Название книги в оригинале: Ячмень Виталий Иванович. Солнечный зайчик (СИ)

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Ячмень Виталий Иванович » Солнечный зайчик (СИ).





Читать онлайн Солнечный зайчик (СИ). Ячмень Виталий Иванович.

Солнечный зайчик.

– Главное не забыть зайти в магазин, – прошептал себе под нос Миша, выходя с офиса. На часах было уже начало седьмого, и рабочий день остался позади. Впереди была поездка домой на надоевшем за долгие годы метро, а также, если память не подведёт, поход в магазин за продуктами.

На прошлой неделе жена попросила купить на обратной дороге с работы молока и хлеба, а он, раздумывая над очередным проектом, просто забыл про это. Нет, конечно, скандала дома не было, но, как говорится, осадок остался. Теперь на телефоне установлена памятка, которая через час должна напомнить ему о просьбе жены. На том же телефоне был и список покупок. Новые технологии прочно вошли в жизнь семьи Михаила, и он сам уже не представлял себя без своего верного смартфона. Самая важная функция – напоминания! Сколько раз она возвращала его в реальность из его мыслей, уже было и не пересчитать.

Офис находился в десяти минутах ходьбы от метро и находился не в самом уютном районе города, так что Михаил старался проскочить это расстояние как можно быстрее. Пару раз, за всё время работы на этом месте, к нему цеплялась по дороге местная гопота, которая всегда ходит стаей и высматривает таких вот одиноких прохожих. Поэтому он постоянно осматривался по сторонам, и для стороннего человека мог показаться либо каким-то шпионом, либо преступником, высматривающим по дороге полицию. Наверное, он был бы и не прочь повстречать здесь парочку полицейских, тем самым обезопасив свою дорогу.

Дойдя до метро без приключений, Миша мысленно поблагодарил все небесные силы за это, сам над собой посмеялся из-за таких мыслей, и начал спускаться под землю. Здесь, как раз, он и увидел местную гопоту, но стоящая невдалеке полиция успокоила его душу. В принципе, он и не боялся мелких уличных банд, нося с собой для успокоения в кармане куртки шило, но ввязываться в неприятности по дороге домой, когда все мысли были уже об отдыхе, как-то не хотелось. Почему именно шило? Так уж получилось, что при выборе явно не запрещённого средства самообороны, ему в голову пришёл именно этот предмет и теперь оно всегда находилось при нём. Правда, неоднократно раздумывая о возможности пустить его в ход, Миша чаще думал о том, что, скорее всего, не сможет этого сделать, но само наличие шила его успокаивало.

Пройдя турникет, он снова погрузился в себя. Мысли был странные. Часто так бывает, когда в голове роится множество мыслей и идей, и ты их усиленно обдумываешь, но если тебя спросить, о чём ты думал, то ты просто не сможешь это объяснить. Мысленный провал. Или ещё как-то в этом роде, но Михаилу нравилось именно такое определение. Да, именно мысленный провал и никак иначе. Как же он был рад этому свойству организма! Можно было ехать куда-то довольно долго и не замечать всё то, что творится вокруг. А вокруг, порой, творились разные нехорошие и некрасивые вещи. Думать о них не хотелось и эту мысль пришлось прогнать из головы. А дальше опять отключка.

На выходе из метро что-то завибрировало в кармане. «Телефон» – вспомнил о своём верном помощнике Михаил. «И что я опять забыл? Ах, да, продукты… Так, что тут у нас: хлеб, колбаса, огурцы…, так ладно, в магазине посмотрим.

На улице была хорошая летняя погода и лёгкие ветерок обдувал его небритое лицо, вгоняя снова в какие-то отстранённые мысли. Опять что-то завибрировало в кармане. «Телефон?» – опомнился Миша и достал его из кармана. «Ну вот, Оля звонит. Что случилось? Может дома чего…»

Он смотрел на телефон, на экране которого было видно фото жены, и думал о причине её звонка.

– Магазин! – негромко выругавшись от понимания, что он уже успел забыть о походе за покупками, хотя телефон и напомнил ему об этом всего пять минут назад, нажал на клавишу приёма звонка, – Да дорогая!… Конечно, помню! Вот, как раз стою рядом с магазином и смотрю в список с покупками. Да, я тебя тоже. Всё, давай, до встречи.

Оглянувшись назад и рассматривая магазин с обратной стороны, Миша рассмеялся. Магазин был уже сзади, да и пошёл он по другой дороге, которая не вела его к магазину, а просто вела напрямую домой.

– Да уж, со склерозом нужно что-то делать, – посмеявшись над своей обычной забывчивостью, он направился в магазин.

Как всегда, подойти к магазину было тяжело, так как возле входа стояло несколько припаркованных машин, и вся дорога была занята их яркими кузовами. Рядом с машинами играли какие-то дети, а их мамаши невдалеке пили пиво и о чём-то между собой громко спорили. Ему никогда не было понятно такое отношение к своим детям, со стороны некоторых родителей, но раз уж они такое допускают, то в праве ли он их за такое осуждать? Это была одна из мыслей, часто посещавших голову в метро и отключавших от мира. Сейчас он зашёл в магазин именно с этой мыслью и именно с нею обходил прилавки и выбирал необходимые товары из списка, высланного ему женой.

«Так, снова… хлеб…, колбаса…, так, что там ещё… ага на салат всякого набрать…, мясо, да, точно мясо… вроде всё. Теперь на кассу и домой, а там снова сериал, душ и спать. Единообразно, а что поделать. Как говориться, не мы такие, а жизнь».

С такими мыслями Миша достал кошелёк и расплатился с девушкой на кассе. Полный кулёк продуктов оттягивал его руку к земле и сильно резал пальцы. «И кто их придумал, кульки такие? Надо купить себе ручку для переноски кульков, как в рекламе в интернете». Рука уже изрядно ныла, но впереди был виден торец дома, и это придавало сил продолжать движение, хотя сидячая работа изнежила бывшего спортсмена до предела.

Немного пошарив в кармане и найдя ключи от дома (как назло постоянно попадались ключи от офиса и мешали достать необходимые) он поднялся по ступенькам к лифту и нажал на кнопку. Со скрежетом старого советского лифта отворились двери, и неяркий свет из кабины осветил ему проход. Знакомая затёртая кнопка и вот он, родимый седьмой этаж и оббитая чем-то мягким дверь. Сколько раз посещала мысль о смене двери, но как-то постоянно было не до этого, а ей уже лет как ему. Или больше? Ну, лет тридцать, так это точно.

Дома, как всегда, был шум от носившегося по квартире Лёшки, который переносил из комнаты в комнату свои игрушки. Сыну было только пять лет, и он постоянно везде влазил со своими вещами, что немного раздражало Михаила. Он даже начинал в шутку угрожать, что выкинет их с окна, если игрушки не найдут своего места в доме. Обычно это не действовало и приходилось переступать через них или спотыкаться и удерживаться о стенку от падения.

В этот раз в коридоре стоял грузовик, который бабушка с дедушкой, Олины родители, подарили внуку на Новый Год. Грузовик был просто замечательным и Михаил в душе завидовал тому, что у него не было такого в детстве. Может в этом и крылась причина его негодования разбросанными везде игрушками?

– Привет, разбойник! – отец подхватил сына на руки и взгромоздил себе на шею, – Как день прошёл? Опять мамку мучал?

– Нет, я сегодня был послушным! – радостно заявил сын. – А что ты мне принёс?

– Ну, не лично тебе, а нам всем. Я принёс продукты. Бери кулёк и неси на кухню, помогай отцу, а то я уже старый, – с лёгкой ухмылкой проговорил Михаил.

– Я замужем за стариком, – раздался весёлый голос из комнаты, – ну тогда подам на развод. Мне старый муж не нужен.

Из комнаты появилась Оля, поцеловала его и забрала пакет. Лёшка побежал следом за ней и Миша, оставшись один в коридоре, начал раздеваться. Переодевшись и помыв руки, прошёл на кухню. Там уже стояла на столе и испускала заманчивый запах жареная картошка с мясом. Жареную картошку он очень любил. Как-то в детстве они даже поспорили с двоюродной сестрой, кто больше съест её. Победила сестра, но это и не удивительно, так как она старше его на целых пять лет, а ему тогда было только семь.

Насладившись ужином, вся семья отправилась в зал смотреть новую серию Лёшкиного мультфильма, в котором очередные спасатели спасали очередных, попавших в переделку, героев. Миша держал в руках бутылку пива и опять раздумывал, как же ему повезло. Ну а что? Большая часть его друзей жили на съёмных квартирах, а они в свои тридцать лет имели отдельную жилплощадь на целых две комнаты. Лет семь назад его отец, большой любитель лотерей, сорвал джек-пот. Немного подумав, он решил вложить деньги в недвижимость и купил сыну квартиру. Свою старую, немного поразмыслив, продал и купил новую. Теперь они жили отдельно в разных подъездах одного дома, и периодически ходили в гости друг к другу. Что ещё его радовало, так это жена и сын. А как же! Жена его безумно любила, как и он её. Когда она подарила ему сына, то его радости просто не было предела. И вот теперь в очередной раз они сидят все вместе дома и проводят совместно время, развлекаясь по своим возможностям.

Поиграв после мультфильма с сыном, а также обкидав друг друга подушками с женой, Миша собрался идти спать, к чему призвал и всю свою семью. Так было заведено в их семье, что команду «отбой» отдавал всегда он.

Уложив сына в кровать, Миша взял книгу со сказками и отправился в постель к жене. Они спали с Лёшей в одной комнате, которую в своё время, определили под спальню. Проходя мимо выключателя, он погасил свет и умастился возле жены. Та уже включила ночник над их головой и выжидательно смотрела на него. Это было тоже чем-то вроде игры в их семье: отец всегда читал книгу сыну, и мать каждый раз тоже слушала сказку на ночь. По этому поводу Миша даже придумал шутку, что к вечеру, когда надо ложиться спать, количество его детей резко удваивается.

Дочитав сказку, он отложил книгу, выключил ночник и обнял жену. В это время его позвал Лёшка:

– Папа! А что это за пятно у нас на потолке? Это что, солнечный зайчик?

– Нет, это опять твой фонарик, который я у тебя постоянно забираю, а мама тебе его каждый раз отдаёт.

– Папа, но у меня нет фонарика. Я оставил его в той комнате, – Лёша сказал это так уверенно, что у отца почти не осталось сомнения по этому поводу.

– А вот я сейчас подойду и гляну, где ты его прячешь! – с этими словами он сорвался с кровати и шуточно рыча, подбежал к кровати сына. Оля с Лёшей засмеялись. – Ну что, где он?

Миша поднял взгляд на потолок и увидел в углу комнаты, над кроватью сына, солнечного зайчика. Ну, или просто след от фонарика. Так же шутя и рыча, он обыскал кроватку сына, но ничего так и не нашёл.

– Ну и где ты его прячешь, – с деланной злой ухмылкой задал он вопрос, – может ты его рядом положил?

Оля приподнялась с кровати и спросила:

– А разве, в таком случае, не будет видно луча на полу?

– Конечно, будет! – сказал Миша и опустил взгляд на пол, – сейчас найдём его. А потом я его ещё лучше спрячу, и вы его не найдёте.

Конечно, всё это было сказано в шутку. Это была очередная семейная игра: Лёша любил бегать по квартире с фонариком, Миша в шутку говорил, что он так посадит в доме все батарейки и ночью прятал фонарик, Оля с Лёшей потом несколько дней его искали, а когда находили, то всё повторялось заново. Мише не было жалко ни батареек, ни фонарика для своего сына, но тому очень понравилась игра, и они теперь регулярно этим развлекались.

Михаил осмотрел пол, тумбочку рядом с кроватью, ещё раз заглянул в кроватку к сыну, но фонарика так и не нашёл. «Теперь они со мной играют» – догадался он.

– Ну ладно, почти сдаюсь, – Миша запрыгнул на кровать к жене и в шутку зарычал и на неё, – где вы его спрятали, а то я так его всю ночь проищу.

– Да не прятали мы его, – Оля немного посмеивалась с его грозного вида, но старалась делать серьёзный вид.

Миша встал с кровати и подошёл к кроватке сына. Тот как завороженный смотрел на пятно на потолке. Отец посмотрел на сына и сам перевёл туда взгляд. Затем сказал:

– Я всё понял, это просто не солнечный зайчик, а лунный. Свет от луны преломился через трещину в нашем балконном окне, потом отразился ещё от чего-то и попал на потолок. Дело раскрыто. Элементарно, Ватсон.

С этими словами он подошёл к кровати, в которой лежала и улыбалась жена, и лёг с ней рядом.

– Холмс, вы великолепны как всегда! – Оля обняла его и поцеловала. – Очередное дело позади и великий сыщик может лечь спать. А что, это идея для других игр… А? Будешь расследовать мои преступления, а потом меня наказывать?

– Да ты что, малой ещё не спит, а ты о таком говоришь! – полушёпотом сказал развеселённый муж.

– Ой, это я случайно, – и Оля прыснула со смеху, – Лёша, ты спишь?

– Нет, мама, – сын проговорил сонным голосом, – это пятно не даёт мне спать.

Михаил поднялся с кровати подошёл к сыну и снова посмотрел на потолок.

– Холмс снова нашёл решение! – проговорил он, – Надо просто закрыть занавески и никаких лунных зайчиков тут больше не будет.

Он повернулся к окну и замер, немного приоткрыв рот – занавески на окне были задёрнуты.

***

Как всегда день на работе прошёл полный рутинных дел. Постоянно кто-то звонил, кто-то дёргал… Михаил работал не покладая рук, и как часто бывало, даже без минуты перерыва. По окончании рабочего дня – путь домой. В метро та же самая разношёрстная толпа, что и всегда. И мысли. Полная голова мыслей, которые отключают от этого мира день за днём…

…Что же это за пятно было вчера на потолке и есть ли оно там сегодня снова. Надо будет проверить. Обязательно проверить. С порога сразу в спальню и посмотреть. А если малого напугаю? Ладно, тогда не сразу в спальню, а немного попозже. После ужина, когда сядем что-то смотреть. Что сегодня? Чья очередь выбирать видео для просмотра? Да какая разница, главное увлечь семью, а самому, чтобы их не спугнуть, пройти в комнату и посмотреть. Да, так и сделаю. Блин, малой вчера еле уснул, да и самому засыпалось тяжело. Всё это пятно. Такое чувство, что после того, как его увидел, сон к тебе не придёт ещё какое-то время. Ну да ладно. Посмотрим сегодня. Главное не наделать шума, а то придётся успокаивать всех… Что такого было в этом пятне? Нет, ну, правда? Этому точно должно быть какое-то нормальное объяснение. Может даже научное объяснение? Нет, ну докторскую за такое не получишь, но по телевизору может и покажут. Хотя опять же, чего покажут-то? Обычный солнечный зайчик. Хотя нет, наверное лунный, или свет от фонаря на улице. И что самое главное, никто не обращал на него внимания раньше. Или может его раньше и не было совсем. Блин, так интересно! Прям дух исследователя и покорителя дальних морей проснулся! Всё, вот он и дом. Теперь главное спокойно зайти в квартиру и не подать никакого виду, а то точно перепугаю своих домочадцев.

С такими мыслями он вошёл в подъезд. Немного успокоившись перед лифтом – а чего, собственно, так разволновался? – нажал на кнопку вызова. Ключ привычно вошёл в замочную скважину и тамбур принял его, как принимал уже не один раз. Ещё раз глубокий вдох, выдох и следующий ключ вошёл в свою скважину. Из открывшейся двери пахнуло запахом свежей выпечки. Оля что-то снова напекла. Мише очень нравилась её выпечка, особенно пироги с капустой, в которые он был влюблён с самого детства. Мать всегда их очень вкусно готовила и жена переняла у неё это умение.

Лёшка выбежал из комнаты и бросился к отцу:

– Ура, папка пришёл!

– Ну что, хулиган, наигрался уже? Проведёшь папку на кухню, а то он сам может не дойти, возраст, сам понимаешь, – Миша смотрел на сына и улыбался. Тот засмеялся и скрылся в комнате. Буквально через секунду появился в коридоре с новым роботом в руках.

– Смотри, что мне мамка купила! Настоящий трансформер! – и усевшись на полу, стал что-то делать с роботом.

Когда Миша снял обувь, то сын уже стоял перед ним с танком, который сложил из робота. Да, когда-то он тоже мечтал о чём-то подобным, но его скромное детство его обделило на такие подарки.

– Ого, какой у тебя танк! Наш или вражеский? – какая именно страна подразумевалась под вражеской, Миша уточнять не стал, но этого и не надо было, так как сын ещё вряд ли понял бы ситуацию на мировой политической арене. Тем не менее, тот радостно закричал:

– Конечно наш, чей же ещё! Это же мой танк, а значит он наш!

Логики в этих словах было очень много, так что отцу пришлось только улыбнуться словам сына. Оля вышла из комнаты и поцеловала его в щёку.

– Не могли пройти мимо такого робота. Зашли в магазин и просто не удержались. Ну, или точнее сказать, кое-кто не смог удержаться, – и она с этими словами погладила сына по голове. – Ладно, давай переодевайся, а то пирог остынет.

И действительно на ужин Оля сделала вкусный пирог с мясной начинкой, несколько кусков которого её супруг и приговорил с очень большой радостью. После ужина собрались в большой комнате на ежедневный просмотр чего-то интересного. В этот раз была очередь Оли выбирать видео, но она, как всегда делала, выбрала мультфильмы для сына.

Посмотрев немного со всеми мультфильм, Миша вышел из комнаты, якобы попить воды. При этом все его мысли были заняты спальней и её потолком. Что он там увидит? Опять то же самое пятно, или потолок примет привычный вид? А был ли этот вид раньше, или это пятно и было где-то там на потолке?

Зайдя в комнату, он увидел, что ничего не изменилось. Ну, почти ничего. Пятно немного сместилось в сторону и в данный момент находилось на том уровне кровати, где у Лёши были ноги. Пятно здесь, место не то, а вот страх немного усилился. Когда сзади на плечи ему легла рука, он немного вздрогнул, выплыв из своих мыслей.

– Я уже смотрела сегодня на него. Оно сместилось. Я не видела, когда это было, но это меня очень пугает. Что это может быть? – Оля стояла рядом с ним и так же смотрела на пятно на потолке. – Почему оно переместилось? Миша, я боюсь за Лёшку, ведь это пятно прямо над его кроватью.

Ему пришлось пересилить себя и свой страх, сделать лицо более уверенным, так как жену он пугать не хотел. Из соседней комнаты раздавались звуки мультфильма и никаких других звуков слышно не было. Значит малой смотрит мультфильмы и за родителями выходить не стал. Михаил собрался с мыслями и полушёпотом, чтобы не слышал сын, выдал ободряющую, как он считал, речь:

– Пойми меня правильно… – начал он и задумался, не страшно ли это звучит, – Даже не так. Я считаю, что ничего страшного в этом пятне нет и быть не может. Я тут вообще подумал, а может оно было здесь и раньше? Просто мы, как и в случае со звёздами, забываем задирать голову и смотреть наверх. А даже если его и не было, то кто знает причину его появления? Я сегодня немного поискал в интернете и не нашёл ничего подобного. Странно? А я так не думаю. Если у кого-то и есть в доме солнечные или лунные зайчики, то они просто об этом не беспокоятся. И мы не должны. Раз он переместился, то, скорее всего, переместилась отражающая или порождающая его поверхность. А это значит, что это точно зайчик. Так что ничего страшного нет в этом.

Он стоял и смотрел на жену, а она в это время не сводила глаз с потолка.

– Дорогой, раз ты так считаешь, то я постараюсь перестать думать об этом и спокойно спать и дальше в этой комнате, но если это пятно продолжит ездить по нашему потолку, то я забираю Лёшу и ложусь с ним спать на диване в зале. Ты, если так уверен в этом зайчике, можешь остаться спать в этой комнате.

С этими словами она развернулась и ушла в зал к Лёше, всё ещё продолжавшему смотреть мультфильм. Самое обидное было в том, что Миша сам не верил в свои слова. Ну или, так сказать, немного в них сомневался.

***

На удивление этой ночью Лёша хорошо уснул и никаких проблем им не доставлял. Возможно, на это повлияло перемещение пятна с уровня его лица на уровень ног, но это уже очень обрадовало разволнованных родителей.

Уходя на работу, Миша попросил Олю по возможности заходить в комнату и смотреть, что происходит на потолке. Спать с женой в отдельных комнатах ему не хотелось, но он отчётливо понимал, что в зале есть только один диван и его займут, в случае миграции зайчика, Оля с сыном. Спасть одному в комнате с непонятным пятном ему очень не хотелось.

Как раз вечером, когда Оля пошла в зал к сыну, он остался в спальне и попытался разобраться с источником света. Были проверены шторы на окнах: ни одной такой дырочки, через которую мог бы проникнуть свет, он не нашёл. Он обсмотрел пол, на предмет забытых плёночек, поискал кусочки блёсток и стекла. И да, нашёл пару блёсток на полу, но даже когда они были убраны ситуация на потолке не изменилась. Он несколько раз поднимался к потолку с журналом в руках, и пытался перекрыть все источники света, которые могли попасть на потолок. Все попытки найти источник оказались тщетными. Пятно так же спокойно смотрело на него с потолка, а он смотрел на пятно и холодный пот стекал по его спине. В том, что это не лунный зайчик не осталось ни капли сомнений. Но тогда что это может быть? Миша, в отличие от сына этой ночью спал очень плохо.

***

Вся работа сегодня просто валилась с рук. Постоянно подмывало позвонить домой супруге и узнать, контролирует ли она движение пятна по потолку и есть ли это движение. Каким-то шестым-седьмым чувством он знал, что пятно переместилось, но отказывался в это верить. Только не надо поднимать панику. Всю информацию он получит дома, а пока надо работать и не забивать голову этими глупостями.

Пятно как будто начало преследовать его. Он начал обращать внимание на все светящиеся пятна на стенах и потолке. Но всегда это были либо зайчики, запущенные чьими-то часами, либо полученные от оконных стёкол. Эта ситуация начала угнетать Михаила, и он решился на звонок домой.

Жена ответила почти сразу, и с разговора с нею он понял, что эту ночь она проведёт вместе с сыном в зале, так как пятно теперь находится чётко посредине их кровати, но всё так же на потолке. Когда оно переместилось, Оля не заметила, хотя она и заходила периодически в комнату. Просто в какой-то момент она обнаружила его на новом месте и теперь боится заходить в комнату. Она даже подумала пойти с сыном на улицу на весь день и вернуться домой уже всем вместе, встретив его с работы, но смогла убедить себя, что всё образумится. Миша сказал её то же самое, и отключил вызов. В этот момент он явно почувствовал, что в эту минуту надо срочно посетить туалет, иначе ему придётся обливаться не только холодным потом.

***

Всю дорогу домой в голову не лезла ни одна мысль: просто пустота. Пустота заполнила весь его разум и звенела в голове тоненьким колокольчиком, который был у него в детстве и с которым он часто бегал по комнате и зачем-то им звенел. Теперь так же звенела и его голова, так звенело его бессознательное, так как сознание временно уступило место автоматизму. Как бы ни было странно Мише это признавать, но впервые за долгие годы он просто боялся. Это был тот самый первобытный страх, страх перед неизвестностью. Что ждёт его дома? Оля с Лёшей решили не уходить на улицу, но ситуации это не меняло: она будет спать с сыном в зале, а он, возможно, с ними на полу. Хватит ли ему сил и смелости остаться спать в их спальне? Но с другой стороны, если он этого не сделает, то жена и сын увидят, что он не является их опорой, и это его тоже пугало.

Эти мысли блуждали в голове, пока он был на работе. Они не давали ему спокойно делать своё дело, а постоянно уносили его к ним домой в спальню. Такое уже бывало, он неоднократно прилетал мыслями в спальню к жене, но это было другое. Это было нежелание попадать в спальню.

Голова не зародила ни одной мысли, пока он ехал домой в метро. Пусто. Но при этом весь путь он проделал как-то не заметно. По его ощущениям, не прошло и пяти минут, а уже за спиной десять станций метро и путь домой.

По дороге от метро в голову всё-таки полезли мысли. Как показалось Михаилу, это были правильные мысли. Он в очередной раз задал себе вопрос: и что такого страшного в этом пятне? Да, причина его появления не понятна, когда оно проявилось на потолке, точно никто не знал. И что? Ведь говорил же себе, раньше, что этому должно быть объяснение, может даже вполне научное. Вот именно! Научное объяснение! Это что-то из разряда не объяснимых простыми вещами случаев, а значит это можно объяснить наукой! Ведь именно так учат по телевизору? Ничего страшного нет, надо взять и провести дома пару опытов и ничего не бояться. Самое главное не испугать своих домочадцев, а то в другую комнату на сон они уже переезжают, что ожидать дальше не известно.

С такими мыслями он уже подошёл к входной двери в тамбур и вставил ключ. Двери отворились с привычным скрипом и это как-то даже успокоило. Открыв входную дверь на этот раз, он не услышал запаха еды и немного испугался, но тут из зала вышли сын с женой и он снова успокоился. Самое главное было согнать с лица выражение страха и предательски выступивший пот. Повернув голову влево он вытерся о плечо и шагнул в квартиру.

– Папка, а мы с мамой сегодня спать в зале будем! – Лёшка радостно повис на его шее, сообщив ему не радостную для него весть, – А ещё мы с мамой сегодня купили мне ещё одного робота и фонарик. Теперь они меня защитят от того, что у нас в спальне!

«Началось, – подумал Миша, – теперь его защитит робот и фонарик. Не я. Вот то, чего я так боялся».

– Ну ладно тебе, защитят они тебя! А я зачем? Ты же знаешь, что ваша главная защита это я! – Миша посмотрел в глаза сыну и перевёл взгляд на Олю. Та была белее белой стены у неё за спиной. Значит что-то случилось снова. – А что такого у нас в спальне, что тебя надо защищать?

Только сейчас он заметил, что в спальне горит свет. Обычно свет они включали там только тогда, когда собирались спать, но в этот раз что-то было по-другому. Олю всё время пугали налетавшие мошки в открытое на проветривание окно, а теперь горит свет и явно слышно звук с улицы, а значит, что и окно тоже открыто.

– Папа, а ты разве не знаешь, что там происходит? Там кто-то странный светит фонариком на наш потолок, но мы с мамой так и не смогли его сегодня найти.

Вот, теперь они вместе с Олей искали источник света. Ну что ж, зато были при деле. Может именно поэтому жена такая бледная? Он глянул на супругу и та всё-таки что-то собралась ему сказать, нарушив своё молчание.

– Миша, переодевайся и пошли на кухню, у меня не было сегодня ни сил, ни желания готовить, так что пожарим яичницу. Тебя устроит такой вариант?

Миша что-то чувствовал, но промолчал. Яичница, так яичница. В детстве они всегда в деревне ели свежие жареные яйца, так что это его не расстроило ни капли. Теперь бы ещё с салом её приготовить, да только сала давно в их доме не было, так как Оля его просто ненавидела. Ну, ничего, и так сойдёт.

– Конечно дорогая, – сумел он выговорить, но слова давались с трудом, так как в горле пересохло, – я сейчас переоденусь и сразу на кухню. Можете накрывать на стол.

После этих слов Лёша соскочил с его рук и побежал на кухню, следом за ним пошло привидение его жены. По крайней мере, ему такая ассоциация пришла на ум.

Вот чёрт, а оно и впрямь теперь над их кроватью! Михаил стоял и смотрел на потолок. Да уж, как теперь он тут сможет спать сам? Сын с женой не смогли найти того, кто светит на потолок, а он теперь должен здесь оставаться сам… А может и вправду маленький домовой балуется своим маленьким фонариком?

– Домовой, это ты шалишь? Перестань, – и сам же испугался своих слов: а вдруг Оля услышит? – Хватит, и так набаловались. Выключай свой фонарик.

Последние слова были произнесены шёпотом, но почему-то, как ему казалось, Оля всё это слышала, а этого теперь он боялся больше всего. Раньше в деревне бабушка всегда подкармливала домового, говорила, что без этого он будет чудить. Может попробовать её метод? Что там она ему давала? Вроде молоко и хлеб. Надо сегодня попробовать, только положить их на кухне, а то ещё не хватает, чтобы домовой пришёл и начал ночью рядом с его постелью есть и пить. Но что случилось с Олей? Почему она так напугана, ведь по телефону он такого за ней не услыхал? Ладно, скоро разберёмся.

Переодевшись, он прошёл на кухню и вместе с семьёй поужинал жареными яйцами с хлебом. После ужина все пошли в зал смотреть очередную серию мультиков, которые теперь уже Миша выбрал для сына, и он под шумок проскочил в спальню. Сильно расстроило постельное бельё на диване в зале, но поделать с этим он ничего не мог, жена была слишком напугана.

Михаил взял в руки отвёртку и попробовал немного поскрести пятно. Эта идея ему не сильно нравилась, так как на потолке были дорогие обои, но выбора не было, надо было как-то успокаивать и свои нервы, и нервы супруги. Как он и ожидал, обои немного содрались, а пятно осталось на месте. Ничего с ним не произошло. Ничего страшного, попробуем ещё что-то, но в это время в спальню зашла Оля и посмотрела на него:

– Я сегодня слышала смех из спальни.

Миша напрягся, но сделал вид, что с ним всё нормально.

– В смысле смех? Лёша смеялся, играясь с роботом?

– Нет. Это был не он! Он сидел на кухне вместе со мной, но как мне кажется, он его просто не услышал. А я слышала! Тоненький детский голосок! Ты понимаешь! Я что схожу с ума, или это привидение какое-то балуется у нас дома? Или твой домовой?

Миша посмотрел на жену, не зная, что сказать, поэтому просто сел на кровать там, где и стоял. Нет, ну то, что его жена могла немного тронуться на нервной почве, он допускал, такие случаи были известны. То, что сын не слышал смеха, это что-то да говорит. Хотя надо спросить у него самому. Тем более Оля выглядела очень испуганной, так что могла от волнения и растерять рассудок, но тогда вставал очередной вопрос: не опасно ли оставлять с сыном жену? И не опасно ли оставаться и самому с ней в одной квартире? Теперь уже идея спать одному в комнате не казалась такой уж и страшной. Но вместо этого он сказал:

– Дорогая, ты главное успокойся. Может смех и был, но не здесь. У кого-то громко работал телевизор за стеной, и ты просто услышала этот звук. А может, на улице пацаны игрались, и засмеялись с чего-то. Не переживай. Хочешь, я завтра останусь с вами дома, с


убрать рекламу






кажу что приболел?

– Да, хочу! Я не хочу оставаться здесь одна с сыном!

После этих слова Оля просто развернулась и ушла в зал. Она так и не подошла к нему, чтобы он её успокоил, а он теперь не знал нужно ли это делать. Но одно он понял точно, больше пятно ковырять он не будет. Да и сидеть в спальне тоже сам не собирается, так как жена теперь сама с сыном в зале, и что может прийти ей в голову он не знал. Это всё являлось хорошим поводом так же перебраться сегодня на сон в зал, поближе к родным.

Отвёртка переместилась в карман (так, на всякий случай), постельное бельё в руках и теперь и Миша готов провести ночь в зале. Ну что ж, пусть будет так.

В комнате Оля сидела на кровати и просто смотрела в окно. Лёша смотрел мультфильм и больше ни о чём не заботился, робот-защитник лежал у него на коленях. Сильно подмывало спросить, не слышал ли он сегодня смех в квартире, но Миша боялся ещё сильнее расстроить жену, так что пришлось задавить в себе это желание.

Он сел в соседнее кресло рядом с сыном и стал думать. Мысль была простая: а что если Оля действительно сошла с ума? Что тогда делать? Он слышал, что сумасшедшие люди становятся очень сильными и с ними очень тяжело справится. Сможет ли он в случае опасности сыну и ему, что-то сделать с женой? Теоретически он понимал – сможет, но практически… Этой мысли он очень боялся и гнал её от себя. Жена по-прежнему сидела неподвижно и смотрела в окно. Да, конечно, это странное пятно и его разволновало, но не до такой же степени? А Оля просто поменялась в лице. Хоть он и видел её сбоку, но отчётливо понимал, что выражение её лица не такое как прежде, но что с ним произошло так понять и не смог. Мультфильмы закончились, и он напомнил сыну, что пора идти мыться перед сном. При этих его словах жена, как будто вышла из ступора и только сейчас заметила его здесь, в этой комнате.

– А, и ты сюда спать пришёл. Ну, ничего. Давай ложись, будешь нас охранять.

После этих слов она не произнесла больше ни одного слова за вечер. Миша так и не понял, радоваться этому или нет, но факт оставался фактом: у жены нервный срыв. Про сумасшествие думать просто не хотелось.

Все помылись и улеглись по местам (Миша сделал себе место на полу на спальном мешке), он, как их охрана и опора пошёл и выключил свет в спальне, а затем и в зале. Перед выходом со спальни обратил внимание на потолок, пятно было на том же месте. Когда оно перемещается и как это делает: плавно или рывком? Хотя зачем ему это знать?

Миша разместился на полу и уже закрыл глаза, как вдруг услышал в спальне тихий детский смех. Даже можно сказать непродолжительный смех, простой и чистый, как могут смеяться только дети. Да вот только от этого смеха его пробрал такой озноб и страх, что он даже побоялся открыть глаза, чтобы увидеть свою семью. С дивана раздался истерический смешок жены, а затем натужный вздох. Оля рассмеялась, а он лежал на полу и не мог даже открыть глаза от страха, чтобы увидеть, как его жена сидит на краю дивана и смотрит на него.

– Ну что, охраняешь нас? Ну, охраняй, охраняй, защитничек, – после этих слов она опять легла на кровать и засмеялась, что в это время делал сын, Миша так и не узнал, хотя тот чудесным образом быстро уснул.

В голове пронеслась мысль, что он забыл покормить домового, но он теперь был просто уверен в том, что это точно не домовой играется своим призрачным фонариком в их спальне. Хотя, и в этом уверенным быть просто нельзя.

***

Он так и пролежал в одной позе всю ночь, боясь уснуть, да сон и не шёл к нему, так как вместо сна пришёл дикий страх на всю ночь. Рассвет он встретил с радостью, не увидев, но почувствовав его через веки. В голове теперь кружилась только одна мысль, что вся нечисть с рассветом куда-то уходит, а значит можно спокойно открыть глаза и хотя бы сходить в туалет, да и рука уже затекла так, что сил терпеть не оставалось.

Через пару секунд дом огласил жуткий мужской крик. Когда Миша открыл глаза, то увидел, что прямо над диваном, над тем местом, где спал Лёша, было всё то же пятно, которое за время его ночной «стражи» перебралось в зал. А может, это было второе пятно? Но подумать об этом он не успел, так как проснулась жена и тоже увидела произошедшие в комнате изменения.

– Ха, – сказала она с явным пренебрежением в голосе, – ну что доохранялся? Ты глаза открыл-то за ночь хоть раз, а то, как не гляну, лежит, жмурится. Хотя бы понимал когда и как оно сюда перебралось.

Значит, жена тоже не спала, или просто просыпалась, но это было и не важно. Важно было только то, что произошло за ночь в комнате. И самое главное, хотелось понять, есть ли пятно в спальне, но то ли сон сморил его, то ли он просто потерял сознание от переполнявших его эмоций, но в какой-то момент он просто отключился…

***

Всё же руку пришлось разжать, несмотря на затёкшие пальцы. Отвёртка выкатилась на пол, прокатившись по спальному мешку. Прошло пару часов с момента его пробуждения и обнаружения пятна на потолке. Миша перевёл взгляд на отвёртку и снова посмотрел на потолок. Пятно было там. Он мог поклясться, что оно было точно той же формы и того же размера, что и в спальне. Неужели оно перебралось сюда? Как? Через коридор? А может ему стены не помеха? Надо посмотреть в спальне, всё равно на улице уже светло.

Жены в комнате уже не было и Миша от понимания того, что он не контролировал её в течение нескольких часов, побледнел от страха. На вялых ногах он прошёл в спальню и обнаружил здесь жену. Оля сидела, прислонившись спиной к стене, и смотрела в окно.

Ему пришлось стать в проходе. Медленно переведя взгляд на потолок, Михаил попытался найти пятно, но так и не смог. Страшное предположение оказалось правильным: теперь оно в зале, прямо над сыном. Кинув взгляд на Олю, он задумался. Что сказать он просто не знал. С одной стороны было стыдно, так как охранника с него так и не получилось, а с другой стороны, он вспоминал смех и интонацию жены, с которой та говорила с ним ночью и утром, и ничего говорить ей не хотелось.

Оля заговорила первая, и в этот момент ему даже показалось, что к ней вернулся разум, хотя назвать её слова полностью разумными он не мог.

– Сходи за священником. Дай ему любых денег. Пусть он освятит нашу квартиру. И разбуди сына, а то он уже долго спит.

Всего четыре предложения, но сказанные очень медленно и как-то даже вязко. Вспомнив о сыне и о пятне над его головой, Миша, выходя из комнаты, бросил жене:

– Хорошо, скоро схожу за ним. Может всё-таки это какой-то полтергейст балуется.

Закончил свои слова он уже в коридоре. Как ни странно, сын спал спокойно и никаких признаков страха или беспокойства не проявлял. Похоже, что утренний крик отца, который должен был разбудить добрую часть их дома, никак не повлиял на его сон.

– Сына, вставай. Уже Солнышко высоко взошло и разбудило всех деток.

Такими словами он обычно и будил с утра Лёшу. Так было заведено в их семье, что эта обязанность лежала именно на нём. Никаких проблем или сложностей Миша в этом не видел и поэтому выполнял её легко и, даже, с какой-то радостью.

– О, папа, доброе утро! – Лёша потянулся на кровати и пару раз моргнул, – Я так хорошо спал этой ночью и видел такие красивые сны! А где мама?

– Она в спальне. Думает, что приготовить на завтрак, – он не видел логики в своих словах, сказанных сыну. Да и не считал, что она там была нужна. Сын ещё не понимал многих вещей, хотя и делал порою вид, что понял взрослую шутку, или просто взрослые рассуждения.

Лёша посмотрел по сторонам и тут его взгляд наткнулся на пятно на потолке.

– Ух ты! Оно всё-таки здесь! – он даже поднялся на диване и с круглыми от удивления глазами смотрел вверх.

– Что значит «всё-таки здесь»? Лёша, ты о чём? – Михаил почувствовал, что уже второй раз с момента своего пробуждения он начинает покрываться холодным потом.

– Да мне просто сегодня сон такой приснился. Там был мальчик, такой же, как я. Он меня звал куда-то, но я так и не понял куда именно. Вот. И сказал, что он со своим другом солнечным зайчиком придёт ко мне. О, папа! Ты же говорил, что это лунный зайчик, а он сказал, что солнечный. И вот он здесь! Но только я почему-то не вижу здесь этого мальчика… Придётся его подождать, как он и говорил.

Самый дикий из возможных страхов сковал Мишино сердце. Он почувствовал, как он перестаёт понимать, что здесь происходит и увидел, как весь привычный ему мир просто куда-то проваливается, а на его месте появляется новый, довольно пугающий и страшный. Не свалиться в обморок ему помогли только слова жены, которая стояла в дверях комнаты и смотрела с не менее ошарашенным взглядом на сына:

– Миша, ты ещё здесь? Ты что мне обещал?

Последние её слова были произнесены полу-криком-полу-шёпотом. По крайней мере, Миша именно так описал их для себя. Она слышала рассказ сына о его сне и это её ещё сильнее возбудило. Жена была бледная и её руки мелко тряслись. Она вошла в комнату и села на спальник, который ещё пару часов назад был Мишиной кроватью. Оля посмотрела на него и сказала только одно:

– Ну!

Миша с трудом поднялся на ноги. Какой мальчик? Во сне??? Сказал про солнечного зайчика??? Теперь сын его ждёт, а тот его куда-то звал! Что это такое? Как такое может быть? Он стоял рядом с выходом с комнаты и смотрел себе под ноги. Его голова совсем легко покачивалась влево-вправо, как будто он был с чём-то не согласен. Мысли крутились в голове, но ни одну из них он так и не смог ухватить. «Что всё это значит?» – и это была главная мысль, которая звенела в его голове.

Может он и дальше простоял бы так ещё какое-то время, но за спиной раздалось всё то же:

– НУ!

Он дёрнулся и вышел в коридор.

***

Куда идти? Одну церковь он знал, и она была в пяти километрах от дома. Далеко это или нет? Может жена, если его не будет долго дома, по его приходу назад накинется на него с расспросами, где он был в такой важный момент? Но и опять же, оставлять с ней долго сына наедине очень не хотелось. Решение пришло простое: надо кого-то спросить. Людей было ещё мало, но некоторые отдельные прохожие на улице всё же попадались.

Он принял самый спокойный вид, который только мог принять, исходя из сложившейся дома ситуации, и пошёл к людям. На его вопрос, не знают ли они, где ближайшая церковь, одна женщина, бывшая уже в возрасте, полушутя сказала:

– Нагрешат ночью, а потом грехи замаливать бегут. Что у бабы ночевал?

Но, тем не менее, ответ на свой вопрос он получил. Как оказалось, самая близкая церковь была всего на расстоянии в полтора километра от его дома. Почему он о ней не знал? Просто не обращал внимания? Возможно. Просто он никогда не был особо религиозен и старался вообще не обращать внимания на присутствие религии в мире.

Менее чем через десять минут Миша стоял у входа в церковь. Это была небольшая церквушка, у входа в которую стояли традиционные нищие, несмотря на ещё ранний час.

«Ну, и куда идти? Сразу заходить или там закрыто?». Но двери оказались открыты и даже не скрипнули, когда Михаил потянул их на себя.

В церкви было темновато и глаза, привыкшие к яркому свету улицы, отказывались чётко различать её содержимое. Тем не менее, Миша довольно быстро нашёл священника, но перед ним стал вопрос, как обратиться к нему и что говорить. Решил попробовать как в фильмах:

– Святой Отец, можно Вас?

– Да, сын мой. Что тебе беспокоит?

Что его беспокоит? Хороший вопрос… Самое главное, о чём он всё ещё боялся думать, так это о состоянии его жены. Беспокоило ли его это? Конечно, да! Сын со своими снами? Тоже беспокоит… Пятно, смех… Что говорить? Может хоть здесь его не посчитают сумасшедшим, как сделал бы любой разумный человек. Но, быстро прикинув, Миша выдал следующее:

– Видите ли… Хм… Не так давно в моей квартире стали происходить странные вещи… Сыну сняться страшные сны, жена слышит голоса… В общем, как говорится, полтергейст. Вот… ну, я так думаю. Мы решили, что надо освятить квартиру… Мы правы, как вы считаете?

– Конечно, сын мой! Именно так и надо было поступить сразу, – лёгкая улыбка на губах, – и всё уже было бы хорошо. Демоны в нашей жизни принимают различные облики… У входа ты увидишь женщину, которая собирает пожертвования, так она тебе всё объяснит. Я думаю, что чем раньше ты всё сделаешь, тем будет лучше.

С этими словами священник пошёл к прихожанам, которые стояли в сторонке и о чём-то перешептывались.

Миша выходил из церкви налегке, в прямом смысле этого слова. Эго кошелёк, который лежал в его прогулочной сумке, полегчал на пятьсот гривен. Но он об этом не беспокоился, ведь через три часа, как сказала женщина, к нему придёт священник и решит все их проблемы.

По дороге он даже как-то просиял и стал что-то насвистывать, хотя в те минуты, в которые он отвлекался на что-то по дороге, его голову посещала мысль, что это всё от крайней нервной истощённости. Почему ему полегчало? Этот вопрос выскочил в голове, когда он подошёл к входной двери в подъезд. Да всё легко и просто, – сам себе и ответил – мы всегда хотим переложить свои проблемы на других и верим, что они их решат за нас. А мы просто, как сторонние наблюдатели, будем стоять, и смотреть, как кто-то нас спасает. Ну и что, самое главное, что проблема-то будет решена!

Сам того не заметив он вошёл в квартиру. Лёша сидел в спальне на полу и игрался с солдатиками. Из кухни раздавалась лёгкая и тихая песня – Оля что-то напевала. Он заглянул к сыну и махнул ему рукой.

– Папа, там мама какая-то странная. Может ей в больницу сходить?

– Сынок, она просто устала. Сейчас я пойду, гляну, что с ней и успокою её. – Сам себе не поверил, но выбора не было – ложь ради спокойствия. Он посмотрел ещё раз на потолок в спальне и ничего на нём не увидел. На полу возле кровати сидел робот и охранял сына. Ну что ж, пусть хотя бы так…

Жена сидела на стуле и смотрела просто впереди себя на стену. Как показалось Мише, она напевала песню на французском, но, как он знал, она французского не знала. Может, просто слова похожи?

Оля повернулась к нему и молча уставилась на него. Пришлось заговорить первым:

– Через три часа придёт священник. Он сказал, что всё сделает. Теперь будем ждать. Вот…

– Хорошо. – Оля отвернулась к холодильнику. – Возьми колбасу и сделай себе бутерброды, а я пойду, полежу. Устала я что-то сильно. Сам справишься?

– Конечно, иди, – доверять жене нож, для порезки продуктов, не хотелось, – я сам всё сделаю.

– Поиграем?

Родители переглянулись между собой, и Миша чётко увидел, как округлились глаза его жены. Это слово прозвучало из зала, и это был явно голос не их сына. И опять смех. Этот звонкий детский смех… Но чужой и совсем непохожий на смех сына. Оля пронеслась мимо него в коридор. Миша никак не мог вспомнить, слышал ли он, чтобы сын шёл в зал. Вроде нет. Но малой был просто в носках и с лёгкостью мог пройти неслышимым в другую комнату. Он стоял и смотрел на коридор, а в это время оттуда раздавались быстрые шаги жены. По какой-то причине она бегала из одной комнаты в другую и что-то говорила непонятное.

Миша вышел из кухни и осторожно посмотрел в направлении комнат. Оля выбежала из спальни и побежала в зал. Не прошло и десяти секунд, как она уже неслась обратно, и весь процесс повторялся снова и снова. Он прошёл к входу в зал, где чуть не столкнулся с женой, заглянул в комнату и увидел на диване робота. Ага, значит сын всё же прошёл незаметно сюда… И где он теперь? Спрятался или пошёл в спальню? Страшная догадка накатила очень неожиданно. И он побежал в комнату, из которой Оля пока не возвращалась. Там он увидел супругу, выглядывающую в открытое окно. Сына видно не было. Оля отбежала от окна и снова понеслась в зал. Там она тоже, судя по звуку, открыла окно и выглянула на улицу. Миша подумал, что если сын и выпал, то она легко могла увидеть его и в это окно. Подойдя к окну, он тоже посмотрел на улицу: никого под окном нет. Перевёл взгляд на потолок – чисто. Пятна нет. Очередная догадка терзала разум, но он гнал её от себя.

Из зала больше никто не бежал. Когда он зашёл туда, то увидел жену, стоящую на кровати и до крови содравшую ногти об потолок. Миша похолодел от кончиков пальцев до затылка: прямо на глазах пятно на потолке стягивалось, пока не превратилось в маленькую точку и просто не исчезло. После этого жена упала на кровать и уставилась не моргающим взглядом в потолок. Обойдя комнату и не найдя нигде сына, Миша крикнул:

– Лёша, ты где? Отзовись! Это не игра, выходи!

– Ты что, не понял? Оно забрало его от нас. Пятна больше нет! Нет и Лёши. Есть только робот-защитник. Всё, больше ничего.

Миша снова вышел из комнаты и прошёл по всей квартире. Сына не было нигде. Жена высказала его мысль и от этого было немного легче, но всё равно, он сел на пол и заплакал.

Дурак, искал какое-то оправдание тому, что происходило. Научное даже искал. Пытался царапать пятно, и что толку? Что теперь? Поможет ли церковник им вернуть сына или нет? И что это вообще такое произошло?

Из комнаты раздался голос:

– Может оно почувствовало, что ты позвал священника… Если бы ты не был такой тряпкой и не послушал меня… Если бы…

«При чём здесь я?» – хотелось крикнуть это в ответ, но силы духа не хватило. Действительно, он слабак и трус. Не уберёг, хотя сколько раз говорил сыну, что защитит его от всех бед и невзгод. А является ли то, что произошло с сыном бедой? Может ему там хорошо и он теперь играет со своим новым другом? Жалкая попытка найти себе оправдание…

С улицы раздался какой-то звук, а следом за ним и крик. Что там случилось? Надо было окно прикрыть, а то слышно, как у себя дома. Стоп! Этот звук с улицы! Михаил вбежал в комнату, но жену тут не обнаружил. Тогда он подошёл к окну, и уже зная, что увидит, выглянул на улицу. Тело его жены растянулось на асфальтированной дорожке под окнами. В том, что она мертва у него не было ни малейшего сомнения, об этом явно говорило положение её конечностей и лужа крови, которая растекалась из-под её головы.

На улице кричали две женщины, а какие-то мужчины их успокаивали. Михаил сидел на полу и думал, закрыть окно. Потом подумал, что когда приедет полиция, то надо чтобы всё оставалось так, как и при самоубийстве жены. Что ему говорить им? Как объяснить пропажу сына и её смерть? Разум подсказывал, что самым главным подозреваемым будет он.

В один момент он потерял тех, ради кого хотел жить. Что теперь? Медленно пройдя по квартире о позаглядывал во все места, куда мог бы спрятаться сын. Его точно нигде нет. Дверь квартиры он не открывал, а значит, и уйти из дома не мог. Осмотрев все потолки и стены, ощупав их пальцами, Миша окончательно убедился в своей догадке. Ну, и что теперь? «Поиграем?» – всплыл в голове голос. Ну что ж, поиграем и он уверенным шагом пошёл в зал…

Когда к дому подошёл священник, то увидел толпу зевак и несколько полицейским с врачами. Ему было не очень интересно, что там происходит, но он услышал из толпы слова, которые заставили его вернуться и посмотреть на то, что так привлекло внимание толпы:

– … сами попрыгали. Баба сначала, а потом и мужик её выпрыгнул. Минут через десять всего после неё… Сын ещё есть у них, да так его никто и не нашёл, может, сделали что с ним? Там стариков ихних допрашивают теперь. Наделали горя и себе и людям…

Священник узнал в погибшем мужчине того, который приходил сегодня в его церковь и к которому сейчас пришёл он сам. Перекрестившись и прошептав молитву за упокой душ самоубийц, хотя он и не приветствовал этого, Отец Никодим пошёл назад в церковь. Конечно, ему было обидно, что он так и не смог помочь людям, которые нуждались в нём, но больше сделать для них не мог, так как церковь самоубийц не почитала. Что-то похожее он услышал и за своей спиной, когда люди увидели, что священник развернулся и теперь куда-то уходит. Ну, ничего, видать, так и должно было случиться, раз Бог позволил демону забрать их души. Подумав об этом, Отец Никодим успокоился и посмотрел внимательно себе под ноги: рядом с ними медленно передвигался солнечный зайчик, двигаясь по направлению к стоящему рядом дому. «Дети балуются» – подумал Никодим и пошёл в свою церковь.


04.03.2016.


убрать рекламу












На главную » Ячмень Виталий Иванович » Солнечный зайчик (СИ).

Close