Название книги в оригинале: Первухина Александра Викторовна. Cтранник ночи

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Первухина Александра Викторовна » Cтранник ночи.





Читать онлайн Cтранник ночи. Первухина Александра Викторовна.

Александра Викторовна Первухина

Cтранник ночи

 Сделать закладку на этом месте книги

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Великолепно! Просто великолепно! - Дэниэл рассеянно взглянул на свое сопровождение. Н-да слово-то какое сопровождение! Конвой это и ничего более. Конвой чтобы его высочество принц Дэниэл не сбежал от уготованной ему чести. Хотя их предосторожности напрасны. Некуда ему бежать, да и сил на побег уже не осталось. Полуденная жара вымотала его до предела. Вот уже несколько дней погода, словно в насмешку, радовала путешественников ясными днями, и в голой степи негде было укрыться от всепроницающего жара солнечных лучей. Пыль, поднимаемая копытами лошадей, лезла в глаза и мешала нормально дышать. Дениэл ненавидел жару. От нее у него болела голова, и ломило кости. С большим удовольствием он согласился бы оказаться запертым в подвале замка своего отца, чем изо дня в день наблюдать высохшую траву вокруг и физиономию советника Агрока перед собой. Но у него не было выхода, он ехал умирать и ничего не мог с этим поделать. Ироничная улыбка исказила безупречно очерченные губы принца, король его отец как всегда выбрал наиболее зрелищный способ устранить препятствие со своего пути. Только его воображение могло предложить такое: Ведьма, требующая жертву! Оригинально нечего сказать… Дениэл глубоко вздохнул. 'Спокойствие' - напомнил он себе - 'Тебе нельзя показывать свой страх этим шакалам. Достоинство - это все что у тебя осталось, и если придворные твоего отца не смогли сломать тебя за двенадцать лет проведенных во дворце, то ожидание смерти тем более не должно тебя волновать. Это освобождение, которое ты так долго ждал'.

Хриплый крик вернул его к действительности. Подняв голову, принц увидел, что они уже подъехали к границе королевства. Старая крепость, бывшая когда-то пограничным фортом на южной границе страны теперь скалилась на проезжающих мимо пустыми проемами окон. Еще один наглядный пример мудрой политики его отца. 'Пора' - Дениэл заставил свое лицо превратиться в непроницаемую маску. Ему это удалось почти без усилий, сказывалась долгая практика. Глядя на невысокого юношу неподвижно застывшего в седле, никто бы не догадался, что в глубине души он дрожит от едва сдерживаемого ужаса. Красивое бледное лицо оставалось бесстрастным, черные миндалевидные глаза смотрели жестко насмешливо.

– Советник Агрок не соблаговолите ли сообщить мне причину нашей остановки? - в мягком мелодичном голосе принца звенел лед.

Агрок невольно вздрогнул, услышав этот спокойный бесстрастный голос. 'Проклятый мальчишка, ничем его не проймешь', - подумал с ненавистью советник. В глубине души он надеялся, что хотя бы сейчас перед собственной смертью второй сын короля растеряет всю свою самоуверенность и превратиться хнычущее ничтожество, униженно умоляющее сохранить ему жизнь. Но нет. Даже сейчас в глазах этого ублюдка, нет ни капли страха или отчаянья. Насмешливо вздернув бровь, он рассматривает его, советника короля как какое-нибудь мелкое насекомое. Взревев от ярости, Агрок выхватил меч, каким-то краешком сознания отметив, что даже сейчас проклятый мальчишка не дрогнул и не моргнул, глядя, как оружие опускается на него.

Дениэл заставил себя сидеть неподвижно. Все о чем он мог в этот момент думать, сосредоточилось на лезвии опускающегося клинка. 'Только бы не сорваться осталось совсем немного, и я буду, свободен…' Мир вспыхнул алым, и сознание Дениэла поглотила тьма.

Советник Агрок наклонился и вытер меч о камзол принца, кровь была едва видна на ярко-алой ткани. Цвет королевского дома прекрасно скрывал следы преступления. Сопровождающие из купеческих гильдий, ехавшие в некотором отдалении, как и подобает представителям более низкого сословия в присутствии принца и высшего дворянства, так ни чего и не заподозрили, когда кортеж повернул назад и советник короля объявил, что принца по его требованию оставили наедине с судьбой. Агрок был доволен, он безупречно выполнил приказ своего короля и к тому же доставил себе несказанное удовольствие, наконец, отомстив этому заносчивому юнцу, который никогда не знал своего места.

Темная фигура, закутанная с ног до головы в черный, длинный плащ с капюшоном подняла голову, словно прислушиваясь к чему-то. Человек, стоящий перед ней замер недоуменно оглядываясь

– Госпожа?

– Отправь волков на южную границу Таркана, этот мальчик мне нужен. - Не дожидаясь ответа, фигура развернулась и растворилась во тьме коридора. Человек молча поклонился и бросился вниз по лестнице, торопясь исполнить желание своей госпожи.

Кэтрин была довольна. Многовековое ожидание подошло к концу. Теперь у нее будет помощник, и вместе они возродят силу и мудрость Древних. Судя по всплеску силы, который шел от этого детеныша, он серьезно ранен. Необходимо позаботиться о лекарстве он должен жить, во что бы то ни стало, а зелье надежнее заклинания. Тонкая изящная рука безошибочно достала с полки нужный флакон, и хрупкая фигура растаяла в желтом свете лампы.

Дениэл тонул в темноте, иногда ему слышались голоса, но он не разбирал слов. Попытка пошевелиться причинила такую боль, что он замер, опасаясь даже дышать. И все время рядом ощущалось чье-то присутствие. Принц не мог понять кто это, и каким образом он ощущает этого странного незнакомца, но навязчивое чувство не пропадало. Он не знал, сколько времени это длилось, но продолжал неподвижно лежать, стараясь ничем не привлекать к себе внимание. Он ждал. Рано или поздно этот человек уйдет, и тогда можно будет без помех оглядеться, и решить, что делать и как выбираться из очередной ловушки своего венценосного отца. И вот, наконец, долгожданный момент наступил. Судя по его ощущениям, комната была совершенно пуста. Дениэл осторожно открыл глаза и, не поворачивая головы, быстрым взглядом окинул помещение. Комната поразила его. Даже полумрак не скрывал изысканной утонченной обстановки. Каждая вещь была подобрана со вкусом, и ее неброская элегантность просто кричала о невероятной цене, но в то же время чувствовалось, что не стоимость предмета была главным критерием при его выборе. Если бы не преобладающие в комнате черные и темно-серые цвета, оттененные серебряной инкрустацией, принц мог бы поклясться, что находится в личных покоях своей матери, только там видел он подобное сочетание красоты и вкуса.

– Наконец-то решил открыть глаза. Ты осторожен - это хорошо.

При звуках холодного бесстрастного голоса раздавшегося из самого темного угла помещения Дениэл вздрогнул и резко сел на кровати, готовый бежать или драться.

– Спокойно, я не причиню тебе вреда. - Послышался тихий шорох, и из тени выступила фигура, закутанная в темный плащ с капюшоном. - Меня зовут Кэтрин. Я хозяйка этого замка.

– Замка? - Дениэл отчаянно пытался собраться с мыслями. Насколько он знал, на южной границе королевства Таркана никогда не было никаких замков, до Туманных гор там простиралась степь. До Туманных гор… Принц замер стараясь не показать своего ужаса. Туманные горы всегда были окутаны таинственностью, рассказывали, что там проживает страшная ведьма.

– Я маг, а не ведьма. - Спокойно произнесла незнакомка. Принц вскинул глаза на замершую в неподвижности фигуру. И невольно отшатнулся. Из-под капюшона на него смотрели горящие, как у волка глаза. А затем на него обрушился ужас. Дикий, безотчетный, грозящий потушить его сознание как свечу. Ужас, проникший в самые темные глубины его существа, заставляющий сердце пропустить удар. Дениэл почувствовал, что умирает или сходит с ума. И тогда на помощь ему пришел гнев. Ледяной гнев не раз, спасавший ему жизнь при дворе, он непроницаемой стеной окутал его сознание, уничтожив все другие эмоции. Ужас исчез вместе с ними. Усилием воли он заставил себя успокоится. Значит Кэтрин - маг и она может читать его мысли, что ж он в ее власти и если хотя бы половина того, что рассказывают о магах правда, жить ему осталось недолго. Но перед смертью он все-таки постарается доставить ей несколько неприятных мгновений.

– Я не собираюсь тебя убивать. Ты такой же, как и я. На столе справа от тебя книга там все написано подробно. Прочитай ее, а потом поговорим. - С этими словами фигура снова растворилась в тенях. Подождав немного, Дениэл понял, что продолжения не будет. Вздохнув, он потянулся за книгой и только теперь заметил, что лежит на кровати полностью одетым. Но это была не его одежда. Как принц правящего дома он всю жизнь носил только ярко-алые одежды, а сейчас на нем была свободная шелковая рубашка, штаны из неизвестного ему материала и сапоги из мягкой кожи. Все это было насыщенного черного цвета украшенное кое-где серебряной вышивкой. Пожав плечами, и решив больше ничему не удивляться, Дениэл открыл книгу, и погрузился в чтение. История захватила его. Перед ним разворачивалась трагедия, произошедшая так давно, что даже сказок о ней не сохранилось. Теперь он понимал, что предостережения жрецов о людях продавших душу Дэволу и получивших за это магические способности чистой воды вымысел. Маги были Древним народом настолько близким к людям, что от смешанных браков могли рождаться дети, но в тоже время настолько другим, что спутать их было невозможно. Древние обладали силами, о которых людям не приходилось и мечтать. Даже Боги не осмеливались бросить им вызов. Но самая могучая сила не убережет от предательства тех, кого со временем Древние стали считать своими младшими братьями, тех с кем у них были общие дети, и кому они безуспешно раскрывали тайны своего могущества. Чистокровные люди не могли обладать силой, но могли завидовать и ненавидеть тех, кто был лучше, одареннее, благороднее. Благородство и сгубило Древних. Они слишком поздно заметили, что их знания использовали, чтобы открыть Злу путь в этот мир и это же благородство помешало им оставить людей на произвол судьбы. И они погибли, защищая мир от вторжения, погибли все кроме одной слишком юной, чтобы участвовать в том сражении, но достаточно взрослой, чтобы помнить об их гибели и поклясться возродить утраченное. Дениэл оторвался от книги, и озадаченно посмотрел туда где, как он подозревал, находилась Кэтрин

– Но я не понимаю, как я могу быть таким же, как вы? У меня нет никакой силы.

– Когда стали рождаться дети от смешанных браков, учеными Древних было создано заклинание, способное передать всю силу Древнего любому, у кого в жилах течет хотя бы капля древней крови.

– Вы хотите сказать, что я потомок Древних?

– Я ничего не хочу сказать, но вынуждена говорить, потому что ты не хочешь понимать. Я знаю заклинание, во время последней битвы я готовилась к инициации. А если ты сомневаешься в своей принадлежности к народу Древних, погляди в зеркало. - Перед Дениэлом появилось большое зеркало в серебряной раме. Из него на юношу смотрел незнакомец. Дениэл поразился, насколько изменила его новая одежда. Прежний растрепанный мальчишка исчез. Из глубины зеркала на него холодно смотрел черноволосый, бледный юноша с огромными раскосыми глазищами, которые казалось, не имели белков и сияли каким-то внутренним светом. Худое лицо стало утонченным… Принц отвел глаза.

– Это не я.

– Ты. - Кэтрин шагнула на свет и сбросила капюшон. Дениэл увидел ее лицо и замер ошеломленный. Они были похожи как брат и сестра, последняя из народа Древних выглядела не старше… двадцати?!

– Это иллюзия? - спросил он с надеждой.

– Нет. Еще одна особенность Древних. Нас можно убить, но мы не умираем от старости.

Принц потрясенно молчал. Все услышанное не укладывалось у него в голове. Кэтрин накинула капюшон и растворилась в тенях. Только через несколько минут Дениэл понял, что на сегодня разговор закончен. Он уже устал удивляться странностям этого места поэтому, недолго думая, разделся и улегся в постель. Все случившееся он обдумает завтра, а сейчас он слишком устал.

Кэтрин, глядя на спящего мальчика, одобрительно кивнула. Из него будет толк. Ни истерики, ни лишних вопросов, ни волнения по пустякам. Характер истинного Древнего, только говорит много с этим надо что-то делать. Хватит! Одернула она себя необходимо приготовить все к завтрашнему посвящению, а времени остается немного. Повинуясь ее беззвучным приказам, необходимые ингредиенты поднялись со своих мест на полках, и начали смешиваться, наполняя небольшой кубок, который, постепенно нагреваясь, доводил зелье до нужной температуры. В покоях последней из магов расположенных, в соответствии с древним обычаем, на верхнем этаже самой высокой башни замка распространился терпкий аромат заклинания высшей магии.

Дениэл проснулся, как от толчка. Напротив него в кресле неподвижно сидела хозяйка замка и спокойно смотрела на него. Увидев, что он открыл глаза, Кэтрин подняла руку и перед ним материлезовался кубок с какой-то темной жидкостью.

– Выпей.

Машинально он повиновался и с удивлением обнаружил, что доверят этой странной женщине. Это было для него новым чувством. И тут в голове у него раздался звук. Словно запела струна какого-то неведомого инструмента. Он погрузился в это звучание, казалось еще немного, и он раствориться в нем без остатка. Но в последний момент в нем заговорило врожденное упрямство. Он стиснул зубы и заставил себя вернуться. Реальность обрушилась на него болезненным ревом, защищаясь, принц невольно снова сосредоточился на звуке струны и вдруг с удивлением понял, что на этот раз вызвал его самостоятельно, и он больше не затягивает в себя, а только защищает от неприятных ощущений.

– Прекрасно. - Прозвучал в голове холодный голос Кэтрин. - Ты прошел инициацию. Звук скоро исчезнет. Теперь будешь учиться сам. Книги на столе. - С этими словами женщина исчезла. Дениэл поднялся с кровати и подошел к столу. Книг было много, и верхняя была открыта. Заинтересовавшись, юноша прочитал первую строчку. Это было руководство по созданию ментального щита от чужих мыслей и методика управления своими чувствами. Великолепно! Значит, все придется постигать самостоятельно и быстро, шум в голове с каждой минутой становился все громче, а свет в комнате начинал слепить глаза. Сосредоточившись, принц попытался понять, что от него требуется. Обучение началось.

В темноте вспыхнули алые точки глаз, и невидимый для всех кроме богов узник издал жуткий вой яростной ненависти. Услышав этот вой люди, потеряли бы разум от ужаса, но в полуразрушенной пещере служившей убежищем твари не было никого кроме летучих мышей, а они давно уже не обращали внимания на таинственного постояльца, слишком давно он обитал в этих сырых катакомбах. Тварь захлопнула пасть, и, тяжело переваливаясь, побрела к выходу. Тысячелетия ожидания и все зря! Незримая цепь, приковавшая ее к этому миру, не только не исчезла, но и окрепла! Окрепла настолько, что теперь нечего было и надеяться разорвать ее. Оставалось только одно - уничтожить свою тюрьму и посмотреть, что из этого получиться. Тварь победно оскалилась и снова завыла…

Часть 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1 Начало пути.

 Сделать закладку на этом месте книги

Опять солнце! Дениэл поглубже натянул капюшон своего плаща. Теперь он прекрасно понимал Учителя. Яркий солнечный свет причинял головную боль и раздражал глаза. При такой погоде тренироваться с мечом наказание. Но ничего не поделаешь, сегодня Кэтрин сказала, что познакомит его со спутниками. Так что приходилось стоять во дворе, благодаря высоким каменным стенам больше похожем на колодец, и ждать тех, кто станут для него верными друзьями и помощниками. Дурацкая традиция, но убеждать в этом Учителя пустая трата времени, а значит не стоит и стараться. Дениэл невольно усмехнулся про себя, в нем все меньше остается от человека он уже, и думает как Древний. Ну, наконец-то вот и они. Три подростка его возраста. Дениэл внимательно пригляделся к ним. Один стройный поджарый с большими светлыми глазами и движениями подкрадывающегося хищника наверняка Ваулен - оборотень-волк, тот, что справа от него Терн даже в человеческом облике он похож на неуклюжего жеребенка, слева чуть позади Скирн - сокол, вот уж про кого говорят птичьи косточки. Кэтрин невидно - значит это еще один урок. Ну, что ж он негордый и сам с ними познакомится. Только не забыть заглушить 'Песню смерти', а то они от него с воплями удерут. Вот уж придумал кто-то названьеце! С другой стороны Кетрин еще хуже. Он-то излучает ужас только, когда раздражен или злится, а она постоянно. Возрастные изменения чтоб их Баэр загрыз! Правда Учитель утверждает что кроме 'Песни смерти' Древние могут излучать 'Песню страсти' и способны якобы соблазнить любое разумное существо, которое только вызовет их интерес. Но пока Дениэл еще ни разу не видел, чтобы она кого-нибудь очаровывала. Так что из двух первозданных чувств ему доступен только ужас и то не всегда. Чему он если признаться несказанно рад, а то придется постоянно себя контролировать, чуть отвлекся седые волосы и смерть от испуга у окружающих. Нет уж, ему и так неплохо! Ну вот, он опять задумался. Вместо того чтобы на отвлеченные темы рассуждать лучше бы спутникам представился! Ладно, пора начинать. Древний шагнул навстречу оборотням, и склонил голову в легком поклоне

– Меня зовут - Дениэл. Кто вы я знаю.

Замерли. Ошарашены. Ну ладно знакомство окончено, что дальше. В голове Дениэла холодным звоном зазвучал голос Кэтрин,

– Вы отправляетесь во внешний мир. Экзамен.

Дениэл пожал плечами все как всегда неожиданно. Что ж нужно начинать заклинание переноса. Куда-нибудь поближе к границе, там людей меньше, спокойнее. Удар холода. Проклятье он всегда ненавидел телепортацию! И вокруг зашумели черные дубы, произрастающие на северной границе королевства Таркана. Далековато забросило, в следующий раз стоит уточнить какая именно граница. И вообще пользоваться порталом, там хоть видно, куда тебя занесет. Дениэл вздохнул, выбрасывая лишние мысли из головы, и невольно вздрогнул от ударившего по ушам дикого крика. Что такое? Машинально активировав боевые щиты Древний напрягся, выискивая врага. Но вокруг не было ничего, что могло бы угрожать ему или его спутникам. Шумели сизыми листьями исполинские деревья вокруг, в траве шуршала какая-то летуче-ползучая гадость. В радиусе мили ничего крупнее лесных пилов не наблюдалось. Эти противные насекомые, размером с фалангу его большого пальца здесь были повсюду. Но, несмотря на свой жуткий внешний вид, угрозы они не представляли. Дениэл на всякий случай еще раз просканировал все вокруг и только после этого обратил внимание на своих попутчиков. Выглядели они перепуганными. Мягко говоря. Осторожно стараясь не навредить хрупкому сознанию оборотней Древний прикоснулся к их разумам пытаясь выяснить причину незапланированной истерики. А Дэвол все побери! Ему захотелось зашипеть от раздражения. Учитель, оказывается, связалась только с ним. Н-дас придется объясняться. Дениэл терпеть не мог говорить в слух, но в этот раз он сам был виноват в своих неудобствах, нужно было сразу объяснить спутникам задачу, а не тащить их Дэвол знает, куда даже не позаботившись предупредить о телепортации! Ладно.

– Учитель сказала это экзамен.

– Что? - удивленно в один голос завопили оборотни. - Без подготовки? У нас даже оружия нет.

Теперь настал черед Дениэла ошарашенно хлопать глазами. Ничего себе друзья и соратнички даже оружие не захватили, да он в первую же неделю выучил, что с оружием расставаться нельзя не при каких обстоятельствах и готовым надо быть к чему угодно. Ладно, пора кончать истерику, что-то они слишком нервные уже на крик перешли.

– Хватит. Меняйте ипостась. Поедем до ближайшего города. Там дождемся распоряжений Учителя.

Хм-м. Кажется, он сказал это не так, как следовало. Очень уж выразительно они замолчали. Ожгли его злыми взглядами, но возразить не осмелились - начали меняться. Уже хорошо. По крайней мере, они его слушаются. Не то чтобы он не смог заставить их повиноваться, но зачем лишние проблемы предполагается, что они будут действовать как одна команда и не стоит начинать знакомство с откровенной ссоры. Хотя теперь ему потребуется гораздо больше усилий, чтобы завоевать их доверие, а ведь ему еще, с ними работать придется хотя бы до окончания экзамена, который придумала Учитель. Неудачно все получилось. Очень!

После коротких сборов Дениэл вскочил на Терна и толкнул его пятками направляя в нужную сторону. На левой перчатке у него сидел сокол, а рядом бежала большая серая собака. Не дать, не взять молодой дворянин на охоте, только вот одет во все черное и лицо под маской прячет, так в королевстве Таркана за время правления его отца к этому давно привыкли. Мало ли у благородного человека может возникнуть причин, скрывать свое имя.

Терн

'Ну, вот так всегда! Не везет мне в жизни и все тут'. - С вздохом констатировал Терн, стараясь не обращать внимания на непривычный груз у себя на спине. - 'Выбрали в спутники Древнему и тут же закинули Дэвол знает, куда на экзамен. И не объяснили ничего. Думал хоть этот Дениэл помногословнее Госпожи окажется. Ага, размечтался. Молчит как камень и даже не моргает, кажется, рожа бесстрастная как у статуи. Одно слово Древний. Но как бы то ни было, а без него мы отсюда не выберемся, так что вперед к городу. Одно хорошо нести его нетрудно. Легкий он изящный не то, что я'. Копыта гулко цокали по утоптанной до каменной твердости дороге. Путников на встречу попадалось не много, Терну можно было особо не притворяться и вертеть головой по сторонам в свое удовольствие. Как-никак это было его первое путешествие и его любопытство разрослось до невиданных размеров. Хотя, честно говоря, смотреть было особо не на что. Земли людей оказались на редкость однообразными. Через час к нему начала медленно подкрадываться усталость, все-таки он не привык к дальним переходам. Ну, ничего теперь кажется, привыкнет.

Дениэл

На третьем часу пути показалась стена города. К этому времени он так вымотался, что только гордость удерживала его в седле. Плохо, он-то думал у него выносливости будет побольше. Переоценил, переоценил себя, но теперь поздно. Показывать свою слабость перед спутниками он просто не имел права. Хотя странно все это. Не так уж и много он колдовал, чтобы потратить такое количество сил. Телепортация конечно здорово выматывает, но не до такой же степени! Да и сбой в координатах не давал ему покоя. Слишком странно все совпадало. Внезапная огромная потеря сил ошибка в перемещении…

Ладно, потом разберется. Сейчас нужно выжить. Дениэл заставил себя отвлечься от своих размышлений и сосредоточится на текущих делах. Так, ворота означают пошлину за проезд, значит, нужны деньги. Хорошо хоть это для него не проблема осторожно, чтобы случайно не сделать идиотом, он проник в сознание стражника и выяснил размер пошлины и на всякий случай как выглядят монеты. Вдруг за то время пока он отсутствовал, Его Величеству стукнуло в голову провести денежную реформу. Маловероятно, но все-таки… Вот и все, теперь заклинание материализации, и… Дениэл небрежно бросил стражнику золотой, и проехал мимо него, даже не соизволив придержать коня. Вояка, получив в три раза больше пошлины установленной за проезд, торопливо поклонился и спрятал монету в кошель, висевший на поясе. Задержать дворянина или просто поинтересоваться целью его визита ему и в голову не пришло. Древний усилием воли отключился от нарастающей головной боли. Проклятье откуда такое истощение?!! И сосредоточился на решении новой проблемы.

– Уважаемый, не подскажете где здесь можно остановиться на ночь.

– Прямо за поворотом лучшая гостиница в городе, господин.

Глядя на склонившегося перед ним перепуганного горожанина, Дениэл удивился его реакции на простой вопрос. Но тут же вспомнил, что выглядит как дворянин, а им в королевстве Таракана позволялось многое даже очень многое. Ну ладно, ему такое положение дел на руку, меньше проблем. Пожав плечами, Дениэл направился по указанному адресу. Гостиница действительно оказалась неплохой. Двухэтажное здание с претензией на элегантность, то есть в людском понимании этого слова конечно. Результат человеческого творчества вызвал у Древнего приступ головной боли. Бр-р, а вывеска! Но, по крайней мере, он надеялся, что там чисто. Проследив, чтобы Терна должным образом устроили в конюшне, Дениэл с Вауленом и Скирном зашел в зал. Тут же к нему подскочил сам хозяин гостиницы и заискивающе осведомился:

– Что угодно благородному господину?

– Обед и лучшую комнату.

– Сию минуту господин соблаговолите проследовать за мной! - хозяин шустро засеменил в сторону лестницы, и Древнему ничего не оставалось, как последовать за ним. Комната оказалась не настолько плохой, как он опасался, но и впечатления удобной не производила. Глаза резала яркая, кричащая расцветка мебели, создавалось впечатление, что сюда собрали все мало-мальски дорогое, не заботясь о том, как это все будет смотреться, и насколько удобно будет этим всем пользоваться. Вздохнув, Дениэл бросил трактирщику золотой и потребовал немедленно принести еды. Трактирщик склонился в низком поклоне и, пятясь, удалился. Голова разболелась не на шутку, дело приобретало скверный оборот. По его ощущениям он был на пороге полного энергетического истощения, и что самое страшное, не мог понять, как это с ним произошло. Оставалось надеяться, что это просто одно из условий экзамена Учителя иначе могли возникнуть серьезные проблемы с возвращением. Ладно, как-нибудь он это переживет, Дениэл опустился на неудобный стул с жесткой, прямой спинкой и принялся ждать, когда же этот человек соизволит принести еду. Можно конечно создать все, что нужно самому, но зачем привлекать к своей персоне лишнее внимание и тратить силы, когда их и так кот наплакал. Древний расслабился и прикрыл глаза. На ментальный щит, давили мысли и эмоции тысяч людей этого города. Он старался не прислушиваться, но то, что все же прорывалось, вызывало только раздражение. Ваулен и Скирн, словно поняв его состояние, неподвижно застыли на своих местах.

Тварь довольно облизнулась. Кажется, на этот раз ей повезло! Новый Древний не выдерживал никакого сравнения с его предками, загнавшими ее в эту ловушку. Даже магической силой удалось разжиться, а этот идиот так и не понял что произошло. Теперь можно потратить не свою марионетку чуть больше энергии и в результате получить еще больше восхитительного хаоса. Боль и ужас всегда приводили тварь в восторг, вот только до недавнего времени ей не удавалось это осознавать. Ну чтож, спасибо создавшим ее за то, что наделили ее разумом. Осталось уничтожить Древних приковавших ее к этому миру, и во всю наслаждаться даром своих создателей. Тварь погрузилась в мечты о будущих разрушениях, которые она учинит, как только вырвется на свободу. До этого счастливого момента оставалось совсем не долго. Несколько десятков лет. Для того, кто потратил века на то чтобы вырваться из мертвенного оцепенения, которым сковали его Древние сущий пустяк.

Ваулен.

Ваулен смотрел на Дениэла и поражался. Древний ведь был не старше его, однако, оказавшись в совершенно незнакомом городе, абсолютно не боялся, и действовал так, словно родился здесь. Только его бесстрастность и выдавала его нездешнее происхождение. Местные они постоянно суетились, кричали, руками размахивали, а он замер и даже, казалось, не дышал. На лестнице раздался шум и в комнату ввалился неопрятный человек с подносом, уставленным всевозможными тарелками от запаха Ваулен невольно сморщил нос и чихнул. Если они здесь так питаются, то он отправляюсь на охоту в ближайший лес. Сырое мясо все равно вкуснее. Человек покосился на большую серую собаку, разлегшуюся посередь комнаты и поставил поднос перед Древним. Тут Ваулен разглядел, что было в тарелках! 'Великие боги да он что издевается!? - ошалело подумал оборотень. - Да разве эту гадость неопределенного происхождения можно есть?!! Ну все, сейчас Древний из себя выйдет, и нам другую гостиницу искать придется, так как от этой только оплавленная дыра и останется'. Он даже уши прижал, готовясь улепетывать, что бы не попасть Древнему под горячую руку. А потом от удивления чуть не взвыл. Дениэл, этого отравителя спокойно поблагодарил и дал ему денег! Неужели он это есть собирается?

– Нет, не собираюсь. - Пока Ваулен переваривал новость, что Древний оказывается, читает его мысли, как открытую книгу. Дениэл провел рукой над тарелками, и их содержимое изменилось на привычные для них блюда. Вот это да хотел бы он тоже так уметь!

– Чего ждете? Присоединяйтесь. - Ваулен все еще пытался понять, что от него хотят, когда Скирн превратившись в человека, присел за стол, и ему осталось только последовать примеру товарища. 'Ох уж эти Древние со своим лаконизмом, никогда не поймешь, чего они от тебя хотят. - Вертелось у него в голове. - Но готовит он превосходно. Хоть одна положительная черта'.

– Спасибо - Дэвол да он же опять его мысли читает! Ваулен поперхнулся и с испугом уставился на Дениэла, а ну как обидится? Древний приподнял уголки губ. У него это означало улыбку. Ну, слава Богам не сердится.

Дениэл.

Глядя, как его спутники уплетают, созданную им еду Дениэл невольно поражался их эмоциональности. Особенно Ваулена. Как оборотень удивился, когда узнал,


убрать рекламу






что он может читать его мысли, Древнему показалось, что он даже испугался немного. Странный он все-таки, разве за мысли наказывают, да и наказать его Дениэл не имеет права. Ваулен его спутник и слабее его как физически, так и в плане магической силы. К тому же Учитель еще на первых занятиях вбила в голову своего юного ученика закон Древних: 'спутнику, который слабее тебе ты не имеешь права причинить вред ни вольный, ни невольный' Этому закону уже не одна тысяча лет и не разу за все это время он не был нарушен. Даже такому скептику и цинику как Дениэл это о многом говорило. Так что уж чего-чего, а наказания бояться Ваулену не стоило. 'Ладно! - Оборвал себя Дениэл. - Хватит рассуждать на отвлеченные темы, необходимо обдумать свои дальнейшие действия, а не витать в межзвездной ночи. Оставаться в гостинице долго нельзя это привлечет внимание, а в королевстве Таркана при правлении его отца привлечь к себе внимание означает здорово сократить свой жизненный путь. Остаеться надеется, что Учитель поторопится со своим заданием, иначе у нас проблемы. Дэвол! Кого еще несет?! Придется встречать непрошеного визитера у двери, незачем ему видеть Скирна и Ваулена. Ладно, он уже за дверью'.

– Что вам угодно? - человек замер с поднятой рукой у него на лице читалось искреннее изумление. Дэвол! Дениэл едва не зашипел от ярости на свою глупость и забывчивость. Люди ведь не могут услышать через закрытую дверь и гомон за окном тихие шаги, обутого в мягкие кожаные сапожки слуги! Эти сапожки специально шьют так, чтобы шаги обутого в них человека, не тревожили слух благородных дворян. Первый прокол. Дениэл беззвучно вздохнул. Нужно как можно скорее отвлечь этого человека, не дать ему сосредоточиться на этой странности. В голове сама собой всплыла лекция о человеческой психологии. Чтож стоит попробовать.

– Повторяю еще раз. Что вам угодно? Или вы потревожили меня ради собственного удовольствия?

– Н-нет. Что вы! Как можно! - человек суетливо одернул плащ и зачем-то провел рукой по своим редким волосам, затем откашлялся и принял важную позу, - Лорд Торрич желает видеть вас на своем званном вечере сегодня после заката.

– Кто такой этот лорд Торрич?

Посыльный сглотнул и испуганно покосился на Дениэла. Древний заставил себя стоять спокойно, если он перепугает его еще сильнее эффект может быть обратным, и этот человек запомнит его на всю оставшуюся жизнь.

– Лорд Торрич сеньор этого города милорд.

– Передай ему, что это приглашение большая честь для меня, и я с радостью приму его. - На этот раз Дениэл был предельно вежлив и с удовольствием отметил, что посыльный больше не воспринимает его как странного незнакомца, а уже благополучно отнес его к категории дворян, считающих слуг одушевленной мебелью, призирающих всех кто ниже их по социальному положению и перестал удивляться его поведению. Прекрасно!

Закрыв дверь, Древний повернулся к молча наблюдающим за ним спутникам. Ситуация становилась угрожающей. Если сеньор города заинтересовался мелким дворянином, остановившимся в его владениях проездом, значит, почуял какую-то выгоду для себя. Судя по обеспокоенным взглядам оборотней, они тоже так считали. Сообразительные ребята. И сколько же осталось до заката? Дениэл выглянул в окно. Солнце на половину скрылось за горизонтом. Да этот лорд все рассчитал, скрыться незамеченными они не успеют, ворота вот-вот закроют, значит, ему придется идти на прием и рисковать оказаться в темнице или на плахе. Стараясь не показать спутникам своего волнения, Древний начал готовиться к новому испытанию. Изменил, наряд с походного на официальный. Благо возиться долго было не нужно. Они и различались-то только количеством вышивки. Все-таки он изображал мелкого дворянина в изгнании. Навел соответствующую иллюзию на оружие, не стоило привлекать к себе внимания. Дениэл помнил, что здесь с прямыми мечами никто не ходит, дворяне предпочитают шпаги, а свой меч он ни за что бы, не оставил. Клинок давно стал продолжением его руки. Сколько он на него сил потратил страшно вспомнить, зато теперь этот меч мог убивать даже богов. Учитель тогда первый раз одобрила его работу. 'Не время отвлекаться!' - Одернул себя Дениэл. С легким звоном перед ним материализовалось большое зеркало в серебряной раме, придирчиво оглядев себе Древний убедился, что все в порядке, из образа ничего не выпадает. Можно было отправляться.

Он спустился в конюшню и тут же наткнулся на недоумевающий взгляд Терна. Ну конечно, оборотень же еще ничего не знает! Поморщившись про себя, Дениэл открыл разум ровно на столько, чтобы Терн мог увидеть, что произошло наверху, и вскочил в седло, отметив, что после возвращения стоит поговорить с конюхом о его безалаберности - он отправил Терна на конюшню почти час назад, а его до сих пор не расседлали! Древний тронул поводья и мысленно дал понять своему спутнику, что нужно поторопиться. Из опыта общения с лордами Дениэл знал, как они не любят, если их заставляют ждать.

Глава 2.

 Сделать закладку на этом месте книги

Терн

'События начали развиваться просто с невероятной скоростью. Не успели приехать в город и вот уже направляемся на встречу с его полновластным хозяином. Интересно, что ему от нас понадобилось? Мелкий дворянин, которым прикидывается Древний просто, не может заинтересовать столь значительную персону. Что-то здесь не так. Хотя Древний и не волнуется совсем. Может быть, все идет по его плану? Кто его знает. Он ведь Древний'. - Терн легкой рысью двигался по улицам, и с интересом поглядывал по сторонам, не забывая, однако, вести себя как подобает жеребцу. Даже укусил какую-то клячу, которая не потрудилась сразу уступить ему дорогу. Человеческий город Терну не понравился. Грязный шумный и слишком яркий. Уже через несколько кварталов он мог думать только о том, как бы поскорей убраться из него. Запахи были особенно невыносимы, оборотень с ужасом представлял, каково приходится Ваулену. Когда, наконец, показался замок лорда Торрича, Терн воздохнул с искренним облегчением - 'Ну, вот, кажется, и приехали. Опять мне в конюшне торчать! Хм здесь, по крайней мере, овес первоклассный не то, что в гостинице. Надо же его еще и пивом заливают! Никогда бы не подумал, что люди так о животных заботятся. Может быть, этот лорд не такой уж и плохой…'

Дэниел.

Зал для приемов вызывал у него стойкую головную боль. Огромное помещение было все залито огнями и пестрило разными цветами, как юбка у шлюхи заплатами. По нему, без видимого смысла, передвигались полторы сотни гостей, от нарядов которых рябило в глазах. А явно чувствующийся запах свидетельствовал о том, что многие из них чересчур увлекались духами. Как, на зло, в этом году видимо были в моде резкие, терпкие ароматы, и у Дениэла почти отбило обоняние. Гости создавали невероятный шум, смеялись, ссорились кое-где уже, кажется, дрались. Изо всей этой мешанины цветов, звуков и запахов то и дело появлялись люди, стремящиеся пообщаться именно с ним. И это было неприятнее всего. Вот уже на протяжении часа Древний вынужден был поддерживать вежливую беседу с двумя пустоголовыми девицами, которым его представили, и гадать, зачем все это было затеяно. Попытки избавиться от собеседниц, пока не увенчались успехом. Им в молодом дворянине нравилось абсолютно все, даже необходимость носить маску и привычка молчать. Это позволяло им болтать за троих.

– Вам нравится на моем скромном приеме?

Дениэл медленно повернулся, стараясь не выдать своих чувств. 'Проклятье! Как он сумел подобраться незамеченным?! Да если бы он был убийцей, я был бы уже мертв!' - билась в голове Древнего тревожная мысль. - 'Спокойно!' - одернул он себя. - 'Не забывай, где ты находишься. Сосредоточься, в конце концов!'

– Ваш прием великолепен милорд и я безмерно счастлив, что мне выпал шанс посетить его.

– Прекрасно! В таком случае, не составите ли вы мне компанию? Я хочу показать вам свою гордость - коллекцию ловчих птиц. Вы идете?!

– С удовольствием!

С легким поклоном Дениэл последовал за стремительно удаляющейся спиной владетельного лорда, отметив про себя, что как только с ним заговорил Торрич, надоедливые девицы исчезли как по волшебству. Это наводило на неприятные размышления. Они покинули зал и начали блуждать по коридорам, сплетающимся в настоящий лабиринт. Странно. Вроде у людей так строить не принято? Дениэл поморщился, на его вкус коридоры были чересчур узким, и светлым. Уже через несколько мгновений от мелькания белых стен и низких потолков у него началась клаустрофобия. Наконец, лорд Торрич подошел к массивной двери обитой железными полосами и, повернувшись спиной к Древнему, принялся возиться с замком. Дениэл усмехнулся про себя подобным предосторожностям, терпеливо ожидая продолжения. Наконец, дверь распахнулась, и ему открылось странное зрелище. Комната впечетляла своими размерами и была плотно заставлена клетками с птицами всевозможных пород. Многие из них выглядели больными, но казалось, лорда Торрича это не волновало. Он разглядывал их с какой-то болезненной страстью. На щеках у него проступил лихорадочный румянец, пальцы нервически подрагивали. Дениэл напрягся, внимательно наблюдая за поведением человека. Даже сквозь щиты он ощущал его болезненное состояние и только удивлялся про себя, как это он раньше не заметил, что у лорда психическое расстройство. Дело приобретало скверный оборот. Иметь дело с сумасшедшим, наделенным в своих владениях практически абсолютной властью опасно. Дениэл не обольщался их мнимым одиночеством, он отчетливо слышал дыхание телохранителей замерших в потайных нишах. Можно конечно попытаться прорваться силой… Нет пока ему лучше было не рисковать, с его силой творилось что-то не понятное, а если он погибнет оборотни будут обречены. Одним им до Черного Замка не добраться. Ладно, пока стоит подыграть ему и посмотреть, что же он задумал.

– Ваша коллекция просто замечательна!!

– Вне всякого сомнения, вы гадаете, зачем я вас сюда позвал. - Неожиданно заявил Лорд Торрич, казалось он просто не слышит собеседника. - Поговорим на чистоту. Мне нужен ваш сокол, и я готов за него заплатить.

– Простите, но я не могу его вам продать.

– Что ж не буду настаивать. Продолжим наш разговор, после того как вы все хорошенько обдумаете. Жду вас с окончательным ответом завтра в полдень, а теперь прощайте.

Дениэл поклонился, как предписывал этикет и вышел из комнаты. Дело принимало совсем скверный оборот. Нужно было немедленно убираться из города! Ни на кого, не обращая внимания, Древний почти бегом миновал лабиринт коридоров и выскочил в зал, гостей, казалось, стало еще больше. Проклятье! Дениэл яростно оглядел забитое людьми помещение. Он кожей чувствовал, как утекают последние мгновения. Уже понимая, что опаздывает, Древний выпустил в переполненный зал эманацию 'Песни смерти'. Совсем чуть-чуть, но и этого оказалось достаточно, чтобы люди шарахнулись в стороны, освобождая ему дорогу. Быстрее! Уже выскакивая на крыльцо, он понял, что безнадежно опоздал. Боль рванула сознание раскаленными когтями. Терн! Только бы успеть! Телепортация!

Ваулен.

Древний неожиданно материализовался прямо посредине комнаты, перепугав их со Скирном до полусмерти. Ни слова не говоря, сдвинул стол в угол и опустился прямо на пол в позу сосредоточения. Оборотни потрясено смотрели на Древнего, погрузившегося в медитацию.

– Он телепортировался. Где же тогда остался Терн?

– Замолчи Ваулен, не видишь, случилось что-то плохое. Не мешай. От того удастся ли ему то, что он задумал, возможно, зависит судьба всех нас.

Комната погрузилась в тишину. Ваулен со Скирном напряженно ждали. С улицы доносился шум ночного города. Горланили пьяные. Где-то жена встречала подгулявшего супруга, и миски звонко разлетались, падая на глиняный пол. Проносились экипажи дворян, смеялись парочки, кричали, расхваливая свой товар, припозднившиеся торговцы. И над всем этим довлела тишина. Тишина тревоги. Тишина ожидания. Тишина в любой момент готовая смениться яростным криком ненависти или стоном отчаяния. Страшная тишина. Оборотни ждали. Что бы ни случилось с Терном, они ничего не могли для него сделать. Сейчас все зависило от Древнего, от его умения, от его силы. И им оставалось только надеяться и отчаянно молить всех богов, чтобы их присутствие ему не помешало, и чтобы он захотел спасти Терна, возможно, с риском для своей жизни. Они почти не знали мальчика Древнего, но все же надеялись, что он пойдет на смертельный риск ради их друга. Боги зло подшутили над ними в этот вечер.

Вдруг над кроватью появился жемчужный туман, с каждой минутой сгущаясь, он начал обретать черты человека. Ваулен невольно вздрогнул от дурного предчувствия. Насколько же был вымотан Древний, если перемещение сопровождается визуальными эффектами! Через мгновение перед ними на кровати лежал Терн. Раздался крик ужаса. Ваулен не сразу осознал, что кричит он сам, и только взглянув на Скирна, усилием воли заставил себя замолчать. В глазах друга он видел отблеск своего собственного потрясения. Люди! Великие боги как вы допустили их существование?!! Эти чудовища… Терна почти разрубили на куски. Руки и ноги держались только на тонких полосках кожи, тело было покрыто колотыми и резаными ранами, кое-где сахарно белели кости, и кровь… Кровь была повсюду. Она широкой струей лилась у него изо рта, пузырилась в ранах на груди, запеклась на внутренностях, вывалившихся из вспоротого живота… И все же Терн был жив! Организм оборотня не мог справиться с такими ранами, и способность к регенерации только продляла его мучения, но жизнь продолжала упрямо теплиться в нем. Глухой стон нечеловеческой боли заставил Ваулена вздрогнуть и обернуться. Он потрясенно замер, на него расширившимися от страдания глазами смотрел Древний, он взял боль Терна на себя, чтобы не дать тому умереть от болевого шока! Дениэл с невероятным трудом поднялся с пола, и только тогда Ваулен сообразил помочь ему добраться до кровати. Он опустился на край постели и скорее уронил, чем положил руки на лоб Терна. Дыхание его замедлилось, он снова провалился в транс. Ваулен потрясенно посмотрел на Скирна:

– Древний теряет последние силы!

– Я знаю. - Ваулен видел, какой ценой давалось Скирну спокойствие. - Помнишь, он всегда носил с собой фляжку?

– Да. Зачем она тебе?

– Не мне - ему. Там лекарство, которое применяют Древние при перегрузке. Когда действуют на пределе своих сил. Найди его, а я прослежу, чтобы он не упал, выходя из транса. В таком состоянии, это может его убить.

Ваулен начал принюхиваться, стараясь определить характерный запах серебреной фляжки. Он всегда вызывал у оборотня отвращение, но теперь, когда оказалось, что лекарство может стать единственным спасением, он не обращал на это внимания. Рыская по комнате, Ваулен все время поглядывал на кровать. Какое-то время там ничего не менялось, а затем Терна окутало серебряное свечение, дыхание Древнего участилось, стало поверхностным, и оборотень торопливо начал перерывать вещи в поисках лекарства. Времени не оставалось. Спасет Древний Терна или нет, а сам он будет на грани смерти от истощения. После того, что он сделал для Терна, Ваулен не мог позволить ему умереть. Наконец-то! С радостным возгласом он вытащил фляжку с самого дна маленького мешочка, который обычно висел у Древнего на поясе. Как она там поместилась, Дэвол ее побери? Ладно, сейчас не до размышлений! Он обернулся к кровати, и потрясенно замер, раны зарастали на глазах. Кости уже были восстановлены полностью, и теперь Ваулен зачарованно наблюдал, как срастаются разорванные мышцы, нарастает по верх них новая кожа, на ней появляется здоровый румянец, дыхание Терна становится глубоким и спокойным, как у спящего. Он пропустил момент, когда исчезло свечение, и Древний беззвучно начал падать на пол. Скирн среагировал мгновенно. Миг и он уже бережно опускает Древнего на заляпанный кровью ковер. Ваулен бросился к ним, размахивая фляжкой, и упал перед Древним на колени. Дениэл был без сознания. Не зная, что делать, он растерянно посмотрел на Скирна, но тот, не тратя времени на объяснения, выхватил у него фляжку и начал осторожно вливать лекарство Древнему в рот. Жидкость не проливалась, а вся без остатка соскользнывала в хрупкое белое горло. Без магии здесь вряд ли обошлось, глотать самостоятельно он точно не мог. Оборотни молча смотрели на него, но казалось, ничего не изменилось. Оставалось только ждать.

– Давай перенесем его на кровать. - Нерешительно произнес Ваулен. - Не стоит ему лежать на полу.

Скирн согласно кивнул и, наклонившись, осторожно приподнял Дениэла за плечи. Древний глухо застонал и дернулся, как от боли. Скирн испуганно вздрогнул и со всеми предосторожностями опустил его обратно. Оборотни беспомощно переглянулись. От них снова ничего не зависело, выживут их друзья или умрут, они бессильны были им помочь. Ваулен вдруг поймал себя на том, что первый раз он назвал Древнего другом и в потрясенных глазах Скирна прочел, что он тоже больше не воспринимает Древнего, как загадочного и могущественного господина. После всего, что он для них сделал, он стал одним из них и так останется навсегда.

Дениэл

Тьма злобно бурлила вокруг. Кто он? Холод, проникающий повсюду, сменялся обжигающей жарой. Он не чувствовал своего тела, растворяясь в потоках тьмы… боль резала, как серебряное лезвие. Темнота впервые в жизни, ставшая враждебной, хищной, обжигающей. Если бы у него было тело, он бы закричал от нестерпимой боли и отчаяния. Хотелось раствориться, забыть, перестать существовать, погрузиться в вечную тьму и позволить себе не быть… Но в обжигающий жар темноты ворвалась холодным лезвием мысль. Нельзя. Его долг еще не выполнен. Дети, оставшиеся без присмотра в чужом городе не выживут в одиночку. Он втравил их во все это. Он должен вернуться, иначе всех их постигнет судьба Терна. Терн… Мысль споткнулась на странно знакомом слове. Когда-то он знал существо по имени Терн. Память словно только этого и ждала, чтобы начать раскручивать клубок картин очевидно являвшихся его прошлым. Боль, вгоняющая свои когти в его сознание… Осознание того, что он опоздал, и слуги уже выполнили приказ своего сумасшедшего господина… Перемещение в комнату гостиницы - единственное место в городе, где можно было без помех заняться его поисками… Сосредоточенность. Поиск знакомого сознания в мешанине человеческих мыслей… Боль обрушивающася на него ревущей волной… Блеск топора… Собственное бессилие что-либо изменить… Потрясенные лица палачей, когда вместо лошади они видят перед собой умирающего подростка…Почти запредельное в его состоянии усилие, чтобы отгородиться от сознания Терна и активировать заклинание телепортации…Слишком много сил он потратил в последние дни… У него не получится… Он должен… Кровь ревет в висках… Терн умирает. Организм не справляется с шоком. Само собой приходит решение взять его боль на себя, тогда он продержится достаточно долго… К боли от перенапряжения добавляется, разрывающая на части, боль от ран и переломов… Последнее усилие… Перемещение… В глазах все плывет… Где Терн? Боль захлестывает сознание, мешая, сосредоточиться… Человек на кровати истекает кровью. Терн… Нужно встать… Кто-то помогает ему подняться… И он почти падает рядом с Терном… Сосредоточится начать лечение… Боль возвращается с новой силой, организм сжигает сам себя… Плевать, сосредоточится… Он начинает сращивать поврежденные ткани на уровне мельчайших частиц… Откуда-то приходит сторонняя мысль, Учитель всегда называла их атомами… Боль в голове взрывается с невероятной силой. К Дэволу! Теперь нестрашно. Лечение окончено…Что-то по-прежнему мешает ему, успокоиться. Он пропустил что-то важное, но что? Заглянуть дальше в прошлое. Вот оно! Ему дали время до завтрашнего дня. Нужно торопиться если они не покинут город на рассвете…Так хватит прохлаждаться! Необходимые навыки действуют у него на уровне подсознания Спасибо Учителю. Приходиться собирать остатки энергии, рассеянные по всему телу, из пространства взять он уже ничего не может базовую защиту ему в таком состоянии не снять. И кто только придумал, что эта защита должна быть абсолютно непроницаема для внешнего воздействия? Может быть, от первых ментальных атак она и спасает, если противник не очень сильный, зато чтобы пополнить запас энергии ее нужно на какое-то время деактивировать. А когда на это нет сил, Древний без посторонней помощи долго не проживет. Проклятье куда же так быстро ушла энергия?! Ладно, сейчас не до этого! Быстрее. Неизвестно, сколько времени прошло в реальном мире. Нет времени отвлекаться на теорию!! Быстрее Дэвол тебя заешь!

Кэтрин

Темная фигура на фоне пасмурного неба. Смертные, увидев такое, наверняка посчитали бы ее дурной приметой. Но в данный момент Кетрин это интересовало меньше всего. Дениэл слишком долго не дает о себе знать. Он давно уже должен был дотянуться до нее, чтобы спросить о сути экзамена, но его нет, и она не может обнаружить его. Или он намеренно скрылся от нее или настолько измотан, что сил не хватает даже на резонанс. Простое задание: телепортироваться в заданную местность, добраться до города и прожить там два дня вдруг перестает быть простым. Кетрин в задумчивости провела рукой по парапету, окружавшему площадку на вершине башни соколов. Камень оказался мокрым от росы. Скоро рассвет. Она уже чувствовала первый жар солнца, которое, вот, вот поднимется из-за горизонта. Беспокойство нарастало. Ей это было несвойственно за века жизни в одиночестве, она успела отвыкнуть от большинства эмоций, да и Древний народ никогда не отличался истеричностью, свойственной людям, но сегодня ей тревожно. Что-то произошло с Дениэлом и остальными и они слишком далеко, чтобы помочь им. Слишком давно она не была среди людей, ее появление может стать для них еще большей проблемой. Солнце нехотя появлялось из-за горизонта. Черные Вершины гор на фоне алого тумана - все-таки это красиво. Эстетство - отличительная черта ее народа. Даже на пороге смерти Древние способны увидеть красоту. Но пока рано совершать необдуманные поступки. Она не чувствовала выброса энергии, который непременно появится если Дэниел будет смертельно ранен, а с остальным, он справиться сам, все-таки она не зря учила его четыре года. Он мастер хоть и не подозревает об этом.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Скирн

Дэвол загрызи этого ублюдка. Если Терн не выкарабкается, он лично оторвет голову милорду как его там! Скирн стиснул зубы от ярости. Взгляд его упал на неподвижную фигуру на ковре. Древний тоже был не в лучшей форме, что делать не известно…

– Я не понимаю, зачем люди искалечили Терна…

– Ваулен это же элементарно! - Скирн едва сдерживал раздражение. - Хозяину города что-то понадобилась от Древнего, а Древний ему отказал. Вот он и попытался уговорить его таким способом.

– Но он же не мог знать, что Терн оборотень!

– Нет, конечно, они собирались убить лошадь.

– Тогда нам стоит ожидать нападения.

– Что?!

– Сам подумай. Как люди относятся ко всему непонятному?

– О боги они называют это колдовством и убивают тех, кого считают колдунами.

– Надо немедленно убираться из города!

Скирн невольно вздохнул, порывистость Ваулена никак не вязалась с его сутью хищника. Его взгляд невольно вернулся к распростертому на полу Древнему. В неверном свете лампы он казался особенно хрупким и бледным, Терн выглядел немного лучше, но тоже вряд ли мог самостоятельно передвигаться.

– Нам придется остаться здесь и подождать пока хотя бы один из них придет в себя. Двоих мы нести не сможем, да и не выдержат они такого обращения.

Ваулен с отчаянием оглядел комнату и с обреченным видом направился к единственному окну. Передвинув стул, он сел так чтобы видеть всю улицу, и чтобы с улицы не было видно его. 'Наконец-то, вспомнил, чему его учила госпожа!' - Скирн передернул плечами. - 'Лучше поздно, чем никогда. Хотя проглоти меня Дэвол, если я знаю, откуда у нее такие навыки. Вроде во времена ее молодости в них не было необходимости или я опять забыл историю, что тоже возможно никогда не был силен в науках. Ладно, как там наш господин? Очень надеюсь, что он пришел в себя. Потому что на то чтобы уйти без шума времени почти не остается…' Проклиная про себя все на свете, Скирн снова наклонился к Древнему, в иррациональной надежде, что тот уже очнулся. Увы. Дениэл все больше напоминал призрака, казалось, жизнь вытекает из него по капле, дыхания не было слышно совсем. В тревоге Скирн придвинулся к самому лицу Древнего, пытаясь определить, жив ли он вообще. Вдруг какое-то странное чувство заставило его поднять взгляд, и он встретился с пронзительными черными глазами Дениэла.

– Долго еще до рассвета? - хриплый едва слышный шепот заставил Скирна вздрогнуть. Он ответил машинально.

– Осталось несколько минут

– Терн пришел в себя?

– Нет.

– Надо немедленно убираться от сюда.

Скирн невольно рассмеялся. - 'Ох уж этот Древний! Убираться! Убираться, конечно, надо, но как? Дениэл сейчас слабее осенней мухи, а Терн вообще без сознания. Или парень еще не до конца пришел в себя, и не ведает что говорит?!' - Глаза Древнего стали ледяными, лицо превратилось в бесстрастную маску. Оборотень отшатнулся в испуге. - 'Ничего себе! Он способен напугать меня до полусмерти, хотя сам еле жив. Одно слово - Древний.'

– Я смогу телепортировать нас на небольшое расстояние. - Слова Древнего застали Скирна врасплох. Ваулен подался вперед, в его глазах засветилась надежда

– Как далеко? - жадно спросил он.

– В лес. - Древний начал быстро проваливаться в транс. Дэвол! Скирн метнулся к вещам, и перетащил их поближе к Древнему. Ваулен против обыкновения понял, что все это означает, и одним броском пересек комнату, оказавшись рядом с ними. Оборотни замерли в ожидании. Вдруг мир подернулся жемчужной дымкой, и в следующее мгновение вся компания оказалась на той же поляне, с которой они начали путь к городу. Древний опять впал в забытье, и Скирн наклонился к нему с фляжкой лекарства, которую оказывается до сих пор, не выпустил из рук.

– Где я? - от неожиданности он едва ее не уронил и резко обернулся, ожидая увидеть обладателя истеричного голоса, который умудрился незаметно подкрасться к двум оборотням. К его удивлению это оказался Терн. Он сидел на траве и вертел головой по сторонам. На лице его застыло выражение крайнего ужаса. Скирн устало прикрыл глаза. Да что же это такое! Теперь еще в дополнение ко всем свалившимся на них неприятностям у Терна истерика. Не известно, за что первое хвататься!

– Успокойся Древний тебя спас. Ты можешь сменить ипостась? Нам нужно убираться отсюда и поскорее.

Глубокий дрожащий вздох был ему ответом. Дэвол! Неужели он повредился в уме?! Только этого сейчас и не хватало!

– Я могу. - Голос Терна звучал нерешительно, - а что с Древним?

– Надсадился, спасая твою шкуру!

Терн

Все это напоминало кошмарный сон, от которого Терн никак не мог проснуться. В памяти сохранились какие-то обрывки не то бреда, не то реальных событий, произошедших, после того как он съел политый пивом овес в конюшне того дворянина, который так беспокоил Древнего. Дикая боль оттого, что его рубят на куски, ощущение полета, беспамятство и вот теперь он находится на поляне в каком-то лесу, и Скирн смотрит на него с не понятным осуждением. Что же все-таки произошло?

– Терн ты собираешься, менять ипостась или нет? У нас мало времени. Нужно уйти как можно дальше от города пока за нами не выслали погоню.

Терн очнулся от размышлений и увидел, что теперь и Ваулен смотрит на него совсем недружелюбно. Да что, в конце концов, случилось?!

– Слушай Терн, потом думать будешь! - Скирн не скрывал своего раздражения, - за нами гонятся. Меняй ипостась!

Терн подчинился и замер неподвижно, наблюдая, с какими предосторожностями Скирн с Вауленом взваливают на него Древнего и пристраивают его немногочисленные пожитки. Как только с этим было покончено, Скирн сменил ипостась и взвился в небо, а Ваулен, приняв свой второй вид, начал усиленно принюхиваться. В сознании зазвенел приказ отправляться, и Терну ничего не оставалось, как повернуть на юг к границе. Дэвол да для того чтобы добраться до замка, необходимо пересечь все королевство Таркана! Может все-таки, ему объяснят, что происходит?! На этот раз Ваулен откликнулся на его безмолвную просьбу и коротким сигналом передал Терну все, что он видел и слышал с момента возвращения Древнего с приема. Оборотень едва не споткнулся от такого потока информации и вздрогнул от ужаса. Значит, те картины, которые крутились у него в голове, не были бредом! Терн с трудом подавил нарастающую панику. Оказывается, Древний спас его, рискуя собственной жизнью! Вот уж чего он от него никак не ожидал!

Лорд Торрич

Ярости лорда Торрича не было предела. Этот мальчишка выставил его в глупом свете, улизнув из города!

К тому же он оказался колдуном, и если бы его идиоты-слуги поторопились сообщить ему о том, что лошадь неожиданно превратилась в подростка, он наверняка успел бы их задержать и теперь бы в его руках были и редкая птица и пара колдунов для пыток. Потом их можно было бы с помпой поджарить на костре и еще больше укрепить свое влияние в городе на наглядном примере показав, что бывает с непокорными. Да и благосклонность жрецов ему бы не помешала, а они наверняка отблагодарили бы ревнителя веры… Теперь же беглецы уже далеко и направляются к границе королевства. Но ничего, скорее всего стража там их и поймает, он уже послал на заставу голира с соответствующим приказом. Эти почтовые птица летают быстро. Послание будет доставлено вовремя. А пока стоит немного успокоится, и понаблюдать за пыткам


убрать рекламу






и нерадивых слуг. Их должно постичь справедливое наказание за их медлительность. Кивнув самому себе, Торрич направился в подвалы, из которых доносились полные муки крики.

Глава 4.

 Сделать закладку на этом месте книги

Скирн

Слава богам этот ублюдок, оказался еще глупее и самонадеенее чем он думал! Проследив, как отряд лорда Торрича во весь опор скачет к северной границе, Скирн облегченно вздохнул, и отправился догонять друзей. Теперь им можно было особо не спешить и не подвергать здоровье Древнего опасности. Скирн передал Ваулену увиденную им картину с предложением остановиться на привал и, сделав еще один круг над городом, полетел на юг. Путь обещал быть неблизким, и он старался не перегружать крылья.

День был непривычно солнечным и то насколько далеко он может видеть, когда обзор не закрывают вечные облака Черного замка, приятно поразило Скирна. Своих друзей он заметил с расстояния в несколько миль. И про себя порадовался, что в человеческих землях является единственным существом способным на такое. Будь здесь кто-нибудь еще, способный наблюдать за окрестностями с высоты птичьего полета, скрыться им было бы гораздо труднее.

Когда Скирн приземлился на покрытой клевером поляне, Ваулен пододвинул ему выпотрошенного и ободранного зайца, а сам снова наклонился над Древним, пытаясь влить ему в рот остатки лекарства. Терн не обращая ни на кого внимания, упоенно поедал клевер. Скирну стало не по себе. Древний слишком долго не приходил в сознание, а поведение Терна внушало опасение своей странностью. 'Как бы нам не оказаться в компании впавшего в кому мага и спятившего оборотня.' - расстроено подумал Скирн. В этот момент словно подслушав его мысли, Древний застонал, и открыл глаза. Луч закатного солнца упал на его лицо, и он с шипением зажмурился. Скирн поспешно вскочил, своим телом загораживая Древнего от солнца, и почтительно спросил:

– Как вы себя чувствуете господин?

– Отвратительно. И не нужно обращаться ко мне на 'Вы'. Между спутниками так не принято. Зови меня Дениэл.

Заявление Древнего заставило Скирна замереть с открытым ртом. - 'Что это еще за новости?' - крутилось у него в голове. - 'Кто такие спутники, если им можно называть магов на 'ты' и по имени. И за что мы удостоились подобной чести? Что вообще происходит?' Лицо Древнего осталось бесстрастным, но в глазах сверкнуло удивление.

– Спутники, в нашем случае - это три оборотня: лошадь, сокол и волк, которые являются верными друзьями мага, помогают ему во всем. Единственные, кому маг всецело может доверять. Они живут, пока живет он, и следуют за ним повсюду.

Ваулен уронил фляжку. Скирн с трудом справился с собой, захлопнул рот и вопросительно уставился на Дениэла. Даже Терн проявил интерес к происходящему. Оборотни с нетерпением ждали продолжения, но Древний видимо решил, что сказал достаточно. Поэтому продолжал хранить молчание, спокойно разглядывая их сквозь прорези своей маски.

– Почему мы? - нерешительно спросил Ваулен.

– Не знаю. Вас выбрала Учитель.

От такого ответа Скирн невольно поежился. Никто не сомневался в мудрости госпожи, но провести вечность с этой говорящей ледяной статуей! Веселенькая перспектива! 'Я тоже не в восторге'. - Раздался у него в голове насмешливый шепот Древнего, - 'но пока мы не вернемся в замок, нам придется терпеть друг друга'. Скирн взглянул в жесткие черные глаза, казалось, пронизывающие его насквозь и торопливо отвел взгляд, стараясь одновременно закрыть свои мысли самым надежным из известных ему ментальных щитов. Уголки губ Древнего поднялись в гримасе заменяющей ему улыбку, и Ваулен вздрогнул от этого зрелища.

– Доедайте. - Только сейчас Скирн вспомнил о зажатой в руке заячьей тушке. В нем проснулся волчий голод, и он поспешно набросился на еще теплое мясо. Древний спокойно наблюдал за ним, и, казалось, остался совершенно равнодушен к происходящему. Заяц закончился слишком быстро, и только догрызая последние косточки, Скирн с опозданием вспомнил, что Древний тоже ничего ни ел. На его вопросительный взгляд Дениэл ответил лишь пожатием плеч. Этот жест можно было понимать как угодно, но Скирн неожиданно почувствовал, что знает, что чувствует Древний.

Он голоден, страшно голоден, и не в состоянии создать себе еду или поглощать рассеянную энергию из окружающего мира. Ему еще долго придется обходиться самым слабым волшебством, чтобы окончательно не подорвать свое здоровье, и все равно не известно, восстановятся ли когда-нибудь его силы. Он даже не способен связаться со своим учителем. И все-таки просить он не станет. Где-то глубоко в подсознании у него укоренился этот запрет. Не просить ни в коем случае, что бы ни случилось, не просить помощи. И сейчас даже после того как спас им жизнь он не может пересилить себя и признать, что голоден. Признать свою слабость и попросить их принести ему еды.

Скирн встряхнул головой, отгоняя наваждение. И встретился глазами с Древним. Огромные черные глазищи светились непритворным удивлением. Он явно был не виноват в том приступе ясности, который обрушился на оборотня. Проглоти его Дэвол так вот что, значит, быть спутником! Осознав это, Скирн невольно рассмеялся! Ваулен с Терном выглядели испуганными. Дениэл склонив голову набок, заинтересованно разглядывал его, явно начиная догадываться о том, что происходит. 'Да он же страшно одинок!' - понял Скирн, - 'и отчаянно нуждается в друзьях, но наша дружба для него в тягость мы слишком эмоциональны, слишком шумны и непоследовательны. Нам стоит измениться, потому что те отношения, которые возможны между нами и Дениэлом с лихвой окупят это незначительное усилие. А пока…'

– Ваулен! У нас еще осталось что-нибудь съедобное?

Ваулен коротко кивнул и вытащил половину заячьей тушки, припасенную им себе на завтрак. Скирн молча взял ее и протянул Дениэлу

– Это тебе! - стараясь, чтобы голос звучал абсолютно бесстрастно, произнес он. Дениэл взглянул на него и молча взял мясо. Он ел аккуратно, не торопясь ни чем, не выдавая своего жуткого голода. Ваулен смотрел на него с искренним удивлением, а затем его взгляд стал виноватым. И Скирн понял, что он тоже осознал, какой голод должна вызывать такая растрата сил. Они молча ждали пока Дениэл насытиться.

Ваулен.

Когда Скирн попросил еще еды Ваулен сначала подумал о том, что он много сил потратил на перелет и не наелся одним зайцем. Ладно, завтра утром он поймает себе еще что-нибудь съедобное. Не оставлять же своего друга голодным. С этими мыслями Ваулен протянул Скирну тушку и чуть рот не разинул от удивления, когда он спокойно отдал ее Древнему. 'Великие Боги магу-то она зачем? Нет, они словно сговорились удивлять меня сегодня! Древний взял мясо, и начал есть его сырым! Мир сошел с ума! Или я головой повредился от всех этих приключений?! Так, а Терн как на это зрелище реагирует? Никак! Терн вообще внимания ни на что не обращает, жует себе траву и все! Неужели ему все равно как себя чувствует Древний, ведь он ему жизнь спас!? Великие боги! Ну что я за дурак! Как я сразу об этом не подумал. Мы-то все поели, хотя этой ночью особо и не напрягались, а маг ведь до предела вымотался нас идиотов, спасая и голоден, должен быть как волк, но мы ему даже поесть, не предложили тоже мне спутники!' - Ваулен почувствовал себя виноватым. Все время пока Древний ел, он не решался поднять на него глаза. Подошел только когда услышал, что маг вскочил на Терна и осторожно пристроился слева от него. Он ожидал, что Древний задаст ему взбучку за такое пренебрежение своей персоной, но Дениэл, казалось, не обратил ни какого внимания на его маневры. Он спокойно сидел в седле, и вместе со Скирном, устроившимся на его левой перчатке, внимательно изучал какую-то карту. И откуда только взяли!? Ваулен притих. Не стоило им сейчас мешать им ведь предстоит тащиться через всю страну и от того, как они проложат маршрут, будет зависеть, доберутся ли они до замка вообще или отправяться в свое последнее странствие… Заметив, как Древний кивнул головой Скирну и тронул коня, Ваулен припустил по обочине дороги, стараясь от них не отставать.

Терн начал его беспокоить на первом же часу пути. 'Обычно он головой по сторонам вертит, все вокруг разглядеть пытается, а сегодня, не зная, что он не обычная лошадь и не подумаешь вовсе, что он разумный. Да и на Древнего он теперь обращает внимание, только тогда, когда тот его направляет поводьями в нужную сторону. Что-то с ним неладное твориться и остановиться, чтобы разобраться во всем нельзя, в человеческих землях привлекать к себе внимание опасно. Ну, ничего вот доберемся до замка, госпожа его мигом вылечит, а пока я за ним пригляжу, чтобы не натворил чего'. - Успокоив себя, таким образом, Ваулен начал с любопытством принюхиваться, в этих местах было столько незнакомых запахов, что у любого волка голова кругом пойдет. Ему тем более было любопытно. Хотя, несмотря на запахи ничего интересного вокруг не наблюдалось. Редкий, какой-то потрепанный лес, подступающий к самой обочине и дорога, не дорога, а одно название широкая тропа вот и все, что находилось в округе. 'Тоска, да и только! А это что такое? На дорогу выбрались представители местного населения и остановились, перегораживая нам путь. И как я умудрился их не учуять ума не приложу, ведь от них такой вонью несет, трава в округе вянет. Эти человеки, не мылись, наверное, с рождения и при этом не одной помойки не пропускали! То, что ветер был в их сторону для меня явно не оправдание, отвлекся наверно, расслабился, впредь наука будет'. - Рядом раздался какой-то странный звук. Ваулен повернул голову, пытаясь выяснить его источник, - 'а-а-а это Древний сквозь зубы шипит, видно тоже убойный аромат аборигенов учуял. У него ведь нос не хуже моего, а то и полутьше, будет. Бедняга, каково ему сейчас приходится, по себе знаю и сочувствую. А тут еще самый большой из аборигенов выступил вперед и улыбнулся. Ох, лучше бы он этого не делал, у него во рту если зубы и остались, то только как приятное воспоминание. Одни пеньки торчат какого-то жуткого черно-коричневого цвета, а запах фуу я-то думал, что хуже, чем от него и его товарищей пахнуть не может. Оказывается, ошибся. Стоило ему рот открыть, нас накрыла такая волна аромата… Хуже только у госпожи из лаборатории пахнет после уж очень головоломного опыта'.

– Решил бесплатно по нашему лесу проехать, а дворянское отродье!? - глумливо прокаркал главарь, остальные разбойники, в их профессии Ваулен уже не сомневался, громко расхохотались. - Ну ничего теперь все отдашь! - верзила, переваливаясь, сделал несколько шагов вперед, и, прищурившись, принялся рассматривать Древнего. - А одежка-то у тебя хоть и дворянская да без герба изгнанник, значит. Стало быть, и искать никто не будет ежели, что. Ну, слезай с лошадки, не дергайся, может, если усердно попросишь, в живых оставлю. Ночи в лесу длинные, а ты парень смазливый…

Ваулен уже приготовился броситься на главаря, но его беспримерный монолог настолько поразил оборотня, что он замер как памятник самому себе, а когда до него дошло, что это животное имеет ввиду, было уже поздно. Древний сидевший неподвижно с того момента как верзила открыл рот, услышав его последнее предложение, побледнел еще больше, хотя вроде уж больше некуда и сорвался с Терна в немыслимом, невозможном прыжке. Когда он выхватил меч, Ваулен не увидел. Только блеснуло на солнце лезвие тут же окрасившись алым. Оборотни просто не успели вмешаться. Бой, если это избиение можно было назвать боем, длился всего несколько мгновений. У разбойников даже против усталого ослабленного недавним волшебством Древнего не было ни единого шанса. Когда осела пыль, взметнувшаяся от запредельной скорости движений мага, на дороге лежало четыре тела, и на каждом из них была только одна рана - смертельная. 'Вот это я понимаю, мастер! Мне до него еще учится и учится!' - Ваулен от избытка чувств завилял хвостом, в восторге глядя на Дениэла. Древний сопокойно посмотрел на восхищенного его мастерством оборотня, и вдруг пошатнулся. Но тут же справился с собой, выпрямился и твердым шагом направился к безучастному ко всему Терну. Молча вскочил в седло и тряхнул поводьями, приказывая двигаться дальше.

Дениэл.

Усталость давила свинцовым грузом. Мир плескался за базовыми щитами, ставшими для него ловушкой 'Проклятье! Хорошо еще что излучение 'Песни смерти' тоже блокировано иначе…' - Дениэл ехал, как в полусне, в голове крутилась одна и та же мысль - 'в отношении Скирна Учитель не ошиблась, он действительно смог стать мне спутником, теперь я не один. Я отчетливо ощущаю его сознание. Его чувства настолько слились с моими, что определить какие из них кому принадлежат, уже сейчас сложно. Хорошо еще, что он не отличался истеричностью Ваулена, иначе мне бы пришлось несладко. Делить мироощущение с существом, дергающимся по малейшему поводу, что может быть хуже? Скирн слегка склонил голову, соглашается. Видимо понял меня своим новоприобретенным чутьем. К этому тоже придется привыкать. Все-таки такая доверительность мало привычна для меня, раньше я доверял только Учителю. Но маг всегда должен быть открыт новому знанию, откуда бы оно ни исходило… Это что?! Ну и запах!! Не иначе разбойники. Впредь тебе наука Дениэл нечего задумываться о посторонних вещах, когда вокруг тебя подстерегает опасность! Ладно, послушаем, может, сумеем откупиться…' Дениэл сосредоточился, вслушиваясь в монолог главаря. Сначала он не понял, что от него хочет этот ублюдок, а когда понял… Мир потонул в слепящей ярости. Учитель предупреждала о возможности подобных вспышек. Некоторые представители народа Древних были им подвержены. И она была права. Эти существа умудрились вызвать у Дениэла такой неуправляемый гнев, что если бы сейчас он мог колдовать он стер бы разбойников с лица земли, а так пришлось ограничиться, просто убийством. Дениэл даже забыл об усталости и только когда последний из них упал с перерезанным горлом, он зашатался от боли в перетружденных мышцах. Усилием воли Древний заставил себя выпрямиться и дойти до коня, стараясь не показать насколько ему плохо, вскочил на Терна и поднял руку, чтобы Скирн, которого он стряхнул во время прыжка мог занять свое место. Оборотень посмотрел на него озабоченно, но ничего не сказал. И Дениэл был ему за это благодарен. Впереди был еще долгий путь, и он не собирался тратить время на бесполезный отдых. Он знал, что простое бездействие не поможет, пока он в таком состоянии. Потрачено слишком много сил, даже резерва, необходимого, для того чтобы организм сам мог начать вырабатывать энергию. Резерва, без которого маг не способен самоисцелиться, и вернуть утраченное, у него не осталось. Был необходим полный курс восстановления, а это возможно только в замке ведь снять щиты он самостоятельно уже не сможет, да и если бы смог. Во время лечения он будет полностью беспомощным две семидневки и доверить на это время свою безопасность неопытным мальчишкам, на враждебной территории было просто безумием. Поэтому пока ему приходилось довольствоваться крохами энергии, которые можно было извлечь из пищи. Для восстановления потраченного резерва ее, конечно, не хватало, но хотя бы он не падал от истощения. Обычно организм Древнего вырабатывает гораздо больше энергии, чем тратит на поддержание физического тела в живых и на выработку этой самой энергии, но если уж потрачено столько, что на воссоздание организмом своей силы энергии не хватает, то помочь может только глубокий транс или медленное вливание небольших порций силы. А какое там вливание, если щиты подняты, а убрать их уже нечем?

День тянулся невыносимо медленно, жара заставляла Дениэла поглубже натягивать капюшон плаща. Он прекрасно помнил, как во время жизни среди людей иногда ходил в одной рубашке, чтобы было хоть немного прохладней, но теперь подобная глупость ему даже в голову не приходила. Яркий солнечный свет доставлял ему еще больше неудобства, чем жара. Головная боль становилась просто невыносимой, а время еще едва перевалило за полдень если так пойдет и дальше, то к вечеру он просто рехнется от боли. 'Необходимо менять распорядок движения. Может быть, стоит ехать ночью, а днем останавливаться на отдых. Хотя в этом случае возникает новая проблема. Отдых под открытым небом в дневное время для меня не менее мучителен, чем езда. Так что необходимо останавливаться на постой в деревнях, а это, значит, привлекать к себе не нужное внимание'. - Занятый своими мыслями Дениэл сам не заметил, как впал в забытье, и только резкий толчок остановившегося Терна заставил его прийти в себя. Подняв голову, Дениэл увидел, что они находятся на околице небольшой деревушки. У него возникло стойкое желание развернуть коня и убраться отсюда подальше. Именно в таких вот деревушках люди наиболее подозрительные и мнительные. Любой чужак может рассчитывать здесь на неласковый прием, хорошо, если его просто не ограбят и не убьют, закопав тело за чьим-нибудь огородом. 'Здесь нам делать точно нечего, еще одну стычку я уже не выдержу'. 'А попытку двигаться дальше не выдержим - мы'. - Пришел короткий импульс от Скирна. Дениэл вопросительно взглянул на него и тут же увидел их компанию его глазами. - 'Да-а жалкое зрелище. Действительно отдых моим спутникам необходим, да и я, если спокойно просплю несколько часов, возможно, смогу двигаться дальше, не рискуя вывалиться из седла на каждом ухабе'. - С этими мыслями Древний тронул коня и въехал в деревню. Теперь было необходимо сосредоточиться и выбрать дом, в который их пустят и не попытаются прирезать, пока они спят. Проезжая по единственной деревенской улице, Дениэл напрасно вслушивался, пытаясь уловить среди злости и подозрительности изливающихся на него из-за закрытых ставен хоть какую-нибудь положительную эмоцию, не вызванную предвкушением скорой поживы. 'Кажется, нам придется убираться из этой деревни, здесь нам отдохнуть, явно не удастся. Только дай им повод, и селяне попытаются напасть, на меня скопом, стараясь завладеть конем и тем немногим, что у меня есть. Стоп! А это что?! Глядя на это убогое жилище, и не подумаешь, что его обитателям есть дело до незнакомца, медленно едущего по улице, если не считать интересом мечты поживиться его имуществом. Однако я отчетливо ощущаю жалость настолько сильную, что можно уловить даже образ человека, который ее испытывает. Ну что ж была, не была, попытаем счастье в этом доме'. - Дениэл остановился у ворот и, наклонившись, постучал по закрытой створке. Тут же словно только этого и ждал из дома вышел молодой крепкий парень и выжидательно уставился на него.

– Можно у вас отдохнуть до вечера?

Парень мотнул головой в сторону сарая

– Коня там поставь, - и скрылся в доме. Дениэлу понравилась его немногословность. После того, как пришлось выслушивать нескончаемую болтовню в городе, который они так спешно покинули - это было приятным сюрпризом. Он толкнул ворота и въехал во двор. Спешившись, Древний завел Терна в сарай, и направился вслед за селянином в дом. Скирн перебрался к нему на плечо и внимательно наблюдал за тем, что творилось вокруг, а Ваулен без всякой команды с его стороны устроился на крыльце.

В доме, состоящем, всего из одной комнаты перегороженной пополам занавеской было на удивление чисто. Обычно деревенские держат в домах скотину и не слишком утруждают себя уборкой так, что их жилища больше напоминают хлев, в который зачем-то поставили мебель. Однако на этот раз Дениэл не обнаружил ничего подобного, несмотря на явную бедность за порядком в этом доме следили, и живность сюда не допускалась. Оглядывая помещение, Древний пытался обнаружить его хозяина, но вместо этого встретился взглядом с молодой красивой женщиной, полулежащей на стоящей у окна деревянной кровати. Ее большие голубые глаза смотрели с такой теплотой, что только через несколько мгновений он смог отвести от них взгляд. Слишком уж непривычно было ему видеть у человека такое выражение глаз. Взглянув на ее лицо, Дениэл сразу же узнал в ней ту, чью жалость он почувствовал на улице. Она улыбнулась и вежливо поклонилась, не вставая с кровати.

– Добро пожаловать в наш дом. Простите, что не могу приветствовать вас, как подобает, но вот уже несколько дней я не могу встать с постели. Располагайтесь, Дирк накормит вас кашей, боюсь, кроме нее у нас ничего нет.

– Ничего страшного я не привередлив и спасибо вам, что приютили меня. - Тут из-за занавески появился Дирк и жестом предложил гостю следовать за ним. Зайдя за занавеску, Дениэл обнаружил небольшую вторую комнату, посередине которой стоял стол с приготовленным ужином. Он поблагодарил хозяина и сел, осторожно посадив Скирна рядом с тарелкой. Казалось, такое поведение совсем не удивило селянина, выходя из комнаты, он коротко бросил

– Собаку и лошадь я накормил.

Спокойно поев Дениэл, не раздеваясь, лег на стоящую в комнате кровать и провалился в сон без сновидений, успев только заметить, как Скирн нахохлившись, дремлет сидя на какой-то полке под потолком.

Глава 5.

 Сделать закладку на этом месте книги

Скирн.

Скирна разбудил странный звук, казалось, кто-то, зажимая рот, пытается сдержать крик боли. Оборотень насторожился. Ему пришло в голову, что не мешало бы проверить, что там происходит. Он бесшумно взлетел с полки, на которой спал и сел на палку удерживающую занавеску на месте. Между потолком и занавеской оставалось достаточно пространства, чтобы сокол мог там спокойно поместиться. Зрелище, представшее его глазам, было настолько нереальным, что первой реакцией Скирна была попытка заставить себя проснуться, однако, прислушавшись к тихому разговору у кровати, метавшейся в бреду женщины, он понял, что это не сон.

– Прошу тебя помоги ей она же умирает! Я заплачу сколько захочешь! - умоляющий просительный тон никак не вязался с обычным поведением Дирка, но видимо ситуация была критическая. Тут женщина на кровати заметалась и снова застонала, и Скирн, наконец, понял, в чем дело. Жена Дирка была беременна и наверно во время родов что-то пошло не так. Неопрятная женщина, к которой обращался парень, видимо местная повитуха. Хотя странно, почему она торгуется, вместо того чтобы спасать роженицу? Скирн задумчиво разглядывал открывающуюся перед ним картину из жизни людей и пребывал в замешательстве. Ситуация стала еще более запутанной, когда повитуха резко ответила хозяину дома.

– Эта шлюха сама виновата в своем несчастье. Если бы она не осмелилась нарушить волю родителя, и вышла замуж за сына старосты, как надлежало, то Бог не покарал бы ее за разврат. Пусть подыхает, я не стала бы ей помогать, даже если бы могла. Пусть пожинает плоды своего греха! - женщина презрительно и злобно рассмеялась. - Достаточно она мутила воду в деревне! Выскочила замуж за пришлого голодранца, и не одумалась даже после того, как наш добрый жрец запретил ей заходить в храм! Не даром служитель веры был озабочен тем, какой пример, она подает остальным девушкам. А теперь ясно, что и бог от нее отвернулся, я приду на закате, чтобы придать тела распутницы и ее ублюдка огню. И если ты до этого времени отсюда не уберешься, сгоришь вместе с ними! - с этими словами повитуха развернулась и выскочила за дверь. Скирн был настолько ошарашен человеческой жестокостью, что не сразу обратил внимание на то, что делает Дирк. Парень сидел на кровати, держа свою жену за руку, и плакал. До оборотня донесся тихий шепот: 'Ваэла'. В нем было столько боли, что Скирну стало не по себе. Великие боги! Их наказывали за непохожесть. Люди травили их уже несколько месяцев только за то, что они осмелились сами решить свою судьбу! Скирну захотелось уничтожить эту деревню стереть ее с лица земли. Однако новый тихий стон вернул его к реальности. Для праведного возмущения не было времени! В первую очередь нужно было попытаться спасти женщину и ребенка. Но как!? Стоп! Может Дениэл знает, как это сделать все-таки он Древний. Приняв решение, Скирн спикировал на кровать мага и клюнул его в руку. Дениэл со стоном открыл глаза и вопросительно посмотрел на него, сокол коротким импульсом передал Древнему все увиденное им и застыл в ожидании его действий.

Дениэл.

Дениэл проснулся оттого, что кто-то довольно чувствительно клюнул его в руку. Открыв глаза, он увидел перед собой разъяренного Скирна. Картина, которую оборотень ему передал, застала Древнего врасплох. Дениэл не удивился жестокости селян, но то, что он умудрился не заметить, в каком положении находится Ваэла, и к тому же еще проспать появление в доме постороннего натолкнуло его на мысль, что он устал гораздо сильнее, чем думал. Скирн сидел рядом и терпеливо ждал, что же он буду делать. Дениэл коротко вздохнул и поднялся, поправляя маску, сбившуюся во время сна. Слишком запоминающаяся у него внешность, чтобы можно было показываться без этого предмета одежды. Бледное худое лицо с огромными черными глазами и бесцветными губами в стране краснощеких и голубоглазых здоровяков невольно привлекало внимание. К тому же хоть и прошло четыре года, кто-нибудь вполне мог узнать в странном путешественнике второго сына короля, во время ежегодных поездок по стране в каждом мало-мальски пригодном для этого месте собирались толпы народа, чтобы поглазеть на королевскую семью. Так что всегда оставалась вероятность наткнуться на человека, который видел Его королевское высочество принца Дениэла и не успел забыть, как он выглядит. А такая встреча была совсем не к чему.

Убедившись, что его лицо надежно спрятано под маской, Дениэл вышел из-за занавески и спокойно произнес

– Позволь мне попытаться помочь. - Дирк вскинул на него измученные глаза, в них плескалась такая боль, что Дениэл поморщился про себя. Он сам не знал, почему вызвался помочь. До этих селян ему не было никакого дела, а чувство самосохранения настойчиво советовало ему убираться отсюда поскорее. Когда местные блюстители традиций заявятся сюда жечь грешников, в их число вполне могут записать и его. Однако, взглянув на тяжело дышащую Ваэлу, Дениэл понял, что не сможет уйти и бросить эту женщину на верную смерть. Древний вздохнул, иногда воспоминания о его человеческом прошлом доставляли ему серьезные проблемы, и заставляли ввязываться в дела, совершенно его не касающиеся. Не обращая никакого внимания на застывшего у кровати селянина, в глазах которого медленно разгоралась надежда, Дениэл наклонился над метавшейся в лехорадке женщиной и осторожно положил руки на живот роженицы. Он начал вслушиваться в ее тело, вспоминая все чему его, учила Кэтрин. Это оказалось легче, чем он думал, уже через несколько мгновений он знал причину ее состояния. Ребенок лежал поперек. При уровне развития местной медицины это был смертный приговор и матери и ребенку. Дениэл поморщился, ему придется воспользоваться своей силой иначе их не спасти. Сосредоточившись, он начал проникать в тело женщины тонким щупальцем энергии, получалось медленно, но ускорить процесс было невозможно - человеческое тело слишком хрупкое для таких манипуляций, стоило ошибиться на миллиметр, и человек мог погибнуть от повреждений. Наконец, Древнему удалось коснуться ребенка, и он постарался повернуть его в положение, предусмотренное природой. Медленно невыносимо медленно ребенок начал поворачиваться. Дениэл боролся с нетерпеливым желанием ускорить процесс и чувствовал, что теряет последние силы, накопленные во время отдыха. Голову опять сдавило болью. Но вот последнее легкое движение силы и ребенок развернулся! Теперь Ваэла могла родить его без посторонней помощи. Дэвол что на этот раз!? Дыхание роженицы стало почти неслышным, и схватки прекратились! Дениэл выругался про себя. Просто кошмар какой-то. То они мешали ему развернуть ребенка, а теперь, когда они нужны, их нет! Древний скрипя зубами от напряжения принялся искать причину новой неприятности. Через несколько мгновений, показавшихся ему вечностью, он знал, в чем дело: женщина вымоталась настолько, что уже не могла вытолкнуть ребенка из своего тела. Проклиная все на свете, Дениэл сосредоточился на организме женщины, пытаясь понять, как ей можно помочь в этой ситуации. Ничего кроме прямой подпитки силой ему в голову не приходило. Ну что ж терять все равно нечего. Он начал вливать свою энергию в измученные мышцы Ваэлы. Результат появился почти сразу. Она очнулась и испуганно уставилась на склонившегося над ней бледного незнакомца. Дениэл почувствовал, что ее охватывает паника, вместо того чтобы тужиться, она пыталась отодвинуться от него. 'Люди! Дэвол их загрызи, вечно они вытворяют что угодно только не то, что надо!' - Раздраженно ворчал про себя Дениэл, взяв под свой контроль нужные мышцы, и самостоятельно делая все необходимое для рождения ребенка. Это отнимало слишком много энергии. Поэтому когда маленький комочек скользнул в руки отца, заходясь истошным криком, Древний разорвал контакт и начал медленно оседать на пол. Глубоко вздохнув, он заставил себя выпрямиться и открыть глаза. Дирк с Ваэлой смотрели на него широко раскрытыми глазами, и он видел, что они напуганы до полусмерти. Оставалось надеяться, что им не придет в голову попытаться выставить страшного гостя за порог прямо сейчас. Дениэл внимательно посмотрел на растерянных перепуганных селян, ожидая вполне предсказуемых действий, но люди просто замерли, глядя на него как питчки на змею. Древний устало качнул головой и вышел в соседнюю комнату. Он бы с удовольствием покинул этот дом, но было необходимо восстановить потраченные силы. Дениэл рухнул на кровать и погрузился в сон.

Поспать, как следует, ему не удалось. Его снова разбудил Скирн.

– К дому приближаются люди с факелами. - Дениэл сел и вопросительно посмотрел на него.

– Жечь. - Коротко пояснил он.

'Так. Снова проблемы'. - Древний совершенно забыл о намерении селян сжечь предполагаемые трупы и дом заодно. - 'Пора отс


убрать рекламу






юда убираться!' Он встал и жестом пригласил Скирна занять свое место у него на левом плече. С улицы доносились крики. - 'Ну что там еще случилось!? Ага, деревенские увидели, что Ваэла жива, и уже голосят о колдовстве, пора вмешиваться'. Древний решительно вышел из-за занавески, и встретился с десятками испуганных, ненавидящих глаз, пялящихся на него в открытую дверь дома. На пороге беспомощно застыл Дирк, было видно, что он пытался переубедить селян, и что ему это не удалось. На кровати, прижимая к себе ребенка, сидела Ваэла и с отчаянной надеждой смотрела на Дениэла. По взглядам селян Он понял, кого они обвиняют в колдовстве. Стоило ему появиться, как по рядам прокатился, набирая силу, шепот 'Дэвол прислал своего прислужника! Дэвол помог своим слугам!' Нужно было что-то делать, из задних рядов уже выкрикивали проклятья и первые сумерки расцветились огнем факелов.

– Что здесь произошло!? - грозно вопросил старческий голос и вперед протолкался сутулый старик в грязном залатанном одеянии жреца Единого бога. 'Что ж' - Дениэл усмехнулся про себя, - 'придется сказать им правду, иначе они не успокоятся'.

– Здесь не случилось ничего предосудительного. Я обладаю познаниями в медицине, и помог разродиться этой женщине!

– Да как ты посмел пойти против веления Единого Бога и спасти грешницу! - казалось еще немного и старика хватит удар.

– Если я смог ее спасти, значит, Единый Бог против этого не возражал! - не даром Кэтрин учила Дениэла искусству спора, в рядах селян послышался неуверенный ропот. 'Может быть еще удастся убедить их в том, что все происшедшее не противоречит желаниям их придуманного бога'. -Мелькнуло в голове у Древнего. Однако он рано обрадовался.

– Только жрецам дано знать желания Единого Бога! Сжечь их всех и пусть страданиями безмерными своими они искупят свои грехи! - выдав эту сентенцию, жрец развернулся и резво исчез в толпе. Проклятье! Дениэл понял, что ему остается только драться. Толпа, вооруженная кольями и вилами стала с глухим ворчанием надвигаться на него, медленно окружая дом. Древний вытащил меч и, проклиная себя за глупость, приготовился дорого продать свою жизнь, ему оставалось надеяться, что скупые селяне не тронут животных, и у его спутников есть шанс спастись. Но как только Дениэл подумал об этом, как позади него плеснул магический импульс, и Скирн встал рядом с ним, размахивая топором, который подобрал тут же у порога. Увидев произошедшее превращение, толпа завыла, в дом полетели факелы, и тут новый всплеск оповестил Древнего о том, что к нему присоединился Ваулен. 'Дэвол! Зачем!?' - от его ментального крика парни поморщились. 'Мы тебя не оставим'. - Пришел спокойный ответ Скирна, и тихое ворчание Ваулена подтверждало его согласие с высказыванием друга. Вой толпы все нарастал, но сквозь этот животный звук отчетливо доносился голос жреца, выкрикивающего проклятья колдунам. Холодная волна бешенства затопила Дениэла с головой, мир обрел кристальную звенящую ясность, и из этой сверкающей ледяными алмазами звезд ясности до него донесся бесстрастный голос Учителя.

– Маги Древних способны забирать всю жизненную энергию у человека в двух случаях: если человек добровольно жертвует собой, отдавая силу, или если маг испытывает к нему смертельную ненависть. Это тоже позволяет установить канал между магом и человеком, только человеком запомни это и выпить его до дна. Но второй способ опасен. Он никогда не применялся на практике, так как по такому каналу ты можешь вытянуть силу у всех, кто хоть как-то связан с этим человеком или испытывает к тебе неприязнь, если конечно не будешь жестко контролировать процесс передачи силы. Ни один Древний не рискнул совершить массовое убийство ни один…

А затем в сознании всплыла формула заклинания. И Древний, собрав остаток энергии, бросил его в эту формулу, заставляя ее ожить, засветиться холодным мертвым светом смертельного заклинания, а затем шагнул вперед и выпустил его на толпу, одновременно раздвинув границы своей ауры, стараясь охватить ей весь дом. Неужели не получилось…

Вдруг в голове Дениэла раздался тягучий звон, и сознание окутал мерцающий вихрь, вокруг него закружили десятки сущностей, бывших мгновения назад людьми, а затем они обрушились на него, ослепляя и оглушая. Каждая сущность несла с собой боль своей смерти и заряд ненависти к своему убийце. Они давили, стараясь утянуть Древнего за собой, уничтожить, разорвать на части его душу, чтобы навсегда погрузить в небытие без права на посмертие. Собрав всю свою волю, Дениэл отчаянно боролся с ними, используя все свои знания о душах и контроле над ними. Но они словно не замечали его попыток отправить их в посмертие и кружили вокруг него, стараясь пробить щиты, окружающие Древнего. Стиснув зубы Дениэл сопртивлялся их наскокам, пытаясь припомнить хоть какой-нибудь способ избавиться от разъяренных призраков. Энергии полученной от заклинания уже не хватало, и тогда ему в голову пришла спасительная идея. Собрав все силы, он снова прикоснулся к заклинанию смерти, которое неразрывно связало его со всеми этими людьми и вместо того чтобы пытаться разорвать связь начал использовать ее как канал для передачи энергии. Он поглощал энергию призраков, медленно, но верно, заставляя их уйти, и вот, наконец, последний из них отправился на встречу своему посмертию. А Древний, наконец, смог выйти из транса и осмотреться.

По всей деревни лежали трупы. Дениэл прислушался, а затем просканировал деревню, пытаясь уловить биение жизни, но напрасно. Деревня была мертва, только в доме Дирка оставались живые. Древний посмотрел на своих спутников и увидел в их глазах сдерживаемый интерес и уважение. Они приняли все произошедшие абсолютно спокойно. В который раз Дениэл убедился, что все оборотни воспринимают живых существ сугубо индивидуально. Им понравились приютившие их люди, и они сопереживали их беде. А остальные селяне, для них не представляли ни какого интереса и поэтому не заслуживали жалости или сострадания, так как их поведение доставило им неудобство. Дениэл приподнял уголки губ в усмешке. Учитель смотрела на мир точно так же и его смогла к этому приучить. И теперь подобное отсутствие морали казалось ему гораздо более честным, чем людское лицемерие. Вот Дирк с женой смотрели сейчас на Древнего в суеверном ужасе. Словно и не их собиралась сжечь озверевшая толпа. Дениэл пожал плечами, приступ неожиданного человеколюбия уже прошел, и сейчас они его совершенно не интересовали. После произошедшего, у него прибавилось сил. Теперь он мог двигаться дальше, не падая в обмороки через час скачки.

Молча, спустившись с крыльца, Дениэл направился в сарай, и с удивлением обнаружил, что Терн безучастно жует солому, не обращая внимания на окружающие его трупы. 'Дэвол, неужели он повредился в уме!?' - Если бы не полное отсутствие времени Древний бы попытался обследовать его, но сейчас было необходимо убраться как можно дальше от этой мертвой деревни. Дениэл вскочил на Терна, и выехал за ворота. Скирн привычно устроился у него на плече, а Ваулен бежал рядом с конем. Спасенные им селяне провожали его настороженными взглядами до тех пор, пока он не скрылся за поворотом.

Глава 6.

 Сделать закладку на этом месте книги

Ваулен

Могущество Древнего снова повергло Ваулена в шок. На его глазах Дениэл угробил целую деревню и даже не поморщился. - 'Вот это я понимаю маг. Вернусь в замок, попрошу его показать мне это заклинание, вдруг и у меня получится?'

Он бежал рядом с Терном, и озабоченно поглядывал на него в промежутках между мечтами о своем возможном могуществе. С конем творилось что-то неладное. Он словно разум потерял и все больше скатывался к животному состоянию, Ваулен заметил, что даже Древний забеспокоился, когда зашел в сарай после уничтожения деревни. Только одно было хорошо - Древний выглядел теперь заметно лучше, и сил у него явно прибавилось.

' Все-таки по темноте путешествовать намного сподручнее. Ночью в лесу и поохотиться можно и бежать не жарко'. - Ваулен представил, как загонит большого оленя, и облизнулся от удовольствия. - 'Наконец-то жизнь налаживается!' В таких радужных размышлениях волк пробежал несколько миль. К реальности он был возвращен довольно грубо - Терн, шарахнувшись от какой-то живности, выскочившей у него из-под ног, наступил ему на передню лапу!

– Оу-у-у! - вой спугнул птиц с ближайших деревьев. Ах ты, скотина! Ваулен попытался наступить на больную лапу и заскулил от накатившей боли. 'Почему она не исцеляется, Дэвол ее возьми. Почему она не исцеляется?!!' - вертелось у него в голове. Он даже не заметил, как Древний оказался рядом с ним и стал внимательно обследовать поврежденную лапу.

– Перелом. - Спокойно констатировал он, и, поморщившись от мысленных стенаний Ваулена, продолжил, - травма нанесена оборотнем и будет заживать долго.

'Ну, успокоил нечего сказать!' - от злости волк чуть его не укусил. - 'Это что же мне теперь несколько дней такую боль терпеть?!'

– Неженка. - Донеслось до него презрительное шипение Древнего. Ваулен зарычал на него от несправедливой обиды и боли, и вдруг его словно бревном по голове ударило, а перед глазами всплыла картина, как маг взял на себя боль Терна. Волк виновато поджал хвост. Для Дениэла он действительно неженка, если от такой пустячной, по мнению Древнего, раны воет так, словно с него живьем шкуру сдирают. Ваулен постарался взять себя в руки и перестать скулить. Древний улыбнулся ему в своей манере, едва приподняв уголки губ и положил руку на рану. 'К утру зарастет', - прошептало у Ваулено в голове. Он с благодарностью посмотрел на Дениэла, и тихо заскулил от отчаяния. 'Как же я коня-то догонять на трех ногах буду?!' - пронеслось у него в голове.

– Привал! - Раздался голос Древнего, кажется, сегодня Ваулену предстоит благодарить его всю ночь. Волк с вздохом облегчения доковылял до поляны, которую маг выбрал для остановки, и, стараясь не скулить, опустился на охапку какого-то кустарника с мягкими стеблями. Поднял голову, чтобы сказать Скирну спасибо за проявленную заботу и встретился со спокойными глазами Древнего, который в полной неподвижности сидел на земле, скрестив ноги и, казалось, сливался с окружающим их лесом.

– Скирн на охоте. Спи, я посторожу, - оборотень покорно опустил голову на здоровую лапу и только тогда понял, что мало того, что Древний ответил на его мысли, так ко всему прочему, если Скирн на охоте, то лежанку для больного сделал Дениэл. Большего удивления Ваулен в жизни не испытывал и уже собирался поделиться им с магом, как вдруг провалился в сон, успев только подумать, что не иначе Древний обеспечил себе таким способом тишину и покой.

Скирн.

Он вышел на поляну, держа в левой руке двух небольших птичек с непроизносимым названием и довольно посредственным вкусом - вся его добыча на сегодня. Оставалось надеяться, что им этого хватит хотя бы заглушить голод. Тишина, царящая на привале, заставила Скирна растерянно остановиться. Зная Ваулена, он думал, что его еще на подходе встретят скулеж и жалобы пострадавшего, однако все было тихо. Оборотню даже пришло в голову, что он заблудился в темноте и вышел не на ту поляну. Но нет. Дениэл сидел под деревом и бесстрастно наблюдал за ним. Скирн на мгновение представил, как выглядит со стороны: растерянно озирающийся, с двумя растрепанными тушками в руках и ему стало смешно. Он тихо фыркнул, подошел к Дениэлу, и опустился рядом с ним на кучу какого-то местного кустарника, почти ожидая, что в место соприкосновения с этим представителем местной флоры сейчас вопьются колючки острые ветки или чем там полагается впиваться этому чуду природы в неосторожных путников. Но к его удивлению растение было необычайно мягким и приятно пахнущим, что тоже немаловажно.

– Как ты его успокоил? - спросил Скирн с неподдельным интересом, по опыту зная, как любит Ваулен жаловаться и до каких невероятных размеров раздувает любую мелочь.

– Усыпил. - Лаконично ответил Дениэл и улыбнулся в своей непередаваемой манере, - до утра проспит.

Скирн невольно рассмеялся, Древний как всегда решил проблему наиболее простым и действенным способом. Дениэл взглянул на него с удивлением, и оборотень постарался успокоиться, но, увидев, как у Древнего глаза засветились неподдельным весельем, снова зафыркал, стараясь не рассмеяться в голос и не разбудить Ваулена и Терна.

– Не разбудишь, - раздался у него в голове тихий шепот и Скирн понял, что Дениэл развеселился, прочитав его мысли. Хмыкнув последний раз, он протянул Древнему одну из птичек, и принялся с аппетитом поедать другую, сразу поверив, что Ваулен проспит до утра и накормить его сейчас не получиться. Дениэл неторопливо начал есть сырое мясо и Скирну бросился в глаза его измученный вид

– Как ты? - невольно вырвалось у оборотня. Древний поднял на него глаза, и Скирн поразился безграничной усталости, светившейся в этих черных глубинах.

– Плохо. - Лаконично ответил он, и добавил явно через силу, - у меня почти не осталось энергии. В деревне пополнил запас, но не намного. Как только он, закончится, я свалюсь, и вам придется меня бросить.

Скирн замер, от удивления лишившись дара речи. 'Дэвол его загрызи!' - крутилось у него в голове. - 'Он рисковал ради нас жизнью и в то же время считает вполне нормальным, что, как только он станет для нас обузой, мы его бросим! Боги Вселенной, где же он жил до того как попал в замок?! Где он усвоил такие представления об отношениях между людьми!?'

– В этом самом королевстве. - Услышал Скирн тихий бесстрастный голос Дениэла и невольно вздрогнул от неожиданности. Древний смотрел на него спокойно, отстранено, ничем не выдавая своих чувств. Оборотень не выдержал и выругался словами, подслушанными у стражников в том занюханном городишке, где с ними так негостеприимно обошлись. Идеально очерченная бровь взметнулась, выражая искреннее, насколько это возможно для Древнего, удивление.

– Ты хоть знаешь, что только что сказал? - в голосе его слышался неподдельный интерес. Стараясь успокоиться, Скирн глубоко вздохнул и уставился на небо. Звезды. Светятся. Красиво. Как черный шелк, забрызганный одним из растворов госпожи, после одного из самых головоломных и шумных ее экспериментов. Рядом отчетливо фыркнул Дениэл с юмором у него все в порядке. Только вот юмор черный как это самое небо даже без проблесков.

– Нет, не знаю. А ты все равно дурак! - невольно вырвалось у Скирна. Боль и незаслуженная обида сделали его голос неожиданно низким и хриплым. - Знаешь же прекрасно, что мы тебя не бросим!

Дениэл задумчиво посмотрел на него, словно пытаясь разгадать заинтересовавшую его головоломку, и вдруг понимающе кивнул

– Ну да Учитель придет в ярость. Наказания вам тогда не избежать. - Скирн бессильно прикрыл глаза. 'Не понимает! Хоть кувалдой по башке стучи, не понимает и все тут!! Ладно, оставим до лучших времен'.

– Меня беспокоит Терн. - Скирн внимательно наблюдал за Дениэлом и только поэтому заметил насмешку, промелькнувшую в его ледяных глазах. Древний конечно понял, что он специально сменил тему, но виду не показал. Его голос, когда он ответил оборотню, звучал на удивление человечно.

– Терн болен. Он столкнулся с таким ужасом и беспомощностью, что предпочел спрятаться от них за щитом своей второй ипостаси. Стать просто лошадью. - Он устало кивнул в сторону, где спал Терн, даже во время сна оставшийся в своей звериной ипостаси. Скирн невольно подался, вперед собираясь задать давно мучающий его вопрос. Но не успел, Дениэл и так понял, о чем он хочет его спросить, и не стал тратить время на выслушивание его болтовни.

– Вылечить его можно, но это потребует времени и сил не того ни другого у меня нет. Придется подождать до замка. Учитель быстро поставит его на ноги. - Он глубоко вздохнул и поинтересовался с видимым беспокойством. - Вас, что не учили контролировать сознание в чрезвычайных ситуациях?

– Что?! - Скирн честно старался понять смысл его вопроса и не мог. Отдельные слова понятны, а вот вместе…

– Ну, чтобы избежать шока стресса… - голос Древнего звучал неуверенно, словно он пытался объяснить что-то такое, что стало для него настолько привычным и само собой разумеющимся, что он просто не может найти слов, чтобы сформулировать ответ. Скирн вздохнул, уже примерно представляя к чему, он клонит, и покачал головой. Дениэл тихо зашипел сквозь зубы. Оборотень нахмурился. Он знал, что подобные звуки означали у Древних крайнюю степень ярости.

– Почему вы меня не предупредили? - он старался говорить спокойно, но Скирн чувствовал его холодное и строго контролируемое, как и все его эмоции бешенство. - Тогда последствий можно было бы избежать.

Скирн устало вздохнул и вдруг неожиданно даже для себя положил ему руку на плечо

– Не злись, - вырвалось у него, - теперь уже ничего не изменишь.

Дениэл пристально уставился на оборотня глазами, превратившимися, казалось, в один сплошной зрачок. Скирн невольно напрягся, ожидая, что за подобную фамильярность его размажут по ближайшим деревьям тонким - тонким слоем, но Дениэл вдруг улыбнулся и слегка склонил голову к плечу, на котором лежала рука оборотня, длинные волосы Древнего коснулись его кожи и по ней пробежали мурашки силы

– Ты прав. - В голосе у него больше не было напряжения, - а ты не плохо справляешься со своими обязанностями спутника.

– Что? - вырвалось у Скирна, кажется, сегодня он весь вечер был обречен, изъясняться при помощи этого слова. Древний легко качнул головой, заставив волосы пошевелиться. Обротень вздрогнул и вдруг вспомнил, почему этот жест показался ему таким странным. У Древних прикосновение к волосам дозволялось только самым близким друзьям и родственникам, так как в них накапливалась энергия, позволяющая вести магический бой. А бой обычно начинался, когда кто-нибудь из Древних приходил в бешенство, и рядом не было того, кто мог его остановить. Скирну всегда казалось странным это утверждение. Кто же может остановить мастера Древних, например, если вся культура этого народа построена на свободе каждого, ограниченной только его честью, и отсутствии каких-либо правителей за всю историю его существования. Требовать подчинения мог только учитель от своего ученика и то лишь до того момента пока ученик не осваивал основные требования кодекса чести, которых, к слову сказать, было очень и очень немного… 'Стоп! Я идиот!' - Скирн едва удержался от того чтобы не залепить себе оплеуху. Ведь ответ же был совсем рядом! - 'Вот для чего нужны спутники! Одно из требований кодекса чести гласило, что Древний, ни при каких обстоятельствах, вольно или не вольно, не имел права причинить своему спутнику вред. Так вот кто останавливает Древних, если они потеряют контроль над собой!'

В голове оборотня всплыло случайно подслушанное высказывание госпожи о том, что мастер, при всем его железном самоконтроле, только тогда не будет представлять опасности для окружающих, когда рядом с ним будет находиться близкое существо слабее его, но которому он не причинит вреда даже ради спасения собственной жизни. Тогда он не понял, что она хотела сказать, теперь Скирн понимал это слишком хорошо. У каждого мастера должны быть спутники, которым он мог доверять во всем и которые должны быть его самыми близкими друзьями. Прикосновением к волосам Древние выражали свое безграничное доверие и привязанность, так как в бою с равным или превосходящим противником поврежденные волосы могли привести к смерти. Собственно по этому Дениэл был единственным, из них у кого волосы достигали пояса, не смотря на то, что путешествовать с ними по лесу далеко не так удобно как с короткими ежиками оборотней. Да и расчесывал их Древний при первой же возможности, и шелковая лента всегда бережно придерживала роскошную гриву оберегая ее от колючек и веток. Волосы отражали состояние здоровья Древнего, вспомнив какими ломкими и тусклыми, они стали, после того как он перенес их из города, Скирн невольно поморщился. - 'Да уж после своей выходки я ожидал чего угодно, но не такого безграничного доверия'. - Пронеслось у него в голове.

Дениэл молча наблюдал за Скирном и впервые, со дня знакомства его глаза светились теплом. Поняв, что отвечать на вопрос оборотня нет необходимости, он спокойно кивнул и снова замер, вглядываясь в темноту, обступающую их со всех сторон. Казалось, он сливается с ней, растворяется, отслеживая каждый шорох, каждое движение, каждый крик, раздавшийся в этом чужом и неприветливом лесу так непохожем на дремучие, коварные, опасные, но все-таки давно ставшие родными и уютными леса Черного замка. Скирн вздохнул, и раз уж Дениэл сам решил принять на себе обязанность первого дежурства, растянулся рядом с ним и заснул сном младенца.

Дениэл.

Дениэл слушал окружающую его тьму и разглядывал своих спутников. Точнее спутника. Двое были ему пока совершенно не интересны. А вот Скирн. Древний невольно улыбнулся…

Тихий стон оторвал Дениэла от его размышлений и заставил обратить внимание на происходящее рядом с ним. Стонал Скирн. Его лицо исказилось гримасой, тонкие брови жалобно хмурились. Дэвол мальчику явно сниться какой-то кошмар! Дениэл осторожно чтобы не разбудить провел ладонью по его лбу, стирая выступивший пот и вызвавшие его видения. Скирн улыбнулся во сне и завозился, устраиваясь поудобнее. Древний невольно залюбовался им. 'Красив, он все-таки и силен не смотря на внешнюю хрупкость… Дэвол, что он делает!?' - Дениэл растерянно наблюдал за действиями своего спутника. Парнишка видимо замерз без одеяла, и явно не осознавая, что делает, подкатился к нему, удобно устроился, прижавшись к его боку и уткнувшись носом ему в подмышку, после чего улыбнулся и довольно засопел. И все это он проделал, так и не открыв глаз! Дениэлу невольно захотелось рассмеяться. Странное чувство почти забытое. Осторожно, стараясь его не потревожить, Древний одной рукой снял плащ и накрыл им своего спутника. Мальчик так и не проснулся. Дениэл глядел на его лицо такое безмятежное во сне и невольно старался вспомнить, когда еще в своей жизни испытывал к другому существу такие теплые чувства. - 'Никогда мне не было еще так хорошо, у меня впервые за десять лет появился по настоящему близкий человек. Скирн - единственным кого я с гордостью назвал бы братом. Хотя знать ему об этом пока не стоит. Зачем ему лишние потрясения и так уже мальчику пришлось немало пережить'.

Дениэл не смог удержаться от довольной улыбки, вспомнив, как ощетинился Скирн, когда он заговорил о том, что оборотням, возможно, придется его бросить, и в какую ярость он пришел, когда Древний объяснил его праведное возмущение боязнью наказания. 'Я не ошибся в его чувствах, даже в состоянии полного бессилия благодаря связи спутников я точно знал, его мысли и эмоции. И клянусь всеми богами, я впервые за многие годы испытал что-то похожее на счастье. Такого со мной не было со времени смерти моей матери! Кажется, я становлюсь уязвимым! И Дэвол меня загрызи, мне это нравится!' - Дениэл продолжал наблюдать за обступившим их со всех сторон лесом, с удовольствием ощущая доверчивое тепло прижавшегося к нему спутника. Ночь струилась среди деревьев, и, казалось, стоит на мгновение закрыть глаза, чтобы очутиться там, где сказочные существа скрываются от грубого мира людей. 'Красиво все-таки ночью в лесу.' - Древний покосился на светловолосую голову, прижавшуюся к его плечу. - 'И спутник мой, надо отдать должное выбору Учителя красивый'. - Он мечтательно улыбнулся - 'Даже очень. В серебристом свете луны его лицо казалось нереальным, худощавое с тонкой нежной кожей и изящными чертами оно напоминало произведение искусства Древних, и печать незаурядной личности лежащая на нем только придавала ему очарования'. - Скирн нахмурился во сне, и Дениэл поспешил отвернуться. - 'Чуть не разбудил его эстет безмозглый. Все в замке знают, насколько Древних притягивает все красивое и необычное, но совершенно незачем смущать пристальным разглядыванием ребенка и так выбитого из колеи своей недавней дерзостью. Я невольно улыбнулся, вспомнив его серые глаза горящие праведным негодованием. М-м-м. Очень красивые глаза со спутником мне повезло! Ночь подходила к концу, а я так и не разбудил его на дежурство. Ладно, пусть отдохнет, нам предстоит тяжелый день, а я все-таки не так как они нуждаюсь во сне. Скоро солнце поднимется из-за горизонта. Я уже чувствую, как первые лучи давят на мою кожу, кажется, пора вставать и будить остальных'. - Как только Дениэл подумал об этом, Скирн тут же проснулся и открыл глаза. - 'Связь спутников в действии Дэвол ее загрызи!! Ох, кто-то, кажется, не хотел смущать ребенка и что теперь делать?' Сказать, что Скирн покраснел это ничего не сказать! Он замер как испуганная птица, а в глазах паника и ужас гнались друг за другом со скоростью магического урагана. - 'И как мне поступить в этой ситуации!?' Так в первую очередь, никаких эмоций. Дениэл осторожно освободил из-под него руку, спокойно встал, и надел плащ. Словно ничего особенного не случилось, он направился к дремавшему не вдалеке Терну. Остановился, оглянулся. Ну а теперь еще и вопрос во взгляде. И так чтобы даже в таком состоянии он уловил: 'С тобой все в порядке? Не заболел?' Ага, успокоился. Вскочил, бросился будить Ваулена. Уф пронесло! Только еще одного нервного срыва на почве безграничного смущения ему и не хватало, к тому же даже законченный идиот, не будет ставить своего спутника в неловкое положение. Обеспечивать по мере сил душевный комфорт своего Тио его прямая обязанность. Хотя пока это и не очень успешно у него получается'.

Скирн.

Просыпаться не хотелось. Ему было тепло и уютно. Скирн улыбнулся. - 'Как хорошо ощущать себя в безопасности'. В голове билась настойчивая мысль о необходимости пробуждения, но он лениво отогнал ее, наслаждаясь редким для него ощущением покоя. 'Пора вставать'. - Пронеслось у него в сознании, и сокол безошибочно узнал интонации Дениэла. Все благодушие как рукой сняло. Скирн открыл глаза и замер сам не свой от ужаса. - 'Ничего себе тепло и безопасность! Оказывается во сне я использовал Древнего вместо подушки! Лежал у него на плече, уткнувшись носом ему в подмышку, да еще и укрытый его плащом!!' Скирну захотелось тут же на месте провалиться под землю. - 'Великие боги! Древний меня убьет!' Готовясь к самому худшему, он осторожно поднял глаза, и встретился взглядом с Дениэлом, взирающим на него абсолютно бесстрастно. Скирн ожидал ярости, даже бешенства, но это ледяное спокойствие окончательно выбило его из колеи. Древний, бесстрастно глядя ему в глаза, высвободил из-под него руку и надел плащ. Встал, и даже не взглянув на него, направился к Терну. Из растерянности Скирна вывел его беззвучный вопрос о самочувствии. Стараясь не показывать своего облегчения, оборотень поспешил разбудить Ваулена. 'Все-таки пронесло!'

Дениэл.

Он с нескрываемым удовольствием наблюдал, как Скирн меняет ипостась. 'Все-таки магия перевоплощения одна из самых эффектных. Ну, вот все в сборе пора двигаться дальше'. - Дениэл натянул капюшон поглубже и тронул Терна шенкелями. Дорога затягивала своей монотонностью, от нечего делать он принялся размышлять о магии перевоплощения, вспоминая, что ему известно о своих возможностях на этом поприще. Оказалось не так уж и много. Теоретически любой Древний может перевоплотиться в кого пожелает, но на практике все не так просто. Первое изменение возможно, только если он испытает неодолимое желание превратиться в кого-нибудь. Это постулат ставил его в тупик вот уже четыре года, то есть с первого дня обучения у Кетрин. Все дело было в том, что основой всех тренировок был контроль над своими желаниями и эмоциями и ситуация когда он не сможет преодолеть свое желание была для него просто немыслимой, а Учитель по своему обыкновению объясняла один раз и больше к пройденной теме не возвращалась. Эксперименты в этой области пока не увенчались успехом, и Дениэл вынужден был оставаться неизменным, что, по чести сказать, не сильно его и расстраивало.

На женский крик, неожиданно раздавшийся из кустов плотно обступивших дорогу, по которой он неторопливо следовал, Дениэл не обратил ни какого внимания. Судя по его наблюдениям, человеческие женщины кричат много и по весьма различным, поводам. Однако вслед за своим криком на дороге показался и его источник на очень приличной скорости, не переставая вопить, промчался мимо, не обратив на него ни малейшего внимания, и скрылся за поворотом, из-за которого Дениэл только что выехал. Спустя несколько мгновений, Древний имел удовольствие лицезреть причину упомянутой какофонии. По дороге весьма шустро бежал какой-то субъект неприметной наружности и недвусмысленных намерений. Штаны субъекта были предусмотрительно расстегнуты, и он поддерживал их рукой. Когда он поравнялся с Дениэлом, Древний чуть из седла не вылетел от ментального смрада, исходившего от этого молодчика. 'Энергетический вампир, вселившийся в человеческого подонка, чьи привычки в наибольшей мере ему подходили, то есть, говоря простым языком в насильника. Что-то я увлекся высоким штилем, не иначе бессонная ночь сказывается. Должен признать, что энергетический вампир одно из немногих существ, которых я терпеть не могу. Все дело в способе питания этих тварей. Они высасывают жизненную энергию людей, испытывающих в этот момент сильную боль и страх. Собственно так же может поступить и маг, но только для нас это изначально лишено всякого смысла, так как каждый маг обладает способностью к эмпатии и непросто эмпатии, а эмпатии резонансной. Кому охота за каплю энергии, которой не хватит даже на простенькое заклинание испытывать то же, что и жертва, да еще в десятикратном размере? А стоит заблокировать чужие ощущения усваивать энергию становиться не возможно. Одним словом развлечение для мазохистов, а маги по определению народ вполне здоровый'. - Беззвучно пояснил Дениэл удивленному Скирну, одновременно продолжая наблюдать за разворачивающися перед ним трагедией местного маштаба


убрать рекламу






. Без труда для себя, он подключился к куцым мозгам преследователя и увлеченно принялся исследовать их устройство, одновременно комментируя увиденноя для Скирна. - 'Оказывается, устроен канал для перекачки энергии невероятно просто. Вампир захватывает жертву энергетическим щупальцем, которое протягивается по специальном каналу в его мозге, и сосет из жертвы энергию. Причем захват возможен только в случае направленной агрессии по отношению к жертве. Проще говоря, желание открутить голову какому-нибудь бедолаге, сопровождающееся попыткой это сделать позволяет щупальцу зацепиться за жертву, а иначе никак. Тут мне в голову пришла занятная мысль, а что если активировать нервные окончания, проходящие вдоль канала, ведь они как раз находятся в зоне мозга отвечающей за эмпатию у магов, а сам канал даст неплохой резонанс. Он, если не ошибаюсь гораздо шире обычных эмпатических проток. И сил понадобиться совсем не много, интересно, что у меня получится…' Из-за поворота раздался совсем уж отчаянный визг, и Дениэл легким импульсом энергии активировал нужные нервные окончания. Ответом на его действия был дикий рев боли. 'Хм его канал намного сильнее резонирует, чем обычные протоки, кажется, насильник станет убежденным пацифистом. Еще бы корчится в агонии от каждой затрещины, которую вздумаешь отвесить какому-нибудь идиоту. Вряд ли кто на такое согласиться. Очень интересный результат, к тому же теперь я точно знаю, как я поступлю с энергетическим вампиром, который вздумает мне досаждать'. - В голове раздался смешок Скирна. Кажется, его спутник по достоинству оценил юмор ситуации. Хоть какое-то развлечение в дороге, а то от мелькания кустов похожих друг на друга, словно их специально выращивали с целью, сделать невозможной попытку их различить навивало на Дениэла зеленую тоску. А тут еще солнце светит так, будто его единственное желание спалить Древнего дотла. Пыль, поднимающаяся с этого оскорбления самого слова дорога удушливым облаком и жара, способная вывести из себя ангела так, кажется, называются слуги, придуманного людьми Единого бога… В общем обстановочка располагающая как раз к такому вот черному юмору. Древнему в голову пришла очередная прекрасная идея. Скирн уловив его желание посмотреть, что там дальше может поджидать их на этой богатой приключениями дороге, взлетел с его плеча и умчался вперед. А Дениэл неторопливо поехал следом за ним, размышляя какие из свалившихся на него сюрпризов были самыми неприятными.

Глава 7.

 Сделать закладку на этом месте книги

Кетрин.

Как довольно часто бывает сведения о происшедшем, оказались гораздо хуже предполагаемых вариантов. Мне удалось уловить всплеск силы Дениэла, и когда я осознала, какое заклинание он использовал, то впервые за тысячу лет вспомнила все бранные слова когда-либо слышанные мной за всю мою долгую жизнь. Одно утешение, он, не смотря на то, что абсолютно не знал какие у этого заклинания побочные последствия сумел остаться в живых. Не смотря на несколько неприятных мгновений, которые пришлось мне пережить, теперь я не сомневалась, что они смогут вернуться живыми. Дениэл безусловно подтвердил свое звание мастера и, даже не обладая достаточным количеством энергии, сможет выкрутиться из любой передряги. Только вот оставался вопрос скольких из них мне придется лечить по возвращении? Я невольно покачала головой жизнь с каждым днем становиться все интереснее, вот уж никогда не думала, что от заклинания присвоения энергии можно защитить кого-нибудь по своему желанию. Когда Дениэл вернется, нужно будет спросить его, как это ему удалось. Это должно быть что-то очень простое. На сложное заклинание у него бы просто не хватило энергии.

– Госпожа! - я обернулась и увидела вождя соколов, в крайне возбужденном состоянии. Великие боги, что на этот раз могло случиться. Я молча ждала продолжения. Свирн сглотнул и выдавил, - один из моих соколов ранен, у дворян королевства Таркана появилась новая мода использовать на охоте серебряные стрелы.

Я едва сдержала яростное шипение, и Свирн отшатнулся в ужасе. Привычно блокировав излучение, я склонила голову, позволяя ему удалиться. Дениэлу серебро не опасно, но, по крайней мере, двое из сопровождающих его оборотней могут подвергнуться опасности быть убитыми! Кажется, мне стоило задать вопрос по - другому: будет ли мне кого лечить после их возвращения? Дениэл может и не успеть спасти оборотня, раненного серебром слишком мало у него сил.

Дениэл.

Из задумчивости его вывел отзвук боли. 'Скирн!!!' - Дениэл послал Терна в галоп и попытался определить, где он сейчас находиться. - 'Только бы успеть!' Судя по его ощущениям, Скирн ранен очень тяжело, хотя заешь его Дэвол, если он знает, чем так серьезно можно ранить оборотня кружащего в небе! Дорога в очередной раз повернула, и он вылетел на большую поляну, которая может, когда-то и была живописным местом, но после того как на ней потоптались три десятка самодовольных болванов, именуемых дворянами, она превратилась в залитую кровью дичи помойку. Люди столпились вокруг кустов сирени и, судя по напряженным позам, рассматривали что-то очень интересное. И Дениэл догадывался что!

– Добейте нечисть! - приказал какой-то заносчивый юнец. Времени на размышление не оставалось! Древний соскользнул с седла и вытащил меч. Повинуясь его беззвучному приказу, Терн и Ваулен двинулись в обход поляны. 'Это хорошо, что все они стоят рядом. Не придется следить, как бы кто не ускользнул. А уйти, не должен ни один из них, иначе на нас начнется охота'. - Отстраненно подумал он и шагнул вперед. Первых двух он зарубил, не дав им времени на то чтобы обернуться. Остальные, услышав предсмертный крик второго, повернули головы. 'Дэвол! Грязно сработал!' - Парень оказался крепче, чем он думал. - 'Ладно, их чуть меньше трех десятков не так уж и много'. - Древний ментальным щупом постарался найти своих спутников - 'Еще не хватало, чтобы Скирна убили в суматохе!' - И с облегчением обнаружил, что друзья уже надежно прикрывают его. 'Что ж теперь дело за мной!' К мечу добавился кинжал и Древний занялся уничтожением нежелательных свидетелей. Они все же пытались сопротивляться, но к их сожалению безуспешно. Пару раз ему пришлось уворачиваться от стрел с серебряными наконечниками, и это оказалось самым опасным за всю схватку. Этот бой был первым реальным боем в его жизни, если не считать стычки с разбойниками, и Дениэл был приятно удивлен своей смертоносностью. Не то что бы он сомневался в исходе схватки, все-таки он Древний, и поэтому гораздо сильнее и быстрее человека, но уровень мастерства у смертных оказался на поразительно низком уровне. Убивать людей было до смешного легко. Легкий укол в область печени и вот уже парень валится на землю, умирая от болевого шока и потери крови. Удар локтем в горло - смерть от удушья в считанные мгновения. Их удары не достигали цели. Там его уже нет. Он прошел толпу пытающихся обороняться дворян насквозь, развернулся и снова врубился в сбившихся в кучу перепуганных людей. Рядом слышался рык, видимо Ваулену тоже пришлось, вмешаться. Какой-то глупец попытался отмахиваться от него маленьким кулоном. Взмах меча и в упавшей ему, под ноги, отрубленной у плеча руке, Дениэл рассмотрел маленькие серебряные крылышки. Амулет Единого Бога! Люди просто поразили его своей глупостью и доверчивостью. Неожиданно стало тихо. Древний остановился и оглянулся вокруг. Сражаться больше не с кем, вся поляна была завалена мертвецами, только мальчишка слуга скулил, придавленный мертвой лошадью. Судя по тому, как у нее разорвано горло наверно Ваулен постарался. Скирн! Дениэла накрыло беспокойство. Он не ощущал его боли… Неужели… Его взгляд впился в неподвижно лежащее тело. Нет, его затопила волна облегчения, он дышит, жив. Словно услышав его, Скирн повернул голову и, опираясь на Ваулена здоровой рукой, попытался приподняться. Дениэл двинулся к нему на помощь.

Тил.

Я старался держаться рядом с моим господином. Это был первый мой выезд на охоту в качестве его слуги, и я боялся сделать что-нибудь не так. Когда сокол, сбитый на спор сыном лорда Торрича, превратился в человека, я оказался совсем близко от него и смог разглядеть его во всех подробностях. Вдруг сзади раздался странный какой-то придушенный крик, и я повернулся вместе со всеми. Зрелище, представшее моим глазам, едва не лишило меня сознания, и я застыл скованный непреодолимым ужасом. Двое благородных дворян лежали на земле все покрытые кровью, а на нас со смертоносной грацией хищника надвигался человек в черном плаще. Его меч был алым от крови, но не столько он привлек мое внимание, сколько глаза незнакомца, светившиеся из-под капюшона плаща холодным зеленым светом. Меня поразила его уверенность, он шел на вооруженный отряд, и совершенно не боялся. Воины зашевелились и двинулись ему навстречу. Вот сейчас они скрутят его и отвезут в город. Там судья после разбирательства приговорит его к смерти за убийство благородных дворян, и жрецы приведут приговор в исполнение во славу Единого Бога. Но что это?! Он исчез! Люди умирают! Он убивает их!! Лучшие фехтовальщики не могут к нему даже прикоснуться!! Он уворачивается от стрел!! Я не знаю, как долго это длилось. Я развернул коня. Бежать! Бежать, как можно дальше от этого места и от демона, который, с такой легкостью рвет людей на части. Пускай уж лучше лорд Торрич казнит меня за то, что я бросил его сына, чем попасться этому порождению Дэвола. Я послал лошадь в галоп. Скорее. Ну, Скорее же! Схватка осталась позади! Спасен! Рычание жуткое леденящее кровь откуда!? Лошадь попятилась, и вдруг с пронзительным ржанием взвившись на дыбы, рухнула, придавив мне ногу. Я попытался выбраться из-под нее. Слишком тяжелая, а нога, кажется сломана. Я зажмурился. - 'Мне конец! Вручаю свою душу тебе Господи. Сжалься над рабом своим!' - Тишина. - 'Что это?' Я открыл глаза. Демон стоял неподвижно, опустив залитый кровью меч, и смотрел на что-то находящееся, позади меня. Я замер. Каким-то краешком сознания, я отметил, что он почти не запыхался, и на его одежде нет ни пятнышка крови. Вдруг демон шагнул вперед и пошел прямо на меня. Я отчаянно забился, пытаясь вырваться из-под придавившей меня лошади. Нет! Нет! Он уже совсем, рядом. У его черных сапог каблуки подкованы серебром. Острые каблуки. Сапоги так плотно облегают ноги, что кажутся их естественным продолжением. Они не скрывают небольшие изящные ступни. Совсем рядом! Нет! Сапог опустился…Темно… Умирать оказывается совсем не страшно… Маленькая женщина в серебряных одеждах. Грустные голубые глаза светятся добротой и пониманием совсем как у мамы. - Кто ты?

– Я Лэла богиня жизни и смерти.

– А Единый бо…

– Его не существует малыш. Пойдем. Не бойся в твоем посмертии нет кары. Ты не совершил в жизни ничего плохого и теперь будешь вознагражден.

– Я не исчезну совсем, нет?

– Ничье сознание не исчезает, если только человек не хочет исчезнуть без следа. Ты хочешь?

– Нет!

– Тогда пойдем, твоя семья ждет тебя, думаю эта вечность тебе понравиться.

Скирн.

Он шел к нему. Яростный солнечный свет обрушивался на него сверху с невероятной четкостью, выделяя каждую деталь. Залитая кровью, усыпанная трупами поляна и хрупкая фигура в черном, двигающаяся с запредельным нечеловеческим изяществом Древнего. И словно темное облако перед ним летел ужас. Невольно Скирн содрогнулся, ему показалось, что к нему движется прекрасный смертоносный хищник, и он для него всего лишь очередная добыча. Как завороженный оборотень следил за бесшумно приближающимся Дениэлом, страх и восторг смешались в какой-то странный клубок у него в душе. Вдруг мальчишка, которого Скирн счел мертвым, захныкал и задергался, пытаясь освободиться от придавившей его лошади. Оборотень замер, ожидая, как на это прореагирует Древний. Все-таки он долго жил среди людей. Но Дениэл даже не взглянул на него. Не замедляя шага, он продолжал идти на беспомощного человеческого детеныша. Шаг еще шаг мальчишка замер испуганный настолько, что не мог даже стонать и, не мигая, смотрел на приближающигося Древнего. Острый каблук опустился на беззащитное бледное горло короткий хруст, и тело человека дернулось в последний раз. Сокол невольно содрогнулся и подался назад. А вот этого делать не стоило. Он потерял равновесие и, зажмурившись, начал падать, про себя проклиная все на свете, и уже представляя, какую боль ему доставит соприкосновение с землей. Но боли не было, вместо этого он ощутил, как чьи-то сильные руки нежно подхватили его и осторожно уложили на траву. От удивления, Скирн открыл глаза и встретился с обеспокоенным взглядом Дениэла. Ни слова не говоря, Древний внимательно обследовал рану у него в плече, стараясь не задеть торчащую в ней стрелу. Потом осторожно провел рукой по всему телу, отыскивая скрытые повреждения. Задержал ее над ребрами, которые надо сказать болели зверски, и вдруг резки движением выдернул стрелу из раны. Скирн вскрикнул. Яростная вспышка боли едва не отправила его в обморок. Но тут же он почувствовал приятный холодок, растекающийся от раны по всему телу. 'Так вот каково оно, когда тебя лечат'. - Подумал он и провалился в странный сон без сновидений. Придя в себя, он обнаружил сидящего рядом Ваулена в своей волчьей ипостаси и меланхолично жующего траву Терна. Скирн прислушался к своему телу и с удивлением понял, что у него ничего не болит. Слабость была неимоверная, но двигаться он мог совершенно свободно.

– Сменить ипостась ты не сможешь. - Это прозвучало как утверждение. Дениэл подошел к нему, держа в руках какую-то одежду. Сокол удивленно посмотрел на него, а потом понял что он прав. При такой слабости у него не хватит энергии совершить превращение. А неудачная попытка приведет к неминуемой смерти. - 'Но зачем мне эта одежда у меня же есть своя?'

– Слишком заметная, - раздался насмешливый шепот у него в голове. - Люди так не одеваются. Привлечем внимание.

Скирн нахмурился и тут же кивнул. Свободная серебристо-серая рубашка и темно коричневые штаны, заправленные в короткие мягкие сапожки из черной кожи с изящным тиснением, вряд ли могут быть обычной одеждой на улицах человеческого города. Но откуда эта одежда. У Дениэла не хватит сил сотворить что-нибудь при помощи магии.

– Снял с мальчишки-слуги, - последовал бесстрастный ответ. - Вы с ним одного роста. И эта единственная одежда не заляпанная кровью.

Оборотню захотелось рассмеяться. Дениэл как всегда был верен себе. Его глаза тоже искрились безмолвным смехом, когда он наклонился и положил одежду рядом с ним. Скирн встал и принялся одеваться, оглядываясь по сторонам. Это было не праздное любопытство. Ему предстояло ответить на непростой вопрос. На чем он поедет дальше? Пешком он за Терном не угонится. Однако проблема оказалась уже решенной. Возле Терна Скирн обнаружил привязанную лошадь, к седлу которой были приторочены колчан со стрелами и пара уток. Дэвол! Застегнуть непривычную одежду оказалось не так то просто! Скирн возился с воротником, чувствуя, как его охватывает раздражение. 'Люди! Невозможные существа! А запах! Великие боги! Ну, когда все это кончится?!' - Он не заметил, как Дениэл оказался рядом с ним. Древний аккуратно отвел его руки от измятого до неузнаваемости воротника, и спокойно застегнул его! - 'Боги! А этому-то он, где научился?' В голове раздался его ироничный смешок, заставивший оборотня невольно улыбнуться собственной выходке. Склонив голову, Скирн извинился за свое несдерженное поведение и, подойдя к лошади, отцепил все лишнее и вскочил в седло. Дениэл уже ждал его, сидя на Терне. Как все-таки необычно ехать с ним рядом в человеческом облике! Они тронулись в путь, и вскоре Скирн понял, что поторопился, объявив себя совершенно здоровым. С каждым шагом лошади он чувствовал себя все хуже. Слабость накатывала волнами, и ему приходилось прилагать все больше усилий, чтобы не выпасть из седла.

Дениэл.

Дениэл с все возрастающим беспокойством наблюдал, как Скирн с трудом удерживает равновесие и старается не потерять сознание от слабости. На встречу стали попадаться путники. Значит до уже города недалеко. Скоро он сможет уложить своего спутника в постель и дать ему как следует отдохнуть. Ему тоже отдых не помешает. К тому же он снова начал излучать не известно уж почему. Или смерть селян так на него подействовала? Теперь ему придется постоянно следить за собой, а он так устал. Да и Терн с Вауленом не в лучшей форме. Хорошо, что Дениэл позаботился собрать золотые монеты, которые эти горе-охотники прихватили с собой на всякий случай в лес. Иногда привычка дворян порисоваться может оказаться полезной. Теперь ему не придется тратить ту немногую оставшуюся у него энергию на создание денег. 'Дэвол!' - Дениэл едва успел поймать Скирна, потерявшего сознание от жары. Сокол уже почти выпал из седла. - 'Стоило только отвлечься и вот, пожалуйста! Хорошо еще, что стены города уже отчетливо видны и судя по всему, ворота открыты'. Дениэл осторожно посадил Скирна перед собой и, ведя вторую лошадь наповоду, двинулся дальше.

У ворот, как обычно, была толпа желающих попасть в город, но, увидев их странную компанию, простолюдины быстро расступились, а стражники демонстративно не заметили, после того как вместо мелкой серебряной монеты одному из них в руку упал золотой.

Дениэл ехал по улице забитой телегами, всадниками и экипажами, пытаясь найти более или менее подходящую гостиницу. Косые взгляды со всех сторон явно свидетельствовали о том, что ему стоит поторопиться. Не каждый день дворянин едет в одном седле со своим, потерявшим сознание слугой. Дэвол! Нужно было торопиться. От городской стражи так просто не откупиться, а если вскоре хватятся уехавших на охоту высокородных недорослей, такое внимание может привести к крайне нежелательным последствиям. 'Вот кажется и подходящая гостиница, здесь хотя бы тихо'. - Древний, наклонившись с седла, стукнул кулаком в дверь и тут же на пороге появился улыбающийся до ушей хозяин заведения.

– Мне нужна комната и еда.

– Как прикажет господин! Лучшая комната и лучшая еда для благородного лорда! - залебезил толстяк, преданно заглядывая ему в глаза. Только тут Дениэл понял, что в спешке, не обратил внимания на довольно потрепанный вид заведения. 'Ну и ладно! Тем лучше! Меньше вопросов'. - Он выудил из кошелька золотой и небрежно бросил его хозяину гостиницы. Тот поймал его на лету и склонился в глубоком поклоне. Как из-под земли появился конюх и принял у Древнего поводья. Осторожно спешившись, Дениэл взял, так и не пришедшего в себя Скирна, на руки, и вошел внутрь, мысленно приказав Ваулену следовать за ним. Хозяин семенил впереди, показывая дорогу. По грязной темной лестнице они поднялись на второй этаж, и толстяк жестом фокусника распахнул скрипучую дверь в лучшую, по его мнению, комнату гостиницы. М-да. Могло быть и хуже. По крайней мере относительно чисто и обстановка не режет глаза обычной для людей кричащей расцветкой. Ну, хотя последнее, скорее всего не заслуга хозяина, а результат действия времени. Все вещи в комнате просто выцвели, но зато это сторона здания явно не солнечная иначе они должны были бы за прошедшие годы стать абсолютно белого цвета. Отстранив толстяка, Дениэл прошел в комнату и опустил Скирна на единственную кровать, повинуясь его мысленному приказу, Ваулен свернулся на полу рядом с ней.

– Принеси поесть и собаке тоже. - Странно, что это он с такой скоростью убежал? Не ужели у него все еще глаза светятся или он снова излучает ужас? Да нет, это бывает только в темноте или от сильных эмоций. Тогда что?! Ваулен впервые с того момента как Дениэл его усыпил, соизволил подать голос. Обижался на Древнего что ли?! Этот наглец хвостатый передал ему мысленную картину его разговора с хозяином. Да-а, со стороны Дениэл смотрелся кошмарно, и шипеть было явным перебором. Вечно он забывает, что люди крайне отрицательно относятся к подобным звукам. Ну да ладно, что сделано, то сделано. Дениэл устало опустился в кресло и принялся ждать обещанный ужин. Энергию нужно было как-то восстанавливать. Не прошло и часа, как его притащил не хозяин, а какой-то слуга весьма замызганного вида. И почему он совсем не удивлен?!

– Смени ипостась, - Дениэл повернулся к Ваулену. Тот не заставил себя долго ждать, и вскоре они уже ужинали относительно съедобными блюдами. Время от времени Древний поглядывал на Скирна, его долгий обморок начинал беспокоить. После того как все тот же слуга забрал грязные тарелки, испуганно покосившись на невесть, откуда появившегося в комнате голого парня. Дэвол и это, значит, не привлекать внимание! Древнему пришлось легким внушением заставить его забыть увиденное. Дениэл решил еще раз обследовать своего спутника, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Но когда он наклонился над ним, то невольно улыбнулся, чем нимало удивил Ваулена. Скирн и не думал прибывать без сознания. Маленький негодник, беззастенчиво дрых, уткнувшись носом в подушку. Так, кажется, ему в этот раз придется ночевать в кресле, чтобы не нервировать остальных своим неподобающим Древнему поведением. Вот не было печали, ну да ладно по сути дела Дениэлу было все равно где спать, он и на полу неплохо выспится. Сзади раздался какой-то странный звук. Древний обернулся, опуская руку на рукоять меча, и застыл, вглядываясь в испуганное лицо Ваулена. 'Великие боги ну что еще случилось? В комнате никого кроме нас нет, кого он испугался?'

– Не гневайся господин! Он же не знал! Я сейчас его разбужу! - выдав эту маловразумительную тираду, волк метнулся мимо него к Скирну. Дениэл едва не рассмеялся. Так вот в чем дело! Он решил, что Древний разозлился на поведение его друга, который крайне непочтительно уснул на кровати! Какой же он все-таки ребенок. Перехватив Ваулена, Древний заставил его остановиться и осторожно прижал к себе, чтобы он не наделал глупостей.

– Я не злюсь. - Волк продолжал непонимающе смотреть на него, - но идея хорошая. На этой кровати мы вполне поместимся втроем.

Ваулен чуть не задохнулся от удивления. А Древний невольно поморщился, слишком ярко уловив его эмоции. Так, все признаки на лицо, у него установилась связь еще с одним спутником. Спокойно раздевшись, он забрался по одеяло и насмешливо глянул на застывшего в растерянности Ваулена.

– Ну, чего ждешь? Тебе и раздеваться не надо.

Неожиданно для Древнего оборотень хмыкнул, словно и в самом деле смог оценить юмор их положения и скользнул на кровать, осторожно устраиваясь так чтобы ни в коем случае не дотронуться до него. 'Ох уж мне эти предрассудки оборотней!' - Естественно если бы Дениэл не успел его поймать, волк бы свалился на пол, кровать все-таки была рассчитана на одного. Уложив его так чтобы не следить за его движениями всю ночь, страхуя от возможного падения, Древний расслабился и позволил сознанию отключиться, не забывая, однако прощупывать окружающее их пространство на предмет угрозы. Конечно, при его нынешних возможностях на большое расстояние его не хватит, но в дом никто, не замеченным, не войдет. Отдохнуть Дениэлу естественно не удалось. Неугомонный Ваулен наконец-то окончательно уверившись, что он не собирается испепелять его на месте за любую вольность, дал волю своему любопытству и принялся изучать его, комментируя про себя увиденное в весьма едких выражениях. Вот негодник! Пришлось ответить.

– Спасибо на добром слове!

– Ох, совсем забыл, что вы читаете мысли! Я поставлю щит!

– Не вы, а ты и зови меня Дениэлом как Скирн. - Древний невольно вздохнул. - Спрашивай, все равно ведь не успокоишься, только вслух не говори я и так тебя прекрасно слышу.

– Хорошо. - Дениэл чувствовал, как его спутника охватывает нетерпение - А это правда что до того как ты попал в замок, ты был сыном короля? Я слышал, как ты говорил Скирну, что жил в этом королевстве?

– Да. - Древнему не хотелось отвечать на эти вопросы, но спутники должны знать друг о друге все иначе будут проблемы. Разрыв связи очень болезненен. Он-то может его и переживет, а вот оборотни точно нет. - Я был вторым сыном короля, и он приказал меня убить.

Ваулен замер потрясенный. А затем посмотрел на Дениэла, ожидая разъяснений

– Моя мать была иностранкой. Свадьба для подтверждения соблюдения мирного договора. Королю Таркана не нужна была вторая жена, у него уже был сын от женщины из благородного рода. Чистого от чужой крови. Мать при его попустительстве быстро свели в могилу. А вот со мной не получилось. Пока я был маленький, меня спасала угроза моего дяди короля Алвера начать войну, в случае если я погибну при подозрительных обстоятельствах, причем слово подозрительные он толковал очень широко.

– Пытался тебя защитить.

– Нет, - Древний невольно усмехнулся наивности своего спутника, - с помощью меня дорогой дядюшка хотел влиять на политику королевства Таркана. Все-таки я вполне мог стать наследником престола, если бы мой брат погиб. Ну, а мой так называемый отец страшно этого не хотел, к тому же я совсем на него не похож и с самого детства вызывал у него раздражение своей чужеземной внешностью. В конце концов, ему удалось найти благовидный предлог для того, что бы избавиться от меня. Жрецы не позволили бы моему дяде начать воину с королем, который пожертвовал своим сыном, спасая свой народ от скверны колдовства. Вот и вся история.

Ваулен лежал тихо и о чем-то усиленно думал, старательно подняв ментальный щит. Воспользовавшись, моментом Древний спокойно уснул. Отдых мне был необходим.

Проснулся он как всегда первым, но вставать не стал, чтобы не разбудить своих спутников. Лежал и, прислушиваясь к их ровному спокойному дыханию, позволяя их эмоциям течь сквозь него, смешиваясь с его собственными, думал о том насколько разными оказались два его спутника. Скирн, сумевший, его понять и Ваулен действовавший неосознанно на уровне инстинктов. Действительно странная пара, но они оба хищники и Дениэл хотя бы всегда мог предсказать их поведение, а вот как быть с Терном он просто не знал. Странно, почему так жарко? Вроде вчера в комнате было довольно промозгло… Дениэл прислушался к себе, стараясь определить, что с ним происходит, и через мгновение раздраженно фыркнул. - 'Дожил Древний, уже не способен почувствовать своих спутников полностью отождествляешь их с собой. Так и рехнуться не долго'. Он с усмешкой посмотрел на две головы, устроившиеся у него на плечах, каждая на своем, и почти соприкасающиеся носами на не слишком широкой груди. Тяга к прикосновению у них вполне понятна, это потребность встречается в природе почти у каждого зверя, а они что ни говори на половину хищники и инстинкты у них соответствующие. Хорошо хоть из-за какого-то выверта собственной психики Дениэл воспринимал их прикосновения спокойно, а то ведь от других его начинало трясти и появлялось сильное желание кого-нибудь пристукнуть, наследие из безоблачного детства Дэвол бы его проглотил.

Глава 8.

 Сделать закладку на этом месте книги

Скирн.

Он открыл глаза повинуясь какому-то неясному чувству и уставился на удивленного Ваулена. Потом словно по команде они повернулись и посмотрели на Дениэла, который наблюдал за ними со своей обычной насмешливой полуулыбкой. Скирн прислушался к своим ощущениям и с облегчением понял, что почти выздоровел. Слабость не в счет. Сменить ипостась он, конечно, не сможет, но в обморок тоже вряд ли упадет. На обортня навалился зверский голод. Оставаться в постели расхотелось, и он как следует, толкнул Ваулена, чтобы тот побыстрее, слез с кровати, Дениэл для таких действий слишком воспитан. Вот горло перерезать - это другое дело.

– Спасибо. - Вежливо отозвался Древний. Видимо оценил его юмор.

Быстро одевшись, Скирн вопросительно уставился на Дениэла, краем глаза отметив, что Ваулен смотрит на него с точно таким же выражением. Тот вздохнул и с непроницаемым лицом направился к двери. Что это он еще придумал? Решил бросить надоевших спутников умирать от голода в этой обшарпанной комнате? Дениэл решительно открыл дверь и, перегнувшись через перила лестницы, громко потребовал обед в комнату и в тройном размере. Скирн удивленно заморгал. Он и не знал, что Древний еще и кричать умеет. Еду принесли на удивление быстро. Хотя едой эту массу можно было назвать с большим трудом, но Скирну было все равно, он набросился на нее как на лучшие деликатесы в мире. Последствия потери энергии при лечении все еще сказывались. Насытившись, оборотень поднял голову и увидел, что его спутники уже поели, и терпеливо ждут его. Первым заговорил Дениэл.

– Нам нужно добраться до южной границы королевства, по возможности не попадаясь никому на глаза. Если вы себя нормально чувствуете, то мы покинем этот город уже сегодня и направимся по торговому тракту на юго-запад к Тьюри - это один из крупнейших торговых городов и там легко затеряться в случае чего. К тому же оттуда есть прямая дорога к границе. Там оловянные рудники, караваны ходят редко так, что много любопытных не предвидится. А от границы ты Скирн сумеешь за один перелет добраться до замка, и Кетрин перенесет нас домой. Что я упустил?

Последний вопрос Дениэла поставил оборотня в тупик. Неужели Древний настолько не доверяет себе, что начал перестраховываться? Скирн встретился глазами с Вауленом и тот, мгновенно поняв о чем, думает сокол, вернул ему утренний тычок.

– Он нам доверяет болван!

Пришлось Скирну мысленно извиниться и признать, что, на его взгляд, ничего не упущено. Дениэл кивнул и вдруг насторожился. Сокол прислушался, пытаясь понять, что привлекло внимание Древнего, и где-то на грани восприятия уловил странный рокочущий гул.

–Там мага казнят, - коротко бросил Дениэл и выскочил из комнаты. Оборотни, проклиная все на свете, кинулись, следом, пытаясь по дороге осмыслить сногсшибательную новость. Они нашли


убрать рекламу






мага! Только на выходе из гостиницы, когда какая-то нервная дамочка грохнулась в обморок, Ваулен вспомнил, что он в человеческом виде и без одежды. Коротко помянув Дэвола, сменил ипостась прямо на бегу, чем вызвал еще несколько обмороков теперь и среди мужской половины населения. С удивлением Скирн заметил что, к ним выйдя из своего обычного безразличия, присоединился Терн, как всегда в своей животной ипостаси. Воспользовавшись моментом, сокол на бегу вскочил на него и продолжил путь уже верхом. Но где же Дениэл? Это просто не прилично, что бы ни означало, это слово, носиться с такой скоростью.

Ваулен.

Когда они выскочили на площадь, их накрыло уже знакомым маревом. 'Дэвол Дениэл опять использует заклинание для отбора энергии. Только на этот раз души смогли его захватить!' - Ваулен с ужасом посмотрел на Скирна. Все пропало! Древнего не было. Волк ощущал только души умерших горожан и какого-то демона посередине площади. Вдруг как по приказу все души исчезли, и перед оборотнями оказался совершено спокойный Дениэл. Ваулен облегченно вздохнул. Скирн тихо зашипел. Ну, надо же уже успел перенять у Древнего, новый способ ругаться! Волк с уважением посмотрел на друга. Но тот только пожал плечами и решительно направил Терна к Дениэлу. Ваулен последовал за ним, осторожно выбирая, куда ставить лапы. Не сказать, что трупы его расстраивали, но поскользнуться на каком-нибудь теле и въехать носом в землю ему никак не улыбалось. Хотя из-под жертв плохого настроения Древнего и земли-то было не видно. 'Сколько же их здесь было?! И почему людям так нравиться вид смерти?' - Наконец Ваулен оказался рядом со своими спутниками и вопросительно уставился на мага. - 'Пусть объясняет, что он тут натворил иначе я от любопытства на месте подохну'. Древний видимо понял егго состояние, и соизволил ответить. Да еще и в слух, неслыханная щедрость!

– Люди суеверны. Души увидели демона - испугались. Не стали нападать, а поспешили скрыться из опасения попасть ему на обед. У испуганных энергию легче отнимать.

'Вот это да! Только Древний может до такого додуматься!' - Волк с уважением посмотрел на него, и вдруг услышал странный скулеж. - 'А это что такое?' Обойдя Дениэла, он уставился на непонятное существо, которое сидело прямо на земле, нелепо подогнув ноги, и тихо подвывало. Вслед за ним странным созданием заинтересовался и Скирн. Тот даже с Терна спрыгнул, чтобы поближе его рассмотреть. Увидев склонившегося над ним человека, существо завизжало, и принялось бормотать какую-то бессмыслицу про колдовство грехи и неотвратимую кару Единого бога. Скирн от неожиданности отшатнулся и потрясенно поднял глаза на Древнего. Тот стоял с непроницаемым лицом, и казалось, намеренно игнорировал всех. 'Да что такое случилось?! Почему Дениэл так странно себя ведет? Маг что ли погиб?!'

– Она и есть маг. - Голос Древнего, мог заморозить огонь. Даже при их первой встрече он так со своими спутниками не разговаривал! 'Маг! Это свихнувшееся от ужаса существо маг?!' - Ваулена передернуло от отвращения. - 'Теперь понятно состояние Дениэла! Но что нам делать с этим уродцем?' Его размышления прервал свистящий вздох Древнего.

– Скирн будь так добр, набери кровь. - Он протянул свою фляжку, в которой уже, к сожалению, не осталось лекарства, и кивнул на застывшего с идиотской улыбкой на лице горожанина. Видимо бедолага оказался на одной из маленьких улочек, ведущих на площадь, и заклинание задело его только краем. Скирн спокойно взял фляжку и направился к нему, доставая из-за пояса кинжал. Простой кинжал с черной рукоятью, с которым расставался только когда менял ипостась, да и то только потому, что соколу он был без надобности. Горожанин даже не пытался бежать, короткий удар и в фляжку хлынула струя крови. 'Надо же ни капли мимо! Наверняка наложено заклинание. Точно фляжка высасывает всю кровь из тела'. - Только когда струя иссякла, Скирн закрыл сосуд крышкой. 'Да-а. Значит, легенды о том, что Древние любили кровь разумных существ не вымысел! А если он однажды и нас, таким образом, использует?' - Задал себе вполне обоснованный вопрос Ваулен. И тут же получил беззвучную головомойку от Скирна. Причем проделано все было мастерски, чтобы Дениэл не приведи Великие боги, не заметил, о чем они говорят. В коротком импульсе друг умудрился вместить все. И рассказ Древнего о его обязанностях по отношению к спутникам и сведенья, почерпнутые из книг о том, что кровь для них сильное тонизирующее средство, которое способно поддерживать их при невосполнимом недостатке энергии. Ваулен понял свою ошибку, и ему стало стыдно. Скирн спокойно, словно ничего не случилось, подошел к Дениэлу, прихватив по дороге несколько кошельков у горожан побогаче, и протянул ему наполненную фляжку. Тот молча повесил ее на пояс и задумчиво посмотрел на хныкающее существо у своих ног. Затем обречено пожал плечами и кивнул на одну из лошадей мелко дрожащих у коновязи какого-то трактира. 'Так судя по всему, мы берем этого с позволения сказать мага с собой. Интересно зачем?'

Скирн.

Для того чтобы выехать из города Дениэлу пришлось отвести глаза страже. Иначе пройти мимо них с полубезумной девицей бормочущей молитвы было бы невозможно. Если конечно не положить всех стражников на месте, и не спровоцировать погоню. Ох, будет им с ней еще проблем! Через несколько часов Скирн пришел к выводу, что стал предсказателем. Проблемы это оказалось мягко сказано! Сначала им пришлось остановиться при наступлении темноты, так как она совершенно выбилась из сил, и свалилась с лошади. Потом Дениэлу пришлось тратить силы и разводить костер, что справацировало новую истерику. Хотя костер в первую очередь нужен был ей самой. Она, по несовсем понятной оборотню причине, не могла, есть сырое мясо! Потом Ваулен неосторожно сменил ипостась у нее на глазах. Девица попыталась забраться на дерево, и оборотням только через час удалось ее успокоить и то лишь, после того как до них дошло, что она на этот раз испугалась не магии, а голого парня перед своим носом. Пришлось Ваулену одеваться за кустами. Конечно если бы не опасение, что ее вопли привлекут к ним чье-нибудь внимание, никто бы не стал с ней возиться, но они были слишком близко от города, так что приходилось терпеть. Уснуть удалось только во второй половине ночи, и почти сразу Скирна разбудил тихий звук. Их спасенная пробиралась к лошадям. С беззвучным рычанием сокол начал подниматься, но его остановил голос Дениэла, ледяным колокольчиком прозвеневший у него в голове.

– Не надо пусть уходит.

Сокол замер, а затем бесшумно опустился на свое место. Древнему видней. Они молча наблюдали, как девица неуклюже надевает на лошадь седло, и постоянно оглядываясь, пытается вывести ее на виднеющуюся вдалеке дорогу. Как только она скрылась за деревьями, послышался топот коня пущенного рысью. Все, теперь она уже далеко, и Скрин, не таясь, сел, задумчиво разглядывая Дениэла. Ваулен утроился рядом. Оборотни ждали объяснений. Но Древний продолжал молчать, глядя перед собой. Наконец когда тишина стала совсем невыносимой, он бесстрастно произнес в слух такое, от чего они едва в обморок не попадали.

– Я ошибся она не маг.

– Но как же ее способности? - Скирн не мог понять, как человек обладающий способностями к магии может не являться магом.

– Эти способности не от нашей крови. С ее матерью порезвился какой-нибудь мелкий демон вроде энергетического вампира.

Они снова замолчали. Сокол невольно вздрогнул, представив, что сейчас чувствует Дениэл. Спасти мага и вдруг обнаружить ошибку. Была надежда, и нет.

– И куда она направилась? - подал голос Ваулен вообще неспособный молчать слишком долго. Особенно если остальные обсуждают такие интересные с его точки зрения вещи.

– К жрецам. Надеется, что если сдаст в их руки трех демонов, то ее пощадят.

Ваулен аж поперхнулся следующим вопросом и ошарашено уставился на них

– А как же благородство магов? - спросил он почти жалобно. Дениэл не выдержал и фыркнул, стараясь сдержать смех, чтобы не обидеть своего спутника, а Скирн не стал отвешивать ему подзатыльник. Сумел все-таки поднять Древнему настроение.

– А что ты понимаешь под благородством?- невинно поинтересовался Дениэл, весело поглядывая на сокола. Скирн спрятал улыбку. Кажется, сейчас будет занимательный рассказ о морали Древних и Ваулена ждет несколько потрясений.

– Ну, защищать слабых, искоренять зло, как рыцари в человеческих легендах. - Выдал ничего не подозревающий Ваулен и вопросительно посмотрел на своих спутников. Они не выдержали, и над поляной зазвенел смех Скирна, сопровождаемый шипящим фырканьем Дениэла.

– То есть благородный человек - это бедняга, страдающий маниакально-депрессивным синдромом с патологической тягой к самоубийству?

– И где ты только человеческие легенды услышать успел? - не удержался сокол от вопроса. Ваулен покраснел и, потупив глазки, выдал

– В библиотеки госпожи книгу нашел и прочитал.

– Тогда все, понятно. - Стараясь, говорить серьезно заметил Дениэл, - ладно так, и быть дам определение благородства, как его понимали Древнии.

Скирн весь превратился в слух. Кажется, их ждет еще одна порция весьма интересной информации о жизни Древних. А Дениэл, как ни в чем не бывало, продолжал рассказывать.

– Благородный человек, тогда людьми называли Древних, должен иметь острый ум свободный от любых предрассудков, смелость, безжалостность и самое главное всегда возвращать долги какими бы они не были.

– А почему тогда они защищали людей от зла? - положительно Ваулена сегодня тянет на каверзные вопросы.

– Во-первых, Древние защищали и себя, а во-вторых, не всех людей, а только тех, кто им принадлежал.

Скирн с Вауленом вскинулись одновременно. 'У Древних были рабы!' Дениэл услышал их мысли и поморщился

– Я не так выразился. Принадлежали, у Древних означало то, что люди им не безразличны, что они принимают участие в их судьбе. Рабство для Древнего немыслимо уж вы-то должны бы это знать.

Оборотням стало стыдно. Действительно требования чести у Древних таковы, что скорее их можно назвать рабами своих спутников, чем наоборот. Дениэл усмехнулся, прочитав эту мысль

– Ну, я бы так не сказал. Иначе руки тоже стоит признать рабами головы. - Оборотни не выдержали и громко расхохотались. Юмор Древнего, это юмор Древнего никогда не известно, что придет ему на ум.

– А почему у госпожи нет спутников? - выпалил неугомонный Ваулен.

– Спутников можно заводить только на первой сотне лет жизни. - Теперь голос Дениэла звучал серьезно, - иначе очень велика вероятность, что они не смогут выдержать связь с разумом, который намного старше их, а Кетрин нашла первых оборотней, которые прятались в Туманных горах только семьсот лет назад.

Скирн с Вауленом молча переглянулись. Вот так. Чтобы не подвергать своих оборотней опасности Кетрин навсегда останется в одиночестве. У нее могут быть друзья среди Древних, но спутников не будет никогда. Тут соколу пришла в голову неприятная мысль, и он поспешил ее озвучить

– А что с тобой будет, когда мы умрем от старости? - Дениэл небрежно пожал плечами.

– Ничего. - Беспечно заявил он, и Скирна покоробило от его тона. Неужели он относится к ним с таким пренебрежением? От удивления сокол, подумал слишком громко, даже Ваулен ошарашено, повернулся к нему, а Древний продолжал, как ни в чем не бывало

– Потому что вы умрете не от старости, а только тогда когда меня смогут отправить в мое последнее странствие. Точнее отправитесь в него со мной. Не думаю, что вы хотите попасть в одно из посмертий, которое боги приготовили для людей. Так что вам от меня не избавиться. Просто будем бродить по мирам, лишившись тела. Не велика разница.

Выдав эту умопомрачительную тираду, Дениэл с интересом принялся рассматривать потрясенные физиономии своих спутников. Нет, когда он их игнорировал, было лучше! Шутки Древних не для слабонервных. И почему Скирн решил, что у него плохое настроение? Из раздумий сокола вывел голос Дениэла

– Пора двигаться. Девица как раз добралась до ворот.

– И почему она решила, что ее не сожгут с нами за компанию? - хмыкнул Ваулен.

– Человеческая глупость. - Пожал плечами сокол.

– Точно. - Согласился Древний, и направился к оставшимся у них лошадям.

Дениэл.

За остаток ночи мы смогли проехать пятьдесят миль, и когда небо окрасилось алым, находились достаточно далеко от города, чтобы, не опасаясь остановиться на ночлег. Подходящий трактир обнаружился почти сразу и день прошел спокойно, если не считать пронесшихся в полдень мимо нашего пристанища, отряда священной стражи во главе с каким-то жрецом. Но они нас не потревожили. Жрец разыскивал демонов и, следовательно, на трактиры и прочие человеческие пристанища внимания не обращал. Все-таки фанатизм этих служителей культа иногда бывает полезен. Мы смогли отдохнуть, как следует, и вечером выехали бодрые в хорошем настроении. Правда, между Вауленом и Скирном произошел очередной спор, но на этот раз по вполне мирному поводу и я, как ни странно не был его причиной. Ваулен посчитал необходимым напомнить о том, что бежать всю дорогу рядом с лошадьми он устал и потребовал, чтобы Скирн поменялся с ним местами. После недолгих препирательств на тему, почему Ваулену мала одежда, которую использовал Скирн я вышел из комнаты в сопровождении слуги, но с соколом на плече вместо собаки, бежавшей рядом, когда я в эту самую комнату заходил.

Глава 9.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл.

Если прежние города людей раздражали яркостью красок и громкостью звуков, то Тьюри заставил Древнего вспомнать о них с тоской. Торговый город, представлял из себя один огромный базар, на котором по неизвестной прихоти поселились его жители. Здесь продавали все, что только можно себе представить и, причем в таких местах, что невольно закрадывалась мысль о повальном сумасшествии горожан. Даже в воротах вместе со стражей толкались мелкие разносчики, предлагая въезжающим путешественникам свой товар.

Оставаться здесь надолго Дениэл не хотел, но чтобы добраться до нужной ему дороги на юг необходимо было проехать этот бедлам насквозь. Так что, отгородившись от окружающего его безумия самым крепким из своих ментальных щитов, в дополнение к тем, что до сих пор не мог снять, Древний послал Терна вперед, игнорируя толпящихся вокруг людей. Он в одежде дворянина простолюдины посторонятся. Хоть какой-то толк от местных обычаев.

Одно в этом городе заслужило одобрение Дениэла: улицы, которые в отличие от ранее виденных им городов не петляли замысловатыми узорами, а были прямыми словно вычерченными по линейке. И вели точно от стен к центру города. Раздумывая над этой особенностью города, он невольно обратил внимание на то, как меняются дома, по мере того как они приближаются к главной площади. Жалкие лачуги, крытые соломой исчезли, уступив место многоэтажным каменным громадам с вычурными украшениями, поналепленными, где только можно. Больше всего Древнего удивила странная особенность застройки, чем ближе к центру, тем плотнее друг к другу стояли дома. Вскоре между ними не осталось даже маленьких переулков. Они стояли сплошной стеной, причем верхние этажи нависали над улицей, почти загораживая солнце. Любопытство заставило Дениэла проникнуть в мысли слуги, что-то усердно оттирающего от двери одного из этих домов. Оказалось, что чем ближе к центру города, тем престижней. И поэтому за место для постройки дома у главной площади идет не прекращающаяся война. 'Нет, только люди способны на такие глупости! Тесниться, терпеть неудобство ради такого абстрактного понятия как престиж!' - Ворчал про себя Древний. Его размышления разорвал страшный детский крик. Дениэл среагировал инстинктивно. Толкнул Терна пятками, посылая его вперед и, изогнувшись, подхватил летящее с высоты третьего этажа тельце. Осторожно чтобы ничего не повредить перехватил ребенка поудобнее, и только тогда смог рассмотреть кого же он спас. У него на руках застыла хорошенькая девчушка лет четырех в дорогом платье с дворянским гербом. Черные глазенки разглядывали Древнего с любопытством, на какое способен только ребенок, выросший в любви и никогда не видевший от окружающих его людей жестокости. Послышались торопливые шаги и, повернувшись, Дениэл увидел, как из дома выскочила красивая молодая женщина с перекошенным от ужаса лицом. Она бросила дикий взгляд на мостовую под окном, из которого выпал ребенок, а потом подняла неверящие глаза на него. По ее эмоциям Древний определил, что она мать девочки, и ее действия подтвердили его выводы. Увидев ребенка живым и здоровым, она тихо вскрикнул, и нетвердой походкой направилась к нему. Тут из дома выбежал молодой мужчина в бархатном камзоле, подобающем высшему дворянству и до смешного точно повторил все движения женщины. Дениэл уже собрался рассмеяться, но действия женщины заставили его застыть в седле словно изваяние. Мать девочки опустилась перед ним на колени, прямо на мостовую.

– Благослови вас бог! Вы спасли мою дочь! Все что у меня есть, принадлежит Вам!

Дениэл удивленно прищурился, обычно в королевстве Таркана дворянки относятся к детям без особой любви. Эта была приятным исключением. Он спрыгнул с Терна и, осторожно передав девочку подбежавшему отцу, поднял женщину с колен.

– Не стоит благодарности. На моем месте любой поступил бы так же. - Он естественно лгал но вежливость требовала именно этих слов.

– Прошу вас быть гостем в моем доме. Я Нейл, лорд Нергела. - Подал голос, до сих пор молчавший мужчина. - Вы спасли мою дочь, и если я могу оказать вам какую-нибудь помощь, я обязательно это сделаю.

Древнему не осталось ничего другого как поблагодарить их и принять приглашение. Дом к его удивлению был обставлен в темных приглушенных тонах, и Дениэл с удовольствием оглядывался вокруг, позволяя глазам отдыхать от безвкусной пестроты человеческого города. Заметив его взгляд, леди Нергел истолковала его по-своему. Прижимая к себе дочь, она робко улыбнулась Древнему и тихо произнесла.

– Наверно вам непривычно видеть такую темную обстановку, но семья моего мужа всегда отличалась пристрастьем к мрачным цветам, даже родовой герб выполнен в черных и серебристых тонах. Но комнаты для гостей обставлены, так как принято в большинстве домов.

Дениэл не успел ей ответить, из глубины дома появился высокий молодой человек примерно его возраста, явно чем-то сильно встревоженный.

– Что случилось Геда? Ко мне прибежала служанка и сказала, что Фиа разбилась, выпав из окна! - тут его взгляд наткнулся на улыбающуюся девочку, и он облегченно перевел дух. Странная семья. По ощущениям Дениэла юноша был дядей девочки, но вместо того чтобы расстроиться из-за ускользнувшей возможности, снова стать, единственным наследником своего брата, он искренне радовался, что племянница осталась жива. Геда улыбнулась своему родственнику и тихо произнесла

– Дин позволь представить тебе спасителя моей дочери, если бы не он, слова служанки вполне могли бы оказаться правдой.

Дениэл вежливо поклонился. И ощутил их сдержанный интерес. 'Что я опять сделал не так? Ах да! Я же не назвал своего имени. А маска однозначно показывает, что я в немилости у короля'.

– Меня зовут Дениэл, - сдержанно произнес Древний и снова удивился такту семейства Нергел. Никто не спросил его о полном имени, никто не выразил удивление такой скрытностью. Вместо этого Дениэла пригласили к столу.

Обед пошел на удивление приятно. С Древним обращались, как с членом семьи ничем, не показывая своего превосходства. Разговор крутился вокруг событий, о которых он не имел ни малейшего понятия и участия в нем Дениэл не принимал, отделываясь общими фразами. Но хозяева, кажется, и не ожидали от него другого. Однако когда Древний вежливо попросил выделить ему комнату с обычной для этого дома цветовой гаммой, лорд Нейл был искренне удивлен, но просьбу гостя выполнил. Ваулена и Скирна Дениэл забрал с собой, что хозяева опять вежливо не заметили.

Среди ночи Древнего разбудило ощущение угрозы, приближающейся к дому. Быстрым мысленным импульсом он разбудил своих спутников и начал одеваться, аккуратно проверяя все имеющееся у него оружие. Ваулен и Скирн последовали его примеру. Дениэл одобрительно кивнул. Скирн будет полезней в человеческом обличии, тем более что после последней переделки, в которую они попали, он обзавелся двумя неплохими клинками, один из которых уже успел вручить Ваулену. Дверь тихо начала открываться, и Дениэл бесшумно скользнул к ней, вытаскивая кинжал. Все его чувства говорили ему, что за дверью находится лорд Нергел, но он предпочел не рисковать.

Войдя в комнату, Нейл замер в растерянности. Вместо спящего на кровати гостя он увидел пристально глядящих на него парней, ни один из которых не был Древним, но зато оба они были вооружены и готовы к бою.

– Что привело вас сюда? - тихо спросил Дениэл, и Нергел испуганно развернулся на месте, услышав шипящий шепот у себя за спиной. Справившись с испугом, он глухо ответил

– Я только что узнал, что король разгневался на мою семью и послал солдат, дабы арестовать всех находящихся в этом доме и доставить ко двору для примерного наказания. Я ни в коем случае не хочу, чтобы вы пострадали вместе с нами только из-за того, что остановились у нас на ночлег и поэтому…

– Это ясно. - Перебил его Древний, - как вы собираетесь скрыться от стражи?

Нергел удивленно посмотрел на него.

– Никак естественно. У меня жена и маленький ребенок. Я поеду ко двору и попытаюсь убедить короля пощадить их.

Дениэл не выдержал и презрительно фыркнул. - 'Сразу видно, что он не знает, о чем говорит. Интересно как давно он принял титул?' В двери уже ломилась стража, и этот благородный дурак дернулся, было из комнаты в его голове Древний отчетливо уловил желание открыть дверь и все объяснить. Он уже хотел остановить Нергела и объяснить ему всю глубину его заблуждений, когда с улицы донесся голос офицера, отдающего приказы своим подчиненным. Услышав распоряжение уничтожить изменников всех до одного, лорд Нергел побледнел, как полотно, и неверяще, уставился на Дениэла, словно ожидая от него уверений в том, что он ослышался. Древний холодно взглянул на него, и резко спросил

– Где ваша семья?

– Здесь не далеко в западном крыле. - Выдавил Нейл запинаясь. Дениэл кивнул и насмешливо посмотрел на своих спутников спокойно наблюдающих за ними

– Ну что проявим безрассудное благородство из рыцарских романов Ваулена?

Парни тихо засмеялись и одновременно кивнули. Ладно, поиграем.

– Из дома есть запасной выход? - Нейл покачал головой, потерянно глядя на Древнего и с трудом осознавая, что его прежней жизни пришел конец, и он превратился вместе со всей своей семьей в приговоренных преступников. В комнату вошли остальные члены семьи, обеспокоенные его долгим отсутствием и грохотом доносившимся снизу. Геда, прижимая к себе маленькую Фиа, выглядывала из-за плеча Дина, успевшего вооружиться длинным мечом. Скирн, окинув его взглядом, пренебрежительно хмыкнул, и обратился к Дениэлу.

– Придется прорываться через парадный. Кстати Дениэл. Может, ты посмотришь на них повнимательнее, и соизволишь мне ответить, отчего это вы все так друг на друга похожи? - люди оцепенели, услышав от слуги столь непочтительные слова, а Древний торопливо последовал его совету, и чуть не задохнулся от удивления. У всех четверых явно присутствовала кровь Древних. Ошибиться было невозможно точно так же, только сильнее, он ощущал Кетрин. Встряхнув, головой Дениэл посмотрел на довольно ухмыляющегося оборотня и коротко приказал

– Идем на прорыв. Я впереди. Ваулен ты прикрываешь людей. Скирн позаботиться о лошадях и деньгах, какие найдешь. Путь не близкий. - Спутники согласно наклонили головы, а заверение их гостеприимных хозяев в том, что они тоже умеют владеть оружием, Древний хладнокровно пропустил мимо ушей. Фехтовать может быть их, и учили, но вот выживать в реальном бою с превосходящими силами противника вряд ли.

Скирн уже исчез в коридоре, и им стоило поторопиться. Отодвинув, Дина в сторону, Дениэл шагнул к лестнице, занял позицию с таким расчетом, чтобы его невозможно было миновать и, походя, отбив, летящую ему в горло стрелу, легким импульсом энергии погасил все лампы в доме. Дальше было просто. Солдаты, ослепленные внезапной темнотой, бестолково размахивали оружием. У них не хватало скорости, чтобы задеть Древнего и силы, чтобы парировать его удары. Бой занял ровно столько времени, сколько понадобилось семейству Нергел спуститься с лестницы. Входные двери превратились в щепки, и ничто не помешало им покинуть дом. У крыльца их уже ждал Скирн с лошадьми. И судя по сбруе, часть коней когда-то принадлежала королевским солдатам. Небольшие тюки, притороченные к седлам, некоторых из них свидетельствовали о том, что сокол нашел время собрать самые необходимые вещи для их попутчиков. 'Как всегда предусмотрителен!' - Дениэл коротким импульсом направил ему свою благодарность и обернулся, намереваясь проверить состояние спасенных. При виде его лица даже Нейл слегка попятился. Древний с удивлением глядел на перепуганных людей, не понимая что, вызвало такое поведение. На вторжение солдат и то они реагировали спокойней. Его размышления прервал едкий голос Ваулена.

– Может мой господин соизволит прекратить пугать моих подопечных свечением своих глаз, а то, как бы они не поумирали от разрыва сердца. И как потом мне выполнять ваш приказ об их защите?

'Дэвол! Пока он меня боялся, было лучше!' - Дениэл поспешно отвернулся и надвинул капюшон поглубже. - 'Совсем забыл, что в темноте у меня глаза светятся! Хорошо еще, что 'Песню смерти' излучать не начал…' Вскочив на Терна, Древний послал его в галоп, ощущая как за его спиной несутся его спутники, не навязчиво страхуя людей. Они вихрем пролетели по спящему городу, немногочисленные патрули даже и не пытались их задержать. Но радоваться было рано, впереди их ожидало самое главное препятствие - городские ворота, закрытые на ночь и охраняемые немаленьким гарнизоном стражников. Когда они выступили из темноты, рассеянной кое-где блеклыми пятнами фонарей у Древнего был готов план действий. Не снижая скорости, он сосредоточился и, вложив в заклинание почти всю силу, полученную от людей, погибших на площади казни вышиб обе створки ворот. Они вылетели за пределы городских стен до того, как стража пришла в себя, и сумела им помешать.

Дениэл отхлебнул крови из фляжки, его мучила жажда. 'Вот тебе и отдохнул! Нужно было и тех горе-охотников в лесу тоже вытянуть. Сколько энергии зря пропало! Знал бы, что души людей так просто напугать не стал бы разбрасываться силой. Ну да ладно сделанного, не воротишь. Солдат посланных перебить изменников, в живых не осталось значит, пока сопоставят события и разглядят связь между нечистой силой вышибившей ворота и местным лордом, попавшим в немилость должно пройти достаточно времени. Скрыться мы успеем. Хотя стоит подумать над тем, как замести следы, когда мы съедем с дороги. Хм. Интересно хватит ли у меня сил на заклинание возврата. На самое слабое должно хватить, а сильное и не надо, только траву поднять да следы копыт землей засыпать. Кстати пора его применять иначе проедем удобное место для стоянки'. Дениэл молча свернул с дороги и, не оглядываясь, почувствовал, как его спутники повторили его маневр с некоторым опозданием. Люди никак не хотели понимать, что происходит. 'Моя доброта меня погубит. Тут самим бы выбраться, а я еще с четверкой бесполезных нахлебников, вожусь. Ладно, вот и поляна. Привал!'

– Скирн - на тебе дрова. Придется разводить костер. Ваулен ужин, поищи в мешках провизию, надеюсь, Скирн туда напихал не одни только деньги! Терн, как только их расседлают, отведи лошадей пастись, и присматривай за ними, убегут, сам всех повезешь!

Спутники молча начали выполнять приказ, а вот с людьми произошла накладка. Точнее с Гедой. Она явно не привыкла долго ездить верхом и с лошади смогла только свалиться. Хорошо еще, что Фиа всю дорогу проехала с Вауленом, то есть просто проспала у него на руках, иначе не известно, что бы с ними пришлось делать. Оставалось надеяться, Скирн додумался захватить какие-нибудь спальные принадлежности, а не то у них проблемы. Эти изнеженные представители рода человеческого запросто подхватят простуду или еще что-нибудь из того букета болезней, каким подвержены смертные, лечи их потом. Им это надо?! Хотя на Скирна, Дениэл подумал зря. В одной из скаток нашлось восемь одеял. Не бог весть, что, но от холода люди не помрут. И тут начались очередные неприятности, как всегда вовремя!

Нейл.

'Все происходящее казалось мне не прекращающимся ночным кошмаром. Еще вчера я был уважаемым лордом со всеми привилегиями, какие полагаются к этому званию. У меня был дом семья положение в обществе. И вот в течение нескольких часов я потерял все! И словно этого недостаточно Бог продолжает обрушивать на меня свою кару. Спокойный вежливый спаситель моей дочери вдруг превратился во что-то чудовищное, жуткое в своей чуждости и жестокости. На вид ему не больше шестнадцать, если конечно судить по той части лица, которая не закрыта шелковой черной маской, но ведет он себя как взрослый, умудренный жизнью человек. Его спутники выполняют его распоряжения беспрекословно, но, однако, позволяют себе относиться к нему непочтительно. А когда я увидел, как он сражается, то был поражен. Казалось немыслимым, чтобы хрупкий изящный юноша с тонкими аристократическими руками и тихим мягким голосом мог на равных противостоять закаленному в боях ветерану. Но он противостоял! И не просто противостоял! ОН убил их всех, и даже на мгновение не испытывал колебаний перерезая горло последнему солдату, тяжело раненному Вауленом. Я ни когда не боялся людей, но от этого мальчика меня бросало в дрожь. Это был не человек и окончательно я в этом убедился, когда увидел, как у


убрать рекламу






него светятся в темноте глаза. Мы оказались во власти демона! И теперь я не знал, что делать, как защитить свою семью от этих порождений мрака. Мы в лесу на помощь никто не придет. В городе все заняты воротами, которые выбил этот нелюдь, и нашим отсутствием заинтересуются не скоро! А они, как ни в чем не бывало, готовятся ко сну! Словно и не было сегодня жуткой резни в моем доме, словно не падали солдаты с ужасом застывшем в остекленевших глазах! Вот невысокий подросток со светлыми волосами и бесстрастным как у его хозяина взглядом серых почти бесцветных глаз принес хворост. Охапка такая большая, что его из-за нее не видно, а он идет, как ни в чем, ни бывало, даже не запыхался! Второй парень постоянно наблюдает за нами. И глаза у него светлые прозрачно-зеленые как у волка, да и лицо его больше бы подошло волку, а не человеку. На такого, раз глянешь и сразу поймешь, что хищник! Когда демон назвавшийся Дениэлом достал из скатки одеяла и небрежно бросил их на траву, я осторожно, чтобы не приведи Единый, не разозлить его чем-нибудь взял два из них и, сложив несколько раз, помог Геде на них устроиться. Моя бедная жена испуганно посмотрела на меня и только крепче прижала к себе нашу дочь. Мы сидели в полном молчании и смотрели на разгорающийся костер. Первым не выдержал Дин'

– Я не понимаю, почему нас обвинили в измене?! - выкрикнул он с надрывом, - мы же ничего плохого не сделали! Король должен понять… - его страстную речь прервал холодный равнодушный голос Дениэла до этого момента спокойно сидевшего на пеньке, на противоположной стороне костра.

– Король ничего не должен. Какой-нибудь очередной его фаворит захотел получить ваши земли и сообщил ему вести о вашей измене. Ваше отсутствие в этот момент при дворе, явно чужеземная внешность и привычки вашего семейства и все. Дело сделано.

– Но это же не справедливо! - в голосе Дина слышались слезы.

– Естественно. Ну и что?

– Так не должно быть! Это не правильно!

– А почему нет? Позволь тебя спросить. - Голос Дениэла стал совсем ледяным. В нем явственно слышалось призрение. - Прекращай истерику. Завтра нам предстоит дальняя дорога.

– Вы бесчувственное чудовище! - Дин уже кричал, задыхаясь от злости. Дениэл, казалось, заледенел. В его глазах начал разгораться тот зеленый огонь, который так напугал Нейла во дворе его дома. Он дернулся было встать, прекрасно понимая, что если демон захочет убить его брата он ничего не сможет с этим поделать только погибнуть вместе с ним. Но он не мог бросить Дина! Приготовившись умереть, Нейл начал медленно подниматься со своего места. Однако неожиданно вмешался один из спутников демона, тот которого они называли Скирн. Он двигался спокойно, но в то же время невероятно быстро оказался рядом с Дениэлом и мягко с какой-то непонятной Нейлу нежностью положил руку ему на плечо.

– Не злись Тио. У ребенка просто сдали нервы. - Тихий голос мальчишки ласковым колокольчиком прозвенел над поляной. Скирн спокойно опустился на землю и, положив голову Дениэлу на колени, снизу вверх посмотрел тому в глаза. - Его воспитывали по-другому.

Демон странно отреагировал на выходку своего подручного. Затянутая в черную кожу перчатки рука бережно отбросила с лица Скирна непокорную прядь, нежно погладила его по щеке.

– Ты прав Тио. - Из тихого голоса как по волшебству исчезло насмешливое шипение, погасли зеленые огоньки в глазах. - Он просто ребенок, а я чуть не сорвался. Что бы я без тебя делал?

– Крушил все направо и налево! - тепло поддразнил его Скирн и вдруг посмотрел на Нейла своими спокойными серыми глазами. В них было понимание и легкое недовольство его поведением. Нергел невольно вздрогнул и поспешно повернулся к Дину. Его брат сидел, застыв в неудобной позе и не отрываясь, глядел, как демон ласково перебирает непослушные пряди волос своего спутника, задумчиво уставившись на огонь. Во сне всхлипнула Фиа, и этот звук отвлек Дениэла от созерцания костра. Он поднял голову и с насмешливой улыбкой поглядел Нейлу в глаза.

– Вы всю ночь так просидеть собрались? Одеяла, между прочим, для вас достали. И кстати перестань называть меня демоном я ведь и обидеться могу. - Скирн весело фыркнул.

– Что? - в голосе де… их спасителя сквозило плохо скрытое подозрение.

– Ничего. Ты им, в конце концов, скажешь?

– Нет. - Последовал безразличный ответ. Скирн с Вауленом переглянулись и тихо рассмеялись.

– Хорошо. Мы сами расскажем. Отправляйся на отдых.

– А сторожить, кто будет? - в голосе Дениэла сквозил сарказм.

– Мы с Вауленом. Справимся. Отдыхай, а то уже на людей кидаешься. - Древний пожал плечами, столкнул Скирна с колен и устроился под деревом подальше от костра, скрестив ноги каким-то невероятным образом. Достал из-под рубашки цепочку с маленьким подвеском и осторожно положил перед собой на землю. Вокруг него сразу же заклубился странный, едва заметный краем глаза, но для Нейла весьма ощущаемый туман. Это должно было напугать его. Но после всего происшедшего он уже не мог ничему удивляться. Скирн кивнул головой и с улыбкой посмотрел на него.

– Замучили мы его разговорами. Он теперь неделю отмалчиваться будет и несказанно, что потом от него что-нибудь кроме односложных ответов услышим. Ладно, давайте мы поможем вам устроиться на ночь, а затем ответим на все ваши вопросы.

Это его более чем обрадовало. Значит, они не собираются немедленно разорвать их на куски. Нейл встал и вместе с Дином уже немного пришедшим в себя после всего случившегося, начал раскладывать одеяла вокруг костра. Только закончив с ними возиться, он понял, что постели всего четыре. Скирн словно прочитав его мысли, тут же пояснил.

– Нам постели не нужны. Никто из нас не ранен, обойдемся своими плащами. Спрашивай.

Нейл не заставил себя долго ждать. Вопросов у него накопилось много, но нужно было начать с самого главного.

– Кто вы? - спросил он нерешительно, опасаясь услышать ответ.

– Твой вопрос на самом деле содержит два подвопроса. - Неспешно заговорил Скирн, а Ваулен отвернувшись от костра, уставился в окружающую их тьму, явно не интересуясь разговором. - Кто он? - Скирн кивнул на Дениэла, - и кто мы? - он небрежно указал на себя. - Так вот мы оборотни, надеюсь объяснять не надо кто это такие? - Нейл покачал головой. - Прекрасно. А он из народа Древних. Маг волшебник и все такое. - Скирн весело ухмыльнулся, - и вы так надоели ему своими мыслями, про демонов, что он поставил купол тишины, и объяснять ситуацию пришлось мне. Предвосхищаю твой следующий вопрос. Да он действительно читает мысли. Кстати он бессмертен и почти неуязвим, только сейчас не в форме по причине дальней телепортации и постоянной необходимости спасать наши шкуры, которые по недоступной нашему пониманию причине ему дороги так же, как своя собственная и даже дороже. Причина, по которой он взял вас с собой, далека от альтруизма. Нет, он, конечно, иногда чем-нибудь этаким грешит, но не настолько, чтобы потащить через всю страну двух молодцов с головами набитыми романтическими бреднями, девицу так и норовящую упасть в обморок и маленького детеныша. Просто у вас в доме он обнаружил, что в ваших жилах течет кровь Древних. Вот и пытается доставить вас к своему Учителю, чтобы она провела инициацию, у него самого сейчас на это энергии не хватит.

Нейл содрогнулся от ужаса. 'Нам уготована судьба, потерять души и оказаться в плену Дэвола!' Скирн издал какое-то странное шипение, и человек невольно взглянул на него. В глазах оборотня презрение соседствовало с невероятной усталостью.

– Хорошо, что Дениэл тебя сейчас не слышит. Он уже испытал достаточно разочарований, кажется, магов достойных этого высокого звания в мире больше не осталось. Истинное благородство теперь не в чести.

Нейла захлестнула волна злости! Этот ничтожный прислужник зла осмеливается сомневаться в его благородстве! Да как он смеет!

– Смею! - в голосе Скирна звенел лед. - Смотрю я на тебя и поражаюсь вроде умный парень, а веришь во всякую чушь! Ты, что совсем меня не слушал? Я кажется, на понятном тебе языке сейчас сказал, что Древние не люди! Они совершенно другой народ и магической силой обладают от рождения! Дэвол здесь не причем, Единого бога вообще не существует!

Нейл оставил пока его заявление об отсутствии бога без ответа и сосредоточился на ошибке в пояснениях оборотня. Он надеялся, что в его голосе тоже было достаточно язвительности, чтобы заставить покраснеть небо ночью.

– Если маги получают силу от рождения, то зачем тогда нужна инициация? - ему казалось, что он сумел поймать Скирна на лжи, и он приготовился праздновать победу над искушением Дэвола. Но парень посмотрел на него как на умалишенного и в одно мгновение разбил все его надежды

– Да потому, что ты-то, как раз не чистокровный маг. Вот пройдешь вместе со своей женой инициацию родиться у вас после этого ребенок, и он обретет силу еще в утробе матери, так как его родители станут представителями Древнего народа без примеси другой крови. А у вас кровь Древних разбавлялась несколько сотен, если не тысяч поколений, так что без инициации никак не обойтись. Да не переживай ты так. Личность изменения не затрагивают, как был ты зануда с головой забитой тезисами вместо мозгов так им и останешься. Только предпочтения в еде и погоде переменятся, так это дорогой мой чистая физиология.

Нейл ошарашено хлопал глазами, слушая отповедь мальчишки на восемь лет моложе него, и не знал, что ему возразить.

– А и не надо возражать обдумай все хорошенько, и завтра скажешь, пойдете вы с нами или будете добираться до границы сами по себе. Кстати с братом и женой не забудь посоветоваться, а то знаю я вас лордов. - С этими словами Скирн поднялся и, отойдя поближе к Дениэлу, лег прямо на землю, укрывшись с головой своим плащом. Нейл растерянно взглянул на Ваулена, но тот похоже, вообще не обратил на них разговор ни какого внимания. Его плеча осторожно коснулся Дин

– Может быть, им стоит поверить, - спросил он нерешительно, - если бы они были злыми, то Дениэл убил бы меня за оскорбление и Скирн не стал бы ему мешать.

Геда молча смотрела на мужа, прижимая к себе Фиа, и в ее глазах он видел страх перед их спутниками и ужас от сознания того, что в одиночку они до границы не дойдут. Нейл не знал, на что ему решиться. Еще вчера он с презрением отверг бы их предложение, но сегодня вдруг оказалось, что очень многое из того, что ему внушали в детстве, не соответствует реальности. 'А если я ошибаюсь? Имею ли я право рисковать душами дорогих мне людей?' - Его сомнения неожиданно были разрешены человеком, от которого он меньше всего этого ожидал. Фиа вдруг открыла сонные глазки и выпалила отчаянно зевая

– Они хорошие папа они добрые я знаю.

Люди молча смотрели друг на друга. Жрецы всегда утверждали, что только ребенка, не достигшего шести лет и прошедшего при рождении обряд очищения в храме нельзя обмануть никакими искушениями зла. Значит, все-таки они не попали в сеть Дэвола, а наконец-то встретили людей своей крови. Нейла неудержимо клонило в сон. - 'О Боге я спрошу у Скирна завтра'.

Дениэл.

Если не считать необходимости ехать при ярком солнечном свете день начался просто прекрасно. Во-первых, он сумел отдохнуть, не отвлекаясь на всевозможные неприятности, во-вторых, семейство Нергел вело себя на удивление тихо и не пыталось отмахиваться от него талисманами, в-третьих, спутники превратились в мечту Древнего. Все сделали сами, не досаждая ему требованиями решать такие проблемы как приготовление завтрака. Дениэл с удовольствием разглядывал их всех собравшихся возле костра и что-то горячо обсуждающих. Кстати, а почему он их до сих пор не слышит? Ах да купол тишины очень полезное заклинание! Ладно, пора его снимать. А может, не стоило? По ушам ударил громкий голос Нейла яростно доказывающего его спутникам… Существование Единого бога! Фиа вопила, требуя на завтрак какие-то патики и утверждала что вяленое мясо скользкое. Геда была готова расплакаться, не в состоянии успокоить дочь, она с ужасом глядела на Ваулена, отчаянно морщившегося от визга ребенка, опять сидевшего у него на коленях. Дин отсутствовал, и это обеспокоило Дениэла больше всего. Так, кажется, ему пора наводить порядок.

– Тихо!! - Ох, шипеть не стоило. На поляне установилась мертвая тишина, а у Геды из глаз покатились слезы. Просто великолепно! А Дениэл еще утверждал, что день хорошо начинается! Ладно, нужно решать проблемы по мере их поступления. Древний почувствовал, как Скирн снял щиты. У него в голове зазвенело извинение вперемешку с раскаянием. Дениэл постарался, чтобы их беззвучный разговор не причинил ему боли.

– О боге поспорите потом. Что там с ребенком? Детенышей действительно нужно кормить патиками? Пока я жил среди людей с маленькими детьми мне сталкиваться не приходилось.

– Нет. Не нужно. - В ментальном голосе Скирна зазвенел смех. - Патики - это пряники и ничего более.

– Ладно, успокой Геду и, кстати, куда исчез Дин?

– Пошел за лошадьми. Надеюсь, Терн его не покалечит… О, Дэвол! Он же его покалечит! Ваулен!

Люди ошарашено проводили глазами неожиданно вскочившего и бросившегося в заросли Ваулена и как по команде перевели взгляд на Дениэла. 'Так начинается'. Он встал и, подойдя к костру, выудил из огня, поменьше прожаренный кусок мяса, и с удовольствием впился в него зубами. Фиа смотрела на него с непосредственным удивлением ребенка, а Древний про себя поблагодарил всех Великих богов разом за то, что Ваулен, перед тем как бежать за Дином, аккуратно ссадил ее со своих колен на траву. Иначе крику было бы на все утро. Отвернувшись, Дениэл собрался пока есть время отойти к ручью, но кажется, Фиа решила, что ему без нее будет скучно. И прежде чем Геда, которую, старательно утешали Нейл со Скирном, успела ее остановить, подпрыгнула и повисла у него на плаще, болтая ногами.

– А мы с вами пойдем! Ты рад? - тонкий голосок разнесся по всему лесу. - Рад да?

Геда, увидев выходку своей дочери, побледнела и собралась упасть в обморок, явно вообразив, что Древний сейчас сделет с ребенком за такую шалость. Нейл торопливо вскочил и попытался оторвать от него детеныша, но добился лишь того, что это проклятое Дэволом существо зашлось в пронзительном визге. А Скирн, вместо того чтобы вмешаться, катался по земле от хохота, не забывая впрочем, передавать картину происходящего отсутствующиму на месте событий, Ваулену, а то вдруг, он такое интересное событие пропустит! Дениэл стоял посредине этого бедлама и старался не двигаться, чтобы случайно кого-нибудь не задеть. Не приведи боги, не рассчитает силу и покалечит еще случайно. На поляне появился Ваулен с улыбкой до ушей, ведущий помятого Дина. Ясно человек пытался оседлать Терна, ничего умнее придумать не мог! Дениэл уже собрался призвать всех порядку, проигнорировав впечатление, производимое этим действием на людей, когда почувствовал, как чьи-то руки вцепились ему в волосы и сильно дернули. Древний невольно зашипел от неожиданности и резко повернулся. На поляне воцарилась испуганная тишина. Скирн начавший подниматься так и застыл, полулежа, а Ваулен стоял, открыв рот и потрясенно, смотрел на Нейла держащего перед собой верещащую Фиа в руках которой чернели две пряди волос Древнего. Так же внезапно, как и замерло все вокруг Дениэла пришло в движение. Ваулен одним прыжком оказался рядом с Нейлом и, выхватив у него девочку, потащил их обоих подальше от него. Скирн взвился на ноги и, не обращая внимание на все-таки потерявшую сознание Геду, и Дина, растерянно стоявшего посреди поляны, бросился к Древнему с явным намерением перехватить, если он попытается кого-нибудь убить. Дениэл увидел себя со стороны его глазами и понял причину переполоха. Еще бы. От неожиданности он произвел боевую трансформацию. Хоть Древний и не умел, как угодно изменять тело по своему желанию, но это превращение было ему доступно, так как трансформацией как таковой оно не являлось, а всего лишь мобилизовывало ресурсы организма для защиты, ну и перестраивает его соответственно. Вот он и перестроился. 'Да-а, красавчик! Кожа стала еще более бесцветной, а я-то наивный думал, что дальше не куда. Оказывается, я инстинктивно оскалился, продемонстрировав зубы, превратившиеся в длинные звериные клыки, а перчатки прорвали острые когти, отливающие серебром. Великолепно! Хорошо еще, что трансформация не закончена. Огромные кожистые крылья с когтями на сгибах суставов и вдоль кромки окончательно убедили бы людей в моем демоническом происхождении. Кстати меня всегда интересовало, откуда жрецы берут описание демонов. Генетическая память подкидывает образы, которые они не правильно толкуют или все-таки в свое время люди специально присвоили демонам нашу внешность, чтобы иметь возможность уничтожить даже память о нас и своем не благовидном поведении? Ладно, это подождет. Осторожно возвращаю себе свою базовую форму и спокойно отправляюсь за лошадями. Истерики истериками, а уехать подальше от Тьюри все-таки стоит. Не хватало еще сцепиться со священной стражей".

Ваулен.

Когда он увидел, как девчонка вцепилась в волосы Дениэла, у него чуть сердце не остановилось от ужаса! Древний же инстинктивно ее прихлопнет и хорошо, если только ее! Может вообще бойню устроить! Как Ваулен оказался рядом с людьми он и сам не помнил. В голове крутилась одна мысль утащить их подальше, и может быть, Скирн успеет успокоить Дениэла, прежде чем он до них доберется. К тому же Древний начал боевую трансформацию, а это верный признак того, что он вне себя от бешенства. Поэтому когда он прервал изменение и спокойно пошел за лошадьми волк не поверил своим глазам. Вот это самообладание! Скирн облегченно вздохнул и наклонился над Гедой. Вот ведь ненормальная, вместо того чтобы бежать в обморок хлопнулась! А этот высокородный болван ее муж у него объяснений потребовал! Почем это Ваулен с его дочерью так невежливо обошелся! Волк от злости чуть не зарычал, а Скирн услышав его слова, только рот открыл от изумления. Пришлось Ваулену доходчиво объяснить человеку некоторые обычаи Древних, и почему им придают такое большое значение. Вроде все рассказал и на тебе Дин решил свое мнение озвучить.

– Но это же глупо! Так трепетно относиться к волосам недостойно мужчины, а уж пугать из-за такой мелочи леди вообще не допустимо!

Скирн от ярость зашипел, так что ему бы и Древний позавидовал бы. Ваулен, аккуратно стараясь не сорваться, поставил Фиа на землю и повернулся к этому великовозрастному придурку.

– Он не то, что пугать он вас идиотов, убить мог, и никто из нас, его бы не обвинил! - волк пытался говорить спокойно, но у него это не очень получалось. - Ты хоть понимаешь, что речь идет о его жизни и нашей безопасности. Это вообще чудо, что он не сорвался! А теперь вместо того чтобы болтать лутьше вещами займись или ты на этой поляне королевскую гвардию дождаться решил?

Ваулен развернулся и вместе со Скирном отправился за Дениэлом. 'Чует мое сердце, придется нам после всего этого его успокаивать!' Картина, открывшаяся их глазам, когда они вышли на соседнюю поляну, где этой ночью паслись их лошади, заставила оборотней замереть на середине шага и бесшумно попятиться назад в заросли. Так вот почему Дениэл от них отгородился! Он стоял на коленях на примятой траве и у него на руках в захлеб плакал Терн, вернувшийся в свой человеческий облик. Судя по всему, Дениэлу пришлось поставить ментальный щит еще и для того чтобы прикрыть своих спутников от его боли. Великие боги! 'Какая я все-таки скотина! Даже не спросил за все это время, как Терн себя чувствует!' - пронеслось в голове у Ваулена. Терн уже не мог плакать, только мелко дрожал. Ваулен невольно сделал шаг вперед и почувствовал руку Скирна у себя на плече.

– Пойдем. Мы здесь лишние. - Едва слышно прошептал его голос у волка в голове. Осторожно чтобы не потревожить их оборотни вернулись к людям. Тут их ждал очередной сюрприз. Вещи были собраны. Но как! У Ваулена даже подозрение появилось, что люди специально решили им отомстить, но, взглянув на гордую физиономию Нейла и его братца, ему пришлось отказаться от этого предположения. Молча, он все разобрал и сложил заново, так чтобы лошади себе спины не натерли и не растеряли по дороге половину вещей. Люди наблюдали за их действиями с нескрываемым удивлением! Не забывая комментировать происходящее, правда, про себя. В голове у Нейла, например, крутилась мысль о подростках и странных способах доказать окружающим превосходство своих идей. Интересно он специально на драку нарывается или уже успел забыть, что оборотни мысли читать умеют? Ладно, как-нибудь потом Ваулен непременно выяснит этот вопрос, а пока пора трогаться в путь вон уже и Дениэл с лошадьми появился.

Терн.

Ужас преследовал его повсюду. Стоило только закрыть глаза, как снова и снова он оказывался беспомощно лежащим на грязном дворе за сараями, и слуги лорда Торрича заносили надо ним топоры. Он пытается закричать, но из горла вырывается ржание и ему вторит смех жестокий полный темной радости и предвкушения смех его палачей. Не надо! Он на лесной поляне. Спокойно! Здесь их нет. Мелкая противная дрожь сотрясает все его тело. Великие боги, зачем Древний своими распоряжениями разбудил в нем память о том, кем он был! Пока Дениэл обращался с ним, как с лошадью он мог только лошадью и оставаться, не думать, не помнить, не видеть снов. Страх снова сжал горло своими горячими пальцами. Они слишком далеко от замка, вокруг земли людей, они погибнут! Погибнут на костре, под пытками из них выбьют признание в колдовстве и все! Темнота! Почем так темно! Ночь - это страшно! Ночью они подходят все ближе! Они вот, вот схватят его и снова взовьются топоры, чтобы с отвратительным хрустом опуститься. Снова боль сумасшедшим огнем буде жечь каждую клетку его тела. Не надо! Пожалуйста! Почему он не может быть только лошадью?! Не помнить, не знать, не бояться! Не ждать каждую минуту криков погони и не думать о своей трусости, над которой потешаются его спутники. Страх ударил внезапно. Все окрасилось в багровый цвет ужаса. Не-ет! Что это?! Это не его страх! Щит надо поставить щит! Не возможно больше терпеть, страх терзает его! Опять топоры! Не надо!! 'Я не хочу умирать!!!' В его мысли, едва пробиваясь через окутавший его как жаркое душное одеяло страх, вторгается кто-то чужой. В нем нет угрозы только любопытство и легкая веселая ирония над собой и окружающим его миром'.

– А почему не хочешь? - интересуется он с искренней озабоченностью.

– Чего не хочу? - невольно вырывается у оборотня. Чего он хочет этот странный человек? О чем спрашивает с таким не поддельным любопытством.

– Умирать не хочешь. - Следует спокойный ответ и Терн от удивления не знет, что ему ответить. Ведь каждому понятно, почему умирать не хочется чего же здесь объяснять? Но незнакомец не успокаивается, полно, а незнакомец ли он? Где-то Терн подобные интонации уже слушал.

– Нет я понимаю боль ни каждый терпеть может. - Продолжает звенеть у него в голове насмешливый голос, - а люди смерти боятся, потому что устроены так, что неизвестность их пугает, а ты-то чего дергаешься? Любой Древний, да и его спутник точно знают, что со смертью их странствие не прекращается. Ну да если умрешь прежде того, кто избрал тебя своим спутником, остальным больно будет, так Древний на то и Древний, чтобы своих друзей от этой боли защитить. Ну, придется подождать остальных за последним порогом, тоже мне трагедия! Тебя же никто не заставляет все это время на месте висеть, весь мир перед тобой странствуй, удовлетворяй любопытство. Если бы не невыполненный долг перед Учителем, да не то, что я и своих спутников за собой в смерть утащу, я бы давно умер, больше меня ничего в этом теле не удерживает!

Терн слушал его молча с всевозрастающим интересом.

– Правда? - невольно вырвалось у оборотня, уж больно невероятно звучало его утверждение.

– Ну, может быть, еще мое неуемное любопытство держит, - последовал веселый ответ. - И кстати насчет боли. Тебя что не учили отключаться?

Такой резкий переход совсем сбил Терна с толку, и он невольно открыл глаза, чтобы увидеть своего странного собеседника и убедиться, что он не плод его больного воображения. Слишком уж невероятный разговор у них получился. Но собеседник оказался более чем реален. Перед Терном стоял Дениэл и серьезно смотрел на него своими огромными черными глазами, в глубине которых, светилось понимание и сочувствие.

– Ты это нарочно! - возмущенно воскликнул Терн. Древний слегка наклонил голову, признавая справедливость его слов, и чуть улыбнулся своей привычной полуулыбкой,

– Однако от этого мои слова не перестают быть правдой.

– Да я знаю, что маги никогда не лгут, - выпалил Терн с какой-то непонятной ему самому обидой. Дениэл продолжая улыбаться, вдруг снял его ментальный щит. А Терн и не знал, что он так может! Это не щит! Его захлестнула боль вперемешку с отчаянием и страхом! Он тонул в этом водовороте, который оказывается все это время, прятался у него в сознании. Пока Древний не снял защиту и не выпустил его на волю! Все перемешалось, Терн терял себя в захлестывающих его неуправляемых эмоциях! Не за что зацепиться, не чем защититься! Это конец! Стоило ему только это признать, как его охватило умиротворение, боль отодвинулась на задний план, стало все равно. 'Дениэл говорил, что смерть это не страшно…' Резкий толчок заставил Терна прийти в себя. В своем сознании оборотень явственно ощутил сознание Древнего, и он был до крайности разъярен. 'Все что я сказал, не означает, что ты должен при первой же опасности сдаться и умереть! - его слова хлестали Терна точно плеть. - К тому же умирать от страха перед тем, что еще не произошло, способен только последний трус и дурак, только человек!' - казалось, еще немного и Дениэл, обрушив на него свою сил, сотрет его в порошок, но он придумал кару пострашнее. В сознании Терна вспышкой нестерпимого света возникла картина, существо неопределенного пола и возраста сидит на земле, неловко подогнув ноги, и бормочет, подвывая что-то невнятное, глядя перед собой бессмысленным взглядом. Ярость и страх захлестнули оборотня с головой.

– Не-ет!! Я не такой! Это не правда!!! - Ему хотелось убить Дениэла, уничтожить даже память об этом видении! Его сила рванулась вперед. И разбилась о безупречные базовые щиты Древнего, которые он почти никогда не снимал. 'А сейчас и не может снять'. - Пронеслось у него в голове. Терн натолкнулся на его ледяной презрительный взгляд, и ему захотелось умереть, только бы не видеть разочарование человека, которым в глубине души он восхищался.

– Смени ипостась. - Неожиданно спокойно попросил Дениэл, и Терн повиновался не задумываясь. Стоять на двух ногах оказалось не удобно. 'Неужели я так долго нахожусь в зверином облике, что забыл, каково это быть человеком?'

– Слишком давно. - В голосе Дениэла появилась несвойственная ему мягкость. - И мы тоже в этом виноваты. Но ничего скоро мы вернемся в Замок, и ты сможешь отдохнуть.

– А мы вернемся? - Великие боги! Неужели это его голос. Откуда эти просительные интонации? Ничего более жалкого ему не доводилось слышать!

– Вернемся. Клянусь своим странствием! - когда Древний произнес единственную, не нарушаемую ни при каких обстоятельствах клятву своего народа, у Терна внутри что-то сломалось, и он рухнул на землю, рыдая так, будто у него разрывалось сердце. Он выплакивал ужас и одиночество последних дней, и вместе со слезами растворялись отчаяние и страх, так долго не дававшие ему дышать. Только немного успокоившись, Терн осознал, что лежит не на земле. Чьи-то руки осторожно поддерживали его, позволяя ему выплакаться. Еще не веря в собственную догадку, Терн открыл глаза, и встретился взглядом с Дениэлом. Древний стоял на коленях, осторожно обнимая оборотня за плечи и в его глазах не было призрения или насмешки только понимания. 'Как странно'. - Подумал Терн. - 'Даже отец всегда ругал меня за слабость, и только мать, когда была жива, смотрела на меня так'.

– Ну, на роль матери я не претендую. - В голосе Дениэла звенело неподдельное облегчение, - давай все-таки останемся только друзьями и спутниками, разумеется!

Терн подскочил, как ошпаренный! Этот… Этот Древний!!! Смеет надо ним издеваться! В голове зазвучал тихий довольный смех.

– Интересно. - Оборотень постарался вложить в это слово весь свой сарказм. - Ты хоть что-нибудь делаешь просто так без кучи причин?

– Иногда. - Дениэл ухмыльнулся, - но это не тот случай. Ладно, поругались, поревели, а теперь пора в путь иначе так не любимые тобой стражники нас все-таки поймают.

– Хорошо! - Неожиданно для себя Терн рассмеялся и сменил ипостась. Страха больше не было, только спокойная уверенность и легкость невероятная легкость впервые в своей жизни он был свободен! Даже смерть больше не имела надо ним власти!

Глава 10.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл.

Давно Дениэл не был так спокоен. Он ехал верхом на Терне, и даже ясный солнечный день не мог испортить ему настроение. Его спутники обсуждали последние события, и делились своими впечатлениями, изо всех сил стараясь, чтобы он их не услышал. Ментальные щиты аж трещали от переизбытка энергии. Как будто его интересовали их секреты! Главное их снова было трое, а о содержании их разговора он и так догадался. Терн делился новостями. Оставалось надеятся только что после его откровений, они не ударятся в другую крайность, и не начнут лезть на рожон по всякому поводу и без такового. Хотя нет, не должны. Для этого они слишком умны и слишком любопытны. Пока этот мир не перестанет загадывать им загадки, никто из них добровольно тело не оставит, к тому же путешествовать по мирам можно и оставаясь в живых. Ну ладно теоретически можно. Но кто мешает пробовать?! Тишину разорвал пронзительный визг. Опять?! Ну что на этот раз произошло?! Почему Скирн не следит за Фиа, хотелось бы ему знать? Ден


убрать рекламу






иэл повернулся, собираясь высказать оборотню все, что он о нем в данный момент думает и плевать ему на то, что Древний должен быть сдержанным и ни в коем случае не оскорблять своих спутников! Сколько это можно терпеть?! Однако оказалось, что его гнев направлен не по адресу. Фиа, спокойно спит на руках у Скирна. Э-э-э. То есть спала. Услышав вопль своей матушки, она подскочила как ужаленная, и зашлась в плаче. Дениэл молча посмотрел на Скирна и вопросительно приподнял бровь, требуя объяснений.

– Пил сел на руку. - Спокойно сообщил он и пожал плечами, выражая свое полное непонимание поведения взрослой женщины, закатившей истерику из-за безобидного хоть и страшного с виду насекомого. Дениэл кивнул, соглашаясь с ним. 'Великие боги, а я еще в свое время жаловался на дорогу! Скучно было! Вот теперь весело! Так весело, что хоть плач!' - С этими мыслями он отвернулся от людей и поглубже натянул капюшон на глаза. - 'Поставить бы купол тишины да нельзя еще пропущу какую-нибудь опасность, потом греха не оберешься'.

Если Дениэл думал, что самое страшное, он уже видел, то полдень наглядно продемонстрировал ему, как он ошибался. Нейл, кажется, вполне освоившись в обществе нелюдей, потребовал сделать привал, дабы его жена могла отдохнуть и перекусить. Интересно он, что так быстро забыл, кем он стал?! Или Дениэл чего-то не понимает? Все возражение оборотней этот болван пропустил мимо ушей. 'Великие боги и особенно ты Баэр покровитель войны, ненависти и безумия за что мне такая кара? Нет, доставлю Учителю этих четверых, и больше в человеческие земли за магами она меня под угрозой смерти не загонит! Пусть учит тех, кто есть и потом их на поиски и отправляет!' - Проблему решил Ваулен. Он просто забрал у Геды поводья и повел ее коня за собой, мужчины вынуждены были последовать за ним, тем более что Скирн, и не думал останавливаться, а Фиа сидела у него на руках. Но ругаться и жаловаться им это, к сожалению, не помешало. Баэр! Это самый длиный день в его жизни! Когда Агрок чуть не убил ео, и то было лучше! Терн насмешливо фыркнул и старательно, чтобы Дениэл уж точно прочитал, подумал о склонности Древнего к позерству и одобрил достоверность изображаемых эмоций. Ну ладно! Ирония Дениэла ни в чем не уступала его насмешке. 'Что уж человеческое прошлое вспомнить нельзя? Люди от такого должны в ярость приходить, не так ли? Интересно, какие еще неприятности нас ожидают? Пока на скуку жаловаться почти не приходилось'. - Теперь на Древенего пристально уставились все спутники. - 'Ну ладно больше не буду! Кстати нам навстречу кто-то едет…' Дениэл поспешно свернул с дороги в лес, однако торопился он напрасно. Пока людей смогли загнать под деревья и объяснить, что здесь не рыцарская баллада всадники показались из-за поворота, и они смогли друг друга рассмотреть. Древний почувствовал, как его охватывает ледяное бешенство. Впереди ехал лорд Торрич собственной персоной. Что он здесь забыл, хотелось бы ему знать? Да еще во главе отряда численностью несколько сотен человек? Увидев их, Торрич заорал что-то не членораздельное и послал коня в галоп, увлекая всю эту массу людей за собой. Дениэл, недолго думая, нырнул в заросли, его спутники последовали за ним. 'Так, а теперь слабенькое заклинание морока и пускай до скончания века гоняются за миражами. Я существо практичное и не люблю вступать в бой, если могу этого избежать. А то, как в худшую сторону изменилось мнение обо мне у наших попутчиков, меня не касается, лишь бы под руку не лезли со своими сентенциями на тему благородства. Все-таки странно, что он здесь делал с таким большим отрядом? Неужели он преследует нас? Но зачем? Из-за моего отказа продать ему сокола? Он конечно сумасшедший, но не настолько же! Может быть, я где-то еще ему дорогу перешел? Не он ли обвинил семью Нергел в измене? Нет, мало вероятно. От столицы до Тьюри две семидневки на сменных лошадях, а обвинение в измене может быть выдвинуто только лично. При всем желании лорд Торрич не успел бы оказаться здесь или моя встреча с ним в его городе мне приснилась. Тогда что?' - Дениэл сосредоточился, погружаясь в легкий транс. Древний не способен что-либо забыть, но вполне способен не обратить внимание на какую-нибудь мелочь. Значит, придется перебрать все события, произошедшие с того момента, как они выбрались из города этого маньяка. - 'Ну, чтож приступим. Долго искать не потребовалось. Как только перед моими глазами всатала сцена охоты я все понял. На одном из убитых мной охотников был, его греб, причем герб в алом круге. Дэвол! Я умудрился прикончить прямого наследника лорда Торрича! Да-а теперь он за нами к Дэволу в пасть залезет, и отделаться от него можно только отправив к его Единому богу или в кого он там верит. Полный круг на гербе ведь бывает, если только наследник единственный! Прерванный род не больше, не меньше! Все веселее и веселее! Кажется, на практике придется выяснять, сможем ли мы выбраться из страны, все граждане которой нас упорно ищут, желая получить немаленькое вознаграждение, которое выплачивает корона за убийцу совершившего столь тяжкое преступление. Но как он узнал?! Хотя в том городе я здорово наследил, кажется, драка на площади все же была лишней'.

Скирн.

Этот детеныш его просто замучил! Теперь она не ревела, а тихо поскуливала, жалобно глядя на него полными слез глазами. Дениэл же погрузился в какие-то размышления, прихлебывал кровь из фляжки и на окружающее не реагировал. Скирн осторожно перехватил ребенка поудобнее, стараясь не наставить ей синяков. Вот уж никогда не думал, что человеческая кожа такая нежная! Его рука случайно задела щеку Фиа и Терн вздрогнул. Может он, и ошибается, но, кажется, у человека такая температура тела не является нормальной. Сокол позвал Дениэла и когда он, неохотно оторвавшись от своих размышлений, посмотрел на него, передал ему свое ощущение от прикосновения к коже ребенка. Глаза Древнего сузились. Он поднял руку, останавливая движение, и кивком предложил Скирну спешиться. Не обращая внимания, на удивление ничего не понимающих людей он быстро подошел к оборотню и, сняв перчатку, провел ладонью вдоль тела девочки. Сокол с беспокойством наблюдал за его действиями, ожидая пока он примет решение.

– Что случилось? Что с моей дочерью?! - к ним подскакал встревоженный Нейл. Скирн с Дениэлом подняли головы и с одинаковой досадой уставились на несдержанного человека, затем сокол повернулся к Древнему, и приподнял бровь, повторяя уже заданные вопросы. Дениэл пожал плечами.

– Чрезмерные нагрузки на нервную систему.

Ну, значит не все так страшно. Отдых в спокойной обстановке и уже через день от болезни не останется и следа. Есть только одна проблема. Где найти эту самую спокойную обстановку? Скирн вопросительно посмотрел на Дениэла. Пусть ищет выход из создавшейся ситуации. В конце концов, он Древний. Маг качнул головой, показывая все, что он думает об оборотне и его предложении, и кивнул вперед

– Скоро город. Отлесса. - В его голосе отсутствовал даже намек на эмоции и Скирн невольно поежился. Когда он позволял себе чувствовать, было лучше, несмотря на то, что попытки изобразить раздражение действиями людей, у него получались не очень правдоподобно. Сейчас он напоминал ледяную статую, и от этого оборотни чувствовали себя не уютно.

Движение возобновилось, но теперь к поскуливанию Фиа добавились причитания ее матери, прибывающей в уверенности, что ее дочь при смерти. 'Интересно когда-нибудь нам попадется маг, который будет достоин этого высокого звания? Наверно никогда. Следующие несколько часов стали для меня сплошным кошмаром, и вид городских стен я посчитал самым дорогим подарком за всю свою жизнь. Не знаю, как Дениэл, а я все больше убеждался, что магом никому из семейства Нергел не быть. Слишком бояться они всего нового и необычного. И у них ярко проявляется характерная для людей черта: всего непонятного они стремятся избегать или уничтожать его как можно скорее. Нет, не стоит учить их магии, последствия могут быть непредсказуемые. Даже Фиа не смотря на юный возраст, уже демонстрирует признаки свойственного всей семье не приятия нового'. - В своих размышлениях Скирн не заметил, как они миновали городские ворота, и как Ваулен успел договориться с хозяином какого-то постоялого двора о предоставлении им двух лучших комнат этого заведения. Сокол с облегчением вручил ребенка матери и поспешил скрыться в предложенной ему комнате. К его удивлению кроме него Ваулена и Дениэла в ней оказался и Дин. А он-то надеялся отдохнуть от присутствия людей!

В комнате было всего две кровати, и Скирн с Вауленом, не сговариваясь, устроились на полу, используя Древнего как опору для спины. Он против их самоуправства не возражал и делал вид, что внимательно слушает разглагольствования Дина на тему недопустимости побега с поля боя. Кажется, этот недоросль всерьез считал, что Дениэлу необходимо преподать урок истинного благородства. По мнению Скирна, вместо того чтобы языком трепать лучше бы он оружие в порядок привел, больше толку было бы, а то на меч без слез смотреть не возможно. Вроде и в бою не участвовал, а клинок в таком состоянии, словно он им землю копал. Не ужели дворян не учат следить за своим оружием? Опасность ударила по нервам раскаленной волной! Скирн вскочил. - 'Слишком поздно!' И тут же с облегченным вздохом опустился на место. Дениэл еще раз доказал, что органы чувств Древнего гораздо совершеннее, чем у оборотней. Когда в окно влетел метательный нож, он только слегка отклонил корпус и спокойно, одним неторопливым движением взял оружие из воздуха прямо перед своей грудью. Скорость Дениэла поражала. Хоть в голове у Дина и вертелась хвастливая мысль, что, и он смог бы не хуже, но Скирн прекрасно знал, сколько скорости и мастерства требует это простое с виду движение! Он и сам пробовал повторить этот трюк под руководством наставника, и только его способность к регенерации спасла ему жизнь после первой попытки.

Дениэл тем временем поднес клинок к носу, словно стараясь уловить запах владельца, хотя почему словно, по обонянию он не уступит Ваулену, и Скирн совсем не удивлся бы, если бы он неизвестного метателя ножей нашел по запаху. А затем Древний слегка поклонился в сторону открытого окна. 'Ну, надо же! Признал мастерство соперника. С ним это не часто бывает. Может быть, мне показалось, но в ответ пробежала легкая струйка удивления вперемешку с уважением, неужели неизвестный мастер увидел едва заметный поклон Древнего на таком расстоянии, да еще и понял, что он означает? Поразительно! А Дин ничего не понял сидя на соседней кровати. Я явственно ощущал его недоумение. И он должен стать магом!'

Глава 11.

 Сделать закладку на этом месте книги

Терн.

Стоять в конюшне, было не выносимо скучно. И он решил, что маленькая прогулка ему не повредит. Не долго думая, Терн превратился в человека, позаимствовал у спящего в пристрое конюха запасную одежду и отправился бродить по ночному городу. На улицах было пустынно. Фонари горели только в центре города, но там было не интересно, и он направился в противоположную сторону. Тьма окутала все вокруг непроницаемой для человеческих глаз пеленой. Ночная Отлесса напоминала затаившегося в засаде хищника и нравилась ему гораздо больше чем днем. Темнота приглушила яркие режущие глаза краски так любимые людьми, и добавила опасности и непредсказуемости, заставляющих, быстрее бежать кровь, возбуждающих любопытство, манящих. Терн бесшумно скользил по молчаливым улицам, всей кожей ощущая незримую ночную жизнь города. Вот в подворотне притаился грабитель, поджидая свою первую жертву. Грабитель молод и не опытен, слишком громкое дыхание выдает его с головой. По стене дома скользнул вор и ловко скрылся в приоткрытом окне. Бродяги настороженно провожают взглядом вынырнувшую из ниоткуда темную фигуру и творят знаки, отвращающие зло. Город живет, дышит, и оборотень дышит вместе с ним. Это интересно. Это нравится ему все больше. Ментальный щит не дает мыслефону этого места обрушиться на него, и Терн наслаждается темнотой полной жизни и опасности. 'Что это?' - Эмоции яростные, полные холодной ненависти так не свойственной людям врываются в его сознание гремящей волной. Повинуясь какому-то неясному чувству узнавания, Терн свернул в маленький грязный переулок и замер удивленный открывшейся ему картиной. В переулке шла борьба. Беззвучная, яростная борьба за жизнь. Невысокий хрупкий подросток, молча с упорством отчаяния, отбивался небольшим ножом от наседающих на него двух бродяг в грязных лохмотьях. Но не это вызвало удивление оборотня, а глаза подростка светящиеся яростным зеленым огнем и несвойственное людям в безвыходном положении спокойное выражение его лица. А так же уверенность, что заинтересовавшие Терна эмоции принадлежали именно ему. Недолго думая, он вмешался в драку и довольно скоро вызвал позорное бегство бродяг. Подросток настороженно смотрел на него, прижавшись к стене и выставив перед собой нож. Терн, походя, отметил, что поьзоваться им человеческий детеныш явно умеет, Оборотень остановился достаточно близко, чтобы перехватить его, если он попытается убежать, но вне досягаемости его ножа.

– Я тебя не трону, - голос Терна звучал спокойно, хотя ему и не удалось скрыть некоторого удивления. - При ближайшем рассмотрении подросток оказался девчонкой лет двенадцати растрепанной и грязной, но весьма хорошенькой. - Как тебя зовут?

Девочка продолжала подозрительно смотреть на него. 'Интересно как она здесь оказалась? Одежда хоть и грязная, но явно из дорогого материала, да и ножик из хорошей стали, в трущобах такой не достанешь. Странная история. Ну-ка проверим… '.

– И что девочка из хорошей семьи делает в столь не подобающем для нее месте в столь поздний час? - спросил Терн, возвращаясь к выговору свойственному высшей знати.

– Я не вернусь к отцу! - неожиданно выпалила она. Оборотень пожал плечами.

– Хорошо, а я не собираюсь тебя туда возвращать. - Его ответ застал ее врасплох. Девочка прищурилась и принялась внимательно его разглядывать, однако нож не убрала. У ребенка здоровые инстинкты.

– Как тебя зовут?

– Терн.

– Странное имя

– Мне нравиться.

– Меня зовут Риа.

– Странное имя. - Риа бросила на Терна удивленный взгляд

– Да ты что половину благородных дам, так зовут!

'Вот как! А я и не знал. Значит она все-таки благородного происхождения. Странно только что я не могу прочесть ее мысли. Неужели естественный щит? Но эта редкость доступна только Древним, да и то не всем. Ладно, потом выясню, а сейчас стоит продолжить разговор'.

– На древнем языке Риа означает битва.

– Ты знаешь, древние языки?! - удивлению девчонки не было предела.

– А что? Твой же отец знает.

– С чего ты взял?

– Но имя-то он выбрал…- ответом ему был звонкий смех

– Мой дедушка по материнской линий знал языки, а отец просто последовал за модой. Сейчас считается, что Риа переводится как 'прекрасная'.

Тут уже Терн не мог удержаться от смеха. 'Прекрасная и битва совсем одно и тоже! Люди не перестают меня удивлять!' Девочка тоже улыбнулась, не сводя с него настороженных глаз. И тут Терн поймал себя на мысли что ему нравиться Риа. Осторожная и подозрительная она отличалась не свойственной людям любознательностью. И выдержкой если на то пошло. Разговаривать о древних языках с парнем, который только что на твоих глазах расправился с двумя крепкими мужчинами, на это не каждый осмелится.

– У тебя глаза светятся, ты знаешь. - Риа словно погасла. Быстро опустив ресницы, она попятилась от оборотня, все крепче сжимая нож. Терн поспешил ее успокоить.

– Не волнуйся это даже красиво.

– Ты не боишься? - в ее голосе слышалось недоверие.

– Нет. А что должен? - Девочка улыбнулась.

– Да нет. Но все бояться.

Терн виновато пожал плечами.

– Ну, извини. Просто у меня они тоже светятся.

– Судя по всему, ты не собираешься на меня нападать. - Риа спрятала нож. - Иначе давно бы уже это сделал. Не думаю, что нож тебя бы остановил.

Невероятно! Какое хладнокровие и какая безупречная логика!

– Может быть, теперь ты расскажешь, почему не хочешь возвращаться к отцу?

– А что тут рассказывать. Он бросил мать после моего рождения. Она больше не могла иметь детей, а ему был нужен сын. Меня воспитывал дедушка. Отец вспомнил обо мне недавно. Собрался выдать замуж за своего дружка. Я дала ему по морде, и сбежала.

'Коротко и по существу. Нет, она явно не похожа на обычную девушку даже самую решительную. Кого же мне она напоминает?'

– Драться тебя дед научил?

– Да. - 'Спокойный быстрый ответ. Не колеблясь, признается в неподобающих девушке умениях. Дэвол да она же ведет себя точно так же как Дениэл, когда он только что появился в замке!' - Терн потянулся к ней своей аурой и убедился что прав.- 'В ее жилах течет кровь Древних!'

– А теперь моя очередь задавать вопросы. Ты кто? - 'Вот это решительность! А если попытаться ее испугать?'

– Я оборотень.

– Понятно. - Последовал спокойный ответ. - И почему же ты меня до сих пор не съел. Не подумай, что я жалуюсь, но мне просто любопытно.

У Терна не осталось сил на восторги! Эта девочка - настоящий самородок!

– Не верь всему, что рассказывают. К тому же ты тоже не человек.

– Я тоже оборотень?! Поэтому у меня иногда глаза светятся?

– Нет, ты из народа Древних. Это…

– Я знаю. Дедушка мне много про них рассказывал. Значит, я способна к магии. Здорово!

– А не боишься потерять душу?

– Если следовать заповедям жрецов своим непотребным поведением и нежеланием подчиниться воли отца я уже ее погубила. Так что терять нечего!

Терн не выдержал и расхохотался. Они наверняка подружатся с Дениэлом у них много общего.

– Хочешь уехать из этого города и стать магом?

– Да. - Твердо ответила девочка. И Оборотень отметил, что она не спросила, что для этого потребуется. Значит, все для себя решила, и менять решение не намеренна. Ладно.

– Сегодня утром мы выйдем через южные ворота. Сможешь пробраться мимо стражи?

– Да.

– Хорошо. Присоединишься к нам за воротами. Выйдет пятеро парней один в черном, лицо прячет под капюшоном плаща. Женщина и маленький ребенок. Все верхом. Меня не ищи. И кстати подбери себе меч по руке.

Риа спокойно кивнула и скрылась в темноте, а ведь, пожалуй, и достанет меч! Очень решительная леди! Терн развернулся и направился в свою конюшню. Уже светало и если конюх обнаружит его пропажу! Оборотень, в своей звериной ипостаси, был очень дорогим конем, крику будет! А Дениэла он завтра предупредит.

Дениэл.

Вопреки его мрачным прогнозам ночь прошла спокойно. Утро, тоже не доставило ему ни каких неприятностей. Даже Фиа чувствовала себя нормально, и ничего не мешало им отправиться в путь. Ну, если не считать необходимости будить людей и заставлять их поторопиться. Но к этому все уже привыкли. Настроение Дениэлу испортил Терн. Стоило Древнему вскочить на него, как оборотень поспешил поведать ему о своих ночных приключениях. И Дениэлу захотелось прибить его на месте. Мало ему проблем с этой четверкой так спутник ему еще одну в нагрузку добавляет! Хотя если он прав эта девчонка может оказаться ценным приобретением. От семейства Нергел толку мало. Удивительно как меняет людей незнакомая обстановка. А ведь если бы Дениэл не увидел их в походе, то мог бы поклясться что из них получаться неплохие маги. Ладно, посмотрим.

Стражу на выезде из города они миновали без проблем, но у ворот Дениэл не увидел никого, кто хотя бы отдаленно напоминал ночную собеседницу Терна. Кажется, он ее все-таки переоценил. Стоило только Древнему подумать об этом, как из придорожных кустов выбралось нечто закутанное в черный плащ на два размера больше, и тихий голос спросил

– Терн с вами? - 'ну, надо же он оказался прав'. - Дениэл наклонил голову, здороваясь, и кивнул на одного из заводных коней. Потом вспомнил, что перед ним человек и приготовился объяснять словами, но этого не потребовалось. Риа легко вскочила на предложенную ей лошадь, и заняла место рядом со Скирном, с любопытством оглядывая странную компанию. Древний послал Терну свое полное одобрение его протеже и привычно проигнорировал ворчание Нейла о всяких бродяжках. Кажется, ему начинает везти. Риа хорошо держалась в седле и видимо сгорала от любопытства. Не прошло и нескольких минут, как она принялась расспрашивать Скирна о его происхождении, природе магии, истории своего народа и способах обучения владением мечом. Поразительная любознательность! За час она задала больше вопросов, чем все представители клана Нергел за двое суток и кажется, не собиралась останавливаться. Жаль, Дениэл не мог ее инициировать немедленно, тогда она хотя бы перестала тараторить в слух. Но все же нужно отдать ей должное все вопросы серьезные и по существу. Интересно кто учил ее логически мыслить? Дениэл невольно наслаждался, разглядывая раскрасневшееся лицо и светящееся восторгом глаза их новой попутчицы. Ее движения пронизывала неосознанная грация хищника, попытавшись представить себе какой она станет после обучения, Древний пришел в неописуемый восторг. Она явно должна превратиться в прекрасное, стремительное, смертоносное существо истинного представителя народа Древних.

Привал пришлось снова делать засветло. Геда совсем расклеилась, и даже Дин жаловался на усталость. Дениэл с удовольствием наблюдал, как Риа внимательно следит за тем как разводит костер Скирн и осторожно начинает ему помогать. Ваулен охотно показал ей, как готовят на открытом огне и, походя, объяснил, почему Терн прибывает в облике лошади.

Когда со всеми неотложными делами было покончено, девочка попросила дать ей урок фехтования, и вытащила прекрасно сбалансированный, узкий клинок из лутьшей человеческой стали. Дениэл не смог скрыть удивления и заработал ироничные взгляды от своих спутников. Действительно способный ребенок. Интересно как она его добыла? Скирн почувствовал его интерес и задал вопрос в слух. Риа пожала плечами.

– Подобралась к трактиру, где напивается титулованная молодежь, дождалась, пока появится пьяный вооруженный парень, подходящей комплекции и последовала за ним. В темном переулке стукнула его камнем по голове и забрала меч. - Скирн с Вауленом рассмеялись, а Древний одобрительно кивнул. 'Очень находчива, и не обременена предрассудками. Проблему решает наиболее простым и действенным способом. Нет, определенно мне бы хотелось познакомиться с ее дедом!' Тут подала голос, молчавшая, всю дорогу Геда.

– Девочка моя, но это же преступление! Как ты могла так поступить! И девушке не пристало учиться фехтовать. Это не достойно. - Во время этой тирады глаза Риа все больше округлялись и последние слова видимо окончательно вывели ее из себя. Она расхохоталась так, что Геда испуганно вздрогнула, и вопросительно посмотрела на Скирна. Но оборотень только кивнул, одобряя, отношение своей новой попутчицы к подобным ограничениям и встал в стойку. Первый урок фехтования начался. Дениэл задумчиво наблюдал, как Риа повторяет движения Скирна, и пытался понять, откуда он ощущает странно знакомые эмоции? Очень интересно.

Риа.

Невероятно! Как же не похожи эти люди, на всех кого она знала! Наверно только дедушка проявлял черты в полной мере свойственные этим четырем молодым парням, каждый из которых знает гораздо больше, чем она, когда-либо надеялась узнать и может спокойно говорить на самые невероятные темы. Жаль, дедушка не дожил до этого дня, ему бы очень понравилась их компания. Поразительно, но никто из них не делал различия между ней и своими друзьями. Они словно не замечали, что Риа девушка и учили тому, что женщинам знать не просто не положено, а прямо запрещено законом. Перед девушкой открывался огромный новый мир, и даже присутствие Геды и ее мужа не могло испортить ей праздник. Скирн взял надо ней шефство, объяснив, что так принято. Ваулен с удовольствием делился всеми своими знаниями и умениями, а когда после наступления темноты Риа прокралась на поляну, где паслись лошади, Терн встретил ее с радостью. Один только Дениэл был с ней холоден и даже ни разу не заговорил. Однако Риа чувствовала, что и он не относится к ней враждебно или пренебрежительно и Терн это подтвердил. Оказывается Древним, тяжело дается необходимость постоянно разговаривать в слух, но его мысленная речь неподготовленного человека могла покалечить, и ему последнее время приходилось делать это слишком часто. Терна приятно удивила ее способность понимать едва заметные движения Дениэла, он считал это верным признаком ее способностей к магии. Магия! Это слово притягивало и пугало Риа больше всего. К сожалению, было невозможно узнать все немедленно. Риа молча выслушала пояснения о том, что Дениэл вынужден, был потратить столько сил и теперь не может ее инициировать. Но она не собиралась унывать, вокруг было столько всего нового и интересного. Например, фехтование. Риа захотелось визжать от восторга, как какой-нибудь безмозглой дурехе, к которой посватался лорд, когда Скирн начал учить ее владеть мечем. Удивительно, но этим дело не ограничилось, она никогда не думала, что в мире существует столько способов лишить человека жизни! Спать совсем не хотелось, но Риа заставила себя расслабиться. Завтра необходимо было встать на рассвете, и она не собиралась задерживать остальных из-за своих неконтролируемых эмоций.

Утро стало для Риа сюрпризом. Ее разбудил на рассвете едва слышный шорох, не открывая глаз, она привычно потянулась к ножу, с которым не расставалась со дня смерти дедушки и с удивлением услышала тихий одобрительный смешок. Открыв глаза, Риа увидела Скирна спокойно стоящего рядом с ее пастелью

– Пора вставать?

– Да, если ты хочешь помочь с завтраком и потренироваться.

– Потренироваться?

– Но ты же хочешь поскорее научиться?

– Да! - Риа вскочила на ноги и начала поспешно свертывать одеяло, служившее ей постелью. Вчера его в безоговорочном порядке позаимствовали у Нейла, и она до сих пор не могла поверить, что Дениэл способен до такой степени игнорировать высокородные привилегии! Это убедило ее в правдивости их рассказов больше чем все остальное вместе взятое. Очень сложно избавиться от привычек усвоенных с детства, а правила поведения в королевстве Таркана впитывали с молоком матери. Это было вопросом выживания.

На счет помочь с завтраком, было громко сказано, Ваулен уже помешивал в котелке что-то неимоверно вкусно пахнущее. 'И как только он на открытом огне и из тех простых продуктов, которые они успели с собой захватить, умудряется так великолепно готовить? А ведь они на полном серьезе утверждали, что пока в их компанию не затесались люди, они питались исключительно сырым мясом! Все-таки даже оборотни способны приврать для красного словца!' - Ваулен и Скирн одновременно вскинули головы и изумленно уставились на нее, а потом как по команде на Дениэла. Риа испуганно замерла, пытаясь понять, что же она такое натворила, если привлекла их пристальное внимание. Дениэл пожал плечами и коротко бросил

– Вполне логично. - Остальные согласно кивнули. 'Неужели?! Неужели они читают мои мысли?' - Девочка невольно попятилась.

– Только те, которые ты громко думаешь, а так у тебя естественный щит. - Риа окатило удивлением.

– То есть, как это громко думаю?

– Сосредотачиваешься на чем-то одном, испытываешь по этому поводу сильные чувства. Я не знаю, как объяснить это человеку, который ни разу не испытывал подобного. - Скирн пожал плечами, - пройдешь инициацию поймешь.

Риа тоже пожала плечами. 'Пойму так пойму. Свои обещания они никогда не нарушали'. Девочка вытащила меч и встала в позу ожидания. Скирн одобрительно кивнул и неожиданно попытался достать ее каким-то хитрым выпадом, дальше все было уже на уровне инстинктов. Риа погрузилась в сверкающее нечто, как учил меня дедушка, и отдалась на волю интуиции. Не было страха, неуверенности, сомнений, только сверкающая пустота боя. И вдруг все кончилось! С болезненным звоном ее клинок натолкнулся на что-то непреодолимое и, как живой вырвавшись из рук, улетел в траву. Риа моргнула, медленно выходя из транса, и с ужасом поняла, что смотрит в бесстрастные черные глаза Дениэла, приставившего меч к ее горлу.

– Никогда не теряй контроль. - Голос Древнего наполнил пространство ледяным дыханием северной зимы. Он спокойно убрал клинок и снова опустился на свое место под деревом подальше от костра. Риа растеряно посмотрела на невозмутимого Скирна и увидела в его глазах собственное растрепанное отражение. Кажется, ей еще многому предстоит научиться. Девочка подняла меч и снова замерла в позе ожидания. Скирн стремительно атаковал, но теперь она старалась руководить своими движениями. Это было труднее, чем она думала. Стоило чересчур сосредоточиться, и она теряла контроль, а когда пыталась обдумывать ответные выпады, то запаздывала и получала укол. Тренировка принесла Риа одни расстройства, а тут еще Дин Нергел подлил масла в огонь, ядовито заметив, что ее неудачи наглядно показывают неспособность женщин обучаться фехтованию. Девочке захотелось провалиться сквозь землю или как следует его отколотить! А вдруг он прав и Скирн согласиться с ним, тогда у нее не останется никакой надежда что-нибудь изменить в своей судьбе. Молчание, наступившее после замечания Дина, затягивалось и Риа стало страшно.

– Моим Учителем была женщина. - Дениэл говорил как всегда бесстрастно, но Ваулен со Скирном одновременно насмешливо ухмыльнулись. Они знали его гораздо лучше нее, и прекрасно уловили его настроение. Риа не смогла скрыть радость! Ее страхи оказались напрасными! От нее не откажуться! Ее будут учить! Ваулен встретился с ней взглядом и весело подмигнул.

– Не обращай внимания! Если следовать его логике ребенка не стоит учить ходить, так как его падения доказывают его неспособность передвигаться на двух ногах! - Девочка не выдержала и расхохоталась, попы


убрать рекламу






тавшись представить себе подобную ситуацию. Ваулен присоединился к ней, довольно щурясь. Дин оскорблено отвернулся, давая понять, что общаться со слугами и бродяжками ниже его достоинства. Но ничто не могло испортить Риа настроения. В ее душе крепла уверенность, что все будет хорошо. Дениэл никогда не вмешивался в перепалки, иногда возникающие между представителями семейства Нергел, и только поведение его спутников могло вынудить его сказать две фразы подряд, чтобы предостеречь или подбодрить их. Значит, и она не безразлична ему, если он пытается принимать участие в ее судьбе. Тут новая мысль заставила Риа нахмуриться. Уже некоторое время она замечала за собой странную особенность: все ее эмоции стали чересчур сильными и глубокими. Если она радовалась, то начинала буквально подпрыгивать от восторга, если злилась, то с трудом сдерживала желание наброситься на кого-нибудь и просто разорвать на куски. 'Может, я схожу с ума? Дэвол! Сейчас это было бы очень не вовремя…'

– Нет, не сходишь. Просто ты подошла очень близко к инициации из-за общения с нами. - Риа вздрогнула. Скирн подошел совершенно бесшумно и теперь спокойно глядел на нее поверх сумок, которые девочка пыталась водрузить на одну из лошадей. Следующие его слова стали для нее полной неожиданностью. - У Древних не бывает поверхностных эмоций как у людей. Они не способны расстраиваться из-за малейшего пустяка или веселиться без серьезного на то повода. Сейчас ты еще не совсем освоилась и поэтому каждая мелочь кажется, тебе серьезной проблемой и вызывает эмоции, которые стали уже эмоциями Древнего и пугают тебя своей силой. Однако скоро все придет в норму, и ты будет чувствовать также как Дениэл.

– Но он иногда сердиться, и раздражается из-за нас? - Риа показалось, что в словах Скирна отсутствует логика. Ведь она не раз слышала сетования Нергелов на чрезмерную вспыльчивость Древнего, да и сама наблюдала его злость. Скирн неожиданно ухмыльнулся

– Все Древние в совершенстве умеют изображать эмоции, на самом деле их не испытывая.

Его слова стали для нее откровением. 'Вот это да! Так вот почему во время приступов раздражения Дениэла так веселились его спутники!' На нее накатило странное спокойствие и понимание. Абсолютная, кристальная ясность. Спутники были Древнему необходимы, прежде всего, для того чтобы чувствовать себя комфортно. Древний неспособен на мимолетную привязанность, и дорогие ему существа должны быть рядом с ним всю отмеренную ему вечность, потому что их потеря будет слишком болезненна. А когда эмоций четверых переплетаются и становятся единым целым, больше нет одиночества, которое этим народом переноситься гораздо тяжелее, чем людьми. С другой стороны спутники это необходимая мера безопасности, так как Древнего в гневе способны остановить только те, кто для него не просто близкие существа, а существа, которых он воспринимает как часть себя, хрупкую нуждающуюся в заботе и защите часть собственной души. Риа невольно поежилась, представив себе как тяжело было найти для Дениэла достойных спутников, ведь по своей природе он не способен сблизиться с теми кто не вызывает у него полного безоговорочного доверия, а завоевать его доверие непросто в этом почему-то она была уверена. Тут ей в голову пришла новая мысль

– А почему никто из семейства Нергел не проявляет таких же эмоций? Ведь они с вами дольше, чем я.

– Не знаю. - Вздохнул Скирн. - Может быть, потому, что они не способны к инициации. А вообще все это очень индивидуально.

Нет, все это слишком сложно для нее! Тряхнув головой Риа оставила размышления о природе древних на потом и направилась к своей лошади. Пора была двигаться в путь. Она надеялась только, что таинственный Учитель Дениэла сможет и ей подобрать спутников, которые станут для нее так же близки как Скирн Ваулен и Терн близки Дениэлу. Тогда больше никогда она не будет одна, и у нее снова будет настоящая семья.

Глава 12.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл

Слава всем богам, что эмоциональность Риа временное явление иначе…Так сосредоточимся на решении текущих проблем. Все в сборе пора двигаться, но Дениэлу не нравилось странное ощущение, преследовавшее его от самых ворот Отлессы. Ощущение знакомое и в то же время чуждое. Кто-то следовал за ними, и он не мог определить, кто, словно его от Древнего прятали, хотя это невозможно на такое способен только маг. Но, Дениэл невольно усмехнулся, есть еще одна возможность. Может быть, их преследует неинициированный Древний, обладающий врожденным ментальным щитом. Нет, это была бы слишком глупая шутка Баэра, хотя и не учитывать такую возможность нельзя, стоит быть настороже. Дениэл погрузился в легкий транс, отгораживаясь от окружающего мира, и начал просеивать ментальный фон насколько мог дотянуться, пытаясь определить, кто же все-таки их преследует. К тому же от этого транса была и другая польза. Он не позволял слышать никого кроме своих спутников. Когда приходится путешествовать с толпой эмоционально неуравновешенных людей, такой подарок можно оценить по достоинству.

Окружающий лес сменился степью с попадающимися кое-где рощицами невысоких деревьев. Дениэл устало вздохнул скоро все закончиться, они приближаются к границе королевства. Но беспокойство нарастало. Что-то было не так. Угроза давила на него почти ощутимо, но Древний никак не мог определить, откуда она исходит. Напрягая все свои ограниченные отсутствием энергии возможности, раз за разом он обследовал окружающее пространство. Ничего! Кто бы это ни был, он прячется настолько хорошо, что в своем жалком состоянии он не способен его определить! Опасность ударила по нервам раскаленным прутом, и Дениэл ощутил смерть, летящую к нему из травы! Автоматически он определил, что это нож уже знакомой ему формы, а его спутники, повинуясь его беззвучному приказу, уже бросились в том направлении, где засел убийца. Дениэл привычным движением вытащил нож из воздуха у своей груди и поднес его к носу. Тот же самый запах. Он не ошибся. Древний огляделся по сторонам. Нейл с Дином потрясенно застыли на месте, в их глазах читается недоумение, по их понятиям телохранители должны защищать своего господина, а не бежать сломя голову в неопределенном направлении. Дин даже меч выхватил, ожидая нападения врагов, да так и замер раскрыв рот и глядя на нож в руке у Дениэла, судя по ощущениям Древнего, после броска человек уже его записал в мертвецы. Хотя то, что он смог этот бросок увидеть уже обнадеживает. Геда бьется в истерике, крепко прижимая к себе истошно ревущую, Фиа и только Риа нисколько ни растерялась. Она наклонилась к самой шее своего коня, и внимательно осматривала окрестности, не убирая руки от своего любимого метательного ножа. В ее сознании не было, ни следа паники только холодная сосредоточенность и решимость. 'Поразительно! Тренировки явно пошли ей на пользу. Так интересно, а почему я совершенно не слышу слов, которыми Нейл успокаивает свою жену? А я снова провалился в ускоренный режим'. - Дениэл расслабился, и звуки обрушиваются на него лавиной. Морщась от отвращения Древний повернулся к возвратившимся спутникам и удовлетворенно кивнул. Оборотни спокойно стояли перед ним, легко удерживая хрупкую человеческую фигуру, закутанную с ног до головы в черное. Странно, как в таком наряде убийца смог спрятаться днем среди травы?

– Зеленый балахон мы сорвали, когда ловили ее. - Голос Скирна звучит абсолютно бесстрастно. Дениэл невольно улыбнулся в тени капюшона. Сокол как всегда предупредителен, даже если отвечает на очевидные вопросы.

Человек неожиданно поднял глаза и с холодным интересом уставился на Дениэла. Судя по всему никакого страха, она не испытывала.

– Как тебя зовут? - глаза незнакомки сверкнули из-под маски, закрывающей большую часть лица, и на Древнего снова повеяло знакомой силой. Под железным самоконтролем плескался ледяной гнев. Дениэл снял ментальный щит и отчетливо услышал мысли наемной убийцы, которую лорд Торрич послал за его головой. 'Странно у нее, что защита держится только тогда, когда она прячется? Занятный феномен нужно будет поподробнее в нем разобраться, но об этом позже, а сейчас необходимо ее успокоить. Только вот как?' Молчание затягивалось, и вдруг тишину разорвал бесстрастный голос незнакомки

– Зачем тебе знать мое имя? Какая тебе разница как меня зовут, если ты все равно убьешь меня?

– Я не собираюсь тебя убивать.

– Ты не врешь. - В ее голосе звучала уверенность несвойственная людям. Так она, оказывается, еще чует ложь? Очень полезное умение особенно для ее профессии. - Меня зовут Леда.

– Дениэл. Что ты теперь намеренна делать?

– Ничего. Я провалила задание, и меня наверняка убьют.

– Тогда поехали со мной.

– Куда?

– За пределы королевства.

– Хорошо. Ответь на один вопрос. Ты человек?

– Нет.

– Древний.

– Ты знаешь?

– Мы поклоняемся Баэру.

Дениэл склонил голову и молча посмотрел на Скирна с Вауленом. Его спутники поняли, что он от них хочет. Отпустив Леду, они направились к лошадям. Скирн снял вьюк с одной из запасных, а Ваулен молча достал и протянул ей фляжку с водой. Леда, как только ее отпустили, легко поднялась на ноги и принялась внимательно разглядывать Риа. Та отвечала ей не менее пристальным взглядом. Воду она приняла с благодарностью, которую в слух, однако, не высказала чем заслужила уважение Древнего. Он терпеть не мог болтливых людей. Ее движения поражали грацией и точностью, когда она садилась в седло. Дениэл имел удовольствие наблюдать работу хорошо тренированного тела, и отметил про себя возможность быстрой инициации, слишком уж хорошо она держалась для человека. Глядя, как она прихлебывает маленькими глотками воду из фляжки, и не обращает абсолютно никакого внимания на семейство Нергел, дружно демонстрирующее ей свое призрение, Дениэл довольно кивнул. - 'Из нее получится прекрасный маг. Выдержка просто немыслимая, отсутствие страха и способность понимать и принимать новое великолепное сочетание'. От размышлений его оторвал спокойный голос их новой попутчицы

– Не знала что Древние вампиры.

– Мы не вампиры. - Древний попытался понять, что ее привело к такому выводу. Потом присмотрелся к фляжке и понимающе кивнул, - мы пьем кровь. Она для нас тонизирующее средство. - Леда склонила голову, давая понять, что объяснение принято и повернулась к Скирну

– Расскажи все, что я должна знать.

'Поразительно и как среди всех моих спутников она определила самого разговорчивого? Определенно у нее талант'.

– Лорд Дениэл я должен с вами поговорить - 'Баэр за что? Опять Нейл решил обучить меня хорошим манерам или этим увлекается Дин?' Пытаясь быть вежливым, Дениэл изобразил интерес. Ну, по-своему конечно. Просто посмотрел на него. Этого человеку оказалось достаточно, чтобы разразиться пространной речью на тему недопустимости общения дворян с представителями простонародья и какой ужас на них нагоняет мысль находиться в одной компании и общаться на равных с разным отребьем.

– Я требую, чтобы вы оградили мою семью от общества бродяги и убийцы! Мы просто никуда не поедем вместе с ними! - кричал Нергел.

Дениэл довольно зашипел про себя. Ну, надо же какой подарок он ему преподнес! После того как он сам предложил путешествовать вместе Древний не мог нарушить своего слова, но если Нергел сам отказывается от совместного путешествия, будет невероятно глупо этим не воспользоваться. Толку от этой семейки все равно никакого.

– Хорошо. Оставайтесь. - Дениэл тряхнул поводьями, посылая Терна рысью, его спутники последовали его примеру. Леда и Риа не намного от них отстали. В след им слышались крики, но они скоро смолкли. До границы не далеко. Сами разберутся.

Ваулен.

Наконец-то они от них избавились. Ваулен не знал, что думают остальные, но он сам был уверен, что толку от них будет немного. Они люди до мозга костей и не стремятся это изменить. Не то, что Риа вот уж никогда бы не подумал, что тринадцатилетняя девчонка сможет так быстро понять и принять, что означает быть магом. Хотя должен сказать Леда тоже имеет эту отличительную черту, не поэтому ли Дениэл ее не убил? Хорошо! Ветер хлещет по щекам, относя назад поднятую лошадьми пыль. Мелькают, проносясь мимо придорожные кусты, если бы не солнце как, на зло, ярко светящее в небе, жизнь была бы прекрасна! Ваулен до этого момента даже не подозревал, как ему надоело путешествовать прогулочным шагом, слушая бесконечные жалобы на усталость и трудности пути.

Дениэл спешил покинуть королевство, и поэтому за весь день не сделал ни одной остановки, он мог бы ехать и ночью, но их новые попутчицы все-таки еще были людьми хоть и необычайно выносливыми для этого хрупкого племени. На привал остановились уже в темноте. Ваулен пытался развести костер, по какой-то не понятной ему причине он оказался главным поваром отряда, и краем глаза посматривал, как Скирн расседлывает лошадей попутно что-то, рассказывая Леде и Риа, принявшихся ему помогать. Сырое дерево никак не хотело гореть. 'Хотя убей меня Баэр, представить не могу, как оно могло отсыреть на такой жаре?! Не иначе козни Дэвола!' Вдруг ветки вспыхнули веселым пламенем, а на плечо Ваулена опустилась рука, затянутая в черную перчатку. Он поднял голову и встретился взглядом с черными глазами Дениэла. Древний приподнял брови, и волк ощутил его вопрос. Он беспокоился за него. Ваулена охватило чувство вины. 'Пока я тут жалуюсь сам себе, Дениэл вынужден тратить немногие оставшиеся у него силы на то чтобы успокоить меня!' Губы Древнего изогнулись в едва заметной улыбке, и Ваулена окутала теплая пелена его чувств. Дениэл не сердился на него. Волк ощущал его привязанность и заботу, словно белые искры во тьме. Вздохнув, Ваулен закрыл глаза и погрузился в эти чувства, и во многое другое чему нет слов ни на одном языке мира. 'Все-таки люди определяют свои эмоции невероятно примитивно, а Древним никогда не придет в голову давать обозначение тому, что и так каждому из них предельно ясно. Чрезвычайно рациональный народ'. В непередаваемое сплетение чувств Дениэла лазурным всполохом вплелась веселая, ироничная улыбка, он уловил последнюю мысль Ваулена и был с ним полностью согласен в оценке своей расы. Вздохнув, волк неохотно разорвал контакт и занялся приготовлением обеда. Не смотря на скудные продукты, получилось у него неплохо, даже Терн соизволил принять человеческий облик и присоединиться к ним. Его появление, как ни странно было встречено абсолютно спокойно, а Ваулен ожидал, что девушки закатят истерику при виде голого парня! Ничуть не бывало. Риа встретила его радостной улыбкой и тут же принялась шепотом расспрашивать о чем-то. Леда равнодушно глянула на нового знакомца, которого небрежно представил ей Скирн, и снова уткнулась в свою тарелку. 'Вот это я понимаю самообладание. Ни о чем не расспрашивает все, что ей говорят, запоминает мгновенно, какие выводы делает, один Дэвол знает. Одна среди совершенно незнакомых ей нелюдей, и совершенно не боится. Жалости тоже кажется не испытывает хотя какая может быть жалость у наемной убийцы?' Дениэл закончил есть первым, и как обычно отошел подальше от костра. Если бы Ваулен не знал, что раса Древних возникла в холодных глубинах межзвездной ночи, где никто кроме этих сумасшедших выжить не в состоянии, то точно решил бы что Древний боится огня. Достав откуда-то свой любимый гребень, Дениэл уселся, скрестив ноги каким-то невероятным образом, и принялся расчесывать свою непокорную гриву. Волосы густой волной струились по его плечам, стекая до самой земли, переливаясь черным шелком в отблесках костра.

Скирн.

Скирн всегда думал, что любопытство один из признаков разума, но в последнее время он стал сомневаться в этом постулате, уж очень много ему пришлось говорить из-за неуемного любопытства будущих Древних. Одно утешало, вопросы были только по существу, и праздная болтовня их не привлекала. Хотя сейчас они были заняты другим. Глаза обоих девушек блестели в свете костра, когда они с восторгом наблюдали за тем как Древний расчесывает свои великолепные волосы. Они даже есть перестали, неотрывно глядя на это зрелище. Скирн невольно улыбнулся их восхищению и решил не много их поддразнить.

– Милые дамы предупреждаю один раз волосы для Древних табу и ваш интерес не должен распространяться дальше заинтересованных взглядов иначе…

– Что иначе? - голос Леды не выдавал никаких эмоций, но в глазах зажглись огоньки любопытства.

– Иначе Дениэл в праве будет убить вас.

– Почему такой строгий запрет? - Риа внимательно вглядывалась в волосы Древнего, стараясь определить, в чем их необычность. Ох! Скирн выругался про себя. Кажется, он спровоцировал еще одну лекцию о народе Дениэла. 'Так тебе и надо Скирн не будешь лезть, куда не просят'. Но тут к его изумлению слово взял молчун Терн.

– Древние накапливают в своем теле энергию необходимую для магических приемов. Самым лучшим накопителем являются волосы. Вы еще не видели как выглядит прическа Дениэла когда он не испытывает недостатка в энергии! - Терн мечтательно прикрыл глаза, - их даже серебряная цепочка не удерживает! Вам кстати тоже придется отпустить волосы, если не хотите в один прекрасный день оказаться беспомощными в критической ситуации.

Скирн непонимающе поглядел на Терна и девушек, удивляясь, почему его друг вдруг заговорил о внешнем виде будущих Древних и только через несколько мгновений до него дошло, что и Леда и Риа стригли волосы очень коротко. Он невольно улыбнулся их возмущению, вызванному необходимостью сменить прическу, и перевел взгляд на Дениэла. Древний сидел, неподвижно устремив взгляд в пространство, и ветер шевелил его роскошную гриву. Сначала Скирн решил, что он как обычно провалился в транс, чтобы не слышать их болтовни, но тут же отмел это предположение, неглубокий транс не требует такой сосредоточенности, и уж тем более входя в него нет необходимости распускать волосы, чтобы использовать малейшие крохи энергии оставшиеся в организме. 'Что он делает?!' Лицо Дениэла оставалось абсолютно бесстрастным, но оборотень ощутил укол беспокойства, заклинание явно причиняло Древнему боль, хоть он и позаботился отгородиться от своих спутников, ошибиться сокол не мог. Рядом беспокойно зашевелился Ваулен он тоже почувствовал, что происходит с Древним, Терн замолчал на полуслове и испуганно уставился на Дениэла. Ситуация становилась угрожающей. Чем бы сейчас не занимался Древний. Если он потратит слишком много энергии, он умрет, и его спутники уйдут вместе с ним. Связь между ними еще не достаточно крепкая чтобы сделать смерть оборотней неминуемой, но жить, потеряв Дениэла, они просто не захотят. Уйдут добровольно.

Почувствовав напряжение оборотней девушки, потянулись за оружием. У Скирна едва хватило выдержки сделать успокаивающий жест, и он снова сосредоточился на Дениэле. - 'Может мне удастся передать ему часть своей силы? Но нет. Древние не способны забирать энергию у оборотней, только у людей, богов и себе подобных. И никто не знает, почему действует это проклятое ограничение, Дэвол его забери. А люди такую операцию не переживают. По лицу Дениэла разлилась восковая бледность, дыхание участилось, и стало прерывистым поверхностным. Что-то шло не так'. Скирн невольно протянул руку пытаясь помочь, но вовремя ее отдернул, встретив предостерегающий взгляд Ваулена. Нельзя выводить его из транса, это может убить его вернее, чем любой перерасход энергии, остается только ждать, и надеется, что все обойдется. Над поляной повисла тяжелая тишина, нарушаемая только дыханием Древнего. Они ждали. Казалось, природа тоже застыла в ожидании и старается не издать ни звука. Вдруг Дениэл выгнулся так, что коснулся затылком лопаток и, в полной тишине начал падать. Скирн метнулся к нему. С другой стороны подлетел Ваулен, и осторожно обняв его за плечи, опустил на землю, устроив голову у себя на коленях. Сокол упал рядом и бережно схватил Дениэла за руку, стараясь нащупать пульс. Сердце билось, но слабо едва слышно. Подняв глаза, Скирн с ужасом увидел, что роскошные волосы Древнего потускнели и даже на вид стали ломкими.

– Тио только не умирай! Пожалуйста, Тио! - услышал он чей-то прерывистый полный мольбы шепот, на руку ему упала горячая капля. Ваулен отчаянно прижимая к груди голову Дениэла, плакал и с все возрастающей безнадежностью продолжал звать своего спутника. Скирна начинало трясти от ужаса смешанного с гневом. - 'Опять Дениэл сделал то, что считал нужным, чтобы нас спасти. Опять рискует собой, не задумываясь о том, что без него никто из нас нормальной жизни уже не представляет! Дэвол! Нужно что-то делать! Но что?!!' Девушки беспомощно наблюдали за ними с отчаянием и надеждой в глазах. Они еще не были инициированы и не могли ничем помочь. Терн торопливо рылся в сумках. 'Зря. Лекарство, поддерживающее Дениэла во время перерасхода энергии, давно закончилось. Даже крови нет! Последнюю выпила сегодня Леда… Эх Если б знать что такое случиться! Расслабились! Почувствовали себя дома! Стоп! Кровь - это идея! В человеческой крови недостаточно энергии чтобы спасти его в таком состоянии, но кровь оборотней вполне подойдет!' Не раздумывая больше, Скирн достал свой любимый кинжал и полосонул себя по запястью. Кровь показалась мгновенно. Теперь только нужно было не дать закрыться ране, он сосредоточился на том, чтобы остановить регенерацию и поднес запястье к губам Дениэла. Как только первая капля упала на плотно сжатые губы Древнего, он зашевелился и вдруг неуловимым движением впился в руку оборотня. 'Теперь можно не волноваться, что кровь остановиться интересно только откуда у него клыки взялись?' - отрешенно подумал Скирн. Хотя это сокола уже почти не интересовало, мир стал зыбким и почему-то начал расплываться самым странным образом. - 'Сколько же он крови у меня выпил, если я начинаю терять сознание? Мно-о-ого. Очень много…' Внезапно клыки на запястье исчезли и Скирн смог, наконец, упасть на траву. 'Хорошо-то как!! И почему я раньше этого не замечал? А теперь спать…' На него опустилась чернота.

Терн.

Когда Скирн мягко повалился на траву, Терн сначала не понял, что произошло, но потом, увидев рану на запястье и Ваулена, вскрывающего себе руку кинжалом, осознал, что они делают, и бросился к ним. Это был выход! Только бы их крови хватило! Он опустился на колени рядом с Вауленом, уже отдающим свою кровь Дениэлу, и протянул руку за кинжалом. Ваулен покачал головой

– Не сейчас. Только в крайнем случае. Кто-то должен остаться в сознании и позаботиться об остальных.

Терн покорно кивнул. Он был прав. Девушки одни в случае чего защитить их не смогут, значит хоть кому-то из оборотней, придется охранять покой остальных. И он был не худшим вариантом. Осторожно Терн поднял безвольное тело Скирна и уложил на одеяло, которое предупредительно вытащила из сумки Леда, кажется, она знала, как ухаживать за теми, кто потерял много крови. Риа протянула ему фляжку с водой. Правильно Скирну нужна жидкость. Терн торопливо наклонился к нему, поднося к его губам фляжку, когда услышал стон. Подняв голову, оборотень замер. Дэвол! Ваулен тоже потерял сознание, а Дениэла сотрясал жестокий кашель. Что делать!? Он не может справиться с ними со всеми! На его руку опустилась маленькая ладошка и неожиданно крепко сжала ее. Терн повернулся и встретился глазами с Ледой

– Помоги Дениэлу. С Вауленом и Скирном мы справимся, - ее голос звучал твердо, решительно и паника отступила. 'Нет все-таки не зря, Древние считаются у нас высшей расой'. - Пронеслось у него в голове, когда он поспешно переворачивал Дениэла на живот, начиная массаж, которому их обучали в замке как раз вот для таких случаев. Краем глаза он наблюдал, как быстро и умело Леда и Риа обихаживают остальных пострадавших. Ни прошло и нескольких минут, как их уложили в импровизированные постели, тепло укрыли, и вволю напоили водой. Наконец Дениэл перестал кашлять и забылся тяжелым сном. Все. Больше они для них ничего сделать не могут, осталось только ждать и надеется. Терн укрыл Древнего последним оставшимся у них одеялом. 'Нужно было все-таки забрать одну из запасных лошадей, когда мы оставили семью Нергел идти своим путем. Девчонкам бы они сейчас не помешали, но теперь об этом думать поздно. Ладно.' - Терн подбросил веток в костер и повесил над ним котелок с водой, кое-что они все-таки прихватили во время их поспешного расставания, и внимательно посмотрел на усталые лица девушек тоже придвинувшихся поближе к огню.

– Спасибо. Один бы я не справился.

– Не за что. Они нам жизнь спасли, - Леда улыбнулась впервые за все время, - по крайней мере - мне.

– Мне тоже. - В голосе Риа прозвучала твердость, изумившая Терн в этой хрупкой девочке. Она внимательно посмотрела на него, и серьезно спросила, - они выживут?

– Скирн с Вауленом наверняка. - Оборотень глубоко вздохнул, - а как Дениэл не знаю. Слишком много энергии он потерял. Поможет ли наша кровь время покажет.

– Вы действительно любите его, - в голосе Леды звучало удивление. Терн невольно усмехнулся, как по-человечески она все еще рассуждает.

– Не просто любим. Он часть нас мы часть его. Не знаю, как объяснить. Это можно только почувствовать. - Оборотень покачал головой не находя слов описать то чувство родства, близости и уверенности в другом существе как в себе самом, которое возникло между ними. Но, судя по напряженным лицами девушки его поняли. Все-таки они будущие Древние, а это много значит. Уж в понимании окружающего мира Древним никогда не было равных.

– А почему Ваулен назвал Дениэла. Тио? - у Риа снова проснулось любопытство. Терн растерянно уставился на нее, не ожидал такой быстрой смены темы и не сразу сообразил, о чем она его спрашивает.

– Тио переводится с языка Древних примерно как любимый, дорогой, единственный - это очень древнее слово и в человеческом языке нет его эквивалента. Так Древние обращались к самым дорогим людям - детям, супругам, родителям, спутникам и тому подобное. Этим, словом выражают очень сильную привязанность к кому-либо. - Терн замолчал и беспомощно пожал плечами. - Не знаю, как объяснить. Тио - это и есть Тио.

Ответом ему был звонкий смех. Даже Леда, несмотря на свою постоянную сдержанность, веселилась от души.

– Очень полное объяснение! Спасибо! - Риа с трудом выговаривала слова между приступами смеха. Терн недоуменно уставился на них. - 'И чего такого смешного я сказал? Нет определенно, что люди, что Древние абсолютно непонятные существа!'

Кетрин.

Слабый зов вырвал Кетрин из задумчивости. Чтобы понять, кто ее зовет, пришлось снять ментальный щит и сосредоточить почти всю свою энергию на усилении зова. Когда она смогла определить источник, она облегченно вздохнула и позволила своей радости просочиться по ментальному каналу к Дениэлу

– Где ты, Тио? - Кетрин не могла скрыть тревоги, уж слишком тихо и неуверенно звучал его мысленный голос.

– Мы на южной границе королевства Учитель. Скоро вернемся.

– Хорошо! Я пошлю вам на встречу оборотней. С твоими спутниками все в порядке?

– Да. - Голос Дениэла стал едва слышен, и Кетрин отчаянно пыталась передать ему хотя бы часть своей силы. Нет слишком далеко. Дэвол проглоти эти ограничения расстояния! Что это? Где-то на границе сознания она уловила чужое присутствие. Причем этот кто-то явно тянулся к Дениэлу, ее он почему-то не замечал, но Кетрин явственно уловила его намерение. Он стремился уничтожить Дениэла!

– Осторожно! - Но ее крик запоздал, нечто вцепилось мальчика, и потащило его к себе, вытягивая из него последние крохи энергии. Кетрин рванулась по соединяющему их ментальному каналу и постаралась нанести ментальный удар. Проклятье! Слишком давно она не сражалась по-настоящему! Удар, ослабленный расстоянием только задел врага, не причинив ему ни какого вреда! Сосредоточившись, Кетрин стянула энергию в луч, и как плеткой хлестнула ей аморфное тело противника. На этот раз удалось! Для 'огненной плети' расстояние не имеет значения только контакт с противником. Дениэл, наконец, пришел в себя и с неожиданной силой обрушил на врага 'клинки боли'. Невероятно! Они же никогда ему не удавались! Продолжая атаковать, Кетрин невольно восхитилась силой воли и возросшему умению мальчика. Он сражался как мастер, не смотря на почти полное отсутствие энергии и неожиданность нападения неизвестного противника. Окутав себя 'облаком смерти', он сумел вырваться из захвата и, набирая скорость, понесся к своему телу. Кетрин продолжала атаковать, стараясь дать ему возможность спастись. Дэвол! А этот неизвестный силен! Пущенная им стрела чистой энергии, не трансформированной заклинанием, едва не отправила ее к праотцам. Увернувшись, Кетрин подняла ментальный щит и просто исчезла с поля боя. Враг ее не преследовал. Странно такое ощущение, что он не ожидал сопротивления и сильно растерялся, когда Дениэл стал отбиваться. Нужно будет с этим разобраться, а пока Дениэлу необходима помощь. Кетрин сосредоточилась и, собрав последние силы, перенеслась в главный зал. Почувствовав ее призыв в двери, почти одновременно ворвались вожаки соколов и волков.

– Свирн! Виелен! Дениэл со спутниками попал в беду, немедленно отправьте к границе королевства Таркана своих людей. Они где-то в районе южного тракта. Возьмите с собой амулет, чтобы я потом могла вас всех оттуда вытащить. - Вожаки одновременно поклонились и бросились выполнять ее приказ, а Кетрин с трудом переместилась к себе в спальню и без сил опустилась на кровать. Битва обессилила ее почти полностью. Но она не могла здесь разлеживаться максимум через сутки ей понадобится энергия, чтобы открыть большой портал на расстояние в несколько десятков километров. Решительно подавив слабость, Кетрин заставила себя встать и подойти к шкафу, где хранила лекарство от перерасхода силы и, не доставая бокал, из горлышка выпила всю бутылку. Она надеюсь, что этого хватит, теперь нужно было восстановить утраченное. Кетрин сосредоточилась и пог


убрать рекламу






рузилась в транс, собирая из пространства рассеянную в нем энергию и осторожно накапливая ее в своем организме. Суток ей должно хватить.

Тварь яростно шипела, кидаясь на стены своей темницы. Неудача! Опять неудача! Этот безмозглый детеныш должен был стать ее первой жертвой! С его силой она могла бы уничтожить эту проклятую тюрьму, в которую ее заточили его предки. А там свобода! Ничем не ограниченная свобода разрушать! Но этот выродок оказался неожиданно сильным и умелым! Как это могло случиться? Тварь замерла на месте, стараясь поймать ускользнувшую мысль. Но когда казалось, что вот-вот она вспомнит нечто важное, в ее голове заскулил голос ее марионетки. Ничтожный смертный снова что-то выпрашивал… Тварь раздраженно рявкнула, и грубым ментальным толчком выкинула непредвиденную помеху из своей головы…

Глава 13.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл.

'Голова раскалывалась. Все тело ломило, словно меня долго и со знанием дела били палками. Дэвол до чего знакомые ощущения! Неужели все мои приключения оказались необычайно ярким сном, и я по-прежнему нахожусь в своей комнате в королевском дворце. Ну, уж нет!' - Дениэл резко сел и тут же пожалел о своем опрометчивом поступке. На него вновь накатила волна дурноты. Мир завертелся волчком, к горлу подступила тошнота. Непроизвольно, он вцепился руками в одеяло, и его охватило пронзительное отчаяние. - 'Слишком знакомо ему было это грубое одеяло, слишком часто он просыпался в таком же состоянии у себя в комнате после многочасовых побоев под насмешливый хохот королевских гвардейцев, которые его учителя гордо именовали тренировкой. Боль стала невыносимой. Хотелось завыть от безысходности. Сон всего лишь сон…' Чьи-то руки бережно обняли его, помогая устроиться поудобнее, к губам прикоснулась фляжка с водой и сознание затопила радость, смешанная с беспокойством. Непроизвольно Дениэл открыл глаза и встретился взглядом с Терном, осторожно поддерживающим его за плечи, вокруг шумела роща, в которой они вчера остановились на ночлег. Облегчение было таким острым, что Древний чуть снова не потерял сознание.

– Все в порядке мы тебя никогда не оставим. - Тихий успокаивающий голос Терна заставил его собраться и попытаться вспомнить, что с ним произошло. В голове Древнего все перемешалось, так, словно кто-то пытался его подчинить при помощи магии. - 'Но ведь это невозможно!' - обеспокоено подумал он. - 'Хотя вполне объясняет мое состояние и частичную потерю памяти. Проклятье! Только этого не хватало! Если есть кто-то достаточно сильный, чтобы попытка защититься от него привела к амнезии, значит мы в большой опасности. Нужно как можно быстрее добраться до замка. В таком состоянии, я ему не противник'. Дениэл посмотрел на молча наблюдающего за ним Терна и вдруг обратил внимание, что кроме него и девушек на поляне никого нет. Терн мгновенно уловил его тревогу.

– Они спят. Потеряли много крови. - Древний глубоко вздохнул, заставив себя успокоится. 'Так вот каким образом они вернули меня к жизни. Как только сообразили?'

– Нам надо двигаться. Они выдержат переход? - Терн вздрогнул.

– Не знаю.

Дениэл взглянул на девушек, молча наблюдавших за ними, без слов поняв, что от них требуется, они принялись будить его спутников. Скирн с Вауленом проснулись с трудом, но как только увидели, что Древний пришел в себя, тут же потребовали, чтобы им помогли к нему подойти. Не желая подвергать их лишним нагрузкам, Дениэл поднялся и, сделав несколько неуверенных шагов, опустился рядом с ними на одеяло. Чтобы не тратить зря, время на разговоры, он снял свой ментальный щит, и позволил их сознаниям объединиться. Его спутники поняли, в чем дело еще быстрее него и выразили готовность двигаться дальше, несмотря на слабость. Девушки, когда Скирн объяснил им ситуацию, молча начали собирать вещи, не тратя время на то чтобы выразить согласие с их выводами. Им мог помочь только Терн, Дениэл и два других его спутника передвигались с большим трудом и все, что могли сделать так это не мешать.

Со второй попытки, взгромоздившись на Терна, снова принявшего облик лошади, Дениэл несколько мгновений сидел неподвижно, пережидая приступ головокружения, и отчетливо ощущая, что состояние его спутников немногим лучше. А затем двинулся вперед по едва заметной тропинке, настороженно следя за большими ветками, каждая из которых теперь легко могла вышибить его из седла, даже при езде шагом. Только через час они выбрались на тракт, и Дениэл рискнул пустить Терна рысью, не смотря на то, что каждый его шаг, отдавался болью во всем теле. Нужно было спешить, а мелкие неудобства он мог и потерпеть. 'И все-таки, какое заклинание я творил, когда столкнулся с неизвестным врагом, что могло спровоцировать нападение, и кто способен сделать со мной такое? Дэвол! Никак не могу сосредоточиться. Ладно, эту проблему придется отложить на потом. Необходимо проверить, что там впереди, не хватало еще влететь в засаду из-за того, что никто из нас не способен почуять противника'. - Очередной поворот дороги огибал небольшую рощицу, и Дениэл никак не мог определить, что же находилось за ней. На всякий случай он мысленно приказал своим спутникам быть наготове. Скирн шепотом передал приказ Леде и Риа. Древний очень надеялся, что у него просто паранойя из-за слабости, но все его инстинкты кричали об опасности.

Скирн.

Когда Дениэл забеспокоился, Скирн сначала никак не мог сообразить, что происходит. В голове у оборотня плыло и все моря, и океаны плескались где-то на уровне его колен. Странно он никогда бы не подумал, что на оборотней потеря крови действует таким образом. Бездумно передав приказ девушкам, Скирн снова уставился на дорогу, пытаясь не заснуть под мерный стук копыт своего коня. Вдруг Дениэл резко остановился, недовольно подняв голову, сокол хотел спросить, что случилось и замер с открытым ртом. Дорогу перегораживала небольшая армия. Ошарашено переведя взгляд на Древнего, Скирн увидел, как он напрягся и тут же устало покачал головой.

– Что случилось? - прокаркал оборотень в раз пересохшим горлом.

– Дыханье Единого бога. У жреца амулет. У меня слишком мало силы чтобы я смог его побороть. - Дениэл говорил спокойно бесстрастно, но Скирну стало страшно. 'Шесть нелюдей, трое из которых едва могут держать меч, а двое еще не обрели силу против трех сотен отдохнувших хорошо вооруженных людей, да еще и жрец блокирующий любую магию. Мы обречены. Дэвол бы побрал этих жрецов! Хотел бы я знать, как они смогли создать такое мощное средство как амулет Дыхание Единого Бога, ведь для его создания требуется Высшая магия, а они против нее столетиями борются'. - Его грустные размышления прервала Леда. Яростно зашипев сквозь зубы, она выдернула из-за пазухи медальон, и швырнула его на землю. От медальона явственно тянуло магией. 'Проклятье как же мы раньше этого не заметили!'

– Раньше он не был активирован. - В голосе Дениэла звучала невероятная усталость. - Для отрицающих магию, жрецы слишком активно ее используют. - И не меняя тона. - Приготовьтесь прорываться прямо за мной.

Скирн вздрогнул. 'Он что с ума сошел! Да там же дружина Лорда Торрича в полном составе, а вокруг чистое поле! Что это?' Дениэл откинул капюшон и снял перчатки. Соколу захотелось завыть от отчаяния, он менялся. Кожа бледнела, выцветала на глазах, наливаясь серебристым холодным блеском. Глаза начал затягивать зеленый огонь, превращая их в бездонные озера холодного пламени. Тонкие руки напряглись, на кончиках пальцев серебряными кинжалами заблестели длинные когти. Почерневшие губы раздвинулись, обнажив дюймовые клыки. Резким движением он сорвал с себя плащ, и огромные кожистые крылья раскрылись, ловя ветер. Великие боги боевая трансформация! Рядом ахнул Ваулен. Все было кончено. Даже если они прорвуться, боевая трансформация при таком истощении наверняка убьет его. 'Будте вы прокляты люди!' Дениэл сорвался с седла, свечой уходя в небо. В правой руке у него холодным светом наливался меч Древних, способный убивать богов, не говоря уже о жалких смертных. Только вот этих смертных было чересчур много. Спикировав на первую шеренгу солдат, Дениэл превратился в ураган смерти. Каждый удар, наносимый им, был смертелен. Если он не мог достать противника рукой он доставал его ногой, если человек уворачивался от ноги его добивало крыло. Они как сумасшедшие неслись по просеке, оставленной Древним в рядах солдат. Люди давно уже смешали строй и беспорядочной толпой кидались на них со всех сторон. Проклятье! Хорошо, что у них не серебряное оружие Скирн с Вауленом могли только уворачиваться, а Терн предусмотрительно принявший человеческий облик вынужден был прикрывать девушек, все-таки да же наемную убийцу не учили сражаться в таких условиях. Вокруг бушевало кровавое безумие. Казалось, это никогда не закончится. Они двигались вперед в кровавом кошмаре, лошади спотыкались о разрубленные разорванные тела, многоголосый вой давил на уши… И вдруг все закончилось. Они стояли посредине степи, далеко позади, улепетывали остатки человеческой армии, а под копытами их лошадей, безвольно раскинув крылья, неподвижно лежал Дениэл.

Ваулен.

Он кубарем слетел с седла, рядом опустился на колени Терн, сменивший ипостась, Скирн застыл как изваяние, но они отчетливо чувствовали его смятение. Дениэл умирал, жизнь по капле уходила из его израненного истощенного тела. Где-то позади всхлипывала Риа, уткнувшись в плечо Леды, кто-то хрипло скулил от боли… Только через несколько мгновений Ваулен понял, что это его скулеж разноситься по степи и не нашел в себе сил замолчать. Все было напрасно, они не смогли его защитить, когда это было необходимо… И не было на свете силы способной помочь. Вдруг чья-то жесткая рука встряхнула волка за плечо, и до боли знакомый голос прорычал.

– Прекрати выть. Ты позоришь наш клан. - Ваулен недоуменно поднял голову и встретился взглядом с жесткими светлыми глазами своего отца. Их окружали волки, и вожак соколов торопливо активировал какой-то амулет. Миг и над степью закружилась воронка прямого портала. Вот он стабилизировался, и с другой стороны на них глянули холодные глаза госпожи. Дальше все происходило как во сне. Их подняли и потащили в портал. Лошадей пришлось бросить. Они взбесились, и никаким образом загнать их на ту сторону не удалось. Ваулена раздели чьи-то заботливые руки и смазали все его ссадины мазью. Рядом с ним лечили Терна и Скирна, а Дениэла госпожа сразу же забрала наверх. Волка охватило беспокойство. 'А если он уже умер?!' Он попытался встать, но тут же уловил едва слышный шепот в голове, Дениэл находился в восстановительном трансе. Облегчение накрыло Ваулена искрящейся волной, и он провалился в беспамятство.

Глава 14.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл.

Он пришел в себя в своей комнате, рядом ощущалось успокаивающее присутствие Учителя. В первые за много дней Дениэл не чувствовал боли и усталость не давила на него многотонным грузом. Вокруг царил приятный полумрак, пронизанный потоками силы. Одним движением он откинул одеяло и сел на кровати, Кетрин, неподвижно застывшая в кресле у изголовья, слегка повернула голову, и их глаза встретились.

– Я беспокоилась, - спокойно сообщила она, и Дениэл задохнулся от удивления. Для Древнего это было равносильно признанию того, что человек ему очень дорог. В голове беспокойным призраком заметалось воспоминание о разговоре, в котором она также выказывала свою привязанность к нему, но он никак не мог вспомнить, когда это было.

– Отдохни. - Прошелестело у него в голове. - А я пока займусь своими новыми ученицами. Итак, две семидневки это откладывала. - С этими словами Учитель бесшумно растворилась, а Дениэл потрясенно откинулся на подушку, обтянутую черным шелком. 'Две семидневки. Если мне пришлось восстанавливаться так долго под присмотром Учителя, значит, я был непросто на краю смерти, я уже перешагнул за него! Ладно. Хватит заниматься глупостями! Нужно разобраться, как можно исключить подобное в дальнейшем. Если любая чрезмерная трата энергии будет приводить меня в совершенно беспомощное состояние, долго я на этом свете не задержусь. Накопление силы в собственном организме - это конечно хорошо, но еще никому не удавалось сделать бесконечный запас'. Решение, которое Дениэл обдумывал во время путешествия, после нападения неведомого врага уже не казалось ему верным и явно требовало серьезной доработки. 'Постоянно подпитываться от окружающей среды можно только, находясь в полной безопасности, иначе, первая же атака при отсутствии элементарной защиты уничтожит тебя. Необходимо найти решение этой проблемы и как можно скорее…' - Отправив Учителю просьбу его не беспокоить, Дениэл погрузился в исследования, благо энергии теперь у него было с избытком.

Кетрин.

Кетрин сидела за столом в общем зале и улыбалась про себя. Дениэл справился со всеми проблемами просто прекрасно! Его спутники души в нем не чают, а новые ученицы демонстрируют неплохие способности в магии и не только в ней, если быть до конца справедливой. Все остальные науки они осваивают также стремительно. Остается только поражаться их любознательности и трудолюбию. В данный момент ее беспокоило только одно - странное затворничество Дениэла. Вот уже десять дней он не выходил из своей комнаты, и Кетрин ощущала большие всплески энергии, но спутники пока вели себя спокойно, значит, еще ничего опасного для его жизни и здоровья не происходило… Ее размышления были прерваны яркой вспышкой и испуганным возгласом. Подняв голову, Кетрин обнаружила, что все сидящие за столом растерянно переводят взгляд с нее на Риа, а кухарка, испуганно прижимая к груди поднос с каким-то очередным блюдом, пятится в направлении кухни. Кетрин вопросительно посмотрела на виновницу переполоха. Риа потупилась и еле слышно произнесла

– Простите. Я нечаянно.

'Ох уж мне эти дети!' Жестом Кетрин велела кухарке приблизиться и поставить поднос на стол. Та повиновалась с видимой неохотой. Ничего странного, непредсказуемого поведения учеников слуги боялись даже больше чем своей госпожи.

Магические факелы неожиданно мигнули. В зал вошел Дениэл собственной персоной. Ледяные переливы ауры ясно свидетельствовали о его ранге мастера. 'Наконец-то! Так, что еще он придумал?' - Легкое прикосновение к его ауре заставило Кетрин отставить бокал и погрузиться в изучение нового способа накопления энергии. Дениэл непринужденно опустился в кресло напротив нее и перенес с кухни свой обед. 'А он совершенствуется! До этого злополучного путешествия у него так легко это не получалось'. Она продолжала изучать его, невольно поражаясь простоте и действенности решения. Энергия, рассеянная в окружающем пространстве поглощалась теперь не во время медитации, а постоянно, причем поток маскировался под действия мелких растений и животных, на которых, как известно никто не обращает внимания. Но это была не все. Базовый ментальный щит был изменен так, что был способен пропускать чистую энергию, отсекая все враждебное организму Древнего. Мальчик действительно вырос. Заклинание продуманно и выполнено на совесть. Придраться не к чему. Теперь пора поговорить с ним на чистоту. Кетрин поднялась из-за стола и, сделав ему знак следовать за собой, перенеслась в свой кабинет.

Дениэл.

Случилось что-то очень серьезное. Иначе его не пригласили бы в святая святых Черного замка. Дениэл молча переместился вслед за Учителем в ее кабинет и опустился в предложенное кресло, ожидая, когда ему откроют причину его здесь присутствия. Под взглядом Кетрин бесшумно раскрылись дверцы шкафа, и на стол перед ним опустились бутыль с вином и два серебряных кубка. Учитель разлила вино и протянула ему бокал.

– Наш разговор будет длинным. - Голос ее звучал по обыкновению бесстрастно, но Дениэл уловил беспокойство охватившее ее. - Прежде всего, ты больше не ученик и поэтому должен создать себе свое собственное жилище. - Начало разговора удивило его, но, быстро проанализировав свое состояние, он пришел к выводу, что Учитель права. Даже присутствие слуг начало вызывать у него раздражение, пора менять место жительства. Ощутив его согласие, Кетрин слегка наклонила голову, подтверждая правильность его умозаключений, и тем же ровным голосом продолжила разговор.

– Ты достаточно взрослый чтобы знать правду о Древних. Точнее о Стражах Богов как их называли когда-то. - Дениэл вопросительно поднял бровь, об этом он слышал впервые. - Не думаю, что ты когда-нибудь задавался вопросом, зачем существо практически не приспособленное к общению с себе подобными, и явно предпочитающее одиночество занялось восстановлением своего народа. И зачем Древние в свое время погибли, защищая человеческий мир, который был им не очень-то нужен. - Дениэл склонил голову, соглашаясь с утверждением Учителя. - Проблема в том, что с незапамятных времен в обязанности нашего народа входило не допускать, чтобы Боги злоупотребляли своим могуществом. - Дениэл невольно подался вперед и сформулировал в сознании вопрос, стремясь уточнить такое необычное утверждение. Всю жизнь он прибывал в уверенности, что Богам никто не указ и вот на тебе. Кетрин тут же ответила на его невысказанный вопрос, хоть разговор и шел вслух, что само по себе было необычно.

– Злоупотреблять - значит нарушить несколько правил. Первое, Бог не может уничтожить смертного просто так безо всякой на то причины. Второе, Бог не только имеет право требовать поклонения от своих верующих, но, и обязан помогать им при необходимости. Третье, Бог не вправе разрушить мир, населенный разумными существами или опустошить его, вытянув из него всю энергию. В общем, между Богами и людьми должны поддерживаться отношения вассала и сюзерена, а не господина и раба. Если Боги злоупотребляют своей властью и начинают превращать смертных в покорное бессловесное стадо, готовое выполнить любое их пожелание, даже если они захотят чтобы матери принесли им в жертву собственных детей, мы вмешиваемся. И наше вмешательство обычно заканчивается развоплощением такого бога на неопределенный срок и передачей смертных, почитающих его, другому Богу, который наиболее подходит данной культуре. - Кетрин усмехнулась, почувствовав недоумение своего ученика, и пояснила - То есть, не призываем кочевникам Бога земледелия. Но главное в том, что по какой-то насмешке Вселенной мы способны производить потомство только в этом мире и только если еще не оставили свое материальное тело. Хотя всему остальному отсутствие тела полученного при рождении не мешает. Страж, существующий в виде духа, всегда может создать себе материальное тело любого вида, но оно будет бесплодным. А для сражений с Богами нужна энергия, иногда после битвы приходится восстанавливаться тысячелетиями, да и после нескольких миллионов лет сражений каждый Страж желает уйти на покой и просто странствовать по мирам, узнавая новое. Однако вот уже несколько тысяч лет не один Страж не мог уйти на покой и стать просто Странником. Они вынуждены из года в год выполнять свой долг, и многие уже неспособны, сражаться, потеряв слишком много сил, а некоторых Боги даже сумели победить, заточив их в кристаллы силы. - Дениэл невольно вздрогнул, представив себе их судьбу. Кристалл силы - затвердевшая энергия был способен удержать Древнего существующего без тела до тех пор, пока жив маг создавший его. Все это время Древний находился в полном сознании, но не мог двигаться, не мог защищать себя, и был в полной власти победителя. Вечная неподвижность обычно сопровождалась жгучей болью, если только сила создавшего кристалл не была полностью идентичной силе самого Древнего, а у богов она была совершенно иной, к тому же боль позволяла тянуть из узника энергию. Дениэлу нестерпимо захотелось прикончить тех сволочей, которые, используя магические амулеты Древних, открыли врата Дэвола и лишили Стражей места, где они были в безопасности. Защищаемые, теми, кто обладал физическим телом и энергией целого мира, чтобы дать им время восстановить свои силы и приготовиться к новым битвам.

– Дэвол не бог. - Спокойно продолжила Кетрин как всегда бывшая в курсе его размышлений, - это Разрушение, наделенное в результате обряда сознанием и волей. Не один бог не мог бы уничтожить такое количество Стражей, но и мы сумели нанести ему значительный урон, пока жив хоть один Страж, он заперт в этом мире и погружен в вечный сон.

Дениэл сидел ошеломленный свалившейся на него информацией, он с трудом представлял, что ему теперь делать дальше.

– Теперь перейдем к нынешним проблемам, - голос Кетрин стал жестким, и заставил его невольно напрячься. - В королевстве Таркана и соседним с ним королевстве Вирта больше всего людей, у которых в предках были Стражи богов, исключая погибший континент, здесь они селились чаще всего. Но именно в королевстве Таркана вот уже лет сорок идет скрытое уничтожение потенциальных Стражей, причем на совпадение это мало похоже. Да еще и у жрецов появились сильные магические амулеты. Тебе придется снова отправиться в королевство Таркана, только на этот раз в столицу и узнать, что там происходит. По возможности постарайся спасти будущих Стражей от уничтожения и переправить сюда. У нас почти не осталось времени через столетие может быть уже поздно возрождать Стражей богов, наша энергия делает Богов практически неуязвимыми.

Дениэл молча кивнул, давая понять, что согласен с подобной оценкой событий, у него из головы не шел жрец Единого бога, использующий необычайно сильный амулет против магии Древних. Кетрин почувствовала усталость и растерянность своего ученика, и открыла портал в его комнаты. Дениэл шагнул в него, и устало опустился на кровать. Ему предстояло многое обдумать. В одном он не сомневался, ехать все равно придется, только вот какой облик выбрать и как докопаться до сути происходящего в этом проклятом всеми богами королевстве. Вдруг Дениэлу невольно вспомнилась книга прочитанная во время его обучения там Древних упорно именовали Странниками из-за их пристрастия к перемене мест и неспособности долго выдерживать одну и ту же обстановку даже дома по утверждению автора они строили блуждающие. Кстати вот и решение проблемы с жильем Блуждающая Башня его спутникам наверняка понравится.

Кетрин

Она устало смотрела на кресло, в котором совсем недавно сидел ее лучший ученик. Кетрин рассказала ему далеко не всю правду об их народе. Но другого выхода у нее не было. Нельзя чтобы он свернул с пути только потому, что когда-то его предки повели себя не так как нужно. Нельзя чтобы история повторилась. Пока это зависит от нее, Древние не будут походить на своих предков. Ни в чем! Кетрин горько улыбнулась. У нее появилась возможность исправить ошибки прошлого, и она это сделает, во что бы то ни стало. Когда-нибудь она расскажет ему правду о его народе и остается надеется, что он будет к тому времени достаточно мудр чтобы понять причины, вынудившие ее скрыть от него правду и простить ее за это. Только надеяться…

Часть 2 Путь Странника

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Капитан гвардии Его Величества короля Дэла Арзегар Хэт был растерян. За время пребывания на этом без сомнения почетном но, к сожалению не очень денежном посту он успел насмотреться на самых разных мелких разорившихся дворян пытающихся стать королевскими гвардейцами, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, но такого он еще не видел. Странности начались сразу же, как нового соискателя пригласили пройти в кабинет капитана. Обычно будущие гвардейцы или открывали дверь ногой, демонстрируя свое бесстрашие и уверенность, или же робко протискивались в едва приоткрытый дверной проем, и мучительно краснели, переминаясь с ноги на ногу как можно дальше от его стола. Этот спокойно вошел в кабинет, аккуратно прикрыв за собой массивную дверь и молча, протянув капитану верительные бумаги, замер возле стола, бесстрастно глядя в пространство. Поведение юнца можно было бы назвать вызывающим, если бы не его безупречная вежливость. Капитан бегло просмотрел бумаги и пристально уставился на будущего гвардейца не в состоянии скрыть своего неудовольствия. Мало того, что соискателю едва ли исполнилось семнадцать, так еще вдобавок ко всему назвать его крепким можно было только в насмешку. Перед капитаном стоял хрупкий изящный юноша, которому место на званном балу, а не в гвардейской казарме. Если бы не случившиеся недавно по вине Его Королевского Величества потери личного состава он бы и разговаривать с ним не стал. Но никуда не денешься, больше половины гвардейцев погибли в бессмысленной стычке на границе с Виртой и почуявшие войну дворяне не очень-то рвались последовать за ними. - Оружием владеешь? - в голосе капитана звучала обреченность. Он не сомневался, что черноволосый щеголь ничего кроме дуэльной шпаги в руках не держал и готовился ко многим месяцам бессмысленных попыток научить его сносно владеть настоящим оружием. - Владею, - мягким спокойным голосом произнес мальчишка и капитан, приготовившийся к отрицательному ответу, недоуменно мигнул. Однако его растерянность длилась не долго. Выхватив из множества висящих на стене ножен первый попавшийся меч, он бросил его самоуверенному юнцу и коротко рявкнув - Покажи! - бросился в атаку. Он пришел в себя лежа на полу возле своего собственного стола, а у его любимого окна торчал этот ненормальный кандидат в гвардейцы и с интересом наблюдал за тренировкой его подчиненных. - С вами все в порядке? - вежливо спросил парень, поворачиваясь к нему, и как только догадался, что он очнулся! - Ты принят. - Проскрипел капитан Хэт, поднимаясь с пола и одергивая свой мундир. - Благодарю вас господин капитан. - Где ты научился так драться? - У меня был хороший учитель. - Ладно. Дэвол с тобой. Если у тебя есть конь, поставь его в гвардейскую конюшню, обмундирование и оружие получишь у эконома, кажется, его еще не уволили мой лейтенант припишет тебя к отряду и выделит место в казарме, а теперь убирайся от сюда и позови следующего кретина, желающего стать гвардейцев. Капитан замолчал, ожидая неизбежных вопросов, но парень молча поклонился, и вышел из кабинета, а все-таки он ненормальный подумал Арзегар, раздраженно устраиваясь за столом и, открывая бутыль вина, переданную ему кем-то в качестве взятки за то, что он и так собирался сделать. Все дворяне кретины. Хорошо, что сам он незаконно рожденный. Дэн вышел из кабинета капитана, и внимательно оглядевшись, направился к гвардейцу, которого окружало несколько растерянных дворян. - Вы лейтенант? - вежливо поинтересовался он у усталого служаки, отчаянно пытавшегося объяснить великовозрастным недорослям, где нужно расписаться и как теперь они должны себя вести и что делать. - Да! - Рявкнул лейтенант Лерт, которого сослуживцы даже в глаза иначе как Луженая глотка не звали. - Кто ты такой Дэвол тебя разорви!? - Гвардеец Его Величества, если вы мне подскажите, где я должен поставить свою подпись, и укажите, в какой казарме я должен находиться. - Ты забыл про амуницию. - Выдавил Лерт, впервые в жизни растерявшись при общении с новобранцем. - Не стоит беспокоиться господин лейтенант, судя по тому, как охраняется вон тот склад эконом находиться именно там, но спасибо за предложенную помощь. - Несколько мгновений Лерт просто бестолково разевал рот, а затем расплылся в нехорошей улыбке и вкрадчиво поинтересовался - Как твое имя? - Дэн Лэйст. - На! Распишись напротив своего имени! - лейтенант протянул ему бумагу, на которой в столбик были написаны имена новобранцев. Дэн взял листок и уверенно поставил подпись, в нужном месте, поразив едва читавшего, Лерта до глубины души. - Все кто записан здесь, направлены в седьмую казарму, - он ткнул пальцем в направлении неказистого одноэтажного здания, и развернулся к другим новобранцам, разом утратив к Дэну интерес. Лэйст пожал плечами и протянул ему его список. - Теперь ты командир отряда вот сам с ними и разбирайся. - Злорадно пропел лейтенант и принялся втолковывать здоровенному новобранцу, что с ним будет, если он нарушит устав. Дэн спокойно оглядел новобранцев и бесстрастно заявил: - Я сейчас буду называть имена. Те, кого я назову, должны будут подойти ко мне, поставить свою роспись там, где я укажу, и строиться за моей спиной. Тэр Ивандил! - странно, но никто и не подумал ослушаться этого невысокого хрупкого юношу с тихим повелительным голосом. Высокий широкоплечий парень вышел вперед, и покорно расписавшись в указанном месте, замер у него за спиной. Остальные шестеро новобранцев последовали его примеру. Дэн окинул их одобрительным взглядом, и жестом велев следовать за собой, направился к эконому. Помещение, носившее гордое название 'склад', представляло собой приземистый сырой сарай, в котором, какпопало были свалены вещи, по мнению начальства необходимые гвардейцам в первую очередь. Эконом, толстый неопрятный человек, восседал за рассохшимся порезанным столом, заваленным всевозможными бумагами и что-то старательно писал, высунув язык от усердия. Дэн остановился перед ним и положил лист с именами новобранцев ему под нос прямо на недописанную бумагу. - Мне нужно восемь комплектов обмундирования и оружия сейчас же! От неожиданности эконом подскочил и непонимающе уставился, на стоящего перед ним парня. - Ты кто такой? - наконец смог выдавить он из себя. - Командир этого отряда. Поторопись любезнейший, - последнее слово Дэн уже просто прош


убрать рекламу






ипел, и это оказало на толстяка ожидаемое воздействие. С невероятной для такой туши скоростью он выскочил из-за стола и скрылся в глубине помещения, прихватив с собой листок, на котором кто-то все-таки додумался указать не только имена новобранцев, но и приблизительный размер их одежды. Правда, примеряя принесенное обмундирование, будущие гвардейцы выяснили, что размер был указан более чем приблизительно. Только через несколько часов бесконечных примерок и грязной ругани эконома, вынужденного таскать туда сюда тяжеленные тюки с обмундированием гвардейцы подобрали себе подходящую одежду. Когда же Дэн потребовал принести оружие эконом только устало, махнул рукой в глубь помещения и предложил им разбираться самим. Лейст кивнул и направился к загородке, за которой хранились мечи и кинжалы, являвшиеся основным вооружением королевских гвардейцев. Остальные потянулись следом, мрачно разглядывая его спину. Первое потрясение прошло, и теперь парни прикидывали, как новоиспеченный командир собирается распоряжаться во вверенном ему отряде, и что для них всех это будет означать. Дэн, не обращая внимания на притихших подчиненных, перебирал сваленные в кучу мечи, пытаясь найти хоть один пригодный для сражения клинок. Пока ему это не удавалось, и гвардейцы, давно уже выбравшие себе подходящее оружие, начали перешептываться. Наконец, из самого пыльного угла Лейст вытащил невзрачный узкий меч с простым черным эфесом в потертых кожаных ножнах. Вытащив клинок на два пальца, он одобрительно кивнул, увидев, благородный шелковисто-серый отлив прекрасной стали. Тихий недовольный ропот заставил Дэна поднять голову. Гвардейцы его отряда переминались с ноги на ногу и бросали в его сторону выразительные взгляды. Лейст понимающе улыбнулся, едва заметно приподняв уголки красиво очерченных бледных губ и, подхватив лежащий рядом с мечом кинжал, непринужденно направился прямо к своим подчиненным. Те замолчали и хмуро уставились на него, не осмеливаясь, однако в открытую выразить свое неудовольствие задержкой, очень уж красочно расписывал лейтенант наказания, постигающие нерадивых за нарушение дисциплины. Никому не хотелось испытать их на себе. Дэн окинул парней спокойным взглядом и бесстрастно произнес - Сложите вещи в казарме и свободны. - С этими словами он повернулся и вышел из помещения. Проводив взглядом своего странного командира, Тэр повернулся к компании, у которой вот уже на протяжении трех лет был заводилой и тяжело вздохнул - Вот не повезло. Дэвол проглоти, этого старого маразматика капитана Хэта! Все его обещания не стоят сломанного гроша! Только вино зря на него перевели! - Что будем делать Тэр? - Рин Куэл зябко поежился. - Он теперь может делать с нами все что угодно! Кто он такой? - Не знаю. - Парни тревожно переглянулись. Таким своего старшего друга они никогда не видели. И это заставляло их невольно оглядываться и понижать голос. Для любой другой компании смена командира означала только мелкие неприятности, но для них… Для них это была катастрофа. - Ладно, ребята. - Тэр изо всех сил старался говорить спокойно. - Прежде всего нужно постараться не вызывать у него подозрений. Так что отправляемся выполнять его распоряжение, а потом постараемся придумать, как нам от него избавиться. Когда гвардейцы, стараясь сохранять спокойное выражение лиц, направились к казарме, Дэн легко спрыгнул с карниза непонятно зачем украшающего главный склад гвардии и, кивнув сам себе, направился следом. Он не ошибся в своих предположениях, и это несказанно радовало его. В казарме, не смотря на жаркую погоду, было также сыро и промозгло, как и на складе Рин отчаянно огляделся, пытаясь найти койку, которую хотя бы с большой натяжкой можно было назвать удобной но, так и не обнаружив таковой, уныло поплелся к первому попавшемуся топчану, волоча за собой свои вещи. Тэр молча проводил его взглядом и вздохнул. Он ничего не мог поделать, как бы ему этого ни хотелось. Артак, Бир и Вэйс понуро сидели на своих койках и перебирали, тот минимум вещей который местное начальство считало вполне достаточным для гвардейцев Его Величества. Лет, свернувшись в клубок под тонким одеялом, мелко дрожал. Хира нигде не было видно. Тэр осторожно присел на кровать к Лету и провел рукой по покрытому испариной лбу друга. Его опасения подтверждались у парня явно лихорадка, а завтра начинаются тренировки! Увидев, что он делает остальные подошли к нему, в глазах стыло беспокойство. - Как он? - тихо спросил Артак. - Плохо. У него лихорадка. Он не сможет завтра встать. - Тогда к нему вызовут врача! - Вэйс едва сдерживал волнение. - И он обнаружит, что Лет ранен! - Придется придумать объяснение. - Тэр старался говорить уверенно, но все они прекрасно понимали, что объяснить воспаленный ожог в форме клейма предателя, будет невозможно. - Надо было уходить в горы. - Безнадежно выдохнул Бир. - Пришлось бы прорываться с боем, а это верная смерть. Против регулярных войск мы бессильны. - Резко ответил Тэр, стараясь под напускным раздражением скрыть охвативший его страх. - Господа гвардейцы! Должен ли я напоминать о необходимости привести себя в порядок, дабы не позорить гвардию своим непотребным видом? - голос командира звучал мягко, но это была мягкость кошки играющей с мышью. Дэн с интересом наблюдал, как заговорщики отчаянно пытаются скрыть свой страх и лихорадочно соображают, как долго он здесь стоял, и сколь из разговора мог услышать. Их реакция было настолько предсказуема, что ему захотелось смеяться. Парни совершенно не имели навыков, чтобы выжить в той ситуации, в которую они попали. Ну что ж тем интереснее будет с ними играть. - Лет если я не ошибаюсь? - Дэн посмотрел на скорчившегося под одеялом парня с холодным неодобрением. - Если вы умудрились простыть при такой погоде, то назначение вас в гвардейцы Его Величества короля Дэла было явной ошибкой. И я не позволю вам позорить на завтрашней тренировке мой отряд. Поэтому на всю неделю вы останетесь в постели, и не смейте вставать и выходить из казармы! Не хватало только, чтобы капитан Хэт увидел вас в таком состоянии! И Тэр я назначаю вас ответственным за выполнение моего распоряжения, вот мой письменный приказ, - Дэн ловко вытащил лист бумаги из пачки, выданной ему как командиру отряда, и быстро написал несколько слов. - Возьмите у эконома деньги из доли нашего отряда и отправляйтесь в город, купите лекарство от простуды. Незачем гарнизонному костоправу знать об этом конфузе. Кстати для всех остальных он наказан. Извольте придерживаться этой версии! - Лейст раздраженно сунул Тэру листок с приказом, и вышел из казармы, хлопнув дверью, как командир он должен был спать отдельно от подчиненных в маленьком пристрое. Тэр, глядя ему вслед счастливыми глазами, тихо рассмеялся. - Нет, ребята. Нам ненужно менять командира! Сам Бог послал нам этого идиота! Он только что спас нас всех сам того не подозревая! - Хиг, только что бесшумно проскользнувший в казарму своего отряда, с удивлением рассматривал счастливые физиономии своих друзей. - Что случилось? - Благодаря гепертрафированному чувству гордости нашего командира у нас теперь есть деньги на лекарства для Лета и возможность беспрепятственно выйти за ними в город. - Тэр победно поднял над головой листок с приказом и криво усмехнулся, - мало того этот дурак приказал всеми силами скрывать то, что Лет болен. Это видите ли плохо отразиться на репутации отряда! Хиг присоединился к смеху друзей. Бог действительно на их стороне! У них все получится! Никто из них не обратил внимания на хрупкую фигурку, скользнувшую прочь от окна казармы. Дэн не любил, когда что-то было ему неизвестно, и теперь обдумывал, как ему решить главную свою задачу, а именно научить их осторожности. Эти дворяне совершенно не приспособлены к жизни, и как их только не перебили до сих пор? Ну, эти ему пригодятся, так что придется повозиться.

Глава 2.

 Сделать закладку на этом месте книги

Утро началось с зычного вопля лейтенанта, объявляющего для новобранцев подъем. Дэн вошел в казарму свежий и спокойный, как и подобает командиру, и застал там нерадостную картину. Гвардейцы слонялись туда сюда явно не в состоянии сообразить, что им нужно делать, постель была в относительном порядке только у Тэра, а все остальные даже не соизволили одеться. Лейст тяжело вздохнул и принялся отдавать приказания, вскоре его отряд уже застыл в шеренге таких же, как и они новобранцев на грязном, раскисшем от ночного дождя поле, именуемом здесь плацем. Новоявленные гвардейцы внимательно слушали лейтенанта, перечислявшего упражнения, которые им сегодня необходимо выполнить. Дальше тренировка напоминала плоскую комедию, какие любят ставить бродячие актеры на потеху селян в отдаленных поселениях. Лейтенант орал и раздавал подзатыльники. Новоиспеченные гвардейцы, скользя по жирной грязи, и то, и дело, шлепаясь в лужи, пытались неуклюже выполнить требуемые упражнения, сбивались и начинали заново. Капитан стоял в стороне и брезгливо наблюдал за разворачивающимся перед ним действом. - Вы тупые скоты! - надрывался Луженая глотка окончательно выведенный из себя неуклюжестью новобранцев. - Да вам оружие можно только издали показывать! Идиоты! Отжимаемся! Ты что скотина делаешь?! - он смачно пнул новобранца, отчаянно пытавшегося не растянуться на мокрой скользящей земле, и грубо выругался. - Ты что вихляешься? Или думаешь, что на бабу залез?! Когда лейтенант скомандовал окончание тренировки, многие новобранцы уже еле стояли на ногах. Тэр с беспокойством наблюдал как его друзья, шатаясь, плетутся к казарме. Он сам чувствовал себя отвратительно, но для них в отличие от него такие нагрузки были совсем не привычны, если так будет продолжаться, то они скоро просто сваляться от переутомления. В казарме кто-то позаботился поставить чан с водой и гвардейцы, торопливо сбросив форму, принялись брезгливо смывать с себя грязь. Рин тихо вздохнул и с грустью констатировал, что у него прибавилось синяков и ссадин. Старательно вытираясь полотенцем, чтобы не дай Бог не простыть в промозглой казарме он тоскливо, оглядывал обшарпанное, заросшее грязью помещение, в котором ему предстояло провести несколько лет. От безысходности хотелось завыть. Вэйс тихо подошел к нему и положил руку ему на плечо. - Не отчаивайся. Тэр что-нибудь придумает. - Никто не заметил, как напряглись плечи Тэра услышавшего эти слова. Он не знал, что теперь делать, но не мог этого сказать друзьям, которые доверили ему свои жизни. Громко хлопнула дверь, и в казарму ввалился Дэн, молча оглядел своих подчиненных и направился в дальний от окна угол, раздраженно поправляя стянутые в хвост черные волосы. Переглянувшись, парни последовали за ним, напряженно размышляя, что ему пришло в голову на этот раз. Подождав пока все кроме Лета соберутся вокруг него, Дэн кивком приказал им сесть и резко бросил - Надеюсь, вам понравилась утренняя тренировка? - гвардейцы растерянно молчали. - Мне, она совершенно не понравилась! Жалкое зрелище! Тэр вздохнул и приготовился оправдываться перед этим юнцом на восемь лет моложе его самого, по воле Единого бога оказавшегося его командиром. Лэйст словно почувствовав его раздражение, посмотрел прямо на него и едва приметно улыбнулся - Из нас делают не бойцов, а баранов предназначенных для бойни. - Тэр поперхнулся возражениями и потрясенно уставился на этого юнца, только что произнесшего в слух его самые сокровенные мысли. А Дэн между тем продолжал. - Меня с детства обучали владению оружием, так заведено в нашей семье, и смею надеяться, что учитель у меня был не плохой. По крайней мере, ему удалось пережить не одну войну, и в тылу он не отсиживался. Если хотите, то в свободное от тренировок время я научу вас тому, что знаю сам. Мне нужен боеспособный отряд, но я не буду никого заставлять. Это дело добровольное. Подумайте над моими словами. Вечером дадите ответ. - Дэн неожиданно резко поднялся и также стремительно как появился, исчез из казармы. Тэр обвел друзей усталым взглядом - Ну, что скажете? - Странный он какой-то, - проворчал Хиг. - Если мы хотим выжить, мы не должны привлекать к себе внимание. - Если мы хотим выжить, мы должны научиться драться! - резко возразил ему Вэйс. - С нашей нынешней подготовкой, мы погибнем в первой же стычке! - Ты прав. - Вздохнул Артак, - сражаться мы не умеем, но умеет ли он вот в чем вопрос? - Лучший способ проверить - это согласиться. - Неуверенно пробормотал Рин. Все удивленно посмотрели на него. - А ведь он прав! - воскликнул Тэр - Если он врет, мы просто откажемся продолжать. Но если все что он сказал - правда, то это наш шанс продержаться здесь достаточно долго, чтобы придумать способ сбежать! Переглянувшись, друзья согласились с таким решением и устало разбрелись по своим койкам, чтобы хоть немного отдохнуть перед вечерней тренировкой. О завтраке никто из них даже и не вспомнил. Однако о нем не забыл их командир. По обычаю королевской гвардии питались гвардейцы в трактире находившимся недалеко от казарм, который так и назывался: 'Приют гвардейца'. На эти цели новобранцам выдавалось небольшое жалование, которого едва хватало на еду в этом низкопробном заведении, всем остальным гвардейцев 'обеспечивала' Корона. Из приятной полудремы измученных новобранцев вывел громкий стук входной двери. Командир снова возник перед ними в безупречно отглаженной форме и с крайне недовольным выражением лица. - Завтрак пропускать нельзя! - холодно бросил он, разглядывая растерянных подчиненных. - Хотите совсем ослабеть? Собирайтесь! Мы идем в трактир - это приказ! Кроме тебя, Лет. Тебе еду принесем прямо в казарму, нечего демонстрировать свою слабость. - С этими словами он облокотился на косяк двери и замер, всем видом давая понять, что не сдвинется с места, пока его приказ не будет в точности выполнен. Кряхтя и ругаясь, гвардейцы принялись одеваться, проклиная своего чересчур деятельного командира. Не у одного из них возникла мысль дождаться пока он уйдет и снова завалиться спать, только на этот раз в одежде, но Дэн, явно предвидя такое развитие событий, отправился в трактир вместе с ними. Часовой, у ворот проверив пропуск, проводил их удивленным взглядом. Обычно новобранцы только на третий день догадывались о необходимости регулярного питания, и вернулся к бездумному созерцанию улицы перед воротами. Дэн уверенно вел их по узким переулкам к трактиру. Бир, увидев, что у гвардейцев называется трактиром, застонал. Лэйст пожал плечами - По крайней мере, еда здесь съедобная, в отличие от других подобных заведений, а ни на что другое денег все равно не хватит. Тэр тяжело вздохнул и решительно шагнул внутрь вслед за командиром, вопреки его опасениям внутри было достаточно чисто. Выбрав столик в углу, и усевшись спиной к стене, Дэн продиктовал подскочившему трактирщику заказ, и с интересом принялся разглядывать своих подчиненных. Все они как на подбор были высокими, крепкими, с хорошо развитой мускулатурой, но печать изнеженности лежала на них так же ясно, как клеймо палача на лбу у преступника. Никто из них явно не был приспособлен к трудностям службы в армии. Светловолосые, сероглазые, истинные представители знати, культивировавшей в себе эти признаки из поколения в поколение, они были призваны разбивать девичьи сердца, а не головы врагов. Стараясь делать это незаметно, они тоже изучали его, и то, что они видели, явно вызывало у них неуверенность. Как и у всех в королевстве Таркана воин у них ассоциировался с горой мышц и зверским выражением лица. Ни того, ни другого у него не было, и поэтому он приводил их в замешательство. Подали обед, и гвардейцы приступили к трапезе, так и не сказав друг другу ни слова. Еда была простой, но сытной и даже вполне съедобной, чего новобранцы уж никак ни ожидали. Дэн насмешливо наблюдал за попытками благородных дворян скрыть отвращение к непривычной пище и свои великосветские манеры, которые выдавали их с головой. Надо же провинциальные разорившиеся дворяне ведут себя за столом, так что и на королевском приеме их бы не осудили за отсутствие воспитания. Мистика! Наконец Тэр поднял взгляд от тарелки и посмотрел прямо на своего командира. Неуверенные серые глаза встретились с черными, своим холодным блеском больше всего напоминающими черный лед с Бешеной реки. Сглотнув, неизвестно откуда появившийся ком в горле, Тэр, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал уверенно, коротко бросил: - Мы принимаем твое предложение. - Хорошо. - Спокойно ответил Лэйст. - Сегодня как стемнеет, начнем. Новобранцы замерли, ожидая продолжения, но Дэн, казалось, больше не интересовался разговором, подняв руку, он подозвал трактирщика и потребовал упаковать немного еды с собой, после чего расплатился за всех и, дождавшись, когда ему принесут сверток с едой, непринужденно встал из-за стола. Гвардейцы торопливо последовали его примеру. Дэн протянул еду Вэйсу - Отнесешь Лету. - И тут же повернулся к Тэру. - Ты уже купил ему лекарства? Тэр под немигающим взглядом своего командира невольно покраснел и, чувствуя себя преступником, покачал головой. Лэйст хмыкнул и соизволил развить свою мысль - Здесь за углом неплохая аптека, там можно купить лекарства на все случай жизни. - Поделившись этой информацией, он сунул Тэру пропуск в казармы и скользнул к выходу. Миг. И только легкий скрип неплотно прикрытой двери напоминал о том, что он вообще здесь был. Рин нервно рассмеялся. - Как вы думаете, он хотя бы человек? - А ты что, веришь во все эти сказки про магов, продавших душу Дэволу? - хмыкнул Артак. - Просто он знает и умеет больше, чем мы. - Кажется, он знает и умеет гораздо больше, чем мы. - Вздохнул Хиг, - Ну что сходим, навестим аптеку, которую он нам порекамендавал? - Конечно сходим! - решительно бросил Тэр, - хотя бы для того чтобы не вызвать у него подозрений. С этими словами он направился к двери, всем своим видом давая понять, что возражения не принимаются. Их и не последовало. Выйдя на улицу, Тэр остановил уличного разносчика, и спросил его, где находится ближайшая аптека. За мелкую монету разносчик вызвался проводить господ гвардейцев к аптекарю Хэрмику, который славиться своими мазями от ожогов. Переглянувшись, друзья согласились. Через несколько минут они уже стояли возле маленькой опрятной лавки, единственное окно которой было так густо усеяно всевозможными пучками трав и корешков, что в вывески необходимости уже не было. Решительно толкнув дверь, гвардейцы вошли внутрь, невольно сторонясь банок, заполненных странного вида жидкостями и порошками, которые были расставлены в самых невероятных местах. Например, прямо на полу перед дверью. Из глубины помещения показался сгорбленный сухонький старичок, закутанный в старый выцветший халат и платок, который он использовал вместо пояса. - Чем могу служить благородные господа? - неожиданно звонким голосом спросил он. - Нам нужна мазь от ожогов. - Прекрасно! И чем был нанесен ожог благородные господа? Нет, не думайте, что я чересчур любопытен или лезу не в свои дела! Это очень и очень важно! Поверти мне благородные господа! Если лечить ожог не правильно он может убить, а в этом благословенном мире так много всяких вещей, способных причинить ожог нашему хрупкому человеческому телу! И буквально каждый из этих ожогов нужно лечить только той мазью, которая для этого предназначена! Иначе беда просто беда! Вы бы видели, благородные господа к чему приводит неграмотное лечение ожогов! Рубцы! Увечья! Смерть, в конце концов! И все это из-за того, что многие считают, что совершенно неважно, чем был нанесен ожог, и не упоминают об этом как о совершенно незначительной детали, а затем пытаются лечить ожог оставленный водой мазью из соцветий сестринских слезок. И все! Все, Благородные господа! Вот вам уродливый рубец на всю жизнь! - Тэр молча ждал, пока аптекарь успокоится и даст им ответить, но кажется, тот оседлал своего любимого конька, и его сильно понесло. У них совсем не оставалось времени, нужно было вернуться в казармы до полудня, иначе пропуск станет недействительным, и они все загремят в карцер. А аптекарь и не думал замолкать. В конце концов, терпение Тэра лопнуло, и он довольно грубо прервал разглагольствования старика - Ожог нанесен раскаленным железом. - Да? - тут же заинтересовался старичок. - И насколько он глубок? - Тэр добросовестно попытался вспомнить, но не смог. Перед глазами стояла картина вдавливаемого в плоть раскаленного клейма и отчаянный крик Лета. - Очень глубок, - наконец выдавил он из себя, и сам поразился, как хрипло звучит его голос. Аптекарь быстро закивал и исчез за полками, через мгновения он появился вновь, держа на вытянутых руках большую банку с какой-то грязно-желтой мазью - Вот! - он быстро сунул ее Рину, который стоял к нему ближе всех. - Это то, что нужно! Втирайте эту мазь в поврежденное место три раза в день, и через семь дней ваш друг будет как новенький! Вот этим полотном его нужно будет перевязывать. - В руках у аптекаря появился небольшой рулон мягкого полотна. - И все это будет стоить две серебряные монеты! - с гордостью закончил он. Тэр молча вытащил деньги, вчера выданные ему экономом, и протянул их хозяину лавки. Тот ловко выхватил деньги у него из рук, буркнул что-то неразборчивое и исчез в глубине помещения. Было ясно, что он совершенно утратил интерес к посетителям. Не сговариваясь, гвардейцы быстро покинули лавку с ее странным хозяином и направились в казармы. Настроение у всех было приподнятое. У них снова появилась надежда, что Лет поправиться, и они смогут покинуть этот негостеприимный город как можно скорее. Только Тэр не разделял их восторгов. Он прекрасно понимал, что случай покинуть королевство может представиться далеко не сразу, а еще его беспокоили странные совпадения. Дэн приказал выдать ровно столько денег, сколько затребовал аптекарь за свою мазь и направил их именно в ту аптеку, хозяин которой хорошо разбирается в ожогах. К тому же пропуск он отдал им. Вопрос как он собирается вернуться в казармы без пропуска? И почему он делает все это так демонстративно, словно специально заставляет их задуматься о том, что происходит. Эта мысль позволила ему отбросить предположение о том, что их командир приставлен следить за ними. Слишком вызывающе он себя ведет для шпиона. Но вот тогда зачем ему все это нужно? Что он замышляет? В простые совпадения Тэр не верил, слишком многого такое доверие стоило ему в прошлом, и он не собирался повторять свои ошибки. За своими размышлениями он и не заметил, как они подошли к воротам казарм. Часовой мельком глянул на пропуск, не обнаружил нарушений и махнул рукой в сторону открытой калитки - Проходите.

Глава 3.

 Сделать закладку на этом месте книги

Вечера ждали с нетерпением. После того как обработали ожог Лета, делать было абсолютно нечего. Остальные гвардейцы устроили попойку, провожая свое беззаботное прошлое, но семерым мрачно вглядывающимся в свое более чем неопределенное будущее было не до веселья. Наконец, долгожданные сумерки спустились на землю королевства Таркана, и Тэр с друзьями принялись напряженно вглядываться в сгущающуюся тьму, стараясь угадать, с какой стороны появится командир, и где он собирается проводить свои тренировки. - Кого-то ожидаете господа? - раздался за их спинами вежливый голос. Рин вскрикнул от неожиданности, остальные промолчали, но потрясение, написанное на их лицах, говорило само за себя. Дэн спокойно стоял посреди казармы. Как он там мог очутиться? Ведь все окна выходят на ту же сторону, что и дверь? Как он мог пройти никем незамеченным? Все это так ясно читалось в глазах гвардейцев, что Дэн позволил себе усмехнуться. Наблюдать подобную наивность ему редко приходилось. - Окна и двери - не единственный путь, по которому можно проникнуть в помещение. Вы готовы начать тренировку? - Тэр ответил за всех - Да! - Хорошо, как только я осмотрю Лета, мы отправимся на тренировку. - Все растерянно замерли, услышав его последние слова. Поняв причину замешательства, Дэн покачал головой - Неужели вы думаете, что я способен спутать лихорадку от простуды и лихорадку, вызванную серьезным ранением? Хорошего же вы обо мне мнения! - Но почему? - Артак не мог скрыть своего потрясения и испуга. - Почему я разыграл вчера перед вами комедию? Мне просто не хотелось, чтобы вы попытались меня убить не то, чтобы это могло у вас получиться, но тратить время на бессмысленную возню? Пока остальные переваривали это заявления, он подошел к Лету, и осторожно пощупал его лоб. Судя по его ощущениям, температура слегка упала, аккуратно сняв бинты, испачканные мазью непередаваемого цвета, он принялся внимательно изучать ожог, стараясь определить насколько серьезно положение. Все остальные застыли, в ужасе ожидая его реакции. Одно дело узнать, что один из подчиненных ранен, а совсем другое обнаружить у него между лопатками клеймо предателя. Дэн, разглядывая рану, невольно нахмурился, тот, кто ее нанес, был мастером своего дела, ожог не угрожал жизни, но почти наверняка оставил бы Лета калекой, стянув мышцы спины, так что он никогда не смог бы выпрямиться в полный рост и свободно действовать руками. Проклятье! Придется внимательно за ним наблюдать и при необходимости корректировать лечение. Ему этот мальчик нужен живым и здоровым. Лэйст хмыкнул и снова наложил бинты, действуя настолько осторожно и бережно, что парень даже не застонал. Закончив с перевязкой, он выпрямился, и коротким жестом приказав остальным следовать за ним, вышел из казармы. Гвардейцы отправились за ним, гадая про себя, где же он собрался проводить свои тренировки не на гарнизонном же плацу на глазах у всей гвардии? Ответ они получили довольно скоро, Дэн беззвучно проскользнул между казармами и нырнул в густые заросли колючего кустарника, растущие возле гарнизонной стены. Проклиная все на свете, гвардейцы последовали за своим командиром, ожидая, что в следующее мгновение в них вопьются сотни острых колючек, но к их удивлению в кустарнике оказался едва заметный проход, который довольно быстро вывел их к самой стене, в этом месте не такой высокой и почему-то украшенной небольшими штырями. Дэн, не останавливаясь, легко поднялся по штырям на стену и сверху вопросительно посмотрел на притихших парней - Проблемы? - Нет. - Коротко вздохнул Тэр. - Ни каких проблем. - И решительно взялся за первый штырь, в глубине души надеясь, что не сорвется с непривычной опоры и не наделает шуму, приземлившись в колючие кусты. Однако к его удивлению подъем оказался довольно легким и даже Вэйс смог одолеть его без труда. За стеной едва заметная тропинка уводила в лес. Еще одна странность, отметил про себя Тэр, казармы королевской гвардии располагались за пределами городской стены, окружающей центр города и попасть из предместья в столицу можно было только по личному разрешению капитана. А стена, окружающая гарнизон с одной стороны и вовсе примыкала к королевскому лесу. Королевскому! Это что же полоумный командир тащит их в королевский лес на тренировку? Он совсем спятил? Словно услышав его мысли, Дэн обернулся, и продемонстрировал свою неподражаемую едва заметную улыбку на бесцветных губах - Самое безопасное место. - Пояснил он свой странный выбор и снова устремился по едва заметной тропинке в глубь чащи. В конце концов, они вышли на поляну явно являющуюся целью их путешествия. Дэн огляделся вокруг, мечтательно прикрыв глаза, и тихо выдохнул - Какая красота! Гвардейцы дружно вздрогнули и уставились на своего командира в суеверном ужасе. Назвать то, что было вокруг них, красивым мог только сумасшедший. Поляну окружала стена деревьев, среди которых беззвучной змеей скользил молочно-белый странно искрящийся туман, трава в нем казалась серой, и капли вечерней росы блестели на ней как непролитые слезы. А посредине этого мрачной картины возвышался огромный засохший дуб, в черных ветвях которого пряталась бледная луна, заставляя их светиться мертвенным светом. И все-таки Лэйст разглядывал окружающее с нескрываемым удовольствием. Вот он наконец-то соизволил переключить свое внимание на гвардейцев, несмело жавшихся у самых деревьев и не решающихся выйти на открытое место - Ну, начнем. Первое, забудьте все, чему вас учили. Второе, умение драться без умения правильно дышать и правильно двигаться ничего не стоит. Вот этим мы сейчас и займемся. Выдав это дикое утверждение, Дэн принял какую-то невообразимую позу и замер в ней, спокойно разглядывая ошарашенных бойцов. - Повторить! - Коротко приказал он. И парни, кряхтя, принялись старательно изгибаться, чтобы так же, как и он сплести ноги в сложный узел, чуть ли не над своей собственной головой. Когда их позы стали отдаленно напоминать его собственную, Дэн приказал им замереть и сосредоточиться на дыхании, пояснив, что иначе они в таком положении сидеть не смогут. Ученики послушно принялись дышать, так как он им показывал. А Лэйст легко поднялся на ноги, будто и не сплетал их в невероятное сооружение, по какой-то ему одному известной причине, называемое базовой позой в боевых искусствах. И спокойно посмотрел на Тэра, который единственный из гвардейцев мог похвастаться нормальным цветом лица, неискаженного гримасой едва сдерживаемой боли. - Тэр, тебе это упражнение не обязательно, так что пока остальные занимаются, нам стоит поговорить о сомнениях и вопросах, которые мучают тебя последние время. Тэр невольно вздрогнул, и настороженно посмотрел на Дэна, с безмятежным видом оглядывающегося вокруг, и, казалось, не обращающим никакого внимания на напрягшихся гвардейцев. Он мог, конечно, отказаться, но еще с той, так неожиданно закончившейся жизни, он усвоил один немаловажный урок: прежде чем принимать решение необходимо выслушать как можно больше мнений на этот счет. И поэтому, ни говоря, ни слова, он поднялся, и спокойно, стараясь не показать, что непривычная поза доставляла ему дискомфорт, направился вслед за Дэном, отошедшим под деревья, подальше от натужно пыхтящих бойцов. Лэйст спокойно рассматривал его, кажется, не замечая, что его это смущает.


убрать рекламу






- На все твои вопросы один ответ: Да я догадался, кто ты и твои друзья, и я вас не выдам, потому что вы нужны мне. - Как? - только и смог выдавить из себя Тэр. - Помилуй, неужели ты думаешь, что я мог не узнать Тэриана Иктара герцога Хеорского и его верных друзей? Вы неплохо замаскировались, эти бороды усы обветренные изможденные лица вводят в заблуждение, но я никогда не страдал отсутствием логического мышления и способен сопоставить исчезновение Великолепной семерки, объявленной погибшей и появлением семи гвардейцев, один из которых ранен и которые отчаянно пытаются не привлекать к себе внимания. Должен заметить, что прятались, на мой взгляд, вы очень неумело. - Что ты от нас хочешь? - Ничего, что шло бы в разрез с вашими понятиями о чести, можешь мне поверить. И предупреждаю твой второй вопрос, угроза вашей жизни будет минимальной. Итак, ты согласен сотрудничать? - Почему ты не спрашиваешь об этом остальных? - А зачем? Они все равно сделают, так как скажешь ты, а знать лишнее хуже спать по ночам. Пусть дети тешатся своими иллюзиями. - Тэра покоробил цинизм их командира, но он не мог не согласиться с тем, что этот странный человек, верно, оценил обстановку. Его друзья доверяли ему безоговорочно. И вот теперь он должен решать за них, решать, прекрасно осознавая, что если он ошибется, они погибнут. Ему стало страшно. Но он отвечал за них, и привычно загнав в глубину своего рассудка страх, сомнения и неуверенность в себе, он принялся бесстрастно анализировать происходящее, стараясь найти выход из создавшегося положения. Дэн одобрительно наблюдал за ним, улыбаясь про себя. Он не ошибся с этим человеком он без сомнения подходит для его целей, однако придется учитывать его привязанность к своим друзьям, не хотелось бы потерять такой многообещающий материал из-за нелепой ошибки и глупых эмоций. Наконец Тэр решился и твердым голосом дал согласие от своего имени и от имени своих друзей. Лэйст кивнул, принимая ответ, и вернулся на поляну. Тренировки придется продолжить, иначе опальный герцог заподозрит неладное. Новое утро встретило Великолепную семерку кошмаром, даже закаленный Тэр с ужасом представлял себе предстоящую тренировку. После вчерашних издевательств Дэна у него болел каждый мускул, а все остальные находились в еще худшей форме, чем он. Традиционный вопль Луженой глотки вывел их из тревожного забытья, в которое они погрузились, едва доковыляв до вожделенных постелей, но заставить себя встать они не смогли. Когда в дверях появился свежий и подтянутый Дэн по казарме пронесся стон отчаяния, однако их командир вел себя более чем странно. Вместо того чтобы приказать им немедленно подниматься и заправлять койки Лэйст неторопливо, подошел, к Лету и принялся осторожно снимать старые бинты, попутно доставая из тумбочки рядом с его кроватью мазь от ожогов, которую Тэр спрятал там накануне. Гвардейцы следили за его действиями в полном молчании. Они уже начинали привыкать к странностям своего командира, но это было чересчур даже для него. Словно почувствовав их замешательство, Дэн поднял голову, и едва заметно улыбнулся своей особенной улыбкой - Должен сообщить вам неприятную новость: весь отряд наказан. Нам в течение десяти дней запрещено покидать территорию гарнизона и присутствовать на занятиях. Так что можете спокойно набираться сил перед вечерней тренировкой в Королевском лесу. Новость привела гвардейцев в состояние близкое к отчаянию. Разрешение выйти в город означали возможность хотя бы один раз в день нормально поесть, поскольку считалось, что гвардейцы питаются на свои деньги, то гарнизонный кашевар готовил исключительно для офицеров, а остальные могли получить на кухне только хлеб и воду! Какие к Дэволу тренировки через два дня они ноги будут таскать с трудом! Дэн, наблюдая за отчаянием, написанным на лицах его подчиненных, не мог сдержать ухмылки. Какие же все-таки они беспомощные, только Тэр наблюдает за ним, ожидая продолжения. Определенно из парня будет толк. - Да, еще я договорился с кашеваром, и он, за вполне умеренную плату, будет готовить офицерские порции чуть больше, чем требуется, и соответственно мы получим неплохое питание три раза в день. - Как? - Рин не смог скрыть своего удивления. Кашевар славился дурным нравом и несговорчивостью, даже при всем их стремлении обособиться это было им известно. - Я его убедил. - Хитро улыбнулся Дэн и подмигнул ошарашенному Рину, - а теперь отдыхайте. - С этими словами он выскользнул из казармы. Однако его последнее распоряжение осталось не выполненным, взбудораженные его сообщениями гвардейцы принялись оживленно обсуждать их, забыв про усталость, только Тэр молча смотрел в след, Дэну мучительно пытаясь найти ответ, зачем ему все это понадобилось. Он не сомневался, что наказание это его рук дело, а этот человек ничего не делает просто так. Решившись, он поднялся с кровати и, пользуясь тем, что увлеченные спором о том, как их командиру удалось уговорить кашевара, друзья не обращают на него ни какого внимания, вышел из казармы. Дэна он нашел сразу. Тот неподвижно сидел, скрестив ноги на полу узкой тесной каморки, которая полагалась ему как командиру отряда, и смотрел прямо перед собой. Луч света ударивший из открытой двери заставил его опустить веки, но никакой другой реакции на вторжение не последовало. Тэр неловко топтался на пороге, не зная на что решиться то ли шагнуть в эту неприветливую комнату единственным источником света, в которой была приоткрытая дверь то ли развернуться и уйти, не дожидаясь, пока хозяин комнаты обратит на него свое внимание и вышвырнет вон. Дэн разрешил его сомнения. Одним гибким движением он поднялся с пола и, тряхнув распущенными волосами, которые каким-то непостижимым образом отросли до талии, спокойно произнес - Входи. Тэр молча вошел и прикрыл за собой дверь, погружая комнату в полную темноту. Он сам не знал, почему решил, что так будет правильно, но, судя по тому, как, крепкая рука бережно подхватила его под локоть, и аккуратно усадила на единственный в комнате стул, он не ошибся. - Итак, у тебя появились вопросы. Я слушаю. - Голос Дэна звучал абсолютно бесстрастно и Тэр вдруг обнаружил, что все вопросы вылетели у него из головы. Словно поняв его состояние, Дэн продолжил - Позволь я отвечу на вопросы, которые ты никак не можешь сформулировать. Зачем я подвел отряд под наказание? Мне нужно было время, для того чтобы обучить твоих друзей хотя бы элементарным приемам защиты и нападения, а от тренировок нашего достопочтенного лейтенанта никакого толку, только лишняя усталость, впрочем, так и было задумано с самого начала. - Зачем?! - Вспомни, небольшая стычка на границе и потери составили половину личного состава и еще один нюанс - в королевскую гвардию набираются только провинциальные разорившиеся дворяне, у которых нет ни семьи, ни полезных связей. - Все равно не понимаю. - Тэр окончательно растерялся. - Ну, хорошо. - В голосе Дэна зазвучала усталость. - Добавлю, еще несколько штрихов. Всем известно, что жалование гвардейца такое маленькое не из-за жадности короля, а потому что он заботиться о своих подданных, ибо после семи лет службы в гвардии каждый гвардеец получает сумму, достаточную для восстановления своего поместья и безбедного существования до конца жизни. - Да это так и что в этом плохого? - Тэр не понимал, куда клонит Дэн, но не мог не выразить одобрение такого закона. - А куда идут деньги тех гвардейцев, которые погибли на службе? - раздался из темноты насмешливый шепот Лэйста. - В государственную казну между прочим, если ты не знал. - Тэр повертел головой, стараясь определить, откуда идет голос, но не смог этого сделать и, решив для себя что, будет разговаривать, глядя прямо перед собой, спросил - И что ты хочешь этим сказать? - в ответ раздалось раздраженное шипение. Гвардеец испуганно вскочил, и принялся озираться по сторонам, не смея двинуться с места. - Сядь! - голос Дэна казалось, просто сочился сарказмом. - Здесь нет никакой змеи! Но зато теперь я понимаю, как наследнику удалось заманить вас всех в ловушку. Интересно только что помешало ему прикончить вас всех? Тэр вздрогнул и без сил рухнул на стул. Перед его внутренним взором снова закружились картины недавнего прошлого. Приглашение принца на охоту не вызвало у него опасений. Пусть и утверждали, что с таких охот не всегда возвращались, он не верил сплетням. Принц был его другом, они часто охотились вместе, и он не ни разу не заметил ничего, что подтверждало бы подобные слухи. В этот раз он взял с собой своих друзей и отправился в Западные горы на охоту за горными ормами. Но обычное развлечение превратилось в кошмар. Он до сих пор не мог забыть свои ужас и потрясение, когда в ущелье они наткнулись на отряд регулярной армии, и охрана принца блокировала путь к отступлению, а тот, кого он называл другом, с презрительной улыбкой заявил, что не намерен позволять ему стать угрозой для своего будущего правления. Его клятвы в верности вызвали только глумливый смех и побои, а потом принц Нерен объявил им свой приговор. Их заклеймят, как предателей и бросят умирать в горах. Если же они вернуться их повесят как бродяг. Зная обычаи своего народа, он поверил в это. Крик Лета, выбранного наобум с помощью детской считалочки. Отчаянная попытка добраться до чудовища, которое пряталось под мужественной внешностью и приятными манерами Его Высочества. Снова побои. А затем его заставили смотреть, как мальчишке никогда в жизни не слышавшему грубого слова ставят на спину клеймо, используя для этого самый большой пыточный инструмент, который только смогли найти. Веселый хохот мучителей над криками и слезами жертвы и принц, важно заявляющий, что так будет с каждым, кто посягнет на основы государства. Каждый день палачи собирались клеймить по одному из них. Ему позволили быть последним. Отчаянный на грани безумия побег. В бурной горной реке их не стали искать. Безнадежность и боль дней, в течение которых они добирались до жилья, скрываясь и передвигаясь в темноте. Глупая попытка спрятаться в гвардии… Он вынырнул из воспоминаний, когда крепкая рука схватила его за плечо и сильно встряхнула. Подняв голову, он встретился глазами с Дэном, с молчаливым сочувствием глядящего на него из темноты. - Прости. Я не должен был этого говорить. - Тэр только кивнул, он был не в силах произнести ни слова. - Принц всегда стремился упрочнить свое положение, расправляясь заранее с теми, кто в будущем могли стать для него угрозой. - Откуда ты знаешь? Почему я этого не знал!? Это моя вина, что мои друзья попали в такое положение! - Нет не твоя. - Голос Дэн стал резким, - сейчас правит династия, дикая жестокость, у которой сочетается с звериной хитростью и чутьем на опасность. Если бы они не планировали убить и твоих друзей тоже, их бы не было вместе с тобой в том ущелье. Поверь. - Они? - А ты думаешь, что сын чем-то отличатся от отца? Кстати это возвращает нас к вопросу гвардии. - Я не понимаю. - А должен был бы. И если хочешь выжить, тебе придется не только идти путем чести, но и хорошо понимать тех, кто его не признают. А с гвардией все просто. Семь лет службы проживают единицы, и соответственно казна экономит огромные деньги, а король имеет воинское подразделение, которым всегда можно пожертвовать, но которое в отличие от ополчения селян может довольно дорого продать свою жизнь. К тому же король избавляется от лишних дворян, неспособных быть ему полезными, но требующими своих исконных привилегий. Вот тебе и ответ. Тэр потрясенно смотрел на Дэна. Боже! Он был старше его лет на восемь. Он был герцогом и знал все, что сейчас ему рассказали не понаслышке, и все-таки он не сумел понять, что жил в мире, сотканном изо лжи. В мире, где человеку давалась привилегия, которая на проверку оказывалась смертным приговором. А этот юнец легко разобрался в происходящем и еще умудряется извлекать из этого пользу. В темноте раздался легкий смешок. И Дэн бесшумно оказался рядом и протянул ему бутылку вина. - Вот выпей. После таких откровений полезно. И не беспокойся больше, я вытащу вас отсюда, когда придет время, а пока просто положись на меня. - Кто ты? -Тебе действительно важно знать кто я? Достаточно и того, что я твой друг. - Почему? - О, подозрительность! Мило… Потому что ты мне нужен живым и здоровым, и, следовательно твои друзья должны быть живы и здоровы, дабы ты не наложил на себя руки от сознания собственной вины. Как видишь, я неплохо тебя изучил мой благородный герцог. - Последнее слово прозвучало как скрытая насмешка, и Тэр невольно вздрогнул. Из темноты снова раздался смех. - Чувствительность к оттенкам голоса - это просто прекрасно, но с твоей впечатлительностью придется что-то делать. Нельзя же, в конце концов, так реагировать на малейшее недружелюбие собеседника. А теперь отправляйся в казарму, пока наши детки не начали задумываться над тем, что происходит. Им это вредно. - Последние слова заставили Тэра вздрогнуть, таким холодом повеяло от голоса Дэна. Он так и не смог вспомнить, как оказался стоящим за дверью, прижимаясь к скользкой от плесени стене, горячим лбом. Единый Бог с кем же он заключил сделку?!! И теперь он не сомневался, что его отказ будет стоить его друзьям и ему самому жизни. А Дэн, наблюдающий за ним из темноты комнаты, только фыркнул в раздражении, ну почему Великие боги опять наказывают его встречей с твердолобым поборником чести, с головой забитой романтическими балладами и полным незнанием жизни? И чем он умудрился так прогневить их?! Ладно, придется работать с тем, что есть, так как этот парень слишком ценен, чтобы оторвать ему голову и забыть, как его звали. Проклятые сроки! А пока стоит проверить, что узнали остальные. Он бесшумно выскользнул из комнаты, быстро миновал замершего часового, бессмысленно пялящегося в пустоту и растворился в кривых улочках пригорода у него еще были сегодня дела.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Осень выдалась хмурой, дождливой и на удивление безрезультатной в плане ответов на стоящие перед ним вопросы. Если бы не последнее обстоятельство, то стоило бы сказать, что ему везет. Дэн невесело улыбнулся, даже изнеженные дворянские детки, волею судьбы оказавшиеся на его попечении, показывали неплохие результаты на занятиях и становились все более опасными противниками даже для опытных бойцов. Ветер неожиданно хлестнул его по лицу холодным осенним дождем, и Лэйст поднял голову, чувствуя, как мелкие капли стекают по его щекам. Холод совершенно не тревожил его, а вот непредвиденная задержка раздражала. Он молча окинул взглядом голые ветви деревьев, трещащих под порывами шквального ветра, пожелтевшую траву и небо затянутое тяжелыми черными тучами и глубоко вздохнув, быстро пошел по давно знакомой тропинке. Ему было необходимо вернуться в казарму, пока его не хватились. Хотя в такую погоду не один человек нос на улицу не высунет, всегда существует вероятность случайности, а его подопечные и так задают последнее время слишком много вопросов. Дэн покачал головой, вспоминая, что два дня назад вытворил Вэйс и негромко рассмеялся, даже он такого от этого тихони не ожидал. Все началось утром солнечного дня, единственного этой осенью. Именно этот день выбрал Лет, чтобы решить, что он поправился, и попытаться покинуть казарму пока его никто не видит. К всеобщему удивлению, в том числе и его собственному, ему это удалось. И он совершенно счастливый своим достижением заковылял к единственному в гарнизоне клочку зеленой травы, расположенному, как на зло, у задней стены, в непосредственной близости от места, где господа гвардейцы любили распивать контрабандой протащенное на территорию гарнизона низкопробное поило, которым отваривались в ближайшей лавке. У этого напитка было только одно достоинство - его феноменальная крепость. И надо же было такому случиться, что когда счастливый своим выздоровлением, новобранец устало, упал на вожделенную траву, и собрался в свое удовольствие погреться на солнышке, трое гвардейцев как раз прикончили в кустах неподалеку единственную бутылку, приобретенную на последние деньги. Одной бутылки им естественно не хватило, но на приобретение второй уже не хватало денег, и соответственно настроение у гвардейцев было, мягко говоря, отвратительным, а присутствие счастливо улыбающегося мальчишки вызвало вполне понятное желание исправить свое настроение за его счет. Когда Вэйс, чья очередь была присматривать за Летом, выскочил из казармы в поисках своего пропавшего пациента, двое здоровенных лбов уже подняли Лета с земли, а третий намеревался, как следует проучить его за дерзость сидеть в присутствии таких важных персон как они. Дэн невольно улыбнулся, вспомнив удивление не успевшее исчезнуть с тупых физиономий местных буянов, после того, как зеленый новобранец потребовал отпустить его друга немедленно! А затем, получив на свое требование вполне ожидаемый ответ, бросился в драку. Двигаясь со скоростью, которую гвардейцы никак не ожидали от неопытного мальчишки, он подлетел к своим противникам, и со всего размаха влепил ближайшему к нему гвардейцу между глаз. Тот еще не успел упасть, как Вэйс развернулся ко второму и отработанным приемом двинул ему в солнечное сплетение. Все это случилось настолько быстро, что хулиганы так и не поняли, что произошло. Главарь растерянно топтался на месте, переводя взгляд со своих дружков на неожиданного защитника осторожно укладывающего на землю парнишку, с которым они собирались развлечься. Его приятели были явно не в состоянии продолжать драку. Один мотал головой как загнанная лошадь, после удара по лбу, а второго выворачивало на изнанку, и он мог только стонать между приступами тошноты. Наконец осознав, что произошло главарь, взревел и бросился на новобранца не осмотрительно повернувшегося к нему спиной. Он уже ощущал, как сдавит шею этого самоуверенного юнца и заставит его умолять о пощаде. Его руки легли на плечи парнишки, и он, торжествующе захохотав, приготовился, как следует его отделать, когда крепкие пальцы неожиданно стиснули его запястья и он, потеряв опору, перелетел через присевшего противника, и растянулся в пыли у его ног. Попробовав вскочить, главарь взвыл от дикой боли в плечах. Хитрым приемом новобранец выбил ему оба плечевых сустава. Тут уж пришлось вмешаться Дэну и потребовать суда капитана. Вообще-то это было его право. Вот только этим правом командиры отрядов не пользовались ни разу за все время существования королевской гвардии. Бесшумно прикрыв дверь своей коморки, Лэйст с удовольствием потянулся и, сдернув с крючка у двери полотенце, принялся вытирать свои мокрые волосы. Послышался тихий стук в стекло, и Дэн в два шага преодолев расстояние до единственного окна, расположенного на другом конце комнаты распахнул створки. В комнату влетел сокол и уселся на спинку узкой кровати, занимающей почти все свободное пространство в помещении. - Что нового? - негромко спросил Дэн. Сокол удивленно покосился на него и распушил перья, демонстрируя свое неудовольствие. - Прости. - Уже мысленно продолжил Дэн, - привычка. Так что нового случилось в столице за последние два дня? - Сегодня вечером был подписан приказ о проведение парада, - зазвучал у него в голове голос друга. - Гвардия тоже участвует. - И что? - Будет присутствовать наследник, который выберет отряд достойный чести сопровождать его на следующей охоте в королевском лесу. - Дэн улыбнулся - Прекрасно! Естественно он выберет кого-нибудь из гвардии, а капитан постарается подсунуть ему самых никчемных своих людей. - Тебе как-то придется удостоиться чести стать самым худшим. - Об этом не волнуйся. Я еще в начале осени не видел другого способа попасть ко двору, как отличиться, выжив на одной из охот принца, и постарался, чтобы наш лейтенант меня просто ненавидел. - В ответ в его голове зазвенел смех, и он с удовольствием к нему присоединился. Все еще смеясь, сокол вылетел в открытое окно и оставил Дэна в глубокой задумчивости. На самом деле он не был уверен, что достаточно разозлил своего непосредственного начальника. Он снова вызвал в памяти события двух дневной давности и принялся тщательно их анализировать. На вой главаря прибежало несколько гвардейцев, в том числе и лейтенант Лерт. Они застали любопытную картину. Три самых известных драчуна прибывали в плачевном состоянии, а их предводитель так и вообще катался по земле вопя от боли, а рядом один из новобранцев, осторожно поддерживая какого-то худого изможденного паренька без формы, помогал ему поудобнее устроиться на примятой траве. - Что здесь происходит? Дэвол вас заешь! - взревел Луженая глотка, оглядывая место происшествия. - Он напал на нас лейтенант. - Прохрипел один из пострадавших. - Просто набросился ни с того ни с сего. Лейтенант уже набрал в грудь побольше воздуха, чтобы приказать посадить зачинщика в карцер до конца года, когда за его спиной раздался мягкий вежливый голос Дэна. - Действительно Вэйс объясните нам, что произошло? - парень до этого, молча и обречено ждавший приговора лейтенанта вдруг встрепенулся и, глядя только на своего командира, выпалил - Они собирались избить Лета! - Вот как? - Лэйст повернулся к Лерту, - думаю, что инцендент можно считать разрешенным господин лейтенант. Виновные и так уже достаточно наказаны, а моего подчиненного нельзя осуждать за помощь товарищу… - Чушь!!! - взревел Лерт и злобно уставился на спокойно стоящего перед ним, Вэйса. - Этот зеленый сморчок врет, чтобы спасти свою никчемную шкуру!! Эти парни в жизни никого не трогали!!! - услышав это наглое заявление, даже виновники слегка растерялись, а гвардейцы отвернулись чтобы своими усмешками не вызвать гнев лейтенанта уже на себя. Вэйс же услышав обвинение во лжи, покраснел от ярости и сделал шаг вперед, невольно стискивая кулаки. Но, встретившись с предостерегающим взглядом, Дэна остановился, отчаянно сдерживая готовый вырваться на свободу гнев. - В таком случае я требую суда капитана лейтенант Лерт! - холодно произнес Лэйст. - И в соответствии с Уставом королевской гвардии, прошу рассмотреть дело немедленно в связи с угрозой здоровью одного из моих подчиненных! Воцарилась потрясенная тишина. Чтобы какой-то зеленый командир отряда осмелился оспорить решение лейтенанта! Такого не было ни разу за все существование гвардии! Но, что было еще более необычно, он сделал это в полном соответствии с уставом и отказать ему, не нарушив тем самым требования этого самого устава и не продемонстрировав крайне плохой пример остальным гвардейцам было невозможно. Будь они один на один требования какой-то засаленной книжицы, которую он и не открывал ни разу, после того как стал лейтенантом Лерт не задумываясь, проигнорировал бы, но присутствие свидетелей делало это крайне опрометчивым решением, из-за которого вполне можно было лишиться карьеры. Поэтому злобно зыркнув на потрясенно молчащих гвардейцев Луженая глотка выдавил - Пострадавших в лазарет, а ты иди за мной. Посмотрим, что скажет капитан. Дэн спокойно последовал за кипящим от злости Лертом, к единственному во всем гарнизоне, добротному, двухэтажному зданию, в котором находился рабочий кабинет капитана Хэта, и располагались его личные комнаты. Сохраняя бесстрастное выражение лица, он лихорадочно обдумывал свои действия в присутствии капитана и возможности, которые ему предоставило такое развитие событий. Они миновали караул, уныло торчащий у входа в здание. Было всем известно, что гвардейцы попадают в него исключительно в качестве наказания. И коротко постучав, замерли по стойке смирно перед дверями капитанского кабинета. Ждать им пришлось довольно долго, но вот, наконец, из-за двери послышался приглашающий рык капитана Хэта и, распахнув дверь, лейтенант первым шагнул в комнату, Дэн, едва заметно пожав плечами по поводу тщеславия Лерта, последовал за ним. - Какого Дэвола вам надо? - приветствовал их капитан раздраженным басом. - Командир пятого отряда потребовал вашего суда господин капитан. - Подобострастно ответил Лерт, преданно заглядывая в глаза, своему начальнику не забывая, однако демонстрировать свое полное несогласие с вышеупомянутым требованием. - В чем дело? - поинтересовался удивленный капитан, такого в его практике еще не случалось. - Его подчиненный избил троих гвардейцев из первого отряда господин капитан, а Лэйст не согласен с необходимостью наказания за такой проступок. - А ты что скажешь? - Но он же новобранец, капитан! - растерянно забормотал Лэйст, отчаянно смущаясь, - я хочу сказать, он же совсем неопытный… - парень сбился и замолчал. Капитан продолжал молча смотреть на него, давая ему время собраться с мыслями. Он был опытным офицером и сейчас мог побиться об заклад, что молодой командир использовал первое, что пришло ему в голову, чтобы спасти своего подчиненного. И не смотря на его торопливое бормотание и другие отчетливые признаки страха, молодой гвардеец ему нравился. Не часто в королевской гвардии попадались офицеры готовые рискнуть карьерой ради своего подчиненного. Наконец Лэйст справился с замешательством и выпалил - Зачем неопытному новобранцу нападать на закаленных в боях ветеранов? - Да действительно лейтенант звучит неправдоподобно. Как и ваше утверждение, что он смог их победить. - В голосе капитана зазвучал сарказм, - несомненно, вас ввели в заблуждение, недобросовестные подчиненные. Я бы советовал наказать зачинщиков неделей карцера, а теперь вы оба свободны. - Лейтенант, во время речи капитана медленно покрывавшийся красными пятнами стрелой вылетел из кабинета, Лэйст вежливо поклонившись, последовал за ним. В коридоре Лерт остановился и злобно схватил Дэна за руку. - Ты маленький недоносок! Как ты посмел!… Если еще раз ты попытаешься таким образом подорвать мой авторитет я… - Дэн не дал ему договорить. Резко повернувшись, он вырвался из захвата лейтенанта и презрительно бросил - У тебя нет никакого авторитета дерьмо! Всем известно, что эти три болвана до сих пор живы только благодаря твоей личной заинтересованности в их будущем жаловании и кровному родству, которое вы весьма неумело скрываете! - И, оставив потрясенного неслыханной наглостью, и, что гораздо хуже, осведомленностью зеленого командира отряда, лейтенанта стоять с открытым ртом, Дэн спокойно открыл дверь, и, пройдя мимо караульных, старательно делающих вид, что ничего не слышали, вышел под полуденное солнце, непроизвольно втягивая голову в плечи под его обжигающими лучами. Открыв глаза, Лэйст удовлетворенно кивнул. Да этого должно хватить, если лейтенант не попытается избавиться от причины своего унижения, то он вынужден будет убрать свидетеля своего преступления. За махинации с жалованием никто его по головке не погладит. Если узнают, конечно. Дэн окинул задумчивым взглядом знакомую до мелочей комнату, ставшую ему отвратительной за последние месяцы и поморщился, возвращение откладывалось на неопределенный срок, и он ничего не мог с этим поделать. Вдохнув, он сел на кровать и вытащив меч, принялся в сотый раз полировать его, стараясь успокоиться. Завтра объявят о подготовке к параду, нужно будет произвести на капитана лучшее впечатление, чтобы их поставили в первую шеренгу, а там, всем известно, что наследник отдает предпочтение гвардейцам с ярко выраженными признаками знатной крови. Дэвол, кажется, он не зря возился с этими горе-вояками, шансы стать дичью на королевской охоте заметно повышаются.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Тэр стоял по стойке смирно в первой шеренге гвардейцев Его Величества и безуспешно старался успокоиться. Поведение Дэна пугало его все сильнее. Мало того, что этот сумасшедший неожиданно заинтересовался строевой подготовкой и гонял их так словно от того, как они маршируют в строю, зависела его жизнь, он вдобавок совершенно проигнорировал попытку Тэра напомнить ему, что они скрываются от смерти и принц, увидев их, несомненно, узнает и прикажет казнить на месте. В ответ Тэр услышал все то же предложение не беспокоиться по пустякам, и вынужден был отступить. Он не мог ничего сделать, не подвергая себя и своих друзей опасности быть узнанными. Капитан заметил многообещающего командира отряда, и несчастный случай с ним непременно был бы тщательно расследован… Тэр глубоко вздохнул, уж перед собой мог бы и не лукавить, у него просто не хватит сил и умения победить Дэна. До сих пор он с содроганием вспоминал свой первый учебный бой с ним. Тогда ему показалось, что на него обрушилась неуправляемая стихия, и он сам не понял, как оказался на земле. А потом, наблюдая за тем, как Дэн разбрасывает по поляне остальных, он внезапно осознал, что этот хрупкий на вид мальчишка изо всех сил сдерживается и контролирует каждое свое движение, чтобы не дай бог не покалечить кого-нибудь из здоровенных лбов, доставшихся ему в ученики, и тогда пришел настоящий страх. Они оказались во власти не человека, и удастся ли им вырваться когда-нибудь, знал только бог. Рев боевых труб заставил его отвлечься от размышлений и обратить внимание на окружающее. Не то чтобы на главной площади столицы было на что смотреть. Огромное пространство, выложенное булыжником, окружали аляповатые громадные здания, служившие домом ближайшим советникам короля, напротив выстроившихся в шеренги гвардейцев виднелись ворота, закрывающие вход в дворцовый парк, который вот уже несколько десятилетий ничем не отличался от Королевского леса за городом, кроме, может быть, главной аллеи, из-за постоянного использования еще не заросшей травой. Сами ворота отчаянно пытались выглядеть величественными и грозными, однако у них это не очень получалось, краска, облупившаяся в самых неподходящих местах, и проглядывающая из-под нее ржавчина сводили на нет, все попытки слуг придать им более достойный вид. По главной аллее, то и дело задевая низкие ветви деревьев своими высокими шляпами, и еще более высокими перьями на них, двигалась толпа разряженных придворных, которую возглавлял его главный враг бывший когда-то лучшим другом Его Высочество принц Нерен. Высокий рыжевол


убрать рекламу






осый он выделялся из толпы ярко-алым нарядом, украшенным кричащим гербом королевского дома Таркана и выражением безграничной уверенности и надменного презрения на лице. 'Странно', - мелькнуло в голове Тэра, - 'как же я раньше не замечал за ним такого, наверняка он не за один день так изменился. Безмозглый дурак!' - выругался он про себя, - 'если бы не твоя слепота твои друзья не оказались бы в положении изгнанников!' Додумать до конца он не успел, принц остановился прямо перед их отрядом и принялся бесцеремонно их рассматривать. Тэр замер, ожидая, что вот сейчас принц узнает его и прикажет арестовать, но Нерен смотрел так, будто никогда их не видел. Вот он повернулся к свите своих прихлебателей и весело бросил: - Какая забавная картинка! Командир отряда не достает до плеча самому низкорослому из своих бойцов! Ничего более забавного я в жизни не видел. Лейтенант! - Лейтенант Лерт казалось материлезовался прямо из воздуха, и склонился перед принцем в подобострастном поклоне. - Я здесь Ваше Высочество! - Этот отряд отличился, не так ли?! - Да Ваше Высочество! За несомненные заслуги перед гвардией их наградили правом стоять в первой шеренге! - Тэр старательно делал вид, что не замечает полного злобной радости взгляда лейтенанта, который он бросил на Дэна, произнося свою тираду. - Хорошо! Они будут сопровождать меня на завтрашней охоте. Капитан! Выношу Вам благодарность от лица Его Величества за отличную подготовку ваших гвардейцев! Капитан сдержанно поклонился в седле. Если быть достаточно честным с самим собой его давно уже волновали эти странные охоты принца, на которых так часто с гвардейцами случались несчастные случаи, но, как правило, гибли самые не приспособленные к службе, и это как-то позволяло объяснить происходящее. Однако на этот раз принц выбрал действительно лучших, и лейтенант против своего обыкновения не попытался его отговорить. Старый вояка плохо разбирался в интригах, но опасность он чуял, как никто, иначе просто не дожил бы до своего преклонного возраста. И злорадство в голосе лейтенанта и взгляд, который тот бросил на невозмутимого Дэна он заметил. Необходимо поговорить с этим мальчишкой как можно скорее что-то здесь не чисто! Крутилось у него в голове. Между тем парад продолжался, гвардейцы маршировали, демонстрировали приемы боя с оружием и без него. Придворные произносили речи, славя правящую династию. Принц откровенно скучал. Все было как обычно. Но внимание капитана Хэта вновь и вновь привлекал выбранный для завтрашней охоты отряд. Капитан невольно вздрогнул, когда понял, Что он подумал! Они двигались и реагировали на команды не так как остальные, казалось, у них были совершенно другие учителя. С этим нужно разобраться решил для себя капитан, ерзая в седле и нетерпеливо ожидаясь, когда же, наконец, закончится это кривляние, на полуденной жаре. Он как никто другой знал об уровне боеспособности своей гвардии и находил это лицемерие попросту отвратительным. Наконец герольды протрубили начало турнира и все зеваки и придворные и простолюдины бросились за городские ворота занимать лучшие места вокруг ристалища. Гвардейцы могли вернуться в свои казармы. Первое что сделал Тэр, после того как сбросил с себя покрытую пылью, пропотевшую насквозь одежду - это вломился в престрой, где жил Дэн, собираясь потребовать объяснений. Ввалился и замер от удивления. Лэйст сидел без рубашки спиной к нему, и аккуратно расчесывая свои длинные черные волосы. То, что волосы у него кажутся, то длиннее, то короче Тэр уже привык, но он не ожидал увидеть на тонкой бледной коже такую устрашающую коллекцию шрамов. Он стоял в дверях, забыв, зачем пришел и рассматривал белые полосы, покрывающие всю спину и бока Дэна. Неизвестно сколько бы он еще так простоял, но Дэн, затянув свою гриву черной лентой, обернулся, и насмешливо выгнув бровь, принялся рассматривать его в ответ. Смутившись, Тэр шагнул, через порог и, зная по опыту, что Дэн терпеть, не может яркий солнечный свет, прикрыл за собой дверь. Лэйст молча кивнул ему на единственный в комнате стул, сам он как обычно сидел на полу, скрестив ноги, и легко поднялся. Переместившись в самый темный угол, он прислонился к стене и, скрестив руки на груди, принялся рассматривать своего посетителя. Первым не выдержал тишину, повисшую в комнате Тэр - Тебе обязательно прятаться в тени? Или это твой очередной трюк чтобы вывести меня из равновесия? - из угла донеслось насмешливое шипения, и тихий шепот заполнил комнату - Да на твой первый вопрос и нет на второй. А теперь заканчивай болтать и задавай действительно важные для тебя вопросы. - Тэр сглотнул. Проницательность Дэна иногда казалась чем-то сверхъестественной. - Хорошо. Зачем ты подверг нас такой опасности сегодня на параде? - Опасности не было. Я позаботился, чтобы он вас не узнал. - Как? - Это не имеет значения. - Хорошо. - Тэр глубоко вздохнул. - Не хочешь говорить не надо. Но как быть с охотой? Если это то о чем я подозреваю, мы погибнем на потеху этим высокородным выродкам. Как ты намерен этого избежать? - Никак. - Что?! Ты искусно манипулируешь всем гарнизоном, заставляешь капитана делать, так как ты хочешь, а перед лейтенантом ты бессилен?!! - Нет, конечно. Но мне необходимо попасть на эту охоту. И да это то о чем ты думаешь. Принц будет охотиться на людей, на нас. Но не волнуйсяб с вами ничего не случится. - И замолчал намертво. Все вопросы Тэра он просто игнорировал, глядя куда-то сквозь него. В конце концов, разозленный до красных кругов перед глазами Тэр высказал все, что он о нем думает, и выскочил за дверь. Когда за ним закрылась дверь, Дэн глубоко вздохнул, и снова спросил себя, зачем ему все это нужно. В памяти снова всплыл разговор с Учителем и ее ответ, когда он задал ей примерно такой же вопрос. - Зачем мы возимся с этими богами? Для того чтобы иметь возможность странствовать и получать удовольствие от познания нового в мироздании. Знаешь, однажды мы уже пустили все на самотек. Результат оказался плачевный. Уничтоженные миры, миры, различающиеся только формой рабства своих обитателей - это конечно тоже интересно, но когда такое наблюдаешь по всему мирозданию, оно быстро приедается. Так что в один прекрасный день нам это надоело, и мы внесли свои собственные коррективы. Получилось неплохо, как мне кажется, по крайней мере, разнообразия стало больше. Одно мы только не учли. Мироздание включило нас в свои законы, и теперь мы не можем отказаться от взятой на себя роли или оно рухнет. Так мы оказались в ловушке долга. Остаться в абсолютной пустоте это я скажу тебе одно из самых неприятных переживаний доступных нам, а вечность в пустоте - это слишком долго. Дэн улыбнулся, - это была одна из самых длинных речей его Учителя за все время общения с ней. И осознание того, что она права вызывало у него стойкое раздражение, а тут еще этот впечатлительный герцог. Хотя может он и прав. Держать их совсем в неведении опасно. Люди всегда больше всего боялись неизвестного, еще сотворят какую-нибудь глупость. Это надо обдумать. Но обдумать пришедшую в голову мысль ему не дали. В дверь постучал вестовой и передал приглашение, читай приказ, капитана явиться к нему в кабинет. Дэн вздохнул. Выходить на солнце не хотелось. Но сегодня он почувствовал в капитане серьезные сомнения и возможно это сыграет ему на руку. Надев мундир, он решительно открыл дверь и как в омут бросился на прокаленный полуденным солнцем плац, стараясь миновать его как можно быстрее. Высушенная необычно жарким для этого времени года солнцем земля фонтанчиками взвивалась из-под его мягких сапог, напоминая ему так нелюбимую им степь, пока он торопливо шагал мимо надоевших до оскомины казарм к низкому приземистому двухэтажному зданию, в котором соизволил расположиться капитан. И когда тяжелая массивная дверь закрылась за ним, он вздохнул с облегчением. Кабинет капитана встретил его сумраком и прохладой. Сам капитан Хэт сидел за столом и просматривал какие-то записи. - Садись. - Коротко бросил он, не отрываясь от своего занятия. Дэн опустился в кресло для посетителей и замер, в расслабленной позе ожидая пока капитан обратит на него свое внимание. Тот не спешил, но Лэйста это совершенно не волновало. - За что лейтенант так не любит тебя? - неожиданно спросил капитан. Брови Дэна приподнялись, демонстрируя изумление своего хозяина. - Почему вы так решили? - Не смей отвечать вопросом на вопрос! - рявкнул Хэт, приходя в свое обычное состояние ярости, но, столкнувшись со спокойным усталым взглядом черных глаз, поперхнулся. - У вас тоже возникли вопросы, - мягким шелестом, прозвучал в тишине голос Дэна, - я готов на них ответить, если смогу, конечно. Капитан некоторое время изумленно разглядывал странного командира отряда, а затем заговорил совершенно другим тоном. - В гарнизоне твориться странное. Люди гибнут при нелепых несчастных случаях, а уж в сражении… - Хэт запнулся, и коротко махнув рукой, отвернулся к окну. Дэн смотрел на него с изумлением, неужели этот старый вояка настолько не осведомлен о том, что происходит во вверенном ему подразделении. Легким касанием он прозондировал его разум и не смог скрыть своего удивления такой верности долгу и честности среди людей он давно не встречал и такой доверчивости если уж на то пошло. - Капитан… - он не знал, как ему все объяснить. Впервые, он испытывал что-то похожее на жалость к совершенно чужому ему человеку. - Только скажи я прав. - Голос Хэта срывался. - Принц охотится на моих гвардейцев, и мой лейтенант поставляет ему дичь. - Да. - Коротко ответил Дэн. Капитан вскочил. - Я сейчас же сообщу обо всем королю! - Вы что действительно думаете, что он ничего не знает? - с усталой усмешкой спросил Лэйст, - насколько мне известно, сам он в молодости занимался чем-то подобным, только травил селян. Гвардии тогда еще не было. Хэт потрясенно замер, такого, он не ожидал и Дэн спокойно заговорил, повторяя все, что, когда-то рассказал Тэру, капитан слушал его молча, и только в глазах его стыла боль от предательства, человека, которого он почитал как бога. Он верил, слишком хорошо эта история объясняла известные ему факты. На душе у него было гадко, а тут он еще вспомнил, что мальчишка, который сейчас спокойно сидит перед ним и рассказывает ему обо всех творящихся в королевстве непотребствах, завтра тоже станет жертвой на охоте у принца. - Я прикажу, чтобы тебя и твой отряд не посылали завтра с принцем, - неожиданно для самого себя выпалил он. Парнишка посмотрел на него удивленно, потом в глазах зажглось понимание, и взгляд потеплел - Спасибо вам капитан. Вы всегда защищали тех, кто пострадал несправедливо, чем бы вам это не грозило. Спасибо, но не надо. Каждый выбирает и решает сам, судьбы нет и это главное счастье. - Дэн встал и, поклонившись, вышел из кабинета. Капитан остался сидеть с ошарашенным видом. Он знал только одного человека, который называл отсутствие судьбы счастьем и помнил. Он вспомнил, как пытался избавить от наказания младшего принца, а тот отказался от помощи, чтобы не подвергать гневу отца единственного гвардейца, настроенного к нему дружелюбно, и, в качестве объяснения своего поступка произнес эту фразу. Теперь капитан удивлялся, почему он не смог узнать своего прежнего ученика раньше, хоть он и сильно изменился за эти пять лет. И невольно задавался вопросом, помнит ли тот его. Хотя, тут Хэт позволил себе ухмыльнуться, скорее всего, не помнит. Они были знакомы недолго. К тому же если бы принц его помнил, то не подставился бы таким образом. Дениэл всегда был крайне осторожен. Ну что ж после услышанного он не может больше служить королю и наследному принцу, однако ничто не мешает ему служить достойному представителю династии. Отныне его сюзерен принц Дениэл. Приняв такое решение, капитан ощутил спокойствие. Его совесть была чиста, он не нарушил клятвы служить королевской династии, и больше не будет подчиняться убийцам. Однако знать о принятом решении пока будет только он сам, даже нового сюзерена не стоит ставить в известность. Чего не знаешь, от того не сможешь отказаться. И капитан принялся обдумывать первую в своей жизнь интригу, так же тщательно, как когда-то обдумывал военные походы гвардии. Долго раздумывать ему не дали. Дверь со стуком распахнулась, и в кабинет гордо прошествовал один из королевских адъютантов. По хозяйски оглядев потертую обстановку комнаты, он презрительно поморщился и резким голосом прокаркал - Его королевское величество желает видеть вас в малом зале для аудиенций немедленно! - после чего застыл в величественной позе, явно давая понять, что заштатный капитан одного из худших полков в армии должен вскочить и броситься бегом во дворец. Капитан Хэт смерил его холодным взглядом, от которого новобранцы дрожали, и падали в обморок и бесстрастно указал королевскому гонцу на дверь - Подождите в приемной, я сейчас выйду. - Ошеломленный подобной, по его мнению, наглостью гонец открыл рот, закрыл его и стрелой вылетел за дверь, громко хлопнув ею на прощанье. Капитан Хэт холодно усмехнулся. Он ожидал подобной реакции от этого горе-придворного. Однако не стоит заставлять короля ждать. Он поправил мундир и спокойным шагом покинул кабинет. Неожиданности начались с первого мгновения. Едва войдя в малый зал для аудиенций, Хэт склонился в предписанном поклоне, а когда выпрямился, то не смог скрыть своего изумления. Возле королевского трона стоял Первосвященник Единого бога по слухам не покидавший уединенного храма вот уже два десятка лет, а у стены за столиком для письма скромно пристроился Распорядитель этикета. Этот то, что здесь делает? - пронеслось в голове у капитана, неужели во дворце не смогли найти писца? Или все это настолько секретно… Король прибывал явно в дурном расположении духа, и хмурое лицо в сочетании с ярко-алой королевской мантией создавало угрожающее впечатление. - Мы вызвали вас сюда капитан Хэт, чтобы вы помогли Нам решить серьезную проблему! - громкий голос короля пронесся по помещению, вызвав слабое эхо. - Но сначала вы поклянетесь своей верностью моей семье, что все, что вы здесь услышите, не покинет пределов этого зала. - Клянусь, Ваше величество! - спокойно произнес Хэт с тщательно выверенной дозой восторга и поклонения в голосе. Король Дэл самодовольно улыбнулся, услышав его слова, и продолжил все тем же надменным тоном - Нашему королевству угрожают еретики! Его Преосвященство подробно изложит нам свою беду! - Горе обрушилось на наше славное королевство!! - Тонкий пронзительный голос жреца заставил Арзергара Хэта поморщится. - Грязные еретики, порочащие имя Единого Бога выбрали его своим пристанищем!!! Мне было видение!!! И наш Повелитель пришел ко мне, чтобы сказать, что люди снова продали души свои Дэволу и если мы не искореним эту заразу, мир погибнет!!! Грязь и порок поселились повсюду! Я и мои жрецы боремся с ним, но Дэвол силен!!!! Он отправил своих прислужников, чтобы защитить проклятых!!! Кто-то спасает еретиков от праведного гнева Единого бога и очистительного пламени костров его!!! - Хэт молча смотрел на брызгавшего слюной жреца и старался скрыть омерзение. Значит еще один дошедший до него слух, оказался правдой. Жрецы хватают неугодных им по обвинению в ереси и отправляют на костер, предварительно присвоив себе все имущество грешников. Фанатик, дергавшийся перед ним в припадке безумия, вряд ли мог в одиночку затеять подобное. Здесь чувствовалась рука опытного негодяя, и Хэт глядя на самодовольно улыбающегося короля подозревал, что знает имя этого негодяя и ему становилось не по себе. - Надеюсь, вы все поняли капитан? - Да Ваше Величество! - Как капитан королевской гвардии и истинно верующий вы, несомненно, примете самое горячее участие в искоренении ереси. - Арзергар Хэт замер, не зная, что ответить, он не понимал, куда клонит король. И тот, видя его растерянность, принял еще более напыщенный вид, хотя, казалось бы, дальше некуда и с доброжелательной насмешкой пояснил. - Вы переводитесь в подчинение Его преосвященства и поможете ему искоренить ересь в Нашем королевстве. Вы должны выполнять все его приказы, так как будто они исходят от Нас. Вам все понятно? - Да Ваше Величество! - король молча указал ему на дверь, не соизволив даже приказать покинуть помещение, и повернулся к Распорядителю этикета - Приготовьте приказ! Каждый заподозренный в укрывательстве еретика будет сам считаться еретиком и пойдет на костер, а его имущество будет конфисковано в казну! Капитан Хэт молча развернулся и вышел, старательно сохраняя на лице бесстрастную маску. Понять, что задумал король, было не трудно и от этого ему становилось противно. Нужно было что-то делать. Но что?! Он шел по дворцовым залам, не замечая ничего вокруг. При попустительстве короля безумный Первосвященник зальет страну кровью. Как его остановить, если он сам будет вынужден подчиниться его приказам? Хотя кто-то же спасает этих несчастных! Нужно найти их! Капитан Хэт сжал в руках поводья смирной лошаденки положенной ему по должности и с удивлением огляделся по сторонам. В своих размышлениях он не заметил, как оказался на окраине столицы. В темном проулке мелькнула знакомая фигура, и Хэт спешившись, не раздумывая, бросился следом, надеясь найти ответы на свои вопросы. Вышкаленная лошадь покорно остановилась у полуразвалившейся лачуги и принялась меланхолично жевать солому, покрывающую ее крышу. Они довольно долго петляли по подворотням пока, наконец, он не увидел своего гвардейца, прижавшегося глазом к какой-то щелке в плотно прикрытых ставнях небольшого покосившегося домика, ничем не отличающегося от сотен таких же лачуг, разбросанных по всем окраинам столицы. Бесшумно подкравшись к дому, Хэт свернул за угол, и прильнул к такой же щели. Судя по всему, комната была угловая, и из обоих окон открывалась одинаковая картина, заставившая обоих наблюдателей замереть в неподвижности. Комната была обставлена в черных и серых тонах, единственным источником света в ней был камин, бросавший алые отсветы на неподвижно застывшие фигуры. В кресле у камина расположился Дениэл, теперь его нельзя было не узнать, от дневной внешности не осталось и следа. Расслабившись, он вытянул ноги и мечтательно разглядывал кроваво-красное вино, переливающееся в его бокале. Время от времени он лениво поднимал руку и отпивал глоток, одновременно слушая негромкий рассказ мальчишки его возраста, непринужденно устроившегося на подлокотнике его кресла. Светловолосый, хрупкий на вид тот беспечно опирался тонкой рукой ему на плечо, и что-то говорил, наклонившись к самому уху принца. За их беседой наблюдали двое других людей находящихся в комнате. Людей ли? - невольно подумал Хэт, глядя на две неподвижные фигуры, одну свернувшуюся у ног Дениэла и положившую подбородок ему на колени, и вторую, замершую за спинкой кресла и безучастно перебирающую роскошную гриву принца. От соседнего окна донесся какой-то звук и Хэт обернулся, чтобы встретиться с холодными глазами парня, сидевшего на полу возле кресла. Дениэл был доволен. Тэр оказался на удивление предсказуем. Он невольно улыбнулся, представив потрясение своего подчиненного, когда он услышит всю правду, ну или почти всю. Ладно, пора. Дениэл насмешливо уставился на герцога Хеорского, сидящего на деревянном полу, и удивленно вертящего головой по сторонам - Как мило, что вы собрались нас навестить ваша светлость. - Шипящий голос, тихо прошелестевший по комнате, заставил Тэра вздрогнуть и испуганно взглянуть на человеческую фигуру, застывшую в кресле. - И вы даже соизволили привести с собой друга, какая трогательная забота о нашем досуге. Тэр с трудом проглотил ком неожиданно застрявший у него в горле и выдавил, отчаянно стараясь не показать своего страха. - Я никого не приводил! - он постарался сказать это уверенно и с достоинством, но получилось неважно. Осознав это, Тэр невольно покраснел от стыда. А насмешливый холодный взгляд черных глаз его командира, который вдруг ни с того ни с сего стал совершенно на себя не похож, едва не заставил его нервно оглянуться на дверь, через которую его так небрежно приволок неожиданно раздвоившийся помощник Дэна или кто он там на самом деле? - Мальчик правду говорит, Ваше Высочество! - неожиданно раздался в комнате голос капитана Хэта. - Он меня не приводил, я его просто выследил. Тэр зажмурился и затряс головой. Это уже было слишком. Откуда здесь взялся капитан гвардии? Что происходит? Почему капитан Хэт величает своего подчиненного как принца крови? Может он сходит с ума? Дениэл удивленно приподнял бровь. Капитана увидеть здесь он не ожидал. И еще меньше ожидал, что капитан его опознает. Странная ситуация. Он поднялся с кресла и кивнул своим спутникам - Отпустите наших гостей. - Терн и Ваулен одновременно отошли в сторону и бесстрастно принялись разглядывать тех, кого, он соизволил возвести в ранг гостей. - Я так понимаю, у вас обоих есть ко мне вопросы? Не стесняйтесь, задавайте. Капитан Хэт усмехнулся и уселся на один из стульев небрежно расставленных вдоль стен - Я полагаю, Ваше Высочество, что у вас тоже есть к нам вопросы и согласно этикету первым отвечать нам. - Не волнуйтесь капитан. - Усмешка Дениэла заставила Тэра вздрогнуть. - Свое любопытство я уже удовлетворил. И Ваша светлость, в комнате достаточно стульев вам совершенно не обязательно сидеть на полу. Тэр подскочил, как ошпаренный и замер под ироничным взглядом принца - Не стоит меня бояться. Убивать вас я не собираюсь. Итак, ваши вопросы. - Капитан прокашлялся и осторожно покосился на Дениэла - Как вам удалось спастись Ваше высочество? Когда вас увезли, я поверил официальной версии, но теперь подозреваю, что никакой ведьмы не было, и вас просто хотели без лишнего шума убить. - Зовите меня Дениэл капитан. И вы почти правы. Однако ведьма все-таки была. Она меня и спасла. - Значит, вы продали душу Дэволу? - неожиданно для себя выпалил Тэр и потрясенно уставился на молчаливых спутников принца, которые принялись хохотать как сумасшедшие. - Ты выиграл Скирн! - нескладный подросток, продолжая фыркать от смеха, протянул светловолосому парнишке золотую монету. Дениэл раздраженно зашипел, прерывая веселье. Тэр ожидал чего угодно, но не веселых понимающих улыбок, которыми обменялись парни, прежде чем, с подчеркнуто невинным видом, уставиться на своего командира. Дениэл еще раз обвел их холодным взглядом, пожал плечами и развернулся к людям. - Не обращайте внимания. Просто любой человек, услышав о ведьмах, задает мне один и тот же вопрос. Это стало у нас чем-то вроде шутки. - Он покосился на Тэра и продолжил. - Магия не имеет к Дэволу ни какого отношения, да и к людям, если честно тоже. - Но как…? - капитан осекся, не зная как продолжить. - Да капитан вы заподозрили верно. Я маг. - Дэн позволил себе легкую улыбку. - И уж конечно я не человек. Теперь предвосхищаю ваш следующий вопрос. Я действительно сын короля, хоть меня это и не радует, но по материнской линии я унаследовал кровь магов и Учитель, спасая меня, провела инициацию, превратив меня в существо подобное себе. - Значит, жрецы лгут. Я не удивлен. - Капитан Хэт нахмурился, - а зачем вам понадобилось затевать весь этот маскарад? - Не для собственного удовольствия поверьте. Мне просто необходимо выяснить кто убивает в королевстве носителей древней крови, и кто напал на меня, используя силу которой у людей просто быть не может. Мстить и устраивать перевороты в мои планы не входит, но выяснить, что к чему возможно только при королевском дворе, слишком большое размах у всех этих происшествий, чтобы их мог совершить кто-нибудь из лордов без поддержки короля или принца. - Значит, вы хотите защитить свой народ - это достойное желание, но для чего вам понадобился я? - Чтобы проникнуть ко двору естественно. Тэр тебя же учили думать. Как король отнесется к тому, что кто-то спас его сына во время охоты? - Приблизит к себе и начнет повсюду таскать за собой, чтобы сбить спесь со своего сына. - Потрясенно прошептал Тэр, - а на охоту принц, как правило, выбирает тех гвардейцев, которые имеют ярко выраженные признаки знатной крови! Так вот зачем мы вам понадобились, а все ваши утверждения, что вам нужен только я, имели целью держать меня в повиновении! Дениэл устало покачал головой. Иногда его поражало, как из абсолютно верных фактов люди делали совершенно неправильные выводы. - Ты мне действительно нужен. - Теперь он говорил с Тэром как со своим подчиненным. - А все остальные только облегчили мне работу. С помощь магии можно изменить внешность кого угодно. Просто чем меньше изменений, тем труднее их уловить подготовленному магу. Если ты не забыл, кто-то пытался меня убить с помощью магии. - Но зачем я тебе нужен? - в голосе Тэра зазвучала неуверенность, он ненавидел себя за это, но ничего не мог с собой поделать. - Я потом тебе расскажу. - Мягко произнес Дениэл. - Поверь, тебе ничего не угрожает. Теперь ты знаешь, зачем я здесь и что я не собираюсь похищать ваши души или делать что-то столь же ужасное и бессмысленное, а теперь отправляйся в казарму и выспись. Завтра нам предстоит тяжелый день. Тэр покорно позволил вывести себя из комнаты, в голове у него все перемешалось. Его командир оказался младшим сыном короля и перестал быть человеком. Теперь он стремится спасти своих новых родственников от гонений своего отца и использует для этого магию, которая не является даром Дэвола… Только пройдя ворота казармы он понял, что так ни о чем важном Дениэла и не спросил. И завтра его по-прежнему ждет неизвестность. Когда за Тэром закрылась дверь, Дениэл устало, опустился в кресло и отхлебнул из бокала забытого на подлокотнике. - Теперь задавайте те вопросы, которые вас действительно интересуют капитан. - Хэт усмехнулся еще раз, поразившись проницательности принца и, подтащив стул поближе к камину тяжело рухнул на него. - Вы как всегда правы Дениэл. И я буду вам признателен, если вы ответите на несколько вопросов. - Капитан говорите коротко и по существу. Я никогда не любил долго говорить, а после инициации стараюсь вообще этого не делать, если есть такая возможность. - Почему вас так заинтересовали смерти людей, хоть и являющихся носителями древней крови, но вряд ли способных быть вам хоть чем-то полезными из-за своих предрассудков и невежества. Неужели магов так мало, что они вынуждены хвататься за соломинку? - Мало живых магов, способных иметь детей. Так уж получилось, что, только прибывая в теле, полученном при рождении мы способны продолжить свой род. И если мы перестанем выполнять свой долг, мироздание исчезнет, а для нас это будет означать вечность в абсолютной пустоте. Вы правы капитан большинство носителей древней крови для нас бесполезно, но их детей мы можем воспитать, так как нам требуется, а затем инициировать их. - Теперь верю, а то я уже было решил, что вы постараетесь убедить меня в том, что вы герой без страха и упрека, призванный спасти мир и действующий из благородных побуждений совершенно бескорыстно. Дениэл фыркнул. - Я что похож на психически больного? Капитан покачал головой. - Нет, непохожи, но вы только что разбили еще одну мою надежду, на то, что я смогу остановить тот ужас, который скоро разразится в этом королевстве. - Вы говорите о сегодняшнем решении короля? - Откуда вы о нем знаете? - Разве я не упоминал что я маг? Я просто прочитал ваши мысли, чтобы не тратить время на расспросы. Капитан отшатнулся и побледнел. Он с ужасом представил себе, что кто-то копался у него в голове и знает теперь о нем все, даже то, что он сам забыл, и его затрясло. Дениэл устало посмотрел на трясущегося капитана - Я считал только верхний слой. Ваши тайны остались тайнами. Успокойтесь. У вас есть еще какие-нибудь вопросы? Кстати, если я не ошибаюсь, то после того как я разделаюсь с тем, кто на меня напал, репрессии в королевстве прекратятся, так как их некому будет проводить. - Вы хотите сказать, что Первосвященник и есть ваш враг? - Нет, он только ширма, а вот кто за ней прячется, мне предстоит узнать. - Дениэл поднялся, давая понять, что разговор окончен и капитан Хэт покорно направился к двери, однако на пороге он неожиданно обернулся. - Почему вы доверяете мне? - невольно вырвался у капитана вопрос, который мучил его на протяжении всего этого разговора. - Потому что в вашей душе нет предательства. - Последовал загадочный ответ, и дверь бесшумно закрылась перед его носом. Дениэл с усталым вздохом откинулся в кресле, отхлебнул из своего бокала и поморщился. Кровь уже начала свертываться и потеряла свой вкус. Внезапно на него накатила волна раздражения, и бокал исчез в беззвучной вспышке. Дениэл сжал кулак, одновременно формируя вокруг него сгусток чистой энергии и, примериваясь куда бы им запустить. Однако разрушить он ничего не успел. Прохладные тонкие пальцы осторожно прикоснулись к его щеке, и тихий голос ласково попросил - Не злись, Тио. Дениэл глубоко вздохнул и заставил себя успокоиться. На него с беспокойством смотрели его спутники. Улыбнувшись уже совершенно спокойно, он поднес руку Скирна к губам, и поцеловал тыльную сторону ладони. - Спасибо, Тио. Что бы я без вас делал? - Крушил бы все вокруг естественно. Все трое рассмеялись старой шутке. Но Дениэл чувствовал беспокойство своих спутников. Он нахмурился, что могло их так встревожить? Осторожно он стал прислушиваться к их эмоциям, почувствовав его интерес, Скирн и Ваулен сняли барьеры. Причиной их беспокойства была надежность только что побывавших здесь людей. Дениэл устало улыбнулся и покачал головой. - Они не предадут. - И предвидя их следующие вопросы, пояснил. - По своим душевным качествам они не способны предать, а чтобы их к этому не вынудили силой, я кое-что подправил у них в сознании. Они помнят все, что здесь произошло, но рассказать об этом в слух, без нашего разрешения совершенно неспособны. Он почувствовал удивление своих спутников, и их полное одобрение таких мер предосторожности. Скирн молча подал ему новый кубок со свежей кровью, и снова устроившись на подлокотнике, с интересом принялся выуживать из сознания Дениэла характеристики на Тэра и капитана Хэта. По поводу первого спутники испытывали стойкое недоумение. За каким Дэволом Древнему понадобилось возиться с этим великовозрастным дураком, явно отчаянно претендующим на звание героя со всеми вытекающими от сюда последствиями. А Дениэл из каких-то одному ему известных побуждений упорно отказывался на этот вопрос отвечать, чем приводил их в ярость. Вот и теперь сидит с н
убрать рекламу






евинным видом, кровь потягивает и словно и не замечает, что они вдвоем его сознание штурмуют. Скирн прекратил бессмысленные попытки докопаться до причин самостоятельно и напрямую потребовал посвятить его в эту тайну. Ваулен поддержал его согласным ворчанием и, не мигая, уставился своими светлыми глазами на Древнего, не собираясь позволить тому уклониться от ответа. Дениэл продолжал молчать, но спутники не сдавались и, в конце концов, принц не выдержал: 'Он просто подарок Учителю!' прозвучало в их общем сознании, и Древний демонстративно закрылся, погрузившись в свои мысли и не желая замечать ничего вокруг себя. Ваулен ошарашено посмотрел на Скирна. Стараясь не потревожить Дениэла, они соприкоснулись сознаниями, напрямую обойдя его, и попытались разгадать новую загадку, подкинутую этим невозможным Древним. 'Зачем госпоже человек?' - Ваулен не собирался скрывать своей полной растерянности. - 'Может для какого-нибудь заклинания?' 'Их что на границе отловить нельзя? - в ментальном посыле Ваулена сквозила насмешка, - 'зачем из столицы тащить да еще такого беспокойного?'. 'Может он какой-нибудь особенный?' 'Ну да с голубой кровью, которая на самом деле красная! Думай о чем говоришь!' 'У тебя есть лучшее предположение - так поделись!' 'Нет у меня никакого предположения, но и глупости выслушивать я не намерен. Тоже мне знаток магии. Скирн ты сам подумай, когда это госпожа в заклинаниях даже животных использовала, не говоря уже о людях!' 'Много ты понимаешь в магии, не использовала, не значит, что таких заклинаний нет!' Глубокий ментальный голос Древнего вмешался в спор неожиданно и решительно - ' Он способен стать спутником'. Ваулен и Скирн замолчали и удивленно уставились на Дениэла, сидевшего в кресле прикрыв глаза и, казалось, никак не реагирующего на происходящее в комнате. - Он же погибнет! - выпалил растерянный Скирн и покосился на Ваулена в полной прострации пялившегося перед собой. - Нет, не погибнет, - снова зазвучало у них в сознании. - В отличие от оборотней человеку нужно несколько месяцев, чтобы стать спутником. И мозг не способный усвоить огромное количество информации, накопленное Древним за века в течение считанных часов, пока длится инициация у оборотня вполне справляется в течение месяцев, постепенно усваивая все, что передает Древний своему спутнику-человеку, а затем просто игнорирует то, что его не касается. - То есть, и смерть из-за полного контакта сознаний ему не грозит? - Нет. Сначала он просто не слышит большую часть того, о чем думает Древний, а затем его мозг изменяется и превращается в подобие мозга Древнего. У вас, между прочим, тоже. Спутники ошарашено покачали головами. Ну чтож это по крайней мере объясняло почему с после нескольких веков они не умирают, перестав справляться с полным объемом информации хранящейся в сознании Древнего. Скирн ухмыльнулся и подмигнул Ваулену, как всегда Дениэл ответил на большее количество вопросов, чем ему задали. Ваулен только пожал плечами к странностям Древнего он уже привык. Дениэл наблюдая за этой беззвучной пантомимой, продолжал обдумывать и анализировать факты собранные им и его спутниками за эти месяцы. Картины вырисовывалась странная и пугающая. Кто-то умудрился заставить или убедить жрецов вновь начать войну против ереси, но на этот раз жертвами становились преимущественно носители древней крови. Однако ни жрецы, ни сами жертвы об этом не подозревали. Он сам прочитал сотни сознаний, но ни разу причиной обвинения не было происхождение жертвы. Жрецы свято верили, что нашли еретика или сознательно обвиняли тех, кто им неугоден, однако со странным постоянством их внимание привлекали именно те, в чьих жилах текла кровь магов. Словно кто-то наделил их чутьем, о котором они сами не подозревали, и которое заставляло их бросаться на потомков древних как ардров на кровь. В сознании Дениэла возникла картина, как жрец с плавниками и ощеренной пастью усаженной рядами пилообразных зубов весь покрытый чешуей и шипами несется по улице за очередным улепетывающим грешником, и он невольно зафыркал от смеха. Однако отвлекаться не стоило, и принц снова заставил себя сосредоточиться. Из этого опять ничего не получилось. Дениэл раздражено покачал головой и коротким импульсом отправил всю собранную информацию учителю, предварительно замаскировав посыл под энергетическую ауру птичьей стаи. Может быть, Кетрин сможет определить, кто способен сотворить такое с людьми. Определенно это не демон или другая подобная нечисть, да и богов этого мира он бы тоже почувствовал, а все остальные волшебные существа спят уже несколько тысячелетий с последней битвы Древних. Кстати, после того как он закончит с этим делом нужно будет их разбудить. Пора уже привести мир в порядок, а то люди за несколько тысяч лет успели превратить его в одну большую помойку. Это просто не допустимо, как никак этот мир колыбель его народа и не стоит рисковать здоровьем потомства. И тут же иронично покачал головой. Ну, надо же, прямо рачительный хозяин. Дверь бесшумно открылась, и на пороге появился Терн, прошел в комнату и устало опустился на пол возле кресла Дениэла. Все в сборе. Принц невольно поморщился, представляя себе необходимость покинуть своих спутников и провести еще одну ночь в казарме в обществе людей. Ну, уж нет, сегодня он останется здесь и с удовольствием отдохнет, так как и должен отдыхать Древний. Уловив его решение, спутники молча начали доставать одеяла через несколько минут на полу была устроена удобная походная постель, стараниями Скирна напоминающая скорее большое гнездо, чем человеческое ложе. Дениэл с вздохом удовлетворения устроился посередине, спутники привычно окружили его со всех сторон и все четверо провалились в крепкий сон без сновидений.

Глава 6.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дэн появился в последнюю минуту. Тэр так и не мог привыкнуть к тому, что командир его отряда является принцем, и упрямо именовал его прежним именем. Он хотел задать ему несколько вопросов о предстоящей охоте, но не успел, протрубили охотничьи рога, и мимо ворот казармы пронеслась свита Его Высочества принца Нерена. Чтобы не отстать гвардейцам пришлось спешно выводить лошадей за ворота казармы и галопом скакать следом. Дениэл молча скакал во главе своих гвардейцев, внимательно осматривая окрестности. Несколько минут назад они углубились в Королевский лес и решающий момент приближался. Очень скоро Его высочество даст понять, что они являются не охраной, а дичью и предпринимать что-то после этого будет бессмысленно. Останется только убежать и потом начинать все заново. Древний поморщился про себя, может, стоило все-таки взять с собой Скирна и Ваулена. Гвардейцы, выбранные из тех соображений, что они вряд ли заметят странности командира занятые собственным спасением из рук Королевского правосудия не самые надежные попутчики. Хотя тот же Тэр помешан на чести и полезет помогать, чтобы не случилось. Дениэл раздраженно вздохнул, времени совсем не осталось. Нужно найти способ внести изменение в план охоты как можно скорее, но, как на зло, ничего подходящего в лесу не попадалось. Дэвол, они, что здесь всю дичь крупнее кроликов истребили?! Может потому и перешли на гвардейцев, что всех остальных животных уже повыбили? Хотя вот кажется что-то крупное. Дениэл сосредоточился, заставляя зверя выбраться из чащобы. Когда навстречу охотникам из кустов неожиданно вылетел разъяренный бэр, все растерялись. Охотничья лошадь принца, перед носом которой внезапно возник огромный разъяренный хищник, отчаянно заржала, и взвилась на дыбы. Нерен, неожидавший ничего подобного, свалился из седла на примятую осеннюю траву. Удар вышиб из него дух, и когда он смог открыть глаза у него вырвался вопль ужаса. Прямо над ним возвышался вставший на задние лапы бэр. Зверь протяжно ревел, размахивая длинными передними лапами с острыми загнутыми когтями. Крик принца привлек его внимание и маленькие, налитые кровью глазки уставились прямо на него. Нерен замер, боясь дышать. Зверь мог броситься, а его свита находилась далеко, слишком далеко, чтобы прийти на помощь. Про себя он проклинал идиотов, неспособных угнаться за своим принцем, но ничего не мог поделать, бэру было достаточно встать на четыре лапы, чтобы отправить его к Единому Богу! Вдруг зверь резко поднял голову и уставился куда-то в сторону. Нерен не выдержав неизвестности, тоже повернул голову и замер потрясенный открывшейся картиной. К нему, оставив остальных охотников далеко позади, мчался командир гвардейцев, его конь казалось, летел над землей, не касаясь ее копытами. Принц не мог поверить, что этот идиот собирается в одиночку расправиться с бэром. Собственно если бы от этого не зависела его жизнь, ему было бы все равно, какой способ для самоубийства выбрал этот сумасшедший, но… Додумать до конца он просто не успел. Гвардеец на всем скаку подлетел к разъяренному зверю и, развернув коня, помчался назад. Принц Нерен потерял сознание. Когда Дэн сорвался в галоп, Тэр и его друзья последовали за ним, но тут же безнадежно отстали. И могли только издали наблюдать, как их командир спасает принца. Придворные, замерев от ужаса, таращились на происходящее, не зная, что им делать, а Дэн уже подлетел к принцу. Тэр замер, он слишком близко. Лошадь невозможно остановить при такой скорости сразу! Но Лэйст и не собирался останавливаться. Конь развернулся практически на одном месте и, во время этого невозможного поворота Дэн наклонился и одной рукой вздернул принца в седло перед собой. Миг и он уже скачет обратно. Бэр взревел и, опустившись на четыре, лапы бросился следом. Дэн повернул голову и улыбнулся. Кинжал, посланный твердой и нечеловечески сильной рукой, свистнул в воздухе, впился зверю в глаз и, пробив кость глазницы, застрял в крошечном мозге бэра. Зверь отчаянно взвыл, ткнулся с разбегу носом в землю, и замер неподвижно. Лэйст, как ни в чем небывало остановился возле своих подчиненных и передал им потерявшего сознание принца. Тэр уже без удивления отметил что, выполнив этот головоломный трюк, Дениэл даже не запыхался. Придворные, наконец, пришли в себя и принялись на перебой отдавать приказания слугам, чтобы как можно быстрее уложить принца в постель. Прислушавшись к их крикам, Дэн не мог не улыбнуться. Все кроме его гвардейцев были свято уверенны, что Нерен при смерти. Однако он тут же одернул себя и принялся внимательно изучать поведение придворных подхалимов принца, стараясь определить кто из них ему нужен. Без применения магии сделать это было не так-то просто, а использовать чары Дениэл не решался, если его враг здесь, он себя обнаружит до того как сможет что-либо узнать о противнике. Оставалось положиться на наблюдательность и знание человеческой природы. Древний беззвучно зашипел. Он слишком отвык от людей, а придворные раздражали его и в то время, когда он сам принадлежал к этому беспокойному племени. Ладно. Хватит капризничать. Одернул себя Дениэл и сосредоточился на метлешаших вокруг людях. Раз за разом он вглядывался в лица придворных и анализировал их поведение. Безрезультатно! Ни малейшей фальши! Или они те за кого себя выдают или нашелся человек способный обмануть изощренный разум Древнего. Терн, почувствовав его разочарования, осторожно потянулся к нему сознанием, предлагая утешение и поддержку. Дениэл мягко уклонился, сейчас не время было отвлекаться, нужно было еще раз проверить этих придворных франтов, гоняющих своих слуг, так как будто от того, с какой скоростью они отдают противоречивые приказы, зависит их жизнь. Стоп. Дениэл напрягся и беззвучно выругался он - идиот! Шпион короля должен быть незаметным и способным проникнуть куда угодно, а что для аристократа более незаметно, чем слуга? На них не обращают внимания, как на предметы обстановки! Дениэл продолжая безучастно взирать на переполох устроенный придворными принялся рассматривать снующих туда сюда слуг и почти сразу наткнулся на искомого соглядотая. Неприметный человек в цветах принца слишком внимательно приглядывался к поведению окружающих и в первую очередь к самому Дениэлу. Ага! Древний ни чем не выдал своего удовольствия. Значит, король завтра же утром узнает о происшедшем. Теперь необходимо заронить в голову Его Величества мысль унизить своего сына при помощи безвестного гвардейца. Хотя вряд ли это будет так уж сложно, если Дениэл правильно помнит наклонности своего отца, тот обязательно воспользуется таким случаем на полную. А это значит, что на время пока скандал не забудется, ему будет открыт доступ во дворец. От палатки, установленной для принца, разнеслись громкие вопли Его Высочества. Пора. Дениэл беззвучно отдал приказ, и Терн легким шагом направился к месту событий. - Вы безмозглые болваны! Никчемные уроды! Вы… вы… - Принц задохнулся от ярости и попытался броситься на ближайшего к нему гвардейца с кулаками. Придворные врачи с трудом его удержали - Ваше высочество, вам нельзя двигаться! Это опасно для вашего здоровья! - Не слушая, их принц продолжал бушевать. Стряхнув врачей, он выскочил из палатки и застыл, заметив главного виновника происшедшего. Дениэл остановил коня рядом с принцем, и невозмутимо глядя сверху вниз, принялся его рассматривать. Это окончательно вывело Нерена из себя - Ты!!! Да как ты посмел подвергнуть мою жизнь опасности!!! Как ты посмел подумать, что твои неуклюжие метания могут меня спасти!!! Из-за тебя я едва не погиб!!! Ты раздразнил зверя, когда мне ничего не угрожало!!! Это заговор!!! Ты пытался втереться мне в доверие, якобы спасая мне жизнь?!!! Но из этого ничего не выйдет!!! Я вижу тебя насквозь!!! Вон отсюда!!! Убирайся вместе со своими бездельниками и не показывайся мне на глаза!!! Тэр потрясенно наблюдал за тем как беснуется принц. Если раньше у него еще оставались какие-то сомнения в его низости, то теперь они исчезли. Оскорблять человека, спасшего ему жизнь и обвинять его в попытки втереться таким способом в доверие мог только законченный подонок. Дэн, однако, ничем ни показал, что его задели обвинения принца. Выслушав его вопли, с совершенно бесстрастным лицом, он вежливо поклонился и спокойно приказал гвардейцам следовать за ним. В полном молчании они выехали с поляны и углубились в лес. Тэр с беспокойством поглядывал на своих друзей, казалось, происшедшее потрясло их больше чем их собственное пленение в ущелье. Через несколько десятков метров они наткнулись на небольшую поляну. Дениэл молча спешился, и, не глядя на остальных, принялся расседлывать своего коня. Тэр, погруженный в свои мысли, слишком поздно заметил, что его друзья глядят на командира с плохо скрытой жалостью, и, когда Лет робко тронул Дэна за рукав, Тэр беззвучно взвыл от ужаса. Принц и так не в духе, а тут еще к нему с вопросами лезут! Но Лет и не собирался ни о чем спрашивать, дождавшись, чтобы Дэн обратил на него внимание, он тихо произнес - Не расстраивайтесь так командир. Вы вели себя как настоящий герой, чтобы там не думал Нерен. Мы все так считаем, правда. Дэн ошарашено разглядывал своего подчиненного не в силах понять, о чем тот говорит, и Лет, неправильно истолковав его молчание, принялся сбивчиво извиняться. Тэр, помянув про себя Дэвола, бросился к нему на помощь, но когда он уже был готов вмешаться в разговор, Дениэл беззвучно расхохотался. Он смотрел на удивленные физиономии своих гвардейце и в первые за несколько месяцев искренне веселился. Такого он даже не представлял. Мальчишки решили, что его обидела выходка принца, и принялись утешать! Боги, где они воспитывались?! Хотя это риторический вопрос. Однако поразительная наивность! Он уже собирался объяснить им… Но тут его взгляд упал на потрясенные и расстроенные лица парнишек и Дэн тут же подобрался. Так или иначе, они находились на его попечении, и причинять им лишнюю боль было, мягко говоря, против обычаев Древних. Да и сам Дениэл уже в какой-то мере привязался к ним, хоть и не мог понять, что на него нашло. Поэтому он заставил себя успокоиться и мягко произнес - Вообще-то я беспокоился о вашей ночевке в лесу без припасов и одеял, но за сочувствие спасибо. Лет покраснел от удовольствия и тут же выпалил - Мы и раньше ночевали в лесу! Справимся! - Ну, хорошо! - Дэн весело прищурился. - Если ты такой опытный путешественник тогда набери хвороста для костра. Остальным расседлать лошадей и отпустить их пастись. Тэр будь так добр, наломай побольше веток вон того кустарника, помниться из него получаются очень неплохие пастели. Гвардейцы принялись за дело, а Дэн, отправив Терна приглядывать за лошадьми, сел в самой густой тени, какую только смог найти, и принялся расчесывать свои волосы. За этот суматошный день он безумно устал от людей, жары, яркого солнечного света и суматохи. Он с удовольствием установил бы купол тишины, но его что-то беспокоило. Весь день его не оставляло ощущение что за ним наблюдают. И это был не человек. Однако понять, кто он этот соглядатай, у него не выходило. К тому же Кетрин слишком долго не отвечала. А он с нетерпением ждал вестей, поскольку ему самому так и не удалось решить головоломку со жрецами и это беспокоило его все больше. Погруженный в свои мысли он совершенно не обращал внимания на людей, и когда до него донеслись ругательства, удивленно поднял голову. Лет притащил большую кучу хвороста и теперь неумело пытался сложить из него костер. Артак и Вэйс стояли рядом и давали ценные указания, больше мешая, чем помогая. Ругался, однако, не Лет, а Тэр который только что обнаружил отсутствие огнива и пришел в ярость от перспективы провести ночь, дрожа от холода. Нет покоя грешникам. Вздохнул Дениэл и с усталой обреченностью отправился к костру. Голова гудела от боли, и люди раздражали его настолько, что он с трудом удерживался, чтобы не оторвать кому-нибудь из них достаточно важную часть их организма. Терн отвернулся от пасущихся лошадей и встревожено поглядел на него. Почувствовав беспокойство своего спутника, Дениэл заставил себя успокоиться, и подошел к гвардейцам. Отодвинув Лета в сторону, он быстро сложил костер, и стоя спиной к своим подчиненным со звуком удара кремня о кресало зажег огонь. Когда он повернулся, на лицах парней не было не следа подозрения. - Невероятно! Мне бы такую предусмотрительность! - выпалил Вэйс. Дэн улыбнулся уголками губ и встретился взглядом с Тэром, который молча наблюдал за ним с другого края поляны. В его глазах светилось понимание. Вечер пролетел незаметно. Гвардейцы тихо переговаривались, сидя у костра и время, от времени поглядывая на своего командира едва различимого в темноте. Дениэл насторожено сканировал окружающее пространство, опасаясь очередной выходки Нерена, и незаметно наблюдал за своими подчиненными. Терн бессовестно спал с открытыми глазами. Ничто не тревожило окружающее спокойствие. В конце концов, Тэр приказал остальным отправляться спать, и парни неохотно разбрелись по импровизированным постелям. Дэн молча наблюдал за ними, но когда Тэр остался сидеть у костра, собираясь дежурить, решил вмешаться. - Отправляйся спать. - Тэр вздрогнул и оглянулся - Ну да, а кто будет следить за огнем? Да и не доверяю я принцу. Как бы, какую гадость не сделал. - Я посторожу. В отличие от тебя мне сон каждую ночь не обязателен, так что отдыхай. - Тэр собрался было возразить, но затем пожал плечами и молча отправился к своей пастели. Дениэл остался один и погрузился в созерцание. Сила леса текла через него, вымывая усталость и раздражение прошедшего дня, возвращая ему потраченную энергию, рассказывая о том, что происходит вокруг него. Этот лес был древним. Деревья вобрали в себя мудрость тысячелетий, и не один человек не осмеливался проникнуть в его сердце, где со времен последней битвы Древних спали его истинные хозяева. Века и века люди охотились в нем, но даже жадные самодуры, пришедшие сюда и назвавшие себя королями этой земли не осмеливались рубить деревья, величественными колоннами поднимающиеся к самому небу. Королевский лес. Тэренхилл, как назвал его дивный народ. Великий Лес. Дениэл чувствовал, как пульсирует могучее заклинание, погрузившее дивных в их тысячелетний сон. Заклинание-защита. Заклинание-надежда. Отзвук страха охватившего древние расы после исчезновения его народа до сих пор чувствовался в мерном биении силы этого места. Древний снял все щиты и отпустил свою силу на волю. Здесь не требовалось заклинаний. Прежние маги знали свое дело, только истинная сущности Древнего Странника, слившись с силой Великого Леса, могла пробудить спящих от их вековечного сна. И Дениэл раскрыл себя, позволяя своей силе раствориться в потоке энергии этого места, устремившись сознанием в центр Древнего леса к городу, затерявшемуся в его чащобах. И когда он уже смирился с поражением пришел ответ. Почти не ощутимый всплеск мысли, звоном хрустального колокольчика отдавшийся в его сознании. 'Приветствуем тебя странник! Мир снова обрел своих защитников, и демоны больше не будут охотиться за нашей силой. Назови свое имя, чтобы мы знали, кого благословлять в молитвах Лэле.' 'Я Дениэл - мастер Страж. Войдите в мое сознание дивные и узнайте, что произошло за время вашего сна'. 'Мы и просить не смели о такой милости, благодарим тебя Странник и принимаем твое предложение'. На миг Дениэл слился сознанием с повелителем дивного народа и тут же отпрянул, чтобы не повредить хрупкий разум бессмертного своей огромной силой. В отличие от смертных они могли охватить сознание стража целиком, но не обладали достаточной силой, чтобы долго выдержать его давление. Дождавшись заверения эльфа, что с ним, все в порядке Дениэл прервал связь. Окружающий мир обрушился на него ревущей волной, и он поторопился восстановить свои щиты. Теперь он уже ругал себя за то, что поддался соблазну и подверг себя опасности быть обнаруженным. Однако долго придаваться самобичеванию ему не дали. Терн тревожно коснулся его сознания, передавая ощущение неправильности в окружающем мире. Дениэл сосредоточился, пытаясь уловить, что же насторожило его спутника, и внезапно осознал собственную беспечность. Его ничто не беспокоило, мир казался прекрасным и безопасным местом, где ничто не может ему угрожать. В ужасе Дэн смотрел на безмятежно спящих людей. Это только подтверждало, что к ним приближается опасность гораздо страшнее принца с уязвленным самолюбием. Дениэл знал только одно существо способное воздействовать даже на Древнего. Демоны-кровососы снова явились в этот мир. Проклятье! Ему с ними не справиться! Но если он погибнет, его спутники погибнут вместе с ним, или, если переживут шок его смерти, окажутся совершенно беспомощными очень далеко от дома во весьма враждебном окружении. И даже если из-за того, что их связь продлилась недолго, и они не исчерпали срок своей жизни, его тио смогут жить дальше, захотят ли они этого? Из истории Дениэл знал, что такое желание у выживших спутников появлялось крайне редко. И если полгода назад он еще мог надеться, что после его смерти, они пожелают жить дальше, то теперь прошло слишком много времени и привыкание зашло слишком далеко. В своем сознании он отчетливо ощутил страх Терна, и его решимость остаться с ним, чтобы не случилось. Это заставило его взять себя в руки. Настало время доказать, что он по праву носит звание мастера-Стража. Глубоко вздохнув, он резким ментальным толчком разбудил гвардейцев и приказал Терну сменить облик и присоединиться к ним. Заспанные люди с недовольным ворчанием протирали глаза и пытались понять, что их разбудило. Первым в себя пришел Тэр и потрясенно уставился на странную картину, открывшуюся перед ним. Дэн стоял посреди поляны с ног до головы затянутый в черное, и молча смотрел, как его лошадь, окутывает серебристое сияние, и она превращается в парня, который провожал его до казармы. Испуганные возгласы остальных подтвердили, что они тоже видели это. Дэн повернулся на шум, и Тэр едва смог сдержать крик ужаса - глаза Древнего светились в темноте холодным зеленым огнем. Дождавшись пока Терн подойдет к людям, Дениэл взмахнул рукой очерчивая круг и их окружила со всех сторон прозрачная сфера, отливающая серым. Люди испуганно заозирались, а Терн с протестующим возгласом бросился к Границе круга. - Прости, Тио, - раздался во внезапной тишине голос Дениэл. - Я не могу рисковать твоей жизнью. Если я погибну, сила перейдет в заклинание и защитит вас до рассвета. - Нет! Не смей приносить себя в жертву! - Древний подошел к самой границе сферы тумана и ласково улыбнулся Терну. - И в мыслях не было тио, но тебя в последнее странствие провожать я тоже не хочу. И позаботься о моих подчиненных, некоторые из них того и гляди, в обморок упадут. Терн устало хмыкнул и ворчливо произнес. - Вечно мне достается самая противная работа. - Ответом ему был тихий шипящий смех. Дениэл сосредоточился, выбрасывая из сознания все посторонние мысли и начал готовиться к схватке. С тихим звоном на его зов явилось оружие мастера, и он с удовольствием снова ощутил у себя на спине тяжесть прямого черного клинка по имени Рорбур, предназначенного для битв с богами. Его левая рука привычно легла на рукоять длинного хлыста, составленного из тысяч лезвий, с остротой которых не могло соперничать ни одно оружие созданное людьми. Их метал, позволял убивать, не только созданий этого мира, но и даже высших демонов. Правой рукой он отцепил от пояса маленький стержень, тут же превратившийся в боевой шест мастера - сколан, с обоюдно острым длинным клинком с одной стороны и приспособлением, напоминающим гарпун с другой. Дениэл привычно откинул капюшон плаща, позволяя волосам свободно рассыпаться по спине и замер, напряженно ожидая атаки. Гвардейцы с ужасом следили за приготовлениями своего командира и голым парнем, неподвижно замершим возле самой кромки сферы. Наконец Тэр не выдержал неизвестности и тихо, чтобы не привлечь внимания Дэна спросил своего вчерашнего провожатого - Что случилось? - На нас собираются напасть демоны. - Вэйс ошеломленно потряс головой. - Но демонов же не существует. - Терн не удостоил его ответом, вместо этого он обратился к Тэру. - Расскажи им все! - коротко бросил оборотень. И Тэр, развернувшись к своим друзьям, тихо принялся рассказывать о событиях, свидетелем которых он недавно стал, единственное, о чем он умолчал, было королевское происхождение Дэна. Его слушали молча, и не задавали вопросов. Словно для создания еще более гнетущей атмосферы луна скрылась за тучами, и по лесу разнесся странный заунывный вой. Дениэл бесшумно развернулся в сторону, откуда был слышен вой, и с тихим шелестом уронил на траву кольца хлыста, приводя его в боевое положение. Внезапно что-то огромное, но едва различимое в темноте, откуда-то сверху обрушилось на одинокую фигуру в черном. Свистнул хлыст, и под ноги испуганным людям покатилась уродливая голова с непропорционально огромной пастью усеянной, острыми напоминающими иглы зубами. Тэр невольно охнул, рассмотрев ее во всех подробностях, за его спиной кого-то вырвало. Герцог поднял голову, чтобы не видеть этот оживший кошмар и едва не заорал от ужаса. Обезглавленное тело и не собиралось падать. Расставив когтистые лапы, оно надвигалось на Дэна, а из чащи появлялись новые чудовища, медленно окружая людей. Дениэл и не ожидал, что демона будет убить так просто. Отрезав ему голову, он увернулся от беспорядочно машущих лап и специально приспособленным для этого сколом вырвал демону сердце и тут же отскочил в сторону, чтобы не попасть под падающую тушу, продолжающую по инерции тянуться к нему. Почувствовав у себя за спиной опасность, Дениэл быстро развернулся и лапа, метившая в шею, разорвала ему плечо. Ткань его одежды не уступающая по прочности человеческим доспехам из лучшей стали, разошлась как гнилая ветошь. Отстранившись от боли, он хлестнул демона по морде, стараясь отогнать его на достаточное расстояние и воспользоваться сколом, но проклятое создание, словно не чувствуя боли продолжало теснить его к сфере тумана, а сзади доносилось тихое подвывание еще одной твари. Отчаявшись Дениэл, быстро сосредоточился и серебряный кинжал, вылетев из его сапога, вонзился демону в центр живота, пробив сердце. Проклиная способность демонов-кровососов противостоять прямо направленной на них магии, Дениэл метнулся в сторону под лапой налетевшего сзади демона, и покатился по траве. Плечо отозвалось острой болью, и остановившаяся было кровь, побежала снова, но Дэн не обратил на это внимание. Вскочив на ноги, он перевернул шест, и лезвием полоснул раненого демона по горлу. Тот попытался увернуться, и удар пришелся вскользь, почти отделив голову от тела. Тварь пронзительно взвыла и попятилась. Не теряя времени Дениэл хлыстом подсек ноги третьего демона, и собрав всю свою силу, дернул его на себя. Лезвия хлыста как пилой перерезали ноги, и демон с пронзительным визгом покатился по траве. Дениэл бросился за ним, чтобы добить, и пошатнулся от удара в спину, демон с почти отрезанной головой вцепился ему зубами между лопаток, стараясь добраться до позвоночника. Над поляной зазвенели крики ужаса. Дениэл выпустил хлыст и, заведя руку назад, схватил демона за загривок. Боль полоснула отравленным лезвием, и с глухим стоном он рванул демона изо всех сил, стараясь оторвать его от себя. Послышался треск, и в руке у него оказалась оторванная голова с куском мяса, зажатым в зубах. Не обращая внимания на безумные крики и сумасшедшую боль в спине и плече, Дениэл шагнул навстречу последнему демону, который полз к нему по траве, оставляя за собой широкий черный след, и одним движение отрубил ему голову. Тело твари забилось, разбрызгивая черную кровь. Скол ударил в спину демона и, пробив его насквозь разорвал сердце и пригвоздил тушу к земле. Несколько мгновений и все было кончено. Дениэл шатаясь, повернулся к людям, запертым в 'сфере тумана', непослушными губами произнес формулу снятия барьера и рухнул на залитую черной кровью траву. Тэр беспомощно смотрел на распростертого на земле Древнего, на бледных до синевы товарищей и отчаянно пытался сообразить, что же он должен делать. Вдруг мимо него промчался спутник Древнего и, упав на колени перед Дениэлом, осторожно перевернул его на спину. - Насколько все плохо? - бледные губы шевельнулись в улыбке. - К рассвету приду в норму. Помоги встать.


убрать рекламу






Терн осторожно помог Дениэлу подняться, и, отведя подальше от убитых демонов, усадил на траву. К этому времени Древний пришел в себя настолько, что смог оглядеться по сторонам. Поляна и гвардейцы представляли собой жалкое зрелище. Парни напоминали покойников зеленым цветом лица и остекленевшими глазами, а поляна, изыскано декорированная кровью, и расчлененными демонами добавляла картине непередаваемый колорит приесподнии, как ее изображают жрецы. Тэр опасливо подошел к одному из демонов и, стараясь побороть тошноту, принялся внимательно его разглядывать. Посмотреть было на что. Двухметровое тело, покрытое грязно-черной шерстью поражало своей худобой, уродливая голова с большими ушами и огромной пастью не имела глаз. На их месте была гладкая кожа, без малейшего признака глазниц. Лапы украшали длинные изогнутые когти, отливающие металлом. - Единый Бог - вырвалось у него. - Что это за страшилище? - Демон-кровосос. - Усталым голосом ответил Дениэл, - нападает только ночью, живуч, нечувствителен к магии, крайне силен. Что еще ты хочешь о нем узнать? Тэр развернулся к нему, собираясь о чем-то спросить, и поперхнулся своим вопросом, рассмотрев чем, занимается спутник Дениэла. Осторожно сняв с Дэна рубашку, он промывал водой из фляги глубокую дыру в спине Лэйста в глубине, которой поблескивали кости позвоночника, Древний при этом не ничем не показывал, что ему больно. - Так что? - бесстрастно повторил он свой вопрос, глядя на потрясенного гвардейца и, замечая краем глаза, что и остальные внимательно прислушиваются к их разговору. - Кто послал их за нами? - выдавил из себя Тэр, немного справившись с шоком от увиденного лечения. Дениэл приподнял уголки губ в своей непередаваемой улыбке и спокойно ответил - Никто. Их послали за принцем. Моему неуловимому врагу этот царственный недоносок чем-то помешал. Угадать бы еще чем. Ладно. Хворост у нас еще остался, нужно развести костер. - А с демонами что делать? - робко спросил Лет. Дениэл страдальчески посмотрел на Терна, и тот взял на себя труд ответить - Ничего. С восходом солнца распадутся в пыль. Лучше костер сложи вон там под деревьями. Там вроде крови этих тварей нет. Растерянные гвардейцы выполнили его распоряжение беспрекословно, а он, закончив обрабатывать раны Древнего и, вручив тому фляжку с водой, отправился приводить их в чувство. Дениэл все равно несколько часов проведет в трансе, а эти бедолаги могут и рехнуться от выпавших на их долю переживаний. Подсев к костру, который Дениэл уже умудрился разжечь, не выходя из транса, Терн спокойно, стараясь не вызвать паники, произнес - Меня зовут Терн. Я оборотень. Вы в порядке? - В порядке?! - первым сорвался Вэйс - В порядке?! Нас чуть не сожрали демоны!!! А ты говоришь… - Вы были в полной безопасности. - Перебил его Терн. - Погибнуть могли только Дениэл и я. Все потрясенно уставились на него. Тэр медленно кивнул - Да. Я помню, он говорил, что его смерть укрепит заклинание. Терн хмыкнул и посмотрел на остальных. - О Древних, богах и всем остальном Тэр вам уже рассказал. Что еще вас беспокоит? - А больше на нас никто не нападет? - робко спросил Лет - Нет. Чтобы вызвать демонов нужно очень много сил. - Ответил Терн и пустился в пространный рассказ, плавно уводя разговор от демонов и магии на более безобидные темы. Когда горизонт на востоке окрасился алым, Дениэл встряхнул головой, выходя из транса, и поднялся, раны полученные ночью противно ныли, но уже затянулись тонкой кожицей. Коротким импульсом он сотворил себе гвардейскую форму и попытался расчесать волосы. Однако тут же бросил это бесполезное занятие, после слюны и крови демонов и его собственной крови их можно было привести в порядок только при помощи магии. Коротко выругавшись, он создал очистительное заклинание и, почувствовав на себе чей-то взгляд, огляделся. За его мучениями весело наблюдал Терн, гвардейцы дремали сидя вокруг костра. 'Как они?' - Беззвучно поинтересовался Дениэл и его спутник поспешил его успокоить, уверив, что шок прошел и рассудку людей ничего не угрожает. Коротко кивнув Древний направился снимать заклятье с лошадей, предусмотрительно наложенное на них перед схваткой с демонами. Терн принялся будить гвардейцев. Они проснулись почти мгновенно и тут же начали озираться. Солнце выбрало именно этот момент, чтобы добраться до останков демонов и выдержка людей вновь подверглась испытанию зрелищем рассыпающейся на глазах плоти. Тэр отвел глаза от этой малоприятной картины и увидел стоящего рядом с ним Дениэла - Сказать по правде, до сегодняшней ночи я не очень верил в твои рассказы. - Я знаю. Позаботься, чтобы твои друзья не проболтались о том, что видели. Мне еще какое-то время нужно пробыть в этом королевстве. Тэр глядел в след Дэну и невольно задавался вопросом, что же он все-таки за существо. Казалось, ничто не может вывести его из равновесия, даже в самые отчаянные моменты схватки прошлой ночью, Дениэл не терял хладнокровия и не показывал что ему больно. Гвардейцы молча шарахнулись от Терна превратившегося в коня, но уже больше по привычке, чем от испуга, и уже спокойно вслед за Дениэлом отправились к месту, где разбили лагерь остальные охотники. Дениэл едва замечал происходящее вокруг. Его мысли занимала новая загадка. Чем мог помешать принц существу настолько могущественному, что даже для стража оно было серьезным противником? Помешать настолько, что огромные затраты энергии для вызова одного из самых опасных видов демонов были сочтены оправданными?

Глава 7.

 Сделать закладку на этом месте книги

Капитан Хэт с интересом наблюдал за странной троицей расположившейся в его кабинете. История о спасении принца уже была у всех на слуху, и теперь капитан пытался угадать, сколько правды было в сплетнях, ходящих по городу. Троица выглядела действительно живописно. Дениэл с нечеловеческой грацией удобно расположился в одном из кресел предназначенных для высокопоставленных гостей. Красная, кричащая форма Королевской стражи не могла скрыть его чуждость. Черные глаза с ленивой бесстрастностью взирали на происходящее, тонкая белая рука небрежно сжимала серебряный кубок, и капитан предпочитал не задумываться о его содержимым, которое время от времени прихлебывал его подчиненный. Высокий нескладный парнишка, уже виденный им в том доме на окраине непринужденно привалился к ногам принца, казалось сидеть на полу в такой позе для него привычно и удобно. Тэр же никак не мог успокоиться. Он метался по комнате и, жестикулируя, в третий раз пытался рассказать, что же произошло на той лесной поляне, однако от волнения у него это не получалось. Капитан Хэт молча разглядывал молодых ребят, каждый из которых годился ему в сыновья и вспоминал прошедшее утро. Он не спал всю ночь. И когда солнце окрасило горизонт, надел свой парадный мундир и вышел к воротам. Он ждал, когда появятся охотники. Ждал и боялся того, что он может увидеть. Того, что уже видел не раз. Телегу, покрытую лошадиными попонами и восемь неоседланных лошадей с клеймом Королевской гвардии. Но на этот раз все было иначе. Охотники возвращались в гробовом молчании. Казалось, они отчаянно старались не привлечь внимания принца, ехавшего почему-то не во главе всадников, а на телеге в окружении придворных врачей. Кавалькаду замыкали гвардейцы в полном составе. И тут Хэт почувствовал, что напряжение начинает отпускать его. Все его люди были живы, и насколько он видел, не ранены. Но когда они подъехали ближе, он поразился их бледным застывшим лицам. Даже после кровопролитного сражения у новобранцев он не видел таких лиц. Словно они заглянули в царство Дэвола и смогли вернуться оттуда живыми. Парни молча отдали ему честь и проехали в ворота. Без единого слова расседлали лошадей и скрылись в казарме. Ошарашенный капитан проводил их глазами и приказал ближайшему гвардейцу передать командиру отряда, что он желает его видеть у себя в кабинете. И вот теперь он слушал сбивчивый рассказ своего подчиненного и невольно вспоминал застывшие лица вернувшихся гвардейцев. Еще неделю назад он не поверил бы не одному его слову, а теперь с невольным содроганием краем глаза поглядывал на принца, по виду которого никак нельзя было сказать, что несколько часов назад он был серьезно ранен. Поймав его взгляд, Дениэл улыбнулся уголками губ, и легонько пихнул своего спутника ногой. Тот возмущенно уставился на него и отчетливо фыркнул. Принц насмешливо поднял бровь, парень, скрестив руки на груди, упрямо набычился. По комнате пронесся тихий шипящий смех и юноша, устало пожав плечами, хмуро бросил - Тиран. Хэт молча наблюдал за этой безмолвной пантомимой не в состоянии отделаться от ощущения, что эти двое разговаривают на каком-то только им понятном языке. Тут парнишка резко встал и коротко поклонился ему. - Меня зовут Терн, и этот с позволения сказать командир приказал мне рассказать, что произошло, и ответить на твои вопросы. Ему самому, видите ли, лень. Капитан молча уставился на него, не веря, что столь непочтительно можно отозваться о принце, могущественном маге и не быть уничтоженном на месте, но казалось, Терн ничего не боится. Переведя взгляд на Дениэла, Хэт увидел, что тот спокойно разглядывает своего непокорного подчиненного, и чему-то улыбается своей едва заметной улыбкой. Заметив взгляд капитана, Терн ухмыльнулся - Не обращайте внимания капитан. Это мы так шутим. Кстати то, что рассказал Тэр - правда. На нас действительно напали демоны, и теперь единственный вопрос, на который нам предстоит ответить: Зачем понадобилось тратить столько сил, чтобы убить принца? - Может быть, этот таинственный кто-то пытался убить Дениэла? - капитан Хэт хмуро глянул на молчаливую фигуру неподвижно застывшую в кресле. Он никак не мог отделаться от ощущения, что там свернулась огромная хищная змея и терпеливо ждет момента для атаки. - Нет. Если бы охотились на Дениэла, то это были бы не демоны-кровососы, а что-нибудь похуже. Однако для принца и эти демоны уже чересчур. Кто-то не желал давать ему ни малейшего шанса. И это меня настораживает. Слишком много сил тратится на человека практически ничего из себя не представляющего. - Он принц! - Ну и что? С точки зрения существа, способного вызвать таких демонов он никто. - Капитан Хэт потрясенно воззрился на Терна. Ничего себе заявление. Принц одной из сильнейших держав континента оказывается для этих людей никто. - Мы не люди, - мягко прозвучал голос Терна. - И нам трудно думать как люди. А вы что думаете по этому поводу? - Ну… Может быть, принц раскрыл его и угрожал его власти. - Нет. Раскрыть столь могущественное существо, если оно того не хочет человеку практически не возможно. Да и что он мог сделать? Нерен конечно принц, но влияния на отца он не имеет. Тот просто не стал бы его слушать. Хэт кивнул, соглашаясь и покосился на Тэра, слушавшего, их спор с открытым ртом. Кажется, после того, что случилось ночью, парень всерьез увлекся всем, что связано с магией, а Терн продолжал рассуждать. - Власти этого существа принц не мог угрожать. Возможно, он просто мешал его планам. Но как? Чтобы управлять королевством, нужна марионетка на троне. Относительно законная марионетка. Судя по всему, на нынешнего короля, бог или демон или кто там он еще имеет огромное влияние. Допустим, на принца он влиять не может и потому вынужден его убрать… - А что нельзя подчинить человека своей воле и полностью его контролировать? - Нет. Взять под контроль разум человека можно, но чтобы он всегда делал то, что надо его нельзя освобождать ни на мгновение, а это очень трудно. Мозг человека хрупок и это как ни странно служит людям защитой. Слишком велик риск по неосторожности магической энергией сжечь мозг и превратить человека в полного идиота. И даже если бы это было возможно очень трудно имитировать человеческое поведение. Не забывайте наш враг нелюдь и правильно реагировать на сотни мелочей, которые могут вызвать у человека гнев, радость и невероятное количество других эмоций просто не сможет. - Тогда может он хочет сменить наследника. - Хм. Это идея. Но вопрос на ком жениться король после смерти наследника? Хотя можно подставить свою женщину и потом воспитать наследника в нужном духе. Возможный вариант. Если ребенка тренировать с детства он станет очень восприимчив к внушению. - А если, - капитан Хэт азартно прихлопнул ладонью по столу, - а если это не он, а она? - Что вы хотите сказать? - Терн смотрел на него в недоумении. - Какая разница, какой пол в данный момент у нашего врага? - Если эта женщина, то она может пожелать, чтобы ее дети наследовали трон. Ответом ему был веселый смех Терна, перемежающийся с шипением Дениэла. Капитан Хэт недоуменно разглядывал веселящихся парней и пытался понять, что такое смешное он сказал. Наконец Терн отсмеялся и соизволил обратить внимание, на полное недоумение, написанное на лице у капитана. - Во-первых, пол существа обладающего магической силой такого уровня совершенно не имеет значения. В отличие от оборотней у них нет ограничений на превращения. Любой Древний, например, по желанию может быть кем угодно мужчиной, женщиной, ребенком, волком да хоть бэром. Потрясенный Хэт испуганно покосился на Дениэла, но тот ответил ему совершенно спокойным взглядом - Нет, - усмехнулся Терн, - Дениэл еще не обрел эту способность. Пока он неизменен, но еще все впереди. А на счет того чтобы завести ребенка от человека… Знаете, в древности маги отваживались на связь с человеком только из-за более значительной вероятности обрести потомство. Однако ни каждый человек способен дать магу ребенка. Король на это не способен. - Откуда ты знаешь? И почему отваживались? - Короля я видел. Такое не сложно определить на расстоянии, а отваживались потому, что спать с человеком для нас не удовольствие, а тяжкое испытание. - Мы вам так противны? - Да нет. Среди вас попадаются и красивые особи, но вы настолько хрупкие, что каждый раз, прикасаясь к вам, любой маг или оборотень испытывает страх случайно что-нибудь повредить в нежном человеческом организме. С другой стороны охота на потомков Древних началась довольно давно, почему же тогда он не взялся за воспитание Нерена? Странно все это. Такое ощущение, что это существо сделало все это только потому, что могло сделать, как жестокий ребенок, сбивающий птичье гнездо, чтобы посмотреть, как разобьются яйца. Разрушение ради разрушения. Не могу понять. И самое неприятное - я его не чувствую. Как если бы он пользовался помощью человека. Но не один маг не сможет поделиться своей силой с обычным человеком. Это не возможно. Хотя тогда многое бы стало понятным. Капитан перевел взгляд на Дениэла - А ты как думаешь? - ответом ему было недоуменное молчание. В конце концов, Терн растерянно пояснил - Так он же только что все рассказал. - Ты надо мной издеваешься? Говорил, между прочим, ты. - Ну да. Он приказал мне пересказать, что он думает по этому вопросу. Спорил ты с ним. - разволновавшись Терн перешел на 'ты', - просто ему лень говорить в слух вот я и говорю вместо него. После этого заявление долгое время в комнате была слышна только изобретательная ругань капитана, поминающего Древних с их безумными заморочками, оборотней, принцев, гвардейцев и прочих сумасшедших по недосмотру Единого Бога обитающих в этом проклятом Дэволом королевстве. В самый разгар его речи в кабинет ввалился королевский курьер и торжественно объявил о том, что король желает видеть спасителя своего сына немедленно. Это вызвало новый поток ругани, и в курьера полетел письменный прибор. Дениэл бесстрастно наблюдал за бушующим капитаном. Обнаружив, что заканчивать тот и не собирается, принц пожал плечами и вышел из кабинета. Терн ощутил его беззвучный приказ быть на стороже и предупредить Скирна с Вауленом занятым спасением очередных бедолаг из цепких рук местных жрецов.

Глава 8.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл спокойно шел по главной улице столицы. Он добился своего, но почему же так странно бьется сердце? Давно уже он не знал, что такое страх. Даже сражаясь с демонами, он был совершенно спокоен, и вот теперь подходя к воротам дворца, где прошло его детство, он испытал тот самый иррациональный страх, который в далеком детстве заставлял его дрожать под грозным взглядом отца. Стражники у ворот видимо были предупреждены о нем, потому что пропустили его сразу же и молчаливый слуга, ожидавший здесь же, проводил его в тронный зал. Идя за ним, Дениэл незаметно оглядывался по сторонам, стараясь определить, насколько изменилось здесь все с того времени, как он покинул этот дворец, двенадцать лет служивший ему тюрьмой. К его удивлению только еще больше выцветшие гобелены и растрескавшиеся фрески на стенах свидетельствовали о прошедших годах. По-прежнему резал глаз ярко-красный цвет мебели драпировок. Также как четыре года назад, раздражало беспорядочное смешение стилей в обстановке комнат, где громоздкий стол времен последней династии соседствовал с изящным секретером времен образования королевства. А драгоценные стулья Последнего короля чинились после очередной попойки придворных обычным плотником, по незнанию скалывающим тонкую резьбу, и царапающим лак, рецепт которого утерян вот уже два века. Проходя мимо заколоченной двери библиотеки, Дениэл невольно поморщился. Варвары, захватившие дворец с трудом понимали даже назначение этого места, не говоря уж о том, чтобы понять ценность хранившихся там книг. Он невольно вспомнил, как однажды тайком от отца проник в библиотеку и нашел потрепанную тетрадку, переплетенную в выцветшую растрескавшуюся кожу, и перелитснув несколько хрупких страничек обнаружил, что это дневник последнего короля первой династии и поразился в первую очередь его умению так складно излагать свои мысли. А затем его ждало еще более потрясающее открытие. Оказалось, что его дальний предок не был благородного происхождения, как утверждали его учителя. Он был простым наемником, которому просвещенный и утонченный монарх доверил слишком многое, полагаясь на его преданность. И который в благодарность за спасение жизни, и возвышение до положения, о котором простой головорез и мечтать не мог, нанес своему благодетелю удар в спину. Дениэл вынырнул из своих воспоминаний, знакомые коридоры, наконец, привели его с его провожатым к центральному залу дворца. И у дверей тронного зала их остановил мажордом и, выслушав слугу, распахнул дверь. - Командир отряда Королевской гвардии Дэн Лэйст! В зале воцарилось молчание, и в полной тишине Дениэл двинулся под любопытными взглядами придворных к королевскому трону установленному на возвышении в противоположном конце огромного помещения. Здесь тоже ничего не изменилось, только украшений в зале стало больше, а вкуса гораздо меньше. Создавалось ощущение, что единственной целью украшающего было продемонстрировать как можно больше богатства, не заботясь о том, как все эти бесценные вещи смотрятся со стороны. Дениэл спокойно шел по безумно дорогому мрамору пола, и на лице его застыло холодное бесстрастное выражение. Своим зрением Древнего, он без труда мог рассмотреть короля, важно застывшего на золотом троне. Огромный рыжий мужчина с красным грубым лицом и уже начавшей оплывать талией не мог вызвать в его душе никаких эмоций. Даже старая ненависть ушла. Этот человек для него был меньше чем никем. Существом, которое можно уничтожить ничтожным усилием воли. Не двигая глазами, он стал рассматривать приближенных короля, стараясь определить, кто же из них все-таки его враг. Но рядом с королем были только Первосвященник и Распорядитель этикета. Дениэл внимательно изучал их, пытаясь найти хоть что-то, что не могло бы принадлежать человеку. Бесполезно! Выругавшись про себя, он остановился перед троном, собираясь поклониться, и только тогда обратил внимание на странное существо, застывшее возле левого подлокотника. Сначала вид очередного мальчика для битья не вызвал у него ни какого интереса. Он прекрасно знал склонность короля измываться над беззащитными детьми. Четыре года назад он сам страдал от садистских развлечений Его Величества. Дениэл уже собрался отвернуться, хотя великолепные серебряные волосы и привлекли его внимание, ничего необычного в коленопреклоненной обнаженной фигуре у трона не было. Но тут, словно почувствовав его интерес, мальчик поднял голову. Дениэл едва не отшатнулся и на миг утратил все свое самообладание. Как зачарованный забыв обо всем, он смотрел в огромные раскосые глаза черные как самая темная полночь с безмолвным отчаянием глядевшие на него из-под серебряных волос. Ему не нужно было приглядываться, он и так знал, что лицо мальчика напоминает его собственное тонкостью и изящностью черт, его кожа такая же бесцветная, как и его собственная. В его груди разгорался тяжелый гнев Древних, который еще тысячи лет назад пугал их врагов и заставлял опасаться друзей. Эти люди… Эти грязные твари осмелились поднять руку на Серебряного странника! Как сами Древние были редкостью даже в этом мире, так и среди них еще большей редкостью были дети с серебряными волосами. По сравнению с черноволосыми своими братьями они были никудышными воинами, но никому и в голову бы не пришло использовать их в сражении. Они были творцами. Каждый Древний способен создать то, что где-нибудь существует, но совершенно новое сотворить они не в силах. А Серебряный странник мог наделить силой существо изначально не имеющее никакой склонности к магии. Одарить душой мертвый предмет, именно так был создан его меч, и вызвать из небытия нового бога. Кетрин считала, что все Серебряные странники погибли во время последней битвы. И вот он смотрит в глаза избитого измученного мальчишки, и видит отблеск его будущего могущества. Невероятным усилием он заставил себя отвести взгляд и склониться перед королем. Его Величество милостиво дозволил ему эту маленькую задержку, посчитав, что неотесанный гвардеец просто растерялся перед его величием. Он даже представить не мог, насколько он был близок к смерти, и каких усилий Дениэлу стоило не разорвать его на части прямо в тронном зале. Выпятив грудь, и отчаянно стараясь явить своим подданным, подлинное величие королевской власти Король Дэл пропитым голосом провозгласил, обращаясь к придворным - Перед вами герой спасший Нашего наследника и потому наша милость будет безгранична! - переждав приветственные крики и еще больше выпятив грудь он продолжил. - Отныне Дэн Лэйст будет допущен к нашему двору и сможет в любое время присутствовать на территории Нашего Дворца. - Задохнувшись от непривычно длинной речи, король махнул рукой, приказывая Дениэлу удалиться. Коротко поклонившись, принц смешался с толпой придворных. Однако он тут же оказался в кольце любопытных с непередаваемым высокомерием выспрашивающих его кто он и откуда. Отвечая на бесцеремонные вопросы, Дениэл не мог удержаться от коротких взглядов в сторону фигуры у трона. Мальчик не шевелился, глядя пустым взглядом в пол перед собой. От этой его неподвижности веяло такой безысходностью, что Древнему хотелось завыть. Воля ребенка была сломана, магом ему не быть никогда. - Вы любопытствуете по поводу мятежника терпящего кару по милости нашего Великого короля? - прозвучал старческий дребезжащий голос и Дениэл резко развернулся к говорившему. Перед ним стоял Распорядитель этикета и доброжелательно смотрел на него, подслеповато щуря глаза. - Мятежник? - Да мятежник. Вся семья герцогов Ирских была замешана в заговоре против трона. - Вот как? Я не слышал об этом. - Да, да. Это было давно где-то четыре года назад. Как раз младший принц был отправлен к ведьме… Ну да полагаю об этом знают все. И вот новый удар. Нашего доброго короля захотели свергнуть. Заговорщиков разоблачили и среди них, представьте себе, оказался ближайший друг короля герцог Ирский. Король проявил невероятное великодушие!! Да, да великодушие! Герцога и герцогиню, конечно, казнили, но их наследника он пощадил, лишив права наследования. И теперь мальчика перевоспитывают, стараясь избавить от скверны его родителей, но пока безуспешно. Все мы восхищаемся терпением Его величества! Дениэл слушал болтовню старика с непроницаемым лицом. Гнев его свернулся в груди раскаленным комом и мешал дышать. Кому, как не ему знать какой мятеж поднял герцог Ирский. Его величество всегда избавлялся от своих потенциальных противников до того как, они станут представлять для него опасность. Вежливо поклонившись престарелому вельможе, Дениэл поторопился покинуть прием. Сидя в кресле в своем тайном убежище он с трудом сдерживался, чтобы не разнести все вокруг. На его отчаянный зов уже спешили его спутники, но сдерживаться становилось все труднее. Глаза застилала красная пелена, а руки непроизвольно полосовали когтями подлокотники кресла. Он не сомневался, что мальчик во дворце последний Серебряный странник в мире даже два неинициированных творца создавали бы в энергетической ткани мира резонанс, по которому их было бы нетрудно засечь. Собственно Кетрин, поэтому и считала, что их больше не осталось. И вот единственный творец оказался бессловесной игрушкой в руках его отца. Ненависть захлестнула его искрящейся волной, не осознавая, что делает, Дениэл вскочил и тут же почувствовал у себя на плечах ласковые руки своих спутников. В глазах у него прояснилось, и он встретился взглядом с испуганными глазами Скирна и Ваулена, запыхавшийся Терн устало опустился перед ним на колени. Волна любви и доверия окатила его, смывая гнев, успокаивая, утешая, и Дениэл рухнул в кресло. Скирн тут же устроился рядом и Древний опустил ему голову на плечо. Он ощущал их беспокойство, и удивление, но не мог заставить себя рассказать о том, что произошло во дворце. В конце концов, он раскрыл перед ними свое сознание, позволяя им самим увидеть его глазами все произошедшее. Спутники на мгновение замерли, а затем по комнате пронеслось тихое грозное рычание. 'Ты должен его спасти' - беззвучно потребовал Ваулен. Дениэл устало вздохнул. 'Его уже не спасти. Он сломан'. Его сожаление коснулось сознаний его спутников. 'Нет!' - Ваулен яростно затряс головой. - 'Он еще не сломан. Вспомни, как твой отец обходится с теми, кто отупел от его пыток и покорно принимает все, что с ним делают?' Дениэл ошарашено уставился на Ваулена. Проклятье! Как он мог забыть эту особенность характера своего отца? Тому всегда доставляло удовольствие ломать тех, кто лучше него, но покорных рабов он призирал и не проявлял к ним никакого интереса. Тихий смех полный радостного ожидания прошелестел по комнате 'Ты прав'.- ощутили спутники его мысль - 'Ты прав! Он еще будет одним из нас. Если его не сломали за четыре года, его ничто не заставит сдаться!' И Древний улыбнулся холодной улыбкой, не обещавшей ничего хорошего его бывшим родственникам. Спутники молча смотрели на уснувшего Древнего и невольно вспоминали свой отчаянный бег. Ваулен почувствовал отчаянный призыв Дениэла и поднимающуюся в его душе ярость. На него с испугом смотрели люди, которых он только что довел до тайного убежища, затерянного в отрогах Западных гор. Пещера действительно выглядела устрашающе, и тем более пугающе смотрелся внезапно замерший и побледневший как снег проводник. Захныкал ребенок. Мать испуганно прижала его к груди и умоляюще подняла глаза на Ваулена. Великие Боги! Опять снова здорово! Ну что такого страшного в этом убежище? Почему он каждый раз вынужден убеждать и уговаривать людей, так словно он тащит их не в безопасность, а прямиком к Дэволу в пасть?!! Так, а где этот проклятый проводник? Как ему надоели эти лошади!! Нет бы поставить на эту работу волков! Так нет! Да где же он будь он проклят!? Видя, как он нервничает. Люди начали панически озираться. Послышался приглушенный шепот, который вот, вот должен был перейти в крик. Ваулен с трудом оторвался от своих размышлений и раздраженно взглянул на перепуганных людей. - Тихо! - его негромкий голос обрезал шепот как ножом. Люди замерли, заворожено глядя на парня которого еще минуту назад считали совсем не страшным. Наконец из густого подлеска беззвучно появился высокий и какой-то нескладный мужчина Ваулен хмуро кивнул ему на своих подопечных - Принимай. Я тороплюсь. - И не на кого больше не глядя, перекинулся и бросился назад в город. Сзади донеслись вопли ужаса, но ему было все равно. Дениэлу плохо крутилось у него в голове, и он летел вперед, не заботясь о собственной безопасности. Летел на пределе сил, едва касаясь лапами земли туда, где из последних сил сдерживался один из последних магов в этом мире. Скирн беззвучно кружил над храмом Единого бога. Это был самый древний храм в мире и по обычаю он располагался за пределами города, чтобы никакие грешные мирские дела не могли помешать размышлениям жрецов. Призыв обрушился на него приливной волной, принеся с собой привкус неконтролируемой ярости и ненависти. Скирн захлопал крыльями, набирая высоту, и стрелой понесся к далекому дому, в котором отчаянно боролся с собой тот, кого он любил больше всех в этом мире. Терн сидел на кровати Лета и с изумлением разглядывал гвардейцев, поражаясь, как сильно они изменились за одну ночь. Они не суетились, не кричали, а молча терпеливо ждали его объяснений. И он не стал обманывать их ожиданий. Он рассказал все то, что уже говорил им ночью на поляне, но теперь он отвечал на вопросы и не торопился, излагая все подробно. Его слушали внимательно, и глаза их горели азартом, сейчас, когда ночные страхи рассеял свет дня, все произошедшее уже казалось им захватывающим приключением, достойным баллад. Глядя на них, Терн невольно ловил себя на том, что на парней, некоторые из которых были года на четыре его старше, он смотрит, как на маленьких наивных детей, незнающих жизни и верящих миражам. - А мы? Мы можем стать магами? - в голосе Рина была такая надежда на чудо, что Терн невольно поморщился. - Нет. Люди магами быть не могут. И постарайтесь даже среди своих вслух обо всем, что вы видели в лесу не говорить. Парни понимающе закивали и стали с заговорщицким видом переглядываться. Терна снова окатило раздражением. Н


убрать рекламу






у, нельзя же быть настолько наивными! Они же все-таки кое-что повидали. Их предали, они прячутся, спасая свою жизнь, и все равно ведут себя как на прогулке, где все понарошку. Только Тэр хмуро сидит в углу, о чем-то размышляя. Словно почувствовав его взгляд, гвардеец поднял голову, и в его глазах Терн прочитал свои мысли. Они беспокоились об одном и том же. Поймав взгляд Терна, Тэр кивнул ему в сторону двери, и медленно поднявшись, вышел из казармы. Оборотень не заставил себя долго ждать. Прикрыв дверь, он внимательно осмотрелся и, почуяв человека возле пристроя Дениэла, беззвучно скользнул к нему. Тэр вздрогнул от неожиданности, когда перед ним бесшумно появился Терн, но тут же взял себя в руки. - Я беспокоюсь. Они так и не повзрослели. - Если бы не твои представления о чести я предложил бы бросить их на произвол судьбы, но и так знаю, что ты на это не согласишься. - Не соглашусь. Они мои друзья. Это я втянул их во все это. - Нет. Не ты. О принце можно сказать много плохого, но свои предательства он планирует тщательно. - Все равно я не могу их бросить. - И что ты предлагаешь делать. Оставлять их здесь небезопасно. Пока они ничего не знали, они не могли в случае чего проговориться, а теперь если их поймают, они расскажут слишком много. Или ты думаешь, что они смогут молчать под пыткой, хотя бы несколько часов, чтобы дать остальным время подальше уйти? - Нет. Может быть, ты поговоришь с Дениэлом? Пусть отправит их туда же куда отправляет спасенных потомков Древних. - Не плохая мысль. Почему ты сам ему об этом не сказал? Тэр замялся и Терн понимающе ухмыльнулся. - Ты его боишься. - Ты…- Тэр устало вздохнул. - Да боюсь. Не знаю почему. - Это особенность Древних когда они забываются, их чуждость может напугать кого угодно. Что ты хочешь, они же были первыми. - Что ты хочешь этим сказать? Первыми в этом мире? - Нет. Вообще первыми. Ты наверно не знаешь, но Вселенная возникла в результате взрыва. Не буду пересказывать тебе, как все было. Попадешь в Черный замок, сам все прочитаешь в библиотеке. Скажу только что не все кусочки материи, разлетевшиеся в разные стороны, были мертвыми. Кто его знает, почему они обрели жизнь, но через несколько миллионов лет они обрели и разум, точнее память. Разум у них был с самого начала, да только они не утруждали себя попытками что-либо запоминать. Ну вот потом они научились обретать материальные в нашем понимании тела и шляться среди появившихся к тому времени людей и богов. - А до того как они стали обретать тела, какие они были? - Да такие же, как сейчас, когда им надоедает прибывать в материальном теле. Чистое сознание, какие-то поля, которые нельзя ничем уничтожить. В общем, то же самое что будет с тобой, когда ты умрешь, только ты отправишься в загробный мир, и будешь находиться там вечно, а они будут абсолютно свободны и отправятся путешествовать. Тэр ошарашено потряс головой - А в чем разница? - Человек после смерти оказывается во власти Бога его мира, а они никогда никому не подчиняются. Анархисты! - А что такое анархисты? Ответить Терн не успел. У него в голове зазвенел призыв Дениэла и он, сорвавшись с места, помчался в город, перемахнув по пути ворота. Тэр потрясенно проводил его взглядом, и опустился возле стены, собираясь дождаться его возвращения, что-то говорило ему, что случилась беда. Щиты встали на место и сознания оборотней снова разделились. Ваулен озабоченно посмотрел на Терна и тот понял причину его беспокойства. 'Нет, то, что я сказал Тэру, нужно было сказать. Не забывай он будущий спутник госпожи'. Ваулен молча согласился. Скирн улыбаясь, кивнул. Они не возражали. Но теперь встал вопрос, как отправить подальше детей по недосмотру Богов оказались втянутыми в эти разборки. Ваулен предложил отложить решение вопроса до того как Древний соизволит проснуться, а пока каждому заняться своими делами. Благо проблем у каждого хватало.

Глава 9.

 Сделать закладку на этом месте книги

Илир Тайран герцог Ирский шатаясь, брел по коридору дворца ставшего его тюрьмой на долгих четыре года. Боли не было только удивление. Он знал, что позже придет боль, и он будет выть, задыхаясь от переполнявших его гнева и ненависти. Ненависти к проклятому лицемерному Богу допускающему, чтобы в его мире творилось подобное непотребство, ненависти к лживым жрецам и двуличным придворным. Выть от отчаяния и одиночества, но пока было только удивление. Как же так? За что? Их за что? Он проклинал свою память. Злая шутка Единого Бога наделила его способностью до мельчайших деталей вспомнить любое событие, как бы давно оно не произошло. И перед глазами снова вставало потрясенное лицо отца, когда к воротам их городского дома подошли солдаты в королевских цветах и объявили, что он заподозрен в измене. Вспомнил крик матери, когда король, которого она считала другом мужа, злобно ощерясь приказал бросить их в тюрьму и обезглавить на рассвете. Всех. Не только отца, но и мать, добрую тетушку Эуру, его самого и его маленького брата, которому тогда едва исполнилось шесть лет. Мертвые глаза отца, беспомощно смотрящего на своих детей, крик насилуемых женщин и рев отца бросающегося на решетку в бессильной ярости. Тихий жалобный плач Тилира, свернувшегося клубочком у него на руках, и изо всех своих сил зажимающего маленькими кулачками уши. Свое отчаяние и безумную бессмысленную попытку спастись. Когда отец, сломленный всем случившимся, всходил на эшафот, одиннадцатилетний мальчишка вырвался из рук держащих его помощников палача и с силой отчаяния бросился на солдата преграждавшего ему путь к брату. Смех придворных от души веселившихся глядя на бесплодные попытки ребенка добраться до брата. Приказ короля и вот он уже стоит на коленях перед человеком виновным в том, что его жизнь разлетелась на куски. Притворная похвала его смелости и объявление о его помиловании. И то за что он ненавидел себя до сих пор. Мольба. Униженная мольба пощадить его семью и предложение короля выбрать самому кто из его родственников останется жить, а кто умрет. Только двое. Ужас какого он никогда ранее не испытывал и мать стряхнувшая руки стражника. Мать, ставшая прежней. Не растрепанная растерянная сломленная женщина, а герцогиня, благородная кровь которой насчитывала больше поколений, чем королевская. Ее гордый отказ от помилования и благословение когда она коснулась его щеки, поднимаясь на эшафот вслед за мужем. 'Позаботься о них'. - Он до сих пор слышал ее голос. И он не выполнил ее просьбу. Четыре года он терпел все издевательства и унижения раз за разом заставляя себя выздоравливать после побоев и пыток, только потому что по прихоти короля его тетя и брат жили до тех пор пока жил он. И вот конец. С деланным сочувствием Его Величество сообщил ему, что его брат и тетя умерли от какой-то неизчестной болезни. Перед ним снова прошли картины недавнего прошлого. Вот он не веряще смотрит на короля, дрожащей рукой нащупывая маленький амулет, который жрецы дают каждому представителю знати в день двенадцатилетия. Амулет, треснувший по всей длине. Маленькая звездочка, расколовшаяся почти на две части, знак того, что ее обладатель мертв. И собственный полный боли стон и воспоминание о тонких пальцах тетушки протягивающей ему тогда еще целый амулет, чтобы если с ними что-нибудь случиться ему не пришлось страдать бессмысленно. И вот теперь он свободен. Свободен умереть. Его семья наверно заждалась его за порогом. Грубый толчок бросил его на колени. Над головой раздался грубый хохот и Илир с ужасом поднял голову, чтобы понять, что подтвердились его самые худшие опасения. В расстройстве он совершил страшную ошибку - забрел в крыло дворца, где обитал принц. Перед ним стоял сам принц и несколько его закадычных дружков, ухмыляющихся и подталкивающих друг друга локтями. Один из них наклонился, и грубо схватив его за шиворот, поставил на ноги. В лицо шибануло кислым запахом крепкой тарки, которой они любили напиваться до умопомрачения. Ну, чтож. Кажется, Бог откликнулся на его желание умереть. Вот только вряд ли смерть будет легкой. - Так, так кто тут у нас? Маленький мятежник. Как мило, что ты соизволил навестить нас! Может быть, ты искал нас, для того чтобы покаяться в содеянном, и рассказать, как твой папаша предал короля? - Взрыв громкого хохота сопроводил это высказывание, пьяные недоросли посчитали его очень остроумным. Илир молчал. Убегать было бессмысленно. Неподалеку всегда были стражники готовые притащить его назад. Первый удар пришелся ему по лицу. Принц посчитал его молчание оскорбительным. Минут пять его пинали ногами, а затем куда-то поволокли. Илир с трудом открыл глаза и понял, что его волокут на задний двор. Снова. Он знал, чем это для него закончиться и не смог сдержать стона встреченного глумливым хохотом. Первый удар кнута обрушился неожиданно и вырвал у него короткий крик. А затем он привычно позволил своему сознанию раствориться в прошлом. Боль стала далекой и ненастоящей. Он знал, что потом она вернется в десять раз сильнее, но впервые надеялся, что умрет раньше. Пьяные палачи рассерженные его молчание вполне могут забить его до смерти. Он снова был в своем детстве, и улыбающаяся мать протягивала ему его новорожденного брата. - Это Тилир твой брат мой дорогой. И радость снова окутывала его душу золотой дымкой. Смеющийся отец, помогающий ему оседлать его первого коня. Тетя Эура протянула ему подарок на десятилетие. Настоящая книга по древней истории, написанная во времена образования королевства Таркана. Боль рванула спину железными когтями, и он со стоном вернулся к реальности. Принц Нерен ухмыляясь, собирался вылить на него еще одно ведро соленой воды. Илир зажмурился, ожидая новой боли, но боли не было. Только вопли из торжествующих превратились в испуганные. Открыв глаза, Илир испуганно охнул. Его мучители белые как мел медленно пятились от невысокого хрупкого юноши, со смертоносной грацией хищной змеи приближающегося к ним. В руке он небрежно держал отобранное у принца ведро. Сам принц лежал в пыли, с хриплым стоном пытаясь вздохнуть. Отбросив ведро, и не обращая никакого внимания на испуганных мучителей, юноша подошел к Илиру и начал аккуратно его развязывать. Тут только Илир его узнал. Это был тот самый гвардеец, которого вчера король наградил своей милостью. Черные глаза гвардейца светились такой яростью, что он невольно отшатнулся и тут же застонал от боли. Юноша, увидев его страх, улыбнулся уголками губ и спокойно произнес - Не бойся. Я хочу тебе помочь. - Тебя вздернут на дыбе и разорвут лошадьми за то, что ты напал на принца!! - Выкрикнул один из прихлебателей Нерена. Гвардеец развернулся к говорившему, он не делал ни каких угрожающих движений, но перепуганные придворные рванули в сторону дворца. - Они вернуться со стражниками. - Илир не хотел, чтобы его спаситель пострадал из-за своей доброты. - Меня зовут Дэн. Забудь про этих уродов. Дэн аккуратно снял его со столба, и легко подхватив на руки, понес в сторону сада. Илир замер, боясь пошевелиться, и с удивлением ощутил, что спина больше не болит. У него над ухом раздался тихий смешок - Лечить я тоже неплохо умею. Дэн уложил его на скошенную траву, которую давно уже хранили в домике садовника, и внимательно обследовал поврежденную спину. Илир впервые за многие годы ощутил бережное прикосновение человека, которому не безразлично, что он чувствует, и он не выдержал. Сдерживаемые четыре года слезы хлынули потоком. Он выплакивал ужас боль и отчаяние. Цепляясь за своего неожиданного спасителя, так как будто от этого зависела его жизнь, и говорил, говорил о том, что хочет умереть. Только когда у него кончились силы, он устало поднял голову, ожидая увидеть в глазах гвардейца призрение и отвращение, какое должен вызвать любой человек, собирающийся совершить самый страшный грех - покончить с собой. Но увидел в бездонных черных глубинах только понимание и сострадание. - Теперь ты свободен и можешь отомстить. - тихим голосом произнес Дэн - ты можешь уйти отсюда и жить, а не расписываться в своей слабости. - Слабости? - Мой Учитель всегда говорила, что жить со своим прошлым требует гораздо больше смелости, чем просто сдаться и умереть. - Я не могу. - голос Илира напоминал испуганный шепот. - Я помогу тебе, если ты позволишь. - Зачем? Зачем тебе это? - Потому что ты мне нравишься. Потому что я в какой-то степени тоже отвечаю за то, что с тобой произошло. А главное ты достоин помощи. Мне продолжать? - Не надо я уже совсем запутался. - Тогда просто поверь мне. И Илир поверил. Забыв сколько раз его, жестоко обманывали, поверил совершенно чужому человеку. Он чувствовал странное родство с ним и знал, что этот странный парень его не предаст. Дэн улыбнулся и кивнул - Ты прав я не предам. Илир испуганно поднял на него глаза, еще не веря, что можно так точно угадать его мысли. - Я расскажу тебе все позже. А теперь отдохни. Здесь тебя не найдут. Выспись, как следует, тебе предстоит долгий путь. Кивнув на прощание, Дэн бесшумно выскользнул из домика садовника, оставив Илира в одиночестве. Впервые за четыре года у него появилась надежда, и он невольно улыбнулся. Дэн прав. Самоубийство слабость. Он будет жить и отомстит человеку, который лишил его всего. Тут его мысли перескочили на его спасителя, и он нахмурился, пытаясь вспомнить, где же он мог видеть его раньше? Внезапно вспышкой перед его глазами мелькнуло воспоминание: Мать проводит ладонью по его щеке и поднимается на эшафот. Дэн был похож на его мать, так как будто был ее младшим братом! Илир потрясенно замер. Нет. Этого не может быть! Он знает всех своих родственников, и среди них нет никого с именем Дэн! Да и вообще нет никого близкого по возрасту к его спасителю! Наверно он просто слишком устал вот ему и мерещится всякая дрянь. Илир устало опустился на сухую траву, и попытался уснуть, но сон не шел. Вместо него пришел страх. И час за часом он лежал, зарывшись в траву, и кусал губы, чтобы ненароком не закричать. Дэна не было рядом, и вся его решимость растаяла как снег по весне. Дениэл в сопровождении своих спутников молча вошел в казарму, где отдыхали его гвардейцы. Перед этим он посетил капитана, но упрямый вояка не смотря ни на что, пожелал остаться в королевстве. Увидев выражение его лица, Тэр вскочил. - Что случилось? - Вам срочно надо уходить отсюда. Вас проводят до безопасного места. - Мы никуда не уйдем! - выкрикнул Рин. - Мы останемся! Мы будем сражаться с тобой вм… Встретившись с холодным взглядом черных, бездонных глаз своего командира, он запнулся и замолчал. Дэн повернулся к Тэру и коротко приказал - Собирайтесь. - Ты не скажешь нам, что произошло? - поспешно собирая свои немногочисленные пожитки, спросил Тэр. - Терн по дороге расскажет. Поняв, что большего он от Дэна не добьется, Тэр замолчал, и начал помогать своим друзьям, упаковать, то немногое что у них было. Вскоре они были готовы и недоумевали, как командир собирается вывести их из города так чтобы не привлечь внимание стражи к парням явно собирающимся покинуть столицу, в тот момент, когда повсюду ищут преступников, совершивших что-то явно чудовищное, если Дэн так торопиться убрать их подальше от места событий. Однако ничего не произошло. Люди проходили мимо них словно мимо пустого места. На одной из кривых грязных улочек Дэн спешился и скользнул в полумрак переулков. Тэр проводил его встревоженным взглядом, но Терн отвлек его внимание, сменив ипостась и, вытащив из седельной сумки странную одежду состоящую из серебристо-серой рубашки, чудного покроя и черные свободные штаны и принявшись одеваться. Заправив штаны в высокие мягкие сапоги, он кивнул Ваулену и тот, спрыгнув с лошади, приземлился уже на четыре лапы, изрядно напугав коней гвардейцев. Пока парни успокаивали животных, Терн вскочил в седло и взял за повод лошадь, на луке седла которой сидел большой сокол. Это зрелище привело гвардейцев в полное замешательство. Тэр вопросительно посмотрел на Терна, невольно копируя жест Дениэла. Оборотень, заметив это, улыбнулся. - Так безопасней и быстрее. Не найдя что ответить Гвардеец только кивнул и тронул коня следуя за тем которого он хотел бы назвать другом. Словно прочитав его мысли, Терн придержал коня, и, поравнявшись с Тэром, легко коснулся рукой его плеча. Остальные смотрели на них в безмолвном ожидании, но больше не было произнесено ни слова. Терн уверенно двигался по кривым улочкам, выводя гвардейцев к северным воротам. Эти ворота считались самыми плебейскими. По недавнему указу короля все не дворяне должны покидать город только через них, в какую сторону они бы не ехали. Этот указ вызвал у ко всему привычных горожан усталый вздох, и они покорились очередному самодурству своего короля. И теперь гвардейцы гадали, как Терн сможет не привлечь внимание к восьми всадникам среди толпы простолюдинов, которым вот уж пять лет, как запретили ездить верхом. Однако казалось, оборотня это совершенно не волнует. Расталкивая толпу, он направлял лошадь прямо к воротам, не обращая внимания на удивленные крики, несшиеся им в след. Когда до стражника охраняющего ворота и взимающего пошлину за проезд осталось несколько шагов, Тэр напрягся, ожидая неминуемого приказа остановиться и предъявить разрешение покинуть город, но стражник словно и не заметил их. Он продолжал, лениво зевая рассматривать толпу у ворот, и даже не обернулся, когда Терн толкнул створку, и та с противным скрипом открылась. Гвардейцы в полном молчании выехали из города. Дениэл опустился на пол в позе полного сосредоточения. Очистив сознание, он послал импульс энергии, давая понять Кетрин, что он готов к контакту. Ответ пришел почти мгновенно. - Здравствуй, Тио. Твои спутники добрались без происшествий. - А люди? - В шоке, но не пострадали. Кстати спасибо за спутника. - Пожалуйста. Что-нибудь о нашем враге удалось узнать? - Рассказ твоих спутников о нападении в лесу добавил последний штрих. Это Дэвол. - Но он же заточен до тех пор, пока жив хоть один из Древних! - Древних осталось слишком мало, и он смог вырваться, но покинуть этот мир он не может, пока не разрушит его. - Проклятье! Вот зачем он хотел убить принца. Это обязательно вызвало бы смуту в королевстве и при должном руководстве вполне могло привести к войне с соседями. - Ты угадал. - Кажется у нас проблемы. Ему помогает человек при дворе. Не знаю, чем уж Дэвол его купил. Но один я их не остановлю. Я никак не могу определить, в чьей шкуре он прячется. - Его нужно выманить. - То есть я в качестве наживки? Согласен. Но остановить его я все равно не смогу. - Мы придем на помощь. Положись на меня. - Хорошо. Но если я покину этот интересный мир до срока, виновата, будешь ты. - Я непременно принесу тебе свои самые искренние извинения, если случиться такая неприятность. Тихий смех заискрился в его сознании, и он с удовольствием присоединился к нему. Толчок энергии заставил его вскочить. Кто-то взломал защиту, которой он окружил Илира. - Поторопись! - коротко бросил он Кетрин. И почувствовал, как она шипит от ярости не хуже него, осознав на кого, нацелился Дэвол на этот раз. Сосредоточившись, Дениэл собрался телепортироваться в дворцовый сад, но наткнулся на непроницаемую стену силы, от которой невыносимо несло разрушением. Коротко выругавшись, он выскочил из дома и бегом бросился в сторону дворца. Только бы успеть! Не заботясь о последствиях, он бежал, используя всю силу Древнего, стараясь не думать, как он справиться с существом накрывшим своей силой весь город. Попытка связаться с Кетрин не удалась, и Дениэл благодарил всех Богов, что успел рассказать ей о том, что случилось, прежде чем сила Дэвола сделала контакт невозможным. Проклятье и как Дэвол смог заметить 'черную вуаль'? Эта защита славилась тем, что даже боги не могли ее видеть. Предмет или существо, защищенное 'черной вуалью', просто исчезали для всех кроме Древних, не следа магии, ни малейшего диссонанса в окружающем мире, по которому можно было бы определить, что что-то было спрятано. Но это порождение человеческой зависти смогло его обнаружить. Только бы успеть! Проклятье Илир не должен умереть! Илир от ужаса не мог даже кричать. Когда грубые руки схватили его и выволокли из его убежища, он не сразу осознал, что все-таки заснул, и не смог вовремя заметить что его обнаружили. Он не мог понять, как его нашли. Стражники, весело гогоча, тащили его по засыпанному палой листвой, саду к огромному дубу которой возвышался под окнами дворца. Осознав, куда его волокут, Илир отчаянно рванулся, но стражники держали крепко. Его сопротивление привело только к тому, что на него обрушился град ударов и ругани. Из выкриков своих конвоиров он понял, что его обвиняют в покушении на принца и попытке сбежать тем самым, предав доверие короля. Илира бросили на колени перед толпой придворных, собравшихся на поляне возле дуба, и один из стражников заломил ему руки, удерживая его в этом положении. Из-за вывернутых рук он мог видеть только ноги собравшихся, но и так знал, что сейчас они переглядываются в предвкушении кровавого зрелища. Ужас накрыл его удушающим покрывалом. Он не хотел умирать сейчас, когда Дэн дал ему надежду и смысл жизни! Не сознавая, что делает, он снова рванулся и застонал от боли в вывернутых суставах. В толпе придворных послушался смех и плоские шуточки. А над его головой раздался голос короля - Так вот как ты отплатил Нам за Нашу доброту и милосердие?! Ты вероломно попытался убить Нашего наследника! Ты предал Нас после того, что Мы для тебя сделали! Ты в полной мере унаследовал вероломство своего отца и заслуживаешь казни! Илир горько рассмеялся, несмотря на весь ужас своего положения, он не мог удержаться. Он слишком хорошо знал своего короля, чтобы сомневаться в том, что Его Величество свято верит в то, что говорит и негодует вполне искренне. Король не обратил внимания на его смех или просто не заметил его занятый своим праведным негодованием. - Но, снисходя к твоим слабостям, Мы готовы ограничиться более мягким наказанием, если ты скажешь, где прячется твой сообщник, поднявший руку на наследника! Илир замер. Неужели он не ослышался, и Дэну удалось спастись? От волны облегчения у него закружилась голова. Пусть он умрет. По крайней мере, он не утащит за собой ни в чем не повинного человека. Человека, который пытался ему помочь. Он поднял голову и в приступе какой-то веселой смелость крикнул - Ищи! Ищи, я тебе ничего не скажу!! Король взревел от ярости. Придворные начали перешептываться, удивленные внезапной дерзостью всегда покорного мальчика для битья. - Повесить его! Сейчас же!! На этом дереве!! - бесновался король Дэл. Стражники спешно помчались за веревкой и палачом, а придворные примолкли, страшась привлечь внимание Его Величества, и только Распорядитель этикета осмелился вмешаться. - Ваше Величество нижайше прошу выслушать своего ничтожного слугу! - Что тебе надо старик? - зарычал король, разворачивая к нему побагровевшее лицо. - Захотел составить ему компанию?!! - Помилуйте Ваше Величество - старик упал на колени. - Но по закону нельзя казнить дворянина как простолюдина! Ибо петля предназначена для низкого сословия еще и потому что всем известно о крайне унизительной смерти даруемой этой казнью. Еще Ваши предки Ваше Величество обратили внимание на то, что если человек в петле не ломает шею при резком рывке, коей происходит при вздергивании его веревкой, то задыхается крайне долго и от того нелицеприятно! А уж коли по недосмотру палача, казнимый сможет освободить руки то его агония может длиться часами, пока он не устанет хвататься за веревку и это, несомненно, не приличествует благородному дворянину Ваше Величество! Король с интересом поглядел на своего Распорядителя этикета и ухмыльнулся - Я пощажу тебя! - в голосе его зазвучала жестокая радость. - Ты подал мне великолепную идею! Илир вздрогнул и с ненавистью посмотрел на старика. Он не сомневался, что умирать ему теперь придется долго. А по дорожке уже спешил палач с толстой веревкой с предусмотрительно завязанной петлей. Король развернулся к нему и повелительно указал на коленопреклоненного мальчика - Повесишь его медленно! Палач поклонился, и слегка запинаясь, осмелился уточнить королевское приказание - Ваше Величество! Но как? Как можно повесить медленно? - его голос дрожал от ужаса, но он вынужден был спросить, потому, что если бы он не правильно понял короля, следующим бы повесили его. - Идиот! - король раздулся от раздражения - Ты подвесишь его вон на том суку, но так чтобы при рывке он не сломал себе шею! И не связывай ему руки! Посмотрим, как долго он будет бороться за жизнь! Палач поклонился, чтобы скрыть облегчение. Казнь, задуманная королем, была вполне выполнима. Крикнув стражникам чтобы помогали, он начал прилаживать петлю на шее приговоренного. Закрепив веревку так, чтобы случайный рывок не повредил позвоночник казнимого он начал осторожно подтягивать его к суку расположенному метрах в пяти над землей. Илир услышав, как его будут казнить, едва не завыл от ужаса, и только уверенность что мольба о пощаде станет для его палачей дополнительным развлечением, удержала его от этого. Когда его начали медленно поднимать на дерево, и петля затянулась вокруг шеи, он решил не сопротивляться и позволить ей задушить себя быстро. Но перебороть себя не смог. Легкие разрывались, требуя воздуха, и он непроизвольно схватился за веревку, стараясь вздохнуть. Он понимал, что вся эта борьба бессмысленна, но не мог заставить себя отпустить веревку и позволить петле затянуться до конца. Он извивался и корчился от удушья, но руки намертво вцепились в веревку у него над головой, и на предельном напряжении подтягивали тело, ослабляя давление петли на шею. Боль становилась невыносимой, и Илир отчаянным усилием заставил себя разжать одну руку еще немного, и он сможет умереть быстро. Вдруг смех и одобрительные возгласы придворных сменились возгласами удивления. Что-то свистнуло и ударило в дерево у него над головой, а в следующий момент он почувствовал что падает. Илир сжался, ожидая болезненного удара о землю и новых пыток, но вместо этого его подхватили чьи-то крепкие руки, и знакомый голос озабоченно спросил - Дышать можешь,Тио? Илир открыл глаза и встретился взглядом с Дэном, соткровенным беспокойством, ощупывавшим его шею. - Кажется, трахею не повредили. Встать сможешь, Тио? Илир еще не пришедший в себя от страха и удивления смог только кивнуть, и Дэн осторожно опустил его ноги на землю. К своему удивлению Илир действительно устоял и только тогда обратил внимание на тишину, царящую на поляне. Подняв глаза, он увидел короля и придворных с потусторонним ужасом таращившихся на Дэна и, переведя на него взгляд, понял почему. Гвардейская форма исчезла. С ног до головы он был, затянут в черное. Густые черные волосы свободно падали на спину, закрывая ее блестящим плащом почти до колен. Короткий плащ с откинутым капюшоном был не намного длиннее волос, но при этом почему-то не имел рукавов и крепился только цепочкой на горле. Из-за плеча выглядывала серебряная рукоять меча, а в руке Дэн сжимал странное оружие с двумя лезвиями на длинной рукояти, одно из которых напоминало гарпун. Пальцы в черной перчатке небрежно поигрывали длинным тонким кинжалом, и Илир не сомневался, что именно этот кинжал только что срезал веревку с его шеи. Но больше всего пугали глаза Дэна. Они светились холодным зеленым огнем и в сочетании с бесцветными губами, обнажившими в улыбке длинные клыки могли нагнать страха и на более смелых людей, чем придворные лизоблюды. Однако потусторонний ужас на лице короля объяснялся не только этим. - Ты - хрипло выдохнул он. - Но ты же мертв. Агрок убил тебя собственной рукой. Илир растерянно переводил взгляд с одного на другого. Потрясение оказалось чересчур сильным, и он никак не мог понять, что происходит. Однако придворные кажется, поняли. Раздались крики ужаса. - Ну не совсем убил. А теперь прочь с дороги тварь или я припомню тебе смерть моей матери! Король Дэл попятился. - Я всегда знал, что ты не мой сын! Ты порождение Дэвола! Илир потрясенно ахнул. Дэн усмехнулся. - Не угадал. А теперь убирайся! - Не так быстро Древний! Придворные в шоке стали поворачиваться к говорившему, а Дэн вдруг схватил Илира за плечо, и отодвинул себе за спину. Все смотрели на медленно приближающегося к месту событий Распорядителя этикета. Старик двигался как-то странно. Рывками. На лице застыл дикий ужас, но глаза горели безумной жаждой разрушения. Дениэл холодно улыбнулся - Ну, вот ты и выдал себя. Долго же я тебя искал. Решил пожертвовать своим рабом? Долго его душа твоего присутствия не выдержит. - Он сам пожелал бессмертия. - Старик злобно оскалился. - Теперь ты наконец-то умрешь. Надеюсь, ты не думаешь победить меня в одиночку? - А почему нет? Мои предки когда-то заключили тебя в темницу на несколько тысяч лет. - Но ты не они, Древний. И ты один, если не считать этого мальчишки, который не умеет пользоваться своей силой, и который надо сказать не мало сделал, чтобы помочь мне освободиться. Илир протестующе вскрикнул. - Не переживай Тио, этот выродок имел в виду всего лишь то, что тянул из тебя силы. - Голос Дениэла был абсолютно спокоен. Старик ухмыльнулся и вдруг выбросил вперед руку. Волна почти осязаемой энергии ударила в Древнего, но Дэн успел отклонить его встречным ударом. Старик засмеялся. - Ты проиграешь Древний. Я вытяну твою силу и обглодаю мясо с твоих костей. А этот детеныш, которого ты так защищаешь, будет еще долго отдавать мне свою энергию творца. Отдавать пока не сдохнет от истощения! Дениэл спокойно, словно ничего не случилось, посмотрел на Илира - Держись позади меня, если со мной что-нибудь случиться уходи в портал. Илир не успел ответить. Старик криво улыбнулся - Ты самонадеян Древний. Никто не сможет открыть отсюда портал, если я этого не захочу! - Моя смерть сможет, - коротко улыбнулся Дениэл, - не переоценивай себя Дэвол! Стон ужаса пронесся над поляной. А старик, оскалившись, обрушил на Древнего 'стену разрушения'. Дениэл принял удар на сколан, и оба лезвия засветились от переполнившей их магической силы. Лезвие, напоминающее гарпун, с тихим звоном расколось на тысячи мелких осколков, и Дэвол разразился торжествующим хохотом. - Твой скол унич


убрать рекламу






тожен, осталось еще одно лезвие, и ты потеряешь сколан. Чем же ты будешь сражаться Древний? Дениэл не ответил. Словно зачарованный Илир смотрел на то, как медленно падают на бурую листву блестящие осколки оружия его спасителя. А Дэвол нанес следующий удар. Он не утруждал себя приданием энергии какой-нибудь формы, а бил чистой силой разрушения, полагаясь только на свой неисчерпаемый запас магии распада. На этот раз Дениэл принял удар на сколан и боевой браслет на запястье. Оружие разлетелось с пронзительным визгом, и левая рука Древнего бессильно повисла. Вздох пронесся над толпой. Придворные во главе с королем как зачарованные смотрели на этот безумный поединок. Словно какая-то могучая сила удерживала их на месте, и, заметив это, Дениэл усмехнулся - Подпитываешься их ужасом? Дэвол не ответил. Он вертел головой, пытаясь определить, откуда доноситься едва слышный хрустальный звон. Древний тихо зашипел и, повернувшись, улыбнулся Илиру - Прости, что напугал тебя, Тио. - Что происходит? - выдавил Илир дрожащим голосом. Но Дениэл ответить не успел. Из внезапно сгустившегося воздуха материализовался темный провал, и из него на поляну шагнули три фигуры в черном. Их одежда и оружие до последней детали напоминали одежду и оружие Дэна. Первым опомнился Дэвол. Зарычав, он бросился на вновь прибывших, но Древние уже образовали четырехугольник, и его бросок был остановлен зазвеневшей защитой четырех мастеров. Дениэл устало улыбнулся. - Вы вовремя. - Прости, что задержались, Тио. - Одна из фигур легко тряхнула головой, откинув назад широкий капюшон и разметав по плечам черные волосы. По толпе пронесся вздох удивления и Илир присоединил свои голос к возгласам придворных, Древний был женщиной, точнее девушкой, которой едва исполнилось двадцать. Однако казалось, Дениэл нисколько не удивился, такому неслыханному нарушению обычаев королевства. - Ничего Кетрин, главное, что вы успели. Девушка рассмеялась, и остальные Древние присоединились к ней. Одновременно они отбросили капюшоны, оказавшись, тоже девушками, но, Дэвол уже пришел в себя от потрясения - Значит вас четверо! Ну, чтож вы все равно ничего не сможете со мной сделать. Спасибо создавшим меня, только объединенная сила Странников и Богов может меня уничтожить!! Илир содрогнулся от ненависти звучавшей в этом крике. Он безнадежно глядел на четыре фигуры неподвижно застывшие вокруг существа, которое уже очень отдаленно напоминало человека. Их сила смогла удержать его в круге, но долго ли они смогут его удерживать? Ему не хотелось даже думать, что станет со всеми ними, когда Дэвол вырвется на свободу. Но Древних казалось, это совсем не беспокоило. Они были совершенно бесстрастны. Молодые лица освещал холодный зеленый огонь, полыхающий в глазах, сосредоточено и слаженно они держали защиту вокруг бушующего Разрушения. Илир закусив губу, наблюдал за этим противостоянием, отчаянно желая помочь, и отчетливо понимая, что единственная помощь, которая от него требуется - не мешать. Вдруг воздух засиял серебристым светом, и на поляну шагнули еще двое: невысокая хрупкая женщина в серебряных одеждах с добрым, всепрощающим взглядом огромных голубых глаз и кряжистый здоровяк в вороненых доспехах, из-под которых проглядывал фиолетовый шелк одежды. Кетрин улыбнулась уголками губ - Баэр Лэла я счастлива, приветствовать вас. - Прости нас Странник за это опоздание, но попасть сюда было не легко. - Колокольчиком прозвенел голос женщины. - Не-е-ет. - Взвыл Дэвол, - они же ваши враги! Почему вы им помогаете?!!! Я же один из вас!!!! Здоровяк расхохотался - Ты безмозглое порождение магии ненависти! Как смеешь ты называться богом? Сразу видно, что тебя создали люди! Ни один нормальный Бог не будет враждовать со Странниками ночи! Иначе кто им поможет, когда их миру будет угрожать опасность? Они не только карают, но и помогают в случае необходимости. Дэвол взвыл, но Боги уже шагнули к Странникам, замыкая круг. Кетрин одним плавным движением подняла руку с длинным прямым клинком - Я, Кетрин Мастер страж Странник ночи своей властью и силой моего меча, носящего имя Грор, отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. Дэвол с ревом бросился на стену силы, удерживающую его в круге. - Я, Дениэл Мастер страж Странник ночи своей властью и силой моего меча, носящего имя Рорбур, отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. - Я, Риа Мастер страж Странник ночи своей властью и силой моего меча, носящего имя Хрир, отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. Дэвол уже не ревел, а протяжно скулил скорчившись в центре круга как можно дальше от силовых линий. - Я, Леда Мастер страж Странник ночи своей властью и силой моего меча, носящего имя Ортор, отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. - Я, Лэла Богиня этого мира, - в руке женщины заблестел изящный хрустальный жезл, - своей властью и силой Жезла жизни и смерти отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. Между шестью фигурами вспыхнули нити силы, создавая пентаграмму. От каждого из Древних и Богов вверх рванулся столб света, сливаясь на высоте нескольких метров в конус. - Я, Баэр, Бог этого мира, - воин взметнул к небу руку с секирой, - своей властью и силой Секиры мира отказываю тебе в праве существовать. Ты не был создан. Скулеж прервался так внезапно, как будто Дэволу заткнули рот. Фигура в центре круга стала бледнеть и выцветать, одновременно распадаясь на тысячи кусочков. Мгновения и в круге осталась лишь горстка пыли. Боги первые опустили руки и растаяли в воздухе. Древние еще смогли вернуть мечи в ножны и начали падать как подкошенные. И только тогда Илир рассмотрел, чего им стоило, казалось, такое простое действие. Кожа обтянула скулы, глаза потухли, подернулись пленкой усталости, у Риа и Дениэла изо рта текла кровь. И тут, словно просыпаясь от дурного сна, зашевелились придворные. Они смотрели на обессиливших Древних, и благодарности в их глазах не было. Илир закусив губу, шагнул к Дениэлу, но ему преградила путь опомнившаяся стража. Король, выйдя из ступора, с ненавистью смотрел на своего младшего сына. Он уже протянул руку к мечу, который всегда носил на поясе, а Илир приготовился прыгнуть вперед, чтобы принять первый удар на себя, когда Кетрин устало подняла голову. Одним взглядом окинув поляну, презрительно усмехнулась и коротко бросила - Активизировать талисман перехода! Король взревел, требуя убить их всех, но из темноты мгновенно материлизовавшегося портала уже появились воины в полном боевом облачении. Стражников они расшвыряли, не глядя, и вот уже лежащие на земле Древние, окружены двойным кольцом стали, а несколько воинов осторожно принялись осматривать их на предмет повреждений. Илир оказавшийся внутри кольца замер в испуге, но тут Дениэл открыл глаза и улыбнулся ему окровавленными губами. - Не бойся. Все будет хорошо. Его уже поднял на руки дюжий воин и шагнул с ним в портал, и остальные последовали за ним. Илир невольно попятился, но один боец подхватил его рукой за локоть и втолкнул в темноту провала.

Часть 3. Новые испытания

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1.

 Сделать закладку на этом месте книги

Илир плыл в озере света. Мягкие теплые волны покачивали его, и что-то тихо шептали. Ему было хорошо и спокойно. Ненужно было ни о чем думать ничего бояться. Ненужно было помнить. Илир улыбнулся, и весь отдался легким прикосновениям искрящихся волн теплого света. Вдруг в его новом мире появился диссонанс. Где-то далеко знакомый голос озабоченно говорил о переутомлении и нервном истощении. Илир не хотел прислушиваться, не хотел понимать значения слов и заставил себя глубже погрузиться в ласковую безопасность озера. Его следующее пробуждение произошло внезапно. Он открыл глаза как от толчка и испуганно замер. Комната, погруженная в густой полумрак, была ему совершенно незнакома. Илир затаил дыхание, судорожно вспоминая, как он мог здесь оказаться и вдруг услышал спокойный голос - Как ты себя чувствуешь Тио? Илир сразу же узнал говорившего, и с улыбкой повернулся в сторону, откуда слышался голос. Дениэл непринужденно сидел в кресле возле самой кровати, и его глаза светились зеленым огнем. Заметив, что у Илира испуганно расширились глаза, Дениэл понимающе улыбнулся и зеленый огонь внезапно погас. - Извини, совсем забыл, что ты к подобному не привык. - Ничего. - Голос Илира слегка дрожал от пережитого страха. - Где я? - В своей комнате. Если что-нибудь не понравится, скажи мне хорошо? - Ладно. Но где я нахожусь? - А. Вот ты про что. Ты в Черном замке. Здесь ты в полной безопасности. - И что мне теперь делать? - Пока отдыхать и набираться сил. Последние события здорово подорвали твое здоровье. А потом если захочешь, пройдешь инициацию и начнешь обучаться магии. - Магии? Ты хочешь сказать, что я смогу стать таким же, как ты? - Если захочешь. - Конечно, я этого хочу! - в голосе Илира зазвучал неподдельный восторг. - Хорошо, как только выздоровеешь, так и начнешь. - Я здоров! - Да? - в голосе Дениэла послышалась добродушная насмешка. - Тогда попробуй встать. Илир тут же попытался сесть на кровати. Ему это почти удалось, однако как только его голова оторвалась от подушки, перед глазами все поплыло, и он едва не упал навзничь, но сильная рука Дениэл обхватила его за плечи и держала до тех пор, пока головокружение не прошло. - Не так быстро Тио. Ты здорово ослаб. - Почему? - и вдруг сладко зевнул, - Как долго я спал? - Ты спал два дня Тио. - Два дня! - Чему ты удивляешься? Твой организм перенес за неполные сутки шок от известия о гибели дорогих тебе людей, неудавшуюся попытку самоубийства, не самую безболезненную казнь, да еще и потрясение от чересчур близкого сражения Богов, в которых до этого момента ты не верил. Такое и взрослого мужчину свалит не только подростка. - Понятно. - Задумчиво протянул Илир. - Да? А мне показалось, что я наговорил кучу незнакомых тебе слов. - Между прочим, мне учителей нанимали с пятилетнего возраста, так что я знаю, что такое организм и шок. - Ты полон сюрпризов Тио. Ну, если ты немного ожил, как насчет того чтобы вымыться? Илир сразу же почувствовал себя ужасно грязным. В последние четыре года ему удавалось помыться, только если он ускользал от наблюдения стражи и купался в заброшенном фонтане. Словно прочитав его мысли, Дениэл кивнул и, подхватив его на руки, перенес в соседнюю комнату. Илир отчаянно отбивался, но вырываться из хватки Древнего, было все равно, что пытаться остановить боевую упряжку. Дениэл только посмеивался над его трепыханием. Илир собрался уже громко возмутиться таким к себе отношением, но тут увидел большую ванну с дымящейся прозрачной водой и забыл обо всем. Только когда Дениэл аккуратно посадил его в воду, он понял, что полностью обнажен и отчаянно покраснел, представив какое жалкое зрелище он сейчас представляет. - Тебе не зачем стыдиться своих шрамов Тио. Илир потрясенно замер вот уже второй раз Дениэл угадывал его мысли, так словно мог читать его как открытую книгу. Подняв глаза, он увидел, что Древний спокойно смотрит на него с непроницаемым выражением лица. - Давай-ка я помогу тебе вымыться. - Я сам. - Илир с ужасом представил себе, что этот могущественный колдун будет прислуживать ему как слуга. Дениэл негромко фыркнул. - Ну, у тебя и воображение. Просто сам ты не справишься, а слуги на этот этаж не допускаются, так что не упрямься. - А почему? - Что почему? - Почему не допускаются? - Для их же безопасности. Здесь комнаты мастеров, а они иногда экспериментируют, знаешь ли. Когда я сам еще учился я, однажды превратил главный коридор в ледяной каток, и сорвал балку с потолка. А теперь представь, что в этот момент в коридоре находился бы кто-то, кто не способен защититься от подобных сюрпризов? - и, не дав Илиру ответить, окунул его с головой в воду. Отфыркиваясь, он вынырнул и возмущенно уставился на Дениэла. Но того уже интересовало другое. С молчаливым восхищением он провел рукой по волосам, роскошной гривой струившимся по воде. - И как только Дэл позволил сохранить тебе такую красоту. - За меня вступился Распорядитель этикета. - Понятно. - Что? - В волосах у нас накапливается энергия, чем длиннее волосы, тем ее больше. Ублюдок заботился о себе. Илир широко раскрыв глаза наблюдал, как Дениэл осторожно промывает ему волосы по все длине, и не мог поверить, что этот заботливый человек еще два дня назад сражался с Богом зла. Это казалось ему невероятным, а Древний, словно почувствовав его неловкость, продолжал говорить, отвлекая его от размышлений - Можно сказать, я пользуюсь случаем, когда еще появиться возможность прикоснуться к волосам такого прекрасного цвета. - Илир отчаянно покраснел. - Если они тебе нравятся, можешь прикасаться к ним, когда захочешь! - Ну, это для меня большая честь. - Дениэл улыбнулся и, видя полное недоумения Илира, пояснил,- у нас прикосновение к волосам позволяется только самым близким существам. Например, спутникам или Учителю. Просто так прикоснуться к чужим волосам повод для поединка. - Я ничего такого не хотел. Честно! - Глаза Илира невольно наполнились слезами, и он сердито заморгал, смахивая их с ресниц. Дениэл прижал палец к его губам, прерывая его извинения - Ты не понял Тио. Я хотел сказать только то, что сказал. Это для меня действительно большая честь, а теперь позволь мне промыть твои волосы, держать их в таком состоянии просто преступление. Илир молча позволил вымыть себя и обернуть большой простыней, после чего Дениэл осторожно перенес его в спальню и усадил в кресло. Все это он едва заметил, напряженно размышляя над тем, что только что услышал. Древний был искренен, когда говорил с ним, и это вызывало почти болезненную неловкость. Илир просто не знал, как ему отвечать на такое отношение со стороны существа способного уничтожить его в любой момент, но в то же время искренне озабоченного его душевным состоянием. За четыре года, проведенных во дворце, он привык, что сильный всегда ведет себя, так как ему нравиться, не заботясь, каково приходится окружающим. Король Дэл преподал ему несколько болезненных уроков, о том насколько опасно верить тому, что тебе говорят доверительным тоном и как быстро может измениться его настроение. Не раз его избивали за то, что он якобы не правильно понял пожелание своего короля, и теперь невольно в голове Илира вертелась мысль о том, насколько сын похож на отца и не окажется ли его доброта просто очередной жестокой игрой? Он и не задумывался, насколько повлияло на его отношение к Дениэлу его родство с Дэлом. Теплый воздух внезапно зашевелил его волосы, и Илир отвлекся от своих невеселых размышлений. Он оглянулся, пытаясь определить, откуда дует ветер, и услышал негромкий смех Дениэла. - Небольшое волшебство чтобы быстрее высушить твою гриву. - Как у тебя это получается? - Придет время, узнаешь. А пока давай расчешем тебе волосы и поскорее уложим в постель. Словно откликнувшись на его слова, из ниоткуда появилось огромное зеркало и зависло перед Илиром. Он зачарованно уставился на новое чудо, а Дениэл уже усаживал его на мягкий табурет неизвестно как оказавшийся тут же. В руке Древнего появилась расческа, и он стал медленно и осторожно разбирать перепутанные пряди. - Где ты так хорошо научился ухаживать за волосами? - не удержался Илир от вопроса и тут же понял, какую глупость сморозил. Дениэл улыбнулся уголками губ и продолжал расчесывать его волосы, явно не собираясь отвечать. Наблюдая за тем, как руки Древнего ловко заплетают его гриву в косу, и перетягивают шелковой лентой, Илир не мог отделаться от ощущения нереальности происходящего и еще какого-то странного чувства, которое он не мог объяснить. Ему казалось, что вот, вот он очнется и все происходящее окажется просто сном. Ведь не может же грозный маг в действительности ухаживать за ним, искренне переживая о его самочувствии. Наверно… Он не успел додумать новое предположение, пришедшее ему в голову. Как только Дениэл затянул узелок на ленте, его неудержимо потянуло в сон. Как Древний перенес его в кровать, он уже не помнил. Дениэл материализовался в библиотеке и молча направился к бару. Кетрин подняла голову от книги и вопросительно посмотрела на него. - Спит. И Учитель понимающе кивнула. -Тяжело было? Дениэл раскрыл сознание, предлагая ей самой посмотреть, как все произошло, и что он обо всем этом думает. - Может, стоило вместо меня приставить к нему кого-нибудь из девочек? - Нет. Им самим еще учиться и учиться. Да и незнакомый человек для него был бы еще худшим испытанием, чем ты. - Он не доверяет мне. - Поверит. Только постарайся не сорваться, если ты его напугаешь, мы его потеряем. Дениэл склонил, голову соглашаясь с оценкой ситуации сделанной Кетрин. Мальчик напоминал испуганного жеребенка, которому за каждым кустом мерещится волк. Принц проклинал особенность психики Серебряных странников, дарующую им способность творить, но и делающую их очень уязвимыми в стрессовых ситуациях. Он поражался, как Илиру удалось продержаться во дворце четыре года и не сойти с ума. При такой чувствительности к настроениям окружающих, а тем более к отрицательным эмоциям, направленным против него, травля, которой он подвергся во дворце, должна была быть для него непросто невыносимой, а чудовищной нагрузкой. Однако он так же понимал, что рано или поздно Илиру придется инициироваться, и надеялся вернуть ему уверенность в себе до этого момента. Дениэлу и самому было трудно постоянно разговаривать в слух, но ради Илира он был готов терпеть это неудобство столько, сколько понадобится. Поймав себя на том, что он улыбается, вспоминая, как удивленно Илир рассматривал появившееся зеркало, Дениэл задумчиво покачал головой. Что-то он стал относиться к другому страннику как к спутнику. Это уже никуда не годилось. - Вполне годиться. - Кетрин решила поделиться своим мнением по проблеме. - Ты об этом не знаешь, но в древности Серебряных странников оберегали почти так же как спутников. Даже больше. Спутникам позволяют сражаться вместе с нами, а Серебряных странников старались оградить от любых потрясений. Только вот в последней битве никого не щадили. А так это у нас уже на уровне инстинкта. - И как же мне с ним теперь обходиться? - Так же как и раньше. Только помни он не воин и никогда им не будет. Дениэл вздохнул. Он уже успел это заметить. Реакция Илира на события в корне отличалась от его реакции и от реакции Риа и Леды. Он готов был участвовать в сражениях, но способен был только принести себя в жертву, защищая другого. Инстинкта хищника, присущего казалось, всем Древним у него не было. Творец, не воин. - И у каждого творца в древности был спутник-воин, который оберегал и защищал его. - Спутник? - Тебя это удивляет? - Нет. Но тогда его лечением должна заняться Риа или Леда. Кетрин подняла бровь, выражая свое удивление его решением. - Его душевное здоровье слишком хрупкое для подобных экспериментов. А о том кто будет его спутником еще рано говорить. Это выясниться после инициации. Согласно склонив голову, Дениэл покинул библиотеку и переместился в свои комнаты. Вздохнув, Кетрин покачала головой. Такой проницательный, когда это касалось других, Дениэл становился полным слепцом, когда ситуация касалась его лично. Ну ладно. Или она совсем выжила из ума или скоро проблема разрешиться. А теперь, Кетрин улыбнулась, пора заняться своим будущим спутником. Переместившись на нижние этажи, она отправилась на поиски Тэра. Как она и предполагала, парень отыскался в нижней библиотеке. За последнее время он пристрастился к чтенью и поглощал информацию об устройстве мироздания с невероятной скоростью. Отвлечь его от этого могли только тренировки со спутниками Дениэла. Он на удивление быстро сдружился с ними, особенно с Терном, в Ваулене и Скирне его видимо отталкивала их подсознательная хищность. Вот и на этот раз он уткнулся носом в толстенный том, и отреагировал на ее появление, только после того как она положила ему руку на плечо. - Что тебя так увлекло? Тэр вздрогнул и попытался вскочить, чтобы приветствовать ее поклоном, но рука лежащая на его плече не дала ему подняться. Снова опустившись на стул, он отвел глаза - Это история о создании Дэвола. Не могу поверить, что люди в своей зависти могли создать подобное. - Ну не стоит винить только людей. Древние тоже допустили, чтобы такое произошло. Их беспечности нет оправданий. - А скажите это правда, что вы были первыми? - Тебе наверно рассказал Терн? - Тэр осторожно кивнул, внимательно наблюдая за реакцией Кетрин. Кетрин про себя отметила, что он ее, кажется, боится, и продолжала говорить, ничем не выдав своего неудовольствия. - Да мы были первыми, но воспоминаний о том, как все произошло, я имею в виду возникновение Вселенной, не сохранилось. Первые Странники давно ушли, затерялись в межзвездной ночи и не оставили записей. Тэр заворожено смотрел на изящную хрупкую девушку, кутающуюся в длинный плащ, и скрывающую лицо в тени капюшона, словно добронравная матрона из восточных провинций и не мог заставить себя поверить, что ей больше тысячи лет и ее сила превосходит все до сих пор виденное им. - А что такое межзвездная ночь? - он не столько хотел услышать ответ, сколько боялся, что она просто повернется и уйдет, как не раз уже это делала. Он сам не знал, почему не хочет, чтобы она уходила, однако это вызывало у него странное чувство потери. - Наше солнце - звезда, наш мир - планета. Так это называли Древние. Между звездами пустота и холод их и называют межзвездной ночью. После смерти странники могут там путешествовать, переходя из мира в мир. А когда-то могли путешествовать и в материальном теле. Тэр не смог скрыть потрясение и Кетрин молча, пройдя мимо него к полке, протянула руку, и откуда-то сверху в нее спланировала маленькая книжечка. Тэр следил за ней как завороженный. И внезапно даже для себя осмелился спросить ее о том, что давно уже не давало ему покоя. - Почему вы оставили меня в замке? - Потому что ты можешь стать моим спутником, если пожелаешь, а обычному человеку слишком тяжело здесь. Тэр замер с открытым ртом. Он ожидал чего угодно, но не этого. Когда всех его друзей отправили в поселок, созданный в глубине гор за Туманным лесом для беглецов из королевства Таркана, он не знал что думать. И теперь на него свалилась просто невероятная правда. Оказывается, не он не достоин, находиться среди других людей, а они не достойны, находиться в замке. Он знал, что Древние не довольны тем, что большинство беглецов не способны стать магами и много надежд возлагается на их детей, но даже не подозревал, что человек может стать спутником. - Может. Кетрин и не потрудилась скрыть, что читает его мысли. Тэр невольно вздрогнул. - Извини. Я не требую ответа немедленно. Расспроси Терна о том, как это быть спутником. Все обдумай. И знай, что если ты откажешься, никто не причинит тебе не малейшего вреда. Спутник - это на всю отпущенную мне вечность, так что не торопись. Но Тэр почти не слушал, что ему говорит Кетрин. О том, каково быть спутником он знал и теперь понимал, почему Терн отвечал на его вопросы так охотно и даже рассказывал некоторые вещи, когда он не спрашивал. Сам себе, не отдавая отчета, он восхищался Кетрин и только теперь, когда у него появилась реальная возможность остаться с нею рядом навсегда, он смог признаться себе, что влюбился как мальчишка в существо более чуждое ему, чем горные змеи, которых время от времени он видел на охоте. Но к своему удивлению он не испытывал страха, только восторг. - Мне не надо думать. Я согласен! Кетрин улыбнулась. - Ну, если ты так ставишь вопрос. Чтож должна сказать, что тоже испытываю к тебе склонность, хотя мне трудно привыкнуть к человеческим отношениям. Тэр покраснел, поняв, что она в курсе всех его сумбурных размышлений. Но Кетрин, успокаивающе коснулась его щеки рукой, на которой в первый раз не было перчатки. - Становление связи между нами будет длиться несколько месяцев, и только через полгода ты физически изменишься настолько, что я смогу не бояться повредить тебе неловким движением. Хотя между спутниками такие отношения редкость, но возможны, тем более ты относишься к тем людям, от которых у Древних могут быть дети. Так что твое подсознательное желание, скорее всего, исполнится. Тэр потрясенно замер, а Кетрин почувствовав, что на сегодня с него откровений достаточно бесшумно растворилась, отправившись во внутренний двор, чтобы проследить за тренировкой Риа. Илир проснулся от чувства, что он не один в комнате. Открыв глаза, он увидел Дениэла, погруженного в чтение толстенного тома. Ощутив его пробуждение, Древний поднял голову от книги и улыбнулся - Как ты себя чувствуешь? Готов спуститься вниз и пообедать в обществе Тэра и Кетрин? Илир напрягся, пытаясь угадать, что кроется за этим, невинным на первый взгляд, предложением, но не смог придумать ничего вразумительного и кивнул. Дениэл отложил книгу и легко поднялся на ноги. - Может, стоит одеться? Нет, если хочешь, можешь пойти и так, но, по-моему, тебе самому будет более удобно в штанах. Илир возмущенно вскинул на шутника глаза, ожидая увидеть на лице Древнего злорадство или насмешку, но в черных бездонных глазах Дениэла светилось только искреннее веселье. Проворчав что-то о чувстве юмора и его полном отсутствии, Илир выбрался из постели и стыдливо повернувшись к Древнему спиной принялся одеваться, молча гадая, как здешние портные узнали его мерку, и почему он не слышал когда одежду принесли и аккуратно разложили на кровати. Дениэл не скрывая удовольствия, наблюдал за действиями своего подопечного. Мальчик был красив, даже по меркам Древних. Отмытые и расчесанные серебристые волосы закрывали изысканным плащом всю спину и почти касались пола, тонкое изящество лица прекрасно гармонировало с хрупкой грациозной фигурой. На момент Дениэл позволил себе представить Илира после инициации, когда исчезнет скованность движений и все мелкие недостатки лица и тела, унаследованные им от людей. На губах Древнего заиграла мечтательная улыбка. Мальчик станет совершенством. Произведением искусства. Драгоценным алмазом без единого изъяна. Хватит, одернул себя Дениэл. Серебряные странники слишком чувствительны к эмоциям окружающих. Еще не хватало случайно повлиять на него. Нет, пусть уж сам решает проходить ему инициацию или нет. Илир расстроено выпрямился и повернулся к Дениэлу, в глазах его было отчаяние. Древний обеспокоено вскинулся и тут же расслабился. Он едва не рассмеялся, но заставил себя сдержаться, чтобы не обидеть своего подопечного. Тот столкнулся с настоящей проблемой, которая грозила перерасти в катастрофу. Волосы Илира за ночь освободились от ленты и теперь свободно падали ему на спину. Они были настолько густые, что, сколько бы он не откидывал их назад, они все равно почти полностью закрывали ему лицо. Мальчик пытался завязать волосы лентой, но из этого ничего не получалось. В атмосфере замка, насыщенной магической энергией, они помимо его воли накапливали разлитую в воздухе силу и искрились разрядами, упрямо выскальзывая у него из рук и беспорядочно рассыпаясь. Дениэл вспомнил, сколько сам намучился, пока не привык управлять волосами, насыщенными энергией и улыбнулся. Илир едва не плакал, стараясь соорудить на голове хоть отдаленное подобие прически. - Не мучайся, Тио. - Все еще улыбаясь, Дениэл отвел руки Илира от лица и коротким импульсом создал изящную серебряную диадему. - Попробуй лучше это. Он аккуратно поправил волосы так, чтобы они не лезли в глаза, и закрепил их диадемой. Илир с восхищением наблюдал за ним, и как только Дениэл убрал руки, тут же повернулся к зеркалу и ахнул от восторга. - Какая красота!! Он осторожно, словно боясь, что она рассыплется, провел по диадеме пальцем. Дениэл отступил в тень и молча любовался Илиром. Украшение он выбрал правильно, на серебряных волосах мальчика диадема в виде вставшего на задние лапы дракона смотрелась просто изумительно. Распахнутые крылья и откинутая назад голова дракона, отделанные маленькими изумрудами переливались в неверном свете из недавно созданного окна. Фигурка казалась живой, и ее глаза в виде двух ярко-алых рубинов светились холодным огнем. В сочетании с черной одеждой, отделанной серебром это вызывало потрясающее ощущение. Дениэл улыбнулся, представляя какое впечатление Илир произведет на остальных, и негромко спросил - Ты готов, Тио? - Да! - Илир с готовностью обернулся. Древний молча протянул ему руку, и мальчик нерешительно вложил в нее свою. Вспышка непроницаемой тьмы и вот они уже входят в просторный зал, освященный сияющим дождем, льющимся, казалось, с высокого каменного потолка. За столом сидели двое. Кетрин молча поднялась, приветствуя вновь прибывших, и Дениэл подвел его к свободному месту. Илир неловко опустился на стул и тут же уткнулся в свою тарелку. Его пугала фигура, закутанная в черное и то как, оказавшись рядом с ней, Дениэл превратился в бесстрастного застывшего истукана. Они даже не разговаривали, но их чуждость начинала его пугать. - Не обращай на них внимания! - парень сидевший рядом с Кетрин, улыбнулся и подмигнул. - Меня зовут Тэр, а ты наверно Илир? Я слышал о тебе. Илир испуганно дернулся, и тут же Дениэл обеспокоено повернулся к нему. Тэр хмыкнул и, дождавшись пока Древний опять отвлекся, возобновил попытки завести разговор. - Это они снова обсуждают вселенские проблемы, так что не удивляйся их заторможенности. - А ты как здесь оказался? - Илир робко попытался поддержать беседу. - Я имел несчастье служить под началом Дениэла. Ну а как ты здесь оказался всем известно. Еще бы последний Серебряный странник! Они с тебя пылинки сдувать будут, на боевой плащ даже посмотреть не дадут не то, что примерить. - Боевой плащ? - Ну да. Ты же видел их битву с Дэволом. Короткий плащ практически не проницаемый для магии и оружия. Крепится на горле заговоренной цепочкой, которая защищает шею как кольчужный ворот и используется иногда как щит, а иногда и для того чтобы полоснуть противника кромкой. Это я скажу тебе что-то


убрать рекламу






. По сравнению с этим режущий удар мечом игрушки. Таким ударом человека, и не только, можно с легкостью на две части развалить. - Тэр восхищенно покачал головой. В это же время Древние безмолвно обсуждали последние события, не забывая время от времени поглядывать на своих подопечных - Тэр согласился стать моим спутником. - Я рад. - Илир сегодня необычайно красив. Ты проявил неординарный вкус, создавая его нынешнюю одежду. - Он хочет стать магом. - Хорошо. Как его здоровье? Когда он будет готов? - Не раньше чем через две семидневки. - Сегодня я ощутила резонанс энергетических полей этого мира. - Еще один творец? Но как? - Видимо пока Дэвол тянул из Илира энергию, ее остатков не хватало, чтобы резонировать с другим творцом. - И как его теперь искать? Илир не обучен. А мы не инициированного Древнего будем искать десятилетиями. - Судя по всему можно и подождать. Поток энергии сильный непрерывный. Ему ничего не угрожает. - Среди людей? - Да ты прав. Нужно поторопиться. Дениэл нахмурился. Что-то мешало ему, словно какое-то давнее воспоминание не давало покоя. Он очистил сознание и начал методично перебирать все события, случившиеся за последние полгода. Через несколько мгновений он с беззвучным проклятьем поднял на Кетрин разъяренный взгляд. И она удивлено посмотрела на него, ощущая его яростное недовольство собой. - У Илира был брат. Три дня назад ему сказали, что он погиб. Но если он жив, все сходиться. Кетрин удовлетворенно зашипела. - Значит столица и земли вокруг нее. Далеко твой отец его бы не отправил на случай, если Илир выйдет из повиновения. Ты скажешь ему? - Чуть позже. Ему и так достаточно потрясений. - Ты прав. Сначала найдем мальчика. Но это может подождать две семидневки, сначала подготовь Илира к инициации. - Хорошо. Но почему все-таки я? - Риа и Леда еще не готовы учить. Собственно эти полгода я учила их исключительно тому, что должно было им понадобиться в схватке с Дэволом. В остальном они сильно отстают от тебя. - Понятно. Чувствовалось, что даже мысленная речь начала утомлять Дениэла. Он сосредоточился на эмоциях Илира, и как только ощутил его усталость, поднялся из-за стола. Илир молча слушал болтовню Тэра и пытался почерпнуть из нее полезную для себя информацию. Когда сидеть за столом ему стало уже невмоготу, Дениэл вдруг поднялся и, вежливо попрощавшись, предложил ему проводить его в его комнату. Оказавшись в уже ставшем знакомым окружении, Илир облегченно вздохнул, и опустился в кресло. Древний озабоченно наклонился к нему и осторожно провел рукой вдоль тела. - Извини, что не увел тебя раньше. - Дениэл взял руку Илира в свою и прикоснулся к ней губами, не отводя взгляда от его лица. - Ты хорошо себя чувствуешь? - Да. - Илир поспешно отдернул руку. - Почему ты себя так со мной ведешь? - Что? А ты об этом. - Дениэл улыбнулся, - прости, после инициации я, если за собой не слежу, инстинктивно следую правилам поведения своих предков. Древние так вели себя с каждым, кто вызывал их симпатию, и не принадлежал к их роду. Илир покачал головой - Как странно. Знаешь, Тэр говорит, что со мной обращаются скорее как со спутником, чем как с будущим Древним. - С тобой обращаются как с Серебряным странником. Не пытайся сравнивать себя с черноволосыми Древними. Мы слишком разные. - Хорошо. Дениэл кивнул и улыбнулся растерянному мальчику. - Чем ты хочешь заняться? Может, поспишь? - Да если можно. Я устал. - Илир зевнул, - поверить не могу, что еще только утро. - Отдыхай. Когда Древний исчез. Илир разделся и, с удовольствием вытянувшись на своей мягкой кровати, благоухающей чистотой, мгновенно провалился в сон. Он бежал по коридору королевского дворца, а сзади доносился тяжелый топот стражников. Король опять играл в кости и поставил его жизнь на кон. Ужас душил его, заставляя бежать из последних сил. Паша Великой Западной империи хотел получить красивого преступника для своего гарема. Дэла рассмешило предложение продать его в качестве евнуха. Вот снова его втащили в комнату, чтобы он видел, как упадут кости. Он знал, что это уже было с ним и на костях выпало двенадцать очков, но во сне все было не так. С протяжным стуком кости покатились по столу и остановились прямо перед ним. Всего два очка. Паша протянул руку и потрепал его по волосам… Крик Илира заставил Дениэла вскочить. Мгновенно переместившись в его комнату, он быстро окинул ее взглядом, пытаясь понять, что могло напугать мальчика. Крик повторился. Илир метался и стонал во сне. С коротким проклятьем Дениэл бросился к кровати и осторожно потряс его за плечо. Мальчик, не просыпаясь, вдруг судорожно схватил его за руку. Помянув Баэра, Древний опустился на кровать, и осторожно обнял Илира, прижав его голову к своему плечу. Всхлипнув, мальчик открыл глаза и невидящим взглядом уставился на Дениэла. - Все в порядке, Тио. Ты в безопасности. Взгляд Илира стал осмысленным. Он глубоко вздохнул и дрожащим голосом выдавил - Спасибо. - Не за что, Тио. Ты как? Успокоился или мне посидеть с тобой? Мальчик вцепился в него, так что пальцы побелели. - Пожалуйста, не уходи. Он вернется! - Кто? - Король. Пожалуйста! Я боюсь! - Хорошо я не уйду. Спи. Дениэл уложил Илира в постель, а сам придвинул кресло как можно ближе к кровати, и сел, глядя на послушно закрывшего глаза мальчика. Дело был плохо. Излишняя восприимчивость опять сыграла с ним дурную шутку. Первая же ночь без магического сна и чудовищные кошмары довели его едва не до истерики. Дениэл сердито зашипел. Держать его постоянно под чарами сна нельзя, так и угробить можно, а мозг, переполненный впечатлениями и, наконец, поверивший в свою безопасность расслабился, и все страшные воспоминания вылезли наружу. Илир снова застонал во сне. Стон перешел в крик. И Дениэл склонился над ним. Проклятье! Если он будет просыпаться через каждые пять минут, он не сможет отдохнуть, а это сейчас ему просто необходимо! Древний опустился на кровать и осторожно взял мальчика за руку. Может, удастся его успокоить не разбудив? Словно прочитав его мысли, Илир захныкал во сне, и попытался свернуться так, чтобы зарыться носом ему в бок. Дениэл насторожился. Ребенок воспринимает его как защитника. А что если?… Он осторожно отодвинул Илира и улегся поверх одеяла рядом с ним. Илир словно только этого и ждал. Прижавшись к нему всем телом, и уткнувшись лицом ему в шею, он глубоко вздохнул и провалился в спокойный сон без сновидений. Кетрин довольно хмыкнула. Что и следовало ожидать. Но Дениэлу пора напомнить о его возрасте. Надо же ребенок! И это о парне, который на каких-то полтора года его моложе! Одно слово Древний! Ну ладно пока все заняты, следует наведаться в поселок беглецов. Она, кажется, видела там парочку многообещающих детенышей.

Глава 2.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл глубоко вздохнул. Две семидневки пролетели незаметно, и вот сегодня Илир пройдет инициацию. Леда тихо рассмеялась - Ты волнуешься так словно он твой сын! Дениэл опустил голову, чтобы скрыть свое недовольство таким сравнением. - Тебе до сих пор приходится спать с ним, чтобы он мог хоть немного отдохнуть ночью. Не слишком ли рано его инициировать? - озабоченно спросила Риа. - Это необходимо. Он не может управлять своим сознанием и поэтому не может спать по ночам. Дениэл молчал. Его беспокоило, как ранимая натура Илира среагирует на инициацию и не придется ли ему выводить его из глубоко шока. Послышался противный скрежет и Древний с удивлением обнаружил, что умудрился раздавить серебряный кубок. Проклятье! Хорошо хоть, что Леда с Риа перестали донимать его вопросами! И вдруг его накрыла волна безумного восторга! Казалось каждая клетка его тела обрела способность чувствовать счастье и теперь вопит от радости. Он не смог сдержать глухого стона и схватился обеими руками за столешницу, чтобы не упасть. - Что с тобой? - в глазах Леды стыло беспокойство. - Ничего. - Дениэл взял себя в руки. - Просто Илир умудрился поделиться со мной своими впечатлениями от инициации Это объяснение успокоило девушек, но не его самого. Он прекрасно понимал, что испытывать ощущения такой силы необученный маг просто не способен. Что-то произошло. Несколько минут, оставшихся до возвращения Кетрин, он провел в глубокой задумчивости. Когда учитель появилась в зале, все сразу ощутили ее сообщение, что инициация прошла нормально. Дениэл позволил ей почувствовать свое беспокойство, и Кетрин наклонила голову, приглашая его следовать за собой. Оказавшись в библиотеке, он раскрыл перед ней свое сознание, и почувствовал ее успокаивающее прикосновение. - Не волнуйся все в порядке. Просто побочный эффект резонанса. Поднимись к нему. Лучше если, проснувшись, он не будет один. Кивнув, Дениэл переместился. - И не стыдно вам госпожа врать бедному мальчику? Кетрин сердито зашипела на появившигося из-за полок Тэра - Я всегда говорю правду! - Я знаю госпожа. Только мне на ум приходит сказка о драконе, который обманывал правдой. Мальчик был так обеспокоен, что даже не заметил моего присутствия. - Еще раз назовешь меня госпожой, - выпорю! - Кетрин хмуро посмотрела на своего спутника из-под опущенного капюшона. - Это для его же блага. Воспитание среди людей создает проблемы в самый неожиданный момент. - Ну да. Как же. Кетрин вдруг хитро улыбнулась и, склонив голову набок, заинтересованно посмотрела на Тэра. Парень забеспокоился. Он уже знал, что может означать такой взгляд - Что? - в его голосе сквозило подозрение. - Ты, кажется, совсем перестал меня бояться, как только речь зашла о жизни небезразличного тебе существа. Тэр попятился. - До этого ты спорил со мной только раз когда желал убедиться в том, что твои друзья в безопасности. Это интересно. - И что теперь? - Теперь прекращай притворяться и веди себя, как подобает спутнику, а не жрецу в храме! Тэр рассмеялся от неожиданности - Хорошо, но тогда расскажи Дениэлу всю правду. - Ладно, вернусь из путешествия, расскажу. - Это же несколько дней! - Люди! Кетрин хмыкнула и растворилась в темноте, Тэр устало пожал плечами. Эта представительница Древнего народа, кажется, унаследовала упрямство всей своей расы. С другой стороны она никогда еще не ошибалась. Чтож будь что будет. Кетрин в полном боевом облачении промчалась по залу, кинув на ходу - Леда. Девушка молча поднялась из-за стола, и на ходу сменив домашнее платье на боевую экипировку, последовала за своим Учителем во двор. Там их уже ждали два оседланных коня. Вскочив на своего, Леда вопросительно посмотрела на Кетрин - Дивный народ просит помощи. Кто-то нападает на них. Похищает силу. Леда кивнула. За тысячу лет в этом мире развелось слишком много нечести. Боги, как всегда, не справлялись. То есть когда они обнаруживали всевозможных демонов и духов они их конечно уничтожали. Только вот чтобы обнаружить нечесть нужно было, находиться, там, где эта нечесть завелась, а поскольку любой Бог связан со своим миром, то его появление на материальном уровне вызывало такое возмущение энергетических полей, что только самая безмозглая нечисть не успевала спрятаться. А Бог не мог вслепую уничтожить то, что не принадлежит его миру. Ему необходимо было знать хотя бы, в какой именно норе притаился очередной демон. Ирония заключалась в том, что нечисть чуяла Богов благодаря магической энергии созданий этих самых Богов, которой они питались. Странника же, если он не использует свою силу в большом объеме, мог почуять только другой Странник. Даже Боги бывали не в курсе, кто появился в их мире. Чуждые любому миру Стражи могли охотиться на кого угодно, не опасаясь уведомить жертву о своем приближении. И поэтому теперь двое Странников отправлялись в Тэренхилл. Портал перехода открылся почти мгновенно, Леда позавидовала отточенной легкости, с какой Кетрин творила сложные заклинания и тронула своего коня, въезжая вслед за своим Учителем в переход. Свет обрушился на них обжигающей волной. От неожиданности Леда зашипела и шарахнулась в сторону. Кетрин видимо знала чего ожидать и только поглубже надвинула капюшон. Тэренхилл был залит солнечным светом, казалось, каждое дерево, излучает сияние, и дивные, встретившие их, тоже словно состояли из света. Высокие, статные, с волосами, такого ярко-золотого цвета, что на них было больно смотреть, и глазами голубыми, как небо в солнечный день, Дивные питали пристрастие к одежде ярких цветов. Ярко-зеленый, желтый, голубой, оранжевый. Глазам Странников, привыкших к полумраку и туману Черного замка, на них было больно смотреть. Город тоже вызывал раздражение. Леда едва не зарычала, рассматривая сияющие шпили устремленные ввысь. Она готова была согласиться, что это красиво, но вот находиться рядом с такой красотой не хотела. Все, дома, начиная с самой маленькой хижины и заканчивая королевским дворцом, были выращены из дерева. Именно выращены и древесина по какой-то одной ей известной причине сахарно блестела под лучами солнца, которое вместо того чтобы прятаться в кронах лесных великанов пронизывало их насквозь! Все вокруг сияло, блестело и вызывало головную боль. Леда собралась было вызвать туман и загородиться им от вездесущего солнца, но почувствовала запрет Учителя и удивленно поглядела на нее. Но тут же получила разъяснения. Дивный народ издавна считал туман плохим предзнаменованием и воспринимал попытку Странника вызвать это природное явление, как признак его недовольства, так что если они не хотели отправляться в это малоприятное место еще раз, приходилось терпеть. Терпеть также как степенную величавость местных жителей и их склонность к церемониям. Словно задавшись целью подтвердить информацию Кетрин, к ним направилась делегация из четырех Дивных в одеждах такой расцветки, что Леда стиснула зубы, и пожалела об отсутствии у себя спутников. Перед ними неслась волна благостного терпения и покоя. Странница беззвучно зашипела. Теперь еще и это! Одно слово повелители природы. В ее сознание ворвался беззвучный смех Учителя. 'А люди, между прочим, почитали их за полубогов. В отличие от нас от них не тянет ужасом и опасностью'. 'Ну да'. - Фыркнула Леда. - 'только вековечной мудростью и всепрощением, от которых, тянет кого-нибудь убить!'. 'В тебе еще слишком много от человека, Тио. Не стоит так реагировать по пустякам'. Наконец, делегаты подошли достаточно близко и одновременно поклонились. Кетрин даже не удостоила их кивка, застыв в седле, она бесстрастно разглядывала Дивных, ожидая, когда они заговорят. С удивлением Леда заметила, что Учитель больше не скрывала свою сущность, и над прекрасным городом пронесся порыв ледяного ветра. Делегаты явно испытывали неловкость. - Странницы ночи мы приветствуем вас в нашем солнечном городе и просим принять самую глубокую благодарность эа то, что вы откликнулись на наш зов и самые униженные извинения Его величества за то, что он лично не вышел приветствовать вас. Пожалуйста, поверте, в этом нет ни малейшей попытки оскорбить Древнейших, но дочь и наследница Его величества пострадала во время последнего нападения и теперь только присутствие отца удерживает ее по эту сторону бытия. Леда удивленно вскинула бровь. Ничего себе. Как же разделали не самую слабую представительницу Дивного народа, если только энергия отца поддерживает в ней жизнь? Обычно с такой задачей вполне справляются целители, но если тело не усваивает ни какую силу кроме силы своей крови дело действительно плохо! Кетрин уже не слушала послов. Она коротко выдохнула, формируя новый портал и спешившись, шагнула в королевскую спальню, Леда торопливо последовала за ней. Картина, представшая перед их глазами, выглядела поистине трагично. В залитой солнцем комнате на легкой воздушной, как и все в этом городе, кровати лежала девушка, точнее Леда предположила, что это девушка. Легкое тело могло принадлежать кому угодно. Волосы приобрели странный бурый цвет, какой бывает у палой листвы после дождя. Кожа посерела и сморщилась, обтянув выпирающие кости. Принцесса напоминала труп, высохший на солнце. Мужчина, стоящий на коленях у кровати являл собой воплощенное горе. Он поднял на вошедших Странниц глаза, в которых плескалось безбрежное отчаяние. Судя по всему, он уже несколько часов отдавал дочери свою силу и теперь выглядел не намного лучше нее. Кетрин молча наклонилась над кроватью и провела рукой вдоль тела девушки, Леда внимательно наблюдала за ней. Впервые в ее присутствии Учитель диагностировала состояние здоровья представителя другой расы. После короткого транса Странница выпрямилась и коснулась затянутой в черную кожу рукой лба короля. Дивный пошатнулся и едва не упал, его губы сложились в вымученную улыбку - Благодарю тебя Странница. Кетрин кивнула и перенеслась назад в город. Леда выразила желание узнать, зачем она поделилась силой с королем. Учитель, не меняя бесстрастного выражения лица, вскочила на коня и направилась на север, проигнорировав попытки послов объяснить, что нападения произошли в противоположной стороне. На сознание Леды обрушился поток новой информации. Девушка действительно могла усваивать энергию родственную по спектру ее собственной, но отец мог получать силу из любого источника, организм все равно всю полученную энергию изменят так, чтобы она соответствовала его собственной. Дивные не умеют поглощать силу, разлитую в воздухе, но принять ее от другого, достаточно сильного, чтобы отдать такое количество энергии вполне способны. А выбор направления объяснялся еще проще. Мумифицировать тело Дивного можно, только вытянув из него всю влагу. Не только кровь, но и все другие жидкости, а соверщить подобное способны исключительно Ххраги. Эти твари всегда нападают на магов по ночам и на расстоянии способны нагреть тело существа обладающего магической энергией до такой температуры, что жидкость испаряется и, покидая тело, уносит за собой силу, которую Ххраги и поглощают вместе с паром. Причем, для того чтобы нагреть мага они используют энергию самого мага. Как им это удается до сих пор не выяснено, но достоверно известно: Маг, использовавший против Ххрага свою силу, обречен. А что касается направления выбранного Кетрин, так это объяснялось еще проще. Этот вид нечисти имел странную привычку выслеживать свою добычу у какого-нибудь поселения, убивать ее, затем применять единственный в его арсенале способ путать следы. Ххраг обходил поселение, возле которого убита жертва и когда дома оказывались между ним и его жертвой, бежал в направлении перпендикулярном месту расположения населенного пункта до тех пор, пока не всходило солнце. И не смотря на то, что все охотники за нечестью уже знали что, найдя жертву Ххрага нужно повернуться к ней спиной и методично прочесать все овраги в этом направлении на расстоянии дня пути, свои привычки эти мелкие демоны менять, не собирались. Леда холодно кивнула и выразила свое недовольство слишком большим количеством нечести не подвластной магии. Кетрин заметила, что на простые случай их просто не зовут, сами справляются. Дальнейшая дискуссия была прервана появлением первого оврага. Как он оказался в густом лесу, вдали от всех источников воды оставалось только догадываться. Вдобавок, одна стена оврага была каменной, точнее гранитной и при этом изрыта ходами всевозможных форм и размеров. - Проклятье! Леда вскинула голову от неожиданности, Учитель крайне редко ругалась в слух. А Кетрин, глядя в овраг, размеры которого наводили бы на мысль об ущелье, если бы дело происходило в горах, процедила сквозь зубы - Лежбище драконов! Вот так. Искать опасную нечисть среди гейзеров и жидкой грязи, которая просто кипит в глубоких ямах, да еще и помнить о Повелителях огня, славившихся крайней агрессивностью. Великолепно! Кетрин молча спешилась и привела сколан в боевое положение. Леда последовала ее примеру, и поглубже натянув капюшон, начала спускаться по песчаному склону. Каждую минуту она ожидала нападения, но Кетрин успокаивающе коснулась ее сознания. Ххраги не нападают при солнечном свете. Учитель медленно шла вдоль оврага, внимательно принюхиваясь к входам в пещеры. Вдруг она остановилась перед неприметной щелью, в которую даже миниатюрные Древние пролезли бы с трудом. Пригнувшись, Кетрин скользнула во мрак пещеры, и Леда не отставая, нырнула следом. Внутри было сыро и довольно просторно. В нос ударил странный запах, напоминающий запах камня, нагретого солнцем. Кетрин бесшумно шагнув вперед, застыла в центре пещеры и вдруг пронзительно свистнула. Леда замерла у входа, ощутив распоряжение Учителя не дать Ххрагам выбраться из пещеры. Тишина наполнилась едва слышным шуршанием и уханьем, а затем из-под камней стали появляться тонкие красно-бурые лапки. Они цеплялись за камни, шарили вокруг, словно пытаясь определить, где находятся, а затем с тонким подвыванием начали появляться Ххраги. Мгновение, и маленькие тощие фигурки покрывали пол и стены сплошным ковром. Желтые глаза уставились на Странниц, а затем под сводами пещеры заметался дикий визг, и Ххраги ринулись в атаку. Отбиться от такого количества вертких неожиданно сильных противников, не используя магию, оказалось очень не просто. По скорости они почти не уступали Стражам и, не заботясь о своей жизни, бросались прямо на клинки, пытаясь добраться до горла. Через несколько мгновений сколаны были сплошь покрыты черной кровью, а Леда едва не пропустила парочку демонов. Еще какая-то тварь вцепилась ей в ногу, но прокусить сапог не смогла. Пол пещеры покрывало месиво из частей тела, внутренностей и каменной крошки. Сколаны время от времени задевали стены и потолок, откалывая от них целые куски. Наконец последний демон рухнул на пол с раскроенной головой, и Кетрин опустила свое оружие. Леда стояла у входа и рядом с ней виднелась внушительная куча красно-бурых тел, но что-то не давало Страннице покоя. Ххраги всегда нападали стаями, но никогда не бросались на клинки как безумные, если только… Кетрин ругалась, вспоминая все когда-либо слышанные языки. Кладка! Эти проклятые твари отложили личинок! Леда недоуменно посмотрела на бушующего Учителя. Но тут же сама коротко выругалась. Кетрин не ставила щитов, чтобы в бою координировать свои действия с ученицей, и теперь знания всплыли в сознания Леды сразу, как только она сосредоточилась. Ххраги растили потомство, используя самок других видов как инкубаторы. А Кетрин уже опустилась прямо на пол, не обращая внимания, на покрывающие его трупы и замерла в позе сосредоточенности. Драконы откликнулись быстро. Мощные сознания замерцали, вырываясь из многовековой спячки. Но заклинания защиты не было. Леда ощутив это, оскалилась. Как это свойственно Повелителями огня. Погружаясь в сон, они защитились от попыток похитить у них магическую силу, но даже не подумали защитить вход на свое лежбище. И теперь они просыпались намного быстрее Дивного народа, но не все. На зов Кетрин откликнулись только самцы. Самки были мертвы. Все. Тщетно Кетрин сняв все щиты, отправляла свое сознание по глубоким пещерам в надежде найти хоть одну живую драконицу. Многие из них были мертвы много веков. Видимо Ххраги устроили свое гнездо в этих пещерах почти сразу, как драконы погрузились в спячку. Оставалось радоваться глупости этих тварей. Если бы они хоть немного заботились о своем потомстве, то заполонили бы весь Тэренхилл. Леда вздохнула. Проблема была не разрешима, кажется, драконы считали также, потому что своды пещер загудели от траурного рева самцов. Однако Кетрин так не считала. Поднявшись с пола, она подхватила свой сколан, и вышла из пещеры. Когда Леда выбралась следом Учитель стояла, облокотившись на камень, и мрачно рассматривала огромного темно-зеленого дракона. - Кто накладывал заклинание? - Я. - Дракон, казалось, стал меньше, услышав холодную ярость в голосе Странницы. - Почему не ваша повелительница? - Она, как и все самки принимала участие в последней битве против людей и была ранена. - Против людей? - Когда Странники ушли люди попытались нас уничтожить. Тогда они еще знали как. - Ладно, прилетишь в Черный замок. - С этими словами Кетрин открыла портал и, кивнув Леде, шагнула в переход. Оборотни, даже в лошадином теле не теряющие свою личность, спокойно последовали за ней по откосу, мимо замершего дракона и Леде не осталось ни чего другого, как отправиться за ними. К ее удивлению над замком не клубилась энергия инициации. Кетрин, почувствовав ее недоумение, усмехнулась. - В пещере с Ххрагами мы провозились сутки. - Вот так, а она и не заметила. - С боевым крещением. - Донесся до нее смешок Учителя. Леда уже хотела переместиться в свои комнаты, когда почувствовала зов Дениэла, и этот зов был странным.

Глава 3.

 Сделать закладку на этом месте книги

Дениэл снял плащ и сапоги и лег на кровать. Илир в смущении постарался зарыться поглубже под одеяло. Мальчик до сих пор винил себя в том, что Дениэл вынужден ночевать в его комнате и не очень верил заверениям, что после инициации это больше не понадобится. В который раз уже Древний проклинал чувствительность Серебряных странников, даже день тренировок сознания не позволил контролировать его память и воображение. Чтож придется продолжить завтра. Скорее всего, это последняя ночь в его кровати. Дениэл усмехнулся, когда Илир уже привычно устроился рядом с ним, уткнувшись носом в его шею. По местоположению его в постели можно было с уверенностью судить, спит мальчик или нет. Пока он жался в дальнем углу кровати, он явно бодрствовал. Дениэл приготовился снова всю ночь смотреть в потолок и обдумывать свалившиеся на него проблемы, не то чтобы для него было трудно не спать две семидневки, но он был бы просто счастлив, если бы Илир, наконец, поверил в себя и перестал бояться прошлого, которое не могло больше причинить ему вреда. А тут еще утренние ощущения. Дениэл не мог отделаться от уверенности, что теперь вся его жизнь пойдет по-другому пути. С удивлением он почувствовал, что засыпает, и вдруг по всему телу из центра его существа побежали сотни колючих разрядов силы. Древний рефлекторно выгнулся, сжимая кулаки, и провалился в сияющую тьму небытия, успев только услышать рядом стон Илира. Пробуждение было тяжелым. Дениэл с трудом сел. Голова болела так, словно он истратил всю свою силу. Невольно он вспомнил свое возвращение после экзамена Учителя, тогда ему было также плохо. Но этого не может быть. На что он мог потратить такое количество энергии, чтобы даже неприкосновенного резерва не осталось? С трудом он сфокусировал взгляд и, увидев беспечно спящего Илира, поморщился. Не стоит пугать мальчика своей испитой физиономией. Собрав последние силы, он переместился в свою спальню, и рухнул на кровать, впитывая энергию, разлитую в воздухе замка. Несколько часов он находился в глубоком трансе, не воспринимая ничего из окружающего мира. Риа подскочила, услышав испуганный возглас Илира. Почему не отозвался Дениэл? Проклятье! Она переместилась в комнату Серебряного странника и с удивлением увидела, как только что инициированный парень с трудом двигается от энергетического истощения. Что происходит? Он же еще не умеет использовать свою силу, а в защищенном замке никто не мог ее вытянуть. Ладно, потом. Риа наклонилась к Илиру, осторожно коснулась его плеча, и на нее уставились испуганные глаза. Плохо дело. Надо его успокоить. Проклятье, где Дениэл? И тут же ощутила вибрацию глубокого транса. Вот так. Оказывается, Дениэл тоже пострадал. Придется справляться самой. - Илир не бойся. Просто ты умудрился растратить всю энергию. Это не страшно. - А где Дениэл? Я ничего ему не сделал? Риа рассмеялась. - Ты еще недостаточно силен, чтобы причинить какой-либо вред мастеру. Давай лучше погрузим тебя в глубокий транс, нужно восстановить твою силу. - Я не знаю как. - Я уйду в транс вместе с тобой. Просто следуй за мной. - Как? - Расслабься и успокойся, тебя же учили вчера. Илир послушно выполнил нужные упражнения, и Риа поблагодарила Вселенную за то, что мальчик поверил ей и, сосредоточившись, вошла в его сознание. Медленно и осторожно она начала погружать его в транс, настраивая организм на поглощение энергии и снимая все заслоны силы, перестраивая тело так, чтобы магия текла сквозь него без всяких преград. Постепенно ей это удалось, и они вмести провалились в глубокий транс. Дениэл пришел в себя и с удивлением почувствовал резонанс глубокого транса. Проклятье! Неужели Илир тоже? Сосредоточившись Дениэл начал прощупывать вибрацию ауры, стараясь определить кто из Древних в трансе. Так и есть Илир, но еще с ним Риа. Дениэл глубоко вздохнул. Спасибо тебе Риа. Ты меня выручила. А теперь нужно переместиться к ним и помочь. Но тут его окатили странные ощущения. Что-то было не так. Выпрямившись во весь рост, он материализовал зеркало и замер, потрясенно разглядывая свое отражение. На него из зеркала круглыми глазами смотрела красивая девушка чем-то похожая на него самого. Проклятье как не вовремя! Кетрин говорила, что способность изменяться появиться, когда он этого пожелает. Точнее неудержимо захочет. Во время обучения у него не получилось и вот теперь, пожалуйста! Ладно. Сначала нужно возвратить свой прежний вид, а затем отправляться помогать Риа, восстанавливать Илира. Сосредоточившись, он перебрал все ощущения, которые были ему не знакомы, и могли означать начало таких изменений. В конце концов, он остановился на колючих разрядах силы. Это было последнее, что он помнил. Вызвать в памяти соответствующее ощущение это самый простой способ освоить новое заклинание. Дениэл очистил сознание, сосредоточился, по телу побежали разряды, и вдруг все оборвалось. Раз за разом он пытался провести обратную трансформацию. Никакого эффекта. Все остальные силы ему доступны, а эта нет! Ярость поднялась мутной волной, и зеркало с воем рассекаемого воздуха врезалось в каменную стену замка. По комнате с визгом разлетелись осколки. Дениэл продолжал бушевать. Только ощущение открывшегося портала заставило его немного прийти в себя. Он с трудом заставил себя сосредоточиться, чтобы попросить Кетрин зайти к нему и устало упал в чудом сохранившееся кресло. Припадок ярости его утомил. Кетрин появилас


убрать рекламу






ь неожиданно быстро и рядом с ней почему-то была Леда. Окинув взглядом, разгром в комнате обе Странницы вопросительно посмотрели на Дениэла, и тут же Леда зашипела от удивления. В кресле Дениэла сидела хрупкая черноволосая девушка и разъяренно смотрела на них. Нет ей, конечно же, приходилось слышать о способности магов к трансформации, но она никогда раньше такого не видела. Кетрин осталась совершенно невозмутимой. Судя по ее сосредоточенному виду, Дениэл открыл ей свое сознание, и теперь она пыталась разобраться, что же произошло. - Тебе еще месяцев шесть ходить в женском облике. - Что? Почему? - Ты что не слушал, когда я рассказывала тебе о спутниках жизни? - Слышал! - голос Дениэла звучал непривычно мягко, но в нем плескалась такая холодная ярость, что Леда невольно вздрогнула. - Спутник Древнего - это часть его сознания, спутник жизни - часть души. Что дальше? - Илир твой спутник жизни. - Чушь!! И даже если так, причем здесь смена пола?! - Ты же знаешь, что дети бывают у Древних только от спутников жизни, даже если они люди, благо человек не способный дать страннику ребенку никогда не станет его спутником. И бывают не всегда, а когда параметры аур их вибрация полностью совпадают. Особенность физиологии Древних такова, что в такой момент их сила полностью сливается, покидает тела обоих родителей и вливается в ребенка, отсюда и истощение. Процесс практически нельзя контролировать. То есть можно, но не с твоим опытом. Ответом ей было глухое рычание. Но Кетрин его проигнорировала. - Кстати твои припадки ярости свидетельствуют о том же. У тебя будет ребенок, вот тело и не изменялось, чтобы не повредить ему. Ты подсознательно останавливал трансформацию. Дениэл вскочил и заметался по комнате. Кетрин вздохнул - Езжай-ка ты в ближайшее королевство проветришь сознание, успокоишься. Через два месяца вернешься. Дениэл зашипел и переместился во двор. Через несколько мгновений оттуда донесся конский топот, который внезапно оборвался. - Не опасно для него в таком состоянии отправляться к людям? - Опасно было его здесь оставлять. Для Илира опасно. - Вздохнула Кетрин. - В таком состоянии мы готовы кидаться на все что движется. А тут еще его воспитание среди людей. Какая разница, какого пола твой спутник жизни? Леда коротко хмыкнула - Это я могу объяснить. - Да? Тогда рассказывай. Я не понимаю его реакции. Лаконичные объяснения Леды заставили Кетрин удивленно зашипеть. - Ничего не понимаю! - заявила она, наконец. - При чем тут человеческие предрассудки. Какая разница, какого пола твой спутник большую часть времени, если в постели он парень, когда ты девушка и наоборот? Вот когда способность к трансформации еще не проявилась, связь душ уже тянет друг к другу, а природой это не предусмотрено тогда действительно могут возникнуть проблемы… Леда прикрыла глаза, демонстрируя свое неудовольствие. В Кетрин было так мало человеческого, что некоторые вещи она просто не понимала.

Глава 4.

 Сделать закладку на этом месте книги

Два месяца промелькнули незаметно. Дениэл не любил вспоминать окутанные кровавым туманом дни. Он утратил над собой контроль самым постыдным образом. Началось все с того момента, как он вывалился из портала на какой-то дороге, предположительно в королевстве Таркана и пустил Терна в галоп, не задумываясь о направлении движения. Вывернув из-за поворота, он наткнулся на разбойников, пришедших в восторг от своей удачи. Красивая девица одна на заброшенной дороге! Однако атаман даже не успел высказать эти мысли в слух. Дениэл не позаботившись осадить коня, слетел с седла и приземлился в гуще разбойников. Через несколько мгновений из всех бандитов жив был только один. Дениэл прижимал его к дереву левой рукой, держа его за горло, и с кровожадным интересом наблюдал, как человек хрипит, отчаянно пытаясь дотянуться ногами до земли. Но тут разбойник попытался ударить его кинжалом. Дениэл зарычал, и правая рука метнулась вперед, пробив человеку грудь. Выпученными глазами разбойник несколько мгновений смотрел на свое сердце в руке красивой девушки, а затем выгнулся в последней судороге и затих. Дениэл раздраженно отбросил тело в сторону, и пошел назад к Терну, походя, откусив от сердца изрядный кусок. Ваулен возмущенно фыркнул, но Древний впервые проигнорировал своего спутника. С того времени он не раз нападал на все возможных насильников, воров и убийц. Его словно тянуло к тем, в душе которых была тьма. И он убивал, иногда вламываясь в дома, иногда перехватывая людей в дороге. Недавно он поймал курьера со срочным сообщением. В нем Дениэла именовали демоном терроризирующем королевство и требовали держать войска в полной готовности и молиться Единому Богу. И только это сообщение вывело его из кровавого дурмана, в котором он прибывал почти два месяца. Число жертв, приписываемых ему, равнялось двум тысячам. Наверно кого-то убил не он, но все равно цифра впечатляла. Дениэл заставил себя остановиться у какого-то лесного озера и вымыться, а затем словно проверяя свою выдержку, отправился ночевать под крышей на ближайший постоялый двор. Хозяин постоялого двора остолбенел. В его заведении встречались разные посетители, но девушка явно из состоятельной семьи, одна, ночью! Мир перевернулся! Не даром говорят, в королевстве появился демон, убивающий всех без разбору и бедных и богатых. Говорят, даже знать не щадит. А девчонка, словно ни в чем нибывало подошла к стойке, и потребовала комнату и ужин. Хозяин замялся, и пигалица, словно прочитав его мысли, выложила на стойку два золотых. От такой суммы отказаться было выше его сил, и он сам с поклоном проводил ее к свободному столику. Девица, казалось, и не ожидала ничего другого, спокойно усевшись на колченогий стул, она принялась разглядывать помещение. На ее лице не отражалось никаких чувств, холодная спокойная маска. Но много повидавшему трактирщику стало не по себе, он поймал себя на мысли, что боится этой пигалицы. И тут как, на зло, ввалилась очередная пьяная компания, а единственный, более или менее свободный столик был уже занят незнакомкой. Хозяин и опомниться не успел, как их окружила подвыпившая толпа стражников и один суди по наглой роже, командир проорал - А ну убирайся отсюда девка! А то поможем! - остальные согласно заржали. Однако девушка просто не обратила на них внимания - Где мой ужин добрый человек? - в ее голосе не было и следа жизни. Хозяин уже собрался, было ответить, когда разъяренный пренебрежением со стороны какой-то женщины стражник схватил ее за плечо, намериваясь выкинуть из-за стола. Точнее попытался схватить. Трактирщик не увидел, что сделала девушка. Миг и здоровенный мужик растянулся на полу, воя от боли. Остальные стражники угрожающе заворчали, но тут дверь с грохотом открылась, и на постоялый двор влетел невысокий хрупкий юноша со светлыми растрепанными волосами, одетый в одни штаны. Каким-то чудом он проскочил мимо окруживших столик стражников и схватил девушку за руку. - Госпожа! Девушка вздрогнула и перевела взгляд на парня. - Сколько раз говорить не называй меня так! - Опять сорвешься! - Не волнуйся. Я контролирую себя. Тот ублюдок, между прочим, жив. - Надолго? - Не хами! Парень рассмеялся. - Больше не буду. Но со мной связалась Кетрин. Илир отправился в столицу за братом. Девушка прорычала какое-то ругательство и просто растворилась в воздухе, а парень, как ни в чем не бывало, повернулся к остолбеневшему хозяину постоялого двора и, не обращая внимания на мгновенно протрезвевших стражников, вежливо поинтересовался - Вам заплатили? - Кто она? - Она? - парень улыбнулся. - Ты что-нибудь слышал о Древних? - Но это легенда. Сказка! - Тогда только что ты видел сказку. - И, не сказав больше ни слова, парень вышел из примолкшего зала. Илир устало шел по грязной кривой улочке, не обращая внимания на толкущихся повсюду оборванцев. Дениэл оказался в беде из-за него. Он слышал, что творилось с тем, кто спас его от смерти. Наверно он ненавидит его. Он сам себя ненавидел. Кетрин пыталась объяснить происходящее, но он не понимал. Не хотел понимать. Иначе получалось, что на всю оставшуюся вечность он связал Дениэла с собой и тот теперь будет вынужден терпеть его, несмотря на то, что произошло. А тут еще в Черный замок прилетел дракон, и Кетрин сказала, что он должен сотворить самку дракона, а лучше не одну. На все его возражения и объяснения никто не обратил внимания. Вот так. Если бы Дениэл был здесь, он бы понял. Ведь Илир даже никогда не занимался рисованием, куда уж ему создать живое существо да еще такое прекрасное! Совершенно случайно он услышал из разговора Леды и Риа, что его брат возможно жив и бросился на поиски, хотя совсем недавно освоил заклинанием перехода. Он не думал об опасности. Он хотел сделать хоть что-то, чтобы исправить свои ошибки. Но вот уже целый день он слоняется по столице и не может найти Тилира, хотя, по словам Риа он должен чувствовать своего брата. В конце концов, он так устал, что вошел в первый попавшийся трактир и опустился на свободный стул. Трактир был из разряда, тех, которые находятся на задворках, но пользуются вниманием среди дворянской молодежи определенного толка. Вот и сейчас за сдвинутыми столами гуляла очередная такая компания. Слышались пьяные выкрики и ругань. Илир поморщился, но уходить не стал. Только поглубже надвинул капюшон своего плаща. Трактирщик и разносчики метались между кухней и столом титулованных гуляк, на темную фигуру, замершую в углу, никто не обращал внимания. Илир же погрузившись в свои невеселые мысли, все, что происходило вокруг, просто не замечал. Из задумчивости его вывел тихий умоляющий голос. - Господин простите господин. Илир поднял голову, удивившись, откуда в детском голосе такой ужас и замер. Пьяный громила держал за руку хрупкого паренька лет десяти. И непросто держал. Он прижал руку ребенка к столу и примеривался к ней кинжалом. Следы пролитого вина на камзоле объясняли причину, по которой дворянин собирался примерно наказать слугу. Трактирщик смотрел на все происходящее совершенно равнодушно. И Илир не выдержал. В душе плеснуло незнакомой холодной ненавистью и он, резко поднявшись, метнулся к месту трагедии. Никто не смог заметить, как невысокий незнакомец в черном плаще пересек зал и успел перехватить опускающийся кинжал. Голой рукой за лезвие. Дворянин, которому испортили удар, взревел, но незнакомец не дрогнул. Он просто сжал кулак, и лезвие рассыпалось звенящими осколками. Больше не обращая внимания на пьяную знать, он наклонился к мальчику - С тобой все в порядке? - голос незнакомца звенел хрустальным колокольчиком. Мальчик лишь испуганно кивнул. - Как тебя зовут? - Тил, господин. - Его голос звучал едва слышно. Растерявшийся из-за рассыпавшегося кинжала верзила наконец-то пришел в себя и решил, что его оскорбили. С неразборчивым ревом он схватил за плечо ничтожество, осмелившееся помешать ему наказать маленького негодяя, и с силой развернул к себе. От резкого рывка капюшон слетел с головы незнакомца и на пьяного дворянина, в упор уставились холодные черные глаза под серебряными бровями. Тил сдавленно вскрикнул, и парень удивленно покосился на него. Мальчик смотрел на него как на приведение. - Ты жив! - Ты знаешь меня? - Четыре года назад меня звали Тилир! - в голосе мальчика звенела смелость отчаяния. Илир замер и прислушался к себе. Ощущения Древнего говорили, что он нашел своего брата. Тихий гул аур явно свидетельствовал о том, что они оба творцы. Он коротко выругал себя за неуместную рефлексию, из-за которой он едва не потерял брата, не обратив внимания на столь очевидный признак - Ты не врешь. Но что случилось с твоими волосами? - Трактирщик заставляет меня, их красить. - Ну, чтож пошли. И тут трактирщик заорал, так что все обернулись к нему. - Держите их, они сыновья государственного преступника! - Нет, правда? - в наступившей тишине этот спокойный насмешливый голос прозвучал как гром. В дверях стояла невысокая черноволосая девушка и насмешливо рассматривала открывшуюся ей картину. - Ну, приключений тебе хватит? Может пора возвращаться в замок? - Дениэл ты не сердишься? - в голосе Илира сквозила такая неуверенность, что брат удивленно посмотрел на него. - За что? Ладно, потом поговорим. А то наши благородные дворяне, наконец, поймут, что происходит, а мне драться нельзя контроль теряю. И не дожидаясь ответа, девушка сделала замысловатый жест левой рукой. Прямо перед растерявшимися дворянами появился портал. Сгусток абсолютной тьмы пульсировал в нескольких шагах от них, постепенно расплываясь в кольцо окружавшее… Илир подхватил на руки испуганного брата, и молча шагнул в портал, девушка же просто растворилась в воздухе. Как только она исчезла, тьма рассеялась. И только через несколько дней в пыточных его величества свидетели событий вспомнили, что объединяло двоих из исчезнувших. Они оба были в черных плотных плащах с глубокими капюшонами, но они так и не узнали, почему услышав об этом, король казнил начальника стражи.

Глава 5.

 Сделать закладку на этом месте книги

Илир с улыбкой рассматривал последнюю шестидесятую статую драконицы. С его безумной выходки прошло уже почти четыре месяца. Он помирился с Дениэлом. Точнее узнал, что Дениэл оказывается, и не злился на него. Во все происшедшем, он винил Кетрин. Но, кажется, понимал, почему она так поступила. Забавно, как быстро все изменилось. Стоило Дениэлу заверить его, что у него получиться, он начал пробовать, тем более его Тио подсказал, как можно создавать что-нибудь силой магии. Сначала у него не получалось, но сейчас вот уже пятьдесят девять дракониц улетели к своему народу. Кетрин правда подсмеивалась над их целомудренными отношениями, совершенно не понимая, почему они себя ограничивают. И когда Илир пытался ей объяснить, что Дениэл ведь тоже парень пожимала плечами и говорила, что если для него важны подобные предрассудки, то в данный момент он как раз девушка. Дело кончалось тем, что Илир краснел и сбегал. Дениэл в этих спорах участия не принимал. Он просто игнорировал все, что происходило вокруг, если это не касалось Илира. Это он объяснил, что Кетрин не издевалась над ним, предлагая создать дракониц, просто только он и теперь Тилир мог наделить вновь созданных драконов магией, а дракон без магии это не дракон, а сплошное недоразумение! Как всегда от воспоминаний о брате у него потеплело в груди. Он благодарил всех Богов за жадность трактирщика. Когда его тетя и брат заболели, король приказал убить их обоих, но мальчик как раз пошел на поправку и трактирщик, не желая терять бесплатного слугу, соврал, сказав пришедшим стражникам, что ребенок мертв, правильно полагая, что проверять это никто не будет. Так оно и произошло. Королю как раз надоела его очередная игрушка и люди, обеспечивающие ее покорность, стали не нужны. Поэтому как таковой проверки никто не устраивал. Слова трактирщика оказалось достаточно. Ибо Его величество был свято уверен, что солгать ему, не осмелиться ни один из его подданных, а дело было не настолько важное, чтобы еще и перестраховываться. Так что теперь его брат уже месяц как прошел инициацию и учился использовать свои силы. Кроме него в замке учились только двое. Обоих Кетрин забрала из поселка беженцев, как только появился Тилир, чтобы не тратить время, обучая их по отдельности. Риа и Леда еще не годились в учителя, а Дениэл был занят с их дочерью. Три месяца назад у нее пробудилось сознание, и теперь она с увлечением познавала мир с помощью органов чувств отца, задавая попутно бесчисленное количество вопросов обо всем, что происходит вокруг. Илир улыбнулся. Наконец-то он почувствовал себя дома и в безопасности. Он больше не боялся остальных Древних и неожиданно близко сошелся с Тэром. Бывший герцог оказался умным ироничным собеседником, и они с ним по-настоящему подружились. Вмести ходили смотреть, как Риа и Леда тренируются в воинском искусстве. К таким тренировкам их обоих не допускали. Странницы с обманчивой легкостью вытворяли сколанами и боевыми хлыстами такое, что Тэр только завистливо ухал, а когда в ход шли еще и плащи с мечами, в немом восхищении таращился на изящные финты, уколы и блоки девушек. Илир вздохнул и повернулся навстречу, выходящему во двор, Дениэлу. Все остальные давно уже говорили о нем как о женщине, тем более теперь его беременность стала заметна, но Илир не мог представить своего друга женщиной. Кетрин фыркала от смеха, когда он, говоря о Дениэле, говорил 'он', однако пересилить себя, он не мог. Дениэл выглядел усталым. Илир нахмурился. Он все еще не мог избавиться от привычки явно выражать свои чувства, хотя, кажется, этого от него и не ждали - Устал, Тио? - Да уж. Эта девчонка невыносима. - Извини. - За что? - Дениэл усмехнулся. - Ты здесь не при чем. Физиология будь она не ладна. Илир невольно рассмеялся и Дениэл тоже улыбнулся. Внимательно рассмотрел статую драконицы и кивнул. - Ты становишься мастером. - Илир покраснел от незаслуженной, по его мнению, похвалы и тут Дениэл замер - Это еще что? Кетрин появилась во дворе через мгновение, после того как отзвучал его удивленной вопрос. - В комнату! Роды принимать лучше в помещении! Дениэл молча повиновался, а Илир без сил опустился на землю. Он не знал, как роды проходят у Древних, но слышал, как женщин в замке его отца говорили о том, что это очень опасно. Если с Дениэлом что-нибудь случиться… Сильные руки подняли его на ноги. Рядом с ним стояла улыбающаяся Леда - У нас не так поверь. Илир кивнул, но успокоиться так и не смог. Пока Илир метался по двору, представляя себе всевозможные ужасы, Дениэл ругался. Хотя шипеть от ярости, и рычать ругательства с его новым голосом было неудобно. Богатое контральто явно для этого не подходило, но сейчас ему было все равно. Эта маленькая негодяйка категорически отказывалась появляться на свет до тех пор, пока он не объяснит ей, почему они с Илиром не живут как одна семья. Его попытки объяснить невозможность такого проживания из-за того, что они с Илиром оба парни встречались насмешливым шипением. Оказалось, что Кетрин позволила маленькой паршивке покопаться у нее в сознании, и теперь девчонка со знанием дела утверждала, что в древности Странники даже не ограничивали себя одним видом, не то, что одним полом. Дениэл шипел и ругался. Но его дочь оставалась непреклонна. В конце концов, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки он поклялся создать с Илиром нормальную семью, после чего смог, наконец, сосредоточиться на самих родах. Кетрин, посмеиваясь, помогала ребенку появиться на свет. Когда все закончилось он устало, вздохнул и откинулся на подушки, одновременно совершая обратную трансформацию. Его дочь смотрела на него с рук Кетрин с явным недовольством. Вдруг она зажмурилась, и старательно выговаривая слова, неверным голоском выпалила - В женском облике ты красивее! Дениэл ошарашено замер. Потом устало напомнил себе, что она не человеческий детеныш, но все-таки переместиться в ванную, приготовленную Риа в другой комнате от греха подальше. Там его уже дожидался Илир, который приветствовал появление Дениэла в истинном облике радостной улыбкой. Погрузившись в теплую воду, Дениэл задумчиво посмотрел на Риа - Великие Боги, каково же приходится человеческим женщинам?! У них ведь нет нашей регенерации, да и к боли они чувствительней. Риа усмехнулась - А вот так и приходится - каждая третья умирает родами. Илир вздрогнул. И Дениэл протянул ему руку, чтобы успокоить. - Ну, вот давно бы так! - на пороге комнаты стояла девочка лет двенадцать и с довольным видом рассматривала Древних. Илир ошарашено уставился на нее, Дениэл устало вздохнул - Придумала себе имя? - Да! Меня будут звать Дира! - Кто она? - Это твоя дочь Илир. К сожалению, она владеет своей силой с рождения и такие мелочи как трансформация, щиты или чтение мыслей знает без всякого обучения. Дира возмущенно фыркнула и демонстративно покинула комнату. - Да, кажется, следующие несколько лет будут веселыми! Илир покачал головой - Не злись, Тио. - Да я не злюсь. Вот только что теперь с ней делать. Я тут кое-чего ее опрометчиво пообещал. Илир вздохнул. И почему, как только он поверит, что все позади на него сваливается еще что-нибудь. Между тем в комнате появилась Кетрин и поинтересовалась самочувствием Дениэла. Риа и Илир молча вышли. - Знаешь. Совершенно другое ощущение. - Естественно. Когда ты трансформируешься, то меняешь не только внешний вид тела, а все до мельчайших частиц. Иначе ты никак не смог бы забеременеть. Так же как на женщину, на тебя действовали женские гормоны. Между прочим, из-за этого ты и бесился первые несколько месяцев. Стандартная реакция Странницы на беременность. И если ты превратишься, например, в дракона то скопируешь не только его сильные стороны, но и слабости. Тебе также как и настоящим драконам потребуется есть кремнесодержащие породы, чтобы не получить расслоение костей. Дениэл усмехнулся. - Успокоила. Кетрин рассмеялась вместе с ним. А затем внимательно посмотрела на него. - Может пора осуществить свою мечту и построить свой дом? В конце концов, когда-то мы жили кланами. Хотя сейчас нас и мало для этого, но раньше все было по-другому. - Сначала я хочу выяснить, как в древности Странники путешествовали между мирами в материальном теле. Кетрин улыбнулась. - А кто будет заниматься воспитанием Диры? - Да какой из меня отец?! - Вообще-то ты мать, если уж ты хочешь использовать человеческую терминологию. - Да кто угодно! Я не умею обращаться с детьми. - А она и не ребенок. Дети, с рождения, обладающие силой, становились совершеннолетними годам к шести. Так что первые три года будут тяжелыми. - Ты меня успокоила! Дениэл выбрался из ванны и, походя создав, себе привычную одежду переместился в главный зал. Дира уже была там и что-то сосредоточенно создавала. В главном зале! Великолепно! Интересно он, что забыл ей рассказать о том, где они работают? Дениэл честно попытался вспомнить, что он говорил этому ходячему несчастью, а что нет, но спешно вынужден, был прервать размышления и перехватывать вышедшее из повиновения заклинание. Огненный дождь! Не больше, не меньше! А в зале, между прочим, слуги стол к праздничному ужину накрывают. - Прекратить! - короткий приказ боевым хлыстом расколол праздничную суету. Слуги потрясенно замерли. Никогда в этом зале Древний не повышал голос. Оборотни начали испуганно переглядываться. - Это к вам не относиться. - Бесстрастный голос Дениэла нарушил тишину, воцарившуюся в зале, и слуги с облегчением вернулись к прерванным занятиям, больше не обращая внимания на две фигуры в самом темном углу зала. Дениэл молча повернулся и покинул помещение, оставив за собой стойкое ощущение необходимости подняться в его комнату. Дира поняла намек. И поняла так же, что впервые по-настоящему рассердила своего родителя. Коротко вздохнув, она последовала за ним. Комната отца ей понравилась. Никаких излишеств, изящная элегантность каждой вещи, темные и черные цвета очень подходили человеку, которого она знала. Дениэл опустился в глубокое кресло, стоящее у того места, где в человеческой комнате было бы окно, и кивнул ей на другое. Дира не стала спорить по пустякам и заняла предложенное место. - Никогда не колдуй внизу. - Ментальный голос Дениэла холодным ветром пронесся в ее сознании. - Ты не имеешь права подвергать опасности существ, которые нам доверились. - Опасности не было! - Это безмолвное восклицание звенело неосознанным вызовом, и Древний едва заметно поморщился. - Ты потеряла контроль над боевым заклинанием в комнате полной существ, вся магия которых не идет дальше смены ипостаси и ментального общения. Они даже отвращающий щит поднять не могут. В лучшем случае они отделались бы тяжелыми ожогами. Между прочим, раны нанесенные магией заживают у оборотней так же тяжело, как и раны от серебра. Слушая холодный бесстрастный голос отца, Дира невольно представила, к чему могла привести ее выходка, и ей стало не по себе. Но какой-то внутренний голос упрямо не давал ей согласиться со справедливыми упреками родителя. - Они же слуги! - ее мысли несли нарочитое пренебрежение. Она ожидала, что отец рассердится, но он даже не моргнул, продолжая рассматривать ее такими же, как у нее огромными черными глазами. И сколько холода было в этих глазах! - Оборотни не живут в Черном замке. Они появляются здесь только для того чтобы выполнять свои обязанности. На это время изволь ограничивать свою разрушительную деятельность только верхними этажами. Равнодушный ментальный приказ прошелестел по комнате и Дениэл отвернулся, словно его больше не интересовало, кто находиться в его апартаментах. Дира поняла, что ей предложено удалиться. Ярость плеснула холодной волной, но она заставила себя сдержаться. Переместившись в свою комнату, девочка задумалась. Оборотни кроме спутников не живут в замке. А где они живут? Ей было любопытно, но вот удовлетворить ее любопытство было не кому. В библиотеку вряд ли удосужил