Мессенджер Шеннон. Звёздный камень читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Мессенджер Шеннон » Звёздный камень.





Читать онлайн Звёздный камень. Мессенджер Шеннон.

Шеннон Мессенджер

Звёздный камень

 Сделать закладку на этом месте книги

Shannon Messenger

Keeper of the Lost Cities: Lodestar


Text copyright © 2016 by Shannon Messenger

Cover Illustration copyright © 2016 by Jason Chan

© Чамата Т., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Исток», 2019


* * *

Посвящается Кейти и Джо, которые привнесли новое значение в слова «превзойти себя»



Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

«Это их цель».

Слова бушевали в мыслях Софи, пока она бежала по винтовой лестнице, считала шаги, пыталась угадать, какая дверь ей нужна.

Первая оказалась заперта.

За второй распахнулась тьма.

Третья открыла путь, залитый зловещим синим светом колдовского огня.

Софи помедлила; пол задрожал, с потолка струйками посыпалась пыль, царапая горло и мешая дышать.

Следуя пламени, она двинулась вперед.

Коридоры змеились, переплетались – продуманный лабиринт, созданный, чтобы обмануть. Проглотить. Разделить.

Дрожь усиливалась с каждым шагом. Чувствовались толчки – слабые, но очевидные.

И такие далекие.

Никто не почувствует нарастающую рябь, похожую на волны, набирающие скорость.

Все слишком зациклились на своем торжестве.

Слишком увязли в воображаемой победе.

Слишком доверчивые.

Слишком слепые.

Они опоздали.

Земля затряслась сильнее, первые трещины поползли по камням.

«Это их цель».

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

– Не безопасность, а кошмар какой-то! – проворчал Сандор, держа большую серую руку на рукояти громадного черного меча.

Его писклявый голос напоминал скорее о говорящей мыши, чем о смертельно опасном телохранителе.

Мимо пробежало несколько одаренных. Когда хихикающие ребята запрыгали, пытаясь лопнуть полные конфет пузыри, летающие между мерцающих хрустальных деревьев, Сандор притянул Софи ближе. Вокруг по усыпанному конфетти залу бегали ученики в развевающихся янтарно-золотых плащах третьего курса, хватая сладости и бутылки пышноягодного сока и подкидывая украшенные мишурой подарки в длинные белые думательные колпаки, свисающие со шкафчиков.

Празднование окончания промежуточных экзаменов было традицией Фоксфайра – вовсе не надвигающейся гибелью, которую воображал себе Сандор. Но все же Софи понимала его тревогу.

Родители, расхаживающие по коридорам, украшенным лентами.

Незнакомцы в толпе.

Любой из них мог оказаться мятежником.

Злодеем.

Врагом.

Сандор заметил, как Софи выдернула ресничку, – ее нервная привычка вновь разгулялась в полную силу.

– Все будет хорошо, – заверил он, поразительно мягким для двухметрового гоблина движением заправляя прядь светлых волос ей за ухо.

Присутствие Сандора действительно успокаивало – особенно после того, как она чуть не потеряла его в битве за Эверест. И теперь Сандор не был единственным гоблином в Фоксфайре. В каждом из шести корпусов главного здания появились собственные патрули, а два дополнительных отряда дежурили на улице.

Совет усилил охрану и в остальных Забытых городах.

Им пришлось.

Огры до сих пор угрожали войной.

А за три недели с момента, как Софи с друзьями вернулись из «Черного лебедя», «Незримые» успели сжечь главные ворота Убежища и вломиться в канцелярию Атлантиды.

Софи догадывалась, зачем мятежникам понадобился тайный эльфийский заповедник, – они явно не знали, что она убедила Совет отпустить драгоценных аликорнов на волю. Но нападение на канцелярию оставалось загадкой. Старейшины собирали подробную информацию по каждому рожденному эльфу, и никто не собирался рассказывать о пропавших или измененных записях, и были ли они вообще.

Пузырь лопнул о голову Софи, и Сандор поймал коробочку праттловских конфет, которые лежали внутри.

– Если хотите их съесть, то мне нужно все проверить, – заявил он.

Широкий плоский нос Сандора не учуял следов яда в конфетах, но он решил проверить еще и вкладыш. В каждой коробке «Праттлс» лежали коллекционные значки, и раньше «Черный лебедь» передавал через них сообщения.

Он выудил бархатный мешочек, и Софи осознала, что стискивает висящее на шее лекарство от аллергии. На шнурке рядом с ним до сих пор висел серебряный лунный жаворонок, подаренный Каллой, – напоминание о потерянном друге, символ роли, которую она должна была научиться играть.

– Вроде бы все в порядке. – Сандор протянул ей маленький значок с бубри – странной черной птицей с ярко-желтыми перьями в хвосте. – Сомневаюсь, что тут скрыто важное послание.

Софи была с ним согласна. Особенно учитывая, что «Черный лебедь» хранил раздражающее молчание.

Ни записок. Ни подсказок. Ни ответов во время коротких встреч.

Они якобы «собирались с силами». И это тянулось целую вечность.

Совет делал хоть что-то – организовывал гоблинские патрули, пытался договориться с ограми о мирных переговорах. «Черный лебедь» могли бы…

На самом деле, Софи не знала, что они могли бы сделать.

Вот они, проблемы, принесенные другом, переметнувшимся к врагу.

– Вот ты где! – раздался за спиной знакомый голос. – Я уж думал, ты нас бросила.

Софи моментально узнала четкий глубокий акцент, но все равно пожалела, что насмешливые слова не принадлежат другому эльфу.

Фитц, одетый в красную форму пятого курса, был таким же симпатичным, как и всегда, но идеальная улыбка не отражалась в бирюзовых глазах. Недавние события стали серьезным ударом для всех ее друзей, но Фитцу пришлось тяжелее всего.

И его брат, и его лучший друг сбежали к «Незримым».

Предательство Алвара заставило Фитца насторожиться, засомневаться в своих воспоминаниях.

Но предательство Кифа?

Он не говорил о нем вовсе.

Хотя Софи все равно не могла часто поднимать тему. Мало кто знал правду. Все остальные поверили в тщательно сплетенную ложь «Черного лебедя» о том, что Киф ушел оплакивать пропавшую мать. Даже Совет ничего не подозревал, и Софи надеялась, что так и останется. Чем меньше публике было известно, тем легче Кифу будет вернуться домой.

Если он вернется.

– Все нормально? – спросил Фитц, и она поняла, что забыла поздороваться. – Надеюсь, ты не волнуешься об экзаменах. Ты точно их сдала.

– Даже не знаю…

Фотографическая память помогала – но в последнее время сосредоточиться на занятиях было тяжело. Хотя, честно сказать, об экзаменах Софи практически не думала. Она была уже не той девочкой, что год назад, когда считала, будто исключение из Фоксфайра – это конец света. Потом она пережила похищение, ее считали мертвой, изгоняли из Забытых городов, она помогла остановить чуму, грозящую убить весь гномий народ. Она даже пробралась в столицу огров и разрушила половину города – именно поэтому Совет сейчас пытался заключить новый эльфо-огрский мирный договор.

– Расслабься, – посоветовал Фитц, пока в голове у нее метались кошмары, в которых огры с бугристыми лицами прорывались по блестящим эльфийским улицам. – Мы вроде как должны праздновать.

Веселье в его голосе было вымученным. Но Софи понимала, что Фитц старается.

И не только он. Все они.

Старались.

Ждали.

Надеялись.

– Сейчас, только думательный колпак возьму, – сказала она, направляясь к шкафчику. Во время экзаменов носить длинные колпаки было обязательно: они ограничивали телепатические способности и не давали списывать – хотя усиленные способности Софи ограничениям не поддавались. А после экзаменов колпаки становились мешками для подарков, и ученики собирали в них сладости, безделушки и ценности.

– Мне нужно будет осмотреть ваши подарки перед распаковкой, – предупредил Сандор, помогая Софи поднять переполненный колпак.

– Отлично, – сказал Фитц. – Пока он занимается остальными подарками, открой мой.

Он вытащил из кармана полуплаща небольшую коробочку и передал ее Софи. Перламутровая оберточная бумага переливалась бирюзовыми блестками, а завязан подарок был шелковой бирюзовой ленточкой. Фитц что, догадался, какой у нее любимый цвет?

Софи очень надеялась, что он не понял причину…

– Надеюсь, в этом году я справился лучше, – вздохнул Фитц. – Биана говорит, что с загадочником я облажался.

Ручка, пишущая загадками, которую он подарил в прошлом году, действительно разочаровала, но…

– Поверь, мне понравится, – заверила Софи. – И вообще. У меня скучный подарок.

Сандор заявил, что идти в Атлантиду за покупками будет слишком рискованно, поэтому весь предыдущий день Софи потратила на то, чтобы испечь друзьям подарки.

Она протянула Фитцу круглую серебряную банку, и он тут же открыл ее.

– Волнистые кексы? – удивился он, впервые за несколько дней искренне улыбаясь.

Обернутые серебряной фольгой сладости напоминали шоколадно-сливочную смесь пирожных и простых кексов, а в их центре утопала спрятанная конфета. Эдалин, приемная мать Софи, показала ей рецепт и помогла придумать два разных вкуса.

– Как ты узнала, что я люблю мятный шоколад? – спросил Фитц, снимая серебристую обертку и проглатывая кекс за один укус.

– Я не знала, – ответила Софи. – Знала бы, не положила бы карамельных кексов.

– Они тоже отличные, – заметил он, а потом нахмурился, поглядев на свой подарок. – Не хочешь открыть?

– Может, подождать, пока придут остальные?

– Не. Лучше сейчас, пока мы вдвоем.

От того, как он это сказал, сердце затрепетало, хотя Софи и понимала, что Фитц не видит ее в таком свете. Пока она аккуратно разрывала блестящую бумагу, в мыслях пронеслись десятки предположений. Но она все равно не была готова найти…

– Кольца?

– На большие пальцы, – объяснил Фитц. – Так принято у когнатов.

Софи не понимала, как украшения относятся к редкой телепатической связи, но заметила на руках Фитца похожие кольца. На покрытом зеленоватой патиной металле были выгравированы инициалы. СЭФ – Софи Элизабет Фостер – справа и ФЭВ слева.

– Фитцрой Эйвери Вакер.

– Тебя зовут Фитцрой? – переспросила Софи.

– Ага. Не знаю, чем родители думали. Но смотри. Попробуй открыть мне свои мысли, а потом сделай вот так.

Он вытянул руки ладонями вверх и подождал, пока Софи повторит.

Едва она проделала то же, кольца нагрелись и притянули их руки друг к другу подобно магнитам.

– Они сделаны из руминеля, – сказал Фитц, – который реагирует на энергию разума. Он ничего не меняет, просто показывает, когда наши мысли связаны, и я решил, что кольца помогут нам сосредоточиться и… – он замолчал. – Тебе не нравится, да?

– Нравится, конечно!

Даже слишком, пожалуй.

Она просто старалась этого не показывать.

Все вокруг смотрели на них.

И перешептывались.

И хихикали.

Фитц повернул ладони, нарушая связь колец.

– Думаю, надо было остановиться на ожерелье, которое показывала Биана. Просто у тебя их и так много, а последнее…

Он не закончил.

Иначе пришлось упомянуть Кифа.

– Я рада, что ты выбрал кольца. Серьезно. Мне они нравятся, – она попыталась улыбнуться.

В ответ она получила еще одну улыбку, и Фитц отбросил со лба темные волосы.

– Пойдем, Декс с Бианой уже заждались.

– А где Гризель? – спросил Сандор, когда они двинулись вперед. – Она должна быть рядом с вами.

– Я здесь, – раздался хриплый женский голос, и из тени выскользнула гибкая серая гоблинка в приталенном черном комбинезоне. Охранница Фитца не уступала по росту Сандору, но была куда стройнее – а недостаток мышц восполнялся скрытностью и изяществом.

– Клянусь, – произнесла она, постукивая Сандора по носу, – от тебя слишком легко скрыться.

– В таком хаосе кто угодно спрячется, – фыркнул тот. – И у нас нет времени на игры!

– На игры всегда есть время. – Гризель отбросила длинный хвост волос за спину так, будто она… Флиртовала?

Сандор, видимо, тоже заметил, потому что серая кожа покрылась легким румянцем. Кашлянув, он обернулся к Софи.

– Мы же шли в столовую?

Та кивнула и последовала за Фитцем по запутанным коридорам, разноцветные хрустальные стены которых поблескивали под лучами солнца. Столовая располагалась на втором этаже пятиэтажной стеклянной пирамиды, которая стояла в середине двора, с трех сторон окруженная главным зданием, изгибающимся в виде буквы «П».

Большую часть пути Софи раздумывала, как быстро Декс заметит ее новые украшения. Оказалось, что за три секунды – а еще через одну он увидел на больших пальцах Фитца такие же кольца.

Щуря голубовато-фиолетовые глаза, он нарочито весело произнес:

– Вижу, в этом году мы оба выбрали кольца.

Биана продемонстрировала Софи кольцо, которое выглядело весьма знакомым – возможно, потому что у нее самой было такое же, разве что не настолько блестящее, кривоватое и куда менее розовое.

– Для тебя я тоже сделал, – сказал Декс Фитцу. – Оно в твоем думательном колпаке. И Тэму с Лин я подарю такие же, когда мы снова увидимся. Так у нас всех будут тревожные кнопки – и я усилил передатчики, так что смогу настроиться на сигнал, даже если вы не нажмете на камень. Просто на всякий случай.

– Ваши технопатские штучки не понадобятся, – заявил ему Сандор, указывая на их группу телохранителей – четырех гоблинов.

– Но запасной план лишним не будет, да? – спросила Биана, любуясь кольцом. Розовый камушек подходил блестящим теням, которыми она накрасила бирюзовые глаза, и блеску на губках. Биана напоминала Софи кукол, которых в детстве покупали ее человеческие родители – она была слишком красивой и стильной для реального мира.

– Еще раз спасибо, – улыбнулась Биана Дексу. – Никогда его не сниму!

Щеки Декса покраснели под стать розовато-рыжим волосам.

Софи улыбнулась. Она была рада, что Декс с Бианой так подружились – особенно учитывая, сколько лет Декс дулся на Вакеров. Раньше он звал Фитца «Чудо-мальчиком» и заявлял, что их легендарная семья слишком высокомерная и идеальная.

Теперь никто так не думал.

Более того, в прошлом году думательные колпаки Фитца с Бианой не были такими пустыми. Их родители решили не позволять «Черному лебедю» прикрыть исчезновение Алвара, как те сделали с Кифом. Алвар обманывал их больше десяти лет, пользовался их знатным положением, чтобы шпионить за отцом и Советом, – и помог похитить Софи и Декса. Он не заслуживал защиты, пусть отказ и навлек на семью незаслуженный позор.

За столиком воцарилась неловкая тишина, и Софи постаралась не смотреть на пустующие стулья. Отсутствовал не только Киф, но и Дженси, который решил сесть со старыми друзьями. Он вновь начал общаться с ними, пока Софи с остальными жили у «Черного лебедя», и не спешил возвращаться, будто боялся, что его бросят снова. Марелла тоже их избегала – хотя за столом Стины Хекс ее не было, что стало для Софи неожиданностью. Марелла сидела одна в самом дальнем углу, а рядом со Стиной была бывшая подруга Бианы, Марука.

Стина заметила наблюдающую Софи и не улыбнулась в ответ – но и не стала пронзать ее взглядом. Видимо, это был максимум дружелюбия, на который она стала способна, едва выяснилась связь между ее отцом и «Черным лебедем».

– Вот, – сказал Декс, вкладывая в руки Софи белую коробочку. – Твой подарок, прости, что не упаковал. Рекс и Бекс потратили все ленточки, пока привязывали Лекса к люстре.

Тройняшки, два младших брата и сестра Декса, были известными проказниками. Софи подозревала, что именно их громкие вопли доносятся с другого конца столовой. И она ожидала открыть коробочку и найти очередное переделанное Дексом устройство. Но подарок напомнил о том, что он был еще и прекрасным алхимиком.

– Ты сделал духи из Панейка? – спросила она, встряхивая хрупкий хрустальный флакон и наблюдая за розово-фиолетово-синими лепестками, кружащимися в мерцающей жидкости.

Откупорив флакон, она прикрыла глаза и вдохнула насыщенный сладкий запах. Он тут же перенес ее на пастбища Хэвенфилда, под покачивающиеся ветви дерева Каллы. Панейки вырастали, лишь когда гномы по собственной воле жертвовали жизнью и трансформировались в свою последнюю древесную форму. Калла пошла на это ради своего народа: ее исцеляющие цветы покончили со смертоносной чумой, устроенной ограми.

– Понимаю, ты и так постоянно чувствуешь его запах, – вздохнул Декс, – но я знаю, что ты по ней скучаешь. А так, если побрызгаешься духами, маленькая часть ее всегда будет с тобой, куда бы ты ни пошла.

Голос Софи подвел ее, поэтому она схватила Декса и обняла изо всех сил – но, видимо, не отпускала его слишком долго. Когда она отстранилась, Декс был краснее школьной формы Фитца.

От неловкости их спасли распахнувшиеся двери столовой.

Несмотря на недавнее спокойствие, у Софи вспотели руки, пока она выискивала в потоке родителей Грейди и Эдалин. Первым делом она заметила взъерошенные светлые волосы Грейди, а как только встретилась взглядом с его яркими голубыми глазами, на красивом лице расползлась широкая улыбка.

– Сдала все блестяще! – крикнули они с Эдалин Софи, помчавшейся им навстречу.

Софи обняла обоих родителей.

– Даже лингвистику?

Этот предмет волновал ее куда сильнее остальных. Благодаря таланту полиглота Софи с детства понимала языки, но после того, что сделал Киф, она отказывалась подражать чужим голосам. К тому же ее отношения с наставницей были… сложными. Леди Каденс питала особую симпатию к ограм, и ей не нравилось, что Софи приложила руку к затоплению их столицы.

– За нее самая низкая оценка, – признала Эдалин, убирая с лица волнистую прядь янтарных волос. – Но все равно значительно выше минимального порога.

– А лучше всего ты сдала инфликцию, – добавил Грейди. – Старейшина Бронте сказал, что на уроках ты старалась изо всех сил. Более того, он считает, что ты достигла высочайшего уровня подготовки.

– Это плохо? – спросила Софи, заметив его приподнятые брови. Ей не нравилось причинять боль – но способность спасла ей жизнь. А благодаря тренировкам она могла хоть как-то подготовиться к следующей встрече с «Незримыми». – Я просто хочу научиться защищаться – и да, знаю, у меня есть Сандор. Но и его можно победить. Стоит подготовиться к худшему развитию событий, согласитесь?

– Да, – кивнул Грейди. – Но, думаю, нам с тобой нужно будет поговорить. Хорошо?

Софи едва заметно кивнула. Ей очень не хотелось выслушивать очередную лекцию на тему «с большой силой приходит большая ответственность». Но она сомневалась, что получится ее избежать.

– Вы собираетесь уходить? – спросила она, зная, что родители не любят толпу. До того, как она переехала к ним, Грейди с Эдалин шестнадцать лет прятались ото всех, оплакивая смерть единственной дочери. Джоли погибла в пожаре, который, как недавно выяснилось, устроил ее жених, Брант – скрывающийся пирокинетик и лидер «Незримых».

– Мы в порядке, – заверил Грейди, сжимая ладонь Софи. – И мы не можем уйти, пока магнат Лето не выступит с заключительным словом.

Имя слетело с его языка легко, без запинки, как иногда бывало у Софи. Теперь, когда она узнала его тайную личность, ей постоянно хотелось назвать его мистером Форклом.

Софи оглядела столовую в поисках друзей и увидела, как они улыбаются и радуются. Среди них были даже Алден с Деллой – родители Фитца с Бианой, которые давно не выглядели настолько счастливыми. Она направилась к ним, чтобы поздороваться, но тут свет погас, и на стеклянной стене появилась проекция магната Лето.

– Вы, дети, отлично потрудились! – начал он речь со своих любимых слов.

Сколько бы раз Софи ни всматривалась в его зализанные волосы и резкие черты, она все равно не могла разглядеть раздувшееся морщинистое лицо лидера «Черного лебедя». Но она своими глазами видела, как исчезает его маскировка.

– Понимаю, что обычно после экзаменов вы уходите на шестинедельные каникулы, – продолжил магнат Лето, – но в свете последних событий Совет решил привнести некоторые изменения. Я не стану углубляться в детали – Совет пришлет официальные свитки после выходных. Но я хотел предупредить вас, чтобы вы были готовы. И не забывайте, если смотреть на перемены широким взглядом, они могут оказаться мощным вдохновением.

Проекция исчезла, и шепот перерос в громогласное обсуждение того, что он имел в виду.

– Ты не знаешь, о чем он? – спросил Грейди у Софи.

Она не знала – и это раздражало только сильнее. После стольких споров с «Черным лебедем», после бесконечных просьб обсуждать дела с ней и поверить ей, они все равно удерживали ее на расстоянии вытянутой руки.

– Похоже, все пошли по домам, – заметил Грейди, предлагая подержать ее подарки, пока она отнесет думательный колпак в шкафчик.

Когда Софи вернулась в холл, тот пустовал – в нем были лишь она, Сандор и несколько забытых пузырей с конфетами. Софи оставила колпак на полке и уже хотела было уйти, как заметила белый конверт со знакомым изогнутым черным изображением.

– Наконец-то, – прошептала она, разрывая плотную бумагу прямо через символ лебедя.

Внутри обнаружилась короткая записка – и подарок.

Она надела длинное ожерелье, даже не взглянув на кулон с каймой в виде лебединой шеи и круглым стеклом в центре. Такой же монокль «Черный лебедь» подарил, когда она принесла им клятву верности, но его уничтожил Брант, и теперь она была рада замене.

– Что сказано в записке? – спросил Сандор, напоминая, что без него на тайные встречи она ходить не будет.

Софи передала ему бумажку, которая была куда прямолинейнее обычных подсказок «Черного лебедя»:


Кабинет директора. 

Сейчас. 

Приходи одна. 


– Мне это не нравится, – пробормотал Сандор.

– Как всегда.

Без лишних слов он пошел за Софи, возвращающейся в стеклянную пирамиду. На пути она не поднимала взгляда и вздохнула с облегчением, когда добралась до верхнего этажа, не наткнувшись на друзей. Узнай они о записке, они бы обязательно пошли с ней.

– Входите, мисс Фостер, – послышался низкий голос магната Лето из-за тяжелой двери, не успела Софи даже постучать. – Но Сандор пусть останется за дверью. Наш разговор никто не должен услышать.

Вздох Сандора напоминал рык.

– Я буду ждать тут – а если вы прыгнете без меня, то вас будут ждать последствия.

– Закрой за собой двери, – велел ей магнат Лето, когда она вошла, и его голос эхом отразился от стеклянных стен.

Солнечный свет лился сквозь окна, и треугольный кабинет ослепительно сверкал. Каждая вторая стеклянная стена была зеркальной – наследие дней, когда Старейшина Алина, самая нелюбимая Старейшина Софи, была директором Фоксфайра.

– Рад, что ты пришла, – сказал магнат Лето из глубин рабочего кресла. Он сидел лицом к окну, прячась за жесткой спинкой. – Извиняюсь за поспешную записку. В следующий раз обязательно напишу послание в стихах.

На последних словах голос стал выше, и, пока Софи пыталась понять, в чем дело, кресло медленно повернулось к ней.

Вместо черноволосого эльфа, которого она ожидала увидеть, перед глазами предстал одетый в черное парень с искусно уложенными светлыми волосами и известным талантом к подражанию чужим голосам.

– Киф? – прошептала она.

Он усмехнулся.

– Соскучилась по мне?

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ух ты, ничего себе волна эмоций, – заметил Киф, помахав рукой в воздухе. – Такое ощущение, что ты хочешь меня или обнять, или придушить. Лично я голосую за «обнять».

Он откинулся в кресле, широко раскинув руки.

– Ты серьезно собираешься и дальше шутить? – спросила Софи, стараясь не поднимать голос. Она не хотела, чтобы в комнату ворвался Сандор, пока она ничего не разузнала.

– Не подходи, – предупредила она, когда Киф встал. – Я практиковала инфликцию. Много практиковала.

Одна из ладоней легла на солнечное сплетение, потирая ком эмоций, засевший под ребрами. Бронте научил ее связывать их и выпускать, когда понадобится всплеск яростной силы.

Улыбка Кифа пропала.

– Ты что, боишься меня?

– Ты тут эмпат.

Слова зависли в воздухе на несколько секунд, становясь все тяжелее и тяжелее.

Киф опустился в кресло.

– Ух ты… не ожидал.

– А чего ты ожидал? Ты сбежал к «Незримым»! Ты же понимаешь, что они пытаются меня убить, да? А еще они убили Кенрика с Джоли, почти уничтожили гномов и…

– Знаю, – перебил Киф. – Но и ты меня знаешь, Фостер.

– Думала, что знаю.

– Знаешь. Я не изменился. И я пытаюсь покончить с этим кошмаром. Если я выясню, что они замышляют…

– Нет уж, – вклинилась Софи. – Отвратительная идея. Ты не сможешь работать на два фронта. Рано или поздно они заставят тебя что-нибудь сделать.

Киф заерзал.

– Я понимаю, что это рискованно…

– И глупо, – добавила Софи. – И опасно. И…

– Я все равно не могу отступить. Все будет в порядке. Главное – соблюсти баланс.

– С преступниками нельзя соблюдать баланс, Киф. Они плохие. Все просто.

– Мы оба понимаем, что «просто» никогда не бывает. Вообще-то, помнится, ты говорила, что злодеи не бывают полностью плохими.

– Я сказала это не для того, чтобы ты к ним присоединился! Я говорила, что из-за этого они так пугают!

– Знаю. Но… у меня есть план. Нужно его придерживаться.

Он поглядел на нее светло-голубыми глазами, моля о понимании.

Софи покачала головой:

– Мы можем победить их вместе. Команда Фостер – Кифа, не забыл?

– И сколько раз ты окажешься на волоске от смерти? – спросил он. – Сколько раз понадобится срочно вызывать врача? А если Элвин не сможет тебе помочь?

– А если он не сможет помочь тебе?

– Я… не так важен.

Вот она.

Поглощающая Кифа вина.

Самое опасное чувство для эльфа.

Оно искалечила многих. Однажды из-за него с ума сошел Алден. А некоторые эльфы становились безрассудными.

– Ты не обязан меня защищать, – сказала Софи.

– Возможно. Но если что-то случится…

Софи ждала продолжения – ждала причину, по которой он чувствовал себя ответственным за нее. Но он молчал, и она заговорила сама.

– Знаю, ты винишь себя за поступки мамы…

– Дело не в ней!

Именно в ней.

Софи слишком хорошо его знала.

Из-за жесткого, грубого отца жизнь Кифа всегда была адом. Но все стало еще хуже, когда он выяснил, что его мама – одна из лидеров «Незримых». Она даже стерла несколько его детских воспоминаний и сделала из пряжки с семейным гербом маячок, чтобы Киф привел «Незримых» прямо к своим друзьям. Но все это случилось до того, как «Незримые» бросили ее умирать в огрской тюрьме в качестве наказания за схваченного в плен пособника.

Киф постоянно заявлял, что ему плевать. Но леди Гизела оставалась его матерью – и он присоединился к «Незримым», как только понял, что они могут помочь спасти ее.

– Прошу тебя, – взмолилась Софи. – Мы можем все то же, что и они. Только вернись домой, пока не поздно.

– Уже поздно.

Он говорил так же холодно, как в тот раз, когда сказал, что больше не может притворяться тем, кем Софи хочет его видеть.

– Значит, все дело в инициативе «Путеводная звезда»? – спросила она.

Об этом таинственном проекте она слышала лишь дважды – один раз от «Незримых» и один раз в разуме Кифа, в воспоминании, которое пыталась стереть его мать. Видимо, это был большой план «Незримых». И Киф считал себя его частью.

Встав, Киф начал расхаживать по комнате, держась от Софи на некотором расстоянии.

– Что вообще такое Путеводная звезда? – надавила та. – И что еще ты вспомнил? Ты сказал, что воспоминаний несколько.

– Неважно.

– Еще как важно.

Киф поднял голову к потолку, глядя на самый пик.

– Просто пойми, что я – не ты. «Незримые» не дадут мне выбора.

Софи тоже была частью проекта – «Лунного жаворонка», работы «Черного лебедя». Они генетически усилили ее способности и наполнили разум важными тайнами, но до сих пор не объяснили зачем. Но мистер Форкл всегда говорил, что ей самой решать, участвовать или нет.

– Выбор есть всегда, Киф.

– Ага. Я найду способ покончить с этим на моих условиях. Вот что я выбрал.

Воцарилась тишина, и Софи коснулась амулета, который был приложен к записке.

– Это тот самый, которым Брант приказал меня заклеймить?

Киф скривился.

– Нет. Это мой. Я его выкрал.

– И что будет, когда они заметят пропажу?

Он пожал плечами.

Софи вздохнула.

– Ничего не получится, Киф. Брант с Финтаном сумасшедшие, но не глупые. Как и Алвар. Кто-нибудь из них поймет, что ты делаешь, и кто знает, как тебя накажут? Просто уходи от них, и мы вместе придумаем новый план.

Она протянула ему руку.

Киф так долго смотрел на нее, что мышцы начали ныть.

– Так, значит? – спросила Софи, когда он отвернулся. – Ты предпочтешь причинять боль тем, кто о тебе беспокоится?

– Я вам помогаю!

– И причиняешь боль. Знаешь, что сделал Фитц, когда я рассказала о твоем уходе?

Киф провел рукой по во


убрать рекламу


лосам, портя идеальную прическу.

– Полагаю, что начал орать.

– Я на это надеялась. Но он даже голос не повысил. Просто отвернулся, чтобы я не увидела, как он плачет. С Бианой было то же самое. Даже Декс прослезился.

Потянулись секунды. Может, минуты. Казалось, что прошла вечность, а затем Киф прошептал:

– А ты?

– Я плакала сильнее всех, – призналась она. – А потом разозлилась. Ты украл тайник Кенрика. Ты использовал мой голос!

В маленьком шарике хранились семь Забытых тайн – информация слишком опасная даже для Совета. У каждого Старейшины был собственный тайник, и Кенрик попросил Орели доверить Софи свой после его смерти. Софи поклялась защищать его ценой своей жизни, и если она не вернет его, пока Совет не заметит пропажу…

– И помог тебе сбежать, – напомнил Киф Софи.

– Да, но бусина была только одна. Что будет, когда «Незримые» найдут меня в следующий раз? Или не меня, а Декса? Фитца? Биану?

– Найду другой выход. Я уже кое над чем работаю. И я создал только одну особую бусину, потому что знал, что «Незримые» не попадутся дважды на одну уловку.

– Как мне нравится, что ты говоришь о них так, будто сам не с ними.

– Так и есть.

– Уверен?

Она указала на нашивку на рукаве длинного черного плаща, на тот же символ, что преследовал ее в кошмарах, – белый глаз в центре круга.

– Это просто прикрытие, – возразил Киф.

– Может быть, но твои действия настоящие. Тот тайник может все уничтожить. А ты отдал его так, будто в этом нет ничего страшного…

– Именно! Они не могут его открыть. Все их технопаты им занимаются, но не могут пробиться через защиту.

– А если смогут?

– Я выкраду его задолго до этого момента. Я справлюсь, Софи. Это мое наследие.

– О чем ты?

– Я все еще разбираюсь. Но знаю достаточно, чтобы понять: я должен это сделать. И мой план уже работает. С каждым днем их доверие ко мне растет.

– Почему это? – фыркнула она. – Что за ужасы ты творишь, чтобы показать себя?

Киф начал было снова расхаживать, но она перегородила ему дорогу.

– Ты помог им проникнуть в канцелярию?

– Нет, конечно.

– Потому что тебя не просили? Или потому что ты отказал?

Он заерзал, и Софи все же пришлось задать вопрос, который задавать не хотелось.

– А что насчет Убежища?

«Незримые» несколько месяцев пытались попасть в заповедник, чтобы украсть Силвени и Грейфелла – единственных известных аликорнов, которые также были друзьями Софи и Кифа.

– Ты там был, да? – спросила она, когда он отстранился. – Помог «Незримым» сжечь ворота?

– Я лишь стоял на страже.

Софи покачала головой.

– Как ты мог в этом участвовать?

«Незримые» были готовы рискнуть всем, чтобы заполучить Силвени. Они даже сломали ей крыло. А все из-за веры эльфов в то, что если какой-нибудь род живых существ вымрет, то хрупкий баланс планеты пошатнется. Те, в чьих руках оказались бы последние два аликорна – и их нерожденный малыш – могли бы шантажировать Старейшин. А заодно доказать всему миру, что Совет не в состоянии защитить нечто настолько ценное, и тем самым разжечь и так закипающие волнения.

– Я знал, что Силвени с Грейфеллом там больше нет, – возразил Киф. – Только поэтому и согласился. И если тебе интересно, то нет, я ничего им не рассказал.

– Пока что, – поправила Софи. – Даже если не скажешь, они могут попросить телепата узнать все твои секреты.

– Нет у них телепатов. Гетен был единственным, а сейчас он под присмотром Совета – благодаря нам. Говорю же, я все продумал. Просто доверься мне.

Она хотела довериться.

Очень хотела.

И изо всех сил убеждала Фитца, Декса и Биану не терять веры в него.

Но в мыслях до сих пор стояли слова «Незримых»: «Ты должен был понимать, что нельзя переметнуться на другую сторону, не предав друзей».

– Прошу тебя, – взмолился Киф. – Клянусь, я не изменился. И я справлюсь.

Он опасливо шагнул ближе.

Затем еще раз.

И еще.

Пока не оказался прямо перед ней, улыбаясь самой печальной улыбкой на свете.

– Вернулась к нервным привычкам, а? – спросил он, смахивая выпавшую ресницу с ее щеки.

– Время тяжелое, – шепнула она.

– Да. Это точно.

Он сдул ресницу, и Софи задумалась, загадал ли он желание – пока не вспомнила, что у эльфов не было таких глупых суеверий.

Ей тоже стоило бы о них забыть, но она не сдержалась и послала вселенной молчаливую просьбу.

– Ты же меня больше не боишься? – спросил он. – Ты мне веришь?

Софи не знала ответа. Поэтому протянула дрожащую руку.

– Ты мне скажи.

Пальцы Кифа сжали ее, и он закрыл глаза, хмурясь.

– Спасибо, – прошептал он, расплываясь в прекрасной улыбке. – Я знал, что могу на тебя положиться, Фостер.

– Главное, чтобы я об этом не пожалела.

– Не пожалеешь. Поэтому я и пришел – нужно было тебя предупредить. «Незримые» планируют что-то крупное. Я пока не знаю подробностей, но Грейди и Эдалин как-то замешаны, и… ух, спокойнее, – он поддержал пошатнувшуюся Софи. – Все будет хорошо. Видишь, почему я так поступил? Я могу остановить их до того, как случится что-то плохое.

Софи медленно глубоко вздохнула, пытаясь напомнить себе, что у Грейди, благодаря способностям мезмера, было невероятное преимущество. Она видела, как он заставил всех Старейшин ударить себя по лицу. И даже вынудил Бранта сжечь собственную ладонь.

Но «Незримые» были беспощадны.

И умны.

И всегда на шаг впереди.

Что наталкивало на мысль…

– Тебе нельзя возвращаться, Киф. Скорее всего, это проверка. Уверена, они рассказали тебе об этом, чтобы посмотреть, не улизнешь ли ты предупредить меня. Они могут сейчас отслеживать твое… что? – спросила она, заметив, как сильно он кусает губу.

– Это не проверка. Они… послали меня сюда.

– Зачем?

Киф вновь поглядел на потолок.

– Скорее всего, потому что я сам предложил. Мне нужно было тебя предупредить – а им нужно, чтобы я доказал свою верность. Я не придумал лучшего решения.

Мурашки побежали по коже Софи, когда он достал из кармана плаща плоский золотистый треугольник и синюю подвеску с единственной гранью.

– Сейчас будет неприятно, – прошептал он. – Но если закроешь лицо, обещаю, ты не пострадаешь. И на всякий случай… – он снял с себя плащ и накинул его Софи на плечи, натягивая капюшон ей на голову. – Я скажу им, что потерял его в суматохе.

– В какой суматохе, Киф? Что ты делаешь?

– Помогаю тебе. Иногда, чтобы улучшить ситуацию, ее нужно усугубить.

Софи попыталась было позвать Сандора, но Киф закрыл ей рот рукой, а другой подбросил золотой треугольник к крыше. Его угол застрял в вершине пирамиды, и устройство вспыхнуло зеленым.

– У нас есть десять секунд, – сказал Киф. – Просто ложись и закрой лицо – все будет в порядке. Сандор не пострадает. У гоблинов очень толстая кожа – просто доверься мне, ладно?

Он убрал руку, но Софи слишком трясло, чтобы кричать. Рухнув на колени, она натянула капюшон на голову.

– Пожалуйста, только не надо меня ненавидеть, – попросил Киф, поднимая синий кристалл к свету, чтобы создать путь. – Скажи остальным, что я вернусь, как только со всем закончу. И не забывай – я на твоей стороне.

Он исчез, и в тот же момент устройство засияло красным, а с потолка раздался высокий писк, пульсирующей звуковой волной понесшийся по коридорам.

Разбивая стекло на пути.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

– Все не так плохо, как кажется.

Магнат Лето повторил это уже раз десять – и Софи хотела поверить ему. Но видела лишь осколки, блестящие в его волосах.

Она тоже была покрыта ими, но практически все застряли в плотном плаще Кифа. На ней не было ни царапины, ни пореза, как он и обещал.

Стеклянной пирамиде повезло меньше. Кабинет магната Лето оказался полностью разрушен, от стен остались лишь пустые металлические рамы. И хотя остальная пирамида лишь потрескалась, все стекло нужно было менять.

По крайней мере, никто не пострадал – и остальные здания кампуса остались нетронуты. Но это не меняло того, что «Незримые» напали на Фоксфайр.

И идею им подал Киф.

Все двенадцать Старейшин прибыли в школу, чтобы оценить ущерб и тщательно допросить Софи. А затем магнат Лето проводил ее домой, пытаясь узнать, что на самом деле случилось.

Угасающее сияние сумерек просачивалось сквозь стеклянные стены Хэвенфилда, окрашивая изящный белый декор гостиной в оттенки фиолетового, серого и синего. Даже несмотря на мягкое мерцание светильников, Софи все равно казалось, что весь мир покрыт кровоподтеками.

– Правда, мисс Фостер, – сказал магнат Лето, подсаживаясь к ней на мягкий диван. – Я собирался переделать кабинет, как только меня назначили директором. Никогда не любил свое отражение, особенно в этом теле.

Софи покачала головой.

– Вы же понимаете, что дело не только в разбитых зеркалах.

– Она права, – согласился Грейди, спускаясь по винтовой лестнице в центре комнаты в сопровождении Бриэль, его изящной гоблинки-телохранительницы с тугими кудряшками. – Дело в этом мальчишке! Знаю, он был твоим другом…

– Он все еще мой друг, – поправила Софи.

Работающий с ее врагами.

Грейди присел перед ней на корточки.

– Неважно, кто он тебе. Это не меняет его действий, – он вытащил особенно зазубренный осколок из ее рукава.

Бритвенно-острые края ранили бы ее, если бы Киф не дал ей свой плащ.

Но он бы и не понадобился, не подорви он пирамиду.

Софи взяла Грейди за руку.

– Я в порядке. И Киф пошел на это, чтобы предупредить нас.

– Это не значит, что можно разрушать Фоксфайр!

И правда…

– Строго говоря, он разрушил только мой кабинет, – возразил магнат Лето. – И отчасти в этом виновата моя собственная глупость. Нужно было что-то заподозрить, когда меня позвали в холл пятого курса вытаскивать гремлинов из шкафчиков. Мистер Сенсен всегда умел вызывать хаос. И проникать в кабинет директора.

– Вы серьезно сравниваете его действия с розыгрышами? – спросил Грейди. – Как будто это просто очередной громкий случай с гулоном?

Если бы вены на лбу Грейди не вздувались, Софи бы попросила кого-нибудь наконец рассказать историю легендарного триумфа Кифа.

– Его поступок можно назвать темно-серым, – признал магистр Лето. – Но все мы знакомы с этим цветом, не так ли? Разве нельзя описать им ваше поведение, когда вы узнали, что Брант сделал с вашей дочерью? Или ваше, мисс Фостер, когда вы опоили свою человеческую семью, чтобы вас стерли из их жизни? И, разумеется, Совет описал бы так большинство моих действий. В конце концов, я помог основать незаконную организацию. Экспериментировал с генами невинного ребенка. Спрятал ее в Запретных городах, отдав на воспитание людям. Стер два воспоминания без ее разрешения…

– У нас есть проблема посерьезней, – перебила Софи. Ей не требовалось лишний раз напоминать, насколько странная у нее жизнь. – Орели точно раскусила мою ложь о том, что не видела эльфа, вызвавшего звуковую волну. Я слишком волновалась, чтобы обдурить эмпата.

– Старейшина Орели всегда была твоей верной сторонницей, – заверил магнат Лето.

– Ладно, но Старейшина Алина тоже что-то заподозрила, а она меня ненавидит. Если хотя бы одна из них поймет, что это был Киф, он больше не сможет вернуться.

– Не обязательно, – возразил магнат Лето. – Спорные деяния могут быть прощены, если за ними стояли добрые намерения. Вспомни о Древних Старейшинах, которые не предупредили гномов об ограх, держащих в руках чуму. Со временем почти все поняли их запутанные намерения.

Ключевым словом тут было «почти».

В случае Кифа многие сочтут, что известный бедокур перешел на новый уровень беспредела. Или даже хуже: что верный сын принял роль, приготовленную матерью.

Софи опустилась обратно на диван, пытаясь исчезнуть среди мягких подушек, – что угодно, лишь бы не ломать голову над тем, что теперь делать, как думать, как…

– Понимаю, вы подавлены, – попытался утешить ее магнат Лето. – Но лишь потому, что пытаетесь понять действия мистера Сенсена разумом. Вы умеете думать, мисс Фостер. Ваш разум логичен, умен, силен. Но знаете, что сильнее?

Он указал на ее сердце.

– И что это значит? – поинтересовался Грейди. – Мы теперь полагаемся на подростковые чувства?

– Я бы не стал отбрасывать их. Мисс Фостер понимает мистера Сенсена так, как не можем мы. В Аллювитерре я внимательно наблюдал за ними. Он открылся ей. Положился на нее. Доверился ей. Ну так, – его глаза встретились с глазами Софи, – что говорит твое сердце?

Софи скрестила руки на груди, жалея, что не может запустить туда руку и вытащить ответ. Вместо этого она слышала только разум, переполняющий мысли воспоминаниями:

Киф, плачущий в ее плечо в день, когда она рассказала о возможной смерти его матери.

Пижамные вечеринки у окон, которые они устраивали, чтобы не переживать самые тяжелые ночи в одиночку.

Его комната, забитая записками и бумагами, где он отчаянно пытался собрать воедино правду, скрытую в прошлом.

Совсем маленький Киф, сидящий в Атлантиде и ждущий семью, которая забыла о нем.

Воспоминания повторялись вновь и вновь, пока их не затмила другая картина.

Киф, сидящий в палатке целителя в Эксиллиуме, испуганный, злой мальчик, потерявший привычную маску веселья и уверенности.

Воспоминания ничего не говорили. Но сердце от них ныло – заставляло жалеть, что она не может обнять его и все исправить.

Магнат Лето кивнул, словно подслушивал ее мысли. Отчего она задумалась…

– Пока мы жили в Аллювитерре, вы хоть раз читали его мысли?

Телепатам нельзя было вмешиваться в чужие жизни без разрешения – но магнат Лето никогда не следовал правилам.

– Ты спрашиваешь, знал ли я, что он планирует вступить в «Незримые»? – спросил тот. – Я знал, что он над этим раздумывает. Но это была невероятно робкая мысль. Она укрепилась, лишь когда вы отправились в Равагог – и даже тогда, он все равно не решил до конца. Но могу сказать, что он рассматривал это как необходимое зло, нужное, чтобы исправить проступки его матери.

– «Зло», это точно, – пробормотал Грейди. – Если этот мальчишка еще хоть раз к тебе подойдет, используй на нем инфликцию со всей силы.

– Грейди! – ахнула Эдалин.

Она стояла в отдалении вместе с Кадоком, ее мускулистым телохранителем, по сравнению с которым даже Сандор почти что казался тощим, и так тихо смотрела на пастбища с расхаживающими по ним динозаврами и другими невероятными животными, что Софи о ней позабыла.

– Позволь напомнить, что Киф делает то же, что пыталась сделать наша дочь, – сказала она Грейди.

От ее слов он пошатнулся.

Софи они тоже задели.

Джоли пыталась внедриться к «Незримым», и ее план работал – пока они не приказали уничтожить человеческую ядерную электростанцию, чтобы доказать свою верность. Через несколько дней после отказа ее убили.

Грейди подошел к Эдалин и обнял ее за талию.

– Прости. Видимо, после Бранта у меня начались проблемы с доверием.

Он сказал что-то еще, но Софи не услышала, застопорившись на мысли о том, с чем столкнулся Киф.

Сколько бы она ни волновалась, злилась и паниковала, она никогда не задумывалась о том, какой невозможный выбор ему придется сделать. И снова, и снова.

Мысленным взором она увидела худший вариант развития событий: высокое, стройное дерево со светлой косматой кроной и голубыми цветочками, растущее на травянистом холме в лесу Вандерлингов – эльфийской версии кладбища.

Семена Вандерлингов оборачивались ДНК эльфов, в память которых их сажали, и они вырастали с их колоритом и сущностью.

– Он пошел на верную смерть, – пробормотала Софи, и узел эмоций в груди затянулся в тысячу раз туже. – Нужно его вытащить.

– И как вы собираетесь это сделать? – спросил магнат Лето.

Софи многое бы отдала за план действий. Но она даже не знала, где Киф находится. Она давно пыталась отследить его мысли, как делала, когда играла в защиту базы. Но чувствовала лишь то, что Киф где-то очень-очень далеко.

– Он вернется домой, когда будет готов, – сказал ей магнат Лето. – А пока что предлагаю воспользоваться информацией, ради которой он так рисковал, – он обернулся к Грейди и Эдалин. – Полагаю, вы позволите вашим телохранителям выполнять свою работу?

– Бриэль и Кадок – лучшие в нашем отряде, – добавил Сандор.

– А «Незримые» точно не догадаются, что Киф нас предупредил, если за Грейди с Эдалин неожиданно начнут ходить гоблины? – поинтересовалась Софи.

– Уверен, мистер Сенсен был к этому готов, – заверил магнат Лето.

– Эм, мы же говорим об одном и том же Кифе, да? – спросила Софи.

– Неважно, – сказал Грейди. – Мне не нужна охрана.

Бриэль кашлянула.

– При всем уважении, мистер Руэн, эльфы не просто так полагаются на помощь гоблинов. Вы уверены, что готовы убить, если придется?

Грейди позеленел, когда Бриэль вытащила меч из ножен и со смертоносной грацией взмахнула им. Эльфийский разум не выдерживал насилия. Они были слишком чувствительны, слишком совестливы. Именно поэтому «Незримые» были настолько неустойчивы – хотя Финтан сохранял рассудок куда лучше Бранта.

– А если мы останемся здесь? – предложила Эдалин. – На этой неделе Совет не давал Грейди заданий, и нам есть чем заняться с животными. Можем сделать вид, что Кадок и Бриэль – дополнительная охрана для Софи, что, учитывая произошедшее, отнюдь не странно.

– А вот это, – произнес магнат Лето, – прекрасное решение.

– Вот только нам придется сидеть под домашним арестом, – возразил Грейди.

– Разве безопасность того не стоит? – парировала Софи.

– Эй, к тебе это тоже относится, дочка, – напомнил Грейди. – Я соглашусь, только если ты пообещаешь, что больше не будешь в одиночку встречаться с посланниками «Незримых» – особенно с этим мальчишкой.

– Его зовут Киф! – застонала Софи.

– Нет, пока нет. Свое имя ему придется заслужить. И если он действительно на нашей стороне, то не будет против дополнительной охраны. Поняла?

Софи кивнула, в основном потому что иначе Сандор бы ее удушил.

– Как вы думаете, зачем вы понадобились «Незримым»?

– Подозреваю, что ради давления, – тихо сказал магнат Лето. – Как и их попытки захватить аликорнов. Если они завладеют теми, кого вы любите…

– То смогут меня контролировать, – закончила Софи.

Магнат Лето кивнул.

– Готов поспорить, они – как и я – полагают, что Кенрик должен был понимать: тайник будет обладать куда большей ценностью, если вы сможете заполучить спрятанную в нем информацию. Возможно, они планируют заставить вас открыть его.

– О, чудесно, то есть, украденная этим мальчишкой вещь подвергла нас еще большей опасности, – пробормотал Грейди.

– Иначе они придумали бы что-то еще, – заверил магнат Лето. – Они с самого начала охотились за мисс Фостер. И, если честно, чем больше они ее ценят, тем безопаснее для нее. Относительно, конечно.

– Я даже не знаю, как открыть тайник, – напомнила всем Софи – хотя, по сути, она и не пыталась. В ее голове и так хранилось достаточно безумной информации. Меньше всего она хотела узнать секреты, с которыми не справился даже Совет.

И все же, теория магната Лето вызвала другие вопросы – такие, от которых голос дрожал и истончался.

– Знаю, вы не хотите рассказывать о моих биологических родителях…

– Неправда, – перебил магнат Лето. – Я не могу рассказать.

Софи глянула на Грейди с Эдалин, раздумывая, не стоит ли закончить разговор на этом. При них она редко упоминала своих биологических – и человеческих – родителей. Ей и так было тяжело с тремя мамами и папами – особенно учитывая, что одни больше о ней не помнили, а другие были покрыты тайной.

Но ей нужно было знать.

– Моим отцом был Кенрик? Он был телепатом. И был всегда добр ко мне, – в горле встал ком, едва она вспомнила его сияющую улыбку.

Красноволосый Старейшина был одним из главных сторонников Софи, до того самого дня, как она потеряла его в адском Вечном пламени Финтана.

Магнат Лето коснулся руки Софи, скользя пальцем по шраму в форме звезды, который он случайно оставил, пока лечил ее способности.

– Кенрик не принимал участия в проекте «Лунный жаворонок». И большего я сказать не могу. Некоторые тайны должны оставаться тайнами. К тому же нам нужно обсудить куда более неотложные вопросы, например, другую важную информацию, полученную от мистера Сенсена. Он действительно сказал, что Гетен был единственным телепатом «Незримых»?

– Какая разница? – спросила Софи.

– Телепатия считается самой важной способностью. Мы бы никогда не узнали, что люди планируют предательство, если бы тысячелетия назад телепаты не подслушали бы их заговор. Поэтому среди знати телепатов больше, чем эльфов с другими талантами. Значит, «Незримые» либо не смогли найти других – и тогда мы можем лучше понять методы их работы, – ибо по какой-то причине избегают этой способности. Так или иначе, это значит, что мне нужно надавить на Совет и добиться разрешения на посещение Гетена.

Софи сощурилась.

– Я давно об этом твержу!

– Знаю. Я тянул время – отчасти потому что пообещал взять тебя с собой, а я все еще уверен, что Гетен планирует причинить тебе вред, если ты попытаешься прочесть его мысли. Но в основном потому что сначала хотел увидеть, какую именно роль возьмет на себя мистер Сенсен.

– Ну, теперь мы все знаем, – пробормотал Грейди, вновь демонстрируя осколок стекла.

– Понимаю, вы смотрите на него и видите жестокость и разрушения, – обратился к нему магнат Лето. – Но я вижу мальчика, готового на все, чтобы разрушить планы «Незримых». И лично я в него верю – особенно учитывая, что он ненамеренно дал нам еще одно преимущество. Не передадите мне плащ, мисс Фостер?

– В нем спрятано следящее устройство, поверьте, – предупредил Сандор.

– На это я и надеюсь. Возможно, если мы отнесем плащ в какое-нибудь интересное место, то сможем выманить их из норы.

– Вы хотите с ними встретиться? – спросил Грейди.

– Хочу послать сообщение. Не одолжите кинжал?

Бриэль вытащила зазубренный серебряный нож из ботинка и передала его магнату Лето. Тот разрезал полу плаща, открывая два диска – золотой и черный, – вшитых в плотную ткань.

Сандор нахмурился.

– Золотой – это маячок, но я никогда не видел черных дисков. Это даже не металл.

– Воистину, – сказал магнат Лето, разрезая нити, удерживающие диск на подкладке. – И не магсидиан.

Редкий дворфский минерал менял свои свойства в зависимости от резьбы на нем, и зачастую его использовали в качестве пропуска.

– Осторожнее, – предостерегла Софи, когда он поднял диск на сероватый свет. – На нем точно есть арометка.

Мощные огрские ферменты не могли ему навредить, но процесс их удаления был неприятным.

– Я встречал арометки только на металле, – пробормотал магнат Лето. – А этот символ…

Он провел пальцем по тонкой белой гравировке – она изображала украшенную черточками линию, заключенную между двух окружностей разного размера.

– Вы не знаете, что это? – спросила Софи.

– К сожалению, нет, – признался магнат Лето. – Но я уже видел подобные символы в осколке воспоминания, который недавно восстановил.

– Чье это было воспоминание? – спросила Софи.

Магнат Лето вздохнул и через несколько долгих секунд ответил:

– Прентиса.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

– Прентиса, – повторила Софи, не зная, радоваться ей или злиться. – Того самого Прентиса, который якобы слишком слаб, чтобы я проникла в его разум?

– Именно его, – кивнул магнат Лето, и ярость Софи взяла верх.

Раньше Прентис был Хранителем «Черного лебедя», защищавшим самые важные тайны. И он позволил Совету разрушить свой разум, лишь бы скрыть существование Софи. Он провел много лет в подземной эльфийской тюрьме, дожидаясь, пока ее способности разовьются достаточно, чтобы его исцелить. Но когда Софи была наконец-то готова – а Совет освободил Прентиса из Изгнания, – его сознание исчезло, оставив за собой лишь пустую оболочку.

Ничто не могло вернуть его – но несколько недель назад Прентис очнулся. Софи думала, что он поправился, но, к сожалению, его разум все еще был разрушен. Она умоляла «Черный лебедь» пустить ее исцелить его, но каждый раз ей отвечали, что разум Прентиса был слишком слабым, слишком хрупким, слишком нестабильным.

– Почему вы мне солгали? – резко поинтересовалась Софи, и Эдалин успокаивающе уложила ладонь ей на плечо.

– Я не лгал, – заверил магнат Лето. – Я сказал, что он не готов к исцелению, а не к чтению мыслей.

– А я-то думала, что только я с моими усиленными способностями могу проникать в разрушенный разум, – возразила Софи.

– Так и есть. Я дорого заплатил за попытку. Но мне нужно было понять, в чем заключалась причина его лебединой песни.

Эти слова были кодом «Черного лебедя», сообщающим, что передавший его находится в огромной опасности. Прентис подал сигнал прямо перед тем, как Совет арестовал его, будто знал, что случится.

– Тогда почему мне нельзя проникнуть в его разум? – спросила Софи.

– Потому что… боюсь, я начну умолять о его исцелении. Ты даже не представляешь, как больно оставлять его во тьме. Но чтобы вернуться в сознание, его разуму нужно окрепнуть. Он слишком многое пережил – и если его рассудок вновь помутится, боюсь, исцелять будет нечего.

Дрожь в его голосе слегка поумерила злость Софи.

А ее остатки испарились, когда она признала, что опасается того же.

С момента, как Прентис пожертвовал своим разумом, многое в его жизни изменилось. Его жена, Сира, растворилась в световом прыжке. А сын, Вайли, вырос, практически не помня отца. Слабый разум не смог бы пережить такое количество горя.

– Могли бы хоть сказать, что происходит, – проворчала Софи.

– Знаю. Когда дело касается Прентиса, мне сложно мыслить разумно. Видимо, чувствую себя слишком виноватым.

– А мне, по-вашему, каково? Он сошел с ума из-за меня!

– Осторожнее, Софи, – предостерег Грейди. – Ты видела, куда подобные мысли завели Алдена.

Вина Алдена из-за его роли в поимке Прентиса – хотя тогда он не знал, что Прентис был хорошим – разрушила его рассудок. Если бы Софи не обнаружила в себе силу исцелить его, он бы до сих пор страдал в плену безумия.

Глубоко вдохнув, она указала на черный диск.

– Надо понять, что это за символ. И самый легкий способ – отвести меня к Прентису, чтобы поискать другие воспоминания. Без исцеления.

Магнат Лето сжал зубы, и Софи приготовилась к отказу. Но когда он заговорил, то сказал:

– Полагаю, можно договориться на завтра.

– Почему не сейчас? – надавила Софи.

– Сегодня не лучший день для тайных встреч, – напомнил Грейди, указывая на кристалл регистрационного медальона, висящий на шее. Он отслеживал ее местоположение – и хотя технопат мог обойти сигнал, после событий в Фоксфайре Совет, скорее всего, пристально за ней наблюдал.

– Думаешь, завтра будет безопаснее? – поинтересовалась Эдалин.

– Да, если тщательно все подготовить, – магнат Лето убрал черный диск в карман плаща. – На всякий случай я проверю его на ферменты. Заодно попробую узнать, из чего он. А от этого нужно избавиться.

Он протянул Бриэль плащ Кифа.

– Сохранить маячок? – спросила та.

– Нет, лучше избегать внимания «Незримых», пока мы не поймем предназначение диска. Пусть думают, что мы уничтожили плащ, не раскрыв их секрета.

Бриэль направилась к двери; на каждом шагу ее кудряшки подпрыгивали.

– Огня будет достаточно?

– Главное, чтобы маячок полностью расплавился, – он обернулся к Софи. – Мы с мистером Вакером зайдем за тобой на рассвете. Думаю, взять с собой когната будет разумно. Он не сможет попасть в разум Прентиса, но поможет усилить ментальную энергию.

У Софи скрутило живот.

– Фитц знает, что Киф стоит за сегодняшним инцидентом?

– Если и нет, то скоро узнает. Перед уходом из кампуса со мной связался его отец, и я пообещал рассказать все подробности. Полагаю, он боится, что был замешан его старший сын. А что? Это плохо?

– Возможно. Фитц странно себя ведет. Как будто пытается притвориться, что они с Кифом не были лучшими друзьями.

– Иногда так проще, – тихо заметила Эдалин. – Скучать по кому-то бывает слишком больно. Злиться безопаснее.

Обычно Фитц действительно злился. Но на Кифа он реагировал по-другому.

С меньшей злостью. Скорее… со страхом.

– Ну, в одном я точно не сомневаюсь, – произнес магнат Лето, вытаскивая свой проводник – тонкую палочку с регулируемым кристаллом для прыжков на конце, – ты знаешь, как помогать друзьям в тяжелые времена. Возможно, завтра тебе удастся помочь мистеру Вакеру. А пока что постарайся отдохнуть. Прентису ты понадобишься в лучшем виде.

На этих словах он исчез, оставляя за собой зудящую пустоту.

– Пожалуй, пойду приму душ и лягу пораньше, – решила Софи, целуя родителей в щеки, а потом направляясь наверх, на третий этаж, полностью занятый ее спальней.

– Думаешь, сможешь уснуть? – окликнула ее Эдалин.

– Вряд ли.

Но никто не предложил ей снотворного. Они знали, как сильно Софи его ненавидит: враги слишком часто ее усыпляли. Даже Сандор ничего не сказал, закончив еженощную процедуру осмотра комнаты. Но он был внимательней обычного, залез в каждый угол и в каждую щелочку, несмотря на то, что лепестки цветочного ковра не были потревожены ни единым следом.

– Все чис


убрать рекламу


то, – сообщил он, заглянув под огромную кровать с балдахином. – Если понадоблюсь, я прямо за дверью.

Как только он вышел, Софи запрыгнула прямо в душ, смывая последние крохи стекла под теплыми разноцветными струями. Крутясь в потоке воды, осколки казались ничтожными. Но из головы не выходили слова Кифа.

«Иногда, чтобы улучшить ситуацию, ее нужно усугубить».

С каждым напоминанием поднималась волна эмоций. Страх. Сомнение. Ужас.

Софи закрыла глаза и представила чувства в виде плотных нитей, а затем скрутила их в узел в груди, как учил Старейшина Бронте. Клубок обжигал, и она прижала ладони к коже, глубоко дыша, пока чувства остывали.

«Волнение приносит силу, – сказал ей Бронте. – Лучше принять его, чем пренебречь».

Но когда она забралась в кровать и крепко прижала к себе Эллу – ярко-синюю плюшевую слониху, без которой не могла спать, – зажглись новые нити страха. Даже когда Игги, ее крошечный домашний имп, вспорхнул на подушку и прижался к ней своим пушистым синим тельцем, его писклявое урчание не помогло расслабиться. Могло помочь только одно – то, что она слишком боялась пробовать.

Ее усиленные телепатические способности позволяли вытягивать сознание невероятно далеко и передавать мысли на другой конец света. Обычно она использовала эту способность, чтобы общаться с Фитцем – или проверять, как там Силвени и все ли хорошо с ее беременностью. Но сегодня ей нужно было поговорить отнюдь не с ними.

«Киф?»

Она послала мысль крутиться в бездонную черноту, толкая зов изо всех сил. Раньше она всегда общалась только с телепатами и не пробовала ничего другого – этими словами Софи обычно оправдывала свое бездействие. Но на самом деле она боялась, что не сможет ему доверять.

Или что он проигнорирует ее.

«Киф?» – еще раз позвала она, вновь и вновь повторяя его имя. Он не мог ответить ей сам, поэтому нужно было связаться непосредственно с его мыслями.

Она прижала сознание ниже, представляя, что нацелилась на его разум, как стрела, рассекающая ночь. Прилив тепла переполнил голову, когда она наконец достигла цели, а вместе с ним послышалась одинокая дрожащая мысль.

«Фостер?»

«Да! – передала Софи, но слишком громко. Чуть понизив ментальный голос, она спросила: – Слышишь меня?»

«ОФИГЕТЬ. Присуждаю тебе победу за самый жуткий телепатический прием!»

«Прости! Я тебя напугала?»

«А ты как думаешь? Как Фитц не писается, когда ты такое вытворяешь… или, погоди, ПИСАЕТСЯ?»

«Какой же ты противный».

«Я не противный. Я реалист. И, эм… значит, ты сейчас просматриваешь мои воспоминания?»

На самом деле, Софи не знала, сможет ли сделать это на таком расстоянии, но это было неважно. Она не раз поплатилась за нарушение законов телепатии.

К тому же, раз она собиралась довериться Кифу, надо было поверить.

«Я слушаю только то, что ты говоришь», – заверила она, хотя самые громкие мысли гудели на задворках сознания, как включенный телевизор. Поэтому она слышала, как он радуется тому, что она в порядке – и еще больше тому, что с ним все еще разговаривают. А еще он очень волновался, что кто-нибудь их застукает.

«Я не вовремя?» – спросила она.

«Нет. Но я рад, что Руй с Алваром так крепко спят. А то я завизжал и задергался, когда услышал твой голос».

Софи поежилась, подумав о том, как близок Киф к одному из ее похитителей – и к псионипату, напавшему на них с Бианой.

«Можешь выйти, чтобы поговорить?»

«Мне нельзя покидать комнату без одного из них. Но можно поговорить и здесь, главное – не шевелиться. Ну… как дела? Что-то случилось?»

«Помимо того, что ты разрушил часть Фоксфайра?»

«Эй, была моя очередь взрывать школу. А то ты заграбастала все веселье».

«Это не шутка, Киф».

«Все зависит от нас. Захотим – станет!»

Софи вздохнула, посылая мысленную рябь раздражения.

«Никто ведь не пострадал, так?» – спросил он.

«В этот раз тебе повезло», – согласилась она.

«Везение тут ни при чем. Я все продумал».

«Именно такая самоуверенность тебя и погубит».

«Не обязательно. Знаю, тебе неприятно это слышать – и, поверь, я тоже не рад, – но… я, вроде как, важен для их планов. По крайней мере, мне так кажется. Я все еще разбираюсь. Но они точно хотят, чтобы я был с ними. Надо просто втереться к ним в доверие, пока они не сказали, в чем дело. И сегодня я в этом преуспел. Финтан точно был готов вступить в команду Кифа, когда я пришел на место встречи, чтобы меня забрали в убежище».

От его слов Софи подташнивало. Но она напомнила себе, что у него есть причины – те же, по которым она с ним связалась.

«Раз ты действительно останешься с ними, то позволь мне помочь. Тебе нельзя постоянно убегать, рано или поздно тебя поймают. Поэтому я буду связываться с тобой каждую ночь, и ты будешь рассказывать, что узнал».

«А идея-то хорошая, – признал он. – Правда, так я не смогу воспользоваться гениальным планом побега. В нем даже нет никаких взрывов. Только КУЧА шкур шелки».

Губы Софи дрогнули в неподходящей моменту улыбке.

«Но я не смогу рассказывать все, – тихо добавил он. – Только то, что меня не выдаст».

«Знаю. – Софи попыталась не задумываться, сколько всего он уже скрывает. – Когда безопаснее всего с тобой говорить? Ночами? Или лучше по утрам?»

«Ночами, определенно. Мои тренировки начинаются рано – и ты, скорее всего, навоображала себе кучу ужасов, но на самом деле я не делаю ничего такого».

«Все изменится, как только они тебе поверят».

«Да. Наверное».

Самое время было сказать, что на этот случай у него тоже припасен гениальный план. Но разум Кифа был до боли тих.

«Надеюсь, ты знаешь, что делаешь».

«Знаю. Не обещаю, что не буду участвовать ни в чем сомнительном. Но я знаю, где пролегает черта, и не пересеку ее».

Софи чувствовала нити его уверенности, проникающие глубоко, словно корни. Но она не знала, выдержат ли они приближающуюся бурю.

Надо будет за ним приглядеть.

«В какое время лучше всего с тобой связываться? Как сейчас?» – спросила она.

«Ага. Все, считай это свиданием. Скажи своим парням не ревновать».

Софи пожалела, что в мысленном разговоре нельзя закатить глаза.

«Нет у меня парней».

«Даже не знаю. Мне на ум приходит пара ребят, которые не обрадуются новостям о Кифостер».

«Кифостер?»

«Звучит круче, чем Софитц и Дофи, да? А про Челкастого могу даже не начинать. Кстати, не думай, что я не заметил новые кольца. У Фитцстера такие же, да? Как же мило они должны смотреться, когда вы держитесь за руку и заглядываете друг другу в глаза».

«Мы не заглядываем друг… почему мы вообще об этом заговорили?»

«Предпочтешь послушать о том, как громко храпит Руй? Или о том, что в комнате пахнет гнойными ногтями? Или о безумных теориях Алвара про Форкленатора?»

А ведь действительно – Киф сбежал до того, как мистер Форкл рассказал о магнате Лето.

«Ты выяснила еще одну его личность, да?» – догадался Киф.

«Да. Но мне кажется, что лучше тебе не знать. У тебя и так слишком много секретов».

«Ну вот, портишь все веселье своей логикой».

«Такая у меня работа».

«Это не значит, что нужно так хорошо с ней справляться, – хотя приятно, что кто-то обо мне заботится».

«Ты задачу не облегчаешь».

«В этом мы схожи».

Проплывшая мысль была четкой: Киф собирался защитить ее. От этого сердце одновременно воспарило и потяжелело.

«Ты выяснил еще что-нибудь важное?» – спросила она.

«Если бы. Они пока не разрешают встречаться с остальными членами ордена. А я сейчас живу в ветхой хибаре, куда приводят всех новичков, потому что тут ничего нет. Собственного кристалла или проводника у меня тоже нет, а те, которые мне дают, всегда приводят в обычные точки сбора».

«Они доверились тебе настолько, что позвали в Убежище», – напомнила Софи.

«Только потому что им нужно было устроить хаос. Они понимали, что не попадут в заповедник. Просто хотели выставить Совет в дурном свете и напугать народ».

«В канцелярию проникли с той же целью?»

«Нет, о ней они ничего не говорят, так что там что-то важное. У меня есть целый список всего, что нужно выяснить, и канцелярия в нем присутствует».

«А что еще в нем есть?»

«Врать не буду – МНОГО чего. Но я пытаюсь сосредоточиться на деталях, которые помогут с ними расправиться».

«Ну… у меня есть кое-что интересное». В ее мыслях появился символ с черного диска, найденного в плаще.

«Думаешь, я знаю, что это?» – спросил Киф.

«Ты не встречал этот символ?»

«Не-а. А что? Где ты его нашла?»

«Раз не знаешь, думаю, не стоит и говорить. Возможно, они пытаются скрыть его от тебя. Просто следи, не всплывет ли он, хорошо?»

«Учел. Что-нибудь еще?»

«На ум ничего не приходит».

«Чудесно. Теперь мой черед задавать вопросы, – он помолчал, как будто готовился к чему-то невероятно важному. – Как Диззни отреагировал на кольца?»

Софи покачала головой, отказываясь удостаивать его ответом.

«Игнорируй сколько хочешь, Фостер, но рано или поздно придется разобраться в этом треугольнике. Или пора стать реалистами и назвать его квадратом?»

«Понятия не имею, о чем ты».

«А я думаю, что имеешь. Уверен, был бы я рядом, почувствовал бы, как меняется твое настроение».

«Конечно, потому что я пытаюсь понять, можно ли удушить тебя мысленно!»

«Ну вот, снова ты очаровательно злишься. Пожалуй, по такой тебе я скучал больше всего».

Она понимала, что он просто дразнит, – но все равно не удержалась и передала: «Я тоже скучаю».

На мгновение в его мыслях стало тихо. А когда он вернулся, ментальный голос потяжелел.

«Ну, – сказал он ей. – Наверное, пора спать. Надо отдохнуть, завтра буду снова притворяться паинькой перед плохими ребятами. И не надо просить меня быть осторожнее. Я и так осторожен».

Софи в этом сомневалась. «Осторожность» для описания Кифа Сенсена не подходила.

«Ладно, – сказала она. – Но пока я не ушла, пообещай мне кое-что».

«Хорошо, обещаю, что буду звать тебя леди Нравоучительница, когда будешь со мной связываться».

«Я не об этом».

«Как насчет юной мисс Сердцеедки?»

«Киф!»

«Ладно, ладно, остановимся на Таинственной мисс Ф. Договорились?»

«Договорились, – согласилась она. – Можешь собраться на секунду?»

«Могу попытаться…»

«Пообещай, что, если станет слишком тяжело, ты уйдешь. Как бы близко ты ни был к своей цели».

Однажды Эдалин взяла с Софи похожее обещание, признавшись, что то же самое говорила и Джоли.

«До этого не дойдет».

«Все равно обещай».

Потянулись бесконечные секунды, но затем он сказал: «Ладно, хорошо, обещаю. А теперь убирайся из моей головы, мисс Ф. Хороший сон – залог красоты».

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

– Вы, дети, весь день бы проспали, дай вам волю, – проворчал хриплый голос, вытаскивая Софи из запутанных снов.

Потерев заспанные глаза, она дождалась, пока они привыкнут к темноте спальни.

– Я думала, вы сказали, что придете на рассвете… ох. Снова приняли вид мистера Форкла?

Она не видела грузного мужчину, стоящего в дверном проеме, с того дня, как он раскрыл свою вторую личность. Но теперь он объявился вновь, морщинистый, раздувшийся и воняющий грязными ногами из-за действия морщиники.

Удивительно, но таким он нравился Софи больше.

Именно этого человека она знала всю жизнь. Надоедливого соседа, присматривавшего за ней, пока она жила с людьми. Эльфа, который исцелил ее способности, поврежденные неудачным световым прыжком, и который сражался рядом с ней на Эвересте. Эльфа, который сводил ее с ума загадками и тайнами – но который знал ее лучше всех остальных.

– Как я уже говорил, – произнес мистер Форкл, – мне легче разделять свою жизнь. В Забытых городах я полагаюсь на проверенные личности. Но сегодня мы идем в Каменный дом.

От его слов по нервам Софи пробежал ток.

Всего дважды она была в уединенном доме, и оба раза оставили неприятные воспоминания. Первый раз они принесли туда Прентиса – и обнаружили, как сильно ухудшилось его состояние. А второй раз Калла привела ее туда, чтобы рассказать ужасные новости о гномьей чуме.

– Вообще-то, в прошлый раз вы не были Форклом, – напомнила она.

Пожалуй, стоило догадаться уже тогда. Но магнат Лето сказал, что «Черный лебедь» захватил его вместе с Тирганом и Вайли в качестве прикрытия.

Иногда лучше было не задумываться о том, насколько хорошо он умел лгать.

– Только из-за юного мистера Эндала, – ответил мистер Форкл. – Он не знает о моих личностях – и я предпочитаю, чтобы так и оставалось.

– Сегодня Вайли тоже придет?

– Не хочешь его видеть?

Встречаться с Вайли действительно было неприятно – большую часть времени он винил Софи во всех ужасах, случившихся с его отцом.

Но последний разговор не был настолько неловким.

– Просто хочу быть готова, – сказала она. – Он явно не понимает, почему я до сих пор не исцелила Прентиса.

– Вообще-то, Вайли сам пришел к нам, когда очнулся его отец, и попросил не исцелять его, пока мы не выясним, почему его сознание пропадало. Он ужасно боится свести на нет минимальные улучшения в состоянии его отца. Поэтому помни: вы с мистером Вакером идете за воспоминаниями, не за исцелением.

– Погодите, Фитц здесь?

Она поспешила прикрыть свою старомодную пижаму и случайно скинула бедного Игги с кровати. Тот захлопал черными кожаными крылышками, взлетая на балдахин кровати, и потряс синими лапками, недовольно глядя на нее.

– Мистер Вакер ждет внизу, – сказал мистер Форкл, щелкая пальцами, чтобы включить свет, – а твой имп, кажется, задумал мстить. Поэтому я пойду, а ты собирайся. Но лучше поторопись. Я хочу выйти до того, как взойдет солнце.

Софи постаралась не задумываться о том, насколько рано ее разбудили – как и о том, как мало она спала, – и выбралась из кровати, чтобы накинуть простую тунику и штаны.

– Возможно, вам стоит расчесаться, – предупредил Сандор, когда она прошла мимо него на пути к лестнице.

Софи редко беспокоилась о своем внешнем виде, но из-за дрогнувших в улыбке губ Сандора она мигом кинулась к ближайшему зеркалу.

Крошечное личико, появившееся в углу, тут же расхохоталось.

– Тебя что, электрокинетик током ударил? – спросила Вертина, встряхивая шелковистыми темными волосами.

Софи злобно глянула на спектральное зеркало, жалея, что нельзя попросить Грейди с Эдалин избавиться от надоедливого устройства. Но когда-то зеркало принадлежало Джоли. И время от времени Вертина оказывалась полезной.

К тому же волосы Софи действительно напоминали хохолок ананаса.

– Ты делаешь только хуже, – сказала Вертина, когда Софи попыталась расчесать колтуны. – Иди принеси заколки, и я спасу тебя от этого кошмара.

Софи так и подмывало ее проигнорировать – Вертина исчезала, стоило отойти подальше от зеркала, – но она позволила ей шаг за шагом рассказать, как заплести волосы в гладкий закрученный хвост.

– Ну, разве я не гениальна? – спросила Вертина, когда Софи убрала последнюю прядь.

– Гениальна, – нехотя согласилась Софи.

– Отлично! Теперь перейдем к макияжу. Принеси мне…

Софи отступила от зеркала. Хватит с нее прихорашиваться.

– Ух ты, – сказал Фитц, когда она спустилась по лестнице. – Тебя не узнать.

– С волосами сегодня не повезло, – пробормотала она, теребя хвост.

– Нет, тебе идет, – заверил он. – Очень подчеркивает твои глаза.

Софи понимала, что Фитц пытался сделать ей комплимент. Но она до сих пор не привыкла к тому, что среди всех эльфов только у нее были карие глаза.

Ну почему побочным эффектом ее измененных генов не могли стать зеленые?

Или фиолетовые?

– Заплетай так волосы почаще, – посоветовала Гризель, появляясь из своего укрытия среди теней. – Мальчишки с ума сойдут.

– Эм, спасибо.

Когда на нее обращали внимание, Софи потела и дергалась. Особенно когда внимание обращал Фитц.

Он так пристально на нее смотрел, что она не сдержалась:

– Что?

– Просто… ищу порезы и царапины. Хочу убедиться, что он тебя не поранил.

– Ты о Кифе?

Фитц скривился при его упоминании. Его ладони сжались в кулаки – костяшки побелели от напряжения.

Софи обернулась к мистеру Форклу.

– Дадите нам минуту?

Тот кивнул и отвел Сандора с Гризель в другую часть комнаты.

Софи жестом предложила Фитцу присесть рядом с ней на диван и решила, что легче всего будет говорить телепатически. Она разрешила ему проникнуть в свой разум – на это были способны лишь они с мистером Форклом – и он с легкостью скользнул мимо ментального барьера. Как оказалось, в ее сознании была точка доверия, и, если телепат передавал нужные слова, они срабатывали подобно паролю. Но все это проходило в подсознании, поэтому она понятия не имела, что нужно было сказать.

«Так, – подумала Софи, усаживаясь на свои ладони, чтобы не начать дергать ресницы. – Нам надо поговорить о Кифе. Ты не хочешь, понимаю. Но чем дольше мы тянем, тем сильнее это скажется на нас, как когнатах».

Все их тренировки были сосредоточены на искренности друг с другом. Конечной же целью было не иметь секретов вообще.

«Ты уверена, что это хорошая идея? – засомневался Фитц. – Мы оба знаем, что я несу бред, когда злюсь».

«А ты злишься? – спросила она. – На Алвара – да, и тут я тебя понимаю. Но ты уверен, что к Кифу это тоже относится?»

«Эм, не он ли вчера разрушил часть Фоксфайра?»

«Он, но все было не так, как ты думаешь».

В его мыслях Киф выглядел настоящим злодеем, хохочущим под водопадом стекла.

«Просто посмотри, хорошо?»

Она собралась с силами и показала то, что на самом деле произошло с момента, как она вошла в кабинет магната Лето и до последних мгновений. Фотографическая память отобразила сцену до малейших деталей, и она не стала ничего опускать.

«Ладно, может, все не так плохо, как я думал, – неохотно признал Фитц. – Но я все равно считаю, что нужно было врезать ему, как только повернулось кресло».

«Я об этом подумывала, – призналась Софи, скользя пальцами по широкому браслету, который дал ей Декс, чтобы усилить удары. – Но я рада, что выслушала его».

Фитц вздохнул.

«Видимо, поэтому он и пошел к тебе, а не ко мне».

«Это тебя беспокоит?»

«Нет».

И все же, мысль отдавала странной колкостью.

«Что бы ты сделал, если бы получил записку вместо меня?» – спросила Софи.

Фитц откинулся на подушки и поднял взгляд на ниспадающую хрустальную люстру.

«Понятия не имею».

«Уверен? – надавила Софи. – Я чувствую, что ты хочешь что-то сказать. Давай, я выслушаю».

Фитц закусил губу.

«Ладно. Я… не доверяю Кифу. Знаю, ты хочешь, чтобы доверял, да и стоит, наверное, он же мой лучший друг, мы столько всего вместе пережили. Но еще он очень похож на моего брата. Проклятие, да он сам называл Алвара героем».

«Тогда Киф не знал, что Алвар с «Незримыми».

«Возможно. Но от этого не легче. Ты знала, что Алвар был на закладке ваших семян в лесу Вандерлингов? После того, как усыпил вас, связал и обставил все так, будто вы утонули? А потом стоял там, положив руку мне на плечо, и предлагал свой дурацкий платок. А после этого снова ускользнул к «Незримым» в убежище и помог вас пытать».

Запястье обожгло фантомной болью, оставшейся с допроса.

«Меня допрашивал Брант», – тихо напомнила она.

«Да, но Алвар ему не помешал. Он знал, что они делали. Скорее всего, слышал твои крики».

Он с такой силой врезал по подушке, что в воздух взвились перья.

«Ты прав, – сказала Софи, пока пух медленно опускался. – Но это Алвар. Не надо смешивать его с Кифом. Твой брат, он… Даже не знаю. Не понимаю, как он мог повернуться спиной к семье и творить такие невообразимые ужасы. Но Киф пытается нам помочь. Да, он перегнул палку, а в его плане куча дыр, и нам наверняка придется спасать его, но… его сердце все еще на месте. Я должна в это верить».

Фитц покачал головой. «Ты через столько прошла, но все равно всем веришь. Как?»

«Иногда это нелегко, – она потерла ком эмоций, собравшийся в груди. – Я рассказывала, что случилось со Старейшиной Бронте? Помнишь, как он раньше меня ненавидел?»

«Ага, я даже слышал, как родители обсуждают, что делать, если из-за Бронте тебя отчислят или изгонят».

«Он все ради этого делал. А когда Совет назначил его моим наставником по инфликции, я решила, что у него точно получится. Было так плохо, что Кенрику пришлось сидеть на занятиях, лишь бы Бронте мне не навредил. Но потом Бронте заставил меня показать, как насылать положительные эмоции. И счастье, которым я в него запустила, вызвало странную реакцию. До сих пор не понимаю, как это объяснить. Но мне пришлось вытаскивать его сознание, и, если честно, его мысли – одно из самых жутких мест на свете».

Вспомнив о них, она содрогнулась.

«Я думала, что после этого наши отношения станут еще хуже, – продолжила она. – Но в итоге Бронте стал одним из немногих моих сторонников. Я узнала почему, только после того кошмара с ограничителем способностей. Бронте передал мне послание через магната Лето. Он сказал: «Немногие, увидев в ком-то тьму, не осудят его». Но ирония в том, что я его осудила. Решила, что он предатель. Я даже просила Кифа проверить его своей эмпатией на ложь, чтобы попробовать доказать, что это он сливает секретную информацию Совета. Так что… теперь я пытаюсь быть той, кем считает меня Бронте. Поэтому я до сих пор верю в Кифа. Пока что».

«Могу тебя понять. Но…»

«Я не пытаюсь заставить тебя передумать. На самом деле, может, так даже лучше. Я буду верить, ты – сомневаться, и вместе мы будем друг друга контролировать. Но это сработает, только если ты будешь со мной честен и не будешь ничего скрывать».

Он вздохнул.

«И когда это ты стала такой деловой и умной».

«Эй, ну кто-то же должен».

Фитц рассмеялся – и потянулся, пытаясь игриво дернуть ее за хвостик.

Софи попыталась помешать ему, и кольца притянули их ладони друг к другу – что и так было весьма неожиданно, даже без вопроса от мистера Форкла:

– Я так понимаю, вы все обсудили, раз держитесь за ручки?

– Вроде да, – пробормотала Софи, освобождая ладонь, не глядя на Фитца.

– Отлично, потому что нам пора. С каждой минутой у нас все меньше и меньше времени на Прентиса.

– Ты взяла передатчик на случай, если я понадоблюсь? – спросил Грейди, выглядывая с кухни.

Софи показал ему серебряную пластинку, лежащую у нее в кармане. Передатчики были эльфийской версией видеофона на голосовом управлении.

– Все будет в порядке, – заверил мистер Форкл. – Мы направляемся в безопасное место.

Грейди все равно крепко обнял Софи.

– Я все надеюсь, что когда-нибудь мне станет легче оставаться в стороне и смотреть, как ты рискуешь, – сказал он ей. – Но каждый раз хочется затащить тебя наверх и запереть в комнате.

– Прекрасно понимаю, – поддержал его Сандор. – Но я за ней пригляжу.

– А я пригляжу за ними обоими, – посулила им Гризель. – Покажу им класс.

Гризель откинула длинные волосы, которые сегодня оставила распущенными, а мистер Форкл вытащил из плаща проводник, отчего Софи задумалась, сколько же существует кристаллов для прыжков. Синие вели в Запретные города. Зеленые – к ограм. Светло-желтые – на Нейтральные Территории, а прозрачные – в Забытые города. Еще она видела, как «Черный лебедь» использует фиолетовые кристаллы. Но она впервые видела светло-розовый – а сотни его граней сверкали всеми цветами радуги, как бриллианты.

– Прошу, скажите, что мы не прыгнем через свет ненанесенных на карты звезд, – взмолилась Софи. Она несколько раз прошла через этот кошмар, и сил больше не было.

– Нет, переливы цвета – лишь дополнительная защита, – объяснил мистер Форкл. – А теперь возьмитесь за руки.

Цепочка, включающая Софи, Фитца, мистера Форкла, Сандора и Гризель, вышла впечатляющая.

– Готова? – спросил Фитц.

– Конечно, готова, – вместо нее ответил мистер Форкл. – Для этого она и была создана.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Обычно темно-коричневая кожа Прентиса приобрела сероватый оттенок, а сверкающие струйки пота стекали по его лбу, склеивая спутанные волосы.

Но он очнулся.

Затуманенные синие глаза пусто оглядывали комнату.

Даже булькающее бормотание казалось заметным улучшением по сравнению с предыдущей мертвой тишиной.

И все же, Софи поняла, почему мистер Форкл не пускал ее к нему.

При взгляде на слюну, стекающую с губ Прентиса, хотелось кинуться в его разум и вытащить его в реальность. Он заслуживал по-настоящему очнуться, а не лежать привязанным к постели, потому что бьющие тело судороги могли скинуть его на холодный серебристый пол.

«Всему свое время, – передал мистер Форкл. – И я не читаю твои мысли, если тебя это волнует. Просто слишком хорошо тебя знаю и понимаю, что мы думаем об одном и том же. Но нам нужно держаться».

– Все нормально? – спросил Фитц, когда Софи неохотно кивнула мистеру Форклу.

Вымучив улыбку, она постаралась перевести взгляд куда угодно, лишь бы не на Прентиса.

Дом был в точности таким, каким она его помнила. Гладким, стерильным, пустым и маленьким. Сандор с Гризель решили остаться патрулировать болотистую территорию, чтобы избежать низких потолков.

Из мебели здесь были лишь аккуратно застеленная кушетка, на которой лежал Прентис, и заставленный лекарствами столик рядом с ней. Остальное пространство занимали аптечные полки от пола до потолка и узкая стойка под единственным окном, заваленная всевозможной алхимической посудой.

– За ним кто-то присматривает? – спросила Софи, изучая мензурки на горелках, в которых бурлила какая-то дымно-пурпурная жидкость.

– Разумеется, – раздался призрачный голос из комнаты, скрытой наверху.

Через несколько мгновений на узкой лестнице в углу появился серебристый плащ Призрака. Только плащ – хотя под облегающей тканью явно двигалось его невидимое тело. Он скрывал свою личность с помощью частичного исчезновения – то есть пропадало лишь его тело, а одежда оставалась видимой.

Все пятеро членов Коллектива называли себя странными именами, совпадающими с еще более странной маскировкой. Пока что Софи с друзьями узнали настоящие личности лишь двух из них. Им было известно, что мистер Форкл был одновременно магнатом Лето и сэром Астином – хотя он признавал, что у него были и другие личности. Еще они знали…

– Гранит! – воскликнула Софи, когда причудливая фигура с трудом выбралась из подвала по узкой лесенке. Благодаря порошку индурита он походил на потрескавшуюся незаконченную статую. Софи знала его как Тиргана, ее наставника по телепатии в Фоксфайре, и до сих пор не могла поверить, что училась у него больше года, но не догадалась, что он тайно работал на «Черного лебедя».

– Шквал уже ушла, – сказал Гранит мистеру Форклу. – И она не сможет прийти на наше вечернее собрание.

Мистер Форкл кивнул.

– Я так и подумал.

С помощью криокинетики Шквал покрывала себя коркой льда, но из-за своей настоящей личности ей почему-то было очень сложно надолго сбегать из Забытых городов.

– Блик прибудет с минуты на минуту, – добавил Гранит.

Словно услышав его слова, прямо через закрытую деревянную дверь в дом вошел расплывчатый эльф. Блик, как фазисит, мог разбивать свое тело на атомы и проходить сквозь твердые предметы – но чтобы скрыть свою личность, он восстанавливался не полностью. Софи видела лишь цветные пятна, отдаленно напоминающие эльфа, повернувшегося, чтобы открыть дверь двум знакомым ребятам.

– Могли бы зайти через дверь, как и все остальные, – сказал Тэм, проходя в комнату.

– Но это не так весело, – заметила Лин, следуя за братом.

Она хотела было сказать что-то еще, но заметила Софи и Фитца. А затем побежала к ним обниматься, хотя Тэм ограничился кивком, пожатием плеч и взмахом руки из дверного проема.

Близнецы были очень похожи – особенно серебристо-голубыми глазами и серебряными концами в остальном черных волос. Но их характеры отличались, как день и ночь.

– Вот бы я заранее узнала, что вы тоже придете, – пробормотала Лин. – Я была так рада куда-то выйти, что не стала переодеваться из тренировочной одежды, – она потеребила рукава простой синей туники, влажные по краям. Видимо, она занималась гидрокинетикой.

– Ты прекрасно выглядишь, – заверила Софи.

Как и всегда.

Природа наградила шикарной внешностью всех эльфов, но благодаря розоватым щекам и губам Лин, контрастирующим с глазами и волосами, она выделялась еще больше. Тэм тоже был красив, но из-за косой челки и пристального взгляда казался более агрессивным.

– Почему вы не выпускаете Тэма с Лин из Аллювитерре? – спросила Софи у мистера Форкла.

– Причина та же, по которой вы не ходите в гости, – ответил тот. – Все вокруг так и мечтают найти наше убежище.

Тэм и Лин жили в тех же домах на деревьях, где располагались Софи с друзьями, когда их выгнали из Забытых городов: в лесу, спрятанном глубоко под землей, о котором знали лишь члены «Черного лебедя». Сейчас их ссылку отменили, поэтому они могли вернуться домой, но решили держаться от своей семьи подальше – неудивительно, учитывая, что их родители предпочли бросить их побираться и жить в драных палатках, лишь бы не поддерживать Лин, приспосабливающуюся к силе своего таланта.

– Значит, вы больше не ходите в Эксиллиум? – спросил Фитц близнецов.

– Нет, туд


убрать рекламу


а нас отпускают, – ответил Тэм, – но только с гномьим конвоем.

– С охранным отрядом, – поправил Блик. – И они выйдут на поверхность, только если что-то случится.

– Король Энки поручил охрану Тэма и Лин четырем королевским гвардейцам, – пояснил Гранит, подойдя к Прентису, который никак не реагировал на разговор. – Гоблинов не хватает, потому что большую их часть бросили к периметру Равагога и разбили на патрули в Забытых городах. Да и, честно говоря, для Эксиллиума незаметная охрана подходит лучше.

– Как там дела, кстати? – спросила Софи.

Лин улыбнулась.

– Благодаря тебе все лучше и лучше.

Софи пожала плечами, не зная, стоило ли благодарить ее за изменения. Она просто рассказала Старейшине Орели, каково на самом деле жилось в школе для изгнанников. Все улучшения организовала сама Орели.

– Никогда не думал, что буду скучать по Эксиллиуму, – вздохнул Фитц. – Но каким же шикарным навыкам мы там научились.

– По вам мы скучаем еще сильнее, – добавила Софи. – Декс с Бианой будут локти от зависти кусать, когда узнают, что мы вас увидели.

– Это точно, – сказал Фитц. – Биана и так расстроилась, что ей нельзя пойти с нами, а когда я расскажу, что тут были вы, она вообще с ума сойдет.

– Все четверо постоянно упрашивают пустить их к вам, – добавил мистер Форкл. – Такое ощущение, что они побили рекорд мистера Сенсена по посещению кабинета директора.

Мистер Форкл лишь упомянул его имя, но с таким же успехом мог затащить в комнату громадного мамонта.

Тэм кашлянул.

– Ну так… есть от него вести?

– Можно и так сказать, – ответил Фитц, кинув взгляд на Софи.

– Мы виделись вчера, – она понадеялась, что на этом Тэм остановится. Но, разумеется, ему было мало.

– Без драмы не обошлось, я так понимаю?

– Мистер Сенсен избрал крайне трудный путь, – осторожно произнес мистер Форкл. – Но мы все еще надеемся на лучшее. И я хочу заметить, что мы не пытаемся вас разлучить. Но мы должны защищать Аллювитерре. Совет внимательно следит за вашими регистрационными медальонами, и пусть сейчас они не строят козни нашему ордену, нельзя назвать их союзниками.

– Декс мог бы прикрыть нас на пару часов, – возразила Софи.

– Мистер Диззни обладает выдающимся талантом, – согласился Призрак. – Но новая защита Совета умнее, чем вы думаете. Наш технопат настраивал фальшивые данные, которыми мы сейчас пользуемся, почти всю ночь. И время все равно ограничено.

– К тому же Декс нужен нам для другого, – добавил Блик.

– Например? – поинтересовалась Софи, удивляясь, что Декс ничего не сказал.

Мистер Форкл кинул на Блика взгляд, будто говоря: «Это была секретная информация!», а потом его голос заполнил ее мысли:

«Мы дали мистеру Диззни доступ к записям канцелярии по старшему мистеру Вакеру. Надеемся, он поймет, почему «Незримые» так старались их удалить».

«Они за этим проникли в канцелярию?» – спросила Софи.

«Отчасти. Следователи не смогли понять, были ли затронуты другие файлы. Но все записи, касающиеся Бранта, Финтана, Руя и мистера Вакера, были удалены. Нам повезло, что до взлома мы сделали собственные копии. Думаю, ты понимаешь, почему мы просили мистера Диззни не рассказывать о проекте».

– Вы говорите обо мне, я же вижу, – произнес Фитц, когда взгляд Софи скользнул в его сторону. – Вы же в курсе, что я могу вас подслушать?

– Можешь, но не будешь, – сказал ему Гранит. – Ты слишком уважаешь Софи, чтобы нарушить правила телепатии.

– Телепаты странные, – фыркнул Тэм.

– Сказал парень, который никому не поверит, пока не прочтет теневую дымку, – поддразнила Лин.

Тэм обладал талантом тени, то есть умел ими управлять – включая внутреннюю тьму, которая скрывалась у каждого в мыслях. Он говорил, что определяет, достоин ли собеседник доверия, по его теневой дымке – и, видимо, так оно и было. Тэм сомневался и в Алваре, и в Кифе, потому что они отказались проходить тест. Софи до сих пор ожидала «Я же тебе говорил».

– Просто скажите, в чем дело, – произнес Фитц, и в его голосе послышалось скрытое отчаяние.

Софи вздохнула.

– Декс изучает дело твоего брата, пытается найти что-нибудь о «Незримых». А нам не сказали, потому что…

Она указала на его ладони, сжавшиеся в кулаки так крепко, что кольца впились в кожу.

У Фитца ушло шесть болезненных секунд на то, чтобы расслабить хватку и повернуться к мистеру Форклу.

– Я хочу знать, что он нашел.

– Пока ничего, и это еще одна причина, по которой мы молчали. Если не верите мне, можете поговорить непосредственно с мистером Диззни.

– Поговорю, – заверил Фитц, и Софи мысленно отметила, что ей нужно будет присутствовать при разговоре на случай, если он перерастет в масштабную катастрофу.

– А теперь не могли бы мы сосредоточиться на том, зачем пришли? – спросил мистер Форкл. – Мистер Сонг…

– Я же говорил, что не хочу, чтобы меня связывали с этой фамилией, – перебил Тэм.

– Точно. Извиняюсь. Мистер Тэм, Блик объяснил план?

– Сказал, что мне придется снимать очередную завесу. Надеюсь, я понял его неправильно. Вы же помните, что случилось в прошлый раз.

– Помню, – сказал мистер Форкл. – Прентис наконец-то очнулся.

– Да, но после этого, – надавил Тэм. – Я никогда не забуду его крики.

– Почему Прентис кричал? – спросила Софи, а Лин взяла брата за руку.

– Всего несколько минут, – успокоил мистер Форкл – хотя успокаивающего в его словах было мало. – Подозреваю, дело было в притоке воспоминаний, выпущенных завесой.

– Я один ничего не понимаю? – спросил Фитц.

– Не один, – сказала Софи. Она столько раз была в чужих мыслях, но ни разу не чувствовала никаких завес.

– Теневая дымка образует слои, – пояснил Тэм. – Их чувствуют только тени. Я называю их завесами, потому что обычно они тонкие и легкие – и окутывают то, что мы пытаемся скрыть. Поэтому я и могу узнать столько всего, прочтя чью-нибудь дымку. Чем ее больше, тем больше у тебя тайн. Но завесы тьмы в разуме Прентиса больше похожи на металл. На одну у меня ушли все силы, а когда я все же ее поднял, его сознание устремилось внутрь, к выпущенным завесой воспоминаниям.

– Видимо, проведенные в Изгнании и безумии года погрузили его во тьму, – тихо сказал Гранит. – Но я хочу понять, чем вызвано последнее ухудшение.

– Мы разберемся, – пообещал мистер Форкл. – Но сегодня нужно сосредоточиться на следующей завесе – она должна быть легче, раз мы подняли ту, что его подавляла. Тот осколок воспоминания, который я восстановил, был связан с чем-то еще, с чем-то, скрытым во тьме. Надеюсь, если мы поднимем завесу, мисс Фостер сможет его отыскать.

– А вдруг Прентису станет хуже? – прошептала Софи.

– Поверь, я тысячу раз задавался этим вопросом, – обратился к ней Гранит. – Но в прошлый раз ему значительно полегчало. Логично предположить, что поднятие очередной завесы ему поможет.

Среди собравшихся Гранит был привязан к Прентису больше всего. Он ушел из Фоксфайра после его взлома памяти и много лет ненавидел семью Вакеров, потому что Алден был замешан в случившемся. Еще он усыновил Вайли и вырастил его как собственного сына.

Поэтому если Гранит считал, что стоит рискнуть, то это был хороший знак.

– Вы рассказали Вайли, что мы делаем? – спросила Софи.

Мистер Форкл кивнул.

– Он пожелал нам удачи.

– Тогда почему сам не пришел? – спросил Фитц.

– От понимания, что поступок правильный, смотреть легче не становится, – напомнил Гранит. – Но он верит, что я защищу его отца – и я так и сделаю.

– Как и я, – вздохнул мистер Форкл. – Полагаю, и вы тоже, мисс Фостер. И вы, мистер Тэм. У нас одна цель.

Тэм вздохнул.

– Хоть расскажите, какое воспоминание мы ищем.

– Остатки символа. Одну часть я нашел, когда опрометчиво влез в мысли Прентиса, а теперь на диске, связанном с «Незримыми», обнаружилась вторая. Ферментов, кстати, на нем не нашлось, если тебя это беспокоит, – сказал он Софи. – Он сделан из камня под названием даскитин, который не редок и не ценен. Но он реагирует на звездный свет: возможно, это связано с его предназначением, но я до сих пор не понял, в чем оно заключается. Надеюсь, все прояснится, когда у нас будет весь символ.

– Можно посмотреть воспоминание, которое вы нашли? – попросила Софи.

Он придвинулся к ней и коснулся пальцами висков, посылая в разум острый осколок тьмы. Ежась от прохлады, она смотрела на возникающее из теней воспоминание: белый символ, сияющий во тьме, – три наклонные линии, украшенные узором из черточек и оканчивающиеся окружностями. Линия в центре совпадала с символом с диска из плаща Кифа.

– Возможно, нам не хватает несколько частей, – предупредил мистер Форкл.

– Как я пойму, что нашла все?

– Пересылай все мне, – предложил Фитц. – Я буду их складывать и скажу, когда все будет на месте. А если понадобится помощь, просто сожми мою ладонь.

Он протянул ей руку, и после месяцев совместных тренировок положиться на него было так же приятно, как надеть пару удобных кроссовок на пробежку.

– Готовы? – спросил мистер Форкл.

Все обернулись к Тэму.

Тот отбросил челку с глаз и отпустил сестру.

– Очень надеюсь, что мы об этом не пожалеем.

– Как и мы все, – прошептал Гранит.

Тень Тэма шевельнулась и медленно поползла по комнате, пока не упала на лицо Прентиса, погружаясь в его разум.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Тэм не врал о криках Прентиса.

Софи понимала, что не сможет забыть его жуткие вопли – такие издает тот, кто разрывается между чистейшим ужасом и подавляющим отчаянием.

Каждое мгновение растягивалось в бесконечность.

Каждый вздох врезался в горло ножом.

А затем все закончилось так же быстро, как и началось.

Прентис захлопнул рот, его голова склонилась, а Тэм попятился на дрожащих подкашивающихся ногах. Лин кинулась к нему, подхватывая и помогая трясущемуся брату опуститься на холодный пол, а затем собрала влагу из воздуха, создав подобие парящего компресса.

– Ух ты, – выдохнул Фитц, как и всегда при виде гидрокинетики Лин.

Она впечатлила и Софи тоже – особенно своим контролем. Лин прошла долгий путь с момента, как была девочкой-наводнением, вызывающей столько катастроф, что в итоге ее изгнали.

– Я в порядке, – кое-как пробормотал Тэм. – Как Прентис?

– Держится, – заверил мистер Форкл.

Софи обернулась, чтобы проверить его слова, и с облегчением увидела прояснившиеся глаза Прентиса. Туман, бывший в них ранее, ушел, и его взгляд был сосредоточенным и спокойным. Даже судороги прекратились, а бормотание перешло в шепот.

– Что случилось? – спросила Лин у брата, сдвигая компресс, когда он присел. – В прошлый раз такой реакции не было.

– Ну да, потому что прошлая завеса не была такой тяжелой, – Тэм обернулся к мистеру Форклу. – Ваша теория о том, что с каждым новым слоем завесы становятся легче, в корне неверна. Такое ощущение, что я пытался поднять огромного жирного кита.

– Ничего себе образ, – заметил мистер Форкл. – Стоит отдать должное силе и мастерству, которые от вас потребовались.

– Да… кстати, об этом. – Тэм обхватил руками колени. – Кажется, он мне помог.

Все четверо членов Коллектива присели рядом с ним.

– О чем ты? – спросил Гранит.

– Сложно объяснить, – пробормотал Тэм, протягивая руку к челке через водный компресс Лин. – У меня заканчивались силы, и я подумал… может, Прентису станет легче, если он поймет, что я на его стороне. Поэтому я послал ему сообщение с помощью тени – и это никак не повлияло на его сознание, клянусь, – поспешно добавил он.

Тем же самым способом Тэм пользовался, когда только познакомился с Софи.

В Эксиллиуме заблудшим нельзя было общаться, поэтому впервые они поговорили в ее голове. Когда его тень пересекалась с тенью Софи, между ними открывался канал, позволяющий шептать непосредственно в ее мыслях.

– Так вот, – продолжил Тэм, – я сказал, что работаю с «Черным лебедем» и что мне нужно сдвинуть темноту, чтобы впустить Софи в его воспоминания. И как только я произнес ее имя, сопротивление уменьшилось и завеса поддалась.

Гранит прошептал что-то неразборчивое и, кинувшись к кушетке, схватил Прентиса за руки.

– Прентис, ты меня слышишь?

Все затаили дыхание.

Ожидая.

Надеясь.

И… ничего не произошло.

– Это к лучшему, – тихо сказал мистер Форкл, а затем обернулся к Софи. – Раз Прентис реагирует на твое имя, я бы остерегся произносить его в его мыслях. И в первую очередь думай о скорости. Вообще-то, думаю, нужно установить таймер.

Поискав по карманам, он вытащил мерцающие хрустальные песочные часы.

– Вы всегда их с собой носите? – поинтересовалась Софи.

– Мудрый лидер готов ко всему. У тебя десять минут. Не советую находиться в его разуме дольше.

Ком, вставший в горле, лишил Софи голоса. Но она подошла к постели Прентиса, изо всех сил стараясь придать себе уверенный вид. Фитц встал позади и взял ее за руку, помогая успокоиться.

– Сожми мою ладонь, если понадоблюсь, – напомнил он ей. – А еще я на всякий случай пошлю тебе несколько всплесков энергии самостоятельно.

Софи кивнула, в последний раз оглядев взволнованные лица друзей, и сосредоточилась на одном-единственном – самом важном.

– Больно не будет, – пообещала она Прентису.

А затем скользнула вглубь его разума.

Она опускалась все ниже, ниже и ниже – сквозь тьму и осколки воспоминаний, бьющихся о ментальный барьер. Живот крутило от скорости, пусть Софи и понимала, что на самом деле тело не двигается.

Чем глубже она опускалась, тем больше выцветала тьма.

Сначала она стала серой.

Потом белой.

Потом… другой.

Настолько яркой, что нельзя было назвать цвет.

Это были все цвета вместе, ослепительно прекрасные в своей чистоте. И когда ее сознание начало привыкать к ним, начали проявляться другие образы.

Фрактальные узоры.

Всполохи радуги.

Переливающиеся, кружащиеся вихрем.

А среди всей этой красоты стояла девушка.

Молодая блондинка в светло-фиолетовом платье, длинноволосая и улыбчивая.

– Здравствуй, Софи, – прошептала Джоли. – Я знала, что ты вернешься ко мне.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Софи понимала, что на самом деле Джоли здесь нет, но это не делало видение менее реальным.

Прентис воссоздал дочь Грейди и Эдалин с идеальной живой точностью, вплоть до легкого платья с оборками, выполненного в любимом цвете Джоли. Один раз он уже использовал это видение, чтобы вывести Софи из безумия, когда она впервые попыталась прочесть его разум. Но в этот раз они были не на лугу, а среди мерцающих отблесков.

– Я думала, что твой разум покажется мне знакомым, – сказала Джоли. – Но он стал другим. Сильнее.

– Ты меня помнишь? – передала Софи.

– Иногда да, иногда нет. Реальность относительна, – Джоли перевела взгляд бирюзовых глаз на свои пальцы, пошевелила ими, будто проверяя, действительно ли они принадлежат ей. – Я права? Что-то изменилось?

– В прошлый раз моя способность не работала, – ответила ей Софи. – Я не могла вернуться, мне нужно было вылечиться. А потом ты пропала.

– Нужно было уйти, – прошептала Джоли. – Не помню почему. Но я снова здесь, и в этот раз все куда ярче!

Она вскинула руки и закружилась; легкая, как перышко, юбка воспарила вокруг ее ног.

– Почему ты разговариваешь со мной в виде Джоли? – не сдержала вопроса Софи. – Она что-то для тебя значила?

– Ты все еще ищешь причины. Разум – забавная штука. Логика не всегда работает так, как должна. Зачастую дело в чувствах. – Джоли протянула руку, ухватила проплывающий мимо зеленый фрактал, и он посинел и раздулся настолько, что поглотил их. – Тебе со мной спокойно, да?

– Да.

Софи никогда не встречала Джоли, но понимала, что она бы ей понравилась. Все знакомые любили ее. Даже тот, кто убил.

– Ты на нее похожа, – сказала Джоли, откидывая золотистые волосы. – И так легче. Я так давно потеряла себя, что не знаю, как собой быть.

– Но я ведь говорю с Прентисом, да? – спросила Софи, чтобы убедиться.

Улыбка Джоли пропала.

– Прентис везде и нигде. Он тебе не поможет. Хотя я слышала, что ты способна помочь ему.

– Способна, – ответила Софи. Ее сердце грохотало так, что его, наверное, было слышно во всей комнате. – Но пока что это небезопасно. Ему – точнее, видимо, тебе – нужно стать сильнее.

Фракталы вновь задвигались, так быстро меняя цвета, будто они стояли внутри диско-шара. Видение Джоли зарябило, стало расплывчатым и смазанным.

– Так странно. Иногда я мыслю разумно. Но иногда…

Свет разлетелся на куски.

Ледяные осколки впились в сознание Софи, скрежеща, как ногти по классной доске, и она рухнула вниз. Попыталась сжать ладонь Фитца, но тело не слушалось.

Сил не осталось.

Энергии тоже.

Чернота окружала ее, настолько густая, что казалась осязаемой – а затем она стала осязаемой, и из тьмы появился…

– Лебедь?

– Прости, – раздался голос Джоли откуда-то из-за спины, и Софи постаралась крепче ухватиться за тонкую шею взлетающей птицы.

Джоли обхватила ее за талию, и ее руки оказались теплыми и мягкими, несмотря на бушующую вокруг вьюгу: ураган расплывчатых осколков, которые будто пытались скинуть их вниз.

– Я пытаюсь держать себя в руках, – сказала Джоли. – Черный лебедь помогает сосредоточиться.

– Я не должна была с тобой говорить, – призналась Софи. – Они боятся, что тебе станет хуже.

– Нет ничего хуже того, что было.

– Мне очень жаль.

Слов было недостаточно, как и всегда, но больше у Софи ничего не было.

– Куда мы летим? – спросила она, пытаясь понять, направляются ли они вперед, назад или вбок.

– Куда-то. Никуда. Всюду. Здесь все одно. Всегда сейчас, но никогда потом. Всегда потом, но никогда сейчас.

– Какая-то бессмыслица.

– Добро пожаловать в мой мир. Я бы рада сказать, что ты привыкнешь, но…

Лебедь начал кружить и петлять, и Софи замутило. Интересно, может ли стошнить в чьих-нибудь мыслях?

– Ты же ищешь что-то, да? – спросила Джоли. – Так говорил голос из теней до того, как ты пришла.

– Это был Тэм. Мой друг.

– Тогда я рада, что не утащила его на дно.

– А ты можешь?

– Иногда. Не всегда по своей воле.

– Значит… было и по своей?

– А если было, ты испугаешься?

– Немного. Но я тебе верю.

– Значит, ты вернешься?

– Ну конечно, – пообещала Софи. – Но сейчас мне можно остаться лишь на несколько минут. Поможешь мне найти воспоминание, пока я тут?

– Могу попытаться, – произнесла Джоли, и лебедь поджал крылья и полетел вниз. – Но мои воспоминания не те, что были раньше.

Они погружались все глубже и глубже, пока не достигли тумана из сверкающих осколков, смешанных, разбросанных, врезающихся друг в друга. На некоторых было что-то изображено. Другие двигались, как отрывки фильма. А из других доносилась лишь какофония звуков.

– Все, что когда-то было, пропало, – грустно сказала Джоли. – Остались только осколки и фрагменты.

– Я ищу только кусочек, может, несколько.

Софи спроецировала изображение, посланное мистером Форклом, и оно вспыхнуло перед ними подобно голограмме.

– Не помню такого, – пробормотала Джоли.

– Мистер Форкл нашел его, когда был здесь.

Руки Джоли напряглись.

– Приходил кто-то еще?

– Ты не помнишь?

– Иногда я слышу голоса. Но я не могу отличить их от отголосков. Надеюсь, я ему не навредила.

– Он смог выбраться, но с трудом. Поэтому и прислал меня.

– Ты лунный жаворонок, – прошептала Джоли, сжимая Софи так крепко, что стало трудно дышать.

А может, боль в груди возникла из-за последовавшего вопроса.

– Давно я в таком состоянии?

– Наверное, не стоит тебе говорить.

– Но ты ведь взрослая, да? Старше, чем мой сын, когда…

– Не думай об этом, – сказала Софи. – Многое нужно будет объяснить, но придется подождать, пока ты не окрепнешь.

– Видимо, новости плохие.

– И да, и нет. У тебя есть миллион причин бороться. Но будет тяжело.

Осколки задрожали и сгустились.

– Кажется, я ускользаю, – предупредила Джоли.

Чувства Софи затопил прилив энергии – видимо, Фитц пришел на помощь, – и она обернула ее вокруг угасающего видения Джоли.

– Прошу тебя, если не можешь остаться ради меня, сделай это ради Вайли.

– Вайли, – повторила Джоли. Бормоча его имя, она взмахнула руками и создала вокруг них еще один сияющий пузырь, закружив осколки, как листья на ветру. – Я все еще не вижу того, что ты ищешь.

– Оно должно быть где-то здесь. Скорее всего, это одно из воспоминаний, которые ты защищаешь. Может, даже причина твоей лебединой песни.

От ее слов шар лопнул.

– Не знаю, что это значит, – произнесла Джоли, пока они погружались в блестящую бездну. – Но фраза тянет меня, как якорь, к… Чему-то. Не знаю.

Они вновь полетели вниз – так далеко, что Софи засомневалась, сможет ли прорваться обратно. Но падение того стоило, когда Джоли шепнула:

– Вот оно.

Она взмахнула руками, и фрагменты расступились, открывая три ослепительно ярких осколка.

– Вот что тебе нужно. Я…

Видение Джоли исчезло во тьме.

У Софи хватило сил лишь на то, чтобы обернуть разум вокруг светящихся обломков и позвать Фитца на помощь.

В ответ пришло цунами тепла, понесшее ее все выше, выше и выше, сквозь мягкость, вязкость, боль и облегчение, пока она не вернулась в свое тело, содрогаясь в кольце теплых рук, удерживающих ее и не дающих упасть.

– Тшшш, – прошептал Фитц. – Ты вернулась. Все хорошо.

– Как Прентис? – спросила она, когда мистер Форкл прижал пальцы к ее вискам, чтобы заглянуть в воспоминания.

– Ничего не изменилось, – заверил Фитц. – А что? Что там случилось?

– Нечто невероятное, – прошептал мистер Форкл. С текущими по морщинистым щекам слезами он откашлялся и добавил: – Объясню позже. Сейчас нужно сосредоточиться. Мистер Вакер, может, проследите, правильно ли я собираю воспоминания?

Фитц скользнул в разум Софи, вместе с ней наблюдая, как кусочки символа встают на свои места. Три наклонные линии из изначального воспоминания соединились с остальными, тоже покрытыми черточками. Все они встретились в центре, расходясь в разные стороны, как лучи солнца.

Символ был, разумеется, абстрактным, но он напомнил Софи снежинку.

Или звезду.





Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

– Это же Путеводная звезда, – прошептала Софи. – Да?

– Не факт, – ответил мистер Форкл. – По сути, «путеводная звезда» – это любая звезда, которую можно использовать для навигации.

– Но она может быть связана с инициативой «Путеводная звезда», – возразила Софи.

– Возможно, мы поймем, если взглянем на нее? – предложил Гранит.

Блик достал из аптечного шкафа дневник памяти, и, когда Софи спроецировала изображение на жесткую страницу, всем пришлось признать, что символ действительно похож на звезду.

– Даже если это и Путеводная звезда, – через какое-то время сказал Гранит, – мы все равно не знаем, что она означает. Черточки и круги здесь не просто так. Пока ты была в разуме Прентиса, ты не нашла ничего, что помогло бы нам разобраться?

– Если бы. Такое ощущение, что Прентис даже не помнит этого символа. Но… он нашел его, только когда я упомянула лебединую песню. Видимо, они как-то связаны.

Все склонили головы и сощурились, разглядывая звезду под разными углами, словно объяснение всплыло бы у них в голове, посмотри они на нее подольше.

– Ну-у-у-у так, – наконец, протянул Тэм, – никто не хочет объяснить, что такого важного в путеводных звездах? Или вы будете делать вид, что нас с Лин тут нет?

– Они не рассказали? – спросил Фитц, глянув в сторону Коллектива.

– Я сообщил, что Киф присоединился к «Незримым», – ответил Блик. – Но не стал углубляться в детали.

– Не хотите просветить? – поинтересовался Тэм, недовольный тем, что от них что-то скрывали.

Мистер Форкл рассказал все немногое, что было известно об инициативе «Путеводная звезда», включая то, что мама Кифа была ее возможной основательницей.

– Значит, инициатива как-то связана со случившимся с гномами? – прошептала Лин, нервно теребя серебряные кончики волос.

– Пока неясно, – отметил мистер Форкл. – Финтан намекнул на их связь, когда угрожал Совету чумой. И он говорил об инициативе так, будто это главный план «Незримых». Но еще он признал, что избавился от матери мистера Сенсена, чтобы возглавить проект, а значит, велика вероятность того, что он внес свои поправки.

– Киф знает, в чем заключается план? – спросил Тэм.

– Он твердит, что пока не разобрался, но я вижу, что о чем-то он недоговаривает, – тихо сказала Софи. – Может, поделится, когда я покажу ему весь символ.

– Полагаю, ты нашла способ с ним связываться? – спросил мистер Форкл.

Софи кивнула.

– Мы будем разговаривать каждую ночь.

– Серьезно? – напряженный голос Фитца напомнил Софи, что она забыла об этом упомянуть во время утреннего разговора.

– Так будет безопаснее, – пояснила она. – Ему не придется убегать, чтобы поделиться новостями.

– Или чтобы скормить тебе тонну лжи, – заметил Тэм. – Эй, не смотри на меня так. Признай, что это возможно.

– Все возможно, – возразила Софи. – Но если бы мне хватило храбрости связаться с ним раньше, Кифу не пришлось бы взрывать часть Фоксфайра, чтобы меня предупредить.

– Ух, погоди, – сказал Тэм. – Он взорвал часть Фоксфайра?! Нет, серьезно, я тут один считаю, что этому пацану не стоит доверять?

– Нет, – произнес Призрак, скрещивая невидимые руки под плащом. – Кое-кто до сих пор сомневается.

– Не я, – вклинился Блик.

– Ну, мы со Шквал пока колеблемся, – заметил Призрак. – Как и Гранит.

– Правда? – спросила Софи.

Гранит так поддерживал ее, когда только услышал об уходе Кифа. Он даже решил раскрыть свою настоящую личность, чтобы успокоить Софи и показать, что не нужно бояться доверять. Но сейчас он переминался с ноги на ногу, заполняя комнатку хрустом окаменевших суставов.

– Я не сомневаюсь в изначально добрых намерениях мистера Сенсена – но нельзя отрицать того, что он может подвернуться их влиянию. Он погрузился в мир «Незримых» – учится по их методам, слушает учения и теории. Мы не знаем, как это на него повлияет.

– Именно, – согласился Тэм. – Ты же тоже так думаешь, да? – спросил он Лин.

Та покачала головой.

– Помнишь, как все сомневались в нас? Как перешептывались и сплетничали о силе наших способностей. Как злились, когда ты ушел за мной в ссылку. Не говоря уже о недоверии из-за того, что мы близнецы. У них были причины так себя вести. Но это же не значит, что они правы?

– Не значит, но их причины были глупыми, – возразил Тэм.

В эльфийском мире рождение нескольких детей было редким событием, и почему-то встречалось оно осуждением и презрением. Софи никак не могла понять, как эльфы могли быть настолько гениальными и изысканными, но все равно иметь столько предубеждений. Их не волновал цвет кожи, богатство и внешность. Но они осуждали всех без таланта или с необычной генетикой.

– По-твоему, это то же самое, что присоединиться к врагу? – спросил Тэм.

– Нет, по-моему, не нужно никого осуждать, пока не увидим, чем все кончится. Действия никогда не раскрывают всю картину. Хорошие поступки можно совершать с недоброй целью. А плохие можно неправильно понять.

– Ладно, – проворчал Тэм. – Но пусть он только попробует приблизиться – буду натравливать на него дворфов, пока он не разрешит прочесть свою дымку. А вам стоит больше нам рассказывать, – обратился он к Коллективу.

– Инцидент в Фоксфайре произошел лишь вчера, – объяснил мистер Форкл. – Но я понимаю, вы чувствуете себя оторванными от остальных – потому что так и есть.

– Может, вернись мы в Забытые города, стало бы легче, – сказала Лин брату.

– Ты серьезно хочешь вернуться в Коралмер? – спросил тот. – Хочешь смотреть, как мать паникует, что ты затопишь дом, стоит тебе взглянуть в сторону океана? Хочешь слушать, как отец постоянно врет о нас, будто его позорит сам факт нашего существования?

– Нет, конечно, – ответила ему Лин. – Я просто…

– Думаю, тут я смогу вам помочь, – перебил мистер Форкл. – Я обсуждаю с Советом возможность пускать вас в Забытые города на регулярной основе. Но официального решения еще нет, так что вам придется…

– Дайте угадаю, – перебил Тэм. – Нам придется потерпеть?

Мистер Форкл улыбнулся.

– Понимаю, я часто требую терпения. Не только от вас, но и от себя. Я всегда говорил, что мы будто пытаемся вычерпать океан дырявой ложкой. Но даже если так и есть, мы можем либо сдаться, либо черпать ложка за ложкой. И это, – он указал на символ, спроецированный Софи, – весьма значимая ложка. Надо узнать, что он означает.

– Могу спросить Кифа, – предложила Софи. – Но он не узнал черный диск и символ, которые я показала вчера, так что сомневаюсь, что он поможет.

– Есть один эльф, который может знать о символе, – пробормотал Фитц. – Но… тебя это не обрадует.

Софи уже хотела бы


убрать рекламу


ло спросить, о ком он, как догадалась сама.

Она застонала.

– Прошу, только не говори, что хочешь довериться лорду Кассиусу.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ух ты, – шепнула Лин, во все глаза разглядывая возвышающийся над ними хрустальный небоскреб. – Это здесь вырос Киф?

– Многое объясняет, да? – пробормотала Софи.

Мистер Форкл не был уверен, стоит ли брать с собой близнецов, но Софи настояла. Может, так Тэм поймет, откуда росли ноги поведения Кифа.

Хрустя гравием, они прошли под замысловатой аркой, в которую были вплетены железные буквы, гласящие: «Канделшейд». Лорд Кассиус, одетый в изысканно расшитый синий плащ, отворил золоченую дверь до того, как мистер Форкл закончил стучать. Он слишком сильно напоминал собственного сына – у него были такие же светлые волосы и светло-голубые глаза. Такое же красивое лицо. Только все веселье из него выжали, и осталась одна только горечь.

Даже улыбался он пугающе – маслянисто и неискренне.

– О, мисс Фостер, – сказал он. – Я почти не узнал вас с убранными волосами. Но всегда рад видеть. Как и вас, мистер Форкл. И мистер Вакер, – он скользнул взглядом по Сандору с Гризель, не замечая их, и остановился на Тэме и Лин. – А кто же наши неожиданные гости?

– Тэм и Лин Сонг, – представил мистер Форкл, не обращая внимание на Тэма, скривившегося при звуке фамилии.

– Сонг? – переспросил лорд Кассиус. – Вы дети Квана и Май?

– Их близнецы, – поправил Тэм.

Раньше отец Тэма пытался убедить всех, что Тэм старше Лин на год, но они отказались подыгрывать.

– Да, вижу схожесть, – лорд Кассиус ближе пригляделся к близнецам. – Я хорошо знаком с вашим отцом. В Фоксфайре он был старше на курс, но мы часто занимались вместе. Иногда мы до сих пор ходим выпить в Атлантиду.

Тэм косо глянул на Софи.

– И почему я не удивлен.

– Ваши родители знают, что вы с «Черным лебедем»? – спросил лорд Кассиус.

– С чего бы им, – отозвался Тэм. – И, кстати, мы не приносили клятву верности.

– Пока, – поспешно добавила Лин.

– Понимаю вас, – лорд Кассиус добровольно вызвался вступить в «Черный лебедь» – из-за чего Софи хотелось стошнить прямо на его украшенные драгоценностями ботинки. Ее не волновало, что он обыскивал вещи своей жены в поисках зацепок о «Незримых». Несколько карт и инструменты для создания одноразовых кристаллов не могли изменить то, как он относился к сыну.

– Невероятно, – произнес лорд Кассиус, обмахиваясь, – я и забыл, какие у вас сильные эмоции, мисс Фостер. Так непривычно ощущать их в воздухе. Как статическое электричество, только колючее.

Обычно эмпаты считывали эмоции через физический контакт, но Киф с отцом почему-то отличались – по крайней мере, когда дело касалось Софи.

– Ну, – сказала она, надеясь, что он чувствует исходящие от нее волны отвращения, – на некоторые вещи я реагирую сильнее, чем обычно.

Насилие бывало разным – и хотя лорд Кассиус никогда не бил сына, постоянное унижение нанесло достаточно вреда.

Неудивительно, но он пропустил их в дом, даже не поинтересовавшись, как поживает Киф. Аскетичное фойе было настолько же холодным и «дружелюбным», как морг – с черным полом, гладкими стенами, поблескивающими синим колдовским огнем, и серебряной лестницей, спиралью поднимающейся к двухсотому этажу.

– Вы сказали, что вам нужна моя помощь, – напомнил лорд Кассиус.

– Это так. Нам нужна любая информация, касающаяся этого символа, – мистер Форкл достал дневник памяти из плаща и передал его Кассиусу.

Тот широко распахнул глаза.

– Путеводная звезда.

– Значит, это и правда она? – спросила Софи.

Лорд Кассиус нахмурился, поворачивая дневник, чтобы рассмотреть символ с разных сторон.

– Странно. Слово всплыло, как только я увидел его, но не понимаю почему.

Иногда с воспоминаниями так бывало – особенно со стертыми.

Некоторые зацепки вытаскивали лишь детали, некоторые – провоцировали головокружительное возвращение полной картины. Софи хорошо знала это чувство благодаря секретам, которые «Черный лебедь» вложил в ее разум. И поэтому же ей нельзя было видеться с человеческой семьей: встретив ее, они могли все вспомнить.

– Такое ощущение, будто я что-то упускаю, – произнес лорд Кассиус, запуская руку в волосы и портя свою безупречную прическу.

– Разум – сложная штука, – сказал ему мистер Форкл, забирая дневник памяти. – Если вспомните что-то еще, вы знаете, как со мной связаться.

– Разумеется. Хотя не представляю, почему именно я. Вы ведь должны понимать, что кое-кто принесет вам куда больше пользы.

Софи хотела было спросить кто, но догадалась сама, и по коже побежали мурашки.

– Вы… хотите, чтобы мы спросили о Путеводной звезде вашу жену?

– Почему бы и нет? – поинтересовался лорд Кассиус. – Разве не она заварила эту кашу? Кто решит проблему лучше женщины, ее создавшей?

– Эм, может, тот, кто не заперт в огрской тюрьме? – предположил Фитц.

На долю секунды лорд Кассиус дрогнул и стал похож на скорбящего мужа и подавленного отца, одиноко стоящего в холодной пустой башне.

Но затем он моргнул, и видение пропало, сменившись лживой улыбкой.

– Было бы желание, а способ найдется.

– Не в этом случае, – отрезал мистер Форкл. – Если мы проявим интерес к леди Гизеле, то она станет козырем огров – и мы слишком дорого за него заплатим.

– Дипломатия редко приносит плоды, – согласился лорд Кассиус. – Но именно поэтому я так заинтересован вашим орденом. Ходят слухи, что несколько месяцев назад «Черный лебедь» совершил весьма успешный набег на Изгнание. Почему бы не повторить?

– Потому что мы стали мудрее, – ответил мистер Форкл. – И опытнее.

Их приключения в Изгнании пошли не совсем по плану: Фитц чуть не умер, а Совет едва всех не арестовал. И все же невольно Софи сочла предложение лорда Кассиуса заманчивым. Леди Гизела не просто могла рассказать все то, что Киф так стремился узнать, но и ему бы больше не понадобился Финтан, чтобы спасти мать.

«Нет, – прервал ход ее мыслей мистер Форкл. – Вламываться в неизвестную тюрьму, охраняемую самой жестокой расой, слишком рискованно. Оно того не стоит, особенно учитывая, что леди Гизела может оказаться мертва».

Ужас скрутил живот узлом.

«Но Финтан сказал Кифу…»

«Да, я знаю, что он обещал. А еще я знаю, что в это время он пытался заманить мистера Сенсена в свой орден. И даже если его слова были правдой, прошло уже много времени, а во время ареста леди Гизела была тяжело ранена. А если она и жива, то существует огромная вероятность, что перед заключением ей стерли воспоминания».

«Вы много об этом думали», – заметила Софи.

«Разумеется. Мы с Коллективом часто обсуждали эту тему. Я не рассказывал тебе, потому что знаю, как ты любишь игнорировать здравый смысл».

«А может, это вы просто привыкли на все отвечать отказом? Вы же понимаете, что в девяноста процентах случаев вы сначала читали мне лекцию о том, насколько опасен мой план, а через несколько недель мы все равно его осуществляли?»

Его губ коснулась печальная улыбка.

«И каждый раз это случалось из-за того, что положение становилось безвыходным. К счастью, сейчас это не так. Мы еще многое не опробовали. Например, мы можем показать символ Гетену и посмотреть, удастся ли вытащить из него информацию».

«Ну да, наверное», – неохотно признала Софи.

Она ожидала от Форкла привычных бесполезных предложений вроде «прочитать тонну очень длинных книг» или «попрактиковаться с Фитцем в телепатии».

Гетен… действительно мог помочь.

«Значит, решено», – произнес мистер Форкл, оборачиваясь к остальным.

– Прошу прощения, мы отвлеклись.

Лорд Кассиус кивнул.

– Полагаю, все здесь привыкли к телепатам. Вы что-нибудь надумали?

– Только то, что мы будем придерживаться иного плана. Но спасибо за предложение. Могу я узнать, можно ли побеспокоить вас еще одной просьбой? Я бы очень хотел осмотреться перед уходом. Возможно, свежим взглядом я отыщу зацепки, оставленные вашей женой.

– Где вы хотите начать? – спросил лорд Кассиус. – Выбор у вас немалый.

И это еще мягко сказано.

Даже армии гномов понадобилась бы неделя, чтобы обыскать огромный особняк, – а гномы были самыми продуктивными и трудолюбивыми созданиями на свете. И все же, перед тем как сбежать к «Незримым» Киф ночевал в Канделшейде. И пока он там был, что-то должно было случиться.

Когда он уходил от Софи, то казался расстроенным – но далеко не настолько, как на следующий день.

Что-то вызвало у него новые воспоминания – воспоминания, из-за которых он решил, что является частью инициативы «Путеводная звезда».

А значит, если она осмотрит его комнату, то может найти причину пробудившейся памяти.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

– Хм, – произнес Фитц. – Так вот где жил Киф.

Софи моргнула.

– Точно, тебя же здесь не было.

– А ты была?

– Меня тоже интересует ответ на этот вопрос, – заметил Тэм.

Она покачала головой.

– Киф сказал, что не любит приводить гостей домой. Но я видела комнату в его воспоминаниях.

Счастливыми они, правда, не были, поэтому она едва ли обратила внимание на обстановку. Комната – практически покои – занимала три этажа и поражала своим великолепием в виде сверкающих хрустальных стен, изящных люстр и множества резной мебели черного, белого и серого цветов.

– Напоминает нашу прежнюю комнату, – пробормотала Лин. – Нам тоже нельзя было ее украшать.

– Вы жили в одной комнате? – спросил Фитц.

– Так нас наказывали за то, что мы всем говорили, что близнецы, – закатил глаза Тэм.

Лин приобняла его за плечи.

– Как жаль, что мне нравилось с ним жить!

– Но как только мы попали в Аллювитерре, ты сбежала.

– Эй, какая девушка упустит шанс пожить в личном доме на дереве? – улыбнулась Лин.

– Точно не я, – произнесла Софи, пытаясь понять, с чего начать. Сложно было поверить, что Киф здесь жил, – настолько все вокруг не походило на него.

– Что именно мы ищем? – спросил Тэм. – Лично мне показалось, что Киф не из тех, кто будет вести дневник, – но если мы его найдем, чур я читаю первый.

– Нет уж, – сказала ему Софи. – Мы не рыться в его вещах пришли. Я просто решила, что стоит оглядеться и поискать что-нибудь важное.

– Ну, комната огромная, – заметил Фитц. – Может, разделимся? Кто-нибудь начнет сверху, кто-нибудь снизу, а встретимся в середине?

– Новая игра! – вклинилась Гризель. – Девочки против мальчиков. Проигравшие исполнят желание победителей. ВПЕРЕД!

– Ну-ну, удачи! – воскликнул Фитц, кидаясь к лестнице.

Гризель опередила его и помчалась вниз, поэтому Фитц побежал наверх.

– Обыскиваем шкаф и ванную, ребят! – прокричал он.

– Говорю сразу, я отказываюсь приближаться к белью Кифа ближе, чем на три метра! – заорал в ответ Тэм.

– Если я вам хоть капельку дорог, мисс Фостер, пожалуйста, проиграйте. Каким угодно способом, – тяжело вздохнув, Сандор пошел за парнями.

Переглянувшись, Софи с Лин спустились на этаж ниже, где Гризель уже листала одну из тетрадей, валяющихся на громадном позолоченном столе.

– Никто не хочет мне помочь?

Лин взяла в руки тетрадь.

– Ух ты. На первой странице ничего нет, кроме кучи «скучно скучно скучно».

– А еще на полях много забавных заметок о наставниках, – сказала Гризель. – Но все это бесполезно, так что давайте искать дальше. Мы обязательно победим! И тогда Сандор отведет меня на танцы.

– На танцы? – переспросила Софи, пытаясь это представить.

Нет.

Ее мозг отказывался работать.

– Может, у гоблинов «танцы» подразумевают что-то другое? – спросила Лин.

– Не знаю, у нас они такие, а у вас? – Гризель напела мелодию, в такт ей двигая бедрами. Ее движения напомнили Софи танец живота, только Гризель меньше двигала руками и больше – головой.

– Ты, серьезно, думаешь, что Сандор будет танцевать? – спросила Софи.

– Будет, если вы поможете его заставить. Только представь, что можешь попросить у того симпатяги. А Лин явно с радостью поставит брата в неловкое положение.

Лин усмехнулась.

– Как нам победить? Ты ведь не объяснила правила.

– Ну разумеется. Так я смогу их менять. А теперь за работу! – Гризель указала на рабочий уголок с большими креслами и книжными шкафами, выстроившимися вдоль стен. Издалека казалось, будто в комнате жил прилежный ученик или зазнавшийся профессор. Но подойдя ближе, Софи разглядела проблески характера Кифа. Например, нацарапанные на корешках книг заметки:

«688 страниц ни о чем». 

«Ну серьезно, кого так волнуют грибы?» 

«Я вырвал страницу из середины – удачного поиска!» 

– Как думаешь, это важно? – спросила Гризель, вытаскивая из шкафчика стола серебряный передатчик.

– Думаю, он оставил его, чтобы никто его не отследил, – сказала Софи. – Но можешь сравнить с моим и поискать различия.

Она передала Гризель собственный передатчик, и та внимательно их осмотрела.

– Эх, ты права. Они абсолютно одинаковые… о, что это?

Лин показала им тетрадь, которую листала: Киф нарисовал в ней детальную карту Фоксфайра и подписал несколько мест словами: «Можно спрятать гулона».

Гризель фыркнула.

– Стоит отдать ему должное, креативность зашкаливает.

– Точно, – осознала Софи, пытаясь взглянуть на комнату глазами Кифа. – Нужно искать в неочевидных местах. Он захотел бы схитрить, спрятать все на виду, где никто бы не заподозрил. А еще он любит портить вещи, которые нравятся его отцу, например, стены, пол, или…

Софи присела, чтобы найти в книжном шкафу полку под буквой «С». А точнее, «Эссенцию сущего» за авторством лорда Кассиуса Сенсена.

Отец Кифа опубликовал свою теорию о том, что эльфы испытывают эмоции как разумом, так и сердцем, и именно в сердце они самые искренние. На самом деле, Софи эта теория очень заинтересовала – к тому же на занятиях по инфликции она сталкивалась с похожими ощущениями. Но Киф подписал: «Я лучше выковыряю глаза праттловским значком».

Она открыла книгу и обнаружила, что Киф склеил страницы и вырезал их середину, куда поместил флакончики с разными эликсирами.

– Победа за нами! – воскликнула Гризель, возвращая Софи передатчик.

– Победит не тот, кто найдет зацепки первым, а у кого их будет больше! – крикнул в ответ Сандор. Но Софи слышала, как он подгоняет Фитца и Тэма.

– Сомневаюсь, что тут есть что-то важное, – предупредила Софи, взяв два пузырька – «Взрывную отрыжку» и «Гнойный порошок». – Мне кажется, это материалы для розыгрышей.

– Возможно, они тут тоже есть. – Гризель вытащила со дна серебряное устройство, похожее на вилку. – Но это отходник, он служит для отпугивания огров. Одно из моих любимых эльфийских изобретений, кстати.

– Да, но Киф устраивал с помощью них розыгрыши, – возразила Софи. – Однажды он пытался спрятать их по всему Фоксфайру, чтобы на них наткнулась директор.

– Неудивительно, что они с моим братом не ладят, – усмехнулась Лин. – Они практически одинаковые.

И тут же, будто по команде, из ванной выше раздался голос Тэма:

– Обалдеть, да тут больше средств для волос, чем у меня!

– Ну, – произнесла Гризель, закрепляя отходник рядом с мечом, – я все равно засчитываю это как находку. В правилах не говорилось о том, что она должна быть связана с «Незримыми», – она подмигнула и добавила: – Но мы не закончили поиски. Просто победы мне недостаточно. Хочу раздавить их, как сангулиска.

– Мне стоит спрашивать, кто это? – поинтересовалась Софи, следуя за Гризель наверх.

– Зависит от того, любишь ли ты жуков, – отозвалась Лин. – Представь себе пятикилограммовую смесь таракана и комара.

– Иииии… больше я никогда не усну.

Гризель рассмеялась, вместе с Лин проверяя кровать и матрасы.

Софи оглядела комнату, снова пытаясь думать, как Киф.

– А где Вонючка?

– Я пожалею, если спрошу, что это? – спросила Гризель.

– Это зеленый игрушечный гулон, которого мы с Элвином подарили Кифу, чтобы ему легче спалось. Он ушел без сумки, значит, Вонючка где-то здесь.

Они снова заглянули под кровать, порылись в декоративных подушках, а затем поднялись наверх.

– Это наша территория, – прорычал Сандор, преграждая им вход в огромную ванную комнату с зеркалами на стенах и ванной размером с бассейн.

Гризель погладила его по щеке.

– Что, нервничаешь?

Сандор отпрянул и ничего не сказал, а Софи с Лин прошли в гардеробную, где нашли Фитца с Тэмом, роющихся в одежде – в куче одежды. Кифу хватило бы на пару десятков лет.

– Вы не видели игрушек? – спросила Софи. – Не могу найти Вонючку.

Тэм фыркнул.

– Эй, все классные ребята спят с плюшевыми игрушками, – сообщил ему Фитц.

– Я так понимаю, у тебя есть собственный Вонючка? – спросила Лин.

– У меня есть мистер Обнимашка.

– Ух ты, – произнес Тэм. – Просто… нет слов.

Гризель хлопнула в ладоши.

– Хватит об игрушках. Вы что-нибудь нашли, мальчики?

Самодовольно улыбаясь, Сандор продемонстрировал две заначки эликсиров, найденных в обуви Кифа, и весьма жуткий контейнер с пометкой: «Различные фекалии», который был спрятан за туниками.

– А еще мы нашли мою любимую брамбловскую форму, – добавил Фитц. – Так и знал, что он ее стащил.

– Это не считается, – сказала ему Гризель.

Сандор пожал плечами.

– Все равно у нас больше. И я уже придумал желание.

– Ну, ты на него особо не рассчитывай, – предостерегла Гризель. – Девочки, помогите ребятам с гардеробной. Они точно что-нибудь упустили.

Пока Сандор доказывал обратное, Лин заметила край серебряного сундучка, стоящего в тени самой верхней полки.

Софи, пользуясь левитацией, спустила его вниз.

– Снова запасы для розыгрышей. Еще один отходник, несколько пустых флаконов и бутылка «Слюнявой росы».

Бутылка была обернута в мятую зеленую бумагу, и когда Софи заметила под ней открытку, то поняла, что смотрит на собственный подарок Кифу на промежуточных экзаменах в прошлом году. Тогда он беспощадно дразнил ее из-за Валина, с которым ей пришлось танцевать на отработке, а Марелла называла их компанию «слюнявыми мальчиками». Поэтому Софи решила отомстить. В открытке она написала: «Теперь ты тоже можешь пускать слюни!» 

Даже не верилось, что он ее сохранил.

– Ладно, вернемся к поискам, – сказала Гризель. – Я не согласна на ничью. Вы нашли три тайника, а мы – два, и поняли, что Пердючка пропал.

– Вонючка, – поправила Софи. – И, если честно, мне кажется, что мы теряем время. Если бы Киф нам что-нибудь оставил, он бы спросил меня, не нашли ли мы тайник. А было бы ему что скрывать, он забрал бы это с собой.

Гризель пожала плечами.

– Нам все равно нужно выбрать победителя. Мальчики, вы проверили все карманы?

– Только несколько, – ответил Фитц.

Гризель цокнула и кинулась к стойке с плащами.

– Вас явно нужно поучить упорству. Но уже после того, как я найду что-нибудь важное и надеру ваши ленивые попки. Вперед, Софи, Лин, уничтожим их!

– Мы уничтожим вас раньше! – крикнул Сандор, вступая в карманное противостояние.

– Все гоблины настолько азартны? – спросила Софи, решив со стороны посмотреть, как Сандор и Гризель с трудом запихивают крупные руки в узкие карманы.

– Только она, – пискляво рыкнул Сандор.

– Я просто иду к своей цели, что в этом такого, – огрызнулась Гризель. – А моя цель – нарядить тебя в серебристые штанишки, которые у тебя до сих пор остались, даже не спорь, а потом танцевать всю ночь напролет.

Софи захихикала.

– А мне можно прийти?

Сандор начал рыться в плащах еще быстрее.

– Нет, потому что идти будет некуда!

– Ох, милый, не хочу тебя расстраивать, но ХА! – Гризель вскинула кулак в воздух и замахала запечатанным конвертом у Сандора перед носом. – Не окажешь мне честь, Софи, пусть ты ее и не заслужила, посчитав себя слишком крутой для карманной охоты?

С затаенным дыханием Софи забрала конверт у Гризель, распечатала его и достала сложенную мятую бумагу.

– Это Киф нарисовал? – спросил Фитц, через плечо Софи разглядывая фотореалистичный набросок леди Гизелы, элегантной и отчужденной – но с едва заметной усмешкой, напоминающей сына.

– Наверное, – ответила Софи.

Этот же набросок она видела в воспоминании Кифа, где отец кричал на него за рисование на уроках. Лорд Кассиус вырвал все страницы из тетради и ушел. Но после этого мама Кифа забрала один из рисунков.

И точно: когда Софи повернула портрет леди Гизелы, то обнаружила на обратной стороне записку.

Подпись гласила: С любовью, мама. 

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

– Конверт был запечатан, – сказал Фитц, забирая рисунок, чтобы рассмотреть его поближе. – Значит, Киф его так и не увидел.

– Но зачем леди Гизела спрятала его там, где Киф не найдет? – спросила Софи.

Ответ нашелся в записке.


Дорогой Киф. 

Ты думаешь, что в случившемся на горе все очевидно. Но на самом деле мне нужно многое объяснить. 

Думаю, ты готов к правде. Но она слишком запутана. 

Доверься мне. 

Я оставила подсказку, как меня найти. Я знаю, ты умный, ты разберешься. 

Это твое наследие. Осталось лишь совершить прыжок веры. 

Скоро увидимся. 

С любовью, мама. 

81 / 34 / 197 


– Видимо, леди Гизела написала ее сразу после битвы за Эверест, – пробормотала Софи, потирая грудь с узлом спутавшихся эмоций. – Когда спрыгнула со скалы, то направилась сразу сюда и оставила конверт.

– Но Киф не вернулся домой, – добавил Фитц. – Мы все пошли ко мне, а затем ушли искать «Черного лебедя». Поэтому он его так и не нашел.

– Интересно, что бы он тогда сделал, – прошептала Софи.

Не стал бы вступать в «Незримые»?

Или сбежал бы еще раньше?

И главный вопрос: что леди Гизела хотела ему рассказать?

– Вижу, вы многого нам не рассказали, – сказал Тэм, читая письмо через плечо Фитца. – Но, наверное, с новичками так всегда.

– Мы постараемся ввести вас в курс дела, – пообещал Фитц.

Лин указала на цифры под подписью леди Гизелы.

– Вы в курсе, что это такое?

– Видимо, та самая подсказка, – ответила Софи. – Но я не знаю, в чем она заключается.

Единственный вариант, приходящий на ум, был про долготу и широту. Но они должны были быть парными и с дробной частью.

– А что за блестки? – спросила Лин, указывая на край бумаги.

Софи интересовало то же. Они были слишком малы, чтобы оказаться кристаллами для прыжков, и в самом конверте их лежало еще больше, будто леди Гизела высыпала в него целую баночку.

Но зачем так стараться, особенно учитывая, что она явно торопилась? Ее почерк был куда менее аккуратным, чем в воспоминаниях Софи.

– Ну, – произнесла Гризель, – пока вы над этим раздумываете, давайте не забывать, что девочки победили!

– Еще чего! – фыркнул Сандор. – Не бывать этому.

– О чем вы? – спросил мистер Форкл, стоящий на лестнице. Позади него маячил лорд Кассиус.

Ухмыльнувшись, Гризель двинула бедрами.

– О танцах. Сандора ждет много веселья.

– Кажется, я что-то пропустил… – мистер Форкл смотрел на Софи, и по пронзительному взгляду становилось понятно: от него не ускользнула неудачная попытка Фитца спрятать записку за спину.

Лорд Кассиус, видимо, тоже заметил.

– Я так полагаю, вы что-то нашли, – сказал он.

Не успела Софи выдумать достоверную ложь, как Тэм схватил коробку фекалий из тайника Кифа и кинул ее Кассиусу.

– Нашли. Шикарно, да?

Лорд Кассиус скривился и отошел к одной из раковин, чтобы вымыть руки, хотя коснулся только контейнера.

– Вы прекрасно понимаете, что я не об этом.

– Мы много чего понимаем. Если Киф что-то прятал, то и от вас в том числе, – усмехнулся Тэм. – Вы серьезно думаете, что мы расскажем?

Лорд Кассиус вскинул бровь.

– Понимаю, почему вашему отцу так тяжело.

На комнату будто упала тень.

Лорд Кассиус тяжело выдохнул:

– Не надо драматизировать. Не рассказывайте, если не хотите. Мне надоело пытаться контролировать непокорных подростков.

Софи облегченно выдохнула, хотя в голове все равно послышался голос мистера Форкла:

«Как только вернемся в Хэвенфилд, вы мне все покажете».

Вслух же он сказал:

– Может, кто-нибудь объяснит, почему Гризель танцует?

– Потому что танцам быть, – ответила та.

Софи объяснила правила их игры.

– И не забывай, что Симпатяга тоже тебе должен, – напомнила Гризель. – А Близняшка теперь в руках своей сестры.

– А значит, мы заводим домашнее животное, – пробормотал Тэм.

Лин закивала.

– Как только нам разрешат почаще выходить из дома, ты отведешь меня в «Когти, Крылья, Рога и все остальное».

Лорд Кассиус присвистнул.

– Либо ваш контроль значительно улучшился, либо вам нравится затапливать Атлантиду.

Не отвечая, Лин создала из воды небольшую птичку, и та залетала по комнате, а потом расплескалась о ботинки лорда Кассиуса.

– Ух ты, – выдохнул Фитц, поморгал, а потом повернулся к Софи. – А я? Какое у меня наказание?

– Я… пока не придумала, – уклонилась она. Слишком много идей носилось в голове.

– Ничего, – сказал он. – Но давай установим временные рамки, чтобы я не был твоим вечным должником. Предлагаю так: если за месяц не придумаешь желание, оно переходит ко мне.

Софи согласилась, сама не понимая, почему ее это так тревожит. В самом худшем случае она могла выпалить первое, что придет на ум.

– Ладно, – хмыкнул мистер Форкл, – не будем злоупотреблять гостеприимством лорда Кассиуса.

– Пока вы не ушли, – произнес тот, едва мистер Форкл потянулся к проводнику. – Я знаю, что вчера ты видела моего сына, – сказал он Софи. – И что это он стоит за разрушением Фоксфайра. Я хотел поблагодарить тебя за то, что никому не рассказала.

– Я сделала это не ради вас, – ответила она.

– Но я все равно благодарен. Я всегда ценил вашу дружбу. Если кто-то и может провести его по трудному пути, который он выбрал, то это ты. Я также полагаю, что он вновь с тобой свяжется – в таком случае, надеюсь, ты передашь ему мои слова.

Софи приготовилась услышать жестокую угрозу. Но вместо этого лорд Кассиус сказал:

– Пожалуйста, передай: что бы ни случилось, в Канделшейде для него всегда найдется место. Понимаю, мы с сыном не всегда ладим. И в основном это моя вина, признаю. Но независимо от того, насколько мы разные… мы с Кифом остаемся семьей. И куда бы он ни пошел, что бы ни сделал, он всегда может вернуться домой.

Речь была далеко не самая теплая и приятная. Но лорд Кассиус предлагал сыну больше, чем родители Тэма и Лин сделали для своих детей.

– Я ему передам, – пообещала она.

Лорд Кассиус кивнул. И на этой ноте они прыгнули назад в Хэвенфилд.


Когда они оказались на пастбищах, полных животных, мистер Форкл выждал десять секунд, а затем протянул пухлую руку.

– Показывайте письмо.

Фитц покорно отдал его.

– Что ж, – произнес мистер Форкл, закончив читать и перевернув записку, чтобы взглянуть на рисунок. – Мистер Сенсен отлично рисует.

– И все? – спросила Софи под недовольный стон Тэма. – А что насчет записки? И чисел?

– И блесток, – добавила Лин.

– Ну извините, что я хочу похвалить талант мистера Сенсена. Какие детали! Сколько лет ему было, когда он это нарисовал?

– Он был на третьем курсе Фоксфайра, – ответила Софи. – А вы тянете время.

– Да, – кивнул мистер Форкл. – Но только потому, что знаю: через несколько секунд вы начнете вопить, даже Сандор с Гризель.

– С чего бы это? – поинтересовался Фитц.

– Потому что… я знаю, что это за числа.

– СЕРЬЕЗНО? – в унисон воскликнули шесть голосов.

Мистер Форкл потер виски.

– Как и ожидалось. А сейчас…

Он указал на дорожку к пастбищу тираннозавров, по которой несся Грейди, покрытый ярко-зелеными перьями.

– Все в порядке? – спросил он. – Я купал Верди, но услышал крики.

– Все хорошо, – ответил мистер Форкл. – Но присоединяйтесь к разговору, прошу. Так мне не придется объяснять все дважды.

Мистер Форкл передал Грейди записку от мамы Кифа и указал на строку под подписью.

– Восемьдесят один, тридцать четыре, сто девяносто семь. Удивительно, что они не догадались, увидев кристальный порошок.

Грейди вздохнул.

– Путевые углы.

Мистер Форкл кивнул.

– Для тех, кто ни разу не создавал временный кристалл для прыжков: луч создается тремя гранями, которые сходятся в единой точке и разваливаются после осуществления прыжка. В нашем случае леди Гизела просила сына создать кристалл с гранями под углами в восемьдесят один, тридцать четыре и сто девяносто семь градусов. Для этого она положила ему кристальный порошок. Оставалось только совершить прыжок веры и встретить ее.

– Значит, и мы так можем? – спросила Софи, надеясь, что не рассыпала порошок, открывая письмо.

– Я знал, что вы об этом спросите, – сказал мистер Форкл. – И понимаю, что все вы сейчас представляете, как драматично врываетесь в тайное убежище «Незр


убрать рекламу


имых» и решаете все проблемы в эпичной битве.

– Было бы неплохо, – заметил Тэм.

– Но было бы лучше, сдайся они без боя, – признался Фитц, потирая грудь, которую проткнули во время проникновения в Изгнание.

– Все равно врываться будем только мы, – заверил Сандор, указывая на себя и Гризель.

– Не нужно, – перебил мистер Форкл. – И нет, мисс Фостер, я говорю это не потому, что привык на все отвечать отказом. Просто я знаю, куда приведет кристалл, и нам туда не нужно. Те же самые углы я использовал, когда шел спасать вас с мистером Диззни от «Незримых».

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Воспоминания накрыли Софи с головой.

Никаких образов. Только звуки.

Призрачный шепот. Постоянные угрозы. Вопросы без ответов.

– Ты как? – спросил Фитц, когда Софи прижала кулак к солнечному сплетению, пытаясь сдержать распутывающийся клубок эмоций.

– Нормально, – заверила та – а потом прочистила горло и попыталась еще раз, без писка, который точно нельзя было назвать нормальным. – Просто с тем местом связаны плохие воспоминания.

– Как и у меня, – пробормотал мистер Форкл. – Когда увидел тебя, опоенную, всю в волдырях, привязанную к стулу…

Все содрогнулись.

Софи этого не помнила. Завязанные глаза не давали разглядеть убежище, а дурманяще-сладкое снотворное притупляло остальные чувства.

Она помнила только боль.

И страх.

И разрозненные случайные детали: вес ее пут, движение лифта, которым они воспользовались во время побега, и бесконечные коридоры, по которым их с Дексом нес мистер Форкл. А потом она проснулась на улице Парижа с новыми способностями и тремя туманными подсказками, как вернуться в Забытые города.

– Я правильно понимаю, – начал Тэм, – что вы все же знаете, где находится убежище «Незримых»?

– Заброшенное, да, – ответил мистер Форкл. – Они успели разрушить вход, пока я обрабатывал раны мисс Фостер и мистера Диззни – а к тому времени, как я нашел другой, они стерли все следы своего пребывания. Скорее всего, именно поэтому леди Гизела выбрала его для встречи. Если бы записка попала не в те руки, то они бы не обнаружили ничего, кроме пустых подземных помещений, – да и то, если бы смогли их найти.

– Значит, числа на записке – тупик? – спросил Фитц.

– К сожалению, да. Какой бы дозор леди Гизела там ни устроила, сейчас она в тюрьме. И мы следим за местностью. Ничего подозрительного замечено не было.

Фитц сник.

– А я-то думал, что мы продвинулись вперед.

– Мы и продвинулись, – сказал мистер Форкл. – Эта записка – не единственная находка. Нам лишь нужно…

– Хочу туда сходить, – вмешалась Софи. – Я про убежище.

– Весьма неблагоразумная идея, мисс Фостер. Заново пережить потрясение…

– Заново пережить потрясение я могу когда угодно, – перебила она. – Прямо сейчас, например.

Грейди притянул ее ближе.

– Я в порядке, правда, – заверила она, радуясь, что голос не противоречит словам. – Просто хочу сказать, что я вряд ли когда-нибудь забуду о случившемся.

– Возможно, – Грейди поцеловал ее в лоб. – Но вдруг ты вспомнишь что-то еще?

– Вот и хорошо, – возразила Софи. – Мы можем выяснить что-нибудь важное.

– Могу вас заверить, мисс Фостер: те ничтожно малые крохи истины, что вы сможете разглядеть в тех темных воспоминаниях, не стоят стресса, который они вызовут. Ваши разум и рассудок слишком ценны, чтобы так рисковать.

– Я справлюсь, – надавила она.

С ее похищения прошло уже несколько месяцев, и она ни разу не думала вернуться. Но если она окажется в убежище «Незримых», даже в пустом…

Может, она поймет, что у них в головах.

– Сейчас мы знаем о «Незримых» куда больше, чем во время похищения, – напомнила Софи. – Раньше мы не знали их названия, не видели жуткого белого глаза на плащах. И мы ни разу не слышали об инициативе «Путеводная звезда». А значит, вы могли что-то упустить. Нужно хотя бы проверить. Клянусь, мне не будет слишком тяжело, и вы сами сказали, что это безопасно…

– Забавно, не помню, чтобы такое говорил, – перебил мистер Форкл.

– Вы сказали, что ничего подозрительного замечено не было, – напомнила она. – Это то же самое.

– То, что мы не заметили «Незримых», не значит, что проникать в Запретный город безопасно – особенно учитывая, как внимательно Совет следит за твоим медальоном.

– Мы исследуем важную улику, – возразила Софи. – Совет должен понимать, что ради поимки «Незримых» нам придется нарушить пару законов – а если они не понимают, то кого волнует? Раньше нас это не останавливало.

Мистер Форкл так тяжело вздохнул, что его толстые щеки хлопнули.

– Может, хотя бы подождем пару дней и все обдумаем?

– И чего мы этим добьемся? – поинтересовалась Софи. – Только потеряем время, которого и так нет. Если у нас есть шанс что-то узнать, почему бы не воспользоваться им сейчас?

– Согласен с Софи, – вмешался Тэм.

– И я, – поддержала Лин.

– Вы, дети, стали слишком уж умными, – пробормотал мистер Форкл. – Ладно. Сейчас свяжусь с Бликом.

Он отошел, шепча что-то в передатчик, а Грейди повернулся к Софи.

– Ты уверена, что это хорошая идея, дочка?

– Я никогда ни в чем не уверена, – ответила Софи. – Но я была в пещере, из которой меня похитили, и ничего не случилось.

– Сейчас будет куда сложнее, – предупредил Грейди. – А у тебя и так был трудный день. Ты встала еще до рассвета.

– Знаю, – от одной только мысли Софи зевнула. – Но мы оба понимаем, что я не усну, пока не окажусь там.

– Боюсь, что и после тоже, – с грустью вздохнул он. – Просто… пообещай, что не побоишься признать, если станет слишком трудно и ты захочешь уйти. В «Я не могу» нет ничего постыдного.

Софи кивнула, и тут вернулся мистер Форкл, одновременно решительный и смирившийся.

– Блик послал двух дворфов изучить местность, – сказал он. – Как только они дадут знак, мы пойдем и быстро все осмотрим, но сделайте упор на «быстро». Все ясно?

– Вы же ко всем обращаетесь, да? – вклинился Фитц.

– Пусть решает мисс Фостер. Возможно, она захочет побыть наедине с собой.

Приводить зрителей в свою комнату пыток было странно.

Но столкнуться с ней в одиночку было бы хуже.

– Просто… не пугайтесь, если начну рыдать, ладно? – попросила Софи.

Тэм с Лин кивнули, а Фитц похлопал ее по плечу.

– Плачь, если захочешь.

– Декс пойдет с вами? – спросил Грейди.

Вопрос был серьезным, и на сердце Софи потяжелело, когда она представила, как разозлится Декс, если его не возьмут.

Но разве она могла позволить ему заново пережить все ужасы, зная, что сама в них виновата?

– Думаю, чем нас меньше, тем лучше, – шепнула она.

– Согласен, – кивнул Сандор. – Так будет легче вас защищать.

– Ты тоже идешь? – спросил Тэм.

– Где Софи, там и я.

– А где он, там и я. – Гризель схватила Фитца за руку.

– Но вы двухметровые и серые, – возразил Тэм.

Сандор остался непреклонен.

– Я был с Софи в ее прежнем доме.

– Да, но та улица почти всегда пустует, – напомнила Софи. – А Париж – один из самых популярных человеческих городов. Туристы там везде, все фотографируют и снимают на видео. И хотя твоя маскировка в виде бабушки была уморительной, в нее никто не поверит.

– Погоди, в виде бабушки? – переспросила Гризель и расхохоталась при виде румянца Сандора.

Даже мистер Форкл улыбнулся:

– Маскироваться не обязательно. Мы почти всегда будем под землей. И на всякий случай я всегда ношу с собой искажатель.

Он показал спрятанную в кармане серебряную сферу, которая искажала свет и звук и скрывала их присутствие.

– Не всем нужны ваши устройства, – фыркнула Гризель, вставая в тень ближайшего дерева. Прижавшись к стволу, она замерла так, что Софи перестала ее видеть.

Сандор закашлялся, бормоча что-то, подозрительно похожее на «выпендреж», а передатчик мистера Форкла засветился – видимо, ему пришло сообщение.

– Дворфы не обнаружили признаков жизни, – сказал он. – И согласились остаться поблизости на случай, если понадобится подмога. Значит, идем.

Он вытащил из кармана пригоршню кристаллов и выбрал светло-синий в форме капли.

– Как только я узнал о существовании убежища, я сделал постоянный кристалл.

– Вы не станете переодеваться в человеческую одежду? – спросил Грейди.

– Дворфы говорят, что в городе дождь, – ответил мистер Форкл. – Если кто-то и заметит нас под искажателем, наши плащи не вызовут подозрений. Пусть мы и спешим, могу заверить: я никуда бы не пошел, если бы нам грозила опасность, – можете ворчать, сколько хочется.

От его слов Грейди улыбнулся, стискивая Софи в объятиях; затем мистер Форкл достал из кармана часы и протянул ему.

– Они рассчитаны на двадцать пять минут, – объяснил он.

– Я думала, на десять, – заинтересовалась Софи.

– Время меняется в зависимости от моего желания. Все готовы? – он протянул Софи руку, и она постаралась не дрожать, когда Фитц сжал другую ее ладонь, а остальные встали в тесный круг.

– Я буду ждать, – слабо улыбнулся Грейди, готовясь перевернуть часы.

Мистер Форкл кивнул.

– Мы вернемся до того, как упадет последняя песчинка.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Насчет дождя дворфы не обманули. Хотя слово «ливень» подошло бы больше. За сплошной стеной воды пейзаж расплывался, а крупные капли отскакивали от мощеной дороги, из-за чего Софи с друзьями промокли сверху донизу.

Она уже чувствовала грязную воду, просачивающуюся в обувь, как Лин махнула рукой, сплетая ливень в тонкие булькающие нити и создавая из них пузырь, защищающий от дождя. Приложив вторую руку к груди, она вытянула влагу из их волос и одежды.

– Серьезно, – сказал Фитц. – Ты поразительная.

Щеки Лин заалели.

– С моей способностью это несложно.

– Не стоит так себя недооценивать, – заметил мистер Форкл. – Ваш контроль впечатляет.

– Он прав, – произнес Фитц, не в силах отвести взгляда от Лин.

– Может, пойдем? – спросила Софи – вышло ворчливее, чем хотелось.

– Сейчас, – выдохнул мистер Форкл. – Только осмотрюсь немного.

Они оказались на краю какого-то сада, чьи ровные ряды деревьев вели к необычному дворцу, окруженному цветами, скамейками, статуями и огромными фонтанами. В ясный день здесь явно было много туристов, но сейчас парк практически пустовал: единственным исключением была пара, прячущаяся под дешевыми зонтиками в поисках лучшего убежища.

– Расслабьтесь, – велел мистер Форкл, когда Сандор с Гризель схватились за мечи. – Искажатель справится со своей задачей.

Лин сдерживала дождь, пока они шли к узким воротам в железно-золотом заборе, но, когда они вышли на главную улицу, ее ноги начали подкашиваться.

– Все нормально, – сказал ей Тэм. – Не растаем, не сахарные.

– Но вода пахнет загрязнением. Раз я смогла удержать цунами в Равагоге, то и дождик сдержу.

– Помнится мне, в Равагоге тебя пришлось нести, – напомнил ей Тэм.

– Ну, в этот раз все под контролем, – но она едва не упала, когда они перебегали залитую дождем дорогу.

– Долго нам еще? – поинтересовалась Софи, когда Фитц обнял Лин за талию, чтобы поддержать.

Город выглядел знакомо – узкие улицы, каменные дома с железными балконами, уютные кафе с яркими тентами, маленькие машинки, которые походили скорее на игрушки, чем на настоящий транспорт. Но она ничего не узнавала. Не получалось заметить ни Эйфелеву башню, ни резные фонари моста Александра III. Даже Сены не было видно.

– Мы близко, – заверил мистер Форкл, проходя по улице, которая напоминала скорее переулок. Машины были припаркованы прямо на тротуаре.

– Мне всегда было интересно, каково ездить в этих штуках, – заметил Фитц.

– Ты когда-нибудь ездила? – спросил Тэм у Софи.

– Почти каждый день, – ответила та.

– Ух ты, страшно было? – полюбопытствовала Лин.

Мистер Форкл сказал «да» в тот же момент, как Софи произнесла «нет».

– Вы водили машину? – удивилась Софи.

– Нет, конечно. Но иногда мне приходилось быть пассажиром – и нет ничего ужаснее, чем доверить свою жизнь рассеянному человеку, управляющему конструкцией, о которой он практически ничего не знает и которую с трудом контролирует. Поразительно, как они выживают.

Вдалеке завыла сирена, отличающаяся от полицейской, к которой Софи привыкла, а за ней последовал визг шин и гудки.

– Что и следовало доказать, – сказал им мистер Форкл, сворачивая в еще более узкий переулок, заставленный мусорными баками.

– Чудесное место выбрали «Незримые», – проворчал Тэм, когда мистер Форкл опустился на колени перед грязным канализационным люком.

– Станет еще хуже, – предупредил мистер Форкл.

– Это их символ? – Фитц указал на знаки, выгравированные по краю грязной крышки, – и он был прав. Узор состоял из круглых глаз «Незримых».

– Видите? – наставительно заметила Софи мистеру Форклу. – В прошлый раз вы это точно не заметили.

– Не заметил, – признал тот, поднимая крышку люка.

Ужас впился в Софи когтями, когда ее взгляду открылась лестница, опускающаяся во тьму.

– Разве тут нет лифта?

– Они разрушили тот тоннель, чтобы остановить меня. У меня ушел весь день, чтобы отыскать этот вход – да и то он не ведет прямо внутрь. Нам еще идти под землей.

– Я пойду первым, – бросил Сандор, уже спускаясь по лестнице. – И разведаю, что впереди.

– Советую пригнуться, когда спуститесь, – предупредил мистер Форкл. – Насколько я помню, потолок весьма низкий. И вот, возьмите.

Он снял с шеи подвеску и подышал на хрустальный кулон, разжигая внутри синие всполохи колдовского огня.

– У вас есть еще? – спросил Фитц, когда Сандор растворился во тьме.

– К сожалению, нет, – ответил мистер Форкл. – Надеюсь, вы не забыли тренировки Эксиллиума. Вы же учились ночному зрению, да?

– Да, но у меня с ним все плохо, – пробормотал Фитц.

– Думаю, ты просто все усложняешь, – попыталась успокоить его Лин. – Свет есть всегда, хоть и немного. Если поверишь в это, твой разум его усилит.

– Именно. Верьте разуму, а не глазам. А если и это не поможет, вспомните об остальных чувствах. Увидимся внизу, – мистер Форкл с трудом втиснулся в узкий тоннель и медленно пополз вниз по лестнице.

– Я следующий, – Тэм уже присел на корточки. – Может, получится ослабить тени и дать вам больше света.

– Я буду последней, – решила Гризель. – Чтобы за нами никто не пошел.

– Тогда я пойду предпоследней, буду контролировать дождь, – сказала Лин.

Значит, сейчас был черед Софи или Фитца.

– Как тебе будет легче? – спросил последний. – Могу быть на пару шагов впереди или сразу позади. Так или иначе, я буду рядом.

– Я первая.

Пять раз глубоко вздохнув – и пожалев об этом, поскольку воздух пах гниющим мусором, – Софи встала на лестницу. Металл под пальцами оказался холодным и шершавым, и она прокляла сломавшийся лифт, пока карабкалась в затхлую темноту.

Мысли разбегались, сосредоточиться на ночном зрении не получалось, поэтому перед глазами были лишь пятна и очертания. Но она слышала тяжелые вздохи, шум обуви и чувствовала вибрацию лестницы, доказывающую, что она не одна. Чтобы успокоиться, она считала ступени, и на сто тридцать четвертой ее ноги коснулись твердой земли.

– Сюда, – Тэм взял ее за руку. – Пол неровный, осторожнее.

Она все равно умудрилась споткнуться. Несколько раз.

Сандор вернулся из патруля, и его медальон с колдовским огнем осветил тоннель мрачным синим светом, отражающимся от низкого потолка и грубых каменных стен.

– Где мы? – спросил Фитц, спустившись вслед за Софи.

– Полагаю, люди зовут эти тоннели катакомбами, – ответил мистер Форкл.

– А я так надеялась, что вы скажете что-то другое, – пробормотала Софи. – Вы же знаете, что тут есть трупы, да?

Лин замерла на лестнице.

– Правда?

– Да, мисс Лин – в день, когда я нашел этот ход, я наткнулся на несколько массовых захоронений. Но они достаточно далеко.

– И все же. Массовые захоронения? – Лин поднялась на пару ступеней выше. – Зачем люди это делают?

– Так бывает, когда у расы небольшая продолжительность жизни, – объяснил мистер Форкл. – Насколько я понимаю, у них закончилось место для могил. Поэтому они перенесли мертвых в эти старые тоннели. Кое-где из костей даже выкладывали узоры. Невероятно мерзко, но некоторые считают это данью уважения.

– Ну так, сколько здесь тел? – поинтересовалась Гризель, заставив Лин наконец спуститься. Та шла на цыпочках, будто боялась наступить на кость.

– Я читала о шести миллионах, – припомнила Софи.

– ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ? – слишком громкий голос Тэма отразился от стен. – Простите. Просто это много.

– И это только из одного города, да? – спросил Фитц.

– И за определенный промежуток времени, – кивнул мистер Форкл. – За века люди захоронили миллиарды своих собратьев. Размер их населения – одна из причин, по которой Совет отдал им большую часть мира. Жаль, что они не сумели ею правильно воспользоваться. Но мы можем оплакать их упущенные возможности в следующий раз.

С помощью колдовского огня Сандор осветил узкий лаз в дальней стене и поманил всех за собой. Идти пришлось по одному, так что они двигались в прежнем порядке, и Фитц держал руку на плече Софи, чтобы та не споткнулась.

Считая шаги, она пыталась отвлечься. Но от воспоминаний с каждым ударом сердца запястья начинали ныть.

– Так, – произнес мистер Форкл, когда она сделала сто шестьдесят четвертый шаг. – Впереди несколько резких поворотов, которые приведут к якобы тупику. Это иллюзия. В камнях есть уязвимость, через которую можно пройти.

– Уязвимость? В смысле? – спросила Софи, представляя обвал.

– Скорее всего, кто-то с талантом резонатора изменил плотность камней. Вы поймете, как только почувствуете. И постарайтесь идти побыстрее. Мы продвигаемся медленнее, чем хотелось бы.

Спутавшиеся эмоции Софи пульсировали с каждым шагом, приближающим ее к плотной на первый взгляд каменной стене. Тэм поводил руками по камням, пока не нашел нужное место, – а затем пропихнул руку прямо сквозь стену. Софи дернулась, ожидая обвала, но все осталось на своих местах.

– Готова? – спросил у нее Фитц, когда Тэм прошел полностью. – Если нет, я вернусь с тобой.

– Я тоже, – предложила Лин.

– Мне это место тоже не нравится, – сказала Гризель. – Могу отвести вас на поверхность, а остальные пусть ищут.

Софи хотелось согласиться.

Очень хотелось.

Но… ей нужно было это пережить.

Не давая себе времени на раздумья, она направилась к месту, где прошел Тэм, и пропихнула плечо сквозь кирпич.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Софи чувствовала, как кожи касаются камни, – она как будто шла по бассейну из шариков, в которых играла в детстве. А когда она вышла, то будто ступила в иной мир.

Грубые стены и низкие полотки пропали. Коридор был гладким, металлическим и ярким, освещенным тысячей языков колдовского огня, светящихся в стеклянных стенах. Фитц выступил из камней позади нее, а вслед за ним последовали Лин и Гризель.

– Через этот коридор вы нас несли, да? – прошептала Софи.

Мистер Форкл кивнул.

– Мистера Диззни держали здесь.

Он провел их дальше по коридору; звук шагов отражался от металлического пола. Фитц взял Софи за руку, сжимая ее крепче, когда мистер Форкл отвел панель в сторону, открывая небольшую, пыльную комнату.

Ряд толстых черных решеток разделял ее надвое, но в остальном комната пустовала.

Мистер Форкл указал на дальний конец клетки, и при виде черных подпалин на полу Софи содрогнулась.

– Они связали его и бросили здесь. Когда я нашел его, он лежал так неподвижно, что я испугался, как бы он не…

– Они жгли его, если он шевелился, – прошептала Софи. В ее глазах встали слезы. – А ведь мне пришлось заставлять вас взять его с собой.

– Я не собирался его бросать, – заверил мистер Форкл. – Я просто решил, что по одному вас будет легче нести. К тому же удобнее. У вас обоих были ожоги – я пытался причинить вам как можно меньше неудобств.

Когда она отвернулась, в голове послышался его голос:

«Я вижу, ты сомневаешься – понимаю, я столько раз подводил тебя, что заслужил это. Но знай: я скорее умру, чем позволю причинить вам вред».

– Все в порядке? – спросил Фитц.

Софи, кивнув, отошла от маленькой мрачной камеры Декса.

– Где вы меня нашли?

Голосом самого печального в мире гида мистер Форкл позвал их за собой в комнату в противоположном конце коридора. В ней не было ни решеток, ни мебели – лишь серебряные стены и куча деревяшек. Сладость витала в воздухе, а может, это разум сыграл с Софи злую шутку, но мысли помутились, а глаза затянуло пеленой.

– Я с тобой. – Фитц поддержал ее под руку.

Тэм с Лин взяли ее за руки. Даже Сандор подвинулся ближе, укладывая крупную ладонь на плечо.

– И все? – спросила Софи. – Меня не запирали?

– Ты была привязана к стулу, – мистер Форкл пнул разломанное дерево, под которым обнаружились толстые черные путы.

Софи склонилась и коснулась веревки, вспоминая ощущение волокон на коже. Обломки стула оказались твердыми и тяжелыми. Бескомпромиссными.

Подняв то, что выглядело как подлокотник, она перевернула его и ахнула:

– Ожоги.

Обломок выскользнул из ее пальцев. Мысли наводнили кошмары.

«Ты в безопасности», – передал Фитц, заполняя ее разум мягким потоком тепла. Он отвел ее подальше от обломков, и кольца притянули их ладони друг к другу.

– Я же говорил, что это плохая идея, – мистер Форкл пнул спинку стула с такой силой, что она ударилась о стену.

– Я в порядке, – заверила Софи. – Просто… мне нужно отсюда уйти.

Фитц помог ей добрести до коридора, и она опустилась на пол, зажав голову коленями.

«Хочешь, понесу тебя?» – предложил Фитц.

«НЕТ!»

Мысль была такой громкой, что он дернулся.

«Прости. Не… не хочу, чтобы меня снова отсюда выносили как беспомощную девочку».

«Никто не считает тебя беспомощной. Но я понимаю, о чем ты. Я могу что-нибудь для тебя сделать?»

«Ты уже рядом».

Он крепче сжал ее руку.

– Готовы идти? – спросил мистер Форкл.

Софи прикрыла глаза, сосредоточившись на том, чтобы переплести нити паники с остальными эмоциями. Узел в груди так разбух, что давил на сердце. Но через несколько медленных вздохов стало лучше.

– Разве тут больше нет комнат? – слегка удивилась она.

– Только старый вход, – ответил мистер Форкл. – Но там ничего нет. Только пустой зал с обвалившимся тоннелем.

– Давайте все равно осмотрим. Мы так далеко зашли.

Фитц помог ей подняться, и Софи была рада, что может идти сама. Но и за руку помощи она была благодарна.

– Так, у меня вопрос, – Тэм нарушил тишину. – Возможно, это относится к вашему обещанию ввести нас в курс дела. Но… как вы пробрались мимо «Незримых»? Я не вижу ни единого укрытия.

– Видимо, они расслабились, узнав о церемонии в лесу Вандерлингов. Решили, что никто не пойдет искать двух мертвых детей, – ответил мистер Форкл. – Поэтому, когда мой отвлекающий маневр сработал, они все отправились узнавать, что случилось.

– Почему вы не устроили засаду? – заинтересовался Фитц. – Могли бы поймать «Незримых» и со всем покончить.

– Мы об этом думали, – признался мистер Форкл. – Но в деле было слишком много неизвестных, а мы не могли больше рисковать здоровьем мисс Фостер и мистера Диззни. Если честно, я сомневался, что у меня вообще получится их спасти, – поэтому и не было проработанного плана, как вернуть их в Забытые города. И поэтому же мне пришлось пробудить способности мисс Фостер и оставить их искать дорогу домой самостоятельно. Я пытался успокоить себя тем, что мисс Фостер была готова к подобному, но… я жалею об этом решении каждый день. Я прекрасно понимаю: нам очень повезло, что у вас хватило сил и ума позвать на помощь, – сказал он Софи, – и что мистер Вакер нашел вас до того, как вы полностью исчезли. Этот кошмар открыл нашему ордену глаза. Мы даже не представляли, что наши враги окажутся настолько самоуверенными.

Печальнее всего было то, что ее похищение было не самым ужасным деянием «Незримых».

Но Софи старалась об этом не думать.

Она вообще старалась не думать.

Сосредоточиться только на дыхании.

И на ходьбе.

Одна нога за другой. Пока коридор не кончился круглой, пустой комнатой.

Половина изогнутой стены развалилась, оставив за собой кучу стеклянных осколков и искореженного металла, – казалось, что полезь через нее, и мигом лишишься ног.

– Я так понимаю, тут был лифт? – спросил Фитц.

Мистер Форкл кивнул.

– Они обстоятельно подошли к стиранию следов.

Даже потолок в центре треснул, будто из него вырвали люстру.

– Не верю, что здесь нет ничего полезного, – прошептала Софи.

– «Незримые» не глупы, – сказал ей мистер Форкл.

– Возможно, – произнес Тэм. – Но вряд ли они понимают, как работают теневые следы. Видите? – он откинул ногой пыльный осколок с центра пола и указал на какое-то пятно. – Если свет долго падает на одно и то же место в кристалле, то в нем останется тень. Обычно ее не заметить. Но если затемнить…

Он взмахнул рукой, хватая все тени и притягивая их к центру комнаты, где пятно становилось все темнее и темнее, пока не приняло конечную форму.

– Ух ты, – выдохнул Фитц, когда все отступили, чтобы взглянуть на узор. – Это?..

Софи выдохнула:

– Путеводная звезда.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

– Все же видят символ, да? – прошептала Софи. – Я его не воображаю?

– О, определенно нет, – сказал Фитц. – Хотя я не помню вот этого.

Он указал на один из лучей, в окружность на конце которого были вписаны тонкие линии.

Лин обошла символ кругом, пододвигаясь ближе к обломкам.

– Отсюда они видели его, как только выходили из лифта, так? Если посмотреть с этого угла, то новые линии выглядят как две руны… Алабестрин.

– Звезда? – уточнила Софи.

Фитц усмехнулся.

– Постоянно забываю, что ты помнишь все звезды.

– Серьезно? – спросили Тэм с Лин, пораженно раскрывая рты в ответ на кивок Софи.

– И каково это – быть тобой? – поинтересовался Тэм.

– Тяжело, – Софи прищурилась, разглядывая руну. – Значит, символ – это какое-то созвездие?

– Я о таком не слышал, – качнул головой мистер Форкл. – Моя память далеко не так хороша, как твоя, но, насколько мне известно, Алабестрин – это так называемая одинокая звезда, она не связана с другими космическими телами.

– И много таких? – спросила Софи.

– Миллионы. Не представляю, чем эта отличается. – Мистер Форкл несколько раз обошел символ, рассматривая его с разных сторон. – Проблема в том, что, даже если это и созвездие, без других звезд его не найти. А если найдем… не знаю, как нам это поможет.

Софи тоже не знала.

Но ведь что-то это значило.

– Я правильно понял, – обратился мистер Форкл к Тэму, – вы создали тень, потому что раньше здесь был символ?

Тэм указал на поврежденный потолок.

– Готов поспорить, они пользовались каким-то устройством, чтобы проецировать символ на фойе.

Мистер Форкл почесал подбородок.

– Не понимаю, как я его не заметил. Разумеется, в тот момент у меня было много забот, но мне не верится, что я пропустил светящийся на полу символ.

– Может, они не всегда его включали? – предположила Лин.

– Но на то, чтобы оставить такой сильный теневой отпечаток, должно было уйти много времени, – напомнил ей Тэм.

У Софи был куда более важный и ужасающий вопрос:

– Как думаете, мое похищение было частью инициативы «Путеводная звезда»?

Она думала, что «Незримые» похитили ее, чтобы выяснить, зачем «Черный лебедь» ее создал. В голову даже не приходило, что это может оказаться частью большего плана.

Мистер Форкл вздохнул.

– Я догадывался, что это может тебя обеспокоить – и пока ты не впала в панику, сама подумай: возможно, это убежище было выбрано за его удобство или доступность. На самом деле, это бы объяснило, почему на полу не было символа, когда я пришел.

– Возможно, – согласилась Софи. – Но Декса держали не во временной камере, согласитесь? И если ее построили не для меня, то для кого?

– Вот она, проблема обрывочной информации, – заметил мистер Форкл. – От нее больше вопросов, чем ответов. Значит, нужно как можно больше узнать об этом символе – и постараться не волноваться о его значении. Вы запомнили теневой отпечаток? Когда вернемся в Хэвенфилд, нужно будет его спроецировать. Кстати говоря, кажется, мы давно вышли за временные рамки, о которых я говорил вашему отцу.

Так и было.

И Грейди не был этому рад.

– Еще бы пять минут, и я бы вызвал Совет отслеживать ваши медальоны! – сказал он, когда Софи подошла и стиснула его в объятиях. – Я тоже скучал, дочурка. Все в порядке?

Нет.

Но дома стало лучше.

– Вы что-нибудь нашли? – спросил Грейди.

Мистер Форкл рассказал про символ.

– Ух ты, – прошептал Грейди, обнимая Соф


убрать рекламу


и крепче. – Видимо, хорошо, что вы сходили.

– Видимо, – согласился мистер Форкл, передавая Софи дневник памяти.

Она спроецировала теневой символ на страницу рядом с той, где было запечатлено воспоминание Прентиса. Символы полностью совпадали, за исключением рун.

Шестнадцать лучей и шестнадцать кругов – если каждый был связан со звездой, то им предстояло раскрыть много секретов.

– Теперь нам точно нужно поговорить с Гетеном, – решил мистер Форкл, – поэтому воспользуйтесь свободным временем и придумайте, как вынудить его сотрудничать. Мы не можем просто показать символ, нужно будет как-нибудь хитро привлечь его внимание. Общение с ним – это игра, и нельзя идти без победного плана.

Софи вернула ему дневник памяти.

– Как думаете, скоро Совет разрешит с ним увидеться?

– Сейчас же отправлюсь в Этерналию, чтобы это выяснить. Мистер Руэн, у вас не найдется гномов, которые согласятся сопроводить мистера Тэма и мисс Лин в Аллювитерре?

– С нами живут Люр и Митя, – предложил Грейди.

– Отлично. На самом деле, стоит спросить, не известен ли им этот символ, – посоветовал мистер Форкл.

Именно Люр с Митей обнаружили убежище в Париже. Если бы не они, Софи с Дексом бы не выжили.

– Что, это все? – фыркнул Тэм. – Вы отправите нас домой ждать?

– Только потому что следующий шаг полностью зависит от меня, – объяснил ему мистер Форкл. – Как только я договорюсь о встрече с Гетеном, я раздам конкретные задания.

– Вы пойдете к Совету в таком виде? – поинтересовался Грейди, указывая на облик Форкла.

– Разумеется. Других личностей Старейшинам знать нельзя. И, если честно, так с ними куда веселее общаться. Старейшина Эмери так восхитительно злится, когда пытается прорваться за мой ментальный блок. А Старейшина Алина обожает делать вид, будто почти меня раскусила. Уверен, она упадет с трона, когда поймет, что меня чуть не избрали вместо нее.

– Кстати, об этом, – хмыкнул Грейди. – Что бы вы сделали, если бы победили?

– Если честно, понятия не имею. За все годы в ордене я ни разу не задумывался, что одну из моих личностей могут выбрать в Совет. В Коллективе это вызвало тот еще спор. Лично я особо не волновался, поскольку считал, что не выиграю. Но если бы я ошибся, то принял бы должность. Раз я смог двенадцать лет прожить среди людей, то смог бы работать и на «Черного лебедя», и на Совет.

– Все еще не хотите рассказать, как вы это провернули? – спросила Софи.

– Возможно, когда-нибудь. А сейчас прошу простить, мне пора. Надеюсь, пока меня не будет, вы четверо, – он указал на Фитца, Софи, Тэма и Лин, – побудете ответственными членами нашего ордена и дождетесь дальнейших инструкций, а не пойдете расследовать все самостоятельно.

– Мы с Лин не члены вашего ордена, – напомнил Тэм.

– Да, но вы можете над этим подумать. Я вас не тороплю, разумеется. Но вы уж очень хотите принимать участие в наших делах.

Тэм откинул челку.

– Я скоро приму клятву. Мне просто…

– Сложно доверять другим, – договорил за него мистер Форкл. – Я вас в этом не виню. Но не забывайте, что некоторые детали можно разглашать лишь тем, кто официально состоит в ордене.

– Нам обязательно приносить клятву верности вместе? – спросила Лин.

– Нет, конечно. Вы вольны решать все сами. Кстати, о решениях, – он обернулся к Софи, – вы расскажете мистеру Сенсену о наших находках?

У нее зачесались веки.

– А стоит?

– Я… был бы осторожнее с деталями, – замялся он. – Насколько я помню, в прошлый раз он тяжело воспринял новость о записке от матери.

«Тяжело» – это еще мягко сказано.

Киф попытался сбежать в Равагог, чтобы самостоятельно разобраться с королем Димитаром. Но в какой-то мере Софи была сама виновата: она скрыла от него послание мамы.

– Дай знать, как все пройдет, – попросил мистер Форкл перед тем, как исчезнуть.

Люр с Митей забрали Тэма и Лин через несколько минут.

– Мне остаться, пока вы будете говорить? – спросил Фитц.

Софи покачала головой.

– Все будет в порядке.

Она ошиблась.

Разум Кифа вспыхнул гневными воспоминаниями, особенно зациклившись на слове «наследие».

«Не стоило говорить?» – спросила Софи.

«Нет, просто… не важно. Пора бы уже привыкнуть».

«Как думаешь, что она хотела рассказать?»

«Если бы я знал».

Символ Путеводной звезды он тоже не узнал.

«Уверен? – надавила Софи. – Посмотри внимательно».

«Уверен. Мне знаком только кусок, который ты уже показывала. И я не знаю, с чего мой папаша решил, что он как-то связан с инициативой Путеводной звезды».

«Это тебя не пугает?» – спросила Софи.

«Немного, – признал он. – Но я сегодня выяснил кое-что жутко важное. Ты знала, что у Финтана есть тайник – не тот, который я украл и отдал ему? Он остался со времен, когда Финтан был Старейшиной. Мне Алвар сказал. Он спросил, как я чувствую себя после инцидента в Фоксфайре, хотел убедиться, что у меня все в порядке с рассудком, вел себя как старший брат…»

«Ужасно», – перебила Софи.

«Знаю. Но я смог спросить, как разум Финтана не разрушился после того, что он сделал с Кенриком. Он сказал, что Финтан умеет стирать собственные воспоминания и что он хранит все ужасное, но важное, в тайнике, чтобы не пришлось с этим жить».

«Может, поэтому он не завербовал других телепатов? – спросила Софи. – Они ему не нужны».

«Может, не знаю. Но ты понимаешь, что это значит? Скорее всего, в его тайнике лежит все, что нам нужно знать о «Незримых».

«Только если мы сможем его открыть, – напомнила Софи. – К тому же текущих планов в нем нет. Как бы он над ними работал, ничего не помня?»

«Неважно, – сказал Киф. – Этот тайник – моя новая цель. Готов поспорить, он держит его рядом со вторым. И я придумаю, как украсть оба».

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ты живой! – воскликнула Софи, когда Сандор помог протолкнуться через толпу к Дексу, стоящему рядом с высокой телохранительницей, Луиз, посреди фиолетового поля Фоксфайра. – Я уже начала волноваться.

В центре поля возвышалась сверкающая серебряная сцена, ожидающая прибытия Совета, который собирался что-то сообщить. Этим утром всем пришли свитки, в которых было указано явиться хотя бы одному представителю из всех семей.

– Прости, – пробормотал Декс. – Знаю, меня часто нет рядом.

– Часто? Да я тебя с экзаменов не видела! – Софи скользнула взглядом к разрушенной пирамиде, спрятанной под ярко-рыжим брезентом с печатью Фоксфайра.

Со взрыва, устроенного Кифом, прошла неделя, и помимо первого дня – когда Софи побывала у Прентиса и в убежище «Незримых» – вся неделя состояла из ничего, ничего и еще большего ничего. О Гетене Софи слышала только: «Мы ожидаем ответ Совета». А Алден с Деллой попросили Фитца с Бианой побыть в Эверглене, чтобы «провести время с семьей». Даже ночные разговоры с Кифом не принесли пользы. Он до сих пор пытался понять, прятал ли Финтан тайник там же, где Старейшины, – глубоко в бездне пустоты, доступ к которой имели только телекинетики и телепортеры. Если да, то Кифу нужно будет выяснить тайный голосовой код Финтана, и тогда он сможет украсть тайник так же, как украл его у Софи. Но пока что Финтан с Алваром не проронили ни слова.

Поэтому Софи всю неделю развлекала себя телепатическими разговорами с Силвени, проверяя, все ли у аликорнов в порядке, довольны ли они и хорошо ли прячутся. Силвени все еще была на первом триместре своей одиннадцатимесячной беременности и с радостью делилась деталями, которые Софи предпочла бы не знать, – например, утренней тошнотой.

Осторожно, спойлер: видимо, рвота аликорнов была такой же блестящей, как их навоз.

А еще в Силвени пробуждался материнский инстинкт: она то и дело брала с Софи обещание, что та позовет ее, если окажется в опасности. Забота Силвени радовала, но Софи бы никогда не подвергла опасности малыша, как бы Силвени ни уверяла, что она не такая хрупкая, как Софи боится.

Остальное время Софи тратила на то, чтобы как можно больше узнать о Алабестрин – но в библиотеке Грейди не нашлось ничего полезного. Единственная минимально интересная находка состояла в том, что Алабестрин была изолирована от остальных звезд, и ее белое сияние считалось «чистым», ведь другой свет его не касался.

Но «чистых» звезд было много. А в чистом свете не было ничего особенного – хотя, читая о нем, Софи вспомнила о зеркале под названием «Путеводная звезда». В Серебряной башне элитных курсов был Зал Озарения, полный уникальных зеркал, – каждое должно было помочь одаренным узнать о себе что-то новое.

Путеводная звезда отражала чистый свет, и Софи считала, что это хоть что-то, да значит. Но… зеркалу было несколько сотен лет.

Она все равно спросила о нем мистера Форкла, и тот напомнил, что «Незримые» не изобрели слова «путеводная звезда». Но совпадение все равно было странным.

– Так чем ты занимался? – спросила Софи у Декса. – Я пыталась тебе звонить, но ты не отвечал.

Декс похлопал себя по карманам и нахмурился.

– Наверное, оставил передатчик в «Хлебни да рыгни». Но до этого он всегда был со мной, и оповещений не было. Я помогал отцу справиться с заказами в магазине. Все закупаются лекарствами. Кажется, народ боится, что при следующем нападении «Незримых» кто-нибудь пострадает.

Софи тоже этого боялась – а еще больше боялась, что Киф примет в этом участие.

– А что с другим проектом? – спросила она, не повышая голос, хотя никто не обращал на них внимания. – О котором «Черный лебедь» запретил говорить?

Уши Декса заалели.

– Откуда ты знаешь?

– Блик упомянул. И не волнуйся, я не злюсь. Я понимаю, как тяжело выполнять тайные задания «Черного лебедя». Но теперь моя очередь говорить, что я хочу помочь.

– Я тоже, – сказала Биана, появляясь в пространстве между ними.

Биана, как эмфанист, обладала особым даром подкрадываться к другим. Что делало работу ее охранника, Вольцера, в миллион раз труднее.

Софи видела, как он пробирается с противоположного края поляны, расталкивая народ худыми для гоблина руками. Как только он добрался, Сандор принялся отчитывать его за то, что он не следит за своей подопечной.

Биана виновато улыбнулась Вольцеру, а потом обернулась к Софи с Дексом и зашептала:

– Что бы вы ни задумали, я с вами – и даже не думайте снова пойти в тайное убежище без меня.

Декс выпрямился.

– О чем она?

– Мне кажется, лучше не…

– Софи, Фитц, Тэм и Лин ходили в убежище, откуда вас спас мистер Форкл, – перебила Биана, не давая Софи сменить тему.

Вся краска пропала с лица Декса.

– Пожалуйста, не злись, – взмолилась Софи. – Это был странный долгий день, то одно случилось, то другое.

– Если тебе станет лучше, – заметила Биана, – меня они тоже не взяли. Может, нам свою команду образовать? Будем Бианекс!

Декс вздохнул.

– …Не лучшее название.

– Согласна, – кивнула Биана. – Как насчет Диззнакер? Или Вакизни?

– Не знаю, о чем вы, – Фитц подошел к ним вместе с Гризель, – но я голосую за Диззнакер.

– Предателям права голоса не давали, – сообщила Биана брату.

– Ты до сих пор об этом? – фыркнул Фитц. – Серьезно, ты не забыла, как вы с Софи сбежали с Каллой и потом сражались в псионипатом «Незримых» без нас? В чем разница?

– В том, что вы пошли туда, где я был пленником, без меня, – Декс говорил тихо, но Софи заметила, что на них начинают оборачиваться.

«Ты прав, – передала она, и Декс вздрогнул. – Я поступила эгоистично. Прости. Я не хотела видеть твои страдания, зная, что во всех воспоминаниях виновата я. Но не позвать тебя было несправедливо. Пожалуйста, не злись».

Декс закусил губу.

– Что еще вы мне не сказали?

Софи быстро рассказала ему о Путеводной звезде, о записке от матери Кифа, о тени на полу заброшенного убежища, о рунах Алабестрин и о новом плане Кифа украсть тайник Финтана.

– Я собиралась тебе все рассказать, – заверила она. – Поэтому и звонила.

– Дурацкий передатчик, – проворчал Декс. – Видимо, где-то провод отошел.

– Значит, я прощена? – спросила Софи.

– Только если пообещаешь, что не будешь от меня ничего скрывать.

– Эй, это относится и к тебе, – шепнул Фитц, оглядываясь через плечо на народ, который, к счастью, снова не обращал на них внимания. – Я хочу знать, что ты выяснил из записей о моем брате.

– Я тоже, – подхватила Биана. – И я хочу помочь.

– Но вы ведь понимаете, что я пытаюсь сделать, да? – спросил Декс. – «Черный лебедь» надеется, что я смогу отследить движения вашего брата и найти его. А если это случится, то в лучшем случае его отправят в Изгнание. Но наказание может оказаться и хуже.

Фитц пожал плечами; его глаза были холодны, как лед.

– Его никто не заставлял.

– Но когда все случится, легче от этого не станет, – тихо заметил Декс. – Знаю, вы злитесь, но… он все еще ваш брат. Вы уверены, что готовы?

– Если я начну сочувствовать Алвару, то просто вспомню, сколько раз родители плакали за последнее время, – пробормотала Биана. – Поэтому они сегодня не пришли. Не готовы ко взглядам и перешептываниям, особенно если объявление будет про «Незримых».

– А я вспомню о том, что он сотворил с вами, – добавил Фитц. – Я видел подпалины на полу твоей камеры и обгоревший стул, к которому была привязана Софи.

Декс потер бок, где остался шрам размером с большой палец.

– Я пыталась понять брата, – прошептала Биана. – Несколько недель изучала историю семьи, надеясь, что выясню что-нибудь о наследии Вакеров. Но пока я не нашла ничего страшного – и не поняла, почему я пойму, а Фитц нет. И я решила, что это неважно. Знаю, наш мир не так идеален, как я считала, – и не удивлюсь, если с нашей семьей все так же. Но ничто не оправдает ужасов, которые творит Алвар. Кто-то должен его остановить. Понимаю, будет нелегко, но… прошу, позволь помочь.

– Можете попробовать, – сдался Декс. – Но все записи закодированы, так что сомневаюсь, что вы сможете их прочитать.

– Тогда читай ты, а я подскажу, какие даты смотреть, – предложила Биана. – Я много раз видела, как Алвар куда-то ускользает, но ни разу не спрашивала, чем он занимается.

– Я тоже, – сказал Фитц.

– Ну, раз вы настаиваете, – вздохнул Декс. – Но предупреждаю: это невероятно скучно. Я думал, что хуже базы данных Люменарии ничего не будет, но ради нее я хотя бы соорудил Ветвитель. А тут я просто читаю кучу свитков с разными датами и крошечными шифровками. У меня уже глаза в кучу.

– Ты читаешь в бумажном виде? – спросила Софи.

– Ага, так легче заметить сбои.

– Ну, это все равно лучше, чем проводить время с семьей. Было жутко неловко, – поделилась Биана.

– У вас все нормально? – спросила Софи.

– Да, – отозвался Фитц. – Родителям, конечно, тяжело. Но они держали нас дома, потому что хотели узнать о нас все. Как будто начали сомневаться в себе, раз не заметили поведение Алвара.

– Папа даже говорил со мной о мальчиках, и это был самый неловкий разговор в моей жизни, – картинно вздрогнула Биана.

– Да нет, вот это как раз было весело, – поддразнил Фитц.

Биана закатила глаза.

– Нет, весело было, когда они спросили тебя о девочках. Ты бы видела, как он ерзает, – сказала она Софи. – Они долго выпытывали, кто ему нравится, – даже меня так не допрашивали. А потом его отвели в брачное управление.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

– Постой, что? – спросила Софи с ужасом, который не получилось скрыть.

Но, серьезно… что?

– Ты ходил в брачное управление? – переспросила она.

Фитц недовольно глянул на сестру.

– Я ведь не за первым списком ходил. Просто получил опросник, как и все пятикурсники после экзаменов, чтобы у нас хватило времени заполнить все к концу учебного года.

– Он огромный. – Биана показала пальцами толщину в несколько сантиметров. – Если честно, я даже не думала, что опрос настолько доскональный. И сами вопросы безумные.

– Откуда ты знаешь? – спросил Фитц.

– Эм, я умею становиться невидимой. Ты, серьезно, думал, что я не залезу в твою комнату и не прочитаю? Ответы у тебя, кстати, просто очаровательные.

– Как же я тебя сейчас ненавижу, – поделился Фитц.

Вся сила воли Софи ушла на то, чтобы не поинтересоваться подробностями.

– Все равно не верится, что ты уже получил опросник. Так… рано.

– На самом деле нет, – отмахнулась Биана. – К пятому курсу все уже знают, есть у них способность или нет, а это самое важное для составления списков. Как только они вернут заполненные опросники, у брачного управления будет целый год, чтобы обработать информацию. Первый список будет готов не раньше конца шестого курса.

– Это все равно очень рано, – пробормотала Софи – хотя ей бы стоило догадаться, как все работает. Эдалин сказала, что Джоли получила свои списки до того, как пошла на курсы элиты.

Просто Софи никогда не задумывалась, сколько лет ей было.

Курсы элиты начинались в семнадцать.

– Никто сразу не играет свадьбу, конечно, – объяснила Биана. – Ну, может, некоторые. Но большинство получают списки, только чтобы посмотреть на варианты. Чтобы со всеми познакомиться, уходит немало времени, сама понимаешь. В каждом списке по сотне имен. Огромное количество, если так подумать.

– И не все сразу забирают списки, – добавил Фитц. – Лично я планирую немного подождать.

– Серьезно? – одновременно спросили Софи и Декс.

– Ага. Решил, что подожду минимум год-два.

– Зачем? – удивилась Биана. – Тебе что, не хочется узнать, кто там?

– Немного. Но вот в чем дело… списков всего пять.

– Разве большинство эльфов не выбирают пару из первого? – не поняла Софи.

– Не всегда. Иногда у брачного управления уходит много времени, чтобы понять, с кем ты совместим. К тому же чем дольше ждешь, тем больше эльфов зарегистрируются, так что… я хочу получить наилучшие варианты.

Декс и Биана пораженно раскрыли рты. Софи же пыталась все подсчитать.

Если сейчас она на третьем, а регистрируются на пятом…

– Ой, не удивляйся ты так, – сказал Фитц сестре. – Посмотри на папу. Ты же слышала эту историю, да? – он обернулся к Софи.

– Кажется, нет, – она знала, что Старейшина Алина пыталась помешать свадьбе Алдена и Деллы, но больше ничего.

– Папа где-то на сто лет старше мамы, так что ее в первом списке, разумеется, не было. На самом деле, он, вроде бы, вообще не встречался с девушками из первого списка. А когда окончил курсы элиты, то занялся своей карьерой. И второй список запросил лишь через много лет.

Софи вспомнила слова Эдалин о том, что Джоли пришлось ждать минимум месяц между запросами дополнительных списков. Но она не думала, что кто-то мог ждать дольше.

– И в этом списке была Старейшина Алина, – вклинилась Биана. – Поэтому они начали встречаться. Но она оказалась собственницей, они расстались, и через какое-то время папа попросил новый список – и уже в нем на первом месте была мама.

– Так что, если бы папа не подождал, – закончил Фитц, – нас с Бианой бы не было.

– Ух ты, – у Софи не получалось представить Алдена и Деллу не вместе. Они были одной из самых чудесных пар на ее памяти.

Но сложно было представить временные рамки, описанные Фитцем и Бианой. Они слишком отличались от того, к чему она привыкла в детстве. Большинство людей играли свадьбы с примерными ровесниками, потому что тридцати- и девяностолетние люди были практически разными видами. Но у эльфов все было по-другому.

На самом деле, однажды Эдалин сказала, что именно из-за этого эльфам и нужен подбор пар. Из-за способности жить неопределенно долго и не стареть, заводить романы было тяжело. Если не быть осторожным, то можно сыграть свадьбу с далеким родственником, и… фуууууууууу.

И все же, подбор пар казался горой неловкости, маячащей на горизонте. Процесс был каким-то беспорядочным и неромантичным – особенно учитывая, что брачное управление в первую очередь заботилось об идеальном генетическом разнообразии. И это было важно. Если эльф играл свадьбу с кем-то, кого не было в списках, их отношения клеймились «дурной партией», и порицание преследовало их и их детей до конца жизни.

Софи видела, сколько боли и проблем вызывала такая система, и живот от этих мыслей крутило.

– Ну, – сказала Биана брату, – раз хочешь быть скучным, то вперед. Но лично я получу список, как только смогу. Согласись, Софи?

Софи пожала плечами, не придумав ответа получше.

Она разрывалась между надеждой, что эльфы заметят недостатки их системы и отменят ее до того, как ей придется с этим столкнуться, и безумным желанием узнать, кто окажется в ее списках.

– А ты что думаешь? – спросила Биана у Декса.

Тот глубоко вздохнул.

– Я все еще не уверен, что зарегистрируюсь.

Брови Бианы взлетели вверх так быстро, что чуть не выскочили с ее лба.

– Но… тогда ты точно окажешься дурной партией.

– И что? Моим родителям и так отлично.

Кеслер с Джулин действительно были счастливы вместе – но на их долю выпало много испытаний. Эдалин рассказала Софи, что они боялись заводить детей, понимая, что тем придется столкнуться с огромным осуждением. И Софи слышала, как издевались над Дексом, – а тройняшкам, наверное, было в миллион раз хуже.

– Просто… сами посудите, что вышло из этой системы, – пробормотал Декс. – Брант не вступил бы в «Незримые», если бы их с Джоли не назвали дурной партией. Если бы они давали рекомендации, то это одно. Но принуждать не обязательно.

– Понимаю, почему ты так думаешь, – кивнула Биана. – Но ты всегда можешь проигнорировать списки, если тебе не понравится их содержимое, согласись? Может, хотя бы попробуешь? Вдруг ты найдешь в них идеальную пару и избежишь кучи мороки.

Декс опустил взгляд на руки.

– Может быть. Просто у меня такое ощущение… что если я зарегистрируюсь, то признаю, что все в порядке. Что моя семья заслужила такое отношение – а это не так. Видимо, хорошо, что у меня есть пара лет на раздумья.

– Точно. – Софи решила сменить тему на ту, от которой не зудело все тело. – Так когда можно зайти и посмотреть записи передвижений Алвара?

– О, вы хотите прийти ко мне? – спохватился Декс.

– Там же все бумаги? А что? Это плохо? – если так подумать, он ни разу не звал Софи в гости. Даже когда они постоянно готовились к алхимии – хотя, возможно, он боялся, что она сожжет его комнату. – Хочешь, пойдем ко мне? – предложила она.

– Да нет, можно и ко мне. Но там будут тройняшки, – он указал на свою маму, которая изо всех сил старалась удержать двух мальчиков, похожих на маленьких Дексов, и рыжеволосую девочку от шутливой потасовки. – Это они хорошо себя ведут.

Биана хихикнула.

– Как их зовут, говоришь?

– Рекс, Бекс и Лекс. Чувство юмора у моего папы не настолько хорошо, как ему кажется.

– Ах, а я думаю, что рифмующиеся имена – это мило, – улыбнулась Биана.

– Это потому что тебя не назвали Битцем, – поддразнил ее Декс.

– Оххх, надо начать звать тебя так! – воскликнул Фитц с усмешкой.

– Давай, а я буду звать тебя Фианой.

Софи рассмеялась:

– Радуйся, что Кифа тут нет, а то отныне вас так бы и звали.

Шутки резко оборвались.

Одно неловкое мгновение все просто смотрели друг на друга. А потом Биана шепнула:

– Я по нему скучаю.

– И я, – согласился Декс.

– Может, в этом и заключался его план, – нарочито задумался Фитц. – Чтобы мы забыли, какой он надоеда, и он мог доставать нас в два раза больше. Хотя Софи все равно приходится с ним общаться. Как он там, кстати? – спросил он ее. – Узнал что-нибудь полезное?

– Пока нет. Я расскажу о его планах, когда придем к Дексу. Предлагаю пойти, как только закончим здесь.

– Вообще-то, я сегодня не могу, – покачал головой Декс. – Я обещал помочь отцу в магазине, как только освобожусь. Но можем встретиться завтра утром. Правда, не знаю, как вы будете добираться. Не во всех Переносчиках есть Раймшир. Да и Вакеры с Диззни не вертятся в одних и тех же кругах.

– Ну… а зря, – Биана указала на подаренное им кольцо. – Вперед, команда Вакизни!

– Так и думал, что вы что-то замышляете, – раздался за ними тихий голос.

Поспешно обернувшись, они не поверили своим глазам: перед ними стоял сэр Астин со своими светлыми длинными волосами и почти что прозрачной кожей.

– Почему вы в его виде? – прошептала Софи. – Разве Совет не ждет магната Лето?

– На самом деле, магнат Лето ушел оказывать им услугу. Но я не собирался пропускать большое объявление.

– Значит, вы в курсе, что происходит? – спросил Фитц.

– В основном. Совет в последнее время полон сюрпризов.

– Остальной Коллектив тоже здесь? – Биана рассматривала толпу.

– Не теряйте время зря, – предупредил сэр Астин. – Раз вы до сих пор не разгадали их личности, осмелюсь сказать, что этого и не случится.

– Значит, мы их знаем, – сообразила Софи.

– Некоторых, да. А теперь, пожалуйста, ведите себя нормально – не нужно устраивать шоу. И могу я узнать, о чем вы договаривались, когда я подошел?

Он вздохнул с облегчением, услышав, что они просто хотели просмотреть канцелярские записи про Алвара, – но все равно прочитал лекцию о том, что все находки нужно будет сначала проверить, а уже потом расследовать.

– Есть новости о Гетене? – прошептала Софи.

– Не те, на которые я рассчитывал, – признал он. – Совет говорит, что Люменария закрыта для посещений, и это… удивляет. Сейчас я пытаюсь узнать, не передумают ли они.

– Совет что, опаздывает? – Фитц указал на пустующую сцену. – Такое ощущение, что мы очень давно тут стоим.

Сэр Астин глянул на небо.

– Я ожидал, что они появятся несколько минут назад. Но они прибудут с минуты на минуту, даже не сомневаюсь.

– Кстати, вы заметили, что в утренних свитках Совета было требование обязательно явиться минимум одному члену каждой семьи? – спросила Биана. – Я такого еще не видела.

– Я тоже, – кивнул Фитц. – Я спросил папу, и он ответил, что в последний раз на таком собрании Совет отменил программу помощи людям.

– Серьезно? – удивилась Софи, оглядывая толпу. Она действительно казалась больше обычного – несколько тысяч эльфов, не меньше. Но неужели тут действительно были представители всех семей?

Сэр Астин, видимо, понял ход ее мыслей.

– Первая волна сообщений охватывает семьи, чьи дети посещают Фоксфайр, – пояснил он. – С расширением программы информация распространится на всех остальных.

– Значит, изменения крупные, – подытожила Софи.

– Да. Совет решился на смелый шаг. Но, как говорил магнат Лето, перемены могут оказаться мощным вдохновением.

Он произнес это голосом своего альтер эго, и Софи все еще размышляла, насколько странно было слышать голос магната Лето из уст сэра Астина, как две шеренги вооруженных до зубов гоблинов прошли сквозь толпу и окружили сцену стеной мечей и мышц.

– Готовьтесь, – произнес сэр Астин, когда зазвучали фанфары, а на сцене появились двенадцать Старейшин. – Нас ждет нечто крайне интересное.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

– Семь дней назад наш мир пережил нападение, – произнес Старейшина Эмери, выйдя на середину серебряной сцены. – Но правильнее было бы назвать это очередным нападением. Неслыханное явление для нашего мира. И все же это третья атака за последнее время. И идут они прямо за отвратительной чумой, обрушившейся на безвинных гномов. Не сомневаюсь, вы помните и адское Вечное пламя, отнявшее жизнь нашего дорогого Старейшины Кенрика и разрушившее большую часть нашей прекрасной столицы. На самом деле, за последний год наш мир пережил столько зла, что не укладывается в голове. И из-за этого нам пришлось учредить гоблинскую полицию в городах и вооруженную охрану в школах.

Здесь он остановился, изучая нервно переминающуюся толпу сапфировыми глазами, сияющими на контрасте с темной кожей.

Старейшина Эмери был оратором Совета во многом благодаря своей телепатии. Он мысленно регулировал все внутренние обсуждения остальных Старейшин, чтобы внешне они казались едины в своих решениях. Но и то, как он себя держал, привлекало внимание. Возможно, дело было в очень прямой осанке или в том, как резко он откидывал темные длинные волосы. Как бы то ни было, чем дольше Софи на него смотрела, тем сильнее затаивала дыхание.

Наконец она отвела взгляд, оглядывая остальных Старейшин, вставших двумя ровными рядами по обоим краям сцены. Они были одеты в плащи разных цветов, расшитых подобающими драгоценностями, а на головах поблескивали обручи. Держались они строго, по-королевски, высоко подняв головы. Расправив плечи.

Но тонкие морщинки пересекали лбы и щеки, а губы были крепко поджаты. Софи много раз встречалась с Советом – чаще, чем ей бы хотелось, – и редко видела, чтобы они так волновались.

Она перевела внимание на трех главных своих сторонников – Бронте, Орели и Терика, – пытаясь понять, что за новшества грядут. Но Бронте был обычным собой: хмурым, остроухим древним эльфом. Орели тоже было сложно прочесть. Благодаря розовым щекам и мягким светлым кудрям она всегда казалась спокойной и воздушной. А Терик…

…смотрел прямо на Софи.

Темно-синие глаза встретились с ее карими, как будто он вновь пытался прочесть ее. Он был единственным дескраером среди эльфов – то


убрать рекламу


есть, тем, кто умел считывать потенциал. Однажды он уже пытался прочесть Софи, но не смог понять, что почувствовал. Лишь то, что это чувство было «сильным».

– Наш мир изменился, – продолжил Старейшина Эмери. – Мир и спокойствие, коими мы наслаждались последние тысячелетия, пропадает. Но мы не позволим им исчезнуть! Сила мятежников – иллюзия. Вскоре они станут лишь краткой главой в нашей длинной истории – главой, которая засвидетельствует нашу гибкость и наше перевоплощение, но к этому мы вернемся через мгновение. Сначала мы хотим сказать, что восстановим все, что было разрушено. Старейшина Дарек, пожалуйста…

Один из незнакомых Софи Старейшин подошел к краю сцены. У него была кожа теплого коричневого оттенка, а блестящие черные волосы вились на концах. Он напомнил Софи тореадора, скорее всего, из-за ярко-красного плаща, который резко рассек воздух, когда он вскинул руки в сторону пирамиды.

Когда брезент затрепетал и задрожал, Софи подумала, что он гастер – но воздух не шевелился, а тяжелая ткань медленно поднялась в центре, будто невидимая гигантская рука ухватила ее, как платок.

Брезент завис над пирамидой, отбрасывая на нее глубокую тень, – и из-за этого несколько мгновений Софи не замечала важного открытия.

Стеклянную пирамиду отремонтировали.

Панели переливались и блестели, отбрасывая на двор цветные всполохи. А когда Дарек убрал брезент, и солнечный свет попал на стекло, оно засияло и засверкало всеми цветами радуги, будто пирамиду построили из фейерверков.

– Да, – произнес Старейшина Эмери под громогласные аплодисменты толпы. – Благодаря неустанной – и щедрой – работе гномов и дворфов наша выдающаяся академия стала еще великолепнее. Даже в интерьер пирамиды внесли значительные улучшения.

– Могли бы посоветоваться с директором перед тем, как менять его кабинет, – пробормотал сэр Астин себе под нос.

– Вы не знали, что пирамиду отремонтировали? – прошептала Софи.

– Я знал, что над ней работают, но не думал, что уже закончили. И мне ничего не говорили об изменении интерьера.

– Пусть это станет уроком всем, кто боится, – продолжил Старейшина Эмери, – и всем, кто считает наш мир беззащитным. Все попытки нас ослабить сделают нас только сильнее. Именно благодаря упорству и находчивости мы те, кто мы есть. Мы эльфы. Мы живем, чтобы мечтать и вдохновлять. И когда нужно, мы берем себя в руки. Мы налаживаем свою жизнь. Порой мы даже меняемся – но лишь тогда, когда это идет на пользу народа. И время изменений пришло. Возможно, вы их уже заметили.

Он замолчал, и толпа начала выкрикивать предположения.

– Да, Тимкин, – Старейшина Эмери указал влево. – Именно так.

Все повернулись к семейству Хексов, на несколько сантиметров возвышающемуся над толпой. Стина с матерью практически светились, когда Эмери попросил Тимкина:

– Не повторите ли вы свои слова для остальных?

Из-за выпяченной груди Тимкина Софи захотелось всем рассказать, что когда он помогал «Черному лебедю», то с ног до головы был покрыт белыми кудряшками, как двуногий пудель.

– Старейшина Дарек поднял брезент силой мысли, – крикнул Тимкин.

Эмери кивнул.

– Думаю, не стоит удивляться тому, что это заметили именно вы, учитывая ваше прошлое. И да, Дарек сдвинул брезент своим разумом. Как оказалось, в этом плане он сильнее остальных Старейшин. Перед тем, как прибыть сюда, мы провели собственное состязание – но это уже другая история. Вот в чем суть: мы не стали просить Старейшину Лиору щелкнуть пальцами и убрать брезент, не стали просить Старейшину Зарину уничтожить его электрическим зарядом, даже не стали просить Старейшину Кларетт призвать стаю птиц, чтобы они унесли его прочь, – нет, мы попросили Старейшину Дарека воспользоваться силой мысли – навыком, а не талантом. И сделали мы это, чтобы напомнить вам о возможностях, которые есть у всех нас, но которыми мы не пользуемся. В этом и прелесть навыков. Ими владеют все.

– Хотите сказать, что навыки лучше талантов? – выкрикнул кто-то из толпы.

– Дело не в том, что лучше. Дело в упущенных возможностях, – ответил Эмери. – Мы слишком долго пренебрегали своими навыками. Почему-то мы решили не гнаться за открытыми перед нами перспективами и ограничились лишь знаниями и талантами.

– Но вы сами только что сказали, что они могли сделать то же самое своими талантами, – прокричал другой голос.

– Да, но что сделал бы эмпат, телепат или эмфанист? – спросил Эмери. – Я не хочу обесценивать ничьи таланты – все мы знаем, что они играют ключевые роли. Но они ограничены лишь конкретной целью, а наши навыки предоставляют более широкие преимущества – шире, чем вы думаете. Некоторые из них мы затрагиваем на занятиях физической культурой в Фоксфайре, но это далеко не те тренировки, которые нужно уделять подобным дарам. С этого момента мы будем исправлять свои ошибки, и, пока вы не начали протестовать, – он поднял руку, чтобы утихомирить новую волну перешептываний, – не забывайте, в каком опасном положении мы находимся. Всем известно, что эльфы не бойцы. Наш разум не выдерживает насилия и крови. И некоторые ошибочно посчитали, что из-за этого мы беззащитны. Есть даже те, кто считает, что раздели нас с гоблинами – и наш мир рухнет; разумеется, этого не случится, но это все равно беспокоит. Кто сможет по-настоящему защитить себя, если возникнет нужда? Держу пари, очень немногие, и это неприемлемо! И, к счастью, у нас уже наработана система, которая поможет с тренировками.

– Ох, – выдохнула Софи.

Сэр Астин улыбнулся.

– Вижу, начинаете понимать, какие изменения грядут.

Но следующие слова Эмери все равно стали для нее шоком.

– И именно поэтому, начиная со следующей недели, здесь, где мы стоим, расположится кампус Эксиллиума, а все мы начнем работать по программе специализированного обучения навыкам под руководством их инструкторов.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

– Они отправляют всех в Эксиллиум? – спросила Софи, оборачиваясь к друзьям. – Вообще всех?

Толпа вокруг вопила те же вопросы.

– Да, я действительно говорю обо всех, – постарался перекричать их Старейшина Эмери. – Молодые, старые, древние – в новой программе будут участвовать все, потому что необходимым навыкам будем учиться все мы. Сейчас мы составляем расписание, которое всем подойдет. Но вы – и ваши семьи – станете первой волной. Мы разделим вас на группы, каждая из которых будет заниматься в определенный день. Расписание будет готово к выходным, его пришлют вам на дом. Тренировки начнутся в понедельник.

Биана ухмыльнулась.

– Интересно, они заставят всех носить их странную форму?

– И проходить разделение, – добавил Декс.

Когда Софи с друзьями впервые прибыли в Эксиллиум, то их подвесили вниз головой на высокую металлическую арку, пока остальные заблудшие наблюдали. Способ, с помощью которого они освободились, показывал, какому из полушарий Эксиллиума они принадлежат: Левому, для логичных и сообразительных, Правому, для импульсивных и креативных, или Амби, для тех, кто пользовался сразу всем.

– Будем надеяться, что никто ничего не подожжет, – фыркнула Биана. – Да, Софи?

– Эй, если бы я не подожгла арку, мы бы не подружились с Тэмом и Лин, – напомнила та.

– К тому же что это за школа, пока Софи не попыталась ее разрушить, – поддразнил Фитц.

– Эх, думаю, теперь это роль Кифа, – прошептала Биана. – Даже не знаю, кто на кого плохо влияет: она на него или наоборот.

– Думаю, они одинаково проблемные ребята, – сэр Астин тонко улыбнулся Софи. – И как бы мне ни хотелось посмотреть, как некоторые особо гордые эльфы справятся с подобным посвящением Эксиллиума, инструкторы организовали куда более быстрое и менее грубое разделение. Помимо этого, всем выдадут простые плащи, а также туники, штаны и ботинки. И, если вам интересно, то вы тоже будете участвовать. Как и все заблудшие Эксиллиума.

– Вы это имели в виду, когда сказали Тэму и Лин, что договариваетесь с Советом о пропуске для них в Забытые города?

Сэр Астин кивнул.

– Они будут ходить в Фоксфайр дважды в неделю – а если эксперимент пройдет успешно, я обсужу с Советом возможность установления постоянной связи школ. Я считаю, что мы могли бы обмениваться учениками раз в неделю, чтобы обе школы взаимодействовали и помогали друг другу. Но уроки самозащиты будут главным приоритетом.

Декс указал на ворчащую толпу.

– Кажется, их эта идея не радует.

Ничего удивительного. Большинство эльфов считали Эксиллиум вторым сортом, думали, что школа нужна лишь для безнадежных случаев. Все заблудшие были изгнаны из Забытых городов, и мало кто поступал как Тимкин Хекс и зарабатывал прощение.

Старейшина Эмери вскинул руки, требуя тишины.

– Разумеется, к этому придется привыкнуть, – произнес он. – Но это необходимые изменения.

Поднялась новая волна несогласных возгласов, и Бронте выступил со своего места.

– Вы действительно предпочтете рискнуть жизнями, но не тренировать навыки? – громогласно заявил он.

– Нет, мы предпочтем, чтобы вы занялись работой и изгнали этих придурков в плащах, – крикнул кто-то в ответ, и его поддержали громкими возгласами.

Софи не расслышала ответ Бронте, но на лице его читалось искреннее отвращение.

– Если вы не успокоитесь, – прокричал Старейшина Бронте, – я попрошу Ноланда призвать к тишине. И вам прекрасно известно, как болит голова от работы многоголосых.

Большая часть толпы подчинилась – но до Софи донеслось ворчание о том, как лицемерно было угрожать им чьим-то талантом.

– Что бы вы ни думали о нашем решении, – сообщил Эмери, – не забывайте, что оно не обсуждается. Те, кто откажутся от тренировок, столкнулся с определенными последствиями.

– С какими, например? – шепнула Софи сэру Астину. – Они ведь никого не изгонят, да?

– Если честно, не уверен, – признался тот. – Но навоза и лопат в Убежище на всех хватит.

– А как же огры? – раздался женский голос откуда-то со стороны.

Софи узнала его еще до того, как толпа расступилась и к сцене прошла ее наставница по лингвистике. Обтягивающее темно-серое платье леди Каденс отлично сочеталось с тугим пучком темных волос и с яростным взглядом.

– И почему я не удивлен, что вы решили прервать наше выступление? – спросил Эмери.

– Возможно, потому что вы проигнорировали все мои просьбы встретиться лично, – спокойно ответила леди Каденс. – И я далеко не единственная, кто против. Думается мне, крики слышны даже в Запретных городах. И хотя большинство их доводов слабы и предвзяты, это не делает ваш план лучше. Улучшение навыков не поможет при схватке с огрским воином – и мы не можем позволить себе завести таких врагов. Когда дело доходит до чистой грубой силы, с ними ничего не сравнится.

Послышались гоблинские смешки.

– Смейтесь сколько хотите, – сказала она им. – Вы, гоблины, сильны и много раз доказывали это в битвах. Но вы выживаете за счет боевой тактики, а тактика не поможет против беспощадной ярости, какую я видела у огров в пылу боя.

– Огры – грозный противник, – согласился Старейшина Эмери. – Но король Димитар достаточно умен и не развяжет войну, которую точно проиграет.

– Вы в этом уверены? – скептически поинтересовалась леди Каденс. – Он ведь так и не согласился на мирные переговоры?

Старейшина Эмери переглянулся с остальным Советом. Прошло несколько секунд, и он потер виски, а затем кивнул и перевел взгляд на толпу.

– Мы собирались разослать свитки, чтобы оповестить всех единовременно. Но… в свете возникших опасений, благоразумно будет успокоить вас прямо сейчас, а остальным рассказать вечером. Король Димитар согласился на мирные переговоры. Прямо сейчас мы заняты организацией встречи в Люменарии. Точная дата не будет названа по очевидным соображениям безопасности. Но мы планируем достигнуть соглашения в ближайшем будущем.

Последовавшие радостные возгласы больше походили на всеобщий вздох облегчения.

– Вы знали? – шепнула Софи сэру Астину.

– Нет, – признал тот. – Но это объясняет, почему нас так рьяно не пускают к Гетену. Сомневаюсь, что мы попадем в Люменарию до окончания переговоров. Они все перекрыли для обеспечения безопасности.

– И нам никак не пробраться? – спросил Фитц.

– Нет. Защита Люменарии по многим параметрам превосходит Изгнание.

– Ясно… жаль, что мы не попали к Гетену до того, как огры согласились на переговоры, – вздохнула Софи.

– Да, мисс Фостер. Мы вновь не сумели все предусмотреть. Хотя, если честно, мы бы не смогли спросить его о символе, а значит, встреча могла бы оказаться бесполезна.

– И все равно жалко, что не сходили, – пробормотала Софи.

– Согласен. Но я о многом жалею… – он посмотрел вдаль, подбивая ее нарушить законы телепатии и посмотреть, о чем он думает.

– Я утолил ваше беспокойство? – обратился Старейшина Эмери к леди Каденс, возвращая Софи в реальность.

– Скорее, обеспокоили еще больше, – отозвалась наставница. – Король Димитар – кто угодно, но не дурак. Он не подпишет мирный договор просто так. Без сомнений, он пристально следит за нашим миром. И что случится, когда он услышит о боевой подготовке эльфов? Он решит, что мы собираем армию.

– Армию детей? – усмехнулась Старейшина Алина, не дожидаясь ответа Эмери.

– Огры учат детей сражаться, как только те делают первый шаг, – пояснила леди Каденс. – Вся их культура построена на защите и стратегии. И я гарантирую: если король Димитар решит, что мы готовимся к войне, мирной развязки можно не ждать.

– Пусть лучше думают, что мы легкая цель? – парировала Алина.

– Когда сталкиваешься с серьезным противником, лучше, чтобы тебя недооценивали, а не переоценивали, – возразила леди Каденс. – Чем больше огры сомневаются в нашей силе, тем меньше будут к ней подготовлены, пойди они на этот глупый шаг.

– Как бы ни были оправданы ваши тревоги, – произнес Старейшина Эмери, – оставаться беззащитными нельзя. Огры – не единственная угроза.

– Тогда почему бы не сосредоточить усилия на побеге? – предложила леди Каденс. – Я давно не понимаю, почему мы не носим аварийные кольца – кристаллы, которые всегда были бы под рукой и могли бы перенести нас в засекреченное убежище. Уверена, дворфы помогли бы соорудить нечто подобное за считаные дни.

– Мы… обдумаем ваше предложение, – пообещал Старейшина Эмери. – Но страх не должен управлять нашим народом. На наш авторитет посягают как снаружи, так и изнутри – и мы обязаны доказать свою силу всем, кто рискнет бросить нам вызов. Несколько лет жизни с ограми не подготовили вас к сложностям правления нашим миром.

– Нет, но я знаю о наших так называемых врагах куда больше вашего, – возразила леди Каденс. – А вы либо проигнорировали мои отчеты, либо предатель, которому вы доверяли, позаботился, чтобы они не попали вам в руки.

Фитц с Бианой ссутулились, когда по толпе прокатилась волна ворчания об их брате.

– Собранная мной информация могла бы предотвратить множество проблем, – добавила леди Каденс. – С вашей стороны было бы разумно прислушаться ко мне, если вы надеетесь на успешные переговоры.

– С радостью выслушаем все, что вы захотите сказать, – решил Эмери. – Но только на должным образом запланированной встрече. И позвольте прояснить, – он обернулся к толпе, – ничто не помешает нам ввести программу тренировок. Мы не склоним голову в страхе, не поддадимся слухам и не сбежим от битвы.

– Мы так уж поступали, – напомнила леди Каденс. – Наши Древние Старейшины предпочли утопить Атлантиду, чтобы люди сочли нашу расу мертвой и выдумали о нас глупые мифы и легенды, потому что знали: так поступить разумнее, чем ввязываться в войну.

– Времена были другие, – заметил Старейшина Бронте. – Мы были маленьким, разрозненным народом, не научившимся управляться с мирами, за которые невольно стал ответственным. Я знаю. Я там был, – он коснулся кончиков ушей, доказывая свое Древнее происхождение. – Мы приняли лучшее решение, какое смогли, – но вместе с тем самое спорное. Между прочим, огры до сих пор недовольны, что мы позволили людям жить в относительной свободе, – и я слышал точно такие же жалобы от вас. Я не говорю, что мы ошибались. Но времена изменились, и сейчас пришло время быть сильными. И уверенными. Мы должны напомнить всем, почему мы вообще оказались во главе планеты. Не мы решили, что будем править миром. Мир выбрал нас благодаря нашим уникальным возможностям: талантам и навыкам. И да, я действительно поставил их в один ряд. Не понимаю, как мы, как вид, можем так пренебрегать важностью навыков. Признаю, я и сам так думал. Но пришла пора открыть глаза и принять их ценность.

Леди Каденс придвинулась ближе, чтобы возразить, а затем остановилась и склонилась в неискреннем реверансе.

– Хорошо, – проронила она. – Вы явно все решили. Во имя нашего общего блага надеюсь, что эти навыки настолько сильны, как вы говорите. Когда нас втянут в войну, они нам пригодятся.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

– Как думаете, она права? – спросила Софи Грейди и Эдалин, когда нашла их после вечернего скандала. – Совету нужно было прислушаться к предупреждению леди Каденс?

– Думаю, в ее словах есть доля правды, – ответил Грейди, расставляя десяток пустых серебряных ведер в ряд. – Дни, когда нам все давалось легко, давно прошли.

– А были ли они? – грустно улыбнулась Эдалин. – Помню, мой учитель истории рассказывал о множестве предотвращенных катастроф.

– Может, ты и права, – пожал плечами Грейди. – Хотя в моем детстве не было стольких поводов для волнений – да даже когда Джоли была в возрасте Софи, их было меньше.

Они оба замолчали, предаваясь воспоминаниям; Эдалин, щелкнув пальцами, призвала метровую кучу пряной травы. На пастбищах Хэвенфилда наступил обед, а этот процесс бывал рискованным. Животные, о которых заботились Грейди с Эдалин, переходили на вегетарианскую диету.

Усилия эльфов по сохранению мира включали в себя перевод всех животных, которых люди считали несуществующими или вымершими, в особый заповедник, где те могли продолжать жить. Но в этом не было бы смысла, если бы в Убежище проживали хищники. Поэтому они придумали способ усмирять охотничьи инстинкты животных: их кормили гномьей едой, поскольку многие растения гномов на вкус напоминали мясо.

– Вот что скажу, – добавил Грейди, раскидывая по ведрам пригоршни сморщенных клубней. – Леди Каденс права, огры точно следят за нашими действиями. И я не удивлюсь, если тренировки отбросят тень на мирные переговоры. Но я сомневаюсь, что они приведут к насилию. Огры никогда не атаковали эльфов напрямую.

– А как же чума? – заинтересовалась Софи.

Огры пытались заставить гномов служить им в Равагоге, зная, что без них Забытые города падут. Между эльфами и гномами сложились уникальные взаимоотношения: обе расы полагались друг на друга. Гномы были слишком беззащитны, чтобы продержаться в мире, населенном более жестокими расами. А еще они любили работать и заниматься садоводством, да и сами были скорее растениями, чем животными: им практически не нужно было есть и спать, поскольку они получали энергию от солнца. Поэтому в обмен на защиту и убежище среди эльфов гномы делились с ними излишками еды и помогали по хозяйству, если хотели. Софи не осознавала, насколько нужны гномы, пока не увидела увядшие растения и общую разруху, наступившую в Забытых городах на время чумы.

– Действительно, это был самый смелый их шаг, – кивнул Грейди. – Но я сомневаюсь, что они бы решились на него без подстрекательства «Незримых». Чума была в их руках тысячи лет, но воспользовались они ей только после предложения Финтана. И не забывай, что это вышло для них боком.

– Благодаря вам, – произнесла гномка с косичками, в платье, сплетенном из соломы. Она принесла пустые ведра – их стопка была в два раза выше ее самой. – Жаль, что я не видела наводнение, которое вы с друзьями устроили. Надеюсь, оно вымыло из Сиренвала всю грязь.

Большинство гномов до сих пор называли Равагог по первому имени: раньше Сиренвал был их родиной, пока огры не захватили его, не вырвали все деревья и не заразили воду и землю.

– Я принес краветтели, – сообщил другой гном, одетый в рубашку из листьев такого же землистого цвета, как и его кожа. Он тащил огромный мешок плодов, похожих на синий арахис. Оставив его у ног Грейди, он сверкнул зеленозубой улыбкой. – Есть еще, если понадобится – а я в этом уверен. Ни разу не видел тираннозавра, который не ел бы их тоннами.

– Ну, это ты Верди не встречал, – усмехнулся Грейди. – Как раз из-за своей привередливости она у нас и живет. Но мне уже не терпится их попробовать ей подсунуть.

Гном помахал ему и убежал, а Софи осознала, что не знает его имени. Как и имени гномки, помогающей Эдалин наполнить ведра пряной травой.

Она не была в этом полностью виновата – несколько десятков гномов переехало в Хэвенфилд, чтобы быть ближе к Панейку. Но после потери Каллы Софи было сложно с ними знакомиться. Один лишь взгляд в большие серые глаза бередил незажившие раны.

– Лично я горжусь Советом за их решение, – заявила Эдалин. – Хорошо, что они решили защищать всех, особенно бесталанных. Будет интересно посмотреть, насколько мы станем сильны, если будем правильно тренироваться.

– Тут есть проблема, – заметил Кадок из тени. – Если вы покинете дом, нам с Бриэль придется пойти с вами, и все поймут, что мы ваши телохранители.

– Но Совет сказал, что тренировки обязательны, – напомнила Софи. – И если они останутся дома, «Незримые» могут догадаться.

– Чего тут решать, – отмахнулся Грейди. – Просто поверьте, что мы о себе позаботимся.

– Представьте, что было бы, если бы ваша дочь так сказала, – ответила ему Бриэль.

– Да, но она не может сделать вот так. – Грейди с прищуром поглядел на Эдалин, и та вскинула руки, размахивая ими, как злобный осьминог.

– Я же просила не использовать на мне свои силы, – рявкнула Эдалин, врезав ему трясущейся рукой.

– Знаю, прости! Просто решил, что лучше продемонстрировать силы на тебе, чем на Софи.

Он пытался успокоить трясущуюся от злости Эдалин, и та щелкнула пальцами, призывая кучу динозаврьего пуха и осыпая Грейди ярко-рыжими перьями.

– Теперь мы квиты.

– Да уж, видимо, – отозвался тот. – Рад, что ты выбрала перья, а не навоз.

– В следующий раз, – предупредила Эдалин.

– Видишь, – обратился Грейди к Софи. – У сильных способностей есть последствия. Кстати об этом, мы с тобой до сих пор не обсудили инфликцию. Может, пойдешь со мной к Верди, и мы поговорим, пока будем работать?

– Слюни Верди и нотации? – хныкнула Софи. – Ты меня наказываешь?

– Отнюдь. Я надеюсь на твою помощь. Может, ты своими мыслями убедишь Верди, что ей понравятся новые семена.

Легче сказать, чем сделать. Пушистый зеленый тираннозавр понюхала краветтели и издала такой звук, будто давилась, фыркала и рычала одновременно. А затем она повернулась и опрокинула корыто хвостом.

– Ах, да ладно тебе. – Грейди поправил серебряную кормушку и наполняя ее семенами. – Хотя бы попробуй.

«Говорят, остальные тираннозавры их любят», – передала Софи, добавляя образы радостных динозавров, поедающих краветтели.

В том, как фыркнула Верди, было отчетливо слышно отвращение.

– Ты знаешь, что тебя ждет, – предупредил Грейди. – Если не попробуешь сама, я тебя заставлю.

Верди запрокинула огромную голову и издала непокорный рык.

– Ну ладно, сама напросилась. – Грейди снял с ремня одно из серебряных лассо, покрутил сверкающую веревку над головой и резко бросил ее вперед.

– ГРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРААА!

– Ей же не больно, да? – забеспокоилась Софи, когда Верди попыталась сорвать веревку с шеи короткими лапками.

– У нее такие толстые перья, что она вряд ли вообще ее чувствует, – заверил Грейди, упираясь пятками в землю, чтобы не упасть. – И не волнуйся, животные всегда против того, что для них полезно.

Он был прав. Однажды Софи помогала маме из человеческого мира дать лекарство коту, и вопли стояли такие, будто они пихали в него кипящую отраву.

Грейди подтащил Верди к ее корыту.

– Ладно, девочка, пора попробовать кое-что новенькое.

– ГРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРААА!

Воспользовавшись открытой пастью Верди, он с силой дернул лассо, заставляя ее уткнуться мордой в семена. Повсюду полетели краветтели – но некоторые, видимо, попали куда надо, потому что Верди начала жевать.

– Видишь? – спросил Грейди. – Слышал, они на вкус как птеродактиль.

Верди продолжила жевать.

А потом…

ТЬФУ!

– Чудесно, – произнес Грейди, стряхивая с себя склизкую синюю кашицу. – Не поможешь? – попросил он Бриэль, когда Верди попыталась оттащить его на свое пастбище.

Бриэль перехватила его за пояс, и вместе они подтащили Верди обратно к корыту.

– ГРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРААА!

Хрусть.

ТЬФУ!

Обед продолжался.

Но где-то на десятой попытке – отчасти благодаря успокаивающим передачам Софи – Верди сглотнула и…

…облизнулась.

– Если бы ты сразу мне поверила, то не профукала бы половину обеда! – проворчал Грейди, пока Верди заглатывала остатки синих семян. – Но будем надеяться, что мы нашли еду, которая ей нравится, – и это успокоит ее страсть к охоте. На прошлой неделе стая чаек подлетела слишком близко к ее загону, и Верди закусила парочкой.

Софи содрогнулась.

– Жалко, что талант мезмера на нее не действует, да?

– Да, было бы неплохо – и какой удобный переход к нашему важному разговору!

– А, я знаю, что ты мне скажешь.

– И что же? – поинтересовался Грейди, сворачивая лассо через локоть и ладонь.

– Что инфликция – опасная сила и мне нужно использовать ее с осторожностью, потому что все начнут бояться меня, как боялись тебя и твоих сил. А потом я успокою тебя, что просто пытаюсь поработать над своими слабостями. Пару месяцев назад мы с Бианой наткнулись на псионипата «Незримых», и мои способности не сработали через его силовое поле. Он стоял прямо перед нами, а я ничего не могла сделать. Больше я такого не допущу. Фитц считает, что, если мы будем работать, как когнаты, наша телепатия усилится. Но инфликцией управляю только я, и если бы я занималась усерднее, то смогла бы остановить Руя. Видишь? Как сказал бы Алден, волноваться не о чем.

– Вообще-то, я хотел сказать не это, но за цитату Алдена спасибо. И я понимаю, о чем ты. Как-то я пробовал использовать способности против псионипата, и это было жутко неприятно. Но ты должна понимать, что у тренировок есть цена. Я понял это на горьком опыте – и почти позволил моей силе меня разрушить.

– Разрушить? – вот теперь она слушала.

– Ты видела, как Финтана поглотила жажда пламени, – тихо сказал Грейди. – Я… тоже перестал себя контролировать. Я никого не убил – но начал пользоваться способностью по первой прихоти. Кто-то мешал пройти, когда я торопился? Я побуждал их освободить дорогу. Мне что-то было нужно, но не было времени сходить и забрать? Я побуждал кого-нибудь сходить за меня. Но на дно я опустился, когда Совет отказал мне в расследовании дела троллей. Они считали, что мне не хватало доказательств для оправдания радикальных мер, которые я предлагал, а я был уверен, что нашел бы достаточно, разреши они провести обыск. Поэтому я заставил Бронте подписать свиток.

– Он тебя поймал? – спросила Софи.

– Разумеется. И захоти он, меня бы изгнали. В конце концов, он мог бы обрушить на меня всю силу своей инфликции. Но вместо этого он усадил меня и рассказал, что чуть не попал в ту же ловушку своей способности. Он сказал, что после многолетних тренировок достиг момента, когда малейшее раздражение вызывало приступ гнева, и он выпускал свою ярость. Его дном стал момент, когда он сорвался на мать.

– Так… о чем ты? – Софи запуталась. – Мне нельзя пользоваться способностью? Тогда почему Совет приказал ее тренировать?

– Потому что хуже злоупотребления силой – лишь неумение ее контролировать. Здесь главное – баланс. Инфликция – невероятно ценная способность, и я рад, что она у тебя есть. Но не давай ей взять верх над твоей жизнью. Бронте сказал, что в нем столько гнева и раздражения, что приходится скручивать их в узел – и каждый день сдерживать его и не давать распутаться. А еще он сказал, что из-за всех эмоций, с которыми ты сталкиваешься, ему пришлось научить тебя той же технике.

– Мне что, нельзя злиться?

– Можно, конечно. Я знаю, ты хочешь защитить себя и друзей. А еще я знаю, что на тебе лежит огромная ответственность лунного жаворонка, какой бы она ни была. И это куда более благородные причины стараться, чем те, что двигали мной. Но это не значит, что тренировки на тебе не сказываются. Не думай, будто я не понимаю, что ты делаешь.

Он указал на руку Софи, которой она массировала узел в груди.

– Это не просто клубок эмоций, – объяснила она. – Это сила, которую я могу использовать, когда она понадобится.

Грейди со вздохом притянул ее к себе.

– Знаю. Просто пообещай, что постараешься хотя бы немного расслабиться. Если держать все в себе, тебя разорвет.

Софи кивнула, убеждая себя, что не врет.

Она попробует расслабиться.

Когда будет готова.

А сейчас у нее было слишком много врагов, слишком много вопросов, слишком много проблем.

Еще одна прибавилась ночью, когда она протянула сознание к Кифу, чтобы узнать, как дела.

«НАКОНЕЦ-ТО! – заорал тот мысленно. – Еще бы час, и я бы воплотил аварийный план».

«Зачем? Что случилось?»

«Не знаю точно. Завтра случится что-то серьезное. Ни


убрать рекламу


кто ничего мне не говорит, но я кое-что подслушал и вполне уверен, что «Незримые» собираются ворваться в Хэвенфилд и похитить Грейди и Эдалин».

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

В ту ночь никто не сомкнул глаз.

Хэвенфилд кишел бегающими по дому гоблинами и гномами, готовящимися к атаке.

Все должно было выглядеть, как обычно, чтобы никто не подумал, что Киф их предупредил. Но они все равно придумали, как усилить безопасность.

Они установили мины-ловушки. «Черный лебедь» прислал дворфов, которые спрятались глубоко под землей, готовясь выскочить при первых признаках опасности. А Грейди с Эдалин выдали по мелдеру – это эльфийское оружие вызывало временный паралич, – и они собирались расположиться на пастбищах, где содержались самые опасные животные.

Изначально Сандор настаивал, чтобы они остались в доме, но никто не хотел давать Бранту возможность устроить очередной смертоносный пожар.

Что до Софи…

– Ни за что! – отчеканила она, подчеркивая каждое свое слово ударом ноги об пол. – Вы никуда меня не отправите, как маленького ребенка!

– Возраст тут роли не играет, – Грейди сжал ее в объятиях. – Нам нужно защитить самое важное.

– Мне не нужна защита.

– Всем нужна защита, а иначе зачем мы так готовимся? Но мы все предусмотрели. Не волнуйся.

– Вообще-то, именно из-за этого я и волнуюсь, – возразила Софи. – Мы думали, что готовы к засаде на Эвересте, а «Незримые» прознали про это и явились с ограми и дворфами.

Она просто не могла забыть, как сильные огрские руки схватили ее сквозь потолок пещеры и вытащили наружу сквозь лед и камень. Если бы Сандор за ней не пошел, она бы не вырвалась – а самого Сандора еще и сбросили со скалы.

– И нам еще не доводилось сражаться с двумя пирокинетиками, – напомнила она. – Брант и Финтан попытаются спалить тут все дотла.

Грейди убрал волосы с ее лба.

– Именно поэтому у нас под рукой запас тушителя. А после моего сражения с Брантом Алден достал нам немного фриссина. Поэтому мы потушим любое пламя – даже Вечное.

Его слова помогли.

Но этого все равно было недостаточно.

Раздражение и гнев вскипели в Софи, и она вплела их в узел под ребрами, усиливая его.

– Если не разрешаешь остаться, пойдем со мной.

Грейди покачал головой.

– Они не выгонят меня из моего же дома. И я не упущу шанс поймать кого-то из них. В таких случаях поступают именно так. Ловят их одного за другим.

– Можно мне помочь? – взмолилась Софи.

– Ты рисковала достаточно. Пришел мой черед.

– Это глупо.

– Возможно. Но чтобы защитить тебя, я согласен быть глупым.

– А мы защитим его, – заверила Бриэль, вскидывая меч и опуская его с такой стремительностью что ее кудряшки взвились в воздух. – Твой отец – мой подопечный. Никто его не тронет.

– Твоя мама будет под моей защитой, – добавил Кадок. – И Сандор тоже планирует остаться.

– Правда? – спросила Софи, оборачиваясь к своему телохранителю.

– Я решил, что ты сама этого захочешь, – сказал ей Сандор. – Но я согласен оставить тебя, только если ты будешь придерживаться изначального плана и отправишься к мистеру Диззни. Там тебя защитит Луиз. Она отличный боец.

– Но…

– Взгляни на это со стороны, – перебил Грейди. – Где от тебя будет больше пользы? Здесь? Будешь тратить свое время, дожидаясь, пока кто-нибудь не выпрыгнет из тьмы? Или проведешь его с друзьями, занимаясь своим проектом?

– Мы просто собираемся покопаться в канцелярских записях, – проворчала Софи.

– Их все равно нужно проверить, – возразил ей Грейди. – И я не удивлюсь, если вы обнаружите что-нибудь важное. Сама вспомни, сколько всего вы вместе нашли.

– А еще мы пережили немало битв, – напомнила ему Софи.

Он вновь поцеловал ее в лоб.

– Знаю. Но это не твой бой. Так что иди собирай вещи. Ты не вернешься домой, пока все не успокоится.

– Я уже все собрала, – бросила Эдалин, сбегая по лестнице с клеткой Игги в одной руке и с фиолетовым рюкзаком Софи в другой. С тем же самым рюкзаком Софи ушла из человеческой жизни – и с ним же сбежала к «Черному лебедю».

Как же противно было использовать его, чтобы прятаться.

– Кеслер с Джулин знают, что ты останешься на ночь, – сказала Эдалин. – А еще я связалась с Вакерами, и Алден с Деллой собираются сюда. Я предупредила, что это рискованно, но они не хотят упускать шанс поговорить с Алваром. Фитц с Бианой пойдут ночевать к Дексу.

– Ох, ну конечно, сошлите детей на ночевку, – проворчала Софи.

Эдалин улыбнулась.

– Злись, если хочешь. Но я всегда постараюсь тебя защитить. Прерогатива матери.

– Прерогатива родителей, – поправил Грейди. – Я многое смогу пережить. Но если с тобой что-то случится…

Он снова обнял Софи, и Эдалин к ним присоединилась.

– Пожалуйста, не спорь, – взмолилась она, целуя Софи в щеку. – Мы хотим защитить тебя, как не смогли защитить…

Она не договорила, но Софи знала, о чем речь, – и упоминать Джоли было нечестно с их стороны.

– Ладно, – со вздохом сказала она. – Но пообещайте, что, если атмосфера накалится, вы сбежите.

– Договорились. – Грейди обнял ее крепче, а затем наконец отпустил. – И спасибо.

Софи собиралась кинуть на них убийственный взгляд, пока закидывала рюкзак на плечо и поднимала клетку Игги. Но потом до нее дошло: если что-то пойдет не по плану, она может никогда больше не увидеть родителей.

– Я вас люблю, – шепнула Софи.

– И мы тебя, – ответили оба.

– Берегите себя, – попросила она с мольбой в голосе.

Грейди вытер текущие слезы.

– Скоро увидимся.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Вопли и крики послышались, едва Софи появилась в тихой долине, окруженной горами, снежные шапки которых прятались за пушистыми белыми облаками.

– ЭТО МОЯ КОРОБКА ПРАТТЛЗ!

– УЖЕ НЕТ!

– МАААААААААААААААААААААААААМ, РЕКС УКРАЛ МОИ КОНФЕТЫ!

– ПААААААААААААААААААААААААААП, ОТ БЕКСА ПАХНЕТ ДИНОЗАВРЬИМИ КАКАШКАМИ!

– ОТ РЕКСА ТОЖЕ! – добавил третий голосок.

– НЕ ЛЕЗЬ, ЛЕКС!

– ЕЩЕ ЧЕГО, ЭТО МОИ КОНФЕТЫ!

За заявлением послышалось еще больше писка и стука, а затем «ПРЕКРАТИТЕ!» от Декса.

– Добро пожаловать в Раймшир, – произнес Кеслер, и Софи обернулась к ним с Джулин, стоящим на широкой дорожке, вымощенной серебристым камнем. Улыбка, сверкающая на губах, напомнила Софи о его сыне.

У Кеслера и Декса были одинаковые ямочки на щеках, рыжеватые волосы и голубовато-фиолетовые глаза. Единственная разница заключалась в возрасте – и в росте.

– Ты привыкнешь к шуму, – заверил он, когда по долине пронесся очередной возглас.

– Это вряд ли, – предупредила Джулин.

Она была сестрой Эдалин – то есть, по сути, Софи с Дексом считались двоюродными братом и сестрой, – и у них обеих были бирюзовые глаза и янтарные волосы. Но Джулин всегда казалась помятой и уставшей.

– Не волнуйся, – улыбнулась она Софи, заправляя выбившуюся прядь в растрепанный пучок и закалывая его пожеванным карандашом. – Я придумала, как угомонить их на вечер.

– Мы так каждый день говорим, – поддразнил Кеслер. – Я все жду, когда же получится.

До них донеслись визг и топанье, а заодно: «АЙ, ЭТО МОЯ РУКА, ДУРАЧИНА!»

– Все в порядке, – отмахнулась Софи. Она, как телепат, выросший среди людей, привыкла к шуму. К тому же ее главным планом на сегодня было бесконечно проверять передатчик, дожидаясь новостей от родителей. Вопящие дети ей не помешают.

– Что, рада, что надела кофту с длинными рукавами, а? – спросила Джулин, когда ледяной ветер взъерошил волосы Софи.

Софи еще не встречала в Забытых городах места холоднее Раймшира – за исключением входа в Убежище в Гималаях. Даже архитектура дома Диззни напоминала Софи ледяной замок. Все стены были сделаны из синего стекла и соприкасались под резкими углами. А пять закрученных башен напоминали перевернутые сосульки. Но все же было в нем что-то теплое. Возможно, яркий свет, пробивающийся сквозь стены. Или завитки белого дыма, поднимающиеся из крученых труб.

А еще дом был большим – пожалуй, даже больше Эверглена. И земли вокруг были не менее обширны. Сам пейзаж был попроще, но он подходил суровой долине: по бокам серебряных дорожек росли скрученные вечнозеленые деревья, а широкие равнины нефритово-зеленой травы вели к холмистым предгорьям.

– Не сдерживайся, – сказал ей Кеслер. – Ты же не этого ожидала, я угадал?

– Ну… да, – призналась Софи.

Она достаточно прожила в Забытых городах, чтобы понять, что социальное положение не влияло на богатство. При рождении всем давалось одинаковое количество денег, которых хватало для беззаботной жизни до конца их долгих дней. Но она думала, что дом Декса будет похож на «Хлебни да рыгни» – такой же несуразный и разноцветный, словно из детской книжки.

Раймшир был… другим.

Элегантным.

Впечатляющим.

– Мы странные только на публику, – усмехнулся Кеслер, – потому что злить надменных аристократов весело. Глубоко внутри мы удручающе обычные.

– И вовсе не удручающе, – возразила Софи.

Джулин просияла.

– Очень рада, что тебе тут нравится. Декс жутко испугался, что вы все придете. Он сейчас дома, драит свою комнату, хотя вы будете ночевать в зимнем саду.

– И не волнуйся, – попытался успокоить ее Кеслер. – Тройняшки согласились отдать вам спальные мешки – и гномы уже хорошенько их постирали.

– Отлично, – улыбнулась Софи, хотя она даже не думала, что Декс, Фитц и Биана будут спать в одной комнате. Вот неловко-то будет…

Но ни о каком сне все равно не могло быть и речи.

Она проверила передатчик.

Никаких новостей.

Неудивительно, но легче от этого не стало.

– Фитц с Бианой уже пришли? – спросила она, повышая голос, чтобы перекричать разоравшихся тройняшек. Судя по всему, Бекс стащила любимого игрушечного кроленя Рекса и грозилась оторвать ему рога.

– Нет, – ответил Кеслер. – Если хочешь, можешь подождать в доме.

Внутри что-то куда-то врезалось и разлетелось на тысячи осколков.

– Я лучше побуду здесь, – решила Софи.

Кеслер рассмеялся.

– Пожалуй, это к лучшему. Будем надеяться, что они наконец-то разбили ужасного хрустального йети, которого брат подарил мне на свадьбу. Я поставил йети на входе несколько лет назад, потому что тройняшки обожают носиться, как стая волков. Но, клянусь, они не трогают его, только чтобы досадить мне.

– У вас есть брат? – спросила Софи.

– Вообще-то, три. И две сестры.

– Ух ты, у вашей мамы было шестеро детей?

Даже для людей это было много – а для эльфов, наверное, вообще неслыханно.

– Вижу, мой сын любит рассказывать о своей семье, – протянул Кеслер.

– Нет, он…

– Просто шучу, – заверил он. – У вас есть куда более важные темы для разговора, чем далекие родственники Декса.

Это уж точно. Но Софи все равно казалось, что она худший друг на свете. Иногда она уделяла Дексу меньше внимания, чем стоило бы.

– Так вот, – продолжил Кеслер, – моих родителей явно не волновала эта чушь про «оптимальную генетическую чистоту».

– Это тоже рекомендации брачного управления, – пояснила Джулин. – Они считают, что самые сильные чистые гены переходят к первому ребенку, а потом все сильнее размываются. Поэтому многие останавливаются на первенце.

– Но это ведь неправда, да? – спросила Софи.

– Сложно сказать наверняка, – ответил Кеслер. – Я знаю прекрасных вторых и третьих детей – хотя мое существование говорит об обратном. Я самый младший и единственный, у кого нет таланта.

Джулин взяла его за руку.

– И все равно я вышла за лучшего Диззни.

– Ха, твой список пар с тобой бы не согласился!

То есть в списках Джулин были братья Кеслера? Софи хотела спросить, но боялась, что это будет грубо.

Не успела она решиться, как в долине появились Фитц и Биана.

– Ух ты, – выдохнула Биана, оглядываясь. – Не верится, что Декс здесь живет.

– Почему это? – резковато поинтересовался Кеслер.

Биана, будто не заметив, с широкой улыбкой подошла ближе.

– Не верится, что вы живете в Сумеречной долине! Мама говорила, что здесь река Аленон вливается в океан. Тут же живут келпи, да? Всегда хотела их увидеть.

Кеслер слегка расслабил плечи.

– Ну… на самом деле, мы по другую сторону гор. Но я удивлен, что твоя мама столько знает про нашу долину. Мало кто обращает на нее внимание.

– А зря, – сказала Биана. – Говорят, ничто не сравнится с келпи, выходящими на берег.

– Это точно, – согласилась Джулин. – Если придешь к нам еще раз, надо будет сходить на пляж. Я бы отвела вас сегодня, но телохранитель Декса настаивает, чтобы мы были поближе к дому, так ему удобнее за вами следить.

– Как у тебя дела? – спросил Фитц Софи, когда она снова проверила молчащий передатчик.

– А… ну, сам понимаешь. Те, кто мне дорог, в опасности, а взрослые отказываются принимать мою помощь. Все как всегда.

– Вот уж понимаю, – пробормотал он.

– Значит, ваши родители все же пошли в Хэвенфилд? – спросила она. – Поэтому Гризель и Вольцер не с вами?

Фитц кивнул.

– Вольцер не хотел нас оставлять, но Гризель уговорила его, когда узнала, что Сандор остался в Хэвенфилде. Я хотел пойти с ними, но мама прочитала лекцию о том, что она не хочет рисковать нашим здоровьем.

– Да уж, вот это родители нынче пошли, – фыркнула Джулин, – только и делают, что пытаются защитить своих детей.

– Я не говорю, что не понимаю, – возмутился Фитц. – Но серьезно. Мы разобрались с армией огров – думаю, с братом я справлюсь.

– Не факт, что Алвар придет, – заметила Биана, с усилием сглатывая, словно в горле застрял ком. – А если придет… папа заслужил встретиться с ним. К тому же мы ведь все равно собирались прийти сюда, согласись? Это ведь неплохо?

Фитц вздохнул, оборачиваясь к Кеслеру с Джулин.

– Нет, вовсе не плохо. Простите за грубость. Спасибо, что впустили нас. Отец просил передать, что двери Эверглена всегда открыты, если вам что-нибудь понадобится.

– То есть он согласен присмотреть за тройняшками? – спросил Кеслер. – Потому что я с радостью отправлю их к вам в любой момент. Но почему-то мне кажется, что ему не понравится смотреть, как они разносят исторические залы.

Биана пожала плечами.

– Можем закрыть их в комнате Алвара, пусть портят его вещи. Так, погоди, это Игги? – спросила она, когда Софи передвинула клетку, которую держала в руках.

Игги поприветствовал Биану громогласным пуком.

Биана закашлялась.

– Ух, кажется, вчера кто-то съел слишком много слизней. Мне явно нужно поработать над его рационом.

– Ага, удачи, – усмехнулась Софи. – Последние овощи, которые я ему дала, оказались на потолке.

– Ах, ради меня он что-нибудь съест – правда, малыш? – заворковала Биана. – А я подольше почешу тебе животик и оставлю самое мягкое местечко на подушке.

– Ты будешь спать с импом? – удивился Кеслер.

– Ну конечно! Мы постоянно спали вместе, пока жили в Аллювитерре. До сих пор скучаю по его храпу.

Биана погладила Игги по носу сквозь решетку, и Софи заметила, что Кеслер смотрит на нее так, будто впервые видит. Может, она и была похожа на избалованную принцессу, но это не делало ее хрупким цветочком – несмотря на то, что она захватила с собой две сумки.

– Помочь донести? – предложил Кеслер. – Кажется, они тяжелые.

– Так и есть. – Фитц для сравнения показал свою полупустую сумку. – Такое ощущение, что вещей Бианы хватит на двадцатерых.

– Сейчас он меня дразнит, – произнесла Биана, – но как придет время укладывать волосы, так он будет таскать у меня «Чудесные Локоны».

Оглушающий вой прервал возражения Фитца, а за ним последовал топот, напоминающий стадо бронтозавров. Двери Раймшира распахнулись, и тройняшки кинулись вниз по дорожке.

Впереди всех бежала растрепанная рыжеволосая Бекс, размахивая игрушечным кроликом с рогами.

– ВЕРНИ ЕГО! – крикнул один из мальчиков, пытаясь схватить ее за руку.

Бекс вывернулась из его хватки.

– СНАЧАЛА ГАРРИ ИСКУПАЕТСЯ В ГРЯЗИ!

– В ГРЯЗИ! В ГРЯЗИ! В ГРЯЗИ! – скандировал второй мальчик.

– ЕСЛИ ИСПАЧКАЕШЬ ГАРРИ, Я…

Троица резко остановилась, увидев Софи, Фитца и Биану.

– ЭЙ, ДЕКС! – заорала Бекс в сторону дома. – ТУТ ПРИШЛИ ТВОИ ПОДРУЖКИ – И МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ КУДА КРУЧЕ ТЕБЯ!

– Извиняюсь за нашу дочь, – сказал Кеслер, сурово глядя на Бекс. – У нее талант ставить всех в неловкое положение. Мы над этим работаем.

– Если она тебе надоест, – предложил Биане один из мальчиков, – скажи, и я об этом позабочусь.

– Ха, да она видела, как ты рыдаешь из-за игрушечного кроленя! – фыркнул второй мальчик.

– Я НЕ РЫДАЛ!

– Это потому что Гарри до сих пор не поплавал в грязи! – Бекс помахала кроленем перед его носом и кинулась к деревьям.

– Ну что, – ухмыльнулся второй мальчик, когда его брат помчался за Бекс, – теперь понятно, кто тут самый крутой.

Он подмигнул Софи и Биане.

– Какие же вы ужасные, – простонал Декс, подходя к ним с телохранителем за спиной. – Можно, Луиз их свяжет и бросит где-нибудь?

– Сомневаюсь, что у меня найдется настолько крепкая веревка, – предупредила охранница.

– Да он просто ревнует, – сказал Биане мальчик. – Знает, что я нравлюсь девушкам больше.

– Так. – Кеслер перехватил мальчика за руку, пока он не успел приобнять Биану за талию. – Видимо, придется еще раз поговорить о том, как вести себя с девочками, Лекс. Правило первое: нельзя трогать их без разрешения.

– И, кстати, – обратился Декс к брату, – она для тебя слишком хороша.

– ДА? ТОГДА ОНИ ОБЕ ДЛЯ ТЕБЯ СЛИШКОМ ХОРОШИ! – прокричали Бекс с Рексом, промчавшись мимо.

Декс с мольбой поглядел на мать.

– Ты же обещала, что займешь их чем-нибудь.

– Да, – кивнула Джулин. – Я просто ждала, пока все соберутся, – она закрыла глаза и широко, изящно взмахнула руками.

– Вы что, криокинет? – изумилась Биана, когда вокруг замерцали белоснежные хлопья.

Они как будто оказались внутри снежного шара, где снежинки кружились в гармонии с легкими взмахами Джулин.

Тройняшки перестали драться и перевели взгляд на маму, собравшую льдинки в облако, которое росло и расширялось, пока не покрыло все владение. А затем, резко выдохнув, Джулин опустила руки, и снег полетел вниз, превращая двор в зимнюю сказку.

– Поразительно, – шепнула Софи.

Но что-то было не так.

– Ты же говорил, что криокинетика – дурацкий талант? – шепнула она Дексу. – Помнишь, когда тебя на нее проверяли?

– Ну говорил, наверное, – пробормотал Декс. – Он действительно не самый крутой. Но… наверное, я просто злился, что у меня его нет. Я думал, что с ним больше всего шансов, сама понимаешь.

А вот у Бианы был вопрос поважнее. Она переводила взгляд с Джулин на снег и обратно. А потом широко распахнула глаза.

– Это ведь вы, да?

– Не понимаю, о чем ты, – ответила та, но напряжение в ее голосе говорило обратное.

– Вы что, не видите? – спросила Биана, оборачиваясь к Софи, Фитцу и Дексу. – Приглядитесь к ней, вслушайтесь в голос.

– Кажется, ты меня с кем-то путаешь, – продолжала настаивать Джулин. – Может, мы…

– Погодите, – перебил Фитц. – Кажется, я понял.

– Что понял? – спросил Декс.

– Ничего, – поспешно произнесла Джулин.

– Вы правда ему не расскажете? – спросила Биана.

– Что не расскажет? – не выдержал Декс, подозрительно щурясь.

– Не понимаю, что происходит, – вмешался Кеслер, – но если вы в чем-то обвиняете мою жену…

– Я не обвиняю, – перебила Биана, не сводя глаз с Джулин. – Я ничего не скажу, если не хотите.

Джулин печально улыбнулась.

– Кажется, уже поздно.

Она нервно почесала шею, глядя на тройняшек, бегающих среди деревьев и закидывающих друг друга снежками.

– Да и пора, пожалуй. Я слишком долго тянула, все надеялась подгадать идеальный момент.

– О чем ты? – спросил Кеслер.

– Думаю… легче показать.

Джулин медленно вздохнула и вскинула руки, вновь собирая вокруг себя снег. Но в этот раз она притянула снежинки к себе, покрывая инеем кожу.

Слой за слоем она наращивала покров, пока все тело не оказалось под ледяной оболочкой.

– Поняли? – спросила Биана, когда Софи судорожно вздохнула.

Декс пораженно раскрыл рот.

– Кто-нибудь объяснит, что происходит? – поинтересовался Кеслер.

Несколько секунд Декс молчал, и лишь затем промямлил:

– Она… она Шквал.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

– Шквал? – переспросил Кеслер, хватая ледяные руки Джулин. – Что за Шквал? Погоди… ты одна из них? Как тот тип с морщиникой?

– «Черный лебедь», – поправила Джулин тихо, оглядываясь через плечо на тройняшек. Они все еще бегали между деревьев, крича и кидаясь снежками. – Не знаю, можно ли им доверять. Надо было лучше подготовиться, просто я не ожидала, что кто-то заметит. Я же не единственный криокинет в мире!

– Простите, – пробормотала Биана. – Ваш голос сразу показался мне знакомым. И когда я увидела снег, то догадалась. Наверное, потому что мне всегда было интересно, кто же такая Шквал – точнее, вы. Если честно, я думала, что вы Старейшина, скрывающая криокинетику, потому что вам постоянно приходилось убегать в Забытые города.

– Да, это было бы интереснее. – Джулин пару раз прокрутилась на месте, сбрасывая ледяную маскировку. – На самом деле из всего Коллектива только у меня есть семья, которая может заметить мое отсутствие. Призрак волновался, что Декс меня узнает.

Тот рассмеялся – мрачно, тяжело и явно не потому, что ему было весело.

– Ну, он ошибся. Видимо, я идиот.

– Поверь, нет, – заверила Софи.

– Она права, – согласился Кеслер. – То, что ты верил своей матери, не значит, что ты идиот.

– Я вам не врала, – тихо сказала Джулин. – Но да, кое о чем я умолчала. Мне пришлось – иначе вы были бы замешаны, а это требует жертв, на которые я пойти не могла.

– А если я хотел быть замешан? – поинтересовался Кеслер. – Ты же знаешь, я не фанат Совета.

– Знаю, – она взяла его за руку, и на мгновение казалось, будто он сейчас отстранится. Но он лишь вздохнул и позволил Джулин переплести с ним пальцы. – Если бы мы оба участвовали в незаконном восстании, то подвергли бы риску семью. Кто бы позаботился о наших детях, если бы нас раскрыли и схватили?

– Ладно, а как же я? – спросил Декс. – Я вступил в «Черный лебедь». Как ты могла смотреть, как я приношу клятву, и молчать?

– Это было решение Коллектива, хотя я его поддержала, – она потянулась к нему, но Декс, в отличие от отца, отстранился. – Прости меня, дорогой. Знаю, как тебе сейчас тяжело. Но мне нужно было защитить нашу организацию. Мы вообще не собирались принимать вас к себе…

– Даже меня? – перебила Софи.

– Не так быстро, по крайней мере. Но с течением времени мы поняли, что ради выживания нужно приспосабливаться. Поэтому мы разрешили вам принести клятву – но вместе с тем приняли меры по минимизации рисков. Мы собирались хранить свои личности в тайне, пока вы не докажете, что способны хранить секреты. Как выяснилось, это было мудрое решение, учитывая поступок Кифа.

Раздражение в ее голосе напомнило Софи о словах Призрака: он говорил, что Шквал тоже не доверяет Кифу.

– Ладно, хорошо, – произнес Декс. – Но Форкл и Гранит уже давно раскрыли себя – ты могла признаться вместе с ними!

Джулин опустила взгляд на снежинки, кружащиеся у ее ног.

– Я могу оправдываться как угодно, но это не изменит моей ошибки. Надо было рассказать до того, как твои друзья меня раскрыли.

Биана сникла.

– Простите.

– Ты не виновата, – успокоила ее Джулин. – Если уж на то пошло, то это ценное напоминание, почему нам не стоит недооценивать вас четверых.

– Вас троих, ты хотела сказать, – произнес Декс, пиная снег. – Я-то придурок, который не узнал собственную мать.

– Эй, мой брат шпионил за нами всю мою жизнь, а я этого не замечал, – напомнил Фитц. – Твоя мама хотя бы хорошая.

Декс пожал плечами.

– Даже не знаю. «Черный лебедь» тоже замешан в сомнительных делах, даже не пытайся отрицать.

– Не буду, – вздохнула Джулин. – Это одна из причин, по которой я не хотела втягивать свою семью. Я всегда делала лишь то, во что верила, – но это не значит, что я не пересекала черту.

Софи вспомнила, какие кошмары снились ей, когда она узнала, что Шквал отморозит ногти Гетену, чтобы уничтожить ферменты, по которым «Незримые» могли его отследить. Шквал уверяла, что процесс безболезненный, но…

– Видишь? – спросил Декс, когда она вздрогнула. – Софи меня понимает.

– Понимаю, – согласилась та. – Но мне кажется, что мы все понимаем, какой тяжелый выбор перед нами встает. Нельзя победить сборище убийц радугой и леденцами.

– Знаю, – пробормотал Декс. – Просто это… странно.

– Ты ведь всегда говорил, что любишь странности? – спросила Джулин.

Она вновь потянулась к Дексу, и в этот раз он не отстранился. Даже не дернулся, когда она провела тыльной стороной пальцев по его щеке.

Но и хмуриться не перестал.

– Можно узнать, давно вы с «Черным лебедем»? – спросила Софи.

– Не так давно, как ты думаешь. Когда я принесла клятву, проект «Лунный жаворонок» уже действовал. На самом деле, ты уже родилась.

– Так когда? – надавил Кеслер.

Джулин закусила губу.

– Вступила через несколько месяцев после рождения тройняшек.

– Тройняшек? – переспросили Кеслер и Декс.

– Вы о нас говорите? – раздался голос Бекс из-за деревьев.

– Рассказываю истории из вашего детства. Хотите послушать?

Ответ Джулин был превосходен: она не соврала, но все трое воскликнули:

– НЕТ УЖ!

Кеслер, не повышая голоса, произнес:

– Так ты была с «Черным лебедем» одиннадцать лет?

– Скорее, десять, – поправила Джулин. – Но да, я с ними давно. И это произошло спонтанно. Я лежала в роддоме, держала на руках своих невинных чудесных деток и думала о том, как ужасно к ним будет относиться наш мир. Я уже это чувствовала. Врачи постоянно начинали все предложения с «для тройняшек», как будто заранее не ожидали ничего хорошего. «Для тройняшек новорожденные здоровы». «Для тройняшек они неплохо говорят». «Для тройняшек они достаточно умны». Мне было больно, хотелось плакать, ударить кого-нибудь, а потом собраться и сбежать из Забытых городов.

Кеслер приблизился, обнимая ее за плечи.

– Почему ты об этом не рассказала?

– Потому что не хотела, чтобы ты винил себя. Иногда ты ведешь себя так, будто наш брак разрушил мне жизнь, и мне это не нравится. Я люблю тебя. Я ни секунды не жалела о своем решении. Но я поняла, что наш мир далеко не идеален. Поэтому мне повезло, что я встретила Микстуру.

– Вас завербовала Микстура? – спросила Софи, переглядываясь с Фитцем.

Именно Микстура была доктором, которая спасла Фитца, получившего рану в Изгнании.

Джулин кивнула.

– Когда я выписалась из роддома, то попросила Элвина найти врача с более… широкими взглядами.

– То есть Элвин знает Микстуру? – спросила Биана.

– Знать и осознавать – разные вещи. Но Микстура скоро раскроется, не сомневаюсь. Она не любит обманывать. На самом деле, она вообще не скрывала от меня, что думает. Когда она пришла на первый осмотр, то спросила, почему я не в роддоме, а после моего расплывчатого ответа прямо поинтересовалась, не волнует ли меня слепота Совета к предубеждениям нашего мира. И после этого на каждом осмотре она выпытывала из меня все гадости, которые мне говорили и делали. Через несколько месяцев она спросила: «Если бы ты могла изменить мир, то попыталась бы?» Я согласилась, и она спросила, изменился бы мой ответ, если бы пришлось нарушать законы. Я с удивлением для самой себя признала, что это неважно. И тогда она рассказала о «Черном лебеде» и предложила вступить. Несколько недель спустя я принесла клятву и стала простым информатором. Но со временем мне стали доверять. И в конце концов, когда Микстура ушла из Коллектива, она предложила меня на замену – и я согласилась.

– Микстура была в Коллективе? – спросил Фитц. – Почему она ушла?

Джулин кинула взгляд на Софи.

– Из-за моей аллергии, да? – предположила та.

Одно из воспоминаний, украденных «Черным лебедем», – то, которое они пока не вернули, – было из ее детства. Ей было девять, и она очнулась в больнице после сильной аллергической реакции. Человеческие врачи не понимали, что ее вызвало, но после переезда в Забытые города она узнала, что у нее аллергия на лимбиум – эльфийское вещество. Значит, эльф дал ей что-то, что вызвало реакцию. Но кто, как и зачем – это оставалось загадкой.

– Я так полагаю, вы не расскажете, что случилось? – спросила Софи.

– Думаю, на сегодня раскрытых секретов достаточно, – сказала Джулин. – И, если честно, Форкл с Микстурой так и не рассказали, что произошло. Но из-за этого она решила вернуться в медицину. Поэтому она предложила меня на свое место, и к тому времени тройняшки уже ходили к репетиторам, а Декс помогал в магазине, поэтому у меня было немного свободного времени.

– И почему ты сразу не сказала? – спросил Кеслер.

– Я об этом думала. Но мне было страшно. Я не хотела, чтобы ты меня возненавидел.

– Я бы не смог, – заверил Кеслер.

– Но ты же на меня злишься.

– Ну, думаю, мн


убрать рекламу


е можно немного расстроиться, что моя жена врала мне целых десять лет.

– Я не врала, – возразила Джулин. – Я за этим очень следила. Если я говорила, что куда-то пойду, то действительно шла. Просто… заходила и в другие места. Не идеально, понимаю. Но я не хочу потерять твое доверие. В нашей жизни не было притворства.

– Точно? – поинтересовался Декс. – А когда Софи впервые пришла в «Хлебни да рыгни» и я тебе о ней рассказал? Ты сделала вид, что удивилась.

– Я действительно удивилась! Я не думала, что она будет жить с Грейди и Эдалин. Но все менялось с каждой минутой. Мы не собирались приводить Софи в наш мир настолько рано. Однако «Незримые» разожгли белое пламя, и нам нужно было ее обезопасить, – Джулин обернулась к Софи. – Представить не могу, как тебе было тяжело. Прости, что пришлось вот так тебя вырвать. Но я невероятно рада, что ты оказалась с моей сестрой.

– Я тоже, – у Софи защипало в глазах, и ей вновь пришлось проверить передатчик.

До сих пор ни одного вызова.

– Ты расскажешь обо мне родителям? – спросила Джулин.

– А вы не хотите?

– Думаю… лучше рассказать самостоятельно. У них возникнет много вопросов.

– Как и у меня, – вклинился Декс. – Потому что куча всего не сходится. Например, что случилось, когда меня похитили? Зачем идти на церемонию в лес Вандерлингов, если ты знала, что «Черный лебедь» все еще меня ищет? И почему Форкл пошел нас спасать?

– Твое похищение – худший момент моей жизни, – прошептала Джулин. – Никто не понимал, что случилось, отовсюду поступало множество противоречивых сообщений, и казалось, что надежды нет. Я была нужна своей семье – а мир ожидал от меня определенного поведения. Поэтому я пошла на церемонию. Не знала, что еще делать. А Форкл отправился вас спасать, потому что его ментальный блок сильнее моего, а мы не знали, столкнемся ли с похитителями. Но если бы я знала, что он бросит вас одних в Париже, я бы пошла с ним. Когда он вернулся без вас, я так сильно ему врезала, что он три дня ходил с отпечатком моей ладони на лице.

Неподходящий момент для улыбки – но Софи все равно ощутила, как дрогнули губы.

– Мне… нужно все обдумать, – тихо сказал Кеслер.

– Понимаю, – отозвалась Джулин. – Поэтому Старейшинам нельзя заводить семью. Раньше «Черный лебедь» тоже придерживался этого правила. Они пересмотрели его для Тиргана – но он уже был в Коллективе, когда усыновил Вайли. Они согласились принять меня, только потому что были уверены в нашей семье. И мы справимся. Просто доверьтесь мне.

– Сначала скажи мне, – произнес Декс, не глядя ей в глаза. – Ты привела меня в Хэвенфилд, потому что хотела, чтобы я шпионил за Софи? Как мама Кифа?

Джулин сжала его плечи.

– Клянусь тебе, Декс. Я привела тебя, потому что ты попросил. И все. Если честно, мне этого не хотелось. Мои миры столкнулись. Но ты так радовался знакомству с Софи, а я очень хотела, чтобы ты завел друзей. Чтобы ты не провел еще один год, обедая на занятиях по алхимии.

– Ты ел на алхимии? – спросила Биана.

Декс кивнул, стыдливо краснея.

Вспыхнув ярче него, она прошептала:

– Прости. Я так глупо себя вела.

– Я тоже, – подхватил Фитц.

Джулин грустно улыбнулась.

– Все совершают ошибки. Единственное, что остается, – оставить их в прошлом. Давайте оставим?

Кеслер с Дексом переглянулись, и она затаила дыхание.

– Давайте, пожалуй, – решил Кеслер.

Декс кивнул.

Джулин обняла их, чмокнула Декса в щеку, а потом запечатлела долгий поцелуй на губах Кеслера.

– ФУУУУУУУУУУУУУУУ, – прокричали тройняшки, выбегая из-за деревьев. – ВАМ НЕЛЬЗЯ ЦЕЛОВАТЬСЯ У НАС НА ГЛАЗАХ!

– Смиритесь, – велел Кеслер, вновь целуя Джулин, а затем загребая пригоршню снега и кидая его в детей.

– Ну, – произнесла Джулин, когда тройняшки ответили снежками, засвистевшими у всех над головами, – думаю, пора нам выбираться из зоны боевых действий.

Забрав у Софи клетку с Игги и подхватив одну из сумок Бианы, она направилась в сторону Раймшира.

Фитц с Бианой пошли за ней, но Софи заметила, что Декс отстал.

– Ты в порядке? – спросила она.

Он снова пнул снег.

– А ты была бы?

– Не знаю. К такому сложно привыкнуть. Но… я все думаю о клятве, которую мы принесли. Ты ее помнишь?

– «Я всеми силами буду помогать нашему миру», – тихо сказал Декс. – Я ожидал чего-то более пафосного.

– Я тоже. Но она идеально описывает то, что мы пытаемся сделать. Иногда приходится что-то скрывать. Иногда бывает тяжело. И иногда взрослые не разрешают нам сражаться вместе с ними. Но… все мы просто стараемся помочь миру.

Декс протяжно вздохнул.

– Если тебе станет легче, то мне неважно, зачем ты пришел тогда с Хэвенфилда, – добавила она. – Я просто рада, что пришел. Мне тоже нужен был друг. И теперь он у меня есть. Самый лучший.

– КАКАЯ ГАДОСТЬ, ВЫ ЧТО, ЦЕЛОВАТЬСЯ СОБРАЛИСЬ? – прокричала Бекс.

– НЕ СЛУШАЙТЕ ЕЕ, – воскликнул Кеслер, вновь загребая кучу снега и сваливая ее тройняшкам на головы. Они завизжали и кинулись к деревьям, а Кеслер погнался за ними.

Лицо Декса было практически пунцовым.

– Родственники – это кошмар.

– Бывает, – согласилась Софи.

Но она до сих пор скучала по человеческой сестре, с которой выросла. Они постоянно ссорились. Как и все сестры.

– В общем, не волнуйся, – пыталась утешить его она. – Знаю, тебе тяжело. Но ведь…

– Да. – Декс нахмурился и открыл рот, будто хотел сказать что-то еще. Но затем покачал головой, и с губ сорвалось нечто другое: – Ладно, пойдем в дом. Я пальцев ног не чувствую.

Фитц с Бианой поджидали у дверей со щедрым запасом моральной поддержки наготове. И поразительно, но Декс действительно радовался их присутствию. Они многое пережили все вместе – с ними происходили безумные, невероятные, страшные, досадные вещи.

Но они были не одни. И это многое для них значило.

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Внутри дом Декса оказался еще красивее. Все вокруг было синим, серым и сверкающим, со всполохами белого, подобно волнам в океане.

Но Кеслер был прав – хрустального йети на входе стоило уничтожить. Его грубо вытесанный мех напоминал безумного дикобраза-переростка. И вновь тройняшки сохранили ему жизнь. Вместо этого они разбили какую-то вазу со стеклянными шариками, которыми теперь был усыпан весь пол.

– Смотрите, куда идете, – предупредила Джулин.

Софи сделала шагов десять, а потом поскользнулась на шариках и завалилась назад, как героиня мультика, поскользнувшаяся на банановой кожуре. Ее ожидала бы пара внушительных синяков, не поймай ее Фитц.

– Может, мне тебя понести? – сказал он, когда на следующем шаге она вновь поскользнулась.

Его насмешливая улыбка привнесла немалую долю веселья, когда через мгновение он упал, с громким «Уфф!» приземляясь на пятую точку.

Биана так хохотала, что сама едва не свалилась, – но Декс успел схватить ее за плечи.

– Может, мне всех вас понести? – предложила Луиз, с легкостью помогая им подняться. – Надо шаркать ногами при ходьбе, чтобы под ними ничего не оказалось.

Она была права – хотя так они стали похожи на самых неуклюжих фигуристов на свете.

– Ты как? – спросила Софи, заметив, что Фитц потирает копчик.

– Да в порядке он, – ответила за него Биана. – Когда мы играем в брамбл, я заваливаю его куда сильнее. И, кстати, он сказал, что должен тебе желание. Если нужны идеи, как его помучить, у меня много вариантов.

– Видишь, Декс? – спросил Фитц. – Не только у тебя надоедливые родственники.

– Давай меняться! – предложил Декс.

– Только если заберешь с собой Алвара.

Его упоминание стерло с их лиц улыбки, и Софи вновь глянула на передатчик.

– Они до сих пор не звонят. Это плохо, как думаете? – прошептала она.

– Нас не было всего час, – напомнила Биана.

– Что, серьезно? – спросила Софи. – Этот день никогда не закончится.

– Понимаю. – Биана провернула тревожную кнопку на пальце. – Надо чем-нибудь заняться, чтобы не сойти с ума.

К этому времени они дошли до гостиной, на мягком сером ковре которой, к счастью, не было шариков, а прозрачный потолок пропускал теплые солнечные лучи. Пять спиральных лестниц вели в башни, а вся серо-голубая мебель была выстроена вокруг огромного стеклянного колпака. Под ним плясали серебряные языки пламени с синими кончиками, поблескивая при каждом всполохе и потрескивании. За время в Забытых городах Софи повидала много огней, но ни разу не видела настолько прекрасных.

– Ты как? – спросил Фитц. – Ты ведь не любишь пламя.

– Не люблю, – согласила Софи. – Но почему-то это меня не тревожит.

– Скорее всего, потому что это голограмма. – Джулин щелкнула пальцами, и огонь превратился в черноту ночного неба, мерцающего звездами. – Изобретение Декса.

– Как красиво, – зачарованно произнесла Биана, вновь щелкая пальцами и создавая закат. – Ты, серьезно, сам все сделал?

Декс пожал плечами.

– Было легко. Я просто переделал эмулятор огня.

Биана покачала головой.

– Ты совсем себя не ценишь.

– У Софи тоже туго с комплиментами, – заметил Фитц. – Ты посмотри, как они оба краснеют.

– Очаровательно, согласись? – поддразнила их Биана.

Софи вздохнула.

– Кто позвал Вакеров?

– Сама виновата, – заметил Декс. – Но нам хотя бы есть кого разыгрывать. Как только они уснут…

– Уснут? – перебила Биана. – Только зануды спят на ночевках. К тому же мы все равно не уснем, потому что Софи будет телепатически общаться с Кифом. Или, стойте – он же не пойдет в Хэвенфилд, да?

– …Не знаю, будет ли у него выбор, – пробормотала Софи. – Но Киф ни за что не тронет наших родителей.

– А если ему прикажут? – спросил Фитц.

– Будем надеяться, у него есть план на этот случай, – сказала Софи. – Он же сделал ту бусину, чтобы спасти меня.

– А если плана нет? – не сдавался Фитц.

Ответа у Софи не нашлось.

– Пойдемте, – произнесла Джулин, нарушаю удушающую тишину. – Зимний сад в той стороне.

Она привела их на другой конец дома в большую остекленную комнату, похожую на огромный круглый аквариум. По ее периметру тонким рядом стояли растения, и Софи заметила, что изумрудно-зеленые листья поблескивали инеем. В остальном комната пустовала: в ней были лишь несколько фигурно постриженных кустиков и четыре скрученных спальных мешка.

Но вид, открывающийся из комнаты, поражал: снаружи раскинулся огромный сад, полный цветущих лиан, поблескивающих серебряных фонтанов и самых реалистичных ледяных скульптур на свете – смесь весны и зимы, которую мог поддерживать только криокинет.

Ледяная шерсть мамонта, вырезанного во весь рост, казалась мягкой и шелковистой, а от взгляда саблезубого тигра по коже Софи бежали мурашки.

– Ничего себе, – прошептала Биана.

Джулин слегка покраснела.

– Спасибо. Жизнь слишком суматошная, чтобы заводить животных, поэтому мы с тройняшками пошли на компромисс. Они раз в неделю выбирают, кого мне создать. Кстати о животных, твоему импу понадобится лоток? Можно поставить какую-нибудь коробку, чтобы ему не пришлось выходить на мороз.

– Или можно сделать его еще пушистее! – влезла Биана. – А заодно и цвет поменять! У тебя есть какие-нибудь эликсиры, Декс? Думаю, в этот раз можно сделать его фиолетовым или зеленым.

– Я поищу в комнате, – ответил тот.

Биана захлопала.

– Отлично, он будет первый в очереди на наведение красоты!

– Единственный, ты хотела сказать, – поправил Фитц.

– Ай, да ладно тебе, в прошлый раз вы с Кифом согласились! – проныла Биана.

– Серьезно? – спросила Софи. – Ты просто обязана все рассказать.

– Это точно, – фыркнул Декс.

– Мы, вроде, собирались читать записи передвижений Алвара? – поинтересовался Фитц.

Биана скинула с плеча сумку.

– Сомневаюсь, что на это уйдет вся ночь.

– А зря, – предупредил Декс. – Свитков там много. Я их один не донесу.

Фитц вызвался помочь, и Биана, надувшись, поглядела вслед идущим к лестнице мальчикам.

Джулин отдала ей вторую сумку, а Софи передала клетку с Игги.

– Надеюсь, кстати, что вы сегодня повеселитесь. Понимаю, вы волнуетесь о родителях. И понимаю, как усердно вы стараетесь найти зацепки. Но я скажу за всех нас: мы хотим, чтобы вы были обычными подростками.

– Но мы не обычные подростки, – напомнила Софи. – По крайней мере, я.

Джулин взяла ее за руку.

– Это не так. Несмотря на все, что выпало на твою долю. Несмотря на все, что ждет впереди. Ты просто четырнадцатилетняя девочка, которая заслужила отдохнуть и повеселиться с друзьями.

– Так вы говорите, – произнесла Биана, – что мне можно поработать над внешностью Декса?

Джулин рассмеялась.

– Пусть он решает сам.

Подмигнув, она ушла, и девочки принялись раскладывать спальники – и оказалось, что это не так-то просто. Лежать всем рядом было бы жутко неловко. Но комната была круглой, а значит, разойтись по углам было нельзя. Наконец они положили их крестиком – так можно было лежать головами к центру, чтобы разговаривать, но каждому было достаточно места.

– Киф жутко обидится, когда узнает, что все пропустил. – Биана забиралась на спальник, который был ближе всего к выходу. – Можно было бы подвинуться и положить его спальник вот сюда.

Софи постаралась не обращать внимания на то, что тогда получилась бы звезда.

– Знаешь, что меня расстраивает? – сказала она, подтаскивая рюкзак к спальнику слева от Бианы. – Если «Незримые» действительно нападут на Хэвенфилд и никто не пострадает, они поймут, что Киф нас предупредил. Мы пытались выставить все так, будто бы защита предназначена мне. Но меня-то там нет.

– Да, но ты ведь не всегда сидишь дома, – напомнила Биана. – А Киф быстро соображает.

– И хорошо врет, – пробормотала Софи.

Но «Незримых» это не убедит.

Если они заподозрят Кифа, то ему снова придется доказывать свою верность. И чем-нибудь более серьезным, чем разрушение Фоксфайра…

– А знаешь, что расстраивает меня? – спросила Биана, потянув за завязку на спальнике, отчего тот раздулся, как подушка.

Софи повторила за ней, а когда села, то словно опустилась на огромный растянутый зефир.

– Мысли о том, сколько раз можно было догадаться, что делает мой брат, – шепнула Биана.

– Поэтому Эдалин и говорит, что опасно жить прошлым, – напомнила Софи.

– Знаю. Но сейчас все кажется таким очевидным. Например, помню, когда у отца разрушился разум, Алвар решил переночевать в Эверглене, потому что у мамы был ужасный день. Я не могла уснуть, поэтому пошла бродить по дому и услышала, как он говорит с кем-то по передатчику в кабинете отца, – но решила, что он помогает с одним из проектов.

– Не помнишь, о чем был разговор?

– Не особо. Надо было слушать внимательнее. Помню, он говорил что-то о смене планов. И спрашивал что-то о подопытных. А еще несколько раз упоминал какие-то «критерии». Но я не знаю, о чем был разговор.

Софи вытащила из рюкзака Эллу и уперлась щекой в мягкий животик слонихи.

– Знаешь, чего мне не хватает? Когда я только переехала в Забытые города, а «Черный лебедь» управлял моей жизнью из теней, я знала, что на верном пути, потому что то и дело слышала что-то, и в голове всплывали воспоминания. А теперь такое ощущение, будто мы узнаем то, чего не знает даже «Черный лебедь».

– По-твоему, они ошиблись и готовили тебя к чему-то другому? – спросила Биана.

– Теперь да!

А Софи-то думала, что сильнее волноваться просто невозможно.

Вдруг роль, которую она должна была сыграть, никогда не пригодится?

Получается, проект «Лунный жаворонок» мог оказаться… провалом?

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ох, что-то случилось? – спросил Фитц, когда вернулся в зимний сад с черным ящиком, который явно весил не меньше его самого. – Грейди с Эдалин что-то написали?

Софи перепроверила передатчик.

– Нет, ничего.

Фитц поставил ящик в центр креста из спальников и присел на тот, что был ближе к Софи.

– Тогда почему ты выглядишь так, словно хочешь выдернуть ресницу?

Софи вздохнула.

– Биана рассказала о разговоре Алвара, который она подслушала. Я пытаюсь понять, что это значит.

– Что за разговор? – спросил Декс, внося второй огромный ящик и ставя его рядом с первым.

Пока Биана повторяла рассказ, Декс занял единственный свободный спальник между двумя Вакерами.

– Так… ты боишься, что «Лунный жаворонок» провалился? – попробовал угадать Фитц.

Софи, не смея поднять глаз, кивнула.

– Ну, даже если так, – протянул Фитц, – тебе ведь самой не нравилось быть чей-то марионеткой?

– Да, но когда понимаешь, что страховки может и не быть, становится страшно, – пробормотала Софи. – Мне не нравилось, что меня контролируют, – но нравилось, что у них был план.

– Ну, не знаю. Было бы странно, если бы «Черный лебедь» знал обо всех ужасах, которые скоро произойдут, но ничего не предпринял, – сказал Фитц.

– И то, что поменялась часть плана, не значит, что изменилось все, – добавила Биана. – У тебя до сих пор остались твои способности. И у тебя есть мы. Мы справимся!

– Ну да, – согласилась Софи. – Просто жалко, что мы вообще не понимаем, что «Незримые» собираются делать и что такое инициатива «Путеводная звезда». Вот зачем твоему брату говорить о «подопытных» и о «критериях»? Такое ощущение, что они проводили какой-то эксперимент.

Декс судорожно вздохнул.

– Так, прозвучит безумно, но послушайте. А вдруг «Путеводная звезда» – это попытка воссоздать проект «Лунный жаворонок»?

– Не совсем понимаю, о чем ты, – нахмурилась Биана.

– А я понимаю, – произнес Фитц. – Прошу, только не говори, что ты действительно считаешь, что они пытаются сделать еще одну Софи.

– А почему нет? – спросил Декс. – Они давно знали о ее существовании. По-твоему, они не попытались бы что-нибудь предпринять?

– Так они попытались, – возразил Фитц. – Они хотели ее найти. Потом похитили. А теперь пытаются ее контролировать.

– Может, и так, – кивнул Декс. – Но они могли делать все это и вместе с тем пытаться ее воссоздать.

– Может, хватит говорить обо мне так, будто я чудовище Франкенштейна? – проворчала Софи.

– Это кто-то из мира людей? – спросила Биана.

– Ага, большой страшный мужик с болтами в шее, которого собрали из мертвых людей, – буркнул Фитц. – Помню, видел его изображения, когда был в Запретных городах. Он из фильма, да?

– И из книги, – буркнула Софи.

– Прости, – смутился Декс. – Я не это имел в виду. Но… это бы объясняло, о каких «подопытных» говорил Алвар. И я слышал, что при работе с ДНК и генетикой используют «критерии».

Софи так крепко сжала Эллу, что весь наполнитель собрался у той в голове.

– Эй, – Биана похлопала Софи по плечу. – Даже если он прав, это никак не влияет ни на тебя, ни на Кифа.

– Я сомневаюсь, что он прав, – добавил Фитц. – Мама Кифа помогала при создании проекта, а она явно не ученая. И даже не пытайтесь убедить меня, что Киф – это их версия Софи. Он старше ее. И его не вырастили люди. И способность у него только одна. И он далеко не так крут.

Широко улыбаясь, Фитц поглядел на Софи, но она слишком паниковала, чтобы улыбнуться в ответ.

– Но у него фотографическая память, – напомнила Биана, отчего стало только хуже. – И эмпатия у него сильнее, чем у остальных. Может, его мать сделала что-то с его генами после рождения?

– Думаю, можно спросить у Форкла, – предложил Декс.

– И он ответит, что это ерунда, – заверил Фитц.

– Может быть. Но над воспоминаниями Кифа они точно поработали, – возразил Декс. – Они могли просто заложить в его голову секреты, как «Черный лебедь» сделал с Софи. Это возможно, согласитесь.

Софи не собиралась ни с чем соглашаться.

Это было слишком странно.

Слишком неправильно.

Слишком… нет.

Просто нет.

Она постаралась откинуть тревожные мысли, похоронить их вместе с другими вещами, о которых она не хотела думать.

Но идея успела пустить корни.

Как и ужасный вопрос, снова и снова звучащий в голове.

Если Декс был прав и «Путеводная звезда» была «Лунным жаворонком» «Незримых»… значит, Киф должен был стать ее заклятым врагом?

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

– Тебя создали быть героем, – пробормотала Софи. – Меня растили для… другого.

– Что? – переспросили Фитц, Биана и Декс.

– Так сказал Киф. У Кровавого озера. Когда он сбежал к «Незримым». Он ведь не имел в виду?..

Она не смогла договорить.

– Эй, – сказал Фитц, присаживаясь рядом на ее спальник. – Сомневаюсь, что он говорил о том, о чем ты думаешь. Там были Брант и Финтан – нужно было убедить их, что он не блефует. Ему пришлось говорить так, будто он объясняет подруге, почему предал ее, – и не забывай, это говорю я, тот, кто до сих пор не доверяет Кифу.

– Ну да, наверное, – тихо ответила Софи. – Но ты считаешь, что это доказывает твою теорию, да, Декс?

– Не знаю, – пожал тот плечами. – Ну… может, да. Но я же просто гадаю.

– Именно, – вклинилась Биана. – Мы знаем только то, что ничего не знаем.

И от этого становилось печально.

Софи плюхнулась на спину, потирая узел в груди и пытаясь вплести в него все, что испытывала. Она смотрела на небо сквозь изогнутый стеклянный потолок, жалея, что не может связаться с Кифом и завалить его вопросами. Но было еще слишком рано. И она все равно не особо хотела знать, чем он занимается.

– Ладно, – произнес Фитц. – Думаю, пора сменить тему, пока у Софи не взорвался мозг.

– Он прав, – согласилась Биана. – Может, если узнаем, куда Алвар сбегал, то поймем, о чем он на самом деле говорил.

Декс подвинулся к ящикам и открыл их: внутри оказалось столько туго свернутых свитков, что Софи засомневалась, осталась ли в мире еще бумага.

– Говорил же, будет скучно, – напомнил Декс, когда Биана развернула свиток и с раскрытым ртом уставилась на тысячи крошечных черных циферок. – Вот это вы, наверное, сможете прочитать, – он указал на самый узкий столбец слева, – это метка времени, она показывает точную дату и время вплоть до секунд. Но остальное закодировано. Что-то где-то явно изменили. Я пытался понять, где именно, но пока не заметил закономерностей.

– Ты смотрел дни похищения? – спросила Биана. – Мы точно знаем, что тогда Алвар был не там, где все думали, – более того, мы знаем, где именно он был.

– Не смотрел, – признался Декс. – Тройняшки залезли в мою комнату и добрались до ящиков, и… в общем, скажу так: я уже начал готовить эликсир, чтобы отомстить.

Фитц вздохнул.

– То есть свитки лежат в случайном порядке? Мы никогда не закончим.

– Закончим, – твердо ответила Биана. – Нас же теперь четверо. Так, Софи и Фитц – вы раскладываете свитки по порядку, а мы с Дексом пытаемся найти даты похищения. И как только мы на них наткнемся, Декс расшифрует технический код и попробует найти закономерность.

– Это если они каждый раз исправляли записи одинаково, – засомневался Декс.

– Понимаю, но ведь все бы так поступили, – сказала она. – Раз способ работает, зачем его менять?

– Ну, в принципе да.

– Отлично, – провозгласила Биана. – У нас есть план!

План-то был.

Но продвигались они мееееееееееееееееееееедленно. Лишь через несколько часов Биана нашла первый свиток из нужного временного отрывка.

– Чтобы сравнить записи, мне понадобится как минимум три таких, – предупредил Декс, с прищуром разглядывая числа.

Через несколько часов Софи нашла второй свиток.

– Значит, остался один, да? – уточнила Биана.

– Это если я найду закономерность, – ответил Декс. – И если эта закономерность подойдет к остальным дням, в которые он сбегал. И если я вообще пойму, что эта закономерность значит.

– Много «если», – заметил Фитц.

– Да, – согласилась Биана. – Но Декс нашел информацию о чуме, роясь в архиве, который охватывал столетия. Думаю, пара ящиков свитков нам не помешает.

Если так говорить, то задача казалась не такой уж и сложной. Но когда Джулин принесла ужин – напоминавший синюю картошку фри на вид и сырные начос на вкус, – третий свиток до сих пор не нашелся.

– Все еще работаете? – покачала головой Джулин. – Я так понимаю, новостей из Хэвенфилда не было?

Софи покачала головой.

– Я проверяю передатчик через каждые пять минут. С ума скоро сойду.

– Он ведь работает, да? – спросила Биана. – У тебя же были какие-то перебои?

– Я думала, что перебой был у передатчика Декса, – удивилась Софи.

Тот достал из кармана серебряное устройство.

– Я проверил его, как мог, но все результаты нормальные. Ты пыталась со мной связываться?

Софи поднесла передатчик к губам и произнесла:

– Покажи Декса Диззни.

Передатчик Декса остался безмолвен.

– Это странно, – заинтересовался Декс. – Фитц, попробуй позвонить?

Фитц попробовал, и на экране Декса моментально вспыхнуло его лицо.

– Хмм. Может, это у тебя провод отошел, – протянул Декс. – Сейчас, секунду.

Он побежал в комнату за инструментами, а Софи глянула на капризное устройство.

– Может, позвонить родителям с твоего передатчика? – спросила она Фитца. – Вдруг они пытались со мной связаться?

– Мои родители тоже там, – напомнил Фитц, – и они мне не звонили.

Декс вбежал в комнату с набором крохотных отверток. Через несколько минут передатчик был разобран, а на спальном мешке Декса расположились сотни тонких, как бумага, составных частей.

– Есть что-нибудь странное? – спросила Софи, когда он подобрал особо крохотный механизм.

Декс покачал головой.

– Все на местах. Просто не…

Он замолчал и склонился ближе, приглядываясь к зубчику шестерни.

– Это что, жир? – поинтересовалась Биана, заглядывая через его плечо.

Декс, ничего не говоря, достал из-под туники амулет и принялся рассматривать черную точку сквозь увеличительное стекло.

– Ох ты, – шепнул он – а затем прикрыл рот рукой.

– Что такое? – одновременно спросили Фитц, Биана, Софи и Джулин.

– Да тут… грязь попала и забила механизм, – с деланой небрежностью бросил он. – Дайте бумагу и ручку, я запишу, какую шестеренку поменять.

Джулин вытащила карандаш из волос, а Биана перевернула один из свитков, чтобы Декс мог написать на обратной стороне.

– Значит, это просто сбой? – спросила Софи.

– Вроде бы.

Но записка Декса говорила иначе.

Трясущейся рукой он приложил палец к губам, безмолвно прося помолчать, и показал написанное.

«Нас могут подслушивать». 

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

– Главное, что твой передатчик все еще работает, – сказал Декс, добавляя в записку еще одну фразу.

«Нужно вести себя как обычно». 

– Как только я его соберу, он будет связываться со всеми передатчиками, кроме моего, – добавил он. – Я забыл, что установил протокол безопасности, блокирующий связь с неизвестной техникой.

Он вновь приложил палец к губам.

«Можем поговорить телепатически?» 

Джулин схватила свиток и приписала: «ВСЕ вместе!» 

За ней последовала Луиз: «Потом не забудьте все рассказать». 

Софи кивнула и обернулась к Фитцу, который протянул ей руку. Их кольца притянулись друг к другу, и ментальная энергия загудела между ними, едва они открыли разумы Дексу, Биане и Джулин.

«Так, – передала Софи, когда их голоса заполнили ее мысли. – Кажется, мы делаем то же, что и Старейшина Эмери, когда они с Советом переговариваются – и ух, как же ГРОМКО».

«Да уж», – сказал Фитц, потирая виски.

Софи попыталась разобрать выкрики, но их было слишком много за раз.

«Ладно, поступим так, – произнес Фитц. – Мы с Софи вас слышим, но вы друг друга слышать не можете. Поэтому будете говорить по очереди, и мы будем пересылать ваши слова остальным».

«Сначала Декс, – решила Софи. – В смысле «нас могут подслушивать»? Почему бы просто не сломать шестеренку?»

«Потому что если они не поймут, что мы ее нашли, то не уничтожат приемник. Значит, я могу попробовать отследить его источник. Но сначала нужно собрать передатчик».

Он уже занялся сборкой крошечных деталей.

Фитц перенаправил информацию остальным – даже коротко сообщил новость Луиз – и передал вопрос Бианы: «Это «Незримые» или еще кто-то?»

«Может, Совет, – сказал Фитц. – Мистер Форкл сказал, что они за нами следят».

«Они слышат все, что мы говорим? – спросила Софи. – Или только при использовании передатчика?»

«Пока не знаю, – ответил Декс. – Поэтому и не хочу разговаривать, просто на всякий случай».

«Но мы резко замолчали. Они ничего не заподозрят? – занервничал Фитц. – Особенно учитывая, что они слышали, как мы разбираем передатчик?»

«Хороший вопрос, кстати», – признал Декс.

«Вам нужно снова завязать разговор», – передал Фитц Джулин и Биане.

Биана зашуршала свитками.

– Давайте передохнем, ребят. Цифры начинают сливаться в большое черное пятно.

«Мне нужно сообщить остальном


убрать рекламу


у Коллективу», – подумала Джулин, а сама вслух произнесла:

– Пойду приготовлю вам сливок с корицей. Их так приятно пить холодной ночью.

– Оооо, отлично! – Биана принялась в красках расписывать, какие они были на вкус, и описание действительно было прекрасным. Но Софи больше интересовал Декс.

«Давно они слушают, как ты думаешь?» – спросила она.

«Полагаю, не очень. Раньше протокол безопасности тебя не блокировал. Поэтому я сразу об этом и не подумал. Но теперь все понятно. Мой передатчик не принимает небезопасные сигналы».

«Значит, кто-то влез в твой», – сказал Фитц Софи.

«Но когда? Он всегда при мне. Или в моей комнате, а если бы там кто-то побывал, Сандор бы заметил, так?»

«Брант ведь уже обманывал чувства Сандора, разве нет? – подумал Декс. – С помощью пепла, вроде?»

«Но тогда он бы оставил отпечатки на цветочном ковре?» – спросила Софи.

«Нет, если бы левитировал», – ответил Фитц.

Он был прав, и это злило – но вместе с тем и пугало.

«Когда Киф пришел в Фоксфайр, у меня был с собой передатчик, – медленно подумала она. – Если он передавал все, что мы говорили, то «Незримые» могут знать, что Киф предатель».

В голове сверкнула картинка: Кифа, окровавленного и молящего о пощаде, как его мать, тащат в огрскую тюрьму.

«Эй, – Фитц крепче сжал ее руку. – Постарайся о таком не думать, пока мы не поняли, с чем имеем дело, ладно?»

«Еще немного, и я отслежу сигнал, – сказал им Декс. – Но мы снова замолчали».

Фитц попросил Биану снова заговорить, и та попыталась что-нибудь придумать.

«Погодите, знаю!» – подумала она.

– Пора прихорашиваться! Кто первый?

– Пусть идет Декс, – тут же предложила Софи.

«Эм, я тут немного занят», – возразил тот.

«Знаю, но если они решат, что тобой занимается Биана, то расслабятся насчет передатчика».

Декс вздохнул.

– Ладно, но никакой косметики!

– Еще бы, – хищно улыбнулась ему Биана. – Я просто уложу тебе волосы.

– Что не так с моими волосами?

– Сейчас покажу. – Биана порылась по сумкам и вытащила розовый блестящий мешочек, полный разноцветных гелей. Вытащив желтоватую мазь, она открутила крышку.

– Надеюсь, там нет мочи, – отшатнулся Декс.

– Какой ты противный. Как ребенок.

Фитц рассмеялся.

– Теперь понимаешь, с кем я живу?

«Как дела?» – передала Софи Дексу.

«Хорошо. Сейчас настрою прикрытие, которое защитит мои поисковые сигналы, и…»

– Ай! Ты что делаешь? – воскликнул он.

Биана подвинулась ближе и зарылась пальцами в его волосы.

– Расслабься, просто уберу волосы с твоего лба. Не дергайся. – Она зачерпнула желтого геля и снова потянулась к нему.

Софи никогда не видела Декса настолько красным.

– Так ты привлечешь больше внимания к глазам, – увлеченно рассуждала вслух Биана. – А золотистые блестки в геле подчеркнут светлый оттенок волос.

Она передала ему зеркальце из сумки.

– Видишь? Классно же, да?

Декс расплылся в улыбке.

Софи подвинулась, чтобы взглянуть на него получше.

– Ух ты. Просто… ух ты.

Кто же знал, что новая прическа так его изменит? Декс и раньше был симпатичным, конечно – он же эльф, в конце концов. Но он всегда казался таким ребенком.

Но не сейчас.

«Нам вроде надо разбираться с тем, что прямо сейчас нас могут подслушивать, нет? – передал Фитц. – Или вы пытаетесь утомить их до смерти разговорами о волосах?»

Биана усмехнулась.

– Думаю, Фитцем я займусь следующим. А то у него прическа в последнее время как горшок.

– А вот и нет! – заявил Фитц. Но Софи заметила, как он потянулся и слегка растрепал волосы.

«Так, – подумал Декс. – Я готов отследить сигнал – но нам нужно продолжать говорить».

Вслух он добавил:

– Раз Фитц капризничает, как младенец, давайте сменим прическу Игги?

Биана радостно запищала, принимая из его рук флакон с жидкостью и подсаживаясь к клетке Игги, чтобы помахать эликсиром перед его мохнатой пастью. Игги принюхался к молочной сыворотке, а затем выпил ее одним глотком. Едва успев облизнуться, он чихнул, и его мех распушился, превращая Игги в синий шар, из которого торчали только кончики ушей, лапки, хвост и нос.

– Цвет не изменится? – полюбопытствовала Софи.

– Подожди секунду, – попросил Декс, и точно, мех Игги замерцал и окрасился в ярко-фиолетовый.

– Аххх, а я-то думала, что милее он стать просто не может! – проворковала Биана.

Игги запрыгал, хлопая спрятанными под шерсткой крылышками.

– Ну что, готовы к сливкам с корицей? – спросила Джулин, заходя в комнату с подносом, на котором стояли четыре исходящие паром кружки. Заметив волосы Декса, она замерла на середине шага.

– Нравится? – спросила Биана.

Глаза Джулин слегка заблестели.

– Ух, ну почему родители всегда так смущают? – проворчал Декс.

– Это наша работа. – Джулин передала всем кружки со сливками – на вкус они напоминали расплавленное песочное печение.

«Что сказал Коллектив?» – спросила ее Софи.

«Я смогла связаться только с Призраком. Он сейчас пытается отследить остальных».

«Как вы думаете…»

Она не успела договорить, потому что ее передатчик мигнул белым светом.

Декс нахмурился и пару раз тыкнул в экран.

«Что-то не так?» – спросила Софи.

«Не совсем. Похоже, у меня для вас три новости: хорошая, плохая и странная. Хорошая: очень сомневаюсь, что нас подслушивают. Сигнал никуда не приходит – и это плохая новость. Я не могу отследить его, потому что приемник либо выключен, либо уничтожен».

«А что за странная новость?» – спросил Фитц.

Декс протянул устройство Софи. «Это не твой передатчик».

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

«В смысле не мой? – спросила Софи. – Я принесла его из дома».

«Знаю, – ответил Декс. – Но я только что проверил журнал вызовов. И если ты в последнее время не названивала самой себе – а я вообще сомневаюсь, что это возможно, – то он принадлежит кому-то еще. Кому-то, кто часто связывался с Фитцем и пару раз общался с лордом Кассиусом».

Софи широко распахнула глаза.

«Это передатчик Кифа?»

Декс кивнул.

«Откуда у тебя его передатчик? – удивился Фитц. – Он подкинул его, когда взрывал Фоксфайр?»

«Но тогда у меня их было бы два, разве нет?» – спросила Софи.

«Может, он вытащил твой, – предположил Фитц, – пока укутывал тебя плащом?»

Софи попыталась вспомнить момент, но на ум приходили только руки Кифа у ее плеч.

«Возможно, – признала она. – Но я не понимаю, зачем ему это. И сомневаюсь, что он смог бы скрыть это во время наших ночных разговоров. Я вижу его мимолетные мысли и знаю, что его волнует».

«Тогда откуда у тебя взялся его передатчик?» – спросил Декс.

«Понятия не имею. Хотя нет, подожди. Гризель нашла передатчик в столе Кифа, когда мы обыскивали его комнату, а я отдала ей свой, чтобы она их сравнила. Может, она случайно поменяла их местами».

«Вполне возможно, – нахмурился Фитц. – И знаешь что? Готов поспорить, именно так «Незримые» узнали о засаде на Эвересте. Скорее всего, мама Кифа взломала его, чтобы подслушивать разговоры Кифа, и услышала, как мы обсуждаем западню».

Софи скривилась.

«Как будто установить маячок на семейный герб – недостаточно ужасно».

«ЭЙ, РЕБЯТ, ВЫ ПРО МЕНЯ НЕ ЗАБЫЛИ? – подумала Биана, размахивая руками, чтобы привлечь внимание. – Я тоже хочу узнать, что происходит!»

Фитц рассказал, что они выяснили, а потом оповестил Джулин и Луиз.

«Значит, мы можем говорить вслух?» – спросила Биана.

Декс с прищуром глянул на передатчик.

«Думаю, лучше не рисковать, если только не хотите, чтобы я его опять разбирал».

«Лучше не стоит, – сказала Джулин, когда Софи передала его слова. – Каждым своим вмешательством мы рискуем свести на нет их изменения, а мы все еще можем что-нибудь из них узнать».

«Значит, придется снова говорить о макияже», – передала Софи, когда Джулин ушла узнавать, не связался ли Призрак с остальным Коллективом.

– Можем поиграть в правду или действие, – Биана дьявольски усмехнулась.

– Нет уж, в прошлый раз все закончилось странно, – поежился Фитц.

Биана откинула волосы.

– Понятия не имею, о чем ты.

– Еще как имеешь. И ты прекрасно знала, что делаешь, когда поворачивала голову в последний момент.

Софи хотела было уточнить, но вспомнила признание Кифа о том, что он как-то поцеловал Биану на спор. Поцелуй он описал как «в основном в щеку».

– Может, снова займемся свитками? – предложила она, решив, что играть было слишком рискованно. «Правда или действие» точно отпадала, но помимо нее на ум приходила только «Бутылочка», и это была очень плохая идея.

Биана надулась.

– Какие вы все умные.

Прошло еще несколько часов, полных разглядывания крохотных цифр на бесконечных свитках. Единственными перерывами были проверки до сих пор молчащих передатчиков.

– Принесла вам добавку, – произнесла Джулин, занося в зимний сад поднос со сливками. «И я наконец-то связалась с Форклом. Он был в Хэвенфилде».

«СЕРЬЕЗНО?» – одновременно передали Софи и Фитц.

«Что-то случилось?» – засуетилась Софи.

«Нет, все тихо. И полночь уже миновала, так что день окончен».

«Вы серьезно считаете, что «Незримых» заботят такие мелочи?» – спросила Софи.

«Не знаю, что там заботит «Незримых», – признала Джулин. – Но пока что все в безопасности, и я этому рада. Они будут настороже всю ночь, конечно. Но будем надеяться, что угроза миновала. И Форкл согласился, что нам не стоит обсуждать ничего важного рядом с передатчиком, пока он не заберет его утром. Может, отдохнете?»

– Но мы уже почти все просмотрели, – сказала Биана, когда Софи передала сообщение. – Можем и закончить.

Так они и поступили. И Декс хмуро уставился на последний свиток.

– Не знаю, кто их технопат, но он хорош. Не могу понять смысл этих цифр.

«Надеюсь, ты говоришь так только из-за передатчика?» – спросил его Фитц.

«Если бы. Вот код, который я нашел в записях со дня нашего похищения». Он записал на ближайшем свитке:

0—11-<<-1—1—1—0*

Софи повертела его, разглядывая.

«Так, ладно, ничего не понимаю».

«Я тоже, – согласился Декс. – Самый примитивный цифровой код – настолько примитивный, что им пользуются даже люди, – состоит из нулей и единиц. Но я понятия не имею, что значат остальные символы и для чего они нужны».

«Ну… подозреваю, что звездочка – это Путеводная звезда», – сказал Фитц.

«Может быть. Но в обычных записях тоже используются звездочки. А в остальных кодах из записей Алвара они меняют место. Вот тут, например – это день, когда Софи видела исчезнувшего мальчика».


*0—1->-1->-111—0


«А эти коды со дня, когда у Алдена разрушился разум»:

*0->-111->>>-1—0

0-<<-1—1—11-<-0*


«Я так полагаю, что последовательности разные, потому что каждая отвечает за разные места, – сказал Декс. – Но сколько бы я на них ни смотрел, все равно не понимаю, как прочитать цифры и символы, ГРРРРРРРРРХ!»

Он повторил тот же звук вслух и завалился на спальный мешок.

Биана тоже плюхнулась на свой, и Софи с Фитцем последовали их примеру.

«Но мы все равно продвинулись, – передала Софи. – Не забывайте, так всегда бывает. Мы узнаем информацию кусочек за кусочком, и кажется, будто мы никогда в ней не разберемся, – а потом узнаем что-то еще, и все встает на свое место».

«Жалко, что нельзя перейти сразу к последней части, согласись?» – спросил Фитц, зевая.

Биана тоже зевнула.

– Сама не верю, что говорю, но я устала. Предлагаю перемирие. Никто никого не разыгрывает, и все идут спать. Я становлюсь скучной, да?

– Нет, просто у нас много дел, – вздохнул Фитц. – И мы справимся с ними лучше, если утром голова будет работать. Давайте так – если кто-нибудь нарушит договор, то будет чистить зубы стержнем-вонючкой.

– Договорились, – махнул рукой Декс. – Лучше приберегу свои эликсиры для тройняшек.

– Я тоже согласна, – кивнула Софи.

Биана позвала Игги к себе на подушку, и через несколько мгновений послышалось писклявое мурлыканье. За ним последовало тихое похрапывание Декса. Никто не шевелился.

«Ты пытаешься связаться с Кифом? – передал Фитц, отчего Софи едва не вскрикнула. – Прости, не хотел пугать».

«Ничего страшного. И… думаю, сегодня не буду с ним говорить».

«Потому что боишься подвергнуть опасности? Или потому что боишься, что он занимается чем-то, о чем ты не хочешь знать?»

«И то и то», – признала она, крепче обнимая Эллу.

«Вот бы я знал, что сказать, чтобы тебе стало легче».

«Сомневаюсь, что такие слова существуют».

В жизни Кифа творился запутанный, невероятный бардак.

«Если тебе станет хоть чуточку легче, – сказал ей Фитц, – мой передатчик прямо у уха. Если родители позвонят, я точно услышу».

«Ты же меня разбудишь?»

«Думаешь, сможешь уснуть?»

«Не знаю».

«Ну, можешь взять мистера Обнимашку, если захочешь».

Софи улыбнулась.

«Нет, не стану вас разлучать. Но спасибо».

«Обращайся».

Он замолчал, и Софи подумала, что Фитц задремал, как и все остальные. Но не успела она уснуть, как он добавил:

«Я всегда буду рядом, только позови».

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Тихие разговоры доносились до Софи, слова смешивались со сном – пока один вопрос не привлек ее внимание.

«Какие же милашки, а?»

Голоса стали четче, и она осознала, что куча сентиментальных взрослых стоят и смотрят, как они спят. Но она слишком обрадовалась, чтобы раздражаться.

– Мам? – спросила она, выбираясь из спальника и дожидаясь, пока зрение сфокусируется. – Пап?

– Мы тут, – произнесла Эдалин, и они с Грейди стиснули ее в объятиях.

– Прости, что разбудили, дочурка, – произнес он. – Джулин сказала, что вы весь день работали, а потом не спали полночи. Устали, наверное.

Они действительно устали. Почему-то всегда было легче вовсе не спать, чем мало спать, – но сейчас ее это не волновало.

– Вы в порядке?

– Пока да, – Эдалин обняла ее крепче. – Не волнуйся, вечером мы вернемся под домашний арест. Просто мне нужно было поговорить с сестрой лично. Она мне… многое рассказала.

Софи проследила взгляд Эдалин до ерзающей Джулин – которая стояла рядом с Призраком, Бликом и мистером Форклом, явно не пытаясь скрыть свою связь с Коллективом.

Алден с Деллой тоже пришли – как и Сандор, Бриэль, Кадок, Вольцер, Гризель, Луиз и Кеслер. Все, кроме Гранита и тройняшек.

– Ух ты, – пробормотала Биана из спального мешка. – Ничего себе, сколько вас.

– Это точно, – улыбнулась Делла. Исчезая и появляясь с каждым шагом, она пошла обнимать свою дочь. – Вы забыли взять пижамы?

Биана оглядела себя и покраснела, заметив, что на ней вчерашняя одежда.

– Нет, мы забыты переодеться. Фу, и я забыла почистить зубы.

Она закрыла рот, пытаясь спасти мир от своего дыхания.

– Так что вчера случилось? – спросила Софи. – «Незримые» так и не пришли?

– В Хэвенфилд – нет, – ответил Грейди. – В отличие от вас, мы весь день пугались собственных теней. И почему я не удивлен, что вы провели день с большей пользой, чем мы?

«Нам все еще нельзя говорить рядом с прослушкой?» – передал Фитц, садясь и потягиваясь.

Мистер Форкл показал ему тонкую черную коробочку.

– Сейчас передатчик мистера Сенсена здесь. Наш технопат положила внутрь маленькую колонку, которая будет проигрывать обычный разговор, пока она не проверит, не упустил ли чего мистер Диззни.

– Кстати о Дексе, – Биана кивнула на свернувшегося в спальнике мальчика. – Может, разбудить его?

– Вперед, – фыркнул Кеслер. – И удачи. Будить Декса – это как будить медведя в спячке. Хуже него только тройняшки, которые, к счастью, до сих пор в постелях.

Биана попробовала потрясти Декса за плечо. Дернуть за ухо. Пнуть по ноге. Ничего не работало, пока она не положила ему на подушку Игги. Одна хорошая отрыжка прямо в лицо – и Декс очнулся, кашляя и явно не понимая, что происходит.

– Привет, – сказала Биана. – Я подумала, что ты не захочешь ничего пропустить.

Она указала на толпу взрослых – которые изо всех сил пытались не рассмеяться.

– Спасибо, – Декс сел и начал тереть глаза. – Ну так… что случилось?

– Почему ты считаешь, что что-то случилось? – спросила Джулин.

– Я вас умоляю, стали бы вы все собираться, если бы ничего не случилось.

Взрослые переглянулись между собой.

– Может, сначала позавтракаем? – предложил Кеслер. – Вакеры принесли вкуснейшие пирожные. Они похожи на сладкие сливочные облачка.

– Нет уж, – Софи проигнорировала бурчание в животе. – Выкладывайте.

Мистер Форкл открыл рот, но голос его не слушался.

– Пока что мы выясняем детали, – тихо сказал Алден. – Но… по-видимому, «Незримые» действительно пошли вчера на дело, как Киф и предупреждал. Но целью были не Грейди с Эдалин, а…

Его голос оборвался, и он отвернулся.

В мыслях Софи замелькали самые худшие предположения, но они были отнюдь не такими неожиданными – и ужасными, – как слова Деллы:

– «Незримые» напали на Вайли.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

– Вайли? – переспросила Биана. – Который сын Прентиса?

Тень омрачила лицо мистера Форкла, и он кивнул.

– Его долго допрашивали.

Софи потерла запястья – старые раны вновь напомнили о себе.

– Он ведь?..

– Прямо сейчас Микстура им занимается, – заверила Джулин. – Но несколько дней ему придется побыть под действием снотворного.

– Дней, – повторила Софи.

Несколько дней ее лечили, только когда она чуть не умерла.

Перед глазами все покраснело, а узел в груди так и рвался на свободу; глубоко вздохнув, Софи постаралась успокоить ярость, бурлящую под кожей.

– Все хорошо, – прошептал Грейди, крепче сжимая объятия. – Не позволяй им управлять тобой.

Софи стиснула зубы, пользуясь гневом, чтобы вновь затянуть узел.

– Что говорит Микстура? Вайли поправится? – спросил Фитц.

– Она настроена оптимистично, – ответил Блик. – Считает, что мы вовремя вмешались и от ран не останется даже шрамов, – по крайней мере, физических. Насчет психологических никто не уверен.

– Гранит сейчас с ним, изучает его память и пытается понять, что случилось, – добавил мистер Форкл. – Потом решим, сколько воспоминаний стереть.

Обычно Софи не любила, когда кому-то изменяли память. Но она понимала, что в этом случае это к лучшему.

– Как там Гранит? Держится? – спросила Биана.

– Никто не ожидает, что с его семьей случится такое горе, – сказал ей Призрак.

– Он и десяти слов не сказал после того, как мы нашли Вайли на пороге Каменного дома, – добавил Блик. – Видимо, он дополз до двери из последних сил, когда сумел вырваться.

– Его ноги все еще были связаны, на руках – остатки веревок, и от него несло снотворным, – печально закончил Призрак.

– Вы не знаете, откуда он сбежал? – уточнила Софи.

Мистер Форкл прокашлялся, избавляясь от кома в горле.

– К сожалению, нет. Пока что мы знаем лишь то, что его похитили из комнаты в Серебряной башне.

– Как? – удивился Фитц. – Периметр же патрулируют гоблины?

– Видимо, их недостаточно, – заметил мистер Форкл. – Сейчас каникулы, поэтому большую часть войск перевели в Люменарию, готовиться к мирным переговорам. А единственный оставшийся патруль защищал прибывшие шатры Эксиллиума.

– Но даже если они прошли мимо патруля, то как попали в башню? – принялся размышлять вслух Декс. – В башнях элиты ведь легендарная защита. Моя наставница по технопатии то и дело говорит, что ее разрабатывали так же, как защиту Люменарии: командой анонимных технопатов, каждый из которых выполнял лишь часть работы, чтобы никто не узнал полного стека протоколов и принципы их взаимодействия.

– Если честно, – произнес мистер Форкл, – я понятия не имею, как они прошли. Я уже изучал журнал системы безопасности, и неизвестных посетителей зафиксировано не было. Более того, в записях сказано, что Вайли единственный остался в башне на каникулы, и никаких следов взлома нет. А поскольку вы явно хотите спросить меня про зеркало Путеводной звезды, – он приостановился, чтобы все отреагировали на название, – поверьте, я отправился туда в первую очередь. В Зале Просвещения никого не было. Я не нашел ни единого отпечатка или следа. Снять зеркало со стены тоже невозможно. Зеркало – это просто зеркало, которое должно показывать одаренным, что их истинная суть лежит в силе, а не во внешности.

– Может, фазисит прошел сквозь стены? – спросила Биана.

– Башня непроницаема, – ответил Блик. – Поверьте. Я пытался.

– Значит, кто-то должен был их впустить, – сказал Фитц.

– Я тоже так решил, – кивнул мистер Форкл. – Но, как я и сказал, в журнале написано, что Вайли был один. Да и пока я работал Маяком, я внимательно следил за одаренными: они не делали ничего подозрительного.

– Как и Алвар, – тихо заметила Делла.

Имя тяжело повисло в воздухе.

– Если он принимал в этом участие, – прошептал Алден. – Если он…

То же самое Софи думала о Кифе. Он сказал, что не перейдет черту – но считал ли он Вайли чертой? Или он был среди тех «сомнительных дел», на которые Киф был готов пойти, чтобы сохранить прикрытие?

Рукав Призрака поднялся, когда он протянул к Алдену невидимую руку.

– Вы не в ответе за его поступки.

– Но если бы мы заметили…

– Прошу, не вступай на этот путь, – взмолилась Эдалин. – Мы шестнадцать лет заботились о Бранте, ничего не подозревая.

– Как же я об этом жалею, – прорычал Грейди. – Но я стараюсь не брать вину на себя. Да, нужно было быть внимательнее и задавать больше вопросов. Но все остальное – это выбор Бранта. Его действия. Его испорченность. Это относится и к Алвару.

– Я постараюсь об этом не забывать, – пообещал Алден.

– Постарайся поверить, – подчеркнул Грейди.

– Так где сейчас Вайли? – спросил Декс. – Все еще в Каменном доме?

– Нет, Микстура перенесла его в Аллювитерре, как только он был готов к прыжку. Мы считаем, что «Незримые» за ним вернутся, – сказал Блик. – Раз он сбежал, то, скорее всего, им не удалось выбить все, что нужно.

– А что им нужно? – спросил Кеслер. – Кто-нибудь знает?

– Я даже предположить не рискну, – пробормотал мистер Форкл. – И пока что его разум слишком затуманен, чтобы полностью восстановить воспоминания.

– Он ведь не сломлен, да? – спросила Софи.

– К счастью, нет. Нам повезло, что у «Незримых» нет телепата – хотя, подозреваю, именно поэтому Вайли так пострадал. Его пришлось пытать.

Все содрогнулись, и мистер Форкл передал упакованный передатчик Блику.

– Отнесешь его нашему технопату? А я вернусь в Аллювитерре.

– Я хочу с вами.

Софи сама не заметила, что сказала это вслух, пока все не обернулись к ней.

– Никто не осмотрит воспоминания Вайли лучше меня, – озвучила она очевидное.

О второй причине она умолчала – слишком ужасно было ее признавать. Но ей нужно было лично увидеть воспоминания Вайли и убедиться, что Кифа в них нет.

Она могла простить разбитое стекло и сожженные ворота – но если он стоял и смотрел, как кого-то пытают…

Ей нужно было убедиться.

– Ты точно справишься? – заволновалась Эдалин. – Вайли, наверное, в ужасном состоянии.

– «В ужасном» – это слабо сказано, – предупредил Призрак.

Софи тяжело сглотнула.

– Я ведь пережила Париж, да?

– Это совершенно другое, – сказал ей мистер Форкл.

– Неважно, – ответила Софи. – Вайли нужна моя помощь.

– Если на то пошло, – вступил Блик, – то я считаю, что она права. Возьмите ее с собой.

– Возьмите нас, – поправил Фитц. – Это ведь явно работа для когнатов.

– Если они пойдут, то и мы с Дексом тоже, – добавила Биана.

Мистер Форкл потер виски.

– Вайли не готов к посетителям.

– Тогда подождем снаружи, – надавила Биана. – Мы должны пойти. Вдруг вы узнаете что-то важное? Или Софи с Фитцем потребуется моральная поддержка?

Коллектив переглянулся между собой – скорее всего, они переговаривались телепатически.

– Хорошо, – наконец, со вздохом произнес мистер Форкл. – Но у меня есть просьба, – он перевел взгляд на Сандора. – Пусть ваша подопечная один день походит без вас. Ее прекрасно защитит отряд дворфов Аллювитерре, а ваши выдающиеся чувства пригодятся нам в Серебряной башне. Возможно, вы заметите то, что мы проглядели.

– Если вам нужны сильные чувства, – вмешалась Гризель, – то возьмите меня с ним. Сандору не хватает некоторой… скажем, деликатности?

– Если вы не против оставить мистера Вакера, мы с радостью примем вашу помощь, – сказал мистер Форкл. – Чем внимательнее мы будем, тем больше шансов найти разгадку.

– Одно условие, – произнес Сандор, впиваясь в Софи суровым взглядом. – Поклянитесь, что не выйдете за пределы Аллювитерре и дома.

– А в Хэвенфилде точно безопасно? – спросила Софи. – Может, «Незримые» до сих пор что-то планируют.

– Мы не отменили ранее принятые меры предосторожности, – заверила Бриэль. – И мы с Кадоком всегда будем рядом. Вы ведь доверяете Сандору свою жизнь – доверьте нам и ваших родителей.

На этом разговоры окончились, и Софи с друзьями спешно переоделись, а потом молча обняли родителей и взялись за руки, готовясь к прыжку.

– Крепитесь, – порекомендовал мистер Форкл, создавая путь в Аллювитерре. – Никакие предупреждения не подготовят вас к тому, что вы увидите.

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

Софи не было в подземном лесу Аллювитерре с того дня, как они с друзьями отправились в Равагог. За это время пышный роскошный ландшафт ничуть не поменялся. Но воспоминания омрачали все.

Куда ни погляди, она замечала следы присутствия Каллы. Земля, по которой гномка ходила. Деревья, к которым прикасалась. Корни, с помощью которых перемещала всех под землей на задания. Даже в воздухе, казалось, витал призрачный шепот ее песен – хотя Софи понимала, что это лишь игра воображения.

– Сюда, – мистер Форкл подвел их к спиральной лестнице, вьющейся по стволу массивного дерева, на ветвях которого располагался просторный дом. С каждым шагом Софи будто приходилось проглатывать лимонный сок, смешанный с приправами, отчего все внутри горело кислотой.

Мистер Форкл направился к западному дому, где раньше жили мальчики, и внутри тот оказался таким же, каким был раньше. Те же гамаки, свисающие с потолка. Тот же костер в центре. Но в этот раз у юноши, читающего в кресле-мешке, была серебристая челка.

– Привет, – сказал Тэм, вскидывая взгляд. – Вайли перевели в другой дом. Вроде в одной из спален растет цветок, который поможет его успокоить?

– Колокольчики грез, – прошептала Софи.

Калла вывела этот сорт цветущей лозы специально для нее. Сладкий цветочный запах приносил самые спокойные сны.

– Ему стало хуже? – спросил мистер Форкл.

– Не хуже, – ответил Тэм. – Но мне кажется, что он идет на поправку не так быстро, как хочет Микстура. А Гранит – или Тирган, или как там его зовут, – боится, что разум Вайли темнеет. Он попросил меня снять завесу, но теневая дымка Вайли в порядке. Ее меньше, чем я ожидал, учитывая, через что он прошел.

Мистер Форкл прикрыл глаза.

– Видимо, не зря вы пришли, мисс Фостер. Пройдемте.

– Советую остаться здесь, – предостерег Тэм Декса и Биану. – Микстура практически никого к нему не пускает. И здесь вам хотя бы не придется молчать.

– Да, пожалуй, – согласилась Биана. – К тому же мы целую вечность не виделись.

Губы Тэма дрогнули в робкой улыбке.

– Слышал, скоро будем видеться чаще.

Софи совсем позабыла про занятия с Эксиллиумом. А вдруг из-за нападения на Вайли их отложат?

– Вы идете? – окликнул мистер Форкл из дверей.

Софи с Фитцем поспешили за ним, но Декс не шевельнулся. Софи решила, что он захотел остаться с Бианой и Тэмом, но, когда они дошли до арочного моста, соединяющего домики на деревьях, Декс их догнал.

– Знаю, я не телепат, – пробормотал он, – но я прошел через то же, что и Вайли. Может, я смогу помочь.

Софи протянула ему руку, второй ухватилась за Фитца, и вместе они пошли по скрипучему мосту. Их путь проходил через беседку в центре, и Софи готова была поклясться, что чует запах рагу Каллы. Оно было ее коронным блюдом, и, хотя она научила Софи его готовить, без Каллы вкус был не тот.

– Ух ты, – выдохнули Фитц с Дексом, как только они вошли в бывший дом девочек.

– Лин не теряла времени даром, – пробормотала Софи.

Водопад в центре – который раньше был лишь туманным ручейком, – грохотал потоками воды, ниспадающими в неглубокий бассейн. Но вместо того, чтобы выплеснуться на пол, вода взмывала вверх, разделялась на отдельные струйки и устремлялась к потолку, где разлеталась брызгами и падала в цветочные горшки.

– Подождите здесь, – велел им мистер Форкл, указывая на кресла в виде кустов, забрызганные капельками росы. – Пойду скажу Микстуре, что привел вас.

После его ухода в комнате


убрать рекламу


стало слишком уж тихо.

– Где Лин? – прошептал Декс.

Софи, пригнувшись под струей воды, выглянула в пустой коридор.

– Видимо, с Вайли.

– Как думаете, он плохо выглядит? – спросил Фитц. – Ну… хуже, чем я после Изгнания?

Софи не видела ничего ужаснее черного шипа, торчащего из груди Фитца, и завихрений яда под его кожей. Но ее снедало кошмарное чувство, что это не сравнится с болью и страданиями, которые Брант и Финтан готовы причинить, лишь бы получить, что им надо.

– Думаю, нужно быть готовыми к чему-то ужасному, – решила она.

К тому времени, как в комнату в сопровождении мистера Форкла вошла знакомая женщина, Софи успела вытащить три болтающиеся реснички. В этот раз карнавальная маска Микстуры была красной с золотистой оправой, отбрасывающей блеск на темную кожу.

– Вы снова маскируетесь? – полюбопытствовала Софи.

– Не хотела вас отвлекать. – Микстура накрутила одну из тонких косичек на палец, отчего вплетенные в волосы красные бусины замерцали. – Рада, что вы пришли. Физически Вайли восстанавливается, но Тирган боится, что состояние его разума ухудшится. Никаких доказательств этому я не вижу, но хочу, чтобы вы внимательно все проверили. И когда войдете, постарайтесь не забывать, что исцеление начинается на клеточном уровне. Пока что изменения вижу только я – и лишь с помощью особого света и особых линз. Но он восстанавливается быстрее, чем я надеялась, во многом благодаря Лин. Она держит его в коконе из холодной воды, вытягивая остатки тепла, пока я готовлю мазь от ожогов.

– Нужна помощь? – спросил Декс. – Или какие-нибудь ингредиенты?

– Мне кое-чего не хватает, – признала Микстура, – но таких ингредиентов в магазине твоего отца не найдется.

– А вы проверьте, – предложил Декс.

Она вскинула бровь.

– Ладно, как насчет яда якула?

– Чистого или мутного? В папиной «экстремальной коллекции» есть и то и то.

– Интересно, – протянула Микстура. – Классная прическа, кстати.

Щеки Декса покраснели под стать ее маске.

– Якулы – это ведь такие летающие змеи-кровопийцы, да? – спросила Софи, вспоминая первую встречу с Грейди, когда он вытаскивал змея из перьев Верди.

– Да, – кивнула Микстура. – Их яд – сильный антикоагулянт, а если смешать его с парой капель пота феникса, то он становится сильным регенератором тканей.

– Пот у нас тоже есть, – сказал Декс. – И слезы Бенну. Гной пуки вам тоже понадобится, да? Если что, у нас есть и твердый, и жидкий.

– Так, вот теперь ты меня по-настоящему впечатлил, – восхитилась Микстура.

– Зато меня сейчас вырвет, – сообщил им Фитц.

Микстура пожала плечами.

– Либо так, либо моча йети – и поверь, мочу йети смыть куда труднее.

К сожалению, Софи знала это из личного опыта.

– Хорошо, – сказала Дексу Микстура. – Я дам тебе список, и мы посмотрим, что можно найти в «Хлебни да рыгни». Возьми с собой Форкла – так ты сможешь вернуться сюда, а мне не придется наблюдать, как он заламывает руки. А то он все пальцы себе вывихнет, а мне и одного пациента хватает.

Софи чуть не забыла, что мистер Форкл стоял рядом. Он не произнес ни слова, а кожа его блестела от пота.

– Если думаешь, что он плохо выглядит, – произнесла Микстура, – то это ты еще Тиргана не видела. Его не оторвать от руки Вайли. Даже когда Лин окутывает его водой, он все равно остается и мокнет. Ничего печальнее в жизни не видела. И ничего милее тоже. Готовы, ребята?

Софи боялась, что голос не послушается, поэтому кивнула, позволила Фитцу взять себя за руку и последовала за Микстурой в свою старую спальню.

– Не забывайте, он сейчас находится под действием сильного обезболивающего и снотворного, – предупредила Микстура. – Если не поймете его мысли, не надо думать, что это навсегда. Виноваты лекарства.

Фитц крепче сжал ладонь Софи, когда Микстура открыла дверь, и они прошли в комнату. Вдохнув успокаивающий запах колокольчиков грез Каллы, Софи огляделась, стараясь не смотреть на лежащего в постели эльфа.

Тирган стоял к ним спиной – хотя часть его все еще была покрыта камнем, будто он стоял у кровати Вайли так долго, что порошок индурита постепенно переставал действовать. Левое плечо оставалось каменным, обычно смуглая кожа шеи была бело-серой, и даже в светлых волосах запутался пыльный щебень.

К другой стороне кровати прислонялась Лин, прикрыв глаза и шепча что-то себе под нос. Она держала руки над постелью, так что Софи заставила себя опустить взгляд и…

…поперхнулась.

Фитц тоже задохнулся, и они прижались друг к другу.

Софи думала, что готова – думала, что вода, которой окружила его Лин, смягчит увечья. Но рубцы и волдыри, покрывавшие руки и ноги Вайли, невозможно было игнорировать – настолько огромными, алыми и жестокими они были.

И их форма напоминала ладонь.

«Мне так жаль, что они так с тобой поступили, – передала Софи, прижимая кулак к груди, чтобы справиться с эмоциями. – Хотела бы я знать, как их остановить. Хотела бы я знать, что им нужно».

«Пойдем и узнаем», – передал Фитц, и кольца притянулись друг к другу, едва между ними потекла ментальная энергия.

Они подошли к постели, и Софи коснулась каменного плеча Тиргана.

– Передохните. Мы пришли помочь.

Тирган будто ее не услышал.

– Отпустите, – шепнула она. – Дайте мне попробовать.

Прошло восемь бесконечных секунд. Затем Тирган моргнул и повернулся.

– Он со мной не говорит, – прошептал он. – В его мыслях только холодная темнота.

– Может, подождать? – засомневалась Софи. – Не хочу заставлять Вайли, если он не готов.

– Я… – Тирган обернулся к постели и коснулся пальцами свободной руки висков Вайли.

– Все в порядке? – спросил Фитц.

– Не знаю, – на лице Тиргана читалась странная смесь облегчения, разочарования и страха. Повернувшись к Софи, он сказал: – Он хочет с тобой поговорить.

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

«Уже иду», – передала Софи Вайли, касаясь двумя пальцами его правого виска. Фитц коснулся левого, и вода Лин обрызгала их руки, когда они проникли в мысли Вайли.

Чернота казалась практически твердой – как будто она стала стеной. Но когда Софи передала: «Это я», барьер растекся, позволяя им погрузиться глубоко во мрак.

Чем дольше они падали, тем холоднее становились мысли Вайли, расплываясь ледяными пятнами, пока они не приземлились в теплоту, висящую среди пустоты. Из теней выбрался силуэт, отращивая руки, ноги и тело и постепенно превращаясь в мальчика.

– Привет, – он робко помахал рукой.

Дрожащими пальцами он возился с брошью, которая скрепляла голубую накидку – солнце из драгоценных камней с желтыми, рыжими и красными лучами. Его лицо было круглее, чем у Вайли, темные волосы – длиннее, и уложены они были в аккуратное афро. Но по лицу было понятно, кто он.

– Сколько тебе лет? – передала Софи.

Вайли почесал подбородок.

– Шесть.

– Почему он общается с нами в виде себя шестилетнего? – удивился Фитц.

– Наверное, это защитный механизм. Его отец сошел с ума, когда ему было где-то семь или восемь, значит, он вернулся в более спокойное и безопасное время.

– Я знал, что ты поймешь, – сказал ей шестилетний Вайли. – Тебе известно, каково это, когда есть «до» и «после».

Он вздрогнул, сказав это, и дрожь вызвала рост: Вайли вытянулся, его плечи и подбородок стали шире, а волосы втянулись, превращаясь в короткий ежик.

Он выглядел как упрямый подросток – но глаза у него были куда старше. Этот Вайли потерял и отца, и мать.

– Сомневаюсь, что смогу понять, через что ты прошел, – вздохнула Софи. – Но я пришла помочь.

– А ты сможешь? – спросил он.

– Постараюсь. Расскажешь, что случилось?

Руки Вайли так затряслись, что он вырвал брошь из плаща, и она растворилась во тьме.

– Если не готов, можем…

– Нет, – перебил он. – Легче не станет.

Он закрыл лицо руками, и Софи заметила проявляющиеся на его руках пятна.

– О чем ты думаешь? – спросил его Фитц.

– О том, о чем думать не должен. – Вайли принялся расчесывать руки, пока по ним не потекла кровь.

– Мне кажется, мы слишком спешим, – заметила Софи, когда он превратился во взрослого Вайли, которого она видела лежащим на ее прежней кровати – окровавленного, обожженного и бьющегося в агонии от ран. – Сможешь вернуться к себе шестилетнему?

Судорожно вздохнув, Вайли закрыл глаза и начал напевать песню, напоминающую колыбельную. Его раны затянулись, тело стало меньше, лицо округлилось.

– Так лучше? – спросил шестилетний Вайли.

– Сам решай, – ответила Софи. – Тебе больно?

– Забавное ощущение. Не в «веселом» смысле забавное. Напоминает зуд. Думаю, переживу.

– Понимаю, поверить тяжело, – сказала Софи, когда он уставился на свои руки, – но боль существует лишь в твоих воспоминаниях. Когда ты проснешься, все раны заживут, и ты будешь выглядеть так же, как прежде.

– Но прежним мне уже не быть. Да?

Солгать она не смогла.

– Полностью боль не пройдет. Но ты ведь боец, так?

– Не по своей воле.

– Так всегда бывает, – заметил Фитц. – Но это лишь показывает, как ты силен.

– Я должен был быть сильнее, – прошептал Вайли. – Должен был им не даться.

– Ты бы их не остановил, – заверила Софи. – Я пыталась изо всех сил, но не смогла.

Вайли медленно кивнул.

– Они не получили от меня то, что хотели.

– Что они хотели? – спросил Фитц.

– Если я об этом заговорю… другие «я» возьмут верх.

– Мы с ними справимся, – пообещала Софи.

– И мы поможем тебе продержаться, – добавил Фитц, и пространство вокруг них стало теплее и ярче. – Я передал тебе немного энергии. Чувствуешь, как ты силен?

Вайли напряг худые шестилетние ручки и похлопал маленький изгиб бицепса.

– Хорошо. Постараюсь.

– Ты справишься, – уверила его Софи. – Считай, что рассказываешь нам историю. Начни с самого начала. Как они тебя нашли?

– Не знаю. Я читал в кровати, и тут дверь распахнулась, и в комнате разбушевалось торнадо.

– Значит, среди них есть гастер? – сообразил Фитц.

– Видимо, да. Ветер прижал меня к полу. А потом я услышал шаги.

– Ты кого-нибудь видел? – уточнила Софи. – Узнал голоса?

– Из-за ветра я почти ничего не слышал. А тот, кто на меня набросился, был, видимо, эмфанистом, потому что он сорвал с меня регистрационный медальон, а я ничего не увидел.

Дрожа всем телом, Фитц передал:

– Это был мой брат.

Софи крепче сжала его ладонь, жалея, что не может толком успокоить. Но им нужно было сосредоточиться.

– Что еще ты помнишь? – спросила она Вайли.

– Помню, как пинался, вырывался, дрался и царапался. Но потом вокруг меня обернулся белый свет, и я не мог двигаться.

– Значит, с ними был Руй, – понял Фитц. – Он псионипат. Видимо, окутал тебя силовым полем.

– Когда я трогал его, оно билось током, – пробормотал Вайли. – И под ним было снотворное. Я вдохнул его, и все расплылось.

– Значит, их было трое? – уточнила Софи. – Больше никого?

– Вообще, кажется, четверо. Они сказали, что кто-то сторожит путь.

– Может, они имели в виду гастера? – задумалась она.

– Вряд ли. Мне показалось, что путь где-то далеко. Но тогда все уже расплывалось. Помню, меня схватили за ноги и потащили. Не знаю, насколько долго и как далеко. Потом стало тепло. Больше я ничего не видел. В ушах звенело. Стоял жутко сладкий запах. Меня тошнило, но я не понимал, в сознании ли. С тобой было так же?

– Практически, – тихо подумала Софи. – Меня не было куда дольше, чем тебя.

– Давно меня схватили?

– Мы не знаем точно, – признался Фитц. – Но меньше дня. Ты не знаешь, когда к тебе ворвались?

– Нет. Но я еще не завтракал, – он положил руку на забурчавший живот.

– Хочешь, Микстура разбудит тебя, и ты поешь? – предложил Фитц.

Вайли покачал головой.

– Если проснусь, будет… тяжело.

– Сначала – да, – сказала Софи. – Но с каждым днем будет все легче. Не спеши, поправляйся. Проснешься, когда будешь готов.

– Ты помнишь еще что-нибудь полезное? – спросил Фитц.

– Только допрос. Но в голове была каша. Единственное, о чем я мог думать, – «жди». Я знал, что они допустят ошибку, и тогда нужно будет действовать. Прошли часы, но в итоге они обожгли одну из веревок. Она не прогорела до конца, но я смог сдвинуть руку и забраться пальцами в потайной карман в рукаве, где лежит кристалл, который приводит меня к отцу. Кажется, я сломал палец, пока пытался его ухватить – я слышал щелчок, – он поднял руку и нахмурился, увидев, что большой палец прекрасно шевелится. – Но боль того стоила, потому что как только у меня оказался кристалл, я зажег свет и прыгнул.

– Зажег? – подумала Софи. – Ты фотокинетик?

– Да. Как и…

– Кто? – спросила Софи, когда он задрожал. – Как и кто?

Вайли с силой почесал шею.

– Они постоянно задавали один и тот же вопрос, сколько бы я ни говорил, что не знаю. Только о ней.

Софи хотела было спросить о ком, но догадалась сама.

– О твоей маме?

Вайли вновь превратился в мрачного подростка.

– Что они хотели о ней узнать? – спросила Софи.

– Они думали, что во время ее последнего прыжка я был с ней. Я твердил им, что это не так, но они обжигали меня и говорили, что прекратят, как только я перестану врать. Они не понимали. Она умерла, потому что я опоздал.

Заливаясь слезами, он превратился во взрослого Вайли и завыл от боли появившихся ран.

Фитц попытался послать больше тепла и энергии, но это не помогло, поэтому Софи попробовала инфликцию. Найти радость не получилось, но она послала волну надежды, и дыхание Вайли перешло в хриплые вздохи.

– Прости, – задрожал он. – Видимо, я не так силен, как ты думала.

– Ты сильнее, – заверила Софи. – Ты столько всего пережил.

– Слишком много всего, – ответил Вайли. – Не знаю, выдержу ли еще.

– Может, и не придется. Мистер Форкл с Гранитом собираются стереть худшие воспоминания…

– НЕТ! Не надо!

– Я знаю, странно представлять, как они копаются в голове, но зачем жить с кошмарами?

– Потому что среди них может быть что-то важное! Не позволяй им ничего стереть, Софи. Пообещай, что остановишь их.

– Хорошо, – сдалась она, потому что он продолжал умолять. – Обещаю.

– Только не обмани, – попросил Вайли, вновь превращаясь в себя шестилетнего. – Ты мне должна.

– Знаю, – сказала Софи. – Может, отдохнешь? Думаю, перерыв пойдет тебе на пользу.

Он растворился в тенях.

– Постараюсь. Но у меня есть просьба. Узнай, как умерла моя мама. Я начинаю сомневаться, что это был несчастный случай.

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

– Здесь все, что мы знаем про исчезновение Сиры, – мистер Форкл продемонстрировал золотистую сферу размером с шарик-попрыгун. – Все собранные доказательства указывают на то, что ее смерть была просто неожиданной трагедией.

Он повернул полусферы в разные стороны, пока они не щелкнули, как замок, а потом передал шарик Дексу.

Софи с Фитцем собрали всех в доме мальчиков, чтобы разговор не потревожил Вайли, а Биана с Тэмом не пропустили бы новости. Не пришла только Микстура: она решила в третий раз проверить, действительно ли боль, с которой боролся Вайли, существовала только в его воспоминаниях.

– Вы всегда носите его с собой? – спросила Софи у мистера Форкла, гадая, как все умещается у него в карманах – и почему она раньше не замечала, сколько странностей он с собой таскает.

– Разумеется, – ответил тот. – Он такой же, как тайники Старейшин, только в нем хранится все, что я хочу запомнить, а не секреты, которые хочу забыть.

– Значит, там есть и информация о Софи, да? – заинтересовался Декс.

– Там есть информация обо всех вас – и пока в вашу голову ничего не взбрело, позвольте заверить, что достать ее могу только я. Так что давайте вернемся к неотложному делу, которое подбросил нам юный мистер Эндал.

– Точно, – сказал Декс, сжимая верх и низ сферы, чтобы спроецировать из центра голограмму.

Все пододвинулись поближе, разглядывая проекцию, которая началась с семейной фотографии.

Прентис, видимо, смеялся, глядя на жену, чьи каштановые волосы сверкали красными отблесками под лучами солнца. Между ними стоял тот же шестилетний мальчик, с которым Софи разговаривала в воспоминаниях Вайли, и теперь она поняла, как много он взял от обоих родителей. У него была улыбка и более светлый оттенок кожи матери, а волосами, глазами и носом он пошел в отца.

– Они были так счастливы, – шепнула она.

– Да, были, – ответил Тирган, вытирая глаза.

Декс вновь провернул устройство, открывая единственный документ.

– Немного.

– Знаю, – проворчал мистер Форкл. – Свой последний прыжок Сира совершила в одиночку. Вайли нашел ее позже, но понять, сколько времени прошло, не получилось. Она была без сознания. Едва дышала. Вайли вызвал Элвина, но никто бы не смог ей помочь. Когда Элвин позвал Алдена, чтобы тот прочитал воспоминания Сиры, ее разум слишком ослаб и ничего не показывал. Вскоре она полностью исчезла. Они могли лишь смотреть.

Представив это, Софи сморгнула слезы.

Чтобы совершить световой прыжок, тело разбивалось на частицы настолько маленькие, чтобы их переносил свет. А единственный способ собраться заново – удержать все частицы вместе, либо через браслеты-нексусы, которые носили все юные эльфы, чьи ментальные силы не достигли нужного уровня, либо с помощью собственной концентрации. Если же себя потерять…

Конечно, это была не худшая смерть. Более того, из всех столкновений со смертью Софи считала исчезновение самым приятным. Начиналось оно поразительной болью – но вскоре агония исчезала, а на ее место приходило тепло, тянущее за собой подобно нежному ветерку, манящее в мерцающий, блестящий, цветной и свободный мир.

Но смерть – это смерть, какой бы она ни была.

– Когда это случилось, Вайли пытался связаться со мной, – Тирган отвернулся к окну. – Он вызывал меня четыре раза, а потом сдался и попросил Элвина позвать Алдена. Может, ответь я, мы бы узнали воспоминания Сиры.

– Мы знаем, откуда она прыгнула? – спросила Софи.

– Она сказала Вайли, что собиралась вернуться в Мистериум, и записи с регистрационного медальона это подтверждают, – ответил мистер Форкл. – Она ходила в лавку, проверить товар.

– У Сиры был небольшой придорожный магазинчик, где она продавала ленточки для волос ручной работы, – пояснил Тирган. – Не такой роскошный, как бутик, которым она владела до ареста Прентиса. Но мало кто хотел поддерживать жену преступника, поэтому она перебралась в рабочий город.

– Я была в ее лавке, – сказала Биана. – Папа водил меня туда в детстве, у меня до сих пор остались гребни. Помню, как удивилась, когда мы отправились в Мистериум, а не в Атлантиду.

– Алден всегда пытался как-нибудь подсобить Сире, – пробормотал Тирган. – Как будто покупка пары заколок для волос могла вернуть ей семью!

Слова прорезали комнату, недостаточно острые, чтобы вскрыть старую рану. Но Фитц с Бианой все равно вздрогнули.

– Простите, – извинился перед ними Тирган. – Просто больно об этом вспоминать. Вайли столько всего вытерпел, а я все пытаюсь это исправить. Но что бы я ни делал…

Он врезал кулаком по стеклу.

Софи подошла к нему и коснулась его руки. Тирган не особо жаловал сантименты, но…

Он уложил ладонь поверх ее.

К сожалению, Софи не могла обещать, что все будет хорошо, что они придумают, как все исправить. Вместо этого она сказала:

– Вайли сильный.

– Да. Ему пришлось. Как и тебе, – он крепче сжал ее руку, а затем медленно отпустил. – Ну, хотя бы Прентис сейчас без сознания.

– Я тоже об этом подумал, – согласился мистер Форкл. – Нельзя возвращать его к жизни, пока сын в опасности, а убийство жены не раскрыто. Он этого не переживет.

– Я тут один не понимаю, как можно убить кого-то световым прыжком? – поинтересовался Тэм. – Несчастный случай – это ладно. Но мы ведь сами контролируем свое сознание?

– Я тоже этого не понимаю, – признала Софи. – Ведь тогда мы бы носили нексусы всю жизнь, да?

– Мы снимаем нексусы, потому что техника не должна заменять природную силу разума, – объяснил мистер Форкл. – И потому что считается, что в нашем обществе никто не посягнет на безопасность другого. Но, к сожалению, если бы кто-то причинил Сире боль во время прыжка, то она не смогла бы сосредоточиться во время трансформации.

– А если бы кто-то зажег на ее пути вторичный свет, – добавил Тирган, – она бы сама не заметила, как ее сознание разделилось. Ее часть последовала бы за одним лучом, а остальное – за другим. И она не смогла бы появиться ни там, ни там.

Лин обхватила себя руками.

– Какой кошмар.

– Да, – согласился мистер Форкл. – Безопасность – лишь иллюзия. Она существует только там, где мы, как единое общество, согласны ее обеспечивать. Но теоретически насилие можно применить где угодно, стоит только захотеть. Пока я жил у людей, я видел множество ужасов, возникших в результате действий одного или нескольких людей, решивших предать доверие остальных. Пришло время, когда нам, как виду, нужно решить, пойдем ли мы по той же дороге. Но я отвлекся. Я вел к тому, что да, к сожалению, убить световым прыжком – и совершить еще множество невообразимых деяний – вполне возможно.

– Ладно, но… в Мистериуме всегда толпы народа, – напомнил им Декс. – Кто-нибудь бы заметил что-то странное во время прыжка Сиры.

– Народ редко замечает то, что не ожидает увидеть, – ответил Тирган. – Им мешает собственное восприятие реальности.

– Кто-нибудь видел ее последний прыжок? – уточнила Софи.

– Я никого не нашел, – сказал мистер Форкл.

– Значит, перед прыжком она могла куда-то уйти, – заметила Софи. – Может, у нее была тайная встреча в районе, где Совет хранит мои старые человеческие вещи. Когда Старейшина Терик меня туда водил, там никого не было.

– Или она вообще была не в Мистериуме, – добавил Фитц. – Мы же знаем, записи медальонов можно изменить. Кто-нибудь ее там видел?

– Да, – ответил мистер Форкл. – Несколько эльфов видели, как она разбирает товар в лавке.

– Тут список в конце, – вклинился Декс. – Это те, кто ее видел?

– Да, – кивнул мистер Форкл. – А что?

– Тут мама Мареллы, – он указал на «Каприс Редек», выделяющееся среди десятка остальных.

– Разговор с Каприс был одним из самых запоминающихся, – тихо проговорил мистер Форкл. – Ей тогда явно было тяжело.

За несколько лет до этого мама Мареллы пострадала от травмы мозга, и, несмотря на усилия Элвина, ее эмоциональное состояние стало нестабильным. Чтобы справляться с ним, она принимала эликсиры, но иногда их не хватало.

– Что она сказала? – спросила Софи.

– В основном бубнила, что Сире стоило быть осторожнее. Я решил, что она про световые прыжки.

Звучало логично, но…

– Но раз теперь мы знаем, что ее могли убить, как думаете, вдруг она имела в виду что-то другое? – уточнила Софи.

– Была бы это не Каприс Редек, я бы так подумал, – сказал Тирган. – Но я видел, какой она бывает в плохие дни. Это не ее вина, и она очень старается. Но способность мыслить разумно ее оставляет. А учитывая, что она сказала это после ужасных новостей о Сире, ее слова нужно воспринимать с изрядной долей скептицизма.

– Я все еще думаю, не ушла ли Сира из Мистериума, а потом ее запись изменили, – пробормотал Фитц. – Просто так странно, что она пошла считать ленточки, а в итоге умерла.

– Но кто мог поменять записи? – удивился Тирган. – Точно не мы. И Сира была фотокинетиком, не технопатом. А если к ее смерти были причастны «Незримые», зачем им допрашивать Вайли?

– Может, она делала для них что-то важное, и они надеялись, что перед смертью она рассказала о них сыну, – предположил Тэм.

– Но зачем похищать его сейчас? – спросил Декс. – Почему нельзя было допросить сразу после ее смерти?

– Может, они хотели скрыть, что это был не несчастный случай, – бросила Лин.

– Или все дело в их «Путеводной звезде», – пробормотала Биана.

– Мы можем спорить весь день, – произнес мистер Форкл, – но к правде не приблизимся.

– И что вы собираетесь делать? – спросила Софи.

– Я… даже не представляю. – Софи еще ни разу не слышала у него такой усталый голос.

– Гетен должен что-то об этом знать, так? – уточнил Фитц.

– Точно! – осознала Софи. – А раз на Вайли напали, Совет точно очень захочет узнать, что случилось, так что…

– Мы им ничего не расскажем, – перебил мистер Форкл. – Решения Совета далеки от мудрых, когда они напуганы. А если они узнают, что их подданного похитили – из одного из самых защищенных мест в мире – и пытали, у них начнется истерика. В прошлый раз они забыли про «Незримых» и объявили нас своим главным врагом. И не будем забывать про ограничитель способностей, которые они надели на мисс Фостер.

Декс поморщился. Этот обруч изобрел он – хотя он не думал, что Совет использует его на Софи.

– Но и работа против Совета вышла нам боком, – напомнила Софи. – А если Гетен…

– Гетен не решит все проблемы на свете! – сорвался мистер Форкл. Он отвернулся, зарываясь пальцами в седые волосы. – Знаю, ты хочешь так думать…

– Вы сами сказали, что он – наша главная задача, – перебила Софи.

– Сказал. Но ситуация изменилась. Теперь наша главная задача – защитить Вайли, в том числе от народа. Ты ведь помнишь, каково было чувствовать себя «девочкой, которую похитили». Ты хочешь ему такой же судьбы? После всего, что он вынес?

– Уверена, Совет бы промолчал, если бы мы попросили, – тихо заметила Биана.

– Мы уверены, мисс Вакер, лишь в том, что в реакции Совета нельзя быть уверенными. Поэтому нужно перестраховаться. Нужно собраться с мыслями и подумать. Нужно подождать, пока не придумаем план в лучших интересах Вайли.

Софи глянула на Тиргана.

– Думаете, нам лучше терять время, ничего не делая, всех обманывая и все скрывая?

Тирган отвернулся к окну, глядя на покачивающиеся деревья.

– Думаю, Вайли сам должен выбрать, как нам поступить. С последствиями мириться придется ему.

Софи направилась к двери.

– Хорошо, я спрошу.

Мистер Форкл преградил ей путь.

– Мы не будем беспокоить его этим, пока он полностью не оправится.

– Но на это уйдет несколько дней.

– По большому счету, это совсем немного, – по его тону было понятно: спорить бессмысленно.

– Нужно сделать хоть что-то, – надавила Софи.

Без разрешения Совета в Люменарию было не пробраться – особенно учитывая, что о мерах безопасности они практически ничего не знали. И она сомневалась, что сможет телепатически связаться с леди Гизелой в огрской тюрьме – и что та что-то расскажет, даже если связаться получится.

И что оставалось делать?

– Киф пытается украсть тайник Финтана, – сказала она через несколько секунд. – Как думаете, там будет что-нибудь про Сиру?

– Если бы было, то зачем им Вайли? – поинтересовался Фитц.

– Кстати, о Кифе, – вклинился Тэм, переводя на Софи взгляд серебристых глаз, – знаю, ты на меня сейчас разозлишься. Но перед тем как ему довериться, нужно выяснить, что ему известно, – и я говорю не о тех обрывках, которые он рассказывает тебе, пока вы флиртуете по ночам.

– Мы этим не занимаемся, – возмутилась Софи.

– Ты, может, и нет. Но я сомневаюсь, что парень, называющий себя президентом фан-клуба Фостер, не воспользуется парочкой бесед наедине, чтобы тебя добиться.

– Добит… что? – растерялась Софи. – Он не… я… что?

– Неважно, – отмахнулся Тэм. – А знаешь, что важно? Узнать, не замешан ли он во всяких ужасах. Скажи честно, ты действительно совсем не волнуешься, что он мог участвовать в том, что случилось с Вайли? Или что «предупреждение» об опасности, грозящей твоей семье, – просто уловка, чтобы отвлечь остальных от настоящей угрозы?

Софи потерла узел в груди.

– Знаю, ты не доверяешь Кифу…

– А я знаю, что ты доверяешь, – перебил Тэм. – Я понимаю, вы очень, очень близки…

– Не настолько уж они и близки, – буркнул Фитц.

– Эм… как скажешь… – пожал плечами Тэм. – Я вот к чему веду: нужно понять, с кем мы имеем дело. И я не про слова. Нужно узнать, о чем он думает, что скрывает, что планирует.

– Ты предлагаешь залезть в его мысли, – догадалась Софи.

Тэм кивнул.

– Знаю, у телепатов есть правила, но Вайли заслужил защиты больше, чем Киф – неприкосновенности.

– Но я даже не знаю, получится ли прочесть его мысли издалека, – возразила Софи. – Телепатические разговоры и прощупывание – разные вещи. Для него мне нужен физический контакт.

Да, она смогла увидеть воспоминания Прентиса через стену камеры Изгнания – но одно дело – протянуть разум к тому, кто находится от нее в нескольких метрах, а другое – к кому-то на другом краю планеты.

– С моей помощью может получиться, – напомнил Фитц.

– Можно мне побыть с вами? – заинтересовалась Биана.

– Да мы все хотим побыть с ними, – сказал ей Тэм. – Если будет легче, можете остаться ночевать здесь.

– К сожалению, нельзя, – сообщил мистер Форкл. – Всем, у кого есть регистрационные медальоны, нужно как можно скорее вернуться в Забытые города. Наш технопат подчищает записи, но это плохое прикрытие, и, если мы задержимся, Совет сможет отследить убежище. К тому же если вы решите воплотить свой план в жизнь, то мисс Фостер и мистеру Вакеру понадобится полная концентрация, чтобы появился хоть малейший шанс выполнить поставленную перед ними н


убрать рекламу


евозможную задачу. Уверен, после этого они с радостью поделятся результатом своей работы.

– У меня нет передатчика, – напомнила Софи.

– Я достану вам новый, – пообещал мистер Форкл.

И на этих словах разговор был окончен.

Оставалось только отправиться домой.

И ждать.

И надеяться, что Киф их не подведет.

Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Фитц с Софи вернулись в Хэвенфилд, чтобы поработать над связью когнатов и подготовиться, а Биана с Дексом отправились в Раймшир, чтобы попытаться выкрасть журнал перемещений Сиры. Они понимали, что предприятие рискованное, но хотели узнать, не меняли ли записи в день, когда она исчезла.

– Как думаешь, мы правильно поступаем? – спросила Софи у Фитца, когда они очутились на удивительно тихих пустых пастбищах. Видимо, Кадок с Бриэль заставили Грейди и Эдалин сидеть в доме.

– Ты про Кифа? – уточнил он.

Отчасти ей хотелось кивнуть – она до сих пор сомневалась в их плане. Но на данный момент у нее были тревоги и посерьезней.

– Такое ощущение, что мы тратим время не на то. Особенно учитывая, что у нас нет толкового плана. Просто… чем сейчас занимается Коллектив, помимо отбрасывания наших идей и просьб подождать?

– Понимаю. Думаю, они потрясены случившимся с Вайли.

– Я тоже, но это не значит, что нужно сидеть и ничего не делать. Знаю, я с ним не так близка, как Коллектив, но, может, это и к лучшему. Может, поэтому я понимаю, что именно нужно сделать.

– О чем ты? – встревожился Фитц.

Софи отвела взгляд и вытянула зудящую ресницу, только потом спросив:

– У тебя есть проводник?

– Не с собой, – ответил Фитц. – А что? Куда ты хочешь пойти?

В место, о походе в которое никто не должен узнать… и идти нужно было сейчас, пока она не передумала. Сейчас с ними не было охраны. Никто даже не знал, что они заходили домой. Если нужно было ускользнуть, то сейчас – самое время.

Но как?

Добраться до переносчика на четвертом этаже, не попавшись на глаза Грейди с Эдалин, было невозможно. А телепортация – то еще шоу; им не просто придется спрыгнуть со скалы, но и в бездну они провалятся под грохот грома.

Нужно было найти что-то более незаметное, например…

Она побежала к Панейку Каллы, надеясь встретить у величественного дерева Люра или Митю. Но единственной гномкой оказалась девушка с косами, которая помогала Эдалин, когда они пробовали накормить Верди краветтелями.

– Вам что-то нужно? – спросила гномка, откладывая в сторону гирлянду, которую она плела из розовых, фиолетовых и синих упавших цветов.

Софи закусила губу.

– Ничего.

– Уверены? – уточнила та. – Я готова помочь. Особенно вам, мисс Фостер.

У Софи запылали щеки.

– Но… Я даже не знаю твоего имени.

– Ну, это легко исправить, согласитесь? – она улыбнулась, демонстрируя зеленые зубы. – Я Флори. Чем могу помочь?

– На меня не смотри, – сказал Фитц Флори, когда Софи помедлила. – Я тоже ничего не понимаю.

Склонив голову, Флори поглядела на Софи.

– Полагаю, это значит, что вы пришли ко мне, как лунный жаворонок?

Софи судорожно вздохнула.

– В таком случае, – продолжила Флори, – я буду рада помочь. Без вопросов. Не стесняйтесь. Пожалуйста, позвольте вас выручить, мисс Фостер. Это честь для меня.

Софи прикрыла глаза, вдыхая сладкий запах цветков Каллы, чтобы собраться с силами.

– Если бы мне нужно было кое-куда попасть, ты помогла бы добраться? – прошептала она.

– Куда угодно, – заверила Флори.

Софи кивнула, еще раз мысленно повторила свой план, а затем обернулась к Фитцу.

– Ты решишь, что я сошла с ума.

Тот усмехнулся.

– Как обычно. Но еще я считаю тебя гениальной – ты решила куда больше проблем, чем все остальные. Так что я с тобой.

Он протянул руку, и Софи сжала его ладонь, оборачиваясь к Флори.

– Нам нужно попасть в Этерналию.

Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

Флори доставила их в эльфийскую столицу, воспользовавшись корнями Панейка, и благодаря этому казалось, будто Калла путешествует вместе с ними.

Софи прикрыла глаза, слушая хрупкий голос Флори, которая пела корням, все быстрее и быстрее несущим их сквозь узкий затхлый тоннель.

– Я подожду здесь, – пообещала Флори, когда они остановились, и она открыла проем, через который можно было выбраться на поверхность.

– Я захватила с собой домашний кристалл, – сказала Софи, щурясь, – глаза пока не привыкли к солнечному свету. – Так что тебе не придется волноваться, если мы задержимся.

– Я не волнуюсь, – ответила Флори. – И я в любом случае останусь здесь и буду следить за окружающим, пока вы не вернетесь домой.

Сглотнув ком в горле, Софи поблагодарила ее и полезла вверх. Но, не добравшись до верха, она обернулась и поглядела в светло-серые глаза Флори.

– Прости, что так долго с тобой не говорила.

Флори улыбнулась.

– Время относительно, особенно когда дело доходит до горя, – она погладила корни у своих ног. – Когда-нибудь можем поговорить о моей тете. Но только когда будешь готова.

– Погоди, ты племянница Каллы?

– Точнее, праправнучатая племянница. Но она всегда говорила, что чем больше «пра», тем больше она меня любит.

– Я ее понимаю, – вздохнула Софи. – И… буду рада поговорить.

– Я тоже, – шепнула Флори. – А теперь иди, будь храбрым лунным жаворонком, которым ты рождена.


– Ну что, не хочешь рассказать, что задумала? – поинтересовался Фитц, когда они выбрались из заросшего корнями тоннеля и оказались перед двенадцатью хрустальными замками, мерцающими в свете заката.

Софи спряталась за одним из деревьев, похожих на пальмы, которые очищали воздух своими большими широкими листьями.

– План называется «Мне надоело терпеть», – прошептала она. – Хочу поговорить с Орели.

Она думала, что Фитц испугается. Но он просто сказал:

– Ты знаешь, какой из замков ее?

– Если бы. Я была только у Старейшины Терика, – она указала на замок ближе к центру. Значит, оставалось одиннадцать.

Фитц прикрыл глаза рукой, вглядываясь вдаль.

– Так, вот там, в конце, по краям дорожки растут розовые цветы. Может, это ее?

Орели действительно любила розовый цвет – и у Софи не было других предположений.

– Что делать, если я ошибся? – спросил Фитц, когда они побежали по золотой дороге. – Особенно если дверь откроет Старейшина Алина?

– Очень надеюсь, что ты не ошибся, – призналась Софи. – Или что мне в голову придет гениальная идея. Ну, скоро узнаем.

Она постучалась, едва добежав до двери, не давая себе времени струсить. Через несколько секунд, больше похожих на бесконечность, дверь распахнулась, и Орели широко раскрыла глаза от удивления.

– Софи? – прошептала она. Светлые кудри упали на лицо, когда она затащила Софи с Фитцем в сверкающее фойе и захлопнула дверь, запирая ее на пять тяжелых серебряных засовов. – Будем надеяться, Алина вас не видела. Она в соседнем замке.

– Фу. Худшая. Соседка. На свете, – проворчал Фитц.

– Да. Это точно.

Услышав печаль в ее слова, Софи поняла…

Скорее всего, Старейшина Алина переехала в бывший замок Кенрика. А Софи давно подозревала, что Кенрик с Орели тайно любили друг друга, но не могли ничего с этим сделать, потому что пришлось бы уйти из Совета.

Поэтому у Софи встал ком в горле, едва она представила, что они жили по соседству – и что Орели осталась одна.

– Ну, наверное, она бы уже колотила в дверь, если бы нас заметила.

– Даже не сомневаюсь, – ответила Орели, перепроверяя засовы. – Я так понимаю, раз вы пришли без предупреждения, без охраны и с землей в волосах, никто не знает, что вы здесь.

Софи закусила губу.

– Только гномка, которая помогла нам добраться.

– Хмм, – было единственным ответом Орели, когда та потянулась к щеке Софи.

Та решила, что Орели стряхнет с ее лица грязь, но ее пальцы задержались, и она прикрыла глаза, хмуря лоб от считанных у Софи эмоций.

– Полагаю, мне лучше присесть, – сказала она, опустив руку. Ничего больше не говоря, они прошли по хрустальному коридору и вышли в шестиугольную гостиную с мягкими розовыми креслами, украшенными жемчугом, розовыми светильниками и розовыми кристаллами в стенах, складывающимися в цветочный узор.

– Прямо комната мечты Бианы, – заметил Фитц, опускаясь в большое кресло и закидывая ноги на украшенную драгоценностями подставку.

– Пусть заходит, когда захочет, – предложила Орели, присаживаясь напротив Софи.

– Что, серьезно? – спросил Фитц.

– Почему нет?

– Потому что… вы Старейшина. Я думал, к вам нельзя прийти просто так.

– К большинству да. Меня часто ругают за отсутствие постоянной охраны и за то, что я слишком беззащитна. Но я считаю, что мы должны быть открыты своему народу. В конце концов, кто знает, что нам расскажут.

Она вскинула бровь, глядя на Софи, и та поняла намек, принявшись осторожно подбирать слова.

– Мы… хотим встретиться с Гетеном. Знаю, он в Люменарии, и она закрыта из-за подготовки к мирным переговорам. Но нам нужно с ним поговорить.

Орели нахмурилась.

– Вы что, надеялись встретиться с ним сегодня?

– А это возможно? – удивился Фитц.

– Нет, определенно нет.

– А когда? – надавила Софи.

– Я… не знаю, – зацокав драгоценными каблуками по хрустальному полу, Орели отошла в дальний угол комнаты и встала под лучами солнца, настолько элегантная и величественная в розовом легком платье, что Софи пожалела, что не вытряхнула из волос землю перед тем, как войти.

– Полагаю, вы не расскажете, к чему такая спешка? – спросила Орели.

Софи с Фитцем переглянулись.

– Сама решай, – сказал он.

– Вам… думаю, вам лучше снова присесть, – пробормотала Софи.

Орели опустилась на подлокотник ближайшего кресла и кивнула, прося продолжать. И Софи продолжила – она рассказала Орели все, вплоть до «Незримых» в Серебряной башне, до переживаний Вайли из-за матери и до решения мистера Форкла не говорить Совету.

– Мы ведь не пожалеем, что вам рассказали? – с мольбой в голосе спросила она, когда закончила.

Орели откашлялась.

– Не пожалеете. И… я очень сочувствую Вайли. Ему что-нибудь нужно?

– Да, – ответил Фитц. – Узнать, что случилось.

Орели пригладила оборки платья.

– Боюсь, вы переоцениваете мою силу. Я лишь один голос из многих – и, честно сказать, не самый популярный.

– Но вы помогли Эксиллиуму, – напомнила Софи. – Причем без помощи Совета.

– Да, но эту проблему мне помогли решить деньги. Сейчас же дело в другом.

– Знаю, – согласилась Софи. – Но ведь можно что-нибудь сделать.

– Нет, если не рассказывать Совету – что, я считаю, будет не лучшим решением. Не сомневаюсь, кое-кто из моих коллег захотел бы лишить меня обруча за такие слова, но страх подтолкнул нас к самым худшим решениям. Среди них есть и те, кто считает, что радикальные меры – единственный выход.

– Насколько радикальные? – встревожился Фитц.

– Вы уже видели начало. Полиция в городах. Тренировки по самозащите. Я не говорю, что это плохо. К сожалению, все это крайне необходимо. Но к чему это приведет? Усиление ограничений по кристаллам, чтобы контролировать, куда и когда можно перемещаться. Комендантский час. Куда более тщательная слежка за регистрационными медальонами. Когда правители перестают верить народу, ценой становится свобода. И я знаю нескольких Старейшин, которые после случая с Вайли только убедятся, что единственный выход – тотальный контроль.

– А какой выход предлагаете вы? – спросила Софи.

Орели вздохнула.

– Честно, не знаю. Но… думаю, в нем сыграют роль такие личности, как вы. Те, кто готов задавать трудные вопросы, рисковать и не останавливаться – не потому что они хотят власти или славы. А потому что знают, что так надо.

Софи не знала, как воспринимать такой комплимент. Ей одновременно хотелось обнять Орели и поблагодарить ее – и убежать, крича, что не нужно так на нее давить.

В итоге она просто приказала себе собраться.

– Значит, вы нам поможете?

– Я постараюсь. Но на это уйдет время. Понимаю вашу спешку, но я не могу просто щелкнуть пальцами и решить все за ночь. Пожалуйста, если по прошествии нескольких дней не получите ответа – не считайте, что я передумала. Даю слово, я сделаю для Вайли все, что смогу. Его жизнь – и пережитые им кошмары – доказательство моих неудач. Он заслуживает мир куда более спокойный, чем я ему дала.

– Вы не виноваты, – поспешила утешить ее Софи.

– Нет. Но и невиновной меня назвать нельзя.

Софи заглянула в глаза Орели, такие яркие и синие, что она не сразу поняла, что в них встали слезы.

– И пообещай, что сообщишь, если с Вайли что-нибудь случится.

– Не факт, что получится, – сказала Софи. – Передатчик, который вы мне дали перед уходом к «Черному лебедю», якобы потерялся, пока я пересылала вещи домой.

– Похоже на них, – кивнула Орели с полуулыбкой. – Но я могу разблокировать любой передатчик. Твой новый с тобой?

– Давайте используем мой? – вклинился Фитц, вытаскивая из кармана серебряную пластину. – Передатчик Софи… ну, в общем, долгая история.

Орели взяла передатчик и поднесла палец к середине обратной стороны.

– Подозреваю, есть немало долгих историй, о которых Совет еще не слышал.

Сверкнула зеленая вспышка, и она поднесла передатчик к губам, шепча: «Разрешение получено», отчего тот засветился синим.

Она вернула его Фитцу.

– Возможно, так мы сможем обмениваться новостями. Я не прошу рассказывать все свои тайны. Но мне нужно знать одно, – она обернулась к Софи и взяла ее за руки, шепча: – Где Киф?

У Софи пересохло во рту, и Орели явно должна была ощутить страх, просачивающийся сквозь кожу.

Та кивнула, сжимая руки крепче.

– Не знаю, руководствоваться ли тебе сомнением или верой, Софи. Как бы то ни было, не дай ему допустить ошибку Кенрика.

– Какую? – с усилием шепнула Софи.

Орели отпустила ее и отвернулась.

– Он недооценил Финтана. И остальной Совет тоже. Не дай Кифу заплатить ту же цену, что заплатили мы.

Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

– Все в порядке? – спросил Грейди.

Софи с Фитцем безуспешно попытались пробраться наверх, пока никто не заметил их возвращения в Хэвенфилд. Не успели они сделать и шага в гостиную, как все их увидели.

Софи все еще придумывала правдоподобную ложь, как Фитц обскакал ее и рассказал новости о смерти Сиры, чтобы отвлечь ее родителей.

– Вы были знакомы? – уточнила Софи, потому что Грейди побелел под стать дивану, на котором сидел.

– Не так хорошо, как хотелось бы, – Эдалин тяжело опустилась рядом с ним. – Мы пересекались, но до взлома памяти Прентиса практически не разговаривали. Потом она приходила к нам, несмотря на то, какими закрытыми мы стали. Говорила, что сложно найти тех, кто понимает, что такое утрата.

– Мы редко виделись, – тихо добавил Грейди. – Но временами она заходила в гости. Пока не погибла.

– На самом деле, Совет просил нас усыновить Вайли, – прошептала Эдалин. – Но после Джоли прошло слишком мало времени. Поэтому мы не ходили на церемонию посадки ее семечка. Я знала, что не смогу встретиться с Вайли после того, как мы от него отказались. Не знаю, понимал ли он это. Но…

– Тирган стал ему куда лучшим опекуном, чем были бы мы, – напомнил ей Грейди.

– Ух, – произнес Фитц, когда Софи обняла родителей. – Я и не думал.

– Сомневаюсь, что твой отец знал, учитывая его сложности с Эндалами, – сказал Грейди. – Хотя странно, согласитесь? Насколько же мал наш мир? Между всем и вся постоянно находятся незаметные связи.

– Да уж, вы попробуйте разобраться в них, будучи новичком, – буркнула Софи.

Сколько бы нового она ни узнавала, сколько бы историй ей ни рассказывали, ей все равно казалось, что она никогда не нагонит.

Грейди обнял ее крепче.

– Ты отлично справляешься, дочурка. Да и хорошо, что это все для тебя в новинку. Свежий взгляд невероятно ценен. Вообще, думаю, я свяжусь с Алденом и попрошу прислать мне записи о дне смерти Сиры. Может, я замечу то, что он упустил.

Грейди пошел наверх, в кабинет, а Эдалин обернулась к Софи и нахмурилась.

– У тебя что, земля в волосах?

Софи чуть не ударила себя в спешной попытке ее убрать.

Фитц последовал ее примеру.

Эдалин нахмурилась сильнее.

– Я думала, вы были в Аллювитерре.

– Ага, – пробормотала Софи. – Но в подземных лесах грязно, сама знаешь.

Возможно, это была самая неправдоподобная отмазка за всю историю эльфийского мира. Но Эдалин спустила им ее с рук.

– Ну, – протянула она, – полагаю, что убедить вас отдохнуть у меня не получится. Поэтому не буду тратить время. Но я испеку вам волнистых кексов. И только попробуйте не поесть их!

– Меня уговаривать не нужно, – широко улыбнулся Фитц. – Я прослежу, чтобы Софи тоже отдохнула.

– Если у кого это и получится, то только у тебя, – насмешливый тон Эдалин будто намекал на что-то, но Софи не хотелось гадать, о чем она.

– Ну так, – произнес Фитц, нарушая тишину, установившуюся, пока они поднимались в ее спальню. – Ты же не против поделать упражнения на доверие?

– Да нет.

Фитц рассмеялся.

– Знаешь, ты боялась бы их куда меньше, если бы просто рассказала тот секрет, которым хотела поделиться, когда Киф нас прервал. Не думай, что я забыл.

Софи не повернулась к нему, надеясь скрыть румянец. В один момент она едва не совершила ошибку, практически признавшись Фитцу в своих чувствах. К счастью, ей удалось избежать унижения.

– Интересно, я смог бы угадать? – поддразнил ее он, пока они шли по второму этажу.

– Сомневаюсь.

Его недогадливость одновременно и радовала, и раздражала.

– О, правда? – он обогнал ее и перекрыл путь наверх. – Давай попытаюсь?

– Я… – это было единственное слово, которое она смогла вымучить, а потом в горле пересохло и голос пропал.

Фитц ухмыльнулся.

– Может, так будет даже легче. Тебе не придется ничего говорить – если я угадаю, конечно.

Легче.

Сложнее.

Или, может, кошмарнее…

Софи сглотнула, пытаясь проглотить ком, вставший в горле, – но голос все равно отказывался работать.

Может, Фитц заметил панику в ее глазах.

Или действительно угадал секрет.

Как бы то ни было, он попятился.

– Прости. Нечестно тебя торопить, особенно после всего, что случилось за день.

– Ага, – пробормотала она, протискиваясь мимо него и пытаясь не задумываться, отвергли ли ее только что, – сейчас было не время отвлекаться на эгоистичные мысли.

Но глаза все равно щипало, а на сердце засела тяжесть.

– Эй, – сказал Фитц, догоняя ее у двери в комнату. – Я что-то не то сказал? Кажется, да – но я не хотел, клянусь.

Софи огляделась, пытаясь найти какую-нибудь другую тему для разговора. И именно тогда заметила раздавленные цветы на ковре.

– Это ведь?.. – спросил Фитц.

– Следы, – шепнула она.

Идущие от раскрытого окна.

Софи попятилась от двери прочь, прижимаясь к стене, чтобы скрыться из вида, и жалея, что рядом нет Сандора, который мог бы ворваться в комнату со смертоносным мечом наголо.

А раз они были одни, она вытянула сознание в поисках ближайших мыслей.

– Я не чувствую никого поблизости, а ты?

– Нет, все тихо, – шепнул Фитц.

Даже слишком тихо – но это могла быть просто паранойя. Софи чувствовала, как страх стягивает узел в груди, и медленно задышала, чтобы взять себя в руки.

– Погоди, куда ты? – удивился Фитц, когда она расправила плечи и направилась прямиком в комнату.

– Как еще нам узнать, зачем они приходили? – спросила она, гордясь своим ровным голосом.

Все лежало на своих местах. Ящики стола были плотно закрыты. Одежда висела в шкафу нетронутой. Проследовав за отпечатками до постели, Софи внимательнее пригляделась к подушке и судорожно ахнула.

– Я так понимаю, это дело рук Кифа, – заметил Фитц, когда она подняла темно-синюю бусину.

Софи кивнула, скользя пальцами по серебряному лунному жаворонку, изображенному в мельчайших подробностях.

Кто еще мог так искусно его нарисовать?

А глаз птички поблескивал временным кристаллом для прыжков.

Если у Софи и оставались сомнения насчет намерений Кифа, они пропали, когда она заметила два крохотных слова, написанных на крыльях.

«Нужно увидеться».

Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

– Я пойду, – произнесла Софи в ту же секунду, как Фитц спросил:

– А вдруг это ловушка?

– Это не ловушка, Кифу пришлось сильно рискнуть, чтобы прийти сюда и оставить бусину. – Софи покатала ее по ладони, ощущая прохладную тяжесть.

– «Незримые» могли его заставить, – возразил Фитц. – Нам ведь нужно выяснить, как далеко он готов зайти, а не подчиняться его опасным – и жутковатым – приказам. Серьезно, кто вламывается в чью-то спальню и оставляет на подушке бусину с просьбой встретиться, даже не объясняя, в чем дело?

– Тот, у кого мало времени, – сказала Софи, хотя втайне действительно считала, что это как-то пугающе.

– И он даже записку оставить не мог? – поинтересовался Фитц.

– Если бы его застукали, записку объяснить было бы сложнее. Может, он не хотел рыться по всей комнате в поисках ручки с бумажкой. Главное, что он не пошел бы на это, если бы у него не было для меня важных новостей. А может, он в опасности и ему нужна наша помощь. И да, я понимаю, это рискованно. Понимаю, мое решение никто не поддержит. Но я пойду. Если ты не хочешь, то ничего страшного…

– Да я ни за что не отпущу тебя одну, – перебил Фитц.

– «Отпустишь»?

– Ох, полегче с тяжелыми взглядами. Я просто говорю, что куда ты, туда и я. Если придется, прицеплюсь к твоей ноге во время прыжка. Но ты понимаешь, что в этот раз нас поймают? Твои родители знают, что мы здесь.

– Да… надо бы оставить записку, чтобы они не испугались.

– Думаю, они все равно испугаются, – хмыкнул Фитц. – Но да, лучше все объяснить.

Софи вытащила из школьной сумки блокнот и ручку и уставилась на пустой лист.

Ну и что написать?

«Нашла кристалл от «Незримых» и решила им воспользоваться – не знаю, куда отправлюсь и когда вернусь!»

Вариант лучше некуда.

Она подумала еще секунду и остановилась на короткой и ясной записке.


Нашли сообщение от Кифа, 

Не волнуйтесь, мы осторожны. 


– Вполне неплохо, – одобрил Фитц. – Но лучше добавь: «Пожалуйста, не сажайте меня под домашний арест до конца моих дней».

– Последний шанс передумать. Я справлюсь сама.

– О, знаю. Если станет страшно, я спрячусь за тобой. Но мы когнаты. Вместе мы сильнее.

Протянув руку, он продемонстрировал инициалы на кольцах.

Софи сжала его ладонь, оставила записку на кровати и подняла кристалл Кифа к свету, создавая призрачный тонкий путь.

– Как думаешь, где мы окажемся?

– Ставлю на то, что там будет вонять.

Шутка разрядила атмосферу.

Как и напоминание о том, что они отправляются к другу.

Но когда Софи шагнула на свет, оставляя их жизни в руках Кифа, ее колени все равно тряслись.


– Так и знал, – прогундосил Фитц, зажимая нос и недовольно глядя под ноги, где расплывалась маслянистая черная жидкость, переливающаяся синим. – Шкура шелки. Она растекается, когда они ее сбрасывают.

Софи поперхнулась.

На языке появился вкус прокисшего сыра, а соленый океанский ветер сделал его в тысячу раз хуже. Лужами был покрыт весь пляж, превратившийся в лабиринт слизи и черных скользких ручейков, бегущих к белоснежным шапкам волн. Из пенной воды торчали острые скалы, на которых лежали гладкие черные животные, похожие на смесь тюленя со змеей: у них были усатые морды и длинные тела, которые они скручивали кольцами.

– Я так понимаю, это шелки? – уточнила Софи, когда один из самых крупных зверей поднял голову и издал рык, похожий на лай.

– Ага. Видимо, мы в Черноводной бухте, – огляделся Фитц. – Я был здесь с репетитором, но мне казалось, что скалы не были такими большими. И зелеными.

– Потому что мы на Чернильном острове, – раздался голос у них за спинами. – Он более уединенный. По крайней мере, я на это рассчитывал. Не думал, что Фостер приведет спутника.

Резко обернувшись, они обнаружили Кифа в очередном длинном черном плаще, прислонившегося к выветренным камням, торчащим посередине пляжа. Он усмехался, и от этого становилось страшнее, чем от белых глаз на его рукавах.

– Значит, у вас теперь все официально, да? – поинтересовался Киф. – Неразлучные Софитц? Или вы остановились на Фитцфи?

– Знаешь, сейчас совсем не до шуток, – произнес Фитц.

– Ха, Фостер сказала то же, когда увидела меня в Фоксфайре. Вы теперь и фразы друг за другом заканчиваете?

– Киф, мы серьезно, – сказала Софи.

– О, да я знаю. На лице Фитца так и читается, что он серьезен. А у тебя не эмоции, а просто бардак, – он помахал рукой, и его улыбка угасла. – Ты снова мне не доверяешь? Знаю, я ошибся с предупреждением, но это ведь хорошо?

– По-твоему, пытать кого-то – это хорошо? – сорвался Фитц.

Киф побелел.

– Погоди… что?

– Ты не знаешь? – спросила Софи.

– Нет, клянусь. Декса пытали? Прошу, скажите, что не Декса. Или Биану? Лин?

С каждым именем голос срывался все больше.

– Они в порядке, – заверила Софи. – Пытали…

– Мы ничего не расскажем, пока не пустишь в свои воспоминания, – перебил Фитц. – Нам нужно точно знать, что ты не был замешан.

Киф закатил глаза.

– Будь я замешан, то не пришел бы сюда.

– Пришел бы, если это ловушка.

– Точно, совсем забыл, – Киф обернулся и крикнул в сторону пустого пляжа: – Нас раскусили, ребята. Вперед, нападайте.

Воцарилась тишина, нарушаемая лишь лаем шелки.

– Ох, точно – я тут один! Вы хоть представляете, как тяжело было сбежать?

– Как тебе удалось? – полюбопытствовала Софи.

– Не отвлекайся на него, – вклинился Фитц. – Нужно придерживаться плана. Как сказал Тэм…

– Уф, надо было сразу догадаться, что в этом замешан Челкастый, – перебил Киф. – Дайте угадаю, он все еще злится, что я не разрешил себя прочитать?

– Эм, ты не заметил, во что одет? – поинтересовался Фитц.

Киф вцепился в рукава, пытаясь скрыть символы «Незримых».

– Это. Просто. Одежда.

– Докажи, – потребовал Фитц.

– А если откажусь, то что? Используете на мне свои «когнатские силы»?

– Просто дай нам пять минут, – взмолилась Софи. – Пять минут, и мы узнаем, в чем дело. Видел бы ты, что они сотворили с Вайли…

Киф попятился.

– Они напали на Вайли?

– «Напали» – это мягко сказано, – произнес Фитц. – Его опоили, вытащили из комнаты и обжигали часами.

Киф поглядел в небо, в вышине которого кружили чайки.

– Он ведь выживет, да?

– Сейчас с ним Микстура, – прошептала Софи. – Она вылечит его раны. Насчет психического состояния сомневаюсь.

Слегка позеленев, Киф принялся расхаживать по песку.

– Они его отпустили? Или он сбежал?

– Сбежал, – ответила Софи.

– Ух ты, у кого-то будут серьезные неприятности.

– Тебя это волнует? – спросил Фитц, стряхивая слизь с обуви и подходя ближе.

– Эй, мне надо знать, чего ждать, когда я вернусь. Ты бы на моем месте тоже волновался.

– Я бы не был на твоем месте, – возразил Фитц.

– Да, ты предпочитаешь легкий путь.

– Ты это о чем?

– Ни о чем. Просто… неважно, – взгляд Кифа вновь устремился в небо. – Вайли видел, кто его схватил?

– Типа того, – протянула Софи. – Он чувствовал, что кто-то невидимый сорвал с него медальон, а потом его заперли в силовом поле, значит, это Алвар и Руй. Но он считает, что были еще двое.

– Полагаю, вы думаете, что одним из них был я?

– Как будто мы в этом виноваты, – делано удивился Фитц.

– Ты? Нет, – Киф перевел взгляд на Софи. – Но тебе я говорил, что не перешагну черту.

– Но ты не уточнял, где она пролегает, – шепнула она. – А я знаю, как сильно ты стараешься ради своего плана.

– Так ты думала… – он задохнулся, не договорив.

– Если бы ты знал, что они пойдут за Вайли, – сказал Фитц голосом, едва слышным поверх шума волн, – ты бы их остановил?

– Я бы сообщил вам, чтобы с ними разобрался «Черный лебедь». Как я сделал с Грейди и Эдалин.

– А если бы мы не смогли его спасти? – надавил Фитц. – Ты бы разоблачил себя?

Киф помедлил – лишь на мгновение, но этого было достаточно.

– Вы не понимаете, – возразил он. – Они готовы пойти на пытки, если им что-то понадобится! Готовы заразить чумой целый народ, лишь бы добиться своего! Их сеть куда шире, чем вы думаете. Я видел лишь ее часть, но все равно в ужасе. И чтобы противостоять им, иногда приходится принимать тяжелые решения!

– Ну, надеюсь, оно того стоит, – бросил Фитц.

– Я тоже, – признался Киф, и его плечи поникли, будто он был готов сдаться.

Подул солоноватый ветер, и Софи подавилась вонью шелки.

– Ты не знаешь, кто еще мог похитить Вайли? Среди них был гастер. А еще один


убрать рекламу


охранял какой-то путь.

Киф стряхнул песок с волос.

– Гастер – это Трикс. Значит, четвертой была Амбер, потому что они с Триксом часто работают вместе. По крайней мере, мне так кажется. Имена не настоящие, кстати. Несколько дней назад я встретился с членами «Незримых», но никто не представился – и не снял капюшонов, так что я их не видел.

– Значит, тебе до сих пор не доверяют, – заметила Софи.

– Не до конца. Но Финтан никому не доверяет. О его планах почти ничего неизвестно, и каждый получает по одной задаче за раз. Так что мы – просто расходный материал.

– Жуть какая, – пробормотала Софи. – Учитывая, что он сотворил с твоей матерью.

Киф пожал плечами.

– Они уже пытались спасти ее? – спросила она.

– Не знаю, не спрашивал. Я изначально им не поверил. Сами посмотрите, как они бросили Гетена. Сколько месяцев он уже в плену? И что, они пытаются его освободить?

– Сначала пытались, – напомнила Софи. – Пока Шквал не отморозила ему ногти. А теперь он в Люменарии, куда невозможно прорваться.

– Может быть, но я ни разу не слышал разговоров о его спасении. А когда спросил об этом Алвара, тот ответил, что Гетен там, где ему самое место.

Фитц с Софи переглянулись.

– Что такое? Хотите его навестить?

– Мы над этим работаем, – призналась Софи.

– Ну… Я бы ни на что не рассчитывал. Они думают, что ему место в плену. Видимо, он бесполезен.

– Надеюсь, ты ошибаешься, – тихо сказала Софи. – Другого плана у нас нет.

– Эм, привет, у вас есть я. Понимаю, вчера я слегка оплошал, но я все еще пытаюсь достать тайник Финтана. Я заслужу его доверие.

– Этого-то я и боюсь, – пробормотала Софи. – У доверия есть цена.

– Возможно, ты права. Но я знаю, на что готов пойти. У меня есть черта. Я ее не переступлю.

– Было бы куда легче поверить, если бы ты показал, чем занимаешься, – вернулся к своим требованиям Фитц.

Киф уже хотел было возразить, но затем посмотрел на Софи.

– Очень хочешь знать, да?

Она кивнула.

Волна врезалась в скалы, отчего шелки залаяли так громко, что чуть не перекрыли голос Кифа.

– У тебя пять минут, чтобы посмотреть мои воспоминания – но без Чудо-мальчика.

– С чего это ты доверяешь только ей? – поинтересовался Фитц.

– С того, что она не хочет мне врезать. Договорились? – он протянул Софи ладонь.

Та шагнула вперед, чтобы ее пожать, и скривилась, наступив в чернильную лужицу.

– Чудесное место ты выбрал, кстати.

– Эй, я же говорил, что в моем плане побега фигурирует куча шкур шелки.

– Говорил. Но я думала, что ты несерьезно.

– Я всегда серьезен, Фостер. Особенно когда ты думаешь, что я шучу, – он кашлянул, не глядя ей в глаза. – Не забывай, пять минут, не больше.

Софи коснулась его висков, и он отпрянул.

– Ты что, краснеешь? – удивился Фитц.

– Потому что знаю, что чувствует Фостер, – огрызнулся Киф.

Софи закатила глаза.

– Ничего я не чувствую.

А может, она чувствовала слишком многое.

Страх, ужас, сомнение, тревогу. А еще – надежду.

Повременив три секунды, она собралась с силами и сосредоточилась на шуме волн, затмевая им прочие звуки. А затем закрыла глаза, втянула в себя прохладный соленый воздух и скользнула сознанием в разум Кифа.

Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

В мыслях Кифа было полно городов.

Некоторые из них Софи узнавала.

Некоторые – нет.

Но у всех была одна общая черта.

«Зачем ты ходишь к людям?» – передала она.

«Ты не о том подумала».

«Ты не знаешь, о чем я подумала».

«Вообще-то, знаю. У тебя такие сильные эмоции, что можешь просто ходить с табличкой «Я начала волноваться». Но я просто изучаю людей. Это входит в комплекс упражнений по эмпатии – и да, работать с «Незримыми» так же неинтересно, как с «Черным лебедем». Либо взаимодействие с людьми, либо уборка, либо жесткие тренировки навыков, от которых даже занятия в Эксиллиуме покажутся простыми».

Картинка сменилась, и на мгновение Софи показалось, что перед ней Париж, но затем она поняла, что похожая на Эйфелеву башню конструкция выкрашена в бело-оранжевый.

«Когда ты был в Токио?»

«Вчера. Если посмотришь на вывески, может, найдешь где-нибудь дату. Теперь веришь, что я не участвовал в нападении на Вайли?»

«Ты ведь понимаешь, почему мы проверяем, да?»

«И все равно неприятно, что вы там сидите и обсуждаете, насколько мне не доверяете».

«Ты задачу не облегчаешь».

В воспоминании она видела Кифа, стоящего на крыше рядом с Финтаном. Она сомневалась, что смогла бы сдержаться и не спихнуть его с края.

«Эй, я тоже его презираю».

«Хватит читать мои эмоции!»

«Ничего не могу поделать. Тебя невозможно игнорировать. Поверь, меня тоже трясет от бешенства, когда я его вижу. Он не заслуживает жизни после того, что сделал с Кенриком».

«Да, не заслуживает».

«Если станет легче, то я с ним не так уж и часто. Во время уборки за мной следит Алвар. А тренировкой навыков заведует Руй. Финтан просто водит меня по людным местам и заставляет определять эмоции конкретных прохожих».

«Почему именно людей?» – спросила она, а город вновь сменился, превращаясь в улицу, полную жизни, движения, цвета – и людей. Множества людей. Богатых и бедных. Молодых и старых. Местных и туристов. Разговаривающих, смеющихся, кричащих – продающих еду и безделушки. Некоторые носили сари и тюрбаны – значит, Киф был где-то в Индии, но Софи не узнавала город.

«Ну, для начала, «Незримые» не могут просто бегать по Забытым городам, – напомнил Киф. – Но еще я чувствую человеческие эмоции через воздух, без физического контакта. К тому же люди восхищают Финтана. Он их ненавидит, но хочет знать о них все».

Следующим городом оказался Лондон, самое сердце площади Пикадилли, где люди собирались вокруг странной статуи и смотрели рекламу на огромных экранах.

«И больше ты ничего не делаешь? – спросила Софи. – А что с тренировками навыков?»

«Руй только и делает, что выделывается. Видимо, он был лучшим учеником Эксиллиума, а я держусь середнячком, так что обычно занятие оканчивается тем, что меня называют бесполезным».

Софи чувствовала, как неприятно ему слышать слова Руя после оскорблений, которыми бросался его отец. Но ее радовало, что Киф не преуспевает в тренировках «Незримых».

«И это все? – спросила она. – Больше ничего?»

«Ну да. Уборки просто куча. И иногда меня пускают на задания, например, штурм Убежища – но я НЕ УЧАСТВОВАЛ в нападении на Вайли. Клянусь, я о нем даже не знал. На самом деле, рад, что вы рассказали, я успею подготовиться перед возвращением».

«С тобой все будет в порядке?»

«Конечно, почему нет? Я не участвовал в проваленном задании. Вообще, кого-нибудь могут понизить».

«Ты так говоришь, будто это хорошо».

«Это действительно хорошо. Финтан начнет чаще пользоваться мной».

«Но как именно?»

«Об этом мне волноваться нельзя, Фостер. Никаких если бы да кабы. Моя задача – потихоньку сражаться, день за днем, задание за заданием».

Финтан из воспоминания улыбнулся от каких-то слов Кифа, и все внутри Софи сжалось.

«Как же раздражает, что он с тобой занимается. Он ведь даже не эмпат».

«Понимаю. Но каждая минута наедине с ним важна, если я собираюсь украсть его тайник. К тому же среди них нет эмпатов. Я спрашивал почему, а он ответил, что редко находятся те, кто открыты новым ощущениям».

Он сказал это голосом Финтана, и узел эмоций в груди Софи натянулся так сильно, что стало больно дышать.

«Прости. Наверное, тяжело его слушать после кошмаров, которые ты видела в его мыслях», – пробормотал Киф.

«Не понимаю, как ты терпишь. Мне хочется разодрать себе уши – или разодрать ему губы, не знаю, просто хочется что-нибудь разодрать».

«Понимаю. Очень рад, что я в этот список не вхожу. И, к счастью, он мало говорит. Обычно приказывает: «Скажи, что он чувствует» и указывает на случайного человека в толпе. Только под конец становится непонятно. Перед тем, как вернуть меня в убежище, он постоянно спрашивает: «Если бы ты мог спасти только одного из них, кого бы ты спас?»

«Как-то… жутко».

«Еще как. В первый раз я был уверен, что он сожжет город, и не знал, что мне делать. Но он просто почесал подбородок и спросил, почему я выбрал именно того человека. Он всегда записывает мои ответы в черный блокнот, который хранит в кармане. Обычно он наклоняет его так, чтобы мне не было видно записей. Но несколько дней назад было ветрено, страницы перелистывались, поэтому он держал его под другим углом, и я заметил какой-то список, но не понял, что в нем было. Разобрал только заголовок:

«КРИТЕРИИ».

Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

«Я так понимаю, ты ахнула не просто так, – произнес Киф, и город в его воспоминаниях вновь сменился, превратившись в испанскую улицу, полную музыки и танцев.

Софи закусила губу.

«Несколько месяцев назад Биана подслушала разговор Алвара в Эверглене. Он говорил что-то про «критерии». И про «подопытных».

Дав Кифу время обдумать сказанное, она спросила: «Может, они давно планировали тебя тренировать?»

«Видимо, – ответил Киф с отвращением, пронизывающим каждый звук. – Говорил же, я не такой, каким ты хочешь меня видеть».

«Я хочу, чтобы ты был собой. Не знаю, в чем заключается инициатива «Путеводная звезда», но она не влияет на твою суть, как на мою не влияет проект «Лунный жаворонок». Особенно учитывая, что их планы не срабатывают. Что-то не помню, когда «Черный лебедь» был готов к творящемуся безумию. И «Незримым» тоже приходится тяжело. Может, наши организации задали правила игры, но это не значит, что мы должны им следовать. А если мы с тобой в чем-то и хороши, так это выдумывать план действий на ходу».

«Ну, меня это устраивает», – подумал Киф, а воспоминание показало старомодный городок, похожий на деревню, – в его центре спокойно протекала река, через которую был перекинут длинный деревянный мост. Вдали виднелись снежные шапки гор, и Софи предположила, что это где-то в Австрии или Швейцарии.

«Ну так… по каким критериям ты определяешь, кого спасти?» – спросила она.

«По-разному. Обычно я ищу самых счастливых людей, потому что мне кажется, что такие ценят жизнь. Или выбираю детей. Они такие милые, маленькие и невинные – ох, да ты меня сейчас утопишь в волне сантиментов».

«А ты чего ожидал? Ты говоришь, что спас бы детей!»

«А десять минут назад ты думала, что я был четвертым похитителем Вайли. Напомни поблагодарить за это Челкастого, когда мы увидимся. И Фитцстера тоже».

«Если бы ты видел раны Вайли, то понял бы, почему мы проверяем, – ей пришлось подавлять воспоминания, чтобы они не всплыли. – Да и видеть тебя в этом плаще…»

«Ага, прекрасно чувствую твою злость».

«Не просто злость. Хочу изодрать его в клочья».

«Не надо. Под ним ничего нет».

Он фыркнул от смеха, когда Софи попятилась.

«Шучу – хотя я учел, что тебе неприятно. И чтоб ты знала, я ношу его, потому что мне нельзя его терять. Финтан взбесился, когда я вернулся из Фоксфайра без плаща, наверное, потому что не мог меня отследить».

«Не только».

«А?»

«Ага».

Прошла секунда.

«Ай, да ладно тебе, Фостер. Я же милый парень, спасающий детей, не забыла? Как можно передо мной устоять?»

«Разве я говорила, что ты милый?»

«Это и так очевидно. Даже не пытайся отрицать».

Она не пыталась.

И он это знал.

И ее это бесило.

«Если я тебе скажу, то хочу кое-что взамен», – решила она.

«Моей вечной преданности недостаточно?»

«Даже не близко».

«Обидно, Фостер».

«Таковы правила игры. Если хочешь знать, что мы нашли в твоем плаще, то с тебя секрет. Хочу увидеть воспоминание, из-за которого ты так испугался и сбежал».

Его разум будто поежился.

«Да ладно тебе, Киф. Рано или поздно ты все равно расскажешь».

«Знаю, но лучше поздно, чем рано».

«Это ты так думаешь, потому что скрывать что-то всегда кажется легче. Но на самом деле ты просто остаешься один на один со своей ношей».

«Так лучше, чем перекладывать ее на тебя».

«Но я сама об этом прошу – обещаю, это ничего не изменит».

«О, это все изменит. Вот увидишь».

«Значит, договорились?»

Он вздохнул.

«Ладно. Но ты первая».

«Хорошо».

Она рассказала про диск в его плаще, про то, что символ был как-то связан с лебединой песней Прентиса и про то, что они нашли его теневой отпечаток на полу в заброшенном убежище в Париже. И раз об этом зашла речь, она рассказала о прослушивающем устройстве в старом передатчике Кифа.

«Твоя очередь!» – закончила она.

«Эй, подожди, нельзя просто вывалить на меня столько информации и не дать мне ее переварить. В моем передатчике была прослушка? Откуда он у тебя вообще взялся?»

«Когда мы обыскивали твою комнату и нашли ту записку, я случайно взяла твой передатчик вместо своего. Декс не смог отследить сигнал, но мы думаем, что он шел к «Незримым», и с его помощью они узнали о засаде на Эвересте и успели подготовиться».

«Мама года снова в деле, – его разум потемнел под тучами гнева, собравшимися в сознании. – Даже не знаю, почему я еще удивляюсь».

«Потому что она до сих пор тебя не сломила – и, надеюсь, никогда не сломит».

Софи видела, как он впитывает ее слова, запоминая их.

«Так что за диск вы нашли в моем плаще? Маячок?» – наконец, спросил он.

«Сандор с мистером Форклом так не считают. На нем не было никаких ферментов, а сделан он из какого-то даскитина, камня, который реагирует на звездный свет. Мы не знаем, почему на нем вырезана часть символа, но это явно не совпадение. Ты нигде его не видел?»

«Нет, но я до сих пор живу в их дурацком доме для новичков. Как только попаду в настоящее убежище, он точно там будет. А пока можно попробовать потерять этот плащ и посмотреть, что из этого выйдет…»

«Плохая идея, особенно учитывая, как ты рискуешь, встречаясь с нами».

«Ну вот, опять ты лезешь со своей логикой. Не даешь мне развернуться».

«Можешь показать мне воспоминание, и я перестану».

«Уверена, что не хочешь почитать еще нотаций?»

«Предложение заманчивое, но нет».

Он все равно медлил, поэтому она добавила: «Ну же, Киф, ты ведь не отвернулся от меня из-за моих странностей? Давай не забывать, что во мне есть гены аликорна».

«Да, но благодаря им ты умеешь телепортироваться и общаться с Силвени, а это круто. Как у них с Грейфеллом дела, кстати?»

«Все хорошо. Были бы они здесь, Силвени бы сказала тебе перестать тянуть время».

«Скорее, она бы вопила: «КИФ! КИФ! КИФ!» При виде меня всем стоило бы так вопить».

«И опять ты меняешь тему».

«Поймала меня, да? Смышленая ты, мисс Ф. Кстати, прошло уже больше пяти минут, так что…»

«Нет. Не отвертишься. Мы договорились, и я от тебя не отстану».

«Мне прямо интересно узнать, как ты меня накажешь, если я не послушаюсь».

Софи очень хотелось пуститься в долгий рассказ о всевозможных пытках, которые пришли на ум. Но этим она бы сменила тему, чего Киф и хотел.

«Пожалуйста? – попыталась она. – Я устала думать об этом воспоминании. Устала каждый раз волноваться, на чьей ты стороне. Устала слушать Декса, считающего тебя моим заклятым врагом, и…»

«Так, стой. Диззни считает меня твоим кем?»

«Ну, он не говорил слова «заклятый враг», но подразумевал их. Мы пытались понять, в чем заключается инициатива Путеводной звезды, и он предположил, что это как «Лунный жаворонок», только от «Незримых», то есть что они создали тебя, чтобы меня остановить».

«Ух. Ничего себе…»

Он захихикал.

«Рада, что тебя это смешит».

«А тебя нет? Только не говори, что поверила ему».

«Я не хочу верить. Но что остается делать? Когда ты сбежал, то сказал, что был рожден не героем, а кем-то другим. А всего пару минут назад заявлял, что не тот, кем я хочу тебя видеть».

«Эх. Видимо, тяжело тебе без моего воспоминания?»

«Да, очень».

«Ладно», – он сказал это вяло, как будто разум едва шевелился. Но через несколько мгновений воспоминание началось.

Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

В спальне Кифа было темно. Настолько, что он с трудом смог разглядеть силуэт матери, которая трясла его за плечи, склонившись над кроватью.

– Мама? – спросил он. – Что-то случилось?

Его голос был непривычно тонким. Видимо, ему было примерно девять-десять лет.

– Все в порядке, – ответила леди Гизела, стаскивая с него одеяло.

Кожу обдало потоком холодного воздуха, и он съежился, дрожа в своей накрахмаленной пижаме.

– Нет, – она схватила Кифа за запястье, когда тот потянулся за одеялом. – Одевайся. Мы пойдем туда, где еще холоднее.

Он медленно сел, и она кинула ему плотный черный плащ.

Софи прищурилась, разглядывая тусклое воспоминание. Она почти ожидала увидеть на рукавах белый глаз, но плащ был самым обыкновенным, и его грубая ткань будто поглотила худенького Кифа целиком, когда он кое-как поднялся, все еще сонный и неловкий.

Его глаза постепенно привыкали, позволяя разглядеть мать, выглядящую, как и всегда, безукоризненно. Несмотря на глубокую ночь, ее губы были накрашены, на тяжелом черном плаще поблескивал оникс, а блестящие светлые волосы были собраны в затейливую прическу.

Она цыкнула, глядя на сына, стоящего с разинутым ртом.

– Ну серьезно, Киф. Ты что, не можешь догадаться обуться?

Киф уставился на свои босые ноги.

Леди Гизела закатила глаза и опустилась на колени, хватая стоящие у кровати мягкие черные ботинки.

– Без носков? – полюбопытствовал Киф, держась за ее плечи и впихивая ногу в левый ботинок. – Мне не надо переодеваться?

– Мы ненадолго, – она натянула второй ботинок и поправила ворот плаща, закрепляя его выше на шее. – Вот так. Сойдет.

– Куда мы идем? – спросил Киф у матери, которая распахнула шторы, закрывающие окно. Одинокое ночное небо освещал один лишь тонкий месяц. – Почему папа не с нами?

– Потому что. Это наш с тобой секрет. Ты же любишь секреты, да?

Она улыбнулась краем губ, когда Киф радостно согласился.

– Отлично. Тогда идем, – она вытащила из волос длинную серебряную шпильку, скреплявшую прическу. Волосы упали на плечи шелковистыми волнами, смягчая черты ее лица – но не стальной взгляд. Она поднесла шпильку к окну, освещая слабым серебристым светом гладкий камень, удерживаемый завитками металла.

– Это кристалл так светится? – заинтересовался Киф, указывая на бело-синее гало, окружившее шпильку.

– Это не кристалл, а редкий звездный камень. Запомни, это знание тебе еще пригодится. Но не сегодня. Сегодня просто возьми меня за руку.

Он послушался – его пальцы выглядели совсем маленькими в ее руке, а на левом запястье блестели бриллианты широкого золотого нексуса.

– Сосредоточься, – велела леди Гизела, а затем они вступили в сияние звездного камня и унеслись в потоке холода.

Воспоминание изменилось: прыжок уже закончился, и они оказались перед светящейся серебряной дверью, окруженной тенями и снегом. В ней были вырезаны эльфийские руны, складывающиеся в слова, которые Софи не могла прочитать.

– Где мы? – спросил Киф, чьи уши покалывало от ледяного ветра. Отпустив мамину руку, он обхватил себя за плечи, пытаясь сохранить остатки тепла.

– Пока неважно, – ответила леди Гизела. – Однажды это место станет решением, в котором нуждается наш мир. Но пока что мы пришли ради безопасности. Лучше не прячь ладони в рукавах. Если пальцы онемеют, будет легче.

– В смысле?

– Увидишь. И расслабься, – добавила она, постучав его по надутым губам. – Все скоро закончится.

– Что закончится?

– Столько вопросов. Ты что, мне не доверяешь?

Киф покачал головой, но не отвел взгляда со шпильки, которую она держала в руках – скорее как кинжал, чем как аксессуар. Только тогда он заметил, что она была длинной, закрученной и с острым, как иголка, концом.

– Ох, я тебя умоляю, – сказала леди Гизела, когда Киф попятился. – Разве я растила тебя трусом?

– Нет, – пробубнил Киф.

– Тогда дай мне руку.

– Зачем?

– Хочу обеспечить твое наследие. Но у всех даров есть цена. А теперь. Давай. Руку.

– А если я не хочу наследия?

– Все хотят. Или хочешь сказать, что отец прав насчет тебя?

Ее слова разожгли в нем огонь, жгучее желание справиться с брошенным вызовом.

– Умница, – произнесла она, когда Киф протянул трясущуюся левую руку. – Хотя над твоей храбростью явно надо поработать.

– Я храбрый.

– Поверю в это, когда увижу.

Слова эхом отдавались в мыслях Кифа, пока мать разгибала ему пальцы. Софи видела, как сильно он хотел отстраниться. Но оскорбления сделали свое дело. Он хотел порадовать ее сильнее, чем остановить. Поэтому он не пошевелился, ощутив острый кончик шпильки у подушечки своего большого пальца. Помедлив мгновение, леди Гизела оставила на ней длинный глубокий порез.

Киф стиснул зубы от боли, чувствуя, как из раны течет теплая кровь.

– Подожди секунду, – велела ему мать. – Мне нужен чистый образец.

Киф смог только кивнуть. Голова начинала кружиться – он еще ни разу не видел столько крови. А края раны щипало, будто он коснулся кислоты.

– Знаю, о чем ты думаешь, – заметила леди Гизела. – Пытаешься понять, почему я не воспользовалась твоей ДНК, как и всегда.

Обычно эльфы считали методы, требующие крови, варварскими.

– Кровь – это наша жизненная сила, – начала объяснять она. – Сокровенная эссенция бытия. Без нее наши тела станут неподвижными и холодными. В этом и заключается мощь. Любой может воспользоваться ДНК – не нужно быть храбрецом, чтобы лизнуть сенсор. Но оросить его кровью? Это совсем другое. Чувствуешь могущество?

Киф чувствовал только боль. И испуг. И еще одну эмоцию, которую он не понимал, но которую понимала Софи.

Он чувствовал себя преданным.

Но он ничего не сказал. Просто кивнул, как храбрый послушный сын, каким хотела видеть его мама, и позволил подтянуть себя ближе к двери.

– Последний шаг, – леди Гизела подтянула его руку к прозрачному прямоугольнику, врезанному в металл рядом с дверной ручкой.

Софи думала, что дверь распахнется, едва Киф размажет кровь по гладкой панели. Но вместо этого во тьме раздался металлический щелчок.

Щелчок закрывшегося замка.

Леди Гизела отступила, стряхивая волосы с глаз.

– Наконец-то.

Кровь на панели зашипела, наполняя воздух неприятным запахом барбекю и превращаясь в пепел, а затем исчезая без следа.

– Вот оно, твое будущее, Киф, – сказала ему мать, широко раскрывая руки и глядя на дверь с нескрываемым восхищением. – Твое наследие. Надежно скрытое, пока наш мир не будет готов к изменениям.

– К каким изменениям? – всхлипнул Киф, прижимая к себе раненый палец, с которого на запястье до сих пор стекала кровь.

Разумеется, мать не подумала захватить ему бинт.

Отвечать она тоже не стала.

Просто схватила его за локоть и вскинула шпильку к полуночному небу, перенося их обратно в комнату Кифа.

– Звездные камни, – заметила она, скручивая волосы и закалывая их на затылке, – запоминают места, где были. Однажды тебе понадобится это знание.

«Однажды» Кифа не волновало.

Его волновало «сейчас».

А сейчас… у него очень болела рука.

И тело ныло от холода. И живот крутило от боли и страха.

Ему просто хотелось сжаться в комок под одеялом и заплакать.

– Неблагодарный, – заявила ему мама, заметив, как он поплелся к кровати. – Еще и нытик. Но это неудивительно, учитывая твой возраст. Верни мне плащ, пока не лег.

Киф швырнул его в нее и стащил с ног ботинки, а потом забрался под одеяло и натянул его до шеи, оставляя на ткани кровавый отпечаток.

Леди Гизела скривилась.

– Надо найти тебе мазь – и что-нибудь, чтобы убрать пятно, пока твой отец не заметил.

– Как хочешь, – пробормотал Киф, крепко прижимая раненую руку к груди.

Он зажмурился, когда мать вытащила серебряный передатчик.

Последнее, что он запомнил, – то, как она убирает волосы с его лба и шепчет:

– Не бойся, Киф. Скоро придет Стиратель.

Глава 42

 Сделать закладку на этом месте книги

Софи резко отпустила виски Кифа, разрывая ментальную связь. Но ужасная картина не шла из головы.

– Киф, я…

Слов не было.

Она схватила его за плечи, обнимая изо всех сил. Может, если не отпускать его, то получится удержать вместе осколки.

– Кажется, очистить твою обувь от шкур шелки уже не получится, – усмехнулся Киф.

– Ну и что. И не надо так, Киф. Не превращай все в шутку.

– Почему бы и нет.

Его надтреснутый голос врезался в сердце, и она уткнулась лицом в его плечо, ощущая, как слезы стекают на плащ.

– Прости, – пробормотала она. – Это ты должен плакать, не я.

– Никто не должен. Всего-то дурацкий порез. Даже шрама не оставил.

Софи отстранилась посмотреть на него.

– Оставил. Мы оба это понимаем.

Киф отвернулся, глядя на волны, накатывающие на песок.

– Не хочу, чтобы ты меня жалела.

– Ничего не поделаешь. Но это не жалость. Это… не знаю, как назвать. Ничего не понимаю.

– Как и всегда, когда речь заходит обо мне, – вздохнул Киф.

– Ну, мне сейчас хочется ворваться в огрскую тюрьму и врезать твоей матери по ее спесивой физиономии. А потом смотреть на текущую из носа кровь и разглагольствовать о жизненной силе, заодно спрашивая, чувствует ли она себя могущественной.

– Ух ты, кто знал, что ты бываешь такой жестокой.

– Иногда бывает. А уж сейчас… – все ее тело содрогнулось под напором спутанных эмоций – чудовища, рвущегося из груди.

Киф удержал ее.

– Ценю твою ярость, Фостер. Но, правда. Оно того не стоит.

Она понимала, что он имеет в виду на самом деле. «Я того не стою».

И это бесило больше всего.

– Однажды я докажу, что ты не прав, – пообещала она.

– Я просто рад, что ты меня не оттолкнула.

– Ты правда думаешь, что я могла бы так поступить?

– Иногда я думаю, без меня тебе будет лучше.

Он попытался отстраниться, но Софи не отпустила.

– Мне станет лучше, когда ты вернешься домой и я буду знать, что ты в порядке, – прошептала она.

Он не согласился. Но и возражать не стал, поэтому они решили оставить все как есть.

– Как ты вспомнил? – спросила она.

– Я не нашел ее шпильку, если ты об этом – а я пытался, поверь. Воспоминание вернулось, когда я искал бусы, которые тебе подарил. В ее шкатулке лежало несколько шпилек, я укололся о них и все вспомнил. Потом я перерыл весь дом, но либо она очень хорошо ее спрятала, либо выкинула – либо забрала с собой. Я даже спросил отца, не помнит ли он про шпильку, но он назвал звездные камни «блеклыми» и сказал, что не дарил маме такую безвкусицу. Значит, она купила ее сама.

– Скорее всего, ее сделали под заказ. В воспоминании она назвала камень «редким». И я так понимаю, ты не знаешь, где та дверь и что за ней находится?

– Не-а. Самое странное, «Незримые», кажется, тоже не знают. Я думал, они притащат меня туда сразу после вступления и заставят ее открыть. Но они о ней даже не спросили. Значит, мама либо не рассказывала о ней, либо они не поняли, что моя кровь – ключ.

– Либо они выжидают подходящий момент, – заметила Софи.

– Теперь-то понимаешь, почему я до сих пор с ними? Не знаю, что за той дверью – не знаю, что планировала мама, но я сыграл в этом свою роль. А значит, я смогу положить конец ее планам.

– Как думаешь, что там?

– Не знаю. Но добра от моей мамы не жди.

– Немного добра она в мир привнесла, – возразила Софи. – И мне оно очень нравится.

Киф отстранился, и между ними пронесся порыв холодного вонючего ветра.

– Не хочу расстраивать, Фостер, но вкус на друзей у тебя ужасный. Ты же видела, как я себя повел. Каким неудачником надо быть, чтобы делать все, что прикажут, и не требовать объяснений?

– Надо быть мальчиком, над которым всю жизнь издевались и которым манипулировали. Вот она, сила оскорблений. Они постепенно истощают тебя, и сил на сопротивление не остается.

– Да, но я знал, что мне сотрут память – слышала, что мама сказала в конце? Мне было девять, я точно знал, кто такие Стиратели. Я знал, что со мной сделают. И не помешал им, потому что хотел забыть. Я сам решил закрыть на все глаза.

– Я поступил бы так же, – раздался за их спинами четкий голос с акцентом.

У Софи запылали щеки. Воспоминания так поглотили ее, что она забыла про Фитца.

– Простите, – буркнул он. – Не хотел вмешиваться. Но, правда, Киф. Ты так говоришь, будто девять лет – это много. Ты был просто ребенком. Знаешь, что делают дети? Верят своим родителям, даже если чувствуют, что что-то не так, потому что родители – весь их мир. И что бы было, если бы ты отказался? Думаешь, мать просто отпустила бы тебя, не взяв крови?

– Я так понимаю, ты подслушивал мысли Фостер? – спросил Киф.

– Сначала нет. Но потом Софи ахнула, я спросил, все ли в порядке, а вы не ответили. Поэтому я обошел ее


убрать рекламу


блок, чтобы убедиться, что все хорошо, и… не смог оторваться. Я все думал, что бы почувствовал, вспомни я нечто подобное – что бы сделал, узнав, что был частью чего-то настолько зловещего. На ум приходит один ответ: я бы сделал все, чтобы помешать их планам.

Киф заморгал, и Софи сомневалась, что дело в песчаном ветре.

– Я ничего не придумал, кроме вступления в «Незримые», – шепнул он. – Знаю, иногда я ошибался – и знаю, что дальше будет только хуже. Но у меня получается. Я понемногу узнаю их планы. Поэтому я и позвал тебя сюда. Ночью я не смогу говорить, а день терять не хочется. Твои родители все еще в опасности, пусть не расслабляются. Не знаю, когда Финтан начнет действовать, но у него есть на них планы. А этим утром я выяснил еще кое-что, кое-что важное. Финтан очень давно уговаривал огров встретиться с ним и поговорить. И вчера вечером король Димитар согласился.

Глава 43

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ты уверен, что Димитар согласился на встречу не потому, что хочет отрезать Финтану голову своим жутким шипастым мечом? – уточнил Фитц. – Потому что после провала с чумой я бы на его месте поступил именно так. Было бы неплохо. Заодно пусть и Алвара прикончат.

– Вот бы огры еще и от Бранта избавились, – добавила Софи, пытаясь отскрести слизь шелки с ботинок. – И от тех, кто помог напасть на Вайли.

– Не волнуйтесь, им и так достанется за то, что его упустили, – заверил Киф.

– Не знаешь, как их накажут? – спросил Фитц.

– Знаю, что им будет плохо. Алвар сказал, что когда Брант понял, что они искали именно Софи – и что Алвар оплошал, исчезнув у нее на глазах, – он запер Алвара в комнате и поджег ее, за исключением одного квадратного метра в центре. И Алвар сидел там весь день.

– Вот и хорошо, – сказал Фитц. – Надеюсь, в этот раз будет хуже.

– Жестко ты их, дружище.

– Вайли они тоже не пощадили.

Софи коснулась трясущейся руки Фитца, жалея, что не может охладить бурлящую в нем злость. Он всегда прятался за гневом, но если погружался в него слишком глубоко, то мог потерять связь с реальностью.

А еще из головы не выходила мысль о Кифе, запертом в комнате, полной огня и дыма.

– Если они узнают, что ты был здесь…

– Они знают, что я здесь, – пожал плечами Киф. – У огров есть фермент, который воняет так, будто весь мир гниет, и я совершенно случайно опрокинул флакон на любимые плащи Финтана, пока их стирал. Нейтрализовать его можно только шкурами шелки, поэтому они послали меня расхлебывать кашу, которую заварил.

– Тебя заставляют стирать одежду? – спросила Софи.

– И делать другую работу по дому. Вот что бывает, когда вступаешь в организацию, напавшую на гномов. Все приходится делать самостоятельно.

– И они не поймут, что ты был в Хэвенфилде? – спросил Фитц.

– Не-а. Я придумал, как отключать маячок на пять секунд. Декс, наверное, счел бы способ глупым, но он работает. И за эти пять секунд я успел забросить бусину. Все прошло идеально.

– Но допусти ты хоть одну ошибку… – поежилась Софи. – Особенно учитывая возвращение огров. Король Димитар вспомнит, что ты был в Равагоге, и постарается убедить Финтана, что ты предатель.

В огрской столице Киф сыграл роль приманки, завалив короля вопросами и ложной информацией, пока Софи с Фитцем осматривали его воспоминания.

Киф пожал плечами.

– Я к королю Димитару не пойду – и вовсе не потому, что мне до сих пор снятся кошмары о его железных трусах. Он потребовал встречи с Финтаном наедине.

– То есть Финтан действительно может попасть огру под горячую руку, – заметил Фитц.

– Даже не знаю. Если переговоры сорвутся, то мы скорее получим прожаренного огра, чем обезглавленного Финтана, – фыркнул Киф. – Но я думаю, что они будут действовать по принципу «враг моего врага – мой друг». Или «мой враг мне не враг, если он враг моего врага»?

– Я запуталась, – призналась Софи.

– Да, с логикой тут туго. Но я про то, что и «Незримые», и огры хотят избавиться от Совета. А теперь короля Димитара вынудили пойти на мирные переговоры, и он, видимо, отчаялся. Он должен понимать, что сможет одолеть Совет только с помощью «Незримых». У Старейшин явно есть всякие тайны, о которых Финтан знает, потому что сам был одним из них. И Финтан тоже понимает, что без огров не справится. Поэтому я думаю, что он предложит поделиться с ограми тайнами и предоставить им эльфийскую поддержку, если король Димитар поможет свергнуть Совет. А вот потом они пойдут друг против друга, и неизвестно, кто победит. Но это и неважно, потому что все уже будет кончено.

– Но ведь огры с «Незримыми» уже объединялись, чтобы распространить чуму? – спросил Фитц. – Вышло так себе.

– Да, но они не особо-то и сотрудничали, – напомнил Киф. – «Незримые» отсиживались в стороне и поручали ограм всю грязную работу, а те думали, что чумы хватит. Если бы они по-настоящему объединились, то все было бы по-другому.

– Ты считаешь, что Совет падет? – прошептала Софи.

– Да, считаю, – согласился Киф. – Не пойми меня неправильно – Старейшины безумно сильны. Я поразился, когда они напали на нас в Изгнании. Но они медлят. Не видят проблем. Боятся что-то решать. Посмотрите, как они поступили с чумой. Немного порасследовали, пару раз посовещались и… и все. Остановили ее мы – а Калле пришлось отдать ради этого жизнь.

Софи скрестила руки, чтобы не начать дергать ресницы. В мыслях всплыли лица Старейшин. Добрых. Жестоких. Надоедливых. Тех, кого она даже не знала.

Они не заслуживали смерти.

А Орели…

Едва Софи представила прекрасную Старейшину в руках огров – или «Незримых», – как ей захотелось вернуться в Этерналию и уговорить Совет залечь на дно.

Но спасет ли их это?

И что тогда решит остальной мир?

И в то же время, что будет, если Совет падет?

– Нужно их остановить, – заявила Софи.

Она не знала как. Но… они никогда не знали, что делать, но всегда справлялись.

– Вот она, наша родная и любимая уверенная Фостер! – воскликнул Киф. – Готов поспорить, у тебя уже тонна планов.

– Пока нет, – призналась Софи. – Предупреждать Совет бесполезно. Они просто скажут, что со всем разберутся.

Или хуже – они воспользуются возможностью и введут запреты, о которых говорила Орели.

– Может, «Черный лебедь» что-нибудь придумает, – протянул Фитц.

– Да, ведь у них столько чудных идей, как помочь Вайли, – парировала Софи.

– У тебя, случаем, не появились новые способности, которые разом решат все наши проблемы? – поинтересовался Киф у Софи.

– Нет, и я не понимаю, с чего ты решил, что они появятся. «Черный лебедь» бы вызвал их вместе с остальными.

– Ай, это же «Черный лебедь», – возразил Киф. – Они все делают по миллиону лет – и что б ты знала, я надеюсь на то, что ты фазисит. Просто представь, что можно провернуть с умением проходить сквозь стены.

– Может, подумаем над настоящим планом? – предложил Фитц. – И перестанем давить на Софи?

– Но Фостер постоянно что-нибудь придумывает. Просто нужно дать ее драгоценному мозгу секунду на размышления.

– А вот и нет. Я… – Софи замолчала, отвлекшись на пришедшую в голову бесформенную идею.

Киф ухмыльнулся.

– Вперед, Фостер. Удиви нас.

Она уставилась на черную слизь, текущую по песку.

– Это пока не весь план. Но огры с «Незримыми» и так плохо ладят, да? Может, мы немного подтолкнем их, сделаем так, чтобы они друг другу не доверяли?

– Видишь? – усмехнулся Киф. – Говорил же, ты справишься. Возможно, наши мечты исполнятся, и они заодно друг друга поубивают. Ну, что думаешь? Расскажем Димитару, что Финтан распускает сплетни о том, как плохо смотрится его зад в железных трусах? Или завалим спальню Финтана противными огрскими овощами, которые леди Каденс заставляла нас чистить на отработках? Как там они назывались? Цепенящие корнеплоды? И он такой: «О нет, Димитар, как ты посмел, это война!»

– Ты хоть знаешь, где у «Незримых» остальные убежища? – вздохнула Софи.

– Погоди, – вмешался Фитц. – Ты что, серьезно хочешь воплотить его планы?

– Нет, они безумные. Но если мы собираемся что-то придумать, то нужно знать, с чем работать: к кому можно подобраться, сколько у нас времени. Ты сможешь узнать, где и когда Финтан встретится с королем Димитаром? – спросила она Кифа. – Потому что если мы устроим что-нибудь во время переговоров, они оба решат, что оппонент подстроил западню.

– Я… не знаю. Я, как новичок в злодейских восстаниях, понял одно: лучше не задавать слишком много вопросов. И я пытался запастить ими, чтобы украсть тайники.

– Тайники – это, конечно, важно, – кивнула Софи, – но на них есть время. А мирные переговоры уже близко, и они точно встретятся до них.

– Ага, логично, – заметил Киф, стряхивая песок с плаща. – Посмотрим, может, заговорю про огров на следующем занятии по эмпатии. Вдруг Финтан так разозлится из-за провала с Вайли, что слегка мне откроется?

– Будь осторожен, – взмолилась Софи, все еще воображая огненное наказание. – Наши планы не стоят того, что с тобой сделают, если узнают, что ты нам помогаешь.

– Я справлюсь, – уверил ее Киф, склоняясь за камень, на который опирался, когда они пришли. Когда он выпрямился, в руках его было вонючее ведро, полное слизи. – Пойду я, пожалуй. Меня уже ждут на месте встречи.

– Думаю, теперь нужно связываться чаще, чем раз в день, – сказала Софи, вытаскивая простой синий кристалл. – Так тебе не придется снова сбегать. Когда ты можешь со мной говорить?

– На рассвете у меня завтрак, на закате – ужин, так что можем связываться утром или вечером. Или оба раза. Но только не сегодня ночью. У меня с Руем какая-то особая тренировка, а даже если ее не будет, стоит залечь на дно.

– Значит, завтра утром, – решила Софи, пытаясь не думать, как рано теперь придется вставать.

– Юху, Кифостер будут больше времени проводить вместе! Ты только не ревнуй, Фитцушка. Ты все равно нравишься ей больше – но однажды я возьму ее измором. Вот такой я пронырливый.

– Пронырливый, да не очень! – прорычал кто-то за их спинами.

Софи уже начала паниковать, как осознала, что голос был высоким и писклявым.

И точно: развернувшись, она увидела Сандора, Гризель, Алдена и Грейди, сверлящих их взглядами.

– Ой-ой, мне пора, – спохватился Киф. Не поднимая взгляда, он поднес кристалл к свету и исчез в путевом луче.

Сжатые в тонкую линию губы Грейди разомкнулись лишь на мгновение:

– Под домашним арестом.

– До конца ваших дней, – добавил Алден.

Глава 44

 Сделать закладку на этом месте книги

Грейди выполнил свою угрозу: едва они вернулись в Хэвенфилд, он послал Софи в ее комнату и сообщил, что выйдет она, только когда уши заострятся.

Несмотря на то, что она предупредила его о сговоре огров с «Незримыми».

Несмотря на то, что она рассказала про придуманный план.

Несмотря на то, что она поделилась самым ужасным воспоминанием Кифа, доказывая его надежность.

Иногда спорить с Грейди было так же бессмысленно, как кормить Верди.

И судя по взгляду Алдена, утащившего Фитца в Эверглен, ее друга ждала та же судьба – хотя нотации Гризель не могли сравниться с лекцией от Сандора. Он отчитывал ее один час и семнадцать минут – и да, Софи считала. Ее ругали так долго, что ноги онемели, – а ведь она сидела на очень мягкой, очень удобной кровати.

Оказывается, Алден прибыл в Хэвенфилд, услышав от Грейди вести о Сире, и они поднялись к Софи, чтобы ее расспросить. Разумеется, при виде оставленной записки поднялась паника. Они вызвали Сандора, тот отследил Софи через маячок в ее одежде, и Гризель настояла на своем присутствии, поскольку Фитц был под ее охраной.

– Даже не говорите, что были осторожны, – приказал Сандор под конец своей речи. – Были бы – дождались бы меня. После того, что случилось с Вайли…

– Киф в этом не участвовал, – перебила она. – И ты нужен был в Фоксфайре, чтобы узнать, как «Незримые» пробрались в Серебряную башню. Зачем тратить время на меня?

– Ваша защита – не трата времени. А раз вас нельзя оставить без присмотра, поиски возьмут на себя Люр с Митей. Чувства гномов не настолько остры, но они справятся быстрее. А с этого момента вы не отойдете от меня ни на шаг, и меня не интересует, что вам подкинут разные милые мальчики.

Щеки Софи запылали.

– Дело не в этом. Он…

Сандор вскинул руки.

– Не важно, в чем причина, ответ не изменится: куда вы, туда и я.

– Значит, готовься к близкому знакомству с этими четырьмя стенами, – произнес Грейди, входя в комнату вместе с Эдалин. Софи открыла было рот, но он поднял руку. – Поговорим утром. А сейчас ужинай и иди спать.

Эдалин щелкнула пальцами, призывая поднос чего-то ярко-оранжевого и противного. К счастью, эльфийская еда всегда была лучше на вкус, чем на вид.

Софи вздохнула, когда родители поцеловали ее в щеки и ушли, оставляя Сандора охранять дверь. Если они так запаниковали из-за встречи с Кифом, то что было бы, узнай они про поход в Этерналию…

«Как ты там?» – передала она, протягивая разум к Фитцу после того, как поужинала, приняла душ и забралась в кровать.

«Нормально. Но Гризель сказала, что теперь я обязан поучаствовать в танцах с Сандором. Все уши мне прожужжала разговорами про парные серебряные штаны».

Софи хихикнула.

«Может, вы с Сандором поработаете над хореографией?»

«Эй, раз мне придется танцевать, то и ты не отвертишься. И наденешь самое пышное и блестящее платье, какое найдется у Бианы. И каблуки».

Она понимала, что Фитц просто ее дразнит, – но идея была… заманчивой. Ну, точнее, заманчивыми были танцы – не дурацкое платье.

«А ты как? – спросил он. – Сильно наказали?»

«Все еще жду приговора».

«Ай. Ожидание – самое худшее. Сочувствую».

«Нет, я сама виновата. Прости, что втянула тебя».

«Не, я сам пошел. И рад этому. Кажется, я начинаю понимать, что движет Кифом. Его воспоминание…»

«Да уж. Чувствую, еще не раз увижу его в кошмарах. Хотя мне страшнее представлять, что с ним сделают, если поймают».

«Серьезно, чую, ты была права, когда говорила, что в конце концов нам придется его спасать. Ну, не может ведь он просто взять и уйти. Если попытается, то его найдут – если он вообще успеет сбежать до того, как они сообразят, в чем дело».

Софи притянула к себе Эллу.

«Как его спасти, если мы даже не знаем, где он?»

«Понятия не имею, – признал Фитц. – Но… В одном Киф был абсолютно прав. Ты всегда найдешь выход».

«Мда, как все просто».

«Понимаю. Обещаю, я помогу, чем смогу. Просто… постарайся не волноваться слишком сильно. Если Кифу действительно понадобится помощь, ты что-нибудь придумаешь».

«Откуда ты знаешь?»

«Потому что ты Софи Фостер. В этом вся ты», – ответил он, и Софи практически ощутила теплоту его улыбки, проходящую сквозь их ментальную связь.


* * *

– Ну, хоть сейчас ты послушалась, – слова Грейди разбудили Софи. – Кажется, ты еще ни разу не просыпалась так поздно – по крайней мере, без влияния снотворного.

Софи потерла глаза.

– Который час?

– Обед.

– ОБЕД? – застонала Софи, а Грейди открыл шторы, наполняя комнату светом. – Уф, я проспала разговор с Кифом.

– Отлично, – сказал Грейди.

– Нет, не отлично. Теперь я до ужина не узнаю, все ли у него хорошо.

– Лучше бы о себе волновалась. Нужно обсудить твое наказание.

Софи вздохнула и села, вертя на запястье «Удар исподтишка».

– Прости, что заставила поволноваться. Но… нам с Фитцем ничего не угрожало.

– Рядом с этим мальчишкой всегда опасно, – подчеркнул Грейди. – Если он хочет рисковать жизнью – пусть рискует. Но я не позволю ему утащить тебя – или Фитца – за собой.

– Никуда он нас не утащит, он дал нам важную информацию. Как ты этого не понимаешь?

– Вообще-то, понимаю. Я до поздней ночи обсуждал с мистером Форклом то, что ты рассказала. Он просил тебя записать все воспоминания, особенно о той двери. И весь Коллектив сейчас придумывает, как развалить новый союз в зародыше. Они сочли ваш план саботировать встречу Димитара и Финтана очень ловким. Но это не меняет того, что вы встретились с Незримым без разрешения и без защиты – так поступать нельзя.

– Как и наказывать меня за встречу с другом, – возразила Софи. – Я же оставила записку!

– Да, давай-ка об этом, – Грейди подвинул ближе поднос с обедом. – Мы с твоей мамой были внизу. Могла бы рассказать, что случилось. Но ты решила нацарапать пару строк и сбежать. Почему?

Софи терпеть не могла, когда он был прав.

– Вы бы попытались меня отговорить, а времени не было, – пробубнила она. – Знаю, вы пытаетесь меня уберечь, но Киф рискует жизнью, чтобы нам помочь. Так что… если он попросит что-то сделать, я сделаю, несмотря на наказание. Это же касается и плана по срыву встречи огров с «Незримыми» – и если «Черный лебедь» попросит снова обыскать воспоминания Вайли, или проверить Прентиса, или встретиться с Гетеном, или…

– Я понимаю, что могут возникнуть смягчающие обстоятельства, – перебил Грейди. – Но я уже успокоил мистера Форкла, что, если появится что-нибудь срочное, ему нужно лишь связаться со мной. Лучше, если он приведет проблему сюда, но, если не получится, я отпущу тебя в сопровождении Сандора.

– А я прослежу, чтобы потом вы сразу вернулись домой, – заявил Сандор с порога.

– А еще я не стану запрещать тебе общаться с друзьями и «Черным лебедем», – Грейди передал ей сверток.

Софи развернула плотную бумагу и обнаружила новый передатчик и черную коробку, куда мистер Форкл убрал передатчик Кифа.

– Он все еще там, – пояснил Грейди. – Технопат «Черного лебедя» не смог отследить сигнал.

У нее поникли плечи.

– Ага, знаю. Я тоже надеялся что-нибудь выяснить. Но постарайся не забывать, что тупик лучше, чем ужасы, к которым бы привела прослушка. «Черный лебедь» запечатал коробку, так что открыть ее не получится. Можешь выкинуть или разбить на маленькие кусочки…

– Я с радостью сломаю ее за вас, – предложил Сандор. – Но мистер Форкл полагает, что вы захотите оставить ее себе.

Так и было, пусть Софи и понимала, что это глупо. Почему-то казалось, что если передатчик останется у нее, то когда-нибудь она достанет из него что-нибудь полезное.

– Я не стану запрещать тебе ни с кем общаться, – добавил Грейди. – И готов пускать к тебе друзей. Возможно, ты думаешь, что я наказываю тебя из-за злости, но нет. Я просто пытаюсь тебя защитить, даже если тебя это раздражает. Ты лунный жаворонок, понимаю. Но мне кажется, что я достаточно тебя поддерживаю. Разве я не разрешил улететь с Силвени, чтобы тебе вылечили способности? И разве не отпустил тебя к «Черному лебедю»? Если думаешь, что это далось мне легко, то переоцениваешь мое внутреннее спокойствие. Практически всегда мне хочется схватить вас с Эдалин и спрятаться где-нибудь, пока все не закончится. Но я понимаю, что ты этого не хочешь, – и горжусь, что ты готова взвалить на себя всю ответственность. Просто не забывай, что ты моя дочь и я хочу видеть тебя живой.

– Хорошо, но…

– Что «но»? – спросил Грейди, потому что она не договорила.

Софи поглядела на хрустальные звездочки, висящие над кроватью.

– Если бы я пошла не к Кифу, ты бы все равно разозлился?

– Не понимаю, о чем ты, дочка.

– О том. Если бы я сбежала с Дексом или Бианой работать над делами «Черного лебедя» – или если бы мы с Фитцем пошли заниматься телепатией, ты бы все равно меня наказал?

– Конечно, – согласился Сандор.

Грейди не был в этом так уверен.

– Нечестный вопрос. Они не связаны с нашими врагами. И они не предавали тебя так, что ты возвращалась домой в панике и слезах.

– Эм, несколько месяцев назад мы с Бианой крупно поссорились, не забыл? Я прибежала домой в слезах, пошла в пещеру, и меня похитили – но Биана же в этом не виновата. А Фитц винил меня в случившемся с Алденом и доводил до слез своими словами. А из-за ограничителя способностей Декса я прошла через жуткую боль и унижения.

– Ты хочешь, чтобы я злился на твоих друзей? – спросил Грейди.

– Нет, хочу понять, почему ты так относишься к Кифу. Ты ведь знаешь, через что он прошел… может, оставишь его в покое?

Грейди тяжело выдохнул, будто выпуская из легких весь воздух.

– Ладно, если хочешь об этом поговорить, то давай.

– О чем поговорить? – удивилась Софи.

Грейди вскинул бровь.

– О мальчиках.

Глава 45

 Сделать закладку на этом месте книги

– О мальчиках? – повторила Софи, пытаясь отыскать в словах Грейди такое значение, на которое бы не намекала его вскинутая бровь.

– Да, тяжело разговаривать с родителями о таких вещах, – вздохнул он. – Но не забывай, с Джоли я это уже проходил. Я понимаю, что с чувствами справляться… нелегко.

– Он про влюбленность, – пояснил Сандор, забивая последний гвоздь в крышку ее страдальческого гроба.

– Уфффффффф… Серьезно, к чему вообще этот разговор? – спросила Софи, пытаясь понять, сумеет ли она прорваться мимо Сандора, если кинется к двери.

Сандор с Грейди переглянулись.

– Ты сама спросила, почему я так отношусь к этому маль… к Кифу, – сказал Грейди.

– Он явно значит для тебя больше остальных, – заметил Сандор. – А для эльфа он еще и неплохо выглядит.

– КАКОЙ ЖЕ КОШМАР! – воскликнула Софи, заваливаясь на кровать и закрывая лицо волосами.

– Я все понимаю, дочурка. Моя бы воля, ты бы не получила список пар до своего столетия. Но даже так, я понимаю, что чувства… возникают.

– Но не между нами. Мы. Просто. Друзья.

– Так часто бывает, – пискляво произнес Сандор. – А потом дружба переходит в подколки, подколки – во флирт, а флирт…

– Да, но это же Киф, – перебила Софи. – Он всех подкалывает. Это ничего не значит. Особенно касательно меня.

– Ты что, серьезно, так думаешь? – спросил Грейди, а когда она кивнула – поглядел на Сандора.

– Если вы еще раз так переглянитесь, я вам врежу, – предостерегла Софи. – А на мне «Удар исподтишка»!

– Как переглянемся? – уточнил Сандор.

– Типа… «Она милашка, согласись?»

– Потому что так и есть. – Грейди потянул Софи за руки, возвращая ее в сидячее положение. – Ты точно ничего не хочешь мне рассказать? Обещаю, злиться не буду.

– А мне кажется, что будешь. Мне без разницы, конечно, но ты ведь практически прямо заявил, что не одобряешь Кифа? Я поэтому наказана?

– Ты наказана, потому что я чуть с ума от страха не сошел, – отрезал Грейди. – И дело тут не в одобрении. Это твоя жизнь. Сама решай, с кем ее разделить. Но вот что я скажу: тот, кто хочет стать для тебя особенным, должен доказать, что он тебя заслуживает. Не только Киф – хотя ему придется нелегко. То же самое я сказал бы про кого угодно. Например… хм… не знаю. Про Декса? Или Фитца?

Софи уткнулась лицом в ладони.

– Пожалуйста, убейте.

– Ой-ой, как-то невесело, – произнесла Эдалин, входя в спальню. – О чем это вы говорите?

– О мальчиках, – одновременно произнесли Сандор и Грейди.

– Этого-то я и боялась, – Эдалин присела рядом с Софи и похлопала ее по колену. – Если тебе станет легче, то Джоли он тоже доставал. Попроси Вертину рассказать парочку историй.

– Да, Софи должна понимать, что мы возлагаем большие ожидания на ее избранника, и что с того? – возмутился Грейди. – И вот еще что, дочка: как только ты определишься, у нас с ним будет дооооооооооолгий разговор.

– Прошу, скажи, что он не серьезно, – простонала Софи, обращаясь к Эдалин.

– Не волнуйся, перед первым Вечером Отсеивания мы что-нибудь придумаем, – заверила Эдалин.

– Чувствую, я очень пожалею, что спросила, – буркнула Софи, – но… что за Вечер Отсеивания?

Эдалин улыбнулась.

– Это традиция. После получения списка пар эльфы обычно устраивают прием, куда приглашают всех возможных избранников, чтобы можно было начать выбирать. Для Джоли мы его не устраивали, потому что она и так все решила. Но если ты не определилась, то вечер – неплохой способ начать. Знаю, кажется, что будет неловко и тяжело, так что можем закрыть тему. Но я хочу, чтобы ты понимала: мы с Грейди поддержим любого твоего избранника.

Она сверлила Грейди взглядом, пока тот не согласился.

– А теперь поговорим о чем-нибудь таком, чтобы ты не вырвала себе все ресницы, – Эдалин протянула Софи скрученный свиток. – Расписание твоих тренировок с Эксиллиумом. Будешь заниматься утром по средам, так что как минимум раз в неделю тебе можно будет выходить из дома. И сестра сказала, что магнат Лето постарался поставить всех твоих друзей в ту же группу.

– А в какой группе вы? – спросила Софи.

– Пока ни в какой. Мы все еще под домашним арестом, – она поцеловала Софи в щеку, а потом встала и поправила свое простое сине-белое платье.

– Ты куда-то собралась? – напрягся Грейди.

Эдалин кивнула.

– Вернусь поздно, так что ужин приготовят гномы.

– Погоди, ты уходишь? – спохватилась Софи. – Ты ведь только что сказала, что вы под домашним арестом.

– Да. Но я улизну в Аллювитерре, а там достаточно безопасно. Джулин обо всем договорилась. Сначала не хотела, но ей стыдно, что она столько лет все от меня скрывала.

– И правильно, – проворчал Грейди.

Эдалин взяла его за руку.

– Мы оба знаем, что долгое время заблуждались относительно роли «Черного лебедя» в том, что случилось с нашей дочкой.

Когда-то Грейди считал, что это они убили Джоли, наказывая его за отказ присоединиться.

– Зачем тебе нужно в Аллювитерре? – спросила Софи.

– Там Вайли. Я должна помочь сыну Сиры. Должна была помочь еще тогда, но не смогла. Надеюсь, лучше поздно, чем никогда.

– Если я могу как-то помочь… – начала Софи.

– Обещаю, мы тебя позовем, – она поцеловала Софи в щеку, а затем вместе с Грейди направилась наверх, к Переносчику.

– А вы куда собрались? – поинтересовался Сандор, когда Софи пошла к двери.

Она указала на ванную.

– Или мне круглосуточно ходить в пижаме?

– Да нет. В ванной я следить за вами не буду, но в остальном считайте, что мы связаны.

– Ну, – Софи нарочито насмешливо улыбнулась, – значит, я хотя бы посмотрю на танцы.

Она покачала бедрами, как Гризель, и Сандор проворчал что-то себе под нос.

– Думаю, ты ей нравишься, – крикнула она из-за закрытой двери, едва захлопнула ее перед его носом. Она думала, что Сандор будет все отрицать, но тот лишь пискляво вздохнул.

– Гризель весьма четко дает это понять. Мы выросли вместе, и все считали, что когда-нибудь мы поженимся. Полагаю, именно из-за меня Гризель пошла в эльфийскую армию, хотя ей предлагали место в гвардии нашей королевы.

Софи почти что отвлеклась на мысль о гоблинской королеве – но не до конца.

Закончив переодеваться, она вышла из ванной.

– Так… значит, она тебе не интересна?

– Интерес тут ни при чем.

– Значит, наоборот? Потому что вы будете хорошо смотреться вместе!

– Поверьте, вы ошибаетесь, – сказал Сандор, следуя за ней тенью, пока она доставала из стола дневник памяти и шла к кровати. – Очаровательно, кстати, как резко вы стали экспертом в романтике. Минуту назад вы казались весьма наивны.

– Я не наивная. Я… реалистичная.

– Я тоже. И реальность такова, что у меня нет ни времени, ни нужды в партнерше. Воин из меня лучше, чем муж. Я говорил это Гризель, и не раз. И на этом обсуждение моей личной жизни окончено.

– Сложно поверить, что она у тебя вообще есть, – признала Софи. – С ума сойти.

– Почему это? – фыркнул Сандор. – Хочу заметить, что среди своей расы я вполне достойный экземпляр.

Софи хихикнула.

– Жалко, Киф этого не слышит.

– Интересно, что именно он пришел вам на ум.

– Просто потому что он бы стал называть тебя Экземпляр Сандор. Обязательно расскажу ему, как только свяжемся.

– Даже не сомневаюсь, – произнес Сандор. – А теперь я оставлю вас записывать воспоминания. Но только попробуйте улизнуть – я прямо за дверью.

Он ушел на свое привычное место, а Софи скользнула под одеяло и открыла дневник памяти. Алден дал ей эту бирюзовую книгу с серебряным лунным жаворонком на обложке после того, как она узнала про скрытые в памяти воспоминания: так можно было их отслеживать.

Она пролистала дневник, поражаясь, сколько времени прошло с последнего ее воспоминания. Уже многие месяцы она записывала лишь собственноручно найденные подсказки и секреты.

Закрыв глаза, она медленно спроецировала все, что показал Киф, особое внимание уделяя самым важным деталям – например, шпильке леди Гизелы. Серебристо-белый камень был гладким и овальным, но, когда на него падал свет, внутри вспыхивали голубые прожилки, складывающиеся в звезду.

– А вот и ужин! – произнес Грейди, напугав ее. В руках он держал поднос с бутылкой пышноягодного сока и миской каких-то розовых макарон.

– Уже? – Софи кинула взгляд за окно, и действительно, солнце садилось. – Уф, я чуть не пропустила разговор с Кифом. Сложно запомнить расписание.

– Пожалуй, посижу-ка я здесь. Вдруг ты узнаешь что-нибудь важное, – заявил Грейди, плюхаясь на постель рядом с Софи и ставя поднос ей на колени.

Софи подозревала, что на самом деле за ней собирались шпионить, но все равно закрыла глаза и вытянула разум, притворяясь, будто рядом никого нет.

«Ты не вовремя», – сказал Киф


убрать рекламу


.

«Ты в порядке?»

«Да, просто нужно внимательно слушать».

Софи чувствовала, как его разум пытается отгородиться и сосредоточиться, поэтому не стала ничего спрашивать. Но на языке чувствовалась горечь.

– Он занят, – сообщила она Грейди, отодвигая от себя поднос.

– Если бы он был в опасности, то предупредил бы, – успокоил ее Грейди, подталкивая поднос обратно. – Хотя бы попробуй. Флори сказала, что это редкий фрукт, волоконник, и она вырастила его специально для тебя. Когда вы начали общаться?

Софи поковырялась в миске, надеясь, что Грейди не заметит отсутствие ответа.

– Ты знал, что она племянница Каллы?

Грейди кивнул.

– Готов поклясться: когда она поет, Панейк расцветает в два раза сильнее.

Софи улыбнулась, представив это, и куснула розовую макаронину – и хотя та оказалось далеко не такой вкусной, как рагу из полноцветов, она была острой, изысканной, и хотелось попробовать еще.

Пока она накручивала фрукт на вилку, Грейди подобрал ее дневник.

– Это шпилька, которой мама Кифа его ранила?

– Ага. Не знаешь, где леди Гизела могла ее купить?

– Нет. Шпильки со звездными камнями – не редкость, хотя прожилки обычно зеленые.

– Она сказала Кифу, что камень редкий.

– Ну, я поспрашиваю знакомых ювелиров в Атлантиде, но вряд ли тот, кто ее сделал, в этом признается. Видишь, нигде на металле нет никаких знаков? Обычно мастера оставляют свое клеймо.

Он перевернул страницу, на которой была изображена дверь – холодный металл, окруженный снегом и тьмой.

– Лишь в Сумраке взойдет звезда, – пробормотал он, указывая на руны, вырезанные вокруг двери. – Тут так написано.

Софи повторила фразу.

– Может, это загадка?

– Обычно в загадках скрыто что-то конкретное. Но я сомневаюсь, что «звезда» – это совпадение.

– А вдруг это цитата? «Черный лебедь» же использовал «следуй небесному пути за милой птицей» из старого дворфского стихотворения?

– Если и так, я этих строк не встречал. Но я не эксперт в литературе. Может, Коллектив сможет показать фразу своим дворфам, узнать, не вспомнят ли они.

Софи надеялась, что вспомнят – но полагала, что и так понимает часть заложенного смысла.

То, что построила леди Гизела.

То, что она запечатала кровью Кифа.

Ее творение грозило погрузить мир во тьму.

Глава 46

 Сделать закладку на этом месте книги

«Прошу, скажи, что ты выяснил что-нибудь полезное», – передала Софи, едва первые лучи рассвета прорезали тьму ее спальни.

«И тебе доброго утра, – подумал Киф. – Значит, вот как мы теперь общаемся? Ни тебе «привет», ни «я скучала», ни «я постоянно о тебе думаю»? И даже не пытайся отрицать это».

К сожалению, она не могла – но не по причине, которую он подразумевал. Прошлой ночью он сказал ей, что Финтана срочно вызвали по передатчику и что он говорил о ком-то «сбежавшем». Но едва она спросила, значит ли это, что они собираются что-то сделать с Вайли, Кифу пришлось уйти, потому что Алвар с Руем подрались.

«Ты так мило волнуешься», – заметил он.

Софи стиснула зубы.

«Радуйся, что я не придумала, как мысленно дать тебе по башке. Но я это сделаю».

«Ладно. Прости, что пытаюсь повеселиться после вчерашних скандалов. Финтан винит Руя и Бранта за побег Вайли, потому что Брант сжег веревку, а Руй должен был проверить все карманы Вайли. Бранту, кажется, плевать, а вот Руй бесится, потому что Финтан пригрозил изменить их роль в каком-то грядущем проекте – и нет, я не знаю, в каком. Поэтому всю прошлую ночь Руй пытался убедить Алвара разделить вину между всеми четырьмя, а Алвар не соглашался».

«У преступников нет чести, мм?»

«Ага, Алвар сам за себя. Поэтому Руй попытался уговорить Трикса и Амбер. То есть я был прав – четвертой похитительницей была она».

«Ты так и не рассказал, какая у нее способность».

«Забыл, наверное. Она тень. Жутко сильная тень. Она Челкастого с землей сровняет – и прическа у нее нормальная».

«Я думала, она не снимает капюшон».

«Так и есть. Но я, как коронованный повелитель страны хороших причесок, чувствую, когда говорю со своими верными подданными».

«Ты несешь просто несусветную чушь».

«Но это правда. Откуда еще мне знать, что у тебя сейчас очаровательное гнездо на голове?»

«А вот и нет!»

Но когда Софи потрогала волосы, то поняла, что они снова торчат, как ананас. Она зарылась под одеяло.

«Что-нибудь еще узнал?»

«Только то, что сейчас не стоит задавать вопросы. Но когда все уснули, я порвал подол плаща и нашел черный диск там же, где ты рассказывала».

«На нем есть символ?»

«Да, тот же самый. Я выбрался из кровати и проверил, не подходит ли он к какой-нибудь двери, но пока мне не везло».

«То есть… мы потеряли целый день и ничего не узнали».

«Ух, когда это ты стала мисс Пессимисткой?»

«Я устала собирать информацию по кусочкам. Ты спишь под одной крышей с врагом, а мы до сих пор не знаем, что они планируют».

«Понимаю. Я над этим работаю. Просто нужно…»

«Если скажешь «подождать», я уйду».

«Да, я говорю, как Форкленатор – и не удивляйся, но… Кажется, я начинаю понимать, что он имеет в виду. Сама посмотри, что случилось с Вайли. «Незримые» сделали ход и провалились. И теперь «Черный лебедь» позаботится, чтобы второго шанса у них не появилось».

«Эм… это же хорошо?»

«Да, для нас. Но не для «Незримых». В этом и дело – если Финтан начнет меня подозревать, то все, конец. Поэтому приходится ждать подходящего момента».

«Ух, кто ты и что сделал с Кифом Сенсеном?»

«Что, мудрость портит мою репутацию крутого парня?»

«Есть такое. Но… у мудрого Кифа куда больше шансов остаться в живых».

«О, еще как, разве что здешняя еда меня прикончит. Мы тут собрали ядрофруты, и они на вкус, как помет банши. Когда я в следующий раз буду вступать в криминальную организацию, напомни выбрать ту, которая не злила гномов».

Софи видела в его мыслях сморщенный зеленый фрукт – он напоминал смесь граната с кукурузой, и это было бы неплохо, если бы зернышки фрукта не были покрыты черным порошком, слишком уж напоминающим плесень.

«Давай ты найдешь на кухне что-нибудь вкусное и опишешь свои впечатления от еды?» – предложил Киф.

«Ага, размечтался».

«Ой, да ладно тебе, Фостер, я тут голодаю!»

Остаток разговора он провел, припоминая все гадости, которые съел за последние несколько недель.

Нытье продолжилось и вечером, за ужином – хотя Софи его не винила. Кифу пришлось питаться скользкими вялыми листьями, на вкус отдающими соплями.

«Я буду носить с собой вкусности, – пообещала она. – Поделюсь с тобой, если еще раз увидимся».

«Как будто у меня мало причин жалеть, что ты сейчас не со мной».

«Мне кажется, тебе нужно жалеть, что ты сейчас не со мной, – тут есть вкусная еда и нет сумасшедших убийц, гуляющих на свободе».

«Классно, конечно, но и от сумасшедших убийц бывает польза. Сегодня Финтан кое-что мне рассказал. Не то, на что я надеялся, но все равно кое-что важное. Он начал жаловаться на Бранта и Руя и на то, как тяжело работать с теми, кто постоянно его разочаровывает. А потом он понадеялся, что я оправдаю свой потенциал».

«Какой потенциал?»

«Он не уточнил. Но я воспользовался возможностью и предложил пойти с ним к королю Димитару и проверить, не лжет ли тот. Я ведь эмпат. Сказал, что боюсь, как бы огры нас не подставили, и он явно был впечатлен, что я об этом подумал. Он сказал, что рад видеть, как сильно меня волнует его дело, – и, разумеется, он не уточнял, что именно делает. Но он приобнял меня за плечи…»

«ФУ!»

«Ага, поверь, очень хотелось его отпихнуть. Но я не шевелился и слушал, как он тоже волнуется из-за огров. А потом он сказал, что дал королю Димитару задание – вроде как проверку, действительно ли они смогут работать вместе».

Софи выпрямилась.

«Отлично! Надо выяснить, что за проверка, и помешать ограм!»

«Этим и занимаюсь, – заверил Киф. – Но есть подозрение, что кто-то должен пострадать, так что без Гигантора ни шагу, ладно?»

«Я и не могу. Я уже говорила, что меня наказали? Теперь торчу в комнате целыми днями и пялюсь на дневник памяти. А Сандор сейчас стоит рядом и просит передать ему все твои слова».

«Ах, поцелуй его за меня – и я не издеваюсь. Я действительно рад, что он тебя защищает. У всех остальных тоже есть телохранители, да? У Фитца? Бианы? Декса? Грейди? Эдалин? Алдена? Деллы?»

«У всех, кроме Алдена и Деллы. Но они редко выходят из дома, так что все в порядке».

«Не знаю. Ворота Эверглена не позволяют прыгать сквозь них, но не остановят огров, вылезающих из-под земли».

Софи прикрыла глаза, пытаясь отогнать от себя кошмарную картину, нарисованную Кифом.

«Я попрошу Коллектив направить к Вакерам дополнительную охрану – может, дворфов, чтобы «Незримые» ничего не заметили, если они следят. Клянусь, нас охраняют лучше, чем Совет. Немного нечестно, согласись?»

«В смысле?»

«Не знаю. Просто… мы кучу времени готовили Хэвенфилд к атаке, а в это время «Незримые» вытащили Вайли из комнаты и пытали его».

«Прости, что я так оплошал. Они так часто говорили о твоей семье, что, когда Финтан объявил о готовности к переходу на следующий этап, я решил…»

«Следующий этап чего?» – перебила Софи.

«Инициативы Путеводной звезды».

«Погоди. Их планы, связанные с моей семьей, часть инициативы? Я думала, «Незримые» хотят похитить их, чтобы контролировать меня».

«Скорее всего, отчасти так и есть. Но мне кажется, что они… собирают данные. Как будто у Финтана есть список жертв и информации, которая ему нужна, и он вычеркивает их один за другим».

Софи вспомнила камеру в Париже, где держали Декса.

Может, она предназначалась именно для этого?

«Ты там как? – спросил Киф. – Ты замолчала».

«Просто пытаюсь понять. Значит, похищение Вайли – а может, и смерть его матери – тоже часть «Путеводной звезды»?»

«Я об этом и говорю».

Он произнес это так, будто связь была очевидна – возможно, так оно и было. Но раньше Софи о ней не думала. В голове крутились тысячи новых вопросов.

«Как там Вайли, кстати?» – спросил Киф.

«Все так же. Вчера Эдалин его навещала и сказала, что раны затянулись, но в разуме настолько темно, что его продержат на снотворном еще минимум день».

«А они не хотят стереть ему воспоминания?»

«Вайли просил их не трогать. Он не хочет потерять зацепки, которые помогут узнать, что случилось матерью».

«Очень… храбро».

В мыслях Кифа всплыл девятилетний мальчик, свернувшийся клубком на кровати и ожидающий прибытия Стирателя.

«Вас нельзя сравнивать», – заметила Софи.

Киф не согласился, но отогнал воспоминание и с ощутимо вымученной улыбкой сказал:

«Сегодня Финтан придет на стратегическое совещание, так что давай свяжемся завтра утром. И готовься слушать мое нытье по поводу завтрака. Мы сегодня собирали какие-то желточники, и пахли они прямо как Игги».

По-видимому, на вкус они были такими же. Но когда на рассвете Софи связалась с Кифом, он едва их упомянул. Слишком уж рвался поделиться новостями.

Он до сих пор не узнал ничего нового о задании огров, о Вайли, о планах на Грейди и Эдалин, о наказании Бранта и Руя, о тайнике Финтана и об остальных вещах, не дававших Софи уснуть.

«НО, – сказал Киф так громко, что ментальный голос эхом отдался в ее мыслях. – Мне наконец разрешили переехать в другое убежище. Ты сейчас разговариваешь с полноправным Незримым!»

Глава 47

 Сделать закладку на этом месте книги

– То есть Киф принес клятву? – спросил Фитц, стараясь не повышать голос среди толпы, собравшейся на поле Фоксфайра. – Как в «Черном лебеде»?

– Я побоялась спросить, – признала Софи.

Она огляделась, радуясь, что все слишком заняты, чтобы обращать внимание на нее с друзьями – и на их телохранителей. И все же она подобралась поближе к Фитцу, Дексу, Биане, Тэму и Лин, а лишь затем добавила:

– Он сказал, что этим вечером переедет в новое убежище.

Толпа сдвинулась вперед, когда очередная группа отправилась сдавать тест, тем самым прервав их разговор. Наступил первый день тренировок в Эксиллиуме, и, хотя Софи с друзьями уже знали свои Полушария, все остальные сдавали письменный экзамен, по результатам которого получали черный плащ с цветными отпечатками ладоней на спинах.

Красный – для Левого Полушария, синий – для Правого и пурпурный – для Амби.

Три шатра Эксиллиума были окрашены в те же цвета. И после стольких лет презрения и предубеждений было удивительно приятно видеть цветные навесы, гордо красующиеся рядом со стеклянной пирамидой.

И все же Софи постоянно ловила себя на том, что смотрит в сторону крученых золотой и серебряной башен. «Черный лебедь» придерживался плана и никому не рассказал о нападении на Вайли, поэтому народ вокруг них понятия не имел об увеличившейся опасности. Даже несколько десятков гоблинов, расположенных средь толпы, даже гарнизон дворфов, прячущийся под ногами, не помогли Люру и Мите понять, как «Незримые» пробрались в башню. Значит, мятежники до сих пор могли тайком проникнуть в Фоксфайр.

– Может, у «Незримых» была расплывчатая клятва, – прошептала Лин, когда толпа вновь успокоилась. – Как та, что дал нам «Черный лебедь».

– Будем надеяться, – кивнула Биана. – Так, погодите – то есть вы принесли клятву?

Близнецы достали из-под туник монокли в виде лебедей.

– Надоело слушать нытье Лин, – сказал Тэм, на что его сестра закатила глаза и брызнула ему в лицо водой. – Ох, как же я отомщу.

– Всегда готова. – Лин принялась перекидывать водный шарик из ладони в ладонь.

– Ух ты, – прошептал Фитц.

– Это точно хорошо? – спросил Декс. – Я не про то, что вы вступили в «Черный лебедь», – это шикарно. Я про Кифа, попавшего в их настоящее убежище. Он уверен, что его не запрут, как его мать?

– Я тоже это спросила, – ответила Софи. – Он заверил, что внимательно следит за всеми эмоциями. Сказал, что как только почувствует что-нибудь подозрительное – сбежит.

– Но как он сбежит? – заинтересовалась Биана. – Его теперь так просто не отпустят.

Фитц с Софи переглянулись.

– Возможно, придется ему помогать – но нельзя придумать план, не зная, где он. Поэтому пока будем надеяться на его осторожность.

Тэм фыркнул.

– Шансы нулевые.

– Скорее всего, – согласилась Софи. – Но он безумно рискует, чтобы нам помочь. Нужно этим воспользоваться.

– Ты ведь сказала ему искать тени на полу убежища, да? – спросил Тэм. – Может, они спроецируют символ, как в Париже.

Софи кивнула.

– У Кифа фотографическая память. Я попросила его хорошо осмотреться. Потом он поделится воспоминаниями со мной, я спроецирую их на бумагу, и ты поищешь тени. Но придется приходить в Хэвенфилд. Я под домашним арестом.

Биана ухмыльнулась.

– Фитц тоже. Папа запретил ему выходить, пока он не заполнит опросник брачного управления.

– Вот только вчера я его заполнил, – самодовольно отозвался Фитц.

– Серьезно? – одновременно спросили Софи, Биана, Декс и Лин.

Фитц пожал плечами.

– Это ведь несложно. Просто пришлось ответить на несколько личных вопросов.

– На множество вопросов, – заметила Биана. – Не боишься, что, если поспешишь, ответишь неправильно?

– Не. Я знаю, что мне нравится. К тому же вопросы не такие, как ты думаешь. Конечно, приходится отвечать, какую внешность и черты характеры ты предпочитаешь. Но потом начинаются вопросы про генетику и способности, а под конец идут просто… глубокие. Как будто в душу к тебе лезут. Что логично, в общем-то, раз опросники заполняются в шестнадцать. Наши вкусы могут измениться, вот они и пытаются узнать, кто мы такие на самом деле.

– Тебе шестнадцать? – спросила Лин.

Декс пробормотал что-то про старичка-Фитца, а Биана обернулась к Тэму.

– Кажется, вы так и не рассказали, сколько вам лет.

Близнецы на мгновение задумались.

– Вроде по пятнадцать, – ответила Лин. – Благодаря отцу сложно понять. Он постоянно пытался нас убедить, что дату зарождения поставили неправильно.

– Старый добрый отец, – пробормотал Тэм, оглядывая толпу, будто старался убедиться, что родителей рядом нет. – Эм, вы знаете ту девочку справа? Она на нас пялится.

Все гоблины потянулись за мечами.

– Расслабьтесь, это Марелла, – успокоила их Софи, а затем понизила голос: – Это ее мама видела Сиру в день ее исчезновения.

– И она пялится не на нас, – поправила Биана. – Просто Тэм ей приглянулся.

Тэм вскинул брови и украдкой кинул еще один взгляд. Марелла откинула длинные светлые волосы – в которые всегда были вплетены тоненькие косички – и кокетливо улыбнулась.

– Хах, – подавился он.

– И все? – изумилась Биана.

– Не знаю. – Софи даже не думала, что Тэм может так покраснеть, учитывая его обычную угрюмость. – Что я должен сказать?

– Она не в его вкусе, – вмешалась Лин. – Ему нравятся брюнетки.

– Фу, откуда ты знаешь? – скривился Тэм.

Лин усмехнулась.

– Ты не такой ловкий, как тебе кажется.

– Мне одной интересно, почему Марелла больше не общается со Стиной? – Софи поспешила на выручку Тэма.

– Стина – это вот та высокая девочка, – пояснила Биана близнецам, склоняя голову в сторону непокорных кудряшек Стины, виднеющихся над толпой. – Ее папа работает на «Черный лебедь», но если вы думаете, что она хорошая, то это не так. Она считает себя лучше всех. А еще она, кажется, в Левом Полушарии. Видимо, придется нам с Фитцем весь день наблюдать, как она пытается красоваться.

– А с кем она? – спросила Лин. – Та девочка тоже смотрит на Софи.

– Серьезно? – удивилась та, немного подождала, а затем обернулась посмотреть, о ком говорит Лин. Она не сразу узнала красивую темнокожую девочку, стоящую рядом со Стиной, – в том числе из-за голубой пряди, украшавшей ее выпрямленные волосы. – Это Марука.

– Сначала Марелла, теперь Марука? – протянул Тэм. – Да… Я никогда их не запомню.

– И не придется, – откликнулась Биана. – Марелла давно нас избегает. А с Марукой мы уже несколько месяцев не разговаривали – с того самого дня, как я сказала, что не могу ей доверять. Она разболтала кучу моих секретов, чтобы отомстить за дружбу с Софи.

Тэм присвистнул.

– Девчонки и их проблемы.

– Да, а вы-то с Кифом так хорошо подружились, – Лин щелкнула его по лбу. – А еще… может, мне только кажется, но… Марука какая-то грустная?

Софи была вынуждена согласиться. Бирюзовые глаза Маруки поблескивали, а полные губы были сжаты в тонкую линию.

И она до сих пор на них смотрела.

– Может, подойти к ней? – спросила Софи.

Биана покачала головой.

– Если хочет поговорить, сама подойдет.

Марука не подошла.

Но и смотреть не перестала.

Это очень нервировало, и Софи вздохнула с облегчением, когда над толпой раздался низкий голос, привлекающий внимание к парящему над головами магнату Лето.

Левитировал он далеко не так хорошо, как ему бы хотелось – а ноги почти что задевали макушки толпы – но он успешно держался на сильном ветру, треплющем его длинный черный плащ с пурпурным отпечатком.

– Приветствуем вас на первой тренировке навыков! – воскликнул он. – Знаменательный день в нашей истории! Я буду практиковаться с вами, так что передаю бразды правления в руки наших талантливых инструкторов. Пожалуйста, покажите им, как мы ценим их старания.

Жидкие аплодисменты поприветствовали трех эльфов в красном, синем и пурпурном плащах, поднявшихся от шатров и перелетевших на место магната Лето. Левитация инструкторов была идеально плавной, будто они стояли на твердой земле.

– Левое Полушарие будет заниматься со мной, – сказала красный инструктор хриплым голосом. Свои каштановые волосы она постригла в гладкое косое каре, а светло-голубые глаза подвела черным карандашом, придавая себе драматичный вид. – Можете звать меня инструктором Вилдой.

– Я инструктор Бора, – представился синий инструктор; его высокий гнусавый голос удивительно контрастировал с зализанными светлыми волосами, оливковой кожей и резкими угловатыми чертами лица. – Мы с Правым Полушарием будем заниматься там, – он указал на синий шатер.

– А значит, что все Амби остаются со мной, – улыбаясь, произнесла пурпурный инструктор. Ее длинные черные волосы так блестели, что в контрасте с темной кожей практически сияли. – Я – инструктор Роана. И да, если кому интересно, вы будете заниматься именно в том Полушарии, куда вас назначили, независимо от того, куда попали ваша семья и друзья. Все три группы будут учиться одному, но в разных стилях, чтобы ваши уроки были максимально полезными.

– Главное, не злитесь, если не получится преуспеть сразу, – добавила Вилда. – Совет просил нас сосредоточиться на конкретном навыке – и из-за него большинству из вас придется использовать разум в новом ключе.

– Вас ждут изнурительные занятия, – сообщила Роана. – Иногда придется очень тяжело. Но мы будем продвигаться шаг за шагом, и через какое-то время благодаря вашему терпению вы откроете для себя новую силу.

Инструкторы достали из карманов стеклянные сферы размером с теннисные мячики и вытянули перед собой.

Когда они прищурились, все три шара разлетелись на тысячи сверкающих осколков.

– Вы только что стали свидетелями использования навыка, который мы зовем внешней фокусировкой, – перекричала Вилда ахнувшую толпу. – Он несет в себе силу, ограниченную лишь нашей сосредоточенностью и волей. Например…

Инструктор Бора достал из кармана металлический шар и вытянул перед собой.

Сфера взорвалась, и в воздухе закружились металлические ошметки – как конфетти. Или, скорее, как шрапнель.

– От воли тренированного ума ничто не спасет, – провозгласил инструктор Бора. – Ни хрусталь. Ни металл. Ни камень. Ни даже плоть и кровь.

– Они… только что сказали, что учат нас убивать? – прошептала Софи друзьям.

– Такое ощущение, что да, – пробормотал Фитц.

– Воистину, – произнес Сандор, переглядываясь с остальными охранниками.

Прочитать выражение их лиц было сложно. Они нервничали? Злились?

– Мы чувствуем вашу тревогу, – сказала толпе наставница Роана. – И отдаем вам должное. Страх взращивает самоконтроль и ответственность. Но это не меняет того, что этот навык дан нам с рождения. У саблезубых тигров есть когти и клыки. У косматых драконов – ядовитые иглы. Даже в зубках хрупких мерцекрылов содержится отрава. Но они не боятся своих даров. Да, некоторые животные охотятся с их помощью, некоторые – защищаются. Но ни то ни то не отменяет существования самой силы.

Софи понимала, что в ее словах есть логика. Но все равно складывалось ощущение, что всем выдают пушки с надеждой, что они друг друга не перестреляют.

А потом она вспомнила, что Киф говорил про тренировки навыков, которые он проходит у «Незримых»…

Они тоже отрабатывали внешнюю фокусировку?

– Также важно заметить, что эта сила в нашем мире не нова, – напомнила им Вилда. – Многие способности могут нанести невероятный вред, стоит нам только захотеть. Но ведь мы не боимся тренировать наши таланты, да?

– Наша цель проста, – подхватил инструктор Бора. – Мы научим вас понимать вашу силу и пользоваться ей, когда нужно. Давайте вместе покажем миру, нравится ему это или нет, что мы сильнейшая раса. Нам не нужны оружие и броня. Лишь сила нашего ума, дисциплина и желание ею овладеть.

По толпе прокатилась волна перешептываний – большинство соглашались с инструкторами. Но Софи помнила предупреждение, данное леди Каденс Совету.

Может, эльфы и докажут свою силу. А может, просто кинут спичку в комнату, полную щепок.

– Тебя это беспокоит? – прошептала она Сандору, когда наставники сказали всем разойтись по соответствующим шатрам.

– Да. Не знаю, как защищать вас от атак подобной природы – особенно направленных на плоть и кровь. А если хрусталь и камень тоже под угрозой, что мешает кому-нибудь взорвать землю, на которой мы стоим, или разбить здания вокруг?

– Наши природные пределы, – произнес магнат Лето, подойдя к ним. – Инструкторы не просто так продемонстрировали силу на маленьких сферах. Чем больше объект, тем сложнее его уничтожить. И хотя энергии разума у нас хоть отбавляй, большую ее часть мы расходуем в повседневной деятельности. Разумеется, ею можно запастить, но на это уйдет огромное количество времени и силы воли. Мало кто обладает таким мастерством или терпением. Поэтому, большинству эта сила пригодится лишь в самый отчаянный момент. Ничего более. А теперь мне нужно затеряться среди остальных Амби, пока меня не заподозрили в фаворитизме.

Он подмигнул и ушел, направляясь в дальний конец пурпурного шатра.

Софи с Тэмом и Лин двинулись к задней стенке, где тренировались, когда вместе учились в Эксиллиуме.

На полпути Тэм и Лин замерли, широко раскрытыми глазами глядя на двух эльфов.

Перед ними стояли мужчина и женщина с угольно-черными волосами и серебристыми глазами.

Родители Тэма и Лин.

Глава 48

 Сделать закладку на этом месте книги

– Мда, – произнес отец Тэма, теребя застежку плаща – двух черно-серебряных лютых волков, грациозно вытягивающих шеи в вое. – Неожиданно.

– И да, и нет, – отозвался Тэм, оглядывая толпу, пока его взгляд не остановился на магнате Лето, который выглядел… слегка виноватым. – Но я упрощу вам жизнь.

Тэм взял Лин за руку и развернулся, чтобы уйти.

Их мать схватила его за локоть.

– Пожалуйста. Может, нам стоит…

Тэм вывернулся из ее хватки.

– Нет. Не стоит.

Она опустила взгляд – тонкие пальцы так и остались висеть в воздухе, когда муж коснулся ее ладони. В его жесте сквозила нежность. Мягко и ласково он обхватил дрожащую руку жены, поглаживая большим пальцем ее ладонь.

Любовь между ними была очевидна. Даже немного мила.

Но вторая его ладонь была сжата в кулак, а взгляд, направленный на детей, – мрачен, и от этого становилось лишь тяжелее.

– Извинись перед матерью. И прекрати устраивать сцену! – он нервно обернулся через плечо, глядя на остальных Амби.

Тэм покачал головой.

– Тебя всегда волнует только то, что подумают другие.

– Пожалуйста, – взмолилась их мать, когда они вновь отвернулись. – Я не ожидала, что на меня свалится столько проблем. И не утверждаю, что справилась с ними.

– Так вот, кто мы? – шепнула Лин. – Проблемы?

Ее мама откашлялась.

– А кем вы хотите быть?

– Никем, – ответил Тэм. – Абсолютно никем.

– Тогда вы с этим справляетесь, – сообщил ему отец, хмуро глядя на серебряную челку Тэма. Близнецы расплавили свои регистрационные медальоны и окунули волосы в расплавленный металл в знак того, что им не нужна семья, которая бросила их выживать самостоятельно.

Тэм набросил серебро на глаза.

– Нравится?

Его отец покачал головой. Он не выглядел надменно, как лорд Кассиус, на его губах не было неприятной улыбки, он не сверлил их взглядом. Он казался просто уставшим.

– Дети должны уважать родителей, – тихо сказал он.

Лин потянула Тэма прочь.

– Уважение нужно заслужить.

– Подождите, – взмолилась их мама. – Пожалуйста, подождите.

Лин обернулась через плечо.

– Мы ждали больше трех лет.

– Знаю, – прошептала она. – Вы так повзрослели.

– Так бывает, когда бросаешь детей без крыши над головой и без пропитания, – не выдержала Софи, не сумев прикусить язык. Она понимала, что лезет не в свое дело. Но ей хватило одного друга, сломавшегося под гнетом ужасной семьи. Она не могла допустить той же судьбы для Тэма и Лин.

– Вы можете оправдываться как угодно, – заявила она Сонгам, – можете верить в любую ложь, но вот она, правда, прямо перед вами. У вас двое невероятно талантливых, умных, сильных детей, которым вы больше не нужны. И если вы хотите, чтобы они вернулись в вашу жизнь, это нужно заслужить.

– Как? – спросили Сонги.

Софи пожала плечами.

– Нужно понять самостоятельно, или ничего не добьетесь. Пойдемте, – она взяла за руки Тэма и Лин. – Нам есть чем заняться.

– Не верится, что ты это сказала, – прошептала Лин, когда они прошли в первые ряды, и Сандор встал за их спинами, создавая между ними и Сонгами стену мышц.

Софи потупила глаза.

– Простите. Не нужно было вмешиваться.

– Нет, еще как нужно, – заявил Тэм.

Лин кивнула.

– Отец так на тебя смотрел… это просто лучший подарок.

– Жаль, что больше я ничего не могу сделать, – как же нечестно, что у Софи было две любящие семьи, когда у многих ее друзей не было даже одной. Да и генетические родители тоже могли оказаться крутыми – хотя в это было сложнее поверить, учитывая, что они согласились никогда не видеться с дочерью и отдать ее на эксперименты.

– Невероятно, – раздался голос за ее спиной. – Я что, в одном Полушарии с Великой Софи Фостер? Никогда бы не подумал!

Обернувшись, Софи обнаружила знакомое улыбающееся лицо.

– Ребята, это Дженси. Дженси, это Тэм и Лин, – представила Софи.

– Круто! Классные волосы! – практически прокричал Дженси. – Это настоящее серебро? И постойте, вы что, из Эксиллиума? Это вы там познакомились с Софи? Как там дела?

Дженси всегда говорил так, будто только что выпил десять бутылок энергетика. Тэм и Лин такого, разумеется, не ожидали.

– Дженс


убрать рекламу


и одним из первых помог мне привыкнуть к Фоксфайру, – пояснила Софи. – Хотя я давно его не видела.

Круглые щеки Дженси покраснели, и он провел рукой по растрепанным каштановым волосам.

– Прости, ты постоянно занята, да и я решил, что мне самое место со слюнявыми ребятами.

– Тебе самое место там, где ты хочешь, – уверила его Софи. – Да и, к слову, ни разу не видела на твоем подбородке хоть каплю слюны.

Не успел Дженси ответить, как в шатер вошла инструктор Роана, неся с собой большой мешок пурпурных шариков для пятнания. В них была краска, и Софи понадеялась, что сегодняшнее упражнение даст ей шанс запустить парочку в родителей Тэма и Лин.

– Внешняя фокусировка требует иного понимания вашей силы, – произнесла инструктор Роана, катая шарик по ладони. – Когда вы учились двигать вещи, вы собирали энергию изнутри и выталкивали ее разумом, контролируя силу так, будто она была продолжением ваших рук. Но вам нужно перестать думать о ней как о внутренней энергии. Это просто ваша энергия – и не обязательно привязывать ее к себе, чтобы управлять. На самом деле, она становится сильнее, когда вы переносите ее в другие вещи. Например, – она сощурилась, глядя на шарик в руке, – можете спрятать ее здесь, дождаться, пока она раздуется, и…

Шарик взорвался, пачкая Роану пурпурной краской.

– Концепция странная, понимаю, – сказала она, вытирая краску с лица. – И вы не сможете сразу ее воплотить. Более того, я считаю, что большинство за сегодня не взорвет ни единого шарика. Мы даем их скорее для того, чтобы у вас была цель – порог, который нужно преодолеть. Но нет ничего страшного, если для этого потребуется несколько маленьких шажков. Постарайтесь довериться инстинктам. И не удивляйтесь, если это окажется тяжело. Пожалуйста, отдыхайте, если понадобится. Все готовы? – она передала мешок шариков Дженси.

Тот взял несколько себе, Софи, Тэму и Лин, а потом передал мешок дальше и плюхнулся рядом с Софи на фиолетовую траву.

– Может, я впитаю твою крутость? – попросил он, а потом рассказал Тэму и Лин о том, как Софи выступила на Чемпионате по пятнанию. – Отшвырнула Фитца в стену и сама вырубилась!

Лин рассмеялась.

– Вижу, Софи устроила неприятностей не меньше моего.

– А вы приходите в Фоксфайр! – предложил Дженси. – Устроите Чемпионат хаоса, будет эпично! Или нет, стойте, а вы вообще можете вернуться в Фоксфайр?

Лин оглянулась через плечо на родителей.

– Когда будем готовы.

– Пора начинать! – провозгласила наставница Роана. – Поставьте шарики на землю перед вами и очистите голову. Я не буду давать конкретных подсказок, потому что вам лучше самостоятельно выяснить, как вам будет удобнее. Но постарайтесь понять, что ваше тело – не непроницаемый сосуд с энергией. Это столб, вбитый в землю, который отмечает центр вашего личного энергетического облака.

– В Эксиллиуме всегда такие безумные уроки? – полюбопытствовал Дженси. – Или сегодня особый случай?

– Особый, – мотнул головой Тэм.

– Даже не знаю. Я вроде поняла, – Лин нахмурилась, глядя на свой шарик. – С водой точно так же: она и извне, и изнутри.

– Эм, ну да… – протянул Дженси.

Тэм рассмеялся.

– Не волнуйся. Я не понимаю и половины того, что говорит моя сестра.

Софи тоже ничего не понимала. Но она постаралась представить энергию в виде семечка, которое поместила в шарик. Мысленно напев песню, она дала ему прорасти, распространить энергию сквозь краску, как корни пронизывают землю, и…

…шарик взорвался пурпурным всполохом.

Дженси вскинул кулак.

– Я же говорил, она нас обойдет!

– Зачастую телепатам легче уловить смысл, – заметила инструктор Роана, передавая Софи полотенце, чтобы стереть краску с лица. – Их разум изначально содержит куда больший запас энергии, и из-за этого ее легче перемещать – хотя у нас, кажется, новый рекорд.

Софи глянула на магната Лето. Тот улыбался, совершенно не удивленный.

– Я бы предложила тебе отдохнуть, поскольку упражнение отнимает много сил, – добавила Роана. – Но ты так легко справилась, что мне интересно, получится ли у тебя еще раз.

Она передала Софи новый шарик, взяв с нее обещание передохнуть, если заболит голова. Но Софи прекрасно себя чувствовала.

А когда она посадила очередное «семечко», шарик разорвался пурпурной краской.

Инструктор Роана склонила голову.

– Чувствую, ты свернешь горы, посиди ты в одиночестве подольше.

– Почему в одиночестве? – спросил Тэм.

– Не на что и не на кого тратить энергию, – наставница передала Софи третий шарик, и – хотя времени ушло значительно больше – Софи все равно смогла взорвать его, как и остальные.

К концу урока с упражнением справились всего три Амби: она, магнат Лето и – удивительно – Дженси.

– Это моя теория сработала, – заявил Дженси, перекатываясь с пятки на носок. – А может, у меня проявится телепатия, и это будет так круто! Хотя я надеялся, что буду фазиситом, как мой брат, или электрокинетиком, или…

Он продолжил перечислять способности, но Софи перестала слушать, заметив на себе множество взглядов.

– Понимаю, что ты чувствуешь, – прошептала Лин. – Я часто задумывалась, не слишком ли много силы мне дано. Но я перестала волноваться, затопив Равагог.

– Ох, это была ты? – влез Дженси.

Лин кивнула.

– Впервые я обрадовалась своей силе. А ты со своей совершишь нечто большее, – сказала она Софи.

Та поблагодарила, сама не понимая, почему ей так… неуютно. Она далеко не в первый раз обнаружила, что ее ментальные силы слегка жутковаты.

Но почему-то новое умение казалось неправильным – будто эльфы отбрасывали все, во что верили, и становились темнее.

А она была олицетворением грядущей тьмы.

Как только инструкторы их отпустили, Дженси ускакал хвастаться слюнявым мальчикам, а Сандор разрешил Софи попрощаться с друзьями. Тэм и Лин остались с ней – пока не заметили приближающихся родителей. Тогда они прыгнули, не медля ни секунды.

Сонги побоялись приближаться к Софи, особенно когда к ней подошли Фитц и Биана со своими охранниками. Фитц поразился трем шарикам, которые взорвала Софи. У него получилось максимум заставить шарик дрожать.

Софи давала им советы, когда за их спинами раздался самодовольный голос:

– Ждете Диззни?

Поборов вздох, Софи обернулась к Стине – и Маруке.

– Тебе-то какая разница?

– Никакой, – отозвалась Стина. – Но я решила, что тебе будет интересно, учитывая, что я видела, как после урока он отвел Мареллу в сторону и они начали шептаться. Ревнуешь, Фостер?

Софи закатила глаза.

– Когда это вы с Мареллой помирились?

Ее слова поколебали самодовольство Стины.

– Мы и не ссорились. Ей просто… тяжело, потому что у меня проявилась эмпатия.

– Ах да.

Софи не знала, кто это произнес: она сама, Фитц или Биана – но подумали они об этом одновременно. Со стороны матери у Стины в роду было множество эмпатов, поэтому ничего удивительного в способности не было. Но бедная Марелла много лет пыталась вызвать именно этот талант, надеясь помочь матери лучше контролировать эмоции.

– Жестоко, – пробормотала Софи.

Стина кивнула.

– Поскорее бы у нее проявилась способность, даже если не та, что она хочет. Постоянно думать: «А вдруг?» куда хуже, сама понимаешь.

Софи понимала. Но не успела она подобрать слов, как поняла, что Марука снова на нее уставилась.

Стина толкнула подругу локтем.

– Да говори уже. Сама ведь заставила меня подойти.

Марука кивнула.

Потом прокашлялась, прочищая горло – столько раз, что должна была его ободрать. А затем сказала Софи:

– Я хочу, чтобы ты отвела меня к Вайли.

Глава 49

 Сделать закладку на этом месте книги

– Никто никуда не пойдет, – заявил Сандор, укладывая тяжелую руку Софи на плечо. Гризель с Вольцером придвинулись к Фитцу и Биане.

Софи, потащив за собой Сандора, подошла ближе, надеясь, что суровый взгляд скроет ложь, и прошептала:

– Не понимаю, почему ты просишь меня.

– Еще как понимаешь, – Марука дождалась, пока ближайшая группка Левых Полушарий пройдет мимо, и добавила: – Стина сказала, что «Незримые» напали на Вайли, а «Черный лебедь» его спрятал.

– Не смотри так на меня, – возмутилась Стина. – Я подслушала разговор отца, а Вайли – родственник Маруки. Она заслуживала узнать, что произошло.

– Вы с Вайли родственники? – удивилась Биана.

Марука кивнула.

– Я ничего не рассказывала, потому что у твоего отца с ним напряженные отношения. Но он мой двоюродный брат, и мама постоянно меня к нему водила. Она сейчас с ума сходит…

– Стой, ты что, рассказала маме? – перебила Стина. – Ты обещала, что никому не скажешь!

– А потом я узнала, что за секрет это был, – ответила Марука. – Я не могла скрыть это от семьи, что бы я там ни говорила.

В какой-то мере она была права. Некоторые проблемы были слишком важны, чтобы волноваться о нарушенных обещаниях.

Но Софи все равно не могла ей помочь.

– Мне нельзя об этом говорить, – прошептала она. – Может, лучше попросить отца Стины?

– Я тебя умоляю, ты же знаешь, что папа ничего не расскажет, – возразила Стина. – Только накажет меня за то, что подслушивала.

– Надо было заранее об этом подумать, – заметил Фитц.

Стина фыркнула.

– Как будто ты никогда не подслушивал отца.

– О, еще как, – ответил он. – Но я всегда готов к наказанию, если поймают.

– Да кого волнует наказание? – спросила Марука голосом, походящим скорее на шипение, чем на шепот. – Мама готова пойти к Совету…

– Ни в коем случае! – перебила Софи. Обернувшись и увидев, что магнат Лето занят разговором с инструкторами на другом конце поля, она прошептала: – «Черный лебедь» не хочет рассказывать Совету о случившемся.

– Тогда приведи нас к нему, – потребовала Марука.

– Это угроза? – поинтересовалась Биана.

Марука пожала плечами, убирая синюю прядь за ухо.

– Да, если так вы согласитесь отвести меня к Вайли.

– Но угрожать надо не нам, – немного растерялась Софи. – У меня нет кристалла, чтобы добраться до места, где его держат.

– Даже если и так, только ты можешь помочь, – не сдалась Марука. – Ты их ловец солнца, или их бубри, или какой птицей они тебя называют.

– Лунный жаворонок, – напомнил ей Фитц. – Хотя теперь я слегка жалею, что они не назвали проект «Бубри».

Софи слишком нервничала, чтобы смеяться.

– Ты переоцениваешь мое положение в «Черном лебеде». Они постоянно мне отказывают, а с Вайли все особенно тяжело.

Марука закусила губу.

– Хотя бы попытайся. Пожалуйста. Понимаю, ты меня не знаешь, и я вела себя грубо. Но мне нужно его увидеть, нужно убедиться, что с ним все хорошо – что его не сломили.

Дрожь в ее голосе переборола решимость Софи.

– Ладно. Я созвонюсь с Коллективом, когда буду дома, и узнаю, пустят ли они вас.

– Почему не сейчас? – надавила Марука.

Софи указала на окружающих их ребят.

– Потому что мы вообще не должны были об этом разговаривать.

– Тогда можно мне пойти с тобой? – взмолилась Марука. – Не потому что я тебе не доверяю. Просто я могу помочь их убедить.

– Она настойчивая, – заметил Фитц. – Будет забавно натравить ее на Коллектив.

Софи потерла виски.

– Обещай, что, если они откажут, ты оставишь все как есть. Или пойдешь надоедать кому-нибудь другому.

Марука кивнула, и Софи достала домашний кристалл.

Стина подхватила ее под руку.

– Я пойду с вами.

– Я тоже, – сказал Фитц.

– А как же Декс? – спросила Биана. – Он расстроится, если мы уйдем без него.

– Может, ты останешься? – предложил Фитц. – Как только мы закончим, я вернусь в Эверглен, и мы все друг другу расскажем.

– Ага, я тоже хочу все знать. – Софи указала на разговаривающих Декса и Мареллу.

Марелла стояла к ним боком, поэтому ее лица не видно было.

Но Софи готова была поклясться, что она плачет.

Связаться с мистером Форклом Софи не могла, потому что он до сих пор был в Фоксфайре под видом магната Лето. Поэтому она позвонила Граниту.

– Ух ты, – прошептала Марука, когда Сандор с Гризель открыли ему двери. – Ничего себе маскировка.

– Да уж, – прогрохотал он, под потрескивание камней проходя в гостиную. – Надеюсь, вы никому не расскажете, что видели.

– Почему? – спросила Марука. – Я все равно не знаю, кто вы.

– Мы предпочитаем, чтобы народ знал о нашей организации как можно меньше, – он обернулся к Софи. – Где твои родители?

– На пастбищах со стегозавром, которого привели сегодня утром. А что, они вам нужны?

– Пока нет. Просто рад слышать, что они в добром здравии. И я хочу дать понять, что в обычных обстоятельствах мы бы ни за что не согласились на подобную встречу. Я пришел лишь потому, что знаю, как важна ваша семья для Вайли, – обратился он к Маруке. – И так получилось, что завтра Микстура будет выводить Вайли из сна. Мы оберегали его, сколько могли, но ему пора возвращаться в реальность. Возможно, будет легче, если при пробуждении рядом окажутся знакомые лица – если ты считаешь, что вы с матерью справитесь.

– Обязательно, – заверила Марука, утирая слезы. – Мы сделаем все, что скажете. Когда и где мы встретимся и как…

– Я вышлю инструкции на дом, как только поговорю с Микстурой, – перебил Гранит. – Ждите свитка завтра утром.

– Можно мне тоже пойти? – спросила Софи.

– Думаю, лучше не перенапрягать его, – покачал головой Гранит. – А еще я боюсь, что как только он увидит тебя, то зациклится на своей просьбе.

– Что за просьба? – спросили Стина с Марукой.

– Это засекречено, – отрезал Гранит. – Как и завтрашняя встреча. Помимо ваших семей никто не должен знать, что случилось. Кстати говоря, – он придвинулся к Стине, – буду надеяться, что в будущем вы отнесетесь с большим уважением к секретам отца. Если вы что-то подслушали, это не значит, что можно рассказывать остальным.

Стоило отдать Стине должное: не опуская головы, она ответила:

– Марука должна была знать.

– Тогда нужно было сообщить отцу, и он бы все уладил. Мы орден, мисс Хекс, и у нас есть правила и протоколы, которые нужно соблюдать.

– Софи вы так же говорите? – парировала Стина.

– Нотации для мисс Фостер не редкость. А еще у нее особые обстоятельства, так что не думайте, что вы – как и ваш отец – относитесь к той же категории. Если ваша семья будет представлять для нас опасность, то выбора не останется: придется освободить вашего отца от клятвы. Вы этого хотите?

Стина беспечно пожала плечами, но Софи заметила, как она дрожит.

Гранит, видимо, тоже увидел, потому что кивнул, пообещал Маруке встретиться завтра утром и прыгнул.

– У тебя… очень странная жизнь, – произнесла Марука, не сводя глаз с облачка каменной пыли, оставшегося за Гранитом.

– Как будто я не знаю, – буркнула Софи.

С уходом Маруки и Стины странности не закончились. Фитц только-только собрался домой, как они услышали очередной стук во входную дверь и обнаружили на пороге Старейшину Орели в полном правительственном облачении.

– Вы по поводу Гетена? – спросила Софи.

Орели улыбнулась.

– И тебе здравствуй.

– Простите, – покраснела Софи, осознавая, как грубо обошлась со Старейшиной. Сделав ужасно неуклюжий реверанс, она спросила: – Чем могу быть полезна?

– Позови родителей, – попросила Орели, когда Софи отступила, чтобы ее пропустить. – Нам нужно многое обсудить. И да, я по поводу Гетена.

Глава 50

 Сделать закладку на этом месте книги

– Вы договорились о встрече? – спросила Софи уже в который раз. Но как же приятно было это услышать.

Орели улыбнулась, поправляя и так идеальные локоны.

– Да. Мне разрешили провести вас с мистером Форклом в подземелья Люменарии. Я пока не выяснила, когда именно, но, скорее всего, в следующую пятницу. И к Гетену нас подпустят лишь на пятнадцать минут, так что подготовьтесь соответствующе.

– А как же я? – спросил Фитц.

Орели взяла его за руку.

– Я понимаю, что вы когнаты – и что на встрече ты был бы ценным подспорьем. Но разрешение ограничено Софи, мистером Форклом и мной. Без исключений.

– Помимо ее телохранителя, – поправил Сандор.

– Вы сможете сопроводить ее к главным воротам крепости, – ответила ему Орели. – После этого она перейдет под опеку охраны Люменарии.

Сандор подошел ближе.

– Мисс Фостер – моя подопечная.

– Да, я знаю. Более того, именно я рекомендовала вас в ее охранники. Но никто не должен видеть меры безопасности, предпринятые на время мирных переговоров, – даже настолько уважаемый гоблин, как вы. Софи и мистеру Форклу также завяжут глаза на время перемещения по подземельям.

– Серьезно? – удивилась Софи. – Вы что, думаете, что мы разболтаем об увиденном?

– Дело не в том, что будет, а в том, что может быть. Вы должны понимать, что на переговорах будут присутствовать лидеры всех разумных рас, – и мы не позволим им привести собственную стражу, ибо среди нее могут оказаться шпионы или предатели. Но это значит, что своих телохранителей мы тоже не можем позвать. Специально ради этого собрали и натренировали совершенно новый отряд, в который попали лишь те, кто прошел суровый отбор с лидерами всех рас. Мы также гарантируем, что помимо стражи – и участников переговоров – никто и шага не ступит в замок. Так мы надеемся избежать возможной атаки.

– Тогда как Софи и мистера Форкла допустили к Гетену? – заинтересовался Фитц.

– Именно об этом я и пришла поговорить, – произнесла Орели, поворачиваясь к Грейди и Эдалин, которые стояли у лестницы, с ног до головы покрытые фиолетовыми перьями динозавра. – Софи, тебя просят явиться на мирные переговоры.

У Софи распахнулся рот. У Грейди, Эдалин и Фитца тоже – и Софи точно слышала, как судорожно вздохнули все гоблины.

– Понимаю, я была удивлена не меньше вашего, – сказала им Орели. – Но уникальная роль Софи, которую она сыграла в недавних событиях нашего мира, вызвала определенный интерес правителей – особенно короля дворфов, Энки, и королевы гоблинов, Хильды. И король Димитар просил допросить ее касательно событий в Равагоге.

– Именно поэтому я должен пойти с ней, – не сдался Сандор.

– Поверьте, у Софи будет достаточно охраны, – заверила Орели. – А еще из-за ее возраста ее должен сопровождать родитель или опекун.

– И вы выбрали не нас, а мистера Форкла? – спросил Грейди.

– Нет, мистера Форкла пригласили как представителя «Черного лебедя». За последние месяцы их орден громко заявил о себе, и мировые лидеры выразили желание выслушать их мысли о переговорах. Опекуном мисс Фостер станет леди Руэн, если она не против.

– Я? – переспросила Эдалин, а Грейди покачал головой.

– Моя жена невероятно сильна, и с этой силой стоит считаться – но из нас двоих со мной Софи безопаснее.

– Возможно, – согласилась Орели. – Но лидеры не потерпят рядом с собой мезмера. Полагаю, вы их понимаете.

– То есть вы просите отпустить жену и дочь на крайне сомнительные мирные переговоры? – поинтересовался Грейди.

– Вообще-то, я прошу Софи и Эдалин принять участие в событии, которое изменит мир, где охраны будет больше, чем вы можете себе представить, – поправила Орели. – И им самим решать, идти или нет.

Грейди нахмурился, но без возражений обернулся к Эдалин.

– Это же безумие, согласись?

– Ага, – сказала та, нервно щелкая пальцами, отчего в руке то появлялся, то исчезал цветок Панейка. – Но я сомневаюсь, что решать мне. Как ты считаешь, Софи?

Софи чувствовала себя так, будто сердце застряло в горле. Но она сумела пробормотать:

– Думаю, стоит сходить.

– Значит, Эдалин тоже может пойти с вами к Гетену? – спросил Фитц, нарушая воцарившуюся тишину.

– Видимо, да, – ответила Орели. – Хотя я не советую. Вчера я навестила Гетена, когда пришла договориться с его стражей, и он был весьма рад вновь встретиться с Софи. Наличие рядом тех, кто ей дорог, только сыграет ему на руку.

– О да, все пройдет просто прекрасно, я прямо чувствую, – проворчал Грейди.

– Я тоже, – рыкнул Сандор.

– Я достаточно общалась с мистером Форклом и не сомневаюсь, что он справится с Гетеном, – заверила их Орели. – Я тоже сделаю все, что в моих силах.

– Да и я могу о себе позаботиться, – напомнила Софи.

– Никто в тебе не сомневается, – сказала Орели. – Именно поэтому Гетен сделал тебя своей целью.

– А Форкл точно на это согласился? – спросил Грейди.

– Не сомневаюсь, он согласится, как только я ему сообщу, – произнесла Орели. – Встреча с ним назначена на сегодняшний вечер.

– Погодите, так он не знает? – растерялась Эдалин. – Как так?

Орели украдкой поглядела на Софи.

Та вздохнула, понимая, что пора рассказать правду.

– Я… сходила к Орели и попросила ее организовать встречу с Гетеном, потому что боялась, что «Черный лебедь» упускает важный шанс. И, эм, я рассказала ей про Вайли.

С ее признанием атмосфера сменилась, ощутимо накаляясь.

– И когда это вы с Орели беседовали по душам? – поинтересовался Грейди.

Софи покрутила «Удар исподтишка».

– Прямо перед тем, как вы меня наказали.

От писклявого рыка Сандора волоски на ее руках встали дыбом.

– То есть ты был с ней, – произнесла Эдалин, оборачиваясь к Фитцу, который попятился от вновь зарычавшего Сандора, – и Гризель. – Поэтому у вас была земля в волосах?

Софи кивнула.

– Нас отвела Флори. Пожалуйста, только не злитесь на нее – и на Фитца. Это была моя идея.

Грейди ущипнул переносицу.

– Я понимал, что еще раз проходить через подростковый период будет тяжело. Но к такому я не был готов.

– К «такому»? Я пытаюсь остановить «Незримых», – не выдержала Софи. – Я ведь не ради веселья сбегаю!

– Что ж, – произнесла Орели, вставая и доставая розовую палочку из плаща. – Семейные разборки – не моя стезя. Но я надеюсь, что вы не станете сильно ругать Софи. В моем замке ей ничего не угрожало. И она поступила мудро, придя ко мне.

Грейди с ней не согласился. Как только Орели ушла, он отправил Фитца домой, рассказывать все Алдену, а наказанием Софи стала неделя подстригания когтей Верди. Именно поэтому Софи была по локоть в обрезках, когда на пастбище появился мистер Форкл.

– Полагаю, ты понимаешь, зачем я здесь, – тихо сказал он.

Софи вытерла руки о тунику.

– Знаю, что вы хотите сказать…

– Сомневаюсь, – он пару раз откашлялся, а затем произнес: – Я пришел поблагодарить тебя.

– Вы правы. Такого я не ожидала.

Слабая улыбка проявилась морщинками вокруг его глаз.

– Не пойми неправильно, я не хочу, чтобы вы, дети, постоянно игнорировали мои советы и сбегали без своих телохранителей, – то, что в этот раз все получилось, не значит, что нужно поступать так, как тебе вздумается. Но… в данном случае ты поступила верно.

– Но ногти ты все равно стрижешь! – прокричал Грейди с соседнего пастбища.

Мистер Форкл улыбнулся.

– Вот она, цена восстания. Ты была права, но это не отменяет наказания за нарушенные правила. И все же я рад, что ты готова бороться за свои убеждения.

Он задержался еще на несколько минут, прочитав долгую лекцию о том, что им нужно разработать подробный план встречи с Гетеном.

– У нас неделя, – сказал он. – И я рассчитываю на тебя. Ты наконец-то вступаешь в роль, которую мы для тебя приготовили. Теперь посмотрим, на что ты способна.

Глава 51

 Сделать закладку на этом месте книги

«Готовься, сейчас ты пожалеешь, что не можешь меня обнять, – сказал Киф Софи, наблюдающей, как первые лучи рассвета окрашивают мрачное небо. – Хотя нет, новости настолько хорошие, что ты захочешь меня поцеловать – и я не против отложить это до нашей встречи, кстати».

«Просто говори, что узнал», – приказала Софи, слишком уставшая для шуток.

Киф пропустил и разговор за ужином, и перед сном, потому что «Незримые» снова ссорились. Поэтому практически всю ночь она не спала, волнуясь и безуспешно придумывая план спасения.

«Ладно, но хотя бы напиши эпическую поэму в мою честь. Давай помогу. «Ода Кифу Сенсену – он настоящий клад. Бирюзовых глаз у него нет, зато есть очаровательный…»

«КИФ!»

«Ладно-ладно. Но я буду звать тебя Ворчунишкой до конца разговора. А теперь соберись, потому что ты сейчас упадешь. Готова?»

«Уже минут пять как».

«Это ты думаешь, что готова. Но к такому не подготовиться».

«ПРОСТО РАССКАЗЫВАЙ».

«Ладно. Но потом не говори, что я не предупреждал. После переезда в новое убежище Финтан дал мне еще один плащ. Кстати, тут КУДА приятнее. У меня есть своя комната, и в ней не пахнет гнилыми ногтями!»

«Если это все новости, то я с тобой больше не разговариваю».

«Ух ты, а ты и правда Ворчунишка. Боже. Все в порядке?»

«Да, все отлично. Просто нервничаю, когда ты говоришь, что «Незримые» ссорятся. Когда Брант в последний раз вышел из себя, он убил Джоли».

Упоминание ее имени требовало минуты молчания.

«Я осторожен, – заверил Киф. – И ругается со всеми не Брант. Это Руй бесится, что его наказали за побег Вайли. Никакой конкретики, но Финтан точно изменил их роли в грядущем проекте, и Руй считает, что новое задание бесполезное и унизительное».

«Я так понимаю, ты до сих пор не знаешь, что это за проект?»

«К сожалению, нет. Новостей про проверку огров, про встречу короля Димитара с Финтаном, про тайник и про остальное у меня тоже нет, потому что со мной отказываются говорить. Но пока ты не впала в уныние, не забывай, у меня все еще есть новость, достойная поцелуя!»

«Если ты снова начнешь про плащи и гнилые ногти…»

«Но с них все началось! Ну, не с ногтей, но неважно. Финтан очень пафосно вещал, что мне нужно постоянно носить мой новый плащ, и я решил, что это как-то связанно с найденным тобой диском. Поэтому вчера я разрезал шов, и да – еще один диск, в этот раз с другим символом».

Он поделился воспоминанием, и узор черточек совпадал с лучом на противоположной стороне Путеводной звезды.

«И все?» – спросила Софи.

«Нет, конечно, за кого ты меня принимаешь? Я нашел проекцию на полу, как и хотел Челкастый. Ее не было, когда я впервые пришел, но она появилась, когда Финтан собирался уходить. Мне кажется, что это у них такой клевый Переносчик, потому что проекция исходит из кристальной сферы в потолке. Но я не понял, как она работает, а когда Финтан заметил, что я ее изучаю, то сказал, что без ключа мне не понять ни символ, ни как его использовать. Вот она, моя сногсшибательно крутая новость».

«Серьезно?»

«Подумай – к чему нужен ключ, помимо замка?»

«Эм…»

«Вау, да ты и правда устала».

«Да, благодаря тебе».

Она постаралась вспомнить все фразы, в которых использовалось слово «ключ». А потом все встало на свои места.

«Символ – это карта?»

«БУМ! Признай, я тебя удивил».

И ведь удивил.

«Но что это за карта? – спросила она, пытаясь представить все черточки, кружки и лучи. – Их убежищ?»

«Думаю, да».

В его мыслях вновь всплыл символ, светящийся на темном каменном полу. В круге на конце луча, совпадавшего с диском в новом плаще, что-то было.

«Новые руны», – произнесла Софи.

«Ага. Если не можешь прочитать, то это Гвинора».

«Еще одна звезда».

«Именно. Что, заучила все звезды и выпендриваешься?»

Софи не обратила внимания на его подначку и мысленно пробежалась по звездным картам, надеясь понять, в чем заключается уникальность Гвиноры.

Особенно яркой она не была, но ее свет был чисто-белым, как и у Алабестрин.

«Как ты думаешь, карта построена на созвездиях?» – спросила она.

«Возможно. А может, звезды – просто проводники. Это же суть путеводных звезд, согласись? Так что Гвинора может вести к убежищу, в котором я нахожусь, а Алабестрин приводит в Париж. И для остальных убежищ тоже есть соответствующие звезды и руны».

«Но я не понимаю, как это работает, – сказала Софи. – Для прыжка нужен кристалл, который изгибает свет. Мы не можем просто собрать звездный свет и магическим образом оказаться в убежище «Незримых».

«Думаю, именно это Финтан имел в виду под ключом. Но не забывай, символ проецируется устройством. Надеюсь, технопатский мозг Диззни с этим справится – особенно учитывая, что Финтан дал мне еще одну подсказку. Ему явно было интересно, хватит ли у меня мозгов разобраться, поэтому он сказал: «Код прост – и это все, что тебе нужно знать».

Глава 52

 Сделать закладку на этом месте книги

– Код прост, – пробормотал Декс, глядя в дневник памяти, куда Софи спроецировала все увиденное. – Какой код?

– Не знаю, – призналась Софи. – Киф надеялся, что ты разберешься.

– Чудно. – Декс завалился на ее кровать, вновь и вновь повторяя подсказку.

Фитц, Биана и Декс – с их охранниками – прибыли к Софи в Хэвенфилд, чтобы подумать над загадкой, а Тэм с Лин остались в Аллювитерре, следить, как пройдет встреча Маруки с Вайли.

– Значит, символ – это карта, которую проецирует устройство, – размышлял вслух Декс, – и нам нужен ключ, который как-то связан с тем, что код прост.

– Ух, у меня уже мозг забо


убрать рекламу


лел. – Биана, постоянно мерцая, расхаживала по цветочному ковру Софи. – Но! Если Алвар догадался, то и мы сможем.

– Да, но Алвару скорее всего дали ключ, – напомнил ей Фитц, развалившись в кресле Софи и поглаживая Игги через прутья клетки. – А нам нужно гадать. И не забывайте, что есть еще руны, звезды, черные диски в плащах и…

– Так, давайте разбираться постепенно, – решила Софи, потирая виски и пытаясь прогнать подступающую головную боль. – Киф считает, что важную роль в загадке играет устройство, поэтому он хотел привлечь Декса.

Она открыла страницу дневника, куда запечатлела воспоминание Кифа о кристальной сфере.

– Не замечаешь ничего полезного?

– Может, если наложить на нее руки и посмотреть, как все устроено внутри… – сказал Декс. – Но картинка мне ничего не говорит. Выделяется только вот эта линия, – он провел пальцем по светящейся фиолетовой полоске в центре сферы. – Возможно, это какой-то сканер.

– И что этот сканер делает? – спросил Фитц.

– Ты не поверишь, сканирует, – отозвался Декс, – что логично, ведь обычно сканеры работают с кодами. Можете, в символе скрыт код? А при его сканировании каким-то образом составляется световой путь – возможно, основываясь на соответствующих звездах?

– И правда, логично, – согласился Фитц. – Они что, не могли использовать Переносчик или проводник?

– Может, им кажется, что так безопаснее, – предположил Декс. – Кристаллы теряются, и их можно украсть, а так ими воспользуются только союзники. А может, у них не нашлось хорошего технопата.

– Ты же говорил, что у них жутко талантливый технопат? – напомнила Биана. – Ты поражался его работе, когда мы смотрели записи в регистрационном журнале Алвара.

– Он действительно пользовался крутыми уловками, до которых я бы не додумался, – признал Декс. – Возможно, этим занимался другой технопат. Или…

– Или? – переспросил Фитц, потому что Декс замолчал.

– Погоди. Дай мне секунду, – отмахнулся тот, садясь ровно и находя в дневнике страницу с символом.

Секунда превратилась в две, потом в три, четыре, пять и так далее, пока Софи не надоело ждать.

– Пока он занят, – она обернулась к Биане, – скажи, Декс говорил, о чем они с Мареллой вчера беседовали?

– Ой! Точно, я только Фитцу рассказала. Декс решил узнать у Мареллы, нельзя ли поговорить с ее мамой про день смерти Сиры, и она испугалась. Отчасти потому что он не объяснил зачем. Но скорее потому что ее мама не выдержит такого стресса. В последнее время ее состояние ухудшилось, и она не выходит из дома – Марелла считает, что это все из-за кошмаров, которые творят «Незримые». Она не может рисковать и мучить ее воспоминаниями.

– Наверное, ей очень тяжело, – тихо произнесла Софи.

– Да уж. Декс сказал, что она плакала. Мне теперь стыдно, что я так долго с ней не общалась, – а теперь она решит, что я пытаюсь выведать информацию про Сиру.

– Да, наверное. Но мы должны хоть что-нибудь сделать, – сказала Софи. – Может, попробовать…

Декс подскочил.

– Сможешь спроецировать коды, которые я нашел в регистрационных записях Алвара? – спросил он Софи.

– Конечно.

Она взяла дневник памяти и записала четыре последовательности нулей и единиц, а также черточек, стрелочек и звездочек.

0—11-<<-1—1—1—0*

*0—1->-1->-111—0

*0->-111->>>-1—0

0-<<-1—1—11-<-0*

Декс так долго смотрел на них, что Софи была готова вернуться к разговору о Марелле.

Но не успела она и рта раскрыть, как Декс рассмеялся и вскинул кулак в воздух.

– Я понял, о чем говорится в подсказке!

Глава 53

 Сделать закладку на этом месте книги

– Цифры – это не цифры! – воскликнул Декс. – Точнее, цифры, конечно – это символ не совсем символ. А может, все вместе, в зависимости от того, как на него посмотреть.

Он вздохнул, увидев в ответ пустые взгляды.

– Ладно, попробуем по-другому, – сказал он. – Есть какая-нибудь бумажка?

Софи протянула ему тетрадь и карандаш, и он открыл чистую страницу.

– Биана, прочитай, пожалуйста, первую последовательность чисел, которую мы нашли в записях Алвара, включая все черточки и символы.

– Сейчас. Ноль, дефис, единица, единица, дефис, меньше, меньше, дефис, единица, дефис, единица, дефис, единица, дефис, ноль, звездочка.

Декс с широкой улыбкой посмотрел на запись.

– Видите, что будет, если я переведу запись в символьный вид?

Он показал рисунок.





Все судорожно вздохнули.

Изображение в точности повторяло один из лучей Путеводной звезды – и не абы какой. Тот самый луч, который они связали с убежищем в Париже, – и именно там был Алвар, когда его регистрационный медальон выдал этот код.

– И то же самое можно сделать с остальными кодами, – заявил Декс. – Звездочка указывает, какой из нулей считать за центр. Смотрите.

Он нарисовал три оставшихся кода и продемонстрировал их: все три идеально совпадали с лучами звезды.





– Вау, как ты догадался? – спросил Фитц.

– Благодаря подсказке Финтана, – объяснил Декс. – Помню, как ныл, что код из нулей и единиц слишком прост. Но самое поразительное то, что на самом деле он вовсе не прост. Система гениальная. Код скрыт, но не скрыт, его можно использовать и сканировать в обеих формах, и он показывает, где они были. Видите? Верхний рисунок? Это убежище, куда пошел Алвар, когда исчез на твоих глазах.

Живот Софи скрутило.

– То же убежище, в которое поселили Кифа.

Ей не стоило удивляться – и не стоило так нервничать. Но она ничего не могла с собой поделать.

– Значит, остальные лучи – убежища, в которых Киф еще не был? – спросила Биана. – То есть мы знаем, как их найти?

– Фактически да, – ответил Декс. – Мы сможем отыскать любое убежище, но…

– И вот тут я хочу заметить, что вы никуда не пойдете, – перебил Сандор, напоминая всем, что за дверями стоят и подслушивают четыре гоблина.

– Не бойтесь, мы и не сможем, – успокоил его Декс. – Для этого нужно устройство, которое сканирует код и преобразует его в световой путь – если, конечно, я не ошибся, и оно нужно именно для этого.

– Ты сможешь его собрать? – спросил Фитц.

– Без образца – нет, – покачал головой Декс. – Хотя, если повозиться со сканером…

– И еще раз, – вступила Луиз. – Никто не будет собирать никакие устройства, чтобы тайком сбегать к врагам.

Декс закатил глаза.

– Если я его соберу, это не значит, что мы им воспользуемся.

Четверо гоблинов дружно фыркнули.

– Конечно, – сказал Сандор, – ведь всем известно, какие вы благоразумные.

– Ну, остановить вы меня не сможете, – отозвался Декс. – Хотя, если честно, сомневаюсь, что у меня что-то получится. Система просто до безумия сложная, и шансы повторить ее, не имея под рукой примера, стремятся к нулю. Особенно учитывая, что я до сих пор не понимаю, при чем тут звездные руны. Возможно, устройство фокусирует их свет – но убежище в Париже было под землей, так что не знаю, возможно ли это. А звезды могут оказаться просто названиями убежищ – но это как-то слишком просто.

Софи вздохнула.

– То есть мы снова кучу всего выяснили, но остались ни с чем. И я даже не знаю, что теперь делать.

– Можем рассказать все Кифу, – предложила Биана. – И когда все уснут, он улизнет и…

– Плохая идея, – перебила Софи. – Уверена, если он появится в другом убежище без соответствующего диска в плаще, «Незримые» поймут, что среди них чужак.

– Да, ты права, – пробормотала Биана. – Ух, как же раздражает, что мы так близко, но вместе с тем так далеко. Может, мы что-то упускаем?

Они поглядели на символ. Потянулись минуты.

Софи уже готова была сдаться, как Биана пискнула.

– А вдруг именно с помощью этого устройства «Незримые» пробрались в Серебряную башню? – спросила она. – Если бы они спрятали его внутри, то оно смогло бы их перенести, да?

– В зависимости от принципа работы устройства, – ответил Декс. – Защита башни не дает прыгать внутрь, но вдруг устройство использует свет как-то иначе?

– Но тогда устройство нашли бы при обыске, – заметил Фитц.

– Нет, если «Незримые» его забрали, – возразила Биана. – Давайте попросим Тэма поискать в башне теневой отпечаток, как в Париже?

– На это уйдет целая вечность, – предупредил Декс.

– Согласен, – кивнул Фитц. – Но это лучше, чем ничего. Начать можно с зеркала Путеводной звезды, потому что мне все равно кажется, что это странное совпадение.

– Можно попробовать, – решила Софи. – А Финтан будет впечатлен, когда Киф притворится, что все понял сам.

– А еще можешь спросить Гетена, – добавил Фитц. – До сих пор не верю, что ты пойдешь без меня, – какой смысл быть когнатами, если нам не дают вместе работать?

– Это почти так же глупо, как назначить ей телохранителя, а потом не брать его на опасные задания, – заявил Сандор из коридора.

– Все будет нормально, – сказала Софи обоим. – Я уже справлялась с Гетеном.

Больше волновало то, что ей дадут лишь пятнадцать минут. Ей повезет, если за такое короткое время она вытащит из него хотя бы обрывок информации.

– У нас куча вопросов, – произнесла она, – но какой из них главный?

– В смысле? – спросил Фитц.

– Что нам обязательно нужно узнать? Что самое важное? Я пытаюсь понять, на чем сосредоточиться при разговоре.

В прошлый раз им нужно было выяснить как можно больше о гномьей чуме и о том, что случилось с матерью Кифа. Но в этот раз опасность скрывалась во множестве обрывочных тайн.

Может, стоило узнать, что «Незримым» нужно от Грейди и Эдалин? Или о наследии Кифа и о таинственной двери в горах? А может, попытаться выяснить подробности инициативы Путеводной звезды и как с ней связаны «подопытные», «критерии» и теория Кифа про сбор информации?

Все вопросы были важны – но настолько ли, чтобы стать ее козырем в безумной запутанной игре?

Чем больше она об этом думала, тем больше понимала, что «Незримые» уже раскрыли свои карты. Какая разница, что важно для нее? Главное, что было важно для них – что они хотели заполучить так отчаянно, что пошли на колоссальный риск. Значит, ей нужно было спросить Гетена, что «Незримые» хотели от Вайли.

Глава 54

 Сделать закладку на этом месте книги

– В разговоре с Гетеном главное – убедить его, что нам интересно что-то другое, чтобы он расслабился и рассказал то, что нам на самом деле нужно, – объясняла Софи Фитцу, вместе с ним глядя на страницу, без особой фантазии озаглавленную «Как перехитрить Гетена».

Больше надписей не было.

Уже несколько дней.

Софи начинала опасаться, что их и не появится.

С прихода Старейшины Орели прошло уже шесть дней, и, поскольку встреча все еще была назначена на пятницу, на придумывание плана оставалось лишь два дня.

Самым логичным решением – по мнению Софи – было перестать с ней нянчиться и разрешить воспользоваться своей генетически усиленной телепатией. Но ее идею единогласно признали худшей идеей на свете. Никто не желал давать единственному телепату «Незримых» шанс влезть Софи в голову. Поэтому изучать воспоминания собирался мистер Форкл, а Софи вновь выпадала роль приманки.

– У нас ничего не получится, – пробормотала она, прислоняясь к краю кровати. Они с Фитцем так давно сидели на полу и пытались что-нибудь придумать, что ноги затекли. – В прошлый раз его отвлекали мы с Кифом, так что Гетен будет к этому готов – он же знает, как все меня оберегают.

– Тогда отвлеки его так, чтобы он не смог игнорировать, – предложил Фитц.

– Хорошо, но как?

Ииииииии… они вернулись в тупик, где провели последние шесть дней.

В целом никакого прогресса не было.

Сообщения Кифа стали суперкороткими, а потом он и вовсе начал говорить, что «нужно идти, постарайся не волноваться» и переставал ее слушать. Он смог рассказать, что Финтан поручил ему какое-то важное задание в награду за решение загадки, но после этого все свелось к «да», «нет» и «расслабься, Фостер».

За это время Декс пару раз попытался построить устройство «Незримых». Но пока что он только прожег дыру в полу своей спальни. А поиски теневого отпечатка в Серебряной башне продвигались медленно. В зеркале «Путеводная звезда» не обнаружилось ничего важного, поэтому Тэму приходилось продвигаться комната за комнатой.

Лин решила остаться в Аллювитерре с Вайли. Он проснулся, когда Марука с мамой его посетили, но ни с кем не говорил, а реагировал только на гидрокинетические фокусы Лин. Она даже добилась от него слабой улыбки, когда сделала из воды изящную балерину и отправила ее плескаться и кружиться по всей комнате. Но «Черный лебедь» все равно волновался за его рассудок.

А Биана выбрала самое невыполнимое дело из всех возможных, решив восстановить их дружбу с Мареллой, зная, что та отнесется к ней с подозрением. Пока что единственными словами, сказанными Мареллой, было: «Мне больше нравилось, когда вы обо мне не вспоминали».

Даже последняя тренировка с инструкторами Эксиллиума была скорее изнуряющей, чем полезной. Они должны были направить энергию в землю и вызвать дрожь. Но из своего Полушария с этим справилась только Софи – а ее великое землетрясение продлилось аж две секунды. В сравнении с тем, как дворфы раскалывали землю одним ударом тяжелой ноги, сомнительное достижение казалось особенно позорным. И тогда Софи задумалась, принесут ли тренировки хоть какую-нибудь пользу. Возможно, когда-нибудь эльфы научатся удивлять. Но учитывая их темп, на это уйдут годы.

Расстраивались даже инструкторы.

– Половина дела – заставить разум подчиниться, – сказала Роана Софи, – но все считают навыки «обыкновенными» и хотят вернуться к тренировкам способностей.

Хотя бы Грейди с Эдалин придумали, как с пользой провести время. Они договорились с леди Каденс о регулярных встречах, чтобы перед мирными переговорами узнать об ограх как можно больше. Обычно они обсуждали сложные политические отношения между расами. Но когда Софи с Фитцем пошли перекусить, они обнаружили взрослых в пылу спора о том, как лучше справляться с норовом короля Димитара.

– Вы все усложняете, – умиротворяюще говорила леди Каденс Грейди и Эдалин. – Нужно просто признать в нем равного. Огры отличаются от нас, но они все равно умные и сложные существа с собственной культурой, желаниями и нуждами…

– Которые пытались уничтожить всю гномью расу, – перебила Софи. – Дважды. И отняли у гномов родину. И попытались подорвать жизнь Забытых городов, сделав гномов рабами. И заключили союз с «Незримыми». И…

– Я не говорю, что огры не допускали ошибок, – произнесла леди Каденс, и все гоблины одновременно фыркнули. – Я говорю, что это не делает их злыми – особенно учитывая, что эльфы тоже виноваты. Отношения между нашими расами накалились, потому что мы не пытались понять огров, а попытались заставить их отбросить фундаментальные основы общества. Кто мы такие, чтобы решать, как им жить? Кто мы такие, чтобы управлять другими народами?

– Мне кажется, что нельзя не управлять народом, который пытается развязать войну с другой расой, чтобы отнять у них землю, – возразил Сандор.

– Нет, за ним стоит присматривать, – поправилась леди Каденс. – Мы не должны воевать, но это не значит, что нельзя найти компромисс. На встрече с королем Димитаром я…

– Что? – перебили ее все одновременно.

– Ох, к чему такой ужас? Мы с Димитаром давно знакомы, и когда я узнала, что он согласился на переговоры, то попросила разрешения прийти в город.

– Вы были в Равагоге, – уточнил Грейди.

– В том, что от него осталось, – тени исказили чопорные черты лица леди Каденс, теребящей Маркчейн – ожерелье, которое король Димитар дал ей, когда она жила среди огров. – Я не виню никого за разрушения. Но мне больно видеть, что никто даже не думает, через что прошли огры. Как вы считаете, почему Димитар согласился встретиться? Только я готова прислушаться, готова открыть глаза…

– А еще «Незримые», – напомнила Софи. – Он вам об этом рассказал? О встрече с Финтаном? О задании, которое Финтан ему дал, чтобы проверить, смогут ли они снова сотрудничать?

– Вообще-то, да, он рассказал. И я пыталась его отговорить. Вы должны понять – у Димитара нет выбора. Ограничения, которые Совет надеется навязать новым договором, заставят огров изменить основы своего существования.

– И это дает им право сотрудничать с убийцами?

– Конечно, нет, мистер Вакер. Именно так я Димитару и сказала. Я пыталась помочь ему найти выход. И я все еще надеюсь, что Совет создаст договор, который принесет мир в нашу жизнь, при этом не заставляя огров меняться. Но если это невозможно, я надеюсь, что король обратится к чему-то помимо насилия.

– Да-да, конечно, – фыркнула Софи.

Леди Каденс цокнула.

– Вы меня разочаровываете, мисс Фостер. Я надеялась, что вы привнесете в переговоры немного сострадания. В конце концов, к людям тоже возникает много вопросов, но их вы защищаете. А когда дело доходит до насилия, людям нет равных. Да, огры должны научиться мирно сожительствовать с остальными. И да, их нужно наказать за чуму и за весь вред, принесенный остальным расам. Но если мы установим им законы, меняющие саму суть их существования, то подпишем собственный приговор. Король Димитар ценит эльфийскую поддержку – но лишь от тех, кто относится к нему, как к другу.

– Ну, знаете ли, не хочу дружить с королем Димитаром, – возмутилась Софи.

Леди Каденс медленно выдохнула.

– А жаль. Надеюсь, вы передумаете, пока не слишком поздно.

– Очень сомневаюсь, – сообщила Софи и направилась вверх по лестнице. – Ты слышал? Слышал? – спросила она Фитца, как только они вернулись в комнату. – Она хочет, чтобы я подружилась с тем, кто дважды пытался меня убить, – с тем, из-за кого Калле пришлось пожертвовать собой!

Тяжело вздохнув, Фитц опустился на пол.

– Если тебе станет легче, сомневаюсь, что она просила приглашать его на Вечер Отсеивания.

– Фу, вот уж чего представлять не хотелось, – проворчала Софи, воображая короля Димитара, стоящего в длинном ряду возможных пар.

Хотя, сама мысль о длинном ряде возможных пар ужасала не меньше.

– Мне кажется, она о том, – тихо сказал Фитц, – что огры охотнее пойдут на сотрудничество, если не считать их врагами. И это логично. Если Совет придет на мирные переговоры и попытается командовать ограми и ставить их на место, король Димитар только сильнее упрется.

– Не порть мое нытье своей логикой, – буркнула Софи.

Фитц рассмеялся.

– Ты прямо как Киф.

– Серьезно? Уф, он меня заразил.

– Надеюсь, не сильно, – Фитц явно дразнился, но от жара в его взгляде щеки Софи запылали, даже когда он добавил: – Я сомневаюсь, что выдержу двух Кифов Сенсенов.

Сердце Софи билось так громко, что она уловила лишь последнее слово последовавшего вопроса.

– Что ты сказал? – переспросила она.

Фитц поднял пустой план по обману Гетена.

– Говорю, а вдруг нам поможет дружба? Когда встретишься с Гетеном, притворись, будто хочешь с ним подружиться.

– У меня не получится, – вздохнула Софи. – Не забывай, я ему по лицу врезала.

– О, поверь, такое не забыть. Но я не предлагаю становиться лучшими друзьями. Предложи ему союз? Напомни, что «Незримые» бросили его гнить в темнице и даже не думают спасать? Заключи с ним сделку?

– Совет на такое не согласится, да и я тоже.

– Знаю, – произнес Фитц. – Но наша цель – отвлечь его, не забыла? А что отвлечет лучше, чем шанс вырваться на свободу? Расскажи ему про Вайли. Скажи, что мы готовы на все, лишь бы не допустить подобного. Если он потребует еще что-то, сделай вид, будто думаешь. С тобой будет Старейшина – пусть она поможет. Не обязательно говорить правду. Нужно лишь достоверно сыграть и заставить его задуматься. Потому что чем больше он будет думать, тем сильнее расслабится, и тогда мистер Форкл сможет пробраться в его мысли и все выяснить. Как думаешь, сработает?

– Думаю… что ты гений.

Фитц улыбнулся шире, и в его глазах вновь сверкнул жар, нагоняя на Софи краску.

– Не гений, – сказал он, скользя пальцем по когнатским кольцами. – Но из нас вышла отличная команда, согласись?

Софи кивнула.

– Идеальная.

Глава 55

 Сделать закладку на этом месте книги

– Вы серьезно завязали нам глаза, поверить не могу, – проворчала Софи, прижимаясь к грубым рукам гоблинов, ведущих их по Люменарии. Спуститься по каменной винтовой лестнице и не свернуть себе шею было сложно, даже когда она видела, куда идет.

Она споткнулась уже столько раз, что гоблины всерьез предлагали понести ее на спине, а ведь они только спустились в подземелье.

На рассвете, как и просила Орели, Сандор проводил Софи до острова, и на каменистом берегу они встретились с мистером Форклом и светловолосой Старейшиной. Вдали темные волны разбивались о скалы, а на фоне серо-розового неба резко выделялся светящийся замок, от ворот которого навстречу им маршировал десяток вооруженных гоблинов.

Стража осмотрела их, забрала все оружие, технику и даже украшения, а потом отвела Софи, Орели и мистера Форкла в центральный двор. Ворота лязгнули за их спинами, запирая их в крепости, и последнее, что увидела Софи, – был знакомый взгляд Сандора, говорящий, что он будет ждать на месте. А затем стража закрыла им глаза накрахмаленными повязками.

После этого две пары рук потянули ее вперед, неловкий шаг за неловким шагом. Пока они шли, воздух менялся. Иногда становилось жарко, иногда холодно, иногда пахло чем-то сладким, иногда – солью, в зависимости от комнаты. Лестница, по которой они сейчас шли, пахла кислой сыростью. Единственным звуком было эхо их шагов, громом отдающееся в узком помещении.

Софи считала каждый шаг, пытаясь мысленно составить карту крепости-лабиринта. Она бы не отказалась завладеть такой информацией – хотя поворотов было сколько, что точности ее карте явно недоставало.

– Вам развяжут глаза, как только мы доберемся до главного подземелья, – пообещал гоблин, держащий Софи за левую руку. Ей не сообщили имена стражников, поэтому она решила звать их Левша и Правша.

Левша подхватил ее, когда она вновь споткнулась, и Софи воспользовалась возможностью опереться на стену. В этот раз поверхность была деревянная и скрипнула при контакте.

Очередная дверь.

Четвертая дверь, к которой она прикоснулась за последние несколько минут, – хотя между ними могли быть другие.

– Почти пришли, – заверила Правша хриплым надтреснутым голосом. – Еще несколько коридоров и последний спуск.

– Не похоже на «почти», – заметила Софи. – Я знала, что замок большой, но он кажется просто огромным.

– Все ради безопасности, – пояснила Орели. – Подземелья нужны, чтобы содержать дипломатических преступников, которые слишком ценны, чтобы прятать их в Изгнании. Но тогда защита должна быть не менее серьезной.

– Сколько здесь заключенных? – спросила Софи.

Слегка помедлив, Орели признала:

– Не уверена.

– Двое, – сказала Правша.

– Я так понимаю, ваша неуверенность связана с Забытыми тайнами? – спросил мистер Форкл.

– Видимо, да, – тихо ответила Орели.

– Если это Забытая тайна, – спросила Софи, – то почему стража знает?

– Потому что мы заботимся о заключенных, – ответил Левша. – И потому что нам нужно знать все возможные угрозы. Но нам дан строгий приказ не разглашать подробностей даже Совету. Сюда.

Он потянул Софи в коридор, который явно был шире остальных. Темнота стала светлее, смешиваясь с серостью.

По спине Софи потек пот, а они все поворачивали и поворачивали, пока не остановились.

– Дальше я вас понесу. – Левша перехватил Софи за пояс и закинул ее на плечо, как мешок с картошкой. Они начали спускаться – Софи чувствовала, как ноги касаются холодного металла и как напрягаются плечи Левши под ее животом. В воздухе пахло сыростью и ржавчиной, поэтому она решила, что они спускаются по простой лестнице.

– Можете снять повязки, – сказала Правша, когда Левша поставил Софи на землю, – но я бы не советовала резко открывать глаза.

Софи прислушалась к ее словам – но яркий белый свет все равно врезался в глаза раскаленным ножом. Она ожидала увидеть классическое полутемное подземелье с металлическими решетками и другими человеческими клише, но вместо этого оказалась в чистой круглой комнате, серебристо-белые каменные стены которой светились так, будто их вырезали из солнца.

Единственное, на чем смогли сфокусироваться глаза, – шесть арочных серебряных дверей, на которых не было видимых замков и ручек.

Трое гоблинов из сопровождения приложили ладони к одной из дверей, отчего в ней проявилась какая-то панель.

– Вы знаете пароль? – спросила Софи у Орели.

– Сейчас нет. Коды меняют трижды в день и распределяются между Старейшинами в случайном порядке, чтобы нельзя было предсказать, кто в данный момент имеет доступ к тюрьме.

– Умно, – отметил мистер Форкл.

– Еще как, – заметила ему Правша.

– Как только они откроют дверь, начнутся ваши пятнадцать минут, – сообщил Левша. – И ни секундой больше.

– Не волнуйтесь, – добавила Правша. – Он не сможет до вас добраться. Куда бы вы ни пошли, вас будет окружать силовое поле.

– Все равно останься со мной, – попросила Орели Софи, взяв ее за руку. – Я хочу следить за твоими эмоциями.

– И не забывай, – напомнил мистер Форкл. – Ни при каких обстоятельствах не пытайся читать его разум. Как бы он тебя ни провоцировал.

– Я знаю план, – сказала Софи.

И он был хорош. Просто нужно было ему следовать.

«Пожалуйста, хоть бы сработало».

Она расправила плечи, досчитала до трех, собираясь с силами, а затем стиснула руку Орели и произнесла:

– Ну, за дело!

Глава 56

 Сделать закладку на этом месте книги

Софи сотню раз повторила, что скажет Гетену при встрече, и все же первыми словами, вырвавшимися изо рта, едва она шагнула в яркую, морозную камеру, было:

– Это что, тот самый меч в камне?

– Приятно видеть, что мы пока не убили в тебе искреннее любопытство, – мурлыкнул Гетен, сидящий в центре на полу. У него были скрещены ноги, склонена голова – он будто медитировал, но расслабленную позу компрометировала серая помятая одежда и жирные светлые волосы. И хотя синяк давно сошел, после удара Софи нос навсегда остался кривым.

А еще Гетен осунулся.

Побледнел.

Одичал.

Позади него стояло единственное украшение комнаты – метровая каменная колонна, из центра которой торчал сверкающий серебряный меч.

– Не знаю, что за «тот самый» меч, – заметила Орели, – но в каждой камере есть клинок, навеки застрявший в камне.

– Развлечение для меня, – бросил Гетен, изучая их пронзительными голубыми глазами. – Хотя, скорее, для стражи. Они небось делают ставки, сколько я продержусь. Всегда думал, что смогу устоять, но… – он поднял правую руку, демонстрируя мозоли в форме бриллиантов на рукояти меча. – Иногда сложно устоять перед вызовом.

– Это не вызов, – сказала ему Орели. – Это постоянное напоминание, что сила, которой ты когда-то обладал, теперь столь же бесполезна, как этот клинок.

– Как скажешь. Но было бы иронично, отрежь я им твою головушку.

Он подскочил на ноги и схватился за меч, отчего Софи попятилась.

Орели даже не моргнула.

– Клинок нельзя вытащить.

– Вы уверены? – шепнула Софи. У людей была легенда о мече в камне, и в итоге этим мечом убивали людей. Может, истоки сказания лежали здесь? Люменария действительно в чем-то походила на Камелот.

Гетен вяло дернул меч, а потом провел пальцем по кусочку открытого клинка, прорезая на бледной коже тонкую алую линию.

– Молитесь, чтобы я не придумал, как расколоть камень.

– Не самая страшная угроза, – заметила Орели.

– А вы, Старейшины, ничего не боитесь. Скажи-ка, помогло это Кенрику?

Орели стиснула ладонь Софи, не давая ей накинуться на Гетена.

– Он того не стоит.

– Как ты можешь так говорить? – спросила Софи, до ужаса желая попробовать и узнать, сможет ли ее инфликция пробиться к Гетену через силовое поле.

Но ярость угасла, стоило Орели шепнуть:

– Потому что этого бы хотел Кенрик.

Гетен улыбнулся.

– Встреча с вами явно стоит потраченной энергии – хотя, если ты думаешь, что я не чувствую тебя в своих мыслях, то ты еще глупее, чем я полагал, – сообщил он мистеру Форклу. – Если хотите что-то узнать, пусть пробует лунный жаворонок.

Голод в его глазах ясно давал понять: ей не зря твердили не лезть в его мысли.

– Я просто пришла поговорить, – сказала она, пытаясь вернуться к сценарию.

– Так, а сейчас ты пытаешься меня отвлечь, да?

– Вообще-то, сейчас я пытаюсь попросить тебя нам помочь, – поправила Софи.

Гетен вскинул бровь, спокойно прислоняясь к закругленной стене.

– Видимо, что-то случилось, но я вряд ли угадаю, что именно. Планы слишком часто менялись: это может быть все, чт


убрать рекламу


о угодно.

Софи закусила губу, собираясь с силами.

– Они схватили Вайли.

– Ох, боже, они в последнее время полны неожиданностей, – вот и вся реакция Гетена. – И отчаяния, раз вернулись к Сире.

– Что им нужно? – спросила Софи.

Гетен коснулся подбородка раненым пальцем, пачкая его кровью.

– То же, что и всегда. Просто у Финтана другой подход. Гизела любила причины и следствия. Стратегию и терпение. Финтан же руководствуется порывами – хотя мне безразлично что одно, что другое, пока я здесь.

– И это тебя не беспокоит? – уточнила Софи. – Тебя не злит, что они занимаются своими делами, пока ты гниешь в тюрьме?

– О, я не гнию, отнюдь. Еда здесь вкуснее того, что выращивали «Незримые», а охрана каждую ночь приносит мне мягкую подушку. Кто будет жаловаться, когда ему дают время отдохнуть и набраться сил?

– Ты серьезно думаешь, что мы поверим, как тебе тут хорошо? – удивилась Софи.

– Почему бы и нет? Ты же хочешь, чтобы я поверил в реальность сделки, которую ты предложишь.

– Ничего я не предложу, – ответила Софи. – Я надеялась, что в тебе осталась хоть капля порядочности.

Гетен лизнул кровоточащий палец.

– Прости, что разочаровал. Кстати, а вот это было ловко, Форкл. Несколько недель назад ты меня обманул, но теперь я отдохнул и стал сильнее. Теперь ясно, что вас интересует. Значит, они похитили Вайли из Серебряной башни? Что такое, не понимаете, как они туда проникли?

– Скоро поймем, – не выдержала Софи.

– Это вы так считаете. Но раз до сих пор не догадались, то вряд ли получится. А если и поймете, то ничего не сможете сделать, потому что у тебя нет нужной способности. Как непредусмотрительно, – обратился он к мистеру Форклу. – Раз ты заложил в нее столько талантов, почему бы не дать всего понемногу?

– Больше – не всегда лучше, – ответил ему тот. – Иногда это просто больше. Но ты не поймешь.

– А ты просвети. – Гетен вновь опустился на пол, поднимая голову к изогнутому потолку. – Вперед. Расскажи мне.

– Забудьте, – произнесла Софи, оборачиваясь к мистеру Форклу. – Поберегите силы. Он ни за что не поможет спасти Вайли.

Это была поворотная точка их плана.

Гетен мог дать им уйти, или…

– Они держат его в заложниках?

Софи кивнула, вспоминая раненого Вайли, чтобы на глазах выступили слезы, – так было легче продать ложь.

– Уже неделю как.

– Ты не одобряешь, – заметил мистер Форкл, когда Гетен выругался.

– Какая разница? Но да, не одобряю. Они действуют неряшливо и бездумно, и все обернется так же, как похищение Софи. Но это не значит, что я вам помогу.

– Почему? – спросила Софи.

– Совет готов выразить благодарность, – добавила Орели.

– О да, они с радостью выпустят меня на свободу. Может, даже вытащат меч из камня и подарят его как сувенир.

– Они готовы предложить улучшение ситуации, – поправила Орели. – Тебя можно перевести в другое место. Туда, где ощущается ход времени, – она слегка топнула по светящемуся каменному полу. – Из-за люминита ты живешь в вечном дне.

– Правда? Я и не заметил.

– Еще как заметил, – сказал мистер Форкл. – У тебя дергается глаз. Ты понятия не имеешь, сколько прошло времени. Может, стоило считать секунды.

– Ну, мисс Фостер все так же свежа и юна, так что не слишком много. К тому же мне приносят подушку, и это выдает время с головой.

Орели улыбнулась.

– Подушку приносят в разное время. Это часть указаний. Иногда проходит несколько дней, иногда – пара часов. С едой то же самое. Ты заметил, что иногда есть хочется так, что внутри все раздирает от боли, а иногда утро наступает спустя несколько минут, как ты закрыл глаза?

– Наши тела привыкли к ритму, к режиму, – добавил мистер Форкл. – Без них нам приходится тяжело.

– Чудесную картину вы обрисовали, – с трудом произнес Гетен. – Но мне все равно здесь неплохо.

– Тогда почему ты отчаянно пытаешься угадать, какой сегодня день? – спросил мистер Форкл. – Возможно, потому что начал понимать, как давно тебя бросили?

– Они не станут тебя спасать, – надавила Софи. – Предложение Орели – твой лучший шанс. Просто скажи, куда они могли отвести Вайли.

– Вам это не поможет. Вы не найдете убежище.

– Вообще-то, найдем. – Софи глянула на мистера Форкла, дождалась обнадеживающего кивка, а потом рассказала все, что они выяснили про символ Путеводной звезды. Она рисковала, выдавая то, что они знают, но Гетена нужно было впечатлить.

Он потер виски.

– Вот что бывает, когда кого-то похищаешь. Только разжигаешь в их близких огонь, который пылает сильнее Вечного пламени. Ни шанса на победу.

– Но ты можешь победить, – напомнила Орели. – Немного информации в обмен на куда более комфортную жизнь.

Гетен встал и принялся расхаживать по камере. Он обошел ее несколько раз, а затем пересекся взглядом с мистером Форклом.

– Очень умно. Ты почти меня подловил – но я тебя заметил, так что выметайся из моей головы, – он обернулся к Софи. – И я попытаю шансы здесь, большое спасибо. Они лучше, чем вы думаете.

Сжавшиеся в кулаки руки мистера Форкла явно дали понять, что Гетен не врет: он действительно его заблокировал.

У них кончились уловки. Кончились варианты. Кончилось время.

Софи не знала, чего хочется больше – зарыдать или что-нибудь пнуть.

– Ты искренне думала, что победишь, да? – хмыкнул Гетен, когда они развернулись, чтобы уйти. – Простите, мисс Фостер, – я слишком давно играю в эти игры. Но ты подняла интересный вопрос. Я готов кое-что тебе предложить. Правду в обмен на правду. Одна от меня. Одна от тебя.

– Это уловка, – заметила Орели.

– Поверьте, нет.

– Откуда мне знать, что ты не соврешь? – спросила Софи.

– Неоткуда. Но и я не узнаю, соврешь ли ты. В этом и суть.

– Я сама выбираю свой вопрос?

– Да, но я спрашиваю первый.

Софи глянула на мистера Форкла.

– Договорились.

– Хорошее решение. Вот мой вопрос: мирные переговоры уже прошли?

Софи хотелось соврать – но Гетен бы ее раскусил. И тогда он соврал бы в ответ.

– Нет, – сказала она. – Еще нет.

– Но скоро пройдут?

– Это второй вопрос. Моя очередь. Как Сира связана с «Незримыми»?

Гетен вскинул брови.

– Я думал, ты хотела знать, где держат Вайли.

– Хотела, – ответила Софи. – Но теперь хочу узнать это.

– Интересно.

– Это не ответ.

– Вообще-то, он самый. «Незримым» было интересно. Ты не уточняла детали. А я не уточнил время. Мы оба выбрали неудачные вопросы.

Софи вздохнула.

– Ладно. Мирные переговоры состоятся скоро. Теперь говори, в чем заключался интерес «Незримых».

Молчание Гетена затянулось, и Софи решила, что не дождется ответа. А затем он произнес:

– Звездные камни.

Глава 57

 Сделать закладку на этом месте книги

«Как вы думаете, он соврал?» – спросила Софи у мистера Форкла, пока отряд гоблинов вел их – снова с завязанными глазами – вверх по спиральной лестнице. Путь казался еще более бесконечным, чем раньше, и мышцы ныли от долгого подъема.

«Это было бы странно, – ответил мистер Форкл. – За весь разговор мы ни разу не упомянули шпильку леди Гизелы. А Сира работала с множеством разных камней. Она специализировалась на лентах, но продавала и другие украшения для волос. И она была фотокинетиком, так что могла сделать так, чтобы камень леди Гизелы светился синим».

«Но зачем ей помогать «Незримым»? – спросила Софи. – Она знала, что муж пожертвовал собой ради «Черного лебедя».

«Если честно, даже не представляю. Возможно, она злилась на нас за то, что мы не уберегли Прентиса. Или леди Гизела заказала шпильку, не раскрыв ее предназначения. Или ее вынудили. «Незримые» вполне способны опуститься до шантажа, а мать-одиночка, борющаяся с обращенным на нее презрением, особенно беззащитна. Надо будет спросить у Вайли, не сможет ли он помочь. А еще нужно поискать информацию о звездных камнях».

«А еще он мог солгать, и мы просто потеряем время», – тихо подумала Софи.

«Такое тоже возможно. Но потенциал слишком большой, чтобы его игнорировать».

«А что насчет его слов про Серебряную башню? – спросила Софи. – Может, способность, на которую он намекнул, это тень?»

«Было бы неплохо, раз мистер Тэм уже обыскивает башню. Но среди похитителей Вайли были тень, эмфанист, гастер и псионипат – ни одной из этих способностей у тебя нет. И Гетен полностью закрыл от меня свои воспоминания. Энергия его разума изменилась. Стала сильнее и чище. Видимо, праздность позволила накопить запас».

– Я так полагаю, что исходящая от вас тревога связана с каким-то тайным разговором? – спросила Орели, напоминая, что они не одни. – Я не настолько глупа, чтобы спрашивать, о чем речь. Но я надеюсь, что вы не против ответить на несколько простых вопросов. Развернутых ответов не нужно, хватит либо «да», либо «нет».

– Постараемся, – пообещал мистер Форкл.

– Спасибо. Для начала, полагаю, вам известно что-то, связанное со звездными камнями, и поэтому вы так бурно отреагировали?

– Да, – ответил мистер Форкл. – Мы видели их в воспоминании.

– В чьем? – спросила Орели.

– Тут потребуется развернутый ответ, – заметила Софи.

– Да, действительно. Будет сложнее, чем я ожидала, – признала Орели. – Ладно. Я знаю того, кому принадлежит воспоминание?

– Да, – сказал мистер Форкл. – Но важен не тот, кто вспомнил, а тот, кого вспомнили. В воспоминании леди Гизела воспользовалась шпилькой для волос, украшенной неким «редким звездным камнем», чтобы переместиться к убежищу «Незримых», которое мы пока не смогли обнаружить. И она намекнула, что камень переместит туда же кого угодно. Но на данный момент нахождение шпильки неизвестно.

– Спасибо, что избавили от необходимости выпытывать это общими вопросами, – сказала ему Орели. – Значит ли это, что вы согласны ответить и на другие вопросы?

– Я отвечу на все, что спросите, – сказал мистер Форкл. – Но знайте: я говорю с вами как с союзницей, а не со Старейшиной.

– То есть вы не хотите, чтобы я передала информацию остальному Совету?

– Интуиция подсказывает, что не стоит, – но если приведете веские причины, почему им можно доверять, то буду рад изменить свое мнение. Наш орден скрывается не потому, что нас привлекают тени и игры разума. Просто иначе не избежать препятствий.

– Разумно, – произнесла Орели. – Я очень надеюсь, что мы сможем свободно работать сообща. Но пока что я понимаю вашу предосторожность. И хочу заметить, что вся стража прекрасно знает, что разглашать услышанное и увиденное запрещено.

– Мы принесли клятву, – заметила Правша, и остальные гоблины согласно забормотали.

– Спасибо, – поблагодарил их мистер Форкл.

– Значит, вернемся к вопросам, – сказала Орели, подождав несколько мгновений. – Как вы считаете, могла ли леди Гизела убить Сиру?

Вот и вопрос, которого Софи боялась. Затаив дыхание, она дождалась ответа мистера Форкла.

– Если Гетен не врал, то это возможно, – тихо ответил тот. – Но… если «Незримым» важны звездные камни, то их должен был использовать кто-то еще помимо леди Гизелы. И нужно заметить, что Гетен сказал «звездные камни», во множественном числе, а в воспоминании он был один. Поэтому пока доказательств нет.

– А все то, что Софи рассказала Гетену, – продолжила Орели, – про символ – карту убежищ «Незримых» и какой-то код. Это правда?

– В основном, – пробормотала Софи. – Я немного преувеличила. Декс вроде как понял принцип работы, но нам нужно найти их устройство и протестировать его. Тэм сейчас осматривает Серебряную башню, ищет его или хотя бы доказательство, что «Незримые» им воспользовались. Так мы поймем, как они пробрались внутрь.

– Я бы хотела увидеть символ, – попросила Орели. – И показать его Старейшине Велье. Она знаток карт и может заметить что-нибудь важное. И вопросов она не задает, так что все останется между нами. Вы не против?

– Если считаете, что Велья нам пригодится, то верю вам на слово, – согласился мистер Форкл. – Я вышлю символ, как только вернусь в кабинет.

– В какой именно? – поинтересовалась Орели. – В одном из убежищ? Или где-то поближе к дому?

– Я так полагаю, у вас есть теория, кто я такой? – усмехнулся мистер Форкл.

– У меня их много, – ответила Орели, когда они добрались до конца лестницы. – Но в этой я уверена.

– Это ловушка, да? – спросил мистер Форкл. – Вы меня заинтересуете, я прочту ваши мысли, и вы по моим эмоциям определите, были правы или нет.

– Что ж, план неплохой, – честно сказала Орели. – Но я лучше подожду, пока вы сами расскажете. И не думай, что я не заметила твое молчание, Софи. Полагаю, тебя в тайну уже посвятили.

– В тайны, – поправила Софи. – Я знаю две его личности. Все еще пытаюсь выяснить остальные.

– Все, хватит обо мне, – заявил мистер Форкл. – Меня одного беспокоит заинтересованность Гетена в мирных переговорах?

– Нет, – признала Орели. – Я даже без физического контакта ощутила отчаянное желание про них узнать.

– Не знаете почему? – полюбопытствовала Софи.

– Исходя из того, что я ухватил в его мыслях, – ответил мистер Форкл, – подозреваю, что когда-то у «Незримых» был план, завязанный на огрских переговорах, и он надеется, что сумеет сбежать.

Гоблины расхохотались.

– Не недооценивайте «Незримых», – предостерегла Софи.

– Не недооценивайте нас, – отозвался Левша. – Мы установили невообразимую охрану.

– Но, пожалуй, стоит ее немного усилить, – решила Орели.

– Вам можно рассказывать, когда пройдут переговоры? – спросила Софи.

– Нет, но я думаю, что вам стоит подготовиться. Переговоры запланированы через две недели. За неделю до них вы получите официальное уведомление.

На протяжении оставшегося пути гоблины обсуждали, как перераспределить патрули. И вскоре они добрались до центрального двора.

– Я жду детального рассказа, – сообщил Сандор, едва с Софи сняли повязку, вернули ей вещи и сопроводили за ворота замка.

– Обязательно, – заверила Софи. – Но давай сначала вернемся в Хэвенфилд. Тогда я расскажу сразу всем.

– Я сообщу новости Коллективу, – пообещал мистер Форкл. – И, пожалуй, завтра стоит встретиться и обсудить, как поступить дальше.

– Пожалуйста, держите меня в курсе, – попросила Орели. – А я буду держать в курсе вас. Совместная работа сыграет нам на руку.

– Воистину, – отозвался мистер Форкл, а затем коротко кивнул, поднял проводник к солнечному свету и исчез.

– Еще раз спасибо за то, что организовали встречу, – поблагодарила Софи Орели.

Та слабо улыбнулась.

– Надеюсь, оно того стоило.

Софи тоже на это надеялась. И с этой мыслью она взяла Сандора за руку и прыгнула обратно в Хэвенфилд.

– Ну что, дава…

– СТОЙ! – выкрикнул Сандор, пряча ее у себя за спиной. Вытащив меч, он резко обернулся, принюхиваясь. – Что-то случилось. Что-то ужасное.

Сначала Софи не поняла, почему он так паникует.

А затем заметила их.

Алые струйки на одном пастбище. Бордовые лужи на другом.

Свежая кровь.

Глава 58

 Сделать закладку на этом месте книги

Сандор закрыл Софи рот и закинул ее на плечо, не давая сбежать.

Но ей нужно было найти Грейди и Эдалин. А вдруг они…

– Перестаньте сопротивляться и делайте исключительно то, что я скажу, – приказал Сандор, кидаясь в сторону рощи, где жили гномы. – Спрячьтесь где-нибудь, чтобы я мог отыскать вашу семью. И сидите тихо, потому что я не знаю, с чем мы имеем дело.

Он не опускал меч, двигаясь так быстро, что все вокруг расплывалось. Софи старалась успокоиться, убеждая себя, что кровь принадлежала животному, – пока Сандор не замедлился и не пробормотал пару гоблинских ругательств.

С усилием проследив за его взглядом, она увидела распластавшегося на земле окровавленного огра.

Мертвого.

Она закричала, вырываясь из рук Сандора.

С разожженной адреналином паникой он справиться не смог, и она кинулась бежать по пастбищам, выкрикивая имена родителей и ничего не видя за алой пеленой перед глазами. Колотящееся сердце билось под стать клокочущей ярости, рвущейся из оплетенного вокруг нее клубка. Софи прижала руки к груди, пытаясь сдержать эмоции. Они нужны были для того, что ждало впереди.

На следующей поляне она обнаружила еще одного мертвого огра. Затем еще двух.

Следующим трупом оказалась гоблин с длинными вьющимися волосами.

Охранница Грейди.

Крик Софи перешел в прерывистый вой, и она упала на колени, не в силах встать – пока кто-то не схватил ее за плечо, и инстинкты взяли верх.

Спутанные эмоции вырвались на свободу, и она вытолкнула тьму наружу тошнотворными волнами, заваливая ими нападавшего. Она бы так и продолжила бушевать, если бы натянутый писклявый голос не привел ее в себя.

Когда зрение прояснилось, Софи увидела Сандора, лежащего на боку, стиснув зубы и содрогаясь от ее инфликции.

– Все в порядке, – раздался за спиной мягкий голос. – Огры ушли.

Софи резко обернулась и увидела Флори, держащую в руках мешок цветков Панейка.

– Прости меня, – шепнула она. – Они просили дождаться тебя, чтобы ты не запаниковала. Но я решила, что успею сходить за лекарством.

Пока Софи пыталась подобрать слова, Флори подошла к Сандору, положила ему на грудь цветок и напела успокаивающую песню, стирая пот с его лба кончиками длинных волос.

Постепенно Сандор расслабился, и боль пропала из его взгляда.

– Где они? – выдавила из себя Софи.

Флори поняла, о ком она.

– В безопасности. Я отведу тебя к ним, как только Сандор оправится.

Она сказала что-то еще, но мысли Софи зациклились на первой фразе.

В безопасности. В безопасности. В безопасности. В безопасности. В безопасности.

Потянулись секунды – а может, и минуты. Наконец Сандор поднял дрожащую голову.

– Ну, теперь я знаю, что вы можете себя защитить, – сказал он Софи со слабой улыбкой.

Та попыталась извиниться, но он отмахнулся.

– Меня беспокоит лишь ваша безопасность, – заверил он, глядя куда-то вдаль слезящимися глазами.

Софи не нужно было оборачиваться – она и так знала, что смотрит он на искалеченное тело Бриэль.

– Пойдемте, – позвала Флори, взяв Софи за руку. – Я отведу вас к остальным.

Она запела, открывая ход, и Сандор с Софи последовали за ней под землю, во влажный, темный, приятно теплый тоннель. Флори оплела их ноги корнями.

– Держитесь, – предупредила она, меняя темп мелодии.

Корни подчинились приказу и понесли их все быстрее, быстрее и быстрее – куда-то очень далеко. Во тьму. Флори сопровождала их путь успокаивающей музыкой, стараясь помочь Софи. Но леденящий ужас не отпускал ее, пока они не выбрались на небольшую поляну, окруженную высокими красными деревьями.

Их встретили Грейди и Эдалин – грязные, окровавленные, но достаточно невредимые, чтобы прижаться к Софи, кинувшейся в их объятия из последних сил.

И тогда прорвались слезы, смывая остатки страха, туманящего разум, и выпуская лавину вопросов:

– Что случилось? Вы ранены? Кто-нибудь позвал Элвина? Где мы? Как вы сбежали? Что происходит? ПОЧЕМУ ТАМ БЫЛИ ОГРЫ?

– Мы в порядке, – заверил Грейди, когда Софи стерла кровь с царапины на его щеке. – Нам с Эдалин очень повезло.

Он глянул куда-то за ее спину, и Софи поспешно обернулась к десятку гномов, склонившихся над двумя телами. Ими занималась Флори, обрабатывая раны толчеными лепестками Панейка.

– Они поправятся, – прошептала Эдалин, крепче прижимая к себе Софи и разглядывая бессознательные, залитые кровью лица Кадока и леди Каденс. – Люр с Митей отправились за Элвином. Они вернутся с минуты на минуту.

– Вы дали им снотворное? – спросил Сандор, присаживаясь рядом с Кадоком и проверяя пульс на его искалеченном горле.

– Нет, они просто шокированы и потеряли много крови, – ответила Эдалин. – Но они дышат. И сердца бьются ровно. Им просто нужно лекарство. И много покоя.

Софи слабо кивнула, стараясь не смотреть на алые подтеки.

– Я видела Бриэль.

Грейди отвернулся, утирая слезы.

– Она меня спасла. Взяла на себя четырех гоблинов разом, чтобы я успел добраться до Эдалин. Трое полегли от ее меча, но четвертый оказался быстрее.

Позади них что-то треснуло.

Софи обернулась и увидела, как Сандор сжимает окровавленный кулак, стоя рядом с громадной вмятиной, пробитой в дереве.

– Киф был прав, – пробормотала Эдалин. – «Незримые» все-таки за нами пришли.

– Вы их видели? – спросила Софи.

Она бы не смогла простить Кифа, если бы он там был. Никогда. Даже если он просто смотрел.

– Нет, – ответил Грейди. – Но один из огров кричал, что их ждет пирокинетик. Не знаю, про Бранта он говорил или про Финтана, но это неважно. Главное, их план провалился.

Софи повторила последние слова, пытаясь найти в них облегчение.

Но в голове крутилась единственная мысль: «Это еще не конец».

Глава 59

 Сделать закладку на этом месте книги

Еще немного, и огры бы победили.

Они откуда-то знали, что Сандора не будет. И расположились на пастбищах так, чтобы никто не сбежал, дождавшись вечернего кормления, когда руки у всех будут заняты ведрами, а не оружием. Они даже подготовились к способности Грейди, блокируя его гипноз колпаками, похожими на те, что носили в Фоксфайре во время экзаменов. А когда Эдалин попыталась призвать оружие, огры тут же отняли его, будто заранее знали, что она собирается сделать.

Бриэль с Кадоком сражались храбро и свирепо. Но огров было десять.

Через несколько минут Бриэль была мертва, Кадок и леди Гризель – серьезно ранены, а Грейди с Эдалин ждали, когда их схватят.

– Нас спасла Верди, – произнес Грейди, мрачно улыбаясь. – Она вырвалась из своего загона, схватила одного огра зубами, а второго когтями. Остальные бросились на помощь, и… опущу детали, но скажем так: Верди отхватила немало огрского мяса. И ей оно не понравилось.

– Она в порядке? – спросила Софи. – Они не…

– Ей серьезно досталось, – признал Грейди. – Скорее всего, она охромеет. И рассталась с парой зубов. Но несколько гномов остались в Хэвенфилде, чтобы о ней позаботиться, а я смог зажать ее рану, как только последний огр сбежал.

– Трус, – выплюнул Сандор, с такой силой стискивая рукоять меча, что пальцы побелели.

– Знаю, – кивнул Грейди. – Именно он убил Бриэль. От ее последней атаки у него на груди остался шрам. Если я его еще хоть раз увижу…

– Не увидите, – заверил Сандор. – Наши охотники найдут его и порвут на куски.

Софи попыталась об этом не думать – но воображение было не остановить.

От кошмаров ее спас Элвин, выбравшийся из-под земли с двумя переполненными сумками в руках. Растрепанные волосы и безумные очки придавали ему вид сумасшедшего ученого, но уже через несколько минут его лекарства вернули краску на щеки леди Каденс, а Кадок открыл глаза.

– Нужно перевести их в здравпункт Фоксфайра, там я прочищу раны и заживлю сломанные кости, – сказал он Люру и Мите. – Сможете соорудить что-нибудь, чтобы перенести их под землей? Боюсь, для светового прыжка они слишком слабы.

Гномы принялись за работу, свивая упавшие ветки в похожие на гнезда носилки. Пока они ими занимались, Элвин сосредоточился на Грейди и Эдалин. Им понадобился с десяток эликсиров на каждого – и у Грейди обнаружились трещины в двух ребрах, – но Элвин пообещал Софи, что они полностью поправятся.

– Я в порядке, – сказала она, когда он щелкнул пальцами и создал синюю сферу вокруг ее лица. – Меня там не было.

– Я ищу признаки шока. Ты более-менее в порядке, но все равно выпей, – он передал ей пару флаконов с густым зеленым сиропом. – Это не снотворное, обещаю.

– И не эликсир счастья, которым вы меня напоили, когда у Алдена разрушился разум? – уточнила она.

– Нет. Считай их подушкой безопасности для твоих нервов. Они снимут озноб, – он провел пальцем по мурашкам на ее руках, – и приведут в норму сердцебиение. И все.

Софи проглотила эликсиры, почти не замечая медовый вкус и тепло, прокатившееся по венам.

– Если хотите, могу осмотреть Верди, – предложил Элвин.

– Только если это не отвлечет от Кадока и леди Каденс, – ответила Эдалин.

– И если ты не испугаешься нескольких трупов, – добавил Грейди.

Элвин скривился.

– Много их там?

– Девять огров, – шепнула Эдалин. – И Бриэль.

При упоминании ее имени все склонили головы, а Сандор вновь врезал по дереву.

– Иди сюда, – позвал Элвин, протягивая руку к его окровавленным костяшкам.

– У тебя есть с собой передатчик? – спросил Грейди. – Мне нужно связаться с Советом и рассказать о случившемся.

– У них были думательные колпаки, поверить не могу, – пробормотал Элвин. – И они блокировали гипноз.

– Видимо, разработка «Незримых», – прошептала Эдалин.

Элвин кивнул.

– Никто не может противостоять эльфу лучше другого эльфа.

– Именно поэтому в Забытых городах больше небезопасно, – произнес Сандор, сжимая забинтованную руку. – Димитар не смирится с поражением, особенно с таким. Видимо, это его испытание ради нового союза.

– Я бы не была так уверена, – прохрипела леди Каденс, лежащая на новых носилках. – Огры не были из его личной стражи, и они не носили Маркчейн.

– То есть он не напал напрямую, – злобно фыркнул Сандор. – Это доказательство предусмотрительности, не невиновности. Следующего нападения долго ждать не придется. Огры – мастера слежки. Нужно пойти туда, куда даже Димитар не рискнет сунуться.

– Куда, например? – уточнила Эдалин.

Голос Сандора изменился, стал чуточку ниже:

– Гилдингхейм – лучший вариант. Огры знают, что если войдут в нашу столицу, то развяжут войну.

– А Хильда одобрит? – спросил Грейди, присоединяясь к ним. – Я думал, она предпочитает сводить число чужаков к минимуму.

– Она никогда не откажет нуждающейся эльфийской семье – особенно настолько важной. Я сейчас же свяжусь с ней и договорюсь. – Сандор достал из кармана треугольное устройство и отошел на край поляны, чтобы поговорить с королевой.

Тем временем Софи пыталась понять, почему никто не задается куда более страшным вопросом.

Огры послали в Забытые города десять солдат, которые напали на эльфийскую семью, – то есть между ограми и эльфами началась война?

Глава 60

 Сделать закладку на этом месте книги

– Оставь дипломатию Совету, – приказал мистер Форкл, когда Софи связалась с ним через передатчик и рассказала про трагедию.

– Кажется, для дипломатии уже поздно, – пробормотала она.

– Я бы не был так уверен. Учитывая, что сказала про нападавших леди Гизела, король Димитар обязательно заявит, что все причастные действовали без его разрешения, – возможно, так оно и есть.

– Вы серьезно?

– А у «Незримых» есть разрешение Совета? – парировал он. – Я понимаю, ты злишься и напугана, и это нормально. Но нельзя позволять ярости и страху взять над нами контроль, нельзя торопиться в действиях, которые вызовут лишь больше смертей и разрушений. У нас нет доказательств. Пусть Совет проведет расследование. И постарайся не удивляться, если они мирные переговоры не отменят.

Софи крепче стиснула передатчик.

– Вы серьезно считаете, что огры перестанут убивать невинных, подписав мирный договор? Или что они больше не придут за моей семьей?

– Зависит от того, кто отдает приказы. И нельзя забывать, что если за атакой стоит Димитар, то в какой-то мере это к лучшему. Мы не хотели, чтобы огры с «Незримыми» объединились, а теперь вопрос решен. Финтан будет в ярости из-за того, что огры провалились, а король Димитар – из-за потери стольких бойцов.

Его слова успокоили бы куда лучше, не вспоминай Софи окровавленное, искалеченное тело Бриэль.

– Сейчас нам нужно обеспечить безопасность тебе и твоей семье, – мягко добавил мистер Форкл. – Я согласен с Сандором, Гилдингхейм – лучший выход. Принести вам кристалл для прыжков?

– Королева Хильда уже послала карету, – произнес Сандор из-за плеча Софи. Она успела забыть, что он подслушивает. – Кучера прибудут, как только заберут Бриэль.

Его голос дрогнул.

– Мои искренние соболезнования, – сказал ему мистер Форкл. – Бриэль была невероятной воительницей.

– Одной из лучших, – согласился Сандор, и по нему было видно: он снова отчаянно хочет что-нибудь ударить.

– Когда ее представят в Зале Героев? – спросил мистер Форкл.

– Аурификация начнется, как только ее доставят в Гилдингхейм. Церемония должна пройти завтра.

– Я попрошу Совет отпустить гоблинов со службы, – заверил мистер Форкл.

– На самом деле, королева Хильда хочет, чтобы они остались на местах, – ответил Сандор. – Она считает, что не стоит оставлять Забытые города без защиты. Димитар может этим воспользоваться.

Мистер Форкл моргнул.

– Невероятная щедрость с ее стороны.

– Да, – согласился Сандор. – Но сейчас, как никогда, мы должны друг друга поддерживать.

Софи не знала некоторых прозвучавших терминов, но предположила, что разговор идет о гоблинском похоронном обряде.

– Можно мне присутствовать на церемонии? – уточнила она. – Или туда пускают только гоблинов?


убрать рекламу


– Обычно на нее приходит лишь наш народ, – объяснил ей Сандор. – Но Бриэль – первая из эльфийской армии, кто погиб в битве. Может, было бы неплохо продемонстрировать, что эльфы не принимают ее жертву как должное. Я поговорю об этом с королевой.

– Мы бы тоже хотели пойти, – подал голос Грейди, сидящий на другом конце поляны вместе с Эдалин, – они оба так устали, что не могли даже двигаться.

– Когда Делла будет собирать вам вещи, я попрошу ее захватить что-нибудь золотое, – предложил мистер Форкл. – Прислать заодно и вашего импа, мисс Фостер?

– Нет, пусть Игги лучше останется у Бианы.

Софи сомневалась, что гоблины обрадуются крохотному фиолетовому пушистому шарику, устраивающему в городе хаос.

– Пожалуйста, свяжитесь со мной, когда доберетесь до Гилдингхейма, – попросил мистер Форкл. – А я расскажу новости. И да, мисс Фостер? – он коснулся экрана передатчика, будто пытался дотянуться до нее. – Я очень рад, что вы с родителями не пострадали. Пусть так оно и остается.

Его изображение пропало, и Софи уставилась на пустой экран, пытаясь понять, что чувствовать – что делать.

Она уже шла к Грейди и Эдалин, когда земля затряслась.

– Не волнуйтесь, – сказал Сандор отпрыгнувшей Софи, готовой к очередной атаке. – Это просто Звездочка.

Софи совершенно не ожидала, что Звездочкой окажется пятнадцатиметровая змея, вылезшая из-под земли, – более того, пятнадцатиметровая змея с какой-то золотистой упряжью на сотне колес. Оканчивалась конструкция каретой, походящей на золотое яйцо, украшенное затейливыми узорами и символами.

Мерцая золотыми, серебряными и розовыми чешуйками, змея свернулась в тугие кольца, замирая так, что карета остановилась прямо перед ними.

– Звездочка – титанобоа, – объяснил Сандор. – И она обучена возить королевскую карету по Имперским путям. Королева Хильда хотела вернуть Бриэль в Гилдингхейм со всеми почестями.

Мысленный голос Софи кричал: «ТЫ РЕШИЛ ОТПРАВИТЬ МЕНЯ В ЗМЕИНОЙ КАРЕТЕ, КОГДА МЫ МОГЛИ СПОКОЙНО ПРЫГНУТЬ?!»

Но она услышала, что он сказал про почести Бриэль. Если огромная змея каким-то образом воздавала должное жертве воительницы, Софи была готова ездить на ней круглосуточно.

Но она все равно тихонько хныкнула, когда Сандор провел ее мимо огромной головы Звездочки. Громадная змея могла проглотить ее целиком, даже не стараясь, а ее раздвоенный язык постоянно тянулся к Софи, будто пытался попробовать на вкус.

Дверь кареты распахнулась, и двое гоблинов поприветствовали Сандора сухим кивком, пока Софи с родителями забирались внутрь. Сидений в карете не оказалось. Лишь массивный золотой гроб и немного места по обеим его сторонам.

– Держитесь, – велел Сандор, хватая золотистую веревку, привязанную к крыше кареты, и передавая ее Софи. Грейди с Эдалин последовали его примеру, накручивая веревку вокруг запястья и прижимаясь к Софи. Два новых гоблина крикнули Звездочке двигаться.

Окон в карете не было – единственный свет исходил из золотистой сферы, установленной в потолке, – а двигалась змея так ровно и гладко, что казалось, будто они летят. Тишину нарушал низкий гул, и Софи считала прошедшие секунды, удивившись, когда они остановились на пятьсот тридцать девятой.

– Я не знала, что Гилдингхейм так близко, – изумилась она.

– Он далеко. Команда технопатов помогла улучшить карету Звездочки так, чтобы она двигалась на сверхзвуковых скоростях. Мы выйдем, как только вынесут Бриэль.

Один из гоблинов, с которыми они путешествовали, открыл дверь, впуская в карету солнечный свет, а потом вместе с напарником поднял гроб.

Софи сосредоточилась на открывшемся виде – она впервые была в гоблинском городе, замысловатые золотые дома которого возвышались посреди зеленого холмистого предгорья. Архитектура казалась практически хрупкой – у домов было так много арок, колонн, окон и балконов, что они будто бы могли улететь от малейшего ветерка. Вдалеке поблескивало золотистое озеро, перетекающее в реку, сияющую, словно солнце. А на самом высоком холме на фоне неба возвышалась золотая ступенчатая пирамида.

– Замок королевы Хильды, – Сандор проследил взгляд Софи. – А как только мы выйдем, вы увидите Зал Героев, где завтра пройдет церемония. Сегодня вечером королева приглашала вас на ужин, но я попросил ее дать вам освоиться, а уже потом переходить к формальностям.

– Надеюсь, она не обиделась? – спросил Грейди.

– Более того, она вздохнула с облегчением. Обычно ночь, в которую умирает солдат, для нашей королевы становится ночью раздумий. Она предложила лишь потому, что не хотела предстать негостеприимной хозяйкой.

Эдалин грустно улыбнулась.

– Тогда спасибо, что отказал. В отношении гоблинских традиций нам придется положиться на тебя.

– Я постараюсь. Например, когда мы выйдем из кареты и вы увидите толпу, то будет вежливо торжественно им помахать.

– Толпу? – переспросила Софи, когда Сандор медленно двинулся к выходу. И действительно, когда она последовала за ним, то увидела, что Звездочка остановилась в части города, располагающейся на подъеме одного из холмов, и его золотистые улицы были полны гоблинских воинов, собравшихся, чтобы их увидеть. Некоторые из них носили только черные штаны и оружие, как Сандор, но в основном на них были сверкающие золотые доспехи.

– Сюда, – позвал Сандор, когда Софи постаралась «торжественно помахать» толпе. Он приложил руку к плоской панели в центре золотой двери в склоне горы. – Не волнуйтесь, мой дом больше, чем кажется.

Он не обманул.

В доме оказалось как минимум десять спален – более того, все было подстроено под двухметровый рост. Все ручки располагались примерно на уровне плеч Софи, и ей приходилось вставать на цыпочки, чтобы взобраться на стул. И как же все было изысканно. Блестящие коврики. Шторы с кисточками. Мебель с замысловатыми узорами теплого желтого цвета.

– Я так понимаю, есть причина, по которой все сделано из золота, – протянула Софи.

Сандор кивнул.

– Золото – слабый металл. Но мы сильны. Мы строим дома и стены не для защиты. Мы строим их, чтобы они вызывали восхищение – чтобы нам было, что защищать.

– Просто невероятно, – восхищалась Эдалин. – Я слышала истории о золотом городе, но никогда не думала, что он окажется таким прекрасным.

Сандор отошел к окну.

– Жаль, что вы здесь при таких обстоятельствах. Но я рад оказаться дома. Скоро Делла должна будет прислать вам одежду и остальные вещи. А пока давайте я покажу вам комнаты.

Грейди с Эдалин поселили в апартаментах в конце длинного коридора, и Софи быстро обняла их напоследок, а потом пошла за Сандором в свою комнату, где стояла кровать с пологом, заправленная золотистым постельным бельем. Софи понимала, что ей стоит отдохнуть. Но как только она осталась одна, то сделала нечто более важное.

«Мне плевать, удобно тебе или нет, – передала она. – Нам нужно поговорить. СЕЙЧАС ЖЕ».

Она позвала Кифа еще с десяток раз, и только затем услышала его голос.

«Грейди с Эдалин в порядке?»

Ярость вспыхнула столь же быстро, сколь тошнота.

«То есть ты знал?»

«Узнал пару часов назад, когда Финтану позвонил король Димитар».

«То есть за нападением стоит король?» – Софи потерла солнечное сплетение, где раньше прятались эмоции. Она выпустила их вместе с инфликцией, и теперь под сердцем было холодно и пусто.

«Не знаю, – ответил Киф. – Финтан просто сказал, что Димитар не будет с нами сотрудничать. Я сразу же попытался с тобой связаться. Я так сочув…»

«Не надо! – перебила Софи. – Бриэль погибла. Твое сочувствие тут не поможет».

«Ладно, я не знаю, кто такая Бриэль, но…»

«Она охраняла Грейди. ВОТ насколько близко огры к нему подобрались. Ты должен был нас предупредить!»

«Я предупредил. Просто не знал деталей».

«О да. Пора уже признать, что если ты не можешь дать мне детали, то твоя работа ничего не стоит».

Ее слова задели Кифа сильнее, чем Софи ожидала. Но брать назад она их не собиралась.

«Я стараюсь, как могу», – обиженно произнес он.

«Возможно. Но этого мало. Иногда у тебя не хватает времени даже поговорить со мной. Твой план не работает».

«Понимаю, так это выглядит – но я уже ОЧЕНЬ близко, правда».

«Даже если и так, знаешь что? Мы тоже близко. Мы уже поняли, что значит символ, а Гетен подсказал, как его использовать».

«О чем ты?»

«О том, что скоро мы обрушимся на «Незримых» во всю силу».

«Плохая идея, Фостер. Очень плохая».

«Плевать. Они попытались отнять мою семью, и я больше не буду отсиживаться. Так что лучше беги, Киф. Беги, пока цел».

Глава 61

 Сделать закладку на этом месте книги

Киф ее не послушал.

Софи чувствовала.

Он решил, что у нее нет плана, а все слова – результат злости.

И крохотная ее часть боялась, что так и есть.

Но она понимала, что им нужно придумать, как победить, пока она не потеряла кого-нибудь еще.

Включая Кифа.

Значит, если он не собирался сбегать самостоятельно, то нужно было составить план спасения – по-настоящему. Не ждать вдохновения и не надеяться, что план появится сам собой. Им нужно было сесть, все обдумать и привести в действие, прямо как с Равагогом.

Они столько всего знали, столько умели, они точно могли…

Мысли Софи прервал стук во входную дверь дома Сандора.

Софи выбралась в коридор, с облегчением распознавая голос Гризель. Кажется, она принесла их одежду из Забытых городов, поэтому Софи спустилась вниз, забрать сумку.

Но когда она повернула за угол, то заметила, как Гризель прижимается к Сандору и рыдает в плечо, стоя в его нежных объятиях.

Софи попятилась, не желая им мешать.

– Прости, – прошептала Гризель сдавленным голосом. – Когда пришли новости, все говорили только о том, что в Хэвенфилде погиб солдат. И я подумала…

– Я не заслуживаю твоей тревоги, – голос Сандора перехватывала ярость. – Я не помог Кадоку и Бриэль в момент нужды, потому что расхаживал перед Люменарией как последний дурак.

– Ты не дурак. Ты оставался со своей подопечной, – сказала ему Гризель. – Я поступила бы так же.

– Это доказывает, что мы оба слепы и до жути упрямы, а не то, что я поступил правильно.

Гризель тихо рассмеялась.

– Упрямы – тут да, не спорю. Но слепой тут только ты.

– Я… не настолько слеп, как ты думаешь.

Его тон изменился так, что Софи задумалась, не пора ли перестать подслушивать и оставить их наедине. Но ее ноги отказывались подчиняться.

– Я не смог запретить тебе работать с Фитцем, – прошептал Сандор. – Но ты когда-нибудь думала, почему я назначил Бриэль охранять Грейди?

– Наверное, потому что она была прекрасным солдатом, – осторожно ответила Гризель.

– Была. Но мы оба знаем, что работу должна была получить ты. Учитывая редкость таланта Грейди, ему нужен был сильнейший боец. Надо было назначить тебя в его охрану, а Бриэль перевести в Эверглен. Но… – его голос дрогнул, и Сандор откашлялся. – Я боялся того, что может случиться, если мы будем жить рядом.

– Боялся, что я буду с тобой играть?

– Боялся, что победишь.

Признание было настолько тихим, что Софи засомневалась в услышанном.

– И это так страшно? – прошептала Гризель.

Сандор вновь кашлянул, чтобы потянуть время.

– Я выбрал жизнь солдата. А солдат становится сильнее, когда его ничто не отвлекает – ничто не замедляет его руки, не заставляет осторожничать, когда нужно рисковать.

– А я вот думала, что солдат становится сильнее, когда ему есть за кого сражаться. Есть к кому вернуться домой. Кто-то, кого так страшно потерять, что сдаться не получается.

– Не знаю, – едва слышно произнес Сандор. – Но я до сих пор думаю, что было бы, если бы в том гробу лежала ты. Как мне было бы тяжело.

Последовала такая напряженная тишина, что мысленно Софи завопила: «Целуйтесь, целуйтесь, целуйтесь!» Но реальность оказалась далеко не такой романтичной, как человеческие фильмы, и момент ускользнул.

– Ну, – сказала Гризель. – Мне пора в Эверглен. Королева Хильда просила многое подготовить к завтрашнему дню.

Дверь скрипнула, закрываясь, и тут Сандор произнес:

– Я не забыл, что должен тебе танец.

– Я тоже, – ответила Гризель. – Но не хочу заставлять.

– Все хорошо, – выдохнул Сандор. – Многого не обещаю. Но я справлюсь с чем-нибудь… медленным.

– Медленным, – повторила Гризель с такой надеждой в голосе, что Софи выглянула из-за угла и увидела, как Гризель берет Сандора за руки. – Я не против чего-нибудь медленного.

Сандор коснулся щеки Гризель, и она склонила голову, закрывая глаза и глубоко вздыхая. Потянулись секунды и секунды, в которые они ни на что не обращали внимания. А когда она отстранилась, на губах ее расцвела робкая улыбка.

– Береги себя, – попросил Сандор.

– Обязательно, – пообещала она.