Кретова Тинкай. Казтабан читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Кретова Тинкай » Казтабан.





Читать онлайн Казтабан. Кретова Тинкай.

Қазтабан

Повесть

 Сделать закладку на этом месте книги

Часть 1. Умай

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1. Тәңір[1]

 Сделать закладку на этом месте книги

Всегда любил рассветы. В тот священный момент, когда вязкая ночная мгла нехотя уступает мироздание ликующему утреннему свету, вдруг понимаешь, что сам Всевышний прикоснулся к твоей душе. Но поистине безграничную силу восход солнца обретает в главное утро года – в день весеннего равноденствия.

Наурыз[2] для меня особенный праздник. И дело тут не только в сладком запахе баурсаков или любимом вкусе апашкиного коже, не в улыбках друзей или радостном жужжании переполненных улиц. Уже накануне вечером чувствуешь: все тяжести неповоротливых снежных месяцев словно тают на плечах, оползая на землю холодными отжившими пластами. За наполненную ожиданием рассвета последнюю ночь астрономической зимы от груза страхов и боли, от накопившихся усталости и раздражения останутся лишь липкие следы, которым одна судьба – быть смытыми напрочь свежим утром нового года. И если притаятся ещё в упрямом разуме обиды или нечистые мысли, то и они все вмиг сгорят в жаре первых лучей восходящего солнца, как сгорают в большом костре сухие еловые ветви.

Я смотрел на небо. Ночная темнота уравняла и неглубокие овраги, и притихшую рощу, и спящий лагерь, – они словно сплелись в единое сумрачное полотно. Долгие часы мягкие травянистые холмы выглядели хмурыми, ощетинившись острыми выступами скал, чернеющих на их хребтах. Но теперь всё стало меняться. Начали гаснуть звёзды – одна за другой. Земля всё ещё была укрыта пеленой предрассветного мрака, а небосвод уже принялся бледнеть.

Я затаил дыхание. Всю ночь в моей голове суетились мысли: чего я хочу от себя в этой жизни? Куда двигаться дальше? О чём попросить Солнце? Предчувствие правильного ответа накатывало и отпускало, но мне никак не удавалось поймать его за увёртливый хвост.

Небо побелело. Началось испытание светом – эти минуты до появления солнца покажутся дольше всех прошедших часов. Прорисовался пейзаж, оторвались друг от друга невысокие холмы, на юге забелели лёгкие облачка.

Прошуршал по траве и забрался под одежду проснувшийся ветерок. Очень медленно, с осторожностью, небо начало голубеть, попутно окрашивая мир в его естественные цвета: трепетную зелень проклюнувшихся трав, вековой загар исписанных петроглифами скал, ореховую сырость овражков.

Гораздо проще встречать рассвет в горах, когда розовеющие снега вершин, которые видят восход первыми, подсказывают приближение горячих лучей. Здесь же, в каменистой полупустыне святилища Каракыр[3], нет ориентиров. Остаётся только гадать, всматриваясь в угольное оперение пролетающих птиц и пытаясь поймать на их крыльях отблеск долгожданного рассвета.

Стало совсем светло, а солнце всё не появлялось. На миг подумалось – упустил! Оно встало где-то в другом месте или незаметно промелькнуло над горизонтом и сразу спряталось в услужливые облака. Я уже начал чувствовать, как в своём ожидании теряю ощущение времени и проваливаюсь в застывшую бесконечность, когда прямо напротив меня, за сотней холмов и десятком равнин, появился первый проблеск солнца. Свет хлынул из-за горизонта неудержимым потоком, не причиняя боли глазам, и стремительно начал расти, заполняя собой весь видимый мир. Сотканный из огня солнечный диск приподнялся над землёй. Клянусь, даже в самый жаркий летний день он не чувствуется таким горящим и раскалённым, как в рассвет Наурыза.

Я не мог отвести взгляд в восторженном преклонении. Я знал, что прикоснулся к Чуду. К древней, мощной, первобытной магии Матери-Земли.

Воздух над степью стал объёмным и душистым, наполнился радостным птичьим пением и почти осязаемой материей обновлённой жизни. Я понял, чего хочу. «Дай мне шанс вот так, покинув город, встречать тебя каждое утро! Позволь увидеть как можно больше земель, которые ты согреваешь, и узнать как можно больше людей, для которых ты светишь. Дай и мне принести им пользу», – прошептал я Солнцу, и его ласковые волны укрыли меня с головой.

Глава 2. Тілек[4]

 Сделать закладку на этом месте книги

Схватка становилась всё жёстче. Кони тяжело дышали, приподнимались на задних ногах, толкаясь, пытались прикусить друг друга за гривы. Байдибек Палуан, молодой парень с неправдоподобно прямой спиной, зажав в зубах камчу, сосредоточенно и даже с каким-то равнодушием на лице методично раскачивал соперника, медленно, сантиметр за сантиметром отвоёвывая у того тушу чёрного козла. Вокруг толпились другие всадники, но, оттеснённые корпусами специально обученных жеребцов, они никак не могли дотянуться до туши, хотя высоко привставали на стременах. Вся конная толпа вращалась, словно закручиваясь по спирали, и постепенно сдвигалась в сторону.

Сквозь топот и фырканье коней и редкие выкрики джигитов не было слышно щелчков затвора моего фотоаппарата, хотя «стрелять» приходилось большими сериями. В видоискателе мелькали спины всадников и конские головы, а в воздух то и дело взметались столбы пыли. Поймать удачный кадр в таких условиях – большое искусство. Некоторое преимущество мне давало возвышение, на котором я стоял: импровизированная деревянная трибуна сельского ипподрома. Но игроки смещались, и ракурс становился всё хуже. Замешкавшись, чтобы перебежать на другую сторону помоста, я упустил момент, когда Байдибек Палуан всё-таки выхватил тушу из рук другого батыра. Всё, что успел поймать объектив, – как он, окружённый клубами пыли, уносится на коне вдаль, оставляя соперников в опасной близости, но всё-таки позади себя.

За несколько лет работы спортивным фотографом снимать национальные игры мне посчастливилось впервые. Они оказались не спортом в привычном смысле этого слова, а целым ритуалом, и даже чередой ритуалов. Всё: от вечера перед состязанием и до последнего отзвука обязательного завершающего тоя – пропитано древним символизмом, который и во всём остальном, кажется, так крепко засел в крови казахского народа, что каждый ребёнок с молоком матери впитывает и таинства традиционных праздников, и строгие табу рабочих будней.

Игра в рамках районного чемпионата по кокпару закончилась, но зрители не спешили расходиться. Я прикрыл глаза. Вокруг стоял оживлённый праздничный гул. Азартное возбуждение толпы сменилось тёплым дружеским и даже родственным добродушием. Я пытался ловить отдельные слова, но речь, звучащая со всех сторон, сливалась в единый поток. А те редкие фразы, которые и удавалось разобрать, мне, честно говоря, были почти не понятны.

Я вырос на границе с Казахстаном, в небольшом спокойном городке на юге России. Мои приёмные родители – русские, осевшие в городе незадолго до перестройки. Мама – учительница русского языка и литературы, папа – бывший инженер авиации, в девяностые переквалифицировавшийся в пекаря и работника завода. Женщина, родившая меня, была казашкой из Алма-Атинской области, волей судьбы оказавшейся в наших краях.

Родители дали мне свою фамилию и отчество, сохранив имя, данное биологической матерью. Тогда никто не предполагал, что смешение национальных признаков в имени, усиленное довольно неоднозначной внешностью, станет источником многих трудностей, а в норму начнёт входить только через пару десятков лет. В нашем городе было немало казахов, но я жил в «русском» дворе и в детстве толком не познакомился ни с казахскими обычаями, ни с речью.

До окончания университета я почти не интересовался родной культурой и даже не задумывался о необходимости изучить казахский язык. И только впервые приехав по делам в Алматы, вдохнув волнительный горный воздух, от которого защемило в сердце, вслушавшись в тогда ещё и здесь редкую казахскую речь, я понял, что обрести себя смогу только на земле предков.

Около двух лет ушло на подготовку и организацию переезда. Мои родители, как и всегда, проявив мужество и не свойственную подавляющему большинству пенсионеров гибкость сознания, довольно быстро согласились оставить сонный городок, чтобы поселиться в тихом районе Алматы у подножья Заилийского Алатау. Их накопления, продажа добротной советской квартиры и моя хорошо оплачиваемая работа в международной компании позволили облегчить процесс переезда и первые, самые трудные месяцы в новом городе.

Всего за несколько лет Казахстан стал мне настолько родным и привычным, что я уже не мог представить себе жизни вне его реалий, а годы, прошедшие за его пределами, казались мне призрачными и неосознанными.

Я пытался впитать все краски жизни казахского народа, наполниться тем духом, которого был лишён, проживая в других краях. Для этого я начал работать с десятком общественных организаций и комитетов, предлагая добровольную помощь на национальных праздниках, устраивая акции в поддержку народных ремёсел, участвуя в проектах сохранения казахских традиций. Я стал одержим желанием вернуть родной земле свой, теперь уже гражданский долг.

Много раз принимался изучать язык – но тот давался мне с огромным трудом, и в итоге, получив определённую базу, я решил постичь его натуральным образом: через общение, культуру и чтение книг. Особенно трепетные чувства у меня вызывали обычаи: тонкие правила гостеприимства и семейных взаимоотношений, празднование Наурыза – и тот самый, не поддающийся вербальному объяснению специфический характер народа, называемый менталитетом, который не заметен ни в чём конкретном, но проявляется во всём сразу…

Матч по кокпару проходил на базе отдыха восточнее Алматы. После него я, не заезжая домой, чтобы не терять времени в пробках, отправился на запад от города. Мой друг Айдос, днём работая водителем в банке, а по ночам таксуя на рабочем автомобиле, за несколько лет накопил нужную сумму, чтобы взять кредит, и купил землю в пригороде. По выходным он собирал знакомых помочь со строительством дома.

Моя машина была в ремонте, и, трясясь в забитой маршрутке, я размышлял о том, как много реальностей можно охватить за один день, живя в густонаселённом районе. Мегаполис с жёсткими требованиями и высокими стандартами; города-спутники, пустые и беззвучные днём, оживающие только с возвращением жителей с работы из большого города; далёкие аулы, где течёт своя, параллельная современной, самобытная жизнь; сюрреалистичные дачные посёлки, наполовину пропитые и неухоженные, наполовину вычерченные идеальными контурами цветников и огородов; наконец, совсем дикие горные ущелья или необжитые каменистые полупустыни, в которых ощущение связи с социумом неизбежно сменяется осознанием безграничной мощи природы.

На даче работа шла полным ходом, и я тоже быстро включился в процесс. Коллективные усилия для блага одного человека или целой семьи, обозначающиеся в казахском языке одним ёмким словом «асар», – один из лучших реликтов, доставшихся нам от предков. Выживание в одиночестве невозможно не только в суровых условиях кочевого быта. На самом деле, даже пользуясь всеми преимуществами современной цивилизации, пытаться достойно существовать, не прибегая ни к чьей поддержке, по меньшей мере нерационально. Общество зачастую отнимает внутреннюю тишину и пытается навязать усреднённые стандарты, но этим же оно даёт нам бесценные уроки о самих себе и помогает устоять во время жизненных невзгод. Никакие материальные ресурсы не способны заменить это священное чувство плеча.

Я копал выгребную яму, таскал цементные блоки, пилил какие-то доски и всё это время краем глаза любовался людьми, окружавшими меня. Не сговариваясь и не подчиняясь какой-либо иерархичной системе, все упорно трудились, находя занятие по способностям. Женщины что-то нарезали и раскладывали на куске фанеры, лежащей поверх двух опрокинутых жестяных бочек и покрытой взявшейся откуда-то скатертью. Мужчины распределились по всему участку и иногда собирались в одной точке, чтобы обсудить возникающие по ходу строительства вопросы.

День клонился к вечеру, но, несмотря на усталость, а может быть и благодаря ей, все были в приподнятом, даже праздничном настроении. Будто где-то за чертой видимого мира, за гранью всех этих пыльных строительных трудов происходило необъяснимое священнодействие, которое сплотило незнакомых людей и позволило им на какое-то время наполниться светом, рождающимся во взаимодействии друг с другом.

Когда стало совсем темно и народ начал разъезжаться, на участок пришёл Казыбек, дядя Айдоса. Его ещё не достроенный дом находился по соседству. Казыбек недолюбливал меня с тех пор, как узнал о моём происхождении. Вот и теперь, демонстративно повернувшись ко мне спиной, он обратился к Айдосу, говоря только на казахском и иногда громко сплёвывая в сторону. Я подошёл ближе.

Как мне удалось понять, Казыбек просил Айдоса, чтобы тот забрал себе разные вещи (в том числе старые книги) какого-то родственника, который переезжал в Астану и не мог много с собой увезти. Когда в разговоре проскочило упоминание об «Абай жолы»[5] на казахском языке, у меня загорелись глаза. Говорят, прочитать «Путь Абая» на казахском – это практически выучить язык. Честно говоря, никогда не доходили руки. Айдос заметил мою реакцию и кивнул: «Дам прочитать».

Казыбек с презрением посмотрел на меня:

– Тебе? На казахском?

– Ағай[6], Тлек хочет выучить язык, он старается. И культуру казахскую изучает, на национальных праздниках бесплатно работает, чтобы больше увидеть. Пусть почитает «Абай жолы», я думаю, многое поймёт, а что не поймёт – будет повод узнать.

Айдос дружески похлопал меня по плечу.

– Поздно изучать уже. – Казалось, чтобы говорить со мной, Казыбеку приходилось делать над собой большие усилия, преодолевая отвращение. – Надо было оставаться с русскими, раз тебя там родная мать бросила. Понесла от кого попало, вот и избавилась. Отец, может, вообще не казахом был. Ни матери своей не видел, ни рода своего не знаешь, ни кем твой дед был, сказать не можешь. Ты не казах, ұят, сен мәңгүртсін![7]

Во мне что-то оборвалось, в ушах громко застучало. Хотелось драться. Бить. Сказанные Казыбеком слова жгли, как клеймо, оставленное раскалённым железом. Я посмотрел на Айдоса. Воспитанные люди слишком часто оказываются перед сложным выбором. Было видно, как обида за друга борется в нём с запретом перечить старшим.

– Сіз мәңгүрт болмағаныныз қандай жақсы болды, аға[8], – сказал я глухим голосом, пожал руку растерянному Айдосу и пошёл прочь.

Я шёл вдоль трассы в надежде поймать попутку в город. На душе выли собаки, непроизвольно сжимались кулаки. Казыбек не был первым человеком с такой точкой зрения, и уж точно он не был последним. «Я никогда не буду здесь своим, – думал я, поднимая руку на свет фар проезжающих машин. – Даже когда начну говорить по-казахски, даже если изучу все традиции и буду знать историю своего народа лучше большинства его представителей. Они не примут меня, потому что я не знаю своего племени, потому что родился от неизвестной женщины на чужой земле. Я так и буду скитаться по городам, заглядывая на праздники и игры, прикасаясь к жизни, манящей и упорно отталкивающей меня. Буду знакомиться с людьми и становиться им другом, но никогда не смогу встать с ними в один ряд».

Я знал, что преувеличиваю и что таких, как Казыбек, гораздо меньше, чем остальных. Проблема заключалась в том, что я сам не мог принять себя, свою потерянную историю, и это внутреннее напряжение, создающее психологический и языковой барьер, мучало меня много лет. Случившееся дало мне повод в очередной раз расковырять старую болячку.

Остановившаяся машина прервала поток моих отчаянных мыслей. Я приоткрыл дверь.

– Қайда барасың? – наклоняясь, чтобы лучше меня разглядеть, спросил водитель.

Говорить по-казахски не хотелось. Я сглотнул подступившую горечь.

– Қалаға…

– Отыр, қалаға дейін жеткізіп салайын[9], – улыбнулся водитель и приветливо хлопнул по сиденью.

Я сел и пригляделся. Это был мужчина лет пятидесяти с мягким открытым лицом и в белой тюбетейке. Я обратил внимание на его ладони: они держали руль твёрдо и уверенно, а на большом пальце правой руки не хватало фаланги.

– Сам из города?

Он перешёл на русский, и я выдохнул. Очень страшно было сказать по-казахски что-то не так, ошибиться и снова увидеть в глазах презрение и услышать в свой адрес унизительные слова.

Завязался самый обычный разговор, какие всегда случаются в продолжительных поездках. Водитель с интересом расспрашивал меня о моей жизни, часто одобрительно кивая и уточняя детали. С каждым километром на душе становилось всё светлее, и окружающий мир вновь окрашивался в оптимистичные краски. У меня создалось впечатление, что он старше, чем кажется. Такой спокойной мудростью обычно обладают только очень пожилые люди. Узнав, что я увлекаюсь казахской культурой и занимаюсь фотографией, он оживился. Оказалось, его близкий друг, археолог, реконструктор тюркского боя и боевых ритуалов, каждый год на Наурыз выезжает с командой за город и проводит там тренировки. Происходит это в древнем кочевом святилище Каракыр. Водитель посоветовал мне связаться с этим человеком, помочь хорошему делу качественным фоторепортажем и самому воспользоваться возможностью глубже познакомиться с тюркской культурой. Я с радостью согласился, хотя тогда и предположить не мог, сколько дверей откроется передо мной в результате этой поездки.

Спустя неделю после Наурыза благодаря моему репортажу о реконструкторах я получил уникальное предложение отправиться в Южный Казахстан на съёмку его природы, святых мест и культурных памятников и стал готовиться к экспедиции.

Глава 3. Қиял[10]

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне кажется, я всю жизнь ждал этого момента: когда аруахи[11] позволят мне пройти ритуал инициации. За девять ночей до весеннего равноденствия мне во сне явился Нускар-ата[12]. Он расседлал моего коня и пальцем указал на дорожные сапоги. Когда я обулся, мы, повинуясь логике сна, перенеслись к подножью неприступных скал. Нускар-ата подвёл меня к небольшой расщелине, шириной на одного человека, ведущей меж камней, и кивнул головой. Я проснулся, лишь успев занести ногу для первого шага.

Посланный знак разгадать было нетрудно, и наутро я собрал мешок, чтобы пешим пуститься в путь. Каждый год в это время юноши нашего и других аулов отправляются в древнее святилище предков Каракыр в поисках благословения духов. Они идут группами и по одному, верхом и пешком, с запасами и без. Долгий путь не щадит молодых. До святилища доходят лишь те, кто сможет доказать Степи своё право на жизнь. Вместе с попутчиками, а ещё лучше – оседлав верного коня, двигаться гораздо легче. Но мне было дано ясное предзнаменование следовать одному, а наказ аруахов не принято нарушать.

К сумеркам первого дня я добрался до знакомых предгорий. Эти края никогда мне не нравились. Духи местности[13] тут не любят путников и сводят их с ума. В ауле рассказывали, что в здешнем озере живёт злобная албасты[14], которая одурманивает и привязывает к себе охотников. Да и сам я, проезжая тут в прошлом году, видел, как ближе к ночи на камни выползает всякая нечисть, чтобы безнаказанно бесноваться под покровом тьмы.

Перекусив тем, что удалось с собой взять, я разложил наскоро старенькую кошму и лёг. Надо мной раскинулось, как всегда глубокое и бескрайнее, звёздное небо степи.

– Уже утомился, Киял-батыр? – раздался из сумрака скрипучий голос. – Недалеко же ты сможешь добраться, если сил у тебя, как у новорождённого верблюжонка! Может, повернёшь назад, пока не стал закуской обыру[15]?

На фоне ночного неба появился уродливый профиль демона, его голова неприятно покачивалась не в такт словам, и иногда вздрагивал кончик кривого носа.

– Проваливай, Шимурын[16]! Меня не сбить с пути твоими глупостями. – Я приподнялся на локте и положил ладонь на рукоять жеке ауыза[17]. – Как бы тебе самому не обнаружить свою плешивую голову в овраге отдельно от тела!

– Киял храбрится, потому что не знает, что готовят ему его любимые аруахи! – Шимурын стал приплясывать на месте, припевая: – Лучше батыру отказаться, пока не пришлось под землёй оказаться!

Я вскочил на ноги и попытался схватить беса, но тот резво отпрыгнул в сторону и унёсся вверх по склону, продолжая напевать. «К шайтану тебя», – прошипел я и вернулся на кошму.

Из темноты, оттуда, где скрылся Шимурын, на меня пристально смотрели три тусклых жёлтых глаза. Я узнал их: это был отвратительный демон, который давно меня преследовал. Он никогда не приближался, поэтому я не мог толком его рассмотреть или сразить, но он уже не раз мешал мне, разбивая знакомые тропы, заплетая ноги скачущему коню и отпугивая дичь во время охоты. Из-за него многие в ауле считали меня помеченным шайтаном и не хотели иметь общих дел. Я снова схватил клинок, и глаза потухли – демон исчез.

Достав из мешка верёвку из овечьей шерсти, сплетённую из двух толстых нитей: чёрной и белой, я выложил её вокруг своего места, чтобы нечисть не тревожила меня во время сна[18]. Силы в пути ещё понадобятся. Но мой сон всё равно не был спокойным. Нижние духи неистовствовали, стараясь до дна испить одну из последних ночей тьмы. Приближаться ко мне они не осмеливались, но их лихорадочное веселье, развязный хохот и визги наполняли окрестные ущелья.

На рассвете, под нахмурившимся к утру небом, я собрал постель и отправился дальше. Я не ожидал лёгкой дороги. Мелкие демоны бессильны перед моим клинком, но они и не самая большая опасность в пути. Даже для тех, кто мирно живёт в своих аулах, дни перед тем, как Тенгри разделит поровну Свет и Тьму, часто оказываются тяжёлыми. А уж бросив вызов самому себе, повинуясь могучему Зову предков и следуя их тропой к древнему ущелью, нельзя не быть готовым к испытаниям. И то, какими они будут, предсказать невозможно.

Во мне что-то менялось. Не зря говорят, что инициация воина не происходит в один момент на вершине священного холма в рассвет весеннего мейрама[19]. Инициация – это сам путь к конечной точке, который порой начинается значительно раньше выхода из дома, может быть даже ещё в момент рождения. Да и в дороге заключается она не только в преодолении трудностей или стычках с враждебными духами, не в попытках выжить или добыть пропитание. Нечто во много раз большее, нечто, что не может быть описано, происходит в это время внутри.

Оставшись наедине со Степью, обнаруживаешь, как не только с мира вокруг, но и с тебя самого спадают все привычные маски. Тут не удержишься за браваду, которую так легко проявлять перед другими, не прокормишься хитрым языком, – и, без необходимости держать лицо в угоду обстоятельствам, внезапно осознаёшь свою истинную природу. И она оказывается незнакомой, отличной от той, которую чувствуешь, живя обычной жизнью. Здесь утрачивают ценность привычные ориентиры и теряют смысл беспокойные человеческие заботы.

Всё, что остаётся в душе, – только Вечное Синее Небо и родная Степь, раскинувшаяся под ним. Так и прошёл остаток пути: я погружался в бесконечный закольцованный мир, в котором Небо и Степь наполняли меня, и в то же время я сам находился в самом центре их соприкосновения. Наверное, поэтому холод, дождь, проделки демонов и подступавшая усталость казались чем-то далёким и незначительным. Вскоре я был в Каракыре.

В святилище ждали хранители. Они встречали всех пришедших юношей, беседовали с ними и отправляли в разные ответвления ущелья для прохождения ритуалов. Со всех сторон слышались голоса, ржание коней и выкрики тренирующихся воинов, виднелись обрядовые костры. Солнце клонилось к последнему зимнему закату. Между скалами промелькивали светлые фигуры изыхов[20]. Местные семьи пришли к ним с дарами, чтобы поблагодарить за покровительство и помощь скоту в холодные месяцы.

Внезапно в синеватой тени выгоревших скал я разглядел лицо старца, пристально смотрящего на меня. Увидев, что я его заметил, тот приветственно наклонил голову и направился вверх по пригорку, иногда оборачиваясь, взглядом приглашая последовать за ним. Не желая сильно отстать, я поспешил к склону. Подъём на священные холмы Каракыра почти не требует усилий и даже наоборот – придаёт энергии, настолько сильна здешняя земля. Но я шёл осторожно и внимательно смотрел под ноги, чтобы не наступить на священные наскальные рисунки, которые уже начали вспыхивать к праздничной ночи золотыми нитями.

На небольшой вершине, с которой была видна оживлённая часть ущелья, старец остановился и ждал, глядя туда, где только что скрылось солнце.

Я подошёл ближе, заглянул в его лицо и замер, потому что узнал эти мудрые смеющиеся глаза, эту уверенную позу и источаемое им ощущение спокойной силы. Не мог не узнать, потому что сотни раз слышал о нём от матери и аксакалов и часто представлял себе эту встречу в мечтах. Но никогда до конца в неё не верил.

– Кыдыр-ата[21]… – оказывается, я забыл всё, что хотел у него спросить.

– Я познакомлю тебя со своим другом, – улыбнулся он.

От взгляда Кыдыр-ата моя душа наполнилась светлым спокойствием.

– Единственную инициацию, которая тебе нужна, может провести только он. Но для начала скажи мне: как далеко ты готов зайти на своём воинском пути? Желаешь ли снискать славу в удалых сражениях, чтобы после осесть в дикханском ауле и не знать более невзгод?

– Я не ведаю жизни вне дорог, – без раздумий ответил я. – Стоять на месте рождены лишь деревья, а кочевник подобен ветру – если он не двигается, значит, мёртв. Я не ищу ни славы, ни покоя, разве что Вечное Небо решит меня ими наградить. Всё, к чему я стремлюсь на своём пути, – служить воле Тенгри и быть опорой своему народу. И так будет, пока я жив.

Кыдыр-ата закивал. Он был доволен моим ответом.

– Я так и знал, – сказал он и взглядом указал на восток: – Иди.

Прямо передо мной на прохладной земле, просыпающейся после зимы, стала ясно различима тропа, ведущая меж черных камней святилища, мимо родника Умай, вдоль пастбищ и выше, к высоким восточным хребтам. Я обернулся, но старец уже исчез.

Тропинка вскоре привела меня к скальной вершине и пропала. Какое-то время буйствовал ветер, он свистел в ушах и морозил пальцы, но потом успокоился, и тогда навалилась оглушительная тишина. Я смотрел на звёзды. Как всегда, зорким хранителем надо мной висел небесный таутеке – знакомое каждому кочевнику с детства созвездие Жеті Қарақшы[22]. Луны не было, и я был этому рад, потому что хотел любоваться звёздами, но не хотел, чтобы лунная старуха сосчитала мои ресницы[23].

Когда небо на востоке начало светлеть, я ощутил чьё-то присутствие. Рядом со мной приземлился филин и тут же обернулся человеком. Это был юноша с очень необычной внешностью. Волосы на его голове были сияющими, как солнце, с правой стороны и чёрными, как ночной мрак, с левой. Правый глаз был пронзительно голубым, как утреннее небо, левый – угольным, как предрассветная тьма. В его движениях была грация небесного ветра, во взгляде – внимательность хищной птицы.

– Я Йол-Тенгри[24], – сказал юноша, – Хранитель Путей. И я пришёл, чтобы направить тебя.

События и осознания последних дней, встреча с Кыдыр-ата и эта тропинка, приведшая меня к божеству, начали складываться в единую картину, но мне никак не удавалось увидеть её целиком.

– Я благодарен тебе, но мне трудно понять, чем я заслужил этот дар и какими немыслимыми подвигами буду должен за него расплатиться.

Йол-Тенгри посмотрел мне в глаза и, отвечая, не отводил взгляд, чтобы убедиться, что я его понимаю.

– Не все подвиги заканчиваются победой над чудовищами, и не все Пути лежат по гребню славы. Но каждый из них одинаково важен в процессе постоянного божественного творения мира. Истинный воин должен уметь различать свою тропу, не гонясь за призраками чужих достижений.

Его голос одновременно звучал вне и внутри меня.

– Каждое мгновение сквозь тебя проходит бесчисленное множество путей. Чтобы узнать свой, нужно суметь самому им стать.

Первый солнечный луч блеснул у горизонта, и золотые волосы Йол-Тенгри запылали огнём.

– Ты был прав в своих размышлениях, – Хранитель Путей сделал шаг на восток, к обрыву. – Ценность не в пребывании на вершине, а в самом движении вверх по склону. Любая намеченная цель – лишь


убрать рекламу


светлый ориентир во тьме, помогающий выполнять наше главное предназначение – неустанно следовать вперёд. Ты сказал, что хочешь служить Тенгри, и я открываю тебе этот Путь. Следуй на юг, там тебя ждёт богиня Умай, Мать-Земля. Тебе необходимо принять знание, которое она хранит.

Солнце уже оторвалось от горизонта, и я всё не мог понять, как пронеслось это время. Сделав шаг в пропасть, Йол-Тенгри обернулся соколом и, рухнув с обрыва, взмыл в лазурное небо.

Глава 4. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Собираясь в экспедицию, я внимательно изучил информацию обо всех святых местах Южного Казахстана, которые мне предстояло посетить. Я никогда не был особо религиозным человеком, но посмотреть на знаменитые суффистские святыни было очень интересно. Чтобы ненароком не оскорбить чувства верующих в мечетях и мавзолеях, я зазубрил и как скороговорку повторял себе в самолёте, летящем в Шымкент: «Сначала омовение, заходить босиком, только с правой ноги, выходить вперёд спиной, только с левой, не наступать на порог». Меня переполняло волнение.

Шымкент оказался шумным и многолюдным городом с таким множеством кафе, столовых, пиццерий, ресторанчиков, закусочных и других заведений общепита, что казалось, его гости и жители только и делают, что едят. Узнать город ближе времени не было. Я взял в аренду машину, оплаченную заказчиком, и отправился в село Сайрам[25], на съёмки мавзолеев родителей Кожахмета Яссауи: Ибрагим-ата и Карашаш-ана. Посетителей там почти не было, и я очень быстро закончил свою работу, попутно отсняв живописный сайрамский рынок.

В запасе была пара дней на Сайрам-Угамский природный парк, и я попытался за короткий срок получить о нём максимальное представление. Увидеть удалось немного – в основном пышно цветущие сады и склоны. Говорят, вдоль здешних речек растёт самая крупная и вкусная боярка во всём Казахстане. Я решил, что надо будет обязательно приехать осенью и попробовать её.

На крутых склонах ущелий небольшими табунами паслись кони, рядом с ними грели на солнце свои тощие тела охотничьи собаки тазы, вряд ли служащие пастушьим нуждам, но часто встречающиеся на юге Казахстана.

Путь к верхушкам гор преграждали неподступные осыпающиеся скалы, в которых зияли тёмные провалы пещер. Из-за абсолютно прозрачного весеннего воздуха всё казалось очень близким, однако на подъём к подножью одной из таких скалистых вершин у меня ушло полдня.

Настало время возвращаться в Шымкент, чтобы из него выдвинуться дальше, в сторону Туркестана, и уже на следующий день я гулял по реконструированным улицам древнего Отрара. Слушая рассказ гида о кровавой истории города, я пытался представить, как больше восьмисот лет назад здесь бурлила жизнь. Экскурсовод рассказывал, что это был город научной, культурной и ремесленной элиты. Я думал о волшебных вечерах с восточной музыкой и зажжёнными факелами, о ярких шумных базарах и знаменитых отрарских банях. О том, как сюда со всех сторон съезжались караваны Великого Шёлкового пути… Как, несколько месяцев защищая свой дом от монгольских войск, горожане не предполагали, что все до единого сгинут – кто под клинком, кто в пожаре, кто в рабстве – и всё из-за слабости одного-единственного предателя. И о том, что даже после полного разрушения Отрар восстановился, чтобы, однако, быть снова втоптанным в землю, на этот раз джунгарами.

Из Отрара мой путь лежал в мавзолей Арыстанбаба – учителя Кожахмета Яссауи. Мавзолей оказался приятным на вид небольшим простым глиняным сооружением, с красивыми башенками-минаретами и очень приветливым ширакши[26] в нарядном зелёном кафтане и расшитой арабским узором белой тюбетейке. Неподалёку виднелась сияющая современная мечеть, и, казалось, её от Арыстанбаба отделяют не столько строгие чёрные прутья забора, сколько целый пласт времени и культуры.

Перед мавзолеем под отдельным куполом стоял колодец с очень неприятной на вкус горько-солёной водой. Колодцы у мечетей и мавзолеев считаются священными, и этот тоже собрал вокруг себя паломников. Из толпы вдруг послышались резкие звуки, похожие на крики дикого животного. Присмотревшись, я понял, что их издаёт женщина, скрючившаяся в тени купола. Молодой мужчина рядом с ней насильно вливал в содрогающееся горло колодезную воду, ловя паузы между приступами. Собравшиеся зеваки перешептывались. Кто-то достал телефон и попытался снимать, но сразу же, словно из-под земли, появился ширакши, видимо, уже обладающий чутьём к таким ситуациям. Он отвёл горе-корреспондента в сторону и долго с ним о чём-то беседовал. Было видно, что слушавшему его парню с телефоном становится стыдно, тот несколько раз извинился и, не оглядываясь, отправился к выходу.

– Говорят, она одержима шайтаном, – раздался у меня за плечом тихий голос экскурсовода. – Каждую неделю её здесь вижу.

Следующим пунктом на моём пути был Туркестан, город, чья жизнь полностью подчинена нуждам паломников. Меня же интересовал главный здешний объект – мавзолей Кожахмета Яссауи.

Я был поражён размахом комплекса, включающего в себя большую площадь, реконструированную древнюю улицу, несколько построек и центральное здание с расписанными геометрическими узорами стенами и высокими зарешёченными окнами. Своей нарядностью он словно спорил со сдержанным аскетизмом мавзолея учителя.

Поначалу я даже не мог понять, куда идти и где именно находится святыня, и двигался вместе с толпой, которая, казалось, тоже не знала, куда её несёт. Знаменитый тайказан[27] в центре первого зала мавзолея был окружён строительными лесами, в поисках других достопримечательностей я постоянно упирался в закрытые решётки и терминалы оплаты, предназначенные не то для пожертвований, не то для пополнения баланса на телефоне. Но потом различил в разношёрстной шумящей толпе экскурсионную группу и тихонько присоединился к ней. Так мне удалось увидеть больше: подвалы со стенами из чёрного камня, расписанные золотой вязью девяноста девяти имён Аллаха, надгробия разных духовных наставников и реконструкцию подземной кельи.

А вот ощутить прикосновение к чему-то сакральному не получалось. Слишком уж как-то суетно всё было. Покидая здание, я уже чувствовал подступающее разочарование, когда мне на глаза попалась многодетная казахская семья. Отец нёс на руках двухлетнюю дочку, мать – ребёнка помладше, а двое старших следовали рядом. В глазах детей читались восторг и благоговение. Они не боялись шума и многолюдности, не капризничали и не пытались убегать. Дети были всецело захвачены энергией этого места. Энергией, которой я не мог проникнуться, поддавшись давлению внешней суеты. Я остановился, попробовав взглянуть на святыню так, как на неё смотрят маленькие дети, и понял, какой волшебной сказкой она отзывается в их чистых душах. Вряд ли годы смогут смыть такое яркое впечатление. В нужный момент оно обязательно отзовётся в их жизнях ощущением чего-то высшего и светлого и, возможно, убережёт от многих бед. Я улыбнулся и отправился к стоянке.

К вечеру, следуя съёмочному плану, я добрался в предгорья, к мавзолею Укаш-ата[28]. Признаться честно, это место меня немного напугало. У входа на территорию, плохо различимые в вечерних сумерках, толпились ожидающие. Над порогом сторожки раскачивалась на ветру тусклая зарешечённая лампочка. Когда предыдущие посетители наконец вышли, появился суровый смотритель. Он долго объяснял правила поведения на территории святыни и только потом завёл всех вовнутрь. Помещение мавзолея было еле освещено, но отчётливо виднелось неестественно длинное надгробие. Ширакши начал по-казахски рассказывать об Укаше, но, увидев, что я не всё понимаю, с согласия остальных паломников перешёл на русский. Мне стало стыдно. Почти всю группу составляла большая сельская семья, одетая в традиционную мусульманскую одежду. Смотритель пропел молитвы и пригласил всех прогуляться по территории, а после испытать себя у священного колодца, где, по преданию, воду может зачерпнуть только чистый помыслами человек.

Мне было крайне неуютно из-за того, что я был вынужден прилюдно участвовать в таком личном обряде, к тому же стало казаться, что все осуждают меня за городскую одежду и незнание родного языка. Хотелось как-то оправдаться, а лучше – просто поскорее всё это закончить.

Мы поднялись на холм, где стоял колодец. Жар весеннего дня сменился пронизывающей горной прохладой. Зажглись звёзды. Паломники, сначала мужчины, по очереди тянули ведро, произнося молитвы и сосредоточенно вглядываясь в темноту. Ведро каждый раз поднималось пустым. У меня в голове стоял какой-то шум. Казалось, только вытащив воду, я смогу отвоевать уважение этих людей, а если не вытащу – ещё больше себя опозорю. Я чувствовал себя очень одиноко. Настал мой черёд. По совету смотрителя колодца я произнёс про себя какое-то общее пожелание добра всем людям и отпустил ведро в чёрную бездну. Внизу загрохотало. По кивку я потянул верёвку наверх. Она шла туго, будто что-то за неё зацепилось. Поднявшееся ведро было совершенно пустым. Смотритель неодобрительно покачал головой: «Да что же вы все» – и жестом показал очереди двигаться дальше. Ведро следующего паломника вернулось на треть наполненным.

Упрямо не желая поддаваться подступившему унынию, я решил воспользоваться возможностью и переночевать на свежем воздухе, на специальной деревянной площадке напротив дома работников мавзолея, а утром, оставив небольшое пожертвование, отправился дальше.

Южный Казахстан представлялся мне отдельным миром, живущим по собственным правилам. Паломнические аттракционы, в которых определяется степень духовной чистоты, напоминали мне египетский суд Осириса, когда человеческая душа, помещённая после смерти на одну чашу весов, не должна оказаться тяжелее пера истины, лежащего на другой чаше. Интересно и на первый взгляд легко, да и вроде бы просто развлечение, но как ни относись к самому процессу, а результат всё равно важен. И ведь правда: когда пузатый добродушный турист спокойно проскальзывает в длинную узкую щель между двумя скалами, а худенькая девчушка, идущая следом, застревает на втором шаге, даже логика оказывается загнанной в тупик.

За пару последующих дней я посетил и отснял целый ряд похожих друг на друга, но всё-таки очень разных предгорий на пути к Таразу. В основном это были низкие круглые холмики, но иногда их мягкие зеленеющие скаты обнажались острозубыми скальными выходами.

Особенно мне запомнилась пещера Ақмешіт ә????улие[29], такая огромная, что в ней росла целая роща и стоял пронзительный птичий гомон. Вторым удивительным местом стал мавзолей Домалак-ана, самой знаменитой жены Байдибека[30], по преданию, ставшей матерью родоначальникам племён албан, дулат и суан. У белоснежных стен царили такие покой и благость, что хотелось просто сесть рядом и наслаждаться нахлынувшими чувствами. Мавзолей самого Байдибек-ата мне найти не удалось, и я сразу отправился в одно из живописных ущелий южной части Каратау.

Глава 5. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Я шёл на юг уже почти целую луну, пешком, снова решив не лишать домашнее хозяйство коня. С каждым днём будто становилось светлее. Тёмные духи боялись подниматься на поверхность или вовсе держались подальше от здешних мест: на юге наших просторов, как и на дальнем их западе, лежат святые земли.

На пути мне встречалось множество городов, и чем дальше я шёл, тем они становились оживлённее, а края вокруг – живописнее. Весна здесь уже давно набрала силу: огромные цветущие сады издалека были похожи на аулы с невиданными бело-розовыми шатрами, раскинутыми на изумрудных коврах.

В особенно тёплый день я проходил через небывало красивый город на белой реке. Он был скроен из больших людных ярмарок и ремесленных домов, в которых шли шумные торги. Решив остановиться на ночёвку, я уже подыскивал гостевой дом, когда услышал оклик с одного из дворов.

Подойдя ближе, я увидел пожилого статного мужчину со светлым взором. Он спросил, кто я и куда следую, и, выслушав ответ, пригласил продолжить беседу в доме, чтобы после заночевать. Пройдя через большой ухоженный сад, мы поднялись на крыльцо. Открывшийся дом выглядел очень богатым – хозяин оказался известным землепашцем.

В прохладных комнатах, куда мы вошли, пол был расчерчен изящным узором солнечного света, проникающего через резные деревянные решётки окон. Хозяин усадил меня на маленькую скамью перед таким же невысоким столиком и сам сел напротив, заведя беседу об удивительных краях, в которых расположился город. Вскоре в комнату вошла его жена. Несмотря на возраст, у неё были угольно-чёрные волосы, черты лица отличались мягкостью, а движения – плавностью. Женщина принесла чай и, с приглашения мужа, тихонько присела у стола.

Беседа лилась легко и спокойно. Как выяснилось, владельцы дома были учёными и воспитанными людьми, известными во всём городе благодаря своему дару: он – сильный провидец, а она – целительница и толковательница видений. Их способности достались и сыну, знаменитому учителю, который, по рассказу хозяев, жил в другом поселении в нескольких днях пути, где исцелял людей и наставлял их на праведный путь. Женщина пожаловалась, что они с супругом не могут оставить землю и жителей, которым помогают, поэтому всё никак не свидятся с сыном, который тоже привязан к своим ученикам. Оказалось, что город, в котором он живёт, находится на моём пути, и мы сговорились, что я передам ему весточку. Побеседовав ещё немного, мы разошлись спать.

Наутро хозяин подвёл ко мне жеребца и попросил принять того в дар, чтобы я мог продолжить свой путь верхом. Я сердечно поблагодарил его, мы попрощались, и я двинулся дальше.

Города становились всё удивительнее и встречались всё чаще, уже практически следуя друг за другом. Жизнь в них была мирной и благостной. Казалось, аруахи здесь никогда не покидают мира людей.

Когда-то эта земля знала много крови и страданий, но однажды Небо благословило её на покой, и со временем она переродилась. Повсюду встречались светлые духи, видимые как наяву, так и во сне. На очередной ночёвке мне явился один такой в образе льва. Он был окружён золотым сиянием и звал последовать за ним. Мы оказались в красиво убранном помещении, где сидел человек, – как я понял, тот, к которому я обещал заехать с весточкой от родителей. Человек писал большую книгу, но строки тут же исчезали, укрытые шелухой каких-то семян. Видение закончилось. Было понятно, что дух хочет что-то через меня передать, и весь следующий день я провёл, ломая голову над разгадкой.

В небольшом ауле, где я остановился напоить коня, я долго наблюдал за тем, как отец успокаивает маленькую дочку, которую ущипнул пасущийся рядом гусь. Девчушка громко плакала, скорее от обиды, чем от боли. Отец её утешал, не понимая, что от этого дочка только сильнее себя жалеет и всё больше распаляется от собственных слёз.

Это заставило меня задуматься о моём детстве. В нашем ауле у старших всегда было столько забот, что о маленьких царапинах и случайных слезах никто и не пёкся. Если, увлёкшись детскими играми, мы убегали далеко от дома, то на обед заглядывали в ближайшую юрту, где всегда получали по пиалушке горячей сорпы и по пригоршне мелких баурсаков. А если случалось встретить у очага аксакала, то к еде добавлялись интересная история или мудрый совет, а иногда и подзатыльник, особенно когда не вытерпишь и, выбивая брызги, начнёшь дуть на горячий бульон, чтоб тот скорее остыл.

Наконец я оказался в нужном городе. Справившись, где найти главного мудреца и целителя, я обнаружил, что течение улиц, заполненных яркой толпой, уже и так ведёт к этому месту.

Добравшись до огромной площади с большим дворцом посередине, я начал понимать, что имел в виду дух-лев. Не было видно свободного клочка земли – всё пространство заполняли зеваки. Не только в поисках знания стягивались сюда люди: многие собрались просто из любопытства и потому, бездумно толкаясь, глазели по сторонам. Учитель, к которому они пришли, сам с трудом пробирался через толпу, по всей видимости останавливаясь и заговаривая только с теми, кто на самом деле жаждал просветления. Поймав мой взгляд, он улыбнулся, и я двинулся ему навстречу.

Когда мы оказались рядом, я рассказал ему о беседе с его родителями, затем высказал уважение к его труду и осторожно упомянул о видении прошлой ночи.

– Если я верно понял послание, – сказал я, – дух хотел сказать тебе, что знание нести лучше всего в простоте.

Мудрец на миг задумался.

– Это был дух моего учителя. Ему всегда удавалось делиться знаниями, не создавая лишней суеты. Свой дом для приёма людей я построил только после того, как он сам однажды перестал скитаться и поселился в простой хижине в одном дне пути отсюда. – Он снова улыбнулся: – Да, я вижу, что не все, приходящие ко мне, готовы открывать своё сердце и постигать мудрость. Многих ведёт праздный интерес или желание не отставать от других. Но разве не любопытство зачастую становится первым шагом на пути познания истины?

Учитель окинул взором площадь:

– Я сам не люблю пышных дворцов, наполненных золотом и дарами. Всё это принесли и сделали люди, потому что им кажется, будто мудрость легче принять, когда её можно потрогать. Они думают, что знания в книге с красивой обложкой стоят дороже истины, которую Всевышний безмолвно являет нам каждый день. Но я утешаю себя лишь тем, что через все эти предметы они начинают свой путь к познанию.

Он собрался идти дальше, видимо, заметив в толпе кого-то, с кем хотел побеседовать.

– Я не один наставляю людей в этом городе. Каждый из нас обладает совершенно разными знаниями и может чему-то научить. Но твой путь больше не лежит через города. Я вижу, как дорога ведёт тебя к южному склону чёрных гор. Доброго пути!

В последний раз одарив меня своей согревающей улыбкой, он повернулся и растворился в толпе.

Я тоже понимал, что пора выбираться из города. Я чувствовал то, о чём говорил Йол-Тенгри: сквозь меня будто пролегал путь, ещё не до конца мне понятный, но очень явный. Эти новые и незнакомые ощущения заставляли направлять взгляд вовнутрь и искать понимания явлений в их корнях. Тесные же улицы и вечерние огни мешали сосредоточиться.

На выезде из города мне встретилась группа паломников, которые следовали за благословением к великаньему колодцу. Я решил отправиться с ними.

Мы прибыли к месту на закате и сразу же поднялись на вершину холма, туда, где стоял священный колодец. Ожидая своей очереди, я слушал истории о том, почему это ущелье называется Великаньим. С незапамятных времён здесь стоит огромный дом. Неподалёку от него лежит камень со следом, похожим на след огромного верблюжьего копыта. Никто никогда не видел хозяина жилища и не решался нарушить его покой.

Со временем это место обросло множеством слухов о том, что здесь живёт древний воин-великан, присматривающий за священным колодцем, и том, что внутри его каменного дома есть гигантская пещера, ведущая на другую сторону земли. Я не знал, чему здесь следует верить. Огромные кони и верблюды есть у многих могучих батыров, но настоящих великанов на земле не видели уже сотни лет. Прислушавшись к своим ощущениям, я решил, что это действительно сильное место. Колодец источал белое сияние, которое с наступлением темноты становилось всё чётче, а на пригорках не было видно ни светлых, ни тёмных духов.

Внезапно в сгущающемся мраке неглубокого ущелья я увидел знакомое тусклое свечение жёлтых глаз. Мой проклятый демон стоял у подножия холма и пристально наблюдал за тем, как я, дождавшись своего черёда, бросил ведро в светлую дымку колодца. В ответ послышались глухие стуки и их эхо: падая, ведро ударялось о каменные стены, и те многократно отражали звук. Верёвка натянулась. Под прожигающим взглядом демона я вытащил полное ведро мерцающей жидкости. Дух источника благословил меня на путь. Демон в ярости взвыл, напугав паломников, и исчез.

Заночевав тут же, под открытым небом, наутро я отправился вдоль хребта чёрных гор в обратном направлении – к месту, указанному просветлённым учителем.

Иногда мне попадались странники, вышедшие в путь, чтобы найти поддержку аруахов или получить ответы на терзающие их вопросы. Духи встречали их и каждому помогали: кому добрым советом, а кому суровыми наставлениями или грозными речами.

Через два дня пути мимо небольших зелёных холмов и огромных скалистых пещер, следуя порой дорогами, порой крутыми козьими тропами, перейдя вброд десяток речек, я наконец вышел в нужную долину.

Глава 6. Тәңір

 Сделать закладку на этом месте книги

Я совершенно убеждён, что превыше счастья жить на родной земле есть только счастье по ней путешествовать. Весь мир учит нас движению: от бесконечно преобразующегося космоса до неустанно пробивающегося к свету ростка. И небо, и земля находятся в непрерывном обновлении, так с чего бы человеку, живущему между ними, стоять на месте?

Я вдыхал сырой весенний воздух. Широкое ущелье было наполнено мелодичным журчанием. Суровые ледники ещё крепко держались своими мерцающими телами за скалы, но зимние снега уже сдались подступающему теплу: со всех склонов стекала талая вода. Весёлые ручейки скакали по каменным руслам, и мне было почти слышно, как где-то в долине они сливаются в единый поток бегущих куда-то больших рек.

Не скрывая своего счастья, шумные воробьи носились между верхушками просыпающегося боярышника, а над ними по невероятно синему небу ветер гнал послушные облака, похожие на полупрозрачные клубы хрустального дыма, выпущенного трубой какого-то волшебного паровоза.

Весна ощущалась во всём. Такое далёкое зимой, небо казалось теперь не выше чернеющих тополиных макушек. Ещё недавно скованная морозами земля сейчас мягко пружинила под ногами. Совсем по-другому преломлялся ласковый солнечный свет. Совершенно иначе билось ликующее сердце.

Я, может быть, не так много понял в этой жизни, но одно знаю точно: сколько ни жди лучших времён, а меняться всё начнёт не раньше, чем сделаешь первый шаг. И лучше всего, если он будет шагом за порог твоего дома. Как и каждой весной, я чувствовал, что теперь всё будет по-другому. Но на этот раз мой мир действительно менялся.

Невозможно объять трёхмерным сознанием те процессы, что запускаются в пространстве, когда ты отправляешься в дорогу. На малейший внутренний импульс тотчас откликается Вселенная и разворачивается, являя порой невероятные чудеса. Такие моменты известны каждому путешественнику: когда, повинуясь необъяснимым законам дороги, события складываются в идеальную мозаику, в ту единственную из миллиардов возможных комбинацию, которая подведёт к важнейшей поворотной точке, новому этапу или нужному осознанию.

Я покинул ущелье. За окном понеслись сначала многочисленные прогревающиеся поля, затем небольшие сёла, уютно пахнущие печным дымом и домашней кухней, а потом под колёсами зашуршала современная трасса, одинаковая во все времена года, хотя и лежащая меж зеленеющих весенних просторов.

Дорога меняет жизнь и оттачивает личность, но и это лишь следствие её главной задачи – позволить отдельному человеку понять себя как равную и неотделимую составляющую мироздания. Невозможны такие инновации, которые восполнили бы бесценный опыт, приобретаемый в пути. Когда ночное небо посылает на землю огонь метеоритных искр, когда весенняя гроза сотрясает просторы и омывает душу, когда случайно встреченный дикий зверь несколько мгновений с любопытством изучает тебя и только после этого ловко исчезает в зарослях, – тогда, ощутив безграничную мощь родной земли, осознаёшь и себя неотъемлемой её частью.

И даже люди, встреченные в пути, – другие. Они оставили на дне потёртых рюкзаков городские маски и, наполнившись светом: природы, дороги, друг друга – в своих живых, горящих глазах несут покой.

Попав однажды в кровь, дорога уже никогда не оставит человека. Вне всяких сомнений, не числом прожитых лет, не чередой запомнившихся дней – жизнь измеряется количеством пройденных километров.

Я открыл окно, и в машину ворвался дурманящий запах наступившей весны.

Глава 7. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Весна в Каратау уверенно вступала в свои права. Был последний день апреля, и в небольших прохладных ложбинах ещё упрямо лежал посеревший снег, но тут же рядом распускались невысокие яркие цветы предгорий: белая, жёлтая, фиолетовая и розовая россыпь. На каменистых склонах багровели гордые краснокнижные тюльпаны Альберта.

Поднявшись по скалистой расщелине к ближайшей вершине, я любовался захватывающим видом: передо мной, сколько хватало глаз, раскинулась долина, расчерченная тёмными квадратами полей и светлыми полосами дорог. Я изучил ближайшие ущелья и наметил точки закатных съёмок.

Горы, казалось, жили своей собственной жизнью. Повсюду царила деловая суета. На склонах то и дело «оживали» камни – это испуганные кеклики гуськом убегали при моём приближении. Над головой кружила какая-то хищная птица, вдоль русла ручья стоял пронзительный щебет, а на спуске мимо меня с веткой в зубах промелькнул быстрый суслик. Возле машины ждал беспородный чабанский пёс. Я угостил его лепёшкой и стал собирать костёр на вечер.

Закат выдался живописным. Свинцово-серые скалы, похожие на замки подземного царства, он окрасил в тёплый кофейный цвет, подсветив уютные травянистые полянки и опалив высокие облака. Вечерняя съёмка была окончена, и теперь предстояла ночная.

Дождавшись темноты, я установил технику и сел рядом с размеренно щёлкающим фотоаппаратом. Острые иглы скал были едва освещены и рисовали изломанный контур ночного неба. Я смотрел на звёзды: крупные, частые и очень близкие. Чьи-то жаркие солнца скромно выглядывали из чёрной глубины и казались неотделимыми от довольного урчания ручья и от статных, вызывающих душевный трепет силуэтов гор. Воздух был напоен волнующими запахами сырой травы, камни в скупом освещении приобретали сказочные формы, и весь мир казался волшебным.

Я сидел у костра, когда пришёл чабан. Он присел рядом, благодарно принял кружку с чаем и начал расспрашивать меня о путешествиях. Я с радостью стал делиться впечатлениями – юг Казахстана поразил меня своей богатой историей. Говорят, тут с тяпкой на огороде находят больше реликвий ушедших времён, чем в иных местах случается на археологических раскопках. Чабан слушал меня с интересом, хотя и не всегда понимал. Было видно, что ему не хватает человеческого общения. Мы обсудили плодородные поля и сады Южного Казахстана и сошлись во мнении, что сейчас главное, чтобы не ударили заморозки и не погубили завязавшиеся плоды. Я знаю, что на случай таких встреч в горы принято брать с собой водку и сигареты – универсальный подарок тем, кто большую часть года проводит вдали от городов под открытым небом, но во время закупа почему-то постоянно об этом забываю. Поэтому на прощание я отдал новому знакомому оставшиеся сладости и хлеб.

Прогревать машину не хотелось. Казалось, что шум двигателя как-то навредит этому месту, сломает хрупкую тишину и разрушит необъяснимую магию горной ночи. Ещё раз глянув на звёзды, я отправился спать и проснулся уже перед рассветом, чтобы заснять пробуждающиеся вершины.

Собирая технику и поднимаясь наверх, я отметил в себе какую-то новую решительность. Поездка потихоньку подходила к концу, а останавливаться не хотелось. Раньше мне было не по себе уезжать далеко от Алматы. Я боялся выглядеть чужим, не хотел на собственной родине показаться праздным туристом на прогулке, настолько трепетными были мои ожидания: ведь я по-прежнему не знал, где покоятся мои предки и где могу встретить своих родственников, которых, конечно, всё равно не узнаю…

Удивительная природа, открывшаяся мне в этом путешествии, святые места, привлекающие к себе сотни паломников, доброжелательные люди и приятные встречи по-прежнему казались мне бесценным даром, но всё-таки я начал понимать, что теперь не смогу довольствоваться полученным. Я решил взять всё в свои руки и, вернувшись домой, начать сразу планировать следующую поездку. Это решение вызвало во мне необыкновенный прилив сил и подарило радостную уверенность, с которой я и продолжил работу.

По пути в Тараз, небольшой и очень приветливый город, где я договорился оставить арендованную машину, я заехал в мавзолеи Айши-биби и Бабаджи-хатун, с которыми, как и ожидалось, оказались связаны печальные и красивые истории.

Пересаживаясь на поезд и разглядывая улыбчивых пассажиров плацкартного вагона, я размышлял над тем, как много ещё не успел увидеть в этом колоритном крае. Мне непременно нужно будет вернуться, чтобы досконально изучить природу Сайрам-Угамского национального парка и Аксу-Джабаглинского заповедника и обязательно – увидеть балбалы и прикоснуться к памятникам древнетюркской культуры в живописных, почти нетронутых современным человеком святилищах Мерке и Жайсан.

За окном проносились алые маковые моря, но меня уже звали другие земли.

Глава 8. Қиял

 
убрать рекламу


alt='Сделать закладку на этом месте книги' title='Сделать закладку на этом месте книги' />

Приближалась ночь огней. Духи ущелья суетились, стаскивали отмершие за зиму ветки и складывали их в небольшие костры на вершинах холмов и скал. Им помогали мелкие птицы, ящерицы и суслики. Всё было пронизано возбуждением. Высоко над пиками парил большой чёрный гриф – хранитель ущелья.

Я люблю эти короткие праздники между четырьмя главными днями года: когда Свет и Тьма равны друг другу весной, когда приходит самое долгое Солнце летом, когда Тьма и Свет уравниваются осенью и когда зимой наступает самая длинная ночь[31].

Несколько раз в год духи, животные и люди объединяются для встречи заветных дней. В такие моменты границы между нашими мирами становятся тоньше, и мы лучше друг друга понимаем. В зависимости от времени года на земле появляются разные существа, такие, которых обычно в наших краях не встретишь.

Я тоже стал собирать костёр и, глядя на стайки маленьких светящихся духов, мелькающих в расщелках, вспомнил, как шесть лун назад, в другой похожий праздник, сидел перед огнём на остывающей земле в облетевшей горной роще. Осеннее торжество – брат-близнец ночи огней, но всё-таки очень непохожий на неё брат. Тогда духи появлялись из клубов сумеречной тьмы и большими безмолвными тенями медленно двигались между деревьев. Это были тени ушедших времён и забытых предков, тех, чей род истощился. Они приходили напомнить о себе, а люди и звери стремились задобрить их подарками и расспросить о делах, творящихся в запредельном мире. В ту ночь золотой ворох осенних листьев потихоньку сливался с бурой землёй и праздничные костры стелили над ней влажный, торжественный, горький дым.

А сейчас костры пахли сладкими смолами и давали предвкушение волшебства. Духи появлялись небольшие и очень шустрые, они резвились и озорничали, дёргая меня за одежду и подбрасывая в костёр пригоршни масляных семян, отчего огонь выкидывал наверх горячие языки и посыпал всё вокруг яркими искрами. Это были безобидные шутки: духи искали праздника и общения, дать которое им могли только земные существа. А те, по традиции, просили о хорошей погоде и добром урожае и, заражаясь лихим весельем, ловко перепрыгивали через костры. Вот и теперь в стенах наполняющегося весной ущелья царил шумный праздник.

Собираясь спать, я затушил огонь и хорошо упаковал вещи и еду, чтобы расшалившиеся духи не растащили её до рассвета. В мой сон то и дело врывались огненные всполохи и отзвуки голосов, но в конце концов они утихли, и я растворился в тишине.

Меня разбудила знакомая песня. Лёжа с закрытыми глазами, я пытался понять, где слышал эту удивительную мелодию и почему ласковые слова так сильно отзываются в моей душе. Пел родной голос – он не был маминым, но возвращал меня в детство. Я открыл глаза.

На фоне предрассветного неба надо мной склонилась женщина неземной красоты. Её лицо излучало тёплый свет, а нежный добрый голос, казалось, заполнил собой весь мир. Я понял, что моя голова лежит на её коленях, и рукой она гладит меня по голове. И тут же вспомнил, а точнее почувствовал, что видел её ещё до своего рождения, что знаю её дольше, чем самого себя… Сама богиня-мать сошла со звезды, чтобы разбудить меня этим утром. Умай улыбнулась, прочтя мои мысли:

– Здравствуй, Қиял. Говорят, ты решил встать на путь служения Тенгри?

Я молча наслаждался её присутствием и тем спокойствием, которое воцарилось вокруг.

– Ты никогда не отступал перед врагом и всегда защищал Свет. Но всему, что создал Тенгри, есть место под Вечным Небом. Встав на путь Тенгри, ты уже не сможешь видеть в чём-то лишь зло и ты не захочешь ничего уничтожать. Тебе придётся не только принимать всех и всё, что ты встретишь, но и помогать им самостоятельно обретать свой Свет.

Я всегда был воином и, хотя цель любого из нас – сохранение мира и преумножение добра, достигать её я привык, разрушая зло и проливая кровь врага. Поэтому часть моего сознания пыталась противиться услышанному, но я знал, что протест утихнет. Если Умай говорит с тобой, значит, нет на свете истины, кроме этих слов.

– Я хочу, чтобы ты увидел красоту и ценность всего, что есть в этом мире: и того, что являет Свет, и того, что оберегает Тьма. Помни, именно во Тьме появился когда-то свет Отца-Неба.

Умай ещё раз провела ладонью по моим волосам.

– Я подарю твоему коню крылья. Навести дом, там уже зацветают маковые поля. Через две луны наступит мой праздник – самый длинный день в году. Тебе нужно быть в этот день у Западного моря, чтобы встретиться с Эрликом, хозяином подземного мира. Он поможет тебе понять мои слова.

Часть 2. Эрлик

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 9. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Экспедицию по Мангышлаку я нашёл сразу же, как только ввёл в поисковике «путешествие по Казахстану». В рамках рекламной кампании новой линейки внедорожников актауский автоцентр собирал группу из блогеров, фотографов и журналистов, чтобы преподнести достоинства своих автомобилей на примере многодневной поездки по Мангыстау.

Я сдал работу, показал родителям снимки и подарил им туркестанские сувениры. Родители несколько раз с удовольствием пересмотрели фотографии и тоже решили съездить в Южный Казахстан на экскурсию. Организовать это оказалось очень просто – многие турфирмы в Алматы предлагали удобные групповые туры на два-три дня.

В Актау я отправился самолётом и за три с половиной часа успел увидеть в иллюминатор почти всю южную границу Казахстана. Города узнать было невозможно, но в начале пути я легко определил Тянь-Шанские горы, а ближе к концу распознал неровные контуры Арала: Малого и Большого. Мне пришлось прижаться носом к прозрачному пластику окна, чтобы рассмотреть закрытые крылом участки земли. Вспоминая научные статьи, я пытался представить, какую территорию занимало море до начала экологической катастрофы.

Вскоре самолёт приземлился. Из окна такси, везущего меня из аэропорта, я любовался детально сработанными миниатюрами природных достопримечательностей Мангышлака, расположенными по обе стороны от дороги.

Актау меня поразил. Я, конечно, знал, что город стоит на берегу Каспия, но даже представить себе не мог, насколько радостно и удивительно постоянно видеть море на горизонте. Был выходной, стояла настоящая летняя жара, и некоторые горожане купались, сделав перерыв в и без того приятных развлечениях: катании на велосипедах, пробежке по набережной, спортивных играх и посиделках в кафе. Я по-доброму позавидовал такому ритму жизни. Мне рассказывали, что самый хороший пляж находится в южной части побережья, но на купание уже не оставалось времени.

В назначенный час я встретился с командой экспедиции, получил машину, и мы отправились в путь. Город быстро закончился, и раззадоренный возросшей на трассе скоростью ветер весело забил по окнам. Первой точкой на маршруте была отмечена впадина Карагие, одна из самых глубоких во всём СНГ. Хорошая асфальтированная дорога приобрела ощутимый уклон, и впереди показалась большая сухая глинистая чаша, наполненная разве что мутной воздушной взвесью. Сидящий рядом со мной на пассажирском сиденье пожилой фотограф рассказал, что, по мнению метеорологов, в жару над впадиной собираются испарения, которые превращаются в большие дождевые облака. С чинка[32], на который мы поднялись через некоторое время, открылось ещё более обширное пустынное пространство. Подстраиваясь под общий ритм, я сделал несколько кадров, стараясь, чтобы в объектив не попадали девушки, участвующие в экспедиции и позирующие теперь своим смартфонам на фоне обрыва.

На ночёвку мы остановились у Карынжарыка – другой впадины, совсем не похожей на предыдущую. Внизу лежал белый сор[33] Кендерли, представляющий собой природное зеркало из солевой корки и дождевой воды. Покрытая ломаными трещинами поверхность рассеивала и отражала мягкое вечернее солнце, вызывая эффект свечения. Прямо посередине сора возвышались три приземистые горы, походящие на маленькие вулканы. Ещё несколько небольших выступов были разбросаны ближе к его краям.

Одна машина собиралась на следующий день вернуться в Актау: особенности совместной поездки с малознакомыми людьми, необходимость распределения обязанностей по лагерю и другие дорожные мелочи не всем оказались по зубам. Я, если честно, подумывал отправиться с ними. Ребята в этой экспедиции собрались неплохие – по большей части весёлые и стойкие молодые люди, преимущественно из западных регионов Казахстана. Но мне совсем иначе представлялась экспедиция в дикий край. Навеянный детскими книжками образ суровых исследователей, днём упорно выполняющих свою работу и только по вечерам ведущих неспешные беседы у костра, рухнул в первый же день. Я не привык к постоянному общению, уставал от необходимости реагировать на разговоры и обсуждать бесконечные, возникающие одна за другой, дорожные темы. Мне почти не удавалось побыть наедине с природой, и я просто-напросто не успевал рассмотреть всё, что мне было интересно: машины двигались по строго утверждённому маршруту.

Наибольший дискомфорт вызывали возникающие всё чаще личные темы: было ли это обсуждение, чьи дети на кого больше похожи и насколько мы сами похожи на своих родителей, или рассказы, чьи предки откуда родом. Внутри большой экспедиционной команды потихоньку формировались малые группы – мужская, женская, казахоязычная и лидерская, в которой состояли водители. На одной вечерней стоянке ко мне подошёл Бекзат, весёлый полный парень, автор блога «Біздің Маңғыстауымыз»[34], и после короткого разговора об ухудшающихся по мере отдаления от Актау дорогах между делом спросил: «Сенің руың кім?»[35] Пришлось в очередной раз пытаться без подробностей описывать своё происхождение и невнятно оправдываться. Я снова почувствовал себя одиноким и чуждым этому миру.

Однако мечта увидеть самый невероятный регион Казахстана и крепнущая страсть к путешествиям оказались сильнее закостенелых комплексов. Решив всеми силами сохранять позитив, я не стал покидать экспедицию. К тому же, присмотревшись хорошенько, я понял, что внешняя расслабленность у многих является всего лишь следствием соблюдения социального протокола, нормы которого требуют проявлять терпение. У каждого из нас за жизнь накапливается большой багаж болячек и страхов, и только в пути мы начинаем осознавать, насколько угловатой и неповоротливой становится из-за них наша психологическая оболочка. Исправить это может только планомерная работа, а никак не бегство в коварную зону комфорта.

Впереди экспедицию ждали святые места. Соблюдая правильную очерёдность их посещения – от учителя к ученику, прежде чем ехать к самой знаменитой святыне – мечети Бекет-Ата, сначала мы остановились у некрополя вдохновителя этого суфия – Шопан-аты. Я прочёл в путеводителе, что когда-то в древности здесь пролегал путь караванов, направляющихся в Хорезм. Сейчас в иссохшей долине, обрамлявшей священную гору, стоял, согласно надписи, один из самых больших по территории древних архитектурных памятников Мангыстау.

В путеводителе пояснялось, что здесь расположено около трёх тысяч захоронений, в своё время отличавшихся буйной многообразностью в духе разных эпох. Глядя на разрушенные ветром и временем бесформенные развалины, я никак не мог реконструировать в уме их первоначальный вид.

– А нам вообще можно туда идти? – спросила одна из русских девчонок экспедиции. Она боязливо поглядывала на сосредоточенные лица проходящих мимо паломников. – Я же с крестиком…

– Главное – заходить с уважением, – ответил Бекзат. – Спрячь крестик под одежду и иди. Я вот тоже намаз не читаю, но праху святого человека поклониться хочу.

Бекзат потрепал меня по плечу:

– А Токе вообще технике поклоняется! Видели, как он вчера занервничал, когда я его штатив взял? Кстати, ты помнишь, что внутри снимать нельзя?

– Ты штативом хотел в костре поворошить, – ответил я, пряча фотоаппарат.

Перед посещением святыни нужно было совершить дарет[36]. Хотя в этом безводном, а потому безжизненном крае каждая пролитая капля воды и на счету, но закон об омовении соблюдается строго.

Пока строгий смотритель, встретивший нас после дарета, вёл группу к скале, я размышлял о том, какой колоссальный подвиг пришлось когда-то совершить человеку, чтобы посвятить свою жизнь строительству духовного и образовательного центра в таком негостеприимном месте.

Я смотрел на участников экспедиции, гуськом следующих вдоль захоронений к мавзолею. Разных возрастов, национальностей, интересов и религиозных воззрений, все они одинаково проявляли уважение к наследию святого суфия. Девушки покрыли головы, плечи и лодыжки, мужчины выглядели сдержанными и серьёзными.

Мечеть и гробница Шопан-Ата были вырублены прямо в теле горы. С порога, который с помощью смотрителя все перешагнули правильно, ощущался контраст температур. Раскалённый пустынный зной сменился долгожданной прохладой, и уже через несколько минут стоящий снаружи жар летнего дня забылся.

Слушая запевы ширакши, я радовался, что решил не прерывать свою поездку и теперь могу под разными культурными углами изучить детали пронесённого через века казахского менталитета и побывать в местах, пропитанных живой историей поколений.

Из Шопан-Ата мы по плохой дороге отправились дальше, в мавзолей Бекет-Ата. Машины лихо взобрались на крутой подъём западного чинка Устюрта. Почти перед выездом на ровную поверхность плато я не успел объехать ухаб и с лязгом ударился об него дном. Пассажиры болезненно поморщились – машину было жалко.

– Полегче, Тлек, это тебе не холёные алматинские трассы, – раздался в рации голос другого водителя. Это был кореец Дима, уроженец Шетпе, много лет назад переехавший в Актау. Он лучше остальных был знаком с качеством местных дорог.

Бекет-Ата оказался нарядным и ухоженным и отличался от предыдущего мавзолея почти так же сильно, как в Южном Казахстане различаются между собой мавзолеи Арыстанбаба и Кожахмета Яссауи.

За высокими воротами и красивыми постройками различного назначения открывался обрыв головокружительной высоты, по стене которого спускались и исчезали далеко внизу аккуратные ступени. Многие паломники шли по ним босиком, видимо, чтобы показать чистоту своих помыслов. Я тоже решил разуться и сразу запрыгал по обжигающему ракушечнику, привыкая к его температуре.

На таком большом пространстве наша группа сама собой разделилась. Я первым шёл вниз по лестнице и потому первым, и одним из немногих, увидел небольшое семейство муфлонов, которые поднимались мне навстречу по тропинке, лежащей рядом со ступенями. Я даже не сразу распознал в них живых существ: по всему спуску были расставлены фигуры животных, и поначалу, замеченные краем глаза, дикие бараны показались мне каменными статуями. Остановившись, я залюбовался. Случайные встречи с дикими зверями всегда казались мне добрым знаком. Передо мной были две самки и два детёныша, а позади них, в кустах, отчётливо виднелись закрученные рога более осторожного самца. Некоторое время мы с интересом друг друга изучали, а когда я сделал шаг, чтобы продолжить путь к мавзолею, животные осторожно отошли подальше от лестницы и вскоре совсем скрылись в кустах.

Сама подземная мечеть оказалась небольшой и, как и большинство здешних святых мест, была выбита в скале. Прослушав рассказ ширакши и набрав воду в священном источнике, мы ещё какое-то время любовались сверху захватывающим видом раскинувшейся под ногами долины.

Оставив пожертвования и угостившись в специальной комнате чаем, наша группа покинула территорию мавзолея. Наша следующая цель была совсем рядом – знаменитое урочище Бозжира, которое лично для меня являлось одним из самых долгожданных пунктов. Но добраться до места получилось только после заката. Пришлось изрядно поплутать по запутанным и плохо различимым в сумерках дорогам. Следуя по треку, отображающемуся в навигаторе, мы несколько раз упирались в непроходимые ямы: видимо, дороги тут деформируются весенними дождевыми потоками. Устав, мы попытались переехать через обманчиво неглубокую промоину, и один из автомобилей пробил колесо. Ругаясь и подсвечивая фонариками, мы долго его меняли. Мне пришлось не только работать, но ещё и снимать, перепачкав корпус фотоаппарата отпечатками грязных рук: спонсоры экспедиции несколько раз особо указали на необходимость вот таких жизненных фотографий. Наконец мы оказались у запланированной точки, где в свете зажжённых фар наскоро расположились.

Всю ночь лагерь нещадно трепал сухой ураганный ветер, и только наутро, выбравшись из покосившейся, покрытой белёсой пылью палатки, я понял, что Бозжира превзошла все мои ожидания.

Вокруг была совершенно белая равнина, и белая не от соли (я попробовал), как мы привыкли видеть в степях, а от морских отложений известняка. Судя по прочитанным мной перед поездкой заметкам, большинство природных чудес Мангышлака и Устюрта сформировались благодаря тому, что когда-то они были дном древнего мирового океана.

Бозжира казалась похожей на сон сладкоежки – долину покрывала белая мука, горы слиплись из исполинских сахарных кристаллов, а в разливающейся вверху синей глазури неба зависли взбитые сливки облаков. Я гулял по голубоватой тени извилистых ущелий, поднимался, обдуваемый горячим ветром, на верхушки гигантских меловых островов, замирал, ловя в объектив большого грифа, и уже не мог вспомнить самого себя в начале путешествия.

Моя деликатная ситуация с приёмными родителями и незнанием своей биологической семьи быстро стала общим достоянием, но, к большому удивлению, не причиняла никаких неудобств. Напротив, участники экспедиции часто и по-доброму меня подзадоривали, в зависимости от ситуации гадая, к какому бы я мог принадлежать роду: «Что-то ты больно хитрый, может, ты найман?» или «С Тлеком лучше не спорить, вдруг он адай, ещё в глаз получишь!» Напряжение как-то само собой пропало, и всё что мне оставалось – наслаждаться путешествием и впитывать энергию родной земли.

Глава 10. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Много дней крылатый конь нёс меня к Западному морю. Я пролетал мимо высоких прохладных гор, родины снежных барсов, и над жаркими пустынями – краями джиннов; видел, как вдали мелькают большие города и крохотные старые посёлки.

Больше всего запомнился один диковинный аул. Очень бедный, он стоял посреди безводной пустоши, а в нём, прямо между юртами, осели в потрескавшейся белой глине гигантские лодки. Я стал расспрашивать местных, и те рассказали, что когда-то на этом месте было несколько богатых поселений, но их жители чем-то разгневали аруахов. Однажды из-под земли стала подниматься вода, а издалека прибежали две быстрые реки и затопили долину. Людям пришлось покинуть свои сёла, а здесь появилось большое море. Оно жило и кормило поселившиеся на его берегах народы, пока однажды морской дух, недовольный тем, что люди перестали уважать его силу, не решил снова уйти к подземным морям. Вода постепенно исчезла, оставив вокруг лишь безжизненную солёную пустыню, и жители поднявшихся со дна селений решили вернуться на старые места, чтобы упорным трудом возродить свои дома.

Наконец я добрался до западных земель. В жарком мареве горизонт становился размытым, а от палящего солнца уставали глаза. Поэтому, когда почти голая сероватая земля внезапно оборвалась глубокой впадиной, я от неожиданности остановил коня. Это был Светлый Провал, я узнал его по сияющему белому дну и замку Трёх Братьев, темневшему в центре.

Значит, в двух днях пути отсюда должна быть вторая впадина – Чёрная Пасть, мать облаков. Она ещё глубже этого провала, и в ней живут дождевые духи, которые плетут тучи и приручают упавшие молнии, чтобы выращивать из тех большие грозы.

Не желая ночевать на виду у Братьев, я собрался двигаться дальше, когда заметил на дне мерцающей чаши движение. По ломающимся от шагов белым пластинам ко мне шёл демон. Хотя находился он ещё очень далеко, я отчётливо ощущал горящий взгляд и видел, как демон машет мне костлявой рукой. С замершим сердцем я узнал Караша – одного из слуг Эрлика, низвергнутого вместе с тем в подземный мир. Поняв, что он уже привлёк моё внимание, демон остановился и снова помахал. Он был худым, словно кожаный мешок с костями, и при каждом движении весь раскачивался, как высохший куст саксаула. Я направил коня вниз.

Казалось, клинок в ножнах звенит и требует боя, но, помня о цели своего путешествия, я поравнялся с Карашем и молча спешился. Демон тоже не удостоил меня разговором, а только развернулся и побрёл обратно к замку. Я последовал за ним.

Поверхность провала не оставляла возможности остаться незамеченным – разве что на крылатом коне. Осколки ломких щитков, покрывающих дно, были скользкими от тонкого слоя солёной воды и моментально крошились предательским контуром следов.

Замок в центре Светлого Провала состоял из трёх невысоких, но очень широких башен. Мы приблизились к центральной, и я понял, что большая круглая область в её стене не отражает заходящее солнце, а зияет чёрной голодной пустотой. Караш остановился и указал во мрак. Мне показалось, что там затаился трёхглазый демон, чью ненависть я чувствовал всю дорогу, хотя самого его давно не видел, и теперь он торжествует, готовясь сразить меня в темноте. Даже не сомневаясь в выборе, я вскочил на коня, чтобы повернуть назад. Я собирался встретиться с Эрликом, а не лезть ему прямо в глотку. Однако мой верный конь неправильно расценил жест и с места рванул в тёмную дыру.

Вопреки ожиданиям, я не лишился жизни и не провалился в подземный мир. Над головой было всё то же небо, а светящееся дно Провала сменилось обычной землёй. Меня накрыло упругой волной морского воздуха. Я обернулся – сзади, в подножии больших валунов, пряталась чёрная пещера. Возвращаться не было смысла: я сразу понял, что если где-то мне и суждено встретить хозяина подземного мира, то именно здесь. Под ногами зашуршало – вспугнутые моим появлением змеи с шипением расползались под камни.

Вокруг было невиданных размеров месиво из тёмно-зелёных холмов, покрытых колючей травой, и разломанных скал, вонзившихся в почву под неустойчивыми углами – будто сама земля когда-то рухнула с небес на берег Западного моря. Чёрная дыра в стене башни перенесла меня далеко от Светлого Провала. Поднявшись по звериной тропе к небольшому перевалу, я увидел бескрайнюю гладь лазурной воды и спустился к берегу, чтобы поздороваться с морем. Седые волны ласково коснулись моей руки.

Вернувшись к скалам, я отпустил коня и решил получше изучить это странное место. Пространство оказалось огромным, с трёх сторон окружённым высокими обрывами, а с одной – беспокойными водами. Далеко на севере на вершине скалы замер длинный шпиль старой смотровой башни. Среди гигантского каменного крошева встречались следы давно исчезнувших исполинских ящеров, первых созданий Эрлика. На древних камнях виднелись незнакомые рисунки, а в разломах встречались рассыпавшиеся в прах разбойничьи жилища и дурно пахнущие звериные пещеры.

Чем дольше я тут находился, тем больше проникался очарованием этого невиданного мира. Случайно набредя на стадо диких баранов, я долго любовался их красотой и, не потревожив вечернее оживление грациозных животных, снова спустился к берегу, где на большие мокрые камни слетелось великое множество разных птиц.

– Тебе понравились мои владения? – послышался сильный голос.

Эрлик сидел на крупном валуне, любуясь закатным отблеском волн. У его ног свились в брачном клубке разноцветные змеи, а немного поодаль пасся гигантский иссиня-черный бык, которого я поначалу принял за скалу.

– Всё, что есть в этом мире, принадлежит Тенгри, – угрюмо ответил я.

Не хотелось признаваться, но и это место, и хозяин нижнего мира вызывали во мне большое любопытство.

– Да оставь ты эти заезженные фразы! – Эрлик усмехнулся, с нарочитой учтивостью жестом приглашая меня присесть на соседний камень. – Всё в этом мире создано Тенгри, всё в этом мире подвластно Тенгри, всё в этом мире принадлежит Тенгри… Да, Тьма с ним, так и есть! Вот только и ты, и я, и наша встреча, и всё, что мы сотворили и сотворим на этой планете и за её пределами, – тоже создано Тенгри. Отвечать за свои поступки нам, правда, придётся самим, но зато, опять же, перед Ним. По-моему, гениально.

– В моём ауле говорят: если ребёнок критикует отца, значит, он уже достаточно взрослый, чтобы жить в степи одному. Но все знают, что на самом деле он просто плохо воспитан! – диалог с Эрликом напомнил мне о том, что со служителями Тьмы в определённом смысле общаться проще, чем со служителями Света. Они не обязывают быть благородными или честными, и с ними можно говорить, не стараясь казаться лучше, чем ты есть.

– В твоём ауле овец с жёнами путают! – передразнил меня хозяин подземного мира. – Ну-ну, я пошутил! Не станешь же ты пытаться использовать против меня моё же оружие[37]? – он притворно отстранился, когда моя рука дёрнулась к клинку. – Итак, мы с тобой не братья, но отец Тенгри и мать Умай у нас общие. Умай предупредила меня о твоём приходе. Скоро наступит праздник самого долгого дня. Он посвящён Матери, и хотя мой день определён только в осеннее равенство Тьмы и Света, предстоящее торжество мне тоже близко. Большая ирония: самый светлый день в году всего лишь знаменует фатальный поворот солнечного колеса к самой продолжительной его ночи. Впрочем, эта ночь всё равно принадлежит Тенгри, поскольку в память о том моменте, когда бесконечный Свет появился в бесконечной Тьме, – Эрлик особенно подчеркнул последние слова, упиваясь сомнительным торжеством своей природы, – он предпочитает каждый раз обновляться зимой. Моему брату Ульгеню, которого ты обязательно встретишь, раз встретил меня, принадлежит весенний мейрам. В этом году в свой праздник он отправил к тебе Йол-Тенгри.

Эрлик сделал паузу, изучая мою реакцию. Я молчал. Он кивнул и продолжил:

– Давать людям знания – моя слабость. Любое умение человек с лёгкостью оборачивает против самого себя, часто удивляя этим даже меня.

Мой конь, всё это время пасшийся неподалёку, подошёл ближе и громко фыркнул, когда бык за спиной Эрлика поднял голову.

– Очень давно земля соблазнила меня своими чудесными перспективами и гостеприимно разверзлась навстречу. С тех пор и я разверзаю её просторы и соблазняю уязвимые умы, чтобы сохранить в мире баланс добра и зла.

В стремительно опускающейся ночи глаза тёмного духа наполнялись огненными отблесками.

– Я создал много необычных мест, большинство из которых тебе ещё предстоит увидеть. Но как нет на земле священных рощ, способных повернуть к Свету человека, ищущего Тьму, так нет на ней и проклятых мест, в чьих силах затуманить душу, наполненную Небом. Любое святилище обернётся злом, если его наполнят бездуховные люди. Любое гиблое место зацветёт, если в него придёт добрый народ.

Эрлик спрыгнул с валуна.

– Слова словами, но лучше всё увидеть самому. Говорят, тебе пришло время помогать людям и землям. В день Умай ты встретишь свой первый урок. Если выживешь и научишься ко дню моего праздника, значит, это и правда твой путь.

Уже совсем стемнело. Эрлик сделал неуловимое движение, и мы снова оказались на берегу моря, но уже в другом месте. Хозяин подземного царства легко сдвинул огромный прибрежный камень, и за ним обнаружился тёмный подземный ход.

– Коню будет идти тесновато, но ближе я тебя подбросить не могу. Передавай привет морскому султану!

Эрлик растворился в опустившейся тьме. Я разжёг тусклый походный факел, взял скакуна за уздечку и шагнул в сырой мрак тоннеля.

Глава 11. Тәңір

 Сделать закладку на этом месте книги

Стоял изнурительный летний зной. Я шёл к старой святыне среди паломников, я смешивался с ними и ловил их настроение. Как бы мелочен ни бывал человек, какими бы шипами ни обрастал, встречая жизненные невзгоды, но здесь, под выжигающим солнцем безводной пустыни, каждый из нас раскрывал в себе колоссальные запасы света, откликающегося на зов святой земли.

Когда-то великие люди (возможно, предки кого-то из шедших теперь вдоль старых мазаров) отдавали свои жизни в борьбе не с врагом, но с невежеством, возводя в невыносимых и в силу времён непоправимых условиях образовательные центры. Им не была безразлична участь народа, и они с гордостью посвящали свои судьбы служению другим. А сегодня подвигом становится уже само желание прикоснуться к духовному наследию земли, оторвавшись от рационального комфорта цветущих городов.

И тысячи, нет, сотни тысяч людей совершают этот подвиг каждый год! Не дожидаясь религиозных праздников и не стремясь попасть в самые знаменитые святыни, они просто следуют вечному зову, обязывающему очищать душу, чтобы черпать силы в энергии земли и памяти предков.

Я смотрел на окружавших меня людей и, казалось, видел сквозь мутную толщу веков наш долгий общий путь: как изящными узорами сакского звериного стиля мы выражали своё преклонение перед мощью прир


убрать рекламу


оды; как верхом на конях пронзали своими воинственными гуннскими армиями тугой ветер степи; как во времена тюркских каганатов мы, широко раскинув руки, подобно птицам, раскрывающим крылья, встречали рассветы с молитвами Вечному Синему Небу; как налегке кочевали, следуя тропами бессмертных в нашей памяти предков; как расширяли свои знания и, осваивая новые умения, строили прекрасные торговые города на Великом Шёлковом пути. Передо мной сияло величие Орды и судьбоносное объединение Казахского ханства; с замирающим сердцем я наблюдал, как мы бок о бок защищаем свои земли от разрушительных нашествий джунгар, и ликовал при виде великих ханов, являвшихся моему взору; я чувствовал, как в череде объединений и развалов, в смешении культур и в делении территорий, преодолевая перипетии времён и сложности государственных преобразований, через голод и войны, потери и перестройки мы всё-таки сохранили свой Дух и потому пришли к заветной звезде Независимости, чтобы теперь, спустя ещё два с половиной десятка лет, вот так стоять у священного холма, не видя различий между нашими религиями, этносами, семьями, душами… чтобы снова быть единым народом.

Перешагивая через ручей, я подал руку бабушке, шедшей следом, и она осыпала меня благословениями. Я подставил ей локоть и улыбнулся. Эта жизнь – и есть моё благословение.

Глава 12. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Первая часть экспедиции, на восток от Актау, была окончена, теперь предстояло исследовать северную сторону Мангыстау. Несколько дней мы добиралась к месту, которое называют Жыгылган[38], и представшая взору картина оказалась не похожей ни на что из того, что мне пока доводилось видеть.

Дорога привела нас к краю колоссальной котловины на берегу Каспийского моря. Я сверился по карте – разница высот между кромкой воды и тем местом, где мы стояли, достигала ста пятидесяти метров. Внизу был настоящий бардак: обломки каменной плиты, рухнувшей в доисторические времена, вперемешку с землёй усеивали пространство необъятного и далёкого дна. Скалы достигали высоты пятиэтажного дома, но сверху казались мелким беспорядочным крошевом. Старик Каспий невозмутимо накатывал на берег свои седые волны.

– Тлек, а ты знаешь, что Каспий на самом деле не море, а солёное озеро?

Узнав, что я живу в Алматы и впервые оказался на Мангышлаке, участники экспедиции стали часто рассказывать мне о своих краях, и я был им за это очень благодарен. Ко мне подошёл Дима.

– Слышал. А тут правда водятся тюлени?

Мне всегда было сложно ассоциировать этих животных с Казахстаном.

– Говорят. Причём если и водятся, то именно здесь, – Дима указал рукой на северо-запад. – Вон там как раз, видишь, Тюленьи острова? Но я сам ни разу не видел. А вот фламинго и их перьев тут предостаточно.

Вдоволь наснимав пейзажи, которые всё равно ни одна фотография не в силах достоверно передать, мы по разбитой дороге спустились вниз, чтобы установить лагерь.

Я сразу бросился к морю. Его невероятная мощь и ультрамариновый цвет тянули меня, как невидимый магнит. Ледяная вода казалось плотной, словно гель. Она перемещалась огромными пластами и иногда по каменным расколам заползала очень глубоко на сушу, оседая и согреваясь там в небольших скалистых бассейнах.

Жыгылган вряд ли сумели бы оценить люди, страдающие герпетофобией[39]. Змеи тут были повсюду. Они струились по прибрежным плитам; словно сговорившись, большими группами уходили в море за добычей; с недовольным шипением расползались при приближении человека. В большинстве своём это были водяные ужи всех размеров – от детёнышей, которых легко было перепутать со шнурками, до взрослых особей, толщиной в человеческую руку. Пару раз в кустах мне удалось углядеть и другие виды змей, более опасных, но и более осторожных, а потому быстро исчезающих в каменных щелях задолго до моего приближения.

Труднее всего было девчонкам – поначалу многие просто отказывались открывать двери. Но даже смирившись и выйдя из спасительных машин, они не могли сдержать своих чувств, и лагерь периодически оглашали пронзительные визги, когда очередная чешуйчатая молния проскальзывала слишком близко.

За долгое время у меня наконец появилась возможность побыть один на один с природой. В бесконечных лабиринтах Жыгылгана все участники экспедиции могли свободно гулять, не встречаясь и не боясь заблудиться: море на севере и старый маяк на востоке служили удобными ориентирами для выхода на дорогу, ведущую к лагерю.

Впереди было два дня, и я уже укладывал в рюкзак технику, когда выяснилось, что две канистры с водой треснули по пути и теперь нужно где-то наполнять запасные. Из водителей в лагере оставался только я, мобильная связь не работала, и где найти пресный источник, было пока непонятно. Я загрузил пустые канистры в багажник и отправился на поиски кого-нибудь из местных.

Мне очень повезло: по дороге встретился одинокий рыбак, который согласился показать, где можно набрать воды. Говорил он только по-казахски, и я с облегчением отметил, что на мои ошибки и затруднения в речи он никак не реагирует. По дороге рыбак, оказавшийся настоящей кладезью знаний, рассказал много интересного об этом месте, окрестных захоронениях и обычаях западных казахов.

На поездку ушёл почти весь день, и посвятить себя исследованию Жыгылгана я смог только на следующее утро. Но благодаря вчерашней встрече я гораздо продуктивнее спланировал маршрут по запутанным ущельям и в итоге увидел и отснял даже больше, чем рассчитывал.

Покинув побережье, мы направились в каньон Султан-Эпе, названный так по одноимённому захоронению и подземной ханаке[40] местного святого. Участники разбрелись кто куда: на высокий обрыв, с которого открывался живописный вид на ущелье; в само ущелье, на дне которого согласно указателям размещался священный родник; к колодцу с поразительно чистой и вкусной водой.

Комплекс Султан-Эпе оказался уникальным в своём роде местом – ни по пути, ни на его территории нам не встретились смотрители или охрана. Самостоятельно отперев железный засов невысокого забора, я вошёл на территорию ханаки. Снаружи выступали только небольшие, выложенные по кругу кирпичами ракушечника, воздушные башенки. Внутри даже не понадобился фонарь – свет пробивался через эти отверстия, оказавшиеся расположенными довольно высоко в потолке. На каменном полу были уложены матрасы и одеяла, на полочках и в углах обнаружилось большое количество свечей и спичек, видимо, оставляемых паломниками. В специальной комнатке лежал Коран, старый, очень фактурный, со множеством закладок.

Меня поразили простота и доверие, которое святилище оказывало путешественникам, – даже кружка у колодца не была привязана, как это обычно бывает в общественных местах. Но ещё важнее, что это доверие оправдывалось: люди приходили и уходили, не оскверняя место, оставляя припасы, забирая мусор, закрывая за собой двери и запирая засовы.

Позже в путеводителе я прочёл, что из ханаки раньше был двухкилометровый подземный ход на берег Каспия, а сам Султан-эпе считается защитником и покровителем мореходов и путешественников.

В какой-то момент, видимо навеянная характером посещаемых мест, в команде появилась полушутливая традиция давать перед едой бата[41]. Сначала это делал только Бекзат, потом присоединились другие старшие участники экспедиции. Я не знал, могу ли тоже попробовать, поэтому не вызывался, пока на очередной обеденной остановке кто-то не предложил мне это сделать. Волнуясь и тщательно выговаривая слова, я, упёршись взглядом в свою тарелку, произнёс:

– Көк Тәңір берген ас берекелі болсын! Тәңірге шүкір!

– Әумин![42] – хором отозвался стол, и я выдохнул.

За последние месяцы я узнал о казахстанском народе больше, чем за все предыдущие годы. Мультинациональные города, межрасовые браки и культурная эклектика давно стали для меня нормой, но в путешествиях не переставала поражать удивительная межрелигиозная дружба. Места, которые мы посещали в Мангышлаке, в большинстве своём были мусульманскими: в некоторых случаях они закрепились на местах подземных храмов Митры[43], оставленных забредшими сюда в древности римскими легионерами, а иногда располагались бок о бок с тенгрианскими святилищами, расписанными вязью наскальных рисунков. Но я пришёл к выводу, что под каким бы знаменем ни выступало в Казахстане место силы, к нему всегда с одинаковым интересом и непременным почтением стремятся любые путешественники: скептичные атеисты, многодетные мусульмане, общительные христиане, любознательные тенгрианцы, добродушные кришнаиты и представители многих других конфессий и мировоззрений. Встречая друг друга в таких местах, они ведут себя, как старые приятели, делятся пищей и советуются по поводу маршрутов. Мой ли болезненный патриотизм или эти субъективные наблюдения дали мне непоколебимую уверенность в том, что Казахстан – страна исключительная. И, как мне посчастливилось понять, заслуга эта принадлежит не только его богатейшей земле, но и нашему удивительному народу, сумевшему через века пронести бесценный дар сохранять единство и мир.

Мечеть целителя Шакпак-Ата, в которую мы вскоре приехали, как и другие святые места Мангышлака и Устюрта, тоже была вырублена в скале. Однако горная порода оказалась здесь немного другой, и внешние стены святилища походили на срез застывшей каменной пены с большими округлыми ячейками. Мы прошли мимо мазаров и поднялись по нагретым ступеням. Увлёкшись съёмкой интересных наружных стен, я, задумавшись, шагнул с фотоаппаратом внутрь и прицелился для снимка, но тут же больно ударился лбом о каменный потолок и вспомнил, что внутри этого делать нельзя. Участники экспедиции разбрелись по просторным комнатам мавзолея, любуясь большими панорамными окнами и уже почти на автомате соблюдая все условности пребывания в святом месте.

Чуть позже, остановившись на короткую ночёвку в ближайшем каньоне, наша экспедиция встретила казахскую семью, упорно расчищающую в глиняной стене обрыва глубокие ходы. Работали все, даже маленькие дети. Как рассказал отец семейства, два месяца назад ему во сне явился дед, почитаемый при жизни целитель, и наказал построить в этом месте подземную мечеть. Оказалось, такие явления тут довольно распространены. Я подумал, что число триста шестьдесят два, считающееся в Мангыстау священным по количеству здешних святых, наверняка давно и ощутимо выросло.

В последующие дни мы видели много разных мест – извилистые ущелья, просторные долины, древние захоронения и другие достопримечательности. Потрясли сознание гигантские, будто выкатившиеся из невиданных размеров ртутного градусника каменные шары в местности Торыш. Они очень выгодно «позировали» на закате, позволяя делать отличные кадры, были эстетически красивыми и удобными для подъёма, но так и остались для меня загадкой: когда я понимал, какие огромные расстояния покрывают их загадочные поля, и пытался представить, сколько ещё таких конкреций хранится под землёй, у меня начинала кружиться голова.

Одной из последних точек стоянки была гора Шеркала, возвышающаяся над оголившейся каменной поверхностью Туранской плиты[44]. Вокруг я встретил большое количество черепах, которые при испуге шипели громче каспийских змей. В лагере тоже иногда слышалось шипение: участники экспедиции начинали всерьёз уставать, и это провоцировало неизбежные конфликты.

Выяснилось, что на завтра для кухни не хватает воды, и я с радостью вызвался съездить к ближайшему источнику в оазисе Акмыш. Ещё в Алматы я прочёл о заброшенных раскопках легендарного тысячелетнего городища Мангышлак, которые должны были находиться где-то неподалёку. К тому же мне было очень интересно рассмотреть оазис: уже много дней мы не видели ничего, кроме солёного моря и голой выжженной пустыни с меловыми ущельями и редкими колодцами.

Акмыш оказался настоящим зелёным парком. Звонко журчал ручей, беззаботно щебетали птицы, на сочной траве в спасительной прохладе пасся одинокий молодой бычок. Повсюду были лавочки и беседки, деревья достигали солидной высоты, и всё это казалось настолько невероятным после бесконечных иссушенных просторов, что я был готов поверить, будто вижу мираж или мой утомлённый долгой дорогой организм хватил тепловой удар.

Бросив канистры у аккуратного мостика, я прошёл через парк на его противоположную сторону. За покосившимся забором из тоненьких железных прутьев виднелись глубокие ухабы раскопок. Я пролез между перекладинами и направился к городищу. Работы были приостановлены, это становилось понятно по стеклянному крошеву брошенных бутылок и другим следам человеческого присутствия. Осматривая небольшой участок расчищенных стен древнего города и россыпи черепушек, отколовшихся от глиняных сосудов, я не мог не начать собирать мусор. Скинув и завязав наподобие мешка свою рубашку, я наполнил её пустыми бутылками и вернулся в парк, где стояла мусорная бочка.

Акмыш больше не был пустым – его заполнила не то экскурсионная группа, не то большая семья. Звучали разговоры взрослых, стоял весёлый детский визг. Чтобы унести побольше мусора, мне пришлось несколько раз сбегать к городищу и обратно. В очередной раз пролезая между прутьями, я понял, что привлёк к себе внимание. Один из пожилых мужчин, которые, беседуя, уже давно на меня поглядывали, громко окликнул детей. Когда те собрались вокруг него, он что-то строго им сказал, затем показал на меня и вокруг. Дети бросились врассыпную, и я увидел, как они рыщут по кустам, собирая и стаскивая в урны неизбежный в таких местах человеческий мусор. Мужчина поймал мой взгляд и благодарно кивнул. Я улыбнулся.

Последний раз вернувшись к раскопкам, я заметил среди обломков нечто особенное. На земле лежала простая чёрная каменная бусина, явно выкатившаяся из какого-то археологического слоя. Я видел такие в заметке о городище. Рассматривая маленький артефакт на ладони, я не мог поверить своим глазам – это была моя первая значимая находка. Я закончил собирать оставшиеся этикетки, поблагодарил древний город за подарок и отправился назад к канистрам…

Экспедиция завершалась. Мы очень быстро заглянули в горы Айрыкты, чьи склоны отличались яркой коричнево-белой окраской. Там началась бурная летняя гроза, явившая сначала контрастное низкое свинцовое небо, а после – красивые бегущие облака и чёткую радугу. Здесь у меня получились самые лучшие кадры.

Несмотря на изрядную усталость, по возвращении в Актау я не полетел домой в Алматы, а сначала отправился с парой новых экспедиционных друзей на поезде в Кульсары, откуда их знакомый на несколько дней забросил нас на плато Актолагай – ещё один реликт древнего океана. Ребята искали легендарные акульи зубы и окаменевших наутилусов. Я быстро разочаровался в этом занятии и, гуляя в окрестностях, нашёл очень маленькую рощу каких-то карликовых тополей, стоящую рядом с древними могильниками. Тут я и провёл большую часть времени. Листва, потревоженная горячим ветром, звонко пела на старых скрипучих раскачивающихся ветвях. В их тени было мирно, уютно и даже относительно прохладно. На стволах некоторых деревьев осталась длинная верблюжья шерсть, но самих животных я так и не увидел. Перед отъездом я собрал в ущелье несколько ракушек и белемнитов[45] в подарок родителям. Было начало июля, и мне очень хотелось окунуться в прохладный, по сравнению с Актюбинской областью, горный Алматы. Ко Дню Столицы я был уже дома.

Глава 13. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Тоннель, в котором из-за темноты совсем терялось ощущение времени, вывел нас с крылатым конём в низкий глиняный коридор. Через два небольших квадратных окна под потолком виднелось ночное небо. Деревянная дверь, расположенная рядом, оказалась незапертой, но давно присохшей к стене, и потому открылась с большим трудом. Выйдя, я с наслаждением втянул свежий воздух.

Где-то неподалёку приятный мужской голос тянул песню. Я понял, что звук идёт из небольшой, наполовину выкопанной в земле хижины, и постучался. Пение прекратилось. Дверь открыл седой старик в длинной белой рубашке и с закатанными штанинами. Он вежливо меня выслушал, принял извинения за поздний визит, сказал, что давно не пользуется подземным ходом и рад, что я смог по нему пробраться. Я чувствовал подкатывающую усталость, и когда хозяин предложил остаться на ночёвку, с радостью согласился.

Мы ещё немного побеседовали. Старик оказался моряком, проводящим большую часть жизни на море и очень редко бывающим дома. Мне просто посчастливилось застать его на месте: перед рассветом он собирался снова отправиться в путь и поэтому попросил меня самого погасить очаг и запереть двери.

Наутро я, доверившись изъезженным тропам, двинулся сначала на восток – до иссохшего горного хребта, а потом на юг – в просторную долину. Мне довелось стать свидетелем редкого ритуала – в мире духов стало известно, что потомки одного аруаха вслед за ним избрали духовный путь, и теперь поздравить и поприветствовать этого аруаха приходили другие святые духи западных земель, а он от этого становился светлее и ярче, набирая большую целительскую и магическую силу.

Я выехал на холмистую равнину. Издалека казалось, что её наполняют огромные буйволы, наподобие эрликовского, но вблизи стало ясно, что всё это диковинные каменные шары. Иногда треснувшие, иногда слипшиеся друг с другом, они до горизонта укрывали землю. Я нигде не видел духа-хранителя местности, которого можно было бы расспросить об этом невиданном поле, но меня не покидало ощущение чьего-то постоянного присутствия. Решив не утомлять коня полётом, я скакал по земле между загадочными шарами до самого вечера. Местность чередовали неглубокие овраги и долгие ровные возвышенности. Остановившись на ночь у невысокого холма, я никак не мог уснуть и любовался темнеющим небосклоном. Звёзды были совсем низко. Одна из них упала за горизонт, оставив за собой огненный росчерк. «Это не моя звезда, моя звезда выше»[46], – прошептал я. Мне пришло в голову, что каменные шары тоже похожи на остывшие светила, по неведомой причине когда-то осыпавшиеся с неба.

Проводив взглядом исчезающий звёздный след, я заметил в глиняном склоне маленький огонёк. Кто-то ещё был здесь и тоже не спал, видимо, как и я, захваченный мыслями о секретах диковинной долины. Осторожно поднявшись между камней, я рассмотрел небольшую круглую пещеру. Внутри неё мужчина в поношенных полосатых, на южный манер, одеждах склонился над книгой. Перед ним, в дальней стене пещеры, в аккуратном углублении чадила свеча. Я подошёл ближе, и отшельник повернулся в мою сторону, стараясь разглядеть в темноте источник шума. Я поскорее шагнул в тусклый круг света и поздоровался, мы разговорились.

По словам мужчины, его звали Толеген, он добровольно ушёл в аскезу и поселился в этой небольшой, им самим выкопанной пещере, неподалёку от захоронений предков. Я сразу вспомнил, что видел в долине группу очень старых духов, безмолвно зависших над своими могилами. Почти все стены жилища Толегена были исписаны, и он сказал мне, что это паломники, иногда приходящие к нему, высекают в глине свои имена, чтобы отшельник не забывал их и произносил во время молитв. Я спросил, может ли он на самом деле забыть имя чистого духом человека, и Толеген покачал головой.

Про загадочные шары он ничего не знал, сказал только, что те лежат на земле гораздо дольше, чем по ней ходит человек, зато рассказал мне о живописном полуострове на севере, о сказочных каньонах с плачущими стенами, о древних каменных изваяниях, о десятках святых мест и многом другом, чего я не успел увидеть в дороге. Я твёрдо решил вернуться в эти края в другое время – теперь воздух с каждым днём раскалялся, и перемещаться становилось очень тяжело.

Утро наступило быстро. Поприветствовав рассвет, я выдвинулся в путь и ближе к полудню добрался до горячей долины, посреди которой наподобие шатра стояла одинокая гора. На её вершине, невзирая на жару, находились воины в полной амуниции. Рядом оказался город, возвышение использовалось для бдительного дозора. Добравшись до узорных ворот и войдя в поселение, я был поражён красотой его улиц и свежестью воздуха. Дома утопали в зелёных садах, через всю территорию города текла прохладная извилистая речка, жители выглядели доброжелательно и были настроены приветливо.

– Скорее! На Львиной горе зажгли костры! – внезапно прокричал встревоженный голос, когда я проходил мимо гончарной мастерской.

Я обернулся. Над дозорным холмом и правда вился дым и мелькали с трудом различимые в полуденном зное огни. Улицы зашумели. Горожане действовали слаженно: запирали в сараях живность, загоняли по домам детей, закрывались на засовы. Солдаты распахнули ворота пошире и попрятались внутри городской стены. Меня тоже подхватило потоком, и молодая семья затолкала нас с конём к себе во двор, где мужчина крепко запер невысокую калитку каменного забора.

– Что происходит? – спросил я, когда хозяева крикнули сыновьям сидеть в комнатах, а сами вышли на порог встревоженно вглядываясь в даль. Соседние дворы так же затихли в ожидании.

– Мы живём в прекрасном мирном городе, – ответила молодая женщина, испуганно прижимаясь к мужу, – но есть одна напасть, с которой никто не может справиться, – она расстроено покачала головой. – Дикие кони! Они приходят раз в несколько дней, а иногда и по два-три раза подряд. Мы чтим законы Тенгри, поэтому, конечно, не станем их убивать, но и остановить их не получается! Они крушат всё на своём пути. Прежде мы закрывали городские ворота, а теперь широко их распахиваем, потому что иначе кони всё равно их сметают.

Земля задрожала. В облаке белёсой пыли показался табун молодых жеребцов. Они не были шальными или одержимыми, но, влекомые жаждой, стремились в спасительную прохладу чудного города. Буйный нрав и необузданность заставляли их толкаться и привставать на дыбы, руша и вытаптывая всё, что попадалось им под копыта. Скакуны ворвались в город. Пока одни кони пили из речки, другие резвились в городском саду и гоняли друг друга по опустевшим улицам.

Только напившись, табун немного усмирился. Остывшие животные пощипывали сочную траву и неспешно покидали город. Я вспомнил слова Умай о том, что Тьму нужно не изничтожать, а освещать. По крайней мере, сейчас мне казалось, что именно это она имела в виду.

– В вашем городе живут лучшие садоводы, которых мне доводилось встречать. Вы умудрились найти реку и вырастить деревья посреди пустыни. Кони приходят к вам остудиться – так устройте заводь и возведите парк перед своими стенами, чтобы животным не было нужды вторгаться на ваши улицы.

Хозяева в задумчивости переглянулись.

Позже, на городском совете, я ещё раз высказал свою идею. Жители поддержали меня и пригласили остаться на празднование самого долгого дня в году. Я вспомнил о предупреждении Эрлика и улыбнулся: прошёл я свой урок или нет, а у города появилась надежда, и я был уверен, что теперь они справятся со своей бедой.

На прощание старейшины подарили мне красивый, расписанный символами амулет. Они сказали, что он защищает в дороге, придаёт решительности и помогает раскрыть родовые тайны. Я уже собирался покинуть городские стены, когда ко мне подбежала знакомая молодая хозяйка. Она ещё раз справилась о том, куда я держу путь, и, хотя мне это было не совсем удобно, очень просила навестить её семью, все члены которой были хранителями священной рощи в нескольких днях пути на северо-востоке. Я не стал отказывать и выехал из города.

Уже по пути домой, покидая эту священную рощу, которая оказалась расположенной в совершенно белой холмистой пустыне, я размышлял о том, как несправедлива судьба духовных людей. Родители просветлённого учителя из южных краёв, сам учитель, хранители священной рощи – никто из них не мог покинуть свои земли ни чтобы навестить близких, ни для приятного путешествия. Да и сам я без крылатого коня вряд ли бы смог забраться так далеко и передать весточку родным доброй хозяйки. Я обратился к Тенгри с вопросом о том, как помочь этим людям и духам, но даже не ожидал, что уже через несколько дней получу ответ на свою молитву.

Часть 3. Ульгень

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 14. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Июль выдался насыщенным. Ещё в экспедиции я узнал, что мои родители подружились в Туркестане с группой других активных пенсионеров, уже несколько раз сходили с ними в горы и даже съездили на Алаколь, где впервые увидели в дикой природе пеликанов и еликов, о чём с одинаковой радостью вспоминали каждый раз, когда речь заходила о поездке. После моего возвращения вся эта дружная компания собралась у родителей дома, чтобы, восхищённо вздыхая и качая головами, посмотреть свежие фотографии и послушать мои рассказы.

Конечно, увидев совершенно невероятные пейзажи плато Устюрт и полуострова Мангышлак, и родители, и их друзья загорелись желанием хотя бы частично повторить мой маршрут. Мы сразу начали планировать их поездку на осень, но тут же столкнулись с серьёзными препятствиями – стоимость такого путешествия, учитывая перелёт до Актау и обратно, аренду машины и снаряжения, услуги гида, продукты и другие дорожные мелочи, оказалась довольно высокой и недоступной почти никому из компании.

Я очень люблю своих родителей и даже не представляю, чем вообще можно выразить им благодарность за всё, что они для меня делают, так, чтобы стало понятно, насколько я это ценю. Поэтому организовать любую поездку, какую они только захотят, – для меня дело чести, придётся ли ради этого связываться с неприятными кредитными обязательствами или отказываться от своих интересов. Но дело было не только в моих родителях.

Они больше расстраивались, что друзья не могут позволить себе совместное путешествие, а я опросил своих знакомых и выяснил, что почти никто из них не выезжал на отдых за пределы Алматинской области, хотя многие неоднократно посещали Юго-Восточную Азию, Турцию, Арабские Эмираты, Египет, а некоторые даже Европу и США. Кое-кто бывал в Туркестане, но этим их опыт путешествий внутри Казахстана ограничивался. Я вспомнил, что хотя ребята из последней экспедиции и знают досконально свои края, но за пределами региона большинство из них тоже никогда не бывало.

Беседуя со знакомыми, я понял, что дело тут не только в отсутствии интереса или незнании достопримечательностей страны – вопросы информированности давно решены благодаря Интернету. Просто зачастую именно те, кто действительно интересуется родной культурой и природой, имеют не самые высокооплачиваемые профессии. А потому, копя деньги на отпуск, предпочитают обеспечить своим семьям многодневный отдых на полном пансионе, вместо того чтобы отправиться с ними в недельный маршрут по Казахстану. Меня очень огорчила сложившаяся ситуация.

Почувствовав на себе ту бесценную роль, которую путешествия играют в расширении культурных и исторических познаний о родной земле, лично увидев, как они укрепляют патриотизм и служат непростому делу гражданской идентичности, я уже не мог хотя бы не попытаться что-то изменить.

Изучив в Интернете существующие тенденции, местные и мировые, я провёл несколько дней в раздумьях и нащупал слабый лучик надежды. На следующие две недели я погрузился в примерные просчёты и разработку проекта государственной поддержки культурного туризма. План был прост: один раз в год каждому гражданину страны предоставляется субсидия на посещение типовой развёрнутой экскурсии в любом регионе Казахстана – оплачивается дорога и частично размещение. По моим расчётам, за несколько лет благодаря пользованию услугами местных экскурсионных бюро, предприятий питания и магазинов, а также росту спроса на сувенирную продукцию и дополнительные услуги проект должен был значительно поспособствовать оживлению экономики в регионах.

Я всерьёз загорелся этой идеей и даже, предварительно списавшись и получив приглашение, на день съездил на скором поезде в Астану, где представил её в департаменте индустрии туризма. Я чрезвычайно нервничал и попытался вложить в презентацию все преимущества проекта: рассказывал, что, поняв прелесть культурного туризма, люди сами захотят выделять на него средства и начнут самостоятельно посещать казахстанские достопримечательности; указывал на то, что одна только возможность каждый год путешествовать по стране не означает, что ей воспользуются все без исключения граждане, а значит, и затраты не будут превышать разумные пределы; предвосхищая вопросы, говорил о необходимости чёткого контроля распределения и использования средств. Немного расслабившись и вдохновившись собственными словами, под конец я упомянул о решении вопросов патриотического воспитания и о внесении большой лепты в сохранение самобытности казахского народа. В общем, я вложил в свои слова все убеждения человека, влюблённого в родину, и уверенность путешественника, отведавшего незабываемый вкус дороги.

Возможно, помогла моя пламенная речь или детально проработанное выступление, но презентация вызвала у с


убрать рекламу


лушателей интерес. Меня попросили предоставить на рассмотрение полную информацию, предупредив, что на оценку проекта может уйти до нескольких месяцев.

Директор департамента, довольно молодой мужчина с живым взглядом, которого беседовавший со мной чиновник пригласил тоже прослушать презентацию, посоветовал опробовать эту идею на примере одного из регионов. Он сказал, что при любом исходе сейчас важно оценить работоспособность предложенной мной модели в условиях, на которых местным предприятиям будет удобно сотрудничать по этому проекту.

Я замялся. Разрабатывая свои предложения, я и не задумывался о том, что мне придётся участвовать в их реализации, а планировал просто поделиться идеей с теми, кто обладает подходящим опытом и способностями, чтобы воплотить её в жизнь. Мне же вложить в проект было больше нечего, ни один мой талант не казался мне достаточно сильным, чтобы принести пользу в деле. Неверно истолковав мои переживания, директор сказал, что обеспечит со своей стороны официальные письма, которые должны облегчить формальности исследований туристского рынка. Я подумал, что действительно сам должен проверить жизнеспособность своего замысла, а уже потом решать вопрос о своём дальнейшем участии в проекте.

Так я и попал в Восточный Казахстан. Чуть больше суток на поезде – и вот уже горло печёт знаменитым металлургическим привкусом промышленного города.

Усть-Каменогорск не был похож на другие казахстанские города, которые мне уже довелось посетить. Он немного походил на место, где я вырос – простая архитектура, простые улицы, простые люди и созданное этой простотой очарование. Мимоходом любуясь на зелёные парки и широкие проспекты, я нашёл нужный адрес. Один из моих бывших коллег, с которым я, ещё не переехав в Казахстан, виделся на многочисленных рабочих встречах, согласился за условную плату одолжить мне на пару недель свой внедорожник.

Пока не спеша надолго останавливаться в каком-то определённом месте, я направился на юг от города, где заехал в загадочный Ак-Баур – святилище и астрономический комплекс неолитических времён, а потом на Сибинские озёра, синеющие на дне воронок из наползающих друг на друга каменных лепестков складчатых скал.

После обеда я добрался к Бухтарминскому водохранилищу и загрузился вместе с машиной на большой, покрытый большими железными заплатками паром. За кормой, набирая скорость, понеслась рябь потревоженных волн.

– Путешественник? – рядом со мной на перекладину облокотился водитель газели.

Я кивнул и опустил фотоаппарат, на который, перевесившись через борт, пытался запечатлеть ржавый бок судна.

– Один? Куда едешь? – было понятно, что он просто хочет скоротать время, но я внезапно осознал, какая это авантюра – пускаться одному в такой дальний путь и ещё – как настороженно теперь я буду реагировать на подобные вопросы.

Деваться было некуда, и я уклончиво описал свои планы. Шофёр спросил, не собираюсь ли я заезжать на Киин-Кериш, и предупредил, что это «гиблое место», где постоянно ломаются машины и теряются люди.

– Говорят, там жители одного аула от белых прятались. А гвардейцы их нашли и расстреляли. От этого стены ущелья стали кроваво-красными. Теперь их души не могут упокоиться и заманивают путников на погибель. Ты не езжай туда.

Зазвенели ржавые цепи, опускающие на берег тяжёлый мост. Паром причалил к берегу. Я попрощался с разговорчивым собеседником, ещё раз уточнил у капитана контакты руководства для переговоров о проекте и съехал на дорогу.

Солнце было ещё высоко, но уже начинало неумолимо клониться к закату, а до намеченной точки – мыса Шекельмес – оставалось ещё не меньше девяноста километров. Я ехал по голой до горизонта иртышской степи и думал о том, что даже отправившись на Алтай умудрился снова оказаться в пустынных просторах. Передо мной разбегались многочисленные дорожки, совершенно отличные от трека, который я нарисовал себе по спутниковым снимкам. Я выбирал более изъезженные, но только дальше отклонялся от маршрута. Каждый раз, когда я решал, что очередное продавленное в глине направление выведет на нужный путь, дорога предательски поворачивала, уводя меня в сторону. Остановился я, только когда окончательно стемнело.

Не расставляя палатку, я устроился спать на откинутом пассажирском сиденье и всю ночь проворочался, так и не сумев толком уснуть. Было неуютно, в щелях старого джипа завывал ветер, и сквозь неглубокий сон мне всё мерещилось, что это звучат крики расстрелянных аульчан. Я несколько раз пообещал себе тщательнее планировать свои путешествия и купить дорожную подушку.

Утром, ещё не подняв сиденье, я смотрел на то, как рассвет окрашивает землю, когда понял, что невысокие глиняные холмы по левую руку от меня красные не от восходящего солнца, а сами по себе.

Я тут же схватил фотоаппарат и, не обуваясь, выскочил на улицу: оказывается, плутая в потёмках, я приехал-таки в «гиблый» Киин-Кериш. Перебегая с точки на точку по осыпающейся под ногами сухой земле, я сделал несколько отличных рассветных кадров. Вокруг пестрили глины, словно застывшие в доисторическом пожаре. В лихорадочном танце смешивались огненные цвета: бордовый, оранжевый, жёлтый и белый. Глина плавно перетекала из одной формы в другую, являя собой не то холмистый марсианский пейзаж, не то поверхность невиданных размеров ягодного леденца. Надо мной пролетел филин. Ночная тоска быстро исчезала, растворённая утренним солнцем.

Перекусив, я снова сел за руль и буквально через двадцать километров увидел озеро Зайсан, а после и мыс Шекельмес. Неудивительно, что вечером мне не было видно воды: озеро, спрятанное за обрывистым берегом, находилось ниже уровня горизонта. Зайсан отливал на солнце хмурыми, даже какими-то неземными цветами. Его воды бесшумно покачивались, и казалось, будто сама их субстанция вязкая и душная, как раскаляющийся к полудню воздух пустынных берегов. Я читал, что озеру около шестидесяти миллионов лет, и когда-то даже бытовала легенда о том, что в нём сохранились доисторические существа наподобие динозавров.

Шекельмес оказался похожим на Киин-Кериш, только находился прямо на берегу, застыв большим полукругом, словно воронка гигантского метеорита. Попытавшись представить, каково было бы здесь ночевать в палатке моим родителям – ни укрытия, ни ветерка, – я решил проверить ближайший посёлок на предмет гостевых домов. До сих пор не могу сказать точно, какой окраски впечатления он во мне оставил, но увиденное однозначно потрясло меня до глубины души.

С точки зрения горожанина, сложно понять саму возможность жизни на побережье Зайсана. Сухой воздух, беспощадное солнце, редкие порывы горячего ветра. Костлявый скот, пошатываясь, бродит на фоне единственной на многие километры юрты или хибары. Кладбища плавящихся на солнце кораблей, скелеты давно брошенных и уже неопознаваемых средств передвижения… Микроскопический рыбацкий посёлок Аманат в лесу полуразобранной и давно проржавевшей техники. В нём мутная озёрная вода подаётся раз в день – на два часа утром в несколько общих колонок.

И это всё равно лучше, чем у чабанов, с которыми я побеседовал за несколько километров отсюда по пути к посёлку. У них тёплая, оставляющая скользкий налёт вода из ключа пахнет гнилью…

В моей голове вертелось всего два вопроса: «Что здесь делать? Как здесь можно жить?» Ответом стала беседа с приехавшим домой на обед рыбаком. Он застал меня во время съёмки чумазого пацана, играющего среди старых шин, и остановился спросить, что я здесь ищу. Оказывается, в Зайсане ведётся серьёзный рыбный промысел, а местные жители возвращаются в Аманат даже прожив много лет в крупных современных городах. «Родная земля не может быть плохой», – сказал рыбак.

Я огляделся. Теперь и мне стало видно неописуемое очарование этого сурового, прокалённого жарой края, эдакая минималистическая, обожжённая эстетика полупустынного мира. Может быть, именно так, помогая людям увидеть чужие земли глазами местных жителей, можно найти большее взаимопонимание друг с другом? Как и любая другая точка планеты, Аманат тоже был чьей-то любимой родиной. Но возможности включить его в базовый маршрут по Восточному Казахстану я пока не представлял.

Оставив унылые берега Зайсана, я отправился на юго-восток, намереваясь до вечера прибыть на озеро Маркаколь, но, конечно, не успел и снова ночевал в машине в каких-то полях, ругая свои способности составлять маршрут.

На следующий день, заправившись и наполнив бензином канистры в селе Теректы, я наконец погрузился в пронзительно-зелёное лето Маркакольской впадины. Покоряюще уютный посёлок Урунхайка встретил меня бодрящим воздухом, живительными родниками, обволакивающей атмосферой, напоенной запахами целебных трав, – и приветливыми, привыкшими к виду туристов на внедорожниках взглядами местных жителей. Казалось, в их сердцах, как и кругом, царит вечное лето. С трудом верилось, что это место называют казахстанским полюсом холода по рекордным минусовым температурам зимы.

Побеседовав с хозяевами гостевых домов, заглянув в местный музей и наскоро окунувшись в холодную озёрную воду, я почувствовал себя восстановившимся и вдохновлённым. Помня о том, как много в Восточном Казахстане природных достопримечательностей, я переборол желание остаться в Урунхайке ещё на несколько дней и направился прочь из посёлка.

Зайдя по пути в магазин, чтобы пополнить запасы, я столкнулся с одетым по-походному рослым парнем, тоже закупающим провизию. За спиной у него был высокий рюкзак. Когда мы разговорились, выяснилось, что он веб-дизайнер, планировавший совершить в отпуске небольшое одиночное вело-путешествие по области, и от города Зайсан, куда его подбросили дальнобойщики, за пять дней доехал до Урунхайки. Он собирался покататься по горным дорогам и вернуться назад, но неожиданный поворот судьбы в виде влюблённости в маркакольскую красавицу задержал его в посёлке дольше ожидаемого. К тому же, находясь под всесильными чарами любви, Матвей, так звали моего нового знакомого, просто взял и подарил свой горный велосипед местному мальчишке и теперь, как хороший гость, чувствуя, что пора покидать приветливый посёлок, собирался отправиться домой на перекладных. Без велосипеда и с окрылённым сердцем.

Узнав, что я собираюсь проехать по Староавстрийской дороге, через перевалы в Катон-Карагай и дальше, к подножию Белухи, Матвей оживился, спросил, можно ли как-то ко мне присоединиться, пообещав разделить затраты на еду и бензин. Я сразу согласился – в нём угадывался хороший попутчик, к тому же гораздо лучше меня знающий предполагаемый маршрут.

Мы погрузили покупки и рюкзак в машину и выехали из посёлка.

Глава 15. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда я приближался к родному аулу, мне навстречу выбежали соседские мальчишки.

– Қиял! Қиял! Нарисуй казтабан[47]! – кричали они, обгоняя друг друга.

Я подъехал ближе.

– Чего вам нарисовать? – уточнил я, когда они окружили моего коня.

– Казтабан! Твоя мама сказала, что если нарисовать на земле гусиный след, загадать место и наступить на рисунок, сразу окажешься там, куда хотел попасть! Она сказала, ты бываешь в диковинных краях, потому что умеешь правильно рисовать казтабан! Покажи, как!

Мальчишки не отставали от меня до самой юрты и немного успокоились, только когда я разрешил им прокатиться на крылатом коне – всё равно он не станет их высоко поднимать. На пороге меня встретила мать и, обняв, только покачала головой: «Как повзрослел за одну луну!» Я спросил её, чего от меня хотели соседские дети и что это за гусиный след.

– Да они мне покоя не давали, всё приставали, почему твой конь стал крылатым да куда ты на нём всегда уезжаешь. Думали, ты с шайтаном спутался, – мать рассмеялась. – Вот я и вспомнила старые бабушкины рассказы про казтабан. Она говорила, что раньше касиеты[48], те, кто не только о своём животе думает, а живёт для блага других, могли путешествовать, не покидая надолго людей, которым помогают. Они рисовали на земле особый символ, его видел Йол-Тенгри и в один миг перенаправлял их, куда те пожелают. Так духовные люди не тратили времени на дорогу и потому могли помогать народу на далёких землях или встречаться с родственниками в других аулах.

– А почему теперь не могут? – я был удивлён, услышав, что вопрос, на который я искал ответ, уже был когда-то решён.

– Я и не помню. Это тебе нужно дядю своего спросить, он бабушкины рассказы обожал, мог целыми днями слушать. Может, и правда, навестишь его? Только передохни с дороги.

Я пробыл дома несколько дней, а потом, нагрузив на коня гостинцы от матери, в ночь отправился к дяде в аул в гости. Путь был близким, поэтому я выехал на закате, чтобы не ехать по жаре и прибыть к утру.

Северный аул находился посреди степи и был виден издалека. Он был большим и красивым: чистые юрты и белые шатры расположились в аккуратном порядке, в некоторых дворах были привязаны породистые ухоженные жеребцы и стояли украшенные повозки. Я быстро нашёл дядину юрту и спешился.

Меня встретили тепло. Поздоровавшись со всеми родственниками, после расспросов и угощений я завёл с дядей речь о прабабушке.

– Да-а, – протянул он, и его взгляд затуманился от воспоминаний. – Твоя прабабка знала и помнила много такого, что люди давно позабыли.

– Например, про казтабан? – уточнил я.

– Ха, точно! Тебе мать рассказала? – дядя откинулся на стопку одеял, лежавших за его местом у дастархана. – Да, в детстве бабушка нам рассказывала, что в одной старой священной роще тёк волшебный ручей. На его дне лежал камень, на котором остался след лапок первого созданного Тенгри гуся. Когда где-то на земле духовно чистый человек загадывал желание попасть в другое место, рисовал такой же след на земле и наступал на него, то след в ручье начинал светиться, а духи рощи, видя это, тут же доносили об этом Йол-Тенгри, и он вмиг отправлял этого человека, куда тот хотел.

– А что потом случилось? – спросил я с интересом.

– Да кто его знает? Бабушка говорила, может, ручей высох, или камень мхом порос, или украл его кто. Сколько таких священных рощ и ручьёв в наших землях, знаешь? Искали, искали люди, так ничего и не нашли. С тех пор человек только верхом и может путешествовать. Кому повезёт – как ты, на крылатом коне, а остальные только по земле.

Я вздохнул. Значит, где-то всё-таки прячется решение, способное принести радость тем, кто трудится на благо других людей. Только чтобы его найти, видимо, придётся очень постараться. Мы ещё немного побеседовали с дядей, потом он провёл меня по своему аулу и показал пышные стада, пасущиеся вдалеке, а вечером я повернул обратно с подарками для матери.

Всю дорогу я думал о том, где найти священную рощу с волшебным ручьём, и, вспомнив, что очень много лесов растёт далеко на северо-востоке наших земель, решил отправиться туда.

На перевале, с которого уже виднелся мой аул, я спешился, чтобы немного прогуляться. Отпустив коня, я шагал вниз по склону, когда краем глаза увидел стремительно движущуюся фигуру. Это был мой давний преследователь, тусклоглазый уродливый демон. Я впервые разглядел его при свете дня. Он оказался ещё безобразнее, чем я привык думать: редкие клочья шерсти, поверх которых был накинут изодранный тулуп, ноги разной длины, из-за чего его походка была неравномерной и отталкивающей, кривые зубы и неровно посаженные глаза навыкате.

Несмотря на всю свою несуразность, он очень быстро перемещался. И когда я понял, что он направляется к моему коню, было уже поздно. Демон вскочил на жеребца, отчего тот испуганно заржал и встал на дыбы, скидывая навязанные сумки. Когтистые руки вцепились в гриву, а плешивый бесовский хвост хлестанул тулпара[49] по крупу так, что тот взмыл в небо, пытаясь сбросить наездника, и скоро совсем исчез из вида. Эх, если бы только у меня был лук! Я с досадой пробежал ещё несколько шагов, в отчаянии со свистом запуская в воздух камни, и запнулся, запутавшись ногой в валяющейся поклаже.

Делать было нечего. Накинув тяжёлые сумки, я отправился домой пешком, поклявшись найти мерзкого демона и поквитаться с ним. Но он больше не появлялся, сколько бы я ни кружил по ночам в окрестных горах и оврагах, и несколько дней спустя, взяв простого жеребца, я поскакал на восток, время от времени поднимая голову вверх и надеясь услышать ржание своего коня.

Я ехал быстро и останавливался, только чтобы дать жеребцу напиться и передохнуть, и вскоре передо мной показались очертания большого озера, которое, как мне когда-то рассказывали, принадлежало очень старому морскому духу, чьё море давно потеряло связь с океаном. Я решил найти его, чтобы узнать, не видел ли тот крылатого коня, и расспросить о священной роще, но никак не мог добраться до воды. Пришлось долго плутать по пустынным извилистым дорожкам, которые упорно не хотели выводить меня на берег. Солнце клонилось к закату, и, вконец измученный, я решил заночевать прямо в степи.

Но отдых не принёс мне сил. Там, где я остановился, оказались очень беспокойные духи местности. Всю ночь они кричали и дрались, и в коротких неглубоких снах я всё время видел демона, снова и снова забирающего моего тулпара. Утром я увидел, что ночевал рядом с большим разломом земли – в таких местах всегда живёт нечисть.


При свете дня я всё-таки вышел к воде, и с удивлением обнаружил, что каким-то образом очутился на противоположном берегу озера. Водный дух, потемневший от долгих лет и ветреных зим, встретился мне у заброшенного аула. Он был нелюдимым и совсем не разговорчивым. Всё, что мне удалось выяснить: вокруг священной горы на северо-востоке много лесов, и понял, что искать нужную рощу лучше именно там. Крылатого коня дух не видел.

Изнывая от жары, я пустился вскачь, и вскоре пустынная местность осталась позади, а передо мной выросли сначала небольшие зелёные пригорки, а потом и высокие лесистые горы, и наконец я увидел искрящееся синее озеро. По воде бежали мелкие пенные волны, и издалека казалось, что это пасётся в долине большое стадо белых баранов.

Тропа вела мимо озера, к ущелью и дальше, к крутому подъёму. У самого склона я увидел крепкую женщину, сидящую на старом пне, с распущенными волосами, без определённого возраста, приятной, хотя и немного воинственной внешности. По её взгляду я понял, что она ждала меня.

– Здравствуй, Қиял! Меня зовут Жер-Су[50], – мягким, но сильным голосом произнесла женщина, когда я спешился и подошёл ближе. – Мне подчинены духи местности на всей земле. Я знаю о твоём Пути, хотя сейчас ты, возможно, и сам не знаешь, куда идёшь. Я живу в нижней части горы Ульгеня, недалеко от вершины Матери-Умай. Что бы ты сейчас ни искал, тебе нужно туда добраться.

Жер-Су встала и взяла моего коня под уздцы.

– Вот только жеребца тебе придётся оставить. Впереди сложная дорога, а он слишком вымотан, чтобы идти. Я дам тебе взамен волшебный посох – он поможет тебе преодолеть трудные участки, и путь с ним покажется быстрее. Держи, – она подняла с земли старую ветку, стукнула ей об ладонь, и та превратилась в замысловатый посох. – Его имя Кудайберген[51], помни, что ты всегда можешь на него опереться.

Я принял дар, поблагодарил Жер-Су и потрепал коня по гриве на прощание. Солнце уже давно перевалило за полдень, и я поспешил направиться вверх по крутой горной тропе.

Глава 16. Тәңір

 Сделать закладку на этом месте книги

Меня обнимали горы. Я наполнялся их волнующими запахами, такими сочными и глубокими, что, казалось, сама душа природы растеклась над пляшущим от ветра разнотравьем. Наверное, нет на свете человека, который, испив эту горную магию, не стал бы верным поклонником могучих вершин. Коснёшься их, и видишь, как путники всех времён, вне зависимости от возраста или погоды, преданно несут не рюкзаки – свои сердца на поклон горе; и сам, конечно, с радостью встаёшь в один ряд с ними и с древними, верившими, что в горах ты приближаешься к богу.

А ведь, если задуматься, ни один шедевр храмовой архитектуры никогда не вдохновлял меня так, как вдохновляют безупречные контуры горных хребтов; я не встречал священного писания, наставляющего на духовный путь лучше, чем это делает прикосновение к родной земле; ни одна молитва не очищала меня сильнее весенней грозы; никакие пламенные речи не разжигали душу жарче, чем песня степного ветра. И ни одно божественное имя не внушало мне такого преклонения, какое я испытываю, глядя на Вечное Синее Небо.

Я стоял на пригорке, любуясь раскинувшимся передо мной миром. Внизу поскрипывал, раскачивался, дышал живой задумчивый лес. Статные стволы старых деревьев клонились друг к другу, словно делясь вековыми секретами. Их ветви баюкали ласковый ветерок, спустившийся с далёких снежных пиков. Ещё ниже, у подножья холма, плескалось озеро. Такой чарующей вода может быть только в горных водоёмах – стекая ручьями с кустистых склонов, она вбирает в себя всю силу могучих вершин и наполняет ею каменную чашу ущелья.

Городу непонятен рационализм природы. Мы всё время изыскиваем новые способы ускоряться и улучшать результаты, меньше тратить и больше получать, но только глубже оседаем в своих замкнутых мирах, как въедается в землю фундамент старого дома. А черпать силы нужно здесь – раскрываясь в вольных степных просторах и становясь сильнее на суровых горных тропах, наполняясь восходящей энергией земли и растворяясь в нисходящей мудрости неба. И принимать этот бесценный дар – возможность наблюдать и учиться у природы.

Мне вспомнился вчерашний вечер. Весёлая шумная живность, населяющая горную долину, разбрелась и разлетелась по расщелкам и норам. Янтарное солнце быстро провалилось сквозь вспыхнувшие в предсумеречной агонии облака и растаяло над горизонтом, уступив власть тихой горной ночи. В тлеющем отсвете костра кедры и ели казались ещё выше и торжественней. Они источали дурманящий смолянистый дух, пропуская потоки густого дыма между пушистыми ветвями ввысь, к внимательно взирающим из бесконечности звёздам, которые мигали в такт потрескивающим поленьям.

Когда ночь исчерпала себя и подкралось прохладное утро, к сонному зеркалу воды прильнул лёгкий, как вуаль, и узорный, как переплетение сказочных вихрей, туман. Он казался потоком молочного света, струящегося с двуглавой снежной вершины, возвышавшейся над горной цепью, и стелился над гладью, неотступно преследуя извилисто вытекающую из озера реку. В золотых нитях взошедшего солнца дымка начала извиваться и опадать, пока совсем не прижалась к воде, и в момент их слияния прибрежные рощи в унисон зазвенели сотнями ликующих птичьих голосов.

А теперь, в полуденный зной, когда всё зверьё утихло и задремал ветер, осталась только одна, вдохновлённая самой жизнью мелодия, звучащая в душе, – гимн незыблемых законов природы.

Глава 17. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Староавстрийская дорога оказалась именно такой, какой её описывают в многочисленных путеводителях: до мурашек красивой и настолько же пугающей. Извилистая дорога с витиеватой историей, она была окружена воодушевляющими легендами о трудолюбии строителей и леденящими дух слухами о судьбах неблагодарных путников.

К ночи мы, спустившись с первого перевала и преодолев несколько мостов над рекой Кара-Коба, остановились на ночёвку в довольно узком ущелье у воды. Ледяное течение, рокотавшее среди валунов, было удивительного морского цвета. По берегу торопливо проскакали последние солнечные зайчики и растворились в навалившейся синеве горного сумрака.

Мы расставили палатки, пока разгорался костёр, и сели ужинать. Ветки приятно потрескивали, выпуская искры, тлеющие в хаотичном полёте.

– Слышишь? Разговаривает, – Матвей довольно кивнул головой в сторону реки.

Я действительно уже некоторое время прислушивался к звукам, доносящимся от воды. Казалось, будто беседовали низкие мужские голоса, но я точно знал, что на берегу больше никого нет.

– Это река. Говорят, многие так нашли свою смерть. Слышат – ночью у воды кто-то разговаривает. Заманивает. Идут посмотреть, поскальзываются и падают в воду. А река быстрая, в момент уносит человека – не выберешься.

Матвей выжал чайный пакетик в пустую тарелку и протёр её салфеткой – «помыл».

– А научное объяснение этому феномену есть? – спросил я, тщетно вглядываясь во тьму, туда, где рокотала и булькала Кара-Коба.

– Есть. Но оно неинтересное.

– И всё-таки?

– Ночью течение усиливается, – менторским тоном ответил Матвей. – От этого большие булыжники, лежащие в самом глубоком месте русла, начинают катиться по дну реки и бьются друг о друга. Звук проходит через толщу воды и становится похожим на человеческие голоса. Но поверить в это почему-то сложнее, чем в то, что в полной темноте у воды спорят два мужика, и люди продолжают попадаться на коварную уловку природы.

Наступившая ночь была прохладной, наверное, из-за близости воды. Мы разошлись по палаткам, я сразу уснул и на рассвете поднялся полный сил. Матвей, раздевшись по пояс, уже умывался речной водой и громко фыркал. Быстро позавтракав, мы двинулись дальше.

Через множество мостов и несколько бродов дорога начала подъём к перевалу Бурхат. Вокруг были настоящие горные красоты: сочные луга и сказочные рощи, солнечные опушки и звериные тропы, крутые уступы и головокружительные обрывы.

Казалось, мы окунулись в живой океан пряных запахов и таинственных звуков леса. Весело стрекотали кузнечики, с деловым жужжанием проносились пушистые шмели, где-то стучал дятел.

– Матвей… слушай, а как тебя сокращённо можно называть?

Я внимательно смотрел на дорогу, идущую вдоль глубокого обрыва, и, говоря, только на миг бросил взгляд на попутчика.

– Называй Маке, – невозмутимо ответил тот.

Я весело хмыкнул.

– Маке, а ты видел Белуху?

– Конечно. Несколько раз.

– А правду говорят, что она не всем открывается?

– Ну, не знаю, – Матвей задумался. – От меня она никогда не пряталась. Но я тоже слышал, что так бывает: машины ломаются, или снег вдруг посреди лета начинает валить, что не видно ни черта. Говорят, человек с грязными помыслами может не только к ней не дойти, но и обратно уже не вернуться. А что? – он прищурил глаза. – Боишься, что она тебя не примет? Нагрешил сильно?

Я пожал плечами. Белуха для меня была чем-то очень святым и чистым. Символом древней алтайской Белой Веры. Ей поклонялись мои далёкие предки, жившие большими семьями, чтившие традиции, знавшие семь поколений… В общем, гораздо более достойные люди, чем я. С Матвеем вопросов не было – занимается спортом, свободен, как птица, велосипед, вон, сельскому пацану подарил, потому что знает, что у того такого никогда не будет. Чистый человек, хотя и ветреный. А я пока даже не знал, как относиться к самому себе, и очень сомневался, что достоин увидеть священную рощу.

Машина взлетела на самую высокую точку перевала.

– Оказывается, не такой уж ты негодяй! – с притворным удивлением воскликнул Матвей, указывая в открывшуюся даль. – Вон она, твоя Белуха! Красавица…

Я проследил за его рукой. На горизонте белела двуглавая вершина легендарной горы. У меня замерло сердце – она! Белуха действительно заметно выделялась на фоне других вершин, только я никак не мог понять чем – своей необыкновенной формой и яркой белизной или тем, что я про неё знал. На душе стало очень светло и радостно. Мы притормозили, любуясь открывшимся видом.

Спустившись к обеду с перевала, мы сначала проехали чуть больше тридцати километров на запад, в Катон-Карагай, где, благодаря официальному письму, нам повезло взять разрешения на въезд в национальный парк, несмотря на позднее время. По дороге заехали в магазин, в котором Матвей купил себе какой-то жуткий зелёный лимонад, а уже после отправились на восток, в сторону села Урыль. На вопрос о том, как он пьёт такую химию, Маке ответил: «Ни в чём нельзя перегибать палку, особенно в здоровом образе жизни. Я сохраняю баланс!» – а после разразился собственной околонаучной теорией о том, что организму необходимо получать яд, чтобы уметь ему противостоять на случай экологической катастрофы.

Переговоры с курортом «Рахмановские ключи», расположенным в этой части нацпарка, легко удались и по телефону, поэтому я решил посетить озеро Язёвое, находящееся неподалёку. Подъём к нему оказался невероятно тяжёлым.

Мы несколько раз останавливались, чтобы подложить под колёса камни или убрать с дороги скинутые ветром толстые ветки, а остальное время коротали за беседой. Оказалось, что велоспортом Матвей занимается всего несколько лет, а до того как стать фрилансером и начать зарабатывать веб-дизайном, он был банковским работником. Я попытался представить его в официальном костюме – расслабленная поза, серёжка в ухе – и не смог.

Я сказал, что тоже люблю ездить на велосипеде, но преимущественно по городу, а зарабатываю частными бизнес-консультациями и спортивной фотографией, к которой не так давно добавились пейзажи. Потом я вкратце описал проект, по которому приехал в Восточный Казахстан, и Матвей начал заинтересованно расспрашивать о моих дальнейших планах в этом направлени. Но когда я сказал, что планирую закончить свою часть отчётом о текущей поездке, он очень удивился и стал выяснять причины. Я попытался ответить, что пока недостат


убрать рекламу


очно хорошо ориентируюсь в теме и не готов метить так высоко.

– Постой-ка, – Матвей отхлебнул лимонад и поморщился. – То есть из-за того, что ты пока не добился большего, ты не хочешь начинать что-то, что может помочь тебе этого добиться?

– Ну, что-то вроде того.

Постановка вопроса сама по себе показывала меня не в лучшем свете.

– Дай угадаю. Ты ещё не женился, потому что не достиг финансовых высот, не открываешь собственное дело, потому что не накопил достаточно опыта, не медитируешь, потому что не чувствуешь себя просветлённым… – Матвей расширил глаза в страшной догадке: – Ты и велик, наверное, напрокат берёшь, потому что считаешь, что ещё не слишком хорошо ездишь?!

– Десять из десяти.

Не хотелось этого признавать, но его проницательность была почти сверхъестественной. Матвей покачал головой.

– Я так думаю: никто и никогда не бывает достаточно хорош или совершенно готов. Судьба просто кидает тебе мяч в виде желания или возможности что-то сделать. Ты можешь или отбить этот мяч, то есть выполнить своё желание, или оставить его у себя до тех пор, пока не придумаешь, каким приёмом лучше по нему бить. А судьба, видя, что ты ничего не делаешь, посылает тебе следующий мяч, чтобы ты наконец сделал бросок предыдущим, отпустил его. Но ты выкручиваешься, ловишь второй, третий. А потом скапливается слишком много того, что хотелось, но не было сделано. Тогда ты уже не можешь ловить эти мячи, и они бьют тебя по голове. Не успеешь понять, как вообще не сможешь сдвинуться с места, погребённый под грузом нереализованных планов. Я думаю, если ты смог что-то придумать, значит, смог бы и воплотить в жизнь. А ждать, что у тебя наступит подходящий момент или идеальная готовность, вообще нет смысла… Мне кажется, дело тут не только в отсутствии соответствующего опыта, – добавил он. – Ты просто почему-то не хочешь ничем заниматься всерьёз. Иначе бы у тебя давно были своя компания или сайт. Или хотя бы визитка.

Мне нечего было ответить. Я действительно до сих пор не чувствовал себя вправе заводить своё дело – не найдя корней, не овладев свободно государственным языком и, вообще, не добившись в жизни каких-то значительных результатов. Я был уверен, что мои ощущения основывались на общественном мнении, поэтому всегда занимался обезличенными вещами, которые, по сути, выполняли одну-единственную роль – оправдать моё право на существование и доказать самому себе свою ценность. Я проводил жизнь в суете, вместо того чтобы целенаправленно куда-то идти. В итоге не считал себя ни в чём достаточно развитым, чтобы делать вещи, помогающие развиться. Замкнутый круг.

– Плохим привычкам надо давать бой. Тебе пора выбираться из своего панциря… А мне – перестать пить химию, – Матвей похлопал себя по тощему пузу. – Кстати, останови вон у того деревца.

Озеро Язёвое и его водопад лежали почти у подножья Белухи. Мы прибыли туда уже за полночь и ничего особо не разглядели. А вот наутро проснулись в малахитовой алтайской сказке: в воздухе стоял смоляной кедровый аромат, в больших светлых лесах поскрипывали на ветру хвойные и лиственные верхушки, а на пригорках спели дикие ягоды. Луга укрывали душистые травы, и в пьянящий воздушный коктейль вливались аппетитные нотки джусая, которыми то и дело потягивало из подлеска. В ветвях цокали белки и суетились птички-кедровки, мелькали полосатые бурундучьи спинки, а на прогретые камни то и дело выбегали любопытные пищухи, покрытые блестящей чёрной шерстью. Гуляя по пологому склону, я встретил в роще небольшую группу косуль, которые, испугавшись звука треснувшей под моей ногой ветки, грациозно, хотя и очень шумно умчались через заросли. В общем сама жизнь вокруг была насыщенной и концентрированной, подобно эликсиру.

Язёвое озеро питали чистейшие ключи с очень вкусной водой и пара талых ручьёв. Собираясь в скалистой чаше, воды темнели над каменным дном, покачиваясь у травянистых берегов, разливались в горную долину и обрушивались за ней каскадным водопадом речки Язёвой в ущелье.

Сколько бы я ни пытал местных егерей и Матвея, казалось, что на казахском Алтае не осталось никаких воспоминаний о древних тюркских воззрениях, о Тенгри и о том, что Белуха считается горой Матери-Умай. Они с удивлением слушали, что на древних рисунках корона Умай с тремя зубцами выглядит точно так же, как эта гора, – на самом деле трёхглавая, какой видится со стороны российского Алтая.

Однако, хотя тенгрианские традиции здесь не сохранились, отношение к Белухе оставалось нетронутым – ей молились, у неё просили помощи, с ней разговаривали и неизменно испытывали от этого чувство облегчения. Ещё живя в России, я слышал о рериховцах[52], которые ежегодно отправлялись к Белухе в поисках не то просветления, не то эфемерной шамбалы. Матвей заверил меня, что желания, которые загадывают, глядя на мистическую гору, непременно сбываются, особенно когда с просьбой приходит группа людей. Правда, сразу добавил, что в принципе рано или поздно сбываются все желания, особенно коллективные.

Я взобрался на вершину холма, где устроился на стволе поваленного дерева в тени большого валуна. Любуясь священными пиками, круглый год укутанными лебедино-белым пухом снега, я думал о том, что Матвей сказал мне о плохих привычках. Может ли быть, что ощущения отчуждения и общественного осуждения в большинстве случаев придуманы мной самим? Неужели не люди, которые меня окружают, мешают мне почувствовать себя «своим», а я сам запрещаю себе это сделать?

Вот, например, мой новый попутчик, «мультиметис», как он себя называл, – русский по паспорту метис в третьем поколении, чьи дедушка с бабушкой по папиной линии передали ему татарскую, русскую, немецкую и польскую крови, а по маминой – русскую, украинскую и финскую. Матвей вырос в семье крещёных атеистов, его родная сестра вышла замуж, переехала в Кызыл-орду и отправила своих детей в казахскую школу, двоюродный брат стал прихожанином корейской церкви, а лучший друг недавно перебрался в Израиль. «Весь Казахстан в истории одной семьи», – хихикнул я. Матвей отзывался на «Маке», умел лихо ругаться на шести языках, неплохо изъяснялся по-казахски и часто вворачивал в свою речь казахские фразы или поговорки, чем вызывал к себе большое уважение. Он перепробовал несколько мировых религий и остановился на буддизме, что, впрочем, не мешало его страсти к викканским[53] праздникам и скандинавским богам. Вот у кого точно не было никаких заморочек с самоидентификацией! В любой компании и ситуации Матвей чувствовал себя на своём месте, и его раскрепощённая, открытая натура у всех без исключения вызывала симпатию. Я же, напротив, был всегда замкнут и самим собой наказан за несоответствие непонятно откуда взявшемуся размытому, недостижимому идеальному образу.

Внутри что-то шевельнулось: я чувствовал, как все путешествия этого года фатально и необратимо меняли моё мировоззрение. Эти преобразования было трудно разобрать на составляющие, но их русло крылось где-то в причинно-следственной цепочке: чем больше людей и земель я видел, тем сильнее к ним привязывался; чем преданнее их любил, тем больше начинал доверять; чем расслабленнее начинал себя чувствовать, тем на большее казался способен самому себе. Это придавало сил, и, дрейфуя на волнах размышлений, я вдруг с удивлением понял, что готов двинуться дальше – как минимум, всерьёз включившись в работу по продвижению своего туристского проекта.

Неожиданное решение пробило в моём сознании невидимую плотину, и, уже спускаясь с холма, я вспомнил, что у меня накопилось много тематического материала: фотографии казахстанских сёл и городов, людей, быта и традиций. Я делал их по большей части для самого себя, но теперь видел, что они укладываются в цельную идею, достойную демонстрации другим – в виде отдельного репортажа или даже выставки. В голове зашевелились мысли о том, как это лучше сделать и что ещё нужно отснять, и, с воодушевлением вцепившись в фотоаппарат, я начал искать подходящие объекты для съёмки. У прибрежных гостевых домиков в мягком вечернем свете паслось несколько рассёдланных лошадей. Из местной бани выбежал разгорячённый, решивший отметить сегодняшний день ВДВ водными процедурами Матвей и с разбегу плюхнулся в остывающее вечернее озеро. «А ведь до конца лета остался всего месяц», – с грустью подумал я.

На Язёвом мы провели ещё один упоительный день и на следующее утро до рассвета отправились обратно в Усть-Каменогорск, куда прибыли уже в потёмках.

Я знал, что многого не успел увидеть в Восточном Казахстане: новый музей на царских курганах в районе Берели; дикие берега Большого Кок-Коля и его могучий водопад; знаменитое мараловодческое хозяйство; огромные подсолнечные поля и живописные дороги по пути в уютный «пряничный» город Риддер; а ещё Западно-Алтайский заповедник с легендарным пиком Ворошилова, медвежьими лесами, высокогорной «Каменной сказкой», Кедровым озером и многими другими невероятными красотами. Но я понимал, что для основательного знакомства с Восточным Казахстаном нужно значительно больше времени, чем две недели.

На пару дней, которые я провёл в детальных расчётах с местными туркомпаниями, меня приютил Матвей. Вернув машину своему знакомому и тепло распрощавшись с новым другом, я поездом отправился в Алматы, по пути составив и отправив в департамент индустрии туризма детальный отчёт о поездке.

Уже подъезжая к городу, я разбирал накопившуюся на сервере почту и обнаружил хорошие новости: оказывается, вопросы о путешествиях по стране натолкнули моих друзей на идею отправиться на машинах в Центральный Казахстан, и они приглашали меня с собой.

Глава 18. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Опираясь на посох, я действительно очень быстро поднимался по извилистой старой тропе. По обеим сторонам от меня темнел густой лес, из которого то и дело доносились треск и шорох – наверняка, там бродили конаяк[54] и другие лесные духи. Дорога вышла на высокий перевал и побежала вниз, к зажатой между скалами бурной реке. И снова благодаря волшебному посоху я не заметил, как мигом спустился в ущелье.

Стремительно темнело, поэтому я нашёл ровное место, набрал сухостоя и развёл костёр, устроившись рядом с ним: сидеть без огня возле ледяной реки было прохладно. Я уже засыпал, подсунув под голову дорожный мешок, когда с берега послышался разговор.

– Не толкайся, чего тебе, опять места не хватает? – недовольно ворчал первый голос.

– А ты подвинься! Вообще-то это я решаю, где ты будешь лежать, – возмущался второй.

– Да нет же, наоборот, сначала я занимаю удобное место, а ты уже потом как хочешь устраивайся, раз тебе всё не сидится, – требовал первый.

– Говорю тебе, жизнь – это вечный бег! Остановишься – сразу пропадёшь, – рокотал второй.

– Нет, – устало не соглашался первый. – Жизнь – это что-то прочное и незыблемое. Нужно крепко держаться на своём месте, а потеряешь опору – провалишься и сгинешь в пучине.

– А толку-то, что ты стоишь и не двигаешься? Так и не увидишь ничего, кроме самого себя! – грохотал, не унимаясь, второй.

– Да нет, я ведь ещё тебя постоянно вижу, – спокойно отвечал первый. – Как ты бежишь, бежишь вечно куда-то, а всё одно всегда тут остаёшься.

Я узнал эти речи – это был бесконечный спор берега и реки, и хмыкнул: вроде неразлучны друг с другом, а к миру прийти всё никак не могут.

Следующие пару дней я шёл по горным тропам и зелёным лугам, вдоль студёной линии снегов и по сухим руслам весенних рек. Заветная священная гора вела меня днём и ночью – закрывая глаза, я видел её сияние, становящееся всё чётче по мере моего приближения. Мне попадались духи, большей частью светлые и очень старые. Я вслушивался в их болтовню, надеясь уловить упоминание о волшебном ручье или об украденном тулпаре.

На последнем подъёме, по которому я шёл уже в сгущавшихся сумерках, посох вдруг стал ощутимо тянуть меня в сторону, требуя повернуть в тёмную рощу. Делать этого крайне не хотелось – густые леса всегда полны демонов, которые не очень-то жалуют путников, но я решил довериться Кудайбергену, уже не раз в пути доказавшему свои силу и мудрость, и шагнул в сырой мрак.

Некоторое время я не видел вообще ничего, полагаясь только на свою интуицию, и вдруг разглядел в темноте бледное свечение жёлтых глаз. Я замер. Послышался шорох крыльев – тулпар был где-то рядом и почувствовал моё присутствие. Демон дёрнулся, это было видно по движению тусклых глаз, затем, видимо, вскочил на коня – тот недовольно заржал, не умея отбиться от наездника, и взлетел, ломая сухие ветки, в ночное небо. Я чувствовал, что он по-прежнему недалеко и не собирается покидать эти горы. А значит, я поймаю его при свете дня.

Через несколько минут показалось небольшое озеро, укачивающее на волнах отражения звёзд. За ним, вдали, сияли священные белые вершины – корона Матери-Умай. Здесь, на берегу, я и устроился спать.

На рассвете меня разбудили птицы, воспевающие зарождение нового дня. Я поздоровался с солнцем и снова двинулся в путь. Несколько часов я шёл наугад, надеясь найти гору, о которой говорила Жер-Су. Решив получше осмотреть окрестности, я поднялся на невысокий холм и в восхищении застыл, издалека поймав на себе отблеск снегов священной горы.

Засмотревшись на её сияющие вершины, я не сразу его заметил – мужчина в простой белой одежде склонился над диким кустарником. Он медленно и мягко ступал вдоль зарослей, разглядывая налившиеся солнцем ягоды. Через некоторое время он наконец взглянул на меня, тепло улыбнулся и подошёл ближе.

– Разве они не прекрасны? Сейчас в наших лесах так много ягод! Вон в той роще вчера покраснела рябина, а в полях уже поспел первый урожай пшеницы. Хороший сегодня день! Пора подводить итоги сделанному с весны, собирать плоды и заботиться об их сохранности, – он многозначительно на меня посмотрел.

– Но я ничего не сажал, – ответил я в замешательстве.

– А я так не думаю. Разве мой брат не рассказал тебе? Хотя, зная Эрлика, можно догадаться, что он скорее провёл аналогию с какими-нибудь смертельными битвами или опасными уроками, нежели с упорным трудом и взращиванием добрых мыслей.

– Ты – Ульгень? – с сомнением спросил я.

– Да. А ты не ожидал встретить меня в лесу? Наверное, ждал блеска золотого замка? Да вот он, – Ульгень скучающе махнул рукой.

Я обернулся. Вершина холма оказалась подножьем огромной золотой скалы, которой не было видно конца. Она появилась всего на миг и снова исчезла, сменившись безоблачным небом.

– Мир, созданный для людей, прекраснее любых сказочных замков. Я люблю спускаться сюда по солнечным праздникам. Сегодняшний день был предопределён ещё шесть лун назад, посреди зимы, когда земля только почувствовала приближение света. Теперь же он постепенно уходит, оставляя нам всё, что мы успели сотворить под солнцем. А через шесть лун снова начнёт потихоньку возвращаться. Это закон – мир построен на равновесии.

Я собирался спросить Ульгеня про казтабан, но заметил движение среди берёз. Омерзительной походкой по светлой полуденной роще пробирался трёхглазый демон. Тулпара с ним не было. Я вскочил.

– Как ты смеешь являться при хозяине верхнего мира, грязный шайтан! Сейчас же провались в свою тьму и не вздумай из неё возвращаться!

Ульгень с интересом наблюдал за моим гневом.

– Хм, Киял. Не мог бы ты объяснить?

– Проклятый демон преследует меня уже много лет! Из-за него меня сторонятся люди! Он принёс мне так много бед, а теперь украл моего крылатого коня!.. Почему вообще он тебя не боится? – изумился я.

– Ну, во-первых, это твой демон, поэтому я его вряд ли напугаю. А во-вторых, я давно вижу, как ты его повсюду за собой таскаешь, и сам не могу взять в толк: почему ты его не отпустишь, раз он так тебе не мил?

– Но я тысячу раз бросался за ним в погоню! – почти закричал я. – Он только исчезает, чтобы снова появиться, когда сам пожелает!

Демон замер в тени волнующихся на ветру деревьев. Казалось, он ухмыляется, видя мою бессильную злобу.

– Ну да, много раз ты за ним гнался, много раз отпугивал, как делаешь это сейчас, – ответил Ульгень. – Но я совершенно уверен, что ты никогда не пытался его отпустить, иначе его бы давно тут не было. Да вот же, погляди! Его волос зацепился за твой жеке ауыз! Видимо, ты когда-то заплутал в тёмных краях и не заметил, как притащил его с собой. Это же демон, он не может никуда от тебя уйти, пока его волос запутан вокруг твоей вещи. И не вредить он, опять-таки, не может – такова его природа. Отпускай его уже, мне кажется, вам двоим больше не по пути.

Я ошалело смотрел на ножны своего клинка. За один фрагмент кованого узора и правда зацепился липкий, как паутина, серый волос. Всё не могло быть так просто!.. Словно во сне, я осторожно высвободил его и отпустил по ветру. Демон проворно выпрыгнул из чащи и, подхватив волос в воздухе, тут же растаял, оставив за собой только лёгкую дымку, которая тоже вскоре исчезла. Мой мучитель пропал. Онемев, я взглянул на Ульгеня.

– Вот и хорошо! – тот кивнул головой. – Мне ещё нужно навестить медведей, удостовериться, что они сытно едят перед предстоящей зимой. Обязательно попробуй бруснику, она в этом году особенно хороша.

Ульгень направился к лесу, но обернулся.

– Да, твоя роща… Она не в этих краях, а ближе к сердцу твоей земли, в долине жёлтых холмов. Ты знаешь эти места – там среди степи возвышаются скалы, а сосны растут прямо из камня, и плещутся чистые озёра, – Ульгень мечтательно улыбнулся. – На берегу одного из них и стоит священная роща. Она одна такая, ты найдёшь, если постараешься… Как же говорил Султан? «Сенемін еңбек қылсам, бақыт жақын»[55], да, пожалуй, это моё любимое… А ведь он как раз родился в тех землях. Удачи!

Хозяин верхнего мира скрылся среди деревьев. Он совсем не был похож на властного демиурга, каким я ожидал его увидеть. Мне не нужно было скрывать с ним своих несовершенств или стараться выглядеть светлее. Он был простым, и рядом с ним всё тоже становилось просто. Послышался шум рассекаемого воздуха, и с неба спустился мой верный тулпар. Я обнял его за шею, а затем вскочил верхом, отметив, как выросли его крылья. Кинув последний благодарный взгляд на священную вершину, я взмыл над изумрудными горами. Я знал, где искать казтабан.

Часть 4. Тенгри

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 19. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

В начале сентября, когда Алматы наполнился спешащими по утрам школьниками в нарядной форме и многочисленными студентами, неизменно в наушниках всех цветов и размеров, а поток машин стал ещё плотнее, чем летом, и взвинченные водители остервенело жали на сигналы, пытаясь силой звука исправить напряжённую дорожную ситуацию, мы покинули город, с облегчением вручив свои судьбы просторам Сары-Арки.

Мне впервые довелось отправиться в дальнюю поездку в компании друзей, и я по достоинству оценил такой способ путешествовать. Всё, начиная от составления маршрута и заканчивая закупом продуктов, включая совместные усилия по подготовке машин и подбору снаряжения, сопровождалось приподнятым настроением и предвкушением чего-то особенного.

В первый же день, двигаясь по астанинской трассе, мы добрались до урочища Бектау-Ата, южного форпоста Казахского мелкосопочника, одиноко возвышающегося над равниной Северного Прибалхашья.

Когда был раскинут быстрый лагерь и разожжён вечерний костёр, а в воздухе запахло репеллентами и жарящимся луком, появилось время для бесед.

– Я читал, что Бектау – это какой-то неродившийся вулкан, – сказал Денис, программист-фрилансер и инструктор по сноубордингу, с которым мы познакомились на Чимбулаке ещё много лет назад. – А по-моему, он наоборот больше похож на уже застывшую лаву.

– Ну, не знаю, лава – это вроде горы Катутау в Алтын-Эмеле, а они совсем другие, – возразил Айдос, поправляя ветки в костре.

– Алтын-Эмель – это вообще параллельная вселенная, – послышался голос кого-то из девчонок, переодевавшихся в палатке.

– Ага, вселенная, в которой каждый камень принято связывать с именем Чингис-хана, – Айдос рассмеялся. – Нет, серьёзно, я не сомневаюсь в могуществе монгольских армий, но история с Ошактасом[56] – это же чистая уловка экскурсоводов! Он выглядит точь-в-точь как менгиры Бесшатыра[57].

После небольшого спора началась оживлённая дискуссия обо всех необычных ландшафтах Алматинской области: в Алтын-Эмеле, кроме гор Катутау и Актау, это был Поющий бархан, а по другую сторону реки Или – каньоны Чарын и Тимерлик.

Беседа плавно перетекла на природные достопримечательности, и я не без удивления услышал, как много интересных мест, оказывается, знают мои друзья. Айдос перечислил с десяток горных ущелий на запад от Алматы: начиная от Большого Алматинского, где, как выяснилось, он бывает каждую зиму, любуясь замёрзшим озером; Кара-Кастека, где покоится, как он утверждал, его далёкий предок, акын Суюнбай Аронулы; и заканчивая Кастеком и Бесмойнаком, куда Айдос с родственниками иногда ездил на охоту. Девчонки вспомнили экскурсию в монашеский скит в Аксайском ущелье, а потом поездку в «шаманское» ущелье за бывшим Фабричным посёлком и долго хихикали, вполголоса обсуждая её между собой. Кто-то стал говорить о восточных горах, об Иссыкском озере и курганах, о Тургенских водопадах, о плато Ассы, Солдатском ущелье, Бартогае и многом другом. Я рассказал, как нашёл на Куртинском водохранилище наскальные рисунки, мы обсудили дорогу в святилище Тамгалы Тас и посмеялись, вспоминая прошлогоднюю поездку на регату по реке Или в одноимённое ущелье.

С каждой минутой меня всё больше наполняли радость и блаженство – рядом были активные и интересные люди, жадно познающие мир. Денис предложил следующей весной отправиться в Джунгарию[58], на водопад Бурхан-Булак, и все с радостью его поддержали.

На Бектау мы провели один день, фотографируясь на причудливых скалах и отыскивая целые кристаллы горного хрусталя и других самоцветов в старых раскуроченных ямах. Здесь был совершенно необычный ландшафт: уютные лиственные рощицы и лабиринты бледных кустарников, не смея переступить невидимую границу, остались далеко позади, а впереди, сколько хватало глаз, растеклись застывшие каменные волны, на фоне которых лишь изредка темнели островки земли.

Но настоящее путешествие по оазисам Сары-Арки началось только на следующий день: через исчерченные непроходимыми ущельями горы Кызыларай, где мы заехали к некрополю бегазы-дандыбаевской культуры, а я с несколькими ребятами даже поднялся с южной стороны на Аксоран[59], мы приехали в горы Кент.

Светло-серые округлые скалы, прямо из которых росли сосны, видимо, пробиваясь через мелкие трещины в граните, казались аккуратно уложенными в пирамиды и стены. У русла небольшой реки, текущей вдоль гор, рощи уже позолотели, но ещё не спешили облетать – стояли яркие и тёплые сентябрьские дни.

Мы устанавливали лагерь неподалёку от легендарного городища Кент, когда по направлению к раскопкам по пыльной дороге прогрохотал экскурсионный автобус. Он остановился в нескольких метрах от нас и высадил двоих человек. Это была по-спортивному одетая пожилая пара с лёгкими советскими рюкзаками. Они бодрой походкой направились к лагерю. Оба привычными движениями опирались на старые походные палки.

– Привет, молодёжь! – весело поздоровался жилистый мужчина, приблизившись. – Отдыхаете?

– Здравствуйте, путешествуем, – ответил я, поднимаясь и отряхивая руки от сырой земли, в которую вбивал колышки на растяжках кухни-палатки.

– А, это отлично! Сейчас всё больше молодёжи путешествует, вон, и мы с Надеждой Васильевной туда же, – он подмигнул спутнице, приятной женщине с добрыми глазами. Та искренне рассмеялась в ответ.

Мы разговорились. Мужчину звали Рустем Мавлиевич, а женщина была его супругой. Оказалось, что оба они бывшие инструкторы по туризму, познакомившиеся в молодости в горном походе и объехавшие в своё время весь Союз. Теперь они, вырастив троих детей, вели активную пенсионную жизнь.

– Мы сюда каждый год приезжаем, к вот этому ручью, у которого вы встали. Тут вода особенная! Кто её пьёт – не стареет и ничем не болеет. Вы с собой обязательно наберите, она даже в канистре может много месяцев стоять, и не протухнет. Волшебная водичка! – сказал Рустем Мавлиевич.

– Да ладно, обычная же вода, – осторожно поспорил Денис. Он очень критично относился к любым суевериям, да и вообще ко всему, что обещает чудеса, но не может быть доказано при помощи опыта. – Просто вы всю жизнь провели на свежем воздухе, постоянно в движении, вот у вас и здоровье молодое. А тем, кто в городе сидит на бутербродах с пряниками и гуляет только до выключателя и обратно, никакая вода не поможет.

– Не поможет, – согласилась Надежда Васильевна, сбрасывая рюкзак, чтобы присесть перед ручьём. – Но это ведь не значит, что вода не целебная.

Завязался спор, в который включилась вся команда. Девчонки настаивали на том, что волшебство и другие запредельные вещи существуют, а Денис утверждал, что все случаи удивительного исцеления и прочих чудес имеют научное объяснение, приводя множество примеров, когда суеверные люди принимают обыденные явления за присутствие невидимых духов.

– Денис, ты даже не представляешь, насколько ты прав, – сказал наконец Рустем Мавлиевич. – Но не до конца! Вот смотри, допустим, подростки дурачатся, вызывают дух Наполеона и тут слышат загадочный стук – это окно на чердаке от ветра ударило, но они не знают, визжат, веселятся. Верят в потусторонние силы. Или женщина просит добрый знак, чтобы уволиться с ненавистной работы, просыпается однажды, а у неё цветок, который сроду не цвёл, на подоконнике вдруг распустился. На самом деле это дочка уже несколько месяцев все цветы с новым удобрением поливает, но женщина-то не в курсе, радуется и смело находит новую хорошую работу. Или молодожёны ругаются, хотят развестись, вдруг как повзрываются лампочки – плохая проводка, а они пугаются и вот уже мирятся, остаются вместе и детей заводят. И вроде мистики никакой – сплошь законы природы и причинно-следственная связь, – Рустем Мавлиевич сделал многозначительную паузу. – Но меня лично больше интересует тот, кто устраивает все эти совпадения – посылает ветер, позволяет проводке замкнуть в нужный момент, наводит девушку на мысли о новом удобрении, причём, заметь, заранее, ещё до того, как её мать задала вопрос! Вот и с ручьём так же. Ты, главное, пей из него, а что именно тебя здоровым сделает – не важно.

– Ну тогда всё просто, – Денис стоял на своём. – Человек видит то, что хочет видеть. Если бы та женщина с цветком не ненавидела так свою работу, её бы никакая цветущая орхидея не убедила.

– То-то и оно! – улыбнулась Надежда Васильевна. – Ну зацвёл и зацвёл цветок вроде бы, да? Решает-то в итоге сам человек! Вселенная до последнего момента оставляет нам выбор. Можно ведь не обращать внимания ни на какие знаки. Правда, они почему-то приходят именно тогда, когда человек готов к переменам и именно в той форме, которая может оказать наибольшее влияние. Тут другое интересно! Когда-то Вселенная создала законы причинно-следственной связи, и сама теперь, разумеется, живёт только по ним. Её не поймаешь на явлении чуда, противоречащего этим законам. С какой стороны ни посмотри – всему есть своё объяснение, всё подчиняется простой строгой логике. Но вот только работает эта логика всегда на конкретный результат, и если потрудиться и проследить закономерность, то волосы дыбом становятся от того, как сумма таких результатов похожа на чей-то продуманный план.

Все примолкли. Видимо, каждый мог вспомнить, как цепь случайностей приводила его к чему-то, что впоследствии оказывалось важным поворотом судьбы.

– Объяснение не обесценивает чудо, может, даже наоборот, – добавил Рустем Мавлиевич. – Вот у нас младший до четырнадцати лет в Деда Мороза верил, потому что мы всей семьёй незаметно подкладывали новогодние подарки, и учился на одни пятёрки – верил, что от этого зависит, что он получит на праздник. Теперь уже степень доктора имеет, а всё потому, что научился собираться и добиваться своей цели.

– А старшие почему в Деда Мороза не верили? – спросила Мунира, девушка Дениса, ловко распаковывая коробки с провизией. Подходило время обеда.

– А для старших советская власть была Дедом Морозом! – рассмеялся Рустем Мавлиевич.

За пару дней, проведённых в Кентских горах, мы тесно сдружились с новыми знакомыми, оказавшимися к тому же настоящими виртуозами походной кухни и творящими кулинарные шедевры из макарон, овощей и тушёнки. Когда мы начали собираться на следующую точку, все стали единодушно приглашать их поехать с нами – в машинах как раз было два свободных места. Семейная пара с лёгкостью согласилась.

От Кента мы за полдня добрались до Каркаралинска. Здесь осень ещё не была такой пёстрой, но, возможно, это впечатление создавалось из-за преобладания хвойных деревьев. Несмотря на множество туристских троп, в этих местах было легко заблудиться: большую горную цепь укрывали густые леса, вместо полян в них белели гладкие каменные выступы и площадки, хаотично разбросанные и похожие друг на друга как близнецы. Лес звенел птичьей суетой и остужал


убрать рекламу


сырую зелень раскинувших резные лапки папоротников. К вечеру свежий воздух становился совсем прохладным, заставляя чаще кипятить чайник и туже натягивать тенты палаток.

Рустем Мавлиевич с супругой вызвались проводить желающих к Шайтанколю – озеру, окружённому мрачными легендами. На вид оно казалось совсем маленьким и безобидным. Однако, из-за того что было расположено высоко на горе, считалось очень глубоким, наполняющим собой большую скалистую трещину.

В походе между Денисом и Надеждой Васильевной опять разгорелась дискуссия. Я отметил про себя, что с каждым разом его вопросы становятся всё настойчивее, и подумал, что показной скептицизм и это непримиримое отрицание отражают только очень горячее желание поверить во что-то большее, чем материальный мир, и он просто ищет способ убедить самого себя, а точнее – свой упрямый математический ум.

Надежда Васильевна как раз говорила, что в духовных делах наш разум – самое тяжёлое препятствие, и чем большим опытом он наделён, тем тяжелее с ним совладать. Речь шла о том, как предсказатели толкуют свои сны и видения.

– Тут всё очень индивидуально, поэтому нужно понимать, что мир образов безграничен, – говорила Надежда Васильевна. – Есть общие, которые мы привыкли расшифровывать по бабушкиным подсказкам, например, собака – это друг, зуб – это родственник и так далее. Это логично – наше подсознание работает иначе, чем сознание, оно предпочитает общаться с нами через упрощенные картинки. Многие образы формируются у нас из-за одинаковой социальной среды, но большинство всё-таки зависит от собственного восприятия. Поэтому, чтобы руководствоваться видениями и не додумывать их, нужно прежде всего быть большим знатоком самого себя, закоулков своей личности.

Мы сели на прибрежные камни, наблюдая за небольшим семейством уток, беззвучно скользящих по холодной воде.

Надежда Васильевна продолжила:

– Определённо, есть какая-то информация, поступающая нам свыше… Ну или хотя бы интуиция, если тебе так удобнее, – добавила она, видя, как Денис поморщился. – В процессе жизни наше сознание постоянно занято оценкой происходящих событий и просчётами дальнейших шагов, а подсознание свободно, поэтому видит больше, но свои наблюдения преобразует в красочные образы. Потянул мышцу на тренировке, почувствуешь это только на следующий день, но ночью тебе уже приснится, что тебя в это место укусил зверь – подсознание всё для себя отметило и подсказывает в своей кодировке. Но это только самый приземлённый пример. Если смотреть шире, то священные писания написаны языком образов, которые так или иначе являлись простым людям. Если правильно перевести эти образы, можно будет многое узнать не только о духовности, но и об истории человечества. И у писателей так же. Чингиз Айтматов в «Буранном полустанке», помните? Описывая посреди серьёзного романа контакт с инопланетянами и его последствия, он подразумевал гораздо более глубокие вещи.

Я задумался. Получается, мы все живём обычной земной жизнью, а внутри постоянно как бы находится человечек, обитающий в неком сказочном мире и иногда проявляющийся в снах, а у кого-то даже в видениях. Вот только понять его язык трудно: недоброжелателя он наверняка будет принимать за неодушевлённый барьер, а вредную привычку наоборот – за живого коварного демона; полученные знания на его уровне, наверное, будут выглядеть как раскрытая книга, а мечты – как какое-нибудь летающее магическое животное. «Фантастика – это метафора жизни», – подумал я, вспомнив предисловие к «Буранному полустанку».

Из Каркаралинска мы ненадолго заехали в Караганду, где тепло расстались со своими попутчиками. Пока остальная часть команды докупала продукты, я проехался по городу, делая фотографии для запланированной на октябрь авторской выставки о жизни Казахстана. Как и многие другие города для алматинца, Караганда показалась мне просторной и пустой. Я запечатлел несколько очень самобытных старых двухэтажных домов и городской парк – нарядный, с кованными скамьями и невероятно красивой золотеющей осенней аллеей. Дальше наш путь лежал в Баянаул, куда мы и прибыли в тот же день уже ближе к ночи.

Я очень жалел, что мы не смогли включить в маршрут Улытау – горы, возвышающиеся в самом сердце казахской степи и в череде священных памятников хранящие историю нашего народа. Решив будущей весной обязательно туда съездить, добавив к посещению Улытау музей Коркыт-Ата и мавзолей Асана Кайгы[60], где я давно мечтал побывать, я уснул в ласкаемой ветром палатке, и мудрые старцы снились мне всю ночь.

У нас уже оставалось не так много дней, поэтому мы не стали долго рассматривать все достопримечательности этого горно-лесного оазиса, а сконцентрировали своё внимание на озере Торайгыр и его окрестностях, лишь мельком взглянув на более популярное озеро Жасыбай.

Личность Султанмахмута Торайгырова всегда вызывала у меня большое уважение. Всё, что он делал в своей короткой и яркой жизни, имело только одну цель – счастье родного народа. Для него он развивал свои способности и изучал русский язык. Мне казалось очень глубоким его молодое понимание, что чем больше он будет трудиться над самим собой, тем большую пользу сможет принести обществу. Он умер, когда был моложе меня на несколько лет, но успел стать знаменитым поэтом и общественным деятелем, оставив в памяти народа своё бессмертное имя. Именно в его честь, поскольку здесь прошло его детство, было названо озеро, у которого мы остановились, и лежащий рядом посёлок.

Горы здесь были такими же, как и во всей Сары-Арке, – скалистыми и округлыми, и поэтому казались очень приветливыми. Я нашёл несколько красивых пещер, а в зарослях у ручья поймал в кадр круп убегающего лося, который, несмотря на внушительные габариты, передвигался во много раз тише недавних алтайских косуль.

Почти весь последний день в Баянауле, пока мои друзья тщетно пытались поймать ускользнувшее лето, купаясь в откровенно холодном Торайгыре, я провёл в ольховой роще неподалёку. Меня потрясла красота этого места. Старые деревья, занесённые в Красную книгу Казахстана, были похожи на фантастический лес, по причуде невидимого автора оказавшийся в нашем мире. Переплетение мягкого осеннего света и тени, отбрасываемой рельефными листьями, рисовало внутри рощи сказочный узор. И если бы не топкая земля, хлюпающая водой между красно-коричневыми стволами чёрной ольхи, я бы с радостью остался здесь ночевать, только чтобы увидеть, как рассветное солнце под звуки плещущегося родника запускает в таинственный мрак рощи свои искрящиеся лучи.

По пути в Алматы мы снова остановились на ночёвку в Бектау, где список мест, в которых было решено ещё побывать вместе, дополнился зимним курортом Боровое и, конечно, Астаной, с её изящными городскими инсталляциями и самым большим салютом на День Независимости.

Я только приехал домой, когда мне позвонила мама. Она была очень взволнована, хотя и мастерски это скрывала, и притворно-равнодушным голосом спросила, когда я собираюсь зайти. Не тратя времени на расспросы и напрасно отыскивая в ещё не разобранном рюкзаке чистые носки, я заверил её, что уже отдохнул и в данный момент как раз направляюсь к ним. Носки не находились. «Хорошо, что осень в Алматы тёплая», – подумал я и обул сандалии.

Родители встретили меня вместе. Оба выглядели собранными и напряжёнными.

– Соседи старые звонили вчера, – сказала мама. – Говорят, в нашу бывшую квартиру приходила женщина, хотела что-то важное передать, – мама замолчала.

Я выжидательно на неё посмотрел, но ответил папа:

– Она написала им какой-то адрес, сказала, что это для тебя. Просила передать. Вот, – он достал из нагрудного кармана бумажку с адресом, по привычке аккуратно выведенным маминым почерком.

– Там, наверное, родственники её какие-то, – сказала мама тихим голосом. – Ты съезди…

Глава 20. Қиял

 Сделать закладку на этом месте книги

Я скитался по степи уже много дней, встречал горы и леса, озёра и речушки, но никак не мог отыскать нужную рощу. Все они были похожи друг на друга, а мне нужна была единственная, такая, какой больше не найти.

Однажды на закате я остановился в долине у каменной головы. Она была старой, сварливой и уже дремала. Потому, чтобы её не тревожить, я отогнал коня подальше и устроился спать. Сгустился полуночный мрак, высоко надо мной зажглись бесконечные огни, и небо наполнилось мерцанием.

Внезапно далеко в степи зазвучали красивые, но очень тоскливые звуки кобыза, а затем послышался голос:

– Выходи, кто посмеет, со мной на айтыс!

Я в холодной степи сто ночей ночевал,

Там из древа ширгай я бессмертье создал:

На могиле моей не смолкает кобыз[61].

Вслушиваясь в слова, я вдруг почувствовал, что подо мной задрожала земля, и увидел, как прямо по небосклону, перекрывая свет звёзд, промчался всадник на верблюдице. Он скатился к горизонту, и оттуда, куда он опустился, тотчас тоже послышались игра и песня:

– Вся одежда моя превратилась в тамтык[62],

Сто ночей десять раз и ещё две луны

Я искал, где надежда живёт для страны,

Долго брёл, но найти не сумел Жеруйык!

В музыкальной схватке сошлись два мудрейших акына. Я уже догадывался, кто из них кто: кобыз изобрёл легендарный Коркыт, к Жеруйыку же народ вёл Асан Кайгы. Их земли были далеко на юго-западе, как раз там, откуда доносились голоса. Я замер – вряд ли свидетелем такого айтыса можно стать дважды в жизни.

– Услышав, что моя струна

Запела так же, как она,

Твоя верблюдица застынет,

В степи наступит тишина!

Я чуть не подскочил на своём месте, когда из степи послышался пронзительный крик верблюда, но понял, что это Коркыт так умело играет на струнах кобыза.

И снова Асан Кайгы ему вторил в унисон:

– С кобызом, нечего скрывать,

Тебя искусней не сыскать.

А я хотел сплотить народ,

Меня уж не в чем упрекать!

Где-то за горизонтом полыхнула зарница. Затаив дыхание, я ждал ответа Коркыта, и он сразу же прогремел:

– Не нашёл Жеруйык? Так не «где», а «когда» –

Всё для счастья народ отыскал:

Через зимы лишенья и годы труда

Помудрел, и единым он стал!

Я не привык слушать примирительные айтысы. Обычно соперники, наоборот, до последней строчки пытаются друг друга уязвить. Видимо, когда речь идёт о великих людях, особенно о разделённых веками единомышленниках, правила могут измениться.

– Ты бессмертья искал, и от смерти ушёл:

Все народы тебя признают.

Не найдётся в Степи, кто б тебя превзошёл,

А ветра твоё имя поют…

Асан Кайгы замолчал, и со стороны Коркыта послышалась долгая виртуозная игра, от неё мне казалось, что звёздные дали распахнулись и летят навстречу. А потом его кобыз запел, как стая волков, и я понял, что по моему лицу текут слёзы восхищения. В наступившей вдруг тишине я отчётливо услышал журчание воды и понял, что тот самый ручей, который я так долго искал, уже совсем близко.

На рассвете я его нашёл. Он бежал через священную рощу, стоявшую на берегу небольшого озера. Земля вокруг была мокрой – ручей разливался и собирался вновь. Я отыскал самое глубокое место и заглянул в воду. На дне, среди десятков блестящих булыжников, лежал он – древний камень с отпечатком гусиных лап. След испускал еле заметное серебряное свечение, а значит, он всё это время работал. Я оглянулся в поисках духов-хранителей рощи и только теперь заметил, что их тени неподвижно замерли у стволов.

– Эй! – окликнул я. – Почему вы стоите на месте? Вы разве не видите, что след горит?! Почему не доносите об этом Йол-Тенгри?

Духи молчали, лишь лёгкая рябь потревожила их застывшие контуры и погасла. Я подошёл ближе и понял, что глаза хранителей затянуты плёнкой.

– Что с вами? Вы меня слышите? – испуганно спросил я и уловил тихий безнадёжный шёпот неподвижной фигуры:

– Тьма, вокруг одна тьма…

Духи ослепли.

В отчаянии я бегал от одного дерева к другому, пытаясь расшевелить их, надеясь услышать осмысленную речь, но ответ был неизменен: «Тьма, тьма, вокруг одна тьма». Я терял надежду. Если даже солнце, заглядывающее в рощу, не может рассеять мрак, застилающий их глаза, то что вообще сможет?

Всё конечно, уже ничего не изменишь.

Я сел прямо на мокрую землю, обхватив голову. Мне казалось, что не во мне, а где-то в воздухе крутится ещё одна мысль, и только поймав её, я вспомнил… С детства самым ярким и добрым, самым тёплым и правильным для меня был свет родного очага. В пасмурную погоду он разгонял мрак и согревал юрту в лютые зимние ночи. Этот свет делал сложное понятным и помогал справляться с любыми трудностями. От-Ана[63]! Я никогда не видел, чтобы она находилась вне дома, и вообще сомневался, что она сможет помочь. Но мне больше некого было просить, и я решил попробовать призвать Мать-Огонь, вложив в молитву все свои силы.

Вокруг было слишком много воды, поэтому я вышел из рощи и начал обряд у её границы: спросил разрешения у духов местности и разложил ритуальный костёр, разжёг пламя, возвёл молитву Тенгри и Умай, затем бросил в огонь горсть душистых трав и призвал От-Ана. Я был готов взывать часами, но она появилась почти сразу, соткалась из пёстрых языков пламени и была такой же, какой я её запомнил: прекрасной и грациозной. От её светлого взгляда и тёплого голоса наступало ощущение безопасности и уюта.

– Здравствуй, Киял! Ты так возмужал за последнее время, – ласково сказала она. – Почему ты решил призвать меня?

– Я знаю, что ты – тот свет, который навсегда сохраняется в сердцах людей и памяти духов. Когда заканчиваются силы и пропадает вера, ты остаёшься единственным, что не даёт человеку погрузиться во тьму. Духи этой рощи утратили зрение и бродят во мраке. Они больше не видят казтабан и не передают послания Йол-Тенгри. Ты можешь им помочь?

От-Ана оглянулась на рощу:

– Я никак не смогу войти внутрь, везде вода, – сказала она и задумалась. – Если ты возьмёшь самое горячее полено, то, наверное, сможешь меня занести.

Я склонился над огнём. Он был жарким и жадно съедал сухие ветки.

– Тебе, скорее всего, будет очень горячо и больно, но если ты действительно хочешь попробовать, то я не вижу другого выхода.

От-Ана печально взирала на меня.

Запустив руки в пламя, я достал самое раскалённое полено, стараясь держать его с краёв, где оно только разгоралось. От-Ана взвилась надо мной, и мы двинулись в рощу. Следуя указаниям Матери-Огня, я переходил от одного духа к другому, согревая их теплом домашнего очага. Руки нестерпимо жгло. Я ждал, что духи начнут оживать, но ничего не происходило. Когда От-Ана коснулась последнего, она шепнула: «К костру», – и я вынес полыхающее полено обратно из рощи на поляну. Перешагивая через ручей я мельком подумал о том, как приятно и мучительно будет опустить в него обожжённые руки. Я бережно положил От-Ана в огонь, и, как только языки разделённого пламени вновь свились вместе, роща загудела. Я обернулся – духи стали светлеть и пробуждаться, они отделялись от тёмных стволов и начинали двигаться между деревьев, наполняя своей радостью всю рощу и звенящий в ней ручей. Духи прозрели. Я посмотрел на свои руки, на них не было ожогов. Мать-Огонь улыбнулась – родной очаг не обжигает.

Я преклонил колено в благодарности к От-Ана.

– Теперь ты можешь первым отправиться, куда пожелаешь, нарисовав казтабан, – сказала она, глядя на ожившую рощу.

– У меня для этого есть крылатый конь, – ответил я. – Хм… Мать-Огонь?

Она посмотрела на меня.

– С весеннего мейрама я встретил так много великих сил: Йол-Тенгри и Богиню Умай, Эрлика и Жер-Су, Ульгеня и тебя. От-Ана, скажи, увижу ли я когда-нибудь Тенгри?

– Қиял, ботақаным менің[64], – всплеснула руками Мать-Огонь. – Неужели ты до сих пор не видишь? Да вот же он!

Забыв дышать, я проследил за её взглядом. И наконец увидел.

Глава 21. Тілек

 Сделать закладку на этом месте книги

Я не чувствовал себя готовым, потому хотел собираться очень долго, но сам не заметил, как уже выезжал из города по Восточной объездной автодороге. Думал заехать куда-нибудь по пути, чтобы оттянуть время, но остановился, только когда подъехал к дому, указанному в адресе. Мне хотелось, чтобы минуты до того, как я постучусь в ворота, тянулись мучительно долго, но за забором уже послышались отозвавшиеся на стук шаги. Я был готов заикаться и мямлить или просто потерять дар речи, но, не задумываясь, чётко и уверенно заговорил. На казахском языке.

Я сказал отпершей дверь девушке в косынке и фартуке, что мать, отдавшая меня в младенчестве на усыновление, передала мне этот адрес, и спросил, что она может об этом знать. Девушка сказала, что сейчас позовёт свёкра, очень вежливо проводила меня в дом, усадила в чистой просторной гостиной и проворно убежала. Аккуратные занавески смягчали резкий дневной свет. За окнами виднелся небольшой сад, уходящий в пологий склон.

– Сәлеметсіз бе![65]

В комнату вошёл статный мужчина лет шестидесяти. Я поднялся, представился, и мы обменялись рукопожатием.

Мужчина попросил называть его Адлет-ага. Он сел в кресло, стоящее рядом с диваном, на котором сидел я, сцепив ледяные пальцы, и упёрся ладонями в колени. Светлые глаза, окружённые лучиками мелких морщин, выдавали в нём доброго и улыбчивого человека, но сейчас его взгляд был затуманен воспоминаниями. Я повторил свой вопрос.

– Я помню её… Рахиля. Она иногда приезжала в наш старый дом. У них с Муратом были сложные отношения, неправильные.

Он помолчал.

– Есенмурат – средний из братьев. У нас большая семья: три брата, две сестры. Когда родители ушли, он очень тосковал, потерял опору. Даже все вместе мы не могли ему помочь. Он замкнулся, встречался с разными женщинами, долго не хотел заводить семью. А когда и захотел, ему Всевышний такую же, как он, послал – с ветром в голове.

Было видно, что, рассказывая, Адлет-ага заново переживает былое, и я поразился глубине его проступившей скорби.

– Мы искали тебя, – вдруг сказал он и посмотрел на меня так, словно не верил, что это действительно я. – По всем детдомам, по больницам ходили. Где она тебя бросила?

Я рассказал свою историю, и он покачал головой:

– Хорошо, что тебя воспитали достойные люди. Редкая удача – найти на чужой земле приёмных родителей. – Он заметил в моих глазах немой вопрос. – Твоего отца здесь нет. Он исчез так же, как исчезла Рахиля, когда была на середине срока. Уехал спустя несколько месяцев после того, как она пропала. Она сразу говорила, что не останется с ним, но обещала, если будет сын, назвать его в честь нашего деда – Ақтілек.

Меня обдало жаром. Звук родного имени почему-то тронул меня больше всего, больше, чем сама встреча и этот рассказ. Всю жизнь я был просто Тілек и теперь впервые услышал своё полное имя.

Адлет-ага продолжал:

– Мурат бесился, выходил из себя, но никогда не трогал её пальцем и не запирал, – он вздохнул. – Любил он её сильно.

Адлет кликнул Айганым, свою невестку, встретившую меня во дворе, и попросил принести старые альбомы. Пока она ходила во второй дом, стоявший тут же, на участке, он спросил меня о моей жизни, и я вкратце рассказал о том, чем занимаюсь. Слушая, Адлет-ага одобрительно кивал. Айганым принесла альбомы, и он пригласил её посмотреть их вместе. Мы сели рядом на диван, Адлет-ага посередине, и стали рассматривать фотографии.

– Вот это наш старый дом в Жаланаше. Здесь мы жили всей большой семьёй, – он улыбнулся, вспоминая. – Женщины втроём на маленькой кухне суетились. Марьям и Санагуль, твои тётки, тогда ещё не замужем были. Теперь-то у обеих у самих полные дома детей, и внуки на подходе. А Нагима над ними как старшая была, уже на сносях первым сыном моего брата Рысбека, моим племянником. Он сейчас большой человек в Астане.

Адлет-ага листал альбом, предаваясь воспоминаниям, и со смехом глядя на свои фотографии, подшучивал, что сам с годами только похорошел.

– А вот и Есенмурат, – он указал пальцем на большую семейную фотографию: мой отец стоял с края, с вызовом глядя в камеру – руки в карманах, чёрные волосы, не стриженные, по моде 70-х, кожаная куртка. – Ну что, Айганым, похож наш Тлек на отца?

Она закивала головой: «Похож». Где-то в доме заплакал младенец, и девушка, извинившись, убежала.

– Не знаю, как Рахиля узнала этот адрес. Я ничего о ней не слышал с тех пор, как мы переехали в Талгар, – сказал Адлет-ага.

Я перевернул страницу альбома и поймал совсем старый выскользнувший снимок. Серьёзный мужчина средних лет на нём стоял у юрты. Как мне показалось, на него я был похож даже больше, чем на отца.

– О, а это очень ценная фотография! – обрадовался Адлет-ага. – Это твой дед, мой отец, мудрейший человек! У меня все дети носят фамилию по его имени. И у тебя, по правилам, получается, тоже такая же фамилия, – добавил он. – Ты свою никогда не меняй, конечно, – не обижай родителей. Но всегда помни, что в тебе течёт дедовская кровь.

За окном вечерело. Закатные лучи окрасили белоснежное кружево штор персиковым цветом. Я хотел ещё о многом спросить – какого я рода, сколько у меня двоюродных братьев и сестёр, чем они занимаются, но не хотел злоупотреблять гостеприимством, понимая, что за один раз всего не обсудишь. Адлет-ага заметил мои метания.

– Оставайся у нас, за чаем посидим, расскажешь, что видел в Казахстане, с братьями познакомишься, они уже придут скоро: один с работы, другой с учёбы. Дочка-то у меня в Москве учится. Да и супруга моя вернётся сейчас – со старшим внуком на представление поехала, – он засуетился. – Марьям надо позвонить, она через дом живёт, вот ей радости будет! Всех увидишь, всю свою семью. А переночуешь наверху, у нас места много.

Я покорно согласился. Меня накрыло волной щемящей радости: в один момент у меня появилась семья, огромная семья! Я, конечно, не встретил родных отца и мать, но отметил, что не испытываю по этому поводу никаких переживаний – я уже обрёл нечто бесценное.

– Родителей позови, может, тоже приедут?

Адлет-ага, нацепив на нос висевшие на шее очки, внимательно смотрел в телефон, отыскивая номер сестры.

– Да поздно уже, им без машины по пробкам сейчас тяжело будет ехать, – подумав, ответил я.

– Ну тогда в пятницу обязательно привези их, дастархан накроем, побудете у нас, всех своих позовём, такой праздник большой! Алло! Алло, Марьяша…

На следующее утро мир не был похож на себя. Я не узнавал простейших вещей – вкуса еды, звука проезжающих машин, даже воздух пах по-другому. Я проснулся в каком-то новом мире, который мне ещё только предстояло постигать.

Не желая сразу возвращаться в Алматы – я пока не представлял нового себя в повседневной городской суете, – я проверил багажник. Там всё ещё лежали какие-то консервы и печенье, спальный мешок и другое снаряжение, хотя мне казалось, что недавняя поездка в Центральный Казахстан закончилась целую вечность назад.

Было ещё совсем раннее утро, дома семьи Адлет-ага стояли на севере Талгара, и я решил отправиться в одно из своих любимых мест Алматинской области – на плато Табан-Карагай. Сколько бы раз я там ни бывал, эти места всегда помогали мне обрести душевное равновесие.

Тепло попрощавшись до пятницы с новыми родственниками, я выехал на трассу, идущую вдоль Большого Алматинского канала. Она довольно быстро домчала меня почти до Чилика, а оттуда я легко добрался до Жинишке, остановившись только один раз в Алгабасе, чтобы ответить, когда мне позвонили из департамента индустрии туризма.

Отключив телефон – дальше всё равно не будет ловить, я взбирался по крутой, в ямах и ухабах дороге, которая поднималась на гору перед посёлком Жинишке. Открывшееся плато было, как всегда, живописным. Зелёная летом трава уже потускнела, и не было видно пляшущих на ветру цветочных лугов, но нахлынувшее ощущение, что ты попал на самую вершину мира и небо сейчас мягко ляжет тебе на плечи, оставалось неизменным.

Я направился к знакомой скале – туда, где однажды, от счастья не веря своим глазам, нашёл редчайший священный цветок – снежный лотос. Сентябрь уже перевалил за середину, и, хотя год был жарким, я не ожидал ещё раз его увидеть. Но цветок был там, стоял почти у вершины холодной скалы, раздвигая своими могучими листьями каменное крошево осыпи. Я поздоровался с ним, как со старым знакомым, а потом забрался на самый верх.

Я никуда не спешил и ни о чём не переживал. Я просто был счастлив и смотрел на небо.

Глава 22. Тәңір

 Сделать закладку на этом месте книги

С тех пор, как я разглядел Тенгри, я больше ни на миг не переставал его видеть. Меня наполняла осень, но не тоскливая или пронизанная сожалениями об ушедшем, а ясная, пророчащая новые пути и озаряющая душу непоколебимой верой в мир.

Проект государственной поддержки культурного туризма под рабочим названием «Қазтабан» в департаменте приняли, и меня ждало очень много интересной работы. Привычным движением я коснулся теперь всегда висящей у меня на шее чёрной гагатовой бусинки, найденной на Мангышлаке. Как много всего случилось между тем жарким днём летнего солнцестояния и этим безоблачным днём осеннего равноденствия! Кажется, я где-то читал, что сегодняшний солярный праздник принадлежит хозяину подземного мира, Эрлику. Воздух был пронизан такой жизнеутверждающей энергией, что в это верилось с трудом.

Всё, что я узнал, увидел, почувствовал и полюбил во время своих странствий, все святые места, к которым прикоснулся, и все священные духи, коснувшиеся меня, теперь казались мне моей неотделимой частью. Я посмотрел на родную землю иначе, отринув привычные призмы, и, как мне казалось, заглянул в самое сердце своего народа.

Казахстан бесповоротно меня покорил. И теперь, как и много раз за эти упоительные месяцы, снова и снова, я про себя клялся до последнего вздоха служить своему народу и родной земле.

Я вспомнил, как сегодня утром, прощаясь с Марьям-тате, пригласил её семью на свою выставку, а она поцеловала меня в лоб, сказав: «Ты так много земель объездил, балам[66], что, считай, теперь – дитя народа, можешь везде своим быть». И я действительно впервые в жизни чувствовал себя в этом мире своим. Я не знал, что будет дальше и куда заведут меня пути, знал только, что нужно будет упорно трудиться, и это меня радовало ещё больше. Потому что именно теперь, как бы это ни было парадоксально, мне перестало быть важно, кто я: Тлек Николаевич Ягодный, приёмыш, вернувшийся на свою родину, или Ақтілек Есенмұратұлы Тәңір из племени албан, рода қоңыр-бөрік, в одночасье обрётший большую семью.

Я знал главное: я – казахстанец, и это моя счастливая судьба.

Бог – это природа

Рассказы

 Сделать закладку на этом месте книги

Горный исток

 Сделать закладку на этом месте книги

Щедро одарена казахская земля природой. На всех её восхитительных просторах, в каждом уголке её – хоть небольшое, но найдётся чудо.

И Рудный Алтай в Восточном Казахстане не исключение. На восток от Риддера, городка тихого и доброго, сотканного неширокими чистенькими улочками, за десятком речек со сказочными названиями, такими как Топкуша, Быструха и Чесноковка, высится средь тёмно-серебряных отрогов Ивановского хребта пик Ворошилова.

Путь к нему лежит по каменистой дороге, аккуратно разделяющей лес. В нём могучие ели, косматые пихты и мудрые старцы-кедры, покачивая в такт своим думам пышными ветвями, с философской невозмутимостью наблюдают течение жизни. А жизнь эта в лесу полна суровой горной грациозности. Среди довольно сияющих зеленью деревьев встречаются и чёрные, поваленные молниями или лесным пожаром, стволы. Их осторожно обнимают кудрявые плющи, в надломах и трещинах находят приют прорастающие семена, а кое-где новой жизнью пробиваются древесные грибы. Природа вновь и вновь совершает подвиг возрождения, укрывая выжженные прорехи полянок покрывалом юных трав.

Скрипящий хвойный воздух обволакивает сознание и танцует в изумрудных крыльях лопухов. В небольших порывах ветра он треплет легкомысленную бахрому папоротника и смешивается со стойким благоуханием сочного разнотравья.

На склоне, выше сыроватой лесной жары, свободный от тенистого плена густых зарослей, мистическим белым зеркалом прочно врос в скальную россыпь Вышеивановский белок. Это снежник-перелеток, который круглый год хранит зимний снег, не исчезая полностью даже в жаркие летние месяцы. С Ворошиловского пика стекают речки Казачиха и Громотуха, а медленное таяние Вышеивановского белка питает реку Поперечную.

Задумчивая, только очнувшаяся от ледяного сна вода робко выбирается из-под сверкающего морозного покрова. Она пританцовывает на каскадах расколотых камней, подпрыгивает на их свинцовых пиках и ускоряется, поглядывая сверху на свое крутое извилистое русло. Ручей звенит ледяной чист


убрать рекламу


отой, питает душистые травы, омывает корни вековых деревьев, и под их благословение превращается в весёлую горную речку. Меж отвесными склонами дикого ущелья, под огромными мрачными валунами, в тени покачивающихся охапок душицы, отпускающих по ветру цветные лепестки, тревожа старые недовольные кустарники таволги и жимолости, несет река свои воды в долину. Вечнозелёная хвоя берегов сменяется ажурным лиственным узором рябины, русло огибает торжественные стволы черёмухи и густые заросли жёлтой акации, вода спешит наполнить солнечным журчанием подлесок. Река минует пригнувшиеся под весом ягод ветви малины и заросли кислицы, чтобы наконец увидеть берёзовые и осиновые рощи и склонившиеся ивы, знаменующие выход в нижний пояс Западного Алтая.

В долину она втекает полноправной хозяйкой. Вода освежает ликующие растения и дарит жизнь животному миру предгорья. И долго ещё с берегов виднеется Ворошиловский пик – недвижимый исполин, хранящий белоснежный исток путешественницы-реки.

Бушующий хан Джунгарского Алатау

 Сделать закладку на этом месте книги

Вся природа прекрасна. Священны каждое деревце и камень, каждый кусочек родной земли. Но особое место в сердце путешественника всегда занимают горы. Я больше предпочитаю степь – бескрайнюю и ликующую, но и мне при взгляде на темнеющие скалистые вершины не удержаться от восторженного вздоха. Горные цепи будто излучают мягкую, струящуюся тайну, которую изнывающе хочется приоткрыть. И вот уже несётся внутренний взор над яблоневыми садами, над каменными руслами горных ручьёв, через овраги и рощи, туда, к невидимому и неведомому звонко взывающему чуду!

И не важно, покоряешь ты горы или нет, но они тебя всегда покоряют.

Джунгарский (теперь он называется Жетысуйский) Алатау приковал моё сердце своей нетронутой суровой и даже воинственной красотой. Здесь за неприступными стенами многочисленных ущелий бурлят ледниковые реки, кроются прозрачные озёра и вольно проживает всевозможное зверьё. В восточной части гор обманчиво гостеприимно распахнуты Джунгарские Ворота – проход для самых мощных разрушительных ветров Евразийской степи.

Маленькая, но сказочная часть удивительной Джунгарии – ущелье реки Кора. Её воды берут начало на высоте более 3000 метров над уровнем моря, среди дающих талую слабину вековых льдов. Студёное, играющее на валунах течение ещё больше разгоняется от втекающих обманчиво мирных ручьёв и грозных, крушащихся со скальной высоты водопадов. Самый высокий из них (около 120 м) – водопад Бурхан-Булак.

Как будто пар из гейзера, шипит и рвётся вниз мощным потоком его тугая ледяная вода. Она срывается со скалы громадной прозрачной змеёй, рассекаясь каменными выступами и превращаясь у подножья обрыва в трёхглавого дракона. В бесстрашном прыжке вода устремляется дальше, на дно ущелья, грозясь с легкостью снести всё на своём пути, но вскоре встречает порог, за ним другой – и уже каскадом, укрощённо стекает в мирную чистую заводь.

От воды, будто бестелесный дух рокочущей энергии, из которой соткан водопад, восходит влажный звенящий ледниковый воздух.

На дивных выгоревших скалах Коринского ущелья пестрят краски: нарядные ели сменяются задумчивыми стальными осинами и золотеющими к сентябрю берёзками. Взгляд то и дело упирается в различные природные препятствия – деревья, валуны, вершины. Но, несмотря на то что горизонт всегда скрыт, здесь неизменно чувствуются истинная свобода и головокружительная воля.

Долину между рекой и скалами покрывает смешанный лес. Гулять по нему – огромное наслаждение. Залитые солнцем весёлые опушки, таинственные низинки, покрытые ковром благоухающих шишек, переплетение сильных рельефных корней с игривыми изумрудными кудрями плюща. Озорные солнечные зайчики, неосторожно рассыпанные мягкими лапами танцующих деревьев, выхватывают из лесного полумрака рыжие пятна опавших игл и шуршащих листьев. Здесь не страшно заблудиться: грохот водопада и отблески речных волн – лучшие ориентиры. Поэтому хочется бродить часами, находя скрытые поляны, покачивающие травостоем на ветру, места старых лагерей и позабытые кострища, обложенные черными, потрескавшимися от жара камнями.

До самого заката у перевала царит музыка безмолвия – шелест горного ветерка, баюкающее стрекотание насекомых в траве, перекатный рокот мощной реки и крики прорезающих воздух птиц. А ночью, во мраке, разбавленном светом звёзд, ветер с гулом раскачивает тонкие верхушки деревьев, и от этого воображение невольно рисует картину разросшегося до невиданных размеров водопада, растекающегося и неудержимыми волнами накрывающего долину.

Пять чудес Мангышлака

 Сделать закладку на этом месте книги

Есть в Казахстане места до того удивительные, единственные в своём роде, что и глазам не верилось бы, да только верь не верь, а дух захватывает по-настоящему!

На западе наших земель, там, где монотонная пустыня обрывается живописными утёсами – чинками, где сверкающие меловые хребты сменяются хмурыми каменными долинами, где не счесть загадочных пещер, где извиваются пёстрые каньоны, а крутые скалы подступают к седому Каспийскому морю – там лежат края необыкновенные!

Суровое плато Устюрт, древний титан, дремлет там многовековым сном, а легендарный полуостров Мангышлак, выглаженный ветром, хранит память о торговых тропах Великого Шёлкового пути.

Там, где когда-то кипела жизнь в караван-сараях и торговых городах, теперь важно вышагивают верблюды по иссушенным зноем такырам, а в зеленеющих оазисах мелькают осторожные муфлоны, джейраны и сайгаки.

Это вотчина богатой истории цивилизаций и путей великого переселения. Это края, хранящие память о подвигах человеческого духа. Это красивая, зрелищная и контрастная земля!

Шаровидные конкреции. Невиданные гигантские каменные шары покрывают долины Мангыстау. Прижимаясь друг к другу, как стада больших круглых буйволов, или возлегая в одиночестве, словно диковинные яйца космической птицы, они от горизонта до горизонта усеивают плато.

Гуляя здесь, сложно не почувствовать микроскопичность своего существования – бескрайние поля шаров не обойти человеческими ногами, а человеческим разумом не постигнуть их возраст. И всё же, забравшись на такой, приятно ощутить сладкую жуть необъятной вечности времени.

Сидя на покатом боку одного из шаров, можно представить себя Маленьким Принцем на собственной крошечной планете. А кругом ещё миллиарды таких, и миниатюрных, как черепашьи головы, и громадных, высотой с двухэтажный дом. Формы некоторых от времени разрушились или слепились с соседними, и теперь их фигуры напоминают удивительные контуры мистических существ.

Но главное волшебство в том, что здесь легко найти следы настоящих доисторических монстров, возрастом больше ста пятидесяти миллионов лет! Выделяясь на фоне низенькой травки, между шарами ютятся большие перламутровые раковины и наутилусы, панцири морских ежей и другие невероятные артефакты древнего океана.

Бозжира. Сахарные дворцы, застывшие над девственным холстом белоснежной равнины… Сверкающие призраки из меловой пыли, потревоженной раскалённым ветром… Пронзительное голубое небо, зацепившееся взбитыми облаками за острые вершины… Всё это – сказочная Бозжира.

Подумать только! Сотни миллионов лет назад здесь было дно мирового океана, а сейчас ни капли влаги, и высоченные белые пики – это лишь его небольшие, оголившиеся на закате времён, островки.

Ослепительное солнечное сияние отражается от склонов Бозжиры, и кажется, будто кто-то побелил равнину, чтобы потом раскрасить её. Создаётся ощущение ноля, чистого старта для новых начинаний. Даже сам себя чувствуешь карандашной зарисовкой человечка, нанесённой на лист бумаги рукой невидимого творца.

Бозжиринская долина покрыта россыпью довольно поблескивающих на солнце гладких белых камней и самородков кремния, из которого древние люди делали наконечники для стрел. Наверху, почти на краю плато, безмолвным упоминанием об охотничьем прошлом человека, стоят араны – загоны для диких животных.

Забраться на вершину одного из меловых островов – удовольствие отдельное. Карабкаясь по узким хребтам и перепрыгивая через расщелины, не встречаешь ничего, кроме собственной тени, скользящей по известняковой белизне склона. От жара солнца на лбу появляется испарина, и её тут же сушит горячий ветер. Ветер приходит порывами, и, когда он врезается в выступы или запутывается в углублениях, создаётся звук, похожий на шум волн. А на вершине, затаив дух от простёртой внизу красоты, внезапно понимаешь, что вокруг – уже небо, и, чтобы с головой окунуться в его головокружительную лазурь, нужно только привстать на цыпочки.

Впадина Карынжарык и сор Кендерли. На стыке Устюрта и Мангышлака есть ещё одно удивительное место: впадина Карынжарык. Название соответствует ей как нельзя лучше – огромная, наполненная светом чаша тихо возлегает в теле земли. Приглушенное свечение идёт с её глубокого дна, заполненного солончаковым озером – сором Кендерли. Здесь такое высокое небо, а просторы такие бескрайние, что не слышно ни звука: не находя отражения, звуковые волны тут же растворяются в воздухе.

Солёное белое зеркало сора, покрытое ломанным узором трещин, как невиданная паутина окутывает землю вокруг трёх гор-близнецов, возвышающихся посреди равнины. В лунную ночь они кажутся тремя зияющими чёрными дырами в мерцающем звёздном океане.

Не то из-за небесного света, накопившегося в соли за тысячи лет, не то из-за умиротворённой тишины Карынжарык волшебным образом наводит порядок в душе, успокаивая её бури и возвращая к равновесию.

Жыгылган. Много диковинного увидит путник в Мангистау, но одно из главных мест в потрясённом воображении непременно займёт Жыгылган.

«Жығылған» в переводе с казахского значит «упавший». В древности колоссальный оползень создал на берегу Каспийского моря котловину диаметром более десяти километров. Стоя на её краю, остаётся только поражённо вздыхать: с такой высоты раскинувшийся под ногами каменный хаос напоминает раскрошенное, как для торта «Муравейник», печенье.

А внизу удивляешься ещё сильнее. Каменные громады сложных фантастических и правильных геометрических форм, под разными углами уходящие в травянистый ковёр земли, достигают размеров пятиэтажного дома.

Крохотные осколки для земли и грандиозные глыбы для человека, они создают сложный и красивый лабиринт ущелий. На полянах посреди огромного каменного крошева встречаются лёжки муфлонов – небольшие вытоптанные пространства посреди зелёного луга.

Здесь так уютно, что хочется часами гулять, впитывая взглядом изумрудную зелень лугов и серебряный отблеск скал, пробираться в зажатые между ними темнеющие пещеры, раскрашенные внутри леопардовым принтом солнечных пятен, сидеть Акеллой на краю больших камней и любоваться великим морем. В Жыгылгане трудно заблудиться – на западе всегда видна широкая полоса Каспия, но дважды найти одно и то же место практически невозможно. Ущелья не похожи друг на друга, зато каждое щедро напичкано каменными башнями, кубами и фигурами животных. Очередной шаг – новый ракурс, и картины меняются, как в калейдоскопе.

Каспийское море. Два чуда Казахстана переплетаются у его западных границ: здесь вольная степь встречается с великим морем.

Конечно, хозяин в Мангистауской области – Каспий. Местные жители ласково называют его Дедом. Каспийское море очень приветливое, его седые воды богаты рыбой, скалистые берега невероятно красивы, а люди – добрые и лёгкие.

В волнах Каспия ощущается потрясающая мощь водной стихии. Ледяные солёные волны великолепного морского цвета накатывают на сушу и лепят скульптуры из прибрежных камней. Они полны сил и неукротимы. Но скальные закоулки берегов потихоньку проводят воду в глубь полуострова, и там, в каменных плитах, где встречаются небольшие бассейны, она, не тревожимая ветром, усмиряется и за день становится тёплой и ласковой, как в южном океане.

На берегу Каспия, на гребне дикой стихии, течёт лихая морская жизнь. Невольно с белой завистью думаешь о жителях Актау – какое же это счастье: каждое утро видеть море и слышать по ночам плеск его шипящих волн! А как здесь должно быть прекрасно, немыслимо волнительно во время шторма! Чудеса…

Пламенное небо Каратау

 Сделать закладку на этом месте книги

Отправляясь путешествовать по Казахстану, готовьтесь бесконечно удивляться! Повидав золото песчаных барханов, испив изумруд густых лесов, встретив белоснежные, но не видавшие снега пики меловых каньонов, заглянув в сине-зелёные глаза моренных озёр, побывав в сокровищницах полудрагоценных камней, спрятанных в разломах застывшей лавы неродившегося вулкана – нужно всё ещё быть уверенным, что ты почти ничего не видел.

Очередным откровением для меня стали горы Каратау. Это большая горная цепь, чьи разные части совершенно не похожи друг на друга. На востоке горы покатые, с пышными и круглыми, как у бабушкиных баурсаков, боками. А на западе это высокие каменные иглы, хмуро стоящие на страже неприступной горной крепости.

Многие ущелья кажутся легкодоступными для прохождения, скалы – удобными для подъема, и они манят, зовут, будоражат исследовательский интерес темнеющими пятнами пещер и замысловатыми формами осыпающихся валунов.

Каратау – очень древние горы, они образовались более миллиарда лет назад. Жизнь кипела тут с момента своего появления на Земле. Здесь находят следы динозавров и перья доисторических летающих ящеров. Первый человек на территории Казахстана появился тоже здесь. Красота ли пленила наших далёких предков или когда-то этот край был ещё более плодородным, но с тех пор люди жили в Каратау всегда. На скалах встречается много сакральных символов – петроглифов, датируемых с эпохи бронзы до XX века нашей эры.

Каратау хранит самые сокровенные легенды казахского народа. В одном из укромных горных ущелий, по преданию, спрятан кобыз Коркыта – волшебный первый кобыз, способный творить чудеса. В казахских сказках Каратау – священные горы, где каждая пещера и вершина наделены магическими свойствами. С этими горами связана легенда об Алпамыс-батыре из рода конырат, рассказывает о них и знаменитый жырау Асан Кайгы. Каратау был излюбленным краем казахских ханов… Продолжать можно ещё довольно долго, однако, чтобы почувствовать магию здешних мест, не нужно знать всех подтверждений исключительности этих гор. Достаточно просто в них оказаться.

В ущелье Келиншектау в Западном Каратау мне повезло побывать и в апреле, и во второй половине октября. Даже весной сияющая зелень трав и пронзительное синее небо не могут изменить мрачной загадочности здешних скал, а уж когда по небу начинают ползти низкие осенние тучи, Келиншектау и вовсе превращается в царство Эрлика. Так и чудится, что вот-вот выедет он на своём огромном быке из лабиринта железных башен, и уже слышен чуткому уху каменный гул его окриков. В дымчатой вышине беззвучно, крыльями оживляя ветра, парят исполины – грифы кумай.

Погода в наших широтах неспокойная – за четыре коротких дня ущелье посетили дождь и снег, ночи его замораживали, а дневное солнце высушивало и согревало. Но своё самое потрясающее представление Келиншектау приберегло для последних ночи и утра осенней экспедиции.

Целый день ярко сияло солнце, не омрачённое и малейшим облачком на небосклоне, а к вечеру высоко-высоко на восток потянулись еле заметные белые полосочки, словно чистые рыбацкие сети, черпанувшие воду. И как только у стремительно темнеющего горизонта угас закатный огонёк, в острозубой каменной пасти вершин ущелья завыл и зарычал ветер. Сначала он бесновался у самых пиков, но потом невидимым драконом спустился вниз. Он подбросил вещи и посуду, раскидал потухший костёр, а после – стал утюжить палатку и деревья, затихая на несколько секунд и ударяя с новой силой. Порывы ветра, как освободившиеся демоны преисподней, били по очереди и со всех сторон, сталкиваясь друг с другом, объединяясь, силясь вскопать землю и перевернуть её вверх дном!

В редкие моменты затишья становился отчётливо слышен грохот камней, уступивших напору бескрылой нечисти и катящихся по склонам. Поэтому, когда очередной удар ветра трепещущим боком очумевшей палатки крепко прижимал меня к земле, невольно думалось: ветер ли это несётся по мне чугунным паровозом, или древний валун не выдержал, наконец, завывающего натиска и низвергся на дно ущелья, укрыв собою лагерь?

Не стихло безумство и к рассвету. Напротив – казалось, что эти накал и страсть перекинулись на небо, раззадорив и взбудоражив его. Будто какая-то искра вечернего костра всё-таки выжила в буре и подожгла небо.

Это была поразительная, апокалиптическая картина – чёрное небо неотделимо от чёрных же стен ущелья, не видно ни контуров, ни собственных рук, а ветер сбивает с ног, окончательно путая и без того потерянные ориентиры, но где-то далеко (интуитивно понимаешь – наверху) горят неподвижные огненные разломы разверзшихся небес.

Тьма стала потихоньку отступать, остановленное время понеслось вновь. Встрепенувшись, помчались облака, и долго ещё на посветлевшем небе сменялась и разворачивалась белёсая череда трансцендентных сюжетов.

Гроза на Деревянном озере

 Сделать закладку на этом месте книги

Восточнее Алматы, там, где бурлящий Чарын впадает в спокойную Или, а в каменных закоулках Чарынского каньона поют пустынные ветра, есть озеро под названием Деревянное.

Говорят, в былые времена на его месте находилась ясеневая роща. Когда-то она была затоплена паводком, который образовал озеро и оставил древние деревья удерживаться за дно мощными корнями.

Словно в наказание за затопленную рощу, вот уже несколько десятилетий на берега и воды Деревянного озера с запада наступают пески Карабаскум, угрожая со временем превратить его в один большой бархан.

Игра контрастов кроется в названии Деревянного озера и проявляется на самих его берегах, где над периной раскаленного шёлкового песка гуляет прохладный солоноватый ветерок.

Поднимаясь по круглому боку дюны, утопая ногами в её обжигающей подушке, невольно представляешь себя путником в арабской пустыне. Одиноко сверкает в небе жаркое солнце, и стеклянное марево дрожит у горизонта. Вокруг – лишь песок, который изредка выталкивает из своих недр суетливых ящериц. В воздухе царит зной и звон осыпающихся при ходьбе песчинок. Ветер слизывает следы путников, поддерживая иллюзию нетронутости этих мест, и с каждым мигом грань воображаемого одиночества в пустыне теснит ощущение реальности, пока наконец (о, чудо!) после очередного шага по склону вверх перед взором не раскинется спасительный оазис Деревянного озера.

Лазурная гладь воды освежает мир и мелкими озорными волнами дразнит небо, яркая прибрежная зелень радует глаз, а пространство наполняется звуками жизни: отсчитывает чьи-то часы кукушка, вьют трели соловьи, в камышах шуршат невидимые глазу существа…

В первый день пребывания на озере нам довелось стать свидетелями настоящего Чуда Стихии. Явившуюся картину лучше всего будет сравнить с выступлением великолепно слаженного оркестра.

Сначала становится слышно сухое шуршание камыша, и из зарослей вырывается легкомысленный ветерок. Он гудит небольшими потоками песка, хулиганит, поднимая в воздух растительный мусор, закручивает безобидные вихри и, усиливаясь в белых отсветах рождающейся молнии, поднимается к небу. В ответ ему с нахмурившейся суровой высоты тут же раздаётся гром. Он, словно благословение, проливается на земную твердь, заставляя воздух дрожать и пускать волны по потемневшей воде и понурившемуся кустарнику. Всё громче запевает ветер, а вслед за ним вводит свою барабанную партию дождь. Холодные капли рассекают пространство и стремятся к земле, ускоряясь, как миллиарды крохотных водяных бомб. Они врезаются в песок, оставляя глубокие воронки, бьют по плечам, заставляя вскрикивать от неожиданной жесткости небесной воды. Дождь свирепствует и хлещет по мирозданию! Всё застилает гремящая мокрая пелена, закипает озеро, и гнутся к земле очумевшие деревья. Не желая довольствоваться полученным результатом, дождь на секунду останавливается, переводя дух… и обрушивается на мир градом!

В воздухе звенит лёд, небесные снаряды несутся к матери-земле, не ведая пощады и не давая отсрочки. От них невозможно укрыться – коварные иглы забираются под тенты палаток, рикошетят от машин и песка, засыпаются морозящими горошинами за шиворот. Не смолкая, гремит гром, словно он подкрался прямо к лагерю. Ещё чуть-чуть – и он разломит тугой купол небес прямо над головами восторженных и до нитки мокрых слушателей. За какие-то пятнадцать минут безумства стихия достигает своего апогея… и обрывается.

На один момент, на один краткий миг, как по команде невидимого дирижёра, наступает тишина… И внезапно рвётся пронзительно счастливым, ликующим пением птиц! На их зов ослепительный луч солнца прорезает тяжёлые неповоротливые тучи, за ним протискивается другой, третий…

Над озером безмолвно и величественно пролетает белая цапля. След в след за ней по воздуху с танцующей грацией хищника стелется чёрный орел. Они будто по-хозяйски показывают, что представление закончилось, и жизнь снова пошла своим чередом.

Благодаря грозе озеро приобрёло ещё больший контраст. Одна половина мира до горизонта окрасилась в мрачные, холодные тона – там притаился уходящий дождь. Вторая – яркая, залитая солнцем, приютила суетящуюся живность. А мы оказались в самом центре, в точке соприкосновения двух реальностей. С одной стороны нас стращал гром, с другой – пели птицы, взор слепило жгучее солнце, а тело холодил охотник-ветер. Всё это казалось очень естественным и гармоничным здесь, где барханы безводных пустынь наступают на искрящуюся гладь озера.

Природа не спешила вносить в день ясность – с юго-востока на северо-запад от горизонта до горизонта прямо над нами повис тучевой меридиан. Он опирался на смазанные штрихи дождей и, казалось, не собирался уходить.

Несколько раз снова пыталась начаться гроза и поднимался ураганный ветер, но солнце продолжало лить свет на беснующийся мир. Природа словно попала в фантастический вихрь – весь мир то темнел и намокал, то зажигался, сиял и высыхал, то снова наполнялся водой, грохотал и утихал. Неслось время, а вместе с ним, под аккомпанемент разлетающихся на ветру кастрюль и кружек, понесся чей-то восторженный крик: «Радуга!»

Радуга и впрямь стала хорошим знаком. Она наконец убаюкала природу, и озеро начало потихоньку готовиться к ночи.

Сумерки принесли с собой инверсию – ветер где-то в степях напился теплоты и возвращался домой, согревая лагерь. Взошла ослепительная, словно ночное солнце, классическая полная луна. Стало тихо и объемно. Побережье приняло нереальные, сказочные очертания. Из-за вуали лёгких облаков на освещенную до мельчайших деталей землю выглядывали звёзды. Настал волшебный, воспаряющий душу покой.

Оазисы Сары-Арки

 Сделать закладку на этом месте книги

Недаром воспета народом Сары-Арка! Над безбрежным золотым океаном степи крылатый несётся ветер. Шёлковые перья бережно касаются сердечных струн, и щемящая, сладкая, с детства знакомая мелодия разливается по вольным просторам. А быть может, это сама Степь поёт безмолвием ковылей, и сердце, растревоженное ветром, ей лишь подпевает. Летящим кюем, так тонко угаданным бессмертным Курмангазы, душа Сары-Арки переплетается с душой человека, которому посчастливилось сюда попасть.

Это колыбель кочевых цивилизаций – необъятная степь в центре Казахстана, огромная даже для современного транспорта. В основном она соткана невысокими сопками да пологими равнинами, но есть в Сары-Арке и удивительные горные оазисы, наполненные дыханием хвои.

Каркаралинск. В самом сердце Казахского мелкосопочника возвышаются прохладные Каркаралинские горы. Они словно вынырнули из-под земли: в сухом зное равнины издалека виден их мягкий тенистый контур.


Эти горы покрыты густым, но светлым хвойным лесом. Бесчисленные тропки ведут к притаившимся меж высоких деревьев скалистым стенам, словно сложенным из каменных кирпичей, к радостным солнечным полянкам и к маленьким, удивительно красивым озёрам – к мистическому Шайтанколю и геометричному Бассейну.

Про Шайтанколь ходит множество мрачноватых слухов, но природа всегда гостеприимна к тем, кто её уважает, и озеро встречает путешественников прозрачной водой, мягким шелестом ветвей и часто – выводком диких уток, безмятежно скользящих по его зеленоватому зеркалу.

Здесь приятно и уютно гулять, увлекаясь, от цветка к цветку, от скалы к скале. Но нужно быть очень внимательным – прозрачность леса обманчива, похожи между собой тропинки, на каждый большой камень найдётся пара близнецов, и кустарники раскачиваются зелёным морем, путая следы, а в сгущающихся сумерках горы и вовсе полностью преображаются.

Кент. Неподалёку от Каркаралинска есть ещё одни чудесные горы – Кентские. Здешние ущелья хранят память веков. Тут найден огромный протогород, поразивший историков своей развитостью, и глиняный дворец Кызыл Кениш, о котором не утихают научные споры. Неподалёку – огромный некрополь Бегазы-Дандыбаевской культуры.

Особенная атмосфера приходит в Кентские горы осенью. На дне ущелья сонно несет свои холодные воды небольшая речка, на её берегах кивают друг другу багровеющие к макушкам берёзы. Торжественно пылают осины, и их сияние бросает золотой отблеск на гранитные пики. Не поддаются осенней лихорадке только упрямые сосны, и их тёмная хвоя очерчивает пейзаж, делая его глубже и драматичней.

На фоне гранитных скал, покрытых пестрым смешанным лесом, раскопки кажутся неотъемлемой и гармоничной частью пейзажа.

Баянауыл. На краю Сары-Арки, зазывая гостей большими озёрами и скалами диковинных форм, раскинулся Баянауыл. В его гранитных складках ютятся чистенькие пещерки, а одинокие сосны возвышаются в расщелинах, словно их чешуйчатые рыжие стволы пронзили холодный камень в поисках жизни.

Священные пещеры и места силы, древние курганы и удивительные каменные фигуры – всё это неизбежно манит туристов, постепенно превращая дикий край в обжитую достопримечательность. Но в жаркую летнюю пору, отъехав на пару километров от шумной отпускной суеты, взобравшись на круглую, как гигантская каменная капля, скалу, здесь всё ещё легко ощутить бесконечное единение с родной землёй, её светлыми просторами и скрытыми в подземной полутьме удивительными тайнами прошлого.

Бектау-ата. Гудящей песней неродившегося вулкана, застывшим царством ползущих камней на страже южных границ Сары-Арки возвышается Бектау-Ата. Землю здесь сковывают наползающие друг на друга гигантские каменные лепестки, будто волны лавы, извергнувшись из-под земли когда-то в древности, замерли от восторга, увидав над собой величественное днём и искрящееся звёздами ночью высокое небо северного Прибалхашья.

Замысловатые каменные изгибы ведут к главному пику Бектау-Ата. В ясную погоду он отчетливо виден за сотни километров, снискав себе славу степного маяка. В низинах у подножья скал тихо шелестят лиственные рощицы и угрюмо теснятся непроходимые колючие кустарники. Выточенные временем скалы загадочными пирамидами высятся над степным травостоем.

После дождя вода собирается в округлых каменных ямках, и внушительные образы Бектау-Ата отражаются в них, как в бриллиантовых зеркалах. Есть здесь и настоящие сокровища – неприступная каменная толща скрывает цветные кварцы и дымчатый горный хрусталь. Бектау-Ата – гостеприимный хозяин, и побродив здесь несколько часов, можно забить этими удивительными камнями все карманы.

Стихии «Алтын-Эмеля»

 Сделать закладку на этом месте книги

Наш мир – мир стихий! Нередко мы замечаем их: завораживающими – в плеске сапфировых волн океана и в сияющем цветении лугов; бушующими – в свирепых ураганах и гудящих лесных пожарах; прирученными – в уютном сопении чайника и убаюкивающем жужжании вентилятора.

Но не всегда удаётся помнить, что всё в этом мире и даже сам человек – это лишь сложный узор, созданный удивительным переплетением пяти стихий: эфира, воздуха, огня, воды и земли.

Особенно отчётливо упорный труд стихий, бушевавших по отдельности, но создавших единый и удивительный природный комплекс, виден в Государственном национальном природном парке «Алтын-Эмель».

Эфир. Эфир считается первоэлементом, пространством, объединяющим всё сущее. Связь с миром, созвучие с душой другого человека, осознание себя частью Вселенной – всё это даёт нам Эфир, в котором мы созданы.

Общим пространством для уникальных ландшафтных достопримечательностей Илийской котловины является огромная территория государственного национального природного парка «Алтын-Эмель». Охраняемая зона занимает здесь более 520 тысяч гектаров и, чтобы на самом деле хорошо познакомиться с национальным парком, его ландшафтом, растительным и животным миром,


убрать рекламу


тут нужно провести не меньше месяца. Но в «Алтын-Эмеле» незабываемым приключением станет поездка любой продолжительности!

Воздух. Лёгкое движение в Эфире создает Воздух. Дуновение ветерка или течение времени, порыв души или неожиданная идея – так Воздух проявляется в нашей жизни. Он окрыляет наши мысли и возвышает сознание.

Как и когда это произошло – не осталось даже в памяти народов, заселивших эти загадочные места, но в незапамятные времена на берегу реки Или, названной так от монгольского «Илансу» – «сияющая», между архарьими горами Кіші и Үлкен Калканы, появился Поющий бархан, или, по-казахски Айғай құм. До сих пор остаётся загадкой – откуда взялось столько песка, обладающего таинственным даром пения, но точно известно, что бархан формируют ветра Балхаш и Чилик, дующие соответственно вверх и вниз по течению реки Или.

Ветра создали бархан высотой 150 метров, длиной более чем 2 километра и площадью почти в десять квадратных километров! Поющий бархан не только самый популярный объект в национальном парке и памятник природы республиканского значения, он являетя ещё и номинантом конкурса «7 новых чудес природы», в котором был представлен в одном ряду с горами Джамалунгмой (Эверест), Фудзи и рекой Ганг!

Такое внимание к бархану оправдано его уникальными особенностями: во-первых, он всегда стоит на одном месте, хотя подавляющее большинство песчаных дюн перемещается вместе с ветром. Во-вторых, в сухую погоду от движения воздуха или под ногами дерзнувших взобраться на него путников бархан поёт, а вернее гудит, и низкий вибрирующий звук разносится на многие километры вокруг.

Пение песков объясняется тем, что внутри любой дюны находится «основание» в виде влажного, спрессованного и тяжёлого песка, а на его поверхности песчинки лежат сухие и разрежённые. Когда что-то заставляет верхние пласты двигаться вниз по склону, песчаные массы толкают нижние слои, и всё приходит в движение, но – с разной скоростью. Это создаёт трение, порождающее вибрацию и, как следствие, звук.

Легендарный Поющий бархан, как и положено, окружён всевозможными мистическими историями. Рассказывают о духах пустыни, построивших его, о проклятом ауле, погребённом под песками, о шайтане, живущем внутри песчаной горы и о могиле Чингиз-хана, душа которого стонет в воспоминаниях великих сражений. Но больше всего будоражат рассказы очевидцев, утверждающих, что иногда, на закате, на гребне бархана появляется одинокая фигура путника.

Огонь. Раздуваемый ветром, зажигается Огонь. Это великая сила, разрушающая тьму и дающая свет, способная преобразовывать энергии, чтобы переплавить отмирающее старое в оживлённое новое. В наших сердцах Огонь – это страстный поиск истинного Себя.

В восточной части национального парка находятся горы Катутау. Хотя эти горы и стоят обособленно, они являются одним из хребтов южного склона Джунгарского Алатау.

Это совершенно необыкновенное место, наполненное удивительными формами и неожиданными изгибами округлых контуров.

Катутау образовались примерно 300 миллионов лет назад, в конце палеозоя, в так называемый пермский период. Как раз в те времена произошло величайшее из известных в истории планеты массовое вымирание животного мира. В результате крупнейшей биосферной катастрофы вымерло более 95 % всех морских видов существ и 70 % наземных видов позвоночных.

Согласно распространённой версии, вымирание было вызвано глобальным усилением вулканической активности в связи с тем, что все материки соединились в единый континент – Пангею. Так вот горы Катутау, как раз-таки сформированы этой огненной стихией, кипящей лавой двух больших вулканов, которые активно действовали здесь в те далёкие времена. Сегодня продуктом такой буйной деятельности древних вулканов являются многочисленные полиметаллические месторождения полезных ископаемых, цветных и драгоценных металлов, камней-самоцветов, многочисленные выходы термальных радоновых вод на территориях, близко прилегающих к национальному парку.

Эта катастрофа подтолкнула эволюцию на планете к созданию нового вида существ – теплокровных, чьи потомки в итоге стали млекопитающими, каковыми и являемся мы, современные люди.

Обычно название «Қатутау» в народе переводят, как «суровые горы» от казахского «Қатты», но по смыслу более близким мне кажется значение казахского глагола «Қату», значащего «замёрзнуть, затвердеть», поскольку это именно то, что произошло с раскалённой лавой, соприкоснувшейся с воздухом на поверхности земли в период глобальных земных катастроф. Это отчетливо видно по застывшим каменным волнам, не потервшим свою форму и спустя сотни миллионов лет.

В пустынных изогнутых ущельях Катутау властвует пронзительно свистящий в каменных лабиринтах ветер. По здешней суровой растительности почти не заметно его движение. От этого горы кажутся безжизненными, но, если присмотреться, здесь повсеместно встречаются следы волков и мелких животных, а у корней джузгуна и саксаула суетятся ящерицы.

Вода. Ускоряясь в воздушных потоках и полыхая Огнём, эфир уплотняется до состояния Воды, и появляется Жизнь. Для Воды не существует препятствий, и она хранит информацию о мире с первого мига его сотворения. В нашей жизни Вода – это удивительная способность человека, трансформируясь в зависимости от внешних условий, сохранять свою истинную суть.

Огромный это срок – 850 миллионов лет! Тогда на нашей планете начинал властвовать великий древний океан Тетис, а континенты, распределившиеся потом по всей планете, были еще единым целым. Их непрерывно раскалывали бесчисленные и могучие извержения. За время своего существования океан Тетис оказал решающее влияние на современный рельеф Земли. Горы Ақктау – один из примеров его удивительной работы.

Примерно 250 миллионов лет назад под бушующими волнами океана здесь начали сталкиваться морские течения, а позже – течения локальных озёр и рек. Вода приносила и наслаивала друг на друга пласты всевозможных пород и эпох. В результате образовались разноцветные и разнотекстурные горы поразительной красоты. Древнее море, когда-то заполнявшее Илийскую котловину, исчезло, оставив за собой поразительные лабиринты ущелий.

«Ақтау» переводится как «Белые горы», но на самом деле меловые породы здесь пестрят десятками ярких и сочных оттенков. Сахарные склоны пересекают багровые полосы, голубые слои известняка чередуют огненные оранжевые глины с разноцветными прожилками. Учёные утверждают, что в красных полосах преобладает железо, в зелёных и синих – хром, а в белых – алюминий. Высота этих донных отложений достигает здесь тысячи метров!

Актау известны как туристам, так и учёным всего мира, потому что однажды в палеонтологических кругах они произвели настоящий фурор. Именно здесь найдены отлично сохранившиеся останки древних животных: гигантских носорогов, крокодилов и черепах возрастом примерно в 30 миллионов лет. Артефакты доисторической морской жизни, следы древней растительности и фрагменты окаменевших деревьев легко найти здесь и сегодня.

Слои красного цвета залегли в Актау в период неогена, 15–20 миллионов лет назад. Учёные утверждают, что фауна того периода была уже очень похожей на современную. С тем лишь отличием, что тогда в Африке жили мастодонты и саблезубые тигры, а у нас, на просторах Азии, бродили гиппарионы – древние непарнокопытные лошади. Считается, что они вымерли, не оставив потомков. Но по своей длине и росту, по сильным коренастым ногам и массивной голове они очень похожи на современную лошадь Пржевальского, чья популяция сейчас как раз усиленно восстанавливается тут – в полупустынных предгорьях Государственного национального природного парка «Алтын-Эмель».

Водная стихия и по сей день оттачивает рельефы Актау. Повсюду виднеются большие сухие разноцветные русла – результат деятельности дождевой воды. После весенних ливней тут образуются паводки, а окрестные горы работают как огромная воронка – вся вода с их глиняных склонов скатывается вниз и собирается в бурлящий поток. Путешествие на автомобиле по территории Актау покрывает машину, кожу и все вещи трудносмываемым пылевым налетом и оставляет цветную грязь на колёсах и кузове. Однако незабываемые пейзажи с лихвой компенсируют все трудности пути.

Земля. Земля – мать человеческого тела. Она содержит в себе все остальные элементы и является одновременно кормилицей и прочным фундаментом человеческого существования. Стабильная основа для дальнейшего роста – вот, что значит Земля. В жизни Земля даёт нашему сознанию цельность и силу.

Жетысуйский Алатау, живописная горная цепь в верховьях реки Или – свидетель богатой истории народов Евразийского континента. Здесь под охраной Государственного национального природного парка «Алтын-Эмель» находится самый примечательный памятник скифской эпохи – некрополь Бесшатыр. Пo своей монументальности и значимости он не имеет аналогов во всей Центральной Азии.

Бесшатыр – это не только курганы и могильники, а настоящая ритуальная площадка длиной в 15 километров, расположенная между горами и Капчагайским водохранилищем. Сюда на календарные праздники для почитания духов предков – аруахов, съезжались воинственные и до сих пор до конца не разгаданные историками саки-тиграхауда. Восемнадцать царских курганов и массивные камни – менгиры, опоясывающие Бесшатыр, внушают почтение к могуществу древних цивилизаций и уважение к нетленной истории духовности человека.

В 30 километрах от некрополя, в ущелье Кара еспе, находится святилище Таңбалы Тас, одноимённое другим казахстанским сакральным галереям петроглифов.

Кочевой образ жизни народов, населявших евразийскую степь, исключал возможность возведения культовых сооружений. В качестве храмов и святилищ выступали особые места, места силы – рощи, горы и скалы. На скалах древние художники высекали различные сцены из реальности тех времён: охоту и животных, ритуалы и шаманов, воинов и быт.

Наскальная живопись не была продуктом досуга наших предков. В древние времена петроглифы выполняли массивную культурную и обучающую функции. Скорее всего, они использовались для сохранения информации о мировоззрении и устройстве мира, показывали историю народов и пути их миграции.

Ущелье Кара еспе – основное скопление петроглифов «Алтын-Эмеля». Здесь собраны образцы искусства, датируемые начиная с эпохи бронзы и раннего железного века, а также относящиеся к средневековью и более поздним временам, вплоть до этнографического времени. Такие скопления петроглифов можно увидеть по всему Казахстану и за его пределами. Характер нанасения рисунков, единый для многих святилищ, разделённых сотнями километров, доказывает общность народов, населявших территорию Великой Степи.

На каменных плитах чаще всего изображены горные козлы, олени, архары, верблюды, люди с оружием и всадники с луками, сцены охоты, сражения и танцев. Это настоящая каменная летопись тысячелетий.

Звери, изображённые на скалах Кара еспе, и по сей день проживают в окрестностях святилища. И в этом уже заслуга современного человека.

Душа, наполненная небом

Рассказы

 Сделать закладку на этом месте книги

Вечное Небо Великой Степи

 Сделать закладку на этом месте книги

Тенгризм. Удивительный, священный дар народам Великой Степи!

Это Вечное Синее Небо – отчий дом наших душ. Это Законы Вселенной, сотканные любовью Творца. Это незыблемый стержень мироздания, объединяющий времена и континенты.

Если при взгляде на небо душу переполняет счастье, значит, с тобой говорит Тенгри. Если ты стремишься к гармонии в отношениях с миром и самим собой, значит, он помогает тебе. Образ жизни, практическая философия, вера и открытое мировоззрение – всё это Тенгри.

Тенгризм – не тёмное архаичное течение. Это уникальная система, описывающая первичные законы мироздания. Поэтому вера в Вечное Небо не знает преград и тысячелетиями освещает души, созвучно эпохам плавно перетекая в различные формы. Принципы Тенгри ассимилировались со многими мировыми религиями и по сей день лежат в истоках мировоззрения разных народов. Но сила тенгризма – не в мифах о сотворении жизни и не в эзотерических знаниях, не в учении о многомерности Вселенной и бесконечности миров, к которому современная наука только начала подкрадываться. И даже столь точные, сколь и поэтичные сведения о человеке, его духовном строении, о природе и астрономии не являются основой тенгризма.

Простые и чистые истины Чувствования, дающего умение жить согласно логике Небесного Закона, не ограничиваясь умственными знаниями и религиозными автоматизмами – вот незримое зерно единства небесных народов.

А почувствовать Тенгри просто. Вдохнуть будоражащий запах полыни и слиться со степью. Услышать песню земли и ощутить, как само Небо течет в твоей крови. Быть частью этой прекрасной Вселенной…

Свободно летит звук над нескончаемыми просторами любящей земли. По-отцовски вездесуще и ласково Вечное Небо. Ничто не останавливает ветер в Степи, ничто не препятствует ему в горах. Облака по утрам просыпаются в лесах, чтобы подняться ввысь к своему Творцу и погибнуть в лучах могучего Солнца… или набраться сил, чтобы пролиться звуком грома, очистить земли и щедро одарить их влагой. Холодные горные озера гостеприимно встречают путников, полноводные реки изобилуют рыбой, степные просторы открыты ищущему. Здесь всё создано для нас, и мы – для всего.

И это счастье!

Счастье идти несколько часов в горы, наугад, доверяя родной земле и находить на скалах рисунки древних. Почувствовать целый мир, обнаружив себя на дне Вселенской чаши – вокруг невероятный простор, далеко окруженный со всех сторон величественными горами, и с тобой только Небо, Вечное Небо и добрый ветер.

Счастье никогда не заблудиться, потому что ты уже дома. И потому, что Великая Степь сама толкнет под ноги нужную тропинку, когда ты будешь готов, когда придет время. Любить свою землю и доверять ей. Она ласково встретит и укроет в любую непогоду. Покажется на Алтае священными вершинами Белухи, даже если валит снег, и все твердят – невозможно.

Счастье поздороваться с древним Зайсаном и словно заплутать на нем, но так, чтобы найти самые невероятные места. Застать немыслимо прекрасный рассвет на Маркоколе. Пить из всех ручьев на Язёвом, не потому, что хочешь пить, а потому, что чувствуешь, как пьешь саму Жизнь. А если Вечное Небо решит подарить тебе жаркий день осенью – купаться в Иртыше, когда даже кочевья ушли на зимовку. Увидеть стаи пеликанов на Алаколе и упасть, захлебываясь радостью, на родную землю, благодаря небеса за эту жизнь! Шептать по ночам звёздам «Спасибо!» и мирно спать, пристроившись меж раскалившихся за день камней.

Счастье видеть, как под ногами проносятся сотни километров, дышать небом горных вершин, сверху глядя на облака. Читать в них по утрам события грядущего, а по вечерам наблюдать невероятные картины небесной жизни. Улыбаться птицам и склонять голову перед волками. Искать снежного барса и находить его следы. Поддаться чарам Телецкого озера и впитать до глубины сердца глубину его мистических вод.

Счастье захотеть, чтобы это было Вечно, и понять – это и так всегда было, всегда есть и всегда будет.

В этой Великой Степи «один в поле» – всегда Воин. И никогда не один!

Это стоит того, чтобы Жить. Это стоит того, чтобы быть Воином Великой Степи и защищать её до последнего вздоха, чувства, мысли, до последней звезды. Любить…

На поиски «небесного цветка»

 Сделать закладку на этом месте книги

Следуя по пути Тенгри, неизбежно встречаешься с чудесами. Но вот рассказать о них бывает достаточно сложно. Иногда понимаешь, что такая история прозвучит, как небылица или неприкрытое хвастовство, часто с головой погружаешься в почти осязаемую волну яркого озарения, и от этого немыслимо трудно подбирать слова, а порой чувствуешь – чудо случились только для одного тебя, и ты просто никак не сможешь им поделиться.

Но всё же пытаясь преодолеть сразу все эти три причины, я хочу рассказать историю об удивительном и невероятно редком цветке Вансемберуу.

Спустя несколько месяцев после того как заметка об этом растении попалась на глаза, мне приснился сон, в котором очень хотелось его найти. Для этого, конечно, нужно было знать название, и там же, во сне, оно наконец вспомнилось: «Тенгерин цецег» – «Небесный цветок, цветок Тенгри». Монголы называют его Вансемберуу, ботаники – соссюрея (или горькуша) обёрнутая (Saussurea Involucrata), а в народе он известен как снежный лотос.

Это растение встречается крайне редко, на каменистых осыпях высокогорий, выше лесного пояса, но чуть ниже ледников. В Алматинской области от Заилийского до Джунгарского Алатау таких мест очень много, но внутренний голос настойчиво звал на давно и крепко полюбившееся плато Табан-Карагай.

В детстве, под влиянием очарования фантастических произведений, мне всегда очень хотелось найти дверь в другой, сказочный мир. Особенно в этом отношении манили горы: всегда казалось, что если и есть дверь, то она там. Спрятана в чернеющих скалистых расщелинах, затеряна в кружевном узоре лесов, укрыта вековыми мхами. Но эпизодические вылазки в походы и детальное знакомство с географией привели меня к неутешительному выводу: максимум, что можно найти, если идти в горы не останавливаясь, – это другая страна или одинокие кошары. Наступило некоторое разочарование, которое, однако, и тогда уже не омрачило для меня красок казахстанских просторов. С возрастом желание сбежать от действительности прошло, а волшебная дверь, наоборот, начала проявляться в реальной жизни – запахом ли предгорных трав, приносимым ночным ветром, пронзительным ли кличем перелётных птиц или под мягкой тяжестью грозовых туч, но она становилась всё более осязаемой. Другой, желанный мир был где-то совсем рядом, оставалось только поймать его за сказочный хвост. Для полного осознания не хватало лишь какой-то мелкой, но очень важной детали. И именно на Табан-Карагае у меня когда-то впервые окончательно сложилась эта мозаика. Дверь – внутри. Она распахивается настежь первой брошенной в рюкзак вещью и ведёт даже в более удивительные пространства, чем можно поначалу вообразить.

После тщательного изучения карты наметился маршрут и определилась максимально доступная для небольшой поездки высота (3280 м), где и была поставлена условная точка.

Следуя вдоль БАКа, мимо его живописных каскадов на юге и идиллических сельских пейзажей на севере, спустившись на Кульжинскую трассу и миновав гудящую эхом великого сражения Согеттинскую долину, мы наконец оказались у Жинишке. Фотоаппарат доставать не хотелось, но ущелье, в котором находится посёлок, всё же заслуживает отдельной строки. Его северные склоны – близнецы Тимерлика или Чарына: высокие выветренные откосы с глиняными башенками и полосами вековых наслоений. А южные представляют собой классические предгорья Алматинской области с невысокой мягкой травой, кустарниками шиповника и облепихи. Посреди – ледяная и звонкая река. Именно здесь начинается дорога в Поднебесье.

Хотя «дорогой», в привычном смысле, назвать её трудно. Ещё не добравшись до плато, бедная машинка, не готовая к стихийным вылазкам своих хозяев, начала скрипеть и стучать, а на очередном подъёме и вовсе потеряла защиту днища. По крутому склону, как две оторвавшиеся от стаи саранчи, промчались мотоциклисты – очевидно, законы физики для них действуют как-то иначе. Ехать дальше пришлось очень осторожно. Но, забегая вперёд, скажу, что это был лишь очередной ход провидения на пути к чудесам.

Последний рывок, и земля подбросила нас на высокогорное плато. Перед взором предстали плавные изгибы хребтов, укрытые пестрой гладью разнотравья. Простор здесь такой широкий и дышащий, что его трудно сразу охватить глазами или разумом. Всё вокруг – первозданно чистое, освежающее и настоящее, и каждая клеточка тверди словно окрылена свободой.

В пронзительной небесной синеве купаются пышные облака, огромные хмурые ели делают горные вершины похожими на драконьи хребты, кружит голову душистая эссенция прогретых трав, в низинах шелестит игривый ветерок, и незримая, но отчетливо ощущаемая восходящая вибрация Земли беззвучно настраивает пространство. Это магическое переплетение видимого, слышимого, ощущаемого и осознаваемого фантастическим вихрем захватывает душу и тело. Всего несколько шагов навстречу простору, сквозь сверкающие в закатных лучах брызги потревоженных алмазов росы – и вот ты уже пленник этого не поддающегося привычному осмыслению мира. По колено мокрый, но небывало счастливый пленник.

Табан-Карагай – это отдельный мир, в котором сочные джайляу переходят в густые, изобилующие грибами леса, а те, в свою очередь, уступают место головокружительному высокогорью с множеством уступов, обрывов и, конечно, сотней скальных комплексов на вершинах. У одного из таких мы и встали ночевать.

Ночь в горах – это особая тема для воспевания. После пронизывающего закатного холода всегда наступает инверсия – тёплый ветер, нагулявшись в долинах, возвращается наверх, согревая воздух над плато. А чего стоит драгоценное сияние звёздного неба! Была вторая половина августа, и за полночь вообще казалось, что упасть на землю стремится каждая пятая звезда. Но не буду дразнить читателя – познав волшебство такой ночи, его невозможно забыть, а не испытав ни разу, всё равно невозможно представить.

Наутро, оставив машину, мы отправились на поиски «небесного цветка». Перед нами лежало неохватное множество путей, а с горизонта заманивали десятки скальных городов. Чтобы хоть как-то определиться с направлением, было решено двигаться к той самой точке, отмеченной на навигаторе ещё в городе. С небольшими отклонениями к интересным участкам до неё оказалось около двенадцати километров пути и подъём с 2750 до 3280 метров над уровнем моря.

Тропа шла неподалёку от края плато, и удержаться от любопытства было просто невозможно. Да, вид захватывающий. Но уж слишком велика высота обрыва, и от этого мозг упрямо отказывается верить в увиденное, воспринимая еле заметную ниточку могучего Чилика и похожие на крошечные скопления мха еловые леса подставленной картинкой, не имеющей никакого отношения к реальности.

Множество скал встретилось нам на пути. Гигантские серые глыбы, похожие на огромный, рассыпавшийся Стоунхендж, каменистое крошево склонов – и никаких следов Вансемберуу. Только засохшие лохмотья шмальгаузении, похожие на карликовых стражей поднебесья, лишившихся жизни, но не утративших военной выправки.

Наконец намеченная цель показалась впереди – такой же скальный город, как и другие, просто расположенный выше остальных. Приют ночных облаков и утренних туманов… Издалека он казался вершиной мира, последним земным царством. Выше – только небо.

Если честно, добравшись до него, о цветах уже почти не думалось. Нахлынувшая красота окружающего мира подчинила себе сознание, и было просто невыразимо хорошо. Мне даже кажется, что я никогда до конца не вернусь из того путешествия, из этих, обернувшихся бесконечностью, мгновений.

Взобравшись на самый массивный скальный выступ, глядя сверху на вершины и без того высоких гор, сливаешься с проходящим сквозь тебя беспрерывным потоком первозданной энергии и внезапно осознаёшь необъяснимо простую, надреальную истину бытия.

Пришло время сходить со своей наблюдательной вышки к травянистому подножью. На спуске, как только остановленный каменными стенами настырный ветер перестал свистеть в ушах, наступила чудесная тишина, разбавленная щебетанием каких-то очень быстрых и мелких птах. Вдруг, почти под ногами, в небольшой скалистой расщелине мелькает белая вспышка. Он!

Подтверждая описания из ботанической энциклопедии и бросая вызов изнеженной растительности долинных чернозёмов, прямо посреди острых осколков древних скал скромно стоял редчайший священный цветок. Цветок, занесенный в Красную книгу. Цветок, который, согласно китайскому преданию, охраняют драконы, самое желанное растение для знатоков традиционной даосской медицины. «Царь всех трав», цветок, за причинение вреда которому в Монголии предусмотрено серьёзное административное наказание. Цветок, увидеть который – невероятная удача, выпадающая в жизни не каждому путешественнику. Снежный лотос. Вансемберуу.

Какова вероятность, что практически наугад выбранная на карте точка, окажется единственным местом из десятка подобных, где спрятался мой цветок?

Совпадение, скажете вы. И я не стану спорить. Совпадения и случайности – любимые инструменты Вечного Неба для взаимодействия с нами. И именно в них заключается торжество божественного присутствия.

Душа, наполненная Небом

 Сделать закладку на этом месте книги

Меняются очертания континентов и названия государств, трансформируются формы черепов и образ мышления, преобразуются религии и колеблется климат.

И лишь кочевая кровь неподвластна эпохам! Она не вымывается даже спустя десятки поколений, а терпеливо ждёт, таясь в прозрачных венах. И в уготованную весну однажды ночью её обязательно растревожит ветер, принёсший пьяный запах степных трав.

Закипит в твоём сердце Вечный Зов! Сорвутся сонные оковы, и душа, сладко обожжённая пламенем звёзд, станет умолять отправиться в путь и потребует безоглядно покориться страсти полёта.

И, как только крылатый кочевой Дух наполнит изнутри всё твоё существо, а кровь запульсирует ударами шаманского бубна, как только по волнам домбровых напевов невидимого акына взовьётся к Небесам твоё сознание – знай, ты переродился! Ты снова бесценное семя Отца-Неба, взошедшее на Матери-Земле, ты служитель Тенгри и защитник Умай. Ты сак, ты скиф, ты гунн, ты тюрк! Ты – Кочевник…

Мы предчувствуем, что в природе хранится знание, которое мы обязаны принять. Это таинство, эту чистейшую энергию нестерпимо хочется ощутить каждой своей клеточкой, каждой стрункой… но, не отдавая самим себе отчёта в причинах оголившегося одиночества, мы стараемся заполнить его бессмысленными действиями и пустыми вещами.


Современный мир, мир возможностей – интересный, насыщенный, прогрессивный и… оглушительный. Пыхтят и грохочут города, складывая жизни на алтарь статусных устремлений. Железными сваями пронзают умы деловые до скрипа мысли. Теряется связь с истоком Духа. Мелеют душевные ручьи, рождающиеся в самом сердце трансцендента: в точке соприкосновения Неба, Земли и человека. Их призвание – нести откровения небесного закона.

Неподвластная рациональной воле тяга до краев наполнить себя Вечным Небом досталась нам от предков. Они не мыслили своего существования без Степи, поющей десятками голосов, без мудрых гор поднебесной высоты, без звона танцующих рек. Земля разговаривала с ними голосом Матери-Умай, Небо – голосом Отца-Тенгри. Умение слушать природу и привычка жить с ней в гармонии сформировали Дух нашего народа.

Туранская земля напитала своим чудодейственным соком великих поэтов и сказителей, музыкантов и акынов, изобретателей и ремесленников. Народные умельцы, настоящие мастера, учились у природы и, вторя ей, создавали удивительные вещи. Благодаря им у нас сохранились богатейшие традиции, вдохновлённые самим Небом…

Как же утолить этот Зов? Как принять уготованное Отцом-Тенгри?

Не достаточно степному человеку узкой полосочки неба, зажатой между крышами домов. Не хватает рассветных лучей, изломанных стёклами соседских окон. А звёзды? Хрустальные огни небес меркнут в лихорадке городских фонарей. Пение птиц и журчание воды, удары грома и свист ветра тонут в какофонии мегаполиса. Гарь и копоть отравляют обоняние, чужие эмоции сбивают ориентиры, гаснет самосознание, подавленное толстой подушкой информационного шума.

…А за городом – приветливая дорога, звенящий горный воздух или торжественно спокойная степь. Несколько мгновений вне лезвий социальной мясорубки, и повседневные проблемы теряют смысл.

Бледнеют в красках и смываются напряжение, раздражение, беспокойства. Происходит абсолютная переоценка ценностей.

Я не призываю покинуть города навсегда, ведь всестороннее, в том числе инженерное и социальное, развитие – это единственный способ существования в современном мире. Но важнейшим инструментом этого развития должно стать самое действенное и давно позабытое умение Чувствовать.

Чтобы овладеть им, нужно снять с души заржавевшие замки и распахнуть сжавшееся от суеты сознание. Важно открыться и довериться Вечному Небу и Родной Земле, осознать, что можешь общаться с ними напрямую, увидеть, как они общаются с тобой. И сразу захочется внимательно наблюдать и учиться у природы, потому что любое мелкое событие, любое тихое местечко, если присмотреться, преисполнены великого смысла, бурления жизни, и любая мелочь является священным и неотъемлемым звеном вселенской причинно-следственной связи.

Приучить себя общаться с родной землей, с каждым деревцем и полянкой, с каждым дуновением ветерка, наладить с ними двусторонние отношения, встречаться, как с друзьями, знать их и поддерживать с ними связь или хотя бы каждый день смотреть на небо… Поразительно, сколько ясных знаков тогда можно увидеть!

В момент единения с природой, когда обнаруживаешь героический подвиг леса, восстанавливающегося после пожара, или встречаешь дикое животное и учишься понимать его характер, ког


убрать рекламу


да ночью слушаешь, как в скалах гудит ветер, – приходит Осознание. Его невозможно передать словами, и его обязательно, непременно нужно испытать!

Оно станет ключом к разгадке любых вопросов, универсальным ответом на все жизненные головоломки.

Я не предлагаю туризм, то о чём я говорю – скорее паломничество. Ведь посетить места, где непревзойдённая красота родной земли тесно переплетается с её историей, и самому воссоединиться со своими корнями – всё равно, что коснуться святыни.

Нет практики лучше путешествий. И дело тут не в дальности поездки и не в её цели. Если ваш путь пока не привёл вас к горным вершинам, просто оглянитесь вокруг. Начните своё путешествие вглубь божественной сути вещей. Лики природы различимы и в городе – нужно только позволить им присутствовать в своём внимании. Весной одуванчики пробиваются через трещинки асфальта, а если прислушаться, можно услышать треск почек на деревьях. Летом птицы призывают песнями рассвет, и тополя приоткрывают серебряную изнанку листьев. Осень богата урожаем и яркими красками, и даже зимой в парке, сквозь тихую поступь снега, чудится еле заметное дыхание спящих деревьев.

Когда-то течение урбанизации наполнило природу городами. Самое время наполнить города природой, бережно сохраняемой в наших душах. Выходите из домов не в спешку погони за целью, а в большой, живой, постоянно преображающийся мир, и это непременно станет вашим озарением.

Избрав кочевой образ жизни, наши предки знали: в гармоничном существовании двух первооснов мира, человека и природы, – победа над догматизмом, рвущим связь народа с его корнями. Умение кочевника жить налегке, морально и физически, не обременяя себя хламом избыточных вещей и автоматических привычек, – вот та философия, тот светлый Дух Неба, который стремится проникнуть в нас вопреки социальным жерновам.

Вне всяких сомнений: пытаться строить общество нового типа, здоровое и взаимоуважительное, цельное и чтящее традиции предков, можно только тогда, когда каждый человек, хоть немного будет осознавать этот Небесный Закон, Көк Төре. Это осознание неизбежно послужит основополагающим принципом всех его устремлений и поступков. Таким народом, пожалуй, смогли бы гордиться наши небесные предки.

Согласно исследованиям Мурада Аджи, на древнем алтайском языке слово «тюрк» в том числе означает «Душа, наполненная Небом». Давайте будем достойными своих предков! Давайте наполним наши души Небом!


* * *

Эта книга участник литературной премии в области электронных и аудиокниг «Электронная буква 2019». Если вам понравилось произведение, вы можете проголосовать за него на сайте LiveLib.ru https://bit.ly/325kr2W до 15 ноября 2019 года.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Тәңір (каз.) – 1) тюркское мужское имя; 2) небо, Всевышний.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Наурыз – праздник нового года у иранских и тюркских народов. Отмечается 22 марта, в день весеннего равноденствия.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Қарақыр – ущелье и древнее сакское святилище в археологическом комплексе в Алматинской области.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Тілек (каз.) – 1) казахское мужское имя; 2) желание, намерение.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

«Абай жолы» («Путь Абая») – книга М. Ауэзова, повествующая о жизни великого казахского поэта и философа Абая Кунанбаева.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Ағай (каз.) – вежливое обращение к старшему мужчине.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

«Ты не казах, ұят, сен мәңгүртсін» (каз.) – «Стыдно, ты манкурт». Манкуртом иносказательно называют человека, забывшего свои корни, не знающего родного языка и не чтящего традиций своего народа.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

«Сіз мәңгүрт болмағаныныз қандай жақсы болды, аға» (каз.) – «Как хорошо, что Вы – не манкурт».

9

 Сделать закладку на этом месте книги

«Қайда барасың?» – «Қалаға». – «Отыр, қалаға дейін жеткізіп салайын» (каз.) – «Куда едешь?» – «В город». – «Садись, давай подвезу тебя до города».

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Қиял (каз.) – 1) казахское мужское имя; 2) фантазия, воображение.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Аруахи – в тюркской мифологии духи умерших предков.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Нұсқар (каз.) – казахское мужское имя. Букв.: «Пусть будет умным советчиком».

13

 Сделать закладку на этом месте книги

Духи местности – согласно древним шаманским поверьям, у каждой местности – поля, леса, холма, реки и т. д. есть свой дух-хранитель.

14

 Сделать закладку на этом месте книги

Албасты – по казахским поверьям, злой демон, связанный с водной стихией.

15

 Сделать закладку на этом месте книги

Обыр – по казахским поверьям, злобный дух, высасывающий кровь у спящих людей и бродящий ночью по кладбищам. Душа злого человека становится обыром.

16

 Сделать закладку на этом месте книги

Шимурын – по казахским поверьям, демон, сбивающий с дороги путников.

17

 Сделать закладку на этом месте книги

Жеке ауыз – длинный казахский боевой нож с изогнутым клинком.

18

 Сделать закладку на этом месте книги

Верёвка из овечьей шерсти – по-казахски «ала жіп», особая черно-белая веревка, по поверьям, отгоняющая злых духов, потому что те не могут через неё переступить. Считается также, что она защищает ночующих в степи от каракуртов, тарантулов, змей и скорпионов, поскольку те либо боятся запаха овечьей шерсти, либо путаются в мелких ворсинках и не могут через неё перейти.

19

 Сделать закладку на этом месте книги

Мейрам (каз.) – праздник. Слово «мейрам» в казахском языке связано с праздником весеннего равноденствия.

20

 Сделать закладку на этом месте книги

Изыхи – по казахским поверьям, добрые духи, живущие в горах среди высоких скал, покровители скота, плодородия и охотников.

21

 Сделать закладку на этом месте книги

Қыдыр-ата (Қызыр-ата, Хызр) – мифический персонаж, святой старец, возвещающий приход Наурыза. Согласно поверью, его можно встретить три раза в жизни в любом обличье. Считается, что у него отсутствует фаланга большого пальца, поэтому верующие, мечтающие его встретить, особое внимание обращают на руки случайно встреченных путников.

22

 Сделать закладку на этом месте книги

Жеті Қарақшы (каз.) – созвездие Большая Медведица.

23

 Сделать закладку на этом месте книги

«Смотреть на звёзды, не боясь, что старуха сосчитает ресницы» – по казахскому поверью, на Луне живет старуха, которая считает ресницы тех, кто долго смотрит на небо. Человек с посчитанными ресницами умирает.

24

 Сделать закладку на этом месте книги

Йол-Тенгри – божество Путей в тенгрианской мифологии. В облике Ала Йол-Тенгри – сын рассвета, дарующий жизненную силу и счастье; в облике Кара Йол-Тенгри – сын ночи, поправляющий нарушенное, утверждающий правду и наказывающий ложь.

25

 Сделать закладку на этом месте книги

Сайрам – село в Сайрамском районе Южно-Казахстанской области Казахстана. Ряд исследователей считают, что городище на территории современного Сайрама соответствует древнему крупному торговому городу Испиджаб («город на белой реке»).

26

 Сделать закладку на этом месте книги

Ширакши – смотритель.

27

 Сделать закладку на этом месте книги

Тайказан – большой ритуальный котёл, священная реликвия мавзолея Кожахмета Яссауи.

28

 Сделать закладку на этом месте книги

Укаш-ата – отважный воин, телохранитель Пророка Мухаммеда. В его мавзолее в Туркестане находится колодец, воду из которого, по поверью, могут набрать только люди с чистыми помыслами.

29

 Сделать закладку на этом месте книги

Ақмешіт әулие (Ак-Мечеть, Святая Белая мечеть) – пещера в Алгабасском районе Южно-Казахстанской области. Согласно легенде, целые аулы прятались в ней во время нашествий джунгар.

30

 Сделать закладку на этом месте книги

Байдибек Карашаулы (приблизительно XI–XII века) – мудрый полководец, глава обширного края, крупная историческая личность. Младшая жена Байдибека Нуралы, которой народ дал имя Домалак-ене, почитается как святая.

31

 Сделать закладку на этом месте книги

Колесо года – ежегодный цикл, состоящий из восьми праздников, происходящих через примерно равные интервалы. Праздники отмечаются в дни зимнего и летнего солнцестояния, весеннего и осеннего равноденствия и между ними – примерно с 31 октября на 1 ноября, с 1 на 2 февраля, с 30 апреля на 1 мая, с 1 на 2 августа. В основе этого цикла лежат наблюдаемые с Земли изменения пути Солнца по небесной сфере в течение года.

32

 Сделать закладку на этом месте книги

Чинк – обрыв, ограничивающий плато.

33

 Сделать закладку на этом месте книги

Сор – солончаковое озеро, которое в жаркую погоду превращается в потрескавшуюся соленую плиту, а во время дождей препятствует просачиванию воды в землю и собирает на своей поверхности зеркальные бассейны.

34

 Сделать закладку на этом месте книги

«Біздің Маңғыстауымыз» (каз.) – «Наш Мангыстау».

35

 Сделать закладку на этом месте книги

Сенің руың кім? (каз.) – Из какого ты рода?

36

 Сделать закладку на этом месте книги

Дарет – обязательное для всех ритуальное омовение перед посещением мечети или мавзолея.

37

 Сделать закладку на этом месте книги

«…моё же оружие» – считается, что Эрлик научил людей камланию и музыке, а также кузнечному делу, что привело к созданию оружия.

38

 Сделать закладку на этом месте книги

Жыгылган (каз. Жығылған – упавшая) – место на берегу Каспия, провал, имеющий форму чаши диаметром в 10 км.

39

 Сделать закладку на этом месте книги

Герпетофобия – боязнь змей.

40

 Сделать закладку на этом месте книги

Ханака – суфийская обитель.

41

 Сделать закладку на этом месте книги

Бата – благословение.

42

 Сделать закладку на этом месте книги

«Көк Тәңір берген ас берекелі болсын! Тәңірге шүкір». – «Әумин!» (каз.) – «Пусть пища, данная Священным Небом, пойдёт на пользу! Слава Всевышнему». – «Аминь!»

43

 Сделать закладку на этом месте книги

Митра – индоиранское божество солнца, согласия и договора.

44

 Сделать закладку на этом месте книги

Туранская плита – литосферная плита, занимающая обширное пространство к востоку от Каспийского моря в пределах Туранской низменности, плато Устюрт, полуострова Мангышлак, Аральского моря и прилегающих к ним территорий до Ферганской впадины на востоке включительно.

45

 Сделать закладку на этом месте книги

Белемнит – «чёртов палец», органический камень из окаменевших моллюсков белемнитов, в огромном количестве встречающийся в юрских слоях.

46

 Сделать закладку на этом месте книги

«Моя звезда выше» – согласно казахским поверьям, каждая звезда соответствует душе какого-нибудь человека, а когда тот умирает, она падает на землю. Поэтому, видя падающую звезду, люди говорили: «Моя звезда выше».

47

 Сделать закладку на этом месте книги

Қазтабан (каз.) – вид казахского орнамента, «гусиные лапки».

48

 Сделать закладку на этом месте книги

Қасиет (каз.) – достоинство. Так называют людей с особой духовной силой, обладающих даром общаться с духами или лечить людей.

49

 Сделать закладку на этом месте книги

Тулпар – крылатый конь в мифологии кочевых народов.

50

 Сделать закладку на этом месте книги

Жер-Су (тюрк. Йер-Суб, «земля – вода») – в мифологии алтайцев, хакасов, киргизов олицетворение земли и воды, у алтайцев – совокупность высших духов (добрых божеств), покровительствующих людям.

51

 Сделать закладку на этом месте книги

Құдайберген (каз.) – данный Богом.

52

 Сделать закладку на этом месте книги

Рериховцы – последователи Николая и Елены Рерихов и их учения «Агни-Йога» («Живая этика») о преобразующей силе искусства, согласно которому создание, сохранение и пропаганда духовных ценностей культуры является одной из важнейших задач и одним из важнейших устоев эволюции человечества.

53

 Сделать закладку на этом месте книги

Викканские праздники, викка – неоязыческая религия, основанная на почитании природы и солярных циклов.

54

 Сделать закладку на этом месте книги

Конаяк – леший, коварный лесной дух.

55

 Сделать закладку на этом месте книги

«Сенемін еңбек қылсам, бақыт жақын» (каз.) – «Верю, коль тружусь, счастье близко». Отрывок из стихотворения Султанмахмута Торайгырова «Өмірімнің уәдесі» («Клятва моей жизни»).

56

 Сделать закладку на этом месте книги

Ошактас (каз. «ошақ» – «очаг», «тас» – «камень») – каменное сооружение на территории государственного национального природного парка «Алтын-Эмель», считающееся подставкой для гигантского котла, накормившего войско Чингиз-хана. По другой версии, это заготовка для сигнального костра.

57

 Сделать закладку на этом месте книги

Менгиры – огромные, вертикально врытые в землю каменные столбы, установленные как одиночно, так и группами. Возраст таких камней – от 3 до 10 тысяч лет. Бесшатыр – некрополь, находящийся на территории государственного национального парка «Алтын-Емель» в 170 км от Алматы. Пo своей монументальности и сложности не имеет аналогов во всей Центральной Азии. Некрополь Бесшатыр (Пять шатров) был местом поклонения древних саков, живших на территории нынешнего Казахстана в первом тысячелетии до н. э.

58

 Сделать закладку на этом месте книги

Джунгария – Джунгарский, или Жетысуйский, Алатау, горная цепь на границе Казахстана и Китая.

59

 Сделать закладку на этом месте книги

Аксоран – высшая точка гор Кызыларай (1565 м) в Центральном Казахстане, её также называют «Крыша степей».

60

 Сделать закладку на этом месте книги

Қорқыт (IX в.) – легендарный исторический и мифический персонаж у тюркских народов, акын и создатель кобыза, умевший извлекать из этого инструмента звуки живой природы, всю жизнь искавший бессмертия и обретший его в переносном смысле благодаря созданию кобыза. Асан Кайгы (кон. XIV в. – сер. XV в.) – поэт, сановник Улу-Мухаммеда, хана Золотой Орды, идеолог Казахского ханства, сторонник объединения всех казахских родов и племён, получивший известность благодаря поискам земли обетованной – Жеруйыка.

61

 Сделать закладку на этом месте книги

Кобыз – струнный смычковый инструмент, один из древнейших казахских народных инструментов. Согласно преданиям, кобыз создал легендарный Коркыт-ата, великий шаман и сказитель, живший в XVII–XIX веках.

62

 Сделать закладку на этом месте книги

Тамтық (каз.) – лохмотья, клочья.

63

 Сделать закладку на этом месте книги

От-Ана (каз.) – Мать-Огонь, в древней тюркской традиции дух домашнего очага.

64

 Сделать закладку на этом месте книги

Ботақаным менің (каз.) – верблюжоночек мой.

65

 Сделать закладку на этом месте книги

Сәлеметсіз бе (каз.) – здравствуйте.

66

 Сделать закладку на этом месте книги

Балам (каз.) – моё дитя, ласковое обращение к ребёнку.


убрать рекламу








На главную » Кретова Тинкай » Казтабан.