Название книги в оригинале: Мягков Михаил Юрьевич. Красные полководцы. Сергей Каменев, Семен Будённый, Михаил Фрунзе, Василий Чапаев, Василий Блюхер, Михаил Тухачевский

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Мягков Михаил Юрьевич » Красные полководцы. Сергей Каменев, Семен Будённый, Михаил Фрунзе, Василий Чапаев, Василий Блюхер, Михаил Тухачевский.



убрать рекламу



Читать онлайн Красные полководцы. Сергей Каменев, Семен Будённый, Михаил Фрунзе, Василий Чапаев, Василий Блюхер, Михаил Тухачевский. Мягков Михаил Юрьевич.

Красные полководцы. Сергей Каменев, Семен Будённый, Михаил Фрунзе, Василий Чапаев, Василий Блюхер, Михаил Тухачевский

 Сделать закладку на этом месте книги

Редактор кандидат исторических наук Н. А. Копылов 

Редактор-составитель доктор исторических наук М. Ю. Мягков 





© ИД «Комсомольская правда», 2014 год.

© ИД «Российское военно-историческое общество», 2014 год.

Каменев Сергей Сергеевич

 Сделать закладку на этом месте книги



3/4 апреля 1880–25 августа 1936 


Каменев родился в Киеве в дворянской семье, сын инженер-механика киевского завода «Арсенал», полковника артиллерии. Мечтал в детстве стать хирургом, но избрал военную стезю. Окончил Владимирский Киевский кадетский корпус (1898), элитное Александровское военное училище (1900, окончил третьим в своем выпуске) и Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду (1907). На военную службу Каменев поступил в 1900 г., отправившись в родной Киев, в 165-й пехотный Луцкий полк, служил в армейской пехоте и только по окончании академии, после отбытия строевого ценза, пошел по службе Генерального штаба.

Сражения и победы

Один из создателей Красной Армии и ее руководителей периода Гражданской войны. Главнокомандующий РККА – высшая должность в Советской России, на которую мог рассчитывать беспартийный военспец.

За заслуги получил, в частности, Почетное огнестрельное оружие – пистолет маузер со знаком ордена Красного Знамени на рукоятке.

До Первой мировой войны занимал должности помощника старшего адъютанта штаба Иркутского военного округа, старшего адъютанта штаба 2-й кавалерийской дивизии и помощника старшего адъютанта штаба Виленского военного округа. Помимо этого, Каменев преподавал тактику и топографию в военном училище. В предвоенный период Каменев участвовал в многочисленных маневрах и полевых поездках, что существенно расширяло его кругозор и подготовку как офицера-генштабиста и командира. В ходе этих поездок Каменев посетил крепости Ковно и Гродно. Изучал Каменев и неудачный опыт участия русской армии в войне с Японией.

На фронт Первой мировой Каменев пошел в чине капитана. Служил старшим адъютантом оперативного отделения штаба 1-й армии, командовал 30-м пехотным Полтавским полком. По аттестации в связи со службой в штабе 1-й армии Каменев оценивался начальством как «по всем отношениям выдающийся офицер Генерального штаба и отличный боевой строевой начальник». Офицер считался достойным выдвижения на генеральские должности.

На посту полкового командира Каменев проявил себя как твердый начальник, обладающий мужеством, распорядительностью и хладнокровием, любящий военное дело, знающий быт офицера и солдата и заботящийся о них. Забота о солдатах, видимо, сыграла роль в том, что в 1917 г. он был избран командиром полка.

Затем Каменев занимал пост начальника штаба XV армейского корпуса (на этой должности он встретил события октября 1917 г.), начальника штаба 3-й армии. В этот период Каменеву приходилось в основном заниматься вопросами демобилизации войск. Штаб армии находился в Полоцке, однако в связи с наступлением немцев был эвакуирован в Нижний Новгород, где и завершилась служба Каменева в старой армии.




Каменев в 1919 г.


Обладая опытом работы с комитетами, Каменев довольно рано примкнул к красным в качестве военного специалиста, добровольно поступив на службу в Красную Армию. По всей видимости, он считал необходимым продолжение борьбы с внешним врагом, но первоначально не стремился к вовлечению в Гражданскую войну. (Партийный псевдоним «Каменев» также носил видный большевик, член политбюро, председатель Моссовета).

С апреля 1918 г. Каменев служил в войсках завесы, прикрывавших территорию Советской России от возможного возобновления войны с Германией, был помощником военного руководителя и военным руководителем Невельского отряда завесы. С самого начала новой службы Каменев столкнулся с издержками первого периода существования Красной Армии – партизанщиной, неподчинением приказам, присутствием в подчиненных отрядах уголовных элементов, дезертирством.

В августе 1918 г. Каменев был назначен помощником военного руководителя Западной завесы В. Н. Егорьева и военруком Смоленского района с подчинением ему Невельского, Витебского и Рославльского районов. Задачей Каменева в это время являлись прием уездов Витебской губернии от оставлявших их немцев, а также формирование дивизий для РККА. В сжатые сроки под его руководством были сформированы и отправлены на Восточный фронт Витебская дивизия и Рославльский отряд.




Блюхер и Каменев на параде.


Заметили Каменева и стали выдвигать на крупные посты осенью 1918 г. Именно тогда, в сентябре 1918 г., ему был доверен ключевой в тот период пост командующего Восточным фронтом. Фронт еще продолжал создаваться. Приходилось создавать и штаб фронта, т. к. прежний штаб забрал с собой бывший командующий И. И. Вацетис, ставший главкомом. Борьба с белыми разворачивалась в Поволжье, причем уже в октябре 1918 г. войска фронта отбросили противника от Волги на восток. В конце 1918-го – начале 1919 г. красные овладели Уфой и Оренбургом. Однако в связи с весенним наступлением колчаковских армий эти города пришлось оставить, а фронт вновь откатился в Поволжье.

По легенде, В. И. Чапаев, узнав о назначении на пост командующего фронтом полковника Генштаба старой армии, направил к Каменеву своего представителя Якова Пугача, чтобы выяснить, что за человек возглавил фронт и, вероятно, нет ли угрозы контрреволюции. Посланец, возвратившись, отчитался (существуют разные варианты этого «отчета»): «Перво-наперво – усищи во-о-о! Глазищи – как у разбойника Чуркина. Собой детина што надо. Ручищи… во! Одно слово, старик правильный (Каменеву в действительности было 38 лет. – А. Г. ). Как мигнет глазами, ажно мурашки по загривку пойдут. Не балуется. Денщиков и вообще бездельников около себя не держит. Сапоги сам чистит, как наш Василий Иваныч. Твердый и смелый в речах. Подручных держит в руках. Над планами они сидят до петухов. Баб в штабу не приметил. Старик «свой» и не зазнается: единым махом к нему в избу проскочил. Говорит, скажи привет доблестным красным войскам Пугачевской округи и Чапаеву. Сам, говорит, скоро приеду знакомиться, как только, мол, здесь вздохну. На прощеванье за руку взял».

В кампанию 1919 г. Каменев сыграл важную роль в победе над армиями адмирала А. В. Колчака на Восточном фронте. Однако в самый разгар операций в результате конфликта с главкомом И. И. Вацетисом был неожиданно снят с должности и вынужденно бездействовал несколько недель, хотя и пытался влиять на события на фронте. Вместо него фронт возглавил А. А. Самойло, присланный с севера России. Но из-за конфликта с РВС фронта и подчиненными Самойло на этом посту долго не продержался, а должность командующего вновь занял Каменев, заручившийся поддержкой В. И. Ленина.

По его собственному признанию, Каменев плохо ориентировался в политической обстановке, видевшейся ему «как в тумане». Важную роль в политическом становлении Каменева сыграл член РВС Восточного фронта С. И. Гусев. В июле 1919 г. в результате скандального «дела» Полевого штаба Реввоенсовета республики, ставшего проявлением политической борьбы группировок в большевистской верхушке, главком И. И. Вацетис был смещен и арестован вместе со своим ближайшим окружением. Новым главнокомандующим всеми вооруженными силами стал Каменев. Именно С. И. Гусев способствовал тому, что на Каменева обратил внимание большевистский лидер В. И. Ленин. В итоге Каменев оказался на посту главнокомандующего – высшей должности в Советской России, на которую мог рассчитывать беспартийный военспец. Ближайшим соратником Каменева в Гражданскую войну как на Восточном фронте, так и на посту главкома стал Павел Павлович Лебедев – бывший генерал и талантливый генштабист.

В войне современных больших армий для действительного разгрома противника нужна сумма непрерывных и планомерных побед на всем фронте борьбы, последовательно дополняющих одна другую и связанных между собою во времени… Наша 5-я армия была почти сведена на нет адмиралом Колчаком. Деникин произвел чуть ли не разгром всего правого фланга Южного фронта. Врангель растрепал до последнего нашу 13-ю армию. И все же победа осталась не за Колчаком, не за Деникиным и не за Врангелем. Победила та сторона, которой удалось суммировать свои удары, нанося таковые непрерывно и тем самым не позволив противнику залечить свои раны. 

Каменев. 

Каменеву выпало руководить борьбой с войсками генерала А. И. Деникина, наступавшими тогда на Москву. Еще на Восточном фронте им был составлен план борьбы с Деникиным, предусматривавший действия по недопущению его соединения с армиями Колчака. К моменту назначения Каменева главкомом такой план уже устарел, так как Колчак был разгромлен, и соединение его с белыми армиями Юга России уже представлялось маловероятным. Тем не менее Каменев проявил большое упорство в отстаивании своего плана, предусматривавшего наступление через Донскую область, где красных ждало наиболее ожесточенное сопротивление антибольшевистски настроенного казачества. План Каменева поддерживал большевистский лидер Ленин, слабо разбиравшийся в стратегических вопросах. В результате красные провалили августовское наступление Южного фронта, а белые вышли на дальние подступы к Москве (дошли до Орла и Мценска, что несло угрозу главному советскому арсеналу – Туле), поставив под угрозу существование Советской России.




Именной пистолет маузер.




В Полевом штабе Реввоенсовета республики: С. С. Каменев, С. И. Гусев, А. И. Егоров, К. Е. Ворошилов, стоят П. П. Лебедев, Н. Н. Петин, С. М. Будённый, Б. М. Шапошников.


Только удачное сочетание коммуниста и генштабиста (офицера Генерального штаба) дает все 100 % командования. 

Каменев. 

Планы пришлось срочно менять и экстренно спасать положение посредством скоординированных действий фронтов, в результате чего был достигнут перелом. В качестве главкома Каменев руководил борьбой и на других фронтах – против генерала Юденича под Петроградом, против поляков в период советско-польской войны (Каменев был разработчиком планов наступления на Польшу), против генерала Врангеля на Юге (в последнем случае Каменев лично участвовал в разработке плана Перекопско-Чонгарской операции). После завершения широкомасштабной Гражданской войны в ноябре 1920 г. Каменеву приходилось руководить операциями по ликвидации бандитизма, повстанческого движения, по подавлению восстания в Карелии (выезжал на театр военных действий). Он руководил борьбой с басмачеством, непосредственно находясь в Туркестане. В ходе этой борьбы был ликвидирован Энвер-паша, пытавшийся противостоять большевикам под лозунгами панисламизма.

Каменев удостоился неоднозначной оценки современников и потомков. Недоброжелатели отзывались о нем как о «человеке с большими усами и маленькими способностями». Важную характеристику Каменева дал председатель РВСР Л. Д. Троцкий. По его мнению, Каменев «отличался оптимизмом, быстротой стратегического воображения. Но кругозор его был еще сравнительно узок, социальные факторы Южного фронта: рабочие, украинские крестьяне, казаки не были ему ясны. Он подошел к Южному фронту под углом зрения командующего Восточным фронтом. Ближе всего было сосредоточить дивизии, снятые с Востока, на Волге и ударить на Кубань, исходную базу Деникина. Именно из этого плана он и исходил, когда обещал вовремя доставить дивизии, не приостанавливая наступления. Однако мое знакомство с Южным фронтом подсказывало мне, что план в корне ошибочен… Но моя борьба против плана казалась продолжением конфликта между Военным советом (РВСР. – А. Г. ) и Восточным фронтом. Смилга и Гусев при содействии Сталина изображали дело так, будто я против плана, потому что вообще не доверяю новому главнокомандующему. У Ленина было, видимо, то же самое опасение. Но оно было ошибочно в корне. Я не переоценивал Вацетиса, дружески встретил Каменева и стремился всячески облегчить его работу… Трудно сказать, кто из двух полковников (Вацетиса и Каменева. – А. Г. ) был даровитее. Оба обладали несомненными стратегическими качествами, оба имели опыт великой войны, оба отличались оптимистическим складом характера, без чего командовать невозможно. Вацетис был упрямее, своенравнее и поддавался, несомненно, влиянию враждебных революции элементов. Каменев был несравненно покладистее и легко поддавался влиянию работавших с ним коммунистов… С. С. Каменев был, несомненно, способным военачальником, с воображением и способностью к риску. Ему не хватало глубины и твердости. Ленин потом сильно разочаровался в нем и не раз очень резко характеризовал его донесения: «Ответ глупый и местами неграмотный».




Военачальники Красной Армии – делегаты XVII съезда ВКП(б). 1934 г.


В целом же Каменев пользовался расположением Ленина. Именно при Каменеве Красная Армия одолела всех своих врагов и вышла победительницей из Гражданской войны. Он был активным сторонником наступательной стратегии как единственно возможного способа ведения боевых действий в Гражданской войне. Крупный военный администратор, он в силу тяжести условий Гражданской войны был вынужден крайне осторожно вести себя в отношении партийного руководства, заискивать перед партийной верхушкой.




Каменев С. С. среди бойцов и командиров Красной Армии.


За свою деятельность в годы Гражданской войны Каменев был награжден орденом Красного Знамени. Имелись у него и более редкие награды, свидетельствующие об особых заслугах перед Советской Россией. Так, в апреле 1920 г. Каменев был награжден Почетным золотым оружием (саблей) от ВЦИК за победы на Восточном фронте, а в январе 1921 г. получил Почетное огнестрельное оружие – пистолет маузер со знаком ордена Красного Знамени на рукоятке (кроме него, такой награды был удостоен только С. М. Будённый).

Летом 1922 г. Каменев получил орден Красной Звезды 1-й степени Бухарской Народной Советской Республики за организацию борьбы с Энвер-пашой, а в сентябре 1922 г. украсил грудь военным орденом Красного Знамени Хорезмской Автономной Советской Республики «за помощь хорезмскому трудовому народу в его борьбе за свое освобождение и за заслуги в борьбе с врагами трудящихся всего мира».

После Гражданской войны Каменев продолжал работать по укреплению РККА. В своих военно-научных трудах и лекциях он переосмысливал опыт Первой мировой и Гражданской войн. Участвовал в разработке новых уставов для Красной Армии, после ликвидации должности главкома в марте 1924 г. занимал посты инспектора РККА, начальника Штаба РККА, заместителя наркома по военным и морским делам и председателя РВС СССР, главного руководителя Военной академии РККА по тактике, начальника управления ПВО РККА. На последней должности Каменев внес существенный вклад в повышение обороноспособности страны, при нем войска ПВО были переоснащены новой техникой. Каменев был и одним из создателей знаменитого Осоавиахима (Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству – советской добровольной общественной организации, занимавшейся поддержкой армии и военной промышленности), внес вклад в организацию освоения Арктики как председатель правительственной Арктической комиссии. Состоял председателем комиссии по большим перелетам, организуемым Осоавиахимом. Последним воинским званием Каменева в старой армии был чин полковника, в РККА – командарма 1-го ранга.

Каменев вступил в партию только в 1930 г. и в целом судьба его в советское время сложилась удачно, не в пример десяткам его сослуживцев. Каменев умер в результате сердечного приступа до начала Большого террора и не прошел через клевету, унижения и предательство товарищей. Урна с прахом Каменева была захоронена в Кремлевской стене. Тем не менее посмертно Каменев был причислен к «врагам народа», а его имя и труды на несколько десятилетий оказались преданы забвению. Впоследствии имя Каменева было реабилитировано.

ГАНИН А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Будённый Семён Михайлович

 Сделать закладку на этом месте книги



13 апреля 1883–26 октября 1973 


Будённый родился в семье батрака на хуторе Козюрин станицы Платовской Донской области. Предки его происходили из Воронежской губернии. В детстве и юности Будённый работал мальчиком у купца, помощником кузнеца, молотобойцем, кочегаром, машинистом на молотилке. Что касается военного образования, то первоначально Будённый его фактически не имел. В его активе окончание курсов наездников для нижних чинов при Офицерской кавалерийской школе. Но после Гражданской войны он частным образом занимался с выдающимся военным ученым, генштабистом старой армии, бывшим генералом А. Е. Снесаревым, а в 1932 г. окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе.

Сражения и победы

Советский военный деятель, легендарный герой Гражданской войны, маршал Советского Союза, трижды Герой Советского Союза.

Разгромив войска Деникина, будённовцы, по сути, спасли Советскую Россию от гибели, без их действий путь на Москву для белых был бы открыт. Стратегическая конница в РККА как мощная ударная сила стала важным фактором победы красных. В условиях Гражданской войны Первая Конная армия Будённого позволяла осуществлять глубокие прорывы фронта, что меняло стратегическую обстановку.

Осенью 1903 г. будущий маршал был призван в армию, в Приморский драгунский полк. Участвовал в русско-японской войне, в основном в стычках с хунхузами. После войны Будённый был произведен в унтер-офицеры, остался на сверхсрочную службу. В годы Первой мировой Будённый снискал славу отважного кавалериста, за храбрость стал полным георгиевским кавалером, получил четыре Георгиевских креста и четыре Георгиевских медали, войну закончил старшим унтер-офицером. Среди его подвигов – захват германского обоза под Бжезинами в 1914 г., захват турецкой батареи под Ваном. Будённый неоднократно участвовал в рискованных разведывательных поисках на вражеской территории.

После Февральской революции в России, летом 1917 г., в Минске был избран председателем полкового комитета и заместителем председателя дивизионного комитета. Участвовал в разоружении верных Л. Г. Корнилову частей в Орше. В конце 1917 г. вернулся домой, участия в политических событиях не принимал. Избран членом окружного исполнительного комитета и заведующим земельным отделом Сальского округа.

В феврале 1918 г. сформировал и возглавил кавалерийский отряд, с которым выступил против белых, подчинялся Б. М. Думенко. Партизанский отряд постепенно разрастался до полка, бригады и дивизии. Будённый действовал под Царицыном. В 1919 г. Будённый вступил в РКП(б), хотя и не собирался этого делать изначально.

В июне 1919 г. войска Будённого были развернуты в корпус, а в ноябре – в Первую Конную армию. Создание стратегической конницы в РККА как мощной ударной силы стало важным фактором победы красных. Конница позволяла в условиях Гражданской войны осуществлять глубокие прорывы фронта, что меняло стратегическую обстановку. Тем более что наряду с превосходной по составу конницей, отличной экипировкой бойцов в Первой Конной были артиллерия, самолеты, бронепоезда и бронеавтомобили. В своей основе Первая Конная армия была крестьянско-казачьей. В строй ставились и пленные белогвардейцы. Будённый участвовал в разгроме войск генерала А. И. Деникина в Воронежско-Касторненской операции. По сути, будённовцы спасли тогда Советскую Россию от гибели, поскольку на подступах к Москве белые смогли разгромить 8-ю советскую армию.




Семён Будённый – полный Георгиевский кавалер, герой Первой мировой войны.


В дальнейшем Первая Конная армия участвовала в Донбасской, Ростово-Новочеркасской, Тихорецкой операциях, в Егорлыкском сражении. При этом в ходе борьбы с деникинской конницей Будённый дважды терпел поражения от белых на Дону – под Ростовом и на Маныче в начале 1920 г.

Егорлыкское сражение проходило в период с 25 февраля по 2 марта 1920 г. в период Тихорецкой операции. Противостояние развернулось между будённовцами и конной группой генерала А. А. Павлова – крупного кавалерийского начальника со стороны белых. В ходе неожиданного боестолкновения южнее станицы Среднеегорлыкской будённовцы расстреляли походные колонны казаков из артиллерии и пулеметов, после чего атаковали их в конном строю, обратив в бегство. С обеих сторон в сражении участвовало в общей сложности до 25 000 человек.

В период советско-польской войны армия Будённого была переброшена походным порядком на польский фронт (за 53 дня), где участвовала в Киевской операции, осуществила Житомирский прорыв, выйдя в глубокий тыл противника. Армия освободила Житомир и Бердичев, Новоград-Волынский, Ровно, Дубно, Броды. В период Львовской операции армия Будённого сковала значительные силы противника и вышла из окружения в Замостье. Однако под Варшаву, где она была крайне необходима, армия переброшена не была. Будённовцы участвовали в боях в Северной Таврии против войск Врангеля, в Перекопско-Чонгарской операции. В 1920–1921 гг. армия занималась ликвидацией бандитизма на Украине и Северном Кавказе. История Первой Конной увековечена участником событий, писателем Исааком Бабелем в сборнике рассказов «Конармия». Будённый был возмущен тем, как Бабель описал события польского похода, и откликнулся резкой отповедью «Бабизм Бабеля из «Красной нови». Статья была опубликована в журнале «Октябрь» в 1924 г., писатель в ней был назван «дегенератом от литературы».

Если говорить о себе, то я не желаю иной судьбы, чем та, которая выпала на мою долю. Я счастлив и горд, что был командармом 1-й Конной… У меня сохранилась фотография, на которой я снят в форме старшего унтерофицера Северского драгунского полка с четырьмя Георгиевскими крестами на груди и четырьмя медалями. Как в старину говорили, у меня был полный георгиевский бант. На медалях отчеканен девиз: «За Веру, Царя и Отечество». Но мы, русские солдаты, воевали за Отечество, за Россию, за народ. 

С. М. Будённый. 

Будённый проявил себя как прекрасный тактик кавалерийского боя, однако полководческих способностей, стратегического мышления у него не было. За боевые отличия в Гражданскую войну был награжден тремя орденами Красного Знамени (1919, 1923, 1930), почетным революционным холодным и огнестрельным оружием (1919, 1923). За рубежом Будённый получил прозвание «Красный Мюрат».

Вместе с тем сильной стороной Красной Армии как раз и была возможность выдвижения на руководящие посты таких «народных полководцев», которые вряд ли могли выдвинуться у белых, хотя и обладали незаурядными командирскими качествами.




С. М. Будённый, М. В. Фрунзе и К. Е. Ворошилов. 1920 г.




С. М. Будённый с К. Е. Ворошиловым.


В 1921–1923 гг. Будённый был членом РВС Северо-Кавказского военного округа. Первая Конная армия была расформирована в октябре 1923 г. Будённый занял пост помощника главкома РККА по кавалерии, стал членом РВС СССР. На руководящие посты в РККА пришли ветераны Первой Конной – К. Е. Ворошилов и Будённый. Конармейцы образовали своеобразное землячество в Красной Армии и помогали друг другу.

В 1924–1937 гг. Будённый был инспектором кавалерии РККА. В 1931 г. вместе со слушателями академии осуществил парашютный прыжок. В 1935 г. Будённый стал одним из первых маршалов Советского Союза. Вопрос об отношении Будённого к репрессиям неоднозначен. С одной стороны, он выступал одним из сторонников политики террора в армии, с другой, способствовал освобождению некоторых арестованных. В ходе репрессий была арестована жена Будённого.

С 1937 г. командовал войсками Московского военного округа. Депутат Верховного Совета СССР (с 1937 г.), с 1938 г. – член Президиума Верховного Совета, с 1934 г. – кандидат в члены, с 1939 г. – член ЦК ВКП(б). С августа 1940 г. занимал пост 1-го заместителя наркома обороны СССР (с 1939 г. был заместителем наркома). Активный сторонник формирования конно-механизированных соединений в армии.

Высокую, несколько идеализированную оценку Будённому дал большевистский лидер В. И. Ленин. В беседе с Кларой Цеткин осенью 1920 г. он сказал: 

Наш Будённый сейчас, наверно, должен считаться самым блестящим кавалерийским начальником в мире. Вы, конечно, знаете, что он крестьянский парень. Как и солдаты французской революционной армии, он нес маршальский жезл в своем ранце, в данном случае – в сумке своего седла. Он обладает замечательным стратегическим инстинктом. Он отважен до сумасбродства, до безумной дерзости. Он разделяет со своими кавалеристами все самые жестокие лишения и самые тяжелые опасности. За него они готовы дать разрубить себя на части. 

В годы Великой Отечественной войны – член Ставки Верховного главнокомандования. Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления с июля по сентябрь 1941 г. Отдал приказ взорвать ДнепроГЭС при отступлении Красной Армии, что привело к обширным затоплениям, но немцам не достались промышленные запасы Запорожья.

В период сентября – октября командовал Резервным фронтом. Именно он принимал легендарный парад на Красной площади 7 ноября 1941 г. В апреле – мае 1942 г. Будённый занимал пост главнокомандующего Северо-Кавказским направлением, а с мая по август 1942 г. – командующего Северо-Кавказским фронтом. Его деятельность в период войны не была успешной. В 1942 г. отстранен с командных постов. В январе 1943 г. получил почетное назначение командующим кавалерией Красной Армии и членом Высшего военного совета Наркомата обороны.

После войны наряду с должностью командующего кавалерией в 1947–1953 гг. – заместитель министра сельского хозяйства СССР по коневодству. Выведен из состава ЦК ВКП(б) в 1952 г., вновь став кандидатом в члены ЦК. С 1954 г. – в почетной отставке в группе генеральных инспекторов министерства обороны СССР. До глубокой старости Будённый ездил верхом, всю жизнь любил лошадей.







Москва, 7 ноября 1941 г. Красная площадь. Принимает парад маршал Советского Союза С. М. Будённый.


Уже в преклонном возрасте Будённый за прежние заслуги стал трижды Героем Советского Союза (1958, 1963, 1968), опубликовал трехтомные воспоминания «Пройденный путь». Будённый скончался в Москве на 91-м году жизни 26 октября 1973 г., прах погребен на Красной площади у Кремлевской стены.

После Большого террора официальной пропагандой превращен в одного из победителей белых в Гражданской войне. Имя Будённого носят несколько населенных пунктов и множество улиц.




Маршал Советского Союза С. М. Будённый.


Ганин А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Фрунзе Михаил Васильевич

 Сделать закладку на этом месте книги



21 января 1885–31 октября 1925 


Михаил Фрунзе родился в городе Пишпек (Бишкек) Семиреченской области в семье фельдшера-молдаванина, служившего в Туркестане, и воронежской крестьянки. По всей видимости, он был носителем определенного туркестанского мировоззрения, имперского сознания. Михаил с золотой медалью окончил гимназию в Верном, учился в Санкт-Петербургск


убрать рекламу




убрать рекламу



ом политехническом институте, где изучал экономику. Студенческая среда столицы оказала влияние на формирование политических взглядов Михаила. Фрунзе был романтиком и идеалистом. В его убеждениях значительную роль играли народнические взгляды, вот только свое хождение в народ он видел не в переезде в деревню и работе там, а в работе с пролетариатом на заводах.

Сражения и победы

Советский военно-политический деятель, один из руководящих работников Красной Армии периода Гражданской войны и первой половины 1920-х гг. Фрунзе приобрел статус победителя Колчака, уральских казаков и Врангеля, покорителя Туркестана, ликвидатора петлюровцев и махновцев.

Заменив собой Троцкого в военном руководстве, он не являлся членом сталинской группировки, оставаясь загадочной и необычной фигурой в партийных верхах.

Взгляды Фрунзе со временем менялись. Дореволюционный период деятельности Фрунзе можно назвать антигосударственным и антиобщественным (интересно, что это сочеталось у него и с патриотическими взглядами, например, в период русско-японской войны). Институт он так и не окончил, увлекшись революционной борьбой. В 1904 г. в возрасте 19 лет Фрунзе вступил в РСДРП. Принял участие в демонстрации 9 января 1905 г. (Кровавое воскресенье), причем был ранен в руку. Под псевдонимом «товарищ Арсений» (были и другие подпольные клички – Трифоныч, Михайлов, Василенко) Фрунзе включился в активную антиправительственную деятельность. Уже в 1905 г. он работал в Иваново-Вознесенске и Шуе, являвшимися центрами текстильной промышленности страны (3-й по численности рабочих промышленный район Российской империи после Петербурга и Москвы), руководил всеобщей стачкой текстильщиков и создал боевую дружину. В Иваново-Вознесенске возник первый в России Совет рабочих депутатов. Под руководством Фрунзе проводятся стачки, митинги, захваты оружия, составляются и издаются листовки. В этот период Фрунзе сотрудничал и с представителями других политических партий. В декабре 1905 г. со своими боевиками Фрунзе участвовал в вооруженном восстании в Москве на Пресне. В 1906 г. на IV съезде РСДРП в Стокгольме Фрунзе (самый молодой делегат съезда) познакомился с В. И. Лениным.

Фрунзе не чуждался террористических актов. Так, под его руководством был организован вооруженный захват типографии в Шуе 17 января 1907 г., вооруженное нападение на полицейского урядника. За это Фрунзе был дважды приговорен к смертной казни, но под давлением общественности (в том числе в результате вмешательства знаменитого писателя В. Г. Короленко) приговор смягчили. Он попал на каторгу, позднее проживал в ссылке в Сибири. В 1916 г. бежал, перебрался в Европейскую Россию и попал на фронт в качестве вольноопределяющегося. Однако вскоре Фрунзе по заданию своей партии устроился на работу во Всероссийский земский союз, одновременно занимаясь революционной работой среди солдат на Западном фронте (в том числе агитировал за братание с немцами). К этому времени у Фрунзе среди большевиков уже была репутация военного (хотя военного образования он так и не получил), человека, связанного с боевыми подпольными организациями. Фрунзе любил оружие, старался носить его с собой.




М. В. Фрунзе в 1907 г. Владимирский централ.


В 1917 г. Фрунзе руководил минской организацией большевиков, участвовал в боях в Москве, куда распорядился прислать свой отряд. С приходом большевиков к власти радикально меняется характер деятельности Фрунзе. Если до 1917 г. он работал на разрушение государства и разложение армии, то теперь стал одним из активных строителей советского государства и его вооруженных сил. В конце 1917 г. он был избран депутатом Учредительного собрания от большевиков. В начале 1918 г. Фрунзе стал председателем Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), военным комиссаром Иваново-Вознесенской губернии. В августе 1918 г. Фрунзе стал военным комиссаром Ярославского военного округа, включавшего восемь губерний. Необходимо было восстанавливать округ после недавнего восстания в Ярославле, требовалось в сжатые сроки формировать стрелковые дивизии для Красной Армии. Здесь началось сотрудничество Фрунзе с бывшим Генштаба генерал-майором Ф. Ф. Новицким. Сотрудничество продолжилось и с переводом Фрунзе на Восточный фронт.

Разумеется, бывший вольноопределяющийся Фрунзе не владел техническими знаниями по подготовке и организации боевых операций. Однако он ценил профессионалов военного дела, бывших офицеров и объединил вокруг себя целую плеяду опытных генштабистов, с которыми старался не расставаться. Таким образом, его победы были предопределены активной и высокопрофессиональной деятельностью коллектива военных специалистов старой армии, работой которых он руководил. Сознавая недостаточность своих военных познаний, Фрунзе тщательно изучал военную литературу, занимался самообразованием. Впрочем, по мнению председателя Реввоенсовета республики Л. Д. Троцкого, Фрунзе «увлекали абстрактные схемы, он плохо разбирался в людях и легко подпадал под влияние специалистов, преимущественно второстепенных».

Не подлежит сомнению, что Фрунзе обладал харизмой военного руководителя, способного повести за собой красноармейские массы, большой личной храбростью и решительностью. Не случайно Фрунзе любил находиться впереди войск, с винтовкой в руках в боевых порядках. Он был контужен в июне 1919 г. под Уфой. Однако прежде всего это был талантливый организатор и политический руководитель, умевший наладить работу штабов и тыла в чрезвычайных условиях. На Восточном фронте при Фрунзе были успешно осуществлены местные мобилизации.

По мнению Новицкого, Фрунзе 

обладал удивительной способностью быстро разбираться в самых сложных и новых для него вопросах, отделять в них существенное от второстепенного и затем распределять работу между исполнителями сообразно со способностями каждого. Он умел и подбирать людей, как бы чутьем угадывая, кто на что способен… 

Из речи Фрунзе в 1919 г.: «Каждый дурак может понять, что там, в лагере наших врагов, как раз и не может быть национального возрождения России, что как раз с той стороны и не может быть речи о борьбе за благополучие русского народа. Потому что не из-за прекрасных же глаз все эти французы, англичане помогают Деникину и Колчаку – естественно, что они преследуют свои интересы. Этот факт должен быть достаточно ясен, что России там нет, что Россия у нас… Мы не размазня вроде Керенского. Мы ведем смертельный бой. Мы знаем, если победят нас, то сотни тысяч, миллионы самых лучших, стойких и энергичных в нашей стране будут истреблены, мы знаем, что с нами не будут разговаривать, нас будут только вешать, и вся наша родина зальется кровью. Наша страна будет порабощена иностранным капиталом. А что касается фабрик и заводов, то они уже давно проданы…




М. В. Фрунзе и В. И. Чапаев под Уфой. Художник Плотнов А. 1942 г.


Непосредственно фронтовой опыт Фрунзе получил только в 1919 г., когда занял пост командующего 4-й армией Восточного фронта и командующего Южной группой войск фронта, наносившей главный удар по наступавшим войскам адмирала А. В. Колчака. Удар группы Фрунзе во фланг Западной армии белых в районе Бузулука принес успех и в конечном итоге привел к перелому ситуации на фронте и переходу инициативы от белых к красным. Успешной оказалась вся серия операций красных – Бугурусланская, Белебейская и Уфимская операции, проведенные с конца апреля по вторую половину июня 1919 г. Колчаковцы в результате этих операций были отброшены из Поволжья на Урал, а в дальнейшем оказались в Сибири. Фрунзе командовал Туркестанской армией и всем Восточным фронтом. За успехи на Восточном фронте был награжден орденом Красного Знамени.




М. В. Фрунзе. Туркестан. 1920 г.


Из воззвания Фрунзе к казакам 1919 г.: «Рухнула ли Советская власть? Нет, она существует назло врагам трудового народа, и ее существование прочнее, чем когда-либо. Что это так, достаточно вдуматься в следующие слова заклятого врага трудовой России, английского первого министра Ллойд Джорджа, на днях сказанные им в английском парламенте: «По-видимому, надеждам на военный разгром большевиков не суждено сбыться. Наши русские друзья за последнее время потерпели ряд чувствительных неудач…»

Многомиллионный народ можно победить, но задавить его нельзя… К нашей, к нищей, измученной стране обращены взоры порабощенных всего мира. 





Кто же такие русские друзья господина Ллойд Джорджа? Это Деникин, Юденич, Колчак, продавшие английскому капиталу достояние русского народа – русскую руду, лес, нефть и хлеб и за это удостоенные звания «друзей».

Что же случилось с друзьями Ллойд Джорджа, что заставило потерять веру в военный разгром большевиков?

Ответ на это дает картина военного положения на фронтах Советской Республики… двое из трех главнейших врагов трудовой России: Колчак и Юденич уже сведены со сцены… Советская власть, являющаяся властью трудящихся, несокрушима».

С августа 1919 по сентябрь 1920 г. он командовал Туркестанским фронтом. Как уроженец и знаток Туркестана он оказался на своем месте. В этот период под руководством Фрунзе была прорвана блокада Туркестана (13 сентября у станции Мугоджарская к югу от Актюбинска произошло соединение частей 1-й армии с туркестанскими формированиями красных), регион очищен от белых, разгромлены Южная, Отдельная Уральская, Отдельная Оренбургская и Семиреченская армии белых, ликвидирован Бухарский эмират, одержаны успехи в борьбе с басмачеством.

Из статьи Фрунзе 1925 г.: 

Необеспеченность современной боевой техникой – слабейшее место нашей обороны… Мы должны стать независимыми от заграницы не только в массово-промышленной деятельности, но и в конструктивноизобретательской работе. 

В сентябре 1920 г. Фрунзе, приобретшего репутацию успешного партийного военачальника, назначают командующим Южным фронтом, задачей которого был разгром Русской армии генерала П. Н. Врангеля в Крыму. Перекопско-Чонгарская операция против Русской армии Врангеля с переходом через Сиваш была разработана коллективом штабных работников Южного фронта, сложившимся вокруг М. В. Фрунзе еще на Восточном и Туркестанском фронтах. Непосредственное участие в подготовке операции принимали главнокомандующий С. С. Каменев и начальник Полевого штаба РВСР П. П. Лебедев. В результате этой операции врангелевская армия была вынуждена эвакуироваться из Крыма за границу. Широкомасштабная Гражданская война в России на этом закончилась.

По итогам Гражданской войны Фрунзе приобрел статус победителя Колчака, уральских казаков и Врангеля, покорителя Туркестана, ликвидатора петлюровцев и махновцев. Это был статус настоящего партийного военного самородка. Фактически из трех главных врагов Советской власти, Колчака, Деникина и Врангеля, Фрунзе считался победителем двоих.

В начале 1920-х гг. Фрунзе возглавлял вооруженные силы Украины и Крыма. Основное его внимание было сосредоточено на ликвидации бандитизма на Украине, с чем он блестяще справился, заслужив второй орден Красного Знамени. Летом 1921 г. в перестрелке с махновцами Фрунзе был ранен. Как отмечал современник, «от ЦК КПБ(у) за этот риск тов. Фрунзе получил надир, а от Реввоенсовета Республики – второй орден Красного Знамени». В 1921–1922 гг. Фрунзе ездил с военно-дипломатической миссией в Турцию, куда вез денежную помощь Мустафе Кемалю.




М. В. Фрунзе. Художник Бродский И. И.




М. В. Фрунзе принимает парад войск на Красной площади. 1925 г.


Фрунзе не был жестоким человеком. В Гражданскую войну за его подписью издавались приказы о гуманном отношении к пленным, что, например, вызывало недовольство партийного лидера В. И. Ленина. Как порядочный человек он был плохим политиком. Не случайно В. М. Молотов впоследствии отмечал, что Фрунзе для большевиков не был в полной мере своим. Обладая особым чувством ответственности, он был скорее талантливым исполнителем распоряжений сверху, чем вождем.

В период борьбы сталинской группировки с Л. Д. Троцким в 1924 г. Фрунзе занял посты начальника Штаба РККА, заместителя председателя РВС СССР, начальника Военной академии РККА. В 1925 г. он стал председателем РВС СССР и наркомом по военным и морским делам. Вопреки последующим мифам, Фрунзе на руководящих постах в РККА продолжал курс Троцкого на реформирование армии. Реформа заключалась в попытке создать кадровую армию, организовать территориальную систему войск, в повышении качества командного состава и совершенствовании боевой подготовки, удалении неблагонадежных элементов, сокращении центрального аппарата, реорганизации снабжения, внедрении новой военной техники, укреплении единоначалия. Военная реформа не отличалась большой продуманностью и во многом протекала под влиянием политической борьбы в партии.

Фрунзе составил ряд военно-теоретических трудов, в том числе разрабатывал военную доктрину Красной Армии.




Памятник М. В. Фрунзе в Иваново.


Заменивший собой ставленников Троцкого, а позднее и самого вождя РККА в военном руководстве, Фрунзе тем не менее не являлся членом сталинской группировки. Он оставался независимым и обладал определенным авторитетом в войсках, что, конечно, не могло устраивать партийную верхушку. Сомнительно, чтобы у Фрунзе были какие-либо бонапартистские намерения. Однако для окружающих он оставался загадочной и необычной фигурой в партийных верхах.

Безвременная смерть 40-летнего Фрунзе на операционном столе Солдатенковской (Боткинской) больницы до сих пор остается во многом загадочной. Версии о том, что он был убит во время хирургической операции по распоряжению И. В. Сталина, получили распространение уже с середины 1920-х гг. Фрунзе был похоронен у Кремлевской стены. Сын Фрунзе Тимур стал летчиком-истребителем, погиб в бою в 1942 г., был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

После смерти фигура М. В. Фрунзе оказалась мифологизирована и идеализирована. Его заслуги было выгодно пропагандировать официальной идеологии, поскольку он был мертв, а при жизни был слабо связан с Троцким. Фактически фигурой Фрунзе как вождя РККА оказалась заменена фигура подлинного вождя армии периода Гражданской войны и начала 1920-х гг. – Льва Троцкого. В СССР сложился посмертный культ Фрунзе, его имя оказалось увековечено в названиях многочисленных населенных пунктов, районов, улиц и площадей, станций метрополитена, в наименованиях географических объектов (пик Фрунзе на Памире, мыс Фрунзе на архипелаге Северная Земля), в названиях различных предприятий и организаций, во множестве памятников, в книгах, филателии и кинематографе.




Академия им. Фрунзе. Москва.


Ганин А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Чапаев Василий Иванович

 Сделать закладку на этом месте книги



28 января 1887–5 сентября 1919 


Чапаев родился в деревне Будайка Чебоксарского уезда Казанской губернии в семье крестьянина. Дед Чапаева был крепостным. Отец плотничал, чтобы прокормить девять детей. Детские годы Василия прошли в городе Балаково Самарской губернии. Из-за тяжелого материального положения семьи Чапаев окончил лишь два класса церковно-приходской школы. Чапаев работал с 12 лет у купца, затем половым в чайной, помощником шарманщика, помогал отцу в плотницком деле. Отслужив срочную службу, Чапаев вернулся домой. К этому времени он успел жениться, а к началу Первой мировой уже был отцом семейства – трое детей. В годы войны Чапаев дослужился до фельдфебеля, участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве, был несколько раз ранен и контужен, его ратный труд и личная храбрость были отмечены тремя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью.

Сражения и победы

Легендарная фигура Гражданской войны в России, народный полководец, самоучка, выдвинувшийся на высокие командные посты за счет собственных способностей при отсутствии специального военного образования.

Чапаева трудно отнести к полководцам традиционного склада. Это скорее партизанский вожак, своего рода «красный атаман».

По ранению Чапаев был отправлен в тыловой Саратов, гарнизон которого подвергся революционному разложению в 1917 г. В солдатских беспорядках принял участие и Чапаев, примкнувший первоначально, по свидетельству его боевого товарища И. С. Кутякова, к анархистам и оказавшийся в итоге председателем ротного комитета и членом полкового комитета. Наконец 28 сентября 1917 г. Чапаев вступил в большевистскую партию. Уже в октябре 1917 г. он стал военным руководителем Николаевского красногвардейского отряда.

Чапаев оказался одним из военных профессионалов, на которых опирались большевики Николаевского уезда Самарской губернии в борьбе с выступлениями крестьян и казаков. Он занял пост уездного военного комиссара. В начале 1918 г. Чапаев сформировал и возглавил 1-й и 2-й Николаевские полки, вошедшие в состав Красной Армии Саратовского совета. В июне оба полка были сведены в Николаевскую бригаду, которую возглавил Чапаев.

В боях с казаками и интервентами-чехами Чапаев показал себя твердым руководителем и отличным тактиком, умело оценивавшим обстановку и предлагавшим оптимальное решение, а также лично храбрым командиром, пользовавшимся авторитетом и любовью бойцов. В этот период Чапаев неоднократно лично водил войска в атаку. С осени 1918 г. Чапаев командовал Николаевской дивизией, которая из-за малочисленности иногда называлась отрядом Чапаева.

По оценке временно командующего 4-й советской армией бывшего Генштаба генерал-майора А. А. Балтийского, у Чапаева «отсутствие общего военного образования сказывается в технике управления войсками и отсутствии широты охватить военное дело. Полный инициативы, но пользуется ею неуравновешенно вследствие отсутствия военного образования. Однако ясно обозначаются у т. Чапаева все данные, на почве которых при соответствующем военном образовании, несомненно, явится и техника, и обоснованный военный размах. Стремление получить военное образование, дабы выйти из состояния «военной темноты», а затем вновь стать в ряды боевого фронта. Можно быть уверенным, что природные дарования т. Чапаева в сочетании с военным образованием дадут яркие итоги».




Чапаев. Первая мировая война.


В ноябре 1918 г. Чапаев для повышения образования был командирован в только что созданную академию Генерального штаба РККА в Москву.

О его академических успехах многое скажет такой пассаж: «Я про Ганнибала раньше не читал, но вижу, что он был опытным полководцем. Но я во многом не согласен с его действиями. Он совершал много ненужных перестроений на виду у противника и тем раскрывал ему свой план, медлил в своих действиях и не проявил настойчивости для окончательного разгрома неприятеля. У меня произошел случай, похожий на обстановку во время битвы при Каннах. Это было в августе, на реке Н. Мы пропустили до двух полков белых с артиллерией через мост на наш берег, дали им возможность вытянуться вдоль дороги, а затем открыли ураганный артиллерийский огонь по мосту и со всех сторон бросились в атаку. Ошеломленный противник не успел опомниться, как был окружен и почти полностью уничтожен. Остатки его бросились к разрушенному мосту и вынуждены были ринуться в реку, где в большинстве потонули. В наши руки попали 6 орудий, 40 пулеметов и 600 пленных. Этих успехов мы достигли благодаря стремительности и неожиданности нашей атаки».

Военная наука оказалась народному вожаку не по плечу, проучившись несколько недель, Чапаев самовольно бросил академию и вернулся на фронт заниматься тем, что он знал и умел.

В дальнейшем Чапаев командовал Александрово-Гайской группой, боровшейся с уральскими казаками. Противники стоили друг друга – Чапаеву противостояли казачьи конные формирования партизанского характера.




С. П. Захаров – начальник Николаевской дивизии и комбриг этой дивизии В. И. Чапаев. Сентябрь 1918 г.


В конце марта 1919 г. Чапаев по приказу командующего Южной группой Восточного фронта РСФСР М. В. Фрунзе был назначен начальником 25-й стрелковой дивизии. Дивизия действовала против главных сил белых, участвовала в отражении весеннего наступления армий адмирала А. В. Колчака, участвовала в Бугурусланской, Белебейской и Уфимской операциях, предрешивших провал колчаковского наступления. В этих операциях дивизия Чапаева действовала на сообщения противника, осуществляла обходы. Маневренная тактика стала визитной карточкой Чапаева и его дивизии. Даже белые выделяли Чапаева и отмечали его организаторские способности.

Крупным успехом стало форсирование реки Белой, приведшее ко взятию Уфы 9 июня 1919 г. и дальнейшему отходу белых. Тогда Чапаев, находившийся на передовой, был ранен в голову, но остался в строю. За боевые отличия был награжден высшей наградой Советской России – орденом Красного Знамени, а его дивизия удостоилась почетных революционных Красных знамен.

Учеба в академии – дело хорошее и очень важное, но обидно и жалко, что белогвардейцев колотят без нас. 

Чапаев. 

Чапаев выделился как самостоятельный командир из унтер-офицеров старой армии. Эта среда дала Красной Армии много талантливых военачальников, в том числе таких, как С. М. Будённый и Г. К. Жуков. Чапаев любил своих бойцов, и они платили ему тем же. Его дивизия считалась одной из лучших на Восточном фронте. Во многом он был именно народным вожаком, воевавшим партизанскими методами, но при этом обладавшим настоящим полководческим чутьем, огромной энергией и инициативой, заражавшей окружающих. Командиром, стремившимся постоянно учиться на практике, непосредственно в ходе боев, человеком бесхитростным и хитрым одновременно. Чапаев прекрасно знал район боевых действий, расположенный на удаленном от центра правом фланге Восточного фронта. Кстати, тот факт, что Чапаев на протяжении всей своей деятельности воевал примерно в одном и том же районе, является весомым аргументом в пользу партизанского характера его деятельности.




Чапаев. Сентябрь 1918 г. Кадр из хроники.


Чапаев – Фурманову. Уфа, июнь 1919 года: «Товарищ Фурман. Прошу обратить внимание на мою к Вам записку, я очень огорчён Вашим таким уходом, что Вы приняли мое выражение на свой счет, о чём ставлю Вас в известность, что Вы ещё не успели мне принести никакого зла, а если я такой откровенный и немного горяч, нисколько не стесняясь Вашим присутствием, и говорю всё, что на мысли против некоторых личностей, на что Вы обиделись, но чтобы не было между нами личных счётов, я вынужден написать рапорт об устранении меня от должности, чем быть в несогласии с ближайшим своим сотрудником, о чём извещаю Вас как друга. Чапаев. 

При этом Чапаев сумел вписаться в структуру РККА и был в полной мере использован большевиками в их интересах. Он был отличным командиром дивизионного уровня, хотя далеко не все в его дивизии обстояло благополучно, особенно по части дисциплины. Достаточно отметить, что по состоянию на 28 июня 1919 г. во 2-й бригаде дивизии процветало «безграничное пьянство, безобразия с посторонними людьми – это показывает совсем не на командира, а на хулигана». Командиры конфликтовали с комиссарами, имели место даже случаи побоев. Сложными были взаимоотношения Чапаева и комиссара его дивизии Д. А. Фурманова, познакомившихся в марте 1919 г. Они дружили, но порой ссорились из-за взрывного характера начдива.

После Уфимской операции чапаевская дивизия была вновь переброшена на фронт против уральских казаков. Действовать приходилось в степной местности, вдали от коммуникаций (что затрудняло снабжение дивизии боеприпасами), в условиях жары при превосходстве казачества в коннице. Подобная обстановка постоянно угрожала флангам и тылу. Борьба здесь сопровождалась взаимным ожесточением, зверствами по отношению к пленным, бескомпромиссностью противостояния. В результате конного рейда казаков в советский тыл штаб чапаевской дивизии в Лбищенске, расположившийся на удалении от главных сил, был окружен и уничтожен. 5 сентября 1919 г. Чапаев погиб: по одним данным, переплывая через Урал, по другим – умер от ран в ходе перестрелки. Гибель Чапаева, произошедшая вследствие беспечности, была прямым следствием его порывистого и бесшабашного характера, выражавшего необузданную народную стихию.

Дивизия Чапаева в дальнейшем участвовала в разгроме Уральской отдельной армии, приведшем к уничтожению этой армии уральских казаков и гибели в ходе отступления по пустынным районам Восточного Прикаспия тысяч офицеров и рядовых. Эти события вполне характеризуют жестокую братоубийственную суть Гражданской войны, в которой не могло быть героев.





Чапаев прожил короткую (погиб в 32 года), но яркую жизнь. Сейчас довольно сложно представить, каким же он был на самом деле – слишком много мифов и преувеличений окружает образ легендарного начдива. Например, по одной из версий, весной 1919 г. красные не сдали противнику Самару лишь из-за твердой позиции Чапаева и Фрунзе и вопреки мнению военспецов. Но, судя по всему, эта версия не имеет ничего общего с реальностью. Еще одной позднейшей легендой является то, что против Чапаева всячески боролся Л. Д. Троцкий. К сожалению, и сегодня у подобных пропагандистских легенд находятся свои недальновидные сторонники. На самом деле, наоборот, именно Троцкий наградил Чапаева золотыми часами, выделив его среди остальных командиров. Конечно, Чапаева трудно отнести к полководцам традиционного склада. Это скорее партизанский вожак, своего рода «красный атаман».

Обращение к противнику: «Я – Чапаев! Бросай оружие!» 

Некоторые легенды были созданы уже не официальной идеологией, а народным сознанием. Например, что Чапаев – это антихрист. Демонизация образа была характерной реакцией народа на выдающиеся качества того или иного деятеля. Известно, что так демонизировали казачьих атаманов. Чапаев же со временем вошел в народный фольклор в его более современном виде – как герой множества популярных анекдотов. Однако этим перечень чапаевских легенд не исчерпывается. Чего стоит получившая распространение версия о том, что Чапаев воевал против знаменитого генерала В. О. Каппеля. В действительности, скорее всего, они не воевали непосредственно друг против друга. Однако в народном понимании такого героя, как Чапаев, мог победить только равный ему по силе противник, каким считался Каппель.

Василию Ивановичу Чапаеву не везло с объективной биографией. После публикации в 1923 г. книги Д. А. Фурманова и в особенности после выхода на экраны в 1934 г. знаменитого фильма С. Д. и Г. Н. Васильевых Чапаев, представлявший собой фигуру далеко не первого плана, был раз и навсегда зачислен в когорту избранных героев Гражданской войны. К этой группе относили безопасных в политическом отношении (в основном уже умерших) красных военачальников (М. В. Фрунзе, Н. А. Щорса, Г. И. Котовского и других). Деятельность таких мифологизированных героев освещалась только в позитивном свете. Однако в случае с Чапаевым не только официальные мифы, но и художественный вымысел прочно заслонили реальную историческую фигуру. Подобная ситуация была подкреплена тем, что многие бывшие чапаевцы продолжительное время занимали высокие посты в советской военно-административной иерархии. Из рядов дивизии вышло не менее полутора десятков одних только генералов (например, А. В. Беляков, М. Ф. Букштынович, С. Ф. Данильченко, И. И. Карпезо, В. А. Киндюхин, М. С. Князев, С. А. Ковпак, В. Н. Курдюмов, А. А. Лучинский, Н. М. Мищенко, И. В. Панфилов, С. И. Петренко-Петриковский, И. Е. Петров, Н. М. Хлебников). Чапаевцы наряду с конармейцами образовывали своеобразное ветеранское землячество в рядах Красной Армии, поддерживали связь и помогали друг другу.








Обращаясь к судьбам других народных вожаков Гражданской войны, таких, как Б. М. Думенко, Ф. К. Миронов, Н. А. Щорс, трудно себе представить Чапаева дожившим до конца войны. Такие люди были нужны большевикам только в период борьбы с врагом, после чего становились не только неудобны, но и опасны. Те из них, кто не погиб из-за собственной бесшабашности, были вскоре ликвидированы.

Ганин А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Блюхер Василий Константи


убрать рекламу




убрать рекламу



нович

 Сделать закладку на этом месте книги



19 ноября 1890–9 ноября 1938 


Блюхер родился в крестьянской семье деревни Барщинка Рыбинского уезда Ярославской губернии. Необычную фамилию его род получил в период Крымской войны от помещика в честь прусского фельдмаршала Г. Л. фон Блюхера. Василий Блюхер обучался в Середневской церковно-приходской школе.

С детских лет он работал. Уже летом 1904 г. отец отвез его в Санкт-Петербург, где Василий стал прислуживать мальчиком при магазине купца Клочкова, затем рабочим на заводе Берда. Именно в столице юного Василия Блюхера застала первая русская революция, что не могло не повлиять на формирование его политических взглядов. В 1906 г. Блюхер вернулся в родную деревню и продолжил учебу.

Сражения и победы

Маршал Советского Союза, советский военно-политический деятель, один из видных советских военачальников Гражданской войны и межвоенного периода, долгое время руководил советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Первый кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды.

Целый ряд успешных операций сделал Блюхера легендой Красной Армии, а на Дальнем Востоке он воплощал саму советскую власть. Г. К. Жуков признавался, что всегда хотел походить на этого полководца, а китайский лидер Чан Кайши говорил, что один Блюхер равен стотысячной армии.

Осенью 1909 г. в Москве Блюхер устроился в слесарную мастерскую, позднее на вагоностроительный завод в Мытищах, принял участие в беспорядках, в результате чего на три года попал в тюрьму. После освобождения Блюхер занимался слесарным делом в мастерских Казанской железной дороги, пока не был мобилизован.

Блюхер участвовал в Первой мировой войне. Как ратник ополчения он был зачислен в 56-й Кремлевский запасной батальон, а с ноября 1914 г. на фронте служил рядовым 19-го пехотного Костромского полка. В годы войны дослужился до младшего унтер-офицера, причем отличился как храбрый и умелый боец, был награжден Георгиевской медалью 4-й степени. В марте 1916 г. в связи с ранением Блюхер был уволен из армии. Работал на Сормовском судостроительном заводе близ Нижнего Новгорода и в Казани на механическом заводе Остермана. В июне 1916 г. примкнул к большевикам, а в мае 1917 г. по заданию партийного руководства вновь вступил в армию, попав в 102-й запасной полк, где он стал товарищем председателя полкового комитета. В ноябре 1917 г. Блюхер стал членом Самарского военно-революционного комитета, участвовал в установлении советской власти в Самарской губернии.

Блюхер был одним из создателей и организаторов РККА. С конца 1917 г. как комиссар одного из красногвардейских отрядов он участвовал в борьбе с оренбургскими казаками атамана А. И. Дутова, выступившими против красных. Блюхер в основном базировался в Челябинске, где до весны 1918 г. вел организаторскую работу по созданию органов новой власти на местах. В марте 1918 г. он даже был избран председателем челябинского Совета депутатов, стал начальником штаба Красной гвардии.




Младший унтер-офицер В. К. Блюхер.


Борьба с оренбургскими казаками развивалась с переменным успехом. Атаман А. И. Дутов с небольшим числом соратников в начале 1918 г. был загнан в уральское захолустье и фактически окружен. Однако его отрядам удалось прорваться и уйти в тургайские степи. Тем временем весной 1918 г. началось масштабное восстание казачества, в результате которого большевики были вынуждены направлять в станицы карательные экспедиции. В этих экспедициях участвовал и Блюхер, причем он получил известность как проводник решительных мер. В то же время Блюхер лично встречался с представителями казачества и вел с ними переговоры. В мае 1918 г. во главе полуторатысячного Сводного уральского отряда Блюхер был направлен под Оренбург. Масштабному росту казачьих восстаний способствовало вооруженное выступление против большевиков в конце мая 1918 г. Чехословацкого корпуса.

Широкую известность Блюхер получил уже в 1918 г., когда возглавил удивительный 1500-километровый поход по белым тылам. После того как в результате восстания оренбургского казачества Оренбург оказался блокирован, руководители красногвардейских отрядов, находившихся в городе, в конце июня 1918 г. приняли решение прорываться к своим. Часть войск отошла в Туркестан, а отряды Блюхера и красных казаков – Н. Д. Томина и братьев И. Д. и Н. Д. Кашириных двинулись на север, рассчитывая найти поддержку в родных станицах. Однако станичники в массе своей были настроены антибольшевистски, закрепиться на казачьей территории не удалось, в результате нужно было прорываться дальше. Движение проходило через уральские заводы. Во время похода разрозненные отряды были объединены под руководством Блюхера, причем 2 августа он был избран главнокомандующим Сводного отряда южноуральских партизан (свыше 10 500 человек). Поход выявил крупные военно-административные способности Блюхера, умение маневрировать. Периодически войска Блюхера сталкивались с разнородными силами белых, но сплошной линии фронта не было. Формирования Блюхера и его соратников не только прошли через весь Урал, но к 12 сентября смогли выйти на соединение с основными силами Советской России (части 3-й армии Восточного фронта), чему способствовали как прерывистая линия фронта Гражданской войны, так и низкая плотность войск. За этот поход Блюхер 28 сентября 1918 г. по постановлению Президиума ВЦИК был награжден орденом Красного Знамени, став его первым кавалером в Советской России.




Инженерное оборудование Каховского плацдарма в августе – октябре 1920 г.


20 сентября 1918 г. Блюхер возглавил 4-ю Уральскую дивизию РККА (с ноября – 30-я стрелковая дивизия). С конца января 1919 г. был помощником командующего 3-й армией Восточного фронта РСФСР, а затем сформировал и возглавил 51-ю стрелковую дивизию, ставшую впоследствии легендарной. Вместе с дивизией Блюхер участвовал в наступлении через Урал на территорию Сибири и в разгроме колчаковских войск. Дивизией был взят Тобольск, участвовала она и во взятии Омска – столицы Белой Сибири.

В августе 1920 г. дивизия Блюхера была переброшена на Юг России, где приняла участие в борьбе с войсками Русской армии генерала П. Н. Врангеля. Блюхеровцы обороняли Каховский плацдарм, где белыми были массово применены английские танки. Дивизия Блюхера в октябре 1920 г. была значительно усилена за счет ударно-огневой бригады, стала ударной силой фронта. Позднее дивизия дошла до Перекопа и участвовала в штурме Турецкого вала и овладении им 9 ноября 1920 г. (по утверждениям участников событий со стороны белых, они оставили Перекоп до штурма), 11 ноября были взяты юшуньские позиции белых. 15 ноября части дивизии вступили в Севастополь и Ялту. За эти успехи Блюхер был награжден вторым орденом Красного Знамени. Дивизия Блюхера, понесшая в боях большие потери, получила почетное наименование Перекопской.




В. Блюхер и И. Сталин. Март 1926 г.


В связи с тем, что на Дальнем Востоке Гражданская война все еще продолжалась, Блюхер был направлен в этот регион. Там он занял ключевой пост военного министра буферной Дальневосточной республики, созданной специально для того, чтобы части РККА избежали столкновений с японскими интервентами на Дальнем Востоке. Под руководством Блюхера как главнокомандующего была создана Народно-революционная армия Дальневосточной Республики, освободившая к концу 1922 г. Дальний Восток от белых и интервентов (Блюхер был отозван с Дальнего Востока в июле 1922 г.). Самыми известными сражениями этой армии стали бои под станцией Волочаевка около Хабаровска 10–12 февраля 1922 г. (штурм укрепленной белыми высоты Июнь-Корань) и под Спасском в октябре 1922 г. По просьбе Блюхера на Дальний Восток был командирован его старый соратник с 1918 г. Н. Д. Томин.

С конца Гражданской войны Блюхер, несмотря на отсутствие военного образования и весьма слабое общее образование, вошел в состав военной элиты Советской России. На фронтах мировой и Гражданской войны Блюхер получил восемнадцать ранений.

В 1922 г. Блюхер был назначен командиром 1-го стрелкового корпуса, позднее возглавил Петроградский укрепрайон. В 1924 г. он был прикомандирован к РВС СССР для особо важных поручений.

В 1924–1927 гг. по решению руководства СССР (в связи с просьбой китайского революционера Сунь Ятсена) Блюхер вместо трагически погибшего комкора П. А. Павлова был направлен на службу в Китай в качестве главного военного советника на юге страны. Блюхер работал в интересах Кантонского правительства под псевдонимом Галин. В этот период в подчинении Блюхера находилась группа военно-политических советников (их численность к середине 1927 г. доходила примерно до ста человек), курировавших вопросы реформирования армии и создания в Китае вооруженных сил нового типа – партийной армии Гоминьдана. В соответствии с планами Блюхера в 1926–1927 гг. был реализован Северный поход национально-революционной армии, целью которого должно было стать национальное объединение и освобождение Китая. Блюхер завоевал популярность и уважение китайских властей. Впоследствии лидер Гоминьдана Чан Кайши, знавший Блюхера, говорил, что приезд в Китай Блюхера в период борьбы с Японией во второй половине 1930-х гг. «равнялся бы присылке стотысячной армии». За работу в Китае Блюхер был награжден орденом Красного Знамени, от Коминтерна получил золотой портсигар с бриллиантами.





«В своем письме, отправленном Вам перед боем под Волочаевкой, я указывал Вам на закулисную дипломатическую работу интервентов, которая идет теперь за Вашей спиной, на ненужность Вашего сопротивления. Теперь боями под Волочаевкой и Казакевичево Народно-революционная армия доказала Вам безумие дальнейшей борьбы против народной воли. 

Сделайте из этого честный вывод и покоритесь воле трудового русского народа без дальнейшей упорной игры человеческими головами, которые доверили Вам свою судьбу… Мне хотелось бы знать, какое же количество жертв, какое число русских трупов необходимо еще, чтобы убедить Вас в бесполезности и бесплодности Вашей последней попытки бороться с силою революционного русского народа, на пепле хозяйственной разрухи воздвигающего свою новую государственность? Какое число русских мучеников приказано Вам бросить к подножию японского и другого чужеземного капитала?.. 

Понятно ли Вам теперь то упорство, с которым бьются под Красным знаменем наши стойкие революционные полки за свою великую новую Красную Русь? Мы победим, ибо мы боремся за прогрессивные начала в истории, за новую в мире государственность, за право русского народа строить свою жизнь так, как подсказывают ему его пробужденные от векового оцепенения силы… 

Единственный выход для Вас, и выход Почетный, при теперешнем Вашем положении – это сложить братоубийственное оружие и закончить последнюю вспышку гражданской войны честным солдатским признанием в своем заблуждении и отказом от дальнейшей службы чужеземным штабам». 

Из письма белому генералу В. М. Молчанову 23 февраля 1922 г. 

По оценке маршала Советского Союза Г. К. Жукова, встретившегося с Блюхером впервые в середине 1920-х гг., «я был очарован душевностью этого человека. Бесстрашный боец с врагами Советской республики, легендарный герой В. К. Блюхер был идеалом для многих. Не скрою, я всегда мечтал быть похожим на этого замечательного большевика, чудесного товарища и талантливого полководца».

Блюхер командовал Особой Дальневосточной армией с 1929 г., причем в том же году возглавил борьбу с китайскими милитаристами в период конфликта на Китайско-Восточной железной дороге. В декабре 1929 г. было подписано советско-китайское соглашение о ликвидации конфликта на КВЖД.

В 1930 г. Блюхер стал членом ЦИК СССР. Являлся депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва, кандидатом в члены ЦК ВКП(б) с 1934 г. Он был своего рода символом большевистской власти на Дальнем Востоке, причем сфера его влияния распространялась как на военные, так и на хозяйственные вопросы, вплоть до участия в колхозном строительстве, снабжении городов и шахт. Блюхер был настоящей легендой Красной Армии. В 1930-е гг. родители призывников отправляли ему тысячи писем с просьбами принять их детей на службу в Дальневосточную армию.




Разгром китайских милитаристов в 1929 г.


«Особая Дальневосточная армия одержала свои победы благодаря тому, что она сильна поддержкой рабочего класса, сильна союзом рабочего класса с крестьянством, сильна мудрым руководством партии.

Товарищ Народный комиссар по военным и морским делам, я был лишь одной из частиц, этой славной армии, кующей победу рабочего класса.

Я не смущался в боях и не терялся. Сегодня я растерян и поэтому могу ответить на полученную высокую награду тем, что может ответить боец, пролетарий, член партии.

Я по мере сил и умения буду честно служить партии, пролетариату, социалистической революции. Заверяю Вас, Народный комиссар, и прошу передать ЦК партии и правительству, что я буду и впредь честным бойцом партии и рабочего класса. И если от меня партия и рабочий класс потребуют жизнь за дело социалистического строительства, я отдам свою жизнь без колебаний, страха, без минутного колебания»

Из речи В. К. Блюхера на торжественном пленуме хабаровского городского совета при вручении ему ордена Ленина и ордена Красной Звезды 6 августа 1931 г.




Блюхер в 1930 году.


Блюхер являлся первым кавалером не только ордена Красного Знамени, но и ордена Красной Звезды. Был награжден двумя орденами Ленина, пятью орденами Красного Знамени. В 1935 г. Блюхеру было присвоено высшее воинское звание маршала Советского Союза. Аналогичные звания получили нарком обороны и его заместители.

Блюхер интересовался развитием военной мысли, заботился о повышении кругозора командного состава и даже сам подготовил некоторые военно-научные труды. Несмотря на строгости 1930-х гг., Блюхер по линии Разведывательного управления РККА выписывал иностранные журналы и изучал их.

Руководил Блюхер и боевыми действиями против японцев на озере Хасан в июле – августе 1938 г., нападение японцев тогда удалось отразить, неприкосновенность советской границы была защищена. После этих событий Блюхер был вызван в Москву и на Дальний Восток больше не вернулся.

Блюхер активно участвовал в организации политических репрессий против командно-начальствующего состава на Дальнем Востоке. В конечном итоге он сам пал их жертвой. Он был арестован 22 октября 1938 г. В ходе следствия прославленный военачальник подвергался избиениям и пыткам, в чем лично участвовал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия. В ходе следствия маршал Блюхер был убит во внутренней тюрьме НКВД (по другим данным, в Лефортовской тюрьме). Реабилитирован посмертно 12 марта 1956 г.




Разгром японских милитаристов у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 г.


ГАНИН А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Тухачевский Михаил Николаевич

 Сделать закладку на этом месте книги



4 февраля 1893–12 июня 1937 


Михаил Николаевич Тухачевский родился в имении Александровское Дорогобужского уезда Смоленской губернии в дворянской семье. Детство полководца прошло в Пензенской губернии, в поместье его бабушки Софьи Валентиновны, расположенном возле села Вражское Чембарского уезда. С детства Миша увлекался игрой на скрипке, астрономией, изобретательством и конструированием, занимался русской и французской борьбой. Тухачевский обучался в 1-й пензенской гимназии, позднее в 10-й московской гимназии и в 1-м Московском императрицы Екатерины II кадетском корпусе, который окончил в 1912 г. За отличную учебу имя Тухачевского было занесено на мраморную доску корпуса. В том же году он поступил в Александровское военное училище. Окончив его в 1914 г., был произведен в подпоручики гвардии с выходом в Лейб-гвардии Семёновский полк. В этом полку ранее служили и другие представители рода Тухачевских.

Сражения и победы

Советский военачальник, военнополитический деятель, маршал Советского Союза (1935).

Тухачевский прекрасно понял природу Гражданской войны и научился добиваться успеха в ее условиях навязыванием своей воли противнику и активными наступательными действиями.

Буквально через неделю после производства Тухачевского в офицеры началась Первая мировая война. Семёновский полк был направлен в Восточную Пруссию, а затем переназначен под Варшаву. В боях Тухачевский проявил себя как храбрый офицер. 19 февраля 1915 г. под Варшавой Тухачевский, руководивший боем после гибели командира, попал в плен. В плену он содержался вместе с будущим президентом Франции Шарлем де Голлем. Молодой гвардейский офицер, жаждавший подвигов и славы, на протяжении нескольких лет был вынужден бездействовать. В период плена Тухачевский совершил пять попыток побега. Лишь последняя оказалась удачной. В сентябре 1917 г. он пробрался в Швейцарию, откуда попал во Францию и при содействии русского военного агента во Франции графа А. А. Игнатьева через Великобританию и Скандинавские страны вернулся в Россию. Тухачевский прибыл в запасной батальон Семёновского полка, стоявший в Петрограде, где был избран командиром роты, а затем демобилизовался и уехал в имение под Пензу.

Весной 1918 г. Тухачевский приехал в Москву, где решил связать свою дальнейшую судьбу с Красной Армией. Пропустив, по сути, всю мировую войну, он не мог похвастаться ни наградами, ни чинами, которыми оказались отмечены уцелевшие офицеры-однополчане. При отмечавшихся современниками болезненном честолюбии, надменности, позерстве Тухачевского, его стремлении «играть роль», подражать Наполеону, несомненном карьеризме это оказалось значимым фактором, повлиявшим на дальнейший выбор. Возможно, не видя для себя перспектив у белых, Тухачевский сделал ставку на красных – и не прогадал. Судьба вознесла его, потенциально враждебного новой власти дворянина, в прошлом монархиста, офицера элитного гвардейского полка на вершину советского военно-политического олимпа почти на два десятилетия. В годы Гражданской войны Тухачевским нередко двигало стремление показать свое превосходство старым генералам, руководившим армиями белых.

Уже 5 апреля 1918 г. он вступил в большевистскую партию. По всей видимости, сказались его карьерные устремления, т. к. ни в то время, ни через десять и двадцать лет вступление в партию еще не было обязательным даже для представителей высшего командного состава (таковым оно стало лишь после Великой Отечественной войны). И в дальнейшем Тухачевский к месту и не к месту демонстрировал свою преданность партийным идеалам. Бывшие офицеры, примкнувшие к партии большевиков, были настолько редким явлением, что Тухачевскому сразу предложили пост представителя военного отдела ВЦИК и работу в Кремле. Необходимо было инспектировать местные военные учреждения, что дало Тухачевскому представление о зарождавшейся Красной Армии.

Вскоре, 27 мая, последовало новое ответственное назначение – военным комиссаром Московского района обороны, а 19 июня Тухачевский отправился на Восточный фронт в распоряжение командующего фронтом М. А. Муравьева для организации частей Красной Армии в высшие соединения и руководства ими. 27 июня он принял этот пост командующего 1-й армией, действовавшей на Средней Волге. Во время произошедшего вскоре выступления Муравьева против красных Тухачевский был арестован мятежником в Симбирске и едва избежал расстрела как большевик. После того как 11 июля Муравьев был убит, Тухачевский временно, до приезда И. И. Вацетиса, командовал фронтом.

На долю Тухачевского и его соратников выпало не только создание и укрепление армии, но и реорганизация ее из разрозненных партизанских формирований в регулярное объединение. Тухачевский, не обладавший военно-административным опытом, опирался на высококвалифицированные кадры старых офицеров с высшим военным образованием. В подборе кадров проявил себя как талантливый организатор. При этом он любил находиться в боевых порядках, как бы наверстывая то, чего оказался почти лишен в мировую войну.

12 сентября войска Тухачевского взяли Симбирск – родной город большевистского лидера В. И. Ленина. Тухачевский не преминул в связи с этим отправить раненому после покушения Ленину поздравительную телеграмму о том, что взятие города – это ответ за одну из ран Ленина, а за вторую рану будет отвечено взятием Самары. В дальнейшем победы следовали одна за другой. Тухачевский взял Сызрань, белые отступали на восток.

В связи с ростом напряженности на Юге Тухачевский был назначен помощником командующего Южным фронтом, причем на фронте возглавил 8-ю армию, действовавшую под Воронежем против Донской армии. Интересно, что еще весной 1919 г. Тухачевский выступал за наступательные действия красных не через Донскую область, а через Донбасс на Ростов. В результате конфликта с командующим фронтом В. М. Гиттисом Тухачевский попросил перевода на другой фронт.

Из лекции М. Н. Тухачевского в 1919 г.: 

Мы все видим, что наши русские генералы не сумели познать Гражданскую войну, не сумели овладеть ее формами. Лишь очень немногие генералы белой гвардии, способные и проникнутые классовым буржуазным самосознанием, оказались на высоте своего дела. Большая же часть надменно заявляла, что наша Гражданская война не вполне война, так, какая-то малая война или комиссарская партизанщина. Однако, несмотря на такие зловещие утверждения, мы видим перед собой не малую войну, а большую планомерную войну, чуть ли не миллионных армий, проникнутую единой идеей и совершающую блестящие маневры. И в рядах этой армии среди ее преданных, рожденных Гражданской войной начальников начинает слагаться определенная доктрина этой войны, а с ней вместе и теоретическое ее обоснование… 

Он вновь оказался на Восточном фронте, теперь уже как командующий 5-й армией, действовавшей на направлении главного удара белых. Тухачевский успешно проявил себя при разгроме белых в ходе Бугурусланской, Бугульминской, Мензелинской, Бирской, Златоустовской, Челябинской, Омской операций. В результате серии побед белые из Поволжья были отброшены в Сибирь. За освобождение Поволжья и Урала и успехи в Челябинской операции Тухачевский был награжден орденом Красного Знамени, а в конце 1919 г. по итогам кампании был награжден почетным золотым оружием. 27-летний бывший подпоручик разгромил войска адмирала А. В. Колчака.

Армия Тухачевского обладала мощным политическим составом – сюда было собрано наибольшее количество коммунистов в сравнении с другими армиями фронта. На Восточном фронте Тухачевский сотрудничал с другим самородком на высших постах РККА – М. В. Фрунзе. Вместе с тем уже в это время проявился строптивый характер честолюбивого военачальника. Тухачевский, например, вступил в конфликт с командовавшим непродолжительное время фронтом бывшим генералом А. А. Самойло. В итоге союза Тухачевского с членами РВС фронта, не принимавшими Самойло (вместо прежнего командующего С. С. Каменева), последний был отозван.

После разгрома Колчака Тухачевский в начале 1920 г. вновь направлен на Юг, где возглавил Кавказский фронт. В его задачи входило завершение разгрома белых армий Юга России под командованием генерала А. И. Деникина. После ликвидации сопротивления белых на Кавказе Тухачевский издал приказ 11-й армии, входившей в состав фронта, занять Азербайджан, что и было сделано. Впрочем, в это время Тухачевский был направлен спасать Советскую Россию на новый участок – на Западный фронт, где все более напряженно складывалась борьба с поляками.




Первые пять маршалов: Тухачевский, Ворошилов, Егоров (сидят), Будённый и Блюхер (стоят).


На пост командующего этим фронтом Тухачевский был назначен 28 апреля. К этому времени он завоевал репутацию одного из лучших большевистских полководцев. На вверенном Тухачевскому фронте были сконцентрированы самые сильные в республике специалисты Генерального штаба, опытный командный состав. Предпринятое Тухачевским стремительное наступление привело Красную Армию за месяц от Березины до Вислы. В первой половине августа 1920 г. части Тухачевского оказались фактически под стенами Варшавы, однако для взятия польской столицы не хватило сил.

Полководческому почерку Тухачевского были присущи глубокие таранные удары при быстром вводе в бой резервов (впоследствии Тухачевский выступил разработчиком теории глубокого боя), что приводило к истощению войск и разного рода неожиданностям, которые нечем было парировать. Этот подход получил развитие в концепции последовательных операций, при которой силы противника последовательно истощаются в следующих одно за другим сражениях. На практике Тухачевский реализовал эту концепцию в борьбе с колчаковскими войсками.

Мы встряхнем Россию как грязный ковер, а затем мы встряхнем весь мир… Мы войдем в хаос и выйдем из него, только полностью разрушив цивилизацию. 

Неоднократно предпринимались Тухачевским (и против белых, и против поляков), но не увенчивались успехом и попытки широкого окружения противника. Современники отмечали не только глубокий ум молодого советского полководца, но и его склонность к авантюрным предприятиям. В целом Тухачевский прекрасно понял природу Гражданской войны и научился добиваться успеха в ее условиях навязыванием своей воли противнику и активными наступательными действиями. В этом отношении его авантюризм порой благотворно влиял на результаты операций. При этом Тухачевский всегда опирался на высококвалифицированные штабные коллективы. Вопрос о полководческих способностях лично самого Тухачевского остается открытым. Неизвестно и то, как он мог бы себя проявить в качестве полководца на большой войне, кардинально отличавшейся от войны Гражданской.

Последовательно проводимые операции составят как бы расчленения одной и той же операции, но рассредоточенные, в силу отступления противника на большом пространстве… Постоянное преследование и наседание, связанное с возрастающей дезорганизацией отступающего, чрезвычайно повышают дух войск наступающего, доводя его до состояния, способного на высокий героизм. Наоборот, у отступающего даже при условии сохранения дисциплины боеспособность постоянно уменьшается. 

М. Н. Тухачевский. Вопросы высшего командования. М., 1924. 



Советские военные командиры Красной Армии – делегаты XVII съезда партии. 1934 г.




На праздновании 18-й годовщины революции.


Конец Гражданской войны ознаменовался для Тухачевского руководством ликвидацией Кронштадтского восстания и подавлением восстания тамбовских крестьян (при этом ограниченно применялись удушливые газы, но не в виде масштабных и уничтожающих все живое газобаллонных атак, как представляется по опыту Первой мировой войны, а в форме обстрелов химическими снарядами, широко применявшимися в Гражданскую войну как красными, так и белыми).

Я убежден, что при хорошем управлении, хороших штабах и хороших политических силах мы сможем создать большую армию, способную на великие подвиги. 

В ходе Гражданской войны и особенно после нее Тухачевский стал активно выступать на военно-научном поприще. Одна за другой выходят его книги «Война классов», «Маневр и артиллерия». И здесь он тесно сотрудничал с ведущими военно-научными кадрами страны. Так, его ближайшим сотрудником был известный военный ученый В. К. Триандафиллов. Углубленное знакомство Тухачевского с военно-научным миром связано с периодом его руководства Военной академией РККА.




Маршал Советского Союза Тухачевский М. Н.


В 1922–1924 гг. Тухачевский командовал Западным фронтом, причем его вмешательства в политическую жизнь страны крайне опасалась партийная верхушка, увязшая во внутренних дрязгах и борьбе. Тухачевский действительно обладал политическими амбициями. За ним велось негласное наблюдение, собирался компрометирующий материал. В результате в самый напряженный период противоборства сторонников И. В. Сталина и Л. Д. Троцкого Тухачевский оказался совершенно пассивен. В 1924 г. он стал помощником начальника Штаба РККА, а в 1925–1928 гг. – начальником Штаба РККА. Несмотря на занятость, Тухаче


убрать рекламу




убрать рекламу



вский находил время и для военно-педагогической работы, читал лекции слушателям академии. В мае 1928 г. он – командующий войсками Ленинградского военного округа.

В 1931 г. Тухачевский стал заместителем наркома обороны СССР К. Е. Ворошилова. По инициативе Тухачевского в армии внедрялась новая техника. Войска перевооружались и переоснащались авиацией, танками, артиллерией. Поддержкой Тухачевского пользовались такие новаторские для того времени разработки, как воздушные десанты, радиолокация, реактивные средства боя, ракетная техника, противовоздушная оборона, торпедоносная авиация. Вместе с тем Тухачевскому было присуще и избыточное прожектерство, порой далекое от реальности (достаточно отметить, что в 1919 г. он, по свидетельству осведомленного современника, предложил большевистскому руководству проект введения в стране язычества, а в 1930 г. выдвинул абсурдную программу годичной нормы танкостроения в стране в 100 000 танков путем бронирования тракторов – таким способом он рассчитывал на практическое воплощение теории глубокой операции).

Как справедливо отмечал знавший его А. И. Тодорский, 

Тухачевскому не суждено было дожить до Великой Отечественной войны. Но Тухачевский вместе с ее героями громил фашистские армии. На врагов обрушилась техника, которую вместе с партией и народом строил Тухачевский. Солдаты и полководцы уничтожали неприятеля, опираясь на советское военное искусство, большой вклад в которое внес Тухачевский. 

Как сторонник стратегии сокрушения Тухачевский оппонировал известному военному ученому, бывшему генералу А. А. Свечину, выступавшему идеологом стратегии измора. В духе времени эта дискуссия обернулась травлей ученого, возглавленной Тухачевским. Расстрелянный «красный Бонапарт» отнюдь не чуждался травли своих оппонентов. Противником Тухачевского был и будущий маршал Советского Союза Б. М. Шапошников.

В ноябре 1935 г. Тухачевский стал маршалом Советского Союза. В 1937 г. Тухачевский по ложному обвинению в подготовке военно-фашистского заговора против руководства СССР был арестован и расстрелян (реабилитирован в 1957 г.). Причиной репрессий стали амбиции Тухачевского, выходившие за должностные рамки, его несомненный авторитет, лидерство в высшем командном составе и многолетние тесные связи с другими высокопоставленными военачальниками, грозившие военным переворотом. При этом никаким иностранным шпионом он, конечно, не являлся.

Ганин А. В., к. и. н., Институт славяноведения РАН. 

Советско-польская война 1919–1920 гг

 Сделать закладку на этом месте книги

Предыстория конфликта

 Сделать закладку на этом месте книги

Для понимания характера российско-польских отношений очень важно применение тех понятий, о которых идет речь при анализе польского национального и национально-освободительного движения. В течение ста лет (1815–1915), когда территория этнической Польши входила в состав Российской империи, в польском общественном сознании складывался определенный образ «русского» как представителя правящей в государстве системы.

При такой трактовке проявлений национально-освободительной борьбы польского народа, когда основной акцент делался на наличие или отсутствие момента антирусской направленности, как бы ставился знак равенства между царизмом и Россией, русским народом. Вместе с тем историки усиленно подчеркивали, что это – разные понятия, употребляя для характеристики польских восстаний и других выступлений такие формулировки, как «антисамодержавное», «антицарское», «направленное против царизма» и пр. Эти формулировки, в целом правильно отражавшие объективный факт нетождественности царизма и русского народа, тем не менее не учитывали важного субъективного фактора, а именно того, что в сознании поляков такое отождествление происходило под влиянием ненависти к угнетавшему их царизму, и эта ненависть переносилась на все русское. Так же, как и в русском обществе лишь небольшая часть сумела оказать сопротивление идеям великодержавия и подняться до подлинного понимания польского вопроса, так и в Польше далеко не каждый революционер мог отделить русский народ от ненавистного царизма, а только наиболее прозорливые, вдумчивые и чуткие. Недоверие и неприязнь по отношению к русским становились элементом национального сознания в период его формирования. Они, с одной стороны, сказались на польском национальном характере, а с другой, – во многом определили стереотип русского, закрепившийся в сознании польского общества. Все эти моменты имели и имеют огромное значение не только для российско-польских, а затем и советско-польских отношений, но в целом для судеб народов.

При анализе национальной проблематики, оценке тех или иных национальных проявлений перед исследователем, как правило, встает вопрос: где, когда, при каких условиях, почему патриотизм, национальное чувство, национально-освободительные стремления переходят в иную категорию; где граница, отделяющая их от национализма.

О национализме в негативном плане, как представляется, можно говорить тогда, когда проявления национального чувства оказываются направленными на недоверие и ненависть к другим народам или в ущерб интересов этих народов, когда свой народ ставят выше других и судят по иным меркам. В польском патриотизме такие тенденции прослеживаются. Элементы национального эгоизма и господства характерны для взглядов многих виднейших представителей польского освободительного движения. Это касалось не только отношения к украинцам, белорусам, литовцам, которых большинство польских идеологов не признавало самостоятельными нациями.

Также следует помнить, что в 1815 г. Польша вновь исчезла с политической карты Европы. Границы, установленные в Восточной Европе Венским конгрессом, просуществовали до 1914 г., когда начавшаяся Первая мировая война поставила вопрос о новом территориальном переделе.

Уже 14 августа 1914 г. российское правительство заявило о стремлении объединить всех поляков в границах Царства Польского под скипетром российского императора. Со своей стороны, Германия и Австро-Венгрия ограничились довольно общими декларациями о будущей свободе поляков без каких-либо конкретных обещаний.

В первый день войны было опубликовано знаменитое Воззвание Верховного главнокомандующего русской армии Великого князя Николая Николаевича к полякам. Написанное высоким стилем, оно стало основой политики России в отношении славянского соседа. Текст воззвания гласил: «Поляки! Пробил час, когда заветная мечта ваших дедов и отцов может осуществиться. Полтора века тому назад живое тело Польши было растерзано на куски, но не умерла душа ее. Она жила надеждой, что наступит час воскресения польского народа, братского примирения его с Великой Россией!

Русские войска несут вам благую весть этого примирения. Пусть сотрутся границы, разрезавшие на части польский народ! Да воссоединится он воедино под скипетром русского царя! Под скипетром этим возродится Польша, свободная в своей вере, в языке, в самоуправлении.

Одного ждет от вас Россия – того же уважения к правам тех народностей, с которыми связала вас история!

С открытым сердцем, с братски протянутой рукой идет вам навстречу Великая Россия. Она верит, что не заржавеет меч, разивший врага при Грюнвальде. От берегов Тихого океана да Северных морей движутся русские рати. Заря новой жизни занимается для вас. Да воссияет в той заре знамение креста – символа страдания и воскрешения народов!»

Написанное высоким стилем, с вполне уместным здесь пафосом и рассчитанное на сильное эмоциональное воздействие Воззвание, по свидетельству многих тогдашних польских политических деятелей, нашло довольно широкий положительный отклик со стороны многих партий и отдельных авторитетных лиц как внутри Польши, так и среди польской эмиграции.

Партия народной демократии, Польская прогрессивная партия, Партия реальной политики, Польское прогрессивное объединение приняли 16 августа 1914 г. совместный документ, приветствовавший Воззвание Верховного главнокомандующего русской армией. Кроме того, Партия народной демократии и Партия реальной политики выразили протест в связи с формированием легионов Ю. Пилсудского в Австро-Венгрии с целью участия в войне против России. В целом Воззвание оценивалось польской стороной как важный положительный политический шаг в направлении предоставления Польше автономии с перспективой в дальнейшем перевести отношения с Россией на федеративные и способствовать восстановлению польской государственной самостоятельности по примеру Финляндии.

Через год, выступая в российском Совете министров, его председатель И. Л. Горемыкин так охарактеризовал польскую политику правительства: «Я считаю своим долгом сегодня же коснуться только одного вопроса, стоящего как бы на грани между войной и нашими внутренними делами: это вопрос польский. Конечно, и он во всей своей полноте может быть разрешен только после окончания войны. Теперь Польша ждет прежде всего освобождения ее земель от тяжелого немецкого гнета. Но и в эти дни польскому народу важно знать и верить, что будущее его устройство окончательно и бесповоротно предопределено Воззванием Верховного главнокомандующего, объявленном с высочайшего повеления в первые же дни войны.

…Его Величеством повелено Совету министров разработать законопроекты о предоставлении Польше, по завершении войны, права свободного строения своей национальной, культурной и хозяйственной жизни на началах автономии под скипетром государей Российских и при сохранении единой государственности».

Однако дальнейшие события показали совсем иной ход событий, нежели петроградские планы. В ходе войны в составе германской, австро-венгерской, российской и французской армий были созданы национальные польские воинские части. После оккупации Царства Польского германскими и австро-венгерскими войсками в 1915 г. подавляющая часть польского населения оказалась под контролем Германии и Австро-Венгрии, которые 5 ноября 1916 г. провозгласили «самостоятельность» Царства Польского без указания его границ. В качестве органа управления в декабре 1916 г. был создан Временный государственный совет. Ответной контрмерой России стало заявление 12 декабря 1916 г. о стремлении к созданию «свободной Польши» из всех ее трех частей. В январе 1917 г. это заявление в целом было поддержано Англией, Францией и США.

Заключение Брест-Литовского мира 3 марта 1918 г. поставило перед правительством РСФСР задачу охраны своей западной границы. Первоначально это было осуществлено при помощи партизанских и добровольческих отрядов, выдвинутых населением приграничной полосы и усиленных несколькими подобными же формированиями, присланными из центра.

Уже в марте 1918 г. для объединения управления всеми этими отрядами создается штаб Западного участка отрядов завесы. Задача этого штаба в боевом отношении заключалась в охране и обороне нашей западной границы; в организационном же отношении предстояло перестроить все эти партизанские отряды и свести их в однотипные регулярные войсковые соединения согласно декрету о формировании Красной Армии.

В то же время положение Германской империи и ее союзников все более ухудшалось. 31 октября 1918 г. началась революция в Австро-Венгрии. Во Львове еще 18 октября был создан Украинский национальный совет во главе с Е. Петрушевичем, провозгласивший Западно-украинскую народную республику (ЗУНР), армия которой была создана на основе украинских воинских частей австро-венгерской армии. Соответственно активизировалось и польское национальное движение.

1 октября в Цешинском княжестве образовался Национальный польский совет, объявивший 30 октября о возвращении этой территории Польше. 23 октября польский Регентский совет заявил о создании министерства иностранных дел и военного министерства во главе с Юзефом Пилсудским, находившимся в это время в заключении в крепости Магдебурга в Германии.

25 октября в Кракове была создана Ликвидационная комиссия, взявшая на себя власть в Западной Галиции от имени польского государства. 27 октября Регентский совет объявил о создании польской армии с включением в ее состав всех польских военных формирований. 7 ноября в Люблине возникло «народное правительство», которое заявило о роспуске Регентского совета, провозгласило гражданские свободы, 8-часовой рабочий день, национализацию лесов, пожалованных и майоратных имений, создание самоуправлений и гражданской милиции. Все другие социальные требования откладывались до решений Законодательного сейма.

Понимая, что власть ускользает из рук, Регентский совет добился от Германии освобождения Пилсудского, который 10 ноября прибыл в Варшаву. Переговоры с Регентским советом и Люблинским правительством привели к тому, что 14 ноября власть была передана Пилсудскому. 22 ноября 1918 г. он подписал декрет об организации высшей власти в Польской республике, согласно которому Пилсудский назначался «временным начальником государства», обладавшим полной законодательной и исполнительной властью. Фактически речь шла о создании диктатуры Пилсудского, прикрытой красивой должностью, – в конце XVIII в. начальником государства был Тадеуш Костюшко.

11 ноября 1918 г. Германия подписала перемирие в Компьене, согласно которому отказалась от Брестского договора. 13 ноября Москва также аннулировала этот договор, что сделало его установления несуществующими. 16 ноября Пилсудский уведомил все страны, кроме РСФСР, о создании независимого польского государства. 26–28 ноября в ходе обмена нотами по вопросу о судьбе миссии Регентского совета, находящейся в Москве, советское правительство заявило о готовности установить дипломатические отношения с Польшей. 4 декабря Варшава заявила, что до решения вопроса о миссии никакого обсуждения этой проблемы не будет.

В ходе обмена нотами в декабре 1918 г. советская сторона трижды предлагала установить дипломатические отношения, но Польша под разными предлогами отказывалась от этих предложений. 2 января 1919 г. поляки расстреляли миссию Российского Красного Креста, что вызвало новый обмен нотами, на этот раз с обвинениями со стороны РСФСР. Таким образом, Москва признала Польшу и была готова нормализовать отношения с ней, но Варшава была озабочена определением своих границ. Как и большинство других политиков, Пилсудский был сторонником восстановления польской границы 1772 г. и считал, что чем дольше в России продолжается неразбериха, тем большие территории сможет контролировать Польша. Своеобразной программой-максимум Пилсудского было создание ряда национальных государств на территории Европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы. Это, по его мнению, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.

Перед ней встали проблемы, типичные для молодых государств, появившихся на свет после развала трех империй: формирование внутренней структуры власти и оформление внешних границ. Последнее в значительной степени было связано с решением судьбы восточных территорий, еще занятых войсками Оберкоммандо-Ост, хотя Австро-Венгрия и парализованная революцией Германия уже прекратили военные действия. По условиям перемирия 11 ноября 1918 г. Германия отказывалась от условий Брестского мира и в вопросе эвакуации войск с занятых ею восточных территорий была поставлена под полный контроль союзных держав вплоть до заключения мирного договора. 13 ноября, после того как ВЦИК РСФСР аннулировал Брестский мир, началось наступление Красной Армии на запад. В этих условиях руководитель единственного представительства польского государства на международной арене ПНК в Париже, лидер партии национальных демократов (эндеков) Роман Дмовский обратился к Антанте с просьбой отсрочить эвакуацию германских войск из-за существующей для Польши угрозы со стороны большевистской России, а также отсутствием польской армии и незащищенностью восточных границ.

К осени 1918 г. в польском обществе сложились две наиболее распространенные точки зрения на проблему восточных территорий. Эндеки разрабатывали так называемую «инкорпоративную» доктрину, по которой полагалось включить в польское государство восточные территории, входившие в состав Польши до 1772 г. В меморандуме о территории польского государства, представленном эндеками президенту США В. Вильсону в Вашингтоне 8 октября 1918 г., была обозначена та территория, на которую, по мысли авторов, имеет право Польша как на исторически польскую.

К ней были отнесены часть Курляндии (южная часть Литвы), большая часть Минской губернии с Минском и Слуцком, Ковенская, северо-западная часть Виленской с Вильно, значительная часть Сувалкской губерний, а также земли по Нижнему Неману. Для проживающих на этой территории 2,5 млн литовцев предусматривалась автономия в составе польского государства. Кроме того, эндеки высказывали претензии на Восточную Галицию со Львовом и часть Волыни и Подолии с Каменец-Подольском. Территориально Польша должна была быть равна германии и граничить с Россией. Численность ее населения в результате расширения выросла бы до 38 млн человек, из которых лишь 23 млн составляли поляки. Позднее территориальная программа энсдеков еще расширилась.

Народы, населявшие территории, которые, по мнению эндеков, должны были войти в состав Польши, – литовцы, белорусы, украинцы – рассматривались как не имеющие права претендовать на собственное государство ввиду малочисленности. Эту точку зрения разделяли и сторонники Пилсудского.

Начало масштабных военных действий

 Сделать закладку на этом месте книги

К концу 1919 г. польские вооруженные силы насчитывали 21 дивизию пехоты и 7 моторизованных бригад – всего 600 тысяч бойцов. В первых месяцах 1920 года была объявлена мобилизация, принесшая значительное пополнение личному составу. К началу кампании 1920 года Польша выставила более 700 тысяч солдат.

Советское правительство, стремясь перейти к длительному миру, обратились с предложениями о мире к ряду европейских государств, в том числе и к Польше. Однако польское правительство отвергло предложение о мире, рассчитывая на быструю победу над разоренной в результате Гражданской войны Советской республикой и совместно с петлюровцами 25 апреля 1920 года начало наступление.

Красная Армия могла противопоставить белополякам на Юго-Западном фронте 12-ю и 14-ю армии, на Западном фронте – 15-ю и 16-ю армии. В составе четырех армий было 65 264 красноармейца, 666 орудий и 3208 пулеметов.

К началу военных действий белополяки имели значительное превосходство в силах. На Юго-Западном фронте оно было пятикратным. Это позволило белополякам добиться успеха и создать непосредственную угрозу Киеву.

Части 12-й армии, оказав упорное сопротивление, все же не смогли сдержать превосходящие силы белополяков и оставили города Овруч, Коростень, Житомир, Бердичев.

В тылу Красной Армии значительно усложняли обстановку петлюровские, махновские и другие банды. На борьбу с ними приходилось снимать часть войск с Юго-Западного фронта.

12-я армия отошла к Киеву за реку Ирпепь. А ее фланги – к реке Днепр; 14-я армия вела упорные бои в районе Гайсин – Вапнярка. Между армиями образовался разрыв около 200 км, который был использован командованием белополяков. Белополяки подошли к Киеву. 6 мая части 12-й армии оставили Киев и отошли за Днепр. Овладев Киевом, поляки заняли небольшой плацдарм и на левом берегу Днепра.




М. П. Греков. Трубачи первой Конной армии. 1934 г. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. Москва.


Командование Красной Армии приняло решительные меры к срыву наступления польских войск. Были активизированы боевые действия войск 12-й и 14-й армий, а 14 мая 1920 г. армии Западного фронта перешли в наступление.

Однако недооценив противника и переоценив свои силы, командование Западного фронта во главе с М. Н. Тухачевским, поставленное перед необходимостью оказать поддержку войскам Юго-Западного фронта, предприняло наступление, не завершив подготовки и не организовав взаимодействия 15-й и 16-й армий. Из-за плохой организации связи управление войсками было потеряно, что привело к их распылению на разных направлениях. Все это позволило польским войскам не только избежать разгрома, но и контратаковать и отбросить части Западного фронта. Однако майское наступление Красной Армии в Белоруссии все же имело определенное положительное значение. Удалось сорвать планы польского командования по наступлению в Белоруссии, а занятый советскими войсками район на левом берегу Западной Двины мог быть использован в качестве плацдарма для подготовки нового наступления Красной Армии. Майское наступление советских войск в Белоруссии вынудило польское командование израсходовать значительную часть своих резервов и перебросить на север часть войск с Юго-Восточного фронта, что ослабляло его ударную группировку на Украине и заставило отказаться от новых операций на этом направлении. Все это облегчало войскам Юго-Западного фронта возможность перехода в наступление

К тому времени Красной Армией были полностью разгромлены колчаковцы, уральские и оренбургские белоказаки и деникинцы. Но, к сожалению, многие из освободившихся красноармейских частей находились на большом расстоянии от нового фронта, а железные дороги работали с малой пропускной способностью.

Для усиления Юго-Западного фронта командование Красной Армии направило из района Уральска 25-ю Чапаевскую дивизию, с Урала – Башкирскую бригаду, а из района Майкопа – 1-ю Конную армию. Были направлены и другие воинские части из разных районов страны.

В ходе боев с поляками войска Юго-Западного фронта, оказывая упорное сопротивление, изматывали противника, но и сами несли значительные потери. Для укрепления фронта в район боевых действий прибыли 1-я Конная армия Будённого, Башкирская бригада Муртазина. Подходила и 25-я Чапаевская дивизия. Наступление войск Юго-Западного фронта было назначено на 26 мая.

К началу операции армии этого фронта имели 22,3 тысячи штыков и 24 тысячи сабель. Против них находились три польские армии, имевшие 69,2 тысячи штыков и 9 тысяч сабель.

3-я польская армия занимала район Киева, от устья реки Припять до Белой Церкви, и небольшой плацдарм на левом берегу Днепра. Белополяки имели приказ во что бы то ни стало удерживать киевский район. К югу от этой армии до Липовца располагалась 2-я польская армия, а 6-я армия белополяков находилась на участке Липовец – Гайсин до Днестра. Войска противника в три раза превосходили войска Красной Армии по количеству пехоты. Однако у нас было в 2,5 раза больше конницы. Это в тот период имело большое значение. Войскам Юго-Западного фронта была поставлена ближайшая задача: окружить и уничтожить 3-ю польскую армию генерала Рыдз-Смиглы, в дальнейшем совместно с войсками Западного фронта разгромить противника и освободить Украину.

Намеченный командованием Юго-Западного фронта план окружения и уничтожения 3-й польской армии, отступавшей из Киева, к сожалению, не был осуществлен. Во-первых, потому что части 12-й армии не смогли быстро форсировать Днепр: отступая, противник взорвал мосты. Во-вторых, своевременно не была создана сильная ударная группа для охвата 3-й польской армии с северо-запада. В-третьих, Фастовская группа не сумела охватить противника с фланга и соединиться с 12-й армией. 1-я Конная армия находилась в районах Житомира и Бердичева и не была переброшена в район станции Бородянка, где противник вел крупные бои, прорываясь на северо-запад.





После кровопролитных боев части 3-й армии поляков с большими потерями отступили через Бородянку и Тетерев, бросая большое количество обозов и оружия.

Успешное наступление Красной Армии на польском фронте вызвало растерянность среди правительства Пилсудского и тревогу в кругах Антанты. Антанта предъявила Республике Советов ультиматум, вошедший в историю как «ультиматум лорда Керзона». От Советского правительства потребовали прекратить военные действия против польских интервентов и заключить перемирие. Была указана линия расположения польских войск: Гродно – Яловка – Немиров – Брест-Литовск – Устилуг – Крылов, далее западнее Равы-Русской и восточнее Перемышля – до Карпат. Красной Армии предлагалось отойти на 50 километров к востоку от этой линии,

Министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон требовал подписать перемирие также и с Врангелем и объявить Крымский перешеек «нейтральной зоной». В случае отказа Советского правительства принять эти условия Антанта угрожала оказать польским войскам всемерную помощь.

Ультиматум Керзона вызвал всеобщее возмущение советского народа. В соответствии с решением Пленума ЦК РКП(б) Советское правительство направило Англии 17 июля 1920 года ответную ноту. Большевистская партия и правительство отвергли ультиматум. Керзону было указано, что у Англии нет оснований и права выступать в роли посредника между Советской Россией и панской Польшей.

Через несколько дней Красная Армия, развернув широкомасштабное контрнаступление, не только освободила захваченную территорию, но 12 августа 1920 г. подошла к Варшаве. Однако польские войска, защищавшие свою столицу, сумели не только отбить атаку, но и, перейдя в контрнаступление, продвинуться вперед на сотни километров и захватить западные территории Белоруссии и Украины.

Сражение на Висле началось 13 августа 1920 г. По мере приближения советских войск к Висле и столице Польши сопротивление польских войск возрастало. Противник пытался, используя водные преграды, задержать дальнейшее продвижение советских войск и привести свои части в порядок, с тем чтобы в последующем перейти в контрнаступление. 13 августа 21-я и 27-я советские дивизии овладели сильным опорным пунктом противника – городом Радзимином, находящимся в 23 км от Варшавы. Прорыв в районе Радзимина создал непосредственную угрозу Варшаве. В связи с этим генерал Галлер приказал ускорить начало контрудара 5-й польской армии и ударной группировки на р. Вепше. Подбросив две свежие дивизии из резерва, польское командование предприняло 14 августа яростные контратаки, пытаясь восстановить положение в районе Радзимина. Советские войска отражали натиск противника и даже в отдельных местах продвигались вперед. Советская 3-я армия во взаимодействии с левым флангом 15-й армии в этот день овладела двумя фортами крепости Модлина. В боях под Радзимином у советских войск наглядно проявилась нехватка боеприпасов и особенно снарядов. Не случайно еще вечером 13 августа начдив – 27-й дивизии В. К. Путна предложил командарму – 16-й армии, «прикрывшись заслонами, отойти обратно к Бугу», поскольку считал, что «лучше уйти из-под Варшавы не разгромленными и по своему почину, чем отступить по принуждению со стороны противника и разбитыми». Конечно, это предложение было отклонено.

14 августа перешла в наступление 5-я польская армия. Севернее Варшавы ее кавалерийская группа в 10 утра 15 августа ворвалась в Цеханув, где находился штаб 4-й советской армии. Беспорядочное отступление штаба армии привело к утрате им связи как со своими войсками, так и со штабом фронта, в результате весь правый фланг остался без управления. Получив сведения о действии противника севернее Варшавы, командование Западным фронтом приказало войскам 4-й и 15-й советских армий разбить вклинившегося между ними противника. Однако неорганизованные контрудары не принесли результатов, хотя части 4-й армии имели возможность выйти в тыл польским войска севернее Варшавы. 14 августа по приказу председателя РВСР Л. Д. Троцкого главком потребовал от войск Западного фронта занять Данцигский коридор, отрезав Польшу от военных поставок Антанты.

В ходе боев на подступах к Варшаве 14–15 августа советские войска все еще вели ожесточенные бои за Радзимин, в конце концов занятый противником, а 8-я стрелковая дивизия 16-й армии прорвалась к Висле у Гуры-Кальварии, но чувствовалось, что эти успехи достигались уже на пределе их сил. В 14.35 15 августа командование Западного фронта отдало приказ о перегруппировке 1-й Конной армии в район Устилуг – Владимир-Волынский за 4 перехода. Однако подписанный лишь Тухачевским приказ вызвал переписку между штабами о его подтверждении. В тот же день командование фронта, получив от 12-й армии сведения о сосредоточении сил противника за р. Вепш, приказало 16-й армии сдвинуть фронт на юг, но время уже было упущено. Вести с фронта свидетельствовали, что инициатива начинает медленно переходить к противнику.

16 августа началось наступление польских войск на фронте Цеханув – Люблин. На рассвете этого дня с реки Вепш перешла в наступление ударная группа Пилсудского, которая без особых усилий прорвала слабый фронт Мозырской группы и стала быстро продвигаться на северо-восток. Получив сведения об активизации противника на фронте Мозырской группы, ее командование и командование 16-й армии первоначально решили, что речь идет всего лишь о небольшом контрударе. В этой обстановке польские войска получили важный для их операции выигрыш во времени и продолжили быстрое продвижение к Брест-Литовску, стремясь отрезать и прижать к германской границе все армии Западного фронта. Осознав опасность с юга, советское командование решило создать оборону по рр. Липовец и Западный Буг, однако на пер


убрать рекламу




убрать рекламу



егруппировку войск требовалось время, а резервов в тылу фронта не было. Уже утром 19 августа поляки выбили слабые части Мозырской группы из Брест-Литовска. Попытка перегруппировать войска 16-й армии также не удалась, поскольку противник опережал советские части при выходе на любые пригодные для обороны рубежи. 20 августа польские войска вышли на линию Брест-Литовск – Высоко-Литовск – рр. Нарев и Западный Буг, охватив с юга основные силы Западного фронта. Следует также учесть, что все это время польское командование имело возможность перехватывать и читать радиограммы советского командования, что, безусловно, облегчало действия Войска Польского.





К 25 августа фронт стабилизировался по линии Августов – Липск – Кузница – Вислочь – Беловеж – Жабинка – Опалин. Еще 19 августа, когда войска Западного фронта уже отступили от Варшавы, из-под Львова стала отводиться 1-я Конная армия. Однако почувствовав ослабление натиска советских войск, противник предпринял ряд контратак, и 21–24 августа соединениям Конармии пришлось поддерживать своих соседей. Не добавила ясности и директива Троцкого от 20 августа, требовавшая «энергичного и немедленного содействия Конной армии Западному фронту», но обращавшая «особое внимание Реввоенсовета армии на то, чтобы занятие самого Львова не отразилось на сроке выполнения этих приказов». Тем самым вместо четкого приказа о прекращении атаки Львова Москва вновь ограничилась расплывчатым приказом. Не говоря уже о том, что теперь переброска 1-й Конной армии была уже не нужна. Более того, 25 августа 1-я Конная армия была по приказу главкома брошена в рейд на Замостье, не имевший ни смысла, ни цели.

После военных действий начались длительные мирные переговоры, итогом которых стал Рижский мирный договор, подписанный в 20.30 18 марта 1921 г. Стороны обязались уважать государственный суверенитет друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, борющихся с другой стороной. Была предусмотрена процедура оптации граждан. Советская сторона обязалась выплатить Польше 30 млн рублей золотом в монетах или слитках и передать железнодорожный состав и другое имущество на 18 245 тыс. рублей золотом. Польша освобождалась от долгов Российской империи и предусматривались переговоры об экономическом соглашении. Между сторонами были установлены дипломатические отношения. Договор был ратифицирован ВЦИК РСФСР 14 апреля, польским сеймом – 15 апреля, а ЦИК УССР – 17 апреля 1921 г. 30 апреля после обмена ратификационными грамотами в Минске договор вступил в силу. Советско-польская война закончилась.

События 1920 г. показали, что реализовать в полном объеме как польские, так и советские планы невозможно, и сторонам пришлось идти на компромисс. Наконец-то они взглянули друг на друга как равные, что и отразили ход переговоров о мире и Рижский договор. Территориальный вопрос был решен между Москвой и Варшавой классическим путем компромисса силы. Советско-польская граница была определена произвольно по случайно сложившейся конфигурации линии фронта. Никакого иного обоснования эта новая граница не имела, да и не могла иметь. Получив 1/2 территории Белоруссии и 1/4 Украины, воспринимавшиеся как предназначенные для полонизации «дикие окраины», Польша стала государством, в котором поляки составляли лишь 64 % населения. Хотя стороны отказались от взаимных территориальных притязаний, рижская граница стала непреодолимым барьером между Польшей и СССР.

Н. КОПЫЛОВ. 
убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Мягков Михаил Юрьевич » Красные полководцы. Сергей Каменев, Семен Будённый, Михаил Фрунзе, Василий Чапаев, Василий Блюхер, Михаил Тухачевский.