Название книги в оригинале: Ермак Александр Николаевич. Моя китайская любовь

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Ермак Александр Николаевич » Моя китайская любовь.





Читать онлайн Моя китайская любовь. Ермак Александр Николаевич.

Из папки № 8  (Распечатка электронных писем, найденных у служащего министерства иностранных дел Китайской Народной Республики господина Д. во время обыска в связи с обвинениями в коррупции. Перевод с английского). 


2009 год

19 августа 2009 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань!

Вернулся домой, но хочется быстрее улететь снова. Чтобы опять увидеть тебя! Хожу по квартире и все время думаю о нашей встрече. И на работе тоже. Мне говорят, что я какой-то рассеянный. Но не ругают, полагая, что это у меня из-за длительного перелета и разницы во времени. А это из-за тебя!:)

Очень многое изменилось в моей жизни после нашей встречи. Мне и радостно, и… страшновато. У меня начинается какая-то новая жизнь. Такая, про которую ничего не знаю ни я сам, ни мои друзья. Как все у нас сложится? Как все будет?..

Все будет хорошо! Все будет просто замечательно! Такие мысли приходят мне в голову, как только я вспоминаю три дня наших встреч.

Первый начинался, как будто самый обыкновенный. Подумаешь, встретились в кафе два участника выставки… Мы оба одновременно увидели свободный столик. Я уступил его тебе, но ты позволила остаться за ним вместе с тобой. Я поблагодарил. Обычная вежливость двух обычных людей…

Как же мне было стыдно за мой английский! Особенно на фоне твоего блестящего. И я извинился, а ты улыбнулась, сказала, что профессия обязывает. А меня не обязывает, но все равно стыдно. Я обязательно подтяну его. Не потому, что обязывает. Просто, чтобы было легче говорить тебе, понимать тебя…

Мы обменялись еще несколькими вежливыми фразами. Мне, несмотря на мой ужасный английский, все было понятно и как-то очень легко и приятно говорить с тобой. Я уловил, что твоя часть работы на выставке заканчивается, первая делегация уже уехала и ты думаешь, чем занять себя еще два дня до того, как прилетит опаздывающая из-за непогоды в Пекине следующая, с которой ты уже потом вернешься домой.

Мне почему-то так не хотелось заканчивать этот наш разговор, казалось бы, ни о чем. Даже не знаю, как я набрался наглости. Наверное, помогло незнание английского языка. Я не смог долго и витиевато говорить комплименты. Просто пригласил тебя на мюзикл. Пользуясь тем, что оказался в Нью-Йорке, я как раз хотел сходить на Бродвей. И вот шанс провести такой чудесный вечер с такой чудесной девушкой…

И мне не пришлось тебя уговаривать! Ты сказала, что тоже очень любишь музыку и делать все равно нечего и согласилась!

Как приятно вспоминать этот наш первый день…

Майкл (Миша)»


21 августа 2009 г.

«Привет, Майкл.

Я уже опять так занята по работе.

И мне тоже очень приятно вспоминать нашу встречу…

Сюань»


21 августа 2009 г.

«Дорогая Сюань,

От этих твоих слов я испытываю двойную радость. Снова и снова перебираю в памяти…

Вечером второго дня я ждал тебя у входа в театр. Ты поразила меня, когда вдруг появилась из ниоткуда. На тебе были те же джинсы, что и на выставке, но блузка уже другая. Не закрытая под горло, а европейская с вырезом, приоткрывающим твою красивую грудь. Она поднималась высоко и часто. Я даже подумал, что, может быть, ты опаздывала и шла очень быстрым шагом или даже бежала…

Мы смотрели, слушали «Призрак оперы»… От звуков органа и от тебя, сидящей рядом, шли мурашки по коже. Твоя грудь поднималась высоко и часто…

После представления я закурил. Ты удивленно посмотрела на меня, и я спросил:

– Ничего что курю?

Ты махнула рукой:

– Ничего-ничего. В Китае тоже очень много курят…

Потом я проводил тебя до твоей гостиницы. И моя грудь поднималась высоко и часто. Я так хотел тебя поцеловать. Ты поняла меня и подставила щеку:

– Да, я знаю: у вас так принято, когда вы встречаетесь или прощаетесь, вы целуете друг друга.

И я поцеловал тебя в щеку, потом хотел в губы. Но ты уже побежала по ступеням…

Миша»


24 августа 2009 г.

«Здравствуй, Майкл.

Очень много работы. А на улице несколько дней проливной дождь и стало холодно. Ты подаришь мне русскую шапку?:) Я говорила тебе, что была несколько лет назад в Москве, но не купила. Совсем не было времени на что-либо, кроме работы.

Сюань»


24 августа 2009 г.

«Дорогая Сюань,

Я все еще витаю в воспоминаниях. Вторая половина третьего дня у меня была свободна, и мы пошли гулять в Центральный парк. Бродили по дорожкам и, несмотря на мой английский, болтали о Битлз и Конан Дойле. Странно, но я никогда и ни с кем не говорил об этом так увлеченно даже на родном языке. Значит, дело не в языке, а в тебе…

Я помню, ты напевала:


«And when the broken-hearted people

Living in the world agree

There will be an answer let it be

For though they may be parted

There is still a chance that they will see

There will be an answer let it be…»


Let it be…

Ты иногда смеялась, прикрывая рот ладошкой. Это так забавно. Ведь у тебя красивые губы, ровные белые зубы. Наверно, у вас считается нескромным открыто смеяться, выражать свои чувства…

Потом мы купили мороженое и присели под дерево. И тут сверху прямо тебе на колени упал птенец какой-то запоздавшей в этом году птицы. И ты испугалась:

– Что делать? Взять с собой не могу. Да и как он, такой маленький, выживет. Надо сдать его в ветеринарную клинику.

Но я вспомнил детство и, посадив птенца в нагрудный карман, забрался на дерево, посадил дрожащую пичугу обратно в гнездо. Это было так необычно смотреть на тебя сверху. Ты стояла, запрокинув голову, в твоих глазах – такое переживание за меня и за птичку…

Потом мы еще гуляли и валялись вместе с десятками других посетителей парка на огромной поляне. Каких только счастливых парочек не было рядом: белые и черные американцы, китайцы, тайцы, японцы, испанцы, итальянцы… Во всех вариациях: и одинаковые на лицо, и представители разных национальностей: он – от одной, она – от другой. Люди радостно галдели, обнимались, целовались, как мне казалось, пестрым пятном отражаясь в небе…

И мы продолжали говорить. Но уже меньше. Потом замолчали. Я гладил твои длинные черные тонкие удивительно шелковистые волосы. И еще твои ладони, и пальцы. У них необычный чуть желтоватый цвет, но они нежные и им нравилось, что я их глажу…

И еще мы узнали, что очень скоро встретимся в Сент-Луисе, где через три недели пройдет похожая выставка. Это меня так порадовало. И тебя…

А потом у меня был для тебя сюрприз. Мы пошли ужинать в знаменитую «Зеленую Таверну» на краю парка. Я видел тысячу копий тебя, размноженную стенами и потолком из стекла и зеркал…

За ужином ты выпила бокал вина. А мне было нельзя, потому что позже в тот вечер нужно было кое-что из выставочного оборудования перевезти на машине. И я пил только кока-колу… И подарил тебе маленький букетик цветов…

Я снова проводил тебя до гостиницы. Мы шли, держась за руки. У ступеней гостиницы поцеловал тебя в щеку. Потом хотел в губы, но ты нахмурилась:

– Только не в губы.

– Какая разница?

Но ты была неумолима:

– Ты сам знаешь, какая разница.

И я как будто снова слышу все слово в слово:

– Хорошо, в щеку можно еще раз?

– Можно

– В нос?

– Можно.

– В брови?

– Можно.

– В шею?

– Можно.

– Хорошо я не буду целовать тебя в губы…

И я целовал тебя щеки, в нос, в брови, в шею… Твоя грудь поднималась высоко и часто…

Потом ты побежала по ступеням. Обернулась и мне показалось, что в твоих глазах был упрек…

Но я не сильно переживал. Я летел домой и думал о том, что скоро мы снова увидимся и я скажу тебе то, что рвется из моего сердца, и тогда я поцелую тебя в губы. И у нас впереди будет еще много-много радостных дней, когда мы будем понимать друг друга с полуслова, с полужеста…

Знаешь, здесь на пресс-конференции какой-то журналист сказал, что Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им никогда не сойтись. По-моему, это полная ерунда:)

Конечно, мне есть, над чем подумать. Хочу многое решить к нашей встрече, чтобы потом мы еще многое решили уже вдвоем. У меня грандиозные планы! Надеюсь, они тебе понравятся:)

Что шапка?! Я подарю тебе весь мир!

Крепко обнимаю,

Миша

P.S. Когда служил в армии, то у меня был маленький календарик. В нем я отмечал, сколько дней осталось до конца службы. Сейчас у меня тоже есть календарь, до нашей встречи осталось немного…»


28 августа 2009 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Целых четыре дня от тебя нет письма. Наверное, очень много работы. А я скучаю по тебе…

Миша»


1 сентября 2009 г.

«Дорогая Сюань,

Я немного беспокоюсь. Уже неделю от тебя ни строчки. Напиши мне хоть пару слов, что у тебя все в порядке.

Миша»


4 сентября 2009 г.

«Очень надеюсь, что ты здорова. Хотел тебе позвонить, но по номеру, который был у тебя в Нью-Йорке, никто не отвечает. А пекинского у меня просто нет. Почему я не догадался спросить его у тебя?

Сообщи мне! Буду тебе звонить, чтобы не волноваться впредь…

Обнимаю,

Миша»


10 сентября 2009 г.

«По-прежнему нет от тебя письма. И позвонить не могу. Наверное, ты опять в какой-то длительной командировке…

Хорошо, что уже всего через неделю мы увидимся в Сент-Луисе…

Миша»


14 сентября 2009 г.

«Осталось немного до встречи…

Миша»


25 сентября 2009 г.

«Дорогая Сюань,

Я ничего не понимаю!

Я так ждал нашей встречи. Думал, и ты также. Нашел тебя на выставке. Подошел, когда никого из твоих коллег не было рядом. Но ты поздоровалась так, как будто мы малознакомы, как будто не было тех трех дней в Нью-Йорке.

Я спросил, когда мы увидимся. Думал, что проведем много времени вместе, поднимемся на знаменитую арку “Врата на Запад”, с которой виден весь Сент-Луис. А потом будем гулять, держась за руки как в Нью-Йорке.

Ты ответила, что очень занята. Но я ничего не понимал, я настаивал хоть на какой-нибудь встрече. И ты согласилась увидеться в кафе вечером…

Мы сидели за столиком, как два чужих человека. Разговор не клеился. У меня было столько вопросов, но ты не хотела на них отвечать.

В этот раз ты пила кока-колу, а я вино. И когда я снова спросил у тебя, что происходит, ты сказала, глядя на мой опустевший бокал:

– Все хорошо. Ты просто немного пьян и думаешь не как трезвый человек.

Я нервно курил, и ты смотрела на сигареты с неудовольствием:

– Ты много куришь. Это вредно для здоровья.

И потом мы замолчали.

Также молча проводил тебя до гостиницы. Ты так быстро забежала в нее, что я даже не успел поцеловать тебя на прощание. Да и хотел ли я это сделать? Я не понимал ни тебя, ни себя…

На следующий день я снова видел тебя на выставке. Ты и, правда, была очень занята. Но я подкараулил минутку, когда ты осталась одна. Подошел, спросил:

– Что происходит? Когда мы увидимся снова?

Ты спокойно ответила:

– Все хорошо. Ничего не происходит.

Я снова спросил:

– Когда мы увидимся? Нам нужно поговорить.

Ты пожала плечами:

– Может быть, через десять лет…

И дальше нам не дали договорить. И больше увидеть тебя на выставке не удалось. Спрашивать же о тебе у твоих коллег я, конечно, не стал, чтобы не навредить тебе. Еще в Нью-Йорке ты предупреждала меня, чтобы я никогда не общался с твоими коллегами…

“Может быть, через 10 лет…”

Что это значит? Что происходит? Объясни мне, Сюань!»


25 октября 2009 г.

«Здравствуй, Сюань,

Уже месяц жду от тебя ответа. Ни-че-го…

Ничего не понимаю. И не знаю, что делать…

Миша»


2 ноября 2009 г.

«Дорогая Сюань,

Я много думаю, все пытаюсь понять, что я сделал не так?

Я был так счастлив, что встретил, наконец, тебя. Мне снова захотелось жить полной жизнью после всего того, что со мной случилось ранее. И вот… Мне кажется, что я тебя теряю…

Очень жду твоего письма,

Миша

P.S. А вчера у меня был день рождения. Двадцать восемь лет… Без твоего поздравления это был грустный праздник…

А когда у тебя день рождения?..»


8 ноября 2009 г.

«Я вспоминаю наши встречи, перебираю в памяти все почти поминутно. Наверное, я очень сильно обидел тебя тогда в Центральном парке?

Когда мы гуляли по дорожкам, ты спросила, съедобная ли ягода на одном из кустов? Я, не раздумывая, сказал, что съедобна. Ты сорвала, разжевала и выплюнула: «Гадость! Ты хотел отравить меня?»

Я рассмеялся, а ты стала угрюмой. Мне пришлось тогда долго извиняться, объяснять, что не хотел ни отравить тебя, ни обидеть. Думал, просто пошутить. Но тебе эта шутка точно не понравилась. Неужели ты до сих пор мне не можешь этого простить?

Миша, который очень жалеет о своей глупой шутке»


15 ноября 2009 г.

«По-прежнему от тебя нет ни одного письма…

Я совсем забыл: в Сент-Луисе ко мне среди разных посетителей подходила одна китаянка. Даже осталась ее визитная карточка – Лили.

Она очень странно вела себя. Даже сказала: “Ты мне нравишься”. Говорила Лили по-английски не лучше, чем я, и мне подумалось, что она так хвалит нашу экспозицию и мою работу. И не обратил тогда на нее особого внимания.

Теперь думаю, может быть, это была твоя подруга? Ты хотела так проверить меня? И сейчас проверяешь мои чувства: насколько легко я откажусь от тебя?

Может быть, это мои бредовые фантазии. Но что мне остается делать, когда ты ничего не объясняешь и даже не пишешь. Я снова и снова пытаюсь понять…»


24 ноября 2009 г.

«Где же ты Сюань, все ли у тебя хорошо?

Может быть, я лучше бы понимал то, что происходит, если бы знал о тебе больше.

Ты ведь почти ничего мне не рассказала о себе. Узнал только, что закончила институт в Пекине и там же живут твои родители. Но чаще, когда я прямо спрашивал, ты отвечала уклончиво:

– А переводчиком уже сколько работаешь?

– О, много-много лет.

– Сколько?

– Много-много лет.

– Ты замужем?

– Конфьюжен квесчен.

– У тебя есть дети?

– Семь.

– Ты ведь младше меня. Сколько тебе лет?

– Пятьдесят…

Ты смеялась над моими вопросами и серьезно относилась к своим. Почему-то тебя особенно интересовало то, каким бы я животным хотел стать, если бы не был человеком:

– Змеей? Обезьяной? Лошадью?..

– Дельфином…

Я честно отвечал на твои вопросы. Но… все-таки есть то, о чем ты не спросила, а я рассказать тебе не решился. Не знаю, насколько это важно для тебя. Для меня очень важно. Но хочу сообщить об этом не в письме, а глядя тебе в глаза, чтобы понимать, как ты это воспримешь и чтобы, возможно, объяснить…

Да, снова возвращаюсь мыслями к разговору о животных: я так и не понял, понравился ли тебе мой ответ. Может быть, потому что я хотел бы быть дельфином, ты что-то решила для себя. Ты поэтому не пишешь?..»


27 ноября 2009 г.

«Я еще вспомнил. Ты как-то спросила, что за странная у меня сумка. Я, не задумываясь, ответил: «А… китайская дешевка!»

И это, конечно, тебя обидело. Я опять извинялся. Конечно, это было очень глупо и неуважительно с моей стороны. Наверное, ты меня считаешь глупым и неуважительным человеком, недостойными быть с тобой рядом?»


3 декабря 2009 г.

«У меня нет ни твоего пекинского телефона, ни адреса. И я боюсь навредить тебе, если буду искать через кого-то постороннего…

А еще, помню, мои коллеги говорили, что китайские сотрудники часто работают не только на свою компанию, но и в государственных интересах…

Очень боюсь тебе навредить. Может быть, у тебя очень сложная ситуация…

Твой Миша»


5 декабря 2009 г.

«Дорогая Сюань, что же, что происходит? Почему ты молчишь? Что случилось? Что я сделал не так? Что нужно сделать, чтобы ты снова стала такой, как тогда, в Нью-Йорке? Как после мюзикла… Как в Центральном парке…

У меня на работе все валится из рук. Дома я не нахожу себе места.

Неужели ты отказалась от меня? Ты хочешь, чтобы я отказался от тебя?»


12 декабря 2009 г.

«Наверное, не судьба. Не судь-ба… Мало ли разных встреч у людей…

Но наша встреча была не разной. По крайней мере, для меня. Я до сих пор живу теми тремя днями Нью-Йорка, живу тобой…

Но раз ты так решила… Значит, наверное, это правильно. Все у нас было бы очень непросто: ты – китаянка, я – русский, у нас разные культуры, мы даже шутим по-разному. А еще между нами тысячи километров. А еще проклятые визы. Наверное, проще оставить все как есть…

Проще оставить все как есть…»


15 декабря 2009 г.

«Вчера ко мне заходила сестра. Как всегда ругала за беспорядок дома и еще за то, что холодильник пустой. Спросила, почему так все запустил. Почему я такой молчаливый.

Я не удержался и рассказал ей о тебе. Не могу больше все это носить в себе. А кому же еще рассказать, если не ей – самому близкому мне человеку. Евгения старше меня на шесть лет. Я был подростком, когда наши родители погибли во время теракта. Они ехали в гости к друзьям и…

Сестра, можно сказать, стала моей мамой. Воспитывала меня, вырастила. Только когда я после армии устроился на работу, она вышла замуж за хорошего человека. И хотя у нее уже двое своих детей, Евгения все еще порой относится ко мне, как к ребенку. Как найдется свободное время, забегает: проверяет, все ли у меня в порядке. Я, конечно, не очень приветствую такое сюсюканье, но очень люблю свою сестру…

И вот мы с ней говорили о тебе. Знаешь, она меня огорошила. Евгения совсем не жалела меня. Она мне такой выговор закатила:

– Тебе, наконец, повезло. Сюань, судя по всему, очень хорошая девушка. И ты хочешь профукать свое счастье? Всю свою жизнь? Будешь дуть пиво с друзьями во дворе, жевать вечерами гастритные чипсы, вместо того, чтобы прекрасно проводить время рядом с любимым человеком?

Я возразил:

– Неизвестно, насколько это прекрасное время.

А она наседала:

– А может, у тебя к ней и нет никаких чувств? Может, тебе просто ее разрез глаз понравился? Так найди с таким разрезом глаз где-нибудь поближе – в зоне безвизового режима. А на эту махни рукой, забудь!

Тут я разозлился и ответил ей:

– Ты не понимаешь! Не хочу больше говорить об этом…

И мы потом сидели молча. Она не уходила, потому что ждала, когда придет Люба из соседнего подъезда. Евгения с ней – подруги с детства. Только у сестры все в жизни сложилось. А у Любы – не очень. Она первой вышла замуж, но ее избранник оказался алкоголиком, и они развелись. Потом Люба и работы меняла, все фитнесцентры и агентства знакомств в округе обошла, но попадались ей только непутевые мужчины. Совсем было уже отчаялась снова выйти замуж. Но Евгения ее поддерживает и вытаскивает из дома. Вот они в очередной раз вдвоем в театр собрались, может, там приличного человека для Любы встретят.

Соседка пришла нарядная. Евгения ей сразу о нас с тобой рассказала. У Любы, знаешь, слезы на накрашенных глазах выступили:

– Глупый ты, Миша! Такой у тебя шанс подвернулся… Ты не знаешь, что остаться одному намного тяжелее, чем иметь хотя бы надежду на то, чтобы не оставаться одному. Будь у меня такая надежда, я бы на все пошла. Никакие визы, горы, моря, океаны меня бы не остановили…

А меня вот остановили…»


16 декабря 2009 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

После того, как Евгения и Люба ушли, все во мне опять перевернулось. Я не сомкнул глаз до утра. Думал о тебе, о себе, о нас, о Евгении и о Любе… Какая это все-таки непростая штука жизнь…

Или простая? Человек сразу в школе или чуть позже в колледже, институте, на работе встречает другого человека. И они женятся, и у них рождаются дети, потом внуки, и все прекрасно…

Но нет, не у всех так просто и прекрасно. Почему-то не везет Любе… Почему-то мы с тобой не сидели за одной партой в школе, не работали в соседних отделах нашей компании. Почему-то твой дом за тридевять земель. Почему-то мы говорим на разных языках. Почему-то мы никак не можем понять друг друга…

Получается: каждому свое? Одному – все просто, а другому надо выстрадать свое счастье? Зачем? Почему?

Такая у меня судьба? И у тебя? И наши две судьбы теперь зависят от нас обоих? Или только от меня?..

Я не спал всю ночь, мучаясь этими вопросами. Хорошо, что на работе была запарка, и никто не обращал внимания на то, что у меня опять все валится из рук. На усталость от длительного перелета теперь было бы невозможно свалить.

И знаешь, что больше всего не дает мне покоя. Наша встреча не должна была состояться. Я оказался на той выставке в Нью-Йорке случайно. Поехал вместо другого человека.

Чтобы встретить тебя?..»


20 декабря 2009 г.

«Да, Сюань…

Я много думал. Я смотрел на всех девушек, которые рядом. Среди них очень много и красивых, и умных, и хозяйственных, и сексуальных… Но ни с одной из них мне не хочется быть рядом бесконечно долго. Когда мы были вместе в Нью-Йорке, время летело совершенно незаметно…

Да, Сюань, наша встреча не была случайной. И я поехал в ту командировку все же неслучайно. И в кафе неслучайно мы оказались в одно время. И неслучайно только один столик оказался свободным…

Да, Сюань, это судьба. Странная, конечно. Зачем ей нужно было сводить вместе столь разных людей… Но разве с ней поспоришь?:)

Знаешь, когда я понял, что все было не случайно, мне сразу стало легче. Как-то все внутри улеглось, я перестал беспокоиться о том, что же мне делать. Я знаю, что делать. Мне нужна ты. И я нужен тебе. Без сомнения. И мы должны сделать все, чтобы быть вместе. Чтобы быть счастливыми. Просто быть счастливыми…»


21 декабря 2009 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань!

Как же я обрадовался, увидев в почтовом ящике письмо от тебя. Не поверишь, даже не сразу открыл его. Потомил себя несколько минут радостным нетерпением, прохаживаясь по комнате около компьютера и поглядывая на экран, чтобы снова удостовериться, что письмо точно от тебя.

Потом нажал на “открыть” и увидел какую-то абракадабру. Не сразу понял, что это не абракадабра, а много-много китайских иероглифов, значения которых я, конечно, не знаю. Сообразил, что письмо показывается мне в китайской кодировке, которую надо поменять на европейскую. Но это оказалось непросто. Перепробовал массу вариантов, даже ночью просыпался и снова пытался открыть письмо по-новому. Ничего не выходило. Пришлось дождаться утра и попросить на работе наших компьютерных специалистов помочь подобрать нужную кодировку.

Для них это оказалось минутным делом. Я, наконец, смог прочитать твое письмо:

“Дорогой друг

Мой компьютер был взломан. Если кто-нибудь получит от меня письмо с просьбой занять денег, не верьте. И дайте мне, пожалуйста, знать.

Спасибо,

Сюань”

Наверное, я напугал помогавших мне ребят своим вздохом разочарования…

Потом, немного подумав, я нашел в этом письме и хорошее для себя. Значит, твой адрес правильный и ты получаешь от меня письма. Хотя по какой-то причине и не отвечаешь…»


29 декабря 2009 г.

«Дорогая Сюань!

Поздравляю тебя с Новым годом!

Желаю тебе здоровья, успехов на работе и чтобы не было никаких невзгод.

Не забывай меня,

Твой Миша!


30 декабря 2009 г.

«Дорогой Миша,

Как быстро летит время. Уже прошло приятное и веселое Рождество.

Я все так же работаю переводчиком, никаких изменений в моей работе, только еще больше занята. У нас проходят большие спортивные соревнования, и приезжает очень много заграничных гостей, которым нужно помогать понимать нашу культуру и нашу страну.

Встретила одного из участников выставки в Нью-Йорке, было очень приятно вспомнить и ту выставку, и Нью-Йорк, и Центральный парк…

Знаешь, этой осенью я влюбилась в мужчину и была очень счастлива. Но сейчас у него проблемы. Я хочу помочь ему, но не думаю, что у меня есть для этого достаточные способности. В сравнении с ним я такая слабая. Я страдаю от этого, чувствую себя иногда такой беспомощной. Люди часто говорят: это жизнь, которая дает мне не только счастье, но также и боль, может быть мне необходимо принять это.

Всего лучшего в Новом году!

Сюань»


2010 год

4 января 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань!

Рад получить от тебя весточку и тому, что ты хоть иногда, но вспоминаешь обо мне.

Да, я понимаю, жизнь есть жизнь. Но действительно ли мы ничего не можем изменить? Кажется, я опять сомневаюсь в себе…

Но это не важно. Я не сомневаюсь в главном. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Я готов сделать все для того, чтобы ты была счастлива.

Пиши мне. Рассчитывай на меня.

Твой далекий Миша»


21 января 2010 г.

«Привет, Миша

Я в порядке. Только что вернулась из Торонто. Посетила своих родственников и там очень холодно. Весь Онтарио полон европейского стиля. Интересно.

Здесь сейчас тоже холодно. Но скоро зима закончится и будет весна, в Пекине будет много зелени и цветов.

Как дела у тебя на работе? Можно задать тебе вопрос? Ты работаешь в компании, занимаешься бизнесом и, может быть, что-то подскажешь.

У меня есть друг, который имеет свою собственную компанию. Они изготавливают компьютерные блоки для специального оборудования. У него почти 20 работников. Он платит им самую высокую зарплату в их сфере в Пекине. Но работники все равно не достаточно ответственно подходят к своей работе. Они очень часто делают ошибки, когда моего друга нет рядом. Он не знает, почему они так безответственно относятся к своей работе. В один из дней он говорил со мной об этом. Но я также не знаю, в чем дело. Думаю, может быть, что-то не в порядке с менеджментом. Могу узнать твое мнение?

Теплый привет в холодное время,

Твоя далекая Сюань»


24 января 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань.

Я посоветовался со своими коллегами, и мы подумали, что, возможно, в компании твоего друга работают его родственники или близкие друзья, которые не очень требовательны к себе и с которыми он не может себя вести строго. Мои коллеги считают, что это одна из самых частых проблем, которые возникают в бизнесе. Работа с родственниками портит и отношения с ними, и сам бизнес.

Но это только версия… Точно ничего не могу сказать…»


2 февраля 2010 г.

«Привет Менеджер!

Только вернулась из командировки во внутреннюю часть Китая и снова собираюсь в дорогу. Должна поехать с делегацией в Испанию.

Спасибо тебе за письмо о компании моего друга. Я думаю, ты очень умный, все понял, даже когда я не рассказала тебе достаточно деталей. Да, ты прав. Его родственник – его помощница. Эта родственница часто делает серьезные ошибки, и это выводит моего друга из себя. Однажды я сказала ему поговорить с его родственницей об ошибках. Но бесполезно, это не работает. Теперь после твоего письма я действительно думаю, что это не очень хорошая идея, чтобы родственники работали в чьей-нибудь компании.

С нетерпением жду моей следующей поездки. Даже несмотря на то, что это деловая поездка и к меня будет много работы. Смена окружающей обстановки освежает. Согласен?

Всего лучшего,

Сюань»


4 февраля 2010 г.

«Да, Сюань,

Поездки здорово проветривают голову. Только я давно уже никуда не ездил, т. к. очень много работы на месте в компании. Да и есть еще одно обстоятельство, о котором я тебе обещал как-нибудь рассказать. Как только увидимся, обязательно поговорим об этом…

У нас здесь февральские вьюги. Но мне тепло, когда я думаю о тебе.

Твой Миша»


26 февраля 2010 г.

«Привет, Миша!

Все хочу выслать тебе прекрасную открытку на память об Испании, из которой уже неделя как вернулась. Сообщи мне твой почтовый адрес.

Барселона прекрасный город (мои друзья говорят, что намного интереснее, чем Мадрид). Прежде чем я поехала туда, два моих коллеги, которые там уже побывали, сказали, что этот город небезопасный. Их друзей ограбили на улице. Но у меня не было проблем, т. к. с нашей делегацией была специальная охрана и все прошло гладко.

Как ты? Я очень занята эти дни. Работаю с новой делегацией в Пекине. Много ездим по разным строительным объектам. Иногда чувствую себя такой усталой. Но это ничего, я привыкла много работать, и люблю путешествия, новые знакомства. Это приятно: все время узнавать что-то новое.

Всего лучшего,

Сюань»


1 марта 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Завидую твоим путешествиям. У меня пока по-прежнему с этим не очень получается.

Много работаю. Много думаю о тебе…

С Первым днем Весны!

Твой Миша

P.S. Можешь выслать открытку по этому же адресу»


12 марта 2010 г.

«Здравствуй, Миша,

К моим родителям из другого города приезжали их друзья. Я была их экскурсоводом несколько раз после работы. Чувствую себя такой усталой. Одна из подруг – женщина за 70. Я не брала машину или такси, т. к. на них не добраться до некоторых мест в Пекине. А было очень тепло, можно сказать, жарко для этого времени. Мы ходили пешком, и я очень переживала: вынесет ли она. Моя мама тоже устала готовить еду для них. В этот раз мне показалось, что мне даже легче работать на своей работе. Это утомительная работа для нашей семьи – заботиться о пожилых людях. Но я не жалуюсь на усталость. Мои родители очень довольны мной и мне очень приятно, что я их не разочаровываю. Они должны гордиться мной.

Спасибо за поздравление. Как твои весенние планы? Надеюсь, хорошо проводишь время.

Береги себя,

Сюань

Где я могу увидеть твой адрес. Ты так же беззаботен и на работе?:)»


13 марта 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Ты абсолютно права:) Видимо, я несколько рассеян в эти весенние дни и почти забыл о


убрать рекламу







традиционной почте, которой почти не пользуюсь. Думал, ты хочешь мне выслать электронную открытку:)

Вот мой почтовый адрес: …


«15 марта 2010 г.

Получила

Сюань»


24 марта 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань.

Вот и у меня небольшая поездка получилась. Привет из Санкт-Петербурга!

Здесь еще, правда, не очень тепло, но очень красиво. Потом вообще начнутся белые ночи. Это очень интересный город. Я помню, ты была в Москве. Но как насчет Петербурга? Как ты?

Твой такой далекий Миша»


29 марта 2010 г.

«Привет, Миша

Когда я была в Москве, то была очень занята по работе и не имела времени на Санкт-Петербург.

Мой отец перенес операцию на прошлой неделе, и я отпросилась, чтобы ухаживать за ним.

Эта моя почта скоро перестанет работать. Поэтому мне придется пользоваться новым мэйлом.

Сюань»


3 апреля 2010 г.

«Привет, дорогая Сюань,

Надеюсь, когда-нибудь покажу тебе Санкт-Петербург. Будем гулять по нему в белые ночи…

Мне очень жаль по поводу твоего отца. Как я писал тебе, у меня уже нет родных. Заботься о них. Надеюсь, твой отец поправится.

Я буду использовать твою новую почту.

Миша»


12 апреля 2010 г.

«Здравствуй Миша

Спасибо за твое письмо.

Мой отец уже покинул больницу и он в порядке теперь. Я тоже.

Можешь использовать эту почту.

Всего самого лучшего,

Сюань из Пекина»


14 апреля 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Очень рад, что и твой отец, и ты в порядке.

Я получил твою испанскую открытку. Она мне очень понравилась. Спасибо!

Надеюсь также побывать в Барселоне, а еще отправиться в большое путешествие по Африке. Но для этого мне придется сильно постараться. А поехали в Африку вдвоем!:)

Обнимаю тебя,

Миша из Москвы!


18 апреля 2010 г.

«Ты получил открытку. Отлично.

Твоя мечта очень интересна. Мне нравится. Надеюсь, когда-нибудь я буду путешествовать по Африке.

Береги себя,

Сюань из Пекина»


28 апреля 2010 г.

«Здравствуй дорогая Сюань,

Оказывается, на днях в Китае было большое землетрясение и погибли люди. И я давно не слышал ничего от тебя. Надеюсь, ты в порядке

Обнимаю,

Миша»


29 апреля 2010 г.

«Дорогой Миша, спасибо тебе за беспокойство, все у меня в порядке, не волнуйся обо мне.

Землетрясение было далеко от Пекина. Я в это время была дома…

К сожалению, у нас такие происшествия случаются часто.

Сейчас у меня снова очень много работы.

Береги себя,

Сюань»


30 апреля 2010 г.

«Дорогая Сюань, очень рад, что у тебя все хорошо. И у меня много работы

Желаю тебе, чтобы больше не было плохих новостей.

Беззаботной весны и солнечного настроения:)

Посмотри в зеркало. Надеюсь, ты видишь улыбку:)

Твой далекий-далекий Миша»


3 мая 2010 г.

«Дорогой Миша

Спасибо тебе за письмо. Я в порядке. Весна в разгаре. Покажу тебе картинку цветка в ясный день.

Даже мы имеем серьезные проблемы с загрязнением воздуха.

Сегодня я читала новости о высоких должностных лицах, позволяющих людям иметь собственность в вашей стране. Думаешь, это хорошо?

Приятно тебе провести время,

Сюань»


4 мая 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Спасибо за фотографию цветка. Он правда красивый.

Конечно, коррупция – это плохо. И в вашей стране, и моей, да и везде.

И с загрязнением воздуха – тоже непорядок. Может, ты и не помнишь, но в Москве воздух тоже очень грязный. Правда, говорят, что в Пекине еще хуже. Даже не верится, что может быть хуже, чем в Москве. Сейчас еще ничего, но когда будет очень жарко и безветренно… Ужас!

Надеюсь, в этом году летом воздух будет чище, и я последую твоему желанию – хорошо проведу время.

Но лучшее хорошее время – это с тобой. И чтобы у тебя не было больших проблем, забот, усталости…

Твой Миша»


7 мая 2010 г.

«Ха-ха, я в порядке, не беспокойся обо мне.

Сюань»


12 мая 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Я сейчас, как и ты, много работаю. Но это не сильно отвлекает меня от мыслей о нас. Мне кажется, что некоторые наши национальные культурные отличия могут вносить определенное непонимание. Но ведь чувства не имеют национальности? Люди любят одинаково? Или нет?

Мне очень жаль, что я знаю так мало о Китае и о тебе.

Твой далекий Миша»


22 мая 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Опять от тебя так долго ничего нет…

Я очень много работаю. Но эта работа в радость. Потому что новый проект связан с Китаем. Это оборудование повезут на выставку в Пекин и очень вероятно, что я тоже поеду. Делаю все возможное, чтобы оказаться там, где ты…

Как бы хотелось, чтобы наша встреча была радостной, чтобы мы легко понимали друг друга. Это ведь не так просто. Раньше я как-то не обращал внимания на то, как люди общаются между собой, даже люди одной национальности. Мне, честно говоря, было все равно, что думают обо мне мои соседи по дому или коллеги по работе. Считал, что и им все равно, что думаю я о них. Кого-то я представлял себе странным, кого-то злым, кого-то вредным… Но когда начинаешь здороваться с человеком, даже просто спрашивать, как у него дела, то он может открыться совсем не таким, как ты его себе представлял. Злая тетка с первого этажа, которая, как мне казалась, всегда смотрела на меня ненавидящими глазами, оказывается, очень давно потеряла маленького сына. Ему сейчас было бы столько же лет, сколько и мне. Поэтому она всегда долго смотрит на меня. Но оказывается, не ненавидящими глаза, а затуманенными от материнского горя… И на работе многие коллеги – хорошие люди – не замечали меня лишь потому, что их не замечал я. Теперь я перебрасываюсь с некоторыми парой слов, и мне стало легче работать, мне охотно помогают и за успехи меня даже иногда ставят в пример!..

Да, теперь, думая о нас, я больше думаю и о тех, кто рядом. Глядя на отношения с окружающими, пытаюсь понять тебя, понять нас… Конечно, мне проще понять моих соотечественников. Ведь у нас с ними один язык, мы видели одни и те же фильмы, ходили в похожие детские сады, школы, колледжи…

А китайские люди… Они отличаются уже внешне. И, конечно, внутренне… Хочу понимать китайцев, чтобы понимать тебя, моя дорогая Сюань…»


27 мая 2010 г.

«По-прежнему ничего от тебя нет…

Я долго не знал, за что мне взяться, чтобы лучше понимать китайских людей. Посмотрел случайно подвернувший фильм “Шанхай”. Поразился тому, как мало я знаю о Китае. Для меня это была всегда просто очень большая страна, граничащая на Юго-востоке с Россией. У нас были сложные отношения: и военный конфликт, и дружба “русский и китаец – братья на век”. Еще к нам приходило много дешевых товаров из Китая… Вот, наверное, и все, что я знал о Поднебесной.

Это кино показало мне, что и у Китая есть своя большая драматическая история. Ваша страна была под жестокой японской оккупацией, и она тоже, как Россия, боролась за свое освобождение. Глядя на экран, я восхищался самоотверженностью героини в начале фильма, и сочувствовал ей, влюбленной, в конце…

Вспомнил еще, что в аэропортах не раз видел смешанные пары: она китаянка, он – европеец. Раньше Китай был для всех очень далекой, закрытой страной. Но в последнее время она открывается, идет навстречу Западу. И Запад идет навстречу Китаю: несет свои технологии, свою культуру. Китайцы, наверное, меняются. Не знаю, меняются ли при этом столкновении культур западные люди…

Конечно, меня очень интересуют отношения между русскими и китайцами. Как они любят друг друга, как складывается их жизнь в браке. Я стал искать в интернете. И нашел кое-что интересное, и даже забавное.

Что ты думаешь о следующем? Пишет какой-то американец:

“Последствия женитьбы на китаянке:

Последствие номер один: китайцы оккупируют твой дом.

Если кто-то думает, что женившись на китайской девушке, он женился только на ней, то это полный бред… Лаоваи (иностранцы) всего мира, запомните: взять в жены китаянку – значит жениться на всей ее семье. Не пройдет и полгода, как перед вашими дверьми выстроятся ее отец, мать, затем какая-нибудь вторая из старших сестер вместе со своими детьми… Приедут все. Сто лет назад в Сан-Франциско приехал на заработки один китайский рабочий, ремонтировать местную железную дорогу. И что? Сегодня в Калифорнии живет больше миллиона китайцев, и китайский язык они отнюдь не забыли…

У меня была образцовая американская семья. Но опа! – и мой дом заполнили китайцы. Моя семья – шотландских корней, и никто из моих предков вплоть до десятого колена в жизни не видел вока – китайской сковороды. Теперь у меня на кухне есть целых две. Открываешь кухонный шкафчик, а там – максимум три вилки и три ножа. Все остальное – палочки для еды. И что же мне остается? Я теперь, черт побери, палочками могу хоть орехи колоть…

Последствие номер два: забудьте о своем личном пространстве.

Как только твой дом оккупируют китайцы, никакого личного пространства у тебя больше не будет. Сидишь себе на унитазе, делаешь свое дело, а тут заходит твой китайский тесть и начинает руки мыть. Моет руки и параллельно тренирует со мной свой английский: Хао а ю? Аньдэ ю? (How are you? And you?)

Иногда я засыпаю в своем кабинете за книгой, прямо на диванчике. Тогда тесть гладит меня, как кота, и накрывает мне ноги пледом. Потом надо обязательно похлопать меня по ногам, причем, частенько тесть случайно бьет куда-то не туда. И с этим ничего не поделаешь, вот такие уж китайцы заботливые. Раз уж стали семьей, то тут нет этого “твое-мое”, все – общее. Поэтому если я предлагаю разделить счет в ресторане, моя жена все время злится: “Что за дела? Это же наши общие деньги!”

В моем собственном доме, куда бы я ни пошел, за мной все время тенями ходят тесть или теща, или сразу вдвоем. Когда я выхожу из комнаты, они выключают в ней свет. Получается, что куда бы я ни вошел, за мной остается темнота.

Последствие номер три: ничего нельзя трогать.

В доме – отличная лестница, на ней – толстый ковер. Жена тут же покрыла ковер пленкой. Я потом внимательно посмотрел по сторонам и увидел, что в доме в пленку завернуто все, что легко покрывается пылью или быстро пачкается: пульт от телевизора, клавиатура пианино и так далее. Китайцы очень редко пользуются посудомоечной машиной: чего зря технику изнашивать. Американцы любят, чтобы все в доме было удобно, приятно, одним словом – для жизни. Основное назначение вещи для китайцев – чтобы стояла как украшение, на зависть гостям. Сидеть на всем жестко и неудобно. Ни к чему нельзя прислониться, нигде нельзя лежать. Мы, иностранцы, высоки ростом и плотно сложены: подо мной, например, разваливаются сразу три традиционных китайских кресла.

А китайские чайные принадлежности? Чашечки такие маленькие, будто это колокольчики, которые в Индии вешают в храмах. Если я буду пить из такой чашечки чай, то мне, чтобы напиться, придется их выпить несколько сотен. Это нормально?

Последствие номер четыре: ты будешь есть все.

Китайцы могут без лишних рассуждений приготовить необычайно ароматное кушанье из всего, что вообще существует между небом и землей. Ну, кроме, пожалуй, столов. Я вообще люблю китайские блюда, главное – не говорить мне, из чего они сделаны. Китайцы любят есть мясо, окей. Но есть куриные лапы? Утиный клюв? Свиные уши? Там разве есть мясо? Моя жена и все ее родственники есть могут просто бесконечно, одно блюдо за другим: я смотрю на них и даже не знаю, что сказать. Я сам очень люблю рыбу. Но я просто не могу есть рыбьи головы. Я не хочу встречаться с рыбой глазами. Как бы это сказать? Я не ем животных, которым есть, чем на меня смотреть.

Мы с женой шутим, что если в Америке вдруг случится голод, они с родственниками тут же меня съедят. Тогда на столе окажутся “иностранные ушки”, “глаза иностранца” и горячее блюдо из “иностранных потрошков”.

Если вдруг окажется, что ваша китайская жена любит варить супы или готовить традиционные китайские лекарства, то ждите полицейских, которых обязательно вызовут соседи. Ко мне в дом полиция приезжала трижды. Каждый раз ее вызывали соседи, жалуясь, что во всей округе чувствуется запах химического оружия.

Последствие номер пять: забудь о том, чтобы спорить с женой.

Самое страшное в китайских женщинах – это их память. Укоришь жену в каком-то пустяке, она тут же припомнит тебе какой-нибудь случай, произошедший десять лет назад. Лапшу моя жена ест точно так же. Длинная-предлинная лапша, съел одну макаронину и тут же тянешь другую, и так без конца.

Если обидел жену-американку, можно просто сказать “я был неправ”. Если же ты скажешь это своей китайской жене, то она тут же спросит: “в чем именно неправ?”

Перекраивать мужчин по своему вкусу – природный дар китайских женщин. И им недостаточно тебя просто переделать, им нужно, чтобы ты еще и все свое время посвящал только им. Неудивительно, что в Китае не было мореплавателей, подобных Колумбу. Только захочешь отправиться в плавание, как твоя женушка тут же спрашивает: “Ты это куда? С кем? На корабле есть женщины? Какого возраста? Красивые? Есть красивее меня? Как ты с ними познакомился?” Мужчине только и остается, что сказать: “ты знаешь, я никуда не поеду”.

Последствие номер шесть: замученные дети.

Американцы обычно стараются, чтобы их дети росли привольно и счастливо. Здесь очень мало кто из родителей по-настоящему одержим идеей “вывести отпрыска в люди”. Китайцы же к своим детям относятся так же жестко, как к подчиненным. С раннего детства их вынуждают играть на пианино, заниматься ушу и балетом, учить китайский и математику. К 18-ти годам, и не позже, ребенок должен уже закончить аспирантуру или, на худой конец, магистратуру, после этого, перешагнув через юность, сразу же остепениться. В 30 лет – уход на пенсию, а в 40 – уж и в могилу пора. Все дети любят играть, молодежь любой страны любит развлекаться, но в китайской семье все это – под строгим запретом. Получается, что китайские родители совершенно не стремятся к тому, чтобы выпустить ребенка в жизнь; единственная их цель – поскорее его замучить…

Стоит тебе жениться на девушке из Китая, как в твоей жизни тут же появится бесконечное количество разных целей. Купил дом? Второй покупай. И этот купил? Перестраивай первый. Ребенок закончил один из университетов Лиги Плюща? Пускай идет в аспирантуру. Потом еще надо, чтобы в хорошую фирму пошел работать. На счету лежит миллион? Вот тебе следующая цель: заработай теперь по миллиону на каждого из детей. На самом деле, таковы китайцы: всю жизнь бегут от одной цели к другой. И пока ты жив, целям не будет конца…”»


5 июня 2010 г.

«Здравствуй дорогая Сюань,

Надеюсь, тебя не обидели строки неизвестного американского автора. Наверное, там много преувеличений. Хотя… Вспоминая, как ты долго обижалась на мою шутку с ягодой в Центральном парке… Я до сих пор не уверен, что ты меня простила…

Твоих мыслей о том, чем поделился американец, женатый на китаянке, пока нет. Читаю комментарии к наблюдениям в интернете:

“Почти все правда, кроме детей. Живу 3 года в Пекине, и знаю что и как. Они их очень сильно балуют, и это очень сильно отражается на воспитании. Китайцы сами по себе очень грязные и наглые…”

“Ну, что сказать, да, китайцы очень странные насчет отношений. Мужчины в основном случае подкаблучники, подлизы… даже смотреть на них противно. Но также говорю, что не все. Девушки тоже странные, похоже, что они считают себя намного выше, чем мужчины. Немного имею представления, почему тут очень много геев.

Было очень много случаев, в основном, когда искали квартиру для съема, приходила семейная пара. Изначально общались с мужчиной (как мы думали – главой семьи), который был согласен и на более дешевую цену и на съем без предъявления залога, но когда подключалась жена, так она сразу давила на мужа, мол, что ты как тряпка? как я скажу, так все и будет! на что он безвольно соглашался, не сказав ни слова…

Часто бываю по работе в Китае (Харбин, Пекин…) Очень хороших качеств в китаянках я так и не встретил: за деньги маму родную с потрохами продадут.

Они отличаются от наших девушек только в худшую сторону. Они больше похожи на мужиков и вообще у них, по моим личным наблюдениям, грань мужчина—женщина почти стерта…”

“У друга в Москве жена китаянка, он говорит, китаянки в 100 раз лучше русских женщин. Не жалеет вообще, говорит, крупно повезло ему…”

“На одну китайку приходится 7–9 мужчин, поэтому женщины в Китае очень избалованы, буквально все стервы…”

“У меня жена – китаянка. Красивая до не могу, фигурка, как у богини, характер – ангельский…”

“Знакомый женился на китаянке. Живут в Шанхае. Разговаривают на английском. Ребенку уже 5 лет, души в нем не чают. Отношение родителей девушки к “чужестранцу” совершенно лояльное. Теща часто гостит у них, готовит всякие вкусности. Дома – чистота стерильная и уют…”

Некоторые из этих комментариев читать неприятно. Всегда найдутся люди, замечающие только плохое у других. Не думаю, что китаянки лучше или хуже русских женщин. Но то, что они другие, очевидно, правда. Важно только понять это отличие, чтобы непонимание не мешало…»


12 июня 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Не знаю, насколько можно верить тому, что написано в интернете. Кто и почему так пишет – не ясно. Мне хотелось бы знать о Китае из более серьезных источников, в том числе и о тебя. А ты молчишь…

Сообразил вдруг. От родителей у меня осталась большая библиотека. Там много разных научных и художественных книг. Я прочитал все рассказы Конан Дойля о Шерлок Холмсе, романы Дюма о трех мушкетерах и еще много других приключенческих книг. И вот подумал, что в родительской библиотеке может быть что-нибудь о Китае. И нашел книгу про Китай и, значит, про тебя…»


21 июня 2010 г.

«Много работы, но все свободное время читаю книгу, о которой писал раньше. А на улице уже во всю расцвело лето. Все такое зеленое. Красивое красное и голубое на клумбах. Как бы я хотел сейчас гулять с тобой в каком-нибудь из московских парков и говорить о множестве вещей.

Прежде всего, об этой книге – Линь Юйтана, “Моя страна и мой народ”. Популярна ли она в Китае и насколько можно доверять приведенным в ней фактам?

Хорошего дня!

Миша»


27 июня 2010 г.

«Продолжаю читать Линь Юйтана. Читаю медленно, т. к. есть много мест, над которыми приходится задумываться. Вот, например:

“Красивая и талантливая девушка может противиться неподходящему замужеству, но, если особые обстоятельства убедят ее в том, что ее союз с женихом предопределен свыше, она с радостью станет его женой…”

“Христианское терпение может показаться простой раздражительностью, если сравнивать его с китайским терпением, которое столь же уникально, как китайский фарфор с синей росписью… Мы готовы мириться с тиранией и вымогательствами подобно маленькой рыбке, плывущей в пасть большой рыбе… У нас говорят: “Человек, который не может вытерпеть малые невзгоды, не способен на великие дела”…”

“Вот так и живут китайцы – по линии наименьшего сопротивления и наименьшей борьбы. Это способствует душевному спокойствию, невозмутимости, что позволяет им проглатывать обиды и пребывать в гармонии с миром…”

“Китайцы твердо знают, что истинный смысл жизни состоит в простых радостях жизни, как таковой, прежде всего в радостях семейной жизни…»

«Здравый смысл и практичный ум – это скорее свойства женщин, а не мужчин, которые больше склонны витать в облаках…”

Думаешь, я витаю в облаках?»


8 июля 2010 г.

«Здравствуй, Миша,

Линь Юйтан – очень известный автор, который родился более 100 лет назад. Его книга “Моя страна и мой народ” очень популярна в Китае. Я, думаю, она отражает часть традиционной китайской культуры. Но Китай и китайцы за прошедшее время значительно изменились. Если ты хочешь знать страну глубоко, читать книгу недостаточно, так же как и находиться в стране короткое время. Нужно много времени и желания понять ее…

Всего лучшего,

Сюань»


11 июля 2010 г.

«Рад твоему письму, Сюань,

Ты, конечно, права. Чтобы еще лучше понимать китайцев и тебя, я начал есть дома палочками. В холодильнике у меня теперь соевый сыр. Все поливаю соевым соусом.

Я писал тебе, что мою кандидатуру рассматривают в качестве участника делегации для поездки на выставку в Пекин. Так что считаю дни до нашей встречи в прямом смысле. Вычеркиваю их на календаре этого года. Еще не скоро, но дней остается все меньше…

Честно говоря, есть палочками пока неудобно, особенно, рис. Но, наверное, привыкну.

Миша»


17 июля 2010 г.

«Сюань, стараюсь есть палочками каждый день и у меня уже неплохо получается:)

А если серьезно… Закончил читать книгу Линь Юйтана, но вопросов осталось много. Тем более что, как ты говоришь, многие сведения из этой книги уже устарели.

Особенно за последние десятилетия Китай сильно изменился. У вас появилось много бизнесменов, богатых людей. О чем думают молодые люди, к чему стремятся? Что для них в жизни важно? Какие у них цели?..»


25 июля 2010 г.

«Дорогой Майкл,

Ты задал мне трудную работу. Я думаю о твоем вопросе – какова система ценностей китайских людей? Ты знаешь, мы имеем огромное население и мы находимся в развивающемся периоде. Некоторые иностранцы говорят, что Китай беден, потому что они посещали бедные места, другие иностранцы говорят, что Китай современен как Нью-Йорк, потому что они были в больших городах как Пекин и Шанхай. Люди имеют различные взгляды в зависимости от их собственной позиции.

Несколько лет назад китайский студент, который учился в США, убил своего сокурсника только потому, что парень учился лучше его. В начале 2009 года китайский студент также в США убил китайскую девушку, потому что она ему отказала.

Вместе с тем думаю, что большинство китайской молодежи приятно и старательно (как я). Но те, кто моложе 30 и из города, часто – единственный ребенок в семье и могут быть немного испорченными и эгоистичными. Китайские родители платят много (времени, денег) на обучение детей. Они надеются, что их ребенок в итоге преуспеет: сможет быть богатым человеком (для многих людей цель в жизни – высокая должность и деньги, ты также можешь использовать положение, меняя на деньги). Отмечено, что в начальной школе ученики дают учителям визитные карточки своих родителей, особенно если родители чиновники или начальники. От этого выигрывают обе стороны. У нас говорят: “Не бывает чиновника, который был бы совершенно чист; хочешь быть человеком, не будь чиновником”.

Сейчас у молодых людей в Китае очень популярно фэнтази. Некоторые думают, что это забавно. Некоторые люди хотят освободиться от реальности…

Наша страна очень сложна. Различные люди имеют различные ценности. Некоторые очень консервативны и некоторые очень сумасшедшие. В целом же, люди не доверяют незнакомцам. В Китае, если ты работаешь усердно и честен и не льстишь своему шефу, это не работает, ты никогда не продвинешься. Я не знаю, чего эта страна заслуживает, в конце концов. Конечно, надеюсь на лучшее.

Я спрашивала моих друзей, что является их целью в жизни, они смеялись надо мной и не давали ответа. Я сдалась, просто жизнь. Может быть, тысяча людей будет иметь тысячу ответов. Надеюсь, мой ответ не напугал тебя. Я несколько пессимистична, хотя моя жизнь далеко не самая худшая в Китае.

Я счастлива тем временем, которое провожу за границей, потому что там мне не нужно думать о чем-либо. В том числе о твоем обмане, что я могу попробовать ту ягоду.

Береги себя.

Сюань»


29 июля 2010 г.

«Дорогая Сюань, большое спасибо за твои рассуждения о Китае и китайцах. Думаю, теперь я еще немного лучше представляю жизнь в твоей стране. Хотя, конечно, история с убийством из-за ревности к успехам в учебе шокирует. А вот за отказ девушки и у нас в стране убивали. Да, думаю, такое во всем мире случается…

Правда, не держи на меня зла за ту историю с ягодой в Центральном парке. Я же уже не один раз за это извинялся. Если бы знал, что это так сильно тебя обидит, ни за что бы не решился так пошутить.

Опускаюсь на колени,

Миша»


4 августа 2010 г.

«Дорогой Майкл,

Я не хочу напугать тебя и чтобы ты не понял меня. Убийства студентов определенно не типичное поведение китайцев. Я просто дала такие примеры.

Хочу сказать, что в период быстрого развития психология некоторых китайцев не совсем в порядке. В старые времена, когда каждый был беден, никто не соревновался, не сравнивал. Но сейчас некоторые люди становятся очень богатыми незаконным путем, и у них ломается психологический баланс. Есть такая поговорка, “мы смеемся над бедным и мы не смеемся над шлюхами”. Деньги для большинства китайских бизнесменов являются целью или средствами. Это продолжится некоторое время. Конечно, много китайцев хороших, как я…

Ты, правда, любишь шутить. Я принимаю историю с ягодой как розыгрыш.

Сюань»


12 августа 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Сегодня для меня очень важная дата – ровно год, как мы встретились…

Странное совпадение: сегодня же к нам приезжают партнеры из Китая, с которыми будем готовить совместный стенд на выставке в Пекине…

Год назад… Какими прекрасными были те дни в Нью-Йорке…

Целую,

Миша»


20 августа 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Было много работы эти дни. А еще приходилось последние месяцы заниматься одним важным делом, о котором я тебе расскажу позже.

Много общался с нашими китайскими партнерами, о которых писал тебе раньше. Они молодые ребята. Смотрю на них и все время думаю о тебе…

Они подарили мне китайскую водку и утку по-пекински:).

Это странно для меня. Они говорят, что это такая китайская традиция. Это правда?

Твой Миша»


23 августа 2010 г.

«Привет, Миша,

Тебе нравится китайская водка и утка по-пекински? Я люблю утку. Это вкусно. Иногда я ем утку в ресторане. Не пей много, это плохо для твоего здоровья:)

Большинство китайцев очень дружелюбны и они очень уважают своих партнеров.

Думаю, ты прекрасный специалист и твои партнеры очень довольны тобой. Поэтому они дарят тебе подарки. Но, например, я бы не подарила тебе утку, потому что для меня это очень тяжело везти, может быть, более маленький подарок лучше, и ты бы мог принять его без бремени.

Думаю, они будут рады, если ты им также сделаешь подарок или проведешь какое-то приятное время вместе с ними.

Да, прошел год. Время летит очень быстро.

Ты пишешь, что считаешь дни по календарю. Но время… Когда ты делаешь что-то важное, время не важно. Так думают китайцы. Они могут начать что-то без надежды, что увидят результат своими глазами. Возможно, их дело закончат дети, внуки или правнуки. Китайцы никогда никуда не торопятся. Обычно они просто ждут, ничего не считая…

Всего лучшего

Сюань»


28 августа 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Мы с китайскими ребятами здорово провели время. Я пригласил их к себе в гости. Позвал также свою сестру и ее подругу Любу. Мы все вместе лепили “интернациональные” пельмени. Русские здорово отличаются от китайских:) Потом варили их и ели под русскую и китайскую водку. Не беспокойся – много не пили:)

Все были очень довольны этим вечером: и китайские партнеры, и Евгения, и Люба, которая, по-моему, очень приглянулась старшему из китайских товарищей, но у него уже есть и жена, и двое детей:)

Да, все были очень впечатлены, как я ловко обхожусь с пельменями с помощью палочек. Мои тренировки дали результат! Евгения с Любой тоже попробовали, но у них ничего не получилось:) Так что они ели вилками.

Обнимаю, объевшийся пельменей Миша»


14 сентября 2010 г.

«Дорогой Миша

Как ты? Извини мою невежливость. У меня были некоторые проблемы эти дни и часто блуждания мыслями. Но сейчас все в порядке.

Очень рада, что твоя вечеринка с китайскими партнерами прошла так весело и удачно. Думаю, они были очень удивлены. У нас не очень принято приглашать домой в гости. Обычно встречаются в ресторанах. Но дома, наверное, гораздо душевнее…

Наступает осень… Скоро будет холодно.

Надеюсь, ты счастлив каждый день. Жизнь коротка.

Старая Сюань»


17 сентября 2010 г.

«Здравствуй, моя прежняя Сюань,

Осень – тоже хорошее время года. Все становится таким красивым: желтым и красным… И еще я скоро увижу тебя!

Это так здорово!

Очень оптимистичный Миша!»


24 сентября 2010 г.

«Привет, Миша

Как ты? Не очень поняла, где и когда, но вроде бы в Москве был какой-то ужасный взрыв? Надеюсь, ты в порядке.

Всего лучшего,

Сюань»


26 сентября 2010 г.

«Привет, Сюань,

Понял, о чем речь, хотя это было уже далеко не вчера. Не беспокойся, я в порядке.

И еще: может быть странным, но мы привыкли быть, как на войне. Время от времени террористы взрывают дома вместе с людьми, а еще эти техногенные катастрофы. Все вместе, как одна война…

Надеюсь, ты никогда не узнаешь, как это бывает…

Миша»


28 сентября 2010 г.

«Ты очень внимательный и вдумчивый…»


30 сентября 2010 г.

«Как здорово, что скоро увижу тебя, дорогая Сюань. И мы будем говорить, говорить, говорить. Мне так много нужно тебе сказать…»


2 октября 2010 г.

«Я не еду в Пекин… Вместо меня поедет другой человек… Я не знаю, что делать…»


3 октября 2010 г.

«Дорогая Сюань,

Да, к сожалению, по какой-то непонятной причине, вместо меня в делегацию для участия в пекинской выставке включили другого человека. Хотя именно я так много сделал для этого проекта. Жизнь так несправедлива…

Что делать?»


5 октября 2010 г.


убрать рекламу







«От тебя ничего нет. Ты тоже расстроена? Или…»


9 октября 2010 г.

«Господи, ты не представляешь, какие мысли мне приходят в голову. И еще я видел ужасный сон: ты вышла замуж…»


12 октября 2010 г.

«Прости, если мои письма огорчают тебя. Но я очень, очень расстроен и, может быть, пишу не очень осторожно, не взвешенно, так, как думаю или, как ты писала, “блуждаю мыслями” в этот момент…

Я даже не знаю точно, что сейчас думаю. Не понимаю, что делать?

Миша»


17 октября 2010 г.

«Дорогая Сюань, от тебя по-прежнему ничего нет. Не случилось ли с тобой или твоими родителями чего-либо плохого…»


18 октября 2010 г.

«Сюань!..»


19 октября 2010 г.

«Привет, Миша.

Я в порядке. Мои родители также. Большое спасибо. Я только вернулась из Харбина. Высылаю тебе несколько фотографий.

Жаль, конечно, что у тебя не получилась поездка, которой ты так хотел…

Всего наилучшего,

Сюань»


19 октября 2010 г.

«О, Сюань, я так рад твоему письму.

Спасибо за фотографии. Снова и снова смотрю на них. И еще очень хочу услышать твой голос. Так давно не слышал тебя. Пришли мне хотя бы какую-нибудь китайскую песню. Я не знаю китайских певцов. Пришли мне просто то, что тебе нравится.

Твой так далекий Миша»


21 октября 2010 г.

Здравствуй, Миша,

Я очень занята эти дни. Вышлю тебе китайские песни позже. Что-то не в порядке с новым почтовым адресом. Не могу выслать тебе файл с песнями.

Всего лучшего,

Сюань»


22 октября

«Дорогая, Сюань,

Конечно, я подожду. Что мне еще остается…

Миша»


«26 октября 2010 г.

Дорогой друг,

Моя почта скоро перестанет работать. Мне придется пользоваться другой почтой. Это моя новая почта. Извиняюсь за беспокойства.

Всего лучшего,

Ли Сюань


28 октября

«Привет, Миша

Высылаю тебе несколько китайских песен с моего нового почтового адреса. Но он не работает. Береги себя.

Сюань»


29 октября 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань.

Спасибо за песни, это очень интересно для меня, особенно третья – не знаю ее названия. Слушаю снова и снова и представляю, что ты рядом и мы слушаем вместе. Как тогда в Нью-Йорке, когда мы вместе слушали “Призрак оперы”…

Высылаю тебе несколько русских песен. Надеюсь, это будет тебе интересно.

Твой Миша»


1 ноября 2010 г.

«Дорогой Миша

Спасибо за музыку. Она мне понравилась, хотя я не знаю, что она означает:)

Ты очень милый,

Сюань»


2 ноября 2010 г.

«О, дорогая Сюань, я просто не нахожу себе места, что не увижу тебя в Пекине. Те дни у меня отмечены на календаре. Смотрю на них и чуть не плачу…»


4 ноября 2010 г.

«Привет, Миша,

В эти дни погода в Пекине ужасна и очень грязно. Надеюсь, мы еще увидим свет солнца каждый день.

Надеюсь, ты тоже»


5 ноября 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Ноябрь и в Москве – не лучшее время года… Но я почти не замечаю сейчас, что вокруг меня. Думаю, как же быть? На работе мне ничего толком по поводу неучастия в выставке объяснить не могут…

Миша»


7 ноября 2010 г.

«Дорогой Миша, не переживай. Осень пройдет и будет снова светло и чисто.

Знаешь, я купила мой первый автомобиль. Это не просто иметь машину в Пекине. Не каждому разрешают купить ее и еще есть ограничения по передвижению из-за смога.

Я очень рада, что теперь у меня есть своя машина. Но у меня очень мало опыта, а китайцы плохо соблюдают правила движения. Боюсь попасть в аварию и очень нервничаю. Когда я еду, то так сильно сжимаю рулевое колесо, что мое лицо становится красным. Ха-ха. Но мои друзья говорят мне, чтобы я не беспокоилась, практика все наладит. Хотя мой друг не верит, что женщина может водить.

Не смейся надо мной. Я думаю, чувство – это очень сложно. Я люблю моего бойфренда, но иногда я очень злая на него. Потому что он очень-очень занят. Он не может позаботиться обо мне специально, когда я нуждаюсь в его помощи. Один из моих друзей сказал, что иногда дружба даже дольше, чем любовь. Может быть.

Время летит очень быстро. Падают красивые желтые и красные листья…

Береги себя,

Сюань

На фото мой автомобиль»


8 ноября 2010 г.

«Дорогая Сюань, ты не только красивая девушка, но и очень умная, талантливая. У меня нет сомнений в том, что ты можешь прекрасно водить автомобиль. К тому же, ты очень осторожна. Вряд ли ошибешься в чем-либо…

Знаешь, я, кажется, придумал: приеду в Пекин по туристической визе. Правда, это дороговато для моего кармана, и нужно будет договариваться с начальством о внеплановом отпуске за свой счет. Но я так хочу увидеть тебя…

Что ты думаешь о моих мыслях?»


12 ноября 2010 г.

«Сюань, опять от тебя ни строчки. Надеюсь, ты просто очень занята или снова уехала в командировку.

На какие дни мне лучше оформить туристическую поездку? Когда ты будешь в Пекине? А то приеду, а тебя нет…»


13 ноября 2010 г.

«Сюань, ты не отвечаешь…»


14 ноября 2010 г.

«Дорогая Сюань, я включен в состав делегации для участия в Пекинской выставке!

Так никто толком и не объяснил, что там случилось со списками, но я еду, вернее, лечу в Китай, навстречу тебе!

Только теперь беспокоюсь, будешь ли ты в эти дни в Пекине: …

Напиши мне номер твоего пекинского телефона. Как прилечу, так сразу же позвоню тебе.

С надеждой,

Миша»


16 ноября 2010 г.

«Дорогой Миша,

Рада слышать, что ты собираешься приехать в Пекин. Я не знаю, сколько писем ты получил от меня и получил ли вообще, потому что мой компьютер или сеть имеют проблемы, и он несколько раз автоматически перегружался.

Я собираюсь поехать в один из городов в провинции Шанхай, но вернусь к твоему прибытию в Пекин. Можешь позвонить мне или прислать сообщение. Может быть, мы как раз встретимся в аэропорту, ха-ха…

Надеюсь скоро увидеть тебя,

Сюань»


17 ноября 2010 г.

«Привет Миша,

Я забыла сказать тебе номер моего телефона вчера. Вот он: …

Сюань»


18 ноября 2010 г.

«Замечательно, Сюань!

Если ты согласишься быть моим гидом в Пекине, я буду носить тебя на руках, чтобы дорогая Сюань не устала, как тогда, когда водила гостей вашей семьи.

Это нормально в Китае – носить девушку на руках?:) Я забыл тебе сказать, что несколько месяцев назад бросил курить и хожу в финтес, занимаюсь спортом:)

Очень сильный теперь Миша

Да, давно хотел спросить: у тебя есть мечта? Могу ли я помочь ей сбыться?»


19 ноября 2010 г.

«Здравствуй, Миша

Ты большой молодец, что смог бросить курить. И то, что занимаешься спортом, очень хорошо. Я тоже забочусь о себе и стараюсь бегать каждый день.

Сейчас у меня нет мечты. Я просто хочу жить спокойно, здорово, светло…

Ты говорил, что не всегда понимаешь меня. Я также не всегда понимаю тебя.

У меня вопрос. Какая часть меня привлекает тебя?

Сюань»


19 ноября 2010 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

О твоем вопросе:

Я не могу сказать о какой-то части тебя, потому что для меня ты цельная персона. Я знаю много людей, русских и китайцев, но ты очень особенная. Иногда ты очень закрыта и иногда очень трудно понять тебя. Но когда ты не боишься действительности, ты открыта, и я вижу истинную Сюань – очень умную и заботливую девушку. Я не встречал еще ни одну такую.

Я очень ценю время, когда мы легко говорили о разных вещах. Мне не хватает нашего общения, наших прогулок очень сильно.

Да, я не всегда понимаю тебя. Но я не думаю, что это навсегда. Если мы спрашиваем и отвечаем, мы начинаем лучше понимать друг друга. Я надеюсь и верю, что мы уже совсем скоро увидимся не в интернете и сможем говорить спокойно, как тогда в Нью-Йорке…

Как твоя работа? Устаешь?

Твой Миша»


20 ноября 2010 г.

«Привет, Миша,

Я все так же работаю переводчиком на государственное агентство. Да, устаю, но я люблю свою работу.

Мне приятен твой комментарий обо мне. Прошлогодний Нью-Йорк действительно дал мне прекрасную память в моей жизни. Иногда я буду вспоминать все, что там было…

Что ты думаешь о большинстве китайцев, которых знал? Я не думаю, что сильно отличаюсь ото всех. Я обычная средне хорошая персона.

Смотрю за окно: погода не радует.

Всего наилучшего,

Сюань


21 ноября 2010 г.

«Привет, дорогая Сюань,

У нас уже наступает настоящая русская зима. Я собираюсь кататься на коньках в нашем центральном парке. Ты умеешь кататься? Могу научить тебя:)

О разных людях. У нас есть общие и отличные черты. Китайцы имеют больше традиций и табу, европейцы более открытии и свободны. Традиции поддерживают культуру и самобытность, но мешают интеграции, новым веяниям. Эмансипация дает новый опыт и эмоции, но часто убивает самобытность. (Извини, за такой сложный язык, но и тема сложная, и я как раз сейчас читаю одну научную книгу о психологии народов, так что сам заговорил как ученый. Читать этот научный труд мне очень непросто, но я решил все-таки его осилить:)

Это действительность современного мира, но интеграция наступает все быстрее и быстрее. Некоторые вещи мне нравятся, некоторые – нет. Так я счастлив, что встретил тебя, но я страдаю, когда мы не можем понять друг друга.

Любопытно, что в этой научной книге пишут: “Китайцы всегда пренебрежительно относились к другим национальностям, не проявляя желания воспринимать чужую культуру. А если и воспринимали ее, то, как правило, адаптировали или поглощали…” Это, действительно, так?..

Возвращаясь к твоему письму: ты не “обычная средне хорошая персона”, ты очень особенная. Я хочу, чтобы ты имела действительно счастливое время в твоей жизни. Все люди должны быть счастливы независимо от национальности.

Извини за мой английский, хотя я и стараюсь, но, мне кажется, за год он не стал лучше:)

Твой Миша

P.S. Надеюсь, тебе понравится и эта популярная в России песня, которую высылаю. Это о твоих следах на снегу…

Переведу тебе несколько строк из нее:


“Сегодня целый день идет снег,

Он падает, тихо кружась.

Ты помнишь, тогда тоже все было засыпано снегом?

Это был снег нашей встречи.

Он лежал перед нами белый-белый, как чистый лист бумаги,

И мне казалось, что мы напишем на этом листе повесть нашей любви…


Снег кружится, летает, летает,

И поземкою клубя,

Заметает зима, заметает

Все, что было до тебя.


А снег лежит, как и тогда, белый-белый, как чистый лист бумаги.

И я хочу, чтобы мы вновь брели по огромному городу вдвоем,

И чтобы этот волшебный снег не стал бы снегом нашей разлуки!”»


23 ноября 2010 г.

«Привет Миша,

Спасибо за твое письмо. Твой английский очень хороший. Я не умею кататься на коньках. У нас сухая зима и нет дождя или снега. Помню, много лет назад я была в северном китайском городе и почти замерзла.

Как много ты работаешь? Ты свободен в выходные дни?

“Особенные” люди могут иметь свои собственные проблемы. Некоторые люди смотрят на тебя и думают – ты странный. Но тебе-то, конечно, не стоит брать это в голову.

А ты особенный или обычный русский?

Песня замечательная. Мне нравится.

Сюань»


24 ноября 2010 г.

«Знаешь, Сюань, я как-то раньше об этом не задумывался: особенный я или обычный русский? Не знаю, тебе решать:)

Надеюсь, в этот раз мы сможем поговорить и дольше, и подробнее. И ты сможешь сказать, особенный я или обычный?

У меня уже есть билеты. Все на работе готово и улажено.

Ты сейчас уезжаешь в командировку. Потом вернешься, и мы увидимся.

До встречи, дорогая Сюань!

Так ждущий ее Миша»


6 декабря 2010 г.

«Как же все было хорошо… И самолет вылетел вовремя. И длительный перелет прошел нормально. Нашу делегацию встретили, отвезли в хорошую гостиницу. И ты ответила мне по телефону…

Я очень переживал, что в первый день не смог тебя увидеть, был очень занят по работе. Потом нас повели на экскурсию по Запретному городу и еще увезли на Китайскую стену. Было очень интересно, мои коллеги были очень довольны. Они заглядывались на китайских девушек, прогуливающихся с солнечными зонтиками в руках (это, как нам объяснила девушка-гид, чтобы кожа не покрывалась загаром и была белее).

Все наслаждались экскурсией. Только я очень нервничал. Мне так хотелось, чтобы вместо этой девушки-гида рядом была ты. Чтобы ты рассказывала мне и про императоров, много веков живших в Запретном городе, и про башни Великой стены. Чтобы мы карабкались по ступеням стены, крепко держась за руки, как это делают здесь многие парочки…

На следующий день вечером, наконец, я увидел тебя. Ты совсем не изменилась. И так хороша! Я никогда не видел тебя в платье. В те три дня в Нью-Йорке и на фотографиях, которые присылала, ты была в джинсах или брюках. А теперь – в платье, в белом с каким-то орнаментом, с небольшим вырезом, чуть ниже колен.

Оно так шло тебе. А еще твои длинные волосы были завиты в крупные локоны. Наверное, тебе пришлось потратить немало сил и времени, чтобы закрутить свои тонкие шелковистые волосы, которые нравятся мне и без всякой завивки…

Мы гуляли по современной пешеходной улице Ванфуцзин вдоль множества магазинов и ресторанов, среди толп китайских и иностранных туристов. Я взял тебя за руку, чтобы не потерять, и ты не освободила ее…

Как же я был счастлив тогда!..»


8 декабря 2010 г.

«Тот вечер разделился для меня на две половинки. Я снова и снова возвращаюсь мыслями к первой. Не хочу думать о второй. Но вторая часть вечера, к сожалению, была. И она тоже всплывает в моей памяти. И об этом я не могу не думать…

Да, я был действительно счастлив, когда мы, немного погуляв и поглазев на народ, зашли в известный тебе ресторан. Как бы я хотел изменить конец этого, так прекрасно начинавшегося вечера…

Ты решила познакомить меня с настоящей пекинской уткой:

– Ту, что привозили тебе в Москву твои партнеры, была консервированной. А сейчас будет все по-настоящему…

Ты знала, что говорила. В этом заведении не было ни одного иностранца. Только китайцы, которые, очевидно, разбирались в том, что они едят.

Ты спрятала свою сумочку под салфетку:

– У нас очень много воров. Так что следи за своими карманами…

Дала мне меню, но я в нем ничего, конечно, не понимал, поэтому просто выбрал обещанное:

– Пекинскую утку!

Нам принесли кусочки утки, рисовые лепешки, соус и бульон из костей утки. Ты объяснила:

– В Китае от еды ничего не пропадает. Мясо с утки подают отдельно. А кости варят и вот еще и бульон хороший получается…

Мы славно закусили. Пили неплохое китайское пиво и весело болтали о песнях, о книгах, об утках, пельменях и даже немного о политике…

Ты никуда не спешила. И я никуда не спешил. У нас впереди был целый вечер. Только далеким еще утром тебе нужно было на работу, а мне – на выставку…

Когда пришло время расплачиваться, мы поспорили. Ты говорила, что я твой гость. Я, что ты – девушка.

Мне удалось отобрать у тебя счет. Я достал свой портмоне и, вынув из него кредитную карточку, отдал ее официанту.

Боже, как же ты изменилась в ту минуту! Лицо стало мрачным и серым. Ты замолчала, поджав губы.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил тебя.

– Ничего, – ты помотала головой, а потом с каким-то презрением произнесла: – Вы – все мужчины – одинаковы…

Я, конечно, тут же пожалел, что расплатился за ужин. Хотя и не понимал, как это может так сильно тебя обидеть:

– Ты злишься из-за того, что заплатил за нас обоих?

Но ты уже перестала со мной разговаривать.

Мы вышли на улицу. Молча поймали такси и ты, усадив меня, отказалась ехать со мной:

– Езжай один. Мне в другую сторону. Я ненавижу тебя…

Вернулся в гостиницу совершенно огорошенный, ничего не понимающий…

Пекинская выставка прошла, как в тумане: какие-то деловые встречи, переговоры, рестораны традиционной китайской кухни, торжественный концерт народной музыки, исполняемой на непонятных инструментах… Я не чувствовал ни вкуса блюд, ни вкуса музыки, я не чувствовал вкуса жизни…

По возвращении домой мои коллеги были очень довольны тем, как прошла командировка, тем, что мы нашли новых клиентов, новые заказы, делились впечатлениями о Китае, тормошили меня, приставали с вопросами. Я же, сославшись на усталость, попросил оставить меня в покое…

Самолет из Москвы в Пекин и обратно летит долго. Как я гнал его в нетерпении, когда летел в Китай. И как теперь мне было все равно, сколько еще часов сидеть у окошечка, глядя вниз на безжизненные пустыни Китая и Монголии, на высокие суровые горы, разделяющие наши страны, на зеленое море безлюдной тайги…

Я летел и думал о произошедшем в конце ужина. За что ты меня ненавидишь?

Просто за то, что я хотел остаться самим собой? За то, что я повел себя так, как был воспитан, как свойственно моей культуре?

Ты ни о чем не спросила меня, не посоветовалась. Ты не захотела меня понять. Решила, не принимая во внимание ни мои мысли, ни мои чувства, вообще не принимая меня во внимание. Как будто ошиблась во мне…

Я многое передумал за эти несколько последних дней. Знаешь, видимо, и я ошибся в тебе. Что-то выдумал о тебе, понял неверно. Жил все это время тщетной, обманной надеждой на то, чего в реальности не существует…

Но это легко исправить. Я говорю тебе: прощай, Сюань! Живи, как знаешь…

Ты, видимо, поняла раньше, а я только теперь: ничего у нас получиться не может, мы слишком разные. Каждый должен вернуться к той жизни, к которой привык.

Да, тебе, в общем-то, и возвращаться не надо. Ты как была, так и осталась в ней…»


2011 год

17 апреля 2011 г.

«Здравствуй, Сюань,

Знаешь, у нас говорят: что ни делается, все к лучшему. Этой весной я встретил девушку, которую полюбил. Она совсем на тебя не похожа, но она действительно любит меня. Она не обижается без действительно весомого повода, ни в чем не подозревает. У нас с ней так много общего и мне с ней очень хорошо. Думаем о будущем. Оно должно быть замечательным. Чего и тебе желаю!

Михаил»


8 июня 2011 г.

«Здравствуй, Сюань,

Я написал тебе прошлый раз на всякий случай, если ты вдруг беспокоилась, как я долетел и все ли у меня хорошо.

Все хорошо. Моя девушка меня очень радует. Все свободное время проводим вместе. В выходные дни выезжаем на машине за город. Загораем на полянке, болтаем…

Жаль только, что свободного времени мало, даже и не все выходные у меня получаются выходными. Потому что очень много работы и еще есть одно дело, которое отнимает много времени. Но я не жалуюсь, потому что это очень важно для меня, и уже лето. А в летние месяцы все-таки нагрузка снизится.

Так что все замечательно. Надеюсь, и у тебя все хорошо и на работе, и с твоим другом. Надеюсь, у него все хорошо и ты радуешься каждому дню, проведенному с ним.

Хорошего настроения!

Михаил»


12 августа 2011 г.

«Здравствуй, Сюань,

Сегодня два года, как мы встретились. Наша встреча многое мне дала. Так что я благодарен тебе.

Можешь не отвечать. У тебя все хорошо. И дай бог, чтобы и дальше ты была довольна своей жизнью. Желаю тебе только счастья!

Я тоже в полном порядке,

Миша»


3 декабря 2011 г.

«Здравствуй, Сюань,

Извини, что пишу, но мне не дает покоя та “пекинская утка”. Никак не могу понять, что же произошло год назад. Я не могу поверить, что ты на меня обиделась просто из-за того, что не позволил тебе оплатить наш счет.

Не понимаю и поэтому не могу успокоиться. Действительно я в чем-то виноват или нет?»


31 декабря 2011 г.

«Здравствуй, Сюань

Очень жаль, что ты мне ничего не хочешь объяснить…

С Новым годом тебя! С Новым счастьем!

Далекий Миша»


2012 год

30 марта 2012 г.

«Здравствуй, Сюань,

Еще одна весна без тебя…

Я так же встречаюсь со своей девушкой. Но “так же” – не то слово. Все уже не так…

Она очень хорошая. Хочет выйти за меня замуж, создать семью, родить ребенка. Но когда она говорит мне об этом, я почему-то представляю на ее месте тебя. Обнимая ее, я обнимаю тебя. Целуя ее, целую тебя…

Да, до нашей встречи у меня были другие девушки, но те три дня в Нью-Йорке были самыми счастливыми в моей жизни. Снова и снова вспоминаю. Как будто вчера я гладил твою руку, твои шелковистые волосы… целовал твои щеки… моя голова лежала на твоих коленях… ты тоже гладила мои волосы…

Такие дела…

Мои близкие друзья, которые знают о тебе, говорят мне: “Забудь, просто выбрось из головы!” А я просто не могу. Не мо-гу…

Такие дела…

Или мне действительно жениться на моей девушке? Может быть, когда у нас будет ребенок, похожий на нее, я смогу забыть о тебе?..»


23 апреля 2012 г.

«Здравствуй, Сюань,

Ты так ничего мне не объяснила и не посоветовала. Знаешь, если бы у нас с тобой была дочка, то она наверняка была бы, как ты, такой же умной, красивой и очень, очень упрямой:)

К нам снова приехали китайские партнеры. Смотрю на них, вслушиваюсь в их необычную речь и мысленно говорю с тобой. Говорю, как обычно: я говорю – ты ничего не отвечаешь:)

Не важно, что молчишь, я-то могу говорить с тобой. Могу говорить все, о чем думаю, совершенно свободно…

Весна! Весна! Весна! Так хочется взять дорогую Сюань на руки и нести, и нести, и нести…

Множество поцелуев, дорогая Сюань!

Высылаю тебе очень интересную песню русского барда, которую исполняют китайские певцы…

Миша»


12 мая 2012 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Я всегда честно отвечал на твои вопросы, не так ли? Почему ты не отвечаешь на мои?

Иногда я думаю, что это из-за твоей второй государственной работы, поэтому ты решила не иметь своей личной жизни. Но я ничего не имею против твоей второй работы, если она так важна для тебя.

Я верю в это сильно, потому что не вижу другой причины для твоей жестокости.

Я всегда думал о тебе как о человечном, добром человеке и не понимаю, когда ты мне ничего не говоришь.

Это ведь ничего не стоит тебе просто объяснить мне. Почему ты не делаешь это?

Не будь такой жестокой!

Миша»


15 мая 2012 г.

«Здравствуй, Майкл,

Это не из-за второй работы. И я вовсе не такая жестокая, как тебе кажется. Перед тем, как мы встретились в Нью-Йорке, я познакомилась в Китае с мужчиной, который также очень мне нравился. Вернувшись в Пекин, я окончательно решила остаться с ним. Извини, но во время нашей второй встречи в Сент-Луисе я думала больше о нем, чем о тебе.

А “пекинская утка’… Как же тебе не стыдно об этом вспоминать? Ты писал мне, что хочешь в чем-то признаться, о чем-то важном рассказать. Но потом так и не рассказал. Зато я сама все поняла. Когда ты расплачивался, я увидела у тебя в портмоне фотографию твоей жены и дочери. А ведь ты говорил мне, что не женат. Но ты обманывал меня, как это часто делают все мужчины.

Мое правило: не иметь дел с женатым мужчиной. Может быть, у тебя другие правила по отношению ко мне. Ты можешь держаться своих правил. Я буду держаться своих. Поэтому забудь меня, пожалуйста.

И еще: ты обманывал свою жену и дочь. А теперь, продолжая быть женатым, обманываешь и свою новую девушку, о которой пишешь. Или ты снова обманываешь меня, потому что никакой новой девушки нет, а есть только все те же жена и дочь с фотографии, которую ты так бережно хранишь в портмоне. Ты не пошутил тогда в парке с несъедобной ягодой, а просто по привычке обманул и посмеялся.

Ты – лжец! Ты – хитрая лиса! Ты мне неприятен! Знай, что я тебя ненавижу! Прощай!»


17 мая 2012 г.

«Дорогая Сюань,

С одной стороны, все так просто, с другой так сложно…

Просто, потому что я тебя ни в чем не обманывал. Пишу тебе честно о моих взаимоотношениях с девушками.

Впервые по-настоящему я полюбил, когда мне было семнадцать лет. Я увлекался электроникой и чинил всем своим соседям разную домашнюю электрическую утварь. Двумя этажами выше жила очень красивая молодая женщина Алина, разведенная с мужем. Как-то раз она попросила отремонтировать ей утюг. Я, конечно, починил. Хотя на это ушло много времени: я больше глазел на ее фигуру под домашним пеньюаром.

Потом мы с ней болтали, она курила сама и позволяла курить мне. И еще она угостила меня коньяком, от которого голова пошла кругом…

Я часто приходил к ней в гости, и мы курили, выпивали, много болтали. Она ласково гладила меня по голове:

– Какой же ты симпатичный мальчишка…

Я собирался с духом, чтобы сделать ей предложение, хотел, чтобы она стала моей женой. Но вскоре Алина встретила какого-то мужчину и переехала из Москвы в южный город. Так началась и кончилась моя первая любовь…

Позже я встретил Валентину. Познакомились мы с ней на вечеринке у товарища. Рассказал, что живу один в родительской квартире. Туда и поехали поздним вечером. Она хотела послушать, как я играю на гитаре (я правда немного играю). Осталась у меня до утра…

Валентина забеременела и повела к своим родителям, представила:

– Это мой муж и отец будущего ребенка.

Сыграли свадьбу, ради которой мне пришлось влезть в долги ко всем друзьям, знакомым и сестре. Невеста хотела, чтобы все было “по высшему разряду”.

Через девять месяцев у нас родилась дочь Ирина. Жена сначала сидела дома с ребенком, постоянно пилила меня, что мало зарабатываю. Хотя я и на работе имел хорошую зарплату, да и подрабатывал неплохо частным ремонтом. Брался за все, чтобы только она была довольна и не говорила, что хочу уморить дочь голодом, оставить ее без счастливого будущего.

Я работал все больше и больше, хотя и понимал: сколько ни зарабатывай, ей все будет мало. А она пилила и пилила…

Когда я с тоски брал гитару, она накидывалась:

– Ну, чего ты тренькаешь? Лучше кран на кухне почини – уже месяц капает…

Я шел на кухню и, оставшись один, сидел и долго смотрел на кран:

– Кап… кап… кап…

Мне казалось, что это из меня по капле вытекает кровь, сама жизнь. Все так и кончится. Капнет последняя капля. И меня найдут обескровленного на этой кухне. Сестра будет плакать, а жена обшарит карманы, не скрыл ли я каких-то денег от нее…

Потом дочка подросла, отдали ее в детский сад, а жена вышла на работу: нашла себе место в администрации района. Там она познакомилась с одним бизнесменом. Забеременела теперь уже от него. Заставила бизнесмена развестись с женой и жениться на себе. Ну, и попутно развелась со мной. Ушла к новому мужу вместе с дочкой и животом, набитом новой жизнью.

Я не переживал об ушедшей Валентине. Я никогда ее не любил и, когда она ушла, почувствовал больше облегчение. Вот только дочь… Я люблю свою дочку, но бывшая жена не разрешает нам общаться и всячески науськивает Иришку на меня, наговаривает всяческие гадости. На все мои просьбы увидеть ее, Валентина отмахивается:

– Зачем ты ей? У нее новый, хороший отец, не то, что ты, размазня голодраная…

После такого общения с “бывшей” я впал в апатию. И на работе, и дома. Друзья меня никуда не могли вытащить. Я отгородился ото всех музыкой. И на работе, и дома – везде все время был в наушниках. Никого не хотел слушать. Ни о чем не хотел думать. Мне как-то было совсем не интересно жить. Старался как можно больше времени быть на работе. Домой приходил поздно и сразу валился спать. И только та поездка в Нью-Йорк, встреча с тобой разбудила меня, снова вернула к жизни. Я снова стал мечтать, думать о будущем… о нашем с тобой будущем.

А фотография в портмоне… Она и сейчас лежит там. Так уж случилось, что у меня нет другой фотографии дочери. Она там вместе с Валентиной в обнимку, отрезать или оторвать бывшую супругу невозможно. Я ее просто не замечаю на фото, когда гляжу на дочь…

Но не об этом я хотел рассказать (хотя, конечно, надо было гораздо раньше поведать тебе о моей прежней “семейной” жизни). О другом я не рассказал и пока не расскажу просто потому, что еще рано. Не волнуйся, это не относится ни к отношениям с моей бывшей семьей, ни с моей новой девушкой. Это связано с тобой. Обязательно расскажу тебе, когда будет можно. Нужно еще подождать…»


4 июня 2012 г.

«Дорогая Сюань,

Наверное, после того как ты решила, что я тебя обманываю, тебе сложно поверить в правду, о которой я тебе написал в предыдущем письме и которая совсем не похожа на то, что ты себе придумала.

Когда мы встретились в Нью-Йорке, я был один, и это ничего не значило для тебя: ты оставила меня. Без какого-либо обещания. Я спрашивал тебя – ты не отвечала. Ты, наверное, была тогда счастлива с другим своим избранником…

Сейчас у меня есть, а вернее, уже была девушка. Просто потому, что так получилось. Она была, а теперь нет. Теперь я снова один. Один на один с мыслями о тебе.

Жизнь не белая и не черная. У одних все складывается просто – “познакомились-поженились”, а другим, вот как мне, приходится мучиться и, извини, мучить тебя. Но ведь можно все изменить. Да, ты можешь жить в своем страхе и жить, отказываясь от открывающихся возможностей. А можешь и рискнуть обрести новую, возможно, более счастливую жизнь. Что ты потеряешь?..

Я живу теми счастливыми минутами с тобой, и это настоящая человеческая жизнь. Продолжаю надеяться, хотя не знаю почему. Я просто слушаю самого себя

Твой мечтатель Миша»


12 августа 2012 г.

«Здравствуй, Сюань,

Сегодня три года с нашей встречи. Все как будто было вчера. И я все так же надеюсь…

Твой Миша»


20 декабря 2012 г.

«Спасибо тебе за твое письмо. Счастливого Рождества и Нового года

Сюань»


25 декабря 2012 г.<


убрать рекламу







/p>

«И тебя с Рождеством и Новым Годом!

Пусть он принесет тебе много-много счастья!

Целую мою дорогую Сюань!»


2013 год

7 января 2013 г.

«Дорогая Сюань,

Как жаль, что от тебя ничего нет.

У нас зима. Метет метель, но она не может замести твои следы. Я снова и снова беру тебя за руку, глажу твои шелковистые волосы, смотрю в глубокие карие глаза и напеваю ту песню, которую присылал тебе…

Твой Миша»


21 апреля 2013 г.

«По-прежнему ничего нет от тебя.

Весна. Время надежд…

Миша»


30 июня 2013 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Но вот и наступил тот день, когда я могу рассказать тебе о том, о чем обещал. Ты, видимо, и хочешь узнать о моей тайне, и боишься узнать ее. А в ней нет ничего страшного.

Я писал тебе, что то, о чем хотел рассказать, отнимает у меня времени. И еще: помнишь, когда ты заговорила во время нашей встречи в Центральном Парке Нью-Йорка о Кафке и Прокофьеве, я не поддержал разговор, увел его в сторону. А потом мы говорили о Битлз и Конан Дойле. И это было не из-за моего плохого английского языка. Просто мне было трудно говорить о том, что я плохо знаю…

Тогда в Центральном Парке мне было очень стыдно за свою необразованность. Ты не считала себя умнее меня, но у тебя за плечами был институт, а у меня…

Когда мы встретились, я боялся рассказать не о том, что был женат и у меня есть дочь. Мне было стыдно, что я не такой образованный, как ты.

Сначала, как и старшая сестра, я хорошо учился в школе. Но потом, когда погибли родители, Евгения уже не могла, как они, направлять меня, контролировать, заставлять. К учебе я относился со все большей прохладой. Тем более что большинство моих друзей во дворе не собирались становиться учеными или инженерами. После школы их ждали завод, таксомоторный парк…

И все-таки, благодаря настойчивости сестры, я поступил в технический институт. Выбрал его, потому что с детства интересовался электромеханикой, что-то все время мастерил, чинил соседям…

Проучился я в институте недолго. Когда Евгения вышла замуж, то, оставшись дома один, совсем забросил учебу. В общем, ушел из института и загремел в армию…

А потом случилась эта моя неудачная женитьба. Надо было зарабатывать деньги, а не учиться…

Когда мы с тобой встретились в Нью-Йорке, я был простым электромехаником. И попал на американскую выставку случайно. В то время я работал в лаборатории большой компании. Туда меня взяли из-за уважения к моим покойным родителями, ну, и благодаря моим все-таки имеющимся способностям.

Как я писал, работал много, отгородившись от всех наушниками, в которых обычно звучало что-то из Битлз. И вот, в один из дней – в один прекрасный день – меня вызвал к себе наш заведующий лабораторией, спросил:

– У тебя загранпаспорт есть?

– Есть, – говорю. – Валентина – жена – заставила сделать, чтобы по заграницам разъезжать. Только не очень-то разъездились…

Завлаб очень обрадовался:

– Поедешь со мной в командировку в Нью-Йорк. Больше некому. Тот болеет, у этого паспорт просрочен. А мне нужен толковый электромеханик. Вместе нам будет проще оценить все. Ну, и развеешься заодно. Что-то ты какой-то рассеянный в последнее время…

Вот так я и оказался – практически случайно – на той выставке в Нью-Йорке. Я был счастлив познакомиться с тобой. Но как же мне было неловко, когда ты заговорила о классической музыке и литературе…

Я восстановился в институте, я прочитал книги тех авторов, о которых ты говорила, я слушал музыку тех композиторов, которые так нравились тебе…

Так вот: я только что окончил институт! О чем тебе, как и обещал, сообщаю. Я очень горд собой. Мне очень приятно, что я это сделал, хотя учеба, которую пришлось совмещать с работой, далась мне не просто. Но когда было очень трудно, я вспоминал о тебе…»


16 июля 2013 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Еще одна хорошая новость: меня взяли на должность инженера. Это, конечно, и более денежно, и более почетно. Передо мной открываются новые возможности. И я очень люблю свою работу. Наверное, так же, как ты любишь свою…

Твой Миша»


12 августа 2013 г.

«Помнишь на выставке в Сент-Луисе я тебя спросил:

– Когда мы увидимся?

Ты пожала плечами:

– Может быть, через десять лет…

Прошло уже четыре…»


18 ноября 2013 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Очень занят на работе. Наверное, так же, как и ты на своей. Теперь на новой должности приходится много ездить в командировки. Побывал уже в нескольких городах России (как бы хотел показать их тебе). Был также на выставках в Англии и Голландии. Не представляешь себе, как я прочесывал все стенды, надеясь услышать твой голос, увидеть тебя… Увы, нигде тебя не нашел.

Наверное, это напрасная надежда – встретить тебя на какой-нибудь выставке. Наши пути не пересекаются. Но все-таки я надеюсь. Если мы встретились в Нью-Йорке, то можем встретиться и в другом месте. Зачем-то же мы встретились в Нью-Йорке?

Твой Миша»


2014 год

1 марта 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Вот и еще одна Весна.

Хочу, чтобы ты не вспоминала о плохом, чтобы тебя окружало только хорошее.

Солнца тебе, тепла и счастья!

Миша»


12 марта 2014 г.

«Здравствуй Миша,

Поздравляю тебя, я очень рада, что ты стал инженером, что тебя ценят и ты любишь свою работу.

У меня все хорошо, все по-прежнему.

Помни то, что тебе нравится помнить, и забудь то, что ты хочешь забыть. Никто и ничто не совершенно. Я желаю тебе счастья.

Сюань»


13 марта 2014 г.

«Так рад весточке от тебя, тому, что все у тебя хорошо.

Хочу, чтобы и ты помнила только хорошее.

Что было самым хорошим в твоей жизни?

Миша»


20 мая 2014 г.

«Сюань опять пропала…

Надеюсь, ты в порядке и хотя бы иногда думаешь обо мне.

Высылаю мою улыбку и поцелуй.

Такой далекий Миша»


24 июня 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

И опять от тебя ничего нет…

Хорошо, что много работы. Она отвлекает от раздумий…

А в воскресенье я гулял по улицам Москвы. Это была прогулка с тобой. Если у тебя есть карта Москвы, то ты можешь посмотреть наш маршрут. Мы гуляли по Маросейке и Покровке. Я показывал тебе старые русские дома – ХIХ, XVIII, XVII веков…

Мы гуляли несколько часов, время от времени забегая в маленькие кафе. И я вспоминал, как мы с тобой пили кофе в первый раз на выставке в Нью-Йорке, когда во всем кафе был только один свободный столик. Для нас двоих…»


27 июня 2014 г.

«Ты так далеко от меня…

А время идет, и я иногда думаю, что ты замужем и у тебя есть ребенок, а может быть два. Но это ничего не значит для меня… В следующее воскресенье мы снова пойдем гулять…

Твой Миша»


16 августа 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Лето в Москве такое короткое. Вот оно почти и кончилось.

Было много работы. И я много думал о тебе…»


2 сентября 2014 г.

«Лето кончилось… Это лето было очень трудным для меня… Но это жизнь. Жизнь, как ты, обычно строгая, суровая и только иногда забавная и солнечная… Но ты знаешь, я оптимист… Надеюсь твое лето было замечательным.

Целую твои щеки и губы,

Миша»


18 сентября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Я перечитал все наши письма… Это очень странное чувство. Мы очень далеко друг от друга, но как будто живем одной общей жизнью: иногда Мир, иногда Война, иногда близки друг другу, иногда далеки, иногда нам очень тепло, иногда очень холодно…

Ты живешь своей жизнью иногда с друзьями, иногда с любовью… Жизнь постоянно меняется, но это наша жизнь. Хочешь ты того или нет, но я есть в твоей жизни, в нашей жизни. Даже, если ты не читаешь мои письма, я все равно существую… У меня есть частичка тебя…

Твой такой далекий и немного философский Миша»


20 сентября 2014 г.

«Миша, ты хочешь писать мне до конца жизни?»


21 сентября 2014 г.

«Дорогая Сюань,

Твой вопрос заставил меня задуматься… Я не знаю ответа, потому что я не могу сказать, хочу или нет. Я просто пишу моим сердцем… Как долго? Как долго ты будешь жить в моем сердце? Я не знаю. Это не зависит от меня. Я просто живу… Но конечно, в одни из дней я покину и Землю, и тогда точно не буду тебе писать…

Твой далекий и все еще немного философский Миша»


26 сентября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Может быть, ты заметила, может быть нет – я очень медленно соображаю. Мне необходимо много времени на решения. Особенно это трудно, когда вмешиваются чувства.

Только теперь перечитав наши письма, я понял наши последние дни в Америке. Тебе нужно было сделать выбор. Ты выбрала его… Я не могу сказать – правильный или неверный выбор. Могу предположить только, если бы ты выбрала меня, это была бы другая жизнь. Может быть лучше, может быть хуже для тебя, но точно другая…

И еще одна мысль. Каждый человек живет своей такой различной жизнью. Ты очень особенная, но пытаешься жить обычной традиционной жизнью. Это как будто носить чью-то чужую одежду…

Надеюсь, мои слова не обидели тебя. Я просто думаю о тебе и нас вслух…

Миша»


28 сентября 2014 г.

«Привет, дорогая Сюань,

Читаю “Весенние ночи” китайского писателя Юй Да-Фу. Его рассказы кажутся мне очень печальными…

А еще как-то странно, что его герои – китайцы: Юй Да-Фу пишет про свою любовь, но мне все описываемое так близко. Думаю, переживания китайского героя понятны любому человеку, будь он и русским, и шведом, и мексиканцем… Мы все – люди, мы все хотим любить и быть любимыми…

Твой Миша»


30 сентября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Радостная новость! Наша компания вновь будет участвовать в китайской выставке. Не в той, что была прошлый раз, но, главное, что в Пекине. Выставка пройдет в следующие дни:…

Смогу ли увидеть тебя?»


2 октября 2014 г.

«Привет Миша,

Я правда очень занята эти дни. И на работе, и еще мама болеет… Если ты приедешь в Пекин, я боюсь, что смогут посвятить тебе совсем немного времени. Извини за это.

Всего наилучшего,

Сюань»


14 октября 2014 г.

«Привет, дорогая Сюань,

Рад слышать от тебя снова. Я понимаю, что ты очень занята. И я работаю с утра до позднего вечера, а часто и в выходные дни.

Я понимаю твою занятость на работе и ответственность перед родителями. Но надеюсь, ты сможешь погулять со мной в каком-нибудь пекинском парке (извини, но я ничего не знаю о пекинских парках) и поговорить со мной. Надеюсь, мы можем просто говорить, надеюсь, я могу увидеть твою улыбку, надеюсь, это короткое свободное время будет приятным и для тебя…

Твой Миша

P.S. Шлю тебе мою фотографию “без галстука”. Если у тебя есть новая фотография, вышли мне. Я не видел тебя так давно…»


16 октября 2014 г.

«Здравствуй, Миша,

Надеюсь, что смогу найти некоторое время для тебя.

Хорошего пути.

Шлю тебе эту летнюю фотографию»


20 октября 2014 г.

«Как медленно тянется время, даже, когда очень занят на работе. Я снова отмечаю на календаре дни до нашей встречи…

Надеюсь, у тебя все хорошо и ты радуешься жизни!

Твой Миша»


22 октября 2014 г.

«Да, Миша, спасибо, у меня все хорошо…

Только с моим другом мы последнее время не очень ладим. У него большие неприятности по работе. Раньше ему очень помогал дядя, который работает в Министерстве иностранных дел. Поэтому Ф. имел хорошие контракты с Японией. Но сейчас как-то стало все очень сложно.

Ф. хочет быть похожим на дядю, который так много добился в жизни. Говорит, что похож на него, такой же хитрый. Дядя для Ф. – большой пример успеха…

Но сейчас у моего друга все не очень получается и он постоянно нервничает. У него совсем нет на меня времени. Я помню, как ты подарил мне букет в Нью-Йорке. Ф. никогда не дарил мне цветов.

Он пока не хочет иметь детей, говорит, что еще не накопил достаточно денег (у нас, правда, для этого нужно иметь большие средства). И еще он совсем запустил себя. Очень много курит, и еще пьет маотай почти каждый вечер. Все время очень спешит, ест западный фаст-фуд, не следит за своей одеждой и забывает чистить зубы…

Я пытаюсь ему помогать, но у меня совсем ничего не получается. Может быть, все еще изменится к лучшему, наладится. Я жду, когда все станет лучше, а все как будто идет наоборот. Но ничего. У нас говорят: “Не будешь терпеть, и счастье растает, как снег, будешь терпеть, и невзгоды развеются, как пепел”.

Мы ходили с Ф. в гости к его дяде, который, как мне кажется, тоже почему-то нервничает. Только его внучка – она работает в компании у Ф. и из-за нее у него много неприятностей от клиентов – чувствует себя спокойно и уверенно. Но и я тоже очень нервничаю. А мне так хочется простой, спокойной жизни.

И еще у нас говорят: “У сильных людей есть желания, а у слабых – мечты”…»


23 октября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Не знаю… У меня есть и желания, и мечты…

А ты… ты очень сильная. Хотя не знаю, хочешь ли ты быть такой…

Крепко обнимаю,

Твой Миша»


25 октября 2014 г.

«Нет, Миша, ты ошибаешься: я очень слабая и иногда даже не знаю, как мне жить дальше.

Пока живы мои родители, они поддерживают меня. Я должна заботиться о них…»


26 октября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Меня очень расстроило твое письмо. Я как будто даже увидел твое печальное лицо и слезы. А я ведь никогда не видел тебя плачущей…

Я так не хочу, чтобы ты печалилась. Хочу видеть тебя счастливой, смеющейся!

Смотрю на свой календарь: все меньше и меньше дней остается до нашей встречи. Скорей бы! Я постараюсь разогнать твои печальные мысли. Я разгоню их!

Твой Миша»


«1 ноября 2014 г.

Сюань, от тебя ничего нет. И это меня очень беспокоит. Если у тебя все наладилось с Ф. и ты занята свадебными семейными делами – это одно. Я не боюсь ни твоего замужества, ни рождения ваших детей. Прочитал книгу китайской писательницы Эми Тан, в которой она пишет о своей матери. Та сбежала из Китая от мужа, бросив троих детей, и счастливо родив новому мужу в Америке четвертого. Которой и оказалась Эми Тан… Какие-то ошибки в жизни всегда можно исправить.

Но потом мне, как назло, попались в интернете мрачные сообщения о некоторых других случаях из китайской семейной жизни:

“23-летняя замужняя женщина на востоке Китая пыталась покончить жизнь самоубийством, проглотив пестициды, вместо того, чтобы рассказать мужу, что влюбилась в свою соседку по больничной палате…”

“Китай – единственная страна мира, в которой самоубийство чаще совершают женщины, чем мужчины… Каждый год в Китае кончают с собой более 287 тыс. человек. В городах самой распространенными причинами являются депрессия и стресс, а самыми “популярными” способами свести счеты с жизнью – прыжки с крыш зданий. В сельских регионах ситуация иная. Обычная причина самоубийств среди женщин в сельских провинциях – беспросветность жизни, семейные проблемы, низкий образовательный уровень и ограниченные социальные связи. Большинство женщин-самоубийц в сельских провинциях Китая сводят счеты с жизнью, травясь химическими веществами и применяемыми в сельском хозяйстве ядами. Этот чрезвычайно болезненный способ выбрали 58 % женщин-самоубийц в сельских местностях Китая и 27 % всех, кто пытался покончить с собой вне крупных городов…

Многие из погибших в результате самоубийства на самом деле не хотели умирать, просто поддались минутному душевному порыву, импульсу, вызванному каким-либо инцидентом…

Доля Китая в общемировой статистике суицидов составляет 30 %, самоубийством жизнь здесь заканчивают вдвое чаще, чем в среднем в мире… Самоубийство в Китае уже стало основной причиной смертности среди людей в возрасте от 15 до 34 лет…”

Такие страшные сведения. Перечитываю снова и снова…»


5 ноября 2014 г.

«Сюань, от тебя по-прежнему ничего нет…

Я так тороплю время. Хочется взять и зачеркнуть сразу все дни, которые на календаре разделяют нас.

Очень надеюсь, что все у тебя хорошо.

Я скоро приеду.

Твой Миша»


7 ноября 2014 г.

«Ха-ха, Миша, не беспокойся так обо мне. У меня все хорошо, и я не из деревни:). Просто было много работы. С раннего утра до поздней ночи работала с делегацией.

Так уставала, что просто валилась с ног…»


8 ноября 2014 г.

«Замечательно, что все у тебя хорошо, дорогая Сюань.

Уже так скоро увижу тебя.

Твой Миша»


10 ноября 2014 г.

«Да, Миша уже скоро…»


12 ноября 2014 г.

«Дорогая Сюань, я просто все время в таком возбуждении, нетерпении от предстоящей встречи…»


14 ноября 2014 г.

«Не знаю, Миша, что особенного будет в нашей встрече. Но мы увидимся…»


16 ноября 2014 г.

«Дорогая Сюань,

У нас вовсю идет подготовка к поездке в Пекин. Уже подали документы на визы. Так что очень скоро буду рядом с тобой. Я снова услышу тебя, снова увижу…

Столько времени прошло. Надеюсь, я похож на свою фотографию, и ты меня узнаешь:)

Твой Миша

Да, мой начальник уходит на повышение, и меня рекомендовали на его место.»


18 ноября 2014 г.

«Надеюсь, и ты меня узнаешь. Сюань уже не та, что была раньше:)

А ты такой молодец! Бросил курить, занимаешься фитнесом, окончил институт, имеешь хорошую работу и теперь еще начальником будешь. Поздравляю тебя с повышением! У тебя так удачно складывается карьера, даже без помощи родственников и друзей. Немногие так могут…»


20 ноября 2014 г.

«Дорогая Сюань, мне очень приятны твои слова.

Все, чего я добился – это благодаря тебе…

Давай отметим нашу встречу и наши достижения после прогулки в каком-нибудь традиционном пекинском ресторане. Поднимем по бокалу вина за счастливое будущее!

Твой Миша»


22 ноября 2014 г.

«Хорошо, Миша:)

Только я выпью совсем немного. Может, ты не помнишь, но у меня от вина краснеет лицо и я становлюсь некрасивой…

Сюань»


24 ноября 2014 г.

«Ты красивая, Сюань, ты очень красивая…»


29 ноября 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Даже не знаю, как тебе сказать об этом… Наша запланированная встреча в Пекине не состоится. Мне отказали в китайской визе. Безо всякого объяснения. Все моим коллегам, которые едут на выставку, визу дали, а мне – нет… Ничего не понимаю…

Спрашиваю: в чем дело? Ничего не говорят. Спросил, можно ли подать еще раз. Сказали, что можно, но визу мне не дадут. Я занесен в какой-то запретительный список. Что за список? Почему я туда попал? На эти вопросы мне ничего не ответили…

Я просто в отчаянии, дорогая Сюань!»


30 ноября 2014 г.

«Снова и снова все перебираю в голове. У меня не было никаких конфликтов с китайскими партнерами и властями. Я не получал никаких замечаний или предупреждений. Китайские коллеги, с которыми я вместе работал, были мной очень довольны и хотели сотрудничать и дальше… Ничего не понимаю. Почему меня не хотят пускать в Китай?..»


1 декабря 2014 г.

«Беда не приходит одна… Моя сестра уезжает с мужем и детьми в другой город по контракту на три года. Я писал тебе, что значит для меня Евгения. Она заменила мне наших погибших родителей: воспитывала меня, следила за мной. Сколько раз Евгения меня выручала, помогала, вытаскивала… И вот теперь я остаюсь совсем один: без тебя, без сестры, без дочери… Какие-то страшные нелепые дни…

Меня о чем-то спрашивают коллеги, друзья. Я что-то отвечаю. Они улыбаются, смеются, хмурятся… А у меня на лице ничего. И в душе у меня пусто. Я только с вида живой. А внутри мертвый. Почти. Все во мне умирает. Потому что незачем жить…»


2 декабря 2014 г.

«Дорогая Сюань…

В голове только черные мысли. Все против нас с тобой. У нас разное воспитание и образование, мы редко понимаем друг друга… Между нами тысячи километров… Государственные учреждения препятствуют нашей встрече… Выходит: не судьба…, все должно остаться, как есть…, ты будешь встречаться с Ф., а мне нужно вернуться к девушке, от которой я не так давно ушел…»


3 декабря 2014 г.

«Здравствуй, Миша,

Мне очень жаль, что твоя сестра уезжает и что тебе отказали в визе.

Думаю, что ты прав. Нам надо смириться и иметь то, что у нас есть, не желая большего.

Сюань»


4 декабря 2014 г.

«Нет, Сюань, я не для того тебя нашел, чтобы потерять. И ты, и я, мы должны быть по-настоящему счастливы. Мы должны и мы будем!

Ты ведь можешь приехать в Москву. Мы можем встретиться в еще какой-то стране. Нам нужно обязательно увидеться!

Твой Миша»


5 декабря 2014.

«Мой дорогой Миша,

Что ты можешь сделать в такой ситуации? Бороться с государством невозможно. Тебя не пустят в Китай. А я… У меня все очень сложно… Постарайся быть счастливым в России…

Твоя Сюань»


6 декабря 2014 г.

«Дорогая Сюань, все очень плохо, но не смертельно же. Я обязательно что-нибудь придумаю, я найду, как увидеть тебя.

Знаешь, сегодня видел забавный сон. Мы с тобой путешествовали на каком-то большом корабле. Там было много магазинчиков. Немного поссорившись (не знаю из-за чего), мы зашли в фруктовую лавку. В ней горы всяких разных невероятных фруктов. Я купил большие круглые прозрачные сливы, ты – огромный крыжовник размером с маленький арбуз.

Потом с этим фруктами мы пошли в гости к твоим родителям. Они мне сказали:

– Ты же ничего не знаешь о нашей Сюань!

И показали видеофильм о тебе. Это было так неожиданно. Я увидел тебя среди твоих товарищей-студентов института. У тебя была невероятная стрижка (какая-то панковская прическа:) и ты играла на электрогитаре… Я даже представить себе не мог, что ты была такой:)

Но это, конечно, только сон. Правы были твои родители, которых я никогда не видел: я действительно знаю о тебе так мало…

Я снова взял в руки календарь, на котором отмечал, сколько дней осталось до нашей встречи. Я взял его, посмотрел и, знаешь, выбросил. Не важно, сколько километров и дней между нами. Мы все равно увидимся.

Твой Миша»


7 декабря 2014 г.

«Здравствуй, дорогая Сюань,

Все последние дни и на работе, и дома мои мысли были только о тебе, о нашей встрече, которая должна обязательно состояться…»


8 декабря 2014 г.

«Сюань, мы обязательно увидимся…»


9 декабря 2014 г.

«Я нашел, я нашел, как обойти мой запрет на въезд в Китай! Все очень просто: я поменяю свою фамилию. Это возможно, я уже узнавал.

Возьму фамилию моей сестры, которая теперь носит фамилию своего мужа. Под новой фамилией я, конечно, не числюсь ни в каких запретных списках и спокойно получу визу. И, наконец, увижу тебя!

Конечно, все не совсем уж просто и на это уйдет время: надо подать документы, дождаться рассмотрения и решения. Не знаю точно, когда удастся получить новые документы, но это случится непременно! Мы встретимся!

Обнимаю тебя,

Твой далекий, но приближающийся Миша»


10 декабря

«Дорогая Сюань,

Ты еще не успела ответить, а я снова пишу тебе. Перечитываю “Весенние ночи” Юй Да-Фу. Там есть замечательные, волшебные строки:


“Болтая, мы к двум часам дня добрались до Западных ворот, а там наняли двух мулов и поехали к Храму белых облаков. Купаясь в золотых лучах солнца, полной грудью вдыхая свежий воздух, мы чувствовали себя счастливее императоров…”»


* * *

Эта книга участник литературной премии в области электронных и аудиокниг «Электронная буква 2019». Если вам понравилось произведение, вы можете проголосовать за него на сайте LiveLib.ru https://bit.ly/325kr2W до 15 ноября 2019 года.


убрать рекламу













На главную » Ермак Александр Николаевич » Моя китайская любовь.