Агапов Вадим Фридрихович. Гроссмейстер читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Агапов Вадим Фридрихович » Гроссмейстер.





Читать онлайн Гроссмейстер. Агапов Вадим Фридрихович.

Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

Мои дорогие читатели! Перед вами продолжение приключений Арсения Строганова и доктора Агапова на берегах Невы. Я выражаю искреннюю благодарность всем моим друзьям и близким за помощь и поддержку, без которых эти приключения  вряд ли бы могли состояться!

И особенно: Людмиле Онкамо, Эльвире Романенко, Соне Ваниной, Андрею Стахееву, Сильвии Дюба, моим сыновьям – Арсению и Глебу, и, конечно же, моей музе и жене Елизавете.

Анне Кожиной я благодарен за создание неповторимых обложек как к «Гроссмейстеру», так и к «Талисману»! Отдельная благодарность Игорю Пойлишеру за его стихотворение, которое так гармонично вписалось в книгу.

Хочу сразу предупредить, что главное достоинство романа «Гроссмейстер» – это вовсе не литературный стиль и не слишком закрученный детективный сюжет, а его абсолютная правдивость! В связи с чем, кстати, пришлось изменить все имена, фамилии и географические наименования. Поэтому все совпадения прошу считать лишь совпадениями. Итак, полный вперед! Доктор Вадим Агапов.

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Я распахнул окно. После душного реанимационного зала, где недвижимый воздух нагрет от аппаратов искусственной вентиляции легких, от мониторов, от температурящих пациентов, да еще и пропитан специфическими запахами, – ночной воздух из распахнутого окна показался мне удивительно свежим и вкусным, словно глоток родниковой воды. За окном был месяц май. Цвела сирень, доносился аромат черемухи, а после прошедшего вечером дождя казалось, что где-то поблизости должно быть море. Я стоял на верхней площадке черной лестницы, точнее, полулежал на широком подоконнике, высунувшись через окно в белую майскую ночь и разглядывая то больничный сквер с высоченными тополями и маньчжурским орешником, то крыши соседних домов, то редкие освещенные окна. Возвращаться в реанимацию, где я дежурил, совсем не хотелось. Однако, я забыл свой телефон в ординаторской, меня могли искать, а посему прогулку пришлось прекратить.

Я как раз спускался по лестнице вниз, когда распахнулась дверь запасного выхода с нейрохирургического отделения, и на меня выскочил медбрат Женя в сопровождении молоденькой девушки, то ли медсестры, то ли санитарки.

– О, здрасьте, доктор! – радостно приветствовал он меня. – Вы ж не курите!

– И тебе не советую, – пожал я ему руку. – Я, дорогой коллега, хожу на черную лестницу с целью профилактики гипоксии, которая, как ты должен знать, входит в патогенез большинства заболеваний. У тебя патфизиология была?

Евгений учился в медицинском на четвертом курсе, дежурил медбратом чуть ли не два раза в неделю и успевал заводить романы с такими же молодыми, как и он, медсестрами. Когда он умудрялся спать, я не понимал, потому что многие регулярно встречали его среди ночи на Невском, – то он шел из клуба, то просто гулял.

– Вроде нет, – пожал он плечами на мой вопрос. И, видно, решив произвести на свою спутницу впечатление, важно представил нас друг другу: – Евгения, знакомься, это доктор Агапов, известный писатель, крутой реаниматолог и…

– Очень приятно, – кивнул я им обоим и попытался пойти дальше, но активный медбрат продолжил вещать:

– Доктор! А помните, вы мне рассказывали про гипогликемию? Так вот, я Женьку, можно сказать, спас по вашим рекомендациям! – и он указал мне обеими руками на свою подружку, которая, слегка покраснев, стояла и переминалась с ноги на ногу.

– Евгений и Евгения, вы прекрасная пара, – я вежливо улыбнулся и, не вдаваясь в подробности, пошел вниз по лестнице. Кажется, они не расстроились, потому что, бросив взгляд наверх, я увидел, что они обнимаются. Причем девушка была выше него на полголовы. «Весна, весна! Эритроцитов краснота…», – вспомнилось студенческое стихотворение.

На отделении было спокойно: монотонно гудели аппараты искусственной вентиляции, ритмично пикали мониторы, играло радио. Все пациенты спали, и я подумал, что это самый приятный момент на дежурстве, но, как правило, редкий и недолгий.

В ординаторской мой напарник лежал на диване и мирно посапывал. На груди его расположился справочник невролога, который он взял у меня полчаса назад «для общего развития». А около его головы названивал городской телефон. Судя по мелодии – пятая симфония Баха – звонили из «приёмника», то есть приемного отделения. Я взял трубку:

– Да! Реанимация! – Покой нам только снился.

– Это ответственный. У вас места есть? – голос ответственного по больнице был уставшим.

Я не стал отпускать дежурную шутку, мол, «а вам скока мест надо?» Не склонен ответственный к юмору после полуночи. Поэтому просто ответил:

– Одно.

– Позвонили, везут мужчину с черепно-мозговой и женщину с кровоизлиянием. Кого возьмете? – голос ответственного был лишен эмоций, как черно-белые фотографии цвета.

– Э-э… – я стал раздумывать, как взять двоих пациентов на одну койку, а ответственный уже сообщал «скорой»:

– Мужика в приемный, женщину в нейрореанимацию! Да, там есть одно место… – Дальше слышались ругательства, предназначенные, видимо, для кого-то, находящегося в «приёмнике». Как говорится, вечер перестал быть томным.

Ложиться на соседний диван не имело смысла. Во-первых, сразу засну. А во-вторых, все равно минут через десять вставать. Поэтому я подошел к доктору, дежурившему со мной, и забрал у него с груди справочник, а спящий словно этого и ждал, поскольку тут же перевернулся на бок и засопел еще громче.

Сев за компьютер, я вылез ВКонтакт. Изумило меня количество бодрствующих друзей он-лайн. Эх! Не понимают люди своего счастья! Если бы я был сейчас дома, то уже бы крепко спал!

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота была в самом разгаре, то есть, близилось время обеда. Май подходил к июню, что вызывало эйфорию у детей – предвкушались каникулы – и невеселые размышления у родителей – как организовать отпуск. Впрочем, «как» – было не сложно, вопрос был – «на что»? На какие средства? И несмотря на уверения жены, что все образуется, я ощущал усталость и тоску. Вероятно, сказывались усталость после дежурства, возраст и авитаминоз. Да моросящий дождик за окном добавлял меланхолии. Остро хотелось поехать на теплое море… Тут-то и раздался телефонный звонок, изменивший мое настроение и ход дальнейших событий. Я удивленно воззрился на экран, и поскольку уже с месяц, наверное, не видел и не слышал моего друга, Арсения Строганова, радостно приветствовал его. Арсений вежливо поинтересовался моими делами, что меня слегка удивило, расспросил про семейство, уточнил, не отвлекает ли он меня и так далее.

– Дорогой Арсений, – расчувствовался я, – ужасно рад тебя слышать в добром здравии и хорошем расположении духа! У нас все более-менее, мы дома, садимся обедать, а ты…

– Тогда ты не против, если я сейчас зайду? – тут же ответил он. А дети мои закричали:

– Папа, дядя Арсений стоит под нашими окнами!

– Наслаждение общением – главный признак дружбы! – сообщил я жене и пошел открывать дверь.


* * *

Мы пили кофе (дети – сок) и ели мороженое, которое принес Арсений. Он изменился. Я это заметил, на это обратила внимание моя жена, и даже дети, выходя из-за стола, поинтересовались:

– Дядя Арсений, ты в порядке? Будешь с нами играть в компьютер?

– Обязательно! – ответил он.

Оглядев кухню, он заметил:

– У вас новые портреты? Монтеня я уже знаю, а это кто? – ткнул он пальцем в сторону Аристотеля.

– Новое увлечение Вадима, – улыбнулась жена. – Аристотель, древнегреческий философ, ученик Платона и учитель Македонского.

– Вы в Грецию собрались, что ли? – удивился Арсений. – Я думал, вы только Италией грезите… А можно чисто философский вопрос? Деньги-то у вас есть?

Я вздохнул, жена моя засмеялась.

– Значит, денег у вас нет, – радостно потер руки этот эпикуреец. – Тогда я могу не спрашивать, нужны ли они вам?

С этими словами Арсений вскочил на ноги и начал размахивать своими руками, жестикулируя, словно Цицерон на Форуме.

– Я этому даже рад, потому что теперь у меня есть возможность помочь вам! Вы даже не представляете, какие деньжищи мы можем заработать! Что там говорил твой Аристотель про богатство? Бьюсь об заклад, что он говорил про деньги, но не упомянул, как их раздобыть!


* * *

Мы вдвоем сидели в комнате, через приоткрытое окно залетал свежий ветерок, а по Неве плыли лодки с гребцами, там шли соревнования.

– Важный момент, – вещал мой приятель, – что живет он от тебя недалеко. Вон, через речку!

И Строганов указал пальцем в окно, в сторону Каменного острова.

Строганову предложили работу: найти пропавшую дочку довольно богатого человека. Удивили меня два момента, причем совсем не то, что жил он  недалеко от меня, а то, что обратился он  именно к Арсению, – при всем моем уважении и симпатии к нему, Строганов все же детектив-любитель, а богатые люди могут позволить себе нанять профессионалов! И второе – то, что пропала девушка аж месяц назад!

– Можно вопрос? – обратился я к нему. – Точнее, два. А как он на тебя вышел? И если девушка пропала месяц назад, неужели у нас есть хоть малейший шанс найти ее и найти живой?

– Доктор, – ответил мой приятель, – изучение знаменитых философов идет тебе на пользу! Хорошие вопросы! Итак, вышли они на меня… прикинь, там целый полк специально обученных людей занимался ее поисками! Так вот, присоветовал меня наш друг Громов.

– Михалыч? – удивился я. – Я думал, что после последнего дела он тебя вычеркнет из записной книжки и из списка своих друзей.

– Я думаю, – улыбнулся Арсений, – что он сделал хитрый ход: шансов ее найти и правда немного, это раз, я обязательно соглашусь ее искать, это два, и когда я сяду в лужу, то он посмеется надо мной, это три.

– Но ты надеешься, что после того, как целый полк целый месяц искал эту несчастную… – начал было я, но Арсений тут же перебил меня:

– Знаешь историю, как обнаружили женщину, пропавшую несколько десятилетий назад? И ее искали лучшие детективы Швеции! А тридцать дней, знаешь ли, это не тридцать лет…

– Постой, – нахмурился я, – ты не про книгу?..

– Нет, я про фильм, их даже два! Короче, Аристотель, ты должен мне помочь! Я на тебя рассчитываю. Работы будет много. Я уже изучил все материалы, собранные во время поисков…

– Все? – засомневался я.

– Ну, почти все, – отмахнулся Строганов. – Главное я уяснил. Они ее не нашли. Это раз.

– Это важный момент, – усмехнулся я.

– Согласен, – не услышав иронии в моем голосе, кивнул Арсений. – И они накопали кучу сведений, на мой взгляд – абсолютно бесполезных. Это два. И, представляешь, у них даже был подозреваемый, но версия лопнула, а ничего другого они придумать не сумели.

– Вот как? А ты сумеешь?

Но Строганов, слегка прищурившись, посмотрел на меня, склонил голову набок и произнес:

– Я когда-нибудь сомневался в своих силах?

– Да Боже упаси! (Вот ведь, физиономист!) К тому же, – поспешил я убедить его Аристотелем: – «Даже из ложных предпосылок можно вывести истинное заключение!»

– Интересная мысль, – тут же задумался Арсений и согласно покивал головой.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день мы отправились на встречу с отцом пропавшей девушки, который жил, как выразился Арсений, «через речку» от моего дома. Каменный остров! Место красивое и элитное. Идя по Ушаковскому мосту, я любовался широченной Невой, стрелкой Елагина острова с «Павильоном под флагом», набережной противоположного берега, где сквозь молодую зелень проглядывали невысокие особнячки с колоннами, балконами и покатыми крышами. Погода была прекрасная: весеннее голубое небо с редкими облачками, солнечные блики на реке, – словом, о предстоящей встрече я не думал, тем более, что и Арсений вместо того, чтобы посвящать меня в детали этого дела, нес какую-то околесицу про божьи наказания и дьявола, который их осуществляет.

– Не хочу проводить аналогии между судьей с палачом и… – доносилось до меня сквозь гул едущих по мосту машин.

Наконец, оказавшись на острове, мы миновали спортивную школу, онкологический диспансер и пошли вдоль парка. В наступившей тишине (шум ветра и пение птиц были не в счет!) я все-таки попросил его ввести меня в курс дела.

– Я всю дорогу тебе об этом рассказываю, – удивился Арсений и продолжил: – В этом случае я решил немного отойти от своего метода «паззлов»…

– Он что, живет в этом дворце?! – перебил я его, застыв перед мостом через широкий, одетый в гранит канал.

Перед нами возвышался то ли дворец, то ли неприступный замок, окруженный рвами с водой. Величественное строение, мимо которого мы частенько гуляли с детьми, воспринималось мною как один из шедевров петербургской архитектуры середины девятнадцатого века. И представить, что это вполне себе современный дом, в котором просто живут люди, я, при всем богатстве фантазии, не мог.

– Это же Зимний Дворец! Эрмитаж! – я стоял с приоткрытым от удивления ртом посреди моста, ведущего, как выяснилось, к месту жительства нашего нанимателя.

– Я же тебе сказал, – недовольно ответил Арсений, вынужденно останавливаясь, – что этот мужик живет через речку от тебя. Пойдем, налюбуешься еще…

И потянул меня за рукав к воротам, красивым, кованым, с затейливым узором, через которые, надо полагать, проезжали обитатели замка. А вход для обслуживающего персонала, к которому мы без сомнения относились, был рядом с воротами – маленький домик с двумя охранниками внутри.

Мы представились, продемонстрировали документы, и поскольку наши фамилии фигурировали в списках допущенных на территорию замка, нам предложили пройти… увы, недалеко! В рамке, под которой первым прошел Арсений, сработала сигнализация. Строганова остановили, вежливо попросив выложить на столик телефон, оружие и прочие подозрительные предметы. Арсений согласно кивнул и поверх телефона положил нож-бабочку, рядом с ножом пристроил кастет и снова попытался пройти. Я тем временем избавился от своего телефона и газового баллончика, болтавшегося у меня в кармане пиджака.

Вновь раздался сигнал тревоги. Тогда один из охранников спокойно стал проверять подозрительного посетителя металлодетектором необычной формы. Неторопливо и основательно он проверил весь организм моего приятеля, и вдруг в области правой наружной лодыжки прибор занервничал.

– У меня металлическая конструкция в голени, – тут же пояснил Арсений. – После травмы автомобильной…

– Да, конечно, – не стал с ним спорить охранник. – Пожалуйста, брючину поднимите…

В миниатюрной кобуре я увидел знакомый двуствольный дерринджер. Знакомый, потому что мне как-то довелось из него стрелять.

Я думал, что будет скандал или нас сдадут в полицию, но нет, убедившись, что ни у одного из нас больше нет ничего запрещенного, нас пропустили во дворец. Или замок, как вам больше нравится. Правда, снабдив сопровождающим.

Не поверите, но больше всего меня поразил не уровень охраны, это было вполне ожидаемо для такого жилища, удивила меня реакция этих секьюрити, точнее, отсутствие таковой. Ну в самом деле, является странная парочка… Я, правда, был одет прилично и буднично: джинсы, рубашка, пиджак, но Арсений! Джинсы и остроносые ботинки, футболка с профилем двух киногероев и надписью «True Detective», черная кожаная куртка и ковбойская шляпа, завершавшая картину повседневного стиля моего приятеля – словом, «наши» люди так не одеваются. А солидные мужчины так не вооружаются. Но охранники, если что и подумали про нас, вслух ничего не сказали.

Оглядывая помещение, в котором мы оказались, мне пришло на ум несколько ассоциаций: итальянское палаццо, Дворец дожей в Венеции, особняк Штиглица в Петербурге – ну, словом, из этой оперы… Пока я, раскрыв глаза и рот, рассматривал нежных оттенков мраморные колонны с позолоченными капителями, высокие стены, покрытые венецианской штукатуркой, светильники с разноцветными матовыми плафонами, картины в массивных рамах, Арсений развалился на каком-то пуфике. Шляпу он свою набросил на стоящую на бронзовом постаменте фарфоровую вазу. И что-то читал в телефоне.

– Прикинь, – сообщил он мне, – здесь до этого дома усадьба купцов Елисеевых была!

– Ага. А как думаешь, – спросил я его, – колонны настоящие?

– Гипрок! – отреагировал Строганов. – Жаль, ножик забрали, можно было бы поковырять.

Кстати, мы ожидали аудиенции в прихожей. Ну, в холле. Прошло минут пять-десять и Арсений стал проявлять нетерпение: историческую статью он прочитал и жаждал деятельности.

– Пошли, – вскочил он и потянул меня за собой. – Времени мало. Мне надоело здесь торчать!

Ничто так не разрушает человека, как продолжительное бездействие!

Однако на меня обстановка подействовала угнетающе, я бы или вообще свалил на улицу из царских чертогов, или хотя бы остался сидеть там, где было велено. Арсений пожал на это плечами и пошел вперед, бросив мне «догоняй!». По дороге он долбанул кулаком колонну и скривился от боли: видимо, все-таки они были каменные.

Арсений шел уверенно, словно сталкер по Зоне. Миновав библиотеку, напомнившую мне музеи Ватикана, гостиную с огромным камином и люстрой как в Елисеевском магазине, через небольшой коридор, в котором стояло чучело медведя, мы подошли к лестнице и поднялись в огромный зал (танцевальный, что ли?), в котором находились какие-то люди. Огромные окна с красивыми тонкими переплетами выходили на Неву. Потолок напоминал аналогичный в Сикстинской капелле, только сюжет росписей был повеселее. А справа от входа стояла пара пустых кресел стиля ампир, во всяком случае я его так себе представляю.

– Мы прибыли! – громогласно заявил Арсений. – Здравствуйте! – и усевшись в кресло, закинул ногу на ногу. (Я тоже примостился на краешке своего трона.)

После небольшой заминки, во время которой никто из присутствующих в зале людей не проронил ни слова, раздался грозный хриплый голос:

– Это еще что за…? Как этот клоун вообще сюда попал? Где эти раздолбаи?

Последнее, вероятно, относилось к охране, пропустившей нас. И тут заговорили все разом, и мужчины, и женщины. Мне захотелось исчезнуть или залезть под кресло, или оказаться в реанимации. В качестве доктора я себя чувствую уютнее!

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Обладатель грозного голоса навис над Арсением. Здоровенный, с колючим взглядом бесцветных глаз и злым, но мало эмоциональным лицом, он внушал страх своим свирепым видом и резкими движениями. Мне, во всяком случае. Строганов же и глазом не моргнул.

– Вам где сказано было сидеть? А? Почему без вызова приперлись? – прорычал он сквозь зубы ругательство и, развернувшись, быстрым шагом вернулся к пожилому мужчине, сидевшему на диване в противоположном конце зала. Почтительно склонившись над ним, он что-то ему рассказывал, вероятно, про нас с Арсением, поскольку сам бросал на нас взгляды, и слушавший его мужчина тоже разок посмотрел в нашу сторону.

– Это Сердюков Георгий Петрович, отец пропавшей девушки, – вполголоса пояснил мне Арсений. Он сидел, сложив кончики пальцев, и внимательно рассматривал всех присутствующих. – А с ним, скорее всего, его начальник безопасности, некто Дим Димыч. Я с его замом встречался, – также негромко добавил он.

Не хотел бы я быть на его месте, неожиданно подумал я про президента, глядя на его опущенные плечи и осунувшееся лицо. Вероятно, он похудел за этот месяц, поскольку темный костюм, явно очень дорогой, сидел на нем мешковато, словно с чужого плеча.

Тут к нам подошел невысокий полноватый мужчина, по возрасту ровесник Сердюкова, эдакий добряк, чем-то напоминавший Черчилля, одетый в обыкновенную белую рубашку, серые брюки и сандалии, прищурился на нас и без того узкими глазками и негромко произнес:

– Тело бы найти! Все бы уж успокоились! А так… – и, обращаясь к стоящему неподалеку высокому мужчине, по выправке похожему на военного, заявил: – Просрались! Кто обещал землю рыть? Кто обещал за неделю найти? Живую или мертвую! Чего отворачиваешься? Ты в этом городе главный! С тебя и спрос…

И махнув рукой на побагровевшего от негодования, вероятно, какого-то большого начальника, явно непривыкшему к такой критике, он пошел к отцу пропавшей девушки. (Я заметил, что глава охраны президента фирмы, Дим Димыч, так и стоявший около Сердюкова, при этом довольно ухмыльнулся.)

– Слышь, Петрович, поехали ко мне? Чего ты тут торчишь, как сыч? Поживешь у меня немного… Юра, уговори его! – толстяк повернулся к мужчине лет тридцати пяти, сидевшем в кресле недалеко от Сердюкова. Он что-то внимательно изучал в своем телефоне, в беседе участия не принимал, но услышав, что к нему обращаются, поднял голову и слегка удивленно посмотрел на говорившего.

– Сергей Мироныч, – откликнулся Юрий, – вы его лучше меня знаете…

И он изобразил неясную гримасу на своем умном, холеном лице.

Георгий Петрович чуть вздрогнул, услышав голос Юрия, затем медленно повернул к нему голову и тихо, но четко произнес:

– Юра, теперь я тебе поручаю это дело. Ты возглавишь поиски моей Маргариты…

Он замолчал, но никто не решился ничего сказать, даже Сергей Миронович, не говоря уже о начальнике безопасности. Лицо Дим Димыча свело злобной гримасой, но он не проронил ни слова. А президент уставился немигающим взглядом на Арсения, который качал ногой, да еще и жевал жвачку.

– Мне сказали, что ты можешь найти… – так же тихо произнес президент, но поскольку в зале настала тишина, его было очень хорошо слышно. – Найти мою дочь…

– Могу, – спокойно, словно речь шла о пропавшей зарядке для телефона, заявил Строганов. – Если мешать не будут, – пожал он плечами.

– Не будут, – низким голосом сказал Сердюков. – Юрий Анатольевич будет над вами… шефствовать. Вы работаете с ним, докладываете ему… а он лично мне…

Он продолжал буравить взглядом Строганова, но тот сидел как ни в чем не бывало, молчал и глаз не отводил. А я поймал себя на том, что задержал дыхание, вероятно, от страха!

– Все. – президент стал вставать, опираясь на руки по-стариковски, и, медленно переступая, побрел к выходу. Остановившись, он поискал кого-то глазами, на секунду задержав взгляд и на мне. Несмотря на грозный облик и привычку командовать, в глазах его стояла мольба о помощи. Ну, мне так показалось.

– Дима, – бросил он своему начальнику охраны, – пойдем со мной… на пару слов…

Тот, сунув руки в карманы брюк, не спеша последовал за боссом. Но проходя мимо нас, остановился. Мне опять стало не по себе, тем более что Арсений, чуть склонив голову набок, стал его откровенно разглядывать.

– Потом поговорим, – хрипло предупредил он нас. – Я сейчас с шефом перетру этот вопрос, а дальше… Короче, будете докладывать лично мне, а не…

– Тебя отстранили, – спокойно заметил подошедший к нам Юрий. Он был чуть ниже ростом начальника отдела безопасности, но при этом взирал на него «снизу вверх свысока». – Слышал, что Старик сказал? Теперь я возглавляю расследование. Мне это на хрен не нужно, но если ты не справился, то…

Тот закашлялся от негодования.

– Ну, поздравляю тебя, Юрий свет Анатолич! Ты теперь детективом стал! – язвительно заговорил начальник безопасности. – Возглавил следственную группу клоунов! Мои поздравления!

– Ты свои приколы для себя и своих дебилов оставь, – наш новый шеф стоял вполоборота к своему собеседнику и смотрел мимо него. – Все материалы передашь им. Лично! А потом…

– Уж как-нибудь соображу, как передать, – вставил тот и перед тем, как уйти, бросил для нас с Арсением: – Слушайте, сыщики, дарю вам бесплатный совет! Угадайте, кто больше всех выиграл, когда Маргарита пропала? Правильно! Юрий свет Анатолич! А знаете, почему? Потому что Георгий Петрович уже месяц как забросил дела. А исполняет его обязанности кто? А вот он! – и потыкал указательным пальцем в сторону Юрия. – Вот такой интересный мотив!

Я думал, что сейчас будет или драка, или, что более вероятно, скандал, но ошибся. Юрий свет Анатолич неприятно улыбнулся своими тонкими губами и проговорил:

– Ну, вот и отлично! Я, как исполняющий обязанности президента, сообщаю тебе: ты уволен! Я скажу, кому будешь сдавать дела!

– Не ты меня принимал, не тебе и снимать, – глухо ответил тот и, развернувшись на 180 градусов, вразвалочку отправился к выходу.

– Урод, – вслед ему бросил Юрий, – и двух пешек не стоит!

– Зато мы – «тяжелые фигуры»! – тут же сообщил Арсений. – Материалы, кстати, мне уже передали.

– Что? А, понятно, – сказал Юрий. – Сейчас, подождите, мне еще пару вопросов утрясти…

И он отправился к стоявшей у окна женщине. Мы с Арсением переглянулись, он мне подмигнул, я покачал головой.

К нам подошел тот самый начальник, который, по словам Сергея Мироновича, «просрался». В темном костюме, белой рубашке, при галстуке и со значком в виде красного щита с золотым мечом на лацкане пиджака. Он был чуть старше меня, с гладко выбритым и абсолютно непроницаемым лицом. Не злобным, как у Дим Димыча, а скорее волевым. Морщины в уголках глаз и уверенный взгляд сильного, немало повидавшего за время службы человека придавали ему некоторое сходство с Джеймсом Бондом. Словом, «настоящий полковник».

– Игорь Иванович… – скромно представился он и, чуть помолчав, добавил: – Что-то я про вас слышал. Давайте обменяемся координатами? Мой телефон… – и он протянул Арсению свою визитную карточку.

Арсений был не лыком шит и тут же дал ему свою визитку. Тот хмыкнул, рассмотрев карточку Строганова (на красном фоне черный дракон, изрыгающий желтое пламя, а на обратной стороне имя и фамилия, написанные витиеватой вязью, как на знамени Ермака), и широким шагом вышел из залы, ни с кем не прощаясь и даже не повернув головы в их сторону.

Толстяк Сергей Миронович, снова оказавшись около нас, хлопнул Арсения по плечу и примирительно сказал:

– Не берите в голову, пусть они собачатся, ваше дело искать! Если что, обращайтесь, не стесняйтесь! – и был таков.

Тем временем наш новый руководитель Юрий, кривовато улыбаясь, беседовал со стильно одетой женщиной, с виду лет сорока. Я отметил ее спортивную фигуру, гладкую кожу на лице и руках – несомненно, результат посещения фитнес-центров и дорогих клиник… Она, если и улыбалась, то только губами, быстрой деловой улыбкой. Ее лицо было хоть и омоложенное, но жесткое, а глаза, похоже, привыкли выражать не чувства, а оценивать цифры и состояния. Однако, судя по невербальным проявлениям, деловая женщина была заинтересована в Юрии. Разговор продолжался уже минут пять, когда Арсений вскочил, поскольку сидеть ему уже наскучило, и стал к ним приближаться, перемещаясь галсами, словно парусник против ветра. Оказавшись рядом, Арсений замедлил свой ход, но разговор уже подходил к концу, и буквально через минуту Юрий, поискав глазами Арсения и с удивлением узрев его рядом с собой, кивком головы дал понять, что он уходит. Мы втроем направились к выходу. В мраморном холле Юрий остановился и обратился к нам, причем держал он себя с нами достаточно просто, но так, чтобы у нас не возникло и мысли, что мы одного с ним уровня.

– Так. – чуть кривя губы, начал он. – Старик меня озадачил… – (Интересно, подумал я, что он имел в виду: что ему поручили решить задачу или что президент его удивил?) – Да, мне теперь только этого не хватало – руководить поисками.

– Давайте руководить буду я, – без тени иронии предложил Арсений.

Губы Юрия распрямились в тонкую линию.

– Типа, шутка такая? – спросил он и, чуть помолчав, продолжил свою речь: – Во-первых, я без понятия, с чего начинать эти поиски. Во-вторых, подчиняться вы будете лично мне. В третьих… у меня времени и желания играть в детективов нет. Что из этого следует?

(Я подумал, что у него туговато с логикой, но не стал озвучивать свои выводы.)

– Из этого следует… – начал Арсений, усмехаясь.

– Правильно! У нас с вами будут шахматы-адванс! А вы будете «бешеными фигурами»! О’кей? – тут он вдруг широко улыбнулся и даже хохотнул.

– Нет, – оборвал его радость Арсений.

– Почему? – удивился Юрий. – Это шахматные термины…

– Потому что мы – «бомбы», если пользоваться шахматной терминологией, – мрачно пояснил Арсений.

– Гамбит, – примиряюще заметил я, не особо владея шахматным языком. Просто на «аминь» похоже.

Юрий с интересом посмотрел на нас.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы сидели со Строгановым на скамеечке около пруда. Мечта импрессиониста! Неподалеку, за синим забором, шло разрушение дачи Гаусвальд, известной в народе как «дом Ирен Адлер».


убрать рекламу


Раздавался шум отбойных молотков пополам с русским матом, произносимым с иностранным акцентом. Гуляли родители с маленькими детьми, влюбленные парочки с пивом в руках и любители фотоохоты с дорогими фотоаппаратами наперевес.

Но несмотря на привычный и спокойный мир вокруг, я чувствовал себя как пациент клиники неврозов – тревожно. То, что нас ждали неприятности, как котенка Гава, я и не сомневался. Слишком многих врагов мы могли себе нажить. В слишком опасную историю мы попали. И ощущал я себя этим беспомощным котенком среди собак бойцовских пород. Это я и попытался донести до своего напарника.

– Чушь, – коротко ответил Арсений. – Чего ты боишься? Кого? Ты сам себе противоречишь. Если, по твоим словам, они такие тяжелые фигуры, такие серьезные люди…

– А что такое «тяжелые фигуры»? – спросил я на автомате.

– Шахматный термин, – ответил Арсений. – Знаешь, кстати, чем занимался наш Свет Юрий до того, как его назначили нашим руководителем?

– Вообще? – не понял я вопроса. – Вице-президентом, вероятно, работал.

– Да нет! Там, на сборище. Он в шахматы играл в телефоне!

– А откуда ты…

– Я разглядел на экране, когда он рядом с нами стоял, – пояснил глазастый Строганов. И продолжил: – Так вот, если мы с тобой такие маленькие и беззащитные, какими ты нас хочешь представить, а они такие крутые и тяжелые, то стоит ли нам беспокоиться? Муравьи не озабочены, гневаются ли боги или нет. Они знай себе трудятся…

Меня не слишком удовлетворило объяснение Арсения.

– А что такое «адванс» и «бешенные фигуры»? – вспомнил я еще пару терминов.

– Посмотри в Гугле, – бросил он. – Что ты как маленький? Нам выпала возможность прославиться и срубить кучу денег, а ты…

– А если нет? – возразил я ему. – Если мы никого не найдем? Что с нами тогда сделают? Эти твои фигуры… Шах! Мат! И съедят! Один этот Дим Димыч чего стоит!

Строганов посмотрел на меня, прищурившись из-под своей ковбойской шляпы, и заявил:

– Поздно останавливаться на полпути! Тогда нужно было и не начинать!

Я широко раскрыл глаза от удивления.

– Ты сам как-то мне это говорил, – пожал он плечами.

– Это Сенека! А не я. – хмуро поправил я его.

– Да ладно, доктор! Что ты скис? Чего испугался? Давай, процитируй какого-нибудь своего философа, и начнем поиски этой несчастной! Тем более, я знаю, где ее искать. Завтра, помяни мое слово, к вечеру мы будем знать все!

Я посмотрел на него несколько раздраженно, потому что не верил ни единому слову, вздохнул и произнес:

– «На что ты рассчитываешь, то и обретёшь».

– Браво! – воскликнул Арсений и хлопнул меня по спине. – Согласен. Еще что-нибудь сбацай!

– Богатые тоже плачут…

– Еще лучше! – снова похвалил он меня. – Это кто, Аристотель? Ладно, давай к делу.

– Давай, – согласился я, – расскажи мне, как нам играть с этими «тяжелыми фигурами»…

– Да что ты зациклился на них? – перебил меня бесстрашный Строганов. – С ними и так все ясно.

– Да что ты? Просвети меня тогда, пожалуйста, – я вздохнул, поражаясь его беспечности.

– Ну, Дим Димыч… Субъект весьма отмороженный, агрессивный и расстроенный. Он не нашел Маргариту, это раз. – Строганов разогнул большой палец. – Его прилюдно отстранили от расследования в пользу нашего Юрия, это два, – он разогнул указательный палец. – Нас, новых детективов, которые могут найти девушку и которых нашел именно он, у него забрали и передали другому…

– Это три, – подсказал я ему, поскольку он замолчал.

– Да, точно! – очнулся Арсений. – Но тут не все так просто! Сердюков позвал его с собой для того, я уверен, чтобы объяснить ему свой план: возглавляет теперь расследование Юрий, а Димыч будет наблюдать и следить за нами, так сказать, тайно. Зачем? – спросил Строганов и сам же и ответил: – Без понятия. Видимо, стиль руководства такой: никому не доверяй.

– Странный руководитель, – усомнился я.

– Наоборот, хитрый ход Сердюкова! – тут же возразил Строганов. – Он понял, что Дим Димыч ничего не добился, и не хочет делать на него ставку. А ставит он на Юрия. Но при этом он не может обидеть своего главного охранника, поэтому говорит ему, что формально возглавит расследование Юрий, а на самом деле он, Димон, будет наблюдать за Юрием, то есть стоять над ним,  а не под ним.  И все по понятиям.

– И что, он и правда будет следить за нами?

– Еще как! – кивнул Арсений. – Будет тенью красться! А вдруг мы чего найдем? Тогда он нас опередит и станет победителем!

– Возможно, – я пожал плечами. – А этот, на Джеймса Бонда похожий, Игорь Иванович… – начал было я.

– Это спецслужба, – усмехнулся Арсений. – Какой-то начальник. Он, видимо, сегодня отчитался перед Сердюковым, что ничего и никого не нашел, поэтому тот толстяк на него и наехал, – задумчиво сообщил Арсений и плотно сжал губы.

– Толстяк – Сергей Миронович? – уточнил я.

– Ага, – кивнул Арсений. – Видимо, он друг Сердюкова. Кстати, хорошо, что он нам помощь предложил, может, придется воспользоваться. А теперь слушай, что я узнал, пролопатив кучу материалов!

Я тяжело вздохнул, смирившись перед неизбежностью судьбы.

– Аллора, – радостно начал Арсений. – Сердюков Георгий Петрович, президент Северной Финансовой Группы, довольно старый мужик, ему 65 лет, но обладает крупным состоянием, положением в обществе, собственным теннисным кортом, а также сыном и дочерью. Сын, правда, погиб несколько лет назад в автомобильной аварии, вроде бы несчастный случай, но подробностей не знаю.

– Это все в материалах дела было? – удивился я.

– Нет, конечно, это я в сети наковырял. А еще он разведен, женат на молодухе, и любимое блюдо нашего работодателя – борщ плюс рюмка водки…

Я с подозрением посмотрел на рассказчика:

– А при чем тут любимое блюдо? И неужели это  можно найти в сети?

– А это уже из его дневника, – он изобразил то ли художника, пишущего картину, то ли писателя, дающего автограф. – Сердюков в течении многих лет ведет что-то вроде дневника. Я его весь перечитал – скука сплошная, – недовольно добавил он.

– А как он к тебе попал? – я был изумлен, ведь дневник все-таки вещь приватная.

– Ха! Он сделал последнюю запись на следующий день после исчезновения дочки, сидя у нее в комнате. – Строганов размахивал руками, словно дирижер. – С горя и забыл его там. А во время осмотра и обыска, не особо вдаваясь в детали, чей именно это дневник, его присовокупили к остальным материалам. А потом привезли мне…

– А ты ему сказал об этом? – задал я риторический вопрос.

– Когда? – раздраженно посмотрел он на меня. – Ты был со мной все время. Когда я мог ему сказать? Или я, по-твоему, обладаю телепатией? Или я…

– Там было что-то полезное? – прервал я его.

Строганов успокоился так же быстро, как и вспыхнул.

– Что? А, нет, я же говорю, скука сплошная. Он где-то раз в полгода изливал на бумагу какую-нибудь посредственную мыслишку, выдавая ее за гениальность.

– Какая жалость, что ты не ведешь дневник, – я придал лицу выражение скорби. – Мог бы облагодетельствовать все человечество гениальными мыслями…

– Человечество, говоришь? – повторил он зловещим тоном. – Я тебе сегодня передам мысли Сердюкова, читай их хоть всю ночь, и если найдешь там хоть что-то полезное… Все! Хватит меня перебивать! Слушай дальше! Так вот, – продолжил он, – любимая дочка, Маргарита, двадцати четырех лет, последние три года живет в Лондоне, где занимается бизнесом – владеет художественной галереей. Она раз в год привозит в Питер картины и устраивает выставки-продажи. Прилетев в этом году в начале весны, она организовала выставку в Музее Художников России. Дочка не замужем… – тут он сделал паузу, бросив на меня многозначительный взгляд, – но друг у нее есть, он живет и работает в Монако. Ничто не предвещало беды. Месяц назад она припарковала свою машину на улице, перешла эту улицу и пропала. И с тех пор ее никто не видел и ничего о ней не слышал. Ни трупа, ни предложений о выкупе, – она просто взяла и исчезла посреди бела дня в самом центре города! Ее искали полиция, ФСБ, частные детективы, экстрасенсы, волонтеры, – но никакого результата…

– Ну, – обратился я к замолчавшему оратору, – ты говорил, что завтра к вечеру мы будем знать все! Что у тебя за версия?

– У меня их двенадцать! – гордо сообщил он.

– Может быть, ее инопланетяне забрали? – пошутил я.

Строганов взглянул на меня восхищенно.

– Тринадцать! Браво, доктор! Об этом я не подумал!

Я вздохнул. Он не язвил, не иронизировал, он и правда стал рассматривать причастность инопланетных цивилизаций к исчезновению Маргариты Сердюковой. Я подумал, что успешная деятельность Строганова в качестве детектива обязана его безудержной фантазии, доходящей иногда до безумия. И феноменальной памяти. Ну, еще и немыслимому везению, которое он называл «промысел Божий».

Не было еще ни одного гения без некоторой доли безумия, и Строганов был не исключение.

– Поехали теперь ко мне, – вскочил он со скамейки, вспугнув тем самым наблюдавшую за нами белку. – Фото и видеоматериалы лежат дома, я почти все изучил… ну, половину всего, это точно!

– Кстати, а кто тебе их передал? – я неожиданно нашел в кармане семечку, почистил ее и положил на открытую ладонь. И замер в ожидании. Белка подумала секунд пять, подобралась поближе и схватила своими лапками угощение.

– Наверно, приятельница Лазающего мышонка, – посмотрев на белку, хмыкнул Арсений и двинулся к выходу из парка, в сторону моста.

– Так насчет материалов, – догнал я его.

– А, тут все просто. Их начальник безопасности, ну этот, Димон…

– Он тебе не Димон , – пошутил я.

– Да, – кивнул Арсений. – Так вот, этот Дим Димыч несколько дней назад общался с Громовым и, вероятно, рассказал ему о своей проблеме. Михалыч ему нас и сосватал. Предупредив, наверно, что я почти гений.

Я улыбнулся, представив, как Василий Михайлович Громов, не переносивший Арсения, но частенько обращавшийся к нему за помощью, характеризовал его: «Мерзкий отморозок, раздражающий любого нормального человека! Но! Иногда может решить сложную задачу».

– После чего, – продолжал этот непростой в общении детектив, – мне позвонил заместитель этого Димона, мы встретились, поговорили. Я сказал, что должен посмотреть все, что они нарыли и тогда смогу ответить, возьмемся мы за это дело или нет. И несмотря на то, что, конечно, они предоставили далеко не все, что обнаружили… короче, мне и этого хватило! Сейчас приедем, и я тебе все покажу. Кстати, помнишь, у тебя был приятель, который на «скорой помощи» работал…

– Андрей? – слегка удивился я его поворотам в беседе.

– Да, Андрей. Позвони ему, спроси, когда он дежурит.

– Хорошо… а при чем здесь… – начал было я.

– Ну, со «скорой» проще, чем, скажем, с «пожарной»… – туманно ответил Арсений.

И мы отправились через мост по Каменноостровскому к Петроградской. Путь был неблизкий, но энергия из Строганова так и била фонтаном, и он никак не смог бы усидеть на одном месте в общественном транспорте. Типичный Маниакально Депрессивный Психоз, однофазное течение. Я ему так и сказал: – У тебя фаза мании!

– Если человек счастлив, то это что, патология? – возразил он мне, лавируя между пешеходами.

«Счастье на стороне того, кто доволен», – подумал я, но вслух сказал другое:

– Как можно быть счастливым, когда беремся за такое грустное дело? Можешь не верить, но мне жалко этого старика! Столько денег, власти, а любимая дочь, скорее всего, мертва. И вообще неизвестно, что с ней случилось…

– Вот именно, неизвестно! – возразил этот счастливец. – Может быть, она жива, а ты ее хоронишь. «А не спеши ты нас хоронить, а у нас еще здесь дела…» – запел он в полный голос. Встречные или расступались, или бросали на нас злобные взгляды.

По дороге я выяснил, что мой друг Андрей дежурит на «скорой» завтра. «Тогда завтра!» – непонятно выразился Арсений.


* * *

Войдя в его комнату, я поразился увиденному: она была поделена на две половины. Поделена, скажем так, условно. В одной ее части царил образцовый порядок, а в другой был страшный бардак.

– Что это у тебя за инь и ян? – обратился я к нему. – Или просто времени не хватило закончить уборку?

– Интересная мысль, – кивнул он, – насчет инь и ян. Двойственность вообще свойственна природе вещей… дуализм… два полушария мозга… две половинки задницы…

– И только ты один, – добавил я, пытаясь понять, разыгрывает ли он меня или нет.

– Это моя новая теория. Смотри, – указал он мне на две гитары и губную гармошку, все это валялось на полу, – там творческая зона, там включается правое полушарие. А здесь, – он махнул в сторону компьютерного стола, – идет расследование нашего дела. Там я пишу музыку, а здесь занимаюсь дедукцией…

И правда, многочисленные папки, файлы, просто бумажки лежали аккуратно, ровно, словно по линейке. Неподалеку от стола расположились картонные коробки и тоже как кирпичики в стене. Я был поражен. Арсений и порядок – вещи несовместные!

Материалы содержались не только на бумажных носителях, но и в компьютере, причем, как сказал Арсений, самая важная их часть.

– Начнем, пожалуй? Итак, 20 апреля, в среду, около 16 часов дня Маргарита Сердюкова едет по Кирочной улице и останавливается на платной парковке. Вот здесь! – Строганов увеличил масштаб карты и ткнул длинным ногтем в экран компьютера. – Затем выходит, оплачивает парковку и пешком идет в сторону «Парадного квартала».

– Ну, он немного дальше, – поправил я его.

– Я про направление, – сказал Арсений. – Дальше…

И он стал показывать мне фотографии, точнее, скриншоты записей видеокамер, восстанавливая почти пошагово маршрут пропавшей девушки.

– Вот она остановилась напротив магазина нижнего белья. Вот зашла внутрь. Здесь она рассматривает полки с распродажными бюстгальтерами…

А я рассматривал саму пропавшую девушку: стильный светлый плащ, длинные красивые волосы… Симпатичная, обаятельная… И совсем не похожа на своего отца…

Арсений подтвердил мои наблюдения, добавив, что был бы рад найти ее живой, чтобы познакомиться.

– В тебе жалости и сопереживания не больше, чем… – я пожал плечами, не придумав, с кем его сравнить.

– Чем скамеек в православном храме, – усмехнулся он. – Во-всяком случае, я искренен и хочу помочь. И вообще, хватит отвлекаться на девушек! Смотри, она там тусуется около семи минут, потом покупает лифчик, расплачиваясь картой. Со счета снято одиннадцать тысяч рублей…

– Сколько? – я не поверил своим ушам.

– Одиннадцать… ну, десять тысяч девятьсот девяносто рублей, а что? – не понял Арсений моего удивления.

– Ничего, – пожал я плечами, – сколько же он стоил без скидки?

– Можно узнать, – слегка озадаченно сказал Строганов, – только что это нам даст? Тут интереснее другое, смотри! Она, уже с покупкой, опять стоит перед этой же полкой, видишь? Но недолго… Зачем?

– Может, еще что-нибудь решила купить? – выдвинул я свою версию.

– Нет! – решительно покачал он головой. – Вот, смотри! – он отмотал запись назад. – Вот здесь она выбирает лифчик и, как все женщины, перебирает весь товар руками… А здесь, смотри! – он вернул прежнюю картинку. – Она просто стоит и куда-то смотрит! А еще она на часы взглянула. Потом выходит на улицу… Здесь ее снимает уличная камера, и это последняя видеозапись девушки перед исчезновением: она подходит к пешеходному переходу… и тут случаются сразу два события… Смотри! У нее сейчас стырят сотовый телефон!

И правда, несколько молодых людей разных национальностей с двух сторон подходят к девушке. Она чуть сдвигается, и тут же один из них быстро достает из ее сумки, висящей на плече, какой-то предмет и быстрым шагом удаляется. Девушка ничего не замечает.

– Вот, гады! Грабят посреди бела дня! И никто ничего не заметил? – на меня произвела впечатление эта сцена ограбления своей наглостью, безнаказанностью и быстротой.

– Дальше еще интереснее! – усмехнулся Строганов. – Видишь, мужик с краю стоит?

Он ткнул в угол экрана мизинцем со старинным перстнем.

– Вот этот!

И Арсений защелкал мышкой, увеличивая профиль мужчины лет тридцати пяти – сорока. Лицо грубоватое, глаза чуть навыкат, – нагловатый тип, так мне показалось. Хоть и одет довольно прилично.

– Смотри на него! – сказал Арсений и продолжил воспроизведение. – Видишь, он подходит к нашей девице и пялится на нее?

Странный тип в упор разглядывал Маргариту, пока они переходили Кирочную. Но потом она повернула налево, а он, проводив ее взглядом, пошел в противоположную сторону.

– Слушай, – воскликнул я, – неужели он просто так ее рассматривал? Или он из той же банды, которая у нее телефон украла?

Интересно, подумал я, а ее отец смотрел эти видео? Наверно нет, потому что можно сойти с ума от переживаний…

– Нет, – коротко ответил Арсений.

– Чего нет? – отвлекся я и забыл, что спрашивал.

– Он не из этой банды, – с расстановкой ответил Арсений. – Он сам по себе…

– А откуда ты знаешь? – удивился я.

Арсений тоже над чем-то задумался.

– Что? Как откуда, из материалов, конечно! Они выловили воришек…

– Как выловили?

– Да проще простого, – хмыкнул Строганов, – подъехали на следующий день и взяли всех… или почти всех. Даже телефон нашли. Делов-то! Допросили хорошенько и установили, что они просто щипачи, к пропаже дочки президента отношения не имеют.

– А если они соврали? – предположил я.

– Я думаю, что с ними плотно поработали. А вот мужик… с ним они лоханулись. – Арсений вдруг потер руки. – Поэтому у нас есть шанс!

– Э-э, не понял? Они его не нашли?

– Наоборот! Они нашли его, и для нас это большая удача! – Арсений тряхнул кулаками над головой. – Он живет рядом, вот в этом доме!

И Строганов показал на карте расположенный неподалеку дом.

– Я не понимаю… – начал было я.

– Элементарно, Ватсон! Он здесь живет, он ходит с работы домой и опять на работу, он мелькает на уличных камерах, на камерах, которые перед входом в магазины и так далее! Вычислить его место жительства не составило труда. Затем узнали место работы, – он в строительной компании каким-то руководителем работает. Не самым крупным, но и не офисный планктон и не работяга. А дальше они стали его «пасти». Прослушка, слежка, электронную почту посмотрели, ну, короче, обложили со всех сторон. И ничего, прикинь? Ну, порнуху иногда смотрит…

– Может, он просто так, как ты говоришь, «пялился»? – сделал я предположение.

– Может, – кивнул Арсений. – Только по его роже видно, что он маньяк. А если маньяк на кого-то запал…

– Да ладно, – возразил я, – спустись в метро, там полно таких. Не все же…

– Все! – направил он на меня указательный палец с кольцом в виде клюва орла. – И я тебе со всей ответственностью заявляю: он ненормальный. Я, как увидел его, сразу понял: виновен! Тут и Гартнером не надо быть, чтобы определить по физиономии его тайные страсти! А когда я узнал подробности его жизни…

– Ты про порнографию?

– При чем тут порнуха? Порнуху все смотрят. А этот – здоровенный мужик, ему сороковник, качается в спортивном зале, не пьет, не женат, после работы бежит домой…

– Извини, – прервал я его обвинительную речь, – а еще какие-нибудь доказательства его виновности есть?

– Будут! – кивнул он. – Вот, взгляни еще раз на его рожу! Лоб, глаза, взгляд, нижняя челюсть, сейчас я видео поставлю, походку его заценишь…

Ну, вполне характерный тип, как мне показалось. Если бы я давал ему клички, то назвал бы его «упертый», «пучеглазый», «таран» или «бык»…

– Ну, что скажешь? – поинтересовался Арсений.

– Ну, не склонный к рефлексии, не слишком утонченный мужчина средних лет, – усмехнулся я.

– Ему сорок два, какие средние годы, – проворчал этот юнец. – Теперь самое главное! Как я его вычислил. Они два дня следили за ним, а потом нагрянули вечером к нему домой. И тут интересна его реакция. Вначале он испугался, а потом, когда ему показали фотографию пропавшей девушки, он, внимательно ее разглядев, расслабился и успокоился. Непонятно, с чего? И как его ни прессовали…

– Ну, вероятно, потому, что он не виновен, поэтому и успокоился, – вставил я.

– Да, они так и посчитали, – нехотя согласился Арсений, – тем более, что ни отпечатков пальцев, ни каких-нибудь других следов пребывания девушки в квартире не нашли, а искали тщательно. Опросили консьержку, которая дежурила в этот день, она подтвердила, что он пришел домой один, в обычное время… Так вот! Обыск прошел в двух комнатах! – многозначительно закончил он.

– Ну, и?

– А в квартире три комнаты! – склонился надо мной Арсений.

– То есть, как – три?

– Вот так! Одна, вторая, третья! – он загибал пальцы, а потом их разгибал. В общей сложности у Строганова на руках я насчитал четыре кольца.

– Не может быть! – воскликнул я, оторвав взгляд от его украшений.

– Я нашел в интернете про его дом. Его реконструировали и сдали четыре года назад. Можно посмотреть планировки всех квартир. В протоколе осмотра его квартиры сказано, что все окна выходят во двор, а по планировкам видно, что это могла быть только трехкомнатная квартира! У «двушек» все окна на Кирочную! Дом в форме буквы «Г», видишь? Таким образом, две комнаты у него в этой части дома, а третья – вот здесь!

И он в очередной раз попытался проткнуть экран монитора. Ну, прямо как Буратино и нарисованный очаг!

– Ну как можно не заметить комнату при тщательном осмотре? – и я постучал пальцем по лбу.

– Сложно сказать, – ответил Арсений, – надо самим смотреть. Скорее всего, вход в эту комнату, которая, кстати, площадью двадцать метров и имеет окно в другой двор, так вот, вход в нее замаскирован!

– Я не верю, что при тщательном обыске профессионалы не могли…

– Они искали не комнату, а следы пропавшей девушки! – скривился Арсений и многозначительно добавил: – А мы будем искать дверь к тайне!

– Или тайную дверь, – развел я руками. – Хорошее название для рассказа! Слушай, – мелькнула у меня мысль. – Насчет комнат! А мы не будем смотреть комнату или квартиру, где жила Маргарита? Кстати, а где она жила?

– В Лондоне, – Арсений вдруг посмотрел на меня с подозрением.

– А когда в Петербург приезжала? – уточнил я, стараясь говорить спокойно.

– У папы, – немногословно ответил Строганов. – У нее там кабинет и спальня. Я уже все осмотрел.

– Когда ты успел? – изумился я, поскольку во время визита мы все время были вместе.

– Я начал с них, – он продолжал буравить меня взглядом. – С комнат пропавшей девушки, – медленно пояснял он. – А ты почему спрашиваешь? У тебя есть какая-то идея?

Я вздохнул. Вероятно, Строганов стал подозревать, что у меня возникла идея про квартиру, в которой жила девушка, а у него, гениального сыщика, такой идеи не было.

– Все очень просто, – успокоил я его. – Во всех детективах начинают поиски с осмотра дома, где проживала жертва. «Молчание ягнят», к примеру… Я просто поинтересовался. Так когда ты успел?..

– А, – тут же расслабился он, – так бы и сказал. В ее комнатах производили обыск, все записано на камеру, и я все разглядел. Но поскольку ее исчезновение не имеет отношения к ее жилью… маньяк же ее увидел совершенно случайно… Надеюсь, тебе достаточно моего слова, что в комнатах нет ничего для нас интересного? – с нажимом произнес он.

– Конечно! – улыбнулся я в ответ, а потом мстительно добавил: – Но я хочу посмотреть видеозапись. Как я смогу описать в книге обстановку ее кабинета, если не увижу все собственными глазами?

Раздался недовольный рык.

Тот, кто снимал на камеру жилье Маргариты, знал свое дело. Обстоятельно, неторопливо, водя объективом во все стороны, он (или она) дал возможность осмотреть помещения, словно я сам ходил по кабинету и спальне.

Кабинет Маргариты мне понравился. Он сочетал в себе деловой стиль и художественный вкус хозяйки. Письменный стол, изящная металлическая лампа, стены, до середины покрытые панелями из светлого дерева, а от середины до потолка – материей бежевого цвета. А люстру привезли из Англии, почему-то подумал я. На стенах были развешаны картины. Портреты, пейзажи, несколько абстракций, причем довольно симпатичных. Пара картин с цветовыми пятнами, превратившимися при ближайшем рассмотрении в букеты цветов. И одна работа, висевшая особняком, с изображением моря. Айвазовский, что ли? Только почему-то вместо корабля на гребне высокой волны покоился нереального вида и размера осьминог. Производивший съемку оператор, видимо, тоже заинтересовался этой картиной, поскольку потратил на нее секунд пять.

Пока я смотрел видео, Арсений стоял рядом, внимательно наблюдая за мной – вдруг я что-то замечу такое, чего не увидел он. Но увы, чуда не случилось, и я через некоторое время просто остановил просмотр, так и не обнаружив какой-нибудь ниточки, могущей помочь нам в расследовании.

На прощанье он всучил мне старую тетрадь, состоявшую из девяносто восьми листов, и мстительно напутствовал:

– Читай, читатель, а утром отчитаешься!

Это был дневник Сердюкова. А я надеялся избежать роли чтеца чужих мыслей…


* * *

… опять мне снился мой детский кошмар. Надо же, каждый раз, как болею, снится мне эта чушь. Все родные вокруг плачут, и я тоже плачу, а чего и не знаю. И тоска такая жуткая накатывает, что хоть в петлю… а заканчивается сон тем, что нечто огромное, как гора, на меня надвигается и говорит голосом низким и тихим: а вот и я! 

Я хотя и не верю во всех этих предсказателей, думал, что это я свое будущее вижу. И страшно мне становилось. Особенно когда подростком был. Но как-то раз мне мать рассказала историю… только мне тогда всего-то годик был… Так вот, умер Сталин, вся семья сидела и плакала, и я тоже. Может мне все-таки просто это запомнилось? Говорят же, Толстой помнил себя с пеленок? Чем я хуже? Всяк, лучше это будет кошмар из прошлого, чем то, что меня ждет в будущем. 

Говорят, у каждого святого было прошлое, а у каждого грешника есть будущее. Очень бы хотелось! 


* * *

Каждый день срываюсь после работы и несусь домой. Мои не выдержали, спросили напрямик – тетку завел? Чего скрывать-то? Показал бы, что ли. А я смеюсь и говорю, мол, да, совсем молодую девицу, к ней и езжу. 

Еду и думаю: когда у тебя дочка, это же совсем по-другому себя ощущаешь! С Борькой такого не было. 

Уже полгода каждый вечер успеваю, чтобы искупать мою маленькую принцессу Марго. 

Стать отцом дело нехитрое, а быть им… 


* * *

Вину предков искупают потомки. Чушь. Не верю. 


* * *

На следующий день после дня рождения сидел и размышлял над одним из тостов, про то, что дожил до того опасного возраста, когда все женщины становятся привлекательными. Посмеялся… Потом про пожелания обновления – дома, машины, гражданства, жены и так далее… 

Ребята подарили бюсты Петра первого и Александра третьего, знают мои пристрастия! 

Вспомнил, что Петр свою жену услал в монастырь, где гнобил много лет. Вспомнил еще кое-кого и его жену. И Ленина. Он писал: развод – это не распад семейных связей, а напротив, укрепление их на демократических основаниях. 

Развод. Написал это слово и не могу поверить! Сказал бы кто лет десять тому назад, не поверил бы! Один Погожа оказался прав, сказав тогда, что она мне не подходит. О себе, небось, думал! 

Говорил Дзержинский: где любовь, там должно быть и доверие. А какое тут к черту доверие? 

Борису я сумею объяснить, он – меня поймет, взрослый уже. А Маргарита? Как ее успокоить? 


* * *

Тяжко мне, ох как тяжко! Но решил сесть и записать, о чем думаю. А иначе, мысли, переживания, как кислота, выжгут меня изнутри. Лучше я их выплесну на бумагу! 

Вначале шок был. Потом злость – говорил же тебе, дураку! Сколько раз говорил? Не спасет машина, какая бы крутая ни была. Доигрался, доездился! 

Ох, Борька… подвел ты меня, как подвел! Кому все передам? Кто останется после меня? Я на тебя рассчитывал, а теперь… 

И вот беда, поговорить-то не с кем. Не верю никому! Сочувствиям их грош цена. Рожи кривят свои, мол, соболезнуем, а потом идут по ресторанам и жрут с аппетитом. 

Димыч, вот он и правда переживает за меня, не отходит ни днем, ни ночью. Как пес верный… 

Хорошо, что девочки моей сейчас рядом нет… пусть уж лучше звонит каждый день… 

А Мироныч, своих детей нет, так и не понимает, что значит сына потерять. 

А вот кто меня больше всего бесит, так это Нинка. С тех пор как развелись, сколько лет просвистело… Обвинять вздумала меня. «Не уследил»! надо же такое сказать? 

Все-таки права моя девочка, лучше будет, если она сейчас прилетит ко мне. Очень ее жду! 

Вывод: нужно уметь подняться каждый раз, когда падаешь. 


* * *

А как он мне сына напоминает! Даже как-то оговорился, назвал его Борей… 

Карл Маркс сказал однажды: любовь родителей наиболее бескорыстна. 


* * *

Стареем мы все! Мироныч сегодня меня поразил, говорит, что не радует его ничего, как это было раньше. А я подумал, что мне повезло – все-таки молодая жена, она бодрит! 

А ты, говорю ему, завел бы себе кого, а то даже смеяться перестал! Радоваться надо, что живы, что еще что-то можем. Да не рыться в памяти, если хочешь быть счастливым. А он мне про трудности какие-то, да про заслуги, так я ему ответил: покойников ценят по заслугам, а живых – по финансовы


убрать рекламу


м средствам! А их, слава Богу, достаточно. А непреодолимая трудность одна – смерть. Все остальное вполне решаемо. Никогда не думал, что наш толстяк пессимистом станет. 


* * *

Боль такая в сердце, что решили, что у меня инфаркт… 

Что может быть страшнее, чем пережить своих детей?… 

Я не верю! Не верю, что ее нет. Моей доченьки, моей принцессы… Ее просто нет дома. Я у нее в комнате, а она еще не вернулась… я буду ее здесь ждать… день, месяц, год, всю свою оставшуюся жизнь… иначе к чему все это? 

Я только не понимаю – за что? Вину предков искупают потомки… 

Грош цена тогда  Твоим  заповедям! «Раскаявшийся грешник стоит двух праведников». Разве нет? 

Сколько лет я каялся, свечки ставил, церквям деньгами помогал, службы заказывал, молитвы… и что? И к чему все это? 

За что? 

Будь ты проклят! 

Поверю, только когда моя дочь вернется живой и невредимой! 

Больше ничего писать не буду, нет ее, нет жизни, нет смысла… 


* * *

Все утро я честно штудировал дневник Сердюкова, усиленно отгоняя мысль, что читать чужие письма некрасиво. Для поисков его дочери там и правда не оказалось ничего полезного. Но теперь я смотрел на Сердюкова совсем по-другому. Словно занимался лечением хорошо знакомого человека…

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Днем мы с Арсением сидели на скамейке в небольшом уютном садике Аничкова дворца. Несмотря на близость Невского проспекта, здесь было тихо, ибо высокая каменная стена и мощные деревья значительно приглушали шум, а нежные зеленые листики и распускающиеся цветы на многочисленных клумбах вызывали ощущение загорода. Я зевал, потому что не выспался: вначале мысли о деле не давали заснуть, а потом какие-то кошмарные сны про пропавших детей заставляли меня вздрагивать и просыпаться. К тому же Арсений в три часа ночи прислал мне смс: «Представляешь, в России ежегодно пропадает 20000 человек!» И еще одно сообщение: «синдром Бенджамина Кайла!» Я посмотрел в Яндексе, но то ли ошибался Арсений, то ли Яндекс не знал такого синдрома, предлагая Кайла заменить на Баттона, а Бенджамин Баттон оказался персонажем из фильма – словом, эта ночная переписка также не способствовала моему сну. Когда я спросил его при встрече, что он от меня вообще хотел, Арсений честно признался, что ему не спалось, а очень хотелось пообщаться. Если не можешь изменить друга – отключай телефон! Так я и сказал своему приятелю, что в следующий раз буду на ночь выключать звук в телефоне.

– Аристотель бы этого не одобрил, – хмыкнул Строганов. – Итак! Звони Андрею и дай мне с ним поговорить. Это раз!

Я выполнил приказ начальства и набрал номер своего друга Андрея Стахеева, который работал доктором на «скорой помощи». Арсений схватил мой телефон и стал вышагивать по песчаным дорожкам садика. Я, решив, что бежать за ним прислушиваясь к разговору довольно глупо, остался сидеть на скамейке.

– Перчатки и скотч ты взял? – поинтересовался у меня Арсений после того как завершил свои переговоры. Я кивнул. (Из принципа не буду расспрашивать, о чем они говорили!) – Это два.

– Мы идем в квартиру маньяка? – посмотрел я на Арсения.

– Это три, – подтвердил он. – Кстати, его зовут Владимир.

– А за ним не могут следить? Ну, официальные органы, полиция там…

– Это еще зачем? – он пожал плечами, отрицательно покачал головой и добавил: – Вообще, активность следствия резко снизилась. Они отработали все свои версии. По горячим следам, так сказать… ну, мониторят морги, выезжают на трупы неизвестных женщин… Но энтузиазм их иссяк. – Арсений воздел руки к небу.

– Думаешь? – засомневался я. – Тут такие большие фигуры замешаны! Деньги! Положение…

– Это правда, – согласился Арсений. – Начальники отчитываются, требуют с подчиненных, только вот… только вот подчиненные их энтузиазм не разделяют. Во-первых, слишком разные зарплаты… а потом, многие люди богобоязненные!

– Не понял? – я с изумлением воззрился на Строганова.

– Ну, смотри, – вздохнул он, – ты, когда в том дворце очутился, о чем подумал?

– Не знаю, – я пожал плечами. – Может, папашу пожалел: денег много, а счастья нет… К тому же, я когда прочитал его дневник… – я хотел поведать ему о своих впечатлениях, но Строганов меня перебил:

– Я так и знал! А вот всякий нормальный человек, увидев это богатство, подумал бы: это его боженька наказал! А наши люди против Бога не пойдут! Поэтому поискали-поискали и перестали… – Арсений достал свой телефон, который на весь сад заиграл мелодию System Of A Down, кажется, под названием «Chop Suey». Я успел заметить имя звонившего: Шахматист. Ну надо же, и у меня зазвонил телефон! Звонили с работы, мой приятель, доктор с ЛОР-отделения:

– Вадим, привет! Слушай, у нас тут пациент «запсихел», нам с ним не справиться! Можно его к вам  ненадолго спустить? «Загрузите» его чем-нибудь? А мы психиатра вызовем…

Но я расстроил его, сказав, что сегодня у меня выходной, и чтобы он звонил на отделение. На заднем плане раздавались крики пребывавшего в белой горячке пациента.

Арсений заканчивал разговор, используя большей частью междометья, типа «угу» и «ага», но последнюю фразу произнес четко: «Сто тысяч! Каждому!»

И пояснил мне:

– Это только аванс!

Я подумал, что это его стандартная формулировка при заключении договоров.

Арсений взглянул на мои часы, после чего погрузился в мировую паутину посредством своего телефона, а я решил внести свою лепту в наше расследование:

– Скажи, а ведь если нашли украденный телефон Маргариты, то они же смогли посмотреть, кто ей звонил или кому она звонила? – робко предположил я.

– Для этого телефон не нужен, – бросил Строганов, не отрывая взгляда от своего телефона. – Разумеется… я смотрел звонки и сообщения в день исчезновения… и в другие дни тоже посмотрел…

– И? – не выдержал я его молчания.

– Что и? – недоуменно посмотрел он на меня. – Ничего особенного. У нее в среднем двадцать – двадцать пять звонков в день было. В последний день меньше, всего семь. Никто неизвестный ей не звонил. И это подтверждает мою версию о маньяке!

– А известные? – я хотел сказать, что, наверно, это важно, с кем она созванивалась в этот день или накануне, с кем назначала встречи, с кем переписывалась в соцсетях и так далее, но Арсений, словно прочитав мои мысли, наложил вето сразу на все мои теории.

– Какая разница? – с жаром заговорил он. – Она общалась со многими людьми до исчезновения. Ну, и с некоторыми из них разговаривала именно в тот день. С какой-то подругой и юристом по совместительству – это раз. С папой – это два. Со своим бойфрендом – три. С директором музея, где ее картинки висели – это четыре. С подругой, проживающей и находящейся в тот момент в Лондоне – это пять. С маникюршей – это шесть. С каким-то одноклассником – это семь. Ну и что? Главное – это то, что мы не должны идти по следам следствия, понимаешь? – Строганов вскочил и замахал руками. – Какой смысл? Они ничего не нашли, значит, они шли по неправильному пути! Мы должны придумать свои версии, какими бы фантастическими они ни казались! Согласен? – угрожающе склонился он надо мной.

– Мы пойдем другим путем, – кивнул я ему, опасаясь физических воздействий. А про дневник Сердюкова этот первопроходец даже не спросил, из чего я сделал вывод, что задание мое носило исключительно поучительный характер – смеяться над гением может только сам гений.


* * *

Время близилось к четырем часам, людей на улицах становилось все больше, – никто не хотел задерживаться на работе, когда такая погода: майское солнце приятно согревало и радовало петербуржцев. Машины медленными потоками текли из центра, пытаясь успеть выбраться до начала пробок. Мы шли пешком по Кирочной в сторону Таврического сада.

– Знаешь, почему она Кирочная? – перекрикивал Арсений шум улицы.

– Кирха? – наугад ответил я.

– А я вначале решил, что в честь Кирова, – кивнул он мне в ответ. – Смотри! Вот здесь она остановила машину, а потом пошла в ту сторону!

Мы последовали маршрутом пропавшей девушки и оказались около магазина дамского нижнего белья.

– Пошли в магазин, там нужно выяснить один очень важный момент! – кивнул он на вход в дорогущее заведение. – Постарайся отвлечь на себя продавщиц! – бросил он мне и уверенно вошел внутрь.

Как, интересно, я буду отвлекать на себя продавщиц? Мерить нижнее белье, что ли? Впрочем, покупатели бывают разные!

И я пошел за Строгановым.

Арсений сразу от входа свернул направо, к той самой полке с распродажными трусами и лифчиками, около которой мы видели на видеозаписи Маргариту. Я же, решив изобразить, что мы с ним незнакомы, прошел в центр зала.

По магазину слонялось несколько юных девушек, торчал столбом охранник и не было ни одного настоящего покупателя, ибо мы со Строгановым были не в счет. Утомленные бездельем девушки ринулись на меня с нескольких сторон. А охранник проявил неподдельный интерес к Арсению, – тот у любого нормального человека вызвал бы подозрения: линялые джинсы с дырками, футболка с изображением Курта Кобейна (и тоже с дырками), что-то вроде джинсовой жилетки (правда, без дырок), витиеватые татуировки на руках и массивный перстень на мизинце завершали образ подозрительной личности. Девушки стали деликатно расспрашивать меня, для кого я хочу сделать подарок, и узнав, что для жены, искренне изумились. Но, как известно, покупатель всегда прав, поэтому мне тут же предложили нижнее белье из самой последней коллекции… самое лучшее… самое недорогое, что можно найти в этой серии! Стартовая цена трусов начиналась с суммы, которую я получал за неделю работы.

– Этой покупкой вы осчастливите вашу жену, – уверяли они меня.

Я поглядывал на Строганова, успел ли он найти свой важный факт, и размышлял, как мне отсюда уйти без трусов и лифчиков, но с деньгами. А тот неожиданно достал телефон и стал что-то фотографировать через окно на улице. Охранник тут же направился к нему, подозревая неладное, но Арсений уже развернулся к полкам с бельем и, ткнув в какой-то комплект, заявил, что мы его берем. Охранник замер по стойке смирно. Арсений дал одной из девушек банковскую карту и попросил хорошенько завернуть наши покупки и положить их в самый маленький мешок.

– Иначе я не буду платить! – предупредил он, видя, что приготовили огромный фирменный бумажный пакет.

Пока озадаченные и осчастливленные продавщицы (как будто это им купили белье!) занимались упаковкой, Арсений гордо стоял посреди зала, что-то изучая в своем телефоне.

Наконец, мы вывалились из дорогущего магазина, пакетик и правда был малюсенький, чего не скажешь о счете: мы заплатили больше дочери олигарха! Ну, точнее, заплатил Арсений…

– Ты обнаружил свой «важный момент»? – поинтересовался я у него, когда мы двинулись дальше по улице. – Или тебя просто новая коллекция интересовала? И куда мне теперь это белье девать?

– Белье жене, – Строганов выглядел подозрительно радостным. – Я бы взял его для себя, но… Слушай, а ты что, ничего не заметил ?

– Э-э… Оно очень дорогое, – я развел руки в стороны и задел прохожего.

– Что? Да я не про то. Смотри! Из магазина открывается вид на ресторан, вон, напротив нас. – И он указал пальцем на какое-то заведение на первом этаже в доме через улицу. – Видишь? Маргарита стояла и рассматривала именно его!

– Ну и? – я уворачивался от людей, спешащих и идущих прямо на нас, поскольку мы встали посреди улицы. Арсений же был как скала: стоял, расставив ноги и уперев руки в бока.

– Надо срочно туда зайти! Вперед!

Я припустил за ним.


* * *

– Вот здесь она переходила улицу, смотри! – Арсений молча изображал, как Маргарита стояла перед переходом, ожидая зеленый свет светофора, как у нее украли кошелек из сумки и как на нее смотрел некий Владимир, живший в квартире с исчезнувшей комнатой. Людей вокруг было достаточно, и многие исподлобья взирали на Строгановские пантомимы. Я вдруг вспомнил Нерона, который тоже любил выступить на сцене, и это не нравилось его подданным.

Наконец, мы перешли на другую сторону улицы. Я шел и представлял, как месяц назад по этому же самому тротуару проходила Маргарита. Где-то здесь она и пропала… Дома здесь стояли вплотную друг к другу, и все казалось мне подозрительным и зловещим: темная подворотня, закрытая воротами, крашеные железные двери парадных с домофонами, продуктовый магазин под названием «Технолог», расположенный в подвале, и неприятные личности, стоявшие у входа в него…

Строганов направился прямиком к ресторану под названием «Мост Ватерлоо», с обычной своей уверенностью потянул на себя стильную, привезенную, наверно, из Нидерландов дверь, но увы, она оказалась закрытой.

– Странно, – пробормотал он и полез смотреть в окно. Последнее было приоткрыто, но занавешено гардиной. Строганов встал ногой на каменную чашу с растущими в ней цветами, руками схватился за подоконник и подтянувшись, заглянул в окно.

– А там сидят и едят! – крикнул он мне сверху, после чего спрыгнул на землю.

Дверь раскрылась, и на улицу вышел, вероятно, охранник.

– В чем дело? – неприветливо, но и не агрессивно поинтересовался он у нас.

– Мы бы хотели перекусить, – как ни в чем не бывало сообщил Арсений. – А у вас закрыто…

– Вы бронировали столик? – спокойно спросил он.

– Нет, но можем сейчас забронировать. – Арсений подошел к нему, и я тоже.

– Сейчас все занято, – помотал тот головой. – И вообще, это закрытое заведение, только по предварительной договоренности.

– Так давайте договоримся! – предложил Арсений, но охранник уже заходил внутрь. – А у вас видеокамеры пишущие? – крикнул Строганов напоследок. И тот, уже в дверях, слегка удивленно посмотрев на висевшую над входом видеокамеру, ответил:

– Вроде, нет.

И был таков.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Если бы нас со Строгановым сейчас снимали уличные камеры, то получился бы целый фильм из хаотичных передвижений вокруг одного уличного перекрестка. Строганов каждые три минуты интересовался, сколько сейчас времени и тащил меня то на одну сторону улицы, то на другую. В итоге, когда голова моя уже шла кругом, он вдруг остановился и, указав мне на какого-то прохожего, крикнул в ухо:

– Вот он! За ним!

Мы пошли за мужчиной плотного телосложения, одетого в рубашку с короткими рукавами и темные брюки, с барсеткой в мускулистых руках, шедшего быстрой и уверенной походкой человека… Так это же… Меня вдруг осенило!

– Он! – подтвердил Арсений. – Наш Вова. Он, как часы: с работы – домой. И наоборот. Это я из материалов узнал. За ним!

Мы стояли перед домом, в котором жил тот самый тип, который рассматривал Маргариту перед тем, как она бесследно исчезла. Я слабо верил в то, что он как-то к этому причастен, поскольку ни обыск в его квартире, ни его допросы, ни изучение его частной жизни ни к чему не привели. И даже если вдруг у него в квартире спрятана еще одна комната… Ну, не мог же он в ней держать девушку? Отпечатки пальцев, следы пребывания, посторонние звуки – что-нибудь да обнаружили бы! К тому же, Арсений рассказал, что допрашивали этого Вову с пристрастием, но он ни в чем не сознался.

Итак, шестиэтажный, с красивым фасадом дом постройки конца 19-ого века, с барельефами на стенах даже со стороны двора, был отреставрирован, отмыт и сверкал, словно только построенный. Населяли его большей частью люди небедные, судя по всему. Парадная, где жил наш подозреваемый, была во дворе. Двойные деревянные двери со вставными матовыми стеклами были, разумеется, закрыты, а внутри сидела консьержка. Так мне сказал Арсений.

– А камеры над дверью? – поинтересовался я у него.

– А они просто выведены на монитор у консьержки в будке, – пояснил он. – То есть, она видит всех входящих как в парадную, так и на черную лестницу, – и он ткнул указательным пальцем в неприметную дверь в углу двора. – Их тоже допрашивали, но никакой информации не получили…

– Кого?

– Дай-ка мне твой телефон, – не обратив внимания на мой вопрос, сказал Строганов. Получив желаемое, он позвонил моему другу Андрею: – Привет! Мы на месте, а ты?… Тогда я вызываю! О’кей! Спасибо!

Вернув мне мой телефон, он достал из кармана еще один телефон и, набрав номер, слегка измененным голосом стал вызывать бригаду «скорой помощи».

Строганов продиктовал чью-то фамилию, возраст и адрес: дом, около которого мы стояли, и номер квартиры, правда, не той, где жил подозреваемый, но расположенной на этой же лестнице. Затем он профессионально сообщил симптомы инфаркта миокарда. И поблагодарив, убрал телефон обратно в карман, предварительно отключив его.

– Э-э, – начал я немного озадаченно, – я не совсем понял, почему…

– Почему инфаркт? – перебил меня этот тип. – Мне так Андрей сказал. Сейчас, кстати, посмотрим, сколько они ехать будут!

– Так, а… – протянул я.

– А он должен быть уже дома, – снова перебил он меня. – Мы проникнем на лестницу вместе со «скорой помощью» и пойдем штурмовать нехорошую квартирку.

– Чего же ты «пожарную» не вызвал? – язвительно сказал я Строганову минут через пять, когда, наконец, раскусил его план.

– А у тебя есть друзья среди пожарных? – заинтересовался он.

– А у тебя есть соображение? – разозлился я. – Ты не думаешь, что кто-то действительно ждет «скорую», а машина поехала на ложный вызов?

– Не волнуйся, вся логистика продумана! А, вот и они, быстро!

Во двор въезжала с сиреной карета скорой помощи. Мгновение – и доктор Стахеев звонился в дверь парадной. Видимо, консьержка не заподозрила подвоха и открыла дверь. Мы со Строгановым, прятавшиеся от глазка камеры за машиной, ринулись вслед за одетым в синий фирменный комбинезон доктором. Дальше, как и предсказывал Строганов, Андрей быстро выяснил у сидевшей в стеклянной будке женщины, что вызова с этого адреса не было, и уехал, а мы проскользнули по лестнице наверх.

Дверь в «нехорошую квартирку», как выразился Арсений, выглядела неприступной.

– И? – спросил я его: – У тебя, конечно, есть план штурма? Будешь МЧС вызывать?

– Попрошу перчатки! – криво улыбнулся этот детектив. – Ты должен был взять две пары.

Я протянул пару медицинских перчаток ему, а другую пару привычным движением натянул себе на руки.

– Делаем все быстро и по команде. Готов? – на лице Арсения не было ни тени страха, только предвкушение радости от того, что нам предстояло. Словно в кино собрался!

Я молча кивнул в ответ. Сердце мое стучало, выбивая пулеметный ритм, и слова застряли где-то внутри. Запоздалую мысль «зачем я согласился?» вытеснило страшное слово «поздно»!

– Давай, – негромко приказал Арсений. – Говори соответствующую цитату!

– Д-да мне что-то в голову ничего не лезет, – заикаясь, произнес я в ответ. Я не врал, мне было совсем не до философских размышлений.

– Доктор, – с угрозой сказал этот супостат, – времени совсем нет! Десять секунд на то, чтобы вспомнить! Девять…

Я судорожно вдохнул в себя воздух, постарался медленно выдохнуть и на последней секунде выдал:

– Необходимость ломает все законы! Фу… – с меня тек пот.

– Отлично! – похвалил меня этот доморощенный психолог, но напряжение мое вдруг спало. – Действуем следующим образом (он вдавил кнопку звонка и не отпускал): мы представимся соседями снизу и скажем, что он нас затопил, потом попросим, чтобы показал свою квартиру, чтобы убедиться, что у него все сухо…

Арсений продолжал трезвонить, а из-за двери стали слышны вполне объяснимые крики хозяина квартиры. Арсений, не отрывая пальца левой руки от кнопки, еще и саданул по двери ногой. В правой руке он держал странноватого вида фонарь. Вероятно, терпение хозяина закончилось, и он выскочил на лестничную площадку, широко распахнув дверь. Всклокоченные волосы, багрового цвета лицо, глаза, которые и так были слегка навыкате, почти выскочили из орбит. Он напоминал разозленную осу. Впрочем, его возмущение было мне понятно.

– Что за…? – обрызгал он меня слюной, потому что Арсения не сразу заметил из-за приоткрытой двери.

– Ты Аристотеля не читал? – Арсений, наконец, отпустил кнопку звонка и, не давая возможности ему ответить, быстро поднял руку с фонарем…

Я успел зажмурить глаза, но все равно ощутил мощнейшую вспышку светового шокера. Мне уже как-то довелось видеть это оружие в действии, поэтому я не удивился, услышав грохот рухнувшего стокилограммового тела.

– Доктор! – тихо, но эмоционально произнес Строганов. – Ты так и будешь здесь стоять с закрытыми глазами? Я один его потащу, что ли?

Мы с трудом заволокли тело хозяина в его собственную квартиру, и Арсений сразу же закрыл дверь изнутри. Затем он извлек пару веревок, которыми подпоясывал свои джинсы и кинул одну мне:

– Подержи!

Он был словно паук на гигантской мухе. Примотал лежащему ноги к рукам, а потом из второй веревки сделал петлю и накинул ему на шею, вторым концом привязав к ногам. Таким образом, плененный, если бы пытался развязаться или хотя бы просто пошевелиться, душил бы сам себя.

Эх, если злые поступки совершаются по доброй воле…

– Только попробуй что-нибудь сказать! – произнес Строганов, и я не понял, кому он это говорил, мне или связанному. – Скотч!

И рот приходившего в сознание пленника был намертво замотан клейкой лентой.

Я перевел дыхание. Хозяин квартиры, вероятно, кипел от злости, но выхода его эмоциям не было, поэтому лицо его вначале побагровело, а затем стало сине-фиолетовое, тем более, что веревка врезалась ему в шею. Глаза его налились кровью. Если бы не заклеенный рот, то комната огласилась бы ревом раненого быка, на которого он и был похож. Здоровенный, мускулистый, без признаков страха и явно не готовый к диалогу.

Мы осмотрелись: гостиная, в которой мы расположились, была обставлена современной мебелью, со вкусом, здесь царил абсолютный порядок и идеальная чистота. Работал телевизор, шли предвыборные дебаты. Тщательно отобранные кандидаты вяло рассказывали сказки про светлое будущее. Но связанный пленник умудрялся мычать сквозь заклеенный рот так, что заглушал голоса претендентов на место президента.

– Тэк-с, уважаемый Владимир, – начал Арсений, – у нас времени немного, поэтому я сразу перейду к делу, если вы не против… где она ? – и он поднес к глазам допрашиваемого фотографию Маргариты Сердюковой.

Владимир на мгновение замолчал, уставившись на фото, но потом замычал с утроенной энергией, мотая при этом головой и синея от петли на шее. Судя по всему, он разозлился еще больше, видимо, следователи его уже об этом спрашивали, и он уже отвечал, и вот опять…

Арсений не стал долго возиться с ним, убрал портрет и не спеша пошел к выходу из комнаты. Я за ним.

– Значит, по плану еще одна комната должна быть здесь… – вслух раздумывал Строганов.

Мы стояли в нешироком коридоре. Вдоль стены здесь расположился шкаф-купе. Совершенно неглубокий. Арсений открыл его. На металлической штанге висело несколько пиджаков на вешалках. Раздвинув их в стороны, Арсений ткнул пальцем в пол:

– Смотри, как интересно! – сообщил он мне. – Здесь должна быть полка, а ее нет.

– Обувь стоит прямо на полу, – ответил я, подозревая, что Арсений все-таки ошибся, и в квартире только две комнаты.

– Я вижу! – он медленно перевел на меня взгляд. – Но сколько пустого пространства пропадает! Зачем? – и не давая мне ответить, сказал: – Затем, чтобы можно было встать сюда ногами!

И он встал прямо на дорогие замшевые ботинки, стоявшие на полу.

Затем Арсений стал простукивать заднюю панель шкафа. Раздавался вполне одинаковый деревянный звук.

– Думаешь, там, за шкафом, комната? – сомнения мои становились все больше и сильнее. Я был почти уверен, что мы зря напали на этого несчастного мужика.

– Я не думаю, я уверен, – задумчиво ответил Арсений, продолжая постукивать по фанере. Вдруг он резко ударил кулаком в середину стенки, отчего она совершенно неожиданно для меня отъехала в сторону, открыв за собой массивную железную дверь.

– Ну что, Папа Карло, золотой ключик наш? – усмехнулся он и, чуть склонившись, стал рассматривать замочную скважину. Ручек на двери не было, вероятно, открывалась она с помощью ключа.

Признаюсь, я был поражен! Дверь в тайную комнату, спрятанная настолько хорошо, что никто не сумел ее найти! Строганов – гений! Вихрь мыслей пронесся в моей голове и даже такая, что мы сейчас обнаружим за этой дверью пропавшую девушку… Пока я стоял перед закрытой дверью, Строганов вернулся с ключами. Я тут же захотел узнать, где он их обнаружил, но он, предваряя мои вопросы, бросил:

– Потом, потом! Лучше посвети мне!

Я включил телефонный фонарик, и Арсений, выбрав из четырех ключей нужный, с первой попытки открыл замок.

– Потрясающе! – восхитился я.

Строганов осторожно толкнул дверь, и она беззвучно поддалась. Мы вошли в какое-то небольшое помещение и тут же вздрогнули от неожиданности: в нем загорелся свет. Помещение было небольшое и, по меньшей мере, странное. Понять его предназначение было поначалу непросто. Во-первых, из него также куда-то вела дверь. Тоже без ручки, массивная, звуконепроницаемая и с замочной скважиной, но другого типа. Рядом стояло кресло. Вполне обыкновенное, кожаное, с высокой спинкой. Перед креслом стоял небольшой стол, над которым висел плоский телевизор, значительно превышающий размеры стола. А на столе стоял микрофон и какой-то пульт с несколькими кнопками. Справа от стола, уж совсем некстати, притулилась душевая кабинка с полупрозрачными стенками.

Я изумленно посмотрел на Арсения: может быть, он что-нибудь понимал? И увидел на его лице интерес к окружающим предметам, но без признаков удивления…

– Он что, в космонавтов здесь играет? – спросил я у Арсения, даже не надеясь на ответ.

– Возможны варианты, – туманно сказал он и схватил пульт. Не озадачиваясь размышлениями, Строганов стал нажимать на все кнопки подряд, и, видно, одна из них включила изображение в телевизоре.

– О! – обрадовался он. – У тебя программки нет? Где здесь Дисней канал? Или «дважды два»?

На экране появилась комната с кроватью, на которой лежала девушка. Она была укрыта простыней и, наверно, спала. Мы со Строгановым уставились в телевизор. Я решил, что это какое-нибудь очередное шоу, типа «За стеклом» или «Дом 2» и так далее.

– Пощелкай, – предложил я Арсению.

– Ха, – усмехнулся он, – боюсь, что здесь только один канал, и мы его смотрим!

Он вручил мне пульт и стал подбирать ключ к следующей двери. И опять с первой же попытки беззвучно открыл ее.

– Папа, я в телевизоре, – бросил он мне непонятную фразу и вошел в соседнюю комнату. Я уже собирался последовать за Арсением, но бросив взгляд на экран, я раскрыл рот от удивления: рядом со спящей девушкой неожиданно появился Строганов, собственной персоной! Затем он повернулся и исчез с экрана, но появился из-за двери. Тихонько прикрыл ее и аккуратно запер ключом. А девушка на экране проснулась и стала озираться. Поняв, что никого нет, она замоталась в простыню, встала и подошла к маленькому столику, на котором стояла бутылка воды. Налив в стакан, она некоторое время рассматривала ее на свет, но потом все-таки выпила.

Комната, изображение которой мы видели на экране, была небольшая, метров десять-двенадцать. Кроме кровати там был столик, кресло, на стене висела полка с книгами, а в противоположном углу стояло что-то вроде биотуалета. Окно в ней отсутствовало.

– Вот урод! – в сердцах сказал Арсений, качая головой.

– То есть, он держит ее как в тюрьме, подсматривает за ней, потом здесь душ принимает… – омерзительная картина промелькнула в моем воображении. Кажется, Арсений оказался прав, этот тип был маньяком. Бедная девица! – Надо ее освободить? – спросил я у Строганова и собрался открыть дверь.

– Нет, – тут же отреагировал Арсений. Он сел в кресло, нахмурился и забарабанил пальцами по столу, судя по ритму, это был рэп. Перчатки, кстати, мы так и не снимали.

– Почему? – удивился я. – Она же…

– Это не она! – он перестал выстукивать ритм рэпа и перешел к азбуке Морзе «SOS». – Мы ошиблись. Это какая-то другая девчонка. Придется менять план действий.

– Так, а… – я не мог понять, почему он медлит, нужно было срочно спасти эту несчастную!

– Помолчи!

Он еще немного постучал пальцами, а затем вскочил и рысцой бросился в комнату, где лежал хозяин-маньяк.

Я не решился ослушаться гениального сыщика, пусть и изредка ошибающегося, и не стал открывать дверь для пленницы. Пожалуй, он прав – девица наверняка в жутком психологическом состоянии, и ей нужна профессиональная помощь, а не мои сочувствия и тем более советы Арсения. Совсем скоро ее освободят, через полчаса – час, это уже не так важно, а сейчас важнее допросить этого маньяка, пока не приехала полиция… Стоп! – подумал я, – а ведь если мы сейчас позвоним в полицию и расскажем про преступника, то… Воображение мне тут же нарисовало картинку, где нас загребают в отделение как соучастников! Что мы сможем ответить на вопрос, как мы здесь оказались? Ворвались в квартиру без санкций, нарушив тем самым закон, связав человека, и так далее… Я стал торопливо выбираться из тайной комнаты, споткнувшись, чуть не загремел в коридоре и затем с грохотом ввалился в


убрать рекламу


гостиную.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

В комнате играла музыка – это Арсений нашел музыкальный канал в телевизоре маньяка Владимира. Nirvana «Rape me»…

Строганов слушал песню, качал в такт ногой и разглядывал лежащего на полу связанного человека. Тот впился взглядом в Арсения, – такое чувство, что он запоминал каждую черточку его лица. Я бы на месте Арсения испугался.

– О! – не поворачивая головы, сказал мне Строганов. – А я хороший музыкальный канал нашел по телеку! – И тут же: – Помнишь, у Ахиллеса было слабое место?

Я усмехнулся. Скорее всего, Строганов почерпнул эту информацию у Акунина, а не из Мифов Древней Греции!

– У этого типа тоже есть слабое место, даже два… – неторопливо продолжил Арсений, кивая в такт песни и смотря «этому типу» в глаза. А связанный, извините за банальность, словно поедал своего собеседника недобрым взглядом. Его глаза навыкат, покрасневшие от натуги и злобы, казались сделанными из стекла: пустые, никаких человеческих чувств не выражавшие. Homo Faber, изначально созданный с дефектом…

– О, «Skillet»! То, что надо! – вдруг воскликнул Строганов, услышав по телевизору первые аккорды новой песни. Он вскочил и навис над лежащим на полу. – Итак! Два слабых места нашего дорогого друга! Что он любит? Подсматривать! Видел, как там все предусмотрено? Вэб-камера в камере, где сидит пленница. Микрофон, чтобы можно было общаться через стену. Даже душ есть! Наш Вова – большой чистюля! Девушка должна быть чистой, да и сам он может здесь душик принять! Кстати, – Строганов обернулся ко мне лицом, – а знаешь, почему душ не в самой камере?

– Э-э… – я пожал плечами.

– Да потому, что наш Вова строитель! Хороший строитель! Правильный и аккуратный! Второй санузел! Он не стал переносить фанину и стояк, ведь они находятся там по кадастровому плану! Все идет по плану! Эх, если бы все такие правильные были у нас! – театрально вздохнул Строганов. И даже похлопал ладонью ему по плечу. – Но! Как поет эта замечательная группа, у всех нас есть внутри монстр! Да, Вова?

Тот никак не отреагировал.

А я вдруг подумал про монстров, которые могут быть внутри Арсения… Игра ли это или театр одного актера, но какая-то маниакальность в нем ощущалась, и не только сейчас.

– А вот второе слабое место нашего героя! – так же театрально продолжал Строганов, дирижируя руками под музыку и в конце очередного такта ткнув указательным пальцем на промежность молча лежащего маньяка. – Итак, если мы лишим его слабых мест, то вероятно, излечим от внутренних монстров. Как думаешь? И мне сейчас нужна будет твоя помощь.

Я понимал, что Арсений берет на понт нашего пленника, поэтому легкомысленно согласился.

– Отлично! – Арсений кровожадно улыбался и своими вычурными движениями напоминал танцующего каннибала. – Я нашел тут скрепку, что очень кстати для нас. Смотри, – обратился он ко мне, распрямляя железную скрепку и доставая из кармана зажигалку, – я сейчас нагрею ее, вот так… ты придержишь ему голову, чтобы операция прошла аккуратно… а я делаю два коротких движения… вот так… и глаз нет…

Меня, конечно, коробило от его методов воздействия, но я понимал, что это всего-навсего бутафория, театр. Однако, этого нельзя было сказать о жертве коварного Строганова: Вова напрягся и ждал продолжения, ведь Арсений говорил о двух слабых местах.

– Дальше, – наслаждался своей ролью ненормального Строганов, – знаешь, как в наших деревнях раньше котов кастрировали? Способ простой, недорогой и эффективный. У меня как раз завалялась в кармане леска. Догадываешься? Затягивают потуже узелок, а через пару дней все отваливается… Та-а-к… – протянул он зловеще. – С чего же мы начнем? Сверху или снизу? Вы как предпочитаете? – обратился он к своей жертве.

Но тот оцепенел, а затем стал мычать – то ли угрожающе, то ли испуганно. Агрессия и страх всегда связаны между собой, а жестокость проистекает из бессердечия и слабости. Я хотел эту мысль древнеримского философа озвучить Арсению, но не успел. Тот был занят психологическим воздействием на преступника.

– Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана… – Арсений, словно герой ужастика, с помощью считалочки выбирал одно из слабых мест маньяка, а тот следил за неторопливыми движениями его указательного пальца. – Буду резать, буду бить…все…равно…тебе…водить!

Его палец остановился недалеко от лица связанного маньяка и застыл.

– Ну вот, – удовлетворенно сказал Строганов. – Начнем с глаз. Подержи ему голову, а я разогрею железку.

И он демонстративно откинул пальцем крышку своей зажигалки, чиркнул колесиком и в возникшем пламени стал неторопливо раскалять кончик скрепки. Связанный перестал мычать и почти не дышал. Взгляд его был прикован к рукам своего палача. Кажется, ему стало страшно.

– Ты что-то сказал? – вдруг обратился к нему Арсений.

Тот лишь чуть мотнул головой.

– Тогда продолжим?

Тот интенсивно замотал головой и что-то замычал.

– Тогда последнее слово подсудимого! – театрально возвестил Арсений и одним движением сорвал с его лица скотч. Вова даже не поморщился.

– Я не виноват! Что вам от меня надо? – хрипло прокричал хозяин квартиры. – Я же уже сто раз говорил, что пальцем не тронул эту вашу девку! Ну, видел ее один раз! На улице! И все! Я даже не знаю, кто она такая! Вы же мне поверили в прошлый раз!? Что вы еще от меня хотите?

– Информацию, – коротко ответил Строганов, внимательно глядя на маньяка. – Нам нужно ее найти!

– Но я совсем без понятия, где она и как вам… – он замолчал, потому что его вдруг мелко затрясло, и я даже подумал, не хватил бы его инфаркт от переживаний. Как доктор я должен был прекратить этот допрос, но собственно, Строганов уже узнал все, что хотел, точнее, все, что было можно узнать в данной ситуации и сидел молча, глядя в окно, в котором появилось вечернее солнце.

С одной стороны – он ошибся, и этот Вова попал в круг подозреваемых чисто случайно. И пострадал случайно. Засмотрелся не на ту девушку и не в том месте. С другой – благодаря неправильным выводам Строганова мы сумеем спасти другую девушку, заточенную в соседней комнате. Как говорил наш друг Джон Гартнер – это Провидение, или Божий «промысл».

– Так, пора действовать! – Строганов вскочил со стула и, поискав глазами вокруг, обнаружил телефон хозяина квартиры. – Можно я с вашего телефона позвоню? – задал он риторический вопрос и, не дожидаясь разрешения, стал кому-то названивать.

Мне эта идея показалась странной, – зачем кому-то звонить с телефона преступника? Однако все выяснилось с первых секунд разговора.

– Алло! Полиция? Да… Я тут такое обнаружил… Адрес? – и он назвал адрес, по которому мы сейчас находились. Говорил он при этом немного измененным голосом, изображая манеру человека простоватого, недалекого. – Я говорю… зашел к соседу, а тут такое! Он маньяк, над женщиной издевается… изнасиловал! Приезжайте быстрее…

Тут Строганов был вынужден замолчать, поскольку заорал сам Вова, как говорится, благим матом. Но Строганову это и было нужно, – он поднес трубку поближе к орущему и дал послушать дежурному полицейскому.

– Да, – продолжил Арсений свое общение с представителями правопорядка. – Это он орет! Я его связал, чтоб он не убежал, пока вы там соберетесь… да, я же говорю… ну и хорошо, что разговор записывается, теперь вам точно сюда ехать надо, – усмехнулся он. – И пришлите здоровых мужиков! Он кабан редкостный! Да… это вам не митинги разгонять! Чего? А… ну, Дмитрий Медведев меня зовут, я сосед… жду! Давайте!

И он снова подставил телефон поближе к связанному маньяку: тот продолжал орать, на этот раз угрозы – и Строганову, и мне, и вообще всем вокруг.


* * *

Мы взлетели по лестнице до самого верха.

– Они сейчас будут здесь, – чуть запыхавшись, сообщил мне Арсений, – но нужно посмотреть…

Он не договорил, что именно он хотел посмотреть, вероятно, как будут арестовывать насильника. Мне же было важно, чтобы они не забыли про несчастную жертву, которая была заперта, словно в тюремной камере, в этой третьей комнате. Дверь, ведущую из шкафа, мы оставили открытой.

Арсений тем временем осматривал врезной замок в двери, ведущей на чердак. Используя две блестящие металлические отмычки, он довольно быстро открыл его. И вовремя, потому что мы, вылезая на чердак, уже слышали вой сирен.

Мы прошли через все чердачное помещение и оказались на противоположной лестнице. Нам повезло – там выход с чердака на лестницу оказался открытым. Из небольшого овального окошка нам был виден весь двор и две полицейские машины, около которых дежурил вооруженный коротким автоматом полицейский.

Ждать нам, однако, пришлось довольно долго: приезжала «скорая», забравшая несчастную девицу, затем во двор въехала машина с тонированными стеклами, из которой вышли трое похожих друг на друга мужчин в костюмах. Они выслушали короткий доклад полицейского и потом пошли за ним в парадную, где жил маньяк. Потом приехал микроавтобус, из которого вышли еще три человека с чемоданами и последовали туда же, – словом, все было как в киносериале. Все это время около клумбы стоял мужчина и курил, с интересом наблюдая за происходящим. Поистине, больше всего люди интересуются тем, что их не касается!

Я хотел было пошутить над Арсением, что сейчас будут разыскивать Дмитрия Медведева – соседа, который их вызвал, но не рискнул, ибо Строганов имел вид слишком уж недовольный и злой. По-видимому, он был недоволен результатами нашей экспедиции, – пропавшую Маргариту-то мы не нашли! И зол на маньяка Вову, – не оправдал возложенных на него надежд…

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Солнце скрывалось, скатываясь за крыши домов и освещая последними лучами кухню Арсения, где мы с ним сидели и пили чай. Было около десяти вечера. Еды у него дома не оказалось, и на мой вопрос, питается ли он вообще, Арсений выдал мне фразу:

– Избыток пищи мешает тонкости ума!

Я был поражен его осведомленностью, поскольку вряд ли письма Сенеки к Луцилию фигурировали в компьютерных играх.

Незадолго до этого, пока мы ждали, когда закипит чайник, мы слегка поспорили. Я утверждал, что нельзя опускаться до уровня маньяка, которого мы обезвредили. И что я, конечно, понимаю, что все его, Строганова, устрашения – выколоть глаза, кастрировать и так далее – были не более, чем пустые угрозы, но…

– Это были реальные угрозы! – перебил он меня. – И он их почувствовал! Если бы ты  его допрашивал…

– Что толку от твоего  допроса? – в свою очередь перебил я его. – Что ты узнал от него, чего мы и так не знали? Хотя, пленницу мы нашли… ну, то есть, ты нашел… – скромно поправился я.

– Толку? – удивленно уставился он на меня. – Я узнал, что он, черт его дери, не имеет отношения к похищению Маргариты! И это плохо.

– Я не об этом, – вздохнул я. – Я о методах, которые ты используешь. Цель не всегда оправдывает средства, понимаешь?

– Нет, – искренне ответил он. – Я считаю, что если мы будем щадить преступников, то тем самым навредим честным и добрым людям. Зло нужно подавлять в зародыше. Считаешь, что я не прав?

Я не ответил, решив, что спорить с ним бесполезно. Но Строганова не устраивало, что я так легко сдался.

– Если тебе интересно мое мнение и даже если не интересно, то я считаю, – продолжил он, снимая чайник с плиты, – что если у тебя была возможность предупредить преступление, а ты этого не сделал, то это значит, что ты способствовал ему!

– Извечный вопрос: можно ли подкидывать кошелек в карман Кирпичу?

Я знал, что любопытный Строганов клюнет на приманку, и не ошибся.

– Кошелек, карман, кирпич, – негромко повторил он.

Я тут же решил сменить тему и ткнул пальцем в его левое плечо, на котором красовался небольшой крест, словно составленный из треугольников.

– О! У тебя новая татуировка? Ты крестоносцем стал?

Арсений гордо посмотрел на меня, затем похлопал сам себя по плечу с изображением странного креста и заявил:

– Сбылась детская мечта, я стал рыцарем! – и стал разливать чай по чашкам. Движения его были настолько резкие, что кипяток выплескивался на стол.

– Лучше бы ты стал аккуратным, – вздохнул я и потянулся за салфетками. – Слушай, детектив-рыцарь, ты говорил, что у тебя еще куча версий, может, озвучишь хотя бы несколько?

– Зачем? – спросил он. – Кстати, одна из них – твоя.

– Про инопланетян? – я тяжело вздохнул.

– Ну да! – подтвердил он без тени иронии. – И вообще, какой смысл обсуждать уже неактуальные версии, когда есть моя гениальная догадка?

– Одну твою гениальную догадку мы уже проверили, – улыбнулся я. – Она оказалась верной, но только на половину. Я про маньяка. И хотя нашим поискам это никак не поможет, мы сделали доброе дело…

– Что значит не поможет? – встрепенулся Строганов, – да моя суперидея появилась только благодаря моей версии про маньяка!

– Э-э, боюсь, что я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду… – озадаченно начал я.

– Я и говорю про то, что у всех на виду! – воскликнул он что-то маловразумительное и затем медленно, делая паузы между словами, произнес: – Мы взглянули на мир глазами Маргариты. На то, что она видела в свои последние минуты перед исчезновением. И если бы не моя версия про маньяка…

– А что она видела перед исчезновением? – заинтересовался я.

– А что я видел из окна магазина нижнего белья? – раздраженно, вопросом на вопрос, ответил Арсений.

– А, ресторан? – догадался я.

– Ну не распродажные же трусы? Конечно ресторан! – Строганов подскочил, словно его ужалили в одно место. – В котором она с кем-то должна была встретиться… ну или около которого  она с кем-то встретилась.

– Это просто твое умозаключение, – осторожно вставил я, имея в виду, что доказательств у него нет.

– Разумеется, мое! На сегодняшний день никто кроме меня не сообразил… – успокоился Арсений и сел обратно в кресло. – Поэтому мы завтра утром, как можно раньше, едем в этот ресторан…

– Боюсь, что он будет еще закрыт, – качая головой, возразил я этому гению. – Рано утром…

– Черт, вот бездельники! – искренне огорчился он, но тут же выдал новую идею: – Тогда мы завтра утром едем к нашему патрону Юрию, этому манерному умнику.

– А почему к нему? – удивился я.

– Ну, во-первых, он наш шеф, которому мы должны докладывать о результатах, – он вытянул ноги и закинул руки за голову.

– Результатов-то нет. Маньяк же ни при чем, – возразил я ему. – Или ты хочешь рассказать ему о… – я не успел сказать «ресторане»

– Нет, – словно обрубил он. – Не хочу. А отрицательный результат – тоже результат. К тому же мы должны получить от него аванс на текущие расходы.

– А! Ну, теперь понимаю, – улыбнулся я.

– Между прочим, я в магазине тебе трусы за свои деньги покупал! – деликатно напомнил он мне и вдруг снова выпрыгнул из кресла. Не надолго его хватило. – Да черт с ними, трусами и деньгами! Доктор, у меня гениальная догадка, а ты все про деньги! У тебя случаются озарения? – и, не давая мне ответить, заорал: – А я чувствую, что у меня скоро будет озарение! Мы уже близки к нашей цели! Мост Ватерлоо! Это наш следующий путь, наша главная дорога!

У меня, конечно, озарений не бывает, а вот предчувствия случаются. И в этот раз меня терзали смутные сомнения насчет этого ресторана. Конечно, после истории с маньяком, я был готов верить каждому его слову. Но! Делать поспешный вывод только на основании мимолетного взгляда Маргариты, брошенного ею при выходе из магазина, было чистой воды фантазированием. И что она или в ресторане, или около него с кем-то встречалась – тоже ни чем не подкрепленные фантазии!

А Арсений, видимо, пребывал уже в отличном настроении, поскольку стал распевать во весь голос:

– Эх, дороги, пыль да туман … – в стиле рэп пел Арсений, танцуя хип-хоп. – Холода, тревоги, да степной бурьян !

К счастью, мой телефон стал играть мелодию из «Шерлока Холмса», и я попросил певца замолчать. Звонили с работы, выясняли, где журнал переливаний крови. Оказывается, я последний им пользовался. Сообщив, что вероятнее всего, он на своем месте, я обратился к Строганову:

– Скажи, пожалуйста, а кроме мостов и инопланетян что-то в твоих планах еще есть? Какие-то другие версии? Просто из интереса спрашиваю, беседу поддержать, – как можно серьезнее добавил я.

– Да полно, – отозвался он. – Только зачем? Когда есть реальный след…

– Для книги, которую я напишу, – соврал я.

– А, – понимающе закивал он, – конечно! Например, что она сбежала с возлюбленным. Папаша не давал ей разрешение на брак, она и исчезла…

– Э-э, а что, были какие-то симптомы этой проблемы? – с недоверием спросил я.

– Нет, – покачал головой этот фантазер. – Это была просто красивая версия. Но увы, она совсем ничем не подкрепляется. А версия была романтической… или романтичной?

– А на самом деле, у нее же был возлюбленный? – спросил я, стараясь подавить в себе растущее раздражение.

– Да, был и есть, – Строганов снова уселся, закинул руки за голову и рассматривал лепнину на потолке. – Живет в Монако, работает там же… его проверяли, он не при делах… – задумчиво закончил он и посмотрел на часы.

– Да, стоило приезжать в Петербург, чтобы сбежать с возлюбленным, живущим в Монако, – усмехнулся я. – Ну, а еще какие есть версии?

– У нее есть своя галерея в городе Лондоне, – тут же сообщил этот сочинитель, – она картинами там торгует. Я посмотрел адрес галереи, она на Бермондси-стрит. Доктор, а ты бывал в Лондоне?

– Нет, – ответил я, внимательно слушая Арсения и раздумывая, насколько важный факт он мне сообщал. – А тебе это о чем-то говорит? Ну, что галерея находится именно на этой улице?

– А я был один раз, в юности, – мечтательно вздохнул он. – И знаешь, даже был в музее Гарри Поттера, это полчаса ехать от города… Что ты спросил? А, нет, никакого значения адрес не имеет. Я в том районе тоже бывал, но особенно ничего не запомнил… Она сюда привозит картины, устраивает выставки, продает, короче, на искусстве наваривается.

– Может, там какой-то криминал? – предположил я. – Связанный с картинами… Подделки там, копии, подлинники… я как-то слышал одну историю…

– Да это все ерунда! – оборвал он меня взмахом руки перед моим лицом. – Меня это сейчас абсолютно не волнует!

– Меня не волнует! – передразнил я его. Что меня раздражало в Арсении (кроме всего прочего), так это его идеи-фикс, часто бредовые, но в которые он фанатично верил! Версия может быть придумана только им, гением, и никакие другие он рассматривать не будет, особенно мои! Это ли разумный подход? И я не выдержал: – А что тебя волнует, гений? Только ресторан? Мы тут битый час сидим, а ты… одни фантазии! Лондон, Монако, Гарри Поттер…

– Фантазии? – тут же вспыхнул Арсений. – Поттер? Я, в отличии от тебя, все материалы просмотрел, чтобы иметь возможность размышлять и фантазировать! Смотри еще раз! – и он грубо потащил меня в комнату к компьютеру. – Вот Кирочная улица, вот пешеходный переход, где ее еще видно. Она идет по этому переходу и поворачивает налево, но дальше, на той стороне, камер или нет, или они не пишущие. Справа камера есть, но девушки на записи нет. Значит, она точно пошла в левую сторону! Но далеко уйти она не могла, потому что уже через шестьдесят пять метров есть видеокамера, на которой никакой Маргариты нет! – Строганов аж покраснел от переполнявших его эмоций. – Значит, сделали следователи вывод, и я с ними согласен, девушка пропала именно на этом участке. Поэтому они проверили все дома и расположенные в них магазины, вот, к примеру, этот, цветочный… А также фирмы, офисы, заведения, в том числе и ресторан «Мост Ватерлоо»…

– Ну и? – вставил я, все еще находясь в раздражении.

– И никаких следов пропавшей девушки не нашли! А также чердаки, подвалы, дворы, лестницы… – перечислял Арсений, загибая пальцы. – Затем они опросили множество свидетелей, которые проходили в этот момент по этому участку улицы, просмотрели данные с видеорегистраторов машин, которые проезжали мимо…

– Да ладно? – возразил я ему и с сомнением поинтересовался: – А как же они их всех нашли?

– Элементарно, Ватсон! – поморщился Арсений. – Телефоны сейчас есть у всех! Просто посмотрели, кто шел в это время в этом месте! Так же и с машинами…

– Ты хочешь сказать, что даже не надо было говорить по телефону, а просто идти? – изумился я.

– Пф! Ты что, с луны свалился? Большой брат следит за тобой! Если телефон включен, то тебя уже «видно». Они допросили кучу народа! И никто ничего не видел! – выкрикнул он. – На одном видеорегистраторе проезжавшей мимо машины видно, что она идет по пешеходному переходу, но это и все. И только ресторан… – тут он вдруг замолк.

– Ресторан же проверили! – не мог я сдержаться, чтобы не напомнить ему его собственные слова. – И ничего не нашли!

– …! – высказался он. – Они и квартиру маньяка проверили! И что? Слушай, что Я  тебе говорю! Ресторан – это наша золотая жила! Просто всему свое время. Я беру его на себя!

– Ресторан? Что ты к нему привязался? Ты голодный, что ли? – я попытался шуткой успокоить вспыльчивого друга. Раздражение мое пропало, а Арсений тем временем не на шутку разбушевался.

– Сам ты голодный! – прорычал он, и я на всякий случай отошел от него, ибо Строганов мог из любви к истине и стукнуть. – Она специально зашла в тот магаз, чтобы посмотреть из окна на этот ресторан, где у нее была назначена встреча!

– Ну почему именно встреча? – я отступил еще на шаг назад.

– Потому, что она на часы взглянула! – заорал он на меня. – Для чего на часы смотрят? Погоду, что ли, узнать? Потому, что она приехала чуть раньше и думала, идти или не идти! И рассматривала место встречи! И решила идти!

– А может, она просто взглянула на проезжавшую машину или идущего молодого человека? – с риском для жизни я выдвинул свое предположение.

– Ты еще скажи, что она зашла в этот магазин, потому что у нее трусы дома закончились! – возопил этот мастер дедукции. – Этот «мост Ватерлоо» будет нашим мостом к разгадке ее исчезновения! – безапелляционно закончил он. – И хватит об этом.

Наступила тишина. Я еще раз прокрутил в уме доводы Арсения: она посмотрела в окно, потом на часы, пошла на противоположную сторону улицы… Может, и правда собиралась с кем-то встретиться… А может и нет… Какой смысл спорить? Скажу честно, у меня был собственный план поисков пропавшей девушки, и я ждал подходящего момента, чтобы озвучить его Строганову. Меня так раздражало, что он абсолютно не воспринимал никаких моих предложений и идей! Конечно, я не могу претендовать даже на звание обыкновенного детектива, а не то, что на лавры гения, но! Но кое в чем, я уверен, разбираюсь лучше даже самого Строганова! И я решил действовать не напролом, а так сказать, исподволь.

– Хорошо, – обратился я к нему, пытаясь навести мосты дружбы и взаимопонимания. – Наш следующий путь – это «Мост», пусть так. Но почему ты не рассматриваешь другие пути? Например, больницы?

Строганов недоуменно уставился на меня.

– Она могла попасть в больницу, – пояснил я ему. – Во время следствия изучали людей, поступивших в стационары нашего города?

– Да, – подозрительно прищурившись кивнул он, – они прошерстили с десяток клиник, несколько медцентров и почему-то только один морг. Я думал, что в городе их гораздо больше. Моргов.

– Морг на Екатерининском проспекте? – уточнил я.

– Как ты догадался? – изумился Арсений. – Я об этом тебе не говорил.

– Это морг судмедэкспертизы, – усмехнувшись, пояснил я. – Людей, умерших на улице или дома, везут именно туда. Ну, еще это, конечно, зависит от причины смерти…

– Смерти. – повторил Арсений и посмотрел на меня с интересом, что ли. – А скажи-ка мне, доктор, почему во время следствия они искали Маргариту в шестнадцати больницах, а я посмотрел в интернете и обнаружил в одном только Петербурге более сотни клиник? Почему они проверили не все? А? Поленились?

– М-м, так они же, вероятно, смотрели только больницы скорой помощи, – пожал я плечами. – Какие там фигурировали?

– Да, там был Институт Скорой помощи, – задумчиво кивнул Арсений, – еще твоя больница, Елизаветинская, Александровская, двадцать шестая больница на Костюшко…

– Все правильно! – перебил я его. – Это больницы, которые дежурят круглосуточно и семь дней в неделю. Крупные стационары, куда поступают больные со всего города…

– В интернете я видел клинику МЧС, – возразил Строганов. – Очень крупный стационар, как ты говоришь, но его не проверяли.

– Потому что они не дежурят, – терпеливо разъяснял я ему особенности госпитализации пациентов в нашем городе, – туда с улицы не попадешь, понимаешь? Даже если тебе станет плохо у них во дворе, то тебе вызовут «скорую помощь» и отправят в дежурную больницу.

– В любую?

– Ну, которая дежурит, и к которой ты ближе находишься. Город поделен на районы, и у каждого района есть своя больница. Например, если ты живешь где-нибудь на Московской…

– А с Кирочной куда везут? – Арсений не мог долго слушать.

– Скорее всего, к нам.

– Понятно. Я, кстати, так и думал. – Заявил он и прикрыл глаза.

– Так вот, – продолжил я свою мысль. – Насчет больниц. Они, как ты изволил выразиться, «прошерстили» больницы и морги и никого не нашли. Так? А они искали только Сердюкову Маргариту? Или еще и неизвестную женщину?

Арсений открыл глаза и хмуро посмотрел на меня.

– Ее  они не нашли, – наконец сказал он. – И я не понимаю, какое отношение имеет поиск по больницам к моей версии про ресторан?

– Никакого! – честно признался я. – Дело вот в чем. Скорее всего, они искали или «Сердюкову Маргариту Георгиевну, 24-х лет» или «неизвестную женщину 20–30 лет, такого-то роста и с такими-то приметами», если она поступила без документов и без сознания. Согласен?

– Нет. – Арсений продолжал хмуриться.

– Ну смотри! – теперь я вскочил и стал ходить по комнате. – Ей стало плохо на улице, у нее с собой документы, ее подбирает «скорая помощь» и везет в больницу. Таким образом, ее нужно искать как Сердюкову Маргариту, правильно?

Арсений промолчал.

– Далее, – продолжил я, – на нее могли напасть, украсть документы, и она без сознания как «неизвестная» поступает опять-таки в ближайшую больницу. Правильно?

– Ты идешь по следам следователей, – заметил он, теряя интерес. – Ищешь иголку в стоге сена.

– Именно! – я остановился напротив него. – А если они проверили не всех поступивших? Был случай, когда изучили списки всех увезенных «скорой помощью» за сутки и не нашли пропавшего человека, а он благополучно поступил в больницу с улицы! Понимаешь?

– Ты хочешь сказать, что в больницу может привезти не только «скорая помощь»? – засомневался он.

– Пф! Конечно! Основную массу пациентов привозит «скорая», но может человек прийти сам или, скажем, идет кто-нибудь мимо стационара, стало ему плохо, его и принесут с улицы в приемный покой, – и я снова уселся на стул.

– Ну допустим, – нехотя согласился он, – она могла поступить, как ты говоришь, «с улицы», и чтобы ее обнаружить…

– Надо просмотреть журнал поступивших в приемное отделение! – радостно выпалил я свою мысль. В самом деле, я был горд своей идеей, своим вкладом в наше расследование.

– Сидеть и уныло просматривать какие-то журналы, когда у меня такая шикарная версия? – лицо Строганова менялось, можно было подумать, что у него внезапно заболел зуб.

– Ну, я могу… – я не успел закончить фразу, что готов взять все это на себя, как он меня перебил:

– Отлично! Раз тебе приспичило помирать с тоски, вместо того, чтобы разрабатывать мою гениальную задумку… – Арсений недобро посмотрел на меня. – Так вот, ты будешь искать Маргариту по больницам. Но! Критерии поиска должны быть следующие: «Сердюкова Маргарита» – это раз, и «неизвестная женщина любого возраста» – это два…

– Почему любого? Ей же двадцать четыре…

– А помнишь, ты мне рассказывал историю, – тут же перебил он меня, – как привезли парня, и ему поставили ориентировочный возраст 30 лет? А ему оказалось 17! Потому что башка и лицо были расплющены! – и он хлопнул ладонью об ладонь. – И когда его искали, то… – он развел руками.

– Я понял, – кивнул я, моргнув от громкого хлопка. – Ты хочешь сказать, что нельзя так сужать возраст, если искать как «неизвестную». Но ты знаешь, сколько неизвестных женщин любого возраста  поступает в больницы многомиллионного города? А если неизвестной женщине сто лет, она заблудилась, ее привезли в больницу, ее тоже ехать смотреть?

– А знаешь, сколько миллионов у папы Маргариты? – опять вопросом на вопрос ответил Строганов. – И знаешь, сколько он готов отдать за свою дочь? Доктор! Ты все средства используешь для лечения тяжело больного? А? И здесь не скупись! Поэтому все неизвестные женщины минимум до пятидесяти лет – это два!

– Еще и три будет? – усмехнулся я. Инициатива, как известно, наказуема исполнением. А уж если я не хочу следовать плану моего гениального друга или еще и свои идеи предлагаю, то этот друг превращается в бога мести Зернебока или обычную фурию. Мне вспомнился дневник Сердюкова, который пришлось читать по приказу Арсения.

– Да, – мстительно (как мне показалось) кивнул он, – три. Допустим, ей дали по черепу…

– Называется черепно-мозговая травма, – напомнил я.

– Да, и по мозгу тоже, – легко согласился Арсений. – Она потеряла память и могла поступить в бол


убрать рекламу


ьницу под чужим именем. Поэтому нужно будет искать не только Сердюкову Маргариту, не только неизвестную, но и проверить всех известных  женщин, поступивших в больницы в этот день и…

– Как это – всех? – я не поверил своим ушам.

– …и во все последующие. – закончил этот Зернебок.

– Но это невозможно! – воскликнул я.

– Почему? – вкрадчиво спросил он.

– Да потому, что их сотни, тысячи! И никакие миллионы не помогут мне…

– Доктор! – обратился он ко мне и выставил вперед свою ладонь. – Спокойно. Мой папа говорит в таких случаях: «дыши глубже».

– Я и смотрю, что ты все время вздыхаешь, – я неожиданно для себя сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Помогло! Даже желание спорить пропало.

– Вот и отлично! – обрадовался этот психофизиолог и неожиданно добавил: – А также надо проследить судьбы этих женщин!

– В смысле? – не понял я. – Какие судьбы? Каких женщин?

– Ну, из приемного отделения куда они деваются? Домой уходят? Или на другие отделения? Или в другие больницы? Тебе придется проверить их всех! Можно пока ограничиться женщинами, – с саркастической улыбкой добавил он, – потому что в случае неудачи ты возьмешься за мужчин!

– Строганов! Прекрати паранойю! – я решил, что хватит с меня издевательств и что я сам сумею разобраться в этом задании.

– Короче, доктор, – внезапно заговорил Строганов обычным тоном, – на сегодня хватит расследований, через пятнадцать минут будут показывать «Gravity Falls», новый сезон. Ты есть очень хочешь?

Я объяснил, что это не важно, поскольку собираюсь уходить домой. Арсений попытался оставить меня ночевать, но никакие его уговоры не изменили моего решения, и я отправился в путь-дорогу.

– Слушай, – уже на выходе обратился я к нему, – у меня все этот маньяк Вова из головы не идет. Как думаешь, его посадят?

– Ну, наверно. Вряд ли ему дадут звание почетного гражданина Санкт-Петербурга, – усмехнулся Строганов, поглядывая на часы: время показа приближалось.

Я попрощался и пошел домой.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Чтобы восстановить душевный покой, я пошел пешком. Встреча с маньяком, пусть и закончившаяся благополучно, оставила после себя тяжелый след, а общение со Строгановым добавило усталость и раздражение… Я решил последовать совету папы Арсения и стал «дышать глубже». Как ни странно, снова помогло.

«Когда прозрачно и светло Ночное небо над Невою …», – бормотал я, идя вдоль Александровского парка по трамвайным путям. С Петропавловского собора доносился бой часов. Машин проезжало мало, а трамваев совсем не было. Адмиралтейскую иглу отсюда было не видно, но ангела на шпиле Петропавловки я разглядел.

В парке было полно гуляющих, из кафе доносилась музыка, появлялись уличные музыканты, на площади перед театром файерщики жонглировали огнем. Словом, наступала обычная праздничная ночь среди будних дней, а я не мог разделить общего веселья.

Одинокий трубач на боковой аллее играл «Strangers in the Night».

Как говорил святой Франциск Ассизский, «куда бы ты не шел, всегда возвращайся домой», что я и сделал.

Наутро жена мне рассказала, что я разговаривал во сне. Что-то про книгу Аристотеля «О душе». Наверно, хотел философу поведать о маньяке, чтобы он дописал в свой трактат четвертую часть – о людях-топорах, лишенных этой тонкой субстанции.


Нетление через Божескую благодать 

Весеннее небо, высокое, чистое, голубое царило над белокаменным шестиглавым Собором. Слепило глаза солнце, отражаясь от маковиц глав, особенно от той, что покрыта золотом. И казалось со стороны, как будто великаны-воины в древнерусских шлемах под колокольный перезвон встали на защиту Великого Города. 

Магдебургские врата, хотя день стоял и не торжественный, были открыты. Народу в храме собралось множество, как и вокруг него. Но никто не отваживался подойти к беседующим у арки, между приделами святых Богоотец и Рождественским, там, где почивают мощи святителя Никиты, важным людям. А те, немало ни смущаясь, продолжали разговаривать, словно были в одной из малых палаток Зимнего Дворца, что в Петербурге. 

– …а нетленность сию отнесу к тому, что климат да свойства земли, в кою прежде погребен был сей святой, да сухоядение, да пощение в жизни, да бальзамирование препятствовали естественному разложению! – говорил один из них, одетый в облегающий двубортный кафтан голландского покроя из зеленого сукна. 

Его громадного роста собеседник, одетый похоже, но проще, внимательно слушал, затем, резко наклонившись, вытащил мощи из раки. От стоявших поодаль от них людей послышался вздох, выражавший ужас и негодование. А гигант, совершенно не обращая на них никакого внимания, усадил почерневшего и усохшего за шесть столетий покойника и стал расправлять ему руки, а затем складывать их на груди. 

– Что скажешь теперь, Яков Вилимович? – радостно обернулся он, – Отчего сие происходит, что сгибы костей так движутся, яко бы у живого и не разрушаются и что вид лица аки бы недавно скончавшегося? А? Уж не от пощения, верно?! 

– Не знаю сего, а ведаю то, что Бог всемогущ и премудр, – отвечал тот, изумленно пожимая плечами. 

– То-то же, – довольно сказал великан, уложив обратно мумию, – сему-то верю и я, и вижу, что светские науки далеко еще отстают от таинственного познания величества Творца, которого молю, да вразумит Он меня… 

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Пришедшая смска гласила: «На Крестовском. Через час.»

Я обрадовался, потому что успел позавтракать и выпить кофе. Дежурство свое я еще вчера сумел «пристроить» своему коллеге, поэтому сидел на кухне и предавался размышлениям о добре и зле, пока не получил сообщение от Арсения. Я мгновенно собрался и выскочил на улицу. Погода, как обычно бывает в Петербурге, изменилась, причем (и это тоже обычное дело) в худшую сторону. Было пасмурно и прохладно. Уже подходя к метро, я вспомнил, что забыл зонтик, и теперь согласно поверью точно пойдет дождь. Интересно, когда Яндекс прогнозирует погоду в Питере, он учитывает эту примету?

Арсений был при зонтике, но использовал его как трость. Я с подозрением рассмотрел заточенный металлический конец его зонта, массивную гнутую ручку и сделал предположение, что это больше похоже на оружие, чем на устройство для защиты от дождя.

– В принципе, его можно раскрыть, – ответил на мои подозрения Арсений.

Но я отказался, поверив ему на слово. Мы вышли из метро «Крестовский остров» и бодрой походкой направились на встречу с Юрием Анатольевичем, нашим патроном, или куратором, или шефом, как вам больше нравится.

– Фамилия у него смешная, – сообщил мне Арсений. – Письков.

– Да ладно? – не поверил я ему.

– Ну, Писков, какая разница, – мотнул он головой. – Усов ему недостает.

– Он здесь работает или живет? – поинтересовался я у Строганова, пропуская мимо ушей его шутку.

– Живет, – коротко ответил тот, выбрасывая зонт-трость перед собой с каждым шагом. Но потом пояснил: – Офис у них в другом месте. Он сначала сказал, что встречаемся в офисе, но видать, ему вломак переться из-за нас на работу, поэтому он скрепя сердце велел ехать к нему домой.

Крестовский остров – место очень дорогое для проживания, однако не столь элитное, как Каменный. Мы миновали парк «Диво-остров», причем Арсений явно с завистью смотрел на тех, кто сворачивал туда кататься на аттракционах.

– Эх! – вертел он головой, провожая летящую в небесах ракету, в которой сидели и вопили люди. – Везет этому типу! Он может сюда каждый день ходить…

– А ты устройся к нему на работу, например, советником или уборщиком и будешь по дороге с работы заходить на аттракционы, – съязвил я.

– Сейчас посмотрим на твою реакцию, когда ты его квартирку увидишь, – ответил он мне.

– После дворца на Каменном меня ничем не удивишь, – пожал я плечами. – А ты откуда знаешь, что у него за квартира?

– Я, пока тебя ждал, посмотрел, сколько стоит аналогичная.

– И? – я даже не стал гадать, поскольку суммы, вероятно, были слишком астрономическими, чтобы их можно было представить. Звезды на небе, капли дождя на лужах, миллионы в коробках из-под телевизоров… На это можно смотреть, любоваться, но не владеть.

– Доктор, перестань все к деньгам сводить, – заявил Строганов. – Как говорится, «не тот беден, у кого мало, а тот, кто хочет большего»…

Я остановился и стал мрачно взирать на приятеля. Неужели создали квест по цитатам древнеримских философов?

– Я вовсе не хочу тебя обидеть, – как ни в чем не бывало продолжил он. – Тем более, что чем больше человек склонен обижать других, тем хуже он сам переносит обиды…

– Так, баста! – я подкрепил свои слова энергичным итальянским жестом. – Или ты мне сейчас же расскажешь, с чего это ты вдруг цитируешь тут Сенеку, или…

– Элементарно, Ватсон! – он уперся своим зонтиком в асфальт. – Я, пока ехал в метро, глянул в Гугле «Сенека. Цитаты обо всем» Кстати, довольно занимательно. А ты разве не оттуда их берешь?

Мы остановились перед современным, но очень стильным и выразительным шестиэтажным домом.

– У него последний этаж, – задрав голову вверх, сказал Арсений. – Прикинь, какой там вид открывается? Оттуда можно змея запускать…

Встретил нас мужчина и, немного проводив, передал с рук на руки женщине, которая и провела нас в кабинет Юрия Анатольевича. Чтобы пройти к нему, мы миновали гостиную (мне запомнились стены из мрамора и оникса, а люстру, видимо, позаимствовали из Екатерининского дворца), затем небольшую картинную галерею (изящные пейзажи, вероятно, именитых авторов в строгом порядке заполняли стены) и, пройдя сквозь ряд колонн, мы очутились на большущей террасе под крышей и с панорамными окнами. Арсений на этот раз не стал экспериментировать, поверив, что эти колонны тоже каменные, и сохранил таким образом свой кулак целым и невредимым.

Кроме различных артефактов, подчеркивающих богатство хозяина, было представлено и его хобби – шахматы. Я насчитал семь комплектов этой игры. Некоторые доски стояли в раскрытом виде в стеклянных шкафчиках, а сами фигурки были расставлены в боевой готовности. Пара досок лежали на письменном столе, они были закрыты. И еще за одной сидел наш начальник и думал. Услышав, что мы явились, он, не поднимая головы, приветственно махнул рукой, предложил располагаться и попросил подождать пару минут.

Я так и сделал, усевшись в глубокое кресло неподалеку от окна с потрясающим видом: Елагин остров, Невка, а слева Финский залив и, конечно, ЗСД (западный скоростной диаметр). Но просить Арсения сесть и ждать… ха! это все равно, что остановить Рейхенбахский водопад! Строганов и не думал присаживаться, а подошел вплотную к игравшему с самим собой Пискову. Я знал, что Арсений играет в шахматы, – он регулярно обыгрывал моих детей. Но сейчас перед ним сидел профессионал, и мне стало даже интересно: кто кого?

Арсений наблюдал за ходом битвы минуты полторы, после чего взял белую пешку и быстро походил на две клетки. Тут-то Юрий и обратил на нас свой взгляд. Он внимательно изучил Арсения, словно пытаясь определить на глаз уровень его шахматного мастерства, его шахматную квалификацию. Потом глянул на меня, сразу угадав, что я любитель. И, слегка склонив голову набок, посмотрел на шахматную доску.

– Глупость! – наконец сообщил он и «съел» белую пешку конем.

Перед ним лежали два исписанных блокнота и один планшет, на котором я заметил черно-белые клетки и разгар шахматной битвы.

– Согласен, – кивнул Арсений и мгновенным движением переместил офицера в центр поля. – Однако, как говорят, хорошему игроку всегда везет.

– Это ты с рулеткой перепутал, – хмуро ответил ему гроссмейстер и стал изучать создавшуюся позицию. – Не понимаю, в чем ловушка… – наконец произнес он, раздраженно глядя Арсения, который постукивал пальцами об стол, выбивая ритм. – Я же съем…

И он съел офицера. Или епископа, если вы англичанин.

– Сильные фигуры противника следует разменивать! Так говорил Касабланка, – сообщил нам Строганов и слопал коня ладьей. Но противник тут же съел его ладью ферзем. При этом он качал головой, как человек, который догадывался, что его противник профан и теперь получил этому подтверждение.

Затем последовали еще пара ходов, которые, вероятно, ослабили внимание Юрия, – Арсений атаковал и жертвовал фигуры. Как вдруг! Я, признаться, тоже потерял интерес, думая, что сейчас у Арсения останется один голый король… ферзя он тоже отдал… Так вот, тут как гром среди ясного неба прозвучало характерное строгановское «гардэ!», потом «шах!» и после этого «мат!»

Юрий был повержен. Я был поражен. Один Арсений не выказывал ни радости, ни удовлетворения. Он плюхнулся в кресло, извлек из кармана пачку жевательной резинки и забросил несколько пастилок себе в рот.

– Я не понимаю, как… это же был дебют… я знаю большинство дебютов… и миттельшпили… Ах, вот оно что?! – проигравший горестно склонил голову. – Какой же я лох… Давай-ка еще одну партию? – и он стал расставлять фигуры.

– Только если на деньги, – сказал Арсений.

– Что? – Юрий застыл с пешкой в руках. – На деньги? В шахматы? Ты в себе, парень?

– Тогда в следующий раз! – отрицательно мотнул головой победитель и присовокупил сомнительное пожелание: – Не расстраивайтесь, у вас впереди еще десятки проигранных партий…


* * *

Пока Арсений рассказывал, точнее, докладывал про то, как мы разоблачили маньяка, я разглядывал нашего начальника. Писков Юрий Анатольевич был молод, – мне показалось, что ему нет еще и тридцати. Его вполне можно было назвать красивым: черты лица тонкие, правильные. Правда, опущенные уголки губ и выражение какой-то брезгливости старили его, и на ум приходило выражение «кислая мина». Движения его были неторопливые, а вид задумчивый. Он вызвал у меня ассоциацию не то с Онегиным, не то с Печориным. А может, это была просто дискинезия желчевыводящих путей…

Конечно, думал я, чтобы в таком молодом возрасте занимать такой крупный пост, нужно обладать незаурядным умом и талантами… А усы бы ему и правда не помешали!

– Это, конечно, хорошо, я рад за вас и за наше общество, которое вы избавили от этого урода, – услышал я, как Писков стал отвечать Арсению. – Но! Хочу вам напомнить, что мы вам платим деньги не за то…

– А вы еще ничего не платили! – вставил Арсений, не разделявший моего пиетета по отношению к богатому и умному патрону.

– В самом деле? – удивился тот. – Э-э… а когда мы должны вам платить? После того, как вы найдете…

– До того. – заявил Арсений. – Вы должны нам для начала аванс. Поиск пропавших без вести – занятие дорогое.

– Э-э, – чуть замялся Юрий, – ну, я сегодня из-за этого не поеду в офис. Давайте или завтра, или… А сколько вам надо? Ты говорил про двести тысяч? Не много ли?

– Двести мы уже затратили, из своих, – нагло соврал Строганов. – Думаю, что четырехсот для начала хватит.

– Сколько? – приоткрыл рот Писков. Он был искренне изумлен. Как и я. Вероятно, у Арсения от окружающей обстановки нарушилась шкала ценностей. – А не будет вам…

– Нам будет обидно, – тут же перебил его мой приятель, – если мы не найдем дочку вашего президента только потому, что денег не хватило!

Вот уж точно, лучше иметь не деньги, а власть над теми, у кого они есть. Наш начальник, качая головой, вышел из комнаты. Я поймал взгляд Арсения и покрутил пальцем у виска. Строганов в ответ надул пузырь из жвачки, который тут же лопнул с громким хлопком. Вернулся Писков и со словами:

– Я вам дам двести семьдесят тысяч из своих, а в офис сегодня точно не потащусь, – передал вымогателю несколько пачек разноцветных купюр.

Я не поверил происходящему!

– Так, – продолжил наш благодетель тоном работодателя, – теперь я хочу знать, на что пойдут деньги фирмы. Планы у вас какие? Что мне докладывать Старику?

– Старику, говорите? – задумчиво повторил Арсений и неожиданно поинтересовался: – А вы ведь его давно знаете? И, вероятно, хорошо? Можете нам про него рассказать?

– Конечно, знаю, – довольно удивленно подтвердил Юрий. – Я только не понял, зачем мне вам про него рассказывать? И что конкретно вы хотите знать?

Арсений пожал плечами:

– Ну, скажем, что он за фигура? На ваш взгляд.

Я тоже уставился на Строганова. Чего это он вдруг стал интересоваться Сердюковым, да еще в такой странной манере: задавать туманные вопросы и интересоваться чужим мнением. А Писков оживился.

– Фигура? Ха! Конечно, он король! Но король, который может ходить как ферзь.

Арсений понимающе кивнул, предоставляя возможность говорить Пискову.

– Знаю я его очень давно и очень хорошо. Моя сестра была замужем за его сыном.

Я подумал, что для карьерного роста все же мало ума и таланта, нужны еще и соответствующие родственники!

– Была? – Арсений умело изобразил удивление. – Они разошлись или…

– Нет, – чуть скривился Писков, – он погиб четыре года назад… – и, предваряя вопрос Строганова, пояснил: – Просто несчастный случай… Так вот, это сейчас Георгий Петрович… ну, вялый такой, поскольку Маргарита пропала. Это его просто прибило. В нормальном состоянии это «тяжелая фигура»! Ферзь! Крутой бизнесмен, олигарх!

– Понятно, – снова кивнул Строганов. – А как думаете, он сам кого-нибудь подозревал? Ну, кто мог быть причастен к исчезновению?

Теперь Писков пожал плечами и, скривившись больше обычного, ответил:

– Они поначалу все время это обсуждали.

– Они – это кто? – уточнил Строганов.

– Георгий Петрович с начальником охраны. Я его терпеть не могу, этого козлища! – добавил Писков, и к недовольству на лице прибавилась злоба в голосе.

– И что? – не общая внимания на гримасы Пискова, продолжал Арсений. – Результат был? Кого-нибудь заподозрили?

– Вроде, нет. – Юрий Анатольевич пожал плечами. – Обсуждений было много, сутками напролет. Но так ничего и не придумали.

– А начальник безопасности, он что за фигура? – Арсению, видать, понравилось играть в шахматы. – Король, то есть, Георгий Петрович ему доверяет?

– Да, Старик ему верит, как… как не знаю, кому. Никому так не верит, только этому… – не нашел подходящего эпитета Писков.

– Даже вам? – вставил я.

– Ну, еще не хватало! Я аналитик, мозг, гроссмейстер! Особенно в экономических вопросах. Правда, бывает, что Старик сам принимает решения: выслушает меня, но поступает по-своему… – значительно сказал зам президента и раздраженно добавил: – Но без своего любимого охранника и шагу не сделает!

– А они давно знакомы? – спросил Арсений.

– Очень. – кивнул Писков. – И денег тот ему отстегивает немерено. А когда Маргарита пропала, этот подхалим Димыч сам несколько суток не спал и поднял на ноги всех, кого только можно было. Он лично ездил подвалы обыскивать, с полицией общался, в общем, изображал преданного слугу.

– Так изображал или искал на самом деле? – уточнил Арсений.

– Ну, искал конечно, это я так выразился, – пояснил Писков. – Несколько лет назад у его сына были серьезные проблемы. Чего-то он там натворил, и Георгий Петрович ему помог, так что тот вдвойне ему благодарен. Да это все неважно, – вдруг сказал он, – лучше расскажи мне, какие у тебя дальнейшие планы? Я же говорю, что мне Старику нужно скоро доклад делать! Не могу же я ограничиться рассказом про то, как вы маньяка ловили?

Любопытный все же был у нас шеф! Я взял обратно все свои слова про ум и таланты. Не действует все-таки у нас американская пословица про умных и бедных. Я ожидал, что Арсений сейчас начнет глумиться над недалеким заместителем президента финансовой группы, но ошибся. Строганов с важным видом стал сообщать ему про то, что если спецслужбы, полиция и прокуратура вместе с их начальником охраны не сумели раскусить маньяка и найти спрятанную комнату, то нам, скромным частным детективам, придется перепроверять еще несколько версий, которые те уже отработали. В том числе и больницы, которые по мнению Арсения они плохо проверили. (Тут он бросил на меня насмешливый взгляд)

– К тому же, – продолжил мой злопамятный друг, – у нас есть данные, которых нет у внутренних органов! Но пока я не готов их озвучить. День-другой – и мы сможем порадовать вас своими успехами. – на оптимистичной ноте закончил он.

Чего вдруг Арсений решил пресмыкаться перед этим богатеньким мальчиком, я не знал, но я знал Арсения! Поэтому можно было ожидать с его стороны любых сюрпризов, гамбитов и ловушек.

– Я понял! – многозначительно кивнул шеф. – Я сейчас и доложу! Подождите здесь!

И он, неожиданно резво вскочив, покинул террасу-кабинет.

– Что это у тебя за данные? – поинтересовался я, терзаемый плохими предчувствиями: никого мы не найдем, а все деньги истратим. И потом, с такими людьми шутки плохи.

– Например, насчет участия в похищении Маргариты инопланетян, – без тени иронии сообщил этот true-детектив. – Эту версию никто из них не рассматривал.

– Хорошо, что ты не озвучил ее нашему Юрию Анатольевичу… – вздохнул я, представляя его реакцию.

– Тихо, – вдруг сказал Арсений, вскочил и крадучись подошел к приоткрытой двери. Я последовал за ним. Мы прислушались. Юрий Анатольевич где-то неподалеку докладывал по телефону своему шефу о поисках:

– Да, Георгий Петрович, я так и сделал! Я дал им указание вначале проверить уже отработанные версии! И представляете, сработало! Они стали проверять того мужика, ну помните, который глазел на улице на Маргариту? …Да-да… Он оказался маньяком! У него была потайная комната, в которой он прятал девицу… Да!… Нет, к исчезновению Маргариты он, к сожалению, не имеет отношения… Я собираюсь проверить еще несколько версий… больницы… – он продолжал врать, присваивая заслуги Строганова целиком себе. Я посмотрел на Арсения, тот ухмылялся и продолжал слушать. Наконец, разговор был закончен, и мы ринулись на свои места. Арсений мне показал знаком, чтобы я молчал. Просто поразительно!

– А что за старик был там, на встрече? – вдруг спросил Арсений, когда Писков вернулся к нам после доклада своему шефу. – Ну, такой полный, в рубашке, кажется, вы его Сергеем Миронычем назвали.

– Так это же сам  Сергей Миронович… – тот аж остолбенел: наверно, Арсений допустил святотатство. – Это старинный друг Георгия Петровича! Банкир, богатейший человек! А в шахматы он играет лучше меня! Ну вы, ребята, даете!

Я не смог удержать улыбки. Причем я бы затруднился сказать, какое из качеств этого старого друга вызывало большее преклонение Юрия Анатольевича – богатство ли, умение играть в шахматы или сам факт дружбы с Сердюковым.

– А почему он к вам обратился? – продолжал свои вопросы Строганов, не обращая внимания на реакцию Пискова. – Помните, он именно вас попросил убедить Сердюкова поехать к нему, Сергею Мироновичу, в гости?

– Э-э, чего-то не помню… А что в этом такого? – удивился Юрий. – Он знает, что я правая рука президента. И меня Сергей Миронович хорошо знает, я же женат на его двоюродной племяннице!

«…Богат, и на богатой был женат, переженил детей, внучат…» Семейный бизнес, подумал я, – основа нашей экономики! Интересно, сначала его сестра вышла замуж за сына Сердюкова, а потом и он сам женился на племяннице Сергея Мироновича или наоборот? Впрочем, вряд ли это имело отношение к нашему делу.

– Он предложил нам помощь, – вспомнил вдруг Арсений. – А он, кстати, принимал участие в поисках?

– Сергей Миронович? – Юрий пожал плечами. – Пожалуй, да. Он перечислил одной церкви под Москвой довольно крупную сумму, чтобы там молились за Маргариту.

– А, ну понятно, – с неясной интонацией сказал Арсений.

Он хотел еще что-то спросить, но не успел. У Пискова зазвонил телефон, он посмотрел, кто звонит, явно обрадовался, скороговоркой произнес нам: «на сегодня все, держите меня в курсе, Михаил вас проводит» и стал говорить по телефону, но уже размеренно, с нотками уважения и радости:

– Да, Валентина Матвеевна! Конечно! Вот, жду вашего звонка…

Писков стал выходить через одну дверь, а Михаил, который, видимо, обладал телепатией, уже входил в другую. Он посмотрел вслед разговаривающему шефу, потом перевел взгляд на нас, но не успел ничего сказать, поскольку Арсений подскочил к нему и заговорил первым:

– Михаил, Юрий Анатольевич велел нам где-нибудь подождать его, пока он общается с Валентиной Матвеевной. – Арсений с улыбкой смотрел прямо в глаза охраннику.

– Понял. – мгновенно ответил тот. – Прошу.

И мы переместились в соседнюю с террасой комнату, небольшую, с одним окном, двумя диванами, столиком и висящим на стене телефоном.

– Если что-то нужно, номер «два нуля одиннадцать», – сообщил Михаил и вышел из комнаты. Мы услышали, как он закрыл дверь на ключ.

– Давай пиццу закажем? – тут же предложил Арсений, кивая головой на телефон.

А мне стало не по себе: как-то неприятно, когда тебя запирают, даже если в очень комфортных условиях. Я неожиданно вспомнил девушку в потайной комнате маньяка Вовы… Арсений когда-нибудь доиграется! Писков не обрадуется, увидев, что мы, вместо того, чтобы убраться вон, сидим в его квартире.

– Какого черта… – начал я, но Строганов меня перебил:

– Si Deus pro nobis, что означает, если Бог с нами, то… Слушай, – перебил он сам себя, – как думаешь, тут камеры есть? – и он стал исследовать помещение.

Я покачал головой. Одно дело – к маньяку в квартиру забраться, а другое… Между прочим, у Пискова было минимум два охранника: один нас встречал, когда мы пришли, а второй – Михаил. Я хотел это озвучить Арсению, но он приложил палец к губам, призывая меня к молчанию, а сам встал у окна, прислушиваясь. Затем он аккуратно открыл окно и высунулся на улицу, я даже решил, что сейчас он весь туда вылезет. Но ошибся. Арсений расположился на красивом мраморном подоконнике и жестом пригласил меня занять место рядом с ним.

Вероятно, терраса, ее открытая часть, была недалеко от комнаты, в которой мы находились с Арсением. И там, на свежем после дождя воздухе Юрий Анатольевич встречался с некой Валентиной Матвеевной. Их было только слышно, но увы, не видно… Они только начали разговаривать. Видимо, она звонила Пискову, уже поднимаясь на лифте, поэтому так быстро и оказалась в квартире.

– …Юрий! – голос у нее был уверенный, властный и низкий. В тишине мы слышали каждое слово из их разговора. – Ты, как всегда, элегантен и свеж. А жена где?

– Спасибо, Валентина Матвеевна! С вас беру пример! – тон, которым говорил Писков, был теперь совсем другим. – Маринка опять уехала. Сказала, что шмотки кончились, и улетела в Милан. Сколько можно? – добавил он риторически, без раздражения.

– Марина правильная девочка, – тут же ответила ему собеседница. – Тебя шахматы интересуют, картины, а ее – вещи, драгоценности. Так и должно быть. Нормальные интересы. Не как у некоторых. Я про своего мужа: он с этими гонками совсем ненормальный стал… Но давай-ка про наши дела поговорим. Значит, так! – и она перешла на деловой тон: – Заказ будет в полтора раза больше и с бюджетной дотацией, что с учетом согласований займет три недели и потребует довложения со стороны подрядчика, но это не беда, поскольку и сумма отката вырастет, однако акционерам это знать необязательно, кроме одного, который и организует этот подряд…

– Кирилл, – уточнил Писков.

– Он, – подтвердила Валентина Матвеевна. – Таким образом, на выходе мы с тобой имеем по пятьдесят. Ну, как тебе моя схема? – добавила она уже более радостно.

– Пятьдесят миллионов рублей! Прекрасно, Валентина Матвеевна! Прекрасна и ваша новая схема, – подхватил Писков.

– Согласна, спасибо за достойную оценку, – скромно сказала она. – Эта схема легче предыдущей, поскольку она короче, соответственно, быстрее и поэтому дешевле. Но это стало возможным лишь потому, что Георгий передал бразды правления тебе, мой дорогой гений экономики.

– Конечно, – согласился с ней Юрий. – Старик никогда не даст нам такой возможности…

– Увы, нет худа без добра… – собеседница вздохнула. – И хотя мне очень жаль и Маргариту, и Георгия, но нам сейчас это помогает. Бизнес не терпит эмоций. Но рано или поздно Георгий восстановится после этого удара и… А как думаешь, есть шанс, что Маргариту найдут? Ты же у нас теперь возглавляешь детективное агентство? «Лунный свет»! – усмехнулась она.

– Почему лунный свет? – удивился Юрий.

– Неважно, – отмахнулась Валентина Матвеевна. – Главное, что если человек талантлив, то во всем. Так что там с поисками?

И Писков стал рассказывать примерно то же, что он уже говорил Георгию Петровичу. Арсений знаком мне показал, что мы уходим. Прикрыл окно и позвонил по телефону.

– Алло? Михаил? Юрий Анатольевич сказал нам, что мы свободны и можем идти. Да, спасибо…

Нас освободили и проводили до двери. Спускаясь в лифте, Строганов не проронил ни слова. Только насвистывал арию тореадора из Кармен и как жезлом размахивал своим зонтом.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы расположились в уличном кафе, прогулявшись до Елагина острова. Было пасмурно, свежо, совсем легкий ветерок колыхал нежную зеленую листву на деревьях. Белки скакали по дорожкам, выпрашивая угощение. Взрослые и дети катались на велосипедах, роликах, самокатах. А по воде


убрать рекламу


скользили лодки, заставляя недовольных уток уступать им дорогу.

– Вот бы узнать, с кем он там встречался, кто она такая, эта Валентина Матвеевна? – произнес я. Мне было досадно, что так хорошо расслышав весь разговор, мы не смогли увидеть собеседницу Пискова.

– Элементарно, – отреагировал Строганов. – Это та, с которой он общался у старика Сердюкова дома, холеная бизнес-вумен. Я ее по голосу узнал. И получается, что еще у двоих человек имеется мотив…

– У кого двоих? Писков и дама? Почему ты думаешь, что… – я не успевал за полетом его мыслей.

– Потому что они могли устранить Маргариту, чтобы тем самым устранить Сердюкова, президента корпорации. Гамбит! Да, такое возможно, – кивнул сам себе Строганов и поинтересовался у меня: – Тебе не кажется, что пиво разбавляют водой из пруда?

– Спроси у официантки, – предложил я, раздумывая над его очередной версией.

– Я включил ее в список подозреваемых, – продолжил Строганов, вероятно, имея в виду собеседницу Пискова. – Она, судя по всему, тетка умная и не страдает сентиментальностью.

– Да, похоже, это она придумала какую-то хитрую финансовую комбинацию, – я ощутил себя гением дедукции, – а называет Пискова гением, поскольку просто использует его для своих целей! А Писков? Он же тоже мог…

– Писков дурак, – безапелляционно заявил Арсений. – Он играет примитивно. Он выучил какое-то количество дебютов, партий и придерживается этих схем. Пытается вывести к знакомой комбинации. Но если начать импровизировать, то он сразу теряется и проигрывает.

– Речь же не о шахматах, – напомнил я.

– Какая разница? – махнул рукой Строганов. – Это его стиль, он тырит чьи-то идеи и использует их для себя. Что-то вроде обезьяньей игры.

– Какой? – удивился я, решив, что ослышался.

– Зеркальный повтор ходов противника. Не важно. Главное, он думает, что он умный. А нельзя стать умным, просто присвоив себе мысли умного человека. Будешь просто дураком с…

– С чем? – поинтересовался я, потому что умный Строганов замолк.

– Что «с чем»? Так вот, я и говорю, что Маргарита пропала или потому, что ее похититель оказался очень везучим, или потому, что очень умным. А может, и то, и другое. А Писков, наш с тобой шеф, может, и везучий, но не умный. Ему в одиночку не создать такое преступление.

– А вдвоем с Валентиной? Как ты говоришь, гамбит? Получается, что они устранили Маргариту, чтобы им не мешал ее отец? Исключительно из-за денег? Неужели такое возможно? – я засомневался, вспомнив Юрия. Все-таки он не был похож на законченного подлеца.

– Да, мой наивный друг, такое возможно, – язвительно подтвердил Арсений. – Ты кстати, смотрел «Турецкий гамбит»? Очень хороший фильм. Писков плохо кончит, это понятно. – Мысли Строганова порхали в разные стороны, как воробьи, чирикавшие неподалеку от нас и всякий раз разлетавшиеся, когда приближался велосипедист или ребенок. – Теперь вот что, доктор! Дел у нас много, времени мало. Радует, что деньги есть. Кстати, вот… – и он протянул мне половину полученных денег. – Прячь, люди смотрят! Ты сейчас едешь в свою больницу и начинаешь тщательный, я подчеркиваю, тщательный и скрупулёзный поиск пропавшей девицы!

– А ты куда? – поинтересовался я.

– Я? – вскочил он. – В шахматы поиграю.

– Встречаемся где и когда? – сказал я, улыбаясь. Меня так просто не вывести из себя!

– После пяти. У меня. Я побежал, оплати счет, я так время сэкономлю.

И он понесся наперегонки с каким-то велосипедистом, предлагая на ходу пари, что обгонит его. Зонтик он держал как копье.

Я сунул руку в карман и извлек пачку денег. Елки! Сумма была, по моим меркам, гигантской! Решив, что гулять по городу с такими деньжищами, мягко говоря, неудобно – оттопыривались карманы, – я, расплатившись за себя и за спешившего Арсения, пошел в сторону дома.

Миновав Дацан Гунзэчойнэй, я ощутил, как «Всесострадающее учение» проникло в меня, вызвав, правда, не просветление, а скорее пробуждение совести. В этот момент я уже шел мимо Благовещенской церкви и, подумав «чем я хуже графа Бестужева-Рюмина?», который спонсировал строительство деревянной церкви, завернул по песчаной дорожке к храму.

– И Пушкин здесь гулял, стихи он здесь писал, – пробормотал я и вошел в церковь. Честно говоря, я нечастый гость в наших храмах, поэтому не знаком с правилами поведения, принятыми в православных церквях.

Видя мою неуверенность, ко мне подошел батюшка и дружелюбно поинтересовался, чем он может помочь. Я, вероятно, покраснев и побледнев одновременно, извинился и косноязычно стал просить его помочь кому-нибудь из нуждающихся, кого он знает… ну, словом, для тех, кому нужны деньги…

Во рту у меня пересохло, я молча сунул ему в руки часть денег, выданных мне Арсением, и хотел было сбежать, но он с улыбкой остановил меня и попросил, чтобы я через недельку обязательно заглянул в церковь, чтобы он мог мне рассказать, кому я помог этими деньгами. Не знаю, правильно ли я истолковал его внимательный взгляд, но я добавил, что не украл эти деньги. И выскочил на улицу.

На недавно восстановленной колокольне зазвенел колокол. Интересно, стоит ли Строганову рассказывать об этом? Этот черт непредсказуем, будет еще ругаться!

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Оставив оставшиеся деньги дома (и спрятав их в кухне на полке под пачкой спагетти), я отправился в больницу выполнять поручение Арсения. Точнее, проверять мою собственную идею, доведенную до абсурда Строгановым. Я был, конечно, зол на него и на его вполне ожидаемую реакцию. Однако, здраво помыслив, я осознал, что все-таки идея моя была хорошей, раз уж сам  Арсений оценил ее, дав добро на ее осуществление, хоть и с явным издевательством с его стороны. Поэтому я, чувствуя ответственность и гордость одновременно, шел на поиски.

По дороге я купил две большие пиццы и пирог с лимоном. Чтобы не тащиться через главный вход, я перелез через забор с небольшого проулка, там, где у нас запасные ворота. Это был популярный вход и выход из больницы, поскольку экономил минут двадцать до ближайшей станции метро. Утром и вечером здесь выстраивалась очередь перелезающих через забор. Мужчины подавали руки женщинам, помогая им спрыгивать на землю, а женщины держали сумки, пока мужчины карабкались наверх. Сейчас мне помог охранник, подержал пиццы и пирог. Правда, попросив показать пропуск.

Около дверей в реанимацию стояли человек семь-восемь посетителей. То есть, две женщины сидели, а остальные стояли. Приближался час приема родственников пациентов, лежащих у нас, и эти родственники, а может просто знакомые ожидали дежурного доктора. Меня увидели, узнали, после чего обступили плотным кольцом. Я, хоть и не дежурил, стал отвечать на вопросы, успокаивать, подбадривать, вселять надежду… Одна из женщин, сидевших на скамеечке, старая и толстая, поняв, что я доктор, а не доставщик пиццы, громко сказала:

– Могли бы сиденья нормальные поставить! Для всех, а не одно… а не пироги тут таскать…

Я решил не расстраивать моего брата, подарившего нашему отделению трехместную скамейку, и не передавать ему пожелания этой посетительницы.

Выслушав, сидя в ординаторской, все больничные новости, новости про больных, мнения персонала про начальство (больничное, городское и государственное) я обратился к дежурившему доктору с просьбой поискать кое-кого в компьютерной базе пациентов больницы.

– «Неизвестную» женщину и Сердюкову Маргариту, – уточнил я, – поступала 20 апреля.

– Смотрите, – через несколько минут сказал доктор, – в этот день поступала «неизвестная», в семь пятьдесят вечера, «кома неясной этиологии»… перепила, наверно, – пояснил он. – Числится за хирургией… а нет, переведена на терапию. Сердюковой нет, но есть Сердюков. С инфарктом миокарда, числится за кардиологией. Неизвестной 40 лет, Сердюкову 50.

– Спасибо, – поблагодарил я, понимая, что все-таки придется идти в приемный покой. Почему? А потому что по опыту я знал, что случались ситуации, когда человек попросту «пропадал» из компьютерных списков. Но обязательно оставался в «бумажных»! А они хранились в приемном покое. Нужно было идти… Правда, был еще шанс с этой «комой неясной этиологии»… А вдруг повезет? – подумал я и на всякий случай взглянул на графики дежурств по больнице. В тот день в хирургической реанимации дежурила моя приятельница. «Попытка не пытка, правда, товарищ Берия?» – вспомнил я старый анекдот.

– Привет, Алия! – набрал я номер своей знакомой. – Ты не помнишь, двадцатого апреля, ты тогда дежурила, поступала неизвестная женщина примерно 40 лет?

– Смеешься? Они каждое дежурство поступают! А с чем?

– Кома неясной…

Доктор не дала мне договорить:

– Пьяная, понятно. Подожди, я сейчас журнал гляну… – слышно было, как пиликал аппарат ИВЛ, видимо, Алия выходила из реанимационного зала, потом шаги и снова голос: – Как дела? В Италию собираешься? Так, смотри… Да, была твоя «кома»… утром очухалась… ага, перевод на терапию… спасли, значит…

Продолжая надеяться на чудо, я позвонил на терапевтическое отделение. Там мне поведали, что «неизвестная № 226», очухавшаяся в хирургической реанимации, была выведена из состояния похмелья, и за те несколько дней, которые она провела в палате, отъелась, а заодно и пообследовалась, и благополучно выписалась. А на выписку родственники принесли ее паспорт, и она стала «известной», некой Кобеляцкой…

К сожалению, наудачу не получилось, поэтому меня ждал скрининг, то есть просеивание! Я накинул на себя халат и отправился в приемное отделение.

– Доктор! – крикнули мне вслед. – Мы вашу пиццу съели!

Я уже бежал по лестнице, рабочий день заканчивался, дневные смены радостно двигались в сторону забора, навстречу заступали на сутки мрачные дежуранты. Я понял, что уже значительно больше четырех и послал Арсению смс: «Буду позже, ищу женщин!» В ответ я получил: «Доктор! Помни о детях!» «С кем поведешься, от того и наберешься», – ответил я ему на ходу.

Встав ногой на поребрик (да простят меня москвичи!), я пропустил машину скорой помощи, лихо выруливавшую из больницы, а заодно огляделся вокруг. Когда работаешь, то не замечаешь, что уже весна, что деревья покрылись листьями, хотя еще совсем недавно были под снегом, что цветущую сирень пациенты рвут на букеты и дарят врачам при выписке из больницы, отчего в ординаторских стоит дивный аромат, словно визитная карточка приближающегося лета… Короче, глубоко вдохнув воздуха свободы, я вошел в приемное отделение.

Здесь, словно волны на море, поступали пациенты. То неожиданно подъезжали несколько «скорых», выгружая больных и заполняя весь этаж, то так же внезапно наступало затишье перед следующей волной.

В диспетчерской, куда я зашел, было суетно и шумно. Что, впрочем, не мешало спать свернувшись калачиком на продавленном диване кому-то из персонала.

Я попросил журнал «поступлений», раздобыл лист бумаги, ручку и уселся в углу, стараясь никому не мешать, да и к себе не привлекать внимания.

Открыв нужно число, я стал изучать списки больных, поступивших в эти сутки. Народу было много! Что-то около двухсот человек. Моя идея была в том, чтобы вычислить только тех, кто поступил не по «скорой помощи», а, как говорят у нас, «сам», «с улицы». Но Строганов жаждал узнать еще и судьбы всех поступивших женщин до пятидесяти лет. Не говоря о том, что по его словам, был еще один вариант: она поступила под чужой фамилией! – я постучал ручкой по толстому казенному журналу. – Это могло быть, если она поступала без сознания или в измененном сознании, тогда она, теоретически, могла быть под чужой фамилией… Ошиблись при заполнении истории болезни, перепутали документы… Всякое, конечно бывает, – подумал я и отвлекся, поскольку в окно диспетчерской стучал какой-то мужчина. На нем был темно-синий, солидного вида костюм, а на багровом лице – выражение крайнего недовольства. Из комнаты как раз почти все вышли, и я остался один. Впрочем, не считая спящего на диване.

– Когда мне окажут помощь? – гаркнул он мне. – Я здесь уже черт знает сколько торчу! Я больной! Что у вас тут за бардак? У меня гипертония!

Я не успел ему ответить, поскольку кого-то позвали в процедурную и он, опалив меня злобным взглядом, удалился. Но голос я его еще слышал – он спорил с кем-то из пациентов, доказывая, что он первый. Я вернулся к своим поискам, но ненадолго: в маленькое окошечко проникла еще более маленькая головка древней старушки, вслед за головой появилась дрожащая рука со стаканчиком, наполненным желтой жидкостью.

– Мочу куда сдавать? – как все плохо слышащие, она говорила слишком громко.

И снова я не успел ничего сообщить, как бабушку подхватили под руки и куда-то повели. Я вздохнул. Может, умыкнуть журнал и куда-нибудь спрятаться?

Итак. Allora. Если предположить, что она поступала без сознания, то обычные отделения не подходят. Нас интересуют или реанимации, или блоки интенсивной терапии. Я стал составлять список поступивших в эти печальные отделения, в том числе и в противошоковую палату приемного покоя, и в свою реанимацию. Тут-то в моем воображении и появился Строганов. Он склонился надо мной и хмуро произнес: «Доктор! Тщательный и скрупулезный поиск!» Я отогнал от себя призрачное видение и решил, что все-таки буду записывать только женщин, которые могли бы оказаться «нашей» Маргаритой! Хотя, вот поступила беременная с эклампсией… ладно, включу ее в список на всякий случай.

Пока я выискивал подходящие кандидатуры, помещение диспетчерской вновь заполнилось докторами и медсестрами. Стало шумно. Кто-то травил байки, другие обсуждали больных, отвечали на постоянно звонивший телефон, – словом, работа шла своим чередом. Ко мне подошел ответственный, пожал руку и поинтересовался, кого я записываю, решив, что у меня журнал «умершие». Я ответил, что это журнал «поступлений» и в свою очередь спросил у него:

– А мужик в костюме, что у него? Чем болеет?

– Помощник депутата, – бросил он и стал отвечать на очередной телефонный звонок.

Я продолжил свою работу. Через четверть часа у меня появился вполне компактный список девушек и женщин, поступивших в больницу в эти сутки, то есть 20 апреля после 17.30. Я специально взял время поступления с некоторым запасом, – а вдруг? Они все могли оказаться не теми, кем числились в наших журналах. Совы – не те, кем они кажутся! – подумал я и вышел из диспетчерской. И снова наткнулся на того больного. Ну, на помощника депутата. Надо же, среди нескольких десятков пациентов я все время сталкивался именно с ним. А он уже не просто орал, как было до этого, а вытащив травматический пистолет, махал им в воздухе, привлекая к себе внимание.

– Я сейчас тут кого-нибудь точно пристрелю! – он наткнулся на меня. – Когда меня лечить будут? – набросился он на меня, а окружающие поспешили рассыпаться по углам.

Я замер и скосил глаза, выискивая охрану, но как на зло никого поблизости не было. Только больные. Вдруг между нами вклинилась та самая старушка, она вцепилась ему в руку и заголосила:

– Мочу сдала! Дальше чего? Сдала, говорю, мочу!

Тут к ней подскочил санитар и со словами «бабушка, тебя уже на отделении все ищут!» оторвал ее от изумленного «помощника». Перекрикивая санитара и старуху, ответственный врач ругался с лаборанткой:

– Ты его что, не могла без очереди взять? – и он указывал пальцем на больного в костюме.

– Да с какой стати! – сварливо отвечала она. – Пусть ждет!

– Ты чего, не видишь, что он больной?

Они вместе посмотрели на скандального пациента.

– Ага, на всю голову! – язвительно ответила медсестра и, резко повернувшись, пошла к себе в процедурную.

– Не могли бы вы свое оружие убрать подальше? – обратился к нему ответственный. – Мы сегодня по огнестрелу не дежурим.

И стал отвечать на очередной телефонный звонок:

– Да нету мест! Я уже час назад звонил!

А главный герой скандала решил, что глупо стоять с пистолетом в руке, спрятал его и пошел сдавать кровь на анализ.

Я вышел на улицу. Здесь царили покой, весна и вечерняя свежесть. Мне, конечно, нужно было начать с «шоковой палаты», которая была в «приемном», но я был сыт по горло криками, суетой, а потому отправился по реанимациям.

Обстоятельно обойдя кардиореанимацию, терапевтическую, хирургическую и другие, я выяснил судьбу десятка женщин, заболевших в этот день. Узнал, что беременная благополучно родила мальчика в срок. Я узнал, что женщина, у которой был менингит, была переведена в больницу Боткина и недавно выписана домой. Я созвонился вначале с больницей, а потом и с пациенткой. Спасибо знакомому доктору, снабдил меня информацией и телефоном. Одна женщина умерла, но она точно не была Маргаритой, хотя и подходила по возрасту: онкологический диагноз, подтвержденный на вскрытии. Тщательно вычеркивая фамилии из своего списка, я медленно приближался к завершению своих поисков, кажется, безуспешных. Остались всего две девушки. Некто Птичкина Евгения, 26 лет, поступившая около трех ночи в приемное отделение с диагнозом «гипогликемическая кома» и госпитализированная в «шоковую палату». И Иванова Мария, 25 лет, автотравма, тоже поступившая в «шок», но позже, около шести утра. Я вспомнил, что про вторую пациентку мне рассказывал мой приятель, который ее принимал. Она каталась со своим молодым человеком на машине, и он, будучи слегка пьяным, не заметил Камаза, в который и влетел. Сам чудом остался жив, только голова болела, да и то, как сказал доктор, от выпитой текилы. А девушку привезли с травмой, несовместимой с жизнью.

– Прикинь, – рассказывал мне доктор, – мы ее реанимируем, а у нее телефон названивает. Ну, мы полчаса ее «качали», но все без толку, констатировали смерть… Медсестра берет ее телефон, а там звонки от «мамули», «дедули», они ее искали… пришлось мне ответить, что она умерла… представляешь их реакцию…

Печальная история… Я решил, что ее тоже можно было вычеркнуть из списков. Итак, осталась одна фамилия. И мне снова предстояло идти в «приемник» выяснять, куда ее перевели на следующий день.

Интересно, страдающего «помощника» полечили? Мне что-то не хотелось опять сталкиваться с ним. Тут у меня раздался телефонный звонок. Звонил Арсений, который негодовал, почему я так долго вожусь.

– Я тебя жду уже несколько часов! Мы можем опоздать…

– Куда?.. – спросил было я, но недовольный Строганов приказал мне немедленно ехать к нему. – И еды по дороге захвати! – добавил он. – Чтобы на всю ночь хватило!

Этого мне еще не хватало! И я понесся на Петроградку, попав, конечно, в час пик.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Жена моя расстроилась и обеспокоилась, узнав, что я не ночую дома. Я попросил ее не волноваться, потому что ожидала меня скучнейшая ночь со Строгановым: он что-то раскопал и жаждал поделиться информацией; я буду клевать носом в кресле, а он говорить и есть. Кстати, о еде! Я заскочил в один продовольственный магазинчик с бесподобной кулинарией, где все было вкусно и качественно, хотя и дорого. Если кто заинтересуется – поделюсь адресом!

Комнату Арсения, буквально на днях поразившую меня царившим на одной половине порядком, было уже не узнать. Видно, правое полушарие гения восторжествовало.

– «Может быть, был ураган? Или взорвался вулкан?» – вспомнил я один старый мультик, оглядывая разбросанные по всему полу бумаги, разодранные картонные коробки, куски скотча, огрызки яблок, пару ноутбуков, три планшета, три телефона, один маленький стеклянный флакончик, покрытый слоем то ли грязи, то ли пыли, электрогитары – две… И Арсения, возлежавшего на диване. Я попытался вспомнить, на кого он был похож…

– Босх, «Блудный сын», – вспомнил я: подпоясанная толстовка с капюшоном, нож, пристегнутый к ремню, дырявые джинсы и разные тапки. – Точь-в-точь!

Арсений тут же подобрал с пола планшет, нашел в интернете и посмотрел картину великого нидерландца.

– Прикольная шляпа, – отозвался он и, бросив планшет обратно на пол, резво вскочил. – И нож хороший. Ты поесть принес? – глаза его блестели, а движения были резкие, наверно, от голода.

За ужином я стал докладывать о своих поисках и результатах, напомнив, что отрицательный результат – тоже результат. Но Арсений, поначалу было слушавший внимательно, выхватил мой список и стал сам его читать, попутно задавая вопросы: что такое гипогликемическая кома? сопровождается ли панкреатит утратой сознания? можно ли заразить менингитом? по беременной женщине всегда видно, что она беременная? можно ли прикинуться, что ты без сознания? И совсем уж странный вопрос: пользовался ли я когда-нибудь эскорт-услугами?

– Чем, извини?

– Понятно, – перебил он меня. – То есть, у тебя осталась только одна кандидатура, некая Птичкина… Хорошо! – неожиданно похвалил он меня. – Продолжай в том же духе. А теперь, за мной!

И он ринулся из кухни в комнату. Я, аккуратно ступая, прошел к креслу, Арсений же, чуть не раздавив валявшийся на полу планшет, плюхнулся на диван.

– Внимание, доктор! – тоном ведущего «Что? Где? Когда?» произнес Арсений, и я наконец-то понял, что блеск в глазах был не от голода, а от переполнявших его новостей. – Сейчас я тебе расскажу про свои  поиски! Можешь задавать вопросы по ходу, но лучше просто слушай.

Я согласно кивнул. После плотного ужина спорить, да и просто говорить не хотелось.

– Наконец-то я могу сказать «эврика!», – радостно потер он руки. – Я нашел…

– Маргариту? – я аж подскочил.

– Почти, – кивнул он, и глаза его заблестели еще ярче. – Я нашел нить, которая приведет нас к ней. Я нашел подозреваемого. Я нашел…

Я демонстративно покашлял. Арсений нахмурился и продолжил:

– Так вот, у начальника безопасности Дим Димыча фамилия Сечкин. А у его сына были проблемы с законом. Помнишь, наш шеф Юрий рассказывал? – Арсений вскочил и зашагал по комнате, наступая то на бумаги, то на огрызки. Я спас гитару, выдернув ее практически из под ног этого варвара. – Так вот, покопавшись в интернете, я нашел информацию про них обоих, но сейчас не это важно.

– А что важно? – поинтересовался я, держа гитару в руках.

– Важен планшет Маргариты. Вот. – Строганов протянул мне планшет, забрал гитару, уселся и стал наигрывать «Дым над водою». – Сейчас проверим тебя. Там открыта ее страничка в Фейсбуке, а в другой вкладке – ее письма. Вперед! Посмотри ее друзей, точнее, одного из них. А потом принимайся за письма! «A fire in the sky…»

Мне вновь стало как-то неловко – не люблю чужие письма читать, хотя бы и с благой целью… Строганов, увидев мою заминку, перестал играть.

– Доктор! Когда ты больного реанимируешь, ты же не просишь у него прощения? «Извините, я сейчас вас током ударю!» – противным скрипучим голосом сказал этот софист.

– У нее друзей около семисот, – вздохнул я, – мне всех смотреть?

– Вот поэтому ты не гений! – тут же заявил Строганов. – Вкладка открыта, видишь, там некто Максим Сечкин? Это ее одноклассник. Богатенький сыночек угадай кого? Правильно, Дим Димыча! Сечешь? – несчастная гитара издала громкий победный аккорд.

– Да ладно? – не поверил я. – С другой стороны, ничего особенного, что они в одном классе учились.

– Ничего особенного? – возмутился этот гений. – Посмотри на его фотку!

Я полистал страницу одного из друзей Маргариты. Ну да, дорогие машины, вычурные позы, селфи с оружием и бутылками, бицепсы на фоне элитного курорта и так далее. И друзья-подруги. Молодые, богатые – словом, картинки из глянцевых журналов. На папу, кстати, он внешне был не особенно похож.

– Тату заметил? – Арсений уже наигрывал «Металлику». – Вон, на правом плече.

Я увеличил фотографию и рассмотрел татуировку, точнее, одну из них. Довольно противного вида осьминог с когтистыми щупальцами. Ну, мне так показалось.

– И? Что это за дрянь? – поинтересовался я у Арсения.

– Ктулху, – коротко ответил он.

– Ху из, простите?

– Эх, темнота, – вздохнул Строганов. – А дети твои, я уверен, знают владыку миров, покоящегося на дне Тихого океана. Это ужас, поднявшийся из глубин, это жестокий культ…

– Это компьютерная игрушка? – перебил я его, обреченно вздохнув: если взрослый человек продолжает играть в детские игры…

– Игра создана на основе культа, – ограничился Строганов и продолжил: – Ты зря так легкомысленно относишься к магии. Магия влияет на неокрепшие умы. А теперь проверь свой ум! – ткнул он в меня указательным пальцем. – Внимание, вопрос! Где ты видел Ктулху?

– Это проверка не ума, а памяти, – проворчал я. – Ну, и где я должен был видеть мировое зло?

Строганов победно усмехнулся.

– В кабинете Маргариты! Картина с изображением Ктулху!

– А-а, – стал я вспоминать. – Да, чего-то такое было…

– «Чего-то такое», – передразнил он меня. – Не «чего-то», а связь! Между этим Максимом и Маргаритой! Теперь смотри дальше, у него на странице еще пара фоток с геолокацией. Он с друганами на даче в поселке Вариола. Это километров сто от города. Дальше, мессенджер: там общение этого Максима с Маргаритой. За неделю до ее исчезновения.

Вздохнув, я стал читать переписку исчезнувшей девушки с одноклассником, поклонником какого-то виртуального культа. Честно говоря, я не видел ничего подозрительного в том, что одноклассник Максим был в друзьях у девушки. Параллельно с чтением у меня пронеслась мысль, что сколько уже людей умерло, а страницы их живы, ну или, во всяком случае, существуют. Целые виртуальные кладбища. Вначале для человека было важно место захоронения, как там в одной книге – даитйя гату? И наличие останков в этом месте, куда будут приходить родные. Затем, в России, сразу после революции, стало модным быть кремированным. Эта идея активно насаждалась как среди партийных лидеров, так и среди обычных людей. Красное всепожирающее пламя революции поглощало мертвые тела… Кстати, на Марсовом поле тогда и кладбище открыли, а в помещении бывших бань на Васильевском острове создали первый крематорий…

– Ты о чем думаешь? – прикрикнул на меня проницательный Строганов.

– Я читаю, читаю…

Собственно, ничего особенного я не увидел. Я пробежал глазами какую-то нудную переписку о планировании встречи одноклассников, потом отметил, что Максим несколько раз писал Маргарите сообщения с предложением встретиться и довольно настойчиво зазывал к себе на дачу… Про дачу, кстати, было за шесть дней до ее исчезновения. Она вежливо отказалась, прислав ему грустный смайлик и подпись: «увы, не могу».

– Ну и? – поинтересовался я у Арсения, продолжавшего свой негромкий концерт. – Она поехала к нему?

– В материалах дела сказано, что она не встречалась с ним до своего исчезновения, – медленно сказал Строганов, прекратив на время играть. – Но! Она могла встретиться с ним там , на улице, около ресторана! Сесть к нему в машину и уехать! Потому что именно в этот день  он поехал в Вариолу, к себе на дачу!

– Вот как? – заинтересовался я. – Но его же, вероятно, проверяли, хоть он и сын начальника безопасности?

– Его довольно поверхностно проверили, – отмахнулся Арсений, словно от мухи, – я видел отчет. Там, конечно, сказано, что Максим не встречался с ней, бла-бла-бла… Но он же ей звонил в этот  день! И именно в этот  день он едет на дачу! Скажешь, совпадение?

– Любопытно! – задумался я. Отец этого Максима, конечно, мог покрывать своего сыночка и скрывать то, что девушка поехала к нему на дачу… Но официальное следствие! Им-то зачем Максима покрывать? Я вспомнил лицо Игоря Ивановича на встрече у Сердюкова, мне он показался честным служакой, и я не заметил, чтобы у них с Дим Димычем были дружеские отношения… Впрочем, как говорит Арсений, я плохой физиономист…

– Три удара топора и веселый Роджер! –  пел Строганов.

– Но если они только  созвонились… – попробовал я возразить.

– Созвонились, а потом и встретились! – забренчал Арсений на музыкальном инструменте.

– Это факт или просто твое э-э… умозаключение? – засомневался я.

– Да какая разница? – разозлился он. – Ты что, не видишь связи? Смотри! Ктулху – у парня на плече, у девушки на стене, это раз! Его звонок в день ее исчезновения, это два! Встреча в ресторане, точнее рядом с ним, это три!

– Встреча, которую никто не видел, – я криво усмехнулся.

– Конечно, – подтвердил Арсений. – Там как раз участок без видеокамер. Кстати, ресторан! Я еще тогда обратил внимание, что в интернете нет ни рекламы, ни информации про него! Что из этого следует? Что это заведение для своих, так сказать. С улицы туда не попасть, помнишь?

Я кивнул.

– И значит, если бы Маргарита встречалась с Сечкиным внутри , то ее бы опознал персонал, когда проверяли ресторан. Там же все свои ! Значит, они встречались около  ресторана! И я тебе это уже говорил!

Я воздержался от комментариев. Хотя интересно было бы разузнать, не заходил ли в этот ресторан Максим Сечкин без Маргариты…

– И, наконец, дача! В этот самый день! – радостно закричал Арсений.

– Это четыре. – напомнил я и пожал плечами. Строганов, как это часто случалось, летел впереди своей логики, то есть делал выводы до того, как обнаруживал и сопоставлял факты. А иногда и без последних.

– Ну хорошо, даже если она поехала к нему на дачу, – вынужденно допустил я такую возможность, – ну и что? Он что – маньяк? Или ты по его папаше судишь?

– Ха, – Строганова перекосило улыбкой, – «ну и что», говоришь? Слушай тогда! Я зашел на сайт следственного комитета, порыскал в одной интернет-газете, поли


убрать рекламу


стал страницы друзей этого Максима и позвонил одной своей знакомой из эскорт-агентства, – он пытался рассказывать в такт музыке.

– А не мог бы ты не играть? – попросил я его и добавил, чтобы он не обиделся: – Лучше ты мне потом просто сыграешь, а то я не могу и слушать тебя, и слышать музыку.

– Да, конечно! Тебе вначале рассказать или поиграть?

– Пожалуй, рассказать.

– О’кей! – легко согласился Арсений. – Значит, полтора года назад этот Максим насмерть сбил пешехода, но дело замяли, пошли на мировую. Об этом, скорее всего, и упоминал наш шеф Юрий. Но это прошлое. А в настоящем все гораздо интереснее! Максим со своей компанией устраивает вечеринки на даче в Вариоле. Я вначале думал, что это просто обычные оргии, но выяснилось, что не совсем. Он пользуется услугами одного агентства, довольно элитного, в котором по чистой случайности работала одна моя знакомая.

Я хмыкнул, но воздержался от комментариев. И от вопросов, что это за агентство.

– Я позвонил ей, но оказалось, что именно она к нему не ездила, но дала телефон своей подружки, которая там вроде бы бывала. Я позвонил и ей. Предложил встретиться, но та отказалась, когда узнала, чего я от нее хочу.

– Испугалась? – предположил я.

– Нет, скорее, не захотела время тратить, – пожал плечами Арсений. – Но я сумел с ней договориться. Я ей перекинул деньги на карту и она рассказала мне любопытную историю. Пару раз там были обычные пьянки. Ну, с наркотой, со стриптизом, – короче, обыкновенные развлечения молодых людей…

Я снова хмыкнул.

– Но один раз там произошли события, после которых она перестала туда ездить, хотя деньги платили приличные! Так вот, в тот раз этот Максим с друганами совершали какой-то жуткий ритуал. Девиц накачали дурью, но она кое-что запомнила. Судя по ее рассказам, это были элементы обряда культа Ктулху, немного измененного, правда, а впрочем, кто знает, как правильно ему поклоняться.

– О, Боже! – пробормотал я.

– Да, Господь в тех местах не появляется, – тоже пробормотал Арсений и продолжил обычным голосом: – Так вот, в ту ночь погибла одна из девиц. Она не знает, случайно или нет, она даже думает, что это было жертвоприношение…

– Однако! – я повнимательнее рассмотрел фотографии одноклассника Маргариты: короткая стрижка, накачанные мускулы, невысокий рост… «Бычок» – так кто-то обозвал его в комментариях под одной из фотографий. А выражение превосходства на круглом лице, а может и наглости, выдавало в нем не самого приятного человека.

– Я покопался в криминальной хронике, – продолжил Арсений, – и выяснил, что на следующий день после той оргии на окраине этого поселка была обнаружена мертвая девушка. Возбудили уголовное дело – убийство, но оно так и осталось нераскрытым. Это было полгода назад. Подробностей не знаю, – покачал Строганов головой, – но одно точно известно: Максима и компанию никто не подозревал и поэтому не допрашивал. То есть они скинули труп подальше от дома и, как говорится, «шито-крыто – в землю врыто»… Опять скажешь «ну и что?» или скажешь, что он обычный парень? И Строганов снова запел: «он обычный парень, не лишен простоты. Он такой же как я, он такой же как ты! »

– Пожалуй, нет, – я вздохнул. Неужели очередной маньяк на нашем пути? – А после того дня трупов не находили в поселке? И вообще, может, стоит сообщить в полицию? – робко предложил я.

– Щас! – исподлобья уставился на меня Строганов. – Чтобы они первыми нашли видеозаписи?

– Какие записи?

– Эта девица рассказала мне, – пояснил Арсений, – что все их оргии снимались на видео, и все эти видео хранятся на этой даче.

– Я надеюсь, ты… – я с подозрением посмотрел на Строганова.

– Да, – кивнул он, ошибочно истолковав мой неоконченный вопрос. – Я планирую залезть к нему в дом и попытаться найти эти записи. А вдруг мы там найдем запись, где есть Маргарита?

Я глубоко вздохнул. Благоразумие у Арсения отсутствовало напрочь, а инстинкт самосохранения подавлялся азартом.

– И что это даст?

– Как что? – он аж подскочил. – Мы найдем видеозапись от двадцатого апреля, того самого дня, когда Маргарита пропала, и я уверен, что она присутствует на этой записи! Это будет доказательством причастности Сечкина-младшего к ее исчезновению, а может быть, и к ее убийству!

– А с чего ты взял, что она принимает участие в этих э-э… – я задумался, как бы обозвать эти немыслимые сборища.

– Ктулху! – замогильным голосом перебил меня Арсений. – У нее на стене висит портрет Ктулху! Почему? Да потому, что она тоже поклонница этого культа! Короче, – продолжил он своим обыкновенным тоном, – та девица сказала, их оргии начинаются в полночь. Для этих целей там есть что-то вроде огромного зала на первом этаже, а его комната, где хранятся видеозаписи, на втором. И еще: охрана ужинает с полуночи до полпервого в своем домике. И самое главное! – остановил он меня поднятым указательным пальцем. – Я оденусь как ниндзя, как «крадущийся», и меня никто не заметит. Что скажешь?

– Бред, – коротко охарактеризовал я его план. – Если там все так серьезно, охрана и так далее, то вряд ли ты сумеешь туда вообще пробраться, разве только у тебя есть мантия-невидимка Гарри Поттера. Это раз. Если вдруг тебе повезет, и ты окажешься на втором этаже… хотя, не зная плана дома… – я пожал плечами. – Это практически невозможно! Так вот, даже если заберешься, то вряд ли видеозаписи там в открытом доступе лежат и ждут крадущегося Арсения. Это два. И три, нужно рассказать о наших подозрениях в полиции. Убитую девушку может опознать по фотографии твоя новая знакомая, дальше можно установить, что она была на этой даче…

Арсений с улыбкой, не слыша моих увещеваний, подошел к шкафу и из груды висевшей и лежавшей там одежды извлек какой-то черный сверток.

– Вот, – радостно произнес он, разворачивая странного вида костюм. – Это костюм ниндзя! Я его ни разу еще не надевал, нельзя упускать такой случай!

Мне захотелось треснуть его по голове нунтяками.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Я был очень рад тому, что жена моя ничего не знала. Не знала, что вместо того, чтобы сидеть дома, размышлять и дедуктировать, мы вдвоем с этим поклонником японских культов спускались по лестнице на улицу, навстречу сомнительным и опасным приключениям.

Перед этим Арсений переоделся сам и заставил меня надеть на себя какой-то странного вида камуфляж.

– Это по моим эскизам! – с гордостью сказал он. – Ты, небось, когда в армии служил, о таком и мечтать не мог?

Пожалуй, брюки с многочисленными карманами, куртка, прочная и с массой полезных приспособлений были значительно удобнее той формы, которую мы носили много лет назад, когда я был «замком» в «разведроте». Так я ему и сказал.

– Я так и думал. Теперь держи, – и он вручил мне чемодан, с каким обычно путешествуют во время отпуска. Однако, одно колесико было сломано, и везти его было невозможно. Я попытался приподнять его, весил он килограммов двадцать.

– Что там? Бронежилеты и пулемет?

– Бронежилет один. Для тебя. Да ты не волнуйся, он выдержит! – последнее относилось к чемодану. – Вроде, все? А, еще шапки и рация.

– Противогазы брать не будем? – мне все происходящее напоминало спектакль, причем любительский, поэтому я перестал волноваться.

– Один есть, но надеюсь, что не понадобится, – Арсений осматривал свою прихожую в поисках того, что он мог забыть или что могло ему пригодится в этой спецоперации. А мне бы очень хотелось послать его куда подальше и поехать домой. Я не верил, что ему что-то удастся узнать, не верил, что во всем этом есть хоть какой-то смысл, не верил, что это нам поможет в розысках пропавшей девушки – словом, я считал это дурацкой затеей, но! Я был уверен в том, что если я откажусь с ним ехать, то этот безумец отправится туда один и Ктулху его знает, чем это закончится.

Незадолго до этого он мне доказал, что именно сегодня Сечкин с друзьями собираются бесноваться, и как обычно, в полночь:

– Вот, смотри, на его странице в Фейсбуке объявление: «Для тех, кто в теме! Сегодня как всегда! Там же, в то же время! Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн!» и десяток лайков, видимо тех, кто приедет.

– Что это за фигня? – я поморщился. – Сколько им лет, чтобы в детские игры играть? Им что, делать не фиг?

Я был раздражен. Особенно после того, как Арсений, снова схватив гитару, стал наигрывать какую-то мрачную мелодию и припевать: «Деньги есть, внутри пустота, бойся ты, Ктулху идет сюда !»

Мне не нравилась его затея, мне не нравились развлечения богатых деток, мне не нравилось тащить тяжелый чемодан по лестнице…

– Знаешь, это мне напоминает армию, – сказал я своему приятелю. – Квадратное катить, круглое нести. А еще…

– А еще ты прав, – пропыхтел Строганов, он нес канистру с бензином, небольшую, но тяжелую сумку и пакет с оставшейся провизией. – Инфантилизм!

Мы вышли на улицу. Было немного прохладно и свежо. Город жил ночной жизнью. Машины были плотно запаркованы с обеих сторон улицы. Я стал озираться в поисках Строгановского джипа, но Арсений сообщил, что его авто за углом. Пришлось снова тащить чемодан.

За Вольво стоял Лексус, за Лексусом впритык припарковался Мерседес, его подпирала Мазда, немного поперек от нее стояла БМВ.

– Вон, видишь БМВ спорткар? – кивнул Строганов в сторону машины, выглядевшей ярко даже в темноте.

– Ого! – поразился я. – У тебя такая  машина? Давно?

– За ней, – бросил Арсений и пошел вперед.

Я немного удивился, потому что его Лэнд Ровера я так и не видел. Я дошел до дорогой спортивной машины и раскрыл глаза от удивления. Затем я не выдержал и захохотал. Строганов открывал дверь у старой «семерки», стоявшей и правда позади БМВ! Это ж надо, на чем ездит наш крутой гонщик! Строганов обожал гонки на машинах, за что я его постоянно критиковал: гонять по ночным улицам в его возрасте – это ли не инфантилизм?

– Что-то твой джип усох! – со смехом сказал я ему.

– Сломался, – ответил он тоном, каким обычно сообщают о болезни своих близких. – Глеб снова чинит.

– Бедный Глеб! – посочувствовал я его брату.

Неожиданно Арсений, нацепив на себя налобный фонарик, ловко залез под машину.

– Дай мне стамеску, – раздался его сдавленный голос. – Она на переднем сидении.

Я выполнил его просьбу, решив, что эта  машина заводится только таким способом. Через минуту он вылез. В руках он держал небольшую черную коробочку. Ключ зажигания он там прячет, что ли?

– Отлично, – пробормотал он и, стараясь быть незаметным, подсунул его под днище стоявшей рядом БМВ. Видимо, коробка была с сильным магнитом. Раздался характерный «чпок», и в руках Строганова осталась лишь стамеска.

– Это что, – заподозрил я, – какое-то следящее устройство?

– GPS-трекер, – пояснил он, садясь в машину. – Сегодня нам сопровождающие не нужны, особенно Сечкин. – И не давая мне возможности задать вопрос, заявил: – Между прочим, у этой тачки тоже есть потенциал! Ну что, погнали?

Я едва успел пристегнуться.

«Семерка» вообразила себя ракетой на космодроме Байконур. А я ощутил себя несчастной лайкой-космонавтом.

Мы выехали из города, и встречных машин стало значительно меньше. Насчет потенциала не могу сказать, но Арсений меньше ста не ехал. Он поставил музыку – наверно, такая подойдет для отправления культа Ктулху, или как его там, – и скандировал:

– Быстрота! Натиск! И благородная цель! Помогут нам одержать победу над этими испуганными язычниками!

– А ты – рыцарь-крестоносец, я смотрю? И не уверен я насчет испуганных…

– Не совсем крестоносец… – отвечал Арсений после небольшой паузы, машина подпрыгивала на рытвинах. – Мне нравятся религиозные военные походы… (снова яма)… но только в компьютерных игрушках. С другой стороны… (нас немного занесло на повороте)… один из их девизов… я собираюсь его нанести как татуировку: «Если Господь с нами, то кто против нас?» Вот думаю, на латыни или на русском?

– А зачем? – поинтересовался я. – Господу Богу достаточно твоих мыслей и действий, а тебе… (снова жуткая дорога)… тебе надпись нужна просто для того, чтобы не забыть? Или это как часть образа?

Арсений замолчал, я уж решил, что он так сильно призадумался над моими словами, но ошибся. Он просто заблудился. Пришлось разворачиваться, а потом он вообще свернул на лесную дорогу.

– Мы опаздываем, попробуем сократить путь.

Если до этого мы ехали по плохой дороге, то сейчас ее не было вовсе.

Музыка гремела. Машина напоминала лодку, попавшую в тринадцатибалльный шторм по двенадцатибалльной шкале Бофорта.

– Как тебе Dio? – Строганов умудрился даже повернуться ко мне. – Нравится? Это классика!

И он стал подпевать: «Tonight we run, We can hide in the dark. When the moon steals the light from the dying sun… Oh run!»

Наконец мы прибыли на место. Арсений, используя информацию от своей знакомой, Гугл-карты, фотографии со страниц Фейсбука самого Максима и его друзей, довольно точно вычислил адрес дачи, где встречались поклонники неведомого божества.

– Ну что, Сусанин, это точно здесь? – поинтересовался я у Арсения. – А то залезешь к кому-нибудь другому…

Высокая стена из кирпича заканчивалась прямо в водах Финского Залива, переходя в каменную пристань. Разбивавшиеся о нее темные волны придавали этой крепости неприступный вид. Вспоминались книги про замки и рыцарей.

А сам дом был практически не виден из-за кирпичной стены, темных силуэтов тополей и массивных осин, росших на территории этого поместья.

Зато хорошо были заметны острые наконечники, вмонтированные по верху стены и зрительно увеличивавшие и без того высокую преграду.

Мы вернулись к спрятанной неподалеку машине.

– Ну что, может быть, вернемся домой? – закинул я удочку.

– Мы что-то забыли? – обеспокоенно спросил Арсений и сам и ответил: – Думаю, что нет. Через десять минут полночь, и начнем штурм.

Я понял, что «бесполезно биться головой об стену», но мне все равно не верилось, что Арсений полезет в это логово.

– Так, смотри! – он вытащил бронежилет из чемодана. За ним последовал блестящий огромный револьвер. – Это травматика, стреляет тихо, но мощно, резинками.

– А это что? – я изумленно уставился на три гранаты немного странного вида, аккуратно подвешенные в сетчатой сумке. – Ты спятил?

– Вроде нет, а что?

– Ничего! Это настоящие гранаты? Не муляжи?

Арсений вытащил одну из них и со словами «лови стингер!» передал мне в руки. Я осторожно взял ее немного трясущимися руками. Она была легче, чем я ожидал. И на ощупь гладкая, пластиковая, с металлическим кольцом.

– Это мне полицейские из Норвегии подарили. Они резиновыми шариками начинены. Удобная штука, – он взял две оставшиеся и стал ими жонглировать. – Я возьму с собой одну, а эти пусть у тебя остаются. У меня их пять было!

Пробормотав, что он похож на обезьяну с гранатой, я отнял у него опасные игрушки.

В своем костюме Строганов и правда был не очень заметен. Он натянул на голову шапку, опустил ее, превратив в маску с отверстиями для глаз и рта, и пристегнул к куртке рацию. (Зачем он перед этим раскрасил лицо черными полосами, я не знаю). К боковому карману прикрепил гранату. Еще у него был нож, кусачки и две тонкие длинные металлические трубы, прихваченные друг к другу резинкой.

Я был экипирован попроще. Мне до сих пор не верилось…

– Лезу только я! – непререкаемым тоном сообщил Строганов. – Ты стоишь и ждешь моего сигнала. Что бы ни случилось! Понял?

– Так точно, – кивнул я. – Может, и ты постоишь со мной?

– На стены! – громким шепотом приказал самурай, и мы двинулись на штурм.

Мы подошли к стене, место выбрал сам Арсений. По другую сторону как раз росло дерево, за которым можно было спрятаться. Вокруг царил покой, мерно шумел залив, и по открытому полю гулял легкий ветерок. Из-за стены не доносилось ни звука. Но многочисленные видеокамеры, расположенные на стене, предупреждали: без глупостей! И тут мне стало не по себе…

Арсений снял резинку с трубок и легким движением руки превратил их в лесенку. Щелкнул замочек, ступеньки между трубами выпрямились. Я ахнул от такой конструкторской мысли.

– Все, до связи! – и он полез по лесенке. – Позывные: «первый» и «второй». Я, чур, «первый»!

Я достал револьвер, чувствуя, что мне становится страшно. Вокруг царила темнота, и каждое движение, каждое дуновение, каждая тень вызывали в моем воображении картины крадущихся врагов.

Строганов легко забрался на стену, показал неприличный жест одной из камер и, помахав мне рукой, спрыгнул вниз.

– А как ты полезешь обратно? – произнес я вслух, но ответа, естественно, не дождался. Подойдя поближе к стене, я прислушался: не доносилось ни звука. Вдруг зашипела рация (я вздрогнул):

– «Второй», «второй»! Как слышишь? – Арсений говорил негромко и совершенно спокойно, словно сидел у себя дома.

– Слышу тебя, «первый». Лестницу забыл? Перекинуть тебе?

– Нет, не надо. Ты никого не процитировал – это раз, у меня все по плану – это два.

– О, Господи, – я вздохнул. – «В чём смысл жизни? Служить другим и делать добро». Аристотель.

– Не в тему, давай другую цитату.

– Блин! «Без борьбы и доблесть увядает», лучше? Это Сенека.

– Пойдет. Все, до связи, тут проблема есть…

– Какая?

– Вижу троих охранников. Тихо, молчи!

Связь прервалась.

Страх мой прошел, потому что вместе с сердцебиением появилась злость и раздражение. Черт бы его побрал! – думал я про Арсения с его дурацкими планами. Черт бы меня побрал! Почему я не отговорил его?! – злился я и на себя. Вышагивая вдоль стены, я явственно слышал, что там, в саду, что-то происходило. И это «что-то» мне совсем не нравилось. Слышались короткие переговоры, вероятно, это охранники прочесывали территорию. Обиделись на неприличный жест, увиденный через видеокамеру? Затем короткий вскрик, явный шум, а потом выстрелы… Еще крики, приглушенные и оборвавшиеся… Я не знал, что мне делать, – рация молчала, приказ был стоять тут, но черт его знает, что там происходит?! Если этот болван останется жив, то я его лично прибью! Я так же напялил на себя шапку-маску и стал карабкаться по приставной лестнице. Подтянувшись (с трудом… Нужно все-таки заняться собой!), я осторожно распластался на довольно широкой стене. Торчавшие наконечники не мешали, а позволяли удерживаться. На меня враждебно смотрел глазок видеокамеры. Я человек стеснительный, поэтому просто достал из кобуры револьвер и выстрелил в него. Выстрел и правда негромкий. Камера разлетелась, я лишь успел зажмуриться. Открыв глаза, я стал изучать обстановку. Сердце продолжало колотиться, пот со лба стекал на глаза, поэтому секунд десять я затратил на дыхательную гимнастику. Странно, что руки при этом не дрожали! Вдох – задержка – выдох. Стало легче. И к освещению привык. Горящие в саду, точнее, в парке фонари позволяли разглядеть поле боя.

Я увидел двух валявшихся на земле человек – судя по всему, охранников. Еще человек пять я насчитал вполне живых и осторожно двигавшихся в сторону какого-то небольшого строения – беседка, что ли? Арсения я не видел. Скорее всего, он спрятался где-то там. Самое неприятное было то, что окружавшие его люди начали стрелять, причем, судя по звукам, оружие было настоящим, огнестрельным. Несколько пуль отскочили рикошетом от стены беседки, несколько прошили кусты позади нее. Они постреливали, шли цепью, чтобы не дать ему ускользнуть и не задеть своих же, при этом негромко переговаривались.

Коротко зашипела рация, и я чуть не свалился со стены.

– Ты чего там, звезды считаешь? – шепот Строганова был явно злобный.

– Ты где? – нажал я кнопку на своей рации.

– У козла на бороде! Можешь их отвлечь? Песню там спеть или Сенеку процитировать…

– Чтоб тебя! Пригнись!

И я, рискуя свалиться со стены, отпустив железный наконечник, достал гранату, дернул чеку и, коротко размахнувшись, швырнул гранату в сторону охраны.

– Два, три, четыре, – считал я, доставая вторую. Видимо, сильно волнуясь, я считал слишком быстро, поскольку я кидал следующую на шестой секунде, а взрыва еще не было…

Вспышка света ослепила глаза. У меня заложило уши, и мимо просвистело несколько шариков. Каково же было там, в эпицентре? Я чуть приподнялся, что было глупо: тут же раздался второй взрыв. И в ту же секунду я почувствовал сильный удар в грудь. Хорошо, что бронежилет! – подумал я, очухавшись секунд через десять.

– Доктор! Ты что, заснул? – услышал я крики Арсения внизу. – Рота, подъем!

– Я цитату вспоминаю! – я осторожно перелез через острые металлические наконечники, свесился вниз и, держась одной рукой за железо, другую протянул Арсению. – Ранен?

– Немного, – хмыкнул он. – Надо валить отсюда.

В ушах у меня еще звенело, в глазах прыгали солнечные зайчики, а сердце билось редко, но гулко, где-то в районе солнечного сплетения. Арсений был молчалив, только сплевывал кровь.

– Ты цел? Еще повреждения есть? – спросил я у него.

– Не знаю, давай скорее! Рука онемела, мне дубинкой по ней стукнули…

Взревел мотор, и бедная машина понеслась, не разбирая дороги, на предельной скорости.

Судя по тому, что он забыл включить музыку, я понял, что Строганову досталось, и физически, и морально – план-то провалился! Мы удирали по пустынной дороге. Слева чернел залив, справа какое-то поле. Машину мотало вверх-вниз и из стороны в сторону. Я крутил ручку на двери, чтобы открыть окно, мне не хватало воздуха.

– Смотри-ка ты! – кивнул он, глядя в зеркало заднего вида. – Уже очухались!

Сзади неслись одна, нет, две машины, и расстояние между нами стремительно сокращалось. Я увидел вспышки света, – в нас еще и стреляли!

– Оторвемся? – с надеждой спросил я Строганова.

– По прямой вряд ли, – весело ответил тот, и я даже посмотрел, может, мне показалось? Но Арсений действительно улыбался!

– Чему ты радуешься? – прикрикнул я на него. – А по кривой?

– Держись! – гаркнул он мне в ответ, и нас занесло, мы свернули прямо на поле. Может быть, там и была дорога, но ни мне, ни машине так не показалось.

Вероятно, нас преследовали на седанах, потому что обе машины застряли на повороте. Они попытались было проехать, сбавив скорость, но где там! Снова я увидел вспышки и услыхал выстрелы, но к счастью, нас не задело.

Мы уже ехали по лесной дороге, как вдруг Арсений резко затормозил и стал очень осторожно сворачивать прямо в лес и маневрировать между деревьями, которые росли в этом месте не слишком часто.

– Ты куда? – паника у меня сменилась безразличием и апатией.

– За грибами, – ответил Строганов, продолжая ювелирно пробираться в чащу на машине.

– Там, где Судзуки не пройдет, 

И Мерседес не просочится! 

Там жигулина проползет, 

И чудо чудное случится ! – пропел он и остановился.

– Тихо, – Строганов выключил фары и повернулся в сторону, откуда мы только что приехали. Прошло несколько минут, и где-то вдалеке мы вначале услышали шум мотора, а потом увидели мелькавший свет фар машины, пронесшейся в сторону, куда мы намеревались поехать.

– Круто! – оценил я план Арсения. – А как ты узнал…

– Там, ближе к воротам, стояли седаны, а за ними – джип! – Строганов с трудом покрутил шеей, потом подвигал рукой и тихо застонал.

– Черт! – сказал он, – Кажется, у меня рука сломана…

– Сам ты черт, – я сдернул с головы шапку, мне было жарко. – Ты бы рулить не смог. Давай, буду тебя осматривать.

Но вначале мы замаскировались. Рядом лежало упавшее дерево – ель. Я маленьким, но острым топориком нарубил еловых лап, и мы прикрыли машину, чтобы со стороны дороги она не бросалась в глаза, – рассвет был не за горами. Затем переоделись, побросав в багажник наши бандитские костюмы.

Оказывается, мы остановились неподалеку от небольшого озера. Я бы оценил красоту места, но на меня нахлынула дикая слабость, так что я с трудом осмотрел раненого Строганова. Впрочем, травмы его оказались болезненными, но не страшными. На темени рогом выступила припухлость, но кости черепа оказались целы. На всякий случай я также проверил кости носа и челюсти, убедившись, что и они в порядке. Был лишь сильный ушиб и гематома левого предплечья, но тоже без переломов.

– Были бы мозги, было б сотрясение, – вынес я вердикт, когда мы уселись в машину. Костер разжигать было опасно, так сказал Строганов. Но в багажнике оказался старый грязный плед, которым мы и накрылись.

– Ну что, операция «Крестовый поход против Ктулху» провалена? Миссия импосибл! – я чувствовал себя плохо, кроме слабости появилась тошнота. Я прикрыл глаза. – Плохой ты шахматист, ты даже не смотришь на клетку вперед, а нужно…

– Тебе нужно поесть и выпить, ты чего-то совсем расклеился. Бледный, как покойник… – и он достал с заднего сиденья пакет с провизией и термос. – Знаешь, а мне как-то папа подарил картину, на ней Александр Македонский выливает воду, которую ему принесли для питья. Знаешь, почему? Он долго шел по пустыне со своим войском, у них кончилась вода, и все мучились от жажды. На привале ему принесли немного воды, и он вылил ее! Прикинь?! Сказал, что если мучиться от жажды, то всем! Он один не будет пить! И тогда воины его сказали, что они готовы идти с ним бесконечно…

С этими словами он открыл термос.

– Спасибо, – я на всякий случай забрал у него чай. Строганов любит играть в великих и прославленных персонажей.

Сладкий чай, бутерброды и немного коньяка помогли мне справиться с шоком, полученным во время этого дурацкого штурма. Я не герой, я это знаю, и Арсений это знает. И не хочу им быть! Так какого дьявола он все время впутывает нас… Я вздохнул. Если начинаешь сердиться – это значит, идешь на поправку.

– Все равно, твой «блиц» не удался! – ядовито сообщил я ему.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Если после еды мир вокруг приобретает краски – это значит, что или не все потеряно, или начинается рассвет. А поскольку до восхода солнца оставалось еще пара часов… Словом, в машине даже потеплело. И внутри меня тоже. Каким-то чудом мы остались целы и невредимы, несмотря на все старания Арсения.

Вокруг царила идиллия. Почти летняя ночь, лес, озеро, горячий чай…

– Жаль, музыку не послушать… – сказал Строганов и тут же добавил: – Не вздумай включать телефон! А то я знаю тебя: вначале жене смску, потом селфи на фоне озера – и в «контакт», а через полчаса нас здесь схватят!

– А мы надолго здесь останемся? – поинтересовался я, даже не возмутившись его инсинуациями.

– До утра, – пожал он плечами и поморщился: рука болела. – Они там предупредят, кого смогут, и нас перехватят, если мы сейчас в город будем въезжать. А к утру – пересменка, не до нас будет. Потихонечку проникнем.

– И по домам? – я надеялся на лучшее.

– Да. Только не по своим. Я уже составил план действий на утро и, главное, на вечер!

Я вздохнул и поинтересовался:

– А что вообще на этой даче произошло?

– Произошло то, чего я не ожидал, – не спеша начал раненый герой. – Видишь ли, я рассчитал, что когда охрана ужинает, то в мониторы не пялится…

– Нужно быть вежливым, а ты им «фак» показывал! – вставил я. – Помахал бы ручкой, глядишь, они бы и не выскочили!

– Кто их знает! Короче, моя идея не совсем реализовалась. Они выскочили и давай меня искать. Ну и наткнулись. И ничего не спрашивая, стали дубинками колотить…

– Скажи спасибо, что сразу не пристрелили! – возразил я ему.

– Почему нужно сразу стрелять? – снова пожал он плечами. – Может быть, я просто заблудился! Что за люди? Даже не поинтересовались, что я тут делаю, как меня зовут? Может, мне помощь нужна? И давай дубасить!

– Да, вежливости у них не больше, чем у тебя, – не мог я не заметить.

– Пришлось их… – он стукнул кулаком о раскрытую ладонь. – Нейтрализовать.

– Двоих? – удивился я. – Ты один уложил двух охранников с дубинками?

– Выбора не было, они бы меня убили, – абсолютно спокойно ответил этот мастер единоборств.

– А ты брал с собой оружие?

– Руки, ноги и вера! – гордо ответил он.

– Понятно. А нас с тобой не вычислят по записям на видеокамерах? – забеспокоился я. Сечкину-старшему наверняка доложат о ночном визите, и он с интересом посмотрит видеоролик, где мы с Арсением штурмуем его стену.

– Ты что, маску не надел? – тут же разозлился Строганов.

– Надел я твою маску… – пробормотал я в ответ.

– Тогда не о чем беспокоиться. А чего ты вообще полез на стену? Мы же договаривались!

– Посмотреть, как с тебя будут спесь сбивать! – Я вздохнул. Все-таки ни вежливости в нем, ни благодарности.

– Интересно! – над чем-то призадумался он. – Смотри, твое любопытство спасло мне жизнь… Пути Господа не исследуешь, – сделал он вывод. – Короче! Я немного ошибся! – чистосердечно признался он.

Я открыл рот от удивления. Строганов немного  ошибся, да еще и признался в этом! Ну что же, случаются эпохальные события: рухнула Берлинская стена, человек преодолел земное притяжение, а Арсений признался в своих просчетах…

– Значит, наш штурм был не очень-то и нужен? – осторожно сказал я этому раскаявшемуся.

– Очень даже нужен! – тут же возразил мне Строганов. – Потому что только благодаря ему я сделал ряд важных выводов. Желаешь услышать? – и, не дожидаясь моего ответа, стал рассказывать: – Маргарита, даже если и была на даче у Максима Сечкина, то не


убрать рекламу


стала жертвой ритуала, это раз. Почему? Да потому, что если бы с ней что-то случилось, то Сечкину-старшему сразу бы об этом доложили его многочисленные охранники. Не скрыть! Никак! Это раз…

– Что же ты лез туда, если там такая охрана? – язвительно поинтересовался я.

– Я рассчитывал, что там будет какой-нибудь дедок с берданкой, а не шесть вооруженных отморозков, – раскаянно развел руки Арсений.

– А с чего вообще эту дачу охраняет целый взвод? – задал я риторический вопрос, не рассчитывая, впрочем на какой-либо ответ, но ошибся. Арсений закивал головой и сказал:

– Я об этом тоже себя спросил, как раз когда меня дубинкой стукнули. Чего это их так много? Может, они нас дожидаются? А потом понял, что не нас они стерегут!

– Ну, слава Богу! – пробормотал я.

– Да! Потому что они присматривают за Максимкой и его кодлой. Андестен? – возбужденно тараторил Арсений. – Когда во время ритуала они замочили ту девицу, ну, из эскорт-агентства, – пояснил он, – Сечкин-старший, разумеется, в этом не участвовал, но я уверен, что он узнал об этой проблеме уже на следующее утро. Он тут же посылает туда своих людей, которые прячут концы в воду, и теперь каждый раз, когда сыночек с друзьями «культурно отдыхают», Дим Димыч, чтобы присмотреть за ними, усиливает охрану. А наутро ему докладывают: мол, все норм!

– Слушай, – меня вдруг осенило, – а может, ему и в тот день, когда Маргарита пропала, тоже доложили? Если ее там убили, то папаша помог упрятать труп, как и в случае с первой девушкой? Он же тоже отморозок еще тот.

– Нет, – замотал Арсений головой. – Сечкина-старшего мы можем исключить.

– С чего это? – изумился я.

– Потому что, если бы он был причастен, даже если и не лично, а хотя бы прикрывал своего сыночка, так вот, он бы никогда не привлек нас к расследованию и тем более не прислал бы мне материалов следствия! – Арсений откинулся на спинку своего кресла.

– Значит, если следовать твоей логике, – хмуро начал я, – то Сечкин-младший тоже ни при чем. И мы зря теряем здесь время.

– Напротив, – взъерошил он себе волосы. – Мы плодотворно его используем. Сечкин-младший очень для нас интересен. Потому что он мог быть последним, кто видел Маргариту! И даже если не на даче, то уж у ресторана точно!

– Если они вообще встречались, – пробормотал я.

– Они созванивались за несколько часов до ее исчезновения, точнее, он ей звонил! Забыл? Магазин, часы, взгляд, ресторан! Так что Сечкин-младший нам нужен! Допустим, как свидетель. – Не терпящим возражения тоном сказал он. – И своим следующим ходом я подберусь к нему с другой стороны.

– С другой стороны чего? – уточнил я, размышляя, повлиял ли удар по голове на мыслительные способности Арсения.

– Он собирается завтра идти на концерт в один клуб, я этим воспользуюсь, чтобы познакомиться с ним. И расспрошу его насчет Маргариты. – Строганов загадочно улыбнулся.

– А как тебе это удастся? – спросил я устало. – И откуда ты знаешь его планы? Охранник рассказал перед тем, как отключиться?

– Нет, у него на странице в Фейсбуке информация: собирается посетить такое-то мероприятие в таком-то клубе. Кстати, твоя помощь мне тоже будет нужна.

– Опять штурм? – я аж привстал со своего сиденья.

– Нет, ты будешь у нас гуру какого-нибудь учения… – многозначительно ответил он. – Трансцендентного разума, к примеру. Нет, слишком сложно. Лучше группа ВКонтакте «Оживим покойничка»! А впрочем, не важно. Пойду-ка я, прогуляюсь…

Я решил, что он просто вешает мне лапшу на уши.

А Строганов тем временем резво вылез из машины, открыл багажник и, вытащив оттуда автомобильный фонарь, отправился в лес, рассекая темноту мощным световым потоком.

– Человека пошел искать? – крикнул я ему вслед, вспомнив про Диогена и его поиски.

– Нет, в туалет, – искренне ответил он.

– Santa simplicitas! – проворчал я и закрыл глаза. Сон проникал мне в голову, а холод в ноги. Интересно, что произойдет быстрее, – я засну или замерзну? И пытаясь отвлечься от зябнувших ступней, я стал размышлять над вопросом: Маргарита и Ктулху, насколько сильно было ее увлечение этой магией? И не мировое зло ли поглотило ее?..

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Несмотря на красоту весенней природы, в лесу было неуютно, холодно, темно. Сквозь верхушки деревьев проглядывало небо, тревожное, пасмурное. И среди темнеющих кустов вокруг выделялись какие-то странные светлые пятна. Люди? – удивился я. – Откуда они здесь в таком количестве? И почему они в светлых одеждах? Страха я не чувствовал, только ощущение странности, нереальности происходящего. Я вылез из машины, на улице было даже теплее и уж точно свежее, чем внутри. Я пошел к одному из ближайших световых пятен. Как и следовало ожидать – оно исчезло. Никакого человека там не оказалось. Иллюзия. И еще десятка три светлых, бестелесных иллюзий, легких, как паутина, неуловимо пропали, стоило мне только посветить на них телефонным фонариком. Никого. Я пошел было обратно к машине, но вздрогнул! У водительской двери стояла девушка. Приглядевшись, я понял, что это та самая девушка, поисками которой мы занимались!

– Маргарита?! – я не столько удивился, сколько обрадовался. Она нашлась, мы нашли ее! Дело закрыто, девушка жива, слава Богу…

– Помогите! – взмолилась она. Выглядела она скверно – гораздо старше своего возраста. Ввалившиеся глаза, истощенная, морщины покрывали ее бледное, усталое лицо. – Оно  сейчас будет здесь!

– Кто «оно»? Ктулху? – я стал было расспрашивать, но какая разница, кто? Важно, что оно  уже близко, и с минуты на минуту найдет нас. Нужно бежать. Прямо сейчас. Где Строганов? «В машину!» – крикнул я ей.

Ключ в замке было не провернуть, потом раздался противный скрежет, но почти сразу оборвался. Намертво! – подумал я. Как же нам завестись?

Вдруг из темноты на капот обрушился тяжелый удар толстой дубинки. Дверца с моей стороны открылась, и меня стали вытаскивать из машины.

– Арсений! – я пытался кричать, но чья-то рука зажала мне рот. Я попытался достать нападавшего кулаком, но получил страшный удар по уху.

– Доктор! – услышал я голос Строганова. – Остановись!


* * *

Строганов светил мне прямо в глаза своим мощным фонарем, я пытался защититься рукой, но все равно слишком яркий свет заставлял меня щуриться.

– Ты можешь светить в другую сторону? – недовольно обратился я к нему.

– А чего ты руками машешь, как от драконов отбиваешься?

– Ну, приснилось мне… – проворчал я и, потерев ладонями глаза, глубоко зевнул. – Поспать нельзя?

– Так ты кричал во сне, причем звал меня, – усмехнулся Строганов. – Я хлопнул рукой по машине, думал, разбужу, а ты ни в какую. Стал тебя за плечо трясти, а ты на меня с кулаками… А что снилось-то? – неожиданно поинтересовался он.

Я рассказал свой сон, и удивительное дело, его заинтересовала не Маргарита и даже не Ктулху, которого я, правда, не видел, а светлые пятна вокруг деревьев.

– Пошли быстрее! – выслушав, сказал он. – Я там такое нашел, покруче любого сна!

И он почесал в лес, рассекая светом тьму. Луч скакал то по кустам, то по деревьям, то уносился ввысь, освещая, верхушки елей, то возвращался к моим ногам, нервно перемещаясь вслед за рукой Арсения.

– Ты можешь фонарем не дергать? – крикнул я ему вслед.

– А знаешь, что здесь раньше было? – услышал я его голос из чащи. – Старое кладбище! Ты, наверное, души умерших видел.

– Получается, что Маргарита… – я осекся. Я не суеверный, просто как-то про кладбище и души прозвучало неприятно. Я сам себя отругал. Что за бред? Это был просто сон! И ровным счетом ничего не значащий!

Минут через пять мы вышли на небольшую поляну. Ее плотным кольцом окружали сосны и елки с одной стороны, березы и осины – с другой. А ровно в центре поляны возвышался какой-то грузовой контейнер, типа железнодорожного. Я постучал по стенке, – железо отозвалось низким, протяжным звуком. Старый, ржавый контейнер, метра два с половиной в высоту, метра три в длину. Я заглянул за его угол и удивился, потому что в ширину он был такой же. То есть, это был железный куб.

– Что это? – спросил я у первооткрывателя. Ничего «крутого» я перед собой не видел: какое-то ржавое сооружение, туалет, вероятно, лесной.

Арсений не разделял моего восприятия. Он скакал вокруг, светил в своей дерганой манере фонарем, скреб стенку ногтем и ножом и радовался так, будто внутри нашел записку от Маргариты с ее новым адресом.

– Какого черта ты прыгаешь, как пудель с косточкой? О, – обратил я внимание на проем в стене, – смотри, там вход!

– Я там уже был! – я даже в темноте увидел, как блестят его глаза.

– И что там, кучи навалены? – мне это показалось наиболее вероятной находкой.

– Не угадал! – радостно ответил он, – там нет даже куч! Там нет ничего! Представляешь? Только надпись!

– Представляю… – я отнял у него фонарь и стал забираться внутрь этой железной комнаты. – Представляю, какая там надпись!

– Ставлю пятьсот евро, что не угадаешь! – донесся до меня его голос. Я был уже внутри. Помещение было абсолютно пустое и действительно не загаженное. Я поискал глазами надпись и увидел ее на противоположной стене:

«Счастья для всех даром !»

Я вздохнул и непроизвольно улыбнулся. Вот, что означает близость культурной столицы! Даже надписи приличные! Я погасил фонарь и посмотрел наверх. В железной комнате не было потолка. Небо посветлело, но звезды были еще хорошо различимы. Я вспомнил другую надпись, на пустом рекламном щите неподалеку от своего дома: «Ад пуст, все бесы здесь».

– Ну что, ощущаешь что-нибудь? – Арсений не выдержал и влез ко мне, наступив на ногу, хотя места было много.

– А хорошо тут, – кивнул я ему. – Спокойно.

– А еще что-нибудь чувствуешь? – допытывался он.

– Ну, небо становится ближе! – усмехнулся я.

Строганов призадумался.

– А я здесь посидел минут двадцать, прямо на земле.

– Да ладно, прямо двадцать минут просто сидел без движения? – усомнился я.

– Да! Так классно тут думается… И придумал!

– Что? – я знал, что у Арсения бывали озарения, чем черт не шутит?

– Нужно посмотреть про эту надпись! – как само собой разумеющееся сказал он и полез за телефоном, но я тут же напомнил ему его же слова насчет сотовых телефонов.

– Черт! Я забыл… – искренне огорчился этот исследователь.

– Не расстраивайся, – похлопал я его по плечу. – Это кто-то Стругацких начитался.

И я в двух словах рассказал ему про книжку «Пикник на обочине». И потом пожалел, потому что эта история его очень вдохновила.

– Так это, вероятно, и есть кусочек той самой зоны! – возбужденно говорил он мне. – Смотри, в чем странность этой железной комнаты! Судя по состоянию железа, ей лет двадцать-тридцать. А деревьям вокруг не меньше пятидесяти! Теперь вопрос: как она сюда попала, на эту поляну?

Он носился по поляне, доказывая мне, что между деревьями нигде нет возможности ее сюда протащить.

– С воздуха, – махнул я рукой, – вертолетом скинули.

– Я сразу понял, что она необычная! Волшебная! – не слышал он моих предположений. – О! Это же портал! И мне сразу здесь гениальные мысли стали приходить в голову…

– А я думал, что когда тебя дубинкой огрели…

– Ты же сам сказал, что у тебя необычное ощущение… ты почувствовал… – он аж кричал от возбуждения. – И как ты классно заметил, там небо становится ближе ! Гениальная фраза!

Я не стал его разочаровывать и потянул за рукав к машине.

– Может быть, тебе холистическое агентство открыть, а? – заговаривал я ему зубы.

– Отличная мысль, – с неподдельной радостью ответил он когда мы уже вернулись. – Только мне этот главный герой Дирк Джентли совсем не нравится! Мямля какой-то. Позорит Британию. Хотя, мысль мне нравится! Прикинь, как звучит: Арсений Строганов – холистический детектив. А насчет холизма  – тут ты прав! – переключился он на другую тему, и я вздохнул с облегчением. – Целое всегда есть нечто большее, чем простая сумма его частей! Согласен? Между прочим, твой Гиппократ говорил, что человек – это универсальная и единая часть от окружающего мира!

– Микрокосм в макрокосме, – вставил я, удивленно посматривая на приятеля: вряд ли был Wi-Fi в железной комнате, так откуда тогда все эти сведения? Не иначе как из ноосферы.

– Точно! – кивал каким-то своим мыслям Арсений. – Мы, чтобы познать целое, например, мир Маргариты, должны познать его отдельные части. Мы совсем не знаем девушку, которую ищем! Кто она? Верит ли она в магию? Какую музыку слушает? Какие мужчины ей нравятся? И только ее друзья и знакомые смогут нам про нее рассказать! Блин, а мы ее планшет дома оставили?

– Ты не говорил, что надо взять его с собой, – я пожал плечами.

– Жаль. Придется ждать до утра. Кстати, сколько уже времени?


* * *

Мы стояли на берегу озера и смотрели, как исчезала серая ночь, уступая место майскому утру, с легким туманом над водой, доносившимся до нас ароматом черемухи и птичьим гамом, звучавшим в весеннем лесу, словно играл оркестр, который настраивает инструменты перед своим выступлением.

Точнее, стоял и наслаждался минутой я, Строганову хватило двадцати секунд, после чего он бросился разгребать маскировочные ветки и заводить машину. И уже через минуту на весь лес раздался его крик: «поехали!» Тоже мне, Гагарин, проворчал я и присоединился к нему.

Странно, но при свете дня Арсений, выезжая на своей «семерке» из леса на дорогу, пару раз тюкнулся о дерево и погнул зеркало, хотя ночью он проехал этим же маршрутом виртуозно. Мы неторопливо поехали в сторону города. Мои страхи, что нас поймают, возродились вместе со встречными машинами, периодически попадавшимися уже на шоссе. Строганов пообещал тайными тропами въехать в город, минуя посты ДПС, и по мере приближения к городу прибавлял скорость. Потом включил свой телефон и, подключив его к динамикам, стал слушать музыку и петь. Мой сон как рукой сняло. А вот страхи остались.

– Это Motley Crue! – Мотал он головой в такт песне. – «Tonight there’s gonna be a fight, so if you need a place to go…». «Сегодня вечером здесь будет драка!» – успевал он мне переводить, – «Магнум семь, пистолет и полиции здесь нет»!

Там, может быть, полиции и не было, зато здесь мы наткнулись на них, сразу за Зеленогорском. Они и не прятались – так, закатили машину за дерево и выскакивали как чертики из табакерки. Конечно, мы превысили.

– Что делать будем? – я старался говорить негромко и спокойно, хотя сердце мое колотилось, и хотелось гаркнуть Строганову: ты ж собирался тайными тропами! Так чего сюда поехал?

Строганов развел руками, сообщив, что задумался и забыл вовремя свернуть.

– Допелся! – зло сказал я ему.

Постовой равнодушно выслушал извинения Строганова, посмотрел его документы и заметил:

– Я бы и сам не поверил, если бы мне сказали, что ваша «семера» сотню может идти.

– Но ведь шла! – гордо заявил Арсений.

М-да, самое время хвастать. Тут полицейский внимательно посмотрел на Строганова и сам изменился в лице. Посуровел. Затем предложил выйти и пройти экспертизу на алкоголь. Арсений бодро последовал за ним, прихватив кошелек.

Минут через двадцать мы поехали дальше. Слава Богу, обошлось малой кровью. Пять тысяч. Спасло то, что он был трезв как стеклышко…


* * *

– Восемь утра, еще рано, – хмуро сказал Строганов. – Еще минут сорок надо где-то проторчать. Пошли в Макдональдс?

– А может быть… – я даже был готов позвать его к себе домой, так хотелось принять душ и вытянуться на диване.

– Нет, в Макдональдсе лучше всего. Мне нужно кое-что обдумать.

Я снова вспомнил Сенеку: «Переноси с достоинством то, что изменить не можешь» и пошел за холистическим детективом завтракать фастфудом.

Народу, на удивление, было немного. Аромат готового завтрака и дешевого кофе возбудил аппетит у Арсения, но не у меня. Я молчал, чтобы дать ему возможность поразмыслить. Набирал смс жене, потом переписывался с дежурным доктором с работы, обсуждая больных, потом хотел позвонить старшей медсестре, но не успел.

– Доктор! – Арсений заглотил завтрак и жаждал общения. – Ты думаешь, что мы просто барахтаемся в темноте? Нет, мы идем по знакам, которые оставляет для нас Господь Бог!

– О Боже, начинается! – пробормотал я.

– Да, я начинаю вникать в смысл этих знаков! И поскольку у нас еще семь минут времени, тебе придется выслушать мои размышления. Точнее, выводы, основанные на размышлениях. Их, так сказать, анализ…

– Анализ, – я тяжело вздохнул, предвидя его разглагольствования ни о чем.

– Да, анализ, – подтвердил Строганов, грызя пластиковую ложечку. – К примеру, анализ окружающего воздуха дает мне информацию, что сюда зашел бомж.

Я повертел головой и убедился в его правоте.

– Подожди, давай-ка решим насчет наших утренних планов! – попробовал я вернуть его к более насущным проблемам.

– Утренние планы? – удивился этот аналитик – Ближайшее окружение Маргариты, конечно! Сердюков, Писков и прочие.

– А при чем тут… – я не поспевал за мыслью Арсения. Мне казалось, что мы собирались расспрашивать Сечкина-младшего в поисках нового следа.

– А при том, – ответил Арсений, уставившись на меня немигающим взглядом, – что след ведет именно туда, к ближайшему окружению. Я это чувствую!

– Ты чувствуешь, а детектив должен расследовать, – покачал я головой, пытаясь раскусить – действительно ли он так думал или просто болтал первое, что придет в голову. – Следователи наверняка подробно изучили ее окружение и ничего не обнаружили…

– Доктор! – сказал он довольно противным тоном. – Тебе мешают мыслить стереотипы и рамки представлений о мире. И твое раболепие по отношению к богатеньким! Люди, проводившие поиски, так же лебезили перед этими богатеями и боялись подумать, что кто-то из них может быть причастен!

– У меня нет раболепия, – хмуро возразил я ему, внутренне соглашаясь с его выводами про следствие.

– Есть! – безапелляционно заявил Строганов. – У всех нищих есть зависть и раболепие по отношению богатым, а у богатых – к более богатым! Поэтому…

– А у тебя?

– У меня – нет! И у теперешнего Папы Римского тоже нет. Потому что нам с ним начхать на деньги!

Я закашлялся. Меня сразило даже не то, что он себя с Папой ставил на одну плоскость – амбиций у него хватит, – а то, что ему, Строганову,  было начихать на деньги! Нет, при всех его добродетелях на францисканца он не был похож.

– Ты родом не из Ассизи? – поинтересовался я.

– Нет, а где это? – не чувствуя иронии, ответил этот монах.

– Не важно, в Италии, – махнул я рукой.

– Ты меня сбил с мысли… – поморщился он. – О чем я? Папа Римский, деньги, олигархи… а, вспомнил! Среди звонков Маргарите не было ни одного неизвестного номера. О чем это говорит? О том, нас теперь интересуют известные ей люди. Далее, мне недостаточно информации о самой Маргарите, о ее внутреннем мире. В свой поисковик (тут он интенсивно постучал себя пальцем по лбу) я вбиваю запрос: Маргарита Сердюкова, отзывы… И ничего не вижу! В материалах следствия об этом тоже ничего нет! И потом, мне нужны новые впечатления, зацепки, мотивы… Короче! Сейчас мы поедем к Пискову, затем вместе с ним к Сердюкову и с его помощью собираем всю эту компанию.

– А как ты уговоришь Пискова и Сердюкова? – удивился я.

– Внушу Сердюкову мысль, что след может вести к ближайшему окружению. Например, с помощью НЛП-методики…

– Ты соврешь Сердюкову, что нашел след пропавшей дочери, и тем самым обнадежишь его? – возмутился я. – А если…

– Я никогда не вру! – гордо заявил он, на что я усмехнулся. – Да! – продолжил он, услышав мое хмыканье. – Это ты, доктор, врешь своим пациентам, когда говоришь, что у них есть шанс, хотя знаешь, что они безнадежны!

– Я?! – я аж подпрыгнул от негодования. – Во-первых, я всегда говорю, как есть. Во-вторых, даже если все плохо, то последняя надежда…

– Вот! – перебил меня этот демагог. – Ты, значит, не отбираешь у несчастных последнюю надежду, а хочешь, чтобы это сделал я? Нет, не бывать этому! Как говорится, «pia fraus», что означает… впрочем, не важно!

Я задумался. Pia fraus – благая ложь… Как убедить Строганова, что играть на чувствах несчастного отца, даже во благо, нехорошо? Но пока я подыскивал аргументы, Арсений уже повел разговор в другом направлении:

– А потом, может быть, еще кто-нибудь из них проколется и сболтнет лишнее. Для этого нужно поворошить это осиновое  гнездо…

– Что значит еще  кто-нибудь? – встрепенулся я, не обращая внимание на оговорку Арсения про осины.

– Да, доктор, – театрально вздохнул Строганов. – Не нужно быть трансцендентным! Достаточно быть просто внимательным. Я тебе уже говорил, что на нашей первой встрече один из участников сказал кое-что…

– Не нужно быть противным, – в тон ответил я ему, – напомни мне, пожалуйста…

– Пожалуйста. Один из них бросил фразу, может быть, это просто случайность, оговорка, но! Это очень грустная оговорка, из которой я делаю вывод, что он знает, что она убита… – с видом триумфатора сообщил Арсений.

Я открыл рот от удивления.

– Но он не знает, где находится ее труп! – выдержав театральную паузу, закончил он. – Помнишь, толстяк Мироныч в доме у Сердюкова к нам подошел и сказал насчет тела? Типа, тело бы найти, тогда бы Сердюков успокоился. Он бы не сказал так, если бы не знал, что она мертва! – гордо провозгласил Строганов.

– Да почему ты делаешь из этого такой вывод?! Он просто имел в виду, что как только найдут тело несчастной Маргариты, Сердюкову станет легче! Потому что неопределенность в сто раз хуже, чем… – я попытался донести до него свою мысль о том, что нормальные люди могут сопереживать другим. Что отцу будет легче, когда он узнает правду о своей дочери, а не будет каждый новый день терзаться неизвестностью.

– Может, конечно, ты и прав, – Арсений призадумался, – но возможны варианты…

– Послушай, – я начал раздражаться, – что тебя мотает из стороны в сторону: то маньяка ловим, то лезем к каким-то сатанистам! И все впустую! Разве не так? И если ты сегодня встречаешься с Максимом Сечкиным, то зачем тогда сейчас ворошить это гнездо с ближайшим окружением?

– Потому что с Сечкиным я разберусь только вечером, – абсолютно спокойно ответил он, – а сейчас тоже нужно чем-то заняться! Не спать же ложиться?

Я глубоко вздохнул. И поморщился. Около нас соткался из жутких ароматов бомж. Он изучал наш столик с целью поживиться. Арсений забрал мой пакетик картошки (я к нему не притронулся) и передал голодному.

– А кетчуп? – просипел тот.

Мы вышли на улицу. Гремели трамваи, гудели в пробках машины, у меня зазвонил телефон. Пока я отвечал пациентам, Строганов набрал Пискова.

– …хотите фору? Ферзя, например… – услышал я их разговор, когда закончил свою беседу. – Ну, как хотите… нет, я вам еще раз говорю, если не вы нас везете к Сердюкову, причем прямо сейчас, то мы едем к нему сами, без вас… Да, вы должны сказать, что у меня важная информация, и нам нужна его поддержка… да, иначе мы отказываемся работать… да, кое-что выяснили… Что? А то, что следы ведут к ближайшему окружению…

– Тебе бы в покер играть, – хмуро сообщил я ему, поражаясь его невозмутимому виду: блефует ведь насчет ближайшего окружения!

Мы сами приехали на Каменный остров и припарковались неподалеку от замка-резиденции несчастного отца. Кстати, неподалеку росли старые ветвистые осины…

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

И во второй раз апартаменты нашего нанимателя произвели на меня не меньший эффект. Мы сидели в том же зале, что и в первый раз, когда наконец-то к нам вышли Сердюков Георгий Петрович и сопровождавший его Писков, наш непосредственный начальник. Держался он, кстати, настороженно и имел еще более недовольный вид, чем обычно. Сердюков же был безучастен, какой-то поникший, как и в первую нашу встречу. Пережить своих детей – что может быть страшнее?

– Объясните… – заговорил было Писков, но Арсений, который был утомлен ожиданием, вскочил и перебил его:

– Вы хотите, чтобы мы продолжили поиски? – взял он инициативу в свои руки. – Георгий Петрович, вопрос к вам! У нас есть результаты…

– Опять маньяки? – усмехнулся Писков, недобро прищурившись на наглого работника. – Или вы…

– Мы вычислили, что вероятнее всего к исчезновению вашей дочери имеет отношение кто-то из вашего… близкого… окружения! – с паузами произнес Арсений, а я захотел зажмурить глаза.

– Вы что себе… – заговорил Писков возмущенно, но его вдруг перебил Сердюков:

– Я как чувствовал! – негромко пророкотал он и приподнял голову, чтобы смотреть на стоявшего Арсения, и я заметил, как желваки зашевелились на его скулах. – Кто?! Какая паскуда…

Ну вот, подумал я, Строганов разбудил вулкан. Пробился сквозь стену апатии, заторможенности – словом, вывел из комы.

– Георгий Петрович! – взмолился Писков. – Вам нельзя волноваться! Сердце…

– Да и хер с ним, с этим сердцем! – в сердцах бросил Сердюков. – Юра! Ты-то хоть не говори мне…

– А он прав, – Строганов не пожелал упускать инициативу. – Если вас инфаркт хватит, кто сможет продолжить поиски? Нас сомнут, отстранят… нам очень нужна ваша помощь. А кроме нас Маргариту никто не найдет. Хотите, вас доктор посмотрит? – он указал на меня рукой, проявляя таким образом заботу о ближнем работодателе, но Сердюков отказался.

– Мне и своих докторов хватает! – уже в полный голос заявил он. – Я нанимал не врачей, а детективов! Что вы накопали? Я хочу знать. Прямо сейчас! Кто имеет отношение к похищению моей Маргариты? Юра, ты в курсе?

Но на Строганова ни слова, ни интонации не подействовали. Он честно сообщил, что здоровье его, Сердюкова, заботит нас лишь потому, что это необходимо для нашей работы. Это раз. Два: какой смысл искать дочь, если отца уже не будет в живых? И три: кого мы подозреваем, мы скажем лишь тогда, когда будут неоспоримые доказательства их вины. И единственное, что нам нужно от него, Сердюкова, это помощь. Созвать всех, кто потребуется, причем лучше не всех сразу, а по очереди, и приказать им отвечать на наши вопросы.

– Вам все льстят, боятся вас, а мы вам говорим правду! Да, доктор? – неожиданно обернулся он ко мне.

Внимательно слушавшие Сердюков с Писковым по инерции перевели взгляд на меня. Я нашел в себе силы, чтобы спокойно выдержать их взгляды и добавил:

– Язык правды прост.

– Согласен! – тут же подтвердил Строганов. – И давайте не будем терять времени, и так уже… кстати, и распорядитесь, пожалуйста, чтобы привезли поесть и кофе…

Если я зажмурился от страха, то глаза Пискова из тонких щелочек превратились в блюдца, то ли от удивления, то ли от негодования. А взгляд Сердюкова стал проясняться. Мотивация придавала сил. Или злость пробуждала мозги.

Наш непосредственный шеф Юрий созванивался с людьми из списка, который они составили вместе с Арсением, а сам Арсений стал беседовать с Сердюковым.

– Скажите, пожалуйста, – спросил Арсений у отца пропавшей девушки, – Маргарита что, так сильно верила в магию? Увлекалась ею?

Георги Петрович изумленно уставился на Строганова.

– Понятно, – пробормотал Арсений, увидев ответ на свой вопрос на лице Сердюкова, и снова поинтересовался: – А почему же тогда у нее в кабинете висит картина с изображением мистического чудовища Ктулху? Справа от стола. Вы что, не видели картину? Или просто не в курсе?

Сердюков нахмурился, отрицательно замотал головой и хотел что-то сказать, но Строганов опередил его:

– Вы же были у нее в кабинете, неужели не помните? Морской пейзаж с осьминогом, – напомнил он.

– Моя девочка не занимается никакой магией! – выпалил он. – Что за чушь? Какой еще…

– А эта картина? – строго поинтересовался Арсений. – Откуда она у нее? Зачем она повесила ее на стену? У кого она ее купила? Что для нее в ней ценного?

– Маргарита не просто ценитель картин! Она искусствовед! – пробился Сердюков сквозь стену вопросов. – Высококлассный специалист по искусствознанию! Она стажировалась…

– Так насчет картины, – скривился Арсений. – Сейчас это важнее, чем страна, где она…

– …в Италии! – Сердюков выглядел очень недовольно. – Какого лешего? При чем тут эта дурацкая картина? Да, я вспомнил ее… Маргарита не хотела ее вешать, но поскольку ей подарили… кто-то из друзей… а она у меня очень деликатная! Она не может обидеть…

– Максим Сечкин? – вставил Арсений. – Он подарил?

Сердюков пожал плечами и заговорил вначале тихо, а потом с нарастающей силой.

– Не помню. Да какая разница? Вы должны понять, что у меня самая замечательная девочка! Умная, тонкая, талантливая! Я все время поражаюсь, в кого она такая? Она всегда готова помочь. А ее выставки? Про нее даже в журнале «Элефант» писали! Это английский журнал про искусство. Какая, на хрен, магия? Она красавица! Умница! И если ее хоть пальцем кто тронет… – Сердюков побагровел от переполнявших его эмоций, голос его стал срываться. – Я верю, что она жива! Верю… в хорошее…

Арсений задумчиво разглядывал Сердюкова. А я тяжело вздохнул. Мне было искренне жаль несчастного отца.

Неожиданно вспомнилась чья-то мысль: дети – это единственная причина, по которой небо не разрушило землю.

– Это хорошо, что вы верите, – серьезным тоном сообщил Арсений. И добавил: – Вера против магии! Суперпоединок!


убрать рекламу


Мы сидели и ожидали приглашенных людей в том самом зале, где мы уже были несколько дней назад. Я вспомнил подробности этой встречи и вздрогнул: вновь предстояло общение с Сечкиным! А вдруг он уже все знает про нашу ночную вылазку?! Но не решился поделиться своими страхами с Арсением и, чтобы унять волнение, стал разглядывать окружавшую нас обстановку. Строганов, судя по всему, не терзался неприятными воспоминаниями и играл в телефончик, развалившись в красивом кресле. Я, сидя на таком же королевском седалище, нервно гладил резной деревянный подлокотник, инкрустированный, вероятно, слоновой костью, поскольку вряд ли это был белый пластик. Эти произведения искусства были расставлены по всему залу в ожидании гостей.

В прошлый раз я практически не сумел рассмотреть ни позолоту на стенах, ни высоченный расписной потолок. Его расписывал, может, и не Микеланджело, но как минимум Эль Греко.

Сквозь огромные окна с тонкими переплетами проникал яркий солнечный свет и отражался в многочисленных зеркалах, зрительно расширявших пространство. Словом, парадный зал царского дворца. И был он настолько огромен, что Георгий Петрович с Писковым, расположившиеся в противоположной от нас стороне и беседовавшие между собой, могли не беспокоиться, что мы их услышим. Это Строганов, как опытный гроссмейстер, расставил свои фигуры максимально выгодно. Мы с ним уселись неподалеку от входа в зал, а хозяина с его замом он услал в другой конец. Таким образом, вызванные Писковым люди должны были понять, что все происходит с ведома и благословления самого Георгия Петровича, а с другой стороны, Сердюков сидит слишком далеко, чтобы услышать то, что они могут рассказать.

Появилась первая гостья. Это была Валентина Матвеевна. Выглядела она на миллион долларов, включая украшения. На лице – ни тени страха. И только то, что она прискакала в течение тридцати минут после звонка Пискова, могло навести на мысль, что она волнуется, – чего это вдруг ее призвал к себе Сердюков? Разглядывая ее вначале издалека, я гадал про себя: замешана она в этом деле или нет. Вспомнив ее разговор с Юрием, подслушанный нами, я решил, что да, замешана.

Валентина Матвеевна с недовольным видом уселась напротив нас с Арсением, не утруждая себя даже вежливой улыбкой, и произнесла:

– Георгий Петрович просил переговорить с вами. Ну? – ей кто-то позвонил, она мимоходом взглянула на телефон и сбросила вызов.

– Сложно отказать Георгию Петровичу, – неторопливо начал Арсений, улыбаясь. – Тем более, что для него это очень важно. Дочка. Он очень переживает. Даже не может работать.

Строганов говорил не спеша, словно своей медлительностью хотел вывести из себя сидевшую напротив бизнесвумен.

– Слушайте, как вас…? Впрочем, не важно, – она поморщилась. – Вы наживаетесь… ну, зарабатываете деньги на чужом горе, я не против, это ваш маленький бизнес, но я…

– Так и вы зарабатываете, – ухмыльнулся Строганов и чуть подался вперед. – Пока Сердюков пребывает в печали, у вас-то тоже прибыли растут, не так ли?

Красивое и холеное лицо исказилось гримасой. Это было секунду, но мы со Строгановым увидели взгляд ядовитой змеи перед броском.

Она закинула ногу на ногу, сверкнув стильными, яркими туфлями и уставилась на нас с каким-то новым выражением на загорелом лице. Словно по-новому оценивая нас, наши способности и возможности.

– Не может быть, – произнесла она однако вполне спокойным тоном. – Не может быть, чтобы кое-кто откровенничал с вами. Тогда откуда? Откуда ваша информация? Или это выстрел наугад?

– Нет, – Строганов был сама искренность. – Не наугад. Мы знаем ваши доходы, которые вы получите от последней операции, которые возросли благодаря исчезновению Маргариты Сердюковой. Кстати, и доходы нашего начальника, Юрия Анатольевича, тоже. Однако, для нашего расследования это абсолютно не важно. Нас это не касается…

– Не верю! – отрезала Валентина Матвеевна. – Денег хотите? Сколько? Но я хочу знать…

– Денег хотят все, – перебил ее Арсений. – Но не от вас. Так что не парьтесь вопросом, как от нас откупиться и…

– Не верю, – снова сказала она, может, и не так уверенно.

– Что вы заладили, как Станиславский? – скривился Арсений. – Как говорится, не судите по себе. Мы вот вам верим, как центральному каналу в телевизоре! И мы не против вашего «маленького бизнеса», – передразнил он ее. – Поэтому не собираемся ничего говорить ни Сердюкову, ни Сечкину, даже Навальному не будем…

– Ну спасибо, – недобро усмехнулась она. Благодарности в ее взгляде было не больше, чем человечности у манекена. – Я и правда, забыла, как вас зовут. Напомните…

Арсений вытащил визитную карточку из какого-то внутреннего кармана и передал ей. Я успел заметить, что карточка обычная, белая, без драконов и огня, видимо, ненастоящая. Она взглянула на нее и удивленно воззрилась на Арсения. Меня так и подмывало посмотреть, что он ей всучил. Строганов обладал неимоверным количеством фейковых визиток, фальшивых документов и, наверно, даже отпечатки пальцев у него были не все настоящие.

– Вот как? – прищурилась на него Валентина Матвеевна. – А знаете, Игорь Иванович, – через секунду обратилась она к нему, – я хорошо знаю ваше начальство. Точнее, мой муж, который является важным государственным деятелем. Так вот, начальство ваше в курсе, что вы…

– Прошу прощения? – удивленно сказал Арсений, и я не понял, он играет или на самом деле поражен. – А, я дал вам не ту карточку! Можно?

И он забрал ее обратно. Валентина Матвеевна с подозрением уставилась на него.

– Итак, Валентина Матвеевна, мы с вами достигли взаимопонимания? Правда? – Строганов изменил тон и заговорил, словно действительно занимал какой-то пост, как минимум в следственном комитете. (Нужно будет обязательно посмотреть на его визитку! Доиграется, актер доморощенный!) – Я бы хотел получить от вас, Валентина Матвеевна, информацию. Про Маргариту. Это раз. Два, – остановил он ее рукой, когда она попыталась что-то возразить, – два: это получить от вас доказательства того, что вы непричастны к исчезновению дочки Сердюкова… Спокойно! – голос Строганова разнесся по всему помещению. – Давайте не будем привлекать к себе внимание. И три… я бы хотел услышать ваше мнение о некоторых людях, которые окружают самого Сердюкова…

Но Валентина Матвеевна была не из тех, кто быстро сдается.

– У меня нет никакой информации о Маргарите, это раз. Два – я никакого отношения к ее исчезновению не имею, и не вздумайте даже касаться этой темы. И три – поищите себе информаторов в другом месте… Вы все же не сечете, кто я такая и какие имею возможности!

– А нам все равно, – покачал головой Строганов.

– Думаете, что Сердюков за вас вступится? – насмешливо спросила она.

– Нет, у нас есть значительно более высокий покровитель, – спокойно ответил Арсений, а я подумал, что знаю, кого он имеет в виду.

– Вот как? – она попыталась определить, насколько Арсений блефует.

– Поэтому я, – кивая головой, важно произнес Строганов, – имею привилегию говорить то, что думаю… Валентина Матвеевна, – добавил он после короткой паузы, – вы не просто умная женщина, вы очень умная! Вы знаете, что преступления совершаются из-за стремления к избытку, а вовсе не из-за предметов первой необходимости… (Начитался Сенеки! – отметил я). Маргарита пропала не случайно, и вы, должно быть, размышляли по этому поводу. В связи с чем у меня к вам вопрос: что вы вообще можете рассказать о ней? Какая она? Правильная девушка или со странностями? Нам на самом деле важно знать ваше мнение, а поскольку мы работаем на Сердюкова…

Он замолчал. Валентина Матвеевна вздохнула, посмотрела куда-то в сторону Невы и сказала:

– Мое мнение… Мое мнение дорогого стоит! Ладно. Маргарита девочка хорошая была… тьфу-тьфу, надеюсь, что все-таки она жива! Так вот, хорошая, но как вы точно подметили, не совсем правильная! Объясняю. Она неправильно себя вела… (Я подумал совершенно о другом, когда она это сказала, но как выяснилось, у нас были разные представления о правилах поведения). Попробую пояснить… видите ли, мы, обеспеченные люди, должны придерживаться определенных норм и правил в этой жизни и в этой стране. Мы можем находиться и быть спокойными только в специальных местах, островках безопасности. Где надежная охрана, где нет случайных людей, где только такие, как мы, люди одного круга. А Маргарита… она пренебрегала этими правилами… привыкла у себя в Лондоне… она здесь даже в метро ездила! А однажды мы с мужем ехали поздно ночью домой, и вдруг я вижу, что она идет по улице одна! Гуляет! Я, конечно, на следующий день позвонила Георгию, рассказала, но не знаю, имело это результат или нет. Почему не разрешить охраннику сопровождать ее на прогулках? Зачем вообще сюда приезжать, когда у тебя и дом, и бизнес в другой стране? Не понимаю. Я и ей неоднократно пыталась это внушить… Вот и случилось то, что должно было случиться…

У нее снова зазвонил телефон, на этот раз она ответила, попросила подождать, встала и поинтересовалась у Арсения:

– А кого вы подозреваете? Когда говорили про стремление к избытку…

– Я могу сказать, кого мы не подозреваем, – улыбаясь, ответил Арсений. – Вас и Юрия Анатольевича мы не подозреваем в причастности!

– Еще бы! Какая наглость! – с возмущением сказала она и отошла от нас, чтобы ответить звонившему. При этом она исчезла из поля нашего зрения, заняв позицию позади нас, около крайнего окна.

Тем временем в зал для заседаний, в котором мы обосновались, вошла эффектная молодая блондинка. Она продефилировала мимо нас, не удостоив и взглядом, и дойдя до Сердюкова, уселась рядом с ним. Строганов так и впился в нее широко открытыми глазами.

– Ого! – только и произнес он, заинтересованно разглядывая девушку в облегающем коротком платье и ее длинные стройные ноги. – Странно! У Сердюкова вроде бы только одна дочка! Или это внучка?

– Это жена, – неожиданно около нас возникла Валентина Матвеевна и насмешливо сообщила эту ценную информацию.

– Вот как? – откликнулся Строганов. – Ее необходимо допросить!

– Только в присутствии мужа, – поспешил я вмешаться.

Мы увидели, как блондинка встала и своей неподражаемой походкой отправилась обратно, откуда пришла. Вновь проходя мимо нас, она бросила мимолетный взгляд на Арсения, манерно отвернулась и вышла из зала. Я заметил, что Арсений не страдает остеохондрозом, потому что шея его вместе с головой повернулись градусов на двести.

Валентина Матвеевна, попрощавшись с Сердюковым и Писковым, ушла, и почти сразу в зал вошел высокий длиннорукий мужчина, которого я, кажется, видел в прошлый раз. Вероятно, один из партнеров Сердюкова. Лицо его было словно вырублено из камня, глаза чуть сощурены, а рот, готовый отдать очередное приказание, приоткрыт. Он издали громогласно поздоровался с Сердюковым и его замом и прямиком направился к ним, нас попросту не заметив. Поговорив с ними меньше минуты, он обернулся к нам, постоял, после чего уверенной походкой пошел в нашу сторону.

– А вы что, из полиции? – вместо приветствия заявил он. Его взгляд и тон были далеки от доброжелательных.

– Может, присядете? – вежливо предложил Строганов.

– Вы что, совсем охренели? – в том же духе поинтересовался возвышавшийся над нами бизнесмен.

– Э-э, не понял, в каком смысле? – искренне удивился Строганов, а я подумал, что богатство накладывает отпечаток на личность. – Вы…

– Приходите сюда, чтобы допрашивать людей? – он сунул руки в карманы брюк и стал покачиваться на носках.

– Предпочитаете, чтобы вас вызвали к нам? – спросил Арсений.

– Ты свой казенный юмор оставь для кого-нибудь другого! – обрубил мужчина, перестав раскачиваться. – Ты что, не видишь, куда попал?

Затем он неожиданно пододвинул себе кресло и уселся в него.

– Мне Петрович сказал, чтобы я ответил на ваши вопросы. Попросил меня. Конечно, я не могу ему отказать, когда беда такая! Где ваши вопросы?

Арсений тяжело вздохнул. Мне стало искренне жаль его, – мой приятель проявлял чудеса сдержанности, которой он и так особо не отличался. Я хотел процитировать ему Аристотеля, но не решился.

– Назовите столицу Великобритании! – абсолютно серьезно сказал Арсений и достал небольшой блокнотик с ручкой. Я решил, что ослышался.

– Чего? – громыхнул наш собеседник.

– Я спросил столицу…

– Я слышал! – воскликнул громовержец.

– Тогда почему переспрашиваете? – Арсений сохранял серьезную мину на лице, а я чуть не расхохотался.

Допрашиваемый медленно обернулся в сторону Сердюкова, но тот не смотрел на нас.

– Я не понял, это что, шутки со мной шутить собираешься?

– Вы бывали в Лондоне? Заходили в галерею Маргариты по адресу… – начал Арсений, но его перебили.

– Охренели!

Он встал и пошел жаловаться Сердюкову. Его голосище доносился до нас, словно был включен усилитель. Писков взял на себя миссию разрулить создавшуюся ситуацию и привел недовольного партнера обратно.

– Нет, я не был у нее в галерее, – ответил наконец он вполне по-человечески. – Это все?

– Нет, – тут же сказал Строганов. – А когда вы последний раз разговаривали с Маргаритой?

– Не помню, – тут же сказал он. – Сто лет ее не видел. И вообще, это подруга моей дочери, а не моя. Маргарита как-то заезжала к нам в гости, но это было давно. А Ксения моя с ней наверняка постоянно общается…

– Как удачно, – пробормотал Арсений. – А как с вашей дочкой пообщаться?

– Это еще зачем? – тут же напрягся он.

– Расспросить про Маргариту, – вздохнув, ответил Строганов.

– Без понятия, – отрезал он, – я с ней уже неделю не разговариваю, так что договаривайтесь сами! Все, хватит с меня вопросов!

И он встал и пошел к Сердюкову, уселся рядом с ним и стал ему что-то втолковывать. А к нам, недовольно качая головой, приблизился Писков.

– Слушайте, – начал он вполголоса. – Вы зарываетесь! Старик дает всем указания, но вы должны вести себя…

– Правильно. – кивнул Арсений. – Как зовут этого горняка?

– Горняка? – удивленно переспросил Писков и глянул в сторону недовольного бизнесмена. – Это король! – поправил он Строганова. – Стальной король! У него сталепрокатное производство, он стоит около миллиарда!

– Нам надо с его дочкой Ксенией пообщаться, сможете организовать? Лучше всего завтра утром, – попросил Арсений тоном, не допускающим возражений.

Следующим собеседником стал Сергей Миронович Погожин. Старинный приятель Сердюкова, богатей и шахматист – так, помнится, охарактеризовал его наш шеф. А по мнению Арсения, еще и подозреваемый из-за брошенной им фразы про «тело».

– Ну чего, сыскари, новости есть? – он, скорее, не спрашивал, а утверждал. – Иначе бы Петрович мне не названивал. А я как раз мимо ехал… Петрович сказал, что след ведет в его ближайшее окружение? Неужели правда? – Он снова был одет неформально, почти по-домашнему. Серые брюки, кофта неопределенного цвета, белая рубашка.

– Да, – кивнул Арсений, с интересом разглядывая собеседника, видимо думая, что если бы он, Арсений, был богатым, то одевался бы по-другому, – мы пришли к такому выводу. – наконец сообщил он. – А вы как думаете?

Тот пожал плечами.

– Я знаю почти всех… мне не представить, что кто-то… да и зачем? Мотив?

– Деньги. Власть. Месть… – теперь Арсений пожал плечами. – Я тут уже говорил Валентине Матвеевне, что такие преступления редко совершаются ради куска хлеба, с голодухи. Скорее из-за стремления к избытку. Или вообще гамбит .

– Гамбит? – ухватился Погожин. – В смысле, устранили Маргариту, чтобы устранить отца? Мысль интересная… Только это бессмысленно: Петрович, хоть и отошел от дел – надеюсь, временно, – но контора пашет! Дело делается. Прибыль идет. Так что, гамбит… – и он отрицательно покачал головой. – Чем я могу помочь?

– А у кого мог бы быть мотив из ближайшего окружения? – я наконец-то решился на вопрос. Арсений отнесся к этому на удивление спокойно. – Кто выиграл от исчезновения Маргариты? Например, начальник охраны считает, что выиграл Юрий Анатольевич, потому что он становится главой предприятия.

– Пф, ерунда. – отмахнулся Погожин. – Юре никогда не быть главным. Ну, пока Петрович жив. А Сечкин – дурак! То есть, как охранник он надежный, но как голова… – Погожин усмехнулся.

– А зачем Георгий Петрович вообще держит у себя Юрия? Он же туповат, – бесцеремонно спросил Строганов.

Погожин усмехнулся.

– Он ему сына напоминает, – не сразу, но ответил он. – Сын погиб несколько лет назад, такая беда… А насчет окружения… Конечно, пока Петрович не у дел, многие радуются. Кот из дома, мыши в пляс! Кое-кто, вестимо, получает больше возможностей, пока Петрович горюет. Но это ж не значит, что у кого-то рука поднялась… Конкуренты? Уже давно бы выдвинули свои условия… нет, мужики, тут или случайность роковая, или какая-то другая причина. Я тоже думал-думал, да ничего не придумал. Какие-то темные силы вмешались… прости Господи! – и он перекрестился.

– А почему вы думаете, что ее убили? – поинтересовался Арсений, как-то неодобрительно глядя на крестящегося Сергея Мироновича. Я удивился его реакции, поскольку Строганов и сам любит осенить себя крестным знамением.

– Ну, была бы жива, так нашли бы уже, – мрачно ответил он. – Но виновника бы отыскать неплохо… А Маргарита… Тут только на чудо надеяться… Так что, ежели чем помочь, милости прошу…

– Помогите, – тут же согласился Арсений. – Вы же Маргариту, наверно, хорошо знали?

Погожин насупился, словно Строганов сказал про девушку нечто плохое.

– Разумеется, – ответил он и скрестил руки на груди. – С пеленок знаю. Ей еще четырех лет не было, а мы с ней уже в шахматы играли. Я научил! Вот старший сын Георгия, ее брат, Царствие ему Небесное, сколько его не учил, все впустую. А Маргарита – она умненькая…

Видимо, он хотел добавить была , но промолчал, лишь перекрестился.

– Умненькая девочка… – с сомнением изрек Арсений. – Ну, допустим. Хотя, она же многого добилась? Галерея в Лондоне, картинный бизнес, выставки, журналы, стажировалась в Италии, да еще и в шахматы играла…

Погожин поднял брови кверху и покачал головой, о чем-то задумавшись.

– Бизнес, шахматы… – медленно повторил он. – Ну, бизнес-то небольшой, так, баловство. – он пожал плечами. Наверно, сравнил ее галерею со своей империей. – Но для девочки это не так и важно… Она же у нас как принцесса была с самого рождения. Георгий для нее в лепешку разбивался, лишь бы его доченька была самая-самая. Он даже ни разу в жизни ее не наказал! Представляете? А девка хорошая выросла, умная, красивая, добрая! Это вам все скажут, – энергично закивал он головой. – Бывала, правда, резковата, прямолинейна, как отец, ну а как без этого? Если ты не съешь, то съедят тебя. Тут я ее полностью поддерживаю. А Георгия-то жалко как… Просто убит горем! Господи, вот несчастье какое! И за что ему такое наказание?

И он, качая головой, отправился к Сердюкову, наверное, опять звать к себе в гости.

– Ну что, – обратился я к Строганову, – все еще думаешь, что он причастен к ее исчезновению?

– Разумеется! – задумчиво кивнул он.

– Только из-за той фразы? – не поверил я. – Или у него есть мотив? Или я опять чего-то не услышал?

– Он воспылал к ней страстью, она не ответила взаимностью, и он ее убил, – быстро ответил Строганов, и мне пришлось внимательно посмотреть на него, так уверенно он это сообщил.

– Интересная версия, – пробормотал я. – А какое-нибудь доказательство… Впрочем, не хочешь серьезно разговаривать, лучше уж молчи. – обиделся я на него.

– Ха, – обрадовался Арсений, – да ты злишься? Аристотель этого бы не одобрил. Задай нормальный вопрос, и я отвечу, – с улыбкой предложил он.

– Мы почитаем всех нулями, а единицами – себя! – ответил я ему и, чтобы погасить раздражение, достал из кармана рубль и передал своему другу.

– Не понял? – тут же заинтересовался Арсений моей манипуляцией.

– А почему ты исключил Валентину и Пискова из подозреваемых? – игнорировал я его вопрос.

Арсений недоуменно уставился на меня.

– С чего ты взял? Когда это я тебе говорил? И причем тут рубль?

– Пятнадцать минут назад, – напомнил я. – Ты сказал Валентине, что ни ее, ни Пискова ты не подозреваешь…

– Вот именно! – он поднял вверх указательный палец. – Валентине! Тебе я разве говорил, что снимаю с них подозрения? Нет. Я подозреваю всех. Кроме, разве что, Сердюкова с Сечкиными.

– А вот, кстати, и Сечкин! – и я кивнул на начальника охраны, который стоял по стойке смирно перед Сердюковым, периодически бросая на нас со Строгановым испытующие взгляды. Я ощутил сердцебиение и, пытаясь унять волнение, так сказать, взял себя в руки, скрестив их на груди.

К нам подошел Сечкин.

– Здравствуйте, Дим Димыч! – расплылся Строганов в фальшивой улыбке, при этом рубль он вертел в руках, подкидывал его, ловил и, разумеется, уронил на пол.

Сечкин проследил удивленным взглядом за катящейся по красивому паркету монетой, но ничего не сказал. И только усевшись в кресло напротив нас, хмуро поинтересовался:

– Ну, и чё? Петрович говорит, вы что-то нарыли?

– Да, есть кое-что, – Арсений чуть наклонился к нему. – Хотел с вами поговорить, пока Пискова рядом нет.

– Ага, – прищурился Сечкин и стал кусать губу. – Слушаю.

Я изучал выражение его лица, и у меня появилась надежда, что даже если ему обо всем доложили, и даже если он успел просмотреть видео, то не смог опознать на нем нас!

– Есть кое-какие ниточки, – говорил тем временем Арсений, – и если повезет, то удастся раскрутить этот клубок. Но нам нужна будет ваша помощь. Потому что нам могут и не поверить. Разные весовые категории. Понимаете? Кто мы, а кто Юрий Анатольевич.

– Понимаю, – кивнул собеседник. – Значит, я правильно подумал. Это я вам идею-то подкинул! Про вашего начальника.

– Да, спасибо! – проникновенно сказал Арсений. А у меня отлегло от сердца: вроде, не знает он про нас!

– А че конкретно-то нарыли? – Сечкин продолжал кусать губу. Его сомнения можно было понять: с одной стороны, он был бы рад, если бы мы с треском провалили дело, а он бы потом сумел его распутать. Но с другой – если мы и правда нашли какие-то факты, порочащие Пискова, то это было бы ему на руку.

– Пока только версии, гипотезы… – туманно ответил Арсений и закинул ногу на ногу. – Но как только, так сразу! Кстати, у меня нет вашего телефона.

– Записывай, – кивнул Сечкин и продиктовал номер. Арсений тоже кивнул, сохранив его в своей памяти и не перегружая память телефона. – Так помощь нужна? – сквозь стиснутые губы спросил Сечкин.

– Скорее всего понадобится, – согласился Строганов.

Сечкин стал подниматься, когда Арсений невзначай поинтересовался:

– Дим Димыч, а Маргарита не бывала на вашей даче в Вариоле?

Сердце мое ухнуло и замерло. Зачем же он про дачу-то напоминает?

Мне показалось, что на нас повернулась башня танка и смотрела страшным черным дулом.

– Ты куда гнешь? – он навис над Строгановым и уперся в него немигающим взглядом. Зрачки сузились и стали точечными, а кулаки были сжаты. – Ты на кого, ишак, хвост поднял?

Однако, на Арсения это, в отличие от меня, не произвело ни малейшего впечатления: видимо, он не считал себя ишаком, поэтому и не принял угроз на свой счет.

– Вы что, отчеты не читали? – он склонил голову набок и продолжил: – Там сказано, что ваш сын ее не видел в день исчезновения, хотя они и созванивались. Но ничего не говорится, бывала ли Маргарита у вас на даче раньше. Там, кстати, кроме вашего сына еще куча народу тусовалась. Причем все обдолбанные, когда черной магией занимались – Ктулху вызывали…

Сечкин уселся снова и злобным взглядом продолжал жечь моего друга.

– В тот день они не виделись… – медленно произнес он.

– Это я понял, – отмахнулся Строганов. – Я говорю про другие разы…

– А я говорю, что мой сын не имеет отношения к ее исчезновению! – перебил его Сечкин. – Усек? И даже не вздумайте к нему соваться, – предупредил он, качая головой. – Ты не понимаешь, с кем связался…

– А вы в Ктулху верите? – спросил Арсений, пропустив слова Сечкина мимо ушей.

– Че я, больной на всю голову?

– А зря, – негромко произнес Строганов, глядя в спину уходящего Сечкина.

Я вытер пот со лба.

– Слушай, – шепотом обратился я к Строганову, – все-таки твоя манера вести следствие… Как думаешь, он знает? Ну, про нашу ночную вылазку?

– Да, – кивнул Арсений, но, видимо, не мне, а своим мыслям. – Я уверен, что она там бывала…

– Так значит, Сечкин-младший… – начал было я.

– Посмотрим, – неопределенно махнул он рукой, вскочил и стал курсировать до окна и обратно.

Сказать, что мне не нравилась вся эта история – ничего не сказать. Угрозы Сечкина произвели на меня должное впечатление. Если Арсений уверен, что Сечкин-младший не имеет отношения к исчезновению Маргариты, то зачем собирается с ним встречаться сегодня вечером? А если он все-таки считает его причастным, то зачем злить его отца, выбалтывая ему свои выводы? К чему это? Я не понимал метаний Строганова и от этого еще больше злился и волновался. А тот снова уселся в кресло.

– Что ты творишь? – напрямик поинтересовался я у него.

– Ищу Маргариту, – пожал он плечами.

– Строганов, ты рискуешь! – предупредил я его. – А зачем ты подставляешь Пискова Сечкину?

– Да просто так, – снова пожал он плечами. – Если ты считаешь, что я перегнул палку, то можно Пискову рассказать про Сечкина, и будет счет один-один.

– Пф… – покачал я головой.

– Доктор, а ты веришь в Ктулху? – как ни в чем не бывало спросил он меня.

Я тяжело вздохнул.

– Скажи лучше, чью визитку ты дал Валентине Матвеевне?

Строганов пожал плечами.

– Визитка… А это того самого мужика из органов, на Джеймса Бонда похожего, помнишь? Игоря Ивановича. Я ее и показал Валентине. У него какая-то серьезная должность. Прикольно я придумал?

– Знаешь, есть выражение «без царя в голове»? – спросил я у него.

– Нет… – ответил Арсений и с интересом спросил: – А что оно означает?

– Ничего. Мы еще кого-нибудь будем сегодня злить и раздражать? В конкурсе «заведи себе врага» ты займешь первое место, – устало добавил я.

Арсений заулыбался.

– Вот и хорошо, – обрадовался Строганов. – Вон, кстати, последние подозреваемые идут!

К нам приближался элегантно одетый мужчина в сопровождении красавицы-брюнетки.

– Если не можешь изменить друга, измени свое отношение к нему, – сообщил я сверхценную мысль Арсению.

– Слушай, а эта  еще круче той,  блондинки, – негромко ответил он мне, даже не услышав, что я говорил.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

– Михаил Александрович, – представился он, поправив очки. – Моя советница, Наталья. Мы должны ответить на какие-то вопросы?

Тон его был вежливым, но несколько прохладным.

– Видимо, это связано с исчезновением Маргариты? – уточнила советница Наталья.

Арсений с интересом рассматривал вначале девушку, а потом перевел взгляд на ее патрона. Пауза затягивалась. Ну все, как обычно: Арсений вдруг перестает разговаривать, и приходится мне изображать из себя детектива.

– Совершенно верно, – я изобразил вежливую улыбку, – мы бы хотели узнать ваше мнение. Что вы думаете о ее исчезновении?

Они не спешили улыбаться в ответ.

– А почему вас интересует наше  мнение об исчезновении дочки Сердюкова? – советница говорила совершенно спокойно, без наездов, при этом смотрела на меня внимательно, чуть прищурив свои большие карие глаза.

Строганов продолжал играть в гляделки. Если бы мы сидели за столом, я мог бы пнуть его ногой, но увы…

– Вы, вероятно, хорошо и давно знаете как Сердюкова, так и его дочь. Это раз. – я, волнуясь, стал копировать Строганова и Фандорина. – Вы умные и знающие люди, это два. И мы опрашиваем всех, кто имеет отношение…

– А вы, вообще, кто такие? – поинтересовалась советница.

– Частные детективы, – вдруг ответил Арсений и чуть улыбнулся. – Расследуем это дело и, придя к определенным выводам, стали опрашивать ближайшее окружение Георгия Петровича. А правда, что вы думаете по поводу Маргариты? Почему она пропала? Почему ее не могут найти? Вероятно, вас уже сто раз спрашивали…

– Никто у нас ничего не спрашивал, – прервал его бизнесмен. – Вы первые.

– Думаю, что они что-то выяснили или нашли, – сказала советница своему начальнику. – Видимо, какие-то улики или подозрения, что кто-то из ближайшего круга Георгия имеет к этому отношение. Я права?

– Потрясающе! – искренне восхитился Арсений. – Наташа! Вы прирожденный детектив.

– Это точно, – усмехнулся Михаил Александрович. – Так что вы хотите узнать от нас?

– Я согласен с доктором, – стал жестикулировать Строганов, – нам интересно узнать ваше мнение.

– Доктором? – удивилась советница.

– Э-э, доктор детективных наук, – не моргнув глазом, соврал Арсений. – Я так полагаю, что вы партнер Сердюкова или близкий знакомый…

– Инвестор, – снова усмехнулся наш собеседник и заговорил спокойным тоном уверенного в себе человека: – Я не думаю, что у меня есть полезная для вас информация. А что касается мнения… лучше моя советница выскажется. Дело в том, что мое мнение оказалось ошибочным. Я был уверен, что в похищении Маргариты был замешан ее бойфренд. Но выяснилось, что это не так. Так что…

– Бойфренд, – повторил за ним Строганов. – Понятно. А что вы вообще можете сказать про Маргариту?

Михаил Александрович, видимо, не ожидал такого вопроса, он снова поправил дорогую оправу, помолчал пару секунд, после чего произнес немного изменившимся тоном:

– Маргариту? Вообще? Ну, она очень умная и приятная девуш


убрать рекламу


ка… простите, но я не совсем понимаю…

– К сожалению, у нас нет той информации, которая вам нужна! – Наташа пришла своему боссу на помощь. – Я, конечно, размышляла над этим. Мы дружим с Маргаритой. Она очень добрая и отзывчивая девушка. Поэтому вдвойне печально, что она пропала. Может быть, ее похитили, кто знает. Я лично думаю, что так и было. Обычный человек может пропасть, с ним может что-нибудь приключиться, какая-нибудь случайность… а Маргарита – не обычная девушка. Она дочка весьма влиятельного и богатого человека. С такими людьми обычных случайностей не происходит. И если вы нашли следы, ведущие к кому-то из близких Георгия Петровича, то это доказывает, что я права.

– Очень жаль… – неожиданно заулыбался Строганов, глядя на советницу бизнесмена. – Очень жаль, что я не смогу выплачивать вам зарплату, которую вы сейчас получаете! Я бы взял вас ассистенткой в свое детективное агентство!

Я кашлянул.

– А что у вас за агентство? – поинтересовался Михаил Александрович.

– Холистическое детективное агентство… – Арсений не успел закончить.

– Да, – впервые улыбнулась девушка. – Мне было бы это очень интересно! Но боюсь, что Михаил Александрович не согласится.

– Да, не соглашусь, – подтвердил тот и предложил: – Хочешь, купим тебе детективное агентство?

– Надо подумать, – ответила она вполне серьезно.

– Я разделяю ваше мнение, – кивнул Строганов Наташе. – А почему вас никто не допрашивал? Ну, – поправился он, – не интересовался вашим мнением?

Мужчина развел руками:

– А мы-то какое имеем к этому отношение? Я, правда, виделся с Маргаритой за несколько дней до ее исчезновения…

– И я после тебя тоже с ней общалась, – вставила девушка.

– А можно поподробнее? – попросил Арсений. Он продолжал бросать такие пламенные взгляды на советницу, что будь я на месте ее патрона, я бы забеспокоился.

– Я купил у нее картину, – Михаил Александрович обернулся к своей советнице, – не помнишь, когда это было?

– Ну, – призадумалась она, – я с ней разговаривала за три дня до исчезновения, а ты за четыре.

– Вы тоже картины покупали? – спросил Арсений.

– Нет, она консультировалась у меня по поводу налогов, – пояснила девушка. – Хотите узнать мое мнение? – вдруг поинтересовалась она. – Думаю, что ее похитил кто-то из врагов Сердюкова. Но что-то пошло не так, и ее убили. Вот и все. Так бывает. Киднэппинг.

– А кто конкретно мог бы на такое пойти? – спросил я у нее.

– Да полно желающих, – усмехнулся Михаил Александрович. – Просто не все рискнут.

Они переглянулись с Наташей.

– Ну, может, назовете кого-нибудь, как говорится, не для протокола, – попросил я их, чувствуя, что они что-то знают.

Арсений молча улыбался. Правда, недолго.

– Скажите, кого вы  подозреваете, а я скажу, кого я ! – предложил он.

– Ха, – усмехнулась Наталья, – их будет слишком много. Подозреваемых. Например, спецслужбы.

Мы с Арсением вытаращились на нее.

– Ничего личного, как говорится, просто бизнес. – пояснил Михаил Александрович. – Одни ищут, другие прячут…

– Идея интересная, конечно, только нам этого мало… – задумчиво сказал Строганов.

– Месяц поисков прошел, словно и не бывало… подозреваемых полно, но нам этого мало… – я случайно произнес мысли вслух и поймал на себе удивленный взгляд Арсения, который он наконец оторвал от симпатичной советницы.

– А вы кого подозреваете? – обратилась к нему Наталья, никак не отреагировав на мои рифмы.

– Жену Сердюкова, – ответил Арсений, а я решил, что ослышался. – И вас обоих, – добавил он, улыбаясь.

Михаил Александрович, видимо, обладал чувством юмора.

– Странный выбор подозреваемых, – сказал он, поправляя свои очки. – Преступная группа из трех человек…

– В составе трех человек! – поправила его советница. – Да уж, мы неперспективные подозреваемые, мотива нет ни у кого из нас, включая жену Георгия. Только возможности.

– Можно узнать номера ваших телефонов? – спросил Строганов, – ну, или хотя бы один телефон для связи, вдруг появятся вопросы.

Советница дала ему свою визитку, и я подумал, что Арсений на это и рассчитывал.

Посмотрев на визитную карточку, он вдруг переменился в лице и уставился на девушку.

– В чем дело? – поинтересовалась она.

Строганов уже без симпатии разглядывал Наталью, видимо, что-то заподозрив. Даже Михаил Александрович удивленно посмотрел на моего приятеля.

– Вы звонили Маргарите в день, когда она пропала? – Строганов то ли спрашивал, то ли утверждал.

Мы втроем уставились на нее.

– Да, звонила, – голос ее был абсолютно спокойным, однако она все-таки ответила не сразу, с небольшой, но паузой. – Мы разговаривали, но это было утром. Так что… – она замолчала и пожала плечами.

– Вы просто так созванивались? – спросил Арсений.

– Да! – она уже отвечала сразу, без запинки: – У меня были к ней вопросы, но заверяю вас, мы обсуждали темы, которые никак не прольют свет на ее исчезновение. Я думаю, что нам пора идти.

С этими словами она поднялась на ноги и вопросительно смотрела на своего босса. Тот тоже на нее посматривал, снизу вверх, и в его взгляде читался вопрос. Тот же вопрос, что был у Арсения: зачем она ей звонила и почему ничего про это не сказала? Но увы, девушка не захотела делиться информацией, прекрасно понимая, что выглядит это, по меньшей мере, подозрительно.

Они ушли, а мы остались.

– А как ты узнал… – начал я.

– Вспомнил список звонков в тот день, – коротко ответил Строганов, – Черт, она мне понравилась, а теперь придется ее внести в список подозреваемых! Не люблю разочаровываться! – в сердцах добавил он.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы вышли на улицу, точнее, в парк и уселись на одну из скамеек около пруда, напротив старой ивы, склонившей ветви с нежно зелеными листиками прямо в воду. На улице было – особенно в сравнении с дворцом – прекрасно. Свежий ветер с Невы, ароматы цветущих яблонь, черемухи и цветов – все это проясняло голову и успокаивало. Как-то душно и тревожно было мне в этих царских хоромах. Не знаю, как Арсений там себя чувствовал, но мне показалось, что и он, выйдя на улицу, тоже полной грудью вдыхал свежий воздух Каменного острова.

– Сегодня ты превзошел самого себя, – как можно спокойнее сказал я ему. – А скажи мне, пожалуйста…

– Пожалуйста!

– Подожди! – я выставил вперед ладонь. – Почему ты собрал вместе именно этих людей? Какой от них прок? Например, от сталелитейного короля? А? Какой смысл…

– Это были все те, кто присутствовал на нашей первой встрече, – Строганов запихнул в рот жевательную резинку и стал невозмутимо ее жевать. – Кроме них я почти никого не знаю. Теперь, кстати, появилась дочь этого самого горняка. Ксения.

– Ну, допустим, – не сдавался я. – Но ты хотел узнать что-нибудь про Маргариту, какую-то особенную информацию от ее близких… хотя, какая ей Валентина Матвеевна «близкая»? И что такого особенного ты услышал? Еще ты ожидал, что кто-нибудь проговорится или оговорится, как Погожин. И что? Разве сработало? Зато ты зачем-то подставляешь Пискова Сечкину! Жену Сердюкова, которую ты увидел сегодня в первый раз, обвиняешь в похищении его дочери! А эта последняя парочка? Они же самые подозрительные! Она звонила Маргарите, но ничего не сказала ни нам, ни своему боссу! А ты…

– А я хочу знать, зачем ты мне дал рубль! – металлическим голосом сказал Арсений.

– Ха! – я коварно улыбнулся: рыбка клюнула! Сейчас я собью с него спесь! – Понимаешь, мне очень не нравятся высокомерные люди, которые ставят себя выше других. Так и хочется дать им рубль и сказать: узнаешь себе цену – вернешь сдачу!

Я зажмурил глаза, ругая себя за ребячество и ожидая, что мой друг обидится или закатит истерику, но ни того, ни другого не произошло.

– Мудро! – кивнул он. – Беру на вооружение! Вокруг и правда столько высокомерных идиотов, что начинаешь раздражаться. (Я приоткрыл глаза.) Теперь по поводу нашей встречи. Я доволен результатами. (Он пару раз важно кивнул.) Про девушку мы узнали много интересного. Очень много. А еще, знаешь, есть такой метод: бросать камни по кустам? Вот, гляди…

Он подобрал несколько мелких камней и стал кидать их в ближайшие кусты. Первый камень залетел вглубь кустарника – кажется, это был дерен красный, – и оттуда донесся заливистый лай. Там обитали бездомные собаки. Второй камень полетел в сторону старой огромной осины, под которой рос куст акации. Оттуда мы услышали ругательства, – видимо, за деревом кто-то справлял нужду. Третий раз Арсений замахнулся камнем, но я решил, что достаточно объяснений (еще попадет в кого-нибудь!), и перехватил его руку.

– Я понял, – сказал я ему. – То есть, если кто-то из них причастен, то он среагирует. Так?

– Типа того, – согласился Арсений и, сделав вид, что просто хочет выбросить камень на дорогу, быстро швырнул его в пруд. Раздался всплеск, и в ряске, покрывавшей водоем, образовалась дыра. – Слышишь? Там тишина.

– И что это нам дало? Кто из них среагировал? – с сомнением поинтересовался я.

– Это будет видно в ближайшее время, – туманно ответил Арсений и набрал еще несколько камешков.

– А кого конкретно ты подозреваешь, можно узнать?

– Жену Сердюкова, ха! Это раз. – Он начал кидать камешки в воду, а я подумал, что если он еще раз пошутит про жену Сердюкова, то я в него швырну булыжником. – Валентина Матвеевна с Юрием – это два…

– Именно такой тандем? – уточнил я. – Она одна или он один не могли…

– Он один точно не мог, – возразил Арсений, – а она могла, но его руками. Следующий (в воду полетел третий камень) Погожин, это три (раздался всплеск). Наталья, советница Михаила Александровича, четыре… (камень попал в дерево и отрикошетил мне в ногу) И сам инвестор – это пять. Смотри-ка, четвертый камень не попал в пруд, так что она не виновна! – радостно заключил он.

– А на печени вороны ты не будешь гадать, гаруспик? – я бы не удивился, если Строганов и на самом деле стал бы строить выводы на основании полета камня.

– Может быть, – не обращая внимания на мои слова, продолжил этот прорицатель, – ее похитил инвестор Михаил, а Наталья заподозрила и звонила предупредить Маргариту, и вот…

– Слушай, – попросил я его по-хорошему, – давай без фантазий? Время идет, а мы сидим, ничего не делаем.

– Ты сомневаешься, а значит мыслишь! – с умным видом заявил он мне. – Хорошо, давай делать, то есть размышлять. Пусть будет шесть, нет, пять подозреваемых. Для начала…

– Для начала?! Кстати, а стальной король? Забыл про него? – я обрадовался забывчивости Арсения.

– Нет, – покачал он головой. – Но он нас не интересует. Ты его видел. Ты веришь в то, что он причастен? Я нет. А вот его дочь нас интересует…

– Ты ее подозреваешь? – удивился я.

– Нет, я хочу с ней поговорить. Если она и правда подруга Маргариты.

Мимо прошла дама с собачкой. Йоркширский терьер, разумеется, облаял нас с Арсением. Я не обратил на это никакого внимания, а Строганов подпрыгнул от неожиданности и чуть не забрался с ногами на скамейку – он панически боялся маленьких тявкающих собак. Я усмехнулся – и у супергероя свои фобии!

– Черт бы побрал этих тварей! – поморщился он и покраснел от стыда. – Сбила с мысли. Ах да, сегодня вечером мы идем на концерт. Я, кстати, там играю пару песен.

– Ты же говорил, что сын Сечкина…

– Поэтому и идем, поэтому и играю, – невразумительно сообщил он. – А завтра утром едем к дочке сталелитейщика. Если, конечно, кто-нибудь из сегодняшних не проявится.

– А про инвестора и его секретаршу ты не будешь собирать информацию?

– Она советница и любовница, – поправил он меня. – И она жаждет выйти за него замуж. Дура. – добавил он.

– Почему дура? Очень даже умная! – засмеялся я. – Просто ты ее ревнуешь. А ему завидуешь.

– Я не ревную и никому не завидую, – огрызнулся Строганов. – Просто лучше бы пошла ко мне работать советницей.

– Царят на свете три особы, зовут их: Зависть, Ревность, Злоба… – насмешливо сказал я ему.

Строганов не успел достойно ответить, поскольку у него зазвонил телефон. Услышав по голосу, что звонит Игорь Иванович, тот самый Джеймс Бонд «из органов», Арсений включил громкую связь, и нас словно обдало ледяной волной:

– Гражданин Строганов? Не отвлекаю? Тогда у тебя есть сорок пять секунд, чтобы объяснить мне, что это за подстава? Почему моему начальству звонят какие-то депутаты и требуют положить конец беспределу, утверждая, что я, Игорь Иванович, позволяю себе наезжать на супругу государственного деятеля! У тебя осталось тридцать секунд, внимательно и чутко слушаю…

– А-а, – начал было Строганов каяться, но не успел.

– Хрен-на! – Игорь Иванович, судя по всему, был в бешенстве, хоть и сдерживался из последних сил. – Двадцать секунд…

– Виноват, Игорь Иваныч! – голосом проштрафившегося рядового отрапортовал Арсений и радостно подмигнул мне. Я хмуро ждал продолжения Марлезонского балета, не разделяя его веселья.

– Значит, примем меры! – железобетонным голосом вынес он приговор.

– Согласен! Разрешите объяснить? – молодцевато и в тоже время подобострастно обратился к нему Арсений, а я прикидывал, ожидал ли Строганов таких последствий, когда показывал Валентине Матвеевне эту злосчастную визитку?

Звонивший тем временем многозначительно молчал.

– В результате наших поисков я пришел к выводу о том, что след ведет к ближайшему окружению Сердюкова. Хотя никаких фамилий я назвать пока не могу, – бодрым голосом докладывал Арсений. – Мы собрали всех, кто был на первой встрече, и Валентину Матвеевну в том числе. Тут-то и произошла роковая ошибка! Вместо своей визитки я показал вашу. Безо всякой задней мысли и, клянусь, без попытки подставить вас. Но Валентина Матвеевна была настроена очень агрессивно, видимо, потому что ей очень не понравился мой вывод о том, что она в прибыли от исчезновения Маргариты Сердюковой! Выиграла в доходах, которые увеличились потому, что Георгий Петрович не контролирует сейчас свой бизнес. Как, кстати, и Юрий Писков. Также мы беседовали с Погожиным, Сечкиным и с довольно интересным сталелитейным магнатом, и Михаил Александрович был с советницей…

– Вас же, вроде, Сечкин нашел? – поинтересовался Игорь Иванович, и я не понял, что стояло за этим вопросом: интерес, просто риторический вопрос или…

– Ага, Дим Димыч попросил помощи! И, кстати, Сечкины (и старший, и младший), по-моему, непричастны. А вы как думаете? – Арсений заговорил уже своим обычным тоном.

– Я думаю, – неторопливо сообщил собеседник, – что ситуацию ты разъяснил. Допустим , это была случайность. Но! Как говорят в народе, за нечаянно бьют отчаянно! Согласен? Поэтому я вижу два пути. Первый: надо тебя взять в разработку. Присвоение полномочий должностного лица, общественно опасное деяние и… Да! Как насчет лицензии на детективную деятельность? Она в порядке? А?

– Предпочитаю второй путь! – оптимистично сказал Арсений, а улыбка не сходила с его лица. Я не мог поверить, что он ожидал такого развития событий!

– Ха, – наконец-то проявил эмоции Игорь Иванович, – скажите пожалуйста, «предпочитаю»! Сынок, у тебя выбора нет!

– Выбор есть всегда, – чуть поморщился Арсений и, не давая возразить, сказал: – Можете не верить, но я собирался звонить вам! Несмотря на то, что работаем мы на Сечкина и на Сердюкова, я собирался всю полученную информацию, выводы и доказательства передать вам!

– Да что ты говоришь? – усмехнулся Игорь Иванович. – Или там жареным запахло?

– А вы же наводили про меня справки? Я не за деньги работаю, а за справедливость! – гордо сообщил Арсений, кстати, вполне искренне. – И в операции «антиквар»…

– На этот раз, поскольку ты попал  со своими фокусами, ты еще и за свою свободу будешь работать! – констатировал Игорь Иванович. – Так что ты там про сталелитейщика говорил?

– Очень любопытный тип, – тут же ответил Арсений. – Как и инвестор Михаил Александрович. Вы их знаете?

– Разумеется, – подтвердил Игорь Иванович. – Что-то конкретно у тебя на них есть?

– Пока нет, – честно признался Арсений, – но, надеюсь, что скоро будет.

– Надежда умирает последней, знаешь такой сериал? – видимо, пошутил Джеймс Бонд и многозначительно добавил: – Один уважаемый человек, у которого я наводил про тебя справки, сказал, что тебя можно не держать на коротком поводке… Через сутки жду отчет. Вопросы? Значит, мы друг друга поняли! Конец связи!

Я перевел дыхание и вытер пот со лба. Единственное, что меня успокаивало, это довольный вид Арсения. Я бы даже сказал – самодовольный. С чего бы это? Я не доверял этому Джеймсу Бонду, хотя вначале он и произвел на меня благоприятное впечатление. Я верил в то, что он вполне может и посадить Арсения, и вообще устроить серьезные проблемы и неприятности. А все Строганов со своими подставами! Точно, без царя в голове!

– Ну? – обратился я к нему, – чему ты радуешься? Ты понимаешь, что у нас нет выбора? Конечно, Игорь Иванович лучше какого-нибудь бандюгана, но что будет через сутки, когда он потребует от тебя отчета? Ты в тюрьму не боишься попасть?

– А что с нами будет через неделю ведает только Аллах! – запел Арсений. – Все это рок-н-ролл! Спокойно! – увидев мою физиономию, заявил он. – Все идет по плану!

– Я рад, что ты знаком с творчеством Кинчева и Летова, но… – я встал со скамейки и угрожающе навис над Арсением, который то ли разыгрывал какую-то только ему известную комбинацию, то ли, во что я верил больше, вляпался и не осознавал до конца последствий этого. – Но…

Строганов не дал договорить мне, провел захват и какой-то хитрый прием, от чего я плюхнулся на скамью, больно ударившись спиной.

– Чего ты волнуешься? Все идет так, как и задумано! – стал он меня успокаивать. – Ну, почти так. Джеймс Бонд думает, что завербовал меня? Ну и пусть думает! Тем более, что я и так собирался с ним связываться.

– Ты думаешь, что он заинтересован в тебе? – с сомнением спросил я.

– Еще как! Я скормил ему олигарха и инвестора – и он их съел, не поперхнулся. – уверенно ответил Арсений.

– А зачем ты ему подставляешь этого стального олигарха? Ты же говорил, что он ни при чем? И Михаила Александровича? Мне кажется, что его советница гораздо подозрительней!

– Я никого никогда не подставляю! – гордо заявил он, а я усмехнулся наглому вранью. – Они просто послужили приманкой. Про Валентину, я уверен, он все и так знает. Насчет Погожина… – Арсений пожал плечами, – пока не могу ничего сказать. Словом, наш Джеймс Бонд очень рад создавшейся ситуации, потому что если у нас с тобой что-нибудь выгорит – или Маргариту найдем, или кого заподозрим из этих богатеньких – ему все это на руку! Потому что мы теперь, по сути, работаем не на Сердюкова с Сечкиным, который, к слову сказать, ему и неинтересен, а на него, Игоря Джеймса Бонда Иваныча! И это вписывается в мои планы! А теперь я кое-что должен посмотреть в интернете!

И он погрузился в мировую паутину, напевая что-то бодрое и веселое. Вдруг с дерева по тонкой паутинке стал спускаться маленький паук. Он вначале раскачивался над строгановской головой, а затем, выбрав момент, удачно приземлился на его плечо. Пока я наблюдал за ними обоими – абсолютно спокойным Арсением и отважным пауком, – волнение мое улеглось. Все, что ни делается, все к лучшему…


* * *

– Эх, доктор! – наконец, вылез из виртуальной паутины Арсений, – до цугцванга нам далеко! Так что продолжаем нашу многоходовку! Ты извини, я к себе сейчас поеду, надо к концерту подготовиться, так что я к тебе не смогу зайти.

– Ничего страшного, – уверил я его, рассчитывая немного вздремнуть после бессонной ночи, – в следующий раз зайдешь.

– Обязательно. А ты поезжай в больницу – искать дальше! – кивнул он.


* * *

Мы шли по Ушаковскому мосту, когда Арсений вдруг остановился, подошел к ограде и, положив руки на перила, стал задумчиво смотреть на воду.

– «Там, перейдя чрез мост Кокушкин, опершись задом о гранит, сам Александр Сергеевич Пушкин с месье Онегиным стоит», – не выдержал я его молчания.

– Вспомнил! – радостно сообщил он мне и хлопнул по плечу, отчего я, отлетев на середину тротуара, чуть не попал под велосипед.

– Кто-то что-то сказал на встрече? Типа, Маргарита спрятана на даче в Вариоле? – предположил я, потирая ушибленное плечо.

– Нет! Я машину забыл! Она там, на острове осталась!

И он бросился обратно, а я побрел к дому, решив, что вначале немного посплю. Раз уж Строганов забывает такие вещи, то я и пытаться не буду продолжать поиски девушки по больницам. Жизнь требует движения, а движение – отдыха, перефразировал я Аристотеля и пошел спать.

Замечательный садик, через который я шел к метро Черная речка, привлекал всех ароматом цветущих яблонь, груш, шиповника: пчел, бабочек и местных пьяниц. Последние располагались на скамеечках, в тени ветвистых деревьев и среди густых кустов. Когда-то эти земли принадлежали очень дальнему родственнику Арсения Строганова – графу Павлу Строганову. Надо ему об этом рассказать. Пусть завидует предку!

Проходя мимо дачи княгини Салтыковой, кстати, одной из дочерей того же графа Строганова, я в очередной раз засмотрелся на маленький замок ярко-красного кирпича с готическими башенками, устремленными в голубое высокое небо. Задумался о старшем сыне графа, погибшем в девятнадцать лет на войне с Наполеоном…

– «О Строганов, когда твой сын

Упал, сражен, и ты один,

Забыл ты славу и сраженья…»

Я не успел процитировать классика, потому что сам чуть не упал – на меня запрыгнули, наскочили и заорали в оба уха два стихийных бедствия в виде моих детей: «Папа, что ты тут делаешь?»

Немного очухавшись и раздав подзатыльники в воспитательных целях, я указал на дом княгини и рассказал, что именно в нем снимали Шерлока Холмса почти сорок лет назад…

– Да, да, – перебили они меня, – ты уже сто раз это говорил! «Кровавая надпись»! А знаешь, где мы сейчас были? На могиле Пушкина!

– Молодцы! – похвалил я их. – Особенно если учесть, что отсюда до нее около четырехсот километров.

– Я же тебе говорил? – обратился старший сын к своему младшему брату.

– А что же тогда за памятник на другой стороне улицы? – изумился последний. – там скамейка, цилиндр и книга с пером. Я думал, это могила Пушкина.

– Могилы на кладбище, – пояснил ему старший брат.

Мы пошли к дому. Они делились впечатлениями от какого-то фильма, который только что посмотрели, причем делали это громко и одновременно, а я, кивая головой и поддакивая, думал о своем. Точнее, о Сердюкове. И о том, что все-таки самое важное, самое необходимое в жизни это… деньги! Почему? Да потому, что когда у него случилось несчастье, которое сломило его, только деньги дают возможность вернуть его дочь, живую или мертвую. Поиски – дело затратное, говорил Строганов Пискову. Правда, если она погибла, то и деньги уже бессильны… Но пока есть надежда, есть и шанс, за который он ухватился. И сейчас деньги решают все. А когда денег нет? Совсем. Как у меня. Как у большинства… Я посмотрел на своих детей. Случись что, к кому бежать? На кого надеяться? Я тяжело вздохнул. Только на Господа Бога. Как там говорит Арсений? Если Господь с нами, то чего нам бояться?

– Папа, не вздыхай так тяжело, там все хорошо кончилось! – успокоили они меня. – Добро победило! Сходите с мамой, посмотрите!


* * *

Из раскрытого окна «проснулся утра шум приятный»! Правда, был разгар дня. Доносились звуки улицы, пение птиц, разговоры людей, и ярко светило солнце. Но когда сильно устал и хочется спать, то только телефон может помешать этому желанию. Помня об этом, я отключил эту вещь первой необходимости двадцать первого века и провалился в небытие, даже без снов…


* * *

Разбудил меня старший сын: ему позвонил дядя Арсений и убедил, что если меня не поднять с кровати, то я расстроюсь, потому что мы с ним, с дядей Арсением, идем сегодня вечером на концерт.

– Папа, вставай! – расталкивал он меня. – Опоздаешь!

– А мама с вами идет? – проводил разведку младший. – А что вы будете слушать? Там будет тяжелый рок или рэп?

– Тяжелый… рэп… – я очнулся. – Нет, мы идем слушать классику.

– Роллинг Стоунз? Битлз?

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы встретились с Арсением на улице, причем я прождал его не меньше получаса. И появившись, вместо извинений он стал высказывать претензии, почему это я не продолжил поиски Маргариты в больнице, почему я не нанял помощников, чтобы искать в других стационарах – словом, босс был мною не доволен.

Мы молча шли по Английской набережной. Арсений выглядел непроницаемым и мрачным. Он безмолвствовал, демонстрируя свое недовольство. А я подумал, что наименее виновные – наиболее великодушны! Поэтому я великодушно простил Арсения, которому было непонятно, как можно хотеть спать, когда вокруг царит такое веселье , как говаривал Шерлок.

И теперь я с чистой совестью вертел головой во все стороны – столько красивого вокруг! Навстречу нам двигалось множество радостных людей всех возрастов. И столько же шли вместе с нами. Теплый майский вечер, заходящее солнце, наступающая белая ночь; музыка, доносившаяся отовсюду – из кафе, с корабликов, плывущих по Большой Неве, от уличных музыкантов; чувство влюбленности, которое словно приносилось свежим морским ветром; красота и гармония дворцов, создающих горизонт – словом, это был почти летний Петербург, который невозможно не полюбить, по которому невозможно не гулять по ночной набережной в ожидании развода мостов. И были его люди, которые здесь обитали, кто надолго – на целую ночь, а кто навсегда. Непостижимый город. Младший брат Рима, только масштабней, шире, мистичнее…

Все, кто попадался нам навстречу, останавливали свой взгляд на Арсении. И дело было не только в выражении лица – хмурым лицом у нас никого не удивишь, – дело было в гриме, в раскраске этого лица. Поскольку путь наш лежал в ночной клуб, где Арсению предстояло выступить с парой песен, он и имидж себе создал соответствующий. Как у Симмонса и Стэнли из группы Kiss. Ну и оделся, словно Элис Купер перед выступлением. А за спиной тащил гитару в чехле. Так что вниманием наш детектив обделен не был. Мы как раз проходили по левую руку Сенатскую площадь с памятником Петру первому, и я не выдержал и продекламировал угрюмому потомку знатной фамилии:

«– О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной,

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?»

– Знаю, – хмуро отозвался он, – «Медный всадник», поэма, Пушкин. Хотя какой он медный? Если его из бронзы отливали.

– Зато пьедестал гранитный, – улыбаясь, ответил я. Атмосфера праздника, какого-то хорошего и беззаботного настроения передалось мне от окружающих людей. – Кстати, помнишь наши лахтинские приключения?

– Почему «кстати»? – удивился Арсений.

– Цепь ассоциаций, – пояснил я ему. – Сможешь разгадать?

– Делов-то, – буркнул он. – Камень этот, на котором Петр скачет, в Лахте нашли.

Наконец, мрачное настроение Строганова окончательно улетучилось, и он снова стал самим собой. Мы как раз проходили Сенат, и Арсений вдруг заинтересовался домом графини Лаваль.

– Ничего себе домишко, – прищурился он, считая колонны на фасаде. – Десять, прикинь? Мне тут нравится. И речка близко. Вот, что значит удачно жениться. – последнюю фразу он произнес после того как добыл из интернета информацию про владельца палаццо. – Вот, послушай: Француз-эмигрант Лаваль был небогат, а женился на наследнице миллионов. Вот и дом построил…

– Кто тебе мешает жениться на дочери олигарха? – усмехнулся я.

– Если она такая же противная и мерзкая, как они все… – пробормотал он и помотал головой.

После Дворца бракосочетаний, уже не работавшего, мы миновали Благовещенский мост, оставшийся по правую руку. Здесь народу было поменьше. Арсений зачем-то сосчитал колонны в особняке Румянцева (он частенько считал даже светильники на эскалаторе в метро).

– Двенадцать! – радостно сообщил он и снова полез в интернет. – Слушай, а знаешь, чей дальше идет дом? Не поверишь! Стенбок Ферморов! Это те самые, у которых в Лахте Белый Замок был! Между прочим, мы проскочили поворот!

И нам пришлось возвращаться, чтобы свернуть на Галерную улицу.

– Я тут размышлял… – начал он, когда мы пошли в обратном направлении.

– Когда колонны считал?

– Нет, когда мимо Медного Петра шли. Так вот, мне представляется, что Петр напоминает шахматную доску…

– В каком смысле? – удивился я. – Он же не деревянный, а бронзовый.

– В смысле характера, личности… – туманно ответил этот философ. – В нем чередуются то черные клетки, то белые. Твой любимый Пушкин его зовет то деспотом, то великим человеком. Он и плохой, и хороший одновременно.

– Плохой хороший человек, – вставил я.

– Вот, доктор, можешь ты удачно сказать! Молодец! – неожиданно похвалил он меня.

А я вспомнил стихотворение одного своего приятеля-поэта и окрыленный строгановским комплиментом, прочитал:


«Я брёл вдоль берегов гранитных,
Любуясь «Кронверком» и шпилем,
Что были рядом неразлучно
С каких-то памятных времён.
Какою строгою палитрой
Нарисовали эти "были",
Где сталь волны и злато в тучах,
Где Пётр незримо, явь и сон.»

– Пушкин? – без особого интереса поинтересовался А


убрать рекламу


рсений и, не дожидаясь ответа, сказал: – Я тебе скажу, что меня раздражает: Петр и ему подобные считают, что величие империи важнее трагедии маленьких людей. И обыкновенный человек обязан покоряться воле императора. С тех пор, как я стал рыцарем, я считаю своим долгом… Короче, не согласен я с ними! И я дал обет бороться с несправедливостью! – закончил свою пламенную речь сэр рыцарь Строганов. Интересно, он эти мысли в сети выловил?

Мы подошли ко входу в клуб с необычным названием «Vпадина». Собственно, ко входу было даже не подойти, поскольку толпы желающих «впасть» туда штурмовали крепкие двери. Мы как музыканты проникли во Vпадину с черного хода.

«Народ клубится по полной», – так нам сказал то ли хозяин клуба, то ли его управляющий. Нам пришлось разделиться. Меня отвели в дальний угол просторного полутемного зала, почти уже заполненного посетителями. Мне это место понравилось – не люблю быть на виду. Я уселся на маленький диванчик (сомнительной чистоты), заказал пиво и стал ждать. Так мне приказал Арсений, который пошел знакомиться с музыкантами, с которыми ему предстояло сыграть несколько песен. В клубе гремела музыка, если, конечно, электронные повторяющиеся ритмы техно можно так назвать. Я пожалел, что не прихватил беруши. Звуки заглушали голоса, а яркие вспышки заставляли щуриться. Народ отрывался, и даже меня пытались вовлечь в этот праздник: подходили чуть одетые девушки и тащили меня танцевать. Особенно старалась одна блондинка, наверно, симпатичная, если бы не тонны макияжа на лице.

– Ты чего сидишь? – кричала она мне в ухо. – Пошли, потрясемся! – и тянула меня за собой.

Мне совсем не хотелось ни трястись, ни танцевать, поэтому на очередной вопрос, почему я не иду с ней, я честно признался, что жду друга.

– А, ну понятно! Так бы сразу и сказал, а то ломаешься тут…

Так прошла вечность длиною в сорок минут, когда наконец объявили, что сегодня в качестве сюрприза выступит… Черный Довакин и товарищи.

Внешний вид Арсения вызвал бурю эмоций, причем самых разных. Подойдя к микрофону, он довольно противным голосом произнес:

– Чё-то вы тут под медляки зависаете? А ну, взбодримся!

Последние слова он проорал так, что микрофон зафонил. А зал взревел.

И Арсений изобразил на своей любимой гитаре нечто очень нервное, быстрое и громкое. А я обратил внимание, что неподалеку от моего места, в скрытом от всеобщего обозрения алькове сидит компания, преимущественно из мужчин, и возглавляет ее не кто иной, как Максим Сечкин. Я неожиданно узнал его, вспомнив фотографии на его страничке в Фейсбуке.

Арсений заводил зал, переходя от трэш метала к рэпу собственного сочинения. И вдруг, остановившись на середине какой-то композиции, он загробным голосом объявил:

– Metallica! The call of Ktulhu!

И заиграл довольно мрачную тему, подхваченную музыкантами, а потом и запел голосом, похожим на вокал Тома Уэйтса.

Я поразился реакции Максима Сечкина: услышав слово «Ктулху», он прикрикнул на своих друганов и стал внимательно слушать песню…

Арсений сыграл еще пару композиций по просьбе отдыхающих, но потом ушел со сцены, и в зале вновь зазвучали звуки техно.

Сечкин-младший вновь меня удивил: он встал, покачиваясь, пошел в сторону сцены и дождавшись, когда Арсений спустится в зал, подошел к нему и, вероятно, стал знакомиться, потому что вскоре Строганов оказался за столиком, где сидела компания Сечкина. Вот оно что! – подумал я. – Хитрый ход Строганова: Сечкин интересуется этой хренью по имени Ктулху и не мог не заинтересоваться человеком, поющим такую песнь. Ну что ж, ход удался. Я продолжил наблюдение. Занявшись наконец хоть каким-то делом, я перестал обращать внимание (и раздражаться) на мат, доносившийся от окружающих меня молодых людей.

Сечкин через какое-то время разогнал всю свою компанию. Не знаю, что он сказал своим друзьям, но через минуту он уже остался вдвоем с хитроумным Строгановым. Им приносили напитки, преимущественно виски, они пили и разговаривали. Так прошло еще полчаса. Вдруг Арсений поднялся и стал махать мне рукой, приглашая пересесть к ним.

Сечкин вблизи выглядел хуже, чем на фото и гораздо хуже, чем издалека. К тому же он был изрядно пьян. Арсений смыл с себя грим, однако оставив темные пятна на щеках, лбу и шее.

– Макс, знакомься, это мой друг по прозвищу… Реаниматор! – представил меня Арсений. Макс гостеприимно кивнул на стул. – Знаешь, скольких людей он отправил на тот свет? Ну, – поправился Строганов, – он присутствовал при смерти нескольких тысяч человек!

Строганов то ли на самом деле был под шафе, то ли играл роль пьяного приятеля.

– Круто! – отреагировал Макс, а Арсений мне незаметно подмигнул и многозначительно посмотрел: мол, не вздумай перечить!

– Я, прям, завидую! – искренне признался мне молодой человек. – Слышь, а че, правда говорят, что когда помирают, то будто по коридору летят? На свет там… или это все брехня?

Строганов незаметно пригрозил мне кулаком.

– Это если душа в рай понеслась, – кивнул я в ответ. – А если человек дерьмовый, то за ним приходит нечто  и тащит его в ад. И это жутко. Умирающий аж воет от ужаса.

– Да ладно? – остановил руку со стаканом Сечкин. – Ты сам видел?

– Сотни раз, – кивнул я ему, пытаясь придать себе соответствующий вид. – Одного откачали, так он такое рассказывал! И изменился потом: после клинической смерти стал… волонтером.

– Ты его про двигающихся мертвецов расспроси! – подсказал Арсений Сечкину, подливая ему виски.

– Вранье! – отреагировал тот.

– В этом как раз нет ничего мистического, – пожал я плечами. – Ну, бывает, что после смерти у трупа шевелятся, например, пальцы. И мы даже как-то засняли это на видео. Бывает, что у человека мозг умер, а у него появляются автоматизмы, ну, движения: руками машет, встает с постели даже… Называется «рефлекс Лазаря»…

– Ух ты?! – восхитился Сечкин. – Это же зомбяки! Ну, братан, повезло тебе! Такое увидеть! А можешь мне этого Лазаря на телефон заснять? С меня простава!

– Конечно, может! – ответил Строганов. – Я тоже сто раз у него в реанимации видел, как мертвые встают и ходят. Обычное дело, главное, чтобы было полнолуние…

И он опять показал мне кулак. Я усмехнулся. Чует мое сердце, что Арсений захочет запустить в отделение профессиональных актеров, которые будут изображать умерших, а он Строганов, будет их снимать на видео. Вот так и рождаются нездоровые сенсации.

Затем они перевели разговор на Ктулху и на то, как правильно проводить обряд, чтобы вызвать его из небытия. Строганов внимательно слушал немного бессвязные рассказы Сечкина про то, как они это делали на даче с друзьями.

– А знаешь, как я узнал про него ? – Сечкин, склонившись к Арсению, рассказывал громким шепотом: – Мы шли на яхте… ночью шторм был страшный… а на следующий день все какие-то размазанные были… и прикинь, все повырубались… ну, рулевой только остался… а я тоже выключился, и снится мне, что вылезает какое-то чудовище из воды и душит меня! Мне так херово никогда не было, даже когда после герыча ломало… я очнулся, а вокруг никого… я, короче потом спать боялся… а когда узнал, как выглядит Ктулху… так это был он! Он в воду стал сползать и мысль, короче, мне послал: «Зови меня! Жди меня! Я приду!»

Я поразился не самому рассказу Сечкина, а вниманию, с которым его слушал Арсений.

– Я бы не стал его звать, – абсолютно серьезно сказал он Сечкину. – Я ничего не боюсь, но здесь я бы… – и он покачал головой.

– Я тоже сначала сс**ся, а потом мне это, как приход, сечешь? Я торчу от этого. Ну, конечно, мы там ширяемся, тра**емся, но это так, для затравки. Самый кайф приходит, когда я его  чувствую, ощущаю, что он рядом…

– Зря, – коротко сказал Строганов. – Пропадешь.

Сечкин похлопал Арсения по плечу.

– Не с*ы, братан! Крутые пацаны…

Он не успел договорить про пацанов, поскольку около нас образовались несколько девушек, пьяных, веселых и раздетых. Они стали обнимать нас к радости Сечкина и Строганова.

– О! – заорал Максим. – Телки пришли! Ща, девки, через полчаса мы ваши!

– Вот, – продолжил он, когда девушки пошли к следующему столику, – я те говорю, давай к нам, попробуем вместе, ты сыграешь, я заклинания скажу… короче, вытащим его  сюда по-настоящему, по-взрослому…

– А не боишься, что кто-нибудь реально умрет? – спросил его Арсений.

– Да и хер-то с ним, – отмахнулся он. – Даже если я… я без понтов говорю, мне нас*ать. Я хочу его еще раз увидеть…

– Согласен! – Арсений налил всем нам виски, и мы, чокнувшись, выпили.

– За Ктулху! – гаркнул Сечкин. – Давай, Реаниматор, с нами!

Они продолжили беседу, я не мог услышать всего, но когда Арсений стал его расспрашивать про Маргариту, то наклонился поближе и напряг слух.

– Я как-то играл на вечеринке у одной девчонки, она дочка сталелитейного короля, олигарха. Ксения… Ксюха, не помню фамилию… – говорил Строганов. – Так вот, она рассказала мне историю про свою подругу. Э-э… кажется, Маргарита… так вот, она пропала! Она была на каком-то ритуале, похожем на поклонение Ктулху, и пропала. Исчезла…

Я подумал, что Строганов излишне прямолинеен, грубо работает, что сейчас Сечкин раскусит нас, но! Тот, слушая Арсения, вдруг крикнул:

– Так это, наверно, Марго! Дочка дяди Гоши! Это одноклассница моя! И Ксюху, *** ее в ухо, я знаю… Погоди, где она была? На каком ритуале? – будучи изрядно пьяным, Сечкин принял вранье Арсения за чистую монету.

– Она сказала, что там были поклонники Ктулху, – глядя ему в глаза, вещал Строганов. – Где-то около Вариолы, это под Петербургом…

– А то я не знаю, где это! – хлопнул он ладонью по столу. – У меня там дача…

– Так может быть, она у тебя и была? – предположил Арсений, пристально смотря на Сечкина.

Тот непонимающе уставился на Арсения.

– Что значит «у меня»? А, ну да, была у меня, я ее позвал как-то раз, но ей не понравилось. Она, понимаешь, не такая, как все…

– В смысле?

– Ну ей, короче, все наши развлекухи – по барабану. Она и пьет-то мало. А когда у нас групповуха началась, так она вообще слиняла. Но я без обид, чего там! А потом она уже отказывалась ко мне приезжать, я звал ее, а она, типа, «не мой формат». Ну, и хрен с ней. А Ксю – она дура, она сама хотела к нам потусить, но я с ней разругался и послал… слушай, так она же не нашлась! – вдруг вспомнил он.

– Ксения?

– Да, блин, какая Ксения-ё? Маргарита! Она же пропала, ее искали. Мой батя искал, да. Но не нашли… Жалко, такая баба красивая… – и он стал медленно отпивать из стакана виски. – У нас же класс встречался, – вдруг вспомнил он, – я ее тогда звал, звонил ей. Она собиралась… и не пришла…


* * *

Через полчаса мы вышли на улицу. Как хорошо было вдохнуть свежего ночного воздуха после душной Vпадины! И машин, и людей, несмотря на глубокую ночь, было много. Кажется, прошел дождь, а может, это проехали поливальные машины, потому что дороги и часть тротуаров были мокрые.

Не знаю, о чем размышлял Строганов, но я был уверен, что наш новый знакомый, любитель виски и Ктулху, сказал нам правду, и к исчезновению Маргариты он не имеет никакого отношения. Но странно, почему Арсений выглядел таким встревоженным? Неужели я что-то упустил? Пока Сечкин общался с каким-то своим приятелем, я попытался прояснить ситуацию:

– Мне кажется, – сказал я негромко Арсению, – что если Маргарита с кем-то и встречалась около ресторана, то точно не с Сечкиным.

– Скорее всего, – легко согласился Строганов. – Меня другое беспокоит. Этот идиот не понимает, какую опасность представляет собой…

Он не успел договорить, Сечкин распрощался с дружбаном и подошел к нам.

– Ну че, – приобнял он нас за плечи, – погонять не хотите? А? Давайте, я же вижу, что ты стритрейсер! А?

Он обращался к Строганову, а я напрягся, потому что Арсений и правда был знатным любителем «погонять» на машине. А сейчас, подвыпивши, наверняка согласится на предложение Сечкина. Но он отрицательно покачал головой.

– В другой раз, – твердо сказал Арсений. – Я даже без тачки. Да и тебе не советую. Бойся Ктулху, он идет за тобой…

Сечкин засмеялся.

– Да и хер с ним! А ты на чем катаешься? – полюбопытствовал он у Строганова.

– Сейчас на «семере», – честно ответил Арсений, – а ты?

– О, «семера» – это почетно! – оценил Сечкин, вероятно, имея в виду БМВ. – А моя – вон, стоит на той стороне…

– Родстер ниссан? – тут же среагировал Строганов, который никому и никогда не завидует! – Круто!

– Да, Хитрила  моя! Ну так чего, погоняем?

Я на всякий случай схватил Арсения за локоть. Он усмехнулся и покачал головой.

– Ну, как говорится, хочешь ботанить – ботань. Главное, горшком не стань! – Сечкин громко захохотал, потом, пожав нам руки на прощанье, неуверенной походкой направился к своей машине.

Врубив музыку на полную мощность, Сечкин с пробуксовкой стартанул.

Все произошло через секунду, ну, может, через две. Столько времени ему понадобилось, чтобы долететь до ближайшего перекрестка и со страшным грохотом врезаться в проезжавший перпендикулярно его движению полицейский УАЗ. Ниссан от удара развернуло и отбросило на припаркованные на улице машины, тут же заголосившие сигнализацией, а УАЗ, словно в замедленной съемке, покачался и завалился на бок. От переда Ниссана почти ничего не осталось, но через открытые окна продолжала играть музыка.

Сечкин с трудом вылез – мешали подушки безопасности, – но он был цел и невредим, разве что стошнило его тут же.

Полицейские, вылезающие из своей машины, чувствовали себя хуже, у одного по лицу текла кровь. Мы с Арсением бросились к ним, с нами бежали еще какие-то люди. Сечкин первый пришел в себя. Осмотревшись вокруг, он стал отдаляться от нас нетвердой походкой, а потом и вовсе перешел на бег, но отбежав метров на пятьдесят, он остановился и, обернувшись, стал смотреть на нас.

Мы помогли полицейским вылезти из перевернутой машины, я быстро осмотрел пострадавших, точнее одного, у которого шла кровь из носа. Серьезных травм, к счастью, не было ни у кого. И они тут же ринулись в сторону разбитой машины виновника аварии, не заметив, что водитель уже сбежал. А Сечкин тем временем, видя, что сейчас его отсутствие обнаружится, решил исчезнуть с места преступления. Он резко дернулся назад, и то ли голова у него закружилась, то ли его координация нарушилась от принятого спиртного, но он вдруг запнулся ногой о поребрик, нелепо взмахнул руками в воздухе и стал навзничь падать на тротуар. Я замер, понимая, что сейчас произойдет непоправимое. Раздался неприятный звук – это голова ударилась затылком об асфальт. Сечкин замер и не шевелился. Несмотря на предостережение Строганова, я бросился к пострадавшему.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Конечно, я нарушил указания Строганова не звонить на работу и не узнавать про состояние Сечкина. Вернувшись ночью домой, я поставил чайник и набрал номер реанимации. То, что привезут его к нам, я не сомневался: центр города, изолированная черепно-мозговая травма – куда же еще? Дежурил Игорь, хороший человек, прекрасный доктор, но, как и все реаниматологи больниц скорой помощи, нервный и несдержанный на язык.

– Слушай, да задолбали все уже звонить и узнавать про этого типа! Работать мешают! – в сердцах ответил он мне, когда я поинтересовался состоянием Сечкина. И добавил: – Ну, я не тебя, конечно, имею в виду! Кто он такой-то? Короче, привезли тело, минус голова, пьянющий. Кровь на алкоголь взяли. Прооперировали. В лучшем случае овощ будет. Трансплантологам звонить?

– Угу, – пробормотал я. – Только это без толку…

– Он что, не мог пораньше или попозже башкой приложиться? Почему обязательно нужно в два часа ночи?

Выпив снотворного, я лег спать. Кажется, засыпая, я убеждал жену, что со мной все в порядке.


* * *

Утро я начал с очередного звонка на отделение и опять нарвался на Игоря. Я прямо увидел, как он, уже сдав смену, не торопится домой, а сидит на продавленном диване в ординаторской и пьет чай, или кофе, или коньяк. И жаждет с кем-нибудь пообщаться.

Так я узнал, что новостей особых нет, Сечкин в глубокой коме, на искусственной вентиляции легких, и повезут его сейчас на компьютерную томографию головного мозга. А потом дадут наркоз. Словом, все как обычно.

– Только папаша его, он уже под утро приехал, – рассказывал доктор, – заявил, что будет переводить его в ВМА или оттуда пришлет консультантов…

Ну, собственно, и этим не удивишь. Военно-медицинская академия считалась популярным местом у пациентов с черепно-мозговой травмой.

Услышав, как на улице кто-то неистово сигналит, я, словно экстрасенс, почувствовал приближение Строганова. И оказался прав. Свежевымытая «семерка» сверкала под моими окнами в лучах утреннего солнца. «Будет дождь», – автоматически подумал я и стал собираться.


* * *

Мы вырулили на Приморское шоссе и в плотном потоке поехали из города.

Если я был подавлен, хмур и утомлен, то Строганов являл собой картину веселого, бодрого оптимиста. Как с рекламного плаката.

– А чего ты такой… – я не договорил, просто пожал плечами, мол, и так понятно.

– Какой? – искренне удивился он. – А, в смысле одежды? Ну, так к дочери олигарха едем, надо произвести достойное впечатление.

Я скосил на него глаза. Джинсы были голубого, как небо над нами, цвета. Белая майка давала возможность детально рассмотреть многочисленные татуировки на мускулистых руках. На пальцах сверкали кольца и перстни. А на толстой просмоленной веревке на шее болтался какой-то металлический знак. И это не считая серебряного крестика на тонкой цепочке. Ну, а завершала картину черная шляпа а-ля Аль Капоне. На заднем сиденье валялась коричневая кожаная жилетка.

– Я не про одежду, я про эмоции. Пусть и не самый хороший, но человек, с которым ты вчера пил, общался, расспрашивал про Маргариту…

– А ты, значит, позвонил в больницу? – отреагировал он. – Я же…

– Конечно, позвонил! И ничего хорошего не узнал. То есть, узнал, – запутался я, – что все очень плохо.

– Я так и думал, а ты надо мной смеялся, – непонятно высказался Арсений и, повернув ко мне голову, уставился на меня.

– Дорога там ! – я аж вздрогнул, вспомнив вчерашнюю аварию. – Смотри лучше… что значит, я над тобой смеялся? Ты галлюцинируешь, что ли?

– Вовсе нет, – покачал он головой, вернувшейся в исходное положение. – Во всяком случае, вчера не галлюцинировал. Ты смеялся вместе с Сечкиным, когда я вас предупреждал об опасности, исходящей от Ктулху! С этим не шутят. Повторяю: магия плохо влияет на неокрепшие мозги, особенно не обремененные интеллектом.

Я вздохнул.

– Ты бы мог его остановить, чтобы он не садился пьяным за руль, – не очень уверенно сказал я Строганову, прекрасно осознавая, что во-первых, Сечкин бы не послушался, а во-вторых, я и сам должен был попробовать это сделать. – Как ты говорил мне? Непредотвращенное преступление – само по себе преступление.

– Чепуха, – отозвался Арсений. – Это судьба. Слава Богу, что он никого не задавил… ментовская тачка не в счет… нет, не судьба! Это расплата за его жизнь. А ты, если еще раз нарушишь мое приказание, будешь уволен. – добавил он противным голосом.

– А почему…

– Не надо засвечиваться лишний раз, – пояснил Строганов. – Его папаша может прознать про твой интерес и заподозрит тебя в чем-нибудь нехорошем.

– Чепуха, – процитировал я ему его же самого. – Паранойя. А куда мы едем? Где живет дочь олигарха?

– Недалеко от Репино. Хорошо быть дитем олигархов. – вздохнул он.

Мы ехали по Приморскому шоссе. С завидной регулярностью среди вырубленного леса проступали коттеджные поселки, огороженные заборами. Погода обещала быть замечательной – солнечной и радостной. Мне позвонили пациенты, я какое-то время провел за беседой с ними. Затем у Арсения заиграл телефон, он поставил на громкую связь.

– Добрый день, – сказал приятный мужской голос, показавшийся мне знакомым.

– Слушаю вас, Михаил Александрович! – тут же ответил Строганов, обладавший не только хорошей зрительной памятью, но и слуховой.

– Да, это я. Вы меня узнали? – чуть удивился наш новый знакомый. – Приятно. Вам удобно говорить? – вежливо поинтересовался он. (Арсений кивнул) – Я бы хотел нанять вас… как детектива… э-э… я помню, что вы работаете на Георгия, но ничего страшного здесь нет… дело, видите ли, тоже некоторым образом касается Маргариты, его дочки… моя советница, Наталья… помните, она сказала, что разговаривала с ней утром того дня…

(Арсений снова кивнул. Напомнить ему, что он не по скайпу говорит?)

– Так вот, я хотел бы знать, возможно ли… реально ли… узнать, о чем они говорили? – закончил он свою мысль. – Я понимаю, что записи разговора, вероятно, нет, но хотя бы тема, которую они обсуждали. Что скажете? Деньги, как вы понимаете, не имеют значения… – добавил он спокойным тоном.

– М-м-м, – изобразил глубокие размышления Арсений. – Я думаю, что это возможно…

(А я подумал, что после фразы о деньгах, которые не имеют значения, Строганов согласится записать разговор Путина с Трампом!)

– Но мне нужно знать, – продолжил Строганов, – почему это так важно для вас ? Это раз. И два: почему вы подозреваете вашу советницу в причастности к исчезновению Маргариты?

– С чего вы взяли, что я ее подозреваю? – немного фальшиво, как мне показалось, изумился вежливый олигарх.

– Разве нет? – вопросом на вопрос ответил Арсений.

– Ну, не то, чтобы я подозревал, – замялся он, – но хотел бы убедиться, как вы говорите, в ее непричастности. Сейчас никому нельзя верить. Но процентов на девяносто я уверен в Наташе и не сомневаюсь в ее честности.

– А почему вы так в ней уверены? – продолжал наседать Арсений, а я подумал, что он любого может вывести из состояния равновесия.

– Слушайте, – терпение собеседника стало заканчиваться. – Вы сможете или…

– Сможем! – твердо ответил Строганов. – Выясним. Стопроцентно. А что насчет вашего интереса? Почему все-таки для вас это важно?

– Это пока закрытая информация для вас . – Михаил Александрович тоже мог быть твердым, как и Арсений. – Я более-менее уверен в своей советнице, но почему я должен доверять вам?

– Справедливо, – пробормотал Строганов. – А вы у Маргариты картины покупали, насколько я помню?

– Да, чего-то покупал… – неопределенно ответил он и добавил: – Только Наташа не должна догадываться, что я…

– Разумеется, – не слишком вежливо прервал нашего нового работодателя Арсений. – Как только мы выясним, я вам позвоню. Все будет сделано ювелирно и деликатно…

– А как вы будете узнавать… – начал было Михаил Александрович, но Строганов снова прервал его.

– Спрошу у Маргариты. А можно вопрос? У вас с Маргаритой был длительный роман? И когда это было? И кто мог об этом знать?

Было слышно, как Михаил Александрович закашлялся – вероятно, удивился по-настоящему. Я уставился на Арсения. Камень по кустам? Или логический вывод?

– Никто, – через некоторое время ответил олигарх. – Понимаю, что звучит неправдоподобно, но совершенно точно, никто о нас не знал. Роман, как вы говорите, был короткий, в прошлом году. Мы расстались друзьями. Собственно, также меня волнует и этот вопрос – не его ли обсуждала Наташа с ней по телефону?

– Я так и думал, – абсолютно спокойно и уверенно сообщил Строганов. – Мы выясним этот вопрос.

– Надеюсь! – вздохнул Михаил Александрович и добавил, причем тоже абсолютно спокойно и уверенно: – Суммы, которую я вам заплачу, независимо от того, узнаете вы или нет ответ на мой вопрос, должно хватить… Хватить на то, чтобы вы молчали обо мне и дочери Сердюкова. Вы меня понимаете?

– Конечно, – улыбнулся Строганов, – я вас услышал! А вы в шахматы не играете?

– Что? В шахматы? Не особенно. Предпочитаю другие игры.


* * *

Мы съехали с шоссе на какую-то небольшую дорогу.

– А как ты… – меня переполняло удивление и даже восхищение от неожиданных прозрений моего приятеля. – Сфантазировал?

– Я никогда не фантазирую, только логические выводы, только дедукция, только холистические рассуждения, только…

– Версия про инопланетян, – напомнил я ему.

– Так она же твоя! – возразил он. – Allora! Помнишь, он на нашей встрече с нотками ревности в голосе озвучил версию про причастность ее бойфренда? А потом замялся, когда я просил его сказать, что он думает про Маргариту. Это раз. Далее, что нашего нового клиента может связывать с девушкой, кроме любовных отношений? Бизнес? Вряд ли. Картины? Тоже как-то…не похож он на страстного коллекционера…Так что, это два. И наконец, чего он так взволновался по поводу этого разговора? Да потому что боится, что любовница, она же советница, его заподозрила и хотела выяснить все у Маргариты. Логично? Я бросил пробный камень и попал!

– Меткий стрелок, – сказал я ему. – А как ты собираешься выяснять подробности разговора?

Арсений пожал плечами.

– Спрошу у его советницы, в крайнем случае, – ответил он. – Кажется, приехали!

Высокий забор коттеджного поселка скрывал от любопытных взглядов место обитания обеспеченных граждан, в том числе и дочери сталелитейного олигарха. Мы подъехали к воротам, которые не спешили открывать: видимо, наша машина не внушала доверия. Хотя Арсений ее даже успел помыть, видели бы они ее вчера, после путешествия в Вариолу! Арсений напевал какую-то песенку, пока охранник интересовался целью нашего приезда и нашими именами. Я хотел было прояснить ситуацию, но Строганов строго пресёк мои попытки, хлопнув меня по колену и шепнув: «Тихо, пусть сам думает!»

– Ты, уважаемый, и так должен знать, к кому мы едем, – прервал свое пение Арсений, заговорив, наконец, с охранником, – у тебя в журнале все записано! ВАЗ 2107, красного цвета, номер такой-то и фамилии такие-то. Разве нет? – и не давая ему ответить, он продемонстрировал свой паспорт: – Сверяй, и побыстрее!

Нас не обыскивали, как при входе в дом-дворец на Каменном острове, а просто записали время приезда и пропустили на охраняемую территорию.

Меня удивило, что особняки – разные по стилю, высоте, цвету и материалу, но одинаковые по заоблачной стоимости – так вот, особняки жались друг к другу, словно боялись отбиться от стада, и заборы между ними встречались нечасто, лишь живые изгороди. Дом, в котором нас ждала дочь олигарха Ксения, был в центре поселка. Арсений лихо подрулил к воротам. Мы посигналили, и ворота раскрылись. Я обалдел, потому что словно вход в крепость Агамемнона, особняк охранялся двумя геральдическими львицами, стоявшими на задних лапах! Ну разумеется, они были не живые, а мраморные. И сидели на постаментах по краям мраморной же лестницы.

Последнее время нам с Арсением приходилось часто бывать в шикарных квартирах, вроде апартаментов Сердюкова да Пискова, и я бы уже должен был привыкнуть к роскоши и богатству. Но нет! Легче, наверно, свыкнуться с нищетой, чем с поражающими воображение дворцами…

– Хватит пялиться, пошли, – буркнул Арсений и потянул меня за рукав.

Ксения в настоящий момент изволила находиться в бассейне, и нас провели дубовыми лестницами и крытыми галереями в отдельно стоящее здание со стеклянными стенами, полукруглым куполом и собственно бассейном. В длину он был метров двадцать пять. В ширину – поменьше.

Девушка плыла стилем брасс, причем довольно умело. Вода, еще более голубая, чем джинсы Арсения, издавала приятный плеск. Я остался стоять, может, даже с приоткрытым ртом, рассматривая окружающую обстановку, а Арсений плюхнулся в шезлонг, на котором аккуратно были сложены купальные полотенца.

– Доброе утро! – крикнул он девушке. Та доплыла до конца, обернулась и стала рассматривать нас, правда, больше ее привлек мой приятель. Он незамедлительно вскочил, широко расставил ноги в остроносых ботинках и скрестил руки на груди. – Как водичка? – шляпу он не снимал.

– Так вы и есть детективы? – поинтересовалась она и сняла свою купальную шапочку, рискуя замочить густые светлые волосы. – Странно как-то вы смотритесь. Со съемочной площадки сбежали? Особенно ты!

И она кивнула на Строганова.

– Сто лет не купался в бассейне, – сообщил ей Арсений и поинтересовался: – А можно с вами искупаться?

– Что?! – Ксения легко запрыгнула на бортик и так и осталась сидеть, болтая в воде довольно мускулистыми ногами. А может, это была оптическая иллюзия. – Шутишь, что ли?

Арсений тут же извлек из карманов телефон, нож, зажигалку, театрально снял шляпу, скинул жилетку, не слишком аккуратно стащил с себя ботинки и…прыгнул в воду! Брызги достали даже до огромных, во всю стену, окон. У меня крик замер где-то внутри, а Ксения заорала – то ли от неожиданности, то ли от радости. Тут же появился охранник. Поскольку Строганов плыл под водой и его было видно, то все внимание охранник сосредоточил на мне. Кавказской овчарки без намордника и поводка я испугался бы меньше. К счастью, хозяйка махнула ему рукой и захохотала, когда Арсений вынырнул рядом с ней.

– Я так и думала, – успокоившись, сказала она, – вы из дурдома сбежали!

Я сел на соседний шезлонг.

У Строганова забрали его мокрые вещи, но дали халат, в который он и облачился. Причем чувствовал он себя, что называется, «в своей тарелке» и с легкостью принял предложение «перекусить».

Дочка олигарха, увы, лицом была похожа на своего папу, но обладала хорошей фигурой и коммуникабельностью. А может, это выходка Строганова так на нее повлияла. Словом, мы сидели за столом и завтракали. Я налегал на черную икру, а Арсений, извратившись, заказал куриные наггетс


убрать рекламу


ы.

Он поведал, что мы разыскиваем Маргариту и обратились к ней, Ксении, как к близкой подруге пропавшей, в надежде услышать от нее что-то полезное.

– Может, расскажешь нам, чем она увлекалась? Какие страсти ее обуревали? Какие-нибудь секреты… клянусь, мы ничего не расскажем! Ты же видишь, мы нормальные парни! – говорил Строганов, при этом он смотрел на девушку, чуть склонив голову на бок.

– Да уж, вижу, – усмехнулась она и, помолчав, сказала: – Марго – она непростая, она особенная…

– Розовая? – уточнил Арсений.

– Нет, вроде… ну разве что немного, – пожала обнаженным плечом Ксения. Блузка у нее была такая, что закрывала только одно плечо. – У нее друг был, и не один… ну, то есть не одновременно, как у меня… Слушайте, да это и не важно. Главное, что она помешана на своих картинах. Ну, не на своих, хотя она когда-то тоже рисовала… давно… просто все наши общие знакомые немного другие. В том смысле, что у них другие интересы. А Марго… ну, точно я сказала: помешана! Короче, я не знаю, что вам рассказать, лучше спрашивайте!

– А ты на чем помешана? – Арсений, наверно, решил подружиться с дочкой олигарха. – Чем увлекаешься?

– А что? Я же не пропала, как Марго… – она закурила, вызвав недовольную гримасу у Арсения. – Я не люблю скучать. И этим все сказано.

Я подумал, что со Строгановым она бы не соскучилась.

– Нам рассказывали, что Маргарита любила гулять по городу, причем одна.

Девушка посмотрела в потолок и манерно выпустила изо рта струйку дыма.

– Ну и что? Чего еще делать, когда денег много? Можно и одной погулять. Мы ее вообще называли Маргарет Тэтчер !

– А насчет картин, – пропустив мимо ушей странный ответ девушки, спрашивал Арсений. – Она же этим занималась не из-за денег? Или это прибыльно? У нее же галерея в Лондоне…

– Да деньги тут ни при чем. Даже если бы она ничего не зарабатывала на продаже этих картинок, то с голоду бы не умерла. Ее папа… – она пожала обоими плечами. – Когда денег море, о них не думаешь. Просто она утирала нос всем остальным нашим девчонкам. Понимаете? Ну, чем еще можно поразить? Тряпками? Бриллиантами? Машинами? Так ведь это у всех есть. Ну, кто-то фигуриста себе купил, кто-то футболиста… Ну и что? А у нее галерея, выставки, журналы… тусовка там элитная… Правда, коллекционеры эти безумные…

– А что коллекционеры? – заинтересовался Арсений.

– Ну, тусить с ними – скука смертная! Старые пни, никакого тебе драйва. Вот с киношниками интереснее…

– А вот подруга ее, забыл… а, Наташа! Она советница Михаила Александровича…

Дочь сталелитейного короля сосредоточенно вспоминала.

– А-а, эта! Да никакая она не подруга, – скривилась она. – Это деловые отношения. Ну, кто Марго и кто эта баба! Ну, Мишина любовница, ну и что? У него таких было, есть и будет…

– Но они общались? – невзначай спросил Строганов.

– Без понятия. Если и общались, то не в наших компаниях. Хотя, чего-то Марго мне говорила… а, вспомнила, она ее жалела, прикиньте! Та мечтала, что ее Миша замуж возьмет… а Марго решила его на это подписать. Сваха нашлась!

– А ей это зачем, ну, Маргарите? – поинтересовался Арсений.

– Ну, вот она такая… понимаете? Я ее тоже спрашивала – тебе оно надо? А она: жалко! А жалко, оно у пчелки. Я так считаю.

Строганов нервно покусал губу.

– Кстати, – вдруг заявил он немного другим тоном, – а ты слышала, что с Сечкиным? С Максом?

– Нет, а что? – заинтересовалась она. – Только не говори, что женился!

– Разбился сегодня ночью на машине, лежит в реанимации. Или помрет, или будет инвалидом…

На этом наш допрос был закончен, поскольку несмотря на то, что Ксения сказала, что так ему и надо, она была неприятно поражена, даже шокирована известием. Мне пришлось рассказать ей медицинские подробности, и она стала названивать друзьям, сообщая им жуткие новости.

Я не очень понимал, зачем Строганов ляпнул про Сечкина, ведь ежу понятно, что теперь мы не сумеем получить от нее больше никакой информации. Она была расстроена. И попрощавшись с нами, ушла к себе.

Тут же Строганову принесли высушенную одежду. И он, не обращая внимания на любопытные взоры прислуги, здесь же стал переодеваться. Сдав купальный халат и тапочки, он распорядился:

– Так! Остатки завтрака упакуйте, мы возьмем с собой!

Выражение любопытства на лицах сменилось злобной гримасой, видимо, они и сами рассчитывали перекусить за хозяйским столом. Но поскольку Арсения и меня вместе с ним принимали за приятелей Ксении, причем за явно отмороженных толстосумов – ну кто будет прыгать в бассейн в одежде и ездить на жигулях? – то Арсению не возразили ни жестом, ни словом, а просто выполнили его приказание.

Хоть и говорят, что нищие не завидуют миллионерам, а завидуют другим нищим, которым подают больше, я не без злорадства отметил, что одно из наказаний богатства – это ненависть окружающих, особенно тех, кто работает на тебя.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

– Merry month of June, And from my home I started … – Арсений напевал бодрую ирландскую песенку, которую пел Шерлок Холмс в фильме у Гая Ричи. Я молчал. – Left the girls of Tuam, Nearly broken hearted …

Мимо проносились великолепные виды очнувшейся после серой зимы природы. Я отвернулся от Строганова и стал смотреть в окно. Зеленели участки пока не тронутого строителями леса, слепил глаза сверкавший на солнце Финский Залив, свежий ветер со свистом залетал в открытые окна… Вдруг пение оборвалось, и Арсений стал разворачиваться: оказывается, мы поехали в другую сторону.

– Ты всю дорогу петь собираешься? – обернулся я к нему как раз в тот момент, когда он открыл рот.

– Э-э, эта песня длинная… Ну, зато это лучше, чем слушать твои упреки! – нагло заявил этот певун. – One two three four five …

– Я сейчас поставлю оперу! Глинки! На телефоне! – перекричал я его, и он тут же смолк.

– Ну хорошо, – кивнул он так интенсивно, что шляпа съехала ему на лоб. – Вери гуд. Я, лично, много узнал интересного и полезного из разговора с Ксюшей. А ты?

Я выжидающе молчал.

– Хочешь, расскажу свои выводы? – он искоса посмотрел на меня. – Маргарита не похожа на Ксению…

– Гениально, – вставил я.

– Согласен. – снова кивнул он и поправил шляпу. – Она другая. У нее есть увлечения, которых нет у Ксю и ей подобных. Видимо, деньги отцов не всегда приносят счастье их детям. Согласен? А Маргарита была счастлива. Своими картинами. Это ее хобби, ее смысл жизни. А мы, кстати, в этом направлении еще ничего не копали. Согласен?

– Ты же говорил, что во время следствия изучали ее бизнес и ничего криминального не нашли… – возразил я.

– Да, криминального не нашли, но мы ищем другое! Мы ищем тайну! Понимаешь? Не волнуйся, я и сам не понимаю до конца, что ищу, но это не важно.

– А что важно?

– Важно то, что неизвестно. То, к чему мы еще не подошли! – Арсений отвернулся от дороги и заглянул мне в глаза. – С одной стороны, мы узнали очень много, но с другой… С другой стороны, мы еще ничего не знаем!

– Я знаю, что я ничего не знаю, – пробормотал я, подозревая, что этот Демокрит просто заговаривает мне зубы.

– Гениально! – искренне восхитился он.

– Но другие знают еще меньше, – закончил я известный сократовский афоризм.

Машину аж занесло от радостного удивления Строганова.

– Доктор, ты кладезь премудростей! Хоть записывай за тобой… Таким образом, – продолжил он уже более уверенным тоном, – следующий путь, по которому мы поедем, это путь к искусству! Кстати, надеюсь твои люди шерстят больницы в поисках девушки?

– Да, конечно, всю ночь трудились, – быстро отрапортовал я, стараясь, чтобы голос меня не подвел, не люблю врать. – Пока результатов нет.

– Отлично! Держи руку на пульсе, если возникнет даже малейшее подозрение, то сразу докладывай. Да, вернемся к искусству. Нам надо обязательно посетить музей, где она устраивала выставку… – задумчиво добавил Арсений.

– От ресторанов к музеям! – поддел я его. – Ты прогрессируешь!

Он посмотрел на меня, как мне показалось, с подозрением.

– Но самое главное, – многозначительно кивая головой, продолжил Арсений, – это то, что теперь мы знаем суть разговора Маргариты и Натальи и можем запросто продать это Михаилу. Остается только уточнить детали у самой Натальи.

– Ты с ума сошел? Он же просил, чтобы она ни о чем не догадалась!

– А она и не догадается, – сказал Строганов. – Когда она мне позвонит, я осторожно ее расспрошу…

– Ха, – усмехнулся я, – надеешься, что девушка позвонит первой? Так она влюблена не в тебя…

– Не надеюсь, а уверен! – заявил он. – Она понимает, что я ее буду подозревать. Она не хочет афишировать свой разговор с Маргаритой своему папику. Она умная и непростая.

– И даже могла похитить Маргариту? – спросил я.

– Фифти-фифти. Не знаю, – честно признался Строганов. – Но в ее взгляде я что-то уловил. То ли вопрос, то ли информацию. Словом, она сама проявится, или я не холистический детектив!

– Да, – вздохнул я, – холицистический. Вызываешь желчные колики.


* * *

Мы остановились между Ольгино и Лахтой, съехав с трассы и оставив машину рядом с рекламным щитом, призывающим молодежь идти на Марсово поле на митинг «Молодежь за Родину!». Неподалеку стояла симпатичная деревянная церквушка. Мы пешком прошли по старой дороге к берегу Финского Залива, оставив по правую руку усадебный парк Стенбок-Ферморов. И попытались отогнать от себя тяжелые воспоминания… точнее, это я пытался не думать о мрачных событиях, связанных именно с этим местом, где был найден труп молодого мужчины, смерть которого мы расследовали той осенью. Строганов же не мучился кошмарами прошлого дела, а даже наоборот, испытал что-то вроде ностальгии.

– Слушай, – говорил он, взрывая песок носком ботинка, – а здесь в любое время года красиво! И в ноябре… Помнишь, мы тут с тобой гуляли в компании Шарапова? Кстати, именно здесь труп Ухтомского нашли! И сейчас тоже здорово… хоть картины рисуй!

– Тоже мне, Бенуа, – проворчал я.

Выбрав относительно чистое от мусора местечко на берегу Залива, я уселся на бревно, лежавшее на песке, среди зарослей низкорослого шиповника. Неподалеку, держась корнями за песок, росли сосны. А среди множества камней, оставшихся здесь после прохождения миллионы лет назад ледника, возвышалась скала, оставленная, правда, человеком в конце XVIII века.

– Представляешь, как тут тащили этот камушек? – я указал Арсению на Гром-камень, этот отколотый кусочек от скалы, по которой уже больше двухсот лет скачет Медный всадник на Сенатской площади…

– А ты знаешь, что здесь была стоянка доисторического человека? – Арсений, как обычно, исследовал местность через поисковую систему. – Вот, смотри, тут сто лет назад нашли каменные наконечники для стрел трехтысячелетней давности! – он возбужденно вскочил и стал собирать камни, внимательно их рассматривая.

Но, видимо, все артефакты обнаружили до него, поэтому свои он стал методично выкидывать в воду. Я присоединился к нему. Волны здесь небольшие, поэтому мне даже удалось поставить рекорд из восьми «блинчиков». Арсений тоже попытался, запустив пару плоских камней в мутные воды Залива, но увы, два, максимум три раза камни отскочили от воды – и это все, чего ему удалось добиться.

– Один, два… семь! – радостно повернулся я к нему после очередного броска. Строганов никому не завидует, разве что злится. Он схватил огромный валун и, кряхтя, понес его к воде.

– Сейчас будет знатный «блин»… – предупредил он меня.

– Может, лучше обсудим наши планы? – предложил я ему, увернувшись от брызг. – Поведай мне свои холистические истории!

– Да пожалуйста, – он отряхивал руки от песка. – Именно напротив этого места, где мы с тобой стоим, двести лет назад (даже больше!) Петр Первый, рискуя жизнью, спасал тонущих моряков! Представляешь?

– И? – я внимательно его слушал.

– И простудился. И заболел. Я это сегодня вычитал… – он уселся прямо на песок, прислонившись спиной к бревну. – А потом умер. Правда, через некоторое время.

– Мы взялись за дело о смерти Петра? – я прищурился от солнца; вдалеке виднелась рыбачья лодка.

– Я бы с радостью! – кивнул этот историк. – Вот было бы классно, если бы нам кто-нибудь поручил расследовать такое дело…

– Ну, а пока нас никто не нанимал по этому поводу, может, вернемся к Маргарите Сердюковой? – я решил вернуть его на землю.

– Вот, доктор, не даешь ты себе труда помечтать, – задумчиво произнес Строганов, рассматривая бегущие по небу облака, – а тут такое место классное, только и предаваться…

– Тогда отдай аванс и скажи, что мы больше не расследуем это дело, – неожиданно для себя самого предложил я ему.

Строганов замолчал, продолжая свои астрономические наблюдения, а я вдруг подумал, что это было бы даже здорово, если бы мы отказались от поисков Маргариты. Мне было очень жаль несчастную девушку, но я был настроен пессимистически. Как говорится, прогноз для жизни неблагоприятный… Ну, пусть будет не для жизни, а для поисков.

– Что, маловерный, – Строганов ткнул меня кулаком в бок, – хочешь удрать, как крыса с корабля? А? Вот ты сидишь, бездельничаешь, а я размышляю!

– О погоде, что ли? – я усмехнулся. Все-таки Арсений при всей своей склонности к фантазиям был наблюдателен.

– Мы закинули наживку, теперь терпеливо ждем, – поведал он, вскочил на ноги и стал курсировать до воды и обратно. – Больше всего, – доносилось до меня сквозь шум волн, – меня сейчас интересует советница Михаила, Наталья. Звонка от которой я жду.

– А насчет спецслужб? Что это они причастны… – вспомнил я версию той самой советницы. – И, кстати, тебе скоро звонить Игорю Ивановичу с докладом! Забыл?

– Нет, – ответил Арсений, и я не сразу понял, на какой из вопросов. – Они бы уже «нашли» и тело, и того, кто ее убил, то есть, виноватого.

Я пожал плечами. Слабое доказательство.

– А почему, кстати, Игорь Иванович велел тебе ежедневно докладываться? Он так интересуется поисками Маргариты? – поинтересовался я, размышляя, правду ли мне сказал Строганов, что вмешательство Игоря Ивановича входило в его планы. Или это был очередной его блеф?

– Нет, он интересуется олигархами! – Арсений остановил свое движение и занялся выкапыванием ямы в песке.

– А с чего это он интересуется олигархами? – спросил я, наблюдая, как быстро углубляется яма.

– Компромат! – коротко пояснил Арсений, – Богатеи более перспективные объекты внимания, чем, скажем, мы с тобой…

Я пожал плечами. Мне кажется, что органы , где служил Игорь Иванович и созданы в первую очередь для защиты богатых от бедных.

Вдруг раздался победный клич: Арсений извлек из довольно глубокой ямы перепачканную в песке половинку кирпича. Кирпич был очень старый, дореволюционный, судя по оставшейся надписи.

– Ты видел? – радость Строганова была искренней, словно он нашел наконечник стрелы, пролежавший здесь три тысячи лет.

Я вздохнул: я не гений и, в отличии от Строганова, не могу взять и отрешиться от окружающих меня проблем. И еще делать два дела сразу – производить раскопки и мыслить.

– Компромат, говоришь? Кстати, а ты не забыл, что Михаил нас нанял? А ты уверен в его невиновности?

– Ну, как говорит сам Михаил, сейчас никому на сто процентов верить нельзя, – усмехнулся Арсений. – Поэтому процентов на девяносто я ему верю. Смотри, если бы он был замешан, то он бы знал, что его Наталья, так сказать, не при делах. И чего тогда нас нанимать?

– Допустим, – согласился я. – Так зачем ты подставляешь нашего работодателя?

– Если он ни в чем не виноват, в чем я сильно сомневаюсь… – начал было Арсений.

– Ты же только что обратное утверждал? – удивился я.

– Не в этом дело, – скривился он. – Я о другом.

Я поднял одну бровь, копируя Арчи Гудвина. Строганов, как и Вульф, не умел так делать.

– Я говорю о его грехах по жизни, – многозначительно сообщил Строганов.

Я снова подвигал бровью. Арсений равнодушно пожал плечами.

– Всякое крупное состояние нажито нечестным путем. Это раз. Если вдруг он разбогател благодаря своему уму, то ему бояться некого. Даже Игоря Ивановича. Это два. – пояснил свою глубокую мысль этот последователь Карла Маркса и Че Гевары.

– И теперь Игорь Иванович будет следить за нами и за олигархом Мишей. Это три. – вставил я.

– Совершенно верно, – подтвердил Арсений. – А Сечкин будет теперь следить за Писковым. Вот смеху будет, если и правда чего-нибудь найдет! Кстати, еще есть Погожин… Странно, что он никак пока себя не проявил. Но время у него еще есть. Как и у жены Сердюкова…

– Будь осторожен, – предупредил я его, подозревая, что она его заинтересовала не как подозреваемая.

– Слова «осторожность» нет в моем лексиконе! – гордо заявил он. – Слушай, – вдруг осенило его, – мы же можем подождать звонка советницы, сидя у меня дома! Я вспомнил, что мне очень нужен планшет Маргариты…

– Там игра какая-нибудь интересная закачана? – я решил поиздеваться над ним.

– Нет, к сожалению! – Строганов был абсолютно серьезен. – Действительно, для того, чтобы понять человека, можно посмотреть, в какие игры он играет…

– Так сказать, «скажи мне, во что ты играешь, и я скажу, кто ты», – перебил я его.

– Мудро, – согласился он. – Но мне в данном случае нужно взглянуть в ее  виртуальный мир. Классно я придумал? – тут же засиял он. – Есть внутренний мир, а есть виртуальный! Знаешь, кстати, какой у меня Also Known As…?

– А что ты хочешь конкретно увидеть в ее планшете? – перебил я своего увлекающегося друга.

– Да без понятия! Я уже могу представить, что она представляла из себя по жизни, – коверкая язык, он вызывал у меня невралгию. – Теперь нужно посмотреть на ее общение в виртуальном мире, с ее френдами, словом, покопаться в этой шелухе, называемой соцсетями. Мне интересны ее интересы. Надо понять – лаймер она или геймер. Может она мульт, может вообще, бот. Надо еще раз полистать ее фото. Короче, заглянуть к ней в… – тут он замялся.

– В душу, – подсказал я. – Так зачем тебе для этого ее  планшет? Просто посмотри с моего телефона, – остановил я поток информации.

– Доктор! Тебе давно нужно профессора присвоить! – он хлопнул меня по плечу, к счастью, не той рукой, в которой по-прежнему был трофейный кирпич, но и так было чувствительно.

Поиск Маргариты в виртуальном мире затянулся из-за большего количества Сердюковых Маргарит, имеющих свои страницы в Фейсбуке. Ее тезки жили в России, Украине, Америке и даже Мексике. Но знатный компьютерный пользователь Строганов все же нашел «нашу» Маргариту. И погрузился во внутренний виртуальный мир пропавшей девушки. Поскольку делал он это с моего телефона, заняться мне было абсолютно нечем, и я в который раз размышлял над банальностью – как же мы жили раньше, когда не было телефонов, с которых можно было смотреть фильмы и слушать музыку, не было видеозвонков, новостных лент и лайков. И еще – чем закончатся наши поиски… я представил себе злобное лицо Сечкина, жесткое выражение лица Игоря Ивановича и, неожиданно, взгляд Валентины Матвеевны, напоминавшей мне тайпана.

– Нашел! – услышал я Арсения, тон его был не столько ликующий, сколько удовлетворенный. – Все-таки, доктор, ты чего-то соображаешь! – с некоторым удивлением добавил он, а я призадумался: это комплимент, что ли? – Смотри! Я просто зашел на ее страничку с твоего телефона, как ты и предлагал… ей тут нравятся куча страниц, публикаций по искусству, картины, на которые я время зря истратил… Все это оказалось не важным! А вот ее фотки – это да! – и он указал на несколько снимков. – Видишь? Она прилетает в Петербург в конце марта и начинает фотографировать нашу питерскую архитектуру. Вот Новая Голландия, вот дача Клейнмихель на Каменном острове, дальше и Эрмитаж, и Атланты… тут еще выставка котов в Союзе художников…

Мне показалось это вполне естественным для человека, живущего за границей и любящего свой город, – фотографировать его красоты и делиться ими с друзьями. Что здесь поразило Арсения, я не понимал.

– Видишь, на ее фотках кучи лайков, причем очень многие от иностранцев! – продолжал Арсений. – Это ее друзья, живущие там !

– А что в этом удивительного?

– А то, – направил он на меня свой указательный палец, – что на всех ее фотографиях отмечены «чувства»! Я вначале подумал, что за бред? Фото особняка на Малой Морской и стоит смайлик, мол, Маргарита «в превосходном настроении» и ее коммент: это особняк Пиковой Дамы и краткое объяснение, кто это такая и кто архитектор.

Я знал, что Строганов не пользуется соцсетями, потому что его попросту забанили из-за многочисленных негативных комментариев. И, вероятно, был не в курсе, что на Фейсбуке многие используют символы для выражения своих эмоций, отмечают место, где делают фото, сопровождают снимки интересной информацией…

– Пиковая дама, – повторил я, – она же княгиня Голицына… Очень интересно.

Строганов ожег меня взглядом.

– Она абсолютно ни при чем! Я как пример ее привел! – отрезал он и продолжил рассказывать: – Я просмотрел все фотки Маргариты с марта до дня, когда она исчезла…

– До двадцатого апреля, – вставил я, чтобы показать, что внимательно слушаю.

– А вот и нет! – возбужденно сказал Арсений. – До девятнадцатого! Последнее фото было сделано за день до исчезновения! Не перебивай меня! Итак, она фотографирует всякие дома, сопровождает их комментариями, дурацкими «чувствами» и выставляет на всеобщее обозрение. Кстати, почему-то она крайне редко фоткает себя, что странно, поскольку она красотка.

Я пожал плечами. Я тоже редко делаю селфи, а вот Строганов…

– Не отвлекайся! А девятнадцатого апреля сделаны две фотки: на первой – кусок Казанского собора, «настроение приподнятое» и краткая информация про Воронихина… И вторая фотка! «Чувства» на ней не отмечены и никаких комментариев нет! Лайки, правда, присутствуют.

– И какой из этого ты делаешь вывод? – осторожно спросил я, чтобы не разгневать сыщика своей непонятливостью.

– Что-то или кто-то в течении дня ей капитально  испортил настроение. Это раз. Это было ее последнее фото. Это два. Значит, после съемки что-то случилось. Это три. Теперь нам предстоит выяснить: с кем она была и что там произошло? Ну? Не гениально ли?

– Можно посмотреть фотографию? – я решил не раздражать его своими сомнениями.

Едва взглянув на снимок, я сразу узнал знакомое место: Заячий остров, у стен Петропавловской крепости. То ли взлетал, то ли приземлялся вертолет, виднелись краснокирпичные стены бастионов и куртин, а над ними – купол Великокняжеской усыпальницы.

– Это у вертолетной площадки, в Петропавловке! Мы там частенько с детьми гуляем и тоже фотографируем взлетающий вертолет…

– Отлично, – хмуро похвалил он меня. – Это я и сам понял. А теперь скажи, как узнать, с кем  она там была?

– Почему «с кем»? Может, она там одна гуляла? И вообще, она же исчезла не в этот  день? А на следующий! – возразил я ему.

Он вырвал у меня из рук мой телефон и опять уткнулся в экран.

– Вот и те, кто ее искал до нас, так же подумали и не придали значения этому факту. Они поминутно восстановили день исчезновения, а на предыдущий – так, взглянули для проформы… – он увеличивал фотографию и рассматривал ее, ругаясь на солнце, мешавшее увидеть детали. – А в этот день она гуляла не одна! А с мужчиной… или с женщиной, пока не понятно…

– То есть, как с мужчиной или женщиной? – теперь я выхватил у него из рук свой телефон и тоже, прикрываясь от солнца, стал рассматривать фотографию.

Арсений же тем временем сел на бревно, извлек свой телефон и стал что-то искать в интернете, не обращая внимания на мои вопросы.

– Подожди, – пытался я увидеть детали. – Вон вертолет взлетает, там люди какие-то стоят… Так они там всегда стоят и фотографируют… Автобус экскурсионный едет, машины какие-то… – я даже попытался увеличить лица гулявших людей, но без толку. – С чего ты взял…

– Тени, – коротко ответил Арсений, не поднимая головы от телефона.

– Тени? – я пригляделся: рядом с тенью фотографа была видна еще одна тень!

Это частая ошибка фотографов-любителей, когда в кадр попадает тень самого фотографа! Судя по всему, день был безоблачный, солнце уже низкое и тени на снимке были длинные и четкие. Судя по тени Маргариты, девушка была без головного убора, держала телефон двумя руками, а длинные волосы развевались на ветру. А тень стоящего рядом с ней человека была немного длиннее тени девушки. Возможно, этот некто был выше нее, а может, стоял на полшага впереди… Угадывались неширокие плечи и короткая стрижка… Лично я был склонен назвать обладателя второй тени мужчиной, но стопроцентно утверждать бы не стал.

– Может быть, это был просто турист, который тоже остановился посмотреть на вертолет? – робко предположил я.

Строганов взглянул на меня, словно я упал с летящего вертолета, сочувственно.

– Ну, – пожал я плечами, – это же не исключено?

Тут он разозлился.

– Запрещено! – рявкнул он. – Мною. Если это был случайный человек, то на кой черт нам его искать? А? По-моему, ты плохо соображаешь, тебе надо поесть!

Я достал остатки завтрака.

– Ты вертолет разглядел? – жуя бутерброд, поинтересовался он.

– Конечно, – отозвался я. – Это экскурсионный вертолет…

– Нет! – перебил он меня. – Этот  не экскурсионный! Считай, нам повезло. Давай, ешь, а я буду рассказывать… Кто может посадить свой личный вертолет посреди города Петербурга, да еще в Петропавловской крепости? – спрашивал Арсений.

– Губернатор? – наобум ответил я.

– Нет. Еще варианты? – он подкинул кусок хлеба вверх, и его тут же схватила пролетавшая мимо чайка.

– Сын губернатора?

– Опять нет! – подкинутый кусок сыра был подхвачен чайкой у самой воды. – Сидоров Сергей Иванович! Он или на работу или с обеда летел, не знаю…

– Куда летел? Он что, летчик? – переспросил я, раздумывая, уж не тепловой ли удар у гениального сыщика случился, солнце стояло в зените.

– Домой, в Вырицу. Нет, он владелец вертолета. Сейчас я тебе покажу его домик. Сердюков отдыхает! – и Строганов стал искать какие-то фото в Яндексе.

– А при чем тут… – начал было я, но Арсений сунул мне под нос свой телефон с изображением какого-то дворца.

– Екатерининский, что ли? – прищурился я. Белое на голубом. Золотые купола. Колонны.

– Тогда уж Сидоровский, – поправил меня этот любитель архитектуры стиля ампир. – Это известный бизнесмен, сидевший за бандитизм, в соратниках и компаньонах у него видные политики…

– Послушай, – взмолился я, – ты гений, я не спорю, но какое отношение…

– К счастью, никакого, – усмехнулся Арсений. – К нашему делу Сергей Иваныч, я надеюсь, не причастен.

– Так, а…

– А важно для нас то, что машины, которые его доставили к вертолету… Видел, там пара джипов стоит недалеко?

– Ну, видел, и что?

– Важно, что они стоят к нам, так сказать, не кормой, а носом! Сечешь?

– Нет, не очень, – честно признался я. – Хотя погоди… опять видеокамеры?

Я вспомнил наше прошлое дело, когда Арсений использовал подобный трюк.

– Точно! Вопрос лишь в том, чтобы они не стерли информацию, записанную месяц назад! – довольный Арсений откинулся назад, забыв, что у бревна нет спинки, и опрокинулся на песок.

– А как ее заполучить? – спросил я, помогая ему подняться. – Сечкина привлечь? Или Игоря Ивановича попросить?

– Только попробуй! – грозно сказал мне Строганов. – Еще не хватало, чтобы они первыми узнали, с кем была Маргарита.

– Но ты уверен, – осторожно начал я, – что это не просто прохожий…

– Ну, конечно! – немного удивленно посмотрел он на меня. – Конечно, не уверен. Но я надеюсь!

– Маньяк Вова, штурм дачи в Вариоле, – со вздохом перечислил я. – Там ты тоже…

– Хочешь возглавить расследование? – уперся он в меня тяжелым взором. – Пожалуйста!

– Ну что ты, куда мне! – искренне сказал я. – А в самом деле, как ты хочешь получить информацию с камер? Позвонишь этому бизнесмену?

– Ха, – усмехнулся неожиданно подобревший детектив. – Это даже мне не под силу. Дай-ка мне свой телефон…

– Э-э, а зачем? – я спрятал его в карман. – У меня нет его номера, я его не лечил.

– Мне нужен твой телефон, чтобы объявление ВКонтакте написать. – Арсений тянул ко мне руку.

– Ты скажи, какой текст, и я сам напишу, – осторожно возразил я. Знаю я его! ВКонтакте опубликуешь то, что велел Строганов, а потом сядешь в тюрьму. Нет уж! Буду цензором, как Николай у Пушкина. Так я ему и сказал. Строганову.

– О’кей, доктор. Пиши своим так называемым френдам: «Друзья! Желающие поучаствовать в крутом флэшмобе – а именно: полторы минуты простоять у одного из бастионов Петропавловки, – срочно звоните! Полторы минуты – полторы тысячи! Не митинг!» Мне нужно набрать… – тут он призадумался. – Тридцать человек.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока я составлял объявление для Контакта, Арсений завис в мировой паутине. Как оказалось, он изучал сорта мрамора, которые использовались для строительства «Сидоровского» дворца в Вырице, и сообщил, что их было шестнадцать.

– И двери из черепахового панциря! Прикинь, сколько черепах замочили! Каждая по тридцать тысяч долларов!

– Каждая дверь или черепаха? – уточнил я, но ответа не дождался, Строганов погрузился в


убрать рекламу


виртуальный мир с головой.

Через несколько секунд после публикации объявления под ним стали появляться «лайки». Затея выглядела привлекательной для многих моих друзей. Кстати, если кто догадался, что задумал Строганов, то я поздравляю и завидую, потому что я не понимал, для чего нужен этот флэшмоб стоимостью сорок пять тысяч рублей! Дверь, правда, черепаховую на это не купишь, но на месяц жизни всей семье хватит.

Время шло, а советница Наталья так и не звонила. Это нервировало моего приятеля, который никогда не отличался терпеливостью, а сейчас и подавно.

Ругаясь на Наталью конкретно и на девушек вообще, он вдруг заявил:

– Знаешь, доктор, одна мысль не дает мне покоя…

– Да что ты говоришь? – усмехнулся я, даже не пытаясь представить, что это может быть. Вариантов были миллионы.

– Твоя мысль, кстати, – вполне человеческим тоном заговорил он. – Прогрессировать от ресторана к музею, так ты сказал? (Я пожал плечами, это же была лишь шутка) Итак, Маргарита. Картины. Искусство… Какая может быть связь всего этого с рестораном? Ее не может не быть… А? Как думаешь, доктор?

Признаться, я был польщен: гений интересуется мнением обывателя.

– Вспоминается армейский анекдот про связь времени и пространства, – улыбнулся я. – Через Ктулху ты обнаружил связь между Маргаритой и Сечкиным-младшим. Правда, она непрочная оказалась. А этот ресторан, как его? «Тауэрский мост»? или «Троицкий»?..

– Ну, конечно же, «Мост Ватерлоо»! – перебил меня этот мыслитель тоном, каким, вероятно, произносил Архимед свою «Эврику». И тут же полез в интернет.

– У Земфиры есть песня «Тауэрский мост», – сообщал я ему, понимая, что он меня и не видит и не слышит. – Фильм был «Мост Ватерлоо»…

– Эврика! – заорал Строганов дурным голосом. Я вздрогнул, а птицы, сидевшие неподалеку, испуганно взлетели со своих мест. – «Мост Ватерлоо»! Так называется серия картин Клода Моне!

И он поклонился с видом Сальвадора Дали в ожидании рукоплесканий.

– Прости, – пожал я плечами. – Я не совсем понял. Маргарита продавала картины Моне?

– Откуда я знаю? – разозлился Арсений. – Музей, где она свои картинки выставляла, у нас еще впереди! Я про связь! Ты что, не понимаешь? – теперь он удивился, наверное, моей тупости. – Ресторан! Картины! Маргарита помешана на них! Она спец по искусству! Забыл, что про нее ее папаша и подруга Ксю рассказывали?

Я не успел ответить, поскольку у него зазвонил телефон.

– О! – обрадовался Строганов и показал мне дисплей своего телефона: звонил незнакомый номер. – Советница! – громким шепотом произнес он и включил громкую связь. – Здравствуйте, Наталья!

– Добрый день, – усмехнувшись, ответила девушка. – А я думала, что вы  мне будете названивать.

– А я знаю, что вы так думаете, поэтому и не звоню, – радостно ответил он.

Повисла пауза, видимо, она переваривала услышанное.

– Однако! Впрочем, это соответствует тому представлению, которое я получила, наводя справки о вас… – спокойно сказала она.

– Что бы вам про нас не наговорили, – тут же сообщил Арсений, – они правы в одном: мы такие одни! Других таких нет и, вероятно, не будет!

– Не сомневаюсь, – сказала она задумчиво. – Я так полагаю, что вы захотите со мной встретиться?

– Прямо сейчас, – подтвердил Арсений и подмигнул мне.

Девушка была готова встретиться, но не раньше, чем через пару часов, что вызвало колики у моего приятеля.

– Ладно, – морщась, ответил он, – знаете садик около Аничкова дворца? Ну, рядом с Катькиным?

Поскольку она не понимала, о чем речь, пришлось довольно подробно объяснять, как ей попасть на место встречи. Что ж, Карл Росси был бы рад узнать, что его творение пользуется такой популярностью у одного из потомков известной фамилии. Пока мы шли к машине, я поведал Арсению историю этого сада.

Арсений всю дорогу слушал музыку, видимо, размышляя о мостах, картинах и девушках, а я тем временем рассылал смс моим знакомым медикам с предложением немного поработать в качестве детектива. Я ведь соврал Строганову, что мои помощники вовсю изучают списки поступивших в стационары женщин… И теперь я отослал сообщения пятерым своим знакомым – двум интернам, двум ординаторам и одному молодому доктору – с просьбой помочь, а заодно и подработать. Все ответили положительно. Я договорился созвониться со всеми, но чуть позже, когда у меня будет возможность. Не мог же я говорить с ними при Арсении!

Скажу честно, я плохо ориентируюсь в пространстве, но и то сумел понять, что Строганов ехал не в сторону своего дома. «Сейчас увидишь» – бросал он в ответ на все мои «куда?» и «зачем?». Мы оставили машину в одном из дворов улицы Маяковского и направились в сторону Кирочной. Я начал догадываться о конечной цели нашего путешествия.

Дышать в центре города, как всегда, нечем. Одни выхлопные газы. Я предложил прогуляться по Таврическому саду, но Арсений упорно шагал по улицам, вертя головой во все стороны. Так мы прошли мимо ресторана «Мост Ватерлоо». Я, конечно, уставился на вывеску и на приоткрытые окна, но ничего подозрительного не заметил. Знать бы еще, что искать! Вдруг Арсений дернул меня за рукав, сообщив, что за нами следят.

– Паранойя обострилась? – поинтересовался я, зная его склонность к фантазиям.

– Я три машины насчитал, но, сам понимаешь, мог не все засечь, – не обращая внимания на мое замечание, ответил он мне.

– И чего теперь делать? – честно говоря, я не очень-то поверил. – Можем спрятаться в Императорском клиническом институте великой княгини Елены Павловны, – предложил я, имея в виду МАПО, или Медицинскую Академию последипломного образования, где раз в пять лет учусь я и многие мои коллеги.

– Нет, – покачал он головой. – Слежка входит в мои планы. Козыри будем придерживать для конца игры, – добавил он.

– Я думал, что мы в шахматы играем, а не в карты, – проворчал я. – Так куда идем? Камо грядеши?

– Обратно! – он развернулся, словно кремлевский курсант, и пошел в обратную сторону, напевая песню: – «Скованные одной цепью, связанные одной целью…»

И мы в очередной раз прошли мимо «Моста Ватерлоо». Правда, сейчас перешли на другую сторону улицы. Тут Арсений довольно неожиданно промаршировал к стоявшей на аварийке белой тойоте, указав жестом, чтобы я обошел и встал с другой стороны. В машине сидела молодая женщина в светло-бежевом пиджаке и темных очках и держала в руках небольшой бинокль. Арсений наклонился к приоткрытому окну и вежливо поздоровался с ней. Женщина вздрогнула от неожиданности и нажала кнопку стеклоподъемника. Затем она заметила меня и, бросив на колени бинокль, вооружилась газовым баллоном и элетрошокером.

– Я прошу прощения, – продолжал Арсений довольно благожелательным тоном, – но если вы прысните из баллончика в салоне, то первая и пострадаете. Прошу вас, не волнуйтесь, мы ваши коллеги, частные детективы! Хотите, я вам документы покажу?

Но девушка, пытаясь держать в поле зрения и меня, и Строганова, вовсе не хотела смотреть на наши документы. Она раздумывала, как ей быть: рвануть на машине или применить свое оружие для самообороны?

– Я сейчас полицию вызову! – сообщила она свое решение.

– Зачем? – искренне удивился Арсений. – Я просто хотел попросить у вас профессиональной помощи, как у коллеги. Я же вижу, что вы ведете наблюдение за этим рестораном. Как и мы, между прочим. Вы же сидели и рассматривали в ваш дорогой бинокль… это Кэнон, хорошая модель, кстати… так вот, вы уже тут минут двадцать сидите в засаде! Кто еще может заниматься наружным наблюдением, как не частный детектив?

Но девушку было не так-то просто уговорить открыть окно и побеседовать, как сказал Арсений, «по-дружески». Наконец она поинтересовалась, кого мы здесь выслеживаем, и Арсений радостно стал ей рассказывать про наши поиски Маргариты.

– Она жила вместе с отцом, причем мы даже не берем с него денег, потому что он, несчастный, с горя бросил работать и бродит по городу в надежде увидеть свою дочь, единственную его отраду! Вот, кстати, ее фото… Вы знаете, мы с удовольствием заплатили бы вам за информацию, но немного, потому что платить придется из своего кармана…

Словом, Арсений минут пять излагал печальную историю пропавшей девушки. А девушка из тойоты уже более спокойно, чем вначале, сказала, что никогда не видела Маргариту и не знает, чем может нам помочь, а хитрый Арсений тут же поинтересовался про ресторан:

– Мы вышли на этот ресторан, но не можем ничего узнать про него. Попасть внутрь нам тоже не удалось. Информации в интернете про него нет. А я точно знаю, что наша девушка могла зайти туда… и не выйти…

– Хм, – усмехнулась наша новая знакомая, как называл ее Арсений, «коллега». – Плохие вы детективы! Всем известно, чей это ресторан!

– И вам? – вкрадчиво спросил он.

– И мне, – снова усмехнулась девушка. – Я, правда, там не была, но кое-что знаю.

– Может, поделитесь информацией? Ради пропавшей несчастной дочери?

– А можно мне на ваш какой-нибудь документ взглянуть? Или лицензию, или паспорт?

– С удовольствием! – и Арсений продемонстрировал какой-то краснокожий документ, чем сильно удивил девушку-детектива. Неужели свой настоящий паспорт показал? Тогда чему она изумляется?

– Ну хорошо… хотя и подозрительно! «Мост Ватерлоо» принадлежит Плевакину, тайны здесь никакой нет.

– Ах, Плевакину, – обрадовался Строганов. – Ах да, конечно! Спасибо, что напомнили… А кто это?

Девушка засмеялась.

– Вы, вероятно, расследования проводите только у себя на родине? (Что она несет? И что за паспорт он ей показал? – пронеслась у меня в голове мысль.) Раз не знаете людей из администрации Смольного… Он по пропаганде среди молодежи какой-то крупный чиновник. А скажите-ка, пожалуйста, эта ваша пропавшая девушка, она чем занималась?

– Искусствовед, – уже обычным тоном ответил Арсений. Он достал из кармана телефон и, наверное, собирал информацию о владельце ресторана. – А что?

– Ну, просто тут иногда бывают девушки довольно определенной профессии, – сказала она.

– Вот как? – заинтересовался Арсений. – А вы кого тут выслеживаете? Если не секрет, конечно… Может, и мы вам чем поможем? Кстати, вы неудачно выбрали место, вас снимает камера…

– Да мне это не важно, пусть снимает, – равнодушно сообщила девушка. – Вы вряд ли мне поможете…

– Как знать, пути Господа неисповедимы, – пожал плечами Арсений, не отрывая взгляда от телефона. – К тому же… женщина может сохранить лишь ту тайну, которой она не знает, – прибавил он.

– Это вы сейчас в интернете нашли? – обиделась девушка. – Долго искали. Все вы, мужики, одинаковые, – бросила она нам и снова подняла стекло.

Это, конечно, проняло Арсения. И он разразился речью, закончив ее разоблачением девушки:

– Извините, конечно, но сразу видно, что вы не детектив, а просто выслеживаете своего мужа! Недавно вернулись с моря, страдаете бессонницей и пытаетесь решить свои проблемы походами к психотерапевту…

– А как вы догадались про бессонницу? – окно снова было открыто. Девушка даже сняла свои солнечные очки, уставившись карими глазами на Строганова.

– Делов-то, – буркнул он. – Не сложнее, чем про психотерапевта, визитка которого у вас на торпеде. Обращаться надо к профессионалам. Чтобы мужа выследить. Мы желаем вам добра, честное слово! А ваш муж – болван! Если бы я был вашим мужем, то ни за что бы не стал вам изменять… Кстати, а что такого будет, если он с кем-то в ресторан сходит?

– Там, на втором этаже, над залом, комнаты… Вот туда все мужики и ходят, и девушки приезжают…

Арсений еле успел вручить ей свою визитку, как окно закрылось.

– Смотри! – показал он мне чье-то фото на своем телефоне. – Знаешь, кто это?

Я пожал плечами, посмотрев на фотографию мужчины средних лет, в костюме и при галстуке.

– Это Плевакин! – торжественно сообщил он мне. – Вячеслав Валентинович!

– И что? При чем тут…

– Не знаю, – тем же тоном ответил он, – пока не знаю. Он владелец ресторана…

– Скажи лучше, как ты про бессонницу догадался? – меня на данный момент это интересовало гораздо больше. В самом деле, я видел то же самое, что и Строганов, но! Мне бы и в голову не пришли такие догадки.

– Делов-то, – он развел руками. – Нервная особа, в стрессах, пытается на фитнесс ходить (у нее абонемент на заднем сиденье лежал), дергалась и вздрагивала от неожиданности, когда мы к ней подошли. Выслеживает мужика своего. Ну, как у нее может быть хороший сон?

– Отчасти ты, конечно, прав… – согласился я.

– А еще под визиткой психотерапевта лежал рецепт, и там название какое-то было на латыни… пришлось в интернете смотреть… Оказалось снотворное! Так что элементарно, Ватсон!

Да… Если бы у меня была шляпа, я бы ее снял!

– Вот если бы ты сказал мне, какая связь между рестораном, Плевакиным и… – задумчиво проговорил этот гениальный наблюдатель.

– Искусством, – закончил я, усмехнувшись. – Ты уже спрашивал. Может, и никакой…

И мы понеслись на встречу с советницей Натальей.


* * *

Войдя в тенистый садик и заметив пустую скамейку, мы заняли ее. По садику гуляли дети, бегали одетые в физкультурную форму ученики лицея, по дорожкам неспешно шли пожилые дамы, а из-за стены доносилась музыка уличного оркестра. Все было буднично, спокойно.

Буквально сразу к нам подошла Наталья, советница олигарха, выглядела она очень эффектно. Я взглянул на преобразившееся при появлении девушки лицо Арсения и подумал, что Лао-Цзы может быть прав насчет страсти, поражающей сердце, чувства и, увы, голову.

Первые десять минут нашего разговора это был обмен любезностями между Арсением и девушкой, которая, как мне показалось, тоже хотела произвести на него впечатление, улыбаясь и внимательно выслушивая его высказывания, периодически кивая в знак согласия. Впрочем, тон ее был дружелюбный, а улыбка искренняя. Строганов расцвел, словно цветок после полива, улыбался во весь рот и даже разок покраснел от какого-то комплимента. Они так увлеклись друг другом, что, вероятно, забыли про меня. И вспомнил обо мне Арсений, когда в очередной раз изображая широкий итальянский жест, задел меня рукой.

– О, доктор, прости! – снизошел он. – Кстати, может быть, кто-то хочет мороженого?

Я подумал, что Арсений сейчас предложит пойти в кафе и там полакомиться, но ошибся.

– Сходи, пожалуйста! – попросил он меня, когда выяснилось, что мороженого хотят все. – Тут рядом, на Невском…

Я хотел возмутиться, полагая, что он просто хочет продолжить флиртовать с девушкой наедине! Но передумал: у меня, таким образом, появилась возможность позвонить кому-нибудь из моих помощников и подробнее объяснить, кого и как искать в больницах города.

– Конечно! – улыбнулся я. – С удовольствием! Febris erotica! – поставил я диагноз любовной лихорадки и был таков.

Поговорив по телефону и купив мороженого, я вернулся и заметил некую перемену на лицах, так и хочется сказать, влюбленных! Арсений был спокоен и сосредоточен, а Наталья немного встревожена.

– …вы же понимаете, – говорил он ей, – что вы своим звонком вызываете вполне законное подозрение… ага, спасибо! – Строганов стал есть эскимо, не прерывая своей речи. – И когда вы сказали, что вас ни о чем не спрашивали, то я вам просто не поверил. Ваш телефонный звонок зафиксирован, ваш номер есть в телефонной книжке Маргариты, и разумеется, вам должны были звонить с вопросом: зачем? по какому поводу вы созванивались? Другое дело, что поскольку следователи ничего не заподозрили плохого относительно вас, то можно сделать предположение, что ваш звонок и правда не имел никакого отношения к ее исчезновению.

– А если имел? – негромко произнесла Наталья. – Спасибо, – поблагодарила она меня.

– Вот как? – Арсений застыл над эскимо и шоколад стал стекать по его пальцам. – А может, расскажете поподробнее? Вы же для этого с нами встретились?

Я сел на скамейку, размышляя, что они, вероятно, только сейчас завели серьезный разговор, и я почти ничего не упустил.

– И да и нет, – покачала она головой. – Во-первых, я бы хотела вас нанять…

(Количество работодателей у нас росло с каждым днем! Если так пойдет, то к концу месяца мы будем богачами. Только вот…)

– Только вот, – продолжила она, – стоит ли? Не поверите, но я еще не решила.

– Что же вас смущает, в чем вы сомневаетесь? – поинтересовался Арсений, растирая пятна шоколада по джинсам. – В нашем профессионализме? Или в нашей честности? Давайте я вам расскажу, о чем вы говорили с Маргаритой, а вы поведаете нам, что вас сейчас тревожит? Вы ничем не рискуете. Всегда можете отказаться. По рукам?

– Ну, давайте, – улыбнулась она.

Строганов выкинул в урну остатки мороженого и пристально уставился на советницу, вероятно, изображая телепата.

– Вы любите Михаила Александровича и мечтаете выйти за него замуж. Но есть какие-то затруднения. Возможно, он не проявляет активности в этом вопросе. – Арсений не сводил с нее глаз, а ее лицо оставалось непроницаемым. – У вас с Маргаритой были скорее дружеские отношения, и вы ждали от нее или совета, или помощи в решении своей проблемы. Не исключаю, что вы подозревали, что у Маргариты с Михаилом был роман… и обратились к ней с вопросом… – он развел руками. – Ну, и я очень надеюсь, что вы не решили просто устранить конкурентку. Хотя и не исключаю этого.

На последней фразе девушка изумленно посмотрела на оратора.

– Ну, знаете ли… – она пожала плечами. – Насчет устранения конкурентки… Вы уж совсем… Впрочем, вы меня не знаете, да и я вас тоже… Но в целом так и было. Я подозревала, что у них был роман, и Марго это подтвердила, но это было давно, и мы тогда с Мишей еще не… словом, это не имеет никакого отношения… Я рассказала ей, что хочу, чтобы он сделал мне предложение, и она загорелась этим, сказав, что Миша, как и все мужики, трусоваты и боятся женитьбы… ну, как алеаторной сделки. Я согласилась. Теперь вот, собственно, для чего я вас хочу нанять: в тот день мы созвонились, и Марго мне сказала, что у нее есть идея, и она собирается встретиться с Мишей, чтобы обсудить мой вопрос… то есть, она собиралась подтолкнуть его к женитьбе. Я не знаю, в этот  день они должны были встретиться или в другой… но мне с тех пор не дает покоя одна мысль: а вдруг они встретились? И поговорили? И после этого Марго пропала. И… – тут девушка судорожно вздохнула и выпалила: – И Миша имеет отношение к ее исчезновению.

Видно было, что это признание далось ей тяжело.

– Ну, знаете ли, – в свою очередь усмехнулся Строганов. – Думаете, что он ее убил и…

– Надеюсь, что нет, – быстро сказала Наталья. – Но с того момента я не могу… Мне тяжело даже находиться с ним, понимаете? Я все время думаю… Если он причастен… Словом, вы должны доказать его невиновность в исчезновении Маргариты.

– А у него вы не спрашивали? – поинтересовался я.

Она резко и отрицательно покачала головой.

– Нет. Я проверила все его звонки, его почту, посмотрела все его передвижения за этот день и ничего подозрительного не нашла. Но поймите, когда речь идет о любимом человеке, об эмоциях… – она замолчала и скрестила руки на груди.

– Когда речь идет о любимом человеке, надо ему верить, – сказал я ей.

– Я согласен, – кивнул Арсений. – К тому же, даже доказав его невиновность, вам от этого легче не станет. Вы и нам просто не поверите. Решите, что он нас купил. Вы же эмоциями сейчас руководствуетесь? А не логикой. Кстати, а если он и правда виновен? А вдруг?

– Вот я и хочу знать правду! – твердо сказала девушка.

– Мы возьмемся за ваше дело, – важно произнес Строганов. – Можно ли будет в нашем расследовании использовать информацию о вашем общении с Маргаритой? Ну, ваши разговоры с ней про женитьбу. Или это строго конфиденциально? Предупреждаю: если я не смогу использовать эти сведения, то цена вопроса резко возрастет.

– Вы прямо как быки на бирже, играете только на повышение, – усмехнулась Наташа. – Да, по большому счету, мне все равно! Меня интересует правда. Правда о Михаиле. Ну и, разумеется, главное, чтобы Маргарита нашлась! Она действительно очень хороший человек.

– Я понял, – кивнул Арсений уже вполне естественно. Он вскочил и стал пританцовывать под доносившуюся музыку. От этого зрелища Наталья изумилась еще больше, чем когда ее обвинили в похищении Маргариты. – Но думаю, что все-таки не стоит рассказывать вашему Мише, что вы наша клиентка? Согласны? Тогда по рукам! Еще мороженого?

Мы хором отказались.

– Ну, если не хотите, – Арсений вновь уселся на скамейку, – тогда прошу вас рассказать про Маргариту. И начнем с ее увлечения картинами. Подробно, все, что знаете. Поскольку только узнав правду про нее, мы узнаем правду про вашего жениха…

Наталья некоторое время сидела молча, видимо, размышляя, стоит ли вообще связываться с нами, и что можно рассказывать, а что – нужно. Словом, она опровергала постулат Петрония о том, что красота не сочетается с мудростью.

Я тем временем отвечал на сообщения и моим помощникам, которые разыскивали Маргариту по больницам, и знакомым, которые заинтересовались флэшмобом Арсения у стен Петропавловской крепости.

А Строганов напевал песенку, выбивая ритм ладонями по коленям. Кажется, это была Тарантелла.

– Хорошо, – повернулась к нему Наталья. – Раз уж вы такие… умные… хотя и странные… Значит, Маргарита и картины. Я не знаю, что вы хотите услышать, собственно, никаких тайн, ну кроме, может быть, пары секретов как сократить расходы при растаможке, я не знаю… – усмехнулась она. – Я ей немного помогала. Составление договоров, страховка, транспортировка картин из Лондона, таможня… И здесь, с этим музеем…

– А что это за музей? – не выдержал вынужденного молчания Строганов.

– Музей Художников России, сокращенно ЭмХаЭр, – пожала плечами советница. – Владельцы – Эдуард Воровский и его младший брат… забыла, как его зовут… но возглавляет музей Эдуард. Известнейший современный музей. Маргарита уже второй год с ними сотрудничает. Она привезла в этом году больше тридцати работ. Выставка называлась «Забытые имена». Миша купил у нее картину, она у меня в кабинете висит.

– То есть это выставка-продажа? – уточнил Арсений.

– Да, конечно, – подтвердила Наталья. – Маргарита два года собирала эту коллекцию. Там русские художники начала и середины двадцатого века, жившие за границей и почти не известные здесь, в России. Я, к примеру, только про одного слышала, да и то случайно. Они интересны в первую очередь специалистам и коллекционерам.

– А Михаил Александрович, он коллекционер? – вставил я и почувствовал на себе недовольный взгляд Строганова. Ревнивец!

– Да не особо, – спокойно ответила Наталья. – В смысле, нет. Вот Писков Юра, он коллекционирует картины. Какие-то пейзажи, причем очень определенных художников. Просто я видела, что он тоже купил у Маргариты одну картину, но скорее всего, чтобы ей сделать приятное. Как бы проявил уважение. А Миша, он не особо интересуется искусством, просто на стену повесить…

– А что за картину Писков купил? – спросил Арсений.

Наталья пожала плечами и закинула ногу на ногу. Арсений сосредоточил свое внимание на ее коленках.

– А где Маргарита брала эти картины? – поинтересовался он, не отрывая взор.

– О! Это был настоящий поиск! – улыбнулась девушка. – Она мне сама рассказывала. Ездила по маленьким городкам Франции, Германии, Австрии, даже Черногории. Эти художники были мало известны при жизни, а сейчас практически забыты. Она выкупала картины, причем недорого, из частных коллекций. А на выставке все картины были раскуплены, и значительно дороже их первоначальной стоимости… – девушка произнесла последние слова с особой интонацией, видимо, чтобы подчеркнуть талант организатора. – Маргарита издала отличный каталог, и выставка пользовалась популярностью, причем не только среди искусствоведов, туда очереди стояли из обычных людей… Так трагично, что она пропала… – Наталья вздохнула и нахмурилась.

– А картины что, уже без нее раскупали? – Арсений был напрочь лишен сантиментов.

– Почему? Уже на второй день после открытия почти все картины были распроданы. Просто забирали их по окончании выставки, так было прописано в договоре, – как само собой разумеющееся сказала она. – Прибыль была не баснословная, конечно, но вполне приличная.

– А сколько? – полюбопытствовал детектив.

– А это имеет какое-то отношение к нашему делу? – отреагировала советница.

– Конечно, – кивнул Арсений. – Значит, никаких проблем, никаких неустоек, ничего криминального на этой выставке не происходило?

– Разумеется, нет. – твердо ответила она. – Для Маргариты эта выставка была не просто зарабатыванием денег, это был результат двухлетнего труда, поисков, изучения архивов и так далее. Вы не понимаете, и даже я не осознаю всей масштабности и значимости этой выставки. Там, на открытии, очень известные люди выступали, были журналисты, телевидение…

– А каталог у вас есть? – Строганов уже оторвал свой взгляд от ног нашей клиентки и что-то смотрел в телефоне. – Просто в интернете почти нет картинок оттуда…

– У меня есть. Каталоги, кстати, тоже раскупили. Может быть, один в музее остался…

– А музей на этом тоже… – он, вероятно, хотел сказать «наварился», но в последний момент передумал. – Получил прибыль?

– Разумеется, – ответила Наталья. – Воровский не только известный искусствовед и коллекционер, но и деловой человек. Кстати, довольно богатый.

– Интересно, – откликнулся Арсений. – В сети про него полно информации. А про брата, странно, не найду.

– Он, насколько я знаю, просто совладелец. А почему вы совсем ничего не спрашиваете про Михаила? – вдруг поинтересовалась она.

Арсений кашлянул. Скорее всего, Михаил просто не нравился моему приятелю. А если ему кто-то был несимпатичен, то он, Строганов, старался его и не вспоминать всуе. К тому же Михаил тоже был нашим клиентом, и его задание Строганов уже выполнил – суть разговора Маргариты и Натальи мы знали! И самое главное, поскольку Строганов был уверен, что олигарх непричастен к исчезновению Маргариты, то он был ему вдвойне неинтересен.

– Про вашего возлюбленного мы поговорим в следующий раз, – произнес, наконец, Арсений. – Сейчас мы направимся в музей. Черт, не люблю музеи с картинами!

Мы с Натальей уставились на него.

– Если только они не интерактивные, – пояснил он. – Кстати, а чего на вашей картине нарисовано? Ну, которую для вас купил… ваш…

– Цветы, – улыбнулась Наталья. – «Портрет Петра первого после смерти» не в моем вкусе.

– В смысле? – удивился Арсений. – Как это портрет после смерти? Трупа? Или призрака?

Наталья усмехнулась.

– Там была картина под названием «Портрет Петра первого после его смерти». Не посмертный портрет, а именно после смерти. Мне просто о картине сама Маргарита рассказывала. Ее предысторию. Точнее, про художника, который ее написал…

– Ну наконец-то, – пробормотал Арсений, а мы с Натальей удивленно посмотрели на моего приятеля.

– Рассказывайте! – добавил он и спрятал телефон в карман.

– А что, собственно… – начала она. – Тут ничего особенного нет. Просто этот художник, фамилия у него смешная, Соломка, так вот, наверное, он был слегка сумасшедшим. Видимо, все гении немного того , – и она искоса посмотрела на Арсения.

– Ну, и? – вежливости в Строганове, как гениальности в безумии, немного.

– И он утверждал, что видел Петра после смерти и написал его портрет. Вот и все. А Маргарита купила эту картину у его внуков.

– Соломко? – уточнил Арсений.

– Соломка́ Сергей Викторович. Надо же, я даже запомнила! Но про него не много известно. Он жил в Петербурге в начале века, а после революции эмигрировал. Жил во Франции, где и умер. А его наследники часть картин оставили, часть продали. Собственно, вот и вся история. А что вы так… – она не успела договорить.

– А я бы именно эту картину и купил! – гордо сообщил Строганов. – А не цветы какие-то и скучные пейзажи. Вы пойдете с нами в музей? Нет? – он вскочил на ноги. – Тогда до связи! Хотя подождите, нам нужен каталог этой выставки. Срочно!

Мне пришлось убеждать Наталью, что все гении таковы, и мы сумеем ей помочь, и на нас можно положиться, и что пусть она даже не сомневается в нас, и так далее… На прощанье она пробормотала мне что-то вроде: «В этой стране нормальные мужики вообще бывают? Ну, кроме вас, конечно.»

Глава 25. Миттельшпиль[1]

 Сделать закладку на этом месте книги

Арсений на ходу посмотрел карту города в телефоне, в голове выстроил маршрут (оказавшийся впоследствии раза в три длиннее, чем рекомендуемый Яндекс-картами) и бодрым шагом направился в музей. Я едва поспевал за детективом, который вдруг решил приобщиться к искусству.

– Ты влюбился в советницу? – интересовался я у него на бегу.

– С чего ты решил? – невозмутимо отвечал он. – Как ты там мне говорил? «Любить и разумными быть едва ли могут сами боги!» Я никогда не влюбляюсь, когда расследую дело! Чтобы не потерять разум!

С Малой Садовой мы свернули на Итальянскую и, пройдя мимо домовой церкви Александровского кадетского корпуса, мы остановились у Старо-Манежного сквера. Точнее, Строганов резко затормозил, и я врезался в него на полном ходу. Хорошо, что мы пешком, а не на машинах…

– Давай-ка почитаем, – бросил он мне, чуть поморщившись (я чувствительно наступил ему на ногу), и рванул в сквер.

Там, вокруг памятника Тургеневу, сидевшему в позе Юпитера с посохом в правой руке, стояли несколько человек, внимательно слушавших экскурсовода. Арсений с разбегу приземлился на скамейку, а я, поглазев на элитный современный дом за спиной писателя, сел рядышком.


убрать рекламу


– А можно пару вопросов? – обратился я к нему.

– Валяй, – не поднимая глаз от телефона, буркнул он.

– Задание Михаила. Получается, что мы его выполнили? – начал я издалека, потому что спроси я его сразу, чем он так увлекся, что ищет в интернете, так ведь не скажет!

– Да, – кивнул он, просматривая какие-то сайты про изобразительное искусство. – Гонорар заработали. Только пока придержим нашу информацию.

– А Наталья, она нас наняла…

– Да для того же! Они оба парятся, можно ли доверять друг другу или нет. А Михаил еще печется, не вылезет ли ему боком роман с Маргаритой… Прикольная парочка! – Арсений потянулся, затем снова уткнулся в телефон.

– Ну а все-таки, ты уверен, что Наталья невиновна? – я попытался заглянуть в телефон к Арсению, но он, заметив мои поползновения, бросил на меня насмешливый взгляд. Тогда я стал смотреть в сторону фонтана, что на Манежной площади.

– Маловероятно, – пробурчал он себе под нос. – Если бы она была виновна, то зачем ей нанимать нас? Совать голову в пасть тигра… – Арсений придал своему лицу гримасу одухотворенности и сделал селфи.

Тоже мне, тигра !

– Зачем? – повторил я его вопрос и сам же ответил на него: – Затем, что она звонила Маргарите и скрыла этот разговор от всех! А ты узнал об этом факте и стал бы расследовать, понимаешь? И она первая обратилась к тебе и наняла тебя, чтобы отвести от себя подозрения!

– Она наняла нас ! – поправил он меня. – Ты видел ее, слышал, у тебя сложилось впечатление, что она виновата?

Я развел руками, мол, не знаю.

– А у меня нет, не сложилось. Я внимательно рассматривал ее…

– Особенно ноги, – вставил я.

– Да, – кивнул Строганов, – в зависимости от того, врет ли человек или нет, он по разному ставит ноги, держит руки и говорит. Невербальные знаки! Также модуляции голоса и неподвижная или вздымающаяся грудь… Так! Мы можем двигаться дальше, я нашел все, что искал. Хотя нет. Не все…

– А что ты нашел? – не выдержал я и спросил напрямую.

– Ars longa, vita brevis! – ухмыляясь, ответил супостат. – Кстати, я видел фотки Воровского, владельца этого музея. Старый мужик уже, лет пятидесяти пяти. – Строганов вскочил и замахал руками, делая зарядку.

– Ну не нахал ли? – обратился я за поддержкой к памятнику. (Экскурсанты к этому времени уже ушли в сторону Манежа.) И надо же, мне показалось, что Тургенев кивнул своей большой бронзовой головой.

Площадь была запружена машинами. Арсений шел, не обращая внимания ни на кого и выдавая выловленные в сети изречения на латыни (с русским акцентом):

– Per aspEra ad astEra! А лучше вот это – per crucEm ad lucEm! Почти РЭП!

– Я латинский двадцать лет назад изучал… – уворачиваясь от опасностей и перекрикивая шум улицы, говорил я ему. – Но и то слышу, как ты коверкаешь слова.

Наконец мы свернули с площади на Кленовую улицу, здесь было значительно тише.

– Мы прямо сейчас пойдем в музей? Это сейчас самое важное? – спросил я этого латинянина.

– Да, – кивнул он, не сбавляя скорости. – Музей, картины, искусство! Блин! Я забыл про наш флэшмоб. Кстати, народ подписался на участие в нем?

Я рассказал, что нужное количество людей ждет указаний, денег и готово хоть всю ночь провести под стенами Петропавловки…

– Было бы классно, – отозвался Арсений. – Я, кстати, там как-то ночевал, в деревне Викингов…

В конце улицы взмахом жезла нас встретил Петр Первый. Ну, тот, который «Прадеду правнук. 1800» перед Михайловским Замком. Памятник со всех сторон изучали молодые люди, по возрасту – старшеклассники.

– Чего это они ищут? – тут же заинтересовался Строганов и направился к ребятам.

– Вероятно, женскую ножку у лошади, – пожал я плечами и пошел за ним.

– Не понял? – Арсений повернулся ко мне. Скорее всего, его удивил не сам ответ, а то, что я смог выдвинуть версию (да еще какую!), а он – нет. – Что значит «женскую ножку у лошади»? Тем более, – он пригляделся, – это конь!

Мы прислушались к разговорам молодых краеведов, и выяснилось, что я оказался прав.

– Конь по имени Лизетта, – усмехнулся я. – И одно копыто у него в виде женской ножки в туфле. То ли Растрелли-старший так задумал, то ли его сын, науке это неизвестно.

– Да ладно? – Арсений тут же полез проверять, но штурм пьедестала не удался, и он отошел на некоторое расстояние, безуспешно пытаясь разглядеть «ножку» издали. Затем, подойдя к одной из девушек, он предложил приподнять ее «для лучшего обозрения ноги коня» и, получив отказ, попросил у нее палку для селфи, с помощью которой сфотографировал все копыта жеребца, после чего, успокоившись, подошел ко мне.

– Нет… – удрученно помотал он головой, разглядев фотографии. – Это нога не женская, а конская… Просто копыто. Был бы я скульптором, я бы обязательно…

– Ты вроде у нас по картинам специалист? – перебил я его. – И мы, кажется, в музей шли?

– А он вообще-то в другой стороне. Нам туда! – и он, резко развернувшись, пошел в другую сторону.

Durum patientia frango! Что означает, «если ваш друг – дурум, то наберись терпения». Шутка. И я прибавил ходу.

Получилось что-то вроде ознакомительной экскурсии по Санкт-Петербургу: Инженерная улица, Русский музей, канал Грибоедова, Спас-на-Крови и Казанский Собор, за который мы и свернули…

Наконец мы оказались у входа в монументальное парадное здание, чем-то похожее на Эрмитажный театр. Один из этажей его и занимал Музей художников России, или ЭмХаЭр.

– Знаешь, что самое странное в этом деле? – вдруг обернулся ко мне Строганов.

– Нет, – живо ответил я. – Много подозреваемых? Или богатые работодатели? Или…

– Мы постоянно на него  натыкаемся! Это должно что-то означать! – тихим голосом произнес он.

– На кого??? – у меня совсем не было предположений…

– На Петра первого, конечно! – выкатив глаза, ответил Арсений.


* * *

Поднявшись по огромной мраморной лестнице (причем Арсений не удержался и потрогал все резные деревянные основания многочисленных светильников), через колонный зал мы попали в галерею современного искусства. То есть, это был первый зал анфилады, заполненный картинами современных художников, тремя девушками, которые здесь работали, и парой скульптур. Что означали эти скульптуры, а также что было изображено на большинстве картин, я не знал и даже не мог вообразить.

Поскольку других посетителей, по крайней мере в этом зале, не было, мы оказались под изучающими взглядами сотрудниц. Особенно Арсений привлекал внимание своим богемно-творческим внешним видом. Он неторопливо прошелся вдоль одной стены, увешанной произведениями наших современников, остановился у одной из картин и, ткнув в нее пальцем, громко сообщил:

– Вот эта, пожалуй, ничего. Остальные весьма посредственны!

Ну разумеется, после такого вступления девушки окружили нас. Сопровождая свои каверзные вопросы насмешливыми взглядами, они вогнали меня в краску. Но не Строганова!

– Да, – хладнокровно отвечал он, – я специалист в области виженари-арта. Вы могли читать мои статьи в журнале «Хэ Жэ»… я там веду обозрение…

Я закашлялся, но, видимо, такое издание существовало, поскольку выражение лиц у девушек изменилось.

– Кстати, я люблю творчество Альбрехта Дюрера, – Арсений принял вид преподавателя Оксфордского университета. – Поэтому мне понравилась именно эта картина!

А я подумал: еще бы! Ведь календарь с гравюрами этого немецкого живописца я подарил ему пару лет назад.

А вечеринка набирала обороты. Я закрыл рот, открытый от удивления, и постарался, чтобы глаза мои не напоминали таковые у больных с гипертиреозом.

– У Малевича, моя дорогая, – улыбался Строганов грустной мудрой улыбкой, – цвет теряет связь с формой!

– А как же идея изображения цветоформ? – возражала высокая блондинка с красивыми глазами и в длинном сером платье. – Супрематизм…

– Что значит цветоформа? – перебил ее Строганов. – Изображение на плоскости холста…

Я незаметно ущипнул себя за нос. Не помогло!

– Цвет, не ассоциированный ни с каким конкретным предметом, – продолжал разглагольствовать Арсений, – но он имеет содержание, мои дорогие! Какое? Я скажу какое – Энергетическое! Цвет – это Малевич. Цвет – это Ван Гог! Только сюжеты у него другие. Не квадратные… ха-ха! Хотя «Черный квадрат» – это начало нового художественного алфавита! Даже доктор с этим согласен! Да?

Все посмотрели на меня. Я важно кивнул.

– Это Honoris causa! – представил меня этот враль и продолжил: – Супрематизм это доминанта, доминанта цветовая. Вы можете возразить, сказав, что у многих цветовая доминанта. У Матисса… Черт!

Он сбросил телефонный звонок и еще какое-то время рассуждал о цвете, форме и объеме. Я, придя в себя после культурного шока, кажется, стал понимать, откуда у него эти познания. Там, возле памятника Тургеневу, в скверике у дорогущего дома, он выискал эти подробности на каком-то сайте и, обладая феноменальной памятью, просто запомнил! Вот ведь, гонорис кауза! Энергетик доморощенный!

Закончив свой дискурс и подняв свой авторитет до неба, которое было изображено на потолке, Арсений поинтересовался выставкой Маргариты Сердюковой.

– Для начала мы бы хотели посмотреть каталог. Вернее, купить его.

Но, увы, каталог у них остался один, и посмотреть его было можно, но с возвратом. Одна из девушек – невысокая брюнетка с короткой стрижкой – отправилась за журналом. Что там хотел найти мой приятель, я не знал и был уверен в том, что и он сам этого не знает. Обыкновенная рутинная работа, как говаривал Калле-сыщик. Я поймал себя на том, что с сомнением качаю головой: не знаю, не знаю… Знание служит жизни, мудрость ею правит…

Мы расположились в холле на небольшом диванчике, стоявшем между мраморными колонами. Каталогом завладел, разумеется, Арсений: он быстро просматривал картинки, мелькали портреты, пейзажи… одна батальная сцена, на которой Арсений немного задержал свое внимание…

– Очень красиво! – поделился он радостью настоящего ценителя.

И наконец, под номером двадцать семь обнаружилась та самая картина, «Портрет Петра после смерти». Она была нарисована, простите, написана в ином стиле… Мне эта картина сильно напомнила портрет Председателя из фильма «Приключения принца Флоризеля». Кажется, это называется кубизм? Но могу ошибаться, я же не специалист по виженари арту, или как его там? А наш виженарный артист стал внимательно изучать ее. Качество репродукции было отменным.

– Ну, как? – поинтересовался я, наблюдая, как он то с одной стороны посмотрит, то с другой. То вообще, поднял каталог над головой и уставился на него. – Петра видишь?

– Вижу, – неожиданно кивнул этот искусствовед. – А все потому, доктор…

– Honoris causa, – напомнил я ему.

– Да, спасибо! Так вот, все потому, что ты когда-то увлекался фотографией! Помнишь, у тебя есть фото Петропавловского собора, когда ты снял его снизу, лежа на мостовой?

– Э-э, ну, вроде бы…

– А я помню. Теперь давай вместе смотреть, вдруг я ошибаюсь?

– Такое возможно? – удивился я.

– Нет. Смотри! Видишь эти треугольники и многоугольники? – ткнул он в страницу. – Они образуют странную фигуру. Мощные основания, затем квадрат и, сужаясь вверх, фигура устремляется в небо… это очень похоже на твое фото собора! Что-то по форме напоминающее Эйфелеву башню…

– Ты же говорил Петропавловский собор, – напомнил я ему.

– Совершенно верно. – подтвердил Арсений. – Но! Это еще и похоже на Петра!

– Петра первого? – на всякий случай уточнил я.

– Разумеется! – противно подтвердил Строганов. – Смотри, высоченный рост, ручищи, маленькая голова, усы… ты памятник Петру в Петропавловской крепости видел? Монстр такой, классный! К нему раньше можно было на колени залезть!

– Это Петр Первый Шемякина, – пояснил я ему.

– Эврика! Вот почему мне эта картина знакомой показалась! – Арсений вскочил и пробежался вокруг одной из колонн. – Если тот памятник, который сидит, поставить на ноги, то это будет он ! Петр, которого нарисовал этот художник Соломка! Они жутко похожи! Ну что, разве не гениально? – поинтересовался он у меня, ожидая рукоплесканий.

– А когда Соломка нарисовал свою картину? – вздохнул я.

– Э-э, а что? – удивился Арсений.

– Да ничего, – пожал я плечами. – Тут или Шемякин видел картину Соломки, перед тем как памятник создавать, или Соломка во сне увидел памятник Петру Шемякина.

Я не выдержал и захохотал. Просто Арсений выглядел настолько изумленным, как будто памятник и правда встал с постамента.

– Картина, вон, смотри, нарисована аж в 1925 году. А памятник Шемякин пристроил в крепости совсем недавно, в начале девяностых!

Мыслитель задумался и полез в телефон, правда, перед этим ожег меня свирепым взглядом, словно я был в чем-то виноват.

– Ладно, – изрек он наконец, – допустим, что художник не видел монстра из крепости…

– То есть как допустим? – возразил я ему.

– Не цепляйся к словам, я не Аристотель. Смотри на картину… кстати, я бы себе точно такую хотел. Интересно, почем она? Так вот, это действительно портрет Петра после смерти! Я посмотрел, в чем его хоронили: видишь, полное совпадение! – он стал тыкать пальцем по изображению в каталоге. – Ярко красные одежды… поперек груди голубая лента…

– А это что за морской еж? – усмехнулся я, тоже ткнув в какое-то существо, похожее на морскую звезду или ежа посреди голубой полоски, которую Строганов обозвал голубой лентой.

– А это, уважаемый, орден Андрея Первозванного! – потер он руки.

– А это что, под орденом? Колокол? В груди у твоего Петра… – я показал на треугольного вида колокольчик.

– Правильно! Так и есть! – искренне обрадовался живописный детектив. – Потому что это и Петр, и Петропавловский собор одновременно!

Я посмотрел на него взглядом своего знакомого доктора психиатра.

– Да неужели?

– Смотри! – возбужденно говорил Строганов. – Помнишь, ты мне рассказывал, что архитектору, который этот собор строил, сон приснился? Собор в виде Петра или Петр в виде собора, я не помню…

– О, Господи, это же легенда про Трезини…

– Неважно! – не пожелал меня слушать Арсений. – Главное, что мы на правильном пути! Одно мне не понятно…

– Везет! – вставил я. – Если только одно…

– Да, – подтвердил он. – Значит, это и есть портрет Петра после смерти. Петр. Собор. Только непонятно, как он мог встать после смерти? Не слышал, Петр не оживал, после того как умер? Никаких легенд на эту тему не было?

Арсений ходил взад и вперед перед диваном, натыкался на колонны, взъерошивал себе волосы – словом, был похож на ненормального.

– Можно вопрос? – обратился я к нему, впрочем, не особо рассчитывая на реакцию с его стороны.

– Вопрос… – задумчиво повторил он. – Вопрос… вопрос, зачем он нарисовал эту картину? Это значит, что он должен был это видеть, на него это произвело впечатление, и он бросился рисовать… так! Нам нужна его биография! Это раз. И два – нужно узнать, кто эту картину купил.

– И три, – вставил я, – как это нам поможет в поисках Маргариты? Мы ее ищем, не забыл?

– Маргариты? – переспросил он. – Черт! Как она не вовремя пропала! Если бы она не пропала, то мы бы у нее узнали всю историю этой картины! Ты понимаешь? – последние слова он прокричал. Из зала высунулись две наши знакомые девушки, а снизу стал подниматься охранник.

– Пожалуй, нужно этот каталог забрать с собой, – хмуро заявил он, – им он все равно не нужен.

– Слушай, это некрасиво! – Строганов, несмотря на свою патологическую честность, как он мне сам как-то признался, ради дела мог не только каталог, и картины со стены украсть. – Даже не думай! – пресек я его попытки.

Тогда он заснял на телефон странный портрет, и мы пошли отдавать журнал девушкам. Поблагодарив, Арсений невзначай поинтересовался, кому, мол, повезло прикупить такую знатную картинку? Но увы, ему ответили, что это закрытая информация.

В этот момент в зал вошли трое мужчин. Девушки при виде вошедших оживились. Я отметил, что один из этой троицы очень отличался от двух других: он был немолод, полноват, одет дорого, но при этом неряшливо, – на светлом пиджаке я увидел пятно то ли от кофе, то ли от соуса… а вокруг шеи был повязан яркий платок, но как-то небрежно… Его сопровождающие были молодыми, спортивными, аккуратными и с непроницаемыми лицами. Так это охранники! – пронеслось у меня в голове. А главный, наверно, коллекционер! Ну не художник же?

– Это тот самый Воровский, владелец музея! – зашипел мне в ухо Строганов. Я смущенно кашлянул, почувствовав неловкость, поскольку тот услышал Арсения. Но, видимо, приняв это за комплимент, он благосклонно кивнул нам и стал негромко беседовать с девушками. Арсений подошел было поближе, насколько позволяли охранники, но Воровский довольно быстро завершил свое общение с сотрудницами и, бросив на нас мимолетный взгляд, главный жрец этого музеона величественно покинул зал в сопровождении своих бодигвардов.

– Ну что, не удалось подслушать, о чем люди искусства говорят? – насмешливо поинтересовался я у Строганова, когда мы сами вышли из музея.

– Я не слушал, а смотрел, – возразил он, что-то выискивая в интернете. – Смотрел на его уши!

Я не поверил своим ушам. Впрочем, от Арсения можно ждать чего угодно. И заглянув к нему в телефон, я с изумлением увидел, что он на увеличении рассматривает фото чьей-то головы, снятой в профиль.

– Это ухо Воровского? – спросил я, теряясь в догадках, что могло заинтересовать Арсения в вышеозначенном органе владельца музея. Единственно, что заметил я, это небольшие ушные раковины и сросшиеся мочки.

– Нет, это  ухо не Воровского! – медленно сообщил он мне, оторвавшись от телефона. – Это ухо другого человека.

– Ты решил стать ЛОР врачом? – поинтересовался я, размышляя в своем ли он уме, потому что на шутку это было не похоже.

– Мы едем на Марсово поле! Быстрее!

И Строганов понесся в сторону стоявшего неподалеку такси.

По дороге я пытался задавать вопросы, но Строганов отвечал невпопад.

– Там сейчас митинг «Молодежь за Родину!», – сообщил он мне ценную информацию.

– Ты там выступаешь, что ли?

– Вот, гляди, никого не напоминает? – вместо ответа он показал мне фотографию на своем телефоне.

– Кто это? – я очумело смотрел на фото какого-то мужчины, полноватого, с толстой шеей.

– А что ты можешь о нем сказать? – не торопился он отвечать.

– Ожирение второй степени, – пожал я плечами. – Склонность к гипертонии. Похож на кого-то или я где-то его видел… Знаешь, у меня это профессиональное: кажется, что похож или на пациента, или на его родственника…

– Если только ты лечил… – Арсений выдержал паузу: – Плевакина Вячеслава Валентиновича! Бинго! – гаркнул он так, что я поморщился, а таксист нервно дернулся.

– Так это владелец ресторана «Мост Ватерлоо»!? – ахнул я.

– Да! Хозяин закрытого заведения с комнатами на втором этаже! – Строганов говорил медленно, но увеличивая громкость. – А также он какой-то пропагандист в правительстве города и проводит сегодня митинг!

– Ну хорошо, и что из этого? – я чувствовал, что впадаю в ступор.

– А то! – перекрикивая дорожный шум, орал мне Арсений. – Связь между рестораном и музеем! Между Плевакиным и Воровским! Какая? Элементарная! Они братья! Помнишь, Наталья нам говорила, что у Воровского есть совладелец – его младший брат? Так вот, у этого Воровского-старшего очень характерная ушная раковина, с приросшей мочкой. А у Плевакина на фото не разглядеть, но очень похоже, что то же самое! Теперь понял?

– Не ори! Ну, что-то похожее есть… – нехотя согласился я, еще раз взглянув на фото того и другого в его телефоне. – Так ты хочешь просто зайти на митинг к Плевакину, чтобы поинтересоваться его родственниками? Во-первых, нас к нему не пустят. А во-вторых…

Мне показалось, что Арсений притянул эту родственную связь, так сказать, за уши. Перемудрил. Как и с маньяком, как и со штурмом дачи Сечкина, как и с флэшмобом, как и…

– Да! – радостно заявил он. – В сети ничего путного нет. Нужно смотреть на него вживую и вблизи. Мы видели Воровского, теперь посмотрим на Плевакина.

– А тебя не смущает, что у братьев фамилии разные? – несколько язвительно спросил я.

– Они могут быть сводными братьями по матери! – тут же парировал Строганов. – Или двоюродными! Главное – есть кровное родство! Гены!

Я вздохнул. Легче сдвинуть древнеегипетского сфинкса, чем переубедить Арсения.

– А откуда ты вообще знаешь про то, что сросшиеся мочки – это признак генетического родства? – осведомился я.

– Ты что, Гая Ричи не смотрел? – удивился он и дернул меня за ухо.

На Марсово поле было не так-то легко попасть. На санкционированный митинг собрали несколько сотен молодых людей, все они были одеты в одинаковые трехцветные футболки, такие же бейсболки и скандировали речевки, что-то типа: «Великая держава, ура, с коленей встала!» Самое неприятное, что мы натыкались на оцепление со всех сторон, и пройти к небольшой трибуне, с которой руководил митингом сам Плевакин, было нереально.

– Ну я же говорил… – попытался я сказать, но Арсений мне не дал.

– Вон, давай туда, – я посмотрел в сторону, куда был направлен его указательный палец, и увидел автобус, в который стояла очередь.

– Туалет, что ли? – заподозрил я.

– Почти, – бросил Арсений и стал прорываться в ту сторону.

Играла музыка, толпа кричала лозунги, Плевакин готовился к выступлению: «Ну-ка, еще разок!» – подбадривал он митингующих.

Арсений протискивался в начало очереди и тащил меня за собой. На недовольные возгласы он отвечал, что мы ветераны этого движения, и у нас через пять минут выступление. Каким-то чудом проникнув в автобус, мы получили по футболке, по бейсболке, бумажку с текстами кричалок и тысячу рублей. Каждому!

Нас остановили перед входом – причиной послужил немыслимый зонт Строганова. Он начал шуметь, призывая начальство и доказывая, что это по просьбе Вячеслава Валентиныча Плевакина! Что мы должны быть там прямо сейчас! Рядовой созвонился с сержантом, сержант оповестил лейтенанта, лейтенант тоже кому-то позвонил, после чего нас пропустили.

Строганов владел в совершенстве восточными единоборствами, а я имел большой опыт в посещении рок-концертов, поэтому мы довольно быстро подобрались к трибуне. Плевакин уже вовсю выступал. Нас разделяли какие-то несколько метров. Передо мною стоял высоченный страж порядка, заслоняя своим шлемом «Джетой» выступающего. А Арсений, привстав на цыпочки, разглядывал Плевакина.

– Ну что? – прокричал я ему на ухо.

– Он! – уверенно ответил мой друг. – Уши как у Воровского! Стопроцентно: они братья!

– Навек, – добавил я. – Давай отсюда выбираться!

Это оказалось гораздо сложнее. Нас попросту не выпускали.

– Может, скинуть с себя футболки и оппозиционный лозунг крикнуть? – предложил Арсений, когда мы перешли из авангарда в арьергард.

– Упекут, – предупредил я. И напомнил ему стишок про маленького мальчика, который пошел на Зенит.

Таким образом, пришлось отрабатывать полученные деньги и стоять еще полчаса.


* * *

Сумерки наступили незаметно, пролетел короткий ноябрьский день, и серое небо над Петроградом почернело. В Соборе было еще темнее, чем на улице, несмотря на зажжённые в бронзовых люстрах редкие свечи и пару пылающих, но сильно чадящих факелов. Поэтому и разноцветный мрамор колонн, и расписные плафоны, и стены собора, и даже позолоченный резной иконостас – все казалось одинаково серым. «Сумерки в Соборе!» – вдруг пронеслась мысль-образ у одного из людей, которые сегодня заполонили собор Петра и Павла. Он чуть было не перекрестился, но вовремя одернул руку – могли заметить. Раздался приказ: «Кончай перекур, за работу!» Тогда, взъерошив свои рыжие волосы, он достал из кармана старой, местами залатанной шинели, суконную фуражку, натянул на голову и пошел в сторону распахнутых настежь Царских Врат. Несмотря на усталость и голод, он шел бодрой походкой молодого человека, студента, надеющегося на скорое окончание работы и «положенный харч», как ему обещал его напарник, некто Аким Кишкин. 

Во время этого короткого перерыва рядом с позолоченной кафедрой стояли и курили двое, отличавшиеся от остальных своим начальственным видом. Один – высокий, худой, с тонкими чертами гладковыбритого лица, в наглухо застегнутой серой шинели и фуражке. И другой – в кожаной куртке с накладными карманами, подпоясанный кожаным ремнем, тоже в фуражке, и с лицом круглым, и круглыми же очочками на нем. 

– Глеб Иваныч, – обратился круглолицый к собеседнику, – так, а что с могилой Брюса-то делать? Ночью раскапывать будем? 

– Да не тот это Брюс оказался! – поморщился он. – Это его брат, или отец, или не знаю, что за черт. Ты мне этого… профессора приведи, мы у него спросим, где могила нашего Брюса… 

– Не могу, – отрицательно покачал тот круглой головой. – Не получится. 

– Это еще почему? – удивился худой. 

– Ну, мы ж его в расход пустили еще в прошлом году, – пояснил он и выпустил струйку дыма вверх, в сторону люстры с венецианским стеклом, под которой они стояли. 

– Черт! – искренне огорчился Глеб Иванович. – Зачем? 

– Так это же ты и распорядился, – пожал тот плечами. 

– Черт! А своя голова у тебя есть? – и он стукнул кулаком по золоченому узору кафедры. 

– Что ты все чертыхаешься? – засмеялся круглолицый. – Тут храм все-таки. 

– Да плевать я хотел! – вспылил худой, бросил окурок на пол, выложенный цветными известняковыми плитами и притушил его носком вычищенного сапога. – Бога нет! Понял? Ленин есть, я есть, ты есть, а Бога нет. И мне нужна могила того самого Брюса! 

– Слушай, а помнишь, в восемнадцатом мы отсюда венки серебряные, медали золотые забрали? Даже корону с бриллиантами… Я к тому, что сегодня улов побогаче будет, чем тогда, а ты из-за какого-то Брюса переживаешь, к тому же еще и дохлого! 

– Ёперный театр! – поморщился худой. – Мне ни золота, ни бриллиантов на хрен не надо! Можешь ты это понять? Потому что одно изобретение этого черта Брюса стоит дороже, чем все твои цацки, которые ты у покойников сегодня изъял. Ты понимаешь, что он сделал живую и мертвую воду? И если мы найдем флаконы с этими жидкостями или рецепт, как их сготовить… 

Тут вдруг что-то почудилось Глебу Ивановичу, он резко развернулся и заметил притулившегося неподалеку какого-то молодого человека. 

– Ты кого тут сторожишь? – набросился он на него. 

– Я? Никого, товарищ… 

– Ты чего мне горбатого лепишь? – грозно навис над ним Глеб Иванович. И уже собирался позвать красноармейцев, охранявших выход из собора, как тот заговорил: 

– Товарищи, возьмите меня к себе, я вам пригожусь, вот увидите! Я Акимка Кишкин… 

Тут-то и раздался окрик, что пора работать, и Аким, поискав глазами своего напарника, рыжего студента-художника, побрел к последней могиле. 

Начальники, прищурившись, смотрели ему вслед, потом переглянулись, понимая друг друга без слов. Шпионы и агенты мирового империализма были повсюду, и даже этот простого вида парень мог вполне оказаться подосланным к ним. 

Последняя могила была самого Петра первого! И даже тот разномастный люд, который наняли для этой черной работы, которому, казалось бы, все равно чем заниматься: что могилы вскрывать, что покойников таскать, кашляя от пыльного тяжелого воздуха, даже они, голодные и безразличные, вздрогнули от увиденного. Когда после долгой возни с внешним саркофагом да с внутренним гробом, который пришлось поставить вертикально, чтобы отвинтить наконец крышку… Словом, великий император неожиданно предстал перед разорителями могил во весь свой исполинский рост! То ли от страха, то ли от неверного света, но показалось многим, что покачал недовольно головой суровый царь и, приоткрыв глаза, ожог всех вокруг мрачным взором. Кто-то упал в обморок, кто-то крестился. Рыжий студент, оказавшийся в первых рядах, почувствовал, что на него что-то свалилось, и чтобы не упасть от ужаса самому, он бросился в сторону, а потом и из собора, пробежав стремглав мимо куривших на посту и опиравшихся на винтовки красноармейцев. А его напарник, Аким Кишкин, не страдая излишним воображением, наоборот, подошел поближе, жадно разглядывая огромный золотой крест, да орден Андрея Первозванного, да перстень на императорском пальце. Однако, эти ценности видели все, а вот небольшую медную табличку, которая выпала из гроба и лежала на каменном полу, похоже, никто не заметил. Аким незаметно прибрал ее к себе и, повернувшись назад, увидел тех самых начальников, к которым он просился на работу. И сразу решив, что этот шанс упускать никак нельзя, он быстрым шагом направился к ним. 

– Вот, – протянул он табличку с каким-то рисунком, – это лежало в гробу! Я нашел! 

Один из них, тот, который был в шинели, вперил в парня испытующий взгляд, колючий такой, неприятный, словно шило в голову воткнул! Кишкин поежился, но выдержал. 

– Ладно, – удовлетворенно кивнул он, – похоже, не врешь! Завтра поутру приходи на Гороховую. Возьму тебя к себе в отдел! 

Кто-то из красноармейцев хрипло пел песню: «…а как по Волге ходит одинокий бурлак, ходит бечевой небесных равнин. Ему Господин кажет с неба кулак, а он смеется, а в руке кокаин…» 

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы ехали в такси в сторону


убрать рекламу


Петропавловской крепости, заезжая по дороге в канцелярские магазины и скупая там довольно странные предметы: листы ватмана, черные маркеры и еще какую-то мелочь. Так проходила подготовка к проведению флэшмоба. Дальше Арсений считал деньги, которые были у него рассованы по карманам. Не найдя нужной суммы, он вытащил некоторое количество и у меня.

Минут через сорок-пятьдесят мы уже стояли у вертолетной площадки на берегу Кронверкской протоки. Вместе с нами прямо на траве расположились около тридцати человек, даже чуть больше. Каждый был занят делом. Арсений раздал всем по листу ватмана размерами А0, по маркеру и, внимательно наблюдая за пишущими, диктовал, кому какую букву или цифру изобразить. Ну, просто Рафаэль Санти с учениками! Теперь, если бы все встали в один ряд и правильно сложили свои листы, то получилась бы небольшая надпись. Оставалось лишь дождаться того самого олигарха Сидорова, который приземлял свой вертолет в Петропавловской крепости. Или наоборот, взлетал отсюда, направляясь к своему знаменитому дворцу в стиле барокко в Вырице. А может, и классицизма, не помню.

Прошел час. Наши участники были рассредоточены на некотором расстоянии друг от друга, чтобы никто не заподозрил, что мы митингуем или проводим еще какую акцию протеста. На обоих мостах дежурили наши «часовые», которые должны будут предупредить всех, если вдруг появится кортеж бизнесмена. Как-то раз мы уже использовали Заячий остров, на котором стоит Петропавловская крепость, правда, для встречи с подозреваемым…

У меня скопилось немало вопросов к Строганову по поводу поисков, по поводу картины, по поводу подозреваемых, но, во-первых, мне звонили знакомые (их родственник попал в больницу с инсультом, и мне пришлось довольно долго разговаривать с ними, а потом и с дежурным доктором), а во вторых, Арсений попал в недра мировой паутины и был «вне зоны доступа», а потом, познакомившись с одной из наших участниц и позабыв тут же советницу Наталью, вновь стал недоступен для меня.

Время текло медленно. К счастью, погода была замечательная – ни жарко, ни холодно. Ветра почти не было, так, легкий вечерний бриз с Невы. Гуляющих было достаточно, поэтому мы не бросались в глаза… я переписывался с женой…

Вдруг! Позвонил один из наших постовых с сообщением: «Едут!»

Меня Строганов тут же услал довольно далеко от вертолетной площадки и от участников нашего шоу, поскольку в мои обязанности входило наблюдение за охраной и полицией, которые могли появиться в любую минуту, как только наши ребята встанут с плакатами. И не важно, что там написано, их просто примут за митингующих и загребут в полицейский участок. Словом, я должен был успеть предупредить о возможном появлении представителей правопорядка.

Строганов, мне было видно, стоял, словно дирижер перед оркестром, но палочкой пока не махал. Вот зажужжал в небе вертолет, приземляясь точно в центр площадки. В этот же момент (надо же, какая согласованность действий!) подъехали два темных джипа с тонированными стеклами. Вышли охранники, и из одной из машин вышел невысокий мужчина в кепке и быстро направился к севшему вертолету. Охранники, зыркая по сторонам, сопровождали его до трапа. Несколько мгновений – и он уже взлетает в воздух. В смысле, вертолет взлетал, а вместе с ним Сидоров. А машины уже отъезжали к дороге.

Тут Арсений дал команду, и все участники в строгом порядке вскочили, держа листы ватмана так, чтобы с вертолета их было видно. Машины тут же притормозили, и из них выскочили вооруженные люди, не понимая, что происходит. Между тем, тридцать человек составили нехитрую надпись: «Уважаемый С.И.! Один важный вопрос! Позвоните!» и следовал телефон Строганова.

Люди в темном посмотрели на наших людей, на надпись, которую они держали, на вертолет, который уже скрывался из виду, и решив, что безопасности объекта ничто не угрожает, попрыгали в машины и были таковы.

Но тут появились на горизонте другие персонажи. Незваные, как говорится, но ожидаемые. Неслась машина с охранниками крепости, а за ней – полицейская, причем последняя сверкала огнями на крыше и орала сиреной.

Быстро повернувшись к Арсению и другим участникам, я заорал: «Эскадрон»! Это был сигнал, услышав который все побросали свои листы на землю и стали разбегаться в разные стороны.

Машины проехали мимо меня и резко затормозили около Арсения, который неспешно собирал листы ватмана с земли, и девушки, которая осталась с ним. Я бежал к ним, подозревая, что их сейчас арестуют. Не знаю, чем я мог бы им помочь, но и остаться в стороне я не мог, как мне до этого приказывал Арсений. Его и девушку окружили плотным кольцом, так, что мне было не подойти. Но я услышал его спокойный голос, которым он объяснял, что они-де убирают мусор, брошенный какими-то гопниками. И они просто проходили мимо… А документы у него есть, миролюбиво отвечал он, давая возможность обыскать себя. Тут произошло странное: рассмотрев его документ, – паспорт, вероятно, – стражи с недовольными лицами развернулись и, сев по машинам, тут же уехали. Что он им показал? Опять визитную карточку Игоря Ивановича?

– Ну, – обратился я к нему после того, как мы остались втроем. – Что ты ему показал?

Меня это сейчас интересовало гораздо больше, чем результат нашей операции.

– Как, что? – удивился Строганов. – Паспорт, конечно!

– Я документы не ношу с собой, – вставила девушка.

– Можно? – я не очень-то верил приятелю. Неужели он им денег дал, и они взяли?

Строганов гордо извлек из кармана красную книжицу, видом сходную с документом. Я изумленно стал рассматривать надписи, сделанные золотым цветом: Malta. Passaport. Diplomatic. И, черт возьми, такой же крест, состоящий из треугольников, который я видел недавно на плече этого храмовника. Так вот оно что значит! Он и правда стал рыцарем!

– Джонни тебе выправил этот документик?

Строганов, усмехаясь, забрал книжицу обратно.

– Ну конечно! – говорил я ему. – Хранителю кольца! Теперь понятно, почему они как черт от ладана побежали…

– Какого кольца? – заинтересовалась девушка.

– Почитай романы нашего доктора, – ответил ей Арсений. – Ну что, теперь нужно ждать звонка. Можем пойти перекусить куда-нибудь…

– А ты уверен, что он позвонит? – спросил я, но вопрос повис в вечернем воздухе…


* * *

Мы расположились в ресторанчике «Моцарт», неподалеку от метро Горьковская, в доме, где когда-то жил Горький. Ну, перед тем, как в Италию поехать за государственный счет. Я поинтересовался у Арсения, что бы он предпочел – квартиру в этом доме или поездку в Италию? Строганов тут же загорелся какой-то идеей, но, увы, не успел он ни озвучить свои мечты, ни притронуться к еде, как у него зазвонил телефон. Звонок оказался от владельца вертолета и дорогих черепаховых дверей. Точнее, от его юриста, как я догадался по их разговору. Общение затягивалось, и как говорится, «не пропадать же котлетам де воляй»? Ставшими, кстати сказать, популярными довольно давно, с легкой руки дочери Петра, императрицы Елизаветы.

Разговор был серьезный, судя по выражению лица Строганова. Наша новая знакомая не вслушивалась в беседу, а просто кушала венский штрудель, а я старался и слышать, и видеть, и есть. Наконец, было достигнуто взаимопонимание: Арсений закончил свой рассказ про поиски дочери известного (и богатого) человека Георгия Петровича, не утаив ни фамилий, ни событий, ни дат и поведав, как может нам пригодиться информация, которая, может быть, сохранилась на видеокамерах на машинах охраны уважаемого Сергея Ивановича… И стал слушать. Причем довольно долго.

– Да, конечно, – согласился он напоследок, – если данные сохранились… да, именно девятнадцатое апреля, вторая половина дня… да, адрес своей почты сейчас пришлю! Спасибо!

– Пётр Первый заключает Ништадтский мир, – прокомментировал я, как только Строганов закончил разговор. – Картина, холст, масло. Ну, что?

– Я бы сказал: лавирование и комбинационное зрение – вот мои источники успеха! – Строганов победно откинулся на спинку стула, но тут же со словами: – Погнали! Прямо сейчас! – вскочил и бросился было к выходу, но я напомнил ему, что он обещал прислать юристу адрес своей почты.

Пользуясь заминкой, я успел доесть сладкое, правда, дожевывая уже на ходу.

Попрощавшись с девушкой, мы отправились к Строганову домой, благо было совсем рядом. Если юрист бизнесмена выполнит свое обещание, то в ближайшие часы на почту Арсения придет файл с видеоизображением Маргариты, гуляющей с кем-то по Петропавловской крепости. Этого ожидал Арсений. Но! Я совершенно не разделял его оптимизма. Во-первых, данные с видеорегистратора стираются через несколько часов, это зависит от объема памяти. А тут прошел целый месяц. Во-вторых, даже если мы выясним, с кем была девушка за день до исчезновения, то что? Совершенно не обязательно, что она гуляла с похитителем…

Физиономист Строганов заметил мои сомнения, и пока мы шли по Кронверкскому до Лизы Чайкиной, успел прочитать мне лекцию на тему хранения информации в XXI веке. Там фигурировали: разрешение камер видеонаблюдения, параметры сжатия, тип используемого кодека, а также скорость вращения, объем встроенной памяти и тип интерфейса. Если я правильно запомнил термины.

Свернув на Татарский переулок, Строганов еще упомянул про какой-то «сервер» и перешел к глиняным табличкам шумеров и кумранским рукописям.

Количество и плотность информации, которые я получил, могли сравниться с числом припаркованных машин на улице, где жил Арсений.

А он вдруг оборвал сам себя и резко остановился. Я по инерции прошел на пару метров дальше. Вернувшись, я услышал его приглушенный голос:

– Вон ту машину я видел. Сегодня. И номер подозрительный.

Я проследил за его взглядом, подозревая обычную паранойю. Ну, машина как машина, кто-то в ней сидит. Окна тонированы. Номер обычный.

– Ага, – неожиданно обрадовался мой подозрительный друг. – А вот и еще один!

И он скосил глаза в сторону своей парадной. Там стоял мужчина ничем не примечательной внешности и курил. Тут Строганов дернул меня за руку так, что я чуть не завалился на одну из припаркованных машин, и потащил в обратную сторону.

Несмотря на вечернее время, на улице было светло, белые ночи в разгаре! Мы спрятались в одной из подворотен. Пахло туалетом.

– Да с чего ты решил…

– Вот этого мужика, который курит сейчас у моей парадной, я видел сегодня в музее! Перед тем, как появился Воровский со своими телохранителями, он поднимался по лестнице! Глянул на нас и ушел обратно. Вспомнил?

– А, ну да… я его за охранника принял… – я попытался напрячь зрительную память. – Слушай, а точно, похож! А знаешь, где мы его еще видели? – меня вдруг осенило.

– Во дворе дома маньяка. Он там целый час отсвечивал. – Арсений вдруг улыбнулся.

– А чему ты радуешься? – изумился я. – Значит, за нами следили все это время!?

– Во-первых, не все время, а во-вторых, что я тебе говорил? – с видом великого гроссмейстера сказал он. – Комбинационное зрение! Это способность игрока замечать возможности, которые скрывает определенная позиция, наперед предполагая то, какие жертвы следует сделать, чтобы получить тактическое преимущество и…

– Тоже мне, великий комбинатор! – обозлился я на него. Нашел время читать шахматные правила! – Делать-то что будем?

– Лавировать, – ответил он и, как обезьяна, стал карабкаться по решетке ворот наверх. Там, между верхней железной планкой и каменным потолком была узкая щель, в которую этот человек-паук умудрился пролезть. Спрыгнув вниз, он подошел к кнопке замка и, нажав, открыл мне калитку.

– Спаси… – хотел я поблагодарить его.

– А знаешь, что нас уже две, так сказать, организации пасут? – перебил он меня, когда мы пересекали двор-колодец, направляясь к угловой парадной.

– В смысле?

– В смысле, люди Игоря Иваныча и люди Сечкина! – ответил он и вошел в раскрытую настежь дверь.

– А с чего ты решил… – начал было я, но Арсений уже не слышал, он поднимался по полутемной лестнице.

На нижней площадке лежало чье-то бездыханное тело. Я хотел наклониться, чтобы удостовериться, живой или нет, но Арсений тут же мне крикнул:

– Не трогай! Тут наркоманы тусуются, это один из них. Очухается – встанет…

Я догнал Строганова.

– А думаешь, он жив?

Мы поднимались по крутой лестнице. Между этажами около окон курили местные жители мрачного вида. Провожая нас недовольными взглядами, они негромко переговаривались между собой:

– Ну и чё?

– Да, походу товар там оставили…

Мы поднялись выше.

– Он х#ев сто патронов сложил на меня! – это на следующей площадке полная женщина говорила по телефону.

Еще полэтажа вверх…

– Шляются тут по крышам, заманали! – это, видимо, относилось к нам, а следующая фраза – уже к собеседнику: – Я, короче, пол-литрухи взял…

Так мы дошли до двери на чердак. Арсений уцепился за нее и, прилагая значительное усилие, открыл. На чердаке почему-то горела тусклая лампочка. В призрачном свете мы подошли к старой деревянной лесенке и выбрались на крышу. Уворачиваясь от телевизионных антенн, проводов, каких-то веревок и торчащих кусков ржавого железа, мы подошли к крыше соседнего дома, в котором, если я не ошибаюсь, проживал Арсений. Затем, совершив небольшой акробатический трюк, мы очутились вначале на его крыше, а потом и на его чердаке. Здесь электричество экономили, было темно. Мы при свете телефонных фонариков нашли дверь на лестницу, но она, как это ни странно, оказалась закрытой намертво.

– Черт, – вспомнил Арсений, – это же я сам ее забил, чтобы никто на крышу не вылезал!

С этими словами он с разворота ударил по двери ногой. Потом еще. Видно, что приколочено было на совесть.

– Может, еще какая дверь имеется? – спросил я, пока он стирал пот со лба.

– А, да, я и забыл, там, дальше есть, – кивнул он. – Но я хочу проверить…

И он с криком «алохомора!» нанес сокрушительный удар ногой по деревянной, обитой старым железом двери. Вылетев вместе с косяком, она жалко повисла на нижней петле.

– Завтра приколочу обратно, – шепотом сообщил он мне и стал тихонько спускаться по лестнице.

Засады около его входной двери не оказалось, и мы спокойно вошли в квартиру.

– Это часть моего плана, – заговорил он, скидывая ботинки резкими движениями. – Я так и рассчитывал, что они будут за нами следить…

– Зачем это нам? – я не поверил своим ушам.

– Затем, – подпрыгнув, он повис на турнике, – что надо смотреть… на один ход вперед! И видеть все клетки! Сечкин и Игорь Иваныч, они у нас будут чем-то вроде церберов, которых мы выпустим в нужный момент. И-раз, и-два, и-три… – стал он подтягиваться.

Время шло медленно, а для Арсения оно тянулось невыносимо. Он не мог ждать. Не мог сидеть просто так. Ругаясь вначале на юриста, который не присылал ему жизненно важную информацию, затем он перешел на меня, поскольку я захотел покинуть его и поехать к себе домой. «Покинуть» – это было слово Строганова.

– Доктор! Мы работаем вместе! Как Холмс и Ватсон. Фандорин и Маса. Как Пьер и Мария Кюри…

– Э-э… – возразил я. – Пожалуй, Холмса с Ватсоном будет достаточно. Хорошо, если так необходимо, я могу остаться, но…

– Отлично! С минуты на минуту придет ответ на мой вопрос: кто похитил Маргариту? – он ходил из угла в угол.

– Да почему ты считаешь, что тот, с кем она была на прогулке…

– Я так не считаю, – тут же перебил он меня. – Вот когда мы получим письмо, то тогда и будет видно, с похитителем она была или нет.

– Амбивалентность и битендентность, – поставил я ему диагноз.

Этого хватило на несколько минут спокойствия, пока он копался в интернете, изучая незнакомые термины. Потом он схватил гитару, подключил усилитель и стал играть. Тут же раздался стук в стену. Строганов нарушал тишину после двадцати трех часов. Было одиннадцать вечера ровно.

– Ага, как ночью пьяными орать, это нормально, а мне поиграть, потренироваться перед концертом – нельзя?

И он стал играть громче и быстрее. «Это Motley Crue!» – пропел он в такт музыке.

– Нас могут услышать те, которые следят за нами! – попытался я перекричать его запилы.

– Так и хорошо! Это входит в мои планы…

Тут, к счастью, его телефон просигнализировал о том, что пришла почта. Музыка оборвалась. Бросив инструмент, он стал нервными движениями включать компьютер. Случайно дважды нажав на кнопку, обругав ни в чем не повинный процессорный блок, он, наконец, скачал письмо, в котором был вложен необходимый для расследования видеофайл.

– Да давай же! Быстрее!!! – пытался он криком ускорить работу компьютера.

Что ж, тот же Горький говорил, что время для разных людей идет по-разному… Прошло минут десять, показавшихся мне, находившемуся рядом с нетерпеливым Арсением, вечностью… и вот, Строганов постепенно увеличивал масштаб фотографии, точнее, скриншота, сделанного из трехминутного видео: я сразу узнаю Маргариту… ее волосы развеваются на ветру, она фотографирует на телефон… а рядом с ней стоит мужчина! Арсений постепенно приближает его лицо, которое при этом становится все менее резким… Я узнаю, кто это, но не верю своим глазам!

– Скажи честно, ты ожидал, что это будет он ? Только не ври! – закричал я замолчавшему детективу.

– Я не исключал такой возможности, – тихо и задумчиво ответил он. Вот уж точно, лавирует!

– И что это значит? – я почувствовал, как меня накрывает цунами. – Ты хочешь сказать, что он причастен к похищению Маргариты? А если нет?! И не кажется ли тебе, мой дорогой гений, что эта информация, которую мы получили за сорок пять тысяч рублей, как и картина-портрет Петра, как и Вова маньяк, и прочие другие наши открытия не проливают света на то, где нам искать Маргариту Сердюкову?! И что нам поставили мат?! Пусть и не детский, и не дурацкий, но мат!

– Пятьдесят тысяч рублей, – так же негромко поправил он меня, думая о чем-то своем. – Расходы на бумагу и ужин в «Моцарте» я тоже включил… Так! Ну надо же, мистер Холмс, ну надо же… Что, доктор, едем к нему?

– Как, прямо сейчас? – я изумленно воззрился на него. Хорошо, что он меня, кажется, не слышал, а то вдруг я не прав? Волна раздражения, захлестнувшая меня, также внезапно исчезла и оставила полную растерянность. – Да он уже спит, наверно… Невежливо являться среди ночи…

– Невежливо нам мозги засирать! – грубо ответил Строганов и стал звонить нашему временному начальнику Юрию Анатольевичу Пискову.

Я оказался неправ: Писков не спал, а ужинал с кем-то в ресторане. Он удивился, потом разозлился, но потом согласился, что мы должны встретиться прямо сейчас. Строганов сказал, что нам нужно срочно отчитаться об истраченных шестидесяти пяти тысячах (врет, не краснеет!), а также задать ему, Пискову, один очень важный вопрос. Наш скомпрометированный шеф дал добро на встречу, сказав, что подождет нас, но не более получаса, поскольку уже поел.

Мы рванули в центр, хотя до развода мостов еще оставалось довольно много времени. Но вдруг Писков и правда не дождется нас? А Арсений не сможет терпеть всю ночь!

Интересная сценка случилась, пока мы выходили из парадной на улицу. Я вначале предложил покинуть квартиру той же дорогой, через крышу, но Арсений сказал, что ни в коем случае! И выйдя на улицу, он старательно покрасовался, чтобы его заметили. И даже я разглядел, что аж три машины отправились за нашим такси, как только мы отъехали от дома.

– Ресторан «Мансарда», – объявил он таксисту, и мы поехали по вечернему городу.

– Ты, конечно, скажешь, что все это совпадения, – негромко вещал мне на ухо Арсений, – но смотри: Маргарита гуляет с Писковым за день до исчезновения, и не где-нибудь, а в Петропавловской крепости. Неподалеку от собора, который изображен на таинственной картине… ну хорошо, пусть не таинственной, а просто необычной… Потому что среди обыкновенных пейзажей и портретов такая картина, в стиле кубизма, только одна! И гуляет она там не с подругой, не с другом, а с Писковым! Это ли не странно? С одним из наших подозреваемых!

Я не стал напоминать ему, что Пискова он подозревал меньше всех! Но пока я выслушивал Арсения, у меня мелькнула любопытная мысль: значит, если Писков все-таки имеет отношение к исчезновению Маргариты, то по мнению того же Строганова, он лишь исполнитель! А задумано преступление кем? Валентиной Матвеевной? А что касается картины, то я, честно сказать, вообще не верил, что она имеет какое-то отношение к исчезновению Маргариты и, тем более, вряд ли поможет нам в ее поисках. Да и сюжет ее… Ну, похож портрет на Петра, ну пусть будет после смерти, но ведь это гротеск, аллегория, игра воображения и так далее. Полет фантазии слегка безумного художника. А может, и не слегка, а просто безумного! Кто знает? Чего Арсений зациклился на нем? Чудак чудака видит издалека, не зря ведь говорят в народе.

– А почему же их прогулка и разговор не упоминаются в отчетах? Как же следствие? – спросил я.

– Следствие! – махнул рукой мой приятель. – Они и не озадачивались такой ерундой, как «где же была девушка за день до исчезновения?» – противным голосом произнес он.

– Знаешь, – осторожно начал я, – любой здравомыслящий человек не свяжет эти факты между собой, тем более…

– Тем более, – перебил меня Арсений, – что я не здраво, а супермыслящий! Гениально мыслящий! Холистически мыслящий детектив!

– «Мансарда», – покосился на нас водитель. – С вас триста рублей.

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы сидели у окна, я рассматривал Исаакий, Писков изучающе смотрел на Строганова, а тот уставился в карту вин.

– Давайте к делу, – хмуро попросил Юрий Анатольевич. – Я вас двадцать минут прождал.

Он, кстати, был уже один. Строганов выбрал какой-то дорогущий херес и повернул голову к нашему недовольному шефу.

– Понимаю, – сочувственно кивнул Арсений. – Знаете, сколько мы затратили сил, средств и времени, чтобы узнать, с кем гуляла Маргарита девятнадцатого апреля?

– А зачем вы это делали? – скривился Писков. – Ну, и с кем же?

– С вами, – вздохнул Арсений. – Вы, наверно, запамятовали, что за день до исчезновения Маргариты вы гуляли с ней по Петропавловской крепости и фотографировались. Скажете нет?

Писков удивленно пожал плечами.

– Не помню, может, и да… а что? Я чего-то не понял… – он посмотрел на официанта, который принес бутылку крепленого вина, три похожих на тюльпаны бокала и стал спрашивать про закуску. – Да я вообще не хочу это пить! – возмутился Писков. – Кофе и мороженое принесите! Так вот, – повернулся он к нам, – я не догоняю, с кем там гуляла Маргарита? Ну, кроме меня. И какое это имеет значение? И кому вы за это деньги отдали?

Мы переглянулись со Строгановым.

– Повторяю еще раз, уважаемый Юрий Анатольевич! – медовым голосом заговорил Арсений. – Мы выяснили, что за день до исчезновения Маргарита гуляла с вами! И не где-нибудь, а недалеко от Петропавловского собора. И за это нам пришлось выложить шестьдесят пять тысяч! Теперь объясните нам, пожалуйста, почему…

– А почему вы за это отдали столько денег? – вдруг спросил Писков. – И, главное, кому? Вы что, у меня не могли спросить? Ну да, вроде бы девятнадцатого мы и встречались там. Только я все равно не понимаю, что здесь такого интересного? Так за что вы платили?

Я бы, конечно, посмеялся, потому что такой растерянной и одновременно угрюмой гримасы у Строганова я еще ни разу в жизни не наблюдал. Но угрюмые ненавидят весельчаков, и я просто стал ждать продолжения.

– То есть, вы полностью подтверждаете, что вы общались с Маргаритой в этот день на территории Петропавловской крепости? – Арсений никогда не сдается. Даже когда проигрывает.

– Я же уже сказал… – раздраженно заговорил Писков.

– А вы часто с ней встречались? Особенно в крепости? – Арсений был похож на игрока, который готов закончить партию китайской ничьей. Это когда сметают рукой все фигуры с доски. – А в тот раз кто предложил встретиться, вы или она?

– А вы не охренели? – совершенно спокойно, без признаков страха или растерянности ответил Писков. – Какая разница, встречались мы или нет? Это же было до того, как она пропала!

– Юрий Анатольевич, – встрял я, рискуя впасть в немилость у своего друга. – А может быть, вы сами нам расскажете, как вы с ней договаривались о встрече, зачем вы встречались и почему именно там? И мы тут же исчезнем. Для нас сейчас это очень важная информация. Пожалуйста! Десять минут вашего времени – и вы свободны от нашего присутствия.

Не знаю, тон ли мой подействовал или возможность не общаться со Строгановым, а рассказывать все мне – словом, он довольно спокойно поведал всю историю. А может, просто мороженое и кофе вовремя принесли?

– Ну, мы с Маргаритой общались нечасто и в основном пересекались у них дома, – говорил он, попивая кофе и заедая мороженым. – Но иногда встречались и вне дома. В тот раз совершенно точно я ей позвонил первый. Мне нужно было передать ей кое-какую информацию, и мы решили, что лучше будет при личной встрече. Потом она мне перезвонила и предложила в Петропавловской крепости встретиться и прогуляться. Мне было все равно, где, хотя я бы предпочел в ресторане или еще в каком-нибудь приличном месте. Вот и все. Мы встретились, погуляли, обсудили одну тему и поехали по домам. За что тут деньги кому-то платить, я не знаю. Кстати, я не буду оплачивать эти сведения!

– А что за информацию вы ей передали? – спросил у него Арсений, пропуская мимо ушей его сентенцию про деньги.

– Это вас не касается, – спокойно ответил он. – Это касалось ее бизнеса, очень деликатная тема, поэтому…

– Поэтому нам нужно знать, что вы обсуждали! – Строганов залпом выпил херес и, наклонившись над столом, приблизился к Пискову. – Если вы сейчас же нам не расскажете это, то я звоню Сечкину! И говорю ему про вас и ваши тайны!

– При чем тут этот придурок? И вообще, какого черта… – возмутился было Писков, но Арсений прервал его праведный гнев:

– А при том, что он вас терпеть не может и с удовольствием подставит при первом же случае! Это раз. А мы расскажем ему, что вы встречались с Маргаритой, после чего она пропала. Это два. И о связи между этими двумя фактами. Это три. – Строганов продолжал гипнотизировать собеседника, и я подумал, что тот сейчас просто встанет и уйдет, но ошибся.

– Какая связь? Что вы несете? Я завтра же буду говорить со Стариком, чтобы вас уволить! Это, что ли, результаты ваших поисков? Поймали какого-то маньяка и выяснили, что мы общались с Маргаритой? Вы не детективы, вы тупицы! Все, хватит с меня…

– Я сейчас тебе бутылкой башку расшибу, – Строганов разозлился не на шутку, и я забеспокоился. Ради истины он готов на все.

– Super Omnia veritas! – сказал я громко. – Что означает «мир, дружба, жвачка». Ну, и истина тоже. Юрий Анатольевич, насколько я знаю своего друга, он не отвяжется. Тем более, что, если и правда скрывать вам нечего, и связи между вашей встречей и исчезновением Маргариты нет, то вы можете все нам рассказать. Это будет лучше, чем мы станем сотрудничать с Сечкиным и будем его просить выяснить этот вопрос…

И снова я произвел на Пискова более благоприятное впечатление, чем Арсений. Прав или не прав был Ювенал насчет внешности и обманчивости? Писков помялся, бросил взгляд на Строганова, выпившего еще пару бокалов, и наконец заговорил:

– Хорошо, я расскажу, о чем мы беседовали с Маргаритой. Но! Во-первых, только попробуйте эту информацию кому-нибудь передать! И во-вторых, завтра я добьюсь вашего увольнения. Так что не рассчитывайте больше на гонорар…

– Хорошо-хорошо, – одобрил я его, – мы и не рассчитываем.

– Так вот, тема и правда деликатная… – наконец раскололся Писков. – У Маргариты довольно специфичный бизнес. Я знаком с ним, потому что сам коллекционирую очень определенные картины. И в этом бизнесе, как нигде, важна репутация, понимаете? Имя! Маргарита в этот раз привезла пару десятков картин, я такими не интересуюсь, но купил одну себе… так, поддержать ее бизнес…

– Портрет Петра Первого после смерти? – с улыбкой превосходства заявил Арсений.

– Нет. – немного удивился Писков. – Пейзаж с лошадьми.

Арсений изменился в лице.

– Пейзаж с лошадьми? – повторил он за Писковым и поморщился. (Ему пейзажи не нравятся или лошади?)

– Да. Я не собирался присоединять эту картину к моей коллекции, потому что я собираю другую тематику, – пояснил наш шеф-коллекционер. – И поэтому возникла проблема, куда ее деть. И я решил ее, повесив в коридор… – он развел руками, показывая, что проблема была решена наилучшим образом.

Арсений, не мигая, смотрел на Пискова, как удав на кролика. Только ногой тряс под столом, отчего тот шатался.

– К тому же, – добавил Юрий Анатольевич, – картина была не из дорогих, что-то около трехсот тысяч…

(Тут у меня задергался глаз!)

– Так что вы ей сказали? – не выдержал Арсений.

– Что? А, я ее предупредил! – вернулся к рассказу Писков. – Чтобы она была осмотрительнее в плане подделок картин с ее выставки.

– Ваша картина оказалась поддельной, что ли? – предположил Арсений.

– Я не проверял, – пожал плечами Писков. – Да и какая разница?

– То есть как, какая разница? – поразился я. – Вы отдали триста тысяч за картину и не знаете, подделка это или нет? Извините, не верю!

– Ничего тут странного нет! – стал он пояснять, как мне показалось, даже с удовольствием, видимо, картины были его вторым хобби после шахмат. – Я собираю очень определенные картины, и когда покупаю их для своей коллекции, то конечно, изучаю их историю, проверяю, и бывает даже не у одного специалиста. Но эта картина… скажем, так… мне не очень нужна была… поэтому подделка она или оригинал мне лично не важно. Да и никто, кроме э


убрать рекламу


ксперта или специалиста, не увидит разницы, понимаете? Сейчас на рынке больше половины картин – копии, но продаются как оригиналы. Это бизнес, – он пожал плечами. – И только истинные коллекционеры, профессионалы покупают настоящие работы. Платят большие деньги за экспертизы… Вот поэтому и важна репутация продавца, понимаете?

– Подождите, – покачал я головой. – То есть, если я куплю у кого-нибудь картину за бешеные деньги…

– Да, нарветесь на подделку. А оригинал останется в коллекции. Вам-то какая разница? Вы же не увидите различий? – Писков доел мороженое и заскучал.

Я мельком взглянул на Строганова и с удивлением обнаружил, что он раскачивается на стуле и с довольным видом кивает головой, словно соглашаясь с Писковым. Чему это он радуется? То, что я не отличу подделку от оригинала, что ли?

– То есть, у Маргариты тоже был нечестный бизнес? И она тоже продавала подделки? – я пытался разобраться в запутанной ситуации.

– В том-то и дело, что честный! – с жаром возразил собиратель настоящих пейзажей. – Она-то как раз играла по правилам! Но она имела дело с Воровским, понимаете? (Увидев мое озадаченное лицо, он понял, что я «не в теме».) Так, объясняю: Маргарита покупала настоящие картины, оригиналы, проводила экспертизы, понимаете? Затем она выставляет их у Воровского, где некоторые картины могут заменить на копии. Ну, поняли? Обычные покупатели и не догадаются, что им вручили подделку. А настоящие коллекционеры знают, что такое возможно. И Эдик… ну, Эдуард Воровский, тоже это знает, поэтому он выбирает – кого можно напарить, а кого не стоит. А Маргарита этих тонкостей не знала, поэтому я и решил ее предупредить. Она же первый раз работала с Воровским… – Писков потянулся, решив, что доступно объяснил ситуацию, и даже такой тупица, как я, должен все понять.

– То есть, вы сказали Маргарите, что Воровский может обмануть и покупателей, да и ее тоже. Так? – наконец, заговорил Арсений. (Писков кивнул). – Вы это сделали для того, чтобы предупредить ее о возможных последствиях, если настоящие картины с ее выставки заменят подделками? Так? И если покупатели картин заподозрят, что им втюхали подделку, то обвинять будут ее, Маргариту, и ее репутация будет испорчена? Так?

– Ну, слава Богу, – Писков достал пачку жвачек и, вытащив одну, аккуратно сунул ее в рот. – Все? Вопросов больше нет?

– И вы ей посоветовали пойти и разобраться с Воровским, – Арсений уже не спрашивал, а утверждал.

– Ничего я ей не советовал! – встрепенулся Писков. – Зачем с ним разбираться? Просто в следующий раз сотрудничать с кем-то другим, вот и все.

– Да что вы? – усмехнулся Арсений. – Вы чего-то того… амбивалентны!

– Что? – не понял Писков. – В каком смысле?

Я был поражен услышанным. Арсений, который все понял раньше меня, плотно сжав губы, рассматривал Пискова. А Юрий Анатольевич был совершенно спокоен. Как пейзаж.

Мы со Строгановым переглянулись.

– Потрясающе! – искренне изумился он. – То есть, она узнала про бизнес Воровского, про возможные с его стороны подставы, и вас это не наводит ни на какие мысли?

– На какие мысли это должно меня наводить? – разозлился Писков.

– Знаете, почему вы все время проигрываете в шахматы? – спросил Арсений и, не давая ему ответить, сказал: – Потому что у вас напрочь отсутствует мышление и логика… спокойно! Смотрите! Я уверен, что Маргарита пошла к Воровскому, чтобы разобраться с ним. И исчезла. Что это означает? Это же ясно, как… – Строганов развел руки в стороны. – Воровский ее или убивает, или похищает, я не знаю…

– Что вы несете? Только недоумкам такое придет в голову! – гневно воскликнул Писков, причем довольно громко. – Воровский? Вы в своем уме? Маргариту? Она же дочка самого  Георгия Петровича…

– Да хоть Медведева с Шойгу, – заорал Строганов так, что на нас стали оборачиваться. – У Воровского бизнес серьезный? Играют все по-крупному? Так что ему важнее: сохранить свое дело или дочка Сердюкова, которая безбашенно лезет с разборками, только потому, что какой-то идиот рассказал ей про его проделки? И вообще, откуда у вас информация о Воровском? Он вам тоже впарил липовую картину? Или вы, и правда, просто захотели подставить Маргариту, чтобы избавиться вначале от нее, а затем и от ее папаши? А?

– Нищеброды и неудачники! – после короткой паузы ядовито сообщил нам взбешенный Писков, и на этом наша беседа закончилась.

С высокомерным видом Юрий Анатольевич встал, его охранник уже стоял рядом, презрительно глядя на нас, и они неторопливо двинулись к выходу.

– А почему вы ее не предупредили до начала выставки? – крикнул ему в вдогонку Арсений.

Тот на секунду обернулся, и взгляд его из надменного стал вдруг удивленным… Вероятно, он и сам не знал, почему не предупредил девушку заранее. Все-таки были у Юрия Анатольевича проблемы с логикой, подумал я.

Образовавшийся около нас официант с улыбкой поинтересовался, кому вручить счет. Арсений без улыбки рекомендовал прислать счет нашему экс-шефу, Пискову.


* * *

Мы пошли мимо Исаакиевского собора, затем вдоль Александровского сада и обнаружили незанятую скамейку в скверике около Сенатской площади.

– Вот оно… – триумфальным тоном начал было Строганов.

– Слушай, – перебил я его, – а вдруг она никуда не ходила, я про Маргариту и Воровского? Ну, приняла совет Пискова к сведению…

– Нет, пошла! – резко дернул головой Арсений. – Я бы точно пошел!

– Речь-то не о тебе, а о Маргарите, – напомнил я ему.

– Забыл, что про нее Погожин говорил? Она прямолинейна, как ее отец! – Строганов рубанул воздух ладонью.

– Ну, допустим, – примирительно согласился я. – Значит, по-твоему получается, что Писков сдуру послал ее, как ты там говоришь, в пасть к тигру? А Воровский испугался разоблачения и…

– Один из вариантов, – Арсений закинул руки за голову и, провожая взглядом пару девушек, идущих мимо нас, ответил: – Или сдуру, или это был чей-то расчет…

– А он сам не мог… – я подумал, а вдруг он сам все спланировал, а прикидывался простачком?

– Нет, не мог, – возразил Арсений, – потому что сам он тупой, как… – Строганов опустил руки и постучал костяшками пальцев по деревянной скамейке.

– То есть, получается, что он послал Маргариту к Воровскому, а тот ее… – я воздел руки к небу.

– Да, – подтвердил Арсений. – Для Воровского, вероятно, это была реальная угроза. Угроза его бизнесу. И ее нужно было устранить или нейтрализовать. И в списке телефонных звонков Воровский фигурировал!

– А почему на это никто не обратил внимания? Даже ты? – поинтересовался я.

– Я обратил! – тут же возразил он мне. – И остальные, наверно, тоже. Она звонила ему и вечером девятнадцатого, и двадцатого утром. И в предыдущие дни они созванивались, поэтому ничего подозрительного в этом никто не узрел. Деловые партнеры по бизнесу могут друг другу звонить, правильно?

– Правильно. А что мы теперь будем делать? Кстати, приношу свои извинения: деньги, силы и время оказались потрачены не впустую! Только Писков может не оплатить…

– Что теперь делать? – переспросил Арсений. – Думать. И я, и ты. Одновременно. Будем создавать коллективное сознание. Теги для раздумий следующие: Воровский: заказчик или похититель? Плевакин: сообщник, исполнитель, посредник или он ни при чем? Писков: дурак, марионетка или, что маловероятно, кукловод? Картина «Посмертный портрет Петра»: что в ней зашифровано? Кто ее купил? – Арсений продолжал размышлять вслух, а я удивился про себя, почему картина тоже в этом списке? – Как нам использовать наших церберов Сечкина и Игоря Иваныча и когда их спустить с цепи? Говорить ли сейчас Сердюкову про встречу Пискова с Маргаритой? Дальше: результаты поисков по больницам… кстати, доктор, когда я увижу полноценный доклад? Списки? Давай-ка немного изменим планы… Я буду думать, а ты поезжай в больницу!

– Сейчас? – я уже хотел домой и спать, тем более, что завтра мне и так нужно было заехать на работу. – Я рано утром поеду к себе в больницу! А сейчас давай по домам?

Строганов нехотя согласился. Правда, попросил меня посидеть с ним минут пятнадцать, пока он будет «думать над этими вопросами», и я согласился.

Честно говоря, я не стал размышлять над строгановскими идеями, потому что сомневался. Все-таки не убедил он меня, что молодая девушка (пусть и прямолинейная дочь своего отца) поедет на разборки с этим бизнесменом. Скорее уж, пожалуется папе. И сам бизнесмен, я вспомнил Воровского, не производит впечатление убийцы или гангстера. Что касается Пискова, то если бы он подставил Маргариту (случайно или умышленно), то не был бы столь безмятежен. Даже при его самоуверенности и недалекости.

От всех этих событий, размышлений я почувствовал страшную усталость и просто сидел неподвижно, созерцая городской пейзаж, может быть, один из самых красивых в Петербурге, да и во всем мире… А Арсений кругами ходил вокруг скамейки, задумчиво останавливался, потом перепрыгивал на газон через чугунную ограду – словом, дедуктировал…

Genius loci Петербурга – Медный всадник – вглядывался вдаль, рассматривая появившиеся на горизонте мрачные черные тучи, которые двигались с запада к его  городу. Над Исаакием еще было ясное ночное небо, но уже скоро, через час-другой над Академией художеств, над Меньшиковским дворцом, над Университетом, над всем Васильевским островом нависнут кучевые дождевые облака, несущие сюда грозу. Засверкают молнии, замечется Нева, стесненная гранитом, порывы ветра закачают фонари и обломают сучья и ветки старых дубов и каштанов Александровского сада. И только Петр будет неподвижен в своем движении… и даже раскаты грома не заставят его вздрогнуть или закрыть широко раскрытые глаза…

На какие-то мгновения все затихло: и налетавший порывами ветер, и звуки улиц и площадей. Проступили цвета и краски, формы предметов приобрели неожиданную резкость, возникло чувство, что все огромное пространство вокруг – это театральные декорации… и в этот момент проявилась душа города, этого нечеловеческого организма. Божество местности…

Строганов запрыгнул на скамейку.

– Погода меняется, – указал я ему на надвигающиеся тучи.

– Все решено! – Строганов выглядел бодрым и довольным. – Бог ничего не делает напрасно! Будем следовать его знакам!

– Actus Dei, – вздохнул я. – Означает «Божье деяние»…

– Аминь, – и, ей-Богу, не вру: Строганов перекрестился!

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

Я вернулся домой уже ночью, но моя жена не спала. Она беспокоилась. Во-первых, из-за моего отсутствия, а во-вторых…

– На ужин я собралась варить спагетти и…

Ах, да! Деньги, полученные от Пискова, я спрятал под пачкой Бариллы. И напрочь забыл о них…

– Вот видишь, как полезна паста на ужин! – сказал я.

Но жену не устраивали мои шутки, она хотела знать, насколько все это опасно. Я приводил довод Веспасиана насчет денег и запаха, вспоминал Аристотеля и Сенеку, цитировал «Бриллиантовую руку»: «Сеня, откуда у тебя деньги? Оттуда!» – увы, ничто не помогало…

Несмотря на избыток эмоций, впечатлений и страхов, заснул я очень быстро, а жена, у которой из-за моих рассказов пропал сон, с целью седативного эффекта долго читала научную статью.

Мне снился сон, в котором нечто незримое, но страшное толкает Максима Сечкина в грудь, отчего он падает на асфальт и голова его лопается, словно переспелый арбуз. Крик ужаса замирает у меня внутри, но раздаются голоса стоящих неподалеку Пискова, Сечкина-старшего, Воровского, который снимает все происходящее на телефон, и какого-то незнакомого полицейского: «Врача! Скорее!» И мне приходится почему-то одному тащить тяжелое, обмякшее тело к машине скорой помощи, причем я боюсь только одного, что в ней не окажется ни набора для интубации, ни мешка Амбу для искусственного дыхания, и тогда меня обвинят в его смерти, хотя я и оказался здесь по чистой случайности…


* * *

Наутро я чувствовал себя жутко разбитым, как и дети, которые, как я подозреваю, после «отбоя» играли в компьютерные игры.

– Возраст! – поставил я себе диагноз. – Двадцать лет назад я мог всю ночь… э-э… веселиться, а наутро выглядел, словно отдыхал дома. А сейчас… я спал дома, а чувствую себя и выгляжу, словно…

– Папочка, следи за собой, – остановила мои воспоминания жена, имевшая вполне выспавшийся вид.

– Папа, а дядя Арсений как сегодня утром будет выглядеть? – поинтересовался младший сын.

– Да, обрати на это внимание, – добавил старший.

– Не понял? При чем тут…

– При том, что в два часа ночи дядя Арсений еще играл по сети в «Героев меча и магии», – выдали они мне. – Мы потом легли спать, а он, наверное, играл всю ночь. Кстати, а на каникулах мы сможем?..

– Посмотрим на оценки, – произнесли мы с женой хором.


* * *

Я, как и обещал Строганову, поехал с утра на работу, хотя и не дежурил в этот день. Мне не хотелось ехать сюда вчера, но сегодня, как говорится, просто ноги не несли. Причина была простая – Дим Димыч Сечкин. Я боялся встретиться с ним в больнице вообще, а тем более в реанимации, где в крайне тяжелом состоянии находился его сын. Хоть моей вины в этом несчастье и не было, но все это случилось на моих глазах… А перед этим мы штурмовали его дачу! (Я молился, чтобы он нас не опознал на записях камер!) А еще его отстранили от расследования, потому что к поискам Маргариты приступили мы… А эти дурацкие намеки Арсения про дачу, Ктулху, Маргариту, посещавшую эту дачу… Словом, я был уверен, что если сейчас столкнусь с Сечкиным-старшим, то добром для меня это не кончится. Тем более, что как всякий человек с психопатией, на горе он должен реагировать еще большей агрессивностью и озлобленностью, а не скорбью и депрессией.

Поэтому я пробирался в свое отделение, используя тайные тропы, выглядывая из-за углов, словно шпион, и вызывая нездоровое любопытство встречаемых на пути коллег. Но все-таки я сумел благополучно добрался до ординаторской.

За время моего отсутствия у меня скопилось немало дел, бумаг, отчетов и, самое страшное, график работы врачей! Этот дамоклов меч висел надо мной каждый месяц… Посмотрел бы я на Сенеку, как бы он написал свой трактат «О спокойствии духа», если бы ему пришлось составлять график работы врачей в реанимации, когда половина из них совместители! Совершив этот подвиг, я отнес график и зашел в реанимационный зал проведать Максима Сечкина, правда, предварительно удостоверившись, что там нет его родных. Ничего нового, а тем более хорошего я не увидел. Он так и не приходил в сознание.

Вернувшись в ординаторскую, я достал из ящика стола список госпитализированных женщин, который написал несколько дней назад. Все фамилии в нем уже были вычеркнуты, кроме одной. Одной рукой я набирал номер шоковой палаты приемного отделения, другой держал перед глазами список, пытаясь разобрать собственный почерк.

– Шоковая, слушаю! – ответил мне голос дежурного после двух гудков ожидания.

– Добрый день, это Агапов из нейро, я хотел спросить, куда вы пациентку перевели… она двадцатого апреля поступала… там гипокома, кажется… фамилия… э-э, Пичужкина? А, нет, Птичкина!

Слышны были крики персонала, шум аппаратов, сигналы тревог, телефонные звонки…

– Не было такой… А, нет, это я другой день посмотрел… так, нашел… Птичкина, двадцать второго на НХО перевели…

– На нейрохирургию? – удивился я. – А почему, там разве травма была?

Но дежурный доктор уже не слышал, что-то кричал, куда-то бежал… Раздались короткие гудки. Ну и хорошо, нейрохирургическое отделение было на одном этаже с нашим! Я сидел, размышляя, не надеть ли мне медицинскую маску и колпак, чтобы стать менее узнаваемым, как вдруг дверь в ординаторскую распахнулась. (Я вздрогнул!) На пороге стояла старшая медсестра того самого нейрохирургического отделения. (Я вздохнул с облегчением.)

– Шалом, православные! – поприветствовала она меня и еще одного доктора, сидевшего на диване и писавшего на коленях историю болезни. – Профессор! – обратилась она ко мне. – Я к вам и вот по какому делу…

– Слушай, я сегодня не дежурю… – начал я объяснять, но был тут же прерван:

– Так что, если вы не дежурите, то пациент без вены  должен оставаться? Пусть кто-нибудь поставит подключичку в шестой палате!

– Кстати, – вспомнил я. – Я хотел насчет одной пациентки вашей узнать.

– Узнавайте! – согласилась она. – Вену поставьте и узнавайте, сколько хотите!

– Поставим, не волнуйся, – пообещал я. – Она к вам двадцать второго апреля поступила… э-э… Пичужкина? Нет, Птичкина Евгения, – память моя продемонстрировала свои возможности.

– Слушайте, вам-то куда? Вам уже сколько лет? У вас семья! Чего к бедной девушке пристали? Мало мне одного вашего медбрата Жени, так еще и вы? Давайте лучше подключичку ставить, я готова помочь…

– Погоди, погоди, – у меня вдруг в голове пролетела легкая как бабочка мысль, точнее, воспоминание… Евгений и Евгения… Евгений – это наш медбрат… а Евгения – это санитарка на нейрохирургии… «вы прекрасная пара»… Я вспомнил, что видел их, когда дежурил! Но, хоть убей, не мог вспомнить, как она  выглядела… – Юля! Скажи мне! Санитарка Женя, которая работает у вас…

– Ну да, – кивнула «старшая», – моя новая санитарка, а ваш Женя к ней клеится. Я его уже предупредила, что оторву ему…

– Птичкина? – перебил я ее. – Это она и есть? Пациентка Птичкина Евгения – это твоя санитарка? Так, что ли? Она в шоковой палате лежала в приемном, а потом ее к вам перевели? Правильно? То есть, она раньше работала у вас на отделении?

– Профессор, – удрученно покачала она головой, – вы вообще, кроме своей реанимации что-нибудь вокруг видите?

– Да, – кивнул я. – Теперь я понимаю, почему ее после гипогликемической комы с терапевтическим диагнозом положили не на терапию, а к вам на нейрохирургию. Потому что она у вас работает. Все понятно.

– Ничего не понятно! – эмоционально возразила она. – Девчонка поступает в больницу, в твою шоковую палату…

– Она не моя, – вставил я.

– И через день ее спихивают к нам… – продолжила Юля свой путанный рассказ.

– А почему к вам-то?

– Ты у меня спрашиваешь? К нам всех везут! Было место, вот и скинули к нам! – медсестрой овладел праведный гнев. – Девка несчастная, не помнит, ни кто она, ни откуда! Даже как звать ее, не знала… а они скинули к нам!

– А как же выяснили, что она Птичкина? – осторожно поинтересовался я, боясь спугнуть удачу. У меня появилось предчувствие!

– Ну, документы, точнее, пропуск с ней был какой-то. Там имя и фамилия…

– А фотография там была?

– Наверно была, откуда я знаю? Вы будете меня слушать? – Юля села рядом на стул. – Мы ей говорим, что ее зовут Женя, а она отвечает, что верит нам на слово, потому ничего не помнит. Откуда у нее эта гипогликемия была, хрен ее знает. Ну, мы девчонку подлечили за неделю, там еще пневмония аспирационная была, а дальше куда ее девать? На улицу же не выставишь? Я ее оставила в санитарской комнатке нашей жить, она девка порядочная, чистоплотная. Мы ей сейчас документы оформляем, как бомжу… ну, наши девчонки ей одежду принесли…

– Одежду, говоришь, – я не мог поверить в такую супер удачу, потому что такого в жизни не бывает! Или это просто совпадение? – А скажи мне…

– Скажу, когда вену больному поставите! – как хороший психолог Юля поняла, что сейчас был идеальный момент для просьб.

Попросив одного из коллег катетеризировать центральную вену пациенту, я, схватив Юлю за руку, потащил на черную лестницу.

– Доктор, вы же не курите? И женаты, – усмехнулась она.

– Давай еще раз, это очень важно: девушка с пропуском, в котором написано, что она Евгения Птичкина, поступила в шоковую палату, а потом к вам на отделение, и прядя в себя, заболела амнезией? Так?

– Если вы имеете в виду отшибленную память, то да, – согласилась она.

– У нее нет других документов, нет родственников, и она не знает, где живет? Да? – я поморщился от сигаретного дыма.

– Ну да, – кивнула она, – мы попытались разыскать кого-нибудь, в бюро несчастных случаев заявляли, в полицию…

– Вы же ее как Птичкину представляли? – кажется, я начинал понимать…

– А как кого? Как Рыбкину? – съязвила медсестра. – Где вы раньше со своими советами были? Мы и в соцсети посылали ее фотку… Короче, мы ей хотим оформить паспорт, но это непросто… А чего это вдруг она вас так заинтересовала?

У меня билось сердце, словно я шел опознавать собственную пропавшую дочь. Путь из реанимации до конца нейрохирургии, где была маленькая комнатка, в которой поселилась девушка, занимал не больше минуты, но пока мы шли со старшей сестрой, у меня в голове промелькнули все события этих нескольких дней, включая вечер дежурства, когда я ее увидел впервые. Я даже забыл о возможной встрече с Сечкиным.

В комнатке ее не оказалось, и мне стало тревожно на душе.

– Разумеется, она же работает, а не как некоторые! – опомнилась Юля. – Надо по палатам посмотреть…

Но выяснилось, что Евгения (или Маргарита?) повезла больного на исследование. Я представил себе Арсения, который, не в силах ожидать спокойно, бросился бы вслед за грузовым лифтом, уехавшим несколько минут назад с больным, лежащим на каталке. А чем я хуже? И я побежал вниз по лестнице, к кабинету компьютерной томографии…

Ну, как думаете, это была она ? Да! Это была та самая  девушка, которую мы искали!

Конец нашему расследованию! Это была первая и, наверное, не самая правильная мысль, появившаяся у меня, как только я убедился, что это Маргарита Сердюкова!

Слава Богу, теперь все закончилось, и закончилось благополучно! Такого даже Строганов не мог представить! У меня было ощущение, что я прыгнул с самолета без парашюта и вместо того, чтобы разбиться, мягко приземлился!

На всякий случай я закрыл глаза, помотал головой, чтобы убедиться, что я не сплю, потому что я не верил, что так бывает в настоящей жизни! Это или сон, или галлюцинация, или кино… Глаза пришлось открыть, потому что девушка, рассмеявшись, поинтересовалась у меня:

– Вы что, привидение увидели? Или это я такая страшная?

– Конец моим страданиям и разочарованиям, и снова наступает хорошая погода… – я хотел было пуститься в пляс, но вначале ущипнул самого себя, а потом и Маргариту, которая уже смотрела на меня с явным подозрением: может быть, я не доктор, а больной?

Я поспешил ее успокоить. Все-таки она больная, хоть и амнезией, но мало ли что? – Дорогая Маргарита, э-э, то есть, Евгения! Я так счастлив, вы даже не представляете! Не волнуйтесь, со мной все в порядке, я доктор из реанимации…

– Конечно, – улыбнулась она, – я вас помню, нас Женя знакомил…

– Вы помните? – искренне обрадовался я.

– Так это было неделю назад, – немного удивленно произнесла девушка. – А вы – нет? Не помните? На черной лестнице…

Я вздохнул. Нет, не тяжело, а облегченно. У меня было ощущение, что прошла не неделя, а месяц или даже год. Столько событий, переживаний, а самое главное… неужели Строганов прав, когда говорит мне, что я маловерный? Да, я не верил, что мы сможем найти эту девушку. Думал, что если и найдем, то, разумеется, мертвой… И в одно мгновение все эти наши работодатели, все эти Сечкины, Сердюковы, Писковы, Валентины Матвеевны и так далее – люди, вызывающие у меня если и не страх, то какое-то неприятие… словом, камень, висевший с самого начала расследования у меня на шее, вдруг свалился, и мне стало намного легче дышать и появилось желание радоваться всему окружающему миру…

– Доктор, вам не плохо? – деликатно поинтересовалась Маргарита-Евгения.

– Нет, моя дорогая Евгения, – искренне ответил я. – Мне так хорошо! Как будто это я сам нашелся!

Мы сидели на диване на черной лестнице, то есть в том месте, где увиделись первый раз. Круг замкнулся. Я собирался позвонить Строганову и ошарашить его новостью. Сам я не мог придумать, как нам теперь действовать. Отвезти девушку к папе или вначале рассказать ей все, как есть? Я пока ограничился тем, что сказал ей о том, что нашлись ее родственники, а зовут ее Маргарита.

– Такое странное ощущение, – ответила она мне, – когда вы все это мне рассказали… я так и думала, что со мной что-то не то. Особенно, когда смотрюсь на себя в зеркало… Маргарита? Да, это имя мне знакомо…

– Я вас тоже не сразу узнал, – я, как и Арсений, не мог усидеть на диване и вскочил на ноги. – И дело не только в прическе…

У девушки была очень короткая стрижка, немного осунувшееся лицо, и только внимательно приглядевшись можно было увидеть в ней Маргариту Сердюкову, такую, как на фото в Фейсбуке.

Я неожиданно оказался в сложном положении: с одной стороны, очень хотелось все рассказать ей – и про то, как мы поймали маньяка Вову, и про Максима Сечкина, который сейчас лежал в реанимации, буквально через стенку от нас, и про советницу Наталью, и про картины, – но с другой стороны, я не знал, как она может на это отреагировать. Что чувствует человек, потерявший память? Я вот постоянно что-то забываю, и меня это беспокоит. А Маргарита не знает, не помнит, кто она… и не вызову ли я шоковую реакцию своей болтливостью? Пока я размышлял, у меня зазвонил телефон. Отлично! Это был Строганов. Легок на помине!

– Доктор! – радостно закричал он мне в ухо. – Мы уволены! Прикинь? Этот шахматист-коллекционер долбаный мне только что позвонил и…

– Строганов, – перебил я его, вероятно, очень странным голосом, потому что он моментально замолк. – Арсений! Тебе нужно срочно приехать ко мне на работу! Слышишь?

– Да ладно? – произнес он громким шепотом. – Это то, что я думаю?

– Э-э, – я заговорил уже как обычно. – Я не берусь угадать, о чем ты думаешь, но ты должен здесь быть! Срочно!

– Пришли мне ее фотку! – закричал он возбужденно.

– Подожди… – попытался я его урезонить.

– Я не могу ждать! Это она ? Фотку давай! Или что, она уже того… – голос Арсения дрогнул.

Я сделал несколько снимков Маргариты, которая была смущена, но старалась не показать этого, и послал их Арсению. Ему мгновения хватило, чтобы признать в ней пропавшую дочку Сердюкова. Эх, мне бы такие способности! Затем Строганов дал мне команду: спрятаться с Маргаритой у нас на черной лестнице («Там у вас еще диван старый стоял!» – напомнил он мне), ни в коем случае не попадаться на глаза Сечкину, никому ничего не говорить… («И ей ничего не говори, дождись меня!» – кричал он в телефонную трубку). Дальше он приказал вооружиться скальпелем и дефибриллятором, чтобы обеспечить охрану дочке миллионера… Я выполнил его требования. Ну, почти все. Я был счастлив от того, что наступила финишная прямая нашего расследования, что сейчас приедет Строганов, который решит, как нам лучше организовать встречу отца и дочери. И сегодня вечером я, наконец, приеду домой рано-рано, свободный от дел и проблем…

…Мой связан конь, как тут помочь? Кто мчится так поздно сквозь ветр и ночь? Это горе поэта, это – ветер во всю свою мочь. Майский ветер! Это отец и дочь!.. 

Немыслимо быстро приехал Арсений. То есть, к нам поднялся бородатый мужчина в очках с массивной черной оправой, с русыми вьющимися волосами, одетый в темную футболку с надписью «wanted» и джинсы, в руках он держал длинный зонт. По этому зонту я его и узнал. Он на ходу стянул с себя парик, снял очки и отлепил бороду. И буркнув мне приветствие и ни слова не сказав в качестве похвалы за то, что я обнаружил Маргариту, он исподлобья уставился на нее. Дальше он, чуть наклонившись ко мне, негромко спросил что-то вроде:

– Ну что, она говорить-то может? Мозги сильно пострадали?

Тут девушка не выдержала и с вызовом произнесла:

– Послушайте-ка, молодой человек! Если у меня пропала память, это еще не значит, что я умственно отсталая! И не «мозги», а мозг.

Я захохотал, да и Маргарита стала улыбаться. На что Строганов пробормотал:

– Это мы сейчас проверим… – и потом значительно громче, чем нужно было, заговорил: – Меня зовут Арсений Строганов. Я холистический детектив. Вы знаете, что такое холистический?

– Конечно, – спокойно ответил она. – Этот термин мне знаком. Вот насчет «детектива» не уверена.

(Я улыбнулся шутке)

Тогда этот детектив-психолог стал показывать ей ее же собственные фотографии, затем фото ее близких, которые сумел найти в Фейсбуке, а потом заговорил с ней на английском! И тут – потрясающее открытие! Она стала отвечать ему, искренне удивляясь своим познаниям иностранного языка! Но увы, сколько ни разглядывала она фотографии – ни родных, ни друзей она узнать не смогла… Строганов тут же захотел, конечно, спросить, что же с ней случилось – пытались ли ее убить, похитить, кого она могла запомнить и так далее. Но я запретил такие эксперименты, поскольку это могло ввергнуть девушку в шок. Арсений недовольно скривился, но подчинился. И поинтересовался на английском, не болела ли она сахарным диабетом.

– Нет, не болела, – с удивлением сказала она уже по-русски. – Во всяком случае, я такого за собой не помню.

Однако, было заметно, что она стала уставать. Восстановление памяти требовало энергетических и психологических затрат. Я сказал Арсению, что как доктор запрещаю дальнейший допрос и предлагаю узнать подробности ее госпитализации у ее приятеля, нашего медбрата Жени. Строганов уставился на меня непонимающе. Тогда мне пришлось покаяться ему, что я уже видел Маргариту, когда она была еще санитаркой Евгенией. Я ожидал, что сейчас Арсений устроит мне разнос, особенно если учесть, что я еще несколько дней назад записал ее фамилию в список, не проследив, так сказать, ее судьбу, хотя должен был это сделать… Но! Строганов поразил меня своим спокойным ответом:

– Ну, как говоритс


убрать рекламу


я, все, что ни делается – все к лучшему! Это даже хорошо, что мы нашли ее только сегодня! Хотя, конечно, лучше бы завтра…

(Мы  нашли! Я промолчал.)

– Ну, мы можем спрятать ее до завтра, – улыбаясь, пошутил я, но улыбка застыла на моем лице, поскольку Строганов абсолютно серьезно подтвердил:

– Разумеется, спрячем! Сначала мы должны раздобыть медбрата Женю, а потом… спрятать Маргариту. Вопрос, куда?..

Я не знаю, кто больше расстроился, я или несчастная девушка. Но, видимо, она перенесла за последнее время уже так много, что даже Арсений не мог ее испугать. Она только вздохнула. И я тоже. Поскольку если мы ее сегодня не возвращаем в отчий дом, то все продолжается? Я пытался постичь, что задумал Арсений, и еще раз прокручивал в голове его версию событий: Писков рассказал Маргарите о Воровском и о подмене картин в музее, она решила самостоятельно решить эту проблему, а учитывая ее характер, она могла не ограничиться телефонным звонком… а может, сам Воровский предложил ей встретиться лично, чтобы, так сказать, все обсудить … Он ее выслушал и решил, что она представляет реальную угрозу его бизнесу. Тогда ей вкалывают инсулин, а может быть и еще чего-нибудь, и выкидывают в темный переулок, обрекая на верную смерть или беспамятство…

Я был согласен с Арсением в том, что Писков рассказал о подделках картин исключительно по глупости. Да и выглядел он вполне искренним, когда говорил, что Воровский не рискнет ничего сделать с дочкой Сердюкова… А что, если Пискова надоумила Валентина Матвеевна – разыграть такой хитрый смертельный гамбит, чтобы в итоге получить возможность проворачивать какие-то финансовые махинации? Такой вариант нельзя было исключить… Но в любом случае, для обеспечения безопасности Маргариты ее как можно скорее нужно передать ее отцу! Я бы так и поступил! Нас нанимали найти девушку! Живую или мертвую! Мы выполнили свое обещание! Дело закрыто! Почему же Арсений хочет прятать Маргариту до завтра?

Тут я обратил внимание, что Строганов, несмотря на мой запрет, вполголоса беседует с ней. Я положил ему руку на плечо и сказал: «Баста! Лечебно-охранительный режим!»

Медбрат Женя прибежал минут через пять. Он удивленно смотрел то на нас со Строгановым, то на свою подругу, естественно, не понимая, что тут происходит. Но Маргарита взяла его за руку и сама ему сообщила:

– Нашлись мои родственники. Хочешь посмотреть их фотографии? И мою тоже. Кажется, раньше я была гораздо симпатичнее… и с другой прической… Знаете, – обратилась она к нам с Арсением, – это очень необычное ощущение, когда видишь себя, своих родных и понимаешь, что ты знаешь эти лица, но не можешь вспомнить! Как будто это сон! Мне хочется и плакать, и смеяться одновременно! А еще больше – проснуться… С точки зрения медицины – это нормально? – это она спрашивала у меня. – Я нормальная? Как вы думаете?

Ее хотел успокоить друг Женя, но Арсений успел раньше:

– Я вам просто завидую! Такие ощущения классные, и без стимулятора! Я бы сказал – это сверх нормальность!

– Да, – подтвердил я, – это нормально. Все будет хорошо. Терпение и время.

– Но как? Где? Это вы их нашли? – обратился к нам Женя, имея в виду родных его подруги.

Арсений, чуть склонив голову набок, некоторое время рассматривал молодого человека. Я тоже улыбкой смотрел на медбрата. Женя был невысок ростом, но симпатичен, обаятелен, с открытым и ясным взглядом и копной темных волос. К тому же, что мне особенно нравилось в нем, он был любознательным, толковым и очень добрым. Он явно переживал из-за своей девушки и стоял, загородив Маргариту своим плечом, словно защищая от нас. Строганов, как знатный физиономист, изучил его и, кивнув в знак одобрения, ответил:

– Да, это целиком и полностью наша заслуга, но это в данный момент не столь важно. Мы доверимся вам, Евгений, в надежде на вашу преданность Маргарите. По рукам?

– Представляешь, меня зовут Маргарита, – чуть удивленно сказала она ему и добавила с улыбкой: – Но если хочешь, мы так и будем Женями.

– Э-э, – растерялся он. – Как хочешь…

– Давайте, эту проблему вы обсудите позже? – вмешался Строганов. – Сейчас есть более важные вопросы, требующие ответов. Молодой человек, мы с вами договорились?

– Да, – тут же кивнул он, – а насчет чего?

– Насчет того, что вы полностью слушаетесь меня, тем самым помогая Маргарите… ну, Евгении. – Арсений дождался согласия бедного Евгения и продолжил: – Итак, дорогие мои, несмотря на счастье, внезапно обрушившееся на нас всех, есть и обратная сторона этой медали. Я говорю о том, что же все-таки случилось с Маргаритой? Мне для решения этой задачи срочно нужна информация, которой, судя по всему, обладаете вы! – и он ткнул указательным пальцем в медбрата Женю.

А я снова вздохнул с облегчением, потому что Арсений становился похожим сам на себя: он четко знал, чего он хочет, у него был план, и даже у меня теперь появилась уверенность, что на этот раз нам все удастся. Так бывает и у доктора, который даже если не знает, чем болеет пациент и как его лечить, но обладает внутренней уверенностью в своих силах, заражает этим и больного, который начинает поправляться…

– Доктор, не отвлекайся! Давайте, Евгений, рассказывайте нам, как Маргарита попала в больницу.

– Да, конечно! – Женя обрадовался, узнав, что может помочь своей подруге, и тому, что наконец-то его выслушают, причем с интересом. – Понимаете, – немного волнуясь, заговорил он, – я тогда в «шоке» случайно дежурил, в смысле, в «шоковой»… меня попросили выйти …ну, не важно… короче, я ночью за сигаретами в ближайший магазин вышел, тут, за углом. Перелез через ворота и пошел по нашему переулку, знаете? (Арсений кивнул) Вижу, там кто-то лежит! Там часто или пьяный валяется, или бомж приползет… а в ту ночь очень холодно было, понимаете? И можно насмерть замерзнуть, если заснуть. Вот я и пошел посмотреть, чтобы если спит, то разбудить…

– Ты молодец, – прижалась к нему Маргарита.

– Да ну… – пожал он плечами. – Я подхожу ближе, а там же темно, ничего не видно, поэтому я телефоном светил… А там девушка лежит! Причем, я понимаю, что она без сознания. Я крикнул охранника, он еще идти не хотел… а тут у нее судороги начались… короче, я ее на себе в шоковую палату принес… А там медсестра мне кричит: «Женька, тебя даже за куревом нельзя посылать, ты вместо сигарет больных тащишь!» Ну мне, правда, тогда не до смеху было… Короче, доктор посмотрел ее вены и сказал, что это «передоз»… А я вдруг вспомнил, как мы с вами больного принимали, помните? С гипогликемией! (Я покачал головой – не помню) Так вот, тот тоже тогда без сознания был, мокрый от пота, со рвотой, судорогами… вы еще мне сказали, чтобы я вначале глюкозу ему колол… И тут мне это вспомнилось, и я сразу сорокапроцентную глюкозу внутривенно…

– Я понял, – прервал рассказ Арсений. – А почему вы решили, что она Евгения?

– А, так у нее в кармане был пропуск, но непонятно куда. Там была указана фамилия, имя, отчество и больше ничего. Мы и решили, что она Евгения… – он посмотрел на Маргариту и взял ее за руку.

– В кармане. – повторил Арсений. – В кармане плаща?

– Нет, – ответил Женя, – она в куртке была.

– В куртке… – совсем не удивился Строганов. – Ну, это логично…

Мы удивленно посмотрели на него. Я хорошо помнил, что на фотографиях и видео того самого дня, когда Маргарита пропала, она была в светлом стильном плаще: и в магазине нижнего белья, и на пешеходном переходе, где у нее украли телефон…

– Значит, на основании этого документа вы назвали ее Евгенией, правильно? – и, не давая ответить на этот вопрос, он задал следующий: – А зачем волосы подстригли?

Женя несколько замялся, но Маргарита пришла ему на выручку:

– Мне объяснили, когда я в себя пришла, что мои длинные волосы были так запутаны и такие грязные… меня же прямо на земле нашли… и потом меня рвало… Словом, медсестры решили сделать мне новую прическу. И говорят, что так мне даже больше идет.

– Ты просто красавица! – сказал Евгений.

Арсений стал ходить взад и вперед по лестничной площадке и становился все более мрачным. Я даже решил, что он позавидовал Евгению, но выяснилось, что он обеспокоен другими проблемами.

– У вас есть родные и близкие, – неожиданно остановился он перед Маргаритой. – Но сейчас я бы не стал вас с ними знакомить. Для них это будет очень сильное потрясение, и я беспокоюсь за сердце вашего отца, это раз…

(Я с подозрением посмотрел на Строганова: боюсь, что из-за такой ерунды он бы не стал заморачиваться!)

– Два, – он стал загибать пальцы, изображая из себя Фандорина. – У вас, по всей видимости, есть и враги, и они очень влиятельные люди, с которыми не просто будет справиться. И нам нужно будет время, чтобы их нейтрализовать…

– Это три, – напомнил я ему. Строганов не успел сообщить нам четвертый пункт, как на лестницу вышла старшая сестра отделения.

– Та-ак, – протянула она, – вы чего мою сотрудницу тут мурыжите?

– А вы кто такая? – поинтересовался у нее Арсений.

– Я царь и бог этого отделения, – в своей обычной манере ответил она. – Но можно просто Юля.

Арсений какое-то мгновение смотрел на нее, затем хлопнул в ладоши и радостно потер руки:

– Отлично! Вы-то нам и нужны. А я Арсений. Мы вам поручим попечительство и заботу об этой девушке, – и он красивым жестом указал на Маргариту.

– А то без вас я… – покачала она головой.

Арсений, используя свое красноречие, неожиданно вежливо объяснил, что Маргарите (или Евгении) больше нельзя появляться на отделении в качестве санитарки – ее может узнать тот, кто представляет для нее опасность! (Вне всякого сомнения, Строганов имел в виду Сечкина) «Это чудо, что они еще не встретились, и он ее не узнал!» – сказал он, обернувшись ко мне. А я подумал: конечно, если бы узнал, то присвоил бы все заслуги себе, а это-то и страшило Строганова больше всего! Словом, Арсений убедил старшую медсестру Юлю, что санитарки теперь у нее нет, а Маргарита переезжает к ней на некоторое время домой. Ненадолго! – пообещал он.

С кем с кем, а со Строгановым не соскучишься! Особенно когда он в ударе.

– Слушай, – с неподдельным интересом спросила его Юля, – а откуда ты такой умный тут взялся?

– А я живу тут недалеко, – ответил он ей и обратился ко мне: – Доктор, ты гипнотизировать умеешь? А почему? – недовольно сказал он, когда я отрицательно покачал головой. – Нам нужен срочно гипнотизер! Минуту на размышление…

Я уложился в подаренное время.

– Генрих Конрадович! – улыбаясь, объявил я ему. – Один из моих учителей. Он психиатр, старенький уже, на пенсии…

– Отлично! – обрадовался Арсений. – Значит, ему нужна работа и деньги. Звони! Прямо сейчас!

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

Так и получилось, что мы оказались в кабинете старшей медсестры, в компании Маргариты и Генриха Конрадовича. Юля, оставив нам ключи от кабинета и напутствие «не уморить сотрудницу», вышла. Маргарита оказалась настоящей «железной леди», потому что, даже если волновалась, то внешне это было незаметно.

Я поведал моему учителю медицинскую часть истории (амнезия после гипогликемии и гипоксии), а Арсений – криминальную. Но не всю. Я настоял, чтобы девушка не слышала всех подробностей. Доктор слушал историю внимательно, изредка вставляя свое мнение, высказанное коротко, в виде диагноза. Например, когда Строганов описывал Сечкина, то Генрих просто сказал: психопатия. Когда речь шла о Пискове, мы услышали: невроз, истерия, навязчивости, возможно, психологические проблемы в детстве. Про Воровского он задумчиво пробормотал: наркомания? алкоголизация? девиант? Про Маргариту он спросил сам себя: «Не синдром ли это Бенджамина Кайла?» и сам же и ответил: «Нет, не думаю». Но самое интересное было в конце строгановского рассказа, когда доктор уставился на него самого и поинтересовался:

– А вы, молодой человек, у психиатра никогда не бывали?

– Да, – размышляя о чем-то своем, кивнул Арсений, – бывал. Мне сказали, что у меня слишком сложный случай.

– Согласен, – кивнул доктор.

Итак, Маргарита сидела в кресле, Генрих – напротив нее, на стуле, а мы с Арсением расположились на диване. Добрейший доктор неторопливо рассказывал девушке про гипноз. Что это за метод, в каких случаях его можно применять и так далее. Она внимательно слушала, причем, как я уже говорил, без признаков волнения. Собственно, внешний вид Генриха Конрадовича способствовал возникновению доверия к нему: высокий, чуть сгорбленный, движения плавные и неторопливые, глаза как будто улыбаются, глядя сквозь очки в старомодной черной оправе, взгляд очень доброжелательный, но при этом внимательный и цепкий.

За несколько минут до начала его сеанса они поспорили со Строгановым: что именно нужно выяснить у Маргариты? Генрих был категорически против идеи Арсения – спрашивать, кто ее похитил, и что вообще произошло двадцатого апреля.

– Это может вызвать шок! – предупредил он. – Нужна соответствующая подготовка, несколько предварительных сеансов! Это вам не магический ритуал, юноша! Это научный метод… Самое близкое, про что я могу спросить, это про утро двадцатого апреля. А потом двигаться назад, в прошлое…

Арсений попытался было переубедить доктора, но не на того напал. Генриха Конрадовича не могли переспорить даже его больные.

– Это влияет на процессы торможения и возбуждения в головном мозге… – вещал доктор, а пациентка внимательно слушала. – А сейчас я досчитаю до трех, и вы заснете! – голос его резко изменился, стал властным и громким: – Раз! Вам захотелось спать. Два! Веки опускаются, очень хочется спать. Три! Вы спите!

Каждый раз, когда я наблюдал за сеансом гипноза, меня не переставали удивлять возможности человеческой психики. Но моя реакция не шла ни в какое сравнение с изумлением и восхищением Арсения. Он был поражен. Он не дышал, смотрел на психиатра не отрываясь, словно это его гипнотизировали, и видимо, решил, что будет сам использовать этот метод в своей работе.

– Вы слышите мой голос, только мой голос. Вы спите, – говорил доктор Маргарите. – Сейчас вы увидите большой календарь… месяц апрель… тридцать картинок, тридцать дней… вы смотрите на двадцатое апреля… это пятница… утро… что вы видите?

– Я говорю по телефону… – несколько заторможено, но четко ответила Маргарита.

– С кем? О чем вы говорите?

– Это Наталья, моя хорошая знакомая… – Маргарита улыбнулась.

– Вы разговариваете с ней, – твердым тоном сказал Генрих Конрадович.

– Я разговариваю с ней… Да… привет, Наташа! Конечно, моя дорогая!… а я так и думала… тебя это удивляет?… а меня совсем нет!… да он такой же трусливый, как все мужики!… Слушай! Я хочу тебе помочь… я позвоню ему сегодня… о, это еще лучше!… Да, как он только заедет к папе, я его возьму в оборот!… Да не говори! С ними только так и можно!… Конечно… – затем она, видимо, слушала свою собеседницу и негромко смеялась. – Все, дорогая, до встречи! Все будет хорошо! Мы его женим, не сомневайся! Он меня еще благодарить будет за такую замечательную жену!… Да! Пока!

– Вы встретились с ее женихом? – спросил Генрих, когда она замолчала.

– Нет, – после некоторой паузы ответила она. – Я собиралась, но почему-то не успела…

Генрих, как и обещал, стал расспрашивать ее про предыдущие дни.

– Девятнадцатое апреля. Четверг. Чем вы заняты?

– Я собираюсь в Петропавловскую крепость, – чуть сонным голосом ответила Маргарита.

– Вы идете гулять? Или у вас там намечена встреча? – голос психиатра был бесстрастным и властным.

– Да… мы должны встретиться с Юрой вечером… он только что звонил, хотел поговорить… – девушка замолчала, но было видно, что ее что-то тревожит.

– Все хорошо, вы хорошо себя чувствуете!

– Да-да!

– Вы чего-то боитесь?

– Нет, – после небольшой паузы ответила Маргарита.

– Тревожит? Вам что-то неприятно? – продолжал спрашивать доктор.

– Да! У меня неприятности! – Маргарита заметно волновалась.

– Успокойтесь! Сейчас все неприятности, страхи исчезнут! Что вы видите?

– Юру Пискова… мы идем вместе… Смотри, вертолет взлетает… сейчас я пару снимков сделаю… Как тебе выставка?… Нет, я не могу поверить… он же такой приятный… ты уверен?… ну как же так?… это ужасно! Теперь скажут, что я всех обманывала!… я сегодня с разговаривала с Эдуардом… он такой любезный… нет! Нет-нет! Надо что-то делать…

Девушка была сильно расстроена, и я даже подумал, что доктор сейчас прекратит свой сеанс, но он довольно быстро успокоил пациентку и перешел к подробностям утра этого дня.

– Да, добрый день, Сергей Миронович! Вам нравится выставка? Да, спасибо… Вы так хорошо выглядите!… Все молодеете… нет, правда-правда! Как будто живую воду пьете! – Маргарита смеется. – Знаете, говорят, у Маргарет Тэтчер был аппарат для живой воды… да, я слышала… она когда с Горбачевым встречалась, он ей подарил… Валентина Матвеевна, здравствуйте!… Не ругайтесь, пожалуйста! Как только выставку завершу – сразу в Лондон, да…

И снова силы Маргариты стали заканчиваться и Генрих Конрадович, несмотря на возмущение Арсения, счел благоразумным закончить свой гипнотический сеанс.

На мой взгляд, единственным полезным результатом этого эксперимента был позитивный настрой, который Маргарите внушил Генрих Конрадович в самом конце, ведь все, что она рассказала, мы и так знали. Но зато Маргарита проснулась посвежевшей, словно после ночного сна, и поскольку доктор напоследок приказал забыть все неприятности, включая разговор с Писковым, Маргарита сидела с улыбкой и без тревожных воспоминаний.

Мы с Арсением искренне поблагодарили старого доктора, на что тот сказал:

– Это вам спасибо! – и на мой удивленный взгляд ответил: – Эх, молодежь! Вам пока не понять! Когда ощущаешь свою нужность, становишься счастливым!

Арсений насильно запихнул ему в карман деньги.

Напоследок наш холистический детектив поинтересовался у Маргариты:

– А зачем вы портреты Ктулху у себя на стену вешаете? Вы что, его поклонница?

– Кого? – изумилась девушка.

– Понятно, – недовольно пробормотал Арсений.


* * *

Перед тем, как выйти на улицу, Строганов попросил меня провести его к Максиму Сечкину.

– Только осторожно, – предупредил он, – чтобы с папашей не пересечься.

Дела нашего недавнего знакомого были плохи. Шанс выжить у него был, а поправиться – нет. Зачем понадобилось Строганову навещать Сечкина-младшего, я не понимал, – узнать что-либо от него теперь было невозможно, да собственно, мы и так почти все знали. Арсений постоял полминуты, рассматривая молодого человека, лежащего без сознания и подключенного к аппарату искусственной вентиляции легких и монитору, на котором горел сигнал тревоги – пульс был слишком частый…

Арсений указательным пальцем постучал ему по татуировке на голом плече и заявил:

– Ктулху забрал его. Мой папа прав, нельзя всякую нечисть на себе рисовать… – и сокрушенно качая головой, пошел к выходу из реанимационного зала. Я пожал плечами и прибавил скорость препарата в инфузомате. Насчет Ктулху не знаю, а тахикардия ему точно ни к чему.

При выходе из больницы мы столкнулись с тремя похожими друг на друга молодыми людьми. Все трое подтянутые, мускулистые, с улыбками на лицах. А увидев нас, они еще больше обрадовались – собственно, они меня и искали. Это были три брата, воздушные гимнасты из цирка. Одного из них я лечил около года назад, когда он получил травму во время репетиции. И поскольку он уже продолжил свои выступления, то они пригласили меня с семейством на свое представление. И вручили мне четыре билета. Арсений тут же заинтересовался моими пациентами, особенно его волновал вопрос, может ли он тоже зайти к ним на работу?

– Моя мечта – повисеть под куполом! Воздушные замки – это моя стихия! Я очень хочу зайти в цирк! – стал он напрашиваться. – У доктора есть ваши телефоны?

Гимнасты пообещали поспособствовать в реализации его мечты.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы шли по улице Маяковского. Арсений напевал какой-то рэп, а я вспоминал, осмысливал и переваривал события последнего часа. И так задумался, что забыл поинтересоваться, куда это мы направляемся?

– Слушай, а мы в какую сторону идем? – я даже остановился. Направо уходил Ковенский переулок, и виднелся строгий и аскетичный силуэт Римско-Католической церкви. – Кстати, а помнишь, как мы первый раз Джонни Гартнера увидели? Он как раз из этого костела шел.

– Сейчас не время для воспоминаний! – Арсений тоже остановился. – Мы идем в сторону Кирочной. Твои предложения?

– Мое предложение: давай пройдем еще двадцать метров, там скверик есть, – я потянул его дальше по улице. – Вон, смотри, булочная, купим себе что-нибудь и десять минут посидим и решим, что нам делать дальше. Так сказать, quo vadis, что означает…

– Я смотрел этот фильм, – кивнул с умным видом Строганов. И продолжил пение.

Мы сели на скамейку за бюстом Владимира Владимировича. Точнее, сел я один, а Арсений ходил вокруг скамейки и памятника.

– Голова Маяковского в натуральную величину! – жуя печенье, крикнул Арсений и подошел ко мне. – Кстати, я Маяковского как-то на музыку положил, классно получилось.

– А мне больше Хармс по душе, – махнул я рукой в сторону дома, где жил самый детский из писателей. В смысле, детский писатель.

– Доктор, хватит отвлекаться! И так тут время теряем из-за твоего голода! Я могу вообще не есть и не пить, когда игра начинается ! – и он потянулся за соком.

– Таким образом, – посмотрел я на Арсения, – свершилось чудо, и девушка жива. А Воровский становится подозреваемым номер один! Что с ним делать? – я не стал озвучивать идею, что нужно просто сообщить об этом тому же Игорю Ивановичу. – Но виноват также и Писков. А Валентина Матвеевна, кстати? Она может быть причастна? У меня куча вопросов и главный из них – что нам делать? Давай! Мы с Маяковским ждем твоих мудрых рассуждений!

– Рассуждения, говоришь? – он склонил голову набок. – Allora! Писков подставил Маргариту Воровскому и теперь рискует не меньше последнего. Это раз! Она встретилась с владельцем музея в ресторане ! Где на втором этаже ей вкололи инсулин, что вызвало, как ее?..

– Гипогликемию, – подсказал я.

– Это два. – кивнул Арсений. – Помнишь, санитар Женя говорил, что доктор, который ее принимал в шоковой палате, посмотрел вены и сказал, что это передозировка? Он ее за наркоманку принял, увидев следы укола инсулина.

– Согласен. Правда, вероятнее, что ей вначале внутривенно вкололи какое-то снотворное, а потом уже инсулин, потому что инсулин обычно колют подкожно, – сказал я ему. – Если вводить инсулин внутривенно, то он мгновенно подействует, поэтому… Слушай! – вдруг озарило меня. – А откуда у них был инсулин? Надо выяснить, кто из окружения Воровского болеет сахарным диабетом!

– Зачем? – нахмурился Арсений. – Не вижу смысла.

Я пожал плечами. Мои идеи редко рассматривались как перспективные.

– Далее, – продолжил мой босс, тоже пожав плечами, – ее переодевают по какой-то причине… может быть, просто путают одежду?.. Вместо плаща – в куртку, и там оказывается чей-то пропуск… А может быть, подкидывают пропуск специально, чтобы сбить всех со следа. И подбрасывают тело в темном переулке, рассчитывая, что когда ее найдут, то будет уже слишком поздно, и она уже не сможет ничего сказать. Удобно, черт возьми! Не надо с трупом возиться, и вообще, решат, что наркоманка… Кстати, спасибо тебе за идею с инсулином…

– Не понял? – удивился я. – Ты про диабет?

– У тебя совсем плохо с памятью, – искренне огорчился Строганов. – Скоро как Маргарита будешь. Пять лет назад ты мне рассказал одну историю. Про свою пациентку, которой вкатали инсулин. Ну, вспомнил?

– Да, – у меня в памяти всплыла довольно грустная история, тоже про молодую девушку, правда, с плохим концом. Это было в середине девяностых, девушка случайно узнала информацию, которая предназначалась не для нее. Тогда ее похитили и ввели большую дозу инсулина. Затем так же выбросили на улицу. И когда ее привезли в больницу, было уже поздно… – Ты думаешь, что это те же самые?

– Без понятия, – покачал он головой. – Но идея хорошая: посмотреть, много ли похожих случаев было… Когда закончим это расследование, я обязательно займусь этим вопросом!

– Очень логично, – поддакнул я и рискнул задать самый важный для меня вопрос: – Скажи, а почему все-таки ты не хочешь прямо сейчас отвезти Маргариту к ее папочке? Так и для нее безопаснее, и, как мне кажется, он бы сильно порадовался и заплатил бы. Ты так за его сердце переживаешь?

– Я? – изумился Строганов. – Нет.

– Тогда давай сегодня привезем ему Маргариту… – попытался я надавить на него. – Чего ей у Юли жить? Опять же, вдруг Сечкин ее найдет сегодня…

Строганов неожиданно призадумался. И стал кому-то названивать.

– Михаил Александрович? – бодро начал он разговор. – Здравствуйте! Хорошие новости! Ваше задание выполнено. Мы узнали, о чем разговаривала Наталья с Маргаритой двадцатого апреля, то есть в тот день, когда Маргариту похитили… да-да, совершенно верно… они говорили о вас… Наталья очень хочет выйти за вас замуж… да-да… и Маргарита обещала вас уговорить… совершенно верно… и еще, мы точно узнали, что ваша советница абсолютно непричастна к исчезновению Маргариты… да-да… значит, если вы хотите все знать, пожалуйста, приезжайте к Сердюкову на Каменный. И Наталью прихватите… что? Нет, сейчас мне некогда… да, все расскажу… кстати, деньги не забудьте!

– Что-то я не совсем понимаю… – сказал я ему, когда он закончил свой разговор. – Ты задумал…

– Да, – радостно кивнул Арсений. – Эта парочка подозревает друг друга и не верит друг другу. Мы их помирим. И заработаем.

И он стал названивать Наталье. Ей он также поведал, что ждет ее вместе с Михаилом у Сердюкова, и что мы выполнили ее задание.

– Ты уверен, что поступаешь правильно? – теперь мне хотелось умерить пыл моего друга.

– Правильно будет прекратить поиски Маргариты по другим больницам, а то придется твоим сотрудникам из своего кармана доплачивать, – хмыкнул он.

И я стал посылать сообщения о прекращении поисков и о том, что готов со всеми расплатиться.


* * *

Куда, вы думаете, мы поехали на такси после разговора с Натальей? Не угадаете! В Петропавловку!

Прибыв в крепость, мы расположились на скамеечке под липами, в довольно неприметном месте, немноголюдном и поэтому уютном: напротив Великокняжеской усыпальницы и комендантского кладбища с гробницей первого коменданта крепости, Романа Брюса. Арсений начал с телефонного звонка (с моего телефона! деньги, что ли, экономит?) медбрату Жене. Он довольно быстро, но очень тихо что-то сообщил ему, потом выслушал ответ, кивнул и распрощался.

– Слушай, – обратился я к нему, – а Женя…

– Он все понимает с полуслова, – перебил он меня.

– Мне бы так! – воскликнул я и сделал предположение: – Так ты всех хочешь собрать у Сердюкова и достать Маргариту, словно кролика из шляпы?

Зная пристрастие моего друга к театральным эффектам, я в красках представил себе это шоу: Арсений, доказывающий всем, что он самый умный…

– Типа того, – согласился он. – Ну что, пора спускать наших цепных псов ? – и он стал названивать Сечкину, но уже со своего телефона.

Я мог слышать только Арсения, но то, что говорил Сечкин, и так было понятно. Неясно мне было лишь то, чего добивается наш детектив-кинолог. Неясно и от этого тревожно. Строганов напоминал мне бегущего по лезвию бритвы…

– Да, Дим Димыч, – вещал Строганов обманчиво мягким тоном. – Я постараюсь вас долго не задержать… да, новости есть… а вы уже слышали, что нас уволили?… да, а знаете почему? Писков постарался. Совершенно верно! Короче, – и он заговорил уже своим обычным тоном: – Мы все выяснили. Мы едем к Георгию Петровичу… да, вы там тоже нужны… за Писковым присмотрите…

– Ну что, начальник охраны согласился? – спросил я у Арсения. Он пытался поймать пролетавшую мимо бабочку. – Тебе не кажется, что ты немного э-э, спешишь?

– Доктор! Мы возимся с этим делом уже кучу времени, пора разрубать этот узел! – и он, как давеча, рубанул ребром ладони воздух. Затем достал из недр карманов… наушники! – Давай, тоже послушаешь!

Ну надо же! Меня тронула его забота. А звонил он, как оказалось, Игорю Ивановичу.

– Здравия желаю, Игорь… – не успел он поздороваться.

– Здорово, здорово! – услышал я голос собеседника, весьма радостный, как мне показалось. – Вы чего это по митингам ходите? Патриоты, типа? Или просто хотели от хвоста отделаться?

Мы со Строгановым переглянулись.

– Нет, – вполне серьезным голосом ответил Арсений. – На Плевакина ходили смотреть.

– Плевакина? – удивился Игорь Иванович. – Это который пропагандист, что ли? А что на него смотреть-то? Не понял…

– А вы приходите к Сердюкову, и я все расскажу. Там, кстати, и Михаил будет, который олигарх, – как бы между делом сообщил Арсений.

– Вот как? – задумчиво проговорил собеседник. – Ну, может, и зайду… До связи!

– Ну, и? – обратился я к Строганову, вынимая из уха наушник. – Зачем ты опять подставляешь?..

– Они все сами себя подставляют! – усмехнулся Арсений, вскочил со скамейки и стал изображать брейк-данс, как раз под бой колоколов Петропавловского собора, отбивающих три часа пополудни. Неподалеку проходила группа иностранцев, которая зааплодировала танцору. Арсений помахал им рукой.

– Дадим им всем время! – сообщил о


убрать рекламу


н мне довольно веселым голосом. А я даже не стал уточнять, кому и зачем. Уж лучше бы он спрятал Маргариту у Юли…


* * *

– Я слушаю! – с некоторым удивлением Арсений ответил на звонок с неизвестного номера. – Сергей Миронович? Да, конечно, могу… одну секунду! – и он снова присоединил наушники и дал мне один. – Весь во внимании!

– Я слышал, что от ваших услуг отказались? – услышал я голос приятеля Сердюкова и родственника Пискова, Сергея Мироновича Погожина. – Чего это Георгию вожжа под хвост попала? Или это Юрию? Ну, не важно. Я бы хотел, чтобы вы все-таки продолжили девочку-то нашу искать. Что скажешь?

– Отличная мысль! – подмигнул мне Строганов.

– Надо бы встретиться да обмозговать. Вы сейчас где? – поинтересовался Погожин.

– В Петропавловской крепости, – с улыбкой ответил Арсений.

– В крепости? – почему-то удивился Сергей Миронович. – А я по городу еду. Давай-ка я сейчас заеду, где там вас искать?

Видимо, Сергей Миронович ехал где-то неподалёку, потому что уже минут через двадцать напротив нас на дороге остановились два огромных джипа с тонированными стеклами, из них вышли несколько человек охраны, а за ними и охраняемый объект.

– Вертолета не хватает, – сказал я Строганову, вспомнив бизнесмена Сидорова.

– Может, он высоты боится? – усмехнулся Арсений.

Сергей Миронович выглядел, как обычно, по-домашнему: брюки, рубашка, кофта какая-то. Он уселся рядом с нами, пригладил коротко стриженные седые волосы и прикрикнул на охрану:

– Хватит тут маячить!

– Сергей Миронович! – обратился к нему старший из людей в черном. – Ну, что вы…

– Я сказал… – он присвистнул и махнул рукой, будто отгоняя муху. Они рассредоточились на некотором расстоянии. – Не люблю я этих условностей, – пожаловался он нам. – Если грохнуть захотят, то кто тут поможет? На все воля Божья!

– Точно! – радостно подтвердил Арсений. – И я говорю. Когда Бог с нами, то чего нам бояться? Кто против нас?

Сергей Миронович покосился на моего приятеля. Видно, не привык к такой вальяжности.

– А почему вы здесь сидите? Гуляете что ли? – поинтересовался он у нас.

– Нет, смотрим на собор, на могилы. Размышляем. – туманно ответил Арсений.

– Могилы? Ну, ладно… Так, давайте-ка обсудим, чего я  хочу и что вы  можете сделать, – голос его из благостного на время стал начальственным. – Итак, расследование продолжить! Однозначно. Хоть вас и уволили. Но вы, ребята, сами виноваты! – он пожал плечами. – Зачем так себя с Юрой вести? Он обиделся. Наверное, и Георгия настроил. Но обиды обидами, а дело делом. Согласны?

Арсений важно кивнул, да, мол, согласны. А я подумал, откуда Погожин все знает? Наверное, от Пискова. А все ли ему рассказал Писков?

– Однако, – добавил буднично Строганов, – поиски потребуют расходов…

Погожин молча отмахнулся.

– Да это вообще не обсуждается, любые средства… Если я чем могу помочь, – он в упор посмотрел на Строганова, и я поразился, какая внутренняя сила была в этом взгляде, – все, что скажете: деньги, связи, информация… Ничего не пожалею!

– А вы картины у Маргариты покупали? – неожиданно поинтересовался Арсений, нарушив пафос момента.

– Что? – удивился Погожин. Похоже, ему было непросто так резко сменить тему разговора. – А, ну да, конечно…

– А вы не знаете, кто еще покупал? Мне бы список покупателей, – неожиданно попросил Строганов. – И кто какую картину купил. Например, там был «Портрет Петра после смерти», знать бы, кто его взял?

– Как кто? – снова удивился Сергей Миронович. – Петра я купил.

– Вы купили портрет Петра? – теперь изумился Арсений.

– Да, – подтвердил тот. – Это кубизм, начало двадцатых. У меня-то есть неплохая подборка… А при чем тут картина-то?

А я подумал, что хорошо, что Арсений опять какой-нибудь флэшмоб не задумал, тысяч за пятьдесят! Просто спросил – и получил ответ! Сэкономил!

– Потому что это очень интересная картина! – с жаром сказал Строганов. – Вы поняли, что там нарисовано? Петр в виде собора!

– Точно! – удивленно и как-то настороженно ответил коллекционер. – Ты парень, молодец! И я так подумал. Петр и собор.

– И это же настоящий портрет Петра первого! С мертвой натуры! – продолжал Строганов, найдя в лице Погожина заинтересованного слушателя. – Как бы портрет царя, который умер, но который восстал!

– Вот именно! – кивал тот. – Очень любопытная картина!

Они еще какое-то время обсуждали возможный смысл творения, и Строганов даже получил приглашение приехать к нему в гости, чтобы посмотреть картину и вместе с ним «обмозговать» эту загадку. Ну точно, Роберт Лэнгдон и Индиана Джонс! Колокола на соборе играли «Боже царя храни».

Наконец, они вернулись к нашему общему теперь делу.

– Я собираю всех заинтересованных лиц в доме Георгия Петровича, – многозначительно глядя на Погожина, заявил Арсений. – Там будет Сечкин, сам Сердюков, Михаил-инвестор, еще Игорь Иванович, который руководил официальным следствием. Ну, и мы с вами, разумеется… А вот, кстати: может, поможете пригласить еще двоих – Валентину Матвеевну и сталелитейного магната? Да, и Пискова, конечно!

Погожин уставился на Арсения так, словно тот предложил позвать на встречу Петра первого.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы снова находились в том самом доме-дворце, в котором и начались несколько дней назад наши поиски Маргариты. Правда, на этот раз нас оставили в небольшой, по масштабам квартиры, комнате, отделанной во вкусе Екатерины Первой, снабдив едой и выпивкой. У меня тряслись руки, вспотели ладони, и чтобы уменьшить стрессовую реакцию, я стал есть. Поглощая какие-то деликатесы, я даже не замечал вкуса пищи. Арсений же обнаружил несколько листов бумаги, извлек из своих бездонных карманов пару карандашей ИКЕА и принялся рисовать. Почувствовав, что волнение мое постепенно стихает, я заглянул через плечо этому поклоннику Дюрера: картина называлась «Рыцарь Арсений, смерть и дьявол». Так назвал ее сам автор, увлеченно выполняя штриховку одного из персонажей. Но такая идиллия возникла не сразу, ей предшествовал очень нервный разговор.

Приехав на место встречи вместе с Сергеем Мироновичем, мы буквально столкнулись в холле с Сечкиным и Сердюковым. Оба они были практически на пределе: Сердюков на грани истерики, а Сечкин, словно дракон огнем, пыхал злобой. Так что присутствие Погожина оказалось нам на пользу. Выдержав напор обвинений, оскорблений и упреков, Арсений взял инициативу в свои руки:

– Я обещал найти? И мы это сделали! – громче, чем нужно заявил он. – А вы? Вы уволили нас! Это, что ли, ваша помощь? Я предупреждал, что нам будут мешать! Предупреждал, что потребуется ваша поддержка! А вы? А кроме нас вам надеяться не на кого…

– Она жива? – голос Сердюкова предательски задрожал, как и его подбородок. – Просто скажи мне… она жива?

Арсений, видимо, собирался выдержать эффектную паузу, но Сечкин нарушил его замысел, заорав:

– Ты что, онемел, гад?! – и попытался то ли схватить его за шею, чтобы придушить, то ли за ворот рубашки, чтобы потрясти хорошенько. Но ни того, ни другого ему не удалось. Я не успел вскрикнуть, а Строганов, уже вывернув нападавшему кисть, уткнул его носом в пол. Сечкин заорал. Сбежалась охрана.

– А ну прекратить! – гаркнул Погожин. – Петрович, уйми своих…

Словом, покой воцарился не сразу. И даже когда все между собой заключили перемирие, я понимал, что Строганов нажил себе еще одного смертельного врага в лице Дим Димыча.

После того как Сердюков узнал, что Маргарита в целости и сохранности находится в безопасном месте, он внезапно ослаб. Ему даже пришлось прилечь. Но при этом он довольно твердым голосом сообщил, что будет участвовать в собрании, как бы себя не чувствовал. А Арсений после короткой беседы со счастливым, но слабым отцом, решил молчать до того момента, пока не соберутся все приглашенные. Что замыслил Сечкин, я не знаю, но его взгляд, брошенный нам на прощанье, говорил о многом. Погожин, поняв, что Арсений больше рта не раскроет, остался с Сердюковым.

После этих событий мы и оказались в той комнате, про которую я уже упоминал. Там-то меня и потряхивало от происходящего и от того, что нас ждало в ближайшем будущем. Что касается Арсения, то единственно, от чего он мучился, так это от вынужденного ожидания. Закончив свою картину, он перешел, как он сам сказал, к «психологическим портретам» и «комиксам в стиле кубизма».

– Думаю, бесполезно спрашивать тебя, что ты собираешься делать? – задал я риторический вопрос.

– Почему это бесполезно? – удивился он. – Спрашивай. А я отвечу. Я собираюсь обвинить Сердюкова в исчезновении Маргариты.

– Что?! – я решил, что ослышался.

– Да, да! Сердюкова, – спокойно подтвердил он. – Разумеется, он не похищал свою любимую дочку, как ты ожидал услышать, не отсылал ее к Воровскому и не колол ей инсулин…

Я вздохнул в ожидании новых фантазий.

– Но он создал эту ситуацию! – продолжал этот доморощенный философ. – Сейчас объясню. Это несчастье – результат той жизни, которую он вел и ведет. Жизнь без добра и смысла. От того, что он скупает иконы, Господу Богу ни жарко, ни холодно. Сечкин – …, и Сердюков, по большому счету, не лучше. Как, кстати, и Писков. Произошло то, что рано или поздно должно было случиться. И только потому, что Маргарита оказалась хорошим человеком, Господь Бог спас ее руками твоего медбрата Жени. И дал еще один шанс ее папаше. Это мое мнение. Мнение рыцаря. Короче, мне здесь уже надоело ждать…

Я открыл рот, но не от его речей, а от того, что он кувырнулся, встал на руки, да так и пошел к выходу. В этот момент в комнату зашел охранник и, уставившись на странное зрелище, онемел от удивления.

– Нас ждут? – продолжая идти на руках, спросил Арсений.

– Ага, – кивнул парень, – пойдемте за мной.

К счастью, в зал Строганов вошел, как обычно ходят люди, ногами.

Дежавю, в очередной раз подумал я, увидев в том же самом зале тех же самых людей. Правда, на этот раз сидели они немного по-другому. Ближе всех к нам оказалась Валентина Матвеевна. Губы у нее были плотно сжаты, глаза метали молнии, и сидела она выпрямив спину так, что напоминала кобру перед броском.

Слева от нас расположился сам хозяин, выглядел он уже значительно лучше. Кажется, он последовал моему совету и выпил полстакана коньяка. Он знал, что Маргарита жива, и теперь терпеливо ждал. Арсений пообещал ему назвать виновного, чтобы, по словам самого Сердюкова, его можно было «наказать»…

По левую руку от нас был и Сечкин, но на этот раз он встал не около Сердюкова, а в двух шагах позади сидевшего в кресле Пискова. Он возвышался за ним, уперев свои мощные кулаки в бока, и имел вид победителя. Писков заметно нервничал и старался не оборачиваться назад. Мне даже стало его жалко. Погожин сидел в кресле наискосок от нас, за Валентиной Матвеевной. От его обычного благодушного вида не осталось и следа. Он недовольно посматривал то на Арсения, то на Сечкина, то на Пискова. Отец нашей новой знакомой Ксении, он же сталелитейный король, как его называл Писков, выбрал себе место позади всех. Правда, слышно его было отлично, словно он пользовался громкоговорителем. Напротив нас сидели Михаил Александрович и Наталья. Было заметно, что они оба напряжены, хотя, как мне кажется, Арсений должен был развеять их страхи во время последнего телефонного разговора. Игорь Иванович предпочел сидеть на галерке, держа всех в поле зрения. А мы со Строгановым заняли почетные места, оказавшись под прицелом восьми пар глаз. И если я предпочел бы сбежать со сцены в зрительный зал, то Арсений чувствовал себя как Петр Первый на своем коне.

Затаив дыхание и пытаясь унять сердцебиение, я приготовился к представлению в стиле Эркюля Пуаро или Ниро Вульфа, лавры которых, вероятно, не давали ему покоя…

– Я рад вас видеть… – начал было Арсений, но его голос затерялся среди громогласных раскатов сталелитейщика, слегка визгливых интонаций Валентины Матвеевны и нескольких возгласов нашего бывшего начальника Юрия. Но Строганов не собирался сдаваться и гаркнул на весь зал: – А ну тихо!

Тут же нарисовался охранник.

– Можно подумать, что кто-то из вас знает, где Маргарита! – на полтона ниже, но все равно громко сказал Арсений. – А мы знаем! Мы искали и нашли ее…

Снова возник шум голосов, на этот раз среагировали и олигарх Михаил, и его советница. Все стали поворачиваться к Сердюкову, видимо, чтобы узнать, как он отреагирует на наше сообщение. А Сердюков, хоть Строганов и винил его во всем, оказал нам поддержку. Голосом, в котором металла слышалось больше, чем у Black Sabbat в песне про Iron Man, он произнес:

– Они  нашли мою дочку! А вы  будете сидеть и слушать, что они скажут! И хватит мешать…

– Отлично! – оценил его помощь Строганов и продолжил: – Итак, мы нашли Маргариту! Сейчас я вам расскажу, как это было. Первая наша версия, согласно которой ее исчезновение было связано с нелепой случайностью, оказалась несостоятельной. Мы нашли маньяка, похитившего девушку, но это была другая девушка, не Маргарита. Однако, благодаря именно этой версии нами был обнаружен ресторан «Мост Ватерлоо» и тот факт, что Маргарита должна была с кем-то встретиться в этом ресторане…

Пока Строганов наслаждался своим триумфом, я поймал себя на том, что ощущал гордость и благодарность одновременно. Гордость за своего друга, сумевшего непостижимым образом разгадать эту запутанную историю, и благодарность за то, что несмотря на свой эгоцентризм, себялюбие, высокомерие, упрямство, истерики и прочие его отрицательные качества, он говорил «мы», а не «я»!

– …под наше подозрение попал один из ее приятелей-одноклассников, увлекавшийся мистикой… – со стороны Сечкина раздалось что-то вроде рычания. – Но он оказался непричастным к исчезновению девушки. В числе прочих версий, – продолжал Арсений, не обратив внимания на реакцию Сечкина, – мы рассматривали версию под названием «Гамбит», хотя если придерживаться точного определения, то это больше похоже на антигамбит, – поправил сам себя Арсений. – Я имею в виду, что устранив Маргариту, тем самым устраняли и ее отца, разбитого горем. Кому это могло быть выгодно? Кто в отсутствии Георгия Петровича получал бо́льшую прибыль?

Со стороны Валентины Матвеевны вначале раздался неопределенный звук, а потом она четко произнесла:

– Ложь! Георгий, это подлая ложь!

– Это не только умозаключение, – хладнокровно продолжал Арсений, – потому что легко проверяется. Правда, Сергей Мироныч?

Тот аж подскочил от неожиданности, но твердо и с плохо скрываемым удовлетворением, сказал:

– Валентина, да чего уж тут? Все свои! Ты…

– Однако, для Валентины Матвеевны задумать антигамбит – это чересчур сложный ход, поскольку ее стиль другой, – Строганов прервал Погожина, – и называется он в восточных единоборствах «бросок змеи»: по прямой, по кратчайшему расстоянию… Затем у нас возникли другие подозреваемые. Например, те, кто звонил ей в последние часы перед исчезновением…

Строганов встретился взглядом с Натальей и, улыбаясь, молча смотрел на нее. В конце концов это вывело из себя Михаила.

– Послушайте, вы сказали нам прийти сюда, поскольку собирались… – нервно начал он.

– Так и есть, Михаил Александрович. Вы правильно сделали, что пришли! Да, я собираюсь рассказать, из-за чего пропала Маргарита, кто в этом виноват и где она сейчас! – весело перебил его Арсений.

Я верил в своего друга, в то, что он всегда побеждает, в то, что он знает, как выйти из сложнейшей ситуации… Но скорее бы все это закончилось!

– Дорогая Наталья, я намекаю не на вас, а на другого человека, с которым Маргарита не только созванивалась, но и встречалась! Allora! Идем дальше! Мы установили, и это оказалось весьма затратное расследование, с кем Маргарита гуляла за день до исчезновения…

– Это все абсолютная чепуха! – крикнул было Писков, но Сечкин, положив руку ему на плечо, заставил его замолчать.

– К тому же, – говорил Строганов, рассматривая при этом сталелитейщика, – незадолго до этого мы заподозрили, что к исчезновению имеет отношение человек из ближайшего круга девушки. В списке телефонных звонков были только близкие друзья, родственники и деловые партнеры.

– Георгий! – протрубил отец Ксении, – почему он на меня смотрит? Что за шутки?

Наверно, только я один догадался, что эта «шутка» была мелкой местью Строганова за хамское поведение отца Ксении в прошлую нашу встречу!

– Но вернемся к ее предпоследнему дню, к девятнадцатому апреля! – отвернулся от него Арсений. – Маргарита встретилась с одним человеком в Петропавловской крепости. Они гуляли, и он ей передал довольно любопытную информацию… а именно…

– Дядя Георгий! Это все не так!

– Еще раз вякнешь, я тебя размажу…

Честно сказать, мне было очень жалко Пискова, несмотря на то, что именно из-за его дурацких советов пострадала девушка. Как говорится, благими намерениями выложена дорога в ад…

– Юрий Анатольевич, – говорил Арсений, кивнув на Пискова, имевшего вид, словно после нокаута, – был обеспокоен репутацией Маргариты, которая могла пострадать из-за деятельности ее делового партнера господина Воровского. Он, как известно, частенько заменял оригиналы картин на копии. Эта мысль, видимо, не давала ему покоя, и он в беседе с Маргаритой предупредил ее о возможных проблемах с покупателями картин и о том, что ее репутация под угрозой… и посоветовал ей обсудить эту проблему с Эдуардом Воровским…

Теперь раздался настоящий рык – это переварил информацию Сердюков. Писков попытался вскочить, чтобы объяснить все дяде Георгию, но Сечкин грубо опустил его на место.

– Воровский, как я полагаю, – продолжал свою речь Арсений, – выбирал лохов, которым и втюхивал подделки.

– Георгий! Да Юрий не виноват! – вскричал Сергей Миронович и побагровел. – Все этот гад, Воровский! Давно пора его прижать! Этот говнюк и меня один раз напарил!

Строганов дал высказаться Погожину, после чего, ускоряя темп речи и энергично жестикулируя, продолжил:

– Но дело в том, что Маргариту это очень сильно огорчило, и вместо того, чтобы по телефону разрулить эту проблему с Воровским, она соглашается на встречу с ним, при этом никому ничего не сказав! Маргарита – чересчур честная девушка. Картины для нее, в первую очередь, произведения искусства! А не источник наживы. И ей было стыдно и неприятно, если бы вся эта грязная история выплыла бы на свет божий. Итак, она встречается в ресторане, принадлежащем брату Воровского и, возможно, угрожает ему разоблачением. После чего ей вкалывают инсулин и выбрасывают ее на улицу. К счастью, она остается жива, но, увы, абсолютно без памяти!

– Дима! – проскрежетал Сердюков. – Всех будем… всех зачистим! Падлы!

– Я понял, Георгий Петрович! – живо отозвался Сечкин.

Тут поднялся невообразимый шум, все наперебой выражали свои эмоции и впечатления от услышанного, а Строганов, насладившись своей речью, понял, что зрительный зал становится неуправляемым, и решил закончить свой спектакль.

– Внимание! – гаркнул он и быстро подошел к окну. Повозившись с механизмом, он с жутким скрежетом открыл это окно, которое, вероятно, не открывалось никогда. Потом он высунулся на улицу и стал кому-то махать. Я был ближе всех и первым подошел к огромным панорамным окнам. За мной ринулись остальные. С Невы подул свежий ветер, заставляя колыхаться огромные и тяжелые шторы.

По набережной гуляли люди, проезжали многочисленные велосипедисты, кто-то гулял с собакой. А ровно напротив нас, метрах в пятидесяти, на берегу канала, окружавшего этот дом-дворец, стояли двое. Очень высокая, стройная девушка с короткими волосами и ее спутник, самой обычной внешности. Они держались за руки и с интересом рассматривали этот дом. Заметив машущего Арсения, они помахали в ответ.

– Доченька моя! – пробормотал Сердюков надтреснутым голосом. – Дима, ты видишь? Это она? У меня чего-то со зрением… не пойму…

Глаза его увлажнились и, вероятно, поэтому он не мог рассмотреть, она это или ему просто кажется.

– Георгий Петрович! – сипло ответил Сечкин. – Это Маргарита! Бля буду! Это она! Живая! На вас смотрит!

– Дима, за мной! – и Сердюков неожиданно резво выскочил из залы. Сечкин понесся за ним, даже не посмотрев в нашу сторону.

Уже перед выходом из апартаментов Сердюкова нас догнал Игорь Иванович. Остановив Арсения рукой, он негромко сказал:

– Висяк ты поднял, молодец, я впечатлен… – констатировал он, как мне показалось, с неохотой. – Хотя у меня есть вопросы…

Арсений вздохнул, но довольно четко рассказал ему про наши поиски Маргариты по больницам. Разумеется, сделав акцент на том, что нашли мы ее в результате его гениальных размышлений и моих правильных действий. Элемент случайности, так сказать, был исключен.

– Я понял, – скупо реагировал Игорь Иванович. – А что про Воровского можешь сказать? И я не понял, чей это ресторан?

– Ресторан «Мост Ватерлоо» принадлежит его брату, тому самому Плевакину, на митинге которого мы были, – отвечал Арсений. – Замешан он или нет, я не знаю. Мы обнаружили этот ресторан, нашли связь его владельца с музейщиком, заподозрили, что именно там, в комнатах на втором этаже держали Маргариту, а затем обнаружили ее в больнице в состоянии амнезии! – гордо закончил Строганов звучным термином.

– Ну, купите себе медали, амнезии , – пробормотал Игорь Иванович. – Она что, совсем ничего не помнит? Очень жаль, – добавил он, увидев, как Строганов отрицательно замотал головой.

– Убрать девушку распорядился Воровский, это и ежу понятно, – продолжил было Арсений, но его перебили.

– С Воровским все ясно, – заговорил Игорь Иванович. – Плевакина нужно разрабатывать. Но! Насчет олигарха-то нашего, Миши? Ты про него ничего не сказал!

– Так, а… мне и говорить-то о нем нечего! – радостно ответил ему Арсений. – Дело в том, что он непричастен… совсем не при делах! Кристально чистый человек.

– То есть, как это? – искренне возмутился тот. – Не при делах? Ты же им интересовался? Намекал мне, давал понять, что Миша тоже может быть замешан! А теперь… Постой-ка, а не купил ли он тебя? А? Сынок, я не терплю предателей, которые даже за очень большие деньги продаются!

Я с тревогой подумал, что Строганов ведь должен был получить от олигарха какую-то сумму, и со стороны вполне могло показаться, что тот его просто купил…

– Игорь Иваныч! – абсолютно спокойно ответил Строганов, глядя ему в глаза. – Если бы, как вы выражаетесь, я продался олигарху Мише, то не стал бы после этого рыть землю в поисках Маргариты. И если бы у меня было что-нибудь на него, то я бы уже вам передал. Я свое слово держу и никому не продаюсь ни за какие деньги!

Я подумал, что Строганов всегда искренне верит в то, что говорит.

– Ну, допустим, – задумчиво проговорил Игорь Иванович, – я тебе поверил. Хотя, как ты догадываешься, проверю тебя, и если ты…

– Да какой вам интерес меня проверять? Я не Воровский и не Миша, и даже не Сечкин…

– Повезло тебе, что не под моим началом работаешь, – медленно заговорил он. – Ты что же, думаешь, что я только о мошне своей пекусь? А? А ты один такой правильный да еще никому и не продаешься? Так?

Кажется, Строганов вывел его из себя!

– Ты еще под стол пешком ходил, а я уже участвовал… долг свой выполнял! Да ребят молодых спасал, которых бросили… как мясо пушечное…

Не знаю, случайно ли Арсений разозлил Игоря Ивановича, или это был его очередной ход, но он тут же извинился перед ним и протянул руку со словами:

– Виноват, Игорь Иваныч! Не подумал! Вы – правильный мент! Предлагаю работать вместе!

– Вместе? Сейчас вот привлеку вас обоих! Как свидетелей, для начала… – сказал Игорь Иванович угрожающе, но затем все-таки сменил гнев на милость. – Сам ты, мент… Короче, мне нужен полный отчет! В письменном виде!


* * *

Арсений захотел проводить меня до дома, благо жил я через речку от Сердюкова. Вечер был тихим и каким-то легким, словно спящая бабочка. Меня не покидали покой и радость: все кончилось! Я снова обыкновенный доктор, но с небольшой суммой денег, лежащих на кухне под пачкой спагетти. Их, конечно, не хватит на весь отпуск, но, как говорится, деньги служат тебе, если умеешь ими пользоваться, а если нет, то властвуют над тобой. Поэтому я искренне рад, что денег у меня мало. А то бы я стал их рабом…

– Слава тебе, Господи! – искренне произнес я. – Строганов! Все кончилось! Ты не представляешь, как я рад. Ты молодец, – я хлопал его по плечу, – ты настоящий рыцарь, без страха и упрека, бескорыстный…

Но, увы, после ответных слов Арсения исчезли мои покой и радость, как бабочка, подхваченная вихрем.

– Что значит «кончилось»? – возразил он. – Во-первых, с них надо еще денег стрясти. А во-вторых…

– Слушай, исполнитель Божьей воли! – прикрикнул я на него. – Счастлив тот, кто ничего не должен! Мы им больше ничего не должны! Чем вообще ты лучше Сердюкова? Ты же не продаешься никому!

– А во-вторых, – хладнокровно продолжил он, не обращая на мои стоны внимания, – Маргариту мы, конечно, нашли… и даже нашли виноватых…

– Что ж тебе еще нужно? – мне хотелось оглохнуть или испариться, чтобы не слышать продолжения.

– Мне нужен заказчик преступления! Это раз. И разгадать тайну картины, это два. – он показал мне два пальца в виде латинской буквы V. Вот две загадки, которые с нетерпеньем ждут нас… как там? «Как ждет любовник молодой минуты верного свиданья…»

Я набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул. Помню, как-то после очень тяжелых суток наутро не пришел мой сменщик. И я с ужасом понял, что придется остаться на вторые сутки. Так вот, сейчас я бы лучше остался на вторые сутки…


* * *

Мы договорились созвониться утром. Я пошел домой, а Арсений поехал переключиться  в какой-то ночной клуб. Надеюсь, не во «Vпадину». Поднимаясь по лестнице, я видел, как он пошел, пританцовывая, подскакивая и подбрасывая свой зонтик вверх, вероятно, еще и напевая какой-нибудь веселый мотивчик.

Ночью от него пришло сообщение: Он есть, Его не может не быть. Что Ему все храмы и алтари, ведь истинный храм – в душе, и в своем сердце каждый должен воздвигнуть Ему алтарь. 

Я понял, что переключиться ему удалось. И заснул.

Глава 32. Эксельсиор[2]

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром я пошел на работу. Меня там тоже переключили  с одних проблем на другие, и я даже забыл позвонить Строганову, чтобы узнать, как у нас дела.

Поэтому я опрометчиво обрадовался его звонку в конце рабочего дня, но радость сменилась озабоченностью после его предложения срочно встретиться.

– Э-э… а что опять случилось? – поинтересовался я у него. – У Погожина картина пропала?

– Увидишь! – туманно ответил он. – Я еду домой, встречаемся у меня через час.


* * *

Меня мучили нехорошие предчувствия. Во-первых, я не верил, что был заказчик преступления, потому что Писков поступил так просто по глупости. И нет смысла искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. А во-вторых, если заказчик все-таки был, то… это было еще хуже, чем если бы его не было. Что касается картины, то загадки, на мой взгляд, там никакой нет. И это были очередные фантазии Строганова. Добавлю: бредовые фантазии! И я решил вообще не думать об этом деле…

Я шел по улице Гулярной, как она называлась лет сто тому назад, и размышлял, что она соответствовала своему названию. Гуляк по ней ходило много, особенно по ночам. Кстати, вот и Строганов: он стоял около своей парадной и, вероятно, ждал меня. Выглядел он помятым, как истинный житель своей улицы.

– А я тебя издалека заметил, – крикнул он мне и, когда я подошел к нему, добавил: – Знакомься! Главный персонаж современных сериалов!

И протянул мне потертую кожаную сумку светло-коричневого цвета.

– Не понял?.. – я взял этот небольшой саквояж, оказавшийся довольно тяжелым, – Какой еще персонаж? Ты только пил? Или еще?..

– Открой, посмотри, – усмехаясь, предложил он мне.

Я вздохнул, потому что спорить с ним себе дороже, и послушно стал…

– О, Господи! – я тут же закрыл сумку, надеясь, что никто не увидел ее содержимого. Она была набита деньгами. – Что это?

– Рубли в основном, – пояснил Арсений, – но есть немного долларов и евро. У Натальи наличных рублей не было, поэтому я взял валютой. Я, собственно, домой шел, ты со мной?

Если бы в сумке оказался портрет Петра или чья-нибудь голова, то я удивился бы меньше. Но деньги в таком количестве! Я даже не мог предположить, сколько там!

– Я сегодня встречался с Натальей, олигархом Мишей, и, разумеется, с Сердюковым, – рассказывал он мне, пока мы топали по лестнице на шестой этаж: лифт, как обычно, не работал.

– С Сердюковым, – машинально повторил я. – И что?

На площадке пятого этажа Арсений вдруг остановился и принюхался.

– Свой перегар учуял? – поинтересовался я.

– Нет, – помотал он головой и снова втянул воздух носом. – Туалетная вода, мужская, дорогая… и еще какой-то запах, дешевый, типа Адидас… и еще… черт!

Мы подошли к входной двери, и я вздрогнул, потому что замок был взломан, а дверь просто прикрыта.

– Держи, – Арсений отдал мне сумку и отодвинул меня в сторону.

Резко дернув за ручку, он распахнул дверь. Чуть пахнуло дымом. В полной тишине мы прошли в квартиру. Строганов держал


убрать рекламу


в руках зонтик, превратив его в оружие, а я с сумкой осторожно шел за ним.

– Черт! – снова сказал Арсений.

В коридоре лежал мужчина. Света, падавшего из окна прихожей, было недостаточно, чтобы разглядеть, кто он, но его хватало, чтобы увидеть огромное черное пятно на светлой рубашке, на груди слева. Арсений щелкнул выключателем, и я вначале зажмурился, а через мгновение увидел неприятно бледного цвета лицо Пискова. Несмотря на то, что и так было видно, что он мертв, я подбежал к нему и дотронулся до шеи – попробовать найти пульсацию артерии.

– Ну? – услышал я мрачный голос Строганова.

– Мертв. – сообщил я ему.

– Это я и так вижу! – раздраженно сказал он. – Как давно?

– Ну, – замялся я, – от одного до трех часов назад.

Я потрогал лоб, руки, попытался согнуть их в локтях…

– Больше часа, это точно, – сообщил я свое заключение. – Я не судебник, извини. Выстрелили в сердце, видимо, с близкого расстояния, – указал я ему на входное отверстие, для чего мне пришлось аккуратно расстегнуть пару пуговиц у рубашки.

– Как не вовремя… – пробормотал Арсений и затем гаркнул мне в ухо: – Погнали!

– Через туалет? – предположил я, вспоминая наши прошлые приключения.

– Нет, – через секунду ответил он, – на лестницу!

Мы выбежали на площадку, сумку с деньгами я прихватил. Почему-то единственной мыслью в моей голове была эхом повторяющаяся фраза, брошенная Строгановым: «не вовремя»! Почему он так странно отреагировал? Но спрашивать я его не стал, поскольку внизу уже слышался шум – поднимались люди, много людей, судя по звукам шагов, и поднимались быстро…

Мы как можно тише достигли верхней площадки. Арсений подошел к старой двустворчатой двери и стал звонить в звонок. Дверь тут же приоткрылась, но на длину металлической цепочки. Я разглядел красный глаз на старом небритом лице. Арсений тут же сунул купюру в образовавшуюся щель, которая исчезла, словно в кофейном аппарате. Но дверь раскрылась.

– Че надо? – на пороге стоял старый (а может, и не очень?) дед в грязных трениках, майке и с татуировками на кистях.

– Надо мир во всем мире, – заявил Арсений и вошел в прихожую. – Слушай, уважаемый, за нами полиция гонится, нам бы это… уйти надо.

– А-а, – он получил еще одну купюру и махнул рукой в сторону длинного узкого коридора, – через кухню давайте! Там тока продукт на столе стоит, не троньте!

Мы побежали через коридор на кухню. Там, на столе, и правда стояли трехлитровые банки, заполненные мутноватой жидкостью. Через черный ход мы выскочили во двор, а потом, поднявшись по еще одной лестнице на чердак и пройдя через крышу соседнего дома, оказались на другой улице. Арсений осторожно высунулся из подворотни и около минуты изучал обстановку. Убедившись, что все вроде бы безопасно, мы быстрым шагом отправились в сторону Петропавловской крепости. Почему именно туда? Арсений сказал, что ему там лучше думается.

– А сейчас есть, над чем подумать! – многозначительно произнес он.

А у меня стали трястись колени. Кажется, мы доигрались! И дело не только в смерти молодого человека, которого мы хорошо знали, дело еще в том, что его убили в квартире Арсения! То ли он пришел к нему за помощью, а его догнали и пристрелили… «наказали», или «зачистили», как сказал Сердюков! То ли тело специально подбросили, чтобы подставить Строганова… Как бы то ни было, все было очень плохо! Мои предчувствия меня не обманули…

Мы сидели на пляже, я на бревне, Арсений прямо на песке. Сумка с деньгами валялась перед нами. Карильон в соборе наигрывал какую-то мелодию. Вечернее солнце красным шаром зависло между стрелкой Васильевского острова и Петроградской стороной и не собиралось прятаться за горизонт. Люди гуляли по берегу, кто-то ходил по воде, из ресторана доносилась музыка, а над Дворцовой набережной, над потоками машин, стоял серый смог. А на меня нахлынула слабость и тоска. Мы были ни в чем не виноваты, но над нами, словно тот смог на противоположном берегу, нависла смертельная опасность.

Видимо, Строганов что-то придумал, потому что вдруг достал телефон, воткнул наушники и стал звонить. Начал он с Сергея Мироновича Погожина. Рассказав ему о смерти Пискова, не сообщая при этом подробностей, он спросил, можем ли мы сейчас к нему приехать, поскольку у нас есть идеи насчет расшифровки картины. Тот, поохав насчет бедного Юрия (он так и сказал: «бедный Юрик, бедный Юрик!»), тут же заинтересовался, что за идея с картиной? Но Арсений ответил, что при встрече все расскажет, и ему есть что рассказать! Приглашение было получено. Умно! – подумал я. Искать у олигарха Погожина нас вряд ли будут, поэтому Строганов, видимо, и решил заручиться его покровительством.

Следующим собеседником был Игорь Иванович.

– Здорово, преступник! – усмехнулся тот, ответив на приветствие Арсения. – Ну надо же? Сердюков тебя выбрал, чтобы расправиться с Писковым?

– Очень остроумно, – недовольно проворчал Арсений.

– А разве нет? Смотрю, разыскивается особо опасный… Труп в квартире… Я, как честный гражданин, должен сообщить о твоем местонахождении! Ты, кстати, где?

– А то вы не знаете? – скривился Арсений.

– Можешь не верить, но пока нет, – ответил собеседник. – А ты знаешь, что чистосердечное признание…

– Слушайте, – взорвался Строганов. – Мне лично сейчас не до шуток!

– Да ладно? А что так? Или совесть замучила? А ты чего вообще звонишь-то? – говоривший вдруг стал серьезным. – Я, хотя этим делом и не занимаюсь, но…

– Помощи попросить, – ответил Арсений тоном, далеким от вежливого.

– Во дает?! – искренне изумился Игорь Иванович. – А с какой радости? Да и вообще, откуда я знаю, что не ты пристрелил Пискова?

– Ну, уж вы-то должны знать, что не я! – возразил Арсений и, не давая вставить и слова, продолжил: – Стал бы я свою дверь ломать, чтобы войти вместе с Писковым в квартиру! У меня ключ есть! Далее, ваши люди наверняка следили за мной и за квартирой, поэтому подтвердят, что во время убийства я был в другом месте. А квартиру вскрыли люди Сечкина, который, если вы забыли, работает на Сердюкова!

– Я ничего не забываю, – бросил собеседник.

– Ну и хорошо, – продолжал Арсений. – Я, конечно, не удивлюсь, если пистолет, из которого хлопнули Пискова, обнаружится где-нибудь у меня под подушкой, но сами понимаете… стал бы я его хранить? Конечно, нет. И последнее: я теперь работаю на Погожина, к которому и собираюсь сейчас ехать.

– На Погожина? – задумчиво проговорил Сергей Михайлович. – Интересно. Дочку Сердюкова-то нашли, зачем тебя Погожин нанимает? Не пойму. А ты…

– А я не пойму, – перебил его Арсений, – почему вы мне помочь не хотите?

– Да с какой стати? – удивился тот. – Я же говорю, что я не занимаюсь этим делом…

– Вы сами сказали про честного гражданина! Для восстановления справедливости! Или вы поверили, что Писков по глупости послал Маргариту к Воровскому? – усмехаясь, произнес Строганов. А я зажмурился – снова блефует? А Арсений продолжил: – А заодно, может, и узнаете, какую работу я буду делать для Погожина! Я бы на вашем месте…

– Пф! – услышали мы громкое возмущение Игоря Ивановича. – Ты не на моем месте! И никогда на нем не будешь!

– И слава Богу! – признался Арсений. И добавил, как мне показалось, довольно проникновенно: – Игорь Иваныч, помогите, а?

– Я подумаю… – после паузы ответил тот и добавил недовольным тоном: – А все потому, что норову много! Довыпендривался!

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

– Можно пару вопросов? – мы шли к метро, предстояла поездка за город, в резиденцию Сергея Мироновича.

– Да хоть десять, – пожал плечами Арсений.

– Для начала: почему ты сказал, что Пискова убили не вовремя? – задал я наименее важный из интересовавших меня вопросов.

– Так у меня концерт завтра! – воздел он руки к небу. – А теперь он под угрозой.

От этих слов я застыл, как вкопанный, и уставился на своего легкомысленного друга. Мы стояли в скверике, неподалеку от Князь Владимирского собора.

– Пошли, нам далеко ехать, – потянул он меня за рукав. – Шучу я, шучу. Это реальная подстава, которая может закончиться моим арестом, а сейчас времени на это нет.

– Почему ты решил, что Пискова убил Сечкин?

– А кто? Сердюков сам, что ли? – возразил он мне. – Думаю, что дело было так: «Георгий Петрович! А че нам с Писком-то делать?» (Строганов весьма похоже озвучил начальника охраны) «Да убери его с глаз моих! Видеть падлу не хочу» (Арсений изобразил Сердюкова немощным стариком с трясущейся головой) Ну, вот он и убрал  его, – закончил Арсений обычным тоном. – А в силу своей природной говнистости застрелил его у меня в квартире, чтобы сделать мне пакость. Зависть! Не может простить, что это я нашел Маргариту, а не он.

Я был уверен, что Арсений преувеличивает и придумывает. Мы спустились на Спортивную и сели в вагон метро.

– Так, может, нам поехать в полицию и рассказать…

– Нет, – тут же прервал он меня. – Меня сразу посадят, да и тебя тоже вряд ли выпустят. Я думаю, что наш друг Игорь Иваныч возобновит за нами слежку, потому что ему интересны олигархи, и пусть Михаил сорвался с крючка, но Воровский с братом остались, и Погожин…

– Что Погожин?

– Игорю Иванычу интересно, зачем мы едем к Погожину, – пояснил Арсений.

– А зачем и правда мы к нему едем? – посмотрел я на Строганова.

– Расшифровывать картину. Ну, кроме меня, ее все равно никто не сумеет разгадать! Так вот, – продолжил он про Игоря Ивановича, – нам эта слежка сейчас будет кстати…

– А он не может просто арестовать нас? – перебил я его. – Игорь Иванович.

– Зачем? Он-то прекрасно понимает, что это дело рук Сечкина. Или его наемников. Игоря Джеймс Бонда Иваныча интересуют более крупные рыбы, чем Сечкин. И ему ну совсем не нужно, чтобы нас арестовали по обвинению в убийстве, которого мы не совершали.

– А что ему нужно? – поезд остановился посреди тоннеля, и в тишине приходилось говорить вполголоса.

– Компромат на олигархов, это раз. – заголосил Строганов на весь вагон. – Знать, что мы делаем для Погожина, это два.

– А не мог Пискова убить Воровский? – предположил я.

– Зачем это ему? – удивился Арсений и, немного подумав, добавил: – Воровский теперь за свою жизнь должен опасаться, а не чужие губить.

– Вот такие, как вы, все и портят! – заявил сидевший неподалеку мужик неопределенного возраста, вида и занятий. Но определенно выпивший. Он вначале вертел головой по сторонам, чтобы встретиться с кем-нибудь взглядом, но поскольку все отворачивались, то стал прислушиваться к нашему разговору. – Придурки! Че, за Навального, что ли? А я против…

Арсений в упор посмотрел на говорившего, и я подумал, что, к счастью, на следующей остановке нам выходить. Но увы, Арсений не мог удержаться…

– Жена бросила, на прежнюю работу таких дебилов не берут, плохо, что мама пенсией своей делится, – Строганов постарался озвучить свои логические выводы как можно громче, чтобы перекричать шум поехавшего поезда. – Лузер!

– Ах ты, пиндос американский, – стал он подниматься, – мы вам всем скоро устроим… гейропа долбаная!

Я вздохнул, предвидя драку: Строганова будет не удержать, а с мужиком разговаривать бесполезно. Поезд подъезжал к Звенигородской. Арсений встал и прошел мимо мужика к двери. Я за ним. Мужик не отставал. Тут Строганов развернулся и стал смотреть ему в глаза. Даже зонт свой на изготовку не взял. Мужика это разозлило. Присовокупив еще пару ругательств, он, коротко замахнувшись, ударил Строганова в голову. Но тот, мгновенно уклонившись и сделав противнику подсечку, добавил рукой ему по почке. Нападавший с воплем завалился на сидевшего на скамье бугая. Тот не потерпел к себе такого отношения и пнул его ногой.

Мы вышли на станцию.

– А насчет Воровского ты прав, – заявил Арсений.

– А? – я был так поглощен происходящим, что сразу и не понял, про кого речь.

– Я говорю… Пойдем, что ты встал посреди станции? Я говорю, что хорошая идея насчет Воровского! Завтра проверим одну мою мысль, съездим в ресторан. Если, конечно, успеем.

– А?.. А почему мы можем не успеть? – не поспевал я за мыслями Арсения.

– Его тоже накажут, – равнодушно сообщил он.

– Сердюков? Слушай, а может… – начал я, но Арсений тут же отреагировал:

– Не рискуй! Это их внутренние разборки! Хочешь попасть между молотом и наковальней? Я, кстати, раньше увлекался кузнечным делом, ну, ковкой металла. У меня был боевой молот…

– А как же твои христианские принципы? – теперь я его перебил. – Если ты не предотвратишь преступление, то, считай, сам в нем участвуешь. Как же так?

– Их всех наказывает дьявол, и Сердюкова, и Пискова, и Воровского, – пожал он плечами, – и я в это вмешиваться не хочу. И не буду. И тебе не дам. Давай-ка лучше обсудим кое-что, есть у меня пара мыслей… Да, пока не забыл, насчет Кирпича и Жеглова…

Я удивленно посмотрел на него. Ах да, Арсений не может, когда кто-то знает больше него. Не забыл мою загадку и посмотрел в интернете.

– Жеглов, конечно, не прав, – важно сказал он, – но я бы поступил точно так же!

А я в этом и не сомневался!

Арсений разглагольствовал всю поездку, но я не особо вслушивался, потому что, во-первых, это не относилось к нашему делу (ему приспичило выискивать информацию в сети о Граале и тамплиерах), а во-вторых, у меня из головы не шел Писков. Не то, чтобы я особо страдал из-за него, нет, просто как-то паршиво на душе было. Смерть есть смерть.

На станции нас ждала машина, и совсем скоро мы стояли перед огромным домом – усадьбой, по другому не скажешь. В числе прочего меня поразил резной деревянный вензель на одной из стен дома. Вероятно, здесь обитает князь, не меньше.


* * *

Выслушав наши новости, князь Сергей Миронович какое-то время молчал, затем заметил:

– Да-а. Петрович слишком любит свою дочь. А Сечкин слишком предан Георгию. Упокой его душу… давайте помянем… племянницу жалко…

Через некоторое время мы перешли в его кабинет. На письменном столе лежала картина, та самая, которая породила идею фикс у Строганова и фото которой он изучал в каталоге выставки. Посмертный портрет Петра или, точнее, портрет Петра после смерти. Мне и правда показалось, что это портрет Председателя из «Принца Флоризеля», очень похож. Арсений схватил картину и стал внимательно изучать ее со всех сторон. Погожин наблюдал за ним с интересом, как художник за работой другого художника. А я рассматривал кабинет и обстановку. Резная деревянная мебель, канделябры, красивые книжные шкафы, стол, покрытый зеленым сукном, в цвет стен, а сверху – темно-коричневый потолок, вероятно, из дорогих пород дерева. Да, еще шахматы: золотые и серебряные фигуры были расставлены на изящном шахматном столике. Кстати, картин в комнате было немного: несколько пейзажей в массивных позолоченных рамах над кожаным диваном, на котором развалился Арсений, да пара портретов – мужчины и женщины. Предки, что ли? Камерность, классика и деньги, – это если коротко охарактеризовать этот кабинет. Странно, что хозяин, Сергей Миронович, внешне совершенно не соответствовал обстановке. Здесь представлялся сидящий за столом высокий, статный, немолодой мужчина в мундире эпохи Александра I, с бородой, бакенбардами и трубкой. Погожин же был небольшого роста, толстоват, с постоянно прищуренными глазками на полном и простоватом лице. Однако, я подозревал, что простота была кажущаяся. И взгляд у него был внимательный, особенно по сравнению с сердюковским. И по словам покойного Пискова, играл он в шахматы мастерски…

– Потрясающе! – наконец высказался Арсений по поводу картины. – Смотрите, вот Петр, изображенный в виде собора, и это указание нам, что собор Петра и Павла имеет к нашей тайне непосредственное отношение…

– Петр похоронен в Петропавловском соборе, – напомнил я ему.

– Знаю, знаю! – кивнул он мне и посмотрел на Погожина. – Смотрите дальше: он изображен, словно восстал из своей могилы. Я посмотрел в интернете про все, что имеет отношение к могиле Петра Первого и нашел любопытный факт! Его могилу вскрывали! Это было в двадцатые годы двадцатого века! Грабили могилы всех царей, в том числе и петровскую. Круто?

– Да, любопытно, – кивнул Погожин, но как мне показалось, без особого интереса. – Что еще?

– Еще? А вот, – продолжил Строганов, – крайне интересный факт, я нашел его в сети: когда вытаскивали гроб, то его пришлось поставить вертикально, и получается, что Петр, как и нарисовано на картине, словно стоял! Дальше, я смотрел, в чем хоронили Петра, и это полностью совпадает с этим портретом! Художник мог, конечно, прочитать про это где-нибудь…

– Интернета тогда еще не было, – усмехнулся я, впрочем, заслушавшись выводами Арсения.

– Вот именно! – радостно воскликнул он. – И поэтому я делаю заключение, что художник присутствовал при вскрытии могилы Петра лично! И это так поразило его, что он нарисовал портрет покойного… после смерти!

– Неплохо! – похвалил его Погожин и равнодушно пожал плечами, будто Арсений излагал известные ему факты. Меня же поразили эти исторические экскурсы.

– Дальше, – Арсений вскочил вместе с картиной, – тут есть портрет самого художника! Помните, есть картина про гибель Помпеи? Там художник себя нарисовал…

– Карл Брюллов, – напомнил я ему.

– Это неважно, – отмахнулся он. – Важно, что наш  художник, Соломко Сергей, запечатлел себя! Можно даже его лицо разглядеть…

– Да? – Погожин тоже взглянул на какие-то кубы и треугольники, на которые указывал Арсений, и снова пожав плечами, добавил: – Ну, может…

– Угу, понятно, – вдруг недовольно сказал Арсений. После этого детектив-историк замолчал и полез в интернет с телефона. И через минут пять заорал:

– Вот, нашел! – стал он нам демонстрировать какие-то статьи. – Потрясающе! Могила Петра… Петропавловская крепость… чаша Грааля! Смотрите, тут статья, где доказывается, что Петр был масоном, он связан через Брюса с Ньютоном, который, как известно, имеет отношение к тамплиерам и к их сокровищам, в том числе и Граалю!

Он торжествующе смотрел на Погожина, а я с подозрением смотрел на него, пытаясь понять, шутит он или на самом деле уверовал в какие-то выдуманные истории. Я выхватил у него телефон и стал изучать открытые статьи. Там и правда речь шла про всевозможные масонские заговоры, знаки, про Розу и крест, про меч и сосуд, про яблоко на гробнице и яблоко на шпиле Петропавловского собора… Словом, ерунда всякая.

– Что ты там про Брюса говоришь? – неожиданно поинтересовался Погожин.

А Строганова только спроси! Он тут же стал вешать нам лапшу про Брюса, вероятно, того самого, который был сподвижником Петра Первого. Арсений в лицах рассказал нам легенды 20-х годов прошлого столетия про Якова Брюса, человека явно неординарного. И про то, как он создал горничную-робота, и про то, как он мастерил железных драконов, которые вылетали из окон по ночам. Как этот Брюс сам летал на подзорной трубе в сторону Луны. Как слуга рубил его на куски, а потом поливал живой водой и куски срастались. Как он занимался алхимией, астрологией и прочими достойными увлечениями ученых начала XVIII века… Много же Строганов успел прочитать, пока мы ехали в электричке!

– Брюс был Гроссмейстером ордена Тамплиеров, – многозначительно говорил увлекшийся рассказом исторических баек Арсений.

В какой-то момент я заметил, что уже не слушаю Строгановские сказки, а просто наблюдаю за ним и за Погожиным. Рассказчик, безусловно, сам верил в то, что говорил, а Сергей Миронович, как это ни странно, слушал с неподдельным интересом. И Арсений, который, видимо, хотел произвести на Погожина впечатление, внимательно наблюдал за ним, подмечая, что интересно слушателю, а что мало волнует его. Мне же стало казаться, что я сижу перед телевизором и смотрю ток-шоу «Тайны и загадки мира». И тут вдруг я заметил, что Погожин изменился в лице. Глаза его широко раскрылись, он побледнел, а потом закашлялся. Впрочем, через секунду он стал выглядеть как обычно. Я изумленно посмотрел на Строганова и увидел выражение торжества на его лице.

– Да, – повторил он, – Брюс изобрел рецепт живой воды! Насчет мертвой не уверен…

Погожин едва заметно кивнул, и затем негромко добавил:

– И мертвой.

– Вау! – отреагировал Арсений. Он вдруг стал похож на охотничью собаку, которая бегала по лесу и наконец-то учуяла след зверя. – Поперло! И получается, что в этой картине зашифрован или рецепт этих водичек, или место, где их можно найти. Я прав? – триумфально закончил он.

Погожин, скрестив руки на груди, изучающе смотрел на Арсения. Удивления на его лице уже не было, скорее, он о чем-то размышлял. Я бы на его месте размышлял лишь о том, как бы выставить сумасшедшего гостя из дома.

Строганов тем временем уселся на диван, а я так и продолжал сидеть в своем кресле.

– Интересно, – наконец произнес Сергей Миронович.

– Еще как! – отозвался Арсений и закинул ногу на ногу. – А вы и не догадывались?

– Я не про то, – покачал головой Погожин. – Я просто вспомнил одну недавнюю шахматную партию. Мой противник походил конем, причем так, что я мог его съесть. И я рискнул. А сейчас думаю, что зря…

А я подумал, что сумасшедших тут двое.

– То есть, все эти выводы ты сделал на основании этой картины? – спросил он у Арсения.

– Плюс интернет, – кивнул тот. – Так вы водичку-то нашли? – как мне показалось, излишне фамильярно поинтересовался он у Сергея Мироновича.

Он поморщился, видимо, не привык к такому обращению и резко ответил:

– Нет! Ни я, и никто другой пока не нашел.

– Ага! – радостно потер руки мой друг. – А у меня к вам предложение. Мы беремся найти вам эту водичку. Ну, в смысле, водичку Брюса. Или ее рецепт.

Все-таки он спятил! – с ужасом подумал я про своего друга.

Погожин задумался. Он сидел с мрачным видом, сцепив руки на животе, и крутил большими пальцами друг вокруг друга с неимоверной скоростью. Я даже решил, что это нервный тик.

– Ты мне не нравишься, – выдал он наконец, обращаясь к Арсению. – Но если ты не просто бахвалишься…

– Я же сказал, что могу найти эту воду, – тут же перебил его Строганов. – Мне понадобится для этого информация, которая есть у вас, компьютер, подключенный к интернету, и время.

– Много? – поинтересовался Погожин, видимо, находясь в самом высоком градусе раздражения. – Времени?

– Часа три-четыре, пока не знаю. И помощь моего напарника, – кивнул он на меня.

Я сидел и слушал эти переговоры, что называется, затаив дыхание. Я не верил ни в какие воды, ни живые, ни мертвые, и сомневался в том, что Арсений собирается заняться поисками всерьез. Мне представлялось, что он хочет, как говорится, напарить богатого и сумасшедшего Погожина, заключив с ним договор-соглашение. Только зачем? За каким дьяволом? Неужели только из-за денег, которых, как известно, никогда не бывает много? И я взглянул на притулившийся у моих ног саквояж.

– Доктор, – обратился этот супостат ко мне и подмигнул, – с точки зрения медицины такое возможно? Живая вода. И мертвая.

– Э-э, – замялся я, – честно говоря… Это было бы здорово! – я не понимал, что он творит и чего задумал. – Сейчас много ведется разработок… военными медиками, к примеру… есть раствор, который можно ввести тяжелораненым внутривенно… и они вскакивают и еще полчаса могут воевать.

– А потом? – заинтересовался Погожин.

– Умирают, – ответил я.

– Вот видишь! – радостно сообщил Строганов. – Даже военные пытаются воссоздать живую воду! А спецслужбы, я уверен, мертвую! Итак! – обратился он уже к Погожину. – По рукам? Вы нам немного денег…

– Только после того, как… – Погожин, видимо, хотел сказать, что готов оплатить наши услуги, только получив результат, но Арсений его перебил:

– Конечно, после того, как!

– Дерзай! – Погожин покачал головой. – Почти сто лет лучшие умы пытаются разгадать эту тайну и найти след воды, а тебе, значит, три часа на это надо?

– Ну, может, четыре… – развел руками Строганов.

– Хорошо. Я нанимаю вас, – медленно произнес Сергей Миронович. – Но! Послушай сюда, сынок. И слушай внимательно. Если ты меня расстроишь… причем не важно, чем… я тебя без мертвой воды отправлю в ад. Ты меня услышал? Хорошо услышал? Тогда по рукам… Шерлок Холмс…

Меня стало познабливать, хотя вечер был теплый. Но сделать я ничего не мог. Не встанешь же и не сбежишь? Но желание придушить Строганова у меня в очередной раз появилось.

– А с чего ты взял, что у меня есть информация… на эту тему? – поинтересовался Сергей Миронович, внимательно глядя на Арсения.

Теперь Арсений пожал плечами.

– Если вы искали эту воду, то наверняка чего-то накопали.

Погожин кивнул. Но, как мне показалось, не в ответ Арсению, а каким-то своим мыслям.

– Ну хорошо, – решился он, – Грааль твой, это все фигня, выдумки! А живая вода… она существует. Я знаю это. И не смотри на меня как на ненормального! – вдруг прикрикнул он на меня. – Информация ему нужна… – проворчал он. – Конечно, у меня-то она есть. И не от кого-нибудь, а от родного дядьки! Короче, был у меня дядька, Аким Кишкин, – без особого энтузиазма начал Погожин. Руки он сложил на животе, глаза чуть ли не закрыл, видимо, чтобы нас не видеть. – Долго, кстати, жил! В конце семидесятых помер. Последние годы жил один, ни с кем не общался, дети уехали от него и связь не поддерживали, только сестра его младшая, мать моя, к нему раз в месяц заходила… Впрочем, все это не важно, потому что вас это не касается! А важно, что после смерти его остались дневники! А поскольку он всю жизнь чекистом прослужил, дневники эти довольно интересными оказались. Я их почти все изучил. Очень много интересного я там нашел, – задумчиво повторил Погожин. – Однако, вам это не нужно знать. Дядька мой интересовался этим шотландцем Брюсом… – он замолчал, о чем-то задумавшись, то ли о дядьке, то ли о знаменитом шотландце.

– А при чем тут картина? – не выдержал Арсений. – Или ваш дядя принимал участие во вскрытии могил?

– Не беги впереди паровоза, – ответил ему Погожин. – Целее будешь. Так вот, изучал он этого Брюса по заданию своего начальства и по распоряжению Дзержинского и Ленина. Что касается могил в соборе, то их вскрыли в ноябре 1921 года, и дядька мой тоже там был…

– А художника он там видел? – Арсений мог бежать не только впереди паровоза, но и самолета, и парохода, лишь бы не ждать.

Погожин несколько удивленно посмотрел на него, видимо, давно его никто не перебивал.

– А ты глухой или тупой? – поинтересовался он и продолжил: – Так вот, могилы тогда вскрывали исключительно с целью поживиться сокровищами – золото, серебро, драгоценности царские… и дядя Аким действительно принимал в этом участие. С ним вместе был его приятель, некий Соломка, студент-художник, которого он позвал в качестве рабочего. И когда извлекли на свет самого Петра Первого, там многие переполошились – уж больно страшно стало! Ты угадал, этот момент и запечатлен на картине… Но самое интересное, что дядя Аким нашел в гробу Петра медную табличку и передал ее своим начальникам. – Погожин достал из ящика письменного стола пачку пожелтевших листов, исписанных кривым почерком и заламинированных. – Это его дневники, написанные в семидесятые годы. А это рисунок с таблички, сделанный еще в то время, в 1921 году…

Арсений схватил древний лист, на котором был воспроизведен рисунок с медной пластины или таблички.

– Осторожно! – прикрикнул на него Погожин. – Это оригинал!

– Отлично! – приговаривал Арсений, рассматривая его и не слыша Погожина. – Не хуже Грааля…

Погожин замолк, потому что Строганов достал телефон. Он сфотографировал лист и стал что-то искать в интернете. Я воспользовался этим и завладел рисунком. Кто-то очень тщательно карандашом нарисовал какой-то, как мне показалось, герб. Какие-то шлемы, короны, щит в середине и лев с кем-то… с лошадью, что ли? Если я правильно понял, то этот герб был вытравлен на медной пластине, которая лежала в гробу вместе с Петром первым и была обнаружена дядей Погожина, служившим в ЧеКа или НКВД. А потом перерисован на бумагу…

– Нашел! Это герб Брюса! – радостно заорал Арсений.

– Да, – усмехнувшись, кивнул Погожин. – Я знаю…

– Черт! – не удержался Арсений.

– Не чертыхайся! – Погожин перекрестился.

– А вы знаете, что он не точный? Я про рисунок. Он отличается от герба! – не обращая внимания на предостережение, сообщил Арсений.

– Знаю… – нахмурился Погожин. – Я думал, что эту неточность допустил тот, кто перерисовывал с таблички.

– А я думаю, что это неспроста! – заявил Строганов и спросил: – А знаете, почему табличка оказалась в гробу? – и не дожидаясь ответа, сказал: – Потому что Брюс был организатором похорон Петра и, скорее всего, специально положил туда эту табличку! Для нас. Это знак! Карта, на которой зашифровано послание, в котором говорится, где спрятаны сокровища! Ну, в смысле, вода.

Погожин не разделил радость Арсения, покачал головой и продолжил рассказ:

– Может быть, и послание. Многие так думали. И многие искали. Например, Ленин и Дзержинский пытались отыскать хотя бы рецепт. По их приказанию перерыли усадьбу Брюса под Москвой, в селе Глинково на Клязьме. Сталин велел по кирпичикам разобрать Сухареву башню, где у Брюса была лаборатория и обсерватория. И ничего не нашли…

– А почему они у нас в Петропавловке искали? – поинтересовался Арсений.

– Потому что в самом начале поисков перепутали Брюсов – могила Романа Брюса, брата Якова, расположена как раз в Петропавловской крепости. – пояснил Погожин. – Но, насколько я понял из дневников дяди, эту могилу они не трогали. А могилы царей вскрывали из-за обычных драгоценностей… Так вот, насчет табл


убрать рекламу


ички с гербом, когда ее пытались расшифровать, даже связи с космосом подозревали…

– Ну и как? – язвительно спросил Строганов. – А кстати, искали живую или мертвую воду?

– В НКВД, где служил дядя, были заинтересованы в мертвой воде, а в правительстве – в живой. Потому что, обеспечив себе бессмертие… – Сергей Миронович умолк, наверно, замечтался о бессмертии.

– А Ленин в Мавзолее? – тут же спросил Арсений.

– Что Ленин? – не понял Погожин.

– Ну, может, он еще живой? – без тени иронии поинтересовался Строганов. Я кашлянул.

– А вдруг они все-таки нашли эти воды? – поспешил я увести беседу в сторону.

– Нет, – уверенно ответил Погожин. – Я бы знал.

– А картина? – встрял Строганов. – Расскажите про нее.

Погожин некоторое время с подозрением и раздражением смотрел на Арсения, но все-таки ответил:

– С картиной была полная неожиданность. Я зашел в тупик с поисками воды или рецепта ее изготовления, и вдруг, совершенно случайно обнаруживаю вот эту картину на выставке у Маргариты. Выясняется, что написал ее некто Соломка, и, насколько Маргарита узнала про него, он эмигрировал из России, из Петрограда, в конце 1921 года. Такого совпадения я не мог и представить! Тот самый знакомый студент моего дяди, который был при вскрытии гробницы! Вот это был настоящий знак ! Тут я подумал, а что это может означать? А то, что воду надо искать здесь, в Питере! – теперь в глазах Погожина я увидел триумф, однако Арсений не оценил гениальных выводов.

– С чего это? – спросил он.

– С того, – отрезал тот. – С того, что табличка, как ты сам заметил, лежала в гробу Петра в Петербурге.

– Неочевидно, – пробормотал Арсений и радостно добавил: – Ну что ж, вполне достаточно информации, чтобы отыскать эту водичку!

На прощанье Погожин рекомендовал нам не выходить за пределы гостевой комнаты – на ночь включалась охранная сигнализация, а по саду пускали гулять доберманов. Я ощутил себя в заключении…

– Какого черта? – сквозь зубы поинтересовался я у Строганова, когда нас привели в нашу комнату с примыкавшей к ней ванной и туалетом. – Что ты задумал?

– Эх, доктор! – Арсений высунулся в открытое окно и осмотрел ночной сад. – Неужели тебе самому не интересно?

Я аж закашлялся от негодования.

– Твой Аристотель точно заинтересовался бы рецептом такой водички. Это даже выгоднее водочного производства… – стал насмехаться он надо мной, а я гордо молчал…

Я некоторое время переписывался с женой. Арсений же залез на кровать, причем прямо в обуви, ноутбук, предоставленный нашим гостеприимным хозяином, водрузил себе на живот, и, вероятно, стал искать, где нам найти воду.

Я уже спал, когда около часа ночи он меня бесцеремонно растолкал, чтобы узнать:

– Доктор! Помнишь, у тебя пациент руфер был? Ты с ним связь не поддерживаешь?

Я ответил отрицательно. Затем сквозь сон я слышал, как он, словно мантру, произносит: Анисимов… Филимон… Петр… Брюс…

Мне снился сон, что я на работе и принимаю больного. Почему только Строганов тут же вертится и, вместо того, чтобы помогать перекладывать больного с каталки на кровать, кричит: «На какую букву? На какую букву?»

– При чем тут буквы? – я спросонья не понимал, где нахожусь, в реанимации или дома? Выяснилось, что у Погожина в гостях.

– Доктор! – говорил Арсений. – Телефон этих циркачей у тебя есть? На какую букву? На «цэ» нету. Смотреть как «гимнасты»? На «гэ»?

– Сам ты «гэ»! – вздохнул я. – На «а»! Акробаты…

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

Наутро я чувствовал себя так, словно искал всю ночь воду в пустыне. Чего нельзя было сказать про Арсения. Он ликовал, отжимался, пел песни – и это в полвосьмого утра!

Оказалось, что Погожин вставал рано, поэтому в восемь утра мы уже завтракали. То есть, ел только я, Арсений принимать пищу не мог, потому что делился с нами открытиями. А Погожин внимательно слушал, отставив пшенную кашу.

– Ваш гроссмейстер Брюс – просто гений! – говорил Арсений, расхаживая вокруг стола. – Итак! Он не только мог изобрести нечто потрясающее, но и благополучно предвидел будущее! Только этим я могу объяснить медную пластину, подсунутую в гроб Петра Первого! Смотрите…

– А ты можешь сидя говорить? – раздраженно сказал Погожин. – У меня шея не резиновая!

– Попробую, – кивнул Арсений и плюхнулся на стул. – Да, это изображен герб Брюса. Лев, Единорог, щит, короны и так далее. Вначале я решил, что Лев символизирует Англию, а Единорог Шотландию, как в «Алисе в стране чудес», помните? Вел за корону смертный бой со львом единорог … Я решил, что место, на которое указывает эта линия (ровно посредине между ними), это где-то между Английской набережной и слободой, где селились шотландцы в двадцатые годы восемнадцатого века… но, увы, я ошибся… Выяснилось, что лев – это знак силы, а единорог – чистых помыслов или совести, как-то так. Тогда я стал читать про Брюса, и оказалось, что у него был дом в Литейной части… кстати, неподалеку от твоей больнички! – кивнул он мне. – Но опять же, здесь меня ждала неудача, от дома не осталось совсем ничего…

– Невезучий ты какой-то, – хмыкнул Сергей Миронович и взялся за ложку.

– Я снова стал смотреть на рисунок, – продолжил Арсений, не обращая внимания на реплику Погожина. – Видите, на чем стоят эти животные?

Мы с Погожиным посмотрели. Земля какая-то?

– При детальном рассмотрении это оказалась карта Петербурга того времени! Просто не вид сверху, как мы привыкли, а как бы сбоку! Знаете, так в Гугл-картах можно настроить. Вот, смотрите, это – стрелка Васильевского острова. Это – покрытый лесами остров. Здесь, – ткнул он пальцем между ними, – дворец Меньшикова… а вот тут, где сходятся лучи и линии, еще один дом Брюса! Наш сподвижник водил дружбу с вором-губернатором Александром Данилычем и поэтому домик выстроил себе неподалеку.

Погожин снова отвлекся от каши.

– Эта была моя догадка, и она блестяще подтвердилась! Я нашел упоминание об этом доме в нескольких источниках! – снова вскочил Строганов. – Потом я стал смотреть самые старые дома Питера, и вот тут-то и проявила себя мистика! Дом Брюса не просто один из нескольких домов, сохранившихся с XVIII века! Мистика заключалась в том, что он не сгорел в пожаре, в него не попала бомба во время войны, и его капитально не ремонтировали! Представляете?

– Ну? – напряженно вглядывался в него Погожин. – Представляем…

– Там только трупы складировали во время блокады, со всего острова свозили… но это сейчас не важно. На гербе Брюса есть девиз: Fuimus! Это на латыне. Означает…

– «Мы были», – прервал его Погожин. Видимо, тоже захотел похвастаться знаниями.

– Точно! – подтвердил Арсений. – А тут, если приглядеться, написано Fluidum, что можно перевести как «жидкость»!

Погожин аккуратно взял в руки заламинированный рисунок, нацепил очки и стал его рассматривать.

–