адептов.


А знаете, это начинает мне нравиться. Похоже, «безумие» моего носителя идёт ему на пользу. Иначе как объяснить, что после массового убийства он приобрёл троих новых сторонников. Причём у всех образовалась связь с его душой, подобная той, которая была у Сары и Грабера. Но больше всего радовало другое, я стал сильнее. Удивительно, но при «подключении к сети Братства», как я мысленно называл это образование, ещё троих, эффективность моих структур возросла. Сияние души Грэма тоже увеличилось. Пускай это были ничтожные доли процента, но что, если «верующих» будет не трое, а сотня? Или тысяча, миллион? И главное, в их телах я тоже мог управлять биороботами, своими цепочками ДНК и молекулами. Именно так мне удалось исцелить Ганнибала. Я решил, что это будет полезной демонстрацией, и как всегда не ошибся. Одно было плохо, что, скорее всего, из-за отсутствия мечей сил на этот обряд ушло в разы больше чем ранее. Ну, ничего, восстановлюсь, мне не привыкать. А пока буду с удовольствием наблюдать за действиями своего носителя и помогать ему. Уверен, он меня не разочарует. Я понял один факт — человеческая вера творит чудеса. Этот факт заставил меня задуматься. Во что же верю или хочу верить я?


Увидев «очередные» чудеса в исполнении Командора, Ольга поняла — это не шарлатанство. Не мог человек творить подобное, используя подлые трюки. Да и зачем ему было это делать? Там, на корабл и здесь, на Титане, у него не могло быть никакой воздействующей на психику аппаратуры. Да и крошить бронированные переборки руками — это была не иллюзия, действия Грэма находили отражение в реальном мире. А выздоровление парня, с болезнью которого не могла справиться современная медицина? Если до этого все нестандартные происшествия были связаны с быстрым исцелением ран, что ещё можно было списать на воздействие на психику людей, наблюдавших это событие, то теперь стало ясно, что подобные допущения — чушь.

«Так что выходит, он действительно Избранный? Нет, не верю, этому должно быть логическое объяснение», — постаралась отбросить эту мысль Ольга, но пришелец в теле парня с удовольствием отметил, что и от ее «души» к Грэму протянулась пока тоненькая, еле видимая золотистая нить.


Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

Лощённый, даже слегка женоподобный мужчина, нервничал. Тонкие аристократические черты лица, белая нежная кожа рук и красивое напомаженное косметикой лицо никак не соответствовали окружающей обстановке боевого корабля. Это был Кен Берби, управляющий шахтерским посёлком. И надо сказать, что причина для переживаний у него была — буквально полчаса назад руководство Гюйгенса выразило крайнее недовольство сокращением объема поставок полезных ископаемых.

— Идиоты, как будто не знают, что вместо заявленных 25 тысяч шахтёров в живых осталось меньше половины. Или они думают, что тут райские условия? Боже, какая несправедливость, получить выволочку из-за плохой работы и сокращения численности «биомусора». Хорошо, хоть прибыла новая партия этих отбросов, и выработка хоть немного увеличится.

— Сэр, прибыл старый Хенк, который просил вчера об аудиенции, — отрапортовал вошедший в кабинет десантник.

— Тебя, дуболом, что, стучаться не учили? Или вы там себе мозги поотбивали? Ладно, зови этого болвана. И пошёл вон, — сорвал злость на ни в чем неповинном солдате Берби.

Было видно, что такое обращение не по нутру десантнику, кулаки его непроизвольно сжались и разжались. Но военная выучка, которая не позволяла перечить вышестоящим по званию, взяла своё. Солдат козырнул и вышел из кабинета.


— Рад приветствовать самого старого жителя посёлка, что привело вас сюда? И кто это с вами? — решил разыграть гостеприимного хозяина Кен.

— Добрый день, сэр! Я, собственно, и пришёл к вам из-за этого парня. Его зовут Грэм, так получилось, что с самого начала он мне приглянулся. И вот вчера на моей смене, когда прибыла новая партия шахтеров, он пришёл в регистрационную и рассказал о своих планах.

— И какие же они?

— Пусть он сам поведает их.

— Разрешите обратиться, Ваше Сиятельство? — вежливо и даже с пиететом обратился к управляющему Грэм.

Хотя мысленно представлял, как од


убрать рекламу


ним ударом превращает в крошево лицо этого павлина.

— Хм… по внешнему виду и не скажешь, что такой громила знаком с этикетом. Ну, давай, так и быть, выслушаю тебя. Даю три минуты, потом вас выведут отсюда, — как все самовлюбленные и недалекие люди Берби был падок на лесть, но строил из себя сурового руководителя.

— Я прибыл в посёлок две недели назад. За это время многое успел понять. Даже в карцере побывал. Но главное мне стали ясны две вещи. Первая — я не хочу работать, вторая — шахтеры трудятся из рук вон плохо. У них нет мотивации и соответственно энтузиазма, — спокойно и уверенно начал Грэм.

— И что ты предлагаешь? — слова парня о плохом качестве работы заключённых упали на благодатную почву.

— Отдайте под мое руководство вновь прибывших, и я увеличу их норму выработки втрое.

— А тебе какой в этом резон? — благородный Кен Берби, считавший себя аристократом, тем не менее не верил в альтруизм.

— Все просто, я желаю других условий проживания здесь для себя — нормальное питание, отсутствие необходимости работать. Хочу выбрать себе девушку по вкусу и обитать здесь настолько комфортно, насколько это возможно. Раз уже попался в эту западню.

— Хм… Желание понятное. А ты уверен, что справишься?

— Более чем.

— Ну, тогда слушай мое решение — ты назначаешься начальником инновационного батальона, в состав которого войдут все новички. Даю тебе три месяца испытательного срока, чтобы выполнить задуманное. Но тройную норму твои шахтеры должны выдать уже по результатам первого месяца. Если все будет так, как ты обещаешь, отдам под твоё начало и всех остальных, в противном случае тебя голого выбросят на поверхность умирать. Согласен? — управляющий аж надулся от гордости от придуманного им звучного названия новой структуры.

— Да, Ваше Сиятельство, менее справедливого решения я и не ожидал от столь мудрого, как Вы, человека.

— Ну, тогда можешь быть свободным. Я отдам секретарю распоряжение, и он подготовит все необходимые приказы. Обеспечение, размещение батальона на тебе, Хенк, — произнеся это, Кен вызвал сопровождающих и отвернулся от просителей, показывая, что аудиенция закончена.

Может быть кто-то другой и проверил бы личность Грэма, но не Кен Берби. Ход мыслей его был прост — этот человек будет полезен или умрет, так зачем заморачиваться проверками. Что может сделать один человек против целого боевого эсминца с четырьмя сотнями десантников на борту. И надо сказать, во всех других случаях управляющий был бы прав, но в случае с Командором он допустил ошибку.


— Все-таки прав был мой отец, когда говорил, что везёт сильнейшим. Вот не успела проблема с добычей ресурсов нарисоваться, как жизнь тут же подбросила мне вариант ее решения. Надеюсь, этот парень справится. Ну и жуткий же он громила, пожалуй, поздоровее моих десантников, — Кен налил себе в прозрачный бокал красного вина и вольготно раскинулся на тахте.

Кабинет управляющего был оборудован наподобие будуара, что вполне устраивало управляющего и вызывало скрытое презрение в глазах военных. Но что поделаешь, Кен Берби родился с серебряной ложкой во рту. Его семья принадлежала к высшей элите Земли. А отец сейчас был конгрессменом ЗКНГ. Он послал сына набираться опыта на Титан, попросив администрацию колонии поручить ему самую ответственную задачу и строго спрашивать за ее выполнение.

Таким образом, вот уже три года Кен был управляющим этого ненавистного ему шахтерского посёлка. Если и раньше условия здесь были не сахар, то под его руководством и подавно. Он начал с того, что в полтора раза увеличил норму добычи и в два раза сократил расходы на содержание «шахтеров». Вначале это приносило плоды, но уже на третий год добыча дейтерия и гелия-3 упала на 30 процентов в связи с резким сокращением численности рабочих. Берби было плевать на выговор от руководства Титана, куда больше его страшил гнев отца в случае, если он провалит своё задание. Поэтому Кен очень обрадовался подвернувшейся возможности решить эту проблему.

Командор, между тем, шёл по судну и отмечал для себя возможные способы его захвата, прикидывал примерную численность солдат, их вооружение и имеющуюся технику. Он впервые был на боевом корабле и тот заворожил его строгостью линий и своей хищной красотой.

— Ничего, придет время, и ты станешь моим. Главное, чтобы все прошло как я задумал, — размышлял Грэм, садясь в транспортный бот, который должен был доставить его на поверхность.

Он уже совсем не походил на того ещё полгода назад сумасшедшего забитого парня, который вскоре должен был умереть от алкогольной интоксикации. Его разум очистился, он никогда не был идиотом, даже наоборот — лучшим на факультете. Но сейчас плещущееся в недрах мозга безумие делало Грэма опасным для общества.


Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

Казалось бы, что это невозможно, повысить втрое и так заоблачную норму по добыче ресурсов в день. Но Грэма это не беспокоило. Он отправил Ольгу в Гюйгенс, где она должна была закупить тридцать шахтерских комбайнов. С помощью подобных машин и велась добыча полезных ископаемых в других посёлках, которых на поверхности спутника насчитывалось несколько сотен. Везде работали машины под контролем людей, и только «биомусор» добывал ресурсы варварским методом в скафандрах. Зато, как уже говорилось, это было очень дёшево, да и место в городе они не занимали.

Каждая из этих машин, при условии максимальной нагрузки, могла заменить приблизительно 35 работников. Потому Грэм был уверен, что с добычей руды и выполнением нормы проблем не будет. Также он приказал Ольге поискать и купить все игровые капсулы старого образца, которые она найдёт в городе. Благо средства для приобретения всего этого не были проблемой. Под угрозой пыток Иско Табако перечислил всю накопленную им за жизнь крипту на временный счёт Командора, открытый уже здесь, на Титане. Сумма была внушительная, 200 тысяч, а если добавить к ним ещё почти пятьдесят полученного кредита, то выходило, что денег было более чем достаточно. Поэтому Грэм пошёл проверенным путём и заказал ещё и большое количество фармакологии и биологически активных веществ. Ведь ему нужно было в кратчайшие сроки сделать из этой рыхлой массы людей солдат, а вернее адептов Братства. А это означало жесточайший режим тренировок, который потребует не менее быстрого восстановления организмов подопечных. Фармакология поможет в этом.

Кроме того, поразмыслив, он внёс в список покупок два небольших промышленных 3-D принтера и несколько контейнеров с металлом и другими химическими элементами, необходимыми для воспроизведения огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

— Но что, если кто-то заинтересуется моими покупками? — спросила Ольга, которая немного нервничала от свалившейся на неё ответственности.

— Тогда просто убьешь его, — спокойно ответил ей Грэм и, увидев, как вытянулось лицо девушки, засмеялся. — Да шучу я. Закупай мелкими партиями и не торгуйся. Не думаю, что возникнут проблемы. В списке необходимого нет ничего запрещённого или особо ценного. Старайся иметь дело с мужчинами и почаще им улыбайся, оденься соответствующе. Они будут смотреть на твою симпатичную мордашку и не станут задавать лишних вопросов.

«Мужлан, чурбан неотесанный», — раздраженно подумала Ольга.

Она два часа прихорашивалась для получения инструкций перед отбытием, а этот питекантроп даже не обратил на ее внешний вид никакого внимания. Хорошо хоть он считает симпатичной. Никогда раньше Ольга не бегала за парнями, наоборот, они вились вокруг нее.

«Да я и сейчас не бегаю, вот влюблю в себя этого самодовольного болвана, и заставлю страдать», — успокоила себя девушка и с победной улыбкой, козырнув, направилась на космический катер.

Грэм, увидев это, лишь хмыкнул, ему было интересно, чему так обрадовалась подопечная. Но потом он махнул на это рукой, его ждало много дел, и размышлять над странностями в поведении Ольги не было времени.

«Главное, пусть выполнит свою задачу. Ну, у неё должно получиться, она девушка не глупая. Дочь мэра земного мегаполиса, как- никак», — успокоив себя этой мыслью, Командор снова сосредоточился на неотложных делах.

Целых три дня Братство приводило в порядок огромную соту, выделенную им Хенком для проживания. Впрочем, тут новоиспеченные адепты будут не только жить, но и тренироваться, размеры как раз позволяют. Ещё одним преимуществом, помимо удобной планировки и вместимости, было ее расположение вдали от сот других смен. А значит, никто не будет им мешать заниматься своими делами. Ганнибал, Пол, Пот — все трое проявили себя с хорошей стороны, они навели среди порученных им людей хоть какое-то подобие дисциплины.

Грэм разбил отряд на три неполные сотни, поставив во главе инициированных Избранных, подкинув им идею сформировать внутри себя ещё и десятки, также назначив в них командиров. Похожую схему он встречал в одной исторической книге, которая описывала структуры различных армий древности. Таким образом, Командор отдавал приказы «сотникам», а они уже доводили их до сведения остальных.

Сейчас парень в сопровождении своих наперсников осуществлял итоговую приемку помещения. И остался доволен. Было оборудовано 10 больших центрифуг, которые могли вмещать в себя по 30 человек каждая. Само помещение разделили на три сектора, в каждом из которых размещалась своя сотня. Для каждой из них был предусмотрен тренировочный зал, столовая, комнаты гигиены и три центрифуги для сна. А по центру был оставлен большой просторный зал для общего взаимодействия.

Ольга прилетела ещё вчера, блестяще справившись с задачей и привезя все необходимое. Шахтерские комбайны и медицинские препараты были приобретены в оговорённых количествах. С металлом и принтерами также не возникло проблем. А вот игровую капсулу удалось купить только одну, уж очень большим раритетом они стали.

— Делайте всеобщее построение, — отдал приказ командирам отрядов Грэм.

Когда все адепты собрались по центру соты, Командор окинул этих ещё вчера обычных людей взглядом. Да, пока ещё они представляли собой скорее толпу, чем организованный отряд, но лиха беда начала.

— Всем спасибо за проделанную работу! Надеюсь, в дальнейшем вы не сбавите обороты. А сейчас у меня для вас хорошая новость — добывать ресурсы нет нужды. Это будут делать машины. Вашей же задача — упорно тренироваться, чтобы стать сильнее. Помните, от этого вскоре будет зависеть ваша жизнь.

После общего сбора состоялось собрание командного состава, на котором Грэм, прежде всего, приказал раздать подчинённым экземпляры новой формы — чёрные комбинезоны с эмблемой джиткундо на спине.

— Это герб нашего Братства, — указал на знак Инь-Янь с кулаком и стрелками посередине Грэм. — Его значение вы поймёте потом, пока что знайте, все тренировки и перемещение по соте только в новой форме. Увижу кого-то без неё — накажу. Так же я скинул вам на браслеты необходимую информацию и план занятий. За первый месяц вы должны привести своих бойцов, да и себя, в надлежащую физическую форму, освоить азы «опережающего кулака» и обращения с огнестрельным оружием. Я буду контролировать вас, и уделять по два часа в день каждой сотне. Не подведите меня. Верьте, мы только в начале Пути, но от того, как мы сделаем первые шаги, зависит многое.

— Будет сделано, — кратко ответил Ганнибал.

— Великий, мы приложим все усилия, чтобы наше Братство процветало, — близнецы были как всегда более многословны.

Когда командиры сотен покинули «штаб», Грэм повернулся к Ольге. Они так и не поговорили нормально со вчерашнего дня. Все время парня занимало обустройство соты, ведь только он представлял, что конкретно было необходимо, особенно это касалось залов для тренировок.

— Ты молодец. Надеюсь, все прошло гладко?

— Да, я поступила, как ты советовал. Никаких проблем не возникло.

— Это хорошо. Для тебя у меня будет отдельное задание. Но оно связано с риском, — задумчиво проговорил Грэм.

— Какое же? — разгорелось любопытство у девушки.

— Я загружу в привезённую тобой игровую капсулу две базы. Они обучают владению холодным и огнестрельным оружием.

— А что…

— Потом поймёшь. Пока скажу, что изучение каждой из них занимает примерно год реального времени. Но тебе необходимо изучить их за три месяца. Справишься?

— К чему такая спешка?

— Считай это проверкой. Правило номер два нашего Братства — среди нас нет места слабым или неверующим. Поверь в себя, и у тебя все выйдет. Скажу тебе, что в своё время я изучил обе базы за 16 часов. У тебя три месяца. Неужели не справишься? — подначил Грэм девушку.

— Но как это возможно!?

— Игровая капсула позволяет изучать базы в ускоренном режиме. А для нас, Избранных, 8-ми кратное ускорение времени не предел.

— Тогда я изучу их за 8 часов и докажу, что в два раза лучше тебя!!! — воскликнула Ольга.

— Ты так хочешь умереть? Ну, дело твоё. Тебе хватит ускорения в 24 раза, это втрое больше, чем может выдержать обычный человек. А вообще, чего я с тобой цацкаюсь? Считай это приказом. Выставишь ускорение больше — я убью тебя и всю твою семью.

— Да я… — начала, было, девушка, но осеклась, услышав угрозу в отношении своих близких. — Ты просто боишься. Не хочешь, чтобы я доказала, что лучше тебя.

— Думай, как хочешь. Ты меня услышала.

— Скотина, пенёк бесчувственный, — хотела залепить ему пощечину разбушевавшаяся Ольга. Но рука девушки с лёгкостью была перехвачена ладонью Грэма.

— Все, иди в свою комнату. К изучению баз приступишь завтра. Я пока настрою капсулу.

И было в его голосе что-то, что заставило ее подчиниться.

Отправив девушку к себе, Грэм пошел в помещение, выделенное им под мастерскую. Здесь находились два промышленных принтера. С их помощью парень начал распечатывать имеющиеся у него матрицы автоматов. Из всех их образцов он выбрал наиболее целесообразный — АК-47. Этот экземпляр огнестрельного оружия был идеальным для его целей — неприхотливый, простой в сборке и разборке и вместе с тем достаточно мощный, чтобы поражать легкобронированные цели. По расчетам Искина космического корабля очередь из него с близкого расстояния могла нанести урон даже десантнику в адаптивной одежде. Конечно, против скафандров этот автомат был уже бесполезен. Но на этот случай Грэм решил наштамповать оборонительных гранат Ф-1. Кидать их, правда, придется из укрытия, ну или смертникам, да и не факт, что их мощи будет достаточно. Кстати, идея создать отряд «смертников» понравилась парню настолько, что он решил ее реализовать.

— Эх, мне бы сюда мои мечи, — вспомнил Грэм о том, как он легко разрезал ими броню. — Азот, Клив и Соаш, вы бы точно не помешали в предстоящем сражении.

Но одно дело, когда Грэм закупал необходимое для одного лишь себя, совсем другое — купить все необходимое для трёхсот человек. На дорогостоящие компоненты и прессовальный станок для производства новых мечей просто не хватило денег. Командор должен был выбирать — вооружить остальных или только себя. Выбор тут был для него очевиден. Но главным было не это — сам Грэм не хотел делать новые экземпляры, он чувствовал, что подобное действие будет ошибкой. Словно часть его души срослась с первыми, сделанными им, клинками.

Провозившись всю ночь с производством оружия, Коулмен поспал пару часов лишь под утро. Зато успел сделать более 400 автоматов и достаточное количество патронов к ним. Казалось, он только закрыл глаза, как уже противный звук будильника разбудил его. Умывшись и одевшись, Грэм направился в сторону «плаца», где по расписанию проводилось ежедневное построение. Сегодня был важный день, поэтому он решил присутствовать на нем лично.

При выходе на импровизированный плац, которым послужил все тот же большой зал посередине соты, парня ждал сюрприз. По центру площади, почти под потолком, висело изображение герба Братства, а над ним его, Грэма, портрет. Когда он вышел на площадь, все триста человек встали на одно колено и, подняв обе руки вверх, синхронно выдохнули:

— Адепты Братства приветствуют тебя, Великий Командор.

После чего люди встали, а к Грэму направились командиры сотен. По горящим фанатизмом глазам братьев Командор понял, кому обязан был таким приветствием.

«Ну что ж, в них я не ошибся. Посмотрим, как проявит себя Ганнибал. Мне кажется, у него железная нервная система. Решено, поручу ему создание отряда «смертников». Уверен, никто в современном обществе не допускает, что такое возможно, а потому это должно сработать», — подумал Грэм и, слегка поклонившись в ответ на приветствие адептов, стал ждать, когда трое Избранных приблизятся к нему.

Сначала он хотел каждый день посвящать в полноправные адепты Братства двоих-троих человек. Но потом понял, что до сих пор не восстановился после первого ритуала. Грэм чувствовал, что ему необходимо было накопить максимальное количество сил для грядущего противостояния, а потому решил больше никого не инициировать.

Казалось бы, зачем он вообще все это затеял. Закупку комбайнов, производство оружия, подготовку людей. Не проще ли было просто улететь на «Веселом Роджере» на пассажирский лайнер и все это проделать уже там. Ответ был прост — Грэму были необходимы источники энергии. Без них «Фараон» остался бы просто мертвым куском железа. Все запасы ядерного топлива на нем закончились после перелёта к Титану. А дейтерий и гелий-3 вполне могли их заменить. Поэтому Командор и хотел захватить посёлок, чтобы присвоить себе все собранные и не отправленные на Гюйгенс запасы этих изотопов. Да и военный эсминец ему приглянулся.

— Какой же я Командор без флота? — усмехнулся Грэм, и подошедшие к нему люди вздрогнули, настолько кровожадной была его улыбка.


Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

— Баян, так ты говоришь, что ни общий, ни даже наш частный поиск не дали никаких результатов? — лицо Клауса фон Вайта было бело, как мел.

— Да, господин мэр, пора их сворачивать. Уже больше трех месяцев прошли с тех пор, как Искин лайнера передал сигнал о столкновении с блуждающим астероидом. По расчётам аналитиков, все запасы воздуха и энергии на «Фараоне» уже должны были закончиться, даже если кто-то и выжил, они уже бы погибли в условиях открытого космоса. Правительственные поисковики стали сворачивать спасательную операцию.

— А мы будем продолжать до тех пор, пока не найдём обломки лайнера. Только тогда я поверю в смерть дочери.

— Как скажете, сэр, — Баян понял, что спорить бесполезно.

Прервав связь с подчинённым, Клаус потёр виски. Все эти три месяца он наделся, что все обойдётся и Ольга будет спасена. Но теперь понял — надежды больше не осталось. Как ни странно, но свою младшую дочь он любил больше всех. И то, что она стала «биомусором», не поменяло его к ней отношения.

— ОЗА, они знали, что так будет. И заплатили мне криптой за смерть дочери. Вся эта авария была подстроена. Не бывает таких совпадений. Вы поплатитесь, никто не смеет безнаказанно убивать фон Вайтов. Но какими же силами нужно обладать, чтобы суметь провернуть такое! Уничтожить две тысячи невинных, лишь бы убить одного человека. Что же вы за монстры такие? — это было последней мыслью Клауса, когда сильный взрыв оборвал его жизнь, превратив в пыль столетний особняк семейства фон Вайтов.

Вместе с ним погибла и его супруга Линда. Больше никто не пострадал, дом был полностью автоматизирован, а из прислуги — одни андроиды.

Как потом напишут СМИ в Мировой Сети, причиной взрыва стала критическая ошибка в капсуле-ловушке, которая привела к детонации собранного, но ещё не переданного антивещества. Что ж, такое уже случалось несколько раз за всю историю их работы. Каждому может не повезти, сегодня это случилось с уважаемым человеком — мэром Космо-Сити. Такова была позиция большинства по этому инциденту.

Вообщем, общество не обратило особого внимания на это происшествие, и лишь один человек сделал правильные выводы — это был старик Готар Лебауер по кличке Питбуль.


— Грабер, всё-таки Командор погиб. Читал новости в Сети? — Сара еле сдерживала слезы.

Она и сама не ожидала, что за такое короткое время привяжется к этому деспоту и тирану.

— А я тебе говорю, что он жив. Мастер не может погибнуть так просто, — гнул свою линию парень.

— Боже, какой упрямый фанатик, — передернула в раздражении плечами девушка.

Все это время они не отдыхали, а упорно тренировались. Сначала по программе, оставленной Командором. А потом самостоятельно, выискивая в Сети материалы о джиткундо и крав-мага. Также они постоянно принимали те препараты, которые рекомендовал Грэм. И нужно сказать, что за прошедшее с момента исчезновения их наставника время прогресс был разителен. И не только в практике боевых искусств, но и в понимании их философии.

— Значит, ты до сих пор против того, чтобы мы прикасались к его мечам? — задала в который раз вопрос девушка.

— Это имущество Командора и я не подыму на него руку. А ты, если хочешь, попробуй. Пойдём, — парень развернулся и последовал в жилой модуль, чтобы надеть скафандр, ведь мечи хранились в «сокровищнице» Грэма. Туда их перенёс Грабер по распоряжению последнего.

Через пятнадцать минут они уже стояли внутри секретного бункера Братства и смотрели на открытую коробку, внутри которой находились мечи. Она была разделена на два деления, в большем верхнем лежал двуручный фламберг, а в нижнем, которое было поменьше, находились парные мечи.

— Ну, что смотришь? Бери, какой тебе нравится, — указал рукой на футляр Грабер

Сара же замерла в нерешительности. Она чувствовала исходящую от мечей «злую ауру».

— Глупости все это, — решилась девушка и, протянув руку, взяла один из парных мечей.

Рукоять легко и удобно легла в ее ладонь. Она довольно взмахнула клинком и засмеялась. Но это было последнее, что девушка запомнила перед тем, как потерять сознание от жуткой боли, которая пронзила все ее тело.

Когда Сара пришла в себя, то почувствовала дикую боль в запястье. Открыв глаза, она увидела, что ее правая кисть, которой она держала меч, отсутствовала.

— Ну что ж, неделя в медицинской капсуле тебе обеспечена.

— Что случилось? — спросила Сара, поднимаясь на ноги.

— Я говорил тебе, что Командор жив и не стоит трогать его имущество. Ты не слушала. Вот за это и пострадала. Когда ты взяла в руку меч, сначала все было хорошо. Но потом ты стала дико кричать и потеряла сознание.

— Это ты отрубил мне руку?

— Да, ты стала конвульсивно дергаться и с губ пошла пена. Я не стал прикасаться к мечу руками, потому просто отсек тебе кисть и, обернув меч тряпкой, положил его назад.

Сара с ужасом в глазах посмотрела на коробку. Рукоять одного из парных мечей до сих пор сжимала ее кисть. Правда она усохла и мумифицировалась.

— Как такое возможно? — задала себе вопрос девушка.

Но потом произошло то, что и вовсе повергло ее в ступор. Этот клинок не ярко замерцал, а потом исчез из футляра. На его месте осталась лишь пустота.

Рядом послышалось бормотание, когда девушка обернулась, то увидела, что Грабер стоит на коленях и читает какую-то мантру.

Не в силах противиться призыву, девушка опустилась рядом и, прикрыв глаза, стала медитировать. Рана на ее руке перестала болеть, более того, кисть стала отрастать, но всего этого девушка уже не видела. Она просто «выключилась», отдав своё тело под управление кого-то другого.


Готар Лебауер сидел в своём старомодном, но очень удобном, кожаном кресле и размышлял, в руках его был бокал коньяка. Этот напиток Питбуль предпочитал любым другим, он расслаблял его и успокаивал нервы. Сейчас это было необходимо. После гибели Грэма, а главное убийства мэра, старый волк чувствовал, что удавка на его шее затягивается.

— Я буду следующий. Черт, как же не вовремя погиб парень. Впервые мои предчувствия подвели меня. Мне казалось, что он сыграет важную роль в будущем. А оказалось вон как. И плевать, что выставленный вместо него на Большой Финал боец проиграл в первом раунде. Тут дело в другом — турнир выиграл андроид нового типа и законопроект об уравнивании их в правах с неполными гражданами был принят в первом чтении. Ладно, толку сейчас думать об этом, пришла пора позаботиться о себе. Уверен, что за смертью парня стоит ОЗА. Да и за гибелью Клауса тоже, ведь пострадала и его дочь. Вот его и устранили, опасаясь мести. Сейчас, если этот законопроект утвердят, примутся и за меня, что же мне делать? — мозг Лебауера лихорадочно искал выход и не находил.


Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

Ольга проснулась вся в поту от собственного крика. Ей приснилось страшное — отец и мать погибли, сгорев заживо в результате взрыва. Сон был очень реалистичный. Девушка до сих пор пребывала в ужасе от увиденного, губы дрожали, а на глазах были слезы. Панель, преграждавшая путь в ее комнату, открылась. На пороге стоял Командор.

— Что случилось? Ты так громко кричала. Я подумал, что-то произошло.

Девушка вскочила с кровати и, подбежав, импульсивно обняла его. После того, как Грэм в третий раз спас ее жизнь, она стала полностью доверять ему.

Какой же она была дурой, когда хотела изучить базы быстрей, чем он. Даже 24-кратное ускорение восприятия первый раз чуть не убило ее. И Ольга прекрасно помнила, как именно Грэм достал ее обессиленную из капсулы и возился с ней всю ночь, делая массаж онемевшего тела и отпаивая какими-то лекарствами. Дальнейшие сеансы прошли уже легче, и девушка сумела изучить обе базы за три месяца.

— Мои родители, они погибли. По крайней мере, мне так приснилось, — сотрясалась девушка в рыданиях, крепко обняв мускулистое тело Грэма.

— Успокойся, это всего лишь ночной кошмар, — Командор опять, как и в тот раз на лайнере, нежно погладил ее щёку, затем волосы.

— А если нет? Вдруг все это правда? Мне приснилось, что их убили.

— Обещаю, когда мы закончим свои дела на Титане, то сразу же полетим на Землю. И ты убедишься, что все в порядке.

— А если нет? — повторила свой вопрос девушка.

— Тогда мы во всем разберёмся и накажем виновных.

— Обещаешь?

— Да! А теперь успокойся и ложись спать. Завтра очень важный день, — Грэм легко подхватил девушку на руки и уложил назад в кровать.

Казалось, его ни капли не смутил тот факт, что Ольга была лишь в прозрачной ночной рубашке на голое тело. Но главным было другое, ее это тоже не смутило. Она доверчиво обняла парня за шею, когда он нёс ее к кровати. И потом, закрыв глаза, уснула, чувствуя присутствие Грэма рядом.

Командор подождал, пока девушка заснёт и, стараясь не разбудить ее, вышел из каюты, направившись в капитанскую рубку «Весёлого Роджера». Они с Ольгой жили не в соте, а на катере, так как тут были гораздо лучшие условия. Несмотря на то, что завтра должно было все решиться, Грэму не спалось. Поэтому он сел в повторяющее изгибы тела модное антропоморфное кресло и задумался.

Подготовка к восстанию была завершена. Адепты все это время тренировались как проклятые, набирая физическую форму и приобретая навыки владения рукопашным боем. Отдельным разделом обучения стало умение обращаться с огнестрельным оружием. Были отстреляны тысячи боеприпасов, но зато сейчас смело можно было сказать, что все они умели с ним обращаться. Сам Грэм чувствовал странный прилив энергии, казалось, чем сильнее становились его люди, тем мощнее становился он сам. И вот настал решающий момент. Сегодня ночью уже через пару минут, согласно данным, полученным от Хенка, начнётся сильная метановая буря. Из-за плотности атмосферы и ее продолжительности связь с Гюйгенсом будет утеряна. И появиться не раньше, чем послезавтра пополудни. Поэтому Грэм назначил атаку на четыре утра.

Раздумывая над всем этим, он не заметил, как задремал. Разбудила его Ольга, слегка потрясши за плечо.

— Пора? — открыл глаза Грэм.

— Да, осталось полчаса до назначенного времени.

— Ну что ж, тогда передай приказ командирам начать погрузку своих отрядов на корабль.

— Грэм, разреши и мне поучаствовать в сражении, — жалобно вскинула брови Ольга.

— Мы же обсуждали. Ты останешься здесь, если что-то пойдёт не так, заберёшь уцелевших и вы улетите. Кроме того, в предстоящем бою мне нужна свобода. Я не должен переживать о тебе и думать как защитить.

Услышав последний аргумент, девушка зарделась и молча кивнула, соглашаясь поступить так, как просил Грэм.


Питер был молодым парнем 21-го года от роду. Родился он в Гюйгенсе, там же окончил военное училище, и по распределению был направлен для прохождения службы в шахтерский посёлок, где содержался «биомусор». Вообще Питер хотел стать кадровым военным и мечтал принять участие в колонизации планет за пределами Солнечной Системы. Причём хотел он это сделать уже не в чине лейтенанта, а как минимум полковника.

— Ну, время ещё есть. Освоение планет за пределами нашей Системы будет не раньше, чем через 20 лет. Я как раз сумею продвинуться по карьерной лестнице, — ход его мыслей был прерван входящим вызовом.

— Дежурный диспетчер боевого эсминца «Капер» Питер Клински, слушаю вас.

— Доброе утро! Это Хенк, заведующий регистратурой. У меня срочное сообщение для командования.

— Что за сообщение? И вы видели время, Хенк?

— Время я видел. Но надвигается большая буря, знаете ли. Так вот, по расчетам и показаниям наших метеоботов, она будет в


убрать рекламу


три раза сильнее, чем предполагалось. Боюсь, соты не выдержат такого буйства стихии. Необходимо принимать решение об эвакуации.

Хенк блефовал, надеясь, что юнец, которого он видел перед собой на экране, ничего не смыслит в структуре посёлка и степени его защищённости от непогоды. В принципе, так оно и было.

— Но управляющий Кен Берби сейчас спит…

— Пустите меня на корабль, только побыстрее, я беру всю ответственность на себя. В противном случае отвечать придется вам.

Питер был молод и боялся разрушить свою карьеру, поэтому совершил ошибку — открыл швартовочный отсек, даже не проверив, на каком именно судне прибыл Хенк. Когда стыковка произошла, парень увидел, что вместо одного старика, в шлюз начало высаживаться много людей. Датчики показывали целую россыпь красных точек, количество которых все нарастало.

— Хенк, кто это с вами? — в голосе парня слышались нотки тревоги.

— Приём, Питер, плохо слышу, буря началась… не понимаю о чем вы, — услышал Клински, а потом связь и вовсе прервалась.

По Уставу, каждая буква которого, как известно, написана кровью, Питер должен был немедленно поднять тревогу. Но он знал нрав Берби, если она оказалась бы ложной, о хорошей рекомендации можно было бы забыть. А потому он совершил вторую ошибку, решил разобраться во всем сам.

— Скорее всего, это сбой в датчиках от начавшегося шторма. Старый Хенк служит очень давно, не думаю, что из-за него возникнут проблемы.


Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

А между тем, в шлюзе заканчивалась высадка «абордажной команды». Все триста адептов Братства уже были на борту и ждали распоряжений.

— Действуем по плану. Пол и Пот, ваши люди захватывают кормовую часть корабля. Ганнибал, на тебе жилые отсеки десанта. В случае чего, ты знаешь, что делать. Действуем быстро, не даём… — слова Командора были прерваны шипением отодвигающейся переборки.

— А вы кто… — начал, было, молодой парень в адаптивной одежде десанта.

Но договорить он не успел. Грэм пулей подлетел к нему и разрядил в упор всю обойму из своего автомата. Тело парня упало, а вместо головы остались лишь жалкие ошмётки. Командор с силой пнул его ногой, оно мешало перемещаться, загородив собой выход.

— Все, начинаем, не дайте надеть им скафандры. Видите, адаптивная одежда вполне по силам нашему оружию, даже ее боевой вариант.

После его слов адепты, подобно стае голодных псов, кинулись выполнять поставленную задачу.

И никому не было дела до простого хорошего парня Питера Клински, все стремления и мечты которого прервались в один миг. И лишь старый Хенк подошёл к трупу и молчаливо уставился на обезображенное тело.

— Прости. А знаешь, я тоже повоюю, — принял решение старик и, достав бластер, со слезами на глазах, последовал в направлении, которое выбрал для себя Командор.


В отличие от юного диспетчера, Марк Красс был опытным бойцом. Не зря трусоватый Кен поставил его охранять проход в капитанскую рубку. Поэтому, только услышав подозрительные шумы, он сразу же нажал кнопку тревоги и кинулся к бронешкафу надевать скафандр. Всего минута, и он был готов к любым неожиданностям, кроме того, на пост по сигналу прибыла дежурная группа, которая состояла из пяти десантников в усиленной штурмовой броне и боевого дроида класса «Защитник».

— Марк, ты зачем поднял… — начал, было, командир дежурной группы, но его слова заглушила серия взрывов, раздавшихся с разных сторон корабля, а также громкие звуки непонятных хлопков, которые сопровождались ударами об металл.


— Извини, Грэм, но я так не могу. Не буду нарушать своего обещания, а просто постараюсь спасти столько людей, сколько смогу, — проговорила Ольга и двинулась к выходу из «Весёлого Роджера».

Девушка приказала Искину корабля отправить медицинского дроида и платформу для перевозки грузов вместе с ней. Когда она проникла на вражеское судно, ее поразила вакханалия, которая там творилась. Со всех сторон доносились выстрелы, взрывы, шипение бластеров и лазеров. На секунду Ольга замерла в нерешительности, но тут весь корабль содрогнулся от сильного взрыва.

«Там точно понадобится моя помощь», — подумала она и двинулась в этом направлении.


Кену Берби снилось, что он снова на Земле. Постылая служба позади, и он в компании нескольких девиц легкого поведения отдыхает в одном из самых фешенебельных клубов. Управляющий довольно улыбался во сне, как вдруг раздался громкий вой сирены.

— Они что там, ополоумели? Если это учебная тревога, я не знаю, что сделаю с этими солдафонами, — зло проговорил Берби, но, тем не менее, выбрался с постели.

Впрочем, когда он увидел на камерах слежения, что происходит на корабле, его гнев быстро сменился другим чувством — страхом. Целая толпа непонятно откуда взявшихся людей в шахтерских скафандрах с нарисованным на спине непонятным знаком атаковала корабль. Мертвые тела десантников вперемешку с нападавшими были везде.

— Как такое возможно? Кто это? — дрожащим голосом проговорил Кен и поспешил в капитанскую рубку, которая была самым защищённым помещением на корабле. Благо она была рядом от его апартаментов.

— Какие будут приказания, сэр? — отдал Марк честь подошедшему управляющему.

— Держите оборону и никого не пускайте к рубке. Я попробую связаться с Гюйгенсом и запросить подмогу.

— Но, сэр, сейчас шторм, связи не будет до завтра, — возразил десантник Берби.

— Ты слишком много говоришь, выполняй приказ, — вызверился на него Кен и почти бегом кинулся в спасительное помещение командного пункта.

— Тюфяк, — произнёс ему в спину Марк. — Ну что, парни, вы слышали приказ?

Сейчас, как никогда, кораблю нужен был опытный или хотя бы решительный командующий, который, используя Искина, оценил бы обстановку на корабле и отдал грамотные приказы. Но Кен Берби думал только о себе. Он знал, что управляющую рубку защищает силовое поле, которое не под силу пробить никаким находящимся на эсминце вооружением. А атаковавшие, как он видел, были вооружены какими-то архаичными средствами нападения. Поэтому Кен надеялся, что имеющие преимущество в экипировке десантники справятся с ситуацией, а он, тем временем, в безопасности отсидится в командном пункте. Забежав в рубку, Берби облегченно вздохнул и активировал защитное поле. После чего уже более спокойно сел в капитанское кресло эсминца и активировал панель наблюдения, на которой сегментарно транслировались изображения со всех камер корабля. Кен был трусом, но не полным идиотом. Мельком оценив обстановку, он попытался отдать Искину корабля команду о включении обороны эсминца, но не смог — тот не отвечал, а как сделать это вручную Берби не знал. Испытав очередной приступ паники, он стал просто следить за происходящим на борту.

Бойня — так можно было охарактеризовать одним словом все увиденное. Их застали врасплох, в результате большинство десантников не успели надеть скафандры. Адаптивная же одежда была уязвима для оружия нападавших. Кен в ужасе уставился на панель наблюдения, и к его стыду ему даже захотелось в туалет от всего увиденного.

«Будь проклят тот день, когда я согласился принять это задание. Да и вообще улетел с Земли на этот гребаный спутник», — такая мысль пришла в голову Берби, а потом он не удержался от удивленного возгласа. — Не может быть, это же тот самый парень!!!

Управляющий смотрел на камеру, которая подавала изображение с блок-поста в коридоре, ведущем в капитанскую рубку. Он видел, как туда спокойно вошёл человек в скафандре, через прозрачный шлем которого было видно, что это тот самый новенький, пообещавший увеличить выработку добытых полезных ископаемых втрое.


Сначала все происходило по плану. Десантники в спальном отсеке не ждали атаки, а потому просто расстреливались на месте. Тем не менее нападавшие тоже несли потери, выучка солдат была на высоте и зачастую они успевали убить из ручных бластеров одного-двух адептов перед тем, как упасть растерзанными очередями выстрелов. Затем стало еще хуже. Жилых отсеков было много, а потом прозвучал сигнал тревоги. Поэтому, когда зачистить оставалось примерно одну пятую помещений, атакующие стали проигрывать. Оставшиеся в живых десантники успели надеть современные боевые скафандры и стали неуязвимыми для их оружия. Сами же солдаты легко убивали адептов Братства. Казалось, это конец и бунтари проиграли. Но низенький, чуть сутулый паренёк, думал по-другому.

— Особый отряд, за мной. Выдернуть запалы. Настало время умирать, — выкрикнул он и метнулся в последнюю часть помещений, дорогу к которым преграждало несколько одетых в скафандры десантников. По нему сразу открыли огонь, выстрелы лазерных винтовок и усиленных бластеров стали плавить его броню. Шахтерский скафандр с демонтированным сверлом и ранцем хоть и позволял двигаться быстро, но не обеспечивал достаточной степени защиты. Рваные дыры стали возникать в нем, лучи лазеров должны были пробить насквозь и тело смельчака. Но этого не происходило, и он весь в ожогах, но ещё живой, продолжал бежать по направлению к последней секции жилых отсеков.

— Врешь, не возьмешь! — что есть мочи орал Ганнибал, почти теряя сознание от боли.

В этой атаке он убедился, что Командор прав и они действительно Избранные. Его тело сейчас стало крепче скафандра, все эти лазеры и бластеры не могли пробить его. Но парень чувствовал, что слабеет с каждой секундой.

«Я должен успеть, должен добежать», — упрямо стиснув зубы, думал он.

И Ганнибал достиг своей цели, почти добежал, рухнув всего за несколько шагов до линии обороны. Он добился главного, вызвав весь огонь на себя, позволил «отряду смертников» ворваться в строй обороняющихся. Раздалась серия из нескольких взрывов, за которыми грянул один большой. Это сдетонировали все гранаты, которыми были увешаны смертники.

Тело парня взрывной волной отбросило в сторону предыдущей секции.

«Мы сделали это! Теперь и умереть не жалко!» — была последняя мысль парня перед тем, как он погрузился во мрак.

В отличие от отряда Ганнибала, две сотни Пол и Пота не встретили таких трудностей. В кормовой части судна был в основном гражданский персонал, который занимался обслуживанием двигателя и реактора корабля. Поэтому, легко убив нескольких застигнутых врасплох десантников, братья отдали приказ согнать всех остальных пленных в большой зал, который использовался на корабле для проведения праздников и торжественных мероприятий. Всего захваченных оказалось около пятидесяти человек.

— Братья, вот те, кто превратил подобных нам в стадо баранов. Те, кто издевался над нами, заставляя работать в поте лица. Те, кто осквернил свои тела внедрением «проклятых чипов», более того, они проросли в них, сделав одержимыми дьяволом. Какое наказание им за все это? — заорал Пол, указывая руками на толпу испуганно трясущихся пленных.

— Смерть!!! — заорал его брат.

— Смерть!!! Смерть!!! — стали скандировать и остальные члены отряда.

— Не смерть, но жертвоприношение. Во имя нашего Бога Яхве и его мессии Командора мы уничтожим нечестивцев!!! — прокричал Пол и, подскочив к первому захваченному, одним движением перерезал тому горло длинным кинжалом из легированной стали.

Помимо автоматов все адепты были вооружены ещё и ими, на случай, если закончатся боеприпасы или придется вступить в ближний бой.

Затем он стал ходить от одного пленника к другому и резать их как свиней. Цивилизованные люди, привыкшие жить в счастливом, мирном обществе, где нет насилия, не нашли в себе сил даже попытаться бежать. Настолько происходящее ошеломило их.

— Во славу Командора!!! — заорал Пол, закончив свою кровавую жатву, к которой присоединился и его брат Пот.

Вдвоём они за пару минут умертвили всех и сейчас стояли среди трупов, покрытые кровью с головы до ног, подобно двум демонам из преисподни. Но остальным адептам из их отряда было плевать. За три месяца братья успели воспитать из них настоящих фанатиков. И теперь эти люди с восхищением смотрели на своих предводителей.

— Ну и кто здесь «биомусор»? — думали они, смотря на тела убитых ими привилегированных граждан.


Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

Я думал, что накопил за это время достаточно сил, а потому смогу с легкостью подчинить управляющий Искин корабля и сделать этот захват максимально бескровным с нашей стороны, расстреляв десантников с помощью системы защиты эсминца, которая включала в себя множество мощных лазерных турелей. Но все оказалось не так просто.

На судне был установлен Искин последнего поколения. Кроме того, военный экземпляр существенно отличался от гражданских аналогов, в него была встроена процедура самоуничтожения. Поэтому, как только он почувствовал, что я беру его под контроль, то тут же активировал ее. Несколько секунд, и вся сеть корабля была уничтожена. Защитные турели превратились в неуправляемые бесполезные куски металла. Ну что ж, значит, адептам Братства придется потрудиться. В любом случае, без меня их бы просто уничтожили. План Грэма был, конечно, не плох, но могу с гордостью сказать, что без меня у нападавших не было бы ни малейшего шанса. Ладно, раз мой первоначальный план потерпел неудачу, займусь тем, что получается у меня лучше всего — защитой моего носителя. Чувствую, ему это сегодня понадобится.


Грэм осознанно выбрал для себя самое опасное направление для атаки. Ещё при предыдущем посещении корабля он заметил мощный круглосуточный блокпост, который преграждал путь к пункту управления кораблём. Он находился в отдалении от места высадки и поэтому Командор не сомневался, что там будут готовы его встретить. Парень спокойно, как на прогулке, шёл в выбранном направлении.

— Сдавайтесь, и будете жить, корабль захвачен, сопротивление бесполезно, — попытался блефовать он.


Марк Красс и его бойцы стояли в ожидании нападения. За это время они соорудили импровизированный бруствер, за которым как стационарный огневой пункт установили «Защитника», а сами заняли оборону вокруг него. Но вместо атаки отрядом нападавших к ним вышел какой-то чокнутый парень, в котором один из десантников узнал новичка-шахтера.

— Ба, да это же тот парень из карцера, который не обоссался от пыток, — произнёс солдат.

— Я видел его с Хенком. Они вдвоем разговаривали с управляющим Берби, — добавил второй.

— Заткнитесь, — буркнул Марк и выслушал предложение вошедшего человека о сдаче.

— Корабль не захвачен, пока остался в живых хоть один защитник, — ответил ему Красс.

— Тогда вы все умрете, — произнес этот безумец, а как ещё его назвать, если он деактивировал свой скафандр и в простом комбинезоне ринулся в атаку.

— Огонь, — прокричал Марк, хотя самому было немного противно стрелять в беззащитную цель.

Но произошло невероятное — фигура парня будто размылась в воздухе и все выстрелы прошли мимо. Нападавший, тем временем, ворвался в их строй. «Бам, Бам, Бам», — раздались звуки ударов, и тяжелые, облачённые в новейшие боевые скафандры, десантники стали разлетаться как кегли.

«Да кто же ты такой, черт возьми?» — удивленно подумал Марк, вставая на ноги после полученного им удара в солнечное сплетение. Система диагностики скафандра вывела перед глазами предупреждение, что у него сломаны два ребра. Но уже была наложена пенная шина и сделана инъекция обезболивающего.

Атаковав десантников, Грэм недооценил опасность дроида. А между тем тот выстрелил ему в спину снопом лазерных лучей, которые разделились в воздухе, перекрыв большой диапазон. Парень каким-то неимоверным кульбитом смог избежать попадания большинства из них, но один ударил его точно в живот, проделав в нем дыру размером с кулак.

— Ну, вот и все, — довольно подумал Марк, но потом у него волосы встали дыбом от увиденного — края раны на теле шахтера стали сходиться, несколько секунд, и от раны не осталось и следа.

— Да твою ж мать, это что за оживший герой комиксов? Сдохни ты уже!!! — с нотками истерики в голосе воскликнул один из солдат и стал хаотично стрелять в этого неубиваемого монстра.

Остальные тут же поддержали его, обрушив на парня шквальный огонь. Но все было без толку, тот был слишком быстр. Он снова избежал попаданий, и ударами рук и ног раскидал их по сторонам. На этот раз обошлось без переломов.

— Похоже, он слабеет, усилить натиск, — сделал вывод Красс и первый нажал на гашетку бластера.


Видно мы переоценили свои силы. Выйти против шестерых, одетых в новейшую броню, десантников и дроида класса «Защитник» было не самой лучшей идеей. И хотя Грэм, пусть и с трудом, вышибал на пассажирском лайнере бронированные переборки, не стоило забывать, что там не выдерживали, прежде всего, крепления. Здесь же мы имели дело с адамантиевыми скафандрами с усиленным экзоскелетом, напичканными, к тому же, всякой техникой и медицинскими штуками. Силы ударов Грэма не хватало, чтобы пробить их и нанести фатальный удар. А на исцеление ран и быстрое передвижение шло очень много сил. Колонии биороботов и мои структуры разрушались с пугающей скоростью. Ещё немного, и мой носитель не сможет уворачиваться от выстрелов, и тогда нам придет конец. Ну же, «душа», твой выход. Но она безмолвствовала. Неужели все закончится так глупо, успел подумать я, как вдруг парень на мгновение замер, вытянув руку. Это его движение совпало с внезапно усилившимся притоком энергии от отряда под командованием братьев. И что дальше?

Да уж, будь у меня человеческие органы зрения, сейчас бы они «вылезли из орбит». Случилось невероятное, в раскрытой ладони Грэма появился один из его парных мечей. А пережить секунду неподвижности ему помог старик Хенк. Как это возможно, что клинок сумел перенестись на несколько сотен миллионов миль? Не знаю!!! Но часть моего сознания вдруг оказалась в теле Сары, заметив, что ее рука изувечена, мне удалось успеть активировать процедуру восстановления. Потом эту частичку меня вновь выбросило назад, и я опять стал цельным.

Грэм чувствовал, что слабеет с каждой секундой, его силы убывали в неравной схватке, а удары были слишком слабы.

— Мне нужны мои мечи! Ну же! — воскликнул Командор и замер, требовательно вытянув руку и разжав ладонь.

Шквал попаданий должен был убить его за время этой паузы. Но положение в который раз спас старый Хенк. Он неожиданно для всех и как-то по-молодецки выпрыгнул вперед Грэма, приняв на себя все эти выстрелы. Его скафандр пусть и не был таким хламом, как шахтерские, но и боевым отнюдь не являлся. Поэтому сразу с десяток глубоких ран появились на его теле. Старик не успел ничего сказать, он умирал с улыбкой на лице, счастливым, как человек, выполнивший своё предназначение.

И мироздание дрогнуло, слепая вера и ряд случайностей позволили произойти невероятному — меч действительно появился в руке чудом уцелевшего парня. Его пальцы уверенно сжали эфес и он, грустно улыбнувшись, ринулся в атаку.


Марк Красс понял, что был прав, и парень действительно слабеет. Он уже с трудом уклонялся от выстрелов, а удары практически не наносили повреждений. Но внезапно все изменилось. В руке безумца появился неизвестно откуда взявшийся меч. А выжить ему помог подставившийся под выстрелы старый дурак Хенк. Этим мечом за пару секунд этот «супергерой» нашинковал в капусту всех напарников десантника и разрубил на несколько кусков считавшегося почти неуничтожимым «Защитника».

— Ты кто такой? — рухнул на колени Марк.

— Мое имя Командор!!! И скоро все узнают о нем. Ты храбро сражался солдат, жаль, тебе не место среди нас.

«Безумец!» — успел подумать десантник перед тем, как человек, называвший себя Командором, отрубил ему голову.


Кен Берби видел весь этот ужас с помощью камеры наблюдения. Он несколько раз даже щипал себя за руку, надеясь, что это сон и желая проснуться. Но, к сожалению, все происходящее было реально. На его корабль напали нелюди. Один пробежал невредимый около 40 метров под шквальным огнём лазеров и бластеров. Двое других устроили в актовом зале кровавую резню. Но всех переплюнул их глава, голыми руками уничтожив шестерых закованных в современную броню десантников и дроида класса «Защитник». А сейчас этот монстр шёл сюда. И Берби уже не был уверен в прочности силового поля, защищавшего капитанскую рубку. Более того, он сам обезумел от страха. Иначе как объяснить тот факт, что управляющий, глупо хихикая, активировал систему самоуничтожения корабля и, достав из креплений на поясе лазер, произнёс:

— Посмотрим, ублюдок, как ты выживешь в термоядерном взрыве…

А потом Кен Берби сделал первый и единственный смелый поступок в своей жизни — нажал на курок, проделав дыру у себя в голове.



убрать рекламу








На главную » Григорьев Алексей Алексеевич » Биомусор.