Название книги в оригинале: Шумов Тёма. Тиховодье

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Шумов Тёма » Тиховодье.





Читать онлайн Тиховодье. Шумов Тёма.

Когда идет дождь, кажется, что вот-вот что-то вспомнится 

Рю Мураками «Дети из камеры хранения»

Предисловие ко второй редакции

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорогой Читатель! Заранее прошу прощения за возможные проблемы с пунктуацией или описки. Я честно старался вычитать книгу, но так получается, что за это время я уже выучил ее текст наизусть и читаю не то, что написано на экране, а то, что засело в моей голове. Надеюсь, сей факт не сильно испортит твоё впечатление о моем первом романе, и может быть – чем чёрт не шутит! – ты, Дорогой Читатель, превратишься в Постоянного Читателя. Тем более что история о Тиховодске только начинается!

Предисловие к третьей редакции

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорогой Читатель! Вот опять разлилось по городу монотонное тиховодье и осень вползла к нам в душу под тоскливый перестук капель. Дни превратились в бесконечные немощные сумерки. Старые часы на стене, кажется, скоро сами впадут в зимнюю спячку.

Настало именно то время, когда надо читать мою книгу.

Усаживайся в свое любимое кресло на террасе, ставь на столик чашку с горячим кофе. Укутавшись в старый плед, бери в руки планшет или свою старую «читалку», но не забывай изредка отрываться от текста, чтобы посмотреть на пустые улицы, моросящий дождь или тучи – это создаст нужное состояние для восприятия, написанного мной. А чтобы тебе было еще уютней, чем раньше, я поправил некоторые орфографические и стилистические неточности.

Хотя книга все еще и далека от идеала с точки зрения придирчивых преподавателей русского языка и литературы, прошу их не судить меня строго, у меня есть, что предъявить в свою защиту, однако это уже выходит за рамки моего предисловия.

И прощаясь хочу сказать, что уже этой зимой (если гомеостатическая Вселенная не помешает моим планам) тебя ждет очередная история о Тиховодске – Спас На Зле.

Часть Первая

 Сделать закладку на этом месте книги

…и над всем безраздельно воцарились Мрак, Гибель и Красная смерть 

Эдгар Аллан По «Маска красной смерти»

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Катя открыла глаза.

Перед ней колыхался серо-зеленый океан. Его волны набегали друг на друга и сталкивались, образуя пену из бесформенных пятен. Беззвучный пульс бился в глубине равнодушной и холодной бездны. Расплывчатый орнамент медленно менял очертания. Узор складывался за узором, распадался и собирался вновь.

Тишина. В голове ни одной мысли, лишь ледяная пустота.

С течением времени размытые пятна приобрели четкость. Серо-зеленый океан превратился в вуаль из переплетенных ветвей, скрывающих темное небо. Тучи как мохнатые жирные пауки поползли по этой зеленой паутине, задевая за макушки тополей и берез.

Первая мысль оказалась дряблой и немощной.

Я, наверное, оглохла. 

Она всплыла откуда-то из черной глубины, похожая на бледного пучеглазого уродца, беспомощного и еле живого обитателя океанского дна, выброшенного на поверхность извержением подводного вулкана.

Появился тихий и монотонный шелест. Постепенно он распался на отдельные звуки, и Катя разобрала среди них перестук капель.

Дождь.

Капли громко застучали по чему-то, находящемуся по другую сторону полога из ветвей и листьев.

Она вслушалась в эту…

…Тук-тук, ту-ту-тук… 

…гулкую дробь, пытаясь различить за ней голос.

Ее должны позвать, она была уверена в этом, но не могла вспомнить кто и почему. Память казалась крохотным островком, парящим над бездной. Катя знала, кто она, как ее зовут, но не понимала, где находится сейчас и где была за мгновение до того, как очнулась.

Тук-тук, ту-ту-тук… Тук-тук, ту-ту-тук… 

Все что она могла разобрать за нескончаемым перестуком – шуршание травы и шелест листьев. Крупные ледяные капли падали на лицо. В затылке появилась тянущая боль, переросшая в странный глубинный зуд, будто в зазор между мозгом и черепной коробкой проникли сотни крохотных насекомых. Екатерина провела ладонью по волосам, осторожно ощупывая голову, и насекомые кинулись в стороны, разбегаясь из-под ее пальцев. Мир закачался, и медленно закружился подобно старой ржавой карусели. Желудок поднялся, сдавив грудь. Его содержимое приготовилось выплеснуться наружу, и она громко рыгнула, подавив подступившую тошноту. На пальцах остались комочки засыхающей крови и грязи.

Ее затрясло от холода. Содрогаясь мелкой дрожью, Катя скрестила руки, обхватив себя за плечи.

В голове по-прежнему царил полный хаос. С илистого дна, где разлагались останки ее затонувшей памяти, как пузырьки болотного газа поднялись первые разрозненные воспоминания. Они толкались друг с другом, сливались и лопались, борясь за право первыми привлечь ее внимание.

Где я? Почему так холодно? Что произошло? Откуда кровь? 

Катя еще больше наклонилась вперед, стараясь плотнее прижаться к полусогнутым в коленях ногам. Волосы мокрыми патлами свесились перед лицом. Они закрывали обзор, но так было даже лучше. Отрешенно разглядывая шнурки кроссовок, она боялась поднять голову. Ей было страшно узнать, где она находится.

Что-то было не так.

…Ты знаешь!.. 

В голове зазвучала забытая песня Глюкозы. Наташа Ионова кукольно-мультяшным голосом уверяла, что, когда вы влюблены, в вашем животе порхают бабочки. Но что в таком случае могло означать ощущение…

…Ты знаешь!.. 

…когда у вас в животе ползают перекрученные в узел черви?

Почувствовав, что дрожь немного утихла, Катя решилась привстать, опираясь о ствол ближайшего дерева.

Черная майка без рукавов туго обтянула грудь. Джинсы, намокнув, потемнели и пытались соскользнуть под собственной тяжестью. Правая штанина была в черной жирной грязи. Она подтянула их, и выпрямилась, нерешительно отводя с глаз волосы и медленно оглядываясь по сторонам.

Дождь, словно разозлившись на то, что она осмелилась подняться, пошел сильнее. Огромные, но редкие холодные капли превратились в отвесные ледяные струи.

Екатерина стояла на обочине в нескольких метрах от проезжей части Волжской набережной. Ливневая канализация не справлялась с огромным количеством воды низвергавшейся на землю, и по обочинам дороги неслись настоящие реки, вспенивающиеся и закручивающиеся водоворотами над забитыми мусором и листьями стоками.

Прямо перед ней, с другой стороны, залитой водой дороги, возвышались темно-зеленые пятиэтажки. В них не было ничего не обычного, но их вид пугал и настораживал. Несмотря на то, что было довольно сумрачно, ни в одном окне не горел свет. На некоторых застекленных балконах оконные створки были распахнуты настежь, кое-где она видела торчащие из горшочков цветы, или висящее белье. И куда, спрашивается, смотрели хозяева этих квартир?

Создавалось впечатление, что абсолютно все жильцы в одночасье покинули свои дома.

Или умерли, пораженные вирусом судного дня как в каком-нибудь фильме ужасов.

За спиной находилось летнее кафе ресторана «Марсель». Выцветшие полосы черного и желтого цветов на тенте были заметны издалека. Каждый вечер здесь собирались любители крафтового пива на чешском жатецком хмеле и хипстеры в клетчатых штанах и огромных шарфах. По выходным к ним добавлялись просто скучающие прохожие и гуляющие с детьми родители. И только когда на одной из сцен разворачивали проекционный экран и начинали транслировать матчи очередного чемпионата мира по футболу или европейского кубка с участием российского клуба, их всех вытесняли немногочисленные, но крикливые компании футбольных фанатов.

Здесь никогда не бывало безлюдно, но сейчас под дождем кафе выглядело сиротливо – мокрые ступени, деревянные столы, разбросанные и перевернутые стулья.

На другой стороне аллеи в тени огромных тополей прятался от любопытных глаз сам ресторан. Он был такой же черно-желтый и полосатый, но нерассчитанный на широкую аудиторию. Тут отдыхала совсем другая публика, предпочитающая передвигаться на «лексусах» и «мерседесах», а не пешком или на велосипедах.

Набережная, растянувшись на пару километров от стелы, возведенной к очередной годовщине победы и до городского музея, изгибалась вслед за берегом Волги. За разноцветным щербатым забором, уныло мокла желтая карусель, детский городок с крутыми горками и пара качелей с облупившейся краской.

Раньше все было не так. Не было этого ощущения жуткой запущенности и заброшенности. По аллее на роликовых коньках носились подростки, чинно передвигались мамаши с колясками. Играла музыка, дети орали и скакали в надувном замке или просто бегали вокруг скамеек.

Она вспомнила, как сидела в кафе «Марселя» с бокалом радлера. Ни о чем не думая, отрешившись от тревог, просто смотря на важно прохаживающихся вдоль бордюров голубей, на блестящую гладь реки в просветах между стволов могучих деревьев.

Когда же это было?

Пару дней назад?

Когда она в прошлый раз гуляла здесь с Максимом?

О боже! Макс! 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Она покачнулась, теряя равновесие. В голове кто-то переключил невидимый тумблер и цвета стали насыщенней, а предметы вокруг обрели какую-то фантастическую пронзительность и четкость. Катя, наконец, ясно разглядела предмет, который до этого момента старательно игнорировала – грузовой фургон «Скания» с изображением улыбающейся божьей коровки на кузове.

Именно его она боялась увидеть, подняв глаза.

Он стоял, врезавшись в двухсторонний рекламный щит. От торчащего наружу еще теплого двигателя шел едва заметный пар. Металлическая опора билборда при ударе выгнулась, и стальной лист с рекламным плакатом вывалился из рамы на газон.

Судя по логотипу на кузове, фургон принадлежал сети супермаркетов «Дружба». Ближайший из подобных магазинов находился в паре кварталов отсюда. Должно быть, именно туда и спешил водитель «Скании» в тот момент, когда…

…черная радиаторная решетка с профилем грифона на эмблеме заслонила от нее яркое полуденное солнце, его глаз повернут в ее сторону, и смотрит на нее без малейшего сожаления. Ничего личного, словно говорит он ей, ты просто не в том месте и не в то время… 

…он не справился с управлением и врезался в опору рекламного щита, стоявшего на обочине дороги.

Она почувствовала дрожь в коленках и испугалась накатившей на нее волне слабости.

С выпавшего на землю рекламного щита, на нее смотрел немолодой человек с эспаньолкой и тонкими губами неврастеничной барышни. Она смогла прочесть часть рекламного объявления.

…доктор Гаврилов решит все ваши проблемы…  и… позвонить по номеру 21-28-37… 

Катя подошла к фургону.

Дверца со стороны водителя была распахнута. Лобовое стекло, вылетев, лежало на траве перед автомобилем и дождь, барабаня по широкой передней панели, беспрепятственно заливал салон. Светился голубой монохромный дисплей акустической системы. Радиоприемник «Скании» продолжал работать даже после аварии. Из динамиков доносился белый шум пустого эфира и далекие потрескивания.

В замке зажигания торчали ключи с брелоком в виде человечка с огромным фаллосом. Раскачиваясь из стороны в сторону, человечек танцевал похабный и грязный танец.

Может быть, кто-то невидимый раскачивает его, забавляясь и изучая реакцию Екатерины? Может, дух мертвого шофера?

Где же ты? Максим? 

Она огляделась и заметила совсем не далеко, лишь через узенькую пешеходную дорожку…

…Это все не правда. Этого не может быть… 

…от того места где она сейчас находилась, лежащий на боку велосипед сына.

Он был куплен Максиму на прошлый день рождения. Красный NOVATRECK с рифлёными шинами, и странной, непонятного назначения пружиной под сиденьем.

Все прошлое лето он ездил на нем со вспомогательными колесами, которые невзлюбил сразу. Он не один раз упрашивал ее снять их.

– Я не маленький, ма! – говорил он ей. – Я уже хожу в школу! Мне не нужны эти колесики для детсадовцев!

Соседские мальчишки, с которыми дружил Максим, были года на два-три старше. Это с тридцати лет начинает казаться, что разница в два года ничего не значит, но в семь это всё ещё целая вечность. Чтобы дружить с более старшими ты обязан доказать, что ни в чем им не уступаешь. Порой для этого надо пройти обряд, который по своей сложности не уступает ритуалам посвящения в масоны или в студенческие братства. А временами и превосходит их. Например, популярное в российских дворах требование лизнуть топор на морозе, по своим последствиям может оказаться куда серьезней, чем требование выпить свиной крови, предъявляемое при вступлении в братство «Череп и кости» Йельского университета.

Пару недель назад Катя поддалась на уговоры сына. Она собственноручно открутила гайки, крепившие дополнительные колеса, помогла ему забраться на сидение и подтолкнула со словами:

– Крути педали! Чем быстрее едешь, тем будешь устойчивей!

Но, несмотря на это напутствие, первый блин, как часто случается в жизни, вышел у Максима комом. Поворачивая к подъезду, он слишком сильно надавил на ручной тормоз и, не удержав равновесия, грохнулся на асфальт, ободрав колени и локти.

С тех пор Максим стал бояться тормозить, предпочитая дождаться, когда велосипед замедлится настолько, что его можно будет остановить, просто опустив ноги.

Сколько раз с прошлого года она обещала себе, объяснить ему, как тормозить, используя педали, но всегда находились какие-нибудь дела, и она забывала о данном себе обещании. И вот результат – велосипед Макса, лежит на боку с вывернутым рулем.

А ведь этим утром, выглядывая из окна кухни со стаканом кофе, она думала о том, какой отличный летний день ждет их сегодня.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

За завтраком Макс показал ей новый рисунок города красной смерти.

Она рассеяно разглядывала пожухлые цветы, голые деревья, церковь со странными символами вместо крестов на куполах и слушала объяснения Максима.

– Это человек-червь. Видишь, у него из головы червяки растут.

Он ткнул пальцем в то, что она первоначально приняла за солнце с ногами.

Ей не нравились, когда Макс рисовал этот город. Почему он не может рисовать, как все мальчишки, машинки, самолеты и войну? Даже каракули с изображением ядерных взрывов вызывали меньшую тревогу чем то, что он ей сейчас показывал.

Как и не раз до этого, она упрекнула себя, за то, что однажды, в далекий летний вечер, прочитала ему рассказ «Маска красной смерти». Книга, казалось, сама спрыгнула ей в руки с верхней, самой пыльной, полки, оттуда, где протекает книжная Колыма, а вокруг костров греются книги зеки.

«Страшные рассказы Эдгара По» было написано на обложке. Она открыла ее больше из интереса, – ей хотелось вспомнить, читала ли она ее и почему эта книга оказалась в изгнании. И надо же было, чтобы из всех рассказов ее глаза остановились именно на нем.

После упреков в свой адрес и недолго сожаления, она, как всегда, пришла к самоуспокоительному выводу, что никто не мог бы ожидать от пары страниц относительно безобидного текста такого сильно воздействия на ребенка. Не настолько сильного, чтобы вызвать настоящее беспокойство у нее, но достаточного, чтобы вынуждать Максима, время от времени, изображать на своих рисунках странный и зловещий город.

– Это плохое место, – он показал на здание с колоннами среди оранжевых деревьев. – В этом доме живет самый главный злодей. Хозяин. Он почти всегда ходит в красной маске. А красная она, потому что из нее всегда сочится кровь. Когда он ее снимает, то все замечают, что у него козлиная борода.

– Погоди, – Максим взял черный карандаш и поправил птицу, сидевшую на каменном постаменте перед зданием с колоннами. Это было единственное живое существо, выполненное черным карандашом – все остальное, как и всегда на подобных рисунках, Максим, заштриховал различными оттенками красного цвета.

– Это ворона?

Он задумчиво и медленно кивнул.

– Не совсем. Это заколдованная принцесса. Как в сказке про лягушку-царевну. Помнишь? В неё влюбился Хозяин и превратил ее в ворону.

– Зачем? Он же любил ее?

– Мамочка, ну ты что совсем глупенькая что ли? Такая у некоторых любовь. Он хотел одеть на нее маску красной смерти, мучить ее и делать ей больно. Тебе бы понравилось, если бы тебя мучили и надели бы на тебя маску? Вот и она попыталась убежать от него, но Хозяин догнал её и превратил в ворону.

– А как же принц? Куда он смотрел? Почему не спас её?

– Какой принц?

– Который должен поцеловать ворону. В сказке же был принц, который поцеловал лягушку, и та превратилась обратно в прекрасную царевну. Значит, такой же принц должен быть и тут.

– Ну как ты не понимаешь? Нет здесь принца! Это же не сказка какая-нибудь. Это ужастик. А в ужастиках счастливых концов не бывает.

– Мышь, но это же плохо. Давай, пусть у тебя будет первый в мире ужастик с «хеппи-эндом», а принцем будет милиционер.

Катя кивнула на левый угол рисунка, где была нарисован автомобиль с горящими сигнальными огнями на крыше.

– Это же полицейская машина?

– Не будет, – ответил Максим с набитым ртом. – Так нельзя. Принц должен победить Хозяина и всех его чудовищ. Но полицейский обычный человек. Разве может обычный человек расправиться с чудовищами?

Она оставила этот вопрос без ответа, проигнорировав его, как и самих монстров, которые, конечно, были на рисунке. Он всегда рисовал на улицах города красной смерти зловещего гигантского клоуна и насекомоподобное существо, но Катя всякий раз делала вид, что не замечает их, что этих кошмарных тварей для нее не существует, а если Максим порой все же пытался добиться от нее хоть какой-то реакции (что не часто, но случалось), и заводил о них речь, она переводила разговор на другую тему, даже особо не беспокоясь о том, не выглядит ли ее реакция слишком нервной и резкой.

Кто-то мог бы сказать, что это позиция страуса, но она была уверена, что только так она сможет победить его персональных монстров.

Она не помнила, чтобы выдумывала в детстве настолько ужасающих созданий. Хотя ее мать и жаловалась, на чересчур богатое воображение своей дочери и переживала, что оно могло достаться той от отца.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Максим хрустел шариками сухого завтрака, которые не успели разбухнуть в молоке. Ложка громко стучала по дну тарелки.

– Мышь, куда ты так торопишься? – спросила его Катя, ей не хотелось больше обсуждать этот рисунок: как и остальные рисунки о красной маске, он был не только неприятен, но и пугал. – На пожар опаздываешь?…

– Нет, – ответил он с набитым ртом и настолько раздувшимися щеками, что действительно стал похож если не на мышь, то на хомячка. – На новые серии Скуби-Ду.

– А здесь, на кухне, посмотреть нельзя? – она протянула руку к лежащему на подоконнике пульту.

– Неа… На кухне телик маленький…

Катя не помнила, когда и почему стала назвать его мышью , но полагала, что это было сокращение от «малыш».

У всех людей, которые долго живут вместе, с течением времени появляются свои личные идиомы и сокращения. Обычно мы на них не обижаемся, наоборот мы применяем их, когда надо разрядить обстановку или поднять настроение хмурым осенним вечером. Рождаются они из смешных или нелепых ситуаций, в которых мы принимаем участие или свидетелями которых становимся. Часто это просто фразы из комедий, реже – продукт собственного сочинения. Например, дедушка Кати, широколицый здоровяк, умерший от рака, когда она перешла в выпускной класс, намазывая на хлеб свое любимое абрикосовое варенье, любил громко цитировать стихи собственного сочинения.

Одно из них врезалось ей в память, и она до сих пор вспоминала его, когда доставала с верхней полки углового шкафчика в коридоре банку с консервированными абрикосами.

Возьми на ложечку варенье, почувствуй под ложечкой удовлетворенье… 

Катя не произвольно улыбнулась этому воспоминанию. Но затем ее улыбка потускнела. Она вспомнила родителей. В последнее время она ловила себя на мысли, что лицо матери из детских воспоминаний стало тускнеть и расплываться. Скоро она может совсем забыть, как та выглядела. А отец? Она уже сейчас могла с трудом вспомнить его. Да и сами эти воспоминания все глубже опускались в тёмную воду времени, становясь все менее различимыми сквозь толщу лет.

Жаль, что родители оставили ее так рано. Они бы обрадовались, увидев какой замечательный у них растет внук.

Родители погибли, когда ей было чуть больше шести, и она еще только собиралась пойти в школу. Ее забрали к себе бабушка и дедушка по материнской линии, родители отца к тому времени уже умерли. Никто никогда не говорил ей, как именно погибли ее мама и папа, но из взрослых разговоров она поняла, что это произошло в результате автомобильной аварии на зимней дороге из областного центра.

Бабушка пережила деда лишь на три года, но к тому времени Катя уже поступила в университет, училась в другом городе и зависела только от себя.

– Это маленький телик, для маленького мышонка, – она хотела потрепать его волосы, но сын уклонился.

– Мама! – весь его вид показывал, насколько он недоволен этим проявлением «телячьих нежностей».

– Все-все, – Катя подняла руки. – Допивай «Несквик», я тебя не задерживаю.

Он за два глотка осушил свой желтый бокал с Вини Пухом и убежал в комнату, а Катя налила себе еще одну чашку кофе. Разбавив его сливками, она села возле открытого окна.

Из комнаты донесся вопль Шэгги:

– Скуби! Тут полно еды!

Катя взяла со стола телефон и написала подругам о том, что сегодня ей предстоит пережить еще один чудесный летний выходной.

Первой в чате откликнулась Римма.

Когда-то Катя жила с ней в одной комнате в общежитии. Окончив университет, они ненадолго потеряли друг друга из вида, но вскоре после рождения Максима встретились снова. Выяснилось, что теперь они жили в соседних домах, и Римма стала часто заходить к ней в гости. Если возникала необходимость, без вопросов сидела с Максом, пока он был крохой.

Римма: Подгребайся в полдень к Марселю. Будем спасать друг друга от зноя холодным пивом. Привет мужикам! 

Катя: Ок! У меня есть для тебя кое-что. Одна твоя вещь, которую ты забыла у нас в прошлый свой визит. 

Римма: Правда? Заинтригована. Не помню, чтобы я что-то оставила. 

Катя: Ты удивишься еще больше, когда я тебе покажу его. 

Римма: Ладушки. Ты будешь с мальчиком? 

Катя: Куда же я без него. 

Римма: Тогда с меня Чупа-чупс! 

У Риммы были по-азиатски прямые черные волосы. Теперь, судя по аватарке, она подстриглась и стала еще больше походить на маленькую японскую или корейскую девочку.

Катя: Я ему передам. Классная стрижка, тебе идут короткие волосы, но смотри, чтобы я в тебя не влюбилась! 

Римма: Попробуй. Но предупреждаю, я отвечу взаимностью. 

5

 Сделать закладку на этом месте книги

На переписку с подругами, чтение их твитов, и разглядывание новых фотографий в инстаграме, ушло чуть меньше часа. Посмотрев информацию о прогнозе погоды – в течение всего дня обещали солнечную и теплую (если не сказать жаркую) погоду – Катя встала, потянулась, и принялась заполнять посудомоечную машину оставшейся после завтрака посудой.

После встречи с Риммой, вернувшись домой, можно будет с чистой совестью развалиться на диване перед телевизором или с планшетом в руке. Но что делать до этого? Утро только начиналось и надо было решить, чем занять себя и сына как минимум на ближайшие два часа.

«Почему бы нам не отправиться прямо сейчас,  – подумала она, – Я давно собиралась пройтись по новым магазинам». 

Катя улыбнулась, убирая телефон в карман шорт. Ничто так не придает смысл существованию современной девушке как предвкушение шопинга.

К полудню солнце разогреет асфальт на городских улицах до состояния раскаленной сковородки и ближе к двенадцати они свернут на набережную с ее тенистыми аллеями. Детские аттракционы займут ее сына ненадолго, но она знала средство, которое обязательно позволит ей немного пообщаться с подругой – NOVATRECK. После того как она сняла дополнительные колеса он стал вызовом для Максима. Мальчик все еще осваивал езду без дополнительных колес, но в последние дни катался на нём все смелее.

Стоя возле врезавшейся в угол дома «Скании», Катя вспомнила, что она сама предложила ему этим утром взять велосипед.

На глаза навернулись слезы.

– Прости Макс… Это я во всем виновата. Если б не я… дура… черт, какая я дура!

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока она переходила от одного магазина к другому, Макс то немного обгонял ее, то отставал.

Примеряя футболку в «Оджи» Катя следила за ним через окно. Ей понравилась надпись «Fuck Google Ask Me» на одной из футболок, но она так и не решилась ее купить. Ходить в ней было слишком рискованно: многие представители мужского пола уже хорошо выучили по американским триллерам и боевикам некоторые из этих слов, но всё ещё не были способны понять смысл составленного предложения. Имелась большая вероятность того, что они поймут эту надпись как призыв к действию или как сигнал о легкодоступности того, что эта футболка скрывала.

Максим все это время нарезал круги вокруг овальной клумбы, где стояла цветочная скульптура, впервые созданная к прошлогоднему дню города, проведенному с большой помпой, бесплатными пирогами и грандиозным фейерверком. В скульптуре с огромным трудом можно было узнать стерлядь – рыбу, присутствующую на гербе города, и являющуюся его символом. Катя заметила в скульптуре рыбьи черты только после подсказки со стороны подруги, а Максим до сих пор был уверен, что это стрекоза. Он называл ее Стрекозомонстрой, мог подробно расписать образ жизни этого чудовища и даже показал хвост с ядовитым жалом как у осы, только намного тоньше, длиннее и острее.

Потом Катя перешла в «Остин», где ей приглянулась «ветровка», а Максим переехал к следующему газону, называвшемуся у горожан «садом камней». На хаотично раскиданных огромных валунах были выбиты изречения философов и писателей. Один из камней запомнился Кате фразой – «Когда идет дождь кажется, что вот-вот что-то вспомнится ». Эти слова отчего-то сразу вонзились глубоко в сердце и торчали в нем подобно занозе, вокруг которой растекалась темная вода печали, тоски и боли. Может из-за того, что всякий раз, проходя мимо сада камней, и замечая ее, она вспоминала погибших родителей?

На набережной, как и всегда, было многолюдно. Мамаши с сыновьями, папаши с колясками. Подростки, гоняющие на скейтах и роликовых коньках. Катей овладела легкая летняя сонливость, захотелось спрятаться в малолюдную тень с холодной газировкой или пивом и закрыть глаза. Она предложила Максу попрыгать в надувном замке или покататься с горок (пока он будет увлечен своими детскими забавами, Катя могла бы посидеть на пустой скамейке вдали от центральной аллеи), но аттракционы были забиты детьми, и Максим отказался лезть в эту, как он сказал, «визжащую толпу».

– Ма, я не хочу туда. Там так много крикливых идиотов, – пояснил он ей.

При этом его взгляд был таким суровым и серьезным что она немного испугалась.

Бывали моменты, когда он казался ей маленьким социопатом. Хоть изредка, но она у нее появлялись мысли о том, что с Максом не все в порядке. Иногда создавалось впечатление, что он дистанцировался от сверстников, был вроде как с ними,


убрать рекламу







но в то же самое время далеко от них. Однако поразмышляв над этим, она неизбежно приходила к выводу, что все это лишь указывает на независимую натуру ее сына. Он никогда не причинял ей никаких проблем, не устраивал драк с другими детьми и истерик по поводу игрушек. Он не был лидером, но и не признавал лидерства над собой. Где-то она читала, что подобные дети, вырастая, многого добиваются в жизни.

Хорошо, если так и будет.

По аллее прогуливались два аниматора одетых в костюмы зайца и медведя. Взрослые шарахались от них, а дети крутились рядом. Она сфотографировала Макса вместе с зайцем, а затем себя с медведем. Лицо молодого человека в костюме блестело от пота и, как он не выдавливал из себя улыбку, было видно, что всё происходящее ему уже весьма осточертело.

Солнце палило немилосердно. Лето выдалось на удивление сухим и жарким. Дождя не было уже две недели и трава на газонах начала желтеть, а на дорожках появились первые сухие листья.

– Тяжело вам в такую жару? – спросила Катя.

И желая хоть как-то поддержать его предложила.

– Может вам мороженного купить?

Парень вместо ответа поднял и развел руки, демонстрируя, что ему ни при каких условиях не удержать маленький стаканчик мороженного в огромных медвежьих лапах без пальцев.

– Я могла бы вас покормить.

Молодой человек усмехнулся.

– Спасибо, конечно, но не стоит. За нами начальник смотрит. Если я отвлекусь на поедание мороженного, тем более, если при этом меня будет кормить такая очаровательная блондинка, не видать мне своей мечты.

– Можете поделиться со мной? Что за мечта?

– Могу, конечно. Это не секрет. Моя мечта – красная «Мазерати Гран Туризмо».

– Машина? Вы хотите заработать на машину, бегая по городу в костюме медведя?

– Ну, чем-то надо заработать свой первый капитал. Почему бы не костюмом медведя?

– Ну, да. В любом случае, если у вас есть мечта и вы стремитесь к ней – это здорово…

Макс потянул ее за руку дальше, и все что она успела – это улыбнулся и пожелать молодому человеку удачи.

Парень ей понравился, хотя она даже его лицо не видела целиком. Но его глаза, – они показались ей смутно знакомыми. Может им доводилось встречаться с ним раньше? Она обернулась и увидела, что аниматор машет им рукой.

Не задерживаясь у каруселей и надувного замка, они дошли до ресторана «Марсель» и Катя предложила Максу покататься вокруг, а сама встала в очередь из трех человек в летнем кафе, напротив ступеней ресторана.

Максим попросил «фанту», себе она решила взять коктейль радлер – смесь пива и «спрайта» казалась ей самой подходящей комбинацией в этот жаркий день.

До встречи с Риммой оставался час.

Парень, стоявший перед ней, отошел с двумя банками «Холстена» и девушка бармен лет двадцати, никак не больше, обернулась к ней.

Катя разглядела капельку пота, блестевшую у той на шее под ухом, тату дракона, выглядывающего над приспущенным воротом топика, и пирсинг на нижней губе.

– Вам как всегда? – спросила у Екатерины девушка и подмигнула, будто они были знакомы. – Две части «Черновара» и три «Спрайта»?

– А?

Катя решила, что та перепутала ее с кем-то из завсегдатаев ресторана и сбитая с толку, не сразу поняла смысла последних слов.

– Да, пожалуй, – продолжила она опомнившись. – Откуда вы?..

– Я почти каждые выходные вас тут вижу, и вы всегда заказываете одно и то же, – пояснила девушка, заметив ее замешательство. – А где ваш мальчуган?

– Максим? Так рядом где-то… На велике катается…

– Значит ему фанты? – предположила барменша.

– Да… Вы очень внимательны. И у вас вероятно хорошая память на лица.

– Ой, да нет! Я далеко не всех запоминаю, – девушка поставила перед ней пластиковые стаканы. – Но вас я запомнила почему-то. Не знаю. Может, вы просто хорошо вместе смотрелись. Какая-то аура над вами была особая.

Затем она перегнулась через стойку и протянула ей руку.

– Меня Юля зовут…

– Спасибо… В смысле очень приятно… В смысле… – Катя уже начала брать стаканы, потом поставила их обратно и ответила на ее рукопожатие. – Катя…

– Заходите к нам еще… За «Фанту» денег не надо… Это от меня Максиму…

Катя вернулась к скамейке, где оставила сына. Оглядываясь, она видела множество других детей, но Максима поблизости не было. Встав под вывеской ресторана «Марсель», она сфотографировала себя на фоне цветов петунии и бугенвиллея в длинных деревянных горшках.

– Сиськи, – произнесла она секретное слово за миг до того, как смартфон издал звук, имитирующий щелчок затвора камеры.

Куда же подевался Максим?

Убрав телефон, она недоуменно покрутилась на месте. Пальцы судорожно сжали стакан с «фантой» и та выплеснулась через край. Сумочка, висевшая на плече, съехала и повисла на предплечье. В нескольких метрах от нее огромный мужик, обладатель впечатляющего пивного пуза, продавал сахарную вату, и вокруг него столпилось четверо ребятишек. Ей показалось, что она видит среди них своего сына, но приглядевшись, поняла, что обозналась. Этот мальчуган был старше и рисунок на его футболке был другой, хотя со спины их и легко было спутать.

В тот момент, когда Катя уже намеревалась поставить напитки на скамейку и отправиться на поиски, до ее ушей донёсся восторженный крик, и она увидела, Макса съезжающим с пригорка напротив ресторана.

– Смотри, как я могу, ма! – прокричал он, проносясь мимо нее по дорожке, что выходила прямо на проезжую часть. Этой весной ее отремонтировали и расширили, чтобы разгрузить центр города от транзитных многотонных громадин, которые во всем большем количестве пролетали через город, направляясь в областной центр.

Все остальное произошло за несколько, растянувшихся в вечность, секунд.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Грузовик выворачивает со стороны аллеи славы и ей хватает мгновения, чтобы понять: скорость Максима слишком велика, он не сможет вовремя остановиться, и обязательно выедет на дорогу, как раз перед мчащимся фургоном.

– Макс, – кричит Катя.

Время замедляется. Она ощущает, как скрипят его жернова, перемалывая мгновенья, как секунды, растягиваясь в минуты, медленно, обтекая ее, скользят по коже.

Она разжимает пальцы. Стакан с коктейлем медленно падает на землю. Следом за ним падает фанта. Сумочка незаметно соскальзывает еще ниже по предплечью и виснет на запястье. Она отбрасывает ее, даже не отдавая себе отчета в том, что делает. Они с сумочкой сейчас находятся в разных вселенных.

Перепрыгивая через газонный бордюр, она видит, удивленное лицо Юли, наливающей пиво очередному посетителю. Пара подростков, идущих по тротуару, оглядываются на нее. Их ноги застыли в воздухе. Все происходит очень медленно, как при замедленном просмотре кинофильма.

Фургон проезжает мимо общественного туалета – круглого здания, выкрашенного оранжевой краской. Водитель не видит, Максима, а тот не видит автомобиль.

Ей кажется, она слышит звуки шансона, доносящиеся из кабины грузовика. Водитель слушает радио и курит «балканскую звезду». На ключах в замке зажигания, болтаясь из стороны в сторону, танцует свои грязные танцы металлический парень с огромным органом.

Максим пытается тормозить, но делает это именно так, как и ожидает Катя, осторожно несколькими нажатиями на ручной тормоз.

– Максим! – вновь кричит она, выбегая на тротуар всего в каком-то метре от него. – Машина!

Она не успевает удивиться, почему так быстро смогла его догнать, как из-за огромных деревьев и разросшихся кустов изгороди, появляется фургон.

Теперь его замечает и ее сын. Он опять давит на тормоз и пытается повернуть. Но страх перед падением все равно слишком силен и все это не приносит должно эффекта – он по-прежнему выкатывается прямо под колеса грузовику.

Катя прыгает.

Вытянув руки вперед, настолько насколько это возможно и напоминая себе футбольного вратаря, в прыжке пытающегося дотянутся до мяча, она что есть мочи отталкивает сына прочь с дороги. Пусть лучше обдерет колени или даже сломает руку, но останется жив.

Максим вскрикивает и заваливается на бок. Подростки на тротуаре, остановившись, смотрят на них удивленными широко открытыми глазами. В их взгляде, кроме удивления легко читается жалость, но это жалость лишь о том, что у них при себе нет фотоаппарата, или хорошего смартфона.

«Упустили такой случай снять ДТП и, выложив его на «ютуб», стать местными звездами народной журналистики, идиоты », – думает Катя, растягиваясь на асфальте и обдирая об него локти и ладони.

«Скания» уже в нескольких метрах от нее. Чёрно-белая морда грузовика кажется ей похожей на морду монстра. Ноздри – фары, радиатор – рот. А сквозь единственный, огромный глаз на нее смотрит водитель. Он не брит, одет в клетчатую рубашку, на голове бейсболка, развернутая козырьком назад, из уголка рта торчит на половину выкуренная сигарета, глаза широко раскрыты, он видимо не может понять, как такое возможно, откуда выскочил этот пацан на своем драндулете, и эта баба, эта непутная мамаша, которая должна была следить за своим долбанным отпрыском, а не пить пиво и трещать по телефону. Она зажмуривается и дергается в сторону, пытаясь уклониться, отсрочить уже неминуемое столкновение.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Из динамиков акустической системы «Скании» раздался громкий треск, и Катя вздрогнула от испуга.

Потревоженные этим резким движением воспоминания начали стремительно таять, а мир вокруг опять обрел четкость. Катя направилась в сторону лежащего на боку велосипеда.

– Макс…

Она попыталась позвать сына, но вместо крика вышел гортанный хрип больше похожий на карканье. Откашлявшись, она тыльной стороной ладони вытерла губы. Затем обхватила себя руками, чувствуя, что ее опять бьет мелкая дрожь. Ливень стал заметно холодней, и ей захотелось, чтобы все это как можно скорее закончилось, и она опять оказалась дома с Максом. Они сядут на огромный диван в большой комнате, включат какой-нибудь милый смешной фильм, любую семейную комедию, и будут ржать над нелепыми ситуациями и бестолковыми героями, уплетая арахис, кешью или виноград. Почему нельзя чтобы все было так? Почему она вынуждена быть здесь, ведь этот день так хорошо начинался?

– Милый! – теперь у нее получилось лучше, голос заметно окреп. – Мышь, где ты?

Но ответом ей по-прежнему был лишь монотонный шелест дождя.

Катя вытащила переднее колесо велосипеда из куста изгороди, в котором оно оказалось. Осмотрела каждую деталь. Колеса ровные, рама не погнута. Велосипед не был повреждён. У нее отлегло от сердца. Если цел он, то с большой уверенностью можно сказать, что и с Максимом все в порядке.

Но где же он?

Она огляделась, выискивая хоть малейшие признаки того, что он был где-то рядом.

– МА-КСИМ! – закричала она. – МАКС!

Ей никто не ответил. Город был пустынен и безмолвен. Только дождь без умолку нашептывал свой депрессивный монотонный рэп.

Катя, наконец, поняла, насколько ненормальна ситуация, в которой она оказалась. Совсем недавно она гуляла тут с Максом, светило яркое солнце и стояла невыносимая жара, народу было столько, что пройти мимо аттракционов и не столкнуться плечами, с кем-нибудь идущим на встречу, было просто невозможно.

А что теперь? Пустые улицы, холод, дождь.

Сколько же прошло времени с того момента как она бросилась под колеса «Скании» если погода успела настолько испортится? Часов пять? Шесть?

И за все это время ее никто не поднял, никто не вызвал скорую? Разве могло быть так? Могли ее просто не заметить пребывшие на место экстренные службы?

Нет. Можно предположить, что ударом ее отшвырнуло достаточно далеко от места столкновения, а шофер грузовика потерял сознание, память, впал в кому или умер, но ведь были и другие люди, которые ее видели – барменша Юля, следившая за ней из-за своей стойки, те два подростка.

И Максим. Он бы не ушел без нее. Он и города не знает.

Если только с ним все же не случилось ничего страшного.

Надо куда-нибудь позвонить! В больницу, в скорую, в полицию! Надо узнать, что произошло. Если что-то случилось с ее сыном, там должны знать. Если он в реанимации…

…не думай об этом. Этого не может быть… 

…если с ним что-то случилось, она никогда себя простит.

Катя вспомнила о мобильном телефоне. Он был в ее сумочке. Но куда она ее подевала?

Парень с «Холстеном». Сумочка на плече. Юля протягивает мне два бокала. Я достаю из внутреннего кармана сумочки банковскую карту. Расплачиваюсь. Убираю обратно. Сумочка все так же на плече. Я отхожу от стойки, спускаюсь по ступеням, оглядываюсь, ища Максима. В этот момент… 

Да, конечно! Она же отшвырнула ее возле скамейки на алее рядом с рестораном!

Катя развернулась и побежала.

Пожалуй, впервые в жизни она была готова молиться богу. Любому – Иисусу, Аллаху, Иегове, даже дьяволу. Она взывала к ним всем одновременно, перепрыгивая через лужи и бордюры, просила, чтобы хоть кто, кто угодно из них, но сделал так, чтобы случилось чудо и ее сумку никто не увидел, не нашел и не поднял, даже из лучших побуждений.

Подбежав к скамейке, она остановилась, переводя дыхание. На асфальте прибитые потоками воды к краю тротуара лежали два пластиковых стакана – большой и маленький – от «Фанты» и радлера.

Сердце продолжало бешено колотиться, не желая усмирять свой бег. Сумочки рядом со стаканами не оказалось. Она обошла скамейку, посмотрела даже под ней, и уже когда казалось не оставалось ничего кроме как закрыть лицо руками и зарыдать от беспомощности и отчаяния, Катя обнаружила её повисшей у самой земли на колючих ветках кустарника.

Спасибо тебе, боже. 

Открыв сумку, она сразу наткнулась на телефон, лежащий между тысячными купюрами, кредитками и скидочными картами.

Дрожащим указательным пальцем нажала кнопку включения на правой стороне смартфона. Загорелся экран. Первое что она увидела – десять пропущенных вызовов, а над фото Максима стояла маленькая единичка – одно непрочтённое СМС.

Мамочка, где ты. Я так скучаю. Ты мне нужна. 

Катя разрыдалась.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Дождь из ливня превратился в осеннюю морось. Небо оставалось таким же безрадостным. Темные зловещие тучи почти задевали верхушки тополей.

Она нажала «позвонить на мобильный». Последний раз всхлипнув, подтерла нос и, когда в динамике раздались первые гудки, уже полностью взяла себя в руки.

Гудков было не больше трех.

– Ма… – ответили на том конце.

– Максим, – выдохнула она. – Ты где, сыночек?

– Ма… – что-то в его голосе было не то, она никогда не слышала его таким и не могла подобрать слов, чтобы описать его и понять, что чувствует и почему ее это беспокоит.

– Мамочка… Я люблю тебя…

– И я тебя милый. Ты где, мышь? Ты дома? Будь там я скоро приду.

– Он не пустит тебя, мамуля. Он никогда не позволит, чтобы мы встретились вновь.

– Кто? – Изо рта вместе с вопросом вырвалось облачко пара. Катя почувствовала, что рука, держащая телефон, леденеет и теряет чувствительность. – Кто он? Никого не пускай я уже иду…

– А он… – голос Макса прервался, потом появился вновь, – …лишь иллюзия…

В трубке щелкнуло, и раздались короткие гудки.

– Чертов МТС! Будь проклят ты и твоя долбанная связь! – закричала женщина. Ей захотелось зашвырнуть этот телефон как можно дальше, но она лишь крепче сжала его в руке.

– Держись Макс, я уже иду…

Убирая телефон обратно в сумочку, она обратила внимание на то, что вначале приняла за плотно скрученный клубок очень тонкой медной проволоки, торчавший из бокового кармашка. Она достала предмет, издав удивленный возглас.

– Это еще откуда?

Сжимая кончиками пальцев, она держала перед собой яркий рыжий парик. Катя могла поклясться, что никогда не носила парики, тем более такие вызывающие и вульгарные, которые могли носить только дешёвые привокзальные проститутки. Чем дольше она разглядывала его, тем отвратительнее он ей казался, и тем сильнее разрасталась в ней иррациональная безумная ярость.

Ей захотелось вырвать из него эти неестественные сияющие неоном волосы, бросить в лужу и, выкрикивая первые приходящие в голову ругательства, до изнеможения втаптывать их в грязь. Сердце в груди зашлось обезумевшим паровым молотом. В глазах потемнело, зазвенело в ушах.

Успокойся, тише, приказала она самой себе, и, подавив охватившую ее необъяснимую, неизвестно откуда взявшуюся злобу, одолев брезгливость, убрала парик обратно в сумочку.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Через пару кварталов она остановилась в нерешительности.

Дорога возле развлекательного центра «Джокер» оказалась перекопанной и залитой водой. По широкой и глубокой (ей показалось, что не меньше полутора метров) траншее неслась настоящая река грязной коричневой жижи. Глинистые края были изрядно подмыты. Потрескавшаяся асфальтовая корка, нависала над потоком и могла в любой момент обвалиться под ее ногами.

Перепрыгнуть?

Нет, про это можно было забыть. Даже в школе на уроках физкультуры Катя не могла похвастать спортивными достижениями, а в особенности в прыжках в длину. Можно, конечно, перебраться вброд, но она и без этого совершенно вымокла под дождем, и тогда к исходу суток точно свалится с бронхитом.

Впереди сияла кислотно синяя вывеска развлекательного центра «Джокер». За домом, с той стороны траншеи, на перекрестке возле гипермаркета «Дружба», желтым глазом мигал светофор. Именно до него ей и хотелось добраться в первую очередь. Оттуда еще несколько минут по проспекту Ленина, затем пересечь по диагонали площадь напротив Дворца спорта, где тренировалась городская хоккейная команда, пройти дворами среди построенных после немецкими военнопленными двухэтажек – и она будет дома.

Рядом с ямой мокли выкопанные из-под земли трубы. С одной стороны, благодаря подмытому краю и отколовшемуся асфальту, они нависали над траншеей, а с другой вплотную примыкали к металлическому забору, зеленые лопухи потрескавшейся краски, на столбах которого, напоминали облезающую кожу любителя позагорать.

Забор огораживал территорию детского садика «Почемучка». Совсем недавно, но в то же время настолько давно, что иногда казалось, будто это было или не с ней или в другой жизни, она водила сюда Максима.

Поскольку измерять глубину широкой, протянувшейся перед ней траншеи, равно как и тратить время на поиск обходных путей у нее не было ни малейшего желания, ей не осталось ничего другого как, взобравшись по трубам перепрыгнуть через забор на территорию садика.

Пропитанная водой земля чавкнула под ее коленями. Ладони практически полностью погрузились в податливую наполненную влагой почву. Джинсы после сегодняшних приключений можно будет отправлять в дачную ссылку. Максимум на что они смогут рассчитывать в будущем это то, что она оденет их для пикника или лесной прогулки.

Прямо перед ней находилась веранда, поражавшая своей запущенностью, и трухлявыми деревянными перилами. Насколько она помнила, территории всех садиков в городе в прошлом году облагораживали и садик «Почемучка» не был исключением. Тут спилили огромные старые деревья, угрожавшие в один прекрасный момент упасть на головы детей, а веранды покрасили и в некоторых перестелили пол. Однако эта выглядела так, словно никакого ремонта не было и в помине. Деревянные ступени окончательно раскололись, раскрошившиеся балясины выглядели как гнилые зубы в старческом рту. Крыша провисла и грозила обвалиться. А над всем этим чувствовался приторный запах плесени.

Она остановилась на середине детской игровой площадки, пытаясь вспомнить, не на этом ли участке гуляла группа, в которую ходил ее сын. Впрочем, все игровые площадки в детских садах выглядели в Тиховодске одинаково. Обязательно тут присутствовал кораблик-песочница, автомобиль с приржавевшим к оси рулем, пара абстрактных металлических фигур для лазанья, несколько вкопанных и непонятно что символизирующих этим, автомобильных шин.

Но кроме всего перечисленного здесь имелись маленький деревянный дом, пребывавший в удивительно хорошем состоянии, клумба с оранжевыми «ноготками», ежегодно высаживаемыми с наступлением августа и крохотный стол с еще более крохотной скамейкой.

По периметру была натянута веревка, на которой висели маленькие разноцветные треугольные флажки, похожие на те, что вешают во время праздников на кораблях.

Каждый предмет, присутствовавший на площадке, казался смутно знакомым. У нее даже возникло чувство, что ее перенесло на пару лет назад, когда тут все именно так и выглядело. А игрушечная лошадь, одиноко стоявшая в дальнем углу у кустов боярышника, лишь подтверждала фантастическое предположение о том, что ее угораздило провалиться во временной разлом.

Это игрушка из группы Максима, она была уверена в этом. Катя отлично помнила эти выпученные глаза и хвост с облупившейся эмалью. Но вместе с тем она также помнила и то, что, когда ее сын дохаживал в садик последние дни, кто-то оторвал несчастной лошади голову.

Однако сегодня голова опять была на месте. Целая и невредимая.

Лошадь улыбалась ей улыбкой безумного маньяка, обнажая огромные зубы.

Как такое возможно? Могла ли она угодить в червоточину, как в каком-нибудь научно-фантастическом фильме, и перенестись в свое прошлое?

Неделю назад в одной телевизионной передаче, из тех, в которых постоянно показывают сумасшедших искателей НЛО и изобретателей вечных двигателей, рассказывали о теории, заключавшейся в том, что рядом с нами существуют непроявленные вселенные, состоящие из нашего когда-то возможного, но так и не ставшего прошлым будущего.

Если предположить, что она попала в один из подобных параллельных миров – это бы многое объяснило.

Между ней и лошадью, находилась яхта-песочница, посередине которой торчала металлическая штанга с корабельным рулем. Прямо под ним ярко сиял на фоне потемневшего от влаги песка красный флажок с серпом и молотом у древка. Флажок был бумажный, но не размокший. Создавалось впечатление, что кто-то воткнул его в песок буквально минуту или две назад.

Не с таким ли флажком два года назад в канун девятого мая ее сын пришел в садик? Это был тот самый день, который Катя обещала себе запомнить на всю оставшуюся жизнь.

Но как оказалось она настолько же легко дает себе обещания, как и забывает их.

Она наклонилась и выдернула флажок из песка. Из-за дрожащих пальцев тот будто трепетал на ветру. Ей показалось (нет, она была уверена!) – это не такой же, это именно ТОТ САМЫЙ флажок. Тот, который Максу вручила продавщица в ларьке, когда они покупали Чупа-чупс, тот самый с которым он впоследствии пришел в садик, а летом того же года оставил воткнутым в сооруженный ими обоими песочный замок на городском пляже.

– Я не брошу тебя, Макс, – произнесла Катя, вытирая навернувшуюся на левый глаз одинокую слезу.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

В тот день, начальник отдела в котором она работала, потребовал, чтобы все сотрудники задержались и отметили наступающий юбилей победы в великой отечественной войне. Он раздал каждому по георгиевской ленточке и произнес длинную речь о том, что патриотизм и любовь к родине, это почти то же самое, что любовь к родной компании. О том, что государство это просто одна большая корпорация и когда, как не сегодня, им непременно надо собраться и провести вечер, как и положено в большой дружной семье.

– В этом нет производственной необходимости, – сказал он, заканчивая спич, – но все мы здесь кто?

Он поднял вверх палец и прищурился.

– Мы – команда!

Некоторые из сотрудников отвернулись, чтобы начальник отдела не заметил, что они еле сдерживают смех. У него, как и всегда до этого, получилось нечто вроде «Мыко манда».

За полгода до этого в очередной командировке он выучил модный термин – ТИМБИЛДИНГ – и теперь любое совещание, предпочитал заканчивать этой фразой, напоминая в такие моменты персонаж из сериала «Компьютерщики». Чувствовалось, шеф хотел бы, чтобы все они дружно вместе с ним хором выкрикивали это «Мыко манда»! Но желающих было крайне мало.

Катя в очередной раз посмеялась над его речами о командном духе и общих целях, но от настойчивых уговоров «задержаться на пол часика» отказаться не смогла, посчитав, что это может навредить ее дальнейшей карьере. Думала ли она в тот момент о сыне? Она не могла этого вспомнить. Она помнила лишь то, что, сидя за столом, и стараясь оставаться не замеченной, написала в своем блоге «… в российских условиях весь западный тимбилдинг превращается в рядовой тимдринкинг… », а всю дорогу, болтая по телефону с подругой, ни разу не удосужилась взглянуть на часы.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Вспомнила она о нем только когда уже подходила к садику. И поняв, что задержалась почти на час, торопливо вбежала в калитку. Вначале Катя кинулась в группу, но поднявшись по нескольким ступеням, и осознав, что не из-за одной из распахнутых настежь дверей не доносится детских голосов, сообразила, что дети уже давно гуляют на закрепленных участках.

Огибая здание садика, она, задрав голову, посмотрела на окно группы Максима, надеясь таким образом удостовериться, что его там нет. И в этот момент каблук туфли на ее левой ноге угодил в канализационную решетку. Она грохнулась, подвернув лодыжку.

Вскрикнув от боли, закусив губу и еле сдерживая слезы, она доковыляла до участка. На детской скамейке за крохотным столом сидела воспитательница, держащая в руках книгу в мягкой обложке, из серии дамских романов или иронических детективов. Катя всегда брезгливо относилась к литературе подобного рода, стараясь обходить книжные полки с Донцовой и Куликовой стороной.

Но воспитательнице в огромных бифокальных очках, по всей видимости, настолько нравились однообразные сюжеты этих книг и плоские диалоги их героев, что она не сразу заметила Екатерину, подняв голову только когда, та ступила на дорожку, ведущую на участок.

– Максим, – произнесла воспитательница, обращаясь в сторону кустов на противоположном конце. – За тобой мамочка пришла.

Лене показалось, что слово «мамочка» было произнесено с каким-то язвительным ударением, что в него было вложено столько брезгливости, сколько могла позволить ситуация. Но значительно больше, чем сама она допускала себе выражать при виде людей, читающих Донцову.

Воспитательница встала, захлопнула книгу и, бросив на Катю короткий и определенно презрительный взгляд, молча направилась в сторону здания.

– Макс, – позвала Катя, и хромая направилась в сторону кустов.

Она нашла своего сына сидящим на попе под старым гигантским тополем. В руках он держал чёрно-белую лошадь с оскалом Джокера, сбежавшего из психлечебницы Аркхем, прижимая ее к груди, как самое ценное в его жизни сокровище. Первый ранний тополиный пух забился под бордюрный камень у его ног. Металлическая лопатка и ведерко валялись в корабле-песочнице.

– Максим, – обратилась она к нему.

Боль в лодыжке из острой и режущей превратилась в ноющую и тянущую. Она позволила себе посмотреть на свои ноги и ужаснулась, увидев дыру на безумно дорогих колготках «Филодоро».

– Извини, я опоздала…

Мальчик поднял лицо, и Катя увидела слезы, текущие из его серых показавшихся вдруг невероятно огромными глаз.

– Я… – он с видимым усилием сглотнул комок горечи, мешавший ему дышать. – Думал, ты забыла меня…

– Ну что ты… – она присела и протянула к нему руки. – Я никогда не оставлю тебя…

Макс отбросил лошадь и кинулся к ней в объятия, уже не сдерживая рыданий.

– Мамочка никогда не оставит тебя, – ответила она, гладя его по голове и разрыдалась сама не зная от чего – то ли от жалости к порванным колготкам, то ли от своей не складывающейся жизни, то ли от безумной любви к сыну.

Подняв его с земли и прижав к себе, она поклялась больше никогда и нигде не бросать его. Чего бы этого для нее не стоило.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

– Я не брошу тебя, Макс.

Под влиянием бессознательного импульса, убрав флажок в сумочку, и даже не заметив этого, Катя вышла с игровой площадки, по узкой асфальтовой дорожке с покосившимися бордюр


убрать рекламу







ами и направилась вдоль невысокого двухэтажного здания садика, обходя его по периметру.

Окна первого этажа располагались настолько низко над землей, что она без труда заглядывала в них.

В одном из помещений горел свет, и женщина смогла отчетливо разглядеть обстановку внутри.

Это был кабинет заведующей. Прямо возле окна стояло большое кожаное кресло с ручками под красное дерево, за креслом стол, заваленный бумагами и распахнутый ноутбук. Дальше – кресла посетителей и практически пустой книжный шкаф, в котором не было ничего кроме нескольких тонких журналов. Напротив шкафа темнела входная дверь.

Чуть дальше от этого окна Катя разглядела на мокром асфальте тусклые практически смытые дождем детские рисунки и остановилась, изучая их.

Дом, горы, божья коровка несет в лапках цветок. Неровные линии «классиков» и вписанные в квадраты цифры. Над стертым, с огромным трудом различавшимся, овалом, символизирующем в детском воображении солнце, она увидела корявые пляшущие буквы.

М+Ю=Секс

Катя подумала о том, насколько рано взрослеют современные дети. «М» и «Ю» – это конечно имена. Какая-нибудь Маша и Юра. Или…

…«М» – это Макс, а «Ю» – Юля… 

…это просто буквы и в них нет никакого смысла.

– Ага, как и во всем вокруг, – раздалось у нее за спиной.

Она дернулась, тихо вскрикнув от неожиданности, и резко обернулась. На краткий миг сердце замерло и ей показалось, что мир, покачиваясь, плывет вокруг нее. Но в следующий момент сердце вновь неслось галопом, обгоняя все секундные стрелки в мире.

Позади нее никого не было.

Катя подняла голову, думая, что кто-то спрятался в ветвях деревьев и таким образом решил подшутить над ней. Но не заметила ничего кроме низких серых туч и летящих вниз капель дождя, которые падали на ее лицо и как маленькие бомбы взрывались на коже, расплескивая вокруг ледяной огонь.

– У всего есть своя причина, – опять этот высокий и надтреснутый голос. Но в этот раз он не смог застать ее врасплох и напугать.

Катя покрутила головой, ожидая увидеть макушку шутника, прятавшегося за декоративными кустами спиреи или за стволами гигантских тополей.

Она была уверена, что слышала голос раньше, но никак не могла вспомнить, кому он принадлежал. Обладатель голоса проступал в ее памяти неясной тенью с нечетким контуром. Как только она попыталась припомнить, хоть что-то, вытащить его на свет из глубин подсознания, ее пальцы начали дрожать, а в коленях появилась странная слабость. В голове завертелась карусель из незнакомых лиц. Мужчины и женщины, парни и девушки, даже дети. Они что-то кричали ей, силясь, переорать друг друга. Будто участвовали в реалити-шоу «Докричаться до Екатерины». Но она не слышала никого. В ушах стоял монотонный звенящий гул.

Женщина открыла глаза, оставив попытки вспомнить обладателя странного голоса, и карусель лиц тут же рассыпалась, растворяясь в воздухе.

– Но не всегда причины видны замутненному взгляду, – произнес голос.

– Я сошла с ума, – она обреченно вздохнула.

– Отнюдь, – кроме того, что голос казался знакомым, он был крайне неприятен. Не ощущалось, что он несет опасность, но чувство дискомфорта от его резкого дребезжащего тембра возникало. – Ты в здравом уме. Хотя если продолжишь дальше копаться в себе и пытаться вытащить меня из моего укрытия, точно свихнешься. И тогда я тебе уже не помогу.

– Ты галлюцинация, – сообщила Катя, невидимому собеседнику. – Сраная слуховая галлюцинация.

– Ага, как и весь Тиховодск, – казалось, что обладатель голоса язвительно усмехается.

– Именно.

– Будешь продолжать в таком духе, и ты никогда не доберешься до Макса. Будешь отрицать реальность происходящего, и ты никогда не поможешь ему. А ведь он так нуждается в тебе. Он рассчитывает, что ты найдешь и спасешь его. Но вероятно ты действительно никчемная мать, бестолковая курица только и способная, что часами трепаться по телефону с такими же глупыми гусынями, как и ты, этими твоими подружками. Только такая себялюбивая сучка и могла допустить, чтобы Макс…

– Заткнись! – закричала Катя. Слезы брызнули из глаз, она согнулась, содрогаясь от рыданий. – Ничего страшного не произошло! Макс жив, он дома! Скоро я доберусь туда, мы заберемся на диван с ногами и будем смотреть ящик и играть в Рэймана на моем планшете.

– Ну-ну… – раздалось в ответ слева от нее и, посмотрев в эту сторону краем глаза, она смогла различить периферическим зрением силуэт карлика.

Он был, видим только за счет того, что дождевые капли отлетали от него или стекали по одежде, образуя едва заметную дыру в отвесной стене, низвергавшейся с неба воды.

Карлик едва доставал ей до пояса и, был одет, как и она, – явно не по погоде. Во что-то вроде длинных шорт или коротких штанов и длинную вытянутую майку.

– Я вижу тебя, – произнесла Катя.

– Не можешь, – ответил карлик смеясь. – Ты ничего не понимаешь. Ты никак не можешь видеть меня.

– Но я вижу, – она обернулась в его сторону и, хотя тут же потеряла его из вида, продолжила, пристально смотря в то место, где должны были находиться его глаза. – Ты маленького роста, на тебе длинные «бермуды» или короткие штаны. Вытянутая майка. Я вижу, как она висит и морщится у тебя по бокам. Рукава у нее очень широки…

Кто-то толкнул ее в бедро, и женщина чуть не заорала, почувствовав крохотные пальцы, схватившиеся за него. Уже набрав воздуха чтобы закричать, она в последний момент задержала дыхание и не дала панике овладеть собой.

Кто-то невидимый наступил ей на ногу. Отпрыгнув в сторону и, скосив глаза, вновь, у самого края поля зрения, там, где все предметы теряли четкость, она увидела убегающего маленького человечка, закрывшего лицо руками и низко склонившего голову.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующее окно оказалось открытым. Катя поняла это когда попробовала заглянуть внутрь. Она сложила руки лодочкой, чтобы отгородиться от дневного света и прижалась к стеклу. Но разглядеть успела только гигантский, сложенный из кубиков посреди комнаты, дворец, и шкаф с игрушками: окно под ее нажимом тихо скрипнуло петлями и открылось, отодвигая пыльные вертикальные жалюзи.

– Эй, – крикнула женщина, заглядывая внутрь. – У вас тут все в порядке?

Это был первый дом в залитом водой Тиховодске, в который она заглядывала. Она была уверена, что внутри никого нет, но хотела удостовериться.

Подоконник находился на уровне ее пупка, и Катя перегнулась через него, еще шире распахнув окно и раздвинув жалюзи.

Весь пол был усеян игрушками. Жирафы, слоны, плюшевые зайцы, грузовики, кубики, – все перемешалось как в котле у алхимика.

Прямо перед ней лежал робот-трансформер, за ним перевернутый кран.

Ее взгляд медленно блуждал по комнате, выхватывая различные предметы – барабан, гигантский пупс, сдвинутые в один угол столы и стулья, доска для рисования. У входных дверей она увидела пробковую доску с висящей на ней стенгазетой. «Наша веселая группа» – было написано на ней крупными буквами.

Катя вспомнила, что сама принимала участие в оформление точно такой же газеты. А может это она и есть? И что это означает?

«Это окончательно подтвердит, что я попала в параллельный мир, а не сошла с ума», – решила она и, схватившись за раму, перелезла через подоконник. Под ногами, когда она опустила их на пол, хрустнул робот-трансформер.

– Извини, – прошептала женщина.

Робот промолчал.

Первое что почувствовала она, перебравшись через подоконник и очутившись в комнате, – насколько это хорошо, когда тебе на голову ничего не льется, а под ногами не хлюпает.

Ей нестерпимо захотелось скинуть с себя мокрую одежду. Но, даже понимая, что вокруг может быть ни одной живой души, ей было сложно решиться на это. Все что она смогла себе позволить – попробовать отжать кофту и джинсы, не снимая их с себя.

Пригладив мокрые волосы и убрав концы за уши, она раздвинула жалюзи. Осторожно ступая между игрушками, Катя подошла к стенгазете.

При всей схожести этот вариант отличалась от той, что она помнила.

Первое, что бросилось ей в глаза – затертое до дыр лицо ее сына на двух фотографиях, где он попал в кадр. Кто-то с такой силой замарал его черной шариковой ручкой, что протер бумагу насквозь. Дальше – больше. Из поименного списка детей он был вычеркнут тоже.

В заметке о состоявшемся спектакле про Дюймовочку, где ее сын играл слепого крота, его имя снова было замарано черной пастой. Рядом со стенгазетой висела еще одна небольшая заметка, распечатанная на обычной бумаге формата А4 и приколотая к ней булавкой. Крупными буквами в ней была написано два предложения.

Позор нашей группы! 

Пойманы за игрой в «Больничку»! 

Под текстом была распечатана низкокачественная фотография, вероятно сделанная на простенькую камеру обычного «фичафона». В ней с большим трудом, но можно было разглядеть девочку и мальчика, сидящих со спущенными трусами и с интересом трогавших друг друга за половые органы. Лиц их видно не было и видимо поэтому, кем-то уже позднее было подписано черными чернилами: под мальчиком – «М», под девочкой – «Ю».

Нет, ну конечно это не может быть ее Максим. Ее сын сейчас дома и ждет ее. А эти надписи – просто совпадения. С чего она взяла, что затертое на фотографиях лицо, именно лицо Макса? Она водила его сюда два года назад. Так что это другой мальчик, совершенно не похожий на ее малыша.

Неожиданно справа от нее ожил висящий на стене телевизор.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Глянув под ноги, Катя увидела, валявшийся на полу возле нее пульт дистанционного управления. Она могла включить телевизор, случайно наступив на него, и даже не заметить этого. По крайней мере, в этом не было никакой мистической хрени – ее замерзшие ноги в сырых кроссовках с толстой подошвой практически ничего не чувствовали.

Когда начальный логотип SMART TV исчез, на экране появилось изображение комнаты. У темного окна спиной к камере стоял человек в белой рубашке и зауженных брюках. Убрав руки за спину, человек раскачивался на каблуках черных ботинок. Короткая стрижка, жесткие волосы с сединой. Он был похож на главного банковского клерка, размышляющего об активах, депозитах и привлечении клиентов.

Что за странная телепередача?

Отчего-то ей стало не по себе. Мужчина вызывал у нее беспокойство, неясную тревогу.

Его пиджак висел на спинке кожаного кресла перед низким столом, на котором среди бумаг стоял прозрачный практически полный кофейник и две чашки с густым черным кофе. Рядом с ним стоял книжный шкаф и декоративная пальма в низком кашпо. За шкафом на стене висели дипломы и сертификаты, но разобраться и прочитать, что в них написано было невозможно.

Была только одна вещь, которая выбивалась из строгой офисной обстановки – это желтый торшер, наполнявший комнату почти домашним теплом, и картина с изображением соснового бора на стене над дипломами.

Она вспомнила странные слова, которые сказал ей Максим вовремя телефонного разговора.

…Он не пустит тебя, мамуля. Он никогда не позволит, чтобы мы встретились вновь… 

Почему она сразу не обратила на них внимания?

Ведь он ясно говорил ей, что кто-то был рядом с ним.

Неужели пока она, находилась без сознания, его похитили. Сам бы он без нее никуда не ушел. Значит, его увели силой или обманом.

Не нагнетай , приказала она себе, может просто кто-то из знакомых отвез его домой.

Например, Римма.

Или Татьяна Завьялова, – мать Миши Завьялова, – соседа и одноклассника ее сына. Они раньше часто по договоренности забирали детей друг друга. Вот только последние полгода они немного не ладили.

Да ладно, что там! Можно сказать, что мы без пяти минут разосрались! 

Татьяна раздражала ее своей навязчивостью, пустотой и кичливостью настолько, что Катя несколько раз чуть не сорвалась и не отправила ее в далекое эротическое путешествие. Татьяна, кажется, почувствовала это, и при каждой встрече уже несколько недель делала вид, что не замечала ее, или бубнила что-то злое и неразборчивое.

К тому же Максим отчетливо произнес «ОН». Значит это мужчина. Бред какой-то. Ерунда. Может сын просто что-то напутал или пошутил таким образом?

Она протолкнула руку в сумочку и достала телефон. Трясущимися пальцами, промахиваясь мимо ссылок и кнопок, она нашла фото сына и нажала «Вызов на мобильный».

Гудков не было невероятно долго. Она даже два раза отстраняла телефон от уха, чтобы посмотреть, идет ли еще вызов.

Наконец раздался один длинный гудок, еще один, затем щелчок и записанный голос оператора произнес: «Извините, в данный момент вызов не может быть установлен»

– Черт, – Катя убрала телефон обратно.

– Макс, я иду, – прошептала женщина.

Быстрым шагом, пройдя через коридор, она пересекла по диагонали увешанный репродукциями известных картин широкий холл и выбежала из здания детского садика через тяжелые двустворчатые двери центрального входа.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Оказавшись на проспекте, она вновь поразилась странной пустоте, царившей в городе. Эта пустота была ненормальна, пугала своей необъяснимостью. По ранее оживленной центральной улице города, теперь не двигалось ни одного автомобиля. Лишь несколько стояло на стоянке возле супермаркета, но и те выглядели брошенными. Огромный джип «Тойота» демонстрировал всем распахнутый багажник. В нём лежал, уже окончательно промокший пакет с углем, и стояло прозрачное пластиковое ведро с шашлыком. Рядом с «тойотой» стоял «пежо» с работающим двигателем. Создавалось впечатление, что хозяева этих машин, в одночасье просто исчезли, словно застигнутые врасплох взрывом загадочной бомбы.

А может, всех похитили инопланетяне? 

Катя по привычке задержалась на перекрестке, дожидаясь зеленого света. Над головой зашелестел листьями гигантский клён. Резкий порыв ветра и яркие красно-жёлтые листья, кружась, опустились ей под ноги. Она тронула один из них носком кроссовок и подумала о том, что больше всего это похоже на глубокую осень. Но ведь этого просто не может быть. Как столько дней могло вылететь у нее из головы?

Перейдя на другую сторону, она заметила впереди за деревьями перед торговым центром «Александрия» мигающие сигнальные огни. Из переулка медленно вывернула машина ППС и направилась в ее сторону.

Наконец, –  подумала Катя, – первое живое существо. 

– Эй! – закричала она и выбежала на проезжую часть, размахивая руками. – Эй! Подождите!

Автомобиль остановился в паре метров перед ней и из него вышел громадный полицейский. Он был настолько огромный, что встань они рядом, то смотрелись бы точно как Давид и Голиаф. Ростом полицейский был никак не меньше двух метров, а огромные плечи превращали его в подобие гигантского шкафа. С такими размерами парень мог бы пугать детишек, но одного взгляда на лицо было достаточно, чтобы понять – это добрый и неконфликтный человек. Он против воли вызывал доверие к себе широко открытыми голубыми глазами и лбом без морщин.

– Здравствуйте, капитан Рустам Шигабутдинов, – представился полицейский, – У вас всё в порядке? Что-то случилось?

– Случилось… – Катя замерла, пытаясь подобрать слова, но поняла, что не имеет ни малейшего понятия с чего начать свой рассказ.

– Я потеряла сына, – наконец произнесла женщина. Сказав это, она почувствовала обжигающие слёзы, навернувшиеся на глаза.

– Пойдемте, расскажите, что произошло в салоне, – Рустам взял ее за плечи. – Незачем мокнуть под дождем.

Она всхлипнула и послушно отправилась за ним.

Полицейский усадил её на переднее кресло, затем сел сам, при этом машина под ним заметно просела. Веса в нём было никак не меньше ста килограммов.

– Вот возьмите, – достав из бардачка пакет с одноразовыми платками, Рустам распечатал его и протянул ей.

– Спасибо, – она вынула один и громко высморкалась, упрекнув себя за то, что выглядит как плаксивая дурочка.

В салоне автомобиля работала печка. Теплый поток воздуха быстро согревал и успокаивал.

– Что-то раскисла совсем, – попыталась оправдаться она, выжимая из себя улыбку. – На самом деле я не такая. Странно это. В голове прямо каша какая-то. Всё перемешалось. Макс, он катался на велосипеде, и я не уследила… я виновата, да, только я… он выехал на проезжую часть прямо под колеса фургона…

– Его сбила машина? – Рустам протянулся к рации, лежавшей на «торпеде». – Когда это произошло?

Он щелкнул тумблером, и салон заполнили треск и шипение.

– Всё как всегда. Вот засада, – полицейский покрутил тумблер в верхней части прибора. Шум стих, осталось лишь редкое потрескивание.

– Нет… Он жив… И, я думаю, в полном порядке. Мы с ним недавно разговаривали по телефону… Простите, я сама путаюсь и вас запутала… Плохо помню последние события…

Катя вздохнула и потянулась за новым платком.

– Можно?

– Да. Конечно.

– Еще раз извините, я, похоже, хорошо ударилась головой. До сих пор болит. Я действительно не смогла его найти сначала. Но потом обнаружила свою сумочку и позвонила ему. С ним всё в порядке он дома. Просто я переживаю. Ведь ему только семь лет.

Сначала она хотела добавить о подозрительных словах Максима, и о странной трансляции по телевизору в детском саду. О бумажном флажке и воскресшей игрушечной лошади. О странных фотографиях и невидимом карлике с отвратительным голосом. Но потом сообразила, чтобы она не сказала, в данном случае всё будет звучать слишком абсурдно. Она не могла поверить самой себе, как же при этом можно было рассчитывать, что ей поверит кто-то другой.

– Так ДТП было? – спросил Рустам.

– Я точно не помню. Полагаю, что да. Кажется, я угодила под этот фургон, когда пыталась оттолкнуть сына.

– Вам надо обратиться к врачу, – сказал Рустам, выключив и убрав рацию. – Вас должен осмотреть специалист. Травмы головы могут быть довольно коварны. Я сейчас запишу, что вы сказали, чтобы уточнить, когда появится связь.

Он достал с заднего кресла блокнот в кожаном чехле.

– Когда я пришла в себя на обочине, то обнаружила, что грузовик врезался в рекламный щит. Он там стоит до сих пор. – Катя вспомнила шофера фургона в бейсболке, развернутой козырьком назад. – Водителя не было. Вообще никого не было. Странно как-то это все.

– Угу… – ответил Рустам, не поднимая головы и оставляя заметки в блокноте. – Проверим. Номер, цвет грузовика можете сказать?

– Фургон, что-то вроде «Газели», но больше. Вроде как импортный. Ах, да – у него на кузове логотип «Дружбы».

– Отлично.

– Разрешите, я пойду… – подтерев слезы, согревшись и обсохнув, Катя чувствовала себя значительно лучше. – Макс ждет меня дома.

– Да, конечно. Только назовите мне фамилию и место жительства. Может, у вас при себе паспорт?

– Екатерина Нилова. Живу на Кораблестроителей, дом десять.

Полицейский пристально посмотрел на нее. Голубые глаза на миг потемнели и утратили былую добродушность.

– Вот как? – удивился Рустам. – Я долгое время жил в соседнем – шестом – доме и был участковым на полставки в этом районе, но я вас не помню. А мне казалось, я знаю всех его жителей.

– Ну ладно, – он опять опустил голову к блокноту, что-то записывая в него. – Я свяжусь с вами, в случае если вы захотите возбудить дело о наезде.

– Я сильно сомневаюсь, что захочу. Все целы, а это главное.

– И всё же подумайте, не торопитесь, – произнес полицейский и, дописав последнее слово, захлопнул блокнот. – Когда закончится весь этот кошмар с наводнением, я обязательно найду способ связаться с вами.

– Каким наводнением? – Катя, уже начавшая открывать дверь, опять ее закрыла.

– Вы видимо действительно хорошо стряхнули свою лампочку, – мужчина улыбнулся собственной шутке. – В городе объявлен режим чрезвычайной ситуации. Из-за непрекращающихся дождей и переполнения водохранилища уже не один раз выполнялся аварийный сброс. К тому же на ГЭС случилась авария. Нам сообщили о разрушении гидроузла, – понятие не имею что это такое, – но говорят, скорее всего, город вообще смоет.

– Это… Чудовищно. Как все это могло произойти за то время, что я была без сознания? – она спросила это скорее у себя. Во всяком случае, полицейский, не расслышал ее вопроса, продолжая рассказывать об обстановке в городе.

– Все легло одно к одному. Представляете, что будет, если большая часть водохранилища одномоментно выльется на Тиховодск? Поэтому практически весь состав полиции и ближайших к нам армейских частей переброшены в район ГЭС для помощи МЧС. Нас предупредили, максимум, что удастся сделать – это оттянуть наш местный Тиховодский апокалипсис. Не более. Слишком велики разрушения. Некоторые уже поговаривают, что это террористический акт. В городе оставили только четыре машины для патрулирования, в том числе меня.

– И как давно нас заливает? – спросила Катя практически шепотом. И Рустам опять не расслышал ее вопроса.

– Большинство жителей города либо уже эвакуированы, либо готовятся к эвакуации. И с погодой творится нечто невообразимое. Уровень грунтовых вод поднялся уже настолько, что обычная телефонная связь вышла из строя. С сотовой тоже проблемы. Так что запоминайте, как вернетесь домой, хватайте сына и бегом в пятую школу. Не задерживаетесь. Нам отведено не более восьми часов. Вы знаете, где эта школа?

– На Скомороховой Горе, – кивнула Катя. – Мой сын там учится.

– Отлично. В школе развёрнут ближайший к вам пункт эвакуации. К тому же только этот район не будет затоплен в случае разрушения дамбы. Обязательно возьмите с собой теплые вещи и паспорт. Свидетельство о рождении сына тоже.

– Значит вот почему город такой пустой? – облегченно вздохнула Катя: по крайней мере, хоть одна странность нашла свое объяснение. – А я уж думала, голову ломала себе, куда пропали все люди, почему машины брошены с открытыми дверями.

– Так может вас всё-таки подвезти?

– Нет. Не надо. Дождь почти кончился, а мне тут не далеко.

– Тогда поспешите. И возьмите это, – Рустам достал с заднего сиденья лежавшую там полицейскую куртку и протянул ей. – Она защитит вас от ветра и дождя.

– А вы?

– Я в машине… Удачи… Увидимся в школе. Я тоже отправлюсь туда, как только закончу собирать по улицам подобных вам.

– Спасибо… – Катя взялась за ручку. – И много уже насобирали? Таких как я?

– Вы первая, – полицейский опять улыбнулся и вновь став похожим на большого ребёнка. – И, надеюсь, последняя.

Катя захлопнула дверь и, помахав ему рукой пошла, на ходу продевая руки в широкие рукава.

Как и следовало ожидать, куртка оказалась больше размеров на десять. Она просто утонула в ней. Но зато в ней было тепло, и она даже не обратила внимания на опять разошедшийся ливень.

Очнулась она от своих мыслей, только когда поняла, что окружающий мир застыл. Казалось, Бог, Дьявол или кто-то другой, имевший не меньшую власть над вселенной и жизнями людей, нажал на кнопку паузы, остановив демонстрацию интерактивного кино, в котором она принимала самое непосредственное участие, в котором она была главной героиней.

Не было слышно не только собственных шагов. Не было слышно ни дождя, ни капель, падающих с мокрых листьев и карнизов. Исчезли даже запахи. Без них воздух стал пресный и мертвый. Вокруг не ощущалось ни малейшего движения.

Екатерина подняла голову, не веря тому, что происходит.

Крупные капли окутывали ее с головы до ног, и парили над ней застывшим облаком. Она оттолкнула их ладонью и они, разлетевшись, вернулись на прежнее место единым целым, так словно были бриллиантовыми бусинками, нанизанными на тончайшие невидимые нити.

Тучи над ней прекратили свой бег. Они замерли, превратившись в ледяные глыбы. Деревья, дома, ручьи поперёк тротуара, и реки вдоль проезжей части – всё будто сковал невидимый лед. Замерзли даже звуки. Прекратилось любое движение. Ей на память пришла фраза из какой-то книги:

Некоторые ошибочно думают, что ад – это обжигающее пекло, в реальности ад – это ледяной холод. 

Если это так, то сейчас именно он опустился на притихший и пустынный город.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Застывший мир сковал лед времени.

Теперь она знает, как это выглядит, когда останавливается время. Как и любая река, время может остановиться лишь в одном случае – если воды, что оно несет, что составляют его суть, замерзнут.

Большие крупные капли висят в воздухе, мелкие вмёрзли в него бриллиантовой россыпью. Ее дыхание, рука, которой она хотела смахнуть застывший на щеках дождь, кровь в артериях, и даже сердце – всё замерло и остановилось.

Абсолютный ноль. Мир обездвижен. Лишь ее сознание как безумец продолжает лихорадочно метаться в стенах карцера для буйных. Метаться и считать мгновения собственного времени, измеряя его бесконечным повторением одной элементарной мысли.

Тик  – Максим, я люблю тебя. Так  – Максим, я люблю тебя. Тик… Так… 

Катя не может сказать, сколько проходит «тиков» или «таков», прежде чем она замечает, что вокруг пропали все краски кроме оттенков красного и серого, а тягучее, вязкое как водка, пролежавшая сутки в морозильной камере, время сдвинулось и течет?

Тик… Так… 

Застывшие тучи похожи на окровавленные ватные тампоны, скованные льдом расплескавшейся по небу багровой реки. Солнца нет. Оно не утонуло в стылой тягучей воде времени, оно захлебнулось и растворилось в нем без остатка. Рассеянный свет сочится с изнанки стратосферы, из опрокинутого космоса, через монохроматический фильтр.

Вселенная – лишь черно-белая фотография, которую демиург проявляет в темной комнате своей фотолаборатории. Бумага погружена в раствор проявителя, на ней медленно проступают кадры проползающих мимо вялых и немощных мгновений.

Тик… 

…волосок на ее голове медленно сдвигается в сторону, капля на щеке опускается чуть ниже, и этот миг проявляется на фотобумаге как новое настоящее…

Так… 

…ее рука оказывается чуть выше, сердце сжато, кровь вытолкнута в аорту, а старое – которое лишь один «так» назад было новым – настоящее тает и растворяется. Очередное настоящее заменяет его, проступая на фотобумаге. От старого не остается и следа…

Тик-так… Тик-так… 

Екатерина – двухмерный персонаж фотографий – заперта между краями фотобумаги, а ее жизнь разорвана на обособленные и независящие друг от друга кадры фотопленки. Над ней тиховодье, она захлебнулась его гулкой пустотой.

Окружающее тонет в ржавой мглистой сырости. Вмерзшие в воздух и зависшие на краю капюшона алмазные капли сменяют рубины.

Тик-так… Тик-так… 

Лёд, сковавший время, тает, трескается и крошится.

Сначала оттаивает одна единственная капля.

Мгновение назад она висела прямо перед ее лицом и вдруг срывается вниз. Раздается тихий всплеск, сопровождающий ее падение в широкую лужу у ног женщины. Извиваясь и медленно тая, по поверхности грязной воды раскручиваются тонкие алые ленты.

Еще один всплеск. И еще.

Капли падают все чаще. В мир вновь врываются звуки – дробь дождя, шорох сворачивающейся и умирающей сухой листвы.

Несколько капель падает на предплечье, и Катя вздрагивает от неожиданности.

На коже остаются красные полосы. Лужи приобретают грязно-ржавый и темно-бордовый оттенки.

Что это?

Катя в страхе оглядывается.

Это кровь?

Кажется, теперь время несет свои воды с прежней скоростью. Или даже еще стремительней, чем ранее.

На клумбе справа от нее высажены фиолетовые, красные и белые петунии, но с первыми багровыми каплями они утрачивают былую яркость. Цветы стремительно закрываются и сморщиваются. Их стебли темнеют, приобретая медный окрас, а потом вовсе чернеют, засыхают и, крошась, превращаются в труху.

Кровь сочится и капает с неба. Темная с вкраплениями застывшей карминовой массы течет под ногами. Пузырясь, закручивается у обочины дороги над канализационной решеткой. В нескольких местах впереди, застыв и свернувшись вокруг листьев и другого мусора, кровь образует небольшие островки, которые выглядят как куски мертвой плоти.

Она слышала про кровавые дожди. Слышала, они не раз случались в истории человечества. Но никогда не ожидала увидеть один из них собственными глазами.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

До площади перед Дворцом спорта «Взлет», она добирается без приключений. Странный дождь не доставляет неудобств. Он необычен, но капли стучат по капюшону и плечам, точно так же, как и раньше. Остаю


убрать рекламу







щиеся на коже, разводы очень просто не замечать – достаточно на них не смотреть. А если закрыть глаза, то можно подумать, что в мире совершенно ничего не изменилось.

Зажмурившись, она делает пять быстрых шагов. На обратной стороне век хаотично перемещаются блики и тени. Квадрат – это старый двухэтажный дом. Длинная тень – дерево на обочине справа. Светлое пятно – кусок неба впереди. С шестым шагом носок кроссовки попадает в выбоину на асфальте пешеходной дорожки, и она чудом удерживает равновесие, чтобы не упасть в глубокую лужу.

Не замечать странный дождь значительно проще, чем изменившийся облик города. Кажется, город примерил на себя красную маску смерти. Она на всем – на пустых улицах, на домах, брошенных детских площадках, одиноких автомобилях. Сейчас он – замечательная иллюстрация к рассказу Эдгара По.

…и над всем безраздельно воцарились Мрак, Гибель и Красная смерть… 

Вокруг нет других цветов кроме черного, красного и их всевозможных оттенков. Серый асфальт и стены зданий, темно-бордовые лужи, багровые тучи, медная трава.

И ощущение запустения – если раньше оно лишь угадывалось, то теперь усилилось и стало еще отчетливей. Тиховодск превратился в город-призрак. Кровавый дождь смысл с него весь лоск, всю напыщенность старых зданий с их сталинским ампиром, кичливую эклектику с современных торговых центров и оставил только одно – непокрытую косметикой кожу мертвеца. Серую кожу в кровавых разводах и багровых трупных пятнах. Теперь это город-призрак, в котором правят мрак, гибель и красная смерть.

Выйдя из-за угла дома на аллею, ведущую к площади, Катя останавливается в замешательстве. Выложенная бетонной плиткой площадь занята передвижным зоопарком – из тех, которые объявляются в городе с наступлением лета.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Это было похоже на вторжение кочевников. Все эти зоопарки и цирки-шапито следовали друг за другом бесконечной вереницей. Вначале они одну за другой захватывали городские площади, а затем начинали занимать пустыри. Их присутствие легко угадывалось по специфической вони еще за квартал до того места, где они расположились.

Каждый подобный зоопарк имел в наличии автомобиль, разрисованный тиграми и львами или мартышками и макаками – в зависимости от представленных в зоопарке зверей. Медленно катясь по улицам, останавливаясь на стоянках возле торговых центров, эти машины через громкоговорители задорными и до отвращения жизнерадостными голосами, приглашали всех желающих провести незабываемое время среди диких животных Африки или среди экзотических рептилий со всего мира.

Максиму было четыре, когда они в первый и единственный, раз поддались на эту навязчивую рекламу. Это был день, когда он ее в первый раз по-настоящему напугал.

Катя выходит с кухни, вытирая руки о полотенце канареечного цвета. Мясной пирог убран в духовку, тарелки на столе. Скоро они сядут обедать, а пока у нее есть свободное время, и она намеревается посмотреть телевизор, пусть даже там никогда не показывают ничего стоящего – сплошные новости и постановочные ток-шоу.

Максим сидит на полу, скрестив ноги, и пустым немигающим взглядом смотрит в одну точку. В его руке игрушечный автомобиль и он возит его по ворсу ковра из стороны в сторону. Его движения похожи на движения сломанного робота. Они бессмысленные и механические.

– Мышь, – она подходит к нему и садится рядом, но ребенок не обращает на нее никакого внимания. Его взгляд по-прежнему устремлен в угол комнаты. На подбородке застыла капля вязкой слюны.

– Сынок, не надо, не пугай меня, – она трогает его за плечо и ощущает, как напряжены его мышцы, – их словно свело судорогой.

– Максим! – она обхватывает его руками. – Перестань! Достаточно притворяться!

Катя трясет его, и его голова болтается из стороны в сторону как у сломанной куклы.

– Максим! Ответь мне!

Она отводит руку, чтобы ударить его. Впервые в жизни, она собирается ударить своего ребенка, но она настолько напугана, что уже не отдает отчета своим поступкам. Она готова на все чтобы не видеть этот потухший отсутствующий взгляд, не слышать скрип колес игрушечного автомобиля, от которого по спине и руками пробегают разряды ледяного электричества.

Но ей не пришлось бить его. Мальчик поворачивает голову так же, как это делает птица – одновременно поднимая лицо. Их взгляды пересекаются, она смотрит в его глаза и понимает, что он не видит ее. Сейчас он где-то совсем в другом месте. Ей кажется, он к чему-то прислушивается.

– Хватит! Разорвите уже этот круг! Убейте этого демона внутри себя!

– Максим? – ее сковывает ужас. Если с сыном что-то не так, она не сможет себе этого простить, она не сможет жить дальше. Что если это рак мозга или энцефалит. Что если…

– Перестаньте! Перестаньте кормить его виной и кровью, – продолжает Максим после паузы. – Вы не виноваты в смерти вашей матери! Ваш отец не виноват! Весь мир не виноват!

С последними словами из его тела будто уходит вся сила. Он расслабленно падает в ее объятия.

– Мама, – говорит он обычным голосом, – мне приснился плохой сон.

В тот момент он показался ей похожим на отца, который тоже пугал ее в детстве подобными «отключками», замирая с устремленными в одну, находящуюся где-то за пределами этого мира, точку выпученными глазами. До конца, не понимая причин своего страха, Катя схватила сына и прижала к себе. Отвлекая его разговорами, она старалась как можно дальше отвести его от края той пропасти, к которой он подошел в тот момент.

Если это сон, пусть он скорее забудется, пусть все воспоминания о нем сотрутся. Но она ведь знала, что в данном случае все не так просто. Это не был сон. Она видела и знала что это. Она боялась, что, то, что дремлет в ее душе, передалось и ее сыну. Что-то темное, как тень под фонарем на ночной улице. Что-то эфемерное как предсмертный выдох.

Отчасти для того, чтобы переключить внимание ребенка она предложила после обеда сходить в зоопарк и посмотреть на «больших кисок».

Макс согласился, хотя вид при этом у него был такой, будто он делает это исключительно ради нее.

Переключить его внимание и вернуть в реальный мир ей удалось, хотя поход в зоопарк и обернулся небольшой катастрофой. У первой же клетки Максим встал и, показывая на печального и худого тигра спросил:

– Почему киска плачет? Она болеет? Ей больно?

Маленький тигр испугано забился в дальний угол. Из больных конъюнктивитом глаз сочился гной, который ее сын принял за слезы, сквозь шерсть проглядывали ребра, хвост облысел от лишая.

Катя не нашла что ответить сыну, и предложила ему пойти купить мороженного, а на котиков посмотреть потом. К ее облегчению Максим согласился.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Почему же ее тогда так напугала отрешенность Максима? Его похожесть на ее отца? Она почти не помнила родителей тогда и тем более не помнит их сейчас. Все что она может выудить из памяти – обрывочные фрагменты, какие-то кроваво-черные мгновения, застывшие на поверхности неподвижной воды. Это даже не воспоминания, а воспоминания о воспоминаниях.

Ее жизнь – больше не река. Катя попала в мертвый затон, в область тиховодья и медленно идет на дно. Солнце не пробивается через толстый слой воды венозного цвета. Стайки рыб остались далеко над головой. Вокруг только странные пугающие чудовища, да жуткие тени.

Фургоны, снятые с колес, расположены в виде квадрата по всему периметру площади. Примитивные рисунки на ржавых стенах изображают джунгли и экзотических животных такими, какими они могли быть на Марсе. Листья пальм, лианы – красноватых и фиолетовых оттенков. Прячущийся среди них лемур и раскинувший крылья попугай кажутся существами из преисподней.

На узких металлических ступеньках, прислонившись к распахнутой двери с надписью «ВХОД» сидит маленький мальчик. Синяя футболка и зеленые шорты выделяются на фоне остальных предметов, приобретших кровавые оттенки. Ребенок сидит, низко опустив голову и разглядывая грязные шнурки мокрых кроссовок.

На футболке мальчика изображен песик Снупи. Сердце Кати на мгновение замирает, а затем ускоряется. Такую же…

Под изображением бигля на ней должна быть надпись «Я не идеален, но очень мил». Я купила ее на распродаже в торговом центре «Виконда». Я даже помню толстую деваху, что меня обслуживала. У нее были очки с настолько странными линзами, что она напоминала мне робота-вершителя из Москвы-Кассиопеи. Неужели ко мне возвращается память? Спасибо тебе господи. Ты любишь меня, хотя и знаешь, что я та еще засранка. 

…Максим носил года два назад. Сейчас он из нее вырос, и она находится в коробке на антресолях среди ее старых платьев, где-то между вытертой курткой (она носила ее еще в школе) и прочего хлама, что никто уже никогда не оденет, но выкинуть который все еще жалко.

Ей настолько хочется, чтобы мальчик, сидящий на ступеньках, был ее сыном, что в этот момент у нее нет никаких сомнений, в том, что перед ней именно Максим.

– М… Макс, – произносит Катя, заикаясь от волнения.

– Мамуль, – мальчик хлюпает носом и громко вздыхает. – Это ты? Это правда, ты? Мне было так страшно.

– Всё, мышь, теперь всё хорошо. Мама нашла тебя.

Первые сомнения…

А Максим ли это? Откуда на нем эта футболка? Я могу поклясться, что перед новым годом поднявшись на табуретке и заглянув в антресоль в поиске пакета с елочными игрушками, я видела ее среди остального барахла. Ее никак не может быть на нем. Хотя бы, потому что он бы в нее уже не влез. Без сомнений он похож на моего сына, но точно так же он похож и на тысячу других мальчишек. 

…появляются одновременно с этими словами. Екатерина, даже подойдя ближе, по-прежнему не может разглядеть его лица – настолько низко он опустил голову. Не прячется ли он от нее? Не слишком ли громко всхлипывает, переигрывая как бездарный артист? И не выглядит ли он слишком худым и маленьким для ее сына?

– Мамочка… Я думал, ты любишь меня.

– Конечно, я люблю тебя, – она подходит ближе и берет его за руку, но где-то глубоко внутри отвечает совсем другое.

Нет, не люблю. Ты не мой сын. Ты не можешь быть им. Макс ждет меня дома. Я знаю, я разговаривала с ним по телефону. 

– О чем может тут идти речь. Любая мать любит свое дитя…

Мальчик молчит. Капли кровавого дождя стучат по козырьку над входом в зоопарк до невозможности громко. Бесконечный монотонный шелест сводит с ума.

– Если бы все было именно так, – наконец отвечает ребенок низким глухим голосом. – Мы бы сейчас не находились тут.

Безумие – это тысячи маленьких колокольчиков. Она не помнила, кто это сказал. Какой-то персонаж из фильмов ужасов. Фраза отчего-то на долгие годы засела в голове. Может быть только лишь для того, чтобы вспомниться сейчас. Вспомниться с тем, чтобы быть опровергнутой. Тысячи звенящих маленьких колокольчиков – это совсем не безумие. Отнюдь. Это не более чем легкая истерия. Настоящее безумие – это миллиарды стучащих, барабанящих капель.

– Ты должна была следить за мной! – вскрикивает мальчик, выдергивая руку из ее ладони. – Ты должна была помешать мне, съехать с этой горки. Ты же знаешь, я не умею тормозить.

При этом он вскидывает голову, чтобы посмотреть в ее сторону и Катя, вскрикнув, отшатывается.

На ребенке жуткая красная маска, из странного твердого материала (это определенно не пластик, скорее очень плотный и толстый картон). Половину маски занимает огромный оскаленный в широкой ухмылке мертвеца безгубый рот. Сквозь узкие прорези ее разглядывают холодные и чужие глаза.

– Что? Не то ты ожидала увидеть? Я отвратителен тебе так же, как и остальным. Ты не смогла скрыть истинных чувств. Страх, отвращение, брезгливость, ненависть. Только это я и видел на протяжении всей жизни на лицах своих мамочек. Будто я и не человек вовсе, а мокрица. Таракан, который вызывает лишь одно желание – раздавить его. Давить, давить и давить ботинком – пока не лопнет хитиновый панцирь, и внутренности не выплеснутся на подошву.

– Нет, я испугалась не тебя, – связки сжаты удушающим коктейлем из страха и шока, слова прорываются сквозь них с хрипом и визгом.

Врала она всегда не убедительно. Облик мальчика и его слова заставляют ее руки трястись мелкой дрожью. Она нервно сглатывает, поправляет капюшон куртки, вытирает рукой шею – совершая бессмысленные выдающее волнение поступки.

Воздух становится холодным и разряженным. Его не хватает. Она часто и неглубоко дышит, открыв рот, как выброшенная на берег рыба.

– Я испугалась маску…

Пауза. Екатерина пытается сделать насколько возможно глубокий вздох. Дрожащие руки отведены за спину. Она не должна демонстрировать ему свой страх.

– …Она ужасна.

– Это не маска! Это мое лицо! – истерично вопит ребенок. – Моё настоящее лицо! Оно стало таким с того самого дня, когда ты предала меня! Но у тебя кишка тонка, признать это!

– Нет, мышь. Я не предавала тебя, – говорит она, а сама думает, о том, что это ни в коем случае не может быть ее добрый и отзывчивый мышонок.

– А потом ты просто бросила меня. Ты позволила себе забыть, что у тебя есть сын. Но я не удивлен. Это не в первый раз.

– Нет, любимый, я никогда не забывала о тебе.

Она ловит себя на мысли, что всю жизнь она только и делала, что постоянно оправдывалась. Оправдывалась перед начальником за чужие ошибки, перед матерью за ее грубость и невнимательность, перед подругами за их опоздания, и даже перед сыном. Что за характер такой? Что за советское воспитание? Или может это карма? Она не должна оправдываться перед этим жутким существом, ведь это не Максим, это просто неизвестное чудовище.

– Врешь! Ты уже забывала меня. В садике и в торговом центре. Жаль ты никогда не забывала меня в машине под палящим солнцем, может тогда бы я давно сдох, и не мучился.

Садик и торговый центр? Он про торговый центр «Виконда»? Откуда этот монстр так много узнал про нее?

– Максим, мне так жаль. Прости меня.

– Ты… ты… – мальчик вскакивает на ноги. – Ты – не моя мама! Ты – самозванка! А знаешь, что бывает с такими как ты? Их растворяет вода! Так же, как вода растворила злую ведьму, она растворит и тебя. Ты еще не чувствуешь это, но уже таешь и скоро от тебя не останется ничего кроме небольшой лужицы.

– Ты – не – моя – мама, – выкрикивает он, чеканя каждое слово, и скрывается внутри фургона.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Лишь пару секунд она стоит в нерешительности…

Это не Максим. Это не может быть он. Я разговаривала с ним по телефону. Он ждет меня дома. Но вдруг я ошибаюсь? 

…прежде чем бросится следом за мальчиком.

Внутри фургона ей перегораживают путь роторный турникет, похожий на те, что ставят в аэропортах или в метро и заваленная рекламными буклетами стойка кассира. С противоположной стороны от вертушки тянется узкий коридор, обшитый голубыми пластиковыми панелями. На стенах – в рамках фотографии животных, инструкция для посетителей и план зоопарка.

За мгновение до того, как в конце коридора хлопает неприметная металлическая дверь, в проеме мелькает тень мальчика.

– Эй, – Катя перекидывает ногу через турникет, надеясь перебраться через него, как какой-нибудь лихой герой блокбастера, но, так и не сумев достать до пола, виснет, вцепившись в верхнюю перекладину. Чертыхаясь и завидуя худенькому мальчику, который наверняка легко пролез в щель между крыльчаткой и ограждением, она видит свое отражение в висящем у стойки кассира зеркале. Зрелище комичное и жалкое.

Надеюсь, тут нет скрытых камер?  – думает она. – Не хочется попадать в низкосортные передачи, заполненные закадровым гоготом. 

Еще больше раскорячившись и изогнувшись, Екатерина, наконец, перебирается на другую сторону.

Через приоткрытую металлическую дверь, она попадает на огороженную фургонами зоопарка площадь. Составленные друг за другом прицепы образовывают правильный квадрат. Откинутые боковые стенки скрывают колеса и открывают посетителям клетки с толстыми прутьями, за которыми должны находиться животные.

Должны. Но не обязаны.

Сегодня клетки пусты.

Животных тоже эвакуировали? Но как? Прилетел волшебник в красно-белом вертолете и забрал из клеток всех тигров и мартышек? А попугаи полетели сами, будут добираться своим ходом? Глупость какая-то. 

В центре площади установлен передвижной ларек, в котором когда-то, когда зоопарк работал и принимал посетителей, продавалось мороженое и сувениры.

Мальчика нигде нет. Она обходит вокруг ларька, надеясь, что он спрятался от нее за противоположной стеной. Дергает дверь, хотя и видит висящий на ней огромный амбарный замок.

– Малыш, – зовет она, оглядываясь. – Просто сними маску, и мы спокойно поговорим.

Не мог же он исчезнуть?  – спрашивает она сама себя и тут же и отвечает на этот вопрос. – Мог. Если все это сон или бред. Если он привиделся мне. Как и этот кровавый дождь. 

За стеклом ларька на прилавке две заплесневелые булки. Покрытые бурой и серой плесенью они выглядят отвратительно. При одном взгляде на них даже самый голодный человек не сможет не испытать ничего кроме рвотных позывов.

Я просто брежу. Иначе и быть не может. 

Она прислоняется к стене ларька и закрывает глаза.

Может, в этот самый момент я нахожусь в шизофреническом отделении? Я привязана ремнями к кровати, и врач вводит очередную дозу транквилизатора в мою исколотую вену. Я ни в чем не могу быть уверенной. 

Слезы обжигают веки. Она зажмуривается сильнее, и одинокая ледяная слезинка скатывается по щеке. Катя всхлипывает, вытирая ее рукавом.

Не реви , – приказывает она себе и, размазав по щекам слезы со следами кровавого дождя, вновь открывает глаза.

Прямо перед ней на ближайшей клетке, деревянная пластинка, прикрученная к прутьям кусками медной проволоки. На ней написано всего два слова «Glasiem umbra[1]».

Похоже на латынь. Екатерина привыкла, что на ней пишут либо названия лекарств, либо микробов и злобных паразитов, поэтому подобная надпись на клетке, где, судя по обилию веревок и торчащих из стен сучьев, должна содержаться обезьянка, не вызывает ничего кроме недоумения.

Позже, когда ей вспоминается…

…почему мои воспоминания то, как раздувшиеся трупы, медленно всплывают из глубин, на поверхность сознания, то выскакивают с идиотским смехом, как пружинный чёртик из шкатулки?.. 

…доставшаяся от родителей книга «История жизни», с реалистичными похожими на фотографии рисунками, недоумение сменяется настороженностью: изображенным в книге доисторическим чудовищам, ученые тоже давали названия на латыни.

Слово umbra  более или менее знакомо и похоже на английское umbrella. Но какому же животному могли дать название «… зонтик»? На ум приходят только, грибы и медузы.

Еще – инопланетяне. Картина инопланетных медуз, свисающих с верёвок, спящих на торчащих из стен сучьях и общающихся друг с другом телепатически, вызывает у нее улыбку.

Когда она подходит к следующей клетке и замечает надпись Ego[2] comprehend улыбка медленно сходит с ее лица.

Третья клетка и новая надпись – Anima[3].

Слова кажутся знакомыми.

Эго, Анима – это ведь что-то из психологии? Фрейдизм и прочая хрень? Определенно, я слышала эти термины раньше. 

Во время учебы в университете, на третьем курсе их кафедре в расписание поставили дополнительные гуманитарные курсы. Никто не знал, зачем будущим программистам и технарям знания по истории религии или изобразительному искусству. Не знал этого, в том числе и сморщенный старый пень, который в затхлой каморке на первом этаже главного корпуса читал им основы клинической психологии. Лекции всегда проходили уже затемно, поскольку этот пень был каким-то важным профессором, и днем у него на них не было времени. Каждую лекцию он начинал с вопроса:

«Вы можете спросить меня – зачем нам все это надо? Я и сам не знаю. Но поскольку вам поставили в расписание мой курс, я его прочту. Хотя прекрасно понимаю, что по прошествии месяца вы не вспомните ничего, из того, о чем я тут разглагольствовал».

Не менее странная, чем все предыдущие фразы на табличке на прутьях клетки четвертого фургона снова кажется термином из психиатрии – Persona[4] Nulla. Хотя на первый взгляд она и поддается переводу…

…Пустой человек? Человек пустоты? Может это термины психических болезней? Называют же аутистов – людьми дождя после того старого фильма с Крузом и Хоффманом? 

…смысла она несет в себе не больше, чем все остальные.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Точно напротив вагончика с металлической дверью, из которого она попала на площадь, в образованном фургонами квадрате есть разрыв. Направляясь к нему, она заглядывает в пустые клетки.

Ни мальчика, ни его следов нигде нет.

Достав из сумочки телефон, и, проигнорировав блеклую и перечеркнутую иконку показывавшую силу сигнала сотовой сети, пытается позвонить Максиму. Но чуда не происходит. После пары коротких гудков звонок обрывается.

Поперек разрыва стоит невысокое переносное ограждение, из тех, которыми огораживают проход на важные мероприятия и демонстрации. Есть надежда, что это препятствие она сможет преодолеть более элегантно и женственно чем турникет на входе. Оно кажется легким настолько, что его могла бы передвинуть даже хрупкая женщина. За разрывом возвышается ломаный колосс дворца спорта, аллея с мокрыми скамейками и разлившаяся Волга, больше похожая на вскрытую наполненную кровью вену, чем на реку.

На следующей клетке после ограждения опять (как и на первых четырех) висит табличка. Подойдя ближе, Екатерина читает написанное неаккуратными мелкими буквами слово. Ожидая вновь увидеть название на латыни, она не сразу понимает написанное. В этот раз надпись на родном русском языке, и это ни название животного, ни загадочный медицинский термин.

На серой в кровавых подтеках пластинке написано…

ВИНОВЕН.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Несмотря на рассеянное красноватое свечение солнца, скрытого багряными тучами, внутри клетки, от стены к стене растекается тяжелый венозный полумрак. В центре с потолка свисает огромный раскачивающийся кокон. Сквозь бледную паутину проступают детали одежды, пальцы плотно прижатых к телу рук и кроссовки.

В коконе человек.

Свободные от паутины подбородок и нижняя челюсть в густой щетине. Морщинистый лоб прикрывает бейсболка, развернутая козырьком назад. Руки стянуты и плотно примотаны к телу тонкими, но прочными нитями. Под зажмуренными веками, лихорадочно двигаются зрачки, губы едва заметно шевелятся. Ей кажется, она слышит его шёпот.

– Не меня. Нет. Только не я. Оставь меня.

Обитает ли на земле существо, которое смогло бы сплести подобный кокон? Из темного бездонного океана памяти показываются лишь гигантские пауки-людоеды из фильмов и книг ужасов. Наверняка тело мужчины уже заполнено личинками и маленькие паучки, питаясь его внутренностями, пробираются наружу.

Неожиданно глаза человека распахиваются. Он смотрит сквозь нее как алкоголик, проснувшийся после затяжного запоя.

– Вы живы? Эй!

Взгляд человека проясняется. Он замечает ее.

– Ты?… Слава всемогущему, – мужчина отплевывается от налипшей на губах паутины. – Посмотри, в дверях справа от клетки торчит ключ?

Противоположные углы, заваленные всевозможным хламом – колоннами из стоящих друг на друге коробок, раздутыми мусорными пакетами, – скрадывали тяжелые тени. Только сейчас она обращает внимание на тихий шорох, раздающийся из-за них.

Что это? Мыши? Или…

…воображение услужливо нарисовало прячущейся в темном углу выводок огромных мохнатых пауков… 

…крысы?

– Ключ? – не унимается человек. – Видишь ключ?

– Нет, – она дергает ручку. Неприметная среди нарисованных джунглей дверь не сдвинулась даже на миллиметр.

– Посмотри. Может он валяется где-то поблизости?

Трава под ногами вытоптана. На жирной, раскисшей под дождем, земле подсыхают следы рифленых подошв. Чуть в стороне, у чахлого куста, сереет вдавленная в грязь обертка от мороженого.

– Не вижу.

– Значит, он уволок его с собой, – кокон закачался, человек силился выбраться. – Прошу, найди его. Он где-то рядом. Я уверен. Найди и попроси открыть дверь. Скажи ему, что ты жива!

Слышится тихий треск похожий на звук рвущейся бумаги. Одна рука мужчины на свободе, и он остервенело раздирает паутину. Широкие лопухи падают на грубый деревянный пол.

– О чем вы?..

…Что? Она должна найти ключ и попросить его открыть дверь? И как ей следует ей сделать? Детсадовской кричалкой? Ключик, ключик золотой, в сказку дверку мне открой! Там сердитый дядька ждет, топором меня убьет?.. 

– …Кому и что я должна сказать?

– Ему! Кому же еще?! – он смог отлепить от тела вторую руку и с отвращением сдирает паутину с головы. – Скажи, что теперь винить меня не в чем.

Показалась серая бейсболка и воротник рубашки в крупную клетку. Испуганные блестящие глаза, щетина. Она понимает, что видела его раньше.

– Я не заслужил всего этого, – мужчина достает из кармана рубашки мятую пачку «балканской звезды» и вынимает из нее дешёвую китайскую зажигалку. – Конечно, я не снимаю с себя ответственности совсем.

Чиркает кремень, вспыхивает маленький огонек, и остатки паутины, скручиваясь, падают к его ногам.

– Мне надо было смотреть по сторонам, снизить скорость, но, черт побери, ты ведь жива, на тебе вообще ни царапины. Значит, все обошлось. Все просто замечательно. Разве нет?

Катя узнала его.

– Вы…

…На нее вновь надвигается радиаторная решетка, над которой, через покрытое грязными разводами стекло, видно удивленное лицо небритого водителя «Скании». Бейсболка сдвинута козырьком назад, из уголка рта торчит на половину выкуренная сигарета, глаза широко раскрыты… 

– …водитель. Управляли фургоном, который чуть не сбил Максима.

– Тихо… – шофер прикладывает к губам палец. – Слышишь?

Из темного угла за коробками и мешками опять раздается шуршание.

– Что это? – спрашивает она полушёпотом. – Там кто-то есть?

– Это либо крылья, либо лапы по полу скребут. Я понятие не имею что это. Никогда не видел ничего подобного. От одного вида этой твари можно обделаться.

– Твари? Той, что оплела вас паутиной?

– Ну. Ёпть. Последнее что я помню после того, как твой лживый пацан заманил меня сюда, – удар в спину, и толчок. Затем все, провал…

– Погодите, – она поднимает руку, чтобы прервать шофера, но он не обращает на ее жест никакого внимания.

– …Открываю глаза, а я уже весь оплетен липкой гадостью. Она же сидит напротив, что-то среднее между тараканом и комаром, размером с овчарку. Мерзкая отвратительная тварь. Огромные глаза как у мухи и длинный загнутый хобот-жало…

– Остановитесь, наконец! – она хватается за прутья, сожалея, что не может таким же образом схватить шофера за воротник рубашки и хорошенько его встряхнуть.

– …Боюсь, она не просто прячется, – окончательно выбравшись из кокона, водитель подходит к краю клетки, – она выжидает момент, чтобы сожрать меня.

– Вы сказали мой лживый пацан? Вы говорите о моем сыне?

– Да! О нем! Это все его рук дело! Он нацепил на себя отвратительную маску, думал, что я его не узнаю. Вынудив меня забраться в клетку, маленький говнюк запер дверь и сказал, что каждый должен искупить свою вину. Искупить вину, слышишь? Он кем себя возомнил? Богом? Кто дал ему право судить меня? Что я должен был делать, когда ты вылетела прямо под колеса? Он что-нибудь знает о времени реакции, о тормозном пути? Да я при всем желании не смог избежать столкновения с тобой. Скажи ему, что я не заслужил этого.

– Где он? Вы видели, куда он пошел?

– Каким образом? Я же потерял сознание. Но думаю, он где-то рядом.

– Макс! – кричит Катя, оглядываясь по сторонам. – Максим!

Но вокруг лишь пустые клетки, за которыми застывшими всполохами молний, бьющими сквозь землю из самой преисподней в низкие нависшие над головой багровые тучи, ветвятся голые кроны деревьев. Мертвые каштановые и красновато-коричневые кирпичные «хрущевки». Огромный, зловеще молчаливый, карминовый с серым колосс Дворца спорта «Взлет». Залитый кровавым дождем, более безмолвный, чем сама смерть, мир пуст и одинок. В нем нет никого кроме усталой потерянной женщины с выбивающимися из-под капюшона мокрыми слипшимися волосами и испуганного шофера.

Обступившая Екатерину тишина рассыпается миллионами осколков. В о


убрать рекламу







немевший мир врывается мелодия «Крейзи Фрог» из мультипликационного клипа про лягушонка с отчетливо выраженными первичными половыми признаками.

У нее перехватывает дыхание: эта мелодия стоит на звонке ее сына.

Пару лет назад она ему очень нравилась. Каждое утро, уходя в садик, он переключал телевизор на канал Bridge TV, где, в то время как раз шла программа «Baby Time». Набор мультипликационных клипов всегда был один и тот же на протяжении всех этих лет. И обязательно среди них присутствовал Crazy Frog. Максима невозможно было заставить собираться, пока не начинался этот клип, и только увидев своего любимого «лягушонка с пипиской», он, зевая, принимался надевать носки.

Она достает из сумочки смартфон и видит на экране фото сына.

– Где ты, мамочка, – слышит Катя, когда подносит телефон к уху.

– Я в зоопарке.

– Почему? Когда ты придешь?

– Я уже иду, мышь. Уже скоро. Скажи – это ты был на лестнице?

– На какой лестнице? Я все время был в своей комнате. Смотрел на дождь и ждал тебя. Но тебя все нет.

У нее сжалось сердце. Захотелось оказаться рядом с сыном и, обняв его, прижать к груди.

– Максим, уже скоро. Я уже рядом с домом.

– Я тут так давно. Кажется, целую вечность. Тут плохо и одиноко.

Ей показалось, что он сейчас расплачется.

– Сыночек, мама уже рядом, скоро мы увидимся.

– Правда?

– Правда-правда. Ты же знаешь, я никогда не обманываю своего мышонка.

– Но злой человек с бородкой как у чёрта он говорит, что это не так. Он говорит такие ужасные вещи. Я не хочу его слушать, пожалуйста, вернись.

– Оставайся. Оставайся дома! И никому не открывай! Я уже иду!

Она убирает телефон и оборачивается к шоферу.

– Вы ошибаетесь. Я только что говорила со своим сыном, он ждет меня дома. Так что запер вас тут не он. Он не мог хотя бы, потому что Максиму всего семь. Мальчик в жуткой красной маске это кто-то другой. Они похожи, я тоже приняла, его за сына.

– Хорошо. Ладно. Вероятно, это был не твой сын. Просто я постоянно думаю о нем. Сам не знаю почему. Он не выходил у меня из головы с того момента, как я проснулся. И это странно. Я бы понял, если бы это была ты, ведь сбил-то я тебя.

– Вы видели Макса потом? После того как… ну после ДТП? Он все говорит о каком-то человеке, мужчине с бородкой как у черта. Я просто боюсь, не похитили ли его?

– Я не помню. Помню, как столкнулся с тобой, как мне казалось, что твои мозги должны быть размазаны по капоту, и я выбрался из машины, чтобы посмотреть на то, что от тебя осталось. Меня трясло. Полагаю, это был шок. Я раньше никогда никого не сбивал. Только собаку однажды ночью. Выбрался, значит, или только подумал, что выбрался, и дальше все – провал. Не помню ничего до того, как очнулся за столиком кафе в компании трех пустых бутылок «Балтики». Полагаю, напугала ты меня со своим личинусом до усрачки, и я отправился в «Марсель» чтобы, нажравшись, снять стресс.

Она разворачивается и направляется к разрыву между фургонами.

– Эй, погоди! – вначале изумленно, а затем рассерженно кричит ей в спину шофер. – А как же я? Ты, что бросишь меня тут с этой тварью? Стой, говорю!

– Я не верю ни одному вашему слову, – отвечает Катя, не оборачиваясь. – Вы просто обычный алкаш.

Когда она отодвигает ограждение, запертый в клетке с надписью «Виновен» мужчина начинает кричать что-то нечленораздельное.

Она оборачивается и видит странное мохнатое существо. Оно вылезает из-за коробок и пакетов с мусором. Огромные полупрозрачные крылья с прожилками распрямляются. Тварь поднимается на задние ноги. С лихорадочно двигающихся жвал стекает сероватая слизь. Водитель сначала пытается протиснуться в щель между прутьями, но, когда понимает, что это ему не удастся, истошно вопя, вжимается в угол. Существо отводит передние конечности, приготовившись к удару, и затем, в один миг, прогнувшись, вонзает в живот мужчины тонкое длинное жало.

Катя закрывает глаза и, отворачиваясь, ускоряет шаг.

Все это сон. Это просто кошмар. А кошмары когда-нибудь кончаются. Когда-нибудь обязательно наступает утро, и ты просыпаешься. 

У нее нет сомнений в том, что она узнала это создание. Это не что иное, как обросшая мясом и хитином цветочная скульптура стерляди, присутствующей на гербе города. Та самая, в которой ее сын разглядел одно из своих персональных чудовищ – Стрекозомонстру.

И еще в одном у нее нет никаких сомнений. Она уверена, что видела едва колышущееся марево человеческой формы. Эфемерная фигура карлика, склонившись, наблюдала за муками обреченного шофера.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Здание, в одной из квартир которого, она провела последние несколько лет жизни, встречает ее темными окнами. Если бы дома могли умирать, то выглядели бы, несомненно, именно так. Посеревшая (в данном случае с кровавым оттенком) кожа, темные, почти черные провалы окон, в которых почему-то ничего не отражается – ни дома напротив, ни укрывшие небо сгустки туч, – распахнутые двери подъездов, как распахнутые в молчаливом крике беззубые рты. Да, именно так выглядят мертвые дома.

Двор залит кровавой водой. Она стоит лужицами на детской площадке, разлилась под скамейкой и разломанными качелями, даже внутри беседки у соседнего подъезда, где по вечерам любили собираться и «забивать козла» местные пенсионеры.

Катя поднимается на крыльцо. Инстинктивно открывает сумочку и вынимает из нее ключи, но потом замирает. В ключах нет необходимости. Правая створка дверей скрипит ржавыми петлями, покачиваясь как на ветру. Сломанный рычаг доводчика, безвольно провисает на шарнирах.

При всем желании она не смогла бы припомнить, когда такое случалось, чтобы в ее подъезд пускали кого угодно. Один из первых элитных городских домов построенный в начале нулевых всегда был лакомым куском для городских бомжей и попрошаек. Они так и норовили пробраться в него. Жильцам пришлось даже скинуться и посадить внизу охранника, чтобы он отваживал непрошеных гостей.

Тусклый свет с улицы просачивается внутрь и перед ней, из темноты, проступают четыре ступени и металлические поручни вдоль одной из стен.

Почему не горит лампа и почему пуста комната охранника? За что мы платим деньги?!  – мысленно возмущается Катя, проходя мимо небольшого помещения, где обычно в раскладывающемся кресле-кровати перед монитором компьютера сидел престарелый охранник.

Она поднимается на площадку первого этажа. Двери квартир выглядят странно. Все четыре перетянуты кожзаменителем и похожи на пупырчатые матрасы. Подобный подход к оформлению был популярен в прошлом веке во времена советского союза. Сейчас на входе в квартиры даже самые не имущие слои населения устанавливают металлические двери.

Должно быть, она попала в обезумевший темпоральный портал и ее кидает из одного прошлого в другое. Или какой-то идиот раздавил бабочку, и теперь ее настоящее непрерывно изменяется, пытаясь найти устойчивое состояние, и сбрасывая лишнее напряжение так же, как земля содрогается от серии землетрясений после сдвига тектонических плит.

Стены выглядят так, будто над ними поработал безумный, помешанный на всех оттенках красного последователь Джексона Поллока[5]. Кровавые кляксы, ржавые разводы, среди которых можно разглядеть пунцовые цветы с крупными лепестками и странные темно-бордовые извилистые линии – вот не полный перечень художественных элементов, примененных им.

Правее, в глубине площадки, шахта лифта. При ее приближении разрисованные ужасными безвкусными граффити и обклеенные вкладышами от жвачек двери расходятся в стороны.

Ее будто приглашают войти.

– Тут кто-нибудь есть? – спрашивает Катя, понимая, что сам по себе лифт не откроется, для этого необходимо нажать кнопку. – Эй!

Раньше, во времена ее детства, были такие лифты, которые можно было отправить с этажа на этаж пустыми, но в её доме изначально был установлен современный лифт с зеркалами, камерами наблюдения и пафосными кнопками под дерево.

Она прислушивается, ожидая ответа. Кажется, сверху раздаются частые удаляющиеся шаги – кто-то торопливо поднимается по лестнице. Вероятно – тот, кто вызвал лифт, но у кого не хватило терпения дождаться его прибытия. Кто-нибудь со второго или третьего этажа.

Но кроме шагов ей кажется, она слышит что-то еще.

Она вздрагивает, понимая, что это детский плач. Сдавленный, но протяжный он доносится с улицы через распахнутую дверь. От него в сосудах замерзает кровь. Он выворачивает наизнанку. Почему так? Почему, как только она слышит, плачущего ребенка ее сердце сжимается и ей кажется, что это ее сын? Это так проявляется долбанный материнский инстинкт? Так у всех мам или только у нее? Она никогда не интересовалась об этом у подруг и отчего-то ей кажется, что больше не поинтересуется.

Ноги сами несут ее прочь из подъезда. Это иррационально, но она не сможет успокоиться если не найдет плачущего малыша и не убедится, что это не Максим.

Да, это глупо,  соглашается она с самой собой, но мы всегда совершаем глупые вещи, когда речь идет о любимых людях. В конце концов, я почти уже пришла, пять минут это ничто, за пять минут ничего не изменится. 

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Оказавшись на крыльце, она понимает, что время опять остановилось. Рубиновые россыпи кровавых капель рассыпаны в воздухе. Поверхность огромной лужи на детской площадке сморщилась под порывом ветра и застыла, будто скованная космическим холодом. Весь мир – огромная ледяная скульптура. И ее тело – лишь часть его. Оно – часть скульптурной композиции.

Тело, но не сознание, ведущее счет своему собственному времени…

21… 22… 23… 103… 105… 

…бесконечно сбивающееся и начинающее заново отсчитывать однообразную вечность до тех пор, пока предметы и, кажется, даже бесцветный и прозрачный воздух вновь не раскрашиваются, не достававшими еще какие-то мгновения назад, цветами и оттенками.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Кровавая пелена, окутывавшая город, спала. На деревьях вновь зеленели листья, по небу проносились низкие тучи. Она выдохнула, и изо рта вырвалось мутное облачко багрового пара. Прощальный привет из параллельного мира, в котором она побывала.

От следующего вздоха закружилась голова. Пронзительно и дурманяще пахло зеленью и мокрой землей.

Приятные запахи реальности не шли ни в какое сравнение с медными и гнилостными запахами кровавого дождя.

Перед ней возвышался дом, в котором она жила. Он уже не выглядел мертвым как раньше, но всё ещё казался брошенным, подобно остальным строениям в городе. Окна больше не были похожи на черные дыры, – в стеклах отражалось и небо, и соседние здания.

Над крышей промелькнула молния. Раздался запоздалый раскат далекого грома.

В дали печально прокричала одинокая чайка, и у Кати замерло сердце. Это он, это тот самый звук – поняла она. То, что она слышала стоя внутри подъезда – не было плачем ребенка. Это был просто крик чайки.

Возле крыльца появились довольно массивные на вид новые скамейки.

Когда их успели поставить? Кажется, утром их еще не было. 

Она обернулась и ахнула, увидев, как и положено закрытую дверь. Подергала за ручку – запрета. Никаких сломанных доводчиков и выломанных кнопок на панели под табло с глазком камеры.

Вынув из кармана ключи, она прикоснулась к замку. Раздался писк и щелчок открывающегося затвора. Створка подалась в ее сторону.

Как только она вошла, сработал датчик движения, и яркий свет диодной лампочки осветил выкрашенные в салатовый цвет стены.

У меня была галлюцинация,  – решила Катя. – Все эти странности, кровавый дождь, шофер, оживший страх Максима в виде чудовища из глины и травы – ясно же, что ничего этого нет и не было. Мне надо обязательно показаться врачу. Обещаю, как только я разыщу Макса, и всё вернется в свое русло, я обязательно сделаю томографию мозга. Вдруг это опухоль?… Нет. Лучше не думать об этом. 

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Охранника на месте не оказалось, но в этом не было ничего необычного, учитывая, что в городе объявлена эвакуация. Наверняка он вместе со своей семьей и внуками уже едет к своим родственникам, проживавшим в Ярославле.

Кровавые разводы и сюрреалистические картины отсутствовали, стены были чистыми и салатовыми – такими, какими и положено быть стенам в ее подъезде. Двери квартир – обычными металлическими.

Лифт открылся сразу, как только она нажала на кнопку – сияющий чистотой и сверкающий блестящими ручками вдоль стен. Под потолком мигала красным огоньком крохотная камера.

Войдя внутрь, она по привычке первым делом посмотрелась в зеркало и не узнала себя.

Перед ней стояла не молодая успешная, женщина, а подросток-беженец из сербского села. Худое, если не сказать истощённое, тело скрывала огромная на пять-шесть размеров больше необходимого полицейская куртка. Средней длинны светлые волосы, намокнув, висели темными неопрятными прядями, из-под них испуганно выглядывали серые глаза с расширенными зрачками. На шее и щеке застыли кровавые разводы.

Катя откинула с лица волосы и оттерла следы багрового дождя с лица. Двери за ней закрылись.

Нажав на кнопку седьмого этажа, она расслабилась, понимая, что от родного дома и Максима ее уже не отделяет практически ничего. И как только они встретятся, всё изменится, всё вновь войдет в привычное русло.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Но спустя несколько секунд лифт, дернувшись, остановился. Мигнув, погас свет, и ее окутал удушающий кокон.

Тьма и тишина заключили Катю в свои объятия. Тьма и тишина – именно тот компост, на котором вырастают исключительно гигантские цветы страха, с жирными стеблями и резными листьями, гордость садовода. Первые ростки паники запустили свои корни в ее сознание.

Надо найти кнопку с вызовом диспетчера, подумала она. Вот только ответит ли ей кто-нибудь на том конце, ведь все жители города уже эвакуированы или ждут своей очереди в школах и больницах?

Протянув руку, Катя нащупала контрольную панель и принялась нажимать на все кнопки подряд.

– Эй, – прошептала женщина срывающимся голосом. – Меня кто-нибудь слышит? Я застряла. Вытащите меня!

Ответом по-прежнему была тягостная тишина, в которой отчетливо слышался неровный стук ее собственного сердца.

Глаза постепенно привыкали к отсутствию освещения, и она различила стены, контрольную панель на одной из них и створки дверей между которыми сочился тонкий ручеек мутного оранжевого света. Катя поднесла к нему руку, и пальцы, словно на самом деле окунулись в небольшой горный поток.

Екатерина не успела вскрикнуть, а кто-то уже притронулся к её ладони.

Прикосновение было мягким, но ее передёрнуло как от удара током. По всему телу пробежала судорожная волна, и она завопила так, как не орала никогда в жизни.

Катя вжалась в угол, в испуге выставив перед собой руки. В шаге от неё стояла высокая темная фигура. Черты лица, особенности одежды всё это было скрыто царящей в кабине лифта тьмой. Все что она могла различить – общие контуры.

Человек был выше нее, худощав.

– Кто ты! – закричала она. – Откуда?! Что тебе надо?!

Но он лишь стоял совершенно без движения и, казалось, пристально разглядывал ее. Катя лихорадочно соображала, что же ей делать. Броситься на него с кулаками, продолжать кричать? И то, и другое не имело смысла. Все варианты дальнейших действий, что приходили ей на ум, казались глупыми и бестолковыми.

Она смотрела на незнакомца, он смотрел на неё. Мгновения тянулись невообразимо долго, изматывающе, как срывающаяся с крана капля. Такая игра в «гляделки» была хуже, чем полуденный бег по Сахаре.

Женщина не выдержала первой.

– Что тебе надо? – спросила она. – Хочешь убить меня? Напугать? Изнасиловать? Давай быстрее покончим с этим.

Но незнакомец, не издав ни звука в ответ, всё так же стоял напротив нее молчаливой каменной скалой. Только медленно помотал головой. Или ей показалось. Как и то, что при этом его вид уже не настолько пугал, насколько вызывал жалость.

– Да, что ты, черт побери?! – крикнула Катя, попытавшись толкнуть его в грудь. Однако рука прошла сквозь тело человека, не встретив никакого сопротивления. Эфемерная сотканная воображением фигура медленно растаяла, растворившись в наполнявшей кабину лифта тьме.

В тот же момент вспыхнул яркий свет, и двери лифта распахнулись.

Она вылетела из него, испуганно озираясь.

Третий этаж.

Лучше оставшиеся этажи пройти ногами, решила она, поглядывая на сверкающую внутренность лифта.

Поднявшись на один пролет, она увидела, как прямо на нее, прыгая через ступеньки, катится синий светящийся каучуковый ёжик. После каждого удара об пол игрушка ярко вспыхивала, и становилась похожа на маленькую звезду, сорвавшуюся с небосвода. Когда ёжик подкатился к ногам женщины, его свечение заметно ослабло, а когда та взяла его в руки, погасло вовсе.

Податливые шипы прогнулись под пальцами. Ощущение показалось безумно знакомым. Была ли у Макса в детстве подобная игрушка? Она не могла ответить с полной определенностью. В голове крутились только странные смутные образы.

Приклеенные, сведённые в кучу, глаза удивлено разглядывали узор линий на ее ладони. Еж хиромант был шокирован поворотами линий судьбы и жизни?

– Вот даже этот ёж обалдел от увиденного, – сказала она себе, подбрасывая его на руке. – Обалдевший ёжик.

При этих словах у неё перехватило дыхание. Катя уже переживала это. Она уже держала в руках резинового светящегося ежа и называла его обалдевшим. Но когда? При каких обстоятельствах?

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Они собрались на прогулку. Максим, которому совсем недавно исполнилось три года, одетый в теплую меховую куртку, и похожий на маленького медвежонка, вошел в лифт первым. Из руки в руку он перекладывал синего резинового ежика, который при этом ярко светился.

Максим взял игрушку за длинную резинку, приставил ее к носу и, смеясь, объявил.

– Ма, смотри, – сопелька… Сопелька-фонарик…

Катя улыбнулась в ответ и, уже заходя за ним следом, вспомнила, что оставила включенным утюг.

– О, боже, рыбка, – обратилась она к сыну, – Подожди, мама сейчас…

Чуть ли не бегом вернувшись в квартиру, женщина выключила прибор из розетки и проверила газ на кухне.

Когда она вновь стояла в дверях, намереваясь закрыть замок ее, перехватил звонок мобильного.

Это была Анастасия, подруга юности, звонившая чтобы, рыдая, объявить, о том, что от нее ушел парень, с которым она встречалась с переменным успехом на протяжении последних двух лет.

Катя пребывала в уверенности, что разговор у них состоялся до неприличия короткий. Событие, конечно, было неприятным, но явно не из тех, на которые можно тратить свое бесценное время. На что рассчитывала её подруга, она не особо понимала, – с самого начала было ясно, что этот Павлик при первой же возможности скинет Настю как ненужный балласт, несмотря на все её занятия фитнесом и грудь третьего размера.

Быстро попрощавшись с подругой, пообещав перезвонить той, как только появится возможность, она, не торопясь, закрыла входную дверь.

– Ну, пойдем, – сообщила она Максу, оборачиваясь и убирая ключи в карман.

Но улыбка, адресованная сыну, медленно исчезла с её лица. Лестничная площадка была пуста. Макса за её спиной не было. Она решила, что он, не став дожидаться своей матери-копуши, пошел на прогулку самостоятельно.

Первоначальное изумление сменилось страхом за него.

Но когда перед ней разошлись двери лифта, страх в свою очередь оказался вытеснен ужасом.

Она увидела прижавшегося к стене и держащего в руках светящегося ежика Максима. Осознание произошедшего чуть не лишило её чувств. Она прижала сына к себе, вытерла несколько слезинок с его щек.

– Ты как, дурачок? – прошептала женщина, поцеловав его. – Ты что же не вышел?

Естественно, Максим не мог ответить на эти вопросы, вместо этого он просто объявил.

– Так страшно было… Я прям обалдел… Если б не ёжик я бы помер…

– Ёжик тоже обалдевший, мышь, – Катя опять обняла сына. Затем щелкнула по носу сначала игрушку потом Макса. – Вон как глаза свои выпучил.

– Обалдевший ёжик, – улыбнулся Максим.

– Именно. И если он спас тебя от темноты и обитающих в ней чудовищ я разрешаю тебе сегодня спать с ним.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Не желая расставаться с резиновым ёжиком, она убрала его в сумочку. У нее возникла убежденность, находясь рядом с ней, игрушка своим присутствием не позволит ей больше оставить сына в лифте и после забыть об этом, вычеркнуть из памяти, так будто ничего не было. И, кроме того, она просто не могла взять и выбросить ее. Как не смогла выкинуть бумажный флажок, найденный в песочнице.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Поднимаясь по лестнице, она не могла пройти мимо «стены поэзии». Так она называла участок между пятым и шестым этажами, где, вместо привычного сейчас в спальных районах доморощенного граффити, можно было обнаружить тексты песен популярных среди подростков рок-групп и дворовый фольклор, в меру приправленный словами, которые в книгах обычно принято заменять многоточием.

Но эта стена поэзии, оставаясь, по сути, тем, чем ей и надлежало быть, изменилась по содержанию. На ней больше не было песен и стихов о любви подростков, о несчастной собаке, не было и изображения сердца пробитого стрелой амура. Катя очень хорошо помнила его – искусно нарисованное, оно выглядело объемным, будто выпирающим из стены.

Все это заменили грубые порнографические рисунки и никогда не слышанные ей раньше стихи.

Рисунки были подробными, вульгарными, и отнюдь не детскими. Их скорее бы нарисовал престарелый озабоченный импотент, чем подросток. Подростки с их гиперсексуальностью даже представить не могли всей изображенной тут гадости. Такие рисунки могли бы принадлежать кисти Сальвадора Дали, если бы он принялся иллюстрировать Playboy.

Ее взгляд пробежал по кривым строчкам.


Я – кукла-вуду 
Плакать не буду 
И запомни 
Я ничего не забуду 

Она не слышала раньше такой песни и не замечала этого текста на «стене поэзии». Было в нем что-то зловещее, перекликающееся с ее ощущениями. Правее текста была нарисована голова вороны, скрытая капюшоном. Рисунок напоминал изображение чумного доктора со средневековых гравюр. Только клюв был длиннее и не загнут к низу.

Ниже было еще несколько десятков строк. Она прочитала окончание.


Как только отойдут 
красные воды, 
найдутся всем куклы Вуду 
и кукловоды. 
Сеанс иглотерапии 
идёт покуда 
есть в зеркале кукловод или 
кукла Вуду .

У неё появилось огромное искушение связать между собой природный феномен, свидетелем которого она стала, и текст никогда не слышанной ранее песни. Будто все происходило не просто так, а по сценарию загадочного кукловода. Любое событие, любое слово или ощущение несло в себе смысл и увязывалось с придуманным им сюжетом. Ее сознание, как и сознание любого человека, стремясь найти закономерность в совпадениях, обнаруживало скрытый смысл там, где его не было и верило, что всякое ружье, рукой сценариста повешенное на стену, к финалу обязательно отыщет свою жертву.

Упомянутые в стихах «красные воды» и кровавый дождь и были той самой скрытой закономерностью, теми самыми ружьем и жертвой. Ей показалось, этот текст появился на стене не просто так. Это было тайное послание от Максима или его ангела-хранителя. А может от добрых серых человечков. Кто-то из них оставил его, потому что знал, что ей предстоит попасть под кровавый дождь и значит она, в отличие от «них » – похитителей, агентов ФСБ, демонов или сонма чужих – поймет скрывающийся в нем смысл.

Забравшись на седьмой этаж и переводя дыхание, она подошла к дверям своей квартиры. Это была единственная дверь с высокой степенью взломостойкости, сделанная из легированной стали толщиной шесть миллиметров, с укреплённым замком, выдерживающим прямое попадание из огнестрельного оружия. На нее был наклеен номерок с пальмой.

Трясущимися руками Катя попыталась вставить ключ в замочную скважину, но у неё ничего не вышло. Выдохнув, попробовала ещё раз, но ключ, входя на половину, каждый раз во что-то упирался.

Наверняка, это детские проказы. Когда ей было шесть, она сама любила забивать отверстия замков в дверях соседей обломками спичек, чтобы потом наблюдать как они, чертыхаясь и матерясь, пытаются попасть в свою квартиру.

Разозлившись, она принялась крутить ключ, стараясь протолкнуть его, несмотря на сопротивление, и тут из-за двери донесся женский голос.

– Уходите! Я уже вызвала полицию!

В испуге отскочив от дверей, Катя выронила ключи. Они звякнули о бетонный пол и скатились на пару ступенек вниз по лестнице. Поднимая их, она услышала, что изнутри квартиры кто-то щелкает замком.

Вероятно, это те о ком ее предупреждал Максим. Это целая банда кинднеперов. Они смогли обманом вынудить его открыть дверь, и затем…

Только бы они ничего с ним не сделали, только бы не причиняли ему боль! 

– Кто вы?! Что вы делаете в моей квартире?! – закричала она, схватившись за ручку и принявшись дергать её из стороны в сторону.

– В вашей?! Что за неслыханная наглость! Это наша квартира! Мы живем тут уже четырнадцать лет! – голос определенно принадлежал молодой женщине или девушке. Кате она представилась в виде невесты Сунни Тодда из фильма про демона-парикмахера с Флит-стрит – черные всклокоченные волосы, глубокие тени под глазами, пирсинг в губе и на носу, – женщина, которая силой и обманом проникла в ее квартиру, обязана быть сатанисткой, наркоманкой и подругой антихриста.

Сквозь дверь донёсся мальчишеский голос.

– Ма, ты где?!

– Я здесь, рыбка! – закричала Катя. – Мама пришла! Я спасу тебя! Не бойся!

Колотить в дверь и пытаться ее взломать было бесполезно. Оставалась призрачная надежда на соседей (которых, судя по всему, в доме уже не осталось), и на то, что всё же ей удастся открыть замок. Катя снова вставила ключ в скважину, и в этот раз он легко вошел в нее, но совершенно отказывался вращаться.

– Сейчас, мышь, сейчас. Мама уже рядом, – сбивчиво бормотала она сквозь неровное дыхание. – Мама никому не даст тебя в обиду. Подожди минутку. Сейчас, сейчас…

– Уйдите, – раздалось в ответ. – Вы пугаете Андрюшу.

– Это вы, – завизжала Катя и со всей силы стукнула кулаками в дверь. – Это вы уйдите из моего дома! Как вы там оказались?! Почему вы называете Макса Андрюшей. Максим я тут! Я тебя освобожу!

Катя уткнулась лбом в холодный металл, стараясь успокоиться и привести в порядок мысли.

– Мама, кто эта тётя? – донёсся до неё голос ребенка. – Почему она так кричит?

– Тётя сошла с ума, – ответила женщина с той стороны дверей. – Не бойся, родной. Мама уже вызвала милицию.

На Екатерину внезапно навалилась совершенно невыносимая усталость.

– Макс, – прошептала она и обессиленно опустилась рядом с дверями. – Где ты сынок? Что происходит?

Она обхватила голову руками.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Двери лифта распахнулись, и на площадке показался огромный полицейский, которого она не могла не узнать.

– Рустам! – она бросилась к нему на встречу, но остановилась на полпути, не заметив ожидаемой ответной реакции со стороны молодого человека.

– И почему я не удивлен? – полицейский смотрел на нее холодно и о


убрать рекламу







тстранённо, при его огромном росте взгляд свысока получался у него превосходно. – Как только я услышал о том, что безумная женщина пытается проникнуть в чужую квартиру, я сразу подумал, что это вы.

– Нет, послушайте, – Катя схватила его за руку. – Это моя квартира. А те, там, внутри – они захватили в заложники Максима и не пускают меня.

– Разберемся, – отведя от нее взгляд, ответил полицейский

Он подошел к дверям.

После его звонка дверь сразу распахнулась.

На пороге стояла молодая женщина, невысокого роста, брюнетка. Большие черные глаза испугано изучали Екатерину. В ее облике не было практически ничего схожего с Хеленой Картер или с безумной сатанисткой. У нее за спиной прятался мальчик в клетчатых шортах.

И это был не Макс.

Русые всклокоченные волосы, карие глаза, веснушки на длинном носу – даже слепой не смог бы перепутать его с Максимом.

– Как хорошо, что вы приехали так быстро, – брюнетка показала на Катю. – Она пыталась открыть нашу дверь. Я выходила с кухни, когда услышала, что кто-то ковыряется в замке и, посмотрев глазок, увидела ее. Вначале я подумала, – это вор и позвонила в «02», но потом эта девушка начала нести всякий бред… Кажется она – того – спятила…

– Разберемся, – опять ответил Рустам. Он должно быть в детстве хорошо усвоил, что краткость – сестра таланта, но забыл, что повторенье – мать ученья.

Катя разглядывала коридор своей квартиры и не узнавала его. Мало того, что эта мошенница, проникнув в ее квартиру, за пару часов поменяла всю мебель, она также успела сделать ремонт, переклеив обои и заменив ламинат.

Ты сама-то веришь в это? Объяснишь, как такое возможно?  – раздался высокий и неприятный голос. Она скосила глаза и увидела колышущийся полупрозрачный силуэт у лестницы. Карлик стоял, опираясь о поручень перил.

Катя посмотрела на Рустама, затем перевела взгляд на женщину. Слышат ли они его? Или он – плод только ее воображения?

– Для начала я хочу, чтобы вы все представили мне документы, – произнес полицейский, как ни в чем не бывало.

– Андрей сбегай в комнату, принеси со стола мамин паспорт, – сказала женщина, обращаясь к ребенку, и тот мгновенно исчез в тени коридора.

Бедная, ты совсем запуталась, –  засмеялся карлик. – Ты уже не знаешь, что правда, а что ложь. Жаль мне тебя. 

Вернувшись, мальчик протянул документ Рустаму.

– Спасибо, – полицейский быстро пролистал его и вернул женщине.

Катя выдохнула и прикрыла глаза, – кроме нее никто не видел и не слышал карлика. Она не знала радоваться или огорчаться этому факту.

– А, где ваши документы? – обратился к ней Рустам.

– Ну, вы же знаете… – начала было Катя. – Я…

– Нет, не знаю, – прервал он ее. – Всё что я знаю, – это то, что документов у вас при себе нет, но вы уверяете, что живете именно в этом доме, в этой квартире. Вы пытаетесь проникнуть в нее, заявляя, что она принадлежит вам? При том, что ключ явно не от нее, так? Идем дальше… Я, проживший в этом районе почти десять лет, знаю каждого местного бомжа и знаком с любой дворнягой. Но я не помню вас. Вам не кажется, что кто-то из нас заблуждается? И, судя по количеству голосов (двое – нет, даже трое – против одного), заблуждаетесь именно вы?

– Да… – Катя опустила голову. Она уже догадалась, куда он клонит.

Осознание безумцем, того, кем он является, принятие им факта собственной безумности – это шаг к излечению,  – изрек карлик.

Нет, я не сошла с ума, – подумала Катя. – У всего этого должно быть другое простое объяснение.

Давай, попытайся придумать, я дам тебе вечность на это, –  по голосу она чувствовала, карлик усмехается. – И таки-да представляешь, я могу читать твои мысли, как и любая галлюцинация психопата. Я же существую исключительно в твоем больном сознании. И благодаря ему. 

Всё, замолчи! – мысленно прикрикнула на него Катя. – Я не хочу больше слышать тебя!

– Позвольте, – Рустам опять взял в руки паспорт женщины и, открыв его на странице с регистрацией, поднес к лицу Кати. – Прочитайте, что вы тут видите…

– Да… я вижу… – из глаз Екатерины потекли слезы. – И я ничего не понимаю. Пожалуйста, простите меня. Я никого не хотела напугать. Но где тогда мой сын, где мой дом?

– Вот это нам и предстоит узнать, – ответил Рустам. – Мне придется задержать вас для выяснения личности и определения степени достоверности той истории, которую вы недавно мне поведали.

– Не будьте к ней очень строги, – сказала брюнетка в дверях ее квартиры. – У нее просто не все дома .

Катюша, ты даже не представляешь насколько она права,  – карлик отошел к стене. Правую руку он поднес к лицу, и, поскольку он представлялся ей лишь чуть более материальным, чем летнее марево, она не смогла разобрать для чего. Могло показаться, что он вытирает слезы. Но отчего-то она была уверена, что именно в этот момент, прислонившись к стене и смотря на нее мутным не видящим взглядом, он как маленький испуганный мальчик грызёт ногти.

Так же, как когда-то делал ее собственный сын. 

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Она опять оказалась в патрульной машине и снова вытирала сопливый нос и слёзы одноразовыми салфетками из бардачка.

Где она? Где Макс? Куда идти теперь? Где искать сына? Как в ее квартире могут жить чужие люди?

Она была совершенно раздавлена. Слишком много вопросов. И ни одного ответа.

Катя прикусила нижнюю губу, но это не помогло, и она заревела в полный голос.

– Бред, какой бред, – пробормотала она, громко высморкавшись.

Дверь со стороны водителя открылась. Пригибая голову, Рустам сел за руль. Набрав полную грудь воздуха, и задержав дыхание, Катя отвернулась от него, делая вид, что смотрит в окно.

Автомобиль медленно двинулся вперёд, и она потянулась за ремнём безопасности. Рустам, увидев это, ухмыльнулся.

– Бросьте, – произнес он. – Можете не пристёгиваться. Ну конечно если не доверяете мне как водителю, то, пожалуйста.

– А, вам можно доверять? – ответила она. – Вы же мне не доверяете?

– Даже так? А вы, можете быть язвительной, – «форд» неторопливо вывернул с подъездной дороги на главную, и Рустам, переключив передачу, надавил на педаль газа. Автомобиль бесшумно рванулся вперед, разбрызгивая по сторонам фонтаны грязной воды.

– В ситуации, в которой мы оказались, есть и свои положительные стороны, – произнес полицейский после минутного молчания. – Можно превышать скорость, проезжать по лужам, не боясь забрызгать пешеходов, и даже не обращать внимания на красный свет светофоров.

В подтверждение своих слов он разогнал форд до сотни километров в час и перестал притормаживать на перекрестках.

– Ну и к вопросу о доверии, – на долю секунды он повернулся к ней, отвлёкшись от дороги. – Куртка как? Не промокает? Теплая?

– Да, спасибо, – буркнула женщина, низко опустив голову и разглядывая свои посеревшие мокрые кроссовки.

– Думаете, я бы дал ее, если бы вам не доверял? – он стал медленно сбрасывать скорость.

– Думаю, это ваша работа, вы – полицейский.

– Отчасти, – да, – согласился Рустам. Форд прижался к обочине и теперь ехал со скоростью пешехода. – Но также это доверие. Я вам не поверил. Но доверился. Вера и доверие – слова, обозначающие разные понятия. Доверять – значит не видеть в субъекте доверия врага.

– Спасибо за то, что растолковали, – она посмотрела в окно сквозь запотевшее, покрытое каплями дождя стекло и про себя добавила, – но в следующий раз я воспользуюсь словарем .

– Не за что, – он свернул в узкий переулок и стал петлять между обветшалых старых домов. – Я просто пытаюсь донести до вас, что несмотря на то, что я не верю не единому вашему слову, я вам доверяю. Я не вижу в вас врага и не думаю, что вы способны на агрессивный или злой поступок. Может если только припереть вас к стенке. Знаете, каждый из нас, полицейских, ведь обязан быть еще немного физиономистом и психологом. Нам даже проводят специальные курсы, где рассказывают, как определить террориста, преступника или просто человека, планирующего совершить противоправный поступок.

– То есть я частично реабилитирована? – с того момента как они сели в машину Катя впервые посмотрела на него.

– Я вас и не обвинял ни в чём, – произнес полицейский. – Кроме лжи. Вероятно, даже не преднамеренной. Вероятно, даже той, в которую вы сами верите.

– Иными словами вы считаете меня чокнутой, – она приоткрыла бардачок и убрала в него очередную использованную салфетку. – Тихо помешанной безобидной городской сумасшедшей?

Пакет с чистыми салфетками в бардачке стремительно худел, в то время как кучка из скомканных и влажных только увеличивалась в размерах.

– Ну не совсем так, – ответил Рустам. – Я думаю, вы испытали шок, какое-то психологическое потрясение. Может это действительно последствие аварии, в которую вы попали. Но в вашем рассказе слишком много несовпадений и странностей. Иногда мне кажется, что вы о чём-то умалчиваете. Иногда, что вы выдаете себя совсем не за того человека, которым являетесь на самом деле. Специально ли это, с умыслом? Думаю, что нет.

Они проехали мимо разрушенного здания девятнадцатого века, которое уже давно обещали реставрировать и открыть в нём гостиницу международного уровня. На карнизе под фронтоном выросла небольшая берёза, крыша зияла дырами с торчащими гнилыми перекрытиями. Сквозь оконные проемы на первом этаже чернели сырые покрытые плесенью стены, а на верхнем этаже проглядывало серое небо.

«Если признать, что карлик прав, и я сошла с ума, – подумала Катя, – это вполне всё объясняет. Всё это галлюцинация, а в реальности я пребываю в палате для умалишенных».

Она подумала, что Рустам ждал от неё ответа, но у нее не было желания что-либо говорить. Он озвучил её собственные сомнения на свой счет. Конечно, сделал он это вполне деликатно и обтекаемо, но главный посыл от этого не менялся.

Эй, карлик, где ты?  – обратилась Екатерина к своему невидимому собеседнику. – Я согласна признать себя сумасшедшей, только отведи меня к Максу… Эй, алло? 

Но карлик не появился.

– Спасибо за откровенность, – наконец пробормотала Катя.

– Не стоит благодарностей. Если честно вы сразу показались мне подозрительной. Вы уверяли, что жили в моем районе. Однако при всем желании я не смог вспомнить ни вас, ни вашего сына. Кстати, я видел у вас сотовый, наверняка, у вас там есть его фотографии. Можете показать? Всякое может быть. Вдруг я всё-таки его вспомню.

– Конечно, – Катя нашла на смартфоне фотографии сына и протянула ему.

Рустам одной рукой вел автомобиль, а другой листал фотографии. Их было немного, чуть более двадцати и все сделаны в последние полгода. Большинство фотографий она по старинке держала на своем компьютере.

– Не знаю почему, но мне все ваши фотки кажутся такими антикварными? Это из-за фильтров что ли?

– Понятия не имею о чем вы, – пожала Катя плечами.

– Ладно, – Рустам вернул ей телефон. – Найдем вашего парня.

«Форд» пересек проспект Революции и свернул в очередной переулок старого города. Серые шлакоблочные дома, темные, вымокшие под дождем, деревянные дома: в облике каждого из них была одна общая деталь – они будто были пропитаны безысходностью и одиночеством.

– Наш город нынче можно переименовывать, вам не кажется? – спросила она Рустама. – Например, в Безнадегу.

– Кинга читали? – полицейский понимающе кивнул.

– Да. В детстве. Тиховодску теперь это название больше… – Катя замолчала, до нее дошло, что она не к месту вспомнила этот роман.

– Извините, я ни на что не хотела намекать, – произнесла она и задумалась над тем, где он ее пристрелит, – здесь или сначала выведет из машины, чтобы не пачкать обивку салона.

– А именно на то, что я тоже полицейский, как и спятивший коп из Безнадеги? – Рустам усмехнулся. – Бросьте. Я даже не подумал об этом. Внешний вид нашего городка затмевает все остальные эмоции. От него у меня, как и у вас, мороз по коже. Думаю, в первую очередь так влияет отсутствие людей на улицах. Не город, а просто мечта социофоба.

– Может, стоило бы ехать по центральным улицам? – спросила Катя. – Там торговые центры и офисы, они выглядят более жизнерадостно, и не было бы такого ощущения подавленности.

– Может и стоило, – кивнул Рустам. – Но центр города, если помните, находится в низине, и весь затоплен из-за разлива рек. Вы бы видели, насколько уровень воды в Волге поднялся. Мне машину жалко, это не катер, плавать не умеет. Мы проедем через старый город, без необходимости делать крюк вдоль реки по затопленной развилке.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Вывернув на Крестовую из очередного безымянного переулка, «форд» медленно подъехал к мосту и остановился у обочины. Разлившаяся река казалась бесконечной. Противоположный берег терялся в дождливом мареве. Темная речная вода затопила проезжую часть.

На средине моста поперек полос и практически во всю его ширину лежала опрокинутая фура.

– Вот же черт, – произнес Рустам, глуша двигатель.

Какое-то время они сидели молча. Полицейский, барабаня пальцами по рулевому колесу, о чем-то сосредоточенно размышлял. Она, зажмурив глаза, боролась с овладевшим ей отчаяньем.

– Вы сможете просто посидеть тут? – наконец обратился к ней Рустам. – Мне придется выйти. Вариантов нет, надо посмотреть, что случилось, оказать помощь, если необходимо, и выяснить можно ли это объехать. Если не удастся, поедем по окружной.

– Конечно, куда мне еще идти, в моей ситуации? – произнесла она.

– Это точно. Вы должно быть сами заинтересованы в том, чтобы мы как можно быстрее добрались до конторы. Там я смогу поискать вас в базе и попытаться установить личность. Сделаю несколько запросов, если связь появится. А потом я доставлю вас в Сосновый Бор. В городе только два района, могут избежать подтопления – Скоморохова Гора и Сосновый Бор.

– Впервые слышу о таком районе, как Сосновый Бор, – Катя не сумела скрыть удивление. – Это на левом берегу Волги? Там же просто с десяток коттеджей и пара улиц. А еще там психдиспансер кажется.

– Ну, после таких слов, определенно мне следует отправить вас именно туда. Ничего не бойтесь. Там тоже может быть развернут центр эвакуации, но самое главное – там работает один мой хороший знакомый. Он за вами присмотрит. Тем более, такие, как вы – это по его специализации.

Рустам улыбнулся и вышел, хлопнув дверью.

Дворники со скрипом проползли по лобовому стеклу и замерли. Бисеринки мороси тут же покрыли поверхность стекла, искажая действительность с той стороны автомобиля. Катя смотрела на искривленный силуэт Рустама, на фоне опрокинутой фуры Volvo и думала над его словами.

…Такие, как вы – это по его специализации… 

Какие такие? Уж не намек ли это? Не было ли в его голосе сарказма и скрытого желания уязвить ее? Сомнительно. Он выглядел довольно открытым и добродушным.

Она вспомнила, жуткие истории, бесконечно повторяемые по телевизору, о продажных ментах крышующих бордели и рыночных торговцев. Может ли Рустам быть одним из им подобных? Что ей делать, если этот его знакомый окажется обычным сутенером, предпочитающим блондинок?

Нет. К черту все эти беспочвенные страхи, решила она.

…Такие, как вы – это по его специализации… 

Вспомнились и другие телевизионные передачи – об экстрасенсах, привлекаемых полицией для поиска пропавших людей. Это конечно из области фантастики, но если подумать, то фантастичного в этом не больше, чем, очнувшись в ином и странном мире, обнаружить, что в твоей квартире живут другие люди.

В крайнем случае, его знакомый будет «мозгоправом», успокоила она себя. Это не страшно. Нейролептики внутривенно, в частности 100 миллиграммов аминазина, и всю оставшуюся жизнь блаженная улыбка не сойдет с её лица.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Почувствовав, как что-то зашевелилось под курткой, и принялось карабкаться вверх по правой груди, Катя подскочила от испуга.

– Черт! – вскрикнула она и отвернула край, ожидая увидеть ползущего по ней очередного монстра, – сколопендру или гигантского скорпиона с ядом, сочащимся и капающим с острого жала.

Но вместо звука скрежещущих жвал и шуршания когтистых конечностей об подкладку, она услышала мелодию «Крейзи Фрог» и вспомнила о мобильном телефоне.

Когда Рустам, закончив разглядывать немногочисленные фотографии, вернул его, она по инерции убрала сотовый во внутренний карман, и совершенно забыла об этом.

Катя, расстегнула молнию и нащупала смартфон.

…драм… драм… драм-ба-ба-бэззззз…  – пропел под ладонью лягушонок голосом сломанной игрушки.

У нее перехватило дыхание.

Она достала телефон и трясущейся рукой поднесла к уху.

Из него не доносилось ничего кроме далекого шипения и потрескивания.

– Максим? – спросила она шепотом, опасаясь, что ее может услышать Рустам, разглядывающий преградившую им дорогу фуру.

В ответ раздался звук похожий на всхлип.

– Максим? Это ты? – произнесла она уже в полный голос. На том конце всхлипнули уже более отчетливо.

…Мамуль… 

Ей показалось или она это действительно услышала? Голос был очень слаб и тих.

– Алло! Макс! Где ты?! Макс! Ответь мне, сынок!

Раздался короткий гудок, и затем она услышала своего ребенка.

– Мамочка, ну где же ты? Я так ждал тебя!

– Я уже иду, мышь. Мама найдет тебя.

Катя прижала трубку к самому уху, схватив телефон обеими руками, так словно это был сам Максим, и она прижимала его к себе, чтобы уберечь от всех грозящих ему неприятностей и напастей.

– У тебя все нормально? – спросила она. – Объясни, как мне тебя найти? Можешь сказать, где ты находишься?

– Я в нашем секретном месте, – голос Максима с каждым словом становился тише, будто отдаляясь от нее. – Помнишь его? Я тут не…

Его голос прервался, но потом появился вновь.

– …поторопись, мам…

Конечно, Катя помнила их секретное место – беседку на берегу Волги. Она сама предложила ему считать ее их тайным укрытием, когда вовремя прогулки они оказались, застигнуты внезапным ливнем.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Летом в Тиховодске, из-за близости водохранилища погода часто непредсказуема. Скоротечные дожди возникают словно из ниоткуда, и так же внезапно прекращаются. Так и в тот раз, подняв с асфальта обертки от мороженного и пакетики от чипсов, неожиданно подул сильный ветер. Мгновенно потемневшее небо после краткого всполоха молнии, громыхнуло раскатом близкого грома.

Максиму шел третий год. Он начал проявлять интерес к всевозможным устройствам, почти каждый поход в магазин заканчивался для нее приобретением очередного конструктора. По вечерам он заставлял ее играть вместе с ним в упрощенный вариант игры «города», – нужно было называть слова, начинающиеся с той буквы, на которую заканчивалось предыдущее слово. Иногда он при этом настолько «входил в раж», что повышал голос чуть ли не до крика, заявляя, что очередного неудобного для него слова не существует, и обвинял ее в том, что она сама только что выдумала его. Как правило, после этого он сам начинал выдумывать свои собственные слова. Например, «улицейский » или «детоед ». Первый как не сложно догадаться был патрульным полицейским, а вторым оказалось еще одно персональное чудовище ее сына. Выглядело оно как огромный клоун в цилиндре. Максим объяснил это так, – детоеду  требовалось усыплять внимание детей, которые были его единственной пищей и поэтому он выглядел большим и добрым.

Иногда Максим доводил ее до состояния белого каления, проснувшимся в нем нигилизмом и упрямством. Ей казалось, что часто он делает все назло и наперекор ей, – например, называет грушу – игрушей, а сыр – маслом. На каждое ее «да», у него находилось одно упертое и непробиваемое «нет».

Но все-таки это было крайне редко. В основном Максим был некапризным и ласковым ребенком.

Так же и в тот день.

Они хорошо погуляли: посидели в кафе-мороженом, где Катя потрепалась с подругами, побрызгали друг друга водой из городских фонтанов, съели по хот-догу и покормили голубей остатками булок. И уже возвращаясь домой, попали под ливень.

Чтобы не вымокнуть и укрыться от отвесных и даже болезненных струй, они забежали под крышу недавно отреставрированной белокаменной беседки-ротонды. С нее открывался замечательный вид на всю набережную Волги. В народе ее называли «беседкой влюбленных», – по ночам тут всегда затиралась какая-нибудь парочка. Можно даже было сказать, что после того, как на город опускались сумерки к этой беседке выстраивалась длинная очередь.

В беседке кроме них никого не оказалось. Максим попросил поставить его на парапет и, оказавшись на нем, выставил ладонь под льющую с козырька воду.

– Это будет наше секретное место, да малыш? – сказала она, придерживая его за торс.

– А в нем будет магия?.. – спросил Максим. – Ну как в палочке у Гари Поттера?..

– Конечно, – месяц назад она начала читать ему перед сном первую книгу из серии «про мальчика, который выжил» и она ему очень понравилась. Чтение про приключения Гари Поттера, Рона и Гермиону – превратилось в их ежевечерний ритуал.

– Это хорошо… Детоед  не сможет нас тут достать…

– Конечно, не сможет, Максим, – уверила она его.

– Главное никому не говори, что в нашем секретном месте есть магия, – он очень серьезно посмотрел на нее. – Если ты скажешь кому-нибудь, то место перестанет быть секретным и магия исчезнет. А тогда детоед  сможет до нас добраться…

– Если он попробует, я щелкну его по носу, – попыталась пошутить Катя.

– Нет, – Максим печально покачал головой. – Если бы все было так просто… Лучше тебе не сталкиваться с детоедом  один на один…

13

 Сделать закладку на этом месте книги

– Я ничего не понимаю, а он все говорит и говорит… – голос сына уже был на грани слышимости, тонул в шорохах и скрипах. – Такие страшные вещи… Почему все не может быть так же, как было раньше? Почему я должен слушать его? Почему я не могу вернуться домой?.. Когда же ты придёшь и заберешь меня…?

Раздались короткие гудки. Она отняла телефон от уха и посмотрела на экран.

«Вызов прерван»,  – было написано на нем под фотографией сына.

Катя убрала телефон обратно во внутренний карман и поискала взглядом гигантскую фигуру полицейского. Рустама уже не было. Он скрылся за фурой. Это было к лучшему. Он ей ничем не сможет помочь. Нынче каждый сам за себя.

Часть вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

То, что принимаем за приведение или полтергейст на самом деле – лишь осколок бессознательной части нашей психики, обретший самосознание. Это осколок того, что Фрейд назвал «das Es», «Ид» или «Оно». 

Один из вариантов объяснений феномена привидений (в терминологии Гроддека и Фрейда)

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Выскользнув из машины, Катя, пригибаясь к земле, кинулась к первому, оказавшемуся по близости узкому проулку. Перепрыгнув через широкий поток, несущийся вдоль обочины проезжей части, и завернув за рекламный пилон на автобусной остановке, она оглянулась.

Над рекой появился густой туман. Он уже частично скрыл мост и лежащую поперек него фуру. Медленно струясь, подобно дымовой завесе или низко опустившемуся облаку, туман надвигался на берег. Его приближение было едва уловимым, и в то же время в нем чувствовалась некая фатальность. Со спокойной неотвратимостью он поглощал все, что попадалось ему на пути. Прямо на ее глазах исчез огромный ствол дерева, несущийся вниз по течению реки.

Дерево подбрасывало и раскачивало на волнах. Сначала его нижняя часть, словно утонула в белой океанской пене, а затем медленно за несколько секунд в молочной взвеси растворились и голые кривые ветви.

Катя попятилась в сторону проулка. Меньше всего ей хотелось оказаться в этом тумане. Он пугал своей матовостью и четко отчерченной границей. Ей не нравилась его способность скрывать внутри себя все что угодно, от сюрреалистических монстров, до маньяков. Казалось, что с такой же легкостью он заглушит крики и стоны их жертв.

Дождь затих, будто притаился, выжидая удобный момент, чтобы обрушиться на землю с новой силой.

Пробежав вдоль нескольких старых двухэтажных домов с потрескавшимися стенами, она перешла на быстрый шаг.

Вода с гулом низвергалась с крыш по водосточным трубам, вырываясь из них, вспенивалась в ливнеотводах, перехлестывала через края сточных желобов. Небольшие реки текли под ногами, озерца заполняли дыры в местах с выбитыми тротуарными плитками и в провалах над осевшим грунтом.

Выйдя из-под арки очередного старого дома, где воздух наполняли тяжёлые запахи плесени, сырости и застарелой мочи, она оказалась напротив Спасо-Преображенского собора. Всё его былое величие, вся помпезность оказались смыты дождем. Они исчезли вместе с остальными красками, обнажив стены и сделав их похожими на серые кости древнего трупа. Купола не сияли золотом, а чернели подобно кариозным зубам. Православные кресты заменили иные, жуткие символы – кресты со знаком бесконечности в основании и перевернутые пентаграммы. Черные орды воронья кружили над ними в сером низком небе. Крылья царапали тучи, высекая из них редкие капли дождя.

Широкая и пустая центральная городская площадь выглядела зловеще. На остановке стоял троллейбус с распахнутыми дверями. Из опрокинутой урны высыпался мусор. Обертки от мороженного, пакетики из-под чипсов, подхваченные потоками воды, кружились вокруг забитых стоков. На клумбе с вымокшими и потускневшими цветами две вороны пытались отобрать друг у друга коробку от «биг тейсти». Это была странная схватка. Не издавая ни звука, вороны вертели головами, внимательно следя за действиями друг друга. Иногда одна из них открывала рот и издавала странные звуки похожие на шипение, а другая громко хлопала крыльями и подпрыгивала на месте. Они не вели себя, как надлежало птицам, и даже внешне отличались от обычных ворон. Клювы казались непропорционально большими, тела слишком черными и однотонными. Когда они моргали, на какой-то миг их глаза закрывала мутная багровая пелена и Катя могла поклясться, что видит в этой пелене отражение недавнего кровавого дождя.

На ступенях собора скрытый растущими вокруг декоративными елями сидел человек в одежде священнослужителя: в длинной просторной темной рясе из драпа. Вьющиеся седые волосы падали на плечи. Куцая неопрятная бородка выглядела запущенной. В руках мужчина мял скуфью. Короткие пальцы на широкой ладони украшали массивные золотые кольца.

Низко склонив голову, священнослужитель что-то не разборчиво бормотал. Она не могла разобрать слов, хотя иногда разбирала отдельные фразы.

– Иеремия… (дальше нечленораздельно)… вот, поднимаются воды… (и опять не разобрать слов)… землю… тогда возопиют люди…

– Эй, – позвала его Катя.

Мужчина обернулся в ее сторону, и она отшатнулась.

Неподвижные блеклые зрачки смотрели куда-то поверх ее головы.

– Кто здесь? – просипел священник и вытянул руку. Его пальцы беспомощно ощупали воздух. Она непроизвольно отшатнулась от них – шевелящихся, похожих на обрубки щупалец – и спросила:

– Вы действительно не видите меня?

Но немигающий взгляд и мутная плёнка, затянувшая глаза, позволили ему не отвечать на этот вопрос.

– Кто вы? Где? Вы можете дать мне свою руку?

Его голос дрожал от переполняющих чувств. Она чувствовала себя обязанной помочь слепцу. Однако меньше всего ей хотелось позволять ему брать себя за руку, прикасаться к себе, словно его слепота – нечто заразное, что-то вроде проказы способной передаваться через прикосновения.

Раздумывая над этим и борясь со своей брезгливостью, она лишь слегка приподняла руку, но мужчина ловко в одно движение поймал её ладонь.

– О, благослови вас господь, услышавший мои молитвы, – скороговоркой запричитал священнослужитель. – На всяк день благословлю Тя, и восхвалю имя Твое во веки, и в


убрать рекламу







век века. Жизнь моя как трава, как цвет полевой я цвету. Ты же ветер, что надо мной. Я трепещу в руках твоих. Пройдет ветер, и нет меня. Слава тебе, господи.

Он посмотрел прямо на нее, и ей сделалось дурно от этого немигающего взгляда.

Она осторожно отошла в сторону на пару шагов.

Но взгляд казалось, последовал за ней.

А слепой ли он? – мелькнуло у неё в голове.

– Сестра, – священник скрутил скуфью в тугой узел и вновь развернул. – Расскажите, где я? У меня такое чувство, будто я умер. Вокруг нет привычных звуков. Я не слышу города. Где гудение троллейбусов, голоса людей? Где хлопанье дверей, шаги прохожих? Что произошло? Я не слышал даже бой курантов на башне собора. Они обязаны бить каждые пятнадцать минут, я же здесь уже давно, и ни разу не слышал их. Только пару раз мне показалось, до меня донесся крик птицы. Жалостливый. Похожий на плач. И запах… Вы чувствуете его?

– Нет, – она принюхалась. – Я ничего не чувствую.

– Как же, вы не чувствуете? – в голосе мужчины послышались истерические нотки. – Он всюду! Он обволакивает нас. Плотный и осязаемый. Липкий. Я уже ощущал его однажды жизни, и теперь не смогу забыть все, что с ним связано. Никогда. Иногда потными ночами он приходил ко мне во сне и тогда я боялся, что больше не проснусь. Может, я сплю и сейчас? А? Лучше бы было именно так. Но… В любом случае я знаю, что источает его и что он символизирует.

– Я полагаю это просто дождь, – ответила она, уверенная, что священник либо на грани безумия, либо уже свихнулся. – И символизирует он сам себя.

– Нет, нет… – он опять со всей силы скрутил скуфью. – Это не просто дождь. Совсем не дождь! Это влага, которой сочится грех, которая течет из пор грешников из всех греховных дыр. Это материализация всех их греховных мыслей. И запах его – это запах греха. Влажный, мокрый запах грешной плоти. Запах искушения и вожделения. На него как бражники на свет слетаются поклонники нечистого, чтобы пить эту влагу, сочащуюся из сатанинской клоаки

– Как хотите, – она пожала плечами. У нее не было ни малейшего желания терять время на пустые разговоры с этим человеком. Он одновременно и пугал, и раздражал ее, вызывал зависть и иррациональную злобу.

Она развернулась, чтобы пройти мимо. Но в этот момент священник вскочил на ноги и с поразительной скоростью и удивительной для слепого точностью движений схватил ее за плечо.

– Покайся сестра, – закричал он, притягивая ее к себе и обнюхивая подобно собаке – парой глубоких шумных вдохов.

Священнослужителя передернуло. Он содрогнулся, так же как содрогался Максим в детстве, когда заканчивал «делать пипи» (она называла это младенческим оргазмом, ей казалось это смешным) и, поддавшись к ней, зашептал.

– Я чувствую его на тебе, вижу, как он сочится из твоих пор. Так не о тебе ли говорит Господь: вот, поднимаются воды с севера и сделаются наводняющим потоком, и потопят землю и все, что наполняет ее, город и живущих в нем; тогда возопиют люди, и зарыдают все обитатели страны. И встанет над ними мать-блудница, и дано ей будет рожать плоды своего блуда тридцать девять дней тридцать девять раз, чтобы стали они как тридцать девять черных ангелов из преисподней, возвещающих о приходе антихриста!

Его рот замер в нескольких сантиметрах от ее лица. Она увидела, красное воспалённое нёбо, коричневые зубы и обрубки корней, язык похожий на мертвое обескровленное тело. На верхней губе белела засохшая капелька слюны.

– Покайся, ибо виной всему ты! Это запах твоего греха наполнил мир. Источаемая тобой похоть – вот что ты называешь дождем. Покайся и все вернется на свои места. Уверуй в господа! Уверуй в силу его!

– Пусти меня! – она дернула руку, но вырваться не удалось. – Псих!

Что-то в облике священника было неуловимо знакомым. Но как только она попыталась вспомнить, где могла видеть эту бородку эти седые волосы и большой мясистый нос перед глазами закружился хоровод из лиц, и силы оставили ее. Мир покачнулся. Она с трудом устояла на ногах, чтобы не упасть на мужчину.

– Пусти! – новая попытка вырвать руку оказалась слабее, и такой же безуспешной, как и первая.

– Покажи свое истинное обличье! – правый глаз священника закатился, и она не смогла сдержать крик. Там под его поверхностью что-то двигалось. Извиваясь и бугрясь, нечто перемещалось от одного края глаза к другому. Она дернулась, и попыталась отстраниться, насколько это было возможным.

Над веком показалось бледное тошнотворное сегментированное тело. Медленно скрутилось в спираль и развернулось в ее сторону. Вслед за ним еще одно. Еще более отталкивающее.

Катя прижала руку ко рту и сглотнула, сдерживая сильнейшие рвотные позывы.

– Я вижу тебя, – прошептал священник. – Да, да! Я знал, что это ты, искусительница, приманка дьявола. Ты вернулась, чтобы закончить начатое? Чтобы мучать меня и на том свете? Я помню. О, да! Я отлично помню тебя, стоящую передо мной! Твои соски, выпиравшие сквозь тонкую ткань, твои бедра и губы. Ты совратила меня с тем, чтобы лишить веры. Ты хотела, чтобы я оступился…

Длинные черви выползали и, раскачиваясь, нависали над конъюнктивой. Они обрамляли его глаза как ресницы на автопортрете сюрреалиста.

– Ты привела ко мне свое отродье и просила крестить его. Но главной твоей целью было – соблазнить меня, отвернуть от господа. Теперь ты снова здесь и все вокруг источает миазмы твоей похоти. Дьяволица!

– Уйди прочь! – крикнула она, ударив его в грудь. Священник, пошатнувшись, отпустил ее руку и, оттолкнув его, Катя побежала в сторону набережной.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Оказавшись на другой стороне улицы, она обернулась. Мужчина следил за ней. Незрячие, затянутые пленкой глаза с копошащимися в них червями, провожали ее пустым, ничего не выражающим взглядом. Он не делал попыток преследовать ее, но…

…он делал кое-что похуже… 

…распахнув полы рясы и стянув штаны, священник остервенело онанировал. Непропорционально длинный член болтался из стороны в сторону. На лице не читалось абсолютно ничего, никакой эмоции. Менее всего он походил на человека. Его движения были механическими и бесчувственными.

– Вот козел!

Она плюнула в его сторону и, выставив вверх средний палец, прокричала:

– Чтоб ты сдох, урод!

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Со стороны Волги дул порывистый ветер. То затихая, то толкая в плечо, он намекал, что ей тут не рады. Иногда особо сильный его порыв бил по лицу будто давал пощечину.

Темные, практически черные волны, увенчанные серыми барашками из пены и мусора, неслись от терявшейся в дождливой пелене плотины в сторону моста. Река никогда еще не была настолько полноводна и быстра. Никогда ранее она не казалась настолько необъятной. Её скорость, её неистовство, ощущались физически. Волны со злобным ворчанием накатывали на гранитный парапет – последнюю преграду между рекой и городом, между смертью и человеческими жизнями. Волгу уже ничего не отделяло от того, чтобы начать свое победное шествие по городским улицам.

Притихший было дождь, опять разошелся. Вначале мелкий и редкий, он быстро превратился в ливень. Если бы не куртка полицейского она бы уже простыла. Надвинув капюшон насколько его хватало, она убрала руки в карманы и быстрым шагом направилась вдоль массивной кованой ограды.

Высоко в небе раздался пронзительный крик одинокой чайки. Ее крик снова напомнил ей детский плач. В нем было столько боли и обреченности, что Катя сжала кулаки.

Она вдруг отчетливо вспомнила, как однажды ранним утром услышав точно такой же крик чайки, вскочила, и, ничего не соображая спросонья, кинулась к ребенку. Протянув руки, готовая схватить его, она поняла, что мальчик, которому в то время было лишь чуть больше полугода, мирно спит в своей кроватке. Над его головой на ободе музыкальной карусели покачивались голубые кролики. Она проверила памперс между ног малыша и осталась стоять рядом. В тот момент сын показался ей настолько беззащитным, что она с трудом поборола в себе желание, прижав его к груди, снова попытаться сделать частью себя. Только внутри нее он был бы в безопасности.

Она задрала голову и увидела птицу, попавшую в серую паутину туч. Беспорядочно кружа и трепеща крыльями, та безуспешно пыталась вырваться на свободу, но с каждым новым движением лишь больше запутывалась в липких клубящихся нитях.

Поднявшись по лестнице, она увидела впереди беседку. Напротив неё стоял памятник воинам-интернационалистам – кусок мрамора с изображением автомата Калашникова и поименным перечнем погибших в Афганистане ребят из Тиховодска. Клумба вокруг памятника пламенела оранжевыми настурциями. Среди чёрного мокрого асфальта, чёрной реки и темного неба, цветы выглядели как сигнальные костры, разожжённые потерпевшими кораблекрушение. Вытянутые в сторону реки они указывали на обзорную беседку, как на место где их надлежит искать. Мы тут, ищите нас здесь! – говорили они.

И в беседке действительно кто-то был. За укутывавшей все предметы пеленой она не могла разглядеть кто-именно, но силуэт был определенно мальчишеский. Она готова была разрыдаться от радости.

Это Макс! Неужели она нашла его?! Последние несколько часов жизни казались ей бесконечной пыткой. Но теперь все закончится. Наконец они встретятся, и всё в мире вернется в привычную колею.

Она непроизвольно улыбнулась и помахала ему.

Мальчик помахал в ответ.

Катя ускорила шаг. Представляя себя обнимающей сына, она улыбалась и вытирала одинокие слезинки, застывшие в уголках глаз. Расцеловав, она возьмёт его за руку, и они вместе пойдут домой. С этого момента и навсегда, она никогда не отпустит его. А он её.

Но приблизившись достаточно, чтобы разглядеть находящегося в беседке человека, она замерла. Дыхание перехватило. Её будто ударили «под дых».

Это был не Максим.

На металлических перилах лицом к ней сидел босой юноша лет двадцати с небольшим. Одет он был, как и она пару часов назад явно не по сезону: в яркую футболку и легкие летние брюки. Рядом с ним на скамье стояли мокрые кеды.

Дождь, неожиданно рассвирепев, злобно забарабанил по куполу беседки. Стеной стоял вокруг нее, лил Ниагарские водопады с козырька.

– Привет, – сказал он, когда она подошла. – Ты не представляешь, как я обрадовался, увидев тебя. Хоть одна живая душа.

– Да, пустынно нынче, – согласилась Катя, думая, не могла ли она неправильно понять слова Максима. Это было их секретное место. Речь без сомнения шла о нем. Но где тогда ее малыш? Почему он ее не дождался?

Она обошла беседку. Посмотрела вниз, на разбивающиеся о мраморные блоки набережной волны. Отвернулась от реки и направилась в сторону парковой аллеи.

– Ты кого-то ищешь? – крикнул ей молодой человек, когда она принялась оглядывать ближайшие кусты.

Ей захотелось заорать на него, попросить заткнуться. Она чувствовала его виноватым в том, что она в очередной раз не смогла встретиться с Максом. Если бы он не занял беседку, возможно, сын ждал бы её здесь.

Что Максим мог сделать, увидев, что в беседке кто-то есть? Спрятаться и ждать где-то поблизости? Позвонить ей и попросить перенести встречу в другое место?

Она достала смартфон. Пропущенных звонков не было.

Катя стиснула зубы. Ей овладело отчаяние – неужели она никогда не найдет его? Это что игра такая? И кто играет с ней в такие игры?

– Максим! – закричала она, сжав кулаки и оглядывая окрестности. – Макс, где ты?!

Парковая аллея, начинавшаяся сразу за памятником воинам-афганцам, уходила вправо, утопая в тенях тополей и дожде. Впереди в метрах трёхстах стояли первые жилые дома и несколько магазинов, сквозь дождливую дымку желтым глазом мигал светофор на далеком перекрестке.

Всё так же безлюдно и страшно. Всё так же ненормально.

– У тебя луженая глотка, – раздалось у нее за спиной. – Ты не пробовала скримить в какой-нибудь группе?

Она обернулась. Парень разглядывал ее со смесью удивления и интереса. Ей захотелось заорать, чтобы он перестал так пялиться, но переборов свою злобу и ненависть, постаралась ровным и спокойным голосом задать тот вопрос, ответ на который более всего хотела получить в данный момент.

– Вы не видели тут мальчика семи лет?

Юноша помотал головой.

– Нет, тут только я. Я как раз собирался валить отсюда, но увидев тебя, решил остаться. В нашей ситуации каждая живая душа – это великая ценность, которой не следует разбрасываться. Как написал Горький в одном из своих писем: человек – чудо, единственное чудо на земле, а все остальные чудеса её – результаты творчества его воли, разума, воображения.

– А, ты, похоже, из умников, – она поднялась по ступеням в беседку и пристально посмотрела на него. – Речь поставлена. В универе учишься? Спортсмен, комсомолец?

– Бинго, мисс Ширли Холмс! – он рассмеялся, спускаясь с перил и обувая кеды. – Ужас, так и не высохли. Завтра точно с температурой свалюсь, а мне еще курсовик делать.

– Ты так спокойно говоришь об этом? Какой курсовик? Нас же может с минуты на минуту смоет.

– Может город вместе со всеми его жителями и смоет, но мой руководитель останется. Точно, тебе говорю. Такие, как он, выживают даже в случае прямого попадания метеорита. Иногда я думаю, что он может вернуться с того света, чтобы потребовать сдать долги. Нет, мужик он беззлобный и умный. Но – козёл.

Парень убрал с глаз длинные темные волосы. В ухе блеснуло маленькое серебряное колечко. Он был привлекательным, и совершенно не брутальным. Она никогда не считала, что стиль унисекс красит мужчин, но его он по крайней мере не портил.

– Дождь, кажется, тише стал, – произнес он. – Так кого ты ищешь?

Катя в очередной раз обвела взглядом окружающие кусты и пустые улицы.

– Сына. Вы точно не видели никого поблизости? Ему семь лет. Светлые волосы, серые глаза.

Зажмурившись, она с силой принялась протирать веки, чтобы скрыть проступившие слезы. Отвернувшись от него, сделала вид, что ее заинтересовали колонны моста, проступавшие сквозь серую дождливую пелену.

– Никого. Я тут уже час и не видел никаких мальчиков.

Где же ты, Максим? Почему мы никак не можем с тобой встретиться? Ты появляешься и опять ускользаешь. Звонишь и пропадаешь. Я уже начинаю сомневаться в том, что ты существовал в реальности, что ты  – не плод моего воображения.

Она вздрогнула, очнувшись от мыслей и почувствовав руку юноши на своем плече.

– Похоже, мы с тобой оказались в сходных ситуациях, – парень осторожно обнял ее и нерешительно притянул к себе. – Можно сказать, что я тоже ищу кое-кого. Я договорился пересечься здесь со своей девушкой. Ну, я всё еще надеюсь, что со своей.

– А она не пришла? – она прижалась щекой к его груди. Вымокшая под дождем ткань остудила пылающее лицо.

– Да. Не пришла. Прежде чем отправиться в центр эвакуации в пятой школе, каждому из нас надо было сгонять домой и захватить документы. Без паспорта там делать нечего. А поскольку с мобильной связью нынче ерунда полная – ее скорее нет, чем она есть – мы договорились, встретиться здесь. У нее порой странные желания. Если честно, то мне кажется, Светка – девушка с заскоком. В этот раз ей непременно хотелось пройтись пешком по пустому городу и наделать кучу «себяшек». Она уже выбрала места для них. Построила план нашей прогулки, – куда и когда должны зайти, на фоне чего сфотографироваться. Причем места, в большинстве своем, выбрала такие в которые в обычное время просто так не попасть. Такие, что нормальному человеку даже в голову не придет. Как с точки зрения психотерапии можно расценивать желание сфотографировать себя в морге, например, или на военной базе? По-моему, это жутковато. Я ей пытался объяснить, что полиция никуда не делась и если нас застукают, то мало не покажется. Но ей все нипочем. Не девка, а огонь.

Парень замолчал. Она услышала, как стучит его сердце. От него исходил призрачный запах сладковатой туалетной воды и сигарет.

– Я тут уже час. Столько всего передумал. От того, что она меня кинула, до того что ее уже нет на этом свете. Не хочу верить ни в первое, ни во второе, ни в то, что она отправилась в школу без меня. Должно быть, случилось что-то простое и обыденное. Дверь заклинило, ключи в трещину крыльца провалились. Если честно у нее всегда нечто подобное происходит. И поэтому она никогда не приходит вовремя. Как-то я ее два часа ждал перед клубом. Даже не знаю, что это за способности у вас девушек такая. На встречи опаздываете, в трех соснах заблудиться можете. Иногда мне кажется, что вы живете в каком-то другом мире.

– Ты прав, – она улыбнулась. – Мы – марсианки. И вам землянам нас никогда не понять.

– Извини, совсем забыл! – парень отстранился и протянул руку – Меня зовут Дима. То, что твое имя – Ширли Холмс, я уже понял.

– Я не Ширли Холмс, – она пожала его руку. – Все гораздо прозаичней. Просто Катя. Катя Нилова.

– Странно, – парень пристально и оценивающе посмотрел на нее.

– Что странного?

На мгновение она испугалась. Его взгляд изменился. Легкая прозрачная улыбка растаяла. Ей на смену пришло выражение озадаченности и замешательства. Непроизвольно она вспомнила лицо Рустама, то, как оно изменилось, когда она назвала свой адрес.

Парень молча разглядывал ее, держа ее руку в своей. Под его странным взглядом ей стало совершенно не по себе. Этот момент длился не больше пары секунд, но в течение этого короткого промежутка времени она успела представить десяток всевозможных концовок сцены – от их поцелуя, до матового лезвия, уткнувшегося в ее горло.

– Странно, то, что у тебя такое имя, – Дима опять улыбался. – Оно совершенно тебе не подходит.

Она опустила глаза. Наваждение прошло. Теперь ей было стыдно за свои мысли. Как всякая подобная глупость вообще могла лезть ей в голову. Тем более сейчас, когда вся ее жизнь должна быть отдана одному – поиску Максима.

– Ты – Ширли…

Парень опять уселся на чугунные перила, поставив пятки между завитками кованых узоров.

– А знаешь, я вспомнил, – произнес он. – Бегал тут один малыш по городу, но к беседке не подходил. Может меня испугался. Бог видит я добрый и не страшный. Но дети меня часто боятся. У меня есть племяшка, при виде меня… Как твоего сына, говоришь, зовут?

На шее затрепетала жилка. Стало нестерпимо душно. Сознание требовало немедленных действий, хотелось помчаться куда-то сломя голову, искать, кричать, брыкаться, царапаться. Она знала, что ее мальчик был тут. Догадывалась, что все было именно так.

– Максим, – она достала смартфон и протянула ему.

– Вот посмотри фотку. Это его ты видел, да? – рука тряслась, и как только Дима взял протянутый смартфон, она поспешно убрала ее в карман

Парень полистал фотографии. Улыбка опять исчезла с его лица. Он был озадачен.

– Нет, не его. – Он вернул ей телефон. – Извини.

– Что? – Кате показалось, что она ослышалась. Она не представляла, что ответ может быть и таким.

– Это не он. Не твой сын. Не Максим Нилов.

– Зачем ты тогда вообще сказал мне сейчас это! – закричала она. – Зачем дал надежду?

Обжигающие слезы хлынули из глаза.

– Сколько еще это будет продолжаться! Только мне кажется, я вижу его, как через миг это оказывается лишь чье-то бледное отражение, игра теней или моего трахнутого воображения!

Дима спрыгнул с перил и захотел ее обнять, но она оттолкнула его.

– Уйди! Не хочу тебя видеть!

– Подожди! – Дима с силой прижал ее к себе. – Не было тут Максима. Я все придумал, чтобы ты еще раз назвала его имя, чтобы показала его фотографии. И вот, что я хочу тебе сказать. Похоже, я могу помочь тебе найти его. И, может, даже больше. Найти себя.

– О чем ты говоришь! – она всхлипнула, вытирая слезы. – О чем все тут говорят. Что за ерунда происходит!

– Послушай, – Дима крепко держал ее, не давая ей вырваться. Эти объятия уже не были похожи на его первые робкие попытки прижать ее к себе, они оказались крепкими и твердыми. – Я знал одного Максима Нилова как две капли воды похожего на твоего. И на тебя. Но было это в школе, больше десяти лет назад.

– И что?

– Буквально перед твоим появлением я вспоминал Макса. Почему сам не знаю. Сегодня у меня такое ощущение, что это совсем другой Тиховодск, не тот, который был вчера. Кажется, в этом городе ожили все призраки давно минувших дней. И все это как-то связано с Максимом. Я уверен, что мальчик, которого ты ищешь и тот, которого помню я – один и тот же человек. Мы учились в пятой школе. Да, именно в той, где сейчас должен быть развернут пункт эвакуации. Он был года на два младше меня. Я не особо его знал. Пару раз пересекались в школьном дворе, в столовой. Он не был популярным среди других учеников, но был известным. Главным образом из-за того, что не заметить его было сложно. Он увлекался специфической музыкой. Некоторые считали его сатанистом. Кроме того, он участвовал в нескольких школьных скандалах. Вроде как даже до разборок в полиции доходило. Учителя про него говорили, что у него сложный характер.

– Нет, это не мой Максим. Это чушь. Он очень открытый, скромный и добрый. И ему всего семь лет.

– Как думаешь, какой сейчас год…

– Я… – но вместо ответа в сознании Кати зияла огромная дыра. Она попробовала посчитать, добавляя семь лет к году рождения Макса, но у нее ничего не получалось. Она складывала в уме девяносто восемь и семь, и у нее выходило все что угодно – от трех до пятнадцати. Ее мозг, казалось, совершенно отучился оперировать двухзначными числами. И чем дольше она упражнялась в арифметике, тем большую слабость ощущала. Мир закачался и медленно как трогающийся железнодорожный состав поплыл, вращаясь вокруг нее. Зазвенело в ушах. Она зажмурила глаза, окунувшись в хоровод лиц незнакомых людей. Снова она оказалась среди участников реалити-шоу «Докричаться до Екатерины».

– Ага, и я о том же, – кивнул Дима. – Думаю, из твоего мозга просто выпало не меньше десятка лет.

Кто же первый сможет донести правду до нашей героини,  – раздался отвратительный высокий голос ведущего ток-шоу, прячущегося с другой стороны проплывающей мимо мозаики из глаз и ртов. Она представила его большеголовым и кривоногим карликом, расхаживающим с важным видом по аудитории.

– Моя помощь тебе в поисках сына, – это совет. Когда окажешься в школе (ты же собираешься эвакуироваться, не хочешь, чтобы тебя смыло вместе со всем городом) проверь записи в журналах и в базах данных. Документы по всем выпускникам за последние двадцать лет хранятся в архиве и базе АСИОУ, войти в которую можно на любом компе в учительской.

Мы наблюдаем неплохую попытку участника по имени Дима, совершить невозможное,  – восторженно комментировал карлик. – И, наконец, объяснить ей, что десять лет ее жизни… Что!?… 

– Паролей на вход никогда не было. С информационной безопасностью, как и везде у нас бардак.

Аудитория восторженно загудела, и карлик закончил, – отправились псу под хвост! 

– Сомневаюсь, что с того времени, как я окончил школу что-то поменялось. Если даже они появились, наверняка написаны маркером на клавиатуре. Да! Чуть не забыл! В школьном музее есть фотографии выпускников разных лет. Обрати на них внимание. Думаю, тебе хватит одного взгляда понять, что мой Максим Нилов и твой ребенок – один и тот же человек.

– Заткнись, – прошипела Катя сквозь сжатые зубы и карусель из лиц медленно остановилась, разваливаясь на части, тускнея и проваливаясь в темную бездну.

– Прости, что ты сказала?

– Я сказала, это чушь, – она открыла глаза. – Если по какой-то причине больше десяти лет выпали из моей памяти, сколько же мне сейчас? Хочешь сказать мне уже за тридцать? Я что так плохо выгляжу? Или это такой комплимент с твоей стороны?

– Просто проверь. Я уверен в своей правоте. И это меня пугает.

Даже если он прав, то, что с этого? Что ей бросать искать сына? Лишь, когда она увидит его и узнает, что он в безопасности, лишь, когда разберется в причинах того, что с ней произошло, лишь после этого подумает о том, чтобы сесть на одну из мокрых скамеек в городском парке и перерезать себе вены.

– АСИОУ – это программа, в базе данных которой хранится, вся информация не только об учениках, когда-либо учившихся в школе, но также и об их родителях. А через интернет она связана с федеральными серверами, и теоретически с компьютера, на который она установлена, можно получить информацию по всем ученикам любой школы страны. Так что советую поискать там информацию о себе и Максе.

На нее навалилась чудовищная апатия. Тело обмякло, ноги подкосились. Надо позволить событиям течь как они того хотят, решила она, у нее нет сил сопротивляться судьбе.

– Хорошо, – прошептала Катя. – Можешь отпустить меня. Я больше не буду биться в истерике, и кричать на тебя. Ты хотел помочь мне этим советом? Ты помог. Я не верю ни единому твоему слову, но мне действительно надо пойти в школу. Вероятно, Максим уже там. Я надеюсь на это. Больше мне надеяться просто не на что. Если же его там не окажется, то я без сомнения попытаюсь посмотреть записи в школьных документах. И, может быть, я даже посмотрю на фотографии выпускников десятилетней давности.

Какое-то время они стояли молча. Она думала о том, где еще ей искать Макса. Пыталась представить, куда бы он еще мог пойти маленький мальчик, которому лишь зимой исполнится восемь. Если не домой, то куда?

– Ты же хотел уходить? – посмотрела она на Диму. – Пойдем вместе. Мне было бы комфортней, если бы ты составил мне компанию.

– Я не могу, – парень опустил голову. – Извини. Я подумал, что мне надо еще подождать. Меньше всего я хочу чувствовать себя потом виноватым, когда при встрече она начнет попрекать меня тем, что я ушел и так и не дождался ее. Я даже уверен, что Светка будет уверять, что опоздала всего на полчаса. И что это я – невнимательная скотина. Но как только я почувствую, что все ждать больше бессмысленно, первое, что я сделаю – это отправлюсь в школу.

Она взяла его руку в свою. Легонько сжала.

– Нет. Ты не этого боишься. Не чувствовать себя виноватым…

Ты боишься, что она тебя кинула,  – продолжила она мысленно, – что она не такая уж заводная дурочка, любительница экстремальных «самострелов» и котиков. Что это просто был развод. Наверняка у вас давно уже не все в порядке в отношениях. 

– …ты просто ее любишь.

– И всё же я в тебе не ошибся, – Дима усмехнулся, но как-то невесело. – Ты – Ширли Холмс.

– И что мне тебя никак не убедить тебя пойти со мной. Даже применив свой патентованный дедуктивный метод?

– Нет. Прости.

– Ну, в таком случае, – поддавшись мгновенному импульсу, она обняла его, и краем губ чмокнула в щеку. – Удачи! Ты хороший парень. Не жди долго свою марсианку. Иногда надо думать и о себе.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Перед тем как свернуть с набережной и скрыться в проулке между домами она обернулась. Дима смотрел ей в след. Она помахала ему рукой. Он в ответ поднял вверх свою.

Через два квартала перепрыгивая через гигантские лужи, она опять вышла на проспект Ленина. Слева от нее, над крышами на фоне серого неба, чернели шпили собора. Странные пугающие кресты сливались со свинцовым небом. Справа, через несколько домов, виднелся угол торгового центра «Дружба», рядом с которым она встретилась с Рустамом. Брошенные автомобили, в том числе «Тойота» с распахнутым багажником, в котором должно быть, как и ранее, мок пакет с углем, все так же стояли на стоянке. А прямо впереди – через проезжую часть, которую она пересекла по диагонали, – за елями и туями, проглядывали металлический забор и арочные ворота, над которыми светилась неоновая вывеска «Перекресток».

Арт-клуб «Перекресток» был одним из мест сбора городской творческой тусовки. Тут выставлялись картины, андерграундные поэты читали свои творения и, конечно, проходили живые выступления городских рок-групп. Когда-то, до рождения Максима, она была тут частой гостьей. Ей нравилась атмосфера, царившая здесь, громкая музыка и ощущение свободы. Свободы не столько метафизической, сколько интеллектуальной. И – что уж греха таить – также сексуальной. Тут завязывались довольно свободные отношения, которые могли перерасти во что-то большее, а могли так и остаться отношениями на одну ночь или даже один час.

Только заметив пылающие как холодное пламя ярко-голубые буквы, Катя поняла, что за последние несколько минут стало намного темнее.

Летние сумерки надвигаются медленно. Они подкрадываются, затаившись среди теней, ждут своего момента, и он обязательно наступает. Неприметные в начале, по мере того как свет уходит из этого мира, они медленно выползают из своих укрытий. Как амеба, вытягивающая свои ложноножки, сумерки осторожно ощупывают мир, проверяют на прочность, и незримо поглощают с тем, чтобы переварить и отдать во власть того, что идет за ними – во власть тьме.

Скамейки на аллее из мраморной крошки, ведущей к клубу, уже укрыла мрачная дымка, и рассеянные неопределённые тени от широких и густых елей, растеклись по земле. За кустами изгороди мог притаиться кто угодно, и оставаться незаметным ровно столько, сколько ему понадобиться. Воображение услужливо нарисовало маньяка с огромным ножом для разделки мяса. На миг у нее остановилось сердце, когда пок


убрать рекламу







азалось, что она различает его абсолютно лысую голову, торчащую поверх кустов жимолости.

Обойти «Перекресток» и эту темную аллею можно было за несколько минут, но ей не хотелось терять время. Решительно сжав кулаки, стараясь ступать как можно тише, она быстрым шагом, направилась вперед, к сияющей ярко-голубой вывеске и калитке под ней.

На другой стороне, у скамейки, в фонаре со светильником классического американского стиля вспыхнула лампочка. Тусклый темно-оранжевый свет разлился по дорожке, заблестели мокрые листья.

Что-то сверкнуло среди ветвей. Лезвие или глаза?

Она вскрикнула и сделала шаг назад. Крошка громко зашуршала под ногой. В ответ зашевелились тени, раздался хлопающий звук, и в воздух взмыла черная тень.

Ворона,  – она перевела дыхание.

– Брось, перестань себя накручивать, – обратилась она сама к себе. – Город пуст. Вокруг никого нет.

За спиной громко хрустнула ветка, и ее охватил панический ужас. Она замерла, прислушиваясь, и различила чуть слышные призрачные шаги. Кто-то подкрадывался к ней сзади, но страх не давал ей обернуться. Мышцы шеи превратились в камень, сердце остановилось. Обострившийся слух улавливал даже незначительный звук. Она слышала сигнал светофора, на перекрестке у супермаркета «Дружба», скрытого аптекой и магазином «Суши Вок», слышала, как в водоотводах бежит вода, и шум далекой реки.

Если ты оглянешься,  – вопил страх, – то он посмотрит в твои глаза и найдет в них меня! Ты не должна допустить этого! Спрячь меня и тогда мы спасемся! 

Опять раздался громкий шорох крошки, и она рванулась вперед. Катя бежала, не оборачиваясь до самой калитки. Только схватив мокрую холодную ручку, закрыв стальную дверцу и задвинув засов, она посмотрела на аллею.

Она была пуста и темна. Одна из букв вывески, потрескивая, мигала над головой, и мерцающий свет отражался от луж.

Вход в клуб преграждали тяжелые металлические двери. Окна были закрыты металлическими жалюзи.

Каждую пятницу с мая и по октябрь все свободные места вокруг занимали «Харлеи» и тюнингованные «Уралы» городского байк-клуба. Байкеры регулярно посещали все проходившие здесь рок-концерты. С позволения хозяина клуба они сами возложили на себя обязанность по наведению и поддержанию порядка. За это их бесплатно поили пивом. Конечно, в разумных пределах.

Сейчас у дверей также стоял байк. Несмотря на блеск хромированных деталей, мокнущий под дождем, выглядел он брошено и сиротливо. Возле него, освещаемая бледной лампочкой под козырьком, висела черно-белая афиша. На плакате были изображены три молодых человека с гитарами. На месте лица одного из парней зияла рваная дыра. Ярые фанаты постарались? Поклонницы растащили на сувениры?

В верней части киберпанковским шрифтом было написано название: ПОТОЛОК.

Она никогда не слышала этой группы. Но в этом не было ничего удивительного. Несколько лет, отданных сыну и только ему, не прошли бесследно. А ведь когда-то она тоже выступала здесь.

Ее взгляд скользнул ниже.

Иногда они возвращаются! Возвращаются, чтобы вновь удивить! 

– Они возвращаются? Боже, я чувствую себя доисторическим динозавром, – усмехнулась она.

Глаза продолжали сбегать вниз по строчкам пока не замерли на перечне участников. Первая строка в этом списке расплылась перед ее глазами, афиша надвинулась на нее, и Катя еле удержалась на ногах. Она никак не могла разобрать, что там написано…

Макс «Безумный» Нилов – гитара, вокал. 

…Буквы наезжали друг на друга, строчки свободно плавали в воздухе. Катя ощутила острую нехватку воздуха и непреодолимое желание как можно скорее уйти отсюда.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Два выстроенных в разное время корпуса школы, были соединены двухэтажной перемычкой. Первое и самое старое здание являло собой четырехэтажный кирпичный параллелепипед с покатой крышей и высокими потолками. Тут обучались первые классы, располагались кабинеты руководства и актовый зал. Второе здание, пристроенное уже позже вместе с перемычкой, было трехэтажным панельным уродцем, рожденным во времена «развитого социализма», поэтому старшим классам достались щели в стыках панелей, перекошенные рамы и осыпающаяся штукатурка.

Сверху – птицам и пилотам, – школа могла напоминать опрокинутую на бок букву «Н». С земли – для всех остальных, – обычный «деткомбинат», на вход которого поставляли детей, а на выходе получали среднестатистического российского обывателя.

Сейчас школа выглядела пустой и брошенной. Под стать всему остальному городу. Но в этом не было ничего удивительного. Она становилась такой каждое лето, начиная с июля, когда заканчивалась пора летних лагерей. Обычная, осиротевшая на летние каникулы, школа. Тихая и уже забывшая, как еще пару месяцев назад во время перемен над ней поднимался гул детских голосов, как возле подсобных помещений прятались курящие старшеклассники, и даже поздним вечером светились окна в кабинетах, где проходили факультативные занятия.

Только стоящая у крыльца белая «Газель» с красной полосой посередине кузова с надписями МЧС и Оперативный штаб, а также вывеска над школьной дверью…

Внимание! Штаб эвакуации в спортивном зале! 

…уверяли ее, что, по крайней мере, некоторое время тому назад, школа выглядела более оживленной, и в ней действительно располагался центр спасательной операции.

Спортивный зал находился на втором этаже перемычки. С дорожки со стороны арт-клуба его высокие узкие окна были хорошо видны даже за деревьями. Но, подходя к школе, Катя не обратила на окна никакого внимания. Поэтому теперь стоя возле огромных двухстворчатых дверей, она никак не могла вспомнить, были ли они освещены.

Серые стены в подтеках, похожих на пятна пота подмышками у толстяка, навевали безрадостные ассоциации. Нос щекотал запах плесени и отсыревшей бумаги, запах прелости и гнили. Его источником были не кусты, не мокрая опавшая листва за спиной, он исходил от самих кирпичей, от удерживающего их раствора. Так же должно быть воняет старость и смерть, – разложившийся мертвец в гробу, посреди мокрой чавкающей земли, трупик землеройки, закопанный кошкой под ольхой.

Катя подергала ручку, толкнула. Безрезультатно. Дверь заперта.

Единственное освещенное помещение – широкое залитое светом фойе – отлично просматривалось с погружающейся в сумерки улицы. На стенах висели фотографии, объявления для учеников и их родителей, а также всевозможные плакаты наглядной агитации, которые обязательно должны были вызвать отторжение и приступы рвоты у любого подростка. Растения, в горшочках на подоконниках и на вертикальных подставках, выглядели чахлыми и болезненными – стебли и листья безвольно свисали вниз как склоненные головы смирившихся со своей участью смертников. За распахнутой двустворчатой дверью в противоположном конце фойе, насколько она могла видеть, тянулся длинный темный коридор перемычки.

Продравшись через колючий кустарник, она направилась по периметру школы. Заглядывая в низкие окна, она искала любой способ проникнуть внутрь – от незакрытой фрамуги до хорошего увесистого камня способного разбить стеклопакет.

Свернув за угол, Катя обнаружила эвакуационный выход. Но и он оказался заперт так же, как главный вход.

Впереди показалась беговая дорожка, огибающая футбольное поле и залитую водой спортивную площадку. За ними, у дальнего угла здания, медленно разгорелся одинокий фонарь. Тусклый свет рассеялся в наполнявшей воздух влаге, образовав мутный нимб, отчего фонарь стал походить на толстощекий одуванчик.

Скрытый в траве предмет сверкнул на противоположном от нее краю футбольного поля.

Подойдя ближе, Катя увидела, что это кнопочный нож.

Нагнувшись, взяла его в руку. Блестящий гладкий клинок был холодным. Накладки из красного дерева, напротив, теплыми, кажется, нож только что держали в руке. Она загнула лезвие в паз на рукоятке и услышала щелчок, когда оно зафиксировалось в сложенном положении.

Ладонь нащупала неровности на одной из накладок. Присмотревшись, она заметила на ней аккуратно выгравированные буквы – «Максиму от мамы: убей их всех »

Максим?  – успела подумать Катя, прежде чем ее голова откинулась далеко назад, увлекая за собой бьющееся в конвульсиях тело. Пальцы впились в землю, оставляя в ней глубокие борозды, и вырывая траву вместе с корнями.

Вокруг нее опять замелькали лица. Снова ее закружил странный беззвучный хоровод. Она поплыла в нем, закружилась в воронке, затягивающей в черную бездну. Некоторые люди смотрели на нее с жалостью, другие улыбались.

Она лежала на мокрой траве футбольного поля. Зрачки, закатившись за веки, теперь видели совсем другой город, совсем в другое время.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Она прячется в кустах. Позади нее кирпичная стена дома. Из открытого окна первого этажа доносится заунывный шансон, изредка прерываемый рекламой.

За ветвями кустов с жирными тёмно-зелёными листьями по пешеходной дорожке идут женщина и мальчик. Мальчик одного возраста с Максимом. Она узнает их. Это Миша и Татьяна Завьяловы. Они живут в соседнем подъезде. У мужа Татьяны – Сергея – серый «Вольво», и он регулярно по-хамски оставляет его на парковке, занимая сразу два парковочных места. Мишку она всегда считала приятелем сына и никогда не запрещала Максиму дружить с ним. Иногда ей казалось, что Мишка слишком завистлив, иногда, что он слишком избалован. Но полагала, что он и ее сын вскоре могут стать настоящими друзьями, а поэтому закрывала глаза на подобные мелочи. В конце концов, как сказал персонаж одного известного фильма: «У каждого свои недостатки».

При этом ее отношения с четой Завьяловых редко выходили за рамки соседских – дежурные приветствия и вопросы на бегу…

Как жизнь? Все нормально? У меня тоже. Ну пока, я тороплюсь, я записана на маникюр, увидимся! 

…те, которые задаются с тайной надеждой не слышать на них развернутых ответов.

У них было очень мало общего, к тому же Катя считала Татьяну поверхностной и недалекой. Понятно, что о дружбе в таком случае не могло идти и речи. Только дети одногодки не давали их отношениям перейти в стадию открытого конфликта. В последнее время она еле сдерживалась, чтобы не нагрубить Татьяне. В матери Мишки ее раздражало практически все – и голос, и манера одеваться и даже цвет ногтей.

Но в этот раз все происходит несколько иначе.

Катя, прячась за кустами, смотрит, как они приближаются. До нее доносятся их голоса. Татьяна, спрашивает сына о школе, о том какие оценки он получил и от ее голоса у Кати что-то переворачивается внизу живота. Теперь его тембр и интонации, кажутся ей нежными и ласковыми. Странная тяга к матери Мишки разрастается, ей хочется оказаться на месте мальчишки, говорить с ней, чувствовать ее прикосновение.

Что за бред? Опомнись!  – хочется закричать Кате самой себе.

Но она лишь сторонний наблюдатель в собственном теле. Огромная извивающаяся многоножка скребет изнутри живота. Ей хочется разодрать себя и выпустить ее наружу, но Катя лишь переступает с ноги на ногу.

Мишка отвечает матери односложно и равнодушно. Он кажется ей мерзким маленьким троллем.

– Какой отвратительный говнюк, – слышит она свою мысль.

Борясь с невыносимым желанием выпрыгнуть на дорожку и ударить приятеля сына, она делает шаг назад. Под подошвой хрустит сухая ветка.

Громко. Слишком громко.

Мишка смотрит в ее сторону.

– Эй, привет! – кричит он, улыбаясь.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

И вновь все поплыло перед глазами. Потянулась бесконечная лента из незнакомых лиц.

Она успела сделать пару глубоких вдохов, прежде чем образовавшаяся под ней воронка увлекла ее сквозь холодную мрачную бесконечность, и вытолкнула в ярко освещенное помещение.

Все это было похоже на осознанный сон, когда ты понимаешь, что спишь и в любой момент можешь проснуться. Вот только она не могла. Она знала, что должна пройти через что-то, через какую-то череду событий, прежде чем ей будет позволено вернуться в реальный мир.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Теперь она сидит за столом. Перед ней кнопочный нож, зажатый миниатюрными тисками. Она только что выгравировала на рукоятке надпись, и та еще шершава и невыразительна. Но немного шлифовки и покрытие лаком превратят надпись в идеальное напутствие сыну.

Максиму от мамы: убей их всех! 

Он должен помнить, что всегда будет один в этой жизни, а поэтому должен иметь острые зубы и уметь побеждать всегда и при любых обстоятельствах.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Придя в сознание, она обнаружила себя стоящей на коленях на краю футбольного поля. Разошедшийся дождь нещадно колотил по спине. Она чувствовала удары крупных капель даже сквозь толстую ткань куртки.

Вокруг все было пропитано влагой, но у нее во рту было сухо как в центре среднеазиатской пустыни. Она облизала губы и вздрогнула. Язык превратился в кусок наждачной бумаги. Непослушный, будто привязанный на розовый бантик к своему основанию, он был способен оставить на губах кровоточащие раны.

Катя провела ладонью по лицу. Кожа была горячей. Вероятно, у нее уже температура. Как мало надо для того, чтобы простыть.

Она не помнила, как упала и все что последовала за падением, поэтому была крайне удивлена, осознав, что стоит на карачках в мокрой траве.

Борясь с овладевшим ей бессилием, женщина поднялась на ноги и, покачиваясь, направилась к двухэтажной перемычке, на первом этаже которой находилась столовая и еще две дополнительные двери.

Но, как она и ожидала, они тоже оказались закрытыми.

Катя медленно поплелась к углу панельного корпуса, напротив которого светил тусклый фонарь.

Оставалось надеяться, что в этом корпусе, чьи старые рамы никогда не закрывались полностью, найдется хоть одно не запертое окно.

И, в конце концов, удача улыбнулась ей.

Катя уже выискивала в кустах хороший валун, которым бы можно было разбить стекло, когда ей на глаза попалась приоткрытая, разбухшая от сырости, деревянная рама.

Толкнув створку, она почувствовала, как та отклонилась и, скрипнув, опять встала на место. Окно не было закрыто. Она толкнула сильнее и продолжила давить, после того как створка немного сдвинулась. Раздался скрежет и треск. Окно распахнулось, и перед ней заколыхался плотный тюль. В свете фонаря закружились быстро опускавшиеся пылинки.

Упираясь локтями в раму, она подпрыгнула и, перегнувшись, цепляясь ногами о стену и, таким образом подталкивая себя, второй раз за этот день проникла в помещение через окно.

Это становится у меня доброй традицией , подумала она, может освоить профессию домушника? Сколько они зарабатывают? Больше чем ИТ-специалисты? 

– Но судьба жигана изменяется часто, – пропела Катя мысленно. – То тюрьма, то свобода, то опять лагеря.

– Не… не надо мне такой изменчивости, – произнесла она, спрыгивая на пол и оглядывая полутемный класс.

Три ряда парт, шкафы вдоль противоположной стороны, какие-то плакаты, демонстрирующие кристаллические решетки и структуру атомов. За стеклами на пыльных полках, стояли книги, несколько кубков, грамоты.

Слева от нее вдоль темного прямоугольника доски, находился огромный учительский стол, заваленный бумагами и папками. На одной из папок оказался давно забытый ей физический прибор – крючок, пружина на основании и набор кубических гирек.

Динамометр , – вспомнила она.

На доске мелом была небрежно нарисована голая женщина или девушка. У нее не было лица, но все половые признаки были в наличии. Рядом с этой обнаженной фигурой школьной нимфы имелась крупная подпись – «Шубина блядь ».

Детки. Сексуальное созревание и пошлость в их головах растут в одной колыбельки. Они как сиамские близнецы. И часто не понять, где кончается одно, и начинается другое.

Здесь, в помещении, сумерки уже казались гуще. Обтекая окно, собираясь в углах, за шкафами и под партами, они уплотнялись. И если тьма – это кровь и лимфа ночи, то углы и столы – ее лимфатические узлы. Во многих книгах и фильмах ужасов, тьма – это то, из чего состоят ночные монстры. Она – строительный материал для их плоти и незримой сущности. Оживляя мертвое, она превращает обычные предметы в порождения ада. Так, стоящий на столе глобус превращается в голову с перекошенным от вожделения ртом, лампа – в протянувшееся щупальце, цветок в горшке – в спрятавшегося за занавеской гигантского паука.

Она застыла, увидев в дальнем углу долговязую фигуру. Высокий человек с непропорционально большой головой притаился между двумя шкафами. Он молча разглядывал ее и выжидал. До нее донесся глухой, тяжелый стук его сердца и тихий монотонный шепот, практически шелест, мягкие шипящие звуки.

…шашашалава шопа шшшшик… 

Катя медленно достала из кармана куртки смартфон.

Человек шевельнулся? Или ей показалось?

…што штучка што… 

Нажав на кнопку на боковой стороне Nokia, стараясь лишний раз не двигаться, она ждала, когда включится камера. Наконец смартфон ожил, и яркий свет спаренных светодиодов заметался над партами в ее дрожащих руках. Совершив трепещущий полукруг, рассеянный неопределенных очертаний луч, добрался до неподвижной фигуры. Она дернулась, ожидая увидеть перекошенное от вожделения лицо маньяка, но то, что она приняла за фигуру человека, обернулось всего лишь напольной офисной вешалкой, на одном из крюков которой висела меховая шапка.

Глухой стук оказался стуком ее собственного сердца, а шипящий шепот – шелестом и шорохом дождя за окном.

Выдохнув, Катя медленно побрела по проходу между рядами.

Большинство столов оказались расписаны и разрисованы граффити. Непонятные буквы неизвестного алфавита соседствовали с рисунками интимных человеческих мест.

На одной из парт, крупными буквами в готическом стиле – так, что она не могла пройти, мимо не прочитав – были написаны четыре строчки неизвестной ей песни, от которых ей стало слегка не по себе:

Истина здесь, ты её ощущаешь всей кожей, 

Слишком близка, но не даст прикоснуться к себе, 

Век твой молчит, для него твоя жизнь невозможна, 

Вызов был брошен, стремительным вышел разбег 

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Подойдя к дверям, она выключила смартфон и запоздало подумала, что делать, если та окажется закрытой. Но надавив на ручку с облегчением вздохнула, – все-таки в школах ничего не меняется. У преподавателей, как и прежде, не принято закрывать двери, уходя домой после уроков, чтобы не осложнять жизнь уборщицам.

Дверь распахнулась, и она оказалась в длинной кишке коридора.

Холл освещала одна единственная мерцающая лампа дневного света, наполнявшая пустой коридор низким монотонным гулом. Катя дернулась, уловив краем глаза движение за спиной. Но это оказалась ее собственная тень, на выкрашенной салатной краской стене.

Монотонное гудение прерывается. Щелчок. Свет гаснет. На краткий миг сумерки с улицы и из углов стремительно растекаются по коридору как темная вода из прорванной дамбы. И там, в них, что-то колышется, что-то призрачное подбирается к женщине. Но снова раздается щелчок. Вспыхивает медленно разгорающийся свет и сумеречные тени прячутся по углам. 

Под самым потолком висели большие указатели со стрелками. В стрелках были вписаны номера и названия классов. Дальний из видимых ей указателей раскачивался на двух крюках, которыми был прикреплен к потолку, словно под порывами ветра. На нем не было ни номера, ни названия класса. Вместо них был нарисован человек, бегущий вверх по лестнице.

Школа оказалась пустой. Не было людей в форме МЧС, врачей в белых халатах, не было растерянных и подавленных людей, побросавших свои дома и нажитый скарб.

Эвакуация закончена , – эта мысль родилась в ее голове сразу, как только она увидела темные окна, и дернулась в закрытую дверь, но только сейчас она позволила себе облечь ее в слова.

Это означало, что она не найдет здесь Максима, большее из того, на что она могла рассчитывать – это обнаружить какие-нибудь записи о том, что ее сына эвакуировали в областной центр. И то если повезет.

Она очень надеялась, что удача вернется к ней.

Повернув из коридора на лестницу, Катя услышала над головой сдавленный детский крик. Будто ее появление напугало притаившегося на лестничной площадке ребенка.

– Эй! – крикнула она, заглядывая между пролетами.

Вместо ответа по мозаичному полу застучали торопливые шаги, и хлопнула дверь на втором этаже.

Катя, не раздумывая, помчалась вверх по лестнице. Перепрыгивая через ступени, она выбежала на площадку второго этажа, рванула дверь, и оказалась в широком холле как раз в тот момент, чтобы увидеть, как закрывается дверь класса биологии и услышать громкий стук створки и еле различимый щелчок щеколды, входящей в паз.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Боясь еще больше напугать ребенка, подойдя к дверям, она постучала и произнесла:

– Эй, ты кто? Не бойся меня. Давай просто поговорим.

Но ей никто не ответил.

Она надавила на ручку и открыла дверь.

Полутемное помещение. Такие же, как и везде, три ряда парт и шкафы вдоль стены напротив окна. На полках и на антресолях стояли фигуры динозавров, чучело голубя и огромное количество растений в одинаковых пластиковых горшках. У дальней стены находились манекен человека, демонстрировавший ученикам свои внутренние органы, и скелет собаки.

Но ведь кто-то же сюда заходил? Кто-то стучал подошвами по мозаичному полу и захлопнул дверь перед ее носом?

– Ты где? Как тебя зовут? Меня Катя.

В районе галерки что-то громко шлепнулось на пол, заставив ее вздрогнуть.

– Не бойся, – сказала она. – Я сейчас подойду, и мы просто поговорим. Я не причиню тебе зла.

Женщина медленно пошла по проходу между рядами.

– Я ищу своего сына. Представляешь. Надо же быть такой глупой и эгоистичной мамашей. Я умудрилась его потерять во время прогулки. А ты не потерялся случайно?

Дойдя до последней парты, Катя замолчала. Тут никого не было. Она разговаривала с пустотой. Или с собственным воображением. Ей всё померещилось.

Ее взгляд скользнул под ноги, и она увидела лежащую на полу книгу.

– Основы физиологии половой жизни, – подняв, прочла она на обложке. – Какие интересные познания дают нынче школьникам.

Между страниц, над корешком торчал белый листок бумаги. Она вынула его и поняла, что это записка.

Два предложения и два разных почерка. Верхний напомнил ей ее собственный. Такая же, как у нее буква «д» с закорючкой сверху, не доведенные до конца буквы «в».

«Света, ты не будешь против, если я приглашу тебя в «Эпицентр» на вечерний сеанс?» 

Ниже четкие ровные буквы, написанные аккуратисткой и отличницей:

«Я не против» 

Катя убрала листок обратно в книгу.

– Какое мне дело до чьих-то отношений, – сказала она себе и направилась к выходу из класса. – Мало ли, что почерк похож на мой? В мире бесчисленное множество однотипных почерков. Почему это обязательно должна быть записка от моего сына. Тем более что это просто невозможно. Это глупо, смешно и…

Кажется, в этом городе ожили все призраки давно минувших дней. И все это как-то связано с Максимом. 

…совершенно бессмысленно.

Между доской и дверью висел плакат, демонстрирующий в разрезе отличия мужских и женских половых органов. Под женскими кто-то подписал жирным ярким маркером – Оближи мою мохнатку .

– Гадость, – она отвернулась и увидела лежащий на учительском столе классный журнал.

Одна ее часть испытала непреодолимое желание подойти и заглянуть в него, но другая, рассудительная, упершись ногами в пол заявила, что не сдвинется с места. Первая, смотря передачи вроде «Битва экстрасенсов», верила каждому доморощенному магу и колдуну, а вторая, не признавала подобных передач и смеялась над теми людьми, которые плюют через плечо всякий раз, когда дорогу им переходит черная кошка.

Это потакание собственному безумию и ничем хорошим все это не кончится, – заявила вторая часть. – Даже если там будет запись о твоем сыне, это не будет означать ровным счётом ничего. Это всего лишь уловки твоего…

– …подсознания, – услышала она знакомый отвратительный голос, закончивший за нее фразу.

Карлик. Он был где-то рядом. Она скосила глаза и покрутила головой, но не смогла обнаружить его. В этот раз он хорошо замаскировался.

– Это был ты? – спросила она его. – Ты топал у меня над головой, а потом скрылся тут?

– Это была ты? – передразнил ее карлик. – Делать мне больше нечего как играться с тобой?

– Плевать, – она решилась.

Подойдя и просмотрев список учеников Катя, обнаружила в середине списка то, что и ожидала увидеть ее первая, верящая во все паранормальное, часть. В строчку под номером девять были вписаны фамилия и имя ее сына. В столбцах правее преподаватель поставил отметки – 2, 5, 2, 4, 5, 2, – и в самом конце имелась размашистая и раздраженная надпись, – подрался с одноклассником.

– Дима сказал, что все это как-то связано с Максимом. Но почему? Как такое может быть?

Если карлик все еще был рядом, то проигнорировал ее вопрос. У нее же ответа на него не было.

Внезапно ее сознание схлопнулось. Внутри возникла черная дыра. Закружив ее с субсветовой скоростью между осколков чужой жизни, наматывая на аккреционный диск, разрывая на части приливными силами, коллапсирующая память, вытолкнула Катю на иной стороне реальности.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

За спиной хлопает дверь. Она проходит в класс биологии. Торба с изображением черепа и багровой розы, торчащей из его глазницы, перекинута через плечо. Острые края учебников в ней впиваются под лопатку.

Районная гопота ненавидит ее за эту торбу, за напульсник и за сережку в левом ухе. На прошлой неделе трое подкараулили ее вечером возле кафе «Восток». Естественно, никто из жирных азеров, просиживающих там целыми днями, даже не вышел, когда местные гопники прижали ее к стене кафе. Она слышала сквозь приоткрытую дверь нерусскую речь, больше напоминавшую воронье карканье, кавказскую музыку и была уверена, что они так же слышали ее крики.

Один из гопников со смехом сорвал с ее шеи стальную цепочку со знаком анархии и бросил в лужу полную жирной грязи. Другой завернул за спину руку и, развернув, ткнул лицом в холодное стекло. С той стороны колыхнулись занавески. Она увидела любопытные, возбужденные глаза азера, смотрящие на нее в щель между штор.

Из-под длинной челки по лбу сбежала капля липкого пота.

Гопник навалился на нее сзади, шепча в ухо. От него разило кислым. Это была вонь, в которой перемешалось все, чем он жил, что составляло смысл его существования. Он смердел дешёвым пивом, пепельницей со вчерашнего стола, трусами недельной давности с засохшими капельками спермы и говна, гнилыми зубами.

– В кого веруем? В господа или в сатану? Говори, сука. Молись, блядь. Помолишься, отпустим.

Даже если б хотела, она бы не смогла вспомнить ни одну молитву. Просто потому, что бог был последним, к кому бы она обратилась в случае чего.

Из кафе донеслись заунывные причитания.

Только мне ль тебя учить 

Как необходимо жить 

С кем не спать 

А с кем дружить 

Она терпеть не могла подобные песни, – все эти «черные глаза», все эти «ах-охи». Ее просто выворачивало от первых же нот группы Фристайл и певцов вроде Авраама Руссо. Она почувствовала себя униженной, и это придало ей силы и помогло вырваться.

Оглядывая класс, она замечает группу одноклассников, собравшуюся вокруг последней парты в ряду у окна, на которой сидит ее сосед Мишка. В руках он держит, демонстрируя всем и наслаждаясь произв


убрать рекламу







одимым эффектом новый флагманский смартфон с символом обкусанного яблока на задней панели.

– Предки, бля, жмоты, – рассказывает он. – Всего на тридцать два гига купили. Мамаша, все, падла. Отец не против был взять покруче, а она закатила истерику, – ей шуба новая нужна, ей скоро нас кормить нечем будет. Папаша и сломался, слабак. Вдарил бы ей лучше хорошенько, как раньше, когда я мелким был, чтобы она по стенке растеклась. Да куда уж ему. Разжирел, подкаблучником стал.

Она подходит к ним, борясь с противоречивыми чувствами – с одной стороны ей нестерпимо хочется посмотреть на модный гаджет, с другой у нее внутри вскипает океан ненависти. Мишка – кажется ей неблагодарным сучонком, которому все дается просто так. Стоит только ему что-то захотеть и это уже у него в кармане. Но больше всего ему повезло с родителями, а именно с матерью. Она чувствует, что готова вырвать и скормить ему его собственный язык, чтобы он впредь никогда не смог о ней плохо отзываться.

– А мне и такого никогда не купят, – говорит кто-то из окружавшей его компании. Остальные одобрительно кивают.

– Да, папаня молодец, – отвечает Мишка. – Только с мамашей для сына он не попал в обойму. Жадная тупая курица…

– Заткнись, – произносит она, подходя к нему. – Ты не должен говорить так о своей матери. Ты должен быть благодарен ей, урод. Вместе со своим уродским отцом.

– Ты кого уродом назвал, жертва суицида? – он вскакивает и толкает ее в грудь.

Спотыкаясь о чей-то рюкзак, она заваливается на парту за спиной. Сознание меркнет, заволакиваясь кровавым туманом, посреди которого сверкают черные молнии.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Резкий скрип створки сложенной доски под ладонью заставил ее испуганно отдернуть руку.

В том месте, где только что находилась ладонь, с силой вдавливая мел в зеленый пластик, кто-то нарисовал большую жирную стрелку и подписал: «Открой меня». 

Вспомнилось, как мальчишки во дворе, дурачась писали «Вымой меня»  на машинах, покрытых толстым слоем засохшей грязи. Максим тоже пытался следовать их примеру, но поскольку писал он еще плохо, все, на что его хватало – это нарисовать смайлик.

Вымой меня, и ты увидишь, какая я красивая, как переливается и сияет мой кузов, как ярко светят мои ксеноновые фары. 

Но в ее случае речь доски, обращенная к ней, звучала бы иначе, – открой меня, и ты увидишь глядящую в тебя бездну .

Кожа на кончиках пальцев казалась сухой и стянутой. Она машинально потёрла их о мокрые джинсы и на ткани остались белые разводы. Меловая пыль забилась глубоко в линии жизни и сердца, выделила папиллярные линии, подчеркивая сложный рельеф ее ладони и делая ее похожей на карту местности из учебника географии.

Открой меня. 

Катя могла бы поклясться, что еще несколько минут назад этой надписи не было. Когда она входила в класс, её взгляд скользнул по доске и в тот раз на ней отсутствовали какие бы то ни было надписи. Более того – створки были распахнуты и разведены в стороны.

Открой меня. 

Она осторожно прикоснулась к алюминиевому уголку и дернула край доски на себя. Створка откинулась с поразительной легкостью и ударилась о стену. Качнулся плакат, висящий правее. С шорохом и шуршанием на пол осыпалась отбитая штукатурка.

На доске оказались две строчки, написанные крупными печатными буквами:

Все виды минета, сосу и глотаю 


Туалет, третья кабинка, спросить Макса 

Справа, сквозь оставленную приоткрытой дверь донеслись быстрые гулкие шаги. Кто-то пробежал мимо класса.

– Эй, подожди! – крикнула она.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Громкое топанье прервалось за мгновение до того, как Екатерина выбежала из класса. Она глубоко вздохнула и приготовилась снова окрикнуть скрывавшегося и избегающего ее мальчика (почему-то она была убеждена, что это именно мальчик), но широкий и мрачный холл оказался пустым. Только тишина – неустойчивая, звенящая как перетянутая струна, тишина хрупкая как стекло, – наполняла его. Казалось, достаточно малейшего звука, и он подобно камушку разобьет стеклянную преграду и тысячи мелких осколков обрушатся на нее, погребая под собой, вонзаясь и впиваясь в лицо, в шею, в кисти рук, оглушая звоном и треском.

Катя съежилась, ощутив себя беззащитной и уязвимой. Она подумала, что балансирует на тонкой грани безумия, стоит на краю оврага, до тошноты и головокружения, до странного иррационального порыва шагнуть в пустоту, до рези в глазах, вглядываясь в бездну.

Холл через окно заливал свет включившегося на улице фонаря. С той стороны на подоконнике сидела нахохлившаяся ворона. Неподвижностью напоминая произведение мастера таксидермиста, она смотрела на женщину немигающим взглядом.

Екатерина сделала шаг по направлению к темному коридору, ведущему вглубь здания. И одновременно с этим ворона за окном встрепенулась, хлопнула крыльями и, повернувшись к ней, три раза подряд ударила клювом в стекло.

– Кыш, – попыталась крикнуть ей Катя, но голос подвел. Слова оцарапали пересохшие связки. Получилось что-то нечленораздельное и скомканное. Хрустальная тишина, окружавшая ее, оказалась отнюдь не такой хрупкой, как можно было подумать. Проглотив ее слова, вместо того чтобы расколоться, она лишь плотнее сжала женщину в своих объятиях.

Ворона, наклонив, повернула голову, – так, как умеют это делать только птицы, – осуждающе смотря на нее одним глазом.

– Ты – умная, – произнесла Катя, прокашлявшись, и в этот раз голос не сорвался. – Ты же видела, кто сейчас пробежал?

Ворона, переместила голову с одной стороны на другую, будто отрицательно помотав ей.

– Хочешь сказать, мне померещилось?

Ворона опять покрутила головой.

– А может это была ты?

Ворона открыла рот, беззвучно каркнув. Всем своим видом, она показывала, что шокирована, этим предположением.

– Черт с тобой, – Катя вышла из холла в длинный темный коридор.

Тут ей снова пришлось достать смартфон и использовать его как фонарик. Казавшаяся когда-то раньше, возможно в другой жизни, мощной, вспышка, как выяснилось, давала хоть и яркий, но холодный и рассеянный свет. Его хватало максимум на то, чтобы вырвать из плена обступившей ее тьмы участок в три-четыре метра. Коридор же казался бесконечным. Он походил на пищевод гигантского чудовища.

Катя обнаружила на стене план этажа. Она лишь пару раз была тут. Последний раз совсем недавно…

…или безнадежно давно?.. 

…на последнем звонке, когда Максим вместе с другими первоклашками поздравлял с окончанием школы выпускников. Но, как оказалось, отлично запомнила расположение кабинетов и причудливые сплетения лестниц и коридоров. Хотя и принято считать, что слабый пол страдает пространственным кретинизмом, и она порой действительно замечала за собой его проявления, плутая в трех соснах во время походов за грибами, однако в этот раз память ее не подвела. Спортивный зал находился на втором этаже перемычки и петляющий, погруженный во мрак, то расширяющийся, то сужающийся коридор выведет ее прямо к его дверям.

Громкое эхо шагов, многократно отражаясь от стен, бежало впереди. В одном ритме с эхом лихорадочно метался луч вспышки смартфона. Пару раз она останавливалась, разглядывая висевшие над головой указатели с номерами классных комнат, и в этот момент затхлое, тяжелое безмолвие обволакивало ее, и принималось стискивать в своих ледяных тисках. Безмолвие кладбищ и гробниц.

Пустая школа, поглощенная неожиданно наступившими сумерками, пугала. Внушала ужас больший, чем опустевший заливаемый дождем город. Вновь невольно вспоминались сотни голливудских фильмов, в которых все население планеты уничтожается инопланетным вирусом, восставшими из могил мертвецами, астероидом и разумными обезьянами. На какой-то миг ей даже показалось, что она – единственный человек, оставшийся на земле после Апокалипсиса.

Но, конечно же, это было не так. Она не одна. Максим с ней. Он всегда был с ней и всегда будет. Она найдет сына, где бы и кто его не прятал. Найдет, чего бы ей это не стоило. Пусть ее закинуло в параллельный мир, в червоточину или временной разлом. Пусть даже она умерла и пребывает в аду или чистилище. Внутри нее есть нечто большее чем вся остальная вселенная, нечто что заставляет ее бродить по улицам несмотря на дождь, что дает ей силы не думать о себе, и не жалеть себя.

Это любовь.

В свете вспышки, на границе размытого светового пятна, ей почудилось порывистое движение. Призрачное и краткое, как дуновение. Будто невесомая тень скользнула поперек коридора, метнувшись от одной стены к другой.

Под потолком протяжно и надрывно скрипнуло.

Она подняла голову. Впереди раскачивался указатель. Петли креплений издали очередной отвратительный скрежет и ее передернуло. Звук был еще более неприятен, чем голос карлика. То, что заставило указатель раскачиваться, не было сквозняком, как она решила вначале. Влажный и липкий воздух был совершенно неподвижным. Но тогда что?

Катя представила, как перебежавшая дорогу тень легко подпрыгивает и толкает указатель, желая привлечь ее внимание. И внезапная мысль – может это призрак Макса?  – как вспышка, как острое лезвие вонзилась в сознание, вскрывая его как старую и ржавую консервную банку. Может это именно он пытается достучаться до ее сердца, докричаться до нее?

Глупость, конечно. Но в пустой темной школе, какие только мысли не лезут в голову.

Указатель постепенно замедлял свои движения.

Туалет , – прочитала она. Стрелка перед огромной буквой «М» показывала на право, – в ту сторону, в которую метнулась и тень призрака.

Через пару шагов, прямо под указателем появилась дверь, распахнутая так, что перекрывала собой половину коридора. Обойдя ее, Катя увидела подпиравшее дверь потемневшее оцинкованное ведро, наполовину заполненное грязной водой. Свет вспышки скользнул в проем, высветив голубоватую кафельную стену и уходящий вглубь ряд писсуаров. Световое пятно растеклось по темной матовой поверхности окна и выскочило в коридор.

В этот момент она отчетливо различила в окутывавшей ее тишине тихий одинокий всхлип и вздрогнула.

Замерев и прислушавшись, она уловила только монотонное и ритмичное глухое постукивание. Где-то внутри помещения из неплотно закрытого крана капала вода.

Или это дождь стучал по подоконнику, прорываясь в ее вселенную сквозь оконное стекло.

Раздираемая противоречивыми чувствами (с одной стороны страхом, с другой – желанием войти внутрь), она сделала робкий шаг и снова услышала сдавленный всхлип. И следом за ним детский голос с отчаянием и надрывом пропел:

Пусть мама услышит, пусть мама придет, 

Пусть мама меня непременно найдет! 

Ведь так не бывает на свете, 

Чтоб были потеряны дети. 

У нее перехватило дыхание.

– Кто тут? – спросила она, делая пару шагов внутрь и освещая себе путь вспышкой камеры.

Раковина с капающим краном оказалась в углублении у левой стены. Луч света отразился в треснувшем зеркале, на мгновение ослепив ее. В зажмуренных глазах заплясали разноцветные зайчики. Поморгав, и вновь привыкнув к темноте, Катя разглядела три кабинки. Две из них были открыты, а дверь третьей – последней, той, что была ближе к окну, – казалась закрытой.

– Эй, – позвала она. – Не бойся меня. Просто расскажи мне кто ты, хорошо.

В ответ, спрятавшийся от нее мальчик, шумно вдохнул сквозь заложенный нос и дрожащим полным отчаяния голосом пропел последние две строчки «песни мамонтенка»:

Ведь так не бывает на свете, 


Чтоб были потеряны дети. 

– Ты потерялся? – спросила Катя. – Я могу помочь тебе.

Открытые кабинки оказались пустыми. На унитазе в первой лежали картонные коробки, во второй не было ничего кроме обрезков труб и старых вонючих тряпок.

– Как может помочь, тот, кто сам потерялся? – раздалось из третьей кабинки.

– Я не… – попробовала возразить Катя, но замолчала, ища нужные слова.

Мальчик был прав. Она – потеряшка, такая же, как и он.

– Может вместе найти выход нам будет легче? – предположила она.

– Может – да. А может – нет, – ответил он.

– Конечно, легче. Тебе сколько лет? Как тебя зовут?

Она посветила вспышкой на пол под кабинкой и увидела ногу в серой кроссовке «New Balance». Точно такие же она купила в прошлом году сыну для занятий физкультурой.

– Максим, – мальчик всхлипнул. – Мне семь.

Катя замерла, не поверив тому, что услышала.

– Макс, – прошептала она. – Это ты? Мышь? Это мама. Наконец я нашла тебя. Солнышко моё. Иди скорее сюда.

– Мама? – голос мальчика дрогнул, и произнесенные слова будто повисли в воздухе. Застыли, вмерзнув в него, вместе с отсчитывающими длительность секундами, вместе со стуком её сердца. Весь мир замер, и только ее мысли беспомощно метались заключенные в ледяную тюрьму, сталкиваясь и поедая сами себя.

– Нет. Тебе не обмануть меня. Ты не можешь быть моей мамой, – заключил он, когда мгновение растаяло и дало трещину. – Ты одна из них. Из всех этих чудовищ. Моя мамочка умерла. Я видел это своими глазами и теперь знаю, что такое смерть. Это когда уходят и не возвращаются. А ты остаешься в темноте и в одиночестве. И ты чувствуешь свою вину за то, что произошло. И все говорят тебе – не словами, а глазами, словами такого никто не скажет, – все подтверждают, да, это только твоя вина. Если бы я послушал ее…

– Нет, мышь, – вскрикнула Катя, перебив его. – Это не так! Это же я! Я жива!

Она дернула ручку, но кабинка оказалась закрытой изнутри.

– Нет! – завизжал мальчик, ударив по дверям в ответ. – Перестань!

– Пе… Он принялся стучать кулаками на каждом слоге – Ре… Стань!

Дверца скрипнула под последним явно недетским ударом.

– Ты лжешь. Вы все лжете, – ответил мальчик успокоившись. – Что вам от меня надо? Почему вы не можете оставить меня в покое. Зачем вам надо чтобы я мучился и плакал?

– Макс, открой это я. Макс!

Она опять дернула дверцу на себя, и та неожиданно распахнулась. Луч вспышки метнулся под потолок, и она, вскрикнув, отпрянула, ударившись бедром о писсуар.

Внутри никого не было.

Катя обхватила голову руками и разрыдалась.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

На дверях в спортивный зал, пришпиленный еврокнопкой, висел лист бумаги, на котором огромным шрифтом было напечатано «Центр эвакуации».

Ниже кто-то подписал ручкой с красными чернилами: «Lasciate ogni speranza voi ch'entrate[6]». Катя не знала, что это значило, но догадалась, что это латынь и надпись не означает для нее ничего хорошего.

Она приоткрыла дверь.

Спортивный зал оказался огромен и пуст. Вдоль одной из стен стояло четыре стола и ряд стульев. Они терялись среди разноцветной разметки баскетбольной площадки, и казались неприметными под высоким потолком, с которого как плоды диковинного дерева свисали гигантские плафоны с люминесцентными лампами, включенными через одну в шахматном порядке. Их ровный голубоватый свет заливал весь зал, не оставляя места теням.

На стене за столами висела карта города, и какие-то бумаги. Она медленно подошла ближе к огромным распахнутым журналам, в которых должны были отмечать прибывших для эвакуации. Но они были пусты. Ни одной записи. Она пролистала их от начала и до конца. На разлинованных листах не было сделано ни одной записи.

Все это было странно. Странно и зловеще.

Последняя надежда встретить сына стремительно таяла, увядала как сорванный цветок. Не было никакой эвакуации, не было ничего. Весь мир – это лишь какая-то грубая подделка. Имитация города, имитация школы. А она? Не ощущала ли она сама себя подделкой? Имитацией себя?

Век твой молчит, для него твоя жизнь невозможна. 

А все, кто попадаются ей – всего лишь призраки. Нечто эфемерное, как отголоски забытых воспоминаний. Все окружающее тонет не только под тоннами воды, но и под мегатоннами абсурда, какого-то сюрреализма в духе Линча и Дали.

Для чего? В чем смысл всего этого? Может это наказание? Может она пребывает в чистилище или в аду? Или ее поймали маленькие серые человечки и ставят над ней опыты? Произошел сбой в матрице и сейчас должен появиться Морфеус и предложить ей разноцветные пилюли?

На дальнем столе лежал дневник. Она узнала его сразу. Узнала и свой почерк. Вспомнила, как подписывала его первую страницу, – Максим Нилов, 1а . Как, чуть ли не ежедневно, с волнением и иногда гордостью, листала его страницы.

Это было невероятно, настолько же насколько невероятно было обнаружить в своей квартире чужих людей, найти игрушки сына, которые уже не должны были существовать, встретить людей уверявших, что знали его повзрослевшим, но это без сомнений был дневник Максима. Это был всего лишь еще один отголосок забытых воспоминаний, осколок чего-то цельного, что ей еще предстояло собрать.

Когда Максим закончил первый класс, она спрятала этот дневник в шкаф, в ящик, где хранились все важные документы – паспорта, свидетельства на квартиру, договора с банками, ее собственный диплом и аттестат. Иногда она сама себе казалась до невозможности сентиментальной, но первый в жизни дневник сына, как и его первый зуб – это те вещи, которые должны были остаться при ней до самой ее смерти. Она поймала себя на мысли, что, пожалуй, ради этих моментов и жила. Эти вещи и связанные с ними воспоминания и составляли смысл ее существования. Она напоминала себе своеобразного коллекционера, только вместо марок и монеток, она коллекционировала собственную любовь или то, что с ней было связано.

Первый выпавший зубик Максима хранился в шкатулке вместе с золотыми цепочками и прочими драгоценностями. Вот только где теперь это все? Потерять его было бы равнозначно тому, чтобы потерять частичку себя. Но если тут оказался дневник, не окажется ли поблизости крошечного треугольного зуба с маленькой дырочкой посередине?

Катя открыла дневник. Листая его страницы, она пробежала глазами по собственноручно заполненному расписанию, увидела крупные буквы Максима в строчках, где он записывал редкие домашние задания, хвалебные комментарии учителей, оценки в виде смайликов.

Казалось, это было буквально вчера.

Огромный смайлик на все дневное расписание поставила Максиму учительница по английскому языку. Она помнила, с какой гордостью он продемонстрировал его, придя из школы. Эту пятерку с комментарием «молодец!» он получил за исполнение песни на основе английского алфавита. Ранее он под влиянием соседских мальчишек, которые были постарше его, впервые увлекся музыкой. Все выходные Максим крутил на бумбоксе записи групп Muse  и 30 seconds to Mars , пытаясь подпевать и коверкая незнакомые еще слова.

В тот день, смотря в его горящие глаза и видя за ними не детскую страсть, она подумала, что возможно ее сын уже нашел свое призвание, и пообещала себе на следующий год отдать его в музыкальную школу.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Она не могла оставить дневник тут. Убрав его в сумочку, на слабеющих ногах она добрела до противоположных дверей, и, выйдя через них, оказалась в старом корпусе. Совершенно не понимая, куда и зачем идет, Катя брела по погружающемуся в сумерки коридору.

Благодаря высокому потолку здесь казалось светлее. На стенах висели картины городских художников (в основном пейзажи) и коллажи из фотографий школьной жизни прошлых лет. Одни сменяли другие, леса и реки перемежались счастливыми детскими лицами, которые не вызывали в ней совершенно никаких чувств. Она не чувствовала ни злобы, ни удовольствия, ни умиротворения, ничего. У нее так же не было никаких мыслей, ей завладела апатия и полное безразличие к окружающему.

Ощутив головокружение, она прислонилась к стене, а спустя мгновение, подняв опущенную голову, увидела прямо перед собой дверь учительской.

…проверь записи в журналах и в базах данных. Документы по всем выпускникам за последние двадцать лет хранятся в архиве и базе АСИОУ, войти в которую можно на любом компе в учительской… 

И что она теряет, если последует совету Димы? По крайней мере, кажется, он высказал единственное разумное предположение для объяснения происходящего. Конечно, оно не объясняло, наличие дневника Максима в спортивном зале, флажка и лошади в детском саду, кровавый дождь и, прочее безумие царившее вокруг, но она была готова списать половину этого на галлюцинации, и усталость. Даже на повреждение мозга в результате ДТП или энцефалита.

13

 Сделать закладку на этом месте книги

В учительской было темнее, чем в коридоре. Она нашла выключатель на стене справа от себя, надавила на большую плоскую кнопку, и под потолком вспыхнули две огромные люстры.

Первое, что бросилось ей в глаза – огромные старинные часы. Маятник раскачивался из стороны в сторону наполняя кабинет монотонным тиканьем. Минутная стрелка указывала на восемь, часовая немного отставала.

Вдоль стен расположились четыре стола. Три из них были завалены бумагами, и лишь на одном стоял компьютер. На огромном плоском мониторе сменяли друг друга фотографии океана. Кислотные нереальные цвета резали глаз. Возле монитора розовым цветком цвёл маленький овальный кактус.

Она подошла к компьютеру, и нажала на пробел на заляпанной старинной клавиатуре. Фотографии исчезли, вместо них появился захламленный иконками документов рабочий стол.

Твою ж мать, и где здесь искать эту их АСИОУ,  – подумала она вначале, но нужная ей иконка нашлась почти сразу в левом нижнем углу.

Все то время, что запускалась программа, она нервно покусывала губы и смотрела на часы. Она понимала, никто не застанет ее за попыткой проникновения в святая святых школьного образования, за попыткой доступа к персональным данным,…

…просто потому, что в школе кроме меня никого нет… 

…но все равно нервно поглядывала на оставленную открытой дверь.

Как и говорил Дима, пароля на вход в систему не было. Загрузившись, программа сразу предложила ей выполнить поиск. Брезгливо морщась от прикосновения к покрытым слоем жира и грязи клавишам клавиатуры, она вбила в поле ввода НИЛОВ МАКСИМ и нажала Enter .

Ответ не заставил себя долго ждать. Появилось окно с перечнем из десятка Ниловых Максимов. Напротив каждого имелась небольшая фотография, а ниже годы обучения. Третья сверху фотография привлекла ее внимание. Мальчик – нет, скорее юноша, – на ней был чем-то похож на сына, но изображение было слишком маленьким, чтобы с полной определенностью сказать, – да, это Максим.

Могло ли такое быть? Неужели Дима оказался прав? И если это так, то, что она еще забыла? Как вообще возможно, чтобы больше десяти лет просто выпало у нее из памяти?

Дрожащей рукой она подвела «мышку» и нажала на фотографию.

Тут же открылось новое окно с персональными данными выбранного Максима Нилова и у нее не осталось ни малейшего сомнения, перед ней именно ее сын. Пусть здесь ему было лет четырнадцать, пусть его глаза смотрели на нее с невыразимой печалью, – она не могла не узнать его.

Справа от фотографии она заметила незаполненные поля с годами обучения и адрес места жительства – проспект Батова,34 .

– Почему мы туда переехали? – прошептала она. – Это же самый ужасный в городе спальный район. Там одни «хрущёбы» и малолетние бандиты. Не удивительно, что я так напугала ту женщину в нашей старой квартире. Зачем мы переехали из элитного дома с такими просторными квартирами в эту дыру? У нас, что дела совсем плохо пошли? И что там эта баба говорила, сколько она там живет? Четырнадцать лет? Что же это за хрень такая?!

В самом низу она нашла ссылку «дополнительная информация». Катя попробовала подвести к ней мышку, но та не сдвинулась с места. Затем курсор сменился на песочные часы. Система АСИОУ, обошедшаяся государству в миллионы рублей, зависла как бесплатная студенческая поделка.

Она отшвырнула от себя клавиатуру и вскочила.

Стул, на котором она сидела до этого, откатился и ударился о стену, сбив по дороге мусорное ведро. Это произошло совершенно беззвучно. На какое-то мгновение она подумала, что оглохла. Безмолвие навалилось на нее всей своей невыносимой тяжестью. В нос ударил запах ржавчины, сырой плесени и чего-то до тошноты приторного. Она удивленно огляделась. Маятник старых часов застыл в крайнем левом положении. Они не тикали. Их молчание было напряженным и зловещим. Отброшенная клавиатура зависла в воздухе в паре сантиметров над столом. Мусорное ведро стояло на ребре, наклонившись под углом в сорок пять градусов.

Мир вокруг нее замер как сжатая пружина, как натянутая тетива или взведенный курок.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

И затем в один миг он стремительно меняется.

Шорохи, шелест и перестук капель вновь прорываются к ней сквозь ватную тишину. Маятник срывается с места. Раскачиваясь так же, как и раньше, совершая свои обычные движения, он вместо старого и привычного «тик-так», звука на который в повседневной суете человек не обращает внимания, издает нечто больше похожее на…

шшшшмяк-шмак… шшшшмяк-шмак… 

…монотонный шепелявый шёпот беззубого старческого рта.

Клавиатура падает на стол. Опрокинутая мусорная корзина на пол.

Из последней вываливаются куски окровавленной марли, в которой копошатся огромные черные жуки. Их суставчатые лапы скользят по кафельной плитке, в которую превратился темно-зеленый линолеум.

Экран монитора мигает, включается программа заставки.

Если раньше, когда она вошла в учительскую, на нем демонстрировалось слайд-шоу из фотографий океанского побережья, теперь сменяя друг друга, появляются изображения, девичьих ягодиц в белых, розовых и зеленых трусиках, выглядывающих из-под коротких или задранных юбок. Фотограф – извращенный папарацци – должно быть, подкарауливал момент, когда девочки поднимались по лестницам или прыгали через скакалку. В каждом застывшем мгновении, выхваченном объективом, чувствовалась болезненная извращенность.

По стенам, от потолка, расползаются серые пятна. Они темнеют, приобретают ржавый окрас, местами вздуваются, и там, где это происходит, штукатурка лопается как гнойник или волдырь на обожженном участке кожи. Из образовавшихся трещин, пульсируя, вытекает багровая жидкость.

Фотографии детских попок сменяют полуголые старшеклассницы, визжащие и прикрывающие маленькие груди. Некоторые кидают в сторону фотографа кроссовки и пакеты со спортивной одеждой.

Вверху изображения появляется надпись, – мы поймали извращенца и задали ему хорошую порку .

Столы, ранее заваленные бумагами, покрываются грязно-серой материей, зарастая ей будто мхом, и превращаются в больничные койки, на простынях и подушках которых в скором времени появляются кровавые кляксы. Рядом с кроватями, проступая из воздуха, в начале, как мираж, но затем, материализуясь во всех подробностях, появляются толстые кожаные ремни. На полу раскиданы скальпели, куски ваты, ножницы, бинты, зажимы.

Появляется новая серия фотографий. Они стали еще откровенней. По монитору проплывают возбужденные заостренные женские соски, выступающая ягодица с пламенеющим отпечатком ладони, розовые бритые гениталии.

Фотографии кажутся одновременно и отвратительными и возбуждающими, привлекая внимание тёмной и скрытой от посторонних глаз части ее души. Той её части, которая в четырнадцать лет тайком смотрела порнушку по кабельному каналу «Искушение», а летом в деревне с наслажденьем давила в кулачке гусениц и жуков.

Экран монитора вспыхивает ярче. Она отстраняется от него и прикрывает глаза рукой.

Следующая фотография сделана против света, который идет через огромное окно класса. На учительском столе лицом к фотографу сидит женщина. Ее голова низко опущена, длинные волосы свешиваются вперед, прикрывая грудь и касаясь короткостриженой головы юноши, сидящего перед ее раздвинутыми ногами. Не составляет особого труда догадаться, чем они занимаются. Труднее, оказывается, перебороть в себе одновременное возбуждение и рвотные позывы.

Над фотографией комментарий, – вот так мы изучаем анатомию .

На нее осыпаются мелкие куски шпаклевки и цемента. Белая пыль ложится на ее плечи как перхоть. Она стряхивает ее


убрать рекламу







, и, подняв голову, в ужасе наблюдает, как поверхность потолка покрывается сетью трещин больше похожих на ветвистые темные вены мертвеца, из которых сочится и капает грязно-ржавая вода.

Она делает шаг назад. Одновременно с ней отодвигается изображение на мониторе, и появляется новая порция фотографий.

Шея в собачьем ошейнике, сменяется бедром с синими отпечатками зубов, плетка на красной от побоев спине, – цепями на запястьях.

И, как логическое завершение, распахиваясь из левого верхнего угла монитора, выскальзывает изображение юноши, распятого на старинной двуспальной кровати. Его лицо закрывает черная балаклава, член безвольно висит между ног.

Достаточно. У нее больше нет ни малейшего желания разглядывать всё это.

Она отворачивается, закрывая глаза.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Кажется, проходит не более минуты, прежде чем она вновь открывает их, но кабинет учительской уже полностью преобразился, превратившись в жуткую больничную палату.

Место столов заняли койки с замаранным кровью бельем. Кровавых пятен настолько много, что кажется, будто здесь недавно работала бригада безумных хирургов-вивисекторов. Гогоча, они кромсали трупы. Извлекая органы, складывали их в наполненные льдом сумки-холодильники, и между делом пересказывали друг другу старые бородатые анекдоты и, смешные только для них, случаи из своей черной и кровавой работы.

На спинках коек висят рецептурные и температурные листы. У изголовья ближайшей к ней койки на стене разноцветными кнопками прикреплены вырезки из газет. Бумага, кажется, пожелтевшей и крошащейся от времени.

Старательно отводя взгляд от монитора и проплывающих по нему фотографий, она подходит ближе, вглядываясь в вырезки. Судя по заголовкам заинтересовавшие кого-то статьи ничем не связанны между собой. В одной речь идет о праздновании нового года в детских садах города, в другой, явно заказной, рассказывается об открытии магазина «детский мир» в торгово-развлекательном центре «Виконда». Но каждая из них кажется ей смутно знакомой. Она не могла бы поклясться в этом, но возникает ощущение, что когда-то она уже читала их.

На тумбочке под вырезками наклоненная головой к стене с бесстыдно раздвинутыми ногами стоит голая Барби. Женщина брезгливо толкает ее пальцем и кукла, упав на бок, демонстрирует ей тщательно воссозданные интимные места. Какой-то больной извращенец красной шариковой ручкой нарисовал ей соски, а также малые половые губы, между которыми аккуратно проделал небольшое отверстие.

– Мерзость, – она смахивает куклу с тумбочки, и та падает на грязный кафельный пол. Но теперь ее поза стала еще более вызывающей. Разведенные ноги оказались похотливо задраны к потолку.

Катя пинает ее ногой, – с глаз долой, под ближайшую койку.

Снова посмотрев на вырезки, она обнаруживает среди них не замеченную ранее. Называние статьи не отличается оригинальностью. Заголовок стандартен для сентябрьского номера провинциальной газеты – «В первый раз в первый класс ». В тексте тоже вполне ожидаемо речь идет о том, что школы города в очередной раз открыли свои двери перед первоклассниками, начав новый учебный год и отметив «День знаний».

Но не это привлекает ее внимание.

Под текстом темная, потерявшая контраст от времени, фотография, на которой по высоким окнам фойе и широким ступеням лестницы она узнает школу. Первоклассники стоят нестройной шеренгой. По краям кадра все еще зеленые кусты барбариса и акации. Девочки с огромными бантами, мальчики в костюмах. Почти у каждого ребенка в руках непременный букет хризантем или лилий. Они улыбаются, не понимая еще, что их ждет одиннадцать лет каторги, морального прессинга и бессмысленного труда, одиннадцать лет разочарований в себе и в окружающих. Родители стоят за их спинами и тоже улыбаются. Похоже, они просто забыли, что такое школа.

Второй справа в ряду детей стоит Максим. Тёмно-зелёная жилетка на старой черно-белой фотографии выглядит серой. Галстук-бабочка – знаком бесконечности.

В тот день он был похож на маленького джентльмена. Ему не хватало только цилиндра на голову и тросточки. Серьезности во взгляде было столько, что позавидовал бы любой член палаты лордов.

Между детьми, родителями и учителями сновал фотограф. Он принимал чудовищно странные позы, достойные йоги и «Камасутры», – то, пригибаясь к земле, широко расставлял ноги, будто ксеноморф из фильма «Чужой» приготовившийся к прыжку на Сигурни Уивер, то изогнувшись, застывал, как богомол, караулящий ползущую по ветке тлю.

Должно быть, эта фотография его рук дело.

Человек с камерой в куртке «пилот» с эмблемой и названием местного телеканала «Т-34» на спине, снимал девушку с микрофоном, берущую интервью у директора школы, в стороне ото всех.

Она вспомнила, как стояла за спиной сына, спрятавшись от яркого светящего в глаза солнца под низкими ветвями кустарника. Мама девочки справа от Максима, раздражающе громко и нудно комментировала происходящее по телефону. Периодически поднимая руку и с зевком закидывая ее за голову, она демонстрировала Кате пожелтевшую от пота, и прогоркло смердящую ткань белой кофты.

Вглядываясь в фотографию, Катя ожидает увидеть себя, но позади сына, прячась в тени, стоит хоть и похожая на нее, но совершенно чужая женщина. Большую часть её лица разглядеть невозможно. Видно только пухлую нижнюю губу и подбородок. Рука женщины лежит на плече Максима. Длинные ногти впились глубоко в жилетку. По острым суставам чувствуется, насколько цепко она держит его, – почти как мертвецы из фильмов ужасов, как впившийся в эпителий паразит.

Она тянется к вырезке. Трясущейся рукой прикасается к фотографии, надеясь, что это будет нечто большее, что она почувствует прикосновение к сыну, к тому дню. Но только в глупых фильмах и бездарных мистических романах героиня, прикоснувшись к предмету, испытывает будто удар током, ее встряхивает, ее сознание выворачивает, и она ощущает связь с потерянным прошлым или с потусторонним миром. В ее случае ничего подобного не происходит. Все что она ощущает – сухую шершавую поверхность старой газетной вырезки.

По абсурдности, по парадоксальности последние несколько часов ее жизни вполне могут претендовать на то, чтобы быть включенными в новый роман Кодзи Судзуки[7] или лечь в основу нового фильма Дэвида Линча. От прочтения, или просмотра которых, темным осенним вечером нормальные люди в нормальных городах, окруженные нормальными семьями, задавали бы себе вопрос – а какой вид наркотика принимал автор?

В фильме бы все зависело от уготованного ей финала,  думает она, проводя пальцем по фотографии, и все ещё пытаясь почувствовать хоть что-то. Он либо расставит все точки над «ё», либо оставит в состоянии фрустрации. 

Но я – не персонаж фильма ужасов, и моя жизнь – не кино. 

Старая бумага под ее пальцем трескается. Катя отдергивает руку, но вырезка продолжает крошиться и осыпаться, превращаясь в мелкую пыль, кружащуюся в воздухе под косыми лучами мерцающих и потрескивающих на потолке лампочек. Она вдыхает ее, ощущая горечь.

Отчасти это была горечь утраты, отчасти вкус праха мертвого прошлого.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

На дальней койке, той, что ближе остальных к выходу из палаты, лежит тело человека, плотно оплетённого бинтами. Руки стянуты кожаными ремнями и зафиксированы по краям. Из бинтов, кажущихся заскорузлыми и твердыми как кора дерева, торчат только кисти с бледными длинными пальцами и матовыми ногтями и неподвижное гладкое лицо, словно сделанное из белого пластика. На нем не заметно ни единого волоска. Полностью лишённое бровей и ресниц, оно более всего походит на маску.

За которой мог спрятаться кто угодно.

Или что угодно.

Неожиданно из черной бездны памяти всплывает детское воспоминание. Из тех далеких времен, когда еще были живы ее родители. Ей было пять, и она впервые увидела пьяного отца. Он вошел в квартиру против обыкновения тихо и незаметно. Остановившись в темном коридоре, даже не стал включать свет. Не издав ни слова, тяжело запыхтел, снимая с себя куртку и ботинки. Ни обычного своего «Всем привет!» или более редкого «А вот и я! Не ждали?».

Мать вышла из кухни, откуда доносился запах печеной свинины и, издав что-то нечленораздельное, заговорила на повышенных тонах. Ее голос дребезжал как осыпающееся осколками стекло. Чувствовалось что она расстроена, злится, и не против «устроить сцену». Но отец молчал, даже не пытаясь возражать или огрызаться, хотя раньше сделал бы это обязательно, и они, выкричавшись, сорвав друг на друге накопившийся за день стресс, сели бы смотреть очередное ток-шоу с чаем и шоколадкой: Зая, ну скушай печеньку… Котик, я уже так объелась. 

Его необычная молчаливость – уже одно только это насторожило Катю. Она отвернулась от телевизора, на экране которого маленький дрожащий зверек из мультфильма «Мадагаскар» опять издавал свое коронное «мимими» и смотрел на зрителя большими испуганными глазами.

Из коридора показалась рука и легла на ручку.

Отец вошёл в комнату, прищурившись и заслоняя глаза ладонью. Она хотела вскочить и, как всегда, подбежать к нему. Но ни сделала и попытки увидев, что вместо того, чтобы устроится в своем любимом кресле под желтым торшером, он молча сел на край дивана, равнодушно смотря в темное окно, задернутое серым тюлем.

Его лицо было застывшим и равнодушным как маска.

Буквально за день до этого она смотрела фильм «Вторжение», про то, как инопланетяне захватывали тела спящих землян и испугалась, – а вдруг нечто подобное произошло и с ним и теперь это больше не ее любимый папочка, а нечто нацепившее на себя его облик так же, как она на новый год надевала костюм и маску мышки.

Катя краем глаза посмотрела на его лишенное эмоций лицо и, еле сдерживая крик, уже готовый вырваться из груди, бросилась на кухню к матери. Лишь там, уткнувшись лицом ей между ног, в вытертые короткие шорты, она позволила себе громко разрыдаться.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Рядом с телом, висит негатоскоп наклоненный одним краем. От него по всей палате разливается мертвенно-бледное свечение, подчеркивающее кровавые тона и оттенки окружающего. На светящемся поле негатоскопа находится прикрепленный к нему магнитными держателями рентгеновский снимок, на котором отчетливо различаются суставы позвоночника и кости таза.

Она подходит ближе, чтобы разобрать надпись, сделанную в правом нижнем углу снимка.

Тут смерть. Увидимся в стране радости. 

Печатные неровные буквы кривляются и скачут. Им тесно в рамках этой бессмысленной и абсурдной фразы. В них чувствуется неприкрытое безумие, они кричат о помешательстве автора, будто вырезавшего их ножом, скомкано и торопливо, под действием наркотиков или фонтанирующих извращенных эмоций. Это буквы шизофреника и убийцы.

Пальцы руки, торчащей из-под бинтов и толстого кожаного ремня, судорожно сжимаются, с остервенением комкая простыню.

Вскрикнув, женщина отступает на шаг назад.

Закутанный в белое человек выгибается и, подавшись вперед, пронзительно кричит. На его лице действительно было нечто вроде маски, и сейчас толстый слой, похожий на слой высохшей глины, покрывается трещинами, ломается, обнажая другое лицо. С него за ней пристально наблюдают карие полные безумной злобы глаза.

Крик из пронзительного становится хриплым, человек замолкает, приподняв голову. Тонкие обескровленные губы растягиваются в кривой ухмылке, обнажающей желтые зубы.

– Кто вы? – спрашивает она, пятясь все дальше от входа.

Мужчина громко и отчетливо выплевывает слова, совершенно игнорируя ее вопрос и не обращая внимания на ее недоумение.

– Что? Пришла, потаскуха? Но где же твой выблядышь? Гребанный маменькин сынок. Ты всегда противилась попыткам сделать из него мужика. Все эти ваши муси-пуси, все эти пускьи-поцелуськи.

Он говорит так, будто знал и ждал ее. В нем действительно есть что-то знакомое.

– Тошнит от этой твоей бабской сучьей нежности. Ты бы еще на него платье нацепила, и косички заплела. Ты хотела бы превратить его в малолетнего пидора. В маленькую слащавую нюню. В девчонку. Ты бы хотела, чтобы он всю жизнь бегал, держась за твою юбку. И даже заглядывал под нее. Потому что… Давай я открою, наконец, перед тобой эту страшную тайну – ты просто хочешь его. Но не как мать сына, а как любовница партнера. Хочешь его трахнуть, так ведь? Хочешь впиться зубами в его член.

– Заткнись! – кричит Катя, ощущая прилив дикой безумной злобы, от которой в глазах все расплывается, а челюсти сводит судорогой.

– Помнишь, как ты ревновала его к воспитателям, к учителям, к нянечкам, к продавщицам мороженного, сверстницам. Помнишь, как ты накинулась на девку на дне города? Длинноногую, в короткой юбке? Конечно, забыла! Ты очень хорошо научилась этому – забывать все то, что тебе не нравится! Вспомни, как огрызнулась – «Не ваше дело» и, схватив Макса за руку, потащила его, ничего не понимающего, чуть ли не бегом прочь от нее…

Мир раскачивается. Она опирается о стол, чтобы не упасть, и ее рука натыкается на обжигающе холодный предмет.

Скальпель.

Тонкое острое лезвие блестит в багряных отсветах. Зажав его в кулаке и выставив прямо перед собой, она дрожащим срывающимся голосом произносит:

– Или ты заткнешься, или я убью тебя…

– …Ты – больная дура чье либидо сублимировалось и излилось на ни в чем неповинного ребенка. Если подумать, это тебя надо было бы запирать здесь.

Предметы вокруг окончательно утрачивают четкость. Заорав, она кидается на человека. Запрыгнув на него и усевшись в позе наездницы, принимается наносить удар за ударом в ухмыляющееся лицо, превращая его в кровавое месиво, ломая кости и отдирая от них плоть.

Но вместо того, чтобы выть от боли человек хохочет.

Его ненатуральный ломаный смех превращает все происходящее в инфернальный карнавал и пародию. Багровая пена булькает и пузырится среди ошметков губ и остатков зубов. Но человек хохочет не останавливаясь, заходясь в кашле и давясь. Левый глаз вытекает, его остатки вываливаются на щеку.

Смех мужчины отрезвляет ее. Она отшвыривает скальпель и, скатившись на пол, медленно пятится к выходу.

Одним глазом человек продолжает следить за ней.

– Твое место в психушке, – неразборчиво произносит он.

С каждым слогом кровь толчками выплескивается из его рта.

– Не его. Твое.

Неужели это сделала она? Что с ней произошло. Разве могла она подумать раньше, что способна на подобный поступок.

Она отрешенно вытирает испачканную кровью ладонь правой руки о куртку полицейского, не замечая остающиеся разводы и отпечатки.

Продолжая пятиться, Катя выскальзывает в коридор и на мгновение замирает, не узнавая его.

Пейзажи малоизвестных городских художников и фотоколлажи на стенах сменили выцветшие порнографические фотографии, бесформенные разводы и кляксы.

На бетонном полу точно посередине протянулся кровавый след. Будто недавно по нему проволокли освежёванную свиную тушу.

Испугано озираясь, она проходит мимо кабинетов психолога и завуча младших классов, сворачивает в короткий коридор, выходящий к дверям в спортивный зал, и с возгласом удивления утыкается в серую бетонную стену, преграждающую путь назад.

– Что за черт? – не веря своим глазам, она ощупывает стену ладонью, в надежде, что это не больше, чем иллюзия.

Но стена оказывается холодной твердой и вполне материальной.

– Откуда ты взялась? Тебя же не было, – шепчет Катя.

Прислонившись к ней спиной, она тяжело оседает на пол и обхватывает голову руками.

Закрыть глаза и уснуть – все, что ей сейчас хочется. Но страх мешает поддаться этой слабости. Смех и крики привязанного к койке человека все еще звучат в ее голове. Она боится, что тот каким-то образом смог освободиться, встать, и сейчас шаркая, идет следом за ней. Принюхиваясь и крутя головой, как голубь или зомби из фильмов ужасов, подергиваясь, будто в конвульсиях. Оторванная щека, трепещет окровавленным флагом на реях тонущего корабля, превращая его в человека, который смеется . Только его улыбка совсем не похожа на улыбки голливудских звезд. Это гримаса смерти.

Можно ли заснуть во сне? Вдруг случится так, что, проснувшись в нем, ты проснешься по-настоящему. Не в этом кошмаре, а дома, на кухне со стаканом кофе в руке, и Максим будет за стенкой все также смотреть Скуби-Ду.

Она закрывает глаза. Ее голова обессиленно опускается на грудь, но уже в следующий миг она вновь поднимает ее и оглядывается. Нет, ничего не изменилось. Она не проснулась, а все также сидит, прижавшись спиной к стене, которой раньше никогда не было, в школе, которая превратилась в свое потустороннее отражение.

Хотя нет. Изменилось.

У ее ног лежит вырванный из тетради листок в клетку. Раньше его не было. Она не могла не заметить его. Это просто невозможно. А значит, он появился перед ней за ту пару секунд, что ее глаза были закрыты.

Катя оглядывается. Никого. Коридор тих и пустынен.

Подняв листок и расправив мятые края, она рассматривает сделанный нам нем рисунок – две человеческие фигурки, большая и маленькая, с круглыми головами и палками-ногами, идущие по исчезающей в дали дороге. Над ними светит солнце, проплывает облако. На обратной стороне, есть что-то еще.

Катя переворачивает его и замечает надпись, выполненную теми же синими гелиевыми чернилами, что и рисунок.

«Спаси меня». 

Пляшущие буквы. Почерк первоклассника. Это писал Максим, она уверена в этом. И эта уверенность пугает даже ее саму – настолько она иррациональна и маниакальна.

– Конечно, – произносит она, решительно вставая. – Я спасу тебя, мышь.

Превозмогая слабость, она делает шаг вперед, оттолкнувшись от стены, и ощущая себя пловцом на последней пятидесятиметровке.

Она идет вперед, думая о том, что, когда миром правит безумие уже ни в чем нельзя быть уверенным. Ни в расположении стен, ни в собственной памяти.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

На втором этаже старого школьного здания, как и на первом, лестница переходит в широкое фойе пусть и не такое большое как внизу. Тусклый рассеянный свет, льющий с улицы, проникает сквозь огромные окна. Смутные тени от перекрестий рам расчерчивают стену впереди, и Катя ускоряет шаг.

– Не надо. Я больше не буду, – звучит из-за спины детский голос.

Она чуть не подпрыгивает от неожиданности.

Обернувшись и выставив перед собой смартфон, она трясущимися пальцами включает камеру и переводит ее в режим «видео».

Вспыхивает сдвоенная ксеноновая вспышка. Тьма расступается, тая словно масло под горячим ножом.

В темном углу, образованном опорной аркой лицом к стене стоит обнаженная девочка. Голая изогнутая бледная спина, выпирающие позвонки. На попке пламенеют отпечатки тонкого ремня. Две светлых косички трясутся вслед за поддергивающимся плечами.

Девочка плачет практически беззвучно. Сжавшись и обхватив себя руками, она содрогается от редких сдавленных всхлипов.

Женщина делает робкий шаг в сторону девочки, и та, услышав ее, заходится в реве.

– Нет! Нет! Нет! – кричит девочка, вжимаясь в угол. – Не надо больше. Мне больно, папа! Прошу тебя! Хватит, я буду тебя слушаться! И ничего не скажу маме. И бабушке не скажу. И соседям. Только не делай так больше. Можешь делать, как тебе нравится, только не делай ТАК! Все что угодно, куда угодно, хоть весь вечер, только… прошу только больше не надо туда…

О, боже! 

Её словно окатили ледяной водой. Что-то до боли знакомое есть в этих жиденьких косичках, в острых плечах и маленьких ягодицах.

– Я не трону тебя, – произносит она, сделав еще один робкий шаг, когда девочка замолкает, трясясь как лист на холодном осеннем ветру. – Посмотри на меня, золотце.

– Мама, – девочка начинает разворачиваться и Катя в панике…

…нет, нет, я не хочу видеть твоего лица, я не хочу знать кто-то ты, и что ты делаешь здесь. Не хочу знать кто твой отец, что он сделал с тобой. Не надо мне всего этого дерьма… 

…отступает назад, выставив вперед руки и отгораживаясь от ребенка.

Она опускает глаза, что не видеть ее лица, чтобы не знать правды, и видит нечто, что оказывается гораздо хуже, – между худеньких ног торчит маленький сморщенный пенис.

Мальчик повернулся к ней и теперь стоит, закрыв лицо руками.

– Прости меня мамочка, – произносит он рыдая. – Это я. Это я убил их всех.

И в следующий миг он исчезает, подобно миражу растворяясь в воздухе.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Главную лестницу закрывает решетка. Катя не помнит, чтобы видела ее здесь раньше. Толстые частые металлические прутья преграждают спуск. Они выглядят достаточно прочными, нет смысла даже пытаться погнуть их и попробовать пролезть в получившуюся щель. В решетке имеется дверь, на которой весит тяжелый амбарный замок и переплетенные цепи толстыми крепежами прибитые к стенам, полу и потолку.

Кто-то очень не хотел, чтобы что-то выбралось отсюда.

Или пробралось сюда.

Кроме решетки лестничные пролеты закрывает протянувшаяся с первого и до последнего этажа сетка, похожая на сетки старых панцирных кроватей. Она видела подобное раньше. Но где именно вспомнить не могла. В памяти всплыли только чьи-то слова.

…некоторые в приступе депрессии или ломке, или в состоянии маниакального психоза кидались вниз, пока мы… 

Голос незнакомый, высокий. В интонациях чувствуется сочувствие, но оно кажется немного чрезмерным, как у переигрывающего актера провинциального театра.

Сквозь сетку ей удается разглядеть часть фойе первого этажа. Там в багровых отсветах двигаются и змеятся непонятные тени. Можно легко представить, что в центре него пылает жаркий костер, вокруг которого бесшумно пляшут каннибалы, готовящиеся к вечерней трапезе.

Убедившись, что и здесь ей не пройти она вспоминает, про дополнительные лестницы по краям здания, оканчивающиеся пожарными выходами.

Шанс все еще есть.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Правое крыло старого здания школы сохранилось в первозданном виде, в отличие от перестроенного левого в котором в восьмидесятые в одно время со строительством перемычки и нового корпуса были увеличены библиотеки и хозчасть. И если коридор в левом крыле заканчивался в форме буквы «Г», то коридор правого заканчивался как буква «Т».

Катя стоит в центре шляпки «Т» прямо перед двухстворчатой дверью. С той стороны должна находиться лестница, но ей не удается ничего разглядеть, даже прислонившись к ним лбом и закрыв лицо руками. Все что она видит – это свое отражение, разрезанное на сотни маленьких квадратов, сеткой, защищающей стекло. В глубине небольших боковых ответвлений коридора, под грязными и пыльными плафонами горят тусклые лампочки. Красновато-оранжевого света от них достаточно чтобы увидеть – двери туалетов справа, и одну единственную дверь с табличкой «Музей» слева.

Над широкой дверью зеленым огоньком мигает надпись «Выход».

Зеленоглазое такси,  – не смазанной дверью скрипит в ее голове Боярский, – притормози, притормози. 

– Заткнись, Миша, – говорит она ему. – Не до тебя сейчас.

И Боярский послушно замолкает.

Она дергает ручку, и стекло внутри мелкой металлической сетки отвечает обиженным дребезжанием.

Закрыто.

Черт,  – ей вновь овладевает отчаяние, – если бы не сетка, я могла бы попытаться разбить стекло и попробовать пролезть через дыру. 

С краю от двери куском изоленты к стене приклеен листок бумаги.

Она читает текст, написанный неаккуратными крупными буквами пожизненного троечника.

Федор-сан, знаю, что ты обязательно напьешься в эти выходные, поэтому напоминаю – НЕ ЗАБУДЬ ЗАПЕРЕТЬ ДВЕРИ, А КЛЮЧ УБРАТЬ НА МЕСТО В ПОДСОБКУ МУЗЕЯ. 

Должно быть, сторож, страдающий склерозом и алкоголизмом, приклеил этот листок рядом с замком, чтобы не забыть выполнить одну из своих обязанностей, прежде чем уйти в запой.

Школьный музей не заперт, как и все кабинеты в школе. Странно. Для чего в таком случае запирать выход на лестницу? На первый взгляд такой поступок сторожа кажется нелогичным, но поразмыслив, Катя приходит к выводу, что возможно, таким образом, он пытался сократить пространство, которое бы требовалось посещать во время обходов.

Кстати, а где же он сам,  думает она, наверняка дрыхнет где-нибудь пьяный .

Потом вспоминает про эвакуацию, пустой город и понимает, что в школе нет никого кроме нее и призраков.

Музей занимает квадратное помещение с одним единственным окном. Сквозь щель между занавесок из плотной ткани с улицы проникает медное свечение. По периметру стоят узкие застекленные стеллажи.

Нащупав справа от дверного проема выключатель, Катя нажимает кнопку.

Под потолком вспыхивают четыре круглых плафона. Раздается хлопок и три из них тут же гаснут. Оставшийся продолжает светить, но в пол силы.

Катя пересекает комнату и, подойдя к окну, выглядывает наружу.

Зрелище жуткое и завораживающее.

Небо окрашено темной охрой. Капли кровавого дождя струятся по оконному стеклу. Свет фонаря левее окна будто пропущен через красный фильтр. Он трепещет, так же как лампа в плафоне под потолком. Они бьются в едином ритме как пульс в разных частях тела одного существа: они связаны единой сетью артерий и вен и питаются от одного сердца.

Окно выходит в школьный двор. В пятидесяти метрах впереди темнеет здание нового корпуса. Но даже оно не столько черное, сколько темно-красное.

Густые тени наступающей ночи имеют цвет засохшей крови. Кровавый дождь, льющий с темного неба, растворяет их, наполняет ими дренажные канавы, перемешивает, перетекая из лужи в лужу на старом потрескавшемся асфальте.

Катя идет вдоль стеллажей. На узких полках стоят старые чёрно-белые фотографии. Каждая в отведенном для нее углублении в картонном каркасе, обшитом красным бархатом. Между фотографиями попадается сопроводительный текст на пожелтевших листах формата А5. Поблекший и трудночитаемый сквозь пыльный пластик.

На фотографиях большей частью запечатлены выпускные и первые классы, портреты медалистов и особо отличившихся учеников. Каждый стеллаж соответствует своему учебному году, но понять какой какому крайне сложно, – все упоминания о годе, когда была сделана та или иная фотография старательно замазаны черными чернилами.

Кто-то усердно поработал, замарывая и скрывая следы, оставленные временем.

Все фотографии имеют странный необъяснимый дефект – лица людей на них расплывчаты и размазаны. Создается впечатление, что в то время пока фотограф снимал их на свой старый «Зенит», все они энергично кивали и крутили головами.

Только на двух фотографиях, в стеллаже возле окна, она обнаружила человека, чье лицо не выглядит бесформенным расплывшимся пятном. И в этом человеке она узнала себя.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Из коридора доносится громкий цокот каблуков. Он то затихает, то появляется вновь: неровный, сбивчивый и блуждающий.

Кажется, идет пьяная женщина, которую шатает, чьи ноги подкашиваются, вынуждая хозяйку сначала семенить мелкими шажками, а затем замирать, ловя равновесие.

В дверном проеме мелькает силуэт.

В музей следом за Катей, пошатывалась из стороны в сторону, но не плавно, как шатаются пьяные или обессиленные люди, а рывками, как сломанный механический робот, входит девушка-подросток.

Два огромных банта во всклокоченных волосах, диссонируют с туфлями на высоких каблуках и школьным платьем, явно неподходящим по размеру и лишь слегка прикрывающим ягодицы. Воротник платья расстегнут и две непропорционально больших груди, будто сдавленные корсетом выпирают наружу гротескно и одновременно возбуждающе. Пятна крови и кровавые разводы делают посеревший кружевной фартук школьницы похожим на фартук мясника.

Катя не может вспомнить, где раньше ей доводилось видеть эти пухлые капризные губки, маленький кукольный носик и идеальные брови, но девушка определенно кажется ей знакомой.

– Почему он оттолкнул меня? – произносит школьница, голосом, дребезжащим как стекло в старом серванте. – Вместо того чтобы как все нормальные люди трахнуть меня своей боеголовкой, он трахнул меня головой об угол стола.

– Я не понимаю…

– Брось. Все ты понимаешь.


убрать рекламу







Это ты его так воспитала, да? Я одела ради него туфли на этих долбаных каблуках и стринги, которые впиваются между моих булочек. Хотя мне хотелось бы, чтобы между них в меня впилось кое-что другое. Догадываешься что? Я хотела его, видела, что тоже нравлюсь ему, и в этот сладкий долгожданный момент он швыряет меня на пол.

Школьница усмехается, обнажая ровные крупные зубы в хищной улыбке. Над ее воротником появляется темная полоса и медленно поползет вверх по шее. Она разветвляется, повторяя сосудистую сетку. Кожа вокруг нее зеленеет и желтеет как старый кровоподтек.

– Знаешь, что говорили про него в школе? Что он педик. Думаю, так и есть. Только абсолютный пидор мог так поступить. Какие мы девочки глупые по сути создания. Почему-то нам нравятся либо совершенные подонки, либо голубые. Твой Макс – это венец. Он и подонок, и педик одновременно. Говорят, из противоположного пола он западал только на старух, вроде тебя.

– Как это может быть, если он голубой?

Сосуды темнеют и на бедрах девушки. По ним будто распространяется зомби-вирус. Бледно-розовое молодое упругое тело умирает на глазах, покрываясь трупными пятнами и раздуваясь.

– Не придирайся к словам. За что покупала за то и продаю. Например, на преподавательницу биологии, с которой он якобы занимался факультативно. А на самом деле между ними была чудная садо-мазо страсть. К сожалению, руководство школы узнало об этом и училку попросили написать заявление по собственному желанию. Сам факт связи ученика и учителя утаили, – знаешь, как хорошо у нас умеют это делать? Никто ничего не узнал. Были только слухи.

Грудь школьницы раздулась настолько, что платье расходится по швам. Кожа на разбухших икрах покрывается трещинами, из которых, пузырясь, течет черная субстанция.

– С твоим сыночком вообще связано много недомолвок и тайн. Говорят, что в первых классах он сверлил дырки в гипсокартонной стене между раздевалками и подглядывал за старшеклассницами.

Милое кукольное личико превращается в ужасную одутловатую посмертную маску.

– Я опять разлагаюсь. Так происходит каждый раз, когда начинается этот дождь. Все благодаря твоему Максимчику. Это он убил меня. И теперь я вынуждена вечно скитаться тут. Застряла в этом городе между жизнью и смертью.

Девушка делает шаг по направлению к Кате, вытянув руки.

– Вот смотри сейчас я…

Неожиданно ее тело сдувается. Платье обвисает и трухой осыпается на пол. Вслед за ним седеют и выпадают волосы, скрутившись, как мертвые бледные черви-паразиты у ног хозяйки. Из образовавшихся ранее разрывов кожи и пор вылетает облачко кроваво-черной пыли. Девушка ссохлась, превратившись в мумию, и рассыпается как высохший песочный замок. Через мгновение на ее месте остается лишь горстка праха и парящая в воздухе пыль. А еще через миг исчезают и они.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Это просто галлюцинация,  – решает она, – такая же, как мальчик с косичками, попавшийся мне в коридоре, как голос из кабинки в туалете. Или призраки. Ну, ведь действительно, – это вполне могут быть и призраки. Город умирает, он доживает последние часы своей гребаной жизни и если представить, что это живой организм, что он обладает некоей коллективной душой, то можно объяснить очень многое. Конечно, это фантастика. Но в разумных пределах. Не больше, чем какой-нибудь конденсат Бозе-Эйнштейна… 

Катя не знала, что это такое, даже представления не имеет, но название само всплывает в памяти и прочно занимает свое место в выстраивающихся в голове предложениях.

…или тахионы. Так же как муравьи или пчелы обладают коллективным разумом, почему не представить что-то обладающее не просто разумом – набором инстинктов и простейших рефлексий, – но и коллективной душой. Душой, которая складывалась и росла не десятилетия, а века, собиралась из страстей и устремлений, чаяний и разочарований всех проживавших в городе людей. Которая кормилась кровавыми убийствами, религиозным мракобесием, изменами. Любовью, страхом, одиночеством, радостью. Что если эта коллективная душа, в тот момент, когда все люди, когда-то бывшие ее частью, питавшие ее своими чувствами и эмоциями, бывшие для нее проводниками в реальный мир, покинули ее, – оставшись одна, слепая и глухая, осознала близость своей кончины. И вот, в преддверии своего смертного часа, понимая неизбежность смерти, город начинает искать способы выжить и для этого создает всех этих призраков. Вдыхая в них жизнь и вложив в них свою душу, он пытается спасти себя, убежать от надвигающейся катастрофы. 

И… 

Тут она холодеет, и лоб покрывается испариной.

…вдруг я тоже не более чем призрак, всего лишь порождение этой коллективной души. Вдруг меня воскресил сам город, чтобы продолжить во мне свое существование. 

Катя часто моргает, и крутит затекшей шеей. Она понимает, где находится, понимает, что стоит в центре школьного музея, но ощущения у нее такие, будто ее бесцеремонно вырвали из краткого беспокойного сна. Руки непослушными и безвольными веревками висят вдоль тела.

Изо рта по подбородку стекает слюна. И кажется, стекает уже не одну минуту.

Она вытирает ее ладонью.

Ключи, –  слово, как холодный северный ветер, разогнало муть, заволокшую сознание, – ты пришла сюда за ключами. Давай, двигай. 

Тяжело переставляя затекшие ноги, она подходит к неприметным дверям между двумя стеллажами и, отворяя их, оказывается в крохотном подсобном помещении.

Пахнет чистящими средствами и влажными гниющими тряпками. За узким одностворчатым окном по-прежнему стучит дождь. В рассеянном красноватом свечении, льющемся с улицы, она замечает на стене доску с крючками, на которых висит пять или шесть ключей.

Включив камеру на смартфоне и подсвечивая себе, она довольно быстро находит среди них тот, который, как кажется, ей необходим. На бумажном вкладыше в пластиковой бирке, прикрепленной к ключу, написано, – «лев. крыло лестница». 

10

 Сделать закладку на этом месте книги

После пары оборотов, щелкает щеколда и дверь, заскрипев петлями, распахивается под собственной тяжестью.

На лестнице нет окон и не горит ни одной лампы, поэтому ей опять приходится вспомнить про смартфон.

Медленно переступая со ступеньки на ступеньку, она прислушивается к звукам, доносящимся с первого этажа.

Ей хочется верить, что они лишь мерещатся ей. Но она слышала их, еще стоя у решетки, перегораживавшей главную лестницу. Это были звуки стучащих каблуков, звуки влажных шлепков, нечленораздельного монотонного бормотания, тяжелых вздохов и чего-то еще, чего-то неопределенного, но не менее странного.

Тогда Катя не придала им значения. В ее состоянии, учитывая ситуацию, в которой она оказалась, очень легко было списать их на слуховые галлюцинации, вызванные стрессом и усталостью. Тем более что только так, – галлюцинацией и собственным помешательством – она могла объяснить голос Максима, доносившийся из пустой кабинки в туалете, и многое-многое другое.

И вот сейчас, слыша их снова, и понимая, что они отнюдь не плод ее воображения, меньше всего ей хочется оказаться на первом этаже и узнать кто, или что, источник всех этих стуков, шлепков, скрипов и стонов.

Однако другого выхода нет. Она вынуждена спуститься туда и найти способ выбраться из адской школы. Она чувствует, что отпущенное ей время неумолимо утекает. Она обязана найти сына до того, как откроются шлюзы и город поглотят мегатонны воды, несущейся вдоль реки. Хотя ее уверенность в этом и была поколеблена, информацией, подчерпнутой из компьютера в учительской, – в глубине души она все равно продолжает считать Максима семилеткой, и полагает, что ищет маленького мальчика, которого ей необходимо спасти и защитить от надвигающейся опасности.

Она спускается до пролета между этажами. Вспышка смартфона описывает полукруг и выхватывает нечто бесформенное у основания противоположной стены.

Катя подходит ближе, но, только наклонившись, узнает человека, лежащего на полу.

Прижав ладонь левой руки ко рту, она пытается заглушить вырывающийся из груди крик. Отчасти ей это удается. Со стоном прижавшись к стене, она отводит вспышку от распростертого тела.

Это Мишка.

Тот самый одногодка и приятель Максима, который жил в соседнем подъезде. Мамашу которого она считала глупой пустой кубышкой. Папаша которого парковался как последний мудак, а однажды оставил свой Вольво на детской площадке, въехав колесами в песочницу.

Она узнает его сразу, хотя теперь ему было совсем не восемь лет.

Скорее четырнадцать.

Переборов первую волну тошноты, она вновь приближается к трупу и пробует определить есть ли у того пульс. Но даже простого прикосновения достаточно для того, чтобы понять – парень мертв и мертв довольно давно. Его тело было омерзительно холодным, и начинало коченеть.

Он похож на лягушек,  – думает она – которых я ловила в детстве. Ловила и шила для них одежду, пока они не начинали вонять, а животы вздуваться от гниющих кишок. 

Неожиданно парень дергается, изгибается, изо рта ударяет маленький фонтанчик крови. Руки раскидываются по сторонам, и скрючившиеся пальцы принимаются скрести по полу. Ноги пускаются в пляс. Он то ли отбивает чечетку, то ли марширует.

Катя в панике отпрыгивает в сторону. Спустившись на ступеньку, она готова к тому, чтобы броситься бежать. Но юноша уже затих. Его голова повернута в ее сторону, он смотрит на нее пустыми ничего не выражающими блеклыми глазами.

Это должно быть посмертные судороги, – решает Катя. Такое бывает. Она читала о подобном в одном детективе.

Мишка улыбается, и она, вскрикнув, спускается еще на одну ступеньку.

Это не судороги. Его улыбка растягивается еще шире.

– Что, думаешь, ты убил меня? – произносит он.

Не просто зажав рот рукой, а запихнув в него целый кулак и даже прикусив его, она медленно пятится прочь от восставшего мертвеца.

– Напрасно надеешься. Я приду за тобой даже с того света…

Раздается треск рвущейся ткани. Толстовка на груди Мишки расходится, обнажая расползающуюся плоть, и из его тела выстреливает десяток тонких изломанных конечностей.

Одно из них оплетает ее запястье, другое ударяется в икру.

Остальные вцепляются в потолок и перила. Тело подтягивается на них, переворачивается и встает вертикально. Щека мертвеца треснула и из нее медленно вытекает вязкая черная жидкость. Улыбка превращается в оскал.

– Я сожру твою душу, маменькин сынок, – орет он. – Я трахну тебя так же, как трахал тебя твой папочка. И насру на тебя так же, как на тебя насрала твоя мамочка. Добро пожаловать на дно своего персонального ада, мудила.

Губы мертвеца, расползаются. Изо рта вываливается раздвоенный язык. Сделав рывок в ее сторону на своих странных длинных суставчатых ногах, похожий на паука-сенокосца, он приближается к женщине на расстояние вытянутой руки.

– Вот что я сказал ему, долбанная блядь, – сипит он. – Перед тем как утащить вслед за собой. Туда, где теперь он горит в вечном пламени геенны огненной. Ну что, ты все еще хочешь последовать за ним? За своим обожаемым маменькиным сынком? Ты все еще хочешь спасти его? Назови свою цену. Что ты готова заплатить? Готова заплатить своей жизнью за его?

Не в силах больше сдерживать овладевшую ей панику, завопив, она дергает руку, освобождая ее от хватки суставчатой конечности, и бросается вниз по ступеням.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Ударом ноги распахнув дверь с лестницы, она выбегает в фойе первого этажа и замирает, не веря своим глазам.

По периметру вдоль стен, где только возможно стоят старые офисные стулья неопределенного цвета. Над стульями висят доски, на которых раньше размещались объявления. В некоторых из них учеников старших классов приглашали во всевозможные спортивные секции от айкидо до баскетбола, в других извещали родителей о том, что теперь допуск в школу взрослых производится только при предъявлении паспорта или о том, что у детей должно быть сбалансированное питание, и поэтому всем было необходимо срочно приобрести витамины известной марки в ближайшей аптеке.

Но сейчас вместо объявлений на досках развешены, отвратительные сюрреалистичные фотографии и выполненные в кроваво-черных тонах детские рисунки. На фотографиях в нелепых позах застыли сплетенные человеческие тела. Руки, ноги, груди и задницы – все перепуталось и спаялось в кошмарные бесформенные комки плоти. Изображения оказались копиями недавнего рисунка Максима. Выстраиваясь один за одним, они разворачиваются перед ней в цельную историю, превращаясь в жуткий комикс.

Вот на одном из рисунков появляется полицейская машина. На следующем она перемещается ближе к зданию с колоннами. Через несколько изображений автомобиль останавливается и из него выходит огромный полицейский. А на следующем полицейский уже лежит на ступенях между колонн. Кровь заливает его лицо, окоченевшая рука крепкой посмертной хваткой сжимает пистолет.

Это плохое место,  – вспоминает она слова Максима.

Все персонажи этой истории – человек-червь, ворона, клоун в цилиндре с распростертыми в стороны руками, – все двигаются к этому дому, окруженному оранжевыми деревьями, из окна которого выглядывает человек с козлиной бородкой. Хозяин. Человек, что почти всегда ходит в красной маске.

Растения в горшочках на подоконниках и на вертикальных подставках исчезли. Их место заняли игрушки, – раздетые куклы Барби, Братс и десятки других ранее неизвестных Кате. Они стоят в призывных позах, сидят, раздвинув ноги, их широко раскрытые глаза смотрят с похотливой невинностью.

За опорными колоннами, увешанными заляпанными зеркалами, сквозь широкие окна виднеется кусок перил у крыльца и темные разросшиеся кусты. Совсем недавно она стояла там, оттирая запотевавшее от дыхания стекло и стучась в массивную запертую дверь.

Она хорошо помнит, как в недоумении дергала ручку и раздумывала, – пнуть ее или попробовать выбить плечом так же, как поступают герои сериалов на НТВ.

Но теперь нужды в подобных отчаянных мерах нет, – входная дверь приоткрыта. Вставленный в щель между ней и створкой огнетушитель не дает ей захлопнуться.

В противоположном конце фойе, там, где раньше должна была находиться дверь в перемычку и школьную столовую, теперь бетонная стена. Точно такая же, как на втором этаже.

И из этой стены, медленно, как из тела размножающейся почкованием гидры, вырастают не по годам развитые девочки-подростки в коротких школьных платьях с белыми праздничными фартуками. Их уже около десятка и это точные копии школьницы встреченной Катей в музее. У всех одинаковые уже знакомые лица с пухлыми губами и кукольными носами, темная венозная сетка на груди и ногах, зеленоватая кожа.

Сначала на поверхности стены появлялось сморщенное лицо. За ним грудь. Через пару секунд очередная школьница уже выглядит как барельеф. В этот момент у нее открываются глаза, и она делает первый маленький и нетвердый шаг на туфлях с огромным каблуком-шпилькой. После того как из стены появляется вторая нога, за ней еще какое-то время следует липкий шлейф, похожий на тянущееся за пальцами тесто. Затем шлейф рвется со звуком шлепка ладони по влажному телу и школьница в настолько коротком форменном платье, что не составляет труда увидеть все, что находится у нее между ног, изгибаясь и содрогаясь, как зомби из фильмов ужасов, направляется в сторону Екатерины.

Они монотонно бормочут что-то нечленораздельное, иногда томно вздыхают и демонстрируют ей округлые ягодицы.

– Хочешь меня, красавчик? – произносит одна, расставив ноги и призывно крутя тазом.

– Отсоси, потом проси – декламирует другая.

– Помнишь, как ты сверлил дырки в стене между раздевалками и подглядывал за мной? – раздается из-за спины.

Катя бросается к входным дверям.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Оказавшись на крыльце, она прижимается к дверям спиной и переводит дыхание.

В воздухе висят кровавые капли. Все звуки стихли разом и неожиданно. Тишина.

Из окон школы льется багровый свет, в котором пляшут бесплотные тени.

Перед крыльцом застыл поток темной воды. Как схваченный морозом или вспышкой фотокамеры.

Она догадалась, что увидит это, только почувствовав обступившее ее безмолвие. Застывшее время, замерший в ожидании мир, балансирующий на грани, между своими двумя воплощениями, между болезненным кровавым адом и уходящей под воду неизвестностью.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Свет фонарей вдоль улицы из багрового превратился в оранжевый, а затем в жёлтый. Красные разводы на асфальте растаяли, а кровавые подтеки на стенах растворились в редком моросящем дожде. Улицы заволокло тусклым влажным маревом, в котором черные массивы многоэтажных домов колыхались как отражения на темной воде.

Школа за ее спиной вновь выглядела как раньше. Обычная, обезлюдевшая, в брошенном погибающем городе. В ней не было никаких отличий от миллионов других российских школ, пустеющих каждое лето. Залитое светом фойе, погрузившиеся во мрак корпуса и перемычка между ними. Так словно совсем недавно в темных окнах не плясали отсветы багровых огней, а по темным коридорам, чьи полы расчерчены инфернальной дорожной разметкой, не разгуливали странные создания, словно сбежавшие из снов сексуального маньяка.

Она спустилась по крошащимся бетонным ступенькам.

За то время, что Катя провела в школе, сумерки сгустились еще больше. По темно-синему небу неслись черные волны, в которых она с трудом узнала низкие тучи. Ей даже пришла мысль, что мир перевернулся, и теперь переполненная бурлящая река течет над ее головой.

Ей показалось, что откуда-то, – вероятно из окна одного из ближайших домов, – донеслась мелодия «Спят усталые игрушки». Кто-то забыл выключить телевизор?

Она представила, как в пустой квартире, брошенной хозяевами, собираются полупрозрачные призраки и, удобнее рассаживаясь на диванах и креслах, ждут начала бессмертной «Спокойной ночи, малыши». Эта передача, еще какие-то два года назад была чуть ли не ежевечерним ритуалом для ее семьи, не приняв участия в котором, Максим потом долго отказывался засыпать. Ей казалось, что наступление ночи он определял не по часам, а по появлению на телеэкране Хрюши и Степашки. Даже закончив первый класс, он иногда смотрел «Спокойной ночи». Пусть большей частью чтобы покритиковать показываемые там мультфильмы.

Катя подумала, что так и начинается взросление – с отрицания и насмешки над тем, что еще недавно составляло смысл твоего существования. Все что раньше казалось красивым, с течением времени становится уродливым. Всё, что казалось мудрым, становится глупым. Люди, которые тебе раньше нравились, начинают раздражать и выводить из себя.

Она вспомнила, что, учась в восьмом классе, была безумного влюблена в мальчика из десятого. Любовь была платонической, наполненной вздохами и наивными мечтами. Все что она могла себе позволить – это подглядывать за ним, во время перемен, чтобы потом, укрывшись с головой одеялом и подсвечивая фонариком, отмечать в блокноте с замком в виде сердца каждый день, когда он бросил на нее хоть мимолетный взгляд.

Она даже не знала, как звали предмет ее обожания, но это не мешало ей предаваться сладким фантазиям и превозносить его выше всех земных Олимпов. Она представляла его Гераклом, пришедшим вырвать ее из лап Немейского льва, принцем Филипом призванным своим поцелуем освободить от чар коварной Мелифисенты.

Окончив школу и поступив в университет, она, разумеется, забыла о нем. Пусть и не сразу, но созданный ей образ тускнел и растворялся во времени, вслед за воспоминаниями о первом визите в кафе-мороженное, отвратительной тыквенной каше, подаваемой на обед в детском садике, ругающихся родителях и первом визите к стоматологу.

Вспомнила о своем школьном принце Катя лишь спустя десяток лет, – разглядывая старые фотографии, и заметив на одной из них в кадре тощего парня с надменным и дебильным взглядом.

Смотря на жиденькие усики, редкие длинные волосы на подбородке, она удивлялась тому, что могла посвящать ему пусть и бездарные, но идущие из сердца стихи, рыдать, уткнувшись в подушку, после того как увидела его целующимся на новогодней дискотеке с какой-то девятиклассницей, и считать, что это тощее отвратительное ничтожество и есть ее принц.

С течением времени человек обязан меняться, обязан передумывать и низвергать собственных идолов. Если человек меняется – значит, он живет. Неизменным в течение времени остается только мертвое.

Наверное,  – подумала она, – когда я умру, то легко смогу узнать, что превратилась в призрака. 

Мертвецы не сомневаются, не меняют своих убеждений, они зацикливаются на последних предсмертных переживаниях и бродят по миру в поисках ответа на какой-нибудь один единственный вопрос, имеющий значение только для них и давно безразличный всем оставшимся в живых.

Пока она задает вопросы, пока передумывает, находит новые решения и цепляется за новую веру – значит, она жива. Как только ее мысли и желания зациклятся на чем-то одном – это будет означать, что она умерла.

А не зациклилась ли ты на своем сыне? 

Мир покачнулся и перед глазами понесся уже привычный хоровод лиц. Но в этот раз вращение прервалось довольно быстро. Она даже не успела покачнуться.

На первом месте у тебя всегда был Макс,  – всплыл в памяти чей-то грубый и низкий голос. – На втором месте тоже был он. И на третьем, ты удивишься… 

Кто это? Кто-то из знакомых? Кто-то воспоминание о ком стерлись из памяти, вместе с последними четырнадцатью годами жизни?

Долгие четырнадцать лет, на протяжении которых она должна была видеть, как ее сын взрослел, как превращался в мужчину, будто вынули из ее головы. Ей казалось, ее не просто лишили части памяти, ее лишили части души. Ведь, что такое человек, как не его память. Заберите ее у него, а еще лучше замените чужими воспоминаниями, и вы получите совсем другого человека. Наша память – самый большой дар и самое большое проклятие. Она подавляет нас всей тяжестью прожитых лет. Пережитые страхи и проглоченные слезы диктуют, как нам поступать и как говорить. Счастливые моменты требуют бесконечных самоповторов. Но воспоминания – это, по большому счету, все, что у нас есть. Они всё то, чем мы являемся.

Ей пришло на ум, что все происходящее с ней с того момента как она очнулась на набережной похоже на паззлы от разных картинок. Сколько не пытайся собрать из всех них одно единственное изображение – это никогда не получится.

Теория о пропавших четырнадцати годах отлично составлялась из большинства имеющихся у нее на руках фрагментов. Однако оставались такие, которые никак не встраивались в общую картину, выбивались из нее, наличие которых можно было объяснить только собственным безумием.

Она быстрым шагом обошла брошенную возле школьного крыльца «Газель».

Если она хочет успеть побывать дома до того, как город смоет ей надо поторапливаться. До проспекта Батова более пяти километров, это городская окраина, настоящая спальная дыра, с расписанными граффити стенами, обоссанными подъездами, пустырями, магазинами, наполненными просроченным товаром и дешевым пивом.

Часть ее до сих пор не верила, что они переехали туда. Ей это казалось невозможным, нереальным и абсурдным. Но это единственное, что у нее было.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

– Катя, – услышала она и, обернувшись на голос, заметила идущего к ней человека.

Его лицо пряталось за траурную вуаль темноты, накинутую плаксивыми сумерками на пустынную улицу. Как только человек попал под свет фонаря, Катя сразу узнала в нём Диму. Она настолько обрадовалась, увидев его, что с трудом удержалась от того, чтобы не кинуться ему на шею.

– Твоя марсианка так и не пришла? – все, что они смогли себе позволить – обняться подобно старым друзьям. Но для нее было достаточно и этого. Она прижалась к его мокрой майке, почувствовав на своей шее ровное успокаивающее дыхание.

Она медленно отстранилась.

– Да. Решил больше не ждать, – ответил он, послушно размыкая объятия и отпуская ее. – Я кинул ей СМС на всякий случай, надеюсь, нужды в нем не было. Мобильные не работают, сети нигде нет. Полагаю, я встречу ее здесь. Иначе мне придется ехать к ней домой.

– Тут ты ее точно не найдешь…

– Почему?

– Сам разве не видишь, – она показала на темные окна школы. – Идти сюда не было никакого смысла. Тут никого нет. Похоже, эвакуация закончилась. Все двери закрыты.

– Вот чёрт? Точно?

Она развела руки.

– Внутри пусто. Ни души. Я пробралась через окно. У меня это уже неплохо получается. Думаю, еще немного практики, и я могла бы переквалифицироваться в форточники.

Дима бросил взгляд сквозь стекло на ярко освещенное фойе и с недоверием посмотрел на нее.

– Если только призраки, – добавила она после секундной заминки. Улыбнулась, делая вид, что это шутка. Ей захотелось рассказать ему всё, поделиться всем увиденным и прочувствованным, но осознание того, что парень обязательно сочтет её окончательно спятившей, не дало потоку из сбивчивых от нетерпения, бурлящих как кипящая вода, слов вырваться наружу.

– То есть нас бросили? – он подошел к дверям, дернул ручку. Они вновь были закрыты. Катя даже не удивилась. Во всем происходящем присутствовала какая-то странная безумная логика, и ей казалось, что она уже начинает ее постигать.

– Охрана. В школе обязан быть сторож или охранник. Наверное, спит где-нибудь или в компьютерном классе в интернете торчит. Надо как-то добраться до него.

– Нет. Никого там нет. Ты меня слушаешь? Все двери закрыты. И эти. И те, что в перемычке. И любой эвакуационный выход. Там никого. Вообще.

– Хм… Честно говоря, я ожидал чего угодно, но не такого поворота. Значит, придется выбираться из города самим. Но сначала надо найти Свету. Может, поедешь с нами?

– Да, было бы здорово, – задумалась Катя. – Но сначала… У меня тоже есть кого искать. Сначала я найду сына. Он все, что у меня есть.

– Ах, ну да… Макс… – Дима понимающе кивнул и посмотрел на нее с едва скрываемой жалостью. – Ты нашла что-то на его счет?…

– Это безумие. Полное безумие. Но, похоже, ты был прав. Всё выглядит так, будто корова слизала добрый десяток лет из моей головы. И при этом, кажется, будто ничего не поменялось. Я не могу себе представить, как такое может быть. Как только задумываюсь об этом, или пытаюсь сосчитать какой же сейчас год, мне тут же становится не хорошо, то голова закружится, то живот скрутит. Я уже не уверена и в том, что все, что я помню, было со мной. Было ли? И со мной ли?

– Да, и я сам уже ни в чем не уверен. Одно могу сказать, – в таких городках, как Тиховодск время, кажется, остановилось. И разница между годом и двадцатью практически не ощущается. Такие города, как вечно живые мертвецы. Как вампиры, которые пьют нашу кровь, кровь тех, кто в них живет. Мы умираем, нам на смену приходят наши дети, и ничего не меняется, мы по-прежнему остаемся заключенными в этой клетке, в железобетонной тюрьме. Иногда я думаю, душа Тиховодска – это тысячелетний вампир, который спит где-то в одном из подвалов старого центра.

Дима на мгновение замолчал, разглядывая ее.

– Так что ты нашла?

– То, о чем ты и говорил. Я нашла запись о Максе. Оказывается, прежде чем он окончил школу мы переехали. Теперь мы живем на проспекте Батова. Это же черт знает где. Ума не приложу, что могло вынудить нас переехать из нашей милой уютной квартирки в этот ужасный район. Но по крайней мере это объясняет, почему по старому адресу меня встретила чужая женщина уверявшая, что она живет там уже четырнадцать лет. Я не поверила ей, кричала, ругалась. Потом решила, что сама сошла с ума. А выясняется, что я просто не помню вообще ничего с того самого утра как мы пошли с ним на прогулку. Значит, мне должно быть уже под сорок? Я что выгляжу такой старой?

– Нет, конечно. И это меня малость пугает.

– Я обязана найти своего малыша, Дима. Может даже это не плохо, перенестись в будущее, словно на машине времени, и увидеть каким он стал.

– Может, да, а может, нет…

– В смысле? Ты на что-то намекаешь? Тебе что-то известно?

– Ничего… Просто немного опыта. Тебя подвезти? У меня за домом стоит машина. Я вообще-то живу неподалеку. Метров две


убрать рекламу







сти до школы. Мне в детстве все завидовали. Я мог спать дольше всех. Если забывал учебники, мог спокойно добежать до дома за время переменки.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Свернув во двор, она увидела единственный автомобиль, небрежно припаркованный на пустой дороге.

– Вот моя зверюга, – показал на машину Дима. – Мазерати Гран Туризмо. Мечтал о ней с детства. Столько денег за неё выложил.

– А кто у нас папа? Не Рокфеллер?

Дима пожал плечами и рассеянно улыбнулся. Кажется, он не расслышал вопроса, а она не стала переспрашивать.

Автомобиль поражал хищной радиаторной решеткой, похожей на разинутую пасть монстра и обтекаемыми, почти сексуальными, формами. В оранжевом свете фонарей среди серости и тусклости залитого водой мира он сверкал глянцем и казался пришельцем из иного мира. Раскосые фары делали его злобно-прищуренным варваром.

– До ста километров в час за пару секунд разгоняется. Но по нашим улицам особо на нем не погоняешь.

– Чего же ты на машине свою марсианку не отвез? Сгоняли бы туда и обратно. – Катя провела пальцем по холодному блестящему металлу. Да, машина должно быть, что надо. Может о такой же мог мечтать и ее сын. Странно, что ей обладает обычный студент.

Она искоса посмотрела на Диму. Не похоже, что он из мажоров. Но она никогда не умела разбираться в людях, часто ошибаясь на их счет. Сколько раз в жизни она при первой встрече в хлам ругалась с будущими закадычными друзьями, и влюблялась в тех, в кого не следовало? Это было смешно, но она не помнила ответа на этот вопрос, но отчего-то была уверена – что не раз.

– Я предложил, – ответил парень, пройдя мимо автомобиля и свернув к подъезду, над дверями которого мерцала ртутная лампочка без плафона. – Но она сказала, что машина испортит всю романтику последней прогулки по умирающему городу. Я, кажется, говорил тебе, что она мечтала, взявшись со мной за руки пройтись по набережной, наделать «себяшек», чтобы потом стать свидетелями его гибели.

– Да уж очень романтично, – Катя остановилась, не решаясь подниматься вслед за ним по лестнице.

– Ты не пойдешь со мной? Можешь подождать тут. Я на втором этаже живу. Мне только за ключами сбегать и документами.

– Беги, я подожду. Не буду у тебя над душой стоять. Дождь вроде кончился, так что не размокну.

Перед лестницей находились две желто-зеленые скамейки. Деревянные брусья потрескались, краски выцвели. Перед тем как сесть Катя провела по ним ладонью, проверяя, насколько они сырые и на коже осталась смесь из жирной грязи и пыли.

Она хотела махнуть ему рукой, но он уже скрылся за хлопнувшей металлической дверью.

Частое мерцание лампочки раздражало, и Катя отвернулась, разглядывая двор. Свет пары фонарей слегка рассеивал мрак и ползущий от кустов туман. Глянцево блестели лужи и мокрые качели детского городка. Трансформаторная будка темным квадратом закрывала виднеющийся между домами ярко освещенный, но пустой проспект.

Проскрежетали металлические петли.

Она посмотрела на двери, ожидая увидеть спускающегося по ступеням Диму. Вдохнув, она даже набрала в легкие побольше влажного воздуха, чтобы высказать ему свое удивление по поводу того, как быстро он управился. Но двери подъезд оставались закрытыми.

Она вновь перевела взгляд на двор, и ей показалось, что на качелях кто-то сидит. Темная согбенная фигура. Разглядеть лучше она не могла, но, судя по всему, это был ребенок. Согнувшись и опустив голову, он разглядывал носки своей обуви, или что-то в грязи под собой.

Она вновь отчетливо расслышала скрип петель и заметила, как качнулись качели.

Нерешительно встав, она медленно, боясь спугнуть ребенка, направилась в сторону детского городка.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Перешагнув через бордюр, и подняв взгляд, Катя увидела, что на качелях никого нет. Однако они продолжали раскачиваться. Казалось, буквально за мгновение до этого ребенок спрыгнул с них и спрятался где-то среди темных бесформенных зарослей кустов.

– Мальчик, – позвала она оглядываясь. – Не бойся…

И подумала, сколько раз она уже произносила нечто подобное за последний час? Не школьный ли призрак вернулся за ней? Маловероятно. Она всегда считала, что призраки привязаны к какому-то определенному месту. Хотя, что она знаток паранормальных явлений? Куда уж ей тягаться с Малдером и Скали?

Среди кустов хрустнула ветка.

– Ты что тут делаешь один?

Туман, выползший из насыщенных влагой щелей и трещин, просочившийся из земли, рассеялся в воздухе. Ночь стала чуть светлее, или ее глаза просто привыкли к недостаточному освещению.

– Где твои родители?..

Ей почудилось движение за спиной и, вновь обернувшись к качелям, она вздрогнула как от удара током.

На сидении откинувшись на спинку, и смотря на нее крохотными глазами-бусинками, сидел огромный плюшевый медведь. Мокрый искусственный мех слипся и торчал в разные стороны как прическа панка.

Плюш , – всплыло в памяти – Мы будем звать его Плюшем .

Вслед за этими словами она увидела маленького Максима. Ему было чуть больше года, и он с наслаждением ползал по точно такому же мягкому и огромному медведю. Встав на еще нетвердые ноги и схватив игрушку за нос с заливистым смехом, сын тяжело упал на пятую точку. Она вспомнила, как при этом у нее кольнуло сердце и неприятно сжалось где-то внутри. Но Максим лишь удивленно посмотрел на нее и произнес одно из своих первых слов.

– Бух? – вопросительно сказал он, продолжая смеяться.

– Бух, – согласилась она, протягивая ему руки.

– Бух, – утверждающе резюмировал ребенок и, не успев подняться, как борец реслинга, снова накинулся на медведя, повалив того на пол.

– Бух! – восторженно закричал Максим.

В сложенных на животе лапах медведя лежала коробочка, обтянутая красной материей. Она нерешительно дотронулась до нее.

Ткань оказалась неожиданно теплой и сухой.

Сердце застучало с удвоенной силой. Кто-то только что оставил это здесь.

Катя нащупала крохотную кнопку в основании коробочки, и, надавив на нее, чуть не вскрикнула, когда крышка откинулась с тихим щелчком.

Внутри на бархатном основании, с искусной гравировкой на внешней поверхности и вставками из платины, лежало золотое обручальное кольцо.

– ВМЕСТЕ, – прочла она вслух выгравированную надпись и заметила углубление для второго кольца.

Ее взгляд медленно переместился на неожиданно онемевший безымянный палец левой руки.

Она покачнулась, теряя равновесие.

Второе кольцо было на нём.

Перед ней вновь закружился хоровод лиц. Как и раньше кто-то пытался до нее докричаться, кто-то плакал, кто-то смотрел серьезным и печальным взглядом. Только теперь все эти люди уже не казались ей незнакомцами. Она понимала, что когда-то знала каждого из них, казалось ей осталось сделать лишь маленький шажок, чтобы вспомнить все что-то скрыла от нее дождливая пелена Тиховодска.

Внешне кольцо было точно такое же, как и первое, находящееся в коробочке. Отличие между ними заключалось только в выгравированных на них словах.

«НАВЕКИ», – гласила надпись, сделанная на ее кольце.

Сняв с пальца, она аккуратно положила его рядом с первым. И оно само легло точно в предназначенное для него место. Два кольца переплелись под небольшим углом как склоненные головы, образуя клятву.

ВМЕСТЕ НАВЕКИ.

Именно так, любимая,  – услышала она чужой голос и, вскрикнув, выронила коробочку.

Кольца упали в мокрую грязь все также рядом друг с другом, связанные, как судьбы людей, которым предстояло их носить.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Она увидела себя в белом платье напротив огромного зеркала в городском ЗАГСе. В руках букет из белых роз. Рядом с ней в светло-сером костюме стоит темноволосый молодой человек. Его ладонь на ее талии, губы прикасаются к ее шее. От него исходит запах духов «Код Армани».

– Именно так, любимая, – говорит он. – Вместе навеки.

Она задыхается от переполняющих чувств.

Его рука опускается ей на живот.

– Как ведет себя наш Максимка?

– Смирно, – она прижимает его пальцы к своему уже округлившемуся и чуть выступающему из подвенечного платья животу. – Еще слишком рано, дорогой. Думаю, пройдёт ещё месяц, прежде чем он начнёт брыкаться.

– Ты действительно не жалеешь, что у нас нет пышной свадьбы, кучи гостей, подарков.

– Нет. Ты же знаешь, – отвечает она и, обернувшись, заглядывает в его карие глаза. – А ты?

– Нисколько.

– Меньше всего я хотела бы сейчас видеть моих подруг, – вздыхает она. – Никогда бы не подумала, что чужое счастье настолько способно свести их с ума от зависти.

– Я думаю, вы еще помиритесь, – отвечает молодой человек, нежно прикасаясь к ее щеке.

– Никогда, Саша, – мотает она головой. – Никогда. После всех этих заявлений о том, что я выхожу за тебя «по залёту», после всех их звонков тебе с угрозами и предложениями бросить меня, со словами, что я тебя не достойна. Как я могу после этого с ними общаться. Мне даже проходить мимо них противно. Жаль только одного, – что нет рядом со мной сейчас папы и мамы.

– Мне тоже жаль. Думаю. Уверен. Они были хорошими людьми.

Он обнимает ее и произносит:

– Пойдем, любимая. Пусть этот день будет только для нас двоих.

– Троих, – поправляет она его, показывая на живот.

Он смеется и подхватывает ее на руки.

– А ты потяжелела…

– Люблю тебя…

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Как она могла забыть это? Свою собственную свадьбу, своего мужа и отца своего сына. Что с ней произошло? Что она забыла еще?

Знакомство с Сашей не отличалось романтизмом. Они встретились в ресторане «Легенда», гуляя в разных компаниях на чужих днях рождения. Сбежав из-за стола, она вышла покурить во двор и поняла, что оставила сигареты в куртке. В отчаянии оглядевшись, она встретилась взглядом с молодым человеком, который понял ее без слов, молча протянув полупустую пачку.

– Длинные, с ментолом? – она удивленно вскинула бровь.

– Стараюсь бросить, – ответил он.

За разговором прошло полчаса. Оказалось, они оба ощущали себя лишними в своих компаниях. Им нравились одни и те же фильм и оба они питали странную неприязнь к актеру Патрику Свейзи.

Последнюю сигарету они выкурили на двоих. Смеясь, он предположил, что это называется «курить на брудершафт» и объявил, что дальше должен следовать французский поцелуй.

Она вспомнила это очень хорошо.

Вспомнила и рождение Макса. Была зима, кружили снежинки, солнце еле пробивалось сквозь мрачное небо. Александр встретив ее на ступенях роддома и приняв от нее завернутого в теплое одеяло сына, отвез их в новую, еще пахнущую строительным клеем и обоями квартиру в недавно построенном доме с винтажными арочными балконами, высокими потолками и огромными комнатами. Ради этой квартиры он взял кредит на предприятии, где с недавнего времени работал начальником отдела продаж, при условии не увольняться на протяжении десяти лет.

Вспомнила, также, как они гуляли втроем по осеннему парку. Макс держал их за руки. Он только начал делать свои первые шаги и ему требовалась постоянная поддержка, Саша что-то воодушевленно рассказывал, а она шла рядом и ощущала необычайное умиротворение. Низкое солнце подсвечивало желтую листву деревьев, отражалось в окнах домов. Длинные тени и свет перемежались на их пути так, словно весь мир превратился в зебру.

И на этом, пожалуй, всё. Все воспоминания, связанные с Александром, обрывались. Как она ни старалась, ничего больше вспомнить у нее не получалось.

Катя подняла с земли кольца. Бережно оттерев от грязи, убрала их в сумочку.

Сняла с качелей мокрого Плюша и, обняв его, медленно побрела в сторону подъезда.

Часть третья

 Сделать закладку на этом месте книги

Теперь задумайтесь на минуту вот о чём. Если галлюцинация – это своего рода неконтролируемое восприятие, то восприятие здесь и сейчас – это тоже своего рода галлюцинация, но контролируемая галлюцинация, в которой предсказания мозга в настоящее время управляются сенсорной информацией из мира. На самом деле, мы все постоянно галлюцинируем, в том числе прямо сейчас. Просто когда мы согласовываем наши галлюцинации, мы называем их реальностью. 

Профессор когнитивной и вычислительной нейробиологии Анил Сет (Anil Seth)

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Раздался писк домофона и дверь подъезда распахнулась.

Она ожидала увидеть Диму, но на крыльцо вышел незнакомый пижон лет тридцати. Светлый костюм, голубая рубашка в мелкую клетку, галстук с абстрактным рисунком – подобные были в моде во времена ее детства, как правило, их носили герои мексиканских сериалов, при этом ширина галстука должна была коррелировать со статусом его обладателя.

Короткостриженые курчавые черные волосы делали его похожим на успешного столичного еврейчика, банковского клерка с большими амбициями. Он отлично бы смотрелся как в дорогом стрип-баре на Тверской, так и у проекционного экрана на котором дремавшим акционерам демонстрировались бы слайды уверенного роста продаж, кредитов, прибыли и лапши на их ослиных ушах.

В одной руке пижон держал борсетку, другой прижимал к уху золотистый IPhone. Прикрытые глаза придавали всему его облику слегка абсурдную и неуместную томность, а манерно оттопыренные пальцы, гладкое без морщин, кукольное лицо делали похожим на девочку.

– Ну вот. Теперь, никто не берет, – произнес он низким так контрастировавшим с его обликом голосом, и Кате показалось, что он обращается к ней. – А до этого «абонент вне зоны действия сети». Интересно за что я плачу по сто баксов каждый месяц? За то, чтобы в тот момент, когда мне нужна связь, получить вот такой вот пердимонокль?

Мужчина открыл глаза. Он смотрел на нее с нескрываемым раздражением. Ей стало неуютно под этим взглядом. Заныло и заворочалось в животе. Она поняла, что со стороны, должно быть, выглядит полной дурочкой, стоя перед ним с огромным плюшевым медведем на руках.

– Не связь в этой дыре, а полное говно, – произнес он, недовольно тыкая пальцами в экран телефона и пряча его в карман. – Где ты взяла этого медведя?

– На качели… А?…

Он бросил на нее взгляд, которым обычно смотрят не на молодую женщину, а на отвратительного и крайне опасного червя-паразита, вываливающегося из чужого заднего прохода.

– У нас уже был такой. Бросай его и поехали.

Вот так. Ни каких вам «здрасьте» и долгих предисловий. Сразу с места в карьер. Нынче таковы правила съема? Как деградировало человечество за каких-то четырнадцать лет.

– А мы знакомы, чтобы вот так сразу «на ты» и приказывать, что мне делать? – холодно осведомилась у него Катя. Он с первого взгляда не понравился ей. Самоуверенный отталкивающий тип. И чем дальше, тем неприязнь к нему только возрастала.

– Шутка, что ли? – бросил он, направляясь в сторону «Мазерати». – Я не настроен шутить. Поехали, говорю.

Она плотнее обхватила «Плюша», прижавшись к нему лицом, уверенная, что медведь придаст ей силы противостоять натиску незнакомого мужчины. Если он будет продолжать в таком же духе ей не останется ничего иного кроме, как кричать в надежде что Дима услышит ее и быстрее спустится вниз.

«Мазерати» мигнул фарами и, к ее ужасу, мужчина, подойдя к автомобилю, открыл водительскую дверь.

Выходит, Дима солгал и «Мазерати» не принадлежал ему? Тогда за какими ключами он ушел? И о чем он еще солгал ей?

Пижон увидел, что она не сдвинулась с места и его лоснящееся лицо искривилось. В нем появилось что-то знакомое.

Это было выражение из смеси отвращения и злобы. Ей захотелось зажмуриться, сжаться и скулить настолько ей стало страшно от его взгляда и перекатывающихся под толстыми щеками желваков.

Он меня ударит, –  подумала она, отлично понимая, что их разделяет десяток метров и просто так ему этого не сделать. Но сердцем она чувствовала, что этому человеку ни десять, ни сто метров – не могут служить преградой.

– Мне что опять тебя упрашивать? Мы вроде обо всем договорились. Если предков дома не окажется, то с Максом будешь сидеть ты. В конце концов, ты его мать – так исполняй свои родительские функции.

– Макс? Вы… Ты сказал Макс? – ей показалось, она ослышалась.

– Да, Макс. Или ты уже забыла, что у тебя есть сын? Допилась уже? Ну не удивлен зная теперь твоё генеалогическое дерево. Надо было послушать в свое время умных людей. Говорили же – от осины не родятся апельсины.

Имя само сорвалось с ее губ.

– Саша?…

Это не было догадкой с ее стороны и нельзя было сказать, что она вспомнила его. Это было что-то инстинктивное, выработанный рефлекс за годы совместной жизни.

Повисла напряженная тишина. Катя ждала реакции мужчины на произнесенное имя, а тот мог ждать чего угодно. И каждый мог трактовать молчание по-разному.

– Ну? – пижон первый нарушил молчание, выпятив вперед уже намечающееся округлое пузо и отведя назад руку с растопыренными пальцами, торчащими из-под ручки, повисшей на пухлой ладони борсетки, рублеными колбасками. – Что? Если нечего ответить, то полезай в тачку, мы и так опаздываем.

Муж? Это действительно ее муж? Ей сложно было поверит в это, настолько он отличался от того мальчика, за которого она вышла замуж.

Она сделала робкий шаг в его сторону.

– И брось этого грязного медведя, на какой помойке ты его нашла? – произнес Александр, грузно плюхнувшись в водительское кресло. – Он испачкает обивку.

– Почему ты так со мной разговариваешь?

– О, боже, ты мой! – мужчина закинул голову, обращаясь к небесам через потолок автомобиля. – Ты опять?

– Как я с тобой разговариваю? – в его голосе появились саркастические нотки, он издевался и передразнивал. – А как мне с тобой разговаривать?

Отвратительный звук шлепка – он ударил кулаком в ладонь другой руки – напомнил школьное фойе, стену и словно отпочковывающихся от нее всё новых и новых школьниц.

Она дернулась, оглядываясь.

– Макса рядом нет, не перед кем ломать комедию и строить из себя влюбленную пару. Мы же вроде уже давно договорились обо всем.

– Договорились о чем? – у нее не осталось ни малейшего сомнения, перед ней муж и он – полный, абсолютный психопат и садист.

– Так, всё! Хватит! – Александр громко хлопнул дверцей, открыв окно, высунулся в него и крикнул. – Или ты едешь. Или я говорю Максу, что его обожаемая мамочка бросила его и сбежала с любовником в Сочи.

– С каким любовником?

– Да хоть с каким! Или мне их всех ему перечислить?

– Ты не посмеешь впутать в это Макса.

– Увидишь. Еще как посмею, – заработал двигатель. Тихое низкое гудение. – Ну?…

Она подошла и, забравшись в салон села рядом с ним.

– Куда мы едем? – спросила она, когда он, вдавив педаль газа, рванул автомобиль с места.

– Домой, и я надеюсь, ты перестанешь задавать дурацкие вопросы и придешь в себя, когда мы вернемся. Конечно, Макс еще мало что понимает, но ему не стоит видеть пьяную истеричную мамашу.

– Я не пьяна… – она понимала, что ведет себя с ним совершенно неправильно. Что она не должна отвечать на его вопросы, не должна оправдываться, лучшей защитой всегда было и остается нападение. Но ничего не могла с собой поделать. Его вопросы, насмешки, интонации – все это заставляло ее мысли путаться. Рядом с ним она чувствовала себя «зайцем» перед троллейбусным кондуктором, студенткой перед комендантом общежития.

– Это еще хуже, – Александр усмехнулся своей шутке, блеснув керамическими зубами. – Значит и у тебя началось? Достойная дочь своего отца? Что прирежешь меня, как он прирезал твою мамашу. Жаль я поздно узнал об этой твоей маленькой семейной тайне.

– Что ты несешь! Мои родители разбились, когда мне было три года!

– Ну да. И придание отнюдь не свежо и не верится уже… Черт! От тебя определенно разит как бомжа. И что на тебе за куртка? С какого собутыльника сняла?

Она как можно незаметней понюхала воротник и рукав, делая вид, что поправляет спутанные и мокрые волосы.

Не только обивка кресел, вся отделка салона выглядели ужасно дорогими. Она прикоснулась к панели, чтобы убедиться, что это красное дерево, а не хорошая пластиковая подделка.

Она лишняя в этом автомобиле. Они с ним из разных миров.

Александр вывел Мазерати на пустой проспект Революции, и машина бесшумной стрелой понеслась по залитой водой дороге. Висевший под зеркальцем заднего вида Микки Маус закачался из стороны в сторону.

Тёмные массивы домов выглядели холодными мраморными могильными плитами. Они мчались по городу-призраку, в который превратился Тиховодск, и она вновь подумала про то, что город, как и святое место, пустым не бывает. Когда из него уходит жизнь, на смену ей приходит смерть. Брошенный живыми Тиховодск заполнялся мертвыми. Она – лишь одна из этих оживших мертвецов, призраков, городское сновидение.

– Ты изменился, – произнесла она в полголоса. – Если бы я знала, что ты так изменишься ни за что бы…

– Как стары и избиты эти причитания… Ты повторяешься, любимая. Начнем с того, что это ты виновата в том, что произошло с нашим браком. Он развалился по причине того, что ты меня никогда не любила. Даже то, что мы оказались настолько разные это ерунда. Это не разрушило бы наши отношения. Разрушила их твоя холодность.

Он всё врет,  – она сжала ладонь в кулак.

Они проехали мимо ресторана «Золотой петушок». Яркая вывеска освещала пустую стоянку. Когда-то здесь готовили отличных куриц-гриль, потом им на смену пришла азиатская кухня, где преобладали морепродукты, но название осталось. Она вспомнила, как заходила сюда с Максом, когда ему было около пяти. Она купила ему – острый имбирный лимонад и мороженное. Пока она переписывалась с подругами, он сидел напротив нее серьезный как никогда. Молча разминал ложкой мороженое, ждал, когда она поднимет голову от смартфона и посмотрит на него. И, как только их взгляды встретились, сын произнес твердым голосом: «Он тебя не любит ».

Она моргнула. Воспоминание осталось позади. Как и сам ресторан, утонуло в дождливом холодном вечере.

Странно , – подумала она, смотря на яркие вывески магазинов «Эльдорадо» и «Верный», – почему по всему городу до сих пор не отключили электричество? Разве это не следует сделать в первую очередь при угрозе наводнения? 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

– А знаешь, чего я тебе никогда не прощу? То, что ты настроила против меня моего собственного ребенка. Ты с рождения растила в нем пренебрежение ко мне, ты представляла меня монстром, тираном.

– Это ложь…

Я бы не сделала это, если бы ты на самом деле не был монстром,  – продолжила она про себя. Откуда у нее такие мысли. Ей не понравилось это воплощение Александра, который вышел из подъезда. Его лоснящееся лицо, холеность и упитанность. Не понравилось то, как он разговаривал с ней. Она практически ничего не помнила о том своем муже, который остался где-то в далеком прошлом, чтобы так думать. Но мысль эта гудела как надоедливая муха, снова и снова стучащаяся в оконное стекло где-то в глубине ее мозга.

– Ты все делала специально. Ты раздражала меня, доставала с одной целью – чтобы я сорвался. Помнишь, как ты на вопрос чем его отец занимается, с такой брезгливой рожей ответила, – опять херней мается. А он, запомнив это, потом целый месяц, увидев меня, кричал – папка-херня . Помнишь? Ты его даже не одергивала. Ты не делала ему замечаний, лишь поощряла всё это.

– Я не помню этого, – ей неожиданно пришло в голову, а не слишком ли быстро она согласилась, что это ее муж. Да, он выглядит как раздавшийся и слегка заматеревший Саша. Расплывшийся и влезший в дорогой костюм. Но где гарантия, что это действительно он?

Гарантия в том, что он выглядит как последний подонок , – подумала она и тут же испугалась и самой этой мысли, и маниакальной убежденности в своей правоте. Мысль родилась внутри, но казалось, не принадлежала ей.

Она оторвала взгляд от убегающей под колеса скрытой толстым слоем воды дорожной разметки, бурлящих потоков у обочин и скосила глаза на мужа.

– Вы отлично поладили друг с другом, – продолжал между тем он, с пухлой нижней губы слетела капелька слюны и упала ему на руку. – У вас образовался такой своеобразный клуб по интересам, – кто сильнее пнёт папашу. С совместными чаепитиями и интимными задушевными разговорами.

Когда он наклонился к ней, ее окутал запах Incense Oud, дорогих мужских духов, которые может себе позволить отнюдь не каждый нувориш.

– Я думаю, ты, просто недотраханная стервозная сука…

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Если я стервозная и недотраханная сука, то ты – больной псих,  – хотела ответить она, но вместо этого лишь что-то промямлила и уставилась в окно.

Они проехали мост перед выездом на окружную дорогу, и ей вспомнился еще один эпизод из их семейной жизни – неудачное путешествие в Испанию. Все начиналось точно так же, – дождливый серый вечер, мост, окружная дорога и трехчасовая поездка в Домодедово. Максу было четыре, он спал на заднем сидении, а они опять ругались. Причины она не помнила, но помнила, что, как всегда по завершении ссоры, муж отвернулся от нее и замолк. Так он поступал почти всегда после того, как заканчивалась активная часть этой сцены – отгораживался от нее, уходил в себя и игнорировал любые ее попытки заговорить с ним. Молчать он мог днями, отвечая односложно и только в случае крайней необходимости. Подобное поведение супруга изматывало ее даже больше, чем скандалы. В эти моменты она всегда ощущала себя виноватой перед ним. Пытаясь наладить отношения, шла на уступки, старалась привлечь его внимание, зачитывая анекдоты из твиттера, но он никогда не возобновлял отношения до тех пор, пока не убеждался, что она полностью морально раздавлена и наказана.

Да. Именно так. С его стороны это было наказанием. Ведь их брак (и сейчас она поняла это с особой ясностью) никогда не был союзом равных. Это всегда была игра в одни ворота, – в ее ворота. Она была студенткой, пытающейся пробраться в общежитие после одиннадцати часов вечера, а он – комендантом этого общежития. Она была всегда виновата, а он всегда прав. Она всегда тащила на своих плечах вину за конфликт, а он выходил из него победителем.

Так произошло и в тот раз. Выоравшись, он молча вел машину, не отвечая на ее вопросы и игнорируя ее.

Даже спустя несколько часов, когда они уже находились в Домодедово и стояли в очереди, ожидая начала регистрации на рейс, он не проронил ни слова.

Сонный Макс, терся возле нее как котенок. Иногда он оглядывался на отца, и взгляд его становился испуганным и удивленным. Он тоже пытался заговорить с ним пару раз после того, как проснулся, но в ответ получил лишь короткое и злобное «Отвяжись».

Сын был заспанный и заторможенный. В любой момент он мог раскапризничаться и запросить колу, хот дог или сникерс. Поэтому Катя решила предупредить возможный каприз и, оставив его с мужем, отправилась к автомату со сладостями и газировкой.

Зал был заполнен народом. Она не проталкивалась между спин и не перепрыгивала через чужие чемоданы, но вынуждена была петлять, обходя огромные очереди у упаковочных аппаратов и стоек регистрации.

Торговый автомат с газировкой, чипсами и шоколадными батончиками оказался в противоположном конце зала. На твердых антивандальных креслах дремало несколько пассажиров. Толстый усатый мужик громко и раскатисто храпел. Получив из автомата банку «колы» и «твикс», она удивленно разглядывала его, думая о том, почему храпящий никогда не будит сам себя. И в этот момент до нее донесся истошный женский крик.

Мать всегда знает, когда что-то случается с ее ребенком. Но не Катя. И не в тот раз. Она лишь удивленно оглянулась и не торопясь отправилась обратно к тому месту в очереди, где оставила Макса и мужа.

убрать рекламу







>Ускорила шаг она только под конец, когда заметила странную суету возле стойки с регистрацией рейса 452Р Москва-Тенерифе – их рейса.

Ни сына, ни мужа не было там, где она их оставила. Нестерпимо заныли зубы, затрещали пломбы. Ее челюсти сжались, словно сведенные судорогой.

Человек десять сгрудились в начале очереди. От лестницы на второй этаж, к ним торопливо шагали двое полицейских. У одного работала рация. Она услышала треск помех и женский голос, разобрать смогла только «… ребенок…».

На спине выступил пот, футболка прилипла к телу.

Протиснувшись между зевак, она вскрикнула, увидев, что они разглядывали лежащего на полу Макса и бледное лицо Саши, сидящего на корточках рядом и пытавшегося его поднять.

– Максим! – закричала она и, отпихнув мужа, впилась в плечи ребенка. Сын открыл глаза.

Жив, господи спасибо тебе, жив.

– Вы мать? – произнес кто-то из толпы. – Он толкнул его.

Она подняла голову. Какие-то люди обступили ее мужа отнюдь не с добрыми намерениями, но полицейские уже были рядом. Женщина в серых капри и с жёлтым рюкзаком указывала на Александра.

– Я все видела, – сказала она Кате. – Мальчик сказал, что хочет в туалет, а этот… он толкнул его с такой силой, что ребенок запнулся за сумку и упал, ударившись головой. Звук при этом был такой, будто орех раскололи.

– Мама, – прошептал Макс и моргнул. – Я просто…

Веки дернулись и нервно сжались. Он опять моргнул, но не так как делал это раньше. Излишне резко.

– …хотел писать.

– Если это ваш муж, – обратилась к ней дама в капри. – Вот что я вам скажу, берите ребенка и бегите от него. Добра с ним не ждите.

– Непременно…

Отпуск был испорчен. Александр не разговаривал с ними все две недели, что они были на Канарах. Каждое утро он собирался и уходил из номера, возвращаясь только за полночь еле стоящим на ногах от выпитого. В случае необходимости он изъяснялся жестами и междометиями

Макс моргал, не переставая в течение полугода. Это оказался нервный тик.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

На окружной дороге было темно и пустынно. Но сегодня этим она мало отличалась от остальных городских дорог.

Светофор возле заправки «Лукойл» мигал желтым. Яркая неоновая вывеска магазина «24 часа» отражалась на темных лужах и мокром асфальте. Они не один раз заправлялись здесь во время летних поездок в деревню, где у родителей Александра был дом. Старый, деревенский, настоящий. Из почерневшего от времени оцилиндрованного бруса. С покосившимися стенами и покатым полом. И пах он, так же как старые деревенские дома.

Точнее вонял.

В отличие от мужа, проводившего там каждый летний выходной, ей никогда не нравилось бывать в деревне. Она считала себя городским жителем и гордилась этим. Она не знала, чем кабачок отличается от цуккини и не видела никакой романтики в созерцании закатов и в кормлении собственной кровью комаров или клещей. Спустя полчаса в деревенском доме ей переставало хватать воздуха, и она начинала задыхаться. Катя полагала, что виной этому аллергия на деревянную труху или пыль, может быть на не видимую глазу плесень, проевшую стены дома. Поделившись подобными мыслями с мужем, в ответ она услышала, что, если у нее и есть аллергия, – это аллергия на работу.

Конечно, это была неправда. Ей стало обидно, но спорить с ним, возражать и доказывать что-то она не стала, – к тому времени она уже лишилась части иллюзий на его счет. Просто с тех пор всякий раз она начала находить повод, чтобы не ездить в деревню.

Первый месяц Александр злился, но вскоре стал уезжать туда даже в будние дни, уверяя, что строит там баню. Но она догадывалась, что в реальности он там или пьет, или привозит с собой проституток.

На лобовом стекле мелькнуло вульгарно накрашенное женское лицо. Глаза с поволокой томно прикрыты, губы в яркой влажной помаде. Облик проститутки истекающей похотью. Женщина облизнула губы и улыбнулась. На смену ему всплыло лицо седого мужчины с аккуратной клиновидной эспаньолкой. Он выглядел озабоченным, его губы шевелились, он о чем-то спрашивал. Затем еще одно лицо, расплывчатое и смазанное, за ним еще. Её затянуло в омут из сменявших друг друга глаз, ртов, всклокоченных волос и лысых голов.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Большое приключение, вот что их ждёт, уверяет её Александр. Сама не зная почему, она верит ему.

Сидя на заднем сидении, она разглядывает поля, и полуразрушенные фермы мимо которых они приезжают.

Раннее утро. Над полями стелется плотный туман. Им полностью скрыты перелески и лощины. Среди клубящихся сгустков, проступая из белесой пелены, показываются и пропадают темные силуэты.

Коровы.

Она удивлена. Ей казалось, их уже давно не выгоняют на пастбища. Неподвижные и жуткие стоят они посреди тумана. Похожие на инопланетные механизмы, скрывающиеся и ожидающие команды от материнского корабля, в этот момент выходящего на орбиту Земли.

– Большое приключение, парень! – повторяет Александр.

Какой я тебе парень,  думает она, совсем допился, скоро черти начнут мерещиться. 

Но вслух не произносит ни слова.

Вся ситуация кажется нелепой. Начать с того, что она сидит на заднем сидении, куда никогда раньше не садилась. Это всегда было место сына. Он легко пробирался между креслами, Александру не приходилось для этого даже опускать спинку или отодвигать их. Для нее же отсутствие вторых дверей являлось той причиной, по которой она возненавидела эту машину.

А впоследствии и мужа.

Они собирались купить просторный семейный кроссовер. Год готовились, выбирали модель. Рассчитывали так чтобы не влезть в большие долги. Наконец выбрали – «Шевроле Траверс»

Она отчетливо вспомнила тот день, когда Александр уехал в салон. День, который стал одним из самых ужасных в ее жизни.

Она сидела у окна, пила кофе, наблюдая за коротким отрезком подъездной дороги, огибающей торец соседнего дома. Ожидая появления хетчбэка цвета бордовый металлик, она не обратила совершенно никакого внимания на двухдверный автомобиль, влетевший в их двор на какой-то космической скорости.

Когда машина затормозила возле их подъезда, и из нее вышел Александр, Катя, не поверив собственному зрению, прижалась лбом к окну и протерла глаза. Чашка с кофе в другой руке задрожала. Напиток выплеснулся на подоконник.

Муж переступил порог с улыбкой дебила. Он сиял как лампочка, лыбился как малолетний олигофрен. Шокированная, она смогла произнести лишь одно:

– Зачем ты это купил?

– Круто ж, – ответил Саша, и, не разуваясь, прошел в детскую.

– Макс, – услышала она его голос. – Собирайся! У нас теперь такая штука есть!

Сейчас, сидя на заднем кресле «Мазерати», на месте своего сына, со странным ощущением стороннего наблюдателя она спрашивает себя, а не видит ли она все это глазами Макса? Может такое быть, что все эти видения каким-то образом связаны с ним? Может она переживать его воспоминания?

Но это предположение кажется, еще более нелепым, чем все ее предыдущие мысли, включая откровенно бредовые, вроде тех будто она умерла или что ее похитили инопланетяне.

Когда они сворачивают на подъездную дорогу к дому, мир вновь совершает кульбит и после секундной круговерти лиц, среди которых она уже начинает выделять знакомые и примелькавшиеся, – например, мужика с эспаньолкой, – она оказывается посреди лужайки на участке за домом.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Она была тут всего несколько раз в жизни, но узнает ее сразу. Две молодые яблони, кресло-качалка, рядом с которым валяются три пустых пивных бутылки. Она смотрит на кресло почти с ненавистью. Оно вызывает у нее неприязнь из-за внезапно нахлынувшего озарения, – именно на этом кресле ее муж любил не только предаваться похмельной дреме, но и трахать блядей, которых привозил сюда.

Правее кресла, возле одинокой заросшей клубничной грядки стоит низкий деревянный стол. Вся его поверхность измазана кровью. Возле стола металлическая клетка, в которой, смирившись со своей участью, или же просто не осознавая, что их ждет, друг напротив друга сидят две курицы. Рядом с клеткой держа в одной руке топор, а в другой слабо трепыхающуюся, но еще живую птицу стоит Александр.

– Осталось, еще три. Ну-ка, пацан, покажи, на что ты способен, – говорит он, обращаясь к ней. – Не все же тебе в игрушки играть. Когда-то надо и мужиком становиться.

Она чувствует, как от неприятного холода немеет низ живота, но подчиняется, подходя ближе.

– Бери ее за ноги, – говорит муж, протягивая ей курицу. – Твоя задача крепко держать и не отпускать ее даже когда все будет закончено. Понятно? Отпустишь, только когда я тебе разрешу.

Она берет курицу и та, вероятно ощутив, что ее хватка значительно слабее, начинает дергаться и хлопать крыльями.

– Прижимай ее к столу, – командует муж. Он улыбается широким нечеловеческим оскалом. Она не помнит, чтобы видела раньше, чтобы он так улыбался.

Покорно прижимает птицу к измазанному кровью дереву, полному трещин и заусениц. Та все еще слабо дергает конечностями, не отводя от Кати взгляда полного отчаяния и панического ужаса. Кате кажется странным, что курица не издает ни звука. Может это существо не так глупо, как обычно считают люди? Может она понимает, что крик ей уже ничем не поможет. Крик не способен остановить ни челюсти хищника, ни топор мясника. Он лишь заберет последние силы, которые могут пригодиться в решающий момент, когда противник даст слабину.

Мне есть чему поучиться у…  – думает Катя, но мысль обрывается и остается незавершенной в тот момент, когда Александр, закинув руки, одним быстрым движением отрубает курице голову.

От неожиданности она вскрикивает. Кровь мелкими капельками орошает лицо и руки. На какой-то миг ее хватка слабеет, и обезглавленное тело птицы вырывается на свободу. Громко хлопая крыльями, оно падает со стола, но не затихает, обагряя траву, а принимается бегать вокруг них, натыкаясь на ножки стола, кресло-качалку и пивные бутылки. Из обрубленной шеи толчками хлещет кровь.

– Я тебе говорил, держать! – кричит на нее Александр. – Ты можешь, сделать что-нибудь нормально? Ты, маленький пидор! Теперь давай лови ее!

Он бьет ее по лицу. Клацают зубы, и рот наполняется кровью. Слезы брызжут из глаз, она падает на землю. Тяжелый запах сырой травы, влажной почвы и собственного страха бьет в нос. Резкий густой и терпкий.

Тело курицы падает рядом с ней, и Катя обнимает ее, прижимая к себе. Она слышит свой сдавленный шёпот.

Я не ты, не глупая птица .

Собственное тело не подчиняется ей. Им овладел кто-то чужой. Он открывает ее рот, сжимает ее грудную клетку.

Я кукла-вуду. Я плакать не буду. И запомни, я ничего не забуду. 

Шепчет он ее ртом.

Придет день красной смерти, когда я надену маску и убью тебя. 

– Вставай, поднимайся, – говорит ей Александр. – Вытри свой сопливый рот и за дело. Я сделаю из тебя мужика.

Он достает из клетки новую курицу и протягивает ей топор.

– Теперь, твоя очередь, салага. Когда я скажу, ты со всей своей силы должен врезать топором ей по шее.

Топор кажется чудовищно тяжелым. Она еле способна удержать его в одной руке. С зазубренного лезвия на ее кроссовку падает темно-алая капля. Катя понимает, что ее сейчас вырвет.

Александр, кладет птицу на стол и прижимает окровавленными руками.

– Давай, сделай это, – обращается он к ней. – Покажи мне, что ты достоин, носить яйца в трусах и ссать стоя. Бей точно под голову. Так ты сделаешь это одним ударом.

Она отводит руки, но дрожащие обессилевшие пальцы разжимаются и топор выскальзывает из них.

– Я не могу, – произносит она. – Не заставляй меня.

– Что? – глаза Александра превращаются в две маленькие щелочки – Если ты не сделаешь это, то я сделаю с тобой то, что заслуживают все маменькины сынки. Сделаю так, чтобы ты всю оставшуюся жизнь мочился только в бабских сортирах.

– Не надо… Я не могу…

– Возьми в руки этот сраный топор! – кричит на нее муж. – Баба, пидор! Бери топор и сделай то, что надлежит делать мужику.

Она смотрит на его правую руку, придавившую тело курицы. Смотрит в ее глаз, умоляющий о пощаде, на мутное лезвие топора, испачканную деревянную рукоятку и думает, что могла бы промахнуться. Такое ведь может случиться с неопытным мясником? Промахнуться и отрубить ему руку. А потом, тупой частью случайно угодить ему в висок.

Чтобы не мучился.

– Давай, не будь пидором! – орёт муж. Капелька слюны падает ей на щеку и отвращение к нему придает ей решимости.

Рука, она отрубит ему его гребанную руку, чтобы он больше никогда ни на кого не поднимал ее. Замахнувшись, она со всей силы опускает топор.

Голова курицы отлетает на клубничную грядку.

– Ты сделал это! – кричит Александр и подхватывает ее, приподняв над землей. – А завтра тебя ждет десерт, немного сладенького для настоящего мужика!

7

 Сделать закладку на этом месте книги

«Мазерати», скользя по залитой воде дороге, свернул с окружного шоссе, и они вновь оказались в городе.

Между однотипными «хрущевками» по сторонам разбегались наполненные темнотой и дождем узкие улицы и короткие оканчивающиеся тупиками переулки. Наглядная агитация времен СССР на торцах зданий, и выложенные отличающимися по цвету кирпичами года постройки, могли сбить с толку любого путешественника во времени. Смотря на них, еще острее ощущалось, что привычное человеческое время исчезло, годы и столетия сжались, перемешались, спутались в клубок. Жилые кварталы прерывались обширными пустырями там, где когда-то находились ныне пришедшие в упадок или закрытые предприятия. Принадлежавшие им территории, кое-где все еще огороженные бетонным забором, заросли огромным в человеческий рост чертополохом, среди которого торчали, крошащиеся бетонные плиты и ржавели остовы брошенных автомобилей.

Мазерати вспарывал наступающую ночь как нож, взрезал ее светом ксеноновых фар.

Район без гипермаркетов.

Подобный имеется в каждом городе. Как правило, даже в светлое время суток, родители не советуют своим детям гулять по его сморщенным тротуарам, среди его унылых молчаливых домов. Это вовсе не городская окраина, как можно подумать. Нет. Бывает, окраины отличаются от центра в лучшую сторону. Подобный район способен оказаться где угодно, в любой части города. Это городская клоака, городской изгой.

Район без гипермаркетов.

Здесь всегда темно и сыро, а из-за того, что он находится в низине, в излучине Черемухи, на улицы часто наползает туман. На обочине растут корявые неопределенного вида деревья, на которых почти никогда не бывает листвы. Люди, которые попадаются на встречу, такие же, как эти деревья – неопрятные, скособоченные, одетые в черное. Их лица скрыты под капюшонами, но вы знаете, что их губы никогда не растягиваются даже в самой неуловимой и призрачной улыбке. Катя, не могла предположить, как и кто может здесь жить. Она и в страшном сне не была способна представить, что когда-нибудь ее семья переедет сюда.

Прозрачный облик женщины с рыжими волосами и ярко накрашенными, на грани с вульгарностью, губами на краткий миг вновь вернулся на лобовое стекло. Она ехидно улыбалась, казалось, ей было что-то известно и ее распирает от желания рассказать и похвалиться перед Катей.

Женщина повернулась в профиль.

– Римма? – выдохнула Катя и посмотрела на мужа. Александр продолжал смотреть на дорогу, не обратив внимания на ее сдавленный шепот.

Не узнала она ее раньше потому, что у Риммы были не рыжие, а тёмные волосы (которые она еще к тому же подкрашивала) и короткая стрижка. Познакомились они во время учебы в университете. Она была на два года младше Кати и жила с ней в одной комнате в общежитии. Были ли они подругами? Скорее, да. Они часто встречались, сплетничали и пили «мартини». Римма жила по близости. Часто приходила к ней в гости. Сидела с Максом, когда он был еще крохой.

Она вспомнила об отвратительном рыжем парике, найденном в сумочке. Достала его не менее брезгливо, чем в первый раз.

Значит, это парик Риммы? Но зачем? Почему она его надевала? И как он оказался в ее сумочке?

– Одень, и всё поймешь, – раздалось за спиной.

Она скосила глаза и, хотя никого не заметила, ощутила уверенность, что вернулся ее карлик.

Я не буду с тобой разговаривать иначе муж примет меня за чокнутую,  – подумала она и тут же услышала в ответ:

– И не надо я и так знаю все, о чем ты думаешь. Или ты забыла?

Она бросила взгляд на мужа.

– Да. Он не слышит меня. Так же, как не слышал меня полицейский. И ты сама знаешь почему.

Потому, что я сошла с ума , – подумала она.

– Хочу обрадовать ты еще в своем уме, но и огорчить одновременно – все гораздо хуже. Поверь в конце этой истории ты, возможно, пожалеешь, что не сошла с ума. Вероятно, своевременное безумие было бы для тебя наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Но в любом случае уповать на это следовало ранее, сейчас уже слишком поздно. Теперь тебе надлежит просто делать то, что требует от тебя ситуация. Плыви по волнам и не думай ни о чем. Что тебе хочется сейчас больше всего?

Она посмотрела на парик. Провела пальцами по рыжим жестким, напоминающим леску, волосам. Он не только вызывал отвращение, но также и возбуждал. Насколько мерзкий и похотливый предмет. Что будет если всё-таки одеть его? Как она будет выглядеть в нем? Когда-то еще на первом курсе (было с ней это на самом деле или нет, она не могла ручаться) у нее было желание придать волосам подобный оттенок, но дальше желания, как обычно, у нее ничего не пошло. В последний момент, уже когда она стояла в ванной с тюбиком оттеночной краски в руке, цвет показался ей слишком вызывающим, – а что подумают окружающие, не будут ли они останавливаться и провожать ее долгим тяжелым взглядом.

Может, надо было больше экспериментировать, быть смелее. Тогда и…

...мужа бы ей удалось удержать… 

…муж разговаривал бы с ней совсем иначе.

Непреодолимое желание надеть парик росло и крепло с того момента как она достала его из сумочки. Оно напоминало ноющую боль в зубе, которую стоит заметить, и она вас уже не отпустит, которая будет только усиливаться, если вы попробуете ее игнорировать.

Не отдавая отчета в своих поступках, будто одурманенная обезболивающим, Катя надела его и посмотрела на свое отражение.

Кажется, совсем недурственно,  решила она, поправляя и выравнивая парик, заправляя и пряча под него собственные волосы. Вместе с вульгарностью он придал ей несколько нахальный и смелый вид.

Вспыхнуло и мгновенно погасло сожаление, что у нее нет такой же красной и яркой помады, как у призрака Риммы, на лобовом стекле. Тогда бы она выглядела настолько же привлекательной, сочащейся вожделением и страстью.

– Тебе так нравится? – спросила она у мужа. – Может быть, мне стоило…

«Мазерати» взвизгнул тормозами. Катю дернуло вперед, ремень безопасности сполз вверх и впился в шею. Она с возмущенным возгласом готовым сорваться с губ обернулась к Александру, но увидев его лицо, сразу сжалась, как забитый зверек в предчувствии удара злого хозяина.

Съехав на обочину, муж выключил двигатель. Его лицо было бледным. Он не смотрел на нее, уставившись вперед на терявшуюся в темноте дорогу. Глаза блестели. Под щеками ходили желваки.

– Откуда это у тебя? – спросил он. Его голос дрогнул, глаза лихорадочно дернулись из стороны в сторону, и она догадалась, что он скрывает за злобой и ненавистью удивление и панику.

– Я… – как всегда она принялась искать себе оправдание, но тут же осеклась и замерла, раздумывая, стоит ли ей рассказывать мужу, где она нашла парик? Можно ли преподнести это так чтобы он не счел ее сумасшедшей? Так чтобы ее словам можно было поверить?

– Потом расскажу, дома.

Главное сейчас – вернуться к Максу, увериться, что с ним все в порядке.

– Где ты это взяла! – закричал он на нее. – Говори немедленно!

И внезапно, со всей отчетливостью, она вспомнила, как застала их в спальне.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

В начале того года Александр сменил работу. С должности простого советника он перешел на должность финансового директора, но ходил мрачнее тучи, объясняя все выросшей нагрузкой. Она закончила работу раньше, чем ожидала, и не торопясь отправилась домой, раздумывая, уж если у нее появился свободный вечер, как бы порадовать мужа и заставить его, наконец, расслабиться и, забыв о проблемах, насладиться временем со своей семьей. И хотя ответ на этот вопрос был известен ей давно, – это секс и еда, – но нужно было разобраться с деталями, ведь в них, как известно, скрывается дьявол.

Первым делом, когда он придет она затащит его в ванну и сделает ему феллацио. После ванны сытный, но не слишком ужин (ей меньше всего хотелось, чтобы сразу после ужина он захрапел), просмотр пары эротических клипов (она сделала в уме отметку, о том, что их еще предстояло подобрать) и основное блюдо, которое будет подано в спальне на огромной кровати с зеркальным изголовьем.

А после этого они отправятся к его родителям за Максом. И может быть она предложит ему уступить ей управление «Мазерати». Если все пройдет хорошо, она была готова принять этот автомобиль в члены семьи вместо бордового хэтчбэка, оставшегося в тускнеющих мечтах.

Так в мыслях о предстоящих событиях она подошла, к дому, поднялась в лифте на седьмой этаж и, вставив ключ в замочную скважину, с удивлением обнаружила, что он не вращается.

Все еще не понимая, что это значит, она машинально надавила на ручку и дверь распахнулась.

Первая мысль была о том, что утром она забыла запереть дверь, но затем ей на глаза попались кроссовки и куртка мужа, в которых он утром уходил на работу. Она вспомнила, как стоя у угловой полки шкафа в прихожей и смотря на дисплей домашней метеостанции, он объявил, что, судя по всему, собирается дождь.

– Возьми зонтик, – ответила она ему из кухни.

– Я на машине, мне хватит куртки с капюшоном – буркнул он. – Я к тому, чтобы ты взяла.

Не похоже, чтобы он ушел босиком и в одном свитшоте.

Так что? Он дома? 

Это несколько расстраивало ее планы, но она была готова сымпровизировать и внести изменения в составленный в голове сценарий.

Сняв куртку, Катя застыла. На полу коридора, ведущего в комнату, валялся красный кружевной бюстгальтер. Она не любила цветное белье, но не могла ручаться, что у нее нигде не завалялся подобный.

Что он делает тут? Кто-то рылся в ее вещах? Кто-то взломал, расхваливаемый в рекламных буклетах, славящийся своей защитой замок и проник в их квартиру?

Воры,  – она с трудом сглотнула ставшую вязкой слюну.

Сразу вспомнилось, что последние несколько дней их подъезд оставался без присмотра. Женщина, в тот год работавшая у них охранником, взяла двухнедельный отпуск и отправилась в родную деревню, чтобы помочь дочери, неожиданно для всех, в том числе и для акушеров, родившей двойню. Практически сразу в подъезд начали проникать подростки из соседних домов и подозрительные личности, выдававшие себя за неких торговых представителей. Последние, в изрядно помятых костюмах, и в цветных галстуках, кочевали по этажам, предлагая купить у них косметику «Авон», наборы кухонной посуды или чудо-пылесосы, помимо всего прочего избавляющие от перхоти и несвежего дыхания.

Вспомнилась и таджичка-побирушка, позвонившая к ним в дверь вчера вечером и, стоя в проеме, подозрительно рыскавшая глазами по квартире. В руках она держала загадочный сверток, который вероятно должен был быть ребенком, но Александр, выставивший таджичку обратно на лестничную площадку, уверял, что в руке у той была просто большая кукла.

Осторожно, стараясь не шуметь, она сняла туфли. Оставив пакеты с продуктами у стены, вышла в зал.

Дверь в спальню была лишь чуть приоткрыта, и это подтверждало ее опасения, что в квартиру кто-то вломился. Она никогда не закрывала ее, массивные двойные двери играли скорее эстетическую роль, чем заградительную. Пока, как она считала, не было причин закрывать спальню. Если дома был Максим, она и мысли не могла допустить о том, чтобы отгородиться от него. Если же дома его не было, то и отгораживаться им было не от кого.

Катя прислушалась. Ей показалось или она услышала приглушенный шорох и стук, будто кто-то выдвинул и затем закрыл ящик тумбочки?

Проходя мимо мебельной стенки, она взяла с полки маникюрные ножницы, которые лежали возле хрустальной вазы, подаренной кем-то из друзей Саши им на свадьбу. В качестве оружия они выглядели смехотворно, но она и не собиралась вступать в поединок с грабителями. Все что она хотела – это удостовериться в их присутствии, чтобы не выглядеть смешной, когда полиция прибудет на вызов.

Под ногой чуть слышно, под паркетной доской, застонал пол, и она замерла. Пот катился по шее и за ушами, губы пересохли. Она судорожно сглотнула и прислушалась.

Опять донесся тихий шорох и призрачный скрип.

Кто-то из спальни, также крадучись, шёл к ней на встречу? Нет, решила она, скрип раздался с кухни. Вероятно, там приоткрыто окно и доски скрипят из-за перепада температур.

Она сделала еще пару шагов и остановилась возле дверей, восстанавливая учащенное дыхание и не решаясь заглянуть в щель между створками.

Давай, милая  – попыталась она подбодрить себя. – Только одним глазом. И главное – помни, чтобы ты не увидела никаких резких движений. Ты должна убраться отсюда так же тихо, как и пришла, чтобы уже из подъезда позвонить в полицию. 

Прижавшись к стене, Катя медленно вытянула голову. Взгляд скользнул сквозь щель.

Первое что она увидела – скомканную и сбитую постель на их огромной кровати и лишь затем, чуть сместившись в сторону, голую задницу своего мужа, нависшую над женской головой окутанной копной рыжих спутанных волос.

В мир ворвались звуки, на которые она раньше не обращала никакого внимания, словно где-то в ее сознании прорвало дамбу, – тяжелое сопение мужа, шелест одеял, постанывания и причмокивания рыжей сучки, обсасывающей его кривой член.

Когда муж в очередной раз отстранился, давая отдышаться рыжей потаскухе, и та поправила сбившийся парик, она узнала ее. Это была Римма.

Та самая Римма, которую Катя считала своей подругой и подругой их семьи. Та самая, которая часто сидела с Максом, когда они с мужем ходили по театрам и музеям. Которая втайне от родителей дарила ему шоколадные конфеты и называла маленьким принцем. С которой она несколько раз обсуждала интимные подробности своей семейной жизни. Которая делала вид, что сильно переживает из-за характера ее мужа и их размолвок. Которая не раз уверяла её, что Катя и Александр – отличная пара, и она сделает все, чтобы не дать их браку развалиться.

Так вот как ты не даешь развалиться нашему браку! Вот для чего ты так усердно набивалась в друзья семьи! Ты, должно быть, выслушивала мои исповеди, а про себя думала, как бы поскорее прыгнуть в постель к мужу этой тупой курицы? 

Первым желанием Кати было ворваться с воплями в комнату и искромсать их маникюрными ножницами. Но, уже сделав шаг, остановилась, поняв, насколько это глупо. В лучшем случае она будет выглядеть жалкой, словно сбежавшей из дешевого сериала. Что может быть более отвратительным и унизительным чем обманутая подругой жена.

Руки тряслись, от злобы на себя, на собственную бестолковость и доверчивость, и ненависти ко всему миру. Чуть не разрыдавшись во весь голос, она медленно и также крадучись попятилась в коридор. Там обулась и выбежала из квартиры, хлопнув дверью и уже не особо переживая, услышали они ее или нет.

Выйдя из подъезда, Катя еще какое-то время держалась. Вокруг было много людей и казалось, все они подозрительно косятся на нее, будто знают, что она – та самая жалкая и никчёмная, бестолковая жена, которой муж изменял прямо у нее под носом.

В конце концов, найдя уединению скамейку в небольшом сквере возле Дворца Культуры, где в этот час было совершенно пустынно, закинув голову, она взвыла, как подстреленная волчица.

На пылающее лицо падал первый мокрый снег. В небе висели низкие темные тучи. В этот день она впервые в своей недолгой жизни в серьез подумала о смерти.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Она очнулась от воспоминаний, как от тяжёлого похмельного сна. Облизнула губы. Язык показался горячим и шершавым. Муж все еще смотрел на нее с изумлением и ненавистью. Хотя только что она вновь пережила мучительно долгий и страшный день, в реальности прошло лишь несколько секунд. Может минута.

– Знаешь,


убрать рекламу







что мне интересно, – спросила она у него, не удивившись тому, до какой степени холодно и отстранено прозвучал её голос. Перед ней сидел не просто чужой человек, не незнакомец. Александр стал для неё чем-то неодухотворенным. Чем-то вроде валуна на обочине дороги. Нескончаемого дождя. Он больше не был для нее человеком.

Не был и воспоминанием.

– Мне интересно ты изменял мне только с Риммкой или был кто-то еще?

На краткий миг ненависть и злоба окончательно исчезли из глаз Александра, вытесненные страхом. Его лицо разгладилось и вытянулось. Катя впервые убедилась, что фраза про отвисшую челюсть имеет не только фигуральное, но и буквальное значение.

– Наверняка был. И не один раз. Но это не, потому что ты кобель, бабник с чистым тестостероном вместо пота. Ты просто никогда не любил меня по-настоящему, а после рождения сына ты меня возненавидел. Только не пойму почему. Почему, а? Можешь объяснить?

Александр оправился после шока, и взял себя в руки.

– Могу, – в его голосе почувствовалась брезгливая усталость. – Коль тебе отшибло память или до тебя не дошло в прошлый раз. Если кто и не любил другого среди нас двоих, то это ты. Именно на тебе лежит ответственность за то, что стало с нашим браком. Я был нужен тебе только для того, чтобы ты смогла родить. Тебе был нужен ребенок, а не муж. Помнишь, ты сама сказала об этом когда-то? Конечно, не помнишь! Твоя память такая избирательная. Но я помню все достаточно хорошо, помню, как ты изменилась с рождением Макса. Максик – то, Максик – это. Вся наша жизнь с тех пор – это твой сын. Весь твой мир крутится вокруг него. С тех пор я стал лишним. Потому что, первым для тебя был Макс, второе место занимали твои собственные фантазии, но опять же связанные с сыном. Я в лучшем случае был третьим или в призовой десятке.

– Ты просто инфантильный эгоист, – ответила она, несмотря на него. – Как я могла выйти за тебя замуж.

– Вот опять, – Александр устало улыбнулся. – Ты даже не замечаешь этого. Но обрати внимание, что ты сказала «как я могла выйти за тебя замуж». Не – «как я могла полюбить тебя», а просто выйти замуж. В этом ваше отличие. Римма никогда не скажет так, как ты. Я для нее всегда – номер один. Она любит меня.

– Любит? – злоба неистовая и необъяснимая наполнила её душу. – Что эта потаскуха может знать о любви!? Хотя если любовь заключается в обсасывании члена то, безусловно, она в этом знаток.

Александр замахнулся, насколько ему позволил салон автомобиля, и она зажмурилась, ожидая удара. Руки метнулись вверх, прикрывая лицо.

Но вместо того, чтобы выбить ей пару зубов или подбить глаз, он протянул руку и открыл дверь с ее стороны.

– Выходи, – сказал он. – Выметайся. Не хочу больше слышать от тебя ни одного слова. Видеть тебя не хочу.

– Нет, – заявила она, вцепившись в ручку. – Отвезти меня к сыну. Я хочу видеть Макса!

– Макс, Макс. Ты не видеть его хочешь, – он толкнул ее и продолжил давить, выталкивая из машины. – Ты помещена на нем. Больная на голову, истеричка. Твоя любовь сводит его с ума, превращает его в такого же чокнутого, как и ты, неврастеника.

– Нет. Макс…

И все-таки он ее ударил. Костяшки пальцев по касательной зацепили правую скулу. Желая уклониться, она запоздало дернулась и, потеряв равновесие, вывалилась из салона в раскисшую придорожную хлябь.

– Вали к своему любителю соленых клиторов, пусть теперь он везёт тебя домой, – крикнул он, захлопывая дверь.

Взревел двигатель и Мазерати рванула вперед, окутав ее тяжёлым облаком выхлопных газов. Мигнув красными стоп-сигналами, машина исчезла проглоченная ночью.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Короткая дорога на проспект Батова пролегала мимо торгового центра Виконда, через городской парк до речной излучины с беседкой и велосипедной дорожкой, и дальше, мимо развязки над железнодорожным мостом.

Торговый центр лучше было пройти насквозь, чем обходить. Это было гигантское трёхэтажное здание, в котором находилось все, что в обязательном порядке должно наличествовать в современном гипермаркете даже в таком небольшом российском городе как Тиховодск. Первый этаж занимал продуктовый супермаркет и несколько небольших камерных бутиков. На втором кафе быстрого обслуживания, необъятных размеров магазин электроники М-Видео, детский уголок и множество мелких магазинов. На третьем этаже находился кинотеатр формата IMAX и еще одно кафе.

С правой стороны торговый центр соединялся с гостиницей «Тихий бриз», которая практически весь год оставалась заполненной лишь на четверть. Большого притока туристов в город не наблюдалось даже с наступлением речного сезона, когда теплоходы, загруженные праздными бездельниками из Европы, начинали причаливать к городской пристани.

Створки автоматических дверей разошлись в стороны, когда до них осталась лишь пара шагов. Она с облегчением вздохнула. Куртка промокла от ледяного дождя, и она озябла. Если бы они оказались закрыты, ей бы пришлось потратить никак не меньше десяти минут чтобы обойти оба здания. Но теперь она могла пройти через торговый центр и существенно сократить свой маршрут. А кроме того немного просохнуть и отогреться.

Помещение было ярко освещено. Диодные лампы заливали зеленоватым свечением стеллажи, заполненные продуктами, и не оставляли шанса ни одной даже самой маленькой тени. Глянцево блестела напольная плитка. Сквозь стеклянные стены и перегородки, сверкали зеркала в бутиках с модной одеждой.

Торговый центр выглядел как небольшой городской квартал. Через каждые двадцать метров посреди миниатюрных аллей стояли скамейки и росли карликовые деревья. В самом сердце торгового центра находился небольшой фонтан. Она не видела его, но знала, что без труда обнаружит фонтан, если углубится чуть дальше по аллее в сторону от эскалатора на второй этаж. Но вместо этого она обошла эскалатор, прошла мимо пустых касс с висящими над терминалами сигаретными диспенесерами, ювелирного магазина и салона МТС. Сразу за салоном, цивилизация закончилась, пол больше не блестел, пустые секции были завалены хламом. Не было похоже, чтобы здесь часто ходили люди. Поперек прохода лежали две опрокинутые скамейки, стояла машина для протирки полов. Обойдя их, она увидела закрытые металлическими жалюзи двери южного выхода.

Что могло вынудить руководство торгового центра пойти на это? Она огляделась. Видимо дела в последнее время шли не важно. В этой половине здания не была сдана в аренду ни одна секция. Серые в подтеках стены, отколовшаяся декоративная плитка на бордюрах дорожки. Витрины были пустые и пыльные. За грязными в разводах стеклами виднелась стоянка. Лишь пара скрытых от света фонарей машин стояла в ее дальнем конце.

Было так тихо, что она расслышала гипнотический перестук капель. Алмазный бисер блестел на окнах. Ей не хотелось выходить обратно. Куртка только начала просыхать, а она немного согрелась. Мысль о том, чтобы вновь оказаться под этим холодным душем, заставила ее содрогнуться. Передернув плечами, она обреченно вернулась к неработающему эскалатору и вспомнила, что на втором этаже торговый центр и гостиница соединялись между собой круглосуточным рестораном.

Лучше пройти через него в тепле и сухости и выйти наружу уже возле городского парка, – решила она, неторопливо поднимаясь по ступенькам.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Сойдя с эскалатора, она оказалась напротив кафе «Муза». Раньше она не раз бывала в нем с сыном. Здесь готовили восхитительный кофе с карамелью и шоколадным ликером, а Максиму, как ей казалось, нравилось буквально все – от пирожных до жареной картошки. Стеклянные двери были распахнуты, и она остановилась возле них, разглядывая висящие над кассовыми терминалами рекламные предложения и меню выходного дня. Ей настойчиво рекомендовали отведать фирменный «музбургер », черничный ролл и творожный пирог. На полках в витрине стояли салаты и, хотя выглядели они не совсем свежими, у нее заурчало в животе. Сглотнув вязкую слюну, Катя вспомнила, что с утра ничего не ела.

Хотя, это как посмотреть, тут же усомнилась она. Может статься, что ей пришлось голодать четырнадцать лет. А может и того больше.

Интересно, а призраки, могут испытывать голод? Наверняка нет. 

Это утешало, значит, она – не призрак.

За кафе сиял разноцветными гирляндами отдел игрушек. Страна Радости  – извещала надпись над входом. Если бы сейчас рядом с ней был Макс, он бы уже был там. Сидел бы, не сводя глаз с огромной железной дороги, по которой мимо миниатюрных пластиковых деревьев, сновали составы разноцветных вагонов. Это была в определённом смысле достопримечательность города. Огромный макет воссоздавал не только городской вокзал и несколько составов, но и целую местность южнее Тиховодска. Мосты через реки Тихая и Черемуха, пригородные станции и деревни. Ей самой не раз хотелось, сесть рядом с сыном и наблюдать за этим маленьким миром. Ощущала ли она себя богом для его обитателей – маленьких фигурок людей, стоявших на платформе и ждущих очередную электричку, но только с тем, чтобы в очередной раз пропустить ее, – ведь в ее силах было разрушить их мир или сделать его еще лучше?

Что ж, может быть.

– Здесь кто-нибудь есть, – обратилась она к пустому прилавку, понимая, что ей никто не ответит. – Я поем у вас. Вот деньги!

Отыскав в сумочке кошелек, она достала сотенную купюр и, кладя ее возле кассы, добавила:

– Я – не вор! Мне чужого не надо!

Пройдя за стойку, она достала из холодильника бутылку колы, а из витрины творожник с вишней. Посчитав, что этого для нее будет достаточно и, вернувшись в зал, Катя присела на уголок мягкого кресла. Из-за голода, обычная повседневная еда показалась божественной. Вместо холодной колы она конечно бы предпочла горячий кофе. Но особого выбора у нее не было, не так ли?

Она дожевывала последний кусок творожника, когда, бросив взгляд на отдел игрушек сквозь стеклянную стену увидела, сидящего на корточках Максима. Он смотрел на железную дорогу,…

…, наверное, точно так же, как в тот раз, когда потерялся… 

…но стоило ей моргнуть, как видение исчезло.

А вдруг все ложь? Вдруг он действительно там?

– Максим! – крикнула она и, бросив недопитую бутылку, сорвалась с места.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

По магазину игрушек «Страна Радости » растекался железистый и густой запах. Пахло земляникой или клубничным вареньем.

Огромная железная дорога была выключена, неподвижные вагоны стояли среди леса из пластиковых деревьев. Где-то в этом лесу, вероятно, росла и пластиковая земляника, аромат которой так отчетливо ощущался, стоило перешагнуть порог магазина.

Куклы, сидящие на полках стеллажей, смотрели на Екатерину немигающим бессмысленным взглядом. Коробки с наборами для малышей чередовались с игрушечными автоматами. Конструкторы «Лего» с радиоуправляемыми моделями автомобилей.

Она вспомнила Барби, найденную на тумбочке в школе…

Катя брезгливо толкает ее пальцем и кукла, упав на бок, демонстрирует ей тщательно воссозданные интимные места. Какой-то больной извращенец красной шариковой ручкой нарисовал ей соски, а также малые половые губы, между которыми аккуратно проплавлено небольшое отверстие. 

…и, содрогнувшись, отогнала воспоминание.

Под ногами хрустнуло. На полу оказалась треснувшая синяя буква «Я». Чуть в стороне лежали зеленая «М» и красная «Н». Сразу несколько коробок с детским алфавитом были опрокинуты с нижней полки и разноцветные пластиковые буквы рассыпались по всему проходу между стеллажом и макетом железной дороги.

Если здесь и побывал кто-то, то это не Макс,  – подумала она, – скорее это слон из посудной лавки 

У дальней стены, за отделом с колясками, собранными манежами и детскими кроватями, начинался настоящий бедлам. Игрушки, подгузники, детская одежда, все это было перемешано и раскидано по полу. Из раздавленной пластиковой бутылочки с шампунем вытекла ярко красная, похожая на кровь, жидкость, образовав небольшую лужицу вокруг головы огромного пупса. Земляничный запах по мере приближения к нему становился гуще и отчетливей.

Беспорядок царил и на прилавке. На экране опрокинутого монитора выстроился в шеренгу набор спецназовцев. Кажется, они готовились взять штурмом пластиковую коробку, сквозь стеклянную крышку которой, на них, улыбаясь, пялилась одна из фей «Винкс».

Стелла, милая, а не много ли будет на тебя одну целый взвод спецназа,  – мысленно обратилась к ней Катя.

Блондинка фея, чем-то похожая на нее, только еле заметно вскинула глаза. Это должно было означать – О боже, надо же быть такой глупой, конечно, нет! 

В этот момент раздался высокий дребезжащий звук, и из-за колясок-трансформеров выкатилась желтая игрушечная машина. Выехав в проход, она остановилась посередине, будто для того, чтобы Катя смогла подробней разглядеть пассажиров, сидящих на крыше автомобиля – Барби с задранным платьем и безголовый Кен в светлом костюме с галстуком-бабочкой.

Голова у Кена была оторвана и пристроена точно между ног Барби. Он восхищенно разглядывал гладкий пластик своей подруги.

Короткий и тихий всхлип раздался со стороны железной дороги.

– Макс… Это ты?

Она замерла, вслушиваясь в воцарившуюся гулкую тишину, в далекий шелест дождя, стоны металлических опор здания торгового центра.

Мерещится,  – подумала она и сделала несколько робких шагов вглубь магазина.

Сегодня она уже не один раз попадалась на облик плачущего мальчика, как рыбешка на блесну. Будто кто-то нашел ее слабость и используя ее заманивает женщину в ловушку, из которой впоследствии ей будет не выбраться. Казалось, невидимый…

Как только отойдут красные воды, найдутся всем куклы Вуду и кукловоды 

…кукловод, дергая за нити причинно-следственных связей, ведет ее к только ему известному финалу. Стоило ей подумать, что она больше не поддастся на эти его уловки, как всхлип повторился.

И в этот раз он был громче и отчетливей.

Скосив глаза, Катя увидела смутное марево, похожее на колышущиеся волны разогретого солнцем воздуха, которые можно заметить морозным днем над крышами. Марево образовывало силуэт низкорослого человека.

Карлик сидел напротив железной дороги, подперев голову руками.

– Привет, – произнесла она, прекрасно понимая, что, если карлик может читать ее мысли говорить что-то вслух смысла не имело. Но ей так было проще и естественней общаться даже с нереальной эфемерной сущностью.

– Помнишь, как Макс любил здесь находиться? – спросил он вместо ответа на ее приветствие.

– Конечно.

– Меня всегда удивляло, как по-разному устроена память у детей и взрослых. Отчего они запоминают совершенно разные вещи? То, что для взрослых кажется важным для детей – полная ерунда, на которую они даже не обращают внимания. Мамочка запоминает и потом еще долго переживает, как ее малыш падает с велосипеда и разбивает коленку, но для самого ребенка это лишь рядовой эпизод, который забывается уже на следующий день. И в то же время родители совершенно не обращают внимания на брошенную сгоряча пару крепких слов, а дети начинают обсасывать их как куриные кости, создавать на их основе темные замки и населять их чудовищами из собственных фантазий. Взрослый соврёт и не придаст этому значения, а ребенок, обжегшись об эту ложь, обязательно сделает неправильный вывод, зациклится на нем и в будущем превратится в неврастеника.

– Ты к чему это? – ответила Катя.

Она практически не вслушивалась в его слова, все это время, разглядывая игрушечный автомобиль и его пассажиров. Ей показалось, что это какой-то намек. Не похожа ли машина на «Мазерати», а Кен на Александра? И не она ли эта Барби с задранным чуть не до ушей платьем. Ей стало неуютно. Ощущение было такое, будто она стоит в душевой, а из миниатюрных отверстий в стенах за ней наблюдают десятки глаз.

– Да ни к чему особенно, – ответил карлик. – Собственно просто хотел заострить твое внимание на этом странном факте. Думал в тебе окажется хоть что-то из того, что нафантазировал себе Максим. Но, похоже, чудес не бывает.

Карлик вздохнул.

– Пока. Еще увидимся.

– Подожди, – окликнула его Катя. – Скажи, ты усадил этих кукол на машину?

– Нет.

– Значит здесь кроме нас еще кто-то?

– Ты действительно все еще ничего не понимаешь.

– Подожди. Не лги мне, это ты играешь тут в машинки? – ее голос зазвенел от неожиданной злости.

Карлик не ответил. Она попыталась вновь разглядеть его смутный образ, но колышущееся марево исчезло.

Катя развернулась и направилась к выходу из магазина.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Она еще не прошла мимо стоек антикражных систем, когда в колонках торгового центра заиграла музыка. Дернувшись от испуга, Катя остановилась и замерла.

Звучала песня «I Don’t Want To Miss A Thing» группы «Aerosmith» из фильма «Армагеддон». В первый год жизни Максима, это была ее любимая песня. Она уже не помнила, почему и с чем это было связано, – ей никогда не нравился Брюс Виллис, или исполнительское мастерство «Aerosmith», но что-то определенно было в этой песне, что-то заставлявшее ее каждый раз нажимать на кнопки кухонного «бумбокса».

– Эй, – крикнула она в сторону динамика вмонтированного в подвесной потолок. – Ты что играешь со мной?

Опустив голову, она встретилась с призывным взглядом развратной красотки с рекламного щита прямо напротив магазина игрушек. KISSка , – было написано сверху, – магазин женского интимного белья . А ниже буквами поменьше: мы подарим вам истинное удовольствие .

Она никогда не ходила по подобным магазинам, – не из скромности, просто не было нужды. Хотя иногда ее и тянуло заглянуть внутрь, но она всегда проходила мимо. К подобным товарам прибегают, когда не ладится в постели, считала она. А у нее, слава богу, подобных проблем не было никогда.

Или же были? Ведь мужа она не удержала. Он изменял ей прямо у нее под носом, а она ничего не замечала.

Брось,  – посоветовала она себе, – не рефлексируй. Александр – обычный самовлюбленный кобель. Это был его способ самоутвердиться. 

Музыка прервалась также внезапно, как и началась, и за спиной раздались торопливые неровные шаги. Кто-то все это время подкрадывался к ней. Кто-то желавший остаться не замеченным до тех пор, пока в прыжке не вонзит свои клыки в ее шею.

Она вскрикнула и обернулась.

В нескольких шагах от нее замер пупс. Тот самый, который еще пару минут назад лежал в луже земляничного шампуня в самом конце отдела. Кровавые плоскостопые следы тянулись за ним вдоль всего прохода.

Но не это заставило ее побледнеть и застонать: кукла, пусть даже вставшая на ноги и самостоятельно протопавшая пару метров, оставалась куклой. Сегодня ей доводилось видеть и не такое. То, что действительно вселило в нее ужас – это буквы из рассыпанного алфавита.

Тихо шелестя, будто перешептываясь между собой, они сползались к пупсу. Как часть некоего механизма, подчиняясь тайному и сложному алгоритму, занимали определенные известные только им места, перемещались из одного положения в другое, сновали и кружили перед ней будто карты в руках ловкого шулера.

– Ма… ма… – донеслось из пухлого пластикового живота и она, зажав рот рукой, попятилась прочь из магазина.

Буквы сновали с места на место, но некоторые из них замерли и больше не двигались, составив два отдельных слога.

…ги… амо… 

– Мама, – повторил пупс, и продолжил голосом, лишенным эмоций. – Как дела? Я люблю тебя.

– Господи, нет, – она уже стояла в дверях, когда большинство букв, неожиданно расползлось по сторонам. Как муравьиные армии, отступающие с поля боя и бросающие трупы своих товарищей. Оставшиеся на полу тела мертвых букв лежали не идеально, но достаточно ровно, чтобы она смогла прочесть сложившуюся фразу.

…помоги мне мамочка… 

5

 Сделать закладку на этом месте книги

В следующий миг буквы разлетелись в стороны, словно их разметала невидимая рука. Пупс упал, приложившись головой со звуком, напоминавшим…

…Я все видела. Мальчик сказал, что хочет в туалет, а этот… он толкнул его с такой силой, что ребенок запнулся за сумку и упал, ударившись головой. Звук при этом был такой будто… 

…раскалывающийся пустой орех.

Одна за другой с полок начали падать игрушки. Куклы, коробки с паззлами, модели автомобилей, конструкторы, слетали со стеллажей. Точечные светильники в подвесном потолке вспыхнули ярче обычного и разом потухли с серией громких хлопков. Отдел игрушек заполнил сумрак. Живой, пульсирующий, он растекался из углов как голодная амеба, поглощая коляски-трансформеры и прилавок.

Она сделала шаг назад, борясь с желанием развернуться и выбежать из отдела из магазина за пару шагов (нельзя показывать свой страх перед неизвестностью, чтобы эта неизвестность не набросилась на тебя, когда ты повернешься к ней спиной), не торопясь развернулась и оказалась перед распахнутыми стеклянными дверями магазина с интимным бельем. Наверху пошлое название, от которого так и веяло бульварными порножурналами, в которых на дешевой газетной бумаге печатают бездарные, изобилующие штампами и похожие друг на друга, как однояйцевые близнецы, рассказы.

KISSка – буквы в названии магазина складывались из переплетающихся розовых сердечек, и это лишь ухудшало общее впечатление. Сразу становилось понятно, что у хозяйки (или хозяина) этого заведения полностью отсутствовал вкус.

За стеклом в нелепых позах стояли безликие манекены, одетые в розовые пеньюары, красные чулки сеткой с ажурными подвязками, бюстгальтеры с вырезами на месте сосков и трусы из двух позолоченных ремешков.

Ее опять одолели сомнения. А может это она была не права. Может дело в ней, а не в Александре. Ей следовало заставлять себя больше соответствовать тому образу, который нравится мужчинам. И, в частности, мужу. Разве так сложно напялить на себя этот чертов парик, например? Она ведь знала, что сохранение семьи требует некоторых жертв и уступок. Так все ли она сделала, чтобы ее семья не развалилась после нескольких лет брака?

…я купил их,  – произнес у нее в голове мужской голос, выплывший откуда-то из самых темных уголков ее памяти. – Сегодня вечером, если твоего опять не будет дома, можно примерить… Мне не терпится, а тебе? 

Голос был высокий. Говорящий заглатывал слова. Это не был голос мужа. Но кто, кто это тогда? Как не старалась она не могла вспомнить больше ничего, кроме одного ощущения, казавшегося как-то связанным с этим мужчиной, – ощущения мягкой ткани на своих запястьях.

За манекенами вдоль стен на полках стояли баночки и вибраторы, висели цепочки из матовых и глянцевых шариков. Это было далеко не интимное белье. Подобные изделия не должны продаваться в торговых центрах, где ходят дети. Им место в специализированных магазинах.

Но если вначале ее это возмутило, то через мгновение заставило покраснеть и смутиться. Она зажмурилась и отвела взгляд, а когда открыла глаза, то поняла, что стоит уже с другой стороны дверей.

Колени затряслись от слабости. Ей захотелось присесть.

Когда я вошла сюда?  – в панике подумала она и, подойдя к ярко-оранжевой банкетке, тяжело и неуклюже опустилась на нее, вытянув ноги.

– Ты не такая уж невинная овечка, какой хочешь себе казаться… – это был карлик, она заметила, как его тень скользнула в проход. – И не один раз заходила сюда раньше.

Карлик стоял где-то совсем рядом. Ей показалось, она чувствует его дыхание.

– Нет. Я никогда не бывала здесь прежде.

– Ой ли! – Карлик засмеялся. – Ты не овечка, ты – трусливая овца. Вспомни, наконец, сколько раз ты бывала тут, пока Макс сидел перед железной дорогой. Глупый маленький мальчик, свято веривший в безгрешность своей матери, он наивно полагал, что она стоит за его спиной.

Одна из стеклянных полок сорвалась с удерживающих ее креплений и упала на пол, расколовшись на три части. Предметы, лежавшие на ней до этого, разлетелись по сторонам. Фаллоимитатор, колода карт с откровенными фото, странное ветвистое изделие, напоминавшее жирного инопланетного червя в период почкования. Банка с какой-то мазью опрокинулась, с нее слетела стеклянная крышка, и наружу вытекло вязкое бледно-желтое содержимое.

Катю передернуло. Тошнота и головокружение, заставили пальцы судорожно вцепиться в край банкетки.

– Перестань, – взмолилась она. – Не надо. Мне нехорошо.

– Ну да, – голос карлика дребезжал от злобы. – У нас так всегда. Чуть что – ой, мне нехорошо, ой, у меня голова болит. Хватит! Начинай вспоминать! Признайся себе в том, кто ты есть на самом деле!

Что-то скользнуло к ней по полу. Два кольца из розового бархата с позолоченной цепью.

Наручники.

Она вновь вспомнила ощущение мягкой ткани на запястьях и решительно оттолкнула их ногой.

– Нет. Я никогда не была тут.

И неожиданно отчетливо вспомнила заплаканное лицо Максима, уткнувшегося ей в ноги. Вспомнила, как он выбежал из кафе с расширенными от страха и блестящими от стоящих в них слез глазами.

Не останавливаясь, сын врезался в нее так, что она пошатнулась.

– Я думал… ты забыла меня… – сбивчиво и нечленораздельно бормотал он.

– Ну что ты как я могла, – она гладила его по голове, ощущая неловкость от этой сцены. Опустив горящее лицо, она стыдливо поглядывала, на проходящих мимо посетителей торгового центра. Она не могла вспомнить, что именно находилось в сумочке, висевшей в тот момент на ее плече, но ей казалось, каждый из них обладает рентгеновским зрением и видит то, что находится внутри, среди банкнот, салфеток и косметики, и все они смотрят на нее с укором.

Сколько было сыну, когда это произошло? Три? Четыре года? На нем были серые шорты и футболка с Майком Вазовским из мультфильма «Корпорация Монстров».

Вытерев его лицо и поцеловав, она обратила внимание, что он напрягся и пристально смотрит куда-то за ее спину. В его взгляде не было страха, но серые глаза сверкали как горный лёд.

Она обернулась и увидела стоявшего в нескольких шагах от них высокого светловолосого мужчину в светлых джинсах и красном поло.

Мужчина кивнул и улыбнулся. А в следующий момент развернулся и направился к эскалатору.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Ресторан, – тезка гостиницы «Тихий бриз», – вообще говоря, не был проходным, но имел два входа со стороны торгово-развлекательного центра и со стороны гостиницы. Большой зал был погружен в темноту. Только над барной стойкой горело несколько плафонов. И, конечно, он был совершенно пуст.

На некоторых столах стояла посуда. Заветревшиеся салаты и высокий бокал с выдохшимся пивом не вызвали у нее никакой реакции: вид был совершенно неаппетитный.

Пройдя по проходу, она вышла в ярко освещённый и широкий гостиничный коридор, заканчивающийся лестницей с выцветшей и затоптанной ковровой дорожкой. На первом этаже ее встретила пустая стойка регистратора и распахнутая входная дверь, в проем которой с порывами холодного ветра в помещение врывался дождь. На гранитном полу темнели лужи.

В свете из окон гостиницы и торгового центра по пустой стоянке кружили мрачные тени, отбрасываемые струями дождя. Кусок бетонного парапета на противоположном конце, за которым должна был течь Черемуха, серел подобно основанию развалившегося зуба во рту великана. Неширокий приток нынче стал как сама Волга. Она не видела поверхность реки, но слышала шелест наполнявшего ее нескончаемого дождя.

Съежившись и обхватив себя руками, она вновь ступила в ночь.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Сразу за стоянкой начинался старый городской сквер. Даже днем он навевал безрадостные ассоциации своими потрескавшимися асфальтовыми дорожками, разросшимися и потерявшими форму кус


убрать рекламу







тами, выцветшими старыми рекламными щитами и следами наглядной агитации, оставшейся еще со времен СССР. Но тоскливее всего становилось от вида древних аттракционов, которые могли бы вспомнить, как на них, заглатывая огромными кусками подтаявшее двадцати копеечное мороженое, катались сбегавшие с уроков пионеры. От серпасто-молоткастых, с облупившейся краской, оград, от будок, где когда-то сидели кассиры, а нынче ночевали бомжи, от плакатов в металлических рамках, извещавших об унылых городских событиях – концерте неизвестного питерского арфиста, вечере поэзии в общественно-культурном центре или выставке молодых областных художников.

Сейчас всю заброшенность старого сквера, всё его одиночество, скрывала тьма. Но она же, утаив от глаз буйную неухоженную растительность, изгнав последние цвета и краски, лишила его каких-либо признаков жизни. Теперь сквер более всего напоминал мертвеца, и даже редкие фонари с коническими плафонами, – вроде тех, что часто попадались на курортах советских времен, – вдоль длинной, терявшейся в мрачной и влажной черноте, центральной аллеи, не спасали его. Их свет был слишком монотонен и тускл. Он был похож на мелодию из трех нот…

…Пам-па-пам… Пам-па-пам… 

…одинаково и усыпляющую, и тревожащую.

Она прошла под аркой с надписью: «Городской Сквер «Весёлый лучик».

Сколько раз она проходила тут раньше, держа в своей руке доверчивую и слабую ладошку сына? Пять, Десять? Но ни разу до этого в названии сквера ей не слышалось столько сарказма. Изгиб арки напоминал печальный смайлик, надпись – произносимые им слова.

Грустная тень  – сложила она антонимическую фразу. – Это я. Веселый лучик умер. Теперь только грустная тень идет по твоей аллее. 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

До дома, о котором она ничего не помнила, оставалась лишь пара километров. Большая часть пути проходила по скверу среди клёнов и дубов, тонувших в сырой черноте ночи. Среди кустов акации и барбариса, схваченных раствором из тьмы и зелени и выглядевших непреступной оградой. По вспученному асфальту, из трещин которого пробивалась упрямая трава.

Судя по шелесту листвы над головой дождь то прекращался, то припускал с новой силой. Или это был не дождь, а порывистый ветер? Раскачивая ветви, он осыпал Екатерину холодной моросью и затихал, боясь быть замеченным.

В памяти всплыл образ светловолосого мужчины в красном поло. Он улыбнулся ей так, будто они были знакомы. Улыбка была из тех, которыми улыбаются близким друзьям. Многозначительная и будто говорящая, – мы с тобой знаем нечто, неизвестное остальным . От нее оставалось послевкусие, похожее на то, что остается после хорошего вина.

Катя хотела вспомнить что-либо еще, связанное с этим человеком. Но как только она напрягала память, концентрировалась, сознание ожидаемого разваливалось на сотни лиц, уши закладывало от нарастающего гула голосов, будто она оказалась в банкетном зале, переполненном самовлюбленными эгоистами, и каждый из них пытается, громко, но монотонно жаловаться соседям на свою тяжелую жизнь, консьержку в доме, непутевых детей, не обращая внимания на встречные жалобы с другой стороны.

Может когда я, наконец, попаду в дурку,  – подумала она, – это назовут синдромом Ниловой? Сбудется детская мечта, – стать известной и популярной. И все мужики, прыщавые юноши и мальчики, будут восхищаться мной, и желать меня? 

– Бред, я никогда этого не хотела, – произнесла она, обходя по бордюру особенно большую лужу, – Хотя…

Так же она никогда не могла подумать раньше, что у неё будут какие-то друзья помимо мужа.

– У меня не оставалось иного выбора после его измены, так ведь? – она не замечала, что разговаривает сама с собой.

Глаза смотрели на покрытый трещинами асфальт, но ноги сами выбирали маршрут. Ее сознание не участвовало в этом процессе. Оно пребывало совсем в другом месте. В прошлом. Оно кралось по комнате, прислушиваясь к скрипам, доносящимся из-за приоткрытых дверей спальни. И сколько бы оно не приближалось к ним, щель между створками оставалась вне поля зрения. Будто это все было на зацикленном видео, – два шага, она вытягивает голову и вновь оказывается возле мебельной стенки, на полке которой справа от телевизора, она должна взять маникюрные ножницы, постаравшись не сдвинуть тонкостенную хрустальную вазу и заново начать свое движение, делая маленькие робкие шаги. Шаги ничтожества, шаги выставленной на посмешище дуры, которой предстоит увидеть голую задницу своего мужа, нависшую над женской головой в рыжем парике.

– Не думаю, что я была способна спокойно общаться с мужем после этого. Уверена, без скандалов не обошлось. Бедный Максим. Надеюсь, у меня хватило сил оградить его от них и не дать втянуть в конфликт. Конечно, я так и поступила. В очередной раз наступила на горло самой себе с тем, чтобы защитить ранимую психику ребенка. Мне к этому не привыкать. Твою ж мать, насколько было бы проще, если бы я сумела в ответ на измену просто завести любовника! Проще и справедливей. Надо было поступить с этим козлом так же, как он поступил со мной. Унизить его связью на стороне. Причём такой чтобы об этом узнали все, чтобы узнал весь город, чтобы все показывали бы на него пальцем и называли рогоносцем. Только я не сделала этого. Просто потому, что не способна на измену. Ведь внутри, в душе, я все равно расценивала бы любую связь как измену. Пусть теперь не мужу, а сыну. Большее, что я бы могла себе позволить – это не значительный флирт на дружеской вечеринке?

Она удивилась, сорвавшемуся с языка такому старомодному слову. Замерев на полушаге, Катя прикоснулась к волосам, и принялась накручивать локоны на указательный палец.

– Надо же, – вечеринка, – она положила толстую прядь в рот и прикусила ее. – В этом, вероятно, я – вся. Пати, корпоративы, тусы, кухонные попойки – вот, как сейчас, все это называется.

Она жевала собственные волосы, даже не замечая того, что делает. Они были горькими на вкус и пахли жирной сырой землей, грязью, перегноем.

– По клубам я не ходила, корпоративы – всегда казались мне унылым зрелищем, к тому же вредным для карьеры и просто стабильной работы.

Она знала, что есть пары, которые после измены одного из партнеров, находят силы остаться вместе. Но она не была способна спокойно принять измену и продолжить жить с человеком, который…

…трахал эту суку на нашей кровати… 

…лгал ей.

Именно так она говорила себе – страшен не сам поступок, от него у него ничего не отвалилось, не отсохло…

…к глубокому моему сожалению… 

…, страшнее ложь, которая сопровождала бы их на протяжении всей оставшейся совместной жизни. Страшнее – потеря доверия. Она уже не сможет ни доверять, ни довериться ему. Ни за что и никогда.

Так как поступила она после пережитой измены?

Катя была уверена, в том, что между ней и мужем так и не было никакого разговора. Она просто отдалилась от него, замкнулась и посвятила себя сыну. Именно так поступают глупые трусливые курицы.

Она ненавидела себя за то, что оказалась одной из них.

Александр в свою очередь, после собственных измен мог начать ревновать ее. Или делать вид что ревнует. Вероятно, так и было. Похоже, теперь это вполне в его духе – нагадить самому и обвинить другого. К тому же всем известно кто громче других кричит: «Держи вора».

Как всё-таки меняются люди.

Она вспомнила, каким он казался ей милым в первые месяцы их знакомства. Каким он был ласковым и щедрым на нежные слова. Куда все это ушло? Неужели Александр где-то в глубине души был таким и раньше, но она просто не замечала этого. Или же его испортили деньги и успешная карьера? Или (при этой мысли слезинка застыла в уголке ее глаза) она сама испортила его.

Потеряв счет времени и совершенно не ощущая его ход за разбором открывшихся ей воспоминаний, смакуя их, как дегустатор смакует шампанское восемнадцатого века, она незаметно добрела до центра сквера.

Аллея перед ней внезапно расширилась, деревья и кусты расступились, и она уткнулась в огромного надувного клоуна.

Фигура метра три ростом стояла с разведенными по сторонам руками. Между ними привязанный к толстым пальцам раскачивался слабо натянутый плакат «Добро пожаловать!» Неестественно широкая улыбка демонстрировала всем неровную сетку нарисованных зубов.

На синем клоунском цилиндре сидела нахохлившаяся серо-черная ворона. Отведя в сторону голову, она разглядывала Екатерину блестящим красным глазом.

Разве у ворон бывают такие глаза? Ей доводилось видеть красные глаза у некоторых пингвинов в передачах по каналу National Geographic, в фильмах ужасов у подопытных крыс альбиносов, но никогда не встречала их у обычных городских ворон.

– Кыш, – Катя взмахнула рукой, но птица даже не шелохнулась.

Не издав ни звука и не моргнув, она продолжала следить за женщиной пристальным немигающим взглядом. Не обращающая внимание на дождь, все такая же неподвижная и жуткая.

На память пришли фильмы про зомби и стих Эдгара По.


Вещий, – я вскричал, – зачем он прибыл, птица или демон 
Искусителем ли послан, бурей пригнан ли сюда? 
Я не пал, хоть полн уныний! В этой заклятой пустыне, 
Здесь, где правит ужас ныне, отвечай, молю, когда 
В Галааде мир найду я? Обрету бальзам когда? 
Ворон: «Больше никогда! »[8]

Она неуверенно обошла клоуна, стараясь не упускать птицу из вида, издав короткий нечленораздельный возглас (Бля! ), когда та резко дернула головой, и, задрав клюв, последовала взглядом за Катей. Теперь ворона выглядела напряженной, – как хищник, изготовившийся к смертельному прыжку на спину ничего не подозревающей жертве. Казалось, еще немного, одно неверное движение человека, и она сорвется и накинется на него, как птицы из фильма Хичкока. Спикирует сверху и начнёт бить своим огромным мощным клювом, выдирая волосы и отщипывая куски плоти с головы, лица и плеч.

Екатерину охватил безотчетный ужас, и она спряталась под ветвями куста с крупными красными ягодами и плоскими листьями. Низкая ограда доходила ей только до колена, и в случае реальной опасности перешагнув через нее, Катя могла укрыться среди острых колючек и жестких листьев, где, как ей казалось, ворона не сможет ее достать. Сердце гулко и лихорадочно стучало. Стало нестерпимо жарко. Кому-то этот страх перед обычной птицей мог бы показаться ненормальным, но только не ей.

Не здесь и не сейчас.

После зомби-школьниц, ожившей цветочной скульптуры и полупрозрачных карликов, разговаривающих прямо внутри ее головы и читающих ее мысли, ворона-людоедка могла показаться просто безобидной шуткой.

Птица громко и надтреснуто каркнула. Раздалось хлопанье крыльев. Покружив над клоуном, ворона улетела вглубь парка аттракционов, исчезнув среди таких же, как она серо-черных ночных теней.

В центре площади, напротив неработающего фонтана, как пришелец из прошлого со своей полукруглой жестяной крышей, стояла деревянная будка, внутри которой когда-то сидел кассир. У окошка висел белый лист бумаги, слишком яркий для этого серого залитого водой мира. Вероятно, размокшее расписание работы аттракционов или другое объявление.

Парк не отличался богатством аттракционов. Их было всего четыре. Детская карусель с металлическими оленями и лошадями, у которых из голов торчали ручки, «Ромашка», «Ветерок». И, конечно, было здесь старое, со скрипящим механизмом, с раскачивающимися даже от легкого порыва ветра кабинками, но все еще работающее «колесо обозрения».

Когда Максиму было четыре, он называл его «колесо оборзения ». Она вспомнила, как они вдвоем сидели в одной из кабинок. Первое время мальчишка не отпускал рук от подлокотников, вцепившись в них и стараясь не смотреть по сторонам. Ему было страшно, и Катя старалась отвлечь его от уходящей вниз земли, от людей, превращавшихся в миниатюрных солдатиков, разговорами и нарочито громкими восторженными возгласами по поводу окружающей их красоты. Постепенно по мере подъема его страх проходил. А когда они достигли верхней точки, он уже вместе с ней вращал колесо в центре кабинки и восхищенно кричал, заметив крышу родного дома.

Озираясь, она выбралась из-под колючих ветвей.

Листом, висевшим на кассе, оказалось не объявление от администрации парка, как она думала раньше. Это был выполненный яркими фломастерами детский рисунок.

По зеленой траве между двух камней шли две фигуры – большая, в оранжевом платье с белыми цветами и надписью «Мама » надо головой, и маленькая, в синей футболке, красных шортах, подписанная «Я ». Буква «Я » была написана в зеркальном отражении и выглядела латинской буквой «R ».

Большое желтое солнце улыбалось и походило на перекормленный щекастый смайлик.

Внизу у самого края листа была, и подпись автора синим фломастером – Максим Нилов . Буквы «И » были зеркально перевернуты так же, как и буква «Я ».

– Не может быть, – прошептала Катя и, протянув руку, прикоснулась к рисунку.

Бумага, на которой он был выполнен, оказалась совершенно сухой, несмотря на сырость и нескончаемый дождь. Даже с учетом того, что по плотности она приближалась к ватману ей давно надлежало раскиснуть, а рисунку потечь и превратиться в радужные разводы и кляксы.

Катя сорвала приклеенный на скотч листок.

– Максим, – она провела пальцем по нарисованному мальчику.

Под ее мокрым пальцем лицо ребенка растеклось.

– Нет, нет, – глаза застлали слезы, ей не хотелось потерять сына еще и здесь, на рисунке. – Останься со мной. Прошу. Я все изменю, и мы сможем начать все заново в лучшем мире.

Но рисунок продолжал таять. Линии теряли формы и расплывались. Лица ребенка и матери превратились в бесформенные пятна, трава – в зеленый океан.

Растеклась и густая черная штриховка того, что она раньше ошибочно приняла за камни. Сквозь черные разводы проступили антропоморфные контуры. Штриховка была лишь уловкой, чтобы скрыть тех, кто был нарисован в этом месте раньше. В то время как остальной рисунок растекся и потерял форму, эти двое ее лишь обрели. Два огромных монстра обступали мать и сына. Распахнув пасти, они скалили острые иглы зубов, ощерившись, словно вампиры или оборотни. Их руки тянули мальчика и женщину в разные стороны. На лице женщины появилось выражение ужаса. Лицо мальчика расплылось. Его словно скрыла кровавая маска.

Мир покачнулся. Трясущиеся пальцы разжались, и рисунок медленно спланировал в лужу у ее ног. По поверхности темной воды, поплыло бордовое пятно.

В него капнули красной краски.

– О, нет, только не снова! – закричала Катя. – Пусть все останется как прежде.

Однако мир уже изменился.

И без того однообразные и тусклые цвета ночи ушли. Вокруг осталось только красное и черное.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Нескончаемое перешептывание дождя и листьев прекращается. Все окутывает влажная тишина, в которой стук собственного сердца кажется стуком бабы, забивающей бетонные сваи. Он далек и глух. В нем ощущается мощь. Воздух вибрирует вместе с его биением.

Темная капля, блестящая багровым глянцем, падает на руку, сжимающую бумажный листок с окончательно расплывшимся рисунком, и сбегает поперек кисти, оставляя за собой засыхающую дорожку с синеватым оттенком.

Детская карусель дергается, будто воскресающий мертвец. Скрепят ржавые шестеренки. От отвратительного скрежета ноют зубы. Лошади с ручками, торчащими из голов, и олени с животами проткнутыми упорами для ног, кружатся в биомеханическом сиртаки. Гирлянды из лампочек на осях «колеса обозрения» вспыхивают всевозможными оттенками красного, – розовым, охряным, фиолетовым – и их отсветы пляшут в лужах и на глянцево-металлических телах застывших на карусели животных.

Из громкоговорителей на столбах раздается треск, за которым следует странная каркающая речь…

…кичул йиылесев крап… воноиц-эк-ар-та крап шан в сьтав-ола-жоп орб-од… 

…сменившаяся безумной заикающейся музыкой полной шелестящих и скользящих звуков.

Она огибает детскую карусель и оказывается напротив «колеса обозрения». Кабинки медленно поднимаются с одной стороны и опускаются с другой. Вход на аттракцион перегораживает покосившаяся калитка. Не запертый замок висит на одной из поперечин рядом с металлической табличкой с изображением знака «Стоп» и надписью «Проход закрыт». Ниже мелким курсивом дописано «Не использовать во время дождя и грозы».

Музыка замолкает, проскрежетав последним аккордом. Какое-то время из динамиков доносится лишь негромкое шипение, а затем над парком аттракционов, раздается искаженный металлический голос.

– Что же пришло время дать несколько комментариев по поводу данного случая. А случай, сразу скажу, хоть на первый взгляд и выглядит вполне тривиальным, но оказывается не так уж и прост при детальном рассмотрении. И если бы не некоторые странные моменты я бы вовсе не обратил на него внимание. В первые дни я даже всерьез подумывал избавиться от этого пациента и передать его двум интернам, пришедшим к нам этим летом. Но чем больше я погружался в историю его болезни и, конечно, в историю его жизни, тем больше во мне росла убежденность, что тут не все так просто, как показалось на первый взгляд. Некоторые из этих странностей до сих пор ставят меня в тупик.

Ближайший динамик висит на оси колеса обозрения и похож на излучатель таинственной энергии из какого-нибудь фантастического фильма. Или на монстра из картины Мунка «Крик», чей беззубый рот распахнут в беззвучном вопле.

– Начать надо с того, что после первой серии тестов у больного не было обнаружено на сколько бы то ни было серьезной адикции к центральному объекту его паранойяльных фантазий. Та, что была, вполне могла быть объяснена его общей инфантильностью и некоторой задержкой в эмоциональном и сексуальном развитии. О серьезной фиксации речь, казалось, не шла. Я сразу отверг ее. Хотя теперь я уже сомневаюсь в своем первоначальном предположении и понимаю, что несколько поспешил с окончательными выводами. До сих пор не могу понять, в чем причина эритропсии больного.

Что это? Радиопередача для студентов медицинского колледжа? Или радиоспектакль?

– …эритропсия. И это очень интересно. Поскольку, как правило, она имеет в своей основе физиологические причины. Например, она часто наблюдается при удалении хрусталика, или от долгой фиксации глаз на ярком источнике ультрафиолета, у наркоманов в результате расширения зрачка. Но в данном случае она определенно имеет психологическую основу. Ее причина лежит не в физиологии, а в психике пациента. Какая детская травма могла привести к такому результату. Мне кажется, я уже начинаю многое понимать. Знаете, мне даже несколько жаль эту больную израненную душу…

Монолог слишком затянулся. В жизни так не бывает. Любой человек устает после пары предложений, после десятка ему необходимо остановиться чтобы провести ревизию сказанного на соответствие мысленному представлению того, что же он хотел сказать. А этот шпарит как по писаному.

– Органических наущений не выявлено, а значит, ее причина располагается исключительно в глубинах бессознательного, в темных подвалах, где скрывается его болезненное бледное суперэго. Все мои попытки найти причину и купировать ее не привели ни к чему. Даже реверсивный гипноз не пролил свет на проблему и не позволил выявить травмы, скрытые в детстве больного, лежащие в основе его теперешних проблем.

Шуршащий звук. Похоже, говорящий перекладывает и просматривает тезисы своего выступления. Скрип двери. Откуда-то из параллельной вселенной доносится женский голос. Слов не разобрать.

– Да, пусть заходит, – произносит врач.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

За «чертовым колесом» аллея опять сужается и парк аттракционов заканчивается. Прощальные багровые отсветы гирлянд мерцают в лужах. Снова стало возможным различить тёмное красноватое небо за черными силуэтами деревьев.

Впереди у изгороди стоит фотокабинка. Шторка отдернута, на экране фотостойки, сменяя друг друга, мелькают рекламные фотографии довольных и веселых людей. Увидев эти, сделанные в павильоне и отретушированные в редакторе, фотографии, любой человек должен был отринуть все сомнения и непременно сделать мгновенную фотографию на долгую память.

Надо сказать, что фотографии действительно получались неплохими. Хотя в век инстаграма, когда у тебя в телефоне даже фронтальная камера обладает вспышкой и снимает не многим хуже, подобные услуги уже кажутся анахронизмом.

Она вспомнила, что раньше рядом с фотокабинкой на пластиковом стуле сидела пожилая женщина и по просьбе клиентов выдавала им всевозможные аксессуары – остроконечные колпаки, накладные усы, маскарадные очки. И, несмотря на то что Катя не была в восторге, полагая, что смогла бы найти деньгам лучшее применение, Максим, конечно, уговорил ее сфотографироваться.

Для себя он выбрал выглядевшие как настоящие игрушечные пистолеты, а ей предложил одеть пластиковую корону. Объяснил он это так:

– Все девочки мечтают быть принцессами, а мальчики их рыцарями.

– Почему же ты выбрал пистолеты? – спросила она.

– Задача рыцарей – защищать принцесс. Но мечами их уже не защитить. Это в доисторические времена были драконы, им головы отрубишь и все. – Он вздохнул. – Теперь вместо драконов сатанисты их просто так не убить.

Тогда она засмеялась.

Теперь лишь горько улыбается.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Раньше центральная аллея городского сквера заканчивалась загадочным монументом «Эра Космоса». Нечто с острыми краями вырастало на поверхности сферического объекта и раскидывало вокруг себя ежастые шарики спутников. От скульптуры центральная аллея разделялась на два отростка, – один из которых неспешно, парой лестниц с широкими ступенями, поднимался к выходу на проспект Батова, а другой через мост перекидывался на образованный широким речным изгибом остров, где заканчивался мраморной беседкой.

Сейчас остров затоплен. Под воду ушли и скамейки, и велосипедная дорожка. Фонари с желтыми плафонами в кроваво-красных подтеках выглядят цветами из преисподней. Благодаря им темная вода в реке приобретает кровавый оттенок. Стволы и ветви деревьев, обломки мебели, коробки плавают по поверхности, как игрушки в ванной малолетнего демона-великана.

Памятник изменился тоже. Вместо эры космоса на постаменте стоит человек. В красноватой темноте сложно разобрать не то что лицо, но даже фигуру. И пока она не подходит вплотную к монументу, она не догадывается, что это скульптура ребенка.

Бронзовый мальчик одного возраста с ее сыном. Одет, судя по всему, в длинные шорты и футболку. В одной руке он сжимает странный плоский предмет, показавшийся ей похожим на…

…нет, конечно, это не то, что мне кажется. Откуда у ребенка может быть холодное оружие. Вероятно, это игрушка… 

…нож, а другую держит во рту. Было видно, что ребенок плачет и кусает запястье, чтобы не разрыдаться еще сильнее. Скульптор смог не только запечатлеть слезу, застывшую у него на щеке, ему удалось изобразить гримасу непередаваемого горя, застывшую маской на лице малыша.

На гранитных плитах, облицовывавших пьедестал, закреплена изогнутая, потемневшая от времени и кровавого дождя, бронзовая пластинка. Она подходит поближе, чтобы прочитать написанное на ней, но чуть не спотыкается о воткнутую в землю лопату.

У основания постамента там, где в прошлой жизни находилась клумба, теперь возвышается холмик из мокрой глины. Две лопаты торчат по его краям, вонзенные до черенков в мягкую рыхлую землю. Холмик оказывается торопливо засыпанной могилой. Рабочие бросили работу, оставив могилу невысокой и неровной, землю не утрамбованной.

Прислоненные к пьедесталу пластмассовые венки с однообразными багровыми цветами мокнут поодаль. «Покойся с миром», написано на одной из лент, черной змеей, обвивающей далекие от натуралистичности красноватые ветви. «Любимому сыну» – на другой, свободно свисающей между огромных охряных в темных подтеках цветов.

Косой ржавый отсвет ближайшего фонаря, укрытого в паутине ветвей обнажившихся деревьев, попадает на пластинку.

– Максим Нилов, – читает она первую строчку и, вскрикнув, отступает на шаг.

Годов рождения и смерти нет. Вместо них написано:

Я словно б мертв, но миру в утешенье 

Я тысячами душ живу в сердцах 

Всех любящих, и, значит, я не прах, 

И смертное меня не тронет тленье 

– Нет! Этого не может быть!

Она опускается на колени и принимается руками раскидывать по сторонам холмик мокрой глины.

– Не может. Это все вранье. Вы лжете! Вы все лжете!

На какое-то время Катя теряет рассудок и чувство времени. Руки сами опускаются в жирную чавкающую грязь, черпают ее и откидывают, как можно дальше. В себя ее приводит острая боль, – мелкий кусок песчаника впился глубоко под ноготь, – и она вспоминает про лопаты.

С инструментом дело идет гораздо быстрее. Несколько взмахов и стальное полотно утыкается в крышку гроба.

– Макс! – лишь слегка расчистив ее, она принимается рвать обивку. – Если ты там, я спасу тебя! Отзовись!

Она приникает ухом к обнажившемуся дереву гроба и прислушивается, но собственное дыхание и бешенный отдающийся в висках галоп сердца перекрывают все остальные звуки.

Боль под содранным ногтем на безымянном пальце из пульсирующей, превращается тупую и ноющую.

Лишь на долю секунды в сознании мелькает сомнение, а есть ли хоть кто-то в этом гробу? И если есть, то с чего она решила, что там именно ее ребенок? В два прошлых раза, когда Тиховодск погружался в подобный кровавый хаос, все происходившее с ней оказывалось чем-то вроде галлюцинации и в определенный момент просто исчезало. Если все это лишь плод ее воображения, то причин раскапывать этот гроб не было никаких. Однако голос разума прозвучал крайне тихо и моментально утонул в водовороте эмоций – страхе, панике и надежде.

В действительности она не видит разницы между городом, заливаемым кровавым ливнем, со всеми его монстрами и тем Тиховодском, на набережной которого она очнулась. И тот и другой для нее одинаково реальны.

И одинаково нереальны.

Она вновь хватает лопату и колотит ей по крышке.

– Макс, – от первого удара черенок, дернувшись в руке, чуть не выворачивает запястье.

– Я, – от второго ноют связки и слабеет хватка пальцев, но клинок лопаты выбивает кусок древесины.

Женщина улыбается. Если бы в этот момент, она видела себя со стороны, то пережила бы острый укол ужаса – в багровых и кровавых отсветах, на блестящем от дождя лице улыбка выходит кривой и зловещей. Она походит одновременно, как на обезумевшего реаниматора из старого фильма, вознамерившегося извлечь из могилы возлюбленную, так и на Николсона в роли Джека Торранса, разбивающего топором дверь, за которой спрятались Деннни и Венди.

– Спасу… – одновременно со следующим ударом раздается громкий треск.

Черенок трескается и полотно, пробив крышку, застревает в длинной узкой трещине. Она пинает по ней, вложив в удар весь свой вес. И хотя весит она явно недостаточно, чтобы оставить воображаемому насильнику подобным ударом хотя бы синяк, в крышке появляется огромная дыра. Ее нога чуть не проваливается внутрь. Она машет руками, пытаясь удержать равновесие. Куски мокрой земли гулко стучат по гробу.

Катя вглядывается в разлом, подается вперед и понимает, что вся ее решительность стремительно улетучивается, вместе с желанием знать, кто лежит в гробу. Заглядывать внутрь жутко и страшно. Да, и зачем ей это надо? В этом нет никакого смысла. В глубине души она догадывается, что обнаружит лишь очередную лживую ловушку из прошлого.

Дрожащей рукой она достает смартфон и включает камеру. Холодный резкий свет вспышки затрясся между краями неглубокой могильной ямы. Она делает шаг, наклоняется.

И в этот момент из дыры выплескивается маслянистая кроваво-черная жидкость.

– Черт! – она отпрыгивает назад, оступается на краю ямы и падает на спину.

Свет вспышки устремляется вверх. В него попадает скульптура мальчика.

Тот больше не плачет.

У него вообще нет лица. Ни глаз, ни рта. Ничего. Совершенно гладкая металлическая поверхность. Рука, в которой он сжимает нож (теперь у нее нет ни малейших сомнений в том, чем на самом деле является этот странный предмет, и, к ее ужасу, он совсем не игрушечный), отведена назад.

Он приготовился к удару.

И это не мальчик. За общим видом, формой ребенка, незримо скрывается нечто иное. Жуткое и отвратительное. Весь облик, поза отлитого в бронзе существа сочатся злом и ненавистью.

Катя визжит. Сидя на пятой точке, отталкиваясь ногами от сочащейся черной водой жижи и перебирая руками, пятится от памятника, не в силах отвести от него взгляд.

Ей кажется, что скульптура двигается.

Подобно устройству с


убрать рекламу







тугой механической заводкой. Медленно и незаметно сгибаются бронзовые колени, поднимается рука с ножом.

Внезапно раздается мощный удар, от которого земля вздрагивает, уйдя из-под руки. Ее локоть подгибается, и она падает на спину. Вслед за ударом следует громкий треск. Крышка гроба, разломленная на две половины, взлетает в воздух.

Из заполнившей яму венозно-кровавой воды вырываются руки, упираются в края ямы, напрягая огромные трицепсы, и вслед за ними показывается голова. Слипшиеся в черных сгустках волосы, сверкающие пустыми белками глаза.

Когда человек встает в полный рост, она узнает его не сразу, но, когда узнает, у нее не остается сомнений – это тот самый мужчина, которого она видела в торговом центре в день, когда потерялся Максим. Высокий, так загадочно улыбнувшийся, будто их связывало нечто большее, чем мимолетное столкновение плечами в очереди к кассе.

Из одежды на нем только «боксерки». Красно-черные разводы и подтеки по всему телу. Живот улыбается жутким окровавленным разрезом. Кусок кожи, жира и мышц оттянутый вниз выглядит задорно высунутым языком. Если бы в аду создали свой «Rolling Stones» заменив Мика Джагера на Чарльза Мэнсона, символ группы мог бы выглядеть именно так. Хотя и назывались бы они уже «Killing Stones».

Кишки, проглядывавшие из разреза, не вываливаются только благодаря тому, что мужчина, по всей видимости, до самой смерти находился в хорошей физической форме – мышцы упруги, а сама рана недостаточно широка.

Он хрипит и из его рта вываливается комок грязи.

– За… – произносит он, сиплым низким голосом, – …что.

– Прошу, не трогай меня, – Катя находит в себе силы подняться на ноги и отступает, готовая бежать, мчаться куда глядят глаза, при малейшей попытке человека податься в ее сторону.

Но тот стоит, не делая ни шага, и она успокаивается.

– Он, – мужчина показывает на свой улыбающийся живот, – сделал это со мной…

– Я не понимаю, – она медленно отступает назад. – Я не понимаю, о чем вы.

– Любимая, – говорит он.

Это первое, отчетливо выговоренное им слово, всколыхнуло ее сознание, как сосуд, наполненный мутной водой. По поверхности идёт волна, усиливающаяся с каждым ударом о край и поднимающая со дна ил и гниющие останки умерших воспоминаний. Она чувствует, что ее вот-вот опять закружит хоровод из лиц. Рука ощупывает воздух в поиске опоры.

Рыжая Рима смеясь, снимает парик и вот она уже со своим естественным цветом волос. Неизвестный ей человек с бородкой выкладывает перед ней бумаги с бесформенными чернильными пятнами и откидывается в широком кожаном кресле. Вслед за ним появляется Александр, барменша Юля, водитель фургона. Они пытаются докричаться до нее, но она не слышит ни слова. Они – лишь рыбы в мутной реке, в тихой заводи ее потерянной жизни.

Нет, только, не сейчас, –  в панике думает она. – Сейчас нельзя отрубаться. 

Катя щипает себя сквозь джинсы. Не помогает. Дьявольская карусель лиц мчится перед ней все быстрее.

Она впивается ногтями в щеку. Кричит, но острая боль отрезвляет и возвращает в реальность.

– Алексей? – имя само срывается с губ.

– Вспомнила? – мужчина широко улыбается, демонстрируя беззубый рот. – Значит, теперь ты осознаешь, что это ты виновата в том, что произошло?

– Нет, нет, – она качает головой. – Я не помню вас. И не понимаю, в чем вы меня обвиняете.

– Ты виновна в том, что не хотела замечать проблем со своим сыном. Закрывала глаза и отворачивалась от них, хотя наверняка догадывалась. Нельзя долго принимать навязчивость за любовь, истеричность за слабость и ранимость. И вот посмотри на результат. Это он сделал со мной. Два удара в живот, чтобы посмотреть на мучения и потом контрольный сквозь глаз прямо в мозг.

– Замолчи!

– Я думаю, ему каким-то образом удалось подглядеть за нами. Возможно, когда мы забыли запереть замок в ванной. Помнишь? Тебе еще показалось, что ветер стучит дверью. А мне было по барабану, я натягивал тебя так интенсивно, что у тебя потом вся спина была в следах от плитки. Или это было в другой раз, в спальне?

– Перестань!

– Он столько раз мог нас застукать, что почти наверняка сделал это. И что он подумал в этот момент, маленький мальчик, зацикленный на своей любимой мамочке? Он вообще понял, что происходит? Может он подумал, что я делаю тебе больно, ты ведь так стонала в эти моменты. А если понял, мог он ревновать меня? Или посчитать меня виной того, что вы с мужем больше не любили друг друга, и ваша семья стремительно разваливалась?

– Нет! Ты врешь! Ничего этого не было! Ты просто пользуешься тем, что у меня гребаные провалы, тем, что я ничего не могу вспомнить. Ты лживое мерзкое отродье! Как и все в этом городе! Чего вы добиваетесь? Чтобы я отвернулась от своего мальчика, забыла или возненавидела его? Не дождешься! Я ненавижу тебя! Иди к черту! Чтоб ты сдох!

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Едва уловимая стремительная тень скользит вдоль памятника. Алексей отворачивается от Кати, озадачено покачнувшись на широко разведенных ногах. Тень, извилистой лентой, осязаемой и материальной, такой же, как плотный дым горящих покрышек, проплывает над его головой. На лице мужчины появляется странная, одновременно зловещая и растерянная, ухмылка.

– А вот и еще одна. Иногда я думаю, сколько личностей может быть скрыто в одном человеке? Тем более в таком как твой сын? Полагаю, целый город.

Тень проносится между ними как легкое дуновение ветра. Громко хлопают крылья. На мгновенье замерев над землей и превратившись в ворону, тень взмывает к дождливому небу, и вновь медленно опускается, превратившись в высокую темную человекоподобную фигуру, – метра два ростом, с непропорционально длинными конечностями, слишком худую, но определенно женскую. Нечто вроде эфемерной невесомой грязно-серой юбки колышется над ногами. Длинные черные волосы доходят почти до пояса, скрывая лицо и грудь. Она встает меду Екатериной и Алексеем, а затем, вытянув руку, машет ладонью. Этот жест хорошо знаком всякому, он означает – проваливай, убегай, уйди с дороги, не мешайся.

Гигантские пальцы, с острыми, как кинжалы ногтями, описав дугу, вонзаются в грудь мертвеца. Раздается треск ломающихся костей. Мужчина делает небольшой шаг, отступая к постаменту. Кишки, торчащие из вспоротого живота, выстреливают как стрекательные жгуты сцифоидных медуз. Оплетя ими женщину-тень, мертвец притягивает ее к себе и душит.

– Один из нас должен умереть, – хрипит он. – Мы не можем ходить по одному городу. И уживаться в одной голове. Вы, сестрички, понимаете вообще, что своим существованием лишь кормите монстра. Все ваши сюськи-поцелуськи, все ваши сопли, причитания и оправдания расцениваются им как слабость, как индульгенция и прощение его извращённости.

Катя пятится, боясь оборачиваться к ним спиной.

Женщина выворачивается из объятий мужчины, подпрыгнув, делает что-то вроде сальто и, перекувыркнувшись, оказывается у того на спине.

Теперь ЕЁ  пальцы смыкаются на шее противника. Острые когти вонзаются в желтоватую кожу, и из-под них медленно течёт густая черная кровь.

Его взгляд перемещается на Екатерину.

– Ты еще здесь, – Алексей улыбается. – Убийца. Это ты виновата в моей смерти.

Из сумочки раздается мелодия «Crazy Frog». Испугавшись, что звонящий телефон привлечет к ней внимание чудовищ, путаясь в кармашках и отделениях, Катя судорожно, трясущейся рукой, нащупывает телефон и подносит к уху.

Испуганный истошный вопль ребенка вырывается из динамика.

– …слышишь?! Беги! Беги, мамочка! Беги!

– Макс! – кричит она, – Ты где?

Но в ответ уже звучат короткие гудки.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Выход (или же вход, смотря с какой стороны смотреть) из сквера – старинная белокаменная арка с чугунными воротами, – это единственное, что ныне осталось от помещичьего имения, находившегося когда-то на месте сквера.

Аллея поднимается к арке рядом уступов с широкими ступенями. Светильники в круглых плафонах с ржавыми подтеками, оставленными кровавым дождем, наполняют ее багровыми тенями.

Отбежав на десяток метров от памятника, Катя оборачивается. Скульптура мальчика и постамент выделяются на фоне красноватого неба. Но, даже приглядевшись, она не может различить ни мертвеца, восставшего из могилы, ни высокой эфемерной женщины, схватившейся с ним и взмахом руки повелевшей Кате убираться.

Они исчезли? Так быстро? Или же их и не было?

Когда до арки остается лишь четыре ступеньки, треща ломающимися ветками, и пошатываясь, из кустов выходит гигантский клоун, с которым она столкнулась на входе в парк. Он похож на выбирающийся из подлеска бульдозер. Она совершенно не удивляется тому, что он самостоятельно передвигается на не сгибающихся широко разведенных ногах, но не понимает, как под ним могут ломаться кусты если он надувной.

…Ты должен перекатываться через изгородь, а не прорываться сквозь нее. Ты должен упасть и лежать, перекатываясь со спины на бок под порывами ветра. Ты полон спертого вонючего воздуха. Так какого же хрена ты прешь как танк, оставляя за собой гигантские следы на сырой траве?.. 

Клоун останавливается между ней и аркой. Его гигантская фигура перекрывает выход. Катя замирает в нерешительности. Несмотря на то, что клоун кажется медлительным и неуклюжим, он внушает безотчетный ужас. Она ощущает его тяжелый взгляд, даже когда отворачивается, словно черные дыры зрачков в глазах-блюдцах излучают странную энергию, и, оставаясь неподвижными, продолжают непрестанно следить за каждым ее движением. Дождь оставил на раздутых щеках клоуна кровавые подтеки, похожие на растекшуюся от слез косметику. Улыбка стала кривой, превратившись в ухмылку.

Катя делает вид, что пытается обойти его справа и клоун отклоняется вслед за ней.

– Куда?! Я тебе говорил, держать! – кричит он ей, низким сочащимся тестостероном голосом Александра. – Ты можешь, сделать что-нибудь нормально?

Нарисованный ухмыляющийся рот не раскрывается и не двигается. Голос звучит сквозь неровную сетку зубов.

– Ты, маленький пидор! Теперь давай лови ее!

Катя кидается вперед между ног клоуна. Но тот предугадывает ее движение и, отступив, делает круговое движение всем туловищем. Огромная рука сбивает женщину с ног. Она падает в кусты зеленой изгороди, и, обдирая ладони, хватается за колючие ветки.

– Вставай, поднимайся, – клоун склоняется над ней, из зрачков, заполненных космической бездной, на нее выплескивается ледяной ужас, по спине бегут «мурашки». – Вытри свой сопливый рот и за дело. Я сделаю из тебя мужика.

Голова, увенчанная цилиндром, раскачивается вверх-вниз. Он будто кивает самому себе, как…

…чертов маятник… 

…человек, который обнаружил подтверждение своих ожиданий.

Она медленно пятится по газону прочь от аллеи, в темноту, царящую между тополями и березами, ожидая, что клоун бросится за ней. Но тот продолжает стоять посреди аллеи, перегораживая выход из сквера.

– Возьми в руки этот сраный топор! – слышит она, спрятавшись за огромным стволом дерева. – Баба, пидор! Бери топор и сделай то, что надлежит делать мужику.

На аллею возвращаться бессмысленно и опасно. Катя решает найти дыру в заборе, окружающем сквер. Каждый год кто-нибудь из местной шпаны выламывал и отгибал несколько прутьев, чтобы сократить себе дорогу в центр города. При этом городские службы заделывали образовавшиеся прорехи довольно неспешно, и местные жители успевали вытоптать широкие тропинки.

– Лучше тебе не сталкиваться с детоедом  один на один… – голос клоуна звучит все тише. – Особенно если ты – мокрая курица. Тупая мокрая курица! Детоед  сделает тебе СЕКИР-БАШКА, и не ослабит хватку держа тебя за ноги. Потому что он – настоящий мужик, а не какой-то сраный пидор!

Катя крадется параллельно аллее, следя за раскачивающейся фигурой, до тех пор, пока клоун не растворяется в темноте. Её обступают одинаковые деревья и кусты. Над головой сплетения кроваво-черных ветвей, и сливающееся с ними месиво туч и облаков.

По ее расчетам она должна была упереться в забор уже через несколько метров, и когда этого не случается, сделав еще несколько шагов, с все учащающимся сердцебиением, она в панике оглядывается. Ни аллеи, ни арки, ни клоуна, только все те же темные силуэты деревьев и низкие чахлые кусты.

Неужели заблудилась? Возможно ли это?

Надо просто идти в одном направлении, думает она, это только в сказках герои плутают в трех соснах. В реальной жизни, в городе нереально потеряться. Надо двигаться прямо, никуда не сворачивая, и ты обязательно рано или поздно куда-нибудь выйдешь.

Несколько раз запнувшись о торчащие из земли корни, Катя включает камеру телефона. И в тот же момент точно такая же вспышка ослепляет ее. Она прикрывает глаза рукой, и яркий свет тускнеет, отклоняясь в сторону.

В нескольких метрах впереди, перед ней стоит собственное отражение. Она направляет камеру под ноги и подходит ближе. Протягивает руку и ее пальцы соприкасаются с пальцами двойника. Затем они переплетаются, и женщины крепко хватают друг друга за руки.

– Кто ты? – спрашивает она.

– …ты, – ответ двойника звучит как эхо, но в нем не чувствуется вопросительных интонаций.

– Где Максим? Ты знаешь, где он?

– …знаешь где он.

– Что происходит?

– …исходит, – хватка отражения слабнет. Ее копия взмахивает рукой (Кате на мгновенье кажется, что рука, вытянувшись, превращается в черное крыло), и легко подпрыгнув, исчезает, растворяясь на фоне туч цвета свернувшейся крови.

Раздается карканье, и темная тень проносится над головой Екатерины.

Ее обступает вибрирующая тишина. Дождь смывает багровую краску с туч. Небо темнеет. Проступают цвета. Остатки крови стекают с листьев. Впереди вспыхивает окнами бар «На посошок». На лицо падают темные капли ледяного дождя.

Она больше не знает, как из двух ипостасей Тиховодска ужасней.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Проспект Батова показался необычайно широким. Шире чем любая другая улица, видимая прежде. Шире самого себя в прошлой жизни. Она замерла посередине проезжей части, ощущая себя маленькой девочкой, потерявшейся в чужом городе.

Где папа? Где мама? Она почувствовала себя главным героем книги «Палпе один на свете». Она могла идти прямо по белой полосе и петь песни группы «Зоопарк». Могла зайти в банк и набить полные карманы денег. Играть на детской площадке? Взять с из витрины ювелирного магазина любое самое дорогое украшение? Любую приглянувшуюся шмотку в ОСТИНе? Для нее теперь не было ничего невозможного.

Кроме одного – обнять своего единственного сына.

В той книге был счастливый конец – все оказалось лишь сном. Но будет ли «хэппи-енд» у её сказки?

Пустое четырехрядное шоссе выныривало из бездонной тьмы под рассеянный свет сдвоенных фонарей по каждой из своих сторон, и, блестя черным глянцем луж, огибало безымянный парк перед старым, давно не использовавшимся по назначению, стадионом. С другой стороны, и по обочинам, дорога опять исчезала, погружаясь в черный неподвижный океан, состоящий из ночного мрака, страхов и водяной пыли. Где-то в глубине этого океана перемигивались неоновые вывески супермаркета и магазина автодеталей. Возле остановки, боролся с обступающей его тьмой павильон «На посошок» где местные любители дешевого бухла, всегда могли с пользой для себя и с вредом для своего здоровья потратить несколько сотен рублей из своей мизерной зарплаты. Обычно они мотыльками слетались на этот свет, кружили вокруг него, устраивались на ступенях и скамейках автобусной остановки, но этим вечером павильон впервые не пользовался популярностью. Его завсегдатаи изменили свои привычкам, а призывный свет мерцал и плыл, как бесформенное отражение на матовом стекле какого-нибудь привокзального сортира.

С другой стороны проспекта, напротив остановки, практически заехав на узкий тротуар, тянувшийся вдоль городского сквера, стоял форд, мигающий аварийными огнями.

Водительская дверца была распахнута, и дождь заливал салон. В углублении под креслом набралась целая лужа. За рулем, откинув голову и улыбаясь, сидел мокрый плюшевый медведь.

Выглядел он жутко, – брюхо вспорото, из рваной дыры торчит мокрый холлофайбер. Грязь по краям при недостаточном освещении можно было легко принять за засохшую на шерстке кровь, а наполнитель за вывалившиеся кишки.

Плюш? Это снова ты?  – подумала она.

Но ведь этого не может быть, так? Она оставила его, на скамейке у подъезда, в котором скрылся Дима, и из которого вышел Александр. Плюш не может ее преследовать. Плюшевые медведи умеют ходить только в детских снах. Не в реальности. Палпе такое не могло присниться. Если это и сон, то сон кого-то вроде Стивена Кинга.

Улыбка превращала игрушку в доверчивого любовника, которому вспороли живот ножом для колки льда. Так же мог выглядеть Мишка Дуглас в финале плюшевого варианта «Основного инстинкта» если бы набитый синтетическим пухом Пол Верховен решил закончить его вопреки голливудской традиции.

Справа от нее, сразу за пешеходным переходом, начиналась развязка с мостом над железной дорогой. Раньше ей всегда нравилось бывать тут. В этом месте «Черемуха» выгибалась в крутой излучине, практически делая вытянутую петлю. Через год после рождения Максима тут оборудовали пешеходную зону с велосипедной дорожкой, которая зимой превращалась в неширокую лыжную трассу. Место получилось живописное. Нависающие над рекой деревья – с одной стороны, обрывистый склон – на другом берегу. Беседку в центре образованного «Черемухой» острова сразу облюбовала местная творческая богема и подростки. Длинными летними днями здесь выставлялись картины, а немногочисленные уличные музыканты города делали вид, что зарабатывают деньги, играя на своих инструментах. Вечером, после того как музыканты и художники отправлялись пропивать заработанное за день, их место занимали студенты расположенного рядом колледжа, и ученики старших классов ближайших школ.

Сейчас вся эта красота была затоплена разлившейся рекой. От беседки над водой доступной взгляду осталась лишь крыша, и даже большая часть елей скрылась под темными волнами.

Ни излучины, ни острова больше не существовало. Теперь под эстакадой плескалось грязное море с обломками деревьев, мебели и мусора.

Слева, шоссе терялось во мраке среди одноэтажных домов частного сектора, заброшенных пустырей и редких одинаково серых панельных «хрущевок». Подсвеченный билборд уверял, что доктор Гаврилов решит все ваши проблемы с наркологической и алкогольной зависимостью и поэтому вам обязательно надо позвонить по номеру 21-28-37 и записаться к нему на прием.

Катя достала телефон и открыла карты Яндекса. Через секунду телефон определил ее местоположение, и поигравшись с масштабом она поняла, что дом под номером тридцать четыре и должен был находиться где-то за этим рекламным щитом.

– Ну, кто-то желает мне запретить прогуляться по центру проспекта, – спросила она и вспомнила о единственном оставшемся в городе полицейском, бывшем участковом, Рустаме Шигабутдинове. – Не хотите ли оштрафовать меня? Но что-то мне подсказывает, что вы уже далеко за пределами городских стен.

Она направилась в сторону билборда, петляя по всей проезжей части.

– Доктор Гаврилов! – крикнула она портрету врача на щите. – У меня провалы в памяти, у меня видения. Галлюцинации и… твою мать, как ее?… иритропсия! Вылечи меня, доктор! Пропиши мне красную пилюлю!

Она понимала, насколько это было глупо, но не могла остановиться, – ее разобрал смех. Вся жизнь перевернута, вокруг творится черт знает что, а она ржёт, разговаривает сама с собой и с фото на рекламном билборде.

– Я спятила, да карлик? – она обернулась, надеясь увидеть колышущееся марево, но, похоже, он, как и все, оставил ее.

– Где ты мелкий говнюк? Ты тоже бросил меня? Если я сумасшедшая, если ты – лишь плод моего воображения, как и весь этот долбанный город, ты должен показаться, когда я этого захочу. Давай, явись, сучара! Я королева глюков и повелительница призраков, приказываю тебе предстать пред мои очи и ответствовать на вопросы твоей госпожи!

Но карлик проигнорировал ее приказы, и через мгновение возбуждение оставило ее, сменившись апатией и тоской.

– Макс, где ты, любимый, – она вытерла увлажнившиеся глаза. – Надеюсь, ты будешь там в этой странной, чужой нам квартире.

С трудом переставляя ноги, она прошла мимо рекламного щита и увидела полускрытый деревьями темный силуэт дома, в сторону которого уходила узкая подъездная дорога, с трудом различимая в темноте. На первом этаже здания находился круглосуточный продуктовый магазин. Об этом сообщала вывеска «Продукты 24/7» над дверями.

Катя опять сверилась с картой Яндекса на смартфоне. Да. Это был тот самый дом, под номером тридцать четыре, который был указан в базе АСИОУ как ее новый адрес.

Смотря на подсвеченные фонарями и рекламой серые стены, она пыталась вспомнить хоть что-то связанное с ним, ожидала хоть какого-то отклика от памяти, малейшего движения в глубинах души, любой рефлекторной реакции организма, неловкого чувства копошения червей в животе. Но ничего. Не было даже ставшей уже привычной тошноты и хоровода лиц.

Внезапно в одном из окон на третьем этаже вспыхнул свет.

Она вздрогнула и замерла, затаив дыхание. Катя попыталась разглядеть хоть что-то в помещении с той стороны оконного стекла. Но все что она смогла различить – это желтоватый полупрозрачный тюль.

– Это ты Макс? Лучше, чтобы это был ты… иначе я не ручаюсь… иначе я сделаю что-нибудь из тех вещей, которые осуждает церковь…

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Она набрала на домофоне номер квартиры и стала ждать ответа. На третей по счету отвратительной трели зуммера кто-то снял трубку.

– Максим, – она еще не закончила произносить имя сына, как раздался протяжный писк и щелкнул дверной замок. – Это ты?

Она потянула тяжелую дверь, чтобы замок опять не защелкнулся.

– Это мама…

В ответ донесся частый прерывистый писк, сообщавший о том, что дверь все еще можно открыть. Через мгновение звуковой сигнал умолк, оборвавшись на середине.

– Макс, ты слышишь меня?

Домофон молчал.

Катя вошла в темный подъезд. Опять пришлось включить камеру смартфона, чтобы не споткнуться на ступеньках. Вспышка отражалась в крохотных окнах подъезда ярким бесформенным пятном. Квартира под номером шестьдесят два оказалась на третьем этаже. Судя по расположению двери на лестничной площадке, именно в одном из окон именно этой квартиры несколько минут назад зажегся свет.

– Максим, – часто и громко застучала кровь в сонной артерии на шее. По лицу разлился жар.

Металлическая дверь выглядела плачевно, с облупившейся, отвратительного поносного цвета, краской и отогнутыми краями. Создавалось впечатление, что ее уже не раз вскрывали. Штукатурка по краям осыпалась огромными кусками. От угла к потолку шла длинная и глубокая трещина. Номерка не было, судя по всему, он давно отвалился, но под цифрами остался участок с более темной эмалью. Так же не было и ручки. В том месте, где она когда-то была, находилась заклеенная с обратной стороны скотчем полусантиметровая сквозная дыра.

Кнопка звонка, небрежно замазанная побелкой, казалась такой же старой и ненадежной, как и дверь. Она надавила на нее и не услышала ни звука. Надавила еще пару раз. И только после этого увидела торчащие из-под коробки звонка оголенные провода.

Звонок не работал.

Она потянула за край створки, не особо надеясь на чудо, но дверь легко распахнулась.

– Макс…

Перешагнув через порожек, Катя оказалась в полутемном достаточно широком для советской планировки коридоре. Лампочка без абажура в старом черном патроне, свешивалась на алюминиевом проводе между дешёвых потолочных плиток. Потертый пол, изношенная дорожка, прихожая с рядом вешалок. На крючках висели две куртки – кожаная и «пилот». Под ними стояла пара кроссовок. Напротив прихожей, по сторонам от овального зеркала с полкой, находились две двери. Одна была приоткрыта и вела в ярко освещенную комнату. Катя увидела часть висевшего на стене ковра и спинку зеленого дивана.

– Максим, – она толкнула дверь и сделала нерешительный шаг.

Комната выглядела аскетично. За кроватью, застеленной покрывалом с машинками из мультфильма «Тачки», стоял желтый торшер, у стены напротив, на комоде небольшой плоский телевизор Panasonic. Рядом письменный стол с огромным архаичным ноутбуком. За ним двухстворчатый шкаф под одежду и книжный шкаф. На средней полке в последнем в пластиковых рамках находились две выцветшие фотографии.

Одну из них она узнала сразу. Лишь несколько минут назад, она вспоминала, как они делали ее в фотокабинке на выходе из парка аттракционов. Максим, улыбался. Он был счастлив, для того чтобы понять это, не надо было иметь шестое чувства или уметь гадать по лицам.

Но что-то в этой фотографии было не так.

Катя открыла дверцу и взяла рамку в руку. Пластик оказался пыльным и липким.

Мороженное в руках Макса на половину растаяло, как и тогда. Она отлично помнила, как выбирала в качестве фона картину с пальмой и океаном, за их спинами. Волосы на голове сына были взлохмачены. Расстёгнутая верхняя пуговица на поло. Все соответствовало ее воспоминаниям. Она даже обнаружила красный изогнутый полумесяц царапины на запястье сына, ту которую оставил ему соседский кот за день до этого. Она заживала долго и с трудом, потом Екатерина даже испугается, не попала ли туда инфекция.

Так что же не так? Почему ей кажется, что между изображением на фото и изображением сохранившемся в ее памяти есть разница?

Цвета?

Да в реальности они казались ярче и пронзительней. Но дело было не только в них. Цвета – не могли вызвать того ощущения диссонанса, что она чувствовала, разглядывая фотографию.

Катя оторвала взгляд от сына и присмотрелась к себе. Клетчатая приталенная рубашка, распущенные волосы, золотая цепочка с кулоном в виде змейки. Рука не произвольно протянулась к шее, и она с удивлением нащупала кулон в ложбинке между ключицами. Странно, она могла поклясться, что не надевала его утром перед тем, как пойти на прогулку с Максом. Не надевала она его и в тот день. Кулон уже долгое время лежал в старой деревянной шкатулке у дальней стенки нижнего ящика в ее прикроватной тумбочке вместе с остальными подарками от ее мужа.

Золотая змейка с глазами из кристаллов Сваровски. Отвратительный пучеглазый урод. Александр преподнес его в первый год их совместной жизни, вернувшись домой, после того как провел ночь в игровом развлекательном центре «Джокер». Это была их первая ссора. Он встал перед ней на колени и попросил всегда носить этот кулон, чтобы он помнил о том, какая он неблагодарная скотина. Выглядело все это неискренне, неуклюже и искусственно, как пластмассовые цветы. Но она приняла подарок и даже какое-то время носила его.

Почему же на фото и на ней сейчас этот ужасный, отвратительный, безвкусный кулон?

И тут до нее дошло. На фото была не она. Это был ее двойник. Такой же, как на фото газетной вырезки на стене в школе.

– Ты, белобрысая сука – обратилась она к своему двойнику. – Это ты украла мою жизнь и мою память?

Ее руки затряслись. Стены дернулись и закачались. По полу пошли волны.

– Вода. Кругом вода. Это все твоих рук дело? Ты все это сделала специально, чтобы украсть у меня сына. Я ненавижу тебя!

Ее двойник на фото не улыбался. Его губы изогнулись чуть больше, чем следовало и Катя поняла, что он усмехается. В его гримасе читалось превосходство и брезгливость. Так смотрят на раздавленного отвратительного таракана.

– Ненавижу! – она, размахнувшись, швырнула фотографию.

Ударившись с глухим звуком об участок стены не покрытый ковром, рамка треснула и упала за спинку дивана.

Она посмотрела на вторую фотографию, – незнакомый молодой человек лет двадцати в кафе, темное помещение, яркие разноцветные пятна светомузыки. На его шее висит девушка. Ее руки сцеплены у него под затылком, но парню она совершенно безразлична. Его взгляд затравленный и пустой. Он смотрит на что-то позади фотографа. В этот самый момент он пребывает где-то совсем в другом месте.

Капелька пота блестела у девушки под ухом. Тату дракона выглядывало над приспущенным на плечо топиком. Пирсинг, темные волосы, стрелки у глаз.

– Боже, – она узнала ее. Она видела все это совсем недавно в своей прошлой жизни, когда покупала радлер.

От живота вверх по пищеводу поднимается тошнотворный комок. Хоровод лиц. Часть из них она уже узнает – Юля, Рустам, Дима, незнакомый парень с этой фотографии. Среди них оказывается даже доктор Гаврилов, с рекламного щита на обочине проспекта. Он говорит что-то про агнозию, про симптом двойника в зе


убрать рекламу







ркале. Потом он исчезает, его место занимает Юля, – пойдем потанцуем – ее влажные полные губы тянутся к ней, но в следующий миг перед ней Рустам, раздраженно качающий головой.

Она опирается о шкаф, чтобы не упасть. Все события этого дня, начиная с того момента как она очнулась под дождем на набережной, рассыпаются перед ней, как фрагменты единой мозаики. Они теперь кажутся связанными так, что, в конце концов, не должно остаться ни одного не пристроенного. Каждый встреченный ей человек, каждая граффити на стене – все они должны стать лишь частью одной общей картины.

Жуткой картины.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

– Какого черта! – донеслось из-за спины, и она испугано обернулась. – Макс это ты? Ты позвонить не мог?

Голос был низкий и шершавый. Она инстинктивно сжалась. В нем слышались властность, безапелляционность и надменность.

Раздался звон посуды и последовавшее за ним повторное чертыханье.

– Макс, ты выпить принес? Мог бы догадаться и пожалеть отца, у меня трубы горят который день.

Нет, нет. Все должно быть не так. Она ошиблась, это не могла быть квартира ее сына. Ну, конечно, это семья долбанных двойников. Как она позволила себе попасть на удочку и поверить какому-то Диме, которого она раньше никогда не видела, и записям в какой-то тупой программе в школьном компьютере. Это просто какой-то чудовищно не правильный мир перевертыш. Изнанка здравого смысла.

Она вышла обратно в коридор.

– Макс!

Голос донесся из-за второй двери. И теперь в нем не чувствовалось повелительных интонаций, они стали скорее просительными.

– Я понимаю, что ты ненавидишь меня. Возможно, я все это заслужил. Но не бросай меня совсем. Мне так одиноко. Я был дрянным отцом. Еще более отвратительным мужем. Все так. Но поверь, я понял, что был не прав по отношению к тебе и твоей матери. Не проходит и дня чтобы я не сожалел о том… обо всех тех своих поступках, о несказанных словах…

Пауза.

За стуком стакана о стол, послышался тяжелый выдох.

– …Говорят, рефлексия свойственна только высокоразвитому сознанию. Это утешает. По крайней я не скатился до уровня мокрицы. Что-то человеческое во мне еще осталось.

Она тихонько толкнула дверь и перед ней открылась кухня. За столом в пожелтевшей рубашке «поло» с большим жирным пятном на животе сидел мужчина лет сорока. Низко наклонив голову, он разглядывал дно зажатого в руке пустого стакана. Мелкие курчавые волосы поседели. Залысины открыли и приподняли лоб. Глаза с красными болезненными веками блестели от слез.

– Я знаю, что это не ты. Подобное невозможно. Это лишь твой сраный призрак. Двойник, который изводит по ночам мою душу. Приходит, садится рядом и шепчет. Нашептывает, будто мне и без него не так паршиво.

Перед мужчиной стояла практически пустая бутылка с желтоватой жидкостью, – по всей видимости дешёвый виски. Видна была этикетка с крепостной стеной, но название разобрать было невозможно. В пиале рядом горстка орешков кешью. Правее – пепельница с десятком окурков и бутылка колы.

– Обвиняет, будто я не чувствую свою вину ежесекундно на протяжении уже стольких лет. Но, знаешь, я на самом деле многое бы отдал, чтобы увидеть тебя и твою мать снова.

В целом кухня выглядела запущенной, хотя гарнитур, сделанный из массива, а не из опилок, говорил, что у хозяина когда-то водились деньги. Не самые дорогие, но и не из ширпотреба варочная панель и вытяжка были покрыты толстым слоем жира, пыли и копоти.

Мужчина поднял голову.

Сначала его лицо не выражало ничего. Потом смертельно побелело.

– Привет, – наконец произнес он заикаясь. – Я ждал тебя.

– Прошу вас объясните, кто вы и что происходит, – она выдвинула из-под стола табуретку и села напротив него.

– А ты ничуть не изменилась, – из влажных глаз выкатилось по слезинке. – Как тебе это удалось. Хотя это конечно глупо. Там, откуда ты – времени нет, верно?

– Я не понимаю…

– Глупо с моей стороны. Призраки ведь не меняются. Остаются такими, какими были перед самой смертью.

– В каком смысле? Вы, о чем? Я – не призрак.

– Ну да. Призрак – это я. Призрак, вынужденный раз за разом проживать один и тот же бесконечный день. В этом сраном мертвом городе. Смотреть в окно на нескончаемый дождь и ждать, когда же меня смоет на хрен. Но ничего не происходит. И не произойдет.

На столе у стены под темным экраном невероятно тонкого телевизора, стоял небольшой изувеченный радиоприемник. Корпус был перемотан изолентой как бинтами, внешняя антенна отломана в одном из сочленений. Он выглядел большим покалеченным насекомым.

Мужчина протянул руку и, щелкнув выключателем, принялся крутить колесико. Белый шум эфира сливался с монотонным и однообразным шелестом дождя, который разошелся за окном, превратившись в настоящий тропический ливень. Иногда капли с громким стуком падали на козырек и брызги влетали в щель между приоткрытой створкой. На подоконнике собралась небольшая темная похожая на гигантскую амебу лужица.

– Знаешь почему? Потому что это мой персональный ад. Когда человек умирает, время для него растягивается, и он навечно застревает в одном единственном дне, собранном из осколков воспоминаний. Если ты прожил жизнь, не причиняя боль другим и не терзаясь муками совести, тебе нечего боятся – ты окажешься в раю, где тебя будут окружать лучшие воспоминания прошедшей жизни.

Сквозь треск помех прорвалась далекая однообразная мелодия. Казалось, передача транслировалась с луны. Человек прислушался и покачал головой, словно не соглашался с какой-то своей мыслью или доносившейся из динамика музыкой.

– Но если твоя жизнь была дурна, ты совершал поступки, из-за которых впоследствии мучился, все те, кого ты обидел, убил, все твои жертвы, все они вернутся к тебе в последний момент и будут терзать тебя всю оставшуюся вечность.

Мелодия оборвалась. Приемник замолчал, не было слышно ни треска, ни шипения. Только зеленый световой индикатор возле кнопки включения говорил, что тот все еще работает.

– И вот ты пришла за мной, чтобы воздать мне то, что причитается, – он низко опустил голову, будто Катя была солнцем, и один взгляд на нее был способен ослепить и сжечь сетчатку глаз.

– Стоп, – она ударила ладонью по столу. Ей захотелось схватить мужика и встряхнуть как следует, чтобы его вывернутые мозги встали на положенное им место, и он стал говорить с ней на нормальном человеческом языке. – Хватит. Это ерунда какая-то.

Внезапно (настолько неожиданно, что она вздрогнула) из приемника раздался громкий голос.

– Внимание! Внимание! Говорит штаб гражданской обороны города. Граждане! В связи с внезапным повышением уровня воды в реке Волга и водохранилище. Ожидается разрушение элементов гидроузла и прорыв плотины.

У нее сложилось ощущение, что передатчик находится в соседней комнате, настолько громким и отчетливым был ворвавшийся в эфир голос.

– Что грозит практически полным уничтожением городской инфраструктуры. Всем, кто еще остался в городе надлежит срочно собрать необходимые вещи, продукты питания на три дня, воду, отключить газ, электроэнергию и явиться для регистрации в эвакуационные пункты, оборудованные в школе номер пять в районе Скоморохова Гора и психиатрического диспансера в районе Сосновый Бор. Откуда в дальнейшем вы будете переправлены в областной центр.

Раздался долгий сигнал, и приемник опять замолчал.

За все это время мужчина, даже не шелохнулся. Кажется, он покорно ждал завершения передачи, чтобы продолжить свою речь.

– Ты – обитатель моего ада. Мой персональный палач, созданный из моих воспоминаний. Ты пришла, чтобы мстить мне. Что же ты ждешь. Давай начинай. Давай покончим с этим быстро.

– Что начинай? С чем покончим? Что за бред вы несете. Я вообще вижу вас впервые в своей жизни. Лучше ответьте, где Максим, и кем вы ему приходитесь. Только не надо делать вид, что не понимаете, о чем я говорю, я видела его фото в соседней комнате

И тут до нее дошло. Она даже удивилась, как не догадалась до этого раньше. Объяснение было настолько простым, что казалось, это было первое, о чем ей надлежало подумать.

– Вы приемные родители. Точно. Вы и та женщина так похожая на меня. Вы – каким-то образом похитили и усыновили его? Так? Вы подменили фотографии, чтобы никто ни о чем не догадался. Наверное, вы подправили их в фотошопе? Вероятно, подкупили местных чиновников и полицейских?

– Что? – горько усмехнулся мужчина. – Я ожидал чего угодно, но только не такого поворота. Если у наших жизней есть сценарист, то он определенно придумывал сюжет, будучи пьяным или укуренным. Катя…

Он протянул к ней руку, и она увидела на его безымянном пальце обручальное кольцо. Женщина узнала его сразу по платиновым вставкам, и вычурной гравировке слова «ВМЕСТЕ». Но как такое могло быть, ведь она нашла точно такое же совсем недавно на детской площадке в сложенных на животе лапах гигантского плюшевого медведя. И сейчас оно, обязано было лежать рядом с ее собственным, где-то в глубине сумки в обтянутой красной материей коробочке.

– Саша?

Поставив сумочку на колени, она дрожащими пальцами открыла замок-молнию. Коробочка была внутри. Положив ее на ладонь, Катя надавила на крохотную кнопку в основании.

Негромкий щелчок. Крышка откинулась и из коробочки вниз по ладони вытекла теплая похожая на кровь жидкость.

Вскрикнув, она чуть не выронила коробочку на стол.

Внутри находилось только одно обручальное кольцо, – ее собственное, – с надписью «НАВЕКИ». Золото позеленело и стало тусклым. Гравировка на нем почернела. Бархатное основание было мокрым и раскисшим. В нескольких местах материя оторвалась от пластикового корпуса.

Куда пропало кольцо Александра? Как и когда оно переместилось в пространстве? Или его не было вовсе? Почему муж выглядит таким старым? Что происходит со временем?

Одевая свое кольцо обратно на палец, она ожидала увидеть сухую морщинистую кожу. Но та оставалась гладкой и молодой. Отражение на матовой поверхности темного экрана телевизора по-прежнему было отражением двадцатисемилетней женщины.

– Макс, – Александр посмотрел на нее, и из левого глаза скатилась большая слеза. – Я думаю, он все еще в Сосновом бору.

Опять Сосновый бор.

Это место преследовало ее с самого начала. Новый городской район, в котором она раньше никогда не бывала. Насколько она помнила, буквально еще вчера это была городская окраина, где имелось лишь несколько коттеджей. Со временем администрация города планировала развернуть там строительство элитного жилья и современной инфраструктуры. Место говорят было красивое, сосновый берег с полоской чистого песчаного пляжа, дюжина ручьев и невысокие холмы, вносящие разнообразие в обычно однообразный равнинный пейзаж.

Воды в лужице на подоконнике стало настолько много, что она закапала на пол. Швы между напольной плиткой намокли и потемнели.

– Поторопись, – произнес Александр, наполняя трапециевидный толстостенный стакан. – Ты еще можешь успеть.

На потолке за его спиной образовалось мокрое пятно. Тонкий ручеек, петляя и извиваясь, потек по стене.

– Успеть куда? В Сосновый бор?

Александр выпил и, поморщившись, закусил парой орешков.

– Неправильный вопрос. Правильный будет – не куда , а – до чего .

Пятно из серого стало черным. Натяжной потолок в этом месте вздулся и провис. За первым ручейком появился второй. А за ним третий. Темная грязная вода, капала с потолка и подоконника. Несколько капель упали на шею, и она вздрогнула от испуга и от их обжигающего холода.

– Успеть до чего? – спросила она, сомневаясь, что хочет услышать ответ.

Вода текла по стене уже широкими лентами, капли стучали по столу и кухонному гарнитуру. Потолок провис как гигантский сталактит. Заискрил выключатель, сопровождаемое громким треском в розетке, куда были включены приемник и телевизор, вспыхнуло пламя. Свет мигнул и погас. Запахло гарью. Кухня погрузилась во мрак.

Александр сидел как ни в чем не бывало сжимая в руке пустой стакан, и разглядывая его дно. На фоне рассеянного света, идущего из окна, он выглядел реалистичной скульптурой.

Или реалистичным кошмаром.

– Успеть до чего? – повторила Катя, хотя и поняла, что он уже не ответит.

Часть четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Теперь я хочу сказать, что ваш опыт быть самим собой это тоже контролируемая галлюцинация, порождённая мозгом. Мысль кажется странной, правда? Ладно, зрительные иллюзии могут обмануть мои глаза, но как я могу обмануться в том, что значит быть мной? Для большинства из нас опыт быть человеком настолько привычен, унифицирован и постоянен, что трудно не принимать его как нечто само собой разумеющееся. Но ведь существует много разных способов получать опыт быть собой. 

Профессор когнитивной и вычислительной нейробиологии Анил Сет (Anil Seth)

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Она открыла глаза и обнаружила, что находится посреди молочно-белого облака. Пульсирующий размытый свет растекался под ее взглядом, как пар кипящего азота под рукой физика-экспериментатора.

Она отводила глаза влево, и за ними вдогонку устремлялись странные кружащие перед ней объекты – бесформенные темные пятна, а также полупрозрачные волоски. Всякий раз они неизбежно опаздывали за взглядом, вынужденные разгонять кремовое, похожее на жирные сливки, облако и увлекать за собой тяжелые волны. Смотрела вверх и изогнутые палочки поднимались с тем, чтобы оказаться ровно в той позиции, в которой были ранее.

– Миссис Холмс…

Мерцающий голос походил на журчание родника или звон колокольчиков. Он был тихим и далеким. Призрачным словно дыхание спящего ребенка.

Она подняла руку и не увидела ее. Облако не вздрогнуло и не шелохнулось потревоженное этим движением.

Может ей только показалось, что она сделала это?

Она вдохнула и не ощутила сырости в окружающем воздухе. Облизнула губы, почувствовав отвратительный вкус засохшей слюны, пропитавшейся горячим дыханием. Разве облако или туман могут быть настолько сухими? Разве можно в них изнывать от жажды? Это…

Ее зрение сфокусировалось. Размытые текстуры обрели четкость.

…это – потолок.

Она лежала на спине посреди кровати укрытой покрывалом с машинками из мультфильма «Тачки». А где-то теперь уже гораздо ближе опять раздался голос.

– Катя?

– Александр? – попыталась ответить она, но горло, казалось, заполнили засохшими колючками чертополоха, и получился лишь низкий нечленораздельный скрежещущий звук.

Как она оказалась тут? Что произошло на кухне? Она потеряла сознание, и ее перенес сюда муж? А может ей все это лишь приснилось?

Она села и ужаснулась, увидев мокрые лишь чуть подсохшие кроссовки. Завалиться на кровать в обуви, – для нее это было невообразимо. Подобного она не позволяла никому и всегда ужасалась подобной манере у героев американских кинофильмов.

Квартира казалась той же, но одновременно другой. Полки в шкафах покрылись пылью. Фотография, которую она недавно швырнула об стену опять стояла на месте. Рамка была целая. Никакой трещины.

Плоский телевизор на комоде несколько подрос в размерах и сменил производителя – Panasonic превратился в Samsung. На письменном столе место ноутбука занял планшет Apple.

– Что произошло? Я отключилась и за это время крохотные человечки очередной раз перенесли меня в параллельный мир?

– Ах вот ты где? – в комнату вошел Дима. – Не думаю, что он параллельный, скорее перпендикулярный. Иначе бы мы не встретились снова.

– Ты? – она удивилась. Меньше всего она рассчитывала встретиться с ним. – Как…

– Дверь была открыта, – он сел в кресло напротив.

– А где Александр?

– Александр? Какой такой Александр? Я думал, ты ищешь Максима.

– Погоди, – Катя встала и прошла на кухню.

На столе стояла пустая бутылка с крепостной стеной на этикетке, пустая пиала и пепельница заполненная окурками. Кухня не изменилась. Но мужа здесь не было. Она заглянула в туалет и опять вернулась в комнату.

– Ты куда делся в прошлый раз? Поднялся за ключами и пропал? – спросила она, стараясь, чтобы в ее голосе не звучала настороженность.

– Что? Это ты ушла. Я подумал, что обидел тебя чем-то, и ты решила добираться досюда сама. Затем мне позвонила Света. Звучит удивительно, но она действительно смогла дозвониться до меня. Настоящей любви не страшны никакие проблемы со связью, да?

– Гораздо удивительней то, что ты почему-то назвал машину моего мужа своей.

– Машину твоего мужа? Ты о Мазерати? Я ничего не хочу сказать, но сдается, ты что-то путаешь. Мазерати – моя машина. Можешь проверить. Сейчас она стоит под твоими окнами, выгляни и убедись сама.

Катя подошла к окну и отдернула занавеску. У подъезда действительно стоял автомобиль, напоминающий машину мужа.

Она покачнулась и, почувствовав слабость, оперлась о подоконник.

– У меня какие-то провалы. Память как решето. Я помню, что вместо тебя меня подвозил муж, а потом я встретила его тут, но это был уже не совсем он… сложно объяснить… это был Александр, но гораздо старше, как пришелец из другого времени… а затем что-то произошло, что-то странное и теперь его нет…

– Дима, – она схватила его за руку. – Я что больна? Это все галлюцинации? Я брежу?

– Ну, – он усмехнулся. – Что касается меня, могу заверить, я – не глюк какой-нибудь и не плод твоей фантазии. По крайней мере, не ощущаю себя таким. Я кажусь себе вполне цельной личностью.

Она не слушала его. Не нуждалась в словах или в шутках. Ей достаточно было молчаливого внимания. Толики соучастия. Мизера эмпатии.

– Я запуталась окончательно. Порой всё кажется нормальным и логичным. Всему находится объяснение, события увязываются одно с другим, звено за звеном выстраиваются в хронологическую цепь. Но, через миг уже опять все перемешалось и запуталось. Такое чувство, будто разные времена сошлись в одной точке. Не просто разные времена. Разные судьбы. Словно я – не один человек, а собрана из разных людей с одинаковыми именами, во многом похожих, но все же сильно отличающихся.

Она вздохнула, и он сжал ее ладонь, давая почувствовать, что все еще рядом, а не исчез в калейдоскопе миров и времен.

– Или во вселенной произошел сбой, и подброшенная монетка падает одновременно обеими сторонами вверх и при этом еще становится на ребро.

Они помолчали, и когда он понял, что пауза затягивается, задал вопрос об ответе, на который уже догадался.

– Макса ты не застала, да?

– Не застала. Вместо него я встретила мужа, он сказал, что наш сын в Сосновом Бору.

– Логично. Где ему еще быть, когда эвакуация из школы закончилась.

– Дима, я не думаю, что она вообще начиналась.

– Александр, которого ты звала это и есть муж? Отец Макса? И где он?

– Не знаю. Исчез.

– Бросил тебя в то время, когда город вот-вот смоет? По радио передали, что через час будет большой сброс воды. Треть города, наверное, затопит. В принципе я не удивлен. Макс вроде с ним не очень ладил.

– Александр мог ладить с людьми, если ему от них было что-то надо. Не более того. Ни от меня, ни от Макса ему ничего надо не было. Последний год, он на нас просто вымещал свою злобу от того, что у него неважно шли дела на работе. Мы были – его персональными грушами для битья.

– Он вас бил?

– Не помню. Вроде нет, – она смахнула навернувшуюся слезу. – А как ты?

– Мы направляемся в сосновый бор. Пора выметаться из этого города. Когда проезжали мимо, я вспомнил о тебе и Максе. И мы решили подобрать вас. Мы же, – последние живые души здесь и должны заботиться друг о друге.

– Спасибо, – она потянулась и обняла юношу. – А как твоя девушка воспримет то, что я…

– Она все отлично понимает. Она суперская девчонка, я уверен, что вы поладите.

Суперская? Какое детское слово. Выходит, Дима не такой уж и взрослый, раз употребляет слова, от которых за версту разит инфантилизмом. Все говорит о том, что у него, осталась некоторая очаровательная наивность в отношении женского пола. Катя ощутила себя мудрой старой черепахой. У нее имелись сомнения, в том, что две паучихи смогут ужиться в одной стеклянной банке, но она не стала их озвучивать.

Он увидел фотографию на средней полке книжного шкафа.

– Странно. Как ты могла так сохраниться? Может действительно что-то со временем произошло? Ты угодила в червоточину? Помнишь что-нибудь? Ощущение полета? Туннель?

– Ничего подобного. Но когда я смотрю на эту фотографию, я не узнаю себя. Мне кажется, это какой-то гребанный двойник, который похитил мою жизнь.

– Во как… – парень задумался. – Селфифобия прямо. Давай мыслить рационально. Я помню, что мать Макса – то есть ты – погибла. Последнее, что помнишь ты – как ты гуляешь с семилетним сыном. Что если тебя воскресил какой-то ученый маньяк? Твой убитый горем муж, например…

– Александр, – она горько усмехнулась. – Он не подходит на эту роль…

– …замораживает твой мозг, или клетку твоей печени, и все эти годы бьется над технологией твоего клонирования. Но никто не знает, что такое душа. Будешь ли ты новой личностью, или будешь той самой погибшей любящей его супругой. Узнать это он сможет, только когда вырастит тебя в своей секретной лаборатории. И к его невыразимому горю, ты оказываешься новой личностью, не разделяешь его чувств и даже не помнишь его. Он расстроенный, злой, обкалывает тебя наркотиком (убить тебя у него не поднимается рука, ты же выглядишь точно, так, как и его любимая) и выбрасывает посреди волжской набережной. А когда ты приходишь в себя, обнаруживается, что к тебе вернулась память. Но при всем этом, ты по-прежнему другой человек и ты подсознательно ощущаешь это, смотря на старые фотографии.

– Ты не пробовал писать романы?

– Пробовал. Но в моей заднице слишком мало клея.

– Мой муж не подходит на роль убитого горем ученого маньяка. Да вообще, никто, из тех кого я знаю, не мог бы воскресить меня таким образом, даже если бы у кого-то из них была такая возможность.

– Ты не права. С мужем я может и погорячился. Но я знаю одного такого человека. Жаль, что ты его не застала, но я уверен, что Сосновый бор – это именно то место где вы встретитесь.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

У подъезда стоял тот самый «Мазерати», из которого некоторое время назад ее вытолкнул муж. Блондинка лет двадцати на пассажирском кресле курила длинную коричневую сигарету и стряхивала пепел в открытое окно. Когда они вышли, она даже не посмотрела в их сторону, поглощенная собственным айфоном.

– Светлячок, я прошу тебя всё-таки не курить внутри.

– Ой, киса, не начинай. Какие проблемы? Я же открыла окно!

Блондинка, выкинула окурок и вышла из машины.

– Привет, – она смерила Катю взглядом холодных бесцветных глаз. – Ты молодо выглядишь для своих лет.

Девушка показалась ей знакомой. Где-то она видела уже эти ровные брови, этот идеальный носик и пухлые вечно капризные губки.

– Здравствуйте, – Катя почувствовала, что оказалась права, и, несмотря на то, что Дима, называл свою подругу «суперской» и «все-понимающей», сейчас ей и взглядом, и интонацией дали понять кто из них тут лишняя.

Молодой человек подвинул пассажирское кресло и сложил спинку.

– Может не стоит? – Катя нерешительно переступила с ноги на ногу, меньше всего ей хотелось влезать с разборки со Светой и доказывать той, что у нее нет никаких видов на ее парня. А именно это могло произойти, судя по напускному безразличию на лице подруги молодого человека.

– Я могу добраться сама. Мне это совсем не сложно. А вы наверняка… вам наверняка хочется побыть наедине…

– Не выдумывай, – Дима взял ее за локоть и подвел к двери. – Давай забирайся на заднее. Я же говорил, мы последние люди на земле должны помогать друг другу. Правда, Светусь?

– Ага, – однако, при этом блондинка сморщилась так, словно ей повезло наступить на собачье дерьмо.

На зеркальце под лобовым стеклом висел тот же Микки Маус, что и в машине мужа, – улыбающийся от уха до уха во всю свою мышиную морду.

Они устроились в креслах. Тихо заурчал двигатель. «Мазерати» поплыл между домами по залитым водой дорожкам. Света пальцами с ноготками, покрытыми многотонным переливающимся всеми цветами маникюром, принялась тыкать в экран аудиосистемы.

Из динамиков раздалась однообразная клубная музыка.

Минуты две никто не осмеливался заговорить. Музыка лишь усиливала повисшее в салоне напряжение.

– Катя, – нарушила молчание Света, – А где же ваш сын?

– Я… не знаю…

– Котик, – обратилась она к парню. – Что-то мне как-то не верится, что она мать твоего приятеля. Я понимаю, что ты считаешь меня тупой блондинкой. Но, однако, я не настолько тупа, чтобы не уметь различать возраст.

– Так я же и пытался тебе объяснить, солнышко, – Дима улыбнулся широкой и самой обаятельной улыбкой, на которую был способен. – Это как раз и странно. В этом есть какая-то тайна. Я думаю, что тут не обошлось без путешествий во времени или ученых-маньяков.

– Хватит, – взвизгнула девушка. – Не держи меня за дуру. Вы что серьезно решили накормить меня этой байкой. Ладно бы ты сказал, что она девушка твоего одноклассника, я бы, может, поверила и спокойно проглотила ее присутствие. Но мать!!!

– Света…

– Не ори на меня. Не смей повышать на меня голос. Лучше ответь, – давно у тебя с ней?

– У нас с ней ничего не было и нет. Я впервые встретил ее сегодня. Говорю тебе, она оказалась мамой…

– Замолчи! Значит, сегодня, пока я мучилась и страдала, ждала, как идиотка, твоего звонка, ты решил замутить с этой телкой? Ты посмотри на нее! Ей же уже под тридцать. У нее же год за два скоро пойдет.

– А ты… – Света обернулась к ней. – Что встретила моего парня и решила, что это он – твой последний шанс? Еще пару лет и тебе перестанут покупать халявную выпивку в «Перекрестке»? Еще лет пять и тебя туда вообще пускать перестанут, придется менять место дислокации на посиделки с самоваром и ветеранами труда «кому за…»?

– Послушайте. Вы не правы. Я действительно потеряла сегодня сына. И все что хочу – разыскать его. У меня в мыслях не было… Дима, почему-то предположил, что я потеряла не только ребенка, но и четырнадцать лет жизни…

– Ха, ха, ха! – с интонациями провинциального театрального актера произнесла Света закатив глаза. – И ты лапочка моя, думал, что я такая дура, что поверю в это. Хорошего же ты обо мне мнения.

– Именно потому, что я не считаю тебя дурой, я не стал тебе врать, – в интонациях молодого человека сквозил лед. – Ты сама согласилась со мной, что сегодня крайне странный день. Необычный во всем.

– Он, конечно, может быть и необычный, но знаешь, у всего должен быть предел. Посадить к нам телку, которая лишь немного старше меня и заявить, что она мать твоего знакомого. Это верх наглости и неуважения ко мне.

– Хорошо, – Дима ударил кулаком по рулевому колесу. – Я скажу тебе ту правду, которую ты хочешь услышать. Она – сестра моего знакомого.

– Вот уже ближе к теме, – Света удовлетворённо кивнула.

– И давно это у вас? – она свела большой и указательный палец, так чтобы они образовали символ «О» и несколько раз указательным пальцем другой руки совершила далеко недвусмысленные движения, понятные любому взрослому человеку.


– Света, у нас с ней ничего нет! Это сестра твоего одноклассника, с которым ты училась до того, как перешла в лицей! Я просто решил помочь ей найти брата.

– Одноклассника? То есть я его знаю?

– Знаешь. Это Максим Нилов.

– Что? – девушка дернулась и посмотрела на Екатерину. – Вы определенно смеетесь надо мной! Она – сестра этого недоразумения, этого ничтожества? Больного двинутого на всю голову шизофреника?

– Что вы сказали, – Катя подумала, что ослышалась.

Света обернулась к ней. Теперь в ее взгляде не было холода, лишь обжигающая полыхающая ярость.

– Как же я не поняла сразу… Вы и правда похожи… Ты – его сестра. Трахнутая в печень сестра спятившего ублюдка. И вероятно такая же, как и он. Ведь яблочко от яблони… Слушай ты тоже сверлила в школьной раздевалке дырки и любишь садо-мазо игры со стариками?

Тут Катя поняла, кого ей напомнила Света…

…С твоим сыночком вообще связано много недомолвок и тайн. Говорят, что в первых классах он сверлил дырки в гипсокартонной стене между раздевалками и подглядывал за старшеклассницами… 

…, – она была точной копией той школьницы, что встретилась ей в школьном музее, той, что превратилась в мертвеца и рассыпалась у нее на глазах, той, которую она приняла за нечто среднее между галлюцинацией и призраком.

…твой Макс – это венец. Он и подонок, и педик одновременно. Говорят, из противоположного пола он западал только на


убрать рекламу







старух, вроде тебя…
 

– Нет. Я – не его сестра. Но я знаю кто ты – ты мертвец. Призрак, – женщина старалась оставаться спокойной, и не выказывать своего страха перед ними. – Я – видела тебя мертвой.

– Остановись! Это уже выходит за все рамки! Она должна выместись отсюда, либо выметусь я! – Света ударила Диму по плечу. – Выметусь так, что ты больше никогда меня не увидишь.

Катя готова была сама выскочить из машины.

– Светлячок, не надо, – молодой человек как-то уменьшился в размерах, сжался и сдулся.

– Останови машину, подонок! Негодяй! Я тебе, что не рассказывала, как со мной обошелся этот тип? А ты теперь замутил с его сестрой? Ты сделал это специально, да?

Света зарыдала, содрогаясь всем телом.

– Что? Ты мне ничего не говорила? – Дима испугано переводил взгляд со своей девушки на Катю и обратно.

А ведь я чувствовала, что так и будет,  – подумала женщина. – Надо было отказаться и не садиться к ним. Как только вы видите хорошего парня, знайте, что рядом с ним окажется какая-нибудь мегера и прошмандовка. Все эти хорошие мальчики всегда выбирают самых отвратительных сучек, для которых врать – что дышать. И эта потаскушка наверняка врет. Знаю я таких. Сочиняет на ходу. А когда ее прижмут, начинает биться в истерике. 

– Конечно, не говорила. Потому что о таком порядочные девушки не говорят, – глаза Светы пылали яростью, гневом и страхом. – Он… Он всегда был неравнодушен ко мне, и как-то, когда мы остались вдвоем на дежурстве в школьном музее, он пытался… нет… не пытался… к чему скрывать? Он сделал это!

– Что сделал?

– Он изнасиловал меня. Изнасиловал и избил. Он делал это на протяжении нескольких часов, и я чудом выжила.

– Погоди. Но ведь тогда об этом знала бы вся школа.

Дима остановил машину на стоянке возле старого кинотеатра. Свет фар вырвал из объятий дождливой темноты афишу незнакомого фильма, мокрые поникшие кусты и дорожку из тротуарной плитки.

– Нет! Потому что все замял его папочка. Сказали, это я домогалась его, а он лишь оттолкнул меня. Сказали, это был просто несчастный случай. А потом меня попросили перейти в другую школу. Настойчиво попросили.

Юноша вылез из машины и отодвинул водительское кресло.

– Прости, – сказал он – Мы не сможем довезти тебя до Соснового Бора.

– Я понимаю…

Когда Катя протискивалась между стойкой двери и спинкой кресла, ее взгляд пересекся с торжествующим удовлетворенным взглядом Светы.

– Я всегда считала, что призраки никогда не лгут. Но, похоже, я ошибалась. Скажи, положа сердце на руку, ведь ты все это придумала, – обратился к ней Катя. – Про Макса? Ты лжешь сейчас, как и в прошлый раз, в школе. Я знаю своего сына…

– Сына? Ты такая же спятившая дура, как и он?

– …он не мог бы обидеть девушку. Тем более поднять на нее руку.

– Ненавижу, – Света отвернулась от нее, сжав кулаки. – Ненавижу его и тебя.

– Тут недалеко, – тихо прошептал Дима, помогая ей выбраться из салона. – Пройдешь мимо кинотеатра, аптеку, банк и за перекрестком увидишь стелу с приветствием. За ней начинается новый район. Там одна улица – иди не сворачивая.

– Спасибо за все, – она обняла его

– Ах ты, сука?! – тут же взвилась его подруга. – Руки прочь от моего парня! Иди в Сосновый Бор и лапай там своего братца насильника и психопата.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Мазерати скрылся в ночной дождливой мгле, мигнув на прощание фарами, а она осталась на пустой стоянке напротив старого городского кинотеатра.

Со стороны реки медленно наползал слоистый как гамбургер туман. Нижние ветви елей по сторонам дорожки уже скрылись в нём. Он стелился над самой землей, полз по земле гигантской бесформенной амебой.

Кинотеатр «Космос», – неуклюжая бетонная коробка, – несмотря на то, что был построен в середине двадцатого века, все еще работал. За время своего существования он пережил несколько реконструкций. Последняя, которую Катя помнила,…

…удивительно как можно помнить такую ерунду и забыть обстоятельства собственной жизни… 

…добавила ему поддержку 3D форматов, увеличила фойе, и позволила разместиться внутри небольшому кафе, в котором перед сеансами, конечно же, готовили попкорн.

Над входом сверкала вывеска с названием. Последняя буква «С» в названии кинотеатра превращалась в реверсивный след улетающей вверх ракеты. Справа на электронном табло горел список предстоящих ночных сеансов, состоявший из фильмов, названия которых ей не говорили ровным счетом ничего.

– Подмена, Иллюзия полета, Полтергейст, Исчезновение Банни Лэйк, – прочитала она.

Список погас, и вспыхнул снова. Но теперь место названий фильмов занял непонятный набор слов.

…ПОТ ДЛЯ ТУТ ПОБЕДИТЕЛЯ – ПОТЕРЯВШИЙСЯ ЛОТЕРЕИ ДЖЕК – МАЛЬЧИК НАШЕЙ…

Впереди в черном бархате ночи пульсировал кроваво-красный крест. Рядом с ним сияла неоновая вывеска «Аптека».

Электронное табло выключилось и со щелчком включилось вновь. Теперь появившаяся на нем фраза казалась более осмысленной,…

…ТУТ ПОТ ПОБЕДИТЕЛЯ – ДЛЯ ЛОТЕРЕИ НАШЕЙ – ПОТЕРЯВШИЙСЯ МАЛЬЧИК ДЖЕК…

…но не менее абсурдной, чем раньше.

Катя уже хотела пойти дальше по направлению к пульсировавшему кресту, когда услышала печальный детский голос.

– Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети, не правда ли?

На скамейке вдали от освещавших дорожку фонарей сидел ребенок. Во тьме она видела лишь его силуэт, – опущенные плечи, согнутые коленки.

Сердце бешено застучало в груди.

– А ты потеряла меня, да, мамочка? – голос был похож на голос ее сына. – И я спрашиваю себя, а любила ли ты меня на самом деле?

– Максим, – она сделала робкий шаг в его сторону: она никогда уже не забудет мальчика в ужасной красной маске, который сидел на ступенях у входа в зоопарк. – Это ты?

Она всмотрелась в маленькую фигурку. Конечно, так он и скажет ей: «Нет, я не он, я лишь его злобный двойник».

– Зачем ты родила меня, если не любила? Тебе нужна была игрушка? Ты сделала это, потому что так поступали все?

– Солнышко, – ее голос дрожал, сердце разрывалось от его слов, но в то же время она была уверена, что ее сын никогда ни при каких обстоятельствах не стал бы говорить подобное. – Конечно, я любила тебя.

…если ты Максим,  – закончила она про себя.

Она подошла ближе, пытаясь разобрать, не скрывает ли его лицо маска красной смерти.

– Мышь… – обратилась она к нему.

– Кто вы! – в ответ мальчик вскочил на ноги. – Не смейте называть меня так! Вы не моя мама, чтобы так говорить. Это ее слово. Только она имела право так обращаться ко мне!

Он бросился в кинотеатр. Катя кинулась следом.

Толкнув стеклянную дверь и вбежав внутрь, женщина замерла оглядываясь.

Мальчик исчез. Его не было ни возле игровых автоматов за кассой справа, ни в погруженном в сумрак зале кафе. На столиках стояли чашки с недопитым кофе и бумажные стаканы с выдохшейся колой.

Тут было тепло и сухо. Под потолком гудел кондиционер.

Из закрытых дверей зала доносились приглушенные басы. Неужели там шел один из ночных сеансов? Для города, который скоро затопит, это было очень странно. Еще более странно, чем продолжающее функционировать городское освещение.

Катя осторожно приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Широкие мягкие кресла заливал трепещущий свет, льющий с экрана. Играла тревожная диссонирующая музыка, которую так любят создатели американских слэшеров и истерично кричала женщина.

– Нет. Джулии там не было. Она была в парке. Ее там не было. Вы все сумасшедшие.

– Макс, – позвала она. – Максим. Ты здесь? Не бойся, мышь. Это я, мама.

– Она, наверное, так напугана! Она не понимает, где находится! – вновь закричала женщина с экрана.

Зал был пуст, но на ближайшем к ней кресле в первом ряду лежал темный предмет, который при ближайшем рассмотрении оказался маской. Той самой, которую она видела на мальчике, которого приняла за своего сына. Шершавая поверхность маски напоминала огрубевшую кожу, можно было разглядеть на ней изгибы папиллярных узоров и сетку морщин.

На экране Джоди Фостер в фильме «Иллюзия полета» закатывала истерику за истерикой и бегала по самолету.

Катя провела пальцем по краям прорезей для глаз и почувствовала тепло. Казалось, маска была живой. Под ее ладонью затрепетал неровный пульс. Появилось ощущение, будто она держит в руке мертвую плоть, воскрешенную древней магией, и она проминается под ее пальцами как разогретый пластилин.

Катя с отвращением отбросила маску от себя.

То, что она нашла ее здесь, не говорит ни о чем. Она все равно, должна найти сбежавшего от нее мальчика. Пусть он не окажется ее сыном, но она обязана узнать, кто он и почему притворяется им? Зачем он устраивает весь этот спектакль?

На нее навалилась чудовищная усталость. Тиховодск снова играл с ней в странные игры. На заплетающихся ногах она вернулась в фойе и заметила в глубине кафе лестницу на второй этаж, на входе которой висел указатель: «Приватные залы».

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Катя никогда раньше не бывала в этом кинотеатре. О том, что он собой представляет, она слышала исключительно от подруг. И ни одна из них никогда не упоминала ни о каких «приватных залах». Это было что-то новенькое. Ей доводилось натыкаться в интернете на рекламу подобных услуг в крупных московских кинотеатрах, поэтому их существование для нее не было тайной. Но она никак не ожидала, что они теперь имеются и в их маленьком Тиховодске.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, женщина оказалась в длинном коридоре. Одна из стен была зеркальной, как в каком-нибудь балетном зале, а на другой имелось три двери: каждая на приличном расстоянии от другой.

Голубой Зал, Розовый Зал, Золотой зал – извещали таблички, имевшиеся на них.

– Макс, – позвала она, заглянув в ближайший к ней «голубой» зал.

Она все еще не потеряла надежду на то, что убежавший от нее мальчик не окажется очередной галлюцинацией. Но открывшееся ей просторное помещение, в центре которого стоял широкий диван и низкий столик, было пустым. Не закрывая дверь, чтобы слышать, что происходит в коридоре она медленно вошла в зал.

Стены и обивка мягкой мебели действительно были выполнены в голубом цвете. Напротив дивана находился экран и вытянутые колонки акустической системы домашнего кинотеатра. Под потолком висел проектор. У ближайшей к выходу стены располагались два кресла и еще один стол.

Ее внимание привлек лежавший на диване длинный почтовый конверт. Открой меня – было написано на полях адреса получателя. Катя вспомнила, что точно такую же надпись она обнаружила на доске в школе.

Заглянув внутрь, она обнаружила в конверте две старые выцветшие фотографии. Ее руки затряслись, когда она достала их и рассмотрела поближе.

На первой она, Александр и Максим гуляли в городском сквере. Осень. Деревья уже скинули листву. Яркая красно-желтая мишура усыпала дорожки и тропинки. Низкое безоблачное небо. Они держат смеющегося сына за руки. На лицах улыбки.

Она помнила эту фотографию. Но не помнила, кто их снял. По краю шла длинная полоса сгиба, Углы оторваны.

На второй она вместе с мужем стояла на пороге их новой квартиры. Фотографию сделал коллега Александра, который привез их из роддома. Александр не стал сам в тот день садиться за руль, поскольку уже был «навеселе». Декабрь. Макс, четырех дней от роду, спал завернутый в теплое одеяло.

На фотографиях были именно те моменты, которые она вспомнила, когда нашла кольца на качелях. Она попыталась раскрутить маховик памяти, расшевелить что-нибудь еще связанное с запечатленными на них моментами, но ничего не выходило. Всякий раз она натыкалась только на бездну, от которой не испытывала ничего кроме тошноты и головокружения.

Она убрала их в сумочку и вышла из голубого зала, столкнувшись лицом к лицу со своим двойником.

Женщина по ту сторону зеркала, походила на нее, но всё же ей не являлась. На ней была такая же огромных размеров полицейская куртка, из которой выглядывала такая же тонкая бледная шея в запекшихся разводах от кровавого дождя. У нее были такие же ввалившиеся серые глаза и не расчёсанные волосы.

Но это не было ее отражение. Это был двойник. Точно такой же, как на фотографии в школе или в комнате Максима в квартире на проспекте Батова.

Криво улыбаясь ей лишь правым уголком губ, ее копия протянула к ней руку и зеркало, расколовшись на сотни осколков, со звоном осыпалось на пол.

Вскрикнув, она отпрыгнула назад и почувствовала острую режущую боль в правой руке. Кисть и костяшки пальцев оказались изрезаны стеклом, несколько мелких осколков торчало, вонзившись глубоко под кожу.

– Твою мать, – превозмогая боль, она как можно аккуратней выдернула их и, порывшись в сумке, и достав из нее носовой платок, обмотала кисть так туго насколько смогла.

– Что за хрень, – прошипела она от боли и страха, затягивая узел на ладони.

Тонкая ткань платка быстро пропиталась кровью, но кровотечение замедлилось, а вскоре прекратилось вовсе.

– Так это сделала я? – она в ужасе посмотрела на осколки зеркала, усыпавшие бетонный пол. – Но как? Я же не прикасалась к нему. Или все же?..

Она потрясла головой, будто это могло прогнать наваждение.

– К черту, к черту… Надо найти мальчика. Если он, конечно, был. И хватит разговаривать с собой. Со стороны я наверняка выгляжу как чокнутая.

Двери в «Розовый зал» оказались закрыты, а вот в следующий, «Золотой зал», медленно распахнулись, когда она толкнула их.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

На обтянутом золотой тканью огромном диване развалился Александр. Вьющиеся мелким бесом короткие волосы вновь были черными как смоль: никакой седины. Ему опять было чуть больше тридцати. Похожий на располневшего от размеренной и сытой жизни банковского клерка он приветствовал ее поднятием руки с зажатым в ней полупустым бокалом с шампанским.

– Я уже думал, ты решила сбежать и оставить меня досматривать этот фильм в тоске и одиночестве.

На экране застыл банальный кадр, который мог принадлежать любой из мелодрам, – мужчина и женщина целуются на берегу озера в лучах заката. Он держит ее за плечи. Она запрокинула голову. Лиц не видно, только силуэты на фоне яркого сине-оранжевого неба.

– Я? Сбежать? Я вообще не ожидала тебя здесь увидеть…

– Ты настолько разозлилась на меня? Кажется, мы уже говорили об этом, и я попросил извинения за сегодняшнюю ночь.

На столике перед диваном стояло ведерко со льдом и бутылкой, лежала открытая коробка конфет, две тарелки с бутербродами с красной икрой, ваза с фруктами.

– Какие извинения? – она встала рядом с ним, но садиться на диван не стала. – Я не видела тебя после того как ты высадил меня из машины.

– Стоп. Или ты пьяна и тебе уже хватит шампанского или я ничего не понимаю. Из какой машины я тебя высадил? Этот милый кулончик у тебя на шее я подарил тебе утром…

– Каким утром? – она потрогала кулон с уродливой змейкой. Почему она не помнит, чтобы одевала его? Про какое утро говорит Александр?

– …и попросил извинения за то, что всю ночь проторчал в «Джокере» с приятелями. Или это уже не считается? Как и то, что я заказал для нас этот зал? Да я виноват, но я хочу исправиться, потому что я люблю тебя.

Обезумевший бог опять перемешал времена, причины и следствия, догадалась она.

– Каким утром, Саша? Все, о чем ты говоришь, было несколько лет назад.

– Так. Все. Достаточно этого безумия, – он встал с дивана и подошел к ней, нежно приложив палец к ее губам продолжил. – Сегодня годовщина. Год с нашей свадьбы. Иначе и быть не может. Ты, похоже, слегка перебрала с шампанским.

– Ничего я не перебрала! – попробовала возмутиться она и не дать вновь вспыхнуть чувствам к мужу. – Просто ты… Просто я… не знаю, как к тебе относится.

– Хватит уже сердиться на меня, – он ласково обнял ее, как ребенка, и поцеловал в уголок губ. Она не ответила на поцелуй, оставив рот закрытым.

– Что на тебе за куртка. Это ролевая игра? Мы будем играть в девушку полицейского с наручниками?

– Нет, – она запахнула воротник, и он заметил перевязанную окровавленным носовым платком кисть.

– Что у тебя с рукой? – Александр усадил ее на диван. – Черт сколько крови. Что случилась?

– Да, ерунда, – она наделялась, что голос прозвучал как можно непринуждённее. – Порезалась. Просто царапина.

– Не может быть, – он взял ее руку в свои. – Где порезалась? Дай посмотрю.

– Не стоит. Все нормально. Зеркало в коридоре, наверное, плохо держалось на стене и упало, когда я проходила мимо. Пара осколков попала в меня.

– Давай посмотрю, говорю.

Александр бережно снял с нее куртку, размотав платок, оттер кровь, и она с удивлением обнаружила, что раны от порезов практически зажили, в нескольких местах остались бледные рубцы.

– Я же говорила ерунда, – она выдернула руку, чуть резче чем следовало, ей не хотелось, чтобы он увидел то же что и она и начал задавать новые вопросы. Она не знала, как на них отвечать.

– Катя, давай все забудем и будем жить дальше, – он заглянул ей в глаза, она смутилась и опустила взгляд. – Каждый совершает ошибки, никто не застрахован от них. И жизнь обязана давать нам второй шанс. Не может же она быть настолько злобной сучкой.

– Нет, ты не понимаешь, – этот Александр разительно отличался от того, что она встретила у дома возле школы, и ей захотелось ему поверить, – просто по-женски – пусть он говорит, решает, делает, а она будет верить. – Дело не в тебе. Дело в том, что сегодня все перемешалось. Разные судьбы, времена все перепутано. Я вижу то, что никогда не случалось со мной, нахожу предметы, которые давно перестали существовать. Совсем недавно я видела тебя, только постаревшего. А до этого другого тебя, который высадил меня из машины.

Он пристально посмотрел на нее. Сложно было сказать, что выражал его взгляд. Но в нем определенно не было ни злобы, ни ненависти.

– И не надо смотреть на меня так. Я не сошла с ума. Я думаю, ты – не существуешь.

Он притянул ее к себе, обнял и вновь поцеловал. В этот раз она не сопротивлялась поднявшимся из глубин души и нахлынувшим на нее чувствам и ответила взаимностью.

Глаза закрылись. Она потеряла счет времени. Вокруг нее закружилась карусель из лиц. Она узнала среди них лицо Александра, Светы, Рустама и доктора с бородкой с рекламного щита.

– Ну что я все еще не существую? – произнес Александр отстраняясь.

Он держал ее за плечи, а она ощущала, как внутри разгорается огонь.

– Разве может несуществующий парень целовать тебя, так что ты содрогаешься от удовольствия в его руках.

Он расстегнул молнию на ее джинсах.

– Ты уверен, в том, что нам стоит это делать? – прошептала она, откинувшись на огромные подушки и приподнимая попу, чтобы ему было легче освободить ее от узких джинсов.

– Абсолютно…

4

 Сделать закладку на этом месте книги

После того как все закончилось они еще некоторое время молча лежали на широком диване. Катя смотрела на золотистый идеально ровный потолок. Его пальцы играли с ее свалявшимися волосами.

– Я так ужасно выгляжу, – произнесла женщина. – Извини. Сегодня был кошмарный, странный день.

– Давай выпьем за то, чтобы он, наконец, закончился, – предложил Александр, – и досмотрим это кино.

Он разлил шампанское по фужерам.

– Досмотрим? То есть ты хочешь сказать, что мы уже смотрели его?

– Ну да. Перед тем как ты отлучилась в дамскую комнату.

– И что на мне было надето?

– Да все то же самое, только куртки этой не было. Дурацкая куртка если честно.

– И ты не думаешь, что это странно?

– Ты вообще странная по жизни. За это я тебя и люблю. Давай уже выпьем.

Он и поднял перед собой указательный палец с сияющим обручальным кольцом.

– Вместе, – произнес он.

– Навеки – ответила она, посмотрев на свое тусклое с потемневшей гравировкой.

Они сделали по глотку.

– Фу… – брют оказался выдохшимся и неимоверно кислым. – Оно теплое.

– Лед совсем растаял, – констатировал Александр, заглянув в ведерко. – Подожди. Я быстро сбегаю вниз в бар на первом этаже. Они должны заменить его. Да и бутылку новую захвачу. Эта почти закончилась.

– Нет, – она схватила его руку. – Не ходи.

– Я мигом, – Александр натянул джинсы. – Одна нога там другая тут.

– Не надо, – она тоже стала одеваться. – Ты не знаешь, что там.

– Пять секунд, и я уже вернусь.

– Ого. Это то самое зеркало? – это было последнее, что она услышала от него, перед тем как дверь за ним закрылась.

Это было последнее, что она услышала от него в своей жизни.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Она села на край дивана. Откусила от бутерброда и тут же выплюнула его в руку. Он был безвкусным, как бумага или опилки. Бутафория. Все – лишь лживая инсценировка. Для чего? Может для того чтобы не дать ей встретиться с Максимом?

– Что я тут делаю, – прошептала она. – Мне надо найти сына. Остальное подождет.

Она вскочила, подобрала куртку полицейского и направилась к выходу.

В этот момент из колонок раздалась музыка.

– Саша? – она испугано обернулась. – Это ты?

На экране вместо фильма включился незнакомый ей черно-белый клип. Волосатый мужчина в «косухе» запел высоким голосом.

Истина здесь, ты её ощущаешь всей кожей, 


Слишком близка, но не даст прикоснуться к себе, 

Эта песня была написана на парте в школе, – вспомнила она, и по спине пробежал холодок.

Век твой молчит, для него твоя жизнь невозможна, 


Вызов был брошен, стремительным вышел разбег 

На экране появился кровавый подтек. Темная кровь закапала с потолка и побежала по стенам.

– Господи. Когда же это прекратится!

Коридор лишился зеркал и теперь выглядел коридором старого заброшенного здания. Стены покрывали трещины, через вскрывшиеся нарывы штукатурки зияла старая мертвая плоть кинотеатра – серые кирпичи.

Катя спустилась на первый этаж.

Там, где несколько минут назад находились столики кафе, теперь пол устилала цементная пыль и переломанная мебель. Вдоль стен стояли кровати с ржавыми панцирными сетками. На спинках некоторых висели рецептурные листы.

Перед дверями, перегораживая выход, стояла кровать на колесиках. Она была чуть больше, чем остальные обычные кровати – из тех, что используют в больницах для транспортировки лежачих больных из операционной в реанимацию, или из палаты в морг.

На ней лежало закутанное в белое тело.

Все повторялось. Нечто подобное Катя уже переживала, находясь в школе.

Она обнаружила, что это мужчина и не удивилась бы, если бы он поднялся на локтях и принялся выкрикивать безумные и оскорбительные слова в ее сторону.

Женщина подошла ближе. Седые жесткие кудряшки, поблекшие глаза, смотрящие в одну точку, серо-желтая сморщенная кожа.

Мужчина был мертв.

– Саша?! – вскрикнула Катя, узнав его. – Нет!

Может быть, он был скверным мужем, но он был единственным человеком из ее прошлой жизни. Из той жизни, где по улицам не неслись потоки воды, где светило солнце, а она, сидя в кафе, наблюдала за тем, как Максим катается на велосипеде.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Из скрытых ночной тьмой туч опять лил кровавый дождь. Ручьи плотной багровой жижи текли по желобам вдоль дорожки к кинотеатру.

Спустившись по ступенькам, она заметила сжавшуюся фигурку. На скамейке сидел карлик. Струящие вокруг него тёмно-бордовые потоки, делали его заметней.

– Это ты заманил меня в кинотеатр, – спросила она, подойдя и сев рядом.

Карлик поднял голову и посмотрел на нее.

– Может быть и я. А может и нет, – от его голоса по рукам и спине, как и раньше, побежали «мурашки».

– Зачем? Ты хотел, чтобы я встретилась со своим прошлым? Что-то напомнить? Показать?

– Делать мне больше нечего, – фыркнул маленький невидимый человечек.

Минуту они просидели молча, и когда она решила, что разговор закончен и начала встать, он продолжил:

– Я не хотел тебе ничего показывать. Или доказывать. Ты давно уже сама все поняла, только не признаешься сама себе. Мне просто хотелось тебя задержать, потому что не стоит прямо сейчас идти в Сосновый Бор.

– Это еще почему?

– Поверь мне. Это не самый подходящий момент встречаться с сыном. Пережди еще пару часов.

– Ни за что, – она поднялась и направилась в сторону мигавшего красного креста и багровой вывески Аптека. – Прощай.

Карлик вскочил и засеменил рядом с ней.

– Послушай, умоляю, не спеши. Тебе надо просто немножко подождать.

– Нет. Я должна его найти. Я уверена ему плохо без меня.

– Естественно ему плохо. Но встретившись с ним сейчас, ты столкнешься кое с кем еще. С кем тебе встречаться совершенно противопоказано.

– С кем-то кто причиняет ему боль? Тогда тем более я должна спешить.

– Боли нет. Это всего лишь уловка нашего мозга. Есть люди, которые совершенно не чувствуют боли и люди, которые от маленького укола умирают с разорвавшимся сердцем.

– Я не поняла.

– Все ты понимаешь, просто делаешь вид, что не понимаешь. Мы сами причиняем себе боль. Мы думаем, что нам больно и испытываем ее. Мы получаем всегда только то, что сами желаем. И боль в том числе.

– Хватит говорить, как трахнутый в печень философ.

– Хорошо я скажу прямо. Ты и Макс, на самом деле – одно целое.

– Конечно он – моя жизнь, моя, кровинушка. Именно поэтому я обязана найти его. Он – смысл моего существования.

– Нет. Послушай меня, наконец, – карлик встал перед ней и уперся ладошками в ее живот.

Она содрогнулась, вспомнив, что так же делал Максим, когда не хотел ее отпускать.

– В буквальном смысле. Ты и есть Макс.

– Бред, – она оттолкнула его, и он вновь засеменил рядом.

– Нет. Не бред. Вот мой голос. Он ведь кажется тебе противным. Так ведь? А все, потому что это голос Макса в детстве, но такой, какой слышится со стороны. Потому что я – тоже Макс. Это все он. Весь город. Весь мир.

– Такую ерунду, что ты мне сейчас тут втираешь, еще придумать надо!

– Пока ты веришь в то, что ты реальна, ты существуешь. Стоит тебе усомниться в этом и все, – ты перестанешь существовать. Потому что ты лишь часть Макса, его мысль, его воспоминание, его тоска и печаль. Я тебе говорил об этом в самом начале, помнишь? Будешь отрицать реальность происходящего, и ты никогда не поможешь ему.

– Ох, да отстань ты от меня с этой ахинеей! Я даже слушать не буду тебя больше.

– Вспомни как…

Она зажала уши и принялась бубнить себе под нос – «бла-бла-бла бла-бла-бла… я не слушаю тебя… бла-бла-бла бла-бла-бла… замолчи навсегда… »

Идти с заткнутыми ушами было неудобно, но она готова была терпеть, только бы не слышать его пугающих и странных слов. Сердце гулко отдавалась в прижатых к ушам ладонях. Где-то за его набатом шумел далекий морской прибой из параллельной вселенной.

Иногда она даже закрывала глаза и делала несколько шагов практически в полной темноте. В этот момент на закрытых веках оставались только пятна отпечатавшихся в глазах охряных в багровых подтеках фонарей по обочине дороги.

Так она прошла мимо аптеки и банка. Кровавый дождь прекратился, и в мир плавно вернулись остальные цвета. Хотя насколько много цветов присутствует в ночной тьме?

Впереди за перекрёстком с мигающим желтым глазом светофором, как и говорил Дима, оказалась металлическая стела с приветствием.

Добро пожаловать в Сосновый Бор .

Неужели она добралась? Сердечный набат застучал чуть громче и быстрее.

Катя огляделась вокруг. Карлика не было. Но временное отсутствие дождя позволяло ему как невидимке спрятаться, где угодно. Даже прямо перед ее носом. Она надеялась, что ей действительно удалость отвязаться от него. Женщина опустила руки, и сразу услышала отвратительный скрипящий высокий глотающий окончания голос.

– …на доске в школе – «Открой меня». Как она там появилась? Ты сама ее написала! А зеркало в кинотеатре кто разбил – неужели твое отражение. Все это ты!

– Блин, ты все еще тут!

Они пересекли по диагонали пустой залитый водой перекресток, и пошли вдоль стены огромного мегамолла с узкими, как бойницы, окнами под самой крышей.

– Он создал тебя и


убрать рекламу







з своих скудных воспоминаний и фантазий – ты лишь плод его воображения, живущий в его больном сознании. Именно поэтому ты не можешь вспомнить многого из своей жизни. О своем муже, например. Ты ведь удивлялась, почему так мало помнишь о нём, не так ли? А дело в том, что вся твоя память о том времени основана лишь на двух фотографиях, оставшихся у твоего сына. Первая, – когда Александр забрал вас из роддома и привез в новую квартиру, вторая – фотография с прогулки. Ведь именно эти моменты ты вспомнила, когда нашла кольца? Ах, ещё ваше знакомство? Откуда Максим мог о нем знать? Элементарно, мисс Ширли Холмс. Когда-то ты рассказывала о нем своей подруге. Макс отирался рядом и слушал. Что-то он запомнил, а дальше домыслил сам.

Дорога была совершенно прямой. Идеально ровное черное асфальтовое полотно блестело под светом фонарей. На столбах висели камеры и металлические щиты с изображением фотоаппарата и информацией о том, что они установлены по областной программе «Безопасный город». Молл закончился пустой стоянкой, и начались двух и трехэтажные коттеджи, поражавшие своей изысканной на грани китча витиеватостью.

– Он бог. Но есть и дьявол. Ты обязательно столкнешься с ним, если попробуешь встретиться с Максом не в тот момент и не в том месте. Этот человек мягко стелет, да на постеленном им жестко спать. Его цель – убедить тебя, что ты не существуешь, с тем чтобы разрушить все, что ты видишь вокруг.

– Если и так, – плевать. Вокруг нет ничего хорошего. Я найду Макса и пусть этот мир катится в тартарары!

– Но так ли уж он плох? Этот мир? По крайней мере, в нем есть ты, и есть твой сын. Пусть ты будешь искать его целую вечность. Но ты будешь знать, что он рядом.

– Мне мало знать, я хочу его видеть, хочу обнять его.

– Всё возможно. Просто ненадолго затаись. Потом ты обязательно встретишься с ним. Сейчас важный момент, решается будущее твоего сына, дьявол должен поверить, что Максим изменился. Подожди до полуночи.

– Нет, я не могу ждать.

Карлик вцепился в ее ногу.

– Стой! Не пущу! Не разрушай мир. Ты не видела еще и его половины. А ведь есть еще один. По ту сторону.

Катя оттолкнула его и пошла дальше.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

По мере удаления от молла, вычурность и замысловатая крикливость коттеджей исчезала. Все большее количество из них оказывалось созданным по одинаковым двухэтажным проектам. Подъездные дорожки становились короче, росло количество незавершенных домов. А вскоре, с правой стороны от дороги, их окончательно сменил длинный и высокий металлический забор.

На бетонных столбах висели камеры. Их в отличие от коттеджей не становилось меньше.

Под объективами горели яркие зеленые огоньки диодов, указывавшие на то, что камеры функционировали и, вероятно, в этот самый момент изображение одинокой фигуры на залитой водой улице оцифровывалось и скидывалось на жесткие диски серверов. Кто-нибудь увидит ее, или последовательность нулей и единиц, в которую она превратится, будет в дальнейшем затерта или затеряна среди петабайтов цифрового хлама?

Холодно и зябко.

Опять моросил дождь. В ярком свете фонарей уличного освещения мелкие капли казались облаком роящихся насекомых. А ее тень то вытягивалась и убегла вперед, то сжималась и вновь оказывалась под ногами.

С другой стороны забора росли высокие сосны с толстыми стволами. Аромат хвои плыл в насыщенном влагой воздухе. Она замедлила шаг, вдыхая его полной грудью.

Забор впереди неожиданно закончился распахнутыми воротами. На левой створке была прикручена табличка.

– Сосновый бор, – прочитала Катя. – Клинка доктора Гаврилова. Наркологическая помощь и другие виды медицинских услуг.

За створкой находилась пустая кабинка охранника. На небольшом пульте мигала красная лампочка.

В сумочке завибрировал телефон. Раздалась приглушенная мелодия «крейзи фрога». Расстегнув молнию, она достала аппарат и трясущейся рукой поднесла к уху.

– Макс…

Сквозь треск и низкое далекое гудение раздался голос ее сына.

– Не ходи туда! Мама, ни в коем случае! Не смей! Он все это время использовал…

Голос прервали короткие частые гудки. Телефон сердито пискнул, показав надпись «Критический заряд аккумулятора» и вежливо попрощавшись – «До свидания» – завибрировал и выключился.

Еще несколько часов назад она бы разрыдалась и швырнула бы его в стену забора, а потом в истерике, с наслаждением маньяка топтала бы ногами останки гаджета.

Но теперь она почувствовала внутри себя лишь странную пугающую пустоту.

– Ну, уж нет, Макс, – прошептала она, смотря на погасший экран. – Я должна покончить со всем, чего бы это мне не стоило.

– А ты больше не нужен мне, – сказала она, разжимая пальцы. – Не думаю, что где-то в этом городе я смогу тебя зарядить.

Телефон соскользнул с ладони и упал на асфальт маленьким желтым трупиком.

Войдя на территорию клиники, она не удивилась, не обнаружив никаких признаков эвакуации. Не было ни машин МЧС, ни снующих людей. Тишину нарушал лишь тихий шелест дождя.

Аллея из каменной плитки вела к четырехэтажному старинному дому с колоннами, обтекая подобно реке небольшой фонтан. Темная вода до краев заполняла огромную мраморную чашу. Катя опустила в нее руку и от пальцев пошла мелкая рябь.

Перед фонтаном оказался мраморный постамент, игравший роль оригинального штендера. На постаменте в виде развернутой книги приводилась краткая история клиники, перечислены сферы деятельности и карта ее территории.

Клиника основана доктором медицины, профессором, действительным членом академии наук Гавриловым П.И. в 2005 году на основании отделения ОПНД (с 1971 года) в здании и на землях бывшего имения Мусиных-Пушкиных . – прочитала Катя. – Как говорится в исторических хрониках, еще во времена графа Алексея Мусина-Пушкина за этой местностью была замечена мистическая способность излечивать всякий недуг как душевный, так и физический. Супруга графа Екатерина, после смерти мужа, создала в этом имении первый приют для офицерских детей. Впоследствии преобразованный в реабилитационный центр для вернувшихся с войны офицеров. После революции на территории имения находился детский дом, а с 1971 в здание обосновался областной психоневрологический диспансер. 

В настоящее время клиника, возглавляемая доктором Гавриловым, продолжает традиции, заложенные в славном прошлом, тщательно восстанавливая имеющиеся здесь памятники архитектуры и делая все для того, чтобы любой попавший сюда пациент по окончании лечения вышел за ворота здоровым и полным сил. 

Клиника доктора Гаврилова – это не санаторий, и не профилакторий. Это полноценный реабилитационный центр, где проводится полный спектр восстановительных… 

Катя устала читать и переместила взгляд к окончанию текста.

…пациенты перенесшие операции и прошедшие лечение в областном госпитале доктора Гаврилова, принимаются без очереди и имеют право на скидку в размере… 

Этот Гаврилов, – просто медицинский Дон Корлеоне,  – подумала она. – Видать, он имеет немалые деньги. А реставрация памятника архитектуры дает ему право на преференции и налоговые скидки. Мда… 

К зданию вела бетонная четырёхступенчатая лестница. Холл за огромными массивными дверями был ярко освещён. Свет из высоких окон заливал крыльцо и площадку, ограниченную бетонными перилами с пузатыми балясинами. В остальной части здание оставалось погруженным во тьму. В окнах второго и третьего этажа холодным сиянием оранжевых солнц отражались фонари, стоящие вдоль огибающей клинику дорожки.

Поднявшись по ступеням, она толкнула дверь.

Пол, выложенный в шахматном порядке чёрной и белой плиткой, как осенняя листва в парке устилали обрывки бумаг и разодранные папки личных дел. Листы с отпечатанным на них текстом с полуторным интервалом и четкими границами абзацев, – казалось их сотни, если не тысячи. На некоторых присутствовали черно-белые фотографии, на других линейные графики и гистограммы.

До этого момента таившийся за спиной ветер ворвался в помещение вслед за Катей. Его порыв поднял разбросанные по полу бумаги и закружил их в маленьком смерче. Один из обрывков попал прямо в ее руки. Бросив на него взгляд, она невольно прочитала напечатанный на нем текст.

Одна единственная фраза, – Оставь его мне, –  составляла предложения, предложения собирались в строки, те группировались в абзацы. И так продолжалось десятки раз.

Оставь его мне оставь его мне оставь его мне. Оставь его мне. Оставь его мне оставь его мне оставь его мне оставь его мне оставь его мне. Оставь его мне оставь его мне. Оставь его мне? Оставь его мне оставь его мне! 

Оставь его мне оставь его мне. Оставь его мне? Оставь его мне. Оставь его мне оставь его мне оставь его мне оставь его мне оставь его мне. Оставь его мне оставь его мне оставь его мне 

Позади с громким стуком захлопнулись створки входной двери, преградив путь ветру и бумаги медленно паря, жирными белыми ленивыми голубями опустились обратно на пол и на стоявшие у стен стулья для посетителей.

Она вновь посмотрела на обрывок листа, попавший к ней в руки, и теперь к своему удивлению обнаружила на нем казавшийся вполне уместной для таких мест фрагмент из клинической истории больного.

Пациентка среднего роста, нормостенического телосложения, кожа обычной окраски, без сыпи, следов расчесов, шрамов. Волосы светлые, не расчесанные, по внешнему виду выглядит младше своего возраста. Одета опрятно, ногти не стрижены, но чистые. Выражение лица безразличное, отрешенное. Мимика скудная. Иногда слегка улыбается без причины. Моторных расстройств не выявлено. Сознание клинически не помрачено. 

В контакт вступает трудно, иногда не слышит вопросы, не понимает, переспрашивает, отвечает односложно, на некоторые вопросы вообще не отвечает. Замкнута, поглощена своими мыслями. Вялая, медлительная. Речь тихая, монотонная. Больной себя не считает. Ориентировка в окружающем пространстве нарушена: какое число, месяц и год ответить затрудняется, где находится – не знает. Аутопсихической дезориентировки не обнаружено: больная правильно называет свое имя, фамилию, отчество, год рождения, количество лет. Имеются нарушения восприятия, – псевдогаллюцинации (слышит голос внутри головы ведущий с ней полноценные диалоги, иногда как ей кажется, видит контуры человека маленького роста) и расстройства мышления. Темп мыслительных процессов замедлен, наблюдается обрыв мысли (после паузы не может вспомнить, что хотела сказать). В высказываниях наблюдается соскальзывание с одной темы на другую без видимой логической связи («я пошла, погулять с сыном, у меня был любовник, но я ни в чем невиновата»). Отмечается разорванность мышления, и бредовые идеи преследования: «Мой муж хочет убить меня, разрубив топором». Внимание пациентки концентрировать удается лишь на короткое время, объем внимания ограничен, периодически переспрашивает собеседника, очень легко отвлекается (или «уходит в себя»). Долгосрочная память нарушена (не может вспомнить многих фактов из собственной жизни) настолько, что это угрожает сохранению цельности личности. Наблюдаются расстройства эмоциональной сферы. Сниженный эмоциональный уровень сменяется краткими истерическими проявлениями. 

Тем более, такие как вы – это по его специализации,  – вспомнила она.

А что если это про нее? Что если это ее история болезни? Ведь все описанные симптомы совпадают. И все это время она шла сюда с одной единственной целью – понять, что все это находится внутри ее безумного сознания.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Над стойкой дежурного врача показалась бритая голова и она, громко вздохнув, приготовилась заорать.

– Долго же ты сюда добиралась, – раздался знакомый голос.

– Вы? – Катя, перевела дух.

– Я, – Рустам улыбнулся, вставая с низкого офисного стула и разгибаясь во весь свой немаленький рост. – Хотя с уверенностью ответить на этот вопрос уже не могу.

– Что вы тут делаете?

Он проигнорировал ее вопрос.

– Я все понял, – заявил полицейский, расстёгивая пуговицы на воротнике и рукаве форменной рубашки.

Его глаза подозрительно сияли. На висках блестели капельки пота или дождя. На столе перед ним лежал пистолет, чья черная матовая поверхность, выделяясь среди заполнявшего стол бумажного хлама, пугала своей чужеродностью и враждебностью.

– Что? – от нехорошего предчувствия в животе проснулся страх и принялся скрести своими лапками, пытаясь выбраться наружу.

Рустам закатал рукав.

– Вот, – он показал ей левую руку.

Выше запястья тянулись бледные следы давно зарубцевавшихся шрамов.

– И вот – он расстегнул ворот и провел пальцем по шее, будто показывая то, как надлежит перерезать себе горло, но на самом деле демонстрируя длинный след, оставленный удавкой. – Я обнаружил их совершенно случайно. И как не напрягал свою память, я ничего не мог вспомнить о том, когда и как их получил. Лишь после долгой и напряженной мозговой деятельности я вытащил из головы какие-то обрывки.

Полицейский покрутил пальцем, так словно наматывал на него результаты этой самой мозговой деятельности. Его жестикуляция была гораздо живее и насыщеннее чем в прошлые их встречи. Присутствовала даже некоторая лихорадочность в движениях.

– Они походили на стершиеся воспоминания сумбурного сна – бессмысленные и фрагментированные. Это меня н… н… насторожило, – возбуждение вызвало у него даже легкое заикание. – Только добравшись сюда и поняв, что нет никакой эвакуации. Все это бутафория. Я смог сложить фрагменты стёршихся воспоминаний и ужаснулся.

Он опять протянул руку, вывернув запястья и тыча пальцем в толстый бледный шрам поперек предплечья.

– Я делал это сам. И уже не один раз.

– Мне жаль, – Катя не знала, что ответить на это. Сначала ей захотелось как можно быстрее избавиться от общества Рустама. Было видно, что полицейский сошел с ума или находится на грани помешательства. Она подозревала, что никто (даже он сам) не мог бы сказать, что придет ему в голову в следующий момент. Поэтому все, что пришло ей на ум – банальное «мне-жаль ». Не выдавать же удивленно-восторженное «ух-ты », разглядывая следы членовредительства и коллапса чужого сознания. Или еще хуже – «вау-очуметь ».

– Но зачем? – добавила она, подумав, что необходимо поддержать разговор и выразить свою заинтересованность.

– Мы все, кто остался в этом городе, мы все – мертвы. Я понял, что мы проживаем один и тот же день на протяжении вечности. Когда вода сметает тут все, все начинается сначала. Мы забываем, что было, и опять безуспешно боремся, сами не знаем с чем, и пытаемся вырваться из замкнутого круга. Воспоминания пережитого дня остаются, такими как у меня смутными обрывками, неясными ощущениями. И шрамами, которые, впрочем, тоже со временем рассасываются.

Его слова звучали все тише, казалось силы оставляли его с каждым словом. Паузы между ними увеличивались.

– Я больше часа пытался покончить с собой. Так же как делал уже не раз до этого. Все безуспешно. У меня ничего не вышло. Все раны тут же затягиваются. Петля на шее, выстрел из табельного. Ничего не помогает. Мы должны дожить этот день до конца, дойти до какого-то финала.

Между ними повисла неловкая тишина. Рустам погрузился в свои мысли. Его взгляд уперся в одну точку, губы шевелились. Он продолжал вести диалог, но уже с видимым только ему собеседником. Катя стояла в нерешительности. Она не могла просто развернуться и уйти, но и находиться рядом с ним ей было тяжело.

И страшно.

Она лихорадочно пыталась подобрать слова, чтобы завершить разговор так, чтобы еще больше не ранить человека, одной ногой уже ступившего за край.

– Вам не повезло, – Катя, наконец, решилась заговорить снова.

Рустам посмотрел на нее. Лихорадочный блеск в его взгляде потускнел, он выглядел почти нормально, и она торопливо продолжила.

– Надеюсь, у вас все будет хорошо. Приятно было поболтать, но мне надо идти. Я хочу найти сына.

Катя сделала неуверенный шаг назад.

– Погоди, – Рустам положил перед ней толстую амбарную книгу. – Он действительно был здесь. Я нашел запись о нем в местном журнале регистрации.

На пожелтевших разлинованных страницах велся учет палат и содержавшихся в них пациентов.

– Вот он, – полицейский ткнул пальцем с обкусанным ногтем в середину листа, и она прочла.

– Максим Нилов. Двести сорок один, – просчитала она вслух. – Двести сорок первая палата?

– Именно. Не хочешь спросить, почему я его искал?

– Нет, – ответила она честно. – Все что я хочу, – как можно скорее найти его.

– Погоди. Не торопись. Я, наверное, не с того начал. Я не звезда телевидения и не писатель, чтобы правильно излагать свои мысли. Я простой полицейский. Конечно, мне нужно было начать не со своих шрамов и переживаний, а с того как именно я понял, что мы мертвы. С того момента, когда осознал, что все вращается вокруг него. Именно он, – твой Максим, – ключ ко всему. Он виновен в том, что происходит с нами. Люди, которых я встречаю сегодня, каким-то мистическим образом завязаны на него. Я не знаю, как все это объяснить, но все они знакомы с ним. Любят или ненавидят его. Некоторые помешаны на нем. Парень в «Мазерати» говорил, что знает его; девка с пирсингом, на скамейке в парке, видная такая (он покачал перед собой на ладонях воображаемую грудь) рыдала из-за него. Когда я спросил, ответила, что ее бросил парень, которого, как ни странно, звали – Макс Нилов. Затем мужик в спортивных штанах, воспользовавшийся чрезвычайной ситуацией, введенной в городе, и похитивший шесть бутылок пива. Я прибыл по сработавшей сигнализации в супермаркете и задержал его уже на выходе. К этому времени одну бутылку он уже уговорил и заявил, что агенты «кровавой гэбни» упекли его сына в клинику «Сосновый Бор» и ему надо залить свое горе. У мужика был паспорт на имя Александра Нилова.

– Александр? – она не смогла скрыть удивления.

– Я так понимаю, это его отец? Как-то староват он для тебя. – Рустам махнул рукой. – Ладно. Меня это не должно касаться. Забудь. Я не о том. Меня напрягает другое, – я тоже связан с ним. Как я и говорил – все мы, все связаны.

Его глаза вновь засверкали. По щекам разлился румянец.

– Прежде чем началась вся эта ерунда, я побывал в странной отключке. В салоне сотовой связи некий умник спер айфон. Что-то где-то замкнул, что-то где-то подменил и спер новый смартфон с демонстрационного стенда. Говорят, это практически нереально сделать, но он сделал это. Вот только его все равно засекли на выходе. Последнее что я помню, прежде чем очнуться в патрульной машине – то, как отправлялся поговорить с его семьей. У меня стойкое ощущение, что этот несовершеннолетний умник и твой сын – одно лицо.

– Ничего не понимаю? То есть вы хотите сказать?..

– Что если мы все, так или иначе, связаны с твоим сыном, то резонно предположить, что это он собрал нас всех вместе и пытается от нас что-то получить, – признания или прощения. Или он, например, хочет мести. Да, почему бы ему не желать отомстить нам? Во всех ужастиках призраки возвращаются, чтобы отомстить тому, кто сделал их такими. Походу, мстя и невинным людям, которые просто подвернулись под руку… Короче… Перебрав все возможные варианты, я пришел к выводу, что мы мертвы и наша смерть связана с ним. Либо он убил нас, либо мы убили его.

Катя вспомнила Алексея, поднявшегося из могилы…

…посмотри на результат. Это он сделал со мной. Два удара в живот, чтобы посмотреть на мучения и потом контрольный сквозь глаз прямо в мозг… 

…под гранитным пьедесталом с изогнутой потемневшей от времени бронзовой пластинкой на которой было написано имя ее сына. И прислоненные пластмассовые венки с траурными лентами «Покойся с миром» и «Любимому сыну».

Вспомнила мертвого Мишку…

…думаешь, ты убил меня? Напрасно надеешься. Я приду за тобой даже с того света… 

…и треск разрываемой ткани за мгновение до того, как из груди подростка взметнулись тонкие изломанные конечности паука-сенокосца.

– Нет, – все в ней противилось мысли о том, что ее сын мог стать убийцей. – Не мог он убить меня. И я также не могла его убить. Я любила его. Он – это всё ради чего я жила. Он – единственное, что меня держит здесь.

– Единственное что держит тебя? Или всё-таки – это единственное за что держишься ТЫ,  чтобы остаться здесь?

Катя открыла рот, пытаясь сообразить, что ответить. Последний вопрос был подозрительно похож на грязный намек, но она никак не могла сообразить, на что именно он намекал.

– Хорошо. А что ты думаешь обо всех этих метаморфозах? Когда дождь окрашивается в цвет крови. Он даже на вкус становится похожим на нее. Жирный, металлический. Сворачивается как кровь и засыхает по обочинам, в стоках. Видела?

Неожиданно она вспомнила рисунок Максима, который он по ее персональным часам нарисовал лишь несколько часов назад. Тот, который он показывал сегодня за завтраком

– Я сейчас вспомнила. Когда Максу было шесть, я прочитала ему пару рассказов Эдгара По. В том числе «Маска красной смерти». Мы отдыхали в деревне. Темный летний вечер располагал к ужастикам. Это казалось таким… вполне безобидным. Я не знала, что он на него так сильно подействует. Но спустя пару дней я нашла рисунок, где Максим в первый раз изобразил город красной смерти. В нем, как и во всех последующих подобных рисунках, преобладал один единственный цвет – красный. С тех пор он рисовал этот мир регулярно. Иногда он мне показывал эти рисунки сам, иногда я находила их среди его вещей. Некоторые особо не выделялись среди рисунков самолетов и автомобилей. Но другие…

Она передернула плечами, испытав смесь страха и отвращения.

– …были отвратительны. Только сегодня за завтраком он показал мне один подобный рисунок. Пожухлые цветы, голые деревья, церковь со странными символами вместо крестов на куполах. В рисунке ребенка разобраться так же сложно, как и в современных изобразительных шедеврах, но он сам объяснил мне, что и где хотел изобразить.

– О, черт! – она вскрикнула и Рустам, подавшись к ней, схватил ее за руку.

– Что такое?

– Какая я дура! Они действительно похожи, – город красной маски, что нарисовал Максим и залитый кровавым дождем Тиховодск. Это один и тот же мир. Один и тот же сраный чертов город. На куполах собора сегодня я видела точно такие же знаки вместо крестов. И полицейская машина там была. А человек-червь – это же священник!

Одного воспоминания о слепых зрачках, и веках из-под которых, извиваясь и шевелясь, выползают длинные бледные черви, ее бросило в мелкую дрожь.

– Красная маска. Кровь. Вот, видишь. Я, конечно, думал, что это связано с ним иначе. Но то, что ты рассказала, еще лучше все объясняет. Он убил нас и поместил в этот нарисованный когда-то им самим мир.

– Да чушь же это! – она не хотела верить доводам Рустама. – Он прямо божество какое-то получается.

– Нет, это не чушь. Именно так! Он наш бог. Он причина всего.

– Глупость! – она вырвала свою ладонь из его пальцев. – Ты не первый кто говорит мне подобную ерунду за последний час. На самом деле Максим – просто маленький мальчик. Ему всего семь. И он мой сын! Я должна найти его. Обязана. И, возможно, тогда я получу ответы на все эти вопросы. А если нет… Я не расстроюсь…

– Мы не просто так представляем время как реку. Их движением управляют одинаковые физические уравнения. Мы говорим, время течет так же, как говорим про воду, текущую в реке. Время, как и река, может течь быстро, может медленно, а есть места, где что-то образовало затон и его течение остановилось. Такое тихое, вялотекущее время, такое тиховодье, полно опасных мест, где оно закручивается в турбулентных вихрях, не выходя за определенные границы. Например, за пределы одного дня. Есть ведь даже поговорка – в тихой воде омуты глубоки. Так и город наш – город остановившегося времени, и омуты в нем бесчисленны и опасны.

Рустам вздохнул и протянул ей ключ с биркой, на вкладыше которой был написан черным фломастером номер комнаты – 241.

– Поверь мне. Есть такие вопросы, которые нам разумнее оставить без ответов.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Она уже сделала несколько торопливых шагов по направлению к лестнице, когда услышала за спиной смех Рустама.

– И все же это прикольно, да?

Она обернулась. Рустам вышел в центр холла и встал, широко расставив ноги. Довольно улыбаясь, он держал пистолет приставленным к виску.

– Он заряжен и исправлен, но, когда я пытаюсь прострелить свою башку, он дает бесконечные осечки, – произнес он и нажал на курок.

Раздался щелчок, и полицейский сдавлено истерично хохотнул.

– А теперь вот так, – он вытянул руку и навел пистолет на нее.

– Рустам! – она подняла руки в рефлекторной попытке защититься от летящей в нее пули. – Нет!

Грохнул выстрел. На пару секунд у нее заложило уши, а эхо заметалась между полом и потолком и, отражаясь от стен, помчалась по пустым коридорам.

Пуля попала в угол за ее спиной, раздробив стилизованную под старину лепку. Пыль и крошка осыпались на пол.

– И опять так, – он приставил ствол к виску, нажал на курок. Но вместо выстрела раздался лишь щелчок осечки.

– Видишь?! Ничего! Я, бляха, бессмертен!

Новый щелчок. Рустам засмеялся.

– А может я не прав, а? Может это я бог! Я сотворил этот мир и вершу судьбы! Я! Я – есмь воскресение и жизнь! Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки моей!

Он вложил ствол в рот и нажал на курок.

Вместо щелчка, прозвучал глухой выстрел. Фонтан крови, костей и мозгов брызнул из затылка служителя закона. Он упал, театрально раскинув руки.

Катя вскрикнула и, отшатнувшись, уронила стоявшее возле лестницы деревянное кашпо с нолиной.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Сука, сука,  – повторяла она, поднимаясь по темным лестничным пролетам на второй этаж. – Он просто съехал с катушек, это было видно с самого начала. Дерганый, возбужденный. Нес всякий бред. 

Меньше всего ей хотелось увидеть развороченный затылок Рустама, его навеки застывший полный удивления взгляд. Она сбежала, даже не посмотрев в его сторону.

Ты ничем не могла бы ему помочь,  – оправдывала она себя. – После такого не выживают. Да чем тут помочь можно!? Его мозги разлетелись на несколько метров, как сопли во время простуды! 

Пространство между лестничными пролетами было огорожено металлической сеткой так же, как в школе параллельного Тиховодска. Она случайно дотронулась до мелких ячеистых сплетений и тут же отдернула руку, ощутив легкий удар тока.

Вход с площадки второго этажа преграждала металлическая дверь с кодовым замком. Надпись под пластиковой панелью, прикрученной к стене уведомляла…

…Второе отделение. Вход ограничен… 

…что просто так и всем без разбора за нее не попасть. Однако по извечной российской расхлябанности дверь была приоткрыта, а замок заблокирован в одном положении, торчащим из него огрызком карандаша.

Коридор второго этажа показался темной глоткой гигантского чудовища. Арочные перемычки поддерживали высокие в ржавых разводах потолки. Стены покрывала паутина трещин. Запустение и заброшенность, царящие тут, диссонировали с походившим на картинки клиник из рекламных буклетов, холлом первого этажа и видом здания снаружи.

Думается, на второй этаж не водили ни фотографов. Комиссиям, рекламщикам и инвесторам его тоже не показывали. Типичная российская больница.

Двести сорок первая палата оказалась в противоположном конце коридора. Войдя внутрь, она ощутила смесь запахов, остающихся после недавнего ремонта, – запах шпатлевки, влажного бетона, клея. Палата выглядела скромно, но разрушенности и запущенности коридора в ней не наблюдалось. Чистые простые обои с неброским мелким узором и песочной текстурой обтягивали стены. На навесном потолке бородавками торчали панорамная камера и дымоулавливатель. У заправленной кровати в углу стояла небольшая тумбочка, на которой среди вороха бумаг, стопки старых журналов находилась рамка с ее фотографией.

Это была фотография, которую она сделала за несколько минут до того, как броситься под колеса фургона. Одетая в черную майку и джинсы она позировала сама себе на фоне ресторана «Марсель» перед вывеской, приглашающей посетителей отведать шашлыков и комплексные обеды, среди цветов петунии и бугенвиллея в длинных деревянных горшках вокруг летней веранды. А в это время Макс уже скатывался с горки на велосипеде и набирал скорость.

Она смотрела на себя и не уз


убрать рекламу







навала. Она опять словно видела чужака, одетого в свою одежду, примерившего на себя ее лицо. Похитившего ее жизнь и жизнь ее ребенка.

Сомнений у нее не осталось – это была палата, в которой держали Максима.

– Сынок, где же ты, – прошептала она и увидела у изголовья кровати пластиковый карман, из которого вместо обычных рецептурных листов и графика температуры торчали подшитые листы.

– Клиническая история больного. Максим Нилов, – прочитала она.

На титульном листе присутствовала синяя квадратная печать с текстом «Копия. Собственность клиники «Сосновый бор».

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Количество полных лет : 21.

Место работы : безработный.

Клинический диагноз : Шизофрения, параноидная форма непрерывно-прогредиентного течения, галлюцинаторно-параноидный синдром.

Причина госпитализации. 

Больной поступил в клинику сан. транспортом по направлению лечащего врача. Направлен в связи с ухудшением состояния. Появились «голоса», стал разговаривать без собеседника, но к врачу сам не обращалась. На прием к врачу пациента привел отец. Число предыдущих госпитализаций – 18. Согласие на госпитализацию и лечение получено.

Жалобы на момент осмотра. 

Пациент считает себя здоровым и никаких жалоб на момент осмотра не предъявляет.

Сведения о наследственности. 

Мать:  мертва.

Отец:  43 года, здоров, работает в ООО «Юпитер». Отношения с сыном холодные. Родных братьев и сестер нет. Воспитывался до семи лет матерью, после гибели матери с отцом отношения деградировали до полного взаимного игнорирования. Сейчас проживает с отцом в хороших социально-бытовых условиях. В семье психически больных, психопатических личностей, больных наркоманией, алкоголизмом, совершавших суицидальные поступки, страдавших туберкулезом, сифилисом, злокачественными опухолями, заболеваниями обмена веществ не было.

Анамнез жизни. 

Возраст родителей во время зачатия – 21 (мать) и 23 (отец). Информация о здоровье матери на момент зачатия, какая была по счету и как протекала беременность и роды не известно. Развитие в раннем возрасте предположительно протекало без отклонений и потрясений. В семье единственный ребенок. До семи лет воспитывался матерью. После, в связи с ее гибелью в ДДП испытал сильный шок. Отношения с отцом начали ухудшаться. Со слов последнего сын избегал его и обвинял в гибели матери. В школе, со слов пациента, «учился хорошо», самый любимый предмет был «русский язык». Образование 11 классов. Судя по записям, поступившим из отделения полиции и из школы, по мере взросления стал замыкаться и отдаляться от сверстников. Причислял себя к альтернативным молодежным субкультурам. В 13 лет зафиксирован конфликт с соседом и одноклассником. Со слов пациента тот «был недостоин своей матери». По данным полиции набросился на одноклассника с ножом. Был поставлен на учет в детскую комнату и стал наблюдаться у психолога. В 14 лет произошел конфликт с одноклассницей. Имеется информация, что конфликт был на сексуальной почве. Больной отказывается разговаривать об этих событиях. После вопросов замыкается и уходит в себя. О других фактах за период обучения ничего не известно. Никакого профессионального образования не получал, не работал.

Половой жизнью не живет. Говорит, что ему «нравилось много девочек». Судя по ассоциативным тестам совершенно асексуален, вероятно, избегает секса. Отрицает и не замечает сексуального в окружающих людях и объектах. В браке не состоял. Из информации, полученной от отца и знакомых – в последние годы во время непродолжительного периода ремиссии имел связь с Юлей К. девушкой без определенного рода деятельности.

Социально-бытовые условия: климатические и бытовые условия хорошие. Материально обеспечен. Семья состоит из отца и сына.

Перенесенные заболевания: детские инфекции – ветряная оспа. Данных о других заболеваниях в истории болезни и со слов пациента нет.

Анамнез заболевания. 

Пациент считает себя здоровым. Уверяет, что не курит, а лишь «балуется», алкоголь употребляет «в меру».

Болен в течение многих лет. С 10 лет, стал слышать голос матери комментирующего характера, считает, что она оберегает и наставляет его. Уверен, что отец хочет убить его, отрубив голову топором. С 14 лет проходил стационарное лечение, был поставлен на учет в областном ПНД. Число госпитализаций 18, госпитализации длительные. После лечения отмечалось улучшение состояния: стал реже слышать голос матери, не разговаривал без собеседника, не совершал противоправных и агрессивных поступков. Лечение проводилось Азалептином (0,05 3 раза в день). После выписки ПНД посещал редко, нерегулярно. Настоящее обострение началось с возвращения «голоса», стал разговаривать без собеседника, но к врачу самостоятельно не обращался. На прием к психиатру его привел отец.

Оценка личности больного. 

При опросе о друзьях говорит, что в детстве у него было много друзей и подружек. Упоминает о Мишке (соседе по подъезду и однокласснику), с которым они «играли в пилотов». При напоминании о школьном конфликте уходит в себя. Ответы на вопросы дает медленно. Когда речь заходит о боге, заявляет, что ненавидит его. Считает себя здоровым.

Объективный анамнез. 

Исходя из данных истории болезни, известно, что заболевание началось с 10 лет, стал слышать голос матери комментирующего характера.

Вероятной причиной заболевания служит глубокое потрясение, связанное с гибелью матери в ДТП, которое произошло у него на глазах. Винит себя. Впоследствии стал так же обвинять и других. В частности отца, которого подозревает в желании убить его, отрубив топором голову.

Несколько раз во время сеансов объявил, что сам он убил несколько человек – любовника матери, своего одноклассника Михаила, одноклассницу Свету, которая пыталась вступить с ним в интимные отношения в восьмом классе и «еще некоторых особо любопытных и назойливых». Во время этих откровений менялся характер речи, жестикуляция и мимика. Пациент явно представлял себя кем-то другим, находящимся в другом месте и в другое время.

Из информации, полученной от отца и знакомых – в последние годы во время непродолжительного периода ремиссии имел связь с Юлей К. девушкой без определенного рода деятельности (подрабатывала барменом в клубе, где выступала рок-группа пациента).

Соматический статус. 

Состояние удовлетворительное. Нормостеник. Кожные покровы обычной окраски и влажности. Шрамов, расчесов, следов инъекций, татуировок нет. Паразитов кожи и пролежней нет. Пульс 70 ударов в минуту, ритмичный, симметричный. Артериальное давление: 120/80 мм. рт. ст… При аускультации сердечные тоны ясные, звучные, первый тон громче второго на верхушке сердца, шумы не выслушиваются. При перкуссии границы относительной и абсолютной сердечной тупости в пределах нормы. Частота дыхания – 17 в минуту. В легких при аускультации дыхание везикулярное. При перкуссии перкуторный тон ясный легочный над всей поверхностью легких. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Почки не пальпируются, поколачивание по пояснице безболезненно.

Неврологический статус. 

Реакция зрачков на свет живая, содружественная, OD=OS. Асимметрии лица нет, носогубные складки и углы рта симметричны. Координация движений сохранена. Тремора нет. Очаговой неврологической симптоматики не выявлено.

Психический статус. 

Волосы светлые, не расчесанные, по внешнему виду выглядит младше своего возраста. Одет опрятно, ногти стрижены, чистые. В большинстве случаев выражение лица безразличное, отрешенное. Мимика скудная. Иногда слегка улыбается без причины. Моторных расстройств не выявлено. Сознание клинически не помрачено.

Несколько раз во время сеансов проявлялось расщепление личности. Выражение лица менялось, становилось жестче. Появлялась богатая мимика, жестикуляция, смех, злоба. В этом состоянии может быть опасен для окружающих.

В основном (депрессивном) состоянии в контакт вступает трудно, иногда не слышит вопросы, не понимает, переспрашивает, отвечает односложно, на некоторые вопросы вообще не отвечает. Замкнут, поглощен своими мыслями. Вялый, медлительный. Речь тихая, монотонная. Больным себя не считает. Ориентировка в окружающем пространстве нарушена: какое число, месяц и год ответить затрудняется, где находится не знает. Обнаружена аутопсихическая дезориентировка: больной правильно называет свое имя, фамилию, отчество, но затрудняется назвать год рождения и количество лет, либо заявляет, что ему семь лет и он только закончил первый класс. Нарушения восприятия. Галлюцинации – слышит голос внутри головы, как комментирующего, так и указывающего побуждающего характера (например, «мама говорит, ее убил папа»).

В наличии расстройства мышления. Темп мыслительных процессов замедлен, наблюдается обрыв мысли (после паузы не может вспомнить, что хотел сказать). Отмечается разорванность мышления и бредовые идеи преследования: «Папа хочет убить меня, отрубив топором голову так же, как он делал это с курочками».

Расстройства эмоциональной сферы. Отмечается снижение эмоционального реагирования, однообразное выражение лица, уменьшение спонтанности движений, эмоциональный ответ отсутствует.

В маниакальном состоянии несколько раз наблюдались симптомы расщепления личности. Иная личность больного обладает живым эмоциональным откликом, обильно жестикулирует, смеется, кричит, ругается матом. Вопросы слышит, но реагирует на них неадекватно с немотивированной агрессивностью. Проявляет гиперактивность, движения быстрые, целеустремленные. Во время теста схватил специально оставленный на столе нож и пытался напасть на санитара. Больным себя не считает. Ориентировка в окружающем пространстве нарушена: какое число, месяц и год ответить затрудняется, где находится не знает. Заявляет, что с неба льется кровь и скоро все в ней утонут. Заявляет, что он убийца, что у него на счету убийства нескольких человек (перечислить их всех затрудняется). Обнаружена аутопсихическая дезориентировка: больной правильно называет свое имя, фамилию, отчество, но затрудняется назвать год рождения и количество лет, либо заявляет, что «в этом месте времени нет», «тут только смерть, а мне надо быть в стране радости».