Название книги в оригинале: Олие Ольга. Ведьма по ошибке [СИ]

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Олие Ольга » Ведьма по ошибке [СИ].





Читать онлайн Ведьма по ошибке [СИ]. Олие Ольга.

Ольга Олие

ВЕДЬМА ПО ОШИБКЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

ГЛАВА 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Ночь, как назло, выдалась слишком яркой. Полная луна не давала остаться незамеченной. Сегодня все было против меня. Заказ сорвался. Точнее — меня попросту решили сдать стражам. За что? Это мне ещё предстояло выяснить, если я смогу спастись, конечно. Что с каждой секундой становилось мало вероятнее. Погоня приближалась. Мне казалось, я слышу дыхание преследователей совсем рядом. Вот чувствовала же, нельзя браться за этот заказ, но мой напарник умел убеждать. И в этот раз его красноречие сыграло свою роль. А если быть кристально честной с самой собой, то мои чувства к напарнику стали решающими. Он знал о моей влюбленности и пользовался ею на полную катушку. Иногда мне казалось, скажи он броситься с обрыва, наверное, так и поступила бы.

А ведь я тогда ещё засомневалась, стоило Дейрату озвучить задание, в груди все сжалось от неприятных и тревожных ощущений. Но мне не хотелось расстраивать Дея, чем-то для него этот заказ был важен: я видела, каким азартом горели его глаза, словно в предвкушении. Мне бы уже тогда задуматься, но я была слишком ослеплена чувствами, за что сейчас приходилось расплачиваться.

Забравшись в кустарник, застыла и прислушалась. Недалеко раздавались голоса, но о чем говорили, я не понимала, язык оказался мне не знаком. Прикрыла глаза, пытаясь вспомнить тот злополучный день и проанализировать происходящее. Вдруг получиться найти ниточку, по которой смогу понять, кому я перешла дорогу.

Неделю назад…

— Шейра, представляешь, я сегодня получил отличный заказ. Легкий, но принесет нам кучу денег, — ворвался с утра в мою комнату напарник, по совместительству друг и человек, которого я любила вот уже три года.

— Легкое не может быть таким прибыльным, — пытаясь проснуться, ворчливо отозвалась в ответ. Протерла глаза, привстала на кровати. — Излагай. Заинтриговал ты меня, — благосклонно разрешила и не сдержала зевка. Ненавижу, когда меня будят в такую рань.

— Тебе всего-то предстоит забраться в охотничью сторожку барона Ксандрэ, вытащить из тайника карту и принести мне, — довольно оскалился Дейрат. Я в этот момент разглядывала его самого: темноволосый, всегда ухоженный, истинный аристократ, прямой нос, чувственные губы, когда улыбался, на щеках появлялись ямочки, от которых я с трудом отрывала взгляд. Одет всегда с иголочки. Как часто я ловила на нем многочисленные взгляды девушек и женщин. И он всем отвечал улыбкой.

— Сторожка — это огромный особняк больше нашего как минимум втрое? — хмыкнула, осознав, что пауза затянулась. Напарник сперва досадливо скривился. Он всегда так делал, стоило кому-то упомянуть о благосостоянии других, а не его собственного. Сколько помню, Дей помешан на деньгах, выросший в семье обнищавшего аристократа, он стремился вернуть не только могущество семьи, но и заработать много денег. Проблема была в том, что они у него не задерживались, потому что друг любил пускать пыль в глаза, демонстрируя всем и каждому, насколько он богат.

Сначала я не понимала, зачем ему это надо. Но позже до меня дошло: он стремился доказать тем, кто некогда его отверг или не признал, насколько он смог подняться за эти годы. Естественно, обо мне нигде не упоминалось, на балы и развлечения меня не брали, а если такое «счастье» и выпадало, то только в случае очередного заказа, где напарник отвлекал народ, а мне доставалась самая сложная задача. Сам Дей за все время ни разу не замарал свои аристократические руки ни воровством, ни убийством, даже в драках замечен не было. Я хмыкнула. Зачем ему напрягаться, если для этого есть другие?

— Шейра, не отвлекайся на мелочи, — строго заметил Дейрат. — Где ты витаешь? Я тебе о деле говорю, а ты о посторонних вещах думаешь. И вообще… Какая разница, какого размера сторожка. Тебе передали план, где находится карта. От тебя требуется только забрать ее и принести мне. Все. Остальное не твоя забота.

— Дей, тебя ничего не смущает во всем этом? — нахмурилась, ощутив тревогу. Она все больше разрасталась, мешая дышать.

Я не понимала, как напарник со своей хваленой интуицией, в наличии которой я всегда сомневалась, мог согласиться на такой заказ? Да от нее же за много лье несет чем-то нехорошим. Присмотревшись, заметила, как блестят глаза молодого мужчины. Его окрыляла сама мысль об этом заказе. Чем? На этот вопрос мне очень хотелось знать ответ.

— Шейра, что тут может смущать? — начал злиться напарник. — Я же сказал, в сторожке никого не будет. Ловушек там нет. А даже если заказчик нас обманул, ты же их почувствуешь. На это твоего дара вполне хватит.

— Все равно мне не нравится этот заказ, — уперлась я. — Если карта так ценна, почему ее оставили без присмотра? И куда это вдруг денутся все слуги? Сам хозяин их специально уберет, чтобы воришка смогла беспрепятственно стащить сокровище? Не верю! Тут что-то не так.

Глаза собеседника полыхнули. Он явно пребывал в ярости. На миг прикрыв веки, вздохнул, словно успокаиваясь, снова открыл. Его лицо словно засветилось. Не люблю, когда он так делает, в такие моменты я готова согласиться на что угодно. Лучше бы продолжал спорить и доказывать, в этом случае я бы обязательно докопалась до правды.

— Прекрати паниковать, говорю же, тебе не о чем беспокоиться, все пройдет как надо, — улыбнулся напарник и потрепал меня по щеке. — Милая, ты же знаешь, я никогда не стал бы тобой рисковать. Ты мне слишком дорога.

Наверное именно эти слова сыграли решающую роль, и я сдалась, пообещав выполнить этот дрыхров заказ. Довольный Дей покинул меня, давая возможность досмотреть сон. Но ни о каком сне я больше не могла думать. Моя голова оказалась забита мыслями о предстоящем заказе. Чем больше я о нем думала, тем больше сжимало мою грудь стальное кольцо.

Нет, определенно с ним что-то не так. И я уверена, впоследствии сильно пожалею о своем согласии. Но разочаровывать напарника отказом не хотелось.

Всю неделю я собирала информацию о бароне, следила за сторожкой. Народу в ней оказалось много. Я насчитала трех поварят, одного главного повара, экономку, дворецкого, трех служанок, двух конюхов и семь стражников. Интересно, куда и под каким предлогом их вынудят покинуть сторожку? Чувство подставы не желало отпускать, напротив, оно все больше увеличивалось.

Пока наблюдала, пыталась перебрать разные варианты, из-за чего так тяжело на душе. Но никаких вариантов не было. В памяти всплыла наша первая с Деем встреча. Я осталась одна после смерти родителей. Они тоже состояли в гильдии наемников, но занимались сложными заказами, не связанными с воровством. У них была другая специфика, в которую меня не посвящали. И после даже глава не открыл правду, только выплатил мне довольно приличную компенсацию, на которую я и купила дом, потому что наш сгорел.

Вечером я зашла в паб, чтобы напиться с горя. Я в тот момент просто не знала, куда мне податься, так как практически ничего не умела. Родители всегда были заняты, а мной занимались их друзья: воры и наемники-телохранители. Потому ничего удивительно не было в том, что я стала воровкой, для телохранителя навыками не вышла. Но идти на дело одной было страшно. Заказ мне никто не давал, а до элементарных карманников я не опускалась.

В пабе ко мне подсел молодой и интересный юноша. Сперва хотела отделаться от него побыстрее, но чем-то он смог меня заинтересовать, и я заслушалась. Слово за слово, он предложить работать в паре. Сперва решила, что это какая-то проверка и отказалась. Уже позже, после недельной проверки Дея, глава гильдии дал разрешение на совместную работу. Хотя я все ещё сомневалась, но было решено попробовать.

Первых два-три раза меня страховали мои товарищи. Осознав, что опасности нет, и Дей действительно толковый организатор, мои наставники меня оставили, пожелав удачи. А мы стали работать с напарником, притом довольно успешно. Я расслабилась, решила, что все будет отлично. В последнее время ещё и завязать со всем решила, благо денег хватало. Мы отлично заработали с напарником. Будь моя воля, я бы отказалась от этого заказа. Вот хоть убейте меня, но смущал меня он. Не хотела его выполнять, на душе становилось все тяжелее.

Дея моя интуиция впервые не волновала. Как ни пыталась его отговорить, мои слова словно об стену разбивались. Напарник злился, он уже не убеждал, а фактически приказывал, чтобы я добыла эту драхтрову карту.

— Неужели тебе настолько плевать на мои предчувствия? Ты же всегда к ним прислушивался? — Это была последняя попытка переубедить Дея.

— Всегда, но не сейчас. Я уже взял задаток, возвращать его не намерен. К тому же, тебе создали все условия, просто пойди и возьми то, что сказано, — сквозь зубы процедил юноша. — А потом можешь быть свободна. Ты же решила завязать? Я тоже. Но этот заказ, как прощальный подарок, ты выполнишь.

Отвечать и убеждать ещё в чем-то больше не стала. Я видела, насколько это бессмысленно. Дей ничего не хотел слышать. Он уперся рогом, стоял на своем. Будь его воля, сам бы меня туда затащил. Но он не занимался воровством, только брал заказы и рассчитывался с заказчиком. Вечером решающего дня я впервые соврала напарнику, сказав, что иду развлечься перед бессонной ночью. Нервишки шалят.

— С ума сошла? Какое развлечение? — возмутился напарник. — Тебе отдохнуть надо перед вылазкой.

— Вот развлекусь и отдохну, — спокойно отозвалась и глянула на часы. — Может, это в последний раз.

Пока Дей хватал ртом воздух, пытаясь убедить меня в обратном, я подхватила ридикюль и сбежала. Только вместо того, чтобы отправляться в увеселительные заведения, помчалась к сторожке, на ходу скидывая платье. Его я скрутила и спрятала в ямке, выкопанной заранее. Туда же отправился ридикюль. Оставшись в облегающем черном комбинезоне, добежала до своего наблюдательного пункта. Вовремя. На пороге дома застыли слуги. До меня донеслись голоса:

— И что хозяину сегодня в голову взбрело? С чего вдруг он решил отправить нас по домам?

— А то непонятно? Наверняка какую замужнюю дамочку изволит привести. Они же все скрытные, чтоб не дай высший, супружник не узнал. Вот и перестраховывается.

— И то правда, только зачем вызвали…

Дослушать, кого и зачем вызвали, не получилось. На крыльце появился хозяин сторожки. Слуг как ветром сдуло. Я выругалась про себя. Наверняка подстава. Первой мыслью было то, что вызвали стражей для охраны. Но время шло, а никто не появлялся. Слуги и сам хозяин действительно покинули сторожку. Вот только я не заметила, когда покидали дом охранники. Раньше хозяина они уйти не могли. Значит, все еще внутри?

Что же мне делать? Соваться в дом — чистое самоубийство. Но другого выхода у меня не было. Я тешила себя надеждой, что ошиблась и пропустила уход стражников. Прислушалась. До меня не донеслось ни звука. Я осторожно двинулась вперед. Сегодня решила изменить своим привычкам и забраться в дом через окно. Благо заметила одно из них открытым, да и ветки вьющихся растений мне показались прочными.

Добежав до дома, снова прислушалась. Чувство опасности вопило так, что впору было уши зажимать, за заслонку ставить, чтобы сердце не выскочило из груди. Как жаль, что я не обладаю большим потенциалом, тогда смогла бы заметить и отследить магические ловушки, а так придется полагаться только на интуицию, ну или на свой слабенький дар.

Я все стояла и размышляла, как быть. Внутреннее ощущение толкало меня обратно. Ноги сами делали мелкие шажки назад. Пришлось мотнуть головой, собрать свою волю в кулак. Я же обещала Дею принести карту, для него это важно. Значит, я не могу его подвести.

Подергав ветки, убедилась в их прочности и поползла наверх. Нужный мне кабинет располагался на третьем этаже. Если судить по открытому окну, то мне надлежало пройти еще три комнаты. Что ж, сначала надо забраться внутрь, а там решу, как быть и что делать.

Все шло слишком гладко. Данный факт не давал покоя. Да-да, я помню, напарник говорил, что мне можно было смело войти через главный вход и ничего не бояться, но я сомневалась в его словах. Опять-таки, впервые они меня насторожили, а не успокоили.

Оказавшись в коридоре, вся обратилась в слух. Тишина давила. Пришлось на миг остановиться и прислушаться. Да, ни звука. Ни скрипа. Дом будто вымер. Словно я попала… Куда? Додумывать не стала, чтобы не накручивать себя еще больше. Оглушающая и нереальная тишина. Ни одной ловушки на моем пути не возникло. Чужого присутствия не ощущалось. Совсем. Может, все действительно не все так плохо, как я себе напридумывала? Ладно. Сначала надо закончить дело, а потом анализировать свои ощущения.

Дверь в кабинет легко открылась. Я проскользнула внутрь. И ахнула. Тайник нараспашку. Внутри пусто. Я готова была заорать от злости. Но тут на дне тайника что-то блеснуло. Я быстро приблизилась и схватила маленький записывающий кристалл. Как же воришка, орудовавший до меня, не заметил такую мелочь? Но сейчас мне стоило срочно покинуть особняк. Чувство опасности обострилось. В коридоре раздались шаги. Попала. Быстро распахнув окно, зацепилась за подоконник и наугад прыгнула к веткам. Ободрала руки в кровь. Сбила колени, больно ударившись о стену. Но только стиснула зубы и продолжила спуск.

Ограду перемахнула без особых усилий. И бросилась бежать. Вот она, подстава. До меня успели карту украсть. Кто это сделал, сказать сложно, но факт кражи налицо. Доказать, что я ее в глаза не видела, не получится, свои же меня и обвинят в укрывательстве и крысятничестве, а это самое страшное, на что может пойти вор-наемник. Таких изгоняли, о заказах можно забыть. Свои же меня сдадут страже, значит, в гильдию дорога закрыта. И, к сожалению, не домой, так как понимала: туда мне тоже нельзя. Напарник затеял свою игру, в которой мне места нет.


* * *

Сидя в кустах, перевела дух. Выскочила и снова побежала, не оглядываясь, но подальше от голосов. Когда дыхание окончательно сбилось — сколько же я бежала? — остановилась. Огляделась. Куда меня занесло? Когда осознала — кровь застыла в моих жилах. Проклятое место. Здесь на протяжении нескольких веков сжигали чернокнижников и ведьм. И сейчас я, кажется, попала как раз на казнь. Что же делать? Назад дороги нет, там меня наверняка ждут. Знают, деваться мне некуда, дорога здесь одна. Обойти или скрыться некуда: с одной стороны непроходимая чащоба, с другой — болота. Выход один: подойти ближе к месту казни, а там попытаться затеряться между инквизиторами и толпой любопытных. Пусть их мало, но может мне повезет.

Я украдкой придвигалась ближе. Стали различимы голоса. Повеяло жаром. Под ногами раздался хруст. Опустив голову, заметила медальон на тонкой цепочке. От него не ощущалось никакого магического фона. Я смело подняла его и попыталась рассмотреть. Фиолетовый камень в виде капли огранен в причудливую золотую вязь тонкой ювелирной работы. Завитушки шли по основанию и на навершии, по самому камню, словно тончайшие нити струились. Красиво и необычно.

Найденная вещица привлекала, манила. И хотя меня с детства учили, что нельзя подбирать что попало, так как обычно многие вплетают в такие вещицы свои проклятия или собственные беды, чтобы убрать их от себя и передать другому, но сейчас я никак не могла расстаться с медальоном и выбросить его.

Впереди раздался вскрик. Не думая ни о чем, быстро повесила медальон на шею. На миг мне показалось, что он нагрелся. Но сейчас мне больше занимало действо, разворачивающееся на поляне. Отодвинув ветви, замерла.

На высоком деревянном помосте стояла привязанная к столбу женщина. Ее красота слепила. Длинные белые волосы развивались на ветру. Зеленые глаза ярко светились. В них не было страха, только насмешка. Несмотря на свое положение, женщина выглядела королевой над всеми собравшимися. Невольно я прониклась к ней уважением. Ведьма? И что? Не может эта женщина причинить вреда. Да, это снова моя интуиция, но я была в ней просто уверена.

Едва оторвавшись от разглядывания осужденной, а судя по тому, что ее уже приготовили к казни, мои выводы оказались верны, перевела взгляд на остальных присутствующих. Перед ведьмой, скрестив руки на груди, находился инквизитор. Он зачитывал свиток с указанием вины подсудимой. Я не вслушивалась в его слова. Мое внимание привлекли губы женщины. Она беззвучно что-то шептала. При этом мне показалось, что смотрела она на меня. Я нахмурилась, присмотрелась. Видимо, на моем лице отразилось сомнение, потому что незнакомка едва заметно кивнула, продолжая пристально смотреть на меня.

По телу прошел озноб. Стало страшно. За всю свою недолгую жизнь мне никогда не приходилось сталкиваться с ведьмами. Они жили обособленно. А мы, простые горожане столицы Веркандии, славного города Сэйажа, обходили стороной районы ведьм. Даже зелья и настойки я предпочитала всегда покупать через третьих лиц, чем напрямую связываться с этими дамами.

— Наэза Валтинош, признаешь ли ты свою вину? Желаешь ли облегчить душу перед признанием?

Голос у инквизитора оказался хорошо поставленным, сразу ясно — он привык повелевать. Но ещё я уловила в нем досаду. Жаль, его лица не удалось разглядеть, он стоял ко мне боком, еще и в длинном балахоне, на голове капюшон, правда натянут он был до половины, открывая лобную часть и само лицо, для меня так его половину.

— Вину в чем? В том, что отказала аристократу, затаившему на меня злобу? Где же ваша хваленая справедливость? Или она распространяется только на богатых? А жертв произвола легко обвиняете в черном колдовстве и сжигаете? Да будет вам известно, я за всю свою семисотлетнюю жизнь ни разу никому не причинила вреда. Моя вина только в том, что не дала себя обесчестить. Но вам этого не понять. Защищайте и дальше ваших аристократов, ваша душа будет мучиться в чистилище.

Слова женщины на миг поколебали уверенность инквизитора. Но ропот толпы, явившейся на сжигание, сделал свое черное дело. Сначала он затравленно огляделся, но ощутив поддержку распаленной толпы, тут же приосанился и гордо вскинулся. Мужчина дал команду. Несколько молодых людей поднесли факелы к соломе, раскинутой у ног ведьмы.

Огонь начал разгораться слишком быстро. Я снова оказалась в плену глаз женщины на столбе. По ее губам прочла:

— Повторяй за мной… — Если и удивилась, то вида не подала. Сейчас все казалось правильным и необходимым. Для чего? На этот вопрос мне ещё предстояло получить ответ. — Витэрно энтаро вэртуэ…

Слово в слово я все повторила, стараясь не ошибиться. Огонь охватил тело ведьмы, застывшей с блаженным выражением лица. Я будто ощущала жар, на миг возникло чувство, что это меня сжигают, а не ее. Но в следующую секунду стало немного легче. Мне в грудь словно поток воздуха ударил, входя внутрь. Я зажала себе рот ладонью, что бы не закричать. Искусала руку до крови. Глаза не отрывались от синих омутов ведьмы. Она улыбалась. Внутри разгорался огонь. Меня выжигало. Легкий ветерок над головой шептал что-то ласковое, только позже я осознала, это были слова ведьмы, она помогала мне, как могла. Закончилось все слишком резко. Я будто ощутила пустоту. Упав на землю, скорчилась.

Вдруг до меня донесся истеричный голос явно молодой девушки:

— Нет! Наэза! А как же сила? Ты обещала передать ее мне…

Но женщина на столбе была мертва. Она не слышала девушку. А до меня вдруг дошло: я получила чужую силу по ошибке. Меня наверняка перепутали с этой девушкой.

С трудом поднявшись на ноги и схватившись за ствол дерева, чтобы снова не свалиться, собралась позвать юную ведьму и рассказать ей обо всем. Но тут произошло непредвиденное — она накинулась на инквизитора с кулаками.

— Ты же обещал, что ее сила будет моей. Обещал. Но не выполнил. Не сдержал слова. Я тебе помогала зря?

— Ты опоздала, Фрита, — холодно отчеканил мужчина. — В этом только твоя вина. Да, мне жаль, что такое могущество не досталось никому. Но тут уже ничего не изменишь.

— Ненавижу тебя, — зашипела девушка. Ее лицо исказилось. Красота превратилась в уродство. У меня пропало всякое желание сообщать об ошибке. Особенно после ее признания в помощи. Не думала, что ведьмы способны на предательство, я читала о них, как о самом сплоченном клане-ковене-роде. А на деле оказалось…

В глазах потемнело. Я готовилась свалиться на землю, но в последнюю секунду почувствовала, как меня подхватывают на руки. Бояться не оказалось больше сил, я была слишком измучена. Странным образом мне удалось считать ауру незнакомца. Угрозы от незнакомца не исходило, потому решила довериться ему. Сама уплыла в блаженную тьму, правда успела предупредить:

— Нельзя туда… Ждут… Стражи…

Ответа уже не слышала. В ушах прозвучал отчетливый хмык со смешком.


* * *

Очнулась на мягкой кровати. Тело стало легким, ничего не болело. Я потянулась, улыбнулась, распахнула глаза и тут же вскочила. Воспоминание потоком обрушилось на меня. Значит, это был не сон. Меня и правда решили подставить. А ещё была ведьма, ее сила, костер и незнакомец.

— Где я? Что происходит? — кому задавала вопросы и сама не знала, рядом ни одной живой души. Светлая и просторная комната вся светилась. Мелкие искры кружились под потолком, иногда стремительным потоком срываясь вниз, словно снежинки падали. Достигая пола, вспыхивали и исчезали.

Я так засмотрелась, что не расслышала шагов позади себя. Вздрогнула, когда приятный баритон осведомился:

— Как ты себя чувствуешь? Есть хочешь?

— Нормально. Да, хочу, — обернувшись, уставилась на молодого мужчину лет тридцати. Короткие темные волосы едва достигали плеч. Пронзительные синие глаза, казалось, пытались добраться до потайных уголков души и все там рассмотреть. Тонкие губы кривились в усмешке. Мужчина оказался приятной внешности. Дорогая и добротная одежда не оставляла сомнений, к какому социальному классу относится мой спаситель… Или тюремщик. С этим пока не разобралась.

— Кто вы? Где я нахожусь? И как вам удалось… — не договорив, прикусила язык. Дрыхт, едва не проговорилась. Рано ещё откровенничать, я даже не знаю, что задумал мужчина.

— Меня зовут Хаэ, я буду тебя обучать, сама ты не справишься с тем потоком силы, что свалился на тебя, — пояснил незнакомец, спокойно выдерживая мой взгляд.

— Какой силы? — мне хотелось узнать, как много знает хозяин дома. — Вы что — то путаете, я слышала, как одна из ведьм кричала, что сила сгорела вместе с той женщиной на костре.

— Все именно так и думают, — тепло улыбнулись мне. Мгновение. Незнакомец рядом со мной. Он осторожно подцепил подвеску на моей шее и прошептал: — Это я оставил путеводный камень для тебя. По нему Наэза определила, кому передаст свою силу.

Я недоверчиво смотрела на странного незнакомца. Как он мог что — то оставить для меня, если мы встречаемся впервые. На лица у меня была отличная память, потому я бы его точно запомнила, если бы встретила хоть раз.

— Очень интересно, откуда вы узнали, что именно я найду амулет? К тому же, как я поняла, все вообще получилось случайно, — во мне проснулась язвительность.

— Шейра, я пророк, — тихо прошептал мужчина. Мои глаза увеличились в размерах. И было от чего. В нашем мире пророков избегали. Они могли заранее узнать о том, что многие пожелали бы скрыть. Потому, как только магическое бюро наблюдений узнавало о таком даре, носителей изолировали от общества. К ним обращались в случае крайней нужды.

— И как вам удалось сохранить свой дар втайне? — подозрительно осведомилась я. Одна часть меня сразу же поверила собеседнику, вторая — самая вредная — продолжала искать опровержения словам. И пока не находила.

— Только благодаря Наэзе, она моя мать, — глухо отозвался Хаэ. — Я смог предсказать подлость одной из ее воспитанниц. А потом увидел тебя, тоже едва не пострадавшую от предательства близкого человека. И мать решила помочь тебе.

— Но она говорила о каком — то аристократе, — вспомнила слова ведьмы.

— Говорила. Она не хотела раскрывать мой дар. Только с помощью пророка можно было узнать о подлости Фриты, она умело провернула свою игру. Потому мать и не отдала ей силу.

— А что мне теперь делать? — схватившись за голову, застонала. — Ты сказал, я пострадала от предательства близкого человека? — дошло до меня. Хаэ кивнул. — Напарник? Он единственный оставался самым близким для меня. Но почему? За что?

— Ты стала не нужна, превратилась в обузу. Твой напарник женится, ему нужны твои деньги. Все деньги, которые ты скопила за пять лет. Там ведь немаленькая сумма?

У меня будто весь воздух выбили из легких. Первое ощущение — неверие. Но чем больше я об этом думала, тем хуже мне становилось. Так вот почему он не хотел, что бы я шла развлекаться? Это не забота обо мне, а элементарная жадность, что я потрачу лишние пять-семь риеров. Именно столько обычно уходило у меня на выпивку.

— Я всегда мало тратила на себя, еду Дей приносил из трактира, где служит управляющим. Наряды мне особо не нужны, я редко хожу по балам, мне это не интересно. Потому за три года скопила… — прикрыв глаза, выдохнула: — …Сто пятьдесят реузов.

— Ого! Хватило бы на небольшую деревню, — восхитился Хаэ. — Теперь я понимаю, почему Дей пошел на подлость.

— А я не понимаю, — мотнула головой. — На что он надеялся? Ведь под пытками я могла бы рассказать о нем. И тогда на его счастливой жизни можно поставить крест.

— Шейра, тебя не собирались пытать. Даже доводить дело до суда никто не собирался, — на грани слышимости отозвался Хаэ. Я не удержалась и присела на кровать. Ноги затряслись. Меня собирались убить? Глупый вопрос. Конечно, именно это и планировалось. Потому стражники и прятались в сторожке.

— Сколько дней я здесь? — рвано выдохнув и собравшись с мыслями, спросила я.

— Свадьба, точнее помолвка, состоится через две недели, — прекрасно поняв мои мысли, отозвался мужчина. — Мы приглашены.

— Что? Как? — А мой будущий учитель полон сюрпризов.

— Шейра, все очень просто. Я — барон Витаньер, правая рука короля, — только усилием воли я удержалась от возгласа. — Ты побледнела. Не стоит так волноваться. Я не собираюсь сдавать тебя стражам.

— Ты, тот самый советник, о беспощадности которого ходят слухи? — едва выдавила из себя.

— Нет, ты сейчас имела в виду князя Хортонского. Он действительно, говорят, не имеет чувств. Мне с ним по долгу службы почти не приходится связываться, у нас разные обязанности. Он — глава магического сыска. А я больше по спорным вопросам, дрязгам и налогам, — пояснил собеседник. Легче от этого не стала. К тому же закрались смутные сомнения по поводу моей роли в этой игре.

— А что же ты от меня хочешь? В альтруизм я с детства не верю. Как погибли родители, так жизнь мне быстро подкинула несколько уроков, — язвительно отозвалась и пристально посмотрела на собеседника.

Мужчина окинул меня не читаемым взглядом. Ни на секунду не задумавшись, только полыхнув яростью от воспоминания, ответил на мой вопрос:

— Я всего лишь хочу наказать некую особу, по чистой случайности являющейся на данный момент невестой уже твоего напарника, хотя до недавнего времени числилась моей будущей супругой, — взгляд Хаэ стал холодным и колючим. — Именно она подбила Фризу на подлость, добавив чар. И как их снять, я не представляю.

— Ты любишь эту девочку, — догадалась я, представляя, какие муки сейчас испытывает мужчина: смерть матери из-за подлости любимой, которую зачаровали. Это ужасно.

— Да, очень. Но сейчас мы не можем быть вместе. Она фактически убийца.

Хаэ прикрыл глаза, лицо исказилось мукой. Чтобы как-то поддержать собеседника, положила руку на его ладонь. Тепло прошило мое тело и устремилось к мужчине.

— Достаточно, — улыбнулся он, открывая глаза. — Спасибо. А сейчас тебе необходимо поесть и идем заниматься. Нам многое предстоит успеть за две недели.

Я быстро перекусила. В данный момент на второй план отошло многое, в том числе и предательство Дея. Моя жизнь разделилась на два периода: до получения силы и после. Пусть я и стала невольным сосудом, но постараюсь оправдать такой дар. О нем я мечтала всю свою сознательную жизнь. И впервые желание исполнилось. Новая сила бурлила во мне, требуя выхода. И мне становилось немного страшно. Пару раз, всплеснув руками, едва не подожгла скатерть на столе, потоком воздуха опрокинула стулья. Хаэ только посмеивался, но посоветовал:

— Шейра, пока расслабься и не делай резких движений. А то нам негде станет жить.

— А как ты собираешься обучить меня за две недели тому, чему многие учатся годами? — Этот вопрос меня волновал больше всего.

— Поверь, у меня свои методы обучения. Всему я тебя не обучу, но о контроле силы успею поведать и несколько заклинаний подсказать, они всегда пригодятся.

— А почему именно две недели? Почему не месяц, не два? — поинтересовалась, чувствуя подвох. И не ошиблась.

— Нам необходимо попасть на бал во дворце короля, на нем и будет объявлено о помолвке твоего напарника и… — Хаэ сглотнул. — Моей невесты.

— А какое они имеют отношение к королю? Почему именно на балу будет помолвка?

— Татила — племянница короля, как говорят, паршивая овца в семье. Несколько раз Его Величество пытался сбагрить племянницу замуж, но каждый раз из-за ее подлостей свадьба срывалась. Сейчас монарх лично пристально наблюдает за племянницей, что бы в этот раз ничего не помешало.

— Хм, а ведь они с Деем отличная пара. И как мы можем их наказать? Мне кажется, их свадьба — уже наказание


убрать рекламу







для предателя и убийцы, — задумалась и напрягла извилины.

— Конечно, так и есть, но у меня есть ещё одна идея, — Хаэ весело подмигнул. — Помолвка, а сразу за ней и свадьба состоится в один день. Знаю-знаю, так не делается, — заметив мой удивленный взгляд, замахал руками учитель. — Но с Талиной больше рисковать не хотят, вот и решили сбагрить ее как можно быстрее замуж. Потому и отошли от канонов.

— Но как Дей стал ее женихом? — этот момент почему — то волновал больше всего. Хотя я не понимала, зачем мне об этом знать.

— Не знаю, этот момент прошел мимо меня. А вот слухи о помолвке распространились далеко вокруг, — ответил наставник. Что ж, может быть, когда-нибудь я и узнаю ответ на данный вопрос. А пока еще один требует ответа.

— Ты так и не сказал, каким образом ты решил совершить месть? — напомнила я. — Думаю, получится ли у нас, можно не спрашивать? Ты ведь пророк и все знаешь заранее.

— Не все, к сожалению, многие, жизненно важные моменты, для меня бывают недоступны. Один их них — наша затея, — поведал мужчина, нахмурившись. — Понимаешь, я не все вижу, то, что хотел бы узнать больше всего на свете, остается для меня темными расплывчатыми пятнами. И не знаю, чем грозит нам наша затея. Но плохого предчувствия нет. Значит, у нас все получится.

— Но в чем она заключается, ты мне, наконец, расскажешь? — в который раз задала вопрос.

— Об этом я расскажу тебе позже, — пообещали мне. Пришлось смириться с данным фактом. — А сейчас, если ты поела, не станем терять времени. И пойдем заниматься.


* * *

Две недели пролетели, как один миг. Хаэ действительно оказался прекрасным учителем. Он вкладывал в мою голову знания, требуя практики на полученную теорию. Мне стало легче контролировать чужую силу. Более того, я с ней практически сроднилась. И стала увереннее ею пользоваться.

За день до назначенного времени, учитель повел меня по лавкам. Я шла по улице и настороженно смотрела по сторонам. Мне казалось, что за мной следят и вот-вот схватят те, кто за мной тогда гнался.

Найденный маленький записывающий кристалл я не показала даже Хаэ. Но не потому что хотела скрыть информацию, а потому что попросту забыла. Еще интереснее стало, когда попыталась понять, кто и зачем его туда положил.

Мимо проскочил разносчик газет. Он выкрикнул очередную новость дня, посмотрел на меня, я едва удержалась, чтобы не спрятаться за спину своего спутника. А все из-за того, что тот мальчишка меня хорошо знал, я частенько покупала у него газеты, особенно после очередного успешно выполненного дела.

— Ты чего такая нервная? — не выдержал мужчина, когда я в очередной раз стала оглядываться.

— Боюсь преследования, — честно призналась и снова оглянулась. Мальчишка потерял к нам интерес. С радостью осознала, что меня он не узнал, или сделал вид, будто мы незнакомы.

— Шейра… — с упреком глянул на меня учитель. — Как давно ты смотрелась в зеркало?

— Странный вопрос, — насупилась и сообразила, а ведь я в него вообще не смотрелась. С самого первого дня пребывания у Хаэ мой график не предполагал ни одной свободной минуты: подъем, быстрые сборы: затянуть волосы, гигиенические процедуры, душ. И смотреться в зеркало просто не успевала. Его и не было в моей комнате.

— Ясно, — заметив мои размышления, ухмыльнулся собеседник.

— А причем тут зеркало? — не совсем поняла я.

— С новой силой у тебя изменилась и внешность, — пояснили мне. — Значит, тебе не о чем волноваться. Узнать тебя никто не сможет. Более того, по последним новостям мне удалось узнать, что ты погибла.

— Как? Меня же не догнали, — не поверила я. — Те, кто за мной гнались, не смогли меня убить.

— Они посчитали, что ты сгинула в болоте, так как шли по твоим следам и ничего не обнаружили.

— Постой, а как мне вообще удалось вырваться? Как ты меня вынес? — мои глаза округлились. Ведь он же должен был пройти мимо моих преследователей.

— Это было легко. Они тебя не узнали. Ты для них фонтанировала, как ведьма, а не воровка со слабым даром, — пояснил учитель. Я облегченно выдохнула. — Да, у меня поинтересовались, почему ты без сознания, пришлось всем сказать, что впервые присутствовала на казни и не вынесла такого зрелища.

— Тебе поверили? И даже не потребовали показать? — удивилась, подавшись вперед. Наставник хмыкнул.

— Еще бы они потребовали. Ты забыла, кто я? — добавив в голос немного пафоса, отозвался мужчина.

— Теперь расскажешь, что мы на балу станем делать? — попросила и тут же застыла. Хаэ привел меня в самую дорогую лавку, куда меня даже не пускали никогда.

— Надеюсь, вечером мне доставят нужный кристалл, тогда обо всем и расскажу, — пообещал мой спутник, открывая передо мной дверь. И в этот момент я скорее почувствовала, какой именно камень нужен Хаэ.

— Не доставят, если он из особняка, где я побывала, — шепнула напоследок, входя внутрь. Глаза разбежались. Столько нарядов я еще никогда не видела.

Все время, пока я выбирала платье, беседовала с хозяйкой, лично вышедшей нам навстречу, Хаэ сверлил меня взглядом. Его снедало нетерпение. Я физически ощущала, как напряжен мой спутник.

Определившись с нарядом, учитель расплатился. Мы вышли из лавки. Мне пришлось затормозить, так как меня схватили за локоть.

— Шейра, что ты имела в виду? Почему я не дождусь свой заказ?

— Потому что он у меня, — спокойно отозвалась, но пришлось пояснить, так как глаза собеседника увеличились в размерах. — Когда я не нашла карты, заметила маленький кристаллик. Его и прихватила. Чего добру пропадать? Зря я, что ли, лезла в особняк?

— И он все это время был у тебя? — хлопнул себя по лбу Хаэ. — А почему ни разу не обмолвилась и ничего не рассказала?

— Так к слову не пришлось, да и забыла я про него, — честно отозвалась и усмехнулась. — А что на нем?

— Ценная и полезная информация, способная уничтожить мою бывшую невесту и твоего напарника. Во всяком случае рудники лет на двадцать им точно обеспечены.

Мы дошли до дома, меня терзали смутные мысли и беспокойство. Достав маленький камушек, протянула его учителю. Он тут же присел в кресло и вставил кристалл в маленький аппарат для считывания информации. Сначала вокруг моего трофея образовалось голубое свечение, потом луч света будто выстрелил в потолок и… Я затаила дыхание. Дей вместе с Талиной. Они стояли около шара и переговаривались с кем-то.


* * *

— Примите заказ, — властно произнес напарник. — Улица Сертье, дом десять. Там сегодня произойдет кража. Воровку необходимо убить.

— И ещё один заказ, — проворковала невеста Дея. — Через две недели во дворце бал. Я хочу, чтобы устранили главного советника короля.

— …

— Мне плевать, сколько это будет стоить. Не будет его, я смогу, наконец, добраться и до дядюшки. Вы принимаете заказ?

— …

— Отлично. Оплата после удачного выполнения, — надменно произнесла Талина и отключила шар.

— Ты правда считаешь советника помехой? Не проще ли сразу с короля начать? — с сомнением протянул Дей.

Я поразилась, насколько сейчас его голос отличался от того, как он разговаривал со мной. Если в разговоре со мной он всегда был немного властным, нахальным, немного развязным, то перед этой особой едва ли не стелился, еще и лебезил. Фу! Не хотела бы я его увидеть таким воочию. Меня бы стошнило. Я продолжила смотреть на изображение.

— Этот проныра не позволит. У него нюх, как у собаки. Он будто мысли читает. Поэтому помехи надо устранять, — холодно отозвалась девица.

— А почему бы не воспользоваться тем же способом, что и с ведьмой? — не унимался мужчина.

— Потому что результат может быть непредсказуемым. Та дура, которая должна была получить силу и передать ее мне, ее не получила. Как итог: убийство ведьмы оказалось пустым. Не хочу, что бы то же самое произошло и в этот раз, нам нужны надежные гарантии.

— А чем тебе король не угодил? — не до конца осознал задумку невесты Дей.

— Ты идиот или прикидываешься? — Талина топнула ногой от досады. — Наследников у него нет. В случае смерти «любимого» дядюшки, корона достанется мне, а соответственно и тебе. Неужели не желаешь пробиться из грязи в князи?

Вместо ответа Дей притянул девицу к себе и поцеловал. Я отвернулась. Смотреть на любовные утехи мне совершенно не хотелось. С большим удовольствием отключила бы все, но пришлось ждать окончания. И не зря. Пока Дей целовал свою невесту, лаская ее грудь, а потом опускаясь все ниже, он непрестанно шептал несколько идей, которые они могли бы использовать. За одну и уцепилась пронырливая девка. И в тот момент, когда Дей входил в нее, поставив на колени, она блаженно выдохнула:

— Да, мне это предложение понравилось, а сейчас, давай, сильнее, глубже, мой тигр.

Изображение пропало в тот момент, когда девица закричала от удовольствия.


* * *

— Вот это амбиции, — нервно икнув, я сглотнула набежавшую слюну. Меня откровенно тошнило. Смотреть на того, в кого столько времени была влюблена оказалось сложно. Но не потому что я все ещё по нему сходила с ума, а потому что не могла сейчас понять, как я раньше не рассмотрела гнилое нутро того, с кем решила связать свою жизнь. Ведь напарник — это больше чем муж или любовник. Напарник — это часть тебя, именно на нем лежит безопасность совершаемых сделок. Именно он должен оберегать того, кто выполняет практическую работу. Да, он договаривается, проверяет полученную информацию, но это порой бывает мало.

— Все еще тоскуешь по нему? — шепот учителя раздался совсем рядом. Я подняла голову и заглянула в спокойные синие глаза. В них словно затягивало, расслабляло, дарило надежду.

— Нет, и ты это прекрасно знаешь. Чужая сила изменила меня не только, если ты правду сказал, внешне, но и внутренне. Я сейчас как раз пыталась понять, как столько лет могла любить эту тварь, — призналась и тут же вскочила. Любопытство никто не отменял. Я побежала искать зеркало.

Оно нашлось в гардеробной, завешанное костюмами. Быстро раздвинув вешалки, застыла. Из замухрышки-вечного подростка я превратилась в леди. Как такое возможно? Я только слышала о том, что аристократку обряди в мешковину, она все равно останется леди до мозга костей. Сейчас, наблюдая себя в отражении, я прекрасно понимала суть.

Выправка и стать, словно меня долго и упорно обучали, хотя раньше бегала, вжав голову в плечи, что бы никто не признал во мне воровку. Собранные в обычный хвост волосы не висели паклей, а блестели и переливались. Не поверив, я даже потрогала их. Три волосины сейчас превратились в роскошную гриву.

Лицо. Оно облагородилось и утратило подростковые черты. С одной стороны — мне было выгодно выглядеть слишком юной, но с другой — даже напарник не воспринимал меня всерьез, хотя я была старше.

— Неужели наличие ведьмовской силы может так изменить человека? — потрясенно выдохнула, не имея сил оторваться от своего отражения. О таком я даже и мечтать не могла.

— Еще как может. Ведьмовская сила не имеет границ и возможностей. Но для этого две недели обучения слишком мало. Мама все семьсот лет училась. Потому ее дар и стал причиной злого умысла, — пояснил Хаэ.

— Ну теперь-то ты мне расскажешь, что нам делать на балу? — попросила я, стараясь сменить тему и отвлечь мужчину от мрачных мыслей.

— Тебе — только танцевать и наблюдать, все остальное я сделаю сам, — подмигнул учитель. Не понравилась мне его ухмылка. Я поспешила уточнить:

— Думаешь, что-то может пойти не так?

— С чего ты взяла? — чуть более нервно, чем обычно, тут же переспросил собеседник.

— Да ладно, хоть ты и пророк, многое знаешь, предвидишь, но я-то умею читать эмоции. Ты нервничаешь. И ведь не на пустом месте. Потому мне хотелось бы знать, из-за чего?

— Кристалл. Если кому — то в голову придет спросить, откуда он у меня. Врать я не умею, да и король всегда распознает ложь, дар у него такой. Потому надежда остается только на то, что не спросит, — вздохнул с сожалением Хаэ.

— Хм, нашел из-за чего волноваться, — отмахнулась от такой мелочи. — Скажи правду.

— Рехнулась? — не дав мне даже пояснить, закричал учитель, его глаза гневно сверкнули.

— Да подожди, не кипятись, выслушай сначала, — положив свою руку на ладонь мужчины, мягко попросила я. Мне дали разрешение кивком. — Скажи правду, нашел, когда заметил бегущую девушку. Она обронила, ты подобрал. А догнать не успел, тебя отвлекли, а потом стало поздно, не в болота же тебе лезть. К тому же ты не заметил, в каком месте провалилась девица, а кристалл остался на память. Вот только мое любопытство по поводу хозяина вещицы остается неудовлетворенным, — вздохнула я.

— Логично, а главное не придется врать, это же и правда ты мне дала его, будем считать, что обронила. Значит, никакой лжи, — задорно улыбнулся наставник, резко повеселев. — А что касается хозяина, тут все просто, думаю, барон Ксандрэ собирался шантажировать парня, потому и записал их беседу. А кристалл успел прилепить во время договора, не удивлюсь, если он в деле. Доказать участие барона не выйдет. Но главное — основных виновных мы сможем наказать. А я уверен в том, что теперь у нас точно все получится. Главное, пристально наблюдай за Деем, мы не знаем, как они решат подстраховаться.

— Обязательно, я буду вся внимание, — пообещала и кивнула для наглядности.

— И не подходи к нему близко, — строго заметил Хаэ. Это сложнее было сделать, но я пообещала. Хотя мне очень хотелось узнать у бывшего напарника, за что он так со мной. Мог бы просто сдать властям или стереть память, но он решил убить. Меня передернуло. В груди поднялась волна гнева. Говорят, месть — удел слабых, пусть так, но сносить подлость я не желала. Виновные должны быть наказаны.

Оставшееся время прошло в приготовлениях. Учитель давал инструкции, как себя вести, с кем говорить, кого избегать. Я запоминала, внимательно слушая. Стоило ему упомянуть князя Хортонского, как мое сердце забилось чаще. Хм, с чего вдруг? Я его никогда не видела и знать не знаю, а тут…

Мотнула головой, отгоняя наваждение. Получив полный пакет инструкций, отправилась одеваться. До бала оставалось два часа. Но я успела вовремя. Платье сидело, как влитое. Прическу мне помогла сделать приглашенная наставником приятная женщина. Стоило мне выйти в холл, где меня уже дожидались, как у Хаэ округлились глаза. Он довольно осмотрел меня, даже причмокнул, а потом вынес вердикт:

— Тебя сейчас даже родная мать не узнала бы. Ты потрясающе выглядишь.

— Спасибо. А сейчас в путь? И пусть нам помогут высшие силы, — прошептала, подхватив спутника под локоток.

Он был прав. Я кардинально изменилась, сама себя не узнавала. Но отражение мне очень нравилось. Впервые ощущала себя именно женщиной, красивой и наверняка желанной. Последнее мне предстояло проверить на балу. Хотя восхищение в глазах наставника уже сказало о многом. Я перестала сутулиться, окончательно распрямила плечи и выпрямилась. В данный момент маленькая иногда неуклюжая воровка осталась в прошлом.

Внизу нас ожидала карета с гербом. Позолоченная вязь, бархатные подушечки внутри. Я не удержалась, провела рукой сначала по корпусу кареты, а, забравшись внутрь, по сиденьям, обитым мягкой тканью. Вздохнула. Все-таки как отличается обычная повозка для среднего класса и карета для высшего. Здесь же даже сидеть приятно, не то что жесткие лавки повозки.

Домчались мы быстро. Город словно вымер, дороги оказались пустыми. Зато около дворца веренице карет, казалось, не видно было ни конца, ни края. Неужто весь город пожаловал? Сколько же нам стоять придется?

Все оказалось не так страшно, как казалось. Кареты двигались быстро, из них выходили аристократы, а их транспортные средства отъезжали дальше. Уже через каких — то полчаса мы вышли около крыльца и стали подниматься по широким ступеням. Я украдкой разглядывала народ. Дамы просто сверкали, на них украшений было столько, что глаза разбегались.

— Хаэ, а зачем цеплять на себя столько цацок? Это же перебор, — тихо поинтересовалась у спутника, глазами показав на одну особу, у которой в ушах висели длинные серьги, на шее колье в три ряда камней, оно прикрывало открытое декольте. На запястье каждой руки массивные браслеты. На лифе платья брошь, пояс в платье тоже смахивал на золотую цепь. В волосах бриллиантовые заколки и массивная диадема.

— Таким образом дамы пытаются привлечь внимание, — пояснил наставник. — А заодно выделиться среди остальных.

— Ну да-ну да, если больше привлекать нечем, остается надеяться только на побрякушки, — вздохнула про себя и покачала головой.

— Барон Витаньер с воспитанницей! — донесся до меня голос герольда. Я вздрогнула. Это мы, что ли? Бросив вопросительный взгляд на спутника, получила подтверждение.

— Ты представил меня своей воспитанницей? — Моему удивлению не было предела.

— А как я должен был обозначить твое присутствие рядом с собой? — хитро подмигнул мужчина. — Что-то мне подсказывает, что на роль любовницы-содержанки ты бы вряд ли согласилась. А невестой я не смогу тебя назвать, так как все ещё помолвлен. Сегодня на балу должна быть расторгнута моя помолвка с Талиной и объявлена новая.

— Да нет, я ничего против не имею, просто неожиданно, — робко улыбнулась в ответ.

Я была благодарна наставнику за заботу. Стало вдруг тепло на душе, что он смог даже в этом позаботиться обо мне. Пришлось спешно изображать смущение и саму невинность. Хотя, с другой стороны, именно такой я и являлась. И даже захотела бы стать роковой красоткой, у меня бы это не получилось.

Мы прошли в центр огромного, красиво украшенного зала. Я иногда ловила на себе чужие взгляды. Женщины смотрели снисходительно, ещё бы — на мне ни одного украшения не было, и я по этому поводу особо и не расстраивалась. Зато мужчины разглядывали с неподдельным интересом. Навесив на лицо робость и смущение, крепче ухватилась за руку учителя. Он погладил мою ладонь, словно успокаивая.

— Какая встреча! Барон Витаньер, неужели вы решили почтить своим присутствием бал? Обычно вы сторонитесь таких мероприятий, — к нам подплыла чета аристократов: женщине можно было дать и тридцать и сорок лет. А вот находящийся рядом с ней юноша был значительно моложе. Сын? Или…

— Доброго вечера, маркиза! — Хаэ склонил голову. — Надо же когда — то начинать. К тому же я сегодня с дебютанткой. Если бы не воспитанница, то с радостью пропустил бы сие мероприятие.

— Милое дитя, — женщина осмотрела меня с ног до головы. Я не опускала глаз, ровно и пристально смотрела на собеседницу. — Хаэ, милый, представишь нас друг другу?

— Конечно, маркиза Дебриа, моя воспитанница Шейра Валенсье, маркиз Дебрия, супруг уважаемой Лейзы.

Я сделала реверанс. Собеседница благосклонно кивнула. И в этот момент к нам подошли ещё несколько человек. Пример маркизы оказался заразительным. От количества народа зарябило в глазах. Про имена я вообще молчу. Я их просто не запомнила.

Паломничество к нашей компании закончилось резко. В зале вдруг повисла тишина. В боковой двери появился Его Величество, а за ним шествовали… Я икнула. Дей и Талина. Они улыбались и бросали друг на друга влюбленные взгляды.

Король, вопреки моим ожиданиям, оказался приятным моложавым мужчиной. От него так и веяло силой. На первый взгляд ему можно было дать лет сорок, хотя я прекрасно знала, что ему уже за восемьдесят. Поговаривали, над ним висит проклятие. Три супруги Его Величества скончались при родах. Не выжил никто. Все маги мира пытались разобраться, что за рок тяготеет над монархом, но никто ничего не обнаружил. До меня доходили слухи, что наш король собрался жениться в четвертый раз. Но насколько они правдивы, сказать сложно.

Сердце вдруг заколотилось так, что я подумала — выскочит. Мой взгляд заметался по толпе. Увидела. Князь Хортонский холодной статуей застыл около трона монарха. Из-под земли появился, что ли? Я не могла оторвать от него взгляда.

Белые волосы, едва прикрывающие шею, находились в художественном беспорядке. Расшитый золотом кафтан идеально сидел по фигуре, очерчивая широкие плечи и узкую талию. Серые глаза пронзительно вглядывались в толпу. Волевой подбородок, ровный нос, чувственные губы — классическим красавцем его назвать сложно, но меня к нему тянуло со страшной силой.

В какой-то момент мне показалось, я его давно знаю. Более того, возникла уверенность, что несколько раз проводила пальцами по его шее, очерчивая родинку в виде сердца. Проверить с такого расстояния, есть ли она у советника — не представлялось возможным.

И тут наши взгляды встретились. По моему телу пробежала дрожь. А перед глазами замелькали картинки, от которых закружилась голова. Парк. На берегу живописного пруда двое. Они страстно целуются. Судя по одежде, картинка из прошлого, как минимум два века назад носили такие платья с широкими рукавами и пышными оборками. От этих двоих так и искрит. Они действительно любят друг друга. И тут, приглядевшись, я едва не вскрикнула. Это же моя копия и… советника. Но этого не может быть. Как?

Наваждение пропало. А мы с князем Хортонским продолжали смотреть друг на друга. Я первая отвела взгляд. Еще одного неясного видения мне не нужно было. Одного хватило. Я вцепилась в руку наставника с такой силой, что до меня донесся легкий хмык.

— Милая, что с тобой? Ты бледная, словно покойника ожившего увидела. — В голосе отчетливо звучала тревога. Мужчина проследил за моим взглядом, который я поторопилась отвести. А вот глава департамента продолжал сверлить меня своими темными омутами. Бровь наставника взлетела вверх. — Вы знакомы? — удивился он.

— Нет… Или да… Я не понимаю, — честно призналась, выдохнув с легким надрывом. От странного видения закружилась голова.

— Не желаешь рассказать? — участливо спросил Хаэ. Да, мне очень хотелось это сделать, но все же не сейчас, когда вокруг толпы разглядывающих нас людей.

— Позже я обязательно расскажу. Сейчас не то место для таких бесед, — тихо прошептала, так как в этот момент к нам подошла очередная пара, чтобы познакомиться.

Заиграла музыка. Первый танец я танцевала с Хаэ. А потом пошел поток поклонников. Я же все время следила за Деем. Он несколько раз кружился рядом с нами, обнимая Талину и при этом поглядывая на меня. В его глазах я отчетливо видела интерес. Сначала испугалась, что меня узнали. А потом успокоилась. Кажется, бывший напарник разглядывал меня совсем по — другому. Плотоядно, что ли. И это при живой невесте.

Хотелось сплюнуть и выругаться в голос. Но я, нацепив на лицу улыбку, продолжала мило ворковать с партнерами по танцам. Мне пытались назначить свидание, но я отказывалась, ссылаясь на строгого дядюшку. И все время не забывала улыбаться и хлопать ресницами. Не знаю, насколько сработал мой образ наивной простушки, но все кавалеры велись на него. Обещали золотые горы и бриллиантовые реки. Я слушала, хихикала, краснела и мямлила нечто невразумительное.

Наконец, впервые за вечер мне удалось присесть на небольшой диванчик отдохнуть. Хотелось побыть в тишине и уединении. Недалеко от меня находилась ниша. Сначала я думала, она пустая. Но оказалось — я ошиблась. До меня донесся шепот. Я прислушалась только потому что голос говорившего мне был знаком.

— Тебе удалось воткнуть иголку Хортонскому?

— Да, на карман. Осторожный, гад, не давал подойти к нему слишком близко.

— А почему на танец не пригласила? Он бы тебе наверняка не отказал.

— Плохо ты его знаешь, — ворчливо, с нотками обиды, отозвалась девушка. — Отказал, мотивировал тем, что сегодня наш день, и мы должны танцевать только друг с другом, во избежание дурных слухов.

— Думаешь, он о чем — то догадывается? — забеспокоился мужчина.

— Вряд ли, просто он слишком осторожный. Поговаривают, он вообще практически никогда не танцует.

— Вот и проверим, — хохотнул молодой человек. — Ты видела, на балу дебютантка, воспитанница Витаньера. Откуда она взялась? Ее же еще не представляли королю?

— А что это тебя так беспокоит дебютантка? — в голосе девицы сквозило подозрение. — Тоже увлекся, как и все те остолопы, что увиваются вокруг нее?

— Напротив, не нравится она мне. Не могу пока определить чем, но чувствую исходящую от нее угрозу.

— Да ладно тебе, — отмахнулась собеседница. — Какая может быть угроза от этой пустышки? В ней же интеллекта ноль. Наверняка явилась отхватить себе богатого жениха. Ты заметил, на ней даже ни одного украшения нет. Видимо, воспитанница пришлась не ко двору, если «добрый» дядюшка пожалел даже простенького колье для ее открытого платья.

— А может, наоборот? Именно в этом и состоял его план? Скромность и невинность не нуждается в украшениях. Только что-то они задумали, я чувствую. Ты же знаешь, я никогда и ни в чем не ошибался ни разу, — в голосе мужчины сквозило сомнение.

— Все когда-нибудь случается впервые, — заметила девушка. — К тому же, вспомни свою напарницу. Ведь мертвой ее никто не видел. Утонула в болотах? Может быть, но я бы не стала расслабляться. Твоя ошибка была в том, что ты не к тем обратился. Надо было переплатить немного и заказать тех, кто гарантировано бы справился с задачей. А то сейчас волнуйся еще и по поводу этой девчонки, вдруг она в один прекрасный момент объявится? Придет, потребует свои деньги. Что ты будешь делать?

Я даже дыхание затаила, прислушиваясь. Мне тоже стало интересно услышать ответ на данный вопрос. Но ни я, ни собеседница не дождались. Раздался голос герольда, объявившего особенный танец. Открывать его должны были будущие молодожены. Ниша опустела. Наверняка из нее есть еще один выход.

Гости расступились, давая место молодым. Дей подхватил Талину за талию и прижал к себе. Она улыбнулась. Глядя на эту пару и не скажешь, что оба — убийцы. Я сузила глаза, разглядывая их. И так увлеклась, что не сразу заметила присутствие рядом с собой очередного поклонника, вознамерившегося пригласить меня на танец.

Повернувшись, чтобы отказать, едва не подавилась воздухом. Рядом со мной стоял князь и пристально разглядывал меня. Грудь будто сдавило в тиски. Я поняла, что и дыхание перехватило, у меня не оказалось возможности отказать. Будто во сне я встала с диванчика. Мы оказались друг напротив друга.

— Разрешите пригласить вас на танец, — от бархатного ласкающего голоса мурашки по телу даже не побежали, они запрыгали так, будто их было тысячи, сотни тысяч.

Меня хватило только на то, что бы вложить свою ладонь в широкую руку мужчины. Один шаг навстречу. Он обнял меня за талию, я положила руки ему на плечи. Меня охватил жар. В том месте, где касалась ладонь князя, все горело.

Таких ощущений я никогда не испытывала. Это было… Словно я купалась в огненной реке, а ее волны ласкали мое тело. Жарко, восхитительно, необыкновенно. Еще и томление внизу живота, словно там начал зарождаться пока маленький торнадо, но с каждой секундой становился все больше. Завораживающие ощущения, особенно, когда два взгляда, встречаясь друг с другом, заставляют растворяться друг в друге. В глубине темного омута я видела непривычную теплоту и нежность., но разве это может быть правдой? Князь Хортонский — самый жестокий и властный из ныне живущих советников, сейчас выглядел совершенно спокойным и заботливым. Или мне это только показалось?

Наш танец начался. Даже боюсь представить, какая меня ожидает мука на ближайшие минут пять-семь. Но я должна справиться, ведь мы здесь по делу — напомнила себе и глубоко вздохнула.

ГЛАВА 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Я видела, с каким недоумением на нас смотрели. Сама же с ужасом поняла: притворяться не получается, мои чувства, эмоции и внутренняя борьба, словно обнажились перед этим мужчиной. Кто он? Почему я на него так реагирую? Что со мной происходит? Несколько лет я любила Дея, но только в этот момент смогла осознать, это была не любовь, а всего лишь увлечение. Он бы первым и единственным мужчиной в моей жизни, кто смог разглядеть во мне потенциал, пусть и воровской, но именно он поверил в меня. Хотя сейчас я понимаю, на что он рассчитывал, когда брал меня в напарницы. Наверняка все давно спланировал, потому и не подпускал меня близко, туманил голову сладкими речами, обещая много, но после того, как мы заработаем. Я верила, питала глупые надежды, видя в нем мужчину своей мечты. Да, я млела под его взглядами, представляла, как он меня обнимает, но ни разу не испытывала такого жара и помутнения рассудка. Ведь то, что творилось сейчас со мной — не поддавалось объяснению.

Я горела сама и ощущала жар, исходящий от князя Хортонского. Несколько раз замечала его пытливый взгляд, он будто пытался проникнуть в тайники моей души. И тут я вспомнила разговор двоих в нише. На него же повесили какую-то гадость. Надо срочно от нее избавиться, но так, чтобы он сам этого не увидел.

Я опустила глаза, обшаривая карманы мужчины. Иголку заметила сразу. Она блестела в свете такого количества ламп. Сердце забилось часто-часто. Теперь необходимо ее вытащить как можно незаметнее и вернуть хозяйке. Я украдкой огляделась. Нужная мне пара как раз оказалась рядом. Дождавшись разворота, я сделала вид, что столкнулась с Деем, мгновенно прицепила иголку к рукаву кафтана и снова устремила взгляд на своего партнера. В его глазах появилась сталь и холод. Не знаю, что он себе вообразил, но произошедшее ему явно не понравилось.

— Миасса Валенсье, вы не боитесь со мной танцевать? — первым начал разговор советник. Мои брови недоуменно поползли вверх.

— Нет, на ноги вы мне еще ни разу не наступили. Значит, мне это не грозит, — выдавливая улыбку, отозвалась в ответ.

— Вы ведь прекрасно поняли, что я имел в виду не отдавленные ноги… За кем вы шпионите? — безо всякого перехода задал вопрос Хортонский. Я с т


убрать рекламу







рудом удержалась, что бы не вздрогнуть. Надо срочно брать себя в руки.

Этот мужчина действительно оказался тем, о ком я столько слышала. Минутное помутнение рассудка ни на минуту не позволило ему расслабиться и насладиться танцем. Пришлось спешно изображать оскорбленную невинность. Я глупо уставилась на мужчину, изображая полное недоумение. Слишком въедливый и пытливый взгляд партнера по танцу не давал ни на секунду расслабиться.

— А вариант, что я просто подыскиваю мужа, не подойдет? — задала вопрос, склонив голову набок и похлопав ресницами.

— Нет. У вас взгляд слишком цепкий и холодный. С таким мужей не ищут, — категорично выдал партнер.

— У меня свой критерий отбора суженного… — снова попыталась убедить собеседника в своей безобидности. Не повелся.

— Ну-ну, только помните, я слежу за вами, — уже более спокойно отозвался князь. Даже расщедрился на улыбку, правда больше напоминающую оскал.

— Решили предложить свою кандидатуру? Обещаю ее рассмотреть в числе прочих… — клятвенно заверила я. Мне, наконец, удалось успокоиться. И теперь я могла спокойно парировать собеседнику.

— Боюсь, моя кандидатура вряд ли придется вам по душе, — покачал головой князь. — Не боитесь, что соглашусь?

— Согласитесь на что, князь Хортонский? Я же вам ничего не предлагала. Напротив, пытаюсь дождаться предложения от вас. Но вы только угрожать умеете, а как доходит до дела, тут же начинаете манипулировать словами. В этом вам наверняка равных нет, — восхищенно произнесла, добавив в глаза восторженности.

— Вы так сильно рветесь замуж? Что-то по вам этого не скажешь, — засомневался собеседник.

— А вы такой знаток женских душ? Может, я слишком переборчива? И да, замужем, наверное, хорошо, — мечтательно протянула я. Князь хмыкнул, склонился ко мне непозволительно близко и прошептал:

— Переигрываете. Этот номер прошел бы с одним из ваших поклонников, со мной нет. И вообще, со мной опасно играть.

— Правда? Какое совпадение, — я не смогла избежать сарказма. — Вы даже не представляете, насколько я люблю опасные игры.

Секундное замешательство мужчины было мне наградой. Но радовалась я рано. В следующую секунду ступор напал на меня. Я не могла оторвать взгляда от от того, что совсем недавно мне только привиделось, а сейчас я могла это увидеть воочию. Мой рот самым некультурным образом приоткрылся, дыхание сперло, стало нечем дышать.

А все потому, что я заметила ее — родинку в форме сердца. Значит, не ошиблась, она у него и правда есть. Но откуда я о ней знаю, если вижу этого мужчину впервые в жизни? Происходящее мне все больше не нравилось. Я не могла оторвать взгляда от злополучного пятнышка на шее партнера. Губы пересохли, я машинально облизала их, что не укрылось от пытливого взгляда Хортонского. Он хмыкнул, решив, что это элементы моей игры в действии.

— Что ж, не пожалейте об этом в итоге, — предупредил напоследок Хортонский, отводя меня обратно к диванчику, на котором я сидела до его прихода. Там меня уже ждал Хаэ. Наставник бросил не читаемый взгляд на моего спутника. Мгновение. Между ними будто мысленный диалог произошел, после чего оба мужчины склонили головы, и советник нас покинул.

— О чем вы говорили? И с чего вдруг ты решила привлечь внимание Дея? — поинтересовался учитель, разглядывая толпу народа.

— Советник меня подозревает в шпионаже. А я его всего лишь спасала, неблагодарный, — ворчливо отозвалась, после чего рассказала о подслушанном разговоре и о том, как перекинула иголку обратно Дею.

— Со стороны это выглядело, словно ты намеренно привлекала внимание бывшего напарника, — с укором покачал головой Хаэ.

— Это и правда вышло случайно, — машинально отозвалась, выискивая глазами князя. Он занял свое место за троном короля. И сейчас возвышался словно холодная и надменная статуя. У меня не получалось оторвать от него взгляд.

— Шейра? Ты ничего не хочешь мне сказать? — слишком ласково поинтересовался учитель. Я вздохнула. Сначала немного сомневалась: говорить или нет, но потом решилась.

— Объясни мне, что со мной происходит? Я словно знаю князя очень давно. Более того, эту грытхову родинку даже, как мне казалось, уже гладила когда-то. Я знать не знала, что она у него есть. Представляешь мой шок, когда я увидела ее во время танца? И сердце… Оно заранее знает, когда эта ледяная статуя появляется поблизости. А видения и вовсе выводят меня из себя.

Я схватилась за голову. Мне так хотелось понять, что творится, но даже мыслей не было никаких. И одна надежда оставалась на учителя. Он же пророк, должен отыскать ответ на мои мучения.

Во время моего рассказа мужчина все больше то хмурился, то потрясенно приподнимал брови, тут же возвращая лицу надменность. Я и сама поразилась, насколько мой рассказ потряс собеседника, ведь я уже поняла, насколько он скуп на эмоции, а на его лице они вообще редко появляются. А тут одна эмоция сменяла другую. Глаза светились необычным предвкушением.

— Очень интересно, — протянул Хаэ. — Дай мне свою руку и вспомни, что ты видела?

Я исполнила требуемое. На миг прикрыла глаза, представляя снова ту картинку, мелькнувшую во время нашего переглядывания с советником. Целующаяся пара. Вокруг шумят деревья, поют птички, в пруду прыгает рыба. Все оказалось настолько ярким, что я словно услышала запах хвои, окружавшей пару. Их словно окутывало странное свечение, соединяющее и обволакивающее. Наблюдая за ними, я получала удовольствие, словно это действительно мои собственные воспоминания. Вот только девушка из того видения оказалась чуть старше меня, как минимум года на два-три. И волосы у нее были с рыжеватым отливом.

— Потрясающе, — выдохнул Хаэ. Он смотрел на меня изумленно. Я пока не понимала его реакции.

— Может, и меня просветишь, чему ты радуешься? И я с тобой порадуюсь, — буркнула недовольно я.

— Хочешь, покажу кое-что? — хитро сверкая глазами, предложил наставник. Я хотела, очень хотела, если это сможет хоть что-то прояснить. — Тогда, идем, выйдем в сад. Там нас никто не побеспокоит.

Мы покинули зал. У меня между лопаток зачесалось. Смешка не удалось сдержать, я прекрасно поняла, кто так настырно наблюдал за мной. Хортонский. Он же обещал следить. А такие, как советник, слов на ветер не бросают. Вот только вряд ли он отправится за нами, охрана короля важнее какой-то девчонки, уличенной в шпионаже.

Расположившись на скамейке среди огромных кустарников, Хаэ взял меня за руку. Шепнул несколько слов, предложив закрыть глаза. Что я и сделала. И в следующую секунду просто застыла. Картинки стали сменять одна другую. Менялись эпохи, но не люди. И везде были только двое: мой двойник и князь. Каждый раз я видела их страстно целующимися, в разных местах, в разной одежде. Всего таких картинок оказалось шесть. Если мои мысли верны, то мы с Хортонским встречались в каждом перерождении. Эта должна была стать седьмая встреча. И почему-то у меня возникло ощущение, что последняя.

— Интересно, мы долго были вместе? У меня странные ощущения близкой беды, — произнесла и поежилась. С одной стороны — мне было их жаль, но с другой — эти двое испытали настоящую любовь. Они были счастливы, пусть и недолго. Хотя я могла и ошибаться. Вдруг они каждый раз проживали свою длинную жизнь, у них появлялись дети, внуки, правнуки… Ой, что-то меня унесло. Я посмотрела на наставника.

Хаэ поспешил ответить на мой вопрос:

— Вы действительно суженные. Но по каким-то причинам именно ты каждый раз умирала насильственной смертью. Твой супруг долго не проживал и следовал за тобой. Потом вы оба перерождались. И каким-то образом находили друг друга.

Значит, я оказалась права. У тех двоих не все было гладко. Я вздохнула. Умирать мне не хотелось, я ещё не познала радости плотской любви с мужчиной моей мечты. В кандидатуре больше не сомневалась, а вот в его любви — очень даже. Хотя, наверное, еще не время.

— Так может и в этот раз все произойдет так трагично, — выдохнула я. От потрясения у меня перехватило дыхание. Перед глазами вставали картинки одна мрачнее другой. Настроение стало падать вниз слишком стремительно. Меня уже не волновала суета в зале, взгляды гостей, которые меня все время преследовали, даже сейчас, когда, казалось, мы совершенно одни. Мне просто хотелось жить.

— На этот раз все будет по — другому, — из-за кустарника вышел князь. В его глазах полыхал пожар. Создалось ощущение, что он видел то же самое, что и я. Каким образом, мне пока думать не хотелось.

— Откуда такая уверенность? — обреченно спросила и пристально посмотрела на мужчину. Что он вообще может знать, он же не пророк, иначе не задавал бы мне вопросов, а сразу взял под белы ручки и уволок в казематы. Но нет, он не знал, кто я. Хотя сейчас, после его следующего вопроса, я поняла, он уже все знает.

— Тебе ведь уже удалось обмануть смерть, не так ли? — вместо ответа задал свой вопрос Хортонский. Я бросила опасливый взгляд на учителя, тот улыбался.

— Шейра, Алиэт — менталист. Да, он видел все образы, что я скидывал тебе. Что касается смерти, в этом перерождении с самого начала все пошло не так. Вместо Дея ты должна была встретить Алиэта. Но ваши пути разошлись. Как итог — смерть родителей, работа с напарником, получение чужой силы.

— Получается, я должна была умереть на болотах? Так и не встретившись… — я запнулась. Язык пока никак не поворачивался назвать советника суженым. Но меня прекрасно поняли. Оба мужчины синхронно кивнули.

— Теперь проясни мне один момент, — скорее потребовал, чем попросил Хортонский. — За кем же ты шпионила? И зачем пыталась строить глазки жениху Талины?

От последнего вопроса я скривилась. Вот кому-кому, а этому гаду строить глазки мне хотелось меньше всего, я слишком долго была рядом с ним и прекрасно знала, какой он лицемер, а ещё подлец, не чурающийся даже убийством, лишь бы ему было хорошо, все остальное — даже людская жизнь — для него второстепенно.

— А… Э… Ну в общем… — я мямлила, пытаясь придумать, что ответить. — И вообще, вы должны сейчас находиться рядом с королем, а сами…

— Очень информативно, — с сарказмом отозвался князь. — Но мне бы хотелось конкретики. И еще, не переводите тему. Лучше объясните, что происходит?

— Да тебя она спасала, но ни за что не признается, — вмешался в наш содержательный диалог Хаэ. После чего рассказал про иголку в кармане советника.

— Так вот из-за чего на меня накатила слабость, — хмыкнул тот. В глазах опасно сверкнуло. — «Любимая» племянница короля постаралась?

— Откуда знаешь? — сдвинул брови Хаэ. Алиэт запрокинул голову и расхохотался. В какой-то момент я подумала, что он повредился в уме. Сама я ничего смешного не видела в данной ситуации.

— Девчонка решила, что сможет меня переиграть. Возможность воткнуть булавку была только у нее и у короля. Ему это не надо, остается Талина. Зачем же ей моя смерть? Логичнее было предположить, то она пойдет на убийство дядюшки, а я ей без надобности.

— Потерпи совсем немного, скоро все узнаешь, — пообещал наставник. Спорить советник не стал, но теперь опасные искорки сменились на любопытство. Я наблюдала за ним и поражалась, каким разным может быть этот мужчина. В зале на виду у всех холодный, надменный и неприступный. Здесь, вдали от людских глаз, искренний и естественный. Хотя одно определение к нему точно не подходило: добрый. Вот этим качеством советник определенно не страдал.

— Возвращайтесь в зал, скоро оглашение помолвки, потом явятся служители храма для скрепления их связи. А дальше вручение подарков. Уверен, вы приготовили нечто особенное, — произнес Хортонский. — А у меня ещё много дел. Не могу надолго оставлять монарха. Позже ещё увидимся.

— И откуда ты только все знаешь, обо всем догадываешься? — по — доброму хмыкнул наставник.

— Работа у меня такая, — отозвался Алиэт.

Князь приблизился ко мне, взял за руку и поцеловал тыльную сторону ладони. Опять по телу пробежал жар. Мне хотелось вырвать из захвата руку. Но, кажется, не я одна ощутила нечто необычное. У Алиэта даже глаза потемнели от едва сдерживаемого желания. Стремительно развернувшись, он первым покинул сад дворца, оставляя меня в смятении. Как только Хортонский ушел, мне вдруг стало зябко, словно он забрал с собой частицу тепла.

Мы выждали ещё несколько минут. Хаэ подал мне руку, помогая подняться. Я посмотрела на него в упор. Решила узнать о том, что мучило меня с самого начала появления на балу.

— Хаэ, а зачем мы так усиленно занимались эти две недели? Все равно вложенные в меня знания не пригодились.

— А разве уже конец? — вопросом на вопрос ответил учитель. — Самая интересная и не менее опасная часть вечера как раз только начинается. Надеюсь, ты помнишь, чему я тебя учил? Самое главное — концентрируйся почаще на защитном контуре. Эти знания тебе пригодятся, — ровно отозвался мужчина.

— Ты что-то видел, — сразу догадалась я. Мне в ответ кивнули и поторопили к выходу. Мы успели как раз вовремя. Его Величество уже держал за руки племянницу и ее жениха. Дождавшись тишины, произнес заготовленную речь. Дей стоял рядом с монархом и весь светился от счастья. Точнее это должно было выглядеть именно так. Но сероватый цвет лица, блестящие, как в лихорадке, глаза мешали до конца поверить в его безграничное счастье.

Невеста все время с беспокойством смотрела на своего жениха, в глазах появилась паника. Лихорадочно разглядывала Дея, пытаясь отыскать… Да-да, эта девица оказалась слишком умна, она бросала взгляды то на Хортонского, то на Дея. Кусала губы, сжимала и разжимала кулаки. Но сделать ничего не смогла.

— Кажется иголка начала действовать. Надеюсь, до скрепления связи он дотянет, — шепнул Хаэ. Я разделяла его сомнения.

— А какая разница — дотянет или нет? — решила прояснить данный момент. Я заметила, как напряжен стал наставник.

— Это важный момент, после закрепления связи они на всю вечность окажутся соединены, если один будет умирать, второй долго прожить не сможет, как и у вас с Алиэтом.

— Я все равно не понимаю, тебе-то какая в этом польза? Чувствую, что это важно, но понять не могу, — сдвинув брови, тихо прошептала я.

— Польза в том, что черные души лучше держать вместе и не давать им сеять зло, а для этого их необходимо соединить, — пояснили мне. Вот теперь до меня дошло. Очень правильное решение.

Монарх, заметив состояние новоявленного жениха, поторопился закончить свою речь. И в этот момент двери распахнулись, вошли четверо жрецов. Они несли алтарь. Позади них важно шествовал представительный мужчина с одухотворенным лицом. От него так и веяло спокойствием.

Помощники установили перед троном короля небольшой прямоугольный камень. Интересно, он правда легкий, или это помощники жреца такие сильные? Они без труда сгрузили камень, даже не вспотели. Отошли в сторону и, прислонившись к стене, застыли каменными изваяниями. Подошедший храмовник махнул рукой, показывая молодым, куда встать. Те последовали совету. Я заметила, какие пристальные взгляды продолжала кидать на Дея Талина. Она все больше хмурилась. Ее стало знобить. Несколько раз девица склонялась к жениху, словно поцеловать, а сама в этот момент тщательно обшаривала камзол мужчины. Я ухмыльнулась. Про рукав она не додумалась проверить.

Толпа гостей отошла подальше, давая больше простора. Началось действо. В такой обстановке таинством назвать оказалось сложно. Потому я, как и все, просто наблюдала за происходящим.

В какой-то момент передо мной оказалась необъятных размеров дамочка, часть пришлось пропустить. Пока протискивалась вперед, пытаясь обойти настырную особу, уже прозвучали слова клятвы. А потом все потянулись дарить подарки.

— Ты куда торопишься? Нам еще рано, — шепнул наставник, хватая меня за руку. Очень вовремя. Еще бы немного, и толпа просто вынесла бы меня к новоявленным супругам. Я их сейчас вообще не видела. Широкие спины мужчин и несколько необъятных женщин полностью закрыли весь обзор.

Мы терпеливо ждали, пристроившись в конец очереди. Сначала все шло чинно и спокойно. Но чем ближе мы подходили, тем сильнее разрасталась во мне тревога. Я вспомнила слова учителя. Начала заранее плести заклинание. Подушечки пальцев стало покалывать. Бросив взгляд на Хаэ, еще больше уверилась в своих опасениях. Он шел с таким видом, будто на эшафот. Слишком сосредоточенное лицо, поджатые губы.

— Ты чего? — сжав его пальцы, тихо спросила и едва не утонула в потемневших глазах мужчины.

— Предчувствие неприятное, — хрипло поведали мне. — Шейра, запомни, если встанет выбор, ты должна спасти Хортонского. Поняла?

— К-какой выбор? — я даже заикаться стала. — А нельзя…

— Нельзя. Все слишком серьезно. Пообещай мне, — потребовал наставник. Мою грудь сдавило. Я не могла вымолвить ни слова. — Шейра, просто кивни. Я должен быть уверен.

— Обещаю, — с трудом выдавила из себя. Хаэ удовлетворил мой ответ.

Наша очередь приблизилась. Гости уже рассредоточились по залу. Каждый со своего места пристально следил за тем, кто какие подарки дарит. С чего вдруг такой интерес мне шепотом пояснил учитель, словно прочитав мысли.

— Каждый стремится выделиться, что бы запомнили именно его. Отсюда и внимание, смог ли кто переплюнуть, не подарил ли ещё более дорогой и ценный подарок, не перебил ли внимание.

— Странный у них способ добиваться внимания, — поразилась я. — Неужели они считают, что он сработает?

— Не знаю, к ним в мысли обычно Алиэт заглядывает, у меня другая специфика.

— Хм, а как же ты сейчас догадался, о чем я думала? — вскинула бровь и усмехнулась.

— Несложно догадаться, ты бросала недоуменные взгляды на гостей. Наверняка была заинтригована. А уж чем именно — догадаться несложно, — поведал учитель.

Нам пришлось замолчать, так как подошла наша очередь. Отодвинув меня чуть назад, Хаэ вытащил небольшой футляр и, склонив голову, преподнес его на вытянутой вперед ладони. Я заметила, как презрительно поджала губы Талина, Дею помогла выдержка не фыркнуть. Наверняка решили, что там некая мелкая драгоценность. Такое пренебрежение покоробило. Но я продолжала стоять с фальшивой улыбкой на лице.

Князь Хортонский подошел ближе. Он не сводил напряженного взгляда с Хаэ и меня. Я словно ощущала его напряжение.

Между тем, стоило Дею взять небольшую бархатную коробочку в руку, как она распахнулась и мгновенно истлела, а на ладони моего бывшего напарника остался кристалл.

— И что это? — не смогла сдержать любопытства новобрачная. В ее голосе отчетливо сквозило пренебрежение.

— Очень интересная и познавательная вещица, — улыбнулся мой спутник. Он неуловимым жестом достал из сюртука миниатюрный аппарат, находящийся в складном виде. Быстро собрал в нужную конструкцию, поднес к новобрачному, предлагая положить кристалл в отверстие. Дей нахмурился. Я видела, ему не нравится эта затея. Но рядом сидящая Талина поторопила супруга:

— Ну, что же ты? Клади, интересно ведь узнать, какой подарок нам приготовил правая рука дядюшки.

— Тали, может, мы потом сами… — несмело предложил Дей. Ему становилось все хуже.

— Потом и сами, но мне интересно, что там. Достоин ли подарок такого высокопоставленного лица, — последние слова девушка произнесла с легкой издевкой.

— Сейчас многие это оценят, — ровно произнес наставник. Короткий взгляд на меня. Я успела сплести заклинание и сейчас накинула на себя защитный покров, второй держала наготове. Внутри все заныло, но я огромным усилием воли отогнала от себя все мысли и эмоции, сейчас мне нужен только холодный расчет.

Учитель хлопнул в ладоши, свет вокруг померк, только светлое пятно осталось на потолке. Я заметила жест «дядюшки», направленный Хортонскому. Тот подобрался ближе и встал между мной и новобрачными. Толпа тоже застыла, весьма заинтригованная происходящим. Показ начался. Уже с первых минут Талина попыталась вскочить и прекратить это, но ее за плечи удержал король.

— Подожди, милая, это слишком интересно, — усмехнулся монарх. — Какое занимательное изображение. Я всегда знал, что ты слишком умна и расчетлива. И да, я ожидал от тебя нечто подобное, просто вдруг решил, что ты решила образумиться. Мечты мои, мечты, — с фальшивым сожалением покачал головой монарх.

Девушка бросила несколько проклятий в наш адрес. А потом…

Я ждала чего-то подобного, потому среагировала быстро. Накинула защитный покров на Хортонского, а свой растянула на учителя. Но полностью закрыть его не удалось.

— Натартэ манторэ хвэтро, — хорошо поставленным голосом произнесла Талина.

— Шейра! — успел на всякий случай напомнить учитель. Но я справилась без напоминания, и сейчас придвигалась к нему как можно ближе, что бы хватило защитного покрова. Все равно часть левой руки осталась открыта.

Дей после упоминания моего имени пораженно посмотрел на меня, но не смог ничего произнести. От слов своей супруги только скорчился, я тоже застонала, двойную защиту ощутимо тряхнуло, я едва смогла влить в нее силу, что бы она не распалась. В зале раздались крики ужаса. Воины мгновенно окружили короля и взяли под стражу новобрачных. Мой бывший напарник смотрел на меня исподлобья. Его губы зашевелились.

— Жива, значит… Код три-пять-семь. Мне все равно уже не выжить. Ты умело все провернула… Я в тебе ошибся, не рассмотрел, как положено.

— Рассчитывал охмурить наивную дурочку, а потом быстро избавиться от нее, заграбастав все деньги? — ехидно осведомилась, добавив сарказма в голос. — Ты сделал ошибку, когда не стал следовать моей интуиции.

— Я думал, смог переубедить тебя. Как же ты спаслась? Кто тебе помог? И как оказалась рядом со вторым советником? — засыпал меня вопросами бывший напарник. Ему становилось все хуже. На что этот тип рассчитывал, я не знала.

— Тебя это никоим образом не касается. И еще, если ты сейчас на что-то надеешься, зря, — довольно равнодушно поведала бывшему напарнику.

— Шейра, мы же столько времени были вместе. В честь нашей бывшей дружбы, ты просто обязана мне помочь, — соблазняюще прошептал юноша. Я и вида не подала, что услышала его.

— Дей, дорогой, кому должна, я всех давно простила, покойся с миром. Ой, это пока еще рано тебе говорить, но ничего, лучше раньше, чем позже.

Взгляд моего бывшего напарника стрельнул по советнику. Он все понял. Недаром глаз не сводил с князя, пытаясь уловить малейшее изменение в его состоянии.

— Поменяла… Где она? — выдохнул Дей, слабея на глазах. Пока все досматривали запись с кристалла, новобрачный попытался облегчить свою участь в надежде, что я ему помогу в честь своей увлеченности. Он ведь не знал, что она прошла безвозвратно.

— Ты про иглу? — невинным тоном осведомилась я. До меня донеслось рычание. — Ага, судя по твоей реакции, про нее, родимую. Зачем тебе знать ответ? Так жить хочешь? А ведь я тоже хотела, но ты был категорически против.

Я отвернулась от бывшего напарника. Краем глаза заметила движение. Талина. Она успела бросить ещё одно заклятие в нас троих. Моя защита затрещала. Князь Хортонский разозлился и вперил взгляд в девицу. Она стала оседать на землю. И, как выяснилось, не только она.

— Хаэ! — Я не смогла сдержать крика, заметив, что наставник оседает на пол. Вся его левая сторона, не попавшая под защиту, почернела. Князь Хортонский успел его подхватить.

— Лекаря! — взревел советник. Я схватила учителя за руку. Сама при этом попыталась сканировать его состояние. Он улыбался, глядя на меня.

— Все равно не послушала, сделала по-своему, да? — едва слышно прошептал он.

— Ты ведь наверняка знал, что так и будет, — выдала на грани слышимости. К моему огромному удивлению он мотнул головой.

— Нет, ты изменила реальность, нарушила привычный ход вещей, и теперь я даже не могу предположить, что будет дальше.

— Как это — изменила ход вещей? Это плохо? — начала беспокоиться, судорожно сжимая ладонь пророка.

— Не знаю, но наверное, это просто отлично, — мужчина продолжал улыбаться, даже когда его глаза закрылись, и он потерял сознание.

Я сдерживалась изо всех сил, что бы не разрыдаться. Да, не послушалась, но я просто не могла оставить наставника на растерзание, сам-то он всячески защищал меня, так кто-то должен о нем позаботиться. Вот только сейчас было страшно за Хаэ, уж больно неважно он выглядел.

Лекарь, юркий мужичок с ярко-зелеными глазами, мгновенно подхватил наставника, словно он был пушинкой и утащил на себе в боковую дверь. Я обернулась к Хортонскому, задергала его за рукав камзола.

— Алиэт, скажи, он будет жить? Что это было? Можно ли мне к нему? Я же умру от беспокойства.

— Тихо, не шуми, — сдвинул брови князь Хортонский. — Талина наслала на всех нас Черную Смерть. Мерзкая штука, она разъедает изнутри. Но как на нас ничего не подействовало?

Я осторожно сняла защитный покров и показала его советнику. На нем не осталось ни одного светлого пятна, все покрывала черная, ужасно пахнущая, муть.

— Ты ведьма? — самым некультурным образом ткнули в меня пальцем. Я заметила, как дернулся советник. Мне вдруг стало совсем неуютно. Неужели он сейчас отвернется от меня? Все-таки я забыла о предрассудках.

— Уже да. Это что-то меняет? — меня словно ушатом ледяной воды окатили. Тело сначала будто окаменело. Медленно, стараясь не делать резких движений, я встала и холодно посмотрела на советника, ожидая ответа. Но он тянул. Размышлял.

— Пока не знаю, — наконец, признался. Виновных уже увели. Гости поспешили покинуть зал. В нем на данный момент оставались только мы, несколько слуг, трое стражников и находящийся в кольце воинов король.

— Как узнаешь, сообщи, — развернувшись, бросила я. Но только я собралась покинуть бальную залу, как меня окликнул Его Величество:

— Баронесса Вертье, одну секунду! — Я застыла. Больше всего меня поразил тот факт, что меня запомнили. Хотя, чему я удивляюсь? Ведь Хаэ — правая рука короля. Еще бы ему не запомнить.

— Да, Ваше Величество? — присев в реверансе, дождалась приближения монарха.

— Милое дитя, я благодарен вам за спасение моих советников. Понимаю, что своего дядюшку вы не смогли прикрыть полностью. Вы еще совсем неопытна? — пришлось кивнуть. — Это он вам сказал, как поступать? — снова мой кивок. — Не стоит так переживать, я уверен, с ним все обойдется. У меня самые лучшие лекари. А уж ведьмаки смогут снять заклятие, попавшее частично.

— Ваше Величество? Вы сказали… — вмешался в наш разговор Алиэт, смотря на меня с долей недоверия.

— Я сказал, что эта девочка спасла тебя, но не до конца смогла защитить своего дядюшку, — спокойно повторил король специально для князя.

— А почему он сам не смог этого сделать? — все ещё не совсем понимал советник.

— А ты разве видел в Хаэ дар к боевой магии? Защитные покровы именно к ним относятся. У моего помощника другая специфика. Почему ты не смог выстроить защиту? Потому что твой ментальный дар предполагает щиты против проникновения в разум, но не могут они защитить тело, — пояснил монарх. Я поражалась его уму и сообразительности. — Тот небольшой резерв, что был в Хаэ, он накинул на девчонку, чтобы ее спасти.

— И как давно в тебе дар? — поинтересовался Хортонский. Он стал что-то прикидывать в уме.

— Алиэт, только одна ведьма была вхожа во дворец, да и то потому что исполняла функцию защиты. Как я понял, именно этой девочке и передали дар?

Теперь на меня уставились две пары глаз. Если князю я ещё могла что-то соврать, то королю нет. Мне пришлось кивнуть. Опустив глаза, ждала, когда же меня, наконец, отпустят.

— А кто тебя учил? — снова спросил любопытный советник. На этот раз я посмотрела на него с недоумением.

— Есть варианты? — хоть мне и было страшно и неуютно в компании монарха, но я не смогла сдержать сарказма. Ответа не последовала, пришлось отвечать самой: — Хаэ конечно.

— Но как, если у него другая направленность? — князь даже головой мотнул. Кажется я его окончательно запутала.

— Он вкладывал в меня теоретические знания, а я сама их проверяла на практике, — пояснила для особо одаренных. На меня начала нападать злость пополам с тревогой за наставника. Становилось все сложнее сдерживаться. Да, меня со страшной силой тянуло к этому несносному советнику, но беспокойство за Хаэ оказалось сильнее.

— Все, думаю, на сегодня хватит, иначе девочка тут сейчас разнесет все, — усмехнулся король. Я вспыхнула. И только сейчас заметила на пальцах искорки. А ведь защитный контур все ещё находился в моих руках. Его необходимо было сжечь как можно скорее.

— Ваше Величество, где я могу уничтожить эту гадость? Развеивать ее нельзя, может попасть в воздух, а этого мне бы не хотелось, — спросила и застыла, ожидая ответа.

— Князь Хортонский вам покажет, а мне пора, надеюсь на скорейшее выздоровление вашего дядюшки, — ровно произнес монарх и развернулся в сторону двери, где его ожидали воины.

— Идем, — коротко бросил мужчина и первым направился в боковой проход. Сколько же здесь дверей? А сразу я и не рассмотрела. Но все же поспешила за сопровождающим. Мы вышли в небольшой дворик, полностью изолированный антимагической пленкой. Стены искрили. Алиэт остался на пороге, сделав приглашающий жест для меня. Кивнув, прошла на середину. Вытянула руку с защитным покровом перед собой.

— Коэрто морхэ фантор! — прикрыв глаза, нараспев произнесла трижды формулу заклинания. Означало это полное уничтожение священным магическим огнем. Покров вспыхнул. Я стряхнула его с пальцев. Он завис в воздухе, ярко полыхая. В какой-то момент в огне словно стали корчиться темные тени, они пытались выбраться, просочиться, но кокон не давал. За несколько секунд от защиты и Черной Смерти не осталось даже пепла. Я облегченно выдохнула, обернулась к советнику. — Мне нужно к Хаэ.

— Ты ему ничем сейчас не поможешь, — глухо отозвался князь. — Рядом с ним лучшие лекари королевства.

— Я должна знать, есть ли шансы, — упрямо повторила и с вызовом посмотрела на собеседника. Несколько секунд размышлений, и мне кивнули. В


убрать рекламу







от только озаботиться моими возможностями не пожелали. Снова мне пришлось бежать за сопровождающим, так как я не успевала за его размашистым шагом.

Князь Хортонский остановился настолько резко, что я не удержалась и врезалась в его спину. Ох! Меня будто молнией ударило. Захотелось прижаться к его широкой спине и не отпускать. Ой! Что-то не о том я думаю. Быстро отстранившись, выглянула из-за мужчины. Перед нами стоял лекарь. Его лоб прорезала морщинка беспокойства.

— Что с Хаэ? — испугавшись, выдохнула я и непроизвольно покачнулась. Думать о плохом не хотелось. Я всячески гнала от себя мрачные мысли.

— Пока состояние стабильно-тяжелое. Но никто из нас не смог снять проклятие. Как это сделать, ума не приложу. Мы пересмотрели все наши записи, нигде не нашли формулу заклинания против этой гадости, — тяжко вздохнул лекарь. — Говорят, только одна ведьма знала его, но, увы, ее недавно сожгли.

— Наэза Валтинош, — прошептала я, заслужив недоуменный взгляд лекаря.

— Вы ее знали? — мужчина даже вперед подался. Я горько усмехнулась.

— Видела один раз, — уклончиво ответила я, не желая распространяться по поводу всего остального. Не говорить же ему, что во мне ее сила. И тут в голове щелкнуло. — Дневники! У нее же должны были сохраниться записи.

— Да, это естественно, — подтвердил ведьмак, пока еще не понимая, куда я клоню. — Только где их искать?

— Я знаю, — воскликнула с азартом и быстро развернулась, чтобы прямо сейчас вернуться домой к Хаэ и начать поиски.

— Куда? Я с тобой, — категорично заявил Алиэт. Я удивилась, но махнула рукой. Как пожелает, лишь бы не мешал.

В карете князя мы доехали до особняка «дядюшки». Я сразу помчалась в библиотеку. Про сон и отдых было благополучно забыто. Более того я и переодеться забыла, настолько меня подгонял азарт. Я быстро подлетела к полкам, где стояли книги и дневники ведьмы. Собрала стопку и выложила на стол, начиная просматривать.

— Может, я могу помочь? — усаживаясь напротив, предложил советник короля.

— Чем? Я вообще удивлена, что ты здесь. Зачем, если терпеть не можешь ведьм? — я прищурилась.

— Слишком укоренились в нас всех устои и предубеждения против них. Это не моя вина, но я постараюсь… — Алиэт застыл и замолчал. Я не стала дожидаться окончания его фразы, мне уже хватило и того, что он сказал.

Пока мой спутник сидел напротив и разглядывал меня, я читала дневник ведьмы. Ни единого упоминания Черной Смерти. Но ведь должны же быть, должны… Я знаю, верю, но где искать — не знаю.

Но время шло, а сдвигов не было. Здесь оказалось много чего полезного, кроме того, что нужно. Глаза начали слипаться, буквы расползались перед глазами.

— Я только пару минуточек полежу и продолжу, — прошептала сама себе, укладывая голову на скрещенные на столе руки, и сама не заметила, как уснула. Мне в какой-то момент показалось, что меня несут, но сил проснуться уже не было.

А утром подхватилась на своей кровати. Сонно оглядываясь, пыталась сообразить, как я здесь оказалась, да еще и успела переодеться в пижаму. И тут… Краска залила лицо. Я же уснула в библиотеке. Значит, перенес меня сюда и переодел Алиэт? Ух! Стало нечем дышать. Я села на кровати.

Дверь открылась, в комнату с подносом в руках вошел князь. Окинув меня взглядом, категорично заявил, прежде чем я успела открыть рот:

— Сейчас завтракать, только потом в библиотеку. Я буду тебе помогать. Вдвоем есть шансы быстрее отыскать необходимое. Вчера я полночи занимался чтением. И, знаешь, теперь понимаю, не все ведьмы зло. Но об этом поговорим позже.

Спорить и возмущаться расхотелось. Я быстро запихнула в себя приготовленное, запила ароматным чаем и тут же с готовностью вскочила с кровати. Мужчина покачал головой, но ничего не сказал. Мы отправились в библиотеку.

Потекли томительные минуты, часы и дни… Я забывала про сон и еду, но рядом был тот, кто едва ли не насильно заставлял есть и спать. Иногда даже применял ментальное заклинание сна, когда я слишком сильно возмущалась самоуправством своего вынужденного напарника. К нам с постоянной периодичностью прилетали магические вестники от лекаря о состоянии Хаэ. Пока никаких изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону не было. Лекари старались, как могли, пробуя разные заклинания снятия Черной Смерти.

Мы с князем перелопатили гору литературы, перечитали дневники Наэзы. Но пока не смогли наткнуться на заклинание против гадости, сразившей наставника.

Время шло, я все больше впадала в уныние. Однажды вечером, спустя неделю наших поисков, пришел очередной вестник из дворца. Лекарь писал, Хаэ стало хуже. Если в течение трех дней нам не удастся ничего найти, мы потеряем учителя. Потому что проклятие уже начало просачиваться в кровь.

Впервые за долгие годы я не смогла сдержаться, мне отказала выдержка, и я разрыдалась. Алиэт мгновенно оказался рядом, прижав к себе. Пока я заливала его рубашку слезами, он гладил меня по спине, успокаивая. Шептал ободряющие слова, уверяя в том, что мы справимся, главное не опускать руки. И я верила. В какой-то момент, подняв к нему заплаканное лицо, утонула в темных глазах. Его губы приблизились к моим и… Я полностью растворилась в ощущениях.

Поцелуй пьянил. Платья уже сползло с плеч, мужчина целовал мне шею, опускаясь все ниже, по моему телу прокатывались волны жара, мне хотелось большего, хотя и сама толком не понимала, чего же я хочу. Когда ладонь накрыла грудь, я вздрогнула. Алиэт прошептал что-то ласковое. А потом захватил в плен сосок. И когда он успел меня раздеть? Впрочем, эта мысль тут же испарилась. Откинув голову назад, непроизвольно застонала, когда шершавый язык стал ласкать затвердевшую горошину. Любое касание отдавалось дрожью в теле. Я уже полыхала, будто вместо крови кто-то разлил бурлящую лаву из жерла вулкана.

Еще немного, и мы бы дошли неизвестно до чего. Платье уже находилось где-то в районе поясницы. Стеснения не было. Я видела, как потемнели глаза мужчины, когда он на миг отстранился, разглядывая мою обнаженную грудь. Еще раз провел по ней подушечками пальцев, заставляя меня откровенно дрожать, но не от холода.

Его губы в очередной раз впились в мои. А ладони не выпускали из плена грудь, мяли, стискивали, гладили. Я прижималась к Алиэту, сама проводя по его плечам. Рубашка была расстегнута, я касалась обнаженной груди, осторожно теребила темную негустую поросль, хотелось прижаться к ней губами.

Неизвестно, к чему бы привело нас происходящее, но в дверь постучали. Я отпрянула от князя столь поспешно, что едва не свалилась с кресла. Представляю, как выгляжу. Губы наверняка припухшие, платье растрепано. Слишком спешно я возвращала его обратно. Вошел слуга, получив разрешение, вкатывая перед собой столик с едой. Быстро оставив его, исчез. Алиэт заставил меня перекусить, после чего мы продолжили поиски. Ласки и поцелуи было решено оставить на потом. Сейчас у нас оказались дела поважнее. Я корила себя за то, что поддалась слабости. Но вынуждена была признать, что ласки мне понравились, и я не прочь снова повторить. Как только найдем нужную информацию и поможем наставнику справиться с проклятием.

Оставалось просмотреть всего три дневника и четыре книги. Моя надежда начала таять. Но сдаваться не собиралась. Если лекарь сказал, что только Наэза знала контрзаклятие против Черной Смерти, значит, мы должны его найти.

Уснула я опять в библиотеке. Проснулась ожидаемо в своей комнате. Быстро позавтракав, помчалась на свое привычное место. Мне казалось, сегодня обязательно повезет. Внутри будто трепетало от предвкушения. Откуда во мне возникла такая уверенность, сказать сложно. Но надежда вновь подняла голову.

— Ты сегодня вся светишься, — поднял голову и глянул на меня Алиэт, уже занявший кресло и начавший пересматривать книги.

— Предчувствие хорошее, — честно призналась и быстро села за стол. Один из дневников я пересмотрела быстро, там в основном оказались простейшие формулы заклинания: вызов дождя, молнии, создание контура защиты и спасение от порчи, сглаза, простых проклятий. Я быстро пролистала страницы, ничего нужного не находя.

Но стоило мне взять в руки следующий дневник ведьмы, как внутри все завибрировало. Я даже застыла на мгновение. Не решаясь открыть, глубоко вздохнула, прикрыла глаза. Пару секунд посидела и только потом, собравшись и настроившись на удачу, распахнула тетрадь.

Несколько страниц оказались посвящены видам самых опасных проклятий. Среди них оказалась и Черная Смерть. Дальше пошли нейтрализаторы. Я до рези в глазах вглядывалась в строчки. И когда дошла до нужных, сначала не поверила. А потом из моего горла вырвался крик радости. Вскочив, бросилась к князю.

— Я нашла! Нашла! Бежим скорее в лазарет!

Меня вовремя перехватили за талию и прижали к себе. Я пыталась вырваться, не понимая, зачем меня останавливают?

— Шейра, может, все-таки оденешься? Домашняя одежда тебе безусловно идет, но во дворце может привлечь ненужное внимание, — шепотом, уткнувшись мне в макушку, отозвался Хортонский. Ох ты ж! Как я сама об этом не подумала? Радость помутила разум.

Переоделась я быстро. Есть отказалась наотрез. Сначала дело, потом все остальное. В карете сидела, прижимая к себе дневник ведьмы. Домчали до дворца нас быстро. А там уже встречал лекарь, притопывая от нетерпения. Заметив сияющую меня, облегченно выдохнул и бросился к больному. Я следом за ним. Князь за нами не пошел. Он отправился по своим делам, сообщив, что присоединится ко мне через часа два. Машинально кивнув, я уже ничего не видела и не слышала. Я рвалась к наставнику.

В светлой просторной комнате учитель находился один. Он побледнел и осунулся. Я судорожно вздохнула, провела по его руке кончиками пальцев. Холодные. Больше всего мужчина сейчас напоминал труп. Черты лица заострились, губы посинели, даже кожа приобрела зеленовато-серый оттенок. Я пощупала пульс. Он бился, но слабо.

В комнату вошли еще трое. Две девушки и мужчина. Они встали около кровати больного: одна девушка в изголовье, вторая в ногах, мужчины по бокам. Мне сказали забраться на кровать и встать над телом. Я так и сделала. Мне предстояло читать заклинание, подпитывая его своей силой, остальные должны были повторять за мной.

Все четверо взялись за руки, образовав круг. Я начала. Слова нейтрализатора выучила наизусть, они прочно засели в голове.

— Монтеро фиаш трэнтуарэ вирташ биэто фртум мортено проншо! — слова полились сами собой, остальные в унисон повторяли за мной в порядке очереди. После третьего повтора, я заметила, как вздрогнуло тело подо мной. Левая сторона учителя стала покрываться темными пятнами. Я выпростала обе руки. На пальцах заискрило. К мелким искоркам потянулась темная и дурно пахнущая муть. Она не желала выходить, цеплялась за тело, но ее тянуло прочь со страшной силой.

Не долетая до моих ладоней, полностью покрывшихся огненными искрами, темная масса сгорала. Силы во мне таяли. Но я упорно продолжала раз за разом повторять слова заклинания. В тот момент, когда проклятие покинуло тело учителя, я ощутила слабость и головокружение. Дальнейшее помню смутно. Меня кто-то подхватывает на руки, отчитывает за безалаберность. Показалось даже, что я услышала голос Хаэ, но списала это на свои видения. А потом меня окончательно накрыла темнота.

Очнулась я в своей комнате в особняке Хаэ. Как я здесь оказалась? Неужели вчерашнее мне только приснилось? И на самом деле мы еще даже не нашли нейтрализатора? Я испугалась. Попыталась вскочить с кровати и тут же рухнула обратно, настолько закружилась голова и появилась тошнота пополам со слабостью.

— Ну? Что я говорил? — раздался до боли знакомый голос от двери. — Она даже сутки не сможет пролежать, попытается вскочить.

— Неугомонная девчонка, — с усмешкой отозвался Алиэт. — Надо было ее привязать к кровати.

— Еще успеется, — засмеялся Хаэ — бодрый, вполне себе почти здоровый. — Как ты себя чувствуешь? — Это уже мне.

— Отвратительно, — пришлось честно признаться. — Но зато довольна, что все получилось. Ты как?

— Благодаря твоему упорству жить буду, — довольно отозвался наставник. — И дальше тебя изводить учением тоже. А то ты едва себя не угрохала. Наверняка не до конца прочла формулу и ее использование.

— Ну… — я потупилась. — Мне главное было отыскать само заклинание, все остальное казалось неважным.

— Шейра, ты понимаешь, что нейтрализаторы для опасных проклятий необходимо изучать со всей тщательностью? — на этот раз в голосе Хаэ появилась строгость.

— А что я сделала не так? — решила уточнить на всякий случай.

— Ты слишком много сил вбухала в заклятие. Хотя должна была воспользоваться помощью ведьм и ведьмаков. Они не даром создали круг. Но ты все сама. За что едва не поплатилась. Не будь в тебе мощи Наэзы… Я даже боюсь представить, что могло бы произойти, — покачал головой учитель.

— Я не знала, что так можно, — вздохнула в ответ.

— Вот для этого и необходимо читать все до конца, — поставил точку в разговоре Хаэ. Потом произнес, хитро глянув на меня и на молчавшего до сих пор Алиэта, застывшего на пороге со скрещенными на груди руками и недовольным взглядом: — В общем, я пока оставлю вас наедине. Я буду в кабинете. Как решите вопрос, князь, жду тебя внизу.

— На мой быстрый приход не рассчитывай, — глухо, с легкой хрипотцой, отозвался советник, даже не посмотрев на товарища, он не сводил взгляда с меня. А я… Тут же засмущалась, лицо опалило жаром, так как только сообразила, что на мне почти ничего нет, кроме полупрозрачной туники. И откуда она такая взялась?

Наставник вышел, а мне стало не по себе. Это какие такие вопросы собрался решать со мной советник? Что я ещё сделала не так? Почему он мрачнее тучи? Не нравилась мне вся эта ситуация. В какой-то момент захотелось трусливо отговориться своим состоянием, чтобы избежать разговора. Но потом пришла к выводу: все плохие новости лучше узнавать сразу. И приготовилась.

— Шейра, я не мастер говорить красивых слов, которых ждут девушки, но… вот… — в его руках появилась открытая коробочка с кольцом. Он медленно приблизился и присел на край кровати. Моя челюсть медленно, но верно поползла вниз. Я даже о своем плохом самочувствии забыла. — Выходи за меня замуж.

— А… Э… — слова закончились, остались только междометия. Я не ожидала предложения, готовилась к чему угодно, но не к этому. Потому сейчас хватала ртом воздух.

— Это можно расценить, как согласие? — И столько надежды в голосе. Я кивнула. Это все, на что я оказалась способна. Снова накатила слабость.

В этот момент зарычавший от удовольствия мужчина осторожно обнял меня. Его губы оказались сухими, но такими горячими. Голова мгновенно закружилась. А Алиэт все целовал и целовал. Сейчас мы оба были уверены, что нам никто не помешает. Моя туника странным образом исчезла. Сам мужчина сбросил рубашку и накрыл мое тело своим. Его губы терзали шею, то покусывая, то зализывая место укуса. А потом стали опускаться ниже. Когда язык очертил круг соска, я дернулась и вцепилась в плечи мужчины. Выгнулась и изогнулась, подставляясь под язык Алиэта.

Я полыхала. Сгорала заживо и возрождалась, настолько мне было хорошо. Спираль внизу живота стремительно раскручивалась. Дыхание сперло. Воздуха не хватало. Я уже не понимала, на каком свете нахожусь. Я хотела… Чего? Не знаю. Но понимала, чего-то большего.

Когда Алиэт опустился еще ниже, на миг напряглась. Я не знала, чего ожидать, и что он собрался делать. Ощутив легкое напряжение, князь улыбнулся и на мгновение приподнял голову.

— Расслабься, я всего лишь хочу попробовать тебя на вкус. Уверен, ты окажешься вкусной.

Еще и облизнулся. Я поплыла, снова расслабилась, предоставив Алиэту полную свободу действий. И он воспользовался этим. Обвел впадину пупка языком, прочертил дорожку ниже. Его язык потеребил бугорок страсти. Я едва не взлетела на кровати, настолько вдруг стало хорошо. Мои ноги сами раскинулись в стороны. От смущения не осталось и следа, его заменили нереальное возбуждение и желание. Страсть кружилась вокруг нас, она впитывалась во все, окутывала наши тела, заставляла бурлить кровь.

Язык князя вытворял нечто нереальное. То он проникал внутрь меня, то засасывал бугорок страсти, потом его нежно ласкал языком. Спираль внизу живота стремительно раскручивалась. Взрыв. Лавина обрушилась внезапно, накрывая с головой. Я закричала и выгнулась на кровати, подаваясь вперед. Перед глазами плясали звезды.

Алиэт улыбался. Нежно коснувшись моих губ, он вглядывался в мое лицо, будто пытаясь отыскать ответы на вопросы. Я вернула ему улыбку, прошептав:

— Это было потрясающе. Но теперь я хочу большего.

— Все обязательно будет, но чуть позже, как только ты поправишься. Пока ещё рано, ты слишком слаба. Спи, любимая…

С блаженной улыбкой на губах я провалилась в объятия тьмы. Последней мыслью было: «Он назвал меня любимой. Значит, я ему не безразлична».

Эпилог

 Сделать закладку на этом месте книги

Спустя полгода… 


Сегодня знаменательный день, наша с Алиэтом свадьба. За прошедшие полгода много чего произошло. После спасения Хаэ восстанавливалась я долго. Через месяц мне рассказали, что Дея спасти не удалось, иглу нашли, на ней обнаружили проклятие Талины. Если изначально: за косвенное причастие девушки к гибели ведьмы и попытке убийства Шейры — то есть меня — ее должны были сослать на рудники, то после смерти Дея ее обвинили в его убийстве. Разбирательство длилось долго. Два месяца назад ее казнили.

Король, наконец, женился в четвертый раз. Молодая королева уже была на сносях. Хаэ тоже нашел свою вторую половинку, милую и скромную ведьму, в которой недавно открылся дар. Он помогал ей освоить основные моменты, как когда-то мне. Постепенно учитель и ученица привязались друг к другу. Я радовалась за них больше, чем за себя.

Свадьба наставника должна была состояться вместе с нашей. Накануне, три дня назад, учитель вызвал меня к себе, и у нас состоялся интересный разговор:

— Твое чутье тебя не подвело, это действительно ваше последнее перерождение с Алиэтом. Но вам повезло, вы оба смогли обмануть смерть. И теперь вас обоих ожидает долгая и счастливая жизнь.

— А потом? Ведь мы тоже смертны, — забеспокоилась я. — Неужели мы больше не встретимся?

— Глупая, — усмехнулся учитель. — Благодаря силе, полученной по ошибке, ты теперь можешь жить не просто долго, а очень долго. Вспомни, Наэзу сожгли, когда ей исполнилось семьсот лет, а ведь она ещё даже не успела постареть. Так что, по этому поводу можешь не переживать. Что же касается Алиэта, то тут все намного проще, он бессмертный. Так что, больше волноваться вам не о чем.

Успокоенная, ушла искать любимого. Он обнаружился в библиотеке, искал заклинание для быстрого зачатия. Вот же… Захотелось придушить и зацеловать, а потом ещё и отлюбить. Хотя, может, и наоборот? Но суть именно такая.

— Зачем это тебе такое заклятие? Мы же с тобой ещё не… — начала я, надвигаясь на своего мужчину. Он хитро улыбался.

— Не забывай, любимая, у нас первая брачная ночь, и я хочу, что бы ты в полной мере испытала силу моей любви. Ласки — это не полноправный секс. Именно в таинство любви я буду посвящать тебя постепенно. Время пришло, — прошептал Алиэт мне на ухо. Уже знакомый озноб прокатился по телу. Я задрожала и прижалась к будущему супругу. Наши губы слились в головокружительном поцелуе.

— Когда свадьба? Мы успеем?.. — начала было я, но в этот момент послышались голоса, они все приближались. Усмехнулись одновременно:

— Не успеем, — пожал плечами князь, с трудом выпуская меня из своего захвата. В этот момент дверь открылась.

— Ну, вот, мы ее по всему дому ищем, а она в библиотеке спряталась, — всплеснула руками дородная, но подвижная женщина, ее глаза лучились весельем. — Идем, милая, будем тебя в наряд невесты обряжать. Времени совсем мало осталось. А потом все время только ваше.

Я в последний раз чмокнула жениха в нос и поторопилась за женщиной. Руки у нее оказались золотые. За считанные минуты она привела меня в порядок. Из зеркала на меня смотрела совершенно незнакомая девушка, довольно приятная и незнакомая. Приглашенные с гильдии товарищи меня не узнали, что немудрено. Я и сама себя не узнавала.


* * *

После посещения Храма мы сразу заехали в сокровищницу гильдии. Там Дей хранил мои и свои деньги. Вытащив их, большую часть раздали беднякам. Алиэт наблюдал за моими действиями с улыбкой. А потом мы поехали в наш дом, где и собирались гости. Но мой супруг подхватил меня на руки и оставил гостей на Хаэ. Они вторая пара брачующихся, им и отдуваться, а мой мужчина слишком долго ждал. Меня он ласкал, нежил, холил и лелеял, а сам все время проводил под ледяным душем. И сейчас решил наверстать упущенное. А я была только за. Потому что мне и самой хотелось перейти грань, за которой таилось нечто необычное.

И ведь действительно научил. Если я думала, что получала нереальное удовольствие раньше, то я глубоко заблуждалась. То, что испытала сейчас, оказалось в разы лучше. Только один раз стало больно, но Алиэту удалось помочь мне справиться с ней. Он снова распалил тело, продолжая ласкать. На вершину блаженства на этот раз вознеслись вдвоем. И до самого утра мой супруг обучал меня науке любви. Мы дарили себя, брали много, еще больше отдавая взамен. Душа наполнилась теплом и нежностью.

В перерывах между ласками, я разглядывала своего супруга. Столько перерождений мы вместе, и только сейчас, наконец, смогли дойти до главного. Более того, даже успели получить брачные браслеты. В душе появилось осознание, что теперь у нас точно все будет чудесно. Когда рядом любимый, хорошие, преданные друзья, это и есть безграничное счастье.

Мой взгляд упал на тумбочку, где стоял неизвестный пузырек. Хм, Алиэт все-таки смог изготовить зелье? А это значит… Я уставилась на довольного супруга. Он поднял руки вверх.

— Любимая, я просто очень хочу сына.

Ну как ему можно отказать, когда он так смотрит?

— Тогда продолжаем над этим работать, — усмехнулась, приникая к его губам своими. Все мысли вылетели из головы. Осталось только удовольствие одной души на двоих, одного сознания, одного…

Впрочем, после нашего единения, разлучить нас уже ничего не сможет.


убрать рекламу













На главную » Олие Ольга » Ведьма по ошибке [СИ].