Название книги в оригинале: Лаплант Патрик Жорж. Чистое небо

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Лаплант Патрик Жорж » Чистое небо.





Читать онлайн Чистое небо. Лаплант Патрик Жорж.

Чистое небо

 Сделать закладку на этом месте книги

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Судьба - забавная штука. Она играет с людьми и управляет ими. Она заставляет людей любить. Она заставляет людей плакать. Большинство людей даже не видят крошечных нитей, которые тянут их в ту или иную сторону; они просто плывут по течению, следуя по пути наименьшего сопротивления и проживая свою жизнь. Другие люди подчиняются своей судьбе; эти люди ищут божественного руководства свыше и просят своего спасителя показать им путь. В этом нет ничего плохого. Для большинства людей это облегчение от мира, переполненного слишком большим количеством вариантов выбора.

Ду Ча Мин не был ни одним из этих людей. Он думал, что это в его природе - плыть по течению.

- Стань инженером, - говорили люди. - Ты хорош в математике и плох в английском.

Это правда, его навыки письма в средней школе были посредственными, а его почерк был ужасным. Но было что-то сакральное в том, чтобы усердно трудиться над несколькими уравнениями или решить научную проблему, которая удовлетворяла его жажду глубоко внутри.

Этот тип тяги так же проявлялся с головоломками - например Судоку и Кен-Кен - и всеми типами настольных, стратегических и других компьютерных игр. Игры были хороши в этом смысле. За исключением некоторых крайних случаев, когда друзья заставляли тебя играть во что-то неприятное, по большей части самому приходилось выбирать, во что играть. Конечно, были правила, но эти правила были чем-то, к чему ты шел сознательно, в отличие от монотонного опыта, называемого жизнью.

Как обычно, Ду Ча Мин был на работе. С остекленевшим взглядом, он прокрутил свой телефон. Сейчас он в основном читал китайские романы. Захватывающий стиль, китайская культура, захватывающие главные герои - все эти черты привлекали его намного сильнее, чем обычная жизнь.

Жизнь... она такая скучная. Ты начинаешь со школы, учишься в течении восемнадцати лет, и в основном, все решения за этот период времени будут сделаны за тебя. Затем ты выбираешь себе высшее образование, если есть желание преуспеть в жизни. В конце концов, ты встречаешься с кем-то достаточно долго и в итоге женишься, потому что это кажется правильным. Возможно, вы останетесь вместе, но более вероятно, что вы разведетесь, оставшись измученными работой, романтикой и в основном всем остальным в жизни. «Каково это – преследовать свои мечты?» - он задумался.

- Мин! Мин! Ты пойдешь смотреть на солнечное затмение? - Глаза Ча Мина сосредоточились на низком бородатом мужчине перед ним. У мужчины была смуглая кожа, густая борода, очки и современная прическа - были выбриты обе стороны головы, а верх отрос и расчесан. Его звали Усама, и Усама был хорошим другом Ча Мина. Они годами работали вместе и время от времени выходили повеселиться.

- Я не хочу, - пробормотал Ча Мин. - Это просто солнечное затмение, ничего особенного. Они случаются каждые десять лет или около того. - Он потер усталые глаза. Они устали от всего, но настоящей причиной было чтение.

- Не будь занудой, - сказал Усама. - Все остальные уже снаружи, а затмение через три минуты. - Мужчина бросил на Ча Мина взгляд, намекающий, что сам он отсюда не уйдет. Он боролся с желанием оглянуться на телефон. Трудно быть настолько грубым, чтобы читать, когда кто-то стоит перед тобой.

- Прекрасно, - бесстрастно сказал Ча Мин. Он схватил пальто и пошел за ухмыляющимся другом. Усама вытащил изношенную сварочную маску с самодовольным выражением лица.

- Я, великий Усама, украл сварочную маску механика, чтобы мы все вместе могли видеть солнечное затмение. Нет нужды благодарить меня, ваши веселые улыбки - это все, что мне нужно!

Усама был совсем не скромным типом, но, как ни странно, он всем нравился, даже если и  произносил более десяти неловких шуток каждый день.

- Дай сюда, - сказал Джефф, схватив сварочную маску. Джефф криво улыбнулся и надел маску, бросив быстрый взгляд на солнце. Джефф был невысоким, крепким мужчиной, больше похожим на танк, чем на что-либо другое. Быстро взглянув на солнце, он снял сварочную маску и отдал ее Усаме, а затем вернулся в здание. Еще несколько человек вежливо взяли маску, мельком взглянули через нее, а затем вернули маску и стали болтать.

- Мой дорогой друг, повернись, - сказал Усама, подмигивая и отдавая маску Ча Мину. Ча Мин надел маску на лицо и внимательно посмотрел на солнце. Добрых три четверти солнца заслонил черный круг. Солнечное затмение случалось несколько раз в его жизни, но он никогда не удосуживался взглянуть на него раньше. На этот раз он был здесь исключительно из-за давления коллег.

Как только он собирался снять маску, он заметил белую звезду над красным солнцем.

Странно, подумал он. Была середина дня, и даже если бы это было солнечное затмение, на небе не должно было быть такой яркой звезды.

"Звезда", о которой идет речь, увеличивалась в размерах довольно быстро, стремительно закрывая красное солнце в небе. Его карие глаза сузились, когда он быстро сорвал маску. Он был почти ослеплен вспышкой белого света. Ча Мин положил руку на лоб и прищурился, молча глядя на солнце. Белая вспышка исчезла, и ее нигде не было видно.

- Ребята, вы видели белый свет? - спросил Ча Мин.

- Какой свет? Ты снова что-то видишь? - ухмыляясь, сказал Усама. Конечно, они этого не видели. Он был единственным, на ком была маска.

- Ничего страшного... - вздохнул Ча Мин. Пора вернуться к скучной работе и скучной жизни.

Остаток дня прошел без происшествий. Ча Мин поехал домой, неуклонно пробираясь сквозь плотное движение в час пик. Он смотрел на оранжерею, расположенную вдалеке, в парке в южной части города, недалеко от реки. Белый свет отразился от реки возле леса, на мгновение, ослепив его, прежде чем он перевел взгляд на дорогу.

Сегодня хороший день для прогулки в лесу, решил он.

Через пару часов прогулки он сильно вспотел. Пот немного обжигал глаза, поэтому Ча Мин решил спуститься к берегу реки. Эта консерватория была очень живописной и привлекательной. По крайней мере, в течение нескольких коротких месяцев лета. Погода не была достаточно жаркой, чтобы быть неприятной. Его внимание привлекали многие типы местности — каменистая, песчаная и земляная. То тут, то там на берегу реки можно было увидеть металлический блеск или красноватый оттенок. Эта земля, скорее всего, станет шахтой, если какая-нибудь из компаний в городе получит разрешения. Осины, вечнозеленые деревья и розовые кусты покрывали землю так далеко, насколько хватало глаз.

Приблизившись к ручью у обрыва, Ча Мин заметил, что солнце уже почти село.

Я скоро вернусь, подумал он. Между тем, он заметил, что белый туман начал дрейфовать у реки; температура начала снижаться вместе с заходящим солнцем. Вытирая лицо, он заметил краем глаза белый блеск, который, казалось, исходил из-за банка.

Заинтересованный, он решил проигнорировать заходящее солнце и пробраться вдоль узкого, каменистого берега. Течение реки замедлялось, и вдали был слышен небольшой водопад. Туман от водопада заставлял одежду Ча Мина прилипать к его коже.

Через некоторое время узкий пляж расширился, а белый светящийся туман, казалось, задержался на песке и избегал воды.

Странно, подумал он, туманы обычно собираются на воде и рассеиваются по округе.

Он немного поколебался и медленно направился к центру тумана. Его тянуло к туману, тянуло так, как никогда ранее. Это было похоже на встречу с другом на всю жизнь; сначала ты немного нервничаешь, но вскоре ты обнаруживаешь, что расслабляешься в разговоре, и, прежде чем ты это осознаешь, вы проводите каждый день вместе.

Добравшись до центра тумана, он заметил объект всего в нескольких футах от себя, едва различимый сквозь туман. Как только он смог это понять, что-то, казалось, начало пульсировать. Глаза Ча Мина метнулись в сторону пульсирующего потока, и он увидел длинный посох, зарытый в небольшом кратере на песке. Кратер, в отличие от близлежащего пляжа, был полностью очищен от песка, а посох вклинился в потрескавшуюся каменистую землю. Посох был полупрозрачного белого цвета с красными, желтыми, серебряными, синими и зелеными рунами, распространяющимися по всей его длине. Это был идеальный цилиндр, заставляющий Ча Мина удивляться, как кто-то мог создать такую идеальную форму.

При ближайшем рассмотрении он заметил, что руны на посохе очень похожи на китайские иероглифы, которые он пытался выучить в последнее время. И руны пульсировали таким образом, что казалось, будто посох создан специально для него. Набравшись храбрости, Ча Мин подошел поближе к рунному посоху. Если бы ему нужно было угадать его длину, он бы сказал, что она составляла семьдесят два дюйма. (Прим.пер: почти 183см) Приглядевшись, он заметил, что оба конца были покрыты пятью дюймами чернильно-черных узоров. Эти черные узоры спиралью уходили к кончику, где линии сходились на плоской обсидиановой поверхности.

- Что здесь забыл такой прекрасный посох? - Ча Мин вслух задавался вопросом. Когда он преодолел невидимую границу в двух футах от нее, он заметил, что разноцветные руны действительно реагировали на его присутствие, произнося слова, которые он мог смутно понять. Они явно не были английскими. То, что звучало, было, словно мягкий и нежный голос старика, который нашептывал их, а затем они отразились в его сознании таким образом, что он интуитивно все понимал.

- Мудрецы говорят, что Дао создало одного, а один создал двух;

- Двое - трёх, а три - множество.[1]

- Кто создал это чистое Небо?

- Кто первый окрасил его в черно-белый цвет,

- Кто придал форму этим одиноким туманам?

Ча Мин протянул руку к посоху с растерянным выражением лица. Протянуть руку, чтобы прикоснуться к нему, казалось, имело смысл. В конце концов, это был его посох. Он стоял перед ним, обхватив руками его холодную поверхность. Поверхность была не скользкой, но и не шершавой. Создавалось чувство, что он был сделан на заказ, и будто он никогда не выскользнет из рук его владельца до тех пор, пока тот сам этого не пожелает. Ча Мин громко проворчал и собрал все силы, чтобы вытащить его из земли. Усилия мужчины продолжались целых две минуты, после чего посох, наконец, уступил.

Присмотревшись к нему, он, наконец, понял, что это был не совсем посох. На конце длинной ручки была черно-белая кисть длиной двенадцать дюймов.

- Кто первый окрасил небо в черно-белый цвет, формируя эти одинокие туманы? - он задумался. Ему казалось, что этот вопрос стар, как сама Вселенная. Пока он размышлял над этим вопросом, весь мир, казалось, исчез. Его поразило предчувствие, необъяснимое ощущение, что в этом мире у него остались лишь мгновения, и его жизнь подходит к концу.

Ну что ж, - подумал он, - жизнь все равно скучная. Кто мог предвидеть, что мое любопытство убьет меня? Эх. Если следующая жизнь все-таки существует, я хочу, чтобы у меня была возможность творить свою судьбу и быть свободным от оков общества. Я хочу сам выбрать свою судьбу.

С этой последней мыслью все его тело, начиная с рук, затем плеч, и, наконец, ног - стало прозрачным. Так же как и кисть. Все вокруг побелело, и вскоре кисть и Ду Ча Мин превратились в белый туман, плывущий в звездном небе.


***

Вдалеке, скрестив ноги, сидел на лодке старый рыбак и плыл по медленно текущей, но могучей реке. Это была не обычная река и не обычная лодка. Старик тоже не был обычным. Большинству людей он показался бы обычным рыбаком. Но как мог обычный рыбак ловить рыбу в этой реке?

Названием этой реки было «Желтая река»[2], также она известна многим под другим своим название – «Стикс». Эта река текла только одним путем, и этот путь был к Дию, подземному миру душ. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем старый рыбак снял свою коническую шляпу и капюшон, обнажив мантию из длинных белых волос. В его странных черных глазах не было белков, и любой, кто осмелился бы взглянуть ему в глаза, был бы поражен бесконечными превратностями судьбы. Этого человека звали Яма, и он существовал с самого начала Вселенной. Он родился с обязанностью, возложенной на него Пангу во время его создания и кончины Пангу.

Хотя Яма никогда не участвовал в ссорах Неба и Земли, он слишком много повидал за свою жизнь. По какой-то неизвестной причине тысячу лет назад он решил приехать и осмотреть этот участок Желтой Реки. Он не был уверен, почему. Нахмурившись, он ругал себя за импульсивность. Каждое мгновение, что он был вдали от Дию, было шансом для всех этих неблагодарных набить карманы. В конце концов, он не был всеведущим.

Вглядываясь вдаль, он вытащил старую эбонитовую трубку, набил ее табаком и закурил. Ему всегда нравилось курить, и это было одно из немногих удовольствий, которые у него были, кроме выполнения обязанностей повелителя подземного мира. Покурив неопределенное количество времени, он вздохнул и убрал трубку. Пришло время, уходить.

Он не был уверен, зачем он пришел сюда, но, несомненно, причина была. Его интуиция была отточена за бесчисленные гранд-кальпы, и ему хватало пальцев одной руки, чтобы сосчитать, сколько раз он ошибался за последние миллионы Вселенских циклов. Тем не менее, он не мог бесконечно оставаться здесь. Надев свою коническую шляпу, он вытащил старое весло, которым быстро двигался вниз по реке.

Спускаясь вниз по реке, он наблюдал за желтоватыми душами различных смертных форм жизни. Они не кричали, как можно было подумать. Они просто следовали по реке вдоль Коллекции, широкой сети усиков, которые распространялись по всему пространству, чтобы собрать души с каждого смертного плана. Некоторые ветви были узкими, как десять взрослых слонов. Другие были толщиной с тысячу рек. Яма ждал на ветке Коллекции, которая вела к смертному плану, содержащему нынешнюю Землю.

Он с интересом отметил конкретную реку размером с реку Янцзы. Вероятно, план смертных, который питал Коллекцию, переживал ожесточенную борьбу за власть или стихийное бедствие. Река представляла собой резкий контраст с другой соседней рекой; ее течение замедлилось до тонкой струйки из-за создания процветающего и мирного королевства.

По мере того, как его лодка продолжала плыть, река, которую он занимал, росла волнующими темпами, поскольку близлежащие усики слились в Желтую Реку. После прибытия он перестал грести и лег на свою маленькую лодку, чтобы расслабиться. Время от времени он выбивал пепел из трубки в реку, прежде чем закурить новую партию табака. Старому Яме потребовалось несколько вздохов, чтобы перепрыгнуть со своего первоначального места на главную реку, что свидетельствовало о размерах массивной сети. Такие усилия больше не нужны. Течение было сильным, и оно вело только в одно место.

Конечно, этот момент расслабления был серьезным делом, или так он говорил всем. Это была своего рода проверка. Рядом он заметил группу администраторов, которые проводили "прореживание". Эти администраторы были специально подготовленной группой морских черепах, которые бесцеремонно отрывали куски проходящих мимо желтых душ. Этот желтый цвет был пятном греха, накопленным душой в течение ее предыдущей жизни. Кусачие морские черепахи применяли мучительное наказание, которое очищало души перед их возрождением.

Понаблюдав за черепахами некоторое время, Яма продолжил наблюдение за другим отрядом, которым он больше всего гордился. Какой-то злой доктор с планеты под названием Земля разработал технологию, которая на тридцать процентов улучшила характеристики отряда акул. Все, о чем просил злой доктор в качестве компенсации, - это чтобы отряд теперь называли "акулами с чертовыми лазерными лучами на головах", цену, которую Яма мог заплатить. Это было хорошее имя.

Следующая остановка лодки произошла естественным образом, после того, как река стала чистой и белой. Души прошли очищение. Старик прошел под большим мостом, мостом забвения. Там он наблюдал, как миллионы работников из плоти и крови бросали корзину за корзиной специально приготовленных чайных листьев в реку внизу. Чайные листья смешивались с белой рекой, заставляя душу за душой терять воспоминания о прошлой жизни. К сожалению, это был не идеальный процесс. Многие люди сохранившие воспоминания о прошлых жизнях пронизывали каждое смертное царство.

Наблюдая за падающими чайными листьями, владыка Подземного мира массировал свои виски, вспоминая о постоянной проблеме с персоналом. Корень проблемы лежал в одном из сотрудников, Цингуань. Он не ладил с Мэн По, единственной во Вселенной, кто мог заваривать Чай Забвения. Поэтому он часто предлагал уволить её, что было его правом как помощника регионального менеджера.

Скупая улыбка осветила лицо Ямы, когда он вспомнил успех этого необычного нововведения - до чая Бабушки Мэн реинкарнация была хаосом. Люди сохраняли память о прошлых жизнях, что в итоге привело к дестабилизации Вселенной. Легендарный Чай Забвения решил эту насущную проблему, поэтому, несмотря на споры короля Цингуаня, бабуля Мэн все еще была работником года. В конце концов, нельзя плохо обращаться с талантом, когда управляешь таким тесным кораблем.

Яма продолжил плыть под мостом, затем он собрался с силами перед тем, как погрузиться в огромный водопад. Лодка стабилизировалась, и он продолжал ловить рыбу и курить. Он уставился вдаль на настоящий океан душ. Эти души будут ждать в этом океане на пляже всю жизнь, прежде чем перевоплотиться.

Он продолжал ловить рыбу в течение многих жизней. За это время бесчисленное множество голубей спикировали рядом с ним, чтобы унести души, которые должны были перевоплотиться. Они несли души - ибо они забыли, как ходить - к группе из шести порталов для реинкарнаций шириной в шестьдесят ли. По одному на каждый из шести путей реинкарнации: Ад, Голодные Призраки, Звери, Демоны, Люди и Небеса[3].

Голубиная система была отлажена в течение бесчисленных веков. Это было одно из чудес управленческого консалтинга Вселенной и воплощение лозунга "Не нужно быть маленьким, чтобы быть ловким"

Пока яма плыл по белому океану душ, желтая струйка стекала по системе сбора к Желтой реке. Эта желтая струйка содержала немного белого тумана, который следовал за струйкой, пока не соединился с желтой рекой. Туман был рассеян, и самому Яме было трудно его разглядеть. Белый туман не вызвал никакой реакции со стороны истончающейся системы или ее одомашненных, пожирающих душу существ. Туман не был затронут Чаем Мэн По, сохраняя свои воспоминания.

Но как туман может иметь воспоминания? Потому что этот туман был человеком, конечно. Это был Ду Ча Мин, который оставил свою предыдущую жизнь позади.

Достигнув последнего моря, туман поплыл над чистым белым океаном. Яма, словно почувствовав что-то, уставился прямо на туман, но не мог различить ничего необычного. Потратив некоторое время на разгадку этой тайны, он схватил весло и направился к своей старой хижине на берегу. Прошло очень большое, неопределенное количество времени, после чего туман выплыл на человеческий путь перевоплощения и вошел в него.

Для Ча Мина настало время новой жизни. Жизни, в которой он мог вершить свою судьбу.

Глава 1. Город Зелёного Листа

 Сделать закладку на этом месте книги

Теплый ветерок проносился мимо молодого человека, а измученные шаги медленно, но верно приближали его к городу вдали. У парня были длинные каштановые волосы и карие глаза. Он был высоким человеком, намного выше большинства людей в округе. Его одежда была изодрана и покрыта пылью, это было результатом его полугодового путешествия из родного города. Молодого человека звали Ду Ча Мин. Он родился в маленьком, ничем не примечательном городке. Его родители были чужеземцами в этой стране, мать умерла во время родов. Из-за преждевременной смерти отца пятнадцатилетний Ча Мин отправился в путешествие, чтобы найти лучшее будущее, будущее, в котором он мог бы, наконец, выбрать свою собственную судьбу. Его целью был Город Зеленого Листа.

Город Зеленого Листа нельзя было назвать большим. Несмотря на то, что это не был экономический центр, его близость к лесу духов означала, что он выполнял важную функцию в Королевстве Песни. Каждый день группы искателей приключений бродили по лесу духов. Эти искатели приключений приносили в главный город трупы духовных зверей, лекарственные травы и связки духовного дерева. Затем они продавали эти товары купцам и тратили свои с трудом заработанные монеты в городе, возвращаясь в лес, как только их богатство иссякало. Город был окружен каменными стенами примерно двадцати футов высотой. Сам город был около пяти миль в диаметре. Он служил торговым центром для сырья, собранного из леса духов и базой для авантюристов, предоставляя им различные предметы первой необходимости, которые требуются в их путешествиях. Повсюду можно было увидеть различные магазины, гостиницы и развлекательные заведения. Аптекари смешивали и продавали лекарственные пасты и порошки, а иногда и лекарственные таблетки, полученные от одного из немногих алхимиков в городе. Кузнецы создавали и ремонтировали оружие и доспехи. В некоторых дорогих магазинах продавались магические талисманы и амулеты, которые можно было использовать для нападения или сдерживания зверей в лесу. Этот мир был миром культиваторов, злобных тварей и демонических зверей.

Это был мир, где сильные охотятся на слабых, а слабые не имеют права голоса. Не каждый может быть культиватором — только один из сотни. Из этих людей большинство едва ступило в мир культивирования, хвастаясь физической силой и даосскими заклинаниями, сила которых значительно превышала силу обычного населения в целом. Эти люди могли руководить приключенческими отрядами, защищать город от наплыва зверей и применять свои сверхъестественные способности в различных профессиях.

Каждая семья мечтала вырастить культиватора. Культиватор в семье может вывести семью из нищеты и обеспечить, чтобы вся семья, по крайней мере, имела достойную жизнь. Города, в свою очередь, поощряли такое поведение. Культиваторы были источником жизненной силы экономики и обороны города, а также основой власти каждого городского лорда. В этой связи на всем континенте были созданы различные школы для всех без исключения культиваторов. Стать мощным культиватором - это была одна из целей Ду Ча Мина. Он рано осознал, что в отличие от Земли, где каждый может продвинуться вперед, просто получив образование, этот мир нуждается в подлинной силе. Ум никак не сможет помочь вам, если у вас не будет силы. В этой стране сила означала наличие права выбора, а выбор был чем-то, без чего Ча Мин не мог обойтись.

Ча Мин добрался до города вовремя, чтобы засвидетельствовать красивое красное заходящее солнце. Как было принято в таких маленьких городах, ворота закрывались на закате, а стража приступала к дежурству. Ча Мин подошел к большим деревянным воротам и, как и ожидалось, был остановлен грубым, самоуверенным голосом.

- Стой! - воскликнул охранник средних лет.

Кольчуга громко звякнула, когда стражник медленно подошел к нему. Он не выхватил оружие, так как Ча Мин, должно быть, казался совершенно беспомощным. Этот охранник оказался не из тех людей, кто любит запугивать слабых.

- Малыш, ты хочешь войти в город? Чтобы пройти дальше, нужно заплатить 5 медных монет, но так как ты выглядишь слишком юным и голодным, мы дадим тебе скидку — три медных монеты и ты попадешь внутрь. - Охранник был командиром стражи, уходящей со смены.

У него была маленькая дочь примерно возраста Ча Мина, и у него была небольшая свобода действий с выдачей разрешения на въезд. Ча Мин выудил из поясной сумки две последние медные монеты. Это были последние деньги, которые оставили ему родители, и он не знал, как он сможет получить третью монету. Заметив неохотный взгляд юноши, охранник нахмурился. Глаза Ча Мина метнулись вниз, когда он услышал глухой звук монеты, падающей на каменистую городскую дорогу.

- Ты уронил монетку, - тихо пробормотал охранник. - У меня есть несколько детей твоего возраста. Дети всегда делают небрежные вещи, например роняют монеты при оплате.

Увидев мягкий взгляд охранника, Ча Мин быстро понял намек и поднял монету, представив три монеты охраннику, который послушно положил их в сумку для сбора. Остальные стражники делали вид, что не замечают этих фокусов. Схватившись за руки, Ча Мин благодарно поклонился и побежал в город. Ча Мин никогда в жизни не был в другом городе.

Ему только исполнилось пятнадцать, когда он покинул свой родной город, и ему потребовался почти целый год, чтобы добраться до Города Зеленого Листа. Хотя он видел много крупных городов на Земле, он никогда не видел такого грандиозного строения. Большинство зданий во внешней части города казались высеченными из цельных кусков серого камня. То тут, то там он мог разглядеть мерцающие факелы, освещавшие путь в разные жилые районы. Ему некуда было идти, поэтому он бесцельно бродил, а его живот издавал одно громкое урчание за другим. Еда была проблемой завтрашнего дня, когда станет светло. Но сейчас у него не было ни еды, ни места для ночлега. Его лицо было грязным, а одежда - просто ужасной. Его дыхание начинало затуманиваться, когда опустился ночной холод.

Он привык к холоду; большую часть прошлого года он жил на открытом воздухе, и это была не первая его ночь, когда он голодал. Тихо, подумал он, продолжая идти по пустынной и плохо освещенной улице. Он искал какую-нибудь аллею или что-нибудь, что могло бы укрыть его от ветра на ночь. Занятый своими поисками, он едва заметил звуки охранников, идущих к нему.

- Ты там, остановись!

Ча Мин повернулся, его грязные волосы развевались на ветру и, увидев пару охранников, он нахмурился. У охранников был недружелюбный взгляд.

- Разве ты не знаешь, что уже начался комендантский час, уличный мальчишка? Ты хочешь, чтобы тебя избили? - прорычал второй стражник и начал хрустеть костяшками пальцев. Он был явно не в хорошем настроении.

- Сэры, - сказал Ча Мин, - я не собираюсь причинять неприятности. Я впервые в городе, и я уберусь с улиц прямо сейчас.

Если сейчас действительно был комендантский час, зачем вообще охранники впустили его в город? Тем не менее, он был не в том положении, чтобы сопротивляться. Хуже того, если он им не понравится, его могут просто вышвырнуть из города, и ему придется копить еще от трех до пяти медяков.

Без всякого предупреждения, бронированный ботинок вылетел и приземлился ему в живот, отбросив Ча Мина на несколько шагов назад. Он опустился на колени, схватившись за живот, и в шоке посмотрел на охранника.

Так отреагировать могли только настоящие психи. Почему-то он это знал. Охранник был явно зол и пытался выпустить пар.

- Попытка обчистить карманы охранника - серьезное преступление, - проревел охранник. - Наш долг - воспитать тебя от лица твоих родителей. Теперь будь послушным и прими свое избиение!

Он ударил Ча Мина по лицу мощным ударом слева. Когда Ча Мин смирился со своей судьбой, раздался тихий голос.

- Ма Фу, разве это не ниже твоего положения - бить невинных детей? Если бы я не знал тебя лучше, я бы подумал, что твоя жена, должно быть, отправила тебя в немилость. Но она ведь такая милая женщина. Почему тебе нужно постоянно выходить за рамки?

Ча Мин повернулся и облегченно вздохнул, когда увидел, что это голос капитана, который впустил его в город. Должно быть, это мой счастливый день.

- Что ты знаешь, Хун Цзинь? Мы с Чэнем поймали этого маленького карманника, который пытался украсть наши сумки. Поскольку он молод, мы его не арестовываем, но это не значит, что мы не должны наказывать его!

Чэнь и Ма Фу скрестили руки на груди, когда Хун Цзинь подошел и помог Ча Мину подняться. Струйка крови стекала по уголку его рта из трещины на губе, которая появилась из-за удара слева от Ма Фу.

- Этот молодой человек - мой гость. Подумать только, у тебя хватило наглости напасть на гостя капитана гвардии. Я должен доложить командиру и сообщить ему, что наши младшие гвардейцы не соблюдают этикет. Нет ничего, с чем не справилась бы строгая дисциплина, но лучше справиться с этими маленькими проблемами до того, как они выйдут из-под контроля.

Хун Цзинь подошел к охранникам и закурил сигарету. После глубокого вдоха и сжигания половины сигареты, он задул дымное облако, которое пролетело вокруг их лиц. Ма Фу и Чэнь колебались. Они искали легкую добычу и выпускали пар. Но сейчас, нарвавшись на капитана охраны, особенно когда они зашли слишком далеко, их зарплаты будут серьезно сокращены. Ма Фу громко фыркнул и накинул свой малиновый плащ.

-Считай, что тебе повезло, малыш. - Он и Чэнь умчались прочь, вероятно, надеясь причинить еще больше неприятностей в другом районе.

Как только они завернули за угол, Хун Цзинь подал знак Ча Мину следовать за ним. Они шли по тускло освещенным улицам к ближайшему жилому району.

- Как тебя зовут, Малыш? - спросил капитан стражи во время прогулки, бросив ему тряпку, чтобы вытереть лицо.

- Моя фамилия Ду, а зовут меня Ча Мин, - вежливо ответил он.

Мужчина средних лет задумался и вздохнул. Он схватил грязную тряпку и подбросил ее в воздух. Она сгорела в облаке дыма, не оставив даже пе


убрать рекламу







пла. Капитан гвардии был явно культиватором, который культивировал технику огня.

- Меня зовут Хун Цзинь. Приходи ко мне на ужин, и мы оставим тебя на ночь. Не похоже, что ты можешь позволить себе остановиться где-то еще.

Ча Мин остановился и заколебался. Он уже задолжал этому охраннику за монету, и он не хотел быть должен ему еще за что-то. Видя нерешительность в его глазах, охранник вздохнул и продолжил идти. Сделав несколько шагов, он остановился.

- У всех нас есть выбор в жизни. Некоторые предпочитают запугивать слабых, но другие просто хотят помочь. Кто знает, как все было в прошлой жизни или как будет в будущем? Кто сказал, что через тысячу лет я не буду в том же положении, что и ты?

Ча Мин, в отличие от большинства людей, помнил свою прошлую жизнь. Колебания в его глазах рассеялись, и он мягко улыбнулся охраннику.

- Сэр, вы совершенно правы, - сказал Ча Мин. Доброта, которую вы проявите, обязательно вернется к вам в десятикратном размере в будущем.

Все еще улыбаясь, он последовал за Хун Цзином к своему дому. Даже если карма не заплатит Хун Цзину десять раз, Ча Мин заплатит наверняка. Пара добралась до дома минут за двадцать. Это был тесный городской дом, довольно распространенный в округе. Район не был бедным, напротив, казалось, что для того, чтобы жить в нем, нужно было попасть в средний класс. Улицы были выметены начисто, и дорога была сделана из белого камня, в отличие от серого камня, который составлял главные улицы города. В большинстве домов было несколько ярко освещенных комнат, и мерцание в них давало понять, что все они освещены духовным светом.

- Папа, Папа! - закричал счастливый голос, за которым последовал тихий звук бегущих шагов.

Они все еще находились примерно в двадцати футах от дома, но их уже заметили. Раздался лязг, когда девочка-подросток выбежала и прыгнула на своего отца.

- Атакующие объятия! - девушка закричала, когда приземлилась, чуть не сбив отца с ног.

Хун Цзинь тихо рассмеялся и поставил дочь, слегка взъерошив ее волосы. Наконец она заметила грязного уличного мальчишку рядом с отцом и с любопытством посмотрела на него.

- Папа, кто это? - Затем она покраснела, возможно, понимая, что Ча Мин видел ее довольно восторженное приветствие.

Это явно была не та сторона, которую она показывала незнакомцам. Девушки ее возраста должны быть нежными и сдержанными. Хун Цзинь улыбнулся и провел свою дочь и Ча Мина внутрь. Когда они вошли внутрь, звуки и запахи готовки распространились из кухни. Двое старших спустились вниз, чтобы поприветствовать отца. Его жена вышла из кухни, улыбаясь. Эта сцена напомнила Ча Мину семью, которой у него никогда не было в этой жизни. Мать семейства, увидев, что Ча Мин неловко стоит в стороне, тепло улыбнулась ему. Он взглянул на Хун Цзина, который посмотрел на свою жену и детей и представил его.

- Это Ча Мин, и он недавно прибыл в город. Я подумал, что ему не помешает теплая еда и ночлег. Ча Мин, это моя жена Сюй Линь, а это мои дети: Хун Синь, Хун Сюнь и Хун Лин. - Он с гордостью представил членов своей семьи.

Ду Ча Мин быстро сжал руки и поклонился.

- Ду Ча Мин приветствует мадам Сюй. - Затем он еще раз сжал руки и поприветствовал детей.

Вспомнив, что он, вероятно, был грязнее, чем большинство собак на улицах города, он неловко держал руки перед собой и, казалось, прятался за Хун Цзинь. Понимающая мадам Сюй быстро заметила это и кивнула младшему сыну.

- Пожалуйста, Ча Мин, зовите меня тетей Сюй, а моего мужа дядей Хуном. Сюнь, как насчет того, чтобы отвести своего нового друга наверх принять ванну и переодеться? Вы примерно одинакового возраста, поэтому у вас не должно возникнуть проблем.

Хун Сюнь нетерпеливо кивнул и жестом пригласил Ча Мина следовать за ним, объясняя, что ему исполнилось семнадцать в начале года. Он быстро привел Ча Мина наверх, чтобы помочь ему помыться. Сюнь был очень послушным ребенком, и хотя ему было любопытно узнать о госте, он не смел откладывать свою задачу. За ужином будет достаточно времени, чтобы поговорить. Они закончили спустя полчаса, а затем Ча Мина надел голубую мантию. Его каштановые волосы, которые были длиной до плеч, еще не высохли. В отличие от его прежнего измученного внешнего вида, теперь он казался настоящим красивым подростком. Настало время семейного ужина. Первого семейного ужина за целый год.

Глава 2. Академия зеленых листьев

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Ча Мин вошел, вся семья Хун Цзинья сидела за столом. Они издали громкий вздох, как только увидели умытого юношу в чистой одежде. Теперь он был похож на молодого ученого, который готовился к правительственному экзамену. Его волосы были заколоты назад булавкой, оставляя висеть только волнистую челку. Его ореховые глаза (П.п. Если интересно гуглите hazel eyes) резко контрастировали с обычными темно-карими или черными глазами в этой части мира. 

- Ух ты! Второй брат Сюнь настолько искусен, что может сделать Ча Мина таким красивым всего за полчаса!- Воскликнула Синь. Ее миндалевидные глаза теперь были совершенно круглыми.

- Это не просто тяжелая работа Сюня, - сказала мадам Сюй. - Ча Мин от природы очень красив. Я уверена, что куда бы он ни пошел, все молодые девушки будут преследовать его. - Хихикая, она поднесла ладонь ко рту.

Хун Цзинь откашлялся. - Я уверен, что Ча Мин голоден. Давайте есть!- сказал он, указывая на стол, уставленный блюдами из овощей и тофу. - Прошу прощения за скудный стол. Наша семья придерживается буддийских традиций, поэтому мы обычно едим вегетарианскую пищу.- Он виновато покачал головой.

Ча Мин вежливо улыбнулся. В прошлой жизни он тоже был вегетарианцем—ему нравилась идея не причинять вреда другим, когда это было в его силах. Очень трудно было так себя вести в этом мире, где каждый изо всех сил пытается выжить. Как и большинство вещей, это было также легко достижимо, как только семья достигала определенного уровня богатства.

- Я искренне благодарен вашей семье за то, что пригласили меня на ужин, особенно Мадам Сюй за то, что приготовила еду. Я жил как вегетарианец в прошлом, и хотя это не всегда было возможно придерживаться своих идеалов, в последние годы, из-за бедности, но это, безусловно, то, что я хотел бы вернуть.

Ча Минг взял себе несколько блюд. Так как он голодал, он сдерживался, потому что переедание могло вызвать у него боль в животе. Семья Хун явно не планировала принимать гостей, и, похоже, несколько дополнительных блюд были приготовлены сразу после его прибытия. Он не хотел лишать остальных детей обычного пиршества, которое было приготовлено из-за его присутствия.

Во время еды Синь и Сюнь расспрашивали его о многих местах, которые он видел во время своего путешествия к  городу. Лин внимательно следил за едой. Из-за его низкого уровня силы, он никогда не сможет исследовать мир так же, как и его младшие брат и сестра. Любая информация из-за пределов города была весьма полезна для его будущего бизнеса. Он внимательно слушал, и разговор продолжался до тех пор, пока еда не закончилась.

Как только все остальные были сыты, Ча Мин застенчиво съел оставшиеся блюда, заставив мадам Сюй издать небольшой смешок. Он покраснел; он был таким с тех пор, как себя помнил.

- Малыш Мин, ты только что прибыл, а завтра последний день набора в Академию зеленых листьев. Ты намерен участвовать?- С любопытством спросил Хун Цзинь. Ча Мин, конечно, слышал об Академии зеленых листьев; каждое городское правительство было весьма заинтересованно в обучении молодых культиваторов, так как эти культиваторы станут ядром экономики, обороны и престижа города.

- Я ... - нерешительно произнес Ча Минг. - Я заинтересован в том, чтобы пройти тест, но я не уверен, есть ли у меня талант. - Талант - это то, с чем каждый рождался и был передан в семье; его родители никогда не практиковали техники культивации, и поэтому он не был уверен в их таланте, если он вообще есть.

- Я понимаю, - сказал Хун Цзинь. - Синь уже сдала вступительные экзамены и через два дня отправится в Академию. Сюнь сейчас на втором курсе. Лин не имеет таланта, но он был полон решимости, даже не имея таланта для культивации. В настоящее время он получает образование оценщика в престижном аукционном доме, поскольку он достаточно умен и обладает талантом бизнесмена. В жизни есть много путей, поэтому не расстраивайся, если у тебя нет таланта к самосовершенствованию. Менее чем один из ста человек населения в целом обладает этой возможностью.

Несмотря на его ободряющие слова, было ясно, что у Хун Цзиня была гордая улыбка на лице — с двумя культиваторами молодого поколения в его семье их будущее было гарантировано. Он сам был культиватором и очень хорошо знал, какой престиж они получают. В конце концов, он был капитаном гвардии, и даже обычная городская гвардия должна иметь минимальные требования к развитию.

Но слова Хун Цзиня также удивили Ча Мина. Он знал, что не каждый может стать культиватором, но никогда не знал, что шансы так велики. С другой стороны, он возродился очень странным образом, и, вспоминая образ ясного посоха, ему было очень трудно поверить, что он не сможет совершенствоваться после своего чудесного возрождения.

- Я ... уверен по какомуто странному предчувствию. Я попробую завтра и посмотрю, оправдается ли моя удача. Тогда Синь, Сюнь и я могли бы стать одноклассниками. - Синь и Сюнь ответили на его слова ободряющими взглядами.

- Папочка, может быть... будет очень неловко, если он пойдет проверить свой талант перед столькими людьми. Не могли бы мы попробовать с последним талисманом для проверки сродства? - Спросила Синь, смущенно глядя на отца. Она не должна была спрашивать об этом, потому что талисманы для проверки сродства были весьма ценны.

- Это ... - Хун Цзинь остановился, чтобы подумать. В то время как талисман был ценным и одноразовым, он не удивился бы, если бы у Ча Мина не было таланта. Но если это сработает, у его детей будет еще один школьный друг. Хотя у него все еще был талисман из набора из трех, купленных им для детей, его можно было продать за деньги. Тем не менее, он также был бы в состоянии спасти Ча Мина от некоторого разочарования, если бы он не был талантлив.

- Ладно, давай попробуем. Если он пройдёт, то когда вы попадаете в Академию зеленых листьев, не забудьте помочь убедиться, что над ним не издеваются! - сказал Хон Джин. Затем он поднялся наверх и вернулся с украшенной деревянной коробкой. Он открыл шкатулку медным ключом, висевшим у него на шее, и достал талисман элементальной близости.

- Ча Мин, посмотри внимательно. Это талисман, проверяющий близость на пять малых элементов. Первое требование для использования этого талисмана заключается в том, что практикующий помогает тебе циркулировать ци внутри твоего тела. Не имеет значения, если ты никогда не делал этого раньше. Как только твоя Ци начнет циркулировать внутри тела, ты будешь пытаться продолжить цикл так сильно, как только сможешь, держа талисман обеими руками.

Он махнул рукой, показывая, что делать дальше. - Затем ты попытаешься заставить циркулирующую Ци войти в талисман - это не займет много времени. Реакция талисмана будет зависеть от твоего сродства к элементу. Если у тебя есть сродство к дереву, талисман превратится в зеленые листья и упадет на пол. Если у тебя есть склонность к огню, талисман загорится. Если у тебя есть сродство к Земле, талисман рассыплется в песок. Если у тебя есть склонность к металлу, талисман станет жестким и блестящим, словно золото. Если у тебя есть склонность к воде, талисман растает в луже воды.- Хун Цзинь сказал все это спокойно. Он провел троих своих детей через этот процесс.

- Я сделаю все, что в моих силах. Большое спасибо за помощь, - сказал Ча Мин. Семья переместилась в гостиную. Тетя Сюй принялась мыть посуду, а Лин пошл наверх учиться. Только Сюнь, Синь и дядя Хун[4]  остались в гостиной с Ча Мином.

Когда Ча Мин сел в медитативную позу, Хун Цзинь мягко положил руку ему на спину, чтобы начать циркуляцию ци. Медленно, но верно Ча Мин осознал странное, но бодрящее чувство циркуляции ци по меридианам. Как только поток был максимальным, дядя Хун убрал руку, и Ча Мин продолжал пытаться циркулировать своими силами. Поток уменьшился до одной десятой от первоначального, но циркуляция все еще продолжалась.

Есть надежда!

Примерно через минуту дядя Хун передал талисман в руки Ча Мина. Набравшись смелости, Ча Мин уставился на талисман и начал подталкивать циркулирующую ци к нему. Сначала не было никакой реакции. Потом случилось нечто странное. Талисман не трепетал, не горел, не крошился, не сиял и не таял. Вместо этого он начал понемногу отдаляться. Через десять секунд талисман полностью превратился в мягкий белый туман, который поднялся в воздух и больше никогда не появлялся.

Хун Цзинь нахмурился. Конечно, у Ча Мина был талант к самосовершенствованию, но он определенно не входил ни в один из пяти элементов. - Это... я никогда раньше не слышал об этой реакции от талисмана, проверяющего сродство с малыми пятью элементами. Хорошей новостью является то, что я на сто процентов уверен, что у тебя есть некоторый уровень таланта к совершенствованию. Плохая новость в том, что я не уверен, в каком элементе это будет. На самом деле это не плохие новости. На самом деле, это хорошая новость! Есть целых две возможности.

Он полностью завладел вниманием детей. - Первая возможность заключается в том, что ты одарен более чем одним элементом, и этот талисман не находится на достаточно высоком уровне, чтобы обнаружить. Это преимущество, для начала, оно дает тебе выбор элементов, если ты желаешь культивировать один элемент, или же определенные комбинации элементов могу превосходить практикующих только один элемент. Кроме того, некоторые профессии требуют культивирования нескольких элементов, такие как алхимик, духовный кузнец или духовный врач.

- Вторая возможность заключается в том, что ты не одарен в одном из пяти элементов, а в чем-то гораздо более редком. Это может быть ветер, гром, свет, тьма, а в некоторых очень редких случаях - пространства. Это, безусловно, преимущество. Так или иначе, Академия зеленых листьев сможет проинформировать тебя более конкретно о твоем таланте. Поздравляю! Я возьму отпуск и отвезу тебя завтра в Академию, чтобы зарегистрироваться.

Дядя Хун встал и похлопал Ча Мина по спине. Ча Мин был тронут вниманием и заботой, которые он получил. Все продолжали говорить в течение нескольких часов, а затем заснули. Ча Мин делил кровать с Сюнем.

У них впереди был долгий день, так как очередя на тестирование в Академии зеленых листьев всегда были довольно длинными. Ча Мин и другие дети проснулись рано утром. Сюнь и Синь хотели пойти вместе с Ча Мином в Академию, поскольку им было очень любопытно, каких результатов он достигнет. Странное поведение талисмана указывало на то, что его испытание будет совсем не обычным.

Группа выехала до восхода солнца и выстроилась за очередью, которая должно быть составляла не менее десяти тысяч человек. Эти люди явно ждали большую часть ночи, не желая пропустить последний день тестирования. Линия тянулась от главной площади, где Академия зеленых листьев создала временный испытательный центр. Испытания должны были проводиться открыто, не столько ради прозрачности, сколько для рекламы и связей с общественностью.

Перед испытательной площадью было установлено несколько кафедр для представителей различных департаментов Академии зеленых листьев: фракции городского лорда, городской гвардии и различных крупных торговых ассоциаций. Был только один крытый павильон, и он явно предназначался для кого-то очень высокого статуса. Руководители различных отделов Академии были там, чтобы посмотреть, не появились ли какие-нибудь особо талантливые люди, чтобы завербовать их в соответствующие группы.

Различные остальные фракции в городе также были там, что бы следить за подающими надеждами таланта, оторые должны будут завербованы или привелеченны к ним до их окончания обучения. В конце концов, эти дети не будут ходить в школу всю жизнь.

Немного доброй воли к талантам будет иметь большое значение в укреплении их собственных фракций. 

Глава 3. Чжоу Ли

 Сделать закладку на этом месте книги

Ча Мин, дядя Хун и два его новых друга стояли в очереди все утро. Повезло, что они решили прийти так рано. Теперь они находились примерно в 200 метрах от сцены. Хоть им хотелось бы временно выйти из очереди, чтобы укрыться от жаркого полуденного солнца, было бы жаль, если бы они потеряли свое место в очереди. Очередь за ними по-прежнему выглядела такой же длинной, как и до их прибытия. Маловероятно, что даже двадцать процентов молодых людей будет проверено к концу последнего дня набора.

Пока они продвигались к сцене, дядя Хун объяснял Ча Мину различные тесты. Его оценивали по трем показателям: талант, атрибут и душа. Проверка таланта была на первом месте и использовалась для проверки различных потенциальных студентов. Если они провалят этот тест, не нужно будет проходить проверку других показателей. Поскольку школы были созданы государством, любой, у кого был хотя бы талант 1-го класса, был бы принят в Академию. Талант был разделен на пять классов, причем таланты 1-го класса были наименее талантливыми и соответствовали минимальному проходному минимуму для совершенствования, а таланты 5-го класса были супер-талантливыми гениями.

Таланты 1-го и 2-го классов будут платить за обучение, но эта плата может быть отложена до окончания школы, словно студенческий кредит. Различные группы будут связывать студентов, предлагая оплатить их плату за обучение вместе с предложением работы. Классы от 3-го до 5-го талантов получил бы бесплатное обучение, комнату и питание, при этом каждый дополнительный балл по таланту дает студентам все более и более привилегированное отношение. Студенты могут подать заявку на выпуск после пяти лет или после того, как студент достигнет Создания фундамента, в зависимости от того, что наступило раньше. Пятилетнее пребывание было обычным делом.

Когда их небольшая группа приблизилась к испытательной платформе, Ча Мин заметил, что на платформе скапливается группа молодых людей. Время от времени кто-нибудь из очереди выходил на платформу, в то время как остальные люди в очереди рассеивались по городу, явно не пройдя тест. Перед тем как они подошли к платформе, дядя Хун наклонился и прошептал:

- Ча Мин, теперь все зависит от тебя. Сначала тебе придется пересечь границу тестовой платформы перед тестированием. Граница не пропускает никого, если он не отвечает определенным условиям. Во-первых, их костный возраст должен быть больше пятнадцати лет, но меньше семнадцати, что является максимальным возрастом набора в Академию. Пятнадцать - это минимум, так как меридианы культиватора обычно не полностью развиты до этого возраст, конечно это не относится к людям которые получают много драгоценных трав в детстве. Эти люди обычно не посещают Академию зеленых листьев, поэтому они обычно не рассматриваются. Некоторые благородные семьи могут подать заявление на раннее поступление в качестве исключения, если они смогут доказать, что меридианы их ребенка полностью развиты, и ясно, что раннее культивирование не повредит их основанию.

- Второе условие, которое оценивает граница, заключается в том, имеет ли человек, по крайней мере, талант 1 класса. Каждый начинает проходить первый тест, прежде чем подняться на платформу, но платформа оценивает их индивидуальную возможность и позволяет академии оценивать студентов на основе их потенциала. В свою очередь, они назначат соответствующие ресурсы для развития каждому ученику на основе их потенциала — духовные камни не растут на деревьях в конце концов. В любом случае, иди туда и делай все возможное! Мы подождем здесь, пока ты не закончишь.

Ча Мин уже знал, что преодолеет первое препятствие, и поэтому без колебаний прошел через границу. Прямо за ним юноша попытался пробежать через границу и использовать этот импульс, чтобы пробиться через границу. Это, конечно, закончилось неудачно, и юноша ушел с окровавленным носом под насмешками толпы.

Зрителей было очень много, так как это было публичное мероприятие. Большинство зрителей разделились на два лагеря. Первый лагерь был там исключительно для того, чтобы наслаждаться чужими несчастьями. Второй лагерь состоял из родителей, которые привели своих детей посмотреть и побудить их стать культиваторами или показать им, что неспособность попасть в мир культивирования не конец жизни, потому они должны сосредоточиться на других направлениях жизни.

Когда Ча Мин шел на темную деревянную сцену, он заметил еще девятнадцать юношей, ожидающих в группе —тринадцать мальчиков и шесть девочек. Число девочек, ставших культиваторами, было значительно меньше, чем число мальчиков. Это не означало, что их талант был ниже; как правило, общество низшего класса не одобряло того, что их дочери становятся культиваторами, предпочитая выдавать их замуж, чтобы они могли иметь безопасную жизнь и растить детей. В результате у девочек, которые вышли вперед, как правило, был по крайней мере один из родителей или дедушка, или бабушка в качестве культиватора, что увеличило их шансы пройти тест. Таланты к самосовершенствованию передавались по наследству, и поэтому при меньшем количестве претендентов, каждая десятая девочка проходила тест вместо одного из каждых ста мальчиков.

Группа разделилась на части. Наиболее отличающимся были те группы, которые принадлежали к знати и низшему классу, они были равны по численности, среди тех кто прошел первый этап. У дворян, естественно, были более высокие шансы на становление культиватором, но низших классов был намного больше по сравнению с ними, компенсируя свои ужасные шансы простой численностью.

Один юноша стоял в стороне от остальной толпы. Он стоял один в своем чистом, белом одеянии и, казалось, совершенно не интересовался испытанием. Выражение его лица говорило Ча Мину, что он уже знает результаты и рассматривает тест словно выставку собак и пони.

- Этот человек не прост, - подумал он.

Словно прочитав его мысли, мальчик повернул к нему голову. Его взгляд казался ледяным и лишенным эмоций, в то же время прожигая Ча Минга насквозь, заставляя его немного вспотеть. Его длинные черные волосы и глаза контрастировали с необычной парой красных зрачков. Посмотрев на него несколько секунд, мальчик повернул голову и продолжал смотреть на мужчину средних лет на платформе.

У мужчины средних лет были черные волосы до плеч, тонкая борода и стандартный костюм Академии зеленых листьев. Его простая форма была украшена золотым знаком с иероглифами "старейшина". Все успокоились, когда старейшина выступил вперед, чтобы заговорить.

- Кхм. Юноши и девушки, поздравляем с прохождением первоначального отбора. Вы все можете называть меня старейшина Ван. Я отвечаю за сегодняшний набор. Требуется много времени, чтобы проверить людей, выходящих на сцену. Таким образом, мы выполняем эти тесты в группах по двадцать человек и в том порядке, в котором они прибыли. Я уверен, что вы все знакомы с содержанием теста, но в интересах справедливости и ради толпы, я попрошу первого человека в очереди выступить, тогда я объясню процесс.

Когда старейшина Ван закончил говорить, молодой мальчик нервно шагнул вперед, называя свое имя — Лин Сяо Хоу — и коротко поклонился.

- Первое испытание - это испытание таланта. Пожалуйста, встаньте на этот круг формирования. - Старейшина Ван сделал паузу, чтобы дать юноше время дойти до середины формации. - Как вы все видите, у этой формации есть пять кругов, причем внутренний круг представляет талант 1-го класса, а внешний круг - талант 5-го класса.

Он протянул руку и нажал на каменную плиту, стоявшую рядом с ним. Формация начала светиться, и два центральных круга загорелись. Как только старейшина Ван махнул рукой, юноша сошел с формации.

- Второй класс, средний талант. Приблизительно девяносто процентов принятых студентов оцениваются как Таланты 1 или 2 класса. Девять процентов студентов - таланты 3 класса, и еще 0,9% - таланты 4 класса. Оставшийся один из каждой тысячи - это талант 5 класса, такие гении появляются 1-2 раза в год.

Группа испытуемых и толпа громко ахнули. Такое несоответствие в таланте было ужасающим. Это заставило новобранцев осознать, что они, по всей вероятности, будут находиться на уровне отбросов в мире культивации. Они никогда не смогут добиться ничего стоящего, максимум это поиск пищи в лесу или вступление в городскую стражу. Дав студентам некоторое время, чтобы усвоить эту информацию, старейшина Ван продолжил свое объяснение.

- Следующий тест - это тест на сродство. Каждый будущий студент должен войти в эту формацию тестирования -  сродства. Хотя это не является главным, оно оценивает различные сродства, которыми вы могли бы овладеть. Некоторые сродства встречаются реже, чем другие. Сродства, испытанные в этой формации, - это пять элементов: Дерево, Огонь, Земля, Металл и Вода; второстепенные элементы пространства-времени, свет и тьма; и три элемента баланса: ветер, молния и судьба. Каждый десятый человек будет иметь два сродства, каждый сотый-три, каждый тысячный-четыре и каждый десятитысячный - пять. Обратите внимание, что это относится только к пяти элементам—комбинации с другими элементами намного реже и не стоит упоминать сейчас. - Когда он закончил говорить, старейшина Ван снова указал на юношу. - Лин Сяо Хоу, ступай в звездообразную формацию.

Студент последовал его указаниям и вступил в формацию. Пять элементов были отпечатаны в центре в форме звезды внутри круга, согласно традиционной китайской теории пяти элементов. Пять других элементов образовывали пять независимых звезд вне круга, каждая из которых была представлена кристаллом. Мальчик постоял с полминуты, прежде чем верхняя зеленая точка звезды осветилась изумрудным светом.

- Лин Сяо Хоу, элемент дерева! - нараспев произнес старейшина Ван.

Элемент дерева был не очень впечатляющим, но он мог бы стать опорой Академии зеленых листьев и города зеленых листьев. Практикующие древесные элементы могут быть использованы для выращивания и сбора различных трав, которые составляют половину дохода города. Сяо Хоу ясно знал это и был очень доволен собой. Таким образом, он сможет прокормить всю семью в обозримом будущем, не подвергаясь серьезной опасности.

- Следующее испытание души, - сказал старейшина Ван. - У большинства людей, прошедших этот тест, результат теста будет единицей, в то время как, возможно, один процент участников будет иметь результат от пяти до десяти. Те, у кого врожденный талант души, по определению рождаются с выдающимися душами, поэтому обычное различие между двумя и четырьмя почти невидимы. Талант души особенно полезен для различных профессий, таких как мастера талисманов, мастера образования, духовные кузнецы, духовные врачи и самое престижное занятие: алхимики.

- Эти профессии также требуют определенных элементальных комбинаций, и поэтому потенциальные таланты в этих профессиях довольно редки. Мастера-талисманов и специалисты по формациях не предъявляют особых элементальных требований. Целители требуют двойного сродства в воде и дереве, и хотя сила души не является строгим требованием, целители с врожденным талантом души могут стать духовными врачами. Духовные кузнецы физически сильны и нуждаются в огненом и металлическом сродстве. Алхимики требуют дерева и огня и врожденного духовного таланта от семи и выше. Те у кого будет результатом 5 и 6 в лучшем случае станут аптекарями, которые помогают алхимикам.

- Этот тест трудно объяснить словами, поэтому Сяо Хоу продемонстрирует его вам. Сяо Хоу, пожалуйста, ступай на формацию души.

Как и просил старейшина Ван, юноша ступил на формацию в форме черепахи со змеей вместо хвоста. Его лицо побледнело.

- Эта формация извлечет всю доступную силу души и распространит ее вокруг вас словно силовое поле. Это поле души очень эффективно при левитации этих серебряных жемчужин, выгравированных рунами души. У меня есть набор из десяти жемчужин души; для неразвитого тела принципиально невозможно вместить более десяти жемчужин души. Эта формация не пропустила бы вас, если бы вы конденсировали Ци, поэтому мы знаем, что тест проверяет только врожденную силу души.

Серебряная жемчужина выплыла из его руки и поплыла к формации, где она вращалась вокруг Сяо Хоу. Как только жемчужина нашла свою орбиту и стабилизировалась, старейшина Ван бросил еще одну серебряную жемчужину в поле души, которая разбилась и уронила обе жемчужины на землю.

- Врожденный уровень Души 1, - монотонно объявил старейшина Ван. Этот результат был слишком распространен, и поэтому это было его наименее любимое испытание. Однако даже это было, требованием, и поэтому он будет проводить тест со всей тщательностью. Взмах его руки вернул две жемчужины обратно в мешочек. Затем он жестом приказал Лин Сяо Хоу отойти в сторону.

Следующие двенадцать тестов прошли без осложнений. Тринадцатый участник теста, мальчик по имени Мэн Чун, оказался талантом 4 класса, с двойным сродством к дереву и огню и уровнем души в семь баллов. Он был немедленно завербован представителем Гильдии алхимиков - эта специальность была слишком редкой и очень прибыльной. Понятно, что они могли бы также сделать самое лучшее предложение. Мэн Чун будет учиться в Академии зеленых листьев, работая неполный рабочий день в качестве ученика алхимика. Его отправят в столицу для дальнейшего обучения


убрать рекламу







, как только он достигнет стадии Создания фундамента.

Наконец, девятнадцатый участник теста сделал шаг вперед. Он вздохнул на платформе. Ча Мин очень интересовался этим юношей и его результатами, которых он достигнет в тесте. Одетый в белое юноша вежливо сложил руки и поклонился старшему.

- Чжоу Ли приветствует старейшину Вана, - почтительно сказал мальчик.

Старейшина Ван слегка вздрогнул, так как знал это имя. Семья Чжоу была очень влиятельной и властной в городе зеленых листьев. Старейшина быстро сменил позу и вежливо жестом пригласил Чжоу Ли вступить в формацию. Рука старейшины Вана слегка дрожала, когда он надавливал на каменную плиту.

Внезапно, формация таланта озарилось, словно яркое солнце. Пять ярких кругов были полностью освещены, и каждый был ярче предыдущего. Аудитория была временно ослеплена, прежде чем формирование исчезло. Публика тихо ахнула.

Талант 5 класса! Что еще более важно, он был частью семьи Чжоу. Это был лишь вопрос времени, когда он окрепнет. Полная поддержка семьи Чжоу гарантировала бы, что еще одна потрясающе мощная фигура будет стоять на вершине города Зеленых листьев. Люди в специальных местах стали уделять пристальное внимание ему. Выражение лица Чжоу Ли оставалось невозмутимым, пока он шел к следующей формации.

Старейшина Ван практически дрожал в этот момент, он стал еще более вежливым, направляя Чжоу Ли к формации тестирования сродства. Через полминуты после того, как Чжоу Ли ступил на формацию сродства, два кристалла начали ярко светиться. Первым был огонь, который сам по себе был вполне обычным. Второй, однако, был самым редким из всех: судьба!

Толпа тут же начала перешептываться. Судьба была очень редким элементом. На самом деле, королевская семья доминировала в столице через силу элементов огня и судьбы в течение нескольких тысячелетий. Судьба была очень сильна сама по себе; культиватор судьбы был также известен как Оракул, и такой человек мог вести нацию через засухи и бедствия, подавлять восстания до того, как они произошли, и непосредственно влиять на судьбу людей, ведущих королевство.

Теперь молчаливый старейшина Ван стал серьезным, когда Чжоу Ли спокойно ступил на формацию испытания души. Когда лицо Чжоу Ли побледнело, вокруг него закружилась мутная туча. Один серебряный жемчуг, два, три. Жемчужины души вращались вокруг него один за другим, после чего девять жемчужин наконец-то вращались вокруг него. Достигнет ли он идеального результата? Толпа молча ждала окончательного результата.

Наконец старейшина Ван бросил последнюю жемчужину, и она разбила поле души, и все десять жемчужин упали на землю. Юноша, казалось, ничуть не удивился. Врожденный Уровень Души 9!

Хотя это был не совсем идеальный результат, его редкость не вызывала сомнений. Даже один из десяти миллионов человек, не смог бы добиться такого результата. Когда гордый Чжоу Ли покинул платформу, руководители различных организаций бросились к нему, чтобы сделать ему предложения. Даже претенциозная ассоциация алхимиков хотела бы связать кого-то вроде него, хоть и он даже не мог стать алхимиком.

Пререкания продолжались, пока старейшина Ван нервно оглядывался по сторонам. Он хотел закончить последнее испытание, но не осмеливался прерывать внимания к Чжоу Ли. Даже глава школы пытался привлечь внимание Чжоу Ли, а старейшина Ван, конечно, не хотел, чтобы его уволили. Ссора утихла через четверть часа, из-за того что кто-то прочистил горло, который эхом отозвался от Золотого павильона, заставив всех замолчать. Ни один человек не осмеливался произнести ни слова. Когда все замолчали, раздался мужской голос.

- Чжоу Ли получил приглашение от главного оракула королевской семьи стать его учеником за закрытыми дверями. Этот скромный посланник уже знал об этом до своего приезда,  я прошу все остальные стороны не торговаться с этим скромным посланником.

Наступила тишина. Трудно было конкурировать с приглашением королевской семьи. Единственный шанс, который был у других сторон, если Чжоу Ли отклонил приглашение королевской семьи. Но даже тогда, как они могли противопоставить себя королевской семье? Попытка завербовать его сейчас, несомненно, навлечет гнев небес на их собственные организации. Чжоу Ли посмотрел в сторону павильона своим обычным пустым взглядом.

- Этот смиренный почувствовал, что я должен принять участие в этом испытании, и судьба явно привела меня сюда. Кто я такой, чтобы спорить с судьбой? Конечно, я с радостью принимаю ваше приглашение. - Чжоу Ли поклонился и направился к павильону.

После неловкого молчания старейшина Ван понял, что Ча Мин все еще не прошел три испытания. Он торопливо жестом велел ему подойти и пройти тест. Стоять на платформе стало крайне неудобно со времени последнего испытания,  ему не терпелось выйти и сделать передышку. 

Глава 4. Техника Культивации

 Сделать закладку на этом месте книги

Ду Ча Мин подавленно вздохнул, заметив, что ему не хватает внимания на сцене. Даже достойный результат будет омрачен выдающимся результатом Чжоу Ли. Он перевел взгляд на карету, чувствуя, как его снова пронзает жгучий взгляд.

Интересно, подумал он. Несмотря на все внимание, Чжоу Ли все еще наблюдает за мной.

Ча Мин ухмыльнулся и направился в центр формации для тестирования таланта. Старейшина Ван нетерпеливо нажал рукой на каменную плиту, и три круга зажглись.

- Талант третьего класса, выше среднего, - повторил старейшина Ван. Видя, что никто не обращает внимания, Ча Мин перешел к формированию элементального сродства. Через полминуты появилось странное зрелище.

Вокруг Ча Мин зажглись пять светящихся огней, соединенных белым кругом с черной звездой. Пять кристаллов. Старейшина Ван был потрясен. Даже у одного из десяти тысяч человек не было такого сродства, и хоть этот результат не был легендарным, как и результат Чжоу Ли, но это было довольно редко. Тест сродства Ча Минга на короткое время отвлек внимания от Чжоу Ли среди преподавательского состава. Но их рассеянность привила к тому что они не замечали, насколько необычным был его результат. Близость к пяти элементам обычно не освещали круг и звезду.

В то время как талант 3-го класса заслуживал внимания, особенно с таким количеством вариантов того, как совершенствоваться, различные организации не решались принимать какие-либо твердые обязательства на счёт него. Это было потому, что в то время как он имел наибольшую вариативность выбора, были определенные оптимальные требования для каждого отдела. Например, отдел алхимии хотел бы, чтобы кто-то занимался двойным культивированием дерева и огня, и было неизвестно, обладает ли он значительной врожденной силой души. Ведь его талант был только 3 класса.

Как только старейшина Ван оправился от шока, он повел Ча Мина вперед к формации испытания души. Когда Ча Мин побледнел, появилось белое облако, даже толще, чем у Чжоу Ли. От двадцати до двадцати пяти процентов людей теперь обращали внимание на его результаты, а не на Чжоу Ли. В конце концов, у него не было такой выдающейся близости элемента, как у судьба.

Один за другим старейшина Ван добавлял жемчужины души в формацию. Одна, две, три, наконец, до восьми. Этот результат порадовал Ча Мина. Когда все думали, что это предел, в поле души добавилась девятая жемчужина. Теперь результат Ча Мина был так же хорош, как и у Чжоу Ли! Жаль, что он был всего лишь талантом 3-го класса, иначе его результаты были бы такими же выдающимися, как у Чжоу Ли.

Наконец старейшина Ван бросил последнею из десяти жемчужин душ. Старейшина Ван и зрители ждали звук сломанной формации, но в конце концов звука не последовало. Старейшина Ван потер глаза, когда понял, что все десять жемчужин души все еще вращаются вокруг Ча Мина.

- Врожденный Уровень Души: 10! - воскликнул он. Этот результат был непостижим и превосходил результат Чжоу Ли. Толпа начала громко обсуждать результат, пытаясь определить, был ли Ду Ча Мин или же Чжоу Ли более выдающимся. После целых пяти минут обсуждения аудитория пришла к выводу, что, хоть и его результат был очень редким, жаль, что его талант был настолько низок.

Что больше всего потрясло старейшину Вана, так это не его душевный талант, а сочетание его таланта и близости ко всем пяти элементам.

Во-первых, возможно, только один из десяти тысяч человек будет иметь сходство с пятью элементами, даже не считая таланта. Только это, в сочетании с его врожденным талантом души, было такой же редкостью, как и результат Чжоу Ли.

Как правило, полная врожденная сила души проявляется в пределах 4 или 5 класса таланта. Таланты совершенствования 3-го класса с врожденным талантом души 10-го уровня были в основном неслыханными. Поэтому, несмотря на то, что его результаты были в тысячу раз реже, чем у Чжоу Ли, это просто показалось разочаровывающим. В обычной ситуации он привлек бы к себе внимание, но по сравнению с предыдущим результатом оно было тусклым. Никто из различных фракций не хотел вести с ним какие либо, договоренности.

Желая прояснить неловкую атмосферу, старейшина Ван решил проявить инициативу. - У вас очень редкий набор талантов, молодой человек. Тем не менее, все различные представители, скорее всего, будут ждать, пока вы не примете решение о том, какие элементы культивировать. Вы должны точно определить , что вас интересует, прежде чем принять решение, и как только вы сделаете свой выбор, эти представители, вероятно, захотят поговорить с вами. Это, как говорится, вы приняты в Академию Зеленого листа в качестве таланта 3 класса, и ваше будущее, безусловно, будет очень многообещающим!

Улыбаясь, старейшина Ван вручил Ча Мину бронзовый значок и вывел группу со сцены. Они должны были встретиться у ворот Академии завтра утром. Когда Ча Мин ушел со сцены, он не мог не заметить, что тот же самый горящий взгляд снова впился в него.


***

- Жаль, что его талант к самосовершенствованию так низок, - сказал человек в позолоченных доспехах из Золотого павильона. Он разочарованно покачал головой. Чжоу Ли не волновало, сколько внимания он собрал, или сколько Ча Мин отнял у него. В конце концов, он сказал своей семье, что эта выставка собак и пони не будет иметь большого значения. Только теперь он понял, что причина не в том, что люди не заботятся о нем, а в том, что тот, кто придет за ним, отнимет у него внимание, которое надеялась привлечь его семья.

- Защитник Сонг, я предсказываю, что этот молодой человек не так прост, - сказал человек в доспехах. - В конце концов, он единственный человек, который сумел затмить мою судьбу.

Защитник Сун удивленно посмотрел на Чжоу Ли. Те, у кого есть уникальные таланты Чжоу Ли, смогут предсказать судьбу почти любого человека на их собственном уровне развития. Любой, чья судьба была скрыта, был очень редкой личностью. Только такие люди, как они, смогут сделать правильный выбор в жизни. Все остальные просто плыли по течению.

- Пойдем в столицу, защитник Сонг. В конце концов, судьба -забавная штука. Она играет с людьми и тянет их за собой. Она заставляет людей любить и плакать.- Чжоу Ли в последний раз взглянул на Ча Мина перед уходом. Старейшина Сонг последовал за ним, все еще дрожа от только что услышанных слов. В конце концов, он не понаслышке видел, какой забавной может быть "судьба".


***

Когда Ча Мин пробирался сквозь толпу, он услышал знакомый голос, выкрикивающий его имя. Он улыбнулся, увидев те же три фигуры, машущие в отдалении. Хун Цзинь был очень удивлен выступлением Ча Мина и уже давно достал сигарету, чтобы успокоить нервы. Хун Синь находилась в десятифутовом облаке дыма, которое окружало их. Облако дыма оттолкнуло всех, кроме его детей, которые, очевидно, привыкли к таким выходкам.

- Ча Мин, ты такой талантливый! Ты гораздо лучше, чем я и Сюнь! - воскликнула Синь. Они оба собирались стать одноклассниками, так что Синь была очень счастлива прямо сейчас. Сюнь тоже улыбался, глядя в его в сторону, а дядя Хун улыбался от уха до уха.

- Не беспокойся о старых пердунах, - сказал дядя Хун, затянувшись сигаретой. - Они были так потрясены вербовкой Чжоу Ли, что пропустили яркую звезду. Они будут плакать, как только поймут, что совершили большую ошибку, не набросившись на тебя, когда у них был шанс. Кого волнует, что они думают сейчас - усилие доказывает все. Кроме того, тебе предоставлят условия жилья немного лучше, чем моим детям. У них обоих талант 3-го класса и единственное сродство к огню, который они получили от меня. Однако у них нет врожденной душевной силы или сродства с какими-либо дополнительными элементами, соответствующих конкретным профессиям. Сравнительно, твое будущее полно выбора. Убедись, что ты выбрал хорошую практику сродства с двумя элементами. Если повезет, ты сможешь стать достойным алхимиком или духовным доктором и будешь обеспченным всю оставшуюся жизнь!

Ча Мин легонько улыбнулся дяде Хуну и вздохнул про себя. Это было слишком похоже на его прошлую жизнь. В то время как он был талантлив во многих вещах, люди убеждали его пойти в школу, чтобы изучать инженерию, потому что она была востребована везде. Он не был достаточно умен и трудолюбив, чтобы стать врачом или фармацевтом, поэтому ему пришлось отказаться от карьеры. В конце концов, он исчез из мира, неудовлетворенный тем, что его тащили по жизни прихоти других.

Дядя Хун не заметил задумчивости Ча Мина и привел детей домой. У них было с десяток блюд, чтобы отпраздновать его успех в тот вечер. Теперь дядя Хун мог быть уверен, что его дочь Синь и сын Сюнь не будут одиноки в Школе.


***

Ча Мин, Синь и Сюнь проснулись рано утром следующего дня, с нетерпением пробираясь к школьным воротам. Перед отъездом Ча Мин поблагодарил тетю Сюй. Он пообещал навещать ее часто и сделал мысленную пометку. что нужно прийти и помочь ей по хозяйству, когда будет свободен. Он уже больше года не чувствовал семейного тепла. Как только они подошли к воротам, Сюнь быстро ушел, чтобы присоединиться к своему второму курсу. Синь шла с Ча Мином, когда они присоединились к примерно тысяче человек, которые были завербованы за последнюю неделю.

Новоиспеченные ученики уже собрались в группы перед сценой, которая была похожа на предыдущую платформу для прохождения теста. Ча Мин заметил, что не у каждого студента есть бронзовый значок, как у него и Синь. Примерно у каждого десятого был бронзовый значок, а у девяти из десяти учеников-белый. Согласно его пониманию распределения талантов, значки должны были представлять оценки. Более талантливые студенты, как правило, собирались вместе, так как их будущие перспективы роста были соответственно больше. В этом году было двенадцать талантов четвертого класса, и все они собрались в свою маленькую группу.

Учеников 5 класса не было, так как только один из них был забран королевской семьей. Это считалось честью для Академии зеленых листьев. Академия, несомненно, будут ежегодно увеличивать финансирование в течение следующих нескольких десятилетий. Конечно, были и другие преимущества пребывания в родном городе такого талантливого человека, такие как привилегированное отношение со стороны других организаций к ним. Но было еще несколько талантов 5 класса, которые Академия получила за последние несколько лет. Эти таланты в конечном итоге будут переданы в высшие учебные заведения, как только они достигнут определенного уровня в своем совершенствовании.

Студенты ждали примерно, пока не сгорит палочка благовоний, прежде чем группа учителей, старейшин и учеников постарше направилась к толпе молодежи. Старейшина Ван, стоявший впереди группы старейшин, громко прокричал: - Тишина!

Голоса учеников превратились в шепот, и, наконец, даже шепот казался слишком громким, и разговоры полностью прекратились.

Старейшина Ван посмотрел на учеников слева направо, удовлетворенно кивая на их послушное поведение. - Во-первых, теперь вы разделитесь на группы талантов. Все с белым значком выстроились слева от меня в сорок рядов. Люди с огненным сродством будут входить в ряды с первого по восьмой, с земным сродством - в следующие восемь, за ними следуют металл, вода и дерево. Те, у кого есть бронзовые значки, выстроятся рядом с ними в шесть рядов, по одному для каждого элемента, а шестой ряд будет для тех, у кого есть навыки двух элементов. Те кто с серебряными значками выстроятся в один ряд. Эти значки представляют ваш талант и потенциальные будущие достижения. Те из вас, у кого есть белые значки, должны будут работать в два раза усерднее и столкнуться с множеством ударов удачи, чтобы достичь того, чего достигнут другие. Жизнь так несправедлива.

- Но небеса никогда не закрывают все выходы. В настоящее время у вас разные значки, но каждый значок начинается с номера один. Это представляет ваш текущий уровень в Академии. Всего есть девять уровней, и с этого момента вы будете посещать занятия, соответствующие вашему уровню. Ученики получат сертификат окончения обучения, если они будут отвечать минимальным требованиям в течение пяти лет. Минимальным требованием для прохождения является достижение пятого уровня конденсации ци, и, возможно, половина из вас сможет достичь этого порога.

- Еще один способ получить сертификат - пробиться на стадию Формирования фундамента. Любой, кто прорвется в стадию Формирования фундамента, немедленно станет номинальным старейшиной академии. Хотя должность не имеет непосредственных обязанностей, старейшина академии имеет право на VIP-лечение в любой точке династии Сун. Возможности трудоустройства безграничны, как только человек достигает Формирования фундамента.

- Теперь, когда эти тривиальные вопросы решены, я хотел бы, чтобы каждая группа учеников с отдельными специальностями следовала за своими учителями.

Группа из сорока пяти учителей и ста помощников выбежала из-за спины старейшины Вана и увела более девяноста пяти процентов учеников.

Ча Мин попрощался с Хун Синь и планировал встретиться с ней позже за ужином в тот же вечер. Из первоначальной группы осталось только двадцать восемь студентов.

- Все таки многие остались в этом году. Это действительно очень хороший урожай! - Старейшина Ван сказал с улыбкой. Он продолжал: - Всего двадцать восемь новых студентов с двойным сродством. Один из вас уже был завербован отделом алхимии, второй - нашим духовным кузнецом, и еще двоих забрал наш духовный доктор. Каждый из названых может выйти вперед и следовать за своими учителями в каждой области. Эти профессии лучше всего проводить с определенной техникой культивации, так что не забудьте следовать их рекомендациям. - Эти четыре ученика ушли со своими тремя учителями.

- Сейчас осталось двадцать четыре студента. Цзинь Линфу, Сун Цзя, Ван Линь, пожалуйста, следуйте за старейшиной Син. Линь Чэнь, Фэн Мин...-

продолжал старейшина Ван, пока все студенты с двухэлементными родством не разделились между своими учителями, пока не остались только Ча Мин и молодой человек по имени Зай Чэнь. Группа из восьми оставшихся старейшин обсуждала между собой в течение нескольких минут, прежде чем окончательно решить, как распределить этих двух студентов.

- Зай Чэнь, - сказал старейшина Ван, - пока ты будешь следовать за мной, так как твое сродство к воде, дереву и огню совпадает с моим. Ча Мин, твой случай немного особенный, так как у тебя есть сродство с пятью элементами и полная врожденная сила души. Старейшина Лин покажет тебе все.

Добрый пожилой человек шагнул вперед. Редкие взъерошенные волосы были осеянны седеной. Его морщинистые руки были испачканы чернилами. Несмотря на неопрятный вид, он, казалось, получал много почтительных взглядов от окружающих старейшин. Ча Мин поклонился старейшине Вану и другим учителям и послушно последовал за стариком.


***

Старейшина Лин был очень умелым в техниках движения. Он шел так, словно ничего не видел перед собой, словно он был единственным человеком в мире. Большинство людей из любезности к садовникам следовали бы по дорогам и избегали газонов. Этот старик не выказывал такого уважения, когда пересекал лужайки, бродил между рядами деревьев и прорубал длинные линии. Ча Мин, немного смущенный, быстро последовал за ним. Время от времени Ча Мину практически приходилось бежать. В другое время старейшина Лин внезапно останавливался, чтобы полюбоваться клумбами с цветами. Непредсказуемый, хаотичный и неорганизованный описало бы старейшину Лина идеально.

- Малыш, можешь звать меня старейшина Лин. Обычно дети с твоим уровнем таланта не получает своего личного гида, но твоя пятиэлементная близость и высокая врожденная сила души сделали из тебя исключение. Хотя у меня есть довольно большой опыт, но ты тот, кто имеет возможность выбирать, что ты хочешь делать. К сожалению, ты не первоклассный талант, поэтому твои достижения будут очень зависеть от того, сколько усилий ты сможешь приложить. Удача также очень важна. Постарайся быть с ней в ладах.Стремись быть счастливым.

Ча Мин одарил старейшину Лина фальшивой улыбкой, когда он вспотел от смущения.

Быть в ладах с удачей? Стремись быть счастливым? Да, я отдам все ради этого! с горечью подумал Ча Минг.

Старейшина Лин, казалось, не заметил его фальшивого выражения лица. Он просто предположил, что этот юноша понимает, как следовать хорошим советам.

- У большинства людей есть свои предрасположенности к тому, что лучше. Я сам не очень талантлив, но я культивирую три элемента. У меня был врожденный талант уровня пяти душ, и позже я научился мастерить талисманы. Мой учитель позволил мне выбрать то, что я хотел сам, и я никогда не сожалел о решениях, которые принял в жизни.

- В отличие от других ворчливых старейшин из разных фракций, я собираюсь сделать то же самое. Более того, я очень верю в судьбу. Твоя судьба дала тебе путь с множеством развилок, и ты самый способный человек, чтобы выбрать свой собственный путь, среди тех что я когда-либо видел. Люди, которые слишком талантливы, вынуждены идти по определенному пути. На самом деле, даже ты, вероятно, были бы вынужден пойти по определенной судьбой дороге, если бы этот гений Чжоу Ли не появился. Хотя ты можешь подумать, что тебя затмили, я лично считаю, что это твоя удача.

Ча Мин задумался над словами Лина, обдумывая их. Большинство людей действительно восприняли бы это как удар судьбы, но неограниченный выбор не так уж плох. Ему всегда не хватало этого.

Закончив говорить, они подошли к школьной библиотеке. Библиотека была третьим по величине зданием в кампусе, и она была построена из красных кубических камней, которые выглядели как кирпич. Эти камни были три на три фута в размере. Они держались вместе с нетронутым белым связующим веществом, образуя поверхность на одном уровне с самой стеной. Стены казались недавно вымытыми. Он видел студентов на строительных лесах с большими щетками, моющими стены зданий. Эти студенты выполняли эти черные задачи, чтобы заработать дополнительные балы и внести свой вклад в школу.

Самое большое здание в кампусе было естественно павильоном культивирования, где студенты проводили большую часть своего времени, обучаясь в течении дня. Вторым по величине зданием было студенческое общежитие, а третьим по величине-павильон сокровищ.

Различные остальные здания и специализированные тренировочные площадки были разбросаны вокруг кампуса, который был расположен на самом севере города и был одной из немногих частей города, которые пересекались с лесом. С высоты птичьего полета кампус выглядел как круг внутри круга, причем большой круг был самим городом зеленых листьев. Он занимал пять процентов общей площади города, немного больше, чем поместье городского лорда.

Такое положение дел соответствовало статусу, и поместью городского лорда. никто и никогда не осмелится посягнуть на этот статус, по крайней мере официально. В то время как городской Лорд был высшей официальной властью в городе, Академия зеленых листьев представляла империю. Не будет преуменьшением сказать, что глава школы может вызвать изменения в правительстве в течение года или возможно, немного больше времени. Эта власть обычно никогда не использовалась, но угроза такого маневра давала академии большое влияние в городской политике.

Подойдя к ослепительно Красной библиотеке, они миновали длинную очередь групп и вошли в боковую дверь. Их впустили, как только узнали старейшину Лина. Учителя, охранявшие вход, пропустили их со смесью благоговения и страха. Ча Мин бросил на него удивленный взгляд, а старший просто улыбнулся.

- Есть привилегии в том что ты стар. Одна из них - не стоять в очереди. Хотя у меня нет высшего авторитета, я смогу предоставить тебе доступ к лучшим методам совершенствования в этой академии. - Они немного прогулялись и поднялись по двум лестницам на четвертый этаж библиотеки .

На этом этаже было много больших кабинетов по двадцать книжных полок из красного дерева в каждом из них. Четверть книжных полок была заполнена различными свитками, в то время как остальные три четверти, казалось, были заполнены рецептами, энциклопедиями и другими предметами, относящимися к профессиям. Последняя полка была заполнена всего на четверть и содержала несколько десятков свитков.

- Это лучшие методы культивации в нашей школе, - объяснил старейшина Лин. - Для каждого базового элемента у нас обычно есть два или три учебных свитка. У более редких сродств есть только одно. Например, у нас есть только один метод культивирования, связанный с ветром. Свитки с техниками на смертном уровне обычно классифицируются как смертные, бронзовые, серебряные и золотые. Мы не первоклассная школа, поэтому наши лучшие методы совершенствования - серебряный класс. Для некоторых необычных дисциплин у нас есть только методы культивации бронзового класса. Например, у нас есть только бронзовые техники для ветра, судьбы и пространства. Другие одиночные элементы все имеют методы культивирования серебряного класса.

- Если ты желаешь выбрать один элемент, то можешь взять "Сутру замороженного сердца", "Мантру горящего сердца", "Техника растущей силы", "Мелодия лезвия" или "Техника пустынной земли". Все они серебряного класса, и, по моему скромному мнению, они лучшие из группы. Преимущество одноэлементной техники культивации заключается в том, что тебе нужно только понять использование одного элемента.

- Кроме того, нет необходимости разделять запас Ци между элементами, подробности я объясню позже. Это значительно упрощает тренировку боевых или вспомогательных техник более высокого ранга, так как ты будешь иметь гораздо более высокую емкость для каждого элемента. Сокровища специализированные для каждого элемента будет легко найти, лекарственные таблетки не должны быть адаптированы под тебя, и многие природные сокровища будут очень хорошо реагировать на твое специализированное телосложение. Недостатком является то, что ты теряешь гибкость в техниках, а так же принцип, называемый усилением и подпиткой.

Старейшина Лин посмотрел на Ча Мина. - Это подводит меня к следующему пункту - двойному сродству! 

Глава 5. Белая кисть

 Сделать закладку на этом месте книги

Старейшина Лин почесал свою легкую щетину, которая покрылась сединой, прежде чем продолжить.

- Как правило, двойное сродство рассматривается как лучший тип культивации. Этот тип культивации требует вдвое большего понимания по сравнению с одноэлементными культиваторами. Люди с более высоким врожденным талантом души способны быстрее воспринимать, что помогает им быстрее преодолевать препятствия. Кроме того, ты должен равномерно распределить свою ци между двумя элементами. В некотором смысле ты вынужден изучать техники двух элементов. Если ты будешь не способен овладеть техниками, которые подходят двум элементам, у тебя останется только половина выносливости обычного культиватора.

- Поскольку есть недостатки, есть, безусловно, и преимущества. Первое преимущество заключается в том, что ты можешь использовать боевые и вспомогательные техники из двух элементов. Второе преимущество заключается в том, что ты можешь выбрать вспомогательную профессию, если у тебя достаточно сильная душа. Например, культиваторы с двойными атрибутами дерева и огня и сильной души могут стать алхимиками, а культиваторы с атрибутами металла и огня могут стать кузнецами. Третье и последнее преимущество заключается в том, что при правильной комбинации элементов, ты можешь подпитывать технику одного элемента другим.

 - Как это работает? - спросил он.

Старейшина Лин, чувствуя его интерес, был весьма рад продолжить.

 - Подпитка  - явление, которое происходит за счет увеличения пяти элементов, - сказал старейшина Лин. - Дерево источник огня, который формирует мир, вздымаясь вулканами и протекая магмой, давление формирует металл, благодаря которому струиться  вода, и, наконец, вода питает древесину для завершения цикла. И наоборот, некоторые элементы имеют разрушительные отношения. Вода гасит огонь, огонь плавит металл, металл рубит дерево, дерево растет из земли, а земля впитывает воду.

- Если кто-то, например, культивирует металл и воду, он мог бы, использовать  ци метала, чтобы подпитывать водную технику. В результате способность этого человека выполнять водную технику приблизится к способностям культиватора с чистым элементом воды,  несмотря на то, что культиватор использует только половину ци на водный элемент. Этот человек также приобретет способность использовать техники на основе металла.

- Тем не менее, мало кто предпочитает культивировать элементы в деструктивном цикле. Разрушительные отношения, такие как металл и дерево, тол


убрать рекламу







ько вредят друг другу. Мало того, что нельзя укрепить дерево металлом, использование  ци металла на древесных техниках  только ослабит ее.  Поэтому люди редко выбирают такие комбинации: духовные кузнецы являются исключением из правила: ты не можете ковать металл без огня, и поэтому эта жертва необходима, чтобы стать духовным кузнецом.

 - С другой стороны, техники очистки тела обычно требуют деструктивных взаимодействий. Например, человек может укрепить свое тело металлом и впоследствии очистить свое тело огнем, получив большую защиту и физическую силу. Культиватор, который занимается очищением тела, будет меньше боевого мастерства при использовании ци в бою, но часть этой потери будет компенсирована физической силой.

- Учитывая эти характеристики, в академии есть пару техник культивации серебряного класса  для каждого из пяти элементов усиливающий тип, а также техники культивации для разрушительных элементов, таких как огонь и металл. Лучшими из этих техник в академии это «Манускрипт Пылающего Леса», «Техника Повелителя Магмы», «Искусство Культивации Меча Тотальной Обороны», «Сутра Меча Холода», «Сутра Исцеляющего Сердца» и, наконец, «Техника Культивации Тела Выкованным Железом и  Огнем».

- Аналогичные правила применимы к тройному сродству. Пять из трех элементных сродства имеют возможность усиливать друг друга, а так же разрушительные связи. Аналогично, у нас также есть одна техника культивации на уровне серебра для каждого усиливающего типа. Я сам культивирую «Сущий Ад (Инферно)», из-за тройного сродства к воде, дереву и огню. Таким образом, я разделяю свою ци на три части. Моя ци воды может, усиливать мои древесные техники, а моя ци дерева может подпитывать мои техники огня. По совпадению, я также могу заниматься алхимией и лечением благодаря культивации  трех элементов.

Ча Мин размышлял над этим несколько минут, прежде чем оглянулся на старейшину Лина, спрашивая:

- Можете ли вы питать водой - дерево и использовать дерево для подпитки  огня? И наоборот, можете ли вы подпитывать огнем дерево и использовать более сильный огонь для очистки металла?  Если использовать металл, очищенный в результате огня, сможете ли вы уничтожить дерево благодаря более высокому качеству оставшегося металла ци? Лучше ли очищенный металл переносит воду, или же дерево является высококачественной поддержкой для огня?  - Если и было что-то, в чем Ча Мин был хорош, так это задавать вопросы.

- На это… сложно ответить. -  Старейшина Лин немного поколебался, прежде чем продолжить. - С любой из техник культивации в этой академии ты не сможешь делать ни одну из этих вещей. Сначала тебе нужно будет найти лучшую технику культивации и заменить на ту, которую ты выберешь здесь. Если ты не рассеешь свою культивацию в будущем, тебе нужно будет продолжать культивировать в тех же элементах, и твоя способность изобретать, меняя элементы, будет зависеть от удачи.

- Техника «Сущий Ад (Инферно)», которую я культивирую, не из академии, а скорее из моей  секты. Я бы поделился техникой, если бы мог, но не могу этого сделать вне секты из-за клятвы Дао. - Он посмотрел на него извиняющимся взглядом. Ему очень понравился ребенок, и он бы передал технику культивации, если бы мог.

- Старейшина Лин, я понимаю, - сказал Ча Мин, - давайте пока проигнорируем вопрос техники культивации. Что я действительно хочу знать, так это то, возможно ли это - и при каких условиях это возможно - для каждой из этих ситуаций.  Я играю, чтобы победить, и я бы не позволил небольшому препятствию, подобно моей первоначальной технике культивации, из-за которой я не смогу высвободить весь мой потенциал.

Старейшина Лин был очень впечатлен его уверенностью и энтузиазмом, поэтому продолжил свое объяснение. 

- Верно, верно. Никогда нельзя позволять себя сдерживать из-за первоначальных обстоятельств. В конце концов, это и означает быть культиватором. Всегда совершенствуйся, и если Небеса попытаются остановить тебя, сражайся с ними!

- Ответ на твой вопрос прост: да. Теоретически возможно подпитывать два элемента последовательно в круге создания. Такие действия, нуждаются в очень стабильной культивации, и требования к технике довольно высоки. Ци также должна быть очень чистой, и эта деталь также зависит от техники культивации. Наконец, должен помнить, что потенциально тебе будет нужно питать втрое больше энергии в заключительный элемент, чем обычно. Кроме того, исходная ци воды подпитывает дерево, если он не будет полностью поглощен древесным элементом ци, он будет нейтрализовать огонь.

- Чтобы ответить на твой вопрос об очищение, дерево подпитывающее  огонь сможет очистить  лучший металл, предполагая, что дерево полностью будет израсходовано до того, как пламя достигнет огня. В противном случае очищаемый металл будет бороться с ци дерева. Если ты добьешься успеха,  финальный очищенный металл будет меньше по размерам, но намного лучше по чистоте. Любой очищенный элемент будет, обеспечивать гораздо более качественное поддержку для соответствующей техники, но потери при очистке обычно намного больше, чем прироста. Более низкий объем очищенного реагента, скажем, закалённое в воде пламя, например, будет способно только очистить значительно меньшее количество его противоположного ци

Яркий взгляд появился в глазах Ча Мина, услышав объяснения старейшины Лин.  Он сложил руки и поклонился.

- Спасибо за объяснение, старейшина. Это мне очень помогло. Существуют ли какие-либо техники для четырех или пяти элементов?

 Старейшина Лин задумался и, вытянул старый бронзовый свиток.  Он отряхнул свиток, покачал головой и положил обратно на полку.

 - Что это за техника культивации? спросил он с любопытством.

- Это техника культивации «Пять Малых Элементов». Чтобы развить эту технику, тебе нужно разделить свою ци на пять частей. К сожалению, даже при использовании подпитывающего эффекта, у тебя будет доступ только к навыкам среднего уровня каждого элемента.  Ты также сможешь использовать  два или три  атрибутных навыка, хоть эти навыки довольно редки. К сожалению, твой маленький запас ци в каждом элементе сделает невозможным практиковать непревзойденные навыки в каком-либо конкретном элементе. Конечно, тебе будут доступны все профессии, но разделение твоего внимания между всеми ними обречет тебя на то, что ты никогда не достигнешь ничего великого ни в одном из них.

Хоть сродство с пятью элементами встречается редко, когда-то был Великий Император, Император Цинь, который практиковал все пять элементов. Он создал свой собственный метод культивирование, и в конечном итоге его техника культивации  «Пять Малых Элементов» стала доступной во всех Королевствах. Техника только бронзового класса, и люди редко практикуют ее. Получить руководство практически невозможно, и поэтому люди должны продвигаться вперед без помощи компетентного учителя. Я не советую тебе практиковать этот метод.  - Старейшина Лин в печали покачал головой.  - Эта техника была явно неполной, иначе Император Цинь никогда бы не стал известным.

Хотя техника культивации «Пять Малых Элементов» идеально подходила для Ча Мин, путь, по которому ему нужно было бы пройти, был бы сложнее, чем любой другой. Жертвование совершенством для разнообразия было большим запретом для большинства профессий;  это также считалось неразумным выбором в мире культивации.

Ча Мин сел со скрещенными ногами и обдумывал в течение часа.  Многие группы учеников третьего и четвертого классов приходили и уходили.  Один за другим они получили копию своих соответствующих методов культивации и тихо ушли. Воспоминания о его прошлой жизни всплыли, видя, что многие ученики следуют по их предложенному пути, имея лишь иллюзию выбора.  Это воспоминание укрепило его решимость, после чего встал и указал пальцем.

- Вот этот. Я выбираю технику культивации «Пять Малых Элементов»,- спокойно сказал Ду Ча Мин.

 Несколько окружающих учителей и старейшины, сопровождающие учеников, странно посмотрели на Ча Мина и старейшину Лина.  Они никогда ни при каких обстоятельствах не рекомендуют такой выбор.  Тем не менее, они очень боялись старейшины Лина и продолжали поиски в сопровождении своих учеников.

 - Ты уверен, что хочешь этого? Очень трудно повернуть назад, когда ты начал культивировать метод, - строго предупредил он.

- Я уверен, - ответил Ча Мин.  Впервые в своей прошлой жизни почувствовал, что сделал важный выбор, который повлияет на всю его судьбу.

Старейшина Лин взял свиток и поставил на изобретение с двумя платформами. Свиток был помещен на платформу, и появился еще один идентичный, но более новый свиток.  Затем он убрал старый свиток и передал новый свиток Ча Мину.

- Ча Мин, это иллюзорный свиток, который будет сохраняться в течение пяти дней, после чего  исчезнет. Он был записан под твоей личностью, и если ты передашь информацию, которая находиться внутри, мы сразу об этом узнаем. Если ты не запомнишь эту технику, прежде чем она исчезнет, у тебя будет еще один шанс взять свиток. Однако твой выбор будет более ограниченным из-за твоего низкого восприятия. Ты больше не получишь доступ к этому четвертому этажу. Я еще раз даю тебе последний  шанс передумать.

 Старейшина Лин не хотел, чтобы Ча Мин жил с сожалением, но также не хотел лишать его свободы выбора.  Ча Мин отказался, как и ожидалось.

 Будучи новым учеником 3-го класса, ему разрешалось выбрать одно сокровище, и они направились в павильон сокровищ.


***

Снаружи павильон сокровищ напоминал очень большую зеленую шелковую палатку с золотыми столбами и конической крышей.  Очень большая обезьяна, держащая копье, стояла на страже у входа в павильон.  Она смиренно села, увидев, что старейшина Лин привел Ча Миня внутрь.

 Старейшина Лин усмехнулся. 

- Я воспитывал эту обезьяну, с тех пор как он был маленьким ребенком. Он всегда относится ко мне как к родителю.

 Он действительно баловался всем на свете.  Талисманы, алхимия, исцеление и выращивание зверей. Старейшина Лин, говорящий Ча Мину не разделять свое внимание, это словно, как котелок смеётся над горшком, когда он сам в грязи.

Сразу за входной дверью находился большой зал приветствия.  Внутренняя часть здания больше не выглядела как зеленая палатка.  К ним подошла фигура, очень похожая на визиря из Саудовской Аравии, с широкой улыбкой на лице.  Его борода была сильно пропитана маслом и слилась с усами в один большой локон.

- Господа, я рад приветствовать вас в этом скромном ведомстве! Старейшина Лин прошло много времени с нашей последней встречи. Я полагаю, этот мальчик здесь, чтобы забрать свое вступительное сокровище? Я очень рекомендую этот замечательный меч. Безусловно, первый в своем классе , и он не разочарует тебя. - Он протянул меч, в то время как старейшина Лин взмахнул рукой, отталкивая его порывом горячего ветра.  Мужчина продолжал улыбаться, несмотря на атаку старейшины Лина.

- Это хранитель павильона сокровищ, тихо сказал старейшина Лин. 

 - Технически он не является частью Академии Зеленых Листьев, но является членом всемирно известного павильона сокровищ. Все люди внутри являются его сотрудниками, и вся прибыль обрабатывается их главным бюро. Этот джентльмен является высшим авторитетом здесь. По большей части, они попытаются обмануть тебя. Каждый ученик 3-го класса или выше может выбрать здесь сокровища, но мы платим им фиксированную плату за каждого ученика. Он просто пытается максимизировать свою прибыль!

Старейшина Лин быстро хмыкнул и продолжал идти с Ча Мином на хвосте. Хранитель павильона продолжал улыбаться и приветствовал следующую группу гостей.  Внутри было довольно оживленно из-за большого наплыва студентов.

Павильон сокровищ был гигантским и мог вместить сокровищницу дракона.  Сокровища были втиснутые на полках кое-как без определенно порядка. Ча Мину было поручено пройтись и посмотреть, есть ли что-нибудь, что ему нравится.  В будущем он сможет принимать задания, чтобы заработать очки вклада и затем обменивать их на предметы. В качестве альтернативы ему можно будет заплатить за них любыми деньгами, которые заработает. Старейшина Лин казался не в восторге, от времени проведенному здесь.

 Ча Мин ходил около двух часов.  Выбирая предметы, размахивал мечами, осматривал, казалось бы, обычные кубки, зеркала и талисманы.  Также примерил пару сапог,  взмахнул посохом и попытался поднять огромный меч.  После того, как волнение прошло, он шел быстрым шагом через оставшуюся часть павильона.

Примерно в трех четвертях пути через павильон, его внимание привлек небольшой предмет. Он был похож на кисть. С любопытством поднял его и начал осматривать более детально.  Кисть казалась ему довольно знакомой.  Кисть была белого цвета с тонкими, едва заметными линиями, образующими узоры.

Внезапно его озарило. Маленькая кисть была похожа на посох, который он видел до исчезновения, в своей прошлой жизни! Там, где раньше были черные узоры, теперь проходили тонкие золотые линии.  Там, где когда-то было пять цветных рун, присутствовали тонкие гравюры.  Кисть была очень легкой и длиной всего двенадцать дюймов. Щетинки были скреплены золотым наконечником, который ранее был вонзен в землю.  Щетинки были более толстыми у основания и довольно тонкими у кончика.  Кисть способна как на очень широкие, так и на тонкие точные мазки.

Чем больше он думал о том дне, когда увидел кисть, тем больше это казалось судьбой. Если ему нужно будет что-то еще, он всегда может вернуться за этим позже. Но если он не выберет этот предмет сейчас, где еще сможет найти подобное, а вдруг кто-то возьмет его? Продолжая осматривать кисть, тонкие гравюры, казалось, превращались в набор слов.  Слова были очень маленькими, едва достаточными для того, чтобы Ча Мин мог их разобрать.

Три сделало множество, и выбор стал бесконечен;

Не позволяй беспокойству окрашивать пейзаж.

Почему бы не нарисовать небеса

С этой Чистой Небесной Кистью?

«Почему бы не нарисовать небеса», подумал он.  Какое смелое утверждение.  Но действительно, в жизни было слишком много поводов для беспокойства. Техники культивации, профессия, деньги, брак, удача и катастрофы. У каждого было что-то, с чем  невозможно было справиться.  Созданные беспокойства бесконечны. Но кисть говорила:

- Зачем беспокоиться? Есть так много вещей, предопределенных Небесами.

- Рисовать Небеса? - Кисть велела ему свергнуть судьбу, которая была навязана, и самому определить свое будущее. Это просветление укрепило решимость Ча Мина в выборе собственного пути.

 Поскольку он принял решение, медленно вернулся к столу, наслаждаясь окружением.  Старейшина Лин был с ним весь день и заметил изменение в темпераменте.

Он улыбнулся, положив кисть на стол. 

- Я хотел бы взять эту кисть.

 Старейшина Лин посмотрел на него странным взглядом, но хранитель павильона был вполне счастлив.  Старейшина Лин очевидно распознал кисть и уже оценил, что это довольно обычное, но весьма специализированное сокровище.  Хранитель павильона также не рассматривал его как очень дорогой предмет.  Эту вещь занесло сюда давным-давно. Ча Мин и павильон сокровищ (Хранитель) были очень довольны обменом.

 Когда они вышли из павильона, старейшина Лин поручил Ча Мину зарегистрироваться в студенческом общежитии, где ему будет предоставлена комната, и он получит ежемесячное пособие в размере десяти духовных камней.

- У тебя есть много возможностей для выбора, но это означает, что есть и масса возможностей могут сбить с пути. Я также знаю, что ты не очень богатый студент. Поскольку ты выбрал культивацию пяти элементов, тебе разрешено учиться как подмастерье алхимика, но они не будут прилагать много усилий, чтобы учить тебя. Эти старые пердуны очень упрямы и горды. Однако…  я нахожу, что твои таланты, хорошо подходят для изготовления талисманов. Ты также выбрал эту старую кисть для рисования талисманов, которая было там около ста лет, и я немного заинтригован.

 - Не нужно сейчас отвечать. Тебе нужно будет достичь, по крайней мере, третьего уровня конденсации ци, прежде чем ты сможешь начать практиковать какие-либо профессии. Просто приходи ко мне домой, если ты когда-нибудь решишь, что хочешь учиться у меня, и не стесняйтесь молодой человек!

 С этими словами старейшина Лин положил руки за спину и ушел, счастливо насвистывая. 

Глава 6. Конденсация ци

 Сделать закладку на этом месте книги

Это случилось как раз перед ужином, когда Ду Ча Мин добрался до общежития.  Кампус был довольно большим, и ему пришлось долго ждать у стойки регистрации, прежде чем получить ключ от комнаты. Для входа в каждую комнату требовался нефритовый лист, своего рода ключ, номером его комнаты был пятьсот двенадцатый. Талантам третьего или более низких классов нужно было делить комнаты с другими учениками, в то время как талантам четвертого или более высокого класса разрешалось иметь личные комнаты, или даже целые дворы, а так как Ча Мин был не достаточно талантлив, он не мог наслаждаться этой роскошью. Несмотря на этот недостаток, он считал, что ему очень повезло иметь бесплатное проживание и питание.  Если бы не Академия, он действительно не знал, как ему удавалось бы прокормить себя.

Он не сразу пошел в свою новую комнату, а вместо этого направился в столовую, где обещал встретиться с Хун Синь.  Ужин подавали в течение длительного периода времени, так что около пятидесяти учеников слонялись без дела во время разговора и еды. Ча Мин немедленно заметил застенчивую девушку, которая ковырялась в уже холодной еде на тарелке.  На его лице появилась озорная улыбка, когда он избегал ее взгляда, чтобы подойти и положить руки ей на плечи.

- Бу!

Мгновенное сожаление появилось на лице Ча Мина, когда Хун Синь издала душераздирающий крик, привлекая внимание десятки соседних учеников.  Эти ученики бросали на них неловкие взгляды, из-за которых лицо Хун Синь стало красным, словно свёкла.

- Ча Мин, я так долго ждала, а ты только сейчас появился! Я скажу второму брату, что ты запугиваешь меня, и он придет избить тебя! -  Милое, надутое выражение было нарисовано на покрасневшем лице.

 - Ха-ха, Синь Эр, я уверен, что ты скучала по мне и моей прекрасной мордашке! Вот, ты можешь взять этот пельмень, только если ты не скажешь об этом брату Сюнь.

 По правде говоря, он не особо боялся брата Сюня, а вот дядя Хун совсем другой разговор.  Дядя Хун обладал  впечатляющей аурой и очень сильно защищал свою единственную дочь.  Синь Эр бросила на него подозрительный взгляд, но решила съесть последний оставшийся пельмень, успокаивая ее мимолетную ярость.

Ча Мин вздохнул с облегчением после того как принес свои извинения, чтобы его точно простили он отправился за дополнительной порцией извинений. Через несколько минут он вернулся с тарелкой, полной еды и двумя стаканами сока из помела, один из которых поставил перед ней.

 - Синь эр, я запрусь, чтобы освоить новую технику культивации, начиная с сегодняшнего вечера. Старейшина Лин сказал мне, что выбранная мной техника культивации очень трудна, и у меня есть только пять дней, чтобы изучить ее, прежде чем мой иллюзорный свиток исчезнет.

 Первоначально он намеревался провести несколько дней с Синь Эр, чтобы они могли ознакомиться с кампусом, но его время в настоящее время было слишком драгоценным, что бы тратить его попусту.

- Я поняла. Я должна сделать то же самое. Тебе так повезло. Мне дали только три дня на практику техники "Нежный Танец Пламени". Если я не смогу выучить её успешно, тогда буду вынуждена отказаться и попытаться выучить технику попроще.  - Она немного подумала, как будто сопоставляла факты.  - Ух ты, у тебя целых пять дней? Какую технику с двумя элементами ты решил практиковать? - Ее ранее разочарованное выражение было заменено на чистое волнение возникшее от интереса.

- Это… я выбрал технику с не двумя элементами, - сказал Ча Мин, смущаясь.

 - Ух ты, так у тебя целых пять дней с техникой одного элемента? Так повезло!  В ее прекрасных глазах не было намека на ревность.

 - На самом деле ... я культивирую технику для пяти элементов. Технику культивации "Пять Малых Элементов".

Ее лицо наполнилось чистым шоком, и несколько соседних вилок были отброшены, поскольку некоторые старшие ученики были невероятно удивлены.  Они четко слышали о технике и о ее происхождении, а также о сложности техники.  Удивление длилось всего несколько секунд, так как они быстро восстановили самообладание и продолжили есть.

- Я не знала, что это возможно. Старший брат так впечатляет!

Выражение ее лица было теперь выражением чистого восхищения.  Девушка  действительно не знала, как сдерживать свои эмоции.

 Они закончили, есть в расслабленном темпе, после чего Ча Мин и Синь Эр провели время, просто общаясь, а затем направились в павильон для культивации.


***

Павильон для культивации был настоящим дворцом. Его чистые алебастровые стены были украшены резьбой бессмертных, сражающихся со свирепыми демонами. Дворец резко контрастировал с ярким, но безвкусным павильоном сокровищ, на стенах которого не было, ни одного золотого украшения.  Два персонажа для «культивации» были выгравированы на передней арке, и персонажи, казалось, наполняли каждого человека, который проходил через пустую арку, чувством тишины и спокойствия.

Перед аркой не было стражников, и каждый мог входить и выходить из павильона по своему усмотрению. Насилие было строго запрещено; это было обеспечено старейшинами-хранителями, которые медитировали на каждом этаже.  Удачливые ученики могли иногда поймать момент, когда они не культивировали, и получить руководство.

Комнаты были предоставлены студентам в порядке очереди.  Павильон культивации имел девять этажей, по одному на каждый из девяти уровней конденсации ци. Ученик может войти на любой этаж, если он соответствует требованию по уровню культивации, и получить комнату.  Комнаты будут в их распоряжение до тех пор, пока они не покинут павильон.

 Ча Мин и Синь Эр выбрали пару комнат в дальнем углу первого этажа.  Они оба взяли свои бронзовые медальоны и поставили их на пьедесталы за пределами комнаты.  Пьедесталы были защищены щитом, который не позволял бы никому, кроме владельца, забрать медальон внутри.  Эти медальоны ярко светились за дверью, показывая, что комнаты заняты.

Комната культивирования была очень простой. Там была кровать, подушка для медитации, кувшин с водой, туалет и миска с сухофруктами и орехами.  Ча Мин чувствовал жажду, поэтому налил себе стакан воды и увидел перед собой, как чистый кувшин снова наполняется.  Миска с сухофруктами и орехами, вероятно, также наполнится сама собой. По словам старейшины надзирателя на входе, эти предметы использовались для обеспечения уединения за закрытыми дверями для первокурсников, которым все еще нужно было есть, и пить довольно часто. Эта смертная потребность постепенно исчезнет со временем, по мере того как их культивация возрастет.

Наконец Он достал бронзовый свиток и начал его читать.  Снаружи свиток был бронзовым, а внутри белый. Письмо было написано черными, зелеными, красными, желтыми, серебряными и синими чернилами.  Это сильно отличалось от первоначального его представления. Он вспомнил все, что узнал до сих пор.

Конденсация ци была первым шагом в культивации. На стадии конденсации ци культиватор поглощает ци с Неба и Земли. Как только накопится достаточно ци, культиватор сможет сконденсировать одну каплю ци, после чего  достигнет первого уровня конденсации ци. Культиватор будет продолжать накапливать ци, повышая свой уровень как культиватор конденсации ци. Как только он накопит достаточно ци, то сможет сформировать фундамент и стать настоящим экспертом.

Большинство культиваторов в городе Зеленых Листьев были культиваторами конденсации ци, тогда как культивация старейшин была на уровне формировании фундамента. У любой крупной державы в городе был хотя бы один эксперт на уровне формирование фундамента. Конечно, это была только видимая сила каждой крупной державы. Каждая держава старается сохранить некоторые скрытые карты, чтобы другие силы не смогли положить глаз на их имущество.

Но это было вопросом будущего, и Ча Мин больше заботился о достижении первого уровня конденсации ци в течение пяти дней. Он сел на кровать и приступил к первому шагу, ощущать ци Неба и Земли. Раньше он уже испытывал это чувство, когда дядя Хун циркулировал природную ци, поэтому ему не потребовалось много времени, чтобы ощутить это. Однако ощутить было лишь началом, следующий шаг заключался в том, чтобы ци просочилось в тело.

 В течение следующих двух дней Ча Мин постоянно пытался, но безуспешно.  На третий день ему, наконец, удалось впитать ощущаемую ци. Ци была пяти цветов, по одному на каждый из пяти элементов. Это было одной из причин, почему ему понадобилось так много времени, чтобы начать поглощать ци. С его уровнем таланта было бы достаточно полдня, чтобы начать поглощать один элемент, но это вывело бы его ци из равновесия. Ци, которую он только что освоил, образовал пятицветное облако, которое плавало в его даньтяне или в энергетическом центре.

Как только первая частица ци была введена в его даньтянь, вскоре он заполнил частицу к максимальной её вместимости, после чего сжал еще больше. Теперь единственный способ продолжать поглощать ци - сконденсировать его в каплю.  Достигнув этого шага, он, наконец, осознал, что кое-что в свитке осталось для него не понятным, что помешало ему завершить этот шаг. Он мог только продолжать и пытаться понять путем проб и ошибок, и его упорство продолжались еще два дня.


***

Это был последний день до исчезновения свитка.  Ча Мин быстро покончил с едой, прежде чем снова открыть свиток, пытаясь понять последний кусочек головоломки. Он пристально смотрел на свиток, размышляя о причинах своих неоднократных неудач, пытаясь сжать ци.  Каждый раз, пытаясь сконденсировать пятицветное облака, оно быстро разрушалось. Казалось, что разрушение происходило, потому что каждый тип ци усиливал следующий в цикле, так же будет сдерживать последующий.  Как только крошечная частица ци была уничтожена, баланс становился все хуже и хуже, из-за чего оставалось недостаточно ци для конденсации.

Продолжая размышлять, он продолжал смотреть на свиток, который был сначала красным, а затем стал зеленым. Его глаза сфокусировались на зеленом, пока он не стал, синим, затем серебряным, потом желтым, и наконец, цвет снова изменился на красный. Его глаза следили за этими часами, медленно двигающиеся по кругу.  На 120-м часу с момента образования свитка, свиток исчез. В глазах Ча Мина появилось понимание, больше не нуждаясь в свитке для справки.

Внутри его Даньтяня медленно двигался пятицветный туман.  Вместо конденсации он сначала разделил туман на пять частей.  Это разделение заняло целый день.  Как только туман был полностью отделен, он начал сжимать их.  Все пять туманов сжались примерно в пять раз, пока они не достигли критической точки.

 В этот момент края каждой группы тумана начали размываться. Серебряный туман начал преобразоваться в синий туман и атаковать зеленый туман. Ча Мин среагировал быстро, отделяя зеленый и серебряный туманы и подпитывая желтый туман, чтобы пополнить  серебряный туман. Желтый туман пытался атаковать синий туман, поэтому он отделил их и дополнил красный туман, преобразовав его в желтый туман.  Этот цикл продолжался между пятью цветами.  Они двигались по кругу, чтобы поддерживать равновесие, в то время как центр оставался пустым, не давая различным элементам, атаковать друг друга.  Он продолжал работать так еще двенадцать часов, после чего наступило равновесие, и процесс стал привычкой.

С этим равновесием Ча Мин начал оказывать большее давление на различные группы туманов. Как только баланс был нарушен, он исправлял это.  Он продолжил этот цикл сжатия и исправления в общей сложности одиннадцать раз. Объем сжимался наполовину каждый раз, уменьшая объем в две тысячи сорок восемь раз. При двенадцатом сжатии черная капля жидкости окончательно сконденсировалась, вторая, затем еще одна, до тех пор, пока их не стало всего пять капель. Затем группа из пяти черных капель снова разделилась на пятицветный вихрь жидкости. Он преуспел! Став официально культиватором конденсации Ци!

Однако восторг Ча Мина от его успеха был недолгим. Как только он прорвался, его охватило чувство тошноты. Черная, пахнущая рыбой пленка, тонким слоем теперь покрывала его кожу. Часть примесей, которые он накопил за первые пятнадцать лет своей жизни, была вытеснена из его тела, объявив о своем перерождении на пути культивации.  Он быстро умылся, используя неограниченный запас воды в своей комнате, и надел новую одежду, которая, казалось, была там все время. Академия была, очевидно, опытной в этом отношении, не обращая внимания на расходы на новую одежду по сравнению с возможностью не беспокоить учеников в середине культивации.

 В течение следующих трех дней он продолжал накапливать жидкие капли ци, пока у него не стало по три капельки на каждый цвет. В конце концов, ему не хотелось оставаться с минимумом. По случайному совпадению пятнадцать капель ци оказались максимальным количеством, которое можно было получить на первом уровне конденсации ци.


***

Прошло восемь дней с тех пор, как Ча Мин начал свое уединение.  Хотя он все время питался, он жаждал надлежащего приема пищи.  Ча Мин также заперся, не говоря ни слова, в течение восьми дней, и ему нужно было немного привыкнуть.  Когда он вышел, мелодичные звуки чирикающих птиц казались невероятно громкими, по сравнению с гробовой тишиной его комнаты для культивации. Ча Мин направился прямо в столовую, чувс


убрать рекламу







твуя легкий холод, который приходил каждую ночь с заходом солнца.

Закончив сгребать всю еду из тарелки, заметил, что Синь Эр и брат Хун Сюнь счастливо ужинали.  Яркая улыбка появилась на лице Синь, когда она увидела его. Улыбка быстро сменилась угрюмым выражением, свидетельствующим о том, что она все еще помнила его выходки восьмидневной давности.  Хун Сюнь улыбнулся редкому выражению лица своей сестры и заметил, что в Ча Мине что-то изменилось.

- Поздравляем с достижением первого уровня конденсации ци -  сказал Сюнь. 

Он был довольно рад узнать, что Ча Мин добился успеха в своем уединении.  Его сестра преуспела в своей культивации на второй день, и когда Сюнь спросил о местонахождении Ча Мина, был шокирован, когда узнал, что тот пытается культивировать технику культивации "Пять Малых Элементов".  Он слышал описание этой техники в своем подготовительном классе.  Примерно один человек пытается культивировать эту технику культивации каждые десять лет.

 Сюнь был на втором годе обучения и достиг четвертого уровня конденсации ци.  Хотя этот уровень не был особенно впечатляющим, но все еще был выше среднего для учащихся второго года обучения, к этому моменту большинство учащихся достигло только третьего уровня. Только лучшие десять процентов учеников третьего класса дойдут до пятого уровня.  Усилие между этапами удваивалось с каждым разом.

Как талант третьего класса, достижение пятого уровня конденсации ци к концу второго года было нормальным. Достичь пика конденсации ци за пять лет было немного недосягаемо, а про формирования фундамента можно и не говорить.  Без ресурсов для культивации, талантам третьего класса понадобится четырнадцать лет, чтобы достичь этого уровня.  Для таланта четвертого класса это заняло бы семь лет.  И единственными, кто смог бы достичь формирования фундамента  в пятилетний срок, были бы таланты пятого класса. Они могли бы сделать это,  культивируя без посторонней помощи.  Конечно, такая ситуация случилась.  Кто посмеет пренебречь талантом пятого класса?

 - Ты был немного медлительным по сравнению с Синь Эр. Она пробилась на первый уровень шесть дней назад, - довольно гордо сказал Сюнь.

 Ча Мин посмотрел в шоке. 

- Айа! Сестра Синь действительно талантлива! Я прорвался три дня назад только благодаря удаче. Мне едва удалось постичь технику через пять дней после получения свитка с техникой, перед тем, как она исчезла. У меня были бы проблемы, если бы мне удалось тогда  - Ча Мин самоуничижительно покачал головой.

- Брат Ча Мин, твой талант довольно хорош. У тебя такая сложная техника культивации, - сказала Синь Эр со злорадным выражением лица. 

- Я слышала от второго брата, что пятнадцать человек пробовали эту технику за последние сто лет в Академии Зеленых Листьев. Три из них преуспели, а всем остальным пришлось перейти на другую технику культивации, - прошептала Синь.

 Несмотря на ее обнадеживающие слова, она явно пыталась повысить свое эго, выглядя скромно. Большинству людей в ее группе талантов понадобилось бы целых три дня, чтобы овладеть техникой культивации, а она ей потребовалось два, что говорит о ее высоких навыках восприятия.

Они продолжали, есть во время разговора.  Весь их вечер был свободен, и теперь, когда Ча Мин закончил свое уединение, он мог начать посещать лекции.  Из-за склонности культиваторов часто уединяться, лекции были организованы свободно. Лекции идут по восемь часов каждый день на протяжении недели, эффективно формируя лекционные блоки.  Затем они будут повторять лекцию, если будет присутствовать минимальное количество учеников.  Если бы не было достаточного количества учеников, они сделали бы недельный перерыв и повторили бы попытку, пока не набралось бы необходимое количество учеников.

Минимум четыре курса лекций были необходимы в течение первого года в качестве основы, а оставшиеся пять лет были заполнены факультативными на выбор. Синь Эр уже начала свой первый блок сегодня, так как это было начало новой недели. Ча Мин должен ждать еще шесть дней до начала следующего блока.

- Брат Ча Мин, ты уже получил свой нефрит Зеленого Листа? -  спросил Сюнь.  Видя, как тот покачал головой, он продолжил. 

- Скорее всего, ты еще не знаешь об этом, так как не посещал занятия. Поскольку ты не можешь посещать занятия в течение шести дней, я введу тебя в курс дела. В первый день занятий каждый ученик может получить нефритовый Зеленый Лист в офисе кампуса. У этого нефрита есть очень важная функция - хранить и тратить очки вклада для каждого студента. За исключением каждой начальной техники культивации, другие техники, такие как боевые приемы, можно обменять только на очки вклада.

- Есть несколько способов накапливать очки вклада. Во-первых, таланты третьего класса начинают с одной тысячи очков вклада, таланты четвертого класса начинают с пяти тысяч, а таланты пятого класса начинают с двадцати тысяч очков вклада. После этого каждый ученик должен накапливать эти очки  реальными заслугами. Наиболее распространенный способ - простые обязанности, такие как приготовление пищи и уборка, хотя это очень медленный процесс. В конце концов, твое время гораздо более ценно. Подобного рода роботы подходит только для наименее одаренных и  большинства трусливых учеников, поэтому не нужно рассматривать этот вариант. Другой способ заработать очки - участвовать в ежемесячном обмене и выигрывать поединки против учеников, у которых такой же уровень культивации как у тебя. За каждый выигранный поединок ты будешь получать соответствующее количество очков.  Специальные мероприятия также награждают очками.

- Осталось еще два способа заработать очки. Первый способ - рискнуть выйти в лес, где требуется минимум третий уровень конденсации ци. На доске вывешены различные задания с соответствующими наградами. Как правильно, задания связаны со сражениями с духовными животными за ценные материалы, сбор трав, добыча руды и т. д. Большинство учеников полагаются на эти методы для получения очков вклада, и эти методы могут быть выполнены в группах, с распределением очков между членами группы. Ученики также предпочтут продавать эти материалы за духовные камни в частном порядке в городе Зелёного Листа.

 - Наконец, ученик может стать подмастерьем любой профессии. У каждой профессии есть простые задачи, которые могут выполнять менее опытные ученики, экономя старшим ученикам, учителям и старейшинам немало усилий. Они вознаградят тебя очками вклада за услуги, и они, как правило, могут продавать свои готовые изделия за чистую прибыль.

Ча Мин теперь понял гораздо яснее, как работает Академия. Снаружи Академия была основана для общего блага людей. Она функционировала как бизнес и кадровое агентство. Студенты будут пытаться зарабатывать очки вклада, тем самым, зарабатывая деньги для Академии, в то время как талантливые студенты также будут вознаграждены, и это помогло бы им в их культивации, чтобы облегчить им набор новобранцев во внешнем мире. Некоторые также решат остаться в академии.

Мир здесь функционировал во многом как мир в его прошлой жизни.

Глава 7. Обучение

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро Ча Мин проснулся рано, желая забрать свой нефрит Зеленого Листа и изучить некоторые боевые приемы.  Сражения - как путь самосовершенствование не был для него чем-то новым.  Он занимался боевыми искусствами в своей прошлой жизни, и ему скорее нравилась напряженная, но в тоже время прощающая атмосфера, сопровождающая дружеский спарринг.  Он уже помылся и переоделся в свежую форму перед восходом солнца и станет одним из первых, кто получит свой завтрак. Вид пустой кровати на другой стороне комнаты заставил его задуматься, получит ли он свою комнату на оставшуюся часть года.

 Административное здание представляло собой небольшое здание, построенное из чистого черного камня. Оно было сделано не из обсидиана, а из очень чистого мрамора, который так идеально сочетался друг с другом, что казалось, что все здание сделано из одного куска.  Здание резко контрастировало с пышными лесистыми садами, которые были вокруг здания.  Чтобы добраться до здания, он шел по белокаменной дороге, похожая на те, что были найдены в более богатых районах города Зелёного Листа.

Административное здание уже не было таким многолюдным, как в первые несколько дней набора новобранцев. Ча Мин смог выйти из здания за время, которое понадобилось бы горению ароматической палочки.  Ярко-зеленый нефрит, который он получил, был толщиной в половину пальца, размером с игральную карту, и на нем был выгравирован зеленый кленовый лист, что является символом Академии Зеленых Листьев. На оборотной стороне отображалось его полное имя, количество очков вклада, хранящихся на карточке, и одна капля крови, которая была поглощена нефритом, в маленьком красном круге.  Эта кровь содержала его ауру и мешала другим людям использовать карту в случае ее кражи.

Ча Мин снова отправился в библиотеку, на этот раз со своим нефритом с зелеными листьями, содержащим тысячу очков вклада.  На этот раз его не сопровождал старейшина Лин, и ему пришлось ждать в очереди в течение часа, прежде чем ему разрешили войти. Доступ был ограничен определенным количеством людей на этаже, чтобы у каждого ученика была спокойная атмосфера, с которой можно было просматривать навыки.

- Стой! -  сказал мужчина средних лет в зеленой мантии.  Он регламентировал вход в библиотеку. 

- Пожалуйста, представь свой нефрит Зеленого Листа и укажи, на какой этаж ты хотел бы попасть.

 У человека на груди была золотая эмблема с выгравированным знаком «Инспектор». Каждый студент, допущенный в библиотеку, должен сначала доказать, что у него достаточно очков, чтобы купить технику в библиотеке. Это было сделано для того, чтобы желающие ученики не слонялись без дела.

 В отличие от четвертого этажа, на первом этаже находились сотни полок, заполненных техниками и другой справочной информацией.

- Как я должен просматривать все это? - Он задавался вопросом.  В отличие от большинства людей, я не могу просто просмотреть только незначительную часть в библиотеке, так как могу буквально практиковать все эти техники, если я решусь на это.

Лучше начать с чего-то, чем утонуть в большом количестве вариантов, поэтому он выбрал книжную полку и начал просматривать цены. Если возможно, он хотел бы купить одну технику для каждого элемента. На этом этаже были техники смертного класса, разделенные с первого по пятый ранг. Ранг зависел от качества навыка - обычно навык более высокого ранга имеет требование к использованию гораздо большего количества ци или общая сила больше чем у навыка более низкого ранга.  На полках не было техник из бронзового, серебряного и золотого класса.

После двух часов просмотра одних только техник по дереву он понял, насколько был действительно беден. Тысяча очков вклада может показаться очень большой, но так как ему хотелось пять разных техник, у него было всего 200 очков на элемент.  Минимальная стоимость техники на первом уровне составляла 100 баллов, а самая высокая - 5000 баллов.

- Тебе нужна помощь, чтобы найти что-нибудь?  сказал скрипучий голос позади него.

 Ду Ча Мин подпрыгнул, услышав голос, и оглянулся.  Он никого не заметил и продолжал оглядываться.  Как только подтвердил, что больше никого нет, он продолжил рыться в книгах.

- Гм -  звук прочистки  горла можно было услышать сразу за ним. 

Он снова оглянулся и заметил прядь волос.  Следуя за прядью волос, он посмотрел вниз и заметил маленькую фигуру.  Фигурой был старик маленького роста, а его рост был максимум три фута. Ча Мин не слышал, что в этом мире есть гномы . Или, может быть, он полурослик?

Он виновато сжал руки и поклонился. 

- Приветствую, старейшина. Мои извинения. Вам что-то нужно? -  Он не осмеливался разъяснить  причину, почему изначально проигнорировал его. 

Кто знает, имеет ли этот старик низкого роста несоразмерный характер? К своему облегчению, старик улыбнулся, и отмахнулся от непреднамеренного оскорбления и начал говорить.

- Меня зовут старейшина Сяо (С кит. «мелкий, малыш» — как правило, в прозвищах). Да, это очень ироничное имя, поэтому, пожалуйста, не смейся. Моя семья всегда была такого… роста, предположительно с древних времен. Несмотря на это, похоже, ты не уверен какую технику, тебе подобрать. Я надзиратель на первом этаже, и, возможно, я могу быть тебе полезен. В противном случае другие ученики могут и не получить возможности просмотреть библиотеку, так как ты можешь остаться на всю неделю.

Немного смутившись, Ча Мин кивнул и принял его помощь.  У него действительно было слишком много вариантов, и небольшая помощь может иметь большое значение. 

- В настоящее время я культивирую технику культивации "Пять Малых Элементов", - объяснил Ча Мин, проходя через книжные полки позади старейшины Сяо.  - В то время как у меня только тысяча очков, которые я получил в качестве бонуса при поступлении в академию, я весьма настаиваю на том, чтобы культивировать хотя бы одну технику для каждого элемента.

 Старец удивленно посмотрел на него, но позволил ему продолжить.

- У меня значительно меньше запаса ци на каждый элемент, чем у большинства людей, около одной пятой, и поэтому мне нужны навыки, которые подчеркивают разнообразие и принятие решений. Они должны быть недорогими, но должны давать мне тактические преимущества по сравнению с навыками подчеркивающие грубую силу. Я не могу соревноваться с другими, основываясь на грубой силе или навыках, которые подчеркивают необходимость большого количества ци для одной техники.

Старейшина задумался на несколько мгновений, обдумывая раздумье Ча Мина.  В самом деле, это был действительно единственный способ, которым он мог бы конкурировать с другими, пытаясь  перехитрить своих противником или застать их врасплох. Через некоторое время он обернулся и жестом пригласил Ча Мина следовать за ним. Они прошли несколько книжных полок, пока не достигли маленькой комнаты.  В комнате был большой черный камень, и этот камень излучал глянцевый блеск, похожий на полированный обсидиан.

Старейшина Сяо стоял перед камнем и произносил:

- Компьютер, пожалуйста, покажи все умения ниже трехсот очков вклада в элементах дерева, огня, земли, металла и воды.

Ча Мин был в шоке. Старейшина Сяо назвал камень "компьютером". Казалось было слишком много совпадений.

Старейшина Сяо нахмурился, когда на экране в задней части комнаты появился список из более чем тысячи свитков. 

- Пожалуйста, удали все техники элемента воды, которые сосредоточены на других аспектах, кроме уклонения и замораживания (замедления). Удали все не оборонительные навыки земли. Удали все ненаступательные навыки огня. Удали все навыки дерева, которые не лечат и не выращивают растения. Удали все техники металла, что не являются навыками физической атаки  или физической защиты. Список сузился до 200 навыков.

- Разные элементы имеют разные специальности, - объяснил старейшина Сяо. 

- Часто, культиваторы с одним или двумя атрибутами должны иметь различные навыки в элементе, чтобы гарантировать, что они обладают различными навыками, даже если элемент не особенно хорош в этих типах навыков. Например, навыки земли сосредоточены на все виды защиты, но ты не сможешь победить только защищаясь. Поэтому культиваторы с элементом земли также будут практиковать посредственные атакующие навыки. Водные навыки хороши в технике замедления, замораживания и перенаправления, но их атакующий  потенциал также не так силен как у огня или металла, и их защитные техники не так сильны как у земли и металла. У них есть техники исцеления, но дерево намного лучше в этом отношении. Хотя элемент воды хорош в захвате, но все еще хуже, чем навыки дерева, которые обеспечивают лучшие физические ограничения. 

- Поскольку ты не специализируешься на каком-либо элементе, лучше всего было бы выбрать самые эффективные навыки. То есть сосредоточиться на навыке, в котором хорош каждый элемент. - После объяснения он повернулся к черному шару. 

- Компьютер, убери все навыки, которые стоят больше, чем три капли ци на уровне начального мастерства.

Список сузился до двадцати навыков.

- Как правило, ты хочешь использовать навык более одного раза, если только это не завершающий прием. У тебя нет такого запаса ци, чтобы иметь завершающий ход, поэтому я предлагаю тебе пока еще не изучать его. В списке - единственные навыки, которые ты сможешь практиковать с твоим небольшим запасом ци. Требования к ци для каждого навыка будут увеличиваться, когда твое мастерство навыков возрастет.

- Обычно тебе нужны навыки, способные дополнять друг друга в цикле генерации. Однако это все навыки, состоящие из двух элементов более высокого класса, которые ты не можешь себе позволить. По мере развития культивации обязательно приобрети такие навыки, когда у тебя появиться доступ к завершающим приемам с высоким требованием количества ци и к комбинации специальностей. Например, лучшие атакующие приемы огня будут дополняться деревом, в то время как лучшие защитные приемы земли будут усиливаться металлом. Лучшие исцеляющие навыки воды будут усилены техниками дерева.

Ча Мин внимательно посмотрел на навыки. В конце концов, он смог выбрать всего пять навыков.


Вспомогательный навык дерева, смертный класс 1 ранг, Оплетающие лозы - 100 очков вклада 

Вспомогательный навык воды, смертный класс 1 ранг, Морозное облако - 100 очков вклада 

 Техника огненной атаки, смертный класс 1 ранг, Вспышка пламени - 100 очков вклада 

 Техника защиты земли, смертный класс 1 ранг, Земляная стена - 100 очков вклада 

 Техника атаки металла, Смертный класс 1 ранг, Рассекающий палец - 100 очков вклада. 


У него оставалось 500 очков, но он чувствовал, что что-то упустил.  Эти навыки занимали только 20% запаса его ци за использование, и он чувствовал, что ему не хватает навыка движения и, возможно, базового навыка атаки, чтобы восполнить потенциальный дефицит ци.

 Старейшина Сяо, чувствуя его затруднительное положение, прошел через несколько раскрывающееся меню  и принес еще два навыка.

 - Эта базовая техника кулака, "Кулак Тигра", на самом деле не требует ци для активации. Она основана на силе твоего физического тела. Хотя сила твоего тела не очень высока, запасы ци противника тоже не высоки, и это будет давать тебе большую гибкость в атаках. Если у вас обоих запасы ци будут исчерпаны, ты все равно сможешь использовать базовую технику кулака, чтобы справиться с ними. Что думаешь? - спросил он.

Ча Мин быстро согласился, и еще сто очков взноса были вычтены.  Старейшина Сяо продолжал просматривать техники, пока не нашел последний навык:

Техника Физического Движения, Смертный класс 3 ранг, "Призрачные шаги" - 400 очков вклада

- Эта очень хорошая техника за свою цену. Она также считается техникой физического тела, и она поможет тебе занимать позицию для выполнения атак и уклонения от атак. Будет очень грустно  , если у тебя не будет ци для выполнения техники движения, когда ты будешь в критической ситуации.  На этот раз Старейшина Сяо не дожидался его ответа, прежде чем сделать копию техники.

 Вся поездка в библиотеку заняла у Ча Миня четыре часа, и он получил семь свитков.  Эти свитки действовали в течение одного месяца, поскольку они не были особенно ценными.


***

Ча Мин начал практиковать навыки, полученные в библиотеке в тот же день.  Навыки были не очень сложными, и ему удалось выучить каждый навык в течение следующих шести дней, всех их  он смог осмыслить на начальном уровне мастерства. Совершенствование этих навыков заняло бы много времени, и более высокий уровень в каждом навыке требовал большего запаса ци.  Он также продолжал культивировать как можно больше каждый день, и хотя количество ци, которое он накопил, не менялось, казалось, что оно постоянно пытаются разорвать оковы.

Он продолжал ужинать с Синь и Сюнь. Сюнь собирался отправиться в лес на миссию по сбору лекарственных растений , позаботившись о том, чтобы провести дополнительное время со своей сестрой.  В этот шестой день после того, как Ча Мин начал тренировать свои техники, Сюнь ушел с группой из пяти других учеников, оставив Синь на его попечении.  В конце концов, Синь была девочкой, и Сюнь почувствовал уверенность в том, что Ча Мин будет рядом и не допустит жесткого обращения с ней.


***

Ча Мин был убежден, что лекции, возможно, являются самым скучным способом обучения, который человек создал. Было много лучших способов, таких как обучение с помощью повторения в классе боевых искусств, с помощью игр и обучение ученика на практике под личным руководством мастера. К сожалению, он снова оказался втянутым в обязательные лекции. Лекция была переполнена, на ней находилось 300 человек, и преподавалась так же, как в университете.

Лектор прочитал текст лекции, спроецированный на белом камне, что был на заднем плане. Его скучный голос бубнил в течение следующих восьми часов, останавливаясь только на один час для перерыва на обед.  Студенты получили все упакованные обеды из столовой и поели на своих местах. Структура заставила Ча Мина пожелать, чтобы учителя просто написали слишком дорогой учебник, который, по крайней мере, позволил бы ему пропустить лекции и получить проходной балл, если бы нужно было сдавать итоговый экзамен.  Но для этого класса экзамена не было, только обязательное посещение.

Класс сосредоточился на основах, таких как различные элементы культивации, их сильные и слабые стороны. Лекция охватила общие техники комбинаций как для одноэлеметных, так и для двухэлементных культиваторов.  Было знакомство с различными профессиями, типами магических предметов и с магическими зверями низкого ранга, а так же с растениями, которые ученики, вероятно, собирали на ранних уровнях конденсации ци, чтобы накапливать очки вклада.

 Одна интересная лекция коснулась важности базового укрепления тела и, наконец, коснулась концепции культивирования тела.  Большинство молодых культиваторов будут обладать силой кулака от одного до двухсот цзинь (1 цзинь = 0.6 кг). Культивация тела может увеличить физическую силу тела, скорость исцеления, природную защиту  организма и рефлексы.

Развитие тела также можно разбить на три этапа, каждый из которых содержит три класса. На ранних этапах культивирование тела можно тренировать силу своего тела до средней силы взрослого человека в 200 цзинь.  Наращивание силы тела после этой точки будет становиться все более обременительным, достигая 400 цзинь к концу среднего этапа культивации тела. Природные исцеляющие способности организма также увеличиться в течение этого периода.

Культивирование тела на позднем этапе увеличит силу кулака до 1080 цзинь, что само по себе является пределом силы, достигаемой нормальным человеческим телом.  На этом этапе природная защита организма также значительно возрастет. Очень редкие культиваторы, наконец, смогут очистить плоть своего тела.  Хотя этот шаг не приведет к увеличению силы, но в конечном итоге приведет к разрушению смертных оков, и тело переродится. Тогда культиватор тела будет считаться формой жизни Сяньтянь, естественной и чистой.  С этого момента он сможет приступить к  истинному путешествию очищения тела.

Ча Мин узнал, что очищение тела, которое нужно пройти, чтобы стать формой жизни Сяньтянь, было чрезвычайно болезненным, и подавляющее большинство людей, не пыталось этого делать. Кроме того, обычно можно получить лучшее и менее болезненное преимущество за счет очистки ци за то же количество усилий. Намного меньше усилий требовалось, чтобы достичь пика раннего этапа культивации тела при достижении совершеннолетия.

Путь культивирования тела был правильным путем только для избранных людей.  Некоторые люди рождались с изначально сильными телами и были более приспособлены для культивации тела. Другие были рождены с особыми телосложениями, которые дают им врожденные тела Сяньтянь, а это значит, что они достигнут этапа Сяньтянь на ранних этапах жизни, без особых усилий вообще.

В дополнение ко всему этому, деструктивные двухэлементные культиваторы дают очень хорошие результаты в очищении тела.  Это было связано с тем, что первый элемент мог использоваться для усиления тела, в то время как другой противоположный элемент очищал тело от примесей, генерируемых этим элементом. Комбинация усиления и очищения была идеальной, поскольку очищение тела обычно ограничивалось физической выносливостью и исцеляющей силой соответствующего лица.

 В то время как Ча Мин был весьма заинтересован в культивации своего тела, но решил пока отложить его, предпочитая бегать по утрам, чтобы хотя бы увеличить свою выносливость.  У него было много дел, слишком мало времени и слишком мало очков вклада. 

Глава 8. Ежемесячная битва на арене

 Сделать закладку на этом месте книги

Первый цикл занятий Ча Мина закончился через неделю.  Учитель любезно напомнил им, что они должны присутствовать на ежемесячной битве, на арене; если они хорошо проявят себе там, то смогут заработать очки вклада. Это был один из способов вознаграждения талантов каждого поколения. Конечно, талант мог быть оценен только на основе успеха в рамках определенного уровня культивации.  Его культивация была уже на пике второго уровня конденсации ци, в связи с этим Ча Мин будет сражаться с другими учениками, чья культивация также будет второго уровня.

Возможно, одна пятая новых учеников достигла второго уровня конденсации ци.  Усилия, требуемые для достижения этого уровня, были довольно жалкими по сравнению с последующими уровнями, так что не осталось бы ни одного оставшегося ученика с предыдущего года, чтобы конкурировать с ними. А таланты четвертого класса уже должны были перейти на третий уровень конденсации ци.

Обычно ежемесячная битва на арене включает пять отборочных раундов. Те, кто продержатся три раунда, получат 100 очков вклада, те, кто продержатся четыре раунда, получат 500 очков вклада, а те, кто продержатся пять раундов, получат 1000 очков вклада.  Сумма будет увеличиваться для учеников более высокого уровня.

Поскольку это был первый раунд с начала Нового года, ученики-новички могли заработать 100 духовных камней в дополнение к 1000 очкам вклада, если они пройдут пять отборочных раундов. Таланты третьего класса могут получать только десять духовных камней в месяц в качестве пособия для поддержки своей культивации, поэтому это количество не было ничтожной суммой.  Награда была введена в действие, чтобы первокурсники столкнулись со своими страхами и получили немного боевого опыта. После того, как они пройдут этот первый раунд, они будут гораздо меньше бояться сражаться и будут продолжать участвовать.

Как Ча Мин может упустить отличную возможность заработать деньги?  У него фактически был менталитет 45-летнего, который сложился вместе с его предыдущей и текущей жизнью. Он не слишком беспокоился о том, чтобы перехитрить группу подростков.


***

Утром в день турнира, Ча Мин и Синь Эр пробились на арену.  Атмосфера была праздничной из-за числа взволнованных новых учеников.  Эти первокурсники были довольно надменными из-за того, что были приняты в Академию Зелёного Листа; из-за таланта к культивации многие из них ставят себе выше их предыдущих друзей и членов семьи, потому для них стало привычным быть высокомерными. Турниры были разработаны частично для того, чтобы научить большую часть этих учеников смирению.

Хун Синь будучи довольно застенчивой, не захотела участвовать в этом раунде сражений на арене без присутствия своего брата, и решила остаться зрителем и поболеть за Ча Мина.

"По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о том, что над Синь Эр будут издеваться в битвах на арене", подумал он. 

Если она пострадает, ему всю жизнь будут это припоминать. Поэтому не пытался убедить ее и тихо стоял в очереди, чтобы завершить регистрацию. Ему вручили номер двенадцать.  На втором уровне конденсации ци было всего около сотни учеников.  Через несколько месяцев число участников увеличится более чем в пять раз, поэтому этот конкретный турнир был уникальным.  Все ученики первого класса (уровня таланта) и большинство учеников второго класса, которые участвовали, были в одной категории: первый уровень конденсации ци.  Конкуренция в этой группе была самой жесткой. Если эти ученики не получат невероятную удачу, они никогда не шагнут в стадию формирование фундамента.

Когда все завершили регистрацию, появился энергичный мужчина средних лет в мантии старейшины.

- Тишина! - крикнул он. 

- Вы все можете звать меня старейшиной Хуан. Я буду возглавлять этого соревнование на арене, и за мной будет решающее слово при принятии решения о каждом матче. Поскольку сегодня участвуют многие ученики младших классов, многие старшие ученики будут судить отдельные матчи. Их слово является окончательным, и все они награждаются очками вклада. Вы можете быть уверены, что эти судьи пользуются большим уважением, поэтому они не осмелились, быть нечестными, выполняя свои обязанности в качестве судей во время этого турнира.

- Прежде чем мы начнем, пожалуйста, последуйте моему примеру, и поклонитесь перед нашими учителями и старейшинами.

 Старейшина Хуан обернулся, сложил руки и поклонился на восток. Ученики последовали его примеру.  Поскольку было еще раннее утро, солнце ярко светило в их направлении, и было трудно раз


убрать рекламу







глядеть лица разных учителей и старейшин. Старейшина Хуан обернулся и продолжил.

- Этот раунд ежемесячных битв на аренах является особенным. Согласно нашей ежегодной традиции за последние несколько веков, битвы на аренах в этом месяце используются для выявления выдающихся талантов. Определить талант очень сложно. Многие сравнивают таланты с точки зрения скорости культивации. Наша школа также предоставляет преференциальный режим   талантам к культивации от третьего и по пятый класс. Хотя формально это самый надёжный способ оценки таланта, но действительно ли это самый эффективный способ?

- Выражаясь иначе, разве талант в культивации - единственный способ оценивать талантов? Ответ, конечно, нет! Этот мир уважает сильных. Таким образом, много разных типов силы важны. Один из самых важных видов силы является боевая мощь.  Если два человека находятся на первом уровне конденсации ци, ясно, что тот, кто одерживает победу над сотнями в одном классе, может считаться талантливым, даже если его врожденный талант к культивации не может сравниться с другими.

- Еще один способ классифицировать таланты с точки зрение умственных способностей или ментальной выносливости. Те, кто настойчивы, могут достичь Небес, а те, кто этого не сделает, никогда ничего не добьются! Я приведу вам пример. Мне самому будет тридцать шесть лет в этом году. Как вы думаете, на каком уровне мой талант культивации?

 Старейшина Хуан оглянулся на тихую публику.  Время от времени ученики выбрасывали предположение, что где-то между третьим и пятым классом.  После нескольких попыток старейшина Хуан продолжил.

 - Мой врожденный талант культивации только первый класс! Моя обычная скорость культивации подсказывала, что мне потребуется пятьдесят шесть лет, чтобы достичь пика конденсации ци. Мало того, мои шансы достичь формирования фундамента и стать старейшиной были в сто раз меньше, чем у тех, кто обладает талантами третьего класса. Ах, как несправедлива жизнь!

- Тем не менее, Небеса никогда не перекрывают все пути. В мой первый месяц  я очень усердно культивировал, но мне не удалось достичь второго уровня конденсации ци. Я выполнял физический труд, чтобы заработать достаточно очков для приобретения техники движения смертного класса 1 ранга и единственную боевую технику смертного класса 3 ранга. Я увеличивал свою физическую силу посредством культивации тела, тренируясь по восемь часов каждый день, а ночью так же культивировал вместо сна. Это все было для того чтобы обеспечивать своих трех младших братьев и сестер, и позволить им есть три раза в день.

- Наконец, в тот самый день двадцать лет назад я участвовал в своей первой ежемесячной битве на арене, где именно это мероприятие проводилось для всех первокурсников. Я был невероятно мотивирован, чтобы получить награду - не только, чтобы получу ресурсы для культивации, но также обеспечить моих братьев и сестер на месяцы.

- В то время на турнире было зарегистрировано более полутора сотен других учеников. Я упорно преодолел королевскую битву в первом раунде, в которой отстранили почти всех, кроме шестнадцати из нас. Только один из каждых ста участников проходил первый тур! Благодаря чистой решимости, я продолжил и занял второе место. Увы, я не получил награду в 100 духовных камней. Но продолжал работать как проклятый, и год за годом я старался делать все возможное, чтобы заработать духовные камни, очки вклада, и дорогостоящие медицинские пилюли, чтобы увеличить мою культивацию.

 - Наконец, в самый последний день моего пятого года, я попытался прорваться к формированию фундамента. Можете ли вы догадаться, что случилось? Я потерпел неудачу! Я закончил с девятым уровнем конденсации ци, и был нанят сектой в качестве защитника для молодого поколения. В течение пятнадцати лет я боролся и не смог сформировать фундамент много десятков раз. Несколько месяцев назад мне, наконец, удалось сформировать фундамент, и я стал старейшиной Академии. Это был самый счастливый момент в моей жизни! За последние пять десятилетий я был первым талантом первого класса, который совершил этот подвиг! Я сразу понял после завоевания второго места в этом самом турнире, что, прежде всего, мне потребуется тяжелая работа и решительность, и мои усилия не прошли даром.

- Таким образом, я хочу напомнить вам всем - это не просто день для оценки таланта культивации. Это день, чтобы отделить талантливых и трудолюбивых от ленивых и слабых. Это день, чтобы проверить себя и свою решимость.  Вы не талантливы? Прекрасно! Работайте усерднее! Вы не соответствуете требованиям? Работайте усерднее! Помните, что самые сложные и остроумные из вас выиграют эти сто духовных камней и что эти победители действительно заслуживают этого. Пусть это мотивирует вас работать больше и достичь новых высот.

Закончив, старейшина Хуан оглянулся вокруг, с гордостью глядя на новых учеников.

Какая мотивирующая речь, подумал Ча Мин.  Обычно меня не впечатлить подобными речами, но даже я немного завелся.  Это было свидетельством харизмы старейшины Хуан.

После речи старейшина Хуан объяснил правила сражений на арене.  Для большинства присутствующих учеников битвы на арене будут разделены на различные уровни конденсации ци.  На более низких уровнях число участников может составить около 500–2000, что слишком много для судей. Таким образом, каждая категория будет участвовать в королевской битве, пока не останется шестнадцать учеников.  Будет проведено еще четыре отборочных раунда, после которых появится победитель, и ученики получат свои соответствующие призы.

Ученикам разрешалось ранить друг друга, но убивать или калечить друг друга, было строго запрещено. В ином случае виновный ученик будет исключен на месте. В перерыве между раундами каждому ученику был предоставлен целый час отдыха, в то время как другие участники других категорий будут проводить свои соответствующие сражения.  Талисманы и магические предметы с определенными ограничениями были разрешены после четвертого уровня конденсации ци.  Эти предметы считались частью соответствующей силы каждого участника и лишали некоторых преимуществ более богатых семей, тем самым упрощая жизнь более бедных учеников.  В этом случае после четвертого уровня конденсации ци, дети из благородных семей начнут получать  преимущество перед другими, поскольку их богатство, наконец, может быть продемонстрировано.

Поражение происходят по разным причинам. Во-первых, если участник потеряет сознание. В таком случае судья  вынесет их с арены.  Падение с арены также дисквалифицируют участника.  Было две арены, одна большая и одна маленькая, большую арену использовали для битвы на вылет.

Наконец, участник может сдаться.  Если  кто-то захочет сдаться ему нужно будет сесть, это будет значить, что ученик дисквалифицирован, и в таком случае участникам запрещено нападать. В сражениях один на один достаточно было просто сказать - "я признаю поражение".


***

Первый раунд для первого уровня конденсации ци начался через полчаса после того, как старейшина закончил объяснять правила. Групповая битва продолжалась около часа, после чего шестнадцать окровавленных учеников вышли с арены, чтобы восстановиться. Многие старейшины с элементом дерева и воды, а так же старшие ученики и учителя медики оказывали неотложную помощь пострадавшим ученикам.

К большому удивлению Ча Мина, был пропущен второй уровень конденсации ци, а также третий уровень, который содержал только двенадцать учеников.  Отборочные раунды  для культиваторов с четвертого по седьмой уровень были завершены.  Нельзя сказать, что там не было учеников восьмого и девятого уровня, просто их было слишком мало.  Их награды за победу были больше, и поэтому ученики все еще участвовали в ежемесячных битвах.

Наконец, ученики на втором уровне конденсации ци были вызваны на арену.  Так как они были не самыми талантливыми, их боям было не суждено стать главным событием, но талант лучше всего сочетался с тяжелой работой.  Если говорить о наградах, то ученикам третьего уровня нужно было одержать две победы, а победителю необходимо было одержать пять побед, чтобы получить награду в 1000 духовных камней. Но этот уровень в настоящее время был вне досягаемости Ча Мина, поэтому он выбросил эти мысли из головы.

Ча мин решил держаться рядом с углом. Хотя он будет в уязвимом положении по сравнению с учениками, расположенные ближе к центру, но преимущество будет в том, что его не окружат со всех сторон.

- Начать! - крикнул старейшина Хуан со стороны арены.  Несколько старших учеников были готовы на стороне, ожидая, чтобы излечить учеников, которые сдадутся.

Как только состязание началось, целых десять фигур бросились навстречу своим ближайшим противникам.  Они были нетерпеливыми, полагая, что если ранят противников, то смогут заставить раненых стать мишенью для других, и в то же время, запугивая других соседних учеников.  Хотя это не плохая стратегия, но она ставит их в невыгодное положение с точки зрения выносливости по сравнению с другими на арене.  Ча Мин продолжал наблюдать за всеми.

Наконец, кто-то из ближайших противников решил прощупать его ударом железного кулака. Его кулак был явно усилен энергией элемента металла, и Ча Мин понял, что столкновение с ним лицом к лицу, вероятно, вытолкнет его с арены.  Он немедленно использовал технику движения "Призрачные Шаги". Это был идеальный способ противостоять против техник, сфокусированных на грубой силе. Максимальный результат при минимальных усилиях.  Импульс ученика был перенаправлен, и удар пришел на конец арены.

Оглядываясь вокруг, Ча Мин заметил, что восемь или около того учеников либо случайно спрыгнули с арены, либо были оттеснены сильными техниками.  Он начал осторожно ходить, думая и ища цель. После нескольких вдохов заметил, что один из учеников, находящихся рядом с ним, постоянно подвергался нападениям вспышек низкого уровня, все время, поднимая земляные стены, одну за другой.

 Ча Мин ждал идеального момента и сформировал несколько быстрых ручных печатей - лозы мгновенно вырастали из окружающего камня и схватили стойко защищающегося ученика за ноги.  Быстрое запутывание ног приостановило его защиту, и атакующий ученик смог быстро столкнуть его с арены.  Он кивнул атакующему ученику, который улыбнулся ему - это была игра на выбывание, верно?  Почему бы не объединится и повторить тот же трюк с другими? Вместе они использовали ту же тактику и исключили еще четырех учеников, после чего окружающие ученики стали более бдительными.

После пятнадцати минут напряженной борьбы их уменьшилось до двадцати учеников;  еще четыре ученика должны быть исключены до следующего раунда.  Ча Мин знал, что больше не может использовать ту же тактику - у него не было ци дерева, и ему нужно было сохранить как можно больше своей другой ци на случай, если на него нападут. Оглядевшись, заметил, что один из участников оказался ближе к центру арены.  Он был далеко не невредим, но его раны быстро восстанавливались.  Доспехи из коры также покрывали его, мешая окружающим ученикам оправдывать потерю выносливости при нападении на него.

Он медленно шел к этому ученику - не нужно торопиться, навыки такого рода быстро истощают выносливость.  Будучи примерно в трех футах от него, он заметил металлический шип, стремительно приближающийся к его плечу - хотя этот шип не убил бы его, но мог бы серьезно ранить кого-то.  Он снова использовал «Призрачные шаги», и его тело обернулось вокруг металлического шипа, слегка перенаправив его к находящемуся поблизости регенерирующему ученику.  Шип, казалось, игнорировал его доспехи из дерева, пронзая его ногу.  Ча Мин быстро выпустил пять последовательных ударов своей техникой "Рассекающий палец", еще раз проникнув в оборону юноши, после чего тот быстро закричал:

- Я сдаюсь! - Перед ним мелькнула тень, и ученика увезли к ближайшему медику.

За то время, которое потребовалось ему, чтобы разобраться с этим учеником, было дисквалифицированные еще трое, после чего старейшина Хуан остановил битву.  Оставшиеся участники прошли первый раунд и получили один час на отдых. Ученики первого уровня теперь будут бороться в их индивидуальных поединках второго тура, за которыми следуют второй, четвертый, пятый, шестой, седьмой и восьмой уровень соответственно.  Ученики третьего уровня заканчивали второй тур четырьмя групповыми битвами;  каждая группа из трех человек будет сражаться, пока один участник не будет исключен из каждой группы.

Посмотрев на публику, Ча Мин увидел Хун Синь возле верхних стендов, размахивая флагом "Красивый Ча Мин, вперёд, вперёд!»  На его лбу стали образовываться капельки пота, и он думал о том, что его имя звучит так же, как слово «обаятельный» в английском.

Успокоившись, он сел медитировать и восстанавливать свои исчерпанные запасы ци. Он получил возможность попрактиковаться в двух из пяти своих элементов, и хотя ему хотелось бы попрактиковаться с остальными, но решил придержать остальные три, пока ему не пришлось их раскрыть. Никогда не помешает иметь несколько тузов в рукаве. 

Глава 9. Бои второго уровня

 Сделать закладку на этом месте книги

Ча Мин стоял на грубой серой каменной арене.  Эта каменная арена была значительно меньше, чем предыдущая, использовавшаяся для групповой битвы.  Она было около ста футов с каждой стороны, формируя идеальный квадрат.  Несмотря на то, что солнце палило все утро, оно было приятным и прохладным на ощупь.

Его соперник во втором раунде был Ту Шэн. Ту Шэн был человеком, который носил свое сердце на рукаве (открыто выражал свои чувства). Ча Мин действительно не имел ни малейшего представления о том, как этот человек прошел этот этап в отборочных раундах.  В то время как большинство людей сидели и восстанавливали свою выносливость, Ту Шэн был занят разговорами о том, как здорово было встретить так много новых друзей.  Затем он начал рассказывать всем о своих способностях и специальности.  Возможно, каждый понял его предрасположенность, и решили выбрать кого-то другого, что дало шансы всей группе оставшихся людей перейти к следующему раунду.

Пользователи Земли, как правило, были ориентированы на оборону, и Ча Минь читал как открытую книгу Ту Шэна, дополняемый огромным количеством информации, которую тот охотно разглашал, заключалась в том, что крупный здоровенный человек был парнем типа «Все или ничего».  Соответственно, Ча Мин решил постепенно ослаблять выносливость своего противника, используя несколько навыков "пальцы, словно мечи", смешанных с его основной техникой кулака.

"Пальцы, словно мечи", хоть и выглядели впечатляюще, на самом деле были техникой запугивания с низким потреблением. Цель Ту Шэна состояла в том, чтобы явно позволить устать Ча Мину, постоянно защищаясь от его атаки.  Откуда он мог знать, что его (Ча Мина) техники потребляют очень мало ци?  С другой стороны, методы Ту Шэна были средними по уровню, что касается потребления ци.  Кроме того, техника имела тенденцию немного замедлять его.  Вскоре он заметил, что каждый раз, когда Ту Шэн произносит заклинание защитной земли, он резко замедляется на целую секунду.  Это было прекрасно.

Ча Мин сначала спровоцировал защиту Ту Шэна "пальцами словно мечи" и усмехнулся, сформировав ручные печати, оплетающие лозы захватили его противника, в момент когда его движение было самыми медленными. Это застало Ту Шэна врасплох - металл и дерево были очень уникальным сочетанием, потому что большинство тех, кто культивировал металл, предпочли бы не культивировать дерево, так как они не могли комбинировать свои техники очень эффективно.  Он тихонько выругался, и после того, как Ча Мин ударил его несколькими кулаками, он, наконец, освободился от лоз, но явно проигрывая  в этом обмене.

Ча Мин повторял одну и ту же тактику несколько раз, пока его противник, наконец, не исчерпал ци.  Парень был действительно безнадежным случаем, и не смог приспособиться к ситуации, прежде чем, наконец, признать свое поражение.

- Ему слишком повезло, что он способен развивать двойной элемент, - сказала одна девушка.

Другая соседняя девушка начала насмехаться над ней. 

- Как это повезло? Что за мусорная комбинация элементов для культивации! Ты не можешь комбинировать эти элементы должным образом, как кричный мастер ци, и большинство учеников, даже не потрудятся обратить свое внимание! - сказала она самодовольно.

После насмешек со стороны других учениц девушка быстро успокоилась. Было общеизвестно, и даже Академия не продвигала такую технику культивации после бронзового класса. Возможно, они предполагали, что Ча Мин решил откусить больше, чем мог прожевать, и решил культивировать несовместимые элементы.

Естественно, Ча Мин не принимал это близко к сердцу.  В конце концов, это была просто группа подростков.  Какой взрослый человек склонен к ссорам с подростками?  Он не стал защищаться и позволил критике обрушиться на него.

Один из учителей, сидя на сиденьях старейшин, спросил:

- Это… ученик, который решил развивать пять элементов?

 Другой учитель рядом с ним кивнул. 

- Я присутствовал, когда старейшина Ван проводил тестирование. Этот ученик довольно хороший саженец и обладает невероятно высокой силой души. К сожалению, он решил выбрать тупиковый путь - вздохнул учитель.

- Но я даже не видел, чтобы он использовал другие элементы, только металл и дерево. Он решил отказаться от тех техник культивации, которые выбрал, и культивировать что-то еще? - спросил тот же учитель.

Учитель рядом с ним, который был немного более опытным, покачал головой и сказал:

- Он не должен был перейти на другой путь. Если у тебя был бы высокий врожденный талант души, а также мог бы выбрать два элемента,  ты бы смог культивировать комбинацию таких бесполезных элементов как металл и дерево? По крайней мере, он мог бы также культивировать огонь как третий элемент, но это все еще субоптимальное решение, несмотря на гибкость в выборе профессий. Союзные элементы имеют гораздо больше смысла, поэтому вода как третий элемент будет отличной  возможностью. Кто знает, может быть, он зациклился на том, чтобы стать духовным доктором.

Следующий бой начался, под гомон болтовни, так и остальные семь матчей второго уровня закончились.  Бои этого уровня были очень интересными, потому что у учеников едва было достаточно времени, чтобы культивировать.  Кто знал, какие ошибки они допустят при выборе техники?  У этих учеников не было боевого опыта, и им понадобилось бы время, чтобы стать лучше. Это было очень похоже на то, как маленькие дети преследовали друг друга, только чтобы один из них споткнулся о ветку дерева и растянул лодыжку.  Получать удовольствие от чужих несчастий всегда было популярной формой развлечения.

Было несколько достойных внимания сражений среди учеников второго уровня.  Вспыльчивый юноша, который сотрудничал с Ча Мином в предварительном раунде отбора, звали Фэн Мин. Он закончил свою битву очень быстро с помощью комбинации жестких, сокрушительных и точных ходов. Он культивировал технику движения на основе огня, низкоуровневую технику огня для ложных выпадов и технику огневой атаки более высокого уровня, чтобы покончить со своими противниками.

Еще одним интересным персонажем была девушка по имени Гун Лань. Казалось, что она выиграла, легко петляя вокруг своего противника, который вскоре пришел в ярость и атаковал ее, только чтобы быть пойманным и сброшенным со сцены. Она получила громкие аплодисменты от учеников мужского пола, так как была довольно привлекательной.

Прошел час, и вскоре настала очередь Ча Мина.  На этот раз он был против Гун Лань, и, понимая, что она будет довольно хитрым противником. Они вышли на арену и поклонились, ожидая команды, чтобы начать бой. Гун Лань подмигнула ему прямо перед тем, как старейшина Хуан закричал:

- В бой! 

Ча Мин сопротивлялся искушению закатить глаза, и они начали кружиться вокруг друг друга.

Гун Лань шла в противоположном направлении от Ча Мина, двигаясь, когда он двигался, отступая, когда он отступал.  Они двигались по идеальному кругу, который продолжал расти и уменьшаться. Когда он повернул вспять, она также сменила направление, словно отражение его движений.  Поскольку битва не продвигалась, он воспользовался возможностью, чтобы осмотреть ее красивую фигуру. Ее прическа была довольно необычной, стрижка в стиле боба, очень короткая сзади и длиной до подбородка спереди.  Одна сторона была длиннее другой и опускалась через один глаз;  другая, более короткая сторона была прикреплена с помощью бело-синей булавки.  Булавка идеально сочеталась с ее белой униформой для тай чи с синей, украшенной вышивкой передней частью.

Судя по ее движениям и стилю одежды, она явно занималась боевым искусством в мягком стиле;  ему нужно было взять на себя инициативу.  Он особенно настороженно относился к ее технике передвижения, которую видел, когда она выбрасывала противника с арены. Ча Мин начал приближаться, чтобы сделать несколько ударов левой рукой.  В ответ Гун Лань  петляла вокруг него с помощью техники движения водного элемента, ведя его к краю арены.

 Как только они оказались в трех футах от края сцены, Ча Мин совершил удар правой рукой - возможность, которую Гун Лань быстро ухватила, пытаясь сбросить его со сцены, используя технику движения "Круговая мягкость".  Ухмыляясь, он маневрировал вокруг нее своими "Призрачными шагами", используя свою неуловимую технику, чтобы переиграть ее круговые движения.  В середине их обмена он внезапно ударил "пальцами словно мечи", второй, и третий палец! 

Но она быстро уклонилась от них, и получила преимущество последнего "пальца словно меч", чтобы схватить его за запястье, в попытке сбросить его с арены еще раз.

Когда он пролетел над ее головой, Гун Лань, казалось, была очень довольна собой.  Это выражение быстро исчезло, когда почувствовала, как ее руки потянулись вперед. Она ахнула, увидев, что обе ее руки, которые использовались, чтобы бросить Ча Мин, теперь были завёрнуты в густые лозы, которые  не могла разорвать.

Вместо того чтобы быть сброшенным с арены, Ча Мин развернулся в сторону и продолжил тянуть, используя свой импульс, дабы потянуть ее вперед и скинуть с арены.  Она оказалась в довольно неловком положении.

- Победитель! - воскликнул старейшина Хуан. 

Он был очень удивлен этим результатом, этот бой был похожим больше на обмен между культиваторами пятого уровня конденсации ци и выше. Старец нежно поглаживал свою короткую бороду, оценивая новую партию хороших саженцев.

Ча Мин посмотрел на Гун Лань извиняющимся взглядом, когда уходил с арены.  Тем временем она надула губы и посмотрела на палатку медика, потирая задницу и выглядя очень обиженной. Ча Мин мгновенно стал объектом публичного преследования;  он был оклеветан как бессердечный, холодный, а так же осужден за свое неджентльменское поведение.

Массируя свой висок, он подумал:

«Должен ли я стоять там, и ждать пока она, не выбросит меня с арены, только потому, что она красивая? Раз она вышла на арену, не должна ли она согласиться с этими рисками в соревнованиях?»

На трибунах Хун Син все еще размахивала своим импровизированным флагом, и, казалось, к ней присоединилась группа молодых девушек, которые явно были недовольны Гун Лань и ее популярностью среди мальчиков.  Это сделало насмешливых подростков еще более разъяренными.

Бои продолжались, как и раньше, и Ча Мин выиграл еще два матча, не раскрывая своих козырей. Он прошел в финал!

Несмотря на свои легкие победы, Ча Мин не стал высокомерным. Ведь даже тигр должен использовать все свои силы, чтобы поймать кролика. Он поднялся на арену на свой последний матч после того как его вызвали.

К настоящему времени публика выяснила, что Ча Мин культивировал как минимум два элемента, возможно, три, чтобы создать союзную комбинацию металл-вода-дерево.  Этот тип комбинации иногда использовался целителями для обеспечения некоторого уровня наступательных способностей, поскольку металл хорошо сочетался с водой.  Только на этой стадии своей культивации он не сможет в полной мере использовать это преимущество.  Ча Мин рассматривался как сдержанный и невозмутимый юноша.  И наоборот, его противник, Фэн Мин, казался довольно дерзким, очень быстро заканчивая все свои матчи. Его волосы были короткими и растрёпанными, его тело было довольно тощим, юноша который буквально носил шелковые штаны. Они поклонились друг другу, улыбаясь.

- Я бы никогда не подумал, что мы встретимся снова так быстро. Мне не приходилось воспринимать кого-либо всерьез, и очень приятно иметь возможность выложиться на полную. - Юноша ухмыльнулся, надеясь вывести своего противника заносчивостью.

Ча Мин спокойно улыбнулся. 

- Я думаю о том же. У меня еще есть несколько козырей в рукаве.

Как только старейшина Хуан объявил о начале матча, Фэн Мин напал на Ча Мина, в то время как последний быстро окружил его, используя свои «Призрачные шаги». Фэн Мин иногда запускал прощупывающие  огненные удары, от которых Ча Мин легко уклонялся. Он несколько раз пытался поймать его с помощью оплетающих лоз, но тот быстро их сжигал.  Ча Мин запутался,  хотя его противник был очень агрессивным, но его элементные атаки были довольно слабыми.

«У него должно быть что-то припрятано» подумал он. 

И тогда его осенило - он был частью двадцати восьми новых студентов, которые имели двойственное сходство!

Продолжая обмениваться ударами, Ча Мина вынудили уйти на край арены. Он бросился вправо, чтобы не быть загнанным в угол, но сделав это, появилась стена из земли.  Ча Мин бросил на своего противника многозначительный взгляд.  В конце концов, Фэн Мину удалось зайти так далеко в битвах на арене, не раскрывая свое второе сродство. Это было очень похоже на то, что Ча Мин делал со своими элементами воды, земли и огня.

Оказавшись в ловушке, между стеной Фэн Мина и краем арены, Ча Мин обернулся, чтобы встретиться лицом к лицу противника.  Обернувшись, он увидел огненную песчаную бурю, направляющуюся к нему, угрожая столкнуть его с арены.


***

- Техника двойного элемента огня и земли - "Песчаная Буря в пустыне!" - крикнул старейшина Хуан. 

- Это очень интенсивная техника ци, использующая примерно сорок процентов запаса ци земли и двадцать процентов запаса ци огня при культивации обоих элементов. Будет очень интересно посмотреть, сможет ли Ча Мин выбраться из этого! Это является отличительным знаком семьи Фэн в городе Зелёного Листа, и этому не учат посторонних!

Объявление было изолировано от арены ради честности в соревнование. В конце концов, они не хотели, чтобы участники получали какую-либо дополнительную информацию до окончания соревнования.


***

Хотя эта техника застала Ча Мина врасплох, он был весьма благодарен, что придержал свои козыри. Первым делом он создал сильное морозное облако, чтобы защитить себя от жара. Затем быстро вызвал три последовательных стены земли.  В то время как стены земли были неподвижны, их защитная сила против чего-то вроде огня, воды или других земных приемов была довольно необычной.  Это было также одной из причин, почему Ча Мин выбрал именно эту технику - очень высокую защиту, низкую стоимость ци.  Другой недостаток, конечно, заключался в том, что эти стены были неподвижны, но, глядя на бледного Фэн Мина, почти нет сомнения в том, что у него не было достаточно энергии для последующей атаки.

Спрятавшись за несколькими слоями земляных стен, он укрылся от взрывной волны. Первые две стены рухнули, и песчаная буря ударила в последнюю оставшуюся стену из земли.  Горячие ветры дули через Ча Мина, но были быстро поглощены окружающим морозным облаком.  Затем он быстро выскочил из-за стены и бросил несколько вспышек пламени в измученного Фэн Мина, который упал на землю и крикнул в полете:

- Я признаю…!

 Целитель выскочил на сцену и начал лечить его на месте.  Это была действительно напряженная битва.


***

Внизу, на месте старейшин, два учителя, которые обсуждали его приемы, были потрясены. Они решили, что сузили его возможности до уровня культивации трех элементов – словно он стремился стать духовным доктором. Они понятия не имели, что он что-то скрывал все-то время.

Некоторые учителя с любопытством смотрели на Ду Ча Мина, а другие с восхищением смотрели на Фэн Мин - какая мощная атака для второго уровня конденсации ци!  Старейшина Лин тоже сидел там, улыбаясь довольно.  Похоже, культивация пяти элементов вполне подходило коварному Ча Мину, и было правильным решением позволить ему выбрать технику, несмотря на неудачу его предшественников.


***

Перед тем, как Ча Мин сошел с арены, старейшина Хуан поздравил его и вручил ему мешочек с сотней духовных камней - награду первокурснику за первое место в соревнованиях.  Кроме того, он передал нефрит, содержащий тысячу очков вклада.  Как только нефрит коснулся Ча Мина, он вспыхнул тысячами зеленых огней и был поглощен его первоначальным нефритом.

Ежемесячные бои на аренах продолжались, но Ча Мин был очень уставшим и ушел, смеясь над счастливой Хун Синь и ее новой группой подружек.  Придя в себя и приняв ванну, он присоединился ко всем на ужин.  Фэн Мин и Гун Лань присоединились к нему с Синь на ужин - они оба были новыми учениками и еще не успели завести много новых друзей.  Люди в мире культивации часто заводили друзей, посредством сражений.  Гун Лань больше не выглядела такой обиженной и на ее милом лице была очаровательная улыбка.

«Как быстро восстановилась», - подумал Ча Мин.  Эта юная леди, вероятно, в будущем сможет довольно легко манипулировать мальчиками в академии.

Хун Синь тоже была очень счастлива, п


убрать рекламу







отому что у нее наконец-то появилась другая подружка, с которой можно будет проводить время.

Задержавшись допоздна, празднуя всю ночь, Ча Мин упал прямо на кровать.  Он не культивировал в ту ночь, так как был совершенно измотан.  Впервые за долгое время он с улыбкой лег спать. 

Глава 10. Пять пальцев

 Сделать закладку на этом месте книги

Это был первый день осени. Зеленые кленовые листья, которые украшали многие деревья в городе, теперь граничили между красными и золотыми. Это было одним из чудес природы города Зелёного Листа.  Хотя город не испытывал суровую зиму, как снежные страны на севере, но каждую ночь температура всегда опускалась, оставляя свежий слой мороза и на без этого красивый пейзаж.  Листья никогда не изменятся полностью на красный и золотой, но сохранят этот цвет в течение всей зимы.

Ча Мин недавно прорвался к третьему уровню конденсации ци. Насладившись быстрым завтраком, он встретил Фэн Мина в павильоне для культивации.  Несмотря на то, что Фэн Мин был молодым мастером в шелковых штанах, он всегда усердно работал. Они обычно спаринговались друг с другом каждый день, и как только Фэн Мин привык к множеству дешевых техник Ча Мина, они стали равны.

"Пафф, пафф, пафф"

Звуки столкновение древесины  эхом разносился по пустому двору.  Ча Мин использовал свой  выигрыш от турнира первокурсников, чтобы купить некачественное духовное оружие и соответствующее искусство владением оружия.  Было много видов оружия на выбор. Наиболее распространенными были мечи, за которыми следовали сабли, копья и луки.  Было также много необычного оружия, такого как кнуты, боласы, иглы и кинжалы.  Ча Мин в конечном итоге остановился на посохе. Посох был очень гибким и быстрым оружием, однако при этом, тяжелый посох мог быть использован с разрушительной грубой силой.

В настоящее время Фэн Мин использовал деревянный тренировочный меч.  У него был настоящий духовой меч, но он не был на том уровне, когда чувствовал себя комфортно, сражаясь с Ча Мином, не ранив его.  В этом текущем матче они ограничились приемами передвижения и искусством владение оружия. Эти техники не требовали ци, и они были очень полезны для любого сражения, будь то долгие или короткие.

Битва закончилась поражением Фэн Мина. Ча Мин использовал свою превосходную технику, чтобы отклонить его тренировочный меч и выбив его из равновесия. Затем он нанес три быстрых удара по запястьям Фэн Мина, заставив его уронить меч.

- Ты обошелся со мной очень мягко, - сказал Ча Мин, улыбнувшись своему красивому другу.

- Это то, что я говорил все время! -  простонал Фэн Мин.  - Ты можешь использовать свое собственное духовное оружие, а я нет. Это совершенно несправедливо и противоречит естественному порядку вещей. Действительно, я должен сражаться с твоим большим мешком денег. Я бы разорвал тебя этим до смерти!

Фэн Мин всегда был таким, ища какие-либо оправдания, чтобы не брать на себя вину за поражение. У этого юноши была очень толстая кожа, и он часто использовал бесстыдные трюки, чтобы выкрикивать победы.  Он преувеличивал свои победы и преуменьшал свои поражения. Ча Мин не возражал, но все еще намеренно подыгрывал.

- Конечно, как Великий Мин мог когда-либо проиграть бой! Ой, подожди, я помню время, когда я выиграл этот бой на соревновании первокурсников без какого-либо преимущества в оружии….

Ча Мин закатил глаза, вытирая пот со лба. Затем прикрепил деревянный духовный посох к своей спине, в то время как Мин убрал свой тренировочный меч в свою сумку.

- Это был чистый, вопиющий, нечестный обман! Совсем не честный бой! По крайней мере, если бы я сражался с тобой с огромным мешком денег, я был бы честен в этом. Я имею в виду, я бы не сказал тебе вес или что-то в этом роде, но я, по крайней мере, показал бы тебе сумку, прежде чем забить этим тебя  до смерти.

Фэн Мин принадлежал к богатой семье. Их семье принадлежало много предприятий в городе.  Его дядя был известным алхимиком, а в таком маленьком городе алхимиков было очень мало.  Его отец, с другой стороны, был сотником  в гарнизоне королевской армии в городе Зелёного Листа, фигура, которую даже городской лорд не осмелиться оскорбить.  Его старший брат также был капитаном городской стражи и занимал ту же должность, что и дядя Хун. Он даже боялся строить догадки, сколько "посредников" накопилось семьей Мина за последние несколько десятилетий.

Смеющийся дуэт тренировались до полудня, после чего они вернулись в резиденцию, чтобы встретиться с девушками на ранний ужин. Возвращаясь, они заметили фигуру, одетую в черное, идущую в противоположном направлении, по тому же узкому пути, что и они. Человек выглядел так, словно ему было не больше восемнадцати, а его длинные черные волосы подчеркивали его бледное, изможденное лицо. Он шел вперед, как будто каждый ученик в кампусе был ниже его внимания.  Когда Фэн Мин собирался пробиться вперед и начать столкновение с грубым учеником, рука Ча Мин выскочила и оттащила его в сторону. Фигура в черном остановилась сразу после того как проходил мимо, бросив на Ча Мина апатичный взгляд.  После нескольких секунд наблюдения за Ча Мином, он продолжил свой предыдущий, навязчивый медленный темп.

- Почему ты не позволил мне преподать этому высокомерному парню урок? Он определенно примерно в нашем возрасте, насколько он мог быть сильнее? -  Фэн Мин был возмущен, привыкший властно ходить по городу.

- Ты должен подумать о том, чтобы быть менее  хулиганистым. Ты едва не ударил по очень толстой стальной плите.

Ча Мин, увидев озадаченный взгляд Мин, продолжал объяснять.

- Да, этот молодой человек определенно был всего на год или около того старше нас. Однако, если бы ты присмотрелся повнимательнее, то заметил бы, что из угла его черной мантии виднелся золотой блеск. Повернувшись, он обнажил  золотой значок с номером восемь. Это означает, что он не только ученик восьмого уровня, но и талант пятого класса. В школе их всего несколько, и я уверен, что у него много влияния в городе.

Лицо Фэн Мина побледнело. Независимо от того, насколько могущественные его отец и дядя, им придется  выслужиться перед этим человеком ради  своих соответствующих организаций.  Он молчал всю дорогу до резиденции.


***

Ча Мин в настоящее время шел по замерзшему лесу.  Леса возле школы были разделены на зоны различной безопасности; самая безопасная область была очень большим парком, который содержал множество извилистых каменных тропинок. Одинокие скамейки были расставлены на каждые несколько сотен метров.

Он выбрал время заходящего солнца, чтобы прогуляться, смотря на закат. Это было время, когда зеленый, красный и золотой цвет в листьях выглядели наиболее контрастно. Деревья, горы и реки -  были любимые пейзажи Ча Мина, насколько он мог вспомнить. Его любимые картины всегда содержали один, два или три из этих элементов. Хотя весна была его любимым сезоном из-за чувства надежды витающей в воздухе, осень, безусловно, была самым красивым сезоном.

Ча Мин шел несколько часов медленно, но уверенно.  Время от времени он брал листик красного или золотого оттенка и восхищался им, иногда садясь на соседнюю скамейку.  Парк напомнил ему современные парки.  Фонари освещали дорогу, насколько мог видеть глаз.  Фонари работали на духовном масле, которое производилось путем дробления, очистки и смешивания духовных камней с другими ингредиентами.  К концу процесса у духовного масла не было другого применения, кроме освещения, и академии не нужно было беспокоиться о краже.  Духовное масло будет поглощать солнечный свет в дневное время, и перезаряжаться, его нужно менять  примерно каждые несколько десятилетий.

 Последний листик, которым  восхищался, был уникальным среди всех других листьев, которые он нашел.  Листик был не только зеленым и окрашен в золотой и красные цвета, но также имел синие и коричневые узоры, проходящие через лист.  Коричневые узоры, казалось, очерчивали крутую гору, в то время как синий узор имитировал ручеек, протекающий через гору. Сам листик  выглядел как идеальный закат в лесистых горах. Он оказался погруженным в свои мысли. Когда, наконец, вернулся к реальности, заметил, что окружающие леса были покрыты тьмой.  Ни одного света не было видно на расстоянии. Он отказывался верить, что все фонари были не исправными  одновременно.

Он нахмурился и продолжил идти по тропинке, которую он едва мог видеть. В конце концов, заметил единственный фонарь, зажженный возле скамейки в парке. Старейшина с белыми волосами и в белой мантии делал то, что делал ранее, любовался листиком, который сорвал с дерева.  Ча Мин медленно подошел к старейшине.

- Юный друг, ты знаешь, почему у человечества  пять пальцев? - мягко спросил старейшина.

Ча Мин был удивлен, так как был совершенно уверен, что он не издал ни звука при приближении. Тем не менее, услышав вопрос, он не мог не задуматься над ним.

- Разве это не чистая случайность, и разве мы не произошли от других существ? - осторожно сказал Ча Мин.

Старейшина усмехнулся, восстановив листик на дереве. Листик прекрасно слился с деревом и на самом деле стал еще более здоровым и зеленее, чем был раньше.

- Многие в этом мире будут рассматривать сказанное тобой ересью. Некоторые скажут, что человечество было создано богами, а другие будут приписывать этот процесс к Нефритовому Императору. Мало кто знает, что в других мирах человечество действительно эволюционировало от других существ по чистой случайности. Но эти миры очень далеки от нашего собственного мира - затем старейшина остановился, поглаживая свою длинную белую бороду.

- В этом мире человечество было непосредственно создано Нюйвой (Нюйва - одна из великих богинь китайского (даосского) пантеона, создательница человечества, избавительница мира от потопа, богиня сватовства и брака). Пять пальцев были задуманы так, чтобы соответствовать пяти великим дарам, которые она дала человечеству после их рождения. Она создала человечество, используя свою плоть и кровь. Через эту плоть и кровь она дала человечеству сродство к пяти элементам, которые она использовала для создания их жизни. В конце их жизненного пути они вновь вернутся к этим пяти элементам после своей кончины, и их души отправятся в преисподнюю (нижний мир), чтобы перевоплотиться в Жёлтой реке.

Ча Мин был весьма удивлен словами этого человека. Казалось, что он знал о других мирах, и Ча Мин на собственном опыте пережил собственное перерождение через Жёлтую реку.  Был ли этот человек богом?

Белый человек посмотрел на него, все еще поглаживая свою белую бороду, кивая головой, как будто принял решение. Затем он открыл рот и тихо сказал:

 - У тебя должна быть какая-то кисть при себе. Могу я её увидеть? Не волнуйся, я не отниму у тебя.

Ча Мин снова был удивлен, но потом решил, что он также может вынуть кисть.  Хотя это, вероятно, было связано с его перерождением, он чувствовал, что этот эксперт может уничтожить его одной мыслью, если он того пожелает.

Когда Ча Мин передал кисть, старик осторожно взял ее.  Он погладил ее, и внимательно посмотрел на кисть, а затем провел пальцами по надписям.  Примерно за время, которое понадобилось бы горение ароматической палочки,  он вернул кисть Ча Мину.

- Можешь звать меня дядя Су, - сказал старик.

Ча Мин поклонился и сказал:

- Дядя Су, этого младшего зовут Ду Ча Мин.

Дядя Су кивнул, кажущийся довольным.

- Между тобой и мной есть карма, так как ты теперь являешься владельцем этой кисти.  Я хочу обучить тебе технике. Единственное условие - тебе не разрешено никому говорить, что ты узнал её от меня.

В этот момент Ча Мин был весьма заинтригован, но на самом деле он был во власти этого эксперта и подумал, что должен просто плыть по течению.

- Пусть будет так, как предложил дядя Су, - сказал Ча Мин.

Услышав его ответ, дядя Су улыбнулся и подошел к нему.  Он был на голову ниже Ча Мина, довольно низкий рост для взрослого. Добравшись до него, он вынул руку.  Каждый из его пальцев светился разным цветом, на них были написаны китайскими иероглифами каждый элемент: дерево, огонь, земля, металл и вода.  Снаружи он смог увидеть белый круг. В середине круга, соединяющего элементов была черная звезда. На черной звезде не было символов. Это было, как будто оно не смогло материализовать символы, вместо этого материализовавашись как кусок пустоты.

Прежде чем успеть среагировать, мужчина быстро ударил ладонью по его груди.  Ча Мин был отброшен назад и приземлился у подножия дерева. Он не мог пошевелить конечностями, и, затем его глаза медленно закрылись, Ча Мин задумался, что, черт возьми, только что произошло.


***

- Ча Мин! Ча Мин!

Проснувшись, он чувствовал слабость от щебечущего голоса Синь Эр.  Она объяснила, как не видела его все утро, и, наконец, днем вспомнила, что он ушел гулять. А затем увидела, как он тихо отдыхает у дерева.  Похоже, Чан Мин проспал весь день, судя по количеству листьев, которые осели на нем.

Потирая глаза, он медленно поднял взгляд на шестнадцатилетнюю девочку, которая довольно печально смотрела на него.

- Уууууу, ты издеваешься над Синь! Я так волновалась, что с тобой что-то случилось в лесу, но вот ты здесь, дремлешь весь день!

Затем Синь снова разрыдалась и села плача.  Оглядываясь вокруг, Ча Мин не видел никаких признаков старика.  Хотя он чувствовал себя более энергичным, чем обычно и от этого яростного удара ладонью не осталось никакой раны.  Он встал и отряхнул листья с себя.

- Синь Эр, ты видела старика в белом халате с белыми волосами поблизости? спросил он.

Синь Эр, наконец, перестала плакать и покачала головой.  Вздохнув, он взял ее за руку и отвел обратно в школу, и они прибыли как раз к ужину.  Через некоторое время Хун Синь была в порядке. Фэн Мин и Гун Лань на самом деле даже не заметили отсутствие Ча Мина.  В конце концов, для культиваторов было обычным делом уходить и уединяться в течение нескольких дней - почему из-за одного дня они должны беспокоиться?  После достаточного количества времени, проведенного с Синь Эр, он, наконец, вернулся в свою комнату и начал культивировать. Посмотрев на себя, он чуть не потерял сознание от удивления.

Если бы он заглянул в свой Даньтянь два дня назад, то увидел бы смешанный вихрь из пяти элементов, сидящих вместе в маленьком завихрении.  Ситуация теперь была совершенно иной.  Вместо этого в воздухе плыли пять жидких сфер, соединенные белым кругом.  Черная звезда присутствовала посередине, пересекая элементы в разрушительном цикле, но, не осмеливаясь коснуться белого круга.

- Это ... что за черт?  Это очень похоже на ладонь дяди Су!

Продолжая наблюдать за этим, он заметил несколько странных вещей.  Во-первых, казалось, что каждое завихрение было в два раза больше, чем раньше. Осматривая дальше, заметил, что белый круг, удерживающий их отдельно, циркулировал тонким слоем элементальной энергии от одной сферы к другой.  Это, казалось, усиливало каждый элемент.  И наоборот, черная звезда, казалось, вызывала взаимную сдержанность, но теперь, когда он посмотрел на это, что-то было не так.  Черная звезда, казалось, имела только четыре линии, но линии чередовались между элементами.  Как будто четыре линии были усреднены по начальным пяти пространствах.  Он все еще был на третьем уровне конденсации ци, но теперь у него был доступ к вдвое большему количеству ци!  Разве это не слишком много?

 Закончив наблюдения, в его голове прозвучал мягкий голос дяди Су.

 - Паренёк, - прошептал голос, - я человек немногословный. Так как у тебя есть эта кисть, я решил дать тебе эту технику культивации по прихоти. Однако, поскольку ты не культивировал ее с самого начала,  мне потребовалось немного... приложить силы. Тем не менее, если ты сейчас слышишь мой голос, это означает, что процесс прошел успешно.

- То, что ты сейчас культивируешь, называется техникой культивации "Пять Совершенных Элементов". Эта техника немного особенная; ты сможешь использовать пять элементов в цикле создания и генерировать «энергию творения». Эта энергия создания состоит из всех пяти элементов и используется для подавления разрушительной энергии между элементами в твоем Даньтяне. Эта разрушительная энергия не существует специально. Вместо этого она является следствием объединения пяти элементов вместе в формации. Фактически это означает, что ты сможешь удалить одно «ограничительное» или «разрушительное» взаимодействие в твоем Даньтяне. Соответственно, одно ограничение исключается из каждого элемента, что позволяет запасу ци человека удвоить свой прирост вместо того, чтобы быть подавленным, как с техниками культивации более низкого уровня.  Есть и другие способы использовать это взаимодействие, но ты, кажется, творческий человек, я позволю тебе самому разобраться.

- В заключение, я бы хотел, чтобы ты продолжал уделять пристальное внимание той кисти, которую ты хранишь. Это не обычный предмет, и я могу ощутить на тебе карму реинкарнации. Возможно, со временем ты сможешь разгадать Тайну кисти. Когда ты встретишь моего дорогого ученика, возможно, он сможет дать более детальное разъяснение.

- В любом случае, будь осторожен. Помни, что твой путь продвижения подобен чистому небу со многими возможностями.

Голос исчез. Ча Мин немного подумал, прежде чем вышел из своей комнаты.  Посмотрев в сторону леса, он сделал низкий поклон в том направлении.  В конце концов, дядя Су теперь может считаться его учителем.

Едва ли он догадывался, что на краю леса был старик в белой мантии. Он был довольно низкого роста, поглаживая свою длинную белую бороду.  Через несколько секунд он обернулся и пошел в лес, словно исчезая вместе с туманами. 

Глава 11. Семьдесят две трансформации

 Сделать закладку на этом месте книги

Внезапный и стабильный прирост его запаса ци привел к нескольким важным умозаключениям в течение следующих нескольких дней.  Во-первых, ему нужно было изменить свой боевой стиль.  Это пришло к нему во время спарринга с Мином после завершения двадцати непрерывных боев. Обычно у него оставалось, по меньшей мере, сорок процентов его ци в конце каждого боя, и, к сожалению, у него не было хороших идей как этот остаток использовать. Следующим умозаключением было то, что ему нужно будет приобрести дополнительные боевые техники - более дешевые, которые он приобрел ранее, больше не подходят ему.

Наконец, Ча Мину пришлось столкнуться с удручающим фактом: он был на мели. Ему не приходилось долго думать об этом, потому что после поступления в академию ему не нужно было покупать дополнительные техники. Кроме того, рост его культивации проходил намного медленнее, чем раньше, так как продвижение на каждом последующем уровне займёт вдвое больше времени, нежели на предыдущем. Прирост запаса ци был не тем, что занимало больше всего времени;  вместо этого он преодолевал и увеличивал лимит запаса ци между уровнями. Это требовало большого количества чистой ци.  Он пытался культивировать, черпая энергию из некоторых духовных камней, которые заработал в качестве приза. И хотя за короткий промежуток времени его культивация улучшалась стремительными темпами, он чувствовал, как болит его сердце, каждый раз видя, как духовный камень рассыпается в прах.

Он решил поднять эту тему за ужином следующей ночью. Синь только покраснела и сказала, что ее отец зарабатывал духовые камни в качестве капитана городской стражи, и она получала несколько каждый месяц. За очки вклада она выполняла черновые уборочные работы для отдельных дворов.

Фэн Мин, с другой стороны, был просто очень богат.  Он мог получить столько духовных камней, сколько мог потратить, в пределах разумного.  Ему не нужно было много очков вклада, потому что его семья унаследовала техники, которые идеально подходили ему. Если когда-либо он будет нуждаться в них, у него была возможность купить их по цене, которая казалась невероятно низкой. Фэн Мин предложил одолжить ему духовные камни. Но Ча Мин вежливо отказался, так как ему не нравилось быть в долгу перед другими.  Это было особенно верно, потому что Фэн Мин был из аристократической семьи, и такие услуги, как эта, вероятно, в будущем, должны будут окупиться какой-то политической поддержкой.

Гун Лань была родом из семьи простолюдинов.  За последние несколько лет ее старшему брату удалось успешно создать небольшую группу наемников.  Однако уровень опасности был довольно высок, и ей было запрещено участвовать. Таким образом, она готовилась отправиться в лес с другими учениками, чтобы помочь собрать травы и сразиться с духовными зверями.

- Ночью будет холодно и одиноко, - сказала она.  - О, Ча Мин, как насчет того, чтобы присоединиться к миссии? Это будет гораздо более захватывающим с нами двумя.

Он покраснел, когда она посмотрел на него. Ча Мин никогда не был слишком хорош в подобных вещах. Он выдумал несколько бессмысленных оправданий, таких как необходимость, продолжать тренировки с Мин.

- Ча Мин, у тебя очень высокая врожденная сила души, верно? -  Спросил Фэн Мин.

- Да у меня пиковая сила души, которая возможна для моего уровня культивации, - ответил он.

- Тогда все просто! Просто выбери профессию! Специалистам, как правило, платят очень хорошо и обучают тебя вспомогательными навыками. Поскольку ты развиваешь пять элементов, то должен иметь возможность выбрать то, что тебе больше всего нравится, - сказал Фэн Мин.

- Поскольку у тебя нет большого опыта  с такими вещами, позволь мне детальнее разъяснить. В мире боевых искусств есть профессии, которые поддерживают культивацию, и эти профессии объединяют силу их ци и силу души, чтобы добиться выдающихся результатов. Как правило, их можно разделить на несколько боевых ролей, таких как укротители зверей, иллюзионисты, некроманты и тому подобные. Эти типы профессий сжигают деньги, поэтому тебе нужна профессия типа создания.

- Алхимики должны практиковать как дерево, так и огонь, и создавать пилюли, которые востребованные среди культиваторов. Профессия пользуется большим спросом, но алхимики невыносимо высокомерны. К ним относятся с большим уважением, а так же они зарабатывают много духовных камней. Часто секты имеют свою торговую систему, где подмастерье алхимика может создавать пилюли или помогать в их приготовлении алхимику за очки вклада. Это решило бы обе твои проблемы. Мой дядя - алхимик, но я не рекомендую его в качестве учителя. Он чрезвычайно сварливый и имеет очень плохую репутацию среди его учеников.

- Духовные доктора - еще одна примечательная профессия. Их очень уважают; однако срок обучения очень велик. Прежде, чем ты закончишь свое обучение, ты будешь лишь немного лучше в исцелении, чем специалист элемента дерева или специалиста двойного элемента дерева и воды. Кроме того не принято зарабатывать много денег в профессии доктора. Большинство будут считать это наглой эксплуатацией. Поэтому я не рекомендую эту профессию в краткосрочной перспективе.

- Духовным кузнецам нужно культивировать элементы огня и металла. Однако прежде чем начинать в этой области, тебе сначала нужно встать на путь культивации тела, которое требует много времени и довольно болезненно. Поскольку ты уже культивируешь пять различных элементов, это будет сопряжено с трудностями, если добавить еще одну технику культивации. Кроме того, хотя алхимия очень прибыльна, духовные кузнецы крайне иерархичны. Они, по сути, оценщик, который отличает качество товаров. Мастера-кузнецы зарабатывают много денег, но рынки завалены продуктами уровня подмастерья. К сожалению, те, кто производит высококачественные товары в качестве подмастерье, не могут должным образом рекламировать свои товары, пока не станут мастерами-кузнецами, поэтому это не решит твою финансовую проблему и вызовет только головную боль.

- Остальные поддерживающие профессии - это духовные гербаристы, ремесленники (оружейный техник), специалисты по формациям и построениям, и мастера по талисманам. Духовные гербаристы увеличивают рост растений и лекарственных трав. Это может подойти тебе, поскольку только специалисты по элементам дерева могут помочь росту обычных лекарственных трав, в то время как высококачественные лекарственные травы могут выращивать только духовные гербаристы, профессия очень востребована здесь в городе Зелёного Листа.

- Стать ремесленником, как правило, было бы для тебя возможностью - им, по крайней мере, требуется специалисты трех элементов, из-за всех взаимозависимых компонентов, однако в городе Зелёного Листа нет гильдии ремесленников. Ты можешь только отказаться от этого пути. Насколько мне известно, специалисты по формации находятся в той же лодке, в городе нет никого, кто мог бы научить, и в таком маленьком городе нет спроса на эту профессию.

- Мастера по талисманам очень редки и эксцентричны, и этот путь вполне подходит тебе. Твой маленький запас ци может быть субсидирован элементарными чернилами, используемыми при создании талисмана, и ты сможешь изготовить самые разнообразные талисманы из-за твоей специальности. К сожалению, в городе есть только три человека, которые делают талисманы. Дядя Чжоу Ли, Чжоу Тун, они мастера по талисманам, а также сын городского лорда. В Академии Зеленых Листьев старейшина Лин очень одарен в создании талисманов. Однако очень трудно встретить этого человека, и он зачастую отказывает людям, которые просят быть его учеником.

- Талисманы почти так же полезны, как и лекарственные пилюли, и поэтому рынок очень прибыльный. Это предметы одноразового использования, использующие чернила, духовную силу и ци, чтобы наложить одноразовое даосское заклинание. Любому, у кого есть талисман, нужно использовать незначительное количество ци, чтобы произнести заклинание будь то атакующее  или защитное заклинание. Талисман  при этом израсходуется, но одноразовый эффект позволит склонить чашу весов в бою. Есть только одна проблема его стоимость. - Фэн Мин с гордостью закончил объяснение.

Благодаря своему благородному происхождению, он получил образование в течение многих лет, и его уроки, наконец, могли быть использованы, чтобы похвастаться - что было его любимым занятием.  Ча Мин был весьма благодарен и согласился, что овладеть какой либо профессией будет очень хорошей идеей.

Той ночью Ча Мин вернулся в свою комнату, чтобы помедитировать, и подумать о своем пути. Культивация, хоть и является необходимой, была поистине скучной. Было бы хорошо иметь хобби.  Алхимия казалась довольно веселой.  Раньше он также думал о том, чтобы стать доктором, поэтому стать духовным доктором также может быть хорошим выбором.  Что еще более важно, он обнаружил, что приглашение старейшины Лина было на самом деле очень ценным. Кроме того, он получил приглашение, потому что выбрал кисть.

"Идет ли речь о кисти для рисования талисманов?"  Ча Мин задумался.

Вспомнив, что дядя Су также упомянул ту же самую кисть, он решил рассмотреть ее поближе.  Это действительно была красивая кисть, и в основе белого цвета с черными бликами. На кисти были выгравированы многие руны, и он хорошо помнил, как они танцевали вокруг пяти цветов.

Он осмотрел кисть со всех сторон, пытаясь раскрыть ее тайны. Наконец, не в силах сопротивляться, решил окунуть её в горшок с чернилами на столе. Он попытался написать свое имя на листе бумаги, но обнаружил, что на кисти не осталось  чернил.

"Странно. Как у кисти могло не остаться чернил?"

Он повторил процесс несколько раз и получил идентичные результаты. Также пытался рисовать на своем столе, но безрезультатно. Затем он позаимствовал чернила у Хун Синь, Фэн Мина и Гун Лань. Каждая партия чернил показала одинаковые результаты. Просто чтобы быть уверенным, он использовал обычную кисть, чтобы правильно написать свое имя.

Может быть, что-то происходит, когда кисть соприкасается с чернилами?

Трудно было сказать, потому что чернила были черными, а кисть имела черный оттенок.  Он решил налить чернила в чашу и посмотреть, не случилось ли что-нибудь с кистью.  Опустив кисть в миску, он не заметил никакой реакции.  Однако, вытащив его, заметил странное явление.  Капля чернил собиралась упасть из кончика кисти, но вместо того, чтобы капать вниз, она вернулась к кончику кисти.

"Что за черт?  Эта кисть впитывает чернила? Разве это не противоположно тому, что должна делать кисть?"

Он решил попробовать «питать» кисть. Возможно, был предел её поглощению. Один горшок, два горшка, три горшка. Он позаимствовал чернила у всех своих соседей.  После десяти горшков чернил кисть, наконец, показалась «полной» и отказалась поглощать чернила.  Хотя она больше не поглощала, казалось, что кисть была слишком гордая, чтобы  испачкаться чернилами, поэтому на ней не осталось чернил, из-за чего его имя так и не было написано. И тут его осенило.

Если кисть не может писать обычным способом, возможно, я смогу использовать ци, чтобы заставить выйти чернила на бумагу

Эта концепция взволновала его совсем немного.  Чтобы обезопасить себя, он сначала влил отдельные виды ци в кисть.  Затем в комбинациях с двумя, тремя и четырьмя, и, наконец, все пять элементов одновременно.  После того, как все пять типов ци влились в кисть, запасы ци начали истощаться как сумасшедшие. Быстро, прежде чем, исчезла последняя унция его ци, он написал «Ду Ча Мин» на листе бумаги. Успех!

Как только его ци была полностью истощена, его лицо побледнело от усталости.  Это было похоже на выполнение боевой техники действующую в полную силу, которая истощала всю вашу ци.  Наконец он посмотрел на кисть.  Она выглядело так же, как и рань


убрать рекламу







ше, за исключением того, что по всей длине появились маленькие символы, написанные золотом.

Семьдесят две трансформации. Первые двенадцать начинаются с:

 "木 (дерево), 火 (огонь), 土(земля), 金 (металл), 水 (вода)"

Символами были китайские иероглифы для дерева, огня, земли, металла и воды соответственно. Ошеломленный, он восстановил свой запас ци и каждый раз писал на бумаге по одному символу, причем все пять элементов по порядку, начиная с дерева.  Не было никакого ответа от бумаги, никакого ответа от кисти.

Странно.  Кисть "Чистое небо" была действительно причудливой. Он попытался снова в обратном порядке, и, наконец, во всех возможных порядках, но безрезультатно.

Наконец, он пришел к выводу что, что-то упустил, и ему нужно будет больше экспериментировать в будущем.  Его приключения в написании символов заставили его заинтересоваться созданием талисманов.  Из-за чего решил навестить старейшину Лина на следующее утро.


***

Ча Мин встал пораньше на следующее утро. Раннее появление продемонстрирует стремление, да и статус старейшины Лина определенно заслуживал уважения. По пути он следовал указаниям учеников и направился в коммерческий район школы. Осматриваясь повсюду, он мог видеть прилавки с лекарственными ингредиентами, частями животных, или их ядрами. Также видел яркие лекарственные пилюли, выставленные на показ, разные оружейные мастера, продавали свои изделия, а также различные руды и очищенные металлы.

В конце концов, он добрался до переулка с потрепанным знаком, похожим на талисман.  Этот большой талисман использовался как вывеска «Магазин талисманов старейшины Лина». Вывеска была очень непрофессиональная, и Ча Мин начал задаваться вопросом, правильное ли решение он принял.  В конце переулка была деревянная хижина, и эта хижина была покрыта бумажными талисманами сверху донизу.

Похоже, это были талисманы для защиты от демонов, но Ча Мин не думал, что кто-нибудь попытается их украсть.  Кто знал, какие заклинания могли быть встроенные в любом из них?  Вся хижина могла загореться и сжечь виновника заживо. Перед дверью лежал черный кот с белой луной на лбу, блокирующий дверь.

"Конечно, он кошатник"  подумал Ча Мин.

Ча Мин подошел к двери и попытался перешагнуть через кота, который начал шипеть на него. Отступив назад и выпрямившись, он попытался отойти в сторону, только чтобы снова услышать шипение.

"Если бы у меня была мышь, чтобы отвлечь его" - подумал он.  Он не мог подойти к двери, чтобы постучать, а остальная часть дома была покрыта талисманами, поэтому он не смел, стучать по  стене.  Не имея других вариантов, громко произнес имя старейшины Лина. Но не получив ответа, он несколько раз пытался повторить, но безрезультатно. Разочарованный, но не удрученный, молодой человек решил сесть перед дверью.  Кот продолжал смотреть на него с блеском в глазах.

Он сидел там целый день, пока не услышал шаги, идущие из переулка.

Наконец-то! Этот человек знает, что делать с этим котом.  Человек оказался немой и глухой девятилетней девочкой, и Ча Мин наблюдал, как она налила немного молока для кошки и сразу же ушла.  Удача была не на стороне Ча Мина сегодня. Когда солнце садилось, прозвучали новые шаги, на этот раз знакомые.  Это был старейшина Лин. Он явно не был дома весь день.

- Ах, Ча Мин! - сказал неряшливый старейшина. - Добро пожаловать в мой дом! Мой кот, мистер Мао Мао, говорит, что ты только пришел сюда, вовремя подоспел, какая удача!

Ча Мин чуть не потерял сознание, уставившись на кота, который бросил на него насмешливый взгляд.

- Хм, ну, я не хочу заставлять тебя ждать слишком долго снаружи, - сказал старейшина Лин. - Заходи, заходи на чай! У меня не было никого очень долгое время. Я обычно остаюсь взаперти в этой хижине. Мне так одиноко в этом переулке, и мне очень повезло, что мой дорогой друг мистер Мао Мао составляет мне компанию!

"Этот кот, вот причина твоего одиночества. Что за черт? Ты слепой?"

Он подавил желание закричать и послушно последовал внутрь за Старейшиной Лином. Когда он проходил мимо кота, почувствовал острый коготь, порезавший внутреннюю часть его бедра. Очевидно, царапина была предупреждением.  Мурашки побежали по его спине, и Ча Мин вспомнил некоторые шутливые мудрые слова: только когда комар приземляется на твое яичко, ты понимаешь, что насилие - это не выход. 

Глава 12. Сила имен

 Сделать закладку на этом месте книги

Старейшина Лин повел Ча Мина по узкому коридору. Как и снаружи хижины, эти стены были также покрыты талисманами.  На стенах снаружи были такие слова как: «непроницаемый», «неуязвимый», «укрепление основания» или «прочный как сталь».  Талисманы внутри прихожей были более специфичны против зла, как средство защиты отражающие нежить, вампиров, гулей, зомби и так далее. Кое-где он заметил защиту со словами «демоница», «колдунья» или «ведьма».

Он посмотрел на старейшину странным взглядом, на что тот застенчиво ответил:

- Это секрет, о котором тебе не нужно знать. 

Выйдя из коридора, они вошли в небольшую гостиную.  Рядом с гостиной была простая кухня, а в гостиной - доска для игры в го. С тех пор, как он играл, прошла целая жизнь, но это было одним из многих его увлечений в прошлой жизни.

Доска для го была немного другой, чем в его прошлой жизни.  Во-первых, доска была черной и сделана не из дерева, а возможно из обсидиана.  Во-вторых, линии были белыми как алебастр. Это была доска 19х19 и содержала 361 камней для игры. Еще одно интригующее отличие заключалось в том, что на каждом белом камне был символ «ангел», а на черных камнях «дьявол».

Видя интерес Ча Минга, старейшина Лин спросил:

- Ты играешь в «Ангелов и дьяволов»? Редко можно встретить молодых игроков, которые хотят посвятить время обучению. Обычно игрокам за тридцать, или за сорок, или еще старше, поскольку у культиваторов большой срок жизни.

- Да, я играл в похожую игру в прошлом. Мне просто интересно одинаковы ли правила игры.

Услышав это, старейшина Лин очень обрадовался и бросился заваривать чай, усаживая его перед доской. Мистер Мао Мао бросил на него ревнивый взгляд и начал точить когти на соседнем точильном камне.

У этой кошки точильный камень для когтей? Кошка явно была проблемой, и он надеялся, что она слишком ленивая, чтобы сделать что-нибудь или, что у нее низкий уровень культивации, если таковой имеется.

Вскоре подошел старейшина Лин, и сел перед Ча Мином, наливая им чай на мокрый чайный столик. Как только у обоих был налитый чай, старейшина Лин проявил инициативу и объяснил правила игры.

- Я не уверен, как называется игра, в которую ты играл, но эта игра называется «Ангелы и дьяволы». Сначала ходят черные, поскольку разрушение произошло до творения. Мир смертных, одинаков согласно заявлениям. Когда-то, мир смертных был сокрушен дьяволами, они намеревались нарастить свое влияние во всех плоскостях. Не желая позволить им получить преимущество, Нефритовый Император Ю сошел с небес, с Небесным воинством. Благословленные небесной удачей, ангелам удалось победить дьяволов ценой огромных усилий.

- Эта игра была представлена всем смертным мирам с Небес в память об этой великой войне. Чтобы компенсировать преимущество в инициативе от дьяволов, ангелы получают дополнительные 5,5 очков, что означает их кармическую удачу. Несмотря на это кажущееся преимущество, игра считается статистически справедливой, которую высоко ценят многие человеческие императоры. Она популярна среди культиваторов благодаря своей глубине стратегии и множеству возможностей.

Затем старейшина Лин продолжил объяснение оставшейся части игры.  Фактически, это было точно такая же игра, как и Го во всех аспектах.  Видя, что Ча Мин понял, он позволил ему сделать первый ход.

Игра продолжалась три часа и в итоге закончилась победой старейшины Лина на пол-очка.  Принимая во внимание его опыт в игре, Ча Мин знал, что старейшина Лин просто тянул время.  Он сложил руки и слегка поклонился.

- Спасибо за игру! - сказал Ча Мин. - Я чувствую, что наша разница в уровне игры очень значительна. Я верю, что в будущем, должен играть с определенным гандикапом, чтобы вы могли научить меня лучше, в то время как  у вас будет приятное времяпровождения.

Услышав скромные слова Ча Мина, старейшина Лин улыбнулся и согласился, что у него должен быть гандикап из шести камней. 

- Я никогда не видел юношу, который так хорошо играет, - сказал он. - Я всегда приглашаю старейшин к себе, но они, кажется, никогда не добираются сюда. Всё всегда заканчивается, что я играю у них дома - вздохнул Старейшина Лин.  Мистер Мао Мао мурлыкал.

Видя, что теперь наступает неловкая пауза, старейшина Лин сделал первый шаг. 

- Похоже, ты пришел в мою хижину не только для того, чтобы поиграть в  «Ангелов и дьяволов». Ты решил воспользоваться моим предложением, изучать талисманы?

Ча Мин молча, кивнул.

Старейшина Лин продолжил. 

- Я вижу, что ты достиг третьего уровня конденсации ци. Это хорошо. Хотя создание талисманов не особенно много черпает запасов ци, но очень обременительно для души. Кроме того, ты разделил свои элементы на пять, так что пока другие могли бы начать с первого уровня, тебе пришлось бы подождать немного дольше. С другой стороны, увеличение твоей культивации оказывает большое влияние на твою душу. Твое духовное восприятие будет лучше, а твой контроль над ци будет облегчать создание талисманов.

- Я не буду просить признать меня в качестве мастера или что-то в этом роде. Называй меня учителем. У меня такое чувство, что ты достигнешь высот, намного превышающих город Зелёного Листа, поэтому я не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным оставаться здесь в этом ничтожном городе. У меня есть два других учителя, которые помогают мне, когда не хватает времени, а также два ученика. Большинство людей в городе думают, что есть только три человека, которые создают талисманы, но трое это если считать только зарегестрированных как мастера талисманов.

- Другие мои ученики немного жалкие, но не говори им, что я это сказал. Они обычно создают талисманы низкого уровня, которые производятся в большом количестве. Кроме того, они поссорились с мистером Мао Мао, поэтому убежали, потому их не было тут уже давно. В связи с этим, другие учителя и я были немного перегружены работой. Мне пришлось укрыться в этой хижине в течение пяти из семи дней, чтобы удовлетворить спрос. Теперь, что ты знаешь о талисманах, дитя?

- Учитель, я прошу прощения за свое невежество, - сказал Ча Мин, - но мой опыт очень поверхностный. Я слышал от одного из моих друзей, что талисманы используют чернила, бумагу, символы и ци для наложения одноразовых заклинаний, но я не уверен в деталях. Из того, что я знаю, нужно использовать специальные чернила, чтобы рисовать на специальной бумаге и эффективно «накладывать» заклинание.

- Хм. Похоже, ты мало что знаешь, поэтому я начну с самого начала, - сказал старейшина Лин. - Происхождение талисманов очень глубокое, вытекающие из начала создания вселенной. У каждого существа во вселенной есть истинное имя. У каждого объекта, энергии и духа во вселенной также есть истинное имя. Большинство не знают об этом, в то время как другие, которые знают свое истинное имя, строго хранят его. В частности, у демонов есть очень специфическая слабость. Если их истинное имя известно, их можно легко сдерживать и контролировать. Разумеется, только в том случае если тот, кто использует талисман, обладает достаточной силой.

- Когда дьяволы вторглись в мир смертных, они искушали многих людей и зверей. Их учили истинным именам незначительных дьяволов, чтобы призвать их в мир смертных. Обычно дьяволу очень трудно добраться до мира смертных, но те были очень могущественны. Человечество оказалось подавленным. Таким образом, Император Юй послал многих ангелов сражаться с дьяволами. Он также научил даосских священников  магии талисманов. В лучшем случае эксперты предсказаний обнаружат имена дьяволов, и талисманы будут созданы для их уничтожения. В худшем случае эти талисманы массового производства с названиями «дьявол», «зло» или, возможно, с именами командующего дьяволами.

- Сила имен была действенной благодаря силе судьбы. Говорят, что у каждого имени была судьба, предназначение или вереница кармы. В конце концов, после изгнания дьяволов, талисманы потеряли свою популярность. Позже было обнаружено несколькими экспертами, что у дьяволов были не только истинные имена, но и элементы и магия. Вместо дьявольской крови и имен, они использовали специальные чернила и истинные имена элементов, чтобы призвать сильную магию. Хотя они были не так сильны, как оригинальные талисманы, но они стали весьма полезными, поскольку они фактически были похожи на хранящееся заклинание.

- Со временем традиция создавать талисманы продолжалась, но другие ремесла вышли на передний план. В конце концов, лекарственныепилюли больше помогают человеку, продвигая его культивацию, чем одноразовые талисманы, в зависимости от используемых ингридиентов. Духовные кузнецы оружейники предлагает очень конкретные преимущества культиваторам, в то время как духовные доктора спасают жизни. Другие специальности, которые полагаются на духовную силу, увеличивают боевое мастерство или служат другим жизненно важным функциям в обществе. Талисманы предлагают дополнительный выбор и временную боевую силу или защиту. Предметы временного использования, а не постоянные. Таким образом, они воспринимаются как расточительная утечка денег.

Ча Мин кивнул. Создание талисмана было действительно интересным, намного больше, чем он первоначально думал.  Однако подумав о чем-то, он нахмурился. 

- Учитель Лин, я кое о чем подумал. Почему твой вход в прихожую покрыт талисманами защиты от зла? Уверен, город Зелёного Листа очень безопасен.

Старейшина Лин задумался, прежде чем ответить. 

- Много десятилетий назад я принадлежал к другой секте. Там я женился на красивой женщине. Я и не подозревал, что, она была подлой дьявольской искусительницей! На самом деле я прячусь здесь с мистером Мао Мао. - улыбнулся он. - Но тебе не нужно об этом беспокоиться. Это небольшие проблемы, и я сам их решу. Сейчас, я научу тебя основам создания талисманов.

Затем старейшина Лин привел Ча Мина в свой кабинет, который был усеян тонкими полосками бумаги. Там было много полок с коричневыми бутылками содержащими чернильные вещества и, возможно, их было сотни разных видов. Также был маленький котел, испачканный чернилами. На столе были кисти разных размеров от тонких до толстых. Самая большая кисть могла рисовать линии шириной в дюйм, и была длиной два фута. Подойдя к столу, старейшина Лин вытащил маленький стул, казалось бы, из воздуха и поставил его рядом с большим стулом. Затем сел и взял в руки кисть, бутылку с чернилами и бумагу.

- Создание талисмана имеет три важные составляющие, - объяснил он. - Первым компонентом является духовная кисть. Я подозреваю, что кисть, которую ты выбрал в павильоне сокровищ, является духовной кистью. Следующим компонентом, как я объяснил ранее, является имя. Имен много, и все имена обладают силой. Например, если я напишу имя Пылающий Багровый Лотус, заклинание должно призвать эти три вещи, или комбинацию из них. Этот конкретный талисман будет содержать свойства горения, багровый цвет и форму лотоса. Может показаться странным, что цвет может быть призван, цвета действительно имеют специальные эффекты в сочетании с элементами.

- Наконец, чернила также играют очень важную роль. Чернила изготавливаются из комбинации трав, руд, природных объектов и раздробленных духовных камней. Вот почему это занятие буквально пожирает деньги. Чернила, естественно, должны обладать свойствами, в зависимости от того что ты пытаешься изобразить. Возьми, к примеру, эти Пылающие чернила Багрового Лотоса. Основными материалами являются камни огненной эссенции, корни лотоса в возрасте пятидесяти лет и кровь живого багрового зверя. Эти материалы могут использоваться для призыва различных эффектов, но они соответствуют конкретным этим символам. Специальные материалы могут призывать специальные символы, а некоторые материалы можно использовать в качестве чернил, не смешивая их с духовными камнями. Эти материалы, конечно, очень ценны и используются только для более дорогих талисманов. -  Задумчивый взгляд появился на лице старейшины Лина, как будто думал о том говорить это или нет.

Задумчивый взгляд быстро исчез, и внезапно старейшина Лин стал чрезвычайно сосредоточенным.  Он взял кисть и опустил ее в чернильницу.  Вынув кисть, Ча Мин заметил, что кисть не была испачкана чернилами, как и его собственная кисть. Старейшина Лин поднес свою кисть к листу бумаги и медленно начал писать пять символов.  Казалось, что это чрезвычайно истощающий процесс.  Когда кисть обтекала вдоль клочка бумаги, талисман медленно приобретал красноватый оттенок.

Вскоре лист бумаги был украшен ярко-красными лотосами, а по краям появились пламенные узоры.  Процесс занял в общей сложности тридцать минут, и старейшине Лину пришлось несколько раз окунуть свою кисть в чернила. Затем, когда последний штрих был завершен, талисман приобрел багровый цвет, а символы горели черным. Затем он взял талисман и осмотрел его работу, передав ее Ча Мину после ее завершения.

- Это смертельный талисман среднего класса. Он обладает силой удара культиватора пятого уровня конденсации ци. Попробуй использовать его на этом манекене. - Старейшина Лин указал на потертый серый манекен в углу комнаты.

Ча Мин нахмурился и бросил талисман в куклу.  После вступления в контакт кукла внезапно была окутана багровым лотосом.  Лотос остановился и сгорел в течение пяти секунд, после чего исчез.  Атака была немного более мощной, чем то, с чем Ча Мин мог бы справиться.

Пока он находился в шоке, старейшина Лин отправился в заднюю комнату и взял пыльную старую книгу вместе с пятью кистями и пятью горшками с чернилами, положив их в небольшую сумку вместе с большой пачкой бумаги.

- Здесь стартовый набор для тебя. Книга содержит инструкции по созданию одного талисмана для каждого элемента. Каждая кисть подходит для своего собственного элемента, и чернила не очень  мощные, но подходят для нескольких видов талисманов каждого элемента. Попробуй сначала попрактиковаться с обычными чернилами. Я уверен, что ты разберешься с этим. Если у тебя получиться создать по пять талисманов каждого вида элемента, ты сможешь покрыть свои расходы за предоставленые ингредиенты, а также можешь передать их в мой магазин, чтобы оплатить товар который захочешь купить. Все лишнее ты можешь оставить у себя и продать, как посчитаешь нужным. Ты можешь вернуться ко мне, как только у тебя закончатся материалы, и я научу тебя следующим типам созданию талисманов.

- По сути, все, что ты сделаешь, компенсирует некоторый дефицит поставок в талисманах низкого уровня, и это избавит от большого напряжения меня и других учителей. Хотя мы можем сделать каждый такой талисман примерно за минуту, но наше время слишком ценное, и поэтому таких талисманов не хватает в академии. Единственными, кто их использует, это те, кто находится на первых трех уровнях конденсации ци. Если подумать, то это как минимум тысяча учеников в этом году, а также многие культиваторы в городе. Однако в городе есть и другие группы, которые им поставляют талисманы, поэтому спрос, никогда не выходит из-под контроля.

- И еще, я забыл сказать тебе кое-что очень важное. Не пиши основные символы для каждого элемента отдельно и без сопровождения. Конкретизация, в некотором смысле ослабляет силу каждого названия. Чистые элементы, хотя их названия просты, но чрезвычайно могущественные. Без соответствующих материалов и духовной силы ты не сможешь их написать, а еще хуже, ты можешь потерять контроль над ними и покалечить себя или даже умереть!

Ча Мин в шоке поднял брови - он не понимал, что такая простая вещь может иметь такие ужасные последствия. Видя серьезное выражение лица старейшины Лина, он решил прислушаться к его предупреждению.  В конце концов, без этого предупреждения, скорее всего, он первым делом попытался бы это сделать, и возможно его ждала бы смерть!

Ча Мин глубоко поклонился и принял мешок от старейшины Лина.  Заглянув внутрь, он был шокирован, заметив, что в нем было около одного кубического метра пространства.

"Он должно быть очень ценный для большинства учеников", подумал он. 

Ему определенно нужно будет приложить все усилия для создания талисманов, чтобы не подвести старейшину Лина.  В конце концов, он ничего не просил.  Мне нужно убедиться, что я могу присоединятьсяк нему для игры в Го время от времени. Вероятно, я должен принести дань уважения мистеру Мао Мао и тоже встать на его сторону. Этот кот - бомба замедленного действия.

Попрощавшись со старейшиной Лином, он вернулся в общежитие. К тому времени, когда он прибыл, была поздняя ночь. К счастью, у него не было никаких занятий. Той ночью у него было много проблем со сном, и все, что он мог видеть, ложась спать, были яркие пятицветные символы, танцующие во сне. 

Глава 13. Ван Цзюнь

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро Ча Мин проснулся от звука поворота ключа. Его запертая дверь тихо открылась, пока солнечный свет не осветил его кровать. Низкая фигура с длинными светлыми волосами смотрела сквозь щель в двери.  Казалось, он понял, что другой человек был в комнате и тихо закрыл дверь.

Вставая, Ча Мин вздохнул.

"Похоже, у меня появился сосед по комнате. Лучше быстро встать и поприветствовать его".

Он встал, почистил зубы, вымыл лицо и надел чистую одежду. Время завтрака истекло, и он предпочел бы поспать еще пару часов. Наконец открыв дверь, он  увидел светловолосого мальчика, сидящего со скрещенными ногами. Мальчик был стройным и, казалось, был того же возраста, что и Ча Мин, а также излучал ауру оторванности от материальных ценностей (благ). Молодой человек медленно открыл глаза и улыбнулся.

- Приношу свои извинения за то, что разбудил тебя этим утром. Большинство культиваторов встают на рассвете, вот и я подумал, что ты не будешь в комнате в это время. Я постараюсь стучаться в будущем.             

Юноша медленно встал, он был в простой зеленой мантии, но его поведение было совсем не простым. Поднявшись, он сложил руки и слегка поклонился, на что Ча Мин ответил взаимностью.

- Меня зовут Ван Цзюнь, и я полагаю, что ты - мой сосед по комнате, Ча Мин. Я немного задержался в своих путешествиях, потому прибыл только сейчас. Мои обстоятельства немного особенные, поэтому академия сделала исключение из-за моего опоздания. Я надеюсь, что смогу пригласить тебя на ужин сегодня вечером, чтобы компенсировать принесенные неудобства. - Ван Цзюнь искренне улыбнулся.

Ча Мин не мог придумать причину, чтобы отказать ему, и он, вероятно, должен быть в хороших отношениях с человеком, с которым будет жить в одной комнате в течение учебного года. Понимая, что Ван Цзюнь все еще стоит за пределами, формально своей же комнаты, Ча Мин открыл дверь и пригласил его войти.

У Ван Цзюня был только один кожаный чемоданчик, из которого он вытащил несколько комплектов сменной одежды, несколько светящихся кристаллов для своего стола, ручки и много стопок бумаги. Начав сразу изучать бумаги с сосредоточенным выражением на лице.

"Какой труженик" подумал Ча Мин.

Наверняка ему нужно пройти дополнительное обучение, или же он принадлежал к аристократической или купеческой семье, и такое времяпровождения необходимо для управления. Увидев это, Ча Мин сел на кровать и несколько часов культивировал, после чего отправился на обед. Ван Цзюнь был слишком занят, чтобы поесть, но он настаивал на том, что ему нужно есть только один раз в день и что Ча Мину не нужно беспокоиться о нем.

Вернувшись в свою комнату, Ча Мин начал практиковать написание талисманов. Первая часть книги была справочная, простые упражнения, которые должны быть выполнены обычной кистью и чернилами, а также упражнения каллиграфии. Он заканчивал их один за другим, пока не наступил вечер. Видя, что он закончил свои тренировки, Ван Цзюнь встал и пригласил Ча Миня прогуляться за пределами академии.

Когда они шли, Ча Мин воспользовался возможностью, чтобы осмотреть город. У него никогда не было возможности осмотреть развлекательный район в городе Зелёного Листа, поскольку он был только в доме семьи Хун, на центральной площади и в школе. Как только они вошли в развлекательный район, все изменилось. Хоть город выглядел довольно обветшалым, но все еще в хорошем состоянии, район развлечений выглядел совершенно новым. В отличие от каменного строительства большей части города, этот район, казалось, сохранил название города. Пышные деревья, бамбук и другую листву можно было увидеть повсюду. Решётки для вьющихся растений были довольно популярны повсюду. Дороги больше не были из серого камня;  казалось, что ни на чем не экономили, и дороги были построены из твердого красного дерева, которое смягчало шаги каждого, когда они ходили. Щебетание птиц можно было услышать между случайными паузами в чьих-нибудь разговорах.

В конце концов, они добрались до большого ресторана. Ресторан был построен с тем же деревянным декором, что и любое другое здание, но впереди был уникальный забор из нефритово-зеленого бамбука. За дверью ресторана была вывеска, написанная золотыми буквами, на которой было написано «Ресторан нефритового бамбука». У дверей мужчина приветствовал гостей. Он слегка нахмурился, собираясь прогнать их, пока Ван Цзюнь не сверкнул ему пурпурным нефритовым жетоном. Он сразу же выпрямился и поклонился двум ученикам. 

- Молодой мастер Ван, прошу следовать за мной, я отведу вас к менеджеру. Он сможет разместить вас и помочь в случае необходимости.

Раньше Ча Мин был под впечатлением, но теперь был шокирован. Как хозяин ресторана уже мог знать Ван Цзюня, если он прибыл только сегодня?

Ван Цзюнь смущенно улыбнулся и объяснил ситуацию. 

- Все заведения Нефритового бамбука принадлежат моей семье. Мне временно было поручено выполнить поручение здесь, в городе Зелёного Листа. Я только что показал ему нефритовый жетон, что является признаком власти семьи Ван. Это необходимо для проведения деловых встреч от имени семьи.

Спустя некоторое время их поприветствовал культиватор в зеленой мантии.

- Мастер Ван, приветствую Вас и вашего гостя.

Эта фигура была довольно утонченной, с белыми волосами. Хотя он излучал ауру превосходства, но все еще был весьма раболепным. Наконец он привел их на балкон на втором этаже. Ван Цзюнь заказал пару блюд и настоял, чтобы он выбрал, чего-нибудь себе, поэтому Ча Мин заказал несколько уникально звучащих овощных блюд. В меню не было цен, поэтому он не был уверен, что окажется невежливым. Пожилой мужчина поклонился и пошел отнести заказ на кухню.

- Я всегда предпочитаю эти частные балконы на втором этаже. Всего их было пять в каждом ресторане "Нефритового Бамбука", а так же они  дают полный обзор на присутствующих гостей ресторана.

Ван Цзюнь указал на столы ниже. 

- Здесь могут позволить себе поесть только граждане благородного класса города Зелёного Листа. Разумеется, ты мой друг, и каждый раз, когда ты будешь посещать это заведение, тебя будут обслуживать по высшему разряду и бесплатно. Но конечно, не нужно злоупотреблять этой привилегией, иначе ты обанкротишь нас -  усмехнулся Ван Цзюнь, прикрывая рот, заставляя Ча Мина, задуматься, был ли он просто красивым парнем или замаскированной девушкой. В прошлом он читал много китайских романов, и это казалось обычным делом.

- Я родом из города Золотого Листа, - продолжил он. - А также являюсь членом довольно богатой семьи предпринимателей. Наша семья не борется за политическую власть, а вместо этого сосредоточена на зарабатывании денег. У меня есть семь братьев и сестер. Поскольку у меня четыре старших брата и 3 сестры, меня отправили за границу, чтобы помочь семейному бизнесу. Что насчет тебя?

В этот момент принесли заказ. Готовка была действительно слишком быстрой, и у Ча Мина было ощущение, что могущественные культиваторы, возможно, как-то связаны с этим. Как будто, чтобы ответить на его вопрос, Ван Цзюнь усмехнулся и объяснил, что эти блюда были приготовлены высококлассными духовными поварами. Эта пища была не только вкусной, но и полезной для культивации. Теперь Ча Мин понял, почему только благородный класс может, позволить себе кушать здесь, поскольку такие повара и ингредиенты неизбежно до жути дорогие.

Они быстро поели. Ча Мин рассказал свою историю: от скромного происхождения пастуха до путешествия в школу и недавних приключений, связанных с созданием талисманов. У него было очень хорошее первое впечатление о Ван Цзюне, поэтому рассказывал много деталей. Когда Ван Цзюнь услышал, как он упомянул о его приключениях в культивации из пяти элементов, он нахмурился.

- Думаю, у тебя неправильное представление о технике культивации  пяти элементов, - сказал Ван Цзюнь.

Глотнув чая, он на мгновение закрыл глаза и продолжил. 

- Откуда я родом, это весьма престижная техника. Нужно быть достаточно удачливым, чтобы успешно ее культивировать, и к тому же у этой техники очень высокие требования к восприятию. Культивация пяти элементов намного сложнее, чем культивация четырех элементов, потому что полный цикл из пяти элементов усиливает и разрушает каждый этап. Преимущества, как правило, не реализуются позже. - Затем он начал странно поглядывать на него.

- У всех нас


убрать рекламу







есть свои секреты, но я сразу перейду к делу. У меня есть особый талант в оценивании. Я могу посмотреть на предмет и сразу оценить его относительную ценность. А также могу посмотреть на любого культиватора и сказать его уровень таланта, класс его техник и т.д. Хоть ты и говоришь, что практикуешь технику культивации пяти элементов, но мне известно, что в школе есть только одна его версия, которая относиться к бронзовому классу. Эта версия не завершена. Однако когда я смотрю на тебя, я не вижу сияния, которое дает техника культивации бронзового класса.

- Видишь ли, каждая техника культивации излучает определенную ауру. Эту ауру трудно обнаружить, пока ты не достигнешь определенного уровня культивации, но я исключение из правила. Техника бронзового класса излучает бронзовую ауру, техника серебряного класса излучает серебряную ауру и техника золотого класса соответственно - золотую ауру. А если бы она была еще выше, я бы увидел пурпурную ауру, которую могли бы  культивировать, лишь немногие гении на этом континенте. Это любопытно, потому что я не вижу ни одного из этих цветов на тебе, только чистая белая аура.

- Нынешние версии техники культивации пяти элементов - техники культивации пяти малых элементов, пяти средних элементов, пяти больших элементов. Я не знаю технику на уровне пурпурного класса, поэтому любопытно, почему аура, которую ты излучаешь - белая. Нет необходимости делиться своими секретами, я понимаю, что это может поставить тебя в трудное положение, потому не буду совать свой нос. Однако я бы посоветовал тебе быть самокритичным, когда упоминаешь свою технику культивации. Техники очень престижные за границей, и те, кто критикует их, не знают как высоко небо или как низко земля.

Ван Цзюнь продолжал пить чай и наливать его по чашкам, в то время как Ча Мин оставался в раздумьях. Не успел опомниться, как прошел уже целый час.

Глядя на Ван Цзюня, он улыбнулся. 

- Спасибо, что не любопытствуешь. У меня есть некоторые секреты, которые я хочу сохранить. Возможно, однажды я смогу рассказать тебе.

Ван Цзюнь улыбнулся, помахав рукой. В конце концов, он определенно имел свои, довольно мрачные секреты.


***

Неделя быстро прошла, и Ча Мин яростно практиковал упражнения для создания талисманов. Следующий набор тренировочных упражнений включал наполнение ци обычных чернил и управление их духовной силой, при практике каллиграфии, изложенной в книге. Во время практики он заметил, что его скорость обучения значительно улучшилась. Стараясь использовать свою ци равномерно, чтобы поддерживать баланс между элементами. По мере того, как он практиковал свои упражнения по каллиграфии, его духовная сила становилась все менее и менее обременительной.

Он спросил об этом во время очередного матча "Ангелов и Дьяволов" со старейшиной Линем. Его учитель объяснил, что, хоть и его уровень культивации будет иметь большое влияние на то, какие талисманы он может сделать, но, по крайней мере, он сможет тренировать душу, постоянно контролируя духовную силу, подобно тому, как тренируют мышцы.

Разумеется, Ча Мин помнил, что нужно что-то купить для мистера Мао Мао. Это был блестящий кулон, и, хотя мистер Мао Мао, похоже, не оценил сам кулон , но ему понравилось проявление  подхалимства.

Ко второй неделе Ча Мин научился писать самые простые талисманы низкого уровня: талисман Малого Восстановления, талисман Малой Вспышки, талисман Малой Стены, талисман Малого Щита и талисман Малого Мороза. По-видимому, написание символа «Малый» заставляет талисман преднамеренно уменьшить его силу. Благодаря этому также уменьшилось использование ци и духовной силы.  Хотя эти символы были довольно слабыми - мороз был слабее льда, лёд же в свою очередь слабее вьюги, - они были слишком сильными  для талисманов первого класса и слишком истощающими для начинающих.

Сначала ему потребовалось полчаса на каждый талисман, затем двадцать минут, затем десять и, наконец, пять. При пяти минутах на талисман он, казалось, достиг какого-то узкого места. В конце концов, понял, что  закончились все чернила, которые ему дали. Он сделал по десять для каждого вида талисманов с коэффициентом неудачных талисманов примерно в пятьдесят процентов. Из того, что он понял, успех выше тридцати трех процентов был довольно хорошим, и вероятность успеха в двадцать пять процентов предполагалась старейшиной Линем, когда он выдавал свои исходные материалы.

К концу второй недели Хун Сюнь наконец вернулся из своего приключения. Он позвал всех на ужин в честь возвращения. Мало того, что у них было путешествие по опасности выше среднего, он также прорвался к шестому уровню конденсации ци, который был поводом для празднования. Хун Синь почувствовала облегчение. Она ужасно скучала по брату, и ей не нравилось играть в настольные игры или участвовать в тренировочных поединках, как это делал Ча Мин.

На этой неделе Ча Мин, Хун Синь, Фэн Мин, Гун Лань и Ван Цзюнь посетили второй класс по основам. Ван Цзюнь был освобожден от первого класса и провел последние две недели, работая в своей комнате и культивируя, а также совершал длительные поездки в город по делам. Ча Мин задавался вопросом, действительно ли ему нужно посещать школу или он просто использовал её как прикрытие, чтобы люди его недооценивали.

Пока занятие продолжались, Ча Мин практиковал еще четыре малых низкокачественных талисмана для каждого элемента, чтобы создать прочную основу для барьера. Пятиминутный барьер, казалось, со временем исчезал, и талисманы можно было просто выполнить как тридцать второе упражнение по каллиграфии. На этой неделе он закончил двадцать пять талисманов, и его показатель успеха вырос до девяноста процентов. Старейшина Лин был шокирован его успехами и поручил ему больше не тратить время на талисманы первого класса, и подарил ему книгу для создания талисманов второго класса. Книга содержала инструкции по десяти талисманам, по два на каждый элемент. Его намерением было занять Ча Мина на несколько недель.

Неделю спустя старейшина Лин снова оказался в тупике. Ча Мин создал десять каждого назначенного талисмана всего за одну неделю, и это количество талисманов подразумевало, что он имел показатель успеха в пятьдесят процентов по сравнению с обычными двадцатью пятью других мастеров такого уровня. Он был действительно очень талантливым ребенком. Чтобы слегка умерить его пыл, старейшина Лин подарил ему еще одну книгу из десяти талисманов для каждого элемента, на этот раз для талисманов третьего класса. Талисманы третьего ранга были пиком малого смертного класса.

На этот раз Ча Мину потребовалось две недели, чтобы завершить семь талисманов для каждого элемента. Его показатель успешности снизился до тридцати пяти процентов, что было все еще выше среднего, но вполне приемлемо. Поскольку он уже прорвался к четвертому уровню конденсации ци, старейшина Лин решил подтолкнуть его немного дальше с помощью талисманов четвертого класса. Через две недели Ча Мин вернулся только с пятью. Тем не менее, его талант был действительно высок. Большинство культиваторов не могли создавать талисманы того же уровня что и их культивация. Вместо этого им нужно было уменьшить сложность на один или два уровня. В то время как Ча Мину было невыгодно создавать талисманы четвертого класса, поскольку не смог бы покрыть расходы.

Так как он, казалось, достиг пика  в создании талисманов, Ча Мин решил, что ему действительно следует усовершенствовать свои боевые техники. Увы, он был слишком беден. Как только он объяснил свою проблему Ван Цзюню, тот чуть не упал со своей кровати, смеясь. Восстановив самообладание сел на кровать и объяснил.

- Ты буквально печатаешь деньги, и все же беспокоишься о деньгах. Это действительно сбивает меня с толку. - Ван Цзюнь насмешливо покачал головой.

Ча Мин был в замешательстве. У него были подозрение, что его талисманы чего-то стоят, но никогда не узнавал об этом.

 - Я видел, как ты создавал талисманы первого смертного класса около шести недель назад. Каждый из них стоит около четырех духовных камней каждый, а материалы стоят примерно по одному духовному камню. При уровне успеха в двадцать пять процентов, ты покроешь свои расходы.

- Талисманы второго уровня стоят около двадцати духовных камней каждый, а материалы стоят примерно пять духовных камней. Талисманы третьего класса стоят пятьдесят духовных камней каждый, а один талисман четвертого класса стоит двести духовных камней. Так случилось что у меня эйдетическая память. Если мои выводы о твоей скорости изготовления и приблизительном использовании бумаги и чернил верны. Учитывая твой процент неудачных талисманов, который я оцениваю на основании того, сколько ты смял талисманов и выбросил в мусорную корзину, а также количество талисманов, которые нужно вернуть учителю, я думаю, что у тебя около 1645 талисманов первого класса, 250 второго класса, и 100 талисманов третьего класса. Я прав?

Ча Мин с удивлением уставился на него. С количеством талисманов, он попал прямо в точку. Его друг следил за ним? В конце концов, Ван Цзюнь отсутствовал, по крайней мере, четыре часа в день. Медленно он кивнул.

- Не нужно удивляться. Я очень хорош в подобных вещах, - продолжил он.

- Теперь талисманы обычно продаются довольно быстро, а талисманы низкого уровня, такие как твои, пользуются повышенным спросом. Они, по сути, являются товаром и могут быть проданы за деньги по 75% от их цены в магазинах. Если ты немного подсчитаешь, то обнаружишь, что твои талисманы стоят примерно 18 300 духовных камней по розничной цене. Их ликвидная ценность составляет около 13 700. А теперь скажи мне, тебе действительно не хватает духовных камней? Кроме того, ты можешь получить пять очков вклада, за один духовный камень, если ты будешь обменивать их у старейшины Лина. Так что все еще не хватает очков вклада?

Ча Мин побледнел, осознав что-то, и он задохнулся.

 - Ты говоришь мне….

Умеренное поведение Ван Цзюня было освещено выжидательной улыбкой.

- Ван Цзюнь…, - серьезно сказал Ча Мин: - За последние четыре недели я потерял от 15 000 до 20 000 духовных камней, улучшая свои навыки создания талисманов! 

Глава 14. Проявление жемчужины души

 Сделать закладку на этом месте книги

Ван Цзюнь в шоке уставился на Ча Мина, затем рассмеялся.

- Да, конечно! Абсолютно правильно! Ты мог бы уже заработать от 15 000 до 20 000 духовных камней, если бы сосредоточился только на талисманах первого класса. Но это было бы слишком узколобо. В настоящее время ты можешь ждать получения прибыли от 4250 до 6000 в неделю с талисманами первого класса, от 2500 до 5000 в неделю с талисманами второго уровня и от 0 до 3400 при изготовлении талисманов третьего уровня. Если у тебя будет хороший покупатель, то ты много не потеряешь, если у тебя будут незначительные неудачи в создание талисманов третьего уровня и даже большие неудачи в создание талисманов четвертого уровня. Однако таким образом ты сможешь, улучшить свои навыки.

- Когда твоя культивация увеличится, а так же мастерство создания талисманов улучшится, твой процент успеха и скорость создания талисманов второго класса должны стремительно вырасти. Допустим, ты в настоящее время делаешь 2250 талисманов первого класса в неделю с процентом успеха в девяносто процентов. Если у тебя получится создать в два раза меньше талисманов второго уровня, ты сможешь заработать до 16 250 духовных камней в неделю! Так что думай об этих «потерянных» духовных камнях как об инвестициях. К настоящему времени ты заплатил 20 000 духовных камней за обучение, ты можешь это исправить за неделю в будущем. Также обрати внимание, что ты способен создавать талисманы твоего уровня культивации. Хотя они и дороги, но они будут ценным спасательным кругом в будущем. Словно ты смог купить их по себестоимости без необходимости делать это через посредника.

Ван Цзюнь выглядел вполне довольным собой. В конце концов, это была его область знаний, да и в прочем все любили говорить о своих интересах.

Думая об этом больше, Ван Цзюнь добавил:

- У меня есть связи в аукционном доме «Нефритовый бамбук» в городе. Если у тебя будут остатки  талисманов после того, как ты обменяешь их на очки вклада, я могу договориться о розничной цене под девяносто процентов. Честно говоря, для тебя очки вклада в настоящее время являются наиболее эффективным вложением, но не стоит недооценивать ценность денег! Кроме того, я советую тебе сохранить их для себя. Талисманы могут быть чрезвычайно полезны в опасных для жизни ситуациях. В конце концов,  небеса завидуют талантливым. 

Его глаза на мгновение потемнели, после чего он подошел к своему столу и сосредоточился на своей работе.

Видя, что его друг хочет остаться один, он направился к дому старейшины Лина.  После краткого обсуждения старейшина Лин согласился взять 10 000 разного уровня талисманов за 50 000 очков вклада, которые передал в его нефрит зеленых листьев. Что касается денег, он не хотел возиться с ними и предлагал Ча Мину семьдесят процентов рыночной стоимости. В конце концов, он не был магазином. Он облегченно вздохнул, когда увидел, что Ча Мин позаботится об этом сам. Прежде чем Ча Мин взлетел, старейшина Лин дал ему несколько советов.

- Ча Мин, мой ученик, хотя создание талисмана - очень успешная профессия и весьма прибыльная работа, но чтобы прогрессировать в культивации, нужно хотя бы ненадолго отправиться в приключение. У меня есть для тебя предложения.

Эксцентричный старейшина достал с полки книгу и передал ее Ча Мину.

- Это книга о различных ингредиентах, которые ты сможешь найти по всему миру для чернил смертного класса. Довольно много ингредиентов можно найти в лесу "Зелёного листа". Между тем, ты мог бы позвать некоторых своих друзей. Травы могут быть обменены на очки вклада. Есть некоторые люди, которые охотятся на зверей в лесу, они могут оказаться аморальными, и если дойдет до сражения, тогда дай отпор. Если они не убегут, было бы даже неплохо убить их. Этот опыт также поможет закалить твои боевые приемы и даже твою культивацию. 

Старейшина Лин подошел к своему столу и достал список лекарственных и дорогих алхимических ингредиентов.

Ча Мин принял список и кивнул. Это имеет смысл, и было бы стыдно быть одаренным в создании талисманов, но не иметь возможности сделать свои собственные чернила.

В конце концов, чернила были очень специфичны для разных типов талисманов. Возможно, он мог бы в конечном итоге выучить некоторую элементарную алхимию и научиться самому, смешивать травы.


***

Ча Мин находился в довольно хорошем настроении после того, как набрал 50,000 очков вклада. Он спокойно шел по улицам и смотрел на красивые пейзажи. Он уже представлял себе, какие крутые боевые техники сможет заполучить.  В последний раз, когда был в библиотеке, у него была только жалкие гроши. Конечно, 50,000 очков вклада принесут ему что-то хорошее.

Его сердце кровоточило, когда вспоминал свои начальные 1000 очков вклада, затем осознал, что ему снова придется разделить свои очки для каждого элемента. Специализация определенно имела свои преимущества.  Когда он приблизился, заметил длинную очередь и встал в неё.

Ожидание оказалось намного дольше, нежели было на самом деле. Через час он, наконец, добрался до библиотеки. На первом этаже его поприветствовал старейшина Сяо, который был очень рад его увидеть. Старейшина не выходил слишком часто, а дружеское лицо всегда приветствовалось. После объяснения своих мыслей старейшина Сяо на мгновение задумался. 50,000 очков вклада, хотя обычно и не малое количество, все еще ограничивали Ча Мина.

После нескольких минут размышлений старейшина Сяо решил отвести Ча Мина на второй этаж. 

- На первом этаже мне нечего предложить тебе, - сказал  он. 

- Самая дорогая техника - 5000 очков вклада. На втором этаже самая дешевая техника - 2,000 очков вклада, а самая дорогая - 50 000.

Услышав это, Ча Мин понял, что он не такой уж и богатый, как думал. Он мог бы выбросить всё своё состояние все лишь за одну технику!

- На втором этаже довольно много бронзового и серебряного класса техник, но количество заслуг, необходимых для входа на более высокие этажи, довольно астрономическое, - объяснил старейшина Сяо. - Тем не менее, ты как-то заработал 50,000 очков за пару месяцев. Эта сумма действительно ошеломляет. Ты выбрал прибыльную профессию?

- Я начал изучать искусство создание талисманов у старейшины Лина, - сказал Ча Мин.

Это имело смысл, Чан Мин мог увидеть это по выражению лица старейшины Сяо, он все еще весьма удивлен, что кто-то смог заработать так много не за год, а всего лишь за пару месяцев. Старейшина Сяо продолжил свое любопытство.

- Если твой доход настолько высок, я думаю, у меня есть кое-что, что подойдет тебя. Ты можешь считать это очень сильной техникой основы. Чтобы освоить ее, требуется некоторое время, но когда она будет освоена, ее можно использовать для создания других техник.

- Эти техники сами по себе не очень сильны, так как являются одноэлементными, - сказал старейшина Сяо. - Существует одна для каждого элемента, и они все вместе называются техниками проявления «Жемчужины Души». Кажется, что техника была сделана для культиваторов с двумя элементами. На пике техники, она может использовать приблизительно восемьдесят процентов ци двухэлементного культиватора для единственного элемента.

Восемьдесят процентов? Это казалось слишком большим совпадением. Техника была явно сделана для идеальной культивации пяти элементов. Никто бы не знал, но это было ровно 100% от запаса ци Ча Минга. Видя его волнение, он продолжил.

- Преимущество техники в том, что с помощью духовной силы ты сможешь управлять многими типами ци одновременно. Ци сосредоточена на жемчужинах души и держится отдельно, чтобы они не повлияли друг на друга. Достигнув начального мастерства техники  можно контролировать двенадцать жемчужин, на среднем уровне мастерства можно контролировать до тридцати шести жемчужин, на высоком уровне мастерства можно контролировать семьдесят две жемчужины, и наконец, если достичь  совершенства техники можно будет контролировать сто восемь. Ты также сможешь смешивать и сочетать разные уровни. Достигнув среднего уровня мастерства, есть возможность изучить комбинированные техники. Они довольно дорогие, а так же хранятся на третьем этаже. В будущем, я уверен, ты сможешь себе позволить их.

- Техника комбинирования формирует жемчужины в более сложные массивы, что увеличивает их мощность. Это увеличение не является аддитивным, а скорее это мультипликативным (Аддитивная - складывается, мультипликативная - умножается). Тридцать шесть жемчужин в таком случае имеют мощность ста восьми жемчужин. Вот почему эти техники золотого класса  находятся на третьем этаже. Двухэлементный культиватор может инициировать взрыв при 160% мощности, которую могла бы создать обычная одноэлементная техника золотого класса. Для этой техники существует десять возможных комбинаций.

Ча Мин был очень заинтригован этим. 

- Сколько стоит одна техника? -  он спросил.

- Двенадцать тысяч! - ответил старейшина.

Ча Мин побледнел, понимая, что не может себе этого позволить! Ему нужно будет вернуться и продать свои талисманы, и тогда он будет на мели. Увидев его смиренный взгляд, старейшина усмехнулся.

- Это хорошая цена за такую технику. Она также может быть продана как набор за 50 000 очков вклада. Кроме того, поскольку свитки требуют времени для освоения, их можно хранить в течение шести месяцев.

Лицо Ча Мина немного покраснело. Хотя это было все еще очень дорого, он мог, по крайней мере, позволить себе это.  Это было почти, как если бы техника была сделана специально для него.

Наконец Ча Мин кивнул, и Старейшина вручил ему иллюзорные свитки техник.  Пятьдесят тысяч очков вклада ушли, вот так просто! Старейшина Сяо утешал его, говоря, что в конечном итоге оно того стоит. Это заставило Ча Мин задуматься: сколько стоят комбинированные техники? Оказавшись перед дверью, он, наконец, набрался смелости спросить.

- Старейшина Сяо… пожалуйста, не обманывайте этого младшего, но  сколько очков вклада стоит комбинированные техники?

Когда дверь закрывалась, старейшина Сяо крикнул:

- Ничего особенного, только пятьдесят миллионов! Ты сможешь сделать это. Я верю в тебя!

Ча Мин упал в обморок на месте.


***

Два часа спустя Ча Мин проснулся от звука чернильной кисти. Внезапно Ван Цзюнь остановился и тихо пробормотал:

- Ты проснулся.

Ча Мин протер глаза и с удивлением обнаружил, что лежит в своей кровати.  Посмотрев на стол, он увидел, как Ван Цзюнь работает. Он продолжал пять минут, после чего аккуратно сложил стопку бумаг, выглядя весьма довольным.  К тому времени Ча Мин уже сидел на кровати, следя за тем, чтобы у него не было внутренних повреждений из-за потери сознания. Он полагал, что ему повезло не получить серьезного ущерба.

- Я услышал от старейшины Сяо, который привел тебя сюда, что ты буквально упал в обморок, услышав требуемую цену для комбинированных техник "Проявления Жемчужин Души". Я никогда не смеялся так сильно в своей жизни. Это первый раз, когда я услышал что-то подобное. Расслабься, мой друг, это на самом деле не такая уж и большая сума. 

Ван Цзюнь слегка улыбнулся.  Каким-то образом, когда закончил свою письменную роботу, он приготовил чай для них обоих. Они сели на пол возле комнаты, вдыхая свежий вечерний воздух.

- Ты должен понимать, что эти пятьдесят миллионов очков вклада составляют всего десять миллионов духовных камней. Это духовные камни низкого качества, которые мы в настоящее время используем для торговли. Десять тысяч духовных камней низкого качества можно обменять на один среднего качество, и десять тысяч духовных камней среднего качества соответственно можно обменять на один духовный камень высокого качества. Таким образом, эти пять техник стоят лишь одну десятую духовных камней высокого качества. Ты скоро обнаружишь, что это не такое и большое состояние.

- Бессмысленно мне подробно описывать общий доход Королевства; у тебя не имеется четкого ориентира, и сейчас твое понимание немного далековато, от твоей текущей ситуации. Все что тебе сейчас нужно принять к сведению, это то, что очень трудно получить эти типы техник где-либо еще. Школы, секты и Королевство следят за техниками словно ястребы, так как накапливают их на протяжении многих поколений. На самом деле очень удобно, что школы смогли их заполучить. Я рассчитал, что к тому времени как ты достигнешь девятого уровня конденсации ци, ты сможешь позволить себе эти техники.

Они продолжали пить чай, любуясь морозными листьями на деревьях.  Культиваторы легко могли рассеять холод, и не было необходимости в дополнительной одежде, поскольку это была автоматическая функция, предоставляемая телом любого культиватора. Та же система действует в предотвращении дождя, высыхая за секунду, недопущения жары. Все это очень полезно для путешествующих культиваторов. Разумеется, если только ты добровольно не захочешь почувствовать эти ощущения.

- Брат Цзюнь, старейшина Лин поручил мне собрать лекарственные травы в лесу. Он предположил, что было бы неплохо получить хороший опыт, отправившись куда-то, и заодно мы могли бы собрать вместе некоторые очки вклада. Я понимаю, что ты достаточно богат, но было бы неплохо иметь такого помощника как ты. - Ча Мин посмотрел на Ван Цзюня с надеждой.

Подумав немного, Ван Цзюнь сказал, что ему понадобится две недели, чтобы уладить некоторые вопросы, прежде чем отправиться в путь, но он сможет уехать максимум на две недели из-за продолжающихся переговоров по нескольким деловым сделкам. Ча Мин был в восторге.

Как только он собирался выскочить из комнаты, чтобы завербовать других своих друзей, Ван Цзюнь позвал его обратно и вручил ему ярко-зеленую нефритовую карточку. Карта была выгравирована из темно-зеленого бамбукового леса

- Мастер аукциона подготовил этот простой договор внешнеторгового контракта. Тебе даже не нужно его связывать, так как это предложение самого аукционного дома "Нефритового Бамбука". В нем просто говорится, что ты сможешь торговать любым количеством талисманов с  минимальной общей стоимостью в 5000 духовных камней за восемьдесят пять процентов от розничной цены.

- Конечно, это предложение немного непропорционально обычной стоимости талисманов, но считай это будущими инвестициями с их стороны из-за моей рекомендации. Если ты сможешь продать на суму 50 000 очков за одну транзакцию, то ты сможешь получить девяносто процентов. Если же сможешь продать на сумму 500 000 очков, ты сможешь получить девяносто пять процентов стоимости. Это происходит по трем причинам: во-первых, стоимость транзакции снизится по сравнению с продажной ценой выше 50 000. Свыше 500 000 они могут быть проданы на  аукционе по цене, немного превышающей розничную цену из-за дефицита поставок. Наконец, аукционный дом ценит дружбу и надеется, что ты будешь помнить об одолжении, когда у тебя появлятся крупные вещи для совершения сделки или, когда они захотят работать на комиссионной основе.

- Кроме того, я заставил их добавить пункт, в котором говорится, что ты сможешь покупать у них свежие ингредиенты с 20-процентной скидкой. Таким образом, твоя прибыль от создания талисманов значительно возрастет.

Ван Цзюнь похлопал его по плечу и вернулся к работе за своим столом. Его темп, казалось, увеличился по сравнению с предыдущими неделями.

"Ван Цзюнь очень рассудительный" подумал Ча Мин.

Данный вопрос обсуждался только недавно утром, но как только он вернулся, у него был уже готовый договор субподряда (внешнеторгового контракта) для него. Разве брат Цзюнь не был слишком инициативным? Конечно, Ча Мин был одним из тех, кто высоко ценил дружбу, и этот предусмотрительный поступок Цзюня был не тем, что он скоро забудет.

В течение последующего дня он разыскивал Хун Сюнь, Хун Синь, Гун Лань и Фэн Мина. Хун Сюнь не очень хотел идти, так как  уже отсутствовал в течение нескольких недель. Хун Синь, однако, была в восторге. В конце концов, она никогда не покидала город, и ей было очень интересно увидеть внешний мир. У них было целых две недели на подготовку, поэтому ее брат заверил Ча Мина чтобы, тот позаботился о том, чтобы она подготовилась к поездке должным образом. Будучи ее старшим братом, он очень волновался за свою сестру и, вероятно, проведет следующие две недели, рассказывая истории о своих предыдущих приключениях.

За последние несколько недель Гун Лань несколько раз путешествовала. Она всегда была готова к приключению из-за своего поклонения к брату, и так случилось, что она как раз вернулась. Тем не менее, она сразу же воспользовалась этой возможностью. Фэн Мина еще не было,  и так сложилось, что он получил похожие советы от своей семьи по поводу приключений.

Теперь, когда группа была собрана, они начали готовиться к приключению. Было слишком много дел, о которых нужно позаботиться, теперь, когда он об этом задумался. Ему понадобятся припасы для путешествия, еда и вода. Хотя у него был посох, но он будет чувствовать себя намного комфортней после того, как достигнет определенного уровня мастерства в технике проявления Жемчужины Души. Прежде всего, он нуждался в информации.

Информация была очень важна для приключений. Кроме того нужно знать какие травы нужно собирать, и так же иметь информацию о различных животных, о различных областях леса, которые они смогут безопасно исследовать на своем уровне, и о любых запрещенных зонах в лесу. Такого рода информацию найти несложно. В конце концов, приключения были источником жизненной силы города. Он смог найти эту информацию и получить карту наименее опасных участков леса за девяносто духовных камней. Поняв, что он снова на мели, решил, отправиться в аукционный дом «Нефритовый Бамбук».

Аукционный дом «Нефритовый Бамбук» был расположен в коммерческом районе. Он занимал центральное положение среди близлежащих магазинов и имел вывеску у входа "Нефритовый Бамбук". В отличии от развлекательного района, коммерческий район был намного прагматичней. Развлекательный район был построен, чтобы держать людей внутри развлекательного района. В торговом районе каждый магазин был украшен индивидуально, чтобы привлечь внимание, а государственные предприятия на улицах оставались чистыми, но очень простыми. Предприятия, которые хорошо работали, могли позволить себе центральное расположение и прекрасный магазин, в то время как те, кто работал плохо, были вытеснены на окраины и переулки.

Аукционный дом «Нефритовый бамбук» был построен из камня с использованием свой визитной карточки: фирменного сада нефритового бамбука для рекламы. Они были очень хорошо известны и предлагали гарантию качества на все, что продавали на аукционе. Некоторые аукционные дома будут предлагать спекулятивные сокровища, предоставляя клиенту возможность просеять мусор. Нефритовый бамбук подчеркивает доверие и качество. Предметы более высокого качества имели происхождение, в то время как предметы, которые обычно не представляли ценности как единичный экземпляр, можно было найти только в больших количествах.

В результате различные гильдии, школы, аристократические семьи совершали там покупки, поскольку в противном случае им пришлось бы тратить много усилий на то, чтобы собрать большое количество предметов. Более целесообразно, чтобы аукционный дом собирал их и продавал с небольшой надбавкой, примерно каждую неделю. В конце концов, это не были промышленными товарами, и их было трудно приобрести в больших количествах, даже в магазинах. Время от времени аукционный дом отправлял товары и продавал их различным семьям, у которых не было хороших связей


убрать рекламу







в крупных городах.

Поскольку это был его первый раз в таком учреждении, Ча Мин собрался с духом и направился к входу. 

Глава 15. Кровавые четки

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Ча Мин вошел в здание, он был поглощен элегантностью аукционного дома "Нефритового Бамбука". Интерьер был выложен белым мрамором, а черную плитку покрывали рунические узоры по всему обширному полу. Были различные стойки, которые занимались ежедневными делами и принимали заявки на долгосрочные аукционы. Это был популярный метод продажи таких вещей, как собственность, большое количества руды, трав и зверей. Эти стойки были сделаны из белого дерева, а рабочая поверхность была из зеленого нефрита. Здесь и там были небольшие бамбуковые леса, которые укрывали столы для ведения бизнеса. Они предназначались либо для VIP-персон, либо для клиентов, которым нужен аукционный дом в качестве гаранта, страховщика или свидетеля.

"Подлинная лицензия на печатание денег" подумал он.

Аукционный дом был центром бизнеса "Нефритового Бамбука" в городе. Из других основных предприятий в других городах может быть передано все, даже информация. Он тайно задавался вопросом, можно ли нанять там убийц. Все остальное казалось доступным, так что на такие услуги была не маленькая вероятность.  Конечно, это было не то, что они рекламировали.

Прождав в очереди некоторое время, он подошел к стойке из нефрита, где стояла красивая сотрудница. Она казалась очень надменной и сразу же оценила Ча Мина по возрасту и простой одежде. Он предположил, что ее зарплата в значительной степени основана на комиссионных, и поэтому, вероятно, думала, что он просто тратит ее время. Усугубило еще больше, то, что он  казался крайне неуверенным, казалось как, будто ему  здесь не место.

- Чего ты хочешь? - спросила она грубо.

 Ча Мин был немного озадачен. Он не оскорбил ее никоим образом. Но он также не хотел ждать в очереди еще раз, поэтому заявил о своей цели.

- У меня есть некоторые вещи, которые мне нужно продать. Могли бы вы мне помочь?

- Ты можешь продать свое барахло в любом обычном магазине, - надменно сказала она. - Это аукционный дом «Нефритовый бамбук», и мы здесь занимаемся только качественным бизнесом. Отправляйся куда-нибудь еще. Ты тратишь мое время.

Затем она посмотрела на следующего клиента, чтобы он подошел. Ча Мин нахмурился. Он немного подумал и понял, что если бы вынул свой договор купли-продажи, смог бы получить другую реакцию.

"Мир несправедлив к бедным" со вздохом подумал он. 

Затем он вытащил зеленый нефрит, который дал ему Ван Цзюнь.

Как только зеленый нефрит приземлился на стойку, сотрудница побледнела. За стойкой открылась дверь, откуда вышел дружелюбный мужчина с черными волосами и черной бородой. На нем была зеленая мантия, очень похожая на те, которые носил Ван Цзюнь.

- Уважаемый гость, мои извинения за недоразумение. Я менеджер Ли. Мисс Су будет отстранена на неделю, чтобы извиниться перед вами. Мисс Су, пожалуйста, поклонитесь нашему гостю в извинениях - сказал мужчина средних лет с мягким акцентом, положив руки за спину.

Мисс Су дрожала и поклонилась в извинении.

Когда она собиралась уходить, Ча Мин сказал. 

- В этом нет необходимости, менеджер Ли. Я уверен, что она просто не научилась не судить молодых людей по их внешнему виду.

Не то чтобы он думал, что она не заслужила это; он просто хотел причинить как можно меньше неприятностей Ван Цзюню. В конце концов, он был здесь по рекомендации брата Цзюня и не знал, насколько авторитетен его друг.

- Поскольку наш гость просит об этом, ты освобождена от наказания. Мисс Су, пожалуйста, помните его великодушие. Мистер Ду, пожалуйста, следуйте за мной в один из наших бамбуковых чайных садов, где мы можем обсудить ваш бизнес.

Ча Мин был весьма удивлен, что менеджер знал его имя. В конце концов, он не был знаменитостью.

После того, как они вошли в одну из уединенных бамбуковых рощ, он заметил, что внутренняя часть выглядела намного больше внешней. Внутри сада были цветы, щебетание птиц и нефритовый бамбук, насколько могли видеть его глаза. Он мог видеть на расстоянии около 500 футов. И все же он знал, что только что вошел в сад площадью двадцать квадратных футов.

- Я понимаю, что вы здесь впервые, мистер Ду. Ранее мы получили инструкции от мастера аукциона Се, чтобы относиться к вам как к уважаемому гостю. Что касается того, как я вас узнал, я считаю, что вы единственный шестнадцатилетний  молодой человек в городе с каштановыми волосами и ореховыми глазами, который мог бы заключить нефритовый контракт на продажу. Возможно, в городе есть три таких контракта, остальные контракты - белые, бронзовые, серебряные и золотые.

Ча Мин действительно недооценил статус Ван Цзюня в этом городе. Чтобы убедить мастера аукциона выдать такой редкий контракт в этом городе такой скромной фигуре, как он, доказывало, что его друг просто имел слишком большое влияние в этом городе. На самом деле, как он вообще мог быть одноклассником Ван Цзюня? Чем больше думал об этом, тем больше он подозревал, что присутствие Ван Цзюня в академии было прикрытием или уловкой.

Заметив его удивление, менеджер Ли продолжил. 

- Нефритовый контракт на самом деле строится не на предпосылке зарабатыванию денег, а на желание установления дружбы. Как правило, он зарезервирован для политического взаимодействия на высоком уровне, поэтому суммы ограничены. Я не уверен, каковы ваши отношения с Мастером Се, но я уверяю вас, что вы получите наилучшее обслуживание. Кроме того, вы можете ожидать такого же обращения в любом из наших заведений "Нефритового Бамбука". Кроме того, сама карта содержит вашу фотографию и описание, поэтому ни одно из этих заведений не будет, осмеливаться сомневаться в его подлинности или думать, что вы его украли.

Говоря все это, он продолжал наливать чай на мокрый чайный столик. Он использовал традиционный способ заваривания чая, готовя только одну маленькую чашку за раз для каждого из них из свежих листьев.

- Этот бамбуковый лес изолирован от остальной части аукционного дома, так как здесь используется пространственная формация. Таким образом, вы можете чувствовать себя спокойным, раскрывая детали своего бизнеса.

Мужчина средних лет улыбнулся и терпеливо ждал, наливая чай. Ча Мин уже разделил несколько талисманов, которые хотел сохранить. Получив большую пачку талисманов, менеджер Ли пролистал их и посмотрел на нефритовый контракт. Затем он вынул кучу духовных камней из своей сумки и положил талисманы в свою собственную сумку.

Затем он указал на кучу. 

- Согласно контракту, вы имеете право на 5 500 духовных камней. Хотя мы не храним здесь никаких материалов, я заметил, что в вашем контракте упоминаются материалы для создания талисманов. Если вы укажете, что вам нужно, мы можем собрать их и отправить на ваш адрес в течение двадцати четырех часов.

Теперь, когда менеджер Ли упомянул об этом, Ча Мину понадобятся особые чернила для надписей, которые можно использовать для изготовления жемчужин души, которые он будет использовать для своей техники проявления Жемчужины души. Хотя он не мог позволить себе полный набор жемчуга высшего качества, но мог, по крайней мере, гарантировать, что этого будет достаточно, чтобы сделать полный набор низкого качества.

- Менеджер Ли, если вы будете так любезны, я бы хотел приобрести по двести порций чернил для надписей "изумрудная регенерация" низкого качества, низкосортные чернила для надписей "Киноварное пламя" низкосортные чернила для надписей "пробивающий серебро", низкосортные чернила для надписей "импульс земли" и низкосортные чернила для надписей "морозный туман". Достаточно ли 4500 духовных камней?

Получив кивок и улыбку от менеджера Ли, он забрал, оставшиеся 1000 духовных камней. Их дело завершилось, он покинул аукционный дом в поисках оставшихся компонентов: жемчужной души.


***

Жемчужины души не были обычным товаром, но и не редкостью.  Люди, которые обычно использовали их, были людьми, которые практиковали монашеские искусства, такими как даосские священники, буддийские монахи или экзорцисты. Обычная функция этих жемчужин заключалась в том, чтобы связывать и ограничивать, хотя многие из профессий использовали их для тренировки своей силы души.

Нос у Ча Мина сморщился, когда он медленно шел через ветхую лавку, где в воздухе витал сильный запах ладана. Он никогда не любил ладан. Возможно, потому, что это обычно сопровождалось помпезными священниками, читающими лекции массам. Увы, когда кто-то что-то ненавидел, он часто забывал первоначальную причину, почему должен ненавидеть это.

Проходя через магазин, он провел пальцами по разным безделушкам и товарам, которыми были забиты маленькие деревянные полки. Кое-где можно было увидеть маленькие статуи Будды или различные известные даосские фигуры, их специально изготовленные глаза, казалось, проникали в его душу. На стенах были нанизаны небольшие упаковки талисманов, но это были магические подделки. Более девяноста процентов были подделками, и он мог на первый взгляд сказать, какие из них были настоящими, а какие - подделками.

Один талисман, казалось, бросался в глаза. Хотя он явно выглядел как подделка и, основываясь на том, что он казался худшим из всех, его одолел сильный импульс схватить талисман и выбежать с ним из магазина.

"Странно" подумал он. 

У него редко бывали подобные импульсы. Потертый талисман был отмечен двумя символами, символами удачи (幸运) и числом четыре (四), довольно неудачным числом, часто ассоциируемым со смертью. Очевидно, что человек, который сделал эти подделки, имел чрезвычайно плохой вкус.

После нескольких минут колебаний он, наконец, смог сосредоточить свое внимание на том, что было более важным: приобретение набора жемчужин души. К сожалению, ему немного не повезло. Самый дешевый набор из 108 штук продавался за 5000 духовных камней, а это значит, что для его покупки ему потребуется ликвидировать больше своих талисманов.

Вздохнув, он начал выходить из магазина. Как только собрался выйти из парадной двери, он услышал пронзительный голос:

- Подожди, мой друг! Подожди!

Он обернулся к удивительного вида лысого мужчины с тонкой бородой и особенно плохими зубами. Плохие зубы, возможно, было немного преуменьшением;  у мужчины было всего пять зубов во рту, которые, казалось, едва держались. У старо выглядящего человека была чрезвычайно сгорбленная спина, и он опирался на свою трость, и казалось, что легкий ветерок мог сдуть его.

- Мой дорогой друг, это действительно удача, что мы встретились! У меня не шел бизнес весь день, и я определенно готов дать тебе самую низкую цену! Старик улыбнулся ему кривой улыбкой, которая напомнила Ча Мину продавца подержанных автомобилей.

Выслушать человека никогда не повредит, поэтому он вернулся в магазин и подошел к прилавку, где на стене висели различные чётки из жемчужин души.

- Я не знаю, можете ли вы мне помочь, сэр. То, что я ищу, намного дороже, чем я могу себе позволить, - заявил Ча Мин. 

Не то чтобы он хотел снизить ожидания, но он действительно не мог позволить себе то, что было перед ним.

- Пффф. Все обговаривается, и ты можешь найти удивительные предложения, о которых, возможно, и не мечтал в этом простом магазине.

На хитром лице старике по-прежнему была широкая улыбка. 

- Теперь скажи мне, мой удачливый молодой друг, что именно ты ищешь?

- Я ищу набор жемчужин души. К сожалению, кажется, что ваш самый дешевый набор из ста восьми стоят пять тысяч духовных камней. У меня есть только тысяча духовных камней, и, к сожалению, я не могу позволить себе больше. Вот почему я только что вышел из магазина. Это просто слишком много, чтобы торговаться. Ча Мин знал, что в этих магазинах очень распространены сделки, но цена обычно снижается только на тридцать процентов. Снижение цены на восемьдесят процентов требовало слишком многого.

Вопреки его ожиданиям человек за стойкой нахмурился. 

- Хм, это действительно сложно. Обычно я не смог бы помочь тебя с такой большой скидкой, но, к счастью, ты нашел подходящего мужчину!

С взволнованным взглядом, человек перед ним исчез, а затем вернулся с небольшим деревянным сундуком. Быстро открыл деревянный сундук и вытащил набор из ста восьми окровавленных жемчужин. Казалось, что жемчужины треснуты и имели порезы, а кровь, окропившая треть из них, заставила Ча Мина думать, что, возможно, это ожерелье было окровавлено, когда его отрезали с шеи бедного монаха. На его лице мелькнуло отвращение, когда он боролся с тем, чтобы его не вырвало.

- Послушай, сынок, это весьма исправные жемчужины души. На самом деле, я думаю, что они, наверное, были жемчужинами высшего качества того времени. Я получил эти жемчужины за несколько тысяч камней несколько десятилетий назад, но почему-то никто никогда  не хочет купить их. Я просто пытаюсь сократить свои убытки. Знаешь что, я продам тебе эти жемчужины за тысячу духовных камней. Совершенно новый, ты, вероятно, не мог бы получить их даже за пятьдесят тысяч! Это отличная сделка!

Ча Мин колебался. Возможно, это была очень хорошая сделка, и он мог рискнуть этим жемчугом и немного поэкспериментировать. В худшем случае он потратит пару недель на изготовление талисманов, продаст их, а потом вернется и получит новый набор.

- Послушайте, это огромный риск. А если они будут прокляты? Я приму их за триста, но это действительно самая высокая сумма, которую я заплачу за них. Я беру на себя большой риск!

Глаза старика вспыхнули от радости, когда он понял, что у него может быть покупатель. Однако он не хотел казаться слишком нетерпеливым, поэтому продолжал торговаться.

- Это возмутительно! Я продам их, по меньшей мере, за семьсот!

- За пятьсот возьму или оставьте себе. 

Ча Мин не хотел тратить слишком много времени на игру. Наконец, после нескольких минут размышлений, старик посмотрев на него со злостью, кивнул.

- Хорошо, я продам их за пятьсот духовных камней. По рукам. 

Он протянул свою старую руку, чтобы заключить сделку. Ча Мин взял его за руку и пожал. После того, как он бросил на стол 500 духовных камней, мужчина достал жемчужины из коробки и бросил их. 

- Но эту красивую коробку оставлю себе!

Ча Мин посмеялся, когда вышел из магазина и схватил пачку поддельных талисманов, в том числе «счастливый» талисман. 

- Хорошо, тогда я тоже беру эту пачку поддельных талисманов. Забирайте свою коробку! 

Радостный владелец магазина, казалось, не заботился и затаил дыхание, когда Ча Мин вышел из магазина.


***

- Фу, я думал, что он никогда не попадется на это. Это просто мой счастливый день, я годами пытался спихнуть этот проклятый предмет! Я никогда не должен был убивать этого монаха десятилетия назад.

Пока он говорил, черты его лица начали восстанавливаться. То, что когда-то было старым и морщинистым, становилось мягким и розовым. Его зубы, казалось, отрастали, как и его волосы. Волосы продолжали расти, пока не остановились прямо за лопатками. Мужчина выглядел теперь средних лет и довольно красивый.

- Я пытался отдать эти жемчужины стольким людям. Я пытался отказаться от них, уничтожить их или всунуть их в сумки людей, когда они совершали покупки. Я перепробовал все! После многих лет исследований я обнаружил, что единственный способ снять проклятие состояло в том, чтобы заставить кого-то охотно купить предмет. После демонстрации его в течение многих десятилетий никто не стал покупать! Наконец, после того, как я отказался от того, чтобы снять проклятия, я убрал эти жемчужины только для того, чтобы этот юноша искал набор дешевых жемчужен души.

- Дело не в том, что я ненавижу тебя, малыш, просто мне нравится моя жизнь намного больше твоей. Просто это не твой счастливый день.

Старый магазин, который был в этом самом переулке в течение бесчисленных десятилетий, закрылся рано в тот день. В течение двух часов магазин был очищен от всех ценностей, а здание заброшено. Через полдня мужчина средних лет был за тысячу ли, весело скользя среди облаков.


***

Тем временем Ча Мин был в неведении относительно этого происшествия. Без его ведома в сумке для хранения, происходили две странные вещи. Во-первых, «счастливый талисман» внезапно исчез. Он превратился в белый туман, который выплыл из сумки и пополз по рубашке Ча Мина  на спину, и остановился между лопатками. Белая татуировка с символом удачи (幸运)и числом четыре (四)появилась на его спине и быстро исчезли. Вскоре после этого кровавая аура оставила сломанные чётки в своей сумке, набросившись на своего нового владельца, чтобы наложить проклятие. Проклятие превратилось в красный туман, который образовал злобный кинжал, угрожающий нанести удар в его позвоночник.

Когда красный туман уже собирался просочиться в ничего не подозревающего Ча Мина, то, что казалось белым когтем, выпрыгнуло из его лопаток и схватило красный туман, сокрушая его еще до того, как он успел убежать. Не подозревая, что проклятие, которое он только что приобрел, было развеяно только что накопленной удачей. Татуировка «удачи» на его спине снова стала белой. Там, где раньше было четыре (四), теперь было три (三). 

Глава 16. Видения во тьме

 Сделать закладку на этом месте книги

Человек шел в темноте. Он шел по этой прямой линии столько, сколько  себя помнит. Иногда, он рисковал повернуть налево и направо, когда возникала такая необходимость, но был уверен, что его путь был прямой, а все остальное переплеталось вокруг него. У него было направление, поэтому он всегда был в нужном месте.  У него было руководство, поэтому он всегда был на правильной стороне. У него был дар Видения, поэтому он всегда прибывал вовремя. Что он мог еще просить?

Темнота медленно угасла, когда он шел через то, что казалось картинной рамкой, образованной исключительно из золотых рун. Темнота была медленно окрашена в темно-синий оттенок и с пятнисто-яркими белыми точками, сияющими на расстоянии. Звезды, звезды он признал их. Сияющие белые точки образовывали созвездия на том, что казалось чистым голубым небом. В небе появились знакомые созвездия: "Воин", сигнализирующий, что война на горизонте; "Змей", сигнализирующий о том, что зло возрастает и будет победителем; и наконец, его личная звезда, "Провидец", тесно прижалась к другому созвездию, "Королю". Конечно, это было не все, что он мог видеть. Дар Видения был чудесным, а эти сны, которые другие люди могли игнорировать, дали ему бесчисленные идеи о пути, по которому он должен идти.

Вскоре звездное небо стало фоном для обильного леса, который его окружал. Лес кишел жизнью, а на расстоянии бродили разные существа. Они не осмеливались приблизиться к человеку или быть где-нибудь рядом с его путем. Это был его мир, было бы самоубийством, попытаться препятствовать ему.

Человек быстро прогуливался по бушующей реке, его черные глаза сосредоточились на прочном деревянном мосту, возведённым между красных скал. Там было слишком высоко, и немногие могли пережить падение с такой высоты.

Человек продолжал идти, пока окружающий лес не потерял свой блеск, свою жизненную силу. Пышные леса стали сухими и искривлёнными, их искаженные фигуры выглядели так, словно они вопили от отчаяния и проклинали свою жестокую судьбу. Мягкая лесная подстилка, которая ранее была покрыта слоями кучей листьев и мульчированием, теперь были обсыпана черным порошком; этот черный порошок постоянно сметался ветрами, и эти ветра, казалось, не могли найти дорогу. Когда он попытался заглянуть дальше в лес, пронзительный взор ярко-красных глах наткнулся на препятствие в виде толстого слоя белого тумана.

Мужчина нахмурился. Он не мог видеть дальше. Также он не мог пройти дальше, или, по крайней мере, его шаги не уводили его дальше по пути. Странно. Такое случалось редко. В этом мире было не так много вещей, которые могли бы заслонить дар Видения.

Мужчина пожал плечами, когда начал идти в другом направлении. На этот раз он вышел прямо из текущей картинной рамки в другую. Эта картина была ему очень знакома, и он всегда мог прийти сюда, если ему нужно больше ясности. Это была его собственная картина, его собственное пространство.

Он прошел через знакомую комнату и прошел стол, который часто посещал. Он всегда мог сказать, когда что-то принадлежало ему, поскольку оно несло особую ауру, которая принадлежала только ему. Аура на этих предметах была связана с ним через крошечные белые нити, которые бежали к нему через любое препятствие. Только те, кто имел дар Видения, могли видеть эти нити.

Он продолжал идти по комнате, пока не достиг длинного коридора. За коридором следовала довольно большая белая нить, ведущая в большую, плохо освещенную комнату. Он подошел к центру комнаты и застенчиво остановился посередине. По взмаху руки линия, казалось, разорвала пространство. Эта линия расширилась до серебряного круга шириной в двадцать футов, который парил в воздухе. Серебряный круг был пустым и больше ничего не отражал в комнате.

- Зеркало души, покажи мне, что мне нужно знать, - тихо пробормотал мужчина.

Затем он сел, скрестив ноги, и посмотрел в большое зеркало, которое теперь было покрыто тьмой. Появились две звезды, и с каждым мгновением они становились все ярче и ярче. Затем несколько других звезд появились в небе. С первого взгляда он мог сказать, что эти звезды появились только при поддержке двух главных звезд. Если эти звезды исчезнут, эти другие, второстепенные звезды исчезнут во тьме. Над ними проявилось созвездие во всей своей яркой славе и образовало ворону, которая улетела, когда почувствовала неприятности на расстоянии. Вороны привлекают опасность, но также они привлекают возможности.

Две звезды продолжали становиться ярче, и вскоре они казались ярким солнцем, дающим жизнь всему в холодном темном мире. Эти солнца вскоре затвердели и стали серебряными монетами. Монета слева имела ярко-белый ободок, переливающийся пятью цветами. Посередине он мог разглядеть яркую пентаграмму. Пентаграмма была темнее самой пустоты.

Монета на правой стороне была помечена символами Инь и Ян. Восемь триграмм окружили этот символ, образуя комбинацию из трех сплошных и прерывистых линий. Когда он увидел эту ослепительную монету, знал, что если просто поднимет ее и сунет в карман, то получит невообразимую удачу. Однако по бокам монеты были также тонкие лезвия, угрожающие вгрызться в любого, кто осмелится подобрать ее.

Внезапно на монете появилась большая трещина, и она расширялась до тех пор, пока не казалось, что монета может рассыпаться в любой момент. Когда монета начала разрушаться, ее сопутствующая монета начала ярко светиться, двигаясь, чтобы стабилизировать разбивающуюся монету. Человек нахмурился, увидев, что эти монеты собираются вместе, угрожая слиться и стать одним целым. Он мог сказать, что, если они сольются  воедино, он никогда не сможет получить счастливую монету справа. Однако если он не схватит разрешающуюся монету, то она будет утрачена навсегда. Если он попытается, схватит монету, то нужно быть осторожным, чтобы не порезаться о её острые края.

Потянувшись за монетой, появился белый туман, который помешал его руке добраться. И затем он больше не мог видеть ни эту, ни другую монету, ни ворону, ни другие звезды на небе. Теперь мог видеть только голубое небо на серебряном зеркале. Небо было свободно от любых загрязнений, словно свежий пустой холст, ожидающий, пока его раскрасят.


***

Человек в яркой белой мантии внезапно проснулся от медитативного транса. Он не был шокирован внезапным видением, так как эти видения часто приходили и уходили с тех пор, как он получил дар Видения. К сожалению, это видение пришло в очень плохое время. Несколько планов в настоящее время находятся в движении, и у него не было много доступных пешек, которых он мог бы отправить, чтобы воспользоваться этой потенциальной возможностью. Или предотвратить эту потенциальную опасность.

После нескольких минут размышлений человек встал и подошел к своему столу. На его столе была неприметная черная тетрадь. Он сел и открыл тетрадь, листая страницы, пока не нашел конкретную пустую страницу. Затем взял кисть для письма и написал сообщение.

- Мой дорогой брат, кое-что произошло. Большая опасность, но и отличная возможность. Здесь больше нет никого, кому я могу доверить это. Можешь собрать значительную группу доверенных людей и отправиться по этим координатам? Я посвящу тебя в детали во время твоего путешествия. Время сейчас слишком драгоценно.

Подождав несколько минут, ответ появился прямо под его оригинальным письмом. Письмо было резким, грубым и явно не написано кем-то одаренным в каллиграфии.

- Я сейчас занят. Я смогу только через две недели. Подойдет?

Мужчина в белом скрежетал зубами, читая ответ. Это было слишком важно! К сожалению, его брат всегда был таким, отчужденным и независимым. Больше не было никого, кому можно доверить это. Подумав немного, он написал свой ответ.

- Это подойдет. Помни, используй только людей, которым ты доверяешь. И пожалуйста, держи меня в курсе, как продвигаются поиски. Я буду ежедневно выполнять предсказание, чтобы руководить твоими действиями. Судьба неясна.

Написав сообщение, он закрыл книгу и сунул ее в свою сумку. У него было так мало времени и так много дел. В конце концов, идеальное планирование требовало больших усилий. Что он будет делать без дара Видения? Что он будет делать без указания пути? Теперь это видение было перенесено в его сознание, поскольку в его голове прокручивались различные вычисления. Сеть идеальных планов затянулась и  укрепилась. Великая паутина, которую он плел последних несколько недель, была почти безупречна. Теперь ему нужно лишь время.


***

Ча Мин в настоящее время сидел в плохо освещенной комнате для культивации.  Он снял  немного покачественней комнату в павильоне для культивирования, чем раньше, благодаря его недавнему росту в культивации. Эта комната для культивации была немного больше, чем его предыдущая;  в комплекте с учебным манекеном, который, как он предполагал, сможет справиться с максимальной атакой любого ученика на третьем уровне конденсации ци.

Он сидел в своей комнате всего несколько часов, как обычно, практикуя создания талисманов. Доставка, которую он ожидал от аукционного дома, пришла намного раньше, чем ожидалось, всего через шесть часов после того, как он разместил свой заказ. Курьер был очень взволнован, до такой степени, что чуть не выронил пакет из своих дрожащих рук. Ча Мин успел успокоить его и спрятать пакет, после чего дрожащий мальчик глубоко поклонился и убежал вдаль. Скорее всего, мальчика предупредили, что он VIP клиент. К сожалению, предупреждение произвело противоположный эффект, и почти привело к уничтожению посылки. После того, как мальчик, наконец, ушел Ча Мин проверил содержимое пакета и быстро направился в павильон для культивации. Он был очень взволнован, желая как можно скорее  начать тренировать свою новую технику.

Ча Мин сначала сидел на тренировочном мате и полдня циркулировал ци, пока не почувствовал прогресса в культивации. Как только достиг своего пикового состояния, он извлек пять свитков для каждой техники проявления Жемчужины Души. Все пять техник были очень похожи и включали в себя процесс очищения жемчужин души, технику контроля и продвинутые техники контроля для каждого уровня мастерства.

Очищения жемчужин души не является необходимым компонентом для техники.  Если кому-то не хватало этих навыков, они могли быть очищены кем-то другим.  Однако сам процесс создания наполнял жемчужины частью духовной энергии ремесленника. Собственноручное очищение жемчужин гарантировало бы их полную совместимость, а дальнейшее развитие техники принесло бы в два раза больше выгоды за половину усилий.

Хотя Ча Мин никогда не вписывал надписи раньше, но обнаружил, что процесс практически идентичен созданию талисманов. Единственная разница между ними заключалась в том, что он теперь рисовал трехмерный предмет. Нанесенные специальные чернила не вырвутся с силой из нормального талисмана, а вместо этого будут постоянно укреплять предмет и создадут канал для для любой ци, проникшей в жемчужину. Жемчужины души были слишком хрупкими. Полное очищение жемчужин души гарантирует, что они не могут быть повреждены обычными средствами. Они получат защитную силу магического предмета смертного ранга.

Для каждого элемента было доступно несколько опций. Например, вода может лечить, создавать защитные барьеры, использовать холод и т.д. Он разделил их на наступательные, защитные и вспомогательные функции, которые имели смысл в соответствии с каждым элементом.

Первой надписью талисмана, с которой он начал, была надпись «Морозный туман». В общем, надпись «Морозный туман» была слишком мощной для его уровня и слишком дорогой, поэтому Ча Мин должен был уменьшить надпись, добавив низкопробные символы. Надпись третьего класса была гораздо более доступная. Ча Мин был удивлен, обнаружив, что любые неудачные надписи просто исчезали с жемчужин, избавляя его от горя попытки восстановить неисправный компонент.

Любые использованные чернила не могли быть восстановлены и просто растворялись в воздухе. Он провалил свои первые десять попыток, но преуспел на одиннадцатой. Конечная очищенная жемчужина имела холодный металлический блеск. Она приобрела бледно-голубой цвет и была покрыта белым морозом.


убрать рекламу







Поизучав жемчужину, несколько минут, он бросил ее в тренировочный манекен. Как только она приземлилась, из области манекена распространился чрезвычайно холодный туман, покрывший комнату морозом.  Это была его ци, конечно. Он мог выбрать, на кого её распространить.

Довольный своим успехом, он достал жемчужину и положил ее в свою сумку. Затем чтобы продолжить свой успех, сделал еще одиннадцать таких же жемчужин, исчерпав половину запаса чернил для надписей. После того, как он закончил жемчужину "Морозный туман", он перешел к низкокачественной жемчужине "Пробивающий Серебро". Эти жемчужины выглядели металлическими. Жемчужина проникла глубоко в манекен после того, как он бросил ее. К счастью, эти манекены были сделаны удобными, для пользователя и в конечном итоге манекен выплюнул жемчужину, которую впитал.

Жемчужины "Импульс земли" среднего класса сильно отличалась от первых двух. Жемчужина приобрела землисто-желтый цвет и не проникала сквозь цель так же эффективно, как серебряная жемчужина. Вместо этого она остановилась на поверхности, после чего импульсы прошли через весь манекен. Эта жемчужина была разработана для создания ударной волны, которая проникала в броню и повреждала внутренние органы цели.

Жемчужины "Киноварное  пламя" были красными и вызывали небольшой взрыв пламени диаметром около одного метра при ударе.  Жемчужины "Изумрудная регенерация" было немного сложнее проверить. Наконец он решил ранить руку, после чего осторожно приложил жемчужину к руке и направил в нее ци дерева. Кожа вокруг жемчужины приобрела изумрудный оттенок, когда рана на его руке начала быстро регенерировать. Как только его раны полностью зажили, жемчужина сама по себе отвалилась. Процесс был совершенно безболезненным.

Теперь Ча Мин имел полный набор из шестидесяти жемчужин. Он очистит другие позже, когда продвинется с техникой. Махнув рукой, шестьдесят жемчужин, которые только что очистил, поднялись в воздух и присоединились к другим сорока восьми белым жемчужинам. Жемчужины соединились в четки, как будто они были связаны невидимой нитью. Ча Мин обернул чётки вокруг своей руки, а затем сел, чтобы восстановить свою ци и духовную энергию.

Следующим шагом в этом процессе была тренировка его духовного контроля. Наконец-то он, наконец, научится применять свою духовную энергию вне создания талисмана! 

Глава 17. Обучение

 Сделать закладку на этом месте книги

Ча Мин сидел в комнате для медитации в академии зелёных листьев. Глаза молодого человека блестели от волнения, когда он только закончил сосредоточенно изучать пять свитков сложной техники. Последние несколько часов, он фантазировал об этой самой технике, воображая, что выполняет ее с максимальной силой и мощью. Вскоре очнулся от этой фантазии после того, как попытался испустить свое духовное чувство в одну из жемчужин и случайно выстрелил себе в ногу. Реальность была невероятно беспощадной.

К счастью, у Ча Мина был набор целебных жемчужин. Он наполнил зеленую жемчужину  ци дерева, пока она не стала цветом сияющего изумруда, и положил ее себе на ногу. Постепенно его нога начала восстанавливаться, и через минуту вместо раны появился круглый шрам. По-видимому, было очень трудно обойти процесс образования шрамов. Со временем все бы зажило, но жемчужина исцеления просто ускорила процесс.

После этого события он осознал два важных урока. Первый урок состоял в том, что лечебные навыки казались намного более эффективными, чем они были на самом деле. Но все равно Ча Мин должен быть осторожен, чтобы не повредить какие-либо жизненно важные точки или кости в будущем, потому что кто знал, какая травма останется после лечения. Второй урок, который он усвоил, заключался в том, что ему, вероятно, нужно будет практиковаться подобно обучению игры на инструменте.

Свитки техник для каждого элемента содержали упражнения для управления каждым типом жемчужин. Чем больше он читал, тем больше понимал, насколько ему повезло, что купил полный набор техник. Каждая техника была очень разной и позволяла ему практиковаться, используя силу своей души.

Тренировки контролю металлической жемчужины было очень простым. Сначала он практиковался, желая, чтобы жемчужина двигалась из стороны в сторону, слева направо. Затем двигал жемчужину вперед и назад, и, наконец, в форме треугольника, квадрата и звезды. Резкость и  скорость были ключевыми. Однако если бы он управлял жемчужинами слишком быстро, было бы легко потерять контроль над ними, поэтому было жизненно важно ограничить силу жемчужины, чтобы она не зашла слишком далеко. Как только он полностью освоил эти движения, ввел ци металла в сферу, эффект которой была похож на добавление веса к маленькому предмету. То, что весило раньше столько же, сколько монета, теперь весило несколько цзинь (1 цзинь = 600грам), и контроль над высокой скоростью жемчужины стал очень тяжелым для души Ча Мина.

Управление огненной жемчужиной было совсем другим.  Внедрив огненную ци, он использовал свою духовную силу, чтобы медленно нарисовать круг шириной в фут с жемчужиной в средине. Вскоре ему удалось рисовать круг достаточно быстро, чтобы он выглядел как маленькое огненное колесо. Это огненное колесо усилило себя и значительно облегчило поддержание кругового движения. Как только огненное колесо было создано, он практиковал жонглирование им между обеими руками, сначала круговыми движениями, а затем восьмеркой. После восьми оборотов он отправлял жемчужину в манекен, вызывая вспышку пламени; затем жемчужина вернулась к кругу, а затем восьмерке, накапливая энергию для своего следующего выброса.

Следующее упражнение было с ледяной жемчужиной. Ча Мин заставлял заморозить жемчужину вокруг себя, стараясь предугадать, круговые движения не глядя. Этот круг двигался вокруг его головы, вокруг его талии и вокруг ног. Он планировал делать круг больше и меньше. Наконец, заставив жемчужину сделать орбитальный полет вокруг манекена и покрыть его толстым слоем белого мороза. Прямого контакта с целью не требовалось.

Тренировка импульса земли была довольно уникальной. Для первой части упражнения нужно было бросать жемчужину прямо вниз, она должна отскакивать от каменистого пола, чтобы вернуться на уровень головы. Как только она достигнет своего пика, Ча Мин с силой снова понесет жемчужину назад, повторяя процесс снова и снова. Процесс был очень похож на работу современного копёр (сваебойной машина), который взрывает заряд, как только сталкивается с металлом и использует импульс, приводя в движения вверх, только чтобы приземлиться обратно под действием силы тяжести. Как только Ча Мин привык к движению, он практиковал увеличение расстояния между собой и жемчужиной. Как только этот аспект был освоен, он практиковал увеличение частоты, пульсируя желтой сферой в землю.

Манипуляция жемчужиной исцеления требовало много тонкостей. Ча Мин должен был практиковаться, бросая жемчужину и заставляя ее прилипать к манекену. К сожалению, даже целебная жемчужина, брошенная слишком грубо, может кого-то убить или ранить. Он должен был использовать как можно меньше силы, чтобы быстро доставить её к своей цели.

Каждое упражнение нужно было практиковать, по крайней мере, тысячу раз, чтобы достичь совершенства, и это очень обременительно для разума и души. Сначала Ча Мин мог контролировать жемчужину только в течение пяти минут. В конце концов, смог контролировать одну жемчужину в течение часа. Как только его выносливость достигла часа, он начал бегать во время упражнений. После того, как освоил контроль во время пробежки, он выполнял контроль, делая упражнения для ног и, наконец, атакуя манекен своим посохом.


***

Семь дней спустя Ча Мин покрылся потом с ног до головы. Он не менял мантию, а также не спал. Все эти семь дней он занимался культивацией и практикой техники жемчужины души. Он только что прорвался к пятому уровню конденсации ци. Тяжелая практика привела к тому, что его качество ци стремительно улучшилось. Каждый раз, когда Ча Мин исчерпывал все запасы ци, он медитировал, чтобы восполнить каждый из пяти запасов ци. Каждый раз ци становилось немного чище. Ча Мин задавался вопросом, возможно ли, что первые культиваторы начали практиковать боевые искусства исключительно для самосовершенствования; это было очень похоже на то, как монахи Шаолинь и монахи Дзэн веками практиковали боевые искусства на Земле, несмотря на то, что были очень миролюбивыми организациями.

Помедитировав полдня и восстановив свою выносливость, понял, что у него осталось еще несколько дней, но он уже освоил первое проявление для каждого элемента. Ему понадобится нечто больше, чем монотонная практика, чтобы иметь возможность контролировать больше, чем первое проявление. Глядя на стол в своей комнате, он понял, что у него все еще есть более ста порций чернил для надписей каждого типа. Зачем этому добру пропадать зря?

Сидя за столом, он вынул свою кисть элемента огня и одну из своих неокрашенных жемчужин. Протянув руку, чтобы обмакнуть кисть в чернила, он задумался, для какого рода талисмана служила белая кисть. Он использовал кисти для талисманов достаточно долго, чтобы сказать, что та кить была действительно единственной в своем роде, но с его ограниченным опытом, кисти для талисманов были разделены на различные элементы. Хотя для создания талисманов можно использовать неэлементарную кисть, но результаты будут некачественными и склонны к неудачам. Использование противоположных элементов может непосредственно превратить кисть в пепел и вызвать обратную реакцию для пользователя. Его лицо озарилось задумчивым выражением.  Что если белая кисть может рисовать несколько элементов? В конце концов, кисть была украшена пятью элементами и была покрыта элементными руническими узорами.

Подняв белую кисть, он подошел к  горшку с чернилами для элемента дерева - это было безопаснее всего. Талисманы из древесных элементов редко вызывают взрывы, если что-то пойдет не так. После минутного колебания он опустил кисть в емкость с чернилами.

"Пока все хорошо" подумал он, вспоминая первый раз, когда получил ответную реакцию от кисти. Горшок с чернилами взорвался, покрывая его мантию ярко-малиновым цветом и вызывая  распад.

Подавив эту мысль в своем разуме, он макнул свою кисть в чернила. Целая порция чернил впиталась в щетинки, после чего кончик засветился изумрудно-зеленым цветом. На белой кисти мягко светились руны, изображающие дерево. Это удивило его. В конце концов, его опыт был незначительным, и он никогда не видел, чтобы у кисти была такая реакция на чернила. Наконец нарисовал низкокачественную изумрудную исцеляющую надпись на пустой жемчужине.  Успех! Свечение исчезло с кисти, как только была написана надпись.

Затем он решил попробовать надпись морозного тумана. В конце концов, союзные элементы были довольно совместимы. Еще раз, кисть загорелась морозно-голубым оттенком, который исчез после того, как надпись была завершена. Вскоре он циклически прошелся по надписям серебро, импульс земли и пламени. Кисть пяти элементов! Не проведя много исследований, он не знал точно, насколько редкой была кисть пяти элементов. Он предполагал, что она так же редка, как люди, владеющие пятью элементами. В конце концов, зачем делать кисть для пяти элементов, если можно сделать пять специализированных за сотую часть стоимости? Затем он понял, что нарисовал пять надписей из пяти попыток. Пять талисманов третьего класса. Он нахмурился. Его показатель успеха для талисманов третьего класса составлял 33%. Было ли это просто совпадением, что он только, что достиг 100% успеха, или это было связано с его прорывом в культивации?

Ча Мин любил головоломки. Он мог проводить целые дни, разгадывая головоломки, не засыпая. Ча Мин был очень грязным и растрепанным после недельной практики, но ему было все равно. Все, что имело значение, это разгадать эту тайну!

За целый день он вписал все сорок восемь оставшихся жемчужин в чётках одним элементом. Он сделал это с девяносто процентным успехом!  В конце концов, его любопытство взяло верх над ним, и он обменял некоторые из своих талисманов третьего класса на двадцать порций талисманов четвертого класса, но у него не было достаточно времени, чтобы попробовать еще. Результатом было то, что он смог сделать талисманы четвертого класса с вероятностью успеха в пятьдесят процентов! В этот момент он ожидал, что сможет создавать талисманы второго класса с вероятностью успеха в 90%, а талисманы третьего класса - свыше 50% успехом. С помощью кисти его скорость создания талисманов стала на целый уровень выше!

В то время как он был чрезвычайно воодушевлен своей удачей, снова начал размышлять. Кисть "Чистое небо" была очень полезной кистью пяти элементов.  Если можно было вмещать все пять элементов в кисть, могла ли жемчужина души сделать то же самое? В конце концов, жемчужины души не имели определенного элементнной регулировки. Кроме того, в то время как кровавые чётки были треснуты из-за внешнего повреждения, сами жемчужины, казалось, были гораздо более высокого качества, чем жемчужина самого низкого качества в магазине. Какое ему было бы дело, если он потеряет несколько жемчужин, экспериментируя с таким дешевым набором? Ему нужно было всего шестьдесят, чтобы выполнить первое проявление техники, а оставшиеся жемчужины были просто про запас или на тот случай, если он сможет овладеть вторым проявлением некоторых других элементов.

Приняв решение, он осторожно взял морозно-голубую жемчужину из четок на его запястье. Он выбрал более качественную жемчужину без трещин. Если выбрать для эксперимента сломанную жемчужину, он не будет в состоянии точно понять. У жемчуга больше не было узора с надписями, так как этот узор ранее сплавился в жемчужине после того, как очистка была успешной.

Смочив кисть зелеными чернилами, он осторожно нанес изумрудно-исцеляющею надпись на морозно-голубую жемчужину. Процесс был намного сложнее, чем первоначальная надпись, и хотя он не совершил ошибки, процесс занял вдвое больше времени, чем обычно.

Когда он завершил последний штрих изумрудной исцеляющей надписи, жемчужина мягко засияла, когда руна впиталась в жемчужину. Жемчужина приобрела темно-серый оттенок. Успех! Затем проверил жемчужину на манекене и на себе. Теперь для использования жемчужины требовалось два вида ци, но лечебный эффект жемчужины удвоился. Эффект мороза остался прежним.

Чтобы развить свой предыдущий успех, он добавил огненную надпись на жемчужину. Чтобы вписать в жемчужину ему понадобилось в четыре раза больше времени, а для ее активации потребовалось три типа ци. Функция исцеления была еще в два раза сильнее, а функции пламени и мороза были такими же, как и изначально.

Ча Мин нахмурился. Выгоды не стояли затраченных усилий. Делать жемчужины с двумя элементами стоили того, но жемчужины с тремя элементами были немного пустой тратой. Тем не менее, он продолжал экспериментировать, чтобы определить пределы жемчужин души. В конце концов, его техника культивации состояла из пяти элементов, и он ни в малейшей степени не чувствовал себя ущемленным.

К настоящему времени жемчужина превратилась в жемчужину оливкового цвета. С добавлением четвертой надписи цвет смягчился на один тон. Только одна последняя надпись отсутствовала. Четыре элемента, казалось, были пределами жемчужины, так как эта жемчужина треснула под давлением после последней. Надпись также заняла в восемь раз больше времени, чем первоначальная.

Ча Мин колебался, размышляя, стоит ли продолжать свой эксперимент. Если жемчужина взорвется после добавления пятой надписи, он может получить травму в результате взрыва. Однако он подозревал, что нанесение пятой надписи предоставит ему приятный сюрприз. Обретя решимость, начал рисовать последнюю - металлическую руну. Эта надпись заняла у него в восемнадцать раз больше времени, чем первоначальная надпись. Закончив свой последний штрих, жемчужина пульсировала, как будто она собиралась высвободить взрыв. Ча Мин быстро нырнул в укрытие, ожидая неизбежного взрыва энергии и осколков.

Взрыв так и не произошел. По прошествии времени, которое потребовалось, чтобы сгорела ароматическая палочка, он, наконец, выполз из-за изношенного манекена для практики. Он осторожно приблизился к жемчужине на столе, с нетерпением ожидая результата слияния всех пяти элементов в один сосуд.

Первое изменение, которое он заметил, заключалось в том, что, несмотря на то, что жемчужина была вписана пятью рунами, теперь она была туманного белого цвета, и блестела чередующимися цветами пяти элементов. Цвет напомнил ему о белом круге, который соединял его, пять запасов ци.  Жемчужина не была ни горячей, ни холодной, ни тяжелой. Протянув руку своим духовным чувством, жемчужина быстро всплыла в зависимости от того, какой узор он выбирал. Ему больше не нужны были все пять элементов, чтобы активировать его, и он был вполне способен вмещать ци любого из пяти элементов.

С одной лишь мыслью жемчужина быстро сменилась морозно-синим, изумрудно-зеленым, малиново-красным, землисто-желтым и серебристым металлическим цветом. Он также проверил его эффект на манекене и определил, что жемчужина имела те же эффекты, что и любой из первоначально очищенных жемчужин. По сути, эта жемчужина души может дать ему полную универсальность! Он снова призвал жемчужину из воздуха и внимательно осмотрел ее. К его удивлению, первоначальный урон, нанесенный жемчужине из-за накладывающихся надписей, теперь полностью исчез.

Вдохновленный его неожиданной удачей, он продолжал вписывать дополнительные четыре элемента на каждую жемчужину. Через несколько дней он был вознагражден туманным белыми чётками, не поврежденным первоначальным уроном, нанесенным ему. Полный набор из 108 жемчужин этого класса стоит более пятидесяти тысяч духовных камней. Кроме того, это дает ему полную универсальность в его техниках и сможет поддержать его технику проявления Жемчужины Души через второе, третье и четвертое преобразования. Кроме того, в тех свитках, которые он прочитал, говорилось, что у жемчужин высокого качества можно было удалить свои оригинальные руны и заменить их более подходящими рунами.  По сути, это было сокровище, которое могло развиваться вместе с ним на протяжении всей области конденсации ци.

Закончив очищать кровавые чётки, Ча Мин был переполнен усталостью. Он тренировался в течение двух недель подряд, пришло время принять душ и нормально поесть со своими друзьями, прежде чем они отправятся в Лес Зеленые Листья на следующее утро. 

Глава 18. Горящий дом

 Сделать закладку на этом месте книги

Звуки разбитого льда раздавались, когда Ча Мин шел по замерзшей луже. Эта замороженная лужа была окружена многими другими, образуя контур глубоких следов вдоль глиняной дороги. Потрескивание было редким явлением, которое могло произойти только ранней весной или поздней осенью, когда дни были дождливыми, а ночи холодными, оставляя незамерзающими только самые большие лужи. Он пропустил этот приятный звук, звук, который слышал по утрам в том, что теперь казалось сном.

Он понял, что на самом деле это был сон, и все же получил огромное удовольствие от этого детского порока. Он шел то влево то вправо по замерзшей глиняной дороге, не оставляя ни одной лужи непокоренной, пока шел к дому, что был в конце дороги. Он внезапно впал в удушье, когда густой серый дым плыл в холодном весеннем воздухе.

Пылающий ветер дунул ему в лицо, прежде чем он успел усомниться в наличии дыма. Он видел эту ситуацию много раз прежде, и в этом же самом сне.  Сосредоточив свои расскаленные до красна глаза, он быстро разглядел горящий дом всего в десятках футов от него. Дом был на ранних стадиях горения. Лишь несколько огней вспыхнули из густого облака дыма, что было результатом неполного сгорания. В конце концов, огонь разгорелся бы достаточно быстро, чтобы домик на отшибе превратился в бушующий огненный ад.

Температура еще не достигла своей критической точки, и к дому все еще можно было приблизиться. Он бросился бежать, и жжение в легких исчезло с приливом адреналина, который сопровождал его инстинктивную реакцию.

После нескольких коротких вздохов он подошел к входной двери маленького одинокого дома. Он быстро коснулся задней части дверной ручки тыльной стороной ладони. Хотя дверная ручка была очень теплой, она была достаточно прохладной, чтобы подтвердить, что дверь можно открыть, не вызывая сильной вспышки пламени. Быстро завернув руку длинными рукавами одежды, он медленно открыл дверь, позволяя уравновешивать давление между горячим и холодным воздухом.

Резкий свист прозвучал через маленькую щель в двери, когда лишенный воздуха огонь вобрал в себя глоток свежего воздуха. В лучшем случае у него было всего несколько минут, прежде чем он  стать жертвой наполненного пеплом воздуха, лишенного кислорода. Было темно, но он быстро обошел множество комнат в доме, так как был очень знаком с домом. И понимая, что мог бы найти дорогу с закрытыми глазами, если бы ему пришлось. Он использовал эту хорошую осведомленность как преимущество, чтобы не тратить драгоценные секунды, в конце концов пробираясь по узкой лестнице с ковровым покрытием.

Густой дым на втором этаже дома заставил его вновь проанализировать оставшееся  время, прежде чем ему придется сбежать. Он мог провести не более тридцати вдохов, прежде чем начнет терять сознание. Дым был настолько густым, что он не смел дышать.

Среди звуков потрескивания и ревущего пламени он едва различал два вида звука. Слева от него был слышен лай собаки, вероятно, пытавшейся выйти из полыхающей комнаты, в которой она была поймана, а справа от него раздался вопящий крик ребенка. Зная, что каждая секунда была драгоценной, он быстро двинулся вправо. Узкий коридор привел его в маленькую спальню, где был плачущий трехлетний мальчик.

Осталось двадцать вздохов. Когда он подошел, чтобы схватить ребенка с его кроватки, но понял, что нога ребенка застряла. Отказавшись от паники, он  взял за ногу и быстро вытащил ее из щели в решетки кроватки. Наконец, он схватил пинающегося и кричащего ребенка, прижимая его близко к своему телу, когда почувствовал выход из маленькой комнаты и обратно, к лестнице.

Спускаясь по лестнице, он все еще слышал скулящие звуки застрявшей собаки. К сожалению, он не мог рисковать. У него оставалось только десять вдохов, и он, скорее всего, потерял бы сознание, если бы отправился в другую комнату. 

Рисковать собственной жизнью это одно, но к сожалению, он не мог рисковать жизнью ребенка на руках.

По его щеке текла слеза, когда он изо всех сил пытался вытащить кричащего ребенка  из дымящего дома. Когда он рухнул на землю, прозвучал пронзительный крик, явный признак того, что бедная собака теперь горела заживо в интенсивном огне. Он сделал свой выбор, и это была цена, которую ему пришлось заплатить.


***

Ча Мин проснулся в холодном поту, вспомнив, что это был все тот же знакомый сон. В этом сне у него был выбор: спасти ребенка или собаку. Выбор был прост, но неспособность спасти обоих все же, вызывала у него сильную грусть. Если бы это была только собака, он рискнул бы своей жизнью, чтобы спасти ее. В конце концов, собака была лучшим другом человека; многие пожарные погибли в подобных ситуациях.

На протяжении веков было много философско-этических школ. Многие религии были сосредоточены на добродетельности, побуждая своих последователей проявлять доброту и милосердие, избегая при этом зла. Многие свободные мыслители подчеркивали свободу выбора; Что бы люди ни хотели сделать будет правильным, а все, что они не хотят делать будет неправильным.  Разумеется, этот аргумент лишал самого смысла, что такое хорошо и что такое плохо. В конце концов, люди руководствовались чувствами, и обсуждение добра и зла всегда оставалось свежо в умах как ученых (философах) так и священников.

Ненасильственные философские школы часто задавали общий вопрос: если бы ребенок и собака тонули, и вы могли бы спасти только одного из них, кого из них вы бы спасли? Этот вопрос обычно задавался как аргумент, и любые вопросы об особенностях ситуации использовались для осуждения очень заботливых людей. К счастью, судьба редко бывает такой жестокой; в большинстве случаев удалось спасти и ребенка, и собаку.

Эти мысли беспокоили Ча Мина в последнее время; в конце концов, они собирались войти в лес, чтобы собрать травы. Неизбежно, они привлекут магических зверей, которые живут в лесу. Эти звери, как известно, нападали на всех, кто вторгался на их территорию. К сожалению, это была история развития человека. Когда люди пытались собрать ресурсы для улучшения своей жизни, они посягали на первозданную дикую природу. Как только близлежащая дикая местность была занята, они, в конечном счете, переключились бы на соседние территории, вторгаясь в соседние королевства с различными оправданиями. Таков был круговорот человеческой природы и неизбежное следствие стремления человечества к совершенству и к счастью.

Их небольшая группа встретилась за ранним завтраком. Повара еще не встали, но пекарь работал несколько часов, наполняя столовую приятным запахом свежего хлеба. За последние несколько дней они собрали все необходимое для поездки, поэтому им представилась возможность откусить кусочки свежих фруктов, которые всегда были доступны для учеников. Свежие фрукты были роскошью, которой они не смогут наслаждаться в течение последующих двух недель, поскольку морозная погода заморозила последние яблоки и ягоды более месяца назад.

- Зима в южном Королевстве Сун известна на всем континенте своей красотой, - сказал Ван Цзюнь, вращая листок в руках, когда их группа медленно пробиралась к входу в лес. - Вы можете не знать об этом, но почти невозможно найти листья, подобные этим за пределами города Зелёных Листьев.

- Ты всё это выдумал на ходу, - сказала Хун Синь, проводя рукой по своим длинным черным волосам.

В то время как ее голос звучал так, будто она хотела, чтобы Ван Цзюнь остановился, но ее темные глаза сверкали, призывая его продолжать.

- Это правда. Как бы я посмел солгать такой милой молодой леди, как ты! - Ван Цзюнь внезапно вздохнул, поймав падающий лист, осторожно прикрывая его руками, словно защищая от остальной части группы. 

В конце концов, любопытство взяло верх над девушками, и вскоре они стали умолять Ван Цзюня показать листочек в его руках. Наконец он сдался и широко раскрыл руки, чтобы они могли увидеть.

- Видите ли, в городе Золотой Лист есть рейтинг, который оценивает все основные пейзажи на континенте. Зима в городе Зелёного Листа занимает седьмое место, сразу за легендарными Огненными Горами в стране Хо Шань. Вулканы там постоянно извергают раскаленную до красна магму, которая формирует реки, это невероятно приятное зрелище для глаз. Из-за большого спроса они даже построили мосты, которые пересекают эти горящие потоки. Прискорбно, но только культиваторы выше восьмого уровня конденсации ци могут осмелиться пройти через эти мосты, из-за высокой температуры.

- То, что делает зиму здесь такой красивой - редкость появления этих пятицветных листьев. Листья остаются живыми круглый год, сохраняя свой зеленый пигмент. Они делают это, несмотря на то, что приобретают красную, золотую и коричневую окраску. Когда становится достаточно холодно, они покрываются легким инеем, который придает им пятый цвет. Жаль, что правитель страны близорук и отказался инвестировать в инфраструктуру, необходимую для превращения города Зелёного Листа в туристический центр первоклассного уровня.

Он вздохнул и осторожно передал листок двум девушкам, которые все еще восхищались им, самоуничижительно качая головой. Девочки и Фэн Мин были теперь под впечатлением, что Ван Цзюнь настолько сентиментальный.  Только Ча Мин смог догадаться, что вместо намеренного разговора с девушками, на самом деле он стонал о несостоявшимся бизнесе.

- Стоять! Доступ в эту зону ограничен.

Их внезапно остановили молодые люди, которые были на несколько лет старше их. На них была надета официальная зеленая школьная одежда шла в комплекте с крошечной зеленой шляпой.

- Пожалуйста, предъявите ваши жетоны с миссией, для входа в лес.

Студентам было явно скучно, так как это была одна из самых простых среди размещенных миссий, которую им удалось заполучить. Ча Мин сложил руки вместе и достал нефритовый жетон, который был предоставлен старейшиной Лином, когда ему была поручена миссия.

- Очень хорошо. Вы можете пройти.

Два культиватора вышли из бронзовых ворот, показывая витиеватые украшенные бронзово-медными листвой. Листовая медь уже давно преднамеренно приобрели сине-зеленое покрытие, благодаря чему ворота казались похожими на зеленые, золотые и красные листья, которые росли на соседних деревьях.

Ворота не были связаны с каким-либо явным забором, что заставило группу задаться вопросом, зачем они вообще тогда там были. Но когда он проходили через ворота, слабое чувство нахлынуло на него, как будто что-то зондировало его с учётом конкретных критериев. Вскоре чувство угасло, и Ча Мин продолжал идти через ворота. Как только он решил, что, должно быть ему все померещилось, Ван Цзюнь подошел к нему.

- Ты почувствовал это, верно? - сказал он, вызывая любопытные взгляды остальной части группы. 

Ча Мин кивнул. Ван Цзюнь продолжил:

- Только те, кто обладает высокой силой души, могут почувствовать зондирование этих ворот. Это защитная мера, установленная школой. Ты единственный в группе, кто может ощутить зондирование. Эти ворота на самом деле являются сокровищем формирования, которое использу


убрать рекламу







ется в сочетании с различными флагами формирования, распространенными вдоль границы леса. У ворот есть две цели:

- Во-первых, это оборонительная формация, которая препятствует тому, чтобы любые духовные звери первого уровня бродили возле академии и города. Эта формация создает иллюзию, которая невольно перенаправляет своих жертв от стены. Она также работает в обратном направлении. Людей, будь то смертные или культиваторы, находящиеся ниже пика конденсации ци, формация будет отбрасывать от леса.

- Это как для защиты населения, так и для защиты интересов школы. Школа контролирует четверть границы въезда в город, ведущая в лес Зеленого Листья. Это препятствует проникновению слабых людей в границу, а также предотвращает проникновение в лес лиц, не посещающих школу. Вход возможен только через эти бронзовые ворота. Таким образом, у входа в лес есть зона, куда могут попасть только ученики, тем самым защищая более слабых учеников и защищая школьную индустрию от остальной части города.

Ча Мин на секунду задумался, прежде чем спросить:

- Помешают ли эти ворота выходить из леса через границу формации?

Ван Цзюнь покачал головой. 

- Нет, ворота идентифицируют учеников, которые входят через бронзовые ворота. Затем они могут свободно пересекать границу, чтобы отправиться в город из леса. Это также мешает ученикам возвращать живых духовных зверей. Любые живые духовные звери должны быть должным образом защищены и  одобрены школой до того, как их пропустят через ворота. Есть только одно исключение, и это то, что рассматриваемый духовный зверь заключил душевный контракт с учеником, который прошел через ворота, и в этом случае ученик становится ответственным за поведение духовного зверя, пока он в городе.

Их группа продолжала свой путь в стабильном темпе, иногда встречая небольшие группы учеников, которые также бродили по лесу. Здесь и там были небольшие участки земли, охраняемые небольшими группами учеников. Один такой участок охраняла молодая леди со светящимися зелеными руками. Её посев пурпурной травы рос достаточно быстро, чтобы увидеть невооружённым глазом. После нескольких минут ухода за посевами она, наконец, рухнула и вытерла пот со лба. Затем быстро села, скрестив ноги в медитации, чтобы восстановить свою ци.

Эта молодая леди явно была гербаристкой, которая выращивала посевы трав в лесу. Хотя их можно было выращивать в городе,  но земля в городе была очень дорогой. Кроме того, жизненная сила в лесу была намного лучше для выращивания трав, что привело к увеличению урожайности за пределами города. Это было занятие с низким уровнем риска и стабильным доходом, по крайней мере, пятнадцать процентов учеников в Академии Зеленых Листьев приняли такие задания.

Довольно скоро солнце начало садиться, и их группа разбила лагерь. В течение нескольких часов не было никаких маленьких полей, которые указывали бы, что они были ближе к концу зоны, благоприятной для обучающихся. Эта поездка привела их вдоль самого края внешней зоне леса, прямо на границе со средней зоной. Последняя часть леса была внутренней зоной, в которой проживали устрашающие Повелители леса. Эти Повелители леса были страшными демоническими животными, которые яростно защищали свою территорию от любых вторжений людей.

Хотя Ча Мин не хотел рисковать слишком сильно, лучшие места для сбора трав были в средней и внутренней части леса. Некоторые из этих мест перекрываются с краем внешней области; там их вознаграждение может быть максимизировано при более низком уровне риска. Этот факт был хорошо известен, и они, вероятно, столкнутся с другими группами учеников. К сожалению, к тому времени, когда Ча Мин закончил делать покупки, у него не было средств, чтобы купить какую-либо  первоклассную информацию. Хотя он мог попросить Ван Цзюня помочь в сборе информации, но хотел как можно больше полагаться на себя.  Отношения носили взаимный характер.

Путешествие к краю внешней зоне заняло у них три дня. Сначала они встретили только низших духовных зверей: духовных свиней. Эти свиньи были добытчиками и питались падалью, как только увидев группу Ча Мина, они убежали. У них был коричневый мех, они были очень похожи на кабанов. По сравнению с кабанами они были в два раза больше и имели несколько рядов клыков.  Группы духовных кабанов бродили в поисках пищи и делились, чтобы поохотиться. В то время как большое количество этих духовных зверей первого уровня, несомненно, могло сокрушить их, они имели тенденцию оставаться в группах по шесть или семь максимум.

На второй день своих путешествий они начали встречать духовных оленей. Хотя они были не очень сильны, но были украшены наборами красивых рогов и были намного быстрее, чем духовные кабаны. Обычно они убегали, как только кто-то подходил слишком близко. В какой-то момент они столкнулись с группой из четырех оленей, двое родителей с двумя детенышами. Хун Синь, которая очень устала из-за того, что не могла нормально спать, попыталась побежать за детенышами, но ее остановил улыбающийся Ван Цзюнь. Она чувствовала себя довольно огорченной, и Ван Цзюню пришлось потратить следующий час, уговаривая ее  и убеждая ее, что она на самом деле была злой в глазах маленьких оленей, и спугнет их, а затем их родители могут напасть на нее, чтобы защитить своих детенышей.

Тем временем Ча Мин провел много времени, убеждая Фэн Мина и Гун Лань не охотиться на духовных оленей. Запах крови наверняка привлечет духовных волков, духовных гончих собак и других грозных существ. Это замедлит их прогресс. Он также заверил их, что найдется достаточное количество духовных зверей, которые нападут на них по собственному желанию, когда они достигнут края внешней зоны леса.

Это была ситуация, которой он боялся. Хватит ли у него мужества бороться с ними? Сможет ли спугнуть их и избежать опасных ситуаций? Ча Мин ненавидел насилие и делал все возможное, чтобы избежать его. К сожалению, даже употребление риса наверняка приведет к гибели мышей. 

Глава 19. Кровь и пепел

 Сделать закладку на этом месте книги

Путешествие группы до сих пор было небогатым на события. Однако отсутствие волнений длилось недолго. Около полудня третьего дня они встретили группу из двадцати духовных волков. Эти волки казались изголодавшимися, как будто никакое количество мяса не позволит им насытиться. Они быстро окружили их небольшую группу, воспользовавшись количественным преимуществом.

- Держитесь рядом друг с другом и следите за комбинированными атаками! - крикнул Ча Мин, двигаясь  плечом к плечу с остальной частью группы.

Он держал свой тяжелый посох за окончание, используя его так, чтобы держать стаю на расстоянии. Духовные волки имели привычку кусать своих противников, заставляя их терять равновесия и тем самым создавая возможность для атаки остальной части стаи. Эти духовные волки были духовными зверями второго уровня, а их вожак оказался духовным зверем пятого уровня.

Альфа-волка было легко идентифицировать среди группы серебряных волков. Он был примерно в два раза больше других волков и имел длину более двенадцати футов, а его свирепые глаза имели ярко-красный оттенок. Полоски красного цвета распространялись по его серебряному меху. Красные полосы были сформированы с помощью «зловещей ци», которую волки накопляют с помощью поглощения достаточного количества духовных зверей, культиваторов и лекарственных трав. Как только этот альфа-волк накопит достаточно зловещего ци, он превратится в зловещего волка, тем самим станет духовным зверем шестого уровня. И судя по изможденному виду других духовных волков, они намеренно морили себя голодом, чтобы накормить их лидера стаи. Как только их лидер стаи станет зловещим волком, безопасность всей стаи резко повысится.

Пока другие волки окружали их, со спины кружил альфа-волк, готовый воспользоваться любой возможностью, которая представится. Если альфа-волк погибнет, то, скорее всего такая же участь ждет всю стаю. Без его защиты любые духовные волки, которым удастся убежать, в конечном итоге будут убиты другими хищниками.

Окружение продолжалось в течение половины времени, которое требуется, чтобы сгорела  ароматическая палочка; волки иногда огрызались на группу, чтобы проверить их реакцию. Не желая, чтобы их поймали из-за одной ошибки, Ча Мин использовал свою духовную силу, чтобы сорвать с браслета дюжину красных бусин.

Первое проявление, огненный заряд!

Двенадцать жемчужин закрутились в круге, которые быстро сжались в течение следующих двух вдохов. Затем он бросил жемчужины в сторону группы из трех близстоящих духовных волков. Как только огненный шар соприкоснулся, сконцентрированный огонь ци, содержащийся в жемчужинах, заставил их взорваться в виде яростного пламени, поразив волков, как кусочки горящей шрапнели. Волки заскулили, когда треть их серебряного меха загорелась.

Три раненых волка испустили яростные вопли, собирая ближайших членов стаи, чтобы яростно напасть на Ча Мина. Ча Мин использовал свой посох, чтобы отбить двух волков, но остальные четверо бросились за пределы досягаемости его посоха, злобно кусая за его ноги. К их удивлению, Ча Мин уже предугадал их движения, и двенадцать землистых жемчужин свалились сверху.

Первое проявление, импульс!

Группа из двенадцати жемчужин обрушилась на четырех волков, поразив их толстые шкуры и заставив кашлять кровью.

На стороне Ван Цзюня дела шли совсем иначе. Как только началась атака Ча Мина, Ван Цзюнь взмахнул трехфутовым черным мечом. Из меча вырвался черный туман, распространившийся на половину волков. Черный туман быстро проник в глаза, уши, нос и рот рычащих волков. Они сразу же начали отступать, спотыкаясь об корни, все это было воздействием тумана на волков ведь они  попали в ловушку галлюцинаций. Их укусы были уже не такими точными, иногда промахивались на целый фут. Иногда Ван Цзюнь наносил удар своим черным мечом вперед. Поначалу казалось, что его меч не достигнет цели, но волки, почему-то сами бросались на его меч, пронзая себя.

Не желая проигрывать им, Фэн Мин выскочил и окружил себя горячей песчаной бурей. Как только волки увидели, что он вышел, четыре окружающих волка и лидер стаи бросились атаковать его. Как только они вошли в зону его атаки, он искусно извлек из ножен меч.

"Дзинг!" 

Несчастного волка быстро разрубило пополам пылающим красным духовным мечом Фэн Мина, который ему подарили перед тем, как покинуть город. Остальные волки, напавшие на него, обнаружили, что их глаза закрываются. Горящий песок лишил их превосходного обоняния, и более слабые волки испустили сухой кашель, когда они попытались вдохнуть в горящем песчаном воздухе.

Тем временем Хун Синь была так сильно напугана атакой, что едва могла двигаться. Наконец ей удалось начать двигать дрожащими ногами, когда два волка бросились на нее. В испуге она выпустила огненный удар и поразив одного из волков. Второй волк метнулся под нее первым и злобно укусил за ногу. Она издала пронзительный крик, когда боль пронзила ногу, и в тот момент ее сбил большой волк. Первый волк, которого она отбросила, уже оправился и метнулся к ее горлу.

Ча Мин и Ван Цзюнь быстро отреагировали на плохую ситуацию. Ван Цзюнь подошел, чтобы физически заблокировать оставшихся волков, и черный туман расширился, начав воздействовать на всех оставшихся волков на поле битвы. Ча Мин был вынужден разделить свое внимание, из-за чего исчерпал более половины запаса ци металла, чтобы начать самую мощную атаку, на которую был способен:

"Первое проявление: Серебряный Кинжал"

Двенадцать металлических жемчужин яростно выстрелили в форме меча, образуя четкий клинок из энергии металла, пронзивший волка, который пытался укусить ее за горло.

Видя, что Хун Синь была защищена, он выстрелил из своей руки двенадцатью белыми жемчужинами, и они сразу же засветились зеленым.

"Первое проявление, исцеляющая рука!"

Рука потянулась и мягко сжала ее ногу. Ее кровоточащая нога сразу начала заживать. У него не было времени, чтобы убрать их, поскольку быстро побежал, чтобы присоединиться к Фэн Мину и Гун Лань. Гун Лань была рядом с Фен Мином, она была окружена замораживающим облаком. Внутри замораживающего облака ее двойные мечи тайцзи мягко и нежно наносили удары, словно моросящий дождь.

Поняв, что половина его стаи мертва, альфа-волк взвыл чистой яростью. Красные полосы на его серебряном меху внезапно начали светиться зловещим светом, когда он активировал свое единственное духовное умение: боевую форму. Мгновенно размер альфа-волка увеличился на пятьдесят процентов. Затем альфа-волк бросился вдвое быстрее, на что не был способен ни один из них, сбив Фэн Мина с земли и рассеяв горячую песчаную бурю.

Ча Мин ждал атаки альфа-волка. Он отогнал пару оставшихся волков своим посохом и выстрелил в вожака серебряным кинжалом, укрепив его ци земли, сделав тем самим вдвое мощнее своей предыдущей атаки. Серебряный кинжал с желтым оттенком ударил альфа-волка в грудную клетку, сбивая его с Фэн Мина.

Гун Лань, отправив в полет ближайшего духовного волка, перепрыгнула через Фэн Мина и нанесла удар по альфу-волку своими двойными мечами. Хотя эти мечи не обладали большим уроном, но альфа-волк явно пострадал от ударов.  Каждый порез оставлял на волке белую отметину, в результате чего холодная ци впитывалась в раны и сдерживала его движения. Вдохновленный, Ча Мин выпустил еще двенадцать белых жемчужин, которые светились, синим цветом и кружились вокруг него, образуя "Облако Морозного Тумана". Реакция соседних волков замедлилась ровно на столько, чтобы он мог нанести удар своим посохом, последовательно сломав три спины с тошнотворным хрустом.

Наконец, разделавшись со всеми остальными волками, оставался только альфа-волк. Он взвыл от горя, размахивая своими мощными лапами, чтобы убить хотя бы одного из них, прежде чем рухнуть. По сигналу Ван Цзюня черный туман отошел от ближайших трупов волков и бросился на альфа-волка. Черный туман в сочетании с холодом полностью ограничили его движения. Ча Мин, который поспешил сразить оставшихся волков, подпрыгнул, нанося сокрушительный удар посохом по черепу альфа-волка. Они услышали тошнотворный хруст, из его ушей и рта вылилась кровь, а затем он упал замертво.

Понимая, что борьба окончена, адреналин быстро исчез, а тело Ча Мина обмякло, его охватила тошнота, и он вырвал то, что осталось от его завтрака.  Хун Синь, Гун Лань и Фэн Мин последовали его примеру, оставив только вечно спокойного Ван Цзюня с полным желудком. Тело и разум Ча Мина дрожали. Это был его первый раз, когда он оборвал, чью ту жизнь своими руками, а запах тлеющего меха и крови зверя охватили его чувством отвращением.

Когда тошнота прошла, его охватили мысли о сожалении и жалости. Почему мир был создан таким образом? Ча Мин всегда старался причинять как можно меньше вреда, но на этот раз он отправился в лес собирать травы со своими друзьями. Он полностью избежал проблемы охоты на духовных зверей, и два десятка окровавленных и сожженных трупов разбудили его от суровой реальности: он не только убил этих волков, но если бы он не рискнул уйти в лес, сражения можно было бы полностью избежать.

Первым, кто оправился из четверых, был Фэн Мин. Убийство духовных зверей не принесло ему никакой психологической травмы, и он был, затронут лишь резкими запахами крови и огня. Пока Ча Мин, Гун Лань и Хун Синь сидели, пытаясь, восстановится Ван Цзюнь и Фэн Мин позаботились о трупах волков. Из-за того что шкуры большинства волков были изуродованы и сожжены, они не будет иметь никакого спроса. По указанию Ван Цзюня ребята быстро вырезали клыки волков. Труп альфа-волка хранился целиком в сумке для хранения Ван Цзюня.

Наконец, они быстро сделали надрез на голове каждого волка, забрав ценное ядро зверя. Ядра содержали густую демоническую ци, а ядро зверя альфа-волка помимо ядра, еще содержало линию концентрированной зловещая ци.

Как только их ужасная работа была выполнена, их группа быстро убежала от трупов волков, чтобы избежать духовных зверей, которые неизбежно будут привлечены запахом крови и сожженной плоти. Через несколько часов они, молча, разбили лагерь и развели огонь. Ча Мин все еще дрожал и не имел аппетита. В конце концов, его задумчивое настроение было прервано Гун Лань, которая создала облако густого тумана и использовала его, чтобы очистить себя и Хун Синь. Ча Мин последовал ее примеру и создал свое собственное туманное облако, смывая мех и кровь с его кожи и одежды. Ван Цзюнь и Фэн Мин были самодостаточны в этом отношении; их одежда была магическим инструментом, которая отражала кровь и грязь, постоянно поддерживая их в чистоте. Теперь единственным запахом, что остался, был древесный дым от их огня.


***

Через несколько часов Ван Цзюнь прервал их молчание. 

- Вы все чувствуете, что сделали ужасную вещь?

Ча Мин отвел взгляд, а Хун Синь начала плакать. У нее был естественно добрый характер, из-за сражения теперь она ходила как в воду опущенная.

Увидев их выражения, Ван Цзюнь продолжил.

- Путь культивации очень жесток, и это ничто. Даже до того, как я начал культивировать, я часто был рядом с могущественными культиваторами, из-за чего был окружен смертью и кровопролитием с юных лет. Помимо нескольких конкретных профессий, культивация сосредоточена вокруг насилия. Даже вспомогательные профессии не смогут оставаться незапятнанными!

Затем Ван Цзюнь сосредоточился на Ча Мине. 

- Ча Мин, ты создавал и продавал талисманы, верно?

Ча Мин кивнул, наконец, понимая значение своей торговли.

- Каждый созданный тобой талисман способствует гибели различных существ, - сказал Ван Цзюнь, - будь то жизни духовных зверей, демонов, дьяволов или людей. Даже защитный талисман будет использоваться, чтобы избежать последствий сражения с кем-то в первую очередь. Обычно, если защитный талисман выполняет свою работу должным образом, спасенный человек оборачивается и убивает своего противника! Бесчисленные люди и звери умирают, таким образом, каждый день!

- Даже у алхимиков и духовных докторов есть кровь на руках. Каждая пилюля, которую они создают, которая обеспечивает прорыв, приведет к смерти другого, более слабого культиватора. Их пилюли вызывают сражение, куда бы они ни пошли. Духовные доктора исцеляют много людей каждый день и спасают много жизней. Однако их пациенты часто берут новую жизнь и продолжают сражаться и убивать!

- В конечном счете, есть только два способа избежать сражений и убийств. Первый способ: отказаться от всего и ничего не достигать. Таким образом, вы сможете вести жалкую, но мирную жизнь. Вы не сможете избежать любого конфликта, но сможете минимизировать свое влияние.

- Другой путь - стать сильнее! Только сильные могут проявлять милосердие, или предотвратить любое сражение в первую очередь. Это путь, вымощенный кровью, и к концу пути вы обнаружите, что пока у вас есть большое влияние, есть так много вещей, которые вы сможете сделать.

После произнесения речи Ван Цзюнь встал и вышел в лес. 

- Я предлагаю всем вам немного поспать. Я буду дежурить первым в эту ночь.

Ча Мин продолжал наблюдать за огнем, пока он, наконец, не погас. Когда последний тлеющий уголь исчез во тьме, наступило истощение. Он быстро выхватил одеяло из своей сумки и лег на мягкий лесной пол.

Его кошмары были наполнены кровью и пеплом.


***

Несколько дней спустя Ча Мин и остальная часть группы весело шли по тропинке в лесу. Было прохладное утро, и золотые и красные листья, которые никогда не опадали, были покрыты обычным инеем. В лесу Зеленые Листья зимой не было ни дождя, ни снега.

Желтая трава также замерзла, и казалось, что десятки тысяч желтых и белых кинжалов выскакивают из замерзшей земли. Эти стебли травы не оставались замерзшими весь день, поскольку тепло земли оттаивала их к полудню. Зима была действительно очень хорошим временем для охоты на лекарственные травы, так как лекарственные травы редко желтеют от холода; их яркие цвета будут резко контрастировать с окружающей сухой желтой травой.

Острые глаза Чан Мина были постоянно в боевой готовности, из-за чего он заметил на расстоянии синий блеск. Их группа приблизилась к тому, что казалось одинокой травинкой, покрытой колокольчиками. Этот цветок морозного колокольчика был травой, которая распускалась только зимой. В большинстве других стран было бы трудно её найти, поскольку земля была покрыта снегом. Этот лес был идеальным местом для поиска морозного цветка, и группы искателей приключений часто ссорились из-за них. И хотя их группе приходилось иметь достаточно сражений с духовными животными и людьми, но они не сталкивались с особо сильными группами. Группы, которые могли представлять для них проблему, были в основном в средней зоне леса.

Ча Мин осторожно наклонился, чтобы собрать нежные цветы «колокольчики». Он был осторожен, чтобы не трогать цветы напрямую. После тщательной очистки близлежащих растений он вытащил небольшой прозрачный серп, предоставленный его учителем. Этот прозрачный серп был сделан из таинственного драгоценного материала, называемого сплавом души. Сплав души был загадочным материалом, который не был сформирован из пяти элементов и был особенно чувствителен к силе души. Этот же материал был использован для ковки жемчужин души и других объектов, связанных с силой души.

Вскоре после сбора колокольчиков он использовал силу своей души, чтобы осторожно перенести их в маленькую непрозрачную шкатулку; колокольчики сохраняли свою свежесть только в течение двенадцати часов после сбора, если только они не хранились специальными средствами. Шкатулка была изготовлена из специального материала, называемого духовным нефритом.  Духовный нефрит был намного более доступным, чем сплав души, но очень хрупким. К счастью, его учитель одолжил ему много таких шкатулок и сумку с вещами, чтобы хранить многие травы, которые им было поручено собрать.

В то время как Ча Мин трудился в поте лица, Ван Цзюнь, похоже, отдыхал. Казалось, он был помешан на Хун Синь, давая ей советы о том, с чем они сталкивались, или, собирая особенно красивые цветы и листья, чтобы показать ей. В то время как большинство людей просто предполагали, что он проявлял романтическое влечение к ней, но для Ча Мина все казалось немного сложнее. Часто, когда Ван Цзюнь смотрел на Хун Синь, когда она игриво бегала, Ча Минь видел в его глазах оттенок грусти и ностальгии. Он не спросил почему; лучше подождать, пока Ван Цзюнь не будет готов поделиться своими секретами.

Срезав и сохранив последний из девяти крошечных колокольчиков, Ча Мин нахмурился, встал и отвел взгляд вдаль. Они были довольно близко к средней зоне леса, и возможность натолкнуться на группу могущественных зверей, постоянно крутилась у него в голове. Вдалеке он едва мог разглядеть фигуру большого черного пса.

Их небольшая группа в течение нескольких дней сражалась со многими группами духовных зверей, Ча Мин и остальные, наконец, привыкли к запаху крови и огня. Ча Мин испытал резкое изменение темперамента. Возможно, глубоко внутри, ярость, которую он скрывал глубоко внутри, начала всплывать.  Когда он сражался, его глаза приобретали зловещий, красноватый оттенок.

Их группе часто вообще не нужно было сражаться, так как недавно обретенная зловещая аура Ча Мина вызывала страх как у людей, так и у животных. Даже девушки боялись его, когда он начинал сражаться. Был ли это один из легендарных случаев, когда добрый Будда становился злым демоном? Только время покажет. Было очевидно, что сам Ча Мин не замечал этого изменения.

Видя, что к ним бежит только одна черная собака, их группа вытащила оружие. Это был не первый раз, когда они боролись с одинокой полуночной духовой собакой в этих лесах. Однако их энтузиазм был недолгим. Вскоре после первой собаки появился вторая, а после второй появилась третья.

Прежде, чем они успели опомниться, более пятидесяти полуночных духовных собак напали на них. 

Глава 20. Черная собака

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятьдесят черных полуночных духовных собак безумно мчались к ним, угрожая догнать их менее чем за сотню вдохов. Черные миазмы окружили этих псов, распространяясь наружу и заставляя, красные и золотые оттенки листьев рассыпаться в пыль.

- Бегите на восток! - крикнул Ча Мин.

Группа черных собак направлялась с юга, и он не хотел бежать на север, чтобы случайно не вторгнутся на территорию более крупного зверя. Самая большая надежда была в том, что собаки были нацелены не на них. Такая большая группа псов никак не могла иметь в качестве своей цели небольшую группу культиваторов!  Хотя каждая собака была всего лишь духовным зверем второго уровня, среди них можно было увидеть нескольких лидеров стаи. Этими лидерами стаи были, вероятно, духовные звери пятого или шестого уровня.

Спустя всего нескольких минут непрерывного бега они заметили, что другая группа псов направлялась к ним с юга. Они ускорили свои шаги на восток, чтобы в итоге наткнутся на еще одну группу из пятидесяти собак. Они быстро отправились на северо-восток, надеясь уклониться от обеих групп. Наконец, через несколько минут они встретили еще одну группу, направляющуюся на север. Сто пятьдесят полуночных духовных собак! У них не было выбора, кроме как начать бежать на север.

Хотя Ча Мин имел в своем распоряжении множество талисманов, ему было непонятно, как им удастся избежать ста пятидесяти полуночных духовных псов. Ему ничего не оставалось, кроме как направить их убегающую группу таким образом, чтобы не попасть в окружение.

Видя, что их положение было довольно тяжелым, Ван Цзюнь вытащил лист бумаги из своей сумки. Это был талисман! В этом случае у талисмана было только два символа, которые вместе символизировали «мрак». Не было «малый» или «средний уровень» перед символами.

Учитывая силу колебания талисмана, Ча Мин был уверен, что этот талисман был талисманом высокого класса. Уровень мощности такого талисмана не подлежит сомнению.

- Все, продолжайте бежать! - закричал Ван Цзюнь. - Это талисман мрака, с продолжительностью в один час. Он заблокирует зрение, обоняние и слух зверей в течение часа. Однако у него есть серьезная слабость: если мы вступим в физический контакт с любым из этих духовных псов, заклинание мгновенно исчезнет!

Группа побледнела, когда они побежали по высокой желтой траве. Хотя их группа не была в хорошей физической форме, угроза смерти заставила выйти их за пределы своих возможностей.

Они продолжали бежать на север, и в то время как расстояние между ними и собаками медленно сокращалось, отстающие звери значительно замедлили свой темп и отслеживали их, используя только видимые следы на желтой траве.  После целого часа они все еще не потеряли из виду группу собак.

Внезапно, когда показалось, что собаки догоняют, они услышали громкий грохот, когда авангардные собаки рухнули на землю. Группа преследующих псов внезапно остановилась. Казалось, что они врезались в стену, и собак разбросало на восток и запад, как реку, впадающую в плотину. Они не были уверены, что послужило причиной, но было ясно одно: если бы не этот странный барьер, все, что их ожидало, так это смерть.


***

Их группа рухнула через несколько часов, задыхаясь. Леса здесь уже не были такими же яркими, с зелеными, золотыми и красными листьями. Вместо этого они были окружены белыми, серыми и черными стволами деревьев, которые были полностью лишены жизни. Они бы не выбрали эту пустынную землю, но у них не было выбора. Они чувствовали, что ими руководит невидимая рука, неспособная идти на восток или запад. Ими руководил страх или судьба?  Независимо от того, что это было, они были неспособны противостоять желанию идти на север, пытаясь бороться со своей усталостью.

Талисман мрака давно исчез. Побочным эффектом было то, что мир приобрел сероватый оттенок. Они думали, что их опустошенное окружение было из-за этого измененного восприятия, но быстро поняли, что все деревья в этой зоне действительно мертвы. В других частях леса они видели кусты и листья на земле, а теперь могли видеть только тонкую пыль, которая охватила лесную подстилку, казалось бы, случайным образом.

Любые попытки заглянуть дальше в лес препятствовал белый туман, распространяющийся во всех направлениях. Вскоре Ча Мин понял, что они потерялись. Ван Цзюнь, у которого обычно было безупречное чувство направления, также чувствовал себя полностью потерянным и дезориентированным. После некоторого исследования окрестностей, они поняли, что все еще могут пройти через пустынные леса, но только по извилистой тропе, которую позволял видеть туман.

Время потеряло всякий смысл. Когда они чувствовали усталость, разбивали лагерь и отдыхали. Они продолжали, пока не прошел день, затем разбили лагерь и снова отдохнули. Не было видно ни солнца, ни луны. Это касалось и света и тьмы, только опустошение и белый туман.

После того, как им казалось, что уже прошло три-четыре дня, их группа, наконец, увидела цвет. Цвет был красно-черной жидкостью, которая, казалось, не следовала законам природы. Вместо того чтобы скапливаться в низинных районах, красно-черная жидкость стекала в гору и скапливалась на небольших холмах и выступах. Казалось, что почва здесь не проявляет интереса к впитыванию жидкости, заставляя ее собираться в маленькие лужи.

В какой-то момент Ча Мин протянул руку к кровавому потоку, чтобы подтвердить его содержание. Ван Цзюнь остановил его, как раз когда они увидели, как одинокая птица спускается выпить «воды». Как только птица косну


убрать рекламу







лась лужи, она растаяла и сгорела, издав резкий крик в явном контрасте с тихим лесом. Их группа больше не думала о том, чтобы попытаться прикоснуться к таинственной жидкости.

По мере того, как они путешествовали дальше, в их зоне видимости появился небольшой холм. Холм был черным, но детали были скрыты туманом, распространяющийся по их окрестностям. Этот холм был окружен множеством черных скал. Это была первая смена обстановки, которую они видели за последние несколько дней.  Взволнованные, они побежали к холму и достигли его всего за несколько вдохов.

Добравшись до холма, поняли, что это вовсе не холм, а черная собака длиной пятьдесят метров! Много черных скал, окружавших его, были большими полуночными духовыми собаками. По сравнению с лидерами стаи, с которыми им довелось встретиться ранее, эти звери были явно вдвое больше. Пятеро из них стояли перед большой собакой в мрачной тишине. Ван Цзюнь первым нарушил тишину.

- Ча Мин, эти полуночные духовые псы кажутся мертвыми, и то, что мы видим перед собой, кажется полуночным духовным собакой на среднем уровня формирование фундамента. Такой зверь очень редок и очень полезен для моего клана. Могу ли я взять его? Я разделю любую прибыль с группой ....

Взять его? Если бы вся их группа объединила их сумки-хранилища, возможно, им бы удалось поместить его когти и зубы. Но как они могли поместить такого гигантского зверя?

Ча Мин покачал головой. 

- Ван Цзюнь, если ты сможешь унести этого зверя, я не думаю, что кто-то из нас будет с тобой спорить. Но у нас нет возможности унести что-то настолько большое. Кроме того, ты понес большие потери, используя  талисман мрака. Если ты хочешь, то можешь рассказать своему клану о локации, возможно, они смогут прийти и забрать его позже....

Затем Ча Мин подошел к нескольким более мелким животным, вместив пять зверей в сумку, которую позаимствовал у своего учителя. 

- Это все, что я могу вместить….

Он беспомощно покачал головой. Затем он и Фэн Мин начали вырезать звериные кости и зубы. Тем временем Ван Цзюнь продолжал смотреть на большой труп, словно пытаясь придумать, как его перенести.

После недолгого размышления Ван Цзюнь подбросил группу из девяти чёрных монет странной формы. Вместо обычных круглых монет, они были в форме прямоугольников, пронзенные квадратным отверстием. Эти монеты плавали на протяжении несколько вздохов, и, когда Ван Цзюнь отнял поддерживающую их силу, то упали на пыльную лесную подстилку. Наблюдая за монетами в течение нескольких минут, Ван Цзюнь что-то прояснил и поднял монеты.

Сначала он пробрался к оставшимся пятидесяти меньшим зверям, у которых извлекли их ядра. Они начали исчезать один за другим, пока каждый из них не исчез. Фэн Мин, Гун Лань и Хун Синь, которые ничего не знали о происходящем, бросили на него шокированный взгляд. Даже у их патриархов кланов не было такой большой сумки для хранения сокровищ! Их шок длился недолго, потому что Ван Цзюнь сделал что-то еще более удивительное.

Он медленно подошел к пасти зверя на стадии формирование фундамента. Приблизившись, испытал на себе сильное давление со стороны формирование фундамента, которое исходило из трупа. Когда казалось, что он не сможет продолжать идти вперед, он выплевывал глоток крови, который сразу почернел и превратился в туман. Этот туман окружил его, и его фигура стала темной и расплывчатой. Затем он продолжал идти небрежно; давление, которое раньше вызывало столько проблем, казалось, игнорировало его, как будто он не существовал. Затем он добрался до мертвой собаки.

В тот момент, когда Ча Мин подумал, что он попытается отрезать зуб или коготь, Ван Цзюнь вместо этого достал маленький сундук. Затем открыл его, и большой зверь исчез в сундуке, оставив за собой кровавое озеро. Потом и озеро исчезло, и лесная подстилка вернулось к своему первоначальному пыльному серому цвету. С исчезновением поддерживающей силы большой черной собаки, кровь больше не могла выдерживать опустошение леса.

Вся группа была ошеломлена. Хотя Хун Синь ничего не понимала, Фэн Мин, Гун Лань и Ча Мин были гораздо опытнее ее. Чтобы вместить все предметы, ему понадобилось бы как минимум сумку хранение с пятьсот кубометров. В сумке, которую одолжил ему учитель, была десятая часть этого пространства. Такой размер сумок для хранения было чем-то, что, возможно, могло было быть только у старейшин на стадии формирования фундамента, и это было бы одним из самых ценных сокровищ для них. Стоимость сумок хранения росла экспоненциально с доступным пространством. Не будет преувеличением сказать, что поместье городского лорда может стоить не так дорого, как маленький сундук Ван Цзюня.

Оглядываясь назад на своих друзей, Ван Цзюнь издал смущенный кашель. Он не был тем, кто любил разоблачать его богатство. Затем сунул маленький сундук в один из рукавов и сказал:

- Может, мы пойдем?

Не желая усложнять жизнь своему другу, Ча Мин бросился впереди группы, кивнул и похлопал его по спине.


***

Раздавались звуки разбитого льда, когда Ча Мин шел по замерзшей луже. Эта замороженная лужа была окружена многими другими, образуя контур глубоких следов вдоль глиняной дороги. Он знал, что это был сон, и все же старался разбить каждую лужу, бродя по замерзшей глиняной дороге. Он не мог долго баловаться этим невинным удовольствием. Вдалеке снова увидел знакомый серый дым, поднимающийся из маленького горящего дома.

Время имело большое значение. Ча Мин быстро побежал к знакомому дому и знакомому огню. Когда он сосредоточил свои горящие глаза, заметил, что этот огонь немного отличается. Казалось, огонь сосредоточен на одной стороне дома, и горел с меньшей интенсивностью, чем в предыдущих снах. Он долго не обдумывал этот факт. Температура все еще была в разумных пределах, и к дому все еще можно было приблизиться.

Быстро коснулся дверной ручки тыльной стороной ладони. Убедившись, что дверь можно открыть, не вызывая сильного всплеска пламени, он завернув руку длинными рукавами одежды и медленно открыл дверь, как и всегда. Яростное облако дыма вздымалось, когда горячий и холодный воздух уравновешивался.

Не желая тратить время впустую, открыл дверь до конца и вбежал в дом, осматривая знакомое окружение и проверяя возможные потери. Было темно, но он быстро обошел множество комнат в доме, так как был очень знаком с домом. Он использовал эту хорошую осведомленность как преимущество, чтобы не тратить драгоценные секунды, в конце концов пробираясь по узкой лестнице с ковровым покрытием.

Он не думал дважды, полагаясь на свое слуховое восприятие, чтобы едва различить два набора звуков. Слева от него были звуки лающей собаки, а справа - кричащий ребенок. Звуки пронзили его душу, когда он быстро принял решение, направляясь вправо, чтобы вытащить кричащего ребенка из его кроватки. К настоящему времени его глаза стали совершенно красными, а по щекам текли слезы. Трудно было сказать, были ли у него красные глаза из-за жары и дыма, или он был поражен грустью ситуации.

После нескольких маневров с ногой ребенка он смог вытащить застрявшую часть из щели в решетке кроватки. Держа пинающегося и кричащего ребенка, прижимая его близко к своему телу, нащупал выход из маленькой комнаты и обратно, к лестнице. Когда он убежал, скулящие звуки пойманной собаки достигли его ушей. И снова он не мог рисковать. Но по какой-то причине почувствовал, что у него было намного больше времени, чем обычно, и горячий, дымный воздух, казалось, не мешал ему дышать. Но ребенок слишком долго находится в дыму.

Он побежал по горячей лестнице и, наконец, вышел наружу, где его встретил мать ребенка, которая обняла своего бедного ребенка, плача о своей неспособности помочь. Она была окружена двумя другими маленькими детьми.

Задыхаясь, он положил руки на оба колена, когда снова услышал лающий звук. Есть у него достаточно времени? Пожар в доме стал намного интенсивнее, и он действительно рисковал бы своей жизнью, если бы вошел внутрь. Но он мог хотя бы попробовать. Если он этого не сделает, будет сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Собака не была ему неизвестна, хотя это была не его собака. Он множество раз играл с ней.

Несмотря на крики молодой матери, Ча Мин побежал к открытой двери дома. Растущее пламя теперь достигло двери. Дым начал понемногу рассеиваться, будучи признаком того, что оставшаяся влага в деревянном доме уже испарилась. Тем не менее, он бросился вверх по лестнице. Он чувствовал, как его обувь тает, когда быстро побежал вверх по лестнице, делая каждый шаг ненадежным и скользким.

На этот раз он повернул налево, после быстрой проверки дверной ручки, медленно открыл дверь, и дым задул ему в лицо. Быстрый порыв ветра пронесся мимо него, и, оглядываясь назад, он заметил, что лестничный пролет загорелся. Не оставляя пути назад.

Его руки вытянулись, чтобы почувствовал на полу любые признаки своего волосатого друга. Его глаза были еще сильней налиты кровью, чем раньше, и слезы больше не текли из его глаз. Пройдя несколько вдохов, наконец, нашел большую пятидесятифунтовую собаку. Она впала в обморок из-за дыма, и Ча Мин был вынужден поднять пятьдесят фунтов мертвого веса на свое плечо.

Поскольку лестница была в огне, у него не было выбора, кроме как использовать окно. Он подтащил золотую собаку к большому окну. У окна был современный дизайн, а это означало, что его было трудно полностью открыть. Он не постеснялся схватить ближайший стул, чтобы разбить окно и силой выбросить сломанные куски металлического обрамления наружу.

К счастью, в комнате было две двуспальные кровати. Даже в своей лучшей форме он никогда не смог бы правильно обращаться с неуклюже большой кроватью королевского размера. Ему потребовалось сорок пять секунд, чтобы выбросить матрасы из окна. Затем поднял большую собаку в сторону дома, и осторожно бросил ее на дальний матрас. Ярко-красные огни вспыхнули возле дома. Пожарная служба прибыла, и если ему удастся даже выйти на улицу, он наверняка будет спасен.

Но удача была явно не на его стороне сегодня. Когда он готовился выпрыгнуть из окна, оконная рама, за которую он держался, рухнула вместе со стеной, которая упала из-за его веса и потери поддержки под ним. Он упал прямо через рушащийся пол, только чтобы быть поглощенным бушующим адом на первом этаже. Его сознание угасло, так как его сжигали по крупицам. Его зрение постепенно исчезало до абсолютно черного, и вскоре черное стало белым.

Ча Мин открыл глаза и увидел обычный унылый пейзаж. Он был окружен мертвыми деревьями и белым туманом. Он думал о своем сне. Почему сон изменился? Почему он не был слишком измотан, чтобы иметь время на спасение собаки в этот раз? Почему теперь появился дополнительный выбор: должен ли я рисковать своей жизнью, чтобы спасти собаку?

Многие пожарные в последнее время задавали себе такой же вопрос. Газеты опубликовали множество историй о храбрых пожарных, которые путешествовали по опасному пути, чтобы спасти пушистого друга семьи. Грустно, но истории о пожарных, которые погибли, в попытках, освещало меньшее количество статей, чтобы увековечить память погибших.

Это было выгравировано в их костях, чтобы спасти тех, кого было возможно, и они пользовались этим шансом, чтобы бороться вопреки всему. Никто не вправе лишать их этой привилегии. 

Глава 21. Беспокойство

 Сделать закладку на этом месте книги

Группа Ча Мина продолжала идти через туманный, пустынный лес, казалось, что прошло уже несколько дней. Они никогда не узнают, сколько действительно прошло времени. Их восприятие времени было затронуто, и их тела, казалось,  приспособилось к бесконечному, мрачному лесу.

В конце концов, тень длиной в сто футов появилась на расстоянии. В отличие от большой собаки, она не была окружена своей стаей, и лежала как одинокая гора.

Все в группе были переполнены внезапным желанием повернуть назад. К сожалению, их направление больше не зависело от них. Путь, по которому они шли, чтобы добраться до этого места, был покрыт густым туманом, и казалось, что невидимая сила толкает их вперед, не позволяя им отклониться от их текущего пути. Они также осознали, что эта сила была знакома им. Эта была та же самая скрытая сила, которая направляла их, с тех пор как они преодолели невидимый барьер и избежали стаи духовных собак.

Они осторожно приблизились к возвышающейся фигуре, и фигура становилась все яснее и яснее с каждым их шагом. Сначала появились ярко-оранжевые пятна на меху. Через несколько шагов появились белые пятна. Эти белые пятна были окрашены в красный цвет и покрыты сухой кровяной коркой. Наконец, пятна белого и красного меха слились в изображения большой лисы.

Конечно, это была не типичная лиса. Например, давление, исходящее от лисы, было не меньше, чем от черной собаки. Это указывало на то, что она была, по меньшей мере, такой же сильной, как эксперт на среднем уровне формирование фундамента. Обычные духовные звери могли достичь только пика духовного уровня. Еще выше, и они смогут эволюционировать и станут жестокими демоническими зверями.

Хотя во внутренней зоне леса было много демонических зверей, было довольно удивительно увидеть хоть одного так далеко от центральной зоны леса. Центральная зона леса была там, где природная энергия Неба и Земли была самой плотной.  Таким образом, там росло большое количество драгоценных сокровищ, и рост духовных зверей в этой зоне был более быстрым. Вполне естественно, что демонические звери монополизировали эту зону.

Приблизившись еще на двадцать шагов, контуры красной лисы стали более отчетливыми. Они сразу заметили, что у красной лисы было больше одного хвоста, а точнее - три. Были легенды, в которых говорилось о демонических лисах с девятью хвостами. Их силы бросали вызов небесам, что повлекло ужасные несчастья в их роде. Таким образом, количество хвостатых демонических лисиц было очень низким по сравнению с остальной частью рода лисиц.

Когда их группа приблизилась к лисе, ее грудь очень медленно двигалась вверх и вниз. Лиса не была мертва! Было ясно, что она была на последнем издыхании, и кровь текла по зияющей ране на бедре ровным потоком. Не было никакого способа точно сказать, сколько крови вытекло из раны, но было ясно, что она умирает. Демонические звери обладали пугающей жизненной силой крови, и их тела могли производить значительное количество крови за короткое время. Видя, что лиса еще жива, Ча Мин снова попытался вырваться из гипнотических туманов, которые толкали их вперед, но безрезультатно.

- Если это благословение, а не бедствие, то это, наверное, к лучшему. Но если это все, же бедствие, его нельзя избежать, - тихо пробормотал Ча Мин. 

Он перестал сопротивляться и продолжил продвижение.


***

Ча Мин внезапно пришел в себя. Он был на своей обычной прогулке по лесу. От него пахло морозом на деревьях, и зеленовато-золотые листья кружились вокруг, когда их подхватывал ветер. В этих лесах, он был один. Был он здесь в течение многих лет. Одним из его любимых увлечений был поход в горы, среди деревьев и рек. Пейзаж был идеальным и он мог представить, как живет здесь всю свою оставшуюся жизнь.

Он продолжал идти к близлежащей реке. Каждый день он приходил к реке несколько раз в день, чтобы попить воды. Выпив, он постирал свою одежду и пошел купаться, пока его одежда сохла на соседней ветке дерева. Это была очень спокойная, мирная жизнь. У него не было целей, и он жил  в таком ритме изо дня в день. Закончив купаться, он вернулся к своей маленькой деревянной хижине, которую построил много лет назад, когда впервые приехал в эти мирные леса. Он не помнил, как попал сюда, но имело ли это какое-либо значение?

Дверь в его хижину издала громкий скрип, когда он открыл ее. Она была закреплена ветками и самодельной веревкой, сплетенной из крепких растений. Войдя внутрь, знакомое ощущение холода, вызванное каменистым полом, щекотало его ноги. Эти камни собирались на протяжении многих лет, медленно покрывая первоначальный земляной пол.

Его еда сегодня состояла из духовных фруктов, которые он собрал в лесу. Он взял большой деревянный горшок, вырезанный из особенно большого дерева, и вскипятил немного воды для риса. Рис был из урожая прошлого года, который он выращивал на небольшом затопленном участке возле своей хижины, когда погода была теплой.

Закончив свою простую трапезу из рисовой каши и духовных фруктов, он сел перед простым белым холстом, прикрепленным к грубой деревянной раме. У него была кисть и черные чернила, но это была его единственная кисть и его единственный горшок с чернилами. Он привез их с собой, когда впервые приехал в лес, но если их использовать, кто знает, как ему удастся, получить новые? К тому же он никогда не был уверен, что написать, и потому просто спокойно сидел, размышляя над своим творением. Прошли годы с тех пор, как он использовал кисть, чтобы написать картину, но он не возражал подождать более подходящего момента.

После нескольких часов ожидания солнце, наконец, село, погрузив лес в темноту.  Он убрал кисть и чернила, решив, что сегодня не самый подходящий день для рисования. Затем зажег лампу, которая, казалось, никогда не нуждалась в масле для топлива. У него была только одна лампа, но она прослужила ему много лет, не теряя своей эффективности. Он поднес лампу к маленькому столику с двумя стульями. На столе стояла черно-белая доска для го с двумя чашами для черных и белых камней. Черная чаша была украшена символом «дьявол», а белая чаша была украшена символом «ангел». В этом мире игра называлась "ангелы и дьяволы".

Прежде чем сесть, он положил первый черный камень посередине. Средняя точка звезды на доске была его любимой. Он делал все возможное, чтобы бороться за центр всякий раз, когда играл, и было трудно бороться с этим ходом. Он сел и продолжал класть камни, пока не закончил игру против себя.

Наконец подошел к своей кровати и залез под сильно потертое одеяло. Это был прекрасный день; он погрузился в сон без сновидений, только чтобы проснуться на следующее утро и повторить свою ежедневную рутину.  Эта рутина продолжалась много месяцев.

Однажды, когда он пошел к реке, где каждое утро купался, внезапно увидел фигуру вдали. Это была красивая молодая женщина. Она источала чарующее обаяние, которое могло вызвать гибель целой страны. Ча Мин приближался к ней в сторону реки; ее огненное платье резко контрастировало с близлежащим лесом. Когда они проходили мимо друг друга, она бросила на него чарующий взгляд, подчеркнутый ее облегающим традиционным платьем. Она продолжала идти, а он продолжал следовать. Он продолжил свой обычный распорядок дня. На этот раз Ча Мин заснул только после того, как положил свою первую черную фишку в центр доски. Холст в комнате все еще оставался нетронутым и незапятнанным.

На следующее утро Ча Мин заметил, что на доске был положен еще один камень. Подумав немного, он вынул еще один черный камень, на этот раз камень занял место в  углу с внешней стороны. Он не продолжил игру; возможно, его загадочный посетитель придет снова и продолжит играть. Утро было таким же, как и в предыдущий день. Та же женщина в огненно-красном платье улыбнулась ему своей соблазнительной улыбкой, он пошел на реку купаться, уставился на чистый холст и сел перед доской, на которой теперь было три камея. Он думал целых три часа, прежде чем сделать следующий шаг.


***

Эта рутина продолжалась сто восемь дней. К концу последнего дня игра уже была близка к эндшпилю. Они боролись за единственное очко в ситуации под названием «ко» в го. Ча Мин считал разницу много раз, и это единственное очко решало ход игры.

Но женщина в огненном платье не пришла. Ча Мин продолжил рутину и, в конце концов, уставился на пустой холст.

- Почему ты не напишешь картину? - спросил тихий голос позади него.

Хотя он никогда не слышал, чтобы она говорила раньше, но знал, что это была женщина в красном. Она вышла позади него мягкими, манящими шагами. Когда она достигла холста, потянула руку и погладила сторону холста. Ее взгляд практически кричал "Напиши меня!" Она посмотрела ему в глаза, когда ее рука опустилась на холст. Ча Мин продолжал смотреть на холст, размышляя.

- Почему вы так долго пытались затянуть меня в эту мирную иллюзию? Было ли это все, ради того чтобы увидеть как я буду писать картину?

Женщина бросила на него удивленный взгляд. Она подошла к нему, пока ее губы не оказались в нескольких дюймах от его рта. Запах ее ароматного дыхания ласкал его, и ее надутые губы просили поцеловать.

- Я просто хотела посмотреть, что ты будешь писать. Кто бы мог подумать, что ты увидишь сквозь мои иллюзии? Я же не прошу слишком много, не так ли?

Подойдя к доске для го, она потянулась рукой за белыми фишками, взяв камень, она угрожала одной из его нестабильных территорий. Затем она села перед доской, указывая на него.

- Хочешь сыграть в игру? спросила она его с невинной улыбкой на лице.

Он посмотрел на нее вопросительно.

"Разве мы не играли все это время?" 

Затем он подошел к доске, несколько минут смотря на нее, а затем положил камень для защиты. Его позиция была действительно немного шаткой, и он не мог позволить себе получить дополнительное очко.

- Мой дорогой друг, мы играем в эту очень увлекательную игру в твоих воспоминаниях. Но такая игра не так уж интересна…

Она бросила на него застенчивый взгляд и облизнула свои вишневые губы. Затем она вернула ему "ко", взяв его черный камень с доски и положив его в свою «захваченную» кучу. Он не сможет вернуть его на следующий ход. В игре го, как и в жизни, ему не позволяли повторять одну и ту же ситуацию дважды, и он никогда не будет способен вернуться к одному и тому же моменту времени.

Но он был в состоянии продолжить свою жизнь и в конечном итоге вернуться к той, же проблеме; Точно так, же он сможет атаковать слабости другого человека в го и продолжить эту битву за тот, же камень в следующем ходу. Ранее он обнаружил некоторые слабости, и поэтому использовал одну из этих слабостей, купив себе еще один драгоценный ход.

- Что действительно интересно, так это то, что ты и твои друзья оказались в очень опасной ситуации. Я могу спасти тебя и твоих друзей. Однако мне очень нравится играть в игры, поэтому я думаю, что заставлю тебя поиграть со мной немного ...

Ее мягкий, но внушительный голос немедленно вернул ему воспоминания. В течение нескольких секунд разум Ча Мина стал нестабильным, но он мгновенно пришел в себя. Да, он был с друзьями, и они были глубоко в лесу. Там не было пышных деревьев, только опустошения.

- В какую игру вы хотели бы сыграть, мисс?

Несмотря на напряженную ситуацию, он продолжал играть. Ему действительно не нравилось проигрывать игру из-за недостатка концентрации.

Она подумала некоторое время, а затем спросила:

- Ты когда-нибудь играл в сто вопросов?

Он покачал головой.

- Это очень простая игра. Чтобы сыграть в нее, тебе нужно заключить со мной контракт. Я задам тебе сто вопросов, и если ты солжешь, ты умрешь. Если ты ответишь правдиво и продержишься до конца, я предоставлю тебе и твоим друзьям выход из вашего затруднительного положения. При правильном принятии решения, вы сможете сбежать обратно в город. К сожалению, я не могу дать тебе полную гарантию. Кто знает, может ты трус, который цепляется за жизнь и боится смерти.

- Если ты солжешь, я заберу твою душу. Кроме того, я клянусь своим настоящим именем, что, если ты не примешь, то, по крайней мере, трое из твоих друзей никогда не смогут сбежать от этих собак живыми. Если я произнесла, хотя бы одну ложь, пусть поглотит меня молния с девяти небес!

Это была действительно тяжелая и обязательная клятва. В какой-то момент она выдвинула простой на вид контракт. Изучив его, Ча Мин прикусил большой палец, пока кровь не потекла, и подписал свое имя на контракте кровью.

- Хорошо, я согласен! Задавайте свои вопросы. 

Мгновенно окружающий его мир слился с тенями в комнате. Он сделал ход в игре, а затем оказался перед горящим домом. Внутри был незнакомый ребенок.  Голос зазвучал в его голове.

- Кого ты спасешь? - спросил мягкий женский голос.

Он сталкивался с этим вопросом бесчисленное количество раз. Он ворвался в горящий дом и спас ребенка. Как только вышел, он услышал тихое скуление собаки, которую не смог спасти. Родители были очень благодарны. Они обильно поблагодарили его, и он стал героем в городе. Неся эту память в своем сердце до последних дней, и, хотя он не сожалел о своем выборе, скуление из горящего дома преследовало в его снах до самой смерти. Когда он погрузился в небытие, проснулся от сна, потрясенный своим опытом. Мало того, что он должен был ответить на вопросы, но также должен был столкнуться с последствиями его действий.

- Девяносто девять вопросов осталось. Ты сдаешься? - она улыбнулась и прикусила нижнюю губу, словно хотела откусить от него кусочек.

- Разумеется, нет, - ответил он. - Следующий!

Остались девяносто восемь вопросов.

На этот раз он столкнулся с тем же горящим домом, но с неизвестным ребенком и собственным ребенком. Этот вопрос был немного сложнее.

- Что ты выберешь? - спросила снова она.

Он бросился в горящий дом и спас своего собственного ребенка. Зная, что он принял правильное решение, но чувствовал себя виноватым внутри, и соседи презирали его. Их ребенок тоже был в доме, и они проклинали его за то, что он не спас его. Как он посмел выбрать своего ребенка! Эта вина и презрение продолжались на протяжении всей его жизни.

Многие сценарии всплыли у него в голове. Однажды у него был выбор между его ребенком и ребенком его племянника. В других случаях это были его собственные двое детей. Иногда это были двое неизвестных детей. В другой раз это был его ребенок и трое детей. Иногда десять. Никто никогда не узнает, какой выбор он сделал с налитыми кровью глазами и слезами, текущими по его щекам. Он был вынужден пережить все последствия своих действий один за другим. Иногда сталкиваясь с родителями с глазами полными слез, а иногда подвергаясь нападению и лишаясь жизни. Однажды его вызвали в суд, где его осудили десятки скорбящих людей. Затем его отправили в тюрьму на всю жизнь, где на него нападали различные преступники.

С каждым ответом вопросы становились все сложнее. Вы бы убили каждого комара на Земле, чтобы спасти маленькую девочку? Этот вопрос был намного сложнее, чем могло показаться людям, даже если они не любили комаров и страстно ненавидели. В конце концов, последствия убийства всех комаров в мире имело слишком далеко идущие последствия. Если бы он выбрал этот вариант, миллиарды птиц в мире умерли бы, и многие люди бы умерли с голоду. Однако меньше людей погибнет от малярии и других болезней, вызванных комарами.

Тем не менее, когда вопросы становились все сложнее и сложнее, он почувствовал, что его решимость вознеслась! В конце концов, не каждый должен задавать себе эти вопросы честно. Они были гипотетическими, и люди никогда не столкнутся с последствиями своих действий.

В какой-то момент он достиг своего предела и наконец, напал на женщину в красном.

- Вы хотите, чтобы я ответил на ваш вопрос? Хорошо, я отвечу, я буду сражаться с вами! В этом случае погибли многие тысячи детей, взрослых, бабушек и дедушек. Вопрос был нелепым и даже не заслуживающим рассмотрения. Если дойдёт до этого, я бы предпочел просто сразиться с тем, кто дал мне выбор, и в худшем случае я умру!

После осознанию этого, он умер много раз, в конечном итоге двенадцать раз. На некоторые вопросы было просто слишком сложно ответить честно. Какой смысл даже думать об этом вопросе? Он следовал своему сердцу и боролся с ситуацией как мог.

Наконец, остался последний вопрос. Он оказался в комнате перед чистым холстом. Он был психически (морально) уставшим и чувствовал себя так, словно прожил девяносто девять жизней. И все же теперь сидел перед чистым холстом с кистью в руке.

- Почему бы тебе не написать мою картину? - сказала женщина в красном. 

Она подошла к нему и осторожно подула ему на ухо, принося тепло по всему его телу. После всех этих трудных вопросов было слишком легко взять свою кисть и написать. Когда его кисть уже приближалась к полотну, он остановился и пристально посмотрел на женщину в красном.

- Хорошая попытка. Вопрос, который подразумевает действие! Поистине восхитительно. Ответ на ваш вопрос таков:

- Я хотел написать вас много раз за последние несколько месяцев, но всякий раз, когда я пытался представить вас в моем разуме, я чувствовал  что-то не так.

Услышав твердость в его голосе, женщина тихо подошла, пока она снова не оказалась в нескольких дюймах от его лица.

- Почему ты почувствовал, что что-то не так? - спросила она.

- Очень хорошо, я дам вам сто первый ответ бесплатно. Я чувствовал, что что-то не так, потому что красивая женщина в красном была больше, чем она казалась. В то же время она все еще была женщиной в красном.

Улыбка подкралась к ее лицу. 

- Ты победил! - сказала она. 

Затем она подошла к доске и сделала ход белым камнем. Игра неосознанно продолжалась до этого момента. Казалось, что камень может разрушить его защиту, но он увидел мимо скрытой уловки. Он разыграл свой черный камень и закончил их затяжной бой из-за единственного камня, зная, что ее игра не поразила ни одну из его слабостей. У него больше не было слабостей. Доска почернела, и комната поблекла. Все, что осталось, это холст. 

Размышляя, как внезапно его нахлынуло вдохновение, и решил взять свою белую кисть.

Окунув кисть черными чернилами, он написал картину красивой дамы  в огненном платье у реки. Картина была черно-белой, и хо


убрать рекламу







тя она не отражала яркие цвета, но отражала характер девушки, высокомерный и игривый.

Он остановился на мгновение и продолжил писать слабую тень позади нее.  Тень была в форме двухвостого лиса. После завершения лисы, он написал несколько слов на правой стороне черно-белой картины:

Не позволяй беспокойству окрашивать пейзаж.

Почему бы не нарисовать небеса

С этой Чистой Небесной Кистью?

Затем холост исчез в тенях. Тени превратились в туман, и Ча Мин оказался в лесу.  Шаг, который он начал делать к красной лисе всего секунду назад, приземлился на пыльную лесную подстилку. 

Глава 22. Затемняющая судьба

 Сделать закладку на этом месте книги

 Этот единственный шаг Ча Мина занял всего одну секунду, но эта секунда ощущалась, словно прошло несколько жизней. С самого начало и до конца шага, казалось Ча Мин, стал совершенно другим человеком. Его глаза теперь содержали некий шарм, который, что содержал превратности судьбы. Ван Цзюнь заметил изменение, но решил пока забыть об этом на время. В конце концов, они были перед легендарным зверем, и любая потеря концентрации могла привести к их смерти.

Пройдя несколько десятков шагов вперед, Ча Мин заметил маленькую фигуру, которая двигалась возле живота лисы. Эта маленькая черная фигура испуганно огляделась и, метнулась к ближайшему выступу. В течение тридцати секунд она зацепилась за выступ своими маленькими зубцами, после чего упала на землю вместе с каплей белой жидкости. Маленькая черная фигура быстро слилась с белой лужей. Лиса явно была матерью этого зверя. Маленький зверь действительно напоминал лису. В отличие от своей матери, у него был только один хвост. Хвост был черно-белым в, казалось бы, равных пропорциях.

Маленький лисенок, казалось, не понимал, что происходит; он продолжал радостно пить с той же самой лужи молока, не обращая внимания на свое окружение. Он остановился, только когда услышал шаги Ча Мина, и осторожно посмотрел на него. В конце концов, его мать не помешала ему прийти, поэтому он не должен быть угрозой. Возможно, новый друг? Он сразу же начал танцевать вокруг Ча Мина, как будто пытаясь поиграть с ним.

Ча Мин наконец понял, что он один. Его друзья не были пропущены и были вынуждены остаться. Он нахмурился, но не смог удержаться от соблазна встать на колени и погладить лисенка. Он игриво щипал его за руку, пока Ча Мин боролся с ним и потер ему животик. Маленький лисенок был очень похож на игривую собаку, а он играл со многими собаками в детстве.

После нескольких минут игры с маленьким лисенком, Ча Мин неожиданно осознал, что на самом деле он был в лапе гигантской треххвостой лисы. В эту минуту забвения, лисенок набросился на него, сбивая его с ног. Он удивленно посмотрел на лисенка. Уровень силы, который он продемонстрировал, был уровнем духовного зверя второго уровня. Хотя он превосходил лисенка по силе, но лис был новорожденным! Как правило, созревание демонических зверей занимало много времени, у некоторых - несколько десятков лет, чтобы достичь этого уровня.

Наконец он сел и взял лисенка, развлекая его своей рукой. Затем посмотрел на глаза гигантской треххвостой лисы, которые были, почти закрыты. Он мог сказать, что она умирает. Дыхание могучего зверя становилось все тяжелее и тяжелее. Пока зверь не мог заговорить, но он уже знал, что лиса хотела передать. Как будто они провели много времени вместе и имели молчаливое взаимопонимание.

Она была смертельно ранена собакой, лиса протянула руку, чтобы забрать ее ребенка. Она не была уверена, что произойдет, но если лисенок останется в лесу без ее защиты, он обязательно умрет. Другие демонические звери охотились бы за ним для питания. Из группы пяти человек у лисицы было лучшее впечатление о Ча Мине. Вот почему только Ча Мин мог двигаться вперед и приблизиться к ее маленькому детенышу.

После того, как она посмотрела умоляющим взглядом на него, она закрыла глаза. Он заметил немного очаровательную улыбку на лице лисы.  Ее красная шерсть напомнила ему о молодой леди во сне. Они были явно одним и тем же существом. Наконец, она выдохнула, и подавляющие туманы, окружающие их, начали исчезать. Малыш ни о чём и не подозревал и крепко уснул. Он погрузился в глубокий сон прямо перед смертью своей матери. Мать-лиса целенаправленно усыпила его, чтобы избавить память с моментами о ее смерти.

Как только Ча Мин взял маленького лисенка, заметил, что большая красная фигура лисы начала мерцать. После нескольких мерцающих мгновений мощный зверь полностью превратился в красный туман, который затем поплыл и ворвался в лоб лисенка. Туман сформировал слабый красный отпечаток на голове лисенка. Присмотревшись, он заметил, что на отпечатке образовалось несколько символов:

Не позволяй беспокойству окрашивать пейзаж.

Его инстинкты были правы с самого начала. Большая лиса и девушка в красном были одним и тем же существом. Он задумался немного. Почему она попросила сыграть в ту игру? Может, она как-то его проверяла? Он пожал плечами и направился к группе. Сначала они казались шокированными, что лиса исчезла. Через несколько секунд в их глазах появилось остекленевшее выражение, и они, казалось, забыли треххвостую лису. Очевидно, что на земле лежал только маленький лисенок. Не было ни пятен крови или луж крови, только туман.


***

Женщин всегда привлекали маленькие домашние питомцы, и Хун Синь, и Гун Лань не были исключением. Ча Мин не отпустил лисенка, когда они гладили его, пока уходили. Теперь они были неограниченны и могли двигаться куда угодно. Они решили быстро уйти, так как поблизости было много собак, и никто не знал, когда собакам удастся преодолеть давление, которое держало их в страхе.

Их группа, наконец, смогла свободно передвигаться, поэтому, они убежали на восток. Они прошли двадцать ли, прежде чем, наконец, остановились в заброшенной пещере, где развели огонь. Затем они ели из своих накопленных пайков, и довольно скоро Фэн Мин, Гун Лань и Хун Синь крепко спали в глубине пещеры. Видя, что они спят, Ван Цзюнь сделал несколько жестов руками, показывая, что хочет поговорить. Снаружи их окружение было полностью скрыто, и Ча Мин больше не мог разглядеть спящие тела своих трех товарищей.

- Эта гигантская лиса была треххвостой. Я уверен, что ты слышал легенды. Однако я уверен, что ты не слышал подробностей, касающихся этих видов лис.

Ча Мин посмотрел на Ван Цзюня с удивлением. Никто из остальных троих не помнил гигантскую лису. Почему Ван Цзюнь был исключением? Ван Цзюнь заметил его удивление и усмехнулся.

- Маленькие трюки, подобные этому, не могут повлиять на меня. Только я могу повлиять на свою собственную карму. И даже увидеть собственную карму могу только я. Эта лиса не была демоническим зверем на уровне формирование  фундамента. Она была демоническим зверем на стадии создания псевдо-ядра.

Ча Мин поперхнулся от откровения. Создание ядра было за пределами стадии формирование фундамента. И насколько ему известно, в городе Зеленого Листа не было экспертов на стадии создания ядра.

- Причина, по которой я сделал такой вывод, о том, что лиса была демоническим зверем на стадии создания псевдо-ядра, заключается в том, что она была смертельно ранена духовной собакой на среднем уровне формирование фундамента, и ее стаей. Зверь создания ядра, несомненно, был бы слишком силен для духовных собак, которые не смогли бы сразиться с ней ни при каких обстоятельствах. Однако у демонической лисы может быть три хвоста только на стадии создания ядра. Есть только одно исключение: пока демоническая лиса не выдержит небесную скорбь, не сможет по-настоящему войти на стадию создания ядра. И только после того как демоническая лиса перенесет небесную скорбь, вырастет третий хвост, так как каждый дополнительный хвост пробуждает зависть небес.

- Черная собака, должно быть, нашла лису после того, как она была ослаблена молнией скорби, но и еще, она не успела создать свое ядро зверя. Это ядро зверя принципиально отличается от кристаллов зверя, которых вы часто называете ядром зверя, и только духовные звери на стадии создания ядра имеют настоящее ядро зверя.

Ван Цзюнь в какой-то момент достал чайник с чаем, наливая Ча Мину чашечку чая, попутно объясняя. Ван Цзюнь, который обычно любил пить чай несколько десятков раз в день, подготовил чайник за несколько дней. Как обычно, чай, который заварил Ван Цзюнь, был лучшим чаем.

- Ча Мин, я буду прямолинейным с тобой. Этот маленький лис, будет достойным товарищем, но обреченным на смерть.

Ча Мин нахмурился.

Видя его беспокойство, Ван Цзюнь вздохнул и продолжил.

- Я объясню тебе, почему, и ты сможешь решить, что делать. Будет вполне справедливо, если ты поймешь ситуацию.

 Ча Мин кивнул, позволив Ван Цзюню продолжить.

- Есть некоторые секреты, о которых ты наверняка еще не знаешь. Это сложно, но я сделаю все возможное, чтобы объяснить. 

Затем Ван Цзюнь взмахнул рукой в сторону их спящих друзей, которых было немного видно сквозь затуманенное окружение. К удивлению Ча Мина, над головой Фэн Мина появились блеклые символы из теней. 

- Мой метод культивации немного уникален. Я культивирую два элемента. Один из них - тьма, о котором ты уже должен был слышать, но помимо него я культивирую судьбу. У меня двойная культивация тьмы и судьбы, что является редкой комбинацией.

Было бы легче найти перо феникса или рог кирина, чем кого-то с таким сродством. Вряд ли родится  ещё хотя бы один человек с такой комбинацией на этом континенте в ближайшие сто лет. Такие люди, как Ча Мин, которые культивируют пять элементов, встречаются так же часто, как трава для сравнения.

Это откровение удивило Ча Мина совсем немного. В конце концов, талантливый человек, такой как Чжоу Ли, который культивировал огонь и судьбу, был выбран императорской семьей. Такой человек в конечном итоге сможет перевернуть Королевство всего несколькими словами. Не обращая внимания на его шок, Ван Цзюнь продолжил.

- То, что ты видишь над Фэн Мином, - его имя. Это его истинное имя. Оно скрыто, но люди с определенным уровнем культивации смогут его увидеть. Как ты знаешь, имена обладают большой силой. Ты можешь не знать, но у каждого человека, каждого живого существа и у каждого неживого существа есть история, сопровождающая его именем. Каждое настоящее имя уникально. Его истинное имя не Фэн Мин, потому что другие люди не могут иметь такое же истинное имя. Если бы другой человек поделился своим истинным именем, у него была бы точно такая же история. Однако как может два одинаковых человека существовать в одно и то же время, в одном месте и с одной и той же историей? Это было бы противоречием. Поэтому никто другой не может иметь такое же истинное имя.

Ван Цзюнь снова взмахнул рукой. На этот раз несколько других символов появились рядом с именем Фэн Мина. Некоторые символы выглядели размытыми, а другие казались кристально чистыми. Несмотря на их ясность, он не мог прочитать их.

- Большая часть истории Фэн Мина уже написана. Как видишь, многие символы написаны очень четко. Это происходит только тогда, когда чья-то судьба стабильна. С положительной стороны, хотя я не намереваюсь раскрывать все, что вижу, но могу заверить тебе, Фэн Мин не умрет в этих лесах. Если на то пошло, то ни Гун Лань, ни Хун Синь не умрут. Однако истории некоторых людей не так просто прочитать и нелегко определить. Например, моя собственная судьба неясна по своей природе, как и мое истинное имя. Мои извинения, Ча Мин, но из-за моего уровня мастерства, я не способен прочитать твою судьбу. 

Он бросил на него многозначительный взгляд. Понятно, что это было довольно редким результатом.

Наконец Ван Цзюнь помахал лисенку. Хотя многое было неясным, после первых нескольких предложений появился символ. Этот символ был кристально чист. История ниже была размыта, и символы, казалось, почти рассыпались. Он сделал паузу на некоторое время, после чего указал на единственный ясный символ.

- У этого символа есть имя. Его зовут Смерть.


***

Ча Мин лежал, пытаясь уснуть. Но в его голове крутились разные мысли. Он продолжал повторять то, что сказал Ван Цзюнь. У этого символа есть имя. Его зовут Смерть. Было трудно принять такое. Лис все еще крепко спал, будучи таким беспомощным и невинным. Он был уверен, что он проснется, если дать достаточно времени. До этого, по крайней мере, он был обязан позаботиться о маленьком лисенке. Как он мог просто отказаться от него?

Когда он выглянул из входа в пещеру, смог то разглядеть силуэт Ван Цзюня. Видимо тоже не смог уснуть, и он решил постоять снаружи возле мертвого дерева, глядя на лунный свет, выглядывающий из-за деревьев. Вздохнув, Ча Мин взял лисенка на руки и тихо вышел из пещеры. Ван Цзюнь не повернулся к нему и продолжал смотреть на полнолуние, потягивая чай. Он тихо налил вторую чашку и протянул ее. Ча Мин принял её и встал рядом, с ним, тихо попивая. Прошел час, после чего Ван Цзюнь заговорил.

- Твоя судьба странная, Ча Мин. Хотя я могу видеть истории многих людей, я совсем не вижу твоей. Это довольно редкое событие. Моя судьба неясна из-за того, что я культивирую. Твоя неясна по разным причинам, которые я не знаю.

Ча Мин немного задумался, не зная, что сказать. Обычно он был тихим человеком.

- Мой друг, - сказал Ча Мин, - ты очень загадочный и я не знаю, что сказать. У меня были определенные счастливые встречи в моей жизни, но я не думаю, что когда-либо смогу поделиться этими секретами с кем-нибудь в своей жизни. 

Ча Мин остановился. 

- Тем не менее, ты когда-нибудь спрашивали себя, рискнешь ли ты своей жизнью ради кого-то другого? Я чувствовал глубокую скорбь в глазах лисицы. Я чувствую, что каким-то образом обязан этой лисе. Потому обязан вытащить ее ребенка из этого леса. Это странное ощущения? Я явно никогда не знал эту лису, и никогда раньше мы не сталкивались. Как это возможно, что я чувствую себя обязанным лисице?

- Возможно… это то, что я не могу объяснить. Однако в моем сердце есть чувство, что я буду сожалеть об этом вечно, если не попытаюсь спасти этого лисенка. Поэтому я могу только попытаться, даже если ты скажешь что ему суждено умереть. Судьба этого лисенка ничего не изменит. Я должен сделать выбор, и я предпочту скорее попытаться и потерпеть неудачу, чем никогда не пробовать, даже если это означает рискнуть своей жизнью.

Они продолжали тихо пить чай, и холодный ветер пронесся по пустынному лесу. На мертвых ветвях начал накапливаться слой инея. Это будет продолжаться до восхода солнца.

Ча Мин не обратил внимания на то, что глаза Ван Цзюня были немного туманными. Он подумал об улыбающемся симпатичном лице молодой девушки. Она была счастлива, хоть и была ранена и кровь стекала на землю. Она была матерью, которая пыталась спасти своего ребенка из-за чего была смертельно ранена в процессе. И все же она не сожалела. Покачав головой, он повернулся к Ча Мину.

- Я могу дать лисенку выход из ситуации. Небеса никогда не закроют все выходы. Однако я должен предупредить тебя. Это его судьба, и его история. У меня есть способ скрыть судьбу этого лисенка, но мне неизвестно, что за последствия будут в будущем. В конце концов, что-то должно измениться, чтобы этот лисенок выжил. Возможно, твоя жизнь предназначена для того чтобы позволить лисенку жить, но это может, стоит тебе жизни. Если тебе повезет, ничего особенного не произойдет, сродни ряби гальки в устойчивом притоке. Я действительно не знаю, каковы будут последствия.

- Однако это обойдется дорого для меня, но я могу позаботиться, чтобы  этому лисенку не было суждено умереть. На самом деле, это величайший секрет нашей семьи. Всякий раз, когда члены нашей семьи сталкивались с определенной и злым роком, эти люди судьбы в семье в ключевые моменты вмешивались, чтобы дать нам поворотный момент. Каждый раз, когда нашей семье суждено упасть, мы скрываем судьбу и используем свою мудрость, чтобы переломить неблагоприятную ситуацию.

- Однако у этого метода есть свои трудности. Я не могу использовать эту способность очень часто. В обмен я хочу, чтобы ты пообещал мне выполнить одолжение. У тебя нет возможности сделать это сейчас, но я делаю ставку на будущее. Сможешь ли ты сделать мне такую большую услугу как для той лисы? Ван Цзюнь строго посмотрел на него.

- Я обещаю тебе, Ван Цзюнь. Ты мой друг. Как я могу не помочь?

Глядя на Ча Мин, он закрыл глаза. После нескольких вдохов широко открыл глаза;  его глаза были черными, чернее самых глубоких теней. Затем он протянул руку, и темнота в его глазах медленно текла, словно слезы на его лице, в конце концов, накапливаясь на его открытой ладони.

Примерно через час след от тени на его ладони превратился в шар тьмы размером с его кулак. Наконец, последняя капля тьмы в его глазах исчезла. Следуя за последними следами тьмы, все цвета в мире казалось, истощали путь. Его золотые волосы, которые сияли в свете полной луны, начали терять свой цвет. Белые пряди были теперь видны на его волосах, как будто сама его жизнь истощалась! Шар на его ладони начал сжиматься с золотистым оттенком. Пока Ван Цзюнь продолжал сжимать его, он продолжал становиться все бледнее и бледнее. Затем казалось, что он больше не сможет выдержать, как шар сконденсировался в единый трехмерный символ - Темный!

Как только этот символ сформировался, Ван Цзюнь рухнул от истощения. Ча Мин бросился помогать ему. Когда он встал с помощью Ча Минга, Ван Цзюнь взмахнул рукой и раскрыл историю лисенка. Затем бросил застывший символ в символ смерти. Когда Смерть исчезла, тоже и случилось с историей. История была теперь никому неизвестна. Ван Цзюнь некоторое время тяжело дышал, и, наконец, его лицо верну некоторый природный цвет. Однако его золотые волосы остались белыми.

- Скрытия судьбы этого лисенка стоило мне десяти лет моей жизни, Ча Мин. Хоть в долгосрочной перспективе это не так уж много, в зависимости от того, сколько я смогу достичь в своей культивации, это может оказаться всего лишь одним процентом, но как бы это, ни было это целых десять лет!

Ча Мин был в шоке. Когда Ван Цзюнь сказал ему, что должен будет заплатить высокую цену, он никогда не думал, что цена будет такой большой.

- Я надеюсь, что теперь ты понимаешь, насколько велико это одолжение. Но то, что я попрошу тебя сделать в будущем, для меня гораздо дороже. Я бы отдал свою жизнь, чтобы достичь своей цели. 

Он посмотрел на яркую луну. 

- Но, - продолжил он, - ты мой друг, Ча Мин. Я не подвергну тебя никакой опасности. Чтобы оказать мне эту услугу, тебе нужно быть намного сильнее. Тебе нужно быть хотя бы в области  резьбы рун[5], чтобы помочь мне, область выше создания ядра!

Наконец Ван Цзюнь вернулся к пещере. 

- Ты должен немного поспать, Ча Мин. Нам нужно уйти рано завтрашним утром. Это место станет очень опасным. Как только подавление треххвостой лисы полностью исчезнет, духовные собаки вернутся. Они будут преследовать нас, сколько необходимо. Их истинной целью все это время был лисенок, что в твоих руках.

Несмотря на предупреждение Ван Цзюня, Ча Мин не спал в ту ночь. Он продолжал думать, какую цену ему придется заплатить за то, что Ван Цзюнь изменил судьбу лисенка. 

Глава 23. Битва на Великом Деревянном Мосту

 Сделать закладку на этом месте книги

В глубине леса, на границе между средним и внешним лесом, бежали Ча Мин и его группа вместе с маленьким лисенком. Они бежали так быстро, как могли, без отдыха, потому что, если остановиться больше чем на полчаса, духовные собаки наверняка догонят. Окружающий лес, представлял собой смесь между прежними мертвыми деревьями и красивым, пышным внешним лесом. Зеленовато-золотые листья падали тут и там на пустынной, пыльной земле, создавая смесь  созидания и разрушения.

Где-то в последние два дня лисенок наконец-то проснулся. Он был довольно энергичным и игривым, и относился к их бегу за жизнь как к приятной игре. Из-за опасений, что им придется иметь дело с испуганным лисенком, они ничего не сделали, чтобы исправить ситуацию. В конце концов,  времени у них было меньше всего. Их группа остановилась на пять минут, чтобы отдышаться. Ван Цзюнь быстро достал высококачественную карту.

- Все, ситуация выглядит невероятно ужасной. Собаки каким-то образом способны отследить нас даже на этом расстоянии. Есть только одна особенность местности, которую мы можем использовать, чтобы помешать им: Великий Деревянный мост. Этот мост - длинный и узкий, который пересекает Туманную реку. В этой точке реки невозможно перейти без использования моста, поэтому мост является естественным камнем преткновением для большой стаи собак.

- Кроме того, это наихудший сценарий. У меня есть пара талисманов мрака, которые мы можем использовать, чтобы попытаться избавиться от них. Давайте пройдем по этому пути, и я буду использовать талисманы здесь, - Ван Цзюнь указал на два места на карте - и здесь.

Ча Мин не был таким же умным, как Ван Цзюнь, поэтому оставил эти вопросы на него.

Вой раздался издалека, и он приближался. Настало время уходить, пока полночные духовные собаки не догнали их. Они бросились бежать, достаточно быстро, чтобы эта погоня продолжалась бесконечно. К счастью, эксперты по конденсации ци имели более сильное физическое тело, чем нормальные люди. К сожалению, у всех были разные телосложение. Ча Мин строго применял бег трусцой, чтобы поддержать свою выносливость, как и Фэн Мин. Ван Цзюнь и Гун Лань, похоже, тоже не скоро устанут. Тем не менее, выносливость Хун Синь была чрезвычайно жалкой.

К счастью, после тщательных экспериментов Ча Мин обнаружил, что его проявление «Исцеляющая рука» может быть использована для восстановления выносливости за счет его ци дерева. Используя его способности, им удавалось непрерывно бежать последние два дня. Всякий раз, когда истощение любого члена достигало определенного уровня, Ча Мин использовал свою Исцеляющую руку. Его ци полностью восстановится, прежде чем следующий человек будет нуждаться в повышении выносливости. Единственный недостаток заключался в том, что эта техника была психически обременительной, из-за чего истощение Ча Мина возрастало с каждым днем.

Духовные собаки уже почти догнали и были только в пяти минутах от них. Они направлялись на северо-восток, первый пункт их плана. Ван Цзюнь достал первый талисман мрака. Талисман разразился облаком теней, придерживаясь плотно к группе. Их группа растворилась в тени, и они отступили назад на юго-восток. Теперь у них был час, чтобы избавиться от большой группы.

Казалось, что дела идут довольно хорошо. В течение первой половины дня вой собак исчез. Однако всего через полдня беготни они поняли, что псы снова взяли след.

- Я думал, ты сказал, что талисман мрака скрывает наши звуки и запахи? Как они снова нас нашли? - спросил Ча Мин с тревогой.

Ван Цзюнь нахмурился. 

- Собаки не должны были найти наш след так легко.

Подумав некоторое время, он направил группу обратно на северо-восток под действием второго талисмана мрака. Это, казалось, не помогло ситуации, поскольку собаки продолжали приближаться все ближе и ближе. Они легко смогут наверстать упущенное за полдня, а их группа была еще за полдня пути от моста. Изначально они надеялись использовать талисман для перехода через мост, но, к сожалению, этот план улетучился.

Их группа быстро остановилась, чтобы перевести дух, пока Ван Цзюнь подбрасывал в воздух его семь черных монет. Черные монеты ненадолго замерли в воздухе и рассыпались по лесной подстилке. После двух минут наблюдения за монетами выражение его лица стало ужасным.

- Черт, они следят за нами по не запаху. Когда они преследовали нас в прошлый раз, один из них наложил на нас заклинание отслеживания крови! Я не мог почувствовать это раньше, потому, что это было наложено тем демоническим зверем на формирование фундамента. Если мы продолжим, духовные собаки наверняка догонят.

Ча Мин побледнел от откровения, но успокоил свой разум. Требовалось быстрое решение. 

- Поскольку мы не можем убежать, нам придется сражаться на мосту, - сказал Ча Мин. - Если мы позволим нас окружить им, и у нас не будет ни малейшего шанса, чтобы сдержать их… нам нужно будет прыгнуть в реку.

Их группа ахнула. Туманная река была на 1500 футов ниже Великого Деревянного моста. Реки, как правило, были завалены большими камнями, и их шансы на выживание после прыжка с такого большого моста были очень малы.

- Мы - покойники, если не попробуем, - сказал Ван Цзюнь, с сожалением качая головой.


***

Их путешествие продолжалось в течение следующих половины суток, собаки медленно, но верно догоняли их. Время от времени они сталкивались с продвинутыми разведчиками, которых отправляли в короткие сроки. Две недели назад подобные бои заняли бы много времени, и заставили бы потратить много запаса ци. Мало того, что сила Синь Эр, Фэн Мина и Гун Лань увеличилась на целый уровень, вся их команда также несколько раз была в боях не на жизнь, а на смерть, получив драгоценный опыт. Неосознанно, но вся команда также выработала молчаливое взаимопонимание, сводя к минимуму их слабости и максимизируя свои сильные стороны.

После трудного полдневного бега они, наконец, достигли Великого Деревянного моста. Его ширина составляла три метра, что позволяло двум людям маневрировать в стесненных условиях. Помимо этой особенности, мост не был в идеальном состоянии; тут и там не хватало нескольких деревянных досок, а перила были всего три или четыре фута в высоту. То, что сделало мост "Великим", было его длиной и высотой. Мост простирался через могучую пропасть в 3000 футов. Река внизу была между двумя высокими красными утесами, которые усугубляют падение c 1500 футов.

Ван Цзюнь рассказал им немного истории о мосте. Основание моста было соткано из чрезвычайно длинных взаимосвязанных лоз. Лозы были ярко-зелеными и почти неразрушимыми. Многие культиваторы и демонические звери пытались разрушить живой мост, но все они потерпели неудачу. В конце концов, культиваторы взяли на себя инициативу и пригласили духовного кузнеца, чтобы построить золотые металлические перила, чтобы предотвратить падение людей. Эти перила были построены по тому же стандарту, что и мост; они были довольно крепкими, и даже шторму ураганной силы было бы трудно их опрокинуть. Деревянные части моста поддерживались городским лордом города Зеленого Листа в течение последних нескольких веков.

Лучшее место для сдерживания духовных собак было на другом конце моста, где они смогут дать отпор в узком проходе. Они быстро пробились через мост попарно, а Ча Мин занял заднюю часть. Как только они благополучно пересекли мост, они отдохнули в течение времени, которое понадобилось бы горению двух ароматических палочек, достаточное время, чтобы восстановить ци и занять свои позиции в финальной битве.


***

Тем временем, в городе Зеленого Листа, мужчина и его кот сидели вместе в маленькой деревянной хижине на юге. Хижина была расположена в небольшой аллее недалеко от рыночного района. Его стены и двери были покрыты различными талисманами, создавая впечатление, что, если весь город будет разрушен, по крайней мере, эта маленькая хижина выживет. Хоть это был популярный слух, который распространялся по всему городу, люди знали, что лучше не обсуждать это перед более влиятельными людьми, такими как декан академии Зеленых Листьев и городской лорд. Всякий раз, когда они слышали это утверждение, лицо этих могущественных фигур мгновенно становилось безобразным. Большинство людей объясняют их неприглядное выражение, тем, что это подрывает их авторитет. Но реальность была совсем другой; эти известные личности знали свое место, и если бы толчок пришелся на эту маленькую хижину, она осталась бы стоять, даже если бы особняк лорда и школа декана были бы превращены в руины.

Старейшина Лин в настоящее время задумался. Он смотрел на доску "Ангелов и Дьяволов" перед ним, обдумывая различные возможные ходы, которые можно сделать в напряженной середине игры. Через несколько мгновений он выдохнул и, наконец, положил черный камень, чтобы помочь своей центральной группе камней в трудном положении. Поставив камень, он продолжал смотреть на доску, грызя ногти и тряся ногой. Старые привычки было очень трудно исправить, и его неоднократно ругали в прошлом.

Кот спокойно сидел на противоположном стуле. В настоящее время мистер Мао Мао жевал букет цветов, подаренный ему Ча Мином несколько недель назад. Букет очень понравился мистеру Мао Мао, и он позаботился о том, чтобы пережевать несколько цветов, когда ему скучно. Вопреки обычному агрессивному поведению, его маленькое кошачье лицо было очень расслабленным. Кот лениво поднял лапу и протянул ее к миске и каким-то образом вытащил белый камень. Наконец, он положил его рядом с центром черных камней, выпуская самодовольное мурлыканье и отойдя от доски, чтобы продолжить сон.

Старейшина Лин в шоке посмотрел на доску. Его группа была мертва, и он не мог спасти ее. 

- Ты проклятая кошка! Разве ты не можешь позволить твоему господину выигрывать время от времени? Разве ты не можешь просто проиграть с небольшим отрывом, вместо того, чтобы каждый раз меня смущать? Ну, все, точка. Я никогда больше не буду играть с тобой. 

Он быстро убрал камни и доску, пока хандрил.

- Я отношусь к тебе как к своему маленькому предку, но ты всегда такой безжалостный, - тихо сказал старейшина Лин. 

Затем он посмотрел на мистера Мао Мао с красными глазам


убрать рекламу







и и слезами, стекающими, как крошечные водопады. Мистер Мао Мао, не поддавшийся эмоциям, закрыл глаза и продолжил спать. Старейшина Лин громко фыркнул и мгновенно взбодрился, его фальшивые слезы быстро испарялись в сухом зимнем воздухе. Теперь он пил чашку чая. Это был прекрасный день.

Внезапно старейшина Лин нахмурился. Он вынул черную кисть из рукава и быстро нарисовал черный круг в воздухе. Затем написал символ «Предсказание большего расстояния», немного подумав, написал имя «Ча Мин». Символ исчез и был немедленно заменен двухмерным изображением. Изображение содержало пять маленьких движущихся фигур, быстро бегущих по длинному деревянному мосту.

- Хм... парнишка в беде. Должны ли мы ему помочь? - Он посмотрел на мистера Мао Мао, почесывая свою неуклюжую бороду. Мистер Мао Мао подпрыгнул с пола на плечо старейшины Лина, с любопытством глядя в зеркало. Несколько раз, понюхав зеркало, он издал громкое мурлыканье и покачал головой, возвращаясь к кровати, чтобы продолжить сон.

Старейшина Лин нахмурился и достал пару очков, сосредоточившись на фигуре Ча Мина. Наконец он кивнул головой и взмахнул рукой. Изображение быстро исчезло, как облако дыма.

- Ты прав, как всегда, мой дорогой мистер Мао Мао. У него действительно есть немного удачи, на которое он может положиться. Кроме того, он борется только с парой сотен щенков с несколькими чуть более сильными щенками. Он должен быть в состоянии справиться с этим. Может быть, я слишком волнуюсь. - После того как старейшина Лин закончил говорить, мистер Мао Мао продолжал спать, пока старейшина продолжал пить чай. Это был прекрасный день.


***

Ча Мин тяжело дышал, его тело было покрыто толстым слоем пота. Он и его товарищи были истощены. Они сражались настолько эффективно, насколько это было возможно, не желая терять ни капли лишней ци, оказываясь перед порочной стаей. Если бы противник был достаточно слаб, они бы быстро победили их простыми атаками мечом, посохом и саблей. Группа из пяти человек сменялись по очереди каждые несколько десятков вдохов, когда усталость становилась слишком сильной, чтобы справиться с ней.

Настала очередь Ча Мина, и он быстро продвинулся, чтобы заменить Гун Лань рядом с Фэн Мином. Рычащая черная фигура набросилась на него с двух футов, перепрыгивая через труп одного из членов стаи. Ча Мин быстро оценил силу собаки как духовного зверя второго уровня, понимая, что не нужно тратить ци.  Выйдя вперед, он взмахнул своим тяжелым посохом и ударил по большому телу собаки, прикладывая достаточно силы, чтобы отправить собаку за край моста.  Черный пес взвыл от горя, когда он нашел свою смерть на дне утеса.

Прежде чем Ча Мин успел отдышаться, появились еще пять других псов, чтобы воспользоваться его уязвимым положением.

- Тч.

Ча Мин быстро вытащил огненный талисман среднего класса, бросив его боком в группу собак. След пламени быстро охватил несколько десятков футов моста. Собаки завопили, когда их мех загорелся, и многие из них запаниковали и прыгнули в реку внизу, надеясь, что холодная вода погасит пламя, либо острые камни положат конец их страданиям. Взрыв принес их группе небольшую отсрочку в несколько десятков вдохов. Они повторяли этот процесс много раз, унося с собой пятьдесят из двухсот пятидесяти собак на мостике. К сожалению, у него осталось только три талисмана.

Пятеро продолжали сменяться по очереди, позволяя друг другу отдыхать, как будто они были частью репетиции какого-то спектакля. Время от времени появлялась более сильные собаки, побуждая вызвать либо песчаную бурю от Фэн Мина, взрыв теневых проклятий от Ван Цзюня, либо одно из многочисленных проявлений Ча Мина. Наконец они столкнулись с последними пятьюдесятью собак.

Пятеро из них готовились к финальному бою, уставившись на своих противников, тяжело дыша. У каждого члена команды был торжественный взгляд, когда они оценивали силу своих последних противников. Каждый из противников был духовным зверем третьего уровня как минимум. Десять из них были духовными зверями пятого уровня, и, наконец, каждый из них испытал властное давление от, гораздо, более крупной собаки в середине оставшейся стаи. Ча Мин сузил глаза. Хотя он был уверен, что эта собака не находилась на стадии формирование фундамента, но она была, по крайней мере, на поздних стадиях конденсации ци.

Пришло время выложится на полную. Едва ли он догадывался, что блеск красного в его глазах стал глубже. Он знал, что их шансы на выживание невелики, так почему бы не убить как можно больше этих проклятых зверей? После того, как эти мысли пронеслись в его голове, осталось только желание убивать. Болтовня прекратилась, и двенадцать струн духовной энергии, которыми он управлял ранее, внезапно разделились на тридцать шесть. Он сразу понял, что теперь сможет исполнить второе проявления жемчужины души!

Ча Мин издал громкий рев, когда бросился к оставшимся пятидесяти собакам. Он быстро высвободил второе проявление с тридцатью шестью жемчужинами души, чтобы вызвать огненную стену. Струна из двенадцати жемчужин была сброшена вниз, как вертикальный удар кнутом, длиной тридцать шесть футов. Сила удара даже сбила собак с моста. Фэн Мин и Ван Цзюнь следовали за ним сзади. Большая часть их ци была исчерпана, но они все еще могли нанести удары своими мечами. Гун Лань и Хун Синь последовали за ними, убивая всех отставших, когда трио глубоко погрузилось в стаю псов.

В ярости, лидеры стаи взвыли и продвинулись вперед, надеясь как можно быстрее уничтожить свою жертву и минимизировать потери стаи.

Ча Мин был воодушевлен их безумным поведением. 

"Второе проявление: Ледяная звезда!"

Бело-синий свет распространялся от Ча Мина, управляя тридцатью шестью жемчужинами на его запястье. К сожалению для собак, он был расположен рядом с группой. Мгновенно скорость каждой собаки уменьшалась на пятьдесят процентов. Они больше не могли уклоняться от множества ударов посоха и меча, и собака за собакой падала от ужасающего натиска. Ярость лидера стаи усилилась, когда он бросился еще быстрее, в результате чего несколько маленьких собак случайно были сбиты с моста. Но Ча Мин еще не закончил.

"Второе проявление: Эпицентр!"

Скопление из тридцати шести жемчужин вскочило в одно мгновение, сформировав небольшой символ «земля», и внезапно бросился на дюжину футов впереди него. Разразилась ударная волна от взрыва, поразившая группу собак и потрясшая их внутренние органы. Группа продолжала продвигать свою резню вперед. Наконец прозвучал сильный рык, когда самая большая собака набросилась сверху прямо на Ча Мина.

"Время пришло" подумал он.

"Второе проявление: меч!" 

Он быстро опустошил остатки ци металла, наполнив все тридцать шесть белых жемчужин до краев. Они собрались в форме меча, и у него вспыхнуло ощущение жжения, когда начал свою сильнейшую атаку против лидера стаи. Ча Мин рухнул, когда меч ударил большого черного пса. Он сделал полное сальто перед приземлением; единственным доказательством того, что он был поражен, была небольшая струйка крови, стекающая с его большой пасти.

Атака была неэффективной. Зверь был слишком силен! Реальность ситуации, наконец, возымело действие, и их группа из пяти человек, наконец, рухнула под давлением и истощением. Никто из них не мог поднять и палец. Большая собака с триумфом начала продвигаться еще раз, готовая нанести последний удар.

- ФЫР ФЫР ФЫР!

Внезапно из-за группы выскочила черная фигура и зарычала на собаку. Это был маленький лисенок! Хотя он может и был только духовным зверем второго уровня, но он не мог просто сидеть, сложа руки. Лисенок быстро начал светиться серым светом.

"Пуф!"

Лисенок разделился на две части: один белый и один черный. Эти два лиса быстро побежали вместе и одновременно протаранили большую собаку.

К сожалению, несмотря на свои благие намерения, крошечные лисы отскочили назад, не нанеся абсолютно никакого ущерба. Лидер собак издал насмешливый вой и продолжил наступление. Воздух между двумя лисенками вздрогнул, когда лисенок вернулся в свою первоначальную черно-белую форму.

- Фыр фыр фыр

Он снова бросился. На этот раз сияющий красный свет сиял от его лба. Страшное давление обрушилось и на группу, и на собак. Лидер собак заскулил и присел в подчинении. Однако было уже слишком поздно. Огонь вырвался от маленького лисенка как взрывающееся солнце.

Рефлекторно Ча Мин быстро вынул три последних талисмана и бросил их на землю. Появились три стены из земли, чтобы оградить свою группу от бушующего огненного шара. Когда шар расширился, первая стена рухнула, а затем вторая. Наконец, шар перестал расширяться и вырвался наружу.  Последний барьер из земли был едва разрушен и рассыпался в пыль. Если бы они были всего в нескольких футах ближе к фронту, огненный шар немедленно проник бы через все три барьера и превратил бы пять товарищей в пепел.

Остался только лидер стаи, рухнувший в горящую кучу крови и меха.  Маленький лисенок, источник гигантского взрыва, был без сознания на разрушенных остатках моста. Ча Мин поднялся на ноги и медленно подошел к лисёнку, который спас им жизнь. Остатки красного символа быстро исчезали с его слегка обгорелого лба.

Внезапно раздался громкий скрипучий звук, заставляющий всех закрыть уши. Когда Ча Мин огляделся, вокруг ища источник звука, увидел, что земля вокруг него начала распадаться на части. Нерушимый Великий Деревянный мост был поврежден массированной атакой. Не обращая внимания на опасность, Ча Мин быстро наклонился, чтобы поднять лисенка. Когда он сделал свой последний шаг вперед, большой кусок моста длиной двадцать футов неожиданно провалился и, начал свободное падение.

Со своей последней оставшейся энергией Ча Мин схватил маленького лисенка и оттолкнулся от большого куска моста. У них был единственный шанс выжить, если они упадут прямо в воду. Он продолжал падать, и последними звуками, которые помнил, были крики его друзей, едва избежавших этой катастрофы.

Он когда-нибудь встретит их снова? Кто знал. Он быстро провалился сквозь белый туман, покрывающий реку на дне утеса. Белое стало темно-синим, и когда его тело ударило в бушующую воду, все, наконец, стало черным. 

Глава 24. Проблеск надежды

 Сделать закладку на этом месте книги

Ча Мин пошел в лес для своей обычной прогулки, вместо того, чтобы принять утреннюю ванну. Он заметил на дороге развилку. Новый путь был разбит на части и, казалось, вел в гору. Он проследовал по этой лесной тропе целое утро, пока не подошел к краю утеса. Обе стороны утеса были сформированы из красных каменных горных пород, а за краем бушевала река. Он не мог видеть дно реки, поскольку оно было скрыто густым белым туманом. Удивительно, но через глубокую речную пропасть натянулась большая лоза. Лоза придавала форму простого моста и простиралась на две-четыре тысячи футов, прежде чем появиться с другой стороны.

Посмотрев в центр моста, он увидел знакомую фигуру. Там стояла очаровательная дама в красном, смотрящая в туман. Ее губы сформировали намек на улыбку, когда Ча Мин шел к ней.

Они стояли вместе около часа, ничего не говоря. Наконец дама в красном, глубоко, вздохнула. 

- Я не могла позволить, чтобы моего сына забрал плохой человек. Если бы его забрал эгоистичный человек, я могла бы с тем же успехом могла убить его сама. Мир никогда не был бы добр к нам, демоническим зверям. 

Она продолжала смотреть на туманы, в то время как он задумчиво смотрел на нее.

- Точно так же я предпочла бы позволить своему сыну умереть, чем позволить ему быть неблагодарным и трусливым. Я рада, что он бросился, чтобы спасти тебя, когда увидел, что ты в опасности. Ему не суждено быть посредственным. Это у него в крови…. 

Она прикусила губу, пока колебалась. Решившись, она бросилась к Ча Мину и держала его голову в своих руках.

- Его зовут Ба Хусянь. Он не обычный лис; его называют лисой Инь-Ян Багуа. Я уверена, что он сделает все возможное, чтобы стать лучшим товарищем.

Сложное выражение мелькнуло на ее лице, когда она провела пальцем по его губам, заставляя его замолчать. Она не хотела слышать его ответ, потому что "нет" лишь разобьет ее сердце. Это была ее игра. Она поставила все на Ча Мина, и кто знал, окупится ли эта ставка. Она пошла к другой стороне утеса и исчезла в тумане.


***

Ча Мин проснулся от звуков, похожих на пронзительный храп. Это был единственный звук, который он мог услышать, кроме своего дыхания. С каждым вздохом, которое он делал, сопровождался резкой болью, явным признаком сломанного ребра. Открыв глаза, все, что он мог видеть, было абсолютно бесконечной тьмой. Он вздрогнул, когда ему стало известно о его мокрой одежде, а также о различных порезах и ушибах, которые пронзали его тело. Он чувствовал сильные боли в различных ключевых точках своего тела.

"Должно быть, я сломал несколько костей после падения в реку" подумал он.

Несмотря на холод, из его груди исходил маленький пучок тепла. Это был Хусянь, прижатый к животу, отчаянно пытавшийся согреть его. Хусянь внезапно перестал дрожать и вскрикнул от радости, услышав стон Ча Мина от боли. Он начал послушно облизывать его лицо, возвращая Ча Мина, в полную боевую готовность.

Легкое свечение быстро окружило маленького лисенка, охватив их радиусом в тридцать футов. В настоящее время они были в большой пещере. В ней был небольшой бассейн в земле недалеко от того места, где он был. Он догадался, что их каким-то образом швырнуло через подземную реку, когда их смыло в сторону нижней части главной реки. Но они каким-то образом всплыли в этой подземной пещере, и было ясно, что Хусянь оттащил его от водоема, чтобы тот не утонул и не замерз до смерти.

"Какой сильный маленький пройдоха" подумал он.

Небольшая пещера вела к проходу шириной в десять футов. Слабое голубое свечение возникло глубоко в туннеле; как прискорбно, но у него не было сил для изучения. Сжав зубы, Ча Мин через боль смог сесть. Одна из его ног была сломана в двух местах, как и три его ребра. К счастью, он избежал необратимого повреждения своих органов.

Самое важное теперь было восстановить его энергию, чтобы можно было начать исцеление. Обо всем остальном не могло быть и речи, пока он не залечит свои раны. Усевшись у стены пещеры,  Хусянь прижался рядом с ним от изнеможения. Войти в медитативное состояние было довольно сложно, так как Ча Мин было невероятно больно. Несмотря на боль, он вытерпел и сумел восстановить немного ци. Как только сформировалось достаточное количество запаса ци, дюжина жемчужин из четок на его запястье всплыли до его туловища, образовав светло-зеленый отпечаток ладони, который регенерировал любые поврежденные ткани. Его первоочередной задачей было залечить любые внутренние травмы, прежде чем заботиться о других вещах, таких как его сломанные кости. К счастью, он избежал перелома бедра.

Через полдня боль от его ребер, наконец, отступила. Он слегка погладил спящего лисенка. 

- Хороший мальчик, Хусянь. Ты действительно спас нас там.

Услышав свое имя, Хусянь быстро проснулся и начал облизывать лицо Ча Мина.  Он тихо рассмеялся, осознав, что лечение его сломанных ребер действительно было правильным решением.

Процесс восстановления продолжался три дня. В течение этих трех дней Ча Мин и Хусянь ели сухие пайки. В конце концов, ему пришлось смириться с тем, что его нога заростет неправильно, без профессионального  вмешательства. И чтобы решить эту проблему, он сперва проявил вторую форму проявление исцеляющей жемчужины, "Исцеляющая скрепа".

Тридцать шесть бусин растянулись в длинном прямоугольнике, который он быстро обвил вдоль травмированной ноги. Затем, собрав большую часть своих сил, принудительно сломал ногу кулаком. Боль была такой сильной, что он потерял сознание. Проснувшись через несколько часов, он был очень слаб от потери крови. Затем сделав себе импровизированную шину из костей зверя и сухожилия, которые он извлек из трупов духовных собак, что были в сумке для хранения. Хусянь жадно съел свежесрезанное мясо, потому что несколько дней не ел прилично. Ча Мин придерживался своего сухого фруктового и орехового рациона. Он еще не был в отчаянии.

Процесс заживления затянулся еще на неделю. Такие большие кости было очень трудно излечить на текущем уровне мастерства Ча Мина. После долгих усилий Ча Мин наконец смог свободно передвигаться. В таком состоянии был способен сражаться с использованием около восьмидесяти процентов, если потребуется, хотя это ухудшит его травмы. Хусянь игриво понесся вперед. Он давно хотел исследовать пещеру, но очень беспокоился за Ча Мина и не собирался исследовать сам.

Когда они бродили по пещерам, Ча Мин понял, что свет исходит из разных пещер. Одна пещера стала двумя, две - тремя, а после трех слишком много, чтобы сосчитать. Вскоре он обнаружил, что они потерялись. Он нахмурился немного, но потом понял, что Хусянь всё вынюхивает и направляется в определенном направлении.

Ох? Есть ли у него особое чувство для подобных ситуаций? Та как ему больше нечем было заниматься, он последовал за Хусянь по сети туннелей.

Через несколько часов Ча Мин заметил, что голубое свечение стало сильнее, а пещеры стали ярче. Наконец они вошли в очень большую пещеру. Посреди пещеры был маленький серебристо-голубой бассейн. Бассейн явно был образован большим капающим сталактитом. Хусянь взволнованно подошел к бассейну, понюхал его и жадно начал плескаться. Ча Мин проклял себя внутренне, потому что он не предупредил Хусяня быть осторожным. В конце концов, он был просто ребенком. К его удивлению, Хусянь быстро закончил и бросился в рукав его мантии, засыпая на его плечах. По крайней мере, жидкость не была ядовитой; духовные звери и демонические звери имели сильные инстинкты выживания.

Приблизившись к маленькому бассейну, он заметил гудящий звук, исходящий из его личной сумки для хранения. Нахмурившись, он посмотрел в сумку, чтобы найти источник гудения - белую кисть! Осторожно вынул кисть, чтобы осмотреть ее. К его удивлению, кисть выскочила из его рук и нырнула глубоко в бассейн.  Через минуту бассейн высох на целый фут. Через пятнадцать минут бассейн был полностью осушен, после чего кисть метнулась к его рукам, словно удовлетворенная.

Ча Мин был довольно озадачен. Он знал, что это была кисть талисмана, но он никогда не предполагал, что возможно нужно кисть кормить природными сокровищами таких типов, например, что нужно «пить» чернила перед тем, как писать талисманы.

Все ли магические сокровища таковы? Он даже не знал, что это за жидкость, а ее уже не было. Он держал кисть в руках и наблюдал за ней в деталях. Темные линии, изображающие все пять элементов, больше не были черными; зеленые, красные, желтые, серебряные и синие огни теперь танцевали вокруг кисти. Уставившись на кисть, вспыхнул золотой свет, и он смог разглядеть на нем ряд слов.

Почему бы не нарисовать небеса с этой Чистой Небесной Кистью?

Внезапно из кисти вырвался  белый туман и бросился ему в лоб. Ча Мин быстро сел, борясь с туманом, но безрезультатно, в конце концов, потеряв сознание.


***

Ча Мин сделал несколько шагов вперед, звук глухих шагов эхом пронеслись сквозь огромную пустоту. Он был удивлен, потому что ниже его ног он ничего не видел. Вернее, его окружение было чистым и белым. Воздух вокруг него был неотличим от пола. Была ли разница между хождением по полу или потолку?  Как только мысль пронзила его голову, он осознал, что теперь идет вверх ногами. Его точка зрения, изменилась, и он перевернулся вверх дном и стал в нормальном положении. Независимо от его ориентации, его шаги продолжали раздаваться эхом по всей огромной пустоте.

Верен своей натуре, он решил поэкспериментировать. Он подумал о лестнице, и вскоре «поднимался» по лестнице и «спускался» по ней же. Он подумал о катании на коньках, и вскоре скользил по скользкому белому «катку», которой не было видно конца. К сожалению, он, в конце концов, подумал о том, чтобы столкнуться лицом к лицу с белой «стеной», но внезапно врезался с визгом, чуть не сломав нос в процессе.

Хорошо, время прекратить экспериментировать, пока все не вышло из-под контроля. У Ча Мина было очень живое воображение, и иногда это брало верх над ним, подобно тому, когда друг говорит, что ты не должен думать об таких ужасных вещах иначе это застрянет в твоей голове.

- Ты закончил веселиться? - спросил спокойный голос позади него.

Ча Мин сразу же пришел в себя, обернулся и увидел озорного мужчину с рыжевато-коричневыми волосами. У мужчины была обильная рыжая борода с заметными бакенбардами. Он держал в одной руке серый посох, который, казался, не для  поддержки.

- Растерян? Я был бы. 

Мужчина продолжал смотреть на него с озорной улыбкой, одной рукой поглаживая бороду, а другой, вертя посохом. В какой-то момент он подбросил посох в воздух, чтобы балансировать им на пальце. Через некоторое время посох начал уменьшаться и это продолжалось пока, посох не уменьшался до размера зубочистки. Затем он положил зубочистку в рот, используя её, чтобы заострить его острые зубы. Мужчина уставился на Ча Мина, и выражение его глаз указывало на то, что он получал удовольствие от растерянности молодого человека.

- Садись, сынок. Давай поговорим. Я не был на улице тысячу космических циклов. Даже не пытайся думать о том, что это значит; это слишком долго, чтобы такой юноша, как ты, пытался вообразить это.

Как раз когда Ча Мин думал о том, где сесть, мужчина махнул рукой, и появился ряд каменных скамей. Скамья этого человека была значительно выше, и он ухмыльнулся, ожидая, когда Ча Мин займет место.

"Он мужчина или он подросток?" подумал Ча Мина. 

Правда, не было никакого смысла задумываться над этим. Он не знал, где был, и, возможно, дав этому человеку хоть немного удовлетворения, сможет получить информацию о том, где он находится. Он послушно сел и стал ждать, пока тот сядет, было похоже на то, как старший ждет пока сядет ребенок.  Удовлетворенный, мужчина сунул руки в рукава своей серой мантии и сел за ним, словно наслаждаясь чувством принижения всех вокруг себя.

- Посмотри вокруг себя. Что ты видишь, сынок? Не думай об этом слишком усердно. 

Человек взмахнул вокруг него, и невидимый ветер, казалось, поднялся и покинул белое пространство. Ча Мин нахмурился на открытый вопрос, но все, же выдвинул предположение.

- Я ничего не вижу. Это чистый лист без формы. Это просто абсолютно белая пустота.

Мужчина удивленно посмотрел на него и почесал грязные рыжие волосы.

- Правильно, это ничто! Точно так же, как все это. Большинство людей выдвинуло бы мне случайную бредовую догадку, чтобы попытаться произвести на меня впечатление. Я рад, что ты этого не сделал - такой человек больше всего вызовет мое отвращение. Мне не нужна лесть, и мне не нужно, чтобы кто-нибудь преподносил мне фальшивые сюрпризы.

- В любом случае, как я уже сказал. Это ничто, и это все! Это в основном начало всех вещей, включая меня. Это говорит о чем-то таком великом, как я, Великий Мудрец, Равный Небесам, Самый могущественный среди сильнейших,  Бессмертный Святой. О, я знаю! Ты можешь называть меня Всемогущим Небесным Учителем. Скажи это! Скажи это! - когда прозвучал взволнованный голос мужчины, на лбу Ча Мина стали появляться черные линии. 

"Этот парень слишком самовлюбленный" подумал он.

Воздерживаясь от стыда, он сложил руки и поклонился мужчине.

- Я был слеп и не смог увидеть гору Тай. Прекрасный жаворонок спел мне песню этим утром, и я был уверен, что скоро появится важная фигура. Удивительно, но это оказался Всемогущий Небесный Учитель! Я рад, наконец, получить достаточно благословения, чтобы иметь возможность поприветствовать вас.

Довольная улыбка появилась на лице человека, когда он закрыл глаза и кивнул. 

- Какой порядочный член молодого поколения. Честен и полон искренности, ничего не приукрашивающий. Я не удивлен, что ты слышал обо мне.

Кивая, казалось, что мысль появилась у него в голове. 

- О, я знаю! Как авторитетная фигура, будет правильно, если я сделаю тебе подарок при первой встрече. Давай, подойди, я тебе кое-что покажу.

Озорной мужчина быстро встал и побежал прочь, таща за собой, Ча Мина с порывами ветра. Человек был бесстыдным, но, похоже, он не хотел причинить никакого вреда. Казалось, что в мгновение ока они появились рядом с четкими ступенями. Всего в круге было пять ступеней, и круг спустился к светло-голубому бассейну. Голубой бассейн был тем же самым, что только что впитала кисть.

- Всемогущий Небесный Учитель, мы внутри белой кисти? -  воскликнул Ча Мин. 

Он действительно не думал, что это возможно. Человек с красными глазами кивнул, все еще играя зубочисткой во рту и лаская его бороду.

- Да, дитя, мы точно внутри Кисти Чистого Неба. Я спал в течение долгого времени, и как дух сокровища кисти, я не мог проснуться, пока ты не поглотил этот бассейн элементной эссенции. На моем уровне, слишком трудно восстановиться, когда кто-то сможет избить тебя. Хотя элементная эссенция - дешевый мусор, но она все еще имеет свою полезность. Можно заметить, что она немного светлее, чем была раньше. Это потому, что я принял хорошую часть, которую ты не сможешь использовать, чтобы проснуться.

Вынув зубочистку, он расширил ее до первоначального размера, двух дюймов в диаметре и семидесяти двух дюймов в длину. Затем продолжил объяснять.

- Теперь, когда ты поглотил эту элементную эссенцию, ты, вероятно, заметил, что на кисти есть пять символов, которые светятся довольно ярко. Ты единственный, кто может видеть эти символы, так как являешься владельцем  кисти. 

Затем он махнул посохом по кругу, и появился циклон ветра, словно тянущий все на расстоянии. В бассейне элементной эссенции не было ни единой ряби.  Через несколько секунд появилось пять символов, танцующих в воздухе. Эти символы были двумерными и независимо от того, как сильно он пытался, ему едва удавалось разглядеть их. Человек в сером вынул свой посох и задействовал ближайший символ «дерево».

- Обычно, когда люди делают такие вещи, как даосские талисманы на твоем уровне, они стараются не наполнять эти основные символы эссенцией, не сопровождая их ничем. Причина, стоящая за этим в том, что двумерный символ слишком глубок. Это бесконечно глубоко, и он может удерживать бесконечную силу. Ты не можешь недооценивать пять основных элементов. Каждая материальная вещь во вселенной сделана, по крайней мере, из одного из них. Я сам родился из куска исконного камня. Это заняло слишком много времени, много космических циклов, пока я, наконец, не пришел в сознание, и впоследствии, благодаря своим огромным усилиям, я достиг бессмертия, превзойдя большинство людей во вселенной. Но вернемся к главному, истинное имя основных элементов представлено в этих символах, и их нельзя недооценивать.

- Теперь возникает вопрос. Что если мы дадим символам глубину?

Его рука сделала вращательное движение, и ранее двумерные символы стали трехмерными, медленно вращаясь, чтобы Ча Мин мог понять их основную структуру. Его оригинальная мысль  заключалась в том, что эти трехмерные символы будут просто продолжать двигаться по прямым линиям до конечного расстояния. Ничто не могло быть дальше от истины. Продолжение каждого символа резко отличалось, как будто представляло некоторую тонкую истину, заключенную в каждом элементе.  Несмотря на эти различия, все они выглядели одинаково с двухмерной точки зрения.

Символ дерева, казалось, вырастил изобилующего лес позади себя. Лес был шириной всего один фут в ширину и один фут в глубину, но количество деталей в символе было бы достаточно, чтобы написать символ тысячу раз на листе бумаги. Точно так же символ огня был написан как танцующий огонь длиной в фут; символ земли был составлен из нескольких сдвигающихся и потрескавшихся плит;  символ металла был составлен из сотен лезвий и шипов; символ воды был составлен из сотен волн.

Пока Ча Мин все еще удивлялся загадкам этих символов, он слегка кашлянул, чтобы привлечь его внимание. 

- Молодость - поистине замечательная вещь. Ты уже отвлекся на такую простую картину. Правда, эти символы слишком сложные для понимания. Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. Технически ты не здесь, понимаешь;  здесь только твоя ментальная проекция.

- Как только ты решишь, что сможешь рисовать символы, попробуй начать с символа дерева. Это будет полезно, когда ты попытаешься выбраться из этой дыры в земле. Ты можешь использовать элементную эссенцию, чтобы нарисовать символы в реальном мире. Во всяком случае, не стесняйся приходить и часто навещать меня; здесь очень одиноко.

Затем человек ушел, исчезая в чистом белом окружении.

Обдумав полдня, Ча Мин наконец нашел ответ на вопрос, который мучил его с тех пор, как он впервые увидел сложные символы. 

Глава 25. Живопись небес

 Сделать закладку на этом месте книги

Мир, окружающий Ча Мина, исчез в пустоте так же, как и пришел. Он открыл глаза на знакомую сцену светло-голубого сияние окружающей пещеры. Голубое сияние больше не исходило из бассейна, а исходило от сотен камней, оставленных в бассейне. Он не спешил их извлекать, потому что сосредоточился на ответе на свой вопрос.

Хусянь все еще крепко спал на его плечах. То, что он собирался предпринять, было потенциально очень опасным, поэтому взял Хусяня и посадил его в сторону большой пещеры. Раньше он осматривал их запасы пищи, и их хватит, чтобы продержаться в пещере нес


убрать рекламу







колько недель, но после этого им нужно было выйти из пещер и попытаться отправиться в город. Он надеялся, что Ван Цзюнь выполнил свою миссию и вытащил Фэн Мина, Гун Лань и, конечно же, Хун Синь.  Ван Цзюнь, казалось, был без ума от нее, поэтому она, вероятно, была в порядке.

Перед тем как оставить Хусяня в углу, он пару раз похлопал его и напевал колыбельную, которую слышал в детстве. Затем вернулся туда, где раньше был бассейн, и достал кисть «Чистое небо». Одной лишь мыслью, зеленое сияние появилось на кончике кисти. Осторожно, но точно, переместил свою кисть в привычном порядке. Однако по сравнению с прошлым разница была огромной. Теперь он рисовал воздух, рисовал небеса!

Поскольку это была его первая попытка, он решил начать с чего-то маленького, небольшого листа, который видел на символе дерева. Когда элементарная эссенция вылилась из кисти, он наполнил ее своим духовным чувством, которое, казалось, приостанавливало чернила в воздухе и препятствовало их падению. Достаточно скоро, двенадцать мелких штрихов были сделаны, и ранее неодушевленный лист, казалось, ожил, и поверил в то, что он реальный и естественный (природный) лист. Успех!

После своего первого успешного листа он продолжал рисовать больше, пока не завершил базовую структуру из двенадцати листьев. Эти двенадцать листьев станут основой символом дерева. Это был последний этап символа, конец. Как сказал ему ранее бородатый мужчина, все дело в глубине. Если человек начал с начала, не указав конец, получающийся в результате, неудачный символ мог бы извлечь слишком много духовного чувства из его создателя. Начинать надо, думая о конечном результате, придавая символу определенную цель, и поэтому создание, никогда не опустошит его запасы до капли, об этом предупредил учитель.

Когда эта мысль пронзила его разум, он понял, что потерял концентрацию. Его первоначальный успех был недолгим, и цветущие листья пожелтели, после чего они упали на землю и превратились в пыль. Он не стал останавливаться на этом провале, поскольку испытывал это слишком много раз прежде, когда создавал талисманы. По сравнению с его предыдущими работами этот трехмерный символ был значительно сложнее. Он мог сказать, что этот символ находился на самом пределе для его нынешнего уровня культивации, и ему нужно было совершить прорыв в его духовном чувстве, чтобы завершить его.

День за днем его практика продолжалась. Двенадцать листьев превратились в двадцать четыре, а двадцать четыре листа превратились в тридцать шесть. После целой недели он, наконец, смог нарисовать целых шестьдесят листов, которые были объединены в группы по пять. Эти группы по пять выглядели очень похоже на стебли молодых бобов, каждая длиной всего в фут, те, у которых еще не распустились цветы. Тем не менее, они источали чувство подавляющей жизненной силы. Без всякого предупреждения Ча Мин знал, что его духовное чувство полностью иссякло, и пять стеблей снова рассеялись в прах.

Хусянь проснулся несколькими днями ранее. Он проснулся в довольно веселом, но голодном настроении, облизывая руку Ча Мин и прося еды. Ча Мину не потребовалось много времени, чтобы осознать, что сухофрукты и орехи, которые приготовил для себя, никогда не удовлетворят умоляющего лисенка, и после некоторого созерцания, вынул труп одного из духовных собак более низкого уровня, которые он ранее подобрал. Хусянь посмотрел на него со смущенным выражением лица, но вскоре весело грыз новое блюдо. Ча Мин вздохнул. Опять же, он был обязан заботиться о хищном домашнем животном. Это не было его любимым занятием, но альтернативой было позволить бедному детенышу умереть с голоду.


***

Почти полный символ дерева в настоящее время плыл в воздухе. Ча Мин обильно вспотел, изо всех сил пытаясь нарисовать предпоследний штрих символа. Вероятно, это был тысячный раз, когда он пытался нарисовать его. Он перестал считать после сотого раза. Каждый раз, пытаясь нарисовать трехмерный символ дерева, он начинал с самого маленького листа, в конце концов, объединяя несколько листьев в стебель. Двенадцать стеблей будут соединяться с ключевыми узлами символа, такими как точка или линия пересечения.

Независимо от того, была ли это общая черта кисти или потому, что он использовал небеса в качестве бумаги, элементарная эссенция, использованная на неудачном символе, автоматически втягивалась в его кисть. Казалось, что сама кисть отказалась от посредственного результата, позволяя появиться только законченному продукту.

Ча Мин действительно не имел ни малейшего представления, было ли это нормальным явлением или обычные кисти могли также совершить такой подвиг, как рисование самих небес. В будущем ему придется поэкспериментировать и определить пределы и ценность этой способности. Возможно, некоторые кисти талисмана ранга формирование фундамента также имели эту чудесную способность.

Скорость, с которой Ча Мин мог рисовать листья, была ошеломляющей по сравнению с его первоначальными попытками. Сначала ему нужно было сосредоточиться на каждой жилке листа, чтобы сформировать идеальный образец. Позже, создав более десяти тысяч листьев, он мог сформировать идеальный лист одним махом кисти и без особых усилий. Этот метод был намного менее утомительным, чем его предыдущие попытки, и он сохранял ему большую выносливость для остальной части символа. Как будто непостижимая тайна могла проникнуть в его кисть, желая, чтобы чернила сами сформировали полностью идеальный лист.

Поразмыслив, он обнаружил, что этот процесс очень похож на то, как посадить семя и ожидать, что растение будет расти при достаточном количестве воды и солнечного света. Семя было «закодировано» инструкциями, которые оно затем использовало бы, чтобы вырастить новое растение. Шестьдесят «семян», которые он нарисовал, были затем собраны в двенадцать ключевых узлов, используя базу символов дерева (木), в общей сложности семьдесят две ключевые точки.

Вскоре Ча Мин завершил двенадцать стеблей, содержащих, по пять листьев каждый. Он приближался к точке истощения и ненадолго остановился, чтобы перевести дух. Первый штрих, горизонтальный. Второй штрих, вертикальный. Левая сторона, правая сторона. Законченный символ объединился, и листовые стебли извивались, как будто они издавали крики радости. К его удивлению, символ сжался до размера кулака. Когда он восхищался своим первым стабильным творением, Чистая Небесная Кисть издала командный «Оммммм».

Как будто дрожа от страха, символ дерево бросился к груди Ча Мина с пугающей скоростью. У него не было возможности среагировать. Символ ударил его в самый верх и в центр его грудной клетки. Он был мгновенно наполнен успокаивающим чувством, когда энергия начала вливаться в него из окружающей среды, образуя водоворот с ним в центре. Это была энергия неба и земли в чистом виде!

В углу комнаты Хусянь, которому было довольно скучно, с любопытством посмотрел на него. Похоже, его новоиспеченный опекун не испытывал затруднений или боли, но и не мог ничего с этим сделать. Теперь был шанс, которого он ждал. Черно-белый лис рванул к середине кратера ранее заполненным бассейном и тут же вцепился в один из многочисленных камней с хрустящим звуком.

Успешно съев первый камень, он продолжил, есть второй, затем третий. Несмотря на то, что Ча Мин был нетрудоспособным, он мог видеть все это. Решив, что ему нужно будет надлежащим образом дисциплинировать его, если они переживут их испытание. Маленькое существо было в основном олицетворением чревоугодия. Хусянь, чувствуя несчастье Ча Мина, повернулся к углу с опущенными ушами, после чего снова заснул.


***

Энергетический водоворот длился целых шестьдесят часов, прежде чем окончательно рассеяться. Зеленый символ уже давно оставил свой отпечаток на груди Ча Мина. После шестидесяти часов непрерывного бездействия он, наконец, смог двигаться. Он медленно встал и начал хрустеть суставами. Ему казалось, что его физическое тело переродилось, и он почувствовал, как его мышцы наполняются энергией. Разогнув мышцы, вынул кисть Чистого Неба. Это движение выглядело так же, как и раньше, но теперь символ дерева больше не сиял зеленым. К его облегчению, он все еще мог заставить элементарную эссенцию дерева собраться на кончике кисти.

- Попробуй что-нибудь поднять, тупица! - знакомый голос прозвучал в его голове.

Черные линии образовались на его лбу, когда он вздохнул. Оказалось, что бесстыдный старец может говорить с ним, когда захочет. Жизнь должна была стать намного более интересной и бесконечно более расстраивающей. Учитывая неисправимое влияние рыжебородого, он решил подыграть, идя к камню, который, вероятно, весил сотню цзиней. Это был тот крайний предел, который мог поднять ранее.

- Слишком маленький, тупица! Попробуй вон тот!

Он мог почувствовать, в каком направлении вел его рыжебородый старец.

- Какого черта, старик. Ты пытаешься заставить меня надорвать мышцы? - воскликнул Ча Мин. 

Камень был явно в три раза больше предыдущего.

- Развлеки меня. Ты сам себе удивишься!

Ча Мин закатил глаза и решил, что попытается сделать это равнодушно. Он слегка схватил камень, после чего попытался поднять его с силой около шестидесяти процентов. Камень не оказал никакого сопротивления, и он с легкостью поднял его. Затем камень рассыпался в пыль в его руках, не в силах выдержать силу захвата от его голых пальцев. С шокированным выражением Ча Мин бросил остатки камня обратно на землю.

Голос хихикнул. 

- Малыш, это твоя удача! То, что ты только что закончил, - первый маленький кусочек техники "Семидесяти Двух Земных Преобразований". Возвращаясь к моему началу, я раньше использовал эту технику, чтобы стать практически неразрушимым! Даже Боги не могли меня убить! Будда не мог поймать меня в ловушку! Я растоптал врата Рая с помощью этой техники, и я сверг армию Ада! Когда ты будешь практиковать её, с твоим телом произойдут всевозможные изменения. В конечном итоге ты сможешь превратиться в любую форму, и каждый волос на твоем теле станет грозным оружием!

- Первая стадия семидесяти двух преобразований трансформирует один инь и один ян орган, выводя тебя на путь культивации тела. Это эквивалентно двум преобразованиям. Для следующих десяти других преобразований на первой стадии ты будешь медленно перестраивать свое тело, и очищать его, заложив основу для божественности.

Ча Мин почувствовал, как по его спине пробежал холодок. Божественность? Обычные люди не могут стать богами, не так ли?

- Этот маленький лис, он тоже необычный. Он будет спать всю следующую неделю, а когда проснется, уже станет даже сильнее тебя. Какой же ты счастливчик маленький засранец. Если бы у меня была половина твоей удачи, я бы никогда не попал в эту тупую кисть. В любом случае, здесь тонна камней, попробуй поднять и разбить их, используя силу до предела в течение ближайшего времени, чтобы привыкнуть к своей новой силе. Как только он проснется у вас не должно возникнуть проблем с тем, чтобы выбраться из этих лесов живыми.

Несмотря на незначительное раздражение от необходимости слушать напыщенная речь этого человека, Ча Мин ценил его полезность. Без него он никогда бы не смог разгадать тайну кисти самостоятельно. Со временем он сможет нарисовать все пять символов, но так, же неизменимым было то, что требования к его духовной силе будут возрастать с каждым символом. Ему нужно было сначала увеличить свою культивацию, чтобы добиться прогресса в технике трансформации тела.


***

Фэн Мин стоял в очереди в большом особняке к югу от города. Никто бы не обвинил его, если бы он прыгнул прямо к передней части очереди. В конце концов, это был особняк его отца и его старая резиденция. К сожалению, его старик гордился порядочностью и правильным поведением, настаивая на том, что любой, кто хочет его увидеть, сначала должен будет ждать своей очереди. Было несколько исключений из этого правила, первое исключение - чрезвычайные ситуации, связанные с жизнью или смертью. Второе исключение никогда не использовалось; оно было создано для тех случаев, когда сам Король появиться, и попросит аудиенции.

Время шло, и вскоре прошло целых четыре часа. Ему, наконец, разрешили войти с двумя крепкими стражниками, размещенными перед кабинетом его отца. Все было так, как он помнил: аккуратный, организованный и простой. Единственными украшениями, которые можно было увидеть в деревянном офисе, были военные медали, награды от различных подвигов его отца.

Темноволосый мужчина средних лет в военной форме в настоящее время работал над военными документами. Он не стал переставать писать или смотреть вверх, когда закончил еще одну форму и положил ее наверх стопки готовых документов.

- Что ты хочешь? Я очень занят, и у меня нет времени, чтобы удовлетворить любые твои детские запросы, - холодно ответил он.

«Шляпс»

Фэн Cхуань посмотрел на пол, но увидел только, что его сын стоит на коленях, опуская голову от стыда. Это был первый раз, когда он видел, как его сын выражает какое-либо раскаяние.

- Отец, из-за моей небрежности и отсутствия сил я подвел своих друзей. Скорее всего, мой друг Ча Мин уже мертв. Я прошу вас удовлетворить мою просьбу. 

Его голова осталась внизу;  Фэн Мин не смел, смотреть своему отцу в лицо.

- Что именно ты хочешь? Ты ожидаешь, что я награжу тебя теперь, когда твой друг умер? Убирайся из моего кабинета! - Голос его отца был переполнен яростью, как будто он задавался вопросом, как его сын мог использовать смерть своего друга, чтобы попросить что-то.

- Отец, я прошу тебя, пожалуйста, позволь мне присоединиться к армии. Я буду обычным пехотинцем, если мне придется!

- Как ты смел, оставаться, когда я сказал тебе уйти? Что? 

Выражение шока появилось на лице Фэн Cхуаня, когда его сын наконец поднял голову с решительным взглядом в глазах. 

- Ты хотел бы ... вступить в армию?

- Да, отец, пожалуйста, удовлетворите эгоистичный запрос вашего сына!

Фэн Cхуань положил ручку, сложив руки, продолжая смотреть на сына.

- Почему ты хочешь вступить в армию? Там не будет ни комфорта, ни женщин, ни игорных притонов. Не будет ничего, кроме самой строгой дисциплины. А так как ты мой сын, я буду особенно жесток с тобой. Я могу только назначить тебя к самому строгому сержанту под моим командованием.

Фэн Мин не дрогнул, услышав предупреждение своего отца. Он уже ожидал этого.

- Отец, я хочу присоединиться к армии, чтобы научиться дисциплине. Теперь я знаю, что именно отсутствие дисциплины привело к смерти моего друга. Если бы я только немного усерднее работал, используя ресурсы нашей семьи, моя культивация, возможно, была бы на целый уровень выше! Я действительно не знаю, имело ли это, хоть какое-либо значение, но сейчас я ненавижу себя за то, что не отдал все свои силы. Это то, что мне нужно. Пожалуйста, не отказывайте мне.

Фэн Cхуань продолжал смотреть на своего сына все время, которое понадобилось бы горение ароматической палочки, и Фэн Мин не встал, продолжая стоять на коленях в том же положении. 

- Очень хорошо. Ты должен завтра на рассвете явиться в западные казармы, полностью упакованные и готовый уйти. Понятно?

- Да, отец. Я не разочарую Вас!

Фэн Мин встал, поклонился и вышел из кабинета отца. 

Глава 26. Сделка

 Сделать закладку на этом месте книги

Ча Мин последовал совету бородатого мужчины и провел следующую неделю, привыкая к состоянию своего тела. Для обычных людей было бы трудно определить время, не видя солнечных циклов, но культиваторы были особой категорией людей, которые в естественной  гармонии с небом и землей. Это чувство только усилилось после того, как Ча Мин слился со сложным символом дерева, который ранее нарисовал.

В первый день он выполнял всевозможные упражнения с весом и растяжками, которые выучил в прошлом, продолжая целых двадцать четыре часа. Самым большим преимуществом, которое он получил от этой трансформации, было увеличение его жизненной силы и выносливости. Он не сможет заставить себя выйти за свои пределы, предполагая, что выполнять упражнения с весом в течение целой недели будет легким делом.

Следующие двадцать четыре часа он пытался исчерпать свою выносливость, бегая на полной скорости в маленькой круглой комнате. Двадцать четыре часа бега едва ли истощили его выносливость; это было довольно удачно, так как он и Хусянь должны были бежать через лес обратно в город Зеленого Листа. В то время как его максимальная скорость увеличилась лишь незначительно, но его выносливость позволила бы ему преодолеть четырехкратное расстояние за один день.

Следующие два дня были использованы, чтобы обнаружить пределы его силы. Он использовал свой навык создания виноградной лозы, чтобы связать камни и кости вместе и создать множество тяжелых предметов, для испытания своих возможностей. Результаты были шокирующими. Теперь он мог поднять пятьсот цзинь за голову, используя сто процентов своей силы. Каждая из его рук могла поднять двести пятьдесят цзинь, а также мог приседать и поднимать тягу в тысячу цзинь.

Использование специального устройства, которое отображает силу испытуемого, было наиболее распространенным способом измерения физической силы культиватора. Оно укажет на максимальное количество силы, приложенной к камню. Это приспособление может быть использовано для измерения силы кулака и удара ногой. Оружие, как правило, не допускалось к этим моделям, поскольку острые предметы могли нанести серьезный ущерб устройству.  Техника, применение силы и используемое оружие оказывали большое влияние на силу боевой техники. Таким образом, сила кулака использовалась как универсальный стандарт для силы тела, поскольку это была мерой силы, применяемой с помощью простейшей неизменной боевой техники.

У Ча Мина не было доступа к одному из этих камней для силовых испытаний, и потому выбрал один из более длинных туннелей в системе подземных туннелей, чтобы провести эксперимент. Во-первых, Ча Мин взял камень в сто цзинь и бросил его в воздух на заданную высоту. Затем, в середине нисходящей траектории камня, использовал кулак, чтобы ударить камень в воздухе.  Пройденное расстояния, прежде чем упасть на землю, было использовано для оценки силы, приложенной к камню. Сила кулака Ча Мина составляла примерно пятьсот цзинь.

В процессе измерения силы кулака, он обнаружил второе удивительное преимущество от очистки тела деревом. Помимо очевидных преимуществ в прочности его тела, любые повреждение, которые он получил, заживали примерно в десять раз быстрее, чем раньше и с минимальными шрамами. Эта улучшенная скорость исцеления не складывалась с проявлениями «Исцеляющей руки» или «Исцеляющей скрепы», но любые раны, зажившие этими техниками, оставляли минимальные шрамы.

Как будто его тело, в дополнение к укреплению, изменилось на фундаментальном уровне, чтобы больше походить на элемент дерева. Жизнеспособность, выносливость и регенерация - вот все аспекты, которыми славился элемент дерева. Поскольку его шансы получить серьезную травму значительно снизились, Ча Мин провел последние два дня, ударяя кулаками по каменным стенам, привыкая к контролю над своей силой и свыкаясь с отдачей и болью, которые шли рука об руку с нанесением физических ударов по его врагам. Он также практиковал искусство посоха, привыкая к отдаче и ударам, связанным с использованием оружия.

Хусянь проснулся через неделю, как и предсказывал бородатый мужчина. Проснувшись, он оглянулся вокруг, чтобы посмотреть, есть ли на земле какие-нибудь оставшиеся камни, которые можно съесть. Ча Мин предсказал это и спрятал все эти светящиеся камни. Хотя улучшение силы Хусяня было очень важно для их выживания, но им нужно было как можно скорее уйти, прежде чем закончится запас еды.

Вспоминая сказанное бородатым человеком, Ча Мин убедил Хусяня сразиться с ним. Результаты оставили его в шоке. Хусянь был в два раза быстрее его и в два раза сильнее. Конечно, это относится только к физической скорости и физической силе. Давление, исходящее от Хусяня, говорило Ча Мину, что он был духовным зверем шестого уровня, причем первоклассным среди других.

- Ты, маленький паршивец, тебе лучше не издеваться надо мной сейчас, когда ты такой сильный, - сказал Ча Мин, тихо вздыхая, и потирая черную голову Хусяня. 

Хотя Ча Мин был счастлив, что сила малыша увеличилась, но по-прежнему он оставался непослушным ребенком. Защищать его от неприятностей станет все труднее. Хусянь теперь был настолько быстр, что мог бегать кругами вокруг Ча Мин.

Отдохнув целый день, дуэт, наконец, начал бродить по многочисленным пещерам в надежде найти выход.


***

Тик ... так ... тик ...так ...

В тихой деревянной комнате за большим деревянным столом сидело четыре человека, и проводили собрание. Один пожилой мужчина в зеленой мантии и с распущенными седыми волосами сидел у стола и делал заметки. Стол был сделан из темного дерева с узорами. Поверхность была покрыта глянцевым лаком, который подчеркивал красивые рунические узоры, украшающие весь стол. Эти рунические узоры были бежевого цвета, и, хотя казалось, что они могли быть выгравированы мастером, они на самом деле были естественным свойством дерева, используемого для вырезания стола. Они росли по мере старения дерева, и каждые шестьдесят лет формировалась единственная линия рунических узоров, свидетельствующая о возрасте волшебного дерева, использованного для изготовления стола.

Двое мужчин напротив стола были одеты в черную мантию культиватора. Человек, сидящий в стороне, был молодым, возможно, ему было около двадцати лет. Он также отвечал за ведение заметок, он был здесь только для накопления личного опыта. Трое мужчин сидели в тишине, ожидая ответа от молодого человека в зеленых одеждах, сидящего за столом. Красивый мужчина закрыл глаза, слушая тиканье часов в тихой комнате.

Тик ... так ... тик ... так ...

После трехсот тиков тишины молодой человек открыл глаза. С его головы свисали пряди белых волос. У него был только один такой пучок белых волос, украшавший его идеальную, прямую голову светлых волос. Белые волосы были очень необычной чертой для шестнадцатилетнего мужчины. Этим человеком был Ван Цзюнь.

Ван Цзюнь преднамеренно ждал триста тиков своих часов, чтобы два гостя вспотели. Эти двое были очень влиятельными людьми в городе Зеленого Листа. Один был председателем Ассоциации духовных кузнецов Чэнь Хоу, а другой был молодым мастером из семьи Чэнь, Чэнь Лин Тянь. Семья Чэнь была одной из трех основных семей, которые контролировали торговлю в городе Зеленого Листа. Председателем ассоциации был дядя Лин Тяня он являлся самым престижным духовным кузнецом в окружающих сотнях городов. Он проделал весь путь до города Зеленого Листа, чтобы закончить детали торговой сделки, которая окажет огромное влияние на торговлю оружием и доспехами в ближайших двадцати городах.

- Я отказываюсь, - сказал Ван Цзюнь. - Эти условия слишком важны для торгового контракта, и семья Ван скорее предпочла бы не заниматься коммерческой деятельностью, нежели согласилась убирать их. Если вам нечего добавить, вы можете уйти.

Он переместил пачку бумаг в угол своего стола - контракты, которые он тщательно рассмотрел и подписал. Изучив и подписав десять контрактов, он заметил, что Чэнь Хоу все еще не ушел. Его лицо было красным, и на лбу выступала весьма заметная вена, словно готовая разорваться в любой момент.

Ван Цзюня, похоже, это не волновало, и, посмотрев налево, он поручил своему помощнику:

- Старейшина Бай, пожалуйста, проводите этих двух гостей наружу. Документы, над которыми я работаю, являются конфиденциальными и не должны быть видны для чужих блуждающих взглядов.

Старик встал и поклонился. 

- Как прикажите, молодой мастер.

Он посмотрел на двух джентльменов, у которых были выражения чистой ярости. Одна из рук на стуле Чэнь Хоу внезапно издала скрип, когда твердая древесина была раздавлена в его крепких руках. Седой мужчина, в конце концов, был духовным кузнецом, и его физическое мастерство нельзя было отрицать.

- Это возмутительно! - взревел он. - Как такой молодой человек, как ты, может принимать такое важное решение? Я отказываюсь верить, что у тебя есть такие полномочия!

Выражение лица Ван Цзюня не отражало колебаний, когда Чэнь Хоу выпустил свою ауру. Он был формой жизни Сяньтянь, человеком, который полностью очистил свое тело после достижения пика очищения смертного тела. Его физическое тело было сравнимо с телом культиватора на ранних уровнях формирование фундамента.

В ответ на его всплеск эмоций, старейшина Бай, который кротко сидел рядом с Ван Цзюнем, выпустил подавляющую ауру, которая заставила Чэнь Хоу шататься и кашлять кровью. Молодой человек рядом с ним упал в обморок, так как он еще не вступил в формирование фундамента. Старейшина Бай холодно посмотрел на несчастного Чэнь Хоу.

- Молодой мастер Ван не тот, кого ты можешь попытаться запугать силой. 

Он выпустил холодное фырканье. Еще один всплеск необузданной силы заставил Чэнь Хоу выкашливать еще один глоток крови. Кровь просочилась на красноватый деревянный пол, который за доли секунды впитал кровавую лужу. Полы были явно сделаны для того, чтобы убирать такие беспорядки, которые обычно происходили при «агрессивных переговорах».

Ван Цзюнь, который не участвовал в драке, положил локти на стол, сцепив пальцы на нижней половине лица. Его холодный проницательный взгляд заставил и так в бедственном положении Чэнь Хоу еще больше задрожать.

- Чэнь Хоу, я полностью уполномочен семьей Ван, принимать любые решения, касающиеся деловых отношений в Королевстве Сун. Если вы хотите завершить эту сделку, вам придется пройти через меня, так как никто в окружающих Королевствах не осмелится сделать это за моей спиной, ради такой маленькой сделки.

Только одним слово можно описать поведения Ван Цзюня прямо сейчас - властный.

- Возможно, вы думаете, - продолжил Ван Цзюнь, - как это может быть мелким делом? Поскольку сегодня я щедрый, позвольте мне вкратце изложить.

Он немного помедлил, прежде чем продолжить, делая глоток из чашки горячего чая, которая появилась перед ним. Каким-то образом старейшина Бай нашел время, чтобы приготовить чашку чая для молодого мастера. Ван Цзюнь благодарно улыбнулся старейшине Баю и одобрительно кивнул. Теплый взгляд на его лице мгновенно исчез, когда повернулся к двум несчастным мужчинам. Чэнь Лин Тянь только пришел в себя. Его лицо было бледным, как простыня, и предыдущий злой взгляд на его лице исчез, и теперь его сменило выражение страха.

- Господа, данное соглашение является единственным соглашением между Нефритовым Бамбуком и Ассоциацией духовных кузнецов Королевства Сун. Мы хотим закупить все ваши новые товары более высокого класса для ближайших двадцати городов от вашей ассоциации по цене шестьдесят  процентов от прейскурантной цены поставок. Мы хотим, чтобы эти товары были доставлены в течение трех дней, а вся кредиторская задолженность должна быть оплачена в течение тридцати дней с момента размещения заказа. Ваша организация запрашивает семьдесят процентов, время доставки для всех заказов составляет две недели, и все счета подлежат оплате наперед. Теперь позвольте мне объяснить, почему это смешное предложение.

- На западе находится Королевство в десяти тысячах ли, которым управляет династия Цинь. У нас есть соглашение с этим королевством поставлять эти же товары по пятьдесят пять процентов от прейскурантной цены с определенными гарантиями. Любой заказ, произведенный в этом Королевстве, может быть легко доставлено сюда за три процента от прейскурантной цены через две недели. Если мы заплатим семь процентов, мы сможем доставить заказ в течение недели, а если мы заплатим десять процентов, мы можем получить любой заказ за три  дней с использованием воздушных зверей. Все счета к ним подлежат оплате в течение тридцати дней.

- Мы просим шестьдесят процентов и трехдневный срок поставки для сокращения нашей базы затрат и оборотного капитала. Экономии затрат практически не требуется. Эта сделка позволит нам сэкономить пять процентных пунктов при трехдневных поставках, два процентных пункта  на однонедельные поставки, и это на самом деле стоит нам два процентных пункта за более длительные сроки выполнения заказов, основную часть бизнеса. Так, скажите, действительно ли это плохое предложение?

К этому моменту Чэнь Хоу сильно потел. Он явно не знал, что у Нефритового Бамбука уже были такие деловые отношения. Если семья Ван направит на это все усилия, они смогут разорить их. Оба мужчины знали это.

 - Ценовая часть этой коммерческой сделки - не главное, - продолжил Ван Цзюнь.  - Исходя из подхода, основанного исключительно на прибыли, эта сделка не имеет смысла, и мы должны вывести вас из бизнеса. Однако если наш нынешний поставщик обрубит наш оборотный капитал в течение двух недель в течение срока поставки. Существует также небольшой риск форс-мажорного обстоятельства, которые могут прервать поставки, а также бремя взаимодействия с чиновниками при импорте товаров.

- Семья Ван надеется получить выгоду от этой сделки, уменьшив относительный риск и уменьшив оборотный капитал, который мы можем затем инвестировать куда-то еще. Поэтому цена, срок поставки и часть сделки с кредиторской задолженностью являются важными. Я фактически предоставляю вам лучшее предложение возможное при данных обстоятельствах

Ван Цзюнь остановился еще на минуту, часы тикали, когда Чэнь Хоу сидел, погруженный в свои мысли.

- Я так понимаю, вам понадобится немного больше времени, чтобы собраться с вашей предпринимательской группой и принять окончательное решение? - спросил Ван Цзюнь.

- Нашей предпринимательской группе п


убрать рекламу







отребуется неделя, чтобы принять решение по этому вопросу, - нерешительно сказал Чэнь Хоу. 

Одна неделя была слишком большим сроком.

- У вас есть три дня, - ответил Ван Цзюнь. - Старейшина Бай, пожалуйста, проводите наших гостей.


***

Три дня спустя из кабинета Ван Цзюня вышли седой мужчина средних лет и сильный молодой человек, улыбаясь. Ван Цзюнь удовлетворенно кивнул, поправляя стопку документов, которые были подписаны им самим и Чэнь Хоу. На контракте была проставлена печать зелеными чернилами, на которой был изображен выдающийся символ «Ван», окруженный светлым нефритовым бамбуковым фоном.

Хотя контракты можно было хранить и записывать на нефритовых листах, ему нравилась законность использования бумажной копии. Конечно, подписи должны быть пропитаны аурой подписавшего, чтобы предотвратить подделку.  Старейшина Бай вернулся в комнату после того, как закончил сопровождать их гостей.

- Поздравляю, молодой мастер, с еще одной успешной сделкой, - сказал старейшина Ван, слегка, кланяясь.

Ван Цзюнь улыбнулся и покачал головой. Он несколько раз просил старейшину Бая быть менее формальным наедине. В конце концов, они все были частью одной семьи. К сожалению, старейшина Бай ни за что не соглашался на это, и он продолжал проявлять к нему уважение, будто скромный дворецкий.

- Пожалуйста, старейшина Бай, вы меня оставляете меня в неловком положении. 

Ван Цзюнь задумался на мгновение, прежде чем спросить:

- Есть ли какие-нибудь новости, о которых я должен знать?

- По большей части, ничего необычного. 

Старейшина Ван, наконец, проявил некоторое упущение в этикете, когда сел на стул перед столом Ван Цзюня, давая своим уставшим старым костям, немного, отдохнуть. 

- Семья Чжоу действует все более и более необузданно и властно. Семья Цянь, которая контролирует городскую стражу, пообещала им верность. Как вы знаете, старшая сестра гения Чжоу Ли недавно была принята в качестве главной супруга кронпринца, давая тем самим их семье гораздо больше влияния в столице.

- Есть также ... некоторые тревожные новости.

Ван Цзюнь удивленно посмотрел на старейшину Бая. Старейшина Бай прожил долгое время и видел много вещей. То, что квалифицировалось как «тревожное», было определенно необычным.

- Молодой мастер, в последнее время было много случаев так называемого «восстания» в Королевстве. Эти восстания кратковременные и обычно включают в себя следующие характеристики. Во-первых, местная группа головорезов объявляет, что с них достаточно королевской семьи. Затем они собирают местных воинов и начинают убивать, не только преследуя местных аристократов, но и убивая женщин, детей и стариков.

- Молодежь, которая избегает убийства, как правило, мальчики в возрасте от тринадцати до шестнадцати лет и красивые молодые девушки, которые достаточно взрослые, чтобы рожать детей. Затем эти «мятежники» переезжают в следующий город и повторяют процесс. Вскоре они были подавлены, местной спецгруппой, назначенной королевством или ближайшим подразделением королевской армии. Эти события происходили в течение последних трех месяцев с большей частотой.

Ван Цзюнь обдумывал несколько минут, роясь в своей памяти. У него была эйдетическая память, и даже неясные кусочки информации можно было найти за считанные минуты. Через несколько минут он открыл глаза с озадаченным взглядом.

- Старейшина Бай, я ничего не могу найти в своих воспоминаниях. Вы сами знаете, какую часть истории этого континента я запомнил за эти годы. Есть что-то, что я упустил? 

Глава 27. Темные воспоминания

 Сделать закладку на этом месте книги

Старейшина Бай вздохнул, вспомнив о чем-то. Воспоминание было явно чрезвычайно болезненным, так как сразу его глаза покраснели и прослезились. 

- Подобное событие произошло сто пятьдесят семь лет назад. Моя дорогая сестра жила в маленькой фермерской деревне всего в пятистах ли на юге. У нее был муж и шестеро детей. Однажды у меня возникло желание посетить ее, поэтому я вскочил на своего летающего питомца и полетел навестить ее.

- Когда я приблизился к деревне, заметил дым на горизонте. В панике я приказал своему питомцу приблизиться только для того, чтобы понять, что источником дыма была сама деревня. Деревня была подожжена, а улицы были завалены трупами. Моя сестра и вся ее семья были оскверненные, и убиты самым болезненным образом. Позже я нашел группу дикарей и убил всю их группу, прежде чем армия Короля смогла действовать.

- В своем горе я бродил из деревни в деревню в течение следующих нескольких дней, заливая свою печаль. Когда я, наконец, протрезвел, я подумал проверить несколько накопительных колец, которые я получил от бандитов в надежде найти подсказки о том, что произошло. В этом кольце я обнаружил что-то исключительное, что-то, что даже Королю может быть трудно достать. Это был эдикт Ямы, подписанный кровью главного оракула Королевства Сун в то время. Это было сто пятьдесят семь лет назад, когда к власти пришел последний главный оракул. 

Старейшина Бай вытер слезы, когда закончил. Это воспоминание было подавлено в течение достаточно долгого времени.

- Вы обсуждали этот вопросом с Королем Сун? - спросил Ван Цзюнь.

- Да, я пытался. И когда я принес это доказательство министру правосудия, мне сказали, что этот указ был издан четырнадцать лет назад за заслуги перед Империей. Мне также напомнили, что у меня есть еще две сестры, и я должен научиться ценить их. Поняв тонкую угрозу, я забрал своих двух сестер и их семьи и нашел убежище в семье Ван, с того момента я здесь.

Ван Цзюнь глубоко вздохнул и, поменявшись ролями, приготовил чай для старейшины Бая. Старейшина Бай, который все еще был глубоко травмирован после рассказа этой истории, принял горячий напиток и успокоился. После получасового успокоения чаем, он встал, чтобы позаботиться о своих других обязанностях. Утешение Ван Цзюня сработало.

- Старейшина Бай, - окликнул Ван Цзюнь, когда тот уже собирался выйти за дверь.

- Да, молодой мастер? - ответил старейшина Бай.

- Есть ли у вас какие-либо новости о Ча Мине от управления миссиями? - Ван Цзюнь не сидел без дела все это время. Хотя у него было много обязанностей, о которых ему нужно заботиться, он всегда находил время для вещей, близких его сердцу. После того, как Фэн Мин, Гун Лань и Хун Синь вернулись в город, он позаботился о том, чтобы потратить много времени на их утешение и успокоение Синь Эр. Он ходил ужинать с ней не менее трех раз в неделю и сопровождал ее на прогулку. Время, проведенное с ней, успокаивало его нервы и исцелило от ужасных ран в глубине его сердце.

Первое, что он сделал, - создал несколько миссий через управление миссиями. Эти миссии, выдавались через Академию Зеленых Листьев, через Аукционный дом Нефритового Бамбука, через Ассоциацию Фуражиров и, наконец, через Альянс Наемников. Эта миссия была особенно прибыльной, в которой требовались всевозможные травы, фрукты, материалы духовных зверей и т.д. Был особенно высокий уровень вознаграждения за шкуры полуночных духовных собак. Предлагаемая цена была, по крайней мере, на сорок процентов выше рыночной, но при условии, что материалы необходимо будет собирать в радиусе двадцати ли от Великого Деревянного моста и до тридцати ли ниже по течению от реки. В этом районе были десятки пунктов сбора, где искатели приключений могли напрямую сдавать свои товары за деньги или духовные камни.

В конце миссии жирными буквами была записка с объявлением о вознаграждении в 50 000 духовных камней каждому, кто сможет найти Ду Ча Мина, пропавшего в духовных лесах. Любая информация, которая в конечном итоге приведет к его спасению, будет вознаграждена в 5 000 духовных камней. Описание также содержало яркое изображение Ча Мина и краткое описание его способностей.

Многие люди рискнули отправиться в лес на эту миссию в первую неделю после появления задания. Вскоре после этого движение искателей приключений замедлилось из-за истощения природных ресурсов в лесу. На многих зверей охотились до их полного истребления, а зона в радиусе 50 ли от моста была полностью свободной от полуночных духовых собак. Офицерам, отвечающим за сбор трупов собак, было приказано не жалеть ни одного, независимо от того, откуда были принесены. Некоторые искатели приключений все еще часто посещали эту зона леса, но только на одну десятую больше, от первоначального наплыва. В то время как эта зона была разоренной как пшеничное поле роем саранчи, она была намного безопаснее, чем другие зоны в лесу с более высокой наградой. Таким образом, Ван Цзюнь всегда следил за Ча Мином.

- Молодой мастер, я думаю, вы должны отказаться от этой ноши. Даже если вы отдали ему десять лет своей жизни, кто если не вы должны знать, как лучше всего принимать во внимание потраченные расходы на инвестиции.

- Старейшина Бай, он больше, чем инвестиция для меня, он мой друг. Кроме того, мои предсказания никогда не бывали ошибочными прежде. Он жив, даже если я еще не знаю, где он. Посмотрите на мой духовный компас!

Он вынул богато украшенный медный компас с золотой стрелкой. Компас никогда не указывал на север, но в направлении человека или предмета, за которым следил. Компас вращался по кругу с тех пор, как использовал его, чтобы попытаться найти Ча Мина. Пока что-то скрывало его местонахождение, но Ван Цзюнь был терпеливым.

- Молодой мастер, я знаю, что вы придаете большое значение этому молодому человеку, но мы не можем поддерживать этот уровень расходов в течение очень долгого времени, пока семья не заметит. Мы должны…

Старейшина Бай замолчал. Вращающаяся золотая стрелка, которая продолжала вращаться без остановок в течение последних нескольких недель, была, наконец, зафиксирована на месте. Она указывала на духовные леса.


***

Ча Мин и Хусянь бежали бок о бок в лесу. Последние несколько часов они радостно бежали, пытаясь наверстать упущенное, пока они медленно бродили по темным подземным туннелям. Они столкнулись со многими опасностями, в том числе с ужасными барсуками, крупными ядовитыми пауками и различными видами грызунов.

Дуэт получил хорошую практику в уклонении от препятствий по коварной местности. То тут, то там духовные обезьяны расставляли ловушки для защиты своих территорий. Другие места были заполнены ядовитыми змеями, которые поджидали ничего не подозревающую добычу. К счастью, они вышли из туннелей на южной стороне реки, которая была ближайшей к городу Зеленого Листа. Теперь они забрели на юг в надежде найти знакомый ориентир, который поможет им ориентироваться, или, в конце концов, сам выход из леса.

Их скорость передвижения была сильно ограничена свирепыми зверьми, которые приставали к ним на каждом шагу. Звери не представляли для них серьезной угрозы, но поскольку их было всего двое, звери восприняли пару как легкую добычу.

После еще нескольких часов бега в быстром темпе они достигли группы покрытых мхом деревьев. Ча Мин видел такие деревья раньше; деревья были скрючены и покрыты нефритово-зеленым мхом, который покрывал более девяти десятых каждого ствола. Дуэт замедлил темп, после чего Ча Мин отправил краткий сигнал рукой Хусяню.

Как и ожидалось, группа больших змей выпрыгнула из деревьев с широко открытыми ртами, их блестящие клыки были покрыты смертельным ядом. Ча Мин использовал свои «Призрачные шаги», чтобы уклониться от змей, и послал группу из тридцати шести духовных жемчужин по широкой дуге. Бусинки резонировали с вливающимся ци огня, превращая окружающие леса в обжигающийся ад. Этот изогнутая стена огня был последним изобретением Ча Мина. Естественно, пламя было полностью под контролем Ча Мина, и область вокруг Хусяня не пострадала.

Чрезвычайно мощная энергия пламени выжигала густой яд Инь, покрывающий клыки змей. Змеи издавали мучительные крики, потеряв свой мощный яд. В ответ одна из змей набросилась на Ча Мина. Это был духовой питон пятого уровня длиной тридцать футов. Ча Мин ответил ответным ударом кулака, который соответствовал силе массивного зверя фунт за фунт. Когда зверь и Ча Мин силой разошлись, Хусянь метнулся вокруг, как луч света, сразу же откусив большой кусок от гигантской змеи в шести дюймах ниже ее головы. Змея упала замертво, и окружающая группа питонов корчилась в гневе, пытаясь отомстить, нападая со всех сторон.

В ответ на их провокацию, Ча Мин мгновенно изменил окружающий круг бусинок, и они начали ритмично дрожать. Крошечные вибрации, которые обычно выводили из строя злобных зверей и оглушали их, оказали разрушительное воздействие на группу питонов. Змеи были видом, который сильно зависел от звука, чтобы бродить по земле. Они были очень чувствительны к каждой вибрации, окружающей их.

Эффект проявления жемчужины "землетрясения" сделал их неспособными «видеть». Ча Мин быстро размахивал своим тяжелым посохом, сокрушая четырех змей за раз, своей внушительной физической силой. Тем временем Хусянь сливался с окружающими тенями, часто вылетая и быстро кусая уязвимую змею. За время, которое потребовалось Ча Мину для убийства четырех змей, Хусянь убил уже шесть.

Через несколько вдохов проявление "землетрясения" Ча Мина утратило свою силу, после чего он быстро наполнил морозную ци в четки. Бусы кружились вокруг, покрывая все в радиусе пятидесяти футов толстым слоем мороза. Это было особенно эффективно против хладнокровных животных, и они замедлились до черепашьей скорости. Оставшегося времени было достаточно, чтобы убить всех змей меньшего размера, оставив в отчаянии только последнюю сорок-фунтовую змею. Эта змея была духовным зверем седьмого уровня и ее нельзя недооценивать. Ча Мин отвлекал змею своими призрачными шагами и тяжелым посохом, время от времени бросая «пальцы, словно мечи» и удерживая его лозами, в то время как Хусянь злобно кусал за толстую чешуйчатую кожу.

Наконец, разъяренный питон потерял всякий рассудок и решил на отчаянную попытку, пытаясь уничтожить Хусяня с ним. Он быстро использовал свою естественную способность, "Теневой Захват", который сковал Хусяня на месте, пока он пытался пронзить свою жертву клыками длиной в два фута. В глазах Хусяня не было страха. Он знал, что Ча Мин припас один из своих козырей.

Пятьдесят шесть футов в воздухе, тридцать шесть молитвенных бусин вращались в форму меча. Он влил всю оставшуюся ци в формирование меча, и меч упал на заднюю часть вытянутой шеи змеи. Для полной уверенности, он также ввел оставшийся запас ци земли, чтобы усилить меч. Меч рассеялся сразу после того, как обезглавил голову питона, и вернулся к запястью Ча Мина в виде четки из 108 бусин.

Затем Ча Мин присел для медитации, чтобы восстановить свою энергию, Хусянь покорно выполнил свою любимую часть боя - очистку. Сначала он вырвал все клыки у змей, собрав их в аккуратную кучу, стараясь не отравиться. Затем вырвал глаза у трех самых больших змей. Эти глаза образовали жемчужины энергии инь, которые были очень полезны для некоторых культиваторов. У зверей выше 5ого уровня не было бы звериного ядра, поскольку они сосредоточили всю свою демоническую энергию в глазах.

Удалив глаза и положив их рядом с клыками, он покорно выкопал ядра зверя из головы каждой маленькой змеи. Их мощные челюсти не были закрыты их плотными костлявыми черепами. Когда все это было в куче, он испустил радостное ФЫР! Пора обедать!!

Когда он открыл рот, огромная поглощающая сила потянулась и схватила окружающие трупы демонических змей. Когда последний хвост исчез в его огромной пасти, он издал милую, и довольную отрыжку. Его аура казалась значительно сильнее, чем несколько секунд ранее. Это была одна из его врожденных способностей: Поглощение. Пока у него были достаточно сильные трупы духовных зверей, ему никогда не понадобились бы духовные камни в дополнение к его культивации.

Разумеется, демонические ядра были гораздо более питательными, но Ча Мин в прошлом очень сильно ругал его. Эти ядра зверя были ценными, и их можно было использовать для покупки всяких вкусных вещей. Видя скептическое выражение в глазах Хусяня, Ча Мин продолжил описывать, что достаточное количество ядер зверя можно обменять на драгоценные травы, камни и лекарственные пилюли. Хусянь как ни странно был знаком с этими вещами и согласился отложить потребление ядер. По его мнению, наихудшим сценарием было то, что он всегда мог съесть эти звериные ядра, если они не найдут ничего хорошего. Кроме того, он был уже удовлетворен большим количеством духовных зверей, которые нападали на них каждый день.


***

Ча Мин полностью восстановился за время, которое понадобилось бы горению ароматической палочки. Она выпустила густой вздох, снова подавляя ци, которая угрожала вырваться в любой момент. По возможности он хотел прорваться в более безопасной обстановке. Прерывание в процессе прорыва может привести к серьезным остаточным повреждениям и повлиять на его культивацию.

Бродя еще полдня, они, наконец, нашли признаки человеческой деятельности.  Звуки столковения металла эхом разносились по всему лесу, и благодаря точному слуху Хусяня они смогли найти источник за то время, которое требуется для того, чтобы сгорела ароматическая палочка.

Вдалеке они заметили темнокожего мужчину с длинными черными волосами. Его изможденное лицо резко контрастировало с мощными ударами, которыми он в настоящее время обменивался с чрезвычайно быстрым духовным зверем. Человек казался очень знакомым, но он не мог вспомнить, где они могли встретиться в прошлом.

Человек продолжал обмениваться ударами с быстрыми ударами когтями леопарда, танцуя по кругу и оборонительно отклоняя удары зверя. Глаза Ча Мина сузились, когда заметил, что у человека глубокая рана на ноге, не позволяющая ему полностью раскрыть свое боевое мастерство. Будучи осторожным человеком, он продолжал наблюдать за битвой с безопасного расстояния. В конце концов, было слишком распространенным явлением в духовных лесах для искателей приключений ловить рыбу в мутной воде, и недоразумение могло привести к ненужной битве.

Внезапно леопард издал громкий рев, в результате чего его изначально невероятно высокая скорость мгновенно удвоилась. Потрясенный, худой человек упал назад, споткнувшись, едва защищаясь от все более и более диких ударов когтями. Ча Мин посмотрел на Хусяня, который ждал инструкций.

- Давай поможем ему. Позволь мне проявить инициативу. Скрой свои способности. Я слышал, что ты очень редкий духовный зверь, и я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал тебя. 

Хусянь кивнул с пониманием и, к удивлению Ча Мина, его черно-белая шерсть вдруг приобрела красноватый оттенок, пока он не стал выглядеть, как обычный красный лис.

- Ты знаешь, как замаскировать себя иллюзией? 

Ча Мин снова был поражен. Маленький лисенок не переставал удивлять его. Со времен пещеры он быстро превратился в духовного зверя шестого уровня, намного опережая его рост. Это неравенство нельзя было легко исправить, у Ча Мина был талант только выше среднего, в то время как у Хусяня был талант, который заставлял ревновать сами небеса. Кроме того, у Хусяня была бросающая вызов вспомогательная Небесная техника Пожирания, которая заставляла его становиться все сильнее и сильнее с течением времени.

- Давай, вперед!

Они быстро выскочили из леса на небольшую поляну, где те двое сражались. Ча Мин сначала использовал проявление мороза, чтобы ограничить высокую скорость леопарда. Это застало леопарда врасплох, которым быстро воспользовался худощавый человек и отрубил ему ногу, еще больше затрудняя его движения. Леопард зарычал в гневе, когда отступил и обратил свое внимание на двух вновь прибывших.

Видя, что один из двух вновь прибивших незнакомцев был довольно слабым, он быстро начал наносить удары когтями по Ча Мину. Ча Мин ответил, отправив «меч», летящий прямо на леопарда. Леопард быстро отклонился от меча, образованный из духовного жемчуга, и быстро приблизился к Ча Мину, который всеми силами размахивал своим посохом, чтобы встретить леопарда лицом к лицу.

Ча Мин закашлялся кровью, когда был жестоко отброшен ударом. Духовный зверь должен быть как минимум зверем восьмого уровня и, вероятно, сильнее, чем Хусянь. В тот момент, когда он собирался проинструктировать Хусяня о том, чтобы тот больше не скрывал своих способностей, позади леопарда быстро появилась тень, пронзившая его мечом прямо в позвоночник леопарда.  Леопард испустил последний вопль горя, рухнув. Молодой человек, который ранее был ранен, не мог больше подавлять свою боль, уронил меч и упал на землю без сознания. 

Глава 28. Школьные товарищи

 Сделать закладку на этом месте книги

В темном лесу потрескивал костер. Ярко-красные угли костра иногда вспыхивали, вызывая искры, которые напоминали светлячков, оживленных одним вдохом. Это была первая ночь Ча Мина и Хусяня на открытом воздухе, после выхода из туннелей. Они никогда бы не посмели развести костер в туннелях, так как беспокоились о скоплении дыма и сжигании застойного воздуха в туннелях. Они в полной мере воспользовались возможностью согреть свои холодные кости впервые за несколько недель.

Молодой человек, которого они спасли после убийства леопарда, наконец, проснулся с громким вздохом. Сначала он был в замешательстве, затем наконец понял, что Ча Мин спас его. Он сморщился от боли, пытаясь сесть. Рана на его ноге выглядела не так плохо, как раньше, и, к счастью, не было никаких признаков инфекции.

- Спасибо, что спас меня. Я уже подумал, что уже покойник после сражения с этим гордым леопардом. Ты пришел как раз вовремя, и едва я сумел бы продержаться больше, нежели несколько вдохов. Меня зовут Чжоу Сянь, и я точно запомню услугу, которую ты мне оказал.

Ча Мин теперь вспомнил, где видел человека ранее. Он и Фэн Мин почти столкнулись с ним в кампусе, и он был одним из немногих талантов пятого класса в академии. Несмотря на то, что Чжоу Сянь был на втором курсе, он уже достиг восьмого уровня конденсации ци.

- Ах, мне интересно, как ты умудрился получить травму, сражаясь против одного леопарда, - сказал Ча Мин. - Когда покинул академию?

- О? Ты тоже учишься в академии? Какое совпадение. Планируешь ли ты сейчас возвращаться? - спросил Чжоу Сянь.

Ча Мин кивнул. 

- Да, мы как раз пытаемся вернуться, но к сожалению, я заблудился несколько недель назад, и только сейчас нашел другого соученика. Ты знаешь дорогу назад?

- Конечно, я знаю дорогу назад! Если мы будем держаться вместе, то нам намного безопаснее будет вернуться в академию. Я уже выполнил миссию, которую взял, и, кроме того, у меня серьезное повреждение.  Если я не получу лечение вовремя, то боюсь, что моя нога может быть покалечена навсегда.

Чжоу Сянь, казалось, вздохнул с облегчением. Но затем нахмурился.

- Младший брат, тебя случайно не зовут Ча Мин?

Ча Мин был ошеломлён. Как такой выдающийся и отчужденный человек, как Чжоу Сянь, мог знать его имя?

Чжоу Сянь засмеялся. 

- Не удивляйся так. Несколько недель назад аукционный дом  «Нефритовый Бамбук» разместил высокоприоритетную миссию. В частности, это была миссия по сбору ресурсов с непропорционально высокими наградами. Миссия указала, что все ресурсы должны быть собраны в определенной зоне, окружающий Великий Деревянный мост, они объявили очень высокие вознаграждения за каждый предмет.

- В конце размещенной миссии была также важная заметка: яркий рисунок, который изображает лицо молодого человека, и этот портрет – явный ты, хотя и более чистый. Так же важной частью было указание, что, если кто-то сможет найти Ду Ча Мина, то он будет иметь право на вознаграждение в 50 000 духовных камней от аукционного дома "Нефритовый Бамбук".

Теплое ощущения распространилось по всему телу Ча Мина, когда к нему пришло понимание сложившейся ситуации. Очевидно, что Ван Цзюнь потратил много ресурсов, пытаясь найти его. Расходы на такую грандиозную миссию явно не ограничивались 50 000 духовными камнями.

Видя реакцию Ча Мина, Чжоу Сянь снова засмеялся и хлопнул по земле. 

- Не так уж и плоха моя удача. Возможно, я и получил травму, но в результате нашел тебя. Давай отправимся завтра утром. Наш путь назад будет намного проще, так как мы можем направиться непосредственно к обменному пункту «Нефритового Бамбука». Они смогут сопроводить нас из леса на лошадях, и мы вернемся в город быстрее, чем через день.

- К сожалению, моя нога повреждена, и нам может потребоваться целый день, чтобы добраться туда.

Чжоу Сянь вздохнул от несчастья.

- Я думаю, что могу помочь тебе с этим, - сказал Ча Мин, улыбаясь. 

Он быстро использовал свою ци дерева, поддерживаемую ци воды, для проявления духовной скрепы, которая быстро исцелила рану на ноге Чжоу Сяня. После этого они решили разделить ночную смену, и Ча Мин взял первую смену, поскольку Чжоу Сянь был только что исцелен, ему требовался немедленный отдых. Чжоу Сянь не ложился спать еще полчаса после того як поел. Перед сном он быстро записал свой день в маленькую черную тетрадь.


***

В настоящее время было два часа до рассвета. Огонь все еще весело потрескивал, отбрасывая тени от их лагеря. Ча Мин и Хусянь крепко спали рядом друг с другом. Чжоу Сянь гулял по лагерю двадцатый раз за ночь. Он остановился прямо перед Ча Мином и Хусянем на сто вдохов, делая это не первый раз, со сложным выражением на лице.

Чжоу Сянь продолжил патрулирование и завершил еще четыре обхода вокруг их лагеря, бдительно следя за потенциальными дикими зверями. Он не скрывал свою ауру, так как она могла отпугнуть слабых зверей в лесу. Вероятность яростных атак со стороны более сильных зверей в близлежащих лесах была ничтожна, разве что кто-то не потрудился заманить зверя в это конкретное место. Кроме того, он был в полной боевой форме благодаря исцелению Ча Мина.

Он подошел еще раз к тому месту, где спали Ча Мин и Хусянь, как и прежде. На этот раз, однако, он услышал звук. Медленно вытащил свой черный меч из мягкого кожаного ремня. У него не было ножен, которые вызывали шум каждый раз, когда пытаешься выхватить меч. Тихо и смертельно, именно так он предпочитал сражаться. Если возможно, предпочитал убивать врага во сне.

Пока эта мысль проносилась в его голове, он снова бросил взгляд на спящей дуэт.  Да, пришло время. Без всякого предупреждения его клинок вонзился в бедро Хусяня. Проанализировав, хотя Хусянь не проявил какую либо силу во время предыдущего боя, такой бесценная добыча не могла быть слабой. Ча Мина можно будет убить в любое время, как только Хусянь будет искалечен. Любой ущерб, причиненный Хусянем, можно исцелить экстравагантными лекарственными пилюлями. Его брат позаботится об этих мелких деталях.

Не чувствуя реакции спящего дуэта, на его спокойном лице мелькнуло выражение радости. Успех! Однако, как только его клинок собирался добраться до Хусяня, воздух исказился, и Хусянь исчез.

"Дерьмо, иллюзия?"

Размышляя о возможных причинах исчезновения Хусяня, его застали врасплох широким ударом снизу тяжелым посохом Ча Миня. Он явно был готов к его атаке.

Чжоу Сянь быстро вскочил, чтобы избежать удара, но, к его удивлению, две фигуры метнулись к нему с противоположных направлений. Один был белым лисенком, а другой – черным пятном. Он быстро протянул правую руку, заставляя синий щит выстрелить в сторону черного лиса, заставляя его отступить. В то же время нанес удар мечом в правой руке по голове белого лиса.

"Дзинь!"

Прозвучали звуки ударов металла о металл. Чжоу Сянь удивленно хмыкнул, чуть не уронив меч. Белый Хусянь не остался полностью невредим. По его лицу пробежала неглубокая красная линия, хотя такая маленькая царапина вряд ли повлияет на его способность к сражению.

- Как ты узнал? спросил он, спокойно повернувшись лицом к своим двум противникам. 

Теперь, когда он отказался от инициативы, и, согласно его оценке, их боевое мастерство было примерно равным. Ему нужно было придумать другой способ застать их врасплох.

- Это просто, - сказал Ча Мин. - Разве возможно для такой холодной и одинокой личности, как ты, мгновенно стать нашим лучшим другом в течение нескольких часов? Мы просто должны были дать тебе возможность нанести удар. Все, что я сделал, это поверхностно залечил твою рану и дал тебе ложное чувство безопасности.

Лицо Чжоу Сянь стало уродливым, когда увидел, что «зажившая» рана на его ноге возобновила кровотечение. Стиснув зубы, вспыхнуло несколько ручных печатей, когда зелено-голубое свечение окружило его, и кровоточащая рана на его ноге начала закрываться.

- Чего ты добиваешься? Почему ты внезапно напал на нас, и почему попытался выманить леопарда из средней зоны духовных лесов, только чтобы устроить эту засаду?

В то время как Ча Мин не хотел вести переговоры с таким подлым парнем, они в настоящее время были в неравном положении. Хусянь мог легко защищаться, но Ча Мин не сможет долго сопротивляться, если Чжоу Сянь начнет решительное наступление.

Чжоу Сянь засмеялся. 

- Значит, меня раскрыли с самого начала? Интересно. Хорошо, давай договоримся. Я хочу, чтобы твой лис послушно следовал за мной. В противном случае я убью тебя и заберу его при любых раскладах. Он не сможет сбежать, я уже пометил его отслеживающей отметкой. По крайней мере, так ты и лис сможете выжить.

Чжоу Сянь самодовольно улыбнулся, извлекая свиток из своей сумки хранение.

- Это так же контракт на укрощение зверей, который я подготовил только для этого случая. В котором указано что ему требуется лишь прослужить мне пятьсот лет, а затем он сн


убрать рекламу







ова обретет свободу. Довольно хорошая сделка, нет?

Ча Мин нахмурился, ломая голову, чтобы найти выход из этого затруднительного положения. Как только собирался продолжить обсуждение, он услышал нечеткий голос в своей голове.

- Скоро ... скоро ... Ван ... 500 ... вздохов.

Ча Мин был поражен слабым голосом, который явно не исходил от кисти Чистого Неба. Это был Ван Цзюнь? Значит ли это, что он будет здесь через 500 вдохов? Он не был уверен, как Ван Цзюнь смог найти его, но его больше удивила передача голоса в его голове. Это было то, что могли использовать только культиваторы формирование фундамента. Если культиватор формирование фундамента направлялся к нему, то вполне возможно, что они выживут.

- Каковы точные условия контракта? Я не могу принимать никаких решений за Хусяня, и я знаю, что тебе будет очень трудно его поймать. Кроме того, он просто маленький зверь и не сможет понять этих вещей. Я могу задавать вопросы и уточнять от его имени, что думаешь? - Ча Мин спокойно спросил, надеясь, что сможет потянуть немного времени.

Чжоу Сянь, похоже, не спешил. Ча Мин предположил, что он так же собрался тянуть время, пытаясь излечить ногу. Чжоу Сянь ждал дюжину вдохов, прежде чем ответить.

- О, так ты говоришь, что если условия будут благоприятными, ты убедишь маленького лисенка быть послушным? - спросил Чжоу Сянь.

- Да, если это не слишком неблагоприятные условия, я бы посоветовал ему принять контракт. Как насчет того, чтобы прочитать условия контракта строчку за строчкой?

Чжоу Сянь радостно выполнил его требования  и вслух прочитал содержание контракта.

Когда он закончил отмечать условия контракта, Ча Мин выдвинул несколько условий, которые хотел бы включить. Он утверждал, что 300 лет были более реалистичными, и что контракт должен быть, немедленно расторгнут в случае жестокого обращения. Кроме того, владелец контракта не мог приказать Хусяню выполнять действия, которые, несомненно, приведут к его смерти. В дополнение, владелец контракта не может его изменить без согласия Хусяня. Он подробно рассказал об идеальном вознаграждении за услуги, в то время как Чжоу Сянь продолжал смотреть на них с фальшивой улыбкой на лице.

В конце концов, они пришли к соглашению, и Чжоу Сянь провел пальцем по многим частям контракта, изменив их на новые условия. Контракт был теперь в два раза больше первоначальной длины.

- Что ты думаешь сейчас? Ты убедишь маленького лисенка подчиниться?  Внезапно Чжоу Сянь нахмурился. 

- Ой, подожди, я вспомнил очень важное условие, которое забыл включить. Как небрежно с моей стороны, его нельзя игнорировать!

- О? Что это? - спросил Ча Мин, его хватка на посохе сжалась, когда ужасное чувство ужаса охватило его.

- О, это очень просто. Мне просто нужно, чтобы ты умер!

Чжоу Сянь мгновенно рванул по прямой линии, нацелившись прямо в сердце Ча Мина. Однако перед тем, как меч приземлился, Хусянь бросился вперед, отбросив меч назад своим черным двойником и атаковав Чжоу Сяня своим белым двойником. Чжоу Сянь благополучно приземлился обеими ногами на землю, и теперь его нога была полностью восстановлена.

Хусянь оскалил зубы и зарычал. Как только он собирался атаковать, Ча Мин рухнул, схватившись за грудь. Хусянь посмотрел на Ча Мина. Черные вены выползали из-под его рубашки. Яд!

- Этот меч очень полезен, не так ли? Этот трюк не сработает на божественном звере твоего уровня, но на ком-то вроде него, который на несколько уровней слабее меня? Яд очень эффективен. Даже если у него действительно аномально сильное тело, он не может противостоять этому завершающему удару. А теперь будь послушным и покорным, иначе мне придется применить силу!

Чжоу Сянь вытащил толстую пачку талисманов из своей сумки; все они были талисманами высокого класса.

Хусянь издал вой ярости. Он атаковал безоговорочно, его два настоящих тела двигались с гораздо большей скоростью, чем раньше.


***

Белый Хусянь был ослепительным и агрессивным; Чжоу Сянь потерял след второй личности Хусяня, которая растворилась в тени. Однако у него не было времени беспокоиться об этом, так как белый двойник внезапно начал ярко светиться гнетущим светом. Чжоу Сянь был шокирован, так как его ци разъедалась. Он быстро уклонился в сторону, отразив атаку Хусяня щитом ядовитой воды. Когда щит рассеялся под очищающим светом, Чжоу Сянь быстро выбрасывал один огненный талисман за другим. Всякий раз, когда талисман приближался к Хусяню, он рассыпался в пыль, прежде чем материализовать накопленную даосскую магию. Он был практически неуязвим.

Чжоу Сянь проклял свою удачу и начал пытаться тянуть время. Не было никакого способа, чтобы духовный зверь на целый уровень слабее его мог бесконечно поддерживать такую мощную способность. У него должно было быть ограничение по времени. Когда эти мысли пронеслись в его голове, он побледнел. Большая тенистая пасть бросилась позади него. Он уклонился назад, но не достаточно быстро. В конце концов, тень напала не на его тело, а на его тень.  Он закричал от боли, когда следы укусов появились на его плече. От этой способности нельзя уклониться, как только эти повреждение уже нанесены по его тени.

Задыхаясь, он принял быстрое решение и сунул пилюлю в рот. Как только он проглотил таблетку, его аура начала расти, пока не достигла девятого уровня конденсации ци. С новой силой он взял свой черный меч и вонзил его в землю. Сине-зеленый туман вырвался в окружение из меча.

- Область ядовитого болота! - воскликнул Чжоу Сянь, оставив свой меч твердо установленным в земле. Сине-зеленый туман теперь занимал радиус в сто футов.

Яркий свет, окружавший Хусяня, значительно сократился, поскольку очищающий эффект мог разъесть только ближайший фут ядовитого ци. Белый свет также уменьшался с большой скоростью. Черный Хусянь был в плачевном состоянии. Он был изгнан из тени и был парализован ядовитой миазмой. Чжоу Сянь быстро схватил беспомощного Хусяня за горло.

- Сдаешься? - спросил злобно он.

Пронзительный свист появился издалека. Его глаза сузились, и он быстро отпустил Хусяня, как раз вовремя, чтобы увидеть кинжал, прорезавший воздух там, где раньше было его запястье. Чжоу Сянь быстро отскочил назад и вытащил меч из земли, в результате чего сфера ядовитого болота исчезла. Пожилой мужчина в зеленой мантии с белоснежными волосами плыл на летающем мече всего в нескольких футах от него. Мужчина быстро отошел от летающего меча, чтобы позволить другой светловолосой фигуре сойти вслед за ним.

- Чжоу Сянь, ты хочешь умереть? - спросил молодой человек.

Хусянь вскрикнул от волнения. Ван Цзюнь прибыл! 

Глава 29. Братский контракт

 Сделать закладку на этом месте книги

- Ты не слышал меня? Ты хочешь умереть, Чжоу Сянь? - повторил Ван Цзюнь холодным голосом.

Чжоу Сянь нервно рассмеялся. 

- Я не уверен, что ты имеешь в виду, Ван Цзюнь. Я просто граблю пару искателей приключений. Какое это имеет отношение к тебе? Ты никогда не пытался остановить меня в прошлом. - Чжоу Сянь ухмыльнулся, не уступая ни сантиметр.

Тем временем Ван Цзюнь заметил, как Хусянь потянул за край его мантии. Его лицо стало уродливым, когда заметил Ча Мина, лежащего на земле, сильно отравленного.

- Где противоядие? Дай мне противоядие, и я сохраню тебе жизнь и позволю тебе уйти. В противном случае, ты умрешь. У тебя есть пять секунд, чтобы принять решение. 

У Ван Цзюня не было времени препираться, иначе было бы слишком поздно потом, чтобы спасти Ча Мина.

Он снова засмеялся. 

- Ты же не думаешь, что я настолько глуп, чтобы сделать противоядие для моего заключительного удара, не так ли? Более того, ты не осмелишься принять меры в отношении меня. Ты знаешь, кто за мной стоит.

- Старейшина Бай, убейте его, - рявкнул Ван Цзюнь.

- Да, молодой мастер! - Старейшина в зеленой мантии быстро бросился к Чжоу Сяню, который недоверчиво посмотрел на Ван Цзюня. Он мгновенно отступил назад, вынимая серебряный талисман из своей сумки.

- Ты пожалеешь об этом! Я позабочусь о том, чтобы твое пребывание в городе Зеленого Листа было несчастным и невыгодным. И у тебя не останется  иного выбора, кроме как уехать!

Как только старейшина Бай приблизился к Чжоу Сяню, от серебряного талисмана исходило сильное колебание. Прежде, чем кто-то успел что-либо понять, Чжоу Сянь исчез. Старейшина Бай с сожалением оглянулся на Ван Цзюня.

- Молодой мастер, я ничего не мог поделать. Кто бы мог подумать, что у кого-то младшего, как он, будет талисман телепортации? Даже эксперты создание ядра не смогу с легкостью достать его.

Ван Цзюнь покачал головой и сразу же встал на колени перед Ча Мином, разрывая рубашку. Черное пятно размером с кулак распространялось от центра его груди, а ядовитые нити распространялись по всему его телу. Прямо над черным пятном пылала зеленая руна, максимально предотвращающая распространение яда.

- Тч, даже с техникой очистки тела с использованием элемента дерева, которая обеспечивает самые сильные свойства самовосстановления, он не продержится более пяти минут. У нас нет никакого способа вернуть его в город для лечения. Маленький лисенок, я боюсь, что Ча Мин обречен на смерть, и я ничего не могу сделать, чтобы остановить это. 

Ван Цзюнь самоуничижительно покачал головой, в то время как Хусянь продолжал грустно подталкивать Ча Мина влажным носом.

Хусянь медленно приблизился к Ча Мину и спрятался за его ногой. Ядовитая кровь начала капать  с  Ча Мина из его ноги.

- Ты, маленький звереныш! Теперь, когда твой друг мертв, ты собираешься его съесть?

Старейшина Бай был возмущен, но когда он двинулся вперед, чтобы ударить Хусяня, Ван Цзюнь положил руку ему на плечо и остановил.

- Просто подождите и увидите.

Ван Цзюнь наблюдал за Хусянем, размышляя над тем, что тот пытается сделать.

Пока кровь медленно сочилась на землю, Хусянь наклонился к своей лапе и сильно укусил себя острыми клыками. Его обычно непроницаемая кожа была пронзена, и кровь начала стекать по земле, смешиваясь с кровью Ча Мина, которая была пропитана черным ядом.

Казалось, время остановилось, когда Ча Мин и Хусянь были окружены серым светом. В этом сером свете был большой круг. Ча Мин был как белое пятно в водовороте тьмы, в то время как Хусянь был пятном тьмы в водовороте света. Они образовали символ инь-янь внутри круга. В их сером и бесконечном окружении простирались восемь триграмм, в комбинации из трех сплошных и прерванных линий. Это был символ Багуа, и это был символ лисицы инь-ян Багуа!

Наблюдавшие Ван Цзюнь и старейшина Бай были вынуждены отступить, до тех пор, пока они больше не смогли разобрать, что происходит. Им препятствовало вмешательство силы, выходящие за пределы их понимания. Только Ван Цзюнь смог получить намек, на происходящее, поскольку размытые символы окружали непосредственную область круга.

- Старейшина Бай, кажется, что он приложит все усилия, чтобы спасти Ча Мина. Я знал, что зверек не обычный, но не ожидал, что настолько особенный. Чтобы иметь возможность инициировать контракт равных, который вызывает  естественные законы в качестве защиты, маленький паршивец, по крайней мере, находится на уровне божественного зверя. Кроме того, он должен иметь возможность заключить только один такой контракт за всю свою жизнь. Это огромный шанс  для Ча Мина, если он выживет. Однако я не уверен, как это поможет ему. Если только он не захочет разделить жизнь и смерть вместе.

Когда Ван Цзюнь закончил объяснение, выражение лица старейшины Бая выражало исключительный шок. Разделить жизнь и смерть - означало, что маленький лисенок теперь делит половину своей продолжительности жизни с Ча Мином. Кроме того, если один из них умрет, то умрет и другой. Тем не менее, они оба смогут использовать жизнеспособность друг друга в будущем.


***

Ча Мин проснулся от глубокого сна и увидел Хусяня и маленький золотой лист бумаги. Он посмотрел на свое физическое тело, которое было выведено из строя и отравлено. Он больше не мог видеть окружающие леса, так как естественные законы спустились и окружили их, изолируя их непосредственную близость от их окружения.

Взглянув на светящийся лист, он заметил, что оно было написано символами, которые Ча Мин мог видеть, но не прочесть. Казалось, он написан на том же языке, что и символы на кисти Чистого Неба. Посмотрев на них, в его душе раздался громкий голос.

- Багуа Хусянь призвал братский контракт, поклявшись всегда защищать тебя, заботиться о тебе и быть рядом, когда ты будешь больше всего нуждаться в нем. Братья сопровождают друг друга в жизни и смерти. Пока один живет, другой не может по-настоящему умереть; когда один умирает, другой не может по-настоящему жить.

- Условия контракта заключаются в следующем:

1. Половина общей продолжительности жизни каждого из участников будет разделена с другой стороной.

а). Это вступит в силу немедленно, и любой ущерб одной стороне будет разделен на две части, затрагивающий обоих участников.

б). Любые выгоды или потери в продолжительности жизни будут разделены поровну между участниками.

в). В случае смерти одного из участников, другой участник немедленно умрет.

г). В случае рассеивания души одного участника, душа другого участника будет немедленно рассеяна.

2. Мысленное связь всегда будет возможной, пределом является лишь расстояние, пропорциональное уровню культивации участника.

а). Это сердечное общение на фундаментальном уровне, и нельзя говорить неправду.

Дело идет о душевной связи на фундаментальном уровне, потому нельзя лгать.

б). Способность не может быть предотвращена никакими методами, магическими или иными, если только метод  не превосходят законы Неба и Земли.

3. Все невзгоды будут делиться поровну между участниками.

а). В случае скорби, общая скорбь будет умножена на два и разделена поровну между участниками. Наказание за неудачу будет совместно разделено между обеими сторонами.

б). Каждый участник будет нести ответственность за карму другого, и наоборот.

в). Успехи и трудности будут немедленно разделены, и в будущем, будут разделены поровну при получении.

г). И заслуги, и грехи будут немедленно разделены, а в будущем будут разделены поровну при получении.

4. Предательство недопустимо. Любое предательство одного из участников приведет к уничтожению души участника и немедленному расторжению контракта.

5. Договор необратим, за исключением расторжения через пункт четыре.

- Ты  принимаешь условия?

Это все было очень неожиданно для Ча Мина. Он просто следовал своему моральному кодексу и не мог покинуть Хусяня в его тяжелом положении. Неосознанно, в какой-то момент они сформировали глубокую связь. Может ли человек и зверь действительно быть братьями? Мог ли он отказаться от этого жеста? Ча Мин в настоящее время не знал о ситуации снаружи. Насколько он помнил, Чжоу Сянь собирался убить их обоих.

- К черту, мы, вероятно, все равно умрем. Хорошо, я буду называть тебе братом. Я, Ча Мин, принимаю тебя как брата. Я буду заботиться о тебе, защищать тебя и быть рядом, когда ты будешь больше всего нуждаться во мне. И если мы выберемся отсюда, я помогу тебе сражаться с небесами каждый раз, когда ты будешь желать получить новый хвост. Если небеса завидуют твоему таланту, кому нужны небеса?

Когда он произнес эти слова, между ними сразу образовалась толстая золотая нить кармы. Кроме того, часть истинной души Ча Мина и истинной души Хусяня отделилась от их соответствующих духовных тел. Истинная духовная энергия, казалось, ожила, сформировав несколько символом. Эти символы были настоящим именем Ча Мина и настоящим именем Хусяня.

Символы полетели к золотому контракту, образуя обязательную душевную подпись. Когда обе подписи появились на контракте, контракт сразу же распался на две пылинки золотого света, которые устремились к обоим лбам. Свет послал жгучую боль через их тела и через их души. Там, где свет коснулся их лба, появился золотой символ, символ означал «брат».

Когда серый свет погас, они оба вернулись к реальности. Ча Мин все еще лежал на земле, но эффект от яда значительно уменьшился. Хусянь, однако, теперь рухнул на землю рядом с Ча Мином. В настоящее время он был очень слаб и боролся с ядом, но они оба выглядели достаточно устойчивыми, чтобы двигаться.

Не теряя времени, старейшина Бай и Ван Цзюнь выхватили пару ослабленных тел и помчались в город Зеленого Листа.


***

Ча Мин проснулся от тихого храпа звучащего с его живота. Свежий утренний воздух, который дул через приоткрытое окно, был освежающим контрастом с мягкими, теплыми простынями, в которых он лежал. Его губы были сухими, и он был переполнен желанием выпить целое ведро воды.

- Успокойся, не торопись, - сказал мягкий голос пожилого человека. - Тебе разрешено пить полстакана воды, и не больше! - голос проинструктировал его строго. 

Ча Мин медленно открыл глаза, которые были ужасно сухими, и осторожно наблюдал за окружающим миром. Пожилой мужчина с седыми волосами одетый в серую мантию что-то готовил в углу комнаты. В комнате были энергичные зеленые бамбуки, которые мгновенно успокоили его.

Он слегка приподнялся, только чтобы заметить мягкий спящий комок шерсти на животе, лежащий там, чтобы согреть его.

"Хусянь", подумал он.

Услышав свое имя, лисенок быстро проснулся с выражением чистой радости на лице. 

- Брат, ты встал!

Верно, брат. Хусянь и Ча Мин теперь были братьями, теперь их жизнь и смерть зависела друг от друга. Он улыбнулся и нежно потер макушку головы Хусяня. Затем он заметил, что полстакана воды ждет его на тумбочке. Он быстро выпил чашку воды, которая едва смочила сухость в пересохшем горле.

- Тебя будет мучить жажда, потому что вся твоя кровь была отравлена, и мне пришлось заменить ее новой кровью. Эта жажда пройдет через несколько дней. Синтезированная кровь не так эффективна, как настоящая. - Старейшина в серой мантии, наконец, вышел из-за угла, держа дымящуюся непрозрачную колбу.

- Расслабься, молодой мастер Ван нанял меня для лечения твоих ран. Ты был ужасно отравлен, когда они разбудили меня среди ночи; если бы они не нашли меня в течение часа, я боюсь, что было бы невозможно спасти тебя для любого другого духовного доктора в городе Зеленого Листа. 

Его голос был пронизан нежным оттенком гордости. Он, несомненно, был счастлив всякий раз, когда ему удавалось спасти бедную душу от грани смерти.

- Кстати, выпей это.

У Ча Мина не было возможности отказаться, пока костлявая рука не оттолкнула его лоб и не заставила проглотить отвратительную смесь в горле.

- Расслабься, это чистая травянистая смесь.

Ча Мин значительно расслабился, так как боялся, что его по незнанию накормили змеиной желчью или чем-то таким же мерзким. Он вытер коричневый осадок, из его рта с недовольной гримасой.

Несмотря на ужасный вкус, на изможденных щеках Ча Мина появился оттенок красноватого цвета. Его слабое тело растянулась, и он почувствовал, что, если не полностью восстановился, то, по крайней мере, поправился до 95% от своего максимума. Духовный доктор удовлетворенно кивнул.

- Ты будешь испытывать жажду в течение следующих нескольких дней. Ты был в постели только пять дней, и если бы не твое сильное телосложение, то ты умер бы, прежде чем вернуться в город. И если бы волей случая ты смог бы вернуться вовремя, восстановление заняло бы не менее трех месяцев.

- С другой стороны, твой маленький друг был почти полностью восстановлен к тому времени, как ты прибыл в город. Ему потребовался только один дополнительный день, чтобы восстановиться до пиковой силы. Даже среди духовных зверей твой контрактный зверь имеет лучшее телосложение, которое мне доводилось видеть.

С этими словами он собрал свои вещи, убрал стеклянную посуду и вышел из комнаты.

Несколько мгновений спустя Ча Мин услышал несколько быстрых шагов позади  двери. Духовный врач просунул голову и сказал:

- О, я забыл упомянуть. Я могу сказать, что ты находишься на грани прорыва. Тебе следует подавить это, пока твоя жажда не угаснет через несколько дней. В противном случае у тебя может остаться остаточный ущерб.

Затем он быстро закрыл дверь и ушел.

- Духовные врачи – замечательные люди! - сказал мысленно Ча Мин. - Он смог понять, что я собирался прорваться, и спас меня на грани смерти, заменив мою кровь. Разумеется, я не был бы здесь, если бы, не ты Хусянь!

- Он замечательный, - ответил Хусянь. - Он смог даже сказать, что я потрясающий духовный зверь! У него определенно намётан глаз на таланты.

Ча Мин закатил глаза, когда встал, сбивая Хусяня с кровати. Хусянь нахмурился и в шутку оскалил зубы.

- Давай найдем Ван Цзюня и увидим, как остальные.


***

Ван Цзюнь с облегчением вздохнул, когда увидел, как дуэт спускается вниз. Он быстро заказал много блюд через прислугу, которая стояла в стороне. Она глубоко поклонилась и быстро побежала прочь, не задерживаясь ни на секунду. Ча Мин поблагодарил его за спасение жизни.

Ван Цзюнь кивнул. 

- Я испытываю огромное облегчение, что мы сумели успеть вовремя. И старейшина Бай, и я просто случайно посмотрели на мой предсказывающий компас, который я использовал, чтобы попытаться найти тебя целых две недели. Мы бросились на полной скорости Старейшины Бая, но, к сожалению, мы прибыли только после того как тебя отравили. К счастью, своевременное вмешательство твоего маленького друга спасло тебе жизнь. Такой юный зверь очень редко может заключить такой сильный контракт равных. 

Ван Цзюнь многозначительно взглянул на Хусяня.

- Теперь мы братья до конца жизни. Я сделал бы для него тоже самое, если был бы на его месте. Я также сделаю все возможное, чтобы помочь тебе тоже, Ван Цзюнь. Просто дайте мне знать, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, и я приду помочь несмотря ни на что. 

Ча Мин улыбнулся, когда по-дружески притянул Ван Цзюня и обнял его. 

- Спасибо за все твои усилия, друг мой. Остальные трое в безопасности?

Ван Цзюнь, смутившись, быстро оттолкнул Ча Миня и жестом предложил им сесть. Он даже приготовил поднятый стул для Хусяня, чтобы тот сел за стол рядом с Ча Мином. Прежде чем они смогли продолжить разговор, множество слуг быстро положили тарелку за тарелкой с едой перед ними. Они специально поставили перед Ча Мином много изысканных блюд из овощей и тофу, а перед Хусянем большое количество жареного мяса.

Голодный дуэт не церемонился и сразу же начал есть. 

Эпилог

 Сделать закладку на этом месте книги

Ван Цзюнь продолжил разговор после того, как они немного перекусили.

- Все в порядке, но они восприняли твое падение с Великого Деревянного моста слишком близко к сердцу. Они еще не знают, что ты вернулся, так как я хотел убедиться, что ты полностью восстановился, прежде чем сообщить им новости, - покачав головой, он продолжил: - Фэн Мин был очень потрясен и раскаивался, потому что чувствовал, что он мог бы приложить гораздо больше усилий для культивации. По его мнению, он мог бы принести намного больше пользы, если бы принял преимущество ресурсов для культивирования, к которым имел доступ.

- В результате он попросил у своего отца разрешение на присоединение к армии в качестве наказания. Его распределили к одному из самых строгих командиров в армии, и только Небеса знают, каким человеком он станет, когда получит разрешение на возвращение. Мои информаторы в армии  говорят, что, по всей видимости, либо он вернется смелым, ответственным человеком, либо умрет, пытаясь.

- Гун Лань исчезла вскоре после нашего возвращения вместе со своим братом и многими членами их группы наемников. Она также винит себя за свой мягкий характер и, похоже, намеревается пойти по стопам своего брата. С другой стороны, Хун Синь….

Ван Цзюнь внезапно неожиданно был прерванным звуком быстрых шагов, несущихся по коридору.

Заплаканная Хун Синь вбежала в комнату и решительно обняла Ча Мина, рыдая.

Ван Цзюнь слегка кашлянул. 

- Я пригласил ее на завтрак сегодня утром, так как доктор сказал, что ты скоро будешь в порядке. И подумал, что это будет приятный сюрприз. 

Он нежно потер макушку головы Хун Синь, которая покраснела и улыбнулась.

- Брат Цзюнь определенно относится ко мне лучше всех. Я так рада, что ты вернулся! Мы все очень скучали по тебе, и мне было так грустно! Но брат Цзюнь очень часто составлял мне компанию, и брал меня часто на прогулку, а также он всегда угощает меня ужином.

Ван Цзюнь выплеснул чай и неловко потер голову, от чего Ча Мин засмеялся. Хусянь мысленно  рассмеялся.

- Да, он лучший, - сказал Ча Мин. - Знаешь ли ты, что он бросился со старейшиной Баем, чтобы спасти меня в духовном лесу? Он даже привел меня к лучшему доктору в городе, и только поэтому мне удалось так быстро восстановиться. Мы с Хусянем умерли бы, если бы не он!

Ван Цзюнь бросил на него благодарный взгляд. Он волновался, что Ча Мин может быть заинтересован в Синь Эр, из-за чего он бы колебался слишком торопить события пока не получил бы одобрение Ча Мина.

- Подождите, как давно ты знал, что он вернулся? - спросила Хун Синь, как вдруг ее руки оказались на бедрах. 

- Почему ты не рассказал мне?

Ее внушительная манера достигла высочайшего уровня, и ни один из них не мог ясно мыслить или связать предложения. Ча Мин и Ван Цзюнь вздрогнули и поспешно объяснились.

- Я  вернулся только прошлой ночью, - воскликнул Ча Мин. - И духовный доктор был действительно хорош! Ван Цзюнь не хотел, чтобы ты волновалась!

- Не хотел, чтобы я волновалась? Хочешь сказать, что ты скрывал это от меня? Хун Синь выглядела обиженной.

В панике Ван Цзюнь огляделся и обнаружил блуждающего старейшину Бая. Его глаза мгновенно загорелись.

- Старейшина Бай, разве я не сказал вам вчера днем сообщить Синь Эр, что Ча Мин вернулся? Почему вы не сказали ей?

Услышав ругань Ван Цзюня, он побледнел, но быстро понял намек.

- Айя, на старости лет, я подумал, что молодая мисс любит сюрпризы, и потому послал курьера с письмом, чтобы пригласить ее на завтрак… Этот старик совершил непростительную ошибку. Я должен наказать себя. Пожалуйста, продолжайте ваш завтрак, я вас покину.

Услышав, что старейшина Бай собирается наказать себя, Хун Синь широко раскрыла глаза. 

- Это не его вина, старший брат Цзюнь. Пожалуйста, не позволяй старейшине Баю наказать себя! 

Она умоляюще посмотрела на Ван Цзюня.

Ван Цзюнь самоуничижительно покачал головой. 

- Нет, это моя вина. Я должен был быть более четким в своих инструкциях. Это моя вина, старейшина Бай. Расслабьтесь и продолжайте свою деятельность. Важно лишь то, что Ча Мин наконец-то цел и невредим.

Ван Цзюнь сложил руки и коротко поклонился старейшине Баю. На что Старейшина Бай просто кивнул.

Тем временем Ча Мин решил, что однажды он сделает все возможное, чтобы получить такого верного помощника.


***

Был уже поздний вечер, Ча Мин и Ван Цзюнь сидели за богато украшенным деревянным столом, и пили чай. Старейшина Бай отлучился по делам, Хун Синь вернулась домой, а Хусянь лениво спал у теплого камина. Как ни странно, камин и дымоход соответствовали остальной части здания, будучи полностью деревянными по составу. Кора, покрывающая древесину, имела красноватый оттенок, и, насколько мог судить Ча Мин, она была невосприимчивая для слабого огня, используемого для обогрева гостиной. Однако он источал дымный запах корицы всякий раз, когда жар огня достигал определенной интенсивности.

- Ты определенно знаешь, как получать удовольствие в жизни от мелочей, - сказал Ча Мин, потягивая чашку чая. - Этот камин и дымоход, должно быть, стоят целое состояние.

Ван Цзюнь сделал жест, указывая, что Ча Мин должен поставить чашку, чтобы ее наполнили свежезаваренным чаем.

- Мой отец всегда говорил, что нужно наслаждаться этими простыми удобствами наедине, и никогда не должен выставлять свое богатство на публику. Выражая скромность, так как твои друзья одобряют простоту. И наоборот, твои враги будут недооценивать тебя, а нейтральные люди испытают трудности, если захотят обидеться на тебя. Поэтому я всегда одеваюсь просто, но чай, который я завариваю, всегда высшего качества. Снаружи мой дом простой, но мой стол и камин стоят больше, чем весь дом вместе взятым. Еще одним преимуществом является, что у меня нет нужды, тратить слишком много денег, чтобы произвести впечатление на других. В некоторых случаях мой отец по-настоящему мудрый.

Выпив глоток свежего чая, он продолжил. 

- Кстати говоря, я ощущаю некоторые изменение в тебе. Во-первых, твое тело намного сильнее, чем было до твоего падения. Как и раньше, я могу сказать, что ты сейчас практикуешь технику очищения тела очень высокого уровня. Ты, должно быть, столкнулся с невообразимой удачей после того, как упал в реку. Во-вторых, я могу сказать, что ты располагаешь богатой аурой сокровищ. Кажется, ты нашел что-то хорошее?

- Моя удача была не такой плохой. Я столкнулся с техникой очищения тела и всем необходимым, чтобы культивировать ее, пока не стал формой жизни Сяньтянь. Я не могу поделиться ею с тобой, так как техника, судя по всему, передается как наследство; у меня есть такое ощущение, что будущие методы культивации откроются, как только я буду к ним готов.

- Что касается сокровища, то я обнаружил большое количество элементной эсс


убрать рекламу







енции, которая пригодится мне для создания талисманов. Однако в том же месте я нашел эти кусочки руды, которые не могу идентифицировать. Ча Мин достал кусок камня, который нашел на дне озера в виде сжиженной элементной эссенции. Это был один из камней, которые Хусянь съел несколько раз, чтобы увеличить свою силу на несколько уровней.

Ван Цзюнь радостно схватил камень и осмотрел его со всех сторон. Затем достал дорогой на вид нож из сплава души и аккуратно разрезал камень на две части. Снаружи камень излучал голубой свет, но центр каждого камня был кристально чистым. Ван Цзюнь кивнул. 

- Сколько таких камней ты нашел?

Ча Мин ответил, бросив несколько сотен камней на пол в гостиной. Комната быстро осветилась голубым светом. Как только камни упали на пол, Ван Цзюнь вскрикнул и вытащил небольшой нефритовый сундук, который быстро втянул  камни из пола. Затем он передал сундук Ча Мину.

- Эти камни содержат в себе две драгоценности. Первая, как ты, наверное, догадался, это чистая кристаллизованная элементная эссенция. Это очень хороший материал для культивации, но его трудно поглотить без формации, которая превратит его в форму пригодную для использования. Однако это не проблема, я могу легко продать тебе две такие формации для пары камней. Вторая драгоценность, что содержится в нем, - высококачественная руда из сплава души. Это очень ценный материал, и небольшое количество очищения и переработки будут производить чуть более восьмидесяти процентов от первоначального объема в виде чистого сплава души. Другими словами, теперь ты богат!

- Я предлагаю продать мне кристаллизованную элементную эссенцию для более удобной переработки его формы. Я могу дать тебе 90% объема в обмен, так как содержание примесей в этой кристаллизованной элементной эссенции очень низкое. Между тем, я также могу организовать для оставшихся руд из сплава души переработку в пригодный для использования сплав души. Это превосходный материал для оружия и защитных сокровищ для тех, кто использует духовную силу. Ты сможешь не только контролировать их, как своими руками, но и сможешь вписывать в них руны, которые подойдут тебе лучше всего. Эти руны могут быть удалены в любое время. Кроме того, оружие, выкованное из сплава души, изменит свойства, если пропитать духовной силой. Их можно сделать тяжелее или легче, больше или меньше. Они также могут менять форму,  хотя без духовной силы они вернутся к своей первоначальной выкованной форме.

В конце концов, Ча Мин принял предложение Ван Цзюня, поверив, что Ван Цзюнь предложил ему  честную сделку. Однако он принял только одну пластину для формации. Когда Ван Цзюнь узнал, что Хусянь действительно мог поглощать руду, - он очень обрадовался.

- Может ли Хусянь поглощать другие вещи? Такие как ядра зверей, духовные камни, духовных зверей и т. д.? - с любопытством спросил Ван Цзюнь.

- Да, - сказал Ча Мин, хлопая его по лбу. - Он, по правде говоря, воплощение обжорства. Он может поглощать почти неограниченное количество духовных зверей и их ядра.

Ван Цзюнь от души рассмеялся. 

- Тебе очень повезло, что у тебя есть такой компаньон. Этого типа поглощающая способность связана со сродством к тьме и очень редко встречается среди духовных зверей. Я предполагаю, что он использует кристаллизованную элементную сущность, чтобы увеличить свою демоническую культивацию, используя руду сплава души, чтобы укрепить свое тело. 

Немного подумав, вынул пятьдесят камней из первоначальных нескольких сотен.

- Ты должен оставить их для Хусяня. Я сомневаюсь, что у тебя получиться найти более эффективное средство для его тренировок.

Вскоре Ча Мин покинул аукционный дом «Нефритовый Бамбук» и направился в резиденцию старейшины Лина.


***

Ча Мин шел по узкому переулку от рынка до резиденции своего учителя, и к магазину с талисманами. Как обычно, небольшая хижина была покрыта различными талисманами, и мистер Мао Мао отдыхал в тени. Мистер Мао Мао встал, чтобы поприветствовать его в этот раз, выжидающе глядя на него. Ча Мин не разочаровал его и вытащил несколько пучков сухих цветов, которые кот покорно принес в дом, пока шел впереди.

Пушистый друг привел их в пустую гостиную, что указывало на то, что старейшина Лин все еще отсутствовал. Вскоре кот вернулся со спокойным и довольным выражением лица. Как только он собирался двинуться к своему обычному пьедесталу, заметил, что оно уже занято странным существом. Черно-белый Хусянь уже свернулся клубочком и дремал.

- Хусянь, слезай оттуда. Это место мистера Мао Мао, ты же не хочешь разозлить его! - Ча Мин поспешно отправил мысленное сообщение, но было уже слишком поздно. 

Волосы мистера Мао Мао встали дыбом, а когти торчали. Он громко шипел и начал агрессивно продвигаться. На лице Хусяня была самодовольная улыбка. Это был тот случай, когда новорожденный теленок и тигра не боится.

Вскоре Ча Мин вернулся с кухни с чайником и тремя чашками. Шипение, вой, и нытье исчезли, а Хусянь скулил в углу с яркой царапиной на лице. Сначала Ча Мин подал чай мистеру Мао Мао, который принял дань. Затем он налил заплаканному Хусяню чашку.

"Старший брат, мистер Мао Мао, такой могущественный! Я был неправ, я буду хорошо себя вести в будущем. Но…мистер Мао Мао сказал мне, что я должен кланяться каждый раз, когда увижу его. Разве он не заходит слишком далеко? 

Хусянь выглядел очень расстроенным, и все, что мог сделать Ча Мин, так это погладить и успокоить его. В конце концов, правила были созданы сильными.

Час прошел в тишине, пока Ча Мин сосредоточился на восстановлении, сидя на стуле перед доской «Ангелы и дьяволы». Открыв глаза, он с удивлением увидел, что старейшина Лин тихо вошел и сел на противоположную сторону стола. Зная привычки Ча Мина, он положил центральный черный камень на доску и одним движением ответил белыми камнями. Ча Мин улыбнулся, продолжая игру.

- Учитель, вы только вернулись? - спросил Ча Мин.

- Всего полчаса назад. Я не хотел прерывать твое восстановление. У тебя была довольно неприятные повреждения, так что хорошо, что удача была на твоей стороне. Похоже, ты уже использовал довольно много своей удачи в этом путешествие. Твои награды, должно быть, были ошеломляющими.

Старейшина Лин немного задумался и наконец решил агрессивно положить белый камень.

- Учитель, что вы имеете в виду, использовал большую часть своей удачи?

Старейшина удивленно посмотрел на него. 

- О, ты не знал? Быстро, сними рубашку!

Ча Мин нахмурился, но все, же выполнил просьбу. Хотя старейшина Лин был очень эксцентричным, но все, что он делал, имело смысл. Старейшина Лин привел его к зеркалу, где Ча Мин заметил татуировку между лопатками. Это был символ «Удачи», сопровождаемый символом «Один».

- Это талисман удачи из покойной секта Удачи. Когда они все еще существовали, они создавали их по несколько в год. Однако, чтобы создать их, им нужно было наполнить талисман своей собственной удачей, тем самым уменьшая свою. Честно говоря, я понятия не имею, как тебе так повезло, что ты сумел заполучить один из них. Они практически не существуют!

- Во всяком случае, талисман обычно имеет четыре использования. У тебя было три, перед тем как ты ушел, поэтому, должно быть, ты использовал два случая удачи в своем маленьком путешествии.

Теперь Ча Мин понял, что получил талисман в том же магазине, где получил свои четки. 

- Как исчезла секта, которая сосредоточилась на удаче? - спросил он.

- Ну, - сказал старейшина Лин, - это немного печальная история. Секта существовала многие тысячи лет, и основной квалификацией для того, чтобы стать основным учеником секты, нужно было культивировать технику культивации секты Удачи. Любой в секте мог стать учеником внешней или внутренней секты или старейшиной внешней или внутренней секты.

- В секте было золотое правило: все, что нужно было делать, так это увеличивать кармические заслуги. Их метод культивации основывался на накоплении кармических заслуг, и в результате их ученики прославились тем, что путешествовали по континенту, совершали добрые дела, и наказывали за греховные деяния. Подобная секта должна была процветать десятки тысяч лет.

- К сожалению, их Великий Старейшина, который основал секту, использовал секту, чтобы увеличить свою собственную кармическую силу в подготовке к достижению бессмертия. Когда пришло время преодолеть скорбь, он обнаружил, что его накопленной удачи было недостаточно. Поэтому, он перерасходовал резерв кармических заслуг секты, что привело к дефициту, чтобы справиться со своей скорбью.

- В конечном итоге, он все же потерпел неудачу. После того, как он скончался, патриарх их секты попытался восстановить резерв кармических заслуг своей секты и стереть дефицит. Однако однажды ученик внешней секты подхватил простуду, которая, привела к череде неудачных событий, переросшие в эпидемию, уничтожившую их секту, не говоря уже о половине населения континента.

Ча Мин вздрогнул, осознав, насколько велик был эффект кармической заслуги. Те, кто пошел против воли небес, были наказаны, а те, кто поддержал волю небес, были вознаграждены.

Они закончили свою игру в течение следующих двух часов, в то время как два зверка продолжали дремать. Наконец Ча Мин приступил к делу и поинтересовался его недавними открытиями в создании талисманов. Он упоминал живопись небес, а также трехмерные символы. К своему удивлению, старейшина Лин был взволнован и начал незапланированный урок.

- Мой мальчик, я собирался подождать дольше, прежде чем научить тебя этому, но, похоже, что ты уже готов. К тому же ты прорвался к пятому уровню конденсации ци! Твой прогресс заставляет меня завидовать. 

Он почесал свою всклокоченную бороду, думая о том, как поступить. Внезапно его глаза прояснились, когда вынул свою личную кисть. Это  была черная кисть, покрытая руническими гравюрами. Он взмахнул кистью, и спроецировалось двухмерное изображение.

- Перво-наперво, кисть. Кисть талисмана смертного класса довольно печальные, и их единственная особенность - повышение скорости создания талисмана.

Появилась изображение мужчины, который держит в руках мирскую кисть. Этим человеком, на удивление, был Ча Мин! Он сидел за столом в студенческом общежитии.

"Старейшина Лин шпионил за мной?" подумал Ча Мин, будучи в шоке.

Как будто читая его мысли, старейшина Лин слегка кашлянул и взмахнул рукой. Внезапно кисть сменилась. Эта была сделана из более тонких материалов, и имела простые рунические гравюры.

- Кисти магического класса могут иметь некоторые дополнительные эффекты. Они могут быть рассчитаны на несколько элементов, а иногда могут напрямую повысить уровень успеха мастера на целый уровень. 

Старейшина Лин снова взмахнул рукой, и на этот раз кисть начала мерцать.

- Это кисть класса ядра. Кисти на этом уровне больше не потребляют чернила для создания талисманов, а напрямую используют жидкую элементную эссенцию. Кроме того, любые чернила, использованные на неудавшемся талисмане, не будут рассеиваться, но будут повторно использоваться кистью. Далее, талисманы могут создаваться, рисуя по воздуху. Некоторые более сложные талисманы на самом деле являются трехмерными и могут быть добавлены в бумагу для талисмана после того, как они полностью сформированы.

- Это изображение твоего рисование в кабинете генерируется с использованием Дао кармы, времени и иллюзии. И эта штука над твоей головой за гранью твоего понимания, потому я даже не удосужусь тебе объяснять это. Ох, и про эту кисть. Ты не должен больше никому рассказывать о ее  способностях. То, что, по крайней мере, является сокровищем класса ядра, но используется таким молодым человеком, который только на стадии конденсации ци, заставит людей очень сильно завидовать.

Ча Мин поклонился и поблагодарил старейшину Лина за совет. Он еще раз чуть не влип.

Перед тем как уйти, старейшина Лин подарил ему книгу с инструкциями по созданию различных талисманов среднего и высокого класса. Он также дал Хусяню подарок, серебряный ошейник. Изначально Хусянь собирался отказаться от него, потому что он презирал ношение чего-то вроде ошейника. В конце концов его убедил вопиющий мистер Мао Мао, который носил похожий ошейник.

Ошейник мгновенно стал символом статуса в глазах Хусяня, и он быстро надел его. Как только надел его, его мех превратился в красно-белый цвет, пока он не стал отличаться ничем от обычного лисенка. Ча Мин и Хусянь вместе оставили маленькую хижину, весело обсуждая, насколько впечатляющей может быть истинная форма Мао Мао.

Возвращаясь в свое общежитие, Ча Мин удовлетворенно напевал, когда шел по каменной улице. Проходя через кампус, он пропитался прекрасной архитектурой, красными, золотыми и зелеными листьями, которые были покрытыми снегом, и, что более важно, смехом студентов в академии.

Той ночью Ча Мину приснился сон. Звуки разбитого льда раздавались, когда Ча Мин шел по замерзшей луже. Еще больше потрескиваний оживило холодную темную ночь, когда Хусянь шел рядом с ним. Он знал, что это был сон, но все равно старался разбить каждую лужу, когда бродил по замерзшей глиняной дороге в последний раз. Он не сможет присутствовать здесь в будущем. Вдали горел маленький дом как обычно.

Зная, чего ожидать, Ча Мин и Хусянь без колебаний бросились к дому. Еще раз он заметил, что огонь отличался от прошлого раза. Пламя горело менее интенсивно, чем раньше, вероятно, из-за скорости, с которой он и лисенок прибыли. Несмотря на знание ситуации, он быстро коснулся дверной ручки тыльной стороной ладони. К его удивлению, было жарко, а это означало, что он не мог войти в дом, как делал обычно. Но это не было проблемой. По его сигналу он и Хусянь подпрыгнули прямо на второй этаж, разбивая большое окно в процессе.

В этой комнате он увидел собаку, которая потеряла сознание. Он быстро приказал Хусяню схватить собаку за шею и вытащить его, когда сам побежал по коридору в противоположную комнату. На этот раз ему не нужно было полагаться на слух. Используя свое сильное зрение, он быстро обнаружил кричащего ребенка. Жара и дым не повлияли на него; быстро сломал кроватку, подхватив руку ребенка.

Как и в прошлый раз, он смог спуститься по лестнице и выйти через парадную дверь. Он встретился с Хусянем и с собакой, которая была без сознания. Он, и ребенок дышали. Мать ребенка быстро присоединилась к ним и поблагодарила их во время плача. Двое ее маленьких детей тоже плакали.

Не было необходимости заходить в дом во второй раз. Он никогда не войдет в этот дом или этот сон снова.

Ча Мин проснулся на рассвете от ощущения мокрого языка, облизывающего его щеку. Хусянь отдыхал у него на груди. Ча Мин улыбнулся и гладил своего новоиспеченного друга целых полчаса, глядя на прекрасное утреннее небо.

Сон был в значительной степени символическим, но идеальное окончание, в конце концов, напомнило Ча Мину неопровержимую истину: люди несут ответственность пропорциональном их возможностям. Он не ошибся ни в первый, ни во второй раз, во снах, которые имел, с тех пор как он поступил в академию Зеленых Листьев. В первый раз он не был достаточно силен во сне, поэтому принял решение спасти только ребенка. Во второй раз у него было достаточно сил, чтобы попытаться спасти собаку, и этого было достаточно. И в последний раз его сила и сила Хусяня наконец достигли уровня, на котором он сумел спасти обоих.

Разрешив сон, он теперь знал, что очень важно повысить его способность действовать. Без силы он никогда не сможет выбирать. И теперь у него был хороший брат, на которого можно положиться. Это было также частью его способностей, частью его силы.

Судьба была забавной вещью. Несмотря на все несчастья, которые пережил в течение учебного года, Ча Мин внутри смеялся. Удача, которую он получил взамен, была неисчислима. Он был жив, у него был Хусянь, а его друзья были здоровы. У него также было светлое будущее, которое он с нетерпением ждал, безграничное будущее, полное выбора и реализации.

Его будущее было похоже на чистый холст. Ясное, и чистое небо.


- Конец первой Книги  -








Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

“Один создал двух, двое - трех, а трое - множество” - это классическая поговорка в даосских писаний. Она принимает различные формы. Иногда говорят, что Дао также создало Инь и Ян.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Название Желтая река является названием большой реки в Китае(Хуанхэ), но это название так же относится к широко известной Желтой реке подземного мира, которая ведет к десяти вратам Ада. Она похоже на реку Стикс, ее греческий эквивалент.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Шесть путей реинкарнации часто встречаются в буддийской литературе. Назначение каждой души зависит от заслуг и грехов. Естественно, грешная душа спустится в нижние царства, а добрая душа поднимется в верхние царства. Может потребоваться много жизней, чтобы достичь состояния Будды в высшей сфере реинкарнации.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

В китайской культуре уместно называть кого-то из старшего поколения, с которым вы в дружных отношениях, тетей или дядей. Это особенно актуально, если они родители вашего друга.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

rune carving realm – Область резьбы рун, пока оставим этот вариант перевода, когда автор добавит больше деталей, изменим при надобности.


убрать рекламу













На главную » Лаплант Патрик Жорж » Чистое небо.