Ртуть Мика. Одинокий отец познакомится. Дерзкая невеста читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Ртуть Мика » Одинокий отец познакомится. Дерзкая невеста.





Читать онлайн Одинокий отец познакомится. Дерзкая невеста. Ртуть Мика.

Одинокий отец познакомится. Дерзкая невеста

 Сделать закладку на этом месте книги

ГЛАВА 1. Гость из зазеркалья

 Сделать закладку на этом месте книги

Марк и Первый стояли у окна и смотрели на виднеющуюся зеленую листву. Каждый думал о своем, но, судя по лицам, оба желали прочесть мысли друг друга. Лорен в сопровождении наставника, которого девушка завала Морено, уже пересекла большой зал и оказалась у двери.

— Марк, ты напряжен. Неужели ревнуешь? — Колдун повернулся к молчаливому ворону, тихо стоящему в стороне, и кивнул ему на выходящую из зала парочку. Тот быстро поспешил следом. — Пусть присмотрит. Я, конечно, доверяю мальчику, но мои племянники могут попытаться устроить ему прием в своем стиле.

— Ну наконец ты вспомнил, что они твои племянники, — буркнул Марк и уселся на подоконник. — И что это за юный мастер? Тоже ясновидец?

— Нет, он катализатор. Он разбудит ее дар и структурирует его, направив в нужное русло. А твой кардинал Диего научит девочку основам.

Марк присвистнул.

— Ого. Где ты его нашел?

— Не поверишь — в окружной тюрьме. Он там сидел за мелкую кражу. Полез на спор в Цитадель за яблоками.

— И, естественно, попался, — бросил Марк.

— Нет. Стащил пять штук, вышел с ними, показал друзьям и вернулся в сторожку, чтобы отдать. Но сторож не оценил его благородного порыва.

— Я думал, что в двадцать лет люди уже умнее.

— А кто сказал, что ему в тот момент было двадцать? Ему было девять лет.

— И ты все эти годы молчал, что у тебя есть такой ценный ученик?

— Ты тоже не рассказал, что Лорен — часть плана по твоему устранению.

— Скорее, по устранению короля и смене династии.

— Я так и думал. Кто тебя порезал?

— Все ты знаешь. — Марк скривился, моментально почувствовав боль на месте пореза.

— Хотя об этом никто и не знает, но я — твой брат, я чувствую такие вещи.

— Одна из шлюх пыталась меня убить.

Первый иронично приподнял бровь.

— Да, представь себе! Шлюха из борделя «Святой девственницы» ткнула в меня зачарованным кинжалом. Когда ее взяли, она ничего не помнила.

— А что ты делал в борделе?

— А что делают в борделях? — окрысился на Первого Марк. — Трахался!

Колдун смотрел на него с сочувствием, и это неимоверно злило. Да, он знал, что поступал нечестно по отношению к Лорен, но демона нужно было кормить. Итак в последнее время Марк с трудом справлялся с агрессией.

— Женись на ней, магистр. Дети ее приняли.

— Думаешь, это так просто? — Марк усмехнулся и спрыгнул с подоконника. — Жениться на простолюдинке, вопреки воле короля? А куда девать Рут?

— Когда тебя останавливали правила?

Герцог оскалился.

— Теперь, когда за ясновидицей начнется настоящая охота, ей необходима сильная защита. А ты, магистр, можешь стать этой защитой. Тебя боятся.

Марк это понимал.

— Слушай, у тебя не появилось последнее время чувство, что ты не один? — Колдун задумчиво смотрел на тень в углу зала.

— Оно меня и не покидало, — усмехнулся герцог.

— Словно за тобой постоянно кто-то наблюдает, тот, кто одной с тобой крови.

— Нет.

— А у меня появилось.

— Давно?

— С того дня, как тебе подарили рабыню.

Первый взмахнул руками, широкие рукава сутаны раздулись, тело мужчины подернулось мглой и спустя мгновение на подоконнике сидел большой старый ворон. Марк открыл окно, и птица взмыла вверх, хрипло каркнув на прощание. Герцог смотрел, как колдун поднимается выше, как к нему присоединяются два ворона поменьше и они, сделав круг над замком, исчезают за деревьями.

— Легко сказать— «женись», — ихо произнес он. — Согласится ли она?

— Хозяин. — Константин вышел из тени. — Дети и сеньорита Лорен ожидают вас в столовой.

— Как думаешь, она согласится выйти за меня замуж? — зачем-то спросил у дворецкого Марк.

— Не могу знать, ваша светлость.

— Вот и я не знаю.

— Так спросите.

— Не хочу на нее давить, демон. Сейчас она свободна, и я хочу, чтобы она сама сделала выбор.

— Вы слишком благородны, хозяин. — Константин безучастно посмотрел на герцога. — В какой комнате прикажете поселить сеньориту?

В комнате? Отдельно? Ну уж нет!

— У нее и спроси. Исчезни!

«Проклятый дар! Зачем он ей? Бедная девочка… Моя девочка. Не отдам».

«Порву за нее», — вторил рык демона.

В столовой стоял смех. Вероника хохотала так, что чуть не свалилась со стула, Винсент похрюкивал, а Софи тихо смеялась, прикрыв рот ладошкой. Рядом с ней сидела мантикора Вина, и морда у нее была озадаченная. Кошка с плотоядным интересом изучала Кошмарика, восседающего на плече хозяйки. Раскрасневшаяся Лорен возмущенно что-то рассказывала, стоя посреди столовой и размахивая руками. Химера слушала, склонив набок безобразную голову и не отрывая взгляда от мантикоры.

— Вы представляете? Нет, вы этого не представляете! Как вы могли это придумать? Как только Морено взял меня за руку — раздался звук, словно он… словно он…

— Пукнул! — со смехом закончил за нее Винсент. — Это Верка придумала! Молодец, химера!

— Бедный парень так смутился! А этот вредитель еще и запах выпустил! А когда Морено обернулся вороном, Кошмарик выдрал у него из хвоста перо!

Лорен достала из волос черное воронье перо, и дети захохотали еще громче.

— Теперь мы его достанем! По перу найдем! — довольно произнес Винсент, потирая ладони.

— Прекратить! — тихо произнес Марк, и в столовой воцарилась тишина. — Отдай мне. — Он протянул руку, и Лорен вложила в нее иссиня-черное перо. — Я запрещаю вам изводить этого молодого ворона. Он здесь, чтобы помочь сеньорите Лорен справиться с даром. Вы меня поняли?

Дети закивали, все еще тихонько подхихикивая.

— Вот и молодцы. Как погуляли? — Марк повернулся к девушке, протянул ей руку, подвел к столу, помог сесть. — Договорились о встречах?

Он старался, чтобы голос звучал бесстрастно, но Лорен что-то услышала, потому что положила ладонь поверх его руки и чуть-чуть сжала, ободряюще улыбаясь.

— Дон Марк, я постараюсь научиться как можно быстрее. Не волнуйтесь обо мне.

Марк вздохнул. Нужно взять себя в руки. Подумаешь, молодой и красивый парень будет находиться рядом с любимой девушкой! Да с чего он вообще решил, что тот ему соперник?

Но дурное предчувствие не давало поверить собственным мыслям.

После завтрака Марк и Лорен наконец остались наедине.

— Контракта больше нет, и ты можешь переехать на светлую половину.

Лорен опустила взгляд. Ей не хотелось переезжать, но признаться в этом она бы не смогла никогда.

— Приказать Константину собрать твои вещи?

«А сам смотрит так, словно и ему не хочется», — подумала Лорен, бросая на герцога взгляд украдкой, но вслух ничего не сказала. Гордость не позволила, хотя и хотелось иногда стукнуть этого невыносимого мужчину чем-нибудь тяжелым, чтобы он наконец определился.

Лорен про себя вздохнула. Сегодня, гуляя с вороном в парке, она непроизвольно их сравнивала. Морено держался просто и искренне. С ним легко общаться и ужасно интересно, он прекрасный рассказчик и кажется веселым и беззаботным, но взгляд у него серьезный, и иногда он напоминал Лорен дона Диего. За смазливой внешностью явно прячется жесткий и нетривиальный ум. Но ворон был понятен и предсказуем, а дон Марк — полная загадка. Немногословный, молчаливый, себе на уме. Иногда жесткий, иногда нежный и никогда не понять, что он думает в настоящий момент. Но как он притягателен. Сейчас, идя рядом с ним, касаясь его руки, Лорен ощущала странную пустоту. Он был рядом, но далеко. А еще она чувствовала, как мужчина напряжен, как устал, как одинок и как он боится…

— Дон Марк, — она тронула его за плечо, — я могу помочь?

— Нет, девочка моя, — герцог чуть улыбнулся. — Неужели по мне так все заметно?

— Я чувствую.

— Дар? — Марк остановился и вперил в Лорен пристальный взгляд черных глаз.

— Нет, — задумчиво произнесла она. — Это другое. Я просто чувствую, что вам плохо.

Герцог ничего не ответил, только сильнее сжал ее руку.

В комнате пахло цветами. Огромный букет белоснежных тюльпанов стоял у кровати с той стороны, где обычно спала Лорен.

— Но откуда? — воскликнула девушка. — Ведь сезон давно закончился!

— Магистр я или клоун? — буркнул Марк. — Я вернусь через полчаса. — С этими словами он сбежал из спальни.

Лорен села на кровать поднесла к лицу букет. Нежный аромат весенних цветов опьянял, будил чувства, и она с отчаянием подумала, что не хочет уходить.

Раздался тихий звон. Похожий звук издает натянутая струна — тревожный, вибрирующий, но до боли родной.

— Ко мне…

Лорен прислушалась — звук шел из шкафа. Страшно не было, было любопытно. Она открыла шкаф и достала чемодан. Звон стал отчетливее, Лорен откинула крышку. Сердце учащенно забилось, и когда в руках оказалось маленькое круглое зеркальце, принесенное контрабандой из дома, звон моментально прекратился. Лорен отодвинула зеркальце на вытянутую руку и искоса заглянула. Увидела отражение спальни — кусочек шторы и угол кровати. Она осторожно повернула зеркало на себя, ожидая увидеть что угодно, от чудовища до собственного отражения, но зеркало отражало пустоту, серую зыбкую хмарь. Вот в ней появилась точка, постепенно увеличиваясь, пока не превратилась в женское лицо.

— Мама?

— У меня мало времени, малышка.

— Мама! — По лицу текли слезы, но Лорен их не замечала, вглядываясь в забытые черты лица.

— Прости меня за дар, деточка. Я не хотела для тебя такой судьбы.

— Мне не говорили, — всхлипнула Лорен.

— Я ошиблась. Когда увидела смерть твоего отца, я решила уйти, чтобы он остался жить. Я сама убила его.

— Мама…

— Слушай меня, детка. Верь своему мужчине. Просто доверяй. Он знает, что делает. Просто верь! И не бойся, ничего не бойся. Если любите друг друга — дар от близости только усилится.

— Но он должен жениться на другой! — невольно воскликнула Лорен, понимая, что это ее боль рвется наружу.

— Милая, я точно знаю, что у тебя все будет хорошо. У него есть план. Он сможет. Верь…

Образ начал рассыпаться.

— Мама! Как тебя вернуть?

— Меня не спасти. Я мертва, но ты можешь помочь…

В комнату ворвался разъяренный герцог, больше похожий на чудовище, чем на человека. Он выхватил зеркало из рук испуганной Лорен и с силой швырнул его о стену. Серебристые осколки с неприятным звоном рассыпались по ковру. Дон Марк взмахнул рукой, и они вспыхнули черным пламенем.

— Что ты натворил! — Лорен бросилась на герцога с кулаками. — Там была моя мама! Мы могли ее спасти! Вытащить! Она хотела мне рассказать как!

Марк перехватил руки девушки, обнял ее и сильно прижал к себе. Его глаза, пылающие алым, постепенно вновь становились глубокого черного цвета, спрятались заострившиеся серые когти и длинные острые клыки, исчезли волосы на загривке.

— Вы не демонолог, — шмыгнула носом Лорен. — Вы оборотень.

— Есть немного, — вздохнул Марк и поцеловал ее в макушку. — Твоя мать мертва. Мертва давно и окончательно. Тот, кто приходил к тебе, — не она.

— Она! Она мне говорила о вас… о нас…о папе.

— Я знаю, девочка моя. Все, что ты услышала — правда. Они так завлекают жертву. Дают ей часть правды, а когда человек начинает доверять и надеяться— жалуются и просят. Что-то простенькое. Например, отнеси цветы на могилу, или помолиться, потом являются второй раз, говорят что им стало лучше и что они набираются сил и скоро смогут вырваться из заточения, и тебе нужно всего лишь окропить зеркало своей кровью… И вот тогда ты теряешь душу. Я ведь не шутил, когда говорил, что на темной стороне зеркалам не место. Слишком много тварей хотят прорваться в наш мир, здесь для них очень много вкусного.

— Расскажите о моей маме.

— Я знаю немного…

Марк рассказал все, что они с Диего смогли узнать. Лорен так и стояла прижавшись к нему, и Марк наслаждался этим моментом. Родная, хрупкая и такая желанная. Когда она успела украсть его сердце?

— Оно сказало, что у вас есть план и что вы…

— Девочка моя, если я все же женюсь еще раз, то только на тебе.

Слова прозвучали так обыденно, что Марк сам удивился. Он ведь не собирался ничего говорить, не хотел давить, хотел дать ей время.

Лорен тихонько хихикнула и подняла на него лукавый взгляд.

— Дон Марк, это предложение?

— Считай, что да.

— И вы ждете от меня ответ?

— Хотелось бы.

Марк искренне улыбался. Такая лукавая и хитрая Лорен определенно нравилась ему больше прежней, которая была напряжена и испугана.

— Сколько времени у меня есть, чтобы дать вам положительный ответ?

— Ровно столько, сколько займет мой шаг до кровати.

— Тогда мне нужно подумать.

— Подумай.

Он приподнял ей подбородок, наклонился и нежно поцеловал. А потом еще раз, и еще, и еще…

— Дон Марк! Вы не даете мне сосредоточиться! — с притворным негодованием стукнула его кулачком по груди Лорен в перерывах между поцелуями.

— Неужели так сложно сказать «да»?

— Да.

— Я знал, что ты мне не откажешь!

— Это «да» — ответ на ваш вопрос!

— Ах, какая досада, а я уже обрадовался.

Они могли бы и дальше пикироваться в таком же духе, целуясь и дурачась, если бы не Константин. Дворецкий вышел из стены, деликатно кашлянул и официально произнес:

— Его величество и дон Диего ожидают в малой гостиной.

— Да они сговорились разрушить мою личную жизнь! — в сердцах воскликнул Марк.

— Король желает видеть и сеньориту Лорен тоже.

— Кто бы сомневался, — ехидно произнес Марк, нехотя отпуская девушку.

— Можно переносить вещи? — флегматично поинтересовался у Лорен демон.

Она весло подмигнула дворецкому и улыбнулась герцогу.

— Я остаюсь здесь.

— Наимудрейшее решение, прекрасная госпожа, — склонил голову дворецкий, и глаза его довольно сверкнули. — Ваша химера тоже рада.

Кошмарик выбрался из-под кровати. В зубах у него был кусок мыла и при этом взгляд у химеры был слегка расфокусированный — все три пары глаз смотрели в разные стороны.

— Похоже, твой питомец сыт и счастлив, — усмехнулся Марк.

— Но у него же нет живота! — поднимая Кошмарика на руки произнесла Лорен.

— А об этом нужно у Винсента спросить. Кстати, Константин, чью душу ты одолжил мальчишке?

— Одного чревоугодника, умершего от обжорства и жадности.

— Вот и ответ, — хохотнул Марк.

— Но это же мыло, — растеряно сказала Лорен, пытаясь отобрать у Кошмарика погрызенный обмылок.

— А какое это имеет значение, коль у него нет языка и он не ощущает вкуса?

Девушка только глазами удивленно похлопала. Магия!

— Ну что, сходим узнаем, что за гадость нам приготовил его величество?

Марк протянул девушке руку.

ГЛАВА 2. Между ангелом и бесом

 Сделать закладку на этом месте книги

— Что-то у меня дурное предчувствие, — пробормотала Лорен, когда они подошли к дверям гостиной.

— Будь собой.

— Быть собой? — она лукаво стрельнула на герцога глазищами. — Не боитесь разочароваться, ваша светлость?

— Не боюсь. — Марк не удержался и чмокнул ее в плечо. — Удивим его величество?

— Дон Марк. — Лорен покачнулась, голос ее стал ниже и в нем появились глубокие грудные нотки, будто не худенькая девчушка стояла перед ним, а дородная сеньора. — Ему грозит опасность!

— Что ты знаешь, девочка?

Но Лорен вцепилась в Марка двумя руками и ничего вокруг себя не видела.

— Диего!

Герцог ворвался в гостиную с девушкой на руках, навстречу ему метнулся Диего, из стены вышел Константин, а над диваном с легким хлопком материализовался герцог Ортис-старший, лич, маг и законник.

— Лорен, слушай меня, мon ami. — Кардинал взял девушку за руку. — Ничего не бойся, я с тобой, я твой якорь и твой проводник. Я держу тебя. Расскажи, что ты видишь.

— Тронный зал. Много сеньоров. Священники. Все кричат. Король сидит на троне. Ему плохо. Болит голова. Он устал и зол. Ему дают бумагу и требуют подписать. Он отказывается. Врываются воины. Кровь.

— Это прошлое, — устало произнес король Ортего. — Из-за этого я прибыл, сегодня от меня требовали твоей головы.

Марк поднял взгляд на кузена. Это было слишком. Неизвестный враг шел к своей цели, не брезгуя ничем.

Лич что-то прошипел, Диего вскрикнул, а Лорен открыла глаза.

— Ай-ай-ай! Очень непрофессионально пользоваться беспомощным состоянием девушки, чтобы проверить ее память. — Прадед Марка покачал головой. — Еще раз позволишь себе такое, и я тебя прокляну, мальчишка.

— Простите, дон Ортис, — повинился граф. — Но как мне узнать, что послужило толчком к видению?

— А это не твоя забота, дружок, у девочки есть наставник. Марк, — старик повернулся к правнуку, который почтительно склонился перед ним, — я считаю, что нашей девочке достаточно одного мастера. Теорию я сам смогу ей рассказать.

Лорен лежала на диване и слушала лича с нескрываемым удовольствием. Марку казалось, что она сейчас покажет Диего язык. Но девушка сдержалась, лишь благодарно кивнула прадеду, который нагло послал ей воздушный поцелуй и исчез, оставив после себя легкий запах гниющих яблок. Старый повеса!

Король и Диего многозначительно приглянулись, увидев, как Марк помогает Лорен сесть, заботливо подпихивая ей под спину подушку.

— Прадедушка принял сеньору Кастро? — удивленно спросил его величество.

— Я сам удивлен.

— Герцог Ортис-старший — необыкновенный человек. — Лорен поерзала, усаживаясь удобнее, и внимательно посмотрела на короля. — Так что произошло, ваше величество?

— А вы изменились, сеньорита, — проговорил его величество, и в его голосе отчетливо проскользнуло сожаление.

— Вы ошибаетесь, ваше хитрое величество, — язвительно ответила Лорен. — Я стала такая, какой была раньше, — до того, как кардинал Диего по вашему распоряжению внушил мне всяческие глупые мысли.

— Откуда узнала? — Король бросил на Марка крайне недовольный взгляд, но тот только руками развел.

— Дон Диего сказал, — невинно похлопала ресничками Лорен. — Только что. Когда он держал меня за руку и пытался прочесть память, он слишком раскрылся и… я прочла его.

— Кто тебя научил? — Диего смотрел на девушку с интересом и совершенно без злости.

Марк нахмурился сильнее, неприятным холодом кольнуло сердце.

— Наставник.

— Силен.

— Так что у вас произошло?

Марку надоели все эти недомолвки. У него были грандиозные планы на сегодняшний день, и болтовня с королем в них не входила.

— Ты газеты читаешь?

— Последние дни — нет, — Марк уселся на подлокотник дивана и взял Лорен за руку.

— Кто-то использовал смерть графа Спенсера для твоего устранения, — голос короля сочился ядом. — Я ведь предлагал провести публичный суд и казнь! Но ты твердо соблюдаешь закон! Аристократов нельзя судить публично, — передразнил он Марка. — Вот и разгребай теперь кучу дерьма. Сегодня ко мне пришли представители Собрания и потребовали твоей отставки.

— На каком основании?

— Что ты специально сфабриковал доказательства виновности графа, чтобы не жениться на его дочери.

— А какое дело Собранию, на ком я женюсь?

— Вчера гранды получили предложение от наших соседей о спорных землях. Не хочу пересказывать тебе перечень претензий, их прочтешь в докладе своих помощников, но смысл в том, что твой отказ от женитьбы преподнесен как государственная измена. Саботаж. Работа на соседние страны, которые теперь могут легко аннексировать спорные территории и рудники.

— И как вам удалось меня… э… — Марк покрутил в воздухе кистью.

— Отбить? — учтиво подсказал ему король. — Я поклялся честью, что договоренность осталась в силе, ты женишься на Рут Спенсер и примешь в семейный бизнес рудники ее отца.

— Вы так уверены, ваше величество? — нехорошо прищурился Марк.

— Ты считаешь, что мне следовало приказать арестовать тебя и бросить в подвалы Ордена? А на твое место назначить епископа Ивилийского? Как предлагали гранды?

Лорен тихонько вздохнула, но в наступившей тишине ее вздох прозвучал особенно громко. Марк сильнее сжал ее ладошку.

— Я не женюсь на Рут Спенсер, у меня другие планы. Но свадьбу отменять я не собираюсь.

— Марк, пока вы не нашли того, кто стоит за всем этим, у меня связаны руки. Найдите мне его! — король с силой стукнул по столу. — Я думал, что это заговор против короны, но нет, это заговор против Ордена и лично тебя, гранд герцог Марк Эмилий Сантьяго Ортис де Сарате — Мальдонадо! У тебя три недели на решение проблемы!

Герцог поклонился, пряча злой взгляд. Король стремительно направился к двери возле которой уже застыл Константин и гвардейцы охраны. Проходя мимо дивана, на котором сидела Лорен, он резко остановился.

— Сеньорита Кастро, ваш дар дает право на получение дворянского титула. Документы заберете в канцелярии.

— Благодарю, ваше величество. — Лорен вскочила на ноги и присела в реверансе. — Это очень неожиданно и очень приятно.

Король стоял напротив, заложив руки за спину, и серьезно смотрел на девушку.

— Сеньорита Лорен, выходите за меня замуж.

В помещении повисла тишина. Лорен, как выброшенная на берег рыба, открывала рот, но ничего не могла сказать. Диего побледнел и сжал подлокотник стула, в его глазах плескалась боль. Марк же мучительно боролся со стремящимся вырваться наружу демоном, вены на его руках вздулись, в глазах лопнули сосуды, уши чуть заострились, но он справлялся. Если бы в зале не было Диего и охраны, Марк бы не сдерживался, потому что сейчас его желания и желания внутреннего демона совпадали.

— Осторожно, ваше величество, — с угрозой в голосе прохрипел он.

Кузен Ортего бросил на герцога внимательный взгляд и покачал головой.

— Я жду ответ, сеньорита Лорен.

Лорен, наконец, смогла дышать, и тут же ей стало обидно: неужто король считает, она согласится только потому, что он король?

— Нет! — запальчиво воскликнула девушка.

— Королям не отказывают, сеньорита, — спокойно произнес его величество Ортего.

— Мне не нужны подачки! — едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик, парировала Лорен.

Марк предостерегающе кашлянул и взял ее за руку, но Лорен уже неслась на волнах гнева и не слушала голос разума, она выдернула ладонь и сделала шаг в сторону короля.

— Это плата за то, что вы со мной сделали, ваше величество? — прошипела она.

— И что же я с вами сделал, сеньорита? — холодно поинтересовался король.

— Сделали рабыней!

— Вы чем-то недовольны, сеньорита? Вам здесь плохо? Марк к вам плохо относится? Быть может, вы сожалеете о прошлом? Хотите вернуться к старой жизни? Так я могу вам это устроить, — лед в голосе короля остудил бы самые горячие головы, но Лорен его не слышала.

— Вы не дали мне выбора!

— Выбор? О каком выборе вы говорите? Вы считаете, что кузен короля узнал бы о вашем существовании?

— Мon ami, — тихий голос Диего раздался совершенно рядом. — Успокойся, мon ami. Его величество хочет только добра.

— Интересно, какого добра он хочет? — Лорен повернулась к Диего. — Неужели его величество считает, что я готова продаться за титул?

— Лорен, замолчи, — приказал герцог, но она его не услышала.

— Вы манипулятор, ваше величество! Самоуверенный и…

Жесткая ладонь герцога зажала рот, второй рукой он прижал Лорен к себе, она попыталась вырваться, но Марк держал крепко. Лорен ощущала жар, идущий от его тела, такой горячий, словно это был не человек, а раскаленная печь. И вот тогда она испугалась…

— Замолчи.

— Лорен, я предлагаю тебе покровительство и защиту, твой дар настолько редкий, что без сильного покровителя тебя просто разорвут на части. Когда Марк женится на виконтессе Спенсер, он не сможет защищать тебя, а за моей спиной ты будешь в полной безопасности. Разве это плохо — быть королевой и служить своей стране?

— Я не люблю вас, ваше величество!

— Я тоже не люблю тебя. Но интересы короны требуют, чтобы ясновидица такой силы, как ты, осталась в семье.

— Я выйду замуж только за дона Марка!

— Будешь ждать, когда он овдовеет?

Марк хмыкнул, но промолчал.

— А ты знаешь, что он носит в душе? В кого он превращается, когда никто не видит? — Король подошел очень близко и теперь шептал Лорен в ухо, при этом глядя на Марка. — Ты предпочтешь жить с демоном или с человеком?

— Зачем вы мне это говорите? — голос Лорен дрожал, она боялась поднять глаза и посмотреть на дона Марка. — Вы ведь сами хотели, чтобы я… чтобы мы… чтобы мы подружились!

— Я не хочу, чтобы ты потом сбежала, а мой кузен страдал. Я хочу, чтобы ты приняла правильное решение, осознавая, на что идешь. А поэтому подумай еще раз и ответь мне.

Лорен услышала, как вздохнул герцог. Да что этот король себе позволяет? Как он смеет сомневаться в ее чувствах? Он просто издевается над Марком! Ну… ну и она молчать не будет!

— События вырвались из-под моего контроля, все планы нарушены. Все идет не так, как я задумал. Да еще твой дар…

— Я отвечу вам, если вы ответите мне. А отчего вы не женитесь на Рут Спенсер, ваше величество? Почему вы с маниакальный упорством заставляете дона Марка жениться на этой девице, которая, как говорят, влюблена в вас? Если вы так этого хотели, то зачем устроили нашу встречу? Развлечься?

— Мon ami, — простонал Диего.

— Лорен, прошу тебя, — устало бросил герцог. В отличие от девушки, он знал законы и понимал, на что уже наговорила эта непокорная девчонка.

Но Лорен не собиралась останавливаться. Все то, что копилось в ее душе последние дни, вылилось в злые слова.

— Вы злой и расчетливый человек, ваше величество! А еще вы трус!

— Лорен! — крикнул Диего резко взмахивая рукой.

Лорен попыталась что-то сказать, но не смогла, язык ее больше не слушался. Ах, вот как! Не хотите слышать правду, сеньоры? А зря, иногда полезно посмотреть на свои поступки со стороны!

— Спасибо, граф. — Марк кивнул Диего.

Лорен оскорблено засопела, всем своим видом показывая, что она еще не все высказала.

— Оставьте нас, — бросил король страже. — И ты, Диего, тоже.

Его бледные глаза превратились в холодный арктический лед, голос звучал настолько властно, что Лорен с ужасом поняла: только что она дерзила не соседскому парню, а самому королю — человеку, которого она боготворила, перед которым испытывала благоговейный трепет.

— Что ты знаешь о смелости, чести, гордости и ответственности, глупая девчонка? Что ты можешь знать о нашей жизни? — в голосе короля проскользнул отголосок застарелой боли. — В отличие от нас с Марком и Диего, у тебя есть выбор.

Марк обнял ее на мгновение и поцеловал в щеку.

— Лорен ты только что наговорила на смертную казнь, — печально сообщил он ей. — Оскорбление короля лицом неблагородных кровей в присутствии свидетелей.

— Я буду снисходителен и заменю казнь на порку, но титул сеньорита Кастро получит после наказания. — Его величество смотрел в глаза Лорен, и была в его взгляде только усталость. — Я не могу жениться на Рут, потому что существуют определенные договоренности, и ее франкийская родня очень пристально следит за ними, но это политика, в которую тебе не стоит совать нос. Свадьбе быть.

— Я что-нибудь придумаю, — мрачно усмехнулся Марк.

— Хорошо бы.

Лорен побледнела, по спине пронесся холодный колючий вал, в животе собрался горький ком. Что она натворила? Почему не сдержала эмоции? Как могла оскорбить человека, который не сделал ей ничего плохого? Почувствовала свою безнаказанность? Решила, что дар спасет? Ну и дура! А теперь ее выпорют! И поделом! Заслужила! Но это так унизительно! Позорище!

Мысли скакали и метались, руки дрожали, Лорен чуть не плакала. Марк криво усмехнулся, подошел к королю и опустился на одно колено, склонив голову и прижав правую руку к груди.

— Готов понести наказание за мою гостью.

Лорен смотрела на преклоненного Марка, а перед глазами вставали картины недавнего прошлого — дети, преклонившие колени перед отцом. Покорные и виноватые. Боги, что же она наделала?

— Простолюдинов порют публично, Марк.

— Я знаю, — глухо произнес герцог. — Но она не выдержит, я сам обучал вашего палача.

— Да будет так.

Король направился к выходу, даже не взглянув в сторону плачущей Лорен, и только открыв дверь, оглянулся:

— Думаю, ты права, Лорен: из тебя не получится достойной королевы.

— Я рад, что королевы из тебя не выйдет, глупый маленький птенчик. — Марк обнял ее и прижал к себе. — Какой же ты несдержанный, эмоциональный и честный человечек.

— Я ду-у-ра, — тихонько завыла Лорен, вновь обретая возможность говорить. — Вы простите меня?

— Прощу, если ты хорошо попросишь, — выдохнул ей в макушку герцог.

ГЛАВА 3. Сплетни и истина

 Сделать закладку на этом месте книги

Марк стремительно вошел в приемную, на ходу надевая мантию, и отрывисто бросил секретарю:

— Обоих кардиналов ко мне.

День обещал быть


убрать рекламу


суматошным. Да уж, девчонка его удивила. Нет, он ожидал взрыва, но не такого. Истерика, слезы, но не обвинения в трусости, брошенные в лицо его величеству. Марк улыбнулся. Представление ему понравилось. И выводы он сделал. Но самое главное — кузен раскрылся, и Марк теперь был уверен в своей правоте. Что ж, ваше величество, вы получите и свадьбу, и ясновидицу в семью, и головную боль на всю вашу долгую жизнь. Герцог Ортис не намерен прощать интриг за спиной. План наконец-то обрел четкие очертания, и Марку не терпелось начать его осуществление. Заодно и на невидимого врага расставить ловушки. Теперь, когда Первый поделился своими мыслями и ощущениями, у Марка появились подозреваемые. Двое. И что самое неприятное — один из них был для него если не другом, то хорошим приятелем.

— Разрешите?

Кардиналы явились одновременно. Диего напряжен как струна, Амандо сосредоточен, но взгляд веселый. Вот у кого советь не проснется, даже если из пушки палить.

— Знаете уже?

Марк не предлагал кардиналам сесть, показывая, что разговор будет коротким.

— Да. Из канцелярии его величества пришла депеша. Экзекуция назначена на вечер.

— Дон Марк, зачем вы это сделали? — граф Амандо Рико-Монтес больше не улыбался.

— Ты считаешь, нужно было отдать им Лорен?

— Ей бы это пошло на пользу, — буркнул кардинал.

— Она бы не простила ни короля, ни магистра, — тихо произнес Диего. — Мы бы потеряли ясновидицу.

— Я бы потерял любимую девушку, — отрезал Марк, с удовольствием глядя на вытянутое лицо Амандо. — Да, мой скользкий друг, тебе я должен быть благодарен за мое скорое счастье.

— Отлично! — граф Рико быстро взял себя в руки. — Должность управляющего Королевским Банком меня устроит.

— Обсудим, — кивнул Марк. Это был неплохой вариант наконец избавиться от интригана Амандо. — Я планирую извлечь пользу из произошедшего. Кардинал Амандо, работа с газетчиками на тебе, и не забудь намекнуть, что его величество тоже безмерно страдает. Все мы — несчастные мужчины, лишенные выбора. Ты ведь знаешь, что нужно делать?

Губы дона Амандо растянулись в предвкушающей улыбке. Он кивнул и вышел из кабинета.

— Хитро. — Диего сел на диванчик. — Марк, ты женишься на донье Спенсер?

— Нет, конечно. Я женюсь на Лорен. — Марк потер ладони. — Диего, я хочу, чтобы обряд на моей свадьбе проводил сам Первосвященник Храма. Он и только он.

— Потому что обряд, проведенный им, нельзя разрушить и он автоматически признается всеми богами?

— Именно!

— Но, Марк, если он проведет над вами ритуал, ты никогда не сможешь развестись с Рут! Или…

— Диего! — укоризненно покачал головой Марк, с улыбкой наблюдая за графом.

— Прости, друг. Я подумал, что убить девушку было бы самым правильным. Но уже после свадьбы, когда рудники перейдут под твою юрисдикцию.

— Нет, это слишком просто, и видение Лорен не дает мне покоя. Раз она видела мою смерть, значит, именно на свадьбе все и произойдет.

— Я внимательно слушаю.

Диего сел ровно, закинул ногу за ногу и вперил взгляд в магистра. Но Марк не произнес ни слова. Он снял с шеи амулет и просто открыл сознание навстречу абсолютному телепату гранд графу Диего Вальверди Агуэрро. Герцог Ортис не доверял даже стенам родного кабинета.

Король встретил Марка недовольной гримасой и плотно сжатыми губами.

— Зачем явился? — нелюбезно поинтересовался он, когда герцог Ортис возник на пороге его кабинета.

— Принес вам свежую прессу, кузен. — Марк с поклоном протянул королю стопку газет, пахнущих типографской краской.

— Не паясничай, — буркнул король, но газеты взял.

На некоторое время в кабинете воцарилась тишина, изредка прерываемая тихим шипением его величества и шелестом страниц.

— Это что значит? — скомканная газета полетела в довольного Марка, но он легко увернулся.

— Что именно? — невинно поинтересовался герцог.

— Вот это! «Особа, приближенная к его величеству, утверждает, что король страдает, потому что не может быть с любимой женщиной, отданной другому в угоду политическим интересам. Имя этой женщины не разглашается, но нам стало известно, что это одна из фрейлин ее высочества. Мы обещаем держать читателей в курсе…»

— Стоит ли обращать внимание на газетные сплетни, ваше величество? Как говорят наши южные соседи — собаки лают, караван идет. Про меня тоже написано, что я так нежно и страстно люблю одну девушку, что готов даже лечь под кнут палача, только чтобы оградить ее от любых неприятностей; что я глубоко несчастен, потому как вы заставляете меня жениться на нелюбимой; что мои дети рыдают с утра до вечера, и в доме царит траур. Да про меня целый рассказ романтический напечатали в «Городских новостях». Между прочим, моя кухарка когда его читала, рыдала. Но я же не стал из-за этого подавать на газетенку в суд. Обо мне уже столько писали, что одной сплетней больше, одной меньше… — Марк безразлично пожал плечами. — Собственно, зачем вы это читали? Я вам принес газеты ради другой новости. Русичи водрузили на Алиаске свои флаги.

— Да плевал я на русичей и эти ледяные земли! — заорал король. — Меня больше волнует… Что ты сказал? Они все же сделали это? Мне необходимо составить поздравительную телеграмму их царю. Поди вон!

Марк поклонился и вышел из кабинета, довольно улыбаясь.

Когда он ушел, король развернул очередную газету, нашел статью про «несчастного, страдающего магистра Ордена, ради своей страны готового пожертвовать личным счастьем» и довольно хмыкнул.

— Вот гаденыш! Что же ты замыслил, дорогой кузен?

А дорогой кузен тем временем стремительно шагал в сторону покоев принцессы Анессы, тихонько насвистывая под нос незатейливую мелодию.

— Дядя? — удивилась ее высочество, увидев Марка в приемной. — Что случилось?

— Ничего, красавица. Просто зашел спросить, не хочешь ли ты навестить нас сегодня?

— По какому поводу?

— Хочу просить тебя об одолжении, — вздохнул Марк. — Побудь с Лорен, пока меня… не будет дома.

— Ах, это так романтично — то, что ты для нее сделал! Все дамы только об этом и судачат. А какой печальный и красивый рассказ о твоей несчастной любви напечатали в «Столичном вестнике»! Ты видел?

— Нет.

— Мы все рыдали, когда читали! Это так… так… — Аннеса прижала руки к груди. — Кончено, я утешу Лорен. Бедный мой дядя. — Она обняла герцога. — Я буду просить папеньку отменить вашу с Рут свадьбу. Он не может быть так жесток! Рут тоже печальна.

— Ни в коем случае! — Марк отстранил от себя девушку. — Аннеса, пусть все идет как идет.

— Ты что-то придумал! — уверенно ткнула она в него пальчиком.

— Тс-с, ваше высочество, не выдавай моих тайн. Так ты придешь?

— Я же сказала, что приду.

— Заодно расскажи Лорен о принятых при дворе правилах.

Девушка хитро улыбнулась и заговорщицки подмигнула герцогу Ортису.

— Как жаль что ты моя племянница, а то бы отдал тебя замуж за Бернарда, — поцеловал ее в щеку Марк.

— Пф-ф… он слишком молод и самоуверен!

Лорен бежала в сторону кухни. Ей просто необходимо было с кем-нибудь поговорить, и Марта казалась самым подходящим собеседником. Девушка распахнула дверь и замерла на пороге, не зная, что ей делать дальше — войти или сбежать?

— Ну что застыла, словно мое надгробие? Входи уж, ясновидица и моя головная боль.

Прямо над плитой колыхался призрак бабушки дона Марка. За столом сидели Марта и Константин, перед ними стояли чашки и тарелки с булочками. Дон Ортис-старший примостился на широкой скамье, у него на руках сидел Кошмарик с куском белого хлеба в передних лапах, а за спиной лича отливал серебром еще один призрак сухощавого старичка с длиной лохматой бородой. Одет старичок был странно — в белую широкую рубаху и серые мешковатые штаны. На ногах у него были туфли с загнутыми вверх носами, а на пальце левой руки тускло светился большой перстень с черным камнем.

— Это она и есть? — проскрипел старичок и подлетел к Лорен.

— Она, — недовольно поджала губы старая сеньора. — Из-за этой девки наш мальчик покроет свое имя позором.

— Прекрати, Изабелл, — лич улыбнулся расстроенной Лорен. — Милая и честная девочка. А вот наш внук мог быть и более сдержан.

— Он король! А эта выскочка при подданных обвинила его в трусости! Что она вообще делает в этом доме? Пролезла в постель к Марку, охмурила его своей невинностью и простотой, а сама…

— Замолчи, Изабелл, — призрак старика скривился. — Как была стервой при жизни так ею и осталась после смерти. Ты еще скажи, что девочка дар у тебя украла.

— Да как ты смеешь!

— Смею! Или ты забыла, как валялась у меня в ногах, когда твой ненаглядный муженек застукал тебя с садовником?

Призрак бабушки возмущенно фыркнул и исчез, рассыпав вокруг иллюзию пепла.

— Упокоил бы ты ее, Бальзамино, — старичок поплыл к герцогу Ортису-старшему.

— Да пусть себе летает, — улыбнулся лич. — Лорен, милая, присоединяйся.

Марта тот же час водрузила на стол еще одну чашку и корзинку с горячими ароматными пирожками. Но Лорен даже смотреть на них не хотела. Ее сердце болезненно сжималось, а в желудке застыл ледяной ком.

— Девочка моя, — старик призрак опять подлетел к Лорен. Его черные глаза не выражали ничего и это было очень неприятно. — Мы все совершали ошибки, некоторые из них прошли незамеченными, а некоторые привели к необратимым последствиям.

Марта силой посадила Лорен за стол и сунула ей чашку с чаем, Константин подвинул плетенку с булочками.

— Меня всегда учили говорить правду, — тихо произнесла Лорен.

— Это похвально, — кивнул призрак. — А теперь давай еще раз посмотрим на все это со стороны. Бальзамино, прошу тебя.

Лич помахал руками, и в кухне возникла иллюзия. Запись событий в гостиной, только сейчас Лорен могла видеть Диего и Марка и ошарашенные лица гвардейцев. Раздался тихий голос короля и гневная отповедь Лорен. Предостерегающий оклик герцога…

Лорен закрыла лицо руками и застонала. Сейчас все виделось по-другому, и она понимала, что перешагнула невидимую черту, за которой начинались непочтение и хамство. Ведь можно было просто сказать «нет»!

— Мне стыдно! Мне так стыдно! Я вела себя как… как базарная торговка!

— Ты вела себя как самоуверенная девчонка, которую никогда не пороли, — жестко произнес призрак. — Нагло и глупо.

— Марк — дурак! Зачем он занял ее место? Девчонке было бы полезно походить с поротой задницей!

Призрак Изабелл как ни в чем не бывало выплыл из большого котла.

— Марк поступил верно. Если бы он допустил публичное наказание этой девочки, между ними все бы закончилось. Она бы ушла.

Изабелл фыркнула, но промолчала. Лорен кивнула, не отрывая ладоней от лица. Да, после такого унижения она бы ушла из этого дома подальше, чтобы ни король, ни Марк не смогли ее найти.

— Я вообще не понимаю, как он мог в нее влюбиться! За несколько дней, словно мальчишка, влюбился в эту простолюдинку!

— Для того чтобы влюбиться, не нужно время, это происходит молниеносно, — чуть улыбнулся призрак грозного старика. — Даже в тебя влюблялись самые верные и строгие доны.

— Я была красива, умна…

— Изабелл, — прорычал лич и в кухне ощутимо похолодало. — Упокою! Ты переходишь все границы!

— Мне помнится, сеньора Изабелл была очень рада, когда дон Марк начал проявлять к сеньорите Лорен интерес, — невозмутимо заметил Константин, отставляя чашку.

— Тогда я еще не знала, что она превратит нашего мальчика в тряпку!

— Ну знаете, хватит! — Лорен медленно поднялась. — Я совершила ошибку, мне ее и исправлять. Но выслушивать оскорбления от мертвой склочной доньи я не намерена!

Призрак бабушки дона Марка открыл рот, чтобы выдать очередную гадость, но наткнулся взглядом на Константина, который что-то задумчиво крутил в руках. Лорен никогда в жизни бы не подумала, что призраки умеют бледнеть.

— Простите меня, — пробормотала Изабелл и испарилась.

— Молодец, демон, давно нужно было ее как следует припугнуть, — одобрительно кивнул лич.

— Душа доньи Изабелл, — пояснил дворецкий и поднес к свече малюсенькую кристальную коробочку. Лорен увидела внутри дрожащую искорку, точно так пульсировали глаза у Кошмарика. — Она очень много грешила при жизни.

Девушка вновь села под тяжелый вздох Марты.

— Я пойду к королю! — решительно произнесла Лорен. — Попрошу прощения, буду умолять наказать меня, но только без свидетелей. Я… я чувствую себя отвратительно. — Она обвела всех затравленным взглядом. — Как подумаю, что дона Марка будут пороть, мне в петлю лезть хочется.

— Это ты брось! Ишь чего удумала! — Марта решительно сунула в руки Лорен пирожок. — И запомни, деточка: Ортего давно пора было высказать! А то видите ли, король! Благодетель! Заигрался он судьбами людей! — Она припечатала ладонью по столешнице.

Лорен широко распахнутыми глазами смотрела на кухарку. Так говорить о короле! Кухарка ли она?

— Я ему еще за Рут не высказала! Ничего, вот будет выходной, я наведаюсь в гости к этому вершителю судеб! Он у меня сам себя выпорет!

Призрак и лич дружно расхохотались. Кошмарик, воспользовавшись моментом, перепрыгнул на колени Лорен и потянулся передними лапками к пирожку, который она так и держала в руках. Девушка покорно выпустила пирожок из пальцев, и химера довольно улеглась у нее на коленях, обнимая добычу и сверкая всеми шестью глазами.

— Девочка моя, — призрак подплыл ближе.

От этих слов сердце опять болезненно сжалось, и Лорен горестно вздохнула. Назовет ли ее так дон Марк еще хоть раз?

— Правда в том, что тебе нужно учиться. Только став равной среди равных, ты сможешь позволить себе такую роскошь — говорить то, что думаешь.

— Я поняла вас, дон…

— Дон Аквилегий, основатель этого рода.

— Вы?

Лорен с благоговейным трепетом смотрела на старика. Да ему же лет столько, сколько их государству!

— Чуть меньше, — призрак улыбнулся и, вдруг скрестив пальцы, провел ими вокруг головы Лорен. — Это твое наказание.

— Гранд! — воскликнула Марта, всплеснув руками. — Как теперь бедняжке с королем объясняться?

Но призрак уже исчез. Лорен в панике схватилась за горло. Она попыталась сказать хоть что-нибудь, но изо рта не вылетело даже хрипа.

— Справедливое наказание, — кивнул лич. — Не пугайся, милая, оно исчезнет завтра на рассвете. Гранд уже не так силен, как раньше.

— Но такой же вредный старикашка, — очень тихо пробурчала Марта.

Герцог Ортис-старший только пальцем ей пригрозил.

Лорен же успокоилась. Она приняла решение, и стало легче. Трудно было просто сидеть и ждать, сейчас же у нее была цель. Попасть к королю. Но… как это сделать?

ГЛАВА 4. Кардинал и король

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен задумчиво гладила Кошмарика по черепу и смотрела, как Марта с недовольным лицом вымешивает фарш. Они остались на кухне вдвоем, и теперь Лорен слушала, как кухарка бубнит себе под нос:

— Ортего всегда был заносчивым, но добрым мальчиком. Всегда волновался за Марка, жалел его. Ну а что жен ему подсовывал никудышных, так он не виноват. На первый взгляд они все казались нормальными, это на второй уже… коль не дура, так стерва. Старый король был строг: женил сына, как только ему исполнилось двадцать лет на принцессе из Перси. Оттого Анеска и смуглая, на мать похожа. А три года назад овдовел наш король, с тех пор неприкаянный и ходит. — Марта вбила в фарш яйца и опять принялась его вымешивать. — Котлеток хочу сделать, любит Маркушечка котлетки. Я ж их обоих вынянчила — и Марка, и Ортего. Шустрые мальчишки были…

Марта рассказывала, а Лорен думала о своем. Идти к королю нужно, но страшно. А если он ее даже видеть не захочет? Да и кто ее пустит к нему просто так? Небось, нужно записываться на прием заранее, ждать очереди.

Кошмарик легонько тронул ее за руку. Девушка склонила голову, вопросительно глядя на химеру. Тот привстал на задних лапках и энергично замахал передними, указывая на дверь.

— …а сходить тебе, конечно, нужно. Для успокоения собственной совести. Как ты потом Марку в глаза смотреть будешь, коль не попробуешь? Он-то розги не боится, ему, может, это и полезно будет, чтоб тьму успокоить, но он же мужчина! А они все как дети малые: им хочется, чтоб мамка или любимая рядом были. Ты там на полке баночку синюю возьми. Спину ему потом смажешь, — вздохнула Марта, кивая на маленький шкафчик. — Да иди уже! Кошмар тебя на темную половину проводит: вижу, Марк дал ему доступ. Да не смотри ты на меня так! Не магиня я! Просто давно в этом доме живу, много видела. Ступай, ступай, деточка. Да надень что-нибудь скромное. Ортего — он не зверь, сам небось уже переживает, да королям надо закон соблюдать, гвардейцы-то молчать не будут. Это Диего тайну бы хранил, сколько лет по нему сохнет, эх, горе горькое…

Лорен дошла до двери, а Марта все еще что-то говорила. Последнее, что услышала девушка, было:

— …и хорошо, что болтать не можешь. Глядишь, не ляпнешь ничего…

Кошмарик шустро бежал впереди, Лорен едва за ним поспевала. Хоть бы дети не выбежали в коридор! Видеть их укоризненные глаза было выше ее сил, а Вин так еще и скажет что-нибудь… этакое… от чего захочется сбежать за море.

— Сеньорита Лорен. — Константин соткался из темного сгустка и бесшумно подошел в девушке. — Вас ждет наставник.

Лорен вопросительно приподняла брови.

— Молодой ворон.

Девушка передернула плечами. Не до него сейчас! И, не говоря ни слова, побежала за Кошмариком, который уже нырнул в завесу.

Переход с химерой был не таким легким, как с герцогом, и в комнату Лорен входила, держась за стену. Ее жутко мутило, кружилась голова и ныли суставы. Она бессильно опустилась на пол, прислонившись к косяку. Нужно просто переждать. Кошмарик виновато сложил лапки и примостился рядом.

— Вы могли бы попросить меня. — Тень Константина отделилась от стены. — Я и есть этот замок, и мне не составило бы труда.

Он подал руку и помог девушке подняться.

— Я приготовил одежду.

Темно-серое строгое платье с белым воротником, чулки, черные туфли на маленьком каблучке и…

— Наденьте это, — дворецкий протянул темно-синюю коробку, перевязанную золотой лентой. — Его светлость велели передать вам.

Лорен открыла крышку и моментально почувствовала, как щеки заливает румянец. Ну разве может мужчина дарить девушке такое! Черное ажурное бюстье, отделанное золотой тесьмой, с маленькими золотыми застежками на спине. Дорого, очень нежно и… так откровенно. Просто развратно!

— Наденьте, не огорчайте его светлость, — словно прочел ее мысли дворецкий. — Я помогу застегнуть.

Лорен возмущенно запыхтела, гневно глядя в мертвые глаза.

— Лорен, я не человек и для меня вы просто светлая душа. Притягательная, обжигающая, но чужая. Не стоит стесняться. Я видел множество женщин, мужчин, детей. Я видел их в одежде, без одежды, без кожи, без мозгов и даже без душ.

Лорен окинула Константина долгим изучающим взглядом. Как она раньше не замечала? Красивый, бледный, холодный и глаза… Абсолютно пустые, безразличные черные глаза. Нечеловеческие. Демон, притворяющийся человеком. И отчего ей совершенно не страшно?

— Потому что тот, в кого вы влюблены, старше, сильнее и могущественнее меня.

Марк?

— Тот, кто живет в его душе.

Да, она знает. Она видела, чувствовала.

— Без мрака нет света, без горя нет удач.

Константин помог ей одеться, окинул придирчивым взглядом, но, видно, остался доволен, потому что ничего не сказал, только поправил воротничок платья.

— Как вы собираетесь попасть во дворец?

Лорен поникла. Действительно, как? Кошмарик тем временем подбежал к скрытому стеной шкафу и заскреб по нему лапками. Константин склонил голову набок, всматриваясь в химеру. Кошмарик же не думал останавливаться — казалось, он хотел сделать подкоп. Дворецкий приложил к стене руку, и она отодвинулась в сторону; химера нырнула внутрь и, забравшись на старенький чемодан Лорен, зашуршала там. Константин понимающе улыбнулся.

— Как вы могли про него забыть?

Кошмарик боком выбрался из шкафа, и Лорен увидела у него на лапке красивый перстень с топазом. Перстень Диего! Тот, который он дал ей в первый день ее пребывания в замке. Он тогда сказал, что если Лорен захочет с ним поговорить, то ей стоит только надеть перстень на палец! Он, наверное, вызовет Диего сюда, и она его попросит провести ее к королю! Уж он-то точно сможет!

— Вам следует перейти на светлую сторону, прежде чем надевать перстень дона Диего. — Дворецкий подал Лорен небольшую черную сумочку.

Сразу за завесой их ждал безмятежный Морено.

— Лорен, — улыбнулся он. — Выглядишь великолепно. Куда собралась?

— Сеньорита не может ответить. — Константин задумчиво рассматривал колдуна. — Могу предложить вам кофе…

Лорен виновато улыбнулась ворону и решительно надела кольцо на палец. Пока не передумала!

— Стоять!

Последнее, что она увидела, это руку колдуна, хватающую ее за локоть.

— Нельзя же быть такой опрометчивой и доверчивой! — Морено оглянулся. — И куда нас занесло?

— Ко мне в спальню, — раздался ироничный голос Диего.

Лорен стеснительно отвернулась. Морено, который так и не выпустил ее руки, наоборот, с интересом огляделся. В роскошно обставленной спальне преобладали темно-бордовые оттенки, на огромной кровати с балдахином, застеленной вишневым шелковым бельем, лежал Диего, одетый только в восточные шаровары. У него на груди спал белокурый мужчина, лица которого было не видно за светлыми кудрями.

— Ждите в соседней комнате.

— И что это означает? — Морено вальяжно развалился в мягком кресле.

Они расположились в небольшом будуаре примыкающему к спальне. Лорен беспомощно посмотрела на ворона, показывая руками на рот и отрицательно мотая головой.

— О, дай-ка попробую догадаться, — ворон нахально усмехнулся, садясь удобнее и закидывая ногу на ногу. — Ты еще раз ляпнула что-то неподобающее, и Марк тебя наказал?

Лорен отрицательно покачала головой.

— Не ляпнула?

Виноватый взгляд.

— Ага, значит, не Марк?

Кивок.

— Ну и кто у нас настолько силен, что я не могу даже контуры прощупать? Диего? Поэтому ты к нему пришла?

Отрицательный жест.

— Я его знаю?

Лорен пожала плечами.

— Ты мало с кем общаешься, значит, это кто-то из замковых… Мой учитель мог бы, но он этого не делал. Кто-то из мертвых?

Лорен кивнула.

— Гранд!

— Ты слишком много знаешь о семье магистра.

Диего стоял, опершись о косяк. В домашнем шелковом халате, босой, взлохмаченный и немного напряженный.

Ворон лучезарно улыбнулся, встал и отвесил небрежный поклон.

— Кардинал.

— Колдун.

Лорен почувствовала себе лишней в этой комнате. Между мужчинами аж трещало, и она ожидала увидеть если не разряды молнии, то уж искры точно.

— Значит, Гранд лишил сеньориту голоса. — Диего сел в кресло и внимательно посмотрел на Лорен. — И мыслей тоже.

Девушка возмущенно стукнула кулачком по подлокотнику, усиленно думая о том, что она хотела попросить у Диего. Он ведь может прочесть мысли, а значит сможет понять!

— Я не могу читать твои мысли, mon âme, на них тоже стоит мощный блок. И написать ты не сможешь, просто не сумеешь сложить буквы в слова. Я знаю это заклинание, в теории, конечно. Гранд все предусмотрел, видно, ты его изрядно огорчила.

Лорен почувствовала, как из глаз потекли горячие слезы.

— Не реви! — Морено поморщился. — Почему ты не просчитала все варианты? Ты ведь можешь заглянуть наперед. Дар позволяет это делать.

Лорен подняла на него удивленный взгляд. Дар позволяет? Ворон закатил глаза к потолку.

— Она не подумала об этом, потому что ее наставник не счел нужным научить девушку азам, — ехидно произнес Диего.

— Я не ясновидец, я катализатор, — не менее ехидно ответил ему ворон, и по вытянувшемуся лицу графа Лорен поняла, что это нечто редкое. — Ты у нас специалист, вот и научи.

— Мне запрещено, — чуть обижено произнес Диего, глядя на ворона с нескрываемым интересом.

— А кто об этом узнает? — невинно похлопал тот глазами.

— Действительно, кто? — Диего с азартом потер руки. — Mon ami, ты ведь слышала что мне запретили быть твоим наставником, но если ты захочешь, — он выделил последнее слово голосом, — то я мог бы показать некоторые практики в частном порядке.

— Ты просто можешь присоединяться к нашим с Лорен ежедневным прогулкам.

— Прогулкам? — Диего приподнял красивые брови.

— Да, мы просто гуляем. Разговариваем, едим мороженное, хохочем… — Ворон развел руками. — Я просто должен быть рядом, пока дар не активируется полностью.

Лорен кивнула, грустно глядя на болтающих мужчин. Зачем ей этот дар, если она не может помочь Марку? И как объяснить Диего, что она от него хочет?

— Мon ami, ты хочешь, чтобы я поговорил с королем? — Диего печально посмотрел на девушку.

Она отрицательно качнула головой.

— Отвести тебя к нему?

Энергичный утвердительный кивок.

— Но зачем?

— Лора, ты ничего не сможешь ему объяснить, — подал голос Морено. — Хотя есть способ… — Девушка подняла на него заинтересованный взгляд. — Станцевать просьбу. А что, некоторые дикари так молятся своим богам, — он хохотнул.

Лорен показала ему кулак.

— Я только оденусь, — вздохнул Диего. — Я отведу тебя, но он не изменит своего решения. Может, только смягчит приговор и прикажет исполнить его на закрытой территории, без свидетелей, но я даже не представляю, что он потребует за эту милость. Ты уверена?

Лорен упрямо вскинула голову. Кардинал вздохнул еще раз и пошел одеваться.

— А я бы посмотрел, как будут пороть герцога Ортиса, — Морено даже не думал притворяться сочувствующим. — Интересно, как быстро у него происходит регенерация? На последней экзекуции королевский палач смог тремя ударами кнута распороть тело до кости…

Лорен отчетливо представила эту сцену, и ей стало дурно. Она качнулась и вцепилась в подлокотник так, что ладони побелели. Пусть лучше ее накажут! Но знать, что за ее глупость будет рассчитываться кто-то другой — было невыносимо.

— Кстати, мой учитель велел тебе передать. — Морено полез под черную сутану и вытащил небольшой потрепанный томик. — Этикет. Раз тебе дали титул баронессы, то следует изучить.

Вот как, значит, она теперь баронесса? Да пусть отберут этот титул назад, только отпустят Марка!

Диего появился, когда Лорен от нетерпения готова была ногти грызть. Узкие брюки, идеально выглаженная белоснежная рубашка, расстегнутый черный приталенный пиджак, лаковые туфли с острыми носами и точно такой лаковый ремень с посеребренной пряжкой. Он даже успел волосы уложить. Морено тихо присвистнул, напоказ оглядывая свою скромную сутану и армейские ботинки.

— Ничего, что я одет неподобающе просто?

— Не всем же быть идеальными, — снисходительно произнес Диего, щелчком смахивая с плеча белый вьющийся волосок.

— Да, кто-то должен быть умным, — покладисто согласился ворон.

Лорен встала и направилась к двери, иначе эти двое могут час препираться.

— Поедем на мобилере. — Диего распахнул перед нею дверь. — И вот, прими от меня подарок в честь получения титула. Ты ведь уже знаешь? Все маги приравнены к аристократам, но ясновидцы — такая редкость, что им всегда дают титул.

Он протянул Лорен маленькую книжечку в черном кожаном переплете с золотым тиснением. «Этикет». Лорен благодарно кивнула и положила книжку в сумочку. Две не десять.

Они вышли на улицу. Дон Диего жил в большом белоснежном особняке, окруженном старым парком с широкими прямыми дорожками, выложенными желтым ракушечником. Перед крыльцом стояло несколько автомобилей. Все большие, элегантные, пафосные.

— Я еду с вами.

Морено, не дожидаясь приглашения, уселся на переднее сидение огромного белоснежного автомобиля, такого же идеального, как и его владелец. Диего открыл Лорен дверцу, помог сесть и, вздохнув, в очередной раз сел за руль. Ворон с усмешкой смотрел, как граф надевает тонкие кожаные перчатки.

— Чтобы руль не запачкать? — невинно поинтересовался он.

Диего его вопрос проигнорировал, щелкнул пальцами, запуская движок, и мобилер медленно выехал со двора. Лорен про себя отметила, что в магическом автомобиле двигатель не слышно совершенно: в отличие от машины дона Марка, эта ехала бесшумно. Медленно. Скучно.

В холле дворца их ждал Андриан в черном костюме с белым цветком в петлице. Судя по тому, что он не был удивлен, Диего заранее сообщил об их прибытии. Ну конечно, он не явился бы к королю без предварительно согласования, подумала девушка.

— Следуйте за мной, — безразлично произнес камердинер.

В холле было как всегда полно народу: с Диего здоровались, Морено сторонились, а на Лорен смотрели с откровенным любопытством. Люди перешептывались, указывали на нее друг другу. Лорен шла, словно сквозь заросли крапивы, ощущая взгляды кожей — не злые, скорее любопытные и заинтересованные.

— Кардинал, вы видели сегодняшние газеты? — им наперерез шел высокий гвардеец в форме полковника.

Диего холодно кивнул.

— Сеньорита, желаю удачи, — четко, по-военному поклонился полковник и отошел к шепчущимся дамам, которые моментально закидали его вопросами.

Лорен старательно смотрела в спину Андриана и молилась всем богам, чтобы они быстрее пересекли этот огромный холл.

— Его величество примет баронессу в Большом кабинете, — чопорно произнес Андриан, когда они прошли через комнату охраны и вошли на рабочую половину.

— Она еще не баронесса, — нахально рассматривая демона, заявил Морено.

— Его величество подписал документы час назад.

— Отличная новость! — Диего сжал локоть Лорен. — Это


убрать рекламу


означает…

— Это означает, что король раскаялся в своем опрометчивом решении, и герцога будут пороть за закрытыми дверьми, — перебил его Морено. — Лишили народ такого прекрасного представления.

— Тебе бы тоже не помешало изучить этикет. Кто тебя воспитывал? — Диего, который и сам не любил правил, смотрел на молодого колдуна с усмешкой, но без осуждения.

— Меня воспитывала улица, — развел руками ворон. — А на улице как-то не бегают всякие герцоги, короли и графы.

— Неудивительно, что вы с сеньоритой Кастро нашли общий язык.

Лорен покраснела. Ну сколько можно!

— Да, у нас много общего. Мы молоды, веселы, не скованы условностями, и никто нам не диктует, кого любить и на ком жениться. — И этот наглец приобнял девушку за талию, с вызовом глядя в лицо помрачневшему Диего.

Лорен шлепнула его по руке и, вывернувшись, отошла в сторону. Что этот нахал себе позволяет? Вот вернется к ней голос, она ему выскажет все!

— Будь осторожен, ворон, — в словах Диего прозвучала угроза.

— Вы закончили, сеньоры? — поинтересовался Андриан. — Тогда ждите здесь.

— Ну уж нет, — Морено даже не думал подчиняться правилам. — У меня четкий приказ — не отходить от ученицы ни на шаг. А то мало ли что ваш король ей сделает. Еще потребует неподобающего.

Камердинер окинул его леденящим взглядом, но парень только поежился и шире улыбнулся.

— Я доложу.

В итоге в кабинет они вошли втроем, потому что Диего заявил, что не оставит короля наедине неизвестно с кем. Лорен очень надеялась, что под «неизвестно кем» он имел в виду ворона, а не ее.

Его величество Ортего встретил их стоя у окна. Холодный пронзительный взгляд окинул мужчин и остановился на склонившей голову девушке. Словно плитой придавил. Лорен сжалась, паника залила сознание, дыхание перехватило. Ну вот, она у короля, и что делать дальше? Как объяснить его величеству?

— Я весь внимание, — король сел за стол и побарабанил пальцами по темной лаковой столешнице.

— Ваше величество, в первую очередь мы хотим поблагодарить вас за титул, — Морено настолько изящно и непринужденно поклонился, что у Диего глаза расширились от удивления. Ворон же только ухмыльнулся. — Во-вторых, я как учитель сеньориты приношу извинения за ее несдержанность.

— Несдержанность? — ледяным тоном поинтересовался король. — За несдержанность я бы простил, но она меня оскорбила.

— Вы ее спровоцировали.

Лорен с ужасом смотрела на ворона. Зачем он это говорит? Он же сейчас все испортит!

— Вот как?

— А что вы хотели, ваше величество? Как сеньорита должна к вам относиться? Вы продали ее в рабство и забыли о ней. А вы знали, как ей живется в замке герцога Ортиса? Знали, как он к ней относится? Вы просто решили поиграть в бога. И вдруг грозный магистр ордена начинает проявлять к девушке интерес, а она тянется к нему. И тогда вы чуть ли не силой заставляете герцога жениться на выбранной вами невесте. Да, изысканная и жестокая месть… если вы мстили дону Ортису. А вы ему мстили?

Лорен ожидала чего угодно — крика, вызова стражников, ареста ворона, но не того, что король устало откинется на стуле и тихо произнесет:

— Ты слишком много знаешь.

— Я катализатор, ваше величество.

— …., — тихо выругался Диего. — Как я мог забыть! Рядом с этим колдуном усиливается любой дар. Любой! И иногда он бьет рикошетом в катализатор. Он прочел меня.

Морено с мрачной улыбкой развел руками.

— У нас тоже есть кодекс чести, и я клянусь, что ничего из того, что я узнал, не покинет моей головы.

— И что ты хочешь, ворон, чтобы я попросил прощения у Лорен? — иронично поинтересовался король. — Или отменил приказ о наказании? Так я и так сделал все, что мог. Дал титул раньше запланированного, документы оформлены вчерашним днем, и поэтому моего кузена не будут наказывать публично.

— Но нам можно будет присутствовать? — живо поинтересовался Морено.

Лорен покачнулась и замотала головой. Нет! Она не хочет это видеть! Она просто не вынесет!

— Ты нагл, ворон, — устало заметил король и прикрыл глаза.

Диего подошел к нему и положил руки на плечи, осторожно массируя и заодно вливая в короля немного собственной энергии.

— Спасибо, кардинал. Я давно искал для Марка женщину, которую он смог бы полюбить. Брак с Рут — политический. Договоренности о нем были заключены несколько лет назад, и гарантом их исполнения выступаем я и король Франкии. Поэтому расторгнуть его просто так не получится. Особенно сейчас, когда гранды обвиняют Марка чуть ли не в политической измене. На Лорен мне указала Вероника. Девочка — маленькая ведьма, и она чувствует родственные души. Ты ведь знаешь, что ведьмы — это стихии природы. Дети тоже искали Лорен, но я успел раньше. Почему рабство… — король прямо посмотрел в глаза застывшей девушки. — По простой причине. Марк обязан жениться на Рут, но если бы он полюбил Лорен, у него были бы законные основания оставить ее в доме.

— Как рабыню, — неприязненно фыркнул Морено. — Вы циник, ваше величество, и рассуждаете как расчетливый циник, проживший всю жизнь в интригах королевского дворца. Вам даже в голову не могло прийти, что Лорен не похожа на ваших придворных девиц. Что ее никогда не устроит роль постельной игрушки или вечной любовницы. Вы не подумали, что дети ее полюбят. Вы оценивали Лорен как себя и проиграли.

Все. Сейчас и его арестуют! Лорен бросила на Диего полный отчаяния взгляд, но граф слушал колдуна с легкой полуулыбкой на устах и вмешиваться, похоже, не собирался. Тогда она подошла к Морено и тронула его за руку.

— Не переживай, — беспечно махнул рукой парень, — Я не подданный его величества, мне можно говорить все что думаю.

— А думает он много, — усмехнулся Диего. — Баронесса, братство Черного Ворона — это отдельное государство в государстве. Почти семьсот лет назад они выкупили земли, на которых находится их монастырь, и с тех пор никому не подчиняются.

— А отчего сама виновница молчит? — король наконец-то обратил внимание на молчаливую Лорен.

— А ей ваш предок язык завязал в узелок, — хохотнул ворон.

Лорен вспыхнула.

— Ну и зачем ты пришла? Передумала и решила выйти за меня замуж?

— Сеньорита раскаялась и хотела просить прощения, — тихо шепнул королю Диего. — Но мне кажется, что замужество не входит в ее планы.

— Пусть просит.

— А вы ее простите?

— Я не отменю наказание, и на то есть ряд причин. Но с удовольствием посмотрю, как баронесса будет просить прощения. Присаживайтесь, сеньоры, нас ждет незабываемое зрелище.

Да они издеваются! Лорен вдруг осознала, что опять сглупила. Не нужно было ей приходить. Стоило сразу понять, что король не допустит публичного унижения своего единственного родственника. И эти… двое сидят, зубы скалят! Ведь знали, что она совершает глупость, но не стали мешать. У… Хоть бы Марку не рассказали. И как просить прощения? Не падать же ниц перед королем. Лорен жалобно посмотрела на мужчин, но получила в ответ два сочувствующих взгляда и один ехидный. Король сложил руки на груди и очень напоминал статую непреклонного Правосудия, Морено с интересом глазел по сторонам, а Диего задумчиво гладил подлокотник кресла длинными чувственными пальцами.

Собрав в кулак все свое мужество, Лорен вздохнула и плавно опустилась на одно колено, придерживая платье и склонив голову, да так и замерла посреди комнаты.

Время шло мучительно медленно, размеренное тиканье настенных часов совпадало с глухими ударами сердца. Лорен казалось, что прошел час, когда король подал голос:

— Я прощу вас, но при одном условии.

Лорен подняла голову, дурное предчувствие залило грудь, стало тяжело дышать.

— Через день состоится бал в честь дня рождения моей дочери. Я хочу, чтобы баронесса сопровождала меня на нем.

— А что скажет герцог? — нахально встрял в разговор ворон.

— Прибудут главы соседних государств, и Марку будет не до этого. Тем более что он должен быть на приеме со своей невестой.

«Ах, вот как! С невестой, значит! Что же, ваше величество, я согласна!» Лорен кивнула и поднялась.

— А я приглашен на бал? — невинно поинтересовался ворон.

— Приглашение отправлено главе вашего братство и ему решать, кто будет его сопровождать, — с досадой ответил король. — Лорен, отправляйся к принцессе Аннесе, она тебя ждет. Наказание герцога Ортиса сразу после совещания с грандами.

Когда гости, поклонившись, покинули кабинет, дверца книжного шкафа отъехала в сторону, и из потайной комнаты вышел герцог Ортис.

— Ну что, доволен? — раздраженно бросил ему король. — Шантажист!

Марк растянул губы в улыбке, больше похожей на оскал.

— Доверьтесь мне, кузен, и мы получим тех женщин, которых хотим. — Король притворно схватился за сердце и застонал. — Простите, ваше величество, я получу ту женщину, что хочу, а вы получите заговорщиков и рудники.

— Мне не нравится тот план, что ты придумал, но так как другого нет, то я тебе подыграю. Но, Марк! Под твою личную ответственность!

— Как всегда, ваше величество. И не смейте пускать мою девочку в пыточную. Меня ведь там будут пороть?

— А ты хочешь на площади? — буркнул король. — Я уже сто раз пожалел, что согласился с тобой и устроил это представление!

— Не портите мне игру, кузен.

Марк направился к двери.

— Куда? А ну марш через черный ход!

Герцог поклонился и с кривой усмешкой опять полез в шкаф.

— Гад, — прошипел ему вслед король и улыбнулся.

ГЛАВА 5. Наказание и прощение

 Сделать закладку на этом месте книги

Марк сидел в своем кабинете и пытался составить план, но мысли упрямо возвращались к словам молодого колдуна, которые пересказал Андриан. Они врезались в память, выжигая в душе болезненные шрамы. «Мы молоды, веселы, не скованы условностями и никто нам не диктует, кого любить и на ком жениться». Марк расслабил тугой узел на галстуке и откинулся на спинку кресла. Ворон прав, он больше подходит Лорен, чем многодетный отец одиночка. У них действительно много общего.

— Но я тебе ее не отдам! Даже не рассчитывай, щенок, — прорычал Марк.

Глаза герцога вспыхнули алым. Он глубоко вздохнул, потер виски и взялся за ручку.

Четверо подозреваемых, и трое из них — представители различных культов. Церковь Единого давно точила на Марка зуб, что усугублялось личной враждой между магистром и епископом; храмовники никогда не высказывали своего недовольства действиями Ордена, наоборот — Первосвященник старался поддерживать хорошие отношения и с магистром ордена, и с королем.

Итак. Начальник королевских гвардейцев, баварец, полковник Якоб Кунц — имел возможность организовать покушение на юного принца, но нет видимых мотивов. Отец Альберт — безопасник Храма, отец Пауль — библиотекарь, и епископ Ивилийский, давний непримиримый недруг. Он ненавидел Марка, но причину его ненависти герцог так и не мог разгадать. Здесь мотив был понятен. И Храм, и Церковь стремились к единоличному господству, а независимый Орден, поддерживающий королевскую власть, мешал обоим. Но если храмовники делали вид, что смирились, Церковь постоянно пыталась пропихнуть на пост магистра своего человека. А это было бы уже перекосом в одну сторону, чего король допустить не мог. Пока святоши дрались за власть — они сдерживали друг друга, что устраивало всех. В общем, много вопросов и немного ответов. Все, что удалось раскопать, умещалось в тонкой папочке, содержание которой Марк знал наизусть. И еще вызывал вопрос явный след некроманта. Но некроманты никогда никому не служили. У них была своя гильдия, как и у адвокатов; они соблюдали закон и платили налоги, но все равно находились под пристальным вниманием полиции и ордена. Потому что даже у чернокожих пар иногда рождаются белые дети.

Мысли вернулись к вечернему наказанию, а затем к последующей встрече с девочкой. Демон в душе заворочался в предвкушении — сегодня он ее все же соблазнит. Марк тоже почувствовал легкое возбуждение, представив, как будет снимать с Лорен одежду, как она будет краснеть и смущаться, а потом таять в его руках.

И не забыть поговорить с Первым. Ворона нужно убрать от Лорен! Слишком глазки у него…

Додумать Марк не успел, в кабинет вошел Диего.

— Ревнуешь?

— Ты не можешь меня читать, — задумчиво произнес Марк, поднимаясь.

— А мне и не надо, у тебя на лице все написано. И знаешь, я бы тоже ревновал, он весьма недурен.

Марк приподнял бровь, Диего печально улыбнулся.

— Нет, друг мой, я не рискну еще раз безответно влюбиться. А ты следи за ними, mon ami.

В дверь заглянул дон Амандо, непривычно серьезный и сосредоточенный.

— Магистр, газетчики оповещены. За вами прибыла королевская стража.

— Как за настоящим преступником, — скривился Диего. — Неужели это так необходимо?

— Я хочу, чтобы каждый житель этой страны сочувствовал мне, — усмехнулся герцог.

— Марк, я не понимаю твоей игры.

— Все просто. Я не могу отказаться от свадьбы с Рут, кузен не может нарушить королевское слово; мы оба влюблены в других женщин и очень страдаем, но долг для нас превыше личного счастья.

— Абсурд!

— Не скажи… Когда на свадьбе прозвучат слова магической клятвы и на меня будет совершено нападение, я сделаю так, чтобы узы брака пали на его величество и Рут. А сам потом женюсь на Лорен. В газетах начнется изрядная шумиха по этому поводу, это будет обсуждаться во всех домах, ресторанах и кафе, на базарах, в борделях и учреждениях, и народ будет на моей стороне. Грандам из Собрания придется смириться с «не той женой» у короля и «не той невестой» у меня.

— Его величество знает?

— Да. — Марк замолчал. — Половину.

— Думаю, ту половину где он женится на Рут Спенсер, ты утаил.

— Я имею право на небольшую месть. Пять раз. За пять нелюбимых жен.

— Марк, ты уверен, что нападение будет совершено на свадьбе? И что ты выживешь?

— Меня непросто убить, — грустно произнес герцог, снимая галстук и пиджак.

— Лорен знает?

— Нет, не хочу ее во все это втягивать.

— Марк, ты требуешь от нее доверия, но сам…

— Я не буду ею рисковать! И это не обсуждается! Проследи, чтобы Лорен не было на экзекуции.

Диего укоризненно посмотрел на друга, но ничего не сказал, а лишь открыл перед ним дверь кабинета.

Марк стоял у стены и рассматривал прибывающую публику.

За толстым стеклом рассаживались немногочисленные зрители; газетчики, тихо переговариваясь между собой, устанавливали камеры. Так-так. Епископ Ивилийский тут как тут, кто бы сомневался? Интересно, о чем он разговаривает с отцом Паулем и Первым? А вот и вороненок, довольный и безмятежный. Ну спасибо, что хоть девочку не притащил за собой. Винсент и Антоний, оба в черном, оба расстроены и злы. Его величество сидит в кресле, словно на троне. Этот интриган, в отличие от детей, что-то очень радостный. Рядом с ним развалился на скамье глава гильдии законников и член Собрания гранд граф Корски. Значит, это он будет следить за соблюдением закона. Ну что же, все гости в сборе. Пора начинать представление, пока палач не заскучал.

Палач — невысокий и жилистый мужчина в традиционно черном наряде и с маской на лице, — выглядел слегка смущенным. Не каждый день приходится пороть второго человека в королевстве. Марк ему подмигнул, чем вызвал отблеск паники в карих глазах палача. Наконец, появился секретарь и зачитал приговор.

— Донья Лорен Кастро за публичное оскорбление… — Герцог снял с себя рубашку и лег на широкую скамью, продел руки в кожаные петли и усмехнулся. — Согласно закону от шестисот… — Марк повернул голову, защелкали камеры. — Если у благородной девушки найдется кабальеро, готовый заменить ее… — Дон подумал, что несдержанным девицам очень повезло, что этот закон не отменили. — Гранд герцог Марк Эмилий Сантьяго Ортис приговаривается к розгам.

К розгам? Марк скосил глаза на улыбающегося короля. Вот гад! Розги — это не так больно, как унизительно.

«Убрать регенерацию?» — прошелестел в голове голос демона.

Да.

Розги… да чтоб вам, дорогой кузен, на муравейник сесть голой задницей!

Лорен сидела в апартаментах ее высочества Аннесы и листала газеты, делая вид, что читает. Принцесса сидела рядом и болтала без умолку. Лорен не один раз порадовалась, что у нее нет голоса и можно не отвечать.

— Дядя нас изрядно удивил. Поступить, как кабальеро из древних времен, ах, это так романтично и так по-мужски! Даже Рут сказала, что он настоящий рыцарь из старинных баллад! Как бы я хотела, чтобы и за меня кто-нибудь так заступался! Но мне так жалко Рут! Она, бедняжка, сейчас просто сама на себя не похожа. Другие дамы с нею не общаются, даже папенька хотел убрать ее из моей свиты, но я не позволила. Ну и что, что ее отец — предатель, она ведь в этом не виновата. Она даже не знала! А еще ее заставляют выходить за дядю замуж, а она его не любит!

«Так пусть тогда не выходит, — недовольно подумала про себя Лорен. — Боится сказать, что ли? Я, вон, даже королю не побоялась отказать, а она герцогу боится».

— Я вот иногда думаю, так ли хорошо быть принцессой? Мне ведь тоже никто не позволит выйти замуж за того, за кого я хочу. — Аннеса грустно подперла щечку. — Отдадут за нужного стране принца и спрашивать не будут.

Лорен стало жалко девочку, она отложила газету и взяла принцессу за руку.

— Да я понимаю, долг перед страной. Но так хочется, чтобы он меня любил. Вот как тебя дядя. У него даже глаза стали другими с тех пор, как ты появилась в замке Химер. Мне Вин рассказывал. А что это за красивый парень с тобой ходит в сутане колдуна? Он тоже умеет превращаться в ворона? — Лорен кивнула. — Он такой симпатичный, и еще ужасно невоспитанный, — девушка хихикнула. — Он назвал меня миленьким цветочком!

Лорен улыбнулась — это было в духе Морено.

— И подмигнул! А ты меня с ним познакомишь? Он ничего такой, — принцесса вдруг покраснела и быстро перевела тему: — Отец разговаривал с ним, а я подслушала. Колдун не хотел чтобы ты шла на бал с папенькой. А король сказал, что так защитит тебя от всяких… — она нахмурила лоб, вспоминая, — от всяких претендентов на твою руку и дар. Мол, когда твой покровитель — сам король, то другим ловить нечего. А еще он сказал, что хорошо бы твоя немота продержалась дольше — тогда, может быть, ты не опозоришь его на балу.

Лорен сжала губы. Ах вот как, ваше величество! Неужели вы думаете, что она не умеет себя вести? Ошибаетесь! И дворцовый этикет выучим за оставшиеся дни, по книгам. Их у Лорен теперь было три: Аннеса, как только они вошли в ее покои, тут же вручила ей толстый розовый томик с золочеными листами. Интересно, Винсент тоже подарит «Этикет» или придумает что-нибудь оригинальнее?

— Ах, жаль, что нас не пустили посмотреть, как дядю будут пороть. Ой, прости! Тебе, наверное, неприятно об этом даже думать? Но ничего, зато потом ты сможешь его утешить. Смазать спину. Меня когда-то тоже розгами выпороли — за то, что я поставила на лоб Антония оттиск королевской печати. Больно было сидеть, но зато папенька после этого подарил мне пони. За это стоило потерпеть. А дядя у нас хитрый. Спорим, он тоже рассчитывает на подарок?

Ага, на обещанный массаж животика.

Девушки лукаво посмотрели друг на друга и одновременно смущенно захихикали.

Через несколько часов за Лорен пришел Диего.

Граф изысканно поклонился принцессе, и, увидев напряженный и испуганный взгляд Лорен, поспешил ее утешить:

— Жив, почти здоров, но требует пристального внимания и утешения.

— Я же говорила! Купи ему пони! — заговорщицким шепотом произнесла принцесса.

Аннета и Лорен расхохотались, одна в голос, вторая про себя.

— Это нервное, — констатировал Диего, с улыбкой глядя на девушек. — Надеюсь, слез не последует?

Лорен энергично замотала головой.

— Я отвезу тебя домой, mon ami.

— Граф, а где наставник Лорен? — Аннеса сделала вид, что спрашивает только ради гостьи.

— Улетел со своим учителем, но обещал вернуться. Он вам понравился, ваше высочество?

— Вот еще! — фыркнула принцесса и, схватив газету, спрятала за ней пылающие щеки. — Встретимся на балу.

Всю дорогу до замка Диего рассказывал Лорен о медитативных практиках, помогающих освободить ум от лишних мыслей и привести тело и дух к равновесию. Лорен внимательно слушала, старательно запоминая все, что говорил маг, а некоторые упражнения даже попробовала.

— Тренируйся ежедневно, mon ami, и спустя неделю я покажу тебе, как вызвать видения по предмету. Я, конечно, не ясновидец, но теорию нам преподавали в Академии, поэтому азы тебе дать смогу.

Девушка благодарно кивнула.

Константин ждал Лорен у входа в замок. В руках у него был букет белых роз и большой квадратный сверток, перевязанный черной летной.

— Юный господин велел вручить вам, как только вы появитесь на крыльце.

Лорен осторожно взяла в руки розы, осмотрела их со всех сторон, но нюхать не рискнула. От Винсента можно было ожидать чего угодно. Понюхаешь, а потом будешь чихать всю ночь, или хохотать, или песни петь. Хватит с нее Кошмарика.

— И это вам. Развернуть?

Ой, что-то странно! Если Константин не рискует разворачивать сверток в доме, то, что там может быть?

— Не волнуйтесь, сеньорита, это не опасно.

Для вас, сеньор демон, может, и не опасно, а вот для юной девушки, которая хочет жить долго и счастливо…

Лорен протянула руку, но касаться свертка не стала. Рука зависла над предметом, девушка прикрыла глаза. Как там говорил дон Диего? Отринуть суету, слушать мир и дыхание вещи. Сперва ничего не происходило, а потом к ладони устремился легкий ветерок: чуть холодный и колючий, он тихо что-то шептал. Лорен прислушалась: «Мне много лет, я стар, пришло время подарить тебе этот старинный фолиант. — Перед глазами возникла картинка — древний дед вручает кому-то толстую книгу в потрепанном черном переплете. — Изучи ее, и любой королевский двор сочтет за честь принимать тебя».

— Ага! — раздался со второго этажа радостный голос Винсента. — Я говорил, что она сумет! Главное ее заранее запугать!

Лорен подняла голову, из окна выглядывали довольные Винсент и София, у мальчишки на плече застыл Кошмарик с куском яблока, а София держала в руках маленькую подзорную трубу.

— Лорен, открывай! — крикнула она.

Лорен чуть дрожащими пальцами развязала тесьму, упаковка сама соскользнула на землю и девушка увидала старинный фолиант, на выцветшей обложке было вытеснено название: «Сто советов, как вести себя в приличном обществе» Именно эту книгу она увидела в чужих воспоминаниях. У нее получилось!

— Пойду отцу расскажу! — Винсент исчез.

— Поздравляю вас, сеньорита, — дворецкий улыбнулся одними губами. — Его светлость уже дома, он ждет вас на темной половине.

Сердце стукнуло и забилось чуть сильнее. Лорен с сожалением подумала, что не сможет рассказать дону Марку о своих достижениях, поделиться радостью, просто поговорить… До самого утра не сможет, пока не спадет заклинание. Зато целоваться это не помешает, и если дон Марк сегодня будет настойчив, то она… Да! Она уступит! Потому что ей самой этого хочется. Ой, какие глупые мысли в голову лезут.

Марк — с мокрыми волосами, затянутыми в хвостик, босой, без рубашки, одетый лишь в черные штаны, встретил Лорен на пороге комнаты. Забрал сумочку, обождал, пока она придет в себя после перехода, и только после этого осторожно обнял и поцеловал в макушку. Лорен стояла не шевелясь, прижавшись щекой к обнаженной груди герцога, опустив руки с цветами, и слушала, как стучит сердце мужчины. Тук, тук, тук-тук, тук, тук… Тихо, равномерно. От герцога исходила спокойная уверенность сильного человека, и Лорен осознавала, что в его объятиях ей не стоит ничего бояться. Что этот мужчина сможет ее защитить и от короля, и от желающих заполучить себе ясновидцу святош, и от сплетен высшего общества, и от любых угроз и напастей. Это было восхитительное чувство.

— Голодна?

Она отрицательно покачала головой. Марк нехотя выпустил ее из объятий и, забрав букет, приглашающее махнул в сторону спальни. При этом глаза его озорно блеснули.

— Так непривычно видеть тебя молчаливой и покорной. Но мне нравится.

Лорен показала ему язык и прошмыгнула в распахнутую дверь, но остановилась на пороге, с восторгом рассматривая спальню. В воздухе витал тонкий, свежий и ни с чем не сравнимый аромат роз. Герцог обогнул застывшую в двери девушку и, подойдя к кровати поставил букет от Винсента в вазу. Белые крупные бутоны контрастировали с заполнившими спальню цветами. Алые свечи, алые розы и алые полосы на спине герцога…

Лорен шумно вздохнула. Марк же повернулся к ней как ни в чем не бывало.

— Замок рассказал мне. Девочка моя, ты смогла меня удивить — я еще ни разу не встречал такого быстрого прорыва. И в честь этого события у меня есть для тебя подарок.

Он открыв тумбочку, что-то оттуда достал, но Лорен не слышала, что говорит герцог. Она смотрела на исполосованную спину и чуть не плакала от жалости. Ведь это из-за нее дон пострадал. Мазь! У нее же есть мазь!

— Это, когда-то принадлежало моей матери.

Он неслышно подошел к Лорен и взял ее за руку, нежно поцеловал запястье, лизнул ладонь и когда почувствовал, как дрогнула рука девушки, надел ей на палец изящное кольцо с сапфиром.

— Этот камень такой же переменчивый, как и ты.

Лорен полюбовалась на кольцо, а потом строго взглянула на герцога и решительно указала на кровать. Марк довольно улыбнулся, но не спешил выполнять приказ, обойдя девушку, он остановился сзади. Лорен ощущала его горячее дыхание на шее и это волновало, не давая сосредоточиться на мыслях о первой медицинской помощи.

— Ты решила меня отблагодарить? — низким хриплым голосом проворковал на ухо Марк и поцеловал Лорен в шею.

Девушка ощутила, как затрепетало сердце. Нет! Это никуда не годится! Так она никогда не смажет дону спину мазью которую дала Марта.

— Девочка моя, тебе будет неудобно в этом платье. — Марк начал медленно расстегивать пуговицы, при этом не лишая себя удовольствия целовать каждый сантиметр открывающейся спины. — М-м-м, ты надела мой подарок.

Бархатный голос герцога возбуждал больше, чем его прикосновения, и Лорен едва сдерживалась, чтобы не повернуться и не впиться в губы соблазнителя поцелуем. И пусть она раньше никого не целовала, но ей этого ужасно хотелось.

— Я буду покорен, моя госпожа, — со смешком, словно прочел ее мысли, прошептал в шею герцог и расстегнул последнюю пуговку. Платье упало к ногам Лорен. — Ты восхитительная. Просто восхитительная.

Лорен поняла, что если она сию же минуту не сделает то, что задумала, то противиться нежным рукам, невзначай гуляющим по ее телу, она не сможет. Она решительно сделала шаг к тумбочке, в которую спрятала синюю баночку, и, повернувшись к герцогу, вновь махнула рукой на кровать.

— О, да…

Ну нельзя так улыбаться! У нее же коленки подкашиваются от такой улыбки!

Марк прошел мимо и вдруг одним плавным движением стянул с себя штаны, переступил через них и ничком бросился на кровать.

— Я весь твой, девочка.

Ах, дон, поиграть вздумали? Ну держитесь! Лорен открыла баночку и сбросив туфли забралась на кровать, села на ноги лежащего мужчины и слегка шлепнула его по ягодицам. Марк повернул голову, и Лорен про себя захихикала, увидев в его взгляде восторженное удивление. Будете покорны, гранд герцог? Ну что же… я попробую вас не разочаровать.

В душе вспыхнули азарт и предвкушение, сердце колотилось, будто она пробежала пять кругов вокруг парка, руки чуть подрагивали, а в животе разливалось горячее, тягучее желание. Лорен взяла мазь и осторожно прикоснулась к припухшему следу на спине. От этого прикосновения и от мысли, что она решилась на это, в животе закрутилась тугая, но приятная щекочущая спираль. Боги, что она делает?

Холодные пальчики нежно размазывали по спине пахнущую травами мазь, и Марк мурлыкал от удовольствия; демон в душе вторил ему тихим рокотом, словно большой довольный жизнью кот. Предвкушение, азарт и желание смешались в восхитительный коктейль. Руки девушки скользили по спине, иногда спускаясь вниз, задевая ягодицы. Ее робкие попытки возбуждали его больше, чем он готов был себе признаться. И когда Лорен наклонилась и стала осторожно целовать спину, Марк не выдержал. Он резко перевернулся, обхватил девушку за талию и, повалив на себя, прижался к ее губам со всей отпущенной ему на сегодняшнюю ночь страстью. Лорен попыталась вырваться, с болью смотря в его глаза, но Марку было плевать на неприятные ощущения в спине, да он вообще о ней больше не думал! Зря девочка жалеет и волнуется, хотя, конечно, приятно.

Он целовал ее то жадно, то нежно, ласкал языком приоткрытый рот, прикусывал упругие губы, властвовал и отдавался сам. Его руки гладили ее колени, бедра — полоску нежного тела над чулками, маленькую круглую попку, шарили по спине. Марк, не разрывая поцелуя, профессионально расстегнул крючки на бюстье, освобождая восхитительную небольшую грудь. О, боги, какое это наслаждение взять в рот твердый возбужденный сосок, ласкать его и ощущать, как выгибается в его руках стройное девичье тело. Он, не прекращая ласк, положил Лорен на кровать, склонился над нею, глядя в затуманенные страстью глаза.

— Моя. Только моя.

Лорен потянулась к нему всем телом, обняла за шею и прижалась поцелуем к губам.

— Это значит «да»? — шепнул он ей, стягивая маленькие шелковые панталончики.

Она прикрыла глаза и улыбнулась.

Чертов предок! Марку хотелось услышать «да» из ее уст. Несколько секунд он размышлял, стоит ли вызвать Гранда и заставить его снять заклинание, но в это время Лорен начала целовать его в шею, а потом спустилась ниже, провела языком по ореолу вокруг соска, и герцог потерял вс


убрать рекламу


якое желание думать.

Он ласкал и покрывал поцелуями каждый миллиметр ее кожи, радовался, видя, как по ее телу пробегает дрожь, как она выгибается ему навстречу, навстречу его уверенным и опытным рукам, навстречу его губам. И когда она закинула ноги ему за спину, он понял, что больше не может.

Он был так аккуратен, словно не живую девушку держал в объятиях, а тончайшую фарфоровую статуэтку, готовую рассыпаться песком от легкого давления. Марк не спешил, сдерживался, стараясь быть таким нежным, каким никогда не был, и только почувствовав, как девушка под ним сама подалась вперед, он позволил себе немного больше…

— Моя, — прорычал демон на ушко дрожащей в его объятых Лорен. — Никому не отдам! Никогда! Моя, только моя.

Лорен улыбнулась и сильнее прижалась к обнимающему ее мужчине.

«Твоя. Никуда от тебя не уйду»

— Я люблю тебя, девочка моя, — шепнул Марк, нежно целуя ее в висок. — Обещаю, я все решу, никому не позволю встать между нами.

Утро началось с нежных поцелуев. Лорен проснулась сразу, но лежала не шевелясь, прислушиваясь к ощущениям и позволяя герцогу целовать себя и ласкать. Хотелось мурлыкать, уткнуться носом в грудь мужчины, лежащего рядом, и долго вдыхать его запах, нежиться в его объятиях и ничего не говорить.

— Девочка моя, если ты хочешь со мной позавтракать, то придется встать.

Марк легонько укусил ее за нос, Лорен приоткрыла глаза и столкнулась с внимательным, испытывающим и, как ей показалось, чуть напряженным взглядом нечеловеческих глаз. Какие у герцога неприлично длинные ресницы, подумала Лорен, всматриваясь в бушующее в глубине зрачков пламя. Здесь, на темной половине, дон выглядел весьма устрашающе: было что-то жестокое и прочное в заострившихся чертах лица. Но при взгляде на него сердце замирало совершенно от других желаний.

— Доброе утро, мой демон, — успела шепнуть Лорен, прежде чем ее губами нахально завладели.

— Если мы сейчас не встанем, то рискуем остаться в кровати еще на неделю. А мне нужно в Орден.

Марк нехотя поднялся и, еще раз чмокнув девушку в лоб, побрел в ванную. Лорен провела его взглядом, спина герцога была идеальной, ни одной полоски или шрама. Она еще немного полежала, ища в себе изменения. Тело звенело от переполняющей его энергии, хотелось кружиться, смеяться и кому-нибудь рассказать, что с ней произошло. Да вот рассказывать некому. Нужно позвонить бабушке! Обязательно позвонить. Им есть о чем поговорить, ох, только жаль, ба расстроится, узнав, что и у Лорен открылся дар. Испугается.

— Ванная свободна! — крикнул из соседней комнаты герцог, и Лорен услышала, как он отдает кому-то распоряжение насчет завтрака.

Когда, закутавшись в теплый халат, с накрученным на голову полотенцем, она вышла в спальню, Марк уже оделся и Константин как раз застегивал запонки. Темно-серый элегантный костюм, кипенно-белая рубашка, черный шейный платок, сколотый серебряной брошью в виде оскалившегося волка. Облик утонченного аристократа завершали черные лаковые туфли и трость с набалдашником в виде черепа.

— Девочка моя, поспеши, я не люблю завтракать в одиночестве, — бросил Марк и вышел в соседнюю комнату.

— Я быстро.

— Сеньорита, я приготовил вам платье, — дворецкий был как всегда сама предупредительность.

На кровати лежали белье, чулки и закрытое домашнее платье насыщенного зелёного цвета. Лорен благодарно кивнула, быстро оделась, причесала волосы и наконец присоединилась к герцогу.

— Выглядишь прекрасно, — тепло улыбнулся Марк и кивнул Константину.

Лорен про себя отметила, что впервые им за завтраком прислуживает дворецкий.

— Я вернусь поздно: сегодня заседание магической лиги, и я почетный гость. Твое расписание на столе. Завтра бал и нужно еще позаботиться о твоем наряде, баронесса. — Марк улыбнулся.

— Что сеньорита желает?

Дворецкий снял крышки с трех блюд. Морепродукты, которые Лорен терпеть не могла с детства, запеченные на огне овощи и пироги. Да уж… завтрак. А ее мужчина, оказывается, любит плотно позавтракать. Но в прошлый раз она не заметила такого разнообразия. Девушка кивнула на пироги и глянула, что ест герцог. Хм… герцог пил кофе и его тарелка была первозданно чиста. Что-то здесь не так.

Константин положил Лорен на тарелку кусок пирога с мясом и отошел в сторону. Марк с легкой иронией следил за девушкой, а она, нахмурив лоб, смотрела на четыре вилки и четыре ножа, лежащих по обе стороны тарелки.

«Так вот в чем дело! — усмехнулась про себя Лорен. — Это проверка, сеньор герцог? Ну что же! Вы наверняка не знаете что в университете нас обучали этикету, чтобы в последующем мы могли обучать ему своих воспитанников»

Лорен спокойно взяла вилку, предназначенную для пирогов, и непринужденно начала есть, искоса бросая на герцога хитрые взгляды.

— Как ты себя чувствуешь? — Марк отставил чашку и потянулся к клубнике.

— Хорошо, — Лорен вдруг смутилась, поняв, что именно имеет в виду герцог. Воспоминания о прошедшей ночи заставили сердце стучать чуть быстрее, а щеки пылать.

— Тогда повторим? — промурлыкал дон, глядя на девушку таким жадным взглядом, что она чуть под стол не нырнула от смущения.

— Вы прямо сейчас хотите повторить, ваша светлость? — не поднимая глаз, поинтересовалась Лорен.

— О, да… Прямо здесь. Уложить тебя на стол, украсить клубникой и сливками… и съесть, — низким воркующим голосом протянул герцог, заставляя Лорен покраснеть еще сильнее, хотя куда уж сильнее?

— Дон, мы не одни, — пролепетала она, косясь на безмятежного дворецкого.

— В этом замке ты никогда не будешь одна, — серьезно сообщил Марк и поднялся. — До вечера, девочка моя.

Он поцеловал Лорен в щеку и быстро вышел из комнаты.

Девушка чуть разочаровано вздохнула. Но она понимала, что магистр ордена не будет весь день сидеть возле нее, какими бы ни были их отношения. И это правильно! У нее тоже должна быть свобода.

— Спасибо за завтрак, Константин. — Демон поклонился. — Где список моих дел?

Пункт один: Высушить волосы.

— Ну прям папочка заботливый, — фыркнула Лорен со смехом, но на душе стало тепло. Такая забота была приятна. Главное, чтобы она не стала навязчивой и не превратилась в ограничения.

Пункт два: Занятия по юриспруденции.

— Хорошо.

Пункт три: Занятия по ясновидению.

— Колдун ждет вас в гостиной. — Константин заглянул в список из-за плеча Лорен. — Он только что прилетел и сейчас разговаривает с Софией. Сушите волосы, и я вас провожу.

ГЛАВА 6. Перед балом

 Сделать закладку на этом месте книги

— О, даже не знаю, поздравить тебя или отругать, — вместо приветствия произнес Морено. — Главное, чтобы ты не пожалела об этом.

Лорен вспыхнула.

— У меня что, на лице все написано?

— Нет, в ауре. Маги такое видят.

— Ага, — глубокомысленно кивнула София, чем ввергла Лорен в панику. — Те, кто общался с тобой до этого. Мы видим, Первый увидит, Диего, предки, ну и святоши тоже, — начала она усердно загибать пальцы. — Марта тоже увидит, ох, бухтеть будет! Готовься!

— Я на занятия!

Лорен поспешила сбежать, пока со стыда не сгорела. Ох, и что дети о ней подумают?

— Что теперь у них есть шанс получить нормальную маму. — Константин вышел из стены. — Я провожу вас в библиотеку, Винсент уже ожидает. Занятия сегодня будут проходить там. Ваш питомец. — Он протянул Кошмарика.

— Он стал тяжелее!

— Много ест.

— Но у него же нет тела! Куда он ест?

— Без понятия, сеньорита. Об этом надобно юного герцога расспросить.

Юный герцог встретил Лорен снисходительной, понимающей ухмылкой.

— Молчи! — наставила на него палец Лорен. — Лучше молчи!

Винсент довольно улыбнулся, всем своим видом показывая, что он все знает! А может, даже еще больше, чем все.

— Теперь я понимаю, что боятся не герцога, а его вездесущих детей! — пробубнила Лорен.

Винсент самодовольно оскалился. Вылитый папочка.

— Слушай, а этот вороненок долго будет за тобой тягаться?

— Понятия не имею, — пожала плечами Лорен и тут же подозрительно уставилась на парня. — А что?

— Да ничего, просто хотел после занятий показать тебе подвалы и усыпальницы. Хочешь, склеп Гранда покажу?

Лорен передернула плечами, но согласно кивнула, понимая, что авторитет надо зарабатывать, а трусих Винсент не жаловал. Да и любопытно было.

Вопреки своим привычкам, лич вошел через дверь, поздоровался и сразу же загрузил учеников по самые макушки, не оставив им времени на глупые мысли и переживания. На прощание он вручил Лорен старый потрепанный том «Ясновидение» и тоном, не терпящим возражений, сообщил, что будет ждать ее завтра в семь утра, здесь, в библиотеке. Лорен про себя вздохнула, но вслух только поблагодарила старшего Ортиса, понимая, что ей желают только добра.

— Опять не выспишься, — притворно вздохнул Винсент, но при этом в его черных глазах прыгали смешинки. — А ты попроси отца, чтобы тебе на светлой половине постелили.

Лорен сжала губы и, не удержавшись, треснула негодника по голове книгой — не очень сильно, но от души. Винсент, однако, проникся и больше ничего не говорил, только бросал на нее многозначительные ехидные взгляды.

В гостиной их ожидал неприятный сюрприз: на диване сидели принцесса Аннеса и графиня Рут Спенсер. Аннеса вовсю кокетничала с Морено и было заметно, что парня это весьма забавляет.

— А правда, что воронам нельзя жениться? — Аннеса небрежно перевернула очередную страницу толстого красочного журнала.

— По разрешению главы — можно, — чуть улыбнулся Морено.

— И многим дают такие разрешения?

— Немногим. — Морено подмигнул Лорен. — Только тем, кто очень сильно просит.

— А вы будете просить руки Лорен?

Лорен удивленно подняла брови, а Вин так презрительно хмыкнул, что сомнений в его мыслях ни у кого не осталось.

— Я еще не решил, — любезно сообщил девушке Морено. — Пока у меня слишком грозный соперник.

— Дядю все боятся, — кивнула принцесса.

— Герцога? О, нет… я имел в виду вашего батюшку.

Лорен молчала, но внимательно наблюдала за лицами, поэтому заметила, как переглянулись принцесса и ее фрейлина.

— Вот как… — протянула ее высочество. — А вы будете на балу?

— Да, учитель берет меня сопровождающим.

— А дама у вас есть?

— А без дамы не пустят? — испуганно округлил глаза ворон.

Аннеса весело фыркнула.

— Если хотите, можете быть моим кавалером, — девушка выпалила это с нарочитой небрежностью, но голос ее предал, чуть дрогнув в самом конце.

Ворон бросил на Лорен быстрый взгляд, она ему чуть кивнула, мол справлюсь и без тебя, на балу и так будет куча соглядатаев и защитников.

— Сочту за честь, ваше высочество.

Лорен внимательно посмотрела на довольную принцессу и вдруг увидела ее взрослой, с двумя белокурыми девочками-близнецами, и рядом с ней стоял совершенно незнакомый Лорен мужчина.

Морено и Винсент бросились к ней одновременно, но мальчишка успел раньше. Он обхватил Лорен вокруг талии, не давая упасть.

— Это просто головокружение, — пробормотала девушка, опускаясь на диван. — Сейчас пройдет.

— Что ты увидела? — испуганно спросила Аннеса. — Это ведь было видение? Про меня?

— Ничего страшного. Все у вас будет хорошо, ваше высочество. — София подала ей стакан с водой, в который девушка вцепилась обеими руками. — А где Вероничка?

— Папа ее наказал, — нехотя сообщила девочка.

— За что?

— Она…

— За дело! — прервал сестру Винсент, и София согласно кивнула. — До обеда ей нельзя покидать свою комнату, и к ней никому нельзя!

— Сеньорита Кастро, — вдруг подала голос Рут. — Я бы хотела поговорить с вами. Наедине.

Винсент криво усмехнулся и подмигнул Софии.

— Не смейте подслушивать! — строго произнесла Лорен, понимая, что детям не составит труда узнать об их разговоре. — Это неприлично!

— Я прослежу, — кивнул ей ворон. — Вы только не подеритесь.

— Морено! — укоризненно воскликнула девушка. Рут же колдуна проигнорировала с воистину королевской невозмутимостью.

— Сеньорита Кастро, что между вами и его величеством? — без обиняков спросила графиня, когда они остались наедине. Словно перчатку в лицо бросила.

Лорен нахмурилась, чувствуя как в душе поднимается неприязнь к этой холодной аристократке.

— А какое вам до этого дело, сеньорита Спенсер? Вы невеста герцога Ортиса, а не его кузена Ортего.

— Я желаю его величеству счастья!

Ого! И это — холодная ледышка Рут? Вот эта раскрасневшаяся и негодующая девушка?

— В таком случае пусть он сам выбирает, кто это счастье ему обеспечит.

Чем больше распалялась графиня, тем спокойнее и холоднее звучал голос Лорен. Хватит лезть в ее жизнь!

— Неужели вы не понимаете, что это не вы, а ваш дар нужен Короне?

— Прекрасно понимаю, но если вы себя продаете, то отчего бы и мне не поступить аналогично? — ледяным тоном поинтересовалась Лорен. — Вы определитесь, графиня, за кого вы мечтает выйти замуж? За герцога Ортиса или за его величество?

— Можно подумать, у меня кто-то спрашивал!

— Значит, не сочли нужным, заранее зная, что вы не станете перечить воле отца или короля.

— Да что вы знаете о том, как отдают замуж аристократок?!

— Ничего не знаю, — спокойно ответила Лорен. — Но точно знаю, что меня никто не заставит силой выйти замуж за нелюбимого.

Рут только фыркнула на это заявление, чем разозлила Лорен еще больше.

— Как вы считаете, за что мне было назначено наказание? За то, что я отвергла предложение короля, да еще и высказала ему все, что думаю о его интригах. А вам, сеньорита, могу посоветовать только одно: поговорите с его величеством.

— Но на бал он идет с вами! — в отчаянии воскликнула Рут.

— А мой любимый идет с вами, — отрезала Лорен. — Что вы хотите от меня, Рут?

— Не знаю, — устало ответила графиня, садясь на стул. — Не знаю! Я в отчаянии! Лорен, сделайте что-нибудь! Я не хочу замуж за герцога!

— Я тоже не хочу, чтобы вы за него выходили, — честно призналась Лорен. — Дон Марк обещал, что он не женится на вас.

— Вы ему верите? — горько спросила Рут. — У него репутация жестокого интригана.

— Я ему верю. Он не лжет, — твердо ответила Лорен.

— Он вам рассказал о своем плане?

— Нет, но я не спрашивала, — честно ответила девушка.

— Ну так спросите, — печально посоветовала Рут, поднимаясь со стула. — Мой отец тоже интриговал, используя меня как пешку, считая, что таким образом защищает. Я не верю магистру.

Принцесса и Рут наконец покинули замок Химер, и все вздохнули с облегчением.

— Аннеса влюбилась в Морено! — заявил Вин, как только ее высочество исчезла в телепорте.

— Некрасиво об этом говорить вслух, — пожурила его София и тут же спросила у колдуна: — А ты? Тебе она тоже нравится?

— Она милая девочка, — уклончиво ответил ворон. — Лорен, прогуляемся?

— Вы только недолго! — попросила София. — А то пришел последний каталог от сеньоры Лючии, и я хотела вместе с Лорен подобрать ей платье на бал.

— Лорка, что у тебя с деньгами?

Вопрос Морено озадачил и смутил Лорен.

— Есть немножко, — тихо сообщила она. — Мне же обещали деньги за выполнение контракта, а так как его отменили, то…

— Король тебя надул!

— Не говори так. — Лорен взяла ворона под руку, и бегущий следом Кошмарик угрожающе защелкал зубами, но на него никто не обратил внимания. — Мне не нужны подачки.

— Лорен, — вздохнул ворон. — Братство Черного Ворона желает, чтобы ты была независима настолько, насколько ты этого захочешь. А так как ты наша, — Лорен подняла на него удивленный взгляд. — Да-да, ты наша, раз мы тебя обучаем, смирись. — Морено погладил ее по руке и тут же получил небольшой разряд молнии в зад. — Я раздавлю твою химеру! — прорычал он, потирая пострадавшую ягодицу. Лорен захихикала. — В общем, я уполномочен передать тебе, что вороны открыли на твое имя счет в нашем банке.

Лорен остановилась, не зная как ей на это реагировать. Не будет ли эта помощь удавкой на шее?

— Это подъемные при трудоустройстве! — видя ее смятение, быстро заявил Морено. — В счет будущего оклада! Все законно!

— А что взамен?

— Мне первому ты должна сообщать о своих видениях. Так что давай, кайся! Кто там будет мужем принцессы? Не я, надеюсь?

— А что, боишься? — пихнула его Лорен кулачком в плечо.

— Упаси меня Черный Ворон! — колдун сделал оберегающий знак. — Не томи! Скажи, что это не я!

— Ну… я увидела двоих детей, девочек-близнецов… на принцессе было зеленое платье, красивое колье из изумрудов, на голове маленькая корона…

Лорен медленно и очень подробно описывала наряд принцессы, ее детей, затем перешла к описанию комнаты.

— Издеваешься? Да?

— Есть немного, — девушка показала ворону язык. — Ее муж — высокий, немного полный блондин с усиками… Странно, но я очень хорошо помню все детали, словно снимок рассматриваю.

— Ничего странного, — снисходительно посмотрел на нее ворон. — Это так и называется — «память ясновидца», но ты можешь избавиться от ненужной информации. Есть практики, позволяющие очищать разум. Вон там прекрасная полянка, на ней и позанимаемся. Жаль, ты не в штанах, — оглядев девушку, заявил он. — В штанах удобнее сидеть на траве. Хотя, платьишко тебе определенно идет, фигурка у тебя симпатичная и грудь очень даже ничего…

Смеющегося парня спасло именно платье — Лорен было не очень удобно бегать, широкий подол путался в ногах.

— Завтра у нас встреча с Диего, — в очередной раз увернувшись от девичьего кулака сообщил Морено. — Кстати, ты не знаешь, с кем он встречается?

— Знаю! Но не скажу! — Лорен грациозно уселась на траву, не в силах долго злиться на этого ворона. — А что, он тебе понравился? — невинно спросила она.

— Ну… как тебе сказать… — парень, задрав сутану, уселся рядом скрестив длинные ноги в черных штанах и армейских ботинках. — Я все же предпочитаю девушек, но вороны заметили какое-то шевеление вокруг него. И мы пытаемся понять — это очередной любовник или кардиналу грозит опасность?

— Так надо ему сказать!

— Вороны не вмешиваются в дела государств и его жителей.

— Зачем тогда спрашивал?

— Не вмешиваются — не означает, что не следят.

— Слушай, Морено, а я теперь кто? Ворона? — Лорен хихикнула.

— Нет. Вороном ты стать не сможешь, — ответил парень очень серьезно. — Но ты под нашей защитой, и ты одна из нас. Ясновидица на службе братству.

Лорен это подозревала, еще когда давала согласие на обучение у воронов, но все равно немного растерялась. Как-то сразу и на службе. Может, у нее и кабинет есть отдельный?

— И какие привилегии мне это дает? — осторожно спросила она. — Про обязанности я уже поняла.

— Учитель сам тебе все расскажет. А теперь слушай, как можно избавиться от ненужного балласта в голове, чтобы она не лопнула и не потеряла остатки здравомыслия и мозгов. — Он протянул ей руку и на всякий случай гаркнул на Кошмарика, который с самым подозрительным видом топтался рядом с его ногой. — Это необходимо для усиления ее способностей!

Лорен взяла ворона за руку и широко улыбнулась химере.

— Мой маленький защитник, — с нежностью произнесла она. — Такой смелый!

Химера растопырила лапки и гордо задрала голову. До Лорен донеслись отголоски его чувств, которые можно было перевести как: «Да, я такой»

— Когда-нибудь я разберу его на составляющие, чтобы посмотреть, что напихали детки внутрь этого несуразного существа, — прошипел Морено с угрозой в голосе.

— Не пугай его!

— Я не пугаю, я озвучиваю свои намерения. Закрой глаза и слушай мой голос.

Они сидели бы еще долго, если бы не Константин. Он появился словно тень, кашлянул и многозначительно постучал пальцем по наручным часам.

— Сеньорита, вы пропустили обед, и юная София ждет вас.

— Лорен!

Вероника бросилась к девушке, и та подхватила ее на руки.

— Как дела?

— Уже все нормально! — беспечно махнула рукой девочка. — Папа все починил!

— Что именно?

— Ой, Лореночка, ну зачем тебе знать, когда это уже прошло? — заюлила Вероника, обнимая Лорен за шею. — Ну поломала я одну штучку у папы в кабинете, но я же не специально!

— Папа тебя наказал не за то, что ты поломала замок магического сейфа, а потому что ты могла пострадать, когда полезла в опасное место, — строго произнес Винсент. — Если бы Константин опоздал, то демон-охранник мог бы тебя покалечить. Он же не разумный!

— Вероника, — Лорен усадила девочку на диван, — зачем ты туда полезла?

— За конфетами.

— Дон Марк прячет конфеты в сейфе? — Лорен представила, как Марк дожидается, когда дети заснут, под покровом ночи достает из сейфа коробку конфет и ест их в темноте. А так как воображение у нее было отличное, получилось очень смешно.

— Это не конфеты, это последняя разработка ордена. Препараты в виде шоколадных конфет, они делают человека болтливым, — солидно, со знанием дела и легким превосходством в голосе пояснил Винсент. — Но пока еще не проведены полевые испытания. А малая не понимает, что это может быть для нее опасно!

Вероника показала брату язык и спряталась за спину Лорен.

— Вероника, — укоризненно произнесла девушка, — ты меня очень огорчила этим поступком. Нельзя же быть такой беспечной!

— Я больше не буду! — легко пообещала девочка, но ей никто не поверил.

— Лорен, смотри, какие платья у Лючии! Мне нравится голубое, а тебе?

София сидела за столом. Перед ней были разложены яркие снимки и лежал альбом с рисунками, который она листала.

— В магазине Лючии новая коллекция — специально к балу.

Вероника присоединилась к сестре, а Винсент, презрительно хмыкнув, улегся на диван и прикрыл глаза.

— Красивое.

Лорен с интересом рассматривала нарисованное платье. Насыщенного лазурного цвета, с тяжелой широкой юбкой, расшитым жемчугом лифом и открытыми плечами, оно смотрелось вызывающе роскошно и очень дорого.

— Ого, — чуть не присвистнула Лорен, увидев цену платья. — Какое дорогое!

— Самое дорогое, — София перевернула лист. — А вот синее.

Они теснее прижались друг к другу и погрузились в чарующий мир моды. Лорен чувствовала небывалый подъем и предвкушение, она словно примеряла на себя все эти платья, представляя, как будет блистать на балу. Волнение, надежда, ожидания чуда…

— Вот! Это! Я хочу это платье!

Даже на картинке оно выглядело невесомо-воздушно. Нежного персикового цвета, с двойной юбкой, в меру открытое и очень элегантное.

— Какое красивое! — Вероника захлопала в ладошки. — Ты будешь лучше всех!

— Ага, ничего так.

Винсент не удержался и все же подошел посмотреть

— Одобряешь? — серьезно спросила у него Лорен.

— Сойдет.

— Попрошу завтра утром Морено проводить меня в банк и в магазин, — Лорен еще немного полюбовалась на платье.

— Скажи отцу, он купит тебе. — Винсент пожал плечами.

— Он не должен покупать мне вещи. Я ведь больше не на контракте.

— Ну, у вас вроде как любовь, — хмыкнул неугомонный мальчишка. — А купить любимой женщине платье — это не преступление.

— Мы как-нибудь сами разберемся в наших отношениях, — легонько щелкнула она парня по носу.

— Папа ведь не женится на Рут? — тихо спросила София.

Дети замолчали, глядя на Лорен, но она лишь руками развела.

— Он обещал что-нибудь придумать.

— И тогда он женится на тебе! — радостно закончила Вероника.

Лорен постаралась улыбнуться как можно увереннее, хотя после разговора с Рут такой уверенности у нее больше не было.

Герцога она так и не дождалась — заснула с книгой по ясновидению, и всю ночь ей снилась какая-то ерунда — взрывы, водопады, мрачные пещеры; она куда-то бежала, кого-то догоняла, но так и не смогла догнать.

— Сеньорита, — Константин легко тронул Лорен за плечо, — вам пора вставать, герцог Ортис-старший ждет вас.

Лорен открыла глаза. Место рядом было пустым и, похоже, сегодня на половине герцога никто не спал.

— Дон Марк заходил на рассвете, переоделся и опять ушел. Не стоит волноваться, дон часто не ночует дома. Работа отнимает у его светлости очень много времени.

Лорен это понимала, но все равно было немного обидно.

— Хозяин заходил к вам, но вы крепко спали, и он не велел вас будить, — словно прочел ее мысли дворецкий. — Завтракать будете здесь или позже, с детьми?

— Позже.

Лорен, помня о словах Морено, быстро оделась в брючный костюм, заплела косу и следом за Константином покинула темную половину. На душе было неспокойно, все же Марк мог бы и разбудить ее, а так… получается, что они провели вместе ночь, и он просто исчез. И что ей теперь думать? Отчего-то хорошие мысли в голову не приходили, поэтому лича она встретила чуть не плача.

— Милая сеньорита, — мягко пожурил ее герцог Ортис-старший, как это всегда было на занятиях переходя на вы. — Магистр ордена — это не работа, это образ жизни. Он отвечает не только за стабильность и безопасность страны, но и за жизни множества людей. А уже перед такими мероприятиями, как день рождения принцессы, Марк дома неделями не бывает. Но сегодня он пришел на десять минут, чтобы поцеловать вас спящую.

Лорен подняла на лича глаза и упрямо заявила:

— Ему следовало меня разбудить.

— А вот об этом вам нужно сказать Марку самой. Не стоит стесняться разговаривать. Любовь не длится вечно, однако уважение и общие интересы остаются до смерти, а иногда и после нее, милая сеньорита. Вы ведь прочли введение?

— Да. — Лорен отбросила ненужные мысли и сосредоточилась на занятии. — Сеньор, у меня есть несколько вопросов. В учебнике написано, что ясновидцы никогда не могут предсказать свое будущее и будущее своих детей. Но колдун из братства сказал, что я могу просчитать ситуацию наперед. Он удивился, отчего я не посмотрела, что меня ожидает, после того как я нагрубила королю. Как такое может быть? Ведь это — мое будущее? Значит, я могу его предсказать?

— Очень правильный вопрос! Очень! — довольно воскликнул лич. — Ворон имел в виду так называемый «веер вероятностей». Это очень полезный навык, но он не дает точного предсказания, он только показывает вероятность развития событий. И не ясновидец главный в этих событиях. Милая сеньорита, это похоже на гадание ведьм. Опытные ясновидцы могут делать это моментально, но начинающим лучше использовать магические предметы. Я бы предпочел кости, но для юной девы это неподходящий вариант, поэтому… — Он, словно фокусник, вытащил из-за спины небольшой толстый томик. — Стихи! Великолепные стихи незабвенного Акана Эль Будар. Что будем смотреть?

— Поход в усыпальницу предков Ортисов! — не задумываясь выпалили Лорен. — А то что-то Винсент очень настойчиво меня туда приглашает.

Лич оскалил в улыбке желтые крупные зубы и положил книгу перед Лорен.

— Сначала очистить разум, вы ведь это уже умеете? — Девушка кивнула. — Затем мягко, но настойчиво попробуйте представить саму ситуацию и, держа этот образ в голове, открывайте книгу. Сразу читайте то, что первое попадет вам на глаза. Это должно дать толчок.

Лорен честно попробовала, и еще раз, и еще… и когда ей захотелось сказать личу, что у нее ничего не получается, она четко увидела темный подвал, тень и чьи-то руки, держащие золотую нить.

— Книга, Лорен, — тихо напомнил лич.

Но девушка упрямо тряхнула головой и мысленно потянула за ниточку. Коридор стал светлее, она увидела подрагивающие тени, притаившиеся за большим белым надгробием. Было похоже, что они смеются. Маленькие тени.

— Вот засранец! — воскликнула Лорен. — Он явно хочет, чтобы я стала заикой!

— Милая сеньорита, что за слова произносит ваш очаровательный ротик? — укоризненно покачал головой лич. — Я просил вас раскинуть веер вероятности, а не заниматься ясновидением. Вы же заглянули в будущее. Итак, еще раз. Сосредоточьтесь!

Голос старого герцога стал сухим и жестким, и Лорен поняла, что он недоволен. Она еще раз сосредоточилась, но у нее так и не получилось. Девушка виновато посмотрела на лича и с удивлением заметила, что он улыбается.

— Что-то не так?

— Все не так! — радостно потер руки мертвый маг. — Я еще никогда не встречал ясновидица, который спокойно перешагивал через несколько ступеней! Милая девочка, вы самородок! И вам не нужны эти, — он презрительно ткнул кривым пальцем в томик стихов, — эти костыли! Вы прекрасно справляетесь сами! Нет, в том, что дар проснулся так поздно и ниЛорен рассказала.

— Но видение было очень нечетким, не таким, как вчера, когда я увидела будущее принцессы, — закончила она.

— Потому что вы видели не своими глазами! Глава четыре учебника. Спрошу со всей ответственностью! А теперь поспешите на завтрак! Ах, какая умница! Какая умница! Я должен посоветоваться с Грандом! Обязательно!

Константин ждал за дверью.

— Прибыло ваше платье, — флегматично сообщил он.

— Какое платье?

— От Лючии.

— Но я не заказывала, — растерянно сообщила Лорен, следуя за дворецким.

— Хозяин купил для вас.

Они вошли в пустую гостиную.

Большая голубя коробка с золотым орнаментом лежала на столе. Лорен глубоко вздохнула, уже зная, что она там увидит, и сняла крышку. Лазоревый цвет, расшитый жемчугом лиф… Самое дорогое платье в коллекции. Дорогое, красивое, но совершенно не то, о котором она мечтала.

— Здесь туфли, сумочка и украшения. — Константин указал на три коробки поменьше.

Лорен прикусила губу, чувствуя, как в душе поднимается обида.

— Я больше не кукла, — прошептала она, закрывая коробку.

кто не мешает его развитию, есть определенная удача! Что вы видели?

ГЛАВА 7. Бал

 
убрать рекламу


Cookie('478879','1276295188'); return false;>Сделать закладку на этом месте книги

«Вчера» у Марка закончилось в 4:40, а «сегодня» наступило в 4:47. Времени хватило, чтобы выпить чашку кофе и отдать распоряжение о начале оцепления. В этот раз было принято решение перекрыть доступ во дворец за пятнадцать часов до начала празднования. Телепортисты ордена начали скрытно перебрасывать воинов в дворцовый сад; внутри охрану будут нести гвардейцы короля и маги. Каждый бал был для Марка головной болью, а уж сейчас, когда заговорщики не были найдены к головной боли добавился зубовный скрежет. Подчиненные старательно избегали встречи с магистром, даже оба кардинала предпочитали общаться по защищенной линии, нежели выслушивать рычание и очередные указания. Но он все же успел созвониться с сеньорой Лючией и попросить ее прислать в замок Химер самое дорогое платье и все, что требуется девушке для бала. Вкусу хозяйки элитного и популярного салона Марк доверял. Она одевала королевскую семью и прекрасно знала, какое платье будет сочетаться с синим мундиром его величества, чтоб ему кошмары снились! Марку казалось, что он стер несколько миллиметров зубов, ревнуя Лорен к кузену и к молодому ворону! Да еще времени не было встретиться с ней днем, чтобы сказать, что он ее любит, просто поцеловать, обнять, вдохнуть аромат ее тела. Ночью он не выдержал, забежал домой буквально на несколько минут, чтобы полюбоваться на спящую девушку и навестить детей.

— Магистр, — в кабинет заглянул секретарь, — кардинал Амандо исчез.

— Что? — Марк не сразу понял, о чем речь. — Куда исчез?

— Кабинет был заперт изнутри, телефоны лежат на столе, кошелек и документы — тоже. Дона Амандо в Цитадели нет.

— Что за ерунда?

Устроить шутку со своим похищением было в духе Амандо, но не в день же королевского бала. Все же граф Рико-Монтес не зря занимал свой пост и прекрасно понимал, когда шутки неуместны. А значит…

— Его секретарь?

— Разводит руками. Час назад кардинал приказал, чтобы его не беспокоили. С тех пор он не отвечал на звонки и внутреннюю связь. Когда забили тревогу и вскрыли дверь, в кабинете его не оказалось.

— Счета ордена проверили?

Как бы Марк ни доверял Амандо, а мысли о краже пришли в голову первыми.

Секретарь побледнел и тут же начал звонить в банк.

— Скажи, чтобы немедленно сменили все пароли и закрыли доступ всем, кроме меня.

Секретарь, не прекращая разговора, кивнул, давая понять, что услышал. Марк прислушался и ничего не понял: собеседники общались зашифрованными фразами.

— Объяви кардинала в розыск, но сделай это тихо, чтобы не было утечки. И пригласи ко мне генерала Линь и Диего.

Ну и куда ты подевался, скользкий друг? Марк откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Если кардинала похитили, то где требования похитителей? Да это бессмысленно! Орден не ведет переговоров с преступниками. Никогда. Без исключений. И всегда мстит за смерть своих людей. Жестко мстит. Если же Амандо затеял очередную интригу, то Марк лично, собственными руками вздернет его на крюк.

Диего и генерал Линь пришли одновременно. Генерал возглавлял силовиков Ордена — немногочисленное элитное подразделение воинов экстра-класса. Он невозмутимо выслушал Марка, кивнул и вышел, не сказав ни слова.

— Я знаю, как Амандо покинул Цитадель, — тихо произнес хмурый Диего. — Сегодня из церкви Единого должны были приехать братья за книгами. Время визита было согласовано заранее, поэтому охрана спокойно выпустила двух монахов с ящиком.

— Не проверив?

— Проверили. В ящике лежали книги. Но, похоже, под книгами было второе дно.

— Как узнали, что это самозванцы?

— Только что приехали монахи из церкви за книгами.

Марк тихо выругался.

— Мои люди нашли амулеты Амандо у него в сейфе, он снял их добровольно. Думаю, нужно подключать некромантов.

Марк внимательно посмотрел на графа.

— Уверен, что он мертв?

— Да. Уже мертв. Я чувствую.

— Прикажи магам заняться. И… Диего, будь осторожен. Я не могу понять мотивов убийцы. Зачем убивать Амандо? Он опять куда-то влез?

— Возможно, после разоблачения мастера гипноза, Амандо посчитали лишним звеном. А быть может, это демонстрация силы? Убрать кардинала прямо на его рабочем месте, в здании, полном людей… Для этого нужно быть или наглецом или очень уверенным в своих силах человеком. Амандо не подпустил бы к себе незнакомца, а значит, враг очень близко.

— Но какие у него цели? — Марк потер глаза. — Диего, все это бессмысленно! Пост казначея не достоин таких жертв!

— Может, это личная месть? У Амандо было много врагов.

— Хорошо бы, а пока прикажи приставить охрану к твоему любовнику. Если это все же война против нас, они могут попробовать добраться до тебя через него.

— В замок Химер тоже отправить людей?

— Не стоит, — жестко усмехнулся Марк. — Замок сможет за себя постоять.

— Но Лорен гуляет по городу с вороном.

— Я его когда-нибудь убью, — просто констатируя факт, произнес магистр. — Проводишь мою девочку на бал? Мне придется прибыть во дворец раньше. Хорошо, хоть за Рут не нужно заезжать, поскольку она в свите принцессы. И, Диего, направь на поиски Амандо всех свободных людей. Его нужно найти. Может быть, ты ошибаешься, и он еще жив.

Диего грустно улыбнулся и, поклонившись, вышел.

— Не ходи без охраны!

Марк побарабанил пальцами по столешнице, старательно загоняя эмоции вглубь сознания. Нельзя расслабляться, впереди тяжелый день. Но когда все закончится, он возьмет любимую и детей, и они весь день проведут на море.

— Ведьмин ублюдок! Как ты мог позволить убить себя? — произнес Марк в пустоту и позвонил секретарю. — Кофе, последние сводки, отчеты и через два часа машину к подъезду. Я поеду домой.

— Бабушка! У меня все хорошо, просто отлично! И есть куча новостей! Я теперь буду работать здесь в городе, в очень солидном и престижном месте! Не переживай, у меня все замечательно, и я тебе все-все расскажу. Я приеду через несколько дней. Ой, не начинай, прошу тебя. Я хорошо кушаю, и меня никто не обижает. Да, и деньги у меня есть. Мне жалование дали! Какое? Ой, я пока не знаю. И, ба… я похоже влюбилась. Нет, он не проходимец! Очень приличный мужчина. Да, старше. Хорошо, я буду одеваться и не буду позволять лишнего до свадьбы. И я тебя люблю!

Лорен положила трубку и шумно выдохнула.

— Ну что? — с требовательным любопытством вивисектора спросила Марта.

— Да вроде ничего. Спокойно восприняла, — растеряно сообщила Лорен. Она ожидала от ба больше вопросов.

— А ты чего как молодое вино? — Марта налила чай и села за стол напротив Лорен. — Кислая и бурлишь, — пояснила она свои слова.

Лорен вздохнула и потянулась за своей чашкой.

— Это из-за платья. — Она обхватила чашку двумя руками, но пить не стала. — Ворон отказался ехать со мной за платьем для бала.

— Погоди, Марк же купил для тебя наряд.

— Купил, — уныло согласилась Лорен. — Но я хотела другое. Мы с Софией выбирали вчера. Это было так здорово — мечтать, представлять себя… — она хмуро посмотрела на свое отражение в чашке, — …в другом платье. А он даже не спросил меня, просто сам купил то, что ему нравится, — тихо закончила она.

— Ну и чего ты не позвонила герцогу? — задала Марта простой вопрос, шумно отхлебывая чай из большой красной чашки.

Лорен подняла голову. Неужели она не понимает?

— Как ты себе это представляешь? Я звоню мужчине и говорю — хочу такое-то платье? Отчего он должен мне его покупать? Я что, содержанка?

— А кто же?

Из стены выплыл призрак бабушки герцога. Она поджала губы и презрительно бросила:

— Ты спишь с моим внуком, живешь в его доме, он тебе одевает, кормит, содержит. Ты содержанка и есть, дорогуша. Смирись и радуйся, что герцог Ортис еще не выставил тебя за дверь. А теперь ты тут сидишь и жалуешься кухарке своего любовника, что тебя, бедную, обидели! Жалкое, душераздирающее зрелище! Но что можно требовать от девицы, у которой даже нет приличного образования!

Лорен открыла рот, набрала воздух и… промолчала. Призрак был прав. Кто она в этом доме? Даже не невеста. В уголках глаз собрались слезы, но Лорен сдержалась, расправила плечи и гордо подняла голову.

— Мне жаль, сеньора, что вы умерли, не успев растратить весь свой яд, — холодно произнесла она.

— Ничего, для тебя его хватит! Неужели ты думаешь, что если дети тебя приняли, наш мальчик женится на какой-то…

— Молчать!

От неожиданности Лорен вздрогнула и расплескала чай; Марта же спокойно продолжала прихлебывать из чашки, хитро посматривая на призрака. Герцог Ортис стоял, прислонившись к косяку, словно ангел возмездия, о которых так любили рассказывать церковники Единого. Скрещенные на груди руки, нахмуренные брови и алый блеск глаз довершали сходство.

— Давно нужно было упокоить тебя, бабуля. Смерть не сделала тебя ни умнее, ни благороднее. Как была торговкой, так ею и осталась.

— Ты не посмеешь!

— Уверена? Или предпочтешь остаться в коллекции Константина?

Призрак испугано дернулся и растаял.

— Давно нужно было ее развеять, — недовольно буркнула Марта, исподлобья наблюдая за герцогом.

— Торговкой? — ошарашено переспросила у нее Лорен.

— Работала продавщицей в салоне готового платья, там покойный герцог с ней и познакомился. Ведьма. Соблазнила старика, да и выскочила за него замуж. Третья жена. Вообще-то она Марку не бабушка, а так… просто еще одна жена дедушки. Маркушечка, кушать будешь? — кухарка поднялась и, не дождавшись ответа, начала выставлять на стол тарелки. — Худючий стал, одни глаза горят. Руки помой да садись за стол. Не возражай!

Марк возмущенно фыркнул, но спорить с кухаркой посчитал вредным для кармы.

Лорен тихонько сидела в уголке и чувствовала растерянность. Как себя вести? Что говорить? Дон ведь все слышал, сидит молчит, хмурится. Расстроенный чем-то.

— Дон Марк, — робко произнесла она. — У вас все хорошо?

— Амандо исчез, и мы думаем, он мертв. — Марк подвинул к себе тарелку с супом и взял в руки ложку. — Марта, присмотри за детьми.

— Мог бы и не напоминать. Ешь, ешь, не болтай, потом расскажешь.

Герцог закатил глаза и вдруг озорно подмигнул Лорен. И от этого ей стало легче дышать и сердце перестало замирать от дурного предчувствия. Значит, он не сердится?

— Не сержусь. — Марк потянулся за булочками. — Прости меня, я увлекся. Обещаю, в следующий раз мы поедем в магазин вместе, но сегодня сделай мне одолжение, надень то платье, что прислала Лючия. Я хочу, чтобы ты блистала.

Лорен глубоко вздохнула и тихо произнесла:

— Дон Марк, может быть, мне стоит переехать домой?

— Деточка! Что за глупости ты говоришь! — Марта с грохотом поставила на стол противень. — Здесь твой дом!

— Но призрак сеньоры прав. Да и что люди подумают?

— Девочка моя, — герцог протянул руку и погладил Лорен по щеке, — я ведь обещал тебе…

Но Марта перебила его:

— Марк, она права. Молодая незамужняя девушка живет в замке привлекательного вдовца. Это нехорошо! Заключи с Лорен официальный договор по найму ее гувернанткой. И жалование положи! Нечего скупиться!

— Да не надо мне жалование! Я и так буду с детьми заниматься! — Лорен возмущенно посмотрела на кухарку.

— Сделай как я говорю, мальчик. — Марта нежно провела по волосам герцога, и он согласно кивнул.

— Спасибо, нянюшка, — тепло улыбнулся мужчина. — Ты, как всегда, права. Так мы сможем избежать ненужных сплетен.

Он поднялся, поцеловал Марту в щеку и протянул притихшей Лорен руку.

— Пойдем, я помогу тебе одеться. Или раздеться, — шепнул он ей на ухо, когда они вышли в коридор. — Я так соскучился, девочка моя.

Марк не удержался, резко остановился и прижал Лорен к себе.

— Каждый час без тебя тянется как день, — Он взял ее лицо в ладони, всмотрелся в сияющие глаза. — Что ты делаешь со мной, девочка?

— Я тоже скучала, — тихо шепнула Лорен. — А еще глупо обижалась из-за этого дурацкого платья и боялась, что вы… после того, что было… изменитесь, и наши отношения будут не такими, как раньше.

— Глупышка.

Марк нежно убрал прядь волос с девичьего лба и припал к желанным губам. Нежно, смакуя каждое мгновение, но затем все настойчивее и настойчивее, покоряя, подчиняя, сминая, требуя ответа и получая его.

— Нет, это невыносимо.

Он подхватил Лорен на руки, толкнув ногой первую же дверь, которая вела в небольшую гостевую комнату, захлопнул ее за собой и, не выпуская девушку из объятий, рухнул вместе с нею на узкую кровать.

— Мы не опоздаем на бал? — только и успела спросить Лорен, когда требовательные руки начали торопливо развязывать тесьму на платье.

— К демонам бал, — прорычал Марк, продолжая раздевать и беспорядочно целовать свою несопротивляющуюся добычу. — Всех к демонам! Без нас не начнут!

Он рванул с себя рубашку, и Лорен подумала, что действительно, ну его, этот бал…

В этот раз все было по другому. Марк был неистовым, напористым, нетерпеливым. Его страсть, желание, несдержанность возбуждали сильнее нежных и медленных ласк, и Лорен сдалась сразу, отдаваясь полностью, до тихого стона-вздоха, только сильнее желая этого мужчину.

— Прости. — Марк прижался к ней, зарывшись лицом в волосы. — Я был груб.

— М-м-м…

Говорить не хотелось, а еще больше не хотелось никуда идти, хотелось вот так лежать в объятиях и слушать тихий любимый голос, ощущать горячее тело рядом, вдыхать его запах.

— Нужно собираться.

— М-м-м?

Марк провел кончиками пальцев по ключице, поцеловал висок и со вздохом произнес:

— Когда это все закончится, мы поедем к морю. Куда-нибудь в безлюдное, тихое место. А сейчас поднимайся, красавица.

— М-м-м?

Марк усмехнулся, подхватил Лорен на руки и вышел из комнаты.

— Дон Марк! — воскликнула девушка, моментально проснувшись. — Мы же голые!

— Не голые, а нагие, — тоном учителя произнес Марк, стремительно шагая по коридору. — Мне лично стесняться нечего, у меня идеальное тело. А вы, сеньорита, стесняетесь?

— А вдруг нас увидят дети? — Лорен теснее прижалась к мужчине.

— И что? — удивился Марк.

— Так неприлично!

— Девочка моя, неприлично подсматривать в замочную скважину.

— Ваша светлость, — из тени вышел Константин и пошел рядом. — Ваш мундир готов. Звонил дон Диего, просил передать, что заедет за сеньоритой за полчаса до бала.

Лорен смущенно спрятала лицо на груди герцога, огородившись волосами, как занавесью.

— Отлично. Приготовь ванну.

— Может быть, холодный душ?

Марк задумчиво посмотрел на Лорен.

— Боюсь, сеньорита мне этого не простит.

— Я имел в виду вас, дон, — Константин позволил себе легкую улыбку.

— Так заметно?

— Что вы готовы к подвигам? Весьма.

— Тогда холодный душ, — вздохнул Марк.

Лорен про себя тихонько захихикала, ощущая в груди тепло и нежность.

Марк лично помог надеть ей платье, застегнул на шее бирюзовое ожерелье, не на секунду не прекращая целовать шею, плечи и оголенную спину.

— Дон Марк, — со смехом отстранилась от него Лорен. — Щекотно!

— Садись, я уложу тебе волосы.

Лорен села на стул и, не выдержав, задала давно мучающий ее вопрос:

— Где вы научились делать женские прически?

— Девочка моя, — с легким смешком произнес Марк, — у меня три дочери! Пришлось научиться.

Лорен притихла, чувствуя, что герцог получает удовольствие от процесса. Он тоже молчал, но девушка ощущала, как их души слились воедино, и слова были лишними.

— Ты очень красивая. Не понимаю, отчего тебе не нравится это платье?

— Потому что не я его выбрала, — тихо ответила Лорен, но посмотрела на герцога открыто и прямо. — Знаете, о чем я мечтаю? Я хочу быть достойной вас, чтобы вы мною гордились и чтобы относились как к равной, а не как к девочке из бедных кварталов. Я буду учиться, и вы поймете, что я не пустое место.

— Девочка моя, я никогда так не думал, — Марк поцеловал ее в плечо. — И я верю в тебя. Чем бы ты ни решила заняться, знай, я всегда на твоей стороне. Но пока тебе придется прислушиваться к моим советам, — тут же иронично добавил он.

Лорен улыбнулась и согласно кивнула.

Они стояли в гостиной напротив большого ростового зеркала в ожидании Диего. Лорен в голубом платье с поднятыми вверх волосами, выглядела как истинная аристократка. Холодно, взросло, неприступно и отчужденно. Отражение Марка в черном строгом мундире только подчеркивало ее хрупкость и космическую недосягаемость.

— Мы очень красивая пара, — улыбнулся Марк. — Я буду безумно ревновать тебя сегодня.

— Я тоже, — шепнула Лорен. — Что вы задумали, дон Марк?

Герцог недовольно дернул плечами, на его лицо набежала тень.

— Просто доверься мне.

— Как я могу доверять вам, когда вы не доверяете мне?

— Девочка моя, не начинай! — Марк отвернулся к окну. — Проблемы должны решать мужчины. Особенно проблемы личного характера. И давай на этом закончим.

Лорен промолчала, но в груди поселился противный скребущий червячок. А может быть, Рут права?

— Дон Марк, так ли это личные проблемы, если стали пропадать ваши друзья? — осторожно спросила она, касаясь герцога рукой.

— Это другое. Оно не имеет отношения к Рут, — резко ответил Марк. — Это дела Ордена.

— А если нет? Если это заговор против вас?

— Лорен, я разберусь!

Девушка замолчала, понимая, что большего она не добьется. Как же ей не хватало знаний! Если бы она умела заглядывать в будущее или в прошлое, она бы смогла помочь Марку. А может быть, на балу будут ясновидцы? И она сможет с ними поговорить.

Диего прибыл, как и обещал, за полчаса до начала бала.

— Привет, mon ami. — Белоснежный костюм и мрачное, уставшее выражение красивого лица. — Позволишь увести твоего кавалера на пару слов?

Лорен кивнула, и мужчины отошли к окну.

— Мы его не нашли.

— Тебе не кажется, что он мог все это подстроить специально? — Марк заложил руки за спину, пристально вглядываясь в глаза графа. — Если он замешан в заговоре, то мог.

— Я уверен, что нет. Не хотел говорить, но после того, как мы раскрыли гипнотизера, я полностью считал Амандо.

— Без санкций его величества? Не поставив в известность меня, ты провел глубокое сканирование гранд графа?

Диего кивнул.

— А если бы он сошел с ума?

— Я не мог рисковать, на кону жизнь Ортего. Амандо согласился.

— Диего, ты мой друг, но…

— Я знаю, mon âme, — граф поднял на Марка спокойный взгляд. — Но это касается Ортего… я должен был убедиться.

Герцог глубоко вздохнул.

— Угораздило тебя влюбиться в человека, который никогда не ответит взаимностью.

Диего печально улыбнулся и развел руками.

— Береги Лорен и следи за спиной. Что-то надвигается. И самое гадкое, мы даже не знаем, кто против нас играет!

— Против тебя, мой друг.

— Считаешь? Но граф Спенсер мертв.

— Граф был всего лишь пешкой.

— Думаю, ты неправ. Я до сих пор не могу понять, зачем они организовали нападение на принца, но убийство Амандо — это уже вызов. И это может быть вызов и ордену, и королю. Раньше я подозревал церковь Единого. Им выгодно мое смещение, но сейчас, после исчезновения казначея, я начинаю сомневаться в своих выводах.

— У меня нет доказательств, я просто чувствую. А что говорит Лорен? У нее не было видения?

— Даже не смей! — зашипел герцог, хватая Диего за лацканы пиджака. — Даже не смей намекать ей! Ты же знаешь, как это может быть опасно для необученного ясновидца!

— Я понял. — Диего осторожно убрал руки герцога от своей шеи. — Мы с Лорен уйдем телепортом.

— Я прибуду через десять минут.

Мужчины вернулись к девушке, которая с интересом рассматривала себя в зеркало. Лорен не верилось, что отражение — это она. Эта стройная девушка в умопомрачительном дорогом платье, в сверкающих украшениях не могла быть ею. Слишком разительные перемены. Слишком быстро.

— Боишься перемещаться? — спросил Диего предлагая ей руку.

— Боюсь, — честно ответила Лорен и бросила на герцога встревоженный взгляд.

— Диего поможет.

Они подошли к телепорту.

— Вдохни и закрой глаза. — Диего обнял девушку за талию и шагнул в серебристый туман. — Как ты себя чувствуешь?

— Голова кружится. — Лорен вцепилась в кардинала двумя руками.

— Мы уже во дворце, mon âme, — терпеливо произнес мужчина. — Открой глаза.

Лорен открыла глаза и сразу же столкнулась с холодным взглядом короля.

— Спасибо, Диего.

— Приятного вечера, ваше величество. — Кардинал поклонился и исчез за дверью.

— Прошу, — король взмахнул рукой, приглашая Лорен следовать за собой.

Они прошли через небольшую комнату и вышли в широкий, ярко освещенный коридор.

— Надеюсь, ты понимаешь, что я пригласил тебя не просто так. — Его величество Ортего остановился и пристально посмотрел на девушку. — Я хочу защитить тебя от излишне пристального внимания женихов, коих будет не счесть, и хочу показать святошам, что ты находишься под моим личным покровительством.

— Зачем? — просто спросила Лорен, которая была очень далека от всех дворцовых интриг и тайн.

— Чтобы ты не наделала глупостей и смогла дожить до вашей с Марком свадьбы, — чуть раздраженно ответил король.

— Вы так уверены, что он на мне женится? — более грустно, чем хотела, произнесла Лорен.

— Не уверен. Он что-то задумал, и даже я знаю только половину плана, — недовольно произнес король, подавая Лорен руку. — В этой половине он собирается спровоцировать на свадьбе скандал и отказаться от невесты. Но что-то мне говорит, что это не все. Ну и в свете исчезновения казначея ордена все может оказаться не таким, как кажется.

— Так запретите ему, ваше величество! — импульсивно воскликнула Лорен. — Он ведь рискует!

— У магистра все под контролем. А теперь будь добра вести себя подобающе моей спутнице. Или понравилось лечить спину своего возлюбленного?

— Ну вы и язва, ваше величество, — прошептала Лорен, опуская руку на предложенное предплечье.

— Еще какая, — улыбнулся король.

— Его величество Ортего Карлос IV де Бурбон в сопровождении баронессы Кастро де Вего! — прокричал распорядитель, и дверь распахнулась.

— Де Вего — небольшое поместье, подаренное тебе к титулу, — тихо произнес король, улыбаясь подданным. — Не робей!

Пф! Это не сложнее, чем сдавать экзамен по культурологии профессору Симовой! У этой сеньоры никто не мог сдать с первого раза. Да и с третьего тоже мало кому удавалось. Зато после нее уже ничего не было страшно!

К удивлению Лорен, людей оказалось немного, человек сорок. Принцесса в окружении фрейлин стояла посреди зала, а рядом с ней застыл стройный юноша в черном мундире без опознавательных знаков. Лорен сразу не узнала Морено, а когда узнала — не смогла сдержать улыбку. Парень причесался, пригладил гелем волосы, начистил ботинки и выглядел при этом очень несчастным.

— Это твой учитель? — его величество кивнул на ворона.

— Да, это он.

— Слишком у него физиономия хитрая.

Лорен согласно кивнула, но больше ни о чем подумать не успела. К ним постоянно подходили — приходилось дежурно улыбаться, здороваться, благодарить за поздравления, односложно отвечать на вопросы о погоде, о самочувствии, о планах. Это было утомительно, но Лорен улыбалась, кивала, отвечала, ни на секунду не забывая, что на нее смотрят все.

— Лорен. — Первый подошел неслышно и искренне улыбнулся девушке. — Впечатлен твоей выдержкой и самообладанием. — Он повернулся к королю. — Ваше величество, вам пора сказать речь в честь совершеннолетия дочери.

Король кивнул и направился к возвышению. Вокруг зааплодировали, колдун воспользовался тем, что на них никто не смотрит, и, подхватив Лорен под руку, увел в нишу между окнами, где расположились маленькие мягкие диванчики, обитые красным бархатом.

— Милое дитя, у тебя есть вопросы?

— Да! Много!

— И?

— В чем будет заключаться моя работа? Когда я должна начать? Сколько…

— Не спеши, — нахмурился колдун. — Тебе еще предстоит учиться, дар пока слишком нестабилен, поэтому о работе речи не идет. А вот посетить братство я тебе настоятельно рекомендую. У нас прекрасная библиотека и музей. Заодно познакомишься с будущими коллегами, подпишешь документы и вступишь в братство Ворона как вольнонаемный специалист.

Лорен нахмурилась.

— Присяга. Контракт на работу. Ритуал. Ничего против твоей воли, — четко, по пунктам произнес колдун.

— А…

— Марк не посмеет возражать. Понимаешь, милая сеньорита, ясновидец, который не реализует дар, может сойти с ума, как твоя матушка. Я этого не допущу, а Марк всегда считался с моим мнением. А теперь опиши мужа принцессы.

Лорен тщательно повторила все то, что рассказала Морено.

— Вы его знаете?

Первый кинул.

— Есть мысль, и коль это так, то уже сейчас нам следует поддержать его в борьбе за престол.

— Вчера я пыталась разбросать веер вероятностей, но вместо этого увидела глазами Винсента. Это нормально?

Колдун пристально смотрел на девушку, и под его взглядом она чувствовала себя очень неуютно.

— Это ненормально, Лорен.

— И что мне делать? — испуганно спросила она, сжимая маленькую атласную сумочку.

— Учиться дальше. Ты просто перескочила через несколько ступеней. Увидела что-то интересное? — с живым любопытством спросил колдун.

— Ничего такого…

— А как тебе твой учитель?

Лорен озадачено посмотрела на колдуна, и он со смехом поднял руки.

— Понял! Он просто твой друг!

— Добрый вечер, — раздался вкрадчивый голос, и к ним подошел храмовник. Лорен его уже видела, но имени не помнила. — Баронесса, примите поздравления.

Храмовник коротко поклонился, Лорен, опустив глаза, изящно присела в реверансе.

— Лорен, ты ведь помнишь отца Пауля? — Первый пришел девушке на помощь. — Библиотекарь Храма Всех Богов, уникального по своей наполняемости места. И попасть туда можно только по личному разрешению Первосвященника, не так ли, отец Пауль?

Ох, а эти двое друг друга недолюбливают. И как похожи! Глазами. Взгляды почти одинаковые — бесстрастные, холодные, оценивающие. Но у отца Пауля все же мягче и чуть-чуть теплее.

— Я как раз подошел к сеньорите Кастро, чтобы вручить ей небольшой подарок. Пропуск в нашу библиотеку.

Отец Пауль торжественно протянул узкий длинный конверт с гербом Храма. При этом его пальцы коснулись руки девушки, и она почувствовала легкую дрожь в месте касания. Лорен подняла взгляд и столкнулась с внимательными темными глазами. Черные, выразительные, красивые. А ведь отец Пауль еще не старый мужчина.

— Благодарю. Я воспользуюсь вашим предложением.

— Завтра в полдень? Я буду ждать, чтобы все показать.

— Хорошо, — кивнула Лорен, которую немного удивила такая спешка. Но причины отказывать она не увидела. Да и самой хотелось побыстрее увидеть все то, о чем она только в каталогах читала.

— Лорен, не забудь: наша библиотека тоже к твоим услугам, и безо всяких пропусков, — иронично напомнил Первый.

Лорен внимательно на него посмотрела, но, не заметив ни толики неодобрения ее решением, успокоилась.

Заиграла музыка. В центр зала вышел его величество с дочерью. Аннеса сияла, король сдержано улыбался, но по его глазам было видно, что он гордится дочерью. Вскоре к ним присоединились еще пары. Рут в светло-зеленом платье танцевала с герцогом, и Лорен старалась не смотреть в их сторону, настолько неприятно ей было видеть улыбающегося Марка. Первый о чем-то тихо разговаривал с отцом Паулем, отойдя в сторону, а к Лорен решительно шагал командир гвардейцев, полковник Якоб Кунц.

— Донья Кастро, сочту за честь пригласить вас на этот танец, — по-военному четко поклонился он.

Лорен улыбнулась и подала руку бравому офицеру, краем глаза заметив, как к ним пробирается Морено. А еще она увидела, как Марк из-за спины Рут погрозил пальцем. Лорен не удержалась и показала ему кончик языка.

Лорен умела танцевать и очень любила, а вот полковник танцевать не умел, хотя и старался. Но зато он был непринужденным собеседником, и когда танец закончился, у Лорен было чувство, что они давно знакомы.

— Лорка, — зашипел ей Морено, как только полковник подвел девушку к диванчику в нише. — Спаси меня!

ГЛАВА 8. Спасение ворона

 Сделать закладку на этом месте книги

Морено оглянулся, убедился, что герцог смотрит на них, и протянул Лорен бокал с легким игристым вином.

— Твой ревнует, — довольно оскалился он.

— Ради того, чтобы это сообщить, ты меня разыскивал? — Лорен попробовала вино. Кислое и колючее.

— Принцесса настойчиво приглашает посетить с ней статую Первого короля. Мол, у них обычай такой в роду: когда тебе исполняется шестнадцать лет, надо пробраться к статуе и потереть ей большой палец левой ноги. Тогда все твои желания сбудутся, и тебе будет сопутствовать вечная удача.

— Ага, у нас в университете выпускники надевали на статую Основателя шапочку. Особым шиком считалось надеть ее во время церемонии выдачи дипломов.

— Ну, у нас проще — надо всего лишь начистить яй… хвостовое оперение у медного изображения оборачивающегося колдуна. — И, увидев недоумение на лице подруги, быстро пояснил: — Раньше колдуны оборачивались обнаженными, пока не открыли закон сохранения материи.

Лорен прикрыла рот ладошкой и тихонько рассмеялась, представив медную скульптуру с яркими блестящими… теми самыми.

— Пошли со мной!

— Куда? — не поняла девушка.

— Сопровождать принцессу! А то представляешь, она меня пригласила в библио


убрать рекламу


теку и стала уговаривать обернуться вороном. Сказала, она никогда не видела.

— Ну и обернулся бы. У девушки сегодня праздник, мог бы и исполнить ее желание.

— Там на столе стояла большая клетка! — Морено так искренне изобразил испуг, что Лорен ему чуть не поверила. — Пришлось пообещать выполнить другое желание.

— И она пожелала, чтобы ты проводил ее к статуе? — Парень кивнул и поставил свой бокал, к которому даже не притронулся, на поднос проходящего мимо слуги. — Так проводи! Она ведь не в спальню тебя пригласила.

— В спальню я бы согласился.

— Правда? — Лорен с любопытством посмотрела на ворона. — Не забоялся бы короля?

— А что он мне сделал бы?

— Шею свернул, на правах отца обманутой девицы, — Первый укоризненно покачал головой. — Когда ты повзрослеешь? И отчего девушки рядом с тобой теряют головы?

— Оттого, что я обаятельный и привлекательный? — словно невинная девица, похлопал ресничками Морено. — А еще я галантен и хорошо танцую.

— Болтун.

Первый покачал головой и направился к королю, которого успели обступить представители духовенства.

— Так как? Выручишь?

— Да зачем я вам?

— Будешь свидетелем. Вдруг она захочет лишить меня невинности?

— Можно подумать, ты еще невинен, — фыркнула Лорен.

— Представь себе, — серьезно произнес ворон. — До двадцати пяти лет нам нельзя, иначе силу можно потерять.

— Морено! Аннесе всего шестнадцать!

— Лорен! — передразнил ее парень. — В современном обществе шестнадцать лет — это уже поздно! Ну пожалуйста! Что тебе стоит? Мы быстренько сходим и быстренько вернемся.

— А что я скажу его величеству?

— Правду! И только правду! Что принцесса попросила сопровождать ее.

— Но она не просила!

— Значит, попросит!

— Вот когда попросит, тогда я и подумаю, — отрезала Лорен и улыбнулась, увидев направляющуюся к ним принцессу.

— Не согласишься — я не расскажу тебе, куда девается еда у Кошмарика.

— А ты знаешь?

— Конечно, — расплылся в хитрющей улыбке Морено и радостно воскликнул, обращаясь к Аннесе: — Ваше высочество, а кормить здесь будут?

— Я как раз пришла пригласить вас за стол. — Аннеса кивнула поклонившейся Лорен и цепко ухватила Морено за руку. — Папенька велел накрыть столы в малахитовой столовой. Только для избранных.

— Тогда, сеньориты, прошу вас. — Морено галантно согнул обе руки.

Лорен сидела между его величеством и герцогом Ортис, и Марк иногда невзначай касался ее руки. Это было как игра, будто он вернулся в свое счастливее детство, когда любое прикосновение влюбленных отзывается громким стуком сердца и легкой дрожью предвкушения. Марк про себя грустно подумал, что до сих пор он считал себя циничным человеком, многое видел, многое пережил, а встретил девушку своей мечты — и растаял. По другую руку короля восседала довольная Аннеса, рядом с ней нахально расположился Морено. Немногочисленные приглашенные бросали на ворона удивленные и настороженные взгляды, явно гадая, как им стоит расценивать этот факт — как открытое заявление о фаворите ее высочества или как очередные козни Ордена?

Герцог чуть отодвинулся, давая возможность прислуживающему королевской семье Андриану налить вина, и усмехнулся. Кузен был в ярости, но не подавал виду. Однако, как успел услышать Марк, Ортего обещал лично общипать вороненка, если он посмеет обидеть его дочь. Первый сидел рядом с Винсентом и делал вид, что увлечен филе под савойским соусом, но на самом деле прислушивался к тихому разговору между Вином и принцем Антонием. Судя по хитрым физиономиям, мальчишки явно что-то затевали.

— Я восхищен твоими манерами, Лорен, — услышал Марк голос короля и почувствовал гордость за свою девочку.

Лорен держалась за столом непринужденно, с грацией прирожденной аристократки, успешно делая вид, что ее не волнуют любопытные взгляды со всех сторон. Умница, какая она у него умница.

Ворон что-то сказал принцессе, и та тихонько рассмеялась, а затем, перегнувшись через отца, позвала Рут, холодной мраморной статуей сидящую возле Марка.

— Рут, пойдешь с нами?

— Куда, ваше высочество?

— Погулять в саду.

— Вы считаете это уместным?

— Ой, извини, я не подумала, что ты с женихом, — виновато захлопала глазками Аннеса. — Тогда я Лорен возьму! Он же здесь без жениха, правда, папа?

Вот маленькая негодница! Как хитро все провернула, теперь Рут ничего не может возразить. Марк, которого дети приучили быть постоянно начеку, моментально заподозрил неладное. Он требовательно посмотрел на Винсента, но сын ответил ему честным и прямым взглядом, в котором не было ничего, кроме немого укора: «Как ты мог о нас так плохо подумать?» Это укрепило Марка в его подозрениях, но Аннеса уже разговаривала с Лорен.

— Баронесса Кастро де Вего, не согласитесь ли составить нам компанию в прогулке по саду?

— Аннеса? — с вопросительной интонацией многозначительно произнес король.

— Папенька, нам скучно, — капризно надула губки принцесса. — А находиться наедине с мужчиной мне неприлично. Что могут о нас подумать ваши подданные?

— И ты считаешь, что тащить баронессу в сад в бальных туфлях — это прилично?

— Мы будем гулять по дорожкам! И я возьму охрану! И к танцам мы вернемся!

— Баронесса? — король повернулся к Лорен, та согласно кинула.

— Возьмите охрану!

Лорен положила на тарелку приборы, бросила на Марка быстрый взгляд и подмигнула. Как ему хотелось в этот момент, наплевав на этикет, отправиться с детьми! Как давно он не бродил по аллеям дворцового парка под ручку с очаровательной девушкой.

Король встал и, отодвинув Лорен стул, подал ей руку, поцеловал изящную кисть и тихо произнес:

— Проследи за ними.

— Все будет хорошо, ваше величество, — улыбнулась девушка, присоединяясь к ожидающей ее компании.

— Ревнуешь? — сев на место Лорен, и приказав подать чистые тарелки, тихо, так, чтобы никто не слышал, спросил король.

— К вам?

— К молодому ворону. Видел как он на нее смотрел?

— И как же? — Марк поднял бокал с вином и сделал большой глоток. Кислятина!

— Когда Аннеса приглашала ее — с напряженным ожиданием, а когда Лорен согласилась — с таким облегчением и радостью, что сомнений нет — она для него в настоящий момент, безусловно, важнее, чем моя дочь.

— Он ее наставник, — скорее чтобы успокоить себя, а не доказать что-то королю, произнес Марк.

— Они почти ровесники, Марк, и это большой минус, — грустно ответил король и отвернулся.

«Гад вы, ваше величество, и умеете испортить настроение», — подумал Марк и решил, что пора проверить, как несет службу охрана дворца. Он нашел взглядом Диего — кардинал сидел между двумя дамами и явно скучал. Сигнал от Марка он воспринял как приказ.

— Дамы, я вас покину по долгу службы.

Спустя десять длинных, томительных минут к королю подошел гвардеец.

— Ваше величество, кардинал Диего Вальверди Агуэрро просит магистра прибыть для обхода скрытых постов.

— Ступай, — кивнул король и протянул руку Рут. — Графиня, пересаживайтесь ближе и расскажите мне, как вам живется?

Марк многозначительно нахмурил брови, но кузен Ортего с королевской небрежностью проигнорировал намек герцога. Ну и отлично!

— Начнем с парка! — бросил Марк Диего, когда они встретились.

— Можно и с парка. Сейчас цветут азалии, и воздух дивно хорош.

— Детей видели?

Диего иронично посмотрел на герцога и чуть заметно улыбнулся.

— Нет! Не ревную, просто хочу убедиться, что с ними все в порядке. Сам знаешь.

— В замке нет посторонних, мы проверили каждую травинку, все тайные ходы перекрыты, везде дежурят маги. Сегодня здесь даже тень не проскользнет.

— Знаю, я сам заговаривал привидений замка, — нетерпеливо перебил его Марк. — Но…

— Все же ревнуешь, — укоризненно произнес граф. — Марк, доверие должно быть обоюдным.

— Знаю! Где они?

— Охрана сопровождала их до входа в музей, затем принцесса велела гвардейцам ждать за дверью. Они в здании музея.

Марк нахмурился. Музей?

— Ладно, идем проверим посты, и если дети не выйдут из музея через полчаса, то проверим и музей!

Диего положил руку герцогу на плечо.

— Прекрати быть курицей. Дети растут, а Лорен давно уже взрослая.

— Я все равно волнуюсь, — с тоской произнес Марк, глядя в небо.

— Ты просто привык все контролировать.

На это герцогу ответить было нечего.

— Красиво.

Лорен оглянулась по сторонам. Они находились в большом квадратном зале, заставленном статуями. Свет давали несколько магических светильников, и их отблески играли на белоснежном мраморе, придавая окружающей действительности загадочный вид.

— Ну, где ваш Первый король? — спросил у принцессы ворон. — Щекочите ему палец, и пойдем на улицу. Мне здесь не нравится.

— Боишься? — презрительно протянул его высочество Антоний.

— Боюсь, — с ухмылкой ответил колдун. — А ты не боишься?

— Непочтительное обращение к лицу королевской крови… — начал принц, но рядом захихикал Винсент и он обижено замолчал.

— Я не подданный твоего отца, а выкать мальчишке, который пока не доказал, что достоин уважения, считаю глупым. — Морено повернулся к притихшей Аннесе. — И где он?

— Он не здесь, — девушка озорно сверкнула глазами. — Следуйте за мной.

— Спорим, она струсит? — громким шепотом спросил Винсент у Антония.

— И будет первая в роду кто не исполнил ритуал совершеннолетия, — не менее громко прошептал принц. — Девчонка!

Лорен оглянулась и погрозила им пальцем. Специально ведь подначивают Аннесу. Винсент сделал невинное выражение лица, что совершенно не вязалось с хитрым взглядом.

Они прошли между рядами постаментов и остановились у статуи собаки.

— Давай!

Аннеса, не глядя на брата, требовательно протянула руку назад. Тот вложил ей в пальцы длинную иглу. Девушка зажмурилась и ткнула иглой в палец, прежде чем ворон успел схватить ее за руку.

— Детки… — прошипел он, глядя, как впитывается в голову каменного пса кровь.

Статуя отъехала в сторону, открывая темный лаз и уходящую вниз лестницу.

— Ну, я пошла? — Аннеса постаралась говорить бодро, но Лорен слышала, как дрожит ее голосок.

— Куда? — схватил ее за руку Морено. — Стоять!

— Ага, я же говорил! — зашипел Винсент. — Она специально его притащила, чтобы он ее не пустил.

— Вы не хотите объяснить, что собираетесь делать? — строго спорила у парня Лорен.

— Это семейное дело! Не знаю, зачем она вас пригласила, — с вызовом ответил принц.

— Ваше высочество, — грозно произнесла Лорен. — Если вы не хотите, чтобы я вызвала сюда вашего дядюшку, лучше признайтесь сразу!

— Лорен, между прочим, это секрет королевской семьи. — Винсент и не подумал смутиться или испугаться. — Я слово дал, что ты не расскажешь никому о том, что узнаешь!

— А у меня ты спросил, хочу ли я молчать? — Лорен уперла руки в бока. — Давать слово за кого-то — слишком опрометчиво для будущего мага. Я слова не давала!

— Я тебе доверяю! — Винсент гордо вскинул голову, мол, расстреливайте меня, но я не отступлюсь.

— Так в чем смысл сего действа? — иронично напомнил о себе ворон. Он так и не отпустил руку принцессы, а девушка и не пыталась ее отобрать.

— Каждый совершеннолетний в роду должен почтить Первого короля, — бойко ответил Антоний.

— И?

— И тогда он даст свою защиту и покровительство.

— И?

— Аннеска струсила!

— Ничего я не струсила!

Девушка выдернула руку и спрыгнула в лаз.

— Чтоб вас! — Морено побежал за ней.

Лорен повернулась к мальчишкам. Винсент прищурившись смотрел на нее, и весь его облик говорил, что он не замышляет никакой шалости. Сама простота и невинность. Именно это и было подозрительно.

— Лезьте следом!

— Что? — округлил глаза Антоний.

— Что слышали! — Лорен рассердилась. — Вы явно устроили какую-то гадость, а сами планируете отсидеться в кусах? Нет уж! Полезайте!

— Это нарушение ритуала!

— Вот как? Тогда я пошла за факелами и помощью. Возьму парочку гвардейцев, мы в сторонке постоим и мешать Аннесе не будем. Просто проконтролируем, чтобы было безопасно.

Лорен решительно направилась к выходу.

— Ладно! Мы тоже пойдем, — раздался голос Винсента. — Чтобы ты не волновалась о своем вороненке, — ехидно добавил он.

— Ревнуешь? — Лорен похлопала глазами, сдерживая улыбку.

Антоний загоготал, схватившись за живот; Винсент открыл рот, чтобы ответить, но, увидев смеющиеся глаза девушки, только рукой махнул.

— После вас, сеньорита, — галантно протянул он руку, пропуская Лорен вперед на лестницу.

Они спустились на двадцать ступеней и оказались в длинном сухом коридоре, сложенном из серых камней, освещенным редкими и тусклыми лампами.

— Прекрасное место для бального платья за несколько сотен золотых, — недовольного пробубнила Лорен, подхватывая юбки. — Куда дальше?

— Прямо по коридору, до самой усыпальницы Первого короля, — невинно ответил Винсент, а сзади захихикал Антоний.

— Статуя стоит в усыпальнице?

— Точнее, лежит на надгробии. Все короли прошлого похоронены здесь, но их неприкаянные души часто бродят под гулкими сводами подземелий и выискивают заблудших путников, — замогильным голосом начал вещать Винсент под сдавленное хрюканье принца.

— Что-то не видно Аннесы, — Лорен внимательно осмотрелась вокруг и передернула плечами.

— Довольная, что осталась наедине с этим колдуном, и забыла, зачем сюда пришла, — презрительно процедил Антоний. — Девчонки, когда влюбляются, становятся такими дурами!

— Поверь мне, мужчины тоже не умнеют, — похлопал его по плечу Винсент, как более опытный товарищ.

Лорен усмехнулась.

— Ведите.

Издали раздался приглушенный вскрик, а затем громкий визг.

— Что это?

Девушка прислушалась, а мальчишки, переглянувшись, довольно стукнулись ладонями.

— Да!

Лорен покосилась на них, но промолчала.

Коридор резко повернул, и перед глазами открылся длинный зал, вдоль замшелых стен тянулись гробницы. Свет затрепетал и стал тускнеть, шаги за спиной затихли. Лорен оглянулась — мальчишки исчезли, только слышно было откуда-то сверху тихое сдавленное хихиканье. Она посмотрела вперед, белый саркофаг… и за ним колышущиеся маленькие тени. Все точно так, как было в ее видении, когда она видела глазами Винсента. Значит, сейчас появится нечто темное, большое и страшное. Вот маленькие негодники!

— Вин, если ты рассчитываешь, что я тоже завизжу, то ты ошибаешься! — громко заявила Лорен и решительно направилась вперед, где между надгробиями мелькал огонек.

Тишина давила на уши и вызывала крайне неприятное ощущение чужого недоброго взгляда в спину. Лорен поежилась. Сейчас она дойдет до этого мраморного ящика с цветочным орнаментом, и ей навстречу вылетят маленькие привидения…

Они вылетели, размахивая руками и жутко завывая. Три привидения-малютки. Присмотревшись, Лорен поняла, что это карлики в колпаках с колокольчиками и в шутовских нарядах. Они были чуть видны в тусклом свете фонарей, совершенно не такие яркие и четкие, как привидения замка Химер.

— А первая визжала, — разочарованно потянул один из них.

Второй завис напротив лица девушки и, растянув двумя пальцами рот, высунул нечеловечески длинный язык.

— Ужас! От такой рожи точно завизжу, — улыбнулась Лорен. — Вам, наверное, скучно?

Привидения переглянулись и вдруг разлетелись в разные стороны и исчезли. В спину повеяло ледяным ветром. Лорен медленно оглянулась. Он стоял прямо за ее спиной — высокая бесформенная черная глыба со светящимися алыми глазами, несуразно длинными скрюченными руками, увенчанными клинообразными когтями, напоминающими лезвия ножей.

— Винсент! — тихо позвала Лорен. — Скажи мне, что это шутка.

— Беги! — испуганно закричал парень.

И Лорен побежала, изо всех сил, навстречу приближающемуся огоньку. Сзади что-то кричали Винсент и Антоний, но их крик заглушал стук сердца.

Поворот, нога попадает в лужу, соскальзывает, Лорен чуть не падает, но успевает схватиться за ступню каменного мужчины, украшающего надгробие. Хруст, в ее руках остается кусок камня. Она крепче сжимает его в ладони и резко сворачивает влево. Сзади слышится грохот, напоминающий стук костей — преследователь не вписывается в поворот и впечатывается в один из саркофагов. Лорен, не оглядываясь, выбегает с другой стороны и лицом к лицу сталкивается с чернокожим мужчиной…

И вот тут она не выдержала и все же завизжала.

— Ты чего орешь? — Морено локтем вытер покрытое сажей лицо. — Где этот паршивец?

— Ты о ком? — Лорен, громко дыша, перевела взгляд на грязную, испуганную принцессу, которую ворон крепко держал за руку.

— О Винсенте Ортис, которого я скоро буду убивать! — прорычал парень. — Только он мог додуматься замаскировать угольную яму бумажным полом!

— Угольную яму? — непонимающе переспросила Лорен.

— Представляешь? Здесь есть небольшой склад, где уже сто лет хранится всякая ерунда, видно, на случай осады замка. И этот… накрыл яму куском бумаги разрисованным под каменный пол! Если бы там была иллюзия, я бы увидел!

Аннеса нервно хихикнула, дергая Морено за руку, ворон перевел взгляд за спину Лорен и удивленно округлил глаза. Лорен услышала тихий скребущийся звук и едва слышные крадущиеся шаги. Она медленно повернулась и, зажав рот руками, с ужасом уставилась на стоящего почти вплотную к ней монстра.

— Идиоты! Кошмарика вам мало? — плюнул под ноги Морено и подхватил собирающуюся упасть в обморок принцессу.

За спиной чудовища, согнувшись пополам от смеха, стоял Винсент. Антонио увидев что они разоблачены, расхохотался в голос, от избытка чувств хлопая в ладоши.

— Ы… — ржал он. — Ну почему у меня нет камеры? Я бы смог купить себе автомобиль, если бы продал снимки газетам! Как мы вас… — он рассмеялся пуще прежнего.

— Лорен, ты визжала! — вытирая слезы, заявил Винсент. — А как ты бегаешь!

— Я все папе расскажу! — зло выкрикнула пришедшая в себя Аннеса. — И дяде тоже!

— И что ты расскажешь? — сквозь смех спросил Вин. — Что нарушила запрет его величества и полезла в усыпальницу?

— Вы меня обманули!

— Да нужна ты нам! Я все это не ради тебя затеял! А ради нее! — Винсент кивнул на Лорен. — Мы с Софи поспорили, что я доведу ее до визга. И я довел! А ты была мне нужна, чтобы затащить ее сюда!

— Мы знали, что ты будешь выделываться перед ним, — Антонио ткнула пальцем в ворона. — Все девчонки перед парнями выделываются!

Винсент бросил на друга предостерегающий взгляд, но мальчишка не обратил на него внимания. Тогда будущий герцог Ортис невежливо перебил принца:

— А ворон слишком хорошо воспитан, чтобы оставаться с тобой наедине. Я все рассчитал! — самодовольно произнес он, обходя химеру и становясь перед Лорен. — А ты долго держалась. Железная сеньорита, — с уважением и легкой гордостью произнес паренек. — Я думал, сразу сдашься. Но это было весело, правда, ваше высочество? — Винсент повернулся к Антонио.

Лорен открыла рот, чтобы высказать юному весельчаку все, что она думает о нем, о его шуточках, о его методах, но встретилась взглядом с Морено, который чуть-чуть усмехнулся и качнул головой. Самодовольные мальчишки купались в эйфории от победы, не замечали ничего вокруг. Тем временем их химера вдруг ожила, с нее слетел капюшон, обнажая желтый череп с огромными зубами; огонь в глазницах сменил цвет на зеленый. Она присела и прыгнула на ничего не подозревающего Винсента, широко расставив безобразные руки и оскалив устрашающие зубы, одновременно с этим со всех сторон раздался жуткий тоскливый вой. Антоний заорал первым, но когда костяные руки опустились на плечи Винсента, не выдержал и он. Мальчишка вскрикнул, рванул вперед, споткнулся, упал, перекатился на спину и с громким воплем запустил в химеру сгустком черного огня.

— Как замечательно вы орете, сеньоры, слушала бы и слушала! — гордо задрав голову, прошла мимо сидящего на полу Винсента принцесса. — И в отличие от вас, для меня сделали запись ваших перепуганных голосов, правда, Андриан?

Из тьмы вышел камердинер его величества и бесстрастно поклонился принцессе.

— Маг-бытовик ждет вас, чтобы привести одежду в надлежащий вид.

Лорен не удержалась и рассмеялась.

— Обязательно возьму дубликат записи и буду наслаждаться вечерами в компании Софи и Вероники.

— Это нечестно! — буркнул Винсент, поднимаясь на ноги. — Все равно вы проиграли!

— Смеется тот, кто смеется последним! — высокомерно заявила Аннеса, беря Морено под руку.

— Ваше высочество, но ритуал вы успели провести? — вспомнила Лорен, для чего они спустились в подземелье.

— Нет, — печально ответила девушка. — А теперь у Первого короля на ноге всего четыре пальца. Пропал тот, который нужно было потереть.

Лорен смутилась и протянула принцессе каменный палец, который так и держала все это время в руке.

— Ну и силища! — присвистнул Морено.

— Четыреста пятьдесят лет молодые люди терли этот несчастный палец, ему давно было пора отвалиться, — флегматично сообщил демон.

— Так ведь на удачу! — пылко воскликнул Антоний. — А теперь удача от нас отвернется?

— Нет, конечно, — Андриан слегка улыбнулся. — Ведь у Первого короля еще остался нос.

Марк щелкнул пальцами, отпуская слабенького демона из плена костяного тела, усмехнулся и скользнул в тайный проход. Дверь за ним беззвучно закрылась.

— Успокоился?

Диего ждал герцога в тени старого граба. Он стоял, опершись о ствол, скрестив на груди руки, и к чему-то прислушивался. Марк подошел ближе.

— Слышишь, как они шепчут, mon âme? — в голосе графа Марк услышал грусть. — Они видели, как строился этот дворец, как Первый король самолично положил краеугольный камень в месте будущего тронного зала. Они могли бы поведать так много, но они умирают. Пройдет еще сто лет, и этих деревьев не станет.

Марк опустил руку на теплую кору и почувствовал, как к сердцу потекла легкая энергия, не такая сильная, как от его семейного дерева, но все же граб делился толикой своего тепла.

— Мы все умрем, — тихо произнес Марк.

— Хотелось бы позже, друг мой, — тряхнул волосами Диего. — Мне жаль Амандо.

— Мне тоже.

Они еще немного постояли и молча направились во дворец.

— Марк, может быть, привлечем Лорен к поиску? — Диего остановился на освещенной лестнице.

— Нет.

— Ей придется сталкиваться со смертью в дальнейшем, — тихо, но упрямо повторил Диего. — А у нас сейчас нет ясновидца нужной силы.

— Нет.

— Марк…

— Нет! Пока в моей власти отодвинуть неприятные моменты ее будущей работы, я это сделаю!

— Ты не сможешь защищать ее вечно.

— Я попробую.

— Мon ami, пусть она сама решит.

— Кардинал, вы забываетесь, — холодно отрезал Марк.

Диего молча поклонился и, развернувшись, скрылся за дверью. Марк постоял еще немного, вдыхая теплый вечерний воздух, и пошел следом.

В большом зале играла музыка, гости танцевали. Его величество кружил в танце Аннесу — чистую и довольную. Маг-бытовик знал свое дело, и на платье принцессы не осталось никаких следов недавнего приключения. Антоний и Винсент шептались в углу, бросая на танцующих косые взгляды. Рут танцевала с Первым — вот он что-то спросил, девушка ответила и чуть улыбнулась. Марк оглянулся, где же Лорен? Ворона тоже не было в зале. Демон внутри зарычал и потребовал немедленно разыскать их.

«Убить».

Редкий момент, когда Марк был с ним согласен.

Он подошел к мальчишкам, замечая, как оба напряглись.

— Вы еще не устали?

Оба энергично затрясли головами старательно глядя в сторону.

— А где Лорен?

— Спасает вороненка, — выпалил принц, прежде чем Винсент успел пнуть его в бок.

Марк вопросительно приподнял брови.

— От чего?

— От кого! — Антоний кивнул на сестру. — От этой влюбленной! Она его замучила разговорами про всякие дурацкие платья и книги!

— Антоний хотел показать Морено коллекцию мечей, а Аннеса потащила его смотреть коллекцию бальных платьев, — с ухмылочкой сообщил Винсент. — В свои апартаменты.

— И в чем заключается спасательная операция? — Марк старательно игнорировал тихий шепот демона и собственное желание немедленно убивать. — Аннеса, я вижу, танцует с отцом.

— А она вспомнила вдруг, что забыла шарфик и книгу по истории моды в библиотеке, — хмыкнул Винсент. — Морено вызвался принести, а Лорен вызвалась ему помочь, потому что он не знает, какой шарфик.

Марк сжал кулаки.

— Да только вранье это все. — Антоний внимательно посмотрел на накрытый стол, выбрал маленькое пирожное и засунул его в рот.

Марк повернулся к сыну, но тот, сделав вид, что очень хочет пить, спрятался за большим бокалом с персиковым соком.

— Они давно уже из библиотеки вернулись, — проглотив пирожное, сообщил Антоний. — Я видел, как Лорен заглядывала в зал. Да только сюда не пришли — видно, прячутся от Аннески, пока она опять не потащила всех на прогулку.

Когда Марк отошел от детей, Винсент поставил бокал на стол и легонько хлопнул принца по макушке.

— Трепло!

— Чего это? — обиделся его высочество.

— Если отец убьет Морено, ты будешь виноват.

— А чего он его убивать будет? — непонимающе округлил глаза мальчишка.

— Какой ты еще ребенок, — со вздохом умудренного жизнью старика покачал головой Винсент.

— Ой, взрослый нашелся, — тут же обиделся принц. — Зато дядя ничего не заподозрил!

— Он знает.

— С чего ты взял?

— Он не спросил, как мы погуляли.

Марк пригласил Рут на танец, но едва закончилась музыка, как он покинул зал, даже не проводив даму до диванчика.

Сердце глухо стучало в груди, в голове роились мрачные мысли. Вспоминались взгляды, которыми обменивались Лорен и молодой ворон, слова Ортего, намеки Диего и виноватый взгляд Винсента. Они все что-то знают! И не хотят, чтобы это знал он. Но как смириться с неизвестностью, когда сердце щемит от необъяснимой тоски, когда хочется найти, закрыть собой, спрятать ото всех, запереть! Никому не позволить занимать ее внимание! Он был готов пойти на конфликт с королем, с Орденом, с духовенством! Со всем миром! Но только чтобы она принадлежала только ему.

— Магистр, — гвардеец из охраны телепорта щелкнул каблуками.

— Кто проходил через телепорт за последний час?

— Баронесса Кастро в сопровождении колдуна из братства Ворона, они уходили и вернулись, баронессе стало плохо после перехода, и она здесь отдыхала некоторое время. Кардинал Вальверди Агуэрро покинул замок десять минут назад, велел передать вам, что он в Цитадели. Больше никого не было.

— Куда направились баронесса и колдун?

— Ее высочество Аннеса попросила принести книгу. Сеньоры отправились в библиотеку.

Марк кивнул и направился на жилую половину. Книгу? Что за отговорки? Зачем Аннесе книга? Он до боли сжал кулаки.

— Андриан! — тихо, но властно позвал герцог.

— Я здесь, повелитель.

Черная тень соткалась в широкоплечего мужчину.

— Где они?

— В спальне его высочества.

Марк заскрипел зубами и, стремительно переместившись к демону, схватил его за горло. Раздалось шипение, от пальцев герцога поднялся дым, Андриан захрипел.

— Что они там делают? — чужим, низким, рычащим голосом прошипел герцог.

— Ведро с водой прилаживают над дверью, — демон задыхался, но не шевелился.

Марк еще несколько секунд осознавал услышанное, а затем медленно разжал пальцы, встряхнул кистями рук, сделал глубокий вдох.

— Ведро с водой? — непонимающе переспросил он.

— Еще раньше они сходили к вам в замок и приладили ведро над дверью его светлости Винсента.

— А принцесса…

— Она тоже участвует в этой маленькой мести двум несносным мальчишкам, — позволил себе улыбку камердинер. — Я посчитал, что не стоит вмешиваться. Если я был неправ, готов понести наказание.

Он опустился на колени и склонил голову, но Марк уже убрал остор, который вызвал непроизвольно, даже не помня когда.

Ведро с водой… Они просто устроили двум озорникам небольшой сюрприз. Следовало догадаться, что ворон не простит своего падения в угольную яму, а Лорен и Аннеса его поддержат, потому что это действительно весело. А он ревнивый идиот! Марку стало стыдно за собственную слабость.

— Что же ты за мужчина, если так легко веришь, что девушка готова тебе изменить с каким-то смазливым юнцом? — задал он сам себе риторический вопрос и сам же на него ответил. — Дурак ты, Марк! — В душе недовольно, но как-то смущенно заворочался демон. — И ты дурак! — припечатал его Марк и направился в зал.

Следовало отправить Лорен и Винсента домой, а самому проследить за снятием оцепления, проверить замок, выслушать донесения. Жаль, он не увидит мокрого Вина. Марк улыбнулся. Отчего-то на душе стало легко и светло, он даже готов был простить Морено пристальное внимание к его девочке. Но все равно, пусть он держится от нее подальше!

ГЛАВА 9. Таинственный враг

 Сделать закладку на этом месте книги

Звонок раздался, когда Марк, проводив Рут, вернулся за Лорен и Винсентом. Тревожный отрывистый звонок. Диего. Отвечая, Марк уже знал, что все его планы идут демону под хвост, новости будут неприятными.

— Мы нашли Амандо. Мертв.

— Где?

— В твоем кабинете.

Марк прижал к уху фониль и тихо выругался. В его кабинете, зачарованном на кровь его хозяина, появился труп, и никто этого не видел?

Он отключился, оглядываясь по сторонам. Как назло, Первый уже отбыл. Морено прощался с принцессой, да и не хотелось Марку, чтобы он провожал Лорен.

— Я хотел бы через вас, магистр, передать список книг сеньорите Кастро.

Мягкий голос


убрать рекламу


отца Пауля раздался за спиной. Марк так задумался, что не заметил, как библиотекарь подошел. Храмовник протягивал тонкий белый лист бумаги с гербовой печатью Храма.

— Отец Пауль, — слегка поклонился Марк. — Вы сможете сами передать его, я как раз собираюсь отправить сына в замок Химер.

Марк оглянулся и сделал знак Винсенту. Тот, подхватив Лорен под руку, направился в их сторону.

— Вы уже покидаете дворец? — учтиво поинтересовался библиотекарь.

— Нет. Служба.

— Я могу провести вашего сына и вашу гостью, — предложил отец Пауль. — Заодно заберу книгу, которую вы задолжали нашей библиотеке.

В голосе библиотекаря прозвучала укоризна. Марк виновато развел руками. Он действительно забыл отдать сборник законов прошлого века, который брал всего на день под честное слово.

— Буду признателен. У Лорен аллергия на перемещение.

— Да, я в курсе. Бедная девочка. На длинные переходы ей следует брать с собой амулет.

— Амулет? — переспросил Марк.

— Этот недуг давно известен среди ясновидцев, и давно уже от него изобретено лечение, — с мягкой улыбкой сообщил храмовник. — Я могу завтра показать сеньориту нашим артефакторам, они сделают для нее амулет. Только не забудьте его оплатить, — чуть сварливо добавил он.

Марк внимательно посмотрел на храмовника. Интересно, сколько лет Паулю? Они познакомились семь лет назад, когда библиотекаря перевели в столицу из какого-то дальнего монастыря. Он тогда выглядел лет на сорок пять и с тех пор не особенно изменился. Только добавилась седина на висках, и взгляд стал более жестким.

— Спасибо за информацию. — Марк повернулся к Лорен. — Мне придется оставить вас. Работа.

Девушка устало улыбнулась и кивнула.

— Берегите себя, дон Марк.

— Не жди меня, — шепнул Марк, целуя ей руку. — Но я буду скучать. — Он повернулся к сыну. — Вин, у Ордена проблемы. Ты знаешь, что делать.

Мальчишка, враз став серьезным, кивнул.

Марк смотрел, как они уходят в телепорт, и ощущал тревогу. Что-то было не так.

Кардинал встретил его у комнаты перемещений.

— Что обнаружили?

— Немного.

У Диего зазвонил телефон — простой, не магический. Марк увидел, как дрогнула рука графа, когда он подносил трубку к уху. Телепат уже знал, что услышит.

— На Саша совершено покушение.

— На твоего любовника? — Марк спросил просто, чтобы не молчать.

— Охрана сняла нападавшего. Тело прибудет через десять минут.

— Как Саш?

— Ранен, но жив.

— Диего, мне жаль.

— Он в нашем госпитале, все будет хорошо. Марк, позвони домой, у меня плохое предчувствие.

Плохому предчувствию Диего стоило доверять. Марк поднял фониль.

— Да, мой господин, — раздался спокойный голос Константина.

— Вин прибыл?

— Да, мой господин. Отец Пауль забрал книгу и отбыл. Сеньорита Лорен разговаривает с девочками. Сеньор Винсент и ваш предок активировали защиту замка. Горгульи получили четкие указания.

— Закрой зеркала во всем замке. Пусть Лорен ночует на светлой половине. Ты за них отвечаешь!

— Будет сделано, хозяин.

Марк спрятал фониль в карман и повернулся к Диего, тот удовлетворенно кивнул.

— Позвони Первому.

— После того, как увижу тело Амандо.

Мертвый кардинал лежал на диване, раскинув руки и глядя в потолок невидящими глазами. Марк никогда не видел при жизни на лице шутника Амандо такого умиротворенного выражения.

— Как он умер?

— Потеря крови, — целитель из отдела расследований протянул магистру папку с заключением. — У него спустили кровь. Полностью.

— Каким образом?

Целитель осторожно повернул шею трупа, и Марк увидел два аккуратных прокола на шее.

— Вампир?

— По предварительным данным — да. Но… — Целитель развел руками. — Последнего вампира уничтожили семьдесят лет назад. Более точно о причинах смерти я смогу сказать через час, когда будут готовы результаты алхимического анализа. Но это еще не все, ваша светлость.

Он распахнул рубашку на груди трупа, и Марк громко выматерился.

— Я лично вырежу этому гаду сердце, а душу выкину на корм демонам!

— Он был еще жив, когда его резали, — бесстрастно произнес целитель. — Порезы нанесены тонкими острым предметом, думаю, медицинским скальпелем. Судя по ровным линиям, тот, кто оставил вам послание, не впервые держит в руках скальпель.

— Любой маг, практикующий ритуалы, любой целитель или лекарь. Круг слишком большой, чтобы проверить всех, — тихо произнес Диего.

Целитель перевернул тело на живот, и Марк смог прочесть вторую часть послания.

— «Первый, но не последний. Когда ты останешься один, я приду», — процитировал целитель. — Труп подкинули в ваш кабинет, это вызов лично вам. Я могу забрать тело для дальнейших исследований?

— Да. — Диего посмотрел на часы.

— Ваша светлость! — в кабинет заглянул один из воинов охраны. — Привезли напавшего на сеньора Саша.

— Отлично! Пошли посмотрим на него, а затем наведаемся в госпиталь к пострадавшему. — Марк в последний раз посмотрел на Амандо. — Мы отомстим за тебя, друг.

Пока шли в морг, Марк успел сделать два звонка — старшим детям и Первому. Близнецы уже спали, и неурочный звонок отца перепугал их, а вот Первый выслушал внимательно и, коротко буркнув: «Я кое-что проверю и перезвоню», отключился.

Их встретил помощник Диего. Он коротко поклонился и сразу же начал доклад:

— Вскрытия пока не делали, но по предварительному осмотру напавший — цикличный оборотень, искусственно введенный в частичную трансформацию. Заострены зубы, когти, — четко начал он. — Кто-то заставил его обернуться против воли и напасть на жертву. При этом оборотень рвался к горлу.

— Измеряй расстояние между клыками и сравни с ранами на шее кардинала Амандо, — распорядился Диего. — Позвонишь.

Оборотень оказался высоким пожилым мужчиной, чуть грузным, с бакенбардами и небольшими залысинами. Его простое лицо Марку не было знакомо, а вот Диего, у которого была феноменальная память на лица, его узнал.

— Он ходил на все показы Саша, сидел всегда среди газетчиков. — Кардинал развернулся к помощнику. — Проверьте, не работал ли он на прессу.

Марк хмуро смотрел на кардинала, не мог ли Диего стоять за всем этим? Их с королем «заговор», благодаря которому он познакомился с Лорен, был полностью реализован Диего. И если бы не вмешательство в план графа Спенсера и его кукловода, то Марк до сих пор бы пребывал в полном неведении. Интересно, а как бы сложились их отношения с Лорен, не узнай он правду? Скорее всего, девушку он бы сломал…

В госпитале было тихо и сумеречно, и только возле палаты Саша стояла охрана — не его личные телохранители, а двое орденцев. Диего на секунду остановился, и Марк уловил обрывок его мысли: «…почему он?»

— Потому что до Ортего они добраться не смогли, — автоматически ответил герцог. — О твоих чувствах к королю знают немногие, но знают. Ты никогда не скрывал этого.

— Я люблю Ортего так, как любят вдохновение, искусство, мечту — недосягаемое, чистое, возвышенное. Знаешь, если бы он ответил мне взаимностью, я был бы разочарован. Ты ведь понимаешь, о чем я, mon ami? — Марк кивнул, он понимал. — А Саш дает мне все остальное. — Диего толкнул дверь палаты.

Саш, в клетчатой пижаме, рисовал, сидя на кровати. На голове желтела широкая повязка из бинтов. Марк увидел следы когтей на шее, синяки, ссадины на лице.

— Прости меня, mon amou[1], я не смог тебе уберечь, — тихо произнес Диего.

— Ах, Диего, если бы не мальчики из охраны я был бы мертв! Это ты прости мне мою беспечность! — воскликнул Саш и, отложив в сторону рисунок, протянул к нему руки. — Я художник, а не воин, мне было очень страшно.

Диего присел на кровать, поднес руки любовника к лицу и нежно поцеловал пальцы, затем прижал ладони к щекам.

— Я так боялся тебя потерять, mon amou.

— Je ne peux vivre sans toi, mon ami[2].

Марк деликатно кашлянул, хотя ему хотелось сказать колкость. И он даже понимал причину этого желания — зависть. Диего мог себе позволить открыто показывать чувства, а он — глава Ордена, должен был скрываться, соблюдать правила игры, притворяться, делать вид, что все идет по плану, что все под контролем. Но на самом деле все не так! И план трещит по швам! И он ничего не контролирует, даже собственную жизнь!

— Ах, Марк! — Саш высвободился из объятий Диего и соскочил с кровати. — Ах, мой дорогой, ты неправильно носишь этот костюм! — Он подошел к герцогу и, расстегнув верхнюю и нижнюю пуговицы на пиджаке, с любовью огладил лацканы, отодвинулся, критически осмотрел Марка. — И рубашку под него нужно другую, с высоким воротом! Ах, милый, я обязательно пришлю тебе несколько штук специально для этого костюма.

— Спасибо, сеньор Саш.

— С каких пор, дорогуша, ты начал называть меня сеньором?

— Мы на службе, — улыбнулся Марк.

— Такие строгие и мужественные. — Саш рассмеялся и сразу же стал серьезным. — У меня завтра показ в столице Лундене. Королева бриттов будет лично награждать лучшую коллекцию этого года. Диего, дорогой, я не могу это пропустить!

— Расскажи, что произошло. — Марк сел на единственный стул и приготовился слушать.

— Ах, это было ужасно! — Саш потрогал повязку на голове. — Он подошел поздороваться, сказал, что мой поклонник, что работает на журнал «Мода для всех». Ко мне часто подходят на улице разные люди, я не удивился. Но мальчики велели ему остановиться в нескольких метрах, и вдруг он прыгнул! — Саш поежился и обхватил себя за плечи. — Руки с когтями тянулись к горлу, огромные зубы клацнули прямо у лица! Я закричал, мальчики в него стреляли, а он не умирал! Я упал и ударился головой, а он навис надо мной…

— Мon ami, — Диего обнял его и прижал к себе.

— Его уже убили, а он все не умирал. Он шипел, что выпьет мою кровь, он сказал… Он сказал, что мой Диего должен убить тебя, Марк. Глупость сказал, правда? — Саш беспомощно посмотрел на Диего. — Зачем тебе убивать нашего друга Марка?

— Тот, кто натравил оборотня, считает, что граф будет мстить мне за твою смерть, — спокойно ответил Марк.

— Но при чем здесь ты? — эмоционально воскликнул Саш.

— Амандо убит, — Диего вздохнул. — Он хочет, чтобы вокруг Марка никого не осталось.

— Как убит? — Саш прижал ко рту руки, голубые глаза наполнились слезами. — Что нам делать, mon amou?

— Я поеду с тобой в Лунден, — Диего вопросительно посмотрел на герцога, тот согласно кивнул.

— Мы с Лорен тоже поедем, хочу проведать близнецов.

Диего остался с Сашем, а Марк вернулся в Цитадель. Звонок Первого застал его на пути в морг.

— Магистр, — колдун был очень серьезен. — Дай моим воронам доступ на территорию Цитадели.

— Нет.

— Марк, все очень серьезно. У меня есть версия, но без проверки она ничего не стоит.

— Первый, я не хочу, чтобы вороны узнали наши секреты. А твои парни слишком шустрые.

— Марк, вы не справитесь, — голос колдуна зазвенел сталью. — Вороны не вмешиваются в дела людей, ты же знаешь.

— Они просто слегка направляют историю в то русло, которое им нужно, — саркастически заметил Марк.

Первый тихо рассмеялся.

— На один час, — буркнул Марк. — Если через час твои люди ничего не найдут, они беспрекословно покинут территорию Ордена.

— Они найдут.

В морге версия Диего подтвердилась: следы на шее Амандо принадлежали оборотню, напавшему на Саша, в желудке у него обнаружили остатки крови. Над трупом нежно ворковали некроманты, и к утру Марк рассчитывал получить больше сведений. Досье на убитого уже лежало у него на столе. Одинокий мужчина, работал в журнале, друзей нет, любовницы нет, долгов нет. Собирал марки, состоял на учете, как все цикличные оборотни; в дни полнолуния принимал пилюли, делающие трансформацию неопасной для окружающих. В последнее время на его счету появилась довольно крупная сумма денег, но не настолько крупная, чтобы ради нее убивать. Хвастался на работе, что участвует в медицинском эксперименте, и за это хорошо платят. По-видимому, деньги были оттуда. Сейчас подчиненные Диего искали центр, проводящий эксперимент, но что-то говорило Марку, что найдут они немного. Но все равно это была зацепка.

Магистр потер глаза и попросил подать еще одну чашку кофе. Через несколько дней свадьба, а события начинают выходить из-под контроля. Неужели он ошибся, и против него играет не церковь Единого, а кто-то другой? И стоит ли рассказать о своих подозрениях Лорен? Нет, все же не стоит, негоже женщинам решать проблемы мужчин. Он справится. А девочка ведь обязательно полезет его спасать и подставится под удар. Чистая душа. Наивная. Светлая. Любимая. Нет, он не станет рисковать ею.

Марк улыбнулся, вспомнив их безумную страсть перед балом, и решил, что плевать на все — дождется результата работы воронов и уйдет к своей девочке.

Первый пришел за три минуты до окончания отпущенного воронам часа, и по его лицу Марк понял, что спать сегодня не придется.

— Как я и подозревал, эта игра против тебя.

— И тебе добрый вечер, — снисходительно произнес Марк, глядя, как колдун наливает себе коньяк в кофейную чашку.

— Магистр, против тебя играет родственник.

— Что? — Марк сел ровно. — Не церковники?

— Не могу сказать наверняка, но портал в твой кабинет был открыт при помощи крови. Он наш брат.

Марк ошарашено смотрел на серьезного колдуна.

— Брат?

— Может быть, сестра. — Первый пожал плечами. — Но я склоняюсь, что это мужчина.

— Магистр! — в кабинет быстро вошел секретарь. — Донесение от внешней охраны. Вокруг вашего замка движение, но горгульи спокойны.

Первый поднес кулак к губам и четко скомандовал:

— Всем к замку Черных Химер. Брать живыми!

— Перебрось дополнительную охрану к королевскому дворцу, — уже на ходу отдавал распоряжения Марк. — Выдерни Диего из госпиталя, пусть поспешит к его величеству. Сменить охранные амулеты в Цитадели. И проконтролировать утренние газеты, смерть кардинала Амандо нужно представить как несчастный случай.

— Сделаю, — секретарь исчез.

— Теперь понятно, каким образом он мог разгуливать по моему замку, — прорычал Марк, влетая в телепорт и выбегая из него уже в замке.

— Замок слышит нашу кровь и не сопротивляется, — кивнул Первый, выходя следом.

— Константин! Собери привидений! Где дети?

— Спят, ваша светлость.

— Лорен?

— Сеньорита Лорен готовится к занятиям, она в библиотеке. — Дворецкий бесшумно растворился черным облаком.

— Замок! Перечисли всех кто находится на твоей территории. ВСЕХ!

Марк прислушался к неслышному человеческому уху голосу. В замке чужих не было, а вот на территории…

— Отряд наемников и наш таинственный враг. Замок опознал его как члена семьи. Демоны нижнего мира! Ты был прав!

Ворон кивнул и быстро вышел из зала. Марк сбросил пиджак, расстегнул ворот рубашки и закатал рукава. Глубоко вздохнул, прислушиваясь к довольному демону. Он рвался наружу, и Марк собирался дать ему этот шанс. Сквозь кожу начал проступать черный рисунок древнего, забытого языка — печати, сдерживающие демона. Марк соединил сжатые в кулаки руки, объединяя рисунок. По залу пронесся ледяной ветер, стало темнее, со всех сторон послышался шепот, неясные тени замелькали по стенам.

Тихо приоткрылась дверь.

Марк стоял посреди зала, а за его спиной поднимались огромные черные крылья. Черты его лица неуловимо изменились, стали более резкими, более грубыми; глаза залила первозданная тьма, исчезли густые волосы и прямо из лысого черепа поднялась остроконечная корона. Он стал выше ростом, шире в плечах, на руках сверкнули алмазные когти.

Демон довольно зарычал, взмахнул огромными крыльями и исчез во вспышке огня, чтобы спустя мгновение появиться на крыше замка. Он поднял вверх лицо и засмеялся тихим, злым смехом. Внизу в парке мелькали фигуры людей и горгулий, возле павильона шел магический бой. Демон втянул широкими ноздрями воздух — пахло грозой и смертью. И перепуганными душами. Людишки. Два мага и ведьма. Наемники. Мусор. С ними справятся и горгульи, а их души он сожрет. Но это потом. Он посмотрел вверх. Над замком кружился огромный ворон. Вот он стремительно рухнул вниз, и демон понял, что цель найдена. Он с хохотом ринулся следом.

Лорен тихо закрыла дверь и замерла у стены, крепче прижимая к груди учебник по ясновидению. Она шла из библиотеки, когда увидела Первого, выходящего из зала телепорта, и сразу же радостно застучало сердце. Значит, и Марк здесь! И ноги уже сами понесли в сторону зала, но то, что она увидела внесло в душу сумятицу.

Лорен, наконец, отлипла от стенки и поспешила в свою комнату.

— Сеньорита, — Константин поднялся прямо из пола, чем перепугал девушку до глухого сердцебиения и тихого вскрика, — вам не следует находиться в коридоре.

— Что случилось? — Лорен испуганно остановилась.

— Небольшая неурядица, но все под контролем, — улыбнулся дворецкий, жестом предлагая ей идти в комнату. — Ложитесь спать. Вам и детям ничего не угрожает.

— Константин!

— Сеньорита, где ваша химера?

— Я его оставила с Вероникой. А зачем он тебе?

— Попрошу вас не ходить без охраны, — еще раз повторил дворецкий и распахнул перед Лорен дверь в ее комнату.

— Ну знаешь…

Но дверь уже захлопнулась. Лорен попробовала ее открыть, но, как и ожидала, она оказалась заперта.

— Вот… защитники!

Девушка села на кровать. В груди стучало сердце, в голове прыгали мысли, а перед глазами стояло чужое ужасное существо, в которое превратился ее возлюбленный. Жуткий монстр с безразличными, мертвыми глазами. Она передернула плечами. На темной половине герцог тоже менялся, но он всегда оставался человеком. Сейчас же она увидела что-то невыносимо мрачное и чуждое; существо, от которого шла такая мощная волна ненависти и разрушения, что становилось страшно. Неужели это ее Марк? И… как теперь к нему относиться? Чего ожидать? Как любить, зная, что под личиной красивого мужчины скрывается чудовище? И кто из них настоящий? Аристократ или монстр? Кто же вы, гранд герцог Марк Эмилий Сантьяго Ортис де Сарате — Мальдонадо? Демон или человек?

[1] Моя любовь

[2] Я не могу жить без тебя, друг мой

ГЛАВА 10. Демон

 Сделать закладку на этом месте книги

Они опоздали. И ворон, и демон упали на поляну в момент, когда захлопнулся одноразовый портал. Все, что успел Первый — швырнуть в синий контур портала заклинание, искажающее перенос.

— Надеюсь, он впечатается в стену, — задумчиво рассматривая Марка, произнес он.

Демон оскалился и взмыл в воздух.

Свобода. Полет. Кровь.

Он вновь опустился на крышу, прямо на кончик высокого шпиля, украшающего левую башню. Балансируя крыльями, с удовольствием обозрел окрестности. Как много лакомых душ. Мелкие демоны, населяющие каменные тела горгулий, падали ниц под его взглядами. Ничтожные! Вороны светились черным пламенем, маги — зеленым туманом, простые люди были чуть видны, на месте Первого сияла огромная черная воронка. Силен. Вот бы выпить его душу… Но нельзя. Хотя, было бы забавно схлестнуться с ним в поединке. Достойный соперник — почти так же силен, как и его носитель, а в некоторых вещах опытнее и мудрее. Ничего, Марк еще слишком молод, чтобы войти в полную силу, но теперь есть светлая душа Лорен. Она принесет гармонию и уравновесит носителя, а заодно увеличит его силы, его — княза Инферно. Но для этого нужно сделать ее своей, нужно, чтобы она приняла демона, как до этого приняла Марка. Демон опустил голову и скептически осмотрел тело. В этой ипостаси девчонке будет сложно его принять. Слишком она хрупкая, а ему не хочется ее калечить. Но… Она влекла, будоражила, вызывала сильное желание обладать.

Полностью.

Душой, телом, разумом.

— Моя! — громко выкрикнул демон, и ему отозвался раскат грома.

Приближалась гроза. Его время. Две стихии столкнутся в неистовой ярости, ураганный ветер против сильных крыльев, гром против низкого рыка, молния против тьмы, мощь Инферно против разгула стихии. И демон точно знал, кто победит в этой схватке. Он поднял голову навстречу тяжелым холодным каплям и с громким криком устремился вверх, навстречу меняющейся под порывами ветра туче.

Первый смотрел, как младший брат кружит вокруг замка, опутывая черную каменную громаду толстыми горящими цепями. Демоническая защитная сетка. Очень сложное и очень сильное заклинание, подвластное только князьям Инферно. Бедный Марк, вздохнул колдун, удерживать в себе такую разрушительную силу, жить постоянно на грани, не на секунду не ослабляя контроль… И бедный Винсент, которому предстоит принять эту ношу, если только они не найдут решение. Отправить демона в нижний мир несложно, сложно удержать его там.

Демон сделал очередной круг вокруг замка и закинул последнее звено цепи на флагшток, венчающий самый высокий шпиль. С неба уже лилось, молния сверкала безостановочно, грохот грома скрывал все звуки, доносящиеся из парка. Бойня, которую устроили вороны, давно закончилась. Наемники — те, кто остался жив, — были отведены в павильон, и его ждала впереди приятная ночь. Но сначала более важное дело. Демон взмахнул крыльями, прыгая вниз; три удара сердца — и он оказался возле освещенного окна, толкнул раму и ступил на подоконник.

Она сидела в кресле, закутавшись в большую клетчатую шаль. Книга лежала на коленях, девушка не читала ее, она смотрела на магический огонь и о чем-то думала. Услышав звук открывающегося окна, вздрогнула, подняла голову и сжалась под его огненным взглядом.

Он, склонив голову набок, рассматривал ее, словно увидел впервые.

— Дон Марк? — чуть дрожащим голосом спросила она, и, отложив книгу на стол, поднялась.

Демон сложил крылья и сделал шаг вперед, оставляя после себя мокрые следы. Лорен попятилась, упираясь спиной в стену.

— Боишься? — он постарался смягчить голос, но все равно он был похож на раскаты грома за стеной.

Демон подошел совсем близко, опустился на колени и уткнулся лицом ей в живот, нежно и осторожно обнимая девушку за талию.

— Боишься, — шепнул он с горечью.

— Нет, — Лорен протянула руки, обхватила его лицо и заставила посмотреть себе в глаза. — Уже нет.

Ее теплые, чуть дрожащие пальцы гладили скулы, подбородок, губы, глаза, и он умиротворенно притих в ее руках, наслаждаясь пьянящей энергией, льющейся из ее ладоней.

— Поцелуй меня.

Она наклонилась, осторожно поцеловала его в кончик носа. Демон фыркнул, как большой черный кот, и рассмеялся.

Он старался быть так мягок, как не бывал никогда прежде ни с одной смертной женщиной этого мира. Он очень старался не поранить их с носителем женщину и все равно не сдержался. Когда она — маленькая, нежная, хрупкая, — оказалась под ним, полностью укутанная его объятиями, первобытная стихия прорвалась наружу. Лорен вскрикнула, когда он яростно вбился в ее тело, дернулась, но он не дал вырваться, покрывая лицо поцелуями, слизывая слезы, выступившие на длинных ресницах. Он брал ее с жадной, неистовой силой, не слушая тихие мольбы, не обращая внимания на всхлипы…

И тогда пришла боль.

Боль раскаленной лавой сожгла внутренности, расплавила кости, опалила крылья. Они закричали вместе, он — от нахлынувшего сумасшедшего, невыносимо прекрасного и болезненного оргазма, и она — от огня, прокатившегося по его телу.

— Прочь! — прохрипел демон голосом Марка, вздрагивая и сильнее прижимая к себе свою женщину. — Не отдам! Моя!

Демон выдохнул, нежно и невесомо поцеловал Лорен в губы. По его телу пронеслась волна трансформации, и спустя мгновение девушка лежала в объятиях тяжело дышащего Марка.

— Прости, любимая, — шепнул он. — Прости.

Лорен почувствовала легкий ветерок, и боль отступила. Пустота на месте сердца вновь наполнилась энергией, исчезла беспросветная тоска, которая появилась, когда ее опалило страстью демона.

— Прости.

Она молча перебирала его волосы, гладила плечи, а затем поцеловала в губы. И Марк понял, что прощен.

— Я люблю вас, — шепнула Лорен. — И я ничего не могу с этим поделать.

Они долго лежали обнявшись, и Марк тихо рассказывал Лорен свою историю. Честно, без прикрас, сухими короткими фразами он рассказывал о тьме, которую носил в своей душе. Когда он замолчал, Лорен тихонько всхлипнула.

— Не плачь, я добровольно принял это проклятие. — Марк погладил ее по голове. — Я всегда справлялся, а теперь, когда ты приняла нас обоих, мы справимся с любыми проблемами. Дай Ему шанс, он научится контролировать свою сущность.

— Я понимаю, — улыбнулась сквозь слезы Лорен. — Он как гроза. Как стихия может быть покорной?

— Спасибо, — шепнул Марк и поцеловал ее.

Они еще немного полежали, и герцог со вздохом начал одеваться.

— Мне нужно идти.

— Мне так жаль, что Амандо умер, — тихо произнесла Лорен и погладила его по ссутулившимся плечам.

— Мне тоже жаль. Мы не были близкими друзьями, но проводили вместе много времени.

— Вы найдете того, кто это сделал?

— Да.

Они замолчали.

— Ты пойдешь со мной к близнецам?

— Конечно! Как вы могли сомневаться!

Марк поцеловал Лорен в лоб и вышел из комнаты. Когда он открыл дверь, в щель проскользнул Кошмарик. Химера деловито забралась на кровать и улеглась в ногах. За окном раздался очередной раскат грома, и Лорен услышала в его отголосках:

— Моя!

Она улыбнулась и, укутавшись в одеяло, закрыла глаза.

Лорен вздохнула. Сон не шёл, она опять мысленно переживала встречу с демоном. Ей просто повезло, что дон Марк не скрывал на темной половине свою вторую сущность, и ещё повезло, что она увидела момент превращения. Хотя, повезло ли? Только сейчас Лорен поняла, что ей позволили увидеть этот момент, ведь без разрешения хозяина замок ничего не делал. Да и дворецкого на удивление не оказалось рядом. Выходит, дон Марк сам хотел, чтобы она узнала это страшное семейное проклятие. Он ей доверяет и больше не отпустит. Никто ей не позволит уйти с этой тайной. Пугает ли это? Да, но ведь она сама не хочет уходить. Хочет быть рядом с любимым мужчиной, с его детьми, хочет просыпаться по утрам в его объятиях, видеть любовь в его глазах, и ей все равно, какими будут эти глаза — черными или огненными.

Спать не хотелось. После того, как дон поделился с ней силой, залечивая нанесенные демоном раны, тело переполняла энергия. А раз так, то и лежать в постели нечего.

Лорен быстро встала, натянула платье, собрала волосы в хвост и решительно толкнула дверь… которая оказалась заперта с обратной стороны. Нет, это уже было слишком!

Лорен подергала ручку, постучала, даже несколько раз громко потребовала выпустить её, но за мок проигнорировал.

Кошмарик, лёжа на кровати, с интересом наблюдал за ней. Потом, потрескивая костями, не спеша сполз на пол и боком, словно краб, подобрался к двери.

— Сможешь открыть? — с надеждой спросила Лорен.

Химера чуть озадаченно кивнула и требовательно запросилась на руки. Девушка подняла её до высоты замка, замирая от осознания того, что она нарушает молчаливый приказ Марка.

Через несколько секунд замо к бесшумно открылся, а к Лорен пошла волна самодовольства.

— Да-да, ты у меня умница, — похвалила она Кошмарика и выглянула в коридор, ожидая увидеть возмездие в лице герцога или его дворецкого, ведь невидимый соглядатай уже доложил о её самоуправстве. Ну и пусть! Ей никто не запрещал выходить из комнаты и бродить по замку! А может, ей нужно в библиотеку? Да! Взять ещё один учебник. Или воды попить! Лорен решительно направилась в кухню. Марта всегда оставляет немного еды на ночь, на случай, если герцог прибудет поздно. Правда, он редко ел ночами, но кухарку это не смущало — она была готова кормить своего любимчика сутками.

Лорен бесшумно шла по полутемному коридору, постоянно вздрагивая от малейшего шороха. Она так и не привыкла к этому замку. Днём здесь было светло: солнечный свет лился сквозь большие арочные окна, создавая уют и чувство защищенности. Но ночью замок менялся: огонь магических светильников отбрасывал множество теней, любой звук казался громким и зловещим, а уж зная, какие обитатели населяют эти стены, становилось немного не по себе. Кошмарик весело бежал впереди, иногда оглядываясь и кивая черепом, он первым и нырнул в приоткрытую дверь кухни. Пустой.

— Марта! — тихо позвала Лорен.

Ответом ей был стук собственного сердца и неожиданно громкий бой часов. Лорен нервно вздрогнула, когда за спиной кто-то сдавленно захихикал, и резко оглянулась, хватая со стены скалку.

— Ты такая пугливая, — веселый мальчишеский голос раздался прямо над головой, и из стены вышел довольный донельзя Винсент. — Три часа ночи, что ты делаешь на кухне?

— А ты? — Лорен была рада его видеть, но признаваться в этом не собиралась

— За тобой слежу. Кошмар передал, что ты выходишь из комнаты, а так как сейчас мы на военном положении, я решил проследить, куда это наша смелая Лорен направилась? — честно ответил Вин и полез в шкаф. — Заодно водички попью.

— Ты не напился вечером? — не без ехидства поинтересовалась Лорен, но наполнила чайник водой и поставила на плиту, которая сразу же раскалилась докрасна.

— Я ещё вам отомщу, — беззлобно пообещал Винсент, выставляя на стол тарелки с холодным мясом и пирогами.

— Ага, спасибо что предупредил. — Лорен достала две чашки. — Мы будем готовы.

— Ставь три чашки, сюда идёт Софка.

— Замок сказал?

— Нет, после того, как мы объединили силы, я её чувствую.

Когда заспанная и настороженная София в длинной розовой рубашке и с огненным шаром в руке вошла на кухню, её ждала чашка с горячим белым чаем и тарелочка с разогретым пирожком.

— Вы чего здесь сидите? — зевнула она, убирая огонь. — Против кого замышляете?

убрать рекламу


>— Мы? — невинно похлопал глазами Винсент. — Как ты могла о нас так подумать? Вот, сидим, чаек попиваем, о жизни разговариваем

— В три часа ночи? Лорен, что-то случилось? — не поверила им девочка.

— Я познакомилась с темной половиной вашего отца, — вздохнула Лорен

Дети напряглись и настороженно переглянулись, София отставила чашку и, сцепив пальцы в замок, встревожено воззрилась на Лорен.

— И что? Теперь ты уйдёшь? — чуть презрительно процедил Винсент.

— А ты этого хочешь? — серьёзно спросила Лорен, глядя ему в глаза. — Скажи мне, будущий герцог Ортис, что хочешь ты? Чтобы я ушла или осталась?

— Тебе решать, — уклончиво ответил Вин. — От моего желания или нежелания ничего ведь не зависит, правда, будущая герцогиня Ортис?

— Отец ещё не сделал Лорен предложения, — тихо и немного грустно произнесла София.

— Это вопрос времени, — упрямо тряхнул головой мальчишка. — Если к ней пришёл Он, значит, отец уже все решил. Сама знаешь, этой тайной не разбрасываются.

— И как Он тебе? — София смотрела огромными, мерцающими в полутьме кухни глазами и ждала ответ.

Лорен задумалась.

— Мрачный, нежный и неистовый, хитрый и очень чуждый, если вы понимаете, о чем я.

— Понимаем, — одновременно ответили дети.

— Но я постараюсь привыкнуть и к такому дону Марку, потому что люблю его. — Лорен честно посмотрела на Винсента. — Я не уйду, Вин. Смирись.

— Как-нибудь переживу, — буркнул несносный мальчишка, но Лорен заметила, как они переглянулись с Софией и словно вздохнули с облегчением.

— Так что вы здесь делаете? — Девочка опять потянулась за чашкой.

— Здесь Первый и его вороны, — многозначительно произнёс Винсент. — На нас напали, отец закрыл замок цепями Инферно, теперь к нам никто не сможет пройти кроме тех, кто уже в замке. — Он довольно усмехнулся. — Морено будет недоволен.

— Кто напал? — нахмурилась Софи.

— Магистр сейчас это выясняет, но, похоже, у нас объявился ещё один родственничек. Дождёмся отца и узнаем.

— Пойду я спать, — зевнула девочка. — Не люблю, кода от папы пахнёт кровью.

Она чмокнула Лорен в щеку и повернулась к Винсенту:

— Проводи меня, брат.

Тот фыркнул, точно как его мантикора, и, взяв Софию за руку, утащил её в стену, чтобы появиться спустя три минуты с двумя гибкими трубками в руках.

— Пошли, подслушаем, о чем они говорят, — Вин с заговорщицким видом помахал перед озадаченной Лорен трубками.

— А ты знаешь, где они? — Лорен быстро допила чай и отставила кружку в сторону.

— Они уже в усыпальнице. Ворон зачем-то собрал всех немертвых у гроба первого Ортиса. А меня не позвали, — обижено добавил он. — Словно я не Ортис.

— Меня тоже не позвали, — утешила его Лорен, — хотя я ясновидица.

— Тебе до ясновидицы ещё год учиться, — снисходительно сообщил Вин, и Лорен услышала в его словах знакомые интонации. Мальчишка явно повторял за старым герцогом Ортис, пребывающим ныне в виде лича. — Так ты со мной или тебя тоже провести в комнату?

— Конечно, с тобой! — возмутилась Лорен, хватаясь за протянутую руку. — Если дон Марк спросит меня, что я делала в подземелье, я честно ему скажу, что следила за тобой, чтобы ты никуда не влез!

На это наглое заявление Винсент не нашёл ответа, только засопел агрессивно и скрылся в стене, протащив Лорен следом. Ощущение было странным, словно тело сжали со всех сторон, сплющили, осушили, а затем вновь накачали воздухом. Когда Винсент отпустил её руку, Лорен поняла, что ходить сквозь стены ей определенно не понравилось, лучше по старинке — ножками по лестницам. Но вслух она этого не произнесла, подозревая, что вредный мальчишка специально провёл её самым длинным путём.

— Слушай, а зачем нам прятаться? — шепотом спросила Лорен, когда они притаились за большим каменным саркофагом. — Замок ведь доложит дону Марку, что мы здесь.

— Ха! Отца здесь нет, он в подвалах Ордена, проводит допросы. Лез бы я сюда, если бы он был дома! Здесь Первый, а ему замок не подчиняется. Хоть он и наш родной дядя, но он отказался от рода, когда ушёл к воронам, — зашипел Винсент, всовывая в ухо кончик трубки, а вторую протягиваясь Лорен. — А Константин нас прикроет.

— А почему дворецкий такой добрый?

Лорен подозрительно осмотрела кончик трубки и только потом вставила его в ухо. Сразу нахлынуло множество голосов, будто они стояли рядом с разговаривающими.

— А потому что он не предупредил меня о ведре с водой, — буркнул мальчишка и приложил палец к губам, выглядывая из-за саркофага.

Первый сидел на белом надгробии, а напротив него вились возмущенные призраки. Рядом с колдуном стояли и тихо переговаривались Марта и лич.

— А Марта, что, тоже неживая? — с замирающим сердцем шепнула Лорен.

— Марта — дух замка Химер. Они исчезнет, когда замок рассыплется, — так же шепотом ответил ей Винсент. — Замковая она. — Увидев недоумение в глазах девушки, он снисходительно пояснил: — Дуэнде.

— Домовой?

— Ага. Здорово, правда? И пирожки у нее всегда вкусные.

— С ума сойти, — благоговейно прошептала Лорен.

— Между прочим, ни одна из папиных жен ее не видела. Она только тебе показалась. Цени!

Лорен покачала головой, пытаясь унять нахлынувшую дрожь. Да она в жизни никогда бы не поверила, если бы месяц назад ей кто-нибудь сказал, что она столкнется с существами, о которых до сих пор только в книгах читала. И сама окажется не простой девчонкой, а ясновидицей! В душе Лорен всколыхнулась волна благодарности к его величеству: если бы не он, она бы никогда не познакомилась с доном Марком и его семьей.

— А этот что здесь делает? — прошипел Вин и ткнул пальцем в вышедшего из темноты Морено. — У, проныра!

Лорен хихикнула и прислушалась.

— … тот, кто хочет убить Марка, одной с нами крови. Если вы знаете о нем, то сейчас самое время сообщить об этом, — спокойно продолжил фразу Первый.

Привидения тихо зашелестели. Часть из них, отрицательно помотав призрачными головами, истаяла.

— Надо искать в вашем поколении, — приглушенно произнес лич. — У вашего отца братьев не было. А вот дети быть вполне могли, хотя мне об этом ничего не известно.

— Хоть что-то тебе неизвестно, — самодовольно произнесла величественно выплывшая из надгробия бабушка Марка — донья Изабелл.

Первый смотрел на нее ничего не выражающим взглядом, зато призрак основателя рода весьма красноречиво и заковыристо выругался.

— Гранд! — укоризненно воскликнула Марта.

— Жаль, что душа ее супруга навеки проклята и его нет с нами, иначе ему пришлось бы держать ответ за то, что он ввел в дом эту ведьму.

Донья Изабелл громко фыркнула.

— Он и живой ни во что тебя не ставил, а уж мертвому и тем более не стал бы подчиняться!

— О, я всегда знал, что можно из королевы сделать служанку, но из простолюдинки королеву — никогда! — с презрением отчеканил призрак Гранда.

— Ничего, скоро в вашей чистокровной семье появится еще одна простолюдинка, — парировала Изабелл.

— Что-то ты осмелела, — угроза в голосе Гранда приобрела осязаемую тяжесть.

— Ты такой же призрак как и я, ничего ты мне не сделаешь, — Изабелл показала средний палец.

Лорен с удивлением слушала эту перепалку, и если бабушка Марка всегда казалась ей склочной и вредной доньей, то Гранд удивил. От него Лорен не ожидала столько желчи и презрения.

— Ты что-нибудь знаешь, Изабелл? — черные глаза Первого сверкнули тьмой.

— Может быть и знаю, внучек. — Яд в голове призрака можно было разливать по бутылкам.

— Да ничего она не знает! — с досадой воскликнул лич. — Просто набивает себе цену. Упокоить старую ведьму!

— Попробуй, — Изабелл прошла сквозь тело лича и показала из-за его спины неприличный жест.

— Изабелл, тебе есть что сказать? — Первый не шелохнулся.

— Есть. Но я хочу плату.

— Какую?

— Возможность покидать стены замка.

— Не дальше парковой ограды.

— Тогда я ничего не знаю, — в голосе призрака слышалось притворное сожаление.

— Развеять! — гаркнул старый герцог Ортис, и вокруг него начала собираться сила.

— Спокойно, — задумчиво произнес Первый, внимательно изучая Изабелл своими птичьими глазами. — Куда ты хочешь добраться, ба-бу-шка?

— В свой старый дом, в магазин, город посмотреть. Я скучаю.

— Один раз я смогу дать тебе такую возможность. Час.

— А потом я смогу выходить в парк?

— Да.

— Слово колдуна?

— Слово колдуна.

В воздухе ощутимо похолодало, и Винсент поежился, а Лорен подумала, что зря не взяла Мартин платок, который лежал на стуле в кухне.

— Марк — вылитый папаша, — снисходительно сообщила Изабелл. — Такой же кобель. Пять жен, куча любовниц, шлюхи… теперь вон притащил в замок эту…

— Давай по существу, личную жизнь Марка мы обсуждать не будем, — жестко прервал ее Первый.

Винсент по-змеиному зашипел и сжал руку Лорен.

— Не слушай ее, это вранье.

Девушка кивнула, хотя сердце неприятно кольнуло холодком.

— … ну так было в кого! Папаша ваш тягался постоянно, ни одной юбки не пропустил. Марта, ты же помнишь ту гувернантку, которую он нанял для старшей дочери?

— Тетя умерла еще до рождения Первого, — прошептал Винсент. — Она родилась очень нездоровой.

— Такая худенькая блондинка из Великобриттии? — кивнула Марта. — Помню. Но она недолго у нас задержалась, меньше месяца проработала.

— Естественно! Сложно работать, когда тебя тошнит от вида еды. Герцог ее на второй же день в койку затащил, а эта дура сразу и понесла с первой же ночи. Думала, что он на ней женится, герцог-то вдовец уже был на тот момент. Да только ему она не нужна была, как и остальные девицы, которых он пользовал. Он дал ей денег, договорился в госпитале, чтобы ее принял лучший целитель, лично отвез и забыл.

— И? — нетерпеливо воскликнул лич.

— Я ее навестила в тот же день, хотела убедиться, что она все сделала. Нечего бастардов плодить! Тем более что мы с супругом уже подобрали для пасынка достойную девушку из древнего рода!

— Изабелл, не тяни…

— Так вот, — призрак обвела всех торжествующим взглядом. — Её в госпитале не оказалось! Целитель сказал, что к ней приходила подруга, и они вышли в парк погулять, и больше сеньору никто не видел.

— Значит, она не сбросила ребенка? — задумчиво произнес Гранд. — Почему ты не сказала об этом мужу?

— Сказала. И он даже нашел эту шлюху! Но она отказалась избавляться от плода и пообещала через несколько дней покинуть страну, поклявшись, что ее ребенок никогда не узнает, кто его отец. Мы дали ей денег.

— Похоже, что она не сдержала клятву, — пробормотала Марта.

— Сдержала, — недовольно поджала губы Изабелл.

— Ты наложила на нее проклятие немоты, — догадался Первый. — Умно. Даже пожелав, она бы не смогла рассказать об этом.

— Но она могла оставить записи, которые станут видимы после ее смерти, — сообщил Гранд. — За что не люблю ведьмовские проклятия — они всегда имеют обратную силу.

— Завещание, — подала голос Марта. — Ей сейчас могло быть лет семьдесят.

— Да. Если она умерла, то ее ребенок мог узнать правду и начать мстить.

— Если она оставила бумаги, подтверждающие, что он Ортис, то именно он является первым наследником, — произнес лич. — Она ведь не могла знать, что в нашем роду наследует титул не старший. А… особенный.

— Спасибо, прадед, что не назвал меня ущербным, — раздался усталый голос Марка, и он вышел из тени. — Вин! Марш спать! И ступай по коридору, а не через стены!

Лорен и Вин вздрогнули одновременно и виновато переглянулись. Как он их увидел? Они ведь далеко и спрятались!

— Лорен, милая, иди с Винсентом, я зайду позже.

Винсент не стал ждать продолжения. Он схватил Лорен за руку и бегом бросился к темной лестнице, расположенной за их спинами.

— Повезло! — прошептал он, когда они, запыхавшиеся, выбежали в светлый замковый коридор. — Отец не злится.

— Откуда знаешь? — Лорен, тяжело дыша, прислонилась к стене.

— Если бы злился, сразу бы наказание озвучил. Слушай, как думаешь, кто этот гад?

— Не знаю, — Лорен сразу поняла, о ком спрашивает Винсент. — Но он действует очень уверенно и нагло.

— Отец его найдет и по стене размажет! — без капли сомнения произнес Винсент. — Спокойной ночи.

— Уже утро.

— Все равно нужно поспать, — он широко зевнул и, махнув рукой, юркнул в стену.

Зевок оказался заразительным. Лорен потерла глаза и толкнула дверь в свою комнату. Кошмарик радостно затрещал ножками, сползая с подушки, где он вальяжно лежал, пока хозяйка не видит.

— Разбуди меня в девять часов.

Лорен стянула платье и рухнула на постель, засыпая еще до того, как голова коснулась подушки.

Из стены выглянул Константин, кивнул Кошмарику и исчез, убедившись, что сонное заклинание сработало, как должно.

ГЛАВА 11. Ясновидица

 Сделать закладку на этом месте книги

— Вставай, соня, если хочешь со мной позавтракать.

Тихий голос прорвался сквозь дрему, и Лорен окончательно проснулась, но глаза открывать не спешила, вспоминая свой сон. Снилась какая-то ерунда: будто она находится в тёмной пустой комнате без окон и дверей, ей страшно, холодно и больно. Болят связанные за спиной руки, в горле пересохло, но воды нет. Она не помнит, как оказалась в этом каменном мешке, но точно знает, что если не выберется, то случится страшное…

— Ты такая милая, когда сонная, — в голосе герцога слышалась улыбка, и Лорен, не открывая глаз, потянулась к нему, моментально выбросив из головы утренний сон. — Ох, девочка моя, рискуешь, — тихонько рассмеялся Марк и нежно поцеловал в губы.

Хотелось мурлыкать и лежать так, в объятьях, ни о чем не думая, просто слушать стук его сердца, ощущать дыхание, нежиться под ласковыми руками, перебирающими растрепанные после сна локоны.

— Я отправляюсь к близнецам в Лунден и надеюсь, ты составишь мне компанию, — в промежутках между поцелуями сообщил герцог.

— Конечно. — Лорен все же открыла глаза. — А с кем останутся младшие?

— Константин проследит, чтобы они не покидали стен замка, а в замке им ничего не грозит.

— Кроме скуки и желания куда-нибудь влезть, — пробормотала девушка, и тут ей в голову пришла идея. — А может, отправим их к моей бабушке? Там их точно никто искать не будет.

— Ты хочешь, чтобы они перевернули вашу квартиру и спалили дом? — сделал Марк круглые глаза.

— А может, вызовем бабушку сюда? Она точно не откажется.

— Думаешь? — Марк задумчиво перебирал пряди волос. — Я бы хотел, чтобы у детей была живая бабушка, а не только призрачная, да и познакомиться с твоей семьей давно хочу. Тогда я встречу тебя после посещения библиотеки храма, и мы навестим почтенную дону. Ты ей позвонишь?

— Не буду, — лукаво улыбнулась Лорен. — Пусть будет сюрприз. Дон Марк, все очень серьёзно, да?

Герцог устало улыбнулся и уткнулся лицом ей в волосы.

— Я найду его.

— Я знаю. — Лорен поцеловала его в лоб, и он тихо рассмеялся.

— Одевайся, иначе я разденусь.

В дверь заглянул одетый в костюм и причёсанный Винсент, следом за ним в комнату просочилась мантикора. Брезгливо покосилась на Кошмарика, обошла помещение, заглянула под кровать и, презрительно фыркнув, удалилась, задрав хвост и встопорщив кожистые крылья.

— Отец, Первый пришёл, — серьёзно произнёс Винсент, кивнув Лорен и старательно глядя в потолок.

— Приглашай на завтрак.

— Он не один. С ним трое воронов.

— Вероника будет счастлива — ей меньше каши достанется.

Винсент усмехнулся, кивнул и тихонько закрыл дверь.

В столовую они пришли последними. Вероника радостно кинулась к отцу, он подхватил её на руки и звонко поцеловал в щеку, на что девчушка весело рассмеялась. Марк ссадил дочь на стул и повернулся к Софии, которая сегодня убрала волосы в тугой пучок и надела бледно-голубое платье с белой окантовкой.

— Выглядишь восхитительно, — в голосе герцога проскользнули гордость и нежность.

Он поцеловал дочь, помог сесть Лорен и сам сел между девушками, напротив Винсента и Вероники.

Первый присоединился к завтраку, но его сопровождающие взяли лишь по чашке чая.

Лорен улыбнулась хмурому Морено, парень в ответ только вздохнул, за что получил снисходительный взгляд Первого.

— Что это воронёнок такой печальный? — ехидно поинтересовался Марк, ожидая пока Константин нальет ему кофе.

Лорен с интересом посмотрела на недовольного ворона: ей тоже было любопытно, что или кто заставил вздыхать никогда не унывающего колдуна.

— Её высочество с утра прислала нашему друга приглашение на вечернюю прогулку, — с улыбкой ответил Первый.

— О да, это действительно повод хмуриться, — произнёс Марк и пригрозил пальцем Веронике, размазывающей по тарелке кашу. — Так что вас привело с утра в замок Химер?

— После завтрака.

Лорен пила кофе и тихонько переговаривалась с Софией. Идею познакомиться с бабушкой девочка восприняла радостно, тут же сообщив об этом Вероничке — та довольно захлопала в ладоши и тут же сунула тарелку с недоеденной кашей Константину.

— Сеньорита Вероника, — укоризненно произнёс дворецкий. — Вы не доели.

— Она невкусная, — надулась девочка.

— Я попрошу Марту впредь готовить более тщательно, — бесстрастно сказал Константин.

— Не надо, — Вероника тяжело и громко вздохнула, но никто не обратил внимания на её страдания. — Давай сюда эту овсянку!

— Зато на десерт получите ваши любимые яблочные пирожные, — подсластил пилюлю дворецкий.

Вероника стоически взяла в руки ложку, бросая на улыбающегося отца полные укоризны взгляды, но герцог не менее стойко выдержал её немой укор.

Лорен про себя хихикнула. Какие они все чудесные, особенно эта маленькая хитрая ведьмочка.

После завтрака взрослые перебрались в кабинет герцога — к удивлению Лорен, Первый позвал и её.

— Марк, где та сутана, которую ты нашёл в замке в день совершеннолетия близнецов?

Первый сел в кресло, остальные вороны встали за его спиной — в черных сутанах, с надетыми на головы капюшонами они были неотличимы друг от друга и выглядели довольно грозной силой.

— Зачем? — нахмурился герцог Ортис. — Мои люди исследовали её и ничего не нашли.

— Я хочу, чтобы ясновидица попробовала считать с неё информацию.

— Нет.

— Она смогла это проделать с книгой, значит, сможет и сейчас. Её наставник поможет.

— Она ещё не готова!

— Она никогда не будет готова, если ты будешь и дальше глупо оберегать её, — жестко произнёс Первый.

— Я запрещаю!

— Может быть, я сама решу, что мне делать? — не выдержала Лорен, вспомнив злополучное платье. — Ваша светлость, я не вижу повода отказать воронам.

— Лорен, ты не понимаешь! — воскликнул герцог, моментально выходя из равновесия.

— Ну так объясните мне, — Лорен даже не думала сдаваться.

— Ты можешь почувствовать его эмоции, а это может быть очень неприятно.

— Дон Марк, — как можно мягче произнесла девушка, — мне никуда не деться от этого дара, вы ведь это знаете. И знаете, что мне не раз придётся столкнуться со злом.

— Ты не прошла даже начальной ступени в обучении!

— Не думаю, что это для Лорен опасно, — заметил Первый. — Мы будем рядом и справимся с любыми неожиданностями.

— Я согласна! — решительно поднялась со стула девушка, стараясь не смотреть в сторону разгневанного герцога. В конце концов она не ребёнок и может принимать решения самостоятельно. Да и хотелось помочь поймать убийцу, угрожающего не только дону Марку, но и его детям.

— Делай что хочешь. — Марк взял в руки фониль, произнес три цифры и отдал короткую команду: — Диего, принеси в замок вещественное доказательство номер семьдесят три. Я встречу.

Диего прибыл через семнадцать минут. Все это время Лорен и Мрак не сказали друг другу ни слова. Морено давал последние наставления, девушка его внимательно слушала, а герцог недовольно за этим наблюдал. Первый же только головой качал, думая, что Марк относится к Лорен как к ещё одному ребёнку, а это совершенно неправильно. Девушка слишком самостоятельна и независима для такого отношения, да и дар накладывает свой отпечаток. Она будет все дальше отдаляться от него, если он не прекратит контролировать каждый ее шаг.

— Я стараюсь, — огрызнулся Марк, не глядя на старшего брата.

— Я молчал, — Первый приподнял левую бровь.

— Зато громко думал!

Включилась стихийная телепатия, и Марк уловил отголоски мыслей колдуна. Да, он понимал и был с ним согласен! Но не сейчас же, когда его близкие в опасности! Да и Лорен еще не нарастила шкуру и не отрастила зубки, чтобы выжить в мире опытных интриганов, а поэтому он будет рядом! Нравится это Первому или нет, но Марк не позволит манипулировать его девочкой и использовать ее. И точка! Демон в душе болезненно зашевелился, и Марк сосредоточился на внутренних ощущениях, лишь изредка прислушиваясь к разговорам.

— Делай как тебя учили, я усилю твой дар и помогу выйти, — Морено ободряюще улыбнулся.

— Я могу пойти с тобой, mon ami. — Диего бросил на Марка задумчивый взгляд и зачем-то поправил без того идеально завязанный галстук. — Я никогда этого не делал — не потому что не знаю метод, а потому что не с кем было попробовать. А сегодня у нас идеальная команда. Ясновидица, маг, усиливающий способности, и менталист высокого уровня, — он скромно улыбнулся. — Это может быть весьма… продуктивно. Я буду транслировать для остальных то, что ты увидишь.

— Побочный эффект? — отрывисто бросил Марк.

— Не исследовано, — честно ответил дон Диего. — Но не думаю, что он будет… э… более сильным, чем при обычном сеансе.

— Мне никто не рассказывал о побочных эффектах, — подала голос Лорен. Не хватало еще в обморок упасть!

— И не расскажет, — ответил ей Первый. — У всех по-разному. Кто-то испытывает сильный голод, кто-то жажду, кого-то начинает клонить в сон. Это индивидуально и не обязательно. Просто дон Ортис, как всегда, — выделил он голосом, — ищет повод вмешаться. Хотя, — колдун повысил голос, — ты служишь воронам и согласие магистра Ордена тебе не требуется.

— Я не хочу рисковать любимой женщиной!

Глаза герцога полыхнули алым, но колдун спокойно встретил его взгляд.

— Если вы не гарантируете мне ее безопасность, я не позволю…

— Марк, прекрати! — голос кардинала Диего прозвучал резко и властно. — Сеньорита Лорен Кастро совершеннолетняя, и она приняла решение.

Лорен грустно посмотрела на герцога.

— Сеньоры, оставьте нас на несколько минут, пожалуйста.

Мужчины вышли. Марк сжал губы, предчувствуя, что то, что он услышит, ему не понравится.

— Доверие, дон Марк, не может быть односторонним. А вы мне совершенно не доверяете, вы все еще видите во мне куклу, — тихо, с горечью произнесла Лорен. — Куклу, которую приятно наряжать так, как вам хочется, которой можно похвастать перед другими, с которой вам нравится проводить время. Куклу, которая безропотно выполняет ваши требования, у которой нет своего мнения. Но не больше. Вы не видите во мне личность. Не видите во мне мага. Человека. Только игрушку для постели! Я люблю вас, дон Марк, но быть куклой не хочу! — твердо закончила она.

Герцог хотел сказать, что она неправа, хотел сгрести ее в охапку и закричать в лицо, что это не так! Что, в первую очередь, он заботится о ней! Что он старше, опытнее и сведущ в интригах; он видит, куда тянет Первый, что хочет от Лорен король и зачем она Диего! Что он волнуется о ней, хочет оградить от лишних неприятностей. Но он молчал. Потому что осознал, что она права… Он действительно совершенно ее не знает — ни ее мысли, ни ее мечты, ни ее стремления. Да Винсент знает Лорен больше, чем он! А он все время руководствовался своими собственными эгоистичными желаниями, считая, что они совпадают с ее, что вреда он ей никогда не причинит…

— Прости, — только и смог выдавить Марк. Оправдываться было глупо, что-то доказывать — тоже. — Я просто волнуюсь.

— Я знаю, но… Я не ваша дочь, дон Марк, я… а кто я для вас? Любовница? Каким вы видите наше будущее, дон Марк? — голос девушки звучал все так же тихо, и герцог боялся, что она расплачется. Но Лорен не плакала. — Я смирилась, но только что я поняла, что не хочу жить в клетке, даже если она будет золотой. Я хочу учиться, работать; я хочу, чтобы люди видели во мне Лорен Кастро, а не любовницу герцога Ортис! Я хочу, чтобы вы гордились моими достижениями, хочу стоять рядом с вами, а не в вашей тени. Разве это много?

— Ах, Лорен, — герцог протянул руку, чтобы обнять ее, но девушка отшатнулась, и рука повисла в пустоте. — Девочка моя, я не думал, что ты это так воспринимаешь. Я никогда не посмею запрещать тебе заниматься магией, и я люблю тебя и хочу на тебе жениться. Я ведь уже обещал, что Рут не будет моей женой. Но…

Лорен подняла руку, прерывая его.

— Я помню, — кивнула он, но радости в ее голосе не прозвучало. — Но как я могу доверять вам, когда вы не доверяете мне? У вас слишком много тайн.

— Я открыл тебе главную тайну нашего рода и ты упрекаешь меня в скрытности?

Лорен покачала головой.

— Вы не понимаете?

Марк вздохнул.

— Что я должен тебе пообещать, чтобы мы прекратили ссориться?

— Это называется разговаривать, дон Марк, а не ссориться. — Лорен чуть-чуть улыбнулась. — Обсуждать проблемы, пока они не переросли в необратимые.

— Этому тоже учат в университете? Наряду с массажем животика? — подозрительно поинтересовался герцог, стремясь сменить неприятную тему.

— Пообещайте только одно: вы позволите мне самой принимать решения и не станете скрывать от меня, если вам или детям будет грозить опасность. Дон Марк, ведь можно просто разговаривать. Делиться мыслями, обсуждать прошедший день, планировать будущее…

— У вас в семье было так? — с интересом спросил Марк.

Разговор его тяготил, хотелось стукнуть кулаком по столу и сказать, что он мужчина и решения принимать должен он, но… Марк понимал, что с этой девушкой так нельзя. Она не похожа на его жен, не похожа на Рут, на других придворных дам, которые только и могут болтать о нарядах да сплетничать. Лорен напоминает его мать… Такая же непосредственная и гордая. И очень независимая. За это отец и любил ее и пережил всего на две недели, уйдя за грань следом за ней.

— Я обещаю. И я постараюсь выполнить свое обещание. А теперь давай пригласим остальных и наконец закончим с ясновидением. И знай, мне это не нравится!

— Вы неисправимы, — но больше в голосе Лорен не звучало горечи.

Марк поцеловал ее в висок и распахнул двери.

— Сеньоры, мы готовы.

Первый, Диего и Морено зашли в кабинет, двое воронов встали на страже у двери. Диего надел тонкие перчатки и достал из упаковки белую сутану. Ничего примечательного, обычная сутана, в каких ходят служители культов. Морено встал за спиной и опустил руки Лорен на плечи; она глубоко вздохнула, откидываясь на спинку стула, Диего положил сутану ей на колени, и девушка опустила на нее ладони. Теплая, чуть колючая ткань. Лорен прикрыла глаза — ей так было проще — и, как учил ее лич, представив себя в пустоте, начала спускаться во тьму. Невидимые ступени… далекий гул множества голосов… теплые руки Морено и тихий шепот Диего:

— Я с тобой, mon âme, я с тобой. Иди и ничего не бойся.

Марк сел за стол, пристально следя за лицом Диего. Он давно знал кардинала и сможет понять, если что-то пойдет не так.

— Самое опасное при первом глубоком погружении, да и при последующих, — это заблудиться, поэтому мальчик хорошо сделал, что пошел с ней. Если, конечно, ты ему доверяешь… — шелестящий голос старого лича раздался прямо в голове. — На прошлой стороне реальности все весьма зыбко, и чтобы убить девочку, достаточно просто толкнуть ее в бездну.

— Я убью тебя, если с ней что-то случится, — прошипел герцог, и Диего кивнул, давая знать, что услышал.

Прошло долгих тридцать секунд, которые показались Марку часами и за которые он успел выпить чашку кофе и рюмку коньяка.

— Мы вошли, — раздался тихий голос Диего; он спрятал глаза за длинными ресницами и замер. — Выходим из зала… Это мужчина в сутане, лицо закрыто капюшоном. Остановился у двери, уколол палец длинной иглой, размазал кровь по косяку. Говорит: «Приказываю забыть меня».

— Сука, — не выдержал Марк

— Все же это он, брат. — Первый был более сдержан. — Замок признал кровь и послушал его. Теперь ясно, отчего его никто не видел. Диего, что у вас?

— Мы идем по коридору, он останавливается у каждой статуи, у каждого портрета, рассматривает, гладит. На безымянном пальце левой руки у него черный перстень, такой, как носят иерархи Храма. Шрамов нет. Это восхитительно, mon âme! Я ощущаю его эмоции!

— Триумвират, — благоговейно прошептал колдун, словно боялся спугнуть удачу. — Я читал о таком, но не думал, что удастся увидеть самому. Это…

Марк скрутил пальцы в неприличном жесте. Если глава воронов думает, что магистр отдаст братству Диего, то он очень сильно заблуждается.

— Он дошел до завесы. Это Лорен знает, что пленка, перекрывающая коридор, так называется, я никогда не был в этой части замка. Он остановился, такое чувство, что его не пускает вперед. Он протянул руку, но не дотронулся до завесы, просто водит руками. Сила. Но не могу понять какая. Я ощущаю, что он испуган и озадачен и в то же время испытывает азарт.

— Он не темный, — буркнул Марк, и колдун согласно кивнул.

— Мы идем обратно. Проходим зал приема, идем к спальням. Он задумчив, но не напряжен, ненависти нет, только интерес. Как бы мне хотелось проникнуть в его мысли!

Марк заскрипел зубами. Узнать, что кто-то чужой бродил по его замку, как хозяин, было невыносимо.

— Он остановился у двери в спальню Бернарда, читает,


убрать рекламу


что на ней написано. Голос! Я определенно слышал этот голос! Он удивлен, идет дальше, читает, что написано на дверях комнат детей.

— Их полные имена и прозвища, — шепнул Марк, ощущая, как болезненно сжалось сердце. — Альба сама расписывала двери.

— Он дошел до комнаты Винсента. Резко остановился. Негодование. Злость. Ненависть. Лорен, стоп! Не дотрагивайся до него! Вытягивайте нас! Быстро!

Морено рванул сутану из рук Лорен, Первый махнул в сторону девушки посохом и, положив ладони ей на виски, начал быстро что-то говорить на древнем каркающем языке. Диего покачнулся и распахнул глаза.

— Негодная девчонка! — с восторгом прошептал он, глядя, как Лорен медленно поднимает ресницы. — Сеньорита, это было… это было восхитительно! Это лучше самых горячих объятий!

— Зачем ты меня остановил? Я уже почти достала его!

— Мon âme! Он слишком силен! Ты могла оказаться в ловушке.

— Я его почти схватила! Чуть-чуть, и я бы сдернула с него капюшон!

— Ах, сеньорита, вам еще рано так рисковать, — Диего галантно поцеловал Лорен руку, и она вспыхнула румянцем. — Но это было так восхитительно… — прошептал кардинал, не отпуская девичью ладонь.

— Диего Вальверди Агуэрро… — Марк с удивлением смотрел на друга. — Ты выглядишь пьяным.

— Нет, mon ami, я просто… немного возбужден. — Он задорно улыбнулся и перевел взгляд на Морено. — Как ты, ворон? — голос кардинала приобрел мягкую бархатистость, легкую ноту разврата. =К=н=и=г=о=л=ю=б=.=н=е=т=

— Устал, — коротко буркнул Морено, никак не реагируя на заигрывающий тон графа. — В отличие от тебя я не чувствовал ничьих эмоций. Хочу спать, есть и молчать.

— Истощение. Константин, проводи ворона в гостевую комнату.

Дворецкий соткался из густой тени между шкафом и стеной и приглашающее открыл дверь кабинета. Морено благодарно кивнул Марку и вышел, ни на кого не глядя.

— Я тоже покину вас, — проворковал Диего. — Мне нужно навестить Саша, чтобы…

— Об этом нам знать совершенно не интересно, — поднял руку Марк, прерывая непривычно разговорчивого кардинала. — Ступай и не возвращайся, пока не приведешь себя в норму! Что у вас произошло? — он повернулся к Лорен и усмехнулся.

Девушка смотрела на него огромными глазами, и в них было такое вожделение, что Марк почувствовал, как штаны стали ему тесны. Ее грудь вздымалась, напряженные соски отчетливо проступали сквозь ткань платья, вызывая нестерпимое желание коснуться их. Прерывистое неглубокое дыхание, сжатые в замок руки, чуть приоткрытый рот и румянец смущения на щеках. Она была восхитительна.

— Первый, оставь нас, — хриплым голосом не то попросил, не то приказал Марк.

Колдун понимающе хмыкнул.

— Вот и побочный эффект, — посмеиваясь, произнес он, выходя. — Могло быть хуже.

Марк его не слышал, он срывал с себя рубашку…

Прижать к стене, одной рукой перехватить ее запястья, а второй огладить грудь. Впиться в губы поцелуем, услышать стон, почувствовать, как она подается вперед, как дрожит тело, вжатое в стену. Целовать, долго, болезненно, неистово, не давая опомниться, не позволяя отстраниться. Слышать громкий стук сердца, закинуть ее руки себе на плечи, не разрывая поцелуй, задрать юбку и сжать изо всех сил упругую попку, вызывая всхлип. К демонам штаны, туда же улетают короткие панталончики. Она так восхитительно стонет, когда его пальцы скользят и дразнят, лаская и требуя взаимности.

— Быстрее…

Да, малышка, он это чувствует. Он тоже не может больше сдерживаться. Удобнее перехватить, приподнять и войти — сначала осторожно, потом, дождавшись ее вскрика, сильнее, резче, полнее. Она обхватила его за талию ногами, зарылась руками в волосы, закрыла глаза.

— Смотри на меня.

Страсть. Желание. Любовь. Единение душ и тел.

Ее ногти впились в спину, его пальцы сжимали ягодицы, она запрокинула голову, и он целует пульсирующую жилку на длинной шее.

Сегодня это было так — безумно, быстро, грубо, и… правильно. До громкого крика, до стучащего в висках пульса, до неровного дыхания и восхитительно-болезненного оргазма — правильно.

— Люблю…

ГЛАВА 12. У храмовников

 Сделать закладку на этом месте книги

Они вышли через полчаса, наскоро приведя себя в порядок. Первый пил кофе и просматривал записи, которые передал ему с посыльным Диего. Самого графа не было, но ни Марк, ни Лорен этому не удивись. Понимали, к кому поспешил кардинал. Рядом с колдуном на диване лежала мантикора Винсента. Увидев герцога, она лениво вильнула хвостом, а на Лорен даже внимания не обратила.

— Глядя на вас, я начинаю испытывать недостойную ворона зависть, — без улыбки произнес колдун, довольно потягиваясь. — Марк, ты помолодел на десяток лет. Радует.

— Я и ощущаю себя так, — удивленно произнес Марк, подходя к зеркалу. Вроде бы ничего не изменилось… хотя нет, исчезла морщина между бровей.

— Это ненадолго, — с легким сожалением сказал ворон. — Эффект быстро пройдет, но на ближайшие несколько часов у тебя усилились возможности.

— Девочка моя, да ты просто клад, — Марк поцеловал Лорен в висок, совершенно не стесняясь колдуна.

— Это не Лорен, это мой ворон, — разочаровал его Первый. — Сила катализатора зацепила и тебя. Вообще очень интересный эффект от работы триумвирата. Диего и Лорен получили… э… немного возбуждения, потому что они оба этого хотели. — Лорен в негодованием открыла рот, но колдун поднял руку, призывая ее к молчанию. — А Морено получил полное физическое истощение…

— Потому что не хочет идти на свидание с принцессой, — хихикнула Лорен.

— Вполне возможно, — мягко улыбнулся Первый.

— Итак, что мы узнали? — Марк моментально стал собранным и строгим.

— Сеньорита Кастро, у тебя ведь сегодня встреча в библиотеке Храма? — вместо ответа Первый обратился к Лорен, та кивнула. — Такой шанс не стоит упускать, отец Пауль редко кого пускает в свою вотчину.

— Как мне себя с ним вести? — Лорен немного волновалась перед встречей.

— Да как обычно. — Первый погладил мантикору, она в ответ недовольно махнула хвостом. — Будь любезна и открыта. Мальчики будут тебя сопровождать.

— Возьми, — Марк протянул маленькую модель переносного магического телефона — фониля. — Позвонишь, когда освободишься, и мы навестим твою бабушку. Мой позывной: «Удав».

Лорен улыбнулась, подставила щеку под поцелуй, поклонилась Первому и выпорхнула за дверь, где ее ожидали два ворона и старый герцог Ортис.

— Дорогая наша Лорен, — начал лич, пристраиваясь рядом. — Где перстень дона Диего?

— В сумке, на темной половине, — растеряно ответила Лорен.

— Я провожу тебя, дитя. Не расставайся с ним: мало ли, что может произойти…

Лорен серьезно кивнула, она и сама подумывала об этом.

— Вы ведь знаете, что мы сегодня делали, учитель? — робко спросила она у лича, когда они вошли в комнату на темной половине.

Старый герцог прошел завесу и провел Лорен, словно они по парку гуляли. Никаких побочных эффектов, никакой слабости, просто прошли и все.

— Конечно, милая. И я горжусь вами. Не ожидал от дона Диего такой силы… это пугает, — пробормотал лич. — В пятьсот втором году маньяк убил тридцать четыре девушки и найти его не могли. Никаких зацепок, ясновидцы видели только силуэт в черном балахоне. Тогда наш король пригласил к расследованию Паучью службу Великобриттии. Они прислали триумвират — ясновидец, маг-катализатор и менталист, все очень высокого уровня. Очень! Я впервые увидел, как работает эта тройка. Потрясающе! — Лич замолчал, вспоминая.

— Они нашли маньяка?

— Конечно! — Махнул рукой немертвый герцог. — Это оказался один из дворян.

— А у нас не получилось, — с сожалением произнесла Лорен, продевая перстень дона Диего сквозь цепочку и вешая на шею.

— Думаешь? — лукаво переспросил лич.

Девушка кивнула.

— Сеньорита! Поверь старому личу: мальчики уже догадываются, кто это.

— А вы? — Лорен выглянула из-за двери, она переоделась в брючный костюм и удобные коричневые туфли. Осталось лишь шляпку надеть и взять сумочку.

— Есть кое-какие мыслишки, есть! — Герцог потер сухие руки. — Ах, да, подготовь к следующему занятию доклад, почему нельзя хватать руками собственные видения.

— Дон Ортис, а вам не страшно? — абсолютно серьезно спросила у лича Лорен, когда они вышли в зал телепортации, где ее ожидали вороны. — За детей?

Старый герцог печально улыбнулся.

— И попроси целителей Храма, чтобы дали тебе амулет от… укачивания в телепорте, — махнул он на прощание рукой и исчез.

Отец Пауль ждал Лорен, как и обещал, у входа на территорию храмового комплекса. Моложавый, подтянутый, улыбающийся, с россыпью тоненьких морщинок в уголках глаз, он мог бы быть красивым, если бы не выпяченная нижняя губа. Из-за нее вид у храмовника был немного обиженный. Мужчина поздоровался и откинул капюшон, Лорен заметила, как сверкнул на безымянном пальце черный перстень. Девушка едва не вскрикнула — это же перстень из ее видения!

— Прошу, баронесса, — он кивнул в сторону небольшого двухэтажного здания выкрашенного в желтый цвет. — Первоначально, как я и обещал, зайдем к целителям, негоже вам мучиться после каждого перемещения.

Лорен кивнула и безропотно последовала за отцом Паулем, с любопытством оглядываясь по сторонам. На территории комплекса было очень много цветов, так много, словно храмовые желтые постройки стояли в дивном саду, а не посреди большого шумного города. Тишина, тонкий аромат цветущих растений, тихий звон множества колокольчиков, украшающих высокие треугольные крыши. От всего веяло покоем, силой и доброжелательностью. Храм Всех Богов проповедовал терпимую к другим конфессиям религию и поэтому был самым популярным. Много прихожан, много пожертвований. Это было заметно по позолоте на колокольчиках и коньках крыш, по яркой росписи, по выложенной песчаной плиткой дорожке. Ухожено, красиво, умиротворяющее.

— Вот та сеньорита, о которой я вам говорил, — обратился отец Пауль к молодому кареглазому целителю.

Лорен оглянулась. Как интересно! Сразу было видно, что здесь работают не просто целители, а создатели медицинских амулетов. Какие-то крутящиеся приспособления, горелки, ювелирные инструменты, молоточки, щипчики, даже маленький горн! Все разложено ровненько, по размерам — от маленького к большему.

— У нас все готово, — целитель протянул отцу Паулю небольшой камешек на веревочке. — Полторы золотой кроны.

— Почему так дорого? — удивился библиотекарь, рассматривая амулет.

Лорен тоже удивилась — простой амулет стоит меньше в два раза.

— Вы сами сказали, что сеньорита — ясновидица. Для магов приходится брать экранирующий материал, а он недешевый. Зато этот амулет не будет мешать творить ворожбу. Но учтите, сеньорита, — молодой целитель обратился к Лорен, — другие амулеты и артефакты рядом с ним потеряют часть своих сил, поэтому советую вам использовать его только при перемещениях.

— Я выпишу чек? — Лорен полезла в сумочку за чековой книжкой, которую торжественно вручил ей Морено день назад.

— Нет, нет, все ваши расходы оплачивает Орден Черного Ворона, — отмахнулся от нее целитель и, потеряв к гостям всякий интерес, склонился над пробиркой с зеленой жидкостью.

Лорен обратила внимание, что у него на пальце точно такой же перстень, как и у отца Пауля. Видно, их носят все представители храма.

— Отец Пауль, откуда вы родом? — спросила девушка, когда они, оставив воронов на улице, спустились в подвал, где располагалась зарытая секция библиотеки.

— Почему вы спрашиваете?

— У вас такой интересный акцент.

— Я родился и жил в Великобриттии, а сюда был переведен несколько лет назад, — улыбнулся отец Пауль.

— Вы, наверное, много путешествовали?

— О да! Я побывал во многих странах. А вы, сеньорита? — Отец Пауль открыл дверь и зажег свет. — Прошу.

— Я нигде не была, но сегодня вечером я отбываю в Лунден. Меня пригласили на ритуал посвящения в студенты. Я уже предвкушаю это путешествие.

— И кого вы намерены навестить? — без особого интереса спросил храмовник, пропуская девушку в залитый светом подвал.

— Младших Ортисов — Бернарда и Альбу, — благоговейным шепотом ответила Лорен, не думая о том, что она говорит, потому как дыхание сперло от открывшегося вида.

Огромный подвал был до потолка заставлен стеллажами с книгами. Вдоль одной стены тянулась стеклянная витрина, в которой лежали древние манускрипты и всевозможные археологические находки.

— Даже мумия, — прошептала Лорен, сложив руки на груди. — Вот бы до нее дотронуться, чтобы считать прошлое!

— Это опасно, сеньорита. Боюсь, герцог Ортис мне этого не простит, — лукаво улыбнулся отец Пауль. — Он ведь влюблен в вас, не так ли?

— С чего вы так решили? — вспыхнула Лорен, находя этот вопрос бестактным и неприличным.

— О, это видно невооруженным взглядом, но простите мне старческое любопытство, — отец Пауль тихо рассмеялся и направился к одному из стеллажей.

— Вы совсем не старый, — смущенно заметила Лорен.

— Вот! — отец Пауль с гордостью указал на шкаф. — Все это книги по ясновидению! Вы можете изучать их здесь, сколь вам угодно, баронесса Кастро. Садитесь за этот стол и работайте, а я пока на вашем амулете сменю ненадежную веревку на более пристойную для вас цепочку. А то деньги берут огромные, а повесили на какой-то простой черный шнурок, — еще долго бубнил он себе под нос, располагаясь за соседним столом, но Лорен его уже не слушала.

Отец Пауль улыбнулся, глядя, как девушка с восторгом перебирает корешки книг, поглаживая их и громким шепотом читая названия. Он неторопливо достал целительский амулет, поднес к свету камешек, поцокал, изучая его на свет, затем решительно вытащил из колечка шнурок и продел толстую серебряную цепочку со сложным витьем. Получилось симпатичное украшение, как раз для молоденькой девушки. Библиотекарь провел над ним рукой, прислушался к ощущениям, улыбнулся и отложил в сторону.

— Вот теперь все как надо, — тихо пробормотал он.

Через пять часов отец Пауль проводил Лорен наверх. Девушка сидела бы в библиотеке еще долго, но позвонил герцог Ортис и сообщил, что ждет ее у ворот.

— Сообщите мне, когда захотите еще прийти, — отец Пауль протянул амулет и карточку с номером.

Лорен попрощалась с ним и с воронами и выбежала за ворота, прижимая к груди маленькую тонкую книжечку, которую выпросила в поездку.

Марк стоял, опершись спиной на капот своего роскошного автомобиля, и выглядел элегантно, как демон соблазна, тот самый, который в сказках сбивает невинных девиц с правильного пути. Темно-синий костюм от Саша, белоснежная рубашка с модным в этом сезоне тонким галстуком; зажим галстука, как и запонки, украшены прозрачным камнем. Лорен никогда не видела черный бриллиант, поэтому не смогла оценить стоимость комплекта, хотя оценила изысканную строгость и красоту. От взгляда дона по телу прошла волна, в животе предательски задрожало, в ногах появилась слабость. Лорен покачнулась от нахлынувшего враз желания, Да что это такое! У них ведь был уже… ну, они ведь занимались сегодня этим самым… И ей опять хочется? Ужас! Это все еще последствия сеанса ясновидения или ее личное желание? Ох, что же он так смотрит, как будто знает, о чем она думает.

Марк прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Лорен выглядела так, будто боялась, что он собирается ее разложить прямо на капоте. Хотя, эта идея ему определенно нравилась, и он бы не отказался заехать в укромное местечко, где-нибудь в пустынном парке.

Марк открыл девушке дверцу и все же улыбнулся.

— Так и знал, что ты забудешь перезвонить.

— Дон Марк, там столько книг! Еще больше, чем в нашей библиотеке! — с восторгом произнесла Лорен, любовно поглаживая корешок принесенной книги.

— Девочка моя, ты еще не была в хранилище воронов. — Марк завел двигатель, и они медленно поехали в сторону окраины. — Рассказывай!

Он слушал вполуха, больше наслаждаясь звуками ее голоса, чем смыслом сказанного. И только когда Лорен начала рассказывать об амулете, Марк начал слушать внимательно.

— Пока старый Ортис и Первый не проверят этот амулет, не носи его.

— Хорошо, — чуть испуганно ответила девушка. — Думаете, отец Пауль и есть тот враг, который вам вредит? Он приехал из Великобриттии! Он сам мне рассказал.

— Я знаю.

Лорен притихла. Марк, не отрывая взгляд от дороги, протянул руку и погладил ее по колену.

— Отец Пауль входит в число подозреваемых, но тебе не стоит волноваться — мы за тобой присмотрим.

— Как? — вырвалось у Лорен.

— На тебе сейчас защиты больше, чем на короле, — Марк бросил на девушку смеющийся взгляд. — Ты же не думала, что мы выпустим тебя только в сопровождении воронов?

— А кто защитит вас? — тихо поинтересовалась Лорен.

— Не хочешь позвонить бабушке? — решил сменить тему Марк.

— Нет! Пусть сюрприз будет! — Лорен задорно сверкнула глазами.

— Как знаешь, — пробормотал Марк, сворачивая на узкую улочку, вьющуюся среди серых пятиэтажных домов.

Во двор они заехали не без происшествия. Дорога оказалась слишком узкой, и Марк снес распиленную железную бочку, используемую под клумбу. Зато их заметили все — бойкие старушки, сидящие в беседке, толпа ребятишек, пара мужиков, пилящих дрова прямо у второго подъезда. В окнах появились любопытствующие, начали распахиваться деревянные ставни, которые днем обычно держат закрытыми, чтобы сберечь жилье от жары. Марк вышел из машины и открыл Лорен дверцу; подал руку, включил магическую охрану на автомобиле (рисковать не хотелось, угнать не угонят, но вандалов хватает) и под молчаливыми, но очень красноречивыми взглядами они прошли к подъезду. Как только за ними захлопнулась обшарпанная дверь, весь двор взорвался разноголосым шумом.

Марк осмотрелся. Ему приходилось бывать в разных местах, и дом, в котором жила бабушка Лорен, не показался герцогу чем-то ужасным. Обычный многосемейный дом для небогатых горожан. Но ничего, если все пройдет, как он задумал, то больше Лорен не придется сюда возвращаться.

— А вот на этом месте был цветик Вероники, — улыбнулась Лорен и провела рукой по выемке в стене. — Дон Марк, ведь дети не придумали эту историю?

— Что Вероника тебя выбрала? Нет. Эта маленькая ведьмочка принесет нам еще много сюрпризов, — вздохнул Марк и прижал на мгновение девушку к себе. — Я ей за это благодарен. Ну, веди.

— Не боитесь? — лукаво поинтересовалась Лорен, но в ее голосе герцог услышал, что она сама волнуется.

— Боюсь, — честно признался он, поднимаясь следом за девушкой по широкой грязной лестнице. — Никогда еще не знакомился с бабушками своих женщин.

— А что вы ей скажете?

— Уж найду что…

Лорен подошла к двери и громко постучала, Марк нервно поправил галстук. Вот дурак! Надо было хоть цветы купить! Или конфет, или духи какие… что там обычно дарят престарелым доньям?

Открылась соседняя дверь, и в щель выглянула толстая сеньора в цветастом халате и с сигаретой в руках. Лорен поздоровалась.

— Привет, — окинула она Лорен цепким взглядом. — Выглядишь как настоящая дона. Стучи громче, бабушка дома, — она подозрительно осмотрела Марка, и он понял, что его узнали: глаза толстухи удивленно округлились, и дверь тотчас захлопнулась.

Лорен заколотила сильнее, и им наконец открыли.

— Ты же говорила, что позвонишь! — укоризненно произнесла открывшая дверь женщина в теплом стеганом халате. — Да ты еще и с гостем! — всплеснула она руками. — Сколько раз я тебе говорила: нельзя приводить в дом друзей, не предупредив заранее!

«Интересно, она нас в квартиру пустит или на лестнице будет держать?» — подумал Марк, спиной ощущая взгляд из соседней квартиры. Толстая соседка явно подсматривала в глазок. Лорен, видно, тоже ситуация начала смущать, она покосилась на герцога и зашипела:

— Ба! Ты нас пустишь или мне отправить герцога Ортиса ждать в машине?

При имени герцога старая сеньора ойкнула и посторонилась.

Они вошли в малюсенькую прихожую, напоминающую чулан, из которой вели три двери — одна в кухню, одна, наверное, в санузел и одна, плотно закрытая, в комнату. Лорен и бабушка, извинившись, шмыгнули в комнату, оставив дона стоять посреди коридорчика. Он оглянулся. Бедненько, но очень аккуратно и симпатично. Марк прислушался. Дверь и стены были очень тонкими, а слух у герцога — очень хорошим, поэтому он слышал все, о чем шептались в комнате.

— Лорка, Лорка, — донеслось из-за закрытой двери, — когда ты повзрослеешь? Подай мне зеленое платье. Притащить в дом такого знатного гостя, а у меня даже угостить его нечем. И вообще… — голос замолчал. — А откуда ты его знаешь?

— Ба, — громким шепотом сообщила Лорен, и Марк представил, с каким выражением она это говорит. — Я же говорила, что устроилась няней в богатый дом! Так вот, это дети герцога Ортиса! Их трое, и они замечательные!

— Он же через три дня женится!

— Он не женится.

— Лорка, во что ты опять вляпалась?

— Что значит «опять»?

— Помнишь, когда ты устроилась работать в магазин, его хозяин тебя домогался? Этот герцог — тоже? Скажи мне правду! Мы хоть люди и небогатые, но у нас еще остались друзья в полиции! Я…

— Ба, — застонала Лорен, и Марк за дверью улыбнулся. — Не домогается он меня!

Герцог хмыкнул.

— А чего он пришел?

— Он хочет чтобы ты… ой, пошли, он сам все расскажет.

— Стой! Прическу надо поправить и губы подкрасить. Ох, такой гость, а у меня нет пирожных…

Через пять минут герцог чинно сидел на маленьком продавленном диване, закрытым клетчатым пледом, и впервые в жизни не знал, что ему говорить.

Лорен коротко изложила причину их прибытия, но ведь на самом деле он приехал совершенно не за этим…

— Ба, мы с герцогом уезжаем на несколько дней, а за детьми некому присмотреть. Вот дон Ортис и хотел тебе предложить побыть для его деток бабушкой, — закончила Лорен.

— Что значит — уезжаете вдвоем? У этого дона свадьба через несколько дней! Незамужней девице не пристало сопровождать холостого мужчину в поездках! — пожилая сеньора Кастро с негодованием смотрела на герцога. — Так… внученька, сходи в магазин за пирожными. Очень чаю хочется…

Марк услышал в голосе сеньоры неприкрытую угрозу и внутренне сжался.

— А вы не поссоритесь? — хнычущим голосом спросила Лорен. — Ба, у меня есть еще новости…

— Потом расскажешь. После того как я поговорю с доном, я решу, стоит ли тебе возвращаться в его замок! Чует мое больное сердце, что тебя нагло используют!

— У тебя же здоровое сердце, — Лорен ободряюще улыбнулась герцогу.

— Пока еще здоровое, — многозначительно кивнула сеньора.

— Я быстро. Пожалуйста, ведите себя хорошо, — Лорен чмокнула бабушку в щеку и выбежала из комнаты.

— Рассказывайте, во что вы втянули мою девочку? — голосом строгой классной дамы спросила дона и подвинула к себе фониль.

— Вы ведь меня совершенно не знаете, а заранее думаете обо мне плохо, — мягко произнес он.

— Я читаю газеты, — пренебрежительно фыркнула сеньора Кастро.

— Тогда вы знаете, что Лорен получила титул баронессы?

— Что?

— У нее открылся дар ясновидицы. Очень сильный дар.

— В их роду дар открывается у женщин только после сильного нервного напряжения. А значит, у моей девочки что-то случилось? — нахмурилась сеньора.

— Вы не удивлены?

— Я знала, что это рано или поздно произойдет. Хотя и надеялась, что не в этом поколении, — вздохнула женщина. — Но коль случилось, то…

— Она учится и находится под покровительством ордена Черного Ворона и под моим покровительством…

— Погодите, молодой человек, — сеньора тяжело встала, подошла к небольшому шкафчику, достала из его недр коробку с сигаретами, и только затянувшись, продолжила: — А вы тут при чем?

Марк вздохнул, набрал в легкие как можно больше воздуха и честно ответил:

— Я люблю вашу внучку и прошу разрешения на ней жениться.

Демоны темной стороны! Как это, оказывается, сложно было произнести!

Лорен пришла через час — она специально ходила в самую дальнюю булочную, чтобы дать время герцогу и бабушке поговорить. Да и во дворе задержалась, отвечая на вопросы любопытных соседей. Было страшновато: зная характеры этих двоих, можно было ожидать чего угодно. Но за дверью было тихо, никто не бил посуду и не вызывал полицию. Может, не убили друг друга? Она тихонько открыла дверь.

— Я дома! Ставлю чайник!

— Не стоит, — раздался бодрый голос ба. — Попьем чай в замке. Мне не терпится посмотреть на детей и познакомиться со всеми чудесами, что мне обещал Марк.

Марк? Она сказала — Марк?

Герцог вышел первым, неся в руках большую дорожную сумку. Он подмигнула Лорен, украдкой чмокнул в щеку и, не сказав ни слова, направился к выходу.

— Жду в автомобиле.

Следом вышла бабушка, одетая в дорожный клетчатый костюм. Она деловито осмотрела помещение, погасила свет и выпихнула растерянную Лорен на лестничную клетку.

— Ба, — зашептала та, пока сеньора запирала двери, — что это все значит?

— Что тебя нельзя оставлять без присмотра! — отрезала бабушка и вдруг крепко обняла Лорен. — Он хороший мальчик и такой несчастный. Но доверять я бы ему не стала, пока не женится, конечно…

Лорен только ошарашено поморгала.

ГЛАВА 13. Верные друзья

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен аккуратно положила расческу в футляр и захлопнула крышку чемодана. Уходят из замка всего на два дня, а волнений словно на неделю. Она окинула взглядом комнату. Чувство, будто она никогда больше сюда не вернется. Лорен провела ладонью по шелку покрывала, ощущая под пальцами его прохладу, зачем-то поправила ровно лежащую подушку.

— Ты готова? — Марк одной рукой подхватил чемодан, а второй обнял Лорен. — Безнадежно опаздываем. А еще надо заглянуть к детям.

— Ба с ними поладила, даже Винсент принял ее сразу и безоговорочно, — чуть ревниво сообщила ему Лорен, когда они перешли завесу. — Вот как ей это удается?

— Магия бабушек?

Лорен фыркнула.

— Надеюсь, теперь она не будет распространяться на меня.

— Не знаю, — немного грустно произнес Марк, отдавая чемодан появившемуся из тьмы Константину. — У меня никогда не было настоящей бабушки. У аристократов не принято возиться с детьми.

— Но вы же возитесь, — Лорен взяла его за руку. — Вы замечательный отец, дон Марк.

— Благодаря Первому. Когда я был маленьким, он постоянно возился со мной, был нянькой, другом и старшим братом. Меня это иногда раздражало и я часто пытался избежать его опеки, но когда он ушел из дома, мне стало совсем одиноко. Отец был постоянно занят на королевской службе, мать занималась изысканиями и пропадала в лаборатории, и тогда я понял, что потерял. Я поклялся, что если у меня будут дети, я буду вести себя с ними, как вел со мной себя мой старший брат.

Они подошли к кухне, и Марк, приложив палец к губам, тихонько приоткрыл дверь. Ба и Марта сидели за столом и беседовали с личем, который в честь гостьи надел новый бархатный камзол густого синего цвета. Вокруг них примостились дети, с интересом слушая рассказ бабушки и изредка хихикая. Особенно довольным выглядел Винсент, и Лорен моментально заподозрила бабушку в разглашении ее детских тайн. И оказалась права!

— …А когда Лорочка была такой, как Вероничка, она поехала с дедушкой в гости к его другу. Ехали они обычным городским мобилиусом, вы их, наверное, никогда и не видели? Такие длинные вагоны без крыши, которые ездят по рельсам на магическом движке. И вот подходит к ним кондуктор, взять деньги за проезд, а Лорочка укоризненно на него смотрит и пальчиком делает вот так, — бабушка помахала перед носом улыбающейся Софии пальцем. — А она была пухленькой, щечки такие, что ухватить хотелось, волосы кудрявые, пальчики толстенькие. Не ребенок, а картинка! Вот машет она пальчиком и строго говорит: «Сеньор, смотрите, муха сидит на окошке и у нее тоже нет билета! Почему вы с нас берете за проезд, а с нее нет?» Кондуктор рассмеялся и не стал брать с них денег. Лорочка с детства была очень внимательной и экономной особой.

Марк сдавленно хрюкнул, а Лорен вспыхнула. Она бы еще рассказала, как маленькая Лорочка училась ходить на горшок! Нет, ба неисправима!

— Она заранее готовилась жить в нищете, — раздался противный голос, и из стены величаво, словно королева, выплыл призрак доньи Изабелл. — Вижу, что твоя Лорочка до сих пор предприимчивая особа. Саму не выгнать, еще и семью притащила! Не удивлюсь, если завтра к дверям нашего  родового замка припрутся остальные бедные родственники!

— Ну ты и язва, — укоризненно покачала головой Марта.

Старый Ортис гневно вскочил на ноги, но ба словно не слышала призрака. Она поднесла к губам чашку, сделала глоток и спокойно обратилась к Софии:

— Марк сказал, что у вас есть замечательная лужайка с семейными деревьями любви. Не познакомите меня с ними?

— А вам и правда это интересно? — смущенно поинтересовалась девочка.

— Конечно! Мне интересно все! Я вообще весьма любопытная особа, — заговорщицки понизила голос сеньора Кастро. — А еще я очень неплохо стреляю из пистоля. В молодости я была чемпионкой университета!

— Это правда? — шепнул Марк, и Лорен кивнула. — Ну все, Вина твоя бабушка покорила!

— Всего час в замке, а уже сует нос во все уголки! — не смогла смолчать Изабелл.

— Сеньор, вы с нами? — бабушка легко поднялась и протянула довольной Веронике руку.

— Непременно, милейшая сударыня! — восторженно воскликнул лич. — Сочту за честь! Я вам покажу сосну, которую лично посадил


убрать рекламу


несколько сотен лет назад… в каком же году это было… лет за триста до моей смерти? Или раньше?

— Не столь важно, сеньор, — улыбнулась ему ба. — Я иногда тоже забываю, куда воткнула иголку, которую только что держала в руках. Очень нервно бывает, знаете ли. — Она повернулась к Марте. — Марта, ужин готовлю я! Тебе надо иногда отдыхать! И не спорь!

Судя по довольному лицу Марты, спорить она как раз и не собиралась. Из тени в углу вышел Константин, как всегда в черном, как всегда серьезен и элегантен.

— Константин, мальчик мой! — ба с самым заговорщицким видом ухватила его за руку. — В замке что-то завелось! Я уже несколько минут слышу противное жужжание! Нужно провести… э… как же звучит это новомодное слово?..

— Дезинсекцию, бабушка, — серьезно подсказал Винсент.

— Да, да! Именно ее!

Лорен хихикнула, а донья Изабелл возмущенно выпучила глаза и открыла рот.

— Знаешь, дорогой, мне кажется, что оно еще и воняет. — Сеньора Кастро сморщила нос. — Думаю, что ЭТО давно уже скончалось и разлагается!

— Да как ты смеешь, старая нище…

— Молчать! — Марку надоело стоять за дверью. — Герцог Ортис, — лич встрепенулся, внимательно глядя на правнука, — я думаю, пора отпустить дух жены моего деда.

Призрак испуганно сжался, умоляюще сложив руки на груди.

— В любом уважающем себя замке, — ни к кому не обращаясь, заявила сеньора Кастро, — должен быть скелет в шкафу… или обезьянка… или склочный, но безобидный призрак… Что ей остается делать, бедняжке, коль она прозрачна, невесома и платье на ней из коллекции двухсотлетней давности? — подмигнула ба Софии. — Только злословить.

Марк хмыкнул, но промолчал.

— Лоло, не забудь передать от нас привет Бернарду и Альбе! — ехидно улыбнулся Винсент и, пожав руку отцу, первым вышел из кухни.

— Ба! — застонала Лорен. — Ну зачем ты им рассказала?!

— А что тут такого? — повела плечами пожилая сеньора. — Ты так мило не выговаривала букву «р».

— И так мило выглядела на желтом горшке в красные горошки… — донеслось из коридора.

— Ты показала им семейный альбом?

Все, жизнь закончилась!

— Дон Марк, вы опаздываете, — деликатно кашлянул Константин.

Они быстро со всеми попрощались и успели в зал телепортации как раз в тот момент, когда синий круг начал наливаться мерцающей дымкой.

— Амулет, — Марк протянул Лорен кулон, который ей сделали храмовники. — Я носил его нашим специалистам по артефактам. Он чист.

Лорен надела на шею цепочку и, крепко ухватив дона за руку, шагнула в телепорт.

— Вот это да! — воскликнула Лорен, когда они вышли из портала. — Я чувствую себя прекрасно, ничего не болит и голова не кружится. Странное ощущение. Зато теперь я знаю, что чувствует мясо, когда его пропускают через мясорубку.

Марк усмехнулся. Он тоже не любил ощущения при переходе и так и не смог привыкнуть к тянущей мгновенной боли, хотя пользовался телепортами с пяти лет.

Лорен с любопытством смотрела по сторонам.

Они вышли в маленькой тёмной комнате без дверей и окон. Свет давал лишь чуть мерцающий контур стационарного телепорта.

— Следует обождать.

Марк поднял голову и четко произнёс на языке бриттов:

— Лорд Ортис с дамой.

— Какой статус у дамы?

Лорен вздрогнула — голос, задавший вопрос, раздался прямо у неё в голове.

— Невеста, — спокойно ответил герцог.

Сверху медленно опустился красный обруч, Марк прижал Лорен к себе, так, чтобы обруч охватил их обоих. Девушка ощутила легкую щекотку, после которой на теле остался неприятный зуд. Правда, он быстро исчез.

— Добро пожаловать в Совиное Дупло, — произнёс бесцветный голос, и в стене открылась дверь.

— Так называется замок моего друга, у которого мы остановимся.

— А кто он?

— Глава тайной службы, советник Королевы и наш с Диего давешний друг.

Они вышли в лаконично обставленный коридор, где их ждал седовласый чопорный дворецкий. Он окинул Лорен внимательным взглядом, от которого она залилась румянцем, и поклонился Марку.

— Добро пожаловать. Ваши апартаменты готовы, лорд Ортис, — старик развернулся и, больше не оглядываясь на гостей, проследовал по коридору с такой прямой спиной, что Лорен заподозрила его в ношении корсета.

Он вел их по ярко освещенному коридору, который можно было бы демонстрировать студентам-архитекторам, как образец классического минимализма. Голые стены, изредка украшенные мрачными картинами с изображением всевозможных казней. Виселицы, распятия, четвертование, сожжение на костре… Жуть! Наконец, дворецкий остановился у двойной темно-коричневой двери.

— Прошу.

— Благодарю, Генри, — кивнул герцог, пропуская девушку вперёд

— Ого… — протянула Лорен, озираясь по сторонам.

Первым желанием, которое возникло у нее, когда она переступила порог, было сбежать.

— У хозяина замка нетрадиционные вкусы, — улыбнулся Марк, наблюдая за реакцией девушки.

Очень нетрадиционные.

Все в темно-фиолетовых тонах, даже витражи в окнах выполнены из темной, почти не пропускающей свет мозаики. На стенах снимки вулканов и штормового моря. И только одна светлая вещь в комнате — модель белоснежного парусника.

— Красиво, но жутковато. Ни за что не останусь тут одна!

Они находились в изыскано, но очень мрачно обставленном кабинете, из которого вели две двери в спальню и…

— Это пыточная?

— Нет, это комната для взрослых игр, — рассмеялся Марк. — Некоторые любят погорячее.

— Как вы?

— Как я, — не стал отнекиваться герцог, глядя на Лорен с усмешкой. — В газетах иногда пишут правду.

— А это не опасно? — после секундного замешательства спросила девушка, с жадным любопытством рассматривая всевозможные приспособления.

— В опытных любящих руках — нет, — низким воркующим голосом прошептал ей на ухо герцог.

Лорен представила обнаженного Марка, прикованного к Х-образному кресту, и почувствовала, как по телу пробежала дрожь возбуждения. Беспомощный герцог полностью в ее власти, это было заманчиво и так порочно… Ох, стоит сзади, гладит и дышит в шею, что возбуждает еще сильнее.

— Ой, перестаньте, а то я захочу неподобающего, — хихикнула Лорен, закрыла дверь и с удовольствием позволила себя поцеловать.

Они, наверное, целовались бы еще долго, но узкая дверь в торцевой стене отворилась, и в комнату, не поднимая глаз от пола, вошла горничная.

— С прибытием, лорд Ортис, — присела она в глубоком реверансе. — Я разложила ваши вещи и наполнила ванну.

Лорен почувствовала, что у неё открыт рот, и быстро его захлопнула. На девице был надет кожаный ошейник, белый короткий передник, чулки и чёрные туфли на каблуке. И все.

— Спасибо, Герда, — спокойно, словно на приеме у короля, произнес Марк, даже не взглянув на горничную. — Где хозяин?

— Господин встретится с вами в клубе. Ваши пригласительные в кабинете на столе.

— Хорошо, ступай.

За весь разговор девушка так и не подняла глаз от пола.

— Я же говорил, что у Корсара странный вкус. Но он очень хорошо платит своим слугам.

— О да, — ехидно ответила Лорен. — И эта Герда явно вас неплохо знает.

— Ревнуешь? — довольно проворковал Марк, прижал к себе и, приподняв двумя пальцами ей подбородок, с усмешкой заглянул в глаза. В глубине его черных глаз плескались алые искорки.

— Вот ещё! — фыркнула Лорен, не стремясь вырваться из уютных объятий. Ну не признаваться же ей, что да, ревнует! Да ещё как!

— И правильно. — Марк отстранился и начал расстегивать рубашку. — Ванну, пожалуй, пропустим, времени не так уж и много. Корсар должен был подготовить для меня информацию о таинственно исчезнувшей гувернантке и о моем так не вовремя объявившемся родственнике. Но так как я не хочу привлекать внимание к своим делам, мы встретимся с ним в клубе. Раздевайся.

Марк подошел к стенному шкафу, распахнул его и протянул Лорен руку, приглашая присоединиться.

— Это закрытый элитный клуб, который принадлежит любовнице Корсара. Попасть в него можно только по личному приглашению его владелицы. И правила там весьма… необычные.

— Вы хотите сказать, что этот клуб похож на комнату игр? — догадалась Лорен, рассмотрев, какие наряды висят на плечиках в шкафу. — Дон Ортис! Это извращение!

— Еще какое, моя девочка, еще какое…

Марк вытащил кожаный корсет и, вытянув руку, с самым серьезным выражением лица приложил его к Лорен. Если бы в его глазах не плясало веселое алое пламя, Лорен бы ему поверила. А так она только с негодованием хлопнула герцога по руке и строго произнесла:

— Вы, наверное, забыли, что я больше не ваша рабыня?

— Это ужасно! — притворно схватился Марк за грудь. — Ты разбила мне сердце! Теперь нас не пустят в клуб!

— В клуб принято приходить с рабами? — округлила Лорен глаза.

— Ну… с тем, кто готов исполнить любое твое желание. — Марк сосредоточенно перебирал платья висящие в шкафу, не глядя на хитро улыбающуюся девушку.

— А с кем вы ходили туда раньше?

— С Диего, — задумчиво ответил герцог, вытащил черное полупрозрачное платье с высокими разрезами по бокам, скептически осмотрел и повесил обратно. Услышав хихиканье, он быстро добавил: — Но в клубе мы были порознь!

Ага, вот как значит! И вы, гранд герцог, надеетесь, что ваша девочка станет исполнять все ваши желания? Ну-ну. Но ведь в эту игру можно играть и по-другому? Лорен прикусила губу, моментально застеснявшись собственных развратных мыслей, но… все же… это было так заманчиво. Не станут же посетители клуба заниматься при всех непотребствами!

— Дон Марк, — вкрадчиво начала она, нежно касаясь спины герцога кончиками пальцев. — А может быть, вы хотите стать тем, кто исполнит все мои желания?

Марк замер, затем повернулся и удивленно посмотрел на Лорен.

— Стать на вечер твоим рабом? — смакуя каждое слово, медленно произнес он.

Лорен кивнула, чувствуя, как уши полыхают жаром, и успев сто раз пожалеть о несдержанном языке.

— Девочка моя, это может быть забавно.

— Ой, а может, я останусь дома? — испугалась Лорен собственной смелости. — А вы быстренько сходите, все узнаете и вернетесь, — жалобно закончила она.

Марк расхохотался.

— Ты неподражаемо прекрасна! Мы пойдем вместе, тем более что сегодня дает концерт непревзойденная Анриетта Ресколь и ты не захочешь пропустить это событие.

— Сирена? — восторженно прошептала Лорен. — Она легенда!

— Она великолепна, — улыбнулся Марк и вручил Лорен платье.

Черное шелковое платье в пол, с открытой спиной. Строгое и элегантное.

— А что наденете вы?

— Тебе понравится, — шепнул герцог и протянул Лорен мягкую бархатную маску. — В клуб не принято приходить с открытыми лицами.

Лорен вздохнула с облегчением. Маска — это прекрасно, за ней можно спрятаться и притвориться другим человеком.

— Девочка моя, — позвал герцог, когда Лорен выходила в ванную комнату. — Не надевай белье.

— Но…

— Прошу тебя.

Лорен глубоко вздохнула. По телу от взгляда дона прокатилась волна, ноги стали ватными и все, что она смогла, это кивнуть.

— Дон Марк, а почему вы не встречаетесь с хозяином замка в его доме? — крикнула она из ванной.

— Он не придет ночевать, а нам утром уже уходить. Да и послушать Анриетту очень хочется.

Когда Лорен вошла в спальню, герцог протянул ей красные туфли.

— Вы взяли мои туфли? Вы знали, что мы пойдем в клуб!

Марк опустился на корточки и помог Лорен обуться, при этом его рука скользнула по икре, а губы прикоснулись к колену.

— Девочка моя, я так редко последнее время покидаю столицу, что не могу не воспользоваться сегодняшним вечером, чтобы расслабиться.

— Вы сейчас совсем на себя не похожи, — смущенно пробормотала Лорен, поворачиваясь спиной к мужчине, чтобы он завязал тесемки маски.

— Да?

— Вы… игривый.

Марк хохотнул и поцеловал ее в шею.

— Да, моя госпожа. Сегодня мы будем замечательной парой, — он за плечи развернул ее к зеркалу.

Расстегнутая на груди черная облегающая рубашка, черные штаны, такие узкие, что сразу было понятно — белья под ними нет, легкие темно-серые туфли и бархатная полумаска.

— Вы неприлично соблазнительны, дон, — чужим глубоким голосом произнесла Лорен и сглотнула.

Герцог достал из шкафа белую картонную коробку, вытащил из нее не очень широкий кожаный ремешок и, глядя в глаза Лорен, застегнул его вокруг шеи.

— Ваш раб готов, госпожа моя.

Ух, какой голос, а какой взгляд! Лорен уже никуда не хотелось идти, хотелось остаться здесь, в этой мрачной темной спальне, наедине с этим соблазнителем. Дон довольно улыбнулся и распахнул перед ней двери. Ох, как бы устоять и не поддаться на этот алчный взгляд, обещающий все наслаждения мира. Демон! Её демон. Эта мысль Лорен очень понравилась, и она довольно улыбнулась.

— Ваш столик, госпожа.

Красивый молодой мужчина поставил на стол бокал с шампанским, зажег свечу и, низко поклонившись, удалился. На идущего позади Марка он не обратил внимания.

Марк отодвинул кресло для своей госпожи и, дождавшись, когда она сядет, опустился рядом на колени, из-под опущенных ресниц профессионально оглядывая зал. Все столики были заняты, но это неудивительно — на выступлениях сирены всегда был аншлаг. За одним из столиков он увидел знакомый силуэт, вальяжно развалившийся в кресле мужчина что-то говорил сидящему рядом с ним юноше. Интересно, Саш знает, где проводит вечер его любовник? Корсара видно не было, зато среди шумной компании Марк заметил одного известного банкира, одетого в женское платье. Забавно. Он понадеялся, что Диего не забудет вписать в досье господина К эту маленькую деталь.

Лорен опустила руку и тронула его за плечо.

— Дон Марк, — зашептала она. — Вы бы не могли встать с колен? Мне… мне это неприятно.

Марк, которого совершенно не напрягала поза, усмехнулся, но покорно сел на пол, прижавшись плечом к ногам девушки. Определено, это было приятнее. Лорен опустила руку, словно в задумчивости перебирая его волосы, и Марк подумал, что с удовольствием бы начал мурлыкать, так хорошо ему было.

— Ой, смотрите, — зашептала Лорен. — Там дама ведет на поводке толстого сеньора! А у него хвост!

Марку пришлось приложить усилие, чтобы не рассмеяться. Боги, какая она непосредственная. Он незаметно погладил ступню, обтянутую тонким чулком, но ничего не ответил.

— К нам кто-то идет! — запаниковала Лорен. Она взяла его за голову и повернула в сторону идущего между столиками мужчины. — А если он заговорит со мной?

К ним шел высокий худощавый мужчина в элегантном костюме от Саша, темноволосый, с легкой сединой на висках. Сквозь прорезь серебряной маски весело смотрели яркие серые глаза, узкие губы кривила усмешка. В одной руке он держал кнут, а в другой — креманку, полную спелой клубники.

Вот гад, беззлобно подумал Марк и скосился в сторону, успев увидеть, как с другой стороны к ним направился Диего, обнимая за плечи своего спутника.

— Добрый вечер, госпожа, — поклонился незнакомец, ставя перед Лорен креманку. — Красивый у вас раб, не уступите мне его ненадолго?

— А что вы с ним будете делать? — чуть испугано спросила девушка.

— О, я так много мечтаю с ним сделать…

— Корсар, прекрати смущать мою госпожу, — чуть слышно буркнул Марк. — Я быстро. Позволишь, госпожа моя?

Лорен смущенно кивнула.

Марк плавно поднялся, низко ей поклонился и пошел следом за небрежно помахивающим кнутом мужчиной.

— Позвольте?

Лорен узнала голос и счастливо улыбнулась. Диего махнул рукой, и слуга принес второе кресло, на которое граф и сел. Его спутник опустился на пол и Лорен смогла его рассмотреть. Короткие черные волосы, белая рубашка, черные свободные штаны, босой. И глаза… На Лорен смотрели до боли знакомые глаза.

— Морено?

— А ты говорил, что она меня не узнает, — хлопнул ворон Диего по колену.

— Что вы здесь делаете? — Лорен почувствовала, как краснеет под оценивающим взглядом наставника. Ох, на ней же нет белья! И колдун это явно заметил. Стыдно-то как!

— Мы твоя охрана. — Морено цапнул клубнику, за что тут же получил гневный взгляд. — Ну, я твоя охрана, а Диего — мое прикрытие. Вообще я ожидал увидеть тебя на коленях у трона магистра, но никак не наоборот. Прекрасное зрелище!

— Болтун, — мягко произнес Диего. — Саш меня убьет, — тут же с тоской добавил он.

— Если узнает, — фыркнул ворон.

— От кого меня нужно защищать в клубе для извращенцев? — не дала Лорен мужчинам сменить тему.

— Ну почему сразу извращенцев, mon ami, — скривился Диего. — Это очень приличное заведение для свободных от предрассудков людей.

— Мне здесь не нравится, — честно призналась Лорен. — Мне неуютно.

Кардинал внимательно на нее посмотрел и скептически хмыкнул.

— Наедине это совсем не так, как здесь! — выпалила девушка. — И прекратите меня читать!

— Мы триумвират, детка, — снисходительно потрепал ее по колену Морено. — Даже я теперь чувствую ваши эмоции.

— Правда? — нахмурил брови Диего.

— Рядом с тобой — да.

Лорен прислушалась к свои ощущениям, но ничего не почувствовала.

— Я не ощущаю. Дон Марк идет.

— Где? — завертел головой ворон.

— Он еще не вошел в зал, — улыбнулся Диего. — Вот видишь, mon ami, рядом с нами и у тебя появились новые возможности. Триумвират связал нас навечно, хотим мы этого или нет.

— Не увиливайте от ответа! — разозлилась Лорен. — Зачем вы здесь?

— Пришли послушать несравненную госпожу Ресколь, mon ami.

— Она сирена, — заявил Морено, будто это все объясняло.

— И?

— Магия сирен усилит наш триумвират, если мы в этот момент будем находиться рядом.

— Но есть те, кому это не нравится, mon âme. — Диего поднялся. — Мы будем недалеко.

— Встретимся завтра в университете! — Морено обнял кардинала за талию. — Дорогой, ты ведь тоже придешь поздравить детей Марка? — фальшивым противным голосом пропел он.

— Я убью этого ворона, — процедил граф, и они удалились, а рядом с Лорен на пол опустился Марк и сразу же потянулся за клубникой.

Спустя мгновение в зале потух свет. Лорен почувствовала, как герцог теснее прижался к ней, как его рука скользнула по ноге и замерла, обхватив колено. Вдали появилось легкое голубое свечение; оно нарастало, превращаясь в островок неяркого света. Посреди этого островка замерла хрупкая фигура в облегающем серебристом платье. Словно чешуя, подумала Лорен. Рядом вспыхнул второй круг, и из него вышел высокий мужчина с кнутом в руке. Корсар! Заиграла музыка, оба островка света слились в один, освещая сцену. Щелкнул кнут, сирена вздрогнула, подалась вперед заламывая руки; встав на носочки, потянулась к мужчине всем телом и резко склонилась, словно гнущееся под ветром гибкое молодое деревце. Он сделал шаг вперед, коснулся ее лица кончиками пальцев, она отскочила в сторону, будто испугавшись. Мужчина замер, опустив голову. И тут она запела. Лорен не знала этого языка. Никто в зале не знал. Но смысл был понятен без слов. Сирена пела о верности и измене, о страсти, ненависти и любви. Ее волшебный голос вызывал перед глазами видение, звал, обещал вечное счастье, горячие ночи и нежные дни, погружая зал в водоворот вожделения, страсти, желания. Заставлял сердце стучать громче, а дыхание сбиваться с ритма.

По коже прокатилась волна и угнездилась трепетным комком внизу живота, и скользящая по ноге рука Марка стала казаться невыносимо горячей. В темноте раздавались тихие всхлипы и стоны. Магия сирены окутывала зал. Лорен почувствовала, как ладони Марка настойчиво поднимаются вверх, раздвигая ей ноги.

— Сладкая, — раздался хриплый шепот, и горячие губы прижались к колену, покрывая его поцелуями, следуя за нахальной рукой, за настойчивыми пальцами, ласкающими нежную кожу у края чулка…

Лорен всхлипнула, подавшись вперед. Она хотела попросить герцога прекратить, ведь они здесь не одни, хотя в кромешной темноте увидеть что-либо было просто невозможно, да и некому было смотреть — весь зал находился в плену чарующей мелодии. И она промолчала, подчиняясь рукам любимого. Все происходящее показалось правильным, так и должно быть между двумя любящими друг друга людьми. Лорен точно знала, что голос сирены действует только на влюбленных, а значит… но тут все мысли испарились из головы, сделав ее звонкой и пустой, Марк добрался до самого сокровенного…

Она прикусила кулак и тихо застонала в тот момент, когда Анриетта Ресколь взяла самую высокую ноту и зал взорвался криками и аплодисментами.

В отблеске сцены за спиной Лорен мелькнул росчерк клинка, раздался тихий вскрик и две темные тени утащили обвисшею третью. Марк довольно кивнул, но тяжело дышащая девушка ничего не заметила.

— Здесь есть номера, — шепнул ей на ушко герцог.

— Лучше вернемся в замок, — дрожащим голосом предложила Лорен.

— Как прикажете, моя госпожа, — в голосе Марка слышалось ничем не прикрытое желание.

Он подхватил Лорен на руки и понес к выходу. Когда девушка оглянулась, Корсар жадно целовал на сцене сирену.

ГЛАВА 14. В западне

 Сделать закладку на этом месте книги

Марк тихонько поднялся с кровати, набросил халат и улыбнулся. Сегодняшняя ночь превзошла все его ожидания. Его девочка была неудержимой. И то, что у нее не хватало опыта, вполне успешно компенсировалось энтузиазмом и фантазией. «Давно меня не привязывали к кровати, — весело подумал про себя Марк. — Да меня вообще никогда не привязывали! Это было забавно. Как сказал Диего? Она примет все, чему ты ее научишь, но только за крепко закрытой дверью спальни. Так и вышло». В клубе Лорен не понравилось, слишком много разврата, сказала она. Хотя, на взгляд искушенного Марка, сегодня все было очень скромно. Вот если бы она попала на выступление группы Маршалла… Но там даже Марк иногда краснел от их э… акробатических номеров.

Он осторожно накрыл Лорен одеялом — ночи в Лундене были намного холоднее, — стараясь не шуметь, собрал разбросанные по спальне вещи и выскользнул за двери, предварительно потушив свечи. Три часа. Нужно успеть все сделать до рассвета.

Диего и Морено ждали его в кабинете. Диего читал, ворон дремал в кресле, запрокинув голову назад и тихонько посапывая.

— Не буди его, mon ami, — шепнул граф, наблюдая, как Марк прыгает на одной ноге, пытаясь одновременно надеть штаны и застегнуть рубашку. — У мальчика было много впечатлений. — Диего мягко улыбнулся.

— Вот как. — Марк наконец справился со штанами и принялся за рубашку. — Только не говори мне, что ты его соблазнил!

— Я все слышу, — буркнул Морено. — Он пытался меня полапать! — с удивлением и мальчишеским возмущением сообщил он Марку.

— Только погладил несколько раз. — Диего лукаво улыбался.

— За что и схлопотал, — не остался в долгу ворон.

— Уж коль мне теперь оправдываться перед Сашем, я рассчитывал получить компенсацию. — Диего чуть скривился и потрогал челюсть. — Ты мне чуть зуб не выбил, mon ami.

— Но не выбил же.

Марк понял, что эти двое могут до бесконечности пикироваться, и прервал их содержательную беседу.

— Кто это был?

— Оборотень, и он нам рассказал много интересного. Полгода назад среди общины оборотней разнесся слух, что один исследовательский центр ищет добровольцев для испытания нового препарата на магической основе, делающего смену ипостаси легкой и безболезненной. Платили хорошо, хотя и о риске предупредили. Те, кто согласился, получали с курьером договор, заверенный магически, препарат и дневник исследований, который нужно было заполнять ежедневно.

— Как они получали деньги?

— С тем же курьером. Он забирал заполненный дневник, взамен выдавал чистый, очередную дозу препарата и наличные. Никаких чеков. Никаких зацепок.

— А как назывался центр?

— Лаборатория госпиталя великого Тигра.

— В госпитале никогда о такой не слышали, — добавил Морено.

— Наш пленный сказал, что препарат действительно облегчал трансформацию, помогая стихийным оборотням менять тело быстро и безболезненно. Но при этом он вызывал дикую жажду крови, и чем дольше оборотень употреблял препарат, тем больше он ощущал себя вампиром. Жажда усиливалась. Были смельчаки, которые попробовали прекратить эксперимент, но тогда началась ломка. Боль, жажда, галлюцинации, судороги.

— Наркотик, — кивнул Марк.

— Да. Очень сильный наркотик на магической основе. Когда оборотень не мог ни дня прожить без очередной дозы, ему больше не платили, ему выдавали задания.

— А платой был наркотик, — с ненавистью произнес Морено.

— Этому приказали убить Лорен, mon ami.

— Корсар забрал его к себе, сейчас с ним работают маги-дознаватели, но не думаю, что мы узнаем больше.

— Но почему Лорен? — Марк пригладил волосы.

— Она дорога тебе, мой друг, — грустно улыбнулся Диего. — Она и дети. До детей им добраться сложнее.

— Что узнали о моем родственничке?

Морено кивнул на стол, на нем лежала тонкая серая папка.

Спустя пять минут Марк хлопнул ею о столешницу и тихо выругался.

— Она умерла полгода назад, оставив завещание на имя сына. Имя мне ни о чем не говорит. Ребенка никогда никто не видел. Корсар поднял своих людей, и они его ищут. Все наследство — деревянная шкатулка с документами. Ее так и не забрали.

— Зато контора законника сгорела дотла, вместе с этой шкатулкой и всеми бумагами. Огонь был магическим, но поджигателя так и не нашли. — Морено широко зевнул. — Поэтому мы с графом предлагаем использовать силу триум…

— Нет!

— Марк, — ласково, словно разговаривал с душевнобольным, начал Диего. — Для Лорен это не будет опасно.

— Ты уверен? Он же почувствовал ее в первый раз. Едва не убил!

— Воспоминания не могут убить, — неуверенно произнес ворон.

— Убить не могут, но могут затянуть за грань в мир фантомов, — хмуро сообщил Диего. — Хорошо, mon âme, мы не станем привлекать Лорен, но рассказать правду ей необходимо.

— Какую правду, граф? — зло поинтересовался Марк и позвонил в колокольчик. — Что на меня уже несколько лет идет вялотекущая охота? Что король и лучший друг манипулируют мною, как им заблагорассудится? Что десять лет назад, при коронации Ортего, я дал ему клятву верности и с тех пор не могу нарушить ни одного его прямого приказа? Что я вынужден или убить Рут или жениться на ней, если наш с Первым план провалится?

В кабинет вошла горничная, неся поднос с тремя чашками чая. Она молча поставила его на стол и удалилась.

— Что мне рассказать ей?

— Все, — твердо ответил Диего. — Все, mon ami. Особенно о предстоящей свадьбе.

— Пока Лорка не знает о твоих планах, она будет пытаться помочь тебе и обязательно куда-нибудь влезет, — Морено потянулся за чашкой.

— Поэтому вы и проследите, чтобы она никуда не влезла до свадьбы! — отчеканил Марк. — Диего, охрана к близнецам отправлена?

Граф не ответил, он поднялся и направился к столу, проходя мимо Морено, словно невзначай потрепал густые волосы ворона, за что получил недовольный взгляд. Диего только усмехнулся.

— Охрану выделил Корсар — его змеи вьются вокруг твоих детей с первого дня их прибытия в этот город, — чуть ревниво сообщил он герцогу, отпивая из чашки. — Хороший все же чай у бриттов.

— Эй, магистр. — Морено широко зевнул. — А ты уверен, что отец Пауль в этом замешан?

— Уверен, — хмуро заявил Марк, пропустив мимо ушей это «эй», ворону закон был не писан. — Но у меня нет доказательств. Поэтому я и хочу все провернуть на свадьбе. Он будет представителем от Храма, я специально просил об этом Первосвященника. Если Лорен видела, как меня убивают, значит это произойдет во время церемонии.

— Марк, — в голосе Диего явственно звучало осуждение. — Если ты ошибся, то подвергнешь опасности не только себя.

— Детей на церемонии не будет. На Лорен Первый повесит мощную защиту. Я бы предпочел, чтобы и девочки не было, но она мне нужна для проведения ритуала.

— Какого? — живо поинтересовался ворон.

— Брачного.

— Ты хочешь во время ритуала перевести заклинание на короля? — догадался Морено. — Отличная идея! Рут станет королевой, но так как заклинание не имеет возвратной силы, должны под него попасть оба — жених и невеста, а значит, ты будешь вынужден в тот же момент жениться. Цепи брака… и ты женишься на Лорке, потому что она будет рядом. Изящная месть.

— Представляю лицо Ортего, — покачал головой Диего.

— О да, — мечтательно протянул ворон. — Надеюсь, я приглашен на церемонию? Не прощу себе, если этого не увижу.

— Это опасно. — Диего был настроен пессимистично.

— Ты видишь другой вариант?

— Нет.

— Есть еще один вариант — если умрет кто-то из брачующихся, — более оптимистичный ворон широко улыбнулся.

— Я думаю, именно на это они и рассчитывают. Но я-то не планирую умирать, — хищно улыбнулся Марк. — Не забыли, что утром вы должны быть в университете? И помните, что Альба не менее любопытна, чем Лорен. Она обязательно попытается спасти меня от Рут. Следите за своими словами.

— Может, запереть их на пару дней? До свадьбы? — предложил ворон.

— В моем домике в горах. Там такая защита, что никто не найдет, — кивнул Диего, думая о чем-то своем. — Я с ними отправлю Саша, сразу после показа. Не хочу за него бояться.

— Диего! Ты же знаешь Альбу! Если она догадается…

— Не догадается, — улыбнулся кардинал. — Точнее, когда догадается, будет уже поздно. Но, mon ami, расскажи Лорен про оборотней, ей стоит их остерегаться.

— Хорошо, расскажу, — нехотя согласился Марк. — После церемонии принятия в студенты.

Лорен проснулась от нежного касания. Марк, полностью одетый, сидел на кровати и водил по ее щеке перышком.

— Позавтракаем с детьми, — улыбнулся он. — Поднимайся, соня, а то Альба уже три


убрать рекламу


раза звонила. Жаждет познакомиться с вороненком.

— Странно, — Лорен подставила губы под поцелуй.

— М-м-м… не соблазняй, иначе близнецы нас не дождутся, — Марк потянул одеяло. — Аннеса ей все уши прожужжала, какой колдун замечательный.

Лорен захихикала и направилась в сторону ванны.

— Вчера мне показалось, что и дон Диего на него поглядывает с интересом, — крикнула она из ванной.

Марк ничего не ответил, только головой покачал. Диего обольщал и не таких. Он мог быть демонски привлекательным если этого хотел. Но вряд ли ему удастся соблазнить вороненка, скорее дело закончится подшучиванием и намеками. Похоже, кардиналу просто направилось дразнить мальчишку. Да и с Сашем у них складывались крепкие, отнюдь не дружеские отношения, и Марк очень надеялся, что друг наконец-то определится с выбором спутника.

— Мне снились странные сны.

Лорен сидела на полу, и Марк заплетал ей косу, простую косу, в которую вплетал защитные заклинания.

— И что тебе снилось?

— Оборотень, плачущий кровавыми слезами. Девочка с черными глазами, расчленяющая куклу. Девушка с черными глазами, вскрывающая труп. Женщина с черными глазами, хладнокровно вырезающая сердце у еще живого человека. — Лорен передернула плечами. — Но это не было страшно. Просто я наблюдала, листала видения, как альбом с фотографиями. Когда вернемся, я обязательно должна рассказать об этом личу. Ой, простите, дону Ортису.

Марк наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Прошу тебе, будь очень осторожна. За нами идет охота, и я себе не прощу, если с тобой или с детьми что-нибудь случится. Перстень Диего с тобой?

Лорен кивнула.

— Я помню, дон Марк. Вы мне расскажете, что вы задумали?

— Не сегодня.

Лорен вздохнула, но промолчала.

— Вон они!

Диего помахал рукой стоящим в первом ряду близнецам. Бернард кивнул, а Альба радостно улыбнулась и тут же стала серьезной.

— Ого, какая она красивая, — присвистнул ворон, и Лорен гордо на него посмотрела, словно это была ее личная заслуга. — Познакомишь?

— А как же их высочество Аннеса? — ехидно поинтересовалась Лорен, наблюдая, как на трибуну забирается толстый коротышка с огромной бородой.

— У них ректор — гном? — хохотнул Морено и заслужил возмущенный взгляд сидящей рядом чопорной леди. Он нагло подмигнул даме, но голос снизил. — Аннеса в прошлом. Я свободен как птица.

— Как ворона, — буркнул Марк, перегибаясь через Лорен и показывая ворону кулак. — Держись от моих девочек подальше, иначе я тебя не только общиплю, но и осмолю.

Морено пренебрежительно фыркнул, но притих. Видно, еще не рассматривал Марка в виде потенциального тестя.

Посвящение в студенты проходило под открытым небом, в парке, раскинувшемся вокруг старейшего учебного заведения континента. Гости сидели на деревянных скамьях, студенты выстроились напротив. Сбоку примостился оркестр, сверкая на солнце золочеными трубами. Все чинно, строго и немного пафосно.

Через час бесконечных речей, когда Лорен уже украдкой зевала, торжественная часть наконец завершилась. Первокурсники получили значки, в воздухе взорвались магические фейерверки и Марк наконец смог обнять своих детей.

— Лорен, ты красотка, — басовито сообщил девушке Бернард. — Придешь вечером на танцы?

— Мы не сможем остаться. — Марк кивнул сыну, приглашая отойти в сторону. — Есть разговор. Ворон, развлеки пока девушек.

Диего разговаривал с ректором. Вокруг него крутились фотографы, со всех сторон щелкали камеры. В сторону девушек и Морено тоже устремились газетчики, но по пути их перехватили двое невзрачных мужчин в серых костюмах, попросив предъявить разрешения на ведение съемок.

— Альба, это Морено. — Лорен улыбнулась. — Мой вредный наставник.

Парень галантно поклонился и поцеловал девушке руку, задержав ее ладонь чуть дольше, чем этого требовали приличия.

— Я не верил Лорке, когда она говорила, что ты самая красивая девушка в этом университете.

«Когда это я такое говорила?» — хотела возмутиться Лорен, но, увидев, как заалели щеки Альбы, промолчала. Ну вот что в вороне такого, что девушки от него млеют?

— Я умный, красивый, загадочный, милый, — произнес Морено.

— Хвастун! — припечатала его Лорен. — Ты читаешь мысли?

— Нет! — испуганно воскликнул парень. — Спаси меня от этого Первый Ворон! Читать мысли девушек… это же можно с ума сойти! Я просто хвалюсь. Ты же меня не хвалишь, так откуда эта прекрасная сеньорита узнает, какого великолепного кавалера она упустит, если вот прям сейчас не согласится съесть со мной мороженного? — скромно закончил он.

Альба рассмеялась, Лорен закатила глаза.

— Сеньорита Ортис! Позвольте пару снимков для утренней газеты! — к ним все же прорвался один из газетчиков. — Баронесса де Вего! Улыбнитесь!

Альба тут же выпрямилась и засияла ослепительной улыбкой. Лорен же смутилась, не зная, как встать, куда девать руки и вообще зачем ей это надо? Морено тактично отошел в сторонку и корчил рожи, вызывая у девушек смех.

— А можно на фоне здания университета? Вон под тем деревом!

Фотограф шустро потащил их к стоящему чуть в сторонке дереву. Вид действительно был красивым: белоснежное здание университета стояло на пригорке, утопая в зелени, перед центральным входом пестрел разнообразием большой цветник.

— Возьмитесь за руки, — скомандовал фотограф. — Улыбаемся! Сейчас появится… птичка.

Под ногами девушек открылся круг разового портала, одновременно с этим сбоку прилетел огненный аркан, накрывая голубое свечение портала алым огнем, а в Морено ударила черная молния. Вспышка — и под деревом никого не осталось.

Фотографу заломили руки мужчины в сером и куда-то поволокли, Диего подбежал к скорчившемуся на земле ворону, с другой стороны к ним кинулись Марк и Бернард.

— Кто-то вмешался в перенос. Диего, кто-то атаковал меня и портал одновременно. Они не попали в домик в горах, — прошипел Морено и потерял сознание.

— Он ушел, — прямо из воздуха вышел Корсар. — Все, что я успел, это припалить гаду хвост. И знаешь, Марк, — задумчиво произнес он, — мне кажется, это женщина.

— Ну и куда мы попали?

Девушки огляделись по сторонам. Комната без окон и дверей, голые стены, большой железный стол, два стула — один с цепями, — шкаф, заставленный пробирками, колбами и банками с заспиртованными органами. У стены — умывальник на белой тумбе, свернутый шланг. Пол выложен плотно подогнанными друг к другу плитами темно-серого цвета, в углу слив.

— Лаборатория. — Альба с интересом разглядывала шкаф. — От портала воняет гнилью.

Лорен поежилась. Ей было до жути неприятно находиться в этой комнате, а еще она узнала стол.

— Я видела этот стол во сне. На нем убивали людей.

— Пророческий сон?

— Как нам выбраться?

— Сейчас попробуем. — Юная Ортис вытянула руки, зажмурилась и зашептала. Лорен с интересом и нарастающим страхом следила за ней. — Оно вытягивает у меня магию! — обиженно воскликнула Альба. — Лорен, где-то стоит поглотитель магии. Нужно его срочно найти, иначе мы останемся здесь подопытными мышками!

— А какой он? — Лорен беспомощно оглянулась.

— Если бы я знала. У отца в подвале это антаровая проволока, а здесь…

— Стена!

Альба посмотрела, куда показывает Лорен: торцевая стена начал светиться едва заметным розовым светом.

— Вот дерьмище! — совсем не по-аристократически выразилась Альба. — Тогда надо вооружиться.

Она распахнула шкаф и оглядела нижние полки; чем-то энергично зашуршала и торжественно вытащила пару скальпелей.

— Держи!

— Альба, у меня есть решение лучше. — Лорен достала из-за пазухи кольцо Диего. — Надевай!

— Почему я?

Потому что если комната вытягивает магию, то неизвестно, на сколько хватит кольца, но Лорен отчаянно надеялась, что хоть одного человека оно сможет утащить.

— Ты же магичка, будешь направлять, — соврала она, но девушка ей поверила.

— А как оно работает?

— Не знаю, — опять соврала Лорен.

В прошлый раз их просто выбросило в комнату Диего. А как будет в этот…

— Это многоразовый амулет, но с каждым разом он все слабее и слабее. — Альба почти нюхала кольцо. — Его уже раз использовали.

— Давай быстрее, пока из него тоже магию не вытянуло! — прикрикнула Лорен. У нее было дурное предчувствие, она спиной ощущала чей-то взгляд — не злой, скорее любопытный и жадный. Но ей казалось, что время убегает слишком быстро. — Скорее!

Альба надела кольцо на палец и протянула Лорен руку, но ее ладонь ухватила лишь воздух.

— Марк, это бесполезно. — Диего скривился и позвенел цепями. — Ты сошел с ума.

— Это был твой портал; никто, кроме тебя, не знал, что он будет! Идея тоже была твоя. — Марк надел кожаные перчатки и достал из воздуха остор. — Не заставляй меня ломать тебе кости.

— Куда уж больше, mon ami, ты сломал мне два ребра и ногу. Кроме меня, о портале знали еще трое — ты, ворон и Корсар. Тебе не кажется, что, если бы я хотел украсть девушек, я бы просто отправил их в нужное мне место, не устраивая это представление с нападением на вороненка и смещением вектора портала. Марк, я бы никогда не причинил Альбе вреда. Ты же это знаешь! — с тихим стоном закончил граф. — Просить тебя вызвать целителя, думаю, бесполезно?

— Магистр, я верю ему. — Корсар поднялся со стула. — Мои люди будут в домике кардинала через пять минут. — Он облизнул губы, с вожделением глядя на прикованного к стене графа. — Ди, в цепях, в отблеске огня ты выглядишь чертовски соблазнительно. Жаль, что мне не нравятся мужчины.

— Вы все здесь чокнутые, — громко заявил Морено. — А ты, Марк, самый чокнутый. У такой замечательной девушки отец — больной ублюдок. — Он сплюнул и вышел из пыточной.

Марк в отчаянии стукнул по двери, в то время как смеющийся Корсар отдавал приказ дворецкому — подготовить комнату и вызвать целителя.

Марк сорвался, как только Корсар перенес их в подземелье своего замка. Диего просто повезло, что он не убил его на месте, а лишь пару раз ударил. Сильно. Демонической сущностью. Если бы не ворон, накинувший на него какое-то сильное заклинание оцепления, он мог бы убить. Ярость и боль от потери вышли из-под контроля.

Подхватить нити утихающего портала они не успели. Все, что оставалось, это надеяться, что девчонок перенесло, а не расплющило. Об этом он старался не думать.

— Она следила за вами и когда увидела портал — использовала возможность. Это было спонтанное решение. Стрела тьмы в вороненка, аркан второго портала на основу. Прекрасный враг. Сильный, умный, непредсказуемый. Я бы от такого не отказался. — Корсар поднял бокал, рассматривая его на свет.

— Если бы в это не втягивали моих родных, я бы тоже получил удовольствие от игры, — признался Марк и покосился на лежащего на диване Диего. — Не смотри на меня с укоризной, — окрысился он. — Прощения просить не намерен.

— Я тебя уже простил, mon ami. Где Морено?

— Улетел.

— Он получил приказ от своего хозяина и покинул нас. — Корсар с любопытством посмотрел на Диего. — Почему ты о нем переживаешь?

— Триумвират, — не глядя на него, буркнул Марк. — Твоя разведка все равно доложит через пару дней.

— О… а кто третий?

— Лорен.

Корсар криво улыбнулся, но от расслабленности во взгляде не осталось и следа. Он протянул руку к фонилю, и тот же час раздался мелодичный звонок.

— Слушаю.

— Домик кардинала пуст, — выслушав доклад, сообщил он замершим мужчинам. — На столе нашли записку: «Ты можешь спасти одну из них. Сам выбери, кого». Еще у нас есть снимок того, кто напал на ворона. Один из студентов случайно сделал.

— Марк, мне нужно вернуться домой. — Диего резко сел. — Срочно.

— Бернард пойдет с тобой. Корсар, прикажи его разбудить. А мы с тобой встретимся со студентом. Мне это начинает надоедать. Я постоянно опаздываю.

Хозяин Совиного Дупла согласно кивнул и позвонил в колокольчик.

Спустя десять минут Диего, опираясь на Бернарда, вошел в свою спальню. Они успели как раз в тот момент, когда на кровать рухнула громко вопящая Альба.

— Сестра, с тобой все в порядке? — бросился к ней Бернард.

Диего едва успел опереться на спинку кресла, чтобы не упасть. Целитель потрудился на славу, но нога еще плохо действовала.

— Звони отцу, живо! — заорала Альба, отталкивая руку брата и не думая падать в обморок или биться в истерике. — Лорен осталась у этой сучки! Я ее видела мельком. — Она спрыгнула с кровати и сунула Диего кольцо. — Вот! Может, успеешь подхватить вектор? У меня магии почти нет, не получается.

Кардинал сжал кольцо в кулаке и закрыл глаза. Близнецы замерли на месте, боясь спугнуть тонкий лучик надежды.

— Есть, — спустя долгие несколько минут произнес Диего и начал заваливаться набок.

— Вот дерьмо! — Бернард едва успел его подхватить. — Истощение. Куда же он пробивался, что остался без сил? — он вопросительно посмотрел на сестру — та уже прижимала к уху трубку фониля и только отрицательно покачала головой. — Пойду коньяк поищу. Ты будешь?

— Отец не одобрит.

— А я с чаем сделаю. А то меня что-то поколачивает изрядно. Во! Руки трясутся! — Он вытянул вперед дрожащие ладони. Альба нервно хихикнула. — С ней ведь все будет хорошо? Правда?

Девушка вздохнула, но энергично кивнула.

— Папа! Я у дона Диего! Нет, я одна. Она меня толкнула, а сама осталась. Там блокатор магии, но дон Диего смог снять остаточный вектор. Он лежит без чувств. Хорошо. Да. Никуда не буду лезть. Да. Не буду даже и пробовать. Да. И это не будем. Да. Не станем. Как скажешь. Ну папа! Я скажу Бернарду. Ждем.

— Что?

— Напоить Диего крепким сладким чаем и коньяком. Нам коньяк не пить. Уши надерет.

— Вот откуда он все знает? — с надрывом вопросил воздух Бернард и пошлепал в коридор, искать слуг.

Лорен медленно оглянулась и столкнулась взглядом с незнакомкой. Она стояла у мойки и насмешливо кривила тонкие губы. Моложавая женщина в сером элегантном костюме. Черные как смоль волосы собраны в пучок и аккуратно уложены под сеточкой, украшенной жемчугами. Черные, с безумным огоньком глаза смотрели с искренним любопытством.

— Значит, ты выбрала за Марка.

Низкий, чуть хрипловатый голос.

— О чем вы? — Лорен постаралась не дрожать, хотя очень хотелось обхватить себя руками за плечи и поежиться.

— О том, кто будет жить, а кто умрет. Хотя мне было бы интересно посмотреть, кого выберет мой младший братик — любовницу или дочь. Но ты лишила меня этого удовольствия.

— Так это вы — дочь гувернантки, которая сбежала от старого герцога? А…

— Сбежала? — женщина хрипло рассмеялась. — Пожалуй, да. Но на самом деле она спасала свою жизнь. Потому что живой ее бы из госпиталя не выпустили. Брат короля должен быть идеальным. Ладно, нам пора. — Она протянула руку. Изящную ладонь с длинными чувственными пальцами, унизанными разноцветными кольцами.

— Куда? — Лорен попятилась, пряча в рукаве скальпель.

— Хороший ход, ясновидица, но я не первокурсница. Они смогут подхватить вектор кольца, но когда доберутся сюда, мы уже исчезнем. Но сюрприз братику я оставлю.

— Зачем я вам? — Лорен старательно тянула время, надеясь, что Марк успеет.

— Для шантажа, естественно, — снисходительно сообщила женщина, одновременно делая рукой круговые пассажи. — Иди ко мне, я дам тебе одно прекрасное лекарство. Ты станешь сильнее, быстрее, могущественнее.

Лорен уперлась спиной в стену.

— Какое? — подозрительно спросила она, выставляя вперед скальпель. — Не подходите! Здесь стоит блокатор магии, вы ничего не сможете мне сделать!

— Блокатор ставила я, он действует только на чужую ауру, — мило улыбнулась магичка. — Не глупи. Еще спасибо мне скажешь, когда усилятся твои возможности. Сможешь отомстить своему любовнику.

— За что? — Лорен отчаянно прислушивалась, не спешит ли помощь? Но было тихо.

— За то, что он женится не на тебе!

Женщина взмахнула рукой, и скальпель выпал из онемевших рук. Лорен с ужасом поняла, что не может двигаться, даже глазные яблоки не ворочались! Она с нарастающей паникой смотрела, как к ней приближается рука с маленьким бумажным стаканчиком.

— Он, что, не рассказал тебе ничего? — недоверчиво произнесла магичка, запрокидывая Лорен голову и вливая в горло содержимое стаканчика. Безвкусная тягучая жидкость. — Ни про оборотней, ни про мои эксперименты? А про свадьбу он хоть тебе рассказал? Вижу по глазам, что нет. Бедный ребенок. Он, как и его отец, просто хочет использовать тебя в своих грязных играх. Но мы ему не позволим, правда, дорогуша?

Она дотронулась до косы Лорен и с шипением отдернула руку, на пальцах вздулись волдыри.

— Какая прелесть, Марк сам плетет тебе косу? — Женщина сосредоточенно всмотрелась в Лорен. — Забавная структура, но расплести ее мне по силам.

Спустя несколько минут лента из косы легла на стол рядом с пустым стаканчиком и скальпелем. Открылся портал, магичка легко взвалила Лорен на плечо и шагнула в зеленоватое марево.

ГЛАВА 15. Свадьба

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен только и могла, что смотреть, но теперь ей не было страшно, наоборот — ей стало интересно! В душе разливалась эйфория. Какое прекрасное лекарство! От него все становится четким и понятным, и мысли летят легко и стремительно.

Они вышли из портала в лесу. Магичка осторожно опустила Лорен на мягкий мох и, пристально всмотревшись ей в глаза, довольно хмыкнула. Взмах руки — и девушка вновь смогла двигаться.

— Дальше пойдем пешком.

— Какой здесь чудесный воздух! — Лорен шумно вдохнула и закружилась по полянке. — Смотрите, это же горная незабудка! — она сорвала невзрачный голубой цветок и вставила его в волосы.

— Мы в горах. На самой границе с Франкией, — снисходительно сообщила магичка. — Мое имя — Эльмира.

— А мое — Лорен.

— Это ты могла бы мне не сообщать. Следуй за мной и не свались в овраг.

— Ой!

Тропинка вилась по самому краю глубокого оврага, скрытого кустарником. Сначала Лорен щебетала без умолку. Ей хотелось рассказать новой знакомой все о своей жизни, язык не успевал за словами. Но затем тропа пошла круто в гору, и девушка замолчала, сберегая дыхание.

— Ух ты!

Они вышли к маленькому аккуратному домику под красной черепицей. Задней стеной он прижимался к скалам, глядя на лес двумя маленькими окошками.

— Мое секретное логово, — с гордостью произнесла Эльмира, приглашая Лорен следовать за ней. — О нем даже брат не знает.

— А кто ваш брат?

Лорен крутила головой, стараясь все хорошенько рассмотреть. Но магичка не дала ей этой возможности, втолкнув в небольшую темную комнату.

— Что, Марк тебе и этого не рассказал? А ведь он приходил к Паулю и дал понять, что знает, кто он такой.

— Он мне ничего не рассказывает, — обиженно пожаловалась Лорен, садясь на узкую кровать, застеленную серым одеялом. По бокам кровати свисали ленты и мягкие петли, но девушка не обратила на них внимания.

Кроме кровати, в комнате были лишь привинченный к полу стол, умывальник, ведро с крышкой и трехногий деревянный табурет. На отштукатуренных стенах виднелись глубокие царапины, словно кто-то в отчаянии драл стены когтями. Попахивало псиной.

— Ну тогда я тебе расскажу. Вот сделаю тебе небольшой укольчик и расскажу. Ты все запомнишь… обещаю… протяни ручку.

Лорен радостно протянула руку. Эльмира достала из воздуха узкий шприц с зеленоватой жидкостью и, профессионально нащупав вену, ввела иглу. Девушка наблюдала, как в шприце уменьшается жидкость, и тихонько хихикала.

— Странная у тебя реакция на ХД, — нахмурилась магичка.

— ХД? — живо поинтересовалась Лорен.

— Препарат, который я ввожу оборотням, чтобы ускорить их реакцию.

— Я не оборотень, я ясновидица!

— Ты же ворон!

— И что? Я не умею оборачиваться в ворону, — плаксиво заявила Лорен. — А Морено сказал, что меня не станут учить!

— Вот… Я была уверена, что ты прошла посвящение!

— Не-а! Я не успела. Любовь, понимаете ли, все силы отбирает.

Лорен забралась на кровать с ногами и лучезарно улыбнулась.

— А расскажите мне, зачем вы это затеяли? Зачем вам Марк? Неужели хотите стать герцогиней Ортис? — она захихикала и потерла виски. — Что-то голова начала болеть.

Магичка посмотрела на нее очень внимательно, сделала шаг вперед, но затем все же села на табурет. Закинула ногу на ногу и задумчиво произнесла:

— Любопытно, как твой человеческий организм справится с дестабилизатором… И справится ли вообще? — она протянула руку, и в ней появились тетрадь и ручка. — Запишем. Начало эксперимента, объект — человек девятнадцати лет, температура тела в норме, зрачки расширены, движения координированы, речь связная, мысли выражает четко. Исчезли инстинкт самосохранения, страх и осторожность.

— Это вы про меня?

— Про тебя. О том, что мы — Ортисы, мы узнали только после смерти матери. К тому моменту ни я, ни брат не жили с ней. Я ученый, провожу исследования. Пауль всегда был тихоней и предпочел науке тишину библиотек. Ты себе не представляешь, как тяжело женщине добиться признания! Особенно простолюдинке. Аристократка может хотя бы добиться аудиенции у королевы, я же… Миром правят мужчины и им всегда было плевать на мой ум, им нужна была моя внешность! Моя молодость! Они хотели, чтобы я работала на них, но все мои достижения приписывали себе! Все! А мне бросали подачки. Кривили губы, мол, без нас, без нашей поддержки ты никому не нужна. Место женщины в тени мужчины! А я хотела признания. Хотела, чтобы о моих разработках узнал мир. Хотела, чтобы королева оценила мой труд. Но… она даже не знала о моем существовании. Лабораторная крысы, бегущая в колесе. О, как мне тогда не хватало титула! И тогда я ушла, нашла заинтересованного в моих разработках богатого мецената и стала работать на себя. Славы мне это не принесло, зато принесло деньги. Большие деньги.

Магичка подошла к Лорен, положила ладонь на лоб, довольно кивнула. Затем легонько толкнула девушку в грудь, побуждая лечь. Та не сопротивлялась, покорно дала закрепить руки и ноги в мягких петлях; через грудь перекинулась еще одна лента. Не туго, но не вырваться.

— Скоро действие лекарства закончится и… лучше тебе побыть привязанной. Я не хочу, чтобы ты себя поранила, у меня на тебя планы.

— А что было дальше? — вяло поинтересовалась Лорен. Спать не хотелось, голова была ясной, но вот язык не слушался.

— Когда я узнала, что могла стать маркизой, если бы отец не обрек нас на смерть еще до рождения, во мне что-то сломалось. Как я его ненавидела, когда читала посмертное письмо матери! От злости я сожгла контору законника, где оно хранилось. О, это было невыносимо! Понимать, чего нас лишили по вине этого человека! Если бы он не умер, я бы лично убила его! А потом Пауль проник в замок Химер, чтобы посмотреть на то место, где мы могли бы жить. Он был поражен, когда выяснил, что герцог Ортис ничуть не лучше нашего папаши! Он отдал титул не старшему сыну, а своему любимчику! Он пренебрег законом наследования! — Эльмира уже кричала, выталкивая из горла короткие рубленные фразы, словно ей не хватало слов. Глаза ее налились злобой, изо рта вместе с членораздельными звуками вылетало рычание. — Альба родилась раньше Бернарда! Я следила за ней. Девочка умна не по годам. В ней огромный потенциал. Но герцог отдаст ее замуж за богатенького идиота и погубит! В роду герцога были случаи, когда женщина наследовала титул. Но он лишил ее этого! Как его папаша лишил этого меня! О! Тогда я решила, что восстановлю справедливость! Бернард станет герцогом Ортис, а может быть, и королем! А его сестра займет трон рядом! — Она перевела дух и совершенно спокойно добавила: — А теперь спи!

— А я вам зачем?

— Ах, я и забыла! Марк же использует тебя втемную. Он хочет провести на свадьбе один забавный ритуал. Цепи брака. Его еще называют «узы брака». Перевести заклинание на другого и таким образом снять с себя проклятие, которое на него наложили на помолвке. Я бы на его месте поступила именно так. Женилась бы на тебе, а Рут отдала королю. Надеюсь, братишка меня не разочарует.

— Он меня не спрашивал, хочу ли я, — обижено заявила Лорен, ощущая, как глаза закрываются.

— А ты не хочешь? — в голосе Эльмиры проскользнуло недоверие.

— Так — не хочу!

Захлопнулась дверь, Лорен осталась лежать в полной темноте и тишине. «Интересно, меня ищут? — лениво подумала она и закрыла глаза. — Что-то с этим лекарством не так…»

— Вот… — выругался Корсар и передал Марку снимок. — Я ее знаю. Марк, клянусь, я не знал, что она твоя родственница!

Он на всякий случай встал и отошел к окну, оставляя себе больше места для маневра.

— Черты Ортисов я в ней вижу. Они с отцом Паулем близнецы. — Марк с такой ненавистью вглядывался в смазанный снимок, что он вспыхнул в его руках. — Вот зараза! — герцог отбросил горящую бумагу в сторону. — Кто она такая, Корсар? Разведка?

— Нет. Она гений, Марк. Я думаю, ты до сих пор жив просто потому, что у нее другие цели.

Герцог зарычал и Корсар торопливо продолжил:

— Я нашел ее несколько лет назад, когда мне срочно понадобилось создать одно очень э… нетрадиционное оружие против… э-э-э…

— Ладно, государственные тайны можешь мне не рассказывать.

Корсар улыбнулся.

— Она прекрасно справилась с заданием, и с тех пор мы сотрудничаем. Это Эльмира Четтер.

— Значит, разработки, связанные с контролем и использованием оборотней…

— Ты и это уже знаешь? — застонал начальник тайной службы. — Да, исследования проводились по заказу Короны. У нас некоторые трения с Франкией…

— У кого их нет? — хмуро кивнул Марк.

Старый король Эдуард впал в старческий маразм, что явно не шло на пользу добропорядочным отношениям с соседями. Франкия последние годы досаждала всем, и то, что на континенте до сих пор не вспыхнула война, было заслугой принца Альберта и тайных служб. Пока все обходилось небольшими стычками на границах да дипломатической борьбой за спорные земли. Но когда старый Эдуард наконец отправится в Долину теней, все вздохнут с облегчением.

— Где ее искать?

— Без понятия, — развел руками Корсар и потянулся к фонилю. — Нам ни разу не удалось отследить ее перемещения. Она всегда звонила сама и назначала встречу.

— Хочешь сказать, что ты о ней ничего не знаешь?

Зазвонил фониль.

— Не больше, чем ты. — Корсар поднес трубку к уху, прислушался. — Это тебя. Альба.

— Альба вернулась. Лорен осталась в плену. Диего смог отследить вектор. Ты с нами? — уже на бегу бросил Марк. — Активируй мне телепорт!

— Я не пропущу такое веселье, — пробормотал Корсар, а про себя подумал, что Эльмиру он тоже отдавать не намерен. Такими магами-учеными не разбрасываются, даже если они маньяки.

Лаборатория находилась в безлюдном холмистом месте, среди редкого старого леса. Они ворвались в дом по всем правилам захвата зданий. Один — в окно. Двое — к задней двери; еще двое, прикрывая друг друга, — в парадную дверь. Но в лаборатории никого не было. Только записка да лента Лорен. «Не меняй планы, братик, и ты увидишь ее живой. Встретимся на свадьбе».

Альба двумя пальцами подняла бумажный стаканчик и осторожно понюхала его.

— Что-то немагическое. Химия.

— Выходите отсюда. Живо! — крикнул Корсар и, схватив Альбу за руку, первым выскочил за дверь.

Едва они успели отбежать на несколько метров, как раздался тихий хлопок и дом превратился в кучу пепла.

— Вау! — Бернард восхищенно присвистнул. — Элегантно!

— Отец, Берт мне все рассказал. — Альба с возмущением смотрела в спину Марка. — Почему ему ты сказал, что у нас проблемы, а мне нет? Почему ты не рассказал Лорен про отца Пауля? Отчего ты нам не доверяешь? Может быть, если бы она знала правду, она бы…

— Альба, женщину боги создали не для того, чтобы она решала мужские проблемы, — не оглядываясь, глухо произнес Марк. — Женщин нужно защищать, оберегать и любить, а не бросать в бой. Я не хочу, чтобы вы нервничали.

— Это неправильно! Ты не понимаешь! Надеюсь, что эта история научит тебе больше доверять своим дочерям и своей любимой, — с отчаянием прошептала она.

Плечи Марка закаменели. Диего и Корсар отошли в сторону, понимая, что им сейчас лучше притвориться невидимками.

— Альба, — шепотом позвал Бернард. — Ты не права.

— Я хочу равноправия! Не хочу быть только женой и… и… инкубатором! А если вам это не нравится, то я уйду к воронам! Я откажусь от рода!

Бернард скорчил сестре рожу и показал кулак.

— Папа… — Альба осторожно тронула отца за плечо. — Папа…

Марк медленно повернул голову, и девушка вздрогнула.

— Диего! Уведи нас отсюда, — осторожно отходя от отца, тихо попросила она. — Быстро!

— Желательно в бункер на другом конце света, — добавил Бернард, забыв, что ему уже шестнадцать, и цепляясь за руку Корсара.

Кардинал не стал ничего говорить, быстро швырнул на землю амулет, открывая одноразовый портал. Заходящий последним Корсар оглянулся и успел увидеть, как спина его друга вздулась и лопнула, разбрызгивая по траве ошметки плоти и крови. Но раскрывшиеся за спиной страшного существа крылья он уже не увидел, как не увидел и трех воронов, кружащих высоко в небе.

Только вороны видели, как демон повернулся к лесу. Из его горла вырвался крик ярости. В сторону холмов полетели разрушительные заклинания. Гнев и отчаяние упали на лес огненным ураганом, от которого плавились камни; земля затряслась и словно вывернулась наизнанку; во все стороны полетели огромные глыбы, глубокие овраги протянулись на километры, с неба полился огненный дождь.

Марк открыл глаза и оглянулся. Выжженная земля, вывороченные с корнем деревья, разбитые в щебень камни. И одинокий обгоревши


убрать рекламу


й ствол дерева с чудом уцелевшей веткой. На ветке в рядок, словно куры на насесте, сидели нахохлившиеся вороны. Самый крупный из них склонил голову набок и громко каркнул. Один из воронов тяжело взмахнул крыльями и устремился в небо. Второй камнем упал на землю, в воздухе меняя тело.

— Легче стало? — зло бросил Морено. — Где она?

— Их здесь не было. Мы опоздали.

— Я спрашиваю про твою дочь, магистр, — отчеканил ворон. — Где Альба? С ней все в порядке? — Марк устало кивнул. — Ей ты тоже велел никуда не соваться и не рисковать собой? Если бы ты не запрещал нам собрать триумвират, ничего этого бы не произошло! Мы смогли бы просчитать все варианты. А теперь молись своим богам, чтобы Лорка осталась жива и простила тебя.

Марк сжал кулаки.

— Не забывайся, вороненок.

— Да пошел ты!

Морено взмыл в воздух.

— Марк, он юн и вспыльчив. Это пройдет.

— Первый, не начинай!

— Да нет, я как раз согласен, что ты был прав, не рассказывая Лорен о своих планах. Этим ты спас ей жизнь. Пока она молчит, Эльмира не будет ее убивать, рассчитывая, что она может знать что-то для нее полезное.

— Ты ее знаешь?

— Лично не знаком, но кое-что для братства она делала, — нехотя признался Первый. — Удивительно, как тасуется колода. В роду иногда рождались близнецы, но редко выживали. Наверное отец все же любил их мать, но нам этого уже не узнать. — Он помолчал. — Мы нашли Лорен, но забрать ее не можем.

— Где она? — Марк схватил Первого за сутану. — Она жива?

— Жива, — колдун спокойно убрал его руки от своего горла. — Через два дня твоя свадьба, и нам стоит подготовиться.

Герцог зарычал.

— Марк! Все идет по плану, нам нужно только немного его скорректировать. Я думаю, что во всем этом замешана третья сторона. И если я прав, то мы сможем наконец-то избавиться от старого Эдуарда и посадить на трон Франкии Альберта, заодно женив его на Аннесе.

— На Аннесе? — Марк потер виски и поднял на колдуна спокойный уверенный взгляд. — Почему на ней?

— Во-первых, Альбу отдать замуж не удастся — девочка сегодня показала, что давить на нее ни в коем случае нельзя. Во-вторых, Лорен именно его видела рядом с Аннетой в своих видениях, и ее высочество выглядела вполне довольной жизнью.

При упоминании любимой сердце Марка опять сжалось в болезненный ком.

— С ней все будет хорошо?

— Даже не смей сомневаться!

Колдун открыл портал и они покинули некогда тихое зеленое место.

Лорен в очередной раз открыла глаза. В горле пересохло, губы потрескались, в теле болела каждая косточка. И жажда, которая не проходила. Она уже не считала дни, не мечтала о спасении. Она с замиранием ждала легких шагов за дверью; ждала, когда порог ее узилища переступит красивая, уверенная в себе женщина, которая наконец-то даст лекарство. Горьковатую жидкость из маленького бумажного стаканчика. После нее голова прояснялась, все казалось отчетливым и правильным. Хотелось петь и танцевать. И ни о чем не думать. Пусть за нее думает эта прекрасная женщина… как же ее имя? Не помнит. Она не помнит.

— Лорен. — Кто-то легонько пошлепал ее по щекам. — Бедная девочка. Открой глаза.

Зачем? Она не хочет! Оставить ее в покое! Прочь! Прочь! Ей никто не нужен, кроме женщины со стаканчиком, пахнущим лаймом.

— Лорен, выпей, — в губы уткнулся холодный край железной кружки. — Пей, моя хорошая, пей.

Она с трудом сглотнула и разочаровано застонала. Это вода! Просто вода!

— На, проглоти эту пилюлю, и тебе станет легче. Ну же, глотай, и я потом расскажу тебе последние новости.

Лорен почувствовала, как в рот скользнуло что-то склизкое и холодное. Она судорожно сглотнула, ощущая, как «это» падает в желудок и там взрывается. И сразу пришла тошнота. Сильные мужские руки посадили ее на кровати, услужливо подставили ведро. Лорен вырвало и сразу стало легче. Голова раскалывалась. Но зато она смогла мыслить и наконец-то узнала мужчину.

— Отец Пауль! Что вы здесь делаете?

— Выпей. — Он протянул ей кружку. — Пей, не бойся. Это поможет убрать последствия отравления.

Лорен дрожащими руками обхватила кружку и покорно выпила содержимое, не чувствуя вкуса. Боги, как же ей плохо!

— Что она мне дает? — страх пришел вместе с голодом.

— Держи, — отец Пауль сунул ей в руки бутерброд.

Восхитительный, большой бутерброд с козьим сыром и зеленью. Ничего вкуснее она в жизни не ела! Лорен щурилась от наслаждения, откусывая по маленькому кусочку, чтобы продлить удовольствие.

— Как вы меня нашли?

— Цепочка, — улыбнулся библиотекарь. — Я вплел в нее очень слабенькое заклинание слежения. По нему и нашел. Прости, что поздно; она успела тебя отравить.

— Я умру?

— Нет! Конечно нет! Это не яд, это наркотик. Он делает тебя зависимой от Эли.

— Но зачем?

— Она захочет, чтобы ты что-то сделала на свадьбе. Что, я не знаю. Но, думаю, она потребует от тебя смерть Марка, — вздохнул он. — Ты не смогла бы ей отказать.

— А теперь?

— Я оставлю тебе нейтрализатор, спрячу под матрасом. Выпивай его и все будет хорошо. Главное, не подавай вид, что на тебя больше не действует ее наркотик. Знаешь, — отец Пауль протянул руку и погладил Лорен по спутанным волосам, — она всегда была умнее меня, циничнее, жестче, но никогда не была одержима идеей мести. Всегда сдержанная, всегда холодна и расчетлива. Не понимаю, что с ней случилось? — Он ссутулился и тяжело вздохнул. — Но она моя сестра, единственная родственница. Я не могу предать ее.

— А… меня ищут? — не удержалась Лорен.

— Конечно. Магистр ходит чернее тучи, но Элечка пообещала, что убьет тебя, если заметит слежку.

— Вы ему скажете, где я? — жалобно спросила Лорен, заранее зная, какой ответ услышит.

— Прости, милая.

— Все равно спасибо вам, отец Пауль.

— Это не меня надо благодарить, а одного юного ворона, который навестил мою библиотеку день назад и рассказал много интересного…

— О чем? — Лорен доела бутерброд и почувствовала, что оживает.

— О безутешных друзьях; о том, что двое из триумвирата могут сделать с одним стариком, если он им не поможет; о различных видах смерти. Мой опыт очень обогатился, — иронично закончил он. — У тебя прекрасные друзья, Лорен.

— Друзья — да, — печально ответила ему девушка. — Но не любимый.

— Не смей так думать, девочка! — строго произнес отец Пауль. — Просто то, что позволено юному, не обремененному властью мальчишке, никогда не простят магистру Ордена. Но я уверен: он прекрасно знал, куда полетел ворон.

Лорен улыбнулась, на сердце потеплело. Ей нужно было услышать эти слова, чтобы не разочароваться.

— Удачи, отец Пауль

— И тебе.

Свадьбу назначили на полдень. Марк отправил детей с бабушкой в загородный дом, выдержав перед этим целую войну. Но в конце концов донья Кастро смогла уговорить детей, пообещав им массу развлечений. На прощание она пожала Марку руку и, посадив Кошмарика на плечо, заговорщицки шепнула:

— Устрой им конец света, мой мальчик! Я в тебя верю.

Вот так просто — верю в тебя. Без истерики, без обвинений, без долгих речей и напутствий. Святая женщина!

С ними ушли лич и десяток воронов, которых Первый выделил в охрану. Винсент пытался доказать отцу, что он взрослый и может принять участие в свадьбе, но Марк попросил его охранять младших, и сын смирился. С близнецами этот вариант не прошел: Альба все еще дулась, а Бернард твердо заявил, что не намерен отсиживаться в кустах. Пришлось посадить их в засаду в соседней комнате, вооружив секретными разработками Ордена — новыми подслушивающими устройствами, созданными на основе технологий. Близнецы должны были вступить в бой, если что-то пойдет не так.

— Нервничаешь? — Диего в мантии кардинала поправил Марку воротник свадебной рубашки.

— Нет.

— Врешь.

— Нет.

— Тогда почему от тебя пахнет серой и ты дымишься?

— Это мой новый одеколон.

Марк глубоко вдохнул и дымиться перестал.

— Морено сказал, что с ней все в порядке. Отец Пауль передал лекарство.

— Надеюсь, она меня простит.

— Ты, главное, выживи, mon âme.

— Диего. — Марк задумчиво посмотрел на друга. — Не думаю, что меня легко убить, но я постоянно недооценивал эту дамочку. Поклянись, что если она все же сумеет меня прикончить, ты не оставишь детей и Лорен.

— Клянусь. — Диего пожал протянутую руку и обнял друга. — Можешь на меня рассчитывать.

— А теперь пойдем и устроим им конец света.

— Ты все еще хочешь женить Ортего на Рут?

— Как никогда сильно. Не завари вы эту кашу, и все было бы по другому.

— Это судьба. — Диего открыл перед магистром дверь. — Это судьба, mon âme.

Близнецы украсили зал, развесив везде магический фонарики и цветочные гирлянды. На подоконнике, на кафедре, на узких тумбах стояли букеты белых роз. Гостей было немного. Первый тихо беседовал с отцом Паулем и епископом Ивилинским — они должны будут провести ритуал; его величество Ортего сидел в кресле, рядом с ним застыли маги Ордена. Король мерцал и переливался от количества наброшенных на него защитных заклинаний. Чуть в сторонке с надменными лицами стояли родственники Рут, представители аристократов Франкии. Напротив, скрестив на груди руки, каменным изваянием застыл Корсар. Он представлял на свадьбе королеву бриттов. Законник с помощником разместились за маленьким столиком в углу, чтобы не мешать аристократам беседовать. В воздухе звенело от напряжения и Марк подумал, что обстановка больше напоминала затишье перед боем, чем свадьбу.

— Начинайте, — скомандовал он, и невидимый Константин распахнул двери.

Под тихую мелодию в зал вошла Рут в голубом свадебном платье с длинным шлейфом. В руках она несла букетик фиалок. Красивая ледяная принцесса. Следом за ней шли подружки невесты. Две фрейлины и Лорен. Сердце стукнуло особенно громко, демон внутри встрепенулся и зарычал. Любимая похудела, осунулась, синее шелковое платье только подчеркивало нездоровый цвет лица и бледность. Когда она взглянула на Марка, он увидел затуманенные безумием зеленые глаза. Что это значит? И где Эльмира? Марк посмотрел на Первого, тот чуть заметно пожал плечами. Что-то было не так. Ни требований, ни условий? Тогда ради чего она все это затеяла?

— Графиня Спенсер, встаньте рядом с женихом, — голос епископа Ивилинского звучал под стать его наряду — строго и торжественно.

Рут встала рядом с герцогом и подала ему руку. Пальцы слегка дрожали и были ледяными. При этом она взглянула на него с таким безнадежным отчаянием, будто хотела что-то сказать, но не могла.

— Что такое, Рут? — тихо спросил герцог ощущая нарастающую тревогу. — Вы хотите что-то сказать?

Епископ начал читать молитву-заклинание, которую подхватили отец Пауль и Первый. Графиня отчаянно смотрела на Марка. Ее глаза кричали, рука до боли сжала его ладонь. А он никак не мог понять, что она хочет? И почему не говорит? Что-то было не так, зато демон в душе мурлыкал и ластился, как огромный кот: казалось, он принял Рут и был безмерно счастлив, что она стоит рядом. Марк кожей ощущал желание демона — прижать Рут к груди, обнять, укрыть огромными кожистыми крыльями, зацеловать до тихого стона. Да что происходит? Его опоили? Но он с утра ничего не ел, только выпил чай у Марты. Но Марте герцог доверял как самому себя. Марк оглянулся на Диего — кардинал держался за виски и неотрывно смотрел на Лорен.

— …и пусть узы брака…

В этот момент нужно было толкнуть Рут в сторону Ортего, но девушка вцепилась в ладонь Марка, и отрывать ее пришлось силой. В руку кольнуло, пальцы онемели, Марк попытался сделать шаг назад, чтоб подтолкнуть невесту к королю, но ноги словно приросли к полу. Его тело больше не слушало хозяина. Демон, да что ты вытворяешь?

«Моя! Не отдам!»

— …падут на вас и будут крепки и вечны! Прошу всех встать и поздравить молодых!

Боги! Почему Первый ничего не сделал? Предал? Марк женился на Рут! На Рут, а не на Лорен! Он нарушил свои клятвы, не выполнил обещание! Как посмотреть в глаза любимой? Рут так и держала Марка за руку, но теперь он мог двигаться, поэтому резко вырвав ладонь обернулся назад, разыскивая взглядом Лорен. В ее глазах мелькнула несвойственная ей злость и растерянность. Девочка моя, что она с тобой сделала?

Марк сделал стремительный шаг вперед, к ней, к его Лорен, но грозный окрик Первого заставил его повернуть голову.

— К бою!

А дальше он уже не думал, разум выхватывал отдельные эпизоды, в то время как тело действовало на вбитых в него годами тренировок рефлексах.

Отчаяние, что ему не удалось избежать ненавистного брака.

Ликование демона.

Визг фрейлин.

Тихий вскрик за спиной, разворот.

Падают маги Ордена, Диего сползает по стене, а Корсар, выхватив из-за голенища щегольских сапог нож, мечет его в одного из франков, в то время как второй небрежным пассом снимает с короля защиту.

Ударная волна отбрасывает священников к окну, дребезжат стекла, но не бьются. Злой Первый поднимается с пола, и его посох сам прыгает в руку колдуна.

В дверь стучат, но ее уже нет. Замок закрывает все выходы из зала.

Удивленный и растерянный Ортего.

Четким, отработанным движением Лорен направляет королю в грудь узкий длинный стилет.

Марк с отчаяние подумал, что не успеет, но все равно метнулся наперерез клинку.

Последнее, что увидел Марк — разочарование и восхищение в зеленых глазах Лорен. Только вот Лорен ли это?

— Открывай глаза, везунчик.

Голос Первого отозвался в висках острой болью. Что он здесь делает? Ведь ночью с ним была Лорен, это ее нежные руки меняли мокрую тряпку на лбу, ее холодные пальчики перебирали пряди отросших волос… Или ему это все причудилось, и Лорен так и не спасли из плена?

— Где Лорен?

Это его голос? Сиплый и тихий.

— Дома. Ей надо отдохнуть, собраться с мыслями, подумать. Понять, как жить дальше. Она не отходила от тебя, пока ты стоял одной ногой в Сумеречной долине. Но ушла, когда опасность миновала.

Что значит — ушла? Куда ушла? Почему?

— Марк, что ты помнишь?

— Все. До того момента, как меня убили.

— Открой глаза.

Марк с трудом открыл глаза, Первый расплывался и раздваивался.

— Пей!

Поит, словно младенца, через рожок, но зато перестало двоиться в глазах. Колдун помог ему сесть, подтолкнул со всех сторон одеяло.

— Рассказывай.

— С детьми все в порядке, они в коридоре. Ждут, когда я позову. Альба и Бернард не вернулись в университет. Потом отработают.

— Что?

— Что слышал. И хватит уже быть наседкой — сам должен понять, что добром это не кончится. Мне до сих пор стыдно, что мы использовали твою жену и едва ее не погубили.

— Жену? — тупо переспросил герцог.

— Лорен.

Демон торжествующе взревел и Марку передалась его эйфория. Он вдруг почувствовал себя счастливым дурачком. Абсолютно счастливым и абсолютно дурачком. Он ничего не понимал, но был счастлив.

— Расскажи все по порядку.

— Только коротко, подробности узнаешь из доклада своих мальчиков. Или от Диего, он придет тебя проведать вечером.

— С ним все в порядке?

— Да что с ним станет? Лежит в соседней палате. Он когда мозги заговорщикам выжигал, немного переутомился. Короче, наша старшая сестрица действительно гений. И актриса. Плевала она на тебя и на наследство. Ей нужен был Ортего. Все остальное было отвлекающим маневром. Первоначально она планировала использовать оборотней. Нападение на Антония было первой частью плана. Но тут умерла мать, и Эльмира узнала, кто ее отец, да еще и Ортего объявил о твоей помолвке с Рут. План она поменяла на ходу.

— А Амандо?

— Глупая история. Они были любовниками. Не знаю уж, что там между ними произошло, но в итоге он попытался ее шантажировать… За что и поплатился.

— Через него у нее был доступ к документам Ордена, — простонал Марк. — Вот сучка! А на свадьбе?

— Все бы получилось, если бы не Лорен. Тебе повезло с ней, Марк; ты сам не понимаешь, как повезло.

— Понимаю.

— Мне очень жаль, Марк, но Рут мертва. Она умерла от остановки сердца. Причину смерти мы выяснить не смогли: связано это с магической порчей или с болезнью, так и осталось загадкой. Она оставила завещание, запрещающее делать вскрытие. Эльмира утверждает, что заперла ее в спальне, чтобы не путалась под ногами, и она была в тот момент вполне здорова.

— Рут убил откат от свадебного заклинания, — тихо произнес Марк, испытывая вину за эту смерть.

– Это несчастный случай. Эльмира забыла об этом заклинании, а может быть не знала. Рут была нужна ей лишь как образец для создания иллюзии подобия. Она не сканируется никакими магическими методами, ощущается и осязается как оригинал. Под личиной Рут была Лорен.

— Вот почему Он так обрадовался. Демон смотрит не глазами, — понимающе кивнул Марк, впервые в жизни испытывая к демону что-то вроде благодарности.

— А под личной Лорен скрывалась сама магичка. Она просчитала все идеально, и если бы мы действовали согласно первоначальному плану, Ортего был бы мертв. Ты бы толкнул лже-Рут на Ортего, сообщники Эльмиры незаметно сняли бы с него защиту; Лорен, находясь под влияние наркотика, выполняла бы все приказы нашей чокнутой сестрички. Она бы убила короля. Ведь от Рут никто и никогда бы этого не ожидал. Саму «Рут» скорее всего тоже бы убили — или я, или ты. Бедная «Лорен», спасенная от злобной колдуньи, потеряла бы чувства, а дальше все просто. Незаметно исчезнуть из замка или госпиталя было бы для мага такого уровня, как Эльмира, делом нескольких минут. Но, благодаря отцу Паулю, Лорен была в полной памяти, только говорить не могла. Она просто не дала тебе возможности осуществить замысел. В итоге Эльмире пришлось импровизировать.

— Но зачем ей убивать короля?

— Как думаешь?

— Заказ. Насколько я понял, за идею сестричка работать не будет.

— Заказ. Кроме денег ей были обещаны титул, земли и политическое убежище.

— Мы угадали заказчика?

— Да, это наш любимый бывший король франков Эдуард.

— Бывший?

— Корсар и я хорошо поработали, пока вы тут с кардиналом валялись без сознания. Мы собрали доказательства причастности Франкии к заговору и направили две ноты протеста. От имени Королевы бриттов и его величества Ортего. На основании наших бумаг принц Альберт сместил его величество Эдуарда с трона.

— И какую причину он озвучил? — ехидно поинтересовался Марк.

— Старческое слабоумие. А, еще! Спорные земли отошли к Испалису, как компенсация за причиненное неудобство. Все довольны.

— А Эльмира?

Первый сделал вид, что не услышал вопроса, и Марк понял: братство получило еще одного гениального ученого. На каких условиях, он знать не хотел. Не сейчас.

Лорен шла из магазина, задумчиво глядя по сторонам. Мимо проехал городской автобус на его боку белел большой лист объявления, но она успела прочесть всего одно слово «Одинокий…» и тут же забыла его. Мало ли что пишут на рекламных щитах. Возле тумбы с афишами крутились девушки, что-то рассматривая и громко обсуждая. До Лорен донесся обрывок фразы:

— Одинокий отец познакомится. Интересно, сколько к него детей?

Она вернулась в их с ба старую квартиру: хотя Альба уговаривала ее не уходить из замка, Лорен настояла на отъезде. Находиться одной в большом опустевшем замке, где все напоминало о любимом, было невыносимо. Марку больше ничего не угрожало, а ей хотелось обдумать свою дальнейшую жизнь. Понять, как жить дальше? Но… какая она ему жена? Он ведь женился не на ней, а на Рут. Ей он сказал «да», ей поцеловал руку… Ей, а не Лорен!

Она вошла во двор, прошла через небольшую аллею, ведущую к подъездам. Все деревья украшали белые листы бумаги. Кота кто-то потерял? Лорен безразличным взглядом скользнула по одному из объявлений. «Одинокий отец познакомится» — бездумно прочла она и опять вернулась мыслями в прошлое. Альба обещала позвонить, когда Марк очнется, но вот уже вторые сутки пошли, а звонка все нет.

Она вошла в подъезд, мазнула взглядом по обшарпанной стене, вспоминая, как терла лепестки желтого цветка. На стене висело объявление. Лорен, проходя мимо, зацепилась взглядом за аккуратные буквы. Да так и застыла на месте. «Одинокий отец познакомится с молодой привлекательной девушкой для создания семьи. Он клянется любить ее вечно, оберегать от любых невзгод, быть с ней честным, ласковым и нежным. А еще он просит прощения и обещает больше доверять своей любимой».

Марк! Так вот что за объявления преследовали ее всю дорогу до дома!

На свой этаж она взлетела. Он сидел на ступеньках, бледный и осунувшийся, и смотрел чуть иронично и настороженно.

— Я люблю тебя, Лорен Сандра Кастро. Будь моей женой.

Лорен счастливо вздохнула и разрыдалась в таких родных и уютных объятиях, а Марк нежно шептал ей на ушко всякие глупости. И оба были абсолютно счастливы.

ЭПИЛОГ

— Даже не верю, что Альба выходит замуж. — Марк обнял Лорен за талию и прижал к себе. — Мне все время кажется, что она все еще маленькая девочка.

— Не забудь, тебе выводить невесту. — Лорен потерлась щекой о плечо мужа.

— Ты видела статью в «Правительственном Вестнике»? За заслуги перед короной Эльмира Четтер получила титул баронессы. Первый сделал это.

— Но она действительно гений.

— Я ее не простил.

— Мне кажется, она это пережила, — без улыбки заметила Лорен.

— Пять лет прошло, а они все как голубки, — раздался смеющийся голос, и молодой мужчина в светлом костюме громко чмокнул Лорен в щеку.

— Бернард! — она обняла парня и, встав на носочки, вернула поцелуй. — Когда ты прекратишь расти?

— Отец, тебя ждет Альба, — пробасил Бернард, пожимая Марку руку. — А где малышня?

— Это кого ты назвал малышней, дылда? — Вероника с визгом повисла на шее старшего брата. — А у Софи завелся кавалер! Он ей букет подарил! Носатый и конопатый!

— Носатый букет? — в ужасе вскричал Бернард. — Страх какой!

Вероника громко захохотала.

— Мама, София с ним в беседке сидела, а я ему на спину большого жука подсадила. Как он визжал!

— Ведьма. — Бернард потрепал девочку по кудрявой макушке.

— А Саш сказал, что ты неправильно галстук завязал!

Бернард помахал рукой Диего, который оживленно болтал с Сашем и Первым.

— Пойду морально поддержу жениха, а то он скоро от страха начнет зубами стучать. Морено папу боится!

— Почему ты так решила? — с интересом спросила Лорен.

— Ну он же Альбу соблазнил на свадьбу. А папа хотел, чтобы она еще аспирантуру закончила.

— Ничего, закончит. Одно другому не мешает. — Лорен поправила заколку на непослушных волосах. — Вероничка, ты только, пожалуйста, не цепляй Морено паука на плечо.

— Ты что, мама! Он же ничего не боится! Ему делать гадости скучно, — тяжело вздохнула девочка и убежала.

— Привет, Бер! Как работается в посольстве? Как франки поживают? Говорят, их девушки очень соблазнительны и фигуристы. — Его высочество Антоний солидно протянул Бернарду руку, которую тот пожал.

— Ну, брат одну притащил. — Винсент кивнул в сторону.

— Лорен, пойдем, я тебя с ней познакомлю, — смущенно произнес Бернард. — Ты на нее посмотри, а? А то что-то меня смущает…

— Ха! Его смущает! — Винсент снисходительно посмотрел на брата. — А может, сразу две свадьбы сыграем? Зачем деньги тратить?

— Ты о чем, мелкий?

Лорен прыснула. Винсент был уже на несколько сантиметров выше Бернарда. Худощавый, черноволосый, с темными глубокими глазами, он был очень похож на отца и пользовался у девушек огромной популярностью. Правда, сам пока был к ним равнодушен, предпочитая свиданиям манеж для фехтования.

Лорен, сощурившись, посмотрела на подружку Берта; вторая картинка привычно легла поверх.

— Вин, а ты откуда знаешь? — спросила она у довольно лыбящегося Винсента.

— По ауре.

— А почему Бернард не видит?

— А потому что он — отец!

— Что? — Бернард, выпучив глаза, смотрел на Лорен. — Она беременна?

— Ты недоволен? — Лорен укоризненно посмотрела на парня, который схватил со столика бокал вина и залпом его осушил.

— Доволен! Но отчего она мне не сказала?

— А отчего Лорен не сказала папе, что она тоже с начинкой? — Винсент небрежно снял с плеча жующего Кошмарика и отдал его Антонию. — Подержи, я пойду познакомлюсь с братишкиной невестой. Вдруг у нее есть подружки?

— Стой, я с тобой! — Антоний сунул Кошмарика Лорен и поспешил следом. — У меня еще никогда не было франкийки!

— Эй, малые, не обижайте мою Стеллу! — Бернард глубоко вздохнул, повернулся к Лорен и громогласно расхохотался. — Это что, минуту назад я выглядел таким же идиотом?

— Я беременна? — До Лорен медленно доходили слова Винсента. — Но… как?

— А вы что, не спите с отцом? — нагло поинтересовался старший сын Марка. — Как по мне, так давно пора. А то скучно стало в замке. Все выросли, вон, даже Софка на свидания бегает, — он кивнул в сторону.

София в светло-сиреневом платье и с букетом цветов разговаривала с Аннесой; рядом с ней переминался с ноги на ногу долговязый рыжий паренек.

— Кстати, что это за тип? — подозрительно прищурился Бернард.

— Это ее одноклассник. Хороший мальчик. Отец уже все о нем узнал.

— Эй, мать, улыбнись! — Бернард обнял ее за плечи. — Дети — это так здорово! У меня будет не меньше пяти! Готовься нянчить внуков.

— Я слишком молода, чтобы быть бабушкой, — с непритворным возмущением воскликнула Лорен. — У нас для этих целей есть настоящие бабушки и дедушки.

Бернард перевел взгляд на стоящих под ручку старшего герцога Ортиса и донью Кастро.

— А ба сошлась с прадедом.

— Ага. У них оказалось очень много тем для разговоров. Боги! Я беременна! Бернард, это же здорово!

— Наконец дошло. — Бернард нежно поцеловал ее в макушку. — О, ведут!

К ним подошли младшие, Винсент тащил за руку подругу брата и при этом корчил старшему рожи.

— Лорен, познакомься, — чопорно произнес Бернард, беря за руку смущенную темноволосую девушку. — Это Стелла, моя невеста.

Они едва успели обменяться парой фраз, как раздались возгласы:

— Идут! Идут!

— Ты только глянь на лицо Морено, он выглядит донельзя глупым, — фыркнул Антоний.

— Балбес ты, ваше высочество, — снисходительно усмехнулся Винсент и подмигнул Лорен. — Он просто влюблен.

По проходу шел гордый Марк, ведя под руку сияющую Альбу. Белоснежное платье делало ее похожей на легкое невесомое перышко. Проходя мимо Лорен, герцог подмигнул и счастливо улыбнулся.

— Я не удержался и первым рассказал отцу о сногсшибательной новости, — склонился к ней Винсент. — Близнецов много не бывает.

КОНЕЦ


убрать рекламу








На главную » Ртуть Мика » Одинокий отец познакомится. Дерзкая невеста.