Название книги в оригинале: Мягков Михаил Юрьевич. Полководцы Великой Отечественной. Книга 1. Иосиф Сталин, Сидор Ковпак, Иван Панфилов, Федор Толбухин, Александр Василевский

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Мягков Михаил Юрьевич » Полководцы Великой Отечественной. Книга 1. Иосиф Сталин, Сидор Ковпак, Иван Панфилов, Федор Толбухин, Александр Василевский.



убрать рекламу



Читать онлайн Полководцы Великой Отечественной. Книга 1. Иосиф Сталин, Сидор Ковпак, Иван Панфилов, Федор Толбухин, Александр Василевский. Мягков Михаил Юрьевич.

Полководцы Великой Отечественной. Книга 1. Иосиф Сталин, Сидор Ковпак, Иван Панфилов, Федор Толбухин, Александр Василевский

 Сделать закладку на этом месте книги

Редактор кандидат исторических наук Н. А. Копылов 

Редактор-составитель доктор исторических наук М. Ю. Мягков 





© ИД «Комсомольская правда», 2014 год.

© ИД «Российское военно-историческое общество», 2014 год.

Сталин Иосиф Виссарионович

 Сделать закладку на этом месте книги



21 декабря 1879–5 марта 1953 


Деятельность по подготовке страны к войне: промышленность, армия, международные дела

В межвоенный период деятельность Сталина на посту руководителя советского государства в значительной степени определялась задачами укрепления внешнеполитических позиций СССР и создания экономических, индустриальных и технических основ для обороны страны в случае вовлечения в новую мировую войну.

Сражения и победы

Объединяя во время Великой Отечественной войны государственное и военное руководство в одном лице, Сталин в равной степени несет ответственность за поражения и потери – и может считаться творцом Великой Победы.

С 30 июня 1941 г. – председатель Государственного комитета обороны; с 23 июня вошел в состав Ставки Главного командования, с 10 июля возглавил Ставку Верховного Командования. С 19 июля 1941 г. – нарком обороны (до марта 1947 г.); с 8 августа 1941 г. – Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Союза ССР (до сентября 1945 г.). Генералиссимус Советского Союза (1945). Герой Советского Союза (1945).

Ключевым решением советского правительства, принятым по инициативе и при непосредственном участии Сталина, был курс на осуществление программы форсированной модернизации. После потрясений революции, Первой мировой и Гражданской войн Россия оказалась в неимоверной отсталости и разрухе. Масштаб и острота стоявших перед страной проблем хорошо осознавалась не только всеми представителями советской правящей элиты, но и политиками и аналитиками Запада. Сталин сформулировал стоящую перед страной задачу следующим образом: «Мы отстали от передовых капиталистических стран на 100 лет. Или мы пробежим это расстояние за 10 лет, или нас сомнут».

В 1930-е годы в СССР была развернута программа индустриализации, в ходе которой были, по сути, заново созданы некоторые важнейшие для обороноспособности страны отрасли промышленности: станкостроительная, приборостроительная, автомобильная, авиационная. Валовая продукция промышленности к 1941 г. увеличилась по сравнению с 1913 г. в 7,7 раза, производство средств производства – в 13,4, машиностроения и металлообработки – в 30, энерговооруженность труда – в 5 раз. По выпуску валовой продукции машиностроения, добыче нефти и производству тракторов СССР занял первое место в Европе и третье в мире; по добыче угля, производству цемента – третье в Европе. В 1940 г. в Советском Союзе было произведено 14,9 млн тонн чугуна (в 3,5 раза больше, чем в 1913 г.), 18,3 млн тонн стали (в 4,3 раза больше), 166 млн тонн каменного угля (в 5,7 раза больше), нефти 31,1 млн тонн (в 3 раза больше), производилось электроэнергии 48,6 млрд кВт/ч. Для повышения живучести экономики на случай войны особое значение придавалось ускоренному развитию промышленности восточных регионов страны. В 1940 г. удельный вес восточных районов в производстве важнейших видов продукции составил 25–30 % общесоюзного производства.

Несмотря на огромную занятость Сталина как фактического руководителя партии и государства, он лично основательно вникал в основные вопросы создания новых образцов вооружений и технического оснащения Красной Армии. В 1930-е годы на ведущих оборонных предприятиях были созданы конструкторские бюро и опытные цеха. В числе прочего это позволило ускорить разработку новых образцов боевой техники, прежде всего танков (Т-34 и КВ) и самолетов (Як-1, Миг-3, ЛаГГ-3, Ил-2, Пе-2), а также зенитных орудий и других видов оружия.




Картина, получившая в народе название «Два вождя после дождя». И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле. Художник А. Герасимов.




В. М. Молотов и И. В. Сталин едут на V съезд Советов СССР 1929 г.


Накануне Великой Отечественной войны Сталин вынашивал обширные планы по коренному преобразованию и повышению боевой мощи Красной Армии и Военно-морского флота, рассчитанные на несколько лет вперед. «Когда же все это будет нами сделано, – говорил он, – Гитлер не посмеет напасть на Советский Союз». К сожалению, война застала нашу страну и ее Вооруженные силы в стадии реорганизации, перевооружения, переподготовки армии и флота, создания государственных резервов и мобилизационных запасов. При этом многие потенциальные возможности не были рационально использованы.

В целом в предвоенный период Советским Союзом был осуществлен огромный скачок в индустриальном развитии и укреплении оборонного потенциала. Именно заложенная в 1930-х годах под руководством Сталина экономическая база сделала возможным военное сопротивление гитлеровской агрессии в 1941–1945 гг. Как показала война, созданная система обладала огромной живучестью и потенциалом, мобилизация которого в первый период войны, после тяжелейших поражений, оккупации значительной части территории и утраты материальных и человеческих ресурсов, позволила стране в 1942–1943 гг. переломить неудачное течение событий, выстоять и победить.




Сталин: «Наши люди являются нашим самым ценным капиталом». Мюнхен, 1935 г. Нацистская карикатура.




50-летие И. В. Сталина, в кругу соратников 1929 г.




Л. М. Каганович, К. Е. Ворошилов и И. В. Сталин с руководящими работниками Московской организации ВКП (б) 1930 г.




И. В. Сталин встречает экипаж В. П. Чкалова на Щелковском аэродроме.




Сталин приветствует демонстрацию. Москва, 7 ноября 1932 г.


Как руководитель государства Сталин непосредственно занимался также и вопросами внешней политики. Перед войной было необходимо создать благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны. По инициативе Сталина в начале 1930-х годов в международной политике СССР был начат поворот, подразумевавший отказ от конфронтационного противостояния со всем западным миром и сотрудничество с «неагрессивными» капиталистическими странами в целях отсрочить возникновение новой мировой войны. Вехами на этом пути было вступление СССР в Лигу наций, восстановление отношений с США, заключение договоров о взаимопомощи с Францией и Чехословакией. Эта политика встречала противодействие тех кругов на Западе, кто рассчитывал на столкновение СССР с Германией, сначала поощряя реваншистские устремления Гитлера, а затем подталкивая его к экспансии на Восток. Кроме того, большую опасность для СССР представляло укрепление военного союза Германии и Японии, угрожавшего перспективой их совместного военного выступления против нашей страны.




С дочерью Светланой на даче 1935 г.




1941 г.


До заключения Мюнхенского соглашения 1938 г. советское руководство рассчитывало, что безопасность Советского Союза может быть обеспечена на путях паритетного сотрудничества с «западными демократиями». После расчленения Чехословакии, поражения республиканцев в войне с фашизмом в Испании, а также в условиях необъявленной войны с Японией (военные конфликты у оз. Хасан и р. Халхин-Гол) целесообразность этого внешнеполитического курса была поставлена под сомнение. Однако в 1939–1941 гг. Сталину и Молотову удалось путем заключения договоров о ненападении с Германией и нейтралитете с Японией расколоть единый фронт потенциальных противников и остаться в стороне от начавшейся в Европе Второй мировой войны. В результате Великобритания, Франция и США оказались в стане союзников Советского Союза в войне с гитлеровской Германией, а затем – с Японией. Создание антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны стало величайшей дипломатической победой Сталина, в значительной мере предопределившей течение и исход Второй мировой войны.

Г. К. Жуков: «Идти на доклад в Ставку, к Сталину, скажем с картами, на которых были хоть какие-то «белые пятна», сообщать ему ориентировочные, а тем более преувеличенные данные – было невозможно. И. В. Сталин не терпел ответов наугад, требовал исчерпывающей полноты и ясности. У него было какое-то особое чутье на слабые места в докладах и документах, он их тут же обнаруживал и строго взыскивал с виновных».

Г. К. Жуков: «В стратегических вопросах Сталин разбирался с самого начала войны. Стратегия была близка к его привычной сфере политики; и чем в более прямое взаимодействие с политическими вопросами вступали вопросы стратегии, тем увереннее он чувствовал себя в них… его ум и талант позволили ему в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько, что, вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы, связанные с проведением операций, он проявил себя как человек, разбирающийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчиненных. При этом в ряде случаев он находил и подсказывал интересные оперативные решения».




За Родину. Советский плакат 1941 года.


Г. К. Жуков: «И. В. Сталин владел вопросами фронтовых операций и руководил ими с полным знанием дела. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим. Кроме того, в обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще всего необходимого для фронта И. В. Сталин, прямо скажу, проявил себя выдающимся организатором. И будет несправедливо, если мы не отдадим ему за это должное».

Объединение политического и военного руководства, ошибки и уроки начального периода войны

 Сделать закладку на этом месте книги

С тех пор как война стала охватывать все стороны жизни государства, объединение в одних руках политической и военной власти считалось одним из условий, благоприятствующих наиболее полной мобилизации всех экономических, моральных и военных возможностей государства для ведения войны. Стремление к этому в той или иной мере проявилось во всех государствах в периоды Первой и Второй мировых войн, в том числе США и Англии. В нашей стране до Великой Отечественной войны не были приняты определенные решения по организации военно-политического руководства страной и Вооруженными силами в военное время. Предполагалось, что руководство будет осуществляться примерно при таком разделении функций, как во время Гражданской войны, когда глава государства Ленин, возглавляя Совет Рабочей и Крестьянской обороны и правительство, не брал на себя тем не менее функции наркома обороны и Главнокомандующего Вооруженными силами. Поэтому с началом Великой Отечественной войны нарком обороны формально стал Главнокомандующим Вооруженными силами. Но поскольку без ведома Сталина ни одно важное решение все равно не могло быть принято, он вскоре сам официально занял должность не только председателя Комитета обороны, но и наркома обороны и Верховного главнокомандующего. Такая централизация власти имела положительные стороны, так как позволяла максимально концентрировать усилия государства в интересах фронта.

Как справился Сталин с обязанностями главы государства и Верховного главнокомандующего накануне и в начале Великой Отечественной войны? Представляется, что его деятельность в этот период была наиболее неудачной и предопределила позднее многие другие просчеты и ошибки. Решение любой ценой оттянуть вооруженное выступление Германии против СССР привело весной 1941 г. к недопустимому промедлению с приведением Красной Армии в полную боевую готовность, а также, переводом промышленности на военное положение. Не были утверждены и введены в действие новые оперативные и мобилизационные планы взамен устаревших и не соответствовавших новым условиям. Как писал Г. К. Жуков, «…у меня была огромная вера в Сталина, в его политический ум, его дальновидность и способность находить выходы из самых трудных положений. В данном случае – в его способность уклониться от войны, отодвинуть ее. Тревога грызла душу. Но вера в Сталина и в то, что в конце концов все выйдет именно так, как он предполагает, была сильнее». Поскольку Сталину не удалось разобраться с сутью дезинформационных мероприятий врага, многие необходимые приказы и распоряжения накануне войны не были отданы или поступили в войска с опозданием. Для армий приграничных округов вторжение вермахта утром 22 июня 1941 г. стало внезапным. Незавершенность мероприятий по отмобилизованию и стратегическому развертыванию Красной Армии привела к серии тяжелых поражений летом 1941 г., следствием которых стало складывание для нашей страны поистине критической обстановки.




Душегуб. Немецкий плакат для оккупированных территорий.


Главное командование Красной Армии, Генеральный штаб, не получая достоверных данных и недостаточно хорошо представляя положение дел на фронте, зачастую отдавали войскам распоряжения, не соответствующие сложившейся обстановке. В этих условиях особенно важно было, чтобы Ставка и лично Сталин проявили выдержку и самообладание. Это в целом удавалось, хотя не всегда в острой обстановке находились верные оперативно-стратегические решения. В июле Генеральный штаб пришел к выводу, что немецкое командование, скорее всего, не будет продолжать наступление на московском направлении, и направит основные усилия на разгром нашего Центрального фронта. Начальник Генштаба Г. Жуков докладывал Сталину, что, если это произойдет, противник получит возможность выйти во фланг и тыл Юго-Западного фронта, и предлагал отвести войска за р. Днепр. Сталин в тот момент не согласился с такой оценкой обстановки (как же можно оставлять Киев?) и отстранил Жукова от обязанностей начальника Генштаба. Опасения Генштаба подтвердились – в сентябре германские войска окружили четыре армии Юго-Западного фронта, нанеся Красной Армии очередное тяжелейшее поражение. Вместе с тем, несмотря на глубокое продвижение и захват обширных территорий (до 1,5 млн квадратных км), противнику не удалось полностью разгромить советские войска и лишить их способности к сопротивлению. Ставка смогла осуществить мобилизацию и подготовку резервов, которые сыграли решающую роль в сражениях под Ленинградом, Смоленском и Москвой.




СССР. Немецкая листовка – пропуск для сдачи в плен.




Сталин – человек года. Обложка журнала «Тайм» от 4 января 1943 г.


Сталин сыграл главную роль в мобилизации сил и средств, создании резервов для обороны Москвы. Так, одним из первых постановлений ГКО, подписанных Сталиным в день его создания, уже 3 июля, было распоряжение об изъятии зимнего обмундирования и снаряжения со складов Забайкальского и Сибирского военных округов и транспортировке их в центральную часть России. Да и то, что он до конца остался в Кремле и нашел в себе мужество провести 7 ноября 1941 г. военный парад, имело огромное морально-политическое значение.

А. М. Василевский: «О Сталине как военном руководителе в годы войны необходимо написать правду. Он не был военным человеком, но он обладал гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать военные решения».

А. М. Василевский: «Если Сталин был чем-либо недоволен, а в войну, особенно в ее начале, поводов для этого имелось много, он мог резко и несправедливо отругать. Но в ходе войны он заметно изменился. К нам, работникам Генштаба и главных управлений Наркомата обороны, командующим фронтами, стал относиться сдержаннее, спокойнее, даже тогда, когда на фронте что-то случалось неладное. Встречаться с ним стало гораздо проще, чем раньше. Видимо, война, ее повороты, наши неудачи и успехи оказали влияние на характер Сталина».

А. М. Василевский: «…Хорошие отношения были у меня с Н. С. Хрущевым и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как не поддержал его высказывания о том, что И. В. Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный главнокомандующий. Я до сих пор не могу понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и членом военного совета ряда фронтов, Н. С. Хрущев не мог не знать, как был высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он так же не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную компетентность руководства вооруженной борьбой… По моему глубокому убеждению, И. В. Сталин… являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран по войне. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период войны. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем, вместе с тем не лишенным и личного обаяния. И. В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь, прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задает вопросы, подает реплики. А когда кончится обсуждение, четко сформулирует выводы, подведет итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или ГКО, а также директив или приказов Верховного главнокомандующего».




Сталин и У. Черчиль Москва, август 1942 г.





Главные сражения и победы Второй мировой – роль Верховного Главнокомандующего

 Сделать закладку на этом месте книги

После успеха советского контрнаступления под Москвой и крушения гитлеровского плана «молниеносной войны» война вступила в новую фазу. В начале 1942 г. Сталин предполагал и ставил задачу завершить войну в 1942 г. В директивном письме Ставки, подписанном Сталиным 10 января 1942 г., указывалось: «Немцы хотят получить передышку, но этого им давать не следует. Гнать их на запад без остановки, заставить израсходовать резервы до весны, когда у нас будут новые большие резервы, а у немцев не будет больше резервов, и обеспечить таким образом полный разгром гитлеровских войск в 1942 году». Этому прогнозу не суждено было сбыться: в силу ряда новых ошибок, допущенных Ставкой ВГК, Красной Армии пришлось терпеть неудачи и в летней кампании 1942 г. Непоследовательность и нерешительность в выборе способа действий, когда, с одной стороны, в принципе предполагалось перейти к стратегической обороне, с другой – предпринимался ряд должным образом неподготовленных и необеспеченных материально наступательных операций, привели к распылению сил. После ряда тяжелых поражений летом 1942 г. нашим войскам пришлось отступать до р. Волга, и только под Сталинградом немецкое наступление было остановлено. Ставке ВГК во главе со Сталиным удалось мобилизовать крупные резервы для перехода в контрнаступление и разгрома фашистских войск под Сталинградом. Следует отметить умелый выбор Ставкой ВГК и Генштабом момента для перехода в контрнаступление, когда наступление противника уже выдохлось, группировки его войск были растянуты, фланги ослаблены, а переход к обороне не осуществлен. Удачно, с учетом уязвимых мест (оборонявшихся румынскими войсками) были определены направления главных ударов с целью окружения. До сих пор идут споры: кому принадлежит идея Сталинградской операции? Ее замысел, в самом общем виде, зародился из объективно складывающейся обстановки и был сформулирован Г. К. Жуковым и А. М. Василевским. Но по неписаным военным законам она в конечном счете принадлежит Сталину, тому, кто сумел уловить ее суть и взял на себя ответственность за ее осуществление. Он же сыграл главную роль в сбережении и создании стратегических резервов и материально-технических средств для проведения этой операции.




Сталин выступает на торжественном заседании, посвященном XXVI годовщине Великого Октября. Москва, 6 ноября 1943 г.


В ходе разгрома гитлеровцев под Сталинградом и ожесточенных сражений зимой 1943 г. советские войска также понесли огромные потери в личном составе и технике. Освобожденные районы находились в опустошенном состоянии. От советского государства, Верховного Главнокомандования и всего советского народа требовались новое напряжение сил, мобилизация всех экономических и военных возможностей для наращивания ударов по врагу до полного его разгрома. Положение осложнялось тем, что Германия опиралась на промышленные ресурсы всей Западной Европы. В 1943 г. она производила в 4 раза больше чугуна, стали и проката, угля – почти в 6 раз, электроэнергии – в 1,5 раза больше, чем Советский Союз. Поэтому только за счет более рационального использования имеющихся ресурсов и самоотверженного труда советских людей можно было превзойти врага в создании военной техники и вооружения, требовавшихся для окончательной Победы. Во главе этой грандиозной работы стоял Государственный комитет обороны во главе со Сталиным.

События 1941–1942 гг. не прошли даром для Сталина как военного руководителя. Уроки были извлечены и реализованы в конкретных решениях и действиях. Сталин стал больше прислушиваться к предложениям представителей Ставки на фронтах, Генеральному штабу, командующих войсками фронтов. Поскольку предложения, исходившие от разных командующих, зачастую противоречили друг другу, перед Верховным главнокомандующим стоял всегда непростой и весьма рискованный выбор. Весной 1943 г. утвержденный Сталиным замысел состоял в том, чтобы переходом к преднамеренной обороне в районе Курского выступа отразить летнее наступление немецко-фашистских войск, обескровить их и последующим переходом в контрнаступление нанести поражение. Большая и многообразная работа по подготовке оборонительной операции предопределила ее успешное проведение. Вместе с тем разгром немцев под Курском в июле – августе 1943 г. был предопределен не только оборонительными действиями, но и своевременным переходом в наступление войск Западного и Брянского фронтов на Орловском направлении и войск Степного и Юго-Западного на Белгород-Харьковском направлении. После разгрома немцев под Курском Ставка ВГК умело организовала форсирование р. Днепр осенью 1943 г.




Сталин. Москва, ноябрь 1944 г.


В 1943–1944 гг. наше Верховное Главнокомандование добилось того, что в целом военно-политическая и стратегическая обстановка коренным образом изменилась в пользу СССР и его союзников. В 1942–1943 гг. в восточных районах нашей страны было вновь построено 2 тыс. 250 и восстановлено в освобожденных районах свыше 6 тыс. предприятий. Оборонная промышленность в 1944 г. ежемесячно производила танков и самолетов в 5 раз больше, чем в 1941 г. Это говорит о том, насколько эффективно осуществлялось во время войны строительство и подготовка Вооруженных сил. Однако подавляющее превосходство советских Вооруженных сил над германскими окончательно определилось, когда союзники высадили крупный десант в Нормандии в июне 1944 г. и был открыт второй фронт в Европе. Сталин поставил перед советскими вооруженными силами следующие задачи: не дать возможности немецко-фашистской армии закрепиться на занимаемых рубежах и затянуть войну, завершить освобождение своей страны, освободить другие народы Европы от фашистской оккупации и закончить войну полным разгромом Германии. Решить эти задачи можно было только активными наступательными действиями. В 1944 г. Советская армия провела 10 крупных наступательных операций, начав с наступления по освобождению Правобережной Украины и снятия блокады Ленинграда зимой 1944 г.




Тост за Великий Русский народ. Художник М. Хмелько. 1946 г.


В 1945 г. продолжалось стратегическое наступление на всем советско-германском фронте. К этому времени уровень стратегического руководства войсками со стороны Ставки и Генштаба существенно вырос. Фашистская Германия оказалась в тисках согласованных ударов союзников. Проведенные на этом этапе войны Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Берлинская и другие операции привели к полному краху Германии и ее безоговорочной капитуляции.

К. С. Москаленко: «Когда Николай Федорович (Ватутин. – Авт.) рассказал нам о своей беседе с Верховным, я не смог скрыть удивления по поводу той тщательности, с которой Ставка анализировала боевые действия, и у меня невольно вырвалось: «По каким же картам следит Верховный за нашими действиями, если видит больше и глубже нас?». Николай Федорович улыбнулся: «По двух– и пятисоттысячным за фронтом и по стотысячным за каждой армией. Главное же, на то он и Верховный, чтобы подсказывать нам, поправлять наши ошибки…».




На Берлинской конференции 1945 г.


И. Х. Баграмян: «Зная огромные полномочия и поистине железную властность Сталина, я был изумлен его манерой руководить. Он мог кратко скомандовать: «Отдать корпус! – и точка». Но Сталин с большим тактом и терпением добивался, чтобы исполнитель сам пришел к выводу о необходимости этого шага. Мне впоследствии частенько самому приходилось уже в роли командующего фронтом разговаривать с Верховным главнокомандующим, и я убедился, что он умел прислушиваться к мнению подчиненных. Если исполнитель твердо стоял на своем и выдвигал для обоснования своей позиции веские аргументы, Сталин почти всегда уступал».

А. Е. Голованов: «Хочу остановиться на фигуре Верховного главнокомандующего – И. В. Сталина. Он стоял во главе тяжелейшей мировой войны… Изучив того или иного человека и убедившись в его знаниях и способностях, он доверял таким людям, я бы сказал, безгранично. Но, как говорится, не дай бог, чтобы такие люди проявили себя где-то с плохой стороны. Сталин таких вещей не прощал никому… Отношение его к людям соответствовало, если можно так сказать, их труду, их отношению к порученному им делу… Работать с И. В. Сталиным, прямо надо сказать, было не просто и не легко. Обладая сам широкими познаниями, он не терпел общих докладов, общих формулировок. Ответы на все поставленные вопросы должны были быть конкретны, предельно коротки и ясны… Способность говорить с людьми, образно выражаясь, безо всяких обиняков, говоря прямо в глаза то, что он хочет сказать, то, что он думает о человеке, не могла вызвать у последнего чувство обиды или унижения. Это было особой, отличительной чертой Сталина. Удельный вес Сталина в ходе Великой Отечественной войны был предельно высок как среди руководящих лиц Красной Армии, так и среди всех солдат и офицеров Вооруженных сил Советской армии. Это неоспоримый факт, противопоставить которому никто ничего не может».

А. В. Хрулев: «Сталин все стягивал на себя. Сам никуда не ходил. Приезжал, допустим, в четыре часа дня к себе в кабинет в Кремль и начинал вызывать. У него был список, кого надо пригласить. Раз он приехал, то сразу все члены ГКО вызывались к н


убрать рекламу




убрать рекламу



ему. Заранее никто не собирался. Он приезжал – и тогда Поскребышев начинал обзванивать тех, кто был нужен в данный момент…

Все члены ГКО имели в своем ведении определенные участки работы. Так, Молотов ведал танками, Микоян – делами интендантского снабжения, снабжения горючим, вопросами ленд-лиза, иногда выполнял отдельные поручения Сталина по доставке снарядов на фронт. Маленков занимался авиацией, Берия – боеприпасами и вооружением. Каждый приходил к Сталину со своими вопросами и говорил: я прошу принять такое-то решение по такому-то вопросу… А что такое Ставка? Это был Сталин, члены Ставки, начальник или помощник начальника Генерального штаба по оперативным делам и весь Наркомат обороны… И в Ставке, и в ГКО никакого бюрократизма не было. Это были исключительно оперативные органы. Руководство концентрировалось в руках Сталина… Жизнь во всем государственном и военном аппарате была напряженная, режим работы был круглосуточный, все находились на своих служебных местах. Никто не приказывал, что должно быть именно так, но так сложилось. Стоило А. А. Новикову, командующему военно-воздушными силами, отдать приказ, в котором была такая преамбула: работать в те же часы, как Сталин, и Верховный тут же отреагировал: мало ли, что я так работаю. Сталин начинал и кончал работать в разные дни по-разному. Он мог один день прийти в 4 часа дня, а на следующий – в 8 часов вечера, мог кончить работу и в 4, и в 7 часов утра… Сталин подписывал документы часто не читая – но это до тех пор, пока вы себя не скомпрометировали. Все было построено на доверии. Стоило Сталину только убедиться, что данный человек – мошенник, что он обманул, ловчит, – судьба такого работника тут же решалась… Я давал Сталину тысячи документов на подпись, но, готовя эти документы, за каждой буквой следил… Если меня не вызывали, но было важное дело, я приезжал, заходил к Сталину в кабинет. И если шло какое-то заседание, то садился в ожидании подходящего момента. Меня ни разу не выгоняли. Да и никого не выгоняли».

Некоторые отличительные черты сталинского стратегического руководства

 Сделать закладку на этом месте книги

Представляется, неверно изображать Сталина на посту Верховного главнокомандующего как сугубо гражданского человека. Многолетний опыт революционера-подпольщика, активное участие в двух революциях немало значили для закалки будущего руководителя военно-политического плана. Учесть надо и то, что Сталин, как и многие другие революционеры того времени, усердно изучал военную историю, военно-теоретическую литературу и в этой области был весьма знающим человеком. Во время Гражданской войны он получил огромный опыт военно-политического руководства крупными массами войск на многих фронтах (оборона Царицына, Петрограда, на фронтах против Деникина, Врангеля, армий Польши и др.), а, став Генеральным секретарем – фактическим главой государства, непосредственно руководил процессом создания и строительства советских Вооруженных сил. Его военный опыт несопоставим с опытом Рузвельта, Черчилля или Гитлера, который тоже немало занимался военными вопросами.

В ходе войны отличительными чертами Сталина как Верховного главнокомандующего были: умение предвидеть развитие стратегической обстановки и охватывать во взаимосвязи военно-политические, экономические, социальные, идеологические и собственно военные вопросы; выбор наиболее рациональных способов стратегических действий; соединение воедино усилий фронта и тыла; высокая требовательность и большие организаторские способности; строгость и жесткость управления и, что особенно важно, – огромная воля к победе.

Сталин обладал незаурядным умом и сильной волей. Хорошая память, умение быстро вникнуть в суть вопроса и твердый характер создавали предпосылки для проявления военного искусства. Но отрицательно сказывались отсутствие систематизированных военных знаний и опыта службы в регулярных войсках. Поэтому, по свидетельству Жукова и Василевского, Сталин лишь через 1,5–2 года войны стал хорошо разбираться в оперативно-тактических вопросах.

Как полководец он придерживался активной наступательной стратегии, хотя признавал и правомерность отступления, если это требуется по обстановке, вместе с тем постоянно требуя закрепления достигнутых успехов. Одним из главных положений теории и практики военного искусства, которых придерживался Сталин, был тезис о решающем значении выбора направления главного удара для успеха в любой операции. Его теоретические суждения о необходимости учета при принятии решения политических, экономических и военных аспектов обстановки, изложенные еще в годы Гражданской войны в предложениях по разгрому Деникина, в принципе были резонными. Тем не менее опыт Великой Отечественной войны показал, что наряду с обоснованным решением относительно выбора направления сосредоточения главных усилий, важнейшими факторами, обеспечивающими успех, было достижение скрытности и тщательности организации боевых действий и их всестороннее обеспечение, твердое управление войсками в ходе боя или операции.

Главный недостаток Сталина как Верховного Главнокомандующего (как и других политических деятелей вроде К. Ворошилова, Н. Булганина, Д. Устинова) состоял в том, что он, не зная войсковой жизни, не имея опыта непосредственного управления войсками, недостаточно хорошо представлял себе, как в действительности они могут действовать и как будут развиваться события после принятия тех или иных решений и отдачи соответствующих приказаний. Отсюда – нередкие случаи постановки войскам нереальных задач.

Много раз справедливо подчеркивалось, что разработка и практическое применение новых эффективных способов вооруженной борьбы, новаторское решение других проблем военного искусства стало результатом совместного творчества Ставки ВГК, Генерального штаба, командующих видами Вооруженных сил и родов войск, командующих и штабов фронтов, армий, соединений и частей. Однако неправомерно говорить о том, что все это творчество в области военного искусства было осуществлено помимо или даже вопреки Сталину, хотя бы потому, что без его ведома и согласия решения по таким вопросам не могли быть приняты.




Маленков, Сталин с девочкой Верой, Булганин на трибуне Мавзолея. Москва, 1952 г.


Кроме того, важную роль в ходе войны играли выступления Сталина, приказы и директивы Ставки ВГК, в которых личному составу армии и всему народу разъяснялись цели и характер освободительной войны, разоблачались захватнические цели фашистской Германии, вскрывались достижения и недостатки в практике военных действий, обобщался боевой опыт, ставились задачи по совершенствованию способов подготовки и ведения боевых действий и операций, применения оружия и боевой техники, повышению морального духа войск и воинской дисциплины. Вообще Сталиным, партийными организациями, политорганами была проведена огромная работа по формированию оборонного патриотического сознания народа.

Большая работа была проделана Сталиным по руководству партизанским движением, активизации антифашистского движения в оккупированных странах Европы.

Главным итогом деятельности Сталина на посту Верховного главнокомандующего во время Великой Отечественной войны стал разгром гитлеровской Германии, империалистической Японии и избавление своей страны и всего человечества от угрозы фашистского порабощения. На совести Сталина серьезные ошибки и просчеты, особенно перед войной, которые, как он сам признал в 1945 г., довели страну до моментов отчаянного положения. Но невозможно отрицать и того, что во многом благодаря его мобилизующей роли, организаторским способностям, его усилиям, поддержанным большинством народа, нашей стране удалось выстоять в неимоверно трудной, ожесточенной борьбе с очень сильным и опасным противником и прийти к Великой Победе 1945 г. Этим своим главным делом, свершенным во благо своего народа и всего человечества, Сталин вошел в историю как выдающийся государственный и военный деятель.

ГАРЕЕВ М. А., генерал армии, президент Академии военных наук 

Ковпак Сидор Артемьевич

 Сделать закладку на этом месте книги



7 июня 1887–11 декабря 1967 


Сидор Артемьевич (Артёмович) Ковпак родился 7 июня 1887 г. в украинском селе Котельва в обычной крестьянской семье, у него было пять братьев и четыре сестры. С самого детства он помогал родителям по хозяйству. Как всякий крестьянин, от зари до заря занимался тяжелым физическим трудом. Посещал церковно-приходскую школу, где получил основы начального образования. В десять лет он начал работать у местного торговца-лавочника, дослужившись к совершеннолетию до приказчика. Проходил военную службу в Александровском полку, размещенном в Саратове. После ее окончания решил остаться в городе, найдя работу грузчиком в речном порту.

Сражения и победы

Легендарный партизанский руководитель, командир ряда партизанских соединений в годы Великой Отечественной войны, военный и партийный деятель, генерал-майор, дважды Герой Советского Союза.

Ковпак был гением скрытного перемещения, после сложных и долгих маневров партизаны неожиданно атаковали там, где их совсем не ожидали, создавая эффект присутствия в нескольких местах сразу. Успешность рейдовой тактики Ковпака была оценена в Москве, и его опыт был распространен на всю партизанскую войну.

С началом Первой мировой войны Ковпак был мобилизован в армию, в составе 186-го пехотного Асландузского полка он принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Сидор Артемьевич был по складу ума разведчиком, выделяясь среди остальных солдат своей смекалистостью и умением находить выход из любой ситуации. В боях и вылазках несколько раз был ранен. Весной 1916 г. лично приехавший на фронт царь Николай II в числе прочих наградил юного Ковпака двумя медалями «За храбрость» и Георгиевскими крестами III и IV степеней.

После начала революции Ковпак присоединился к большевикам. Когда в 1917 г. Асландузский полк ушел в резерв, проигнорировав приказ Керенского о наступлении, он в числе прочих солдат вернулся домой в родную Котельву. Гражданская война вынудила его поднять восстание против режима гетмана Скоропадского, постигая азы партизанского военного искусства. Котельвский отряд во главе с Ковпаком успешно сражался с немецко-австрийскими оккупантами Украины, а позже, объединившись с бойцами Александра Пархоменко, – с деникинцами. В 1919 г., когда его отряд с боями покинул охваченную войной Украину, Ковпак решает вступить в Красную Армию.

В составе 25-й Чапаевской дивизии, в роли командира взвода пулеметчиков он воюет поначалу на Восточном фронте, а потом на Южном с генералом Врангелем. За проявленное мужество был удостоен ордена Боевого Красного Знамени.

После окончания Гражданской войны Ковпак занимался хозяйственной работой, был военным комиссаром, вступил в партию. В 1926 г. его избирают директором военно-кооперативного хозяйства в Павлограде, а затем председателем Путивльского сельскохозяйственного кооператива, поставлявшего провиант в армию. После утверждения Конституции СССР 1936 г. Сидор Артемьевич был избран депутатом городского совета Путивля, а на его первом заседании в 1937 г. – председателем Путивльского горисполкома Сумской области. В мирной жизни отличался исключительным трудолюбием и инициативностью.




Ковпак в Брянском лесу с партизанкой. Брянский лес, 1942 г.


В тридцатых годах многие бывшие красные украинские партизаны были репрессированы НКВД. По-видимому, лишь благодаря старым боевым товарищам, занимавшим видные места в НКВД, Ковпак спасся от неминуемой смерти.

Ранней осенью 1941 г., когда немецкие войска подошли к Путивлю, Ковпак, которому на тот момент было уже 55 лет, вместе с соратниками организует отряд в расположенном неподалеку Спадщанском лесном массиве размерами 10 на 15 километров. Ковпак заранее организовал склад с продовольствием и боеприпасами. В конце сентября к ним присоединяются красноармейцы-окруженцы, а в октябре – отряд во главе с Семеном Рудневым, ставшим ближайшим другом и соратником Ковпака в годы Великой Отечественной войны. Отряд увеличивается до 57 человек и становится достаточно боеспособным в вооруженных столкновениях с противником – несмотря на нехватку оружия. Ковпак для себя лично объявляет войну с фашистами «до победного конца».

19 октября 1941 г. в Спадщанский лес прорвались фашистские танки. В завязавшемся бою партизаны захватили 3 танка. Потеряв большое количество солдат и боевой техники, враг вынужден был отступить и возвратиться в Путивль. 1 декабря 1941 г. около трех тысяч немецких солдат при поддержке артиллерии и минометов начали наступление на Спадщанский лес. Этот эпизод войны стал переломным моментом в боевой деятельности партизанского отряда Ковпака. С. А. Ковпак, будучи тонким психологом и человеком «из народа», внимательно следил за настроением партизан, учитывал их мнения и прекрасно понимал, как много значит успех боя для поднятия боевого духа бойцов и сплочения отряда. Бой был неравным, длился целый день и все-таки окончился победой партизан. Вдохновленные примером командира и комиссара, сражавшегося вместе со всеми, партизаны ни на шаг не отступили от занятой ими позиции, и все атаки врага были отбиты. Противник потерял около 200 солдат и офицеров, партизаны добыли трофеи – 5 пулеметов и 20 винтовок.

В этом и всех последующих боях в критической ситуации всегда помогал боевой опыт командира отряда, проявился его военный талант, мужество и храбрость, сочетавшиеся с глубоким пониманием партизанской тактики, с трезвым расчетом и умением ориентироваться в самой сложной обстановке.

Однако дальше оставаться в Спадщанском лесу было бессмысленно. С. А. Ковпак и С. В. Руднев изменили тактику: отряд стал подвижным, наносящим по врагу сокрушительные удары во время рейдов. В этих рейдах испытывались новая тактика и стратегия, ставшие большим вкладом в развитие партизанской борьбы, что и выделило Путивльский отряд среди прочих. Все, что делал Ковпак, не укладывалось в стандартные рамки, привычный образ поведения. Его партизаны никогда долго не сидели на одном месте. Днем они прятались в лесах, а передвигались и атаковали противника по ночам. Шли отряды всегда окольными путями, прикрываясь от крупных частей врага заслонами, складками местности, производя перед маневрами тщательную разведку.

Небольшие немецкие подразделения, заставы, гарнизоны уничтожались до последнего человека. Походный строй партизан за считанные минуты мог занять круговую оборону и начать огонь на поражение. Основные силы прикрывали мобильные диверсионные группы, которые подрывали мосты, провода, рельсы, отвлекая и дезориентируя противника. Приходя в населенные пункты, партизаны поднимали людей на борьбу, вооружали и обучали их.

В конце 1941 г. боевой отряд Ковпака осуществил рейд в Хинельские, а весной 1942 г. – в Брянские леса, во время которых он пополнился до пятисот человек и неплохо вооружился. Второй рейд начался 15 мая и продлился до 24 июля, проходя по Сумскому району, хорошо известному Сидору Артемьевичу. Ковпак был гением скрытного перемещения, после выполнения ряда сложных и долгих маневров партизаны неожиданно атаковали там, где их совсем не ожидали, создавая эффект присутствия в нескольких местах сразу. Они сеяли панику среди фашистов, подрывая танки, уничтожая склады, пуская под откос поезда и исчезая без следа. Ковпаковцы воевали, не имея никакой поддержки, не зная даже, где находится фронт. Все оружие и боеприпасы захватывались в сражениях. Взрывчатка добывалась на минных полях. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик – Гитлер».

При всех своих выдающихся качествах военачальника Ковпак совсем не выглядел бравым воякой, он скорее напоминал пожилого человека, мирно заботящегося о своем хозяйстве. Он умело соединял личный солдатский опыт с хозяйственной деятельностью, смело пробовал новые варианты тактических и стратегических способов партизанской борьбы. Основой его отряда были люди не военные, зачастую никогда доселе не державшие в руках оружия – рабочие, крестьяне, учителя и инженеры. Люди мирных профессий, они действовали слаженно и организованно, исходя из системы организации боевой и мирной жизни отряда, налаженной Ковпаком. «Он вполне скромен, не столько учил остальных, сколько обучался сам, умел признавать свои ошибки, тем самым не усугубляя их», – писал Александр Довженко о Ковпаке.




Ковпак наблюдает за началом боя на восточном берегу реки. Март 1943 г.


Ковпак был прост, даже нарочито простоват в общении, человечен в обращении со своими бойцами и с помощью непрерывной политической и идеологической подготовки своего отряда, осуществляемой под руководством комиссара Руднева, умел добиться высокого уровня сознательности и дисциплины. Эта особенность – четкая организация всех сфер партизанской жизни в исключительно сложных, непредсказуемых условиях войны в тылу врага – давала возможность совершать самые сложные, невиданные по своей смелости и размаху операции.

Разведчик П. П. Вершигора так описывал партизанский лагерь Ковпака: «Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в чаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, – это мое первое впечатление об отряде Ковпака».

Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым, справедливо рассуждая, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтенных «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти».

В конце весны 1942 г. за образцовое выполнение боевых задач в тылу врага, проявленный героизм Ковпак был удостоен звания Героя Советского Союза, а Сталин, заинтересованный успехами партизанского движения на Украине, решил взять ситуацию под свой контроль. В самом конце лета 1942 г. Сидор Артемьевич прибыл в Москву, где вместе с другими партизанскими лидерами принял участие в совещании, по итогам которого был создан Главный партизанский штаб, который возглавил Ворошилов. После этого отряд Ковпака начал получать приказы и оружие из Москвы. На совещании особо подчеркивалась важность партизанского движения, а также успешность рейдовой тактики Ковпака. Суть ее заключалась в быстром, маневренном, скрытном перемещении в тылах противника с дальнейшим созданием новых очагов партизанского движения. Такие рейды, помимо значительного ущерба, наносимого войскам противника, и сбора разведывательной информации, имели огромный пропагандистский эффект. «Партизаны переносили войну все ближе к Германии», – говорил по этому поводу начальник Генштаба Красной Армии маршал Василевский.




С. А. Ковпак, И. П. Балыко, П. П. Вершигора (справа налево).


Первой задачей Ковпаку Москва поставила совершить рейд за Днепр на Правобережную Украину, провести разведку боем и организовать диверсии в глубине немецких укреплений перед наступлением советских войск летом 1943 г. В середине осени 1942 г. партизанские отряды Ковпака вышли в рейд. Форсировав Днепр, Десну и Припять, они оказались на Житомирщине, проведя уникальную операцию «Сарненский крест»: одновременно было взорвано пять железнодорожных мостов на магистралях Сарненского узла и уничтожен гарнизон в Лельчицах. За проведенную операцию в апреле 1943 г. Ковпаку присвоили звание генерал-майора.

Перейдя реку под прикрытием артиллерии, герои открыли такой ураганный огонь, с такими криками бросились на врага, что и команд не слышно было. Народ, наши герои-партизаны отлично знают, что если поставлена задача взять – значит, надо взять! Нам отступать некуда. 

Из дневников С. А. Ковпака. 

Летом 1943 г. его соединение начинает свой самый известный поход – Карпатский рейд. Сложность для отряда состояла в том, что достаточно большие переходы необходимо было совершать без прикрытия, по открытой местности в глубоком тылу противника. Снабжения, поддержки либо помощи ждать было неоткуда. Соотечественники могли оказаться предателями. Соединение Ковпака прошло сотни километров, сражаясь с бандеровцами, регулярными немецкими частями и элитными войсками СС генерала Крюгера. С последними партизаны вели самые кровавые бои за всю войну.

Воодушевленные победой над в несколько раз сильным противником, бойцы еще больше укрепили веру в победу, а население еще смелее начало идти в отряды. 

Из дневников С. А. Ковпака. 

В результате операции была на долгое время задержана доставка боевой техники и войск противника в район Курской дуги, что помогло обеспечить нашим войскам преимущество в ходе гигантской битвы. Гитлеровцы, бросившие на уничтожение соединения Ковпака элитные эсэсовские части и фронтовую авиацию, так и не сумели уничтожить партизанскую колонну. Оказавшись в окружении, Ковпак принимает неожиданное для врага решение разделить соединение на целый ряд мелких групп и одновременным «веерным» ударом в различных направлениях прорваться назад к полесским лесам. Этот тактический ход блестяще оправдал себя – все разрозненные группы уцелели, вновь соединившись в одну грозную силу – Ковпаковское соединение.




Дважды Герой Советского Союза генерал-майор С. А. Ковпак и снайпер Герой Советского Союза Людмила Павличенко. Ноябрь 1944 г.




Кандидат в депутаты Верховного Совета СССР, дважды Герой Советского Союза С. А. Ковпак среди своих избирателей. СССР, Сумская обл., январь 1946 г.


Во время Карпатского рейда Сидор Артемьевич был тяжело ранен в ногу. В конце 1943 г. он отбыл в Киев на лечение и больше в военных действиях участия не принимал. За успешное проведение операции 4 января 1944 г. генерал-майор Ковпак получил во второй раз звание Героя Советского Союза, а в феврале 1944 г. партизанский отряд Сидора Ковпака был переименован в одноименную 1-ю Украинскую партизанскую дивизию. Возглавил его подполковник П. П. Вершигора. Под его командованием дивизия совершила еще два успешных рейда сначала по западным областям Украины и Белоруссии, а после – по территории Польши.




Памятная монета.


После окончания войны Ковпак жил в Киеве, работая в Верховном суде Украины, где двадцать лет был заместителем председателя президиума. В народе легендарный партизанский командир пользовался большой любовью. В 1967 г. он стал членом Президиума Верховного Совета Украинской ССР. Скончался Ковпак 11 декабря 1967 г. на 81-м году жизни. Герой был похоронен на Байковом кладбище в Киеве. Детей у Сидора Артемьевича не было.

Тактика партизанского движения Ковпака получила обширное признание далеко за рубежами нашей Родины. На примерах ковпаковских рейдов учились партизаны Анголы, Родезии и Мозамбика, вьетнамские полевые командиры и революционеры из различных латиноамериканских государств.

8 июня 2012 г. Национальный банк Украины выпустил памятную монету с изображением Ковпака. Бронзовый бюст Героя Советского Союза установлен в поселке Котельва, памятники и мемориальные доски имеются в Путивле и Киеве. Его именем названы улицы во многих украинских городах и селах. На территории Украины и России существует целый ряд музеев, посвященных Сидору Артемьевичу. Самый большой из них расположен в городе Глухове Сумской области. Помимо прочих вещей, здесь можно найти трофейную немецкую дорожную табличку с надписью: «Осторожно, Ковпак!».

СУРЖИК Д. В., Институт всеобщей истории РАН. 

Панфилов Иван Васильевич

 Сделать закладку на этом месте книги



20 декабря 1892–18 ноября 1941 


Родился Иван Васильевич Панфилов в г. Петровске (ныне Саратовская область) в 1893 году. Уже с 1905 г. был вынужден начать работать по найму. Смерть матери и невысокий достаток отца (конторского служащего) не позволили окончить 4-классное городское училище.

Военную службу начал в царской армии, куда был призван в 1915 г. На русско-германский фронт Первой мировой войны попал в чине унтер-офицера. Затем получил звание фельдфебеля, стал командиром роты. В 1917 г., после Февральской революции, был избран членом полкового комитета. В 1918 г. добровольно вступил в Красную Армию. Участвовал в Гражданской войне в составе 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. В 1920 г. вступил в ВКП(б). За героизм на польском фронте в 1921 г. был награжден орденом Красного Знамени.

Сражения и победы

Выдающийся советский военачальник, генерал-майор, Герой Советского Союза (1942 г., посмертно).

Прославился во время боев за Москву осенью 1941 г. в районе Волоколамска. Проявив личную храбрость и героизм, Панфилов умело организовал сопротивление частей 316-й стрелковой дивизии наступлению вермахта на волоколамском направлении. Солдаты Панфилова стояли насмерть против превосходящих сил противника, удерживая позиции.

В автобиографии (1938) И. В. Панфилов указывал: «Вел агитационную работу на фронте среди солдат за прекращение братоубийственной войны, за свержение правительства Керенского. Против белых армий и бандитизма вел непосредственно вооруженную борьбу».

В 1923 г. окончил Киевскую высшую объединенную школу командиров Красной Армии. Затем был направлен на Туркестанский фронт, где принял активное участие в борьбе с басмачеством. В 1927 г. – начальник полковой школы 4-го Туркестанского стрелкового полка, с апреля 1928 г. командовал стрелковым батальоном. В 1929 г. за боевые отличия был награжден вторым орденом Красного Знамени. С декабря 1932 г. командовал 9-м Краснознаменным горнострелковым полком. В 1937 г. служил начальником отдела штаба Среднеазиатского военного округа, а в 1938 г. получил назначение на должность военного комиссара Киргизской ССР. В этом же году был награжден медалью «XX лет РККА». В январе 1939 г. получил звание комбрига (с 1940 г. – генерал-майор).

В июне 1941 г. Панфилову было поручено формирование 316-й стрелковой дивизии в Алма-Ате. В нее призывались жители Алма-Атинской, Джамбулской и Южно-Казахстанской областей, а также жители Киргизии (40 % казахов, 30 % русские, 30 % – представители еще 26 народов СССР). Это были люди из гражданской жизни, скажем, знаменитый политрук Клочков с мая 1941 г. работал заместителем управляющего трестом столовых и ресторанов Алма-Аты. В конце августа 1941 г. дивизия под командованием генерала Панфилова вошла в состав 52-й армии Северо-Западного фронта. Во время переброски, под Боровичами, дивизия понесла первые потери, попав на марше под авианалет. На полигоне между Ленинградом и Новгородом проходило интенсивное обучение личного состава. В сентябре 1941 г. дивизия оборудовала полосу обороны во втором эшелоне армии.

В связи с осенним наступлением вермахта на Москву 5 октября 1941 г. дивизия Панфилова была передана в состав 5-й армии, а затем в состав 16-й армии, сосредоточенной на подступах к Москве. В начале октября 316-я стрелковая дивизия держала полосу обороны протяженностью в 41 километр (от населенного пункта Львово до совхоза Болычево) на волоколамском направлении.

«На левом фланге, прикрывая Волоколамск с запада и юго-запада до реки Руза, стояла 316-я стрелковая дивизия, прибывшая из фронтового резерва. Командовал ею генерал И. В. Панфилов, а комиссаром был С. А. Егоров. Такую полнокровную стрелковую дивизию – и по численности, и по обеспечению – мы давно не видели, – вспоминал командующий 16-й армией К. К. Рокоссовский. – Уже 14 октября я встретился с генералом Панфиловым на его командном пункте, и мы обсудили основные вопросы, касавшиеся действий его соединения. Беседа с Иваном Васильевичем оставила глубокое впечатление. Я увидел, что имею дело с командиром разумным, обладающим серьезными знаниями и богатым практическим опытом. Его предложения были хорошо обоснованы».

Вот как К. К. Рокоссовский охарактеризовал самого Панфилова: «Простое открытое лицо, некоторая даже застенчивость вначале. Вместе с тем чувствовались кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужный момент. О своих подчиненных генерал отзывался уважительно, видно было, что он хорошо знает каждого из них.




Артиллерия в битве за Москву под Волоколамском в декабре 1941 г. В. Памфилов.


Бывает, человека сразу не поймешь – на что он способен, каковы его возможности. Генерал Панфилов был мне понятен и симпатичен, я как-то сразу уверился в нем – и не ошибся».

Уже с 15 октября дивизия Панфилова участвовала в ожесточен


убрать рекламу




убрать рекламу



ных боях с врагом. Необходимы были меры, которые помогли бы закалить части дивизии, не имевшие боевого опыта, убедить личный состав в силе своего оружия в борьбе с врагом.

Дивизия обладала достаточно мощной артиллерией (207 орудий), и генерал-майор Панфилов, широко используя систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, применил в бою подвижные отряды заграждения, что, несмотря на отсутствие боевого опыта у дивизии, позволило ей успешно сдерживать натиск танковых частей противника. По воспоминаниям сослуживцев Панфилов при этом блестяще умел мотивировать своих солдат, повышая тем самым их стойкость в бою. По воспоминаниям дочери генерала, В. И. Панфиловой, служившей в санбате, командира дивизии любили все солдаты, звали «батей».




Панфилов, Серебряков и Егоров изучают обстановку местности. Московская обл., 1941 г.


Именно в этих кровопролитных боях за Волоколамск и восточнее его навеки покрыла себя славой панфиловская дивизия. Ее в армии так и называли, и солдаты 316-й о себе говорили: «Мы – панфиловцы!» Счастлив генерал, заслуживший в массе бойцов так просто выраженную, но неизгладимую в сердцах любовь и веру. 

К. К. Рокоссовский. 

«Большую часть времени он проводил в полках и даже в батальонах, причем в тех, которые в тот момент испытывали наиболее ожесточенный напор противника. Это не показная безрассудная храбрость, – вспоминал С. И. Усанов, комиссар артдивизиона 316-й дивизии. – С одной стороны, личный командный опыт комдива здорово помогал исправлять положение на трудных участках, с другой – его появление в критический момент боя сильно поднимало дух солдат и офицеров».

«К отдаче приказа надо подходить разумно и творчески. Приказ после отдачи становится личной судьбой подчиненного, исполнителя. Это очень и очень серьезно, – вспоминал слова Ивана Васильевича другой сослуживец, Бауржан Момыш-улы. – Вот я командир, можно сказать, всю свою жизнь, но всегда считал и считаю: не войска для командира, а командир для войск. Одна из главных задач командирского искусства – это владеть ключом к сердцу масс. Чем ближе командир к массам, тем лучше и легче ему работается».

По инициативе командира батальона 1073-го полка старшего лейтенанта Момыш-Улы в частях дивизии были созданы отряды, предназначавшиеся для смелых и решительных атак еще на подходе противника к обороне дивизии. Командир дивизии одобрил эту инициативу и рекомендовал отбирать в отряд солдат и офицеров не из одного батальона, а из всего полка. В отряд посылались наиболее сильные и смелые солдаты и офицеры от каждой роты. Боевые действия таких отрядов давали возможность испробовать силу оружия, узнать и увидеть противника и убедиться в том, что при умелых и смелых действиях его можно побеждать.

13 ноября Панфилов писал жене: 

Сегодня приказом фронта сотни бойцов, командиров дивизии награждены орденами Союза. Два дня тому назад я награжден третьим орденом Красного Знамени… Я думаю, скоро моя дивизия должна быть гвардейской, есть уже три героя. Наш девиз – быть всем героями. 

316-я дивизия имеет в своем составе много хорошо обученных солдат, ведет поразительно упорную оборону. Ее слабое место – широкий фронт расположения. 

Доклад командующему германской группы армий «Центр» фон Боку. 

«С утра 16 ноября вражеские войска начали стремительно развивать наступление из района Волоколамска на Клин, – вспоминал маршал Советского Союза Г. К. Жуков. – Развернулись ожесточенные сражения. Особенно упорно дрались стрелковые дивизии 16-й армии: 316-я генерала И. В. Панфилова, 78-я генерала А. П. Белобородова и 18-я генерала П. Н. Чернышева, отдельный курсантский полк С. И. Младенцева, 1-я гвардейская, 23, 27, 28-я отдельные танковые бригады и кавалерийская группа генерал-майора Л. М. Доватора… Бои, проходившие 16–18 ноября, для нас были очень тяжелыми. Враг, не считаясь с потерями, лез напролом, стремясь любой ценой прорваться к Москве своими танковыми клиньями. Но глубоко эшелонированная артиллерийская и противотанковая оборона и хорошо организованное взаимодействие всех родов войск не позволили противнику прорваться через боевые порядки 16-й армии. Медленно, но в полном порядке эта армия отводилась на заранее подготовленные и уже занятые артиллерией рубежи, где вновь ее части упорно дрались, отражая атаки гитлеровцев».




Мемориальный комплекс «28 Героям-панфиловцам» у разъезда Дубосеково. Фото К. Абросимов.


Бойцы 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии во главе с политруком В. Г. Клочковым, занимавшие оборону в районе разъезда Дубосеково, 16 ноября остановили на 4 часа продвижение 50 вражеских танков, уничтожив 18 из них. Именно это событие вошло в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев.

На следующий день дивизия за образцовое выполнение боевых заданий командования и массовый героизм была награждена орденом Красного Знамени.

«При самых трудных условиях боевой обстановки т. Панфилов всегда сохранял руководство и управление частями. В беспрерывных месячных боях на подступах к Москве части дивизии не только удержали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии, уничтожив 9000 вражеских солдат и офицеров, более 80 танков, много орудий, минометов и другого оружия» (Г. К. Жуков).

К. К. Рокоссовский дал высокую характеристику И. В. Панфилову как военачальнику: «Командир дивизии управлял войсками уверенно, твердо, с умом. Если здесь будет уж совсем трудно, думалось мне, то помогать Панфилову нужно, лишь подкрепив его свежими силами, а использовать их он сможет без подсказки сверху».

18 ноября 316-я дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Всего несколько часов не дожил генерал до этого славного момента – в тот же день, получив смертельное ранение, И. В. Панфилов погиб у деревни Гусенево (ныне Волоколамский район Московской области).

Из воспоминаний генерал-майора танковых войск М. Е. Катукова:

«Мы горячо поздравляли своих товарищей, с которыми сроднились за эти горячие дни. Времени для торжественных митингов не было: дивизия – теперь уже 8-я гвардейская – не вылезала из окопов, с предельным напряжением сил сдерживая наседавшего врага. Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова – наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из минометов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Панфилов принимал группу московских корреспондентов. Когда ему сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу. За ним последовали другие работники штаба дивизии. Не успел Панфилов подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок.

Из письма Панфилова жене: 

На нас выпала почетная задача – не допустить врага к сердцу нашей Родины – Москве. Враг будет разгромлен, а Гитлер и его банда будут уничтожены. Не будет гаду пощады за слезы матерей, жен, детей. «Смерть Гитлеру!» – у каждого бойца на устах. Мура, остановка. Спешу опустить письмо. Валя (старшая дочь, медсестра. – Ред.) едет впереди, с эшелоном. Настроение у нее бодрое, боевое. Как вы там живете, как Маечка? Берегите ее. Целую крепко. Любящий вас папка… Целую. Твой Ваня. 

Сообщение о смерти Ивана Васильевича потрясло и дивизию, и бригаду, особенно тех, кто хорошо его знал. Для меня это была тяжелейшая утрата. Я успел полюбить отважного генерала и сработаться с ним. Единственное, к чему нельзя привыкнуть на войне, – это к гибели близких людей».

Согласно воспоминаниям М. Е. Катукова, гибель Панфилова настолько потрясла танкистов, что в следующем же бою «как одержимые помчались они навстречу гитлеровским машинам», приведя противника на некоторое время в замешательство. Генерал-полковник вермахта Эрих Гепнер, столкнувшийся с 8-й гвардейской дивизией в боях под Волоколамском, в донесениях командующему группой «Центр» Федору фон Боку писал о ней, как о «дикой дивизии», солдаты которой не сдаются в плен и не боятся смерти.

И. В. Панфилов с воинскими почестями был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, на его могиле воздвигли памятник.

23 ноября дивизия получила имя своего погибшего командира, став второй именной дивизией, участвовавшей в сражениях Великой Отечественной войны. Боевое знамя гвардейской панфиловской дивизии реяло в числе других на Параде Победы в Москве в 1945 г.

12 апреля 1942 г. генерал-майор И. В. Панфилов был посмертно награжден орденом Ленина и ему было присвоено звание Героя Советского Союза – за умелое руководство частями дивизии в боях на подступах к городу Москве и проявленные при этом личную храбрость и героизм. На месте гибели, в деревне Гусенево также был установлен памятник генералу. Его имя было увековечено в разных частях Советского Союза, улицы Панфилова появились в Москве, Алма-Ате, Бишкеке, Перми, Липецке, Волоколамске, Саратове, Йошкар-Оле, Минске, Омске, Воронеже, Петровске и других городах. В Казахстане город Жаркент в 1942–1991 гг. в честь героя-командира носил имя Панфилов, в Киргизии был образован Панфиловский район Чуйской области. Памятник И. В. Панфилову был установлен в Бишкеке, став самым первым памятником в СССР, установленным в честь героя Великой Отечественной войны.

ГЛУХАРЕВ Н. Н., к. и. н. 

Толбухин Федор Иванович

 Сделать закладку на этом месте книги



16 июня 1894–17 октября 1949 


Забытый маршал

 Сделать закладку на этом месте книги

Выдающийся советский военачальник, Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза (посмертно), Народный Герой Югославии, Герой Народной Республики Болгарии (посмертно), кавалер ордена «Победа». К этим званиям, к сожалению, можно добавить еще одно: «Забытый маршал».

Сражения и победы

Если бы мы искали человека, символизирующего драматический путь русской армии в минувшем столетии, ее путь «от двуглавого орла к красному знамени», ее лучшие традиции, тяжелые дни и великие победы, одним из главных персоналий стал бы Федор Иванович Толбухин – сын Отечества, герой Первой и Второй мировых войн.

В годы Второй мировой войны Красная Армия взяла/освободила 7 столиц независимых государств: Берлин, Вену, Прагу, Будапешт, Бухарест, Варшаву, Белград и Софию. Войска 3-го Украинского фронта под командованием Федора Ивановича Толбухина освободили три из них – столицы Румынии, Болгарии и Югославии, вместе с войсками 2-го Украинского фронта участвуя в освобождении еще двух – столиц Австрии и Венгрии. Умершего в 1949 г. маршала хорошо знают военные историки, но для широких народных масс не успевший оставить мемуаров маршал, не сделавший карьеру на послевоенных лаврах победителя, остается не столь известным.

Федор Толбухин родился в многодетной крестьянской семье в деревне Андроники Ярославской губернии 3 (16 июня) 1894 г. В метрической книге Воскресенской церкви с. Давыдково Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии дата его крещения и рождения совпадают, в силу чего мы можем утверждать, что реальная дата его рождения неизвестна, а днем рождения считалась дата крещения. Родителями будущего маршала были «запасной рядовой Иван Федоров(ич) Толбухин и законная жена его Анна Григорьев(н)а, оба православного исповедания», а крестным был дядя – Александр Федорович Толбухин. Федор окончил церковно-приходскую школу в родном селе, а после этого – земскую школу в Давыдкове (ныне Толбухино). В 1907 г. скончался отец, оставив жену с пятью детьми. Дядя Александр помогал семье брата, чем мог. Жил он в столичном Петербурге, торговал там овсом и сеном. На свое попечение он взял и Федора, помог ему перебраться к себе в город и окончить трехгодичную торговую школу. После окончания торговой школы будущий полководец с 1911 г. стал работать бухгалтером. Однако желание учиться не покидало Ф. И. Толбухина – в 1912 г. он экстерном сдал экзамен за полный курс Петербургского коммерческого училища. В это время мирная жизнь Ф. И. Толбухина закончилась как по субъективным причинам – в 1913 г. покровительствовавший ему дядя скончался, а тетка продала торговое дело и уехала в провинцию, так и по объективным причинам – мир стоял на пороге Первой мировой войны.




Памятник маршалу Толбухину Ф. И. в Москве.


Становление офицера

 Сделать закладку на этом месте книги

Ф. И. Толбухин начал армейскую службу в 1915 г. вольноопределяющимся, пройдя курс обучения в школе шоферов при Петроградской учебно-автомобильной роте. После недолгой службы мотоциклистом при штабе 6-й пехотной дивизии Северо-Западного фронта в апреле – июле 1915 г. он окончил ускоренный курс Ораниенбаумской офицерской школы и получил звание прапорщика. На фронтах Первой мировой войны выжившие в боях офицеры, имевшие образование, стремительно продвигались по служебной лестнице. Уже к осени 1915 г. Толбухин временно исполнял обязанности командира 11-й роты 2-го Заамурского полка 1-й Заамурской пехотной дивизии, действовавшей в составе 9-й армии на Юго-Западном фронте. Летом 1916 г. подпоручику Толбухину довелось участвовать в знаменитом Брусиловском прорыве, который генерал-лейтенант М. Р. Галактионов в своем предисловии к мемуарам Брусилова, изданным в 1946 г., назвал «предтечей замечательных прорывов, осуществленных Красной Армией в Великой Отечественной войне». За проявленную в боях личную храбрость и ответственное выполнение поставленных боевых задач в царско-русской армии Толбухин успел получить еще и звание поручика, был награжден орденами Св. Анны и Св. Станислава.




Подписание соглашения между советским командованием и командованием Югославской Народноосвободительной армии. (на снимке И. Б. Тито, Ф. И. Толбухин). Югославия, сентябрь 1944 г.


Машина войны требовала новых солдат, и 28 января 1917 г. поручик Ф. И. Толбухин был направлен на формирование 13-го полка 4-й Заамурской пехотной дивизии, где молодого офицера застала Февральская революция. На должности командира батальона Толбухин в июне 1917 г. поучаствовал и в последнем наступлении России времен Первой мировой войны, принесшем русской армии поражение, а молодому офицеру – звание штабс-капитана и тяжелую контузию. После Октябрьской революции, в декабре 1917 г., Толбухин взял двухмесячный отпуск по болезни, а в марте 1918 г. и вовсе демобилизовался, вернувшись в родной ярославский край.

Места для мирной профессии бухгалтера в разоренной войной России не было, и Ф. И. Толбухин устроился работать в созданную, согласно Декрету СНК, сеть комиссариатов по военным делам, возглавив волостной военкомат, занимавшийся учетом, подготовкой и призывом военнообязанных. В 1919 г. окончил школу штабной службы. На штабной работе в составе 56-й стрелковой дивизии Толбухину пришлось поучаствовать и в Гражданской войне. Сначала он воевал в районе Белоруссии на Польском фронте, получив в августе 1920 г. «за отличия в боях против врагов социалистического Отечества» орден Красного Знамени, а вторым (и последним) боевым эпизодом Гражданской войны для него стала борьба против белофиннов за Советскую Карелию. За самоотверженную работу на должности начальника оперативного управления штаба Карельского района Ф. И. Толбухин был награжден также грамотой, знаком «Честному воину Карельского фронта» и ценными подарками. В период мирного строительства армии Ф. И. Толбухин неспешно продолжил свое продвижение по служебной лестнице – в 1926 г. окончил Высшие академические курсы при Военной академии им. Фрунзе, в 1930 г. – Курсы усовершенствования начальствующего состава, а в 1934 г. – оперативный факультет Военной академии имени М. В. Фрунзе. После десятилетия на должности начальника штаба стрелковой дивизии, в ноябре 1930 г. он стал начальником штаба стрелкового корпуса. В 1938 г. комбриг Толбухин стал начальником штаба Закавказского военного округа. С тех пор и до самой смерти судьба Ф. И. Толбухина была тесно переплетена с южными рубежами нашей Родины.

Начальник штаба фронта, которым командовал Ф. И. Толбухин, а позднее – командующий 37-й армией в составе того же фронта, С. С. Бирюзов писал: 

Федор Иванович Толбухин, по моим тогдашним представлениям, был уже пожилым, то есть в возрасте около 50 лет. Высокого роста, тучный, с крупными, но приятными чертами лица, он производил впечатление очень доброго человека. Впоследствии я имел возможность окончательно убедиться в этом, как и в другом весьма характерном для Толбухина качестве – его внешней невозмутимости и спокойствии. Мне не припомнится ни одного случая, когда бы он вспылил. И неудивительно поэтому, что Федор Иванович откровенно высказывал свою антипатию к чрезмерно горячим людям. 




Прибытие маршала Толбухина в Бухарест, как председателя Союзной Контрольной Комиссии. Румыния, Бухарест, 1945 г.


Южные рубежи в годы Великой Отечественной войны

 Сделать закладку на этом месте книги

С началом Второй мировой войны СССР стал готовиться к активной обороне на всех участках своих протяженных границ. По воспоминаниям служившего тогда в Генштабе С. М. Штеменко, «…осень 1940 и зиму 1941 года пришлось потратить на тщательное изучение и военно-географическое описание Ближневосточного театра. С марта приступили к разработке командно-штабных учений в Закавказском и Среднеазиатском военных округах, намеченных на май… Фронтом командовал заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант П. И. Батов. Обязанности начальника штаба фронта выполнял генерал-майор Ф. И. Толбухин».

Результаты этих учений были использованы в следующем году в ходе совместной англо-советской операции по оккупации Ирана с 25 августа 1941 г. по 17 сентября 1941 г. С советской стороны общее руководство операцией осуществлял генерал-лейтенант Д. Т. Козлов – командующий Закавказским фронтом, начальником штаба был Ф. И. Толбухин. В составе операции приняли участие 44-я, 45-я, 46-я, 47-я общевойсковые армии Закфронта, также фронту на время операции были приданы 53-я общевойсковая армия из состава Среднеазиатского военного округа и Каспийская военная флотилия. В то время как 45-я и 46-я армии прикрывали границы с Турцией, а 44-я и 53-я армии – советско-иранскую границу. Первый удар наносила 47-я армия, успех наступления которой развили 44-я и 53-я армия. С британской стороны во вторжении участвовали: 1-я танковая бригада, 3 пехотные дивизии и 1 пехотная бригада. Иранцы смогли противопоставить союзникам 3 дивизии на севере и 2 – на юге. Корабли Каспийской флотилии поддерживали действовавшие вдоль побережья войска, а 26 августа провели десантную операцию, в ходе которой у селения Хеви южнее города Астара были высажены 2500 человек из состава 105-го горнострелкового полка.

Несмотря на удобные оборонительные позиции, иранские войска оказывали незначительное сопротивление. Вскоре после начала ввода в Иран войск союзников произошла смена кабинета министров правительства Ирана. Новый премьер-министр Ирана отдал приказ о прекращении сопротивления, а на следующий день этот приказ был одобрен иранским парламентом. Уже 29 августа 1941 г. вооруженные силы Ирана сложили оружие перед англичанами, а 30 августа – перед Красной Армией. 8 сентября 1941 года было подписано соглашение, определявшее расположение союзнических войск на территории Ирана. Соглашение вступило в силу 9 сентября 1941 г. Фактически Иран был разделен на две оккупационные зоны, на британскую – южную, и на советскую – северную. Тегеран потерял политический и экономический контроль над страной. В годы Второй мировой войны СССР активно использовал полученные запасы продовольствия и нефтепромыслы, а также возникшую советско-британскую границу для получения поставок по ленд-лизу.

Эта операция была проведена хирургически точно, в первые дни военной горячки, когда на западе немцы неудержимо рвались вперед… А здесь, на территории Закавказья, военная машина работала бесперебойно, кадрированные в мирное время части четко разворачивались, адекватно укомплектовывались и безукоризненно выполняли боевые задачи. В считанные часы СССР смог вместе с Британией разделить и занять обширное государство, причем сделать это под боком отнюдь не дружественно настроенной Турции. Успех этой молниеносной и четкой работы военного механизма Закавказского фронта в немалой степени был обеспечен талантом и трудом начальника штаба Ф. И. Толбухина.

Лучшей характеристикой полководца являются слова, сказанные о нем его бывшими подчиненными через много лет после его смерти. Командовавший 444-й стрелковой дивизией, которая воевала в составе 57-й армии, находившейся под командованием Ф. И. Толбухина, генерал И. К. Морозов писал: 

С самого начала своих действий по прикрытию Сталинграда с юга и до перехода в наступление 20 ноября 1942 года, 57-я армия без шума, спешки, продуманно и организованно вела оборонительные и частные наступательные бои и операции. Мы называли ее армией порядка и организованности и любили ее командование за исключительно внимательное и бережливое отношение к людям, к воинам, в каком бы звании они ни были. 

В дальнейшем Ф. И. Толбухин оставался на должности начальника штаба Закавказского фронта, преобразованного в декабре 1941 года в Кавказский фронт, а в январе – марте выделившегося из Кавказского фронта Крымского фронта. Войска фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией с 25 декабря 1941 г. по 2 января 1942 г. провели крупную десантную операцию с целью овладения Керченским полуостровом и создания условий для освобождения Крыма. Замысел операции предусматривал одновременную высадку войск в районы Керчи и Феодосии, окружение и уничтожение группировки противника. Толбухин внес большой вклад в планирование, организацию и обеспечение этой сложнейшей операции, в осуществление взаимодействия с силами флота и авиации, в управление войсками в ходе операции. К исходу 2 января 1942 г. войска Кавказского фронта очистили от врага Керченский полуостров. Это позволило отвлечь часть сил противника от Севастополя, предотвратить вторжение немецко-фашистских войск на Кавказ через Таманский полуостров, овладеть важным оперативным плацдармом в Крыму. По словам одного из ведущих военных теоретиков современной России генерала армии М. А. Гареева, «вследствие недостаточности твердости командующего фронтом Д. Т. Козлова, произвола и некомпетентного вмешательства представителя Ставки ВГК Л. З. Мехлиса, управление войсками фронта было дезорганизовано. Мехлис, охаивая командование и штаб фронта, обратился к Сталину с просьбой прислать в Крым кого-либо из генералов типа Гинденбурга, не понимая того, что Гинденбург или Жуков, прибыв на этот фронт, первым делом потребовали бы убрать всякого рода мехлисов. Попытки Толбухина придать хоть какую-то плановость и организованность работе командования и штаба фронта привели к обострению отношений со своенравным Мехлисом. В результате Толбухин в марте 1942 г. был отстранен от должности и назначен заместителем командующего Сталинградским военным округом. Как и следовало ожидать, нарушение единоначалия и ряд других ошибок оперативного характера привели в мае 1942 г. войска Крымского фронта к страшной катастрофе».




Встреча Маршала Советского Союза Толбухина в г. Плевен, 1945 г.


С мая 1942 г. по февраль 1943 г. Ф. И. Толбухин участвовал в Сталинградской эпопее – весной 1942 г. в должности заместителя командующего войсками Сталинградского военного округа, а с июля 1942 года в должности командующего 57-й армией, которая остановила на южных подступах к Сталинграду 4-ю танковую армию вермахта, повернутую немцами с Кавказского на Сталинградское направление. Обеспечивая глубокое оперативное построение войск с высокой противотанковой устойчивостью, Ф. И. Толбухин стремился, несмотря на острый недостаток сил и средств, иметь в глубине сильные резервы, оснащенные противотанковыми средствами, с тем, чтобы быстро ликвидировать возможные прорывы противника. После тяжелейших оборонительных боев силы армии были сохранены, и с началом общего контрнаступления под Сталинградом 57-я армия успешно выполнила задачи по окружению, расчленению и уничтожению группировки противника. Способность к критической оценке собственных решений и действий, анализу приобретенного опыта и стремление к совершенствованию своего полководческого искусства и боевого мастерства подчиненных командиров не подвели Толбухина и на этот раз. И. В. Сталин высоко оценил таланты опытного войсководца: в январе 1943 г. Ф. И. Толбухину было присвоено звание генерал-лейтенанта, а к сентябрю того же года он стал уже генералом армии.

С марта 1943 г. Ф. И. Толбухин принял командование войсками Южного фронта (преобразованного с октября 1943 г. в 4-й Украинский фронт, с мая 1944 года – в 3-й Украинский). На этом посту 12 сентября 1944 г. Толбухин получил маршальскую звезду. Под его командованием войска фронта самостоятельно или в боевом содружестве провели ряд наступательных операций. Лишь в первой из них (Миусской в июле – августе 1943 г.) не удалось прорвать фронт, но при этом была решена вспомогательная задача – связать войска противника в районе Миуса и оттянуть их от района Курской битвы. В августе – сентябре 1943 г. в ходе Донбасской операции войска фронта совместно с Юго-Западным фронтом прорвались на 300 километров вглубь обороны противника, полностью освободив Донбасс. В сентябре – ноябре 1943 г. в Мелитопольской операции войска фронта прорвали немецкий рубеж обороны по реке Молочная, прошли 320 километров и отрезали войска противника в Крыму. В апреле – мае 1944 г. в ходе Крымской операции войска фронта прорвались в Крым с севера, совместно с Отдельной Приморской армией разгромили 17-ю армию врага и освободили Крым. В августе 1944 г. в ходе блистательной Ясско-Кишиневской операции войска фронта совместно с войсками 2-го Украинского фронта разгромили группу армий «Южная Украина», фактически ликвидировав на некоторое время южный фланг советско-германского фронта. Развитием этой операции в сентябре 1944 г. стала Бухарестско-Арадская операция, в ходе которой были полностью уничтожены остатки группы армий «Южная Украина». В результате двух этих молниеносных операций, сочетавших стратегическое искусство с дипломатическим маневром, Румыния и Болгария перешли на сторону антигитлеровской коалиции.

Сложились также условия для освобождения восточной части Югославии и ее столицы Белграда, что и было осуществлено в октябре 1944 г. силами 3-го Украинского фронта совместно с частями югославской и болгарской армий. В ходе Апатин-Капошварской операции в ноябре – декабре 1944 года войска под командованием Толбухина с боем форсировали Дунай, разгромили противостоящие им части немецкой, венгерской и хорватской армий и вышли на Паннонскую равнину, создав условия для окружения Будапешта. В ходе двух следующих операций – Будапештской (декабрь 1944 – февраль 1945 года) и Балатонской – войска 3-го Украинского фронта совместно с войсками 2-го Украинского фронта блокировали группировку врага в Будапеште, отразили последнее крупное наступление вермахта во Второй мировой войне и взяли столицу последнего европейского союзника Германии – город Будапешт. Наконец, в ходе Венской операции в марте – апреле 1945 г. вновь во взаимодействии с войсками 2-го Украинского фронта разгромили немецкую группу армий «Юг», освободив от гитлеровцев территорию Венгрии и восточные районы Австрии. В Вене блистательный боевой путь полководца Ф. И. Толбухина был завершен.

После окончания Великой Отечественной войны 15 июня 1945 г. из соединений и частей Советской Армии, находившихся к этому моменту на территории Болгарии и Румынии, на базе управления 3-го Украинского фронта было сформировано управление Южной группы войск, которое также возглавил Толбухин, остававшийся на этом посту до января 1947 г. Эту должность он сочетал с должностью председателя Союзных контрольных комиссий в Болгарии и Румынии.

Оценивая Толбухина как героя и полководца, необходимо процитировать слова марш


убрать рекламу




убрать рекламу



ала А. М. Василевского:
 

В годы войны особенно ярко выявились такие качества Толбухина, как безупречное выполнение служебного долга, личное мужество, полководческий талант, душевное отношение к подчиненным… После войны Ф. И. Толбухин, занимая ответственные посты и будучи очень больным, продолжал успешно выполнять свои обязанности. Никогда не забуду, как Федор, лежа на больничной койке, буквально за несколько минут до своей кончины, уверял, что завтра он выйдет на работу. 

В дни, когда готовилась и произносилась Фултонская речь, когда британские и американские войска концентрировались в Греции и Турции, а вчерашние союзники выбирали на территории СССР цели, подходящие для ядерных ударов, Ф. И. Толбухина ожидало еще одно, последнее задание на южных рубежах советской империи, построенной вопреки планам нацистской Европы. Речь шла о возможном отражении провокаций со стороны турецкой и греческой военщины, за спинами которых стояли войска Англии и США. В ходе ответного контрнаступления планировалось нанести удары по направлению на Стамбул (Царьград), Дарданеллы, Комотини и Фессалоники.

Холодная война и опасность ядерного огня сковали планы военных в послевоенной Европе, и боевые действия надолго покинули ее просторы. В январе 1947 г. Ф. И. Толбухин покинул свой пост и отбыл на Родину, а в феврале 1947 г. Южная группа войск была расформирована. Толбухин был назначен командующим войсками Закавказского военного округа. В 1946–1949 гг. избирался депутатом Верховного Совета СССР. В 1949 г. жизненные силы покинули маршала, и 17 октября 1949 г. Федор Иванович Толбухин скончался, его прах захоронен в Кремлевской стене на Красной площади. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1965 г. Ф. И. Толбухину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Город Добрич в Болгарии до 1991 г. носил имя Толбухин.




Прибытие маршала Толбухина на осмотр кораблей Дунайской военной флотилии. Австрия, Вена, май 1945 г.


Это был маршал, который боролся не только за победу, но и за жизни своих солдат. В бессонной штабной работе, в точном расчете и оценке сил противника, и подготовке собственных войск Толбухин не щадил себя. Он буквально горел своим делом, потому и ушел из жизни в первые послевоенные годы, прожив всего 55 лет. Под его командованием войска нашей страны прошли от окопов Сталинграда до дальних границ Европы, освобождая от гнета нацистов Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию и Австрию. Такого числа европейских стран всего за полгода войны не прошел с победоносными войсками ни один полководец Второй мировой войны, кроме бывшего питерского бухгалтера, крестьянского сына и русского офицера – Федора Ивановича Толбухина.

Водительство полков не ремеслом считал Толбухин, а наукой точной, Смысл западный со сметкою восточной спаяв, он брал уменьем, не числом. Жалел солдат, и нам велел беречь. Искал умы и брезгал крикунами, И умную начальственную речь раскидывал, как невод, перед нами. В чинах, в болезнях, в ранах и в летах, с веселой челкой надо лбом угрюмым, он долго думал, думал, думал, думал, покуда не прикажет: делать так. Любил порядок, не любил аврал, считал недоработкой смерть и раны, а все столицы – что прикажут – брал, освобождал все – что прикажут – страны. 

Б. А. Слуцкий, служивший под командованием Ф. И. Толбухина в составе 57-й армии, а позднее и 37-й армии, поэтически резкий в своих воспоминаниях, живописал полководца еще более отчетливо:

Тимофеев А. Ю., к. и н., Белградский университет (Сербия). 

Василевский Александр Михайлович

 Сделать закладку на этом месте книги



17 сентября 1895–20 ноября 1977 


Василевский родился в селе Новая Гольчиха Кинешемского уезда Костромской губернии (ныне Кинешемский район Ивановской области) в семье священника. «Детство мое прошло в постоянной нужде, – вспоминал он, – в труде ради куска хлеба насущного… Скудного отцовского жалованья не хватало даже на самые насущные нужды многодетной семьи. Все мы от мала до велика трудились в огороде и в поле». Окончил в Кинешме духовное училище (1909) и духовную семинарию в Костроме (1914). Но выпускные экзамены в семинарии сдавал экстерном…

Сражения и победы

Советский военачальник и государственный деятель, один из наиболее выдающихся полководцев Второй мировой войны.

Василевский фактически был третьей после Сталина и Жукова фигурой в советском военном руководстве в 1942–1945 гг. Его оценки военно-стратегической обстановки были безошибочны, и Ставка направляла начальника Генштаба на самые ответственные участки фронта. Вершина полководческого искусства – беспрецедентная Маньчжурская операция.

«Война (Первая мировая. – Авт .) опрокинула все мои прежние планы, – вспоминал Александр Михайлович. – Я мечтал, окончив семинарию, поработать года три учителем в какой-нибудь сельской школе и, скопив небольшую сумму денег, поступить либо в агрономическое училище, либо в Московский межевой институт. Но теперь, после объявления войны, меня обуревали патриотические чувства. Лозунги о защите Отечества захватили меня. Поэтому я, неожиданно для себя и для родных, стал военным». Вместе с несколькими одноклассниками Василевский добился разрешения сдать экзамены экстерном и был направлен на учебу в Москву, в Алексеевское военное училище.

Сын священника Василевский стал военным неожиданно для себя и родных – его захватил патриотический подъем 1914 года. 

Через четыре месяца ускоренной подготовки в мае 1915 г. Василевский в звании прапорщика был направлен в Ростов, в запасной батальон, а оттуда с маршевой ротой – на фронт. Как это произошло, рассказывается в мемуарах маршала. «Собрали всех офицеров, – рассказывает Александр Михайлович. – Надо было из желающих отправиться на фронт назначить ротного командира. Предложили высказаться добровольцем. Я был уверен, что немедленно поднимется лес рук, и прежде всего это сделают офицеры, давно находившиеся в запасном батальоне. К великому моему удивлению, ничего подобного не произошло, хотя командир батальона несколько раз повторил обращение к «господам офицерам». В зале воцарилась мертвая тишина. После нескольких довольно резких упреков в адрес подчиненных старик-полковник наконец сказал: «Ведь вы же офицеры русской армии. Кто же будет защищать Родину?»…Мне было очень стыдно за всех находившихся в зале офицеров… видя, что никто из более старших не выражает желания сопровождать отправлявшуюся на фронт роту, я и еще несколько прапорщиков заявили о своей готовности… Вспоминая этот факт, хочется заметить, что он совершенно невероятен для офицеров Советских Вооруженных сил».




Август 1928 г.


Боевое крещение А. М. Василевский принял под городом Хотин, командуя полуротой в составе 409-го Новохоперского полка 103-й пехотной дивизии 9-й армии Юго-Западного фронта. Весной 1916 г. назначен командиром роты. «Через некоторое время, – вспоминал Александр Михайлович, – командир полка полковник Леонтьев признал ее одной из лучших в полку по подготовке, воинской дисциплине и боеспособности. Как мне кажется, успех объяснялся доверием, которое оказывали мне солдаты».

В мае 1916 г. армия, в которой служил Василевский, участвовала в наступлении, вошедшем в историю как «Брусиловский прорыв». «Закалка, которую я приобрел во время наступления, помогла мне в дальнейшем, а опыт организации боевых действий в масштабах подразделений разного рода пригодился в годы Гражданской войны».

Командовал батальоном, штабс-капитан. После революции в ноябре 1917 г. уволился в отпуск и уехал домой, в Кинешму. В это время общее собрание полка в соответствии с действовавшим тогда принципом выборности избрало Василевского своим командиром. Однако местный Совет депутатов не отпустил Александра Михайловича обратно в армию, назначив инструктором всевобуча (всеобщее обучение населения военному делу проводилось в соответствии с декретом советской власти об организации Рабоче-крестьянской Красной Армии) Углецкой волости Кинешемского уезда. В августе 1918 г., прочитав в газете объявление о наборе кадров для работы в школах Тульской губернии, Василевский подал заявление и был направлен учителем в одну из сельских школ Новосильского уезда. Весной 1919 г. уездным военкоматом Василевский был призван в Красную Армию и назначен командиром отряда, направленного в помощь комиссии по борьбе с кулачеством и бандитизмом. «Этот непродолжительный период имел для моей дальнейшей жизни и работы исключительное значение – Вспоминал впоследствии Александр Михайлович. – Став красным командиром… я понял, что военная служба – мое единственное призвание… Советской Родине нужны своя армия, свои командные кадры, в том числе военные специалисты. И я поклялся верой и правдой служить народной власти. «Советская Россия или смерть!» – вот слова, ставшие тогда девизом миллионов людей, в том числе и моим девизом».

В августе 1919 г. в связи с приближением к Туле белогвардейских войск генерала А. И. Деникина Тульская губерния была объявлена на военном положении. Василевского назначили сначала командиром роты, затем – батальона, а уже в октябре – вновь сформированным 5-м стрелковым полком Тульской стрелковой дивизии. В боях с деникинцами полку участвовать не пришлось, так как прорваться к Туле им не удалось. В декабре 1919 г. Тульская дивизия (48-я стрелковая) была направлена на Западный фронт, где участвовала в войне с Польшей. По просьбе Василевского, считавшего, что у него недостаточно боевого опыта, перед началом боевых действий его переместили на должность помощника (заместителя) командира полка, а затем назначили командиром отдельного батальона. После подписания мирного договора с Польшей дивизия, в которой служил Василевский, участвовала в борьбе с бандами С. Булак-Балаховича.

После Гражданской войны Василевский возглавлял дивизионную школу младшего командного состава, а затем четыре года служил командиром 143-го Краснознаменного полка. В 1926 г. прошел годичное обучение на отделении командиров полков стрелково-тактических курсов «Выстрел». В 1928 г. он был назначен командиром 144-го полка, считавшегося в дивизии отстающим, слабым по дисциплине и подготовке. Через два года на дивизионной инспекторской проверке полк занял первое место.




Август 1928 г.


В этот период на перспективного командира полка обратил внимание В. К. Триандафиллов – начальник оперативного управления и заместитель начальника штаба РККА, один из крупнейших советских военных теоретиков того времени, с чьим именем связывается разработка теории глубокой операции, наметившей способы наступательных действий оснащенных современной военной техникой (танками и авиацией) войск. Триандафиллов стажировался в должности командира корпуса, где служил А. М. Василевский. «Как командир 144-го полка я в течение двух лет фактически едва ли не постоянно учился и работал под его руководством», – свидетельствовал Александр Михайлович. По инициативе Триандафиллова в 1931 г. Василевский был приказом наркома обороны переведен в Москву, в центральный аппарат, и назначен в Управление боевой подготовки РККА. Затем, в 1934–1936 гг., служил начальником отдела боевой подготовки штаба Приволжского военного округа, а осенью 1936 г. зачислен слушателем в только что созданную Академию Генерального штаба. Многие сокурсники Василевского из этого, первого набора академии стали выдающимися полководцами и вписали свои имена в летопись Великой Отечественной войны: А. И. Антонов (начальник Генерального штаба на завершающем этапе войны), командующие фронтами И. Х. Баграмян, Н. Ф. Ватутин, Л. А. Говоров, П. А. Курочкин, начальники штабов фронтов М. В. Захаров, М. И. Казаков, Г. К. Маландин, Л. М. Сандалов, командармы К. Д. Голубев, С. Г. Трофименко и др.

В 1937 г. в результате «чистки» в Красной Армии образовалось много вакансий, на замещение которых, не завершив обучения, направлялись слушатели академии. В августе 1937 г. Василевский был неожиданно назначен начальником кафедры тыла академии, а через месяц – начальником отделения оперативной подготовки высшего комсостава Генерального штаба РККА. «Тогда я, конечно, не знал, что в стенах Генштаба мне будет суждено провести ряд лет, заполненных сложной работой, самой трудной в моей жизни», – написал Александр Михайлович впоследствии в мемуарах.

В 1938-м Василевскому было присвоено звание комбрига, он вступил в ВКП(б). В 1939 г., оставаясь начальником отделения оперативной подготовки, он был назначен по совместительству заместителем начальника оперативного отдела Генерального штаба. В ходе Советско-финляндской войны начальник Генштаба Б. М. Шапошников временно сделал Василевского своим заместителем по оперативным вопросам, так как находившийся на этой должности И. В. Смородинов выехал на фронт. А. М. Василевский писал в мемуарах: «Вспоминая то время, я снова и снова испытываю чувство глубокой благодарности к дорогому Б. М. Шапошникову за огромную помощь мне добрым словом, советами и наставлениями в выполняемой мною напряженной работе». Когда после прорыва «линии Маннергейма» финское правительство запросило мира, Василевский был включен в состав советской делегации на переговорах, занимаясь подготовкой предложений относительно установления новых границ между СССР и Финляндией, а затем назначен главой смешанной комиссии по демаркации границы и ее окончательному уточнению на местности.

По итогам Советско-финляндской войны в аппарате Наркома обороны произошли серьезные изменения. Новым наркомом вместо К. Е. Ворошилова стал С. К. Тимошенко. Василевский, которому было присвоено звание комдива, был назначен первым заместителем начальника оперативного отдела. В этой должности под руководством Б. М. Шапошникова, а затем сменивших его на посту начальника Генштаба К. А. Мерецкова и Г. К. Жукова он участвовал в разработке оперативного плана будущей «большой войны» с Германией и ее сателлитами, угроза агрессии со стороны которой становилась все более реальной. В ноябре 1940 г. Василевский был включен в состав советской делегации, выезжавшей на переговоры в Берлине. «Все члены делегации, – вспоминал Василевский, – вынесли общее впечатление от поездки: Советский Союз должен быть, как никогда, готов к отражению фашистской агрессии».





Вскоре после начала Великой Отечественной войны, в августе 1941 г., Василевский был назначен заместителем начальника Генштаба, начальником Оперативного управления. С этого момента он регулярно стал участвовать в заседаниях Ставки, ежедневно сопровождал Шапошникова во время совещаний последнего с Верховным главнокомандующим И. В. Сталиным. «Мы в то время говорили о себе больше в критическом духе, – писал Александр Михайлович потом в мемуарах, – и не всегда обращали должное внимание на то, какое мужество и отвагу проявляли советские воины в борьбе с врагом… Начало войны было не только периодом, когда наша армия переживала неудачи. Она в те дни проявила и волю к борьбе, стойкость, героизм».

В октябре 1941 г. из Москвы было объявлено осадное положение, началась эвакуация правительственных учреждений. Эвакуировался и Генеральный штаб. При Ставке была оставлена оперативная группа из десяти человек, возглавить которую было поручено Василевскому. В самые тяжелые дни битвы за Москву он, по сути, не отходил от Сталина, выполняя огромный объем работы по анализу изменений на фронте и выработке оперативно-стратегических предложений, на основе которых принимались решения. О значимости работы группы Василевского при Ставке свидетельствует следующий факт: как вспоминал Александр Михайлович, «Сталин сам установил для меня отдых от 4 до 10 часов утра и проверял, выполняется ли это его требование. Случаи нарушения вызывали крайне серьезные и в высшей степени неприятные для меня разговоры». 28 октября Василевскому было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Из 34 месяцев войны на посту начальника Генерального штаба он 22 месяца находился на фронтах. 

Генеральный штаб возвратился в Москву в конце ноября, включившись в подготовку контрнаступления, однако, поскольку Б. М. Шапошников заболел, обязанности начальника Генштаба были временно возложены Сталиным на Василевского.

С июня 1942 г. до февраля 1945 г. Василевский возглавлял Генеральный штаб, будучи одновременно (с октября 1942 г.) заместителем наркома обороны СССР. Принимал участие в разработке и реализации крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны.

Совместно с Г. К. Жуковым стоял у истоков замысла по окружению и разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом. В ходе операции «Уран» в качестве представителя Ставки ВГК координировал действия советских фронтов. В критический момент сражения, когда немцы предприняли попытку деблокировать армию Паулюса контрударом группировки Манштейна, Василевский добился принятия и осуществления решения переключить 2-ю гвардейскую армию на Котельническое направление для срыва замысла врага, несмотря на сомнения Верховного и категорические возражения К. К. Рокоссовского и Н. Н. Воронова. В январе 1943 г. Василевский координировал действия советских фронтов в успешной наступательной операции на Верхнем Дону.





Вклад Генерального штаба и лично А. М. Василевского в перелом событий на фронте был настолько значительным, что Сталин в начале 1943 г. дважды присваивал ему очередные звания, сначала генерала армии, а спустя всего месяц – Маршала Советского Союза.

В 1943 г. А. М. Василевский активно участвовал в подготовке и осуществлении разгрома противника на Курской дуге. Вместе с Г. К. Жуковым отстоял замысел проведения Курско-Орловской битвы на основе варианта преднамеренной обороны с последующим переходом в контрнаступление. Василевский стал непосредственным свидетелем ожесточенного танкового сражения под Прохоровкой, наблюдая его с командного пункта 5-й гвардейской танковой армии. В отправленной им через день Сталину телеграмме говорилось: «Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18-го и 29-го танковых корпусов с более чем 200 танками противника. В результате поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками. В течение двух дней боев 29-й танковый корпус (армии) Ротмистрова потерял безвозвратными и временно выбывшими из строя до 60 % и 18-й танковый корпус – 30 % танков». Курская битва, в которой вермахт потерял 30 дивизий и свои лучшие танковые войска, завершила коренной перелом в Великой Отечественной войне.




А. М. Василевский принимает капитуляцию генерал-майора Альфонса Хиттера. Витебск, 28 июня 1944 г.





В 1944 г. в ходе освобождения Крыма Василевский координировал действия 4-го Украинского фронта, отдельной Приморской армии, сил Черноморского флота и Азовской военной флотилии; при освобождении Правобережной Украины – действия 3-го и 4-го Украинских фронтов; при освобождении Белоруссии (операция «Багратион») и Прибалтийских республик – действия 3-го и 2-го Белорусских фронтов, 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов.

В войсках Александр Михайлович проводил львиную долю времени: из 34 месяцев войны на посту начальника Генерального штаба он 22 месяца находился на фронтах, не переставая одновременно направлять работу Генштаба, что свидетельствует о его высочайшей организованности и работоспособности.

Василевский поддерживал молодых и талантливых военачальников: это он заметил выдающиеся способности начальника штаба фронта А. И. Антонова, пригласил его на работу в Генштаб, добился у Сталина доверия к нему. Благодаря Василевскому командующим 3-м Белорусским фронтом был назначен молодой талантливый генерал И. Д. Черняховский.

Маршал А. М. Василевский: 

Молодым людям я должен сказать о главной ценности в человеческой жизни. Родина – главное наше богатство. Цените и берегите это богатство. Думайте не о том, что может дать Родина вам. Думайте о том, что можете вы дать Родине. В этом главный ключ к хорошо осмысленной жизни. В советской, да и в прогрессивной иностранной литературе давно и неопровержимо утвердилось мнение и Власове как приспособленце, шкурнике, карьеристе, изменнике. Лишь отщепенец А. Солженицын, перешедший на службу самым реакционным империалистическим силам, в своем циничном антисоветском произведении «Архипелаг ГУЛАГ» воспевает и восхваляет Власова, власовцев и других предателей Советской Родины, прославляет их за то, что они ненавидели советские порядки, пошли против собственного Отечества… Солженицын утверждает, что Власова склонило к переходу на сторону гитлеровцев то, что он со своей армией был брошен советским высшим командованием на произвол судьбы…Я занимал в период этих событий пост первого заместителя начальника Генерального штаба и могу ответственно подтвердить ту крайне серьезную озабоченность, которую проявлял изо дня в день Верховный главнокомандующий о судьбе войск 2-й ударной армии, о вопросах оказания всемерной помощи им. 

После гибели Черняховского А. М. Василевский был назначен командующим 3-м Белорусским фронтом (февраль 1945-го) и одновременно членом Ставки ВГК. На посту начальника Генштаба по рекомендации самого Александра Михайловича его сменил А. И. Антонов.

Перед войсками 3-го Белорусского фронта стояла задача разгромить Восточно-Прусскую группировку противника и взять Кенигсберг. «Вступив в командование фронтом, – вспоминал заместитель Василевского И. Х. Баграмян, – за считанные дни (Александр Михайлович) полностью изучил ситуацию, выявил те звенья оперативной цепи, ухватившись за которые можно было вытянуть ее полностью, то есть ликвидировать Восточно-Прусский плацдарм. Он с твердостью, присущей только очень волевым военачальникам, наметил последовательность действий. Сначала разгром Хейльсбергской группировки, затем штурм Кенигсберга, и наконец, сокрушение войск врага на Земландском полуострове. Поручив мне все, что было связано с подготовкой штурма Кенигсберга, он, казалось, весь ушел в организацию Хейльсбергской операции и руководил ею с необычайной конкретностью и скрупулезностью. Как только развязка в Хейльсберге стала зримой, Александр Михайлович переключился на Кенигсберг и в короткий срок завершил разгром Восточно-Прусской группировки противника».

Гитлер объявил Кенигсберг «абсолютно неприступным бастионом немецкого духа», «лучшей немецкой крепостью за всю историю Германии». Штурм города войсками Василевского начался 6 апреля 1945 года, и уже через три дня он был взят. При штурме Кенигсберга широко применялись бомбардировочная авиация, в том числе дальнего действия, тяжелая артиллерия, бронетанковые войска. Оборона города не устояла перед применением массированных средств разрушения и атакующим потенциалом частей и соединений 3-го Белорусского фронта.

Лично командуя войсками, Василевский стремился ограничить потери своими продуманными решениями. Так, план взятия Кенигсберга был разработан таким образом, чтобы ранее ослабить противника и только после этого приступать к штурму города. По мнению генерала армии М. А. Гареева, при проведении этой операции проявились такие черты полководческого дарования Василевского, как расчетливость и осторожность. Сам Василевский по этому поводу говорил следующее: «Думаю, что каждый военачальник, будь то командир части или дивизии, командующий армией или фронтом, должен быть в меру расчетливым и осторожным. У него такая работа, что он несет ответственность за жизнь тысяч и десятков тысяч воинов, и его долг – каждое решение взвешивать, продумывать, искать наиболее оптимальные пути к выполнению боевой задачи. Расчетливость и осторожность в рамках необходимости, по моему мнению, являются не отрицательным, а положительным качеством военачальника».







Ставка перед штурмом Берлина. Художник Н. В. Овечкин.


В годы войны А. М. Василевский сделал блестящую карьеру. Дважды за годы войны он удостаивался звания Героя Советского Союза и дважды был награжден высшим полководческим орденом «Победа» (в 1944 и 1945 гг.), причем единственный из советских военачальников получил эту награду как начальник Генштаба и как командующий фронтом. Он, как никто другой, мог объективно оценить действия Верховного командования Красной Армии и генералитета по руководству вооруженной борьбой. Своей собственной ошибкой как начальника Генштаба, например, Василевский считал запоздалую организацию Воронежского фронта в 1942 г. «Должен сказать, – честно признавал Александр Михайлович в своих мемуарах, – что одной из особенностей войны является то, что она требует скорых решений. Но в непрестанно меняющемся ходе боевых действий, разумеется, принимались не только правильные, но и не совсем удачные решения».

Маньчжурская операция стала вершиной полководческого искусства А. М. Василевского. По пространственному размаху подобной стратегической операции не проводилось за всю историю войн. 

После капитуляции Германии А. М. Василевский был назначен Ставкой ВГК на Дальний Восток Главнокомандующим советскими войсками. Планировал, готовил и возглавлял Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию (9 августа – 2 сентября 1945-го), в ходе которой была разгромлена японская Квантунская группировка. Справедливо считается, что Маньчжурская операция стала вершиной полководческого искусства А. М. Василевского, своеобразным итогом его полководческой деятельности. Она поражает грандиозностью замысла, тщательностью подготовки, эффективным осуществлением, умелым взаимодействием сил сухопутных войск, авиации, флота и внушительностью достигнутых итогов. По пространственному размаху (1,5 миллиона квадратных километров, ширина фронта наступления – 2700 километров, глубина продвижения войск трех фронтов от 200 до 800 километров) подобной стратегической операции не проводилось за всю историю войн. Потери Квантунской группировки убитыми составили 83,7 тыс. человек, пленными – около 650 тыс. Безвозвратные потери советских войск – 12 тыс. человек. Весьма характерно, отмечает генерал армии М. А. Гареев, что «те, кто в последнее время много пишет о том, как наша армия «завалила противника трупами», не любят вспоминать об этой операции».




С женой Екатериной.


Маршал Г. К. Жуков: 

Александр Михайлович не ошибался в оценке оперативно-стратегической обстановки. Поэтому именно его И. В. Сталин посылал на ответственные участки советско-германского фронта в качестве представителя Ставки. В ходе войны во всей полноте развернулся талант Василевского как военачальника крупного масштаба и глубокого военного мыслителя. В тех случаях, когда И. В. Сталин не соглашался с мнением Александра Михайловича, Василевский умел с достоинством и вескими аргументами убедить Верховного, что в данной обстановке иного решения, чем предлагает он, принимать не следует. 

После войны маршал А. М. Василевский – начальник Генштаба, заместитель министра, 1-й заместитель министра, министр Вооруженных Сил СССР (в 1950–1953 гг. – военный министр). В 1953–1957 гг. – зам. министра обороны СССР. В 1957-м по настоянию Н. С. Хрущева отправлен в отставку. Впоследствии Василевский рассказывал К. Симонову, что получил это известие от Жукова, у которого был в то время заместителем. Они ехали с Жуковым в машине, и произошел следующий разговор:

«– Как, Саша, не думаешь ли ты, что тебе нужно заняться историей войны?

Этот вопрос был для меня неожиданным, сказал Василевский, но я сразу понял, что за этим стоит, и прямо спросил Жукова:

– Что, Георгий, как это понять? Понять так, что надо уходить в отставку? Пора уходить?

И Жуков так же прямо ответил:

– Да. Было обсуждение этого вопроса, и Хрущев настаивает на твоем уходе в отставку.

Я подал после этого в отставку».

Генерал армии С. М. Штеменко: 

Чем лучше я узнавал его, тем больше укреплялось у меня чувство глубокого уважения к этому по-солдатски простому и неизменно скромному, душевному человеку, военачальнику с большой буквы. 

С 1959 г. Василевский в группе генеральных инспекторов Министерства обороны. Скончался в Москве на 83-м году жизни. Урна с прахом в Кремлевской стене.

А. М. Василевский фактически был третьей после И. В. Сталина и Г. К. Жукова фигурой в советском военном руководстве в период 1942–1945 гг. Он, как и Жуков, занимал особое место в Ставке Верховного главнокомандования, систематически и в полном объеме занимаясь управлением Вооруженными Силами в стратегическом масштабе.

Интересен взгляд на взаимоотношения между Василевским и Жуковым. Генерал армии С. П. Иванов, хорошо их знавший, отмечал, что ме


убрать рекламу




убрать рекламу



жду двумя выдающимися полководцами не было и тени соперничества. А. М. Василевский «довольно определенно отдавал пальму первенства Г. К. Жукову», а тот со своей стороны «всегда вел себя с начальником Генерального штаба как равный с равным».

По свидетельствам всех, кто его знал, Василевский отличался самообладанием, целеустремленностью, сильной волей и другими качествами, необходимыми для полководца, и вместе с тем – корректностью, большим тактом, доверием к подчиненным и уважением к их достоинству. Василевский не терпел приблизительных данных и непрофессионального подхода. Обладал глубокими профессиональными познаниями, умением быстро разобраться в сложной оперативно-стратегической обстановке и принять оптимальное решение. Свою позицию по конкретным оперативно-стратегическим вопросам, если она расходилась с мнением Сталина, Василевский отстаивал с достоинством, вескими аргументами – и нередко достигал успеха.








Маршал А. М. Василевский остался в истории как один из крупнейших стратегов и полководцев Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. «Я счастлив и горд, – писал он в мемуарах, – что в труднейшую для Родины годину мог принять посильное участие в борьбе наших доблестных Вооруженных Сил и вместе с ними пережил горечь наших неудач и радость победы».

НИКИФОРОВ Ю. А., к. и. н., Институт всеобщей истории РАН. 
убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Мягков Михаил Юрьевич » Полководцы Великой Отечественной. Книга 1. Иосиф Сталин, Сидор Ковпак, Иван Панфилов, Федор Толбухин, Александр Василевский.