Название книги в оригинале: Вишневский Сергей Викторович. Такая жизнь

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Вишневский Сергей Викторович » Такая жизнь.



убрать рекламу



Читать онлайн Такая жизнь. Вишневский Сергей Викторович.

Сергей Вишневский

Большой круг: Такая жизнь

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

В тишине послышался скрип дальних дверей и приближавшийся грохот набоек на сапогах стражи. Мак приподнялся с деревянных нар, заменявших кровать, и пристально поглядел на дверь. В камеру через отдушину попадал небольшой лучик света, разрезавший тьму. Именно он стал для парня ориентиром дня и ночи на последние две недели. Никаких других источников света в темной камере не было.

На протяжении двух недель ему раз в день приносили кусок черствого, порой со следами плесени, хлеба и большую кружку воды. Никаких допросов, никаких обвинений, ничего. С ним за это время даже никто не заговорил. Это вызывало воспоминания из прошлого мира. Везде все одинаково. Его просто хотели сломать.

Шаги остановились у дверей, недолго брякали ключи и через пару секунд возни щелкнул засов. Как только открылась дверь в камеру ворвался ослепляющий яркий и холодный белый свет.

Парень зажмурился и прикрыл рукой глаза. Свет вызывал нестерпимую резь в глазах, от которой выступали слезы.

— Выходи! – послышался строгий голос.

— Я ничего не вижу, – жмурясь произнес Мак, но вместо ослабления света до него донесся другой приказ.

– Ползи на голос!

Парень поднялся и держась одной рукой за стену, осторожно начал идти в сторону голосов. Когда до двери осталось всего пару метров — кто-то шагнул к нему и влепил мощный удар в печень. Не ожидавший такого, темный ученик согнулся пополам хватая ртом воздух. Спустя пару секунд, неизвестные начали бить его чем-то по ногам, а когда он оказался на полу, то просто запинывать. Удары летели один за другим. Благо, он сразу свернулся калачиком и постарался прикрыть голову руками.

Избиение продолжалось несколько минут. В итоге, парня ухватили за ноги и куда-то поволокли. Сначала по коридору, а потом и по ступенькам, особо не беспокоясь о сохранности узника. Темный ученик, одетый в рубаху, штаны и металлический артефакт-ошейник, блокирующий магию, всеми силами старался сохранить голову.

Недолгое путешествие закончилось на ковре кабинета. Мак открыл глаза и увидел огромный массивный стол из белоснежного дерева с эмблемой розы из чистого золота.

Над Маком нависал седой мужчина. Лицо было испещрено глубокими морщинами, голова сплошь седая, но сам он на старика был не похож. Белоснежная мантия, россыпь колец с драгоценными камнями на пальцах, эмблема мага света на груди и на плече нашивка целителя.

— На что вы рассчитывали, когда наполняли зал полный служителями ордена «Белоснежной розы» тьмой? — вскинув одну бровь спросил мужчина.

— На понимание, – пробубнил разбитыми губами парень. Правый глаз мгновенно затек, а разбитыми губами полноценно разговаривать не получалось, от слова совсем.

– Понимание от служителей света, выплескивая тьму в таком количестве, что она заполнила весь зал?

– Это было не... – темный ученик утер кровавую каплю с носа, но за него уже продолжал собеседник.

— Это мало что меняет, – пожал плечами мужчина. – Меня Сит. Можешь называть меня «Старший дознаватель Сит». И у нас вполне достаточно доказательств в деле о «Нападении на служителей ордена». Ты влип, парень.

Мак попытался улыбнуться, но опухшее лицо этого не позволило.

-- Теперь вся твоя судьба будет зависеть от того, насколько сильно ты хочешь жить, – дознаватель изобразил учтивую улыбку. – Кто тебя послал, парень? Поверь мне, это первый и последний раз, когда я с тобой нянькаюсь и даю тебе шанс увидеть небо...

– Я пришел учиться, – произнес он, глядя в глаза мужчине. – Я искал способы сражаться с проклятыми, а вместо этого, черт знает, сколько дней я...

– Учиться, да? – улыбнулся дознаватель и громко крикнул: – Визал! Ритмул! Парень ничего не понял!

В комнату вошла парочка мужчин в белоснежных рубахах. На рукавах и белых сапогах виднелась кровь. Мысль о том, что его били именно эти двое поселилась в голове парня мгновенно. Мужики подхватили его под подмышки и куда-то поволокли, а следователь помахал ручкой и добродушно улыбнулся.

Как только за ними закрылась дверь, послышались удары и сдавленный стон.


* * *

– Вы очень рискуете, дознаватель Сит. – вышел из потайной двери молодой парень в такой же белоснежной рясе, но без знаков отличия. Вместо них на его груди была изображена роза. – Наши пороги оббивают торгаши, причем из высшей гильдии.

– Господин судья, – слегка поклонился дознаватель. – Вы недавно на этом посту и многого не знаете, но все же. Чем обязан?

– Им нужен ОН, живой и здоровый, – со вздохом ответил вошедший и взглянул на дверь за которой, судя по звукам, продолжалось избиение. – А еще, к нам сегодня пожаловал клан «Падающего листа». Им тоже нужен он. И представьте, тоже живой и здоровый.

– Орден «Белоснежной розы» никогда не прогибался... – попытался произнести Сит, но судья осадил его жестом.

– Вы не все знаете, поэтому заявляете подобные вещи, – хмыкнул судья. – Есть вещи, которые необходимо допускать во благо империи. Ты и сам прекрасно знаешь – у Антолии тяжелые времена. Магия в упадке, а во всей империи ни одного темного мага. И этот молодой человек...

– Возомнил себя неприкосновенным агнцем, – вставил дознаватель и начал тараторить повышая голос после каждого слова все сильнее и сильнее. – Он явился в заведение «Праведного пути» и выплеснул силу! Во время завтрака! В главном зале, где собрались постояльцы из членов ордена! Что это по-вашему? Незнание тут не уместно! Он знал куда и зачем шел! Он пришел устроить браваду!

– Сит, вы... – попытался прервать его жестом судья, но вместо смирения получил новую порцию гневной отповеди:

– Они все одинаковы! Все до единого! Заносчивые ублюдки, возомнившие себя богоподобными особами! – продолжал распаляться следователь, перейдя на визг и начав брызгать слюной. – Вам было мало Дага «Темной воды»? Если мы сейчас его не поставим на место, если он не примет смирение, то у нас будет второй...

– Ты видимо забыл, кто ты и кто я! – прошипел сквозь зубы судья. – Ты что о себе возомнил? Где твое место?!! Кто дал тебе право решать за весь орден и судьбу империи?!! Кто дал тебе право повышать свой голос в моем присутствии?!!

– По праву... – сглотнув начал было Сит, но заметив пожар гнева в глазах собеседника умолк не договорив.

– Завтра на рассвете он должен стоять у меня в кабинете. В нормальном состоянии! – Произнес парень не отводя взгляда. – Ты меня понял?

– Вы... – дознаватель сглотнул, выпрямил спину и дрогнувшим взглядом произнес: – Вы не являетесь моим сеньором. Я вне Вашего подчинения. Я подчиняюсь...

– Завтра он должен быть доставлен в посольскую резиденцию на восточной границе. Туда будет открыт портал, – цедя сквозь зубы произнес парень. – И это приказ за подписью императора!

Дознаватель окончательно сник и направился к двери, за которой раздавались звуки избиения. Открыв дверь, он застал темного ученика лежащего без движения в луже крови. Рядом уставились на истекающего кровью ученика недавняя парочка парней.

– К целителям его, а потом в камеру! – коротко скомандовал он, а затем обернулся к сложившему на груди руки судье, произнеся с максимальным ехидством. – Мы сделаем все, что возможно.

Дознаватель вышел из кабинета, а молодой судья потер руками лицо и произнес:

– Что за старый кретин! Если бы не его родня – давно бы лично отправил на тот свет!

После этого молодой судья подошел к столу, на котором лежала пухлая папка с надписью «Темный маг – Мак».


* * *

Мак прихрамывая плелся по коридору понукаемый тычками деревянных палок. Лицо было еще одутловатым от побоев, но видимых синяков, ссадин или ран на нем не было. Следом шли двое охранников, а впереди вышагивал дознаватель Сит. Он шел быстро, нервно перебирая в руках четки.

Несколько поворотов и дознаватель уперся в кабинет с дверью из красного дерева. Сжав четки в кулаке и набрав в грудь побольше воздуха, он постучал. Дверь тут же открылась и его встретил молодой парень с русыми волосами и незапоминающимся лицом.

– Заходите, – кивнул он и пропустил внутрь только дознавателя и темного ученика. Охранников он оставил за дверьми. – Проходите и садитесь.

Дознаватель устроился в удобном кресле и сплел руки на груди в замок. Мак остался стоять. Когда молодой судья активировал артефакты, то обратился к своему коллеге.

– Сит! Вы в своем уме? Снимите с него ошейник!

– Чтобы он нас прямо тут положил? – вскинул бровь следователь.

– Чтобы мои артефакты работали нормально! – гневно добавил парень. – И никого он не убьет. Мы в центре поместья ордена. Отсюда можно уйти только через портал. Вы же не будете чудить? Правда?

Судья вопросительно взглянул на парня и тот кивнул.

– Вот и отлично. Сит, будьте добры! – произнес парень и взглянул на хмурого дознавателя, который и не собирался шевелится. – Дознаватель Сит! Я сказал, не тупы и не глухи! Я сказал, будьте добры!

Мужчина нехотя поднялся и подошел к парню. Обойдя со спины темного ученика он ухватился за артефакт и специально потянул на себя так, чтобы он придавил шею.

– Только дернись, темный выродок, и тебя размажут по стенам, как дерьмо по канализационному каналу! – прошептал он ему на ухо и активировал печать-ключ.

Металлический артефакт щелкнул, и в этот же миг, Мак покрылся липким потом. Капельки на коже сначала были прозрачные, а спустя пару секунд начали темнеть от силы, которая мощным потоком исходила от парня.

– Мак? – обратился к нему молодой судья. – Не делайте глупостей! Вы ответите мне на несколько вопросов, а затем мы с Вами решим как быть дальше.

Мак стоял и никак не реагировал на происходящее вокруг. Только челюсти сжал так, что было слышно скрип зубов.

– Ну же! Присаживайтесь! – кивнул судья на кресло на котором сидел дознаватель.

Когда спустя некоторое время парень уселся в него, то судья начал расспрашивать темного ученика.

– Как вас зовут?

– Мак.

– Где вы родились?

– Не знаю.

– Как вы обнаружили дар?

– Меня нашел свободный маг Юринай Аболосский. Он выявил дар.

– Где он сейчас?

– В городе Чайка.

– Вы являетесь его учеником?

– Да.

Судья гневно взглянул на дознавателя, состроившего недовольную гримасу и спросил:

– Что Вы хотели от ордена в заведении «Праведный путь»?

– Чтобы меня научили убивать проклятых и нечисть.

– Зачем Вам это?

– Чтобы выжить.

Судья умолк и принялся задумчиво сверлить взглядом парня.

– Поясните пожалуйста, каким образом Вам мешают проклятые.

– Каждая темная тварь называет меня избранным, улыбается и пытается меня убить, – пожал плечами парень. – А на мою магию иногда приходят проклятые. Один раз, меня почти убили, а я ничего не мог сделать.

Мак взглянул в глаза судьи и четко произнес:

– Жить хочется.

– Жить всем хочется, – закивал парень и кинул мимолетный взгляд на артефакты. – А зачем силу выпустил в зале? Знал ведь, что там маги света?

– Знал, – кивнул темный ученик. – Думал, сразу все по своим местам расставлю, чтобы всерьез восприняли. А то пристроили бы полы сначала мыть или на побегушках бегать.

– Вот как, – хмыкнул судья и снова взглянул на артефакты. – Скажите, Вы когда нибудь замышляли что-то против империи Антолия?

– Нет, – хмыкнул Мак.

– Вы когда нибудь замышляли что-то против должностных лиц?

– Да.

– С какой целью?

– Месть, – коротко ответил Мак.

Судья дернул щекой и взглянул на темного ученика.

– Кто этот человек?

– Дознаватель Сит, – после короткого молчания произнес Мак.

– Да что ты мне сделаешь, выродок? – с усмешкой произнес седой мужчина. – Одно движение и от тебя...

– Довольно! – оборвал парень начинающуюся перепалку. – Мак. У нас приказ доставить тебя в посольскую резиденцию. Это на востоке Империи.

– Новая тюрьма? – облизнул губы Мак.

– Нет. Это посольская резиденция и к ордену не имеет никакого отношения. – судья достал из шкафчика кольцо и протянул его темному ученику. – Надень его.

Мак повертел в руках кольцо из белоснежного металла и надел на безымянный палец.

– Мак, ученик Юриная Аболосского, клянешься ли ты хранить молчание о том, что увидишь, услышишь или узнаешь любым другим способом в посольстве?

Судья ждал ответа, а ученик не торопился с клятвой, выжидательно уставившись на судью.

– Вы же не думаете, что я буду делать это просто так?

Сзади что-то ехидно зашептал Сит, а судья только устало вздохнул.

– Это не просьба, и не принуждение. Это приказ его Императорского Величества, – спокойным тоном произнес он. – Ты думаешь, что можешь отказаться от указа императора?

– Что ему от меня нужно? – нахмурился Мак.

– Сначала клятву, а потом все остальное! – надавил молодой судья.

– Я Мак, ученик Юриная Аболосского, клянусь хранить молчание о том, что увижу, услышу или узнаю любым другим способом в посольстве, – как только Мак произнес последние слова, кольцо на пальце сжалось и резануло палец. Не успел он толком ойкнуть и зажать рану, а кольцо уже проскользнуло под кожу и спряталось тоненьким ободком прямо на кости.

– Хорошо, – кивнул Судья и поднялся на ноги. – Через три минуты должен открыться портал. Не чуди и больше слушай.

– Что от меня хотят? – снова задал вопрос Мак.

– Повторить то, что делал недалеко от села Секачи, – пожал плечами судья.

– Я не совсем по...

Мак не успел закончить фразу. Его прервал хлопок и появившийся в воздухе искрящийся круг. Спустя секунду, из него вышел мужчина, лет сорока на вид, в золотой мантии и оглядел присутствующих.

– Мак, ученик Юриная Аболосского?

– Я, – кивнул ученик.

– Судья ордена «Белоснежной розы», Шестой?

– Я.

Неизвестный маг оглядел дознавателя у входа тяжелым взглядом и произнес:

– Назовитесь!

– Следователь ордена «Белоснежной розы» Сит Безродный, – кивнул следователь.

– О вас приказа не было, – маг повернулся к Маку и Судье кивнул в сторону портала. – Сила уходит. Нас ждут.

Судья выпрямился и кивнув, прошел в круг портала.

– Мои силы не безграничны, – кивнул в сторону портала незнакомец, глядя на Мака.

– Простите, – пожал плечами темный ученик. – В первый раз.

Он сделал несколько шагов к порталу, а когда до него остался один шаг, остановился. Зажмурившись и набрав в грудь воздуха он сделал последний шаг...


* * *

В длинном широком коридоре огромного здания посольства, у небольшого закутка со скамейками стояли старичок, взваливший на спину огромный шкаф, и высокий, широкоплечий парень. Они тихо перешептывались, ожидая приглашения в кабинет.

– И не смотри на меня так! – вспылил Юринай. – Я тоже не в восторге от того, что меня вместе с моим шкафом забрали посреди ночи люди из ордена!

– Ты знал где я? – коротко спросил Мак.

– Знал, – кивнул учитель. – Знал и поднял все свои небольшие, но все же связи.

– Дай отгадаю, – хмыкнул парень. – Ты не мог ничего сделать.

– Будь там другой следователь, может быть и смог, – вздохнул старичок. – Но тебе же угораздило повыпендриваться своей силой при Сите Безродном!

– Я уже знаком с этим следователем, – хмыкнул Мак. – Редкостный ублюдок.

– Погоди, у меня есть артефакт, надо тебе лицо до конца поправить, а то вид у тебя... – Юринай зарылся в сумку через плечо.

– Что с ним не так? – Мак присел на лавку и устало вздохнул. – Мне кажется, он больной на голову.

– В чем-то ты прав. Он не совсем нормальный.

– Убогий?

– Он сын Дага «Черной воды». Только во время зачатия, Даг уже был проклят и покрыт вонючими язвами. – Старый Мастер достал артефакт в форме металлического кольца с рунами и принялся водить им над лицом парня. – Как ты понимаешь, характер у него был и так не подарок, а тут еще и посмертное проклятие его искорежило. В общем, случился прецедент с одним кланом. Достоверно никто не знает, что там произошло. А те кто знают – либо молчат как рыбы, либо уже мертвы. Но факт остается фактом. Даг «Темная вода» объявил вендетту клану и начал планомерно уничтожать его членов. Когда его руки дошли до семьи главы клана, он перебил всех, кроме молодой супруги. Ее он взял силой, а потом продал на восточных островах в рабство.

– А как его вообще нашли, этого Безродного?

– Я думаю, что изначально за ситуацией следили соответствующие органы. К тому же, об объявленной вендетте было заявлено заранее. Дагу никто не мешал. – пожал плечами Юринай. – А Сит теперь очень не любит темных. Еще тлеет надежда, что его потомство унаследует силу Дага, но шансы призрачны. К тому же, проклятье папаши сделало его седым стариком с пеленок. В целом, ему есть за что ненавидеть Дага.

– Это Даг, я то тут причем?

– Ты тоже темный маг, – пожал плечами учитель. – Этого вполне достаточно, чтобы видя тебя, думать о своем покойном папаше.

– Угораздило же, – вздохнул Мак.

– Ты, главное, сделай все чин по чину, и Сита уберут куда подальше, – зашептал Юринай. – То, что тебя не отобрали у меня – уже огромная удача. А засветиться перед сильными мира сего, да еще и подмастерьем – дано единицам!

– Здесь что-то не так, – буркнул в ответ Мак. – Неужели во всей империи не найдется умельца, лечащего гнойные раны? Это же не шутка!

– Есть конечно, но очень мало. – отмахнулся Юринай. – Нас с тобой сюда позвали не чудеса показывать, а сделать заявку о том, что ты вполне дееспособный темный подмастерье.

– Что-то не особо верится, – ученик недовольно поежился и взглянул в оба конца коридора. – Бродили мы с тобой спокойно, а потом раз! И вдруг куда-то потащили, что-то показывать.

– Мне пришлось сделать заявку в коллегию магов на тебя, – со вздохом признался старичок. – По сути, это из-за меня. Я не нашел другого способа тебя вытащить.

Мак взглянул на учителя и чему-то улыбнулся. Старичок прятал глаза, словно чего-то стыдился, но ученик не стал его ни в чем обвинять.

– Спасибо, – вздохнул ученик.

– Мак, ученик Юриная Аболосского? – спросил вышедший мужчина в сером камзоле.

Парень поднялся на ноги, а слуга сделал приглашающий жест.

Покои встретили их стоном и частым дыханием. На белоснежной кровати лежала женщина лет тридцати. Глаза впалые, сама бледная, как простыня, но при этом, она все время ворочалась с бока на бок.

Рядом на кресле сидел мужчина в черном, расшитом золотом камзоле. Закусив кулак одной руки, он наблюдал за мечущейся в кровати женщиной, а второй, до побелевших костяшек вцепился в подлокотник.

Как только вошел Мак, мужчина перевел взгляд на него и, опустив кулак, встал на ноги.

— Ты темный? – с ходу спросил он, и дождавшись его кивка, кивнул в сторону окна. — Пойдем, отойдем.

– Макс! Макс! Мне больно... – простонала женщина, сгибаясь калачиком. — Сделай что-нибудь, Макс...

Мак подошел к мужчине и тот шепотом произнес, кивая на женщину.

— Я не страдаю иллюзиями, — сглотнув произносит он. — У меня только две просьбы. Первая – облегчить ее муки. Вторая – достоверно узнать, магической природы это или нет.

Мак кивнул и направился к женщине.

– Как ее зовут? – коротко спросил он.

— Юлианна.

– Юлиана? Вы меня слышите, – громко произнес ученик.

-- Слышу, – простонала она.

– Где-то болит?

– Живот, – произнесла она и со стоном перевернулась на другой бок.

– Где-то конкретно или весь?

– Весь...

Пока Мак расспрашивал женщину, к Максу подошел Юринай.

– Я извиняюсь, но можно я внесу свой... артефакт. – Юринай кивнул на ученика, который странным образом постукивал по животу женщины и пытался на него надавить. – Моему ученику может понадобиться некоторый инструментарий, а он хранится в моем артефакте.

– Делайте что хотите, только прекратите ее муки, – сдавленно произносит мужчина и отворачивается к окну.

Пока Старый Мастер возвращался за артефактом, Мак закончил осмотр и подошел к нему.

– Макс, как я полагаю, – спросил он поглядывая на стонущую женщину.

– Макс Релых, – кивает мужчина не отрывая взгляда от окна.

– Состояние ее тяжелое, – вздыхает парень. – Может, вы расскажете как все началось?

Мужчина вдохнул полной грудью и, сжав челюсти, начал рассказывать сквозь зубы.

– Мы служим послами в империи Сатир. Так случилось, что нам пришлось испортить отношения с одним из темных магов. Да, видят боги, я не хотел, но увы. Так сложилось. Вильс «Черный гной». – кулаки мужчины сжались до такой степени, что захрустели косточки. – Сначала мы просто друг друга игнорировали. Затем, с его стороны начались выпады, а на последнем приеме, мне пришлось выслушать его прямые оскорбления. А на следующий день ей стало плохо.

– Что значит плохо? – вздохнул Мак, прокручивая в голове мысль, что во всех мирах пациенты всегда одинаковые. – На что она жаловалась?

– Она сказала, что у нее болит бок... Правый, да. Точно правый. А на следующий день у нее начался жар. Сегодня она уже не спала, только стонала и звала меня.

– Макс... Сделай что нибудь, – снова донеслось от супруги.

– Вы будете что-нибудь делать?, – процедил Макс сквозь зубы.

– Состояние очень тяжелое, – произносит Мак, закатывая рукава рубашки. На руках видны синие кровоподтеки и синяки. – Я думаю, в ближайшие сутки или двое она умрет...

Супруг перевел на него тяжелый взгляд.

– Если мы ей не поможем, – тут же закончил фразу Мак. – Однако, я должен вас предупредить. Вид моей помощи вам может не понравиться.

– Что вы имеете в виду? – осторожно произнес смирившийся с потерей супруги мужчина.

Мак вздохнул и пару секунд молчал подбирая слова, чтобы объяснить то, что он собирался сделать с его супругой.

– У вас бывали прыщи? Не мелкие красные точки, а такие, из которых давится желтый или зеленый гной?

– Было пару раз, но причем тут... – сморщившись произнес мужчина.

– У нее в животе такой же... прыщ, – подбирая на ходу попытался объяснить Мак. – Я искренне надеюсь, он еще не... не выдавился. Иначе все будет плачевно.

– Я не понимаю, – смутился мужчина. – Что вы хотите сделать?

– Я хочу разрезать живот вашей супруги и вытащить из нее весь гной, – прямо произнес ученик, не отводя взгляда от глаз Макса.

– Вы сошли с ума! – отошел на пару шагов он. – Вы решили ее прирезать?

– Только для того, чтобы выпустить гной, – кивает Мак. – Только для этого!

– Но она же умрет и...

– Далеко не факт, – мотнул головой ученик. – У нас неплохие шансы ее спасти.

– Мне надо подумать, – закусив губу произносит Макс.

– Дорога каждая секунда, у вас очень мало времени.

В этот момент, в комнату вошел учитель, пригибаясь, чтобы пройти со шакфом в дверь.

– Мак? – ставя шкаф произнес он. – Составляй список необходимого, чтобы я не бегал туда-сюда и не искал как дурак.

Темный ученик взглянул на Макса. Тот кинул взгляд на супругу и кивнул.

– Если есть шанс – делайте. Сделайте все возможное и... – Облизнув губы он тихо добавил: – Я не останусь в долгу.

– Учитель! Лапаротомия...


* * *

Мак взял за руку Юриная, держащую металлический зажим и немного передвинул ее в сторону. Сам же темный ученик в очередной раз подул на руки, выпуская немного силы через рот. Тут же обтерев руки самым крепким напитком в посольстве, «Баритоньей Горючкой», он снова полез в рану.

– Я искренне надеюсь, что ты знаешь что делаешь! – прошептал учитель, сглатывая слюну и стараясь погасить рвотный рефлекс.

– Смотри за ней, – сосредоточенно произнес Мак. – Смотри, чтобы она не переставала дышать.

– Откуда ты вообще узнал о полевом огнивце? – продолжал болтать старичок, стараясь не смотреть в рану, края которой он удерживал железными крюками в разведенном состоянии. – Я не помню даже в каком фолианте нашел его упоминание.

– Тут главное коробочка с семенами.... Ну-ка... Вот! – торжественно произнес Мак, приподнимая из общего кровавого месива что-то черное, с синим оттенком. – Нашел!

– Черт! – сморщился учитель. – Что это и откуда это у нее внутри?

– Это? – хмыкнул Мак и подхватил припасенную шелковую нить. – Это небольшой кусочек кишок. Отросток, в котором образовался гной. Именно он приносил жуткую боль.

– И что теперь с ним делать?

– Мы его отрежем, – произнес ученик и перевязав разбухший от гноя червеобразный отросток у основания, взялся за нож. – Перевязываем его, чтобы гной не вытек в кишку, а теперь аккуратно отрезаем!

Отрезав отросток между двумя перевязками, чтобы из кишок содержимое не вылилось в брюшную полость и чтобы не заляпать их гноем. Тут же подхватив малый артефакт огня, он прижег кровоточащую рану на кишечнике.

– Бред страшный, – сморщившись от запаха паленых тканей произнес Мак. – Но по другому никак.

Тут же прислонив малый артефакт исцеления, который на глазах затянул рану, он принялся укладывать обратно кишечник.

– Осталось все обратно аккуратно сложить, – ученик мельком взглянул на потемневший аппендикс с гноем. – Да, вовремя успели.

– Боги, – снова сглотнул Юринай. – Меня сейчас...

– Ты же некромантией занимался, – возмутился Мак, зашивая обычной швейной иглой рану. – А тут даже гноем не пахнет.

– Это же живой человек, – сжимает зубы старичок. – А ты так спокойно ковыряешься в кишках!

– А по мне, гной и мертвяки гораздо противнее, – пожал огромными плечами Мак. – Как там кстати она? Дышит?

– Дышит, – кивает Юринай. – Только вот, когда проснется?

– По идее, с минуты на минуту должна, – пожал плечами Мак и оглянулся.

Комната, куда специально притащили узкий стол по просьбе Мака. Рядом расположили еще два. Один с тазиком с водой, второй для инструментов и большой миски, в которой плескалась настойка с легким зеленоватым оттенком и явным спиртным ароматом. Если по началу все лежало на белых простынях, то теперь почти все они превратились в красные из-за крови, как и ворох порезанного на тряпки и бинты материала, которые пришлось использовать как тампоны, чтобы промакивать кровь.

Комната и вправду напоминала кровавую баню.

– Крови много потеряли, – сморщился ученик. – Долго восстанавливаться будет.

– Если она выживет после ТАКОГО! – старичок был откровенно не в восторге от методов ученика, но все же воздал ему похвалу: – Мы называем это гнойником живота и это смертельное заболевание. Такое не лечат. Есть, конечно, слухи о чудесном излечении, но в большинстве случаев, даже если случилось чудо и болезнь отступила, то это не надолго. Люди умирают в течении нескольких месяцев. Так же болит живот, такой же гной в животе.

– Спаечная болезнь или рецидив аппендицит, – пробормотал себе под нос Мак на русском языке, а к учителю обратился с другим вопросом: – А теперь давай подумаем, какого лешего нас послали лечить заведомо неизлечимую болезнь.

– А нас никто не посылал ее лечить, – Юринай поднял взгляд на Мака и добавил: – Мы должны были ее тихонечко оппоить зельями, чтобы она спокойно ушла в мир иной. А потом бы мы через обычный ритуал выяснили бы, было это рук одного темного мага из империи Сатир, или эта болезнь развилась сама по себе.

Женщина тихо застонала и попыталась повернуться на бок.

– Тихо... тихо, лежите спокойно. – произнес Мак и кивнул в сторону большой кровати. – Надо ее перенести.

Подхватив исхудавшую женщину, они переложили ее на кровать. Не обошлось без стонов, на которые в комнату заглянул Макс.

Мужчина обвел заляпанную кровью комнату и валяющиеся прямо на полу кровавые тряпки, после чего сглотнув поинтересовался:

– Она жива?

– Мертвые не стонут, – произнес Мак, но после хмурого взгляда учителя поправился: – По крайней мере не все.

– Мы закончили, – пояснил Юринай. – Здесь необходимо прибраться.

– Я приглашу слуг... – Максим рванул обратно.

– И еще бутылку с «Баритоньей Горючкой»! – крикнул в спину старичок.

– И два стакана! – добавил Мак.

– Тогда надо две бутылки, – взглянул на ученика учитель.

– Это для нее, – кивнул Мак. – Настойка скоро отпустит. Надо чем-то приглушить боль.

– Может еще настойки? – предложил мастер.

– Нельзя, – сморщился Мак. – Она может забыть как дышать.

– Я про такое не слышал, – нахмурился учитель.

– Как-нибудь покажу, как это проверить, – вздохнул Мак.

Развалившись в кресле, парень взглянул на дверь. В комнату бочком уже заходили слуги с ведрами, тряпками и огромными испуганными глазами.

– Надо бы инструмент собрать, – буркнул Юринай. – А то знаю я этих простолюдинов. Ничерта потом не найдем...


* * *

Мак сидел в кресле у самой кровати и держал на коленях большую квадратную доску, где выводил сложные руны в странном порядке. Рядом лежала Юлиана. Она с интересом наблюдала за манипуляциями парня и в какой-то момент не выдержала:

– И всё-таки, что вы делаете?

Мак довёл руну и немного отстранился, оценивая общий рисунок.

– Это темный ритуал. Он довольно точно помогает определить магические воздействия, особенно проклятья. – темный ученик отложил в сторону доску и взглянул на недавнюю пациентку. – А как ваши дела?

– Спасибо, я себя отлично чувствую, – кивнула она.

– Тогда давайте попробуем присесть, – Мак помог женщине.

Как только та присела, то сразу начала быстро


убрать рекламу




убрать рекламу



моргать, а спустя пару секунд схватилась за руку ученика.

– Голову очень кружит, – прошептала она.

– В принципе, ничего критичного, – Мак уложил ее обратно. – Вы потеряли много крови, а после операции прошло всего два дня.

Проверив участившийся нитевидный пульс, Мак кивнул своим мыслям.

– Это скоро пройдёт? – обеспокоенно произнесла Юлиана.

– Если вы все же перестанете капризничать и начнете усиленно есть мясо и печень, я думаю, за недельку вы встанете на ноги.

При упоминании мяса женщина недовольно скуксилась. Заметив это, Мак развел руками и пояснил:

– Вашему организму необходимы... – Парень пожевал губами и попытался, объяснить: – Именно в мясе и особенно в печени, ваш организм может взять все, что необходимо, для образования крови.

– А без мяса никак?

– К сожалению, я не знаком с другими методами, так благотворно влияющими на образование крови, – честно признался Мак.

Дверь в комнату скрипнула и на пороге появилась молодая девушка в белоснежном фартуке.

– Господина мага просит к себе господин Максимилиан, – поклонившись произнесла она.

– К сожалению, мне пора, – поднялся на ноги ученик и подмигнув женщине произнес: – А вам бы не помешало поесть.

Парень подхватил доску, на которой чертил руны и аккуратно дунул на нее, активируя сложный рисунок. Внимательно оглядев результат сложный рисунок, он кивнул своим мыслям и направился к выходу.

– Вы еще зайдете? – послышался вопрос в спину.

– Обязательно, но после парочки неотложных дел и вашего плотного обеда, – темный ученик обернулся и с нажимом добавил: – Плотного обеда из мясных блюд!


* * *

Хозяин кабинета встретил Мака задумчивым взглядом. Сидя в большом кожаном кресле, он уперся в стол локтями и сплел пальцы в замок. Темный ученик не стал ждать приглашения и уселся в кресло напротив.

– Мы не должны были быть вместе, – произнес Макс, не сводя взгляда с парня. – Наши судьбы были давно предопределены. Мы должны были жениться на других и жить с теми, кого выбрали наши родители и с кем были согласованы браки.

Глава рода Релых поднялся и подошел к окну, за которым серые свинцовые тучи затянули горизонт. По стеклу скатывались первые мелкие капли дождя.

– Нет, наши кланы не враждовали, даже напряженных отношений не было. Просто интересы не пересекались, – Макс задумчиво провел по стеклу пальцем и с усмешкой произнес: – Мы познакомились на Осеннем приеме у Императора. Знаешь, это был один из тех приемов, когда кланы представляют свою молодежь. Именно там, среди задних рядов провинциальных кланов мы и встретились. Я...

Максимилиан глубоко вздохнул и подошел к столу. Немного порывшись в нем, он достал черную лакированную трубку и принялся набивать ее табаком.

– Я даже не помню, в каком платье она была. Только глаза, – он кинул мимолетный взгляд на слегка улыбающегося Мака и, закусив губу, продолжил трамбовать табак. – Полные задора, блеска и безумия. Черт побери! Она прекрасна! Этот ее взгляд... Так умела только она.

Мужчина раскурил трубку и закашлялся.

– Сколько раз клялся бросить эту дрянь, – откашлявшись и выразительно посмотрел на трубку произнес он. – А после той ночи мы просто пропали для всех. Нас искали три дня и никто не мог догадаться где мы. Они перевернули гостиницы, питейные, публичные дома. Даже столичное отребье и уголовников поставили на уши. А мы...

Макс выпустил дым через нос и усмехнувшись воспоминаниям, продолжил:

– А мы сбежали из города. Мы спали на сеновале, с утра до вечера гуляли, питались у крестьян. И не было нам дела ни до кланов, ни до приема у императора... Это были чудесные дни. – Макс взглянул на парня в кресле и кивнул своим мыслям. – Это потом были сотни тайных встреч, борьба с родней, выкуп ее жениху и моей невесте, куча проблем, которые мы трудом пережили. Но я с гордостью могу сказать. Я не знаю больше в империи супружеских пар, вопреки всем правилам и обстоятельствам оставшихся вместе. Без расчета и условностей, по любви...

– Как называется ваш клан? – не отпуская теплую улыбку с лица спросил Мак.

– Боже! – хлопнул себя по лбу Макс. – Я даже не удосужился представиться! Меня зовут Максимилиан из рода Релых клан «Облачного тигра».

– Облачный тигр? – вскинул брови Мак.

– Да, – улыбнулся Макс. – Мы с супругой объединили наши кланы. Клан «Парящего облака» и «Удара тигра». Благодаря объединению, мы получили дополнительный голос в совете кланов, при Императоре и должности при дворе. А на статус послов напросились сами. Хотели мир немного посмотреть, а в итоге...

Макс глубоко затянулся и полез в стол. Спустя пару секунд на столе появился тугой мешочек и большая шкатулка.

– В шкатулке драгоценности, все, что принадлежат мне и супруге. В кошельке – золото. У нас нет больше наличности прямо сейчас, но я могу написать расписку. Назовите сумму и я...

Мак молча открыл шкатулку и немного порывшись извлек интересное колечко. Оно было выполнено в виде змеи которая кусала свой собственный хвост, а вместо глаза был накрепко впаян изумрудный камешек. Несмотря на малый размер, исполнение было очень аккуратным и педантичным. Чешуйка к чешуйке.

Мак примерил его на палец и довольно кивнул.

– Я возьму это, – произнес он, показывая главе клана Релых руку с кольцом. – На память.

– Погодите, а... – непонимающе уставился на него Максимилиан.

– Я ведь тоже умею, – поднимаясь на ноги произнес темный ученик. – Тоже умею любить.

Кивнув на прощание парень направился к выходу.

– Я прикажу открыть портал в Чайку! – произнес ему в спину Макс.

Мак не оборачиваясь благодарно кивнул и махнул рукой.

– Мак! Слышите? Когда вы устанете от всего – приезжайте в наше поместье! Мы всегда будем рады вас видеть! – Мак остановился и повернулся, показав улыбку до ушей, а глава клана продолжил: – Просто так. Отдохнуть и отвлечься. Заглядывайте! Мы просто будем рады вас видеть!

– Обязательно, – кивнул парень и вышел из комнаты, оставив главу клана «Облачный тигр» наедине со своими мыслями.


* * *

Юринай и Мак стояли в порту города Чайка. Галера была на месте, как и скелеты ее охранявшие. В них осталась частичка магии темного ученика, поэтому они не развалились как только на Мака надели ошейник. Однако у трапа их ожидала странная делегация. Во-первых, уперев руки в бока, метая глазами молнии и постукивая ногой их ожидала до боли знакомый друид. О ее настроении и отношении к происходящему свидетельствовало буквально все: и поза, и полыхающие глаза, и даже густые волосы, локоны которых начали шевелиться, словно змеи.

Вторая часть встречающей делегации была более многочисленной. Впереди стоял глава клана «Падающий лист» седовласый мужчина с заостренными ушами, Геулерон, который держал в руках знакомую Маку миску с землей. В импровизированном горшке уже пророс полуметровый росток незнакомого растения.

За спиной Геулерона находилось три стройных девушки. Все три довольно худые, но не лишенные элегантности особы лет двадцати на вид. Каждая с заостренными ушками, длинными волосами и, как показалось Маку, даже со схожими чертами лица.

– Где ты был?!! – с ходу заявила девушка. – Тебя должны были отпустить три дня назад!

Мак устало вздохнул и с прищуром взглянул на взбалмошную особу, а потом перевел взгляд на Геулерона.

– Меня не интересует где ты был, – пожал плечами он, но с ехидной улыбкой добавил: – Но я знаю, где ты проведешь следующие три ночи!

– Папа! – зарычала Левитания.

– Дочь! Это вне добра и зла! Это политика и судьба клана! – заявил он прерывая возмущения дочери. – Тем более, что тебя и твоих дел это никоим образом не касается!

– Но это же...

– Я сказал – тебя и твоих дел это совершенно никак не касается! – с нажимом произнес отец. – Итак, уважаемый темный ученик. Когда вы готовы произвести... сделку?

Мак перевел взгляд с Геулерона на стоящих за его спиной девиц и непроизвольно остановил взгляд на груди той, что стояла слева.

– Если ставить вопрос таким образом, то я думаю, что сегодня буду готов, но как говорили в моей деревне «Сначала товар»!

– Нам это вполне подходит! – улыбнулся глава клана и поспешил ретироваться, на ходу добавив: – Тогда мы вас ждем вечером в заведении «Пестрые паруса»!

Мак проводил взглядом стройных девушек и повернулся к Левитании.

– Я не обязан перед тобой отчитываться! – заявил Мак, как только поймал взгляд друида, готовый испепелить его на месте.

– Ты не обязан, – повторила она, цедя сквозь зубы.

– И я свободный человек! – уже произнес он.

– ...человек, – кивнула она.

Мак обернулся, чтобы найти поддержку у учителя, но того и след простыл. Он уже давно забрался на борт вместе со своим Шкафом и скрылся в нем, сразу поняв, что ему лучше не попадаться под руку.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Геулерон довольно щурился, смотря на магический светильник через свой бокал с красным вином. Он сидел за столом, рядом с кроватью, на которой спокойно во сне сопел Мак. На столе стоял артефакт полога тишины и бутылка из под вина.

На кровати зашевелилось одеяло и показалась обворожительная женская ножка. Секунда, вторая, и девушка заскользила под одеялом рукой по спине спящего темного ученика.

Глава клана с усмешкой наблюдал за тем, как девушка вынырнула из под одеяла и всем телом прильнула к телу темного ученика. Прижавшись к нему грудью, девушка пустила в ход руки, пытаясь нащупать его плоть. При этом она умудрялась отстранятся и дотягиваться губами и языком до его уха, что-то тихо шепча.

— Ночи тебе было мало? – спросил Геулерон.

Девушка вздрогнула от его голоса и испуганно прикрыла грудь одеялом.

— Тебе нечего стеснятся, – улыбнулся Геулерон и пригубил вина из бокала. – Ты прекрасно выглядишь!

Девушка улыбнулась и продолжая прикрываться одеялом встала с кровати и подхватила свои вещи.

— Он выполнил свою часть сделки? — спросил глава клана, внимательно наблюдая за грациозными движениями девушки с пепельным цветом волос.

— Да, — кивнула она.

Отсутствие одеяла и холодок по спине заставили темного ученика проснуться. С просони он сел в кровати и хмуро оглянулся. С одной стороны ему довольно улыбалась стройная длинноногая красотка, а с другой не менее довольно улыбался Геулерон. Мак недоумевающе переводил взгляд с красотки на главу клана «Падающий лист» и обратно.

– Почему она выглядит довольной я помню, – произнес он и повернулся к седовласому. – А вот почему Вы выглядите как кот обожравшийся сметаны?

– Ну, тут все просто, — улыбнулся Геулерон. – Ты свою часть сделки выполнил.

– Ты про это, -- хмыкнул Мак. – Теперь твоя часть сделки. Мне нужна информация.

Геулерон пригубил вина из бокала и кивнул.

– Да, договор есть договор. Что же. Проклятые, – седовласый мужчина поставил бокал на стол и взглянул Маку в глаза. – Начнем с того, что те, кого принято называть проклятыми действительно прокляты. Дед нынешнего императора наложил на них посмертное проклятье. А так как дед был очень непростым магом, то простым проклятьем не обошлось. Да, не смотри так. Это сила крови императоров и бог знает что еще. Несмотря на то, что в роду императоров все сплошь маги света, в корнях этого рода много темных, которые и передали эту силу крови.

– В чем заключается проклятие?

– В том, что все маги, отрекшиеся от своего императора, впадали в спячку, до тех пор, пока их не разбудит темная сила, – седовласый мужчина усмехнулся. – Некоторые говорят тут был какой-то замысел, но мне кажется ему просто не хватило сил отправить всех отрекшихся на тот свет. По идее, оставшиеся верные императору маги, должны были справится с отрекшимися, но...

Глава клана выдержал театральную паузу и разочарованно вздохнул.

– Но среди темных таких не оказалось. А остальным просто не хватило познания в тьме, чтобы отыскать недобитков. И как итог, попрятавшиеся по норам проклятые до сих пор периодически просыпаются. Порой с ними справляются по ходу дела, а порой... это превращается в полномасштабную операцию со сбором небольшой армии.

– Почему проклятые восстали?

– Видишь ли, дедушка нынешнего императора имел одну очень неуместную для императора черту, – пожевав губами он добавил. – Очень он сострадать любил. И не поверишь, на старости лет, начал он сострадать рабам, заемным, залоговым, в общем, всему простому люду. И от широты душевной издал указ, по которому запрещалось этот самый простой люд просто так убивать. Даже если это твоя собственность. Даже если это твоя профессиональная деятельность. Даже если раб сам согласен во благо господина лечь под нож.

Мак тяжело вздохнул.

– Потом, справедливости ради, он еще вдобавок запретил смертоубийство среди магов, грозя карами небесными и личным наказанием. Умел он своей силой выжигать дар. Объяснялось это все военным положением и сложной международной обстановкой, в результате которой назрело сразу две войны. А это не шутки, воевать на два фронта!

– Я так понимаю, убийством ради силы и определенных заклинаний занимались темные маги? – поинтересовался парень.

– Совершенно верно. Именно они устроили заговор, в результате которого стали объявлены вне закона. Затем пошло одно покушение за другим, и в итоге, старичка все же упокоили, но тот проклял всех отступников, а по сути, всех темных магов, ибо в заговоре не участвовали только несмышленые дети с даром. – Геулерон снова пригубил вина, и взглянул через бокал на Мака, любуясь насыщенным рубиновым цветом. – Вот так, из-за стремления одного чудаковатого императора начала разваливаться империя. Много проклятых перебили во время их попытки создать свою республику на границе с империей Сатир, но это больше были средней руки любители, чем профессионалы. Самые сильные и матерые попрятались по норам и стали ждать.

– Чего ждать?

– А вот этого уже никто не знает, но с тех пор, каждый проклятый, проснувшийся от темной силы, пытается отыскать избранного и убить его.

Мак разочарованно вздохнул.

– Собственно, это мне и хотелось бы узнать, – Мак поднялся из-за стола. – Бесполезная вышла сделка...

– Если ты торопишься и считаешь, что услышал все – я тебя не задерживаю, – улыбнулся седовласый глава клана. – Но если все же решишь дослушать...

Парень поджал губы и неохотно сел обратно на свое место.

– Допросом проклятых, как и изучением оставшихся от них документов, занимался орден «Белоснежная роза». Достоверная информация об этом находится у них. Доподлинно известно то, что пророком, предсказывающим появление избранного, был Уринай. Один из величайших ученых того времени. – Заметив вскинутые брови ученика, глава клана «Падающий лист» усмехнулся. – А ты не знал? Уринай был очень талантливым проклятым.

– Погодите, а как же запрещённые техники? А как же...

– Это было уже потом. Когда начали выяснять откуда столько безумной фанатичности оказалось у проклятых, – отмахнулся геулерон. – И от греха подальше запретили все техники, необратимо меняющие сознание мага.

– И много таких набралось?

– Достоверно не известно, но ходил слух, что у каждого клана, имеющего собственную школу магии имелась в загашнике по одной, а иногда и несколько таких техник.

– Прямо уж у каждого? – недоверчиво спросил Мак.

– У каждого, – хмыкнул в ответ седовласый. – Даже у нас было четыре.

– Было? – недоверчиво произнес Мак.

– Пока что было, – ехидно ответил Геулерон. – Но это все в прошлом. От всей этой дурно пахнущей истории остались только предсказания об избранном, который снимет проклятье, и спрятавшиеся по норам черные маги вылезут на свет божий. Остались еще некоторые их наработки, но они больше похожи на отдельные дневники. Ничего конкретного.

– Проклятые, у них был свой клан?

– Нет, – сморщился Геулерон. – Это были выходцы из разных кланов. Некоторые и не подозревали, что темные маги, которых взрастил клан, оказались на стороне проклятых.

Мак достал из кармана медальон, который получил с последней встречи с отрекшимися. Он нахмурился припоминая имя и спросил:

– Как звали проклятого в вашем клане?

Седовласый мужчина мгновенно побледнел и с тщательно скрываемым ужасом уставился на медальон.

– Откуда у тебя это?

– Недавно, я чуть было не отправился на тот свет, – начал пояснять Мак, вертя в руках медальон. – Но меня пощадил один проклятый. Ты знаешь как его звали?

– Где Вы его видели и как... как тебе удалось уйти? – не спуская взгляда с побрякушки в руках парня произнес Геулерон.

– Он отдал мне ее сам, сказал отдать тем, кто назовет его имя. – Пожал плечами Мак. – И я не ушел. Он меня отпустил.

Глава клана аккуратно протянул руку, чтобы взять медальон, но Мак сжал его в руке, не собираясь с ним просто так прощаться.

– Как его звали?

– Саалток «Темный дух», – с трепетом произнес седовласый. – Легенда, позор, и самое большое достижение клана. Последний темный маг клана «Падающий лист»... Заклинатель духов, некромант и самый мудрый глава. Ни до него, ни после него, наш клан не был столь могущественен, как при нем.

Геулерон просительно протянул руку к кулаку Мака.

– Это не артефакт, это медальон главы клана. – парень расслабил кулак и в руки трепещущему от прикосновения к истории мужчине скользнула клановая реликвия. Седовласый осторожно положил ее на ладонь и аккуратно провернул верхнюю часть. Медальон раскрылся, представив внутри стопку тонких металлических пластинок. – Это летопись клана. Это знак основателя – Лист Империи. Это знаки его потомков...

С трепетом перебирая металлические пластинки с гравировкой, глава клана шептал имена глав, порой что-то комментировал, но в итоге все же дошел до знака самого Саалтока. Он аккуратно подцепил его ногтями и вздохнул:

– Больше этот медальон никто не носил...

Тут его взгляд упал на оставшиеся внутри медальона пластинки. Он аккуратно начал брать одну за другой и выкладывать на стол, шепотом проговаривая имена. Последней была табличка с голубым плющом. Положив ее на стол, он сглотнул и произнес:

– Геулерон Сильера, нынешний глава клана «Падающий лист». – Седовласый откинулся на спинку кресла и с грустной улыбкой добавил: – Он нас не бросил. Он наблюдал и все знал...

– Ты сказал не все, – произнес Мак, глядя на задумчиво рассматривающего металлические пластинки главу клана.

– Я не знаю всего, – пожал плечами Геулерон. – Говорят, когда убили императора, он просто исчез. Без предупреждений и сборов. Просто исчез...

Мак молча кивнул и встал.

– Я ожидал другого, но думаю, большего я от вас не услышу. – парень направился к двери, но не успел он сделать несколько шагов, как в спину прозвучал вопрос полный надежды:

– Он говорил что-то о нас?

– Нет.

– Хотя бы что-нибудь?

– Он взял с меня обещание позвать его, как только я решу умереть! – не оборачиваясь произнес Мак и, когда уже почти покинул комнату, услышал возглас в спину:

– Никто на самом деле не знает, что случилось! Слышишь? Не все проклятые были предателями!


* * *

Да, их можно назвать эльфийками, с точки зрения моего мира. Длинные ушки и белоснежная кожа, голубые глаза и волосы цвета от сухой соломы до пепельного цвета. По всем критериям моего бывшего мира – однозначно эльфийки. Как потом выяснилось, они действительно были сестрами. Потрясающие, красивые, стройные и привлекательные девушки оказались дьявольски ненасытными. И это меня серьезно вымотало. Мне всегда хватало супруги. Та страсть и тяга друг к другу, порой переходили границы даже для женатых. Несмотря на несколько лет супружеской жизни, порой мы вытворяли очень... спорные выходки. Я с теплом на душе вспоминаю то время и надеюсь, что когда-нибудь я смогу вернуться.

Однако то, что мне предстояло выполнить здесь, с этими девушками, почему-то воспринималось мной как механическая работа. Да, приятная, с красивыми девушками, но не более. Не было даже намека на ту страсть, с которой мы рвали нижнее белье и простыни. Вспоминая самые приятные моменты с супругой, почему-то вспомнил торговку Лину.

А еще Левитания. Честно, я неоднократно ловил себя на мысли, что очень сильно сглупил, когда согласился стать ее «временной нянькой». Мало того, что это несносное создание постоянно совало свой нос и пыталась всем навязать свое мнение, так еще она спала всего по четыре часа в сутки и считала всех сонями, о чем незамедлительно сообщала. На рассвете. Каждый день. И мычание в ответ ее абсолютно не устраивало.

А еще ее навязчивое чувство собственности. Непонятно с какого момента я стал ее собственностью и она решила, что может решать с кем, когда и где мне спать, что есть, как одеваться и какие заклинания мне можно применять, а какие нет.

На третьи сутки, нашего с ней общения у нас состоялся скандал. По утру он повторился, и это наконец возымело эффект. Левитания начала придерживать язык. Ее приказы превратились в настойчивые советы. Я, воодушевленный прогрессом решил, что на правильном пути. Поэтому встал на тропу «Бей женщину ее же оружием»! Теперь, на каждый ее выпад или настойчивый совет я отвечал ей укором ее безграмотности. Это оказалось ее единственным больным местом.

А еще, каждый день появлялась новая работа. Все чаще приходилось помогать Юринаю с темными артефактами, еще чаще меня приглашали на тяжелые гнойные раны, но несмотря на отсутствие свободного времени я умудрялся продолжать свою работу с систематикой. Тетради становились толще от вкладок и вставленных листочков, появлялись новые тетради, но самое главное – росла моя уверенность в правильности моего пути. Особенно после того, как мои теоретические выкладки и расчеты неожиданно привели к практическим результатам.

Я мог увидеть себя в будущем темным артефактором. Мог представить себя отличным темным лекарем. Я смутно, но все же мог представить себя боевым темным магом, не гнушающимся ни некромантией, ни заклинаниями бездны. Но никогда, честное слово, никогда я не мог себя представить...


* * *

Юринай поправил специальные очки с держателем для лупы и подхватил маленьким пинцетом чистейший бриллиант. Он аккуратно поднес его к миске, в которую по каплям стекала сила с руки Мака.

Старичок опустил камень в темную силу, а второй рукой перевернул песочные часы.

– Две минуты и мы закончим, – спокойным голосом произнес мастер-артефактор. – У тебя сегодня еще есть планы?

– Особых нет, – пожал плечами Мак. – Хотел зайти в лавку на набережной.

– М-м-м-м? – вскинул брови старичок. – Что-то ты зачастил туда. Дай-ка угадаю. Ты к Лане собрался?

– Да, она собирает для меня заказы на лечение и обещала подкинуть хорошую работенку...

– А только ли в работе дело? – спросил старик и скосил взгляд на ученика. – Видел я ту Лану. Цветет и пахнет! А еще и одинокая...

– Время, – напомнил ученик, кивнув на песочные часы, в которых закончился песок.

Старичок тут же достал камень из концентрированной темной силы и развернулся к другому столу, где принялся устанавливать его в специальный держатель.

– Я еще нужен? – спросил Мак.

– Если только ты сможешь забрать с собой свое недоразумение, – буркнул Юринай, не отвлекаясь от своего дела.

– Нет уж, на сегодня у меня лимит терпения этой особы исчерпан, – сразу открестился ученик.

– Тогда думай чем ее занять завтра, – усмехнулся старичок.

Мак неохотно кивнул и вышел, а мастер устало оглядел законченную работу и потянулся. Когда его взгляд мазнул по потолку, то обнаружил на нем вполне себе настоящий зеленый росток с листочком.

– Это что? – непонимающе пробормотал он и сняв очки и прищурившись начал следить взглядом за побегом который тянулся через весь потолок, разветвлялся и уходил самым толстым концом в комнату, которую выделили наглой девушке.

– Левитания Сильера! – громко произнес старичок. – Извольте объясниться!


* * *

Мак стоял на палубе корабля в боевой стойке. С правого кулака, покрытого черной густой слизью, стекала темная сила. Она была настолько сконцентрирована, что взмахни парень рукой и отпусти ее, от соседнего причала и небольшой шхуны мало бы что осталось.

Перед ним, на палубе стояла парочка послушников ордена белоснежной розы, а за их спинами находился судья, взявший с него клятву, перед тем как отправить его порталом.

– Я бы не накалял ситуацию, – произнес молодой парень. – Просто так судьи к ученикам мага не ходят.

– Для начала, вам бы не помешало представиться, – как можно вежливее произнес ученик, пряча волнение глубоко в внутрь.

– В ордене у судей нет имени, – разводит руками молодой судья. – Но для удобства можешь называть меня Шестым. И я уже представлялся перед отправкой.

– Шестым? – смутился парень.

– Это мой номер в империи, – пожал плечами молодой судья. – Так проще разобраться, кто из нас вынес приговор.

– И что вам здесь надо? – настороженно поинтересовался Мак.

– Помнится, вы хотели учится, – поджав губы произнес Шестой. – У вас появился отличный шанс.

— Я, пожалуй, воздержусь, — произнес ученик и сделал шаг назад.

— Я достаточно хорошо познакомился с вашим орденом. Я бы даже сказал

слишком хорошо...

— А вот мы, недостаточно, — улыбнулся судья. — У одного из наших

следователей возникли проблемы в процессе расследования. И эти трудности

не решить без вашей помощи.

— А зовут вашего следователя, случаем, не Сит?

— Сит больше не является следователем города Чайка, — вздохнул Шестой.

— следователя зовут Родгаст. Вам говорит о чем-нибудь это имя?

— Нет, — пожал плечами Мак.

— Один из лучших мракоборцев империи, между прочим, — как бы невзначай

произес судья. — И у вас есть возможность поработать с ним бок о бок.

— Мне надо подумать, — взволнованно произнес темный ученик. — У меня,

между прочим, обязательства. Я же ученик...

— Ваш учитель уже в курсе и не видит никаких преград, — с улыбкой

объявил судья. — У Вас пятнадцать секунд на раздумья.

— Хорошо, — сморщившись от наглости судьи произнес Мак. — Когда

необходимо приступить?

— Вчера, — пожал плечами судья. — Приступить было необходимо ещё вчера.

Поэтому, прошу Вас, не мешкайте. Берите все необходимое и отправляйтесь

в резиденцию ордена. Вас будет ожидать следователь Родгаст.

— Впервые слышу о таком,— сморщился Мак.

— Не теряй времени. — вздохнул судья. — С каждым годом он становится все

сварливее и сварливее.

Судья развернулся и пошел по трапу на пристань, за ним последовали

телохранители. Ученик проводил его тяжелым взглядом и недовольно буркнул

вслед:

— Не было печали...


* * *

Темный ученик находился не в лучшем расположении духа. Мало того, что

информация, полученная от Геулерона оказалась очень похожей

на официальную версию, так еще по жаре пришлось идти в резиденцию ордена.

Белоснежная вилла в три этажа встретила его недружелюбно. Внутрь его

не пустили, оставив под солнцем, а в добавок еще и промариновали под

дверью, на невыносимой жаре около часа. Когда парень был готов бросить

все и вернуться в прохладные, хотя и шумные благодаря одному друиду,

апартаменты в шкафу, из двери показалось перекошенное лицо.

Огромный шрам начинающийся на нижней губе, и пересекающий скулу, словно

вдавил часть черепа внутрь. Правый глаз был полузакрыт, но еще двигался.

— Ученик «Старого Мастера»? — поинтересовалась кривая морда.

— Он самый, — кивнул Мак.

— Иди за мной, — произнес он и скрылся за дверью.

Темный ученик вошел внутрь и сделал пару шагов, почти наткнувшись

на сгорбленного калеку. Хозяин перекошенного лица не имел правой кисти,

зато имел огромный горб, который гнул его к земле и вынуждал

пользоваться палочкой. Судьба словно решила поиздеваться над беднягой,

сделав одну ногу короче другой, отчего бедолага жутко хромал.

Мак от такого зрелища сморщился, но калека оказался довольно проворным

и не плелся по коридору а довольно споро и своеобразно переваливался,

ведя парня в маленький дальний кабинет.

— Говорят, тут была кладовка до моего приезда, — произносит горбун

открывая перед Маком дверь. — Но я не притязателен. Мне очень редко,

когда нужен кабинет.

Мак молча зашел в небольшую комнатушку, в которую смогли втиснуть всего

один стол, стул и узкий шкаф.

— Садись, у нас есть о чем поговорить, — кивнул он ученику, устраиваясь

поудобнее. Взглянув на севшего парня, а для этого ему было необходимо

выгнуть шею на бок, он спросил: — Я вижу, у тебя есть что спросить?

— Есть, — кивнул Мак, — Как долго тебя лечили? Ты ведь не всегда был таким?

— Да, в тебе определенно есть целительский дар, — улыбнулся горбун.

— Сразу заметил, да?

— Я много видел, и то что случилось с тобой — не похоже ни на одну

известную мне болезнь детей. Дети с уродствами выглядят совсем

по другому. К тому же, на твоем лице шрам.

— Обычно люди потеют и трясутся, сидя у меня на стуле, — задумчиво

произносит Родгаз. — Они молят, угрожают, молчат, ненавидят, были такие,

что пытались даже соблазнить. Но ни одна живая душа у меня в кабинете

не пыталась понять мои раны.

— Это похвала?

— Скорее наоборот, — дернул щекой калека. — Я предпочитаю говорить

по делу. Что ты умеешь и как далеко зашел в изучении магии?

— Я готов явиться на экзамен для подмастерья, — пожал плечами ученик.

— Довольно глубоко продвинулся в ритуалистике и лечении гнойных ран.

— Про это я уже зна


убрать рекламу




убрать рекламу



ю, — кивнул он. — Клан «Облачный тигр». В узких

кругах твое имя стало нарицательным. «Окунуть головой в дерьмо, как

Темный — макнул целителей клана тигров».

Мак невольно улыбнулся такому сравнению, но все же поспешил предупредить:

— Мне очень повезло, со временем, и наличием сил у Юлианны для того,

чтобы пережить лечение. Методика очень спорная...

— Но рабочая, — закончил за него горбун. — Меня больше интересуют твои

познания в поисковых заклинаниях и в некромантии.

— Не особо углублялся, но пяток поисковых заклинаний знаю.

С некромантией лучше. Ожившие мертвецы, големы плоти, темные твари,

и призраки. В разных вариациях.

Родгаз изобразил улыбку и кивнув произнес:

— Мало, но лучше, чем могло быть. — калека залез в ящик стола и выудил

оттуда папку, обернутую черной кожей. Из нее достал кусок материи

и протянул ее Маку.

— Что ты знаешь об этом рисунке?

Мак сидел и угрюмо смотрел на точную копию гравировки на его молоте,

который он хранил у себя в комнате в шкафу.

— Эмблема бога Амор. Вера в которого возникла среди северян. Слышал, что

проклятые ее использовали и часто изображали на своих предметах.

— коротко ответил парень о своих познаниях демона.

— По всем нашим выкладкам это не бог, — хмыкнул калека. — В лучшем

случае, это самый обычный демон. В худшем — высший демон.

Мак тут же подобрался и с прищуром спросил:

— Если это не бог, то его можно убить?

— Все возможно, — хохотнул собеседник. — Но это так. Домыслы. А теперь

взгляни на это.

Калека протянул ему еще один кусок ткани, на котором был изображен баран

с удлиненной мордой и торчащими из под нижней губы клыками.

— Я раньше не видел подобных изображений, — нахмурился парень.

— Это Зэкхан. Его изображение частенько мелькает у мелких племен, как

покровитель кровной мести, ночи и хитрых ловушек. В последнее время стал

довольно популярным объектом для поклонения среди воровского отребья,

и прочих отбросов.

— А в чем, собственно, дело? — не понял смысла показа картинок Мак.

— Мне нужно, чтобы ты точно определил, есть ли в городе поклонники этих

демонов или нет, — произнес тоном, не терпящим отказа калека. — Это

нужно сделать сегодня. Еще у нас будет парочка трупов вечером. На этом все.

— А как же... — открыл рот Мак.

— Да! У нас темных магов в штате нет, по этому закупка всех

принадлежностей и ингредиентов на тебе. Если потребуются расходы сверх

этой суммы, то можешь показывать этот перстень и прикладывать его как

печать к распискам. — горбун протянул ему звякнувший металлом мешочек

и положил на стол кольцо.

— А где мне...

— Работать можешь в допросной, в подвале. Если надо будет что-то

из инструментов, найди Фабила. Он может достать или заказать практически

что угодно. Это только для пользования в ордене! — калека с трудом

поднялся на ноги и добавил: — Время не терпит...


* * *

Мак невольно сморщился. Пыточная оказалась большим залом с множеством

приспособ для доставки мучений и боли подозреваемым. Парню ударило в нос

эманациями боли, ощущающихся как противный запах недельных носков.

Пол был каменный, относительно ровный, поэтому проблем с построением

рисунка ритуала не возникло. Стараясь закончить как можно быстрее,

он выбрал несколько простых ритуалов. Первый определял магию, а второй

искал ее в окрестностях. Ни на одном куске ткани не удалось обнаружить

магии, а отсюда вытекало, что и искать нечего. Это был самый обычный

рисунок. Но одно допущение Мак все же сделал. Он уговорил сам себя, что

данный кусок ткани может иметь остаточные следы магии, которые

обнаружить не хватает сил.

— Пожалуйста! Умоляю! Не надо! — раздался крик из коридора. В пыточной

появился огромный, даже по сравнению с Маком, верзила. Он был одет

в штаны из мешковины и кожаный фартук на голое тело. А лицо... лицо Мак

узнал бы из тысячи. Характерное лицо дауна, болезни образующейся из-за

неправильного расхождения хромосом. Глубоко и широко посаженные глаза,

нос картошкой и огромный язык, не помещающийся во рту, из-за чего такие

как он, сразу бросались в глаза.

— Умоляю! Не надо! — захлебываясь в слезах молила женщина в разорванном

платье, однако огромный детина был непреклонен.

Он протащил ее почти через весь зал, мазнув взглядом по ученику, закинул

на специальный стол, где фиксировались руки и ноги стальными скобами.

Закрепив жертву, бугай взял с полки тиски и принялся закреплять

их у правой руки, так, чтобы было удобнее зажимать ими пальцы. Все это

происходило под мольбы женщины и спокойное деловое молчание огромного

верзилы.

Стоило ему закрепить тиски и приступить к делу, мольбы женщины

превратились в истошный крик. Верзила ничего не спрашивал, не объяснял

и вообще не разговаривал, планомерно, медленно и с холодным спокойствием

дробил суставы.

Мак старался не обращать на происходящее внимание, и сосредоточиться

на мысли о том, как опознать остаточные следы в рисунках.

Пытки прервал Родгаз, влетевший в в пыточную на всех парах.

С раскрасневшимся лицом и сиплым дыханием.

— Ты не переусердствовал, Борт? — спросил он подойдя к женщине, которая

застыла в немом крике, не в силах набрать воздух в грудь для истошного рева.

Верзила аккуратно ослабил тиски, и в этот момент, женщина резко набрала

полную грудь воздуха и истошно закричала. Горбун терпеливо подождал,

пока та вновь начнет набирать воздух в грудь и кивнул Борту. Тот, поняв

все без слов, быстро и сноровисто вставил ей кляп в рот.

— Ты ведь хочешь, чтобы это закончилось? — спокойно произнес карлик,

доставая артефакт из внутреннего кармана. — Все закончится быстро.

Ты просто встанешь и уйдешь отсюда.

Пока карлик пытался начать разговор с жертвой, здоровяк пододвинул

столик и начал выкладывать на него острые предметы, которые у Мака

ассоциировались с хирургическими инструментами. По крайней мере,

с десяток он бы точно смог назвать.

— Ну же, всего пара имен и все кончится, — карлик продолжал ласкать слух

спокойным и мягким голосом. Он извлек из внутреннего кармана артефакт

в виде золотого медальона и положил его на лоб женщины. — Та мгновенно

успокоилась и начала размеренно дышать. Выдернув кляп, он спокойно задал

вопрос: — Откуда у тебя «Услада богов»?

— Он привез ее из последнего похода. Я не знала, что это была она.

А потом он рассказал мне и заставил меня ее...

— Кто он? — с нажимом произнес Родгаз.

— Он — это... — тело девушки неестественно выгнулось.

— Печать «Девятого»! — громко произнес горбун разрывая платье на груди

у женщины. Ровно в середине груди, на коже начал проявляться круг

из букв на незнакомом языке.

Борт действовал стремительно. за считанные секунды аккуратно, по самому

краю, срезал живую кожу с печатью и отшвырнул в сторону. Затем ухватил

небольшой топорик и принялся подрубать ребра. Когда здоровяк отбросил

в сторону грудину еще живой женщины, у которой билось сердце, Мак

недовольно сморщился. Здоровяк действовал быстро, кроваво, но очень

эффективно. В итоге, в специальный лоток, на столик у Борта упало еще

сокращающееся сердце женщины. Однако, даже с первого взгляда было

понятно, что с ним что-то не так. Из него торчали узнаваемые косточки

фаланг кистей.

Мак с интересом приблизился. В раковине было не просто странное сердце,

а сердце, сжатое костяной рукой.

— Никогда не видел таких заклинаний? — хмыкнул калека. — Ты про такое

даже в библиотеке императора не найдешь.

— Почему? Интересная ведь техника! — пожал плечами Мак.

— Так умеют только на черном континенте, и пара сект у нас, в Антолии —

поджал губы коротышка.

— Это вшивается? Они собирали артефакт на живом сердце?

— Никто не знает, но после ритуала, у тебя в груди появляется костяная

рука, которая в любой момент может сжаться, отправив доносчика на тот

свет. — пожал плечами горбун.

— А может, вернуть ее с того света и нормально допросить? — спросил ученик.

— Печать девятого ставится не только на тело, но и на его душу!

Ты хочешь призвать неуправляемого зомби? Или не подконтрольного духа?

Мак поежился, но вынужден был согласиться.

— Борт, убери ее отсюда и принеси тех двоих, что мы добыли сегодня, —

скомандовал калека. Великан кивнул и принялся освобождать труп женщины,

а Родгаз принялся пояснять: — Печать девятого после смерти, создает

темную тварь, которая начинает убивать все живое рядом с собой. Тут,

главное, успеть вытащить сердце. А «Услада богов» — это эликсир,

привезенный с черного континента. Жуткая и гремучая смесь, превращающая

обычного мага — в повелителя стихий, а человека в бессмертное существо.

Правда всего на несколько минут. Но беда в том, что оно еще приносит

настолько сильное удовольствие, что большинство впадают в экстаз

и оцепенение на все время действия. Редко, когда кто-то может

элементарно связно говорить под его действием.

— К нему привыкают, так? — нахмурился Мак.

— К нему не просто привыкают, — хмыкнул калека. — Ради него многие

попробовавшие готовы продать своих матерей, собственное тело и даже душу.

— Это присказка такая? Я не...

— Это не присказка. На моих глазах, человек прикованный ногой к стене,

пытался освободится, чтобы добраться до «Услады богов» у противоположной

стены. Я собственными глазами это видел! Человек! Человек отгрыз себе

ногу. — горбун изогнул шею, чтобы взглянуть на Мака. — Это не шутки.

Услада погубила немало талантливых магов. В империи Антолия, если у тебя

найдут Усладу — казнят. Тех, кто ее когда-либо пробовал не берут

ни на одну должность, они по умолчанию считаются врагами империи.

Спустя несколько минут, здоровяк вернулся с двумя трупами, которые тащил

за ноги. Он подтащил их прямо к Маку.

— Каждый случай появления Услады в Империи расследуется досконально.

— продолжал пояснять горбун. — И то, что нам удалось изъять крупную

партию, многих переполошило. Нам необходимо выяснить кто, зачем и каким

образом притащил эту дрянь к нам.

— Что будем делать с трупами? — кивнул Мак. — Поднимать?

— Поднимать, — кивнул Родгаз. — Только сначала надо проверить есть

на них печать или нет.

— Что за печать? Я про такое не слышал, — начиная чертить рисунок

поинтересовался Мак.

— Печать девятого, не признанного бога, — хмыкнул горбун. — Да, есть

бредовая легенда, по которой один темный маг приобрел настолько много

силы и знаний, что возомнил себя богом. Нашлось немало последователей,

которые его таковым и считали. Маг был очень талантливым и оставил много

трудов...

Мак прервался и поднял взгляд на следователя.

— Его звали Уринай? — спросил парень.

Родгаз криво улыбнулся, и с усмешкой произнес:

— Нет, но близко! Ты не такой увалень, каким кажешься. Откуда ты слышал

о нем?

— «Шаги Уриная», — пожал плечами Мак. Заметив вскинутые брови калеки,

он нехотя добавил. — Я сделал два.

Калека мгновенно переменился в лице.

— У меня были проблемы с силой, — попытался объяснить ученик. — Нужно

было быстро их решить и...

— И теперь у тебя снова проблемы с силой, — дернул щекой калека.

— Только уже другие. Кто проводил ритуал?

— Мой учитель.

— Твой учитель безумный идиот, если решил это сделать с тобой, — Родгаз

принялся наматывать круги вокруг Мака и продолжил рассказывать. — Первые

три шага направлены на создание мощного энергетического каркаса.

Следующие два направлены на обучение манипулированием малых потоков

силы. После этого, идет принятие силы стихии. Человек учится слушать

свою стихию. О последующих шагах я, к сожалению, ничего не знаю,

но четвертый и пятый шаг — это не ритуалы. Это техники, которые должны

достигнуть определенного уровня.

— А где эти техники... — начал былом Мак, но его оборвал горбун.

— В архиве ордена есть подробное описание этих техник, но тебя туда

не пустят. Ты не являешься членом ордена. — видя нахмуренный взгляд

парня он добавил: — Вот когда ты станешь полноправным членом ордена —

пожалуйста. Но для этого тебе надо стать хотя бы подмастерьем. А пока,

я могу лишь рекомендовать.

— Что, например?

— Можно взять артефактные кандалы из запасников наших тюрем. Там есть

ошейники и кандалы на руки. — Видя как перекосилось лицо парня, калека

с усмешкой добавил. — Если их немного подправить, то они будут

блокировать только часть силы. Получится своеобразный «кран» для силы.

Благодаря этому, уже можно заниматься построением мелких и точных

ритуалов или заклинаний. Но ты должен понимать, что это костыли, не более.

Мак задумчиво оглядел рисунок и поднял взгляд на следователя.

— Сколько будут стоить эти кандалы и кто их может продать? — спросил Мак.

— Инвентарь ордена не продается, но пока ты работаешь со мной — думаю,

проблем не возникнет, — Родгаз кивнул в сторону трупа, уложенного

в рисунке особым образом. — Прежде чем начать, загляни ему в глаза.

Мак подошел к трупу и оттянул веки.

— Видишь черные круги внутри, там, где начинается мясо удерживающее глаз?

— Нет.

— Значит можно начинать, — кивает калека.

Мак активировал рисунок. Тело изогнулось, а потом пошло мелкой дрожью.

Спустя несколько секунд, труп мужчины свернулся калачиком, а еще через

две, глубоко вздохнул, открывая глаза и принимая сидячее положение.

— Назовись! — спокойно приказал Мак.

— Мистель Авада. — прохрипел мужчина.

Мак перевел взгляд на следователя. тот сразу смекнул и принялся шепотом

произносить вопросы, которые тут же громко повторял Мак.

— Ты пробовал «Усладу богов»?

— Да.

— Где ты ее взял в последний раз?

— Анна, хозяйка портового борделя «Попутный ветер», дала мне его.

— Сколько ты за него заплатил?

— У меня не было денег. Я его заработал.

— Какую работу ты выполнял?

— Я должен был найти людей, чтобы убить молодого парня.

— Кто был этот парень?

— Я не знаю. Нужно было трое человек, чтобы он был мертв. Анна сказала,

что он большой и сильный.

— Что было обещано этим троим?

— По сотне золотом, если они справятся.

— Где и когда должно было произойти убийство?

— Я не знаю.

— Ты нашел тех, кто должен был убить этого парня?

— Да. Я договорился с Манкой. Он обещал троих надежных парней.

— Кто такой Манка?

— Он следит за порядком у отребья, на лысой скале, у входа в порт.

— Как его найти?

— Никак. Он сам всегда находит тех, кто ему нужен.

— Он живет на лысой скале?

— Нет, говорят он живет в городе, но кто он и как выглядит, никто не знает.

Воцарилась пауза. Мак ждал вопроса от горбуна, а тот не спешил

с ответом, раздумывая над сложившейся ситуацией. Тут один

из металлических штырей, который был установлен в ключевом месте, начал

потрескивать. Ритуал был перекачан силой и даже специальный металл

не мог выдерживать подобного обращения.

— Время, — произнес Мак. — Ритуал сейчас может выйти из строя.

Заметив треск, калека махнул рукой.

— Отпускай его. Надо подумать, что делать дальше.

Мак отпустил мертвеца, который тут же кулем рухнул на пол и подошел

к раскаленному металлическому штырю.

— Надо что-то с этим делать. — задумчиво произнес Мак.

Горбун, тем временем, подошел ко второму трупу и оттянув веки заглянул

тому в мутные глазницы.

— Иди сюда, — подозвал его Родгаз. Когда Мак оказался рядом, тот указал

на черную полоску, которая оказалась вокруг места прикрепления глаза

к орбите мышцами. — Я говорил про про эту полоску девятого. Если видишь

мертвеца с такой полоской — десять раз подумай, прежде чем с ним

работать. Поднимешь его — и у тебя начнутся проблемы с безумно голодным

мертвецом. Запомнил? Хорошо.

Калека в задумчивости начал вращать между пальцами артефакт, который

использовал на девушке под пытками.

— Надо хорошенько продумать план, иначе мы рискуем упустить всех, —

пробормотал он себе под нос. — И беда даже не в том, что у нас «Услада

богов» в городе. Беда в том, что мы не знаем даже, кто ее тащит к нам.

Или это инициатива не в меру жадных торговцев, или это продуманный план

со стороны соседей.

— Хозяйка борделя? — почесал затылок Мак.

— Это ее сердце в тазу лежит, — коротко кивнул горбун и начал нарезать

круги вокруг ученика. — Кроме нее ни у одного человека, уличенного

в связи с «Усладой богов» не было даже намека на какую-нибудь секту или

темный ритуал. А это наталкивает на мысль, что эту дрянь приперли к нам

от соседей.

— Устроить обыск в порту?

— Бессмысленно и перепугаем всех капитанов. — Видя непонимание на лице

Мака, он объяснил: — Услада — это не тонна зерна. Ее спрятать можно

очень хорошо. А торговый корабль без тайников — это как чайка без

крыльев! Давай еще раз, с начала. Что ты понял из моего рассказа?

— Из того, что я услышал — в городе есть услада. Наркотик есть

у нескольких человек, которые ее хранят. Между собой они иногда

рассчитываются этой усладой. А если они так делают, то скорее всего, они

ее потребляют. Эти люди прекрасно знают, что при обнаружении наркоты

их казнят. Вдобавок, часть из этих людей имеют вокруг сердца костяшки,

которые при малейшем разглашении информации отправят их на тот свет.

У меня пока только один вывод.

— Какой же? — выворачивает голову карлик.

— Их отправили с каким-то точным заданием. Будь это торговцы — уже

давно бы сбросили товар и унесли ноги.

— Может, это местные торгаши?

— Местные дома так рисковать не стали бы. К тому же, зачем торгашам

костяная рука на сердце?

— А ты очень смышленый, — поджав губы произнес Родгаз. — Я, честно,

ожидал недалекого здоровяка, думающего только о количестве силы и бабах.

Ты меня просто радуешь!

— Спасибо, — улыбнулся парень. — Однако, что дальше?

— А дальше мы начнем искать убийц, — усмехнулся следователь и окинул

Мака странным взглядом и добавил: — Убийц одного здоровяка.

— Вы хотели сказать, вы идете искать, — поправил Мак.

— Нет. Мы. Именно мы!

— И как вы себе это представляете? — со вздохом произнес Мак.

— Я в следователи не записывался!

— А тебе и не надо, — улыбнулся калека. — Ты темный маг? Вот своим делом

и будешь заниматься.

— В каком смысле?

— Сегодня будет много боли и трупов, — вздохнул горбун. — Хорошо бы

за ночь управиться.


* * *

Мак только вышел к причалу, где стояла галера, и тут же услышал голос

от которого у него задергался глаз.

— Где тебя носило?!! Ты снова ночевал где попало?

— Господи, — начал массировать виски Мак. — Вот только тебя сейчас

не хватало!

— Что ты там бубнишь? — продолжала тараторить девушка стоя у трапа

и уперев руки в бока.

— Добре утро, говорю, — буркнул Мак. — И прекращай орать на всю набережную!

— С чего это ты решил, что можешь меня затыкать? — возмутилась друид.

— А с чего ты решила, что имеешь право прилюдно меня отчитывать? — начал

заводиться парень. — Я тебе кто? Сват? Брат? Сын?

Девушка начала хватать ртом воздух.

— То, что я обязал тебя закончить магический университет в столице

не значит, что я должен тебе отчитываться о своих делах. — Произнес

он глядя красными от недосыпа глазами на девчонку. — Да, и ты не думала

о том, что тебе необходимо подыскать себе собственное жилье? Лимит

гостеприимства заканчивается...

— У меня договор с твоим учителем. Я снимаю у него комнату! — довольно

произнесла девушка.

— И сколько он взял с тебя за съем? — удивился Мак поднимаясь по трапу.

— Два стандартных кристалла магии жизни, — произнесла друид.

Мак устало хмыкнул и прошел мимо нее, сразу направляясь к шкафу,

стоящему на палубе.

— Что же, мне меньше работы.

— Эй! Ты куда собрался? Я с тобой не договорила!

— С традесканцией поговори, — отмахнулся темный ученик. — А то она

у тебя завяла и сдохла!

Не слушая дальнейшие возмущения, парень скрылся в шкафу. Молча махнув

учителю, он едва волоча ноги доплелся до своей комнаты. Перед тем как

провалиться в заслуженный сон, он успел только сгрести тетрадки

со своими выкладками и пару отложенных на потом книг в сумку.


* * *

Мак стоял у широкого стола, на котором были разложены кандалы, ошейники

и цепи с крупными тяжелыми звеньями, размером с кулак. Парень обводил

взглядом выданный на время инвентарь и задумчиво бормотал под нос.

— Нет, в принципе, логично, — он взял в руки наручник из металла, покрый

зеленым налетом и присоединил к нему несколько колец. — По идее, этого

должно хватить.

Мак надел этот наручник себе на руку и вытянул ее в сторону, стараясь

наполнить силой. Эффект был очень слабым. Маку так и не удалось сгустить

силу до такой степени, чтобы та выступила сквозь поры на кожу. Для

эксперимента, он убрал одно кольцо и попробовал снова. Силы вышло больше.

— Регулируем числом колец, значит, — пробормотал парень и принялся

собирать второй наручник. Итог вышел немного неожиданным. Правая рука

потребовала на одно кольцо больше чем левая.

Мак успел собрать второй наручник и принялся проверять их на деле.

Сначала, он попробовал призвать огонь, но вместо огромного полыхающего

пламени, на его руках едва заметно колебался огонек. Затем, парень

попробовал старый прием с хлопком. Но вместо тьмы, наполняющей всю

комнату, он добился лишь легких следов, словно он золу с руки сдул.

— Потрясающе, — улыбнулся темный ученик и полез в сумку со своими

тетрадями, за которыми пришлось сходить на корабль. — Теперь можно

попробовать кое-что интересное!

Мак открыл тетрадь на закладке и внимательно перечитал пару страниц.

Затем он развернулся и глазами выбрал цель в дальнем углу пыточной

комнаты. Ей оказалась странная клетка с шипами, обращенными во внутрь.

— Так... сосредоточиться... — парень встряхнул руками, отчего наручники

противно звякнули. — Поехали!

Мак отвел руки вниз и в стороны, сжал кулаки, а затем, постепенно

наполняя их силой, вытянул вперед. Из рук, в сторону клетки метнулся

поток, который тянулся вперед, к цели. Черная блестящая сила расширялась

на конце, словно его что-то надувало изнутри.

Вдруг, из пузыря вытянулась рука, за ней еще одна, а спустя секунду,

из глянцевой тьмы, вперед рвался неизвестный дух. Он тянулся обеими

руками, открывал пасть и всячески пытался достать цель.

— А теперь обратно, — просипел Мак, отдергивая поток.

Пузырь начал сдуваться, а поток уменьшаться. Тварь, в пузыре заметалась,

словно боялась подохнуть. Однако, когда пузырь оказался совсем рядом

с Маком, тот резко вытянул руки, отпуская поток и разжал пальцы.

В этот момент из пузыря вырвалась черная тень, которая с бешеной

скоростью метнулась к клетке. Она вмяла ее в стену, словно бумажную

игрушку, а затем, с безумной скоростью начала наносить ей один удар

за другим. Грохот железа и глухие удары по камню продолжались секунд

тридцать, пока темный ученик громко не произнес слово ключ:

— Изыди!

— Что здесь происходит? — влетел в пыточную Родгаз.

— Немного экспериментирую со стандартными наработками, — ответил ученик

и поднял руки, на которых зазвенели цепи.

Калека поковылял по пыточной, оглядел раскуроченную клетку и взглянул

на Мака.

— Боевой магией владеешь?

— Учусь, — пожал плечами парень.

— Учись, — кивнул горбун. — Это всегда полезно. Только не порть инструменты.

— Я немного не рассчитал, — признался парень. — Надо будет придумать

манекен.

— Манекен? — улыбается Родгаз. — Тебе мертвых мало?

— Там половина под печатью девятого, — сморщился Мак.

— А чем тебя вторая половина не устраивает? — горбун закряхтел

и собирался уходить.

— А их можно использовать? — спросил в спину Мак.

— С условием, что сам тут потом будешь прибираться. У меня нет людей,

чтобы отмывать протухшие кишки с пола.

Горбун заковылял к выходу, но тут темный ученик вспомнил про странный

артефакт.

— Уважаемый Родгаз, — направился он к нему. — Можно вопрос?

— Перестань паясничать, — сморщился калека. — Что ты хотел?

— Помните, вчера, когда вы пытали тут женщину?

— Помню, и что?

— Вы положили ей на лоб один артефакт и она мгновенно успокоилась, —

парень кивнул на стол, на котором ее пытали. — Я хотел узнать, что это

за артефакт.

— А, это? — Родгаз вытащил из под рубахи золотой медальон. — Редкая

вещица. Она помогает полностью снять боль.

— А у вас нет еще одного такого же? — спросил с надеждой Мак.

— К сожалению — нет. Да и этот сделан в Баритонии, у одного очень

известного артефактора. По специальному заказу.

— Жаль, вздохнул Мак. — Мне бы он очень пригодился в лечении.

— Я без него тоже долго не могу, — лицо калеки перекосилось от попытки

улыбнуться. — Каждое утро, чтобы встать на ноги — приходится около часа

их разминать. Их сводит. Это жутко больно. К обеду немного отпускает,

но я не представляю как мне проснуться без него.

Мак разочарованно вздохнул и дернул щекой.

— Поговори со своим учителем, я думаю он встречался с подобными

артефактами, — предложил калека отправляясь по своим делам.

В этот момент ученик застонал от собственной глупости, но вместо слов

и ругани на самого себя добавил:

— Спасибо за совет!

— Сильно не усердствуй с тренировками, — произнес Родгаз. — Сегодня

ночью снова будут трупы...


* * *

Мак сморщился от жуткой вони. Труп, находящийся посередине большого

и сложного рисунка за десяток ударов сердца развалился на куски.

— Боги! Что ты вытворяешь? — произнес вошедший в пыточные горбун.

— Какая вонь...

Мак тут же отдал команду и пара стоявших без дела трупов принялась

собирать в ведра то, что осталось от одного из их коллег.

— Гниль, — пожал плечами темный ученик. — Все хотел ее попробовать,

но из-за проблем с силой не получалось. Она разрушает соединительную

ткань и плоть просто разваливается на куски...

— Про темных не зря говорят, что вы не от мира сего, — проворчал калека

и взглянул на кучу мертвой плоти в ведрах у поднятых трупов. Затем

он поднял взгляд на помощника. — Как у тебя с поисковыми заклинаниями?

— Благодаря кандалам, у меня кое-что получилось. — кивнул парень.

— Я смог обнаружить остаточную магию в городе.

— Сиреневая улица, дом тридцать шесть? — спросил Родгаз.

— Да, но откуда...

— Долго работаешь. Мы тоже на месте не сидели. — горбун огляделся дернув

щекой, и невзначай произнес: — Сегодня ночью будет штурм.

— Снова трупы?

— Не-е-е-ет! — мотнул головой следователь. — Теперь нам нужны живые.

Много живых! А вот для этого, нам понадобишься ты.

Мак удивленно уставился на следователя.

— В ордене много талантливых магов. К тому же, целое крыло паладинов, —

напомнил парень.

— И ни одного темного мага, — хлопнул себя по бедрам калека. — Среди

этих ублюдков тоже дураков нет. При малейшем намеке на магию света они

либо сбегут, либо перережут друг другу глотки!

— Вы хотите, чтобы этот дом штурмовал я? — сморщился Мак.

— Нет. Все гораздо проще! — калека подошел поближе и вывернул шею, чтобы

взглянуть ученику в глаза. — Ты же умеешь делать мелких химер? Тварей

из мертвой плоти?

— Да, — кивнул парень еще не совсем понимая, что от него хотят.

— Тогда ты просто сделаешь такую тварь, возьмешь сонный порошок

и насыпешь его в доме, так, чтобы все уснули.

— У меня нет такого порошка, да и...

— Порошок мы обеспечим, — отмахнулся Родгаз. — Уж алхимиков и сонного

порошка у нас точно хватает.

— Я никогда подобным не занимался, — признался Мак. — Надо попробовать

сначала изготовить разведчика. Какого он должен быть размера, сколько

порошка унести, по какой поверхности подниматься...

— У тебя есть время до следующего заката, — пожал плечами калека.

— Погодите, — смекнул Мак. — Но это не входит в мои обязанности, так?

— Совершенно верно, — кивает Родгаз. — Поэтому я не приказываю. Это моя

личная просьба.

Мак облизнул губы и глядя на горбуна спросил:

— А если у меня тоже будет взаимная просьба?

— Смотря какая?

— Вы можете дать мне доступ в архив?

— Исключено, — вздыхает следователь. — В архив может войти только член

ордена, а тебе...

— А из архива можно выносить записи? Книги или какие-то свитки, или...

— Что конкретно тебе там нужно? — с прищуром спросил калека.

— Документы о проклятых. Кто они, кто их проклял, почему, как и где они

теперь. — Мак напряженно смотрел в лицо Родгаза и пытался понять его

эмоции. Тот молчал несколько секунд, но все же ответил.

— Зачем те


убрать рекламу




убрать рекламу



бе это?

— Я хочу научиться их убивать. Искать, отлавливать и убивать. — ответил

Мак. — Я больше не хочу от них бегать.

— Бегать? Ты даже не представляешь о том, что такое «Бегать

от проклятых»! За тобой еще толком никто не приходил! Подумаешь, пару

раз на импульс темной силы пришли слабаки, — отмахнулся Родгаз.

— Усилий этих «слабаков» для меня вполне хватило бы, чтобы отправиться

на тот свет! — недовольно буркнул темный ученик. — А если придут не слабаки?

— Ты не понимаешь, с какой силой собираешься бороться, — криво улыбнулся

Родгаз. — Но мне не трудно. Я достану тебе один сводный отчет. Прочтешь

его при мне.

— Хорошо, — кивнул Мак. — Но вы ответите мне на вопросы, если они у меня

появятся.

— Только если я у меня вообще будет ответ! — недовольно поджал губы

Родгаз. — И мне все равно придется сообщить главе ордена о том, что

я предоставлял тебе информацию из закрытого архива.

Мак безразлично пожал плечами, всем видом показывая, что его это

совершенно не интересует. Родгаз недовольно насупившись все же кивнул.

— Будет тебе информация о проклятых...

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Мое обучение у Юриная подошло к моменту, когда мне предстоял один очень

важный шаг. Нет, мне не предстоял экзамен на сложный артефакт. И мне

не нужно было придумать свой артефакт или создать что-то оригинальное.

Мне всего-то надо было создать свой размер линий. Звучит глупо не так

ли? Смысл был в том, что раньше эти линии я создавал специальным

артефактом, а Юринай, как заядлый приверженец традиционной школы,

отказался обучать дальше, пока я сам не научусь делать линии. Стоит ли

говорить о том, что со своей полной силой я это сделать не мог в принципе?

А еще постоянные сбои в создании мгновенных заклинаний. Мало того, что

для создания заклинаний требующих маленькое количество силы я

использовал кандалы, так еще и столкнулся с наводкой от них.

Заклинания так и норовили получиться кривыми или косыми, а то и вообще

превратиться в легкий пшик. Это жутко бесило, потому, что несмотря на

все мои старания, мне приходилось пользоваться ритуалами и артефактами.

И смешно, и глупо, и обидно. Имея далеко не маленькую силу, не иметь

возможности с ней нормально работать.

Сначала я не понимал глубины проблемы, затем я начал сталкиваться

с трудностями, а когда подошел к использованию тонких поисковых

заклинаний уперся в предел. Я не мог создать «Призрачное ведовство».

Отличнейшее заклинание из разряда магии смерти, позволяющее отследить

перемещение силы, жизни или крови в радиусе нескольких километров

на протяжении нескольких минут в прошлом. Представляете, каково это?

Не просто узнать кто и где, но и видеть на десять минут назад в прошлое.

Вы представляете, насколько это замечательное и полезное заклинание?

А ведь есть аналоги, с уклоном в определенную сторону. Есть «Призрачный

взгляд», позволяющий заглядывать на десятки километров. Есть «Шепот

Ситха», позволяющий заглянуть в прошлое на несколько часов на пятачке

в несколько метров. И весь этот арсенал проходил мимо меня.

Если сказать проще, то тут можно было привести банальный пример: Что

опаснее? Перекачанное силой, огромное и нестабильное копье тьмы, или

«Расцвет темной розы»? Накачанное силой копье тьмы было довольно опасно

лишь для обывателя. Зная принцип защиты от такой техники, все дело

упиралось в мастерство. Такое копье не смог бы отразить разве что слабый

маг. И то, при условии, что у него не было времени подготовиться к такой

атаке.

А вот с «Рассветом темной розы» — все очень сложно. Силы она требовала

мало, но вот концентрации и тонкие конструкции в ней были очень сложными

и хрупкими. Даже имея должный контроль, воспроизвести подобное

заклинание было бы довольно серьезной проблемой. Но если уж вы набили

руку в магии тьмы настолько, что можете девять из десяти раз успешно его

создать — вас стоит опасаться даже серьезному мастеру стихий. Это

заклинание выглядит изначально как тоненькое и небольшое темное копье.

При попытке его сбить или на него воздействовать, оно выбрасывает

в стороны мелкие темные иглы, причем в довольно большом количестве —

около двух сотен штук. Как только кончик этого копья касается защиты,

то превращается в цветущую черную розу, лепестки которой проскальзывают

сквозь защиту, вплоть до высших порядков, после чего каждый взрывается

«Отрыжкой тьмы». Данное заклинание причислено к «безоговорочно

смертельным», и если суд разбирал дело, в котором фигурировало данное

заклинание, то действие выпустившего подобное заклинание всегда

интерпретируются как «попытка убийства». И никакие отговорки тут

не помогут.

И вот если перекаченное силой темное копье я могу создать с легкостью,

то «Рассвет темной розы» я не могу повторить даже частично. Если

я использую силу напрямую — весь рисунок просто расползается

от количества силы, а если я пользуюсь кандалами, то наводка от них так

корежит рисунок, что он даже не активируется.

Я пробовал визуальные техники, я пробовал вербальные техники,

я пробовал техники силы воли, но все оказалось тщетно. Я не способен

управлять силой напрямую полноценно. Нет, простые, элементарные

заклинания — да, но не сложные и многоуровневые. А с ассортиментом,

который я собрал в записях... Это было словно инвалидность по слуху,

зрению и немного по возможности думать одновременно. Чем больше

я узнавал и изучал, тем больше понимал чего я лишен.

И оставалось мне лишь то, что не требовало вливания силы напрямую —

артефакторика и ритуалистика. И я регулярно спотыкался об эту мысль. Она

словно назойливая муха, постоянно выползала из памяти, стоило мне найти

хоть какой-нибудь интересный прием или заклинание.

Вы спросите, зачем я так сильно упорствовал над заклинаниями? Тут все

просто. Ритуалистика и артефакторика не давали времени. Нужно было

сделать заготовку, составить магический конструкт, начертить ритуал,

подобрать ингредиенты и провести анализ материала и множества других

нюансов. Без них или выйдет халтурный артефакт, или ритуал просто не

будет реагировать. И там и там важна точность.

А теперь задумайтесь, что я буду говорить проклятому, который на меня

выйдет в следующий раз. «Подождите, я сейчас глаз Перуна нарисую»?

И ведь проклятые не дураки, они не будут стоять и ждать. К тому же

практика показала, что меня могут просто разорвать на части, пока я буду

доставать артефакт из-за пазухи. И вот, в этих безумных условиях,

я впервые нашел упоминания боевых магов «Магоморфов».

Мне пришлось изрядно прошерстить открытый сектор библиотеки ордена на

предмет информации о них. По факту, это оказались бойцы «оборотни».

Только вот никаких волков. Только удобная к данной операции форма, не

более того. Нужна рыба — метнись в акулу. Нужно высоко на скалу — форма

птицы.

Это очень удобно и выгодно, но рано или поздно эти маги сходят с ума

и остаются в одной из форм. Однако по сути своей, маги Магоморфы

не оборотни. Это лишь способ использования магии в другой обложке. Я бы

даже отнес их к школе духа, так как магия, которую они используют

не покидает их тела.

С материалами и описанием было так же ужасно. Ритуал полевой формы

«Ящер» мне пришлось восстанавливать по крохам, из коротких описаний

то ли летописцев, то ли просто повествователей интересных историй.

Возможно это и сыграло свою роль в том, что произошло дальше, ведь нигде

не было и намека, как вернуться в нормальное состояние...


* * *

Мак склонился над получившейся тварью и недовольно вздохнул. Самый

маленький разведчик, которого ему удалось сделать, получился размерами

с два кулака и был слишком громоздкий.

— Слишком большой, — буркнул парень.

Обойдя вокруг получившегося паука, он отдал команду:

— Вперед!

Паук засеменил к стене, цокая на ходу костяными ножками, и уперевшись

в нее остановился.

— И слишком шумный!

Устало потерев сонные глаза Мак оглянулся. Вокруг валялось несколько

разобранных на составные части трупов.

— Нужны кости поменьше, — вздохнул Мак и вдруг замер, озаренный идеей.

— Может крысы?

В этот момент в дверях появился Борт. Огромный детина подошел

к задумавшемуся Маку и протянул корзинку.

— Еда, — пробасил он. — Родгаз сказал покормить.

Вынырнувший из раздумий, парень непонимающе уставился в корзину, где

лежала половина каравая хлеба, кувшин с каким-то напитком и запеченная рыба.

— Точно! — схватился за корзину Мак. — Рыба!

Спустя десять минут чистки трех крупных кусков рыбы, начинающий

некромант смог набрать достаточно костей чтобы попробовать сделать

небольшого паучка.

Сложив кости с добавлением пары небольших жил в центре рисунка, ученик

активировал ритуал. После небольшой вспышки с едва заметным дымком

по центру, из мешанины костей наконец-то поднялся маленький костяной

паучок на рыбьих косточках.

— Вот это малыш, — усмехнулся Мак и присел рядом с получившимся

разведчиком. — Ну-ка! Иди сюда!

Мак протянул руку и паучок, повинуясь желанию создателя, забрался ему

на ладонь. Почти бесшумно, легко и непринужденно, паучок пробежал

по руке, метнулся по плечам и вернулся обратно на ладонь ученика.

— Смешной, — пробормотал Борт, все это время наблюдавший за работой Мака.

— Да, забавный паучок получился, — кивнул Мак. — Теперь надо научиться

им управлять.

Мак отпустил паучка на пол и сделал несколько шагов назад, готовясь

начать специальную связь с паучком.

— Если все пройдет удачно, то я думаю, с порошком все получится, —

пробубнил Мак и уселся у стены.

Попыток связаться с разведчиком было несколько и все заканчивались

ничем. Мак старался, но никак не мог понять в чем дело. В итоге, через

час, после очередной попытки его осенило:

— У него же нет глаз! Он моей волей ориентируется— хлопнул себя по лбу

Мак. — Я с ним связываюсь, просто ничего не вижу!

Тут его взгляд упал на наблюдавшего за ним Борта.

— Слушай, а у нас еще есть рыба?

— Не-а. — мотнул головой здоровяк. — Я доел.

— Надо сходить на рынок, — пробубнил Мак поднимаясь с пола. — Нам нужно

несколько рыбёх, в локоть длинной, не больше...

— Не получится, — мотнул головой детина.

— Почему? — нахмурился Мак.

— Рано, — пожал плечами тот. — Рассвет.

— Как рассвет? — хлопнул глазами Мак. — Уже?


* * *

Родгаз усмехнулся, глядя на костяное создание. Выглядело оно довольно

несуразно. Продолговатое тело с четырьмя парами ног и парой лапок для

удержания груза на спине выглядело довольно странно. Даже несмотря

на то, что лапки получились довольно тонкими. А вот глаза...

Больше всего они походили на глаза какого-нибудь краба. Из-за того, что

тело было маленьким, а смотреть надо было в разные стороны, Мак

установил их на небольшие усики. Затем их пришлось сдвинуть немного

в середину, чтобы улучшить обзор, затем вернуть обратно, чтобы переноска

груза не мешала, затем удлинить усики и еще не один десяток мелких

правок, которые обошлись в две корзины рыбы.

— Первый раз вижу такую нелепицу, — улыбаясь, дал оценку Родгаз. — И как

ты с этим справляешься?

— Довольно неплохо. Даже по стене можно взобраться, — пожал плечами Мак.

— В любом случае, этот лучше, чем костяной. Тише, меньше, эффективнее.

Калека кивнул головой и спросил:

— Уже пробовал сам им управлять?

— Да. Ритуал «Чужая воля». Но тут надо еще немного попрактиковаться,

но я уже могу сносно в нем передвигаться. — признался Мак.

— Практикуйся, — кивнул Родгаз. — У тебя время до заката. Сегодня ночью

многое будет зависеть от тебя.


* * *

Сиреневая улица получила название из-за одноименных кустов. Вроде

и закона такого не было, не было и традиции, но каждый домовладелец

считал себя обязанным посадить перед фасадом куст сирени,

а то и не одну. И именно сейчас, наплевав на жару и надвигающийся сезон

штормов, они решили зацвести.

Именно этим и славилась эта улица. Настоящим дурманом ароматов, от сотен

кустов, цветами, украшающими эти деревья, а потом улицу, мостовую

которой будут выстилать тысячи лепестков, опадающих с деревьев.

Потрясающее зрелище!

Однако, сегодня, несмотря на это, было не очень многолюдно. Две

влюбленные парочки, широкоплечий мужчина и тройка щебечущих девиц

на лавочке. Вот и все, кого можно было встретить на Сиреневой улицею

Парень с корзинами, не сильно и торопился. Вроде бы, и незачем

торопиться. И красота неописуемая, и девушки на лавочке призывно

стреляют глазками и о чем-то щебечут. Вот только слишком у парня широкие

предплечья и на руках мозоли от меча. Кто видел, тот их узнает сразу.

А девушки на лавочке, вроде и симпатичные, молодые, да только у одной

заколка в волосах с белоснежной розой, у второй перстень, явно

не простой. А третья все сережку теребит, словно волнуется. Надо ли

говорить, что серьга в форме розы?

Между тем, не отрывая людей от столь важной и нужной конспирации, вдоль

аккуратных заборов из камня и металлических кованых решеток, короткими

перебежками, пробирался мелкий, с ладонь, паучок, неся на спине

небольшой сверток белой ткани.

Совершенно беззвучно, он проскользнул сквозь кованую решетку

и направился к дому. Мгновение, другое, и паучок уже у небольшого

продуха в подвал.

Аккуратные тоненькие лапки, развязали сверток и оставили щепотку порошка

на подоконник. Затем, удерживая лапками сверток, паучок пополз вверх

по стене, к окну первого этажа. Оно оказалось закрыто, но паучка это

не останавило.

Создание из мягких упругих костей обследовало окно по кругу и, найдя

небольшой крючочек внутри, удерживающий окно закрытым, просунуло в щель

лапу. Небольшое усилие и крючок покидает своё место, позволяя открыть окно.

Маленький костяной паучок открыл окно ровно настолько, чтобы пролезть

внутрь. Внутрь он пробирается лишь для того, чтобы оставить пару щепоток

порошка, а затем отправился к следующему.

Спустя двадцать минут, подобная процедура позволила оставить внутри

дома, возле каждого окна, по порции порошка. Завершающим действием,

паучок проник на крышу и высыпал остатки особого, сильнодействующего,

снотворного порошка в дымоход.

Мак открыл глаза в четырех домах от места работы паучка.

— Порошок на месте. Вроде бы не заметили, — отчитался он.

Родгаз кивнул и повернулся к клирику.

— Всем владеющим потоком воздуха — ударить по окнам и форточкам!

Спустя несколько секунд из соседних домов, с улицы и даже из-за

соседнего забора одновременно ударили потоки воздуха. Некоторые были

способны только распахнуть открытые паучком окна, другие выносили рамы

с корнем, отправляя их во внутрь.

В следующий миг, словно из под земли, возникло несколько воинов

в закрытых латных доспехах, от которых исходил слабый голубой свет. Они

сходу вынесли дверь и отправились внутрь, а за ними поспешили маги

света, не забывая прикрывать всех от действия сонного порошка магией.

Это был последний шум, ибо внутри сражаться оказалось не с кем. Порошок

сделал свое дело и все живое, включая мышей и крыс, с перепугу

выскочивших из подвала, оказались в глубоком алхимическом сне.

Тут с конца улицы выехала телега, которая остановилась у тридцать

шестого дома. Уже через несколько минут в нее грузили связанные тела,

заковывая их в магические ошейники.

Быстро, четко и организованно. Именно так, можно было охарактеризовать

работу ордена «Белоснежной розы». Через полчаса, о штурме

свидетельствовали только несколько вырванных с рамой окон.


* * *

— Я ожидал как минимум остаточного сопротивления, — пробормотал Мак,

поглядывая на показавшееся над крышами солнце. Парень шел возле телеги.

Пара телег с закрытым тентом, в окружении нескольких паладинов и десятка

магов, двигалась в сторону резиденции ордена. Впереди, в качестве

авангарда ехали конные воины. Позади спешно шли еще шестеро паладинов.

— Похоже, мы просто взяли ритуальное капище, где орден проводит свои

ритуалы, не более того, — дернув щекой ответил горбун. Он тоже

сопровождал телегу, но в отличие от ученика не просто сопровождал,

а кого-то или что-то высматривал в окрестностях.

— Тогда у нас в телегах простые исполнители? — сморщился ученик.

— Похоже, что да. Однако, нам еще может улыбнуться удача, — калека

остановился и громко крикнул: — К бою!

В эту же секунду из ножен вылетели клинки паладинов, воздух задрожал

от концентрации силы, но ничего не происходило. Все чего-то ждали.

Секунда, вторая и растерявшийся от крика Мак обернулся к горбуну.

— Что ты задумал? Все ведь уже...

В следующую секунду с крыши здания справа прилетела стрела. Игнорируя

магические щиты, баллистику и здравый смысл она с безумной скоростью

обогнула телегу и угодила в шею одному из магов света. Для остальных это

выглядело как возникшая из шеи мага стрела.

— Проклятые кости! — сжав зубы процедил горбун и кинулся под телегу,

не забыв утащить с собой темного ученика. — Кости дракона! Они стреляют

артефактами из драконьей кости! От них нельзя увернуться или спрятаться.

Прячьтесь! Если стрелок увидет, то стрела в любом случае тебя настигнет!

А вокруг телег уже вовсю кипел бой. По всей видимости артефактов

оказалось не так много и после трех выстрелов остаткам ордена пришлось

вступить в рукопашный бой. Пока вокруг гремела сталь и разносились треск

заклинаний, калека вертелся ужом и что-то внимательно высматривал

в окрестностях. Мак же, никогда не участвовавший в таких боях,

откровенно впал в ступор, но взгляд мага, первым поймавшего зачарованную

стрелу, быстро вернул в реальность.

Мужчина с лысой головой и шрамом на левой брови держался за стрелу

в шее, лежа на спине. Сжав челюсти так, что вздулись скулы, он изо всех

сил пытался вытащить стрелу, которая оказалась без оперения. А из раны,

в которой торчало древко, толчками вытекала ярко-алая кровь. В какой-то

момент, клирик кинул взгляд под телегу и Мак умудрился его поймать.

Полный нечеловеческой злости и отчаяния взгляд, словно каленое железо,

обжег сознание ученика. Тот быстро огляделся, оценивая обстановку

и не найдя прямой угрозы, бросился к магу света. Подхватив его под

мышки, затащил под телегу и принялся осматривать.

Стрела прошла не по центру, а чуть левее. Острый наконечник вышел

насквозь. Мак, мельком оглядев рану, принял единственно возможное

решение. Он надавил на тупой конец стрелы и просунул ее еще глубже.

Когда кончик стрелы сзади оказался достаточно большим, он ухватился

за него и полностью вытащил стрелу.

Из раны тут же фонтаном ударила кровь, забрызгав и парня и днище телеги.

— Слышишь меня? — спросил темный ученик, заглядывая в глаза кивающему

головой магу. — Исцеление! Слышишь? Исцели рану на шее!

Мак прижимал пальцами артерию в шее и пытался достучаться, до мага,

но тому пришлось повторить раз пять, прежде чем он понял что от него

хотят. Исцеление он смог создать только одно. Его хватило, чтобы

остановить кровотечение, но на этом маг сдулся. То ли силы его покинули,

то ли он просто потерял много крови и потерял сознание.

— Чем ты занят?!! — зашипел рядом Родгаз. — Ты совсем ополоумел?!!

— Я делаю то, что лучше всего умею, — отмахнулся Мак и обвел взглядом

улицу, на которой паладины с поддержкой клириков теснили отряд

из воинов, одетых в какие-то грязные тряпки.

— Брось его! Брось, я сказал! Иди сюда! — махнул рукой калека и прячась

за колесом указал на небольшую башенку у одного из домов. — Видишь тень

от башни?

— Где? Нет, ничего не вижу!

— Тень от столбиков видишь, вон там, на мостовой? Те, на которые навес

поставили!

— Вижу!

— Сколько теней?

— Пять.

— А ножек?

Мак перевел взгляд с башенки на учителя.

— Его не видно...

— Достань его! — сквозь зубы произнес калека. — Достань его живым или

мертвым!

Мак взглянул на Родгаза удивленным взглядом. Тот сжимал челюсти

и всматривался в едва различимый контур существа.

— И как я его по твоему достану? — возмутился Мак.

— Кто тут темный? Я или ты? — повернулся горбун к парню. Красные

от злости глаза просто сверкали ненавистью — Делай что хочешь,

но достань эту тварь!

Мак дернул щекой и еще раз взглянул на то место, где виднелась лишняя

тень. Быстро прошептав ключ активатор, он напитал силой руну на больших

пальцах и прислонил их к глазам.

Когда ученик их открыл, то вместо глазных яблок миру предстала тьма,

которая позволила ему увидеть хозяина тени. На небольшой площадке стояло

существо с человеческим телом и головой барана. Поворачивая голову

немного в сторону, чтобы лучше видеть, оно периодически открывало рот

и что-то произносило.

— Голова барана, — произнес Мак. — У этой твари голова барана.

— Это он, — скрипнул зубами горбун. — Что хочешь делай, но достань его!

Мак закусил губу и принялся быстро снимать кандалы, которые сдерживали

его силу.

— Если меня попытаются судить за разрушения, — бормотал темный ученик

скидывая железки на землю. — Я сошлюсь на прямой приказ от тебя!

— Ха! — калека повернулся к парню с безумной улыбкой. — Нашел чем напугать!

Мак выхватил короткий ритуальный кинжал и резанул себя по ладони. Под

взглядом Родгаза, он кровью нарисовал руны на руках и вздернул штаны,

чтобы повторить рисунок на ногах.

— Что ты... Откуда ты узнал о метаморфе? — сморщился калека.

— Так, наткнулся на один прием, но еще не пробовал, — облизнув губы

произнес парень. — В открытых архивах увидел...

Мак лег на живот и процедил сквозь зубы ключ активатор:

— Синиацид...

Сразу после этого, тело Мака начало быстро увеличиваться. Несколько

секунд, и парень уже с трудом помещался под телегой, одежда трещала

по швам и начинала расползаться, а кожа на нем сначала покрылась

волдырями, а спустя мгновение, налившись тьмой, превратилась в чешую.

Через секунд десять, под телегой лежа на животе, на Родгаза смотрел

вертикальным зрачком огромный ящер.

— Мак? — просипел Родгаз и осторожно отполз назад.

Ящер не ответил, он рванул из под телеги с безумной скоростью через

улицу. Пролетев смазанной тенью мимо паладина, на которого наседала

парочка адептов с клинками, он одной лапой отправил обоих в полет

сломанными куклами.

Несколько секунд и черный ящер у дома с небольшой башенкой, прыжок.

Темный метаморф словно обезумевшая отрыжка бездны рванул к противнику.

Вонзая когти в каменную кладку, словно в древесину, ломая кровлю, Мак

оказался у противника за спиной.

А тот словно и не заметил его, продолжал наблюдать за боем у телег.

— Вот уж кого не ожидал увидеть среди этих идиотов, так это метаморфа!

— произнесло существо и начало поворачивать голову.

Выглядело это довольно неестественно. Тело стояло прямо, сложив руки

на груди в замок, а голова развернулась ровно на сто восемьдесят градусов.

— Бе-е-е-е-е... Видимо в ордене «Белоснежной розы» многое поменялось, —

проблеяло существо.

Мак, не отвлекаясь на разговоры, сделал резкий подскок и ухватил одной

рукой существо за рога. Когтями второй руки полоснул по шее и отделил

голову от туловища.

В небо ударила струя крови, которая вернулась на землю алым дождем.

Кровь заставила зрачок темного ящера сузиться. Рот наполнился тьмой

и Мак, подчиняясь темному наитию формы метаморфа, вцепился зубами

в упавшее на колени тело. Сглатывая кровь смешанную со слюной

он довольно мычал, и покусывал плоть, словно хотел сцедить еще немного

крови. В себя его привел голос бараньей головы, которую он так

и не отпустил.

— Вкусно, правда? — произнесла голова. — Бе-е-е-е... Да ты не стесняйся!

Ты же темный, я все понимаю!

Мак отпустил тело и открыв пасть сплюнул остатки крови на пол. Короткий

пинок и тело отправилось в полет на мостовую. Темный метаморф перевел

взгляд на оторванную голову.

— Да, этот сосуд давно пора поменять, — вздыхает баранья голова таким

тоном, словно это обыденность. — Вариант был не из лучших. Ты не думай,

я тебя ни в чем не виню.

Мак оглядел улицу. Оказывается, как только он отделил голову от тела,

бой закончился. Все нападавшие попадали на землю и принялись биться

в конвульсиях, словно их поразила неизвестная болезнь. Если маги

растерялись, не понимая что происходит, то паладины воспользовались

временной слабостью на полную. Латники носились между упавшими

и короткими ударами меча в грудь отправляли их на тот свет, не забыв

связать парочку пленных.

— Нет, действительно — ты меня удивил. Я слышал и чувствовал тебя в этом

городе. Я ожидал темного заклинания, проклятья, да чего угодно!

Но темный метаморф? — продолжала болтать голова.

Мак за пару секунд спустился с крыши здания на мостовую и оглянулся. Под

ногами лежало обезглавленное тело, в стороне истекал кровью паладин

с пробитой мечом грудью. Он застыл в положении сидя, упершись лбом

в крестовину сломанного меча. Вокруг него было три разрубленных трупа.

От телег слышался стон, рядом продолжало биться в конвульсиях тело.

Запах крови.

— Ба! Кого я вижу! — усмехнулась голова, заметив приближающегося к Маку

Родгаза. — Старые знакомые! Прости меня! Я так с тобой и не закончил!

Все надеялся, что ты издох, но как посмотрю — ты жив и вполне себе

здравствуешь?

Под взглядами окружающих Мак поднял голову на уровень глаз и тихо прошипел:

— Тебе привет от Амора.

— Что? — тут же вылупилось существо. — Что ты сейчас сказал?

Мак не стал повторять, просто отпустил голову и та упала ему под ноги.

— Тебя послал он? — истошно заверещала голова. — Отвечай, тварь! Этот

ублюдок послал тебя?

Вместо ответа темный ящер поднял ногу и одним ударом раздавил череп. Под

тяжелой ногой в чешуе, мозги разлетелись во все стороны.

— Что он говорил? — спросил подошедший следователь.

— Не знаю, — пожал плечами огромный монстр. — Помоги мне вернуться...

Мак вытер рукой пасть, с которой капали остатки крови и слюны. Взгляд

невольно косился на кровь и мертвые тела.

— Как тебя вернуть? — спросил Родгаз, с сомнением оглядывая здоровенного

ящера.

— Кандалы, — произнесла ящерица. — Кандалы и ошейник...


* * *

Очнулся Мак в камере. Взгляд сразу отметил то же самое маленькое окошко и стену, на которой были сделаны засечки.

Парень присел и и взглянул на свои руки. Вполне себе человеческие, с уже привычными кандалами. Ощупав шею, парень обнаружил еще и ошейник.

Поднявшись, подошел к двери и постучал в нее кулаком.

— Есть кто?.. Охрана!.. Выпустите меня!

– Не велено! — произнес голос с той стороны. – Слышишь?! Эй! Сид! Он проснулся... Чо? Да ничо! Дуй к старшему!

– Воды хотя бы дайте... — просипел ученик.

— Не велено! — повторил голос.

Мак устало вздохнул и прислонившись спиной к прохладной стене сполз на пол, прямо у дверей. Несколько минут просто приходя в себя от головокружения, Мак пялился на лучик света, который проникал с улицы.

— Еще светло, – пробормотал он.

Из-за двери послышались быстрые шаги сразу нескольких людей. Спустя минуту окошко для передачи еды и воды открылось.

– Мак, ты меня слышишь?– раздался голос Родгаза.

– Да, — закряхтел парень поднимаясь на ноги. – Я в порядке, выпустите меня.

– Как меня зовут?

-- Родгаз,– выдохнул Мак. – Выпускайте уже.

– Как зовут твоего учителя?

– Юринай... Что за дела? Эй! Выпустите меня!

– Отойди от двери! Нам нужно удостовериться, что ты вернулся...

Мак отошел от двери, на середину камеры. Только после этого дверь отворилась и в дверь вошел Родгаз и еще один странный мужчина.

Азиатская внешность совмещалась с фиолетовой сетью сосудов на коже, что придавало ему довольно своеобразный вид, учитывая, что и одет он был в традиционную одежду империи Сатир, это наводило на странные мысли.

– Посмотри мне в глаза, – произнес он держа руки на уровне груди. – Что ты видишь в них?

– Гетерохромию, – не задумываясь произнес Мак, глядя на азиата.

– Я не знаю такого слова, – улыбнулся незнакомец.

– Я так называю разные глаза. У тебя правый желтый, а левый фиолетовый. – поправился парень.

– Отлично, – улыбнулся незнакомец. – Думаю, мы можем теперь поговорить в более приятной обстановке, – развернувшись к Родгазу, кивнул и д


убрать рекламу




убрать рекламу



обавил: – Он вернулся!


* * *

– Боюсь следующее применение метаморфы будет последним, – спокойным тоном произнес азиат.

Он пригубил настой трав из пиалы и поставил его на стол. Оглядев магическую копию Мака с ног до головы, печально вздохнул.

– Господин Амура, – Родгаз принюхался к пиале, в которую ему налили из того же чайника, и недовольно сморщился. – Меня в первую очередь интересует его сила и последствия.

– С этим проблем не будет, – кивнул собеседник. – Но за метаморфозы – откровенно жаль. Отличный бы вышел специалист.

– Некоторые прекрасно обходятся и без метаморфы, – сморщился следователь. – И ничего! Живут!

– Уважаемый Родгаз, – добродушно улыбнулся Азиат. – Дело не совсем в метаморфе, а в том, что единственный на всю империю темный – рискует жизнью, по вашей указке! Вы хоть понимаете объем проблем, которые вы призвали на свою голову?

– Со своими проблемами я разберусь сам! – огрызнулся следователь.

– Да что вы говорите? – изумился Амура. – Я обязательно сообщу о ваших словах на заседании коллегии магов...

– Вы сейчас мне угрожаете? – бедного калеку аж перекосило.

– Я взываю к вашему разуму! – азиат взял пиалу и снова начал потихонечку прикладываться к напитку. – Целый филиал этих сектантов накрыть – да. Уничтожить аватар безумного Кобада – да! Но подставлять нашу последнюю соломинку... О чем вы вообще думали?

– Прекратите делать для него инкубатор! Его надо закалять в реальных боях, а не устраивать ясли...

– Не ясли, а спланированную подготовку! – начал заводиться Амура и повышать тон. – Ты совсем рехнулся калека?!! Откуда, я тебя спрашиваю, полевой вариант метаморфы в открытой библиотеке?

– Его там не было!

– Но он-то его взял оттуда?

– Я не знаю! – всплеснул руками Родгаз. – Я перерыл все! Все что он брал, все, что есть! Но не было там полевого применения метаморфозов!

– Ладно, будем разбираться, – вздохнул Амура и потер переносицу. – Больше никаких боевых операций! Никаких метаморф! И кстати!

Азиат залез в складки одежды и выудил бумагу.

– Вот здесь то, что должно появиться в открытом архиве, – протянул он первую бумагу калеке, а за ней сразу вторую. – Вот тут то, что он должен освоить из навыков.

– Маготроника Уриная? – вылупился Родгаз. – И это я, по вашему, палку перегибаю?

– Это урезанный вариант, – отмахнулся Амура. – Да и не требуется от него ее изучать. Нам нужно только понять, сможет он ее хоть как-то применять или нет.

– А если он пол города с этой маготроникой разнесет?

– Я с ним поговорю об этом. Кстати, выделите ему допуск на полигон ордена. Ему это будет полезно. Не в пыточном зале же ему отрабатывать?

– Раньше отрабатывал, – сморщился калека. – Но вы правы. Это не дело, имущество ордена портить.

– Ну вот, значит самое время. И по поводу шагов Уриная...

– Тут я не компетентен, – поднял руки калека. – Ничем помочь не могу...

– Мы прекрасно это знаем, – вздохнул азиат. – Последующие шаги будут проводиться в университете. Пока он будет обходиться блокирующими браслетами. Так решила коллегия магов и я ее полностью поддерживаю.

Родгаз снова принюхался к пиале и все же решил сделать глоток.

– Хм. А пахнет как дохлые крысы, – произнес горбун сделав еще один глоток. – ничего так. Вполне неплохая вещь.

Амура хмыкнул и тоже пригубил чаю.

– Что с его учителем? – спросил азиат.

– А что с ним? Занимается своими делами, артефакты лепит потихоньку. Еще и друидку понемногу учит, – пожал плечами калека. – А что?

– Вам не кажется странным, что о его состоянии волнуетесь вы, а не его учитель, с которым у него договор? – вскинул брови собеседник.

– Его учитель – «Старый Мастер», тот самый Юринай Аболосский! – пожал плечами следователь.

– Тем более, – пожал плечами Амура. – Я про него наслышан...

– Он артефактор! – начал закипать Родгаз. – Слышите? Артефактор и ритуалист!

– Не вижу в этом повода не волноваться за своего ученика, – пожал плечами азиат. – Что у него в голове творится, интересно?

– Господи, ну вы хоть на минутку задумайтесь, кто специализируется на ритуалистике и артефакторике?

– Я понимаю, что у него мало сил, но это не оправдание, чтобы...

– Мне пришлось проверить его, – сморщился Родгаз. – У него не мало, у него почти не осталось сил. Он стареет и его дар гаснет.

– Вот как? – поджал губы Амура. – Жаль. Такая легенда...

– Да. Кстати, видели галеру на пристани? Ту, которая на зеленый остров похожа?

– Да, – кивнул собеседник. – Я долго на это цветущее чудо пялился. Пытался понять что это такое.

– Еще до того как появилась друидка и корабль превратился в полисадник, я видел его шкаф, – калека улыбнулся, словно увидел чудо света. – Тот самый шкаф, который он носит за спиной.

Азиат улыбнулся, глядя на калеку.

– Я тоже много о нем слышал. Жаль, что старик гаснет. – Амура заглянул в пиалу и спросил: – Ты рассказывал ему, что происходит со стариком?

– Нет, – мотнул головой Родгаз. – Я не вмешивался.

– Надо чтобы он успел дать максимально возможные знания, – Амура недовольно сморщился и добавил: – Даже если это ритуалистика и артефакторика.

В этот момент в кабинет вошел Мак. Отмытый, одетый в чистую одежду, он выглядел уже не так ужасно как в камере.

– О! А вот и виновник переполоха, – вскочил со стула Родгаз. – Познакомься! Заведующий научной работой университета магии империи Антолия – Амура «Легкий шаг».

Амура изобразил легкий кивок.

– А это собственно наш младший помощник, Мак. Ученик Юриная Аболосского, – представил подопечного калека. – Уважаемый Амура хотел с тобой кое о чем поговорить.

Мак внимательно уставился на первого в этом мире увиденного азиата.

– Присаживайтесь, молодой человек. В ногах правды нет, – кивнул Амура на свободный стул. – Чаю?

Амура подхватил чайник силой и тот проплыл в руки Маку, вместе с пиалой. Прямо перед его носом чайник в воздухе наклонился и в пиалу потек горячий зеленый отвар.

– Спасибо, – кивнул парень, когда чаша оказалась у его лица и он ухватил ее ладонями.

– Отличный сбор трав, с добавлением зеленого чая, – пояснил хмурящемуся Маку Амура. – И хотел бы вам сказать, что вы меня очень удивили. Метаморфа – это довольно серьезная магия. И очень опасная.

– Должна была быть какая-то подготовка, – кивнул Мак. – Жаль я не нашел про это упоминаний. Это я сейчас понимаю, что без этого никак...

– Вы очень меня радуете своей догадливостью, но не могли бы вы рассказать, откуда вы взяли руны для полевого ритуала Метаморфы? – с улыбкой поинтересовался гость.

– Я немного занимаюсь аналитикой, – неуверенно произнес Мак. – Пытаюсь анализировать сходства в ритуалах элементов и вычленять их предназначение. Иногда это приносит свои плоды и...

Тут темный ученик заметил как переглядываются азиат и калека.

– Я узнавал! Это не запрещено! И я только...

– Не волнуйтесь так, – успокоил его Амура. – В этом нет ничего постыдного. Просто уже существуют труды, детально разбирающие ритуалы и магические приемы.

– Я о них ничего не слышал, – нахмурился Мак. – Мой учитель тоже...

– Возможно, что ваш учитель действительно не работал с подобными трудами, – кивнул Азиат. – Но может быть вы слышали такое название как «Маготроника Уриная»?

– Впервые слышу, – нахмурился парень.

– Я думаю, наш общий знакомый, – кивнул азиат на внимательно слушающего следователя. – Обеспечит вас одним экземпляром для ознакомления. Так?

– Конечно, – кивнул горбун.

– Я так понимаю, вы просто нашли стороннее описание ритуала и просто его воспроизвели по описанию? – дождавшись кивка Мака, Амура вздохнул и с грустью произнес: – К сожалению, вам придется забыть о метаморфе. Боюсь навсегда. Не смотрите на меня так. Все дело в том, что вы вкусили плоть, будучи в другом обличье. Вы помните, какие чувства тогда ощущали?

Мак спрятал взгляд в пиале с чаем и тихо произнес:

– Наслаждение.

– Да. И именно это чувство может стать причиной вашего безвозвратного превращения. Ваша метаморфа уже вкусила кровь, она почувствовала наслаждение и больше вас не отпустит. Она будет жрать. – Амура поставил на стол пиалу и продолжил рассказ: – Обучение метаморфе очень длительное. Сначала ее призывают на короткий промежуток времени, в закрытом помещении. Без звука, света или запахов. Потом постепенно добавляют ощущения, потом учат двигаться... Но даже мастера метаморфы никогда, слышите? Никогда! Не позволяют метаморфе пробовать свежую кровь. Что бы не случилось. Иначе обратного пути не будет...

– Я понимаю, – кивнул ученик. – Сам виноват.

Амура озадаченно взглянул на Родгаза, а потом снова на Мака.

– Он просто не понимает, от чего отказался, – жмет плечами калека. – Счастье в неведении.

– Я думаю, теперь оно будет недолгим, – кивает азиат. – У меня к вам будет еще одно дело.

– А у меня несколько вопросов, – отпив чая из пиалы произносит Мак. – Но давайте сначала закончим с делами.

Амура довольно улыбнулся и начал рассказ:

– Еще когда я был совсем юнцом, слышал истории о «Старом Мастере». Говорят, он умел делать по настоящему необычные и нестандартные артефакты. Нет, это были не продукты больной фантазии какого-то старичка, а совершенно иной подход к решению обыденной проблемы. Взять тот же артефакт для розжига табака в трубке. Раньше их просто заправляли силой магии огня, – азиат сложил руки на груди и слегка улыбнулся, продолжая погружаться в воспоминания. – Но «Старый Мастер» подошел к проблеме по другому. Он сделал артефакт, который накапливал силу, которую выделяет каждый живой человек. Благодаря тому, что мы с вами теплые. Его артефакт эту силу накапливал и при активации мгновенно выпускал, нагревая табак в трубке до такого состояния, что он загорался.

– К чему это? – нахмурился Мак.

– К тому, что ваш учитель является своего рода легендарной личностью, основателем методики «Граней решения задач». Ваш учитель написал не один труд, благодаря которым современная артефакторика довольно сильно преобразилась, – Амура достал из складок одежды белоснежную трубку и мешочек с табаком, который принялся утрамбовать в трубку. – И у вас есть уникальный шанс стать обладателем бесценных знаний, которыми вы можете...

– Я темный маг, – напомнил Мак. – Артефактор – это последняя профессия к которой я стремлюсь в данный момент.

– Никто не мешает вам совмещать одно с другим. Никто не может запретить темному магу изучать магию света и целительство. Успехи, скорее всего, будут скромные, но запрета никто и никогда не ставил. Разве что с магией бездны.

– К чему вы ведете? – не выдержал Мак витиеватых речей незнакомца.

Амура глубоко вздохнул и взглянул на Родгаза. Тот развел руками, словно от чего-то открещивался. В итоге азиат все же ответил:

– Скажите, вы знаете как умирают маги? – неожиданно спросил он. – Нет, не в бою, а собственной смертью. Как это происходит?

– Разве не как у обычных людей? – хмурясь спросил Мак, уставившись на собеседника.

– Не совсем. Тут есть несколько вариантов. – Амура достал артефакт и, в несколько затяжек, раскурил трубку. – Если маг был средней силы, то обычно, когда приходит его время, такой маг растворяется в собственной стихии. Если стихий много, то бывают варианты. Я слышал, были свидетели как умер Растлер «Огненные воды». Потрясающий мастер в области магии огня и воды. Рассказывают, что он просто зашипел, как еда на раскаленной сковороде и за пару секунд превратился в облако пара. Но есть масса и других вариантов.

Гость крепко затянулся и выдохнул большие струи дыма через нос.

– Что касается вашего учителя, то такие как он – почти всегда заканчивают одинаково. Угасание дара, быстрое старение, неделя сна и как итог – пара ведер песка на постели.

– Вы хотите сказать, что мой учитель...

– Да. По всем нашим выкладкам – да. У него начал гаснуть дар. – вмешался Родгаз. – Он уменьшился почти вдвое, по сравнению с последним посещением столицы.

– И сколько ему еще? – спросил Мак.

– От полугода до пяти лет. Дар может гаснуть по разному. – Амура снова затянулся, но в этот раз выпустил дым через рот большим облаком. – Но это неотвратимо. Даже легенды иногда умирают.

В кабинете повисла звенящая тишина. Мак пытался переварить сказанное. Амура тоже задумался о будущем, потягивая трубку, а Родгаз просто не хотел вмешиваться.

– У вашего учителя есть потрясающая способность, – прервал тишину Амура. – Способность мыслить по другому. Я бы настоятельно рекомендовал учиться у него всему, чему он еще может научить. Вам это пригодится, поверьте мне.

Амура встал со стула и подошел к окну, куда задумчиво уставился.

– Мне нужен допуск в библиотеку, – облизнул губы Мак. – В закрытый архив.

– Только под моим надзором, – вставил слово калека.

– И с обещанием, что все техники вы будете перепроверять на полигоне и заранее предупредив... следователя, – добавил азиат.

– Я согласен, – кивнул Мак.

– Еще что-то? – поинтересовался гость, не отводя взгляда от пейзажа за окном.

Темный ученик перевел взгляд с Амура на Родгаза и спросил:

– Кто такие проклятые?


* * *

– Дуб – материал конечно хороший, – пробормотал Юринай, глядя на заготовку которую приготовила Левитания. – Однако, я бы посоветовал ясень. Он больше склонен к магии жизни...

– Я нашла только дубовую доску, – недовольно буркнула девушка.

– Ну, дуб тоже сойдет. Теперь следует начать расчеты рисунка и управляющих элементов. Только прежде чем приступить, нам надо сразу решить ключевой вопрос. – старичок поднял взгляд на девушку и спросил: – Что ваш артефакт будет делать?

– Я бы хотела, чтобы он бил по голове одного темного ученика, каждый раз, когда тот пропадает на несколько дней, но это мне пока не по плечу. – со вздохом призналась девушка. – Поэтому давайте остановимся на простом освещении.

– Освещении? – вскинул брови Юринай. – Я думал, вам преподавали основы артефакторики и...

– Мы начнем с освещения! – надавила друидка.

Старичок улыбнулся и достал писчую палочку.

– Что же. Освещение, так освещение. – мастер нарисовал пятиконечную звезду правильной формы. – Для начала, нам нужно найти поверхность, на которой мы можем нарисовать точно такую же звезду максимального размера. Это необязательный шаг, но поверьте мне – избежите массу ошибок и неточностей...

В этот момент, в дверь вошел незнакомец. Высокий широкоплечий мужчина был одет в черную хламиду с глубоким капюшоном. Из под длинных рукавов торчали кончики цепи из металла с зеленоватым отливом.

– Чем обязан, – поднялся из-за рабочего стола Юринай.

– Я поспать, – произнес незнакомец и стянул капюшон.

Под капюшоном оказался Мак с красными глазами и темными кругами под глазами.

– Чем ты занимался?, – сморщился Юринай. – И когда ты последний раз спал?

– Позавчера, – буркнул Мак и направился в комнату.

– А зачем ты напялил кандалы с цепями?

– Это костыли, – неохотно промямлил ученик и ушел в комнату.

Не раздеваясь, не расстилая кровать, даже не закрыв дверь, он просто упал лицом в подушку и мгновенно отключился.

Юринай подошел к комнате и аккуратно прикрыл дверь. Обнаружив рядом с собой друидку, он вскинул брови и поинтересовался.

– А алхимии вас учили?

– Да, но... как бы... – спрятала глаза девушка.

– Понятно. Давай начнем с азов. Сейчас мы попробуем сделать что-нибудь тонизирующее, – старичок подошел к шкафу с кучей различных баночек и мелких бутылочек. – Так, нам понадобится...

Мак стоял в полной темноте. Абсолютная тьма обволакивала все вокруг, кроме массивного делового стола, покрытого зеленым сукном. На столе стояло несколько чернильниц, стопка бумаг и кожаных папок и артефакт светильник. За столом, перебирая свитки сидел Амор.

— Ты еще собираешься встречаться с семьей, или тебе достаточно тех длинноухих? – спросил козлоголовый демон, не отрываясь от своего занятия.

Мак молча вздохнул и оглянулся. Прямо за спиной оказалось мягкое и удобное кресло, куда он и уселся.

— В любом случае, сейчас твое задание будет совпадать с моим обещанием. – демон развернул один из свиток и внимательно в него вчитался. Затем он взял перо и на старинный манер макнул его в чернильницу, не забыв стряхнуть каплю. – Его имя, настоящее имя, Ильест. Среди проклятых он известен как «Внучатый смерти». Профессионал в области магии смерти. На наше счастье, проклятье императорского рода выжгло ему дар. Он до последнего отказывался уходить во тьму. Итог — он совершенно потерял способность манипулировать смертью, своей родной стихией.

Демон умолк и продолжил черкаться в свитке, а парень не торопился начинать разговор. Он просто наблюдал за демоном.

— От тебя требуется простая вещь — убить его. В последнее время он стал слишком активным. Он увлекся метаморфами из диких животных. В дальнейшем, это может стать проблемой...

— Девятый, «Непризнанный бог», – бесцеремонно прервал его монолог Мак. – Это ведь про тебя говорят, так?

– Мы с тобой об этом уже говорили, – раздраженно произнес демон, убирая перо на место. — Я не справочное бюро и бесплатных ответов ты от меня не услышишь. Только если мне это будет необходимо. И в данный момент я не вижу нужды отвечать на твой вопрос.

Мак сжал челюсти так, что скрипнули зубы.

– Убей этого свихнувшегося урода, а потом реши, что для тебя важнее. Увидеться с семьей или получить ответы. – козлоголовый повернул голову, чтобы было лучше видно ученика, и добавил: -- тогда и поговорим.

– Где мне искать этого «Внука»? – спокойным тоном произнес темный ученик.

– Этот идиот стряпает измененных тьмой волков недалеко от деревни «Серебряный ручей». Там проходит довольно оживленный торговый тракт. Свяжись с торгашами. Они неплохо заплатят за работу. Ты все понял?

– Как я его должен убить? – спросил Мак.

– Насмерть, – усмехнулся козлоголовый демон и словно с издевкой добавил: – Бе-е-е-е-ездарь!

После этого перед Маком в воздухе начал проявляться незнакомый рисунок плетения.

– Без этого – ты его не убьешь, – заявил Амор. – Силы у тебя не меньше чем он может взять из источника. Только вот ему несколько сотен лет и уж он-то с тьмой поопытнее тебя будет! Не будь бестолочью! Запомни это плетение как следует!

– Что это такое? – рассматривая плетение спросил ученик.

– Это «Черная молния». Гордись! Это заклинание ушло в прошлое. Кроме одного мага его никто не знал. Ненадолго соединяет искры дара магии заклинателя и цели. В результате происходит разряд, та самая черная молния. И Заклинатель с целью теряют всю способность к магии. Действует на расстоянии пяти шагов. Эффект длится от пары часов до нескольких суток. Все зависит от силы мага. – демон усмехнулся. – Только запомни, что это заклинание каждый раз, понемногу убивает твой дар. Всего на кроху, но каждое применение истощает твою искру. Безвозвратно!

– Я запомню, – кивнул Мак.


* * *

Мак со стоном присел на кровати. Сморщившись от головной боли и жуткой тяжести в руках и ногах, он огляделся. Он так же спал у себя в комнате, в той же одежде, которую взял в пыточных. Мак взглянул на руки. На руках так же висели наручники с короткими кусками цепей.

– Впору бренчать цепями как призраки из сказок, – пробубнил парень и поднялся на ноги.

Протирая глаза рукавом, он вышел в общую гостиную, где перед его сонным взглядом предстала развернутая лаборатория Юриная. Учитель, вместе с друидом склонились над тремя небольшими чашками в которых было какое-то зелье.

– Оно пахнет, как солдаты на марше, – сморщилась Левитания, поставив чашу на стол.

– А я говорил, перегони раствор три раза! – улыбнулся старичок.

– Но это же снизило бы эффект!

– Зато мысли о потных солдатах не приходили бы в голову! – постучал по лбу мастер артефактор. – Если ты готовишь для себя и готова мириться с запахом – пожалуйста! Однако, если ты готовишь на продажу...

Старичок пожевал губами, но придержал критику, заметив проснувшегося ученика.

– О! Вот явный пример того, как простой покупатель отнесется к твоим зельям! Мак! У нас к тебе просьба!

Темный ученик обреченно вздохнул и подошел к учителю и Левитании.

– Будь добр, попробуй три этих эликсира и скажи нам, какой бы ты купил?

– Пусть сначала она попробует, – заявил парень указывая на друида. – Ее яды не возьмут, а я могу и кони двинуть!

– Это я, по твоему, отраву сварила?! – начала заводиться девушка, мгновенно поменяв оттенок кожи на зеленый. – Ты в этом городе таких зелий не то, что не найдешь! Тут про такое даже не слышали, да я...

– А ведь он прав, – с улыбкой перебивает ее старичок. – Покупатель вправе попросить тебя употребить собственное зелье, если это не яд, конечно.

Девушка недовольно перевела взгляд со старичка на помятого Мака и с недовольной мордочкой отпила по глотку из каждой чашки.

– Довольны?

– Доволен, – кивнул ученик и взял в руки первую чашку. Поднеся ее ко рту он ее тут же отстранил. – Почему это варево пахнет потными носками?

Старичок с довольной физиономией кивнул Левитании и подал следующую чашку. Первую Мак так и не попробовал, сразу поставив ее в сторону.

– А это жутко кислое, – произнес парень морщась словно пытался прожевать лимон целиком. Больше одного глотка он сделать не смог.

– Последний пробник, – произнес Юринай протягивая кружку Маку, который смотрел на него с подозрением. – Контрольный!

Ученик принюхался к чашке, но кроме легкого аромата цитруса ничего не почувствовал. Затем пригубил, причмокнул губами и опустошил чашку.

– Пахнет цитрусом. Кисло– сладкое. – резюмировал парень в итоге. – На вкус и запах вполне.

– Ощущения? – уточнил Юринай.

– Вроде бы сон отпустил, – пожал плечами Мак. – И боль в голове прошла.

– Собственно вот, – кивнул Юринай. – В принципе, эффект был бы от любого из трех образцов примерно одинаковый. По крайней мере, обыватель не заметит принципиальной разницы в эффектах.

– Просто обыватель болван! – съязвила девушка, показав Маку язык.

– Пусть он полный кретин и напыщенный идиот, но деньги платит он! – напомнил Юринай. – Поэтому, его мнение покупать у тебя товары или нет – в большинстве случаев будет решающим. Ты понимаешь о чем я?

Насупившаяся друид нехотя кивнула.

– Вот и отлично! Думаю, тебе стоит попробовать изготовить немного подобного зелья. Я думаю, пару больших бутылок хватит. – Задумчиво пробормотал старичок. – Это поможет набить тебе руку, а также даст небольшой запас, который можно продать.

Друид снова кивнула и покорно отправилась к столу с кучей различных приборов. Мак проводил ее удивленным взглядом.

– Что ты с ней сделал? – спросил он.

– Доказал, что она завалит первый же экзамен, – пожал плечами старичок и достал из складок домашнего халата свою трубку, которую тут же принялся набивать табаком. – Пойдем на улицу. Мы там немного прибрались.

Мак вышел вслед за учителем, раскуривающим трубку и оказался на веранде. По дополнительно протянутым от мачты веревкам вились ростки, которые давали плотную тень. Порой, среди них выскакивали ярко красные цветки, а местами висели мелкие зеленые плоды. Корабль, превращенный в веранду, с плетеными стульями, столиком и парой кресел, просто завораживал.

– Сколько я спал? – спросил ученик в первую очередь.

– Ты? Больше суток, – пожал плечами Юринай пыхнув трубкой. – За сутки наша дриада превратила корабль в потрясающее зеленое... Я даже затрудняюсь это назвать каким-либо словом.

– Убежище, – произносит Мак, усаживаясь в плетеное кресло.

– Да. Думаю это слово подходит как нельзя лучше, – кивает старичок. – Хоть в чем-то у нашей особы есть серьезные знания. А как у тебя?

– Учусь, – пожал плечами ученик. – Больше пока боевым заклинаниям, но неплохо получается с пытками.

Старичок закашлялся, случайно проглотив порцию табачного дыма.

– В смысле пытками? – тут же спросил Юринай.

– Самыми обычными. – пожал плечами Мак. – Это оказалось не так просто, как я думал раньше.

– Ты занимаешься пытками? – мастер артефактор откровенно пялился на парня. – Ты маг! Как ты мог опуститься до такого?

– Во-первых – магия боли, – принялся загибать пальцы ученик. – Без опыта пыток – про полноценный доступ к магии боли можно забыть. Во-вторых – элементарный опыт в допросах людей. В-третьих – за последние несколько дней, в открытом архиве я узнал больше, чем от всех книг и разговоров с тобой вместе взятых.

Мак упер тяжелый взгляд в старичка. Тот его спокойно выдержал и пыхнув трубкой спросил:

– И что же ты такого узнал?

– Родгаз выдал мне разрешение посещать открытое крыло библиотеки ордена. А еще я вплотную столкнулся с печатью «Девятого, непризнанного бога», выяснил, кто такой проклятый ученый, он же Уринай, прочитал его трактат «Маготроника», обнаружил несколько упоминаний о труде Юриная Аболлоского «Маготроника в артефакторике»... – начал перечислять Мак. – Мне продолжить?

– Мак, – вздохнул Старый Мастер. – Зачем ты лезешь в эти дебри? Можно ведь вполне спокойно жить, наслаждаться женщинами, свободой, деньгами и статусом. Сдался тебе этот непризнанный, проклятые и остальные? Ведь даже если ты узнаешь все, до самого конца – ничего не произойдет! Император не сложит с себя корону, университет магии не провалится под землю, небо в конце концов не упадет на голову!

Ученик молча выдержал отповедь учителя тихо, сквозь зубы произнес:

– А проклятые? – Мак оглянулся, удостоверившись, что его никто не слышит. – Я буду и дальше бояться каждого шороха от мысли, что они могут меня убить?

– Прекрати передергивать! – сморщился старичок. – Биться с проклятыми и лезть в дебри истории с ее вывертами – разные вещи! Ты не понимаешь куда ты лезешь и как...

Мак поднял раскрытую ладонь, звякнув металлом цепей, обрывая отповедь учителя.

– Записи Уриная! Первые его работы по датам были записаны больше тысячи лет назад. Последняя его работа «Душа стихии», где описаны «Шаги Уриная» датирована датой в сто пятьдесят лет...

– Шаги были раньше! – вмешался учитель. – Просто вместе он их собрал...

– Изгнание проклятых было двести десять лет назад, – оборвал его Мак. – Что выходит? Он закончил свою работу спустя шестьдесят лет, после посмертного проклятия императора?

Юринай недовольно насупился и сложил руки на груди в замок.

– Это могли сделать его последователи, – пробубнил он.

– А то, что он живет восемьсот лет тебя не смущает? – возмутился парень и начал переходить на повышенные тона. – Тебя не смущает, что его личное клеймо имеет вид демона с головой козла? Тебя не смущает, что почти у каждого проклятого есть вещица с этими клеймом?

– Послушай, – снова попытался его урезонить старичок. – Не будь дурачком! Не лезь в это! Тебе же...

– А теперь ты послушай, – произнес парень вставая с кресла. – Мы с тобой договорились – я твой ученик и мы идем в столицу. Как только я получаю подмастерье – ты идешь своей дорогой, а я своей. Так?

Старичок выдержал тяжелый взгляд темного ученика и тот продолжил:

– Я не собираюсь дрожать как банный лист каждый раз, когда почувствую проклятого. Я перебью их всех, если потребуется! – Мак тряхнул рукой, на которой висели стальные наручники с цепями. – Если они будут мне мешать – я их уничтожу.

– Люди веками копили силу и знания! – зашипел Юринай. – А тут явился ты и решил, что умнее, сильнее и тебе закон не писан? Ты забыл последнего проклятого? Да ты не дотягиваешь даже до грязи под его ногтями!

Мак молча сжал руки в кулаки и свел их между грудью. Тут же между кулаками мелькнуло что-то черное. За тем еще раз и еще. Секунда и между кулаками парня протянулась абсолютно черная электрическая дуга, которая трещала и выдавала громкие хлопки.

Юринай вскочил с места и с перепуганными глазами сделал несколько шагов назад. А ученик, словно этого и ждал, с усилием развел кулаки. Дуга из черной молнии стала все толще и длиннее.

– Это молния, – вылупив глаза произнес старик. – Черная молния!

Мак развел руки еще сильнее и разряды достигли чудовищной по местным меркам величины. От них ответвлялись короткие ветки, которые в один момент бросились к полу, снастям и креслам, словно хищные щупальца.

Вспышки тьмы, треск и грохот прекращаются мгновенно. Мак просто прервал заклинание, словно это был пустяковый светляк.

– Молния – это чистый свет, – сглотнув произнес Юринай. – Где ты нашел это заклинание? В ордене? Это там ты научился или... Это был артефакт! Да? Ты должен показать мне...

– Нет такого заклинания, – произносит Мак. – И артефакта такого нет.

– Это невозможно, – усмехнулся старичок. – Это невозможно в принципе! Как ты это сделал?

– Невозможно, – хмыкнул Мак. – Говорят, что убить бога – тоже невозможно.

– Ты... – недоверчиво пробормотал старик. – Ты создал его сам?

– Сам, – кивнул Мак.

– Хочешь сделать это тайной? – задумчиво спросил учитель.

– Договор, – протянул руку Мак. – Я покажу, как я сделал черную молнию, а ты будешь учить меня по-настоящему.

Юринай взглянул на протянутую руку и поднял взгляд на ученика.

– По-настоящему, – напомнил парень. – Я не нашел твоего трактата, но теперь я знаю точно! Ты занимался анализом артефактов!

Старичок протянул руку и пожал руку ученика.

– Договор, – произнес учитель, глядя ему в глаза, и добавил: – К следующей неделе присоединяешься к Левитании. С собой полный ритуальный набор, набор чернил с кистями и средний артефактный набор.

– Я же готовил с тобой краски для...

– Это мои краски, из моих ингредиентов, приготовленные на моем оборудовании, – произнес старичок. – Если уж захотел по-настоящему, то привыкай работать на своем. Да, и материал тоже будет твоим и


убрать рекламу




убрать рекламу



ли за твой счет...


* * *

Набережная кипела своей жизнью. Закат, спугнувший дневную жару, выгнал на улицу мелких лавочников и уличных поваров. Появились первые телеги с товарами. Каждый пытался успеть сделать все дела до захода солнца.

В мешанине людей, снующих по набережной, Мак довольно сильно выделялся. Высокий рост, широкие плечи и странная черная роба. Парень шел у края улицы, у витрин, поглядывая на товары, которые выставляли торговцы.

– Надо же! – послышался голос Ланы. – Кого я вижу!

Мак обернулся и увидел торговку на телеге. Она сидела рядом с извозчиком, помятым мужчиной с куцей бородкой.

– А не ко мне ли ты направляешься?

– К тебе, – кивнул Мак.

– Залезай, – кивнула Лина на телегу. – Мне как раз потребуется твоя помощь.

Парень быстро запрыгнул в телегу. Лина скомандовала мужичку. Пока тот понукал старую клячу, женщина развернулась к парню.

– Где ты пропадал? И что за странный балахон ты на себя напялил?

– Нашел постоянную работу, – пожал плечами Мак.

Лина тут же поджала губы и недовольно произнесла:

– Это где, интересно?

– В ордене «Белоснежной розы», – ученик поднял руки и показал кандалы с цепями.

Лицо женщины мгновенно сменилось с обиженного на встревоженное.

– Ты сбежал? Они тебя пытали? Я знаю место, где можно временно укрыться...

– Нет, я вроде как наемный работник, – усмехнулся Мак опеке от Лины. – Допросы, некромантия и немного пыток.

– А зачем тебе тогда, – женщина взглядом указала на кандалы.

– А, это? Это артефакты. Они помогают сдерживать силу. Своего рода костыли, – Мак поймал хитрый взгляд девушки. – Что?

– Это только для магической силы костыли? – с ехидцей спросила она и окинула его жгучим взглядом.

Извозчик, во всю гревший уши крякнул и сделал вид, что закашлялся.

– Только магической, – кивнул парень. – У меня есть пара свободных дней и мне нужны два набора инструментов. Полный ритуальный и средний артефактный.

– Ну-у-у-у, это будет стоить приличных денег – задумчиво протянула Лина. – У меня есть пара мелких заказов для тебя. Этого мало, так что... У меня есть идея получше.

– Какая?

– Помнишь я тебе рассказывала о людях, которым требуется помощь? Серьезных людях?

– Что за помощь и как много они заплатят?

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

По извилистой грунтовой дороге вышагивала странная компания. Впереди шел Мак, ведя за собой небольшого, груженого осла. На нем было плотно упаковано нехитрое походное снаряжение: провизии на несколько дней и набор по ритуалистике.

А рядом, надув щеки и сложив руки на груди в замок шла Левитания.

— Долго ты будешь строить из себя неприступную стену? – с прищуром спросила друид, заглядывая в глаза Маку.

Девчонка выбежала прямо перед ним и, уперев руки, в бока заявила:

— Ты можешь нормально объяснить, куда направляешься?

– Очень верно подметила, – буркнул парень. — Отправляюсь Я! Я, а не мы!

Мак с раздражением взглянул на друида, которая увязалась за ним.

— Ты мне не указ куда и когда мне ходить и что делать! — заявила девушка.

— Вот и иди, и занимайся чем хочешь! – прошипел Мак. – Чего тебе от меня надо?

Парень обошел девушку и продолжил путь.

– Та торговка дала тебе заказ? Да? – снова затараторила девчонка. — Что ты сделал, чтобы получить его? Ты ведь с ней спал?! Так? Я видела как она на тебя смотрит!!!

Мак начал не на шутку заводиться. Он сжал кулаки и повернулся к Левитании.

– Да, я с ней сплю, – прорычал он не скрывая бешенства. -- А тебе какая разница, с кем и когда я сплю? Я перед тобой отчитываться должен? Или ты мне в вину ставишь то, что у меня есть личная жизнь, а ты в двадцать с лишним лет на ребенка похожа?

Девушка покраснела, поджала губы и тихо произнесла:

– Идиот...

– Возвращайся к Юринаю. Вернусь через несколько дней. Максимум – через неделю, – добавил темный ученик и обошел ее. – У меня будет достаточно работы и нянчиться с тобой мне совершенно некогда.

– Я иду с тобой! – заявила друид.

– Это мой заказ и я не намерен делиться платой за него. Даже если ты будешь ввязываться в его выполнение.

– Не нужны мне твои деньги, – фыркнула Левитания. – Я иду с тобой!

– Иди, – кивнул Мак. – Только вот ночлег и еду обеспечиваешь себе сама.

– Перебьюсь как-нибудь, – пожала девушка плечами.

Несколько минут Мак наслаждался тишиной, которой удалось добиться договором с друидом, но это продолжалось всего пару минут. Закончились они неожиданно:

– Прости, это твое личное дело, – произнесла Левитания за спиной. – У тебя с ней все серьезно?

Мак остановился и с удивлением взглянул на попутчицу.

– Что ты сейчас сказала?

– Ну, вы там... жениться собрались или вы...

– Нет, до этого!

– Эм-м-м... Это твое личное дело?

– Еще мгновением раньше, – с прищуром произнес Мак. – Я, помоему, ослышался, но ты сказала...

– Я сказала «прости».

Мак затравленно оглянулся.

– Что?

– Жаль никого нет рядом, – наиграно развел руками Мак. – Кто бы мог подумать! Оказывается Левитания «Зеленая буря» умеет извиняться!

– Прекрати ерничать! – снова насупилась девчонка.

– Нет, серьезно! Это впервые за время нашего знакомства! – произнес Мак продолжая путь. – Ты ни разу не удосужилась извиниться! Ни разу!

– Если ты не прекратишь, то это будет последний раз! – недовольно буркнула девушка. – И может, все таки расскажешь, куда мы идем?

– Куда ты идешь не знаю, но я иду зачищать чащу «Серебряного ручья». Там завелась какая-то дрянь, которая сначала нападала на путников, потом сожрала торговый караван. От охраны, до лошадей. Последние вести были как раз оттуда. Тварь начала нападать на деревню.

Левитания сразу стала серьезной и сосредоточенной.

– Кому принадлежит деревня? Кто оплачивает зачистку?

– Деревня и участок торгового тракта находятся под контролем города «Чайка». Только местные маги наотрез отказались куда-либо ехать и тем более устраивать облаву на непонятное чудовище. – Мак на секунду остановился и достал из свертка на спине ослика странный посох. – Оплачивают наше веселье муниципалитет города Чайка и торговая гильдия.

Длинная палка из черного дерева заканчивалась человеческой костью, вбитой в трещину. К ней были привязаны еще с десяток косточек поменьше, с начерченными на них рунами.

– Что это за мерзость? – ткнула пальцем в палку Левитания.

– Походный артефакт, – коротко пояснил Мак. – Специально сделал.

– А другой материал ты взять не мог?

– Был бы друидом – взял, – Мак слегка приподнял посох и стукнул им о землю.

Раздался стук костей на посохе и лязг цепей оков. Глаза ученика тут же заволокло тьмой. Он оглянулся и довольно кивнул.

– Отлично!

– Что ты сейчас сделал? – сморщилась друид.

– Просканировал окружающее пространство, – пожал плечами Мак. – Пойдем.

Так, неторопливым шагом парочка шла до самых сумерек. Периодически ругаясь, мирясь и разговаривая на отвлеченные темы они преодолели довольно серьезное расстояние.

– Остановимся здесь, – объявил Мак, кивая в сторону поляны справа от дороги.

– Почему здесь? – нахмурилась девчушка. – Может дойдем до деревни? Тут осталось то пару часов идти.

– Во-первых – не пару, а часа три-четыре нашим темпом, – буркнул парень. – А во-вторых – деревни может уже и не быть. Последние вести из нее были месяц назад.

Левитания взволнованно взглянула на парня.

– Ты так об этом говоришь, словно это пустяк какой-то.

– Ты когда-нибудь участвовала в боях? – спросил Мак. – Не стоя рядом, а на переднем фронте. Там, где кровь и смерть? Нет? Я не то, чтобы спец, но пару раз участвовал в уничтожении нечисти. И вот что я заметил...

Мак остановился и стукнул посохом по земле. Удостоверившись, что рядом нет ни живых, ни восставших, ни просто мертвых, он продолжил:

– У нечисти нет чувства долга, чувства совести, эстетики или чувства сострадания. Только прагматичный подход, если это рукотворная нечисть и принцип целесообразности, у стихийной нежити. Чудовищу потребовалось вырезать деревню? Будь уверено – оно ее уже давно вырезало. – ученик устало вздохнул. – Если оно живое – то скорее всего оно просто питается мясом. За тридцать дней оно деревню не сожрет, но я в любом случае не намерен соваться в опасное место в потемках.

Мак указал на край поляны.

– Пойдем, там есть ручей. Напоим Иа и разобьем лагерь.

– Кого напоим?

– Осла, – пояснил парень. – Иа. Я его так назвал.

– Что за глупое имя? – фыркнула Левитания.

– Он похож на одного персонажа из сказок, которые я слышал.

Дойдя до ручья Мак довольно быстро развел огонь и поставил примитивный вариант палатки. Постель он приготовил из обычного лапника и широкого шерстяного одеяла.

– А где я буду спать? – поинтересовалась Левитания.

– Понятия не имею, – пожал плечами Мак. – Я тебя предупреждал. Содержать я тебя не собираюсь...

Парень подцепил котелок и набрав в него воды подвесил его на огне, не обращая внимания на девушку, которая всячески высказывала свое недовольство.

– Если ты думаешь, что я тебя собираюсь кормить – зря, – пробормотал ученик доставая из сумки крупу и сверток с сушеными полосками мяса.


* * *

Мак подкинул веток в разгорающийся костер и взглянул на горизонт. Рассвет уже вступил в свои права и солнце показалось из-за горизонта. Передернув плечами от утреннего холода, ученик принялся готовить завтрак. Мельком глянув на девчонку, которая спала завернувшись в одеяло, он вздохнул и устало вздохнул:

– Мало того, что грелка из нее так себе, так еще и пинается во сне.

Готовка не заняла много времени, а заодно разбудила девушку, которая с довольной миной и деревянной ложкой, через три минуты уже ожидала свою порцию.

– Даже не думай! – сразу отрезал Мак. – Ты друид? Друид! Вот и питайся силой леса! Хватит с тебя и теплой постели.

Насупившаяся девушка изобразила обиду, а Мак тем временем быстро закидал в себя кашу и приступил к чертежу какого-то сложного рисунка.

– Что ты делаешь? – тут же пристала Левитания.

– Ищу живых на дальней дистанции, – пробубнил Мак. – Если быть точнее, то я ищу кровь.

– Зачем? – вскинула брови друид.

– Надо понять, остались в деревне живые или нет.

– Какое это имеет значение?

– Если они еще остались, то скорее всего, тварь вернется чтобы их сожрать. Значит и уходить далеко ей смысла нет. А если все мертвы, то она скорее всего пошла кормиться в другое место.

Девушка пожала плечами и наивно поинтересовалась:

– А не проще сходить и посмотреть? Нам ведь все равно надо будет идти в деревню, так?

Мак посмотрел на нее с усмешкой.

– Первое правило – безопасность, – вздохнул Мак. – Я как-то записывал походные правила для странствующих магов. Потом дам почитать...

– Ты пишешь трактат?

– Нет, делаю записки, которые помогут выжить молодым магам в странствиях, – мотнул головой Мак, проводя чертежной указкой большой круг. – Там из личного опыта Юриная...

– И что в этих правилах? – не унималась девушка.

– В идеальном варианте – мы останемся на месте, пока тварь не будет уничтожена. – Мак закончил рисунок и принялся наполнять его силой.

– Но ведь это бред! Как ты ее будешь искать? Черт с ним! Намалюешь какой-нибудь ритуал, но ее ведь еще и убить надо! – недоверчиво насупилась девушка. – Тварь разбивающая караван с охраной – это не пара головорезов и не голодный до одури медведь!

Мак не стал отвечать, а запустил ритуал. Рисунок под ногами парня коротко мигнул зеленым оттенком, да испустил противный запах серы. Пара секунд и темный ученик замер как вкопанный.

– Мак? – заволновалась девушка через пару минут. – Мак!

Она хотела было добраться до него, но рисунок под ногами парня продолжал испускать противный и едкий дым. Когда девушка подобрала приличный камень, чтобы швырнуть его в парня, тот резко сделал сиплый вдох и развеял ритуал.

– Ты меня напугал, идиот! Я думала, ты что-то напутал! – обрушилась криком на него друид и все таки запустила в него камнем.

– Ай, блин! – потер Мак плечо, куда тот прилетел. – Ты совсем сдурела? Если ритуал сделан с ошибкой, то он почти всегда просто не сработает или не активируется.

– А мне откуда знать?!! – не унималась Левитания и уже оглядывалась в поисках следующего снаряда. – Ты меня напугал, кретин!

– Успокойся! Лучше вещи собери, чем пялиться на мою работу!

– Я тебе в служанки не записывалась!

– А кто ночью у меня под боком сопел? – возмутился парень. – В следующий раз будешь на земле у костра спать!

– Погоди, ты же сказал, что мы отсюда никуда не уедем? – тут же сменила тему девушка.

– Я сказал – в идеальном варианте, – пояснил ученик. – Деревня мертва. Там нет живых.

– И мы туда спокойно пойдем?

– Судя по тому, что я успел увидеть – тварь все же питается плотью. Следовательно у нее есть кровь, а значит ей требуется пища. – Мак задумчиво потер подбородок. – В деревне ей жрать нечего, поэтому чудовище ушло. Собирай вещи, я пойду отвяжу Иа.


* * *

Темный ученик и друид стояли у огромной избы старосты и смотрели на обглоданные кости ребенка. Рядом нервно переминался с ноги на ногу Иа, всхрапывая и порываясь уйти подальше от проклятого места.

Мак присел у останков и пальцем повернул кусок тазовой кости.

– Смотри вот сюда. Видишь эти отметины? Это следы клыков, – указал Мак на глубокие царапины.

– А это когти, – указала девушка на избу. У входа, там, где раньше была дверь, на стене виднелись глубокие параллельные борозды. – И тварь не одна.

– В смысле? – нахмурился Мак.

– Следы. Разные следы, – пояснила друид. – Я не знаток, но кое-чему меня все же учили.

– Сколько ты их насчитала? – спросил Мак, обводя взглядом окрестности.

– Пять. Я насчитала пять тварей.

– Пять, – повторил Мак, что-то прикидывая в уме. – Тогда неудивительно, почему вся деревня превратилась в кладбище так быстро. Они просто ее сожрали.

– Что мы теперь будем делать? – спросила девушка, морщась от трупной вони, которая стояла в деревне.

– Первое правило – безопасность, – напомнил Мак и оглянулся. – Надо найти дом почище. Поселимся в нем и окружим защитными заклинаниями.

– Вон тот выглядит нетронутым, – указала девушка на избу чуть дальше по улице.

Подойдя к ней, Мак отметил, что окна и двери закрыты. Обойдя дом, он так и не обнаружил места, через которое удалось бы в него проникнуть.

– Мак, – позвала его Левитания.

Ученик подошел к входной двери и обнаружил ее открытой. Рядом стояла друид, а сама дверь была густо оплетена молодым ползучим растением.

– Дверь была закрыта изнутри на засов, – пояснила девушка. – Я открыла ее с помощью «поползня»...

Парень подошел к двери и увидел свернувшегося калачиком мужчину. Он лежал на боку, вцепившись синюшными пальцами в волосы на голове. На лице застыла маска дикого ужаса, а глаза давно заволокло белой пеленой.

Девушка сморщилась от запаха, а Мак тем временем прошел внутрь и подергал за руку мертвеца. Тело сдвинулось целиком.

– Окоченение, – пробубнил под нос парень. – Больше суток, но меньше трех.

– Они недавно тут были? – спросила она.

Мак молча кивнул и огляделся.

Пара матрасов. Один на дощатой кровати, второй на печке. Лавки, стол, корзины, шерстяные одеяла в углу. Простенько, но чисто.

– Останемся здесь, – вынес вердикт ученик. – Я вынесу труп, а ты открой все окна. Надо проветрить дом и посмотреть, что здесь осталось съестного.

Мак подхватил за ногу труп и хотел уже вытащить его на улицу, но тут услышал сдавленный стон девушки.

– Здесь слишком много смерти, – сглатывая ком в горле произнесла Левитания. – Мне трудно дышать...

– В горшке у печки есть немного крупы, – произнес Мак. – Насыпь в горшок земли и прорасти в нем зерна. Твоя магия перебьет местный фон. Будет легче.

Друид кивнула и направилась к печке, а Мак вытащил труп и огляделся.

– Куда бы тебя пристроить? – задумчиво произнес он.

Его взгляд зацепился за конюшню. Он обнаружил, что в стене отсутствует несколько досок из задней стены. В самой конюшне валялись остатки обглоданных костей. Судя по ним здесь держали не только лошадь, но и несколько баранов.

Затащив внутрь труп, Мак подошел к пролому в стене и внимательно оглядел края досок. Сколы и наклоны крайних указывали на то, что тварь едва пролезла вовнутрь. Мак развел руками и прикинул в уме: «Ширина метра два, не меньше». Взгляд снова зацепился за отпечаток в земле.

– Большие, зубастые и клыкастые твари, – поджимая губы произнес он.

Еще раз осмотрев кровавую бойню, которую устроили здесь неизвестные чудовища, он торопливо направился к дому.

– Левитания, ты там как? – крикнул он с улицы.

– Нормально, – отозвалась девушка. – Немного отпустило.

Мак кивнул и подошел к привязанному ослу.

– До темноты надо успеть поставить защиту, – заговорил он с животным. – Вот выставим круг и пойдем на кладбище. Думаю, это будет самый эффективный способ.


* * *

В доме царила тишина.

Левитания сидела у стола на небольшом табурете, поджав под себя ноги. Она грела руки, удерживая глиняную кружку, наполненную парящим отваром трав.

Рядом за столом сидел Мак. Он вертел в руках старый меч, со следами оттёртой ржавчины. Ученик заглядывал в тетрадь со своими записями, сверялся с положением рун и магического рисунка, и продолжал наносить замысловатые рисунки.

– Я никогда не чувствовала столько смерти сразу, – почти шепотом произнесла девушка, не отрывая взгляда от места, где они обнаружили единственный целый труп. – Я чувствовала как умирали животные, я помню как впервые почувствовала смерть одной из старых служанок. Она умерла во сне... Я прикрывала свой отряд телохранителей... Но сотня смертей сразу... в одном месте... И страх. тут все пропитано страхом, животным ужасом.

– Когда я говорил про нежить или выверты стихийной силы – я не шутил. Те твари, что тут завелись – это просто стихия. – Мак взял кисть и макнул ее в чернила. – Они просто хотят жрать.

– Но не всю же деревню разом?!! – вскинула голову друид.

– Они не за один присест всех съели, – пожал плечами ученик. – На кладбище свежие могилы. Большую часть успели похоронить.

Левитания поднесла дрожащей рукой кружку к губам и сделала небольшой глоток горячего отвара.

– Как мы их найдем? – спросила она.

– Мы? Никак. Я не собираюсь бегать по лесам и отлавливать этих чудищ. Тем более, что каждая из них размером с две коровы. – Мак закончил нанесение очередного элемента и еще раз сверив его форму и четкость, с образцом, слегка подул на него силой. – Почти готово!

– А как тогда... – не успела задать вопрос девушка.

– Для этого есть куча приемов, но мне нравится самый простой и надежный – отряд нежити.

– Ты хочешь поднять толпу тупых мертвецов и отправить их на поиски этих чудовищ?

– Не совсем так, – сморщился Мак. – Во-первых – тупая нежить далеко сама уйти не сможет. Да и у меня просто не хватит умения управлять такой толпой сразу. Поэтому я сначала создам призрачного сержанта. Довольно сообразительная нежить. Сделав его командиром и завязав на него остальную нежить уже можно поднимать толпу тупых мертвецов.

– Эти чудища их просто порвут на части, – недоверчиво произнесла друдика. – Как эта нежить будет убивать чудищ?

– Я дам им в руки инструмент, который найдем в деревне. Топоры, молотки, вилы...

– Этого мало, – покачала головой Левитания.

– Да, – кивнул парень. – Остальные возьмут копья.

– Какие копья?

– Обычные заостренные палки, – пожал плечами Мак. – Можно еще конец опалить на огне, чтобы крепче был.

– Ты хоть представляешь, сколько тебе придется поднять мертвецов?

– Дело не в том, сколько придется поднять, – вздохнул парень. – Дело в том, сколько смогут встать и держать оружие в руках. Здешнее кладбище довольно маленькое. А профессиональных бойцов на нем похоронено всего два.

Друид с подозрением взглянула на парня.

– Откуда ты знаешь?

– Вместо надгробия у воинов вонзают в землю их оружие, – хмыкнул Мак и кивнул на меч на столе. – Призрачного сержанта из обычного крестьянина не сделаешь. Для этого нужен именно боец.

– Ты так говоришь, словно делал это уже не раз, – поежившись произнесла Левитания.

– Сержанта – в первый. А вот с обычными призраками и мертвецами – да. Работал. Много работал...

– Иногда ты говоришь как бесчувственное чудовище, – недовольно буркнула девушка.

– Не я такой – пожал плечами парень. – Жизнь такая...

Мужчина, сидевший на месте возницы, затравленно оглянулся. Солнце склонялось к закату, и тени от дремучего леса подбирались все ближе.

— Почудилось, – бормотал он себе под нос, сжимая в руке оберег, доставшийся от местной ведьмы. — Птаха просто с ветки вспорхнула...

– Помрем тут, Ирвин, – затравленно проблеяла женщина рядом с ним. — Как есть, помрем...

— Рот прикрой! — оскалился мужчина. — Нечего беду загодя звать! Авось не помрем... Немного осталось, проскочить должны...

Спустя несколько минут, едва мрак поглотил чащу, они впервые увидели пару наблюдающих за ними глаз.

– Пресвятые боги, – прошептала женщина, вцепившись мертвой хваткой в мужа.

Как только тот заметил, куда указывает женщина, то начал со всей силы стегать лошадь кнутом и кричать во все горло:

– Беги! Беги кляча старая, ежели жить еще хочешь!

Кобыла рванула вперед, словно и сама почуяла неладное. Телега, подпрыгивающаяна ухабах, скрипела как в последний раз .

Ирвин очень рисковал. Кобыла могла сломать ногу, телега могла развалиться прямо на ходу, но край темного леса был совсем рядом. Ещё немного, буквально пара шагов и светящиеся глаза отступят...

Кр-р-р-р-ра-акх!

Колесо у телеги треснуло и телега пошла юзом. Десяток метров и остатки переднего колеса отлетели в сторону. Еще пара секунд и раздался треск лопнувшей оси.

Хресть!

Тут телега уже наклонилась и на полном ходу воткнулась в землю. Ирвин и Соль кубарем покатились по дороге, чудом не попав под завалившейся воз.

Когда мужчина кое-как присел, то обнаружил разбитую телегу и несколько пар светящихся глаз. Из леса к ним медленно, словно наслаждаясь моментом, подходили огромные твари, размером с пару быков. Они шли не спеша. Из приоткрытой пасти виднелись белоснежные зубы и текла тягучая слюна.

Раздался треск – кобыла рванула так, что умудрилась порвать сбрую. Старая кляча на всех парах унеслась вперед по дороге. За ней тут же метнулись смазанными тенями два монстра, остальные остались на месте.

— Святые боги и хозяева преисподней... – выдавил Ирвин последнюю молитву и закрыл глаза, обнимая супругу что есть сил.

В этот момент, ближайшее чудовище, уже пригнувшееся для прыжка, зарычало. Секунда, вторая, но ничего не происходило. Лишь рык становился сильнее и поменял тональность. Мужчина осторожно открыл глаза и увидел, что чудовища жмутся к земле. Шерсть на загривках стоит дыбом, зубы оскалены, словно у кошки, обнаружившей перед собой пса.

Ирвин обернулся назад и, обнаружил приближающийся строй людей в похоронных одеяниях с копьями. В груди мелькнула надежда на спасение, но с каждым шагом строя, она гасла, превращаясь в холодный липкий пот.

К разбитой телеге приближалась толпа мертвецов. Около сотни трупов разной степени разложения приближались к темным тварям, держа в руках заточенные деревянные колья. Парочка была с металлическими наконечниками. Некоторые мертвецы держали в руках старые мечи, топоры, вилы, серпы. А один волочил по земле большую кувалду

Темные чудища вступили в бой. Огромные туши, словно смазанные тени, метнулись в атаку, но вместо паники и суматохи, их встретил частокол из заострённого дреколья. Несмотря на качество, импровизированные копья сделали свое дело, вонзаясь в плоть. Первые две твари просто повисли на них, тщетно пытаясь дотянуться до полуразложившихся копейщиков. По команде мертвого командира, копейщики задрали их вверх. Под собственным весом, чудовища начали соскальзывать вниз, раздирая внутренности копьями. Последняя тварь все же смогла прорваться к вооруженным мертвецам и начала рвать плоть воинов, но те бесстрашно кинулись на нее, облепив, словно муравьи.

Ее били кузнечным молотом, ножами, топорами, пытались воткнуть копье, вилы и даже грызли зубами. Каждый мертвец считал своим долгом ударить, укусить, проткнуть или хотя бы выдрать кусок плоти темной твари. И все это на ходу, потому, что чудовище вертелось, металось, пыталось ухватить противников зубами, а когда поняло, что все тщетно, то сбежать.

Итог предсказуем – тварь просто истекла кровью и свалилась под тяжестью облепивших ее мертвецов.

Последнее из трех огромных чудовищ, уничтоживших не одну деревню, наконец испустило дух.

Из строя мертвецов к живым вышел командир. Им оказался полупрозрачный воин с вороненым мечом. Одной рукой он держал клинок, а второй удерживал длинный шест, на котором висели остатки красного знамени.

Он оглядел шевелящиеся остатки своего отряда, попавших под удар тварей, и оставшихся в живых путников. Бледные и трясущиеся мужчина с женщиной сидели на земле, дрожа от страха. Их окружал отряд мертвецов, не давая пуститься на утек.

Командир призрак подошел к живым и прогудел могильным голосом:

-- Кто такие?

Ирвин не смог ответить, трясясь от страха, только что-то невнятно промычал.

– Ты хочешь жить? – задал следующий вопрос призрак.

Ирвин молча закивал.

– Тогда назовись!

– И... Ирвин, – выдавил мужчина имя. – С-с-с-свободный мастер... Мастер камня...

– Что там? – спросил мертвец, кивнув на разбитую телегу.

– Инструмент, пожитки и статуэтки мелкие...

Командир развернулся и указал мечом в первого попавшегося мертвеца, из тех, что сохранились получше.

– Ты! Можешь говорить?

– Да, – пробулькал тот.

– Возвращайся к повелителю, – отдал команду призрак. – Скажи, что мы встретили живых людей и уничтожили трех гончих.

Мертвец кивнул и быстро поковылял по дороге, в сторону деревни, а командир развернулся к Ирвину.

– Куда делась лошадь?

– Сбежала, – указал мужчина направление. – За ней два этих монстра убежали...

– Давно?

– Нет, перед вашим появлением.

Призрачный сержант обвел мертвецов взглядом и скомандовал:

– Охранять, до приказа повелителя. – затем он развернулся и рявкнул утробным, надрывистым басом: – Отребье! Ты, ты и ты – остаетесь здесь на охране! Остальные стройся!

Мертвецы начали формировать колонну и спустя полминуты она двинулась по дороге.


* * *

Мак взболтал флакон с краской и задумчиво уставился на разложенный скелет лошади, находящийся в центре большого ритуального рисунка.

– Нет, все же надо добавить костей, – произнес он, и более уверенно добавил: – Седло из воздуха не вырастет.

В этот момент из дома выскочила Левитания.

– Мак! Сюда кто-то приближается! – заявила она с крыльца дома.

– А? Ты про это... – отмахнулся Мак. – Это посыльный.

– Откуда ты... – не успела произнести девушка, как мертвец показался около ограды.

Он спешно отворил калитку и, подволакивая ногу, прошаркал к Маку, остановившись в паре шагов от рисунка.

– Троих тварей убили, – пробулькал посланец. – За двоими погоня. На дороге двое живых. Со сломанной телегой. Под охраной. Велено доложить.

– Вот тебе и тупая нежить, – хмыкнул парень взглянув на Левитанию.

– Тебе повезло, – буркнула девушка.

– Это не везение, – сморщился ученик. – Это знание и прагматичный подход. Думаешь, они смогли бы действовать так слаженно, если бы не получилось поднять вояку?

– Ты два дня делал из той ржавой железки меч, – напомнила девушка. – Это долго и неудобно.

– Зато какой эффект?!! – пожал плечами Мак. – Мы с тобой спокойно в доме сидим, а они по лесам шастают, этих тварей выслеживают. Согласись, оно того стоило.

Девушка поджала губы и не ответила. Парень же активировал ритуал. Черные линии, наполненные силой тьмы испустили легкий дымок и заставили кости в пентаграмме дрожать. Сначала сила собрала кости в один ком, затем он уплотнился, и материал стал однородным, словно белая глина. Через несколько секунд из заготовки начал формироваться силуэт коня. Полное превращение заняло около двух минут.

– Что за убожество? – сморщилась друид от вида странной конструкции.

– Да, до костяных химер со старых гравюр еще далеко, – кивнул Мак осматривая результат ритуала.

Ездовая химера вышла, мягко говоря, своеобразной. Если быть максимально честным и не приукрашивать, то перед юным темным магом стояло на четырех ногах бревно, с выемками для сиденья.

– Когда я убрал все лишние элементы в рисунке, то не рассчитывал получить такой... результат.

– Ты вообще уверен, что его можно использовать как ездовое животное? – с сомнением поинтересовалась Левитания.

– Я могу использовать как ездовое животное даже этого мертвеца, – отмахнулся Мак и тут же улыбнулся осененный идеей. – Погоди ка! Ты! Подойди сюда и сядь на химеру.

Мертвец послушно проковылял к костяному убожеству и взобрался на нее.

– Сделай круг, верхом на ней, – отдал приказ ученик.

Химера послушно двинулась вокруг дома, под довольной улыбкой парня.

– Определенно – да! – произнес он, взглянув на хмурящуюся девушку. – Что ты на меня так смотришь? Управляющий контур работает, причем ездоку даже не обязательно быть живым! Хотят тут возможно подчинение з


убрать рекламу




убрать рекламу



а счет того, что и в мертвеце и в химере моя сила... Надо это проверить.

– Я на это бревно не сяду! – заявила Левитания. Мак продолжил молча сверлить девушку взглядом. – Даже не думай!

– Я же не заставляю тебя на этой химере в город ехать, – попытался урезонить Мак.

– Нет! – уперла в бока руки друид. Ее кожа начала приобретать зеленоватый оттенок. – Я все сказала!

Мак устало вздохнул, но тут в голове всплыло упоминание о выживших.

– Ты! Что ты там говорил? – переспросил Мак у замершего мертвеца верхом на бревне.

– Троих тварей убили. За двоими погоня. На дороге двое живых. Со сломанной телегой. Под охраной. Велено доложить. – слово в слово повторил мертвец.

– Отправляйся к месту, где оставили живых, – скомандовал темный ученик. – Телегу и выживших доставить сюда.

Мертвец молча направился к выходу.

– Что ты собрался с ними сделать? – задумчиво поинтересовалась девушка.

– Ничего такого, попробую узнать как работает контроль химер посторонними, – отмахнулся Мак. – Да и тут в любом случае безопаснее, чем на дороге.

– В доме всего две кровати, – напомнила Левитания.

– Поместимся как нибудь. К тому же, я надеюсь они смогут готовить еду, – парень хмуро взглянул на девчушку и с издевкой добавил: – А то я не способен оценить все достоинства кухни клана «Падающий лист».

– Мог бы и сам готовить! – огрызнулась в ответ друид.

– А работать я когда буду? – развел руками Мак.

– Работать? Да ты просто пробуешь все ритуалы подряд! – фыркнула Левитания. – То мы кости плавим, то химер создаем, то мышей проклинаем...

– А чем по твоему должен заниматься темный маг? – хмыкнул ученик. – Цветочки растить? Или в подземельях над сокровищами чахнуть?

– Ну, хотя бы, – пожала плечами девушка.

– Я стараюсь использовать все, что могу в нашей ситуации. Даже не использовать, а хотя бы просто воспроизвести. – пояснил Мак. – С мгновенными заклинаниями у меня совсем плохо. Поэтому я использую все ритуалы, что собрал за последнее время в архиве ордена «Белоснежной розы». И все надо попробовать, отметить нюансы и записать. В городе работать с мертвой плотью трудно... и не всегда законно. Когда я еще так попрактикуюсь? А мне ведь за это еще и деньги платят.

– Практикант! – фыркнула девушка. – Ты же работал с мертвецами в ордене!

– Но отряды нежити мне никто создавать там не даст! Да и воина с того света поднять если и дадут, то коситься будут долго, – недовольно буркнул Мак.

– Все бы вам, темным, с мертвой плотью возиться, – насупилась девушка.

– Тебе бы тоже не помешало чем-то занятся, – с укоризной произнес Мак. – То, что ты дом превратила в один большой куст – это не показатель навыков.

Мак кивнул на дом, который с виду был еще нормальным, но то тут, то там, бревна дома уже пускали молодые побеги с цветочками. А через окно внутри дома виднелись настоящие зеленые заросли.

– Не тебе меня учить быть друидом! – оскалилась она.

– Зато мне тебя учить основам и тактике магии в походах, – Мак кивнул на посох, который он воткнул рядом с пентаграммой.

– Это артефакт, – сложила девушка руки на груди. – Какое отношение он имеет к тактике?

Мак вздохнул и почесал голову.

– Надо достать мои записи...


* * *

Солнце клонилось к закату и на мертвую деревню опускались сумерки. Дома зияли темными провалами вместо выбитых окон и дверей, создавая довольно мрачную атмосферу.

Свет виднелся только в одном доме. В нем, за столом, над рукописями склонились две фигуры.

– Когда Юринай раз за разом повторял мне эти правила, я просто соглашался, – пояснял Мак, склонившейся над тетрадью девушке. – Да, я мог с ходу попытаться оспорить каждое, но на самом деле, эти правила действительно объективны.

– Безопасность, – пробормотала девушка.

– Верно, – кивнул парень. – В первую очередь, куда бы ты не шла, кто бы тебя не сопровождал, ты всегда должна контролировать окружающее пространство. Чем дальше – тем лучше.

– А если в меня издалека чем-то зарядят и...

– В том, то и дело. Для постоянного контроля окружающего пространства нужно что-то простое и эффективное. Если ты знаешь, что идешь в опасное место, то можно и на себя что-то защитное навесить. Так?

– Так, но это паранойя, – нахмурилась Левитания. – Кто будет постоянно контролировать пространство вокруг?

– Я, – пожал плечами Мак. – Я не делал заклинаний, я просто активировал посох каждую тысячу шагов и сканировал пространство на наличие крови, каждые пять тысяч шагов я активировал костяшку, которая искала нежить. Пару раз за день я активировал поиск рукотворной магии.

Девчонка осторожно покосилась на парня.

– Это чересчур, – произнесла она.

– Зато к нам никто не смог подкрасться неожиданно. Тысяча шагов – это серьезное расстояние. Можно успеть такого намагичить, что нападающий сам будет не рад, – Мак взял посох и наклонил его так, чтобы ей были видны костяшки. – Вот эта кость – поиск крови, эта – поиск жизни, эта – поиск мертвецов, эта костяшка дает поиск рукотворной магии...

– А это что за штуки?, – указала девушка на мелкие начищенные кругляшки, примотанные к посоху тонкими жилами.

– А, это, – Мак усмехнулся и словно стесняясь произнес: – Верхний медный кружок – это артефакт от насекомых. Тот, что пониже – от змей. Еще ниже от пауков и скорпионов...

– Ты их боишься? – вскинула брови девушка. – Ты боишься насекомых?!

– Вообще-то, многие из них переносят заразу, а еще я видел ядовитых...

– Великий темный маг! Посмотрите на него! – друид выскочила из-за стола и театрально вскинула руки к потолку. – Его отряды нежити рыскают вокруг и прочесывают леса! Еще немного и тут можно начать строить башню некроманта! А он букашек боится...

Мак с кислой миной уставился на спектакль, устроенный Левитанией, но его прервал скрип ворот. Выглянув в окно, Мак обнаружил телегу, которая въезжала во двор.

– Приехали, – кивнул Мак, направляясь к выходу.


* * *

Огромные туши, покрытые черным мехом, обеспокоенно завозились и начали покидать пещеру. Их разбудил истошный вопль родича недалеко.

Они выходили на воздух и тревожно водили мордами, пытаясь уловить запах. Вот только запах гниющего мяса и смрад остатков мертвых тел не позволял учуять противника. По этому часть чудищ просто толпилась у входа в пещеру.

Противника они заметили только когда дальние кусты, чуть сбоку от входа в пещеру, задрожали. Из них сначала появились заостренные палки, а затем мертвецы. Незваные гости начали появляться со всех сторон, медленно и неторопливо сжимая кольцо окружения.

Первой в бой кинулась одна из тварей, яростно зашипев, на оказавшегося в строю призрачного воина. Присев и резко сиганув, зубастая тварь добилась лишь того, что ближайшие воины сделали выпад, поймав её на копья и подняв в воздух. Предсмертный вопль стал отмашкой для остальных членов стаи.

Чудища кинулись на противника и попытались разорвать мертвецов в клочья. Поначалу, нарываясь на остро заточенные палки, хищники останавливались и пытались отпрыгнуть назад, но обезумев от боли, впадали в бешенство. Окровавленный, слипшийся мех на их загривках вставал дыбом, твари метались от противника к противнику и рвали зубами все до чего могли дотянуться. Копья, мертвую плоть, подобие щитов, из грубо сколоченных досок...

Но кровь покидала вывернутых тьмой исполинов, и обессиленные, они валились на землю. В каждого тут же втыкались копья, и наваливались мертвецы с молотами и вилами. Даже вывернутые наизнанку стихией твари не смогли противостоять организованной нежити.

Когда последнее чудовище испустило дух, остатки отряда мертвецов подобрали оружие у тех, кто не мог больше сражаться и построились полукругом вокруг входа в пещеру.

– Слышишь меня? – прокричал призрачный сержант в сторону пещеры. – Я знаю, слышишь! Я чувствую твою тьму внутри!

Внутри пещеры вспыхнули двумя яркими огнями глаза порождения тьмы. Из глубины донесся утробный низкий рык.

– Не заставляй выковыривать тебя из норы, как жалкого червяка! – оскалился сержант.

Призрачный воин вышел перед строем и вскинул над головой меч.

– Выходи тварь! Сразимся по настоящему!

Неизвестно, понимала ли тварь то, что говорил призрак, но что-то ее сподвигло напасть.

Огромный, вдвое больше предыдущих, зверь, с аурой жуткой ненависти. Вытянутая морда, набор огромных зубов и блестящие металлом когти. Он прыжком вылетел из пещеры и рванул на сержанта. Однако тот, как полагается призраку, в последний момент исчез. Промахнувшийся великан вонзил когти в землю.

Воин появился с правого бока чудовища, на расстоянии трех метров, и не приближаясь махнул своим мечом, выпустив в монстра черный росчерк энергии. Лезвие тьмы разрубило шкуру обернувшегося животного, но глубоких повреждений не нанесло. Вместо этого боль и ярость подстегнули ее еще сильнее.

Тварь утробно прорычала. Этот рык убивал волю, окунал в омут паники, заставить бежать без оглядки и впасть в ступор любого живого. Но мертвые давно забыли, что такое страх.

Пока тварь прижималась к земле и истошно рычала, к ней ковыляли оставшиеся мертвые воины. Не успела она закончить, а в бок уже попытались воткнуться копья. Те, что с наконечниками смогли пробить толстую шкуру и густой мех, а заостренные палки не оставили даже следа.

Мертвецы, имевшие другое оружие, не задумываясь бросились на спину великана.

Исполин завертелся ужом, стараясь сбросить с себя налипших мертвецов, но в него прилетело еще три черных росчерка. Один почти перерубил заднюю лапу, а остальные два пришлись в голову и шею.

Заметив самого опасного противника, вожак стаи снова метнулся к призрачному сержанту, раскрывая пасть, словно задумал проглотить его целиком.

На этот раз призрак не исчез, а встретил тварь вытянутой вперед рукой с мечом. В то мгновение, когда казалось что пасть перекусит сержанта пополам, тот прыгнул навстречу чудовищу и воткнул ему в глотку оружие. Вонзив его по самую рукоять и провернув, призрачный воин добился того, что тварь повалившая его на землю, несколько раз мотнула головой. Вырвав меч из пасти, она еще больше разбередила рану, забрызгивая землю под собой темной кровью. Спустя мгновения в ее глаза помутнели и огромная туша задергалась в предсмертных судорогах. Через несколько секунд чудовище испустило дух.

Когда тварь окончательно затихла, призрак поднялся и оглядел поле боя.

От потрепанного отряда нежити, остались жалкие крохи. Семь мертвецов могли держать оружие и передвигаться самостоятельно. Остальные кусками или половинками валялись на поляне, вокруг входа в пещеру.

– Отрубить головы тварей, – начал выдавать приказы сержант. – Собрать всех, до последнего пальца. Никого не оставлять...

В этот момент из пещеры показался неизвестный старик. Абсолютно лысый череп, бледная чистая кожа, суконная рубаха и штаны, черные кожаные сапоги с набойками, звонко цокающими по каменному полу пещеры.

Под внимательным взглядом сержанта, незнакомец подошел к нему и вытянул руку вперед.

– Меч, – произнес он требовательно. – Покажи свой меч!

Призрачный воин быстро огляделся, ища других противников и достал из ножен оружие. Принимая боевую стойку, он прохрипел:

– Назовись!

– Стоит наделить разумом низшую нежить, как она начинает путать берега, – вздыхает неизвестный и требовательно добавляет: – Дай. Сюда. Свой. Меч!

Призрак пару секунд рассматривал противника, после чего активировал оружие артефакт и нанес колющий удар по противнику.

Кончик меча застыл в паре сантиметров от груди мага, остановленный темным призрачным щитом. Однако, часть магического удара все же достигла своей цели. На рубахе, в области груди, начало расплываться кровавое пятно.

– Каким надо быть идиотом, чтобы давать в руки низшей нежити подобный артефакт? – прошипел сквозь зубы отшатнувшийся незнакомец. – Черт бы побрал эти проклятья!

В следующую секунду лысый старик сделал шаг назад, подогнул ноги и принялся короткими и резкими движениями рук запускать одно лезвие тьмы за другим в сержанта. Безумная скорость сотворения с прекрасным наполнением заклинаний силой, превращала поток лезвий в мелькание темных теней. Командир отряда нежити не сразу сообразил, что происходит и чуть было не поплатился за свою беспечность. Просвистевшее рядом с лицом лезвие заставило его вспомнить все навыки из прошлой жизни и начать вращать клинком, принимал заклинание на лезвие артефакта и ставя блоки.

Но это не могло продолжаться долго. Слишком много атакующих заклинаний, слишком часто, при этом незнакомец не подавал никаких признаков усталости.

Все закончилось довольно просто. Сила артефакта была не бесконечна. В какой-то миг клинок не развеял лезвие и тьма, упакованая в плоскую форму, просто перерубила кусок железа, а в следующее мгновение отправила обратно в загробный мир призрачного сержанта.

Подойдя к обломкам меча, маг потер лысину рукой и недовольно буркнул:

– Неплохо, но... не избранный ли ко мне пожаловал?


* * *

– Мы и к главе муниципалитета ходили, – продолжал рассказывать Ирвин. – Да только, что толку? Без мзды, без связей, нас и слушать никто не стал! А Брит – мужик ушлый. Он и главе чего надо достанет, и копеечку какую поднесет. Торгаш одним словом.

– Ну не мог же он просто так взять и жену у тебя забрать, – хмыкнул Мак.

– Не мог, – кивнул собеседник. – А вот меня в рабство обратить или на галеры продать к северянам – раз плюнуть.

Мужчина немного помолчал и вздохнул.

– Я три дня назад с женой из мастерской домой вернулся. Глядь, а дверь в дом нараспашку. Думали обнесли нас, а нет. С виду на месте все. А я чую, неладно что-то. Давай все прерывать. Когда кровать сдвинули – половицу заметили одну. Под нее глянули, а там золото черное...

Мак нахмурился и перевел взгляд на Левитанию.

– Черный металл с золотым блеском. Запрещен в Империи. Возят с черного континента. – пояснила друид.

– А я совсем тогда испугался. Думал повяжут нас обоих, и поминай как звали...

– А просто убрать куда-то его было никак? Выкинуть наконец, – сморщился Мак.

– Если прикоснуться к черному золоту, то кожа в месте прикосновения тоже становится черной. – пояснила девушка. – Ни перчатки, ни инструмент не помогает. Руки все равно станут черными. Держится несколько месяцев, а потом медленно проходит.

– Вот и мы про то же, – почесал голову Ирвин. – Тут к гадалке не ходи – орден по катакомбам затаскает. В тот же день, собрали все деньги которые были, взяли телегу с клячей старой, пожитки погрузили и двинули в Чайку.

Мужчина тяжело вздохнул.

– Видит бог, я как лучше хотел. Боялся, что нас по дороге преследовать начнут. Вот и дернул черт не в обход, а напрямки проехать, через «Серебряный ручей». А там уже вы и сами наверное знаете, – махнул рукой мастер каменщик.

Парень взглянул на жену Ирвина и задумчиво произнес:

– Да, тут пожалуй есть из-за чего злобу затаить. Ну а теперь то, что вы делать надумали?

– В Чайке свою долю искать, – развел руками Ирвин.

– Без лошади? Со сломанной телегой? – уточнил Мак.

– Ну, так... село немалое, какую-нибудь телегу найдем...

– А лошадь вы откуда возьмете?

Ирвин переглянулись с супругой и кивнули на окно, которое выходило во двор.

– Мы хотели... вас просить...

Темный ученик принялся массировать переносицу.

– Вообще-то, это мои мертвецы, если вы немного не заметили. И у стражи, к телеге, которую тащат мертвецы, будут довольно серьезные претензии. К тому же, они довольно простые, думают не особо хорошо. Они завязаны на волю командира.

В этот момент, кто-то обрезал невидимые нити, поднятые мертвые слуги синхронно рухнули на землю, словно мешки с картошкой.

– Мак? Что происходит? – спросила девушка, когда заметила произошедшее на улице.

Парень поднялся из-за стола и дернул щекой.

– Они нашли источник этих тварей, – произнес ученик и отправился к разложенным в углу сумкам. – Левитания, ты остаешься здесь! Если меня не будет несколько дней, ты...

– Я иду с тобой! – заявила девушка.

– Ты сидишь здесь! – добавил в голос строгости Мак. – Отряд уничтожен, призрачный сержант тоже. Скорее всего, это проклятый...

– Какой проклятый? – тут же сбавила обороты друид, собиравшаяся устроить скандал.

– Я не знаю другого противника, способного уничтожить сержанта, – пояснил Мак. – Даже если это не проклятый – мне придется туго. Ты для меня будешь обузой...

– Я не обуза! – тут же снова вспыхнула злобой она.

– Но и боевой маг из тебя откровенно не очень...

Сложив в одну сумку головку сыра и кусок хлеба, а также малый набор инструментов, ученик подхватил сумку с тетрадями, где вел свои записи и вышел из дома.

– Проклятые, – тихо произнесла молчавшая женщина. – Они сюда ведь не доберутся?


* * *

– Двадцать три разведчика и пять химер, – раздраженно произнес Мак, быстрым шагом приближаясь к месту, где погиб призрачный сержант. – Какого черта ты там прилип? Может мне еще и указатель для тебя поставить «Избранный там»?

Выйдя на поляну, парень обнаружил, что его дожидается лысый бледный старик. Он стоял посередине поляны, держа руки за спиной. На лице застыла в кривая ухмылка.

– До чего настырный молодой человек, – встретил его словами проклятый. – Я думал уже после первой пятерки разведчиков догадаетесь, что вас ждут здесь.

Мак не стал отвечать. Он спокойно открутил болты на кандалах и убрал их в сумку.

– Неплохой, к слову, призрачный сержант, – улыбнулся он. – И артефакт ему вручили интересный. Но вы недооцениваете сообразительность подобных сущностей. Она могла обратить меч против создателя. Не стоило создавать такие риски...

– Учту на будущее, – кивнул ученик растирая запястья.

– Простите, – улыбнулся противник. – К сожалению, у вас нет будущего.

После этого он поклонился на старинный манер, и, резко выпрямившись, выдал огромное копье тьмы, которое с безумной скоростью метнулось в Мака. Мгновение, и оно с грохотом разбилось об элементальный полусферический щит, который окружил парня.

– Молодежь, – вздохнул проклятый, морщась от такого щита, и повторил прием, который уже применял с призраком. Резкие быстрые взмахи, и в защиту полетели лезвия, одно за другим, но все они бестолку разбились о полусферу тьмы.

Спустя несколько десятков лезвий проклятый прекратил выдавать заклинания и хмуро глянул на защитную полусферу.

– Признаюсь, вы меня удивили, – развел он руками в стороны. – Сколько же у вас силы, что ваше учебное заклинание держит боевые?

Он спокойно подошел к куполу и присмотрелся, сощурив глаза, которые заволокло тьмой.

– Нет, это определенно учебное заклинание, – подтвердил свои предположения проклятый. Протянув руку, прикоснулся к защите, но вместо того, чтобы прогнуться под его манипуляциями, сфера выстрелила острым обсидиановым клинком, пронзившим тело.

– Все таки не учебное, – произнес он, опуская взгляд на живот, куда вошел клинок. Спустя секунду тело проклятого содрогнулось, а из его спины выросли еще три острых кончика темных клинков.

– Древо клинков? – с перекошенным лицом спросил маг. – Плавали, знаем.

Он ухватился за первоначальный клинок и, поднатужившись, обломал его. Пошатываясь, проклятый сделал несколько шагов назад и упал на колено.

– Неплохо, но не смертельно, – произнес он, не отрывая взгляда от темной сферы. – С простолюдином или студентом университета может и прошло бы, но не со мной...

Черные обсидиановые клинки обратились в пыль спустя два вздоха. Проклятый поднялся на ноги и уже начал разводить руки, для нового плетения, но тут до его ушей донесся усмешка парня.

Внучатый смерти обернулся и с удивлением обнаружил противника у себя за спиной.

– Ты не можешь уйти отсюда, так? – спросил темный ученик. – Ты повязан с этим местом!

– А вот это уже интересно, – облизнув губы и затравленно оглянувшись, произнес проклятый. – Теневое перемещение? Или ты шагнул через тьму? Признаться я этого не заметил... Старею?

– Тут ведь место выхода силы? – не обращая внимания на старика продолжал рассуждать темный ученик. – Иначе зачем тебе так держаться за эту пещеру? – не обращая на вопросы проклятого, рассуждал вслух Мак. – А если тут выход силы и ты от него питаешься, то сам ты как маг, уже ничего не представляешь. Ты просто паразитируешь, как слизняк... – Мак вскинул брови оглянулся. – Теперь понятно почему вокруг нет темной силы. Ты ее просто поглотил.

– Зря дерзите, молодой человек! – скривился в бешенстве противник, резко дернув в сторону рукой, отправляя в парня очередное темное лезвие, и одновременно призывая прямо перед собой трехметровый щит из черного обсидиана.

Отбив лезвие Мак был неприятно удивлен. Как только он развеял встречным потоком силы лезвие, высвободившаяся сила тут же перестроилась в множество мелких игл. Заклинание оказалось с подвохом, который едва не угробил парня. Действуя по наитию, он рухнул на землю, пропуская над собой облако мелких игл тьмы.

– Вот об этом я и говорил, – усмехнулся проклятый. – Вместо положенной мгновенной защиты вы предпочли упасть на пузо, словно запуганный зверь. Это определяет ваше естество! Опасное животное, не более того.

Проклятый маг с презрительной усмешкой сложил руки крестом и прижал к груди. В следующую секунду он покрылся черной тягучей силой, из которой в сторону Мака потянулись длинные щупальца.

Медленно, меняя форму, но неотвратимо он приближались к парню. Выпущенное Маком копье тьмы и пара лезвий на них не подействовали.

– Глупости, – донесся до темного ученика голос противника. – Тебе не одолеть меня! В силе я тебе не уступлю. У меня источник под контролем. А в мастерстве, пусть это и не моя родная стихия, я намного искуснее. Тебе просто нечего мне противопоставить...

Мак раздраженно дернул щекой и прошипел:

– Тьмой тьму не взять, да? – он развел руки в стороны, набирая в грудь как можно больше воздуха и медленно выпуская воздух просипел ключевое слово заклинания смерти: – С-с-с-и-и-ш-ш-шта-а-аре-е-е-ес-с-с-с-с...

В это мгновение шипящие звуки слова активатора заставили бывшего мастера смерти вздрогнуть. Из рта ученика с ключевым словом повалил серый дым к объятому тьмой Ильесту. Заклинание, словно растворитель поглощало щупальца, особо даже не задерживаясь. Вдобавок, поглощенная им тьма изменяясь вливалась в облако смерти усиливая последнее. Но противника заклинание смерти не достигло.

– «Слово смерти», да? – со вздохом спросил проклятый, рассматривая землю под ногами. – Отличное заклинание. В свое время я считал его коронным и знал восемнадцать его вариаций. Давно это было... – старик поднял левую ладонь и взглянул на черное пятно на ладони. – Жаль. конечно, что так вышло. Я скучаю по своей стихии...

Он поднял взгляд и обнаружил Мака в пяти шагах со сжатыми до проявления напитанных темной силой вен кулаками.

– Однако, хочу заметить две вещи. Первая – ваш вариант слишком упрощенный, да и исполнение, мягко говоря, топорное. Никакой концентрации, никакой формы, а само плетение того и гляди развалится на части. – старик, не обращая внимания на мелькнувшую между кулаков Мака молнию, показал ладонь с черным пятном оппоненту и усмехнувшись добавил: – А второе – вы выбрали плохую дистанцию. Собственно это и стало вашей роковой ошибкой...

Ильест вскинул руку. Из темного пятна успела показаться сила в форме черной руки, но в этот момент темный ученик разжал кулак и из него метнулась черная молния.

– Что? – замер Ильест взглянув на руку, с которой так и не сорвалось заклинание. – Что это было?

Он ухватился за дыру в рубахе на груди, что оставило заклинание Мака, затравленно взглянул на парня и с усилием вдохнул.

– Что это такое?

Проклятый махнул рукой, еще раз и еще. Затем он сделал пару шагов назад и встал в замысловатую стойку с вытянутыми вперед ладонями, при этом он даже немного покраснел, словно тужился.

– Что ты сделал с моей силой? – спросил он со страхом смотря на приближающегося парня. – Отвечай, ублюдок! Что ты с ней сделал?!

– Не с твоей, а с нашей, – пожал плечами Мак, доставая из-за пазухи нож. – Черная молния замыкает искры дара заклинателя и цели. Ближайшие несколько часов мы оба просто люди...

– Черной молнии не существует... – ошарашено произнес маг и сглотнув поправился: – Не существовало...

Когда до противника оставалось каких-то два шага, взгляд Ильеста зацепился за блеснувшее лезвие ножа. Теперь до него дошла мысль о том, что все может закончиться банальной поножовщиной.

Не тратя больше ни секунды, понимая, что убежать от молодого здоровяка не удастся, старик не придумал ничего лучше, чем броситься на парня, стараясь попасть крючковатыми пальцами в глаза.

Мак встретил его выставленной ладонью, которой он ухватил старика за лицо, благо огромной кисти хватило. Руки темного ученика были длиннее и это дало безнаказанно удерживать его на расстоянии.

– Ничего личного, – произнес парень прежде чем, нанести несколько ударов в живот и грудь вытянутой рукой и откинуть старика в сторону.

– Животное! Ты просто грязное, тупое животное... – пробормотал старик харкая кровью и пытаясь подняться на ноги. – Тебе просто повезло... Я... Я достану тебя, ублюдок...

– Не принимай близко к сердцу, – морщась произнес Мак, рассматривая вполне человеческую кровь на руках. – Дело не в тебе или во мне. Жизнь такая.

Мак подошел к стоящему на карачках мужчине и прикинув длину ножа начал примеряться. Выбрав удачное положение, он нанес один удар, левее позвоночника, между ребер, точно в сердце.

– Мразь... – произнес проклятый, падая на землю лицом вниз.

– Я же говорю, – вздохнул Мак вынимая нож и вытирая его об одежду проклятого. – Не принимай на свой счет.

Мак сделал несколько шагов и устало уселся на землю. Посидев пару секунд, он упал на спину, уставившись в серое небо.

– Не соврал, козлоголовый, – прошептал он. – Тяжело...

В себя он приходил около часа. Замыкание между двумя искрами дара к магии выбило из него все силы. Слабость казалась просто титанической и не заснуть было настоящим подвигом. Но, в итоге, парень справился и поднялся на ноги.

С трудом и дикой усталостью темный ученик добрался до тела мага и заглянул ему под рубаху, проверил пустые карманы, но так и не нашел ничего интересного. Прикинув в уме как он будет доказывать убийство проклятого, парень хмуро обвел бывшее поле боя взглядом.

– Где-то тут я видел топор, – пробормотал он, намереваясь взять в качестве трофея голову Ильеста.


* * *

– Мне как-то не по себе, – прошептала Левитания.

Мак решил перестраховаться, когда думал о сборе доказательств. Поэтому он, переборов усталость, постарался прихватить максимум улик. Для подтверждения, он приволок с собой все головы монстров, что смог найти в округе. Для такого груза понадобилась еще одна телега.

Снова пришлось прибегнуть к магии и найти место, где был разбит караван, благо это оказалось недалеко. Телега нашлась, но она едва ехала. На каждом ухабе скрипела так сильно, что у парня была четкая уверенность – пни ее хорошенько и развалится.

самым сложным было запустить простенький ритуал. Силы после черной молнии возвращались настолько неохотно, что темному ученику приходилось прилагать серьезные усилия, чтобы элементарно запустить ритуальный рисунок. Однако, состряпав на скорую руку пару химер, парень все же сумел дотащить трофеи до деревни. В ней он не стал задерживаться и, собрав пожитки, отправился в город, выделив одну химеру для телеги с пожитками мастера камня.

Друид всю дорогу сидела, словно на иголках. И этому было весьма простое объяснение. Караван тащили химеры из мертвой плоти, головная телега, где сидела Левитания, была вся заляпана кровью и несло от «груза» так, что даже Мак морщился. Какие чувства испытывал мастер камня с супругой, ехавший по началу сзади, она предпочитала не думать. Супружеская пара, спустя полчаса пути решила, что лучше им будет идти впереди каравана пешком.

– Да, воняет изрядно, – кивнул Мак.

– Я думаю, как бы нам стража въезд не запретила...

– Ерунда, – отмахнулся парень. Он, в отличие от девушки не сидел в телеге, а шел немного впереди, ведя за поводья Иа. – У меня есть знак ордена. Это не будет проблемой.

– Все равно, ты не член ордена...

– Прекрати, в который раз начинаешь этот разговор, – вздохнул ученик. – Ты лучше подумай о своей технике передвижения...

– У меня нет столько сканирующих заклинаний, – недовольно буркнула девушка. – Это просто невозможно!

– Готов поспорить, что есть! – не унимался Мак. Свой посох он продолжал нести в руках, периодический ударяя им и активируя поисковые заклинания.

– Есть, но они все связаны с лесом! – надулась Левитания. – В городе или степи я уже не смогу почти ничего сделать.

– Ну, давай тогда подумаем с другой стороны, – прикинул ученик. – Если ты сама не можешь узнать, что творится от тебя на несколько сотен шагов, то надо того кто знает.

– Это ты на нежить свою намекаешь? – сморщилась она. – Даже не думай!

– Нежить – это моя епархия, – вздохнул Мак. – И тут да, очень много вариантов. А вот твоя стихия лес. Так?

– Так, – кивнула она.

– Так и найди среди обитателей леса того, кто станет твоим разведчиком, – пожал плечами парень. – Не верю, что в стихии леса не занимаются приручением питомцев. Или призывом каких нибудь животных...

Мак обернулся и обнаружил насупившаяся девушку. Она молчала несколько секунд, после чего все же неохотно буркнула:

– Я не знаю таких обитателей.

Темный ученик на это только устало вздохнул.

– Сильнейшая и наиглупейшая, – буркнул он, продолжая путь. – Это была не шутка...


* * *

Мак стоял перед столом и


убрать рекламу




убрать рекламу



рассматривал три мешочка, которые перед ним выложил Родгаз.

– Признаться, не ожидал, что ты на такое способен, – произнес калека. – Тут плата за работу в Серебряном ручье.

– Один мешочек – это за работу от муниципалитета, – предположил Мак. – Второй от торгашей, по договору. А третий?

– За «Внучатого смерти», – пояснил горбун, кивнув на самый маленький мешочек. – За каждого убитого проклятого, орден платит неплохую премию.

Мак кивнул, и с интересом начал заглядывать в кошельки. В самом скромном оказались золотые монеты.

– Отлично, – кивнул Мак. – Теперь точно хватит.

Родгаз улыбнулся, глядя на довольного парня, убирающего заработок в кошелек.

– Я смотрю, у тебя запланированы серьезные траты?

– У меня до сих пор нет своего инструментария, – пожал плечами Мак. – Это доставляет серьезные неудобства.

Родгаз молча кивнул и указал в сторону пыточной.

– Господин Амура настоятельно рекомендовал выделить тебе небольшой полигон, – задумчиво произнес Родгаз. – Но у нас, как такового полигона нет. Есть старые катакомбы под городом, которые мы используем для этого дела. Если тебе понадобится место, где можно отточить свои навыки – лучшего места в городе ты не найдешь. За мощь заклинаний можешь не волноваться. Там стоит серьезная защита и поглотители магии. Чтобы такое поломать надо быть как минимум «Ликом стихии».

– Спасибо, – кивнул парень. – Мне это очень поможет.

Калека устало вздохнул и оглядел парня с ног до головы.

– Послушай меня, – неуверенно начал он. – Меня переводят в другой город. Дальше наши пути расходятся, но ты не вешай нос! Работу тебе подкидывать будут, материал для твоих некроманских практик тоже найдут. Тут главное палку не перегибать, понимаешь? Ну и если что, за тобой будут приглядывать. С любой просьбой или пожеланием можешь обращаться к главе ордена в Чайке. Его зовут Роб Таврок.

Калека изогнул шею и взглянул в глаза парня.

– Я бы рад прихватить тебя с собой, но у тебя обязательства перед учителем. К тому же, в Чайке безопаснее. Какое-то время здесь будет тихо.

– Я... уволен? – вскинул брови Мак.

– Уволен? – хохотнул горбун. – Нет, официально ты остаешься в штате «Белоснежной розы», на должности младшего помощника дознавателя. Можешь пользоваться полигоном и открытым отделом архива. Только сначала проконсультируйся с кем-нибудь.

– А ты?..

– Помнишь ублюдка с бараньими рогами? – скривился от злости Родгаз. – Он уже нашел себе новый аватар и не стесняется действовать в открытую. Раньше такого не было. Надо успеть обезглавить эту тварь прежде, чем он умудрится натворить что-то серьезное.

– Значит, – Мак протянул руку горбуну. – Значит прощай?

– До встречи, – скривился калека. – Ты же не думаешь, что ему удасться меня уничтожить?

– Нет, просто, – как-то задумчиво произнес парень. – Увидимся мы не скоро.

– Этого не отнимешь, – кивнул Рогаз и собрался уже уходить, но тут остановился. – Слушай. Юринай, твой учитель... Он...

– Я уже понял – он старый и умирает. Мне надо успеть у него научиться всему, что возможно, прежде чем он уйдет на тот свет.

– Нет, я не про это. – Родгаз немного помялся, словно не хотел говорить. – Когда ты первый раз попал в наши застенки он обивал пороги. Даже пытался проникнуть в тюремные застенки тайно...

– Он получит деньги, когда я стану подмастерьем. Там неплохая пенсия получится, – пожал плечами Мак.

– Да, только мертвым они не нужны, – снова заглянул ему в глаза калека.

– В каком смысле?

– Он знает, что умирает, – вздохнул калека. – Но продолжает тебя тащить в столицу и даже чему-то учить.

– Если он знает, то тогда зачем...

– Зачем, – поджав губы повторил горбун и развернулся к выходу. – Вот это я и хотел, чтобы ты подумал. Зачем...

    Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

    Все произошло как всегда. Мак очнулся и ощутил, что он в полной темноте. Даже ощущения верха и низа отсутствовало. Однако, в следующий миг увидел большой массивный письменный стол, за которым его ожидал козлоголовый демон.

    — Чего уставился? – хмыкнул довольный Амор. — Соскучился?

    – Не сказал бы, – пожал плечами Мак.

    — Тогда садись, — кивнул козлоголовый.

    Осмотревшись, обнаружил за спиной кресло, в котором и устроился. Вновь повисла тишина, несколько минут Мак рассматривал демона, а тот спокойно перебирал бумаги, иногда вчитываясь, а иногда просто пробегая глазами по диагонали.

    — Ты решил? — на секунду оторвался демон от своих бумаг, чтобы кинуть короткий взгляд на темного ученика.

    – Да, – кивнул Мак. Он сжал кулаки и разжал их. Задумчиво разглядывая свои ладони он огласил решение: – Я выбираю семью.

    Демон отложил бумаги и уставился на «работника».

    – Это твое право и твой выбор, — кивает он. – Последствия этого выбора тоже ложаться на тебя.

    Демон рукой указывает за спину парня. Мак удивленно вскидывает брови и тут до его ушей доносится шум толпы, крики, и громкий мужской голос:

    – На ринг приглашаются участники весовой категории тридцать килограмм! Болотов Иван клуб «Утес» и Ситников Денис «Моторостроитель»!

    -- Ванька, – удивленно пробормотал Мак, тут же вскочил с кресла и обернулся. За его спиной оказался обычный спортивный зал, полный народа. В центре было отведено место двух рингов.

    Мак взволнованно пошел вперед, врезаясь в толпу и чтобы получше разглядеть что там происходит. Выбившись в первые ряды, он с удивлением уставился на молодых мальчишек, одетых в специальные шлемы и перчатки. Первая мысль была «Боксеры?», но ограды не было, да и парни были почему-то в кимоно.

    – Участник с красным обмундированием – Болотников Иван! Клуб «Утес»! – огласил судья и поднял руку парнишки в красном шлеме и с красными перчатками. – Участник в синем обмундировании – Ситников Денис! Клуб «Машиностроитель»!

    Бойцы повернулись друг к другу. Судья проверил у обоих снаряжение и затянутые странным узлом пояса. Затем начал им что-то объяснять.

    – Неожиданно, правда? – послышался голос козлоголового совсем рядом.

    – Он же хоккеем занимался, – пробормотал Мак, глядя на сына, который с остервенением, раз за разом, взрывался серией ударов, умело используя руки и ноги. – Что это вообще такое? Тхэквандо? Каратэ?

    – Это рукопашный бой, вполне себе самостоятельная дисциплина, – усмехнулся Демон.

    В этот момент судья остановил бой свистком и что-то указал медикам, которые сидели за столом. К обоим ребятам подошли люди в халатах. Только сейчас Мак заметил, что у сына из носа течет кровь. На фоне красного шлема это было не заметно. Судья подошел к каждому из ребят и что-то спросил. Те в ответ кивали головами и спустя несколько секунд бой продолжился.

    Как дерутся восьмилетние рукопашники? Почти так же как дворовые мальчишки, разве что шлемы и амуниция не дают друг друга покалечить. По крайней мере отцу ребенка, бившегося на ринге изо всех сил, казалось именно так. Он не слышал ни баллов, которые начисляли за каждый правильно нанесенный удар, ни замечаний, ни восклицаний судей «не эффективно». Он был поглощен боем.

    В какой-то момент судья остановил бой и подозвал к себе участников. Только тут отец заметил табло на столе, рядом с рингом. На нем был таймер, показывающий нули и очки.

    – Со счетом двадцать восемь очков, против двадцати двух победил боец в синем снаряжении! Ситников Денис! Клуб «Машиностроитель»!

    Судья поднял руку парня в синем доспехе вверх. Противники пожали руки, а затем отправились в разные углы.

    Мальчишку в красном снаряжении, рядом с тренером встречала Лена.

    – Она постарела, – шепотом произнес Мак.

    – Время все еще восстанавливается, после манипуляций с ним, – со вздохом произносит Амор. – Время это не тот ресурс которым можно спокойно пользоваться. Отголоски будут еще долго напоминать о том, что его потревожили.

    – Сколько прошло в том мире, – закусив губу спросил парень.

    – Пока пять лет, но волна притормозила. Сейчас там время идет гораздо медленнее, чем у нас. Через пару лет в твоем родном мире, время в этом снова начнет разгоняться.

    – Ты... – выдавил из себя парень, но умолк закусив губу, наблюдая как над сыном суетится супруга. Глубоко вдохнув, он собрал волю в кулак и задал вопрос: – Ты тогда говорил всерьез? Про... то что надо тебя убить.

    – Если ты когда-нибудь достигнешь того уровня, на котором сможешь меня убить, то ходить по параллельным мирам, пусть и с ограничениями, для тебя не составит труда, – пожал плечами демон. – но ты его не достигнешь.

    – Горшки тоже, не боги обжигают, – тихо произнес Мак. – Я смогу вернуться.

    – Вот поэтому ты никогда и не достигнешь такого уровня, – усмехнулся козлоголовый. – В тебе слишком много лицемерия, слишком узко смотришь. Единственное что тебя выделяет – это упорство.

    – Лицемерие?

    – Да, – пожал плечами Амор. – У нас с тобой договор? Договор. Я свою часть сделки исполнил? Исполнил. Ты исполняешь? Исполняешь. И вот в который раз ты говоришь мне в лицо, что собираешься наш с тобой договор нарушить. Тебя ничего не смущает?

    – Я не думал...

    – А ты подумай! Подумай над тем, что произойдет когда ты явишься обратно? Вот он я! Встречайте меня! Я вернулся! Я тут мир недалеко спасал! Пришлось немного поубивать, немного побыть героем в постели и на людях. Так, ерунда... Бе-е-е-естолочь! – проблеял демон и указал на супругу.

    За спиной женщины стоял широкоплечий мужчина в классическом костюме. Он присел рядом с Леной и обнял Ваньку. Со всхлипами и слезами он прижался к мужчине. Мак видел, как ребенок ему что-то рассказывает, тот успокаивающе его теребит по голове и тихо отвечает. А когда мужчина встал, то Лена прижалась к нему всем телом. Незнакомец обнял ее за талию и целовал в губы.

    И в этот миг небо обрушилось на землю. Раскрылись хляби небесные и звезды сорвались со своих орбит, полыхал пожаром вековой лес, горы переворачивались и текли вспять реки. Весь мир катился к чертовой матери. Только мир этот был внутри черепной коробки Мака.

    Парень стоял каменным изваянием и смотрел на удаляющихся из зала бывшую супругу, сына и мужчину, что теперь вместо него отец, вместо него муж... вместо него.

    – Там прошло пять лет, – спокойно и ровно произнес демон. – Ты же не думал, что красивая женщина будет ждать с того света мертвого мужа? Или ты хотел, чтобы она осталась старой девой, а сына никто и никогда не учил быть мужчиной? На что ты вообще надеялся, когда собирался вернуться в этот мир?

    – Я не...

    – Слишком узко мыслишь, – повторил демон, перебивая парня. – Слишком лицемерен! Не позволяешь другим и считаешь их предателями за то, что позволяешь себе. Ты эгоист, собственник и лицемер.

    – Хватит, – тихо ответил Мак.

    – Хватит что? Хватит следить за тем, чтобы сущности твоего мира не грохнули твою семью? Хватит говорить о том, кто ты есть? Или хватит помогать тебе выполнять тебе твою работу?

    – Прекрати, – уже более громко произнес Мак. – Верни меня обратно...

    – Черта лысого тебе в штаны, а не обратно! – прорычал демон и ухватил парня за воротник. Он тащил его за собой словно куклу.

    Выйдя на крыльцо огромного зала, Амор перехватил темного ученика за волосы и повернул его голову на стоянку. Там, рядом с большой дорогой машиной, встав в боевую стойку, стоял тот самый незнакомец и выполнял простые боксерские движения. Двойка, тройка, апперкот. А рядом с ним, копируя словно тень, повторял движения Ваня. Лена стояла рядом и с улыбкой наблюдала за синхронными движениями своих мужчин.

    – Посмотри на счастливые лица этой женщины и ребенка! Это моя заслуга! Это делаю я! И если ты решил, что можешь сделать свою семью счастливее, явлением с того света – ты глубоко ошибаешься! – шипел на ухо демон. – Без меня они не протянут и года! Без меня ты не проживешь и пары месяцев! Слышишь?! Я! Твое! ВСЕ! Я твой бог, твой начальник, твой суд и твоя совесть!

    Демон отпустил парня, который сломанной куклой рухнул на бетон крыльца.

    – Занимайся с Юринаем. Чем больше успеешь у него научиться, тем больше шансов не сдохнуть в самый ответственный момент. – произнес Амор. – Скоро у тебя будет новая работа.

    Мак не ответил, да и демон не стал дожидаться ответа. Он молча растворился в воздухе, а парень не моргая смотрел на голубое небо, на котором от одного края горизонта до другого тянулись легкие перистые облака.

    – Словно кто-то масло на хлеб намазал, – прошептал он, поднимая руку к небу и сжимая ее в кулак. – Я так давно не видел неба...


* * *

    Это было очень тяжело.

    Не знаю как переживали другие, но для меня это было действительно катастрофой. Нет, я не ненавидел этого незнакомого мужчину. Мозгом я все понимал. Я не обвинял жену, даже мысли не было. Сына винить в чем-либо было еще глупее. Все было логично, все было правильно. Я ведь и сам далеко не ангел. Но...

    Но ни один логический довод, ни одна отговорка – ничего не могло меня заставить успокоиться. Сначала – это был шок и ступор. После нескольких часов – это было отчаяние. На следующий день, когда я вышел из комнаты, чтобы поесть – это превратилось в тихую тлеющую злость.

    Причем злость без конкретного объекта ненависти, без логики. Я просто ненавидел все. От лучиков солнца проникающих между свинцовыми тучами, до всех кто находился рядом. В таком состоянии я пробыл несколько дней, прежде чем я смог адекватно воспринимать реальность и хоть что-то делать.

    Когда вместо тихой злости я начал принимать то, что произошло, то очень отчетливо ощутил пустоту. Внутри словно чего-то не хватало. Вокруг была магия, вокруг творились немыслимые для человека из моего мира вещи, мир был полон опасностей и безумных возможностей! И при всем этом он никаким образом не мог заполнить ту пустоту, что творилась у меня внутри.

    Не было желания заниматься анализом, не было желания заниматься магией или учебой у Юриная. Не было желания куда-то идти и что либо делать. Меня начала поглощать апатия.

    Решение вернуться к обучению у Юриная было спонтанным. Нет, меня не тянуло к знаниям. Просто меня одолела скука. Дальше лежать на кровати в своей комнате было невыносимо.

    Не знаю, что сыграло главную роль: обучение или просто время, но постепенно я начал возвращаться в реальность. Пустота никуда не делась, но с ней уже получалось жить дальше...


* * *

    На палубе корабля стало гораздо уютнее. Зелень, которая оплела все снасти, после небольшой прополки, превратила старую галеру в настоящую беседку. Левитания, оттачивая навыки контроля воздействия на растения, смогла сделать из корней этих растений подобие кресел и столика. Теперь зеленый снаружи корабль внутри был усыпан цветами всех расцветок, а посередине, у шкафа, располагался столик и три кресла из переплетенных кореньев.

    Охране, в виде скелетов тоже, к слову досталось. У некоторых руки или ноги были оплетены побегами, у некоторых цветы прорастали сквозь глазницы, а у одного, с проломленным черепом, так и вовсе из головы торчал свежий, сочный побег.

    Но ни антураж, ни пекло не мешали Юринаю, заставлять Левитанию переделывать заготовку в третий раз.

    – Теперь то углы совпадают! – не сдавалась друид и пыталась доказать свою правоту. – Вот эти фигуры и вот эти! Все на месте!

    – Да? – хмыкнул Юринай и достал заготовленный трафарет с вырезанной окружностью. – А теперь попробуйте приложить окружность так, чтобы все фигуры в нее поместились!

    Левитания взяла в руки трафарет, но даже не прислонив его, тут же с тяжелым вздохом вернула обратно.

    – Да, это трудно, держать столько нюансов в голове, но поверьте – если вы овладеете этим навыком, дальше будет гораздо проще! – развел руками Юринай. – Вам и надо было всего-то не размахиваться и упаковать данный рисунок в окружность.

    Девушка, скрипя зубами, выкинула дощечку за спину, где уже скопилось несколько неудачных экземпляров.

    Рядом же с Маком лежали шесть стопок дощечек с различными вырезанными рисунками.

    – Так. Благодаря этим упражнениям мы с тобой достоверно выяснили – у тебя с глазомером, слава богам, проблем нет. Теперь тебе понадобится справочник по материаловедению, – старичок достал его из сумки, которую приволок с собой. – Малый набор артефактора и несколько извилин!

    Мак уставился на учителя, вскинув одну бровь вверх.

    – Нет! Мозги мне не нужны. Они нужны тебе! В смысле не мозги, – тут же затараторил Юринай. – Я имел ввиду твой разум!

    Парень кивнул и Мастер-артефактор продолжил:

    – Бери первую дощечку! Взял? Смотри теперь сюда... Мы с тобой знаем, что вот эта часть рисунка будет отвечать за нагрев. Вот эта отвечает за охлаждение. Вот эти части рисунка отвечают за управление и перераспределение ресурсов, а вот та часть банально воспринимает то, что вокруг и подает сигнал на управляющую часть. – старик перестал водить пальцем по дощечке и взглянул на ученика. – Задание состоит в том, что тебе нужно разобраться, что это будет за артефакт. Ну, по крайней мере ты должен понять, что он должен делать. После этого, тебе надо будет подобрать ему лучшую форму, а так же рассчитать самый эффективный материал и примерную стоимость.

    Темный ученик молча кивнул и достав писчую палочку, принявшись что-то черкать на чистой дощечке. Через несколько минут, периодически постукивая палочкой по столу, он усмехнулся и начал рыться в справочнике по материаловедению.

    – Вы почти у цели, – одобрительно взглянул Юринай через стол на то, что получалось у Левитании, но не успел он указать на ошибки девушки, как подал голос ученик.

    – Это будет артефакт для хранения... продуктов? – почесал лоб Мак. Он не сразу сообразил, как объяснить местным значение термостата. – Этот артефакт будет поддерживать постоянную температуру в заданном объеме.

    Юринай озадаченно взглянул на парня и произнес:

    – Верно, но... Какое применение и в каком виде ты видишь?

    Мак задумался. Из головы не хотела выходить микробиологическая лаборатория с термостатами, в которой он бывал в прошлой жизни, но все же, спустя несколько секунд в голове мелькнула мысль.

    – Такие артефакты применяют там, где нужна постоянная температура. Я знаю, что так должны вызревать сыры и вино, – пожал плечами Мак. – Еще можно его использовать как холодную камеру, если настроить поддерживать низкую температуру... но это будет затратно по силе. Дорогие ингредиенты.

    – Ну? – сложил руки на груди старичок. – Я пока не услышал от вас никакой конкретики!

    – Я думаю, что такой артефакт должен быть стационарным, как одна из частей погреба, в котором будут хранить вино или другие напитки, – пожал плечами Мак. – Только вот, одной температуры мало. Не помешал бы контроль влажности.

    Старичок довольно улыбнулся и закивал головой.

    – Совершенно верно! Именно подобные артефакты стоят в погребах всех известных виноделов.

    – Если это будет устанавливаться в погребе, то я бы рекомендовал брать камень. Тип камня будет определяться склонностью силы изготовителя. В моем случае, это будет черный обсидиан. Идеальный в моем плане материал, – добавил ученик.

    – Отлично! Просто отлично! – улыбнулся Юринай.

    Однако удовольствия или радости на лице парня он так и не увидел. Даже тени улыбки.

    – Мак, – прокашлялся учитель, прежде чем начать. – Что с тобой происходит? Ты третий день сидишь здесь. Никуда не выходишь, почти не спишь. Я видел тебя только за книгой, либо здесь, глазеющим на бухту.

    – Ничего, – мотнул головой парень. – Все нормально.

    – Ты поссорился с той торговкой? – начал перебирать проблемы Юринай. – Задолжал кому-то денег? У тебя какие-то проблемы с орденом «Белой розы»?

    – Нет, все действительно нормально, – отмахнулся Мак. – Просто немного устал.

    Мак поднялся из-за стола и потянулся.

    – Мне просто надо отдохнуть.

    Старичок сложил руки на груди и недоверчиво уставился на парня. Тот уже собрался уходить, но тут вспомнил один интересующий вопрос.

    – Я все хотел у тебя спросить, – начал вопрос Мак. – Как ты решился написать труд «Маготроника в артефакторике»?

    Юринай вздохнул и полез в складки мантии, достав свою белоснежную трубку.

    – Я был молод и амбициозен, прямо как ты сейчас, – начал рассказывать старичок кинув мельком взгляд на друида, которая не стесняясь грела уши. – Я тоже занимался анализом, но в отличие от тебя, у меня простор был намного шире. Артефакторов по миру хватает, но по настоящему сильные артефакты умеют делать единицы. Сам артефакт – это не плетение, которое раз исполнил и делай по новой. Рисунок и принцип работы артефакта расшифровать довольно просто, если конечно он не был сделан так, чтобы не смогли его повторить.

    Юринай набил трубку табаком и принялся ее раскуривать. Сделав несколько глубоких затяжек, продолжил:

    – Вот и получается, что работая с артефактами у меня было огромное поле для анализа. Многие заклинания и ритуалы спрятаны от посторонних глаз в архивах «Белой розы», кланов или просто утеряны. А вот артефакты оставались на виду. Порой, увидев глазами всего один раз артефакт, я сидел по несколько ночей, чтобы повторить его рисунок. – выпустив крупную струю дыма, он усмехнулся воспоминаниям. – Я тоже искал унификации, думал, что смогу сделать самый сильный, легендарный артефакт. Надо было только понять как делают другие артефакты.

    – Анализ и метод тыка, – кивнул Мак. – А почему тогда ты мне не рассказал о маготронике? Вы же с Сартом сразу поняли, что я делал?

    – Боялись спугнуть, да и маготроника... – старик укусил кончик мундштука и взглянул на ученика исподлобья. – Уриная не зря считают безумцем и отмороженным темным магом. Нет, он никого не убивал и не приносил в жертву сотнями. Просто те выкладки и тот подход, который он предлагал, многим казались безумием. Даже несмотря на то, что одни и те же техники и выкладки, на голову превосходили любые другие. И за это его очень не любили. Вековые подготовки, вековые свершения, все это оказалось неверным. А ведь это уже в традициях, в обычаях, да почти везде!

    – Это не повод, чтобы отказываться от такого, да и... – не унимался Мак.

    – Это опасно! – оборвал Старый Мастер. – Если артефакт можно уничтожить, то развеять неподконтрольное плетение создателю очень трудно. Особенно, если плетение начинает черпать силу из окружающего пространства...

    Старичок махнул рукой и злобно скрипнув челюстями глубоко затянулся.

    – Знал бы ты, сколько бед натворили такие заклинания. Бушевали пожары, вставали мертвецы, торнадо срывало крыши с домов. И все это из-за того, что кто-то возомнил себя знающим принцип заклинаний. Маготроника Уриная опасна... И я с уверенностью могу сказать, что полную версию его трактатов никто, кроме него самого так и не видел. И слава богам! Я только слышал, что он разбирал древние ритуалы вознесения богам. Еще он вроде был знаком с магией бездны, но это уже слухи.

    – Как такое могло произойти? – недоверчиво пробормотал Мак. – Разве плетение и ритуал не распадаются, если рисунок выполнен...


    – В том то и дело, что явления «потери контроля» непредсказуемы. Тысячи лет торнадо вызывали определенным плетением. Это плетение отработано, оно опробовано разными магами и именно это плетение принято как стандарт. – Юринай глубоко затянулся и продолжил, выпуская дым через ноздри. – И потери контроля с этими плетениями тоже встречаются, но только на стадии освоения плетения.

    – А как же ритуалы?

    – С ними все гораздо проще, – улыбнулся старичок. – Чаще, они просто не запускаются.

    – А применить маготронику к ритуалам разве невозможно? Там же все проще пареной репы и...

    – А кто этим будет заниматься? Ритуалистов же по пальцам пересчитать! Ты хоть знаешь, почему нас в империи очень мало? – усмехнулся Старый Мастер. – Потому, что это слишком сложно и слишком обременительно. Ритуал надо готовить, он одноразовый, требует точности! Да у всей ритуалистики целый ворох ограничений! А эффект, по сути своей, не сильно превосходит те же плетения или магию силы воли.

    – Точность, – возразил Мак. – Ритуалистика даст фору любой технике или школе в плане точности. Те же поисковые заклинания...

    – Никому не нужна такая точность, – грустно вздохнул учитель. – В повседневной жизни это бесполезное излишество... Нет, конечно иногда именно точность и решает, но это бывает не часто. А если смотреть в корень проблемы, то что будет проще? Ритуал света Алдуина, со всеми выкладками или элементарный «Светляк» на элементарной основе? Светляк – учебное плетение. Делайется пять минут и у тебя источник света в заданой области. А ритуал «Света Алдуина»? Видел его?

    – Видел, – вздохнул Мак.

    – Вот и я о том же, – усмехнулся старичок.

    – Но на счет длительной подготовки – не согласен! – мотнул головой Мак. – Я использовал принцип копии, чтобы активировать ритуал. В итоге скорость ритуала увеличивалась...

    – Принцип копии? – вскинул брови вверх Мастер. – Откуда ты...

    – Нашел записки в трактате, где упоминалась твоя работа «Маготроника в артефакторике», – усмехнулся Мак. – Почерк был жутко корявый. Я потратил не один час, чтобы его расшифровать. Видимо, это был кто-то из клириков ордена. Говорят, они часто грешат кривым почерком. Но, тем не менее, подход с печатями меня очень удивил. Вроде и на поверхности, а с другой стороны, вроде и оригинально. Сейчас покажу, я сделал походный посох.

    Ученик отправился в свою комнату, откуда вернулся со своей поделкой. Длинный шест, расщепленный на навершии. В расщелину вставлена кость, к которой было привязано с десяток косточек поменьше. Парень не стал объяснять значение костяшек, висящих на коротких поводках, и просто перевернул посох вверх тормашками.

    В основании посоха, был вырезан миниатюрный вариант рисунка поискового ритуала.

    – Радиус небольшой, – пояснил Мак. – Не больше пары километров, но этого хватает, чтобы почувствовать что-то больше собаки по размерам.

    – А костяшки помогают менять то, что ищешь? – пробормотал Юринай, разглядывая посох. – Интересный подход. Однако, ты же понимаешь, что это костыли. Плетения в этом плане удобны. Гораздо удобнее. К тому же, потеряй ты посох и тебе придется постоянно чертить ритуал снова. А плетение – это не то, что можно потерять.

    – Я не спорю с этим, – пожал плечами темный ученик. – Но ритуалистика тоже жизнеспособна.

    Старичок улыбнулся поймав первые эмоции парня и кивнул в сторону шкафа.

    – Иди, тебе надо выспаться, – Мастер вытряхнул пепел из трубки и постучал ей по подлокотнику кресла. – А мы пока вернемся с Левитанией к зельеварению.


* * *

    Козлоголовый демон сидел в кресле. Рядом стоял журнальный столик с чайником и пустой чашкой. В руках у демона была чашка с блюдцем.

    – Присаживайся, – кивнул он на соседнее кресло. Пока Мак располагался, демон налил вторую, пододвинув ее к парню.

    – Зачем? – спросил Мак. – Это же сон?

    – Это не мешает почувствовать вкус, – произнес демон и, взяв чашку в руки, пригубил напитка. – Ты уже понял, зачем я тебя позвал?

    – Работа, – произнес ученик и взял в руки чашку. После того как он принюхался к напитку, попробовал его и с удивлением произнес: – А кофе такое, словно это не сон! Действительно вкусно.

    Демон покивал и с улыбкой добавил:

    – Одно из немногих удовольствий, которые я могу себе здесь позволить, – произнес демон. – Но давай ближе к делу.

    Он поставил чашку на стол и, наклонившись к Маку, произнес:

    – Работа не сложная...

    – Убить?

    – Нет. Еще проще, – улыбнулся демон. – Надо всего лишь... Ничего не делать.

    – В каком смысле? – нахмурился парень.

    – В прямом. За тобой придут слуги клана «Громового утеса». Тебя доставят в поместье. Попросят вылечить ребенка. Вот тут и начинается твоя работа...

    – Ничего не делать?

    – Совершенно верно, – кивает демон. – Ты просто ничего не будешь делать.

    – Погоди, но тогда, как я понимаю, ребенок...

    – Ничего не делать! – с нажимом произносит Демон.

    А в следующую секунду Мак проснулся от того, что его кто-то теребит за плечо.

    – Просыпайся! – тормошил его Юринай. – За нами пришли из клана...


* * *

    Юринай вошел в гостиную первым. Он привычным движением немного наклонился и подсел, чтобы шкаф прошел в дверь. За ним в дверь вошел Мак.

    В гостиной, в большом кресле сидел широкоплечий мужчина. Сидел он наклонившись вперед и упершись локтями в колени. Правая нога отстукивала быстрый темп. Едва они появились в дверях, мужчина поднялся на ноги и поинтересовался:

    – Кто из вас темный?

    Распрямившись, хозяин покоев оказался еще шире, чем казался. В памяти парня промелькнуло название клана, который упоминал Амор: «Вот уж действительно Утес».

    – Юринай Аболосский, свободный маг, по праву дела. – слегка кивнул старичок, явно намекая на то, что не мешало бы и представиться.

    Мужчина коротко на него взглянул и дернул щекой.

    – Матран Грот, правая рука клана Громовой Утес, – коротко представился он и обратился к старичку. – Темный – это он?

    – Это мой ученик – Мак, – указал на него старичок, продолжая общаться подчеркнуто вежливо. – И да, его осно


убрать рекламу




убрать рекламу



вная стихия – тьма.

    Матран перевел взгляд на парня и, осмотрев, спросил:

    – Ты лечил жену посла в империи Сатир?

    – Да, был такой прецедент, – кивнул Мак. – Но ситуация там была тяжелая. Мне повезло...

    – Ты на уголовника похож, а не на целителя, но это не имеет значения. В той комнате находится мой наследник, – кивнул головой он в сторону небольшой двери в спальню и с угрозой произнес: – Сейчас ты пойдешь туда и вылечишь его!

    Мак молча смотрел ему в глаза и не собирался никуда идти. Прошло несколько секунд, но ученик никак не отреагировал на слова верзилы.

    – Ты видимо меня не понял! – начал заводиться глава клана. – Ты идешь туда и лечишь моего наследника! Что вылупился? Ты слышишь, что я тебе говорю?!!

    Грот уже заскрипел зубами и в этот момент в нем забурлила сила крови. Он на глазах начал увеличиваться. Затрещала по швам одежда, и так не маленькие мышцы еще больше набухли, превращая его в монструозную машину.

    – Я разорву тебя на части, если потребуется, – прорычал Матран. – Я живьем с тебя шкуру сниму! Если ты не вылечишь его – я вырву твое сердце!

    Здоровяк схвати Мака за воротник и, словно пушинку, поднял его в воздух. Придавив его к стене, он прошипел сквозь зубы:

    – Я ждал наследника много лет! Годами я кланялся в ноги целителям! Я бил лбом каменные плиты храмов! Мой род окроплял кровью клинок за любого, кто давал хотя бы призрачную надежду на излечение! И вот... Когда свершилось чудо и мое семя дало плод... – Грот с безумной скоростью нанес три удара в стену рядом с головой мага. От его ударов со стены отлетела шпаклевка, а с потолка, совсем рядом, упал крупный фрагмент лепнины. – Когда моя кровь увидела свет... Когда сила его крови впервые вырвалась наружу... Кто-то там наверху решил, что я пролил слишком мало крови! Кто-то решил, что сможет отобрать у меня МОЕГО НАСЛЕДНИКА!

    Матран отпустил парня и начал обеими руками бить стену. Обезумевший от горя глава клана бил ее, пока по ней не пошла трещина, от потолка до пола. Тогда он сделал несколько шагов назад и и тяжело дыша произнес:

    – Говори, что нужно. Мне плевать как, но ты его вылечишь! Боги демоны, тьма свет... Плевать! Он должен жить, – сила крови потихоньку отступала и мужчина снова возвращался в обычные размеры. – Слышишь? Темный! Он должен жить... Мой мальчик, он должен выжить...

    Здоровяк устало покачнулся и сделал пару шагов назад, после чего упал на колени.

    – Он должен выжить, слышишь... Сделай что нибудь... – мужчина закрыл ладонями лицо. Дрогнули плечи. Еще раз, и еще. – Богами... Всеми богами молю, не дай ему погибнуть... Тьмой и светом тебя заклинаю...

    Грот размазал по лицу скупые слезы и пополз к Маку на коленях, продолжая причитать:

    – Спаси его, я все отдам! Земли, деньги... Наш клан! Мы все умеем убивать! Хочешь? Я возьму тебя в клан! Мы станем тебе опорой! А? Только не дай ему погибнуть, – добравшись до Мака, он мертвой хваткой ухватил его за кожаный жилет. – Ты же смог вылечить гной в животе! Я знаю! Никто не мог, а ты смог! Ты ведь умеешь! Ты сможешь...

    Мак взял за руки убитого горем отца и отцепил от жилета. Ничего не ответив, он спокойным шагом направился к указанной двери. И как только он открыл ее, то...


* * *

    – Стеноз? – спросил он сам себя по русски.

    Как только он открыл дверь, до него донеслось характерное сиплое дыхание, почти свистящее. Словно что-то мешало нормально дышать мальчишке.

    Ученик подошел поближе. Парень, лет пяти на вид, дышал как гончий пес. Быстро, шумно, с каждым вдохом выгибаясь, словно пытался ухватить еще немного воздуха. Шея отекла. Отекла настолько, что понять, где кадык было почти невозможно. Лицо бледное, глаза блестят и смотрят в потолок. Губы и пальцы синие.

    – Он задохнется, – закусив губу произнес Мак. – Еще немного и он просто задохнется.

    Мак сглотнул и по привычке еще из того мира, начал рассуждать вслух на русском языке.

    – Горячий... лихорадит, отек шеи... – Мак скинул одеяло с парня и припал ухом к грудной клетке. – жестковато, но не критично. В горле у нас...

    Мак с трудом разжал челюсти парнишки и обнаружил, что все, что было дальше языка было затянуто белыми пленками.

    – Не может быть. – произнес Мак.

    Оглянувшись, он обнаружил рядом небольшой столик на котором стоял поднос с едой. Подхватив ложку с подноса ученик снова открыл рот парня и с трудом подцепил край белесой пленки. Соскоблив немного, Мак увидел капельки кровавой росы.

    – Дифтерия, – облизнув губы произнес он. – Черт побери! Дифтерия!

    В голове замелькали воспоминания программы из института, какие-то сыворотки, анатоксины, группы антибиотиков. Но все это разбивалось о местные реалии, которые были не так радужны.

    – Спокойно, – попытался успокоить сам себя Мак. – Спокойно... для начала надо восстановить проходимость дыхательных путей...

    Темный ученик с трудом смог нащупать кадык и трахею. Что-то прикинув в уме, он обернулся ко входу. В это мгновение грудь мальчика под его руками замерла и свист его дыхания пропал.

    Мак взглянул на парня. Тот не дышал, а под руками на шее не было пульса.

    – Твою мать! – процедил сквозь зубы Мак и метнулся к столику с едой. – Нож... тут должен быть нож...

    Идея сделать дополнительное отверстие для дыхания, была не новой. Однако, на подносе ножа не оказалось. Когда Мак хотел было уже бежать к Юринаю за инструментами, то обнаружил того в дверях комнаты.

    – Малый хирургический набор! – крикнул ему ученик. – Быстро!

    Но тот не пошевелился. Когда парень подошел к нему и попытался потрясти застывшего изваянием старичка, то обнаружил, что тот тверже камня.

    – Договор, – тихо произнесли из угла комнаты.

    Мак повернулся и обнаружил Амора, стоящего в углу комнаты. Демон больше ничего не говорил. Он спокойно и молча наблюдал за ним.

    – Ты просто остановил время, так? – спросил темный ученик. – Фух, а я уж думал, что он задохнулся...

    Тут в голове парня мелькнула мысль о сне и последнем задании...

    – Погоди, ты... ты говорил тогда о том, чтобы я ничего не делал, – Мак взглянул на ребенка, а потом снова на демона. – Ты ведь не это имел ввиду? Да?

    Демон не ответил и продолжил молча за ним наблюдать.

    – Я думал, ты про отца говорил... Ребенок то, совсем не причем! – попытался объяснится Мак, но демон отрицательно покачал головой. – Нет, погоди! Так ведь нельзя! Мальчишка то еще ничего не сделал! Ты не можешь просто так взять и отправить его на тот свет!

    – Я и не отправляю, – усмехается демон. – Я просто не препятствую ему в этом!

    – Но это же тоже убийство! – возмутился Мак. – Ты просто даешь ему умереть!

    – Нет, – расплывается в хищной улыбке козел. – Это делаешь ты!

    Мак сделал пару шагов назад. Взгляд заметался между Амором и мальчишкой.

    – Нет, так быть не должно, – пробормотал ученик.

    – Ты забыл, кто делает твою семью счастливой, – улыбка начала превращаться в оскал. – Ты забываешься, темный! Приказ простой – не вмешивайся! Тебя тут быть не должно! Этого ребенка просто не должно было быть!

    В следующую секунду, грудь мальчика вновь взмывает вверх. ребенок продолжает хватать воздух ртом изо всех сил.

    – Что с ним? – послышался голос Юриная за спиной.

    Мак молча обернулся и уставился в старика тяжелым взглядом.

    – Шея... у него отекла шея и во рту белые пленки, – произнес Мак, судорожно продолжая прокручивать в голове варианты.

    – Белая удавка, – произнес Юринай и потер руками лицо. – Я... Я сам скажу ему, что мы ничего не можем...

    – Можем, – перебил Мак. – Гарантий никаких, но кое-что мы можем!

    Учитель недоверчиво взглянул на парня, взгляд которого судорожно бегал по комнате.

    – Как ты собираешься его лечить? – осторожно поинтересовался старичок.

    – Никак. Я и пальцем не пошевелю! – сквозь зубы процедил Мак. – Это сделаешь ты!

    – Что? – вылупился Старый Мастер. – Я? Я же...

    – Я все тебе расскажу! Я буду рядом! – попытался его успокоить Мак. – Делай как я скажу и мы сможем его вытащить с того света.

    Юринай оглянулся. Прикрыв дверь в комнату, он повернулся к парню.

    – Что нам понадобится? – спросил старичок.

    – Белые простыни, ножи, ножницы, та сумка с «малым хирургическим набором», стол и артефакты. Много артефактов.

    – Исцеления? – уточнил старичок.

    – Не только. Надо еще парочку на смерть и пару на тьму. – пробормотал парень, продолжая судорожно соображать. – Помнишь, я тебя просил сделать артефакт, выдающий тоненький поток смерти и тьмы?

    – Да, заготовки, они у меня в кладовке, – кивнул Старый Мастер. – Но что ты вообще собирался делать?

    – Горло отекло, пленки оплели гортань изнутри. Они не дают ему дышать, – Мак взглянул в глаза учителя и уверенно произнес: – Чтобы он окончательно не задохнулся, мы сделаем ему разрез на горле. Там, где близко трахея, и вставим туда трубку. Он будет дышать через нее...

    – Это ведь шея! – всплеснул руками старичок. – Хлынет кровь!

    – Если знать место где резать, то не хлынет. Доверься мне!

    – А почему не ты? Я же никогда...

    – Не могу, – мотнул головой Мак. – Прости меня, но не могу! Не в этот раз, не сейчас, я просто не могу...

    Юринай глубоко вздохнул и взглянул на мальчишку, затем на ученика, а потом на дверь, ведущую в гостинную, где выл от горя отец.

    – Я в шкаф, надо достать все запасники, – решительно произнес он. – твой инструмент там, да и мои заготовки тоже.

    – Я поговорю с отцом, – кивнул парень. – Они достанут простыни и стол.


* * *

    В спальне, над привязаным к столу мальчишке, стояли Мак и Юринай. Парень молча наблюдал за стариком и старался всячески его подбадривать. При этом он показывал как двигаться, как делать и тыкал пальцем, указывая где это делать.

    – Вот так, – кивнул парень. – Вставляй ее между этими кольцами. Да, вот сюда. Заводи внутрь...

    После последнего надреза на шее, в глубине тканей, между кольцами трахеи, из раны вырвался поток воздуха, который начал вспенивать кровь.

    – Ни черта не видно!– сморщился старичок.

    Мак тут же подал салфетку, чтобы промокнуть рану куском ткани, а Старый Мастер попробовал засунуть в рану трубку, но после минуты безуспешных попыток добавил:

    – Туго идет, надо трубку потоньше...

    – Тоньше нельзя. Ему будет трудно дышать. Ты ножом подрежь одно кольцо. Нам обязательно надо провести эту трубку внутрь, – объяснил Мак.

    – Зачем было загибать трубку? Теперь жутко неудобно! – ворчал Юринай.

    – Тогда конец будет упираться внутри в стенку трахеи. Либо перекроет ее, либо поранит. А это уже будет плохо.

    Юринай подрезал кольцо и смог ввести трубку внутрь. Дыхание тут же продолжилось через нее.

    – Он скоро придет в себя, – произнес ученик. – Пока все идет по плану.

    – Долго он будет дышать через эту трубку? – спросил старичок, вытирая пот, выступивший от напряженной работы и волнения.

    – Пока мы не справимся с заразой, – произнес Мак. – Теперь пора приступать к основному. Бери артефакты смерти и исцеления. Хорошо. – кивнул парень. – Теперь надо открыть ему рот и зафиксировать. Чтобы мы могли начать работать.

    – Пленки, – нахмурился Старый Мастер. – белесые пленки! Они живые? Ты хочешь их убить и залечить тут же артефактом исцеления раны!

    – Пленки – только часть проблемы. Зараза уже спустилась ниже, в «лимфатические узлы»...

    – Лимфа... Куда спустилась? – нахмурился старичок от русского слова.

    – Вот сюда, – указал Мак на подчелюстные лимфоузлы. – Но сначала пленки. Быстрее, пока настойка держит его в забытье! Начнем со смерти.

    Старик раскрыл рот ребенку и вставил сбоку в него небольшую дощечку.

    – С чего начать, – спросил он и постарался унять дрожь в руках.

    – С того, что поближе. Долго не задерживай артефакт на одном месте. Не торопясь води направленным лучом по краю, постепенно углубляясь внутрь.

    Старик держал одной рукой артефакт, а второй придерживал первую руку, чтобы хоть как-то унять дрожь. Аккуратно и планомерно уничтожая пленки во рту, он постепенно приноровился и начал действовать быстрее. Иногда приходилось останавливаться, так-как дифтерийные пленки под действием магии смерти просто хлопьями отделялись от слизистых. Несколько раз Старый Мастер руками выгребал ошметки этих пленок изо рта.

    Когда с зевом было покончено и дальше было не добраться из-за отека, Мак указал на шею.

    – Вот тут, потрогай, чувствуешь комок? Да, это тот самый узел. В нем скопилась зараза. Нам надо его выжечь, но не совсем. Немного должно остаться...

    – Зачем? Если там зараза, то...

    – Этот узел есть даже у здоровых. Он как бы... – Мак замялся подбирая слова, но все же смог сформулировать: – Он является местом, где собирается зараза. Если она приходит в организм через рот, то обязательно задержится в этом узле.

    – Типа отстойника? – вскинул брови Юринай.

    – Да, типа того, – кивнул ученик.

    – Тогда тоже магией смерти?

    – Да. Один прокол, а затем тут же исцеляющий артефакт... Готов? Начали!


* * *

    Ребенок все еще дышал через серебряную трубку, вставленную в горло. Однако, улучшения были уже на лицо. Отек с шеи спал, мальчишка пришел в сознание, синюшность губ пропала и он довольно осмысленно рассматривал Мака и пытался что-то говорить одними губами.

    – До чего крепкий малый, – усмехнулся темный ученик, глядя на оживающего на глазах ребенка. Парень взял пиалу с мясным бульоном и кусок хлеба. Размочив хлеб, он сунул его в рот мальчишке. – Ешь, надо набираться сил.

    Мак повернул голову и взглянул на посапывающего Юриная. Он присел в мягкое кресло передохнуть и самым наглым образом отрубился. Теперь старик уже видел сны, а ученик продолжал потихоньку кормить ребенка.

    – Давай-ка попьем, – произнес он, приподнимая его в кровати, чтобы он мог допить бульон. – А ведь мы с тобой уже часов шесть тут сидим. Считай, всю ночь провели. Интересно, что скажет наша заноза, когда выйдет из дома.

    Взгляд невольно вернулся к двери, которая вела в гостиную. В комнату кроме слуг никто не входил.

    – Надо бы переговорить с отцом, – вздохнул Мак и уложив мальчишку, встал с кресла и отправился в гостиную.

    В гостиной он застал хозяина клана, в той же позе, в которой он их встретил. Перед ним стоял столик с подносом, на котором была еда, к которой он так и не прикоснулся.

    – Я его чувствую, он еще жив, – едва слышно произносит отец.

    – Да, мы добились улучшения, – кивнул Мак и поймав взгляд красных глаз тут же добавил: – Пока улучшения! До полного выздоровления еще далеко!

    – Когда все решится? – спросил Грот.

    – Окончательно – в течении месяца, но о выздоровлении можно будет сказать примерно через пару дней. Над ним нужен присмотр. – задумчиво произнес Мак. – Я думаю, тут хватит и обычных целителей...

    – Я все оплачу, – тут же вскинулся Матран Грот. – Клан Громового утеса никогда не скупился на оплату...

    – Дело не в том, что я пытаюсь сэкономить вам время, – вздохнул Мак. – Дело в том, что у меня есть и другие обязательства, которые я не могу нарушить. Даже если захочу. Например, перед орденом «Белоснежной розы». Я элементарно обязан выполнять свою работу...

    – От ордена мы тебя прикроем. – усмехнулся Грот. – Уж кто кто, а мы под его влияние не входим.

    Мак пожал плечами и тут же мгновенно оцепенел от поразившей его мысли.

    – Скажите, а насколько сильно вы независимы от ордена?

    – Абсолютно, – пожал плечами здоровяк.

    – А как вы смотрите на то, чтобы немного поссориться с орденом? – заметив вскинутые брови Грота, парень тут же поправился. – Нет, не с самим орденом как организацией. А с отдельным его членом?

    – А ты умудрился меня напугать, – усмехнулся собеседник. – Я уже думал, ты от нас войны с орденом хочешь, а ты просто с кем-то из ордена что-то не поделил. Говори, как его зовут и как он должен умереть?

    – Зовут его Сит. Дознаватель Сит. – Мак усмехнулся и добавил: – Только вот отомстить я должен сам.

    Грот взглянул на него уже по-другому и дернув щекой спросил:

    – Убить дознавателя, да и еще того самого Сита? Клану это выйдет боком, – закусив губу произнес он. – Если покалечить или публично унизить – это да. Вполне решаемо. А если убить члена ордена, да еще и дознавателя – тут могут быть проблемы.

    – Что вы имели ввиду, когда говорили «покалечить»?

    – Суд, – усмехнулся здоровяк. – Подставить его и вызвать на «Суд крови». Самое простое и эффективное средство.

    – Что-то я не понимаю смысла, – нахмурился Мак.

    – «Суд крови» – это высшая инстанция для аристократов. При созыве «Суда крови» собираются несколько представителей кланов, которые и выступают свидетелями последующей схватки между враждующими. – Здоровяк усмехнулся. – Однако, если этот дознаватель попадет на такое судилище, то в первую очередь попросит откупиться. Он же не боец, как я понимаю, а всего лишь дознаватель?

    – Насколько мне известно – да, – подтвердил мысли Грота парень.

    – Значит запросит откуп, к гадалке не ходи. А вот тогда уже можно попросить например руку, или ногу, – пожал плечами здоровяк. – Надо только грамотно его подставить. Вот с этим придется повозиться...

    – Вы можете? – Мак сделал неопределенное движение плечом. – Можете сделать так, чтобы подобный суд состоялся и... исполнял решение суда именно я?

    Грот вздохнул и задумался на несколько секунд, но затем все же кивнул.

    – Да, я думаю, это возможно.

    – Тогда будем считать, что мы договорились!

    В этот момент скрипнула дверца шкафа и из нее показалась Левитания, одетая в домашних халат и с чашкой ароматного чая. Она вылупилась на обстановку, остановился недовольный взгляд на темном ученике и с раздражением произнесла:

    – Не соизволишь ли пояснить, что происходит...

    – Пока ты спишь? – закончил за нее фразу Мак и отмахнулся. – Ничего важного! Так, «Белую удавку» лечим, вот с человеком хорошим познакомился!

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Мак сидел и клевал носом над книгой. Голова, под силой тяжести, постоянно соскальзывала с руки и лоб, того и гляди, должен был воткнуться в разворот книги.

— Иди спать, – легла ему на плечо рука Юриная. — Ты совсем измотался...

– Что? А, нет... я еще немного посижу, – пробормотал Мак.

— Прекрати себя мучать и иди выспись, — настойчиво потрепал его за плечо старик. — Ты же просто спишь над книгой!

— «Чему быть, того не миновать», – произнес по русски Мак и вздохнул.

– Что, прости?

– Просто предчувствие плохое, – отмахнулся Мак. — Не мог уснуть.

– Иди уже, – подтолкнул вставшего на ноги Мака учитель. -- Выспись.

– Пожалуй, ты прав, – кивнул Мак и отправился в комнату. В кровать он рухнул не раздеваясь, отправившись в страну снов еще в полете.


* * *

Снова пришлось привыкать к потере ощущения верха и низа, окружающей тьме. Перед взором внезапно возник стол и козлоголовый демон. Тот, в отличие от предыдущего раза, не перебирал бумаги на столе, а внимательно его рассматривал.

– Кресла не будет? – вздохнул Мак, оглядываясь.

– Ничего, постоишь, – пожал плечами Амор. – Когда я тебя просил «ничего не делать», я не имел ввиду то, что это должен делать кто-то другой. – Недовольно начал ворчать демон. – Ребенок должен был умереть, а ты...

– Я не мог поступить по другому, – развел руками парень. – Действительно не мог. Дети должны быть вне политики. Они не виноваты в том, что родились в этой семье, с такими родителями. Они не должны...

– Конкретно этот – виноват, – недовольно фыркнул Амор. – Но это отдельная история, которая тебе, между прочим, выйдет потом боком!

– Да уж как-нибудь переживу, – хмыкнул Мак. – Ты меня отчитывать позвал, или у тебя есть для меня... «Работа»?

– В ближайшее время у меня к тебе только одна «Работа». Будь добр, не вздумай сдохнуть! – оскалился демон и видя скептическое выражение на лице темного ученика добавил: – Кобад, тот самый бараноголовый демон, создал из своего сектанта нового аватара. Довольно сильного аватара.

– А я то тут причем? – нахмурился Мак. – В Чайке его точно нет.

– Будет, – пожал плечами демон. – Скоро будет. В любом случае, он придет за тобой.

– Как придет, так и уйдет, – самоуверенно заявил Мак. – Один раз ему голову оторвал. Не думаю, что в этот раз он сумеет меня удивить.

– Ты недооцениваешь этого ублюдка, – криво усмехнулся Амор. – Тогда он просто тебя изучал. Даже не сопротивлялся. Можно сказать, играл. Сейчас он идет именно по твою душу. Его люди шпионят и наблюдают за тобой.

Мак нахмурился.

– А ты думал, он проиграл с позором? – хмыкнул Козлоголовый. – Если бы передал привет от меня, как только он тебя увидел – тебя бы размазали по той башне тонким слоем.

– Ты меня запугать решил или...

– Предупредить! – раздраженно бросил Амор. – Не спаси ты ребенка, были варианты мирно разойтись с Кобадом. Теперь тебе не убежать!

Мак замолчал, сосредоточенно пропуская в голове варианты, постепенно начиная вслух выдавать один за другим:

– Орден «Белой розы». Они могут устроить ловушку, где я буду живцом и...

– Умрешь первым! – тут же отбросил вариант демон.

– Он ведь не бог? Так? – после нескольких секунд раздумий выдал очередной вариант Мак. – Если он не бог, то магия бездны сможет его достать! От нее нет защиты и...

– Она угробит в первую очередь тебя, а его максимум хорошенько потреплет. Он не дурак, чтобы подставляться под удары бездны! – снова отправил в небытие версию Мака демон.

– Тогда я могу сбежать! Мы соберем вещи и двинем вдоль побережья, чтобы...

– Его сектанты наблюдают за тобой, днем и ночью, – усмехнулся Амор. – Ты не сможешь незаметно взять и уехать из города...

– Уплыть! Мы можем уплыть! – не сдавался парень.

– День плавания от Чайки, не больше, и вас накроет шторм. Ты забыл какой сейчас сезон? Красное море не любит шуток, – покачал головой Амор.

– И что мне тогда делать? – спросил Мак, впервые за долгое время почувствовав растерянность.

– Думать! – оскалился козлоголовый. – Я не собираюсь приносить тебе решения на блюдечке! Тем более, что ответ лежит у тебя под носом!

– Мог бы и... – раздраженно начал Мак, но тут же проснулся и произнес вслух: – подсказать... Вот ведь козел!


* * *

Мак шел по улице без определенной цели. До обеда вывернув все свои выкладки и тетрадки, темный ученик честно признался самому себе: «У меня нет способа убить высшего демона!».

Юринай, наблюдавший за учеником не стал вмешиваться и терпеливо ожидал когда тот попросит помощи, но парень, вместо просьб, отправился на прогулку.

Мак шел без цели, но подсознание имело свое мнение. Именно в тот момент, когда он пробормотал: «Он сказал решение под носом» – то его взгляд уперся в вывеску одной до боли знакомой лавки.

Недолго думая, темный ученик вошел в лавку. Не успел он закрыть дверь за собой, как его обвили руки Лины.

– Я совсем потеряла тебя, – прошептала она на ухо. – Ты совсем меня позабыл...

– У меня были дела, – вздохнул Мак. – Столько всего в последнее время навалилось...

– Неужто не нашелся хотя бы один вечерок, чтобы зайти ко мне? – недовольно нахмурила лицо торговка и прижалась к нему грудью. – Можно было просто зайти за какой-нибудь мелочью и дать знать, что ты занят...

– Прости, я действительно в последние дни не спал толком и работал, – ученик сморщился и добавил: – Да и теперь продолжаю работать.

– Ты себя совсем не жалеешь, – вздохнула торговка и заявила недовольным тоном: – Ты зачистил рощу «Серебряного ручья», а еще умудрился уничтожить аватар Кобада. Неужели тебе и отпуск не положен?

Мак нахмурился и взглянул на Лину с подозрением.

– Откуда ты знаешь, о Кобаде? И что тебе еще известно?

Торговка взъерошила волосы одной рукой и впилась в губы парня, как следует вцепившись в него второй рукой.

– Я, конечно, не глава теневой гильдии, но почти вся торговля артефактами ночного мира идет через меня, – прошептала она после поцелуя. – Неужто, я не могу узнать как у тебя дела?

– И что ты еще знаешь? – вздохнул Мак.

– Я тебя не виню за «Падающий лист». Это ведь была сделка, так? – произнесла она, с прищуром взглянув ему в глаза.

– Я не намерен перед тобой отчитываться, – сморщился парень и потянулся к ее руке, но тут у него в голове мелькнула мысль которая заставила его замереть.

– Я и не просила, – сморщилась она. – Некоторые за тебя волнуются, между прочим!

Женщина отстранилась и продефилировала в сторону прилавка, всем своим видом подчеркивая обиду.

– Пока вспомнил, – вздохнул Мак и полез в сумку, которую взял с собой. – Здесь выкладка по Серебряному ручью. В той пещере естественное сосредоточение силы тьмы. В роще все равно периодически будут появляться темные твари...

– Это и так всем понятно. Роща всегда славилась дурной репутацией, – пожала плечами Лина. – Только тут уже ничего не поделаешь.

– Вообще-то, кое-что сделать можно, – Мак подошел к хозяйке лавки сзади и, приобняв за талию, положил перед ней несколько листов, исписанных мелким почерком. – Здесь расписан вариант установки темного зиккурата. Дело не простое, но в будущем принесет прибыль и навсегда избавит эту рощу от проблем.

Девушка мельком пробежала глазами по тексту и убрав их под прилавок, развернулась к темному ученику.

– Думаю, им это будет очень интересно, – она окинула его жучим взглядом и заскользила ладонями по его груди. – Но я так понимаю, тут общие черты...

– Да, – кивнул Мак. – Разработка такого сооружения – дело не простое и не быстрое...

– Какую сумму мне им назвать? – прильнув к парню всем телом поинтересовалась она.

– Сумму? – ученик дернул щекой и произнес: – Мне нужна информация о оружии или темном заклинании, способном уничтожить высших демонов. Лучше младших богов, для подстраховки, но и для демона сойдет.

Лина отстранилась и удивленно взглянула на него.

– Это шутка? – усмехнулась она. – Ты ведь шутишь? Да! Я так и подумала...

Но серьезное лицо Мака заставило ее замолчать на середине фразы.

– Зачем тебе такое оружие? – осторожно спросила она.

– Ты же знаешь кто такой Кобад...

Милое личико Лины тут же превратилось в злобную гримассу.

– Знаю, – прошипела она. – Это демон, которому поклоняются сектанты. Эти ублюдки слишком часто портят жизнь честным... и не очень честным людям.

– Скоро он появится в городе, – не стал размусоливать Мак.

– Недавно же убили его аватар, – недоверчиво произнесла Лина. – И насколько я знаю, это сделал ты...

– Он идет сюда за мной, – перебил ее парень. – В прошлый раз он не сопротивлялся. Он просто решил поменять аватар. Поэтому я и смог его победить.

– Но тогда сейчас он идет сюда...

– Из-за меня, – кивнул ученик. – Бежать бесполезно, за мной скорее всего следят.

Лина закусила нижнюю губу и быстро пробежалась глазами по прилавку.

– Это очень дорогие и редкие артефакты, – сосредоточено ответила она. – Почти все они находятся под контролем императора, в сокровищнице. Но...

– Не все? Есть такой, который можно достать? Хотя бы на время?

– Нет. Соваться к тем, что не в сокровищнице – автоматически подписать себе смертный приговор, – мотнула головой Лина. – Мне надо кое с кем переговорить. Я слышала, что у одного из глав... – девушка запнулась и поправилась: – У одного из серьезных людей, живущих ночью, есть трактат... Старый трактат о каком-то древнем артефакте. И там описано, как этот артефакт... создать.

– И он просто так отдаст мне этот трактат? – с сомнением спросил ученик.

– Думаю, он захочет в качестве оплаты этот артефакт, – Лина задумчиво умолкла и через несколько секунд окончательно отстранилась и сняла фартук. – В любом случае, надо с ним поговорить. Если Кобад развернет свою секту в Чайке – нам снова придется лечь на дно.

– А как же...

– Они дадут знать, – торговка прильнула к парню, быстро поцеловала в губы и кивнула на вход. – Помоги мне закрыть прилавок. Сегодня у меня будет слишком много дел. Завтра на рассвете я дам тебе ответ. Придет человек с вот таким знаком.

Лина показала на косяк двери, где был вырезан кинжал обведенный в круг.


* * *

Солнце встало совсем недавно, у трапа, ведущего на галеру, с чашкой парящего напитка ожидал Мак. Он постоянно оглядывался и выглядывал среди немногочисленных прохожих торговку.

– Дяденька, а вы правда темный маг? – спросил детский голосок справа.

Мак повернулся и обнаружил мальчугана лет восьми на вид.

– Угу, – кивнул парень и прихлебнув из кружки вернулся к поискам девушки.

– Врете ведь, дяденька! – усмехнулся мелкий. – Вы ведь только ученик!

– Что? – нахмурился Мак. – А, да-да, ученик...

– Дядя, покажи тьму, а? – не унимался пацан.

– Слушай, мне сейчас не до... – Мак уставился на парня, у которого на ладони был нарисован круг с кинжалом. А за спиной парня болтался мешок из грубой мешковины.

– Я думал, что это будет Лина, – пробормотал Мак.

– Тьму покажи, – буркнул парень, мгновенно растеряв всю прошлую улыбчивость и приветл


убрать рекламу




убрать рекламу



ивость.

Мак аккуратно выставил руку и напитал ее силой ровно настолько, чтобы сила вышла на кожу мелкими капельками.

– Тут все записи, которые мы смогли собрать по этому артефакту. Еще сам трактат, – мальчишка протянул ему мешок.

– А постарше никого не нашлось? – не удержался Мак от коментария, заглядывая в мешок.

– Не зарывайся, – цыкнул пацан и добавил: – И заруби себе на носу – когда артефакт будет сделан и ты закончишь с Кобадом – оружие возвращается к нам!

– А не много ли на себя берешь? – усмехнулся темный ученик. – Может лучше у взрослых спросить?

– Ты мне во внуки годишься, – произнес мальчишка и взглянул Маку в глаза. – А сам-то, недоучка темная. Точно справишься?

Мак поставил мешок на землю и наполнил силой большие пальцы. После этого он прислонил их к переносице и втянул носом воздух.

– Магия иллюзии, – шмыгнув носом бросил он. – То-то глаза у тебя старые.

– Глаза всегда выдают, – кивнул мальчишка. – Сможешь отвадить Кобада подальше – будем в расчете.

– Смогу его отвадить – и вы будете мне должны, – пожал плечами темный ученик. – Артефакты-то я вам все равно отдам.

Мак подхватил мешок и отправился по трапу на корабль. А мальчишка остался у него, смотря в удаляющуюся спину.

– Ага, как же. Отдаст он, – мальчишка развернулся и двинул в сторону складов. – Хорошо, если записи вернет...


* * *

Мак стоял у светящегося серым оттенком рисунка ритуала. В центре лежала отрубленная кисть, а над ней полупрозрачный призрак сгорбленного старичка.

– Еще вопросы, дознаватель Роберт? – спросил Мак, взглянув на дознавателя.

– Нет, – мотнул головой в ответ пухлый мужчина с блестящей лысиной. – Этого более чем достаточно.

Мак сделал короткое движение рукой и рисунок, мигнув, погас, развеяв призрака.

– Благодарю вас, – кивнул ему дознаватель. – Без вас разобраться в этом гнилом деле было бы труднее.

Мак молча кивнул. Как только дознаватель покинул пыточную, Мак подхватил свои тетради и отправился на полигон.

– Я на полигоне, – махнул рукой Мак верзиле, помощнику дознавателя, с которым он частенько пересекался в пыточной.

Оказавшись на месте, он первым делом огляделся. В оборудованном для магических упражнений зале, бывшем когда-то пещерой, было пусто. Вздохнув, он раскрыл тетрадь и достал пару заготовок, похожих на наперстки. На каждом было изображено несколько рун и вставлена пара мутных камней.

– Это не вполне магия бездны, – пробормотал он, глядя на заготовки. – Но и не просто магия тьмы...

Выбрав нужные инструменты для ритуалистики, он принялся подготавливать ритуал для создания артефакта.

Сложный рисунок, расстановка узловых артефактов и небольшой ларь, выполняющий замыкающую функцию, заняли почти четыре часа на установку. А Мак уже не был зеленым юнцом и навык создания ритуалов имел немалый. К тому же часть приготовленных для этого ритуала материала прибыла вместе с описанием. изготовления оружия.

– Вроде бы все, – произнес ученик и встал немного в стороне от рисунка.

Парень хотел уже запустить ритуал, но тут в голове прозвучал голос Юриная, который назидательно произнес: «В первую очередь – безопасность!».

Мак взглянул на заготовку, что-то прикинул в уме и добавил по русски:

– Ну его нафиг!

После чего отправился за инструментом, принявшись чертить «Оплот Зияры». Закончив с этим, он активировал защиту.

– Теперь самое главное, – Мак начал постепенно активировать сложный ритуал.

Часть за частью, рисунок начинал мерцать оттенками серого, иногда приобретая сиреневые оттенки. Апофеоз магического священнодействия вышел довольно неожиданным. Небольшой ларь из человеческих костей, в котором лежали заготовки артефактов, покрылся золотом.

Когда все утихло, Мак немного постоял, проверяя остаточный фон магии, и отправился проверять результат. Подняв крышку, обнаружил бронзовые наперстки абсолютно черными, словно их закоптили на огне.

Мак не стал сразу использовать артефакты. Вместо этого он подошел к оставленным у стены вещам и взял дощечку с разноцветными кристаллами. Проведя рукой с наперстками рядом с ней, ученик добился только того, что все кристаллы, треснули.

– Осталось проверить в действии, – произнес он в пустоту, надевая наперстки на большой и указательный палец, не забыв перед этим убрать вещи ко входу на полигон, а самому встать в центре «Оплот Зияры».

Мак не создавал заклинаний, он даже не активировал артефакты. Темный ученик просто сделал небольшой щелчок пальцами в наперстках.


* * *

Глава ордена «Белоснежной розы» в городе Чайка? Нет, к счастью на такую должность дураков было ставить опасно, а достаточно умные и сообразительные люди в ордене были чрезвычайно необходимы на других должностях. В тех же штурмовых группах дураки долго не выживали.

В итоге, на административные должности в ордене чаще всего ставили ветеранов. Тех, что прошли множество битв и распутали не одно дело, но боевые операции уже не тянули. К сожалению, это в основном были лица довольно преклонного возраста.

Глава ордена в Чайке не был исключением. Роб Таврок, крепкий старичок с огромной лысиной и длинным шрамом, который начинался на затылке, а заканчивался на подбородке, был выходцем из боевого крыла. Как и многие на административных должностях, он был вынужден оставить боевую службу. К чести Роба, он покинул пост паладина-щитоносца не по ранению. За свою службу он был одним из лучших бойцов и его «Щит духа» считался идеальным. Однако, подкосила старичка самая обычная лихорадка.

Провалявшись в постели, в бреду пару недель, старик очень долго восстанавливался. А когда дошло до дела, то он просто не смог поднять щит в полном латном обмундировании. А по уставу, паладин не может считаться способным к бою, если не способен в латной броне поднять щит. Лихорадка забрала слишком много сил несмотря на все старания целителей ордена.

Однако, Таврок, помимо своей силы, имел и еще несколько очень важных черт, которые его выделяли на фоне остальных членов ордена, покинувших боевое крыло.

Во-первых, Роб был очень спокойным. Даже в самой критической ситуации он оставался незыблем как скала, не выказывая при этом ни капли беспокойства. Именно поэтому за ним закрепилось прозвище «Каменный Роб».

Во-вторых, Таврок всегда брал на себя обеспечение отряда. Нет, он не снабжал из своего кармана отряд, но контроль продовольствия на время перехода, транспорт и прочие бытовые мелочи всегда оставляли на него. Так получалось из-за педантичности Роба и его навыка счета. Не подумайте, неграмотных в орден не брали, но Роб действительно на ходу складывал, делил и умножал трехзначные цифры.

Именно поэтому, когда встал вопрос о том, какую должность выделить Робу Тавроку, ни у кого не встало вопроса куда его определить. Для города Чайка, одного из крупнейших портовых городов восточного побережья, с его хаосом и неразберихой, идеальнее кандидатуры было просто не найти.

В этот день глава ордена был занят уже привычным делом. Это была очередная попытка разобраться с доходом и расходом ордена на этот месяц.

Когда началось землетрясение, Таврок не впал в панику и не упал на пол, более того, он даже не прекратил складывать цифры. Однако, стоило немного утихнуть толчку, как он подвел черту под столбиком и подсчитал промежуточный результат.


– Господин Таврок, – ввалился в кабинет секретарь. – Беда, господин Таврок!

Роб спокойно закрыл тетрадь и отложил в сторону, спокойно подняв взгляд на слугу.

– На полигоне, – выпучив глаза и дыша как загнанная лошадь выдал слуга: – Прорыв бездны на полигоне!

Таврок замер на несколько секунд и провернув в голове сразу несколько вариантов развития событий начал выдавать приказы:

– Дежурную боевую группу и всех светлых магов – на полигон. По городу боевую готовность. Выполнять!

Слуга метнулся обратно, но тут Роб окликнул его:

– Стой! Журнал смотрел? Кто последний входил на полигон?

Слуга замер, вспоминая смотрел ли он вообще в журнал, но все же смог ответить:

– Мак... Мак, темный ученик! Да! Точно он!


* * *

– Господин Таврок, может все же не надо? – неуверенно поинтересовался слуга.

Старичок Роб стоял у выхода в коридор, одетый в легкий пехотный доспех.

– Сколько с нами братьев магов? – вместо ответа поинтересовался старичок.

– Восемнадцать, но...

– Щитоносцы?

– Восемь, но...

– Сколько всего паладинов?

– Двадцать шесть... Господин, умоляю! Не...

– Временно назначаю тебя исполняющим обязанности главы ордена, – спокойно произносит старичок, вытирая испарину на лысине. – Щитоносцы! Вперед! Покров истинного света на отряд! Паладины замыкают!

В холле началось движение среди воинов. Вперед, к двери ведущей в коридор, вышли закованные в тяжелые латы щитоносцы. За ними встали одетые в легкую кольчужную броню маги света. Конец строя заняли паладины.

– Господин Таврок, – сбледнул слуга. – Как я без вас? Что я...

– Без разницы, что ты будешь делать, – спокойно ответил он. – Если мы не закроем прорыв бездны – этому городу придет конец.

– Щитоносцы! К бою! – гаркнул Роб и не замечая стоны слуги встал в центре строя.

В этот момент маги начали усиливать воинов. Те поначалу просто подсвечивались, затем открытые участки кожи стали белоснежного цвета, а под конец усиления и глаза приобрели тот же цвет.

– Вперед, – спокойным голосом скомандовал Роб и щитоносцы вошли в проход.

Коридор был всего несколько метров длинной и заканчивался выходом в пещеру, которую и переоборудовали в полигон. По стенам была наляпана чистая сила тьмы, словно кто-то кисточкой с краской размахивал. Это не укрылось от взгляда Таврока.

– Щитоносцы! Держать "Щ

ит духа наготове»! – объявил старичок.

Отряд осторожно дошел до входа на полигон. Когда один из щитоносцев ударом ноги выбил почти развалившуюся на части дверь, то вместо чудищ и ужасных тварей на полигоне увидели молодого парня.

Он стоял на середине зала и рукавом пытался оттереть черную, тягучую субстанцию с тетради.

– Надо было сначала перевести, что это за артефакт, – бубнил он с раздражением оттирая страницу. – Повелся как дурак...

Отряд в один момент ввалился на полигон. Маги света активировали круг света и зарядили заклинания копий света. Однако никого, кроме самого Мака в помещении не оказалось.

– Назовись! – громко произнес Роб, в очередной раз прогоняя в голове несколько вариантов.

– Что? – сморщился парень от сильного свечения. – Дальний выключи!

– Назови свое имя! – громко повторил Роб.

– Мак! Мак, темный ученик Юриная Аболосского! – ответил он, закрывая руками лицо.

– Что тут произошло? – спросил Роб, продолжая оглядываться по сторонам ища хоть какие-то следы.

– Испытания артефакта, – вздохнул Мак и пнул остатки кандалов под ногами. – Причем полностью провальные...

– Бездна... – недоуменно пробормотал Таврок. – Где бездна?

– Бездна? – переспросил Мак и в шутку процитировал строку из трактата: – Бездна – это я.


* * *

Идя по парку, в сопровождении нескольких слуг, высокий мужчина с легкой сединой в волосах, перебирал четки, что-то бормоча под нос. В нескольких шагах позади него шел невысокий азиат в голубой мантии с эмблемами университета магии Антолии и мага воздуха.

Прогулка продолжалась уже не один час, но ни слуги, ни азиат не подали виду, что утомились.

– Акимура? – вздохнул мужчина внезапно остановившись у одной из клумб.

– Ваше величество, – поклонился в ответ маг воздуха.

– Я уже слышал, что в Чайке был локальный прорыв бездны, – произнес император, с интересом разглядывая белоснежные розы. – У вас есть, что добавить?

– Прорыва не было, – коротко ответил гость, склонив голову.

– М-м-м-м? – не отрываясь от рассматривания роз промычал император. – И что же тогда заставило артефакты императорской службы слежения забить тревогу?

– Мой подопечный, – вздохнул Акимура.

Мужчина устало вздохнул и, отпустив цветок, с легкой улыбкой повернулся к азиату. Бросив короткие взгляды на слуг, он сделал едва заметное движение кистью, но этого хватило, чтобы слуги быстро и без малейшего звука растворились в окрестностях.

– Рассказывай, – произнес он, заинтересованно глядя на собеседника.

– Три дня назад, в городе Чайка был зафиксирован прорыв бездны, – кивнул Акимура. – Однако в этот самый момент, на полигоне ордена «Белой розы» некий Мак, темный ученик испытывал артефакт, о значении которого и не подозревал.

На эту короткую отповедь император лишь приподнял бровь.

– Это был артефакт «Зов бездны», – пояснил Акимура.

– Откуда у него этот артефакт?

– Мы выясняем, но предварительная версия – он его изготовил сам, – склонил голову Акимура. – Черновое расследование выявило, что у местных теневых гильдий в руках оказалось руководство изготовления артефакта, но описание его отсутствовало.

– Почему они сами не изготовили артефакт или не нашли того, кто мог его сделать?

– Необходима прорва темной энергии, – развел руками азиат. – А мой подопечный, в первую очередь, прославился именно этим.

Мужчина вздохнул и отправился к следующей клумбе.

– Зачем ему понадобился артефакт?

– Мы еще выясняем, но пока ничего определенного, – пристроился справа Акимура.

– Это очень тревожный знак, – вздохнул император и вновь остановился у куста с яркими голубыми цветами. – Как еще наш подопечный умудрился отличиться?

– Стало известно о первом потомстве от нашего подопечного, – с осторожностью произнес азиат.

– М-м-м-м? И кто же это провернул? – улыбнулся император.

– Клан «Падающего листа». По нашей информации у этого клана будет три плода от темного.

– Ваша информация не достоверна, – улыбнулся мужчина понюхав ароматный цветок. – Первой известной обладательницей плода от темного скорее всего станет некая Лина. Безродная торговка третьей гильдии города Чайка.

Акимура склонился в поклоне и произнес спокойным голосом:

– Ваша осведомленность впечатляет...

– Это еще не окончательный факт. Возможно ребенка у нее не будет, но вот время у нее в постели он проводит и с завидной регулярностью. Но это все конечно замечательно. Наш мальчик не скупится на потомство, – улыбнулся уголками губ император. – Однако, это второстепенная задача. В первую очередь, нам необходимо обеспечить его лояльность империи и исключить влияние соседей. Я уже не говорю о его связях с «Черным континентом».

– Ваше величество, – поднялся из поклона Акимура. – Потомство – это наше будущее! Если его потомство проявит хотя бы треть обычной силы детей темных – мы можем не опасаться наших соседей!

– Да-да, – небрежно отмахнулся император. – Потомки темных всегда имеют исключительную силу, даже если их отец был всего лишь мелким ритуалистом. А уж если отец был по настоящему силен, то и до «Первородной стихии» недалеко. Но вы упускаете очень важный момент!

Взглянув азиату в глаза, правитель продолжил:

– Вы же не думаете, что наши соседи будут ждать пока детишки подрастут и научатся использовать силу? Или вы думаете, что я настолько безумен, чтобы тащить на войну несмышленых детей? – мужчина аккуратно сорвал один голубой цветок и покрутив его в руках протянул его азиату. – Нам нужны его связи с проклятыми. Я уверен, что с ним уже контактировали. Осталось понять кто, и что от него хотят...

– Достоверно известно о столкновении с двумя проклятыми, так же он уничтожил аватар Кобада...

– Он уничтожил спланированную операцию, по подлоге Кобаду негодного аватара, – сморщился правитель. – Эта отрыжка преисподней застряла в слабаке благодаря моей службе разведки. И надо было этому фанатику вмешаться? Где вообще этот старый калека?

– Ищет новый аватар Кобада в городе Партридж, – пожал плечами Амура.

– Вот и пускай там его ищет, – сморщился правитель. – Подальше от нашего подопечного.

– Смею возразить, – вздохнул маг воздуха. – Родгаз, не смотря на его опрометчивость, предложил несколько решений наших мелких проблем с темным парнем. К тому же, он неплохо подготовил его в ритуалах некромантии, пытках и поисковых заклинаниях.

– Да неужели? – с усмешкой вскинул брови Император.

– Именно так, – снова склонился в поклоне Амура. – Благодаря проведенной подготовке, подопечный успешно закрыл контракт на зачистку рощи Серебряного ручья.

– Проклятая роща, – вздохнул император. – Деревня все еще там стоит?

– Деревня стоит, – неохотно произнес азиат. – Только в ней уже никто не живет. Парень оказался там слишком поздно. К слову, на роще нет проклятия.

– В чем же тогда дело? Не проходит и нескольких месяцев, чтобы там не появилась какая-нибудь тварь.

– Естественное место сосредоточения темной силы, – азиат выпрямился и протянул императору папку бумаг. – Здесь выкладки темного ученика. Он предлагает построить в данном месте зиккурат. Благодаря этому, сила будет под контролем и ее можно будет концентрировать в кристаллы, которые потом пойдут на продажу. Однако, стоимость строительства астрономическая.

Император взял папку и не открывая сунул подмышку, коротко спросив:

– Сколько?

– Много, – поджав губы ответил Амура. – Даже для казны империи – много.

– Поговори с торговцами, – немного подумав, произнес правитель. – Это будет в первую очередь в их интересах. Я не буду отдавать все на их откуп, но если они возьмут на себя хотя бы половину расходов, можно начать переговоры.

– Будет исполнено, ваше величество, – кивнул азиат.

– Да, вот еще что, – император задумчиво взглянул в сторону куста с нежными желтыми розами и продолжил: – Мне интересно, почему при всей нашей подготовке и контроле, первый ребенок от темного не у нас?


* * *

Юринай сидел за столом на веранде, уперев в столешницу локти. Он хмуро смотрел на Мака, расположился в кресле напротив. Рядом, пожевывая пышные лепешки сидела Левитания.

– Что ты на меня так уставился? – буркнул ученик, уже понимая, что разговор будет не из простых.

– Я разговаривал с Робом Тавроком, – со вздохом произнес старичок.

– Это кто? – не сразу сообразил Мак.

– Кхе-кхе-кхе! – поперхнулась девушка от этих слов. – Ты состоишь в ордене и не знаешь как зовут местного главу? Чем ты там вообще занимаешься?

– Ломаю суставы, иглы под ногти загоняю, дроблю кости, иногда поднимаю мертвых... – пожал плечами Мак. – Как-то мне не приходилось общаться с начальством. Мое дело маленькое...

– Я о землетрясении, которое произошло впервые за последние несколько сот лет в этом городе, – с нажимом произнес старичок. – Ты ничего не хочешь нам рассказать?

– Да, я жутко испугалась, – влезла в разговор друид. – Я много слышала о землетрясениях, но впервые ощутила это своей кожей. Святой лес! Это было жутко! Земля ходила ходуном...

– Я жду! – буркнул Юринай не сводя взгляда с ученика и полностью игнорируя тараторящую Левитанию.

– Я не знал, что это за артефакт, – честно признался Мак. – Да, я понимаю, что это было глупо и следовало сначала поискать описание и нормальный развернутый анализ артефакта, но... у меня были на то причины. Я не...

– Это был «Зов бездны»!!! – хлопнул по столу ладонью старичок. – Ты хоть представляешь, что могло случиться? Ты мог угробить весь город со всеми окрестностями!

– Послушай, я еще не...

– Вот поэтому вас ненавидят! Вот поэтому вас боятся! Вот поэтому никто и никогда не допустит темного ни в совет гильдии магов, ни на одну мало-мальски важную должность! – процедил учитель. – Одной ошибки достаточно, чтобы погубить тысячи! Сотни тысяч душ! А ведь были случаи, когда темные даже не пытались изобразить ошибку. Они прямо говорили, что испытывали новое плетение! И при всем этом – без вас тоже никуда. Без вас маги просто вырождаются!

– Слушай, у меня действительно были причины надеяться на этот артефакт. Я хотел...

– Ты мог просто попросить совета, – с усмешкой произнес Юринай. – Просто совет и никаких рисков, никаких проблем и никаких косых взглядов!

– Причем тут взгляды? – нахмурился ученик.

– А при том, что здесь столетия не было землетрясений, а пришел ты и случилось! – всплеснул руками старичок. – Угадай, кого весь город будет считать виноватым?

– У меня была веская причина, – сморщился Мак. – Да, я рисковал, но другого выхода...

– А не соизволит ли мой ученик сообщить, какого черта он рисковал головой и испытывал незнакомый артефакт? – ехидно поинтересовался учитель.

– Кобад, – вздохнул Мак.

– И что с ним не так? Ты вроде умудрился уничтожить его аватар?

– У него новый аватар и он идет сюда, – неохотно буркнул парень и вздохнув добавил: – Он идет за мной.

– Откуда ты знаешь, что он уже получил аватару? И с чего ты взял, что ты ему вообще нужен? – с сомнением поинтересовался Юринай.

Мак молча взглянул на Левитанию, которая притихла, вслушиваясь в разговор, и снова уставился на учителя.

– Я понял, – кивнул старик, проследив за взглядом парня. – И ты решил отбиться от него этим артефактом?

– Я же не знал, что это, – пожал плечами ученик. – У меня просто не было вариантов.

Старичок вздохнул и откинулся на спинку кресла. Немного пожевав губами он задумчиво пробормотал:

– Высший демон, да? Однажды мне довелось видеть один старый артефакт... Вернее его обломки. – старичок достал трубку и принялся набивать ее табаком. – Я видел сломанный клинок последнего убийцы демонов, святого Геродона «Проклятье ада».

– Ты хотел сказать, что... пытался повторить... – попытался додумать Мак.

– Не совсем то, что я видел в схеме на том клинке... к тому же, небольшого осколка не хватало, – пожевал губами старичок. – Но из этого определенно может получиться то, что сможет ранить высшего демона...

    Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

    — Не совсем то, что я видел в схеме на том клинке... к тому же небольшого осколка не хватало, – пожевал губами старичок. — Но из этого определенно может получиться то, что сможет ранить высшего демона...

    – Ты хочешь сказать, что ты можешь создать оружие, способное ранить божественную сущность? – ошарашено вмешалась в разговор Левитания.

    — Нет, вы немного передергиваете и переоцениваете, — глубоко затянулся трубкой Юринай. — У меня есть некоторые выкладки и парочка интересных приемов, которые я нигде, кроме как на том клинке не видел. Однако, когда я пытался воплотить этот артефакт в жизнь, то столкнулся с одной очень важной проблемой. — Юринай задумчиво взглянул на Мака. – Все упирается в материал.

    – Какая-то редкая руда? – нахмурился Мак.

    – Это мягко сказано, — скривился старичок. – Меч святого Геродона был выкован из желчного камня.

    – Погоди, но это же камни, которые образуются внутри демона, -- нахмурилась Левитания. – Как это возможно?

    – Никто не знает, – пожал плечами учитель. – Но факт остается фактом. Меч Геродона сделан из демонов. Есть легенда о том, что Геродон фанатично ненавидел демонов и большую часть жизни отлавливал их и уничтожал, собирая камень за камнем, чтобы выковать оружие способное уничтожить их хозяина.

    – И сколько необходимо этих демонов убить? – с нескрываемым скепсисом поинтересовался Мак. – Чтобы хватило хотя бы на нож какой-нибудь?

    – Ну, в среднем демоне находится камень размером с ноготь мизинца, а если учитывать, что это не руда и будет осадка... и при ковке оно еще усядет... и еще...

    – Сотни? – хмыкнула Левитания.

    – Я думаю, истина будет где-то ближе к тысяче, – пожевав губами произнес старичок.

    – И где мы сейчас возьмем столько демонов? И как долго будем делать артефакт? – тяжело вздохнув поинтересовался Мак. – Это растянется на годы. Призывать по несколько демонов в день...

    – Поэтому, мои теоретические выкладки до сих пор теоретические, – развел руками Юринай. – Я даже углубился в изучение этих камней и пытался найти аналог. У меня работа в Великой библиотеке лежит – «Материаловедение темных порядков». Но я кое-что выяснил благодаря расчетам, – старичок задумчиво уставился на ученика. – Правда это только в теории.

    – Что-то мне твой взгляд не нравится, – поежился парень.

    – Дело в том, что чисто теоретически, подобными свойствами могут обладать некоторые части тела темного мага, – видя, как ученик уже собирается открыть рот для возражения он остановил его жестом. – Погоди, я все понимаю, но и ты пойми. Темные маги после смерти растворяются во тьме. Поэтому, взять подобный материал из могилы невозможно! К тому же, это только теория! Надо провести парочку уточняющих экспериментов. К тому же, из куска кожи сделать оружие не получится, а вот кусочек кости...

    – То есть тебе надо взять кусок кости живого темного мага, так? – с нервным смешком спросил ученик. – Теперь и я полностью понимаю, почему все твои выкладки до сих пор теоретические...

    – Но если получится, то мы получим оружие, способное, в теории, ранить богов! Ты хотя бы понимаешь, что это такое? – криво усмехнулся Юринай, уставившись стеклянным взором в столешницу. – Это будет настоящий прорыв! Такие артефакты – легенды! Каждый имеет свою историю, которая превращается со временем в настоящую легенду... – старик поднял взгляд на Мака и, видя хмурое выражение, поспешил развеять его сомнения: – Нет! Погоди, я не собираюсь отрезать тебе ногу! Мне и фаланги мизинца достаточно...

    На Юринае скрестились пара хмурых взглядов.

    – Исключительно исследовательский интерес! – поднял он руки, открещиваясь от парочки подозрительных взглядов.


* * *

    Лаборатория была хорошо освещена несколькими светляками. Над столом, заставленным разными артефактами слежения, завис Юринай.

    Старый Мастер с ощутимым волнением взял флакончик с золотистой жидкостью и аккуратно капнул на маленькую косточку. Ученик оказался довольно прижимистым и отдавать часть мизинца на руке отказался, поэтому пришлось довольствоваться фалангой мизинца с ноги.

    Единственная капля сорвалась с края флакона и упала ровно на косточку. И в этот самый момент...

    – И что это значит? – спросил Мак, стоящий рядом и наблюдающий за изысканиями старичка. – Непригодно?

    – Почему же? – растянулся в довольной улыбке Юринай. – Очень даже пригодно!

    – Но ничего же не произошло, – нахмурился парень, разглядывая косточку, которая никак не прореагировала на каплю золотистой жидкости.

    – Это яд золотой виверны, – пояснил Юринай. – Именно им протравливают дорожки, когда наносят первичный конструкт на артефакт. Это сложная технология, но основная проблема была именно в этом яде. Он растворяет все. От стали до стекла. Только зачарованные флаконы могут служить емкостью для хранения столь ценного реагента.

    Старичок указал на посуду с руной на боку.

    – Погоди, а может просто дело в кости? – не унимался Мак.

    – Дело не в кости, а в той среде, в которой она выросла. Это тьма и лучшего «маринада» для материала для подобного артефакта я не нашел.

    Мак задумчиво кивнул и спросил:

    – Тебе не кажется странным, что демонов, по сути своей темных сущностей, убивают темным артефактом? По идее, они должны умирать от света и артефактов на их основе.

    – Логично, но на самом деле, сила демона зачастую измеряется его способностью противостоять свету, – пожал плечами старичок. – Демон может иметь огромную темную силу, но отправиться на встречу с вечностью в первые секунды битвы с обычным ангелом. Суть в том, что между собой они грызуться в сотню раз чаще, чем с сущностями света.

    – В этом есть смысл, – кивнул ученик и вдруг перевел тему: – меня больше волнует другой вопрос. Какую кость ты решил у меня забрать и какое оружие из этого получится?

    – Вообще-то отращивать новые кости – довольно дорого, затратно и просто долго, – сморщился старичок. – Если ты говоришь правду и скоро сюда заявится Кобад – нам нужен совершенно другой выход.

    – Что ты имеешь ввиду?

    – Я сделаю артефакт из твоей кости и верну ее обратно, – пожал плечами Юринай.

    – И как ты себе это представляешь? У меня вместо бедренной кости будет клинок?

    – Нет, – мотнул головой старичок. – Есть один прием у охотников севера. Там, у совершеннолетнего мужчины берут кость из предплечья, изготавливают из нее охранный артефакт и вшивают обратно. В итоге охотник всегда знает, что рядом магия, всегда чувствует чужих поблизости и иногда может призывать мелкие боевые заклинания. Довольно удобно, между прочим! – кивнул Юринай. – Никогда такой артефакт не потеряешь, заблокировать или украсть его тоже невозможно. А главное, если его правильно запитать на жизненные каналы – его заряжать никогда не надо!

    – Таким же образом можно и руны с помощью краски и иглы загнать в кожу, – пожал плечами Мак, продолжая мысль. – Подпитку на каналы и готовый оберег...

    – Так делают южане, – нахмурился Юринай. – А ты откуда знаешь про тотемные татуировки?

    – Я и не знал, – пожал плечами ученик. – Просто в голову пришла мысль. А как ты предлагаешь мне потом этот артефакт использовать? Я буду собственную кость ноги или руки доставать во время боя?

    – Хм. Я об этом еще не думал, но думаю, проблема решаемая. – Юринай обернулся и взглянул на стеллажи с книгами у дальней стены. – Мы можем использовать один интересный принцип. Метод «Копериса из Дали».

    – Первый раз слышу, – нахмурился ученик.

    – Да, был один артефактор, который решил превратить в артефакт свое тело, – пробормотал Юринай по дороге к стеллажу


убрать рекламу




убрать рекламу



. – Вроде бы у меня были выдержки из его трактата...

    Старичок зарылся в книгах, а Маку ничего не оставалось, кроме как наблюдать за поймавшем старую мечту за хвост старичком.

    – Угу, робокоп на магический лад, – вздохнул парень, наблюдая на Старым Мастером, с безумной скоростью листающим одну книгу за другой.


* * *

    Лаборатория была в срочном порядке переделана в большую операционную. Пришлось перенести несколько столов и вынести стеллажи с книгами.

    – Брось! Ты же сам это делал! – сморщился Юринай.

    Он стоял с острым узким ножом над учеником, зафиксированным веревками на столе так, чтобы он не мог выдернуть левую руку.

    – То был я и нож был в моей руке, – нервно огрызнулся Мак и в который раз уже поинтересовался. – Вы настойку то взяли?

    – Взяли, – кивнул старичок и достал флакон. Хорошенько его взболтав, он откупорил его и передал «ассистентке». – Я постараюсь побыстрее.

    Старичок кивнул и Левитания, которая с ужасом наблюдала за двумя безумцами, собирающимися достать кость из живого человека, поднесла к губам парня настойку.

    – Чего застыла? Вливай в него настойку!

    Ученик сделал несколько глотков, опустошив флакон наполовину, и сонно пробормотал:

    – Главное артерию не разрежь...

    Старый Мастер же облизнул губы и, взбодрив себя хлопками по щекам, громко произнес:

    – Соберись! Это будет всего лишь кость!

    Юринай перехватил нож и сделал первый надрез на коже, по линии, которую Мак начертил сам, не забыв указать примерное расположение глубоких артерий и отметив поверхностные.

    Старому артефактору потребовалось около часа, чтобы аккуратно извлечь локтевую кость. При этом он старался изо всех сил не повредить сосуды и нервы. За это время Маку пришлось еще раз дать настойку, только теперь всего пару глотков.

    Едва старик извлек кость, то перенес ее на соседний стол, где уже было всё необходимое для следующего этапа. Затем, Юринай, неоднократно отрабатывавший рисунок на похожей на кость палке, сноровисто начал выводить линии специальным резцом. Сам конструкт занял не больше двадцати секунд, а травление ядом виверны этого рисунка заняло всего пару минут.

    Далее старичок перенес кость на следующий стол, где был подготовлен ритуал и довольно быстро его активировал.

    – Старый хрыч, – с трудом пробормотал Мак, все это время продолжая оставаться под действием настойки.

    – Левитания! Еще глоток настойки! – произнес Юринай, продолжая наблюдать за ритуалом.

    Девушка покорно выполнила указания и ученик снова отправился в забытие.

    Старик же дождался окончания ритуала и подхватил готовую кость-артефакт. Чтобы удостовериться, что все идет нормально, он проверил кость у планки с кристаллами.

    Убедившись в положительном результате, старик вернулся к Маку и облизнув губы произнес:

    – Теперь осталось самое сложное. Собрать все обратно, как было... – дернув щекой он добавил: – Хотя бы примерно...

    – Я за свою жизнь повидала немало артефакторов, – произнесла Левитания, глядя на перемазаного кровью Старого Мастера. – Все, кто хотя бы умел чуть больше чем стандартные артефакты – были немного не от мира сего. Но вы самый безумный из всех кого я знаю!


* * *

    – А если оно взорвется? – смутился Мак, глядя на подвешенную к потолку тушу свиньи. – И зачем тебе столько лечебных артефактов?

    – Оно не взорвется. Сам бы понял, если бы у тебя дошли руки до анализа артефактов высшего порядка. Это довольно просто вычислить, есть ли риск взрыва. – Юринай сидел у стены в кресле и курил трубку. – Как рука? Пальцы работают?

    – Пальцы-то работают, – пожал плечами Мак. – А это нормально, что я чувствую артефакт? Даже не то, что бы чувствую... Он шевелится по моему желанию.

    – Так и должно быть, – кивнул Старый Мастер и улыбнулся. – Я и не надеялся, что все пройдет так гладко.

    Учитель поднялся и подошел к парню, подхватив парочку артефактов исцеления.

    – Чтобы артефакт сработал – нужно две вещи. Первое – прямое нагнетание в него силы, – начал пояснять Мастер. – Как только ты в него направишь силу – он тут же начнет расти. Чем больше силы – тем быстрее рост. Я ограничил размеры клинка в шестьдесят сантиметров. Чтобы это происходило максимально быстро, я считаю, необходимо еще и выталкивать его вперед.

    – Погоди, но кость же упирается в запястье. Там же сустав, – нахмурился темный ученик.

    – Я думаю, тебе стоит попробовать, – выпустил облако мятного дыма старичок. – Тогда все сразу станет понятно.

    Мак с подозрением взглянул на правую руку и вздохнув уточнил:

    – Наполняю силой и одновременно выталкиваю, так?

    – Совершенно верно! И желательно резко... – кивнул старичок.

    Мак подошел к туше на расстояние удара, после чего встряхнул рукой и попробовал нанести удар по мертвой свинье.

    Темный ученик наполнил артефакт силой. Он набрал ее до упора, а ведь это было внутри организма. Кандалы тут никак ограничить силу не могли. Вдобавок, парень усилием воли заставил кость надавить на запястные косточки.

    Итог был соответствующий. Из руки парня в одно мгновение выстрелил трехгранный клинок, который пронзил запястье парня и тушу свиньи. Та, к слову, мгновенно развалилась на сгустки непонятного желе и шмотками упала на пол.

    – Твою ж мать! – выругался Мак оседая на колени, ухватившись рукой за запястье. Лезвие вышло неудачно и мало того, что раскололо одну из костяшек надвое, так еще и зацепило артерию, из которой тут же начала хлестать кровь. Парень тут же взревел: – Как убрать?! Как его убрать?!

    – Вытяни из него силу! Слышишь? Вытяни силу и оттяни усилием воли! – повысил голос учитель, перекрикивая сдавленные маты ученика.

    Старый Мастер уже перехватил артефакты и был готов в любой момент начать лечение, как только парень убрал бы клинок.

    – Чтоб тебе раком уродиться, – просипел Мак, как только ему удалось спрятать клинок обратно в руку.

    От запястья мало что осталось. Из-за толстого клинка, прошедшего насквозь косточки висели на сухожилиях, а кисть казалась вот-вот отвалится.

    – Терпи, – пробормотал старичок. – Ради такого можно и потерпеть.

    – Как же больно, нежить тебе в жены, – парень уже скрипел зубами от боли. Однако, старичок не растерялся.

    Юринай быстро ухватил парня за запястье и приложил сразу два исцеляющих артефакта, второй рукой стараясь удержать запястье ученика.

    – Не дергайся! Боль сейчас отступит, – пробормотал Юринай и как только кровь из разбитого запястья перестала бить, отпустил руку парня. – Руку конечно придется собирать по новой, но согласись. Это эффектно и эффективно.

    – И жутко больно, – прошипел парень сквозь сжатые зубы.

    – Да, но ты не каждый день будешь пытаться убить высшего демона. так? – улыбнулся старичок. – Ради такого можно и потерпеть.

    – Как знать, – Мак продолжал баюкать руку и морщиться от боли. – Надеюсь, эти мучения были не зря...

    – Я не зря притащил свинью, – кивнул учитель на груду красного желе под копытами, привязанными к потолку. – Это единственный достоверный факт, который известен о мече Геродона. Если он ранил живую плоть, то существо полностью распадалось...

    – На органы?

    – Нет, гораздо мельче. Существо распадалось до уровня составных частей органа... Мелких живых структур...

    – «Клетки», – произнес Мак по русски и задумчиво взглянул на рану. – А меня почему он тогда не ранит?

    – А почему змея сама себя не кусает? – развел руками старичок. – Принцип тот же.

    – Теперь есть небольшая надежда, что мне удастся хотя бы отпугнуть этого демона, – прокряхтел Мак, поднимаясь на ноги.

    – Я думаю, при определенном везении ты можешь его ранить... или убить, – снова пыхнул трубкой, которую все это время не выпускал из зубов Юринай.

    – Даже так? – грустно усмехнулся Мак.

    – Да. Достанешь до него этим клинком и если он не помрет, то будет очень долго восстанавливаться, – кивнул старик.

    – Осталось понять, как до него добраться, – выдохнул ученик. – Это высший демон, к себе на дистанцию вытянутой руки он второй раз не подпустит.

    – Вот поэтому я и говорю: «При определенной удаче».

    – Я не в том положении, чтобы надеяться на удачу, – озлобленно буркнул парень.

    – Вот поэтому нам нужен план! – улыбнулся старичок.


* * *

    – Доброго пути, – улыбнулся капитан мужчине. Радость последнего была обусловлена горстью серебра, перекочевавшего в его карман из рук гостя.

    Тот молча кивнул, натянул на голову капюшон и направился к трапу.

    – Стив, – прохрипел совсем рядом боцман. – Надо бы в орден сообщить.

    – Да, – кивнул капитан, поправив на голове платок. – Больно он уж подозрительный тип. Не нравится он мне.

    – Но деньги у него настоящие, – хмуро буркнул в ответ хозяин посудины.

    – Капитан! Капитан! – вылетел с нижней палубы матрос с выпученными глазами. – Капитан! там... там...

    Матрос бухнулся на колени стукнув лбом о пол и немного отдышавшись начал рассказывать:

    – Я, как вы сказали в каюту пошел, опосля пассажира нашего, – матрос нервно сглотнул и оглянувшись продолжил рассказ шепотом: – А в каюте той все плесенью покрылось. Черной...

    – Все? – уточнил боцман.

    – От потолка до ручки дверной! – снова стукнул лбом матрос о палубу. – Черная плесень толщиной в мой палец!

    Капитан еще раз взглянул на монеты у себя в руке и взглянул на матроса.

    – Дуй в орден Белоснежной розы. Расскажи, что видел. – тут он перевел взгляд на боцмана. – Шалого и Щербатого за этим мужиком пусти. Пусть глаз с него не спускают. Остальным с корабля ни шагу!

    Боцман молча кивнул и быстрым шагом отправился в кормовую пристройку,

    Пассажир тем временем спокойно пересек набережную и скрылся в проулке, где после первого же поворота у его правого плеча пристроился прилично одетый мужчина.

    – Гнев, ярость и месть, – произнес незнакомец не сбавляя шага. – Где их найти?

    – Ты их нашел, – произнес пассажир, не сбавляя шага. – Гнев это дыхание мое, ярость – это разум мой, а месть – это дело мое!

    Незнакомец кивнул и с улыбкой взглянул на обернувшегося к нему пассажира, в глазах которого зрачки поменялись на вертикальные полосы.

    – Повелитель, – коротко кивнул мужчина. – Лик вашего аватара прекрасен!

    – Где этот темный? – спросил демон. Во рту отчетливо виднелись клыки, а на висках начали выпирать бугры, из которых прорывая кожу, медленно прорезались спирально закрученные бараньи рога.

    – Мы следили за ним, – пытаясь скрыть дрожь начал рассказ мужчина. – За каждым его шагом! С утра он вышел из города и отправился пешком в сторону чащи Серебряного ручья...

    – Зачем он туда отправился? – спросил аватар демона. – Там ведь нет ничего, кроме...

    Демон резко оскалился и покрылся сетью черных от тьмы капилляров.

    – В той чаще источник темной магии! – прорычал он. – Если Амор дал ему знать о том, что я иду, то... Поднимай своих людей! Пусть делают что угодно, но они должны задержать его! Нам нужно успеть перехватить его...

    – Лошадь? – спросил член ордена. – Мы можем взять лошадь, тогда нагнать его не составит труда!

    – И как ты себе это представляешь? – сморщился демон. – Думаешь, сможешь найти лошадь, которая не будет шарахаться от меня?

    В этот момент за их спинами послышалось сдавленное «Хек», пара ударов и звук падающих тел. Через пару секунд из темного угла вышел охранник секты с окровавленным ножом в руках.

    – За нами следили, повелитель, – поклонился он. – Двое, судя по одежде – матросы...

    Кобад растянул пасть в зловещей улыбке.

    – Трупы! Т

    ащи сюда трупы!


* * *

    Мак неторопливо шел по дороге, которая вилась змеей, поднимаясь по склону холма. Несмотря на новости о сильных штормах на восточных берегах, этот сезон в Чайке был на удивление мягким и теплым. Редкие дожди заглядывали в эти земли пару раз в неделю, а ясное небо не уставало радовать. Урожай винограда, а значит и вино в конце следующего сезона точно выйдет на славу.

    Темного ученика это занимало мало, последнюю сотню шагов он получал сигнал от посоха о двадцати точках на вершине холма. Все они расположились вдоль дороги и никаких передвижений не осуществляли, что недвусмысленно намекало о засаде.

    Мак пальцем в очередной раз погладил недавно установленный накопитель с темной энергией на древке посоха и вздохнул.

    – Значит клюнули, – произнес он и спокойно продолжил путь.

    На вершине холма, как только источники жизни показались в зоне прямой видимости, Мак начал выдавать лезвия темной энергии одно за другим. Он бил по каждому источнику жизни до тех пор, пока посох не сообщал о импульсе смерти. Лезвия летели бесшумно и никаких звуков или заклинаний темный ученик не выдавал, поэтому удалось уничтожить четверых, прежде чем засада проявила себя.

    Удар был ожидаем, поэтому в обычную сферу тьмы ударились элементарные заклинания магии огня, ветра и парочка ледяных стрел. Но ничего, кроме шрапнели отлетающих ледяных осколков и порывов горячего ветра от рассеявшихся заклинаний они не принесли. Однако, неизвестные не сдавались и спустя несколько секунд затишья, во время которых парень успел выпустить еще несколько темных лезвий, снова продолжили обстрел темной полусферы простейшими заклинаниями.

    Самым странным было то, что в щит начали прилетать самые обычные стрелы с металлическим наконечником. А ведь даже самый последний крестьянин знал, что обычным оружием даже учебную элементарную защиту не пробить. Этот факт наводил на две мысли. Либо в засаде идиоты, либо это делается специально.

    Мак сосредоточился на защите и не зря. В какой-то миг он едва успел сдвинуться на полшага в сторону. Рядом с его лицом просвистела стрела, оставив глубокую рану у края глаза.

    – Черт бы вас побрал! – прошипел Мак, прикрывая рукой рану, кровь с которой каплями побежала по лицу. Не став больше церемониться, темный ученик сорвал с шеи небольшой медальон в виде начищенной медной бляхи с мелкими символами и кинул вперед, за пределы защиты.

    Стоило артефакту коснулся земли, как из него вылетело облако серого тумана. Из него один за другим начали вылетать воины призраки. Подобно обезумевшим берсеркам, размахивая двуручниками и секирами, призраки понеслись вперед. Не обращая внимания на стрелы и оружие, они разрубали противников одного за другим, издавая истошный вопль от которого по спине в безумном ужасе неслись мурашки.

    Хоть какой-то эффект на них оказало магическое пламя. Один из противников, державший в руках довольно мощный скипетр подчиненного пламени сумел развеять пять воинов, но из артефакта вырвался не один десяток безумных порождений магии смерти. Они и закончили бой, отправив всех живых в округе на тот свет. Как только последний противник испустил дух, воины одновременно вскинули головы вверх и выкрикнув название руны «безумия», растворяясь в воздухе.

    Для Мака бой был виден только в магическом спектре, который доносил до него посох. Со стороны все выглядело так, словно маг остановился посередине дороги. Сначала он начал разбрасывать лезвия тьмы по сторонам, затем окутался темной полусферой, а под конец и вовсе выбросил металлическую бляху, которая выпустила серый дым, из которого один за другим выбегали полупрозрачные воины. Они тут же скрывались в кустах, а спустя несколько минут их истошного вопля и звуков боя все стихло.

    – До чего шумные создания, – пробурчал Мак, снимая с себя сферу тьмы, но тут же снова ее накинул. Ощущение чужого недоброго взгляда в спину просто вопило о том, что бой не окончен.

    Парень развернулся, но никого не обнаружил. Присмотревшись, он увидел всадника, спешащего к нему по дороге.

    – Это он, – пробормотал Мак и достав небольшую дощечку с парой рун отбросил ее в кусты у обочины. – Теперь твоя очередь!

    К ученику на полной ходу приближался автатар высшего демона. Но вместо лошади он ехал верхом на химере, переплетенном из нескольких людей. Тут и парочка матросов, которых можно было опознать по характерным татуировкам и обрывкам одежды из парусины. Тут же виднелся человек в черном плаще, которые любили использовать сектанты и даже тот самый незнакомец, что встретил аватар в порту.

    Мак стоял и ждал когда до него доберется аватар. Смешно, но всемогущие высшие демоны в аватаре имели ограничения. Им приходилось преодолевать огромные расстояния наравне со всеми.

    Мак же начал немного нервничать, и полез за пазуху. Оттуда он достал белоснежную длинную трубку и мешочек с табаком. Сноровисто набивая ее табаком, он постоянно поглядывал на приближающегося демона. Успокоился он только после глубокой затяжки раскуренной трубки.

    – Что же, – пробормотал парень выпустив облако мятного дыма. – Пока все по плану...

    Кобад не стал разговаривать или что-то узнавать. Он мгновенно выпустил несколько безумно огромных и мощных копий тьмы. За ними ударили сразу пять адских плетей. Все это время над самим парнем, укутавшимся полусферой тьмы, в воздухе вращался огромный круг из полыхающих адским огнем рун. Когда плети ударили в третий раз, круг из рун превратился в прорыв адского пекла.

    На парня сверху хлынул поток сил ада. В радиусе нескольких десятков метров все живое превратилось в пепел, а в радиусе сотни метров все мгновенно полыхнуло огнем. Прорыв был недолгим, но этого хватило чтобы полусфера Мака, державшаяся на последнем издыхании, оказалась в эпицентре выжженного кратера.

    – А ведь неплох, темный! Очень даже неплох! – оскалился Кобад, глядя на уцелевшую полусферу. – Но не совершенен...

    Бараноголовый демон нагнулся вперед, раскрыл пасть и словно бездонный пылесос начал втягивать воздух. Сначала поток был просто сильный, но затем он усилился настолько, что деревья начали гнуться в его сторону, пожар который успел хорошенько заняться просто сдуло с обугленных остатков деревьев в пасть демону, слизнуло остатки дерна, пыль, пепел. Во время пика силы этого потока начало слизывать тьму с полусферы темного ученика. Спустя пару секунд от полусферы остались лишь воспоминания. Еще через мгновение с Мака сорвало покров, а артефактное кольцо «Оборотня» осыпалось прахом.

    Демон тут же закрыл пасть.

    – Личина? Обычная личина! – изумился Кобад.

    – Я бы вас попросил, – сморщился Юринай, заглянув в трубку и снова начав ее раскуривать. – Обычную личину ты бы из города смог ощутить.

    Демон оскалился и начал оглядываться по сторонам и с силой втягивать воздух через ноздри.

    – Я его чувствую! Он рядом! – процедил сквозь зубы Кобад и начал еще сильнее вертеть головой.

    – Совершенно верно, – кивнул Юринай выпуская клуб дыма. – Мак тут, можете не сомневаться!

    – Где этот выкормыш Амора? – зашипел бараноголовый. – Говори, где он или ад тебе покажется отдыхом!

    Старичок усмехнулся и глубоко затянулся трубкой.

    – Вы оказались довольно предсказуемым! – ткнул трубкой в него Старый Мастер. – Не сказать, чтобы я со многими демонами общался, но тебя действительно можно просчитать.

    – Ловушка, – перестал скалиться демон и тут же выпустил кольцо адского пламени.

    Пламя разошлось на несколько десятков метров, но Юринай снова оказался под пологом полусферы тьмы.

    – Пора заканчивать, – донесся голос старика, когда пламя растворилось.

    В этот же миг, из тени аватара демона, которую тот отбрасывал на землю, выскочил темный ученик. Тихо и бесшумно он занес руку для удара, но демон почуял его и дернулся. Удар пришелся не в середину спины, а под правую лопатку.

    Удар Мак дополнил активацией артефакта. Возможно, именно это и дало демону тот призрачный шанс. Итог был довольно ожидаем. Удар совмещенный с активацией артефакта позволил возникшему из руки Мака клинку пробить демоническую сущность насквозь.

    – Больно, – выпучив глаза пробормотал Кобад. – Больно! Ублюдок! Мне больно!

    Аватар демона начал дергаться и хотел вырваться, но Мак с усилием, но все же смог его удержать.

    – Я убью тебя, ублюдок! – ревел Кобад и размахивая руками пытался достать до противника. – Я порву тебя на куски! Порву и сожру! Отпусти меня!

    Когда парень понял, что уже не может его сдерживать, то закусив губу до крови, провернул трехгранное лезвие в ране и отпрыгнул от обезумевшего от боли высшего демона.

    – Ты! Ты! Я... – тут демон умолк и с удивлением издал странный звук. Еще один и еще, а затем он отхаркнул черную, слегка светящуюся жидкость. – Что происходит?.. – спросил он глядя на темный сгусток у себя в руке. – Это что? Кровь?!

    Демон начал тут же себя ощупывать и только сейчас заметил, что из раны неторопливо течет черная тягучая демоническая кровь. Капли, падающие на землю тут же начинали шипеть и исходить серым вонючим дымом.

    – Богов же кто-то убивал, – произнес Мак, с усмешкой облизнув губы.

    – Ты?.. Ты решил меня убить?! – демон вскинул руку и только заготовленное заранее защитное заклинание спасло парня от адской плети.

    Мак спрятался под полусферу тьмы и начал накачивать ее силой, чтобы пережить бешенство демона.

    – Ты! Жалкий раб Амора, решил убить меня? МЕНЯ?! – орал демон, стегая плетью по защите ученика. Он бил, орал и расплескивал силу до тех пор, пока его не повело в сторону. – Как... Какой бездны...

    Кобад сделал несколько шагов назад и снова взглянул на рану из которой натекла уже приличная шипящая лужа.

    – Что ты натворил, ублюдок? – начал зажимать рану демон. – Какой же ты идиот!

    – Однако, подохнешь все же ты, – подал голос Юринай, наблюдавший за сражением ученика с высшим демоном.

    – Вам уже ничего не исправить, – пробулькал демон и отхаркнул очередной темный сгусток. – Вам всем пришел конец!

    – Кому нам? – снимая полусферу поинтересовался Мак. – Мне? Ордену? Империи?

    – Всем! – оскалился демон. – Никому не остановить великого Малаабу!

    Бараноголового снова повело. Он сделал несколько шагов в сторону и резко повернувшись к Юринаю выпустил копье тьмы на последнем издыхании.

    Черный росчерк пронесся к старичку. Мгновение, и его окутала полусфера тьмы.

    Мак выпустил картечь из мелких темных шаров, каждый из которых должен взорваться. Но на полпути парень рассеивает заклятие. Кобад упал на землю безвольным мешком. Темный ученик выждал пару секунд и подошел к демону, исходящему, бьющим в нос серным запахом, дымом.

    – Вот так и дохнут высшие демоны, – морщась произнес темный ученик. – В вонючей луже черной вязкой крови...

    Оторвав взгляд от мертвого Кобада, он перевел его в сторону учителя. Тот так и не выключил артефакт. Защита была до сих пор на месте.

    – Юринай! – крикнул Мак. – Ты там как? Живой?

    Ответа не последовало и парень взволнованно повторил, отправляясь к черной полусфере:

    – Эй! Ты чего притих?!! Юринай!

    К облегчению ученика, старик все же деактивировал артефакт, но вместо довольного энергичного старика, он обнаружил бездвиженное тело на земле.

    Старый Мастер лежал на боку скрючившись и держась за раненый правый бок. Темное копье, совсем маленькое, больше похожее на иглу тьмы, прошло на вылет. Из раны с черными, словно обгорелыми, краями толчками выходила кровь.

    – Что-то я его выходку прозевал, – прошептал старик, пытаясь рукой зажать рану. – Сам всегда талдычил про безопасность и сам как дурак попался.

    – Артефакты! Исцеляющие артефакты! – тут же вспомнил Мак и рванул к сумке. Выгребя все исцеляющие артефакты, он вернулся обратно и активировал один за другим.

    – Не паникуй и успокойся, – произнес старичок. – Мне бы и трех хватило! Накой черт ты сюда все пять принес?

    Старик на глазах оживал. Цвет лица сменился с сероватого на просто бледный, а кровотечение мгновенно остановилось.

    – Артефактами тут не обойдешься, – облизнув губы произнес старичок. – Надо сложить внутренности... как тогда.

    Ученик огляделся и мотнул головой.

    – Не здесь! Точно не здесь! Нам нужно в город! Да! Там есть все!

    – Пешком я уже не дойду, – констатировал Мастер.

    Взгляд темного ученика зацепился на груду переломанных тел, которые рассыпались после того как распалась химера. Умерший демон перестал ее подпитывать.

    – А пешком и не придется!

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

— Я никогда не делала подобного, – дрожащим голосом произнесла Левитания, с ужасом поглядывая на блестящие инструменты.

— Тебе и не надо, – буркнул Мак и протянул ей флакончик с настойкой. – Знаешь, что это за настой?

Друид взглянула на свет через флакон, откупорила крышку, понюхала и даже попробовала капельку на вкус.

— Настойка “Красного огнивца”, — кивнула она своим мыслям. — Это сильное зелье от боли. У нас такое дают безнадежным, чтобы они могли спокойно поспать.

— Знаешь, что будет, если ее выпить слишком много? – спросил парень откупоривая бутылку со “Слезой боцмана” – самым крепким пойлом, что удалось найти в порту.

– Человек перестанет дышать, – поджала губы девушка.

— Сейчас тебе надо будет дать ее нашему старичку, – вздохнув произнес Мак, обрабатывая руки и рану бормотухой. – двух глотков будет достаточно для начала. Дальше, надо будет добавлять по чайной ложке, но только если боль станет невыносимой.

Парень повернулся к Юринаю и поймал его обеспокоенный взгляд.

-- Болит?

– Ноет, – сморщился старичок. – Все же это было не простое копье тьмы.

Мак снова взглянул на рану, которая всего за несколько часов воспалилась и начала гноиться.

– Не простое, – кивнул парень. – Готов?

– Честно? – облизнул губы он. – Нет...

– Время не терпит, дальше будет только хуже, – начал уговаривать учителя парень.

– Брось, я все понимаю, – криво улыбнулся Юринай. – Делай то, что должен. Я к такому никогда готов не буду...

Мак кивнул и дал знак Левитании. Та подошла и дала пару глотков старичку.

– Только не отправляй меня в сон, – произнес он, проглотив зелье.

Мак кивнул и взял в руки инструмент.

– Я сделаю надрез и вставлю сюда вот эти крюки, – произнес парень, слегка дунув на нож силой смерти. – Ими ты раскроешь края раны. Понятно?

Левитания коротко кивнула.

– Начнем, – произнес Мак делая первый разрез.

Из-за просьбы учителя, Мак не смог полностью отключить боль. Чтобы хоть как-то отвлечь старика, он старался вывести его на разговор.

– Неужели за меня дадут так много денег, что ты решил рискнуть своей жизнью? – произнес парень, аккуратно рассекая ткани и переставляя крюки глубже.

– Есть кое-что важнее денег, – прошипел Юринай, стиснув зубы от боли. – Хотя не спорю, деньги были бы приятным дополнением.

– И что же это?

– Знаешь... тс-с-с-с... Знаешь, когда я только закрыл свой долг перед императором, за мою учебу, то решил, что должен увидеть мир. – Юринай сглотнул и облизнул пересохшие губы. – У меня была навязчивая идея обойти весь мир пешком.

– Но как же моря и…

– Тогда я по наивности своей считал, что цивилизованный мир находится только на нашем континенте, – усмехнулся Юринай. – Но мне хватило всего двух стран, чтобы понять одну главную вещь.

– И что же это? – спросил Мак, снова переставляя крюки, которые продолжала держать девушка. – Держи крепче! С тобой все нормально? Что-то ты бледная...

– Я справлюсь, – кивнула Левитания.

– Так, что за вещь?

– Страх и ненависть, – дернулся старик от очередного разреза. – То, что я увидел там, нельзя было назвать цивилизованным миром. Нет, такие же деревни, похожие города, немного другая еда... Но, как только я говорил, что я из Антолии... – старик снова облизнул губы и продолжил: – Пару раз мне отказывали в постое, один раз возвращали заказанный артефакт, даже нападать пробовали за городом...

– Почему? Это же глупо, – нахмурился ученик не отрываясь от своего дела.

– Империя, – вздохнул старик. – Империя стоит на костях. Она восстала из пепла разрозненных государств и была объединена огнем и мечом первым императором. Не было и сотни лет, как кто-нибудь из соседей не пытался оспорить границы. И всегда это заканчивалось одинаково. Огонь, мечи и темная магия.

– Постой, – парень даже на пару секунд нахмурился. – о какой темной магии идет речь? Они же...

– Вот с последнего проклятья императорского рода, отправившего во тьму всех темных магов, наши соседи сидят и ждут, собирая силы, – старик закашлялся и кое как восстановив дыхание продолжил: – Война неизбежна, Мак. Это решенное дело. Никто и ничто не сможет ее остановить. Империя ослабла. Я старый артефактор, истоптавший ее вдоль и поперек, смог это увидеть. А значит и другие увидят, услышат и примут к сведению.

– Ты так говоришь, словно я могу ее спасти, – хмыкнул Мак. – один в поле не воин...

– Я не знаю, что задумал наш император, – снова сжимая зубы от боли просипел Юринай. – Но они за тобой наблюдают, они за тобой приглядывают, а еще, именно они тебя вытащили из катакомб ордена.

– Ты же сказал, что...

– Я думал, что мне удалось их заинтересовать, но когда орден взял тебя на службу – я все понял. Они за тобой следили...

Старичок умолк и сморщившись вдыхал и выдыхал. Лицо покраснело, а скулы на лице вздулись, от сжатых челюстей.

– Дей ем


убрать рекламу




убрать рекламу



у еще настойки, – произнес Мак. – Немного, одной ложки хватит.

Пока Левитания кое-как наливала в рот старика настойку, Мак держал края раны крюками.

– Отпустило, немного, – произнес Юринай спустя несколько секунд.

– Не терпи так долго, – вздохнул ученик. – Запасов настойки хватает...

– Я... – Юринай немного помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил: – Я хотел бы, чтобы у империи был шанс. Да, понимаю, что это может показаться эгоистичным, но... Ту ненависть, которую увидел в соседних государствах... Когда они придут на наши земли – они выплеснут ее. На простолюдинов, дворян, горожан, детей, стариков... всех. Это будет бойня.

Мак продолжал работать, молча слушая старика, а тот не унимался, словно пророк.

– И не будет тут правых или виноватых. Они рванут как голодные псы, только дай отмашку. И плевать всем будет на законы, статус или силу крови. Я никому не рассказывал, но когда возвращался в империю... Я был подавлен тем, что видел и слышал... Там был таможенный служащий... Когда я уже пошел на нашу сторону. Он запретил мне переносить шкаф на спине. Он заставил тащить его руками. И... – старик поморщился и снова облизнул губы. – Он плюнул мне в спину.

– Просто так? – все больше хмурился Мак.

– Не совсем, – мотнул головой Юринай. – Он молча плюнул мне в спину и ждал реакции. Я находился на независимой полосе, это десять метров между постами таможни. Напади я на него – это было бы расценено как покушение гражданина Антолии на границе государства. Но это было не самое главное...

– Так в чем же дело? – Мак уже глубоко зарылся в ране, вырезая остатки сгнивших тканей и сразу заращивая их артефактами.

– Ненависть, Мак. Искренняя ненависть, которую я видел в его глазах. Это страшнее алчности и высокомерия, – грустно произнес он. – Ненависть может толкнуть на чудовищные поступки. Поверь мне. Когда все завертится – кровь польется рекой и это море снова станет Красным...

Мак вырезал последний кусок сальника, умудрившегося сгнить буквально за несколько часов и вздохнул.

– Война никогда не приносила ничего хорошего.

– Пойми, это будет не простая война, – шумно сглотнул старик. – Это будет война на уничтожение. И если не станет одного старого немощного артефактора – ничего не изменится. Но если погибнет последний темный маг в империи – все может обернуться гораздо хуже. Мир едва не рухнул, когда умер Даг “Темная вода”. И он еще раз будет на грани, когда все узнают о тебе.

– И поэтому ты полез в эту авантюру с Кобадом?

– Да, – кивнул он. – Согласись, план был довольно хорош!

– Хорош, – кивнул парень начав укладывать внутренности в нужном порядке. – Жаль, что мы почти весь твой запас артефактов выгребли. Одно кольцо магического оборотня чего стоило. Долго ты его делал?

– Восемь лет, – грустно улыбнулся старик. – Жаль, конечно, его. Но уж лучше оно, чем ты. Без личины и артефакта темной полусферы у нас не было шанса... У меня не было бы шанса.

– Я бы тоже ничего не смог, – кивнул ученик. – Этот артефакт “Теневого удара”... Откуда он у тебя? Ты же не работаешь с тенью...

– С ней мало кто работает, – старик снова сморщился от боли. – По крайней мере мало кто распространяется об этом. Тень очень капризна и надо иметь силу тьмы в душе, чтобы она окончательно тебе подчинялась. А артефакт я забрал с одного погибшего корабля. Я слышал, что богатый караван разбился на рифах и решил попытать счастья. Нашел рифы, нашел погибший караван, даже смог спуститься под воду, используя артефакты. Однако единственное, что я нашел на том корабле – этот артефакт. Корабль не пропал в шторме. Его просто захватили и ограбили, после чего пустили на дно.

– Ну, часть артефактов мы все равно окупим, – кивнул Мак. – Орден хорошо заплатит за уничтожение высшего демона. Да и от городских властей можно попробовать что-нибудь потребовать.

– Самое прибыльное в убийстве высшего демона – его труп, – сглотнул Юринай. – Больно... Очень...

Левитания молча передала крюки Маку и дала еще одну ложку настойки.

– Ты про ингредиенты? – нахмурился Мак.

– Про них, – кивнул старик. – Кто бы что не говорил, какие бы доказательства не требовал – запомни! Ничего никому не отдавай! Даже клок шерсти с его задницы стоит не один золотой!

– Ты про...

– Да! Показать – да! Провести пустой ритуал призыва с каплей крови – да! Но никаких вещественных доказательств, – учитель строго взглянул на ученика и снова облизнул пересохшие губы. – Это очень дорогой материал и нам с тобой не один день заниматься разделкой и консервированием ингредиентов.

Мак наложил последние швы и слегка дунув на нож, обрезал нитку.

– Я запомню, – кивнул парень. – Мы почти закончили, осталось совсем немного.

– Я чувствовал как ты зашивал мою рану, – вздохнул старик. – Что еще?

– Тебе нужно выспаться, – ответил парень и протянул ему флакон с настойкой. – Пару глотков, чтобы поспать. Левитания за тобой присмотрит.

– А ты?

– Мне нужно в орден, – Мак кивнул на входную дверь. – На палубе уже ждут посыльные. Без меня им было велено не возвращаться.


* * *

Роб вздохнул и еще раз взглянул в ведомость, в которой была указана сумма полагающихся выплат.

– Продолжим, – произнес он и принялся отсчитывать монеты по десяткам и складывать стопками перед Маком.

Тот спокойно наблюдал за главой ордена, который со скрипом, но все же согласился выдать причитающуюся премию.

– Это все, – кивнул старичок, хмуро смотря на темного ученика. – Все деньги, но у меня еще остались вопросы.

Мак сгреб монеты в кожаный мешочек и, убрав его за пазуху, кивнул.

– Я вас слушаю.

– Кто делал оружие, ранившее сущность Кобада и где оно сейчас?

– Во-первых – оружие развалилось на мелкие осколки после использования, – развел руками Мак. – Не могу сказать почему это произошло. Возможно все же материал оказался не настолько подходящим.

– И что же это был за материал? – с прищуром поинтересовался глава ордена в Чайке.

– Это была моя кость, – вздохнул ученик и видя хмурящийся взгляд собеседника добавил, оголив предплечье, на котором красовалось несколько затянувшихся шрамов: – Да, это было жутко трудно, жутко больно и жутко неудобно. Однако факт остаётся фактом. Оружие подобного уровня из кости темного мага оказалось по сути одноразовым. А во-вторых...

Мак подался вперед и с усмешкой произнес:

– Кобад – мертв. У нас его труп и в скором времени у нас будет не один редчайший ингредиент!

Таврок вздохнул и начал массировать виски.

– Видимо ваш учитель и вы, курсов мракоборцев не проходили, по этому и знать об этом толком не можете. Дело в том, что у воплощений высших демонов, как и у людей, есть душа. И вот переродить душу, пусть и в очень ослабленном виде для высшего демона не так уж и сложно. А вот восстановить сущность, да еще и с прошлой мощью – да. Занятие не из простых, даже для высшего демона.

– Погодите, – насторожился Мак. – Кобад может вернуться?

– Ближайшие пару сотен лет – можешь не волноваться. – отмахнулся Таврок. – Но над чем у тебя действительно должна болеть голова – то, как нам подать информацию о победе над высшим демоном начальству.

– А что тут думать? – нахмурился парень.

– Ты хочешь, чтобы я подал информацию начальству о том, что в окрестностях города, которые я курирую, убили высшего демона, а глава местного отделения про это узнает тогда, когда победители приходят за полагающейся наградой? – вскинул брови Роб. – Ты хоть понимаешь, что мне ответят в столице, после такого заявления?

– Ну, я... имею отношение к ордену, да и... – начал мямлить парень, понимая в какую ситуацию поставил главу ордена “Белоснежная роза” в Чайке.

– Вот по этому, мы официально оформим тебя как члена ордена, – улыбнулся старичок. – Ты у нас в крыле не состоишь, так как не являешься полноценным магом, поэтому и операция, проводимая тобой по отлову высшего демона не афишировалась.

– Но тогда я...

– Нет, премию я у тебя забирать не буду, – улыбнулся глава. – Но допуск в архив у тебя будет свободный, жалованье, как полагается. Даже должность могу тебе оформить. Но только много не проси. Не выше дознавателя.

– А как же мое ученичество? Я же...

– А вот твоего учителя мы уже оформим как наемное лицо, – пробормотал Роб, уже доставая свитки и писчие палочки, начав что-то вписывать в них. – Я бы тебе не советовал брать должность, хоть и возможность такая вполне реальна. Это обременяет серьезными обязанностями. Тебе будет трудно вырваться из города из-за этого. А ты, как я понимаю, после сезона штормов отправишься в столицу?

– Да, но я хотел бы...

– Тем более. По мере необходимости мы будем тебя привлекать, – тут старичок споткнулся на полуслове и взглянул на Мака. – Еще кое-что. Послушай меня внимательно. То, что тебе открыли доступ в архив не является указанием к действию и экспериментам с магией бездны! Я, как глава ордена, запрещаю тебе использования магии бездны без контроля мага с уровнем силы не менее мастера. Ты меня понял?

– Понял, – кивнул Мак, вспоминая какой переполох он устроил в прошлый раз. – А если не бездны, то...

– Все, что не является бездной полигон должен выдержать. Поэтому, прошу тебя проводить все тренировки там. Надеюсь на твое благоразумие.

Глава ордена поставил размашистую подпись на свитке, приложил свой перстень рядом с ней и протянул свиток Маку.

– Поздравляю! Мак “Темное таинство”! Орден “Белоснежной розы” отныне станет тебе домом. – Роб от души улыбнулся, когда парень с удивлением взял свиток и зачитал его. – Имя дал тебе для внутреннего пользования, но можешь его использовать и вне ордена. Если не нравится – сменишь, когда станешь полноправным магом.

– Как-то неожиданно, – произнес Мак вчитываясь в свиток.

– Согласен, – кивнул старик, но тут же спохватился. – Старый пень! Чуть не забыл!

Тут он зарылся в ящики столов, ища что-то важное.

– Где же он... Я же его... А! Вот оно! – Таврок выудил из стола золотой перстень, в который был установлен белоснежный камень. На камне была нарисована пентаграмма с пятиконечной звездой внутри. – Держи! Личный знак! Заменяет подпись. Гордись! Специально заказывали!

– Но, когда вы успели и...

– Знак? Ну... Как бы... – замялся Таврок и тут же сменил тему. – Ты лучше надень и попробуй!

Мак одел на палец перстень и задумчиво погладил пальцем пентаграмму, которая почувствовала тепло его рук и словно живая мигнула и начала слегка вращаться.

– Мак “Темное таинство”, – произнес парень усмехнувшись. – Интересно звучит.

– Это идея Родгаза, – усмехнулся Роб и вздохнув поднялся из-за стола, намекая на свою крайнюю занятость. – Не смею больше задерживать.

Мак кивнул, еще раз поблагодарил и покинул кабинет главы ордена, направившись обратно на галеру.

Приемная встретила его насупившейся Левитанией и учителем, сидевшим в любимом кресле. Если девушка выглядела недовольной и насупившейся, то старик выглядел довольно бодрым, несмотря на то, что несколько часов назад в его органах кто-то копался и что-то отрезал.

– Он не дает мне его осмотреть! – с ходу заявила друид.

Мак перевел взгляд на учителя, который хмуро смотрел на артефакт для розжига.

– Что? Да все со мной нормально! – отмахнулся учитель. – Лучше прикури мне трубку!

Мак подошел, со вздохом взял из рук старика артефакт и поджог тому трубку.

– Что с твоей силой? – со вздохом спросил парень. – Ты даже артефакт активировать не можешь? Или ты на активаторах артефактов экономить начал?

Юринай глубоко затянулся и выпустив дым, ответил:

– С силой все нормально, – отмахнулся он. – Ее больше нет.

Мак и Левитания замерли, с тревогой посматривая на Старого Мастера.

– Я же тебе говорил, что видел осколки того легендарного меча? – спросил учитель, поглядывая на ошеломленного ученика. – Так вот осколки были не все. Я не видел рисунка полностью, но основные черты все же выудил. А не хватало там очень важной части. Той, что завязывает взаимодействие артефакта и создателя. Тот самый “контрольный конструкт” без которого магические линии останутся обычными магическими линиями.

– Я не понимаю, – нахмурился ученик. – Что с ним было не так?

– Особый конструкт, особый материал и особая сила. Замыкающий элемент был тоже не простым, – задумчиво пробормотал Юринай. – Геродон “Проклятье ада” был довольно аскетичным. Он старался вообще не использовать магию, минимально использовал артефакты. Чаще обычные дешевки для простолюдинов. Многие считали, что он дал обет, все-таки он был тем еще фанатиком своего дела.

– Ты хочешь сказать... Он вложил свою силу в меч, которым убивал демонов? – сморщившись произнес Мак. – Он пожертвовал своей силой и званием мага, став простолюдином, чтобы иметь хотя бы призрачный шанс убивать высших демонов...

– Похоже, что так. Я не нашел другого варианта, – выпустил через нос дым Юринай. – Другой конструкт просто не подходил. В оружие было необходимо вложить искру магии живого мага. Причем добровольно. Искра дара магии – это не та вещь, которую можно забрать насильно. Теперь многие причуды Геродона из истории становятся понятны. Он действительно был фанатиком...

– Ты сделал... – Мак плюхнулся на диван, уперев взгляд в пол. – Ты вложил остатки своего дара в этот артефакт? Зачем? Ты же мог еще...

Старик глубоко затянулся и выпуская дым сложил губы трубочкой, выпуская одно колечко из дыма за другим.

– Я очень долго анализировал тот артефакт и пришел к мысли что... – пробубнил он задумчиво, проводя взглядом тающие в воздухе кольца. – Что мой дар и так на грани. Нет, если бы я был помоложе возможно этот клинок и не развалился бы на части при первом использовании. Тогда бы у тебя в руке скрывался бы новый легендарный клинок империи Антолия. Но я склоняюсь к мысли, что сила артефакта все же конечна. Гердон же когда-то погиб. Его, к слову, тогда угробил набирающий мощь Кобад. Забавное совпадение, правда? Об этом не принято говорить, но последний бой Геродона “Проклятье ада” был именно с ним.

– Как ты теперь без дара? – обеспокоенно спросил Мак. – Я слышал, что маги умирают...

– Ты совершенно прав, – кивнул Юринай. – Мне осталось совсем немного. Моя искра таяла и я решил... Я решил, что пусть она сгорит во вспышке артефакта, чем будет медленно гаснуть словно обгорелые головешки в костре перед рассветом. Уж лучше так. Да и повод оказался более чем достаточный. Убить легендарного высшего демона! Может меня даже в исторических хрониках упомянут?

Старик замечтавшись умолк, снова начав выпускать кольца дыма.

– Учитель темного мага Мака, Старый Мастер, лучший артефактор столетия и создатель клинка, отправившего Кобада на тот свет – Юринай Аболосский, – величественно произнес старик и снова пыхнул трубкой. – Неплохо звучит, а? Если ты не оплошаешь и поможешь сохранить империю я думаю меня внесут в летопись великих, я уверен! Пусть на вторых планах, но упомянут... – старик затянулся и с усмешкой выпустил дым. – Да-а-а-а! Неплохое завершение карьеры!

– Это не моя империя, – тихо произнес Мак, подняв взгляд на старика.

Старый мастер задумчиво повернулся к ученику, взглянул на обнимающую колени обеими руками Левитанию и с улыбкой произнес:

– Я знаю. Я думаю что и этот континент тоже не твой.

– Тогда почему ты думаешь, что я буду воевать за нее? – спросил ученик сверля взглядом старика.

– Кому воевать найдется всегда. – пожал плечами Юринай. – Всегда найдется тот, кто возглавит и укажет путь. Тот, кто поведет армии, тоже найдется. А вот тех, кто пытается сохранить страну, людей, наладить быт, сохранить как можно больше людей живыми – гораздо меньше, но и они есть.

– И что же ты хочешь тогда от меня? – спросил ученик.

– Пообещай мне, что сделаешь все возможное, чтобы этой войны не случилось, – произнес старик выпуская дым через нос и заглядывая в глаза Маку.

– Это война, – хмыкнул парень. – Как я могу...

– Просто пообещай, что сделаешь то, что сможешь. Я не прошу тебя свергать императора, возглавлять армии или пройтись мором по всем соседним странам! Просто сделай то, что сможешь.

Мак поднялся и кивнул старику.

– То, что смогу.


* * *

В этот раз тьма была какой-то особенной. Не теплой, не безразличной, а словно...

– Ты меня удивил, – произнес Амор из-за спины.

Мак обернулся и перед ним, в кресле у журнального столика оказался демон, только вот в этот раз у него было три рога. Помимо парочки козлиных, на лбу торчал небольшой, но довольно острый третий рог.

– Не пялься так, – усмехнулся демон и кивнул на второе кресло, рядом со столиком. – Ты смог меня удивить, но я не упустил своего шанса и прибрал владения Кобада.

– В смысле он подчиняется тебе?

– Нет, я поглотил большую часть его силы, – козлоголовый демон взял небольшой кофейник и налил в чашки черную пахучую жидкость. – Присаживайся и угощайся. Думаю ты заработал несколько ответов.

Мак уселся в кресло и взял чашку, от которой пахло ароматным кофе.

– Прежде чем ты задашь свой очевидный и банальный вопрос я хочу тебя спросить, – произнес Амор, отхлебнув глоток кофе. – Что бы ты сделал, если бы вернулся домой? Представь. Прямо сейчас, ты оказываешься у своего подъезда. В своем теле. Навсегда. Что ты будешь делать?

Парень пригубил очень крепкий кофе и замер на несколько секунд, пытаясь провернуть в голове мысли, от которых на душе становилось тоскливо и пусто.

– Жена твоя счастлива, сын растет в полной семье. Не голодают, вполне себе прилично живут... – разглядывая темного ученика произнес Демон.

– Я не знаю, – тихо ответил Мак, разглядывая рисунок ковра на полу. – Я не...

– Ответь мне, глядя в глаза, – произнес демон подавшись вперед и отхлебнув кофе из чашечки. – Ответь, ты нужен там? Хоть кому-нибудь, ты там нужен? Не твоя помощь через мою силу и присмотр. ТЫ! Что ты там будешь делать?

Парень опустил руки с чашкой на колени, осунулся и устало взглянул на демона.

– Не нужен.

– Громче, – произнес демон. – Скажи это громче!

– Я там не нужен, – громче произнес ученик.

– Еще громче! – надавил демон. – Громче не для меня! Для себя! Чтобы слышал ТЫ!

– Я ТАМ НЕ НУЖЕН! – крикнул Мак, отшвырнув чашку в сторону. – Доволен?!!

– Доволен, – произнес козлоголовый с улыбкой откидываясь на спинку кресла. – Теперь, я слушаю твои вопросы.

Мак со злостью смотрел на Амора несколько секунд и пытался унять гнев, который плескался внутри, а тот словно наслаждался зрелищем. Злобный оскал так и не сошел с его лица.

– Что? Неужели тебе не о чем спросить?

Мак растер лицо руками, пытаясь прийти в себя.

– Злость это хорошо, злость помогает продолжать действовать несмотря ни на что, – прихлебывая кофе произнес демон. – Алчность можно на какое-то время насытить, жажду славы и сострадание можно переломить безысходностью. Но вот злость и ненависть не остановить. Она помогает вставать с колен в самой безвыходной ситуации и грызть кулаки врага, которыми он вбивает тебе зубы в глотку. О-о-о да! Злость это хорошо!

– Как мне научиться контролировать силу? – перебил отповедь козлоголового Мак. – Кандалы дают наводку, я не могу нормально создавать атакующие и защитные заклинания...

– Контроль? Боже, какая ерунда,– отмахнулся Амор. – Сделай четвертый шаг Уриная, всего-то делов!

– Где мне достать информацию об этом шаге? – раздраженно поинтересовался парень.

– Вообще методика довольно сильно упрощена, если ты действуешь не один и у тебя есть страхующий маг. Однако в оригинале способ более сложный, но и более эффективный. Он описан в трактате Уриная “Путь в боги: Шаг четвертый”. – демон поймал злую усмешку парня и вскинул бровь.

– Трактаты Уриная под запретом. Вряд ли я когда-нибудь смогу отыскать оригинал. Разве что у императора в загашнике или в закрытых библиотеках.

– Вообще-то на один экземпляр ты можешь рассчитывать, – хмыкнул Амок. – Две недели пути по побережью на юго-восток. Есть там одна пещера...

– Проклятые?

– Хуже, – сморщился Амор. – Проклятье. Проклятье воплощенное в голой силе. Это бывшее пристанище каменных ящеров. Их истребили, чтобы разрабатывать Анексат – довольно дорогую руду. Вот только посмертное проклятье этих ящериц оказалось довольно сильным. В той пещере собственно, и лежит один экземпляр трактата.

– Мне надо снять проклятье и...

– Мне плевать на эту шахту, – пожал плечами демон. – Это тебе нужен трактат, как ты его будешь доставать – твои проблемы.

– У этой пещеры есть название? Как мне ее найти?

– Ищи город Утесный. На в севере от него есть мертвая шахтерская деревушка “Штольня ящеров”. Ее остатки стоят у входа в пещеру. – Козлоголовый допил кофе и поставил чашку на стол. – У меня же по большему счету дел к тебе пока нет. Смерть Кобада многое изменила. Надо удержать то, что он потерял.

Демон поднялся с кресла, словно собрался куда-то уходить.

– У меня еще один вопрос, – остановил его Мак. – Юринай. Сколько ему еще осталось? Он...

– Нисколько, – ответил Амор. – Тело без искры живет по инерции. А ее у старика не осталось. Он на пределе. Стоит ему сейчас заснуть и процесс уже не остановить.

– Ты имеешь в виду, что...

– Да, – кивнул он. – Он не дотянет до рассвета.

– Разбуди меня, – вскочил на ноги парень. – Немедленно!

– Ты ничего не сможешь сделать, – пожал плечами козлоголовый. – Совсем.

– Я знаю, – сглотнув ответил темный ученик. – Просто разбуди...

Демон кивнул, а в следующий миг Мак открыл глаза, уставившись в потолок.


* * *

Мак подошел к двери, ведущей в гостинную, и с тяжелым сердцем потянул дверную ручку на себя. Гостиная встретила тусклым освещением одного магического светильника на журнальном столике у стены.

На диване, напротив открытого окна, ведущего на побережье, где ночное небо еще было усыпано звездами, лежал Юринай.

Он спал, подложив под голову подушку, с открытым ртом. Мерное сопение иногда сопровождалось редкими всхрапами.

– Эй! Юринай! – с надеждой произнес Мак и подойдя к нему потеребил его за плечо.

Старик не ответил, никак не отреагировав на парня. Сглотнув слюну бывший реаниматолог провел пальцем по ресницам старика. Тот снова никак не отреагировал.

– Уже без сознания, – произнес со вздохом ученик и по старой привычке начал проверять сухожильные рефлексы. Без особой надежды, без смысла, просто потому, что он так привык когда-то делать. Даже в глаза заглянул, подсветив небольшим артефактом-светильником. Реакция на свет у зрачков отсутствовала.

– Как ты вообще до сих пор дышишь? – обреченно произнес парень и оставил старика в покое.

Он уселся рядом с ним на диван и положил его голову себе на колени. Медленно поглаживая старика по голове он рассматривал в окне звездное небо, которое постепенно светлело.

Когда он начал разговаривать с ним, парень сам не понял.

– Не то, чтобы я боялся, – пожал плечами Мак. – Просто это всегда наводило на мысли. Если он ушел на тот свет вот так, то как уйду я? Что бы я хотел увидеть, что услышать, почувствовать, ощутить...

Из окна повеяло соленым морским воздухом. Мак вдохнул полной грудью и усмехнулся.

– Как умереть, это наверное было самым простым вопросом. По большому счету без разницы, лишь бы быстро и без боли. – ученик криво усмехнулся. – В идеале вообще во сне. Лег с планами на завтра, раз, и не проснулся. А вот с остальным сложнее.

За окном, которое выходило на морской берег, резко начало светлеть. Спустя несколько минут из-за полоски горизонта, словно из морских пучин, должно было показаться солнце.

– Раньше я очень сильно хотел, чтобы рядом была моя семья. Дети, внуки и если повезет правнуки. Очень хотел. Но теперь я осознал, что это для них было бы слишком больно, – Мак поджал губы и кивнул своим мыслям. – Да. Заставлять их смотреть как умираю слишком эгоистично. Даже если мне было бы от этого легче... Слишком эгоистично.

Мак задумался на несколько секунд и продолжил:

– Очень хочется, чтобы это было в моей постели. Да, не в чужой, не на поле битвы, а именно в моей, родной постели. Не могу даже объяснить. Просто хочется, – продолжал парень немного прищурившись, когда из-за горизонта показался краешек солнца. – Не сказал бы, что меня прямо тянет на путешествия, но хотя бы нашу империю посмотреть надо. Да и я... Никогда не бывал в горах. Вот там бы я хотел побывать. А еще ведь дети...

Мак опустил взгляд на Юриная. Нос заострился, кожа стала мраморно белой и он начал прерывисто дышать, хватая воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба.

– У тебя ведь не было детей, так? А вот у меня, судя по тому, что я знаю, дети будут. И скорее всего очень много. Нет, я не жалуюсь, это наверное хорошо, но... – Мак поднял глаза на побережье, где вступал в свои права сияющий диск солнца. – Мне было бы жизненно важно знать, что у всех них все хорошо. Что их не бросили и они просто счастливы. Глупо? Да, но мне чертовски хотелось бы умирать со знанием этого факта.

Темный ученик усмехнулся и почувствовал, как по ногам что-то сыплется. Он не опустил взгляда и не убрал руки. Он все знал и так.

– Я конечно не твой отпрыск, но если тебе станет от этого легче – у меня все хорошо, – произнес он. – Кланы меня к себе не заберут. Я теперь полноправный член ордена. Не фонтан, но кланы меня к себе тащить перестанут. Золота мне отсыпали за Кобада достаточно, чтобы не работать и спокойно дожидаться конца сезона штормов. Сегодня ночью узнал как найти оригинал трактата “Четвертый шаг Уриная”. Так, что к концу сезона штормов я уже разберусь с проблемами контроля силы и сниму кандалы...

Мак продолжал что-то бормотать, а по дивану медленно, небольшими струйками на пол стекали ручейки песка. Тело старого артефактора, легенды среди народа и добившегося признания мага с минимальной силой превращалось в чистый песок.

Когда тело окончательно рассыпалось, перед Маком из воздуха появился журнальный столик, на котором лежала книжка в черной обложке. На ней золотыми буквами было написано слово “Завещание”.

– У меня все хорошо, – снова повторил парень вытерев каплю с носа. – Я серьезно. Все отлично...


* * *

Данный артефакт является официальным завещанием.

В случае моей безвременной кончины я, Юринай Аболосский, более известный по прозвищу Старый Мастер, находясь в здравом уме и памяти, завещаю:

– Старому другу Сарту “Железнобородому” я завещаю все запасы алкоголя, кои будут числиться в моей собственности на момент смерти. Включая спиртовые настойки и эликсиры с применением спирта. Также я завещаю ему доспех “Сердце камня”, который находится в моих артефактных запасниках.

Сарт, если ты это читаешь, значит я не дотянул до твоего юбилея. Это был подарок для тебя. Прости.

– Лавиитару “Лазурному потоку”, если этот старый хрыч меня переживет, я завещаю все наработки и расчеты, которые записаны в трактате “Вода как первоисточник жизни”. Трактат хранится в моей личной библиотеке и не является секретным документом. Доставку этого тратата возлагаю на ученика, которого обязую вручить его лично.

– Все трактаты из личной библиотеки, с пометкой “Закончено” я завещаю Великой библиотеке империи Антолия. Перед передачей, обязую моего ученика сделать копию данных трактатов и хранить в личной библиотеке.

– Все мое имущество, за исключением вышеназванного, движимое и недвижимое. Все мои обязательства, все мои счета в имперском банке, все мои долговые и ссудные обязательства я передаю моему ученику Маку.


* * *

Левитания проснулась рано. Обычно, просыпаясь ближе к обеду, но тут словно наитие заставило ее открыть глаза. Девушка потянулась в постели и вдруг, словно ножом по нервам ее передернуло. Друид почувствовала смерть.

Быстро вскочив с кровати, она накинула на себя теплый плед и вышла в гостиную. Там она обнаружила Мака, сидящего на диване.

Огромный, широкоплечий верзила с опухшими веками и красными глазами что-то бормотал себе под нос и гладил кучу песка на диване. Обычного, чистого, сухого песка.

– Мак? – настороженно позвала она его. – Почему в доме смерть и... где Юринай?

– А? – поднял на нее взгляд парень. – Юринай? Вот. – парень еще раз провел рукой по песку и сглотнув растерянно произнес: – Слушай, ты банку в лаборатории не видела? Побольше...

– Зачем? – произнесла девушка, не сразу поняв, что усидчивого и дотошного старика не стало.

– Я хочу сложить немного песка... на память. А остальное высыпать на побережье. – произнес темный ученик, не отводя взгляда от окна.

– Я... я посмотрю, – произнесла Левитания и вышла в лабораторию.

Спустя несколько минут она вернулась со стеклянной посудиной, отдаленно напоминавшей банку, с широкой пробковой крышкой.

– Только это... – показала она ёмкость парню.

Тот кивнул и взяв ее в руки начал горсть за горстью складывать в нее песок. Наполнив емкость, Мак поставил ее на колени.

– Надо собрать остальное, – произнес он. – В кладовке была большая корзина...

– Кольцо, – произнесла друид указав на песок. – Это кольцо свободного мага...

Она протянула руку и вытащила из песка, показавшееся кольцо с изображением пегаса.

– Его надо вернуть в орден. Будет проведен ритуал... – попыталась пояснить Левитания.

– Я уточню в ордене, – кивнул Мак, поднимаясь на ноги.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Пара толстячков в мантиях магов подняли руки, и в церемониальном зале муниципалитета, вспыхнуло голубое пламя.

В городе Чайка он был выложен мрамором, переливающимся белым и голубым. Тут не было ни


убрать рекламу




убрать рекламу



каких украшений, никаких статуй, никаких барельефов. Только восьмиконечная звезда по центру, где и полыхало пламя.

В зале, единственная функция которого была в ликвидации личного знака мага после смерти, собралась вся небольшая диаспора магов города и пара уважаемых людей.

Гости стояли вокруг пламени в звезде. Мак достал кольцо-артефакт с изображением пегаса, расправившего крылья и молча, согласно ритуалу передал его человеку слева.

— Я второй раз в этом зале, – произнес глава порта Чайки и вздохнув взглянул на пегаса. — Но, впервые хороню легенду. Я не раз слышал о том, что торговцы заглядывают в наш порт только ради того, чтобы поглядеть на зеленый остров. Ту самую галеру, где жил Старый Мастер. Действительно выдающийся человек... – глава порта умолк, но спустя несколько секунд с грустью добавил: – Жаль, что легенды тоже умирают...

Он протянул кольцо дальше, магу воды. Тот тоже начал говорить свои слова. Каждый присутствующий произносил слова сожаления. Кто-то искренне жалел старика. Кто-то говорил механически, словно заученную фразу, но как полагается в этом ритуале, в основном каждый старался упомянуть его достоинства.

В итоге, кольцо Юриная вернулось в руки его ученика. Мак снова взглянул на перстень. Раскрывший крылья белоснежный пегас на изображении был выполнен настолько точно, словно просился на волю. Мак аккуратно приложил палец к специальной метке на кольце и пегас ожил.

Под действием фона силы парня и заклинанием наложенным на комнату, пегас сорвался с кольца и постепенно увеличиваясь в размерах, сделал круг над присутствующими. Затем, хлопнув крыльями он метнулся к голубому пламени. Мгновенно растворившись в нем, превратился в легкие белые искорки, взлетевшие вверх, к потолку. В мгновение ока, эти искры достигли высоких потолков, но там, словно их что-то остановило. Они на целую секунду замерли и медленно, продолжая сиять легким белым светом, с оттенком голубого, стали опускаться вниз.

— Меньшего и не ожидал, — прошептал худощавый целитель с грустной улыбкой наблюдая, как с потолка падают светящиеся искры и оседают на волосах и одежде присутствующих, словно белоснежные снежинки.

— Сущность магии, данная нам великой бесконечностью, — начал произносить Мак, вытянув руку с кольцом над пламенем. – Была и остается заемной. Искры вернутся в общий пожар и пламя продолжит гореть.

После ритуальных слов, ученик отпустил перстень учителя. Тот упал в пламя и почти сразу в нем исчез. Спустя пару минут тишины, в которой каждый думал о вечном, и пламя осело.

Две минуты тишины. Две минуты мыслей каждого присутствующего о старике, прошедшем долгий путь от простолюдина до свободного мага по праву дела.

Когда пламя погасло, в центре звезды вместо копоти осталась небольшая металлическая табличка. Мак взял ее в руки и прочел нацарапанную на ней надпись характерным почерком старика.

«Выпускник университета магии империи Антолия, Артефактор и Ритуалист, маг большого круга Аболосский Юринай».

Люди потянулись на выход. Кто-то молча покидал церемониальный зал, кто-то бурно и восторженно пересказывал ощущения от последнего артефакта Старого Мастера, некоторые подходили к ученику Старого Мастера и хлопали его по плечу.

– Вот и все, – вздохнул он глядя на табличку.

– Не вешай нос, — произнес совсем рядом Таврок, глава ордена Белой розы в Чайке. – Но на самом деле еще не все.

– А что же тогда еще? -- хмуро буркнул парень.

– У вашего учителя было завещание в имперском банке. Скорее всего где-то в его «шкафу» есть копия этого завещания. Вы упомянуты там как один из наследников. – Роб почесал подбородок и задумчиво добавил: – Надо оформить документы, чтобы все, что он вам завещал стало вашим.

– Я видел копию, – вздохнул Мак. – Но на счет оформления документов не знал, да и...

– По сути своей формальность, – пожал плечами Таврок, но поджав губы добавил: – Однако закон есть закон...


* * *

Мак сидел в небольшом кабинете. Ничего особенного. Стол, пара стульев, шкаф для бумаг и небольшое окно.

– Общая сумма выходит вот такой, – произнес клерк, протягивая бумажку парню.

Мак с удивлением уставился на вереницу цифр.

– Это шутка?

– Нет, к сожалению. Это реальная сумма. – вздохнул клерк.

– Нет, если бы у моего учителя было все настолько плохо, то я бы об этом точно знал! – возмутился наследник. – Я могу узнать подробности? Откуда взялся такой долг?

– Пожалуйста, – пожал плечами клерк, сухой смуглый старичок. – Вот эта бумага со списком неустоек. Это неустойки за невыполненные заказы, которые ваш учитель взял. Здесь только те договора, которые официально зарегистрированы, а не составлены на устной клятве.

– Восемнадцать заказов? – вскинул брови Мак. – Откуда столько?

– Насколько я знаю, ваш учитель никогда не ставил четких сроков, потому, что до недавнего времени продолжал ходить по Большому кругу. Вот взгляните, – протянул он одну бумагу из папки. – Эту папку нам доставил курьер из имперского банка.

Мак взглянул на договор, написанный каллиграфическим почерком и внимательно рассмотрел корявую подпись учителя.

– И так во всех договорах. Аболосский старался не обманывать клиентов, но и себе всегда оставлял лазейку.

– Могу ли я исполнить хотя бы часть из этих обязательств? – спросил Мак, напряженно перебирая в голове варианты выхода из ситуации.

– К сожалению – нет. По договору работу обязуется выполнить именно Юринай Аболосский. Артефакт должен быть сделан его руками, ну или по крайней мере на нем должна стоять магическая метка – расправившего крылья пегаса. – тут кабинетный обитатель нахмурился и неуверенно пробормотал. – Насколько я знаю для этого нужен как минимум его магический знак. Но это не точно.

– Понятно, – вздохнул Мак. – Еще что-то?

– Вот здесь счета по его займу, из имперского банка. – протянул сморщенной рукой клерк следующий лист. – Проценты, в связи с его смертью заморожены и долг увеличиваться не будет, но его обязан будет погасить наследник, если такой появится.

– Когда и зачем он брал ссуду? – хмуро буркнул Мак глядя на суммы, обозначенные в ведомости по статье «Общая сумма долга».

– Зачем ему было столько денег мы к сожалению не осведомлены. Однако, могу сказать точно – судя по записям, займ был не единовременный. Это был небольшой долг который постепенно рос и пополнялся новыми займами.

– Значит покупал силу, чтобы работал шкаф, да? – с грустью произнес ученик и перевел взгляд на клерка. – Что-то еще?

– Остался только один документ об обязательствах перед кланом «Большой ладони». Без суммы издержек, без срока, но все же он зарегистрирован официально. – клерк развел руками. – Это все, но и этого слишком много. Я бы рекомендовал вам отречься от наследства. Тогда к вам не будет никаких официальных финансовых претензий!

– В смысле отречься? – не сразу понял слова старичка темный ученик.

– Это довольно частая процедура, – начал пояснять он. – Если сумма долга превышает сумму имущества, то обычно наследники отрекаются от прав. Тогда, все имущество делится между владельцами долга. Если разделить не получается, то объявляется закрытый аукцион, где пострадавшие торгуются между собой за предмет торга...

Клерк умолк на полуслове, поймав напряженный взгляд парня.

– Сколько у меня времени, чтобы решить как поступить дальше?

– Николько. Официально, все имущество Юриная Аболосского должно быть опечатано или отправлено в муниципалитетное хранилище. Однако, если вы примете наследство, то у вас будет три месяца, на покрытие всех задолженностей вашего учителя.

– Какие-либо варианты для решения данной проблемы существуют? – спросил Мак, продолжая сверлить взглядом собеседника.

– К сожалению мне о таких способах неизвестно, – сухо ответил он и протянул еще несколько бумаг темному ученику.

– Я принимаю наследство, – произнес Мак и поставил размашистую подпись под документом писчей палочкой.

– Что же, Мак «Темное таинство», – с прищуром взглянул на него клерк. – Сюда необходимо прислонить ваш знак мага.

Ученик прислонил к указанному месту свой перстень и, дождавшись довольного кивка старика вышел из кабинета.

Пройдя коридор, пару пролетов лестниц и входные крупные двери, парень оказался у ворот на территорию муниципалитета.

– Все хорошо? – спросила Левитания, поджидавшая его у ворот, рядом с молчаливым и хмурым охранником. Ему пришлось все это время слушать причитания и возмущения молодой особы.

– Нет, – хмуро буркнул темный ученик и продолжил движение по улице, направляясь быстрым шагом в сторону порта.

– Что случилось?! – обогнала его девушка и встала на пути уперев руки в бока.

– Ничего. Просто Юринай много о чем умалчивал, – процедил Мак и протянул бумагу с суммой общего долга. Как только она взяла в руки бумагу, парень продолжил быстрый шаг.

– Что это? – спросила Левитания и принялась бегом догонять темного ученика.

– Это количество денег, в золотых монетах, – произнес он, начиная раскручивать в голове мысль о том, откуда можно быстро достать крупную сумму денег.

– Это его сбережения?! – воскликнула Левитания периодически переходя на бег, чтобы не отставать от спутника. – Откуда у него столько...

– Это долг, – коротко обрывает девушку парень.

– Как долг? – пораженно завопила она. Девушка еще раз растерянно смотрит на бумагу и поднимает взгляд на удаляющуюся спину парня. – Эй! Стой! Откуда такой долг?


* * *

Девушка сидела в кресле гостинной. По привычке она подогнула под себя ноги. Она задумчиво смотрела на Мака, который зарылся в свитках и пытался собрать информацию о собственном наследстве. Она периодически отхлебывала из большой кружки горячий напиток, с ароматом корицы и цветом разбавленного молоком какао.

– Может всетаки проще отречься от него? – спросила она глядя на постоянно вздыхающего парня.

– Шкаф тоже входит в наследство, – пояснил Мак. – Твоя теплая чистая постель, комфортная температура, вид на море, холодильник в вечной мерзлоте, гостиная, лаборатория, магическое хранилище и питание. Все это еще и носить за спиной можно! Ради одного шкафа я готов ввязаться в историю с наследством.

Девушка задумалась на несколько секунд и с сомнением произнесла:

– Я могу поговорить с отцом, но...

– Я уже примерно представляю, чего он захочет. – Произнес Мак и начал массировать виски. – Еще несколько ночей, как минимум.

– Думаю ты недооцениваешь суммы, – сморщилась она. – Даже для нашего клана – это очень большие деньги. Я думаю, отец денег даст, и даже слишком много ночей не попросит, но...

– Что «но»?

– Ты навсегда останешься ему должен. И если твой выбор в определенной ситуации будет выгоден нашему клану будь уверен – мой отец напомнит тебе о услуге. Я думаю даже не один раз.

Мак раздраженно дернул щекой и неохотно буркнул:

– Как крайний вариант. Пока есть время, надо успеть выжать все, что можно из запасников Юриная. Надо еще быстро разобраться с ингредиентами из Кобада. Это поможет серьезно сократить сумму. Пусть не полностью, но четверть мы должны из этого выжать. – ученик еще раз заглянул в бумаги и вздохнул: – О чем он думал, когда ввязывался в такие долги?

– Видимо он верил, что сможет доехать с тобой до столицы, – пожала плечами девушка. – Ему бы выплатили довольно большую сумму.

Мак потер виски и сквозь зубы процедил:

– Надо перебрать весь склад с готовыми артефактами и прикинуть сколько мы можем на них заработать, – произнес Мак, делая какие-то пометки на бумаге.

– На многое надеяться не стоит, – задумчиво произнесла Левитания. – Много редких артефактов продать в этом городе будет трудно.

Мак снова задумчиво уставился в список.

– Не попробуем – не узнаем. А ведь у нас еще тело Кобада лежит...


* * *

Лина оглядела тележку с банками, корзинами, футлярами и просто деревянными ящиками, затем еще раз взглянула на список и устало взглянула на Мака.

– Больше половины я взять не смогу, – растерянно произнесла она. – Это не мой профиль...

– Но ты же продаешь ингредиенты, и артефакты на прилавке я у тебя видел, – непонимающе уставился на нее Мак. – Нас и так почти все лавки торгующие артефактами завернули, либо предложили смешную цену.

– Пойми, тут дело в том, что это слишком... – женщина облизнула губы и грустно произнесла: – Этот товар слишком дорогой, слишком редкий и слишком... качественный. У нас никто не делает артефакты из настолько дорогих ингредиентов. Никто с ними просто не умеет работать...

– Но есть же артефактор, – не унимался парень. – Да и остальные иногда изготавливают артефакты и...

– Они делают дешевые и зачастую одноразовые артефакты, которые могут использовать даже простолюдины. – развела руками девушка. – Вот что они будут делать с грудиной высшего демона? Светильник? Оберег?

Мак поджал губы и кивнул.

– Я тебя понял, но проблемы это не решит...

– Я так понимаю тебе нужны деньги? – осторожно поинтересовалась Левитания.

– Да, – кивнул темный ученик. – И много.

– Много для всех – это совершенно разные суммы.

Мак достал из кармана смятую бумажку и протянул ее Лине.

– Это что? – вскинув брови произнесла она.

– Это долг, который оставил мне в наследство Юринай.

– Так откажись от него, – непонимающе уставилась на него женщина. – Я слышала, что он умер. Еще слышала, что на церемонии возвращения искры магии, там произошло что-то. Не знаю что, но говорят было очень красиво. Но это не повод взваливать себе на плечи этот долг...

– Шкаф, – вздохнул Мак. – Его шкаф слишком много... Да... Он слишком много для меня значит. Я не могу воспринимать его иначе как «Дом». И отдать его непонятно кому... Я не смогу.

– Что в этом шкафу такого, чтобы цепляться за него?

– Это надо видеть, – мотнул головой Мак.

– Хорошо, – нахмурилась Лина. – Я попытаюсь кое-что сделать. Поспрашиваю у приезжих торгашей, может кто-то из капитанов позарится, на перепродажу. Но сразу говорю – многого от меня не жди.

– Спасибо, – кивнул темный ученик. – За мной будет должок...

– Не разбрасывайся словами о долге, – строго взглянула на него торговка. – Иначе закончишь как твой учитель...

Мак устало кивнул и тут же спохватился.

– Рукописи! Рукописи которые мне дали! – хлопнул себя по лбу Мак. – Тот артефакт, который там изображен – делает небольшое отверстие в планы бездны...

Лина нахмурилась, пытаясь переварить слова парня.

– В смысле в бездну?

– В прямом! Помнишь землетрясение? Кога дрожал весь город?

– Да, но причем тут...

– Это были испытания артефакта, – развел руками Мак. – Мало того, что он одноразовый, так еще и не дает никакой пользы, кроме локального прорыва в бездну, размером с мой кулак.

– Думала он...

– Нет, – мотнул головой Мак. – Только прорыв в бездну.

– Я передам, – произнесла Лина. – А сам артефакт и...

– Остатки были изъят орденом, – пожал плечами Мак. – Сама должна знать – артефакты работающие с бездной под контролем ордена.

Торговка растерянно посмотрела на уложенную в тубусы рукопись и снова взглянула на Мака.

– Прости, я не знала...

– Я знаю, – кивнул парень. – Передай, что договор аннулируется. Если ваш главный будет иметь вопросы – я с удовольствием отвечу ему и ордену. Ему на вопросы, а ордену – откуда у меня информация об артефакте.


* * *

– Итог... – парень подвел черту под колонкой и взглянул на получившейся результат. – А ведь неплохо получилось! Почти четверть от суммы изначального долга!

– Два артефакта мы нашли в хранилище. Надо их сдать в муниципалитет и потребовать от заказчиков полного расчета. – напомнила Левитания. – Это какой-никакой, но доход.

– Угу, – кивнул Мак. – Если еще и Лина сможет продать хотя бы треть того, что осталось из ингредиентов, то мы закроем долги по заказам артефактов. Останется только большой долг в имперском банке. Он сможет потерпеть какое-то время.


– На многое не рассчитывай, – пожала плечами девушка. – Там тоже своего не упустят и при первой возможности сдерут с тебя три шкуры.

– Ты повторяешься, – хмыкнул Мак. – Но тут у меня есть одна задумка. Если все выйдет как я задумал – возможно мы сможем рассчитаться.

– Что ты там задумал? – недовольно насупилась Левитания.

– Пока рано говорить. Это только мысль да и...

– Что. Ты. Задумал. – начала давить на него девушка.

– Пока ничего конкретного, – отмахнулся парень. – Я просто наткнулся на информацию об одной шахте, которую начали разрабатывать на месте древней священной пещере каменных ящеров.

– Это не та, которая в паре недель пути отсюда? – нахмурилась девушка.

– Она самая, – кивнул Мак. – И дело все в том, что в той пещере добывали один очень редкую руду. Анексат.

– Пещера проклята, – мотнула головой друид. – Туда даже орден Белоснежной розы не суется. Там нет противника. Там посмертное проклятье вымершего народа.

– И все же надо попробовать с ним справиться, – вздохнул Мак. – Если у нас получится, ты хоть представляешь сколько там можно заработать?

– Нисколько! – с раздражением огрызнулась девушка. – Ты там ничего не заработаешь! Ты киркой махать не умеешь, штольней не знаешь, как ты вообще собрался там как-то заработать?

– А сколько там шахтеров погибло ты знаешь? – с усмешкой поинтересовался Мак.

– Причем тут мертвые шах... – Левитания с подозрением взглянула на Мака. – Ты же не собираешься устраивать добычу с помощью мертвецов на проклятой шахте?

– Ну, не то, чтобы добычу, но парочка интересных гипотез о том, как это сделать быстрее у меня есть...

Мак почесал лоб но не успел произнести «Есть идея о...», как в дверь гостинной, без особых церемоний, словно это и не защищенный артефакт, а обычный дом, вошел Родгаз.

Калека, оглядел гостиную, молча проковылял через зал к Левитании и взяв у нее кружку сделал пару глотков. Смачно причмокнув он вернул опешившей от такой наглости друиду кружку и повернулся к Маку.

– Как ты относишься к тому, чтобы немного поработать на орден?

– Никак, – буркнул темный ученик и показал перстень с личным знаком. – Я уже состою в ордене вполне официально! И как ты вообще сюда вошел? Защи...

– А как ты относишься, чтобы хорошо заработать?

– Допустим, положительно, – произнес Мак, с подозрением поглядывая на карлика.

– Да кто это такой?! И откуда у него столько наглости? Я Левитания, наследная...

– Меня зовут Родгаз «Калека». Я из ордена Белоснежной розы. – не оборачиваясь к друиду представился горбун.

– Я... не... – тут же прикусила язык девушка.

– Последний вопрос, – облизнул губы Родгаз. – Как ты относишься к «людям пепла»?

– К кому? – не сразу понял Мак.

– К людям с темной кожей, с черного континента, – терпеливо пояснил калека.

Мак хмуро взглянул на Левитанию, а затем уточнил:

– К живым или мертвым?


* * *

В просторный кабинет, обставленный дорогой, массивной мебелью вошли двое. Один был хромым горбуном, а второй высоким широкоплечим парнем.

Родгаз с кряхтением опустился в мягкие кресло.

– Чертовы телеги когда-нибудь доконают мою спину, – снова закряхтел он. – Три дня в в пути почти свели меня с ума...

– В этот раз кабинет у тебя просторнее, – заметил парень.

– Это бывший кабинет следователя Сита, – оскалился Родгаз.

– Хорошо жил... Следователь Сит. Но мы ведь здесь не для его обсуждения? Что на счет пепельных? – поинтересовался Мак и обвел взглядом обстановку в кабинете. Усевшись рядом за стол, он перевел взгляд на ерзающего калеку.

– Пепельных? – вздохнул калека и усмехнулся глядя на темного ученика. – Что ты знаешь о черном континенте?

– Только то, что там своя магия и свой уклад жизни, – пожал плечами Мак.

– Да, магия там совсем другая, – кивнул горбун, морщась от попытки намного навалиться на подлокотник. – Да, они мастера в темной магии, но не по этому черный континент назвали черным.

– Из-за цвета кожи местных жителей? – догадался Мак.

– Именно, – кивнул Родгаз. – Именно так. Не все темнокожие – маги, но почти каждый так или иначе ей пользуется. Это от них мы взяли такие приемы как татуировки на теле с магическим плетением, животные-талисманы и консервацию силы в живых источниках. Поэтому столкнувшись с ними надо иметь в виду, что у каждого с собой есть козырь в кармане.

– Если учесть, что плыть надо далеко, то думаю простые смертные сюда просто не доплывают, – пожал плечами парень.

– Такое мнение тоже есть, – кивнул Родгаз. – Но факт остается фактом.

– Погоди, – Мак вздохнул и начал массировать виски. – Причем тут черный континент и заработок?

– Помнишь ту мутную историю с «Усладой»?

– А разве это был не секта? – нахмурился парень. – Еу же вроде бы перебили...

– Секта только реализовывала усладу в городе. Доставляли ее люди с черного континента, – дернув щекой буркнул калека. – Причем доставляли не в бухту, а в оговоренное место. В самой бухте или на скале отбросов их никто не видел. Да и корабли у них приметные. Такие бы сразу заметили.

– А с чего вы взяли, что тут вообще черный континент замешан? – спросил Мак задумчиво рассматривая столешницу.

– Помимо ордена были вовлечены еще несколько людей, и вот они... – Родгаз перевалился на другой подлокотник и шипя от боли продолжил рассказ: – И вот они то и сыграли с черными злую шутку. Я же говорил тебе, что «Услада богов» превращает людей в идеальную машину по поиску новой порции наркотика?

– Говорил, – кивнул Мак.

– Так вот те, кто доставлял товар в город попробовали зелье, – Родгаз через силу улыбнулся и продолжил: – Последнюю партию они просто отбили. Понимаешь?

– Нет, – нахмурился парень. – В каком смысла отбили?

– Они напали на корабль пепельных, чтобы получить порцию услады! – Родгаз улыбнулся до ушей беззубой улыбкой и продолжил: – Местные распространители не сумели найти денег к очередной встрече и они не придумали ничего лучше, чем напасть на них!

– Ты так улыбаешься, словно это чем-то сможет помочь в решении нашей проблемы.

– Половину напавших перебили, вторая схватила часть услады и успела унести ноги. Но это все, по большому счету, нам не важно, – Родгаз оставив попытку найти удобное положение с кряхтением встал с кресла и начал вышагивать по кабинету. – Важно, что мы вовремя узнали о стычке и заполонили все забегаловки шпиками. Мы перетряхнули все, что можно. Даже пришлось договариваться в нищем квартале. И усилия были вознаграждены.

Остановившись у стола с кувшином он налил в стакан.

– Эти пепельные не дураки и прибыль терять не захотели. Они решили найти напавших идиотов и снять с них шкуры. Но важнее всего – вновь наладить сбыт «Услады богов».

– Это обычные торгаши «Усладой»? – недоверчиво переспросил Мак.

– Да, самые обычные торгаши, – опустошив стакан с водой ответил Родгаз. – И самое главное – мы сделали анализ появления услады с примерной траекторией движения корабля. В сезон штормов даже корабли с черного континента не уплывают далеко в море.

– Они шли по всему побережью, так? – усмехнулся Мак. – Сбывая товар и загружая золото?

– Именно так! – улыбнулся Родгаз. – Есть конечно вероятность, что на этой части побережья работают сразу несколько кораблей, но зная их жадность...

– Если я правильно понял, то вы сумели их провести вокруг пальца? – поинтересовался парень, и получив довольный кивок Родгаза, продолжил развивать мысль: – Если вы сумели создать поддельную сеть по распространению этой услады, то орден знает как и когда будет передача товара в следующий раз. Так?

– Совершенно верно! – улыбнулся калека. – После того как мы выдали остатки сектантов, бывшими простыми потребителями, смогли наладить диалог. В итоге нам продавали крупную порцию услады, а мы платили чистым золотом.

– И вы хотите отправить весь корабль с контрабандистами на дно?

– Ну почему сразу на дно? – улыбнулся калека. – Хотелось бы взять его на плаву. Поднимать со дна весь груз корабля – очень проблематичное занятие. А если они встанут на большой глубине – то еще и почти невозможное!

– Думаете добыча будет существенная?

– Если они продают усладу хотя бы в трех ближайших городах, то добыча от этого корабля окупит все. От премии всему ордену Чайки в размере годового жалования, до праздника на весь город за счет добычи.

– Ты так говоришь, словно там полные трюмы золота...

– Золото слишком тяжелое, – сморщился Родгаз. – И громоздкое! Чернокожие предпочитают камни – изумруды, сапфиры и бриллианты. Особенно бриллианты. Не знаю зачем им они, но они готовы выменивать их в любом количестве на что угодно.

Мак задумчиво посмотрел на калеку, нарезающего круги по кабинету и спросил:

– Тогда у меня два вопроса. Первый – какова будет моя доля от того, что мы там сможем захватить?

– Доля? Расчет простой. Треть заберет в казну орден. Остальное разделится поровну между всеми принимавшими участие в захвате и подготовке к захвату.

– Треть забирает орден? – вскинул брови Мак.

– Да. – кивнул Родгаз. – Всего лишь треть, потому, что проводить операцию мы будем только силами самого ордена. Вот если бы мы задействовали кого-то со стороны, то доля ордена выросла до половины.

– Погоди, пусть будет треть, но сколько будет участвовать членов ордена?

– Восемь, – дернул щекой Родгаз. – Всего восемь. Иначе нас могут раскрыть и вся затея провалится. Они почуют магию света и пиши пропало. Мы просто не сможем ничего сделать. Нас либо атакуют в полную силу, либо просто не придут на встречу.

– Тогда что требуется от меня? – задумчиво поинтересовался Мак.

– От тебя требуется защита. Любая, но самая лучшая. Ты должен защитить наших бойцов, пока они атакуют корабль.

– Ты думаешь, что восемь бойцов смогут перебить команду корабля с черного континента? – с сомнением произнес темный ученик. – Я может быть и поверю, но это должны быть действительно серьезные рубаки.

– Наши паладины достаточно хорошо подготовлены к бою в ограниченном пространстве. Да и пепельные, не больно-то и знатоки в работе с мечом. Они больше полагаются на артефакты и магию. – задумчиво пробормотал Родгаз. – Тут главное даже не перебить, а продержаться до подхода основных сил.

– И сколько это по времени? – с сомнением поинтересовался темный ученик.

– Около часа. Ближе мы разместить силы не сможем.

Парень умолк, раздумывая о том, сколько за час на него могут вывалить магических атак. Пусть не сильных, выпущенных из артефакта, но от этого не менее опасных.

– Есть хоть какая-нибудь гарантия, что там не будет мага?

– Никаких, – мотнул головой калека. – Гарантий никаких, но мы еще ни разу не слышали, чтобы шаманы с черного континента плавали на одном корабле. Обычно это целая эскадра судов.

– Мне нужно подготовиться, – неуверенно произнес ученик. – Сколько у меня времени?

– Встреча через неделю, – пожал плечами Родгаз. – Все паладины, участвующие в операции – лучшие рубаки на побережье. Все уже готовятся по полной программе. Тебя мы тоже переоденем как рубаку-разбойника.

– Значит уже ограничения в одежде, – пробормотал Мак. – Завтра мне нужны будут предметы которые можно взять с собой и одежда в которой я пойду. Еще мне понадобится допуск в закрытые отделы архива...

– Только в сопровождении архивариуса, – тут же вмешался калека.

– Без разницы. Меня интересуют только защитные заклинания от тьмы основанные на черной силе. – буркнул Мак. – Одежду и предметы которые я возьму с собой, придется превратить в артефакты на скорую руку...

– Я так понимаю, что ты в принципе согласен? – криво улыбнулся калека, остановившись перед парнем.

– У меня не так много вариантов, чтобы выбирать, – с усталым вздохом ответил Мак.


* * *

Мак одевался на полигоне перед шестью магами ордена. Он осторожно снаряжался в приготовленную для него одежду, которую успел превратить в артефакты. Самым простым как ни странно оказался палаш. Спрятать в нем артефактные конструкты, чтобы превратить его в подобие артефакта, оказалось довольно просто. Благо металл легко скрывал следы магического вмешательства.

Довольно просто получилось и с металлическими бляхами. Гравировка и магический конструкт, выполненные на внутренней, обращенной к телу стороне, никоим образом не выдавали своего усиления.

Гораздо сложнее получилось с самой жилеткой, на коже которой не каждый конструкт хотел удерживаться. Кожа, сама по себе, была довольно сложным в работе материалом для артефактора. Ведь почти все магические конструкты, которые образовывали основную энергетическую сеть артефакта, имели четкие размеры, прямые линии и вообще, сами по себе считались вещью статической. А вот ткань, кожа или просто полотно, для подобных конструктов совершенно не подходили.

Пришлось думать и залезать в справочники Юриная в поисках защитных конструктов с мягкой конструкцией. Из скудного арсенала приходилось лепить разнообразные защиты.

Если с кожей еще можно было вывернуться, нанося краску в нацарапанные выемки, то с тканью так поступить не получилось. Краска тут же пропитывала ткань и конструкты проявлялись на внешней стороны.

Решение снова пришлось искать на ходу. Вместо кистей, Мак, придумал использовать вымоченные в краске нитки. Цепляя нить на широкие стежки, темный ученик добился, что конструкт был выполнен. Конечно, можно было пойти и сложным путем, вымачивая волоски и вплетая их в нить, которая после этого шла на изготовление ткани, но это было настолько дорого и сложно, что Мак этот вариант даже не рассматривал.

– Кто-нибудь ощущает магию на данном юноше? – спросил клириков Роб Таврок, наблюдающий со стороны за приготовлениями.

В ответ те только пожали плечами и что-то невнятно пробормотали.


убрать рекламу




убрать рекламу



– Что же, тогда приступим! – Роб кивнул, и первый маг ударил потоком света в парня.

Темный ученик, мгновенно активировав конструкт, прикрылся темным щитом, о который бессильно разбилось заклинание. Прошло несколько секунд и в щит ударилось пара заклинаний огня и одно ледяное копье.

– Теперь по манекенам! – скомандовал глава ордена.

Мак снова активировал конструкт и надетый на чучело доспех скрылся за темной полусферой, в которую тут же прилетело несколько копий света и парочки огненных бичей. Все они ударили почти одновременно. Полусфера выдержала, но ударивший за тем широкий поток света, в котором угадывались контуры воина с крыльями за спиной, разбил ее в пух и прах. но под полусферой, на самом манекене оказалась еще одна защита в виде легкой дымки над доспехом.

Свет опрокинул манекен и отправил его в полет, что заставило главу ордена поднять руку. Магия тут же стихла.

– Нет пробития, – усмехнулся глава ордена, подойдя к манекену.

Тот лежал совершенно невредимый, разве что немного пыльный.

– Сколько целей одновременно ты сможешь удерживать под такой защитой? – спросил старик.

– Восемь, как и договаривались, – пожал плечами Мак.

– Как долго?

– Все зависит от обстоятельств, – темный ученик неуверенно пожевал губами и добавил: – Под таким обстрелом не больше пятнадцати минут.

– Для такого обстрела там должен быть шаман пепельных, – вздохнул глава ордена. – А если там окажется их шаман... то все полетит к чертям собачьим!

Мак кивнул поджав губы. О своем «последнем шансе», который он вплел в веревку для подвязки штанов, он рассказывать не спешил.

– Давай еще пару раз отработаем, – предложил Таврок, поднимая на ноги манекен. – Только теперь на скорость. А потом я познакомлю тебя с лучшими рубаками ордена на этом побережье.


* * *

— Ты идиот!!! – шипела от злости Левитания. — Какой же ты идиот!


Мак развалился на диване и с раздражением пялился на девушку друида, которая нарезала перед ним круги. Диван смотрел на окно, выходившее на море. Девушка, мельтешившая перед ним, еще больше нагнетая обстановку.

– А почему ты сразу-то в петлю не полез? Зачем сложности? – не унималась она. — Ни у торговцев ссуду не спросил, ни к моему отцу не обратился. Ты просто взял и согласился на штурм корабля с черного континента! Боги! Какой же ты идиот!

Мак еще раз взглянул на друида и вздохнув, пытаясь усмирить раздражение, достал трубку Юриная.

— Ты хоть понимаешь, что «пепельные» — это не голодранцы-рыбаки, захватившие корабль? Или по твоему они совсем идиоты?

Мак спокойно заглянул внутрь мешочка и достал мешочек с табаком, который курил учитель. Открыв и понюхав его, сморщился.

— Ну и гадость!

– Не игнорируй меня!!! – взбеленилась Левитания.

– Во-первых – «пепельные» никогда не отличались умением махать острыми железками. А в условиях корабля особо с магией не разгуляешься. — произнес Мак, глядя на раздухарившуюся девчонку. – А во-вторых – нормальной магической поддержки у них не будет. Шаманы черного континента очень дорожат своей шкурой и если уж отправляются в плаванье, то под прикрытием целой эскадры. Вероятность того, что на корабле окажется шаман -- очень низкая.

– Тебя послушать, так ты на прогулку собираешься, а не корабль их штурмовать! – не унималась девушка.

– В-третьих! У меня будет как минимум два пути бегства, если все станет слишком плохо. в любом случае смогу сбежать, – темный ученик отложил в сторону трубку, мешочек с табаком и вздохнул. – В-четвертых – сумма, которую я получу оправдывает многие риски. Пепельные скорее всего возят «Усладу» не только в наш город, но и в другие на этом побережье. Плату они берут в основном бриллиантами и другими драгоценными камнями. Ты примерно хотя бы можешь представить сколько их на корабле будет?

– А может и не будет! – фыркнула Левитания.

– Может и не будет, – спокойно кивнул Мак. – Тогда мне выдадут неплохую премию за участие в операции. Орден щедр на выплаты, если они идут за контрабандистов.

– Тоже мне, повод рисковать головой!

– Да, и последнее, – парень встал с дивана и взглянул друиду в глаза. – Куда идти и что делать – это мое личное дело и уж у тебя я разрешения спрашивать точно не собираюсь!


* * *

Уключины поскрипывали с каждым движением весел. Туман был слишком плотный, чтобы что-то разглядеть. Сразу понятно – магической природы.

– Темный, – тихо произнес широкоплечий мужчина со шрамом начинающимся на щеке, а заканчивающийся на шее. – За мной держись. Вперед меня не лезь. Будет совсем все плохо – в воду сигай. Понял?

– Понял, – кивнул Мак. – Уже десять раз обговорили.

– Надо будет – двадцать обговорим, – недовольно буркнул здоровяк.

– Тис, ты испугался что ли? – с усмешкой поинтересовался другой воин – худощавый высокий парень с яркими голубыми глазами и прямыми чертами лица.

– Уткнись, Роби, – просипел третий. Довольно колоритный рыжий толстяк с боевым топором. – Уткнись или я тебя сам заткну!

В этот момент из тумана резко показался борт корабля. причем не в далеке, а сразу под носом у сидевшего на носу шлюпки Роба.

– Твою мать! – выругался парень отскочив от носа и чуть не плюхнувшись в воду. – Как это так получилось?!

– Роби, закрой пасть и свали с носа! – прошипел Тис и начал пробираться вперед. – Эй! На корабле! Мы от старого Вилли!

Из-за края борта показалась тень, которая с акцентом поинтересовалась:

– А как там сам старый Вилли?

– Сдох! – ответил здоровяк и добавил: – Упился в усмерть и сдох!

Ответа с борта не последовало. Вместо этого вниз скинули веревочную лестницу. Штурмующая бригада начала подниматься по лестнице, предусмотрительно привязав конец веревки к носу шлюпки и веревочной лестнице.

Мак был последним, по этому не застал процесса приветствия и начала разговора. Он сразу огляделся и прикинул, где можно спрятаться, когда все начнется.

– ...Торга не будет! – оборвал возмущение здоровяка со шрамом сухощавый противник. – Не нравится – убирайся!

Темный ученик обратил внимание на противников. Первое, с кем он смог ассоциировать этих существ – эльфы. Самые настоящие эльфы, только кожа у них была черная, с синим оттенком. Да еще и заостренные уши торчали не вверх, а в стороны. Худощавое телосложение, красные радужки глаз и острые клыки вместо передних резцов.

Мак насчитал около тридцати противников в поле зрения. И все они держали в руках оружие. Почти все дальнобойное, но вот несколько этих темных эльфов держали в руках не просто луки, а самые обычные арбалеты.

– Накинь хотя бы флакон, – не унимался Тис. – Ты же этим сектантам за половину нашей цены отдавал!

– Сектанты брали много! – сморщился говоривший пепельный. – Ты берешь – мало! Будешь брать много – будет другая цена!

Предводитель, кивнул и пара матросов споро притащили ящики с небольшими стеклянными флакончиками, поставив под ногами у старшего.

– Берешь или нет? – с оскалом поинтересовался он.

– Демона тебе в жены! – буркнул здоровяк и полез за пазуху, доставая маленький мешочек с камнями.

Достав его, демонстративно медленно развязал завязки. Бубня себе под нос цифры, пересчитал его содержимое и, затянув горлышко, бросил пепельному.

Темный эльф улыбнулся, поймав мешочек и кивнул своим помощникам, которые передвинули ящики к борту для выгрузки. Тис нагнулся, делая вид, что собирается пересчитывать флаконы в ближайшем ящике.

В этот момент все наблюдатели немного расслабились. Тетиву на луках уже никто не держал, кончики коротких тяжелых клинков опустились вниз. В этот момент штурмовая группа начала действовать.

Здоровяк Тис, выпрыгнул вперед, на ходу выхватывая тяжелый короткий меч. Пользуясь изумлением главного, удивлённо пялившегося на обычную гальку в мешочке, вместо оговоренных бриллиантов, и рубанул его по шее. Спустя мгновение, на палубу упала голова предводителя пепельных, а за спиной здоровяка послышался сдавленный хрип двух матросов, ближе всех стоявших к штурмовой группе.

Ставка сделанная на неожиданность взяла свое. Лучшие мечники побережья сработали на славу, за несколько секунд почти ополовинив численность противника. Стремительные выпады, резкие рывки и отработанное взаимодействие дало колоссальное преимущество, но спустя пару секунд фактор внезапности закончился и противники тут же пришли в себя.

– Магия! – завопил Мак, забившийся между бортом и какой-то бочкой. Он даже не выглядывал, лишь активировал магическое чутье и как только в нос ударил затхлый запах, подал голос.

– Назад! Назад, вашу мать! – выкрикнул Тис и мельком взглянув на то место, где должен был быть Мак, выкрикнул: – Защиту! Делай защиту темный!

Мак постепенно активировал конструкты, вшитые в ткань, стараясь их не разорвать силой, которая рвалась из него. От страха сила внутри словно обезумела.

А вот оставшиеся противники удивили. Помимо банальных примитивных артефактов, которыми они попытались ударить по штурмовой группе, некоторые из пепельных начали превращение. Кто-то полностью обратился в огромную черную пуму. Некоторые обращались лишь частично: руки, ноги или голова. При этом удары этих противников стали чудовищной силы.

– На мачту! Смотри на мачту! – крикнул один из воинов, предупреждая об одной из черных кошек, мгновенно оказавшейся над головами штурмовой группы.

Бой разгорелся с новой силой. Противники в один момент стали быстрее, сильнее и живучее. Огромных зубастых кошек удалось упокоить только совместными усилиями, при этом одна из них, несмотря на защиту, наложенную темным учеником, сумела ранить нападающего. Огромная рана на голеностопе серьезное кровоточила, но воина это не остановило. Он продолжал сражаться как ни в чем не бывало.

Умения и опыт, помноженные на ограниченную, но все же поддержку темного мага штурмовой группы против старой школы духов и шаманизма черного континента подготовленной команды. Силы балансировали на равных, периодически пытаясь перетянуть ход сражения в свою сторону, открывая противнику новые козыри.

– Твою мать! – захрипел Роби, когда с виду старый и неприглядный кинжал противника перерубил его клинок и вонзился ему в живот, игнорируя все защиты.

Резко вывернув руку, державшую клинок, Роби уложил неприметного пепельного матроса мордой в пол и нанес несколько ударов обрубком меча в шею. После этого он сделал несколько шагов назад и попытался проморгаться.

– Тис... – тихо произнес он, но поняв, что его никто не слышит громко крикнул: – Тис! Слышишь?... Я вроде как все...

Здоровяк сделал несколько обманных рывков, и резко сменив направление удара, умудрился проткнуть двух противников быстрым уколами в грудь. Одного за другим. После этого он в пару прыжков добрался до Роби.

– Он этим ножом меч перерубил, – успел произнести худощавый парень зажимая рану кровоточащую рану на животе и перед тем как изойтись кровавым кашлем добавил: – Сквозь защиту...

Тут здоровяку стало не до разговоров. Противники навалились с новой силой и ему пришлось снова отбиваться от нескольких пепельных.

– Черт бы побрал этих рубак, – выругался Мак, почувствовав смерть одного из них. Он все же совладал со страхом и выглянул из своего укрытия. Штурмовую команду постепенн и теснили к корме.

Палуба окрасилась кровью, в воздухе витало безумное количество боли, крови и смерти. И все это было хорошенько намешано с запахом ярости.

Тут Мак заметил, что за спинами темных эльфов не отвлекаясь на бой суетился один пепельный. Помимо обычной одежды парень заметил на нем несколько ниток с какими-то медальонами и одни бусы. Не тратя время на выяснение, кто же перед ним, Мак нанес элементарный удар силой в виде крупного и мощного копья тьмы.

Удар пришелся в не знакомую серую защиту, но мощь вложенная темным учеником в силу, опрокинула противника и отправила в полет, закончившийся за бортом.

Взгляд на сражающихся многое прояснил. Несколько воинов, сражавшихся когтями на кошачьих лапах, тут же потеряли свою силу. Превращение обратно произошло мгновенно и оставшиеся без оружия пепельные тут же получали смертельные удары от рубак.

Весы снова качнулись в сторону штурмовиков.

Мак же начал оглядываться в поисках еще одного источника магии, который ощущал как затхлый и липкий комок плесени. То, что это был артефакт он был почти уверен, но на глаза ничего похожего не попадалось.

– Как я сразу не догадался? – хлопнул себя по лбу Мак, когда додумался поднять голову.

На верху длинной мачты, вместо места для впередсмотрящего матроса, находился огромный... Мак смог подобрать только одно слово. «Скворечник». Больше всего это походило именно на него, и именно он испускал непонятную темному ученику магию.

С домиком на мачте, парень решил разобраться единственным доступным способом. Он опять ударил по нему темным копьем. Однако тот, словно и не заметил его, оставаясь на месте.

– Какого черта? – нахмурился ученик, но не успел продолжить попытки достать странный артефакт, как с нижней палубы показался старый, сгорбленный старик с кожей пепельного оттенка.

Он шел медленно, шаркая ногами, словно на них были пудовые кандалы. Опирался пристарелый пепельный на кривую клюку из красного дерева. Сделав три шага по палубе пепельный замер и поднял трясущуюся руку, указав пальцем в сторону сражающихся.

– Исар’ Дурнак! – просипел старик.

В этот момент красные прожилки из дерева клюки потекли, распространяясь на досках палубы, словно ядовитые змеи. Они стремились к разрубленным телам и к трупам, лежавшим на палубе.

Каждая красная змейка, попадавшая в тело, заставляла трупы дергаться, словно блаженный в припадке. Постепенно судороги стихали, а уже через несколько секунд тела начинали вполне осмысленно двигаться. Несколько обезглавленных, пара с волочащимися по полу потрохами, с перерубленными конечностями и вмятой внутрь грудной клеткой. Все они поднимались и подбирали оружие, если им было чем его держать. Два трупа вовсе были без рук, но их это не остановило.

– Старый хрыч! – выругался Мак, когда понял, что это не простая некромантия, а шаманское подселение подчиненных духов в мертвые тела. На таких мертвецов простые «изгнания мертвых» или «Прах» не действуют.

У темного ученика не осталось вариантов. Ему пришлось атаковать старика. Пара копий, пяток лезвий тьмы и под занавес, превзойдя самого себя, он выдал сочетание «темной души» и «Праха». Выглядело это как темная капля, вытянувшаяся к противнику. Из капли наружу, словно из под непроницаемой пленки рвалось человекоподобное существо. Когда Мак отпустил каплю, то к старику с огромной скоростью понеслась вытянувшая вперед руки черная тварь.

Старик, к слову, все предыдущие атаки парня перенес довольно спокойно. А эксперимент Мака вообще уничтожил в ручную, перехватив тварь за горло одной рукой и развеяв. При этом, Мак никогда бы не поверил, что этот трясущийся от старости развалина способен на подобные финты.

Однако, «Темная душа» успела ухватить старика за руку, отчего его кисть пеплом осыпалась на пол.

– Страис-с-с-с... – прошипел древний шаман и прижал руку к телу. Рану тут же окутала белесая пленка, а сам шаман с перекошенным лицом начал выдавать одно атакующее заклинание за другим.

Темный ученик только и успевал, что ставить защиту, одну за другой. И дело было не в силе заклинаний, и даже не в особо хитрых приемах. Просто с такой магией Мак столкнулся впервые.

Щит тьмы просел под серой стрелой, больше похожей на смазанное изображение птицы. Вторая такая же стрела развеяла щит совсем. Полусфера тьмы, несмотря на наполнение силой превратилась в дырявую тряпку, под действием ярко оранжевого сгустка. Старый шаман создал его ртом, словно пытался сплюнуть, но вместо слюны из его рта вылетел комок оранжевой слизи, который устремился к щиту парня. Прилипнув к поверхности полусферы, комок моментально начал растекаться, оставляя за собой проплешины в защите.

Следующая сферу просто сдуло потоком вонючего, гнилостного выдоха из рта старика. Щит тьмы, поставленный, чтобы хоть как то выкроить время на ответный удар рассыпался осколками под действием белоснежного отпечатка ладони старика, который он запускал почти мгновенно.

– Да сдохни же, ублюдок! – заревел израненный верзила, орудуя двумя мечами, словно мясорубка. Не смотря на его навыки и силу, поднятые духами мертвецы отправляться на тот свет не собирались. – Темный, твою мать!

Мак же сбиваясь с ног ставил новую защиту, чтобы хоть как-то продержаться. Но одной защитой выиграть было невозможно. Надеяться на смерть старика естественным путем – тоже. Именно по этому Мак, поставив еще парочку щитов, лупанул со всей силы стрелой «Гнили», которая от силы, влитой в заклинание, превратилась в бревно.

И именно это заклинание встретилось с роем мелких летучих мышей пепельного шамана. Итог был довольно предсказуем. Оба заклинания развеялись грохотом, что указало оставшимся бойцам – рядом магическое сражение.

Пока Мак пытался урвать хотя бы пару секунд для атаки, старик продолжал наседать. Времени едва хватало, чтобы бросить короткий взгляды в сторону схватки. Подсознание выхватывало один труп рубаки из штурмовой группы за другим. Силы штурмовой группы таяли на глазах.

– Лови! – прошипел совсем рядом Тис, бросив старый кинжал, убивший Роби, в старого шамана.

Израненный здоровяк уже не пытался задеть противников. Он встал на пути пепельных к темному ученику и просто их сдерживал. А вот кинжал достиг цели. Он проник сквозь выставленную шаманом защиту и вонзился в бок. Однако ситуацию это не переломило. Шаман продолжил атаковать Мака, не смотря на ранение.

– Беги! – крикнул Тис, когда понял, что из рубак остался он один. – Беги, темный! Слышишь! Твою мать!

Мак сжал зубы от зацепившего кисть заклинания и резко оглянувшись понял, что больше защищать уже некого.

– Мануб! Маленький мануб! Что случилось? – просипел старик. – Неужели ты испугался?

Старик перестал атаковать и сделал несколько шагов по направлению к Маку. Четверо оживших мертвецов, наседавших на последнего рубаку, тоже остановились и сделали два шага назад, разрывая дистанцию.

– Ты хороший мануб! Сильный мануб – редкость! – продолжал бормотать старичок шаркая ногами. – Но сила – слишком мало! Надо еще уметь и знать! Хочешь знать? Уметь? – поинтересовался шаман взглянув на темного ученика, вытянувшего шнурок из потайного шва в поясе штанов. – Я тебе расскажу знание и научу, Мануб. Будешь сильным! Будешь знать, будешь уметь! А?

Мак прижал ноющую рану на плече и облизнул губы, кинув взгляд на запыхавшегося Тиса. Последний рубака едва мог держать меч и уже заметно сдавал.

– Эти рабы не дадут тебе ни силы, ни знания, – старик сокрушенно покачал головой. – Они не дадут тебе ничего! Соглашайся, Мануб!

– Что будет с ним? – кивнул Мак на Тиса, очень аккуратно распрямляя веревку, чтобы в одно мгновение активировать конструкт, вплетенный в нее.

– Зачем тебе этот раб? – пожал плечами старик. – Души этих рабов будут служить нам верно, спасибо тебе за это. Но больше они ни на что не годятся. А ты другой, Мануб! В тебе течет тьма! – старик подошел на расстоянии нескольких шагов и с улыбкой добавил: – Она не злится, она не любит, она не улыбается. Тьма в тебе пуста. Ты пуст, Мануб!

– Уходи, – тихо произнес Тис как можно крепче сжимая рукоять мечей. – Уходи темный, орденом, империей и смертью заклинаю! Уходи...

– Они не заполнят ту тьму, что внутри тебя! Им нечего предложить этой тьме! Я вижу пустоту Мануб, и я знаю, что тебе нужно...

Дальше Мак слушать не стал. Он резко наполнил конструкт тьмой. Сила, наполнявшая конструкт мгновенно отбросила парня назад. Причем настолько сильно, что он улетел за пределы корабля на десятки метров, скрываясь в магическом тумане.

В этот же миг Тис, огромный здоровяк, дернулся, отправляя в полет один клинок за другим. Первый клинок бессильно ударился о защиту шамана, а второй ушел в сторону. Нет, рубака не промахнулся. Просто в конце второго броска его голова отделилась от тела, снесенная магическим лезвием.

Секунда, и голова с глухим стуком упала на пол, через две рухнуло и мертвое тело.

– Действительно резвый Мануб, – поджав губы произнес старый шаман. – Жаль, что так вышло... Беги, маленький Мануб. Беги...

А вот приземление парня было довольно неудачным. Плюхнулся в воду он спиной, напрочь ее отбив. Хлебанув воды из-за того, что удар выбил весь воздух из легких, Мак с горем пополам выплыл на поверхность. Несколько минут откашливаясь, он пытался прийти в себя и понять направление, но сплошной туман свел шансы к нулю.

Сколько Мак лежал на поверхности спокойного моря, поддерживаемый магией, он не смог определить, поэтому звон клинков и взрывы заклинания он расслышал сразу. Не успел он сообразить в какой стороне берег, как туман резко исчез.

Парень оказался на довольно большом расстоянии от корабля пепельных, который уже вовсю штурмовали маги ордена и паладины. Прикинув, что с раненной рукой и пустым источником ему там делать нечего, он плавно и спокойно начал грести в сторону торчащего на отливе рифа. Кое как вскарабкавшись на неровную поверхность он уселся и постукивая зубами от холода прошептал:

– Пустота, говоришь? Старый хрыч...

На его глазах у корабля рухнула мачта, сверкнуло несколько вспышек и очередной взрыв раскидал по воде части кормовой постройки.

– Пустоту он заполнить решил... Мудак старый...

Адреналин начал понемногу отпускать и Мака начала бить крупная дрожь. Рана на руке заныла еще сильнее.

– Там не пустота! Там чертова бездна! – сквозь сжатые зубы прошипел ученик. – Бездну он решил заполнить!

Мак откинулся на спину и сжался калачиком, чтобы хоть как-то согреться. Хотя небо и было ясным, но солнце еще не начало греть. Да и длительное пребывание в воде, хорошего самочувствия не прибавляло.

– Динозавр хренов!


* * *

В кабинете Роба Таврока было довольно светло, несмотря на поздний час. Под потолком висел крупный светляк, освещающий всю комнату.

Однако, вместо главы ордена Белоснежной розы, в большом удобной кресле, за столом сидел азиат Акимура с большой кожаной папкой в руках. Перед ним сидел хмурый темный ученик.

– Где Таврок? – спросил Мак, задумчиво глядя на улицу. Там, в сумерках, в домах портового района мелькали мелкие огоньки.

– Заключен под стражу, – коротко ответил азиат. – Вы не будете так любезны и не повторите еще раз, каким образом оказались на рифе?

– Не буду, – хмуро ответил парень и сложив руки на груди поинтересовался: – По какому поводу его заключили под стражу?

– По подозрению в сговоре со шпионами Сатории, – пожал плечами Акимура.

– Чушь, – дернул щекой Мак. – Он был в основной группе штурмующих корабль...

– И это не помешало ему отправить в штурмовой группе, идущей по сути на убой, единственного известного темного мага на всю империю, – развел руками азиат. – Я понятия не имею о чем он тогда думал...

– О ликвидации крупных поставщиков услады.

– Усладу мы как-нибудь переживем, – отмахнулся собеседник. – А вот без тебя нам придется очень туго. Ты хотя бы представляешь, сколько народа встало на уши, когда узнали, что в этом безумии участвовал ты лично?! Меня через портал на прием к императору посреди ночи выдернули! И узнал я об этом от него!

Акимура раздраженно постучал по папке пальцами и взглянул на парня.

– Ладно этот старый идиот подписал тебя на бойню! Ты то о чем думал?

– О деньгах, – буркнул Мак. – Мне нужны были деньги. Вот и согласился.

– Какие к черту деньги?! Ты мог там подохнуть, как последний идиот! Ты это понимаешь? – Акимура бросил на стол папку и припечатал ее рукой. – Тебе зачем деньги на том свете? А?

– Я умирать не собирался. Для отступления у меня был заготовлен специальный конструкт...

– Какой к черту конструкт! – Акимура перешел на откровенный крик. – Там был шаман темных! Он ополовинил боевое крыло ордена в Чайке! И ты мне будешь рассказывать про какой-то конструкт?

Мак поднялся со стула, тщательно скрывая раздражение от истеричных воплей азиата, и спокойным голосом спросил:

– Уважаемый Акимура, – тщательно подбирая слова начал он. – Какую должность вы занимаете в ордене?

– Что? – не сразу понял вопрос он. – Я не состою в ордене! И я еще не закончил! Сядь на место!

– Когда позаботитесь о вступлении в орден, тогда и будете мне приказывать, – пожал плечами Мак, сохраняя ледяное спокойствие. – Я сюда пришел забрать причитающуюся мне награду, а не слушать ваши нотации.

– Нет, ты будешь слушать! – вскочил на ноги Акимура. – Я из-за тебя чуть головы не лишился! Таврок под арестом! Все кто участвовал – под следствием!

– Штурмовая группа полегла там, – мотнул головой Мак. – Я лично ощутил как слетела с плеч голова последнего из живых – рубаки Тиса.

– А ты думаешь ты один у нас в империи ритуалистикой занимаешься? – хмыкнул азиат. – Не беспокойся. Мертвых мы и без тебя опросим. А ты... ТЫ! Не смотря на все наши усилия, ты сам! САМ! Лезешь головой самое пекло!

– Вам не кажется это лицемерным? – сбил с потока ругани азиата Мак. – Вы тут распекаете меня как последнего школьника, за то, что я якобы кого-то потревожил, рискуя своей шкурой. Слышите? Я! Рисковал! Своей шкурой! Когда умер Юринай и мне в муниципалитете выкатили долг вы где были? Где я по вашему должен быстро взять эти деньги? А?

– Мы не...

– Вы «не», а я продал под чистую все, что было в его запасниках за копейки, но этого хватило только на часть долгов. Могли мне денег ссудить, чтобы закрыть долг за наследство?

– Орден не занимается, – попытался оправдаться Акимура.

– Ты не орден! – перебил его разошедшийся Мак. – Ты в нем не состоишь и никакого отношения не имеешь!

– Погоди, – попытался урезонить его Акимура.

– Иди к черту! – буркнул Мак и взял со стола папку. Открыв ее и мельком пробежав по нескольким накладным, в которых четко с точностью до медяка, были зафиксированы результаты оценки добычи и сумма, которая предлагается выжившим членам штурмовой группы.

– Не кипятись, – вздохнул собеседник. – Мы это упустили, но лезть в эту авантюру...

– Куда мне лезть и как поступать я буду решать самостоятельно, – хмуро произнес Мак и со злостью окинув взглядом азиата вышел из кабинета.


* * *

– Темный кретин! – выругался Акимура, когда дверь за Маком закрылась. – Послали боги гордеца!

В этот момент в дверь постучали и на пороге показалась посыльная. Русая девушка с серыми глазами. Ни огромной груди, ни подтянутой талии, даже лицо не запоминающееся.

– Господин, – поклонилась она в пояс и замерла.

– Что у тебя? – раздраженно буркнул азиат и подошел к столику, на котором стоял фарфоровый чайник и несколько чашек.

– Доклад, о наследстве Юриная Аболосского, – кратко пояснила девушка, не разгибая спины.

– Давай основное, – кивнул хозяин девушки и налив чай уселся в кресло.

– Суть довольно предсказуема. Один артефакт и коллекция алкоголя отходит друзьям Старого Мастера. Все остальное – ученику. Однако, – Девушка подошла к усевшемуся в кресле азиату и протянула ему бумагу. – Вместе с имуществом, Юринай оставил наследнику огромный долг.

Акимура скептически взглянул на помощницу, а затем прочитал то, что было написано на бумажке.

– Кха-кха! Что... кха... Что это такое? – поинтересовался подавившись чаем азиат.

– Это сумма долга, актуальная на данный момент, – пояснила девушка.

– Откуда у этого старого хрыча столько долгов? Как он вообще...

– Это кредит, открытый имперским банком, – пояснила посыльная. – Насколько мне удалось узнать – кредитный счет существует уже не один десяток лет. Баланс с момента открытия отрицательный. Иногда он сильно проседал, иногда выравнивался, но последние десять лет долг непременно рос.

– Боги, – начал массировать виски Акимура. – Какого черта я узнаю об этом только сейчас?

– Ситуация с кораблем, поставила на уши весь орден, – пояснила помощница. – Наше расследование доказало теорию Таврока. Вся услада на побережье – дело рук черного континента. Состав, упаковка, меченые камни и золото подтверждают. Этот корабль поставлял «Усладу» на все побережье.

Акимура отхлебнул чай и сосредоточенно посмотрел на девушку.

– Соседи точат ножи, черный континент возит в империю усладу целыми кораблями, из тьмы показались проклятые... – тут азиат скосил взгляд на бумажку с суммой долга и устало вздохнув добавил: – А наш единственный темный рискует собственной шкурой, чтобы закрыть долги учителя.

В кабинете повисла тишина. Девушка спокойно ожидала, когда ее начальник выдаст приказ. Она не решалась нарушить течение его мыслей. В итоге, спустя минуту тишины азиат начал выдавать указания.

– Денег от меня и от ордена он сейчас не возьмет. Поэтому первое – надо сделать все естественно. Прошерсти его связи. Подкинь ему работу с очень хорошей платой, но так, чтобы мы оказались в стороне. – Акимура немного отпил из чашки и продолжил: – Второе – император указал на одну оплошность. У нас до сих пор нет потомков от него. У нас есть девушки с даром? Только надежные, чтобы потом не возникло споров. Желательно из нашего клана, чтобы потом не возникло трений или недопонимания...

– Наш клан не велик, тем более на девушек с даром и... – Девушка согнулась в глубоком поклоне. – К сожалению, на расстоянии с магическим даром я одна.

Азиат недовольно пожевал губами и оценивающе оглядел девушку.

– Ашри Горный ручей из клана «Духа реки Рё», – официально назвал полное имя помощницы он. – Я освобождаю тебя от должности первой помощницы главы клана.

Девушка мгновенно побледнела и ошарашенно взглянула на главу клана.

– Господин, – сглотнув ком в горле произнесла она, но Акимура не дал ей продолжить.

– А теперь послушай меня


убрать рекламу




убрать рекламу



внимательно Ашри. Ты умная. Я перекладывал на тебя не одно расследование и ты прекрасно справлялась с поставленной задачей. Ты красивая. На тебя просто приятно смотреть. И ты упертая, раз сумела добиться должности личной помощницы, – спокойно произнес глава клана и поставил пустую чашку на стол. – Теперь тебе предстоит стать не просто помощницей, а козырем в рукаве клана.

Ашри недоумевающе уставилась на Акимуру, делая вид, что не понимает, что от нее хотят и как на это реагировать.

– Для этого тебе необходимо заполучить семя темного, – продолжил свою речь азиат. – Я понимаю, мы готовили тебя как разведчика, как бойца, как руководителя боевого крыла, но порой перед каждым воином появляются задачи, которые не решить боем или подкупом. Порой задачу надо решить хитростью или...

Глава клана «Духа реки Рё» сделал неопределенный жест рукой и кивнул куда-то в сторону.

– Воспринимай это как очень сложную и... Очень важную операцию. – Попытался донести до девушки мысль Акимура.

– Я никогда не... – попыталась выдавить Ашри.

– Ты справишься, – улыбнулся глава клана. – Ты сумела пройтись по логову мантикоры и не разбудить ее. Именно под твоим руководством наше боевое крыло совершило не одну удачную операцию. Неужели ты не сможешь получить семя от одного темного мага?

– Я... – девушка сжала кулаки, выпрямилась и с вызовом посмотрела на Акимуру. – Я справлюсь!

– Ступай, – кивнул азиат, но как только девушка развернулась к выходу, он окликнул ее: – Ашри! Я крайне не рекомендую тебе его связывать и пытать...

– Запрещаете или не рекомендуете?

– Ты большая девочка, – дернув щекой произнес Акимура. – Я не буду тебя ограничивать в выборе средств. Однако, я буду крайне недоволен, если отношения с этим темным станут натянутыми.

– Я поняла вас, – кивнула она. – Я начну с подбора работы.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Мак сидел в гостиной и перебирал листочки, выписывая с них суммы. Папка полученная от Акимуры была довольно объемная, но парня по сути интересовало всего три документа.

— Ну? Долго ты будешь губами бормотать и на бумажках черкаться? – нетерпеливо поерзала Левитания на стуле.

Девушка уселась рядом, снова забравшись на стул с ногами и усевшись в позе лотоса.

— Вот эта бумага – это контрольная сумма от того, что нашли на корабле «пепельных». – Мак передал девушке листок и снова зарылся в бумаги.

— А ведь не плохо! — вскинула брови друид. — Я бы сказала замечательно!

— С этой суммы мне полагается только одна двадцатая часть, – пояснил парень, сверяясь с другим документом.

– Ну, тогда не так уж и много, – вздохнула девушка.

– Вот тут написано во сколько оценен корабль, — начал пояснять темный ученик, протягивая бумагу девушке. – Он довольно своеобразной конструкции и с вплетеной магией в каркас. По этому на рынок его не выставляли. Его сразу выкупил орден «Белоснежной розы».

– Он золотой, что ли? -- вылупилась на сумму Левитания.

– Нет, по сути это очень большой артефакт, который позволял плавать этому кораблю вдоль всего побережья незамеченным. – вздохнул Мак. – И нам от этой суммы полагается одна тридцать пятая часть.

– Так, – нахмурилась левитания. – А не маловато ли будет?

– В штурме корабля участвовало почти все боевое крыло ордена в городе. Половина полегла там, – пожал плечами парень. – Посмертные выплаты брали из добычи.

Девушка недовольно насупилась и сложила руки на груди в замок.

– Зачем мертвым деньги? Что за бред...

– Мертвым ни к чему, а вот их семьям будут очень даже кстати, – кивнул Мак. – Взгляни лучше сюда. Вот это причитается мне полностью, за успешно проведенную операцию...

– Но ты ведь сбежал!

– Я не сбежал, а вовремя отступил, – поднял хмурый взгляд на друида Мак.

– Это одно и то же, – пожала плечами она.

Мак молча вздохнул и начал массировать виски.

– Даже не собираюсь с тобой спорить, – успокаиваясь произнес он. – Пусть будет сбежал. Вот тут у меня получилась итоговая сумма.

Темный ученик протянул очередную бумажку, на которой столбиком были расположены цифры.

– Это очень хорошие деньги, – с грустью произнесла Левитания. – Но этого не хватит, чтобы закрыть даже половины долга в имперском банке.

Мак встал и устало потянулся.

– С артефактами никто не приходил? – спросил он и заметив отрицание девушки сморщился. – Тогда снова придется искать работу самому.

– Пойдешь к этой торговке? – недовольно буркнула друид.

– Да, – кивнул парень и подхватил с вешалки плащ. – Другого варианта пока все равно нет.

– Вариант есть всегда, – хмыкнула девушка.

– Иногда даже вариант, совсем не вариант, – заявил Мак и вышел за дверь.


* * *

В торговой лавке было пусто. Второй день мелкого, холодного и противного дождя смыл покупателей, а вслед за ними исчезли все торгаши и лоточники с улицы. Вся торговля с улиц переместилась в питейные заведения и на склады. Вот, где начиналась настоящая толкучка во время затяжных дождей в сезон штормов на Красном море.

Для Лины день прошел почти впустую, если не считать продажу нескольких бытовых артефактов и заказ на две перезарядки светильников. Мало того, что торговля не шла и проклятый дождь спутал все планы, так еще и второй день тошнило так, что в рот кусок не лез. Сегодня пришлось даже вывернуть завтрак в ведро.

Чтобы хоть как-то разогнать плохие мысли и не сойти с ума от скуки, Лина принялась наводить порядок в лавке.

Переодевшись в фартук из мешковины, она сначала перебрала все фолианты, которые пылились в выставочной магазина. По большому счету, это были никому ненужные старые и дешевые подделки под известные оригиналы магических трактатов. Торговка уже давно бросила попытки их кому-то всучить, однако таинственную атмосферу в магазине они создавали отлично.

Потом Лина добралась до оленьих рогов, на которых висело столько бус, медальонов, кулонов и цепочек, что под ними уже было не видно оленьей головы. Лина была предусмотрительной женщиной, поэтому у каждой вещи на рогах была своя бирка, в которой указывалась цена, предназначение и способ активации. Вот только висел этот ворох мелких артефактов совершенно хаотически. Женщине пришлось разбирать артефакты по действию и вешать их на отдельную ветку рогов, чтобы можно было быстро выбрать необходимое.

– Хм, странно, – пробормотала Лина, когда взглянула на результат. Всех типов артефактов было навалом. Единственный тип артефактов, который остался в количестве двух экземпляров, защищал от сглаза. Говоря на магическом языке был бесполезной безделушкой, которая фонила нейтральной энергией.

Сделав запись в учетную книгу, о необходимости заказа подобных безделушек у местной знахарки, Лина приступила к витринам.

На самом деле это были большие деревянные ящики, с огромным стеклом, под которым на красных бархатных подушечках лежали относительно дорогие артефакты. Нет, самое дорогое и ценное Лина вообще в лавке не хранила, но пыль в глаза клиентам пустить надо было. Специально для этого и были сделаны витрины, с самой простой магической защитой и артефактами «не первой категории продаж».

Вот протиранием этих витрин от пыли и занялась торговка. Закончив работу, прошлась придирчивым взглядом, по сверкавшим витринам и блестящим деревяшкам. Позже она принялась открывать и проверять каждый артефакт, сверяясь с книгой учета, ценником на бирке и общими сведениями.

Таким нехитрым занятием, девушка занималась весь день. Среди артефактов оставался последний, который затесался на витрину исключительно из-за своей вычурности и необычного вида.

– Черт, – внезапно остановилась девушка и принялась глубоко вдыхать носом, стараясь подавить рвотный рефлекс. – Что за ерунда? Вилли видимо совсем готовить разучился... Второй день от его стряпни воротит...

Это был тяжелый перстень. Кольцо было выполнено из серебра, но не обычного. Серебро, не тускнеющее и не темнеющее со временем, называли «Святым». На самом деле это был сплав с добавлением особых ингредиентов, но тем не менее. Сплав действительно отлично держал магию света, по этому чаще всего его использовали именно клирики. Отсюда и появилось название. На перстне был изображен круг из перьев, которые шли от центра к периферии.

Лина усмехнулась, глядя на это кольцо и пробормотала себе под нос:

– Мастерская вещица...

Он надела его на палец, в который раз удивляясь его толщине и весу.

– Как его вообще носили? Это же неудобно...

И в этот момент кольцо мигнуло холодным белым светом. На глазах торговки круг из перьев раскрылся и превратился в крылатую девушку изображенную в мелких деталях. Она была выполнена в профиль. Протянув вперед руки, она держала в руках маленький бриллиант, сияющий белым светом.

– Странно, – пробормотала она и зарылась в учетную книгу. – Дары ангелов... Да, вроде бы он так назывался...

Спустя пары минут поисков, Лина нашла нужную страницу и зачитала шепотом.

– ...артефакт «Дары ангелов»... Выявление беременности... Работа на основе определения зачатка второй жизни... – Лина впала в ступор и тут же начала скидывать сапог с левой ноги. Когда она взглянула на свою лодыжку, где совсем недавно была магическая татуировка, препятствующая беременности. – Это как? Как это может быть?

Почувствовав очередной приступ тошноты она прикрыла рот рукой и удивленно уставилась в книгу.

– При наличии у плода ярко выраженного дара... в руках у ангела... появится бриллиант, – замирая от удивления после каждого слова, закончила чтение Лина. – Как дара? Почему дара?.. Единственный кто у меня был за последние пол года...

Колокольчик над входной дверью мелодично зазвенел, и в магазин вошел мужчина в промокшем плаще. Он снял капюшон и расстегнул застежки.

– Мак, твою мать! – растерянно произнесла она, глядя на вошедшего темного ученика.


* * *

Лина поправила растрепанные волосы, и снова оседлала парня. Мак, подложив под голову скомканную простынь и пару подушек, закинул руки за голову и с ухмылкой разглядывал обнаженную красотку.

– Все не успокоишься?

– Я поговорить вообще то собираюсь, – довольно промурлыкала она.

– А я уж испугался, что ты во второй раз решила меня выжать, – расслабился темный ученик и вальяжно потянулся. – У меня к тебе тоже будет разговор.

– Что же, – вздохнула Лина и заявила: – Давай начнем с твоего. Мой никуда не денется.

– Мне нужна работа, – пояснил Мак. – Причем не просто какой-то артефакт или что-то посложнее. Мне нужна работа с крупной оплатой. Очень крупной оплатой!

– Даже так? – усмехнулась торговка, припоминая суммы, которые торгаши и орден предлагали ей, за подкинутую работу для Мака. – Допустим у меня есть варианты...

– Ты уверена, что этот вариант оплатится действительно крупной суммой? – серьезно поинтересовался Мак.

– Абсолютно. Заказчика два, и они никак не связаны, – улыбнулась торговка и с прищуром поинтересовалась: – Ты же не собираешься рассказывать заказчикам, что получаешь плату не только от них?

– Конечно нет, – улыбнулся парень, но тут же задумался. – Хотя это может быть довольно проблематично. Кто заказчики?

– Купцы первой гильдии и орден Белоснежной розы.

– Та-а-а-ак, – приподнялся на локтях Мак, но торговка одним движением отправила его обратно на кровать.

– Это не красиво, возможно не этично, но никаких запрещающих правил по этому поводу нет! Все дело в твоем взгляде на реальность и... собственные финансы. – усмехнулась Лина. – Купцы кровно заинтересованы в ликвидации банды разбойников на главном торговом тракте. Каждый день их существования приносит серьезные убытки. Товар стоит в защищенных острогах, а охране которае тоже хочет кушать, надо еще и платить. Каждый день для них расходы. А вот орден, на днях умудрился потерять половину боевого крыла.

– Простые разбойники? – сморщился Мак. – За них разве много дадут?

– Не совсем простые, – изогнула бровь Лина, почувствовав напряжение плоти под собой. – Среди них два мага воды, отлично владеющих иллюзиями. Шайку пытались поймать уже пять раз. Два раза собирался боевой отряд из наемников, один раз собирали отряд с местными магами. Второй раз нанимали следопытов с севера. Даже у ордена одна попытка была.

– И? – вскинул брови Мак, начав гладить руками по бедрам торговки. – Никто не смог их поймать?

– Никто, – улыбнулась в ответ та. – Вместо караванов только пустые телеги и трупы караванщиков, с охраной. Никто не нашел следов, куда они они дели товар. Никто не слышал о появлении крупных партий товаров на черном рынке. Ни торгаши, ни орден вообще ничего понять не могут. Только клирики ордена смогли почуять магию иллюзии.

– Они что совсем торговый путь перекрыли?

– Они не просто торговый путь перекрыли, – поджала губы Лина. – Они перекрыли все караванные пути вдоль нашего побережья. Торговля встала. Торговые гильдии уже обивают пороги императорского дворца и обещают баснословные суммы любому, кто сможет поймать эту банду.

– И сколько же они предлагают?

Лина выгнула спину и одной рукой потянулась к наполняющейся кровью плоти парня, а второй нежно провела по его лицу. Прижавшись к нему всем телом, она что-то прошептала ему на ухо.

– Сможешь выйти на этих торговцев? – спросил Мак, ощущая как торговка настроилась выжать из него все соки в третий раз.

– Смотря как попросишь, – прошептала она.


* * *

Натянув рубаху, Мак еще раз довольно мазнул взглядом по обнаженной Лине, которая у стола что-то писала писчей палочкой на небольшой листочке.

– Суть в том, что ты член ордена, – произнесла девушка. – Тебе нет необходимости лезть и самостоятельно пытаться поймать этих неуловимых гаденышей. Тебе достаточно будет просто вычислить их и понять как и куда они прячут товар. Этого будет более, чем достаточно, чтобы получить награду.

– Перебить людей не составит сложностей. – пожал плечами темный ученик, натягивая штаны. – У магии смерти есть отличное преимущество перед остальными видами. Конечно, недостатков тоже хватает, но факт остается фактом. На мертвых созданий не действуют иллюзии.


– Я в этом ничего не понимаю, – пожала плечами торговка, протягивая ему листок с записями. – Это номер запроса в орден Белоснежной Розы. Думаю там есть информация по этому делу.

– Да, – кивнул парень. – Нужно больше информации. Из того, что ты сказала у меня не складывается картинка. Как нет следов? Почему нет следов? Куда делся товар? Если его нет на черном рынке – где они его складывают? Куда продают?

– Там действительно все сложно, – вздохнула Лина. – Да и место они выбрали удачное. Засели между пересечением трех крупных торговых путей.

– Это где? – нахмурился Мак, вспоминая карту окрестностей.

– Недалеко от городка Утесный. Две недели в пути...

В голове парня тут же всплыл разговор с козлоголовым демоном и улыбка сама по себе растянулась на его лице.

– Почему ты так злобно улыбаешься? – не договорив фразу возмутилась Лина.

– Нет, просто вспомнил одно дело в той стороне. Удачно получается, – поднялся на ноги он и решил сменить тему. – Кстати! Ты ведь тоже хотела о чем-то поговорить?

– Да, хотела... – Лина накинула на себя халат, и подвязав пояс взглянула Маку в глаза. – Я не знаю, как это произошло, но... Специальная магическая татуировка, защищающая от беременности и некоторых болезней... Она исчезла.

– Исчезла? – нахмурился Мак. – В принципе – такое возможно. В момент... В тот момент, когда мужчина заканчивает свое дело, в порыве ощущений может выделяться чистая энергия... Это схоже с эффектом ауры боли, только немного по другому работает. Так что думаю ничего страшного не случилось. Просто моя сила ее сломала...

Тут он заметил изогнутую бровь на лице торговки и мысль, пронзила сознание.

– Погоди, если татуировка исчезла, то ты...

– У меня была средненькая татуировка. Она защищала от некоторых болезней и не позволяла забеременеть. По сути – довольно распространенный вариант. Неплохая защита от беременности и кое-какая от некоторых болезней. Вот только... У меня есть один старый артефакт. По сути безделушка, но... – Лина присела на край кровати и потянувшись упала на спину, раскидав копну волос по подушке. – Это перстень, и активируется он, если надевшая его девушка беременна. При наличии у плода сильного дара – артефакт это показывает.

– И, что он показал?

– Бриллиант в руках ангела сиял белым светом, – произнесла Лина глядя в потолок. – Я не знаю, как он должен сиять, у меня есть информация лишь о том, что это значит, что у ребенка будет дар.

– Я... – пробормотал Мак, теряясь в мыслях. – Этот ребенок... мой?

– Ну, последние полгода кроме тебя у меня никого не было, – усмехнулась Лина и добавила: – Да и я не знатных кровей. Вероятность, что у меня появится ребенок с даром от обычного мага ниже, чем вероятность того, что император зайдет в мою лавку...

Мак молча уставился на торговку. В голове парня был полный вакуум и отсутствие каких было мыслей. Через несколько секунд молчания, он не придумал ничего лучше чем поинтересоваться:

– А что дальше? – как только темный ученик произнес эту фразу, до него дошла вся глупость этого вопроса. – Нет, в смысле... Что ты решила с ним делать?

– У меня как будто есть варианты, – закрыла ладонями лицо Лина. – Прерывание жизни ребенка имеющего дар к магии противозаконно и я... Я хочу его.

Мак молча смотрел на Лину, а та взглянула на него обреченно и умоляюще произнесла:

– Я все отдам... У меня есть золото в тайниках.... Еще есть парочка очень дорогих артефактов... – Женщина встала с кровати и подошла к парню. – У меня есть немного крови дракона... Я отдам тебе ее и... Я все отдам, только... Ты... Ты ведь не заберешь его?

– И что я с ним буду делать? – начал массировать виски Мак. – Ребенку нужна мать.

– А еще ребенку нужен отец, – хмыкнула Лина. – Это будет сложно и с финансовой стороны и со стороны связей, но я смогу дать ему хорошее образование. Возможно придется прогнуться под гильдию, но ради такого...

– Не надо прогибаться, – мотнул головой Мак. – Если я правильно знаю законы, то многие проблемы отпадут, если я признаю его и он станет носить мою фамилию.

– У тебя нет фамилии, – вздохнула торговка проведя ладонью по лицу темного ученика. – Ты свободный. У тебя даже второго имени магического нет...

– Никогда не думал, что быть «свободным» так обременительно, – усмехнулся парень и скользнул рукой в карман и достал из него перстень с черной пентаграммой на фоне белого камня. Надев на палец он активировал его, заставив пентаграмму медленно вращаться.

– Мак «Темное таинство», – с усмешкой произнес он. – Второе имя мне дал орден. Оно является официальным, но по сдаче экзаменов, после окончания шестого курса, коллегия магов может попытаться его изменить.

Девушка недоверчиво посмотрела на кольцо, а потом заглянула в глаза парню.

– И ты признаешь его?

Мак немного помолчал, остановив взгляд на Лине, закусившей губу.

– Он должен знать кто его отец и я... не оставлю его. Если смогу.


* * *

Как-то это пришло не сразу.

Не сразу, но мысли нарезающие круги в голове, вдруг выбили искру.

Небольшая искра все разгоралась и этот свет, это тепло... оно постепенно заполняло пустоту в душе. Сейчас я понимаю, что все это я знал, все это было у меня под носом, но... Видимо я действительно слишком эгоистичен.

Когда я уходил с земель Сарта Железнобородого я понимал, что та девчонка скорее всего беременна. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять от кого. Я прекрасно помню девушек, которых притащил ко мне Геулерон, глава клана Падающий лист. И я готов поспорить, что уж эти мастера жизни не упустят своего. Ни одна из красоток не останется без ребенка.

Однако, до момента пока мне об этом не сказала Лина, я так и не воспринял всерьез факт того, что в этом мире у меня будут дети. Не знаю, родила ли Юла, но то, что дети будут – этот факт. И знаете о чем я подумал, когда осознал сам факт существования моих детей в этом мире?

О войне. О войне, которая уже совсем рядом. О той ненависти, которая окружает империю. И о том, что с ними станет, когда начнется бойня.

И вот тут мне стало не по себе. По настоящему не по себе. Нет, я понимаю, что по местным обычаям я к этим детям никакого отношения не имею. Но слова Юриная... Впервые я почувствовал, что война не пройдет мимо. Она уже стоит на пороге. Пока не стучится и не ломится в дом, но она тут рядом. И она на пороге моего дома. Пусть этот дом и выглядит как шкаф.

И именно в эти мгновения я сам поймал себя на мысли, что думаю об Антолии не как о «чьей-то» империи. Я думаю о ней как о чем-то родном и близком.

Не было великого откровения. Не было грома и молний. Не было голоса с неба. Даже Амор ничего не сказал.

Просто в очередной бессмысленный день в голове сформировалась четкая и простая мысль.

Войну надо остановить.


* * *

Акимура с тоской взглянул на стопку документов и сводок на столе, вздохнул и придвинул её к себе.

– Это только основное, – пробормотал новый помощник – молодой парень в мантии ученика мага. – Сводки по окрестностям, сообщения о нападении магических тварей и местные криминальные доклады.

Азиат быстро пролистал первую папку, пробежав по диагонали взглядом пару листов и отложил ее в сторону.

– Заместителя на должность главы ордена в Чайке уже выбрали? – просматривая вторую папку поинтересовался Акимура.

– Да, но он прибудет только через пару недель, – пожал плечами мальчишка.

– Что слышно про Таврока?

– Отстранен...

– Совсем?

– К сожалению – да, – кивнул парень и попытался сменить тему. – Есть информация по вашему подопечному.

Акимура оторвался от папки и взглянул на мальчишку.

– Ваше указание и поддельный протокол были подкинуты ему, но у меня сложилось подозрение, что он знал, что искать.

– Правильное подозрение, – кивнул азиат и закрыл вторую папку. – Информацию об этом деле ему дали торговцы. Они же заплатят вторую половину долга мальчишки. Дело там не особо сложное. Да и устраивать бойню его там никто не заставляет. Достаточно просто узнать где прячуться эти неуловимые грабители...

– А если это не просто грабители?

– А кто? – начал устало массировать переносицу азиат. – Дракон? Вражеские шпионы? Шаманы с черного континента? Не мели чушь! В худшем случае это будет пара мастеров воды, не более.

– А этого не хватит, чтобы отправить его на тот свет?

– Мастера? Хватит, но он не идиот, чтобы лезть головой в петлю.

Мальчишка укоризненно взглянул на азиата, но промолчал. Акимура поначалу вскинулся, чтобы съязвить ему, но в итоге, подавил в себе желание высказать все, что думает о нахальном помощнике.

– Хорошо, – вздохнув согласился азиат. – Тогда дай распоряжение Ашри, чтобы она сопровождала его.

– Это будет разумно, – кивнул мальчишка.

– Знаешь, порой мне кажется, что это я у тебя в помощниках, а не ты у меня – раздраженно пробубнил Акимура. – Если бы не просьба твоего отца, тебя бы тут не было.

– И если бы мой уровень силы не был бы красным...

– Да, и уровень силы...

– А еще лучший контроль в клане...

– И контроль, – раздраженно пробубнил азиат и отложил очередную папку в сторону. -Но раз уж ты попал в мои помощники...

Хозяин кабинета хищно улыбнулся и кивнул на соседний стол, заваленный папками с бумагами.

– То прохлаждаться я тебе не дам!


* * *

Перевалочная застава была переполнена. Уже второй месяц наемный отряд сидел за стенами из бревен и земли и ждал приказа.

– Сэм! Сэм, чтоб тебе черти в кружку нассали! – послышался сиплый голос от входа в башню.

Молодой парень с несколькими шрамами на лице обернулся и обнаружил у входа седого суховатого старичка.

– Ты есть будешь или на меня пялиться? – усмехнулся старик беззубым ртом.

Старичок вошел в башню и занес исходящий паром котелок.

– Пайка твоя сегодняшняя, – протянул котелок он молодому парню. – Тяни до утра, – добавил он, доставая пол каравая хлеба. – Стряпчий сказал, что до завтра готовить больше не будут.

– Опять режут пай, – сморщился Сэм. – Черт дернул сотника Лубо подписаться под этих торгашей...

– Не бухти! – протянул ему хлеб старичок. – Вечно вы молодые не довольны...

– Чик, а какого хрена я довольный буду? Два месяца! Два, Чик! Мы тут сидим как идиоты! Баб – нет, выпьешь – сотник плетями забьет, жрать – каждый день одно и то же! Фасоль переваренная и брюквы кусок вареной! На день – пол каравая! Какого хера я доволен должен быть?!! – возмутился молодой парень.

– А с того, что тебе жалованье боевое идет! – пригрозил старик Сэму. – Ты, дурья твоя башка, с голоду тут не помрешь, под дождем по лесам не лазишь! Знай себе сиди, да в окошко поглядывай! Тебе кишки выпустить никто не собирается, переходы в трое суток никто делать не заставляет!

Старичок раздухарился и начал орать на молодого воина.

– Что же ты, сученок, скулишь? Хочешь на границу снова? Крови тебе мало было? – от этих слов Сэми дернул щекой и потупил взгляд. – Сидим тихо, спим сладко, с голоду не пухнем! Какого же тебе лешего надо? Бабу надо? Выпить? Так без этого тоже никто не помирал!

– Да я же так... – пробубнил парень вжимая голову в плечи.

– А вот каждый так скулить начнет, одному одно подавай, а второму другое. И что тогда? Лубо снять? Сотник хреновый? – старичок с прищуром взглянул на молодого. – А как отряд по горам выводить, да чудом с горцами договариваться? Кто вел? Кто шкуры наши спасал?

– Ну, Лубо, понятное дело...

– Так вот и не разевай рот свой, чтобы имя его по недоумию не позорить! – погрозил кулаком старичок. – Скучно ему, чтобы тебе гоблины в торбу насрали! Бабу ему подавай! Я тебе такую бабу покажу! Ты у меня от борделей шарахаться будешь как от нежити поднятой!

Сэм поджал губы и вжал голову в плечи, словно сухой старичок действительно мог сделать с ним что-то страшное.

– Еще раз заикнешься – сам тебя к Лубо потащу и лично сечь тебя буду! Понял?

– Понял, – кивнул парень и, насупившись, вернулся к смотровому окну.

Чик собирался уже уйти, но тут Сэм крикнул:

– Старый! Слышишь? Там идет кто-то...

Чик хмуро взглянул на парня и подошел к окну.

– Где?

– А вон там, – указал рукой парень. – Видишь?

– Телега что ли? Старый стал, плохо вижу...

– Не, там двое идут и один несет что-то... ящик какой-то большой на спине...

Старик прищурился и попытался разглядеть приближающихся путников...

– Быть того не может, – пробубнил Чик. – Шкаф? А ну, гляди внимательнее! Что у него за спиной?

– Ну, вроде как шкаф, – пожал плечами Сэм. – Не видать отсюда. А кто это?

– Маг это, – Чик похлопал себя по карманам и оглянулся. – Старый Мастер! Ты... ты вот, что! Следи за ним! А я Лубо скажу, что Старый мастер тут...


* * *

– Они серьезно думают, что их защитит этот забор? – нахмурилась Левитания, рассматривая стену из бревен, которая окружала огромные склады. – Нет, я не военный, но даже я понимаю, что это чудо строительной мысли развалиться от одного дуновения ветра! Ты посмотри – у них же в башнях щели шириной с кулак!

Левитания и Мак стояли перед заставой и рассматривали явно халтурно возведенные стены, за которыми скрывались несколько караванов.

– Этого вполне хватит для разбойников, – пояснил Мак. – Ну и дикий зверь сюда не полезет.

– Но это же халтура! – не унималась девушка.

– Какая разница? – пожал плечами Мак. – Здесь собраны шесть караванов. Если эти неуловимые разбойники и будут отслеживать караван, то только здесь...

Тут из ворот показался всадник в кожаных латах. Он оглянулся и, заметив парня со спутницей, направился к ним.

– Сотник сводного отряда Триполь, Лубо Сатский! – представился рыжий мужчина с недельной щетиной. – Тебя называют старым мастером?

Мак и Левитания переглянулись.

– Ты слишком молод, – тут же продолжил всадник. – Говорят Старого мастера не просто так называют старым.

– Я его ученик, – поставил на землю шкаф парень. – Мак «Темный ритуал»!

От таких новостей всадник мгновенно скуксился.

– Ученик говоришь? – всадник оглянулся на башню, на которой за ними наблюдали несколько голов и парочка заряженных арбалетов. – А здесь тебе что надо, ученик?

Мак достал поднял кулак с перстнем и активировал личную печать.

– Я представляю орден Белоснежной розы, – спокойно произнес он. – У меня разрешение на расследование и поиск неизвестных разбойников, перекрывших торговлю.

– Расследование, – разочарованно повторил Лубо. – Ну, заходи, коли расследование.

Сотник развернул коня и направился к воротам.

– Мне кажется или нам тут не рады? – с прищуром поинтересовалась Левитания у подхватившего шкаф Мака.


* * *

Мак вошел во двор за крепостью и оглянулся. Острог действительно был сделан на скорую руку. Бревенчатым зданием был только склад. Остальные мелкие домики больше напоминали шалаши. Лошади вообще находились под открытым небом в загоне.

– Мягко говоря – простенько, – вздохнула Левитания.

Девушка обернулась, чтобы что-то спросить у Мака, но обнаружила его со складным столом в руках, который он вытащил из шкафа. Не обращая на нее никакого внимания, он разложил его и принялся расставлять на нем инструменты из рабочего набора Юриная.

– Ты что делаешь? – не выдержала друид.

– Готовлюсь работать, – отмахнулся парень и оглянулся, ловя заинтересованные взгляды наемников.

– Да они магов


убрать рекламу




убрать рекламу



только издалека видели, – усмехнулась Левитания, поглядывая как Мак установил большую доску с красочно нарисованным рисунком. На ней была вьющаяся по холму дорога, в обрамлении круга, вдоль которого была надпись на старом имперском языке.

– Это что картинка? – вскинула брови Левитания, ткнув пальцем в доску.

– Это знак магов «Большого круга», – пояснил Мак. – Это знак, что здесь работает странствующий маг.

– Да ты посмотри на этих голодранцев! – махнула рукой Левитания. – Это же второсортный сброд! Откуда у них деньги на артефакты или магию? Или ты собрался заняться благотворительностью?

– Я собрался нарастить связи, – вздохнул Мак. – Или ты хочешь по лесам шастать? Искать неуловимых разбойников?

Левитания не успела ответить. К ним от группы наемников подошли двое воинов. Один из них протянул старый наконечник из красного металла на раскрытой ладони.

– Сколько возьмешь? – спросил он поглядывая на ученика.

Мак взял из его рук наконечник и немного повертев начал проверять его свойства. Пару минут наемники внимательно наблюдали как парень то сует его к кристаллам, то капает всякими жидкостями на металл. Пару раз он на него дунул тьмой, от чего наемники шарахнулись.

– Наконечник усиленный магией, – вздохнул Мак, возвращая обратно артефакт. – Материал – сталь с востока, намешана с кровавым камнем. Такая стрела слабую защиту артефактную пробьет и рану оставит страшную. Затягиваться будет долго. Только вот артефакт с заковыркой. Его второй раз просто так не использовать. Зарядить надо и конструкт поправить.

Мак взглянул на лица приглянувшихся мужиков в броне и, уловив взгляд, предположил:

– У нас таких не делают, – Мак сложил руки на груди и добавил: – Да и вы его скорее всего не покупали. Я думаю вы этот артефакт из трупа товарища достали.

– Так оно, – кивнул тот, что был со светлыми волосами. – Ром словил ее, когда в горы уходили. Вроде и рана не большая, но кровью изошел той же ночью.

– Ну, мне этот наконечник ни к чему, – пожал плечами ученик. – Ни на материалы ни на продажу я его не возьму.

– А намагичить ее, – почесал второй мужик. – Ну, чтобы работала она. Сможешь?

Один из мужиков протянул ему пару кривых медных монет.

– Смогу, – кивнул парень, глядя на монеты и принялся за работу.

Достав из чемодана с инструментами малый скребок по металлу, Мак спокойно и размеренно стал восстанавливать артефакт. Сначала едва заметные желобки и фигуры на наконечнике, затем пара кислот, чтобы протравить силуэт магической конструкции, затем немного силы...

– Кто стрелять ей будет? – спросил Мак, оторвавшись от своего занятия. За неполные десять минут вокруг парня собралось с пару десятков наемников, которые наблюдали за работой парня.

– А есть разница? – поинтересовался тот мужик, что протянул ему монеты.

– Я немного по другому стрелу сделаю, – начал пояснять Мак. – Чтобы она летела прямиком, куда глаз стреляющего смотрит.

Несколько наемников активно зашептались и послышались тихие споры.

– Длинный! – позвал заказавший артефакт наемник. – Иди сюда!

Из толпы показался высокий худощавый парень, лет двадцати на вид.

– Он стрелять будет!

– Руку дай, – скомандовал Мак и достал короткий кинжал. – Да не трясись ты! Мне две капли надо!

Чиркнув по пальцу ножом парня, темный ученик выдавил каплю крови. Выпуская немного силы в артефакт, он продолжал давить кровь. На седьмой капле, когда артефакт пошел легким черным дымком, Мак отпустил руку парня и подхватил наконечник.

– Сойдет, – констатировал начинающий артефактор, рассматривая результат своей работы. – Посильнее вышло, но с тьмой всегда так... Да и я меньше работать не умею.

Мак протянул готовый наконечник хозяину и сгреб со стола монеты. Вокруг тут же загомонили мужики. Каждый старался пролезть вперед, кто-то что-то кричал, кто-то тянул шею, рассматривая инструменты и загадочные кристаллы на столе Мака, а кто в наглую расталкивал конкурентов локтями.

– Тихо! – гаркнул Мак, пытаясь урезонить толпу. – Я здесь надолго. Все успеете...

— Ну и сиди тут! – буркнула Левитания и развернувшись отправилась к шкафу.

Мак же сидел на бревне у костра с наемниками, которые уже перешептывались, поглядывая вслед насупившейся друид.

— Заноза редкостная, – констатировал один из наемников. – Гонору как у родовитой, а сама...

— Дочь Геулерона, — пожал плечами Мак. — Главы клана Падающий лист.

Отхлебнувший из фляжки отвара мужик поперхнулся и утробно закашлялся, но затем продолжил:

— А вы, Мастер, с ней... Того... Живете значит?

– Да, – кивнул Мак. – Взял на свою голову долг жизни с нее. Вот теперь мучаюсь, – развел руками парень.

— А этим, – кивнул один из мужиков с ехидной улыбкой в сторону шкафа. – Мужской надобностью этот долг не отдают?

Соседи тут же не сговариваясь треснули ему до ребра так, что тот немного подскочил.

-- Ты не сердись, – пробубнил мужик справа. – Герт он не со зла. Он по бабам уж больно ходок, а тут второй месяц сидим... Мужики одни... Вот и начинает дурковать.

– Два месяца? – вскинул брови Мак и поправил кандалы на руке.

– Два, – закивали наемники. – И ни конца, ни края не видать.

– Тошно ужо...

– И жратва на исходе...

– Мясо две недели не видели. Один раз куропатку в селки поймали и один раз голубя залетного словили.

– Ага, того и гляди червей жрать начнем...

– А местные не чешутся, – вмешался мужик слева. – Никто за дело не берется. А пока этих ублюдков не переловят – хрен торгаши куда караваны двинут!

– Почему сразу не чешутся? – хмыкнул Мак. – Меня вот послали.

– Одного? Оно конечно хорошо, что артефактор, но там дело темное!

– Орден сотней ходил, с магами и строем и по лесам шарились....

– Ага, только толку с того никакого, – подхватил другой наемник.

– А ты-то как их ловить будешь?

– Угу, – подхватил другой. – Слыхали мы, что разбойники те магией владеют искусно и мороки наводят!

– А у меня козырь один есть, – улыбнулся парень обведя взглядом мужиков. – Иллюзия против тьмы ничего сделать не сможет. Да и мертвым мороки до лампочки...

Тут вокруг костра повисла гробовая тишина, во время которой все с удивлением уставились на Мака.

– Ты же артефактор... Вроде как, – пробубнил один из мужиков.

– Ну, артефакты артефактами, но... – Тут Мак вытянул руку к костру и начал наполнять руку силой. На руке начала проявляться черная густая концентрированная сила. – Сила моя – тьма. И другой силы я никогда не знал и знать уже не буду.

– А кандалы тебе на руках зачем? – сглотнув поинтересовался один из наемников.

– А это, – улыбнулся Мак. – Они силу держат. Чтобы я... не натворил чего ненароком.

Мак обвел внимательным взглядом сидящих наемников и поинтересовался:

– А когда ближайший караван придет?

– А с чего ты взял, что караван вообще придет? – поинтересовался бородатый наемник и потянулся рукой за пазуху.

– Вас тут сотни две наберется точно. Даже идиоту понятно, что без еды вы долго не протянете. Не через портал же к вам еду возят...


* * *

Мак вышел из шкафа и оглянулся. Шкаф по просьбе командующего временным лагерем пришлось перенести ближе к стене. Сейчас же на небольшом утоптанном пятачке посреди лагеря, разминаясь с деревянными палками и копьями, отрабатывали навыки наемники.

– А я думал сброд, – хмыкнул парень, поглядывая на непонятную парню разминку и отработку ударов.

Немного понаблюдав за происходящим, Мак вернулся в шкаф, но не надолго. Уже через несколько минут он вернулся на импровизированную площадку для тренировок с большой белой чашкой, больше похожей на пиалу с ручкой. В чашке исходил паром абсолютно черный напиток, распространяя по округе великолепный аромат.

– Так ты и есть тот самый черный? – послышался голос Лубо. – Мои люди волнуются.

– Отчего? – отхлебнул из кружки Мак.

– Из-за тебя. Ты здорово их вчера напугал у костра. – Неохотно признался сотник.

– Да? – хмыкнул Мак. – Твои люди боятся тьмы?

– Для нас, простолюдинов, это естественно. – вздохнул Лубо. – Тьма всегда у нас ассоциируется с чем-то страшным неизведанным... Со смертью.

Темный ученик кивнул головой.

– Да, тьма и смерть очень рядом.

Повисла небольшая пауза. Парень продолжал прихлебывать напиток и поглядывал на утреннюю тренировку наемников, а сотник не решался прервать тишину.

– Зачем ты спрашивал про караван с продовольствием? – набравшись смелости поинтересовался сотник.

– Торговля на нашем побережье встала, – со вздохом сообщил ученик. – Караваны сидят по острогам. Три недели не было ни одного каравана. Все боятся. Вероятность, что на караван с продовольствием нападут – очень высока.

– Как и вероятность, что эти ублюдки залягут на дно, – пожал плечами Лубо. – Да и с чего ты решил, что они позарятся на караван из нескольких телег?

– Ну, я все же надеюсь, что это будут люди, – пожал плечами парень. – А если так, то им надо что-то есть. Товар же до сих пор не обнаружили? Ни на черном рынке, ни на таможнях? Так?

– До меня дошли такие слухи, – поджал губы сотник.

– Значит денег у них особо нет и просто разойтись они не могут. Надо сбыть товар. Отсюда мысль – где им брать еду? – Мак взглянул на задумавшегося сотника. – Есть конечно вариант, что караванщиков и охрану они просто сожрали...

– Трупы остались на месте, но...

– Не все, да? Некоторые просто разорваны на части? – припомнил Мак документы, с которыми ознакомился в ордене. – Но если это монстры или измененные магией звери, то зачем им товар? Слишком натянуто все...

– И что ты собираешься делать?

– Для начала надо выдвинуться навстречу каравану и попробовать проследить за ним издалека, – пожал плечами темный ученик. – Пусть на него не нападут, и я потеряю время, но это гораздо лучше, чем просто сидеть и чего-то ждать.

– Тогда ты опоздал, – хмыкнул Лубо. – Продовольствие должны подвести сегодня к обеду.

В этот момент на восточной башне зазвонил колокол.

– Какого чёрта? – вскинулся Лубо. – Тор! Тор! Какого хрена там происходит?

– Телега! Телега! – выкрикнул побежавший воин. – Лошадь в мыле, пол возницы впереди сидит и больше никого.

– Как это пол возницы? – нахмурился сотник.

– А вот так! По пояс словно отрезало. Задница сидит и ноги на месте, а все что выше – словно отрезало.

Лубо стиснул зубы и придерживая у пояса меч рванул к воротам.

– Да нет, – хмыкнул Мак, глядя в спину убегающему сотнику. – Это не я, это вы опоздали.

– Что происходит, – выглянула из-за дверцы Левитания.

– Как обычно, – пожал плечами Мак. – Нам пора поработать. Собирайся в путь...


* * *

– Мне это чертовски не нравится, – пробормотал Мак и поставил на землю шкаф.

Левитания и темный ученик стояли у края дороги, на которой валялось несколько разбитых телег, четыре разорванных трупа и остатки провизии, лежавшей в телегах.

– Ощущение, что это не ограбление, а просто развлечение обезумевших тварей, – сморщилась друид, втянув носом запах от пророщенной яблочной косточки в кулаке.

– Ага, – хмыкнул парень подойдя к телеге. – Настолько обезумевших, что не гнушались утащить с собой зерно и бочки с... – Мак нагнулся к доскам и принюхался. – С вином? Да, действительно... В общем, твари попались эстетичные. Кровь и красное вино. Ты знакома с такими?

– Нет, – поджала губа девушка. – И не горю желанием знакомиться.

Мак присел у перевернутой телеги и начал всматриваться в дорожную

пыль.

– Ничего странного не находишь? – приметив следы, парень подошел и поставил свою ногу на след ботинка. – По крайней мере тут были люди.

– И ящеры, – добавила Левитания указывая на след чуть в стороне.

Мак подошел и осмотрел находку на обочине.

– Почему ящер? Думаешь он причастен к бою?

Мак прикинул размер полуметрового следа и задумчиво оглянулся. – А ведь подходит по размерам... Посмотри, вон там в телеге проломило несколько досок. Примерно такого же размера.

– И как оно достало до телеги? Прыжком? – со скепсисом произнесла друид. – Не летает же она, в конце концов!

Мак еще раз оглянулся и в который раз стукнул посохом о землю.

– Ничего, – сморщился он. – Ничего больше белки по размерам в радиусе двух километров.

– Что будем делать? – спросила Левитания, с отвращением осматривая побоище.

– Работать, – заявил темный ученик, доставая набор для ритуалов. – Я займусь трупами...

– Тут ни одного с головой, – пожала плечами девушка. – Даже если ты кого-то и поднимешь – рассказать он тебе ничего не сможет.

Мак хмыкнул и с грустной улыбкой произнес:

– Вот поэтому я и возился с призраками...

Мак принялся чертить ритуал, на ходу буркнув девушке:

– Если не знаешь что за ящер – библиотека и бестиарий в твоем распоряжении.

Девушка недовольно сморщилась, но спорить не стала, отправившись в скромную библиотеку шкафа.


* * *

Левитания со скукой взглянула на срисованный след у обочины, затем на две стопки книг на столе, а затем в очередной раз перевернула страницу.

– Шесть пальцев... один противопоставлен... Перепонки между пальцами... – пробубнила она себе под нос описание следов очередной твари. – Болотица? Нет, слишком маленькая, да и людей она не перекусывает...

Девушка пролистнула мельком еще несколько страниц и остановила взгляд на последней гравюре, где был изображен небольшой карлик с огромными выпученными глазами.

– Пещерный дух? – вскинула брови девушка и смутившись наличию подобного существа в бестиарии проверила надпись на обложке. – Какого черта духов места засунули в бестиарий плотоядных тварей?

Покачав головой, она отложила в сторону книгу и ухватила очередной том в кожаном переплете.

– Надеюсь хотя бы тут будет хоть что-то похожее, – прошептала Левитания и открыла книгу довольно быстро пролистывая одну страницу за другой. – Не то... не то... Это вообще здесь откуда?.. Стоп! Гроки? Это же обычные гоблины... Безумие какое-то...

Очередная страница, очередная гравюра с распахнувшей пасть летающей ящерицы, но теперь вместе с наездником – уродливым коротышкой.

– А это кто? Трехпалый след... Два крайних пальца резко увеличены... один дополнительный – противопоставляется остальным... – друид встрепенулась и подхватив свой незамысловатый рисунок положила его рядом с изображением ноги огромной ящерицы. – Точно оно...

Левитания тут же вчиталась в текст книги, шепотом произнося отдельные фразы.

– Тяготеет к магии ветра, но не владеет... Хищники – питаются в основном рыбой, но не побрезгуют и мясом... На болотах Арлитамака ведет гнездовье... Одомашнены местными аборигенами как тягловой и воздушный транспорт... Магия охоты... Оцепенение души...

Девушка тут же подхватила книгу и поспешила на выход. Когда она вышла из шкафа, то обнаружила Мака стоящего у края ритуального рисунка.

– Я приказываю тебе! Встань! – громко крикнул темный ученик.

Однако полупрозрачный силуэт мужчины в центре рисунка продолжал лежать калачиком и едва слышно подвывать. Заметив, что из шкафа появилась Левитания, темный ученик развеял ритуал и с раздражением буркнул:

– Ощущения, что они в раз с ума посходили! Восемь призраков и все со смертью в приступе ужаса.

Левитания же с победным тоном поинтересовалась:

– И что это значит?

– Это значит, что ближайшую неделю от этих духов ничего добиться не получится. Видимо тут использовали какую-то магию разума. Столько животного ужаса одновременно... А если ждать и проводить ритуал через неделю, то придется делать более сложный и дорогой ритуал, – сморщился Мак. – Я хотел обойтись малой кровью и узнать все по свежим следам. Нет у меня желания сидеть тут неделю, пока душа забудет свою смерть...

– Это была не совсем магия, – поджала губы девушка. – Это было «Оцепенение души». Природный навык вот этих тварей.

Девушка протянула книгу и с победным видом снова отправилась осматривать место бойни.

– Амарантовые Сигулы, – прочитал название ящерицы и, обнаружив гравюру с очень знакомым следом, отправился к месту, где его обнаружили. – А ведь похоже!... Действительно похоже!

– И становится понятно, почему кого-то перекусили, а кого-то проткнули оружием, – кивнула друид. – Только вот...

– Только вот твари эти и аборигены, которые их обкатали живут далеко на востоке, – пробубнил Мак, вчитываясь в книгу. – Черт побери! Это же другой конец империи! Как они тут оказались и... Зачем они это делают?

– И почему их не обнаружили? – добавила Левитания. – Судя по тому, что пишут в этой книге – размерами она не маленькая. Почему нет никаких следов боя? Оружие никто не достал...

– Угу, – кивнул Мак. – Если только «Оцепенение души» использовалось сразу или... нет, ерунда какая-то! У всех караванов были как минимум артефакты защиты. Как только их заметили бы, то тут же активировали. А в деле о этих разбойниках три раза отмечалось, что артефакты остались нетронутыми.

– Магия иллюзии, – напомнила друид.

– Погоди, но ведь это болотные карлики, – начал массировать переносицу темный ученик. Он потер глаза и снова оглядел место расправы над караваном. – Смотри что у нас получается.

Мак присел прямо посередине дороги и начал перечислять факты:

– На этом побережье, по непонятной причине появляются болотные карлики, – Мак взглянул на Левитанию. – Они разумны?

– Племена и мелкие поселения на болотах, – пожала плечами Левитания. – Собирают ягоды, грибы и охотятся. Больше про них я не знаю.

– Ага. И вот, на нашем побережье появляются эти не особо цивилизованные карлики, верхом на летающих ящерах, – Мак поджал губы и глубоко вздохнул: – Эти карлики используют магию иллюзии и целенаправленно грабят караваны. Убивают людей, не оставляя свидетелей, зачищают следы с дороги и забирая товар сваливают в... Ты же не думаешь, что они таскают товар обратно на Амарантовые болота?

Левитания нахмурилась и качнула головой.

– Вот и я думаю, что они не таскают шелк и благовония к себе, – Мак остановил взгляд на перевернутой телеге. – Тогда становится вопрос. Как коротышки на этих тварях могли такое организовать? Прости, но я не верю, что мелкий народец по типу «собрал ягоду – забил лося» может организовать настолько спланированные нападения.

– Думаешь за ними кто-то стоит? – задумалась девушка.

– Если за ними никто не стоит, то есть еще один вариант, – Мак поймал заинтересованный взгляд девушки и продолжил: – На этих ящерах могут сидеть не болотные карлики, а кто-то другой.

– Как-то это подозрительно, – поджала губы девушка. – Это же надо наловить этих ящериц, одомашнить... Может быть вырастить рядом с собой... Это же не грифоны и не летающий полк Королевства Олдун.

– Значит, вариант того, что там не карлики маловероятен, – кивнул Мак и подошел к человеческому следу, который обнаружил у одной из телег. – А ноги у этих коротышек большие?

– Угу, – кивнула друид. – Они же на болоте живут. Чтобы не проваливаться...

– Тогда остается последний вариант, – вздохнул Темный ученик. – Кто-то дал им артефакты и научил как грабить караваны. К тому же кто-то выменивает украденные товары и кормит эту шайку.

– В империи такое скрыть очень трудно, – покачала головой Левитания. – Больше десятка караванов. Столько у себя в подвале замка не спрячешь...

– Я тоже так думаю, – кивнул парень и с прищуром взглянул на запад. – Кто у нас ближайший сосед с империей?

– Отсюда? – вскинула брови девушка. – Республика Айтам. Туда ведет торговый тракт, но он еще уходит немного вглубь империи, а уже потом...

– Нет, – мотнул головой Мак. – Вспомни карту. Какое государство ближе всего? Айтам – это северо запад.

– Королевство Битрил? – пожала плечами Левитания и тут же замерла от пронзившей ее мысли. – Остров Золотого тельца! Точно! Остров, который они смогли захватить в последней войне!

– Как далеко он находится?

– Я не знаю, но я точно помню, что это самая ближайшая точка Битрилов к империи...

– Ладно, – потер Мак лицо ладонями. – Это пока не так важно. Нам нужно решить что делать с этими болотными карликами.


* * *

Лубо сидел за столом, на лавке, и хмуро смотрел на Левитанию и темного ученика. Мак и девушка сидели напротив и выжидали хоть какой-то реакции, на развернутую книгу, которую они подсунули под нос сотника.

– И какого черта вам от меня надо? – не обращая внимания на книгу спросил Лубо.

– Караван уничтожили эти твари, – спокойно произнес парень, кивнув на книгу.

– Да? – скосил взгляд сотник. – С чего ты решил, что это нападали они?

– След у обочины, раны на погибших, размеры ущерба и...

– Никто никогда не видел ни следов, ни этих тварей, а вы значит увидели? – сложив на груди руки в замок произнес вояка. – Орден ходил – не нашел следов. Отряды ходили – не нашли. Даже следопыты не смогли найти, а вы значит нашли.

– Нашли, – кивнул Мак и с раздражением добавил: – Искали и нашли.

Сотник облокотился на стол, подхватил мелкую щепку, которой ковырялся в зубах и повертев ее в руках спросил:

– А следы от оружия у мертвых откуда? А? – засунув в рот зубочистку и начав пожевывать кончик он снова задал вопрос: – Ящерки эти с собой принесли и мертвых порубили? Или...

– Эти «ящерки» размером с быка, – добавил Мак, стараясь унять раздражение. – Обитают они на Амарантовых болотах, на другом конце Антолии и являются одомашненными местными карликами. Раны от оружия карликов.

– Ага, – кивнул Лубо. – Оружие от карликов. А магичат иллюзии тоже они? Не надо мне рассказывать, что караванщики головы вверх поднять не могли.

– Скорее всего их кто-то обучил или выдал артефакты... – начал пояснять Мак, но сотник неожиданно поднялся на ноги окинув парочку взглядом и недовольно поинтересовался:

– От меня вам что надо?

– Мы хотим собрать караван-приманку, чтобы...

– Мой контракт подразумевает охрану и обеспечение безопасности, – напомнил воин и кивнул в сторону выхода из палатки. – Вот там почти две сотни воинов, которые доверили мне свои жизни. И я не собираюсь рисковать ни одним из них. Если вы что-то затеяли – без нас. Я не дам ни одного воина и буду выполнять контракт буква в букву.

– Я являюсь членом ордена Белоснежной розы и могу... – попытался вставить Мак.

– Это ты в городе будешь мне указывать что делать, а здесь главный Я! – процедил сквозь зубы сотник. – Что увидело двое подростков на месте бойни, чего они напридумывали – пусть решает орден! Я в ваши выдумки с болотными карликами и ящерами ввязываться не собираюсь! И плевать я хотел на твое членство и приказы! Я своих людей на убой не отдам!

– Ты идешь против ордена? – глядя в глаза Лубо поинтересовался Мак.

– Я иду против двух сопляков, которые решили, что они умнее боевого крыла ордена, следопытов и боевых отрядов наемников, – дернул щекой сотник и закинув в рот зубочистку, еще раз окинул парочку презрительным взглядом и вышел из палатки.

– Что будем делать? – недовольно поинтересовалась Левитания. – Этот баран и с места не сдвинется. У него контракт, деньги за охрану капают...

– Как обычно, – пожал плечами Мак и тоже направился к выходу. – Работать со смертью...

– Только не говори, что ты опять решил... – Девушка устремилась за темным учеником.

– Не я такой, – донеслось уже с улицы. – Жизнь такая...


* * *

Мак и Левитания неспешно подходили к месту разгрома продовольственного каравана. Под спокойный шаг и разговоры, парочка пришла к довольно определенным выводам.

– Ты думаешь там дураки сидят, – сморщился Мак, после предложения Левитании. – То, что ты предлагаешь описать все в письме и отправить в орден – полный бред.

– Это еще почему? – возмутилась Левитания. – У нас же все сходится!

– У нас все шито белыми нитками, – вздохнул Мак. – Если уж и отчитываться в орден об обнаружении разбойников, то уж с доказательствами.

– Я могу сделать слепок следа, который был на обочине и...

– Этого мало, – покачал головой темный ученик. – Ты же понимаешь, что одним следом тут ничего не решить. Нам надо более весомые доказательства и...

– И что ты предлагаешь? – надула губы друид. – Ты решил устроить засаду? И где же ты возьмешь караван и...

– Там же где беру всегда, – хмыкнул Мак.

– Ты решил опять переворошить кладбище? – сморщилась девушка и обреченно вздохнула. – Однако ты видимо забыл, что в могилы телеги не кладут, и лошадей обычно с всадниками не закапывают...

Мак сморщился и кивнул.

– Да, телеги придется искать в другом месте или попробовать как-то восстановить хлам, который остался на месте, где мы...

Дорога повернула и перед путниками вновь возниклом место гибели каравана.

– Ты чего замер? – нахмурилась Левитания и постучала костяшками по стенке шкафа, который висел за спиной Мака.

– Здесь кто-то есть, – произнес Мак и быстро перебрав костяшки на посохе стукнул им о землю. Затем он вытащил еще одну костяшку, повторив действие. – Точнее был.

– С чего ты взял? – нахмурилась девушка, оглядев разбитые телеги. – Вроде все на месте и...

Тут ее взгляд зацепился за торчащее оперение стрелы.

– Откуда взялась стрела? – осторожно спросила она и оглянулась.

– Телеги немного передвинуты, – добавил парень. – И не хватает трупов.

– Там точно никого нет? – поинтересовалась девушка, с опаской взглянув на спутника.

– Из тех, у кого есть теплая кровь – точно, – кивнул Мак и направился к месту побоища. – Проверь след.

Девушка отправилась к обочине, где она обнаружила след, а темный ученик тем временем приготовил инструменты и принялся чертить ритуал.

– Следа нет, – сообщила задумчивая друид, вернувшись к парню. – Я не нашла следов рядом с ним. Выглядит словно его никогда и не было.

– Я так и думал, – кивнул Мак. – Если следы были нарочно затерты, то многое становится понятным.

– Ты про безуспешные попытки ордена и следопытов?

Мак кивнул и сделал несколько шагов, осматривая получившийся рисунок.

– Что ты задумал?

– Надо выяснить применялась ли тут магия и какая, – пробормотал Мак и активировал ритуал.

Рисунок полыхал разными цветами около двух минут. Мак после окончания взглянул на девушку и с досадой пробормотал:

– Порядка пятидесяти заклинаний. Воздух и вода.

– Пятьдесят? – вскинула брови. – Что можно делать пятьюдесятью заклинаниями?

– Заметать следы, – хмыкнул Мак и присмотрелся к дороге. – Помнишь, тут была лужа? – указал он на участок дороги. – Теперь ее нет.

Левитания кивнула и, осмотрев участок дороги подальше, добавила:

– Наших следов тоже нет.

– Значит это было не отсроченное заклинание и не артефакт, – вздохнул Мак. – Тут был маг.

На несколько секунд воцарилась тишина, нарушаемая далеким пением птиц и шелестом листьев.

– Что будем делать? – прервала тишину девушка.

– Работать, – хмыкнул Мак и, закинув в шкаф инструменты, надел лямки на плечи. – Где тут ближайшая деревня?

– Ты хотел сказать кладбище? – сморщилась девушка.

– Для начала деревня, – мотнул головой Мак. – Кладбище в любом случае будет рядом.


* * *

– Эти земли считаются свободными, – пробормотала Левитания, на ходу перелистывая книгу с большими и подробными картами.

– В империи нет свободных земель, – хмыкнул Мак, задумчиво рассматривающий обработанное поле, слева от дороги.

– Я не в том смысле, – вздохнула девушка. – Я о том, что это не клановые земли. Здесь собирает налог император и...

– Я понял о чем ты, – кивнул Мак. – А какой клан ближе всего к этим землям?

– Ну... – друди пролистнула несколько страниц в обратном направлении. – На западе, на границе с королевством Бритрил есть клан «Большое гнездо».

– Большое гнездо? – с ухмылкой переспросил темный ученик.

– Да, я слышала историю этого клана, – кивнула девушка. – Это клан создало три свободных рода. Каждый из них был заклеймен позором на протяжении нескольких тысячелетий. Чтобы доказать свою преданность престолу, эти кланы в свое время выступили единым фронтом и отвоевали часть земель у королевства Битрил. После чего император оставил завоеванное во владениях новообразованного клана.

– А почему «Большое гнездо»?

– Так называлась узловая крепость, закрывающая границу между Битрил и Антолией, – пожала плечами Левитания. – Так решили сами кланы.

– А сейчас они?

– Провинциальный клан, не хватающий звезд с неба. Говорят у них много хорошо обученных бойцов, – попыталась припомнить Левитания. – Они контролируют границу с Битрил и имеют процент с таможни. Еще слышала, что у них неплохая школа воздуха и воды... – Тут она с прищуром взглянула на Мака. – Ты же не хочешь сказать, что...

– Пока рано о чем-то говорить, – мотнул головой парень. – Да и мы уже почти пришли.

Парень указал на показавшиеся из-за леса крыши домов.

– Думаешь тут найдется десяток телег?

– Навряд ли, но кладбище тут точно есть!


* * *

Мак устало потер переносицу и взглянул на старосту. Тот стоял рядом и с довольной улыбкой посматривал на старый потертый медальон с искусной гравировкой белки.

– Еще есть? – спросил темный ученик, оглядывая стол с разложенными инструментами.

– Не, – мотнул головой мужичок. – А ежели есть, то обереги ведьмовские.

– Разбираешься? – поинтересовался Мак, собирая инструменты в небольшие ящички.

– Не шибко, – усмехнулся староста, поглаживая медальон. – Но уж знахарский оберег от артефакта мажеского отличу.

– Откуда знания такие?

– В услужении у мага был, – пожал плечами мужичок. – Не в учениках. Так, складом заведовал, за порядком следил.

– А с магом с тем что случилось?

– Так помер он, – пожал плечами мужичок. – Старый б


убрать рекламу




убрать рекламу



ыл больно. Вот и сгорел в силе своей.

Мак кивнул и, погладив крышку шкатулки на которой был изображен магический знак Юриная, кивнул.

– С магами такое бывает.

Парень молча начал заносить инструменты в шкаф. Староста наблюдал за ним несколько секунд и неожиданно спросил:

– А ты и вправду у Старого Мастера ученик?

Мак вздохнул и обернувшись ответил:

– Ученик Юриная Аболосского, в народе названного Старым Мастером. Мак Темное таинство. – представился парень.

– А сам Старый Мастер?

– С магами такое бывает, – повторил темный ученик и спрятал взгляд.

– В силе своей сгорел?

– Не сгорел, – вздохнул Мак. – Песком осыпался.

Убрав стол и последний ящик с инструментами в молчании, он оглянулся и поймав взгляд старосты спросил:

– Еще дело есть?

– Ты не на круге, – поджав губы, произнес он. – Медальоны не берешь, только монету, но по божески. Значит мимоходом шел. А по закону ты обязан магом полноправным быть, чтобы за дело свое деньги брать и...

– Я член ордена Белоснежной розы, – Мак протянул кулак с перстнем, полученным в ордене и активировал его, заставив черную пентаграмму в перстне вращаться.

– И что же тебе тута надо? – дернув щекой спросил староста. Глаза мужика пару раз метнулись к дальним амбарам.

– Еще пока не понял, – кивнул Мак. – Но видимо что-то мне тут все же надо.

Староста начал явно нервничать: руками ухватился за пояс, начал переминаться с ноги на ногу.

– Ты может и мужик не плохой, да не сделал ничего плохого, – начал Мак, понимая, что мужчина что-то скрывает. – Только вот орден Белоснежной розы... Ты же сам все понимаешь?

Темный ученик уставился на него тяжелым взглядом и замолчал, чем вызвал нервную дрожь у деревенского мужика.

– Мы только на постой приютили! – выдавил из себя староста села. – Знать его не знаем и в дела его носа не совали...

– Кто? Когда? Чем успел отметиться? – с нажимом произнес парень.

Староста оглянулся, словно его кто-то мог подслушивать.

– Приехал три недели как, – начал рассказывать он. – Приехал с охраной, караванщиками, телег десяток.

Поймав взгляд Мака, староста кашлянул и продолжил:

– Поначалу на несколько дней, – мол передохнуть с долгого пути. А потом монету платить стал немалую и в путь не торопился. Через неделю охрана с каравана пропадать начала.

– Следы были? Кровь? Тела?

– Крови не было и мертвых тоже. А вот следы были, – пожал плечами староста. – Как не быть? Хлеба и крупы в дорогу брали и деру давали в ночи.

Мак нахмурился.

– Охрана разбегаться стала?

– И не только охрана, – кивнул мужик. – Караванщики тоже деру давали. Так и шло, пока этот торгаш один у нас в деревне не остался.

– А вы?

– А что мы? – развел руками староста и принялся оправдываться: – Деньгу он платит. Мы за то коней и его кормим. Кров опять же. И товар в амбаре его на телегах стоит...

Староста умолк, явно ожидая какого-то вопроса, однако Мак продолжал молча сверлить его взглядом.

– То случайно вышло, – сглотнув, продолжил мужик. – Ребятня в амбар полезла. Не уследили. Торгаш тот божился, что в телегах кожа и мех.

– Что в телегах?

– В мешках тех кожа была и мех, – кивнул мужик. – Только по мешкам распихана, да в узлы навязана.

Поймав недоумевающий взгляд наследника Старого Мастера, он принялся пояснять:

– Ктож кожу и мех в мешках возит? Этож не крупа какая! Мех так попортить как раз плюнуть...

– Кроме кожи и меха там что-то было?

Мужик неуверенно повел плечами и кивнул:

– У телег пол в толщину – на две доски сделан, а между досками кулак просунуть можно. А между досками теми золото лежало.

– Слитки? Золотой песок?

Мужик упер взгляд в пол, обреченно вздохнул и продолжил:

– По всякому. И песком, и самородком. Много украшений было, но все либо мятые, либо с местом под камни. Видно, то камни с них выбрали давно, – почесав лоб староста добавил: – Царапин много, словно дети неразумные из вредности повыковыривали.

– Где торгаш этот?

– Ну, дык... – мужик снова ухватился за пояс и кивнул на дальнюю избу. – Мы когда золото нашли, сразу чухнули, что не чисто тут... Ну и связали его от греха подальше. Потом в подпол кинули, чтобы значит, до прихода помощи или ордена, он не убег никуда.

Мак на эти слова скорчил недоверчивую гримасу.

– Ты за нас плохо не думай! – тут же насупился мужик. – Мы себе ни грамма золота того не брали! Гонца в заставу слали, да сотник тамошний нос поворотил и от ворот поворот дал. Мол, я тут охраной нанят заниматься, а не суды судить.

– Больше никуда гонцов не посылали?

– Боязно, – пожал плечами староста. – На дорогах ни души. Весть послать не с кем. А своих на дорогу пускать, где шальным раздолье – боязно. Вот и сидит торгаш тот в подполе, а мы вроде как телеги охраняем.

– А чего не прикопали его, по тихому? – с прищуром поинтересовался темный.

– А вдруг дружки его, подельники заявятся? А если он правду балакает, и с теневой гильдии его сюда заявятся?

– А ты бы вот так взял, да и отдал его?

– А если бы сюда пару десятков рыл с оружием наголо заявилось – отдал бы и ухом не повел! – буркнул мужик. – Это у тебя служба! А за мной вся деревня! Я мужиками лишний раз рисковать не буду. Всех под лук или копье поставлю, запугать попробую, но кровь лить из-за золота чужого не позволю!

Мак окинул взглядом старосту деревни и кивнул своим мыслям:

– Теперь если заявятся – с тебя взятки гладки. Ты орден не звал, себе ничего не взял, и во всем вроде как я виноват.

Мужик развел руками и добавил:

– Так, оно!

– Ну, раз так, то веди меня к этому торгашу.


* * *

— Это не караван, а маскарад какой-то! – со злостью буркнула Левитания, оглянувшись на загадочную процессию.

По дороге, в сторону королевства Битрил, двигался караван. Издалека он выглядел вполне типичным. Полтора десятка телег, спокойные неторопливые лошади, усталая немногочисленная охрана, клюющие носом извозчики. Ничего необычного, вот только защитники бледновата и у каждого на лбу древняя руна подчинения нарисованная кровью.

— Ага,– отстраненно кивнул Мак.

Парень и девушка сидели на краю телеги. Неторопливое покачивание на неровностях дороги успокаивало темного ученика и позволяло погрузиться в раздумья.

– Эй! Ты меня вообще слушаешь?!! — стукнула его в плечо дочь главы клана Падающего листа.

— Что? — уставился на нее Мак.

— Ты меня не слушаешь! – надулась девушка. В отличие от Мака, Левитанию жутко раздражали однотонный темп передвижения каравана, трупный запах, идущий от телег, и ожидание непонятно чего. – С чего ты взял, что они клюнут на кучку мертвецов?

– Во первых не просто мертвецов, а гулей! Это тебе не труп, а магическая копия личности и тела из мертвой плоти! Это четыре контура Армила и три ритуала на замкнутую звезду смерти Марадота, а также двадцать... – тут Мак поймал пустой взгляд друида и умолк. Махнув рукой он сделал неопределенный жест и выдал: — Это не простая нежить. Она думает и может действовать самостоятельно.

– А в телегах у тебя произведение искусства! – заявила в ответ Левитания.

-- Нет, просто наскоро состряпанные големы из мертвой плоти, – отмахнулся Мак. – А ты, вместо того чтобы морщиться от запаха, лучше бы делом занялась!

– А я занимаюсь! И занималась бы еще усерднее, если бы кто-то не оставил шкаф в этом поселке...

– И чем же, позволь спросить, ты занимаешься? – с неприкрытым сомнением поинтересовался темный ученик.

– А я... вот... – тут же смутилась друид. – Я размышляла над тем, с чего начать... и...

– Я тебе уже объяснял, – вздохнул парень. – Начни с того, что учись контролировать пространство вокруг себя!

– Но я не умею! – начала стонать девушка.

– Учись! – с нажимом произнес парень и добавил: – Ты друид! Я не поверю, если у вас нет техник контроля пространства через растения!

– Растения скучные!

– Тогда, через движения жизненных потоков! У вас же основное направление магии – жизнь!

– Это еще скучнее!

– Ну, – Мак вздохнул и с ходу вспомнил еще одну идею. – Я вообще то предлагал тебе приручить какое-нибудь животное! И учись делать из него шпионов и... Осведомителей.

– Орлы и ястребы тоже скучные!

– Тебе не угодишь, – сморщился темный ученик. – Ну возьми тогда тех животных, с которыми не скучно! Кошку, хомяка, белку, чайку, голубя...

– Но лучше всего для разведки это птицы...

– Да какая разница? – пожал плечами парень. – Ты же учишься!

– Да, но... и правда, – вскинула брови девушка. – Было бы интересно попробовать с хомячком... Или с котенком...

В этот момент прозвучал истошный вопль.

Звук был смесью нескольких тональностей, но все они ударили по ушам с такой силой, что по коже понеслась лавина мурашек.

– Это они! – выкрикнул Мак, схватившись за защитный медальон на шее. Парочку защитных артефактов от ментальной магии, он надел еще в деревне. А при первом же крике загадочных ящеров, медальоны довольно сильно нагрелись, сигнализируя о действующей магии.

Быстро сориентировавшись, темный ученик спрыгнул с телеги и, утащив с собой за руку перепуганную друида, нырнул под соседнюю, которая тут же остановилась.

Бой начался внезапно. С неба проявились огромные длинношеие ящеры серого цвета. Они словно коршуны пикировали на своих жертв, выставляя вперед когтистые лапы. Не ожидая никакого сопротивления, Сиалы действовали нагло и решительно, вот только первая же жертва, вопреки обычаям, не хлопала удивленными глазами и не верещала от ужаса, наблюдая чудовищные раны от когтей на груди. Бледный возница, с руной подчинения на лбу и невозмутимым видом, выхватил клинок и воткнула его в брюхо не ожидавшей такой прыти твари.

Визги и рык ящеров, в которых тут же вцепились чудовищные големы плоти, выскочившие из-под тентов телег. Крики карликов, сидевших на спинах. Все это очень контрастировало с молчанием мертвецов. Без суеты, без команд, технично и бесстрастно, небольшой отряд, на который Мак извел несколько очень дорогих ингредиентов и артефактов, вырезал нападавших.

Да, мертвецам тоже доставалось. Ящеры рвали плоть без разбора, с остервенением, впадая в бешенство от ран. Если гулей удавалось перекусить сразу, то с более крупными и прочными големами из мертвой плоти было все гораздо труднее. Несуразные существа, похожие на огромных гуманоидов без головы, имели на туловище довольно серьезный панцирь из сплавленных воедино костей. Это не позволяло быстро вывести такое создание из строя. Приходилось с остервенением грызть им руки или ноги, чтобы лишить их конечности. Однако, прежде чем голема удавалось обездвижить, он успевал вывести из строя как минимум двух ящеров.

Противник понял, что исход боя решен только после нескольких предсмертных криков ящеров. Эти звуки имели уже другую тональность и ударили они уже без разбору, по всем. Если Мак и Левитания, лишь передернули плечами, то мелкие карлики на спинах ящеров начали падать как перезревшие яблоки.

Оставшийся в живых десяток ящеров, поднялся в небо, словно испуганная стая голубей, и с максимальной скоростью отправился в сторону солнца.

– Ч-ч-что это был за к-к-крик, – передергивая плечами и отстукивая мелкую дробь зубами спросила Левитания.

– Не знаю, – буркнул темный ученик, держа на цепочке раскалившийся от напряжения медальон. – Надо взглянуть на выживших карликов.

Когда темный ученик подошел к первому карлику, то обнаружил его мертвым. Тело, с виду, повреждено не было, однако из рта, носа и ушей коротышки вытекло немало крови. Все остальные были обнаружены в таком же состоянии.

– Черт! Если после первого крика призраки впадали в беспамятство, то тут и подавно делать нечего, – с досадой произнес парень.

Стоило Маку подойти к одному из мертвых ящеров, то тут же услышал возню у одного из трупов.

– Ксуэ... Ксуэ, Мальи-и-и-им! – прошипел кто-то недалеко.

– Черт! Оно жжется! – заявила девушка выбравшись из под телеги. – Мак! Почему ты не сражался? Ты мог бы добить и...

– Помнишь первое правило? – спросил парень мельком взглянув на девушку.

– Что?

– Первое правило странствующего мага! Ты его помнишь?

– Ты про правила странствия Юриная? Первое правило... – друид задумалась на несколько секунд и, припомнив записи Мака, произнесла: – Безопасность?

– Безопасность, – кивнул спутник и перевернул носком сапога мертвого карлика. – А теперь залезь обратно под телегу.

-Что?

-Лезь под телегу! – с нажимом произнес темный ученик.

Левитания нахмурилась и нагнулась, чтобы заглянуть под телегу. На старых досках был выполнен сложный орнамент из магических рисунков, символов и незнакомых рун.

– Что это?

– Это первое правило странствующего мага, – темный ученик сделал пару шагов назад и активировал самую сильную защиту на которую у него хватало навыков и знаний. – Трехуровневая защита. Талосский лабиринт. Именно благодаря ему наши медальоны не взорвались от криков смерти этих ящериц. Там давление на разум было колоссальным.

– Ты изначально знал, что это произойдет и...

– Откуда я мог знать? – отмахнулся Мак. – Я лишь следовал правилу – сначала безопасность. Быстро под телегу!

– Но... – попыталась вновь возразить девушка.

– Никаких «но»! Быстро! Противники еще живы!

Левитания нырнула под телегу, а Мак снова услышал незнакомый язык:

– Ксуэ!... Ксуэ...

Спустя пару секунд он заметил живого карлика который обнимал мертвую тушу исполина. Лицо карлика было в крови и прозрачной жидкости от вытекших глаз. Из ушей, носа, рта и глазниц медленными струйками текла кровь. Однако болотному обитателю это не мешало.

– Синэт, Малим... Ксуэ!

По движениям карлика, парень понял, что он хочет приподнять голову Сиала. Карлик шипел и сплевывая сгустки крови пытался сдвинуть непосильную ношу.

– Кто ты? – громко произнес темный ученик и его слова заставили прекратить наездника свои усилия.

Он резко замер, втянул носом воздух и безошибочно угадал, где находится Мак, повернув к нему голову.

– Кто ты такой? – повторил вопрос парень, чувствуя, что карлик явно не простой.

– Это твой не мертвый воин! – прошипел карлик с жутким акцентом и оголил ряд мелких, но явно очень острых зубов. – Ты убил осенний дождь!

В следующий момент он махнул рукой, посылая в сторону темного ученика сгусток серой не оформленной энергии. Сгусток влип в защиту парня и, вопреки ожиданиям, не рассеялся как все заклинания, а размазался по ней, словно болотная жижа.

– Какого... – успел произнести парень, а мелкий карлик уже сделал прыжок к упряжке ящера и вытащил из нее дощечку с привязанными на нее косточками. – Ты маг? У тебя есть имя?

– Зачем тебе мое имя на дне болота? – рыкнул он и дернул дощечкой так, что несколько костяшек выбили дробь по доске.

В следующий миг темный ученик почувствовал как пятно неизвестного заклинания на защите начало расползаться и тянуть энергию из защиты. Сосредоточившись на своей защите, Мак с удивлением обнаружил, что надежный конструкт «Темной пелены по Брилу» начал разъезжаться. Заклинание деформировалось на глазах.

– Что это за магия? – сморщился Мак и выпустил несколько лезвий тьмы в сторону карлика, но ни одно из них не достигло цели. Все заклинания утонули в странном серо-зеленом мареве, которое в один миг окутало противника.

Чтобы понять, что использует карлик, парень на скорую руку активировал простой ритуал и, приложив большие пальцы к переносице, втянул воздух.

– Тухлые яйца? – вскинув брови поинтересовался он, но тут же его посетила еще одна мысль: – Затхлая гниль... тина? Болото? Болотная магия?

Карлик не стал ждать следующих догадок темного ученика и запустил еще парочку серых сгустков, но не в Мака. На этот раз он специально запустил их в сторону мертвых ящеров.

Как только они достигли туш, то заставили их мелко дрожать. Через пару секунд, распоров кожу на брюхе, их туш полезли странные существа. Больше похожие на огромных бурых слизней, они медленно, с хлюпаньем и шипением выползали на землю.

– Вар! Вар утар! – выкрикнул окровавленный карлик и указал в сторону Мака.

– Мак! – воскликнула Левитания за спиной. – Мак! Это восточные «Демоны Урсала»!

– Ни о чем не говорит! – буркнул темный ученик и выпустил в ближайшего слизня пару атакующих заклинаний. Оба пропали в нем без следа и каких-либо эффектов. Если не считать то, что слизень размером с собаку, заметно подрос.

– Они не восприимчивы к стихиям и питаются магией, – попыталась объяснить друид.

– Уже понятно, – облизнул губы парень и кинул взгляд на карлика.

Тот устало покачнулся, но продолжал указывать на Мака и что-то шептать.

– Как их убить? – крикнул Мак, обращаясь к друиду.

– Я не знаю! – с нотками паники ответила девушка. – Я знаю, что прямыми заклинаниями их бить нельзя! Они их едят и...

– Прямыми нельзя, – дернул щекой Мак. Мысли замелькали в голове и чтобы их проверить, парень подхватил камень и швырнул в одного из слизней.

Камень со шлепком угодил в него, но не отпрыгнул в сторону. Бурое создание словно поглотило его.

– Не прокатит, – буркнул темный на русском и принялся лихорадочно размышлять. – Не напрямую... не на прямую...

– Мак! Надо бежать! – взвыла Левитания позади. – Они медленные!

– Мы в ловушке, – отмахнулся Мак. – Вокруг нас какое-то мощное заклинание.

– Что? Я ничего не чув... – девушка оглянулась и не успев договорить умолкла. – Проклятье! Мак! Это твой туман? Это так и задумано?

Темный ученик оглянулся и обнаружил, что с окрестностей собирается туман. И туман имел мало общего с обычным утренним явлением.

– Проклятье, – повторил Мак и спохватился. – Проклятье!

Выхватив из-за пояса ритуальный нож он полоснул по руке и отбежав к телеге выхватил из нее свой посох.

– Проклятье! Нужно только достаточно мощное проклятье! – Мак принялся рисовать на земле рисунок, щедро поливая его своей кровью.

– Мак! Они близко! Ты не успеешь!

Парень продолжал свой ритуал, не обращая никакого внимания на вопли девушки. Когда до первого слизня оставалось каких-то пару метров, он воткнул свой посох установленное место и произнес слово-ключ.

– Издохни!

В следующий момент маг и слизни один за другим застыли, посерели и превратились в серые вонючие кучи слизи.

– Осталось разобраться с этим уродцем, -пробормотал Мак и перехватил посох покрепче.

– Это магия болота, – пробормотала девушка, указывая на приближающийся туман. – Эта магия основана на том, чтобы перехватывать и поглощать чужую энергию.

– Разберемся, – размял шею темный ученик и сделав пару шагов к карлику выпустил в него атакующий конструкт «Темного вдохновения» заклинание, в виде небольшой темной стрелы. Этот прием должен было взорваться при малейшем воздействии. Оно реагировало на плоть, защиту или попытку манипуляции. Однако темная стрела и не думала взрываться, когда туман словно пылесос втянул его в себя на полпути к цели.

– Ксинау плоевать на защиту, – прошипел противник и харкнул кровью. – Ксинау всегда приходит и берет то, зачем пришел!

– Да? – облизнул губы парень. – А если так?

В следующий момент Мак выпустил несколько стрел тьмы и лезвие на основе стихии огня, но наполненное тьмой. Все заклинания, едва они формируются в воздухе, словно пылесосом утянуло в туман.

– Не понял, – удивленно произнес темный ученик и выпустил еще несколько заклинаний. Эффект тот же.

– Глупый, – улыбается окровавленной пастью карлик. – Глупый сулипок! Он не даст больше выпускать силу. Он все поглотит.

Мак попробовал активировать сразу несколько заклинаний, но эффект оказался прежним.

– Он поглотит любую силу, ему без разницы, – улыбаясь прошипел болотный маг. Раны заставили его опуститься на оба колена и упереться руками в заляпаную кровью землю. – Когда он будет совсем рядом ты поймешь...

Карлик закашлялся и кое-как справившись с приступом сплюнул сгусток крови.

– Ты поймешь, что он забрал твою душу!

С этими словами карлик завалился лицом вниз, оставив недоумевающего темного ученика и друида наедине с непонятной древней магией.

– Мак? – взволнованно воскликнула девушка. – Я... Я не чувствую леса!

– Тоже кроме болотной тины ничего не чувствую, – буркнул Мак и подхватив посох метнулся к телеге. Не обращая внимания на взволнованное бормотание Левитании, он быстро очертил защитную линию с рунами вокруг телеги и оглянулся. – Если магия древняя, то она подчиняется законам стихии.

– Что? Причем тут это?

– Карлик сказал, что когда туман доберется до нас – он нас убьет. Магия болотных жителей древняя, на основе их земель и родной стихии. Так? – рассуждал вслух парень. – Значит эта магия должна подчинятся законам стихии.

– Что ты несешь? Этот туман может нас убить?

Мак нырнул под телегу к друиду. Достав из внутреннего кармана большой платок, он оторвал от него полоску и перевязал руку.

– Что будем делать? – осторожно поинтересовалась Левитания, наблюдая за перевязкой парня. – Хочешь вылечу?

– Туман, – затянув зубами рану произнес Мак. – Туман на болоте есть и довольно часто. Так?

– Так, – кивнула девушка.

– А когда он появляется? – темный ученик взглянлу на надвигающееся магическое явление. До него оставалось каких-то десяток метров. – На рассвете. Так?

– Так, – кивнула девушка и сморщилась. – Что-то тянет из меня силу...

– Из меня тоже, – кивнул Мак и облизнув губы продолжил: – А пропадает он, когда встает солнце. Так?

– Да, – кивнула девушка. – Нам нужно солнце?

– Я не владею магией огня или света, – сморщился парень, вытирая струйку крови, внезапно набежавшую из носа. – Солнце я умею делать одно и оно...

– Сделай что нибудь, – прошипела Левитания.

Мак откинулся на спину и подняв руки вверх активировал заклинание, которое придумал в библиотеке Сарта Железнобородого.

Спустя несколько секунд над телегой появился черный шар диаметром в два метра. По начал он начал расплываться, но когда он вспыхнул темным пламенем, то тут же стабилизировался. Пылающее темное солнце заставило подобравшийся туман сначала остановиться, а затем и вовсе отступить.

– Оно уходит, – произнесла друид оглядываясь. – Мак! у тебя получилось!

Девушка взглянула на темного ученика и обнаружила его лежащим на земле с закатившимися глазами.


* * *

Открыл глаза Мак уже ночью. Рядом потрескивал костер, освещая небольшой пятачок, а недалеко от него сидела Левитания и ворошила в огне угли небольшой веткой. Пламя подхватывало искры от углей и выбрасывало их вверх.

Когда она заметила, что спутник повернул голову и открыл глаза, то чуть не подскочила на месте.

– Ты очнулся! Я уже начала переживать! Хотела уже...

– Воды...

– Сейчас!

Девушка подхватил фляжку и напоила парня. Сделав последний глоток, он спросил:

– Что произошло?

– Ментальная магия, – вздохнула Левитания. – Видимо у тебя совсем нет навыка с ней бороться. Ты очень восприимчив к ней...

– Но я же нормально держался, – нахмурился парень. – Да и ничего такого не чувствовал...

– Ментальная магия не так проста, – качнула головой друид. – Твой разум просто никогда с ней не боролся. Вдобавок этот туман слишком сильно тебя опустошил.

– А как же артефакт...

– Твой медальон треснул, – пожала плечами девушка.

– Черт, – сморщился Мак. – Их не хватило, даже с дополнительной защитой...

Мак вздохнул и устало потер глаза.

– Мак, слушай... Есть одна проблема и... Как бы...

– Говори уже!

– В общем, я есть хочу!

– И? Ты ничего не готовила? – вздохнул Мак. – Бой же был около полудня, а сейчас уже луна на небе.

– Я не умею!

– Тогда питайся энергией леса! Ты же друид!

– Это не вкусно!

– Господи, – вздохнул парень приподнимаясь с земли. – Черт меня дернул с твоим отцом связываться!

– Ма-а-а-ак! Ну приготовь что-нибудь!

– Мне кажется, что ты за мной ухаживала только для того, чтобы я тебя потом покормил.

– Ну-у-у-у, – протянула спутница. – Ты еще теплый и рядом с тобой очень удобно с...

Мак вздохнул и присев на корточки оглянулся.

– Мы в небольшом овраге, – пояснила девушка. – Тут конечно сыровато, но нет той вони с дороги. Твои големы начали гнить и жутко вонять!

– Где мешок с припасами?

– Серый? Вот, – протянула она ему сумку.

В этот момент в дали послышался топот копыт.

– Слышишь? – поинтересовался Мак у замершей друида.

– Больше десятка лошадей, – тихо произнесла девчонка и кинула испуганный взгляд на костер.

– Туши! Быстро!

Левитания не раздумывая махнула рукой, щедро выпустив силу в куст неподалеку. Тот задрожал и спустя несколько секунд земля под кустом задрожала и начала шевелиться. еще через пару секунд костер начал проваливаться в вырытую корнями яму и тут же засыпаться песком. Через пятнадцать секунд Мак и Левитания сидели в полном мраке, прислушиваясь к приближающимся звукам всадников.

Всадники не стесняясь и особо не прячась прискакали прямо на поле боя.

– Дымом пахнет, – донесся хриплый мужской голос.

– Сим! Дай свет! – скомандовал другой. – Надо понять, что тут случилось и куда делись наши карлики...

Спустя несколько секунд над дорогой взмыл яркий магический шар, освещая поле битвы.

– Допрыгались! – послышался уже другой голос. – Перебили наших карликов!

– Плевать на них! Сиплый! Носом рой, но найди мне следы, тех, кто угробил наших карликов!

– А не все ли равно? Какая разница кто? Да и нет их тут...

– Мне плевать кто это! Мне надо знать сколько их и как они умудрились выжить, – с раздражением заявил голос и повелительно рыкнул: – С коней! Вертим головами! Ищем следы!

Послышалась возня и чье-то усталое бормотание. Только после этого, к Маку пришла довольно банальная мысль. Он оказался в овраге не самостоятельно, его сюда притащили. Значит с поля боя в их сторону вели явные следы...

– Сэр Левериан, – прохрипел сиплый голос. – С поля боя ведет чей-то след. Тут явно кого-то тащили...

В этот момент левитания сжала руку Мака, давая понять, что кто-то приближается. Мак сделал знак друиду прижаться к земле, сливаясь в тени с травой, а сам приготовился броситься на врага.

– Что там?

– Кого-то тащили в овраг несколько часов назад...

– Проверь! Я надеюсь, что это будет обглоданный лесными зверями труп...

Совсем рядом зашелестела трава и как только показалась голова незнакомого воина, Мак одним резким движением ухватил его за голову так, чтобы большие пальцы попали аккурат на глаза. Темный ученик выпустил накопленную силу по рукам и в одно мгновение превратил содержимое черепной коробки незнакомого воина в черный кисель.

– Ну! Что там?

Мак сглотнул и попытался изобразить похожий хрип:

– Вы были правы, сэр...

– Труп? – поинтересовался командир отряда.

Парню ничего не оставалось делать, кроме как продолжить играть роль незнакомца:

– Так точно...

Сразу после этой фразы за спиной безмозглого трупа сверкнула вспышка. Она включила сирену опасности в голове Мака. Темный ученик тут же упал на землю, прикрыв голову руками.


Вовремя!

В следующий миг над ним пролетело незнакомое заклинание ветра, попавшее в небольшой пригорок ближе к лесу. Пригорок тут же взлетел на воздух, выкинув землю в ночную тьму.

– Мак! Что происходит? – послышался взволнованный голос друида.

– Бой, – коротко ответил он и запустил несколько темных копий в противников. Без прицеливаний, на угад.

– Черт побери! – послышался чей-то сдавленный стон. – Там темный!

– Сгруппироваться! Щиты на отряд! – снова начал выдавать указания командир отряда.

Облизнув губы, Мак на секунду приподнялся и разглядел силуэты противников. Светляк, висящий над дорогой серьезно бил по глазам. Оценив расстояние от телеги, под которой он прятался, до сгрупировавшегося отряда, темный ученик выхватил ритуальный нож и сделав царапину на руке, чтобы нанести на него немного своей крови, воткнул его в землю.

В следующий миг прозвучал взрыв.

– Что это? – не на шутку перепугалась Левитания.

– Это первое походное правило Юриная! – буркнул Мак, на ходу утаскивая за собой девушку.

– Это по твоему безопасность? – на ходу поинтересовалась девушка.

– Это? Да. Но ты права, тут скорее всего второе походное правило Юриная, – пригибаясь на ходу, ответил парень.

– Какое?

– Паранойя! В ту телегу, помимо защитного конструкта, я внес второй, позволяющий взорвать предметы, наполненные силой.

– Ты безумен! А если бы телега взлетела на воздух вместе с нами?

– Не я такой, – буркнул Мак, выглядывая из кустов. – Жизнь такая.

– Ты постоянно это говоришь!

– Молчи! Бегом! За мной!


* * *

Мак и Левитания вышли на пролесок. Солнце уже осветило небо и сумерки начали отступать. Встречая первые лучи светила, начали подавать голос птицы, оглашая окрестности своим пением.

– Ты опять сбежал! – снова обвиняла девушка парня.

– А ты хочешь, чтобы я ввязывался в бой с боевыми магами? Ты с ума сошла?

– Да с чего ты решил, что там вообще...

– Меня чуть не размазало неизвестной мне магией света! Если бы это был артефакт, я бы скорее всего эту магию узнал!

– Ты не можешь все знать... Ай! – Левитания в очередной раз получила отпущенной веткой по лицу.

– Не могу, но принцип активации артефактов знаю точно! Это был не артефакт! Скорее всего какая-то клановая техника или вроде того...

– Это не техника клановая! Это ты просто трус! – заявила девушка и тут же получила по лицу очередной веткой. – Ай! Ты можешь прекратить...

– Можешь не идти за мной, – предложил темный ученик. – Иди сбоку или веди сама.

– Я не знаю куд


убрать рекламу




убрать рекламу



а мы идем!

– Мы идем в деревню, за шкафом, а затем возвращаемся в Чайку.

– Почему? Мы же не достали доказательств и...

– Кто по твоему были эти всадники?

– Ну... наверное это какие-то наемники или... – задумчиво пробормотала девушка и в очередной раз не заметила ветку. – Ай! Я сказала хватит!

– Маги наемники с клановыми заклинаниями, – хмыкнул Мак. – Это была группа зачистки. Отряд прибыл чтобы разобраться и замести следы.

– Ну, я примерно так и думала, но...

– К кому обращаются с приставкой «сэр»? – перебил мысль Левитании парень.

– Обычно к благородным, – пожала плечами друид. – А что...

Левитания замерла от пришедшей в голову мысли.

– Ты же не хочешь сказать, что там был отряд какого-то клана? – спросила она удаляющуюся спину темного ученика. – Эй! Подожди меня!

– Именно! – буркнул Мак. – И теперь этот клановый отряд знает, что есть кто-то, кто знает о том, что они знают и заметают следы...

– Погоди, я не понимаю, что ты там бурчишь!

– Я говорю, что они знают, что некий темный маг их раскрыл и может сдать властям. Что они будут делать?

– Откуда мне знать, что они будут делать?

Мак вздохнул и обернулся к девушке.

– Ну, а ты бы что сделала?

– Я бы убила их до того, как они смогли бы что-нибудь рассказать, – пожала плечами Левитания и тут же выпучила глаза. – Погоди! Ты хочешь сказать, что сейчас за нами ринется неизвестный клан, чтобы замести следы?

– Да, – кивнул Мак. – Поэтому мы заберем шкаф и пойдем лесом, чтобы нас не обнаружили.

– Погоди, но они же не знают, что это ты там был!

– У нас в империи много темных магов? – парень устало потер лицо ладонями и продолжил путь. – Не знаю насколько я известен в империи, но думаю много времени им не понадобиться, чтобы сложить мозаику.

– Но тогда... Как тогда мы доберемся до ордена?

– Лесом, – вздохнул парень. – Я надеюсь выйти лесом.

– Если они не найдут нас на дорогах, то расставят засады у городов! – Левитания снова устремилась за спутником, стараясь не попасть под удар очередной ветки. – И как ты собрался нести свой шкаф? В лесу особо с ним не походишь!

Мак кивнул и неохотно буркнул:

– Что-нибудь придумаю!

Внезапно Мак вышел на небольшую поляну и остановился.

– Ай! – воткнулась в его спину девушка. – Ты чего встал?

Она выглянула из-за широкой спины и обнаружила огромного мертвого ящера, лежащего посреди поляны.

– Подранок? – нахмурилась она. – И чего ты уставился? Подумаешь дохлая летающая ящерица.

– Я придумал!

Левитания взглянула на кривую усмешку темного ученика и начала массировать виски.

– Только не говори, что ты опять...

– А почему нет? По воздуху мы можем приземлиться на крыльце ордена!

– Я на дохлой ящерице не полечу!

– В телеге тебя мертвая лошадь везла – не помню ,чтобы ты желала идти пешком! – возмутился парень. – Да и не факт, что получится и оно полетит!

– Ты возмутительный и отвратительный некромант! Ноги моей не будет на спине у этой...

– Я практичный темный! -поправился Мак. – И вообще! Это не я такой...

– Ага! Я это уже сто раз слышала! – надула щеки девушка. – Это жизнь такая...


* * *

Воздух свистел в ушах и нескольких небольших дырках в перепонках крыл Сиала. Махал он ими довольно быстро, что позволяло поддерживать хорошую скорость.

К животу сиала был примотан веревками шкаф, а на спине, держась за импровизированную сбрую, сидели Мак и Левитания.

– Смотри! Смотри! Вон там шпиль небесной иглы! – восторженно кричала девушка, перекрикивая свист ветра в ушах. – А вон то облако похоже на всадника!

Пока друид восторженно разглядывала окрестности с огромной высоты и проплывающие чуть ниже облака, за ее спиной вцепился в веревки Мак.

Парень не на шутку испугался и держался за веревки мертвой хваткой. При этом он старался не смотреть вниз и как можно меньше дрожать.

– Эй! Ты чего там? Уснул? – Левитания обнаружила торчащий из облаков шпиль и снова воскликнула: – Смотри! Шпиль башни! Это наверное башня поместья Розвульдов! Когда облака низко и моросит дождь, эту башню не видно.

– Д-д-да-далеко... до Чайки далеко? – постукивая зубами от холода и ужаса экстремального полета поинтересовался Мак.

– Я думаю, что нет. При нашей скорости час, не больше! – пожала плечами Левитания. – Мак! Слышишь? Я кажется знаю, чем хочу заниматься!

– Д-да-да?

– Да! – девушка гордо выпятила грудь и еще раз наклонилась, чтобы взглянуть вниз. – Я хочу летать! Я еще не знаю на чем и как, но я точно буду летать!

– Без меня, – тут же открестился парень. – Это слишком экстремально!

– Что? – не расслышала девушка и сделала заявление от которого у парня началась икота. – Да! Тебя я буду брать с собой обязательно!

На горизонте показалась блестящая полоса, после которой фронт облаков резко заканчивался.

– Холмы! – крикнула девушка указывая вперед. – А вон там уже море! Мы близко!

– Снижайся, – неуверенно произнес Мак. – Только не как тогда!

– Что?

– Я говорю НЕ КАК ТОГДА! – крикнул парень.

– Как тогда? Сейчас!

В следующий момент, Левитания потянула вожжи, опуская голову ящера вниз. Мертвый ящер тем временем словно пикирующий бомбардировщик, изменил курс и направился прямиком вниз. Привязанный к ногам шкаф придавал еще большую схожесть.

– Твоюмать! Твоюмать! Твоюмать! – начал материться Мак, ощущая как в животе от страха все переворачивается.

Пикирующий вниз ящер, с немного сложенными крыльями, несся вниз с безумной скоростью. Если темный ученик матерясь на чистом русском прижимался к спине чудом продолжающей полет мертвой твари, то девушка наоборот привстала в самодельных стременах, держась за сбрую одной рукой. При этом она по девичьи завизжала, словно ребенок увидевший долгожданную конфету.

– Ви-и-и-и-и....

– Твоюжмать! Разобьемся! Твоюжмать! – не унимался парень окончательно попрощавшись с этим светом.

Сиал пролетел на безумной скорости облако и в момент, когда уже можно было разглядеть отдельные деревья на земле, он расправил крылья, переведя набранную силу падения в скорость. Повелитель восточных болот по пологой траектории устремился вперед, почти не двигая крыльями, используя только энергию падения.

– Перепонки, – вдруг выкрикнула Левитания. – У него порвало перепонку справа!

– Меня тошнит, – сдавленно ответил позеленевший Мак.

– Что? Нет, я говорю у него перепонка порвалась справа! Это из-за того, что мы слишком сильно разогнались или от того, что он мертвый?

Вместо ответа до друида донесся сдавленный стон и кашель.

– Мак! Стены! Мы уже совсем рядом! – не унималась Левитания. Девушка даже не догадалась обернуться, чтобы проверить наличие спутника. Спутник же окончательно побелел, вцепившись в веревки смертельной схваткой.


* * *

Акимура отложил отчет в сторону и вздохнул, начав массировать виски.

– Это просто невозможно! – выдохнул он, откладывая в сторону бумаги.

– Почему это невозможно? – хмыкнул молодой парень напротив. – Этот темный просто притягивает к себе неприятности! Проклятые в конце концов, тоже его постоянно находят.

– Мы же посылали несколько отрядов, – продолжал бормотать азиат. – Мы прочесывали окрестности! Как клан «Большое гнездо» смог скрыть свою причастность? Как они вообще это провернули?

– Мы не знаем и наш информатор тоже, но то, что они заметали следы за этой шайкой разбойников – факт. – развел руками помощник.

– Господи! Если с Маком хоть что-то случится – мой череп будет украшать щит охранника в мавзолее императоров!

– Сейчас мы бессильны. Ашри с отрядом пытается его найти, два отряда «тихих убийц» клана патрулируют границы «Большого гнезда», еще три боевых отряда ордена в полной готовности. Его рано хоронить, – махнул рукой парень. – Метка на нем жива. Значит он еще жив!

– Как же меня бесит твое спокойствие, – сморщился Акимура.

– А чего мне волноваться? – развел руками юноша. – Если что – это вашу душу превратят в очередной защитный артефакт императорской гробницы.

Азиат с гневом взглянул на своего помощника и сжав челюсти до вздувшихся скул прошипел:

– Конюшни слишком грязные!

– Я их сегодня уже чистил, – довольно улыбнулся парень.

– Да? – глава клана Горный ручей нагнулся вперед и прошипел: – Кони любят розы! Я хочу чтобы в конюшнях ордена пахло розами!

В этот момент в кабинет ввалился перепуганный дежурный.

– Сэр Акимура! Там... – воин с выпученными глазами оглянулся и выдал на одном дыхании: – Там дракон!

– Что ты несешь? – перевел на него взгляд азиат. – Какой дракон? Где дракон? Зачем дракон?

– Над городом кружит дракон!

Исполняющий обязанности главы ордена в Чайке кинул взгляд на опешившего помощника и вскочил со своего кресла.

– Орден к бою! – крикнул он срываясь в сторону шкафа, где хранилось боевое облачение.


* * *

– Это по вашему дракон? – с раздражением поинтересовался Акимура разглядывая приближающегося ящера. – Это даже на драконида не тянет!

Азиат наблюдал за ящером с порваным правым крылом, который без устали махал крыльями, стараясь не потерять высоту.

– Я вроде бы видел таких ящеров в бестиарии, – пробормотал юноша рядом. – Вроде бы на востоке, на болотах такие живут.

– До восточных болот дальше, чем до драконьих гор, – хмыкнул глава клана, наблюдая как ящер приближается прямиком к ним. – В любом случае надо быть наготове. Кстати, а что у него в лапах? У кого с собой есть увеличительная труба? Что несет в лапах эта ящерица?

– Сэр! – протянул один из паладинов Акимуре длинную стальную трубку. – Этот ящер несет шкаф!

– Шкаф? Какой шкаф? – выхватил трубку азиат. – Откуда шкаф?

Когда глава взглянул на приближающегося ящера, облегченно вздохнул.

– Дай сигнал Ашри. Пусть возвращается в Чайку. Наш блудный темный вернулся...

Через пару минут, на небольшую площадь, перед представительством ордена неторопливо и аккуратно опустился огромный ящер. Поставив на брусчатку шкаф, привязанный к ногам, он припал к земле, чтобы пассажиры могли спуститься по его шее.

– Всем привет! Эффектно мы? А? – спрыгнула первой Левитания. Девушка довольно оглянулась на стройные ряды паладинов, за спинами которых уже гудела магия клириков, готовая превратить гостей в пепел. – Эй вы чего?

За ней, с ящера спрыгнул Мак. Темный ученик едва устоял на ногах. Неуверенным шагом, слегка покачиваясь он отправился к Акимуре, который молча наблюдал за ним молча.

– Это были не разбойники, – подойдя к нему произнес Мак. – Это были болотные карлики с востока. Их прикрывал какой-то клан.

– Мы уже выяснили это. Грабежом занимался клан «Большое гнездо». – кивнул азиат и не отрывая взгляда от бледного, словно простыня, лица парня произнес: – Ты болен? Вид у тебя не очень...

Мак медленно положил руку на плече Акимуры и тут же выдал содержимое желудка под ноги главы клана Горный ручей.

– Иногда даже аэрофлот кажется бизнес классом, – произнес он на русском языке, вытер рот кулаком и обессиленно опустился на землю.


* * *

– Итак, – вздохнул Акимура. – Вы устроили маскарад и спровоцировали их нападение на себя. Недооценили силу противника и по этому пришлось задержаться на поле битвы. Так?

– Так, – кивнул Мак, сидевший в кресле напротив азиата.

– Когда вы очнулись ночью, то обнаружили, что кто-то приближается. Так?

– Так.

– Там вы услышали обращение «сэр Левериан». Так?

– Так.

– Затем вас обнаружили и вы активировали спрятанный взрывной артефакт. Верно я понял?

– Да. После этого мы убежали, не став ожидать последствий взрыва.

– Угу. А потом вы в лесу нашли одного из раненых ящеров. Так?

– Да, он был мертв, но у меня получилось поднять его как нежить и сохранить ему элементарную память.

– Та-а-а-ак. И на этом летающем трупе вы и долетели до города. Верно?

– Совершенно верно, – кивнул Мак.

Азиат откинулся в кресле и принялся устало массировать виски.

– Таврока освободили из под стражи. Следователи ордена выяснили, что он не отдавал прямых приказов и всеми силами пытался тебя оградить от неприятностей.

– Зачем вы это мне сейчас говорите? – поинтересовался парень.

– Затем, что если бы с тобой что-то случилось, то меня бы не выпустили, – сглотнул Акимура. – Я вхожу в близкий совет императора, но даже мне не простят такого. А за этими разбойниками послал тебя я.

– Я же не безумец на них нахрапом лезть, – отмахнулся Мак. – Ничего бы со мной не случилось! Я просто с ментальной магией не работал и болотную магию в первые увидел. Вот и накрыло меня.

– Ты знаешь, что обычно такие удары ментальной магии обычно превращают людей в безмозглых идиотов?

– У меня был защитный артефакт и...

– И он раскалился, словно из горна? Еще немного и он просто бы развалился на части, а единственный темный в империи стал бы безмозглым кретином! Я бы лишился головы, мой клан был бы в изгоях, и неизвестно, существовала бы импери бы дальше!

– Вы перегибаете, – нахмурился Мак.

– Нет! Это ты не представляешь, что находится на кону! Поэтому вот тебе первое мое слово! Отныне ни орден, ни гильдии, ни торговцы не подпишут с тобой ни одного контракта! До прибытия в столицу, в университет – от тебя будут шарахаться как от чумного!

Мак подобрался и приготовился к спору.

– Я по вашему воздухом питаюсь? На что я должен жить? У меня еще и долг в имперском банке, если вы не забыли...

– Артефакты! Ты делаешь артефакты? Вот и делай!

– Да вы совсем сбрендили! Кому нужны мои артефакты? Я ведь даже не подмастерье!

– Нам! Делай целительные артефакты! Штук.... сто! – видя нахмурившееся лицо темного ученика, азиат не растерялся и поправился: – Двести! ... Нет! Пятьсот артефактов на целительство!

– И из чего я по вашему должен их делать?

– А это уже твои проблемы! Хоть из дерьма и палок!

– Знаете что, – поднимаясь на ноги произнес Мак. – Я вам не раб, и не фабрика артефактов! Ограничить мое передвижение вы права не имеете.

– Конечно не имею! – улыбнулся азиат и махнул рукой. – Ашри, выйди из тени пожалуйста.

Из угла комнаты, элегантно и бесшумно вышла стройная девушка с прекрасной фигурой, темными, почти черными волосами и таким же разрезом глаз, как у самого Акимуры.

– Знакомься – это Ашри! Ашри – это наша ходячая проблема, – довольно скалясь произнес глава клана «Дух реки Рё».

– И что это значит? – осторожно поинтересовался Мак.

– С этого момента она твой телохранитель, твой секретарь, твой связной и просто помощник. Ты не имеешь права передвижения по империи без ее сопровождения!

– Это кто так решил? Вы?

– Я? Побойтесь гнева богов! – всплеснул руками Акимура и достал из стола бумагу. – Вот ознакомьтесь!

Мак взял бумагу и принялся читать, а азиат начал рассуждать вслух:

– Вы же состоите в ордене, так? Так! А глава всегоордена кто? Правильно, император! Видете вот эту размашистую подпись? А вот этот гербовый слепок? Это его.

– То есть я должен еще и ее с собой таскать? – раздраженно поинтересовался Мак.

– Вообще-то это наша тень. Между прочим три года была моей личной помощницей и секретарем! – важно поднял палец Акимура. -А это много значит! Очень работоспособная девушка!

– И что мне с ней делать?

– Вам? Для начала попробуйте познакомиться, а там будет видно. Девушка она симпатичная, умная и...

– Ты готовить умеешь? – обратился Мак к ней.

– Я не повар, не служанка и не подопытный материал для ваших экспериментов, – слегка поклонилась Ашри. – Но в качестве жеста доброй воли согласна помочь в приготовлении пищи...

– Отлично! – натянул дежурную улыбку парень. – Ты будешь готовить для одной прожорливой особы.

– В каком смысле? – недоумевающе посмотрела она на темного ученика.

– В прямом! – заявил он и поднялся на ноги. – Готовься длительному походу. Завтра утром мы уходим на восток.

– Куда это ты собрался? – вскинулся Акимура.

– Для начала подальше от вас, а там посмотрим как карта ляжет, – пожал плечами Мак и направился к выходу.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Компания из темного мага и двух девушек спокойным шагом шла по дороге, которая извилистой змейкой спускалась с холма.

— Мак, она на меня зыркает! – в очередной раз начала жаловаться Левитания. — И вообще, нам обязательно было тащить с собой эту...

– Обязательно, – устало вздохнул Мак.

— А я думаю, что это...

— Это указ императора, — недовольно произнесла Ашри, кинув на друида раздраженный взгляд. — Не мое желание, не желание Мака, не твое решение, а указ Императора!

– Тоже мне повод таскать с собой эту мы...

– Еще раз поднимешь эту тему и у тебя в комнате светильники будут держать гниющие трупы, – не выдержал парень. – Третий час мусолить одно и то же — это за гранью добра и зла!

Левитания рассерженно поджала губы, но умолкла. Ашри, кинув взгляд на нее, слегка улыбнулась и продолжила шагать справа от парня.

– Ты уже придумала как будешь летать? – не выдержал второй минуты тишины темный ученик и решил перевести разговор в продуктивное русло.

-- Пока нет, – вздохнула девушка. – Я нашла только примерное описание подготовки грифонов для летающего полка Мирдука.

– Я так понимаю, оно тебе не подходит? – усмехнулся парень.

– Там всадник растит грифона с самого рождения, – недовольно буркнула друид. – И дальнейшая судьба у них одна на двоих. Всадник не сможет вырастить другого грифона – его аура навсегда завязана на одно животное. И грифон не сможет принять другого всадника.

– Не понимаю, что в этом плохого, – пожал плечами темный ученик.

– В этом-то может и ничего такого нет, но вот выращивают их по 15-20 лет, прежде чем они смогут возить всадников.

– Долго, – кивнул парень. – а других вариантов нет? Болотные карлики же как-то одомашнили сиалов?

– Я пока не нашла, – насупилась Левитания.

– Ты ведь друид, так? – вмешалась в разговор Ашри. – Если ты друид, то может не стоит искать летающую лошадь, а самой стать ей?

– Я? В лошадь? – возмутилась девушка и уже открыла рот, чтобы выругаться, но ее остановил Мак.

– Погоди! Ты имеешь в виду, чтобы она сама превратилась во что-то летающее? – уточнил темный.

– А почему нет? Это же удобнее, практичнее и безопаснее, – пожала плечами азиатка.

– Я не метаморф и не...

– Тебе боевая форма не нужна, – снова оборвал слова Левитании парень. – Тебе нужна м-м-м-м... форма для полетов!

– Я точно знаю, что превращение в медведя или волка для друидов не слишком сложный навык, – кивнула Ашри. – Почему бы тогда не превратиться в птицу?

– Я еще такого не умею, – расстроенно пробормотала друид, пряча глаза.

– Отличный повод зарыться в библиотеку, – хмыкнул Мак и взглянул на горизонт. – Скоро начнет светать. Надо выбрать место для ночлега.

– Чем тебе не нравится эта поляна? – указала девушка на ближайшую.

– Ручья не видно и не слышно.

– Тогда вон там, у подножия холма, где пруд, – указала Ашри.

– Я бы вообще в лесу остановился, – пожал плечами Мак. – Менее заметно и безопаснее.

С этими словами Мак свернул в молодой кустарник и начал пробираться к небольшому оврагу.

– Эй! Стой! – возмутилась Левитания. – Ты мог бы учесть наши пожелания!

– Обязательно! – крикнул, удаляясь в кустах, Мак. – Когда я буду вашим подчиненным – я не только прислушаюсь, но возможно и сделаю так, как вы просите!

Девушки переглянулись и поторопились в след за парнем.

– Вот что за человек, – бормотала Левитания пробираясь через кустарник, который словно специально сплетал ветки так, чтобы путницы об них запнулись. – Почему нельзя просто взять и остановиться на поляне? Почему вечно нужно лезть в какие-нибудь дебри, чтобы просто поставить свой шкаф?!!

– Возможно для того, чтобы остаться незамеченным, – съязвила азиатка. – Шкаф на виду выглядит немного странно. Не находишь?

Когда они вышли на небольшой пустырь, то обнаружили Мака, заканчивающего рисунок вокруг переносного дома на основе ритуала.

Левитания тут же проскользнула внутрь артефакта, а Ашри застыла в нерешительности.

– Где мне можно разбить лагерь? – поинтересовалась она, дождавшись когда он закончит рисунок.

– Зачем? – не сразу понял Мак.

– Мне надо где-то развести огонь и...

– А, – смутился парень. – Я не сразу понял о чем ты. Если ты о ночлеге, то могу тебе предложить комнату внутри нашего убежища. Гостевую, без изысков. Кровать, шкаф, тумба.

– Это было бы, – смутилась Ашри. – Очень удобно.

– Про готовку я спрашивал не зря, – напомнил Мак. – Это ходячее недоразумение имеет привычку будить меня с рассветом и требовать еду.

Девушка недоумевающе уставилась на темного ученика.

– Да, я прошу тебя обеспечить это ходячее бедствие питанием, – вздохнул Мак. – Я жутко не высыпаюсь.

– Хорошо, но...

– Все потом, – махнул рукой парень и кивнул на шкаф. – Заходи. Я активирую защитный ритуал.

Девушка подошла к шкафу и осторожно приоткрыла дверь. По глазам после сумерек и тени кустарника тут же ударил яркий свет, а до ушей донесся голос Левитании.

– Мак! Я есть хочу!

– Куда в нее столько влезает? – пробормотал Мак, услышав до боли знакомую фразу.

Ашри вошла внутрь и оказалась в просторной гостинной.

– А где Мак? – поинтересовалась друид, усевшись в мягкое кожаное кресло.

– Активирует защиту, – пожала плечами азиатка и оглядев гостиную задержала взгляд на окне, выходящем на море.

За тонким стеклом в море погружался красный диск солнца и едва слышно шелестели волны.

– Иллюзия? – спросила она кивнув на окно.

– Нет, – мотнула головой девушка с довольной улыбкой наблюдая за собеседницей. – Вон в том шкафу веревочная лестница. Захочешь искупаться – открываешь окно, скидываешь и идешь купаться. Только сейчас не сезон – море прохладное.

Ашри недоверчиво взглянула на Левитанию и подошла к окну. Поддев защелку она открыла его и высунулась в него по пояс.

– Это вообще возможно? – поинтересовалась она, закрыв окно с опешившим вырожением лица.

– Пространственная магия, – пожала плечами друид и с ехидной улыбкой проводила взглядом азиатку, которая подошла к противоположному окну.

Открыв его, она тут же получила в лицо порцию снега, которую на нее кинул поднявшаяся вьюга.

– Как холодно, – мгновенно захлопнув его прошептала она.

– Там всегда холодно, – пожала плечами Левитания.

– Уже обживаетесь? – хмыкнул вошедший Мак и кивнул в сторону двери.. – Пойдем, покажу тебе твою комнату.

Выйдя в коридор со множеством дверей, Мак открыл ближайшую.

– Другие комнаты я не подключал, поэтому двери не откроются. Твоя будет всегда ближайшей. – пояснил парень открыв дверь. – Комната стандартная, без изысков. Уборная за вон той дверью.

– Сколько всего комнат в этом шкафу? – спросила Ашри, недоверчиво проведя рукой по идеально заправленной белоснежной кровати.

– Около двухсот, если считать каждое помещение, – нахмурился Мак. – Но я видел упоминания в документах Юриная, что можно подключать дополнительные. Правда и расход силы будет огромный. В общем, обживайся.

Мак прикрыл дверь и оставил девушку одну. Та растерянно оглянулась, скинула с плеч небольшой походный рюкзак и осторожно присела на кровать, словно та могла под ней исчезнуть.


* * *

Мак устало потянулся и оглянулся. В рабочем кабинете горел только один небольшой светильник над столом. Этот кабинет уже давно выполнял также и функцию спальни.

– Показалось, – пробормотал Мак и вернулся к работе.

Очередная толстая книга в кожаном переплете покрывалась мелким почерком. Перед парнем было открыто несколько трактатов, а рядом лежала парочка развернутых свитков, куда он частенько заглядывал.

– Ты много работаешь, – послышался голос Ашри совсем рядом.

– Так и думал, что это ты, – хмыкнул парень не отрываясь от своего занятия. – Левитания похожа на медведя.

Из полумрака комнаты показался силуэт, а спустя секунду за спиной темного ученика оказалась девушка.

– Чем ты занят? Что-то настолько важное, что ты не можешь уснуть?

– Систематика, – вздохнул Мак и закончив предложение поставил точку.

– Что?

– Систематика. Я пытаюсь обобщить приемы в различных конструктах заклинаний и вывести предназначение в каждом элементе заклинания, – попытался объяснить парень.

– И ради этого ты не спишь по ночам? Я думала там что-то жизненно важное, – Ашри подошла к Маку и принялась разминать ему плечи.

– Когда это станет жизненно важным – будет поздно. – вздохнул Мак и передернул плечами от мурашек, которые побежали по спине. – Тебя и этому учили?

– Меня многому учили, – улыбнулась азиатка, продолжая разминать окаменевшие мышцы.

– Акимура сказал, что ты «тень», – прошептал парень тая под ласковыми руками девушки. – Что это значит?

– Многие считают теней клана «Дух реки Рё» убийцами. – Ашри надавила на пару выступов шеи и позвонки в шее темного ученика синхронно хрустнули.

– Черт побери, – прошептал Мак. – Это нечто!

– Спасибо, – улыбнулась девушка и продолжила массаж, заскользив руками под рубахой.

– Ты владеешь магией?

– Совсем немного, – вздохнула она. – На уровне активации артефактов, отвода глаз и манипуляций с тенью.

– Тогда тебя готовили как бойца, – хмыкнул Мак.

– Тень – это не боевое крыло клана, хотя и такая функция у нас есть, – улыбнулась девушка. – Тень – это не только то, что видит человек перед смертью. Это еще и постоянный спутник, помощник, хранитель и...

– Секретарь с боевой функцией? – поинтересовался парень и почувствовал как Ашри прижалась к нему грудью.

– Не только боевой, – прошептала она скользнув руками по груди. – Тень всегда рядом, всегда готова помочь, не спрашивает, не обсуждает и не предает. Иметь тень нашего клана считается огромной честью...

– Даже так? – хмыкнул парень и медленно вытащил руки девушки из под рубахи.

Встав и повернув стул к ней, он уселся на него верхом и окинул ее внимательным взглядом.

– Ты всегда ходишь в этом кожаном полудоспехе? – поинтересовался темный ученик закинув ногу на ногу.

– Это походный вариант, – пожала плечами Ашри. – Я не предусматривала другой одежды в длительном путешествии.

– Согласен, – кивнул Мак. – Мой промах.

– Не нравится? – театрально вскинула брови азиатка. – Могу снять!

Мак грустно улыбнулся и глядя в глаза девушки спросил:

– Каково твое задание?

Взгляд девушки, решившей заполучить самца, продержался секунд пять, а затем сменился учтивой маской.

– Охранять тебя от глупостей, – спокойно произнесла она.

– И только?

– Да.

– Можешь возвращаться обратно и попросить прислать другую тень, – вздохнул Мак и поднялся со стула.

– Могу я узнать, чем не угодила моя кандидатура? – произнесла дрогнувшим голосом Ашри. – Вас не устраивает моя внешность?

Мак подошел к столу и, окинув еще раз оценивающим взглядом девушку, хмыкнул.

– Нет. Внешность у тебя отличная. Передай Акимуре, что предыдущая тень врет не по делу.

Пока Мак складывал трактаты и свитки в шкаф и наливал из графина стакан воды, Ашри стояла молча и пыталась переварить информацию.

– Меня действительно приставили для того, чтобы уберечь вас от неприятностей и вовремя подать сигнал для эвакуации. – Произнесла девушка, но поймав взгляд Мака, добавила: – Но было и еще одно задание.

Девушка умолкла, но темный ученик не собирался играть в угадайку.

– И?

– Мне нужен ребенок. От тебя.

Мак кивнул в такт своим мыслям и вздохнул.

– В принципе, ожидаемо. По большому счету я больше ни для чего не гожусь, – Мак подошел вплотную к девушке и глядя ей в глаза спросил: – На каких условиях клан предоставляет теней и каков их статус?

– Тень находится в полном подчинении указанного хозяина, – осторожно произнесла она. – Но не является его собственностью.

– То есть приказы ты выполняешь мои, но сама являешься частью клана? – вскинул брови Мак. – Тогда в чем суть? И кому ты будешь подчинятся, если у меня случится конфликт с твоим кланом?

– Подчинятся я буду вам, если мои действия не навредят моему клану. Однако дети, если таковые будут – принадлежат клану Духа реки Рё.

– Кажется я начал понимать, – улыбнулся Мак. – Все тени являются слугами сильнейших магов. Так?

Ашри вздохнула и сделала небольшой кивок.

– Засланные покорные служанки, несущие в клан детей с даром, – хмыкнул Мак. – Незавидная участь для тени.

Мак внимательно наблюдал за девушкой, но так и не уловил ни одной эмоции. Да, девушка стреляла глазами, отлично изображала стеснение, грусть и покорность. Однако ни одной эмоции, говорившей о настоящем отношении девушки к своему статусу, он так и не заметил. Словно Ашри была всего лишь куклой.

– Я тень, – слегка поклонилась она.

– Каково это, быть тенью? – спросил Мак, выпрямив ее, придерживая за подбородок.

Девушка не ответила, впав в оцепенение.

– Понятно, – отпустил ее Мак и отправился к выходу из кабинета. – Я привык спать тут, но если не найдешь меня здесь – я в спальне. Моя справа от окна, ведущего на побережье.

Не оборачиваясь темный ученик вышел из помещения, оставив тень наедине со своими мыслями.


* * *

Снаружи все выглядело как обычная широкая пещера. Вход был довольно большим. В нее могла свободно заехать парочка телег и при этом чувствовать себя довольно свободно. Проход уходил вглубь скальной


убрать рекламу




убрать рекламу



породы и заканчивался в большом зале. Раньше в этом зале был огромный алтарь, служивший местом для кровавых жертвоприношений ящеролюдей. Позже тут был сборный пункт руды, которую добывали шахтеры.

Штольни располагались по краям залы. Из каждой штольни, к сборному пункту вели старые проржавевшие рельсы, по которым подкатывали добытое внизу.

– Слушай, это ведь уже не смешно, – пробормотала Левитания за спиной Мака.

Парень спокойно оглядывал зал с старыми телегами и сгнившими деревянными бочками.

– Да, я недооценил ситуацию, – кивнул Мак. – Надо было инструментом запастись. Тут уже давно все сгнило и проржавело.

– Я про это! – возмутилась девушка и указала за спину темному ученику, где у входа в пещеру стояло несколько сотен мертвецов разной степени разложения.

– Раньше тебя как-то мало волновали трупы, – пожал плечами Мак и принялся задумчиво почесывать подбородок. – Хочешь они начнут танцевать?

– Что? Нет! Я про деревни, которые обнаружат разрытые могилы и начнут искать виноватого! Ты понимаешь, что рано или поздно они поймут кто это сделал?

– Во-первых! Каждый восставший зарыл свою могилу, – вздохнул Мак. – Во-вторых – это были свободные села, а значит я имел полное право там совершать магические действия!

– Ты три кладбища поднял!

– Я между прочим безвозмездно им артефакты заряжал! А про кладбища они даже не поняли ничего!

– Ты!... Ты... Ты мерзкий и бессердечный некромант!

Мак вздохнул и перевел взгляд на молчавшую до этого Ашри.

– У тебя тоже есть, что сказать?

– Это незаконно, – пожала плечами она. – Данная шахта во владении императора. Последний хозяин этой шахты погиб и наследники от владений отреклись. Это автоматически перевело землю в собственность империи и...

– Я вообще-то даже не сказал, что собираюсь делать!

– Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять – вы собираетесь добывать тут руду с помощью мертвых, – усмехнулась девушка и сложила руки на груди в замок. – А так как это собственность империи...

– Для начала я тут ищу один предмет, но ты права. От руды я бы тоже не отказался, – кивнул Мак и с прищуром оглядев облегающую походную одежду азиатки поинтересовался. – Собираешься мне помешать?

– Я исполняю роль вашей тени, – изогнув бровь произнесла она. – В данный момент я не проверяющий. Телохранитель, не более...

– И давно у вас телохранители лезут под одеяло к охраняемому объекту? – с ехидцей поинтересовался Мак.

– Это... была проверка... Вдруг там змея или...

– Змея. – кивнул с усмешкой Мак. – В доме-артефакте. С тремя уровнями защиты.

– Эй! Я не поняла! О чем это вы? – вмешалась Левитания с угрозой поглядывая на Ашри. – Кто куда лез?!!

– Смотри! Мертвецы танцуют, – указал парень за спину друиду.

– Что? Где?! – оглянулась она и тут же вернула голову обратно. – Боги! что за мерзость!

– Так! Леви! Не нравится – иди в библиотеку! Сегодня они будут танцевать до рассвета! Ашри! Ты телохранитель? Тогда храни тело! А я пока придумаю как починить инструмент и начать незаконную добычу.

Левитания надулась, и показав язык, отправилась в шкаф. Ашри осталась на месте, продолжив молча наблюдать за действиями парня. А сам темный ученик оглядел еще раз зал и вздохнул.

– Для начала надо определить границу действия проклятья и его принцип. – Мак подхватил чертежный чемодан и отправился в центр зала. – Начнем с малой звезды Аруна.


* * *

В огромном зале за круглым столом собрались главы родов клана Большое гнездо. Не смотря на многочисленность родов, в зале осталось пустовать два стула, что свидетельствовало о том, что не все рода прошли проверку временем.

– Это провал, – сквозь сжатые зубы произнес худощавый мужчина с черной бородой. – Расследование вел орден, рыскали наемные отряды, ходили следопыты и маги всех мастей! Никто! Слышите? Никто даже не мог заподозрить нас! Но заявился один темный маг и пожалуйста!

– Род Черного ворона должен понимать, что это была ловушка, – усмехнулся толстячок с выбритой до блеска головой. – И как этот темный выжил после нападения сиалов – для Белого ястреба сих пор загадка.

– Это был ученик, – вмешалась худощавая старушка. В отличие от многих, она сидела в непринужденной позе и перекатывала в бокале вино. – Единственный темный маг в империи, ученик Старого Мастера Юриная Аболосского.

– Род Горной гадюки достаточно древний, чтобы принимать ваши слова на веру, но откуда такая информация, госпожа Дальжави? – поинтересовался глава рода черный ворон.

Старушка взглянула на монументального широкоплечего мужчину с грубыми прямыми чертами лица и дождалась его кивка.

– Границу империи не пересекал ни один темный маг последние полгода, – терпеливо и важно пояснила она. – У нас есть шпики в имперской канцелярии и они клянутся, что ни одного темного в империю не приезжало. А темный в империи только ученик. Имя у него еще простолюдинское... Вак? Чак?


– Мак, – напомнил толстячок.

– Да, именно! Других, способных выдавать хотя бы слабенькие темные лезвия в империи нет, – старуха отхлебнула вина и продолжила, оглядев собравшихся. – В принципе то, что он темный ничего не меняет. Факт остается фактом. Он обвел нас вокруг пальца.

– Есть мнение, что этому способствовала безалаберность, – хмыкнул толстячок. – Я бы сказал даже безответственность. Оставить без присмотра свору этих тупых карликов! Это будет стоить клану репутации!

– Я бы сказала жизни, – крякнула старуха. – Нас всех могут сгнобить в казематах Белоснежной розы, только за намек на наши планы.

– Изначально карлики должны были работать только по наводке! Никакой самодеятельности! – Возмутился глава рода Черного ворона. – Мы еще в первой операции прекрасно убедились, что эти идиоты не могут вести скоординированные действия без присмотра! Оставить их без контроля – прямое нарушение наших договоренностей и...

– Какая теперь разница? – вздохнул до этого молчавший мужчина с огромным, на пол лица, рубцом от ожога. – Надо решить что делать.

– Неплохо было бы сначала решить с родом Стрижа, – вздохнул толстячок и оглянулся. – И мне сдается, что глава рода, обеспечивавший контроль карликов, решил не одаривать нас своим присутствием.

– Он скоро будет, – коротко оборвал толстячка глава клана.

– Пока надо решить, что мы будем делать дальше, – пригубив вина произнесла старушка. – Мы строим уже третье хранилище. И не для шелка, не для пряностей. Они полны золота. У нас отличные связи с королевством Битрил и отличное влияние здесь, в империи.

– А зачем что-то делать? – спросил чернобородый мужчина. – Я предлагаю замести следы и постараться откреститься от этой истории. Нет смысла что-то менять по этому...

– Твой зад не достаточно толстый, чтобы усидеть на двух стульях, – хохотнула глава рода Горной гадюки. – Клан тоже не достаточно влиятелен, чтобы водить всерьез шашни с королевством Битрил и остаться незамеченным для ордена Белоснежной розы! Нам надо определиться. Или мы будем с империей, либо против нее.

– Вы впадаете в крайности, госпожа Дальжави, – снова вмешался мужчина со шрамом. – Рубить с плеча – очень недальновидное решение.

– Вы тоже решили, что ваша задница достаточно разрослась? – удивленно вскинула брови старуха. – Клан Феникса никогда не слыл наличием идиотов в старшинах рода.

– Нет, – мотнул головой мужчина. – Я считаю, что необходимо подойти к этому со стороны безопасности.

– И каким это образом? – с ехидцей поинтересовалась Дальжави.

– Ну, для начала все же не помешало бы попробовать выяснить что известно Императорским ищейкам. Параллельно предлагаю начать переговоры с королевством Битрил о переходе подданства клана вместе с землями.

– Два стула... – усмехнулась Старуха, но не закончила. Собеседник продолжил.

– Если императору известно слишком много – мы принимаем подданство Битрил. Если императору известно лишь о причастности рода Стрижа – я предлагаю откреститься от дела этого рода и вдобавок привести наши переговоры Битрил как идею ослабления этого государства за счет липовой подготовки смены подданства.

– Чертов пройдоха, – усмехнулась сморщенная старушка. – а ведь это действительно самый разумный выход в нашей ситуации! Я поддерживаю род Орлана!

– Вот и выходит, что наш выбор будет исходить из системы целесообразности, – улыбнулся мужчина со шрамом.

– Осталась только пара вопросов, – вмешался толстячок. – Первый – род Стрижа. Второй этот темный... Как его? Точно! Мак!

Воцарилось молчание на несколько секунд из-за поклонившегося главе клана слуги. Монументальный мужчина кивнул и слуга ему что-то прошептал.

– Неси! – улыбнулся до этого смурной глава клана.

Через несколько секунд в зал пошел тот же слуга, неся в руках большое блюдо, накрытое крышкой полусферой. Он поставил его перед главой клана и поднял крышку.

На блюде оказалась голова старшего рода Стриж.

– Хорошо получилось, – усмехнулся он и небрежным движением скинул голову на пол. После этого он взял блюдо и протянул его толстячку. – Принесешь голову близкого человека темного.

– Но... но... Но род Белого ястреба никогда не держал убийц, – растерянно пробормотал толстячок.

– Не хочешь нести его? Можешь оставить свою, – хмыкнул мужчина и поднялся из-за стола.

Он обвел взглядом присутствующих и выдал свое решение.

– Действуем по плану рода Феникса.


* * *

– Повелитель, – упал на колени оживший мертвец, покрытый черными струпьями. – Мы достали то, что вы приказывали...

Оживший труп протянул Маку пыльную и разлохмаченную тетрадь в мягком кожаном переплете. Он едва ее мог держать. Запястье было переломано и висело на остатках кожи и сухожилиях. Само поднятое создание выглядело не лучше. Часть головы была без кожи и наружу торчали белоснежные кости.

– Где остальные? – вздохнул Мак, принимая из рук поднятого гуля рукопись.

– Уничтожены, – прохрипел подчиненная нежить.

– Проклятье ящеролюдов убивает гулей, но не трогает нежить, – с задумчивым вздохом произнес темный ученик. – На что же оно завязано?

Мак взглянул на крысу, которая уже второй день выглядывала из штольни и с интересом разглядывала творящуюся вокруг суету.

– На кровь и тепло проклятье точно не реагирует, – пробормотал Мак и подойдя к застывшему в поклоне гулю, стер остатки руны подчинения с его лба.

Труп тут же рухнул как подкошенный и с шипением начал разлагаться. Под взглядом парня весь труп, за исключением костей, превратился в желто зеленую тягучую жидкость.

– Что отличает гуля от нежити? – пробормотал Мак, но не успел додумать мысль.

– Мак! Пошли есть! Ашри картошку запекла и... – выскочившая из шкафа Левитания замерла на месте и тут же позеленела. – Боже! Что за вонь? Ты опять занимаешься этой мерзостью!

– Всего лишь гной, – отмахнулся Мак. – Последний гуль едва выбрался из третьей штольни.

– Прекрати портить воздух в пещере! – с угрозой произнесла девушка – Тут скоро все будет перепачкано результатами твоих экспериментов! Сколько можно?

– Чем отличаются гули от обычной нежити? – спросил темный ученик, сбив воинственный настрой Левитании.

– Что? Откуда я знаю? С виду та же нежить и воняет так же, разве что мозгов немного побольше. – сморщилась друид и закрыв нос рукой заявила. – Мы садимся обедать! А ты как хочешь! Но если ты надумаешь – знай! Без душа мы тебя за стол не пустим!

После этого девушка развернулась и с демонстративным хлопком двери скрылась в шкафу.

– Мозгов побольше? – спросил Мак проводив друидку задумчивым взглядом. – Мозгов...

Оглянувшись на штольни он вскинул брови.

– А ведь верно! Мыслительный процесс! Вот на что завязано проклятье! – Мак покивал своим выводам и подошел к пню, где была раскрыта тетрадь для записей.

Достав писчую палочку он успел сделать несколько пометок, до того, как из второй штольни послышался грохот, а через несколько секунд из нее появилась упряжка из пятерки мертвецов, которые тащили огромную трехосную телегу со следами свежего ремонта.

Телега доехала до конца рельсовой дороги в центре пещеры, после чего мертвые рабочие повернули засовы и из нее потоком хлынула руда. Из входа в пещеру тут же показались еще мертвецы с тележками. Они споро начали закидывать руду по тележкам и увозить наружу. Из-за нехватки инструмента они делали это руками.

– Так, надо партию проверять, – вздохнул Мак и кинув взгляд на шкаф вздохнул. – Опять без обеда.

Снаружи у входа в пещеру, уже суетились мертвецы, выполняя заложенный в них алгоритм. В доменные печи, восстановленные из старых шахтерских поделок, закладывали руду, уголь и дрова. Причем некоторые печи были готовы к выплавке.

– Лей! – скомандовал Мак стоявшему у одной из печей скелету.

Тот подхватил камень и ударил им по глиняному носику, через который тут же полился раскаленный Анексат. Белая от высокой температуры жидкость скользнула по желобу и устремилась в формы в виде полуметровых брусков.

– Хорошо, – кивнул Мак, когда три слитка с анексатом были залиты.

Парень огляделся и отправился к халтурно починенному сараю, державшемуся на честном слове. За скрипучей дверцей хранились готовые слитки дорогостоящего сплава, которые парень принялся пересчитывать.

– Думаю пора заканчивать, – вздохнул Мак. – И так две комнаты в шкафу забиты. Иначе нас действительно могут заметить.

ХЛОП!

Темный ученик вздрогнул и оглянувшись выскочил из сарайчика.

На площадке, где нежить плавила металл, дымились две развалившиеся печи. Мертвецы, что стояли рядом так и продолжали стоять из-за отсутствия приказов на этот счет. Несмотря на то, что расплавленный металл доставал им по щиколотку.

– Какого черта?!! – воскликнул парень недоуменно пялясь на развалившиеся на части глиняные конструкции.

– Вы недооцениваете этот сплав, – усмехнулся мужчина справа. Он стоял к Маку спиной и наблюдал за клубами дыма, устремившимися к небу. – Стоит немного пережать температуру и анексат превращается в довольно опасный ингредиент. И вот тогда, в одно мгновение смесь...

Мужчина поднял руку и сделал щелчок пальцами. Последняя печь хлопнула, пошла трещинами и развалилась на части.

– И мы наблюдаем обычный взрыв. Этого можно было бы избежать, если бы рядом была...

– Красная слюда, – произнес Мак.

– Совершенно верно, – кивнул незнакомец. – Именно по этому тут ничего не плавили, все везли в Чаку. Там с ней проблем нет.

Мак учтиво кивнул и поинтересовался:

– Кто вы и что тут делаете?

– Я? О! Простите мое невежество, – мужчина обернулся и перед парнем оказалось довольно приятное лицо около сорока лет с тонкими усами, торчащими в стороны. – Рафа Джинский из Баритонии.

После этих слов, он поклонился, выставив немного вперед правую ногу.

– Мак «Темное таинство», ученик Юриная Аболосского, Старого Мастера, – представился парень и тоже поклонился.

– Вы не представляете как приятно видеть культурных людей, – довольно улыбнулся мужчина. – Особенно при моей работе...

– И что же это за работа? – внутренне напрягся Мак.

– Работа? Ну, видите ли, я наемный бретер, – спокойно, глядя Маку прямо в глаза произнес Рафа. – Не смотрите так на меня. Да, я наемный дуэлянт, но даже у меня есть есть один пунктик. Знаете, почти каждый бретер имеет такой пунктик. Кто-то не устраивает публичных дуэлей. Кто-то отказывается работать, если рядом есть собака. Есть такие, что не согласны на дуэли при свете дня. Некоторые принципиально берут противников только со стихией противоположностью. Да, среди моих коллег очень много людей... с пунктиками.

– И каков же ваш пунктик? – Мак старался максимально осторожно приготовиться к мгновенному поднятию защиты.

– Я не вызываю на дуэль людей с уровнем силы ниже серого. И только полноценных магов. Да, дорого, да долго. Но это мое правило. И прекратите сгущать силу, – сморщился незванный гость. – Это нервирует! Вот так. Так вот. Если бы не второй мой пунктик, то мы бы с вами не встретились.

Мак криво усмехнулся и встал так, чтобы в один миг броситься на противника.

– Вы имперец. – мужчина развел руками, словно извиняясь. – Нет, против вас лично ничего нет, но если меня нанимают для дуэли с магом Антолии – я всегда беру заказ.

– Но я не маг...

– Но вы потенциально можете им стать. Дать возможность Антолии обзавестись вновь темным магом? Нет, такого я точно не допущу. Тем более, что один антолец заказывает другого.

– Ещё интереснее, – кивнул темный ученик. – И кто же, простите за любопытство, этот доброжелатель?

– Никаких имен, – мотнул головой Рафа. – Никогда. Даже на том свете.

Темный ученик покивал головой и вздохнул.

– И каким образом вы собираетесь это сделать?

– Я предпочитаю дуэльный кодекс, – улыбнулся незнакомец. – Никакой пощады, никаких ограничений. И да... вы должны понимать, что заказ не совсем на вас.

– Даже так?

– Так. Заказ на одну из ваших спутниц. Но я по доброте душевной, исключительно из душевных побуждений решил, что можно случайно задеть и вас...

– И никаких вариантов отказаться от этой дуэли у меня нет.

– Не делайте из меня обычного убийцу, – сморщился незнакомец.

– Тогда только расшаркивания и обмен ударами? – вскинул брови парень, припоминая дуэльные правила империи.

– Люблю традиции, но думаю сведем все к вольному поединку. – развел руками Рафа и оглянулся. – Я думаю можно разрешить нашу проблему прямо тут.

Мак оглянулся на сарайчик и сморщился.

– Я предлагаю немного сместиться, чтобы не повредить это строение. Все же там мой заработок с этой... экспедиции. Назовем ее так.

– Вы надеетесь унести золото с собой, в могилу? – усмехнулся Рафа и пригладил тонкие усы, но тут его взгляд зацепился за скелетов, впавших в ступор. – Хотя, если вы достаточно разбираетесь в некромантии, смерть может быть не совсем концом для вас.

– Погодите, я еще не настолько устал от жизни, – с улыбкой произнес Мак и сделал приглашающий жест убийце. – Думаю там будет удобнее всего.

Мак и Рафа отошли на несколько сот метров в глубь пустой шахтерской деревни и остановились на пустыре, на котором когда-то проводили собрания.

– Мак «Темный ритуал», я вызываю вас на дуэль без ограничений и пощады, – произнес ритуальную фразу Рафа и встал в боевую стойку. – Надеюсь вы будете достойным соперником!

– Рафа Джинский из Баритонии, я принимаю ваш вызов, – обозначил поклон головой Мак. – У меня будет одна просьба перед началом боя. Я хотел бы вас попросить одно заклинание в фору, для начала.

– Одно? – вскинул брови мужчина, закручивая кончики усов. – Почему бы и нет? В любом случае вам нужна фора. Я знаю о вас гораздо больше, чем вы сами о себе знаете. Думаю я могу позволить вам одно атакующее заклинание.

В следующий миг противник оказался внутри прозрачной сферы с легким голубым оттенком.

– Дерзайте юноша!

Мак без всякой торопливости достал свой кинжал и сделал укол в подушечку пальца. Затем он неторопливо кончиком ножа нарисовал на подушечках больших, указательных и мизинцах элементарные руны Куш. Затем он аккуратно приложил большие пальцы к ушам, указательные к крыльям носа, а мизинцы к уголкам рта.

– Боги вы потратили эту прекрасную возможность показать свою силу на какой-то примитивный ритуал? – расстроенно воскликнул Рафа. – Мак, вы меня жутко расстроили! Руны! У нас дуэль насмерть, а вы используете примитивные руны!

Темный ученик не ответил. Он вдохнул носом полную грудь, облизнул губы и открыл наполненные тьмой глаза.

– Твоя сила на вкус мятная, но слегка отдает горечью. Ты практикуешь воздух, но не летаешь. Твоя сила протухла. – Мак еще раз вдохнул носом воздух и продолжил: – От тебя несет чужой смертью. Обычная смерть рядом с человеком выветривается за пару дней и пахнет возле трупа. А тут от тебя. Ты убивал и убивал намеренно, получая от этого удовольствие.

Лицо мага воздушника окаменело.

– Я слышу как бьется твое сердце. Оно ускоряется. Ты либо боишься, либо зол. В принципе – без разницы. Магию огня в твоей силе я уже увидел, воздух мне не страшен. Ты проиграл. – Мак медленно развел руки и предложил: – Ты можешь сбежать. Я не буду за тобой гоняться.

Ответом ему было несколько десятков лезвий, вылетевших одновременно, словно шрапнель. Но все они бессильно разбились о возникший щит темного ученика.

– Все же на счет магии огня я был прав, – улыбнулся парень, наблюдая за вспышками от огненной составляющей лезвий.

– Рафа Джинский не бежит! – сквозь зубы прошипел противник и выставив щит начал готовить заклинание.

– Мой учитель, великий по моему мнению маг и исследователь, учил меня очень важным вещам, – спокойно произнес Мак, посылая в защиту противника то темное лезвие, то руки смерти, то скопированные у Левитании бесполезные сгустки энергии в виде цветков или причудливых конструкций. Каждое новое плетение наполненное тьмой заставляло щит противника дрожать от напряжения. Страх незнакомого кого? брал свое. – И я решил оформить это в виде трактата со сводом неукоснительно правил.

Защита исчезла мгновенно. За ней оказался Рафа, расставивший руки в стороны. Над его головой мигнули огромные глаза, а уже в следующий миг из воздуха, раскрыв огромную пасть, усеянную множеством зубов, появился дракон.

Облачный дракон поначалу метнулся в сторону и с безумной скоростью сделал пару кругов вокруг защиты Мака, но затем он резко взлетел вверх и устремился вниз с раскрытой пастью, явно намереваясь перекусить полусферу тьмы, а вместе с ней и самого парня.

Тьма.

Непроглядная тьма, словно кто-то выключил свет заполнила все.

Рафа обернулся и попытался увидеть хоть что-то, но это было бесполезно.Тьма была повсюду. Тогда маг воздуха расширил свою защиту и зажег небольшой светляк. И это дало результат.

Он стоял в сфере, за пределами которой была первозданная тьма и он не мог ничего с этим поделать. Все ощущения силы и воздуха словно отрезало.

– Ты очень хорошо используешь силу ветра, – послышался голос Мака совсем рядом. – Улавливаешь малейшее его движение и раздуваешь в настоящий ураган.

– Откуда столько силы? – нервно оглядываясь, произнес Рафа. – У тебя не может быть столько! Ты работаешь со смертью и...

– А внутри у тебя лишь крохи, – прошептал темный ученик, перебив мага воздуха.

Сквозь защиту, в одно мгновение выскочила рука, схватила противника за рукав и тут же исчезла.

-Черт! – выругался перепуганный Рафа и выдал небольшое воздушное лезвие в сторону появившейся руки.

За одной рукой с другой стороны выскочила вторая, за ней еще третья, еще и еще. И каждая тянула за одежду, толкала, пыталась ударить кулаком, пощечиной или тянулась к горлу, пытаясь за него ухватиться.

Перепуганный убийца сначала выдал несколько лезвий в хаотичном направлении, а потом резко присел, затем подпрыгнул, запустив торнадо клинков – заклинание наносящее чудовищные раны всему живому в радиусе двух десятков метров.

– Покажись ублюдок! – дыша как загнанная лошадь, произнес он. – Ну же! Я знаю! Я достал тебя!

– На чем я остановился? О! Так вот. Первое правило, которое в меня вбил мой учитель – безопасность! – снова рука и снова толчок, удар и снова толчок.

– Черт бы тебя подрал! – прошипел Рафа и снова начал выдавать заклинания в хаотичном порядке, с каждым разом расходуя свой невеликий резерв.

Когда заклинания начали проходить через раз, и Рафа стал дышать как загнанная лошадь, из-за его спины выскользнул Мак. Схватив его за горло одной рукой, он нанес несколько ударов в районе поясницы коротким ритуальным кинжалом и тут же отскочил назад во тьму.

Маг воздуха махнул наотмашь, посылая магическое лезвие из последних сил за спину.

– Ты... Это невозможно... – просипел он, присев на одно колено. – Ни у кого не хватит силы, чтобы создать полог тьмы...

Снова резкий выпад из тьмы и снова два удара в спину.

Рафа упал на землю лицом вниз и с огромным трудом перевернулся на спину. В глазах начало темнеть, все сильнее и сильнее, несмотря на то, что тьма отступила и перед глазами было чистое небо. Резкий вдох, из последних сил, с рывком всей грудью. Еще один, еще и...

– Конечно не хватит, – произнес Мак, присевший рядом с трупом. Он аккуратно вытер нож от крови об штаны мертвого убийцы. – Первое правило Юриная – безопасность. Второе правило Юриная – параноя.

Темный ученик рукой провел по земле и нащупал Анексатовую цепь. Направив оставшуюся силу в эту цепь, он заставляет огромную пентаграмму на весь пустырь проявиться.

– Еще бы я с тобой на равных тягался, – с усмешкой произнес парень. – Нашел дурака.

После он ухватил тело за ноги и сноровисто потащил в сторону пещеры.

– Мак! Сколько можно подогревать! – выскочила Левитания из шкафа и обнаружила темного, тащащего труп в пентаграмму чуть в стороне. – Это отвратительно! Ты опять возишься с мертвецами?

– Ага, – кивнул парень.

Девушка уперла руки в бока и серьезно произнесла:

– Где ты его взял?

– Это убийца, за мной приходил, – отмахнулся парень.

– Двенадцатый раз?

– Ну, видимо, кто-то очень настойчивый, – Мак осмотрел пентаграмму и поправил пару знаков.

– Я серьезно! Где ты взял этот труп?

Парень устало вздохнул и размял шею.

– У дороги нашел.

Левитания надула щеки и скрылась в шкафу, не забыв буркнуть на ходу:

– Греть больше не будем!

Парень устало вздохнул и, махнув рукой, отправился в шкаф вслед за Левитанией.

– Все равно уже никуда не денется.

На полпути к шкафу он все же остановился и подхватил рукопись, принесенную выжившим гулем.

Гостиная встретила перестановкой. диван был сдвинут к стене. У окна, ведущего на побережье стоял стол и три стула.

– У нас праздничный ужин? – вскинул брови Мак, усаживаясь на свободное место.

– Мы с Ашри решили, что с этого дня завтраки обеды и ужины у нас будут в такой форме, – заявила друид с важным видом.

– Да, – кивнула тень. – Без изысков и слуг, но мы вполне можем есть все вместе.

– Кое-чего не хватает, – вздохнул Мак взглянув на свои грязные руки.

– Умывальника? – спросила Левитания, глядя на перепачконого темного.

– Танцующих мертвецов, – буркнул Мак, поднявшись из-за стола. Сполоснув руки и лицо, он вернулся за стол. Не притронувшись к еде, он первым делом взял в руки рукопись и открыл на первой странице.

– Что ты читаешь? – спросила Ашри, сноровисто разделывая ногу птицы с помощью ножа и вилки.

– А? Это? Так, одна старая рукопись, – не отрывая взгляда от книги ответил Мак. – Четвертый шаг Уриная. Рукопись «Путь богов».

Мак продолжил чтение, не поднимая взгляд, поэтому не видел, что Левитания вылупила на него глаза, а Ашри замерла с наколотым на вилку кусочком мяса.

– И что там пишут? – сглотнув поинтересовалась азиатка.

– Что пишут? – вздохнул темный ученик откладывая в сторону рукопись и беря столовые принадлежности. – Пишут, что мне придется умереть...

На первой странице трактата была надпись "если ты это читаешь, то уже прошел третий шаг и умер


* * *

Конец второй книги.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Вишневский Сергей Викторович » Такая жизнь.