Название книги в оригинале: Ячмень Виталий Иванович. А мы раньше не встречались? (СИ)

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Ячмень Виталий Иванович » А мы раньше не встречались? (СИ).





Читать онлайн А мы раньше не встречались? (СИ). Ячмень Виталий Иванович.

А мы раньше не встречались?

Если говорить честно, то странные события в жизни Александра Гринёва начались ещё в то время, когда ещё никто его и не называл Александром, а он был просто Сашенька, и было ему всего 4 года. Когда это произошло в первый раз, на дворе стояло жаркое лето, и большая часть харьковчан уехала отдыхать в тёплые края или в близлежащие деревни к родственникам. Сашенька в этом году не поехал никуда, как впрочем, и в прошлом, так как денег на отдых у его семьи не было, а деревни с родственниками они сроду не имели. По крайней мере, так они думали.

У его матери Ольги не было ни сестёр, ни братьев. Родители умерли несколько лет назад, да и у них не было известных им родственников, прошло уже ни одно десятилетие, как все связи были утеряны. Отец, Константин, был из детдома, и не знал о своих родственниках вообще ничего. Так что не было к кому ехать отдыхать ни в это лето, ни в предыдущее.

Началось всё довольно банально: на детской площадке один мальчик ударил другого металлическим ведёрком по голове. В принципе, ничего странного в этом не было и многим родителям приходилось сталкиваться с такой ситуацией. Но в этот раз всё было несколько по-другому. Мальчик ударом ведёрка немного разбил голову другому ребёнку и засмеялся. Как потом говорили очевидцы, смех был очень злобным. Когда мама ударенного ребёнка схватила его обидчика за руку и попыталась его поругать, тот дёрнул её с такой силой, что ей пришлось упасть в песочницу. После этого инцидента маленький обидчик убежал за дом. Всё это удивило видевших случившееся людей, так как в этом мальчике они узнали Сашеньку Гринёва, который никогда не отличался подобными действиями.

Мать пострадавшего ребёнка, которую звали Наташа, поискала взглядом Сашеньку, который мог вернуться во двор с другой стороны дома, не нашла его и стала искать его родителей. Но тех, как назло, тоже не было рядом. Тогда опросив всех присутствующих, и поняв, что родителей здесь нет, она пошла прямиком к ним домой, сама не понимая с какой целью. И действительно, если Маленький четырёхлетний мальчик был на улице, то и кто-то из его родителей должен быть здесь, а, возможно, и оба. Так зачем тогда идти к ним домой? Наталья подумала, что может, всё-таки Сашенька гулял с Костей или Олей, а значит можно найти дома его второго родителя и выяснить у него причину такого поведения их сына.

Гринёвы жили во втором подъезде на третьем этаже. Наташа быстро нашла их квартиру и позвонила в дверь. Из-за двери раздался женский голос:

– Кто там?

Наташа узнала голос Ольги и обрадовалась, так как решила, что две матери проще найдут общий язык в сложившейся ситуации.

– Оля, это Наташа из первого подъезда. Мама Коленьки. Открой, пожалуйста.

За дверями раздалось какое-то движение, и, следом за ним, звук открывающегося замка.

Оля стояла в халате и смотрела на свою знакомую. Сейчас мало кто знает своих соседей или жильцов дома, но их дети ходили в один детский сад, и матерям периодически приходилось там встречаться. Во дворе всё было также: виделись только на детской площадке, а в остальной жизни общаться не приходилось. Олю удивило лицо Наташи. Та смотрела вглубь их квартиры и явно была чем-то озадачена. Из зала выбежал Сашенька и быстро заговорил:

– Тётя Наташа, а Коля уже гуляет? Я сейчас мультик досмотрю и тоже выйду, пусть он не уходит, я ему новую машинку покажу, которую мне папа вчера принёс. Ему понравится, такая же синяя, как он любит.

С этими словами Сашенька унёсся в комнату, из которой только что прибежал. Из комнаты доносились звуки из мультфильма Диснея, а также голос Кости, напугавшего сына.

Наташа смотрела сквозь Олю и не могла ничего понять. Родители Сашеньки, да и он сам, находятся дома и, судя по их внешнему виду, вряд ли они только что гуляли. Из ступора её вывел Олин голос:

– Наташ, что с тобой, ты как будто призрака увидела. – Оля засмеялась. – Это всего лишь мой сын, Саша. Что с тобой? Случилось что-то?

Наташа сконцентрировала взгляд на ней, но не смогла выдавить и слова. Она отвернулась снова к лифту, но вдруг резко обернулась и спросила:

– А Сашенька давно дома? – Её глаза зацепились за Олины, и внимательно высматривали в них правду или ложь.

– Что значит «давно»? – Оля с удивлением посмотрела на свою знакомую, – с ночи, так сказать. Мы ещё гулять не выходили. Сейчас досмотрит мультфильм, доест кашу и пойдёт с Костей погулять. А что такое?

Наташа опять отвернулась к лифту и задумалась. С одной стороны, не хотелось выглядеть сумасшедшей: как объяснить, что мальчик, находящийся с утра дома, ранил её сына. Но, с другой стороны, это видела не только она, но и другие родители на площадке. Возможно, Оля, зная о происшествии, решила выгородить своего сына. Но Наташа понимала точно одно, так как с ней заговорил Сашенька, мог говорить только тот ребёнок, который понимал свои слова и отдавал им отчёт. Дети всегда более искренни, чем их родители или просто другие взрослые. Именно это и смущало её в тот момент. Но она решила рискнуть. Повернувшись к Ольге, она сказала:

– Моего Коленьку на площадке ударил по голове ведёрком другой мальчик. Только что. Ты про это ничего ещё не слышала?

Оля удивилась, так как не понимала, как именно она могла слышать то, что произошло на площадке, ведь они дома с самого утра. Но списала этот вопрос на то, что Наташа сильно переживает за своего ребёнка, и поэтому ответила спокойно без издёвки:

– Нет, не слышала. Как Коленька, с ним всё в порядке?

– Было бы в порядке, если бы кто-то лучше смотрел за своими детьми. Да и воспитывал их получше. – Наташа при этих словах просто сверлила Олю, а та всё не могла понять причины таких слов и взглядов. Через пару секунд молчания Оля с удивлением посмотрела на Наталью, так как небольшая догадка родилась в её голове.

– Ты что, считаешь, что это мой сын ударил твоего, – Оля даже легонько хихикнула, – Ты думаешь что говоришь? Сашенька с утра дома и на улице ещё не был. Тем более, что если бы ты была рядом, то видела бы кто это был.

– Да я и была рядом. И не только я. Все на площадке видели твоего сына. – Сказав это, Наташа нажала на кнопку вызова лифта и подошла к входу. – Но если ты уверена, что это не он, то оставим этот разговор. Смотри за своим сыном внимательнее, а то ещё чего натворит.

С этими словами она зашла в лифт, и Оля пришлось кричать уже ей в спину:

– Да, я уверена! И смотрю я за ним всегда и всегда знаю где он!

Последние слова прозвучали уже закрывшимся дверям лифта. Оля посмотрела на них, закрыла двери в квартиру и пошла в комнату к сыну и мужу. Костя внимательно выслушал её и засмеялся:

– Вот же полоумных развелось! Наш Саша, который сидел дома, разбил голову её сыну? Может, это у неё с головой что-то? С ума люди посходили. А это: «а то ещё чего натворит»? Вот придумала. Своего пусть воспитывает, а мы со своим сами справимся. Да и что там смотреть, всё будет в порядке, это и так ясно.

Но жизнь готовила этим словам совсем другую участь.

***

А события вокруг Сашеньки продолжали развиваться. В следующий раз это произошло приблизительно через полгода после случая с Коленькой. Через несколько дней родители собирались отмечать пятилетие своего сына, но праздник омрачило одно событие.

Сашенька немного приболел, и мама решила оставить его дома, чтобы его здоровье не ухудшилось до праздника и не пришлось бы всё отменять. На дворе было солнечное и морозное утро зимнего понедельника. Мать измерила ему температуру и её подозрения оправдались: 37,6, а значит, остаёмся дома. Вчера Сашенька вместе с отцом долго гулял на улице. Они строили снежный замок, кидались снежками и катались с горы на санках. Так и не заметили, как пролетело четыре часа прогулки на свежем и морозном воздухе. Оля ещё вчера подумала, что сын может простудиться. Люди говорят, что мысль материальна... Теперь так и получилось, Сашенька дома с температурой, а через неделю День его Рождения. И что больше всего пугало женщину, так это то, что на дворе было только утро, а у сына уже такая высокая температура.

Оля приготовила тёплый чай с малиной и села рядом с сыном смотреть мультфильмы. В это время и раздался телефонный звонок. Сын не хотел, чтобы она отходила от него, но Оля всё равно решила ответить, и как оказалось – недаром.

– Да, я вас слушаю, Светлана Петровна, – звонила воспитательница из садика, которой Оля, естественно, забыла позвонить, – извините, я забыла вам позвонить и предупредить… Что? Кого побили? Кто? Нет! Вы что, Сашенька с утра дома! Это не мог быть он! Я сейчас позвоню мужу, и он приедет и о всем разберётся!

Она сбросила вызов воспитательницы и заглянула в комнату: сын так же сидел на диване и смотрел мультики. Увидев мать, он заулыбался.

В растерянности Оля набрала Костин номер. Он ответил почти сразу.

– О, привет! А я о тебе как раз думал!

– Костя, – Оля пыталась подобрать от волнения слова, – там что-то произошло в садике. Я точно не поняла, что именно, но надо, чтобы ты подъехал. Это как-то связано с Сашенькой.

– Так вы же дома остались. Или я не прав?

В голосе мужа стало слышно испуг вперемешку с удивлением, что явно не придало Оле уверенности.

– Костя, я не поняла, что мне хотела объяснить Светлана Петровна, но она от эмоций почти плакала. Там что-то серьёзное произошло. Кто-то побил мальчика из Сашенькиной группы. Говорят, что это был наш сын, но он точно всё утро был со мной.

Костя, не зная, что и сказать, согласился на посещение садика. Он рассчитывал, что быстро со всем разберётся, но результат очень сильно отличался от его планов.

Вызвав такси, он обдумывал, что говорить жене, но так и не смог придумать, чем её успокоить. Единственный способ, в его понимании, это быстро решить сложившуюся проблему, причём, учитывая, что сын всё утро был дома, Костя видел только успешное решение данного вопроса.

Такси быстро донесло его от работы до детского садика, где его уже поджидали разгневанные родители побитого мальчика.

– Что же вы так сына воспитываете? – Кричала на него женщина, которую Костя определил в матери того мальчика. – Теперь нашего сына, скорее всего, придётся везти ещё и в больницу.

– Успокойтесь, пожалуйста, – Костя, хоть и начал нервничать, но всё же старался не показывать виду, – давайте сначала поймём, что произошло и кто в этом виноват.

– В чём ты разбираться собрался, – вспылил мужчина, стоящий недалеко от этой женщины, – твой сын хотел убить моего сына! Кто его научил такому?

С этими словами мужчина двинулся к Косте, намереваясь силой получить ответ на свой вопрос. В это время появилась Светлана Петровна, которая стала между ними и повлекла Костю за собой.

– Прошу, вас, не ссорьтесь! – сказала она, обращаясь сразу ко всем, – Всё обошлось и это уже хорошо. Я думаю, что мы решим этот вопрос по мирному.

– А как же! Конечно, решим, раздался сзади голос разгневанного отца, – вот как только он выйдет, мы всё сразу и решим.

Косте стало не по себе от этих слов, но он понимал, что вины за ними никакой нет, и их сын не мог ничего сегодня здесь натворить, так как всё утро был дома с матерью. Проходя по коридору детского садика, следом за воспитательницей, он обратил внимание на мальчика, стоявшего в конце коридора и смотревшего каким-то очень странным взглядом на него, но он отвернулся, посмотрев на ступеньки, о которые чуть не споткнулся. Что-то знакомое промелькнуло в голове, ему даже показалось, что он действительно увидел сына, но через секунду, когда он снова посмотрел в ту сторону, там уже никого не было. Костя решил, что у него от волнения разыгралась воображение, и зашёл следом за воспитательницей в кабинет к заведующей.

Кабинет был не особо просторным, но во всём чувствовался порядок. Это Косте очень понравилось, так как порядок в жизни и в вещах он очень сильно ценил. А те люди, которые так же ценили порядок, вызывали у него только положительные эмоции.

За столом сидела довольно тучная женщина. Костя ещё ни разу не встречался с заведующей, но со слов жены знал о её полноте. Это была женщина, которой на вид можно было дать лет сорок, но Костя знал, что ей недавно исполнилось пятьдесят лет, и сильно удивился её внешнему виду. Перед ним сидела женщина, которая всем своим видом внушала уверенность, и от которой силой веяло на добрые десятки метров.

– Камилла Сергеевна, – обратилась к ней воспитательница, – пришёл отец того мальчика.

– Хорошо, Света. Можете нас оставить.

Светлана Петровна покинула её кабинет, кивнув перед выходом Косте. Он расценил этот жест, как недосказанное: «Держитесь». Когда дверь за ней закрылась, заведующая поднялась из-за стола. Она окинула взглядом гостя своего кабинета и подошла к окну.

– Как я понимаю, вас зовут Константин? – Уловив кивок Кости, она продолжила, – Если можно, то я так и буду к вам обращаться. Или даже, Костя. Знаете ли, не люблю, я, эти формальности. А вы, попрошу вас, называйте меня всё же Камиллой Сергеевной. Мне так приятнее.

Костя кивнул второй раз. Он терялся в обществе таких властных женщин, поэтому решил, если есть возможность промолчать, чтобы не наговорить чепухи, то он лучше промолчит. Хозяйка кабинета, улыбнулась в ответ на его кивок и отвернулась к окну. Что она там рассматривала, Костя не видел, но почему-то был уверен, что она его раскусила.

– Костя, с чего бы мне начать… Понимаете, такие события, с которыми мы сегодня столкнулись, происходят сплошь и рядом в детских садах. Это же дети. Взрослые редко решают вопросы мирным путём, что уже говорить о детях, имеющих меньший словарный запас и меньше сдерживающих факторов. Дети часто дерутся. У нас в саду тоже бывают подобные конфликты, но то, что произошло сегодня, не лезет ни в какие ворота. Вы не находите?

Костя сглотнул слюну пересохшим ртом, тяжело вздохнул и ответил:

– Камилла Сергеевна, вы меня извините, но меня никто до сих пор не ввёл в курс дела. Нам сообщили, что наш сын кого-то побил. Вот и всё, что мне известно на данный момент. Объясните мне, в конце концов, что здесь произошло такого, что вызвало такую реакцию окружающих?

– Да? Вам серьезно не рассказали? – Она повернулась к нему и посмотрела удивлённым взглядом, – Что ж, тогда извините меня. Думаю, я должна ввести вас в курс дела.

Она обошла вокруг своего стола, поправила на нём какие-то бумаги, окинула Костю взглядом и снова вернулась к окну.

– Посмотрите туда, – она показывала рукой на улицу, – вот на этой площадке всё и произошло.

Костя встал рядом с ней и посмотрел в окно. Площадка, как площадка: маленькая беседка, качели, песочница… Ничего странного или удивительного он не заметил, поэтому стоял и просто смотрел в окно. Потом, всё же, обратил внимание на то, что на данный момент только на этой площадке никто не играл. Скорее всего, причина была в том происшествии, о котором ему сейчас должны рассказать.

Заведующая посмотрела на него и отошла к своему столу. Отодвинув стул, она мягко села на него и продолжила свой рассказ, чем порадовала Костю: ему доставляло очень мало удовольствия от такого близкого нахождения к ней.

– Так вот, как всегда, с утра Светлана Петровна повела группу вашего сына на прогулку. Сначала, как я поняла, всё было очень хорошо, и ничего не предвещало, каких бы то ни было происшествий. Причём, она уверена, что вашего сына с утра не было. Она говорит, что ваша жена его не приводила. Возможно, это и так, но как он тогда здесь появился? А он здесь точно был, так как его видели дети из его группы, да и она сама его увидела. Странно, конечно, но она утверждает, что не видела вашу жену, приведшую его, но зато увидела вашего сына с детьми на площадке через десять минут от начала прогулки. Как она говорит, она спросила, кто его привёл, а он ответил, что пришёл сам, а потом засмеялся. Это, конечно странно, но дети это подтвердили. Затем, он сказал, что это шутка и мама уже ушла, так как сильно торопилась. Свете бы, конечно, надо было ей позвонить, но она почему-то этого не сделала. И вот, через полчаса, после начала прогулки, двое мальчиков что-то не поделили. Как вы, наверное, догадались, один из них и является вашим сыном. Ну, вообще, как я потом выяснила, ваш сын хотел взять пасочку, которая была у другого мальчика, а тот ему её не давал, ну и они подрались. Это конечно не так важно, как важно то, как всё происходило.

Костя слушал и внимал каждому слову, но так ещё и не понял той проблемы, о которой ему все твердили. Камилла Сергеевна сделала небольшую паузу и налила воды в стакан. Этот стакан она пододвинула до сих пор стоявшему Косте и сказала:

– Мне кажется, что вам хочется попить. Я права?

Костя благодарно кивнул и осушил весь стакан, причём, почти одним глотком. Дождавшись, когда он выпил воду, заведующая продолжила:

– Ну, так вот, они подрались, как я и говорила, из-за пасочки. Воспитательница сначала не поняла что происходит, так как они не дрались, как мы бы себе это представляли. Она подумала, что они балуются, пока не услышала жуткий смех, который издавал ваш сын. Тут она и заметила, что он прижал к дереву того мальчика, по-моему, его зовут Петей, и душил его. Вы понимаете это? Да, нам известны случаи, когда дети, играясь, случайно калечили друг друга. Нам известны и такие случаи, когда они друг друга убивали, но это бывает чисто случайно. Ну, или они играли и не понимали, что делают. Но ваш сын… Понимаете, он душил этого мальчика с целью убить его. Он трусил его за горло и очень жутко смеялся. Если вы спросите меня, что значит «жутко смеялся», я вам не смогу ответить, так как не видела того, что там происходило, это всё со слов Светланы Петровны. Я уже видела развязку в окно и, увидев её, выбежала на улицу. Она оттянула вашего сына от мальчика, который в ужасе отбежал от них к другим детям. Она говорит, что её удивила его сила, с которой он держал Петю, но тогда она особо над этим не думала. Она подбежала к Пете и начала его расспрашивать о случившемся, когда подошла я. Войдя в курс дела, я уже хотела поговорить с вашим сыном, но его уже там не было. Никто не заметил, куда он ушёл. Мы посчитали, что он испугался сделанного и спрятался где-то. Его поискали, но не нашли. Говорят, несколько раз его замечали на территории садика и в самом здании, но так никто его и не нашёл. А затем Света позвонила вашей жене. Так вот, у меня к вам вопрос: что же это всё-таки было?

Костя стоял, разинув рот. Мысли кружились в голове, как будто сумасшедшие птицы. Его сын? Как это возможно? Оля привела его в садик и ушла? Но у сына температура? Она звонила с дома, оставшись вместе с Сашенькой, и точно никуда с ним не ходила. Точно ли? Он смотрел на заведующую, а в глазах и голове был снег, такой же белый и кружащийся, как и сейчас за окном. Только в голове он кружился бешеными мыслями, а в глазах точками, появившемся от волнения. Просто на данный момент он даже не представлял, что ответить этой властной женщине.

– Камилла Сергеевна… А вы уверены…

– Да, Костя, – помогла ему заведующая, – все уверены, что это был ваш сын. Воспитательница видела его. Я сомневаюсь, что она его могла спутать с кем-то, всё-таки уже второй год вместе. Да и дети сказали, что это был он. И Петя подтвердил, что его душил именно ваш сын, так что, да, мы все в этом действительно уверены.

– Поймите, мой сын не мог здесь находиться, так как всё это время был дома. У него поднялась температура, и жена его не пустила сегодня к вам…

– Костя, мне кажется, что вы не понимаете. Вашего сына видели здесь, его узнали, он говорил с воспитательницей когда пришёл сюда. Будь мы в суде, у вас бы не было вообще никаких шансов. Вы это понимаете?

– Я понимаю… Но всё же… Давайте я позвоню жене и всё узнаю у неё.

– Конечно, звоните, – и она обдала его очаровательной улыбкой.

Костя, трясущимися руками, набрал жену и обрисовал ей всю ситуацию. В итоге, после небольших пререканий, получил из телефона: «Ты меня ещё назови сумасшедшей! Мы всё утро были дома!». После этого, он потухшим взглядом посмотрел на заведующую и только и смог сказать:

– Я не верю, что это был мой сын. Я понимаю, что есть факты, но я не могу не верить жене…

– Костя, понимаете, нам очень большого стоило уговорить Петиных родителей не вызывать полицию. А они явно имеют на это право. Нам теперь надо что-то решать. Причём, решать именно с вами. И знаете, какая у меня есть проблема?  Я не знаю, что нам решить. Может, вы мне подскажите?

– Камилла Сергеевна, понимаете, я не знаю что вам предложить по этому поводу. Моя жена утверждает, что она не водила сегодня сына в садик, и я не могу ей не верить. Но, так же, я не могу не верить и вам со Светланой Петровной, ведь все видели моего сына здесь. Что я могу вам сказать в этом случае?

– Я вас понимаю, Костя… Но от меня ждут решения, а я не знаю что решить. В отличие от вас, в данной ситуации я могу верить только своей сотруднице и нашим воспитанникам, как вы сами понимаете. Но я вам обещаю, что я внимательно рассмотрю это дело и приму единое верное решение. Собственно, как и всегда. Спасибо, что уделили мне время.

– И вам спасибо, – Костя, смущённый, покинул её кабинет.

В коридоре перед её дверью он остановился. Впереди его ждала разъярённая семья Пети, которого якобы душил его сын. Конечно, теперь Костя понимал настроение отца мальчика, грубо говорившего с ним перед входом в садик, но что сказать ему, он не знал.

На ступеньках его встретила Светлана Петровна, которая о чём-то говорила с уборщицей.

– О! А я вас ждала. Я поговорила с Петиными родителями и всё с ними порешала. Они уже ушли, так что вам не придётся обсуждать с ними случившееся. Извините, что так вышло.

– За что вы извиняетесь? – Удивлённо спросил Костя?

– Ну, вы знаете... Я там была и пропустила начало ссоры. Если бы я раньше всё поняла, то, возможно, вам бы не пришлось сегодня разбираться с этой проблемой. А так…

– Светлана Петровна, всё хорошо. Хотя, что я говорю… Ничего не хорошо… Я запутался, извините. Я, наверное, пойду…

– Да, идите, конечно! До свидания!

***

Так закончилось спокойное посещение Сашенькой детских садов. Камилла Сергеевна приняла, как она и сказала, единственное верное решение, и Сашенькиных родителей попросили подыскать другой детский сад.

Костя, также принял единственное верное решение и оставил сына дома. Теперь с ним занималась мать, которая оставила из-за этого и так уже надоевшую работу.

Костя никак не мог понять, что же произошло в тот день в садике. Он помнил историю, произошедшую не так давно, когда его сына также обвиняли в том, что он никак не мог тогда сделать, и вот снова… Один раз это случайность, но два раза…  Он снова и снова начинал с Олей разговор на эту тему, но всякий раз выходил из него проигравшим. Жена всегда приводила решительный аргумент: «Ты что, считаешь, что я сошла с ума?». Костя боялся этого вопроса, так как ответ на него он не знал.

Со временем, несмотря на тяжесть случившегося, всё позабылось, и семья Гринёвых снова зажила обычной жизнью. Такая жизнь длилось около года, пока Сашенька снова не сделал что-то страшное.

Тёплым июльский днём часть жильцов их дома, да и всего двора в целом, проснулись от рёва сигнализации машин на улице. Сначала заревела одна машина, затем вторая и так до тех пор, пока хор их голосов не достиг отметки в пятнадцать машин. Именно столько их и стояло сегодня ночью во дворе.

Естественно, хозяева, сначала выглядывали на улицу, а затем, увидев всю ту ситуацию, которая произошла у них во дворе, выбежали на улицу. Здесь их ждала следующая картина: у некоторых машин были пробиты колёса, у некоторых – разбито стекло, а на некоторых даже оставлены царапины, нанесённые камнем, лежавшим тут же рядом. Ни одна машина не осталась без следов чьего-то вандализма.

Конечно, всех автовладельцев обуял гнев, который им хотелось выплеснуть на виновника происшедшего, но такового не нашлось рядом. Так уж получилось, что когда владельцы авто появились во дворе, то никого тут не застали.

Сразу было принято решение вызвать полицию и пройтись по соседним дворам, так как кто-то мог и там проснуться от звуков сигнализации, а соответственно, заметить того, кто уходил из их двора.

Полиция появилась через полчаса. В результате чего, было разбужено ещё больше жильцов, так как они стали опрашивать всех, чьи окна выходили во двор. В этом смысле Гринёвым повезло: их окна выходили на другую сторону дома, так что им плохо было слышно всю ту какофонию, что происходила у них во дворе. Разве что Костя, услышав с улицы звуки, подошёл к открытому на ночь окну и снова закрыл его, чтобы не проснулись домочадцы.

Тем временем полиция, вместе с разгневанными владельцами повреждённых авто, продолжала розыск виновника происшествия. В результате данных действий было выявлено одно очень интересное обстоятельство: получалось так, что никто не видел, даже мельком, того, кто испортил имущество большого количества людей. При этом в соседнем дворе дворник заметил мальчика, который с камнем походил к одной из машин. Дворник, почему-то сразу решив, что что-то в этом не чисто, решил подойти к этому мальчику. Его удивило, что ребёнок лет шести, гуляет сам, причем так рано. Увидев у него в руке камень, а также, слыша вой сигнализаций в соседнем дворе, он захотел его остановить, но получил от него в ответ:

– Иди своей дорогой, старик, тебя сюда никто не звал!

– Вы, понимаете, – рассказывал Петрович, собравшимся вокруг него полицейским и автовладельцам, – меня назвали стариком! Да мне только шестьдесят три года! Ну, какой же я старик? А? Ну я вас спрашиваю?

– Петрович! Успокойся, мы тебя стариком не считаем. Ты ещё молод, душой и телом, и все мы это знаем. Да и бабы местные тоже знают! Рассказывай, что дальше было!

После этих слов, произнесённых Макаровым Сергеем, который сильно переживал за свою испорченную Тойоту, Петрович, немного подобравшись, продолжил:

– Ну, так я вот и говорю, что я взял метлу покрепче и замахнулся, чтобы его припугнуть, а он как прыгнет резко в сторону! Прямо, гепард, какой-то. Вот, и камень свой в меня кинул, да в меня не попал. По метле попало, а то мог и прибить меня камень-то, не маленький.

Все посмотрели на камень, лежавший рядом, и закивали головами, подтверждая слова Петровича. Тот же, в свою очередь, наслаждаясь вниманием собравшихся продолжал:

– Потом он, наверное, испугался всё же, так как развернулся и побежал. Я бы за ним и не бежал, но меня обидело то, что он запустил в меня камнем, да и обозвал ко всему же. Вот я и бегу за ним, а он за вон тот дом побежал. Я выбегают за дом, а его и нет там уже, как под землю ушёл. Смотрел по сторонам я ещё пару минут, но так движения нигде и не увидел. Спрятался он, скорее всего, но я так и не понял куда. Так я зашёл за угол дома, думаю, дай перехитрю его, присел на минутку, опять выглядываю, а его всё нет. Вот я и думаю, испугался он и решил не вылезать из своего убежища, или всё же убежал куда-то…

– Говорите, за тем домом? – Один из полицейских показал рукой на соседний дом.

– Ага, за ним самым, – кивнул Петрович и посмотрел на второго полицейского, который к нему обратился:

– Как он выглядел? Вы говорите, что ему было на вид лет пять-шесть. Я правильно вас понял?

– Ну да! Где-то так и есть, но я не уверен в этом. Знаете, как сейчас дети растут?

– Знаем-знаем. Причём, не понаслышке. Одет он как был? Причёска какая? Цвет волос запомнили? Это всё сейчас важно.

– А, ну да! – Петрович стукнул себя по голове, – Точно, надо было с этого и начинать. Вот я запамятовал вам рассказать про это. Одет он был в спортивные штаны, вроде синие. Да и футболка синяя на нём была, там ещё дракон на ней нарисован. Волосы чёрные, короткие. Что ещё? А, кеды на нём были, простые такие, ну знаете, чёрно-белые. И напоминал он мне кого-то… Где-то пацанёнок такой же живёт в этом доме. Там у него ещё проблемы когда-то были, не то с садиком, не то со школой. Мне знакомая рассказывала про него как-то. Она уборщицей там работает.

– Петрович, какая на фиг школа? Ты же сам сказал, что ему пять или шесть лет?

Все засмеялись с фразы Макарова, а Петрович, смущённый их смехом, выдал:

– Да кто их сейчас поймёт-то. Растут, как на дрожжах. Может, и в садике было что-то, а может и в школе. Не помню я уже.

– Да что там помнить. Это у Гринёвых в том году у сына проблемы в садике были, он избил там кого-то. Говорят, что очень сильно.

Первый полицейский, который уже намеревался пойти и поискать что-то за тем домом, где скрылся мальчик, посмотрел на Макарова и спросил:

– Вы видели недавно этого мальчика, сына Гринёвых?

– Ну да, – ответил ему мужчина, а что?

– По-вашему, он подходит под описание? Хоть немного похож?

– Конечно, похож, – вмешался в разговор мужчина, который стоял сзади всех, – я видел у него и футболку такую. Там ещё дракон жёлтый, и крылья у него назад загнуты. Петрович, такой был дракон?

– Ага, – Петрович снова засиял, – такой. Не пойму, только, чего я так внимание на этого дракона обратил? Но я уверен, что картинка именно такая.

– Хорошо, – обрадованно сказал полицейский, – в таком случае у меня к вам только один вопрос: кто знает, где живут Гринёвы?

***

– Да не мог это быть он! Вы поймите это! Нет, ну вы сами-то понимаете, что вы говорите?

Оля ходила из угла в угол по комнате. Перед ней сидели два полицейских и внимательно смотрели на неё. Костя тоже был дома, так как не успел уйти на работу, застигнутый полицией прямо на выходе из квартиры. Маленький Сашенька тоже сидел здесь. Оля хотела, чтобы он остался в другой комнате, но полиция настояла на его присутствии. Им было интересно понаблюдать за его реакцией от их разговора, но на данный момент он себя никак не проявлял. Конечно, они заметили испуг и у


убрать рекламу






дивление в его глазах, но он, в остальном, вёл себя так, как и любой другой ребёнок в подобной ситуации, а именно, просто сидел и смотрел на родителей.

– Вы говорите, что его видел дворник из соседнего двора? – Оля снова поменяла место своей стоянки.

– Да. Его видел дворник. И даже говорил с ним. Если вы хотите, то мы можем позвать и его, так как он ждёт внизу вместе с потерпевшими.

– Да этот дворник без бутылки утро не начинает, – Оля заводилась всё сильнее, – скажите спасибо, что он вам про чертей ничего не рассказывал. Вы поспрашивайте у него, может это черти были?

– Оля, успокойся, – Костя взял жену, проходившую мимо него, за руку, – они здесь именно для того, чтобы во всём разобраться. Дворник известный любитель выпить, но он же видел кого-то. Это явно был не наш сын, так как он был здесь с нами, так что всё решиться, не переживай.

Полицейские, которые наблюдали за их диалогом, каждый по отдельности думали одну и ту же мысль: от дворника действительно разило алкоголем, но он же и не обвинял никого конкретно? Он просто описал того человека, которого видел, и так уж совпало, что в нём узнали сына этой семейной пары. Оставался шанс, что дворник с пьяных глаз что-то напутал и приписал увиденного им несколько дней назад мальчика к тому, что происходило сегодня. Вот именно это они и должны выяснить.

– Извините, – сказал один из полицейских, – а вы уверены, что ваш сын утром был дома?

– Вы извините, а у вас дети есть? – С вызовом в голосе спросила Оля и по его реакции поняла, что есть. – Это ребёнок, которому ещё нет шести лет! Где, по-вашему, он мог быть в такое время?

– Понимаете, – вмешался Костя, – даже если предположить, что он у нас ходит во сне, и он действительно вышел на улицу, то как он пришёл домой? Он ещё не умеет открывать двери. Да и футболка эта, со спортивными штанами, о которых вы говорите, помните? Так вот, вы можете попробовать их поискать, но вы их не найдёте. Всё дело в том, что мы их выкинули пару недель назад, так как Сашенька, играя во дворе, их сильно вымазал. Понимаете, они катались с горки, а её кто-то очень сильно испачкал… В общем, отстирать их так и не удалось и мы их выбросили. Конечно, вы можете сказать, что я это всё придумал, так как это одно из доказательств вины моего сына, но подумайте сами, стал бы я врать, понимая, насколько легко это проверить?

Полицейские переглянулись между собой и один из них, вздохнув, закивал головой.

– Вы понимаете, я и сам не очень верю в эту историю… Ну, что это сделал ребёнок, будь то ваш или чей-то чужой… Но, поймите меня правильно, там внизу сидит почти двадцать человек, которые уверены, что это был ваш сын. Вы это понимаете? Что нам им сказать? Что ваш сын – это просто мальчик, и он не мог такого сделать? А что предъявить им всем в качестве доказательства? Наверное, то, что у вас сейчас нет этой одежды дома. Так? Вы это видите доказательством? Вам нечем прикрыть своего сына, на которого уже повесили случившееся. И это факт. Так же как и факт, что все помнят историю, которая произошла здесь на детской площадке и в садике, а это ещё больше убеждает людей в причастности вашего сына. Так вот, что вы можете предъявить более существенного?

– Детская площадка и садик – это просто случаи, притянутые за уши. Кто-то видел нашего сына, но и мы его видели в то же самое время. И знаете где? У нас дома! Так что все домыслы от различных злопыхателей оставьте при себе.

Выпалив эти слова, Оля села на стул у окна и сложила руки на груди. Костя, действительно понимая, что им просто нечем крыть, так как никто кроме них не уверен в невиновности их сына, просто посмотрел на полицейских, ожидая их реакции.

– Ну, притянуты или нет, это не вам решать, – сказал второй полицейский и посмотрел на Сашеньку. – Ну, а что вы нам можете сказать, молодой человек. Вы спали сегодня утром, когда всё это произошло? Или всё же гуляли по улице?

Сашенька посмотрел на него и по его щекам полились слёзы. Он понимал, что что-то происходит, объяснения чему он ещё не знает, но чувствовал, что это что-то плохое. В этот момент, он впервые в жизни испытал очень сильное чувство страха, которое будет сопровождать его в подобных ситуациях ещё не один раз. Полицейский смотрел на него, как охотник на жертву, и Сашенька чувствовал это, ещё не до конца понимая, что это значит. В итоге, он сделал то, что, скорее всего, сделал бы любой другой ребёнок: сквозь слёзы он прокричал “Я ничего не делал” – и выбежал из комнаты.

Следом побежала Оля, на ходу шепча какие-то проклятья в сторону полицейских. Те же, в свою очередь, проводив их взглядом, посмотрели на Костю, ожидая ответа от него. А он стоял и смотрел на них, чувствуя себя так же, как в кабинете у заведующей детским садом. Какое-то чувство дежавю накатило на него и не хотело отпускать. Он, как бы, провалился в тот день и сейчас чётко вспомнил, что видел в коридоре садика мальчика, как две капли воды похожего на его сына. Вот, что тогда он заметил, но так и не осознал до конца! Точно! Тот мальчик был точной копией его сына: те же волосы, тот же рост, и та же самая одежда… Хотя, стоп! Одежда, действительно была похожа на одежду сына, но на ту, которую они выкинули где-то за месяц до того события! Странно, но сейчас полицейские рассказывают опять про мальчика в одежде его сына, которую тот уже не носит пару недель. Что это? Какая-то злая шутка или игра, правил которой он не знает?

Из этих мыслей его вырвали полицейские, которых заинтересовала его глубокая задумчивость.

– Извините, с вами всё хорошо? Вы что-то вспомнили?

– Что? – Костя дёрнулся от неожиданности, – Я? Да! Или нет… Извините, но я не уверен… Понимаете, мне пришла в голову одна мысль, но её лучше не озвучивать, так как после этого можно быстро отправиться в больничку.

– Понятно, – ответил полицейский, которому ничего не было понятно, – но всё же, нам бы хотелось получить ответ. Нас внизу ждут люди, и вы знаете, я уверен, что если к ним вывести вашего сына, то кое-кто из них опознает в нём виновника «торжества».

– Я пойду с вами и постараюсь им всё объяснить.

Костя пошёл к двери, тем самым, показывая полицейским свою готовность к решению вопроса с потерпевшими. Возможно, они бы и поговорили с ним ещё о чём-то, но на данный момент ими было принято решение посмотреть на результат разговора на улице. А он состоялся и был довольно жарким.

Дворник Петрович доказывал, что именно Сашу он и видел у машин и никаких других объяснений он не принимал. Полицейские решили, что с ним уже поработали собравшиеся здесь ребята, но продолжили наблюдать за ситуацией. Они ожидали драку, которая, к слову сказать, так и не произошла, чтобы разнимать собравшихся. Костя, в свою очередь принял для себя решение, не обвинять Петровича в алкоголизме, так как можно было ещё сильнее завести толпу, а даже согласился с ним в некоторых моментах. Конечно, собравшиеся требовали компенсации, но Костя, всё же, стоял на своём: это был не его сын. Он утверждал, что он точно знает, что его сын был дома и поэтому не мог ничего сделать на улице. Так же, как довод, им было высказано предположение, что он не слышал о детях, которые в такую рань гуляют сами без родителей и призвал собравшихся здесь отцов опровергнуть его слова. Никто не смог этого сделать, так что все сошлись на том, что это был какой-то беспризорник. Скорее всего, он нашёл вещи, которые выбросили пару недель назад Гринёвы, и в этих вещах теперь разгуливает по району. Этим объяснили и то, что ему удалось быстро и легко скрыться, так как, скорее всего, он знает все дороги и пути отхода на их районе, которыми должен был пользоваться уже не один раз. Для всех остался непонятным только мотив. Что заставило этого мальца совершить такое деяние? На этот вопрос никто вразумительного ответа не дал.

Костя попрощался с собравшимися возле его подъезда потерпевшими, попрощался с полицейскими и пошёл домой, под предлогом того, что ему надо успокоить сына и жену. Полицейские составили протокол и уехали по своим делам. Автовладельцы, в свою очередь, остались возле своих машин, оценивая причинённый им ущерб.

Дома Костя не находил себе места: перед глазами стоял мальчик из детского сада, который смотрел на него из коридора. Что это было? Видение? Призрак? Что было сегодня? Тот же мальчик, что душил ребёнка в детском саду, сегодня повредил машины? И снова подставляя под удар их сына? Да и их самих тоже… Кто преследует их? А, главное, зачем? Или это просто больное воображение, взбудораженное переутомлением на работе, играет с ним в такие странные игры, подставляя в воспоминания из садика его сына, вместо кого-то другого?

Оля с Сашенькой были в соседней комнате и, почему-то молчали. Костя, сначала обрадовался этому, так как решил, что это значит, что они вдвоём успокоились и сейчас, вероятнее всего, просто отдыхают. Но тут его голову пронзила другая мысль: а что если, пока его не было дома, сюда пробрался этот «адский двойник»? Неужели это возможно? Хотя, почему бы и нет? На ватных ногах Костя проследовал в соседнюю комнату и нашёл там спящими своих домочадцев. Успокоившись, он вернулся в другую комнату и тоже прилёг отдохнуть. От переизбытка мыслей и эмоций он уснул почти моментально и снился ему двойник его сына, который гнался за ним и за Олей по территории детского сада, полностью заставленного искорёженными машинами.

Проснулся он весь в холодном поту от прикосновения жены. Как оказалось, спал он всего минут двадцать и так кричал во сне, что разбудил Олю, вот она и пришла его проведать.

Сидя на диване, он рассказывал ей свои мысли, затем, рассказал про свой сон. Костя ждал её реакции, но, когда та наступила, никак не мог её понять: она спокойно выслушала его, странно улыбнулась и сказала:

– Когда-то я думала, что после того случая в садике, ты посчитаешь меня сумасшедшей. Да я и сама уже почти считала себя такой. И вот теперь, я сижу и слушаю тебя… Знаешь, я теперь и не знаю, кто из нас более сумасшедший… Возможно, мне пришло время беспокоиться за тебя, как тогда ты беспокоился за меня?

– Оля, что ты такое говоришь? – Костя поднялся с дивана и подошёл к жене. – Да, всё это может звучать очень странно, но я и не настаиваю на своей правоте. Это просто мысли, которые лезут ко мне в голову в сложившейся ситуации. Я и сам понимаю, что всё это звучит нереально. Да, что там, звучит? Это в принципе нереально и такого просто не может быть. Но я ищу и никак не могу найти объяснений случившемуся…

– Костя, знаешь, что меня больше всего пугает в этой ситуации? – Оля смотрела ему в глаза, и Костя понимал, что она сейчас расплачется.

– Конечно, не знаю. Говори.

– А если это всё продолжится? Если что-то подобное будет происходить вновь и вновь? Если в следующий раз, кто-то очень похожий на нашего сына, просто убьёт человека… Что тогда? В прошлый раз, мы бросили садик и изменили свой жизненный уклад. Что будет в следующий раз? Нам придётся бросать свой дом и друзей и менять жизнь в непонятную сторону?

Он не знал, что ей ответить. Вопрос жены был правильным, но таким несвоевременным. В данный момент он думал только о том, что на самом деле, хоть и сказал жене, что его мысли нереальны, но он всё равно верит в это. Он верил, что кто-то, очень похожий на их сына, может прийти в следующий раз к ним домой, вместо Сашеньки. И что тогда делать? Но этот вопрос задавать он не стал, так как слёзы жены, уже смачивали его футболку, и усугублять ситуацию он не хотел.

***

Конечно, двойник не появился у них дома, хотя Костя долгое время ожидал чего-то подобного. Так же, как и в прошлый раз, прошло немного времени и всё снова забылось. Семья снова вошла в привычный ритм жизни, не переживая о том, что что-то снова может произойти, перевернув их жизнь с ног на голову. Но, к сожалению, некоторые события продолжали происходить и Сашеньку ещё не раз обвиняли в том, что как он утверждал, он не совершал.

Однажды, кто-то побил окна в соседнем доме. Почти весь первый этаж, а это двадцать четыре окна, были разбиты. Снова приезжала полиция, снова были разборки и снова было принято решение, что Сашенька не могу такого сделать, тем более, что в этот раз были люди, которые видели его дома. Так уж получилось, что в этот вечер к ним в гости пришёл Коля, тот самый Коля, которому несколько лет назад Сашенька ударил ведёрком по голове. Уже почти год они были, почти неразлучными друзьями, что не очень радовало Колину маму. В этот вечер Коля снова был в гостях у своего друга, так что смог подтвердить внезапно нагрянувшей полиции, что это был не Сашенька.

В этот раз точно так же, свидетель опознал в юном хулигане сына Гринёвых. Его успела заметить женщина, окна которой были разбиты самыми первыми. Она не побоялась и вышла на улицу, дабы посмотреть, кто же там развлекается. По причине своего преклонного возраста, она собиралась довольно долго, так что хулиган успел разбить все окна первого этажа. Потом она ещё долго говорила полиции, что если бы не её артрит, то она успела бы спасти хоть чьи-то стёкла, но её организм распорядился по-другому.  Сашенька снова был обвинён и снова был помилован.

После этого были ещё ситуации, когда к Гринёвым приходили жаловаться на их сына, но всякий раз родителям удавалось его выгородить. То его видели, когда он вытаптывал цветы, посаженные заботливой рукой бабы Маши. То его узнавали в мальчике, обрисовавшем матерными словами подъезд дома. Были и ситуации посерьёзнее: обливание краской ребёнка, разбитие стёкол в машинах и киосках, ломание деревьев во дворах, угрозы детям на площадках… Родители вместе с ним пришли к выводу, что сюда, на их район, приезжает погостить к родственникам похожий на их сына ребёнок. Другого объяснения они не находили, так как поиски этого мальчика на районе результатов не дали. Так было до того дня, пока в школе не произошёл пожар. По совпадению или злому року, именно в ней и учился в пятом классе Гринёв Саша.

Это произошло майским днём, когда старшеклассники должны были готовиться к экзаменам, а учащиеся младших классов собирались в скором времени уйти на каникулы. За окном был тёплый день, и никто не подозревал, что сегодня в одном из кабинетов их школы будет значительно теплее, чем в остальных.

На перемене, как и в любой другой школе, дети занимались своими делами: играли, прыгали, толкались… Старшеклассники побежали курить за подсобное помещение и вдруг увидели, что из одного из окон школы идёт дым.

– Наверное, кто-то курит не выходя из школы, – засмеялся, весь усыпанный угрями, Женя, – скорее всего физрук!

Его шутка была принята с огромной радостью и вся компания разразилась смехом. Они состояли ещё пару минут и увидели, как от здания школы быстрой походкой кто-то движется в их сторону. Присмотревшись, Женя, бывший лидером этой компании, заявил:

– Всё нормально. Это из младших пацанёнок рулит. Может, удастся сбить с него денег на жвачку?

Его друзья сразу стали у него за спиной, предчувствуя, что сейчас будет что-то интересное. Когда мальчик поравнялся с тем зданием, за которым прятались курильщики, Женя его окликнул:

– Эй, Блондин, иди сюда!

Мальчик посмотрел на него непонимающе, и по всему было видно, что он не совсем понял, кого зовут. Он огляделся по сторонам, затем, не обнаружив никого рядом с собой, спросил:

– Ты это мне?

– Тебе, конечно. Или ты ещё кого-то рядом видишь? Я сказал, сюда или. Не заставляй меня к тебе подходить.

– Хорошо, я подойду.

Возле здания снова раздался смех. Ребята веселились, так как чувствовали, что их лидер сейчас сделает что-то с этим Блондином, а такие ситуации всегда радовали друзей. Такое прозвище этот мальчик получил за свои очень светлые волосы, которые из-за своей длины и цвета, чем-то напоминали солому. Он подошёл к ним и посмотрел на Женю.

– Что хотел? Говори быстро, а то мне некогда.

Женя уставился на него круглыми от удивления глазами. Такой наглости он не ожидал. Его друзья посмеивались у него за спиной, и сейчас ему казалось, что часть смеха направлена и на него.

– Слышишь, мелкий, ты с кем так говоришь? Ты понимаешь, что после этих слов ты очень сильно попал. Хорошо будет, если я тебе только лицо набью, а то ещё сломаю что-то ненароком.

Возглас одобрения у него за спиной снова придал сил и уверенности. Это порадовало Женю и он начал подходить к мальчику.

– Я всё понял, – сказал мальчик, и улыбнулся, – но мне действительно некогда.

С этими словами он уже собрался сделать шаг назад, как крепкая рука схватила его за плечо.

– Э, нет! Никуда ты не пойдёшь. Мы сейчас немного повеселимся!

Женя поднял руку, сжал пальцы в кулак и уже готов был ударить, как услышал:

– Ну, хорошо, немного задержусь. Но только ради веселья.

После этой фразы Женя ощутил боль в области паха и вдруг понял, что Блондин ударил первым. Причём ударил быстро и очень хлёстко. Он посмотрел в глаза мальчишки и испугался: что-то было в них непривычное, не такое, как у всех людей. В этот момент он понял, что совершил ошибку, но было уже поздно: Блондин схватил его за волосы и рывком повалил на асфальт. Все смотрели, как завороженные, так как подобного поворота событий никто не ожидал, привыкнув, что именно Женя всегда выходил победителем в таких ситуациях. Мальчик поднял на них взгляд своих тяжёлых глаз и сказал, обращаясь сразу ко всем:

– Ещё кто-нибудь хочет поговорить? Вопросы ко мне остались?

– Саша, всё хорошо, успокойся. Женёк просто пошутил.

Блондин посмотрел на говорившего и улыбнулся. Все тоже улыбнулись, так как решили, что всё уже закончилось, но это было не так.

– Вот и хорошо, что он просто пошутил. Помниться, ты обещался мне поломать что-то… Это тоже была шутка?

– Да-да, я пошутил! – Женя приподнял голову от асфальта, на котором лежал. – Шутка это.

– Ну, хорошо. Я тоже пошучу немного.

С этими словами он прыгнул на руку, лежавшего перед ним человека. Хруст и крик раздались одновременно. Женя подскочил на месте и снова упал, придавленный к земле весом «Блондина», затем он потерял сознание от болевого шока. Все инстинктивно отступили на шаг назад и смотрели на спятившего мальца. Про него давно ходила дурная слава, но ему всё время удавалось избежать наказания за свои действия. Сейчас все смотрели на Сашу Гринёва, который, в свою очередь, смотрел на поверженного врага и улыбался. Затем, подняв голову, он усмехнулся, помахал всем рукой и пошёл в том же направлении, в котором шёл пятью минутами ранее. В это время стали слышны первые сирены, издаваемые пожарными машинами.

Родителей Саши вызвали к участковому на следующий день после пожара. Костя сразу понял, что его сына снова в чём-то обвинят, поэтому шёл туда с тяжёлым сердцем. Посещать участкового ему ещё ни разу не приходилось, так что, немного пропетляв по району, он опоздал на назначенное время. Кабинет расположился на первом этаже девятиэтажного дома, находившегося в нескольких сотнях метров от школы. На вид простая деревянная дверь, глазок (что очень удивило), коврик перед входом. В общем, можно было подумать, что ты оказался перед обычной квартирой обычного дома, если бы не синяя табличка на двери. Именно эта табличка и сообщала каждому, кто оказывался у дверей, что за ними находится участковый данного района, и что его часы и дни приёма вряд ли совпадут с вашим свободным временем. Вот так и Костя, чтобы прийти сюда на приём, снова отпрашивался на работе, что не очень радовало его начальника.

Несмотря на наличие глазка никто им не воспользовался. Дверь просто открывалась поворотом ручки, так что любой желающий мог сюда попасть, если таковое желание не покидало его перед встречей с хозяином кабинета. Внутри Костю встретил просторный коридор с несколькими стульями, предназначенными, скорее всего, для посетителей. Рядом ещё одна дверь, с такой же самой табличкой и точно таким же ковриком, на котором по английский была написана фраза «Добро пожаловать». Костя, посмотрев на неё, подумал, действительно ли там так сильно ждут гостей или положили то, что попалось под руку? В любом случае размышлять времени особо не было, так как он уже опоздал на десять минут, и Костя просто постучал в дверь.

– Войдите, – раздался голос, приглашавший его в тот мир, в котором ему ещё ни разу не доводилось бывать.

Костя набрал полную грудь воздуха, выдохнул и вошёл в кабинет. Перед ним сидел очень худой мужчина лет тридцати пяти. По выражению его лица, Костя сделал вывод, что у того что-то болит или ещё какая-то проблема мучила этого человека. Небольшой шанс, всё же, он оставил на то, что этот человек с таким лицом по жизни и ходит, так что решил особо не задумываться по этому поводу, так как на болезненном лице появилась улыбка и голос, исходящий от него спрашивал:

– Вы по какому делу?

Костя пошарил в кармане и извлёк оттуда повестку. Участковый посмотрел на информацию, написанную на ней, сверился с какими-то данными на ноутбуке и, снова заулыбавшись, произнёс:

– Замечательно. А я вас уже заждался. Вы всё время опаздываете или это неуважение к представителям органов власти?

Что-то шевельнулось внутри сознания Кости, что подсказывало ему о том, что нормального диалога явно не будет. Даже с приезжавшими к ним полицейскими он находил общий язык и спокойно разговаривал, здесь же, явно придётся постоянно обороняться.

– Понимаете, я здесь никогда не был, хоть и живу на этом районе всю свою жизнь. Даже не представлял, что ваш кабинет находится здесь. Я два раза дом обошёл в поисках табличек, но так и не увидел ничего, что могло бы мне помочь.

– То есть, вы хотите сказать, что в вашем опоздании виноват я? Мне, специально для вас, нужно было вывесить табличку с указателем?

– Да нет же! Вы меня неправильно поняли… – начал было Костя оправдываться, но был перебит словами участкового:

– Так, разговоры в сторону. Вы и так меня уже задерживаете, так что давайте перейдём ближе к делу.

Костя, так и не понял, чем он задерживает участкового, но решил не спорить с ним. Всё же, от того, как они наладят связь, должно было многое зависит.

– Извините, а как вас зовут?

– Да, я не представился. Я, капитан Петров Сергей Фёдорович, участковый по вашему району. Обращаться ко мне можете по имени-отчеству, ну или просто господин капитан. Вы, как я понимаю, Константин Викторович. К Вам я именно так обращаться и буду, если вы, конечно, не против.

– Нет-нет, что вы, – закивал Костя, – конечно, я не против. Сергей Фёдорович, так что, собственно, произошло? В повестке не указана причина вызова, так что мы думали…

– Причина не указана, – перебил его участковый, – но там ясно написано, что вам необходимо явиться с сыном. Почему вы пришли сами?

– Мой сын сейчас не может прийти. У него сильное отравление и он лежит дома. Что-то съел или ещё какая напасть приключилась. Понимаете, доктор вчера приходил и сказал, что это что-то вирусное, ну, что-то типа кишечного гриппа, поэтому я не смог его привести с собой. А в чём собственно причина?

– Как всё интересно получается! У вас всё происходит, прямо как у политиков, когда их арестовывают: бах, и сразу на больничную койку.

– Да что вы такое говорите! Мой сын заболел, у него и врач был! И вообще…

– У политиков тоже врачи бывают при их заболеваниях, – снова перебил Костю участковый, – и что? Всё равно дурят. Не опускайтесь до такого уровня, лучше сами всё признайте и давайте найдём решение вопроса.

– Сергей Фёдорович, я вас не понимаю. Какого вопроса? Может, вы, наконец, объясните мне, что всё это значит?

– А что, ваш сын вам не рассказал, зачем его участковый вызвал? – ухмыльнулся капитан.

– Извините, но нет. Если вы не хотите верить в болезнь моего сына, я не буду вас в этом убеждать, но всё же хочу понять причину.

– О, вы знаете, если это так, то после моего рассказа о причинах вызова вас сюда, вы ещё с большим желанием будете убеждать меня в болезни вашего сына. Но, извините, вам это не поможет, так как доказательств достаточно. И так, начнём?

– Давайте уже, а то мне всё больше и больше становится интересным, в чём же его обвиняют на этот раз.

Участковый посмотрел ему прямо в глаза и улыбнулся широкой улыбкой, показавшей большие желтоватые зубы. Он посмотрел на экран ноутбука, что-то пролистнул на нём и снова заулыбавшись, начал рассказывать:

– Известно ли вам, что вчера в школе был пожар? К великой радости его вовремя локализовали и потушили, но попортил он имущества не мало.

– Я слышал в новостях об этом. Мы с женой очень удивились. В этом, что ли обвиняют моего сына?

– Вы мне нравитесь, – участковый уже не просто улыбался, он уже даже посмеивался, глядя на Костю, – серьёзно. Вы так хорошо играет роль человека, которого это удивляет. А ваша интонация! Я бы мог сказать вам «Верю», но нет… Я не Станиславский, да и вы не актёр театра, насколько я знаю. Есть кое-что, что меня разубеждает в вашей правде и я вам сейчас это покажу.

С этими словами он повернул к Косте ноутбук и включил видео. Судя по сетке времени, видео было вчерашним и явно записано в школе. Костя узнал школьный коридор и двери от кабинета, в котором учился его сын. И тут он увидел его! По коридору шёл Саша. Костя сразу обратил внимание на его одежду: это не школьная форма, а что-то повседневное. Точно! Джинсы и рубашка с коротким рукавом, которые они не могли найти дома уже пару месяцев! А тут Саша идёт в них прямо в свой класс! Это просто что-то невероятное! Перед глазами встал двойник из садика, который гнался за ним во сне...

– Возможно, вы знаете, что в школе поставили камеры, так как некоторые дети позволяют себе не совсем хорошее поведение. Ещё ни разу не помогли нам эти камеры, но вчера…! О, если бы не она, ваш сын снова бы соскочил от обвинений.

Косте на миг показалось, что улыбка на лице участкового стала ещё шире, если такое было вообще возможно. Он наблюдал за реакцией взволнованного отца и явно радовался.

Костя продолжил смотреть на экран и увидел, как его сын выходит из кабинета, а за его спиной уже видно небольшой огонь. И самое главное то, что он идёт по коридору и просто улыбается в камеру, как будто хочет, чтобы таким его и засняли: довольным от содеянного и с широкой улыбкой на лице. Костя просто не верил своим глазам. И теперь ему стало понятно поведение участкового, у которого были все козыри на руках. Он посмотрел на «господина капитана» и подпрыгнул на стуле от увиденного: за окном маячило лицо его сына, а участковый тихо смеялся. Костя закрыл глаза, дёрнул головой и снова посмотрел вперёд: лицо сына исчезло, но участковый продолжал тихо посмеиваться и это, как не странно, немного успокоило.

– Я так понимаю, что объяснения бессмысленны, – участковый расплылся в самой огромной улыбке, которую Костя когда-либо видел, – перед нами ваш сын и в этот раз вы вряд ли сможете обосновать хоть кому-то, что это не он. Так ведь?

Костя не знал что ответить. Весь вчерашний день сын вместе с женой провёл дома, так как отравился ещё вечером. В том, что он был дома, Костя не сомневался, так как сам видел его состояние. Сейчас он пожалел, что вчера не согласился на уговоры врачей и не отправил его в больницу: такие свидетели очень бы пригодились. Участковый его поставил в такое безвыходное положение, что он просто не знал, как выкручиваться в этот раз. Этот «адский двойник» как будто знал, что Саша остался дома, и никто не сможет понять, что в школе было не он. Но как он это сделал? И почему так подставил сына? Из мыслей его вырвал участковый:

– Константин Викторович, так что вы можете мне сказать? Это ваш сын или нет? Это он поджёг класс?

– Сергей Фёдорович, поймите меня правильно, я здесь вижу то, чего просто не могло быть. Но я это вижу! Вы понимаете, с раннего детства моего сына преследует что-то неясное и непонятное. Да, теперь его действительно не выгородить… Но он был дома! Я понимаю, что если будет суд, то у вас есть все доказательства на руках, и слова моей жены, которая будет утверждать, что весь день была дома с сыном и не оставила его ни на минуту, судом расценят как ложь. Но в нашем понимании было именно так. Не знаю, есть ли в вашей практике, или в каких-то книгах, описанные ситуации с людьми, которых подставлял похожие на них люди, но с моим сыном происходит именно это. Двойника найти мы не смогли, но он есть и ваша запись тому доказательство.

– Да? Вы уверены? А я вижу вашего сына на ней. Никакого двойника я не знаю и про него не слышал, а вот про истории с вашим сыном наслышан. Вы знаете, почему дело передали сюда? Именно из-за биографии вашего сына. И знаете что?

– Что? – Костя напрягся в ожидании какой-то страшной новости.

– А то, что это ещё не всё, – и участковый положил перед ним лист с заявлением на его сына.

Костя читал и не верил своим глазам: какие-то родители обвиняли Сашу в том, что он сломал руку их сыну! Его Саша, который весь день провёл дома! Костя отдал заявление и посмотрел на участкового.

– Ну-ну, что вы так огорчились. Я по выражению вашего лица вижу, что вы злитесь. Не надо этого. В данной ситуации у нас тоже есть доказательства. Когда в школе начался пожар, ваш сын вышел на улицу, и повздорил там с этим мальчиком, Женей Егоровым. Тогда же и сломал ему руку. Про Егорова ходят слухи, что он, назовём это так, не очень «хороший мальчик»… Ну, хулиган, одним словом, но это же не повод так его избивать? Я думаю, что вы в этом со мною согласитесь. Как сказали свидетели, это было весьма цинично, что бы это не значило. И у меня пять свидетелей, которые были в ту минуту рядом с Женей. Ну как вам? Расследовать ничего не надо, виновный найден, доказательства есть… Ничего я не забыл? Если и забыл, то и не страшно. Пять человек твердят мне в один голос, что это был ваш сын. Я понимаю, что его и раньше обвиняли в разных вещах, но доказательств нормальных так собрать и не удалось. Да и кто их искал? Все считали, что это просто детские шалости, так зачем напрягаться. Вот ваш сын всегда и выходил сухим из в


убрать рекламу






оды. Ведь так? По вашим глазам вижу, что всё именно так. Но ничего, в этот раз отвертеться у него не получится, сейчас доказательств хватает, как вы сами это и видите. Мне такие дела нравятся.

Костя переводил взгляд с заявления на экран ноутбука и всё сильнее понимал, что выпутаться в этот раз они не смогут.

– Да я и вижу, что вас это всё веселит, – Костя опустил голову на руки.

– А почему нет? – и по кабинету снова разлился смех участкового, – Дело передали сразу сюда, так как нет необходимости что-либо расследовать. Поэтому: да, меня это веселит и очень радует.

Костя смотрел себе под ноги и думал. Он понимал, что таинственный двойник поставил их в патовое положение, выхода из которого он не видел. Что теперь будет с Сашей? И этот вопрос срочно следовало задать участковому. Но, только он открыл рот, как услышал:

– Всё зависит от того, что вы сами решите. Что, интересно, как я понял ваши мысли? Это очень легко: всегда наступает момент, когда сидящий передо мной человек задаёт этот вопрос. Обычно это бывает тогда, когда он, как и вы, не видит шансов на простое решение. А они, как всегда, есть.

– И что это за решения? – задавая вопрос, он уже догадывался об ответе.

– Всё, как всегда, банально, но и просто: деньги.

– Это и со школой вопрос решит?

– Ну, со школой будет труднее, но я имею там свои связи… Ну, в общем вопрос тоже решаемый. Но дорогой.

Костя пытался что-то придумать, но никак не мог. Мысли роились в голове, но результата никакого не приходило. Решение, действительно, было только одно, и теперь был вопрос только в сумме.

– Сколько? – вопрос сорвался с его губ сам, как будто губы ему больше не подчинялись.

– А вот это уже деловой разговор. И он мне тоже нравится.

В какой-то момент, Косте даже показалось, что тон и голос участкового стали мягче. Хотя, следующая мысль была о том, что, скорее всего, он не может так говорить, это просто, кажется. Наверное, этот человек даже дома таким тоном говорит со своими домочадцами.

Перед Костей на столе появилась бумажка. На ней было написано число, а рядом с ним стоял знак доллара. Костя удивился сумме, так как рассчитывал на нечто большее и участковый, поняв всё по его взгляду, сказал:

– Это только за Женю, за школу я ещё не узнавал. Но поверьте мне, это самый простой вариант для вас, так что, я бы вам посоветовал, особо не раздумывать.

– Когда принести надо? – Костя, немного побледнев, посмотрел на «господина капитана» и снова натолкнулся на его улыбку. Тот явно ликовал по поводу весьма удачной сделки.

– Чем быстрее, тем лучше. К примеру, можете завтра поднести. У меня день не приёмный, но ради вас я приду. Кстати, скорее всего, сразу назову вам и по школе «решение». В то же время, что и сегодня. Думаю, это нормальное время. Не опоздаете?

Что оставалось сказать? С тяжёлым сердцем Костя согласился. Он уже собирался выходить, когда услышал у себя за спиной:

– Да, и учтите, ваш сын всё равно будет стоять у меня на учёте. Без этого никак. Но в этом нет ничего страшного, просто каждый месяц будет приходить ко мне отчитываться о своём поведении. Надеюсь, что к новому месяцу он не успеет ничего натворить?

Костя вышел из кабинета и захлопнул за собой дверь. В кабинете ясно слышался радостный смех «господина капитана».

А вечером дома был разговор с женой и сыном. Разговор был очень сложным, так как Оля никак не соглашалась «сдаваться», как она сама это назвала. Ей хотелось бороться за имя сына, хотелось что-то кому-то доказывать, но Костя был непоколебим в своём решении: в данный раз необходимо согласиться и признать своё поражение.

Саша был очень расстроен. Он переживал из-за того, что произошло. Ему тоже хотелось что-то доказывать учительнице и одноклассникам, которые теперь, вряд ли, будут воспринимать его как нормального ребёнка и человека. Но больше всего он расстраивался из-за того, что именно в тот день, когда его не было в школе, там и появился этот загадочный двойник. А ведь если бы он не заболел, то мог бы встретиться с ним лицом к лицу и, может, понять причины его действий.

Костя, в свою очередь, не хотел никому и ничего доказывать. Для себя он был чётко уверен, что этот двойник не так прост, раз прекрасно понимает в какое время и где он должен появиться. Размышляя об этом, он приходил к мысли, что не хочет знать, кто это и зачем он это делает. Так будет спокойнее, скорее всего…

Результатом семейного совета было решение о том, что Саша больше не будет гулять без людей и присмотра взрослых. Так же, если он будет на улице, он обязательно должен быть виден любым взрослым людям, находящимся недалеко от него. В общем, Саше нужны свидетели его действий и его жизни. Родители решили, что по другому обеспечить сыну более-менее надёжное алиби они не смогут.

А на следующий день Костя отнёс участковому оговоренную сумму. Также, он узнал, во сколько ему обойдётся решение вопроса со школой. Сумма впечатляла, но иного выхода не было и Гринёвым пришлось залазить в долги для решения этого вопроса. Ещё через пару дней Саша стал на учёт к участковому и отмечался у него каждый месяц. Тогда же он покинул эту школу и перевёлся в другую, чтобы начать всё с чистого листа.

Как ни странно, но ему удалось окончить школу, почти без особых происшествий. Да, конечно, снова были битые стёкла, были какие-то драки, с трудом не перераставшие во что-то более серьезное, были и какие-то поджоги. Как всегда, сам Саша к этому отношения не имел, но двойник, как будто, старался снова выставить его виноватым. К счастью, Саша выполнял решение, принятое на семейном совете, так что двойника признавали просто очень похожим на него парнем. Так было вплоть до его семнадцатилетия, когда двойнику снова удалось отличиться.

***

В этом году в жизни Саши Гринёва произошло одно из самых главных событий в его жизни: он познакомился со Светой. В дальнейшем, она станет его женой, и они проживут вместе всю жизнь, приведя на свет троих детей. И именно благодаря ей будет решена самая большая проблема в жизни Саши, но, обо всём по порядку.

Из-за известных проблем, Саша не мог поступить в престижное учебное заведение, так что ему пришлось учиться в техникуме и получать рабочую профессию. Он решил стать оператором станка с ЧПУ, поэтому уже пару лет постигал знания в одном из учебных заведений города.

День знакомства со Светой пришёлся на День студента. Они, как и полагается, отмечали свой праздник с шумом и весельем. Празднование проходило на квартире одного из Сашиных одногруппников, где он и познакомился с сестрой хозяина квартиры. Простая и застенчивая Света не сразу проявила интерес к такому же простому парню, как Саша, но, тем не менее, обратила на него внимание. Саша ничем не выделялся на фоне своих сверстников, так что ему было трудно чем-либо поразить девушку и тогда, на одном из свиданий он рассказал ей свою тайну:

– Света, понимаешь, я странный человек. Всю мою жизнь меня преследует какой-то двойник. Этот человек постоянно портит мне всё, за что я не возьмусь. У меня и друзей нормальных нет, так как он меня перессорил со всеми.

– А как же Коля? – улыбнулась Света, – С ним-то ты дружишь? Кажется мне, что ты меня обманываешь и таким образом хочешь впечатлить.

– Как бы мне хотелось, чтобы это было именно так. А Коля… Будешь смеяться, но именно с него всё и началось. Понимаешь, этот двойник, когда нам с Колькой было по три-четыре года, ударил его по голове детским ведёрком. Все говорили, что это был я, а я в это время, с родителями дома мультфильм смотрел. Представляешь такое? Почему мы с ним так сдружились, я даже и не знаю, но он говорит, что он верит мне. Так что это мой единственный друг, причём сразу и самый лучший.

Света посмеялась и так и не поверила в это, но один случай заставил её в этом убедиться.

Это случилось после того, как уже прошёл период первых свиданий, и первый поцелуй был уже далеко позади. Коля пригласил их поехать на речку и позагорать. На улице было тёплое и солнечное лето, небо было чистым, так что спорить никто не стал. Они купались, играли мячом, загорали, в общем, веселились, как могли. Когда Саша в очередной раз посмотрел на телефон, чтобы узнать время, то увидел пять пропущенных звонков. Это были родители. Саше сразу не понравилось количество сделанных вызовов, и он поменялся в лице. Друзья заметили это и подошли к нему. Света обняла за плечи и хотела что-то уже спросить, но её опередил Коля:

– Санёк, что там такое?

– Ещё не знаю, но родители звонили уже пять раз.

– Ты думаешь, что он опять что-то сделал? – Коля тоже изменился в лице и взволнованно смотрел на друга.

– Вы о чём? – Света переводила взгляд с одного парня на другого, – Кто и что сделал?

– Может, помнишь, – начал Саша, – я тебе про двойника говорил?

– О Боже, ты снова про это? Но ты же шутил тогда? Или нет?

Коля похлопал друга по плечу и посмотрел на Свету. В его глазах явно просматривалась грусть, из-за того, что девушка его друга, не понимает всей проблемы.

– Света, – Коля смотрел ей прямо в глаза, – какие тут шутки? Из-за него Сашка два года на учёте у участкового стоял. Этот двойник – та ещё сволочь.

– Всё так серьёзно? – Света посмотрела на Сашу, и тот кивнул, в ответ на её вопрос, – Тогда позвони им, если это так. Может и не в этом дело вовсе…

Саша чувствовал в её голосе заботу и волнение. Это радовало его, но в то же время очень сильно пугало: скорее всего, Свете тоже придётся быть замешанной в этом непонятном деле. Он посмотрел на телефон и набрал номер отца. Многие люди, в такой ситуации, звонили бы матери, но Саша всегда считал отца более рациональным и трезво мыслящим в данном деле. Костя ответил почти сразу. Саша держал телефон возле уха и слушал его короткий рассказ, затем, выругавшись в сторону, обещал скоро приехать.

– Коля, нам пора. Едем ко мне домой, там всё и узнаем.

– Так что произошло-то? Что сказал папа?

– Коля, ты не поверишь, но это почти повторение: он дверь поджёг в моем техникуме, причём, прямо на проходной перед камерами.

– Вот же…, – начал, было, Коля и замолчал, так как при Свете не ругался, – мелкий пакостник. И дались же ему эти поджоги.

Коля уже натягивал штаны, когда Света, оглядев ребят, сказала:

– Я с вами! И не думайте меня бросать или завозить домой!

Парни переглянулись и засмеялись. Коля, пересилив приступ смеха, с трудом выдавил из себя:

– Ты, теперь наша боевая подруга! Куда же мы без тебя. Клянёшься ли ты, верно служить нашему делу, которое заключается в спасении задницы этого молодого человека?

Все втроём снова рассмеялись, а Света сказала: «Клянусь!». Реакцией на её фразу была новая волна смеха. И только Саша, смеясь с друзьями, чувствовал невероятную тяжесть на душе.

Через пять минут Коля уже выруливал свой Ланос с подъездной дороги пляжа. Саша смотрел в окно и раздумывал над тем, как в этот раз выстраивать свою защиту. Света, прижавшись к нему, смотрела в другое окно и думала про то же самое, но она, в отличие от друзей, не была в курсе всех событий, которые предшествовали этому. Если бы она знала чуть больше, то поняла бы, что в таких случаях, как этот, защиту нужно искать чуть глубже и основательнее. Сейчас же, она ругала себя за то, что раньше не расспрашивала Сашу об этих событиях в его жизни. Чтобы хоть как-то загладить свою вину, которую она сама же себе и придумала, она решила предложить самый простой и надёжный вариант защиты:

– Слушайте, а ведь мы же с Колей можем быть свидетелями того, что ты это не делал. Ведь так же, Коля?

– Да, Света, можем. Но ты, понимаешь, в чём дело, есть видеозапись того, как наш с тобой Сашка поджигает эту дверь. И что мы теперь можем сказать? Что он этого не делал, так как был с нами? Или, что он на записи, это вовсе не он, а какой-то другой Саша Гринёв?

– Ну да… А я об этом и не подумала…

Она прижалась ещё крепче к Саше и, немного потрусив его, задала вопрос, который её начал беспокоить с того момента, когда она окончательно поверила в их историю:

– Саша, а откуда он взялся? Вы же мне про это ничего толком не рассказали.

– Ну, сейчас ты услышишь самую загадочную и вообще не понятную историю, которую когда-либо слышала, – Коля улыбнулся, обгоняя очередную машину, – Санёк, начинай. Я уверен, что это будет самая короткая из всех загадочных историй в твоей жизни.

– Именно так, – Саша повернулся к поедавшей его глазами Свете, – именно так… Видишь ли, откуда он взялся не знает никто. Хотя, не буду в этом утверждении настолько категоричным… Ну да ладно. Мы не знаем кто он, откуда взялся и чего от меня хочет. Он был всегда, насколько я себя помню. Это знаешь как? Есть моменты, по которым ты помнишь своё детство: у кого-то это море, у кого-то друзья и деревня… А у меня этот тип, которого я ни разу так и не встретил, но очень этого хочу.

– Серьёзно? – Света переводила взгляд с его глаз на затылок Коли, – Вы вообще про него ничего не знаете? Не видели ни разу?

– Не, ну как не видели… – Коля хихикнул впереди, – Он мне когда-то по голове ведёрком дал. Вот тогда я его и видел. Вот только, не помню уже ничего. Мать утверждает, что это был Сашка. Я теперь ей верю, что это был он. Ну, точнее, его двойник. А вот раньше-то я не верил в её слова.

– А почему ты ей раньше не верил? – не унималась Света.

– Даже сам не знаю. Понимаешь, скорее всего, я тогда понял сразу, что это не Сашка. По крайней мере, я привык думать именно так. Да и он со мной согласен. Так же?

– Ага, – отозвался расстроенный Саша, – именно так и есть. Я верю Коле, а он верит мне. У нас с ним есть кодовое слово, которое я говорю с ним при встрече, чтобы точно он знал, что это я. Будешь смеяться, но это слово «Ведёрко».

Света, действительно, немного посмеялась, но затем сказала, что ей такие глупости не нужны. Раз уж Коля, будучи ещё ребёнком, понял, что это не Саша, то она сейчас это тоже поймёт. Парни улыбнулись своим мыслям, смеясь в душе с её уверенности.

– А вы его искать пробовали?

– Да, мы с Колей, что только не перепробовали. Вообще, стоит сказать, что первыми его искать начали мои родители, когда в очередной раз пытались обелить меня. Как ты можешь сама догадаться, ничего они этим не добились. У них была мысль, что это какой-то похожий на меня мальчик, который приезжает погостить к своей родне на наш район. Оно и логично вполне, так как его обычно никто не видит, пока он что-то не натворит. Отсиживается у себя в городе или деревне, а тут идёт в отрыв. Может они и правы в этой теории, но результата она не принесла. Мы с колей тоже отрабатывали этот вариант. Пробовали опрашивать людей, показывали им моё фото, немного изменив его на компе – всё без толку. Мы даже на форум разных близлежащих городов размещали эти фотографии – не помогло. Ездили несколько раз в соседние сёла и городки – почти ничего. Пару раз нам говорили, что видели кого-то похожего, но уже не помнят, когда это было. А я там точно не бывал! Тогда мы снова и снова ездили там и расспрашивали местных стариков, показывая им мои детские фотографии. Мы даже в детские садики заезжали – ничего. Собственно, всё. Других вариантов мы не придумали.

Света, похоже, только сейчас и осознала всю проблему её парня. Она посмотрела ему в глаза и поцеловала в губы, как говорят, до головокружения. Именно сейчас она и приняла решение помочь ему, чего бы ей это не стоило.

– Тогда, я буду думать над этим вместе с вами, – решительно заявила она своим друзьям, – и вместе мы победим!

– Мне бы твою уверенность, – Коля снова засмеялся, но, как показалось Свете, сделал он это как-то напряжённо.

– Спасибо тебе, что не боишься, – Саша притянул её к себе и также крепко впился в её губы.

Всю остальную дорогу до дома они ехали молча, в ожидании того, что им расскажет Сашин отец.

Через полчаса они уже сидели в комнате у Гринёвых и слушали Костин рассказ. Оля сидела молча рядом с сыном и посматривала с ревностью на его девушку, осознавая то, что теперь она не единственная женщина в его жизни. Рассказ отца был простым и особо не добавил новой информации.

Получалось так, что «Саша» приехал сегодня утром к своему техникуму, прошёл в арку, осмотрелся по сторонам в поисках камер. Найдя камеру на одной из стен, он улыбнулся в неё и пошёл к входной двери. Здесь также была камера, чему он, как могло показаться, очень обрадовался и, снова улыбнувшись в камеру, подёргал ручку. Естественно, летом она была закрыта, а дежурный куда-то отошёл по своим делам. Тогда парень достал бутылку с какой-то жидкостью и, полив ею дверь, чиркнул спичкой. Огонь разгорелся очень быстро, так как дверь была старой, деревянной, да ещё и в нескольких слоях краски. В общем, костёр получился на славу. А «Саша», постояв пару минут, махнул рукой в окно дежурному, который смотрел на него с третьего этажа, и вышел на улицу. Дежурный, естественно, опознал учащегося их техникума, но не знал как того зовут. Совместными усилиями ему с руководством техникума удалось найти поджигателя, пересмотрев кучу дел студентов. Так что, Костя уже имел разговор с приехавшими к ним полицейскими и сейчас, осмотрев всех собравшихся в комнате, задал мучавший его вопрос:

– А вас больше никто не видел, из тех, кого можно теперь найти и предъявить как свидетеля?

Ребята сидели молча и смотрели друг на друга. Они думали об этом всю дорогу, но, то ли от нервов, то ли ещё по какой-то другой причине, ничего придумать не смогли.

– Точно! – подскочил со стула Коля, – Как же я не подумал сразу? От волнения, наверное, все мысли попутались. Блин, Санёк, да у нас есть супер алиби!

– Ты про пляж? – спросил с грустью в голосе Саша, – Я уже думал про это. Теоретически, могло хватить времени после поджога приехать к речке. Не пройдёт этот вариант.

– Света, ты что, тоже не помнишь?

Та посмотрела на него с немым вопросом в глазах и отрицательно покачала головой.

– Неужели только я это и запомнил! – Коля от радости не мог спокойно усидеть на месте. – Ну, вспоминайте утро!

– Что ты там вспомнил? – Костя смотрел на друга сына с надеждой, и тут Света поднялась со своего места и подошла к Коле.

– А ты голова, Коля, хоть и шутник редкий.

Она обняла его, и они вместе засмеялись. Только Саша всё ещё смотрел на своих друзей с недоумением. Не выдержав, он подошёл к ним с вопросом:

– Да что там у вас такое, что вы такое вспомнили?

– Мы же заправляться заезжали в то же самое время, когда ты двери поджигал. Помнишь, я ещё на часы смотрел над выходом и говорил, что мы до солнцепёка как раз успеем доехать? Я думаю, что на заправке явно есть камеры!

– Чёрт, как я мог забыть про это! Этот двойник, со своими шуточками, меня с ума сведёт.

Саша тоже обнял своего друга. Теперь они стояли втроём, возле окна гостиной Гринёвых, довольные и снова весёлые.

– Санёк, оттуда до твоего техникума ехать час. Я так понимаю, вряд ли кто-то сможет найти способ, которым ты перенёсся на такое расстояние за пять минут. Ну что, чем я вам не детектив?

– Коля, ты балабол и мастер разговорного жанра. – Смеясь к ним подошёл Костя, – Я могу позвонить полицейским и рассказать им куда надо ехать за свидетелем и записью.

Коля, который никогда не обижался на шутки Сашиного отца, одобрительно кивнул и Костя полез в карман за карточкой с номером следователя. Он проговорил с ним пару минут и повернулся к друзьям:

– Ну что же, тогда по коням, как говорится. Тебе придётся нас отвезти на развилку на выезде за городом. Они нас там будут ждать через полчаса. Потом поедем с ними на заправку, и там всё решится, как я понимаю, в нашу пользу.

– Хорошо, конечно отвезу. – Коля достал ключи от машины, – В путь?

Ребята одобрительно кивнули, не проронив ни звука, так как все боялись спугнуть удачу, так вовремя подхватившую их на свои крылья. Они все вместе проследовали к машине и поехали за город, оставив Олю дома, которая так и осталась сидеть на диване. Все посчитали, что это у неё от нервов и не стали её насильно тянуть с собой. Ведь ей пришлось тоже пережить немало тяжёлых минут, связанных с проблемой сына.

На развилке они встретились со следователем, который, увидев Сашу, засмеялся, так как видел точно такого же парня возле дверей техникума, запечатлённого на известной видеозаписи. Он не верил, что есть хоть какие-то доказательства, способные поспорить с записью с камеры, но после совместного посещения заправки вышел в полной задумчивости. Действительно, заправщик подтвердил, что видел этих ребят здесь на заправке, а служба безопасности пообещала предоставить запись с камер. Следователь был озадачен открывшимися ему новыми фактами, но ничего поделать с ними не мог.

После просмотра записи с заправки, с Саши сняли обвинение в поджоге. Дежурные в техникуме ещё долгое время относились к нему с опаской, а директор посоветовал объяснить близнецу, чтобы он так больше не делал. Саша пообещал это сделать, а себе поклялся, что приложит для этого все усилия.

Снова получилось так, что Саше удалось переиграть, подставлявшего его двойника. Естественно, как и раньше, тот продолжал подставлять Сашу перед знакомыми, но у того всегда находилось какое-то спасение. Так продолжалось почти год, пока в их истории чуть не произошло нечто ужасное.

***

Света увидела Сашу в тот момент, когда он проходил рядом с её домом. Он шёл по дорожке возле соседнего подъезда и смотрел куда-то в сторону. Насколько она знала, он должен был с Колей уехать на футбол, поэтому его появление её удивило.

– Саша, привет! – Она помахала ему рукой, – Что ты здесь делаешь?

– Привет, а ты что, мне не рада? – Он посмотрел на неё и заулыбался, – Решил погулять с тобой. А что?

– А как же футбол? – У Светы появилась маленькая надежда, что любимый решил устроить ей сюрприз и обманул её на счёт игры. – Или ты передумал? А как же вся важность матча?

– Да, передумал. Давно была мысль прогуляться с тобой вдоль леса у вас на районе.

Света засмеялся. Они очень часто гуляли возле посадки на их районе, но никогда лесом её не называли. Она решила, что Саша захотел немного поиграть с ней таким образом, так что подумала подыграть ему.

– Ну хорошо, пошли погулять, мы же там никогда раньше не были. Только мне хлеба сначала надо купить. Сходить со мной?

– Ну да, а как же! Куда пойдём?

– А ты шутник! – С этими словами она поцеловала его в щёку и взяла за руку. – Туда, куда обычно и ходим: в магазин на базаре. Пошли, пока я не рассердилась на твои шутки.

По дороге Саша молчал. Только через минуту она обратила внимание на то, что его рука непривычно холодная, но решила списать это на погоду или что-то ещё. Её радовало, что любимый человек устроил ей сюрприз, и теперь она ждала продолжения. Что будет в «лесу»? Зачем он её зовёт в эту посадку? Наверное, решил провести романтическое утро на природе с девушкой. Ну что же, даже если только ради этого, она всё равно не расстроится.

– Иди в магазин сама, а я подожду здесь, погреюсь на солнышке, – Саша отпустил её руку и отвернулся.

Свете ничего не оставалось, кроме как пойти в магазин одной. Странное поведение Саши настораживало, но при этом забавляло, так как не было понятно какую игру он затеял.

Через некоторое время они шли к её дому и так же молчали, как и по дороге сюда. В какой-то момент Свете показалось, что Саша чем-то очень озабочен или расстроен, так как привычная его улыбка на лице так больше и не появилась с момента их сегодняшней встречи. Конечно, он что-то придумал, решила Света, а теперь обдумывает реализацию этого, вот почему он такой.

– Тебя что-то беспокоит? – спросила она уже перед своим подъездом. – Может, я могу чем-то помочь?

– Да, можешь. Но позже. Уже в лесу поможешь.

Говоря всё это, Саша смотрел в сторону, и, Света заметила проблеснувшую на его губах улыбку. Всё-таки что-то задумал. И с этой мыслью она вошла в подъезд сама, так как он заходить в гости отказался.

***

Саша сидел в машине Коли и крутил ручку приёмника.

– Дружище, поменяй свою магнитолу, ничего не могу настроить.

– Просто у тебя руки растут не оттуда, – засмеялся Коля и толкнул друга в плечо. – Всё там хорошо настраивается, надо только приложить немного умения.

Он остановился рядом с бордюром и стал крутить ручку на приёмнике. Почти сразу заиграла музыка. Коля посмотрел на друга с видом человека, сделавшего что-то очень простое, чего не смог сделать другой человек, и теперь говорил всем своим видом: «Ну, и что я тебе говорил?».

Они ехали на футбольную игру. Колин младший брат, со своей командой, вышли в полуфинал юношеской лиги, и ребята ехали поболеть за него. Гриша очень любил эту игру и подавал очень большие надежды, так что друзья ехали поддержать его и поздравить после ожидаемой и такой желанной победы.

Коля ещё не успел отъехать от бордюра, как у Саши зазвонил телефон.

– Света звонит. Вроде, договаривались, что я сегодня занят. Может не брать? Пусть помучается?

– Санёк, не мучай девочку, а то в следующий раз она не ответит. А там понесётся…

– Да ладно тебе, она не такая, – Саша нажал на кнопку приёма вызова. – Да, любимая, я тебя слушаю.

Он держал телефон и молчал. Коля не стал отъезжать и даже заглушил машину: что-то в лице друга его насторожило. Саша посмотрел на него и пожал плечами:

– Наверное случайно позвонила. Говорит с кем-то рядом. Хотя разговор странный какой-то. Ничего не понимаю.

– Включи на громкую, – Коля придвинулись ближе и стал слушать.

«… круто! Тогда давай пойдём немного медленнее. Ты же знаешь, я люблю медленные прогулки... Конечно, так лучше. Когда мы здесь с тобой ходили в прошлый раз, ты затащил меня на старую водонапорную башню. Вот смеху-то тогда было! И помнишь, какое красивое колечко ты мне тогда подарил! Пойдем, прогуляемся рядом с ней?...»

– Колян, я чего-то не понял. С кем она говорит? Это же я её водил туда и дарил ей кольцо. Ты, хоть что-то, понял?

– Саня, до тебя не дошло ещё, что ли? Она там с ним и явно уже поняла это. Поэтому и позвонила тебе, чтобы ты тоже это понял и догадался где они.

Через считанные секунды, машина, резко развернувшись назад, неслась к дому Светы.

***

Они увидели её идущую по дороге от башни. Рядом шёл кто-то, в ком легко можно было угадать одного из присутствовавших в этой машине. Саша видел этого человека издалека, но явно узнавал в нём себя. Коля тоже сразу узнал в спутнике Светы своего старого друга, который по странному стечению обстоятельств сидел сейчас рядом с ним в машине.

Доехали они очень быстро, но сейчас плелись очень медленно, так как от удивления Коля перестал нажимать на педаль газа. Он переводил взгляд со спутника Светы на своего соседа и не мог поверить своим глазам: рядом со Светой шёл второй Саша, а это значит, что всё-таки он им попался. Если бы сейчас кто-то заглянул к ним в машину, то его взору пристали бы два парня, сидящих с открытыми ртами. Они не верили в увиденное, так как уже почти утратили надежду на встречу с этим таинственным незнакомцем.

Коля опомнился и придавил педаль. Машина, взревев, долетела до того места, где дорога выходила на тропинку к башне, по которой спокойно шли два человека. Увидев их Света дёрнулась вперёд, но ледяные пальцы вцепились в её руку. В это время из остановившейся машины уже бежали к ней два человека, которых она сейчас хотела видеть здесь больше всего на свете.

– Отпусти её! – Закричал Саша и подбежав толкнул своего двойника. Тот лишь немного покачнулся и толкнул его в ответ. От этого движения Саша отлетел на пару метров и полный удивления посмотрел на своего двойника. Та же участь ожидала и Колю, который приземлился рядом со своим товарищем. Саша смотрел на этого парня и видел перед собой самого себя. Двойник небрежным движением руки откинул назад волосы, которые блестящей соломой ссыпались ему на глаза. Такое же движение постоянно делал и сам Саша, но после этого он никогда не делал такого лица, которое сейчас осматривалось по сторонам. Двойник ухмылялся, сдвинув нижнюю челюсть влево, и посмотрел на друзей.  Его глаза были холодными и вселяли страх в молодые сердца.

– Как они узнали? – Спросил двойник Свету, руку которой так и не выпустил, несмотря на все её попытки вырваться.

– Про мобильники слышал? – Выдавила она из-за боли в руке. – Или нет? Блин, да что с тобой вообще такое?

В это время поднявшийся на ноги Саша и Коля обходили их с разных сторон. Саша рассчитывал напасть на двойника, тем самым дав Коле шанс вырвать из его руки Свету. Когда он подошёл к нему расстояние удара, его двойник посмотрел прямо ему в глаза и Саша остановился. Он не понял, что именно его остановило, но ясно осознал, что видел его уже раньше, но когда? И эти глаза! Почти не живые, не блестящие…

– А мы раньше не встречались? – Спросил двойник и засмеялся. Его смех испугал всех троих. От этого смеха Коля остановился и взглянул на Сашу, понимая, что тот почему-то медлит. В этот момент Саша попробовал ударить двойника, но тот первым выбросил вперёд руку и он снова отлетел в сторону. Коля хотел выдернуть Свету из руки «знакомого незнакомца», но не смог, так как тот железной хваткой вцепился в неё. И тут Коля тоже встретился с ним взглядом и обомлел: он помнил этот взгляд по таким любимым им ужастикам. И это явно был взгляд неживого человека.

Он отступил назад и упал, зацепившись за ветку, а этот «человек» снова засмеялся.

– Кто ты такой? Или что ты такое? – Выдавил из себя Коля, посматривая на встающего Сашу. – Зачем ты это делаешь?

– Кто я такой? А разве не видно? Я – Гринёв Александр Константинович. Разве нет?

– Нет, это я Гринёв. А ты самозванец, который мне портит жизнь, – и с этими словами Саша бросился на двойника.

Тому же пришлось отпустить Свету, так как пришлось ловить нападавшего на него человека. Она сразу подбежала к Коле, и помогла ему встать. В это время человек, назвавший


убрать рекламу






себя «Гринёвым Александром Константиновичем», схватив Сашу, кинул его в соседние кусты и снова засмеялся.

– Вы извините, но, похоже, меня сегодня переиграли. Жаль, но придётся мне вас покинуть. Но это будет не надолго. Эх, а у меня такие планы были на сегодняшний день, и тебе, Света, в них отводилась самая главная роль. Ну, ничего, в следующий раз… И чтобы ты знал, это моё имя. Это я Гринёв Саша.

С этими словами он пошёл в посадку. Вслед ему смотрели три человека, так до конца и не осознавшие, что они только что видели перед собой.

***

Они помогли подняться Саше. Света повисла на его шее, и какое-то время им пришлось так и стоять: Света висела на Саше, а Коля стоял рядом, смотря на них.  Затем, обтрусив его от пыли и грязи они сели в машину и решили всё обсудить.

– Как ты поняла, что это не Сашка? Я с трудом их отличил бы? Не, ну наш Саша, конечно, красивее…

Саша толкнул его в плечо и все рассмеялась, как бы снимая напряжение от увиденного.

– Вы знаете, я удивилась Сашиному приходу с утра, так как знала, что вас не будет весь день. Но я подумала, что ты решил мне сделать сюрприз. Конечно, меня удивило, что ты вдруг забыл самые простые вещи, но я подумала, что ты решил подурачиться, как это и любишь делать.

– О да, он такой. Шутничёк! – Коля снова засмеялся, за что и получил очередной толчок в плечо.

– Сиди ровно и не мешай ей, – Саша серьёзно смотрел на Колю, затем перевёл взгляд на Свету, – продолжай.

Казалось, она передумала рассказывать, так как отвернулась к окну и продолжала молчать.

Саша обнял её за плечи:

– Если тебе тяжело это вспоминать, то давай позже. Но это очень важно для меня.

– Я понимаю. Прости. Просто, я сильно испугалась, сначала только за себя, а потом и за нас всех. Он такой сильный…

– Ага, Сашку кидал, прямо как пушинку. А по виду и не скажешь, что силач. Саня, мне же не показалось? Он же такой, как и ты по телосложению?

– Коля, тебе не показалось. Он не только по телосложению похож на меня, он и внешне моя копия. Да я реально его лицо вижу каждый день в зеркале! А его одежда? Вы видели, он одет так же, как одеваюсь я. Причём на нём футболка, точно такая же, как и та, что я выкинул пару месяцев назад в мусорное ведро у нас дома. Он что, подобрал её на свалке? Просто не могу ничего понять. Свет, ты как думаешь?

– Ну, да. Он похож на тебя, но не совсем. Всё время, пока мы с ним шли в магазин, меня что-то беспокоило, но я никак не могла понять что именно. Но когда я вышла из подъезда, занести домой хлеб то я увидела то, что никак не могла понять раньше. У него немного другие черты лица. Вот, к примеру, нос у нашего Саши более прямой, а у него немного искривлён. Его губы, почти всё время опущены, как будто он чем-то обижен. И его глаза… Он не видит тебя, даже когда смотрит прямо на тебя. По крайней мере, мне так показалось. Это не живые глаза, это глаза просто какого-то…

– Зомби, – закончил за неё Коля. – Саня, я думаю, что именно так ты бы и выглядел, будь ты реальным зомби. Я когда заглянул в них, то сразу вспомнил фильмы ужасов. А ты что увидел, когда остановился.

– Ребята, вы можете считать меня психом, но мне ясно показалось, что я его уже видел. Понимаете, когда он меня подставлял, мне так ни разу и не пришлось с ним пересектись, так что я сомневаюсь во встречи в те разы. Может, пересеклись где-то на улице? Никак не пойму. Но у меня есть чёткое ощущение, что я его где-то видел, причём давно. Но где?

– Так ребята, вы как хотите, а мне хочется домой, – прервала его Света. – Если он реально труп, то я хочу немедленно помыть руки с мылом, чтобы никакие его мёртвые микробы не ползали по мне хорошо?

– Да, Санёк, она права. Давай завезём её домой, пусть отдохнём. Я тоже после увиденного домой хочу. Лягу, отдохну. Усну вряд ли, но хоть попробую. А тебе посоветую расспросить родителей, теперь точно понятно что спрашивать. По крайней мере, нужно узнать о родовых проклятьях или преследующих вас призраках. Ну, или ещё о чём таком спроси. Согласен?

– Лады, думаю, ты прав. Всё, поехали по домам, там поймём что делать. А я, пока, родителей попытаю, может, что и скажут. Ни разу я ещё не слышал от них историй о проклятьях. Наверное, время пришло всё узнать.

Он обнял Свету и Коля, повернувшись вперёд, вывел машину на дорогу. Они молчали и думали каждый о своём. Но в одном из мысли сходились: они столкнулись с чем-то сверхъестественным и увиденный ими человек был явно не живым. Теперь осталось понять, как такое возможно, ведь зомби-апокалипсис ещё не объявляли.

***

Вечером Саша сидел за столом в комнате и ждал родителей. Бывало, что они задерживались ненадолго, но сегодня, как назло, они уже опаздывали на два часа. Мысль о том, что их мог встретить двойник не покидала его голову, и Саша всё сильнее волновался.

Вдруг в двери щёлкнул замок, и коридор наполнился весёлым смехом родителей.

– А я им так и сказал, чтобы они больше мне не звонили, – серьёзно сказал отец, – И что ты думаешь, всё равно звонят!

Мать залилась хохотом, который через несколько секунд подхватил и отец.

Саша молчал, он просто не знал, как начать разговор и что спрашивать. Дверь в комнату открылась и отец, смеясь, занёс в неё мать на руках. Увидев сына, он остановился прямо на пороге и перестал смеяться. Мать, покраснев, спрыгнула с его рук на пол и вышла из комнаты.

– Э... Сынок, тебя же не должно быть дома. Ты же говорил, что вы с Колей пойдёте на футбол...

– Папа, нам, похоже, надо с вами поговорить, – с этими словами он повернулся к окну, – причём, поговорить нужно срочно.

– Саша, понимаешь... Мы думали, что тебя нет дома. Вот... Что там говорить-то... Я всегда думал, что об этом именно я тебе разговор предложу, а тут так получилось...

– Папа, я не об этом. Про пестики с тычинками я уже и так знаю, спасибо школе за это. И то, что у вас всё хорошо с мамой, меня очень даже радует. У меня к тебе есть другой вопрос. И этот вопрос не терпит отлагательств. Наверное, и маму надо позвать.

– Саша, что случилось? Оля, иди сюда! С Сашей что-то случилось!

– Да ничего со мной не случилось! Дело не во мне, по крайней мере, мне так кажется.

Оля, всё ещё красная, но уже больше от волнения, вбежала в комнату. Она переводила взгляд с мужа на сына и явно не понимала, что здесь происходит.

– Костя, что случилось? Вы повздорили из-за увиденного? Или что у вас тут произошло?

– Я не знаю, но Саша нам сейчас всё объяснит. Я прав?

С этими словами он посмотрел на сына и нахмурился. В его голове кружились только две догадки, и обе его не радовали. И всё же Костя решил их озвучить:

– Саша, скажи честно: ты присел на наркотики? Или тебя втянули в секту каких-нибудь геев-извращенцев?

Оля села на стул и посмотрела на мужа. Затем её взгляд медленно переместился на сына. Она ждала его ответа.

Саша потерял дар речи от этих слов отца. Он и раньше не мог понять, как начать с ними разговор, но теперь эти слова просто выбили его из колеи.

– Папа, ну нет же! Ну как ты мог такое подумать? Почему родители всегда обречены думать самое плохое? Ведь ты же мог подумать, что я женюсь, что я выиграл в лотерею. Да, в конце концов, что я нашёл на улице чемодан с деньгами! Но почему именно «наркоман»?

Оля, продолжая смотреть на сына, заулыбалась и задала вопрос:

– Ты и вправду женишься? Света беременная? Так что, я скоро стану бабушкой? Костя, ну это же замечательно! Ты слышал это?

С этими словами она подбежала к сыну и обняла его.

– Оля, ты услышала только то, что тебе хотелось услышать. – Отец, как всегда, в таких ситуациях, сохранил хладнокровие. – Почему ты не подумала или не услышала про чемодан с деньгами? Саша, рассказывай, что там у тебя?

Мать посмотрела на мужа и поняла, что что-то сделала не то и села рядом с ним. Теперь они вдвоём смотрели на сына и ждали его слов. Саша же, поставленный в тупик своими родителями, так и не понял с чего начинать свои расспросы. Помолчав полминуты, он спросил:

– Мама… Папа… Ну в общем… Слушайте, а нет ли в нашей семье какого-то секрета, который я не знаю? Ну, там, проклятье на нас наложил кто-то? А, может, в семнадцатом веке мой прадед вероломно убил кого-то, и теперь его призрак преследует нашу семью?

Отец посмотрел на мать и улыбнулся.

– Если ты насчёт того, что происходит с тобой, то мы не знаем причин. Мы же уже обсуждали это, и пришли к выводу, что это кто-то очень похожий на тебя. Мне кажется, что так бывает. Просто, обычно, наши двойники живут далеко от нас, может даже в других странах. Но тебе с этим повезло меньше, да и двойник твой весьма беспокойный. Не переживай. Я думаю, что этот вопрос решится, и вы ещё случайно встретились и всё выясните.

– Папа, в том-то и дело, что мы с ним встретились и, даже немного поговорили. Вот поэтому я вас и спрашиваю: что с нашей семьёй не так?

– Ну, поговорили, и что тут такого? – затараторила мать, – Я тоже видела когда-то женщину, очень похожую на меня. Да ещё и платье было похожим. Вот смеху-то было. Я же не ищу в этой встрече ничего сверхъестественного!

Саша пристально посмотрел на мать и спросил:

– А та женщина, ну с которой вы были похожи, она, случайно, не была ли зомби или просто ходячим трупом, как в моём случае?

– Ты о чём? – улыбка сошла с лица матери. – Какой труп? Где?

– Послушайте, так уж получилось, что я его сегодня видел. Там длинная и не очень хорошая история… Ну, в общем, он попробовал поприставать к Свете. Сразу вас успокою, с ней всё хорошо. Она догадалась, что происходит что-то неладное и позвонила мне. В итоге, мы с ним встретились. Вы понимаете, это не человек! Или точнее сказать, он человек, но странный. Как нам всем показалось, это труп. Вот я и спрашиваю, было ли в нашей семье, что-то связанное со смертью или проклятием?

Родители смотрели на него как на сумасшедшего. Оно и понятно, как можно поверить в такую историю, тем более, будучи взрослым и трезвомыслящим человеком, но сын смотрел на них и ждал ответа. Костя задумался и высказал свою мысль:

– Ты же знаешь историю нашей семьи. А точнее, её полное отсутствие. Какие проклятья родовые? Да я своих родных и не помню уже. У мамы ситуация похожая. Нам и помянуть на кладбище некого. Единственный, к кому мы ездили, но только первое время, так это твой мертворождённый брат-близнец. Но мы на его могиле уже давно не были. Так что не выдумывай, а то заиграешься сильно, к чему это приведёт даже подумать страшно.

Саша смотрел на отца и не мог поверить в услышанное: брат-близнец?

– Папа, какой ещё близнец? У меня никогда не было никого. Вы же с мамой говорили, что я у вас один единственный! Какой брат и почему я о нём не знал?

Отец посмотрел на мать. Он понимал, что должен был рассказать об этом сыну раньше, но всё как-то не получалось. Теперь же, в той ситуации, к которой их подводит Саша, этот рассказ может превратиться во что-то поистине ужасное. Тишину нарушила Оля:

– Сынок, мы просто не знали, как тебе это сказать. Понимаешь, когда ты был маленьким, мы не могли тебе это рассказать, чтобы не пугать тебя. Когда ты стал постарше, нам казалось, что уже поздно, да и не видели в этом смысла.

– Ну да, – отец прервал мать и продолжил говорить за неё, – мы не знали, как тебе сказать. Понимаешь, мы ждали двойню. УЗИ показало, что у нас будет два сына, и мы решили вас назвать Саша и Миша. Мы купили вам кроватки, купили вещи… Люди говорят, что нельзя делать это заранее… Возможно, причина именно в этом, но я сомневаюсь, что это так. Ты вышел первым, но так получилось, что своей пуповиной ты обмотал шею своего брата. Спасти его не смогли. Так получилось, что ты задушил его, причём, по чистой случайности. Понимаешь, мы не знали, как тебе сказать об этом именно по этой причине. Мы боялись, что ты будешь винить себя. Но ты пойми, мы не виним тебя! Ты же не специально обмотал её вокруг его шеи. Но мы не знали, как ты отреагируешь, и поэтому молчали. Мне даже сейчас тяжело говорить тебе об этом.

Саша обдумывал услышанное. Родители придвинулись друг к другу и взялись за руки. По правде сказать, он их не винил. Ведь действительно, они защищали его психику от травмы и от чувства вины за смерть брата. Но сейчас многое стало на свои места. И именно сейчас он понял, почему его «брат» сказал, что это он Саша, и так зовут именно его. Теперь всё стало понятным.

– Папа, а вам никогда не приходила в голову мысль, что именно Саша и умер, а Миша живёт с вами?

– Сынок, ну какая разница, ты Саша или твой умерший брат? Для нас разницы не было. Мы ждали вас обоих и имена дали вам глядя на УЗИ.

– Но тогда вы определились, кто из нас кто? Вы решили, что один, к примеру, слева, будет Сашей, а другой, скажем, справа, будет Мишей?

– Конечно! Я вас сразу так и назвала. Сразу сказала кто из вас кто, понимая, что всё равно после рождения можем спутать. Но я верила, что моё материнское сердце меня не обманет.

– Ты знаешь, мама, мне кажется, что обмануло. – Саша встал со стула и подошёл к родителям. – Я так понимаю, что именно Сашу вы и похоронили, так что разница есть, папа.

Родители смотрели на сына, не понимая, что и сказать. Вопрос имени сына их никогда не беспокоил, но сейчас после всех его слов у них возникло небольшое волнение. Никто из них не придавал особого значения тому, кого именно они похоронили, ведь дети на тот момент были ещё в утробе матери и никакой разницы кто из них кто, ни Костя, ни Оля не видели. Хотя, они думали назвать оставшегося сына другим именем, но подумали тогда, что решение менять не стоит.

– Саша, ты слышишь себя? – отец поднялся и подошёл к сыну, – ты отдаёшь отчёт тому, о чём ты говоришь? Не то имя, не тот ребёнок, ходячий труп… Ты пересмотрел страшных фильмов на ночь? Что с тобой?

Отец обнял его, но Саша отстранился. Он смотрел на родителей и понимал, что всё это звучит, как бред, но поделать с собой ничего не мог. Если бы он сам не видел сегодня «себя», уходящего по улице, если бы не видел этих мёртвых глаза, то он тоже бы сомневался, но не сейчас.

– Папа, можешь не верить мне, но ответь на один вопрос: где его похоронили и когда вы перестали ходить к нему на могилу?

– Ну, хорошо, – отец поднял руки, как бы показывая, что он сдался, – хорошо, расскажу ещё, и отвечу на твои вопросы. Перестали ходить на его могилу мы где-то в то время, когда хорошо познакомились с родителями Коли. Я так понимаю, тебе должно было быть в то время года три-четыре. Мы тогда с ними много времени проводили, ну, до того случая, когда Наташа обвинила тебя в том, что ты Колю ударил. Потом отношения немного хуже стали, а вы с Колей через время наоборот сдружились. Вроде бы, поэтому вопросу всё. А похоронили его там, где в то время было дешевле это сделать, так как денег у нас было очень мало. На выезде из города, километрах в пяти есть кладбище, сейчас уже не рабочее, но тогда весьма популярное среди тех, у кого с финансами проблемы были. Так вот, там и похоронили. Могила с самого края находится. Прямо возле небольшого обрыва.

– Спасибо, папа, за откровенность. Я пойду. У меня дела есть.

– Сын, ты куда? – Мама встала с дивана. – Что ты задумал?

– Ничего особенного. Позвоню Коле и прогуляюсь с ним.

С этими словами он вышел из квартиры. Вслед ему смотрели две пары глаз. Сначала смотрели недоумённо, затем вопросительно.

– Жаль, что именно так всё рассказали. Мне очень не хотелось этого, но он взрослый, думаю, глупостей не наделать.

С этими словами Оля обняла мужа. Костя прижал её к себе. Так они стояли ещё долгое время, думая каждый о чём-то своём, а также о сыне, которого потеряли много лет назад.

***

– Коля, бери машину и быстро лети ко мне, – с этими словами Саша сбегал по ступеням подъезда. – Теперь я всё знаю. Я знаю кто он и где он. По дороге всё расскажу.

Стоя во дворе, он листал в смартфоне карту пригорода. Вот и кладбище! От дома порядка двадцати километров, так что ещё не потемнеет, когда они окажутся там, а то будет страшно сделать задуманное.

Во двор заехал Ланос Коли. Саша быстро запрыгнул в машину и показал другу карту:

– Нам сюда. Только быстро, пока не потемнело.

– Во, придумал! Я тоже не хочу в темноте лазить по кладбищу. Зачем нам туда?

Во время поездки Саша описал ситуацию. Ему было тяжело рассказывать такие вещи, но Коля его лучший друг и один из тех людей, которые ему верят. Он слушал спокойно и не проронил ни слова во время рассказа. Только по рукам, крепче обхватившим руль, можно было понять, что он чувствует. Рассказ закончился почти на подъезде к месту назначения.

– Саша, я бы не поверил, если бы не видел его своими глазами, – говорил Коля, останавливая машину возле посадки у кладбища. – Пошли, сходим в кусты, а то я могу не выдержать такого волнения. Ты уверен, что мы его найдём здесь? Нет, я понимаю, что похоронили его именно тут, но ты уверен, что взрослый он тоже будет здесь? Вряд ли он поместится в своей детской могиле.

Коля нёс в руках топор, который всегда лежал в его машине. Саше досталась лопата, которая также не покидала машину друга при любых погодных условиях.

– Ты знаешь, я в этом не уверен, но думаю, что деваться ему больше некуда. Скажем так: здесь его дом, так как другого он не получил. По крайней мере, будем на это надеяться.

Доделав свои дела в посадке, друзья вышли из неё и направились к обрыву, про который говорил отец.

– Как мы её найдём? – Коля смотрел на Сашу и махал топором по сторонам, отгоняя мелкую мошкару, – Думаешь, она подписана?

– Отец не сказал, а я, как-то спросить не додумался. Блин, да я в таком шоке был, что даже не подумал про это. Ладно, позаглядываем по могилам.

– Ух-ты, какое оно длинное! – Коля рассматривал кладбище, облокотившись рукой о крайнюю могилу у обрыва, – Долго же нам лазить тут придётся. Не хочу тут вечером ходить. Не, ты не подумай, я не трус, но всё же как-то неприятно находиться здесь. Ну что, пошли?

Саша кивнул и направился вдоль могил.

***

Нужную могилу нашли через пять минут. Всё оказалось очень просто: сначала, Коля предположил, что она должна находиться где-то ближе к середине, так как здесь хоронили людей ещё несколько лет, после смерти брата-близнеца Саши, а затем, он же и заметил осыпавшуюся в обрыв землю. Догадка проскочила в его голове и, пока друг читал имена на могилах, он устремился к своей цели.

– Саша, иди сюда. Похоже, я нашёл.

И вот уже они вдвоём рассматривают надпись на гробнице: Гринёв Михаил Константинович. И приписка: «От любящих родителей. Будем помнить всегда.».

– Что-то мне кажется, что твои родители его обманули. Ну, правда, если им верить. Ты же говорил, что они не посещали это место уже очень давно. А цветочки-то свежие лежат...

– Ну да, – Саша присел на корточки и потрогал землю, – так и сказали. И земля свежая. Посмотри, она раскопана явно больше, чем надо для маленького ребёнка. Ты всё ещё не уверен, что он там?

– Я бы очень хотел, чтобы его там не было. Но с другой стороны, если он там, то мы быстрее завершим это дело. Тогда можно будет спокойно ехать домой, не думая о том, что сможем увидеть его ещё раз.

– Вот и я про то. Как думаешь, копать глубоко?

– Думаю, что нет. Вряд ли он сильно прикапывается. Самое главное, в таком случае, чтобы он был там, а не ходил где-то рядом. Не хочу почувствовать похлопывание по плечу.

– Коля, шутки в сторону и будь на стрёме. Я с тобой полностью согласен: сейчас выйдет из-за чьей-то могилы, и что тогда. Про такой вариант я и не подумал.

Договорив, Саша взял поудобнее лопату и стал аккуратно копать. Он боялся, что случайно может задеть того, кто лежит там под землёй. Какие могут быть последствия этого, он не знал, но очень переживал по этому поводу. Коля стоял за его спиной и рассматривал кладбище и дорогу: никакого движения там он не наблюдал.

– Вот чёрт, – Саша отскочил от могилы,– здесь он. Полюбуйся!

Коля заглянул через плечо друга и увидел измазанное землёй лицо. Сомнений не было: это было лицо того человека, которого они видели сегодня у Светиного дома. Но самым страшным было то, что это было лицо его друга Саши, которое он видел почти каждый день. Единственное, и главное отличие было в том, что это лицо было неживое и грязное.

– Сашка, да это вылитый ты! Не, серьёзно! Я тогда его не рассмотрел, но сейчас!

– В сторону разговоры! – Саша посмотрел на друга, – давай его сюда.

Коля протянул ему кол, который собственноручно сделал в посадке. Также он передал и топор, которым планировалось забивать этот самый кол.

– Думаешь, поможет? Он же не вампир?

– Не знаю, Коля. Если верить фильмам, то осиновый кол убивает вампиров. Вампиры – это нежить. Он тоже, явно не очень живой, так что думаю, что можно рискнуть.

Он стал прямо возле головы своего брата. Посмотрел на его лицо и отвернулся. Затем, понимая, что всё-таки должен это сделать, взял себя в руки. Немного убрав землю с груди трупа, он приставил кол к его сердцу. Спокойно, чтобы не тряслись руки и, чтобы не промахнуться, нанёс удар. Затем резко ещё один, так как глаза обитателя могилы раскрылись и посмотрели прямо на него. Раздался вой. По-другому звук, вырвавшийся изо рта мёртвого брата, назвать было нельзя. Он стал поднимать руки, грязные из-за земли, и схватил ими Сашу за футболку.

– Что ты делаешь? – кричал мёртвый брат. – Ты действительно веришь, что сможешь меня этим убить? Я и так умер уже благодаря тебе, почти двадцать лет назад.

Говоря это, он начал подниматься из могилы. Из его груди торчал кол, а из дыры на груди текла чёрная жидкость. Обеими руками он ухватился за кол и начал вытягивать его.

Друзья стояли, как завороженные и не могли даже пошевелиться. Труп смотрел на них и его рот был перекошен ни то от боли, ни то от злобы. Грязное лицо поворачивалось то к одному, то к другому обидчику. Затем, остановившись на Саше, он сказал:

– Это ты должен лежать здесь! Не я! Они выбрали меня! Они выбрали моё имя, а не твоё, Миша. И знаешь что, поскольку родители выбрали моё имя, то и хотели, чтобы живой остался именно я! А значит, в этой могиле должен лежать ты! И я положу тебя сюда, а сам вернусь к ним, и пусть попробуют не принять меня!

Он перевёл взгляд на Колю и засмеялся:

– Вспомнил я тебя, друг, ты мой, единственный. Мы с тобой встречались, когда ты был ещё сопляком. Жаль, мне не хватило сил и времени тогда убить тебя. Сейчас бы я тебя хорошо ведром стукнул. Ну, ничего, и для тебя место найду, рядом с ним. Будете лежать рядом, дружочки. Я всё время старался, чтобы у брата не было друзей и это у меня хорошо получалось. Но ты! В чём секрет? Почему ты с ним дружить остался, ведь все считали, что именно он тебя ударил тогда?

– Не знаю, – твёрдым голосом сказал Коля, – серьёзно, не знаю. Может, в то далёкое время я что-то увидел в тебе, что подсказало мне, что это был не он? А знаешь что? Никого ты в могилу не положишь!

С этими словами он прыгнул на мёртвого близнеца своего друга и со всей силы ударил его поднятым топором по голове. Раздался треск. Топор торчал в голове, обливаемой чёрной жидкостью, а Коля уже смотрел на своего друга и кричал ему:

– Чего ты ждёшь! Быстро хватай лопату, а то домой мы сегодня не вернёмся!

Саша ухватился за ручку на лопате и со всей силы ударил ею своего мёртвого брата, который пытался дотянуться руками к топору. Лопата почти полностью отрезала ему одну руку, и он снова заорал. Не давая ему опомниться, Коля толкнул его в грудь, и тот полетел в свою же могилу. Следом прыгнул и Саша, в прыжке направляя лопату остриём куда-то вниз.

Лопата с мягким звуком вошла в мёртвую плоть. Коля не видел, куда именно она вошла, но догадался, что цели она достигла, так как крик из могилы прекратился. Подойдя к ней, он посмотрел на своего друга: бешеный взгляд и сжатые вокруг лопаты пальцы. Из могилы больше не раздавалось ни звука. Коля посмотрел вниз и понял, что его догадка была верна: лопата перерезала шею и отделила голову от туловища.

Саша посмотрел на друга, затем снова глянул в могилу и заулыбался:

– Похоже, я его сделал. Точнее, мы его сделали.

С этими словами он сел рядом с могилой и заплакал. Рядом с ним стоял его друг, который держал его за плечо, а в могиле лежал его брат-близнец, которого он убил уже второй раз. Саша надеялся, что в последний.

***

Они подходили к машине молча. Каждый думал о чём-то своём, вынесенном из этой ситуации. Коля не мог перестать думать о том, что было бы с ним пятнадцать лет назад, если бы тогда у мёртвого мальчика хватило бы силы ударить его чуть посильнее. Скорее всего, он мог бы и не быть здесь этим вечером, а лежал бы где-то невдалеке от него, так как кладбище на тот момент ещё работало. Что было бы сегодня с Сашей, ему даже страшно было подумать, ведь это именно он вывел своего друга из ступора и, почти, повёл его в бой против своих страхов. Саша же по дороге обдумывал, что он теперь скажет родителям. Надо ли вообще что-то говорить им, или можно и промолчать, ведь они тоже скрывали от него очень важную часть его биографии. Но с другой стороны, родители не поверили в его рассказ о мёртвом человеке, так что можно сохранить в тайне и то, что сейчас здесь произошло. В любом случае всё будет зависеть от того, что они ему скажут по его возвращении домой.

Подойдя к машине, друзья переглянулись и Коля, улыбнувшись, сказал:

– Блин, весёлый вечер выдался, не находишь? Разве могли мы с тобой подумать, что нам придётся сегодня биться с зомби, причём на кладбище! Я бы не поверил, даже тебе, скажи ты мне об этом пару дней назад. Но сейчас…

– Ага, – Саша открыл дверь в машине и достал оттуда бутылку с водой, – я бы тоже не поверил. Наверное, даже себе не поверил бы в такой рассказ. Слей мне воды на руки, а то я как землекоп. Или могильщик.

На последних словах он засмеялся. Его веселье передалось и Коле, который поливая его водой, от смеха чуть не пролил всё содержимое бутылки. Саша помог умыться Коле и они, усевшись в машину, переглянулись.

– Коля, езжай отсюда, а то мне не по себе находиться здесь. Ну, ты понимаешь, кладбище и всё такое… Причём мой брат… Чёрт, да я опять убил его! Убил своего родного брата! При чём, в том, что он стал таким, скорее всего тоже виноват я! Вот же…

Они уже отъезжали от подъездной дороги, а Саша всё ещё ругался.

– Саня, как ты думаешь, мы хорошо закопали его голову? Может, нам ещё что-то сделать с ним надо было? Ну, там, спалить его? Чтобы он уже точно не вернулся.

– Не знаю. Мне кажется, что в этой истории уже можно ставить точку. По крайней мере, он выглядел мёртвым. Ну, ты понимаешь, не таким мёртвым, как раньше, а вообще не живым. Блин, да я даже слова не могу подобрать, чтобы объяснить, что мы сделали. Ты понимаешь, мы убили труп!

– Ага, мечта многих любителей фильмов про зомби-апокалипсис, – засмеялся Коля. – Свете позвони, а то переживает, наверное.

– Точно! Я за этими делами уже забыл про неё. Надо же такое!

Он достал телефон и, найдя в списке контактов нужный номер, нажал на вызов. Ждать пришлось недолго, так как Света, переживая за своего парня, почти не убирала телефон с рук.

– Да, это я, – Саша, выдохнул и продолжил, – похоже, всё закончилось. Там длинная история с тем, откуда он взялся, я тебе её расскажу попозже. Но вкратце, могу сказать только то, что это оказался мой брат близнец, который умер ещё при родах… Ага, да я и сам не знаю, как так получилось. Мы не успели у него спросить как он вырос и зачем приходил… Ну, да, жутко было. Мы сейчас с кладбища едем… Да, тут он похоронен был. Но уже всё, мы его перезахоронили. Пришлось голову ему отрубить… Да, именно… Ну так получилось, но только это его и остановило… Ну, да, мы похоронили его в его же могиле, а голову зарыли рядом… И ты туда же! Нет, не спалили мы его! Одни спецы по зомби вокруг! Ладно, давай, до завтра! Я тебе с утра позвоню, устал чертовски… Ага, Коля рядом, привет тебе передаёт… Хорошо, и ему передам. Всё, давай, до завтра!

– Я всё слышал, – Коля улыбался, выворачивая руль, – спасибо ей, что не забыла и про меня.

– Ага. Какие вы все спецы! Не, ну ты слышал же? Тоже, говорит, спалить его надо было… А знаешь что? Если он ещё придёт, тогда спалим его ко всем чертям! Идёт?

– Идёт! – И Коля вырулил на дорогу к городу.

***

Прощались они недолго, так как оба сильно устали. Коля уехал в гараж, а Саша направился домой. Там его ждали родители, которые теперь, увидев, в каком он виде, могут завалить его вопросами. Ну, ничего, самый главный из них он уже решил. По крайней мере, в душе крепла вера в то, что больше близнеца-зомби он не увидит.

Войдя в квартиру, он первым делом направился в ванную. На слова матери о том, что он выглядит очень плохо, просто отмахнулся рукой и, проговорив, что-то типа «всё потом объясню», закрылся в ванной.

Горячие водные потоки смывали с его тела кладбищенскую землю. Он видел, как потемневшая вода уносится в слив и там исчезает. Почему-то сразу вспомнилась тёмная жидкость, вытекающая с брата… Но эта вода уносила и его переживания. Почему-то появилась чёткая уверенность, что теперь всё будет по нормальному, что в его жизни теперь всё наладится. Теперь некому его подставлять, некому выставлять его в дурном свете перед людьми. Теперь же, можно не бояться и за Свету. Ей ведь тоже пришлось пережить эту встречу, которую она явно запомнит надолго.

Когда Саша вышел из ванной, на кухне уже сидели родители и с ожиданием смотрели на него.

– Саша, что произошло? – Поднялся со стула отец, – Ты, где был? Ты видел, в каком виде ты вернулся?

– Папа, ну, во-первых, хочу сказать вам, что вопрос с двойником я решил. Можете мне не верить, но я был полностью прав. Во-вторых, да, я видел в каком я виде. Ну и что? Учитывая, что именно мне пришлось там увидеть, с чем пришлось бороться, так я ещё хорошо выгляжу, в отличие от него. Не переживайте, всё


убрать рекламу






теперь будет хорошо. Если вы хотите это обсудить, то давайте завтра: я сегодня уже очень устал и хочу поспать.

С этими словами он пошёл в свою комнату. Расстелив кровать, он забылся сном, полностью спокойным, которого у него не было уже много лет. А в это время на кухне, родители пили чай и обсуждали его слова, которые могли поставить в тупик любого взрослого, никогда не сталкивающегося со сверхъестественным.

***

Через два дня, когда Саша, Коля и Света поехали на дачу к Светиным родителям, отметить победу над многолетними проблемами, одинокая женская фигура подходила к неработающему кладбищу, находящемуся невдалеке от города.

Через десять минут она стояла над свежеразрытой землёй и смотрела на неё, не сводя глаз. С этих самих глаз, на землю падали слёзы, которые её увлажняли. Земля уже успела обсохнуть и влага с женских глаз возвращала ей природную черноту.

Несколько раз в год, она приходила сюда, втайне от всех, и приносила одежду, так как он должен был что-то одевать, когда покидал утробу земли, как и двадцать лет назад он покинул её утробу, потеряв при этом самое драгоценное – свою жизнь. Чисто случайно, его родной брат задушил его, обвив ему шею своей пуповиной, тем самым забрав у неё второго сына. А ведь она любила его. Любила их обоих, больше всего на свете! И хотела, чтобы они оба играли с ней, чтобы они вдвоём ходили в школу, чтобы вдвоём женились и подарили ей внуков. Возможно, именно эта материнская любовь, имеющая невероятную силу, смогла поднять его из земли и вернуть снова ей.

К сожалению, он был не таким, как ей хотелось. Он был мёртвым мальчиком, который рос и взрослел вместе с оставшимся живым братом, но взрослел по-своему, лёжа в земле. В это время, его брат рос среди живых людей, что сильно расстраивало мёртвого мальчика. Именно поэтому он и начал мстить за свою смерть и за потерянный шанс на нормальную жизнь. Она прощала ему и это, так как любила его, даже больше чем живого сына. Эту любовь она могла объяснить только тем, что очень редко видела его. По непонятным причинам он поднимался из земли в разное время, которое она не могла отследить. Но всякий раз, когда что-то случалось с живым сыном, когда его в чём-то обвиняли, она неслась на кладбище, чтобы посидеть здесь с его братом. Она знала, что тут не бывает никого, и они смогут провести немного времени вместе, прежде чем он снова уйдёт от неё в сырую землю.

Он мало рассказывал, но пообещал не убивать своего близнеца, чем и успокоил её. Теперь же, она понимала, что вряд ли сможет увидеть его снова «живым». Сын рассказал, где они закопали его голову, так что труда найти её особо не понадобилось. Она положила её в могилу к телу, приложив к шее, сама не зная, на что надеется.

Так она и стояла рядом с могилой, поливая её слезами, текущими с грустных и усталых глаз. Из земли на неё тоже смотрели глаза, но смотрели по-своему…


убрать рекламу












На главную » Ячмень Виталий Иванович » А мы раньше не встречались? (СИ).

Close