Название книги в оригинале: Чумертов Давид Владимирович. Альтернатива-2. Контраст

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Чумертов Давид Владимирович » Альтернатива-2. Контраст.



убрать рекламу



Читать онлайн Альтернатива-2. Контраст. Чумертов Давид Владимирович.

Альтернатива-2. Контраст

Научно-фантастический роман

Давид Чумертов

 Сделать закладку на этом месте книги

© Давид Чумертов, 2017


ISBN 978-5-4485-5321-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорогие читатели,

Представляю Вашему вниманию свою новую работу — продолжение научно-фантастического романа «Альтернатива».

Прошло полгода после событий первой части произведения. Джейсон Грим продолжил работать в главном управлении полиции города, перейдя в отдел по борьбе с организованной преступностью.

В ходе работы в новом амплуа главный герой узнает о существовании серьезной коррупционной преступной схемы в рядах сотрудников своего ведомства. Затронуты оказываются даже самые близкие Гриму люди. В попытках противостоять самой сложившейся годами системе, Грим объявляет войну весьма могущественному врагу.

Руководствуясь принципом «враг моего врага — мой друг», Грим заручается поддержкой самого неожиданного союзника из всех возможных. Переступив через гордость, Грим будет вынужден бок о бок работать с человеком, являющимся для него самим олицетворением зла. К чему приведет сотрудничество данного дуэта, читайте на страницах моего нового произведения.

Данный роман откроет вопросы многосторонности человеческой души, показывая на конкретных примерах, что один и тот же человек мог бы пережить десяток разных судеб в зависимости от сложившихся жизненных обстоятельств.

Учитывая специфику деятельности главного героя, в романе местами будут присутствовать элементы детектива, а иногда даже драмы и триллера.

Но в первую очередь это все-таки книга о человеческих судьбах, о мечтах и надеждах, об эмоциях и высоких амбициях, а также о том, что может встать на их пути.

Данное произведение не основано на реальных событиях. Все сходства с настоящими людьми абсолютно случайны.

В связи с имеющимися в романе сценами насилия, эротического содержания либо нецензурной лексики, книга рекомендуется к прочтению лицам, достигшим 18-летнего возраста.

Приятного чтения.

Искренне ваш, Давид Чумертов.

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Просыпаться в три часа ночи по звонку руководства в последнее время стало для Джейсона Грима нормальным явлением. Как всегда, на работе возникло очередное срочное дело, и Грим ни секунды не сомневался, от кого именно поступит этот звонок.

— Вставай, ленивая задница. — раздался в трубке грубый мужской голос.

— Я тоже очень рад тебя слышать, Манфред. — пробормотал сонный Грим.

— Я так и знала… — прошипела проснувшаяся Лора, лежавшая рядом с Гримом.

— Что у тебя на этот раз? — воскликнул Грим.

— Все в лучших традициях. — ответил Манфред. — Получение взятки в размере 10 000 000 долларов. Как тебе?

— Мне не очень, в три-то часа ночи. — буркнул Грим.

— Я тоже не в восторге. — заявил Манфред. — Давайте, заканчивайте там свои молодоженские дела, и чтобы через час были на работе.

— Ну нам-то явно потребуется времени побольше, чем твои две минуты наедине с самим собой. — улыбнулся Грим.

— Лейтенант, ты забываешься. — проворчал Манфред. — 60 минут, не больше.

— Да, ваше величество. — съязвил Грим и положил трубку.

Грим неловко вздохнул и спешно начал одеваться.

— Дорогая, нам пора. — заявил Грим.

— Господи, когда это все уже кончится? — охнула Лора.

— Для тебя, разве что когда уйдешь в декретный отпуск. — тонко намекнул Грим.

— Мы это уже обсуждали, Джейсон. — покачала головой Лора.

— Согласен, не лучший момент. — кивнул Грим. — Пойду выгонять машину с парковки, буду ждать тебя там.

Лора мило улыбнулась и нежно поцеловала Грима в губы, а после спешно стала собираться.

Приехав в офис, Грим и Лора вошли в кабинет, в котором уже сидел задумчивый Манфред.

— А, голубки… — проворчал Манфред. — Доброе утро.

— Если 04.00 можно считать утром, то возможно оно и утро, но уж точно не доброе. — воскликнул Грим. — Выкладывай.

— Все просто как дважды два. — начал Манфред. — Сотрудник ФБР агент Синглтон сегодня ночью был задержан при получении взятки от пока что неустановленного гражданина предположительно за незаконное освобождение от уголовной ответственности одного из своих обвиняемых. Пока что более точных данных нет, Синглтона допрашивает наш с вами бывший бравый антикоррупционный отдел.

— А тогда почему в это все втянули нас? — поинтересовалась Лора.

— А сама как думаешь? — улыбнулся Манфред. — Синглтона, с его-то статусом, попавшегося на коррупции, грех не заподозрить еще и в связях с организованной преступностью. Никаких подтверждений тому, естественно, нет. Но Энтони Салливан требует крови, а потому мы должны в ближайшие 24 часа принять решение о наличии или отсутствии данной связи.

— С чего предлагаешь начать? — воскликнул Грим.

— Думаю, поступим так… — начал Манфред. — Лора, ты займись получением всех справок и характеристик на Синглтона. Мне нужны отзывы со всех его предыдущих мест работы, каждая служебная проверка, каждое дисциплинарное взыскание, даже штрафы за парковку. На тебе юридическая составляющая. Я лично отправлюсь к Синглтону домой на обыск, поищу там интересующие нас документы. Грим, твоей же задачей будет допрос свидетелей. За годы работы на Синглтона было множество жалоб и обращений со стороны граждан. Большинство из них абсолютно голословны, но возможно нам удастся узнать что-нибудь реалистичное из их показаний.

— Как скажешь. — пожала плечами Лора.

— Есть, шеф. — ободрено кивнул Грим.

— За дело, бездельники. — буркнул Манфред. — Нам предстоит веселый рабочий день.

В рамках выполнения поручения Манфреда Лора отправилась в здание главного управления ФБР Пэтриал-сити для изучения материалов служебных проверок на Синглтона. Манфред отправился обыскивать квартиру подозреваемого, в то время как Грим, изучив личные дела гипотетических свидетелей по делу, начал активно им названивать и назначать время для явки на допрос.

Первый допрос был начал уже в 7 утра. Молодой парнишка жаловался на необоснованную проверку документов, результатом которой стало его задержание. Грим хоть и счел это серьезным нарушением прав гражданина, все-таки обоснованно посчитал данный инцидент не имеющим отношения к делу. Если раньше работой Грима было реагировать на любое ненадлежащее поведение со стороны сотрудников правоохранительных органов, то сейчас он должен был заниматься исключительно вопросами их связей с элементами организованной преступности. Допрос за допросом проходили безрезультатно. Грим все больше убеждался в том, что агент Синглтон всего лишь самый обычный среднестатистический сотрудник ФБР, с вполне человеческими грехами и недостатками. Однако, его мнение изменилось, когда в дверь вошел один из последних свидетелей в списке.

Вошедший в кабинет свидетель оказался женщиной средних лет со светлыми короткими волосами, в очках на носу и с весьма пронзительным взглядом.

— Свидетель Бетти Чарльз прибыла по Вашему вызову на допрос, детектив Грим. — заявила женщина.

— Добрый день, мисс. — кивнул Грим, предлагая ей сесть. — Вы догадываетесь, по какому вопросу сегодня вы должны будете дать показания?

— О, да об этом трубят все телеканалы города. — ответила Бетти. — Наконец-то этого ублюдка арестовали.

— Мисс Чарльз, я бы попросил не выражаться в моем кабинете. — сурово произнес Грим.

— Простите детектив, но я не могу сохранять спокойствие при упоминании этого человека. — внезапно вспылила Бетти.

— Так, давайте обо всем по порядку. — оборвал ее Грим. — Откуда вам знаком мистер Синглтон и что вас с ним связывает?

— Все началось полгода назад… — начала рассказывать Бетти. — Дело в том, мистер Грим, что у меня есть сын. Его зовут Тони Чарльз. Он был сослуживцем Синглтона и какое-то время они даже хорошо дружили. Я особо старалась не интересоваться работой сына, так как понимаю, что ему много чего нельзя было рассказывать. Примерно год назад мой сын пришел домой вне себя от злости, и сообщил, что подумывает увольняться. Естественно, я поинтересовалась в чем дело, на что сын ответил, что в ходе работы столкнулся с коррупционными проявлениями невероятного масштаба со стороны собственных коллег.


— А вот с этого места поподробнее. — заявил Грим.

— Насколько я поняла, у сына появился компромат коррупционного характера на одного из его коллег, но естественно, на тот момент, я еще не знала, на кого именно. — пояснила Бетти. — А через неделю в главном управлении полиции Пэтриал-сити, в этом самом здании, где мы с вами сейчас сидим, против моего сына было возбуждено уголовное дело за изнасилование, якобы совершенное им в отношении Ирмы Конли, соседской девушки, с которой мой сын очень хорошо дружит. Естественно, я сразу же поняла, что эти обвинения сфабрикованы. Мой сын — человек высоких моральных принципов. Он служитель закона и блюститель порядка. Сама мысль об этом даже не могла появиться у него в голове, и уж тем более он не мог совершить такого в отношении данной девушки. Они с Ирмой дружат еще со школы и такого просто не могло произойти.

В глазах Бетти начали сверкать серебристые блики наворачивающихся слез.

— Ну, успокойтесь. — призвал ее Грим. — Продолжайте рассказ. Что вы сделали, когда узнали об этом?

— А что я могла сделать? — пожала плечами Бетти. — Естественно, я побежала к Ирме, взглянуть в ее глаза и понять, что заставило ее пойти на такой страшный обман. Поговорив с ней, я узнала, что незадолго до возбуждения этого дела ее вызвал в главное управление полиции какой-то детектив. Детектив сказал ей, что Ирме необходимо будет написать заявление о том, что якобы мой сын изнасиловал ее, избил и всячески унижал ее в процессе совершения сексуальных действий, и ей за это заплатят. Ирма, судя по ее словам, наотрез отказалась от такого предложения, ведь Тони был ее близким другом, да и вообще она честная девушка, и никогда не смогла бы сотворить такое даже в отношении постороннего человека. Естественно, Ирма отказалась. Тогда этот детектив пригрозил ей, что она «может пожалеть» о своем отказе и настоятельно порекомендовал ей хорошенько подумать. Через несколько дней после этого инцидента ей стали поступать телефонные звонки с угрозами ареста, уголовного осуждения, а после и просто физической расправы. Но Ирма игнорировала все эти звонки. И тогда детектив решил перейти к делу. Он подослал к дому Ирмы каких-то своих людей, и те толпой бросились на ее парня, с которым она длительное время сожительствует, избив его до полусмерти. После того, как ее парень оказался в реанимации, саму Ирму в тот же день уволили с работы из, только вдумайтесь, магазина, занимающегося продажей дверьми. Неужели у них есть связи даже там? Даже не хочу думать, как они заставили ее работодателей принять такое решение.

Внезапно Бетти дрогнула и начала реветь с еще большей силой.

— Мисс Чарльз, пожалуйста… — протянул Грим.

— Простите. — кивнула Бетти, вытирая слезы. — Так вот, Ирму уволили с работы, а на любую новую работу ее отказывались брать. Она оставляла свое резюме на множестве сайтов, однако когда люди слышали ее фамилию, то ее просто просили уйти без объяснения причин. Ее парень остался инвалидом после того избиения, и теперь он в инвалидной коляске. Тем временем звонки с угрозами продолжались с еще большей интенсивностью. Конечно же, после такого Ирма испугалась и все-таки согласилась на условия этого детектива. Она пришла в главное управление полиции и написала заявление о том, что якобы мой Тони изнасиловал ее, избил и пригрозил ей расправой, если она кому-нибудь расскажет. А уже на следующий день после ее заявления к нам домой пришли люди в форме и увезли моего сына по подозрению в совершении изнасилования. Сейчас мой сын уже сидит в тюрьме. Мой сын, когда я ходила к нему на свидание, сказал, что всему виной агент Синглтон, и что все случившееся — его рук дело. Синглтон устроил это все для того, чтобы мой Тони не смог использовать появившийся у него на Синглтона компромат коррупционного содержания. Естественно, ведь когда офицеры пришли арестовывать Тони, то они устроили обыск, и изъяли из моего дома всю компьютерную технику, все документы, без разбора и вне зависимости от того, имеют ли они отношение к делу. Сейчас этот компромат, хранившийся на флешке моего сына, у них. Мистер Грим… Я каждый день молюсь, чтобы справедливость восторжествовала. Если вы мне не поможете, то не поможет уже никто. Я обращалась в Верховный Суд Соединенных Штатов, в Министерство Юстиции, в Министерство Внутренних дел, руководству ФБР и даже Президенту США, но все мои обращения остались либо нерассмотренными, либо на них пришел формальный ответ с голословными обещаниями разобраться в ситуации. За этим делом стоит кто-то гораздо более могущественный, нежели Синглтон. Его покрывают, будьте уверены.

— Постойте. — прервал ее Грим. — Хорошо. Допустим, все действительно как вы говорите. Я вам верю. Но у меня возникает важный вопрос. Кто этот детектив из главного управления полиции Пэтриал-сити? Как его звали?

— Я не знаю. — взмолилась Бетти.

— Хорошо, а какой это был отдел? — поинтересовался Грим. — Это-то Ирма должна была сказать.

— Кажется, антикоррупционный… — заявила Бетти. — Это ведь они расследуют все преступления, совершаемые должностными лицами правоохранительных органов, будь то хоть убийство, хоть изнасилование.

— Верно, он лишь так называется… — кивнул Грим. — Фактически этот отдел работает по широкому профилю. И больше всего в этой истории меня смущает то, что человек, о котором вы говорите, мой бывший коллега. Я сам работал в этом отделе в этот период. Странно, что я не слышал об этой истории раньше. Скажите, а где я могу найти саму Ирму? У меня к ней возникло немало вопросов.

— Боюсь, детектив, вам не удастся ее допросить. — заплакала Бетти. — После того, как моего сына арестовали, Ирма начала жаловаться в полицию, в прокуратуру и в другие инстанции вместе со мной. Нам обеим с неизвестных телефонных номеров угрожали расправой, но мы не послушались. Однажды, когда Ирма возвращалась домой вдоль лесополосы, ее поймали, облили бензином и сожгли заживо… Господи…

После этих слов Бетти окончательно потеряла дар речь и начала громко рыдать, постоянно причитая.

— Твою же мать… — выругался Грим. — Мисс Чарльз, на сегодня хватит. Вы можете идти. Спасибо Вам больше. Я обязательно с Вами свяжусь в ближайшее время.

Бетти встала, и, постоянно всхлипывая, медленно вышла из кабинета. Лицо Грима было мрачным, как небо в июньский шторм.

— Кто бы ты ни был, я тебя найду… — прошипел Грим. — Даю слово.

Главный свидетель по делу был мертв. Все, что оставалось Гриму, это заняться вопросом установления личности детектива, проводившего расследование по делу Тони Чарльза. С этой целью Грим отправился в архив главного управления полиции Пэтриал-сити.

В архиве Грим наткнулся на своего старого друга, Алекса, который когда-то помог ему, взяв на себя ответственность за исчезновение партии оружия в комнате для хранения вещественных доказательств.

— А, Грим… — простонал Алекс. — Когда ты рядом, неприятности стучатся в дверь сразу следом за тобой.

— Алекс, сколько раз мне еще извиниться за тот случай? — жалобно простонал Грим. — Мне правда очень жаль, что все так вышло.

— Опустим эти светские беседы. — оборвал его Алекс. — Теперь я отстранен от расследований и заведую долбанным архивом. Горой бумаг, Джейсон, в которых я тут тону!

— Что мне сделать, чтобы ты успокоился? — прорычал Грим. — Сыграть тебе на скрипке под аккомпанемент ритма твоего нытья? Сколько можно? Никто ведь не заставлял тебя брать на себя ответственность. Это был твой выбор. Ты знал, на что идешь. Знаешь, Алекс, добрые дела в огласке не нуждаются. Ты мне помог, и я твой должник, я признаю. Но не смей в меня этим тыкать при любом удобном случае. Когда тебе понадобится моя помощь, вот тогда и раскидывай своими козырями, идет?

— Идет. — буркнул Алекс, понимая, что самое время замолчать, пока Грим окончательно не взорвался. — Тем не менее, ты здесь. Дай угадаю. Тебе снова нужна моя помощь?

— Если не затруднит… — кивнул Грим. — Мне нужен доступ к архивным документам по делу полугодовой давности. Антикоррупционный отдел. Расследование дела об изнасиловании. Субъект — Тони Чарльз.

— Впервые слышу. — пожал плечами Алекс.

— Если это дело было у нас в производстве, то оно здесь есть. — уверенно заявил Грим. — Посмотри, не ленись.

Алекс тяжело вздохнул и сел за компьютер.

— Так, не то… — начал Алекс. — Это вообще сексуальное домогательство. Так, это неинтересно. Это я уже читал. А, вот, Чарльз, Энтони. Есть. Всего один том, странно. Сейчас пойду принесу.

Грим нетерпеливо щелкал пальцами и наворачивал бесконечное множество кругов в отсутствие Алекса. Когда же он вернулся, Грим буквально выхватил папку у него из рук.

— Полегче, ковбой. — прошипел Алекс. — Порвешь том уголовного дела, и меня опять накажут за халатность.

— Алекс, ты лучший! — улыбнулся Грим и спешно направился в свой кабинет.

— Да, да… — кивнул Алекс. — С тебя пиво в конце недели.

— За этот том куплю тебе ящик! — улыбнулся Грим, выходя из архива.

Усевшись за стол, Грим расторопно начал ознакомление с материалами дела. Сомнений не оставалось — дело действительно было сфабриковано на скорую руку.

Все обвинение строилось на показаниях самой потерпевшей. Никаких экспертиз, включая медицинские, проведено не было. В ходе обыска, который проводился не на предполагаемом месте происшествия, а почему-то дома у подозреваемого, изымались не вещественные доказательства, а документы. Из предметов материального мира были изъяты только всяческие гаджеты.

— Они явно искали компромат. — кивнул Грим, по привычке начиная говорить с самим собой для ясности собственных мыслей. — Надеюсь, не нашли. Странно… Никаких печатных документов. Большая часть дела отсутствует. Все самое важное скрыли. Черт, что за почерк в протоколе обыска? Не могу разобрать фамилию детектива. Так, а чья это подпись? Выглядит знакомо. Клянусь значком, я ее точно где-то видел. Подпись стоит в графе «детектив». Осталось лишь узнать, кому она принадлежит, и наш оборотень у меня в руках. Но чтобы направить ее на почерковедческое исследование, мне нужно дать криминалистам образец почерка проверяемого лица. Но как мне дать им образцы подписей всех, кто полгода назад работал в антикоррупционном отделе? Да и потом, на такое исследование уйдут месяцы! Нет, надо придумать что-то другое…

Грим еще долго ломал голову, после чего прихватил с собой папку с документами и поехал домой.

На следующее утро Грим и Лора работали в штатном режиме. Лора продолжала собирать характеристики на Синглтона, в то время как Манфред выехал на задержание взяткодателя.

— Как успехи с расследованием? — поинтересовалась Лора, выходя из машины.

— Такой жести у меня уже давно не было. — неодобрительно покачал головой Грим. — Оказывается, у нашего Синглтона была крыша в нашем управлении. Кто-то из детективов угрожал свидетелям и до последнего покрывал этого ублюдка. Там тянется такой кровавый след, что я даже говорить об этом не хочу… Многие невинные пострадали из-за этого урода. Слишком многие.

— Уверена, ты справишься, дорогой. — улыбнулась Лора и поцеловала Грима.

— Спасибо. — кивнул Грим. — Удачного тебе дня!

— До вечера. — подмигнула ему Лора и отправилась на второй этаж рассылать запросы.

Тем временем Грим приступил к реализации своей идеи с разоблачением.

Он вглядывался в до боли знакомую ему подпись так долго, что знал ее наизусть. Ему лишь оставалось увидеть где-нибудь что-то похожее. И Грим точно знал, как именно он это устроит.

Зайдя в столовую на обеде, Грим как бы невзначай начал говорить с Алексом чуть громче обычного.

— Сейчас был у Салливана… — начал Грим. — Говорит, могу рассчитывать на надбавку к зарплате.

— На надбавку? — удивился Алекс. — За какие такие заслуги?

— Ну, это не то чтобы надбавка… — продолжил Грим еще громче. — Скорее компенсация. Мне возвращают половину суммы, которую я плачу за найм жилья.

— Но ты же там уже полгода как не живешь! — возмутился Алекс. — Это не честно!

— Честно или нет, но это +25% к зарплате, а это лишним не бывает. — улыбнулся Грим.

— А какой перечень документов нужен? — вдруг послышался за спиной голос Манфреда.

— Ну, Салливан сказал, что справки о характеристике жилого помещения и справки о регистрации нужно предоставить до конца месяца. — сказал Грим.

— А заявление нужно заполнять? — внезапно встряла в разговор Николь Берд.

— Нет. — отмахнулся Грим. — Салливан поручил мне составить общее заявление со списком всех сотрудников, кто претендует на повышение зарплаты. Требуется имя, инициалы, дата и подпись. Вот наше коллективное заявление!

С этими словами Грим достал документ, шаблон которого выдумал 5 минут назад на своем компьютере.

Толпа детективов мгновенно окружила Грима, доставая из портфелей ручки и карандаши.

— Только шариковые ручки с синими чернилами, господа. — заявил Грим. — Вы знаете инструкцию по делопроизводству!

— Пожалуй, и я напишу. — улыбнулась Лора, подходя к Гриму.

— Но ты же собственник квартиры, а не арендатор. — удивился Грим. — Тебе не возместят.

— Ну, не прокатит, так и Бог с ним. — пожала плечами Лора. — Что я теряю?

— Ладно. — кивнул Грим. — Вписывайте имена, коллеги. Не забываем про подписи!

Таким образом через десять минут у Грима был огромный перечень имен, в котором в соответствующих местах содержались подписи практически всех детективов главного управления полиции Пэтриал-сити.

Спешно выхватив его из рук последнего детектива, поставившего свою подпись, Грим отправился в свой кабинет для ознакомления с результатами.

Вытащив протокол обыска, Грим начал сверять подписи. Было несколько вполне похожих, но у исследуемой подписи была характерная особенность. Легкий завиток, соединявший два обособленных символа, сильно выпирал вниз. Эту деталь было ни с чем не спутать. Вскоре нужная подпись обнаружилась. Грим тотчас бросил взгляд на имя автора подписи и глаза его распахнулись от удивления.

— Стоп, я наверное где-то ошибся… — пробормотал Грим и начал вести пальцем по строке с именем до самой подписи. Так, подпись номер 3. Сначала подписывал Алекс, потом подписала Николь… А третим был…

— Нет, нет, нет… — начал причитать Грим, руки которого затряслись. — Только не ты, только не ты… Это не можешь быть ты!

Грим тут же бросился вновь изучать подпись из протокола.

— Проклятье! — заорал Грим. — Нет! Это невозможно!

А после Грим рухнул на свое кресло и схватился за голову руками.

Напротив той самой зловещей подписи, которая была почему-то до боли знакома Гриму, красовалось выведенное едва разборчивым почерком имя — Лора Палмер.

Было уже за полночь, когда Грим сел в машину и отправился домой. По дороге его руки тряслись так, что едва удерживали руль. Грим выставил музыку в машине на полную громкость, но тем не менее продолжал говорить с самим собой.

— Я не понимаю… — бормотал Грим. — Почему? Зачем ей это? Покрывать продажных агентов ФБР? Ради чего? Деньги? Власть? Связи? Нет, она ведь не такая… Черт, да кого я обманываю, факты на лицо! Соберись, Грим, мать твою, ты же детектив! Господи… Только бы я ошибся…

Грим влетел в квартиру Лоры как торнадо, сметая все на своем пути. Зайдя внутрь, он просто бросил под ноги Лоре, смотревшей телевизор, том уголовного дела.

— Ничего не хочешь объяснить? — заорал Грим.

Лора вздрогнула.

— Ты чего раскричался? — удивилась Лора. — Что это такое?

— Я думал, это ты мне расскажешь! — крикнул Грим. — Почему там везде твои подписи?

— Может быть потому, что я вела это дело, гений? — фыркнула Лора. — Или ты забыл, что детективы, на секундочку, подписывают все свои протоколы и постановления?

Зрачки Грима всполохнули и начали приобретать оранжево-коричневый оттенок цвета лесного пожара.

— Не притворяйся дурой! — прошипел Грим. — Я знаю, что это ты! Ты вела дела против Тони Чарльза, который был невиновен!

— Черта с два! — заорала Лора. — Его вина подтверждается всеми имеющимися в деле доказательствами!

— Какими? — еще сильнее повысил том Грим. — Заявлением потерпевшей, которое было написано под угрозой физической расправы? Или может быть изъятый из его дома ноутбук? Что доказывает его вину? Копия паспорта? Ни одной экспертизы, никаких свидетелей, ни даже осмотра места происшествия!

— Однако прокурор подписал обвинительное заключение, а судья на его основании вынес обвинительный приговор. — отметила Лора. — Дело закрыто!

— Только не для меня! — прорычал Грим. — Я обжалую этот приговор.

— Сроки обжалования уже истекли! — снова выкрутилась Лора.

— Значит я продлю их в связи с установлением вновь открывшихся обстоятельств, грязная ты лицемерка! — крикнул Грим, и на секунду замер от неожиданности собственных слов.

— А, вот ты значит как! — фыркнула Лора. — Я ему готовлю, стираю, убираю, делю с ним ложе, а потом слышу в свой адрес вот такие слова?

Внезапно на лице Лоры показались серебряные блики наворачивающихся слез.

— Даже не смей реветь! — крикнул Грим. — В этот раз этот фокус не сработает! Ты посадила за решетку невиновного человека! И я этого так не оставлю! Завтра же сдай рапорт Салливану и доложи о случившемся! Скажи, что произошла служебная ошибка. Скажи, что добросовестно заблуждалась, но открылись новые обстоятельства! Ты заварила эту кашу, тебе и расхлебывать!

— Иначе что? — заорала Лора.

— Иначе я сдам тебя сам! — взревел Грим, а после что было силы рванул стоявший рядом с ним стол, и тот перевернулся. После Грим резко развернулся и вышел за дверь, напоследок громко хлопнув ею.

— И куда ты пойдешь? — крикнула Лора, открывая дверь за уходящим Гримом.

— Слава Богу, у меня еще есть дом. — заявил Грим. — Дом, в котором не место преступнице!

Лора еще долго стояла в дверном проходе, косо смотря через лестничный проем на уходящего от нее Грима. Но в ее глазах не было сожаления. В них была лишь огромная безудержная ярость.

Грим вернулся к себе в квартиру, и приняв несколько седативных препаратов, рухнул спать. Ранним утром его разбудил громкий стук в дверь.

— Джейсон, открой! — послышался за дверью голос Лоры.

— Пришла извиняться? — прорычал сонный Грим.

— Открой, нам надо поговорить! — заявила Лора.

— В шесть утра? — удивился Грим. — Я конечно знал, что ты одумаешься, но это уже садизм.

— Джейсон, пожалуйста! — воскликнула Лора.

Грим тяжело вздохнул и пошел отпирать дверь. За дверью он слышал голос своей возлюбленной, пусть и, как он считал, сбившейся с пути, но все-таки остававшейся ему родным человеком. А потому Грим даже не догадался о том, что стоит посмотреть в глазок двери.

Распахнув дверь, Грим замер от удивления. В квартиру ворвались люди в масках с автоматами в руках.

— Какого черта? — прорычал Грим, когда двое оперативников уже скрутили ему руки и прижали лицом к земле.

— Правильно. — кивнула Лора, заходя в квартиру. — Мордой в пол этого ублюдка! Джейсон Грим, именем закона в вашем жилище проводится обыск.

— Какой к черту обыск, я детектив! — заорал Грим.

— На данный момент вовсе нет. — пожала плечами Лора. — Сейчас вы подозреваемый по делу о хранении крупной партии наркотических средств.

— Вы не имеете права! — крикнул Грим.

— Вообще-то, имеем. — улыбнулась Лора, подходя к Гриму и протягивая ему свежеотпечатанный документ. — Вот ордер суда о разрешении производства обыска в вашем жилище.

— Какие наркотики? — фыркнул Грим. — Какой ордер? Лора, опомнись, я детектив.

— Как и я, мистер Грим. — гордо заявила Лора. — И моей обязанностью является привлечение к ответственностью всех граждан, нарушивших закон, без исключения, в том числе и носящих полицейский жетон.

— Лора, останови это безумие! — продолжил Грим. — Я знаю, зачем ты это делаешь. Хорошо, вчера я погорячился. Давай все уладим миром!

— Не понимаю, о чем вы говорите, мистер Грим. — пожала плечами Лора.

— Ах ты двуличная тварь! — крикнул Грим. — Ты все подстроила! Решила слить меня, пока я тебя не выдал?

Лора перестала обращать внимание на орущего Грима. Вместо этого она последовала в ванную. Подойдя к оперативнику, проводившему там обыск, Лора ехидно улыбнулась.

— Так я и думала! — кивнула Лора. — Слева от входа, в шкафчике для ванных принадлежностей, обнаружен героин. Крупный, а хотя даже нет, особо крупный размер! Сделаем пометку в протоколе.

— Это не мое, и ты это прекрасно знаешь! — заорал Грим. — Вы мне это подбросили, принесли с собой!

— Осторожно, мистер Грим. — пригрозила ему пальцем Лора. — Вы без доказательств обвиняете целый ряд сотрудников правоохранительных органов в превышении должностных полномочий. Это смахивает на клевету и заведомо ложный донос. Если, конечно, вы кому-то расскажете, то вам, непременно, добавят эти статьи в обвинение.

— Ах ты грязная сука! — заорал Г


убрать рекламу




убрать рекламу



рим.

— И еще оскорбление сотрудника правоохранительных органов при исполнении должностных обязанностей. — отметила Лора, записывая в протокол.

— Этот обыск незаконен! — крикнул Грим. — У вас даже нет понятых!

— Правда? — улыбнулась Лора. — А вот по протоколу есть, вот, целых двое!

— Протокол недействителен! — не мог угомониться Грим, чьи глаза буквально взрывались от огня и крови.

— Расскажете это сокамерникам, мистер Грим! — съехидничала Лора. — Парни, мы тут закончили. Увозите его!

Оперативники подняли Грима, надев за спиной наручники, и повели к выходу. На секунду Грим остановился рядом с Лорой.

— Что бы ни заставило тебя на это пойти, я тебя не прощу. — прорычал Грим.

— Мне не нужно ваше прощение, мистер Грим. — покачала головой Лора. — Я всего лишь выполняю свою работу.

— Когда я доберусь до тебя, то сам ад покажется тебе тропическим курортом по сравнению с тем, что я с тобой сделаю! — прорычал Грим.

— А также угроза неопределенного характера во время производства обыска в отношении сотрудника правоохранительных органов при исполнении должностных обязанностей. — улыбнулась Лора. — Продолжайте в том же духе, мистер Грим, и тогда увидимся мы с вами еще очень нескоро.

— О, поверь, мы увидимся! — кивнул Грим. — И мое лицо будет последним, что ты увидишь перед смертью!

— Все-таки угроза убийством… — буркнула Лора. — Так тому и быть! Забирайте!

С этими словами оперативники вытащили Грима из квартиры и погрузили в полицейскую машину. На ступенях дома гордо стояла Лора, улыбаясь от наслаждения собственным триумфом.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Расследование дела Грима прошло быстро. Спустя два месяца проведения формальных следственных действий, оперативно-розыскных и прочих процессуальных мероприятий все материалы уголовного дела уже были сформированы и переданы в суд.

Дорогого адвоката Грим себе позволить не мог, а потому его защитой занимался молодой юрист, только окончивший колледж. Несмотря на высокую степень ответственности и ярое рвение помочь, у него не было никаких шансов против Лоры Палмер, которая за годы работы в главном управлении полиции наработала такие связи, что могла бы упрятать за решетку хоть самого Иисуса Христа, если бы против него можно было бы возбудить дело.

Судьей на процессе Грима был не кто иной, как дядя Лоры. Несмотря на все попытки Грима заявить отвод как судье, так и детективу Лоре Палмер ввиду их пристрастности и заинтересованности в исходе дела, никаких результатов это не дало. В конечном итоге Джейсон Грим получил семь лет лишения свободы по совокупности всех вмененных ему преступлений, среди которых, помимо хранения наркотических средств в особо крупном размере, действительно числились угроза убийством сотрудника полиции и оскорбление полицейского при исполнении.

Отбывать наказание Гриму было назначено в тюрьме «Мирроргейт». Данное учреждение было выбрано не случайно, ведь согласно закона бывшие сотрудники правоохранительных органов содержатся в особых отдельных тюрьмах с целью предотвращения их столкновения с их же бывшими «клиентами».

Однако, от этого Лора только выиграла. Грим был не просто полицейским. Долгие годы он работал в антикоррупционном отделе, что означало направленность работы против государственного сектора. За годы работы Грим пересажал несколько десятков своих же коллег, а также около дюжины сотрудников из всех основных силовых ведомств государства.

Таким образом, имя Джейсона Грима не просто знали в Мирроргейт. От его упоминания у самых отъявленных представителей данного места глаза наливались кровью.

Начальник тюрьмы, к счастью, сомневался в виновности Джейсона Грима, так как лично сталкивался с ним в ходе работы, и не мог поверить в то, что человек, так долго боровшийся с преступностью и коррупцией, мог перейти ту черту, которую так свято соблюдал и не давал кому-либо пересекать.

В связи с этим начальник тюрьмы Мирроргейт выделил Гриму одиночную камеру в специальном изолированном отсеке. Но контактировать с заключенными Гриму все же приходилось. Эти контакты были неизбежны и не сулили ничего хорошего. Гриму предстояло весьма надолго назвать своим домом место, по сравнению с которым сама преисподняя показалась бы шикарным санаторием.

Тюремный срок Грима казался ему вечностью. Минуты тянулись подобно векам, что неизбежно наводило Грима на мысль о том, что семь лет такого ада он не сможет выдержать. Порой ему в голову даже закрадывались даже суицидальные мысли, но Грим решительно отгонял их, ведь у него была цель, без выполнения которой он не мог бы позволить себе просто покинуть этот мир.

Целью было выяснение правды. Грим хотел понять, почему Лора предала его, главное управление полиции и всех жителей этого города, которых когда-то свято клялась защищать. У него не укладывался в голове поступок Лоры, и какое бы объяснение он не придумывал, это лишь наводило на новые вопросы.

Однако, вместе со стремлением к поискам истины, в душе Грима назревало чувство посерьезнее. Лютая обида с каждым днем заключения лишь процветала и трансформировалась в неудержимую жажду мести. Грим как смог постарался убедить себя в том, что человек, предавший его, не является той самой женщиной, которую он любил. Гриму было проще считать, что Лора, которую он когда-то знал, просто исчезла, умерла, а то и вовсе никогда не существовала, чем признать то, что он не только не распознал истинное зло у себя под носом, но и по своей невероятной глупости принял его за воплощение идеала доброты.

Таким образом, все что двигало Гримом — это поиски правды и жажда мести, а также невероятное желание вдохнуть аромат долгожданной свободы. И у него был вполне опасный, но, к сожалению, единственный план по достижению желаемого.

Долгие месяцы Грим практиковался в использовании своего дара. Он пытался приручить его, обуздать, начать контролировать. Усердные ночные тренировки в его одиночной камере не проходили даром. Иногда на время Гриму удавалось увидеть обрывки других миров по собственной воле, а не в результате произвольных вспышек, вызванных его головными болями.

Несколько раз Гриму даже удалось ненадолго оказаться в другой реальности, однако Грим тут же возвращался. Конечно, кто-нибудь другой на его месте захотел бы остаться там, в другом мире, заставив кого-то иного отбывать тюремный срок вместо себя, а самому тем временем наслаждаться свободой и строить счастливую жизнь в альтернативной реальности.

Однако, Гримом двигала его цель, и находилась эта цель в его мире, а потому вышеуказанный вариант развития событий Грим даже не рассматривал.

В один из вечеров Грим в очередной раз пытался воплотить в жизнь свой план.

— Ну давай же, Господи! — крикнул Грим, в очередной раз сокрушая стены камеры тяжелыми ударами кулаков. — Всего один лишь раз! Открывайся!

Но чуда не произошло. Грим пытался открыть брешь в другую реальность. Это было частью его, как казалось, уже безнадежного плана. Грим еще немного покричал, выпустил пар, а после просто сел на стул и успокоился.

— Так, соберись, Джейсон. — настраивал сам себя Грим. — Ты ведь это уже делал. Надо просто сосредоточиться на одной мысли. В прошлый раз сработало. Должно сработать и сейчас.

А после Грим попробовал то, чего обычно никогда не делал. Он просто закрыл глаза и начал разговаривать вслух вроде бы с самим собой, а вроде бы и с кем-то другим.

— Ответь на мой зов! — воскликнул Грим. — Ты мне нужен. Пожалуйста.

Грим нисколько не верил в то, что это сработает. Однако, каково было его удивление, когда, открыв глаза, мир вокруг него начал будто бы плыть и размываться, а пространство стало искажаться стремительной палитрой радуги сияющих лучей.

— Не может быть! — улыбнулся Грим. — Сработало!

На другом конце длинного радужного тоннеля Грим видел фигуру мужчины, медленно и неуверенно приближающегося к нему.

— Сюда! — протянул ему руку Грим. — Скорей!

Темный силуэт подбежал к Гриму и схватил его за руку. А через секунду Грим уже вновь стоял в своей одиночной камере, но теперь уже не был в ней так одинок, как раньше.

Перед ним стоял именно тот, кого Грим хотел увидеть, но тем не менее, Грим до конца не мог поверить в происходящее.

— Это просто невероятно… — прошептал Грим.

— Добрый день, Лейтенант… — улыбнулся Головорез. — Вот мы и снова встретились!

Грим стоял в оцепенении несколько минут.

— Поверить не могу, это правда сработало! — пробормотал Грим.

— Да, да, парень, ты уже второй раз вытащил меня из моего мира, вау, буря аплодисментов! — кивнул Головорез. — Мне теперь что, в обморок грохнуться, или орден тебе вручить? Или может ты все-таки объяснишь мне, что происходит?

— Ээ, да, пожалуй… — почесал затылок Грим. — Да, я знаю, в прошлый раз у нас с тобой были определенные разногласия…

— Разногласия? — повысил голос Головорез. — Ты притащил меня в свой мир, а когда я наконец-то наладил в нем свою жизнь, вернулся, и, грозясь убить меня, вышвырнул меня как шавку, отправив за решетку! Но что я вижу теперь? То ли меня подводят глаза, то ли великий и ужасный детектив Лейтенант сам сидит по ту сторону баррикад?

— Это недоразумение… — буркнул Грим. — Меня подставили. Я все расскажу тебе, но позже.

— Ну уж нет, парень. — покачал головой Головорез. — Мне уже надоели эти твои танцы с бубнами, насилующие время и пространство. Назови мне хоть одну причину не свернуть тебе шею прямо здесь и сейчас, в этой камере.

— Постой! — вытянул руку вперед Грим. — Мы нужны друг другу!

— Ничего тупее в жизни не слышал. — прошипел Головорез. — Ты мне не нужен. Ты — отравитель моей жизни, чума в моей биографии, раковая опухоль на моей судьбе. И я с удовольствием ее вырежу прямо сейчас.

— Нет! — заорал Грим. — Ты не понимаешь. У нас обоих есть цели. Я призвал тебя сюда не случайно. Мне нужна твоя помощь.

— Помощь? — рассмеялся Головорез. — И почему это я должен помогать человеку, который чуть не отправил меня на тот свет?

— Потому что я могу дать тебе то, что тебе нужно. — заявил Грим. — Свободу.

— Сказал чувак, который сидит за решеткой… — покачал головой Головорез.

— Ты не понял! — оборвал его Грим. — Я знаю, как сильно ты ненавидишь свой мир, и знаю, что это взаимно. Ты бы с удовольствием его покинул бы, но тебе некуда идти. А еще я знаю, что тебе очень понравился мой мир. Если ты мне поможешь, я не стану прогонять тебя. Я разрешу тебе остаться в моем мире.

— А сам уйдешь отсиживать за меня мои пожизненные сроки? — скорчился Головорез. — Попахивает подставой.

— Разумеется, нет. — воскликнул Грим. — Я тоже никуда не собираюсь. Я разрешу тебе взять новое имя, изменить внешность и остаться в моем мире при условии ведения жизни законопослушного гражданина. Это все, что я могу тебе обещать. Взамен ты должен мне помочь.

— И что я должен сделать? — спросил Головорез. — Сыграть тебе на скрипке, или сбегать за шоколадкой?

— Ты должен сделать то, что умеешь лучше всего на свете. — ответил Грим. — Отомстить!

Ночь в одиночной камере Грима выдалась долгой. Охрана практически не захаживала в его крыло по ночам, а потому у Грима и Головореза была масса времени обсудить все детали их «договора».

— Погоди, то есть ты хочешь сказать, что эта твоя телка, за которую ты чуть не пустил мне пулю в башку, теперь стала крутой цыпочкой, крышующей мне подобных, и упрятала тебя в этот санаторий? — удивленно спросил Головорез.

— Ну, если исключить твои замечательные метафоры, то совершенно верно. — кивнул Грим.

— И ты хочешь ее грохнуть? — воодушевленно провозгласил Головорез.

— Нет. — неуверенно ответил Грим. — Пока что. Не знаю. Посмотрим. Я просто хочу выбраться отсюда, найти ее и отомстить ей. Но я не желаю ей смерти. Я хочу понять, почему именно она это сделала.

— Да какая разница, чувак? — покачал головой Головорез. — Твоя баба прожевала тебя и выплюнула, и ты просто закроешь на это глаза? Да ты еще больший подкаблучник, чем я думал!

— Спокойно! — заявил Грим. — Никто не сказал, что ее предательство сойдет ей с рук. Я отомщу ей. Мы отомстим. Вместе. Мы лишим ее всего, чем она дорожит. Она будет страдать так же, как страдал и я. Я гнию здесь уже полгода, а она там каждый день обрекает на мучения мой город. Я положу этому конец! Лора ответит за свои злодеяния. Но жизнь я отнимать не стану.

— И что ты сделаешь? — удивился Головорез. — Пальчиком ей пригрозишь?

— Не знаю. — пожал плечами Грим. — Разберусь по ходу. А сейчас, для начала, нам нужно выбраться отсюда.

— Нам? — переспросил Головорез.

— Именно, «чувак». — улыбнулся Грим. — Я ведь не просто так тебя сюда позвал. Если бы я мог справиться с этим сам, ты бы мне был тут не нужен. Пока я был в твоем мире, я слышал о тебе много легенд. Одной из них был твой побег из тюрьмы «Скайгейт» — самой хорошо охраняемой тюрьмы штата. Если ты смог сбежать оттуда, то сможешь помочь мне и отсюда выбраться.

— Так вот оно что… — понимающе кивнул Головорез. — Мальчик играет в плохого парня. А что, мне нравится! Наконец-то у тебя начинают расти яйца, Лейтенант! Мои поздравления! Ты почти стал мужчиной!

— Держи при себе свои комментарии, уголовник, или я легким движением руки швырну тебя на дно Марианской впадины. — угрожающе вставил Грим.

Конечно же, Гриму было не под силу сделать то, о чем он говорит. Однако, Головорез этого не знал, а потому было трудно не воспользоваться этим.

— Кстати, а почему бы тебе не использовать эти твои штучки с пространством, чтобы выйти? — поинтересовался Головорез.

— Видишь ли… — начал Грим. — Путешествия между мирами в моем случае затрагивают не изменение моего физического местоположения, а создание связи, своего рода моста, туннеля между мирами, в которых есть другие копии меня самого. А уже территориальное местоположение этих точек входа, скажем так, порталов, является хаотичным…

— Ладно, ладно, я понял. — буркнул Головорез, который на самом деле даже понятия не имел, о чем говорит Грим. — С чего начнем?

— Я думал, это ты мне скажешь… — неуверенно сказал Грим. — Ты же у нас специалист по взломам и побегам.

— Ну раз играем по моим правилам, то тогда за главного буду я. — заявил Головорез. — Иначе я пас.

— Идет. — кивнул Грим. — Но обойдемся без убийств невинных.

— А копов? — обнадежено спросил Головорез.

— Нет! — воскликнул Грим.

— Ладно, Лейтенант. — кивнул Головорез. — Ради тебя сделаю исключение. Итак, вот мой план…

Грим и Головорез детально обсудили все аспекты плана. Он, конечно, был далек от совершенства, но иного сценария у них не было. Так или иначе, Грим предполагал, что имея дело с Головорезом придется импровизировать. И он не ошибся.

Утром охрана сменилась и, как и каждый день, в 07.00, заключенных повели на завтрак. Процедура ежедневно была стандартной.

— Грим, руки! — заявил охранник, подходя к камере Грима и открывая в железной двери проем для рук заключенного.

Грим послушно просунул руки и охранник надел на них наручники.

— Мордой к стене! — крикнул охранник.

Грим развернулся и встал лицом к стене, противоположной входной двери. Ничего не подозревающий охранник открыл камеру и вошел внутрь.

— Вот всегда было интересно, почему у тебя такая тупая фамилия? — начал охранник, подходя к стоящему к нему спиной Гриму. — Это типа пародия на братьев Гримм?

— Ну, с братьями ты почти угадал! — внезапно послышался голос за спиной охранника.

Головорез, забившийся в угол рядом с дверью камеры и прятавшийся там до появления охраны, был совершенно невидим снаружи клетки, а потому смог без труда застать охранника врасплох.

Мощным ударом локтя он вырубил повернувшегося к нему охранника и оттащил тело в «слепую зону» видимости.

— Что дальше? — поинтересовался Грим.

— Билет на волю. — улыбнулся Головорез. — Тебе даже делать ничего не надо. Так и стой, в наручниках.

— В смысле? — удивился Грим.

— В смысле «вы арестованы», Лейтенант! — рассмеялся Грим, стягивая с охранника его форму.

— Хитро. — кивнул Грим. — За дело.

Головорез переоделся в форму охранника, опустил козырек фуражки максимально низко, дабы скрыть лицо, и повел заключенного Грима якобы на завтрак. В действительности же они направлялись в комнату охраны.

— Почему мы идем в самое опасное для нас место во всей тюрьме? — спросил Грим.

— Как ты думаешь, как отреагирует этот мир, когда после нашего побега на камерах видеонаблюдения увидят двух «тебя»? — задал вопрос Головорез.

— Логично. — кивнул Грим. — Тогда скорей.

Войдя в комнату охраны, Головорез, все еще с опущенной головой, уверенно вжившись в роль, продолжал играть.

— Парни, там в крыле «Д» началась драка заключенных. — заявил Головорез.

— И что, у нас такое каждый день. — улыбнулся один из охранников.

— Погоди, я тебя знаю? — спросил второй охранник. — Ты новенький что ли? Я тебя вроде бы раньше тут не видел. Хотя твое лицо мне почему-то очень знакомо.

— Я сержант МакГиннес. — заявил Головорез. — Перевели сюда из «Скайгейта» неделю назад.

— О, и чего пожаловал в нашу маленькую скромную тюрьму после такого пышного клоповника как «Скайгейт»? — удивился первый охранник.

— Да тут у вас как-то спокойнее, что ли… — кивнул Головорез, который тем временем внимательно изучал глазами бейджи охранников. — Кстати, а не вы ли случайно Бёрнс и Айрон?

— Да, это мы. — гордо ответил второй охранник. — А что?

— Вы шутите? — покачал головой Головорез. — Вас начальник тюрьмы вызывал к себе полчаса назад.

— Как? — всполошились охранники.

— Я думал, вы в курсе. — пожал плечами Головорез. — Утром я встретил его в изоляторе, он еще злой был такой, говорил что готов «убивать», представляете. Должно быть, вы, ребята, его серьезно разозлили.

— Твою мать! — прошипел один из охранников! — Идем скорей, Айрон, а то этот старый черт на нас опять дисциплинарное взыскание наложит. Наверное, это из-за того, что мы вчера опять выпили на рабочем месте. Черт, говорил же я, давай после работы. А ты «не заметят, не заметят»! Идиот!

С этими словами охранники выбежали из комнаты охраны. Грим, чудом успев спрятаться за углом комнаты охраны, вбежал к Головорезу сразу после их ухода.

— Ну что, готово? — спросил Грим.

— Так, секунду… — пробормотал Головорез. — Есть. Все тюремное «хоум-видео» за последние 24 часа стерто из компьютера. Все кассеты я изымаю, чтобы мы больше нигде не попались. Так, иди сюда.

Головорез достал из кармана отмычку и буквально за несколько секунд расстегнул наручники на руках Грима.

— У меня в кармане есть документы того охранника, которого я вырубил. — сказал Головорез. — Чтобы ты мог выйти через парадный вход вместе со мной, тебе нужно что-то похожее. Фотографий на них нет, это просто электронные пропуски. Если нам повезет, и охрана не посмотрит на мониторы во время нашего прохода, то мы легко проскочим. А теперь давай, нам нужно найти прикрытие и на тебя.

Грим и Головорез заметили в коридоре идущего в сторону туалета охранника. Головорез жестом дал Гриму сигнал двигаться за ним.

Войдя в туалет, Грим и Головорез застали охранника за не самым приятным зрелищем.

— Да, да, Элизабет, хорошо! — вздыхал охранник, стоя у писсуара, крепко сжимая правую ладонь.

— А я обычно представляю Марго Робби. — улыбнулся Головорез, вырубая охранника, прерванного за столь неловким занятием.

— Твою мать. — выругался Грим, напяливая форму охранника. — Тут пятно.

— Ой, какие мы нежные! — буркнул Головорез. — Что естественно, то не безобразно. И вообще, ты хочешь на свободу, или нет?

— Ладно. — кивнул Грим. — Ты прав. Пойдем.

Переодевшись в охранника, Грим вместе с Головорезом с разницей в три минуты пересекли пункт охраны, чтобы не светиться с одинаковыми лицами рядом. Напарникам несказанно повезло. Охранник не просто не посмотрел в монитор во время прохода. Он просто спал.

— Это самый легкий побег в моей жизни. — улыбнулся Головорез, выходя с территории тюрьмы.

— Надеюсь, это был мой первый и последний раз. — заявил уже ждавший его на улице Грим.

— Что дальше, Лейтенант? — поинтересовался Головорез.

— А дальше, друг мой, простая, объективная, неподкупная и совершенно беспристрастная, но весьма справедливая и прозаичная, старая добрая месть…

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

После успешного завершения дела Грима, Лора получила повышение в звании и должности. Теперь, будучи уже капитаном, Лора возглавляла отдел по борьбе с организованной преступностью, опередив тем самым по рангу даже своего непосредственного руководителя Манфреда. Конечно же, таким переменам Манфред был не рад, ведь теперь бывшая подчиненная, годами терпевшая его весьма непростой нрав, отрывалась на нем троекратно.

Тем не менее, Манфред продолжал исправно выполнять свои профессиональные обязанности в качестве детектива по особо важным делам.

Шел довольной ординарный, ничем не выдающийся рабочий день, как вдруг по служебному телефону Манфреда раздался телефонный звонок.

— Детектив по особо важным делам Натаниэль Манфред слушает. — сухо промолвил Манфред.

— В мой кабинет. — послышался рассерженный женский голос. — Живо.

— Сучка. — прошипел Манфред, положив трубку.

Его вызывала Лора, как казалось, с очередным идиотским поручением, но сегодня все было иначе. Войдя в просторный кабинет начальника отдела по борьбе с организованной преступностью, Манфред застал за длинным дубовым столом детективов всего управления за внеочередным совещанием.

— А, мистер Манфред. — ехидно вставила Лора. — Как мило, что вы удостоили нас честью присоединиться к нам. Надеюсь, мы не сильно отвлекли вас от ваших сверхважных дел своей мелкой чепухой?

— Никак нет, капитан. — прошипел Манфред. — Прошу прощения.

— Сядь! — скомандовала Лора. — Ты все пропустил, а потому повторю специально для тебя. Сегодня утром начальник тюрьмы Мирроргейт» сообщил мне, что вчера ночью оттуда был совершен побег.

— Сколько заключенных сбежали? — поинтересовался Манфред.

— Всего один, но зато какой! — сморщилась Лора. — Небезызвестный нам всем Джейсон Грим. Наш бывший коллега. Предатель и трус, запятнавший честь нашего мундира. Наркоторговец, бандит и социопат.

— Мы сейчас говорим об одном и том же Джейсоне Гриме? — вставил Манфред.

— Мы это уже обсуждали, Натаниэль! — воскликнула Лора. — Вина Грима была доказана в судебном порядке, по его делу был вынесен обвинительный приговор. О чем тут еще говорить?

— Да, обвинительный приговор, как здорово! — прошипел Манфред. — Только вот из доказательств у вас только протокол обыска с изъятием предметов, которые вероятно вы сами и принесли. Все свидетели — члены следственной группы. Экспертиз по делу не проводилось. Мне продолжать?

— На что вы намекаете, мистер Манфред? — угрожающе произнесла Лора.

— Я ни на что не намекаю, я говорю как есть! — крикнул Манфред. — Ты упрятала за решетку невиновного! Не знаю, что там произошло между вами двумя, но Грим был честным полицейским. Я работал с ним годами, и тут стоило тебе появиться в его жизни, все пошло наперекосяк.

— Я не стану обсуждать свою личную жизнь на рабочем совещании. — спокойно ответила Лора.

— А я вот стану! — заявил Манфред. — Ибо из-за твоей личной жизни сейчас мы все здесь и собрались.

— Соблюдайте субординацию! — взревела Лора.

— Да пошла ты, капитан! — крикнул Манфред, выходя за дверь и хлопая ею так, что вся комната буквально задрожжала вместе с сердцами сидящих в ней людей.

— Идиот… — вздохнула Лора. — Итак, коллеги, прошу прощения за этот спектакль. Детектив Манфред сегодня не в себе, и его поведение непременно станет предметом рассмотрения дисциплинарной комиссии. А пока, продолжим. Как я уже говорила, вина Грима доказана. Он преступник, который прибавил к своим правонарушениям еще и побег из исправительного учреждения. Еще одно преступление, господа. Но мы не дадим уголовнику свободно разгуливать по улицам нашего города. Я собираю специальную оперативную группу для поимки Грима. В ее состав войдут лучшие полицейские управления. Руководить расследованием и деятельностью всей группы, однако, доверить никому из вас я не могу, так как у детективов нашего отдела нет опыта оперативной работы. В связи с этим, я пригласила для выполнения этих функций человека весьма опытного в этом вопросе. Разрешите представить вам агента Синглтона.

Из-за стола встал крупный мужчина средних лет с короткой стрижкой и смуглым цветом лица.

— Но ведь это же… — замялась Николь Бёрд. — Его обвиняют в связях с организованной преступностью. Мистер Синглтон на данный момент является объектом внутренней проверки ФБР по подозрению в превышении должностных полномочий.

— Вы забыли наше законодательство, мисс Бёрд? — угрожающе вставила Лора.

— Никак нет, мэм. — кивнула Николь.

— Тогда вы должны помнить, что лицо считается виновным, и, как следствие, лишается всех своих полномочий, только после вступления в силу в отношении него обвинительного приговора суда. — заявила Лора. — Пока же этого не произошло, мистер Синглтон является действующим сотрудником ФБР, который в силу своего звания и должности имеет полное право возглавлять совместную оперативную группу наших ведомств, ключевой задачей которого является поимка Джейсона Грима. Еще вопросы?

В зале воцарилась идеальная тишина.

— Хорошо. — улыбнулась Лора. — При контакте с объектом разрешаю огонь на поражение. По возможности взять его живым, но в случае наличия опасности для вашей жизни смело можете стрелять. Преступник вооружен и очень опасен, но вы справитесь. Мы знаем его, как свои пять пальцев, а потому ему от нас не уйти. На этом все. А теперь идите, и приведите мне этого ублюдка.

***

Тем временем Грим и Головорез бродили по темным переулкам города, стараясь не попадаться никому на глаза.

— Что дальше, Лейтенант? — спросил Головорез. — Есть идеи?

— Для начала нам нужно найти место, в котором мы будем дислоцироваться в ближайшее время. — уверенно заявил Грим. — В мою квартиру идти нельзя, нас там однозначно уже ждут. Уверен, Лора уже успела мобилизовать силы полиции и отправить кучу людей на наши поиски.

— И куда мы пойдем? — удивился Головорез.

— Есть у меня одна идея. — кивнул Грим.

Грим повел Головореза к руинам старого многоквартирного дома, в котором некогда состоялась битва этих двух «заклятых друзей».

— Серьезно? — рассмеялся Головорез. — У тебя что, ностальгия?

— По крайней мере, здесь нас вряд ли станут искать. — утвердительно промолвил Грим. — Я бы предложил остаться в поместье семьи Кэррол, раз уж ты заговорил о ностальгии, но его снесли месяц назад. Поэтому остановимся тут. Нижние этажи остались почти неповрежденными. Там есть и предметы мебели, и, думаю, что-то из запасов еды мы тоже легко обнаружим.

— Ладно, убедил. — улыбнулся Головорез. — Погнали!

Войдя внутрь, напарники быстро приметили себе наименее поврежденную квартиру и выбрали ее в качестве своего временного убежища.

— Какой у тебя план? — поинтересовался Головорез.

— Так или иначе, сейчас мы оба вне закона. — заявил Грим. — Нам придется противостоять всей полиции Пэтриал-сити, а потому, для начала, нам нужно вооружиться.

— Надеюсь, у тебя где-то в городе припрятан тайник с оружием? — обнадеженно задал вопрос Головорез.

— К сожалению, я не такой сорвиголова, как ты, а потому мне это никогда не было нужно. — пожал плечами Грим. — Но я знаю, кто нам с этим может помочь. В этом городе еще есть люди, кому я могу доверять. По крайней мере, один человек точно. Мне нужно будет выбраться в город. Надо немного поработать над нашим стилем, если мы хотим остаться незамеченными.

Грим подошел к большому гарберобу, раскрыл дверцы и стал спешно выбирать себе одежду. Остановившись на белой хлопчатой ветровке и старых потертых джинсах, Грим быстро переоделся, после чего накинул на голову капюшон.

— Вот, держи. — сказал Грим и кинул Головорезу несколько вещей.

Головорез, последовав примеру Грима, одел на себя длинный черный плащ, подтянул длинный воротник вплоть до уровня глаз, закрывая тем самым лицо, и одел на голову черную кепку.

— Будь здесь, я скоро. — заявил Грим.

— Слушай, а почему ты решил, что ты тут главный? — внезапно вставил Головорез.

— Потому что это мой мир, и играть мы будем по моим правилам, а если тебе что-то не нравится, то я могу вернуть тебя в твой собственный, обратно за решетку. — проворчал Грим.

— И это твоя благодарность за мою помощь? — улыбнулся Головорез. — Парень, да ты еще больший ублюдок, чем я.

— Нет. — покачал головой Грим. — Но я быстро у тебя учусь.

***

Пройдя несколько кварталов, Грим остановился у телефонной будки. Монет у него при себе не было, и их нужно было срочно раздобыть. К счастью Грима, мимо как раз проходила ухожанная юная леди молодых лет.

— Добрый день, мисс. — подошел к ней Грим.

Женщина громко закричала, так, что все прохожие мигом обернулись. Очевидно, что из-за внешнего вида Грима девушка приняла его за уличного грабителя.

— Спокойно! — возскликнул Грим. — Что с вами?

— Не трогай меня, маньяк! — крикнула девушка. — Что ты хочешь? Вот, возьми мой телефон. Этот седьмой айфон стоит целое состояние!

— Хм… — улыбнулся Грим. — Да, прошу, давайте сюда. Так будет даже лучше.

Девушка


убрать рекламу




убрать рекламу



спешно отдала телефон и кинулась прочь.

— На помощь! Полиция! — заорала девушка.

— Твою же мать! — выругался Грим и кинулся бежать в первый попавшийся переулок.

Пробежав несколько сотен метров, Грим ловко сиганул через решетку и спрятался за одним из мусорных баков.

— Так, не подведи меня, моя память… — начал говорить сам с собой Грим. — Как там было? 131—508… Черт, в конце было 4 или 3? Ладно, посмотрим.

Грим набрал номер и в телефоне раздался гудок. Трубку поднял мужчина с грубым голосом.

— Детектив по особо важным делам Натаниэль Манфред слушает. — раздалось в трубке.

— Манфред! — обрадованно воскликнул Грим. — Это я, Джейсон.

— Грим? — удивился Манфред, переходя на шепот. — Какого черта?

— Нет времени объяснять, Манфред. — заявил Грим. — Все, что ты должен знать, это то, что меня подставили. За всем стоит наша Лора. Будь осторожен. Не переходи ей дорогу. Она очень опасна. Я невиновен, Натаниэль, клянусь тебе.

— Я тебе верю, Грим. — оборвал его Манфред. — Где ты?

— Почему ты спрашиваешь? — смутился Грим. — Пытаешься меня поймать?

— Я пытаюсь помочь тебе, идиот. — буркнул Манфред. — Тебя ищет вся полиция города. Что тебе нужно? Ты ведь звонишь мне не потому, что соскучился?

— Узнаю старого доброго Манфреда. — улыбнулся Грим. — Что ж, к делу. Мне нужно оружие, хотя бы пару стволов, и поддельные документы на меня в двух экземплярах, обязательно в двух, слышишь? И не надо говорить мне, что это не по инструкции и что это нарушение закона. В долгу не останусь. Когда все закончится, разумеется…

— Что? — удивился Манфред. — Какого черта? Где я тебе их возьму? И почему в двух экземплярах?

— Я объясню тебе все при встрече! — прервал его Грим. — Документы и оружие, Манфред, пожалуйста. Напряги связи, используй ресурсы. Ты ведь это умеешь. Я буду ждать тебя на пересечении 3-ей и 7-ой улиц в полночь. Только пожалуйста, приходи один.

— Будь ты проклят, Грим. — возмутился Манфред. — Ладно, попробую что-нибудь сделать. Только выброси пожалуйста в реку этот телефон, пока тебя не отследили по голосу.

— Не учи ученого. — рассмеялся Грим. — Но спасибо за заботу! До встречи!

***

В полночь Грим и Головорез стояли на крыше над переулком, у которого должна была проходить встреча.

— Как думаешь, он придет? — спросил Головорез.

— Придет. — кивнул Грим. — Он, конечно, ворчун, но он всегда был и будет хорошим человеком. Он на стороне справедливости, то есть за нас.

— Лучше бы ты был прав, парень. — промолвил Головорез.

— Я уже прав. — улыбнулся Грим, завидев неуверенно идущего и постоянно оглядывающегося Манфреда у переулка. — Иди в убежище, я скоро.

Грим ловко спрыгнул с крыши на лестницу, а оттуда сиганул на мусорный бак и за несколько секунд оказался рядом с Манфредом.

— Умеешь же ты эффектно появляться. — улыбнулся Манфред. — Грим, объясни наконец, в чем тут дело?

— Не здесь. — оборвал его Грим. — Следуй за мной. Держи дистанцию в пятьдесят метров. Нас не должны видеть рядом.

Грим отправился вперед, а Манфред последовал за ним. Через несоколько минут Манфред присоединился к Гриму в убежище. Зайдя внутрь полуразваленной квартиры, Манфред встал как вкопанный с открытым ртом.

— Какого черта? — удивился Манфред, увидев двух одинаковых Джейсонов Гримов.

— Спокойно. — оборвал его Грим. — Я все тебе объясню.

— Я же говорил, это плохая идея. — заявил Головорез.

— Заткнись! — прошипел Грим и обернулся к Манфреду. — Слушай, в это будет трудно поверить, но ты очень уж постарайся. История не из легких, но когда ты ее дослушаешь, ты легко сложишь все кусочки паззла и все встанет на свои места.

— Я весь во внимании. — серьезно заявил Манфред.

***

После того, как Манфред выслушал всю историю, на его лица смешались недоумение и истерический смех.

— Погоди, то есть ты хочешь сказать, что после того обыска у Кэрролов, все это время, это был не ты, а твой злой близнец из другого измерения? — рассмеялся Манфред, не веря собственным словам.

— Совершенно верно. — кивнул Грим. — И сейчас он здесь, чтобы мне помочь.

— А ты не боишься, что он перережет тебе горло, пока ты спишь? — спросил Манфред.

— Спасибо, что верите в меня, шеф. — ответил Головорез.

— Не называй меня так, самозванец! — прошипел Манфред. — Ты дурил мне голову неделями, чуть не убил моего друга и практически уничтожил изнутри наше управление. Я уже и не говорю о том, сколько судебного произвола пришлось исправлять после того, как настоящего Грима арестовали!

— Оставим прошлое в прошлом, Манфред. — оборвал его Грим. — Сейчас у нас есть проблемы посерьезнее. Итак, ты достал оружие и документы?

— Черт побери, да. — улыбнулся Манфред, расстегивая большую спортивную сумку, которую принес с собой. — Налетай. Пришлось временно одолжить из камеры хранения вещественных доказательств. Надеюсь, начальство не заметит в ближайшее время. А потом спишем куда-нибудь. Итак: снайперская винтовка СВД, пара пистолетов Беретта, немного взрывчатки С4 и мин-растяжек. Вооружение скорее для обороны, нежели для нападения, но это лучше, чем ничего.

— Это как раз то, что нужно. — кивнул Грим. — Эй, партнер, ты все так же хорош на дальних дистанциях?

— Снайпер это мое второе имя. — рассмеялся Головорез. — Давай сюда эту малышку.

— Хорошо. — ответил Грим. — С оружием ясно. Что с документами?

— Тут уже нужно сказать спасибо твоему другу из архива. — сказал Манфред. — Алекс передает привет. Кто ж знал, что он так хорошо рисует на компьютере все эти полоски и штришочки? Вот, держи.

Грим взял в руки два удостоверения.

— Агент ФБР? — удивился Грим. — А почему не наше управление?

— Потому что твою рожу в нашем управлении благодаря Лоре теперь знает каждая собака, а потому светить ее я тебе не советую. — заявил Манфред. — А у ФБР и допуск шире, и возможностей больше, да и вообще престижней.

— Специальный агент Джейкоб Лорд? — рассмеялся Головорез. — Кто придумал это имя? Ничего еще тупее в голову не приходило?

— А как нужно было? — спросил Манфред.

— Ну не знаю, мне вот всегда нравилось имя Джулиан… — мечтательно воскликнул Головорез. — Я даже в детстве хотел имя поменять.

— Так, успокойся! — оборвал его Грим. — Большое спасибо тебе, Манфред. Ты нас очень выручил.

— Слушай, а зачем тебе все это? — поинтересовался Манфред. — Ну, то есть, как именно ты планируешь действовать?

— Все очень просто. — пожал плечами Грим. — В масштабах огромного города побег одного заключенного — пыль. Все внимание к моей персоне подгоняет Лора. Устраним ее, и сможем спокойно залечь на дно до тех пор, пока не удастся очистить мое имя и вернуть все на круги своя.

— Устраним? — улыбнулся Головорез. — Это мне нравится.

— Нет, ковбой, мы не будем ее убивать. — оборвал его Грим. — В идеале нам нужно ее захватить. Мы должны выпытать у нее правду.

— Выпытать? — еще сильнее развеселился Головорез.

— Ты понял, о чем я! — угрожающе вставил Грим. — Нам надо добиться ее признания, понять, что ей движет, а главное — выяснить ее мотив и цель.

— Опять играешь в детектива, Лейтенант? — покачал головой Головорез.

— Дело не во мне! — внезапно крикнул Грим. — Прямо сейчас самая большая угроза города заведует отделом по борьбе с организованной преступностью. Ты понимаешь, что это означает?

— А означает это ровно то… — вмешался Манфред, — что сейчас вся нечисть города спокойно проворачивает свои грязные дела под шумок вашей поимки. Полиция забыла про бандитов, когда все бросились искать тебя, Грим. А пока вы грызетесь, в городе процветает рэкет, бандитизм, вымогательства, проституция и наркоторговля.

— Звучит неплохо. — мечтательно воскликнул Головорез.

— Грим, ты точно уверен в выборе союзников? — удивился Манфред.

— Да, дружище. — кивнул Грим. — Сейчас у меня каждый человек на счету, и моя цель оправдывает любые средства. Ну, почти любые…

— Звучит опасно… — обеспокоенно воскликнул Манфред. — Смотри, как бы эта дорожка не завела тебя туда же, куда она в свое время привела вот этого уголовника.

— Сказал неудачник, который до конца своих дней будет за копейки горбатиться на государство, которое гадит на него с высокой колокольни каждый Божий день! — вмешался Головорез.

— Так, а ну хватит! — крикнул Грим. — Соберитесь. Погрызться мы еще всегда успеем. Сейчас пора приступать к испольнению плана.

— И в чем же план? — спросил Манфред.

— Мы остановим Лору Палмер. — холодно произнес Грим. — Чего бы нам это не стоило.

***

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

После, казалось, бесконечного рабочего дня, Манфред торопливо шел обходными путями к убежищу Гримов. Уже вечерело, а потому трудно было не заметить свет фар, который внезапно ударил ему в глаза. Послышался скрип тормозов, и Манфред увидел подъехавший к нему бронированный грузовик спецназа.

Из грузовика мгновенная выбежала группа захвата в шлемах, с бронежилетами, вооруженная до зубов, которая скрутила его, отобрала пистолет и потащила к машине.

— Стойте! — кричал Манфред. — Я офицер полиции. Детектив по особо важным делам главного полицейского управления!

— Значит, ты именно тот, кто нам нужен. — улыбнулся один из спецназовцев.

Затащив Манфреда в грузовой отсек, спецназ остался снаружи машины и запер дверь. Внутри Манфреда ждал весьма неприятный сюрприз.

— Добрый вечер, Натаниэль. — кивнула Лора. — Надеюсь, мои ребята не слишком перестарались.

— Лора… — прошипел Манфред. — Я должен был догадаться. А просто позвонить нельзя было?

— Вряд ли бы мы пришли к консенсусу без вмешательства моих ребят. — пожала плечами Лора. — Кстати, выглядишь немного бледным. Что такое? Ты уже не такой смелый, как на том совещании? Почему не кричишь? Не бьешь кулаком по стене? Не топаешь ножкой? Где теперь твоя смелость?

— Так это все месть за то, что я поставил тебя на место? — удивился Манфред.

— Конечно же нет, Натаниэль. — покачала головой Лора. — Я не плаваю так мелко, как вы с Гримом. Кстати, давай поговорим немного о нем. Ведь ради него мы с тобой сегодня собрались. Как ты уже, наверное догадался, твой телефон мы прослушивали, просто на всякий случай. К сожалению, одного разговора было недостаточно, чтобы определить местоположение твоего собеседника, однако это не будет большой проблемой. Ты помог беглому преступнику. Похитил оружие из камеры хранения вещдоков и просто отдал его ему. Сговорился с сотрудником управления и изготовил поддельные документы. Как ты думаешь, на сколько лет за это я смогу отправить тебя за решетку?


— Это ты сейчас будешь говорить мне о законности? — крикнул Манфред. — Ты превратила некогда честное управление полиции в преступное сообщество. Отдел по борьбе с организованной преступностью стал самой настоящей бандой. А в это время настоящие преступники проворачивают свои дела прямо у нас под носом. Из-за тебя в городе воцарится хаос! Если кого и нужно судить, то это тебя.

— Вряд ли все будет именно так, как ты говоришь. — покачала головой Лора. — У меня другая версия. Оборотень в погонах, сговорившийся с беглым заключенным. Я уже вижу заголовки утренних газет.

— А я уже вижу, как Грим перережет твою лживую глотку за все, что ты сделала с ним и нашим городом. — взревел Манфред.

— Я здесь не для того, чтобы все это выслушивать. — фыркнула Лора. — У меня к тебе есть всего один вопрос. Местоположение Джейсона Грима. Сейчас же!

— Хочешь, чтобы я подсказал тебе, куда тебе идти? — улыбнулся Манфред. — Так иди в задницу, моя дорогая!

— Я ожидала такого ответа. — улыбнулась Лора. — Думаешь, я не смогу заставить тебя поменять мнение?

— Пытки? — рассмеялся Манфред. — Угроза тюремным заключением? Я в свое время прошел Афганистан, меня этим не удивишь.

— Конечно, я знаю о твоих подвигах. — кивнула Лора. — Поэтому у меня для тебя предложение поинтереснее.

Лора обернулась и постучала в железную ширму водителю грузовика. Через несколько секунд водитель опустил ширму, открывая вид на переднее пассажирское сидение, на котором сидела связанная женщина с кляпом во рту.

— Я просто подумала, что твоя жена будет более сговорчива, чем ты. — заявила Лора. — Скажем так… Ее благополучие сейчас всецело зависит от тебя. Можешь и дальше играть в героя, и смотреть, как мои ребята медленно будут выбивать из нее святой Дух. Это будет для нее не очень полезно, ведь, насколько я понимаю, вы как раз ждете ребенка?

— Ах ты ведьма! — заорал Манфред, бросаясь на Лору и хватая за горло.

Дверь грузовика тут же отворилась, и двое спецназовцев мгновенно оттащили Манфреда, после чего нанесли ему несколько ударов в живот.

— Это было глупо. — покачала головой Лора. — Давай!

Водитель грузовика достал дубинку и резко ударил ей по лицу связанной женщины.

— Нет! — заорал Манфред. — Хватит, прошу! Лора, ради всего святого, пожалуйста, останови его!

— Местоположение! — крикнула Лора. — Живо!

— Господи, я не знаю! — простонал Манфред. — Мы говорили только по телефону!

— Ложь! — ответила Лора, и охранник нанес еще удар. — Дальше он будет бить в живот!

— Ладно! — оборвал ее Манфред. — Твоя взяла! Это на пересечении 3-ей и 7-ой улиц, разрушенный многоквартирный дом, который стоит напротив поместья семьи Кэррол, что было снесено месяц назад.

— Спасибо. — улыбнулась Лора. — Но знай, если ты обманул меня, то мои люди прямо на твоих глазах вырежут из ее живота твоего ребенка!

— Ты будешь гореть в самом жарком из котлов преисподней, сучья ты дочка! — прошипел Манфред.

— Это мы еще посмотрим. — рассмеялась Лора. — Заприте их обоих! Но не в следственный изолятор, разумеется. Допустим, подвал старого здания архива вполне подойдет. Туда уже давно никто не заходит. Глаз с них не спускать. Если этот тип что-нибудь выкинет, застрелите его бабу! И постарайтесь сделать так, чтобы он ничего не пропустил! А меня и мой отряд ждет увлекательная поездка за головами!

***

Тем временем Грим и Головорез сидели в убежище и играли в шахматы.

— Шах! — заявил Грим, съедая ферзя Головореза и разрушая защиту соперника.

— Да пошло оно все! — крикнул Головорез, перевернув игральную доску и встав из-за стола.

— Итак, таким образом общий счет составляет 7:0 в пользу Джейсона Грима! — улыбнулся Грим. — А, погоди, тебя же тоже так зовут. Тогда будет в пользу «Лейтенанта», как ты любишь говорить.

— Глупая игра! — фыркнул Головорез. — Давай посмотрим, кто из нас лучше метает ножи или стреляет по мишеням! Вот там мне точно нет равных!

— Мозги у тебя есть. — кивнул Грим. — Этим ты пошел в меня. Тебе лишь не хватает терпения. Будь внимательнее и осторожнее, не забывай о защите. Пытайся предсказать ходы соперника наперед. Следи не только за своими цепочками атак, но также и планируй пути отступления для фигур.

— Все, хватит с меня твоих наставлений! — буркнул Головорез. — Где шеф? Что-то его уже долго нет. Нам нужны разведданные.

— Да, действительно… — обеспокоенно прошептал Грим. — Что-то тут не так!

Внезапно у порога дома прогремел громкий взрыв.

— Растяжка сработала! — констатировал Грим. — Мы не одни! К оружию!

Головорез тут же перевернул стол, предварительно схватив с него снайперскую винтовку и занял выжидательную позицию. Грим достал пистолеты и спрятался за углом перед входной дверью.

— Лейтенант, готовность десять секунд! — скомандовал Головорез.

Грим молча кивнул и достал из кармана маленький пульт.

— Давай! — крикнул Головорез.

Грим нажал на кнопку пульта, и в длинном коридоре, ведущем к квартире, прогремел массивный взрыв, обрушивший потолок. Послышались многочисленные крики боли и ужаса.

— Это была последняя. — заявил Грим. — Нас тут выпотрошат. Надо бежать.

Тем временем спецназ уже окружал здание. В окно влетела дымовая граната, и густое облако мгновенно накрыло комнату.

— Я нихрена не вижу! — крикнул Головорез.

— Так иди на ощуп! — ответил Грим.

С большим трудом напарники все же добрались до окна, где видимость немного улучшилась.

— Идите сюда, сукины дети! — прорычал Головорез, принявшись отсреливать спецназовцев одного за другим. — Ваши бронежилеты вас не спасут. Это мой любимый 50-ый калибр, сучки!

Тем временем со стороны обвалившегося корридора в комнату влетела очередная граната, которая несколько секунд не детонировала.

— Ложись! — крикнул Грим, и секунду спустя боевая граната взорвалась.

Грим успел спрятаться за опрокинутым столом, а Головорез сиганул через окно на балкон, спрятавшись за стеной.

— Они нас выкуривают! — отметил Грим.

— Тогда предлагаю не ждать следующей гранаты и валить отсюда! — заявил Головорез. — Валим на крышу! Беги вперед, я прикрою!

Грим прыгнул в окно, подтянул на себя железную лестницу и стал быстро по ней взбираться. В нескольких сантиметрах от него начали врезаться пули спецназа.

— Я вам устрою Рождество, ублюдки! — заорал Головорез, расстреляв из винтовки открывших свои позиции полицейских.

Когда спецназ спрятался за укрытиями, Головорез спешно ринулся вслед за Гримом на крышу. Грим был уже наверху, и вел беглый огонь на подавление с целью прикрыть отсутпление Головореза, не давая спецназу высунуться.

— Что дальше, гений? — крикнул Грим, когда Головорез добрался наверх. — Мы окружены.

— Окружен лишь дом. — кивнул Головорез. — И только этот. Как у тебя с прыжками, Лейтенант?

— Что? — удивился Грим. — Нет! Я не буду этого делать!

— Ну, тогда можешь остаться и продолжать развлекать этих парней, пока я делаю ноги! — улыбнулся Головорез. — Выбор за тобой. Не знаю как ты, а я сваливаю отсюда!

Головорез разогнался и совершил длинный прыжок с одной крыши на другую. Плавно приземлившись на ноги, Головорез сделал кувырок, поднялся и кинулся бежать что было сил по крышам города, преодолевая все препятствия на своем пути.

Грим несколько секунд не решался, но, услышав новые выстрелы спецназа, собрался силами и бросился следом. Гриму немного не хватило разгона. Долетев до крыши, он соскользнул с края и потерял равновесие. Падая вниз, Грим успел зацепиться за уступ и беспомощно повис на нем, став доступной мишенью для выстрела.

Грим пытался подтянуться самостоятельно, но он висел вплотную к стене, и пространства для рывка не было. Опускать руки было рискованно, ведь висел Грим на девятиэтажной высоте.

— Надеюсь, они возьмут меня живым… — пробормотал Грим.

Выстрелы действительно прекратились. Отряд спецназа быстро побежал к лестнице дома и стал спешно подниматься по ней на крышу. Грим уже мысленно сдался, когда вдруг что-то потянуло его наверх. Над ним стоял Головорез, который всеми силами тянул Грима на крышу.

— Ты хоть помоги мне что ли… — прошипел через боль Головорез. — Ну же!

Грим начал помогать себе ногами, отталкиваясь в нужный момент, и что было сил тянулся к Головорезу. В конце концов Грим вновь оказался на крыше.

— Ты вернулся за мной! — не веря своим глазам воскликнул Грим.

— Обнимемся чуть позже, Лейтенант. — улыбнулся Головорез. — А сейчас, если ты не хочешь и дальше коротать свой вечерок в компании этих бойскаутов, я бы предложил валить отсюда.

— Верно! — ответил Грим. — Скорей!

— За мной! — скомандовал Головорез, успевший за время своего бега разведать местность. — Я знаю безопасный путь.

Когда полиция поднялась на крышу, Гримов на ней уже не было. А сами напарники в этот момент уже стояли в темном переулке соседнего квартала и обдумывали дальнейшие шаги.

— Как они узнали, где мы? — удивился Головорез.

— Они бы не успели отследить мой телефонный звонок. — констатировал Грим.

— Шеф… — кивнул Головорез. — Он нас продал.

— Мы не знаем этого наверняка! — заявил Грим.

— Включи голову, парень! — повысил тон Головорез. — Он был единственным, кто знал, где мы! Просто признай, что ты доверился не тому человеку! Он нас подставил! Разнюхал, где мы, а после отдал на съедение этой сучке Палмер. Другого разумного объяснения нет!

— Я не верю в это! — ответил Грим.

— Да? — улыбнулся Головорез. — И тогда где же он сейчас? Где? Почему он не с нами?

Воцарилась немая пауза. Грим молча опустил голову.

— Если все действительно так… — вздохнул Грим, — то теперь у нас на одного врага больше.

***

Грим и Головорез начали медленно прогуливаться по вечернему городу.

— Так что будем делать дальше? — поинтересовался Головорез.

— Лора оказалась смелее, чем я думал. — почесал затылок Грим. — Она посмела ударить по нашему убежищу. Что ж, не вижу причин нам не поступить так же.

— В смысле? — удивился Головорез. — Ты хочешь атаковать главное управление полиции?

— Я еще не полностью сошел с ума. — покачал головой Грим. — Я говорю о том, чтобы навестить Лору у нее дома. Как никак, я не по наслышке знаю, где она живет.

— Ты думаешь, в столь специфичные времена Лора не приставила к дому охрану? — рассмеялся Головорез.

— Я знаю ее как свои пять пальцев. — отметил Грим. — Сколько бы не было охраны у дома, в квартиру она никого не пустит, ибо не любит посторонних. К тому же, у нее есть весьма странные привычки.

— Странные? — улыбнулся Головорез.

— Ну… — замялся Грим. — Она любит ходить по дому голой. Говорит, что так дышит все ее тело, и прочая чушь. Не то что бы я был против, мне это тоже нравилось. Поэтому вряд ли внутри самой квартиры будет охрана. Все, что нам нужно, это пробраться внутрь.

— Да, я помню эту привычку. Давненько я уже эту сучку голой не видел… — оскалился Головорез.

Грим посмотрел на него самым холодным из всех своих холодных взглядов.

— Слушай, парень, я знаю, я в прошлом у нас были разногласия… — начал Головорез. — Но сейчас у меня на твою бабу никаких планов нет. Да, мы оба с ней спали, и что с того? Сейчас она охотится на нас обоих, ясно?

— Она охотится только на меня. — поправил Грим. — О тебе пока никто не знает.

— Думаешь, Манфред не упомянул ей про эту небольшую деталь, когда продавал нас с потрохами? — возмутился Головорез. — Да она, небось, даже знает какого цвета у меня носки.

— Не бойся. — улыбнулся Грим. — Эту тайну ты унесешь с собой в могилу.

— А ты как никто другой сможешь приблизить этот день… — вздохнул Головорез.

***

Подойдя к кварталу, в котором живет Лора, напарники замерли.

— Смотри. — жестом указал Грим. — Патрули окружили здание. Часовые у входа, дозор в переулках. Единственный способ туда проникнуть — крыша.

— Я смотрю, тебе начинает нравиться высота… — съехидничал Головорез.

— А я смотрю, твои шутки становятся все более идиотскими. — покачал головой Грим. — Итак, пробираемся с крыши этой пятиэтажки на вон тот балкон, с него пролазим два пролета и мы у окна Лоры. Она всегда оставляет его открытым на ночь. Видите ли, ей постоянно было жарко.

— Можешь мне об этом не рассказывать. — оборвал Головорез. — Знаю не хуже тебя.

Грим снова посмотрел на него осуждающим строгим взглядом.

— Слушай, посмотришь на меня так еще раз, и я тебе врежу, ясно? — прошипел Головорез.

— Ну давай, врежь. — прорычал Грим. — Я отделаю тебя как сучку, а потом отправлю тебя обратно в твое измерение, допустим, на вершину Эвереста, чтобы ты немного остыл.

— Ты этого не сделаешь. — улыбнулся Головорез. — Я тебе нужен.

— Лишь пока мы не закончим. — отметил Грим.

— Ах вот оно что! — оскалился Головорез. — А когда я стану для тебя бесполезен, ты от меня избавишься? Я думал, у нас с тобой уговор, Лейтенант.

— Я помню свои обещания, уголовник! — прошипел Грим. — Помни и ты свои. Условием было ведение законопослушного образа жизни. А я уж очень смоневаюсь, что тебе это по силам.

— Ну тогда можешь отправить меня в родную тюрьму прямо сейчас, и разбирайся сам со своим дерьмом! — повысил голос Головорез.

— Не кричи, болван! — прошептал Грим. — Нас услышат. Отложим это на потом.

— Мы вернемся к этому разговору позже. — шепнул Головорез.

— Непременно. — кивнул Грим. — А сейчас, будь добр, лезь на крышу.

Грим и Головорез тихо стали прокрадываться через лестничную клетку соседнего дома на крышу, откуда бесшумно перепрыгнули на крышу дома Лоры и, согласно задумке, перелезли к нужному окну.

— Иди ты. — заявил Головорез. — Она не должна видеть нас обоих.

— Черт, я не знаю… — внезапно осекся Грим. — Я не уверен, что смогу…

— Ты вообще о чем? — удивился Головорез.

— Понимаешь, когда я посмотрю ей в глаза, я буду видеть в них женщину, которую всегда любил. — пожал плечами Грим. — Если что-то пойдет не так, если она окажет сопротивление, если встанет вопрос моей жизни или ее, тогда, боюсь, я не смогу сделать правильный выбор.

— Чувак, ну ты и тряпка! — пробормотал Головорез. — Эта баба пыталась тебя убить, и не один раз. Она упрятала тебя за решетку, хотя ты, в отличие от меня, даже ничего не сделал. Тебя из-за нее уволили с любимой работы. Она настроила против тебя всех, кого ты знал. И ты боишься пойти и выяснить, почему? Да я вообще удивлен, почему ты еще не перерезал ей горло! Конечно, могу пойти и я, но за себя я не ручаюсь. Если она хотя бы повысит на меня голос, ты знаешь, что я сделаю, и тебе это не понравится. Поэтому лучше иди ты, а я, если что, прикрою тебя. Хорошо, что хоть у кого-то в нашей команде есть яйца.

— Да пошел ты. — буркнул Грим, пролезая в окно.

Лора мирно спала на своей кровати, как всегда, без одеяла и без нижнего белья. Грим нервно взглотнул, попытался сосредоточиться и отвел взгляд, тем не менее, следя за обстановкой боковым зрением во избежание сюрпризов.

— Доброй ночи, мисс Палмер. — прошипел Грим, наставляя пистолет на Лору. — Или мне называть вас «капитан»?

— Грим? — подскочила растерянная Лора. — Что ты тут делаешь?

— Ищу ответы. — начал Грим. — И я их получу. Для начала, накинь на себя что-нибудь.

— Что, я уже не нравлюсь тебе такой? — улыбнулась Лора. — А ведь когда-то ты умолял меня не одеваться подольше.

— Эти времена в прошлом, как и все, что я к тебе чувствовал. — прошипел Грим.

— Из тебя всегда был плохой лжец, Джейсон. — ответила Лора, накидывая на себя бархатный фиолетовый халат. — Так лучше?

— Гораздо. — кивнул Грим. — А теперь к делу.

— Может быть, опустишь для начала пушку? — вставила Лора.

— Я опущу ее тогда, когда услышу то, что меня интересует. — угрожающе воскликнул Грим.

— И что же это? — лукаво улыбнулась Лора.

— Всего один вопрос. — продолжил Грим. — Почему?

— Почему «что»? — фыркнула Лора. — Почему я упрятала тебя за решетку? Почему устроила на тебя охоту? Или почему я покрывала организованную преступность у тебя под носом?

— Отвечай. — прорычал Грим, снимая пистолет с предохранителя.

— Ты ведь не выстрелишь, дорогой. — рассмеялась Лора.

— А ты дай мне повод, и увидишь. — оскалился Грим.

— Правда? — спросила Лора, вставая с кровати и подходя к Гриму вплотную. — Давай. Ну же, чего ты ждешь? Я ведь этого заслужила. Я обманула тебя. Я лгала тебе долгие месяцы. Я притворялась, что люблю тебя. Я заслужила смерти. Давай. Сделай это.

— Не вынуждай меня! — повысил голос Грим, а его руки начали трястись.

— Я превратила твою жизнь в ад… — продолжила Лора, подходя все ближе к дулу пистолета. — Я уничтожила тебя. Унизила перед всем городом. Сняла твой нимб, и превратила в чудовище. Вот ведь какой получился контраст! Я всегда говорила: «чем ярче фото, тем темнее негатив». Ты был героем для этого города, пока я не сделала тебя его главным врагом. Ты ведь любил меня, верно? А вот я никогда тебя не любила. Я лишь играла свою роль.

— Замолчи! — крикнул Грим. — Хватит!

— Но почему? — невинно ответила Лора. — Ты ведь сам просил меня начать говорить.

Внезапно зрачки Грима начали наполняться кровью, а зрачки стали приобретать оранжево-коричневый оттенок лесного пожара. Грим схватил Лору за шею левой рукой, а правой приставил дуло пистолета ко лбу Лоры.


— Ты не сможешь. — улыбнулась Лора. — Ты такой же слабак, что и раньше. Нерешительный, не готовый идти на крайние меры ради достижения цели. В этом вся разница между нами. Ты трус, Джейсон! Всегда им был и всегда будешь!

Руки Грима тряслись так, словно ежесекундно по его телу пробегал разряд электрического тока.

— Ты ничего не знаешь обо мне! — прошипел Грим.

— О, нет. — покачала головой Лора. — Я все знаю о тебе, Джейсон. И поэтому я всегда буду на шаг впереди. Я на шаг впереди даже сейчас. Ведь мне лишь стоило навеять на тебя немного ностальгии, чтобы ты начал орать, и тем самым привлечь внимание моих людей, которые уже поднимаются сюда по лестнице.

— С меня хватит! — крикнул Головорез, ворвавшийся в комнату через окно.

— О, какой сюрприз. — улыбнулась Лора. — Так ты привел с собой друга! Судя по манере одежды и дерзкому поведению, это тот самый Головорез.

— Не называй меня так! — прошипел Головорез, баррикадируя дверь стоявшим неподалеку диваном.

— Иначе что? — рассмеялась Лора. — Убьешь меня?

— Еще как! — заорал Головорез, выхватывая из-за пояса Грима второй пистолет и направляя его на Лору.

— Стой! — скомандовал Грим. — Она нужна нам живой.

— И как ты себе это представляешь? — спросил Головорез. — Через несколько минут сюда ввалится отряд полиции. Ты потащищь ее через крыши? И куда? У нас даже больше нет убежища! Надо кончать с этим здесь и сейчас!

— Мы не будем ее убивать! — крикнул Грим. — Она ответит за свои преступления перед судом.

— Перед каким судом? — взревел Головорез. — У нее в кармане вся правоохранительная система города.


убрать рекламу




убрать рекламу



Она стала настолько могущественной, что любой суд будет плясать под ее дудку. Я скажу тебе, когда это все кончится. Ее смерть покончит с преследованиями, с погонями, с охотой на нас. Ты восстановишь свое честное имя. Если потребуется, откроешь миру правду о своих способсностях и о моем существовании. Только избавься от этой ведьмы!

Тем временем отряд спецназа уже принялся выбивать дверь.

— Нет! — оборвал его Грим. — Вот в этом и вся разница между нами. Ты готов пойти на самые безумные меры ради достижения цели. Чем ты тогда отличаешься от нее?

— В том-то и дело, что ничем! — ответил Головорез. — Разве ты не понимаешь, что цель всегда оправдывает средства? Только так можно достичь великих высот! Посмотри на нее. Она была никем, но за полгода стала королевой этого города!

— Я отказываюсь становиться на эту скользкую дорожку. — покачал головой Грим. — Это не мой путь.

— Тогда лучше отойди в сторону! — заявил Головорез, снимая свой пистолет с предохранителя.

Внезапно Грим развернулся и наставил пистолет на Головореза.

— Бросай на пол! — приказал Грим. — Живо!

— Вот как? — улыбнулся Головорез. — Значит, у тебя все-таки есть яйца! Я ошибся. У тебя нету кое-чего другого… Мозгов! Наставляешь пушку на своего единственного союзника? Обернись! Вот твой настоящий враг!

— Это не выход, Джейсон. — оборвал его Грим. — Пожалуйста.

— Джейсон? — рассмеялся Головорез. — Теперь-то ты вспомнил, что у меня тоже есть имя! Конечно, я ведь для тебя всегда был просто «уголовником». Я не человек в твоих глазах. Лишь инструмент! Орудие!

— Это не так! — ответил Грим. — Но я не позволю тебе сделать то, о чем потом мы оба будем жалеть.

— Я уж точно не стану! — прорычал Головорез, взводя курок.

За секунду до того, как Головорез произвел выстрел, Грим успел вскочить с места и закрыть Лору от пули своим телом. Пуля насквозь просрелила ему левое плечо. В ту же секунду Грим беспомощно рухнул на землю.

В этот момент раздался оглушительный грохот, и дверь поддалась напору, слетев с петель, а диван отлетел прочь. Спецназ прорвал баррикаду.

— Ты сам выбрал свою судьбу! — прошипел Головорез, вылетая в окно.

Спецназ начал стрелять ему вслед, но было уже поздно. Головорез ловко карабкался с уступа на уступ, подобно кошке, и в считанные секунды скрылся во мраке ночи, сливаясь своим плащом с самой темнотой.

Ошеломленная Лора стояла в изумлении, а у ее ног лежал подстреленный Грим.

— Скорую помощь. — скомандовала Лора. — Сейчас же!

— Но мэм… — возразил один из спецназовцев. — Не вы ли приказали вести по нему огонь на поражение?

— Я сказала «скорую помощь», долбанный ты кретин! — заорала Лора. — Немедленно!

— Есть, мэм. — кивнул спецназовец.

Лора склонилась над раненым Гримом и прижала рану полотенцем.

— Мне очень жаль, Джейсон. — вздохнула Лора.

***

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Грим очнулся в больничной палате, прикованный наручниками к кровати. Плечо болело так, как будто внутри него разгорался костер.

— Лежи смирно. — приказал ему спецназовец, охранявший его. — Тебе прописан постельный режим. Да и выбора-то у тебя особо нет.

— Пошел к черту, продажный ты сукин сын! — прорычал Грим. — Когда все встанет на свои места, я возьмусь за вас всех, оборотней в погонах. Каждый из вас ответит мне за предательство управления. не волнуйся, в «Мирроргейте» найдутся камеры для вас всех.

Реакции не последовало. Очевидно, спецназовцу был дан приказ не прикасаться к Гриму, что тот решил использовать в свое благо.

— Слушай, а можно вопрос? — улыбнулся Грим. — Сколько тебе заплатила эта сучка за то, чтобы ты бегал за ней, как шавка? Или нет, дай угадаю, она пригрозила твоей жене и детишкам?

— Закрой пасть. — прорычал спецназовец.

— Или что? — фыркнул Грим. — Убьешь меня? Давай! Сделаешь мне одолжение. Все лучше, чем торчать тут запертым с таким болваном, как ты.

— Слушай, Грим… — внезапно начал спецназовец. — Ты думаешь, мы по своей воле это делаем? Мы все? У капитана Палмер есть компромат на каждого из нас. Одно ее слово, и половина управления отправится за решетку. У нас нет выбора кроме как подчиняться.

— Выбор есть всегда! — внезапно крикнул Грим. — И я живое тому доказательство! И пусть преступником объявили именно меня, я всегда был и буду единственным честным детективом управления.

— И какова цена Вашей честности? — удивился спецназовец. — Лежать здесь, прикованным к батарее, ожидая суда за огромный список вменяемых Вам преступлений? Вы получите не одно пожизненное за свои выходки. Знаю, возможно, вы действительно пытаетесь сделать все немного лучше, но в конечном итоге вы лишь все усугубляете. Благими намерениями вымощена дорога в преисподнюю.

— О, так у нас теперь в спецназ набирают философов? — рассмеялся Грим. — Послушай меня, сынок. Каков там был девиз полиции Соединенных Штатов Америки? Или ты даже этого не знаешь?

— Служить и защищать. — пробормотал спецназовец.

— Громче, сукин ты сын! — внезапно заорал Грим.

— Служить и защищать. — повторил чуть громче спецназовец.

— Вот именно, продажный ты ублюдок! — ответил Грим. — Из-за таких как ты все это началось. Если бы твоего капитана Палмер не поддержали бы такие, как ты, то она не получила бы такое могущество. Под страхом шантажа вы продвинули ее по службе, дали повышение, передали ничуть ли все борозды правления полицией. И что теперь? Тебе нравится твоя сегодняшняя работа? Каково это, бесприкословно выполнять приказы не имея даже права на их обсуждение? Но у тебя нет выбора, ибо в любой момент тебя могут отправить за решетку. Не так ли?

— Так. — вздохнул охранник. — Но это уже не исправить.

— Повторюсь. — прошипел Грим. — Выбор есть всегда. Я могу помочь тебе. Но для этого ты тоже должен помочь мне. Лору еще можно остановить. Силы сопротивления еще есть, я знаю. Ты не единственный угнетенный в этом городе. Мы соберем армию! Мы дадим ей отпор. Поговори со своими коллегами! Вычлени среди них таких же жертв, как и ты сам, раз уж ты себя таковой считаешь, и свяжитесь со мной. У меня есть план, как остановить ее. Но я не могу действовать один. Помоги мне, и тогда я помогу вам всем.

— Допустим. — кивнул охранник. — Но Вы же понимаете, что со мной сделают, если я освобожу Вас? Мне конец.

— Именно поэтому все будет выглядеть естественно. — улыбнулся Грим. — А сейчас отстегни чертовы наручники и дай мне свой пистолет.

— Чтобы вы пристрелили меня на месте? — спросил охранник. — Ну уж нет.

— Посмотри мне в глаза, сынок, и скажи, я похож на хладнокровного убийцу? — задал вопрос Грим.

— Нет, сэр. — покачал головой охранник.

— Тогда доверься мне. — ответил Грим. — Ты не пострадаешь. Даю слово офицера. В отличие от вас всех, для меня эти слова еще что-то да значат.

Охранник долго колебался, но в конечном итоге подошел к койке, достал ключ и расстегнул наручники.

— Хорошо. — кивнул Грим. — А сейчас тебе нужно будет немного мне подыграть. Только не бойся. Все будет хорошо.

С этими словами Грим зашел за спину охраннику, наставил пистолет на его висок, и, используя его как живой щит, потащил в сторону выхода. на выходе из палаты Грима ждало около дюжины полицейских, которые тут же схватились за оружие.

— Назад! — скомандовал Грим. — Все назад, иначе я вышибу ему мозги! Я не шучу!

Спецназовцы несколько секунд колебались, но после покорно опустили оружие.

— Всем оставаться на своих местах! — прошипел Грим. — Без глупостей. Его кровь будет на ваших руках! Руки вверх! Всем назад!

Спецназовцы сделали несколько шагов назад и подняли руки. Грим медленно стал пробвигаться к выходу, не спуская глаз со спецназа.

Таким образом Грим вышел за территорию больницы, после чего свернул в ближайший переулок вместе со своим охранником.

— Ты свободен, сынок. — кивнул Грим, убирая оружие. — Вот видишь, я держу свое слово.

— Признаться, сэр, вы меня немного напугали. — ответил спецназовец.

— Ничего. — улыбнулся Грим. — То, что тебя не убивает, делает тебя сильнее. Итак, вот план. Собери всех, кого сможешь. Всех, кто хочет освободиться от пут Лоры и поддержать справедливость в этой войне. Убеди их присоединиться к нам. Я буду ждать сегодня в полночь в центральном парке. Приводи всех, кого сможешь.

— Вас понял, сэр. — кивнул спецназовец.

— Ступай. — промолвил Грим. — И помни. Исход этой битвы за честь и правосудие зависит от каждого из вас.

***

В полночь Грим, притаившийся в кустах, ожидал подмогу. С небольшим опозданием на место прибыла небольшая группа вооруженных людей.

— Лейтенант Грим, вы тут? — послышался голос спецназовца.

Грим вышел из своей засады и поприветствовал собравшихся полицейских. Их было всего семеро.

— Почему так мало? — удивился Грим.

— Большая часть полицейских отдела по борьбе с организованной преступностью никогда не были честными в принципе. — пояснил спецназовец. — Ваше поражение будет им только на руку, а потому они поддерживают Лору чисто идеологически. Меньшинство же просто побоялось последствий, и не решилось выступить против нее открыто.

— А что Энтони Салливан, наш начальник? — спросил Грим.

— Судя по всему, Лора чем-то ему пригрозила. — ответил спецназовец. — Он еще никогда не занимал таких пассивных позиций, как сейчас. Насколько мне известно, он вообще ушел в отпуск.

— Это на него похоже. — покачал головой Грим. — Что ж, будем использовать то, что есть.

— Каков план, сэр? — поинтересовался спецназовец, который стал негласным лидером группы.

— Для начала, нам нужно новое убежище. — констатировал Грим. — Думаю, вполне подойдет здание старого архива полиции. Этот подвал уже давно никому не нужен.

— Вообще-то… — вмешался один из полицейских, — там сейчас кое-кто есть.

— Кое-кто? — удивился Грим.

— Капитан Палмер держит там под стражей Натаниэля Манфреда и его жену на неопределенный срок. — пояснил полицейский. — Я фактически состою в группе по охране, просто сегодня не моя смена.

— Манфред! — осенило Грима. — Я так и знал, что ты не предатель! Она его заставила! Так, планы меняются. Ключевой задачей является освобождение Манфреда! Мы идем брать архив! Какова численность охраны?

— Трое бойцов, сэр. — ответил полицейский. — Возьмем быстро и тихо. К тому же, тут я могу вам пригодиться.

— Тогда за дело. — кивнул Грим. — Пора вернуть свободу угнетенным!

***

Дверь здания архива была совершенно неприметной. Внешне это была обычная деревянная дверь, без табличек и флагов. Грим дал четкие распоряжения сотруднику полиции, который без промедления отправился в архив первым. Постучав в дверь условным стуком, ему практически мгновенно открыли.

— Смена пришла! — заявил полицейский.

— Ну наконец-то — ответил один из охранников. — Что-то сегодня ты поздновато.

— Согласен, мой косяк. — пожал плечами полицейский. — Дабы его загладить, согласен поработать за всех.

— В смысле? — удивилась охрана.

— В смысле, сегодня на смене спать не буду, как мы это обычно делаем по очереди. — ответил полицейский. — Так что можете идти домой. И кстати, завтра капитан Палмер сюда присылает членов своего спецотряда, так что наши услуги больше не понадобятся. Можете возвращаться в управление к исполнению своих штатных обязанностей.

— Ну наконец-то! — улыбнулся один из охранников. — Осточертело уже сидеть в этом подвале!

— Ладно, парни. — подытожил полицейский. — Спокойной ночи! Увидимся в управлении!

Охрана неспешно покинула здание архива, и отряд Грима благополучно вошел внутрь.

— Держи дверь постоянно запертой. — скомандовал Грим. — Минимум двое часовых по периметру, смена каждые 3 часа. Одежда исключительно гражданская. Нам не нужно лишнее внимание. Условный стук — 3 затяжных удара, 2 коротких. За дело!

Сам же Грим спустился глубже в здание в комнату для допросов. Не было сомнений, что пленных держат именно там. Грим не ошибся. Войдя внутрь, он увидел пристегнутого к батарее Манфреда, печально смотревшего на окно с решеткой, и его жену, спящую на деревянном столе.

— Чего сидите, скучаете? — улыбнулся Грим.

— Грим, мать твою, не думал, что скажу это, но я чертовски рад тебя видеть! — воскликнул изумленный Манфред. — Освободи нас, скорее.

— Есть, шеф. — ответил Грим, жестом приказывая одному из полицейских их освободить.

— Слушай, Грим, я знаю, как это выглядит… — начал Манфред. — Но я не предатель. Вернее, да, я рассказал ей про убежище, но Господи, они избивали мою жену. Мою беременную жену! Нас здесь держат уже больше суток без еды и воды! Это просто безумие. Лора — чокнутая! Ее нужно остановить.

— Остановим, дружище. — похлопал его по плечу Грим. — Именно за этим я и здесь.

— Что у тебя с плечом? — удивился Манфред.

— Бандитская пуля. — улыбнулся Грим. — В прямом смысле.

— А где твой злой двойник? — поинтересовался Манфред.

— Пожалуй, ты был прав, когда говорил, что мне нужны более честные напарники. — ответил Грим. — Скажем так, у нас возникли определенные разногласия в методике работы.

— А, понятно, его рук дело. — кивнул Манфред.

— Там все сложно. — пожал плечами Грим. — Но сейчас не об этом. Есть идеи, как остановить все это безумие?

— Ну, вообще, да. — ответил Манфред. — Специальный отряд Лоры возглавляет агент Синглтон из ФБР. Тот самый Синглтон, на которого мы копали перед тем, как Лора отправила тебя в тюрьму.

— Собственно, из-за него она меня туда и упекла. — покачал головой Грим.

— А, так вот в чем дело! — смекнул Манфред. — Ты раскопал ее грязные связи с организованной преступностью.

— Что-то типа того. — кивнул Грим. — Так что там с Синглтоном?

— Ах да… — поправил себя Манфред. — Синглтон по сути ее правая рука. Он руководит операциями отряда, арестами и захватами, задержаниями и обысками. Уберем его и половина сторонников Лоры просто разбегутся.

— И как ты предлагаешь это сделать? — удивился Грим.

— Есть одна идейка. — улыбнулся Манфред. — Те поддельные документы еще у тебя?

— К счастью, да. — ответил Грим, проверив карманы.

— Что ж… — заявил Манфред. — В таком случае пора тебе поиграть в специального агента ФБР.

***

Утром следующего дня Грим, которому полицейские его отряда раздобыли красивый деловой костюм, отправился в здание главного управления ФБР. Перед этим Гриму пришлось изрядно поработать над своей внешностью, чтобы его не узнали. Грим нацепил очки, коротко постригся и даже немного поработал с тональным кремом, чтобы не выдать себя.

— Доброе утро. — улыбнулся сам на себя не похожий Грим, доставая поддельное удостоверение. — Специальный агент Джейкоб Лорд.

— Вы у нас новенький? — удивился охранник. — Что-то я вас тут не припомню.

— Так точно, сэр. — кивнул Грим. — Получил повышение. Раньше был детективом в главном управлении полиции. Жизнь не стоит на месте. Теперь хоть с зарплатой не обижают, да и вообще работа посолиднее, как считаете?

— Хватит хвастаться своей корочкой, сынок. — буркнул охранник. — Я тоже не мечтал всю жизнь сидеть в будке и пялиться на ваши кривые рожи, но жизнь иногда делает крутой поворот не туда. Поэтому прекрати дразнить старика и проходи уже!

Грим смело прошел вперед и принялся глазами искать кабинет Синглтона. Ранее Грим расследовал дело Синглтона, а потому знал, как тот выглядит. Оставалось только его найти.

К счастью, мимо проходила сотрудница канцелярии, и судя по ее заинтересованной улыбке, у Грима были все шансы. Но ему от нее была нужна лишь информация.

— Добрый день, красавица. — улыбнулся Грим, подходя к ней. — Простите за мою дерзость, но как так вышло, что такая очаровательная представительница противоположного пола работает в таком угрюмом месте?

— Ой, да бросьте. — засмущалась девушка. — Но спасибо. Вы здесь новенький?

— Так точно, мэм. — кивнул Грим. — Специальный агент Джейкоб Лорд. Рад познакомиться.

— А я Барбара… — промурлыкала девушка, пожимая Гриму руку.

— Барбара, солнышко, могу я вас попросить об одолжении? — спросил Грим.

— Все, что угодно. — радостно ответила Барбара.

— Не подскажете, где тут кабинет специального агента Синглтона? — поинтересовался Грим.

— О, я с удовольствием Вас туда провожу. — кивнула Барбара. — Я как раз иду в этом направлении.

И хоть Барбаре и было нужно совсем в другую часть здания, она любезно отвела Грима к кабинету Синглтона.

— Если Вам еще что-нибудь будет нужно… — засмущалась Барбара, доставая из сумочки листок и ручку, — то вот вам мой телефон. Ну мало ли, может будете что-то искать… Или кого-то…

— О, спасибо, дорогая. — улыбнулся Грим. — Непременно мы с Вами еще свяжемся в ближайшее время.

Барбара уходила очень медленно, постоянно оглядываясь на Грима чтобы проверить, не оглянулся ли в свою очередь он сам на нее. Когда же наконец она покинула предел видимости, Грим смело постучал в кабинет.

— Да, да. — послышался грубый мужской голос.

Грим спешно вошел, захлопнув за собой дверь.

— Вы кто такой? — удивился Синглтон.

— О, где же мои манеры? — пожал плечами Грим, закрывая дверь изнутри. — Я ведь не представился. Меня зовут Джейсон. Джейсон Грим.

С этими словами Грим вытащил пистолет с глушителем, который получил у членов своего отряда, и направил его на Синглтона.

— Грим? — удивился Синглтон. — Какого черта ты так выглядишь? Как ты вошел в здание? Что тебе вообще тут нужно?

— Я пришел сюда за тобой, грязный оборотень. — прошипел Грим. — А теперь слушай меня внимательно. Не будешь отвечать на мои вопросы — умрешь. Соврешь мне — умрешь. Повысишь голос хоть на каплю — умрешь. Попытаешься напасть на меня — умрешь. Выкинешь еще что-нибудь глупое… И ты знаешь, чем все кончится.

— Я тебя слушаю, Грим. — прорычал вполголоса Синглтон.

— Лора Палмер. — начал Грим. — Каковы ее дальнейшие планы?

— Я ничего не знаю. — взмолился Синглтон. — Я просто выполняю приказы.

Грим резко взвел курок и выстрелил в портрет Президента Соединенных Штатов, который висел прямо над головой Синглтона.

— Неправильный ответ. — ответил Грим. — Следующая пуля будет на пару сантиметров ниже.

— Хорошо, хорошо! — воскликнул Синглтон. — У Лоры в рукаве есть козырь, который она не хотела использовать. Но ты ее вынудил, ясно? Она сказала, что заставит тебя сдаться.

— И как же она собирается это сделать? — удивился Грим.

— Твоя семья! — ответил Синглтон. — Она хотела взять ее в заложники. Если ты не сдашься, она убьет их.

— Да как она посмела? — фыркнул Грим. — Это уже переходит все грани.

— Она помешалась на тебе, Грим! — воскликнул Синглтон. — Она не ест и почти не спит. Она занята только твоей поимкой. Отряды полиции давно уже отошли от своих обязанностей и патрулируют весь город в поисках тебя и твоих сообщников. Она еще говорила, что есть какой-то второй преступник, но никому не сказала, кто он такой. Ни имени, ни описания внешности, ни примет, ничего!

— Что еще ты знаешь? — повысил голос Грим.

— Ничего, клянусь тебе! — взмолился Синглтон. — Пощади, пожалуйста.

— А ты бы пощадил меня, если бы я был на твоем месте? — угрожающе вставил Грим.

Воцарилась тяжелая пауза.

— Знаешь, именно в этом и разница между мной и всеми вами. — ответил Грим. — Вами движет жажда наживы, эгоизм, корысть. А мною — моральные принципы. Именно поэтому я оставлю тебя в живых. Я проявлю великодушие, чтобы напомнить этому городу, что не все полицейские такие грязные и продажные, как ты и твой отряд. Но у меня условие. Ты сегодня же уйдешь в отставку и сложишь с себя полномочия по руководству отрядом. Но перед этим ты отзовешь подчиненных тебе людей и прикажешь им прекратить подчинение Лоре. В противном случае я приду еще раз. И второго шанса я тебе уже не дам. Ты меня понял?

— Да, сэр. — проскулил Синглтон.

— А сейчас ты дашь мне уйти. — сурово вставил Грим. — Если ты хоть кому-то расскажешь об этом разговоре, о том, что я тут был, и уж тем более, о моем требовании, то я вернусь. И тогда ты будешь умирать медленно и мучительно. Поэтому думай дважды, прежде чем что-то предпринять.

С этими словами Грим спрятал пистолет в карман пиджака и спешно покинул здание главного управления ФБР.

***

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Грим бежал без оглядки. Его дом был всего в нескольких кварталах.

— Только бы успеть. — бормотал Грим. — Только бы успеть.

В реальности Головореза родители отказались его, не признавая сыном. В этом же мире Грим просто очень редко общался с родителями, но какой-либо ненависти между ними не было. Периодически он навещал их, но недостаточно часто, как это должен был делать хороший сын.

Добравшись до места, Грим заметил у входа несколько полицейский машин. Полиция сидела внутри автомобилей и никуда не выходила.

— Твою мать. — выругался Грим. — Что же вы задумали?

Свой родной дом Грим знал как свои пять пальцев. Ему не составило труда через пройти ко двору через соседний участок, используя дыру в заборе. Войдя в дом своих родителей через заднюю дверь, Грим наткнулся на свою мать.

— Джейсон! — удивленно вскрикнула Тиффани Грим. — Почему ты здесь? Ты… Ты сбежал из тюрьмы! Тебя ищет вся полиция города! Я видела новости. Там говорили, что ты…

— Мама, это все неправда! — оборвал ее Грим. — Меня подставили. Я объясню тебе все позже. Где папа и Спенсер?

— Они в гостиной. — пожала плечами Тиффани. — Это такое невероятное совпадение!

— Ты о чем? — удивился Грим.

— У нас как раз сейчас в гостях твоя невеста, Лора. — улыбнулась Тиффани. — Мы пьем чай в гостиной.

— Твою же мать… — прошептал Грим.

— Джейсон, сколько раз я говорила следить за языком? — проворчала Тиффани.

— Прости, мама. — вздохнул Грим, нащупывая в пиджаке пистолет. — Пойдем в гостиную.

Когда Грим вошел внутрь, лицо Лоры расплылось от удивления.

— Джейсон! — радостно выкрикнул младший брат Грима Спенсер и полез обниматься.

— О, Джейсон, какой приятный сюрприз. — еле выдавила из себя Лора.

— Ничего не хочешь объяснить, сын? — твердо вставил отец, не вставая с кресла. — И не смей ничего отрицать. Лора рассказала о том, в каких преступлениях ты замешан.

Лора сидела позади всей семьи. Кроме Грима, ее никто не видел. Жестом она приказала Гриму молчать и указала на пистолет в кобуре. Грим незаметно для всех кивнул.

— Отец… — замялся Грим. — Я… В общем, да, все верно. Я сбежал из тюрьмы. Простите, я подвел вас. Подвел вас всех.

— И что, ты и дальше намереваешься прятаться от властей? — сурово спросил Уильям Грим.

— Нет, я… — занервничал Грим. — Я сдаюсь.

Лора улыбнулась и удовлетворенно кивнула.

— Простите за неудобный вопрос… — вклинилась мать. — А вы двое все еще вместе?

— Нет. — заявил Грим.

— Да. — ответила Лора.

Ответы прозвучали практически одновременно, что привело семью в еще большее замешательство.

— Так да или нет? — удивился отец.

— У нас сейчас, как бы это сказать, сложный период… — пролепетал Грим.

— Ой, да брось. — улыбнулась Лора, подходя к Гриму и обнимая его.

В действительности же Лора достала из кобуры пистолет и приставила его к пояснице Грима.

— Спасибо за гостеприимство, миссис Грим, но нам с Джейсоном уже пора. — улыбнулась Лора и спрятала пистолет. — До свидания! Берегите себя!

— Джейсон, а когда ты еще придешь? — подбежал к брату Спенсер.

— Надеюсь, что как можно скорее, дружище. — вздохнул Грим и обнял брата. — Береги себя и родителей! Остаешься за старшего.

Довольная Лора спешно «вывела» Грима под ручку из дома. От ее внимательного взгляда ускользнуло лишь одно. Когда Грим обнял брата, то успел вложить ему в карманы брюк записку, содержащую следующее:

«Передай эту записку маме и папе. Вас хотят убить. Это связано с моей работой. Это не шутка и не розыгрыш. Собирайте вещи и уезжайте из города как можно скорее. Отправляйтесь к тёте Мэри на ранчо. Я свяжусь с вами, когда в Пэтриал-сити снова станет безопасно. Ни с кем не связывайтесь и никому ничего не говорите. Я объясню все позже. 

P.S. — держитесь подальше от Лоры Палмер. Она не та, за кого себя выдает». 

***

Когда Лора вывела Грима на улицу, то тут же надела на него наручники и повела к одной из машин. Полицейские вышли из автомобилей и принялись дружно аплодировать ей.

— Вот и все, Джейсон. — улыбнулась Лора. — Ты проиграл. Пора это принять. Если будешь хорошим мальчиком, то я оставлю тебя в живых, и ты сможешь благополучно вернуться в тюрьму и оттуда наблюдать за тем, как мое могущество распространяется и крепнет. Хотя, вряд ли ты там долго проживешь. Я слышала, там много тех, кто хочет с тобой поквитаться, включая даже охрану. Впрочем, это уже мелочи. Грузите его в машину!

Двое полицейских схватили Грима и бросили на заднее сидение автомобиля, после чего заняли водительское и пассажирское место спереди и тронулись. Еще четыре автомобиля образовали конвой, два из которых ехали спереди, и один сзади.

— Ну вот и все, Грим. — рассмеялся водитель. — Твои игры в супергероя закончились. Ты действительно думал, что сможешь победить целую систему?

— Мы еще не закончили… — прошипел Грим, и, к своему большому удивлению, оказался прав.

Первая машина из конвоя внезапно взлетела в воздух и взорвалась, обрушившись на вторую. Затем та же участь постигла четвертую машину.

— Гони, гони, гони! — закричал второй полицейский, но его крик был прерван пулей, выпущенной из снайперской винтовки и пробившей ему горло.

Та же участь ожидала и водителя, который успел проехать всего пару метров прежде, чем получил пулю в лоб. Автомобиль врезался в столб на обочине и остановился.

Внезапно кто-то открыл дверь машины и протянул Гриму руку.

— Так и будешь сидеть тут весь день? — улыбнулся Головорез.

— Ты? — удивился Грим. — Но ты же бросил меня.

— У нас был уговор, помнишь? — кивнул Головорез.

— Но как ты сделал все это в одиночку? — спросил Грим, выходя из машины, но ответ последовал сам собой.

Из внутренних дворов соседних домов один за другим начали выбегать члены отряда Грима, вооруженные до зубов.

— Живой? — поинтересовался подходящий к Гриму Манфред.

— Да вроде бы… — пожал плечами Грим. — Но как вы…?

— После твоего исчезновения… — начал Манфред, попутно расстегивая наручники, — мы забеспокоились. — Тебя не было чуть дольше, чем было нужно. Мы отправили к зданию ФБР небольшую группу, и наткнулись на тебя.

— Но это был не ты. — улыбнулся Головорез. — Ведь поддельных документов было две пары, помнишь? В здании главного управления ФБР был я. Искал Синглтона, и нашел. Опешивший от страха идиот клялся мне всеми святыми, что я разговаривал с ним 10 минут назад. Было несложно докадаться, что это был ты. Куда ты отправился мне сообщил сам Синглтон. Когда я встретил людей Манфреда, они отвели меня к нему, где я и поведал им всю историю. Было ясно, что людей Лоры и тебя самого стоит ждать в доме твоей семьи. Туда мы и пошли. А немного опоздали потому что пришлось подготовиться.

— Как видишь, не зря. — улыбнулся Манфред.

— Ребята… — опешил Грим. — Вы самый крутой нелегальный вооруженный отряд в мире!

— А ты их много повидал? — рассмеялся Головорез.

— И все же… — кивнул Грим. — Давайте для начала вернемся в штаб, надо хоть немного перевести дух.

— Карета подана. — улыбнулся Головорез, указывая на подъезжающий к ним бронированный грузовик спецназа.

— Ого! — удивился Грим. — А вы неплохо подготовились!

— Вот что бывает, когда паркуешься где попало! — рассмеялся Манфред. — Все на борт. У нас тут еще война, которую надо выиграть!

***

Вернувшись в здание архива, Грим, Головорез и Манфред сели за стол, чтобы обсудить состояние дел.

— Что делаем дальше? — поинтересовался Манфред.

— Ну, с Синглтоном мы уже разобрались. — кивнул Головорез. — Осталась Лора.

— В смысле «разобрались»? — подозрительно спросил Грим.

— В смысле, он больше не будет проблемой! — прошипел Головорез. — Опять мне пришлось за тобой подчищать. Он был слишком опасен, чтобы оставлять его в живых!

— Черт побери, куда ты лезешь? — крикнул Грим. — Я поклялся, что сохраню ему жизнь. Я обещал!

— Вот именно. — кивнул Головорез. — Обещал ты! А я никому ничего не обещал. Тем более, мне не понравилось, как он со мной разговаривал. Надменный ублюдок!

— Единственный надменный ублюдок в этом городе ты! — прорычал Грим.

— Да, уже в который раз ты проявляешь чудеса благодарности. — улыбнулся Головорез. — «Спасибо что спас мою жизнь, Джейсон». «Не за что, Джейсон». Как-то так это должно было звучать.

— Это не имеет значения! — прервал их Манфред. — Синглтон мертв, нравится вам это или нет. А теперь давайте ближе к делу! Лора очевидно в ярости, и она не будет бездействовать.

— Она наверняка мобилизует все силы полиции и бросит их в бой. — кивнул Грим. — До моей семьи второй раз ей уже не добраться, но на всякий случай пошлите туда пару человек для охраны.

— Есть, сэр. — ответил спецназовец.

— У нас и так людей не хватает! — прошипел Головорез.

— И что ты предлагаешь? — буркнул Грим. — Оставить мою семью под ударом?

— Ничего этого не произошло бы, если бы ты убрал свою драгоценную Лору когда была возможность, а ты вместо этого под пули рад


убрать рекламу




убрать рекламу



и нее ложишься! — возмутился Головорез.

— Что? — удивился Манфред. — Грим, как это понимать?

— Это все уже не имеет значения, ты сам сказал. — сухо ответил Грим. — Давайте решать насущные проблемы. Мы не знаем, каков следующий шаг Лоры. «Своих» в ее рядах у нас нет.

— Вообще-то… — вставил Манфред. — Мне удалось завербовать еще одного человека в управлении. Ты вероятно еще помнишь Николь Бёрд?

— Ага, конечно, забудешь девушку, которая пыталась влезть тебе в штаны в разгар рабочего дня… — улыбнулся Грим.

— Так вот, она тоже не в восторге от тирании Лоры и хочет с этим покончить. — продолжил Манфред. — Николь не является членом спецотряда, но обладает чуть большей степенью доверия Лоры, чем, скажем, тот же наш Алекс. Благодаря этому ей удалось выяснить, что Лора, после твоего ночного визита к ней домой, нашла себе новое убежище. Она прячется в старых доках, которые заброшены с тех пор, как порт перестал функционировать.

— И что, мы просто войдем туда? — удивился Грим.

— Нет, мы перебьем к чертовой матери всю ее охрану, а потом просто войдем туда. — поправил его Головорез.

— План чудовищный. — покачал головой Манфред. — Но другого у нас нет. Проникнуть тайно не получится. Здание охраняют как зеницу ока. Протесниться в ряды охранников не выйдет. Лора лично набирает свою охрану. Единственный выход — штурм.

— Что ж… — покачал головой Грим. — В таком случае, пришло время показать этому городу, чего стоит главное управление полиции.

***

Дождавшись наступления ночи, вооруженный отряд медленно окружил территорию доков. Головорез был на позиции на одной из крыш со снайперской винтовкой в руках, которая, на этот раз, была снабжена глушителем. Манфред, как более опытный командир, руководил наступлением отряда полиции.

Грим, вооружившись пистолетом с глушителем, шел впереди, разведывая местность и попутно устраняя попавшихся ему врагов. Устранив несколько часовых, команда достигла входа в доки.

— Здесь тихо уже не получится. — констатировал Грим. — Придется прорываться с боем.

— Что ж, за дело. — улыбнулся Манфред. — Рок-н-ролл!

С этими словами Манфред приоткрыл дверь доков, а после бросил внутрь светошумовую гранату. Бойцы отряда полиции ворвались следом, отстреливая ослепленных и дезориентированных соперников. Головорез устранял врагов с дистанции лишь стоило кому-то показаться в оконных проемах.

Грим обошел здание и расстреливал сзади в спину из пистолета спецназовцев, пытающихся бежать. В конечном итоге на складе остались лишь мертвые тела противников. Отряд Грима справился без потерь.

— Хорошая работа, парни. — улыбнулся Грим. — После спектакля выпивка за мой счет!

Внутри склада была небольшая дверь, ведущая в подвал. Полицейские выбили ее без особого труда. Войдя внутрь, Грим и Манфред обнаружили Лору, сидящую совершенно невозмутимо за письменным столом.

— Пишешь ордер на свой же арест? — улыбнулся Манфред. — Или все-таки завещание?

— Очень смешно, парни. — кивнула Лора. — Одну из тысячи битв вы может быть и выиграли, но до победы в войне еще далеко. Что дальше? Мы с вами прекрасно знаем, что вы меня не убьете. Под суд отдать меня и вовсе смешно. Сами знаете, чем это закончится. Вам ничего не остается, кроме как отпустить меня.

— Я так не думаю. — прошипел Грим. — Связать ее!

Спустя несколько минут Лора сидела привязанная на том же стуле за письменным столом, а во рту у нее красовался кляп. К тому времени к компании присоединился Головорез.

— Я знаю, что ты скажешь. — заранее сказал Грим. — Нет, мы не будем ее убивать.

— Я ничего не говорил. — пожал плечами Головорез. — Командуй.

— Парни. — обратился к полицейским Грим. — Вы проделали невероятную работу! Будьте уверены, город вам этого не забудет! Думаю, ваше участие на этом более чем достаточно. Возвращайтесь домой, к женам, к детям, к своим семьям! Они вас уже заждались! Они встретят вас как героев! Истинных героев этого города! Непредвзятых! Неподкупных! Честных!

В доках раздались громкие аплодисменты.

— Это аплодисменты вам, подлинные герои Пэтриал-сити. — подытожил Грим, разводя руки. — Спасибо вам, друзья. Без вас мы бы не справились.

— Берегите себя, сэр. — сказал спецназовец напоследок, пожимая Гриму руку. — И спасибо вам за то, что напомнили мне о моем долге тогда, в больнице. Я утратил веру в добро и справедливость, но вы мне ее вернули. Благодарю вас.

— Спасибо, сынок. — кивнул Грим. — И ты береги себя!

Когда все ушли, в доках осталось всего четверо: Лора, Грим, Манфред и Головорез.

— Так что мы будем с ней делать? — поинтересовался Манфред.

Лора беспомощно мычала через кляп.

— А? — улыбнулся Грим. — Ты что-то говоришь? Я не слышу! Четче! Четче! Э, бесполезно!

— Думаю, я знаю, что мы с ней сделаем. — внезапно вставил Головорез.

— Если скажешь «убить», я тебе врежу. — не выдержал Грим.

— Вовсе нет. — пожал плечами Головорез, внезапно доставая пистолеты и наводя их на Грима и Манфреда. — Джентльмены, я предлагаю вам развязать эту леди и отпустить ее сейчас же.

— Очень смешно, чувак, убедительно прям сыграл. — улыбнулся Грим. — А серьезно?

— Разве похоже, что я шучу? — рассмеялся зловещим голосом Головорез.

Грим и Манфред нервно переглянулись.

— Что такое, Джейсон? — повысил тон Головорез. — Ты удивлен?

— Что ты делаешь? — прошипел Грим.

— То, на что никогда не хватило бы смелости у тебя. — заявил Головорез. — Я развязываю ей руки, и тем самым руки истинных хозяев города тоже станут свободны.

— Психопат… — покачал головой Манфред. — Я ведь говорил тебе, Грим.

— Да, Лейтенант. — улыбнулся Головорез. — Он говорил тебе. Он предупреждал тебя. Но ты его не слушал. Такие, как мы, не могут быть по одну сторону баррикад. Но знаешь, я не сразу пришел к этой мысли. Я понял это там, у нее дома. Когда я увидел, что ты неспособен сделать то, что должно, что ты боишься, что ты готов пожертвовать жизнью ради любви к воплощению зла, тогда я все понял. Ты глупец и трус. Все, как она говорила. А потому ты проиграл. Я же предпочел сторону победителя. Знаю, у тебя много вопросов. Я с удовольствием тебе все расскажу. После того, как ты попал в больницу, я подумал: зачем умирать за неудачников, если можно разделить победу с явным фаворитом этой гонки? Я восхищен тобой Лора, правда. Ты во многом напомнила мне меня. Меня настоящего. Ты целеустремленная, рациональная, а главное — готовая сделать необходимое ради достижения своей цели. Я всегда был преступным королем своего мира. И тут я подумал. Любому королю нужна королева. Я связался с мисс Палмер и мы пришли к определенному, скажем так, соглашению.

— Но у нас был уговор! — закричал Грим. — Предатель!

— Наш договор был выгоден только для тебя одного. — оборвал его Головорез.

— Неправда! — перебил его Грим. — Я бы сдержал слово!

— Конечно! — улыбнулся Головорез. — И что потом? Кем бы я был в твоем мире? Фермером? Стоматологом? Может быть, цирковым акробатом? Нет! Я стал изгоем и в твоем мире, в котором меня не ждало бы ничего, кроме тюрьмы. Но тут я подумал. Какой союзник мне ценнее? Человек, который будет рад навсегда упрятать меня за решетку за малейшую провинность, или же женщина, которая разделяет мои взгляды и поможет мне достичь величия в этом мире? И я выбрал. Лора — это будущее города. Ты — его прошлое. А прошлое, как ты сам говорил, должно оставаться в прошлом.

— Я знал, что ему нельзя доверять! — крикнул Манфред. — Я говорил!

— А потому ты единственный, у кого в этой шайке были мозги, шеф. — заявил Головорез. — Впрочем, у тебя есть одна слабость. Ты слишком предан своей идее. Идею, которую разделяет и Лейтенант. А потому живым с этого склада ты тоже не выйдешь.

Грим незаметно для остальных закрыл глаза и начал сосредотачиваться.

— Даже не думай об этом! — взревел Головорез, наставляя пистолет на Грима. — Я знаю, что ты хочешь сделать. Вернуть меня обратно в мой мир, за решетку. Но у тебя ничего не выйдет. Сколько тебе на это нужно времени? Секунд 30? Я же грохну тебя за мгновение! Моя пуля быстрее твоей солнечной радуги!

— Хочешь убить нас? — улыбнулся Грим. — Так давай! Чего ты ждешь?

— Грим, я правда не думаю что это хорошая идея. — вмешался Манфред.

— Что такое, Головорез? — продолжил Грим. — Не поднимается уже рука-то? На себя самого тяжело ствол наводить? Я тоже кое-что заметил ночью у Лоры дома. Ты не хочешь моей смерти. Ты мог убить меня еще там, но не стал. Тебе нравилось быть со мной в одной команде. Ты сейчас не просто изливаешь душу. Ты пытаешься меня переубедить.

— Ты идиот, Лейтенант! — взревел Головорез. — Я уже говорил тебе, с твоими мозгами, опытом и находчивостью ты стал бы вершиной преступного мира. Присоединяйся к нам! Втроем мы покорим этот город. Да что там город, весь штат! Нет, всю страну!

— Страну, мир, галактику, вселенную… — сухо вставил Грим. — Ты слышишь себя со стороны? Ты правда думаешь, что вас не остановят? Думаешь, вы привлекли недостаточно внимания властей? Лора уже натворила столько, что половина города ее ненавидит и готова открыто выступить против нее. А ты и вовсе маньяк, с которым никто не захочет иметь дело. Ведь ты безумен, а безумцы непредсказуемы. Кто свяжется с человеком, от которого можно ожидать чего угодно и когда угодно?

— Например, такой идиот как ты. — подметил Головорез. — Итак, твой ответ «нет»?

— Мой ответ «катись к черту, сукин ты сын». — прошипел Грим.

— Не смей так говорить о нашей матери! — взревел Головорез.

— О, и тут ты вспомнил, что ты ее когда-то любил! — продолжил Грим. — Да тебе дела не было до твоей семьи! Никогда! Ты предал всех, кого когда-либо знал. Свою семью, своих друзей, даже своих жену и сына. Да, ты, возможно, забыл, но твоя жена Симона и твой малолетний сын Джастин остались в другом мире, и ждут тебя там. А хотя нет, кто будет ждать такого урода, как ты? Они, наверное, сейчас отмечают твое исчезновение. Этому миру будет лучше без тебя! И знаешь что, Головорез? Я жалею только об одном. Мне жаль, что я не убил тебя еще тогда, в поместье семьи Кэрролл. Ты — самая большая ошибка в моей жизни. И я ее исправлю.

— Позволь узнать, как? — нагло спросил Головорез.

— Я смотрю, вы с Лорой стали хорошими друзьями. — улыбнулся Грим. — Но знаешь, ты не единственный, у кого есть друзья.

В доках раздался пронзительный выстрел. Внезапно свинцовая пуля пронзила правую руку Головореза, и он выронил один из пистолетов. На балконе доков внутри помещения стоял Алекс Хэд со снайперской винтовкой в руках.

Грим, по правде говоря, всегда учитывал тот факт, что Головорез является ненадежным союзником, а потому решил подготовиться к незапланированным поворотам событий.

Как только Головорез выронил один из пистолетов, Грим накинулся на него и опрокинул на землю. Началась борьба за пистолет.

— Что, как в старые добрые времена? — прошипел Головорез, нанося Грима удар головой в нос.

— Да пошел ты! — прорычал Грим, ударяя соперника локтем в висок.

— Алекс, не стреляй! — крикнул Манфред. — Ты можешь попасть в Грима!

— Черт, да они выглядят одинаково! — крикнул Алекс. — Я в любом случае «попал бы в Грима»!

Борьба за пистолет продолжалась. Манфред побежал на дерущихся, чтобы выхватить оружие из рук Головореза, но не успел. Раздался выстрел. Драка моментально прекратилась. Грим и Головорез подняли головы, чтобы увидеть, куда выстрелил пистолет, и обнаружили Манфреда с прострелянной грудью.

— Сукин ты сын! — взревел Грим и принялся бить Головореза по голове что было сил. — Мразь! Сволочь! Ублюдок! Я убью тебя!

— Не сможешь! — смеялся Головорез, пытаясь защищаться.

Тем временем Алекс спрыгнул с балкона и помчался подбирать пистолеты, которые были выронены дерущимися. Подобрав их, он сделал несколько предупредительных выстрелов в воздух.

Грим и Головорез отцепились друг от друга и встали напротив. Во время боя с Головореза слетел плащ, и теперь он остался в белой ветровке, почти такой же, какая была на Гриме.

— Алекс, пристрели его! — прорычал Головорез.

— Алекс, это я, Джейсон! — вставил Грим.

— Алекс, он пытается тебя запутать, я настоящий Джейсон Грим! — прервал его Головорез.

— Алекс, мать твою, вспомни, он был одет не так, как я. — крикнул Грим.

— Черт, я не помню, как он был одет. — простонал Алекс. — Я не знаю, кто из вас он!

— Напряги мозги, у него была прострелена рука! — крикнул Грим.

— Руки вверх! — заорал Алекс и сделал еще несколько выстрелов в потолок.

Внимательно вглядываясь в руки обоих Гримов, Алекс подходил все ближе и ближе, ведь грязь закрывала обзор, и раны видно не было.

— Алекс, это он! — крикнул Головорез.

— Алекс, не глупи! — заорал Грим. — Не подходи.

Алекс сделал шаг назад.

— Я знаю, как определить настоящего! — заявил Алекс. — Вопрос. Из-за чего меня разжаловали в главном управлении полиции?

— Камера хранения вещественных доказательств! — крикнул Грим. — Ты дал мне оружие оттуда.

— Это я ему рассказал об этом! — крикнул Головорез. — Вот почему он знает.

— Вашу мать! — крикнул Алекс, еще раз выстрелив в потолок.

— Так, спокойно, дружище. — произнес Грим. — Ты Алекс Хед, 27 лет, у тебя жена и трое детей, ты работаешь в новом здании архива. Я приходил к тебе за записями по делу Синглтона.

— Твоя любимая музыкальная группа «One Direction». — вставил Головорез, заметив под рубашкой Алекса майку с логотипом группы.

У Алекса широко открылись глаза от удивления.

— Вы что, оба настоящие? — не выдержал Алекс и опустил пистолет.

Эта оплошность стоила ему жизни. Головорез резко бросился на него и резким движением свернул ему шею.

— Нет! — заорал Грим. — Ах ты тварь! Я тебя уничтожу!

— Попробуй! — прошипел Головорез, подбирая пистолет за поясом Алекса.

Грим тут же кинулся за вторым пистолетом, который Алекс выронил. Встав на ноги, заклятые враги направили оружие друг на друга.

— Все конечно, Головорез. — прошипел Грим. — Сдавайся! Ты проиграл!

— Не смей меня так называть! — прорычал Головорез.

— А как тебя еще называть? — крикнул Грим. — Ты только и делаешь, что уничтожаешь все, к чему прикасаешься. Посмотри вокруг. Смерть этих людей на твоей совести.

— У меня нет совести, Лейтенант. — улыбнулся Грим. — Пора тебе это понять.

— Ты ведь лучше, чем хочешь казаться. — заорал Грим. — Там, на крыше, ты вернулся за мной и помог мне, хотя мог просто сбежать. Человек без совести так бы не поступил.

— Это поступок, о котором, в свою очередь, жалею уже я сам! — ответил Головорез. — Бросай пушку, парень, и я пощажу тебя.

— Мы оба знаем, что ты врешь. — отказался Грим. — А вот свое слово я держу, ты знаешь не понаслышке. Брось пистолет, и я отправлю тебя обратно в твой мир. Что там делать — отматывать пожизненное или бежать на волю, решай сам. А мой мир оставь в покое! Это мой мир! Мой!

— Он перестал быть твоим в тот день, когда ты меня сюда пустил! — улыбнулся Головорез. — И раз уж я не могу отправить тебя на свое место, то я просто оставлю тебя здесь, в этих доках.

— Ну так стреляй, чего ты ждешь! — крикнул Грим. — Вот и проверим, кто из нас лучший стрелок.

— Думаешь, я не смогу? — спросил Головорез. — Думаешь, я так же слаб, как ты был в доме Лоры? Нет! Во мне хватает сил сделать то, что необходимо ради достижения цели. А вот тебе нет. А потому стой и смотри, ведь я — последнее, что ты увидишь в жизни!

Головорез взвел курок. Грим сделал то же самое. Раздались два выстрела. Пуля просвистела над ухом Грима и прошла мимо. В свою очередь, у Головореза вылетел из рук пистолет.

— Первая ошибка любого злодея. — улыбнулся Грим. — Никогда не стоит недооценивать соперника.

— Ну давай, чего ты снова ждешь? — рассмеялся Головорез. — Опять нет сил принять мужское решение? Ты просто тряпка.

— Эта тряпка в конечном итоге одержала верх над самой опасной тварью двух измерений. — отметил Грим. — А теперь, пожалуйста, без резких движений, иначе ты просто вынудишь меня выстрелить точнее.

Одной рукой Грим продолжал целиться в Головореза, а второй дотронулся до виска и начал сосредотачиваться. Внезапно доки начали постепенно размываться, заменяя стены стремительно летящей разноцветной радугой тысячи лучей света.

— Ты не посмеешь! — крикнул Головорез и побежал на Грима. — Не снова!

Однако Грим был готов к этому, и произвел точный выстрел в ногу Головореза. Головорез споткнулся и упал. Тем временем Грим не останавливался, а вспышки становились еще сильнее.

— Ты больше никогда не увидишь этого мира, ублюдок! — прошипел Грим. — Равно как и не увидишь больше меня. Скажешь что-нибудь на прощание?

— Я сожгу тебя и все, что тебе дорого, Лейтенант! — заорал Головорез. — Я превращу в пепел все, что ты любишь, отниму каждого, кто хоть что-то для тебя значит. И когда этот день придет, знай, что все произошедшее будет твоей виной, ведь именно с этой мыслью ты приползешь ко мне на колени в просьбе о смерти, не в силах больше выносить мук того мира, который я принесу с собой. Я превращу твою жизнь в сущий ад, Лейтенант, помяни мое слово. Уж это слово я обязательно сдержу…

— Слишком мрачные последние слова. — улыбнулся Грим. — Мог и пошутить напоследок. Ты ведь это так любишь. До свидания, Головорез. Приятного тюремного заключения!

С этими словами Грим закрыл пространственный туннель и отправил Головореза обратно в его мир. Сразу после он подбежал к лежавшим на земле Алексу и Манфреду. Алекс был уже мертв, но Манфред еще шевелился.

— Грим… — прошептал Манфред.

— Да, друг мой. — подбежал к нему Грим. — Держись. Я вызову скорую.

— Боюсь, это уже не поможет. — закашлялся Манфред. — Слушай… У меня к тебе последняя просьба.

— Не говори так. — крикнул Грим, в глазах которого стали наворачиваться серебреные капли слез.

— Не перебивай старших, салага. — улыбнулся Манфред. — Субординация, лейтенант!

— Говори. — кивнул Грим.

— Совсем скоро у меня родится сын. — начал Манфред. — Я знаю, эта сучка Лора подмочила нам репутацию под конец. Так вот, Грим, мое желание. Когда мой сын подрастет, расскажи ему правду. Правду о том, что его отец не был продажным бандитом, или в чем там меня обвинят после смерти… Скажи, что его отец был честным полицейским до конца.

— Даю тебе слово, друг. — серьезно заявил Грим. — Но ты расскажешь ему об этом сам. Дай мне вызвать скорую.

— Сиди ровно, пацан. — продолжил Манфред. — С такими ранами я даже не успею рассказать тебе анекдот, не то что… Короче… Я хочу, чтобы моего сына звали Джейсон. Да, ты иногда та еще заноза в заднице, но ты всегда был образцом честного человека. Говорят, дети повторяют судьбы тех, в честь кого названы. Конечно, судьба у тебя не из легких, но если мой сын будет хоть вполовину так же предан своей идее, из него вырастет человек.

— А если будет дочь? — улыбнулся сквозь слезы Грим.

— Называй как угодно, только не Лорой. — рассмеялся Манфред.

— Погоди, я сейчас, возьму телефон и вызову скорую. — кинулся за телефоном Грим.

— Не волнуйся, я никуда отсюда не уйду. — кивнул Манфред.

— Алло! — громко кричал в трубку Грим. — Срочно скорую в здание заброшенных доков Пэтриал-сити. Нет, я не знаю адрес. Нет, я не могу описать характер повреждений. Это долбанное пулевое ранение в грудь! Скорее, мать вашу!

После Грим тут же ринулся к Манфреду.

— Потерпи еще немного, дружище, они уже едут. — воскликнул Грим. — Манфред! Манфред! Не выключайся! Манфред!

Но Манфред его уже не слышал. Его глаза остекленели, кулаки разжались, а рот широко раскрылся, будто бы издавая последний грустный крик, обращенный к небу.

***

Постояв несколько минут над телом Манфреда, Грим вспомнил о том, что еще не все дела доведены до конца. Он развернулся и стремительно направился к Лоре, которая все еще сидела связанная с кляпом во рту. Сорвав с нее кляп, Грим приставил пистолет к ее виску.

— Видишь, что ты натворила? — заорал Грим. — Это все твоя вина, бестия! А сейчас, ведьма, ты расскажешь мне все с самого начала. Как ты связалась с организованной преступностью и почему, в подробностях и с улыбочкой, сучка!

— А если я откажусь? — лукаво спросила Лора.

Грим даже не стал отвечать. Он просто направил пистолет на ногу Лоры и выстрелил. Лора взвыла диким криком.

— Сюда скоро приедет скорая. — простонала Лора. — Тебя увидят.

— Тем больше смысла тебе поторапливаться. — прорычал Грим. — Мне же терять особо нечего.

— Я смотрю, ты действительно отрастил яйца, Джейсон! — фыркнула Лора.

Грим передернул затвор и направил пистолет на вторую ногу Лоры.

— Ладно! — заорала Лора. — Я все скажу.

— Тогда тебе следует начинать прямо сейчас. — угрюмо прошипел Грим.

— Начать следует с того, что я не та, за кого ты меня принимаешь. — сказала Лора.

— В смысле? — удивился Грим.

— Да, я Лора Палмер, но не та, которая тебе известна. — пояснила Лора.

— А вот сейчас поподробнее! — воскликнул Грим, направляя пистолет ей на горло.

— Слушай, я все скажу, только убери это от меня, крутой парень! — заорала Лора. — В общем, если в двух словах, то ты не единственный, кто умеет открывать бреши между мирами.

— Что? — опешил Грим. — Это как?

— Не знаю, может это передается половым путем или как… — улыбнулась Лора. — Знаю лишь, что после твоей помолвки с Лорой Палмер она обрела те же способности, что и ты. Или они у нее всегда были, просто открылись при контакте с тобой. Так или иначе, я это не она.

— Поясни! — закричал Грим.


— Настоящая Лора Палмер, твоя невеста, прибыла в мой мир так же, как ты когда-то прибыл в мир Головореза. — пояснила Лора. — Она встретила там меня. Это было примерно год назад, как раз после вашей помолвки, говорю же. Она рассказала мне все, что знает об этих путешествиях. В том числе и твою историю с Головорезом. Вот откуда я все знаю. Бедняжка была так доверчива и наивна, что стала навещать меня почти ежедневно, обычно по ночам, когда ты спал. Она учила меня своему дару тут же, как училась чему-то новому сама. В какой-то момент мы обе неплохо освоили это искусство. Вот тогда-то мне и пришла идея заменить ее.

— Заменить? — угрожающе спросил Грим.

— Именно. — кивнула Лора. — В моем мире я… Как бы тебе это сказать… Представительница не самой прекрасной профессии…

— Проститутка. — смекнул Грим.

— Спасибо. — фыркнула Лора. — И тут я встречаю свою копию. Детектива отдела по борьбе с организованной преступностью. Это ведь такой шанс подняться! Можно было подмять под себя и полицию, и бандитов. Но простушка Лора была слишком хороша для этого, тут она вся в тебя. Видишь, не у одного тебя есть злые двойники! Да, я хотела власти. Да, я хотела наживы. И да, мне нужно было устранить к этому все препятствия. Лора Палмер, твоя Лора… Она мертва. Я убила ее в своем мире и заняла ее место в твоем. Теперь ты понимаешь? Я никогда тебя не предавала просто потому, что никогда не была тебе верна. Ты для меня всего лишь человек из ее рассказов. Не спорю, человек хороший. Но жизнь одного хорошего человека — ничто на пути к могуществу. И Головорез это понимал. Надеюсь, поймешь и ты.

— Я спас твою жизнь, и чуть не поплатился за нее своей. — прорычал Грим. — Я до последнего защищал тебя и пытался воззвать к рассудку и совести. Но оказалось, у тебя их просто нет.

— Ты сам это начал, Джейсон! — закричала Лора. — Мы неплохо ладили, когда жили с тобой вместе. Все было здорово, я не спорю. За многие вещи я даже должна сказать спасибо. Но когда ты начал соваться в мои дела… Я имею в виду дело Синглтона… Там ты не оставил мне выбора. И хоть бы после побега из тюрьмы просто переехал бы в другой город, ничего бы и не было. Но тебе потребовалась твоя чертова справедливость! Ну что, доволен? Получил желаемое? Да, я тебя подставила. Подкинула тебе эту пачку наркотиков и полностью сфабриковала твое дело, но и ты меня пойми. Ты был препятствием. Мне нужно было тебя устранить.

— Как она умерла? — сурово спросил Грим.

— Не мучаясь. — кивнула Лора. — Выстрел в голову.

— Хорошо. — ответил Грим. — Тогда ты разделишь ее судьбу. Без боли, без мучений, без переживаний. Считай это моим прощением и проявлением великого сострадания.

— Но ты же не убийца, Джейсон! — взмолилась Лора.

— Времена меняются. — спокойно сказал Грим, заряжая пистолет.

— Ты блефуешь! — заорала Лора.

— Серьезно? — улыбнулся Грим, передергивая затвор.

— Я нужна тебе! — прошипела Лора. — Без моих показаний тебя никогда не оправдают!

— Вот тут я бы поспорил. — покачал головой Грим, доставая из кармана диктофон. — Старая следовательская привычка — всегда носить с собой диктофон. Как видишь, иногда очень полезно.

— И что, ты включишь присяжным историю про перемещения между мирами, да, Джейсон? — рассмеялась Лора.

— Нет. — пожал плечами Грим. — Я включу им это.

Грим перемотал запись назад на нужный ему фрагмент и воспроизвел:

«Да, я тебя подставила. Подкинула тебе эту пачку наркотиков и полностью сфабриковала твое дело, но и ты меня пойми. Ты был препятствием. Мне нужно было тебя устранить.» 

— Думаю, этого более, чем достаточно. — заявил Грим.

— Постой. — взмолилась Лора. — Не убивай меня. Пощади. У тебя есть доказательства. Ты сможешь отправить меня за решетку. Меня должны судить, как судят всех преступников!

— В этом мире теперь все чуточку иначе. — кивнул Грим. — Ты сама ввела в эту игру новые правила. Любуйся полученным результатом. Твои последние слова, самозванка.

— Джейсон, мне правда очень жаль… — заревела Лора.

— Мне тоже. — воскликнул Грим и произвел выстрел в голову. — Правда…

***

После прибытия скорой помощи на складе уже не осталось живых людей. Джейсон Грим в этот же день сдался властям добровольно. Расследование его дела стало самым громким инцидентом в истории Пэтриал-сити. Тем не менее, полученные им доказательства в виде признания Лоры, а также показания членов отряда Грима в конечном итоге все же оправдали его в глазах закона. Все нарушения, допущенные Гримом в ходе борьбы с Лорой были признаны состоянием крайней необходимости, что освобождало Грима от уголовной ответственности.

Более того, месяц спустя освобождения из следственного изолятора Грим был награжден мэром города медалью «Почетный житель Пэтриал-сити», а также по приказу Энтони Салливана восстановлен в должности детектива в отделе по борьбе с организованной преступностью.

Вместе с женой Манфреда Грим регулярно навещал могилу своего старого друга, регулярно поднося туда цветы и подолгу произнося красивые речи. У Манфреда действительно родился сын, которого по его последней воле назвали Джейсоном Манфредом. Грим помнил о своем обещании, и уже в эти трудные дни, связавшись со средствами массовой информации, принялся очищать имя старого друга, которому также посмертно были предъявлены обвинения, однако дело тут же было закрыто по факту смерти обвиняемого.

Не забывал Грим и о верном друге Алексе, который пожертвовал своей жизнью ради победы Грима. Грим добился у мэрии выплаты серьезных денежных компенсаций семьям погибших, чтобы хоть как-то поддержать угнетенных людей.

Самозванку из другого мира, Лору Палмер, Грим похоронил самостоятельно, за свой счет, при этом оставив в тайне то, кем она была на самом деле.

Вернувшись в должность детектива, Грим первым делом устроил весьма эффективную охоту на бывших членов спецотряда Лоры. В этом ему помогали Николь Бёрд и члены отряда Грима, которые теперь стали частью отдела по борьбе с организованной преступностью.

Незаконно отправленный за решетку Синглтоном капитан Тони Чарльз, с которого и началась «война полиции», был освобожден после успешного вмешательства в это дело Грима и его отдела. Тони и его мать до конца своих дней были благодарны Гриму за его поступок.

Головорез же продолжил отбывать пожизненный срок в самой охраняемой тюрьме штата в своем измерении, тая злобу на своего самого главного противника.

Пэтриал-сити теперь мог спать спокойно.


Дорогие читатели, 

Данный роман не просто повествовал вам историю противостояния добра и зла. Историю, показывающую, что у каждого человека на свете в любой жизненной ситуации всегда есть выбор. У любого решения бывают последствия, и у любого сомнения всегда есть пути. И когда у каждого из вас наступит время выбирать сторону в вечной битве добра и зла, убедитесь в том, что вы играете на правильной стороне в этом вечном безжалостном шахматном поединке… 

Спасибо за внимание! 

Искренне Ваш,  Давид Чумертов. 
убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Чумертов Давид Владимирович » Альтернатива-2. Контраст.