Название книги в оригинале: Донер Лорен. Принадлещащая Чейзу

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Донер Лорен » Принадлещащая Чейзу.



убрать рекламу



Читать онлайн Принадлещащая Чейзу. Донер Лорен.

Лорен Донер

ПРИНАДЛЕЩАЩАЯ ЧЕЙЗУ

 Сделать закладку на этом месте книги

Посвящение

Рубену «Анджело» Дарио Ригуэро-Брито — спасибо за то, что внутри ты был так же красив, как и снаружи. По тебе будут скучать.

ГЛАВА 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Запах разложения почувствовался в тот самый момент, когда Чейз проник в заброшенный дом на окраине города. Человек никогда не смог бы пройти по такому еле заметному следу, но он человеком не был. В носу защекотало от еще одного дразнящего аромата — сладкого женского страха. В нем сразу же проснулся хищник, и клыки заныли. Чейз махнул рукой двум сопровождающим его оборотням, чтобы они проверили участок вокруг дома.

— Мы нашли его, — подтвердил один из них, прежде чем исчезнуть за зданием, чтобы не дать никому убежать с обратной его стороны.

«Да. Мы это сделали». 

Чейза мгновенно охватил гнев. Вампиры-изгои были врагами, из-за них люди могли узнать и обо всех  остальных. Этого никто не хотел. Ведь это могло начать войну. Людей было намного больше. И лучше всего стало бы жить в мире, где существование «других» считалось бы не более чем мифом и развлечением, нежели правдой.

Доска над его головой скрипнула, выдавая местонахождение противника. Губы Чейза скривились в злобной усмешке, и он осторожно двинулся через нижний этаж к видневшейся лестнице. Нюх подсказал ему, что враг уже находился рядом, и Чейз вытащил два лезвия. Чуть присев, он прыгнул, легко преодолев перила, и аккуратно приземлился на ноги.

Вампир, находившийся в кресле, был очень удивлен его появлению, что было ясно по его вытаращившимся глазам.

— Кто ты? — он принюхался. — Что  ты вообще такое?

— Твой оживший кошмар. Ты был признан виновным.

Чейз переместился до того, как изгой сумел отреагировать — свою скорость Чейз унаследовал с обеих сторон своей родословной, это и определило успех дела. Рубящий удар, сталь, разрезающая плоть и кости, и вот он уже отпрыгнул в сторону, чтобы отлетевшая голова не запачкала его пальто.

Тело наклонилось вперед и упало на ковер. Но не распалось прахом, и мужчина тихонько чертыхнулся, перед тем как свистнуть. Через несколько мгновений послышались шаги наверху лестницы. И он повернулся, чтобы отдать распоряжения своей стае.

— Этот был обращен совсем недавно. Избавьтесь от тела.

— Черт побери, Чейз, — оскалился, ухмыляясь, один из волков. — Да ты его в два счета. Даже не дал ему побегать.

— Дом спалить? Я чую запах гниющих тел, — второй волк принюхался. — Довольно многих. Возможно, он закапывал их в подвале.

— Я знаю, — Чейз вздохнул. — Лучше бы избавиться от них, не привлекая внимания. Пожарные и полиция примчатся, если мы подожжем это логово. И могут обнаружить останки под обломками, если начнут расследование.

— Бензин позаботится об этом, если мы сначала зальем им трупы.

Рассердившись, он угрожающе рыкнул.

— Вы слышали мои распоряжения!

Оба волка опустили взгляды, подчиняясь.

— Да, Чейз, — они бросились выполнять приказ.

Он вытер об одежду убитого свое оружие, убрал его, а затем достал сотовый. На вызов ответили, когда Чейз уже спускался по лестнице. На третий гудок.

— Мы обнаружили изгоя, который убил сестру Лейси. Теперь она отомщена, Летал. Передай ей привет от меня, — он отключился с довольной улыбкой, услышав сердитое ворчание своего друга, который в этот момент был более чем занят любимой женщиной.

Работа Чейза была сделана. Он выдохнул, но потом поморщился.

«Почти сделана» .

Тела должны быть уничтожены. Он нашел спуск в подвал сразу за кухонной дверью и остановился, готовясь к худшему. Работая в службе безопасности у своих друзей вампиров, Чейз сталкивался со многим, но до трупов дело доходило редко, если только изгои не были совсем уж отпетыми негодяями. В этот раз ему не повезло.

Вонь усилилась до тошнотворного уровня, когда Чейз рывком открыл дверь. Мужчина даже пожалел, что уничтожил изгоя так быстро — ублюдок убивал женщин, чтобы прокормиться. Совершенно не нужные жертвы. Для вампиров было совсем не сложно получать кровь без умерщвления ее источника — быстрое мысленное воздействие очищало память жертвы, но изгой явно наслаждался убийствами. Чейз, кажется, догадывался почему. Больной ублюдок получал удовольствие, мучая их и видя, как они страдали. Чейз дышал ртом, чтобы хоть немного заглушить неприятный запах, пока его глаза приспособились к темноте внизу.

Лестница скрипнула под тяжестью его шагов.

В недостроенном подвале, по крайней мере, в шести местах, виднелись земляные бугорки — тела под нетолстым слоем насыпанной земли слишком хорошо выделялись, чтобы быть чем-то другим.

— Черт, — и уже громче приказал: — понадобится шесть мешков для трупов, — он стал ждать ответа, зная, что стая его слышала. Их слух был почти так же хорош, как и его.

Чейз внимательно осмотрел помещение в поисках чего-нибудь, чем можно было бы копать — это не та работа, которую ему хотелось бы делать голыми руками. Запах предупреждал о том, что трупы разложились и работа будет грязной. Изгой явно должен был использовать лопату. И она как раз стояла у стены в углу.


* * *

Жасмин старалась не шевелиться, ее взгляд был прикован к высокому человеку, стоящему на нижней ступени лестницы. Свет, падающий из открытой двери сверху, обрисовывал его достаточно, чтобы она испугалась выдать себя любым звуком. Наклон головы позволял разглядеть типично мужские черты, полноватые губы и твердый подбородок. Это был не тот монстр, что держал ее здесь, но выглядел он не менее опасным. Может, даже еще хуже.

Уже несколько дней Жасмин не спала, слишком напуганная, чтобы закрыть глаза. Безумец, похитивший ее, был воплощением зла. Он не давал ей пищи, несколько раз кусая ее, словно дикий зверь. Жасмин не удивилась бы, окажись в итоге, что у нее начался бред — раны могли оказаться зараженными.

Больше не оставалось никаких слез, эту стадию она уже прошла. В самом начале, она в ужасе молила сохранить ей жизнь, и это лишь веселило ее похитителя. Позже Жасмин поняла, что ей не выжить. Ублюдок зачарованно наблюдал за тем, как она плакала. Синяки на ее руках до сих пор болели там, где он щипал ее, заставляя защищаться и отбиваться от него, что ему тоже нравилось. Он сказал, это было единственной причиной, по которой он не убил ее сразу, заявив при этом, что ему скучно, а она его забавляет.

Что-то знакомое было в том человеке на лестнице, но Жасмин решила, что ей это кажется от помутнения сознания. Но вот мужчина, повернувшись к двери, ведущей наверх, поднял голову, и Жасмин его узнала. Чейз Вудс. Очень запоминающийся клиент, хотя прошел почти год с их встречи.

Эти привлекшие ее внимание черты лица принадлежали ему. Он был мужчиной ее мечты — большой и мускулистый, с самыми сексуальными карими глазами, которые она когда-либо видела. Он купил участок земли на окраине города, вроде как для вложения денег. Тогда она пыталась объяснить ему, что те двести гектаров слишком густо заросли лесом, чтобы подойти для строительства, и что стоимость вырубки и выравнивания земли на этом участке не окупятся.

Чейз нравился ей чересчур сильно, чтобы она могла просто смириться с тем, что это не было взаимно. Он никогда не заигрывал с ней, хотя она с радостью позволила бы ему многое. Он игнорировал ее тонкие намеки и любой интерес в его сторону.

А еще он утверждал, что при его работе, у него совсем не оставалось свободного времени, и хотел, чтобы она показывала ему участки уже после окончания ее рабочего времени. Вероятно, она была бы в ужасе от встреч с кем-либо в таких отдаленных местах в темное время суток, но ее влечение к Чейзу заставило Жасмин наплевать на здравый смысл.

Воспоминания всплывали в ее сознании, то, как они обследовали участок земли после наступления темноты. Тогда она была слегка рассеянной и обеспокоенной странным желанием клиента проводить осмотр ночью, но было что-то такое в Чейзе, отчего она не смогла ему отказать. Что-то странное…


* * *

Она не заметила древесного корня и чуть не упала. Сильные мужские руки подхватили ее за талию и удержали на ногах.

— Аккуратнее, — его глубокий голос был таким сексуальным.

— Не понимаю, как вы можете здесь хоть что-то разглядеть. Не лучше ли будет вернуться утром?

— Почти полнолуние, и у меня очень хорошее зрение.

Жасмин ухватилась за его плечо. Ее пальцы не смогли сомкнуться вокруг мощного бицепса. Он был силен, намного сильнее ее, и пахло от Чейза чем-то приятным.

— Я практически ничего здесь не вижу, — ей показалось, что нужно было отпустить его, но Чейз продолжал ее придерживать. Поэтому казалось в порядке вещей, что она все еще касалась его. Жасмин подняла голову, чтобы взглянуть в лицо мужчины. Трудно было разобрать в темноте, но казалось, он на нее не смотрел. Его голова была повернута в сторону.

— Все нормально?

— Да, — мужской голос прозвучал еще глубже. — Я же говорил, чтобы вы подождали в машине.

Он действительно говорил подобное, но Жасмин захотела провести как можно больше времени рядом с этим клиентом. В нем было что-то, привлекающее ее. И это было не только красивое лицо. Она уже встречалась с красивыми мужчинами раньше, и на собственном опыте поняла, что многие из них заботились только о собственной внешности. Так что, возможно, дело было лишь в том, что он являлся таким мускулистым и подтянутым. Наверняка любая женщина обратила бы внимание на Чейза Вудса, просто проходи он мимо. Но нет, это тоже не то. Просто это был он сам  — привлекательный, таинственный, а взгляд его глаз так странно влиял на ее тело. Никогда в жизни Жасмин еще не была так увлечена мужчиной.

— Получится, что я плохо выполняю свою работу, если отправлю вас осматривать участок в одиночку. У вас могут возникнуть вопросы.

Он рассмеялся, глубоким грудным смехом.

— Сможете ли вы определить все виды растущих здесь деревьев? Тут их огромное количество.

Жасмин огляделась, увидев не более чем множество темных силуэтов.

— Эээ, нет, — признала она. — Но я могу рассказать вам, как давно этот участок выставлен на продажу, и насколько мы можем сбить на него цену.

Когда внезапно поднялся ветер, он притянул ее ближе к себе, закрывая от холодных порывов. А пах Чейз действительно очень приятно, и ей вдруг отчаянно захотелось положить голову на его мощную грудь. А еще в голову закрались совсем другие мысли. Дикие, неприличные, совершенно шокирующие. Раздеться догола перед практически незнакомым человеком — такое раньше никак не могло бы прийти в голову Жасмин. Но избавиться от картинок, возникающих в разуме, она так и не смогла.

Ее захотелось, чтобы он приподнял ее и поцеловал. Ту юбку, что была на ней, можно легко задрать на талию, а трусики просто снять. Чейз был достаточно силен, чтобы он мог удерживать ее во время секса, его джинсы было бы легко расстегнуть и освободить член, чтобы им больше ничего не мешало. Они прижались бы кожа к коже. Колени Жасмин ослабли от одной лишь мысли о том, как бы он ощущался внутри нее.

Чейз вдруг отступил назад, и убрал руки с ее талии, оставляя ей чувство холода и сексуальной неудовлетворенности.

— Я увидел достаточно, — он прокашлялся. — Я покупаю. Давайте вернемся в офис и подпишем бумаги, — закончил он довольно резко.

На следующий день Чейз согласился на первую же уступку продавца, все документы о продаже были подписаны, и он отказался от ее предложения организовать ужин, чтобы отметить удачную сделку. Это ее обидело. Теплота и дружелюбие исчезли. Он был холодным и отстранился сразу же, как только сделка была завершена. Ее влечение к нему было настолько сильным, что это выбивало из колеи. Жасмин не переставала мечтать о том, чтобы Чейз ей позвонил и пригласил на свидание. Но этого не произошло. Тогда был последний раз, когда она видела мистера Вудса, но мечты о нем преследовали ее в сновидениях. Это могло объяснить, почему он вдруг появился и в ее кошмаре.

Его голос вырвал ее из воспоминаний обратно в ад подвала…


* * *

— И давайте живее, — потребовал он. — Я не хочу проторчать тут всю ночь.

Этот сексуальный голос, тот самый, который она никогда не забудет. Он по-прежнему влиял на ее женскую натуру. Виски и мед, хрипловатый и полный внутренней силы. Горький смех прорывался наружу — Жасмин умирала, и ее разум решил создать галлюцинацию о нем, только почему-то концентрируясь на том, каким ужасным был конец ее жизни.

Щель между досками над ее головой была достаточно широкой, чтобы дать Жасмин возможность следить за тем, как мистер Вудс пересек комнату и взял лопату. Жасмин приподнялась и коснулась грубой древесины, мечтая иметь возможность подтянуться ближе. Цепь на ее запястье, натянувшись, рванула Жасмин назад. Порезы на руках, полученные в попытках освободиться, отозвались такой болью, что она всхлипнула.

Мистер Вудс внезапно повернулся в ее сторону. Жасмин не могла рассмотреть его лица, скрытого в тени, но глаза Чейза как будто светились, и смотрел он прямо на нее. Бросив лопату, он направился к стене. Жасмин замерла на месте, стараясь не дышать, когда он присел на другой стороне ямы. То, как изменился цвет его глаз, завораживало, и только укрепляло ее убеждение в том, что все это игра ее замутненного сознания.

— Привет, — она сделала маленький шаг к нему, более не беспокоясь о том, что разговаривает с плодом собственного воображения. Голос ее прозвучал грубо и сухо, горло саднило. Жасмин могла бы убить за глоток воды.

Глаза мужчины, определенно, светящиеся синим, расширились, а пальцы вцепились в доски, разделяющие их. Дерево затрещало, когда Чейз, сильно рванув, оторвал их и отбросил прочь.

— Сукин сын, — прорычал он в гневе.

Жасмин сглотнула, боясь, что наваждение рассеется. Ведь, это видение было предпочтительнее ужасной реальности.

— Вы знаете каким образом устроены такие домовладения? — ей хотелось поморщиться, от того как ужасно звучал ее голос. Он совершенно не вписывался в ее сон.

— Жасмин? — Чейз наклонился в темноту.

Он осторожно взял ее за руки. Ей все еще было больно, но она придвинулась к нему. Его ладони были большими, и их тепло стоило того, чтобы потерпеть боль. Светящийся взгляд мужчины изучающе скользнул по ее телу, там, где она сидела в темноте, прежде чем вернуться к ее глазам.

— Я освобожу тебя, — отпустив одну свою руку, он неразличимым движением извлек нож из своего длинного пальто. — Потерпи.

Другой рукой он перехватил одно из звеньев цепи на ее хрупком запястье. Боль была настолько сильной, что Жасмин вскрикнула, но его это не остановило. Кончиком ножа Чейз подцепил замок и дернул запястьем. Наручник разомкнулся, выпуская ее. Чейз отбросил цепь в сторону, и та упала в грязь у коленей девушки. Повторив то же самое для другой ее рукой, он освободил Жасмин.

— Иди сюда, — нож исчез в пальто, а Чейз протянул к ней ладони. — Выбирайся оттуда. Мне не хотелось бы тянуть тебя.

Каждое движение причиняло боль, но Жасмин удалось встать на колени, стараясь не задеть низкую крышку погреба, внутри которого она была закрыта. Чейз отодвинулся, чтобы дать ей пространство для маневра. Жасмин выпрямилась в том месте, где он оторвал доски, и обхватила руками широкие плечи Чейза, прижавшись грудью к теплой ткани на его сильном торсе.

Его мягкие шелковистые волосы не были собраны — еще одно свидетельство того, что это всего лишь была ее фантазия. В реальной жизни волосы этого мужчины всегда были завязаны в хвост кожаным шнурком у шеи. А ей всегда хотелось узнать, как он будет выглядеть с распущенными волосами.

Сильные здоровые руки обхватили ее за талию. Жасмин вдыхала запах Чейза вместо отвратительного смрада, к которому привыкла за эти дни. Она зарылась лицом в волосы мужчины.

— Ты так хорошо пахнешь.

Его крупное тело напряглось.

— Не отпускай меня, — она не сопротивлялась смерти, лишь бы умереть в этой мечте о нем, думая о том, что она не одна, несмотря на то, что все это было нереально. — Пожалуйста. Не оставляй меня.

Он притянул ее ближе и крепче обнял.

— Я с тобой, Жасмин.

Она хотела, чтобы это было правдой.

— Я рада, что это ты.

Он погладил ее по спине.

— Ты в безопасности.

Истощение взяло свое, и она обмякла, окруженная его теплом. Глаза закрылись, когда Жасмин доверилась Чейзу и фантазиям, что привели его к ней.


* * *

Чейз тихо выругался, когда Жасмин безвольно повисла у него на руках. Надежнее подхватив девушку, он услышал ее размеренное сердцебиение. Чейз встал и повернулся, чтобы посмотреть на волков, когда один из них заговорил:

— Что будем с ней делать? Ты сотрешь ей память? Было бы позором убивать ее после всего, что она пережила, но иного выхода может не быть.

Чейз задумался.

— Что с ней делать — не ваше дело. Почистите тут и уберите все свидетельства того, что здесь происходило. Я заберу ее в безопасное место. Тут было достаточно смертей.

Он вышел из подвала с Жасмин на руках. Чейзу нравилась эта женщина с мягким голосом сильнее, чем нужно бы. Она смело встретила его — незнакомца — среди ночи, чтобы показать всевозможные выставленные на продажу участки, где его стая могла бы охотиться. Жасмин легко поверила в его ложь, позволив избежать влияния на ее память. Он считал ее привлекательной и легко понял даже самые слабые намеки на то, что был ей интересен, но проигнорировал их все. Жасмин была женщиной того сорта, которую он мог легко уничтожить. Но Чейз не позволил этому случиться, не смотря на то, как его тело реагировало на ее присутствие. Он не мог допустить, чтобы с Жасмин что-либо случилось, даже если это означало, что он должен был защитить ее от самого себя. Но теперь, естественно, все изменилось.

— Чейз?

Он стиснул зубы, когда тень у входной двери колыхнулась. Арри заступила ему дорогу, ее зеленые глаза сузились. Она не должна была тут находиться, но пришла. Раздражение вспыхнуло в нем, и он ответил на ее взгляд, зная, что она появилась тут нарочно, в надежде, что, вдруг, сможет ему понадобиться. Но этого не случиться.

— Открой дверь и дай пройти.

— Кто она? Обед? — розовый язычок высунулся, чтобы облизать ярко красные губы. — Выглядит не очень аппетитно.

Гневное рычание вырвалось у него, прежде чем Чейз смог взять себя в руки. Арри на самом деле говорила то, что думала. Он и Арри отличались, как день и ночь. — Делай, что сказано. Она — выжившая.

— Ненадолго. Она почти высушена.

Он доверял обонянию Арри больше, чем собственному — та была старше.

— Придержи дверь, — огрызнулся он. — Ты находишься на моей территории и будешь делать, как я сказал.

— Ладно, — она открыла дверь шире, отступая с его пути. — Тебе стоит позволить мне допить ее и покончить с этим. Ей осталось самое большее часов двенадцать.

Нет, если Чейз кое-что сделает. Он огляделся, чтобы наверняка убедиться, что их никто не видит. Ничего не обнаружив, он прошел к своей машине и, аккуратно устроив Жасмин на пассажирском сидении, закрыл дверь. Чейз задержался с водительской стороны и глянул поверх автомобиля. Арри стояла молча, ее светлые волосы отливали белым под уличным фонарем.

— Помоги им разобраться с этим беспорядком внутри.

— Я пришла, чтобы увидеть тебя, а не помочь избавиться от убитого изгоя.

— Это приказ. Подчиняйся или убирайся с моей территории.

— Такой убедительный, — Арри улыбнулась. — Мне всегда это в тебе нравилось, — она шагнула ближе, проведя пальцами по изгибам груди и до стройных бедер. — Я предпочла бы помогать тебе.

Было совершенно ясно, что она имела в виду, но Чейза это не интересовало.

— Помоги им или просто уходи, Арри. Тебе не имеет смысла тут находиться. Или делай, как говорю я, или мне придется выпроводить тебя силой.

Он забрался в машину и завел двигатель. Чейз убедился, что блондинка побежала обратно в дом. От нее можно было ожидать неприятностей, но так было всегда, с момента ее появления неделей раньше. Арри всегда была эгоистична и полна решимости добиться своего. И она прицепилась к нему.

Чейз выехал на дорогу, поглядывая на женщину, лежащую без сознания на соседнем сидении. Жасмин была слишком бледной, куда более исхудавшей с того времени, как он видел ее в последний раз, и Чейз понял, что Арри права — Жасмин не проживет и дня, если он не спасет ей жизнь.

— Вот дерьмо.

Вампиры в округе будут против, что он выбрал себе человека — они представляли опасность. Стая оборотней не настолько сильна, чтобы выиграть вызов, если кто-то из вампиров решит возразить. Хотя сам Чейз способен был убить любого вампира, который решит напасть на него, но это вряд ли понравится двум его боссам — Бларону и Леталу — но они-то как раз не станут проблемой, потому что они — его друзья.

Привести Жасмин в клуб будет плохой идеей. Ей понадобится все его внимание, пока она будет поправляться, а Чейз не хотел бы в это время отвлекаться на другие дела, кроме нее. Он направился к месту, которое держал в секрете. Никто не найдет его, пока он не придумает, как справиться с последствиями своего решения. Еще один взгляд вправо на Жасмин убедил его, что она все еще держалась за жизнь. Чейз решил не позволить ей умереть.


* * *

Длинная подъездная дорога была разбита из-за многолетнего сознательного пренебрежения, с целью придать ей заброшенный вид, но слабый свет над въездной площадкой все же был виден, когда Чейз остановил машину. Он набрал код, и ворота, преграждающие ему дорогу, медленно поехали в сторону. Он проехал через них к двухэтажному дому на склоне холма.

Когда он поднял Жасмин с сиденья, то почувствовал чье-то присутствие позади. Потянув носом, убедился, что это была Дженни. И заговорил, не оглядываясь.

— У нас гость.

— Она одна из нас?

Он не любил отвечать на вопросы, но со сводной сестрой обходился мягче.

— Нет.

— Я чувствую от нее запах вампира и смерти, она обращается?

— Нет. Она просто человеческая жертва, и мой особенный друг.

— Она ужасно выглядит.

— Я знаю, — пинком закрыв дверь машины, он быстро прошел наверх по ступеням. — Открой мне дверь и набери ванну в моей комнате. А еще мне понадобится кровь.

Дженни быстро обогнула его и распахнула входную дверь.

— Хорошо.

Он вошел внутрь и повернулся, позволяя свету упасть на ступени лестницы ведущей в подвал, и остановился возле стойки с вином. Дженни схватилась за две бутылки, проталкивая их вглубь, чтобы открыть панель. Стена беззвучно отодвинулась, открывая проход в коридор. Чейз прошел к себе в спальню.

Положив Жасмин на край кровати, он стал ее раздевать. Одежды на ней было немного. Вид синяков и укусов на ее бледной коже в очередной раз заставил его пожалеть, что изгоя он убил слишком быстро. Тот заслуживал того, чтобы помучаться.

— Ванна наполняется, — Дженни помялась. — Хочешь, чтобы я ее вымыла?

Это было бы уместно, но Жасмин теперь под его ответственностью.

— Нет, сделай, что я попросил. Принеси мне кровь. И еще, ей нужна будет одежда, когда она проснется.

— У меня нет ничего сексуального.

Он зарычал, резко обернулся к ней и посмотрел в глаза.

— Она не любовница мне. Принеси ей одну из тех длинных ночных рубашек, что ты носишь. Как раз подойдет. Иди же.

— Прости, — она опустила глаза в знак подчинения. — Ты сказал, она особенный друг. Я неправильно тебя поняла.

Дженни умчалась, не сказав больше ни слова. Чейз просунул руки под Жасмин, чтобы снова поднять ее. Купать ее будет пыткой для его либидо. Он избегал смотреть на ее груди и другие заманчивые места. Это казалось извращением замечать все эти вещи, в то время как она была на пороге смерти.

— С тобой все будет в порядке, — пообещал он.

ГЛАВА 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Жасмин чувствовала, что ей тепло, и чем-то замечательно пахло. Она попыталась повернуться на бок, но что-то мешало. Открыв глаза, она окунулась в мягкий свет и увидела нависающее над ней лицо.

— Тише, — шепнул Чейз. — Ты в безопасности.

Сознание прояснялось. Только бредом или фантастикой могло оказаться то, что её сексуальный клиент пришел ей на помощь. Глаза мужчины были невероятного кофейного цвета с проблесками синевы, поражающие воображение, как и его красивое загорелое лицо. А еще у него были невероятно притягательные губы. Мягкие и сочные, как раз такие, которые было бы так приятно целовать. Чейз Вудс был их тех парней, что просто не могли не уметь целоваться.

Жасмин лежала на чем-то мягком и удобном, явно на что-то опираясь, ведь голова ее была выше ног. Девушку больше не покрывала грязь от пребывания на полу в подвале. Потребовалось усилие, чтобы отвести взгляд от Чейза и обратить внимание на окружающую обстановку. Комната была просторной, в кирпичном камине горел огонь. Оказалось, что Жасмин лежала на большой кровати, застеленной черными шелковыми простынями. Девушка снова посмотрела на Чейза.

— Нужно, чтобы ты помогла мне позаботиться о тебе.

— Хорошо, — она сделает что угодно, лишь бы и дальше ее рассудок держался подальше от адского кошмара подвала.

Глаза Чейза очаровывали. В её воспоминаниях они были темно-карими, но сейчас оказались светлее, с проблесками ярко-синего цвета, что казалось странным сочетанием. Пока Жасмин продолжала смотреть в эти глаза, еще больше мерцающего сапфирового цвета зажигалось в них.

От глубокого вздоха рот Чейз слегка приоткрылся. Вид острых клыков заставил девушку судорожно вздохнуть. Клыки выглядели длинными и пугающими. Рука вокруг женской талии напряглась, удерживая на месте.

— Не вырывайся. Я тебя не обижу.

Жасмин в ужасе наблюдала за тем, как мужчина прокусил свое запястье на другой руке и поднес его к её приоткрытому рту. Теплая кожа и кровь коснулись женских губ и языка. Девушка почти инстинктивно попыталась отвернуться, но мужская рука, переместившись с талии к её затылку, удерживала голову неподвижной.

— Не противься и пей.

Было ощущение, будто она потеряла всякую волю к выполнять то, что ей хочется. Девушка чувствовала, как послушно глотает что-то теплое. Скорее всего, ей должно было быть противно, но она не давилась, а продолжала делать, как Чейз сказал. Его голос зазвучал глубже, превращая ее фантазии в совершенно новый кошмар.

— Это исцелит тебя. Ты потеряла слишком много крови и некоторые твои внутренние органы перестали работать. Но ты в безопасности, Жасмин. Ты знаешь меня, — мужские глаза сузились. — Мне жаль, что пришлось принудить тебя, но это для твоего же блага.

Чейз, убрав руку в сторону и лизнув ранку, разорвал зрительный контакт, и к Жасмин смогла вернуть контроль над своим телом. Конечно же, она попыталась снова вырваться, но мужчина крепко удерживал её за волосы. Единственное, что ей удалось, это вытереть рот рукой — красная кровь размазалась по пальцам.

Легкий вздох отвлек внимание Жасмин. В нескольких шагах от кровати с широко раскрытыми глазами и разинутым ртом стояла красивая темноволосая женщина.

— Ты даешь ей свою кровь? Как ты можешь!

Чейз внимательно посмотрел на брюнетку.

— Ты принесла кровь?

— Да. Она на столе. Я думала, это для тебя.

— Не твоё дело. Уходи.

— Как ты можешь так говорить? Для начала мог бы и со мной посоветоваться.

— Это мой дом, — его голос сорвался на рычание. — Ты всегда можешь уйти, если с чем-то не согласна.

Женщина развернулась и выбежала из комнаты. Жасмин пристально смотрела на Чейза, когда их взгляды пересеклись.

«Это его подружка? Жена? »

Казалось, он читал её мысли.

— Это моя сестра. Я очень удивил её, но она привыкнет к тому, что ты здесь.

— Что вообще происходит? — Жасмин ненавидела, как тихо звучал её голос — почти шепот.

— На тебя напал вампир-изгой, но теперь ты в безопасности. Это мой дом, — Чейз взял теплую влажную салфетку и аккуратно вытер пальцы Жасмин и кровь на ее лице. — И твой дом теперь тоже.

Она не знала, что пугало её больше.

«Он сказал вампир?  — это могло бы объяснить его клыки и то, что он заставил её пить кровь. — Что он имел в виду, говоря, что это и мой дом тоже?» 

Жасмин испугалась, хотя это было не настолько плохо, как быть прикованной цепью в подвале у безумного садиста.

— Твои глаза…

— Спокойней, — тихо сказал Чейз, бросив салфетку на край стола. Наклонившись, он погладил Жасмин по щеке и провел ладонью по волосам. — Понимаю, что после всего, тебе многое хочется узнать. Я отвечу на все твои вопросы.

У неё вырвалось первое, что пришло на ум.

— Кто ты такой?

— Я — редкость, — он отвел свою руку. — Смесь вампира и оборотня.

Интересно, почему у всех красивых парней обязательно есть какие-нибудь серьезные недостатки? Чейз Вудс оказался чокнутым. Хотя, конечно, это же было не по-настоящему.

— Хорошо, — зачем спорить с галлюцинацией.

— Тебя это не беспокоит? — темная бровь удивленно поднялась.

— Беспокоило бы, если бы происходило на самом деле.

— Что могло бы убедить тебя в реальности происходящего? — спросил мужчина,


убрать рекламу




убрать рекламу



глубоко вдохнув и медленно выдохнув.

— Если бы я выжила, то меня бы нашла полиция, а сама я находилась бы в больнице. Да и глаза твои были бы карими.

— Людям лучше не знать о нас. Как правило, они сначала поднимают крик, а потом пытаются нас убить. Мы сами выслеживаем своих. Вампир, захвативший тебя, нарушил правила, и меня послали убить его.

— Значит, ты — охотник на вампиров? — должно быть она насмотрелась фильмов, раз ей пришло это в голову. — С волшебными глазами?

— Я — каратель.

— Звучит получше.

Чейз выглядел таким милашкой, когда улыбался.

— Точно.

— Хорошо.

— Что-то ты легко со всем соглашаешься.

— Это уже чересчур. Совсем не похоже на то, как я обычно представляла себе, когда мечтала о тебе, хотя…

Интерес зажегся в глазах мужчины.

— Ты мечтала обо мне?

— Все время. Ты такой горячий, Чейз. Я флиртовала с тобой, но ты меня игнорировал. И я тебя не виню, — продолжала она. — Я несколько раз подъезжала к клубу «Гот», в котором ты работаешь, и видела приходящих туда женщин — все они выглядели, как стриптизерши, фотомодели или порно-звезды… А я — нет.

— Я не встречался ни с одной из них, — Чейз протянул руку и погладил Жасмин по щеке. — Для меня ты намного привлекательнее всех тех женщин.

Жасмин рассмеялась. Боль ушла, и она чувствовала себя превосходно.

— Теперь я точно знаю, что сплю. То, что ты сказал, просто чушь.

Чейз вдруг посерьезнел.

— Никогда не принижай себя.

— Да мне это ни к чему. У меня обычная грудь, я люблю поесть, и никто никогда не подумает о том, что такую как я могут пригласить сниматься обнаженной в кино. Я что-то вроде девушки-соседки.

— Именно. Вся твоя прелесть в этом — именно то, что я считаю привлекательным. Ты очаровала меня.

— Не знай я тебя, то сказала бы, что ты очень скучно живешь. Твой клуб имеет репутацию довольно безнравственного места.

— Технически это не мой клуб. Я просто работаю там в службе безопасности.

— Ааа, тебе просто надоело досматривать всех этих супер худых девушек? Они что, слишком костлявые?

Чейз усмехнулся, его глаза снова стали карими.

— Скажем, я предпочитаю тех, у кого есть извилины и индивидуальность. Меня ненадолго хватало в те несколько раз, когда я пробовал завязать с такими женщинами отношения.

— Ты бросал их?

Чейз отодвинулся, убирая руку.

— Нет. Их не устраивал мой образ жизни.

— Ревность, — это было ей понятно. — Им явно было нелегко осознавать, что там вокруг тебя крутится столько женщин, да еще учитывая твою внешность. Должно быть, ты много флиртовал, — она чуть помолчала, но не удержалась, — ты ведь сам признался, что частично кобель, — она посмеялась над шуткой, он — нет.

— Ты практически восстановилась.

Чейз, взяв её за руку, осмотрел запястье. Жасмин тоже взглянула, и обнаружила, что уродливые раны от наручников исчезли — там показалась чистая и здоровая розовая кожа.

— Очень крутой сон. Интересно, а я умею летать?

Он встретился с ней взглядом.

— Нет. Этого ты не можешь. Ты будешь немного сильнее и быстрее, и от большинства повреждений будешь скорее оправляться.

— Я теперь — вампир? — это было бы заманчиво.

— Нет.

— Ты почти стала его парой, — холодный голос принадлежал высокой худой блондинке, подошедшей к кровати. Её глаза, в упор смотрящие на Чейза, выглядели как два колючих изумруда. — Как ты мог?

Чейз поднялся на ноги.

— Как ты вообще нашла это место, Арри?

— Ты так беспокоился о ней, что не заметил мою машину, следовавшую за твоей, — блондинка огляделась вокруг. — Скажи мне, что еще не связал себя с ней узами. Она всего лишь человек.

Жасмин услышала обиду в голосе другой женщины и посмотрела на Чейза, ища ответа.

— Кто она? О чем это она?

— Уходи, — холодно приказал блондинке Чейз, игнорируя вопросы. — Тебе здесь нечего делать, Арри, — он угрожающе сделал шаг вперед. — Я говорил тебе, что этого не случится, еще когда ты только приехала.

Арри уперлась руками в бока.

— Наши кланы нас боятся, и мы одиноки. Разумеется, нам суждено стать парой.

— Нас не боятся. Нас жалеют. Черты, доставшиеся нам от вампиров, создают определенные трудности, если пытаться строить отношения по-волчьи, — мужчина чуть помедлил. — Я выбираю её. Тебе здесь делать нечего.

Блондинка прикусила нижнюю губу.

— Было бы проще, если бы мы стали парой.

— Я хочу быть счастливым.

— Секс между нами был бы восхитителен.

— Этого недостаточно.

Арри взглянула на Жасмин.

— Что может дать тебе она, чего не смогу я?

— Её мысли легко прочесть. Она милая и веселая, — он сделал паузу, — умная, честная. В ней есть все, что я хочу видеть в спутнице жизни.

Жасмин соскользнула с постели и подошла к Чейзу. Обведя себя взглядом, она обнаружила, что одета в старомодную выцветшую сорочку длиной до колена — удобную и закрывающую все, что следует, хотя такой у нее не было. Переключив внимание на Чейза, Жасмин тронула его за плечо. Он повернулся и оглядел её сверху вниз. Его глаза вновь были синими.

— Ты читаешь мои мысли?

— Это способность от вампиров. Я могу читать только поверхностные мысли, но — да.

— Она даже не уверена, что все это на самом деле, — хмыкнула Арри. — Это слишком ненормально, чтобы быть реальным. Вот, о чем она думает. Это и что-то там об инфекции от укусов. О, я вижу у вас это взаимно. Она считает тебя невероятно привлекательным, но её смущают твои глаза.

Жасмин ошеломленно посмотрела на блондинку. Сновидение становилось каким-то беспорядочным.

— Не лезь мне в голову.

— Это реальность. Он спас тебя из того подвала и исцелил твои раны. Вампиры и оборотни действительно существуют. Его глаза меняют цвет, когда он злится, оборачивается или использует наши уникальные возможности. — Арри открыла рот и показала клыки. — Видишь? Так удобнее кусать. Ты начинаешь верить. Ты боишься.

Это было правдой. Все и так казалось слишком реальным, забавно было отрицать это, но так не могло долго продолжаться. Жасмин опустила руку и отошла от Чейза, страх пополз вверх по её спине и, достигнув основания шеи, застрял комом в горле. Чейз потянулся было к ней, но она отскочила в сторону, чтобы избежать прикосновения.

— В раю проблемы, — фыркнула блондинка. — Сотри её воспоминания и отправь домой. — Арри подошла к Чейзу. — Выбери меня. Мы с тобой похожи.

Мужчина мотнул головой.

— Нисколько. Уходи, Арри. Возвращайся откуда пришла, куда бы то ни было. Парой мы никогда с тобой не будем.

— Мы живем в мире, где нет места, таким как мы, — она помедлила. — Вампиры не доверяют нам полностью, несмотря на то, что ты в них не сомневаешься. В то время как твоя маленькая волчья стая хочет, чтобы я нашла себе такого же, как я сама, знаешь, ты командуешь ими только потому, что они боятся твоей силы. Они порвут тебя на куски при первой возможности, потому что ты не такой как они. Я стараюсь читать их мысли, когда они их не закрывают. Тебе следует делать также. Конечно, это утомительно, все время беспокоиться, что они могут напасть. Я бы прикрывала тебе спину, а ты мне.

— Не твоё дело, какие отношения у меня с друзьями и стаей. Я бы больше волновался, будучи на твоем месте, что они придут за тобой. Они присягнули мне. А ты просто гость, отказывающийся подчиняться правилам. Следи за собственной спиной и покинь мой дом. Не возвращайся сюда и не вздумай выдать это место. Я выслежу и убью тебя, если ты посмеешь.

Жасмин наблюдала, как они буравят друг друга взглядами, и ее озноб становился все сильнее. Было очевидно, что эти двое не являлись друзьями, ничего даже близкого к этому — исходившая от Чейза угроза, была настолько сильной, что она могла ощутить ее физически. Казалось, с каждой секундой в комнате становилось холоднее.

Блондинка подняла руки, признавая поражение.

— Я уйду, но ты все-таки позови меня, когда до тебя, наконец, дойдет. Ни один человек не сможет принять и полюбить тебя таким, какой ты есть на самом деле. Она уже напугана, а ведь еще не всё узнала.

Арри развернулась, но, замешкавшись у выхода, повернула голову, чтобы взглянуть на него.

— Твоё логово в безопасности. Я никогда не предам тебя, независимо от того, что считаю, будто ты совершаешь глупейшую ошибку, — блондинка бросила взгляд на Жасмин и ретировалась.


* * *

Чейз проследил, чтобы Арри ушла, и вернулся к Жасмин. Она зажалась в углу у камина. Он понимал, что её мысли заняты тем, чтобы использовать кочергу в случае его нападения. Он хотел убедить ее, что не стал бы этого делать.

— Я никогда не причиню тебе вреда.

— Ты действительно полувампир-полуоборотень?

— Да.

— Но как такое возможно?

Она была слишком милой. Часть её хотела удрать, но Жасмин была слишком любопытной для этого. Помогло также то, что Чейз так сильно ей нравился. Она так часто мечтала о нем с тех пор, как они встретились. Все это он, сконцентрировавшись, смог прочесть в её мыслях. Было бы так просто заставить её стать его парой, но ведь как только это случится, она все равно получит свободу воли. Так что это был бы плохой способ начинать отношения. Да и, кроме того, такое было запрещено.

— Мои родители занимались сексом, — она нахмурилась, не оценив его попытку пошутить. — Мой отец был вампиром, а мать оборотнем с примесью вампирской крови.

— У вампиров не бывает детей. Они не могут их иметь.

— Ты вычитала это в книге.

— Да.

— Я не сверкаю и не сгораю на солнце. Держу пари, о таком ты тоже читала, — он продолжил, прежде чем она смогла озвучить свои мысли. — Я не превращаюсь в волка. Моя родословная не слишком чиста для этого. У меня нет хвоста и я не вою на луну, когда она полная. Я не убиваю людей, чтобы пить кровь, но да, она мне необходима. Хотя мы покупаем её на станциях переливания. Всегда найдутся работники, желающие получить дополнительный доход за счет продажи зараженной крови, вместо того чтобы уничтожать её.

— Зараженной?

— Человеческие болезни на нас не действуют. Зараженная кровь никак не влияет на нас. Такую все равно нельзя использовать для людей, а так считается, что они помогают медицинским исследованиям, продавая подобную кровь, и реинвестируют прибыль.

Губы Жасмин приоткрылись.

— Мы открыли поддельный исследовательский центр с небольшим офисом, для поставок. Это позволяет избежать подозрений.

— Ты действительно пьешь кровь?

— Да. И ты тоже будешь, после того как мы соединимся.

— Это грязно.

Мужчина с трудом скрыл своё веселье, когда понял, что она специально старается проигнорировать часть про «соединение».

— Ты будешь пить только мою. Обещаю, тебе понравится.

Член Чейза затвердел от одной только мысли о её губах на его груди или шее, о Жасмин пьющей его кровь, в то время как он будет входить в неё.

— Почему? Я имею в виду, если ты хочешь обратить меня в вампира, разве я не смогу пить чью-то другую кровь?

Жасмин обладала тем очарованием и внутренней силой, которые Чейз уважал. Его слова тревожили её, она боялась, но старалась сохранить присутствие духа.

— Я не хочу, чтобы ты полностью обратилась в вампира. Тогда ты не сможешь выдерживать солнечный свет. А моя кровь защитит тебя от этого недостатка.

— Потому что ты еще и оборотень?

Уследить за её мыслями было трудно. Многие из них мелькали так быстро, что он улавливал лишь пару слов. Жасмин была умной, это он уже узнал. Она старалась понять смысл всего происходящего, используя знания из книг, которые читала, и логику, заполняя пробелы.

— Именно так.

«Спутница жизни,  — эти слова продолжали мелькать в её мыслях, и он сконцентрировался сильнее, пытаясь сосредоточиться только на этой теме. — Партнер. Секс. О боже, он такой сексуальный. Это было бы не так уж и плохо. Кого я обманываю? Я, скорее всего, сойду с ума, занимаясь с ним сексом, если до этого он не выпьет всю мою кровь до капли и это не убьет меня ».

— Я тебя почти не знаю. Мне надо подумать об этом, — в конце концов, вырвалось у нее.

«Мне нравятся его глаза, независимо от того какого они цвета. И его мышцы на груди. Он весь такой большой. Интересно, возможно он один из тех парней, что используют стероиды для развития такой мускулатуры? Может, от этого его „хозяйство“ сжалось до совсем крошечного размера? Не смей смотреть на его пах. Он наблюдает и заметит. Будет ужасно стыдно. Ты шутишь? Кто вообще обращает на такое внимание? Он говорит, что он вампир, а еще и оборотень. Конечно, поэтому он меня так и привлекает, так ведь? Потому из всех мужчин я и зациклилась на нем. 

Хорошая попытка, Джес. О мой Бог. Как это может быть реальным? Сбежать? Закричать? Бороться? Что же мне, черт побери, делать? Я совершенно выбита из колеи. Вот дерьмо. Он уставился на меня, и его глаза снова светятся. Неужели он действительно читает мысли? Это меня чертовски беспокоит. Кто бы смог встречаться на таких условиях? Так ведь не остается совсем ничего личного. Какие отношения смогли бы выдержать такое? Черт. Кажется, он все-таки читает мои мысли. Ля-ля-ля-ля. Это сработает? Может мне начать петь колыбельные? Я бы точно захотела убраться из своей головы, если бы услышала такое». 

Чейз экранировал её мысли, чтобы не слышать их. Он предвидел, что она будет сомневаться, но думал, что Жасмин будет сомневаться соглашаться или нет быть его женщиной, а её, как оказалось, пугала его способность читать мысли. Мужчина решил объяснить, что выбора в действительности совсем нет. Она же понимала до этого.

— Твою жизнь уже отняли. И теперь она принадлежит мне.

Чейз тут же пожалел о своих словах, когда она подхватила свое «оружие» и стала размахивать кочергой перед ним. Попытка не удалась.

— Отойди!

— Милая, этим ты ничего мне не сможешь сделать, — чтобы доказать это, мужчина быстрым движением отобрал у неё кочергу, прежде чем она успела сделать вздох. Обхватив рукой её талию, Чейз приподнял Жасмин и прижал спиной к стене. — Главное — мы будем вместе.

Жасмин уперлась руками в мужскую грудь, её глаза расширились от страха. Такая реакция очень не понравилась Чейзу, хотя понять это он мог. Отбросив кочергу, мужчина запустил пальцы в её волосы, стараясь защитить её голову от кирпичной стены, если вдруг девушка захочет отдернуться.

— Отпусти меня.

— Я не могу. Ты — моя, Жасмин. Я хотел этого с момента нашей первой встречи, но не хотел показывать тебе темную сторону своей жизни. Кое-кто сделал это за меня, похитив тебя.

— Ты мог бы заставить меня забыть это, разве нет?

— Да, — он перевел взгляд на её губы, желая поцеловать. — Но тебя чуть не убили. Что может случиться снова. Я не хочу рисковать. Я желал тебя, и судьба свела нас вместе во второй раз не без причины, — их взгляды встретились.

— Судьба? И ты в это веришь?

— Да, — искушение прочитать её мысли было велико, но он себя сдерживал. Чейз чувствовал себя виноватым, и, возможно, она сейчас поёт что-нибудь типа «Старый МакДональд» или ещё какую-нибудь детскую песенку про себя, веря, что это защитит её от вторжения в её частную жизнь.

— А я нет.

— Не страшно, я смогу тебя убедить.

— Я в этом сомневаюсь.

— Поцелуй меня.

Он бы показал ей, что между ними существовало влечение. И всегда было, просто Чейз сопротивлялся, после того как они провели четыре вечера вместе. Увидев Жасмин в том подвале и осознав, насколько близко смерть подобралась к ней, Чейз изменил свое мнение. Она была всем, что он когда-либо хотел, заслуживая большего, чем жить в его темном мире. Но Жасмин могла умереть, и тогда все благие намерения оказались бы напрасными.

В то мгновение, когда она уже открыла рот, чтобы возразить, он сделал это. Губы Жасмин оказались именно такими мягкими, как и выглядели, когда он коснулся их. Она ахнула, но его язык приглушил этот звук, утверждая свое господство над девушкой. Обжигающая волна пронеслась внутри Чейза, когда Жасмин ответила на поцелуй, а её руки сжали его рубашку. Животная сторона мужчины дала о себе знать, и он зарычал, утверждая свое право.

ГЛАВА 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Никто и никогда не целовал Жасмин так, как это делал Чейз. Это было не только прикосновение губ. Казалось, что все её тело тянется навстречу от малейшего движения его языка. И маленькая искра тепла, зародившись, медленно разгорелась пламенным желанием внизу живота. Запустив пальцы в волосы Жасмин, вынуждая её запрокинуть голову, Чейз полностью завладел её ртом, невольно вызывая чувственные сексуальные образы в голове.

Она вцепилась в его рубашку, чуть не разрывая ткань в отчаянной потребности ощутить прикосновение кожи к коже. Одной ногой обвив талию Чейза, Жасмин прижала ступню к его мускулистому заду. Как будто неистовое плотское желание переливалось к ней от мужчины. Прижимаясь к нему всем телом и желая быть еще ближе, Жасмин застонала. Холодный страх сменился горячим желанием.

Чейз придвинулся к ней теснее, прижимая спиной к стене. Устроившись между её бедер, прижался к ней так, что она почувствовала его отвердевший член сквозь трусики.

Съехавшая ночная рубашка была тонким, но единственным барьером между ними. Член, двинувшийся вперед-назад, лишь усилил её желание почувствовать его внутри себя. Это было безумием, и только это имело смысл сейчас. Жасмин не хотела знать — она хотела лишь чувствовать.

Это был мужчина, о котором она мечтала почти каждую ночь. Чейз был джентльменом, он держал её за руку, когда они бродили по лесу в темноте, всегда открывал для неё дверь машины, когда они встречались. Его шутки всегда были остроумны. Чейз был таким загадочным и так мало отвечал, если речь шла о его жизни, но он был хорошим человеком. Она чувствовала разницу, потому что вела дела с множеством разных клиентов, которые начинали приставать к ней при малейшей возможности. А Чейз ни разу не заставил её бояться или нервничать.

Все было как раз наоборот. С ним она чувствовала себя защищенной — безопасно и комфортно. Чейз был умный, говорил ли о книгах, которые прочитал, или о повседневности. У них было много общего. Ему нравились те же фильмы, что и ей, и он умел наслаждаться едой. Чейз прислушивался к её мнению и был внимателен. И вообще, мужчина просто очень нравился Жасмин. Было большим разочарованием понять: он не обращал внимания на её намеки, что она совсем не против проводить больше времени вместе. И его мужское достоинство было впечатляющим, совсем не маленьким.

Бедра Чейза медленно терлись об её, приближая Жасмин к оргазму. Это было так хорошо, что она почти укусила его, когда удовольствие стало слишком сильным. Чейз, кажется, понял это, потому что оторвался от губ Жасмин и вместо этого стал целовать бьющуюся на её шее жилку, проложив дорожку из горячих влажных поцелуев от основания уха до плеча, где ночная рубашка не дала ему спуститься ниже.

Зубы поскребли по её чувствительной коже, и она застонала еще громче. Жасмин была уверена, что это клыки, но почему-то чувствовала себя просто прекрасно. Он вполне мог укусить её, но почему-то страха не было совсем. Вместо этого, она почти хотела почувствовать их, только ради ощущения какой бы то ни было его части внутри себя.

Чейз выпутал руку из её волос, подхватил сорочку и приподнял подол повыше, освобождая себе место меж её бедер. Небольшое натяжение было единственным, что Жасмин почувствовала, прежде чем он сорвал с неё трусики. Широко открытыми глазами она наблюдала, как они летят через всю комнату. Это был «скажи-сразу-или-это-произойдет» момент, когда он расстегнул молнию на брюках, чтобы освободить член. Девственницей она не была и знала, что её молчание будет истолковано, как согласие.

Она хотела Чейза Вудса. Правильно или неправильно, сумасбродно или нет, но Жасмин не собиралась отказываться. Однако он не сделал того, что Жасмин ожидала. Вместо того чтобы войти в неё, он пальцами стал исследовать её женственность. Она уже была мокрой и готовой, но Чейз прижал большой палец к чувственному комочку и стал массировать его круговыми движениями. Она застонала громче, так как удовольствие становилось нестерпимым, и ухватилась за его плечи, впиваясь в них ногтями сквозь рубашку и перенося на них часть своего веса, чтобы ему легче было держать её одной рукой. Хотя, казалось, что для Чейза это пустяк.

— Жасмин, — прохрипел он, как будто задыхаясь. — Скажи: «Да».

— Да!

Она уже давно его хотела, слишком давно. Потребовалось так много месяцев, чтобы она перестала надеяться, что он захочет встречаться с ней и позовет на свидание. Это угнетало Жасмин. Чейз хотел её сейчас, хотя и не просто, чтобы разок переспать. Он искал спутницу жизни.

— Подожди, — она всхлипнула, вдруг возникшие вопросы потребовали ответа, прежде чем они зайдут слишком далеко. Воспоминания о произошедшем остановили Жасмин.

Он зарычал от разочарования, но прервал поцелуй и, перестав поглаживать её пальцами, поднял голову, чтобы встретиться с Жасмин взглядом.

— Что? — прищурившись, Чейз заглянул в глубину её глаз. — Да, — сказал мужчина, очевидно прочитав её мысли. — Я очень серьезно отношусь к выбору партнерши. Мы будем жить вместе, здесь, где ты будешь в безопасности. Мне придется работать все там же, но тебе не нужно волноваться, что я изменю. Ты всегда будешь для меня единственной, кого я хочу, — он сделал паузу. — Как ты сможешь быть в этом уверена? Партнеры связаны друг с другом. Ты сможешь читать мои мысли и чувства. Мы будем ощущать ни с чем не сравнимую необходимость друг в друге.

— Тебе так необходимо продолжать читать мои мысли? — она раздраженно взглянула на него. Думать об этом ей очень не хотелось.

— Прости. Я хочу, чтобы ты тоже так могла, — он переместил её в своих объятиях, снова прижав плотнее к стене. — Я желал тебя с того момента, как мы встретились, и мне действительно важно, чтобы ты согласилась разделить эту жизнь со мной, — улыбка мелькнула на его губах. — Да, ты будешь жить намного дольше. Мы сможем провести сотни, если не тысячи, лет вместе. И нет, мы не устанем друг от друга. Узы не позволят нам. Секс будет все так же невероятен, а эмоции — свежи. Двое становятся единым целым, так мне рассказывали. Мы все так же будем отдельными личностями, но будем дополнять друг друга.

— Я немного боюсь, — призналась Жасмин. — Все это слишком быстро.

— Знаю, но я не могу дать тебе столько времени, сколько ты хочешь. Ты не можешь покинуть это место, не став моей партнершей. Я почти потерял тебя один раз и не хочу больше рисковать. Ты — человек, а потому будешь слишком уязвима, вернувшись во внешний мир. Я не могу водить тебя по ресторанам и ухаживать за тобой, чтобы убедить, что это правильный выбор.

— А что, если я пожалею об этом после? Мы не настолько хорошо знаем друг друга. Может, дашь мне несколько дней? Мы не виделись почти год, и я узнала о тебе так много нового.

Боль исказила красивые черты Чейза.

— Ты не можешь уйти отсюда, но я понимаю, что тебе необходимо время, чтобы принять взвешенное решение.

— Что ты имеешь в виду, говоря, что я не могу уйти? — это её встревожило. Она что, пленница?

— Нет, ты не пленница, — ответил Чейз, по-прежнему, казалось, читая её мысли. — Просто тебе небезопасно будет где-либо еще.

— А моя жизнь, работа? — и еще дюжина других возражений наполнили голову. Семья и друзья будут беспокоиться о ней, если Жасмин исчезнет. И кто будет платить экономке и садовнику? Они вызовут полицию, если она пропадет. — Ты не можешь просить, чтобы я отказалась от всего, чем жила до тебя, чтобы только быть с тобой. Ни один нормальный человек не стал бы просить другого о таком. Нам нужно это обсудить.

Мужчина глянул вниз на их соприкасающиеся тела и буркнул:

— У нас еще будет для этого время. Или я должен убрать свои руки от тебя подальше? — подняв на взгляд на Жасмин, он снова прочел её мысли. — Чтобы стать партнерами, мы должны разделить кровь во время секса. Я укушу тебя, чтобы взять твою, в то время как ты будешь пить мою, чтобы возникли узы.

— Ты же уже дал мне свою кровь?

— Чтобы вылечить тебя. Но чтобы скрепить узы, это должно произойти одновременно.

Чейз снова прижался к ней бедрами, сейчас ничего не препятствовало этому.

— Забеременеть от меня ты не сможешь. Для этого мы должны уже быть парой. Так что презерватив мне не нужен. И я ничем не болен.

Все оставшиеся у неё вопросы и неуверенность исчезли при ощущении мощного члена, трущегося об её ничем не прикрытую промежность, когда Чейз прижался к ней плотнее. Жасмин задрожала от удовольствия в его объятиях, лихорадочно прижимаясь к нему, чтобы удержаться от падения. Их тела двигались, как будто в медленном эротическом танце.

Она решила, что о будущем подумает потом, ведь сейчас её старался соблазнить самый желанный мужчина. Чейз был невероятен — страсть и желание победили логику.

— Скажи: «Да», — его просьба хрипловатым голосом на ухо звучала так сексуально. — Позволь мне.

Охваченная непреодолимой страстью, говорить она уже не могла, только коротко кивнула. Жасмин хотела его и ни за что не откажется от секса и умопомрачительного оргазма, который Чейз молча обещал взглядом.

Мужчина продолжал двигаться, мучая её каждым касанием своей напряженной плоти к лону. Чувствовалось, что он большой и твердый, и определенно мог подвести женщину к той грани, когда она теряла самообладание и могла только умолять о продолжении. Жасмин только хотела сказать об этом, когда Чейз поднял её чуть выше.

— Обхвати меня ногами.

Жасмин подняла ноги выше, желая чувствовать кожей кожу, а не рубашку. Какая-то часть неё очень жалела, что они не обнажены, но это означало бы, что им надо прерваться, чтобы раздеться, а она была уже слишком близка к оргазму, чтобы останавливаться сейчас. Она изнывала от желания, у неё не осталось сил терпеть эту сладкую муку. Противопоставить что-либо влиянию на неё Чейза Вудса Жасмин не могла.

Он негромко зарычал, и этот животный звук возбудил её еще больше. Жасмин вспомнила, что он был не совсем человеком. Но это не то чтобы отпугивало. Наоборот, это только усиливало желание, чтобы он, наконец, взял её. Чейз чуть отстранился, но сразу же вернулся. Большая головка его члена уперлась во влажный вход её лона и остановилась.

Жасмин качнула бедрами, желая его, призывая не медлить.

— Чейз, — настаивала она. — Ну, давай же!

— Назад пути нет, — прорычал он «тем самым тоном». — Ты моя.

Неожиданно, он подхватил её задницу своими большими ладонями, и сам подался вперед. Жасмин застонала, ощущая, как он проникал в неё. Как она и предполагала, он был огромен и заполнил её всю. Она была уже влажная и готовая, и нервные окончания внутри киски послали волну экстаза прямо в мозг, в тот момент как его член полностью вошел в неё. Жасмин едва ли осознала, что в этот момент выкрикнула его имя.

— Вот черт, — прорычал он. — Я знал это.

Какой-то частью сознания она задумалась, что бы это могло значить, но тут он начал двигаться внутри неё, мощно, врываясь глубоко снова и снова. И не осталось места ни для чего, кроме тяжелого дыхания, звука их тел, ударяющихся друг о друга, и жадной потребности достичь того места, которое они оба так искали. Первой достигла пика Жасмин. Оргазм, накрывший её, был так силен, что она усомнилась в способности пережить подобное. Её тело задрожало, и Чейз последовал за ней, когда внутренние мышцы Жасмин сжались вокруг него, трепеща от нахлынувшего удовольствия.

— Сукин сын, — Чейз задыхался, его тело тоже дрожало.

Жасмин чувствовала, что он тоже кончал. Сильные струи семени пролились в неё. Она чувствовала каждый его взрыв, когда Чейз, застонав, прижался лицом к ее шее. Это только усиливало её собственный оргазм, и она была уверена, что Чейз тоже чувствовал больше, чем это было возможно. Мощные толчки сменились резкими подрагиваниями.


* * *

Чейз едва держался на ногах. Было чудом, что его колени не подогнулись, но он слишком боялся, что Жасмин может удариться, если они упадут на пол. Она была его слабостью во всех смыслах, как физически, так и эмоционально. Это то, как Чейз чувствовал себя, держа её на руках.

Он знал, что Жасмин — особенная, с того самого момента, как они встретились в первый раз, и убеждался в этом все больше с каждой проведенной рядом с ней минутой, когда они занимались поисками дома для него. Было так тяжело уйти от Жасмин после того, как сделка, наконец, была оформлена, но девушка была слишком милой, он не хотел напугать её, показав тот мир, в котором жил.

И Чейз предпочел отпустить её, не нарушая милое неведение о существовании Других. Было бы невозможно скрывать свою вторую сущность, начни они встречаться. Он бы не удержал себя в руках, и Жасмин бы заметила его глаза, меняющие цвет, а также клыки, появляющиеся в моменты страсти. Можно было бы заставлять её забывать это, контролируя разум девушки, но слишком частое воздействие на память могло привести к сумасшествию.

Все это изменил изгой. Жасмин могла умереть, и Чейз не допустит повторения подобного. Её работа сопряжена с риском встретить неприятных незнакомцев и реальной возможностью навредить ей, ведь Жасмин часто вынуждена оставаться с ними наедине. Чейз должен был это предвидеть, но был слишком сосредоточен на сохранении её в неведении относительно того, что люди находятся в пищевой цепочке ниже, чем они предполагали.

Последние сомнения, делать её или нет своей спутницей, у него пропали. И его волчья натура, обычно не сильно себя проявляющая, рвалась наружу с удвоенной силой. Животные инстинкты внутри кричали о том, что она его. Та самая. Член ныл, оставаясь напряженным даже после то


убрать рекламу




убрать рекламу



го, как Чейз кончил, и ему не хотелось выходить из нежного лона Жасмин так скоро.

«Я добьюсь , — сказал он себе. — Она моя. Но я должен быть внимательным к ней, мне не надо оставаться в ней долго». 

Было так трудно развернуться и пойти с ней к кровати. Он действительно чувствовал себя неуверенным и слабым. Это было еще одним доказательством того, что Жасмин — его пара. Таким поганым способом его природа показывала даже самым жестоким из его рода, что они не могли быть полноценными без того, кто разделит с ними их жизнь, подчеркивая это физической слабостью.

Чейз растянулся на матрасе, устроив Жасмин поверх себя. Она не протестовала, только слегка вытянула ноги вдоль его тела. Её быстрое дыхание замедлилось, он подтянул сорочку Жасмин выше, поглаживая пальцами спину и ягодицы девушки. А зад у нее симпатичный, и, кажется, он его отметил, когда сжал слишком сильно. Его кровь в ней позаботится, чтобы синяков не осталось, но красные отпечатки пальцев все еще виднелись, когда Чейз приподнял голову, чтобы полюбоваться Жасмин.

«Ублюдок» .

Ему стоило заниматься с ней любовью на кровати, вместо того, чтобы прижимать к стене. Она заслуживала лучшего, но он отказывал себе слишком долго. Чейз на протяжении длительного времени пытался быть благородным, сопротивляясь своему влечению к Жасмин. Такого не повторится. Он не сможет забыть того, как увидел её в том подвале, избитую и израненную, искусанную, с ободранными и кровоточащими запястьями, и как девушка дрожала у него руках, когда он её нес. Еще день, и Жасмин бы не выжила. А он даже не знал, что она в беде.

«Я не должен был просто бросать её, а, напротив, приглядывать за ней. Мне следовало — да, черт!» 

Чейз оставил её в опасности, вот к чему все сводилось. Жасмин была его парой, а он оказался слишком упрям, чтобы признать это. Чейз решил, что это просто сильная симпатия и не более того. А увидеть её так близко к гибели — это, как звонок будильника…

— Ты как? — он прижался к щеке Жасмин.

— Хорошо.

Ему нравился её голос, такой женственный и мягкий. А еще у нее была такая нежная кожа и сексуальные изгибы тела. Одна рука заскользила по бедру Жасмин, нежно прижимая. Его спутница не являлась тощей, как большинство оборотней и вампиров. И она была права на счет женщин, которые часто посещали клуб. Они были слишком совершенны, благодаря их родословным. Или благодаря пластической хирургии, что касалось поклонниц острых ощущений и опасности для жизни. Человеческие самки думали, что клуб «Гот» — это просто место, где можно встретить богатых и красивых мужчин и хорошо провести время или даже найти богатого покровителя. Они не знали, что являлись добровольно пришедшей закуской для любого вампира, который положил бы на них глаз.

Жасмин же была вся его, идеальная для Чейза именно такая, какая есть, и он был уверен, что это всегда будет так. Защитить её он сможет, спрятав в своем логове. В его планы не входило представлять Жасмин всем тем, с кем он знаком. Вампиры — его боссы — были в этом отношении надежными, но остальные — непредсказуемы. Они рассматривали людей, как более слабый вид, годный только для секса и питания. Были установлены правила, запрещающие убийства, но Жасмин видела в вампирах только монстров. И он мог это понять. Иногда Чейз тоже ненавидел их холодное равнодушие к любому, кого они считали низшими.

Он поморщился, подумав о своей стае. У него не было желания становиться их лидером, но они учуяли волка внутри него. Их вожак вызвал его, когда Чейз устроился в клуб начальником службы безопасности, отказавшись выполнять распоряжения и отступить. Он был вынужден убить этого идиота, когда тот отказался подчиниться.

Некоторые самки из стаи довольно агрессивно преследовали Чейза. Ему было наплевать, но они не примут Жасмин в качестве его спутницы так просто. Он знал двух сучек, которые могли даже вызвать Жасмин за право принадлежать ему. Ничего у них не выйдет. Он готов бросить и стаю, и работу, все что угодно, только чтобы защитить Жасмин.

Он и его сестра будут защищать её, если Арри когда-нибудь выдаст место его тайного логова. Хотя он сомневался, что такое могло случиться. У них было слишком много общего, они пришли из одного и того же клана на Аляске, и, хотя Арри и была занозой в заднице, он не считал её угрозой. Девушка просто раздражала его, полагая, что они могли стать парой, но Чейз отверг её.

Жасмин пошевелилась на его груди, подняв подбородок. Сомнения светились в её прямом взгляде. Он легко читал все невысказанные ею вопросы. Хорошо, что она приняла случившееся проще, чем Чейз боялся. Крики и рыдания были среди предполагаемых им вариантов.

— Здесь со мной ты в безопасности. Я никогда не позволю кому-либо или чему-либо причинить тебе вред.

— Что в действительности тебе от меня надо?

Это был трудный вопрос. Ответ на него мог напугать Жасмин.

«Все». 

— Ты не сможешь жить прежней жизнью, и знаешь об этом. У изгоя могли быть подельники, он сам был обращен недавно. Это означает, что у него есть хозяин. Я не нашел никаких признаков, что кто-то еще жил там, но это слишком реальная возможность, скорее всего за ним кто-нибудь следил. Хозяин захочет отомстить. И ты можешь оказаться мишенью.

Чейза захлестнула волна её встревоженных мыслей. Она упорно трудилась, чтобы приобрести дом, который ей нравился. С семьёй Жасмин не была слишком близка, но её волновало, что она возможно никогда больше не сможет ни с кем из них поговорить. Работа с недвижимостью — вот все, что она умела. Материальная сторона вопроса тоже беспокоила Жасмин.

— Достаточно, — сказал он, — у меня больше денег, чем мы сможем когда-либо потратить. Тебе не надо работать. Я знаю, что там тебе нравится, но это слишком опасно. Я — вожак стаи оборотней, стая не отказывается принимать новых членов, даже если им негде жить. Ты можешь помогать подыскивать им жильё, чтобы тебе не стало скучно. Ты можешь звонить семье и друзьям время от времени. Будет конечно лучше, если ты скажешь, что влюбилась, вышла замуж и переехала в другую страну. Я могу изменить кодировку на сотовом телефоне, чтобы наше местоположение не могли определить. Я хорошо умею это делать. Твой дом… Мне очень жаль, конечно, но придется его продать. Думаю, тебе понравится этот, когда ты тут осмотришься.

— Вышла замуж?

Жасмин была ошеломлена, и это насмешило его.

— Стать партнерами — это у нас и есть нечто вроде женитьбы. Мы можем организовать официальную церемонию, если ты захочешь. Я не против. Что значит какая-то бумага и тип, что произнесет несколько слов, по сравнению с теми узами, что получаем мы?

— Я понятия не имею, о чем ты.

— Это намного глубже, чем ты себе сможешь представить. Хотя ты узнаешь это достаточно скоро, — «Сразу, как только согласишься» . Чейз не хотел торопить Жасмин, но уже так хотел скрепить их узы. Он отгородился от её мыслей, поражаясь способности Жасмин придумывать все новые и новые поводы для беспокойства. — Все будет в порядке.

— Это ты так говоришь, — она попыталась отодвинуться, но Чейз обнял её рукой за талию, удерживая рядом.

— Поцелуй меня.

— Я знаю, чем это закончится. Ты собираешься продолжать соблазнять меня до тех пор, пока я не соглашусь остаться с тобой?

Это был отличный план!

— Вполне возможно, — усмехнулся он. — Я могу сделать и что-нибудь похуже, — ему не понравился страх, мелькнувший в её глазах. — Это была шутка. Поверь мне, я не причиню тебе вреда.

— Да, поверила бы, но мы так недолго знакомы, и я не видела тебя столько месяцев. Ты даже не звонил, но хочешь на мне жениться? Это какое-то сумасшествие.

— Добро пожаловать в мой мир, — Чейз перекатился, подмяв её под себя. Жасмин ахнула, но не стала сопротивляться, когда он прижался губами к её шее. — Обхвати меня ногами. Ты не пожалеешь.

Возбужденная плоть слегка уменьшилась, но они все еще были соединены. Ему понравилось находиться внутри её гостеприимного тела. Жасмин подходила ему идеально, взрывала его мозг, но он снова хотел её. Девушка приподняла бедра, чтобы прижаться к нему теснее, и обхватила ногами его задницу. Он медленно задвигался, целуя Жасмин в губы и в шею. Стон её удовольствия подогревал его желание двигаться дальше.

«Нет, соблазнить её — вовсе не такой уж плохой план».  Чейз сделает все, чтобы убедить Жасмин остаться и быть с ним. Мужчина немного приподнялся, чтобы получше направить свой член, скользящий вперед-назад, чтобы в движении он задевал напряженный комочек нервов её киски. Стоны Жасмин стали громче, и внутренние мышцы лона плотно сжались вокруг Чейза. Ему пришлось бороться с собой, чтобы избежать позора. Мужчина был готов взорваться так быстро, как будто все являлся подростком.

Жасмин была такой жаркой, такой влажной и такой его. Она была раем и адом, искушением и спасением. Он вел уединенную жизнь, зная, что никогда не будет полностью своим в стае, потому что слишком много в нем было от вампира. Чейз не мог перекидываться и не хотел брать себе доминантную самку. Они боятся, что недостаточно живой, чтобы любить или даже испытывать чувства, и что вместо этого, он будет только удовлетворять свою потребность в крови. И ошибся. Женщина, что сейчас находилась под ним, являлась самой важной в его жизни, и так будет, пока смерть не разлучит их.

Её внутренние мышцы сжимались все сильнее, ему пришлось стиснуть зубы, чтобы двигаться, не теряя контроля. Чейз наклонился, потянувшись ртом к груди Жасмин. Пососав тугой сосок, он чуть сжал его зубами. Этого оказалось достаточно, чтобы отправить её за край. Жасмин закричала, впиваясь в него ногтями. Её лоно сжималось вокруг члена Чейза, пока он не запрокинул голову, разрешая себе кончить и наполнить Жасмин его семенем.

ГЛАВА 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Жасмин проснулась одна в большой кровати. Камин все еще горел, пламя поднималось вверх, освещая комнату. Видимо, покрывалом ее накрыл Чейз, так как последнее что осталось в памяти, это то, как они занимались любовью, пока она не отключилась. Жасмин приподнялась и огляделась вокруг.

Комната была большой, с кирпичными стенами, и вставками из старинных деревянных панелей. Она была обставлена со вкусом темной антикварной мебелью: огромным комодом, и под стать ему шкафом. Открытая дверь вела в ванную комнату. Две закрытых двери рядом, должно быть, вели в стенной шкаф или чулан.

Жасмин внимательно осмотрела себя. Ее запястья выглядели невредимыми. Даже от бледного шрама, не осталось и следа. Раны на плече, где ее укусил изгой, так же излечились. Розовая, здоровая кожа опровергала любые доказательства нападения. Другие раны на теле, так же исчезли. Чейз исцелил ее.

Итак, красавчик, на котором она была давно помешана, оказался наполовину оборотнем, наполовину вампиром. Звучало безумно, но такова была реальность. Жасмин откинула с себя покрывало и натянула ночную рубашку, которую Чейз стянул с нее во время занятий любовью. Когда Жасмин пошла в ванную, то каменный пол показался холодным под босыми ступнями. Это была уютная комната с джакузи. Жасмин долго мечтала о полноценной ванне, но вместо этого решила принять душ.

Новая зубная щетка лежала на тумбочке. Ее тронуло, что Чейз подумал о ее потребностях. Тут же лежала сложенная чистая одежда. Жасмин осмотрела большую футболку и боксеры, предполагая, что это для нее. Они немного висели на ней из-за разницы в размерах. Расчесав волосы, Жасмин вернулась в спальню. Чейз еще не вернулся.

Голод и любопытство, привели ее к выходу из спальни. Осмотрев замки на толстой металлической двери, Жасмин нажала на ручку и толкнула, ожидая, что будет заперто. Однако, не без труда, та приоткрылась. Пришлось приложить усилия, чтобы открыть проход полностью. Оказалось, что дверная рама была рифленой, для лучшей герметизации спальни. Тот факт, что Жасмин не была заперта, предполагал, что она — не пленница. Идя по коридору вперед, к приоткрытой двери, Жасмин поняла, что находилась в большом подвале, и это немного ошеломляло. Она не могла вспомнить, видела ли хоть одно окно в спальне или в ванной.

Сюрприз ожидал, когда она поняла, что это была не простая дверь — потайная. Шагнув в проем в полуподвальное помещение, и повернувшись назад, она увидела вместо двери винные шкафы, прикрепленные к передней части стены. Бутылки были пыльными, будто их никто не трогал годами. Когда потайная дверь закрыта, коридор и спальня скрыта от лишних глаз. Жасмин огляделась вокруг. Подвал был большим и казался старым, в воздухе стоял затхлый запах. Лестница, ведущая наверх, была каменной, напоминая ей о замке.

Жасмин переживала, что она больше не находится в городе, в котором выросла. В памяти зияла черная дыра, с того момента как Чейз нашел ее в подвале, и до того, как она очнулась в его доме. Что если он увез ее из страны?

Дверь наверху была металлической и толстой. Она слегка скрипнула, когда Жасмин без усилий открыла ее, осматривая большую современную кухню. Через окно струился солнечный свет и виднелся густой лес.

— Ты не должна была подниматься сюда.

Женский голос испугал ее. Жасмин повернулась, уставившись на брюнетку, которую видела прошлой ночью. Чейз, назвал ее своей сестрой.

— Я Дженни. Ты Жасмин, — она ухмыльнулась. — Думаю, имена на «J» очень популярны.

— Где Чейз?

— У него дела. Он вернется через несколько часов, — взгляд женщины упал на ее талию. — Голодна? Я слышу, как у тебя урчит в животе.

— Это ненормально, — Жасмин тут же пожалела о сказанном, не желая обидеть.

— Ты привыкнешь к обостренному слуху, после того как вы полностью повяжетесь. Вязка повысит все твои чувства. Присаживайся. — Дженни указала на стул. — Надеюсь, ты ничего не имеешь против хлопьев? Я готовлю только тогда, когда брат требует.

Сотни вопросов крутились в голове Жасмин, пока она наблюдала за женщиной, готовящей быстрый завтрак, но сейчас она была бы удовлетворена и парой ответов.

— Я могла бы приготовить что-то.

— Лучше, если я сама сделаю все. Ты еще не знаешь, что где лежит на кухне, — Дженни взглянула на нее. — Но когда-нибудь, тебе придется узнать.

— Ты живешь здесь? — спросила Жасмин. — И зачем ты для меня готовишь? Ты на Чейза работаешь?

— Чейз — мой защитник, поэтому я делаю все, что он скажет. Это лучше, чем жить на улице, и он добр ко мне. Он здесь не часто бывает, но полагаю теперь это измениться, когда у него появилась ты, — Дженни посмотрела на нее.

— Защитник? — это привело еще к нескольким сотням вопросов.

— Нас попросили покинуть наш клан. Наша мама разыскивала и выбирала в любовники древних и сильных вампиров, поэтому, у меня и брата вампирские гены. Наш клан нервничал от того, что мне и Чейзу для выживания нужно много крови для питания. Обычно, во время спаривания, многие не против укусов, они даже наслаждаются этим, но тут же раздражаются, если ты начинаешь при этом пить кровь. А там, откуда мы пришли, банков крови не было.

— Откуда же?

— Из очень отдаленного места на Аляске, — Дженни поставила миску с хлопьями перед ней. — Ешь. Задашь Чейзу свои вопросы.

— Но его здесь нет, — указала на очевидное Жасмин.

— Тогда, это слишком плохо для твоего любопытства. Мне есть чем заняться, — Дженни вышла через заднюю дверь.

«Видимо, нам сложно будет стать друзьями». 

Жасмин доела и вымыла миску. Она не была уверена, разрешено ли ей было осмотреть дом, но никто и не запрещал. Чейз же говорил, что это и ее дом тоже.

Первый этаж был большим, и, исходя из архитектурных деталей, очевидно, что особняк был построен в сороковых. Кое-что выбивалось из стиля, видимо часть здания была реконструирована где-то в семидесятых. Одна из дверей оказалась заперта. Парадная столовая была в пыли, и, судя по всему, ею уже долгое время не пользовались. В гостиной разместилось много современной мебели и большой телевизор. В малой гостиной на встроенных полках стояли тысячи старых книжных томов в кожаных переплетах. Кроме того, на первом этаже было две ванных комнаты. Жасмин остановилась на ступеньках изогнутой лестницы, вглядываясь вверх, на второй этаж.

— Пожалуйста, не ходи туда.

Дженни снова напугала ее. Жасмин оглянулась, прижав руку к колотящемуся сердцу.

— Ты напугала меня. Я не слышала, как ты подошла.

— Я тихая. Это во мне от хищника.

— Эмм, и как реагировать на это?

Улыбка изогнула губы брюнетки. Она была красивой. Синие глаза, очень похожи на глаза брата, когда они светятся, но немного бледнее по цвету.

— Это то, кто мы есть. Мы можем казаться людьми, но никогда не забывай, реальность часто не та, чем кажется, — она кивнула в сторону лестницы. — Это мое место, и я люблю уединение. Я не могу запретить тебе подниматься на второй этаж, но была бы благодарна, если бы ты этого не делала. А вот Чейз, не любит спать над землей. Это вероятно из-за того, что произошло лет двадцать назад, после того как мы покинули Аляску.

— Что произошло?

— На нас напали вампиры. Они знали, что мы — оборотни, и пытались убить нас. Это была их смертельная ошибка, — она усмехнулась. — Они прислали только пятерых за нами.

— Пять вампиров? — опешила Жасмин.

— Их должно быть в два раза больше, если они планировали убить брата и меня.

— И как это связано со сном в помещении над землей?

— Они проникли через окна. Глубокой ночью, — Дженни махнула рукой на одну из банкеток, стоящих в прихожей. — Сядь.

Жасмин устроилась на красивой, но неудобной банкетке, Дженни присела напротив, в десяти футах.

— После этого случая, я отказалась от настоящей спальни: с окнами, свежим воздухом и солнечным светом. Мой брат, чувствует себя более защищенным в подвале, под землей. Меньше возможностей проникновения внутрь, в случае нападения. Ходят слухи, что в помещении под клубом, где он работает, якобы много комнат. Но я там ни разу не была, так что не знаю, правда ли это. Вот там он и живет большую часть времени.

— Тебе не нравится клуб, где он работает?

— Он принадлежит двум вампирам, — тут, Дженни презрительно посмотрела на Жасмин. — Ты встретилась с моим братом там?

— Нет. Я была его риелтором.

— Я рада. Мне бы не хотелось думать, что он принял объедки.

— Что? — опешила Жасмин, но на самом деле не была уверена, хотела ли она знать ответ на вопрос.

— Женщины, которые часто посещают этот клуб: игрушки для вампиров. Те трахают их, пьют кровь и копошатся в их мозгах, чтобы люди забыли все кроме секса, — Дженни сделала паузу. — Даже если этот секс был отвратительным, они могут заставить поверить, будто это лучшее, что когда-либо было, чтобы женщины возвращались в клуб снова и снова. Так вампиры поддерживают стабильные поставки продовольствия.

Эта информация немного тревожила.

— И Чейз?

— Что?

— Он это делает? Занимается сексом и кормиться от женщин в клубе?

— Теперь нет, даже если делал это, — Дженни улыбнулась. — Ты понятия не имеешь о парах, не так ли?

— Я даже не знала, что вампиры и оборотни реальны, до прошлой ночи.

— Он не мог связаться с тобой, если бы не был уверен, что ты — именно та, кого он хочет. Большая редкость, когда в паре, кто-либо изменяет. Такие оборотни психически неуравновешенны и бессердечны. Твоя боль станет его, и наоборот. Это как выстрелить себе в ногу. Связь усиливает эмоции и страсть, и ничто больше, не может сравниться с этим. От занятий сексом с другой женщиной, не будет удовлетворения.

— Я приму это за «нет». Почему спальня Чейза спрятана? Из-за нападения? Я видела поддельную стену, на месте двери.

— Да, это для того, чтобы защитить его, а теперь и тебя, в случае нападения. Вокруг спальни — четыре дюйма стали и бетона. Никто не сможет пробить его, без труда и времени. У нас опасные враги. Чейз и я, часто спорим о моих предпочтениях спать наверху, но он не может заставить меня выполнять все его требования. Я провела детство, живя под землей. Я не хочу прятаться там сейчас, только из-за того, что несколько мудаков напали на нас.

— Как вампир изгой, который схватил меня?

— Прибавь еще стаю Чейза, и кровососов из этого округа. Он всегда начеку, особенно с членами клуба. Летал и Бларон взяли Чейза под свою защиту, как своего начальника службы безопасности, но не все вампиры вменяемы.

— Я запуталась, — призналась Жасмин. — Что означает «защита» Летала и Бларона?

— Они его друзья-вампиры, и их защита, означает, что они предупредили других вампиров, никогда не трогать Чейза, из-за его смешанного вида. Но это не значит, что все подчинятся.

— Вампиры ненавидят смешанную кровь?

Дженни облизнула губы и сложила руки на коленях.

— Мы, полукровки, во многом превосходим вампиров и оборотней. Это означает, что мы можем их убить. Это им не нравится. Вампиры не могут выходить на улицу днем, не сгорев дотла, в то же время как нам, солнце дает только загар. Следовательно, мы можем напасть на вампиров днем, когда они слабы, и это возмущает их. Мы обладаем их способностями, но возможностей использовать их, у нас больше.

Жасмин поняла.

— И оборотни?

— Мы не можем только перекидываться, но у нас есть все другие их способности, плюс, особенности вампиров. Оборотни, больше всего, уважают силу и доминирование. Чейз может бросить вызов любому альфе. Большинство стай, живущих в городах, работают на вампиров. Стая естественно, следует только за самым сильным волком. У Чейза запах волка, несмотря на то, что он не чистокровный.

— Ты сказала, что оборотни представляют опасность.

— Чейз пугает их до усрачки. Любой из них убрал бы его, если бы смог. Они никогда полностью не доверятся ему, потому что Чейз не чистокровный волк. Но ничего не могут сделать со своим инстинктом, следовать за ним, за запахом альфы.

— Кто-то из оборотней пытался убить его?

— Парочка.

— И? Что случилось?

— Чейз убил их первым.

Слова были сказаны с такой легкостью, без единой эмоции, что холодок пробежал по спине Жасмин.

— Это ужасно.

— Выживает сильнейший, — Дженни встала. — Он дома, — ее взгляд метнулся. — Привет.

Чейз прислонился к стене, и казалось, стоял там уже какое-то время. Поза была непринужденной, но обычно кофейного цвета глаза, сейчас светились сапфировыми бликами и выдавали его напряжение. Он смотрел на свою сестру, холодным взглядом.

— Что ты делаешь?

— Отвечаю на вопросы.

Он глубоко зарычал.

— Ты же знаешь.

Его сестра опустила подбородок и взгляд.

— Я приношу свои извинения. Не думала, что ты будешь против.

— Херня! Ты не ожидала, что я вернусь так скоро, и не слышала, как я вошел. Иди наверх и оставайся там до обеда. Мы хотим стейки, и ты готовишь!

— У нас их нет. Я купила курицу.

— Значит, сходи в магазин.

Она быстро кивнула.

— Конечно, — и Дженни побежала наверх по лестнице.

Жасмин поднялась с банкетки на нетвердые ноги, немного боясь и нервничая. Чейз наблюдал за ней, стоя неподвижно.

— Я задала ей те вопросы. Злись на меня.

Одна бровь выгнулась.

— Она твоя сестра, а не прислуга. Ты, сходишь в магазин, если хочешь стейк, а я приготовлю его.

Было немного страшно, когда Чейз оттолкнулся от стены и подошел ближе. Он сменил джинсы на черные кожаные штаны, которые облепили его мускулистые ноги и поджарые бедра. Черная хлопковая рубашка, натягивалась вокруг его верхней части тела, четко очерчивая широкие плечи и мускулистые руки. Он остановился в футе от нее. Они почти соприкасались.

Жасмин пришлось поднять голову, чтобы сохранить зрительный контакт с ним, и это напомнило о том, насколько Чейз высокий. Ее страх усилился, когда молчание дошло до некомфортной точки.

— Она не сделала ничего плохого, — тихо, но твердо прошептала Жасмин, защищая Дженни. — У меня возникли вопросы, а тебя не было рядом, чтобы ответить на них.

— Не связывайся снова с Дженни. Она знает правила.

— Это так работает!? Спаривание? Я должна делать все, что ты скажешь? Ты накажешь меня, если я ослушаюсь?

Он покачал головой.

— Я уже говорил тебе, что никогда не обижу тебя, и ты всегда можешь высказывать свое мнение.

— Хорошо. Я и собиралась это сделать, независимо от того, как ты отреагируешь. Я не буду молчать. Ты повел себя как придурок, со своей сестрой.

Его губы дернулись.

— Вижу.

— Она сказала, что не работает на тебя, но ты относишься к ней, как к прислуге. На самом деле даже хуже. У меня есть домработница, и я с ней, никогда так не разговариваю. Я не отдаю приказы, а прошу ее.

— Есть еще пожелания?

— Не должно быть никаких правил, насчет моих разговоров с твоей сестрой. Спаривание, как брак. Вот, что ты сказал. Это значит, что она станет моей невесткой, если я соглашусь, верно?

— Да.

— Тогда не должно быть никаких правил, насчет наших разговоров.

— Хорошо.

— Ты серьезно? — Жасмин удивилась, что Чейз так легко уступил.

— Я не привык, чтобы меня поправляли, — в его глазах искрилось веселье. — Прости.

— Думаю, ты должен сказать это сестре.

— Скажу, — Чейз поднял руки и кончиками пальцев провел по ее щеке. — Как спалось?

— Замечательно.

— Ты поела.

— Откуда ты узнал?

— По запаху. Ты ела хлопья с молоком.

Жасмин прикрыла рот рукой.

— У меня пахнет изо рта? Прости.

— Мне нравится эта марка хлопьев, и я пью молоко.

И кровь. Она не собиралась забывать об этом.

— Ты действительно употребляешь пищу?

Он взглянул ей в глаза, и она почувствовала что-то внутри головы. Это было похоже на пощипывание, где — то в глубине мозга.

— Вампирам не нужна пища, но некоторые едят. Одни наслаждаются вкусом, а другие, считают, что прием пищи делает их более человечными. Оборотни едят много, еда нужна им, чтобы выжить. Я люблю еду, и да, я также пью кровь. Мне нужно и то, и другое… Мне будет плохо, если не буду пить кровь. Мое тело нуждается в этом, иначе появятся побочные эффекты, которые в конечном итоге, убьют меня.

— Ты опять читаешь мои мысли, — Жасмин было некомфортно от этого. Она положила руку на теплую и твердую грудь. — Прекрати.

— Прости, — Чейз пожал плечами. — Это еще одно, что нужно перестроить в себе. Это естественно для меня. Я не хотел вторгаться в твою личную жизнь или причинить тебе неудобство.

— Это несправедливо. Я не могу читать твои мысли, так что просто не лезь ко мне в голову.

— Я попытаюсь.

— Серьезно? — пощипывание в голове прекратилось, как если бы что-то изъяли из ее мыслей. — Я почувствовала это!

— Что? — он нахмурился.

— Ты залез в мою голову!

Пощипывание резко вернулось, и она оттолкнула его.

— Ты делаешь это снова, не так ли? Убирайся.

Он отошел назад.

— Удивительно.

— Убирайся! — покалывание прекратилось.

— Ты можешь чувствовать это. Это должно быть моя кровь внутри тебя.

— И как это повлияло? — Жасмин задалась вопросом, что же еще изменилось в ней.

— Я дал тебе много крови. Ты была серьезно ранена. Твои внутренние органы отказывали, — рука Чейза обхватила ее шею сзади, когда он подошел ближе. — Могу я кое-что попробовать?

— Эй! Держись подальше от моей головы.

— Нет. Я хочу проверить, сможешь ли ты прочитать мои мысли.

— Не смогу.

— Ты могла бы, — он помолчал. — Закрой глаза и очисти все мысли.

Жасмин колебалась, но потом сделала, как просил Чейз. Ей потребовалось время, чтобы выбросить все вопросы, которые кружились в голове. Раньше, была уверенность, что читать чужие мысли невозможно, но Чейз доказал обратное.

— Ты меня слышишь?

— Конечно.

— Проклятье.

Глубина его голоса удивила Жасмин, и она открыла глаза, чтобы взглянуть на него.

— Что не так? С моим слухом все нормально.

— Дорогая, — прошептал он. — Я не говорил этого вслух.

— Не говорил что?

Он уставился на нее.

— Не говорил вслух?

Его глаза прищурились.

Ты слышишь меня? 

Жасмин ахнула и чуть не запуталась в ногах, когда отступила назад. Ни единого звука не доносилось от Чейза, но его голос все же слышался в ее голове.

— Я сказал мысленно, но ты услышала это, так? — спросил он.

— Да.

— Это моя кровь. Я, вероятно, дал тебе слишком много.

— Что это значит? — это был пугающий момент. — Я обращаюсь в то же, что и ты?

Чейз напрягся от гнева.

— Эта чертова способность вампира, — он вдруг пересек расстояние между ними, и схватил ее за подбородок, заставив поднять голову. Его другая рука коснулась ее лица, на секунду оттянув нижнее веко. — Дерьмо.

— Что? — Тревога, еще мягко сказано из того, что она чувствовала.

— Я дал тебе слишком много. Ты медленно превращаешься.

— Превращаюсь во что? В такого же, как ты?

— В вампира.

Это не хорошо. Ей даже не нужно было объяснять это, особенно после того, как он побледнел, а голос скатился к рычанию. Паника поднялась в Жасмин, но она попыталась взять себя в руки. Потеря самообладания не даст ничего, но сделает ситуацию только хуже.

— Я сказал, что дам тебе время, но сейчас его не осталось. Мы должны спариться или ты умрешь.

— Ты дал мне свою кровь, чтобы спасти. А теперь это убивает меня?

— Это будет смерть человека в тебе. Фактически, ты не будешь мертва.

Жасмин не знала, что сказать. Ее рот открывался, но слова не выходили.

— Это означает, что ты станешь полностью вампиром, если мы не спаримся.

— И это плохо? — ну, конечно, это было так. Шок от того, что сказал Чейз, заставил ее сердце биться быстрее, а разум хотел немедленно вырубиться, чтобы избежать неприятной правды.

— Тебе нравиться солнце, дорога


убрать рекламу




убрать рекламу



я?

Она кивнула, сжав губы.

— Тогда да, это плохо. Даже моя кровь не защитит тебя от сгорания на солнце, если мы позволим тебе полностью обернуться. Тебе нужно будет потреблять большое количество моей крови регулярно, чтобы поддерживать тебя живой. Ты была слишком осушена, этим чертовым изгоем. Дерьмо, — Чейз отпустил ее, проведя пятерней по волосам. — Ты была слишком близка к смерти, и я не знал, что так получится. Я думал, что моя кровь только исцелит тебя.

— Я не хочу пить кровь, чтобы выжить, — еще более тревожные мысли заполонили ее. Каковы последствия того, что она станет вампиром. Это заняло первое место в ее списке того, что она ненавидела больше всего.

— Это будет только моя кровь. Мы уже проходили через это.

— Сколько времени у меня есть? Я чувствую себя прекрасно.

— Мы должны спариться в течение двадцати четырех часов. Потом будет слишком поздно. Ты пройдешь через смерть, а когда твое тело умрет, ты проснешься полностью вампиром. Я бы предпочел, чтобы мы сделали это прямо сейчас.

Это было совсем не хорошо. Жасмин смотрела на Чейза, и пыталась сохранить спокойствие. Это было нелегко. Новый мир, в который она попала, был слишком чужим, и она должна была сделать непростой выбор. Чейз считал, что это так просто — просто принять реальность и стать его парой, но она хотела бы больше времени на раздумья.

Двадцать четыре часа.  Жасмин почти слышала тиканье в своей голове.

— Мне нужно побыть одной. Мне нужно обдумать это.

Чейз не выглядел счастливым, услышав ее просьбу, но кивнул.

ГЛАВА 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Чейз метался по кухне до тех пор, пока в комнату не вошла сестра, только что вернувшаяся из продуктового магазина.

— Спасибо.

— За что?

— Жасмин заметила, что я не ценю все то, что ты делаешь.

Дженни, начавшая убирать стейки, замерла и обернулась, окинув удивленным взглядом Чейза.

— Что? — внутри него вспыхнуло раздражение. — Прекрати так на меня смотреть.

Она вернулась к своему занятию, а закончив, захлопнула дверцу холодильника.

— Ты защищаешь и позволяешь мне жить здесь. Если бы ты в свое время не приютил меня, то я не знаю, где бы в итоге оказалась.

— Но это не означает, что я должен был вести себя как задница.

— Да, — Дженни грустно улыбнулась. — Я не была уверена, как отнесусь к твоей новоиспеченной паре, но пока мне все нравится.

— И как она могла помешать твоему счастью?

— Она человек, но, думаю, для тебя на самом деле лучше связаться с одним из них, нежели с оборотнем.

Чейз нахмурился.

— А это имеет значение?

— Большинство сук оборотней жаждут власти. Я бы хотела для тебя большего, нежели вязки с тем, кто никогда тебя не полюбит, — она подошла ближе. — Правда, что Жасмин не понимала, кем ты являешься на самом деле?

— Правда.

— Вы познакомились уже давно, но ты дождался момента, пока она чуть не умерла, и только затем заявил на нее права? Почему?

— Я стал испытывать к ней глубокую привязанность уже давно, но Жасмин была слишком милой и доброй, чтобы окунуться в эту жизнь. Я слишком сильно ее опекал.

Дженни кивнула.

— Понимаю. Я тоже встретила человека, но стараюсь избегать встреч, потому что он никогда не сможет осознать моей сущности.

От этого заявления Чейз нахмурился и почувствовал беспокойство.

— Что за человек?

— Сосед. Я пару раз столкнулась с ним на границе наших земель там, где протекает река. Он увлекается рыбалкой.

— Он одинок?

— Я не ощутила на нем запаха другой женщины.

— Он проявил к тебе свою заинтересованность?

— Он же мужчина, Чейз, — усмехнулась Дженни. — Сам-то как думаешь? — она одернула себя. — Он мне действительно нравится, особенно его аромат и чувство юмора.

— Почему бы тебе не сходить с ним на свидание и не посмотреть, куда вас это заведет?

— Мы оба знаем, что произойдет. Он запаникует, когда узнает, что я такое, а если бы я стала его парой, то он бы воспользовался ситуацией и в итоге упивался бы своей властью надо мной. Мы бы обменялись кровью, и это бы сделало его более сильным, агрессивным, в общем все изменения были бы в худшую сторону. Он не вырос с осознанием такой мощи.

— Он может повести себя иначе, нежели остальные.

— А может и нет, — Дженни подошла к столу и начала распаковывать сумку. — В итоге ты бы убил его, а я бы не смогла этого пережить.

— Я бы так не поступил.

Она пристально посмотрела на Чейза.

— Тебе бы пришлось, если бы он начал щеголять своей силой перед человеческими друзьями. Ты хоть представляешь, как это будет? «Эй, посмотрите на меня. Я могу поднять машину!» — Дженни закатила глаза. — Правило первое — держать в секрете наше существование.

— Ты могла бы вернуться на Аляску в наш клан.

Выражение лица Дженни ожесточилось.

— Нет.

— Мама?

Она резко кивнула.

— Она хотела, чтобы я стала парой вампира.

Гнев охватил Чейза.

— Почему ты не рассказала мне раньше?

— Так как знала, что ты придешь в ярость. Она считала, что поступает правильно, Чейз. Я добралась до тебя прежде, чем она смогла отвезти меня в Лондон. Там живут многие древние господа.

— Я рад, что ты пришла ко мне, — Чейз мысленно поклялся себе, поговорить с матерью. — Она там? Я давно с ней не общался.

— Наверное, — Дженни пожала плечами. — После того, как я сбежала от нее в аэропорту, мы больше не разговаривали. Я не желаю возвращаться на Аляску, тем более она уже могла вернуться домой.

— Ты можешь найти пару среди нашего клана, и тогда она оставит тебя в покое.

— Нет уж спасибо! — грусть в ее глазах противоречила сорвавшемуся с губ смеху.

— Неужели они считают тебя слишком холодной для того, чтобы стать чьей-то парой?

— Нет. Просто ты всегда вел себя как жестокий осел. И теперь я не нахожу рычание и агрессивность такими уж очаровательными.

— Понял. С меня хватит дерьма, связанного с моей стаей.

Ее глаза засверкали неподдельным весельем.

— Если бы только клан видел тебя сейчас.

— Заткнись, — он шутливо шлепнул ее по руке. — Это было необходимо.

— Почему ты работаешь на вампиров?

— Бларон и Летал не похожи на других. У них добрые сердца.

— Некоторые утверждают, что у вампиров их нет.

— У этих двух есть. Они не похожи на наших отцов.

— Думаешь они не откажутся от своих пар и детей только потому, что они — позор смешенных рас?

Все веселье моментально испарилось.

— Не откажутся.

— Твой отец тоже постоянно напоминал о происхождении?

— Не таким образом, он желал, чтобы я стал убийцей вампиров, которые смели ему противостоять.

— Но ты же не пошел на это!

Чейз покачал головой и громко вздохнул.

— Я не оружие, которое можно использовать, когда понадобится наемный убийца в светлое время суток.

— Именно мой отец предложил матери мою кандидатуру для одного из своих старых друзей. Тогда мне показалось, что она все еще его любит.

— Мы не нуждаемся в их опекунстве. Никогда не нуждались. Мама давно должна была понять, что ее просто использовали для потомства. Идея заворожила их, но реальность не оправдала ожидания.

Неожиданно Дженни шагнула вперед и прижала руку к груди Чейза.

— Ты любишь Жасмин?

— Думаю да. Я размышлял об этом еще с первой нашей встречи.

— Лучше если ты будешь в этом уверен. Вязка — это навсегда.

— Раньше я никогда еще не ощущал настолько сильных эмоций. Она приносит мне счастье, и я с нетерпением жду нашего будущего. В моих мыслях только Жасмин.

— Ты такой придурок, — засмеялась Дженни. — Это любовь.

— Теперь я просто обязан уговорить ее незамедлительно согласиться стать моей парой.

— Я думала, ты собирался дать ей время.

— Она обращается.

— Дерьмо, — Дженни попятилась. — Тогда почему ты в данный момент стоишь здесь и разговариваешь со мной? Действуй. Ты же не хочешь обречь ее на существование без света и сделать слабее, чем она должна быть. Твоя пара не должна обладать недостатками вампиров.

— Я не хочу, чтобы в итоге она пожалела о принятом решении.

— Жасмин возненавидит то, как будет вспыхивать ее кожа, когда она отважиться выйти на улицу в течение дня, и необходимости ежедневно пить кровь. У нее не хватает знаний о нашей жизни, но ты-то, Чейз, все прекрасно понимаешь. Поступи так, как будет лучше для нее.

Чейз знал, что сестра была права.

— Нужно найти ее, — он принюхался. — Ее нет наверху.

— В последний раз, когда я ее видела, она направлялась вниз.

— Жасмин будет страдать от истощения после того, как ее тело пройдет первый этап трансформации.

— Тогда иди, и наконец-то сделай ее своей парой.

Чейз развернулся на пятках и направился в подвал.

— Ты можешь приготовить ужин через час? Она будет голодна.

— Ладно. А ты сосредоточься на Жасмин.

Остановившись у двери, Чейз оглянулся, удерживая взгляд сестры.

— Что насчет человека, о котором ты упоминала?

— А что с ним не так?

— Я бы не убил его. Просто направлял бы до тех пор, пока он не осознал, как важно защищать тебя и то, чем мы являемся. Я не хочу, чтобы ты была одинока.

— То есть, ты бы напугал его до смерти, а если бы до него не дошло, то избил бы.

— Лучше уж я, чем кто-то другой нападет на него за то, что он раскрывает слишком много тайн.

— Точно. Я подумаю над этим.

— Хорошо.

Захлопнув дверь, Чейз последовал за слабым ароматом Жасмин, все еще витавшим в воздухе, и направился в свою спальню.


* * *

Жасмин смотрела в потолок, пытаясь осмыслить происходящее. Легкий шум привлек ее внимание, и она села, когда Чейз вошел в комнату. Они совсем не знали друг друга, из-за чего между ними возникла некая неловкость. Чейз все ближе подходил к ней, а Жасмин не понимала, что должна сказать.

Жасмин подметила его грациозные движения, овеянные аурой опасности. Он не являлся типичным парнем, никогда не был таким, но теперь она точно знала, в чем его отличия. Сочетание оборотня и вампира являлось смертельной комбинацией. Впрочем, темный взгляд Чейза не вселял в нее ужас, наоборот, он вынуждал ожить ее тело. Живот напрягся, а соски стало покалывать. Реакция на этого мужчину вспыхнула не только в этих местах, но Жасмин попыталась это проигнорировать.

— Как ты себя чувствуешь?

Она задалась вопросом, почему в этот раз он вновь не прочитал ее мысли. Эта способность по-прежнему нервировала.

— Нормально. Немного устала и чувствую какое-то беспокойство. Не могу заснуть.

Чейз сел на край кровати, из-за чего матрас под его весом сильно прогнулся, и повернулся к ней лицом.

— У твоих глаз появилась чувствительность к свету? Может, ты ощущаешь какое-нибудь онемение в теле?

Хотелось бы ей чтобы то, о чем спрашивал Чейз во втором вопросе, действительно являлось только симптомом. Каждый раз, когда он находился рядом, Жасмин не могла игнорировать реакцию своего тела. Она почувствовала это еще в первую встречу в офисе. Лишь от одного его взгляда ее пульс ускорился, а когда они пожали друг другу руки, то ее ладони моментально вспотели.

— Нет. Со мной все в порядке.

— К счастью, изменение — это медленный процесс, — Чейз протянул руку, но не прикоснулся к девушке. Его пальцы только пробежались по складкам на постельном белье. — У нас есть еще пару часов.

— Прежде чем я полностью обращусь в вампира?

— Да.

— Будет больно? — это было действительно страшно.

— Нет. Твое тело начнет неметь, а потом ты станешь сонливой, и в конце концов заснешь. В этот момент твое сердце перестанет биться, и ты умрешь, — Чейз смотрел куда угодно, но только не на Жасмин. — Завтрашним вечером, после завершения обращения, ты проснешься.

— У меня все еще будет биться сердце?

Он замялся.

— В определенной степени.

— Что это значит? Оно либо бьется, либо нет.

— Оно будет замедляться до тех пор, пока в итоге не остановится, если ты не поешь или поспишь в течение дня. Но когда ты будешь кормиться, оно ускорится. Чем свежее кровь, тем быстрее оно восстановится, и будет перекачивать ее с нормальной скоростью.

— А как насчет воздуха? Нужно ли мне дышать?

Чейз вновь помедлил с ответом.

— Ты сможешь очень долго обходиться и без воздуха. Технически тебе вообще не нужно дышать, но когда твое тело начнет умирать из-за кислородного голодания, это будет выглядеть не слишком красиво.

— Ты не мог бы рассказать обо всем более подробно? Я не знаю ни одного реального факта о вампирах, все мои знания основываются на чтение фантастических книг.

— Предположительно ты начнешь видеть все в белых или зеленых оттенках, зависит от того, какой климат тебя окружает — сухой или влажный, — Чейз поморщился. — Нам нужно предпринять определенные меры, чтобы изменить ситуацию, Жасмин.

Она прекрасно понимала, что он имел в виду.

— Ты хочешь, чтобы я стала твоей парой.

— Ты же знаешь, что хочу, — Чейз наклонился ближе, окидывая ее пронзительным взглядом. — Обещаю, ты никогда не пожалеешь о принятом решении.

— Как ты можешь обещать такое?

Чейз помедлил.

— Я живу уже более ста лет, Жасмин.

Она стала внимательно изучать черты его лица. Ему можно было дать не больше тридцати с небольшим. Жасмин закусила губу, пытаясь угадать, хотел ли он просто ее шокировать.

«Ты можешь слышать меня, когда я концентрируюсь и проецирую свои мысли». 

Звук его голоса в голове девушки звучал так же ясно, как если бы он говорил вслух.

«Поверь в то, что тебе кажется невозможным. Я тому доказательство, моя любовь. Я всегда буду держать свои обещания». 

На ее глаза навернулись горячие слезы, когда она удержала взгляд Чейза. Она наблюдала, как его карие радужки приобрели кобальтовый цвет, и это было самым важным доказательством того, что все, во что она когда-то верила, не являлось истиной. Именно Чейз изменил все. С его появлением вся ее жизнь перевернулась с ног на голову.

— Воспользуйся этим шансом, — пробормотал он, подбираясь все ближе и не отрывая от нее взгляда. — Ты можешь получить все, — его голос стал более низким. — Мою любовь. Меня. Счастье, — Чейз замер, а затем подарил девушке сексуальную сокрушительную улыбку. — Отличный секс.

Чейз играл нечестно. Подобрался слишком близко и пах так хорошо… да кого она обманывала? Жасмин боготворила Чейза Вудса. Еще с самой первой встречи он забрался ей под кожу и превратился в практически навязчивую идею. Именно он наполнял ее фантазии ночью, отодвинув остальных мужчин на задний план, да и к тому же спас ей жизнь.

— Если я соглашусь, то потеряю дом, работу, друзей и семью, верно?

«Как я могу так рисковать, только чтобы быть вместе с этим мужчиной?» 

Все это отличалось от того, во что она когда-либо верила. Жасмин всегда являлась сильной и дееспособной женщиной. Но мысли о том, чтобы отказаться от своей жизни ради Чейза, выждали ее чувствовать растерянность и смущение.

— Я понимаю, что это трудный выбор, но если изгоя подослал мастер, то ты все еще в опасности. Значит, он считает, что ты принадлежишь ему и будет дальше тебя преследовать. Чтобы добраться до тебя, он начнет убивать людей, о которых ты заботишься. Я достаточно силен и одержу над ним верх. Ты моя пара, Жасмин. Я никому не позволю причинить тебе вред. К тому же тебе нужно учесть и другие факты при принятии решения. Как ты собираешься объяснять изменения, произошедшие в тебе, с течением времени? Люди это заметят. Это рискованно и причинит тебе боль. А в дальнейшем повлечет еще больше страданий. И в итоге я буду страдать так же, как и ты.

— Я не просила об этом, — из-за ситуации, в которой она оказалась, внутри Жасмин образовалась горечь.

— В этом повинен изгой, а не я. Когда-то я уже покидал тебя, хотя это было последним, что желал. Тогда я поступил так только потому, что твое счастье стояло для меня на первом месте, — его тон смягчился, а во взгляде отразилась нежность. — Я пойду ради тебя на все.

— Ты можешь исправить все так, чтобы я не превратилась в вампира? Разве мы не можем просто встречаться и вернуть мою нормальную жизнь? Мне нужно больше времени.

Чейз замялся, а его красивое лицо омрачил огорченный взгляд.

— Для тебя я бы пошел на все, если бы это было возможно. Изгой нанес тебе слишком большой вред, и врачи уже бы не смогли спасти твою жизнь. Только моя кровь могла тебя спасти. Я не хотел, чтобы ты начала превращаться в вампира, но этот инцидент подвел тебя слишком близко к смерти. Теперь у тебя осталось только два варианта— либо стать одной из них, либо согласиться быть моей парой. В любом случае, я не могу обратить время вспять и исправить все произошедшее.

Даже если Жасмин и не нравились слова Чейза, она все равно понимала, что он говорил правду. Может он и обладал сверхъестественными способностями, но уж точно не силой путешествия во времени. Жасмин никогда бы добровольно не согласилась подвергать опасности близких.

— Я умру за тебя, Жасмин, — искренность отразилась в его голосе. — Я знаю, что прошу многого, возможно, даже слишком многого, но пожалуйста, согласись стать моей парой. Клянусь, ты не пожалеешь. Я сделаю все возможное, чтобы ты была счастлива. Мы решим все наши проблемы.

Жасмин заглянула в красивые глаза Чейза, и от того что она увидела в их глубине, у нее сжалось сердце. Каждое сказанное им слово было чистой правдой. В этот миг она почувствовала, что любовь, которую она испытывала к мужчине стала еще сильнее, и из-за этого осознания у нее перехватило дыхание. Такой шанс выпадал только один раз в жизни — остаться с Чейзом на вечность. Пока они смотрели друг другу в глаза, ее опасения и страхи исчезли.

— Да, — с ее губ слетело лишь одно слово.

Она не была уверена, кто больше удивился ее согласию. Стать парой являлось пожизненным обязательством. Чейз сделал все возможной, чтобы она поняла, что не будет пути назад и они окажутся связанными друг с другом на очень длительный срок. Улыбка Чейза исчезла, а из груди вырвалось низкое рычание.

— Ты не пожалеешь.

Жасмин очень на это надеялась.

— Что дальше?

Он наклонился ближе.

— Дальше мы будем следовать инстинкту.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Я займусь с тобой любовью, — Чейз нежно обхватил теплой рукой ее щеку. — А когда придет время, я дам тебе своей крови. Ты начнешь ее пить, когда я укушу тебя.

— Будет больно? — даже несмотря на то, что это почему-то звучало сексуально, Жасмин не хотела чувствовать боль.

— Нет.

Она желала поверить каждому обещанию, данному этим хриплым голосом, и в этот момент Чейз сократил расстояние между ними и захватил в поцелуе ее губы. Одного лишь нежного соприкосновения было достаточно для того, чтобы сердце Жасмин забилось быстрее от волнения. Его мускусный аромат и вкус невероятно возбуждали.

— Разденься.

Жасмин прижалась к мужчине, отвечая на поцелуй, но Чейз немного отстранился, пытаясь извернуться и стянуть с нее футболку и боксеры. Но Жасмин впилась в его плечи, не давая ему двигаться. Ее всегда охватывала стеснительность в любых новых отношениях, поэтому, когда она обнажалась, то желала спрятаться куда-нибудь в укромный уголок. Хотя с Чейзом она чувствовала себя намного расслабленнее. Все в этом мужчине будило ее сексуальность.

Чейз вновь зарычал, и в ответ на это соски Жасмин сжались. Секс между ними был удивительным, прекрасным и бурным. Она желала снова испытать это безумство, поэтому в нетерпении поддалась бедрами к Чейзу и потерлась грудью о его грудь. Обняв Жасмин, он еще ближе прижал ее к своему телу.

Их языки встретились, исследуя друг друга с жаром, рожденным из чистого пламени. Воспоминания о последнем сексе, когда они так же обменивались прикосновениями, возбуждали Жасмин в той же степени, как и его поцелуй. Никто никогда не заставлял ее так пылать страстью. Возможно, ее здравомыслие испарилось из-за скрытого восторга от того, что она сейчас находилась с очень плохим парнем. Независимо от причины, на данный момент Жасмин извивалась, желая, чтобы Чейз, наконец, раздел ее, следуя своим обещаниям, и между ними не осталось ни единой преграды.

Он толкнул ее на спину и пригвоздил своим телом к кровати, не встретив со стороны Жасмин никакого сопротивления. Затем дернул ее футболку, разорвав ту по бокам, материал легко уступил его силе. Звук рвущейся материи только усилил желание Жасмин ощутить прикосновение обнаженной кожи Чейза. Он, дразня, заскользил пальцами по плоти, которую оголил.

Разорвав поцелуй, он стал ласкать ее шею, одновременно приподнимая тело Жасмин, чтобы выдернуть из-под нее уничтоженную футболу. Затем одним рывком Чейз сорвал с нее боксеры. Жасмин запуталась пальцами в волосах мужчины, ища хоть что-то, за что можно было держаться. Чейз лихорадочно и дико водил руками по всему телу Жасмин, и это безумно возбуждало. Никто и никогда не хотел ее так же сильно.

— Моя, — прорычал он низким сексуальным голосом, и слегка прикусил зубами кожу у нее под ухом.

— Да — согласилась она, задыхаясь, несмотря на то, что его тон ясно давал понять, что это не было вопросом. Чейз стремился поставить на ней свою метку, и она желала дать ему это.

Чейз отпустил ее и сел, в ответ Жасмин хотела запротестовать, но затем поняла причину. В ней вспыхнуло разочарование, потому что она больше не могла к нему прикасаться, поэтому даже несмотря на то, что Чейз отстранился, Жасмин все равно протянула руки и стала исследовать его горячее мускулистое тело. Быстро скинув рубашку, он расстегнул и спустил брюки, а затем вновь вернулся к Жасмин. Она раздвинула бедра еще шире, чтобы ему было удобнее устроиться у нее между ног. Из-за этого движения жажда в ее лоне разгорелась еще сильнее, вынуждая Жасмин с нетерпением ждать дальнейших действий Чейза.

Когда их взгляды встретились, яркие голубые глаза Чейза вспыхнули, и он толкнулся твердым членом в ее киску. Она уже была влажной и готовой принять его, поэтому он вошел в нее одним медленным движением бедер. Ощущение наполненности и растянутости — обладания — поглотило Жасмин. Чейз замер, похороненный глубоко внутри ее тела.

— Моя, — повторил он. — Навсегда, — он наклонился ближе, пока их носы не соприкоснулись. — Согласись стать моей парой.

— Согласна, — она имела в виду именно то, что сказала. Она желала связать себя с ним всеми возможными способами. — Возьми меня.

С его приоткрытых губ сорвался рык. Этот животный звук, возможно, напугал бы ее в любое другое время, но в этот момент Чейз начал двигаться. Обхватив ногами его талию, Жасмин уперлась пятками в пояс его кожаных штанов, которые он так и не стянул до конца со своих бедер. Каждое поглаживание члена по ее чувствительным нервным окончаниям, подводил Жасмин все ближе к оргазму. Ее соски превратились в тугие вершинки, а вагинальные мышцы судорожно сжимались вокруг его толстого стержня. Удовольствие возросло настолько, что, казалось, она просто утонет в нем. С ее губ не прерываясь срывались стоны.

— Соси, — потребовал он. — Без остановки.

Первой мыслью Жасмин было то, что он захотел орального секса, но в этот момент к ее губам прижалось его запястье. Горячая жидкость с металлическим привкусом полилась на ее язык, и она поняла, что это была его кровь. Жасмин даже не заметила в какой момент Чейз разрезал свою кожу. Обхватив пальцами подбородок, он немного повернул ее голову, не отрывая кровоточащего запястья от ее губ.

Чейз начал трахать ее сильнее, и из-за интенсивного наслаждения Жасмин совсем перестала обращать внимание на покалывание в голове. Она глотала его кровь и была слишком сосредоточенна на приближающемся оргазме, поэтому совсем не волновалась о том, что это могло означать. Чейз немного прикусил зубами изгиб ее шеи, а затем вонзил клыки в ее плоть.

Боль и удовольствие слилось воедино, и она поняла, что совершенно не могла отличить одно от другого, а затем ее поразил чистейший экстаз. Жасмин охватил оргазм, который, казалось, длился вечно. Чейз сжал сильнее зубы и также стал пить ее кровь, одновременно издавая стоны. Когда его бедра, наконец, остановились, они продолжали лежать плотно сплетясь телами, дрожа от пережитого оргазма.

«Милая? Ты меня слышишь?» 

Жасмин попыталась отвернуться от запястья, прижатого к губам, но Чейз до сих пор удерживал другой рукой ее подбородок.

«Нет. Продолжай пить. Спроецируй на меня свои мысли. И я все услышу». 

Очень трудно было сформировать слова, когда твое тело все еще дрожало от занятия любовью. Чейз до сих пор сжимал зубами ее шею, поэтому точно не мог говорить вслух, а значит, опять общался с ней мысленно. Жасмин вдохнула через нос и попыталась успокоить свое сбивчивое дыхание.

«Чейз?» 

«Теперь мы пара. Нет нужды говорить. Уже можешь отпустить меня. А я в свою очередь аккуратно перестану кусать тебя. Держись. Больно не будет. Просто расслабься. Я заблокирую твою боль». 

Жасмин очень удивилась тому, что Чейз был на такое способен. Он убрал свое запястье, и она глубоко вдохнула. На вкус его кровь оказалась не так уж и плоха, и Жасмин осознала, что хочет ее еще больше. Это обеспокоило, но неожиданно в ее голове вновь раздался голос пары.

«Это нормально, милая. Сейчас ты другая и уже начала изменяться, скоро мы окончательно сформируем нашу связь. Ты страстно желаешь вновь ощутить мою кровь, так как теперь она имеет для тебя сладкий вкус», —  Чейз отстранился, а кожа, в которую он впивался зумами, немного онемела.

Жасмин повернула голову и встретилась с ним взглядом. То, как светились его глаза, впечатляло. Рот Чейза был закрыт, и нигде не было заметно крови до тех пор, пока он не лизнул свою нижнюю губу. Язык оказался ярко красным.

— Ты чувствуешь себя не комфортно от безмолвной беседы, — его голос был хриплым. — Скоро ты приспособишься к нашей связи пары и научишься ценить то, что мы можем общаться без лишних слушателей, — он ухмыльнулся. — Прочитай мои мысли. У тебя все получится. Просто попытайся. Тебе нужно лишь открыться, и ты все услышишь.

Жасмин закрыла глаза и сконцентрировалась, немного боясь того, что она могла обнаружить, если ей, конечно, удастся сделать невозможное. Она не услышала мыслей Чейза, но зато ее переполнили его чувства. Любовь. Нежность. Глубокое чувство опеки. Страсть. Он снова желал ее.

«Да, я хочу тебя. И всегда буду желать. Ты чувствуешь все мои эмоции. Теперь ты веришь в то, что я всегда буду желать свою пару и, если понадобится, охотно отдам за нее свою жизнь? Ты принадлежишь мне, а я — тебе, до самой смерти». 

Жасмин округлила глаза и с изумлением уставилась на Чейза. Ее собственные эмоции всколыхнулись, и взгляд ослепили слезы. Она любила Чейза, а он любил ее. Сомнений больше не оставалось.

«Мне до сих пор некомфортно так разговорить. Тем более я люблю звук твоего голоса. Он очень сексуален». 

Он рассмеялся.

— Хорошо, милая. Все что ты захочешь.

— Все?

Чейз прочел мысли девушки, сощурил глаза и захватил ее губы в поцелуе.

«Навечно. Мы определенно можем еще немного поразвлечься. Моя сестра и наш ужин подождут. А я пока вновь займусь с тобой любовью». 

«Отлично. Перестань уже эти мысленные разговоры и займись делом». 

ГЛАВА 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Всю дорогу до клуба Чейз был напряжен. Он не хотел оставлять Жасмин, но это было необходимо, чтобы свыкнуться с чувствами, возникшими из-за обретения пары. Два охранника у дверей, резко повернули головы в его сторону. Когда он подошел еще ближе, то услышал, как двое мужчин принюхивались к нему. Жасмин стала парой Чейза, а значит, они учуяли изменения в его аромате. Теперь их запахи слились воедино.

Мужчина, стоявший справа, зарычал, а в его глазах отразился явный шок. Охранник слева наоборот отступил и сразу же опустил взгляд. Угроза так и витала в воздухе. Чейз, не колеблясь, схватил Джейкоба за куртку и отшвырнул к стене.

— У тебя какие-то проблемы, волк? — прорычал он.

— Нет, — Джейкоб округлил глаза, а затем так же отвел взгляд, стараясь смотреть куда угодно только не Чейзу в лицо.

Чейз опустил оборотня и отступил.

— Отлично. Ты мой страж. И я надеюсь, что ты проявишь должное уважение к моему решению и к моей паре. Можешь уведомить об этом стаю, — он низко зарычал. — Я могу рассчитывать на то, что ты предотвратишь все возникшие проблемы? Только будь честен.

— Конечно, — Джейкоб быстро кивнул. — Ты мой альфа.

— Не забывай об этом, — предупредил Чейз, а затем перевел взгляд на Пола. — А у тебя есть с этим какие-то проблемы?

— Нет, — он неистово затряс головой, прижав подбородок к груди. — Поздравляю. Когда мы сможем встретиться с ней?

— Когда я буду уверен, что рядом нет глупцов, которые осмелятся бросить вызов мне или моей паре.

Оба оборотня замолчали. Чейз подождал минуту, но они так и не произнесли ни слова. Все прошло даже лучше, чем он надеялся. При самом худшем раскладе, ему бы пришлось драться и убить как минимум одного из них.

— А теперь я зайду в клуб. Оставайтесь на своих постах. Сегодня здесь происходили какие-нибудь неприятности?

— Нет, альфа, — Джейкоб поднял голову и встретился с взглядом Чейза, но быстро отвел глаза. — Все тихо.

— Полный зал, но без беспорядков, — добавил Пол. — Именно так, как вам нравится.

Чейз прошел мимо охранников


убрать рекламу




убрать рекламу



и резко открыл дверь. А когда вошел, то его сразу окутала музыка. Звукоизоляция, за которую заплатили друзья Чейза, работала. Светомузыка освещала покачивающиеся тела. Вздохнув через нос, Чейз определил наличие в зале вампиров и людей. А принюхавшись, обнаружил бармена и еще несколько членов стаи.

Когда Чейз медленно побрел в сторону офиса, то несколько вампиров вслед ему оглянулись. Они тоже ощутили перемену в его запахе. Маркус, один из постоянных гостей клуба, встал, преграждая путь мужчине.

— Кто она?

— Это тебя не касается. Ты отойдешь сам или тебе в этом помочь?

Кровосос оскалился, обнажая клыки. Его язык покрывала кровь, а значит человек, которой так же сидел за стол, уже прошел пробу.

— Ты же знаешь, что говорят о парах, урод. Это слабость, и теперь она у тебя есть, — зрачки вампира расширились. — Я не забуду поделиться хорошей новостью с твоими фанатами.

Чейз схватил его за горло.

— Я никогда не забываю угрозы, — прорычал он. — Ты умрешь, если любой из твоих друзей попытается приблизиться к моей паре.

— Этот молокосос доставляет неприятности?

Низкий голос с акцентом раздался позади Чейза.

— Нет, Бларон, — Чейза раздражало то, что его друг мог двигаться настолько тихо, что он не понимал, когда тот к нему приближался. Впрочем, это происходило еще и потому, что в клубе звучала очень громкая музыка. — Просто дружеская беседа с одним из клиентов.

— Ах, — крупный вампир в килте подошел ближе, останавливаясь рядом с мужчиной. — Маркус, за твоим столом находится такая красивая девушка, а ты беспокоишь моего друга? Как тебе не стыдно. Именно это мне и не нравится в подрастающем поколении. Глупость и превышающее все пределы хамство.

Чейз сжимал горло вампира так, что тот не мог ответить. Такая сила могла бы раздавить человеку горло, но кровосос лишь морщился от боли.

— Меня тоже это возмущает. Я тоже младше тебя, но у меня есть манеры. К примеру, его голова все еще на плечах. Так как я знаю, насколько сотрудники ненавидят оттирать кровь на полу, тем более это может напугать гостей, которые не понимают, что он такое.

— Верно, — усмехнулся Бларон, теребя свою длинную светлую косу, перекинутую через плечо. — Полагаю, это из-за девушки, которую ты взял себе в пару? — Чейз оглянулся на друга. — Я никогда не забываю запахи. К тому же я и ранее ощущал на тебе этот аромат.

— Давай обсудим это в более приватной обстановке, — Чейз не желал, чтобы его друг хоть как-то выдал личность Жасмин. Ведь его враги могли напасть на ее семью или друзей.

— Конечно, — из голоса древнего вампира испарилось все веселье, он быстро обошел Маркуса и встал за его спиной. Затем наклонился и прошептал на ухо мужчины. — Ты в моем доме, а это мой друг. Это понятно, мальчишка? — он сжал рукой плечо вампира. — Должен ли я позволить ему оторвать тебе голову и тем самым избавить меня от хлопот?

Маркус захныкал, а в его глазах отразилась паника.

— Так я и думал, — Бларон отступил. — Мочу персонал тоже ненавидит убирать. Отпусти его, пока он не намочил штаны.

Чейз нехотя выпустил Маркуса. Испуганный вампир хотел вернуться за стол, но Бларон остановил его своим жутким взглядом.

— Любой, кто угрожает или преследует кого-то под моей защитой, рискует не увидеть следующую ночь. Я ясно выразился?

— Да, — Маркус каким-то образом смог выдавить из себя слова хриплым голосом.

— Это относится и к парам. Его, в частности, и к любому из ее близких. Ты услышал меня?

Маркус резко кивнул.

— И не помышляй причинить им вред чужими руками. Если хоть кто-то приблизиться к ним, то я сразу же решу, что это твоя заслуга.

Маркус снова кивнул.

— Теперь усади свою задницу и насладись общением с прекрасной рыжеволосой девушкой, которая все еще тебя ждет. Она красива, и я хочу, чтобы она как можно чаще возвращалась сюда. Это хорошо влияет на бизнес, — Бларон отступил. Затем перевел взгляд на Чейза и кивнул головой в сторону офиса.

Чейз почувствовал облегчение. Его друг только что объявил на весь клуб, что его защита распространяется и на Жасмин. Каждый вампир, находящийся сегодня здесь, это усвоил. Чейз проследовал за Блароном вниз по лестнице к кабинету, и как только за ними закрылась дверь, то музыка, звучавшая в клубе, затихла.

За столом сидел Летал, взирая на вошедших яркими голубыми глазами.

— Интересно, — вампир вдохнул. — Агент по недвижимости?

Тревога вспыхнула в Чейзе, и из горла вырвалось рычание.

— Ты следил за мной? Предполагалось, что мы будем доверять друг другу.

Крупный вампир встал.

— Успокойся.

— Как ты узнал о Жасмин?

— Учуял ее запах.

— Откуда ты знаешь, где она работает? — подозрительность Чейза окрепла.

Темные брови мужчины поднялись, и на устах заиграла улыбка.

— Это я порекомендовал тебе обратиться к ней, помнишь? Так как несколько раз сам пользовался ее услугами.

Чейз отреагировал мгновенно. Он перепрыгнул через стол и прижал ублюдка к стене, фиксируя мужчину когтями, которые появились из кончиков пальцев.

— Ты прикасался к моей паре? — желание убить друга было настолько сильным, что Чейз едва сдерживался. — Пил ее кровь?

Голубые глаза вампира расширились.

— Черт, нет! Девушка просто помогла мне купить несколько домов. Я никогда не задирал ей юбку и не приставал к ней. И уж тем более не кормился.

— Она никогда не упоминала, что знакома с тобой.

— Она бы и не смогла, — Летал прочистил горло и нахмурился. — Я стер ее воспоминания о моем имени и о том, что она помогла мне приобрести. Но все равно заплатил этой девушке. Ты же знаешь, что я не люблю, чтобы кто-то был в курсе моего местоположения. Эти дома были моим убежищем.

Бларон откашлялся.

— Джентльмены? Мы собираемся драться? По крайней мере, позвольте мне убрать компьютер. Скоро зарплата, а нет ничего хуже, чем расстроенные и злые сотрудники.

Чейз убрал когти и отступил.

— Хорошо.

Летал усмехнулся.

— Она красивая девушка и будет для тебя замечательной парой. Ты хорошо скрывал ее запах. Я даже не заметил, что ты с кем-то встречаешься.

Чейз немного замялся, окинув взглядом обоих мужчин.

— Все произошло неожиданно. Помнишь, ты попросил меня поохотиться на изгоя? Теперь он мертв, но Жасмин стала одной из его жертв.

Летал зарычал.

— Как она?

— Я исцелил ее. Она будет в порядке, — Чейз обошел стол. — Она единственная выжившая. Нам нужно чаще просматривать репортажи о пропавших без вести.

— Согласен, — Бларон поправил меч, прикрепленный к поясу. — Мы выгоним этих чертовых изгоев из нашего города. Нам не нужны лишние проблемы.

— Тогда тебе не понравится то, что ты услышишь, — Чейз сел в кресло. — Моя стая не очень хорошо воспримет то, что у меня появилась пара.

Его друзья тоже сели в соседние кресла.

— Почему ты так думаешь?

Чейз встретил любопытный взгляд Летала.

— Мой лучший страж отступил, когда я дал ему возможность бросить мне вызов снаружи, но он хотел поступить иначе. Он недоволен, что моя пара не из стаи, а значит мне не стоит ему доверять и в принципе я могу с ним попрощаться. Но это может вызвать волнения и в итоге рано или поздно они придут за мной, так как их гнев пересилит страх.

— Согласен, — задумчиво подтвердил Бларон. — Они именно так и поступят. Если твоя пара происходила из стаи, то это бы вас очень породнило. А так, они продолжат искать повод пролить твою кровь только потому, что ты приезжий. Собственно говоря, как и большинство наших постоянных клиентов. Твоя родословная создает проблемы. Ты принадлежишь обоим мирам, и стая видит все твои особенности.

— Мне стоит уволиться.

Летал перекинул свои длинные черные волосы через плечо.

— Нет. Мы не позволим. Ты — наш начальник службы безопасности и останешься на этом же месте.

— Мы друзья, — улыбнулся Бларон. — Ты никогда бы не бросил нас в беде. Мы доверяем тебе.

— Я слишком умен, чтобы привезти их к своему убежищу, и в итоге под удар попадет ваш клуб.

— Так вот где ты прячешь красивую девушку? — усмехнулась темноволосый вампир. — С твоей сестрой — с которой ты отказываешься нас знакомить?

— Им обеим безопаснее держаться как можно дальше отсюда, — вздохнул Чейз. — Не хочу, чтобы мои неприятности постучались в ваши двери.

— Мы любим неприятности, — подмигнул Бларон. — Иначе жизнь стала бы слишком унылой. Мы друзья до самого конца, но это не значит, что я готовлюсь к смерти, — он перевел взгляд на второго вампира. — Подтверди мои слова о том, что мы на его стороне.

— Ты и сам прекрасно справился, — хмыкнул Летал. — Я с вами до конца.

Чейз окинул мужчин пристальным взглядом.

— Никто из вас не должен мне за то, что я когда-то спас ваши задницы на Аляске. Вы не знали о войне между волками и вампирами. Тем более она началась задолго до того, как вы прибыли из Америки. Вы привыкли иметь дело со стаями, живущими в городе, которые зависят от вас, так как вы предоставляете им постоянную работу. Мой клан слишком хорошо помнит былые времена, и желал убить вас только за само происхождение. Они не должны были винить вас за историю, частью которой вы не являетесь.

— Твои люди решили обезглавить нас, но ты вовремя вытащил нас оттуда, — Бларон откинулся на спинку стула. — Ты был первым человеком из смешанных рас, с которым мы столкнулись. Теперь мы друзья, а значит поддерживаем друг друга в любых неприятностях, — вампир снова похлопал по своему верному мечу. — Я настаиваю на том, чтобы организовать ловушку и посмотреть, кто же туда попадет.

Чейзу не нравилась эта идея.

— Если я сейчас уволюсь, то все будет гораздо легче.

— Мы доверяем тебе, Чейз, — усмехнулся Летал. — В скверное время друзья не бросают друг друга. Они держатся вместе. Ты прекрасно справляешься с этой работой, так что забудь об уходе.

— Дерьмо, — Чейз с опасением взглянул на мужчин. Он слишком хорошо знал их, поэтому понимал, что они для себя уже все решили. Они в любом случае помогут ему, хотел он того или нет. — А если это повлечет за собой потерю всей стаи? Кто тогда будет охранять вас во время сна? Я не могу заниматься этим каждый день. У меня есть пара, которой навряд ли понравиться постоянно быть в одиночестве.

— У нас есть хорошо охраняемые дома. Я не планирую спать в подвале клуба в ближайшее время, — Бларон встал. — Давайте лучше спланируем гибель наших врагов. Уверен, сейчас они занимаются тем же.

Чейз уставился на Летала, надеясь, что мужчина все же прислушается к голосу разума.

Летал поднялся на ноги со смертельно опасным выражением на лице, схватил свой меч, прикрепив тот к поясу, и надел кожаный плащ.

— В бой, мужчины, — хмыкнул он. — Пусть кровь наших врагов прольется, и мы выйдем победителями.

— Вы оба сумасшедшие, но я рад, что вы на моей стороне, — Чейз поднялся со своего места и посмотрел на мужчин. — Думаю, у меня есть идея, как мы можем провернуть это завтра ночью. Сначала мы поднимемся наверх и пообщаемся с клиентами. А затем обговорим стратегию.


* * *

Жасмин отложила книгу и слезла с кровати, чтобы подойти к Чейзу, который внезапно ворвался в спальню Девушка понимала, что он очень зол, но совершенно не понимала причин этого состояния. Чейз впился в нее взглядом, а с его приоткрытых губ сорвался низкий ужасающий рык.

— Я что-то сделала неправильно? — Жасмин ненавидела страх, который вынудил ее пульс ускориться.

— Ничего, — Чейз глубоко вдохнул. — У меня была тяжелая ночь, даже поездка домой не принесла успокоения. Я предполагал, что все может так обернуться.

— Что случилось? — Жасмин накрыло волной гнева, но она поняла, что это исходило от Чейза.

Но в этот момент Чейз скинул кожаную куртку, оставаясь только в черной майке, которая оголяла мускулистые руки. Восхищение этим видом отвлекло ее от тех эмоций, которые Чейз передал ей посредством их связи. Его тело всегда оказывало на Жасмин подобный эффект. Бросив куртку на спинку стула у двери, он тяжело сел и стал стягивать ботинки, которые оставил на полу.

— Чейз?

Он пристально посмотрел на свою пару, встретив ее любопытный взгляд.

— Не паникуй.

Неожиданно ментальная дверь между ними закрылась, и она больше не могла уловить ничего из того, что он чувствовал.

«Это плохо». 

Сначала Жасмин не поняла, почему Чейз решил, что напугал ее, но затем осознала, что он прорычал последние слова.

— Я знаю, что ты не причинишь мне вреда. Уверена в этом. Поэтому не собираюсь бегать с воплями от тебя только потому, что ты в плохом настроении.

— Я имел в виду не это, — он встал. Затем сжал футболку в кулаке, сорвал с тела и отбросил ее прочь.

На его ребрах расплылись ужасные синяки, но размазанная кровь на боку привлекла ее внимание больше.

— Что случилось?

— Она не моя. Чертов придурок испачкал меня кровью. Черная одежда замечательно ее скрывала, но трудно отмыться не раздеваясь.

В доказательство своих слов, Чейз расстегнул ремень и стянул кожаные штаны. Его кожа была измазана кровью вдоль бедра. У Жасмин открылся рот.

— Один оборотень из моей стаи решил на меня напасть на стоянке. Он думал, что сейчас самое удачное время для схватки, ведь недавно я надрал несколько вампирских задниц за то, что они пересекли границы дозволенного с некоторыми клиентами клуба, — Чейз наклонился, окончательно избавляясь от штанов. — Видимо он решил, что я устал и точно не смогу победить.

Жасмин подошла чуть ближе, чтобы лучше рассмотреть Чейза. Его ноги были испачканы кровью до самых колен, а когда он обернулся и направился в ванную, перед ее взором предстала еще более худшая картина. Всю спину мужчины покрывала ярко красная и липкая жидкость. А плечо пересекали четыре вертикальные длинные раны.

— Чейз? Ты ранен.

Он остановился у двери, все еще спиной к Жасмин.

— Я мог раздеться в ванной, и ты бы ничего не увидела, но это часть моей жизни, а значит теперь и твоей. Нет смысла скрывать это от тебя. Стражу посчастливилось задеть мою спину когтями прежде, чем я добрался до его горла. К утру я уже полностью исцелюсь. Все будет хорошо, — и только в этот момент он оглянулся, — я в порядке.

Жасмин застыла подобно статуе, наблюдая, как Чейз заходит в ванную. Грустное выражение на его лице опровергло его последние слова. Он оставил дверь открытой, поэтому Жасмин решительно последовать за ним. Прозрачное стекло душевой совершенно ничего не скрывало, поэтому она спокойно могла наблюдать, как Чейз стоит под струями воды.

— Кто-то из твоей стаи пытался убить тебя? — она хотела услышать объяснения.

— Да. Такое иногда происходит.

— Он. Пытался. Убить. Тебя, — Жасмин была в ужасе. — Это не нормально. Я считала, что стая — это как семья.

Чейз избегал ее взгляда, полностью сосредоточившись на мыле и мочалке, которой собирался смывать кровь.

— Так и есть. В человеческих семьях люди тоже иногда убивают друг друга. Наши миры не так уж и отличаются в этом вопросе.

— Твой мир — отстой.

Чейз оскалился и окинул Жасмин веселым взглядом.

— Только для вампиров.

— Вообще-то я сейчас не шучу. Кто-то пытался убить тебя, — и в этот момент она четко осознала все произошедшее. — Он снова придет за тобой?

— Нет, — Чейз прищурил глаза. — Мы дрались до самой смерти.

«Ты убил его». 

— Я просто ушел. Он не смирился с проигрышем. В итоге мне пришлось тащить его до машины, чтобы затем избавиться от тела.

Коленки Жасмин подогнулись и ей пришлось схватиться за стойку, чтобы удержать равновесие. Страх за Чейза перевесил изначальный ужас. Она поняла, что произойдет позже.

— Полиция будет искать тебя? — Жасмин старалась быстро найти выход из сложившейся ситуации. — Нам нужно покинуть страну, — она последует за Чейзом. Жасмин не знала почему, но была уверена, что не сможет без него жить. Вариант существования без Чейза даже не рассматривался.

— Мы? — его брови в удивлении приподнялись. — Ты поедешь со мной?

— Конечно.

Она отмахнулась от причин, по которым им было бы лучше расстаться. И принять решение стало гораздо легче. Чейз спас ее жизнь, а она в ответ приняла на себя серьезные обязательства, согласившись стать его парой. Напавший тоже не являлся человеком, а значит по законам, которые она помнила, никто не мог обвинить Чейза в убийстве. Это был случай самообороны.

Черты лица мужчины смягчились.

— Люди стараются держаться подальше от наших дел. Поэтому расследования о каком-то пропавшем без вести не будет. Даже если кто-то начнет сомневаться и что-то вынюхивать, то его семья и друзья притворяться, будто он просто покинул страну. Именно так мы поступаем, когда хотим остаться вне поля чьего-либо зрения, — Чейз ненадолго замолчал. — Впрочем, если я и буду беспокоиться, то только о том, что его друзья и семья, как и другие волки в стае, не согласятся с моим решением.

— С тем, что тебе пришлось убить его? Разве они не понимают, что он напал первым, не оставляя для тебя никакого выбора?

— Проблем из-за его смерти не будет. Это из-за того, что я взял в пару тебя, — Чейз отвернулся и поднял лицо под струи воды.

Жасмин ощутила снедающее чувство вины. Когда Чейз уехал на работу, она оплакивала свою потерянную жизнь. Ей казалось не справедливым, что пришлось бросить дом, карьеру и людей, о которых она заботилась, только ради этого мужчины. Лишь теперь Жасмин осознала, что и для него это не было легко. Его пытались убить лишь из-за того, что они стали парой.

— Что я могу сделать? — она хотела хоть как-то ему помочь.

Чейз оглянулся на Жасмин через плечо.

— Можешь подойти и потереть мне спинку. Я исцелюсь быстрее, если раны будут чистыми. Моему телу не придется бороться с инфекцией, и оно полностью сосредоточится на травмах.

Жасмин заскользила взглядом вниз по его телу и захотела, как можно быстрее раздеться, чтобы присоединиться к Чейзу. Загорелая кожа на больших мускулах манила ее зайти горазда дальше, нежели просто потереть спину. С того момента, как они соединились в пару, в ней произошли какие-то изменения, которые она не могла отрицать. Казалось, ее сексуальное влечение к Чейзу возросло до невероятных пределов. Лишь один взгляд на его обнаженное тело вынуждал Жасмин желать большего.

Чейз наблюдал через стекло, как она снимала с себя одежду дрожащими руками. Его глаза засветились и в них было легко прочитать страсть. Они очаровывали Жасмин. Она медленно подошла. Чейз приоткрыл дверь и отступил, освобождая для нее место. Пар от горячей воды укутал Жасмин, когда она ступила в душ, Чейз сразу потянулся и захлопнул дверь.

По сравнению с Жасмин он был настолько высок, что ей пришлось поднять подбородок, чтобы заглянуть в его лицо. Тихое рычание зарокотало в его груди и в ответ мышцы ее живота задрожали, а соски сжались. Жасмин пронзило сильное желание. Чейз вдохнул, и нежно руками обхватил ее бедра.

— Ты такая сексуальная и так хорошо пахнешь. Моя.

Жасмин хотела обхватить его лицо ладонями и впиться в губы поцелуем. Было так трудно помнить о том, что мужчина был ранен.

— Твоя спина.

— Не болит. Не волнуйся.

— Я должна вымыть ее.

Он проворчал что-то себе под нос, затем опустил руки и повернулся.

— Только быстро. Я нетерпелив.

Его желание соответствовало ее страсти. Жасмин заметила состояние его члена, прежде чем Чейз отвернулся. Он щеголял впечатляющей эрекцией, которая соответствовала его телу — жесткому мужественному совершенству. Жасмин окинула взглядом уродливые раны, пересекающие лопатку, и ее страсть немного поутихла.

— Я не хочу причинить тебе боль. Нужно просто ополоснуть водой без мыла? — она потянулась вверх и сняла душ с держателя, чтобы было легче обмыть травмированное место.

Чейз в свою очередь взял мыльную губку и передал ту Жасмин через свое плечо.

— Если я подхвачу инфекцию, то позже меня станет лихорадить. Это не смертельно, но и удовольствия не принесет. К утру я должен полностью исцелиться.

— Почему? — она забрала губку и нерешительно начала промывать раны. Его мускулы напряглись, но он сдержался и не издал ни звука.

— Мне нужно быть на работе как можно раньше. И это будет долгий день.

Это расстроило Жасмин. Чейз мог мы как минимум выделить немного побольше времени, чтобы побыть с ней наедине. Она все еще приспосабливалась к своим новым чувствам, и ей было бы гораздо легче, если бы он в это время находился с ней рядом.

— Твои руководители уже знают, что у тебя появилась пара?

— Да.

Ей хотелось спросить о том, как это произошло, но она решила промолчать. Пока промывала раны и смывала с его кожи мыло, Жасмин отвлеченно размышляла о том, какие они задавали Чейзу вопросы. Травмы уже начали исцеляться, если бы она не знала, что он являлся сверхъестественным существом, то ее бы это очень напугало.

— Вот и все. Они уже не кровоточат.

Чейз резко повернулся, схватил душ и поместил его обратно в держатель.

— Я хочу тебя.

Он вновь обхватил руками ее бедра, вынуждая Жасмин ахнуть, когда поднял ее, а сам прислонился к плиточной стене. Всепоглощающие эмоции обрушились на Жасмин. Ментальная дверь была снова настежь распахнута взрывной волной чувств.

— Ты чувствуешь, как сильно я хочу тебя? — он проложил дорожку из поцелуев вдоль ее плеча.

Жасмин застонала, когда огненная нужда разгорелась еще ярче, затем раздвинула ноги шире и обернула их вокруг его талии. Страсть Чейза слилась воедино с ее собственным желанием, поэтому Жасмин могла думать лишь об одном, когда же он окажется внутри ее лона. Она еще теснее прижалась к своей паре, затем впилась пятками в его влажную кожу и потерлась о мускулистое тело.

— Моя, — тихо зарычал Чейз. — Тебе нужно поесть.

— Я ела, пока тебя не было, — Жасмин раздражало то, что он думал о еде в то время, когда они друг друга ласкали.

— Кровь.

Его губы вернулись к ее горлу, а затем Чейз эротично провел клыками до плеча Жасмин. Он резко развернул их и прижал ее к стене. Затем немного изменил положение бедер и толкнулся членом в киску. Она уже была влажной и готовой для него, поэтому он без труда медленно вошел в лоно.

— Чейз! — чистое удовольствие охватило ее, поэтому Жасмин просто закрыла глаза, когда он похоронил себя в ее теле.

Чейз замер и немного отстранился.

— Пей.

Жасмин дернула бедрами, пытаясь заставить его возобновить точки, но Чейз стиснул ее сильнее, блокируя любые движения.

— Пара? Посмотри на меня.

Жасмин резко распахнула глаза. Чейз наблюдал за ней своим светящимся взглядом. Он поднял одну руку, и девушка заметила, что на ней появились когти. Раньше они пугали ее, но все изменилось. Чейз надрезал указательным пальцем кожу на мускулистой груди над правым соском.

— Пей, сейчас, если хочешь меня.

Чейз мысленно послал ей волну вожделения. Ее разум был не в состоянии противостоять этому, и Жасмин закричала, сгорая от желания, чтобы Чейз как можно быстрее ее трахнул.

— Пей, — потребовал он.

Она прижалась ртом к кровоточащей ране, обнаружив, что привкус его крови не так уж ужасен. На ее языке взорвалась смесь вкусов, состоящая из чего-то необычайно прекрасного и восхитительного. Жасмин застонала и жадно прильнула к его плоти. С губ Чейза сорвалось рычание, он сильнее сжал ее бедра и начал медленно толкаться в киску. Толстый твердый член задевал чувствительные нервные окончания, из-за чего все ее тело охватывало удовольствие. В голове Жасмин не осталось ни единой мысли, когда ее пронзил экстаз. Она продолжала пить, наслаждаясь его вызывающим привыкание вкусом, но как только ее накрыл оргазм, она отстранилась и прокричала имя Чейза.

Он сразу же последовал за ней, и Жасмин вновь закричала, потому что из-за их связи экстаз охватил ее во второй раз. Она чувствовала, как по ней распространяется его удовольствие, как каждый выплеск спермы заполняет лоно, и каждый взрыв наслаждения угрожал лишить Жасмин сознания.

— Легче, — Чейз еще крепче обнял Жасмин, одной рукой подхватив под зад, а второй обернув вокруг талии.

Она прижалась головой к его плечу, Чейз распахнул дверь, поднес ее к стойке и нежно усадил. Жасмин не хотела отпускать его, но понимала, что Чейз просто желал вытереть ее, чтобы потом отнести в постель. Благодаря их связи, ей больше не нужны были слова, она и так осознавала дальнейшие намерения мужчины. Чейз ослабил объятия.

Жасмин была ненавистна потеря его тепла, когда он отступил, чтобы взять полотенце, но Чейз тут же вернулся обратно. Он нежно обтер ее сухой пушистой тканью. Жасмин заглянула в его глаза и ощутила огромную любовь, в которой чувствовалась примесь страха.

— Почему?

Сначала он долго изучал ее и в итоге нахмурился.

— Ты озадачена и встревожена.

— Ты чего-то боишься.

Связь, между ними резко оборвалась. И это причинило Жасмин боль, будто он намерено ее отвергал.

— Чейз? — она обхватила его лицо. — Нельзя вот так просто прерывать нашу связь.

Чейз закусил свою нижнюю губу и открыл свой разум снова, встав между раздвинутыми ногами Жасмин.

— Прости. Ты только начинаешь привыкать быть моей парой, эта связь в новинку для нас обоих. Я почувствовал твою боль. Я не хотел тебя обидеть.

— Чего ты боишься?

Он вновь обнял Жасмин, затем приподнял и понес в спальню.

— Я не хочу, чтобы ты знала об этом.

— Ты не можешь настолько опасаться меня. Я не собираюсь расставаться с тобой или предавать, рассказав кому-то о том, кто ты есть.

Чейз сел на кровать так, что Жасмин оказалась у него на коленях.

— Знаю. Но ты только приобрела статус пары и это делает тебя уязвимой. Именно это беспокойство ты уловила через нашу связь.

— Почему?

— В данный момент ты слишком хрупка. Со временем ты будешь становиться сильнее и получишь некоторые мои способности, — он притянул ее ближе к своей груди, пока они не прикоснулись носами. — Твоя костная ткань станет тверже, в отличие от людей, так же ты начнёшь быстрее исцеляться, и тебя будет гораздо сложнее убить. Я научу тебя бороться, и ты сможешь защитить себя, — улыбнулся он. — По крайней мере, это числится в моих планах.

— Бороться с кем?

— С моими врагами. У меня их много, но я работаю над тем, чтобы как можно лучше обезопасить тебя. Они никогда не приблизятся к тебе, если у меня будет выбор, но я все равно хочу, чтобы ты понимала, как защитить себя в случае необходимости. Мы начнем тренировки через несколько недель, когда твои физические изменения завершатся.

Жасмин ненадолго замолчала, позволяя этой информации осесть в сознании.

— Я буду выглядеть по-другому?

— Нет, пара. Увеличение плотности костей не сделает тебя крупнее. Просто их будет сложнее сломать. И у тебя не отрастут клыки. Но я всегда буду рядом, чтобы разрезать свою кожу и накормить тебя.

Жасмин взглянула на его грудь. Царапины уже начали заживать.

— Не переживай, у меня не останется шрамов от твоего кормления. Для образования рубца рана должна быть намного глубже, — Чейз неожиданно перевернулся, опускаясь на Жасмин сверху и подминая под себя. — Ты ведь знаешь, чего я хочу, моя?

— Почему ты называл меня так?

Он потерся губами об ее рот и улыбнулся.

— Потому что это то, кем ты являешься. Моя, — Чейз открыл для Жасмин свой разум, и ее поразили его эмоции.

— Ты снова желаешь меня, — она обернула свои ноги вокруг его талии. — Я тоже тебя хочу.

ГЛАВА 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Чейз наклонил голову, прислушиваясь к малейшему шуму, и каждый его мускул напрягся. В клубе было необычно тихо.

— Успокойся, — прошептал Бларон из комнаты. — Они обязательно придут.

Обычный человек бы не услышал его слов, но для Чейза они прозвучали очень четко. Он взглянул вверх, на стропила, где была установлена светомузыка, и тут же пожалел том, что заметил своего друга, стоящего на узкой балке. Ирландец носил килт.

— Нижнее белье, — пробормотал он, быстро отведя взгляд. — Мог бы и надеть его.

Бларон лишь хмыкнул.

— Вот-вот, — прошептал Летал из-за стойки. — Я уже говорил это ему, но он не слушает. Я, к примеру, ношу брюки и избегаю вентиляции.

— Оставьте меня в покое. Я наслаждаюсь свободой, — рассмеялся Бларон.

— А я совсем не наслаждаюсь видом на эту свободу. И никогда не захочу вновь увидеть твои прелести, — Чейз отказался снова поднять взгляд на Бларона, и в этот момент заметил тень в клубе. — Ты что-нибудь слышишь?

— Ага, — Летал пригнулся и исчез из вида. — У нас компания.

Когда три только покормившихся вампира ворвались в клуб, помещение заполнил запах крови, который очень удачно скрыл аромат Бларона и Летала. Чейз вышел, чтобы поприветствовать их, скрестив руки на груди.

— Господа, клуб сегодня закрыт. Частная вечеринка.

— Мы слышали, — ухмыльнулась темноволосый вампир, показывая свои клыки. — Мы пришли, чтобы поприветствовать твою прекрасную невесту. Надеюсь, мы успели на свадьбу? — он оглянулся вокруг. — Где же девушка и священник?

— В задней комнате, — солгал Чейз и сжал в руке кол, который прятал между предплечьем и ребрами. — Убирайтесь.

Второй вампир подошел и встал по левую сторону от Чейза.

— Нет, мы хотим познакомиться с твоим человеком, — он вдохнул. — Первая положительная? Моя любимая.

Чейза охватило чувство вины, ведь он специально оцарапал когтем Жасмин и испачкал в ее крови свою рубашку, пока она спала. Таким образом, любой, кто подходил к нему, ощущал запах его пары. Даже несмотря на то, что Жасмин об этом никогда не узнает, поскольку он лизнул крошечную рану, чтобы быстрее исцелить ее, он все равно должен был спросить у нее разрешения. Чейз просто не хотел,


убрать рекламу




убрать рекламу



что она волновалась, поэтому и не поделился своими планами.

— Удивительно, что вы можете почувствовать хоть какой-то запах за вонью, исходящих от вас троих. Надеюсь, вы не кормились на стоянке? Вы же знаете, что это против правил.

Третий вампир крался с правой стороны от Чейза, все трое медленно окружали его.

— Конечно же, нет. Мы питались внутри клуба.

Чейз учуял новый аромат и его плечи напряглись. Бросив взгляд в коридор, который вел от входной двери прямо в зал, он обнаружил четырех мужчин из своей стаи. Чейз стиснул зубы, изо всех сдерживая рычание, готовое сорваться с его губ.

— Значит вашим ужином стали люди из моей стаи? — он пристально посмотрел на волков. — С каких пор вы позволяете вампирам пить вашу кровь?

Дэймон, один из его стражей, зарычал:

— С тех пор как ты променял нас на человека. Вампиры обретают гораздо больше сил, когда пьют нашу кровь.

— Ты больше не наш альфа, — зарычал Ронни. — Мы пришли убить тебя и твою новую пару.

Ярость вспыхнула в Чейзе.

— Значит, вы продали себя вампирам, в надежде, что они смогут убить меня, так как знаете, что сами слишком слабы, — он окинул презрительным взглядом мужчин из своей стаи. — Кто из вас считает, что может занять мое место?

Дэймон шагнул вперед.

— Я.

— Значит, ты умрешь первым, — Чейз следил за каждым движением, пытаясь вычислить, кто их них нанесет удар первым. — К сожалению, не от моей руки. Как не прискорбно вам сообщать, — Чейз мотнул головой в сторону вампиров, — но сначала я должен разобраться с ними, так как вы дали им свою кровь, тем самым подарив преимущество в бое.

Темноволосый вампир зашипел:

— Что это значит? Ты единственный здесь, кто скоро умрет. Хотя нет, сначала мы разрешим тебе посмотреть, как резвимся с твоей парой, пока она будет умолять тебя о спасении. Ее крики станут последним, что ты услышишь. Где эта маленькая сучка?

Чейз не стал ждать атаки. Лишь одной мысли о том, как они планировали пытки Жасмин, оказалось достаточно, чтобы его сознание заволокло яростью. Двигаясь очень быстро, он замахнулся и вонзил кол глубоко в вампирскую грудь. Идиот выглядел ошеломленным, его глаза в удивлении округлились, а через секунду лицо покрылось морщинами и приобрело пепельно-серый оттенок. Кожа начала трескаться, превращаясь в пыль, и в итоге от тела осталась горстка пепла.

Остальных вампиров оказалось не так-то легко убить, ведь теперь у Чейза не было эффекта неожиданности. Он обернулся и увидел, как Бларон спрыгнул со стропил на пол, приземлившись рядом с Дэймоном. Меч друга блеснул в тусклом свете, когда он резко встал и оборвал жизнь оборотня. Удовлетворение было недолгим, так как друзья убитого вампира оправились от шока и осознали, что попали в засаду.

Летал полностью оправдал свое имя, когда быстро пробежал по комнате и присоединился к драке, взяв на себя второго оборотня. Чейз проигнорировал звуки треска костей, которые свидетельствовали о том, что мужчины из его стаи начали изменять форму. Его внимание полностью сосредоточилось на двух вампирах, которые так стремились его убить.

Неожиданно один из вампиров кинулся на него, обнажив клыки и пытаясь нанести удар когтями. Чейз едва успел увернуться от смертоносного разреза на горле. Кровь волков, которую они выпили ранее, создавала проблемы, но он мог без труда справиться и с ними. Чейз желал убедиться, что сегодня все его враги умрут, и его пара наконец-то окажется в безопасности. Он практически чувствовал жалость к тупым ублюдкам, которые так и не осознали насколько опасного противника избрали врагом. Второй вампир тоже бросился в драку, и Чейзу удалось всадить кол ему в грудь, но, к сожалению, он не задел сердце. Кровосос закричал от боли и отступил, так как Чейз отвлекся, избегая атаки со спины от другого вампира. Выпустив когти, он полосну ими по шее придурка, чтобы пустить мужчине кровь и тем самым немного ослабить.

Комнату наполнили звуки ударов мечей о когти. Но Чейз не мог себе позволить отвлечься и проверить, как там Бларон и Летал. Друзья вполне могли постоять за себя. Они были древними вампирами и прекрасно разбирались в искусстве ведения боя. Чейз должен был беспокоиться о собственной заднице, так как два накачанных волчьей кровью вампира пытались загнать его в угол. И несмотря на то, что они были ранены, их все равно было сложно убить.

В его сознании всплыл образ Жасмин, он взвыл от ярости, развернулся и бросился на вампира, который рискнул подойти слишком близко. Чейз не мог проиграть. Если сейчас он умрет, то враги, в конце концов, выследят Жасмин и убьют лишь ради собственного удовольствия. Когда жизнь тянулась настолько долго, то многие начинали испытывать скуку. Из-за этого Жасмин могла стать навязчивой идеей ублюдков.

Внезапно за его спиной возник Летал и обезглавил одного из вампиров мечом. Чейз же набросился на последнего соперника, повалив того на пол. Противник закричал, когда Чейз пронзи своими когтями его грудь. И уже через несколько секунд, он вырвал сердце вампира, с удовлетворением наблюдая, как его тело превращается в пепел.

Пошатываясь, Чейз поднялся на ноги и огляделся, все, что осталось от врагов, это три горстки праха и четыре мертвых тела. Оба его друга были невредимы.

Летал усмехнулся, сжимая в руке окровавленный меч.

— Было весело.

Белая рубашка Бларона была порвана там, где когти оцарапали грудь, и перепачкана кровью.

— Да. Впрочем, это еще не конец, — его взгляд устремился на дверь. — У нас еще одна компания.

Шестеро оборотней из стаи Чейза вошли в клуб. Четверо мужчин и две женщины. Чейз низко зарычал, предупреждая и наблюдая, подчиняться ли они или бросят вызов. Он не удивился их появлению. Так как во главе из небольшой компании стояла Тина. Настырная сука пыталась соблазнить его, чтобы стать парой с тех пор, как он взял на себя роль альфы.

— Отдай нам свою смертную пару и позволь мне занять ее место, — зарычала волчица, показывая клыки. — Не заставляй нас убивать тебя, Чейз. Я хочу тебя.

— Чувства не взаимны, — оскалился он и перевел взгляд на вторую женщину. Ее присутствие удивило Чейза. Мора являлась одной из самых покорных самок в стае и заслуживала доверия, поэтому он назначил ее своим личным секретарем. Они виделись всего лишь час назад. Мора опустила взгляд, когда он посмотрел в ее глаза.

— Ты с ними?

Когда она посмотрела на мужчину, в ее взгляде отразился страх.

— Они заставили меня, — выпалила она.

В это Чейз мог поверить. Мора являлась наполовину человеком, не могла изменять форму и была в паре с таким же полукровкой, который не мог защитить ее от чистокровных. Тина толкнула девушку на пол. Мора так и осталась лежать, а запах ее крови наполнил воздух. Чейз покачал головой, привлекая внимание Тины.

— Ты будешь слишком жестокой альфа сукой. Хотя должна защищать слабых членов стаи, а не запугивать и издеваться, — он медленно приблизился к Море, замерев между ней и другими оборотнями. — Все кончено.

Мора встала позади него, но Чейз даже не оглянулся. Может, это и можно было расценить как ошибку — повернуться к ней спиной — но ему нравились маленькая волчица и ее пара. Они были единственными членами стаи, которые действительно радушно приняли его вступление в роль вожака. Предыдущий глава стаи смотрел на них свысока из-за их слабой родословной, а Чейз же наоборот, всегда относился к ним как к равным, так как сам происходил из смешанной расы.

— Они заставили меня украсть ваш телефон, — прошептала Мора, — он у Тины.

Чейза охватила ярость, он вопросительно посмотрел на суку.

— Зачем?

Тина улыбнулась.

— Мы пообещали Море, что убьем ее пару, если она не принесет мне телефон. И с того момента она стала очень услужливой.

— Я имел в виду, зачем тебе понадобился мой телефон? — его охватило дурное предчувствие, ведь он уже знал ответ.

Дверь клуба распахнулась, и до Чейза донесся знакомый аромат, подтверждая его самые худшие опасения.

— Твою мать!


* * *

Жасмин бросила на Дженни раздраженный взгляд.

— Мне казалось, что Чейз не хотел, чтобы я покидала дом. Он утверждал, что это слишком опасно, потому как у него множество врагов, жаждущих со мной расправиться. Мне пришлось поклясться перед его уходом на работу, что я не покину дом.

Женщина за рулем пожала плечами.

— Не спрашивай меня, по каким причинам мой брат поступает так или иначе. Я получила сообщение с указанием, чтобы мы приехали в клуб, и вот, мы уже в пути. Меня тоже не привел в восторг этот приказ. Ненавижу пакеты с кровью и обезьян, но мой брат хочет видеть нас там.

— Ты имеешь в виду вампиров и оборотней? Разве ты не одна из них?

— Я говорю о чистокровных. Они насмехаются над нами и одновременно боятся. Некоторые нападают без всякого повода, просто из-за нашего происхождения.

— Из родственников у тебя остался только Чейз?

— Нет. У нас есть еще кузены, тети и дяди.

— На Аляске?

— Да.

— Почему ты переехала?

Дженни перевела взгляд с дороги на Жасмин и нахмурилась.

— Слишком много вопросов.

— Мне любопытно, а твой брат не может дать мне вразумительных ответов. У тебя не будет проблем, если ты расскажешь мне немного о вашей жизни.

У ее невестки вырвался смешок.

— А ведь Чейз предупреждал меня. Ты установила некие правила в ваших отношениях. Ладно, я поделюсь. Наши люди считают, что в нас недостаточно качеств оборотней, а значит не стоит образовывать с нами пары. Думают, что наша вампирская кровь слишком сильна, поскольку наши древние отцы долго прожили на этом свете, став очень сильными. Они бояться, что наши души мертвы.

— Отцы?

— Мы сводные. Чейз покинул наш клан раньше меня, но я последовала за ним после того, как провела десять лет с нашей матерью. Она хотела, чтобы я пошла по ее стопам.

— А чем она занимается?

— Я имею в виду не профессию. Она хотела, чтобы я переспала с каким-нибудь древним и подарила ему парочку детишек. Если пара создана по всем правилам, то у них появляется возможность завести потомство, и это тешит их эго, а я не хочу существовать в качестве этакого научного эксперимента какого-то подонка.

— Звучит как-то бессердечно.

— Так и есть, — вздохнула Дженни. — Поэтому я пришла к брату и попросила защиты. Мне довелось несколько раз встретиться со своим отцом, и он — самое жестокое и злобное существо, которое только можно представить. Меня поражает, что моя мать когда-то испытывала настолько теплые чувства, что позволила ему прикоснуться к себе. Опять же, наша мать не чистокровна. В ней слишком много от отца.

— А кто ее отец?

— Древний мешок с кровью. Давай просто скажем так, дедушка очень неприветлив и неприятен. Однажды, он укусил Чейза, чтобы попробовать, каков он на вкус. Ему понравилось настолько, что он продолжал питаться от него до тех пор, пока брат не набрался сил и не дал отпор. Никто не захочет существовать, как закуска.

Жасмин пронзил ужас.

— И твоя мать позволяла это? — она не могла представить женщину, которая бы не защищала своего ребенка.

— Это же мама, — фыркнула Дженни. — Прям материнская любовь, не так ли? Поверь мне, она не та свекровь, с которой бы тебе захотелось провести время. Никогда не проси Чейза отвезти тебя на Аляску.

— Не буду, — это обещание далось Жасмин очень легко. Даже сама мысль о встрече с кем-то настолько бездушным, вынуждала ее поежиться и задаться вопросом, на что она согласилась, став парой Чейза.

Казалось, Дженни прочитала ее мысли.

— Чейз ненавидит мать, и я не могу его за это винить. Уверяю, он совсем на нее не похож. Поэтому я и пришла к нему за защитой.

Разум Жасмин наполнился еще большим количеством вопросов.

— От чего тебя защищать? От более сильных мужчин?

— Ага, — кивнула она. — Природа Мать или кто-то другой, кого ты сильнее хочешь в этом обвинить, дала им более крупное тело, мышцы и до хрена агрессии. Безопаснее, когда мы держимся вместе, — Дженни ненадолго замолчала. — Мне безопаснее. Он отлично справляется со всем собственными силами.

— Он очень сильный, не так ли?

Улыбка изогнула губы невестки.

— Ты сделала правильный выбор, когда приняла его, как свою пару. Никто не сможет позаботиться о тебе лучше Чейза.

— Я хочу, чтобы он лишь любил меня, — тихо призналась Жасмин.

— И он любит, — рассмеялась Дженни. — Ты сомневаешься? Многие женщины пытались завлечь его в свои сети, но у них ничего не вышло.

— Мы едва знакомы.

— Не всегда все зависит от того, насколько долго ты знаешь кого-то. Для нас, более важно насколько сильны чувства при встрече с правильным человеком. Мы живем инстинктами.

— А еще вы умеете читать мысли.

— И это тоже. Таким способом это помогает нам узнать кого-то максимально быстро. Чейз не ошибся, выбрав тебя в пару.

Голос Жасмин выдал ее внутренний страх.

— Он поступил так, чтобы спасти мою жизнь.

— Нет. Он пошел на это, потому что хотел. Мы… старше, чем выглядим, и когда-то осознанно приняли решение оставить наш народ. Люди умирают быстрее в отличие от нас, поэтому мы привыкли к смерти. Если бы Чейз не видел в тебе будущую пару, то позволил бы умереть. Никогда не думай, что он забрал тебя к себе домой из жалости.

— Это ты так говоришь.

— Но я единственный эксперт по нашей расе, которого ты знаешь, — Дженни взглянула в сторону Жасмин. — Тебе придется поверить мне на слово.

— Думаю, я так и поступлю.

— Разве ты не чувствуешь это через связь пары?

Жасмин вспомнила все ощущения, которые затопили ее разум, когда Чейз не блокировал их ментальную связь.

— Да, чувствую.

— Он любит тебя. Прекрати рационализировать все с человеческой стороны и доверься инстинктам. Связь между парами не врет. Невозможно подделать эмоции. Ты сразу почувствуешь ложь.

— Хорошо. Спасибо.

Дженни усмехнулась.

— Неужели так трудно поверить, что ты важна для брата после всего, что тебе довелось увидеть в нашей жизни? Вампиры и оборотни реальны. Настоящая любовь существует, и она возникла между тобой и Чейзом. Вы будете испытывать это чувство до самой смерти.

Жасмин безмолвно задалась вопросом, насколько долгую жизнь она проведет вместе с Чейзом. Но на самом деле, она не хотела знать ответ на этот вопрос. Проживут ли они пятьдесят лет? А может несколько сотен? Или больше? В конечном итоге, это было не важно. Каждый день, который они проведут вместе, будет с мужчиной, которого Жасмин любила.

Когда они въехали в город, на горизонте уже погас последний луч солнца.

— Как же я ненавижу это место, — пробормотала Дженни, останавливаясь на стоянке рядом с ночным клубом.

— Выглядит пустынно. Он открывается поздно, потому что клуб ориентирован на вампиров?

— Они могут бодрствовать в любое время суток. Вся та чушь о том, что они совершенно беспомощны во время дневного сна относиться только к новообращенным. И то, даже они просыпаются примерно за час до захода солнца, не в силах дождаться, когда смогут покинуть свои логова. Они мне никогда не нравились.

Жасмин пробежалась взглядом по нескольким автомобилям на стоянке.

— Видимо он все же открывается поздно, потому что затем работает до самого рассвета.

— Может и так, — голос Дженни звучал не очень уверенно. — Похоже мне придется застрять на вечеринке мешков с кровью. Пошли. Чейз не любит ждать.

— Уверена, что нам стоит туда идти? — у Жасмин было дурное предчувствие.

— Если бы здесь было опасно, то Чейз никогда бы не попросим меня привезти тебя. Может, они сегодня закрыты, и брат решил познакомить тебя со своими друзьями. Чейз клялся мне, что два мешка с кровью, которые владеют клубом, не бездушные козлы.

— Ох, ну теперь-то я чувствую себя более спокойной, — Жасмин, вылезая из машины, надеялась, что Дженни не упустила сарказм в ее голосе.

Дженни взглянула на нее и кивнула головой в сторону двери.

— Нам нужно зайти в помещение, — она огляделась. — Не люблю находиться на открытом пространстве на незнакомой территории.

— Хорошо, — Жасмин тоже осмотрелась вокруг. — Я никого не вижу.

— Мне кажется, будто за нами наблюдают. Я чувствую покалывание в затылке.

— Может, нам все же стоит уехать, — по спине Жасмин пробежали мурашки, пока она наблюдала, как Дженни обходит машину.

— Нет. Нас ждет Чейз. Уверена, мы в безопасности. Давай просто зайдем в здание, — Дженни схватила Жасмин за руку и повела вперед. — Поторопись.

Парадная дверь клуба оказалась открыта. Они вошли, но Дженни резко остановилась и агрессивно зарычала, из-за чего Жасмин ахнула.

— Что случилось?

— Кровь. Много крови.

— Это клуб для вампиров. Разве ты не упоминала, что они питаются именно здесь?

Дженни заслонила спиной Жасмин и вытащила что-то из-под рубашки. Оказывается, за поясом ее штанов был спрятан деревянный кол с кожаной ручкой.

— Зачем тебе это?

Дженни отпустила ладонь Жасмин, потянулась и достала второй рукой небольшой пистолет.

— У меня еще и это есть. На всякий случай, — она замолчала. — Кол для вампиров, а пистолет с серебряными пулями для волков. Встань позади меня и держись рядом.

— Дерьмо.

Жасмин хотела просто сбежать, но, тем не менее, переборола себя и последовала указам. Дженни привела ее в большое слабоосвещенное помещение, на полу которого были разбросаны трупы. Выглянув из-за спины Дженни, Жасмин чуть не рассталась с ужином, когда поняла, что у двух тел отсутствовали головы.

— О, мой Бог.

— Защищай мою пару, — взревел низкий голос.

Жасмин оторвала взгляд от ужасающей сцены смерти и нашла глазами Чейза. Он стоял возле двух высоких мужчин, один из которых был одет в килт, а второй в кожаные штаны, и все вместе они противостояли группе из пяти человек. В комнате витало явное напряжение, а лицо ее пары было искаженно от ярости. Чейз скалился.

— Вовремя, — хихикнула женщина.

Жасмина наблюдала за повернувшейся в ее сторону незнакомки. Она была красива, но это длилось лишь несколько секунд, так как затем черты ее лица стали изменяться. Нос начал вытягиваться в волчью пасть, а щеки покрылись волосами. Теперь стало очевидным, что женщина являлась оборотнем.

— Черт, — застонала Дженни, отталкивая Жасмин назад, когда она попыталась выйти из-за ее спины.

Четверо мужчин опустились на руки и колени, и стали обращаться в оборотней. Жасмин услышала тошнотворный звук ломающихся костей.

— Видимо у нас неприятности.

Дженни оглянулась.

— Отходи к стене, сейчас же. Они здесь, чтобы убить тебя. Возьми это, — она подняла руку, передавая ей через плечо пистолет, рукояткой вперед. — Целься в голову или сердце. Жми на курок без всяких раздумий. Если ты подпустишь их, то они разорвут тебя в клочья.

Жасмин в шоке замера на несколько ударов сердца, затем с трудом сглотнула и схватила оружие.

— Я никогда не стреляла, — прошептала она.

— Прекрасное время для того, чтобы научиться, — пробормотала Дженни, — только не подстрели меня.

«Хороший совет». 

Руки Жасмин дрожали, когда она обхватила ладонями холодный метал и положила палец на курок. Ее разум желал отключиться, но Жасмин изо всех сил сдерживала себя и пыталась остаться в сознании. В данный момент они все находились в большой опасности.

— Он снят с предохранителя?

— Он на нем никогда и не стоял, — Дженни вдруг пригнулась, обхватив сильнее кол в одной ладони и сжав вторую в кулак. Она с предупреждением зарычала, принимая защитную стойку.

Чейз и двое его друзей не стали дожидаться, пока оборотни закончат трансформацию, а просто обнажили мечи и атаковали. Когда ее пара ринулся вперед, Жасмин заметила невысокую женщину, которая все это время пряталась за его спиной, та развернулась и бросилась к дальней двери.

«Кто она? И почему пряталась за Чейзом?»  — ревность Жасмин длилась недолго, ведь она заметила, что двум оборотням удалось увернулись от острых мечей. Они выпрямились на четырех лапах и развернули свои крепкие мохнатые тела в направление парадного входа.

«Прямо к нам»,  — подумала Жасмин. Она не могла отвести взгляда от их ужасающих зубов.

Неожиданно в нескольких футах перед Дженни приземлилось крупная фигура. Жасмин удивилась, каким образом Чейз так быстро до них добрался. Свет отразился от его длинного меча, когда он взмахнул им, в этот момент что-то врезалось в стену, чуть не задев Жасмин. Девушка всхлипнула, когда поняла, что упало на пол и подкатилось к ее ногам. Следующим, что пролетело в воздухе, когда ее пара напал на оборотней, была чья-то рука.

— Меня сейчас стошнит, — предупредила она.

— Они — враги, — произнесла спокойно Дженни. — Лучше они, чем мы.

«Во что, черт побери, я ввязалась?»  — подумала Жасмин, прежде чем перед ее глазами все потемнело.

ГЛАВА 8

 Сделать закладку на этом месте книги

— Пара? Давай же. Поговори со мной.

Жасмин узнала этот хриплый голос и осознала, что находилась в крепких объятиях Чейза. Ей снился какой-то ужасающий кошмар. Открыв глаза, Жасмин пристально посмотрела на вампира. Его волосы и грудь, к которой она была прижата, оказались влажными, будто он только что вышел из душа.

— Как ты? — в его глазах четко читалась тревога.

— Я… — Жасмин прочистила горло.

— Все кончено. Они мертвы. а мы в одних из апартаментов под клубом. Ты в безопасности.

— Это произошло на самом деле?

Чейз сжал ее в объятиях чуть сильнее.

— Да. Зловоние той крови шокировало тебя. Этого стоило ожидать, ведь ты только стала парой.

— Вообще-то я думала, что меня шокировали летающие части тела.

Его губы изогнулись в улыбке.

— Жизнь со мной никогда не будет скучной.

Жасмин бы использовала другое описание, чтобы объяснить все, что изменилось с момента ее похищения и спасения.

Неожиданно Чейз вновь стал серьезным.

— Ты не должна была приезжать сюда и видеть это.

— Дженни сказала, будто ты хочешь, чтобы мы пришли в клуб.

— Нет. Мой телефон украли, а кто-то из стаи отправил сообщение. Я же говорил, чтобы ты оставалась дома, в безопасности.

К Жасмин полностью вернулась память.

— Кто та женщина?

— Сука, которая получила то, что заслужила.

— Я видела, как она убежала через заднюю дверь. Она снова придет за нами?

— Ох. Видимо ты имеешь в виду Мору. Она тоже из моей стаи. Я думал, ты говоришь о Тине.

— Кто они такие?

— Мора и ее пара — полукровки. А Тина чистокровная волчица, которая считала, что может произвести на меня впечатление, демонстрируя свою коварную натуру, но я убил ее, — Чейз поднял руку и погладил щеку Жасмин большим пальцем. — Она сделала непростительную ошибку, придя за той, кого я люблю.

Ментальная связь между ними была открыта, и чувства Чейза согревали ее, показывая насколько сильны его эмоции. Страсть так же присутствовала там, не оставляя сомнений в том, что Чейз желал немедленно уложить ее на кровать, чтобы заняться любовью.

— Чейз, — Жасмин обхватила его лицо и потянула к себе для поцелуя.

Он смял ее губы в быстром поцелуе, затем отстранился и улыбнулся.

— Прежде чем ты совратишь меня, мне нужно сообщить тебе плохую и хорошую новость.

— Мне? — она рассмеялась. — Именно ты в данный момент проецируешь образы в моем сознании о том, как подомнешь меня под себя, и это возбуждает.

Серьезность, появившаяся в их связи, охладила разрастающийся пыл между ними. Жасмин глубоко вздохнула.

— Давай, говори свою хорошую новость, раз ты так решительно настроен, но затем мы продолжим то, что я только что увидела.

— Самые опасные из моих врагов больше не будут для нас проблемой. К тому же то что произошло, послужит уроком для тех, кто решиться прийти за мной или моей парой.

— Ладно. А какая плохая новость?

— Ты покинула дом, хотя я предупреждал тебя так не поступать. Теперь у тебя большие неприятности.

— Дженни подумала, что это сообщение было от тебя.

Его брови выгнулись.

— Но она не твоя пара.

Недоумение переполнило Жасмин.

— Она посчитала, что ты хочешь познакомить меня со своими друзьями. В том, что кто-то укал твой телефон, нет ее вины.

— Верно. Теперь-то я прослежу, чтобы он всегда оставался со мной даже на работе, а не в кармане куртки. Но… я приказал, а ты ослушалась. Мне придется наказать тебя за неповиновение.

В девушке вспыхнул гнев.

— Неповиновение? Ты действительно сказал это?

В глазах Чейза заиграл смех.

— И даже не спросишь, что это за наказание?

Жасмин попыталась вырваться из его рук, но он был слишком силен.

— Нет. Я личность, а не домашний питомец. Даже не думай о том, чтобы меня отшлепать, потому что я не буду терпеть все это дерьмо.

— Я бы никогда не ударил тебя, — хмыкнул Чейз. — Я взял отпуск на месяц, так что мы сможем провести время вместе. Мой отпуск начинается, как только я оденусь и выйду из клуба.

— Правда?

Чейз кивнул.

— Я не отношусь к тем женщинам, которые слепо повинуются приказам.

— И я рад, что это так. Мне нравится, когда ты противостоишь мне.

На губах Жасмин снова расцвела улыбка.

— Кроме того, ты проецировала свои мысли. И я заметил, насколько тебя огорчил мой уход этим утром. Ты хотела медовый месяц, и я иду тебе на встречу.

— Звучит как хорошая новость.

Чейз вновь подарил ей быстрый поцелуй.

— Мы должны по-настоящему узнать друг друга, — в сознании Жасмин всплыл момент, когда Чейз поделился с ней своими переживаниями в душе, поэтому она прекрасно поняла его желание узнать друг друга ближе.

— Я все еще жду плохих вещей.

— Я слышал, что ты сказала моей сестре. Поэтому мы займемся твоим обучением и сначала освоим оружие, а потом ведение боя. Я хочу, чтобы ты всегда могла за себя постоять.

— Медовый месяц должен быть веселым.

— Он таким и будет.

— Ну-ну, — Жасмин не была так в этом уверена.

— Я. Ты. Обнаженные, — он прижался с поцелуем к ее лбу. — Будем постоянно бороться. Делиться личным. Заниматься сексом, — Чейз спустился ниже и начал ласкать горло Жасмин. — Я свяжу тебя. А ты можешь попытаться связать меня в ответ.

Когда его голос превратился в тихий сексуальный рык, Жасмин окончательно расслабилась.

— Я до сих пор не услышала ничего плохого.

Чейз прикусил ее кожу на шее, послав искры желания прямо в сосредоточие ее женственности, и с губ Жасмин сорвался стон.

— Прежде чем начнется наш медовый месяц, мне нужно решить еще один вопрос.

— И что это? — Жасмин заволновалась. Неужели ему придется снова драться?

— Сомневаюсь, — прочитал Чейз ее мысли. — По крайней мере, я верю, что больше не встречу сопротивление. Самые сильные волки были устранены, мне остается только утвердить свою позицию альфы в стае. Им потребуется немного времени, чтобы хорошо обдумать случившееся и понять, что бесполезно оспаривать мою силу в будущем. Но сначала мне нужно с ними поговорить.

— Ладно — несмотря на беспокойство, Жасмин понимала, почему ему вновь придется иметь дело с оборотнями. — Если ты считаешь, что больше не столкнешься с противостоянием, то в чем же суть плохой новости?

— Целых тридцать дней ты никуда от меня не денешься, — произнес он хриплым голосом. — Никакой передышки. Никакой отсрочки. Я очень хочу тебя, пара — Чейз снова тихо зарычал. — И я буду хотеть тебя снова и снова. Буду любить так сильно и часто, что ты еще пожалеешь.

— Никогда. Я действительно счастлива, быть твоей парой, Чейз.

Он прижал ее крепче.

— Я тоже.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Донер Лорен » Принадлещащая Чейзу.