Название книги в оригинале: Гринберга Оксана. Отбор для Темной ведьмы [СИ]

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Гринберга Оксана » Отбор для Темной ведьмы [СИ].





Читать онлайн Отбор для Темной ведьмы [СИ]. Гринберга Оксана.

Отбор для Темной ведьмы

Оксана Гринберга

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Чертова метка появилась рано утром. Нагло вспыхнула на моем плече, когда я еще валялась в кровати. Потягивалась, разглядывая первые солнечные лучи, пробравшиеся в комнату сквозь прорехи в задернутых шторах, и перебирала в голове то, что запланировала на сегодня. В Обители Тьмы вставали засветло, в королевском дворце мне тоже не спалось. До завтрака я собиралась пересмотреть книги в последней секции библиотеки, до которой еще не успела добраться, затем посетить столичную Академию Темной Магии. Два дня назад оправила им рекомендательное письмо от Наставника, и они наконец-таки соизволили ответить.

Меня интересовали книги по Светлой Магии из их Хранилища. Но стоило лишь подумать о невиданных сокровищах, скрытых в стенах Академии, как я почувствовала странный толчок изнутри, за которым последовал резкий выброс магии.

Светлой, не Темной!

Среагировала я моментально. Подскочила, закрылась Щитом, не понимая, как враги смогли подобраться так близко, ведь королевский дворец нашпигован Высшими охранными заклинаниями! Впрочем, довольно скоро поняла, что врагов-то нет и в помине. Вместо них – вспыхнувшее переплетение рун на собственном правом плече. И я изумленно заморгала, затем осторожно прикоснулась, потерла круглую метку с полыхающими древними знаками внутри, желая убедиться, что она мне не привиделась.

Не привиделась!..

И тогда я ринулась в дальний конец комнаты – босиком по каменному полу, в сотый, а то и в тысячный раз споткнувшись об шкуру медведя, лежавшую у камина, – к туалетному столику. Вернее, к старому, мутному зеркалу возле него. Оттуда на меня посмотрела растрепанная темноволосая девица в сорочке до пят с растерянным выражением на лице. Нет, я не ошиблась – на плече полыхало оранжевым слово на архаическом Светлом «Избранница», а под ним куда более мелкими рунами было выведено: «Астор».

Чертовы Светлые!.. Но как?! Как? И почему?

Я не могла поверить своим глазам. Захлопала ими, как глупая младшая сестричка Мия, пару месяцев назад соблазнившая моего жениха. Впрочем, расторгнутая помолвка нисколько меня не расстроила, потому что замужество не входило в мои ближайшие планы. И в дальнейшие тоже не входило – тогда к чему эта чертова метка?!

Избранница, Отбор Невест… Читала о подобном, когда еще жила в Обители. Но даже в самых страшных кошмарах не могла представить, что такое коснется меня. Ведь это – глупое развлечение Светлых, а я – настоящая Темная ведьма, темнее не бывает!

Тогда почему это произошло со мной, старшей принцессой Норберга?! Ведь нам нет никакого дела до Света! К тому же в нашем королевстве находится единственный на всем Западе Темный Источник, вокруг которого выстроена неприступная Обитель Тьмы, где я выросла и закончила свое обучение магии.

Это нечестно, в конце-то концов!

Прикусив губу, решительно принялась бороться с… вопиющей несправедливостью на своем плече. Подходящего заклинания для такого случая не знала – сомневаюсь, что случившееся со мной описано в трактатах по Темной магии! – поэтому попробовала изничтожить проклятую метку выдуманными на ходу способами. Попыталась ее стереть, затем погасить, после чего выжечь Ночным Пламенем, но эта Светлая дрянь прочно обосновалась на плече, глубоко пустив корни в мое тело.

Наконец, шипя от боли, уставилась на россыпь волдырей вокруг все так же гордо пылающих рун. Нет, таким образом с ней не справиться! Неожиданно осознала, что и метку мне не утаить, даже если я спрячу ее под длинными рукавами. Скрыть-то скрою и даже иллюзию наведу такую, что никому не догадаться! Но кто-нибудь из магов, крутящихся во дворе, обязательно почувствует Светлые вибрации – слишком уж они сильные! – вот тогда мне не избежать позора.

Впрочем, куда хуже позора будут насмешки со стороны родных.

Жизнь и так не сказать, что особо меня баловала. Пусть я родилась в королевской семье, но по странной прихоти богов вместо привычного Темного Дара во мне оказалось поровну Света и Тьмы. Эти части настолько уравновешивали друг друга, что придворные маги не сразу догадались, что у новорожденной есть магические способности. Затем все же разобрались, после чего единогласно решили, что уж лучше бы у меня их не было.

Кто-то даже предложил удушить младенца, чтобы не растить уродца. Обладать Светлой магией в королевстве Темных означало навлечь позор на королевскую семью Норберга.

Впрочем, того мага быстро заткнули, а мама разжалобилась и приказала… Нет, меня не оставили во дворце и даже не вышвырнули за пределы Норберга, как делали с нежеланными детьми от Светлых. Вместо этого отдали с глаз долой в Обитель Тьмы, где я выросла и прожила целых девятнадцать лет.

Впрочем, моему появлению на свет с подобным Даром было вполне разумное объяснение – ведь мама выбрала себе в мужья Светлого, одного из командующих армии Астора, когда те предприняли очередную попытку нас захватить. Вернее, получить причитающиеся им налоговые сборы за полсотни лет, потому что моя бабка, ныне покойная, тоже учудила. Влюбившись в Светлого, поклялась в верности Астору, и они полвека считали Норберг своей провинцией. Бабушка об этом благополучно забыла, давно уже за какую-то провинность казнив своего любовника, пока однажды Светлые не решили о себе напомнить.

Первое сокрушительное поражение они потерпели, когда на них спустили с Красных Гор страшных тварей, обитавших там еще со Смутных Времен. Затем было и второе. По дороге в столицу, как раз перед границей с Астором, раскинулись непролазные топи, в которых и утонула армия Светлых, куда их заманили наши маги.

Среди пленных был мой отец, и сердце Темной королевы дрогнуло... Пожалуй, это была любовь с первого взгляда. Но Видар Ольсен, один из боевых магов Астора, зашел куда дальше Светлого любовника моей бабушки. Настолько сильно вскружил голову моей матери, что та воспротивилась воле Совета и все-таки вышла за Светлого замуж. Вскоре его стали называть королем Норберга, а голову украсила золотая корона с шестью огромными рубинами, добывавшимися в королевских шахтах в Красных Горах. Впрочем, отец получил лишь видимость власти. Норбергом правила Темная королева, опираясь на Темный Совет. У них родилось пятеро детей, и теперь мама ждала шестого, шел уже последний месяц…

 Правда, по дворцу упорно ходили слухи, что далеко не все дети от короля Видара.

Но я уж точно была от него, откуда же еще взяться Светлой моей половине, а теперь и этой дурацкой метке?! Зато мои младшие братья со способностью перекидываться в волков… Поговаривали, двенадцать лет назад мама слишком уж приблизила к себе одного из Высших магов, отчего на свет появились Кристен и Мортен.

Я же выросла в Обители, расположенной в трех днях езды по Королевскому Тракту в сторону Красных Гор. Привыкла к простой жизни, каждодневным многочасовым тренировкам ума и тела. Из года в год старательно изучала магию, которой во мне оказалось ничуть не меньше, чем у любого носителя Темного Дара. Со своей Светлой половиной тоже примирилась, а затем даже научилась ею пользоваться, умело вплетая Светлые потоки в Темные заклинания.

Жизнь в Обители закончилась для меня год назад. Мама неожиданно вспомнила о своей старшей дочери, решив, что пора выдать ее замуж. Выгодно – как без этого? – а заодно и примириться с нашими соседями. Меня вернули во дворец, несмотря на то, что я давно приняла решение посвятить свою жизнь магии и служению Темному Источнику. Впрочем, Наставник решение королевы одобрил, заявив, что Обитель уже дала мне все, что могла. Пришел черед для самостоятельных изысканий – мне пора научиться не отвергать то, с чем была рождена.

Свой Светлый Дар.

Только тогда для меня снова распахнутся огромные дубовые ворота Обители.

И я, прилежная ученица, очень старалась. Нашла не только книги, но и даже учителя по Светлой Магии – выжившего из ума столетнего магистра, но все еще преподававшего в Академии Норберга. Видимо, потому, что другого на все Темное королевство не сыскать…

Но не успела взять ни единого урока, потому что на моем плече зажглась… эта чертова метка!

А ведь я только-только прижилась во дворце, привыкла к тому, что у меня есть семья! Мама, с утра до вечера занятая государственными обязанностями и своей беременностью, с любовью поглаживавшая округлый животик, в котором росла моя сестричка. Отец, который слишком уж много пил, не забывая каждый день рассказывать скучающей семье о невиданных красотах столицы Астора. Про чудный град Бэлмор, который, по его словам, располагался на берегу Итейского моря и славился белоснежными стенами, хрустальными куполами, термальными источниками и подвесными садами, спускающимися по вырубленным в скале ступеням к самому побережью. К тому же за королевским дворцом, увенчанным тремя высокими башнями – куда выше наших, по заверениями папы, – в вырубленной в скале неприступной для врагов Цитадели, находился Светлый Источник.

Еще у меня был старший брат Сигурд, двадцатидвухлетний красавец, который займет трон Норберга после того, как мать захочет уйти на покой. Нам удалось найти с ним общий язык, и мне порой казалось, что Сигурд ко мне привязался. А вот младшая сестра, семнадцатилетняя Мия, называла меня недоразумением, свалившимся на ее голову. Смотрела презрительно и свысока, хотя магический Дар у нее был так себе, слабенький...

Впрочем, Мия неплохо управлялась даже с этими крохами. Правда, использовала исключительно Низшую Темную магию, умело воздействуя ею на сознание мужчин. Я быстро ее раскусила, но каждый раз смотрела с интересом, как она привораживает очередную жертву. Одной из них стал мой жених из Эрара, прибывший в Норберг на «смотрины». Я собиралась разобраться с ним сама, объяснив, что замуж за него не собираюсь, но тут вмешалась Мия.

Сперва Торвисс смотрел лишь на меня, и в его глазах читалось явное одобрение увиденным, затем, словно притянутый магнитом, он повернулся в сторону Мии и… пропал.

Я могла бы с легкостью снять ее чары, но не стала. Зачем, если все для меня сложилось наилучшим образом? Теперь замуж выходила Мия, не я. «Совет им да любовь!» – лишь пожала плечами, когда мама сообщила о разрыве нашей помолвки.

Мия, гордо задрав носик, фыркнула пренебрежительно.

- Ты никому не нужна, Лиррит! – заявила мне позже, когда королева ушла. – Не знаю, откуда ты взялась, из какой щели вылезла, но ты никогда не будешь мне сестрой! Слишком много чести для той, в которой есть Свет! Ты даже не Норберг, и мне непонятно, в кого ты такая уродилась…

- Вообще-то, в нашего отца, – напомнила ей. – Он – Светлый, если ты вдруг забыла. Но вот что касается тебя, Мия… Не помню, чтобы в нашей семье был кто-то с такими же куриными мозгами.

Сестра, взвизгнув, попыталась наброситься на меня с кулаками, но я не позволила себя ударить. Куда ей со мной справиться, если она не привыкла держать ничего тяжелее вилки и ножа? А уж со своими магическими заклинаниями могла бы и не позориться…

С той ссоры прошло два месяца, и Мия до сих пор со мной не разговаривала, делая вид, что меня не существует в природе. Но я привыкла считать себя частью семьи. Теперь же, взглянув на метку и исчезающие вокруг нее волдыри, серьезно в этом засомневалась. Какая из меня Темная, если на руке завелась эта гадость?!

Тут в комнату ввалились близнецы, на этот раз в человеческом обличии. От них пахло весенней зеленью, землей и свежей кровью. Оказалось, пока я «развлекалась» со Светлыми рунами, они успели вернуться с охоты и теперь наперебой хвастались трофеями.

Внезапно братья замолчали, уставившись на пылающие знаки на моем плече.

- Ух ты! – воскликнул Кристен. – А что это такое?

- Светлые руны, – авторитетно заявил Мортен. – Мы как раз начали этот язык изучать на Древнем Письме. – Они занимались в школе при Храме Темных Богов. – А что там написано? – Прищурился. – Из-бран….

Я покачала головой и накинула на метку маскирующее заклинание. Не хватало, чтобы все узнали, что Лиррит Норберг – Избранница Светлого принца. Вздрогнула от отвращения. Какая все-таки гадость!

- Зачем ты их написала? – поинтересовался Кристен.

- Я их не писала, – призналась им. – Не понимаю, каким образом они появились!

Не понимала, но собиралась в этом разобраться.

- А ты можешь их убрать, а то от тебя ужасно несет Светом? – поморщился Мортен.

Оборотни не только отлично чувствовали Светлую магию, но и довольно плохо ее переносили.

- Могу, – пообещала ему. – Только пока еще не знаю, как именно.

Тут я представила, как скривится лицо Сигурда, когда он узнает о метке. Брат тоже не любил Свет. Затем подумала об океане презрения в черных глазах Мии, но все же твердо отвергла предложение Кристена отгрызть мне руку.

- Если волки попадают в капкан, они перегрызают себе лапу, – авторитетно заявил Мортен. – У оборотней отличный метаболизм, у них отрастает новая. Давай тоже попробуем? Может, и у тебя вырастет другая рука, но уже без метки?!

- Сомневаюсь, – сказала ему, – что это сработает. Думаю, мне все же стоит вернуться в Обитель и показать метку Наставнику.

Братья завыли совсем уж по-волчьи, заявив, что не хотят со мной расставаться. Подозреваю, они были единственными, кто меня по-настоящему любил. Они и мой Наставник, от которого вчера пришло письмо. Прилетело с вороном поздно вечером и не на шутку меня встревожило.

«Странные дела творятся в Обители, дитя мое! – писал он. – На своем веку я не видел подобных изменений в Источнике. Он неспокоен, словно в очередной раз пытается пробудиться Первозданная Тьма».

- Меня вызывают в Обитель, – заявила я своей горничной, когда та вынырнула из смежной комнаты, чтобы помочь мне одеться. Но опоздала – на мне уже было дорожное коричневое платье, волосы собраны в косы. В холщевый мешок я сложила кое-что из одежды и взяла немного денег – золотые и серебряные монеты с маминым профилем.

И все потому, что путь в Обитель мне был заказан, пока не разберусь со Светом внутри себя! Что же касается Источника – уверена, Наставник успокоит его сам. Кому это еще сделать, если не сильнейшему магу в Темном королевстве?

У меня же было дело на Востоке, в городе с хрустальными куполами и подвесными садами. Правда, мы находились в состоянии войны с Астором, но вовсе я не собиралась на всех углах кричать, что на Отбор явилась старшая принцесса Норберга.

- Ворон принес письмо, покажешь его королеве, – протянула горничной свиток из Обители. – Мне нужно разобраться, что у них стряслось.

Уезжать, не попрощавшись, не хотелось. Но Сигурд отправился с инспекцией в Красные Горы, где недавно видели каменных горгулий, хотя после поражения Светлой армии их погрузили в спячку. Мия, уверена, спала не хуже горгульи, протанцевав на балу с очередным кавалером до самого утра. Родители были заняты: мама – своей беременностью и государственными делами, отец – очередной фрейлиной, подозреваю, с маминого согласия.

От их былой любви ничего не осталось, одна лишь видимость брака.

Я же расцеловала близнецов на прощание, вглядываясь в чистые детские лица, радуясь тому, как причудливо играла в братьях Тьма. Затем все же решилась и написала небольшую записку Сигурду, объяснив свой спешный отъезд тем, что у меня возникло небольшое дело личного характера. На этот раз не врала, потому что вместо Обители отправлялась на Восток, на этот чертов Отбор, чтобы снять с плеча позорную метку.

Произошла ошибка, которую должны исправить те, кто это все и затеял. Ведь я – Темная и никакая не Избранница.

Кто же сейчас правит в Асторе? Кажется, Олаф Первый из династии Орвик. А жену, выходило, подыскивали для его единственного сына, принца Айдара. Проклятый Светлый, он что, сам не может с этим справиться?! Такой мне не подходил, а уж я ему – тем более. Какая из меня невеста для Светлого принца?

Наш отец, частенько перебрав красного вина, присылаемого нам из жаркой Хефии, чей король сватал за моего брата младшую дочь, случалось, называл своих детей монстрами. Но мне в его нетрезвых разговорах отводилась особая роль. По его словам я была даже не монстром, а... Он звал меня чудовищем. Самым страшным порождением Тьмы, которое вышло из его чресел. Потому что мой Дар, из-за которого меня чуть не убили в первые минуты жизни, серьезно его пугал.

И он был прав, меня стоило бояться! Причудливое сплетение Темной и Светлой магии позволяло делать такие вещи, которые приводили в изумление даже Наставника в Темной Обители.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

 Они ввалились на постоялый двор, стоявший на выезде из деревушки под названием Виренеевка – с десяток покосившихся домов, колыхающееся на ветру тряпье да худосочная скотина, которую гнал по склону пастух в овечьем тулупе, несмотря на разыгравшийся июль. Тому, что деревенька все еще не захирела, объяснение я нашла лишь одно: Виренеевка находилась на перекрестке двух больших трактов. Первый – прямой, как стрела, – вел в столицу. Второй шел через отроги Красных Гор, соединяя земли лорда Смарена с каменистыми северными возвышенностями лорда Матрена.

Места здешние были глухими, малообжитыми, почти на границе с Норбергом, которую я перешла еще днем, отведя глаза патрулям – сперва Темному, затем Светлому. Теперь за окнами стоял поздний вечер, а я доедала ужин, перед этим расплатившись с хозяином за еду и ночлег серебряной монетой, прихваченной из дома. В ответ получила сумрачный взгляд и горсть медяков с плохо отчеканенным профилем короля Олафа Асторского. Впрочем, вопросов мне никто не задавал. Трактирщик лишь вяло поинтересовался, что делает девица в глухих местах одна, без слуг и сопровождения, явно не ожидая ответа.

Но я ему все же ответила. Сказала, что я – травница, еду из земель лорда Смарена в столицу, решив поискать лучшей для себя жизни. Оказалось, к нашему разговору прислушивались. Поймала заинтересованный взгляд трех бородачей за длинным столом в полупустом обеденном столом  Одежда у них была простая, но к поясу приторочены мечи, а из-за пазухи выглядывали серебряные спирали знаков посвящения.

- Мы с братьями тоже направляемся в столицу, – произнес один из них. – Странствующие воины Ордена Светлых Богов, – представился мне. – Травница может к нам присоединиться, если не побрезгует нашей компанией!

Пожав плечами, приняла их приглашение. Темную они во мне не разглядели, а я не почувствовала в них Светлой магии, обычные люди! Так что я вполне могла скоротать путь в компании паломников. Но за стол к ним, несмотря на приглашение, не села, решив поужинать в одиночестве. Отвадила пару неопрятных типов, возжелавших было составить мне компанию. Пышнотелая подавальщица принесла тарелку с кашей и кружку ячменного эля, буркнув в ответ на мою благодарность, что скоро подаст мясной пирог.

Еда в таверне оказалась вполне недурна – в Обители я привыкла к куда более скромной пище. Взявшись за ложку, отведала горячую кашу с мясом, прислушиваясь к разговорам за соседними столами. Темы оказались интересными, так что я слегка усилила с помощью простейшего заклинания слух.

Говорили, например, о том, что дела у Йесге Смарена идут ни шатко ни валко. Последние три года стада косила непонятная болезнь, да и поля уже не так урожайны, как прежде. К тому же лорд прижимист, вот работники и разбежались… Дом его настолько захирел, что ни одна из трех дочерей, доросших до замужества, так и не получила метку Избранницы на королевском Отборе.

А ведь у принца Айдара невест должно быть ровно двенадцать – именно так завещано Светлыми Богами! Из-за подобной несправедливости лорд Смарен, когда-то один из двенадцати сильнейших лордов Астора, пришел в ярость, велев казнить всех, сидящих в его тюрьмах даже за малейшую провинность. Затем отправился в столицу, прихватив с собой многочисленное потомство, чтобы исправить сию вопиющую несправедливость.

Несправедливость, по-другому и не назвать!

Я тоже отправлялась в столицу именно для того, чтобы ее исправить. Только в моем случае хотела не заполучить, а избавиться от метки, на которую набросила магическую иллюзию и замаскировала раздражающие меня вибрации. Как бы я была рада отдать свое место на Отборе одной из дочерей разорившегося лорда!

За другим столом обсуждали дорогу на север, на земли лорда Матрена, лежавшую через Кровавый Перевал, который месяц назад стал еще куда более кровавым. В горах объявился разбойник, называвший себя Соловьем, хотя, милостью Светлых Богов, в последние годы королевские тракты по всему Астору были вполне спокойными. Этот же перебрался из Норберга, засел на перевале и брал с путников дань за проезд.

Но заинтересовавший меня разговор внезапно оборвался, потому что дверь в таверну распахнулась. Я почувствовала столь явное присутствие Света, что, мысленно выругавшись, принялась затирать следы Темного заклинания по усилению слуха. Черт, черт!..

В зал вошли трое, и они все оказались магами. Светлыми, демоны их побери!

Признаюсь, я никогда еще не чувствовала так близко и так много Света. Отец, давно уже не пользовавшийся своим Даром, был не в счет. Но я быстро совладала с собой, приведя Свет и Тьму в равновесие, так что распознать во мне мага было бы довольно сложно. А даже если и распознают, то… Я давно уже решила представляться травницей с земель лорда Смарена, потому что в этой профессии требовались начальные задатки магии. Даже имя себе выбрала – Лиррит Стенстед, довольно распространенное в Асторе. Документов, правда, у меня не было, но…

Впрочем, маги документы проверять не стали, сразу же направились к хозяину. Вернее, он вышел к ним навстречу с кухни, вытирая руки о грязный передник. Спросил, не желают ли господа маги отужинать, или же он может предложить им свободные комнаты...

Маги не захотели ни того, ни другого.

Я уставилась на вошедших, радуясь тому, что заняла место в дальнем, темном углу. Из него можно было рассмотреть мужчин, не привлекая к себе внимания. Все трое были светловолосыми и здоровенными, словно бойцы кулачных боев, на которые однажды водил меня смотреть Сигурд. Простая, но, сразу видно, дорогая одежда, кожаные перехлестья ремней, охватывавшие могучие плечи. За спинами виднелись рукоятки двуручных мечей. Длинные волосы собраны в боевые плетения, виски выбриты.

Все они были Боевыми Светлыми магами, уверена!

- Мне нужна травница! – заявил самый здоровый из них, почти на полголовы выше и куда плечистее остальных. Командир, решила я. Вон, какое лицо важное, привыкшее повелевать! – Ваш старейшина сказал, что Старая Сизза лучшая в этих местах и я смогу найти ее в твоей таверне.

Обвел взглядом полутемный обеденный зал, разыскивая незнакомую мне травницу. На секунду задержался на мне, но тут же потерял интерес. Видимо, потому, что на «старую» я совсем не тянула. Тут трактирщик забормотал, что да, Сизза хороша, и за лечением к ней съезжаются не только со всей округи, но даже и с земель лорда Смарена... Только вот нет ее в Виренеевке, уехала в Олешки еще этим утром! Далеко, господа маги, аж тридцать верст на юг по горной дороге. Дочка у нее на сносях, погостить к ней отправилась, но к концу месяца обещала вернуться.

Магам услышанное совершенно не понравилось.

А я подумала: зачем им травница-то? Во-он, как Светлой магией фонит, даже в своем углу чувствую отголоски боевых заклинаний, которыми они не так давно пользовались. Явно попали в передрягу, но… Они ведь маги, так что вполне способны сами справиться с ранениями, остановить кровь и срастить переломанные в бою кости.

- Уехала! – пробормотал самый здоровенный из Светлых, затем растерянно потер бритый висок. – Совсем некстати!

Тут услужливый трактирщик – черт побери его за услужливость! – перевел взгляд на меня. И раньше, чем я успела возмутиться или сбежать, заявил:

- Так гостья у нас новая, тоже травница! Аж с земель самого лорда Смарена пожаловала… Может, сгодится господам магам?

Господа маги послушно повернули головы в мою сторону. Шесть глаз, три изучающих взгляда, под которыми я порядком занервничала, не совсем уверенная, что именно они во мне разглядят. Тут старший двинулся в мою сторону, и я нервно вцепилась в вилку.

Нет же!.. Отложила ее в сторону, заставив себя не дергаться. С чего бы мне переживать? Даже если увидят во мне Темную, это давно уже не преступление на землях Астора!

- Травница? – спросил маг, остановившись возле моего стола.

А ведь хорош!.. Светлые волосы, яркие глаза, резко очерченные скулы, прямой нос, выразительный рот.

- Травница, – призналась ему, распрямив плечи под тяжелым взглядом.

Правда, все мои травы растут на свободе, а в дорожной сумке лежит лишь пара сменных сорочек и запасное дорожное платье. Никаких эликсиров, настоек или же целебных сборов – зачем они Высшей Темной ведьме?

- Но что же случилось у господ магов? – не выдержав, поинтересовалась у него ехидно. – Может, настойка нужна успокоительная? Или у кого живот прихватил?

Маги переглянулись.

- Пойдем! – вместо ответа произнес здоровяк.

Протянул руку, явно собираясь помочь мне выбраться из-за стола. А если замешкаюсь, то вытащить. Тут мерзкие руны, которые я скрывала под тщательно наведенной иллюзией, совершенно некстати растревожились. Заволновались, защекотали кожу, словно разбегавшиеся мелкие букашки, распространяя вокруг себя куда более сильные Светлые вибрации.

Этого мне только не хватало!

- Не пойду, – мрачно заявила ему. – Да и нет с собой у меня ничего! Ни сборов, ни эликсиров не осталась, все извела по дороге… На таких же нервных магов, как вы!

Мужчины снова переглянулись, один из них, с худым, хищным лицом, сдавленно хмыкнул.

- Зачем она нам нужна, Иден? – спросил у своего командира. – Может, Старая Сизза еще бы сгодилась, а у этой… У этой даже трав нет, один лишь язычок острый!

- И эта подойдет! – упрямо заявил светловолосый и все же вытащил меня из-за стола. – Я хорошо тебе заплачу! – пообещал в ответ на мое разъяренное шипение.

Можно было приложить их заклинанием, а затем, воспользовавшись переполохом, сбежать, но я все же решила не связываться. Сжав зубы, приказала отпустить мою руку, затем послушно последовала за магами к выходу. Подумала о своей лошади, которая осталась в конюшне на заднем дворе, но, оказалось, идти нам недалеко.

Причем, пешком, до порталов эта троица еще явно не доросла!

Дом старейшины, где и находился неведомый мне пациент, которому понадобились услуги травницы – все, что мне удалось выжать из магов, – оказался всего лишь в паре десятков метров по узкой улочке с покосившимися, кривыми заборами.

- Так что у вас приключилось? – в который раз спросила я у здоровенных плеч и широченной спины Идена, переходящей в узкие бедра. Задержалась на них, но тут же перевела взгляд на устрашающих размеров меч. Вот еще, не собираюсь я на него пялиться!..

Маг привычно промолчал. Его товарищи зажгли светлячки, время от времени заботливо предупреждая меня о камнях и лужах под ногами. Один из троицы нес мой дорожный мешок.

- Что-то да случилось! – наконец, подал голос командир, когда мы остановились возле забора, за которым виднелись выбеленные известкой стены дома. Повернулся, уставился на меня, и я вновь сделала все, чтобы сдержать свои Свет и Тьму в равновесии. – Ты будешь держать язык за зубами, – предупредил он, – и за это тебе хорошо заплатят!

Тут в воздухе вспыхнули древние руны, и на меня – надо же! – накинули заклятие молчания.

В ответ поморщилась. Какая все же гадость эта Светлая Магия!

- Я не из болтливых! – хмуро заявила ему. Читала о таком заклинании в Обители. Теоретически, под его действием я не смогу рассказать никому о том, что произошло или произойдет со мной сегодняшним днем. Но это только теоретически, потому что на практике распутать подобное заклинание – легче легкого. – Могли бы обойтись и без этого!

- Дело государственной важности! – вновь заявил маг, распахивая передо мной скрипучую калитку.

Лохматая черная собаченция подала было голос, но, почувствовав ведьму, замахала хвостом и пошла мне навстречу. Мы поднялись по скрипучим ступеням на не менее скрипучее крыльцо. Маг стукнул кулаком в дверь. Ему отворил еще один Светлый, за спиной у которого суетился низенькой старичок, подозреваю, хозяин дома. Иден посторонился, и я вошла в сени, пропахшие старьем, гнилыми овощами и тушеной капустой.

- Как она? – спросил командир у того, кто открыл нам дверь.

- Все так же, на грани, – последовал ответ. – Сомневаюсь, что ей уже кто-то поможет. Та самая травница?.. – маг уставился на меня, но увиденное его явно не вдохновило.

- Другой не нашли, – негромко отозвался Иден. – Если ничего не выйдет, то… – снова не договорил.

- Что у вас случилось? – в который раз поинтересовалась я.

Вместо ответа командир поманил меня за собой. Мы прошли в дом, затем через длинную комнату, служившую одновременно и кухней, и гостиной, и остановились возле закрытой двери, ведущей, подозреваю, в спальню.

- Я знаю, что в тебе есть Темная магия, – неожиданно произнес Иден, – и чувствую твои попытки ее скрыть. Не стоит… – покачал он головой. – Не знаю, как тебе жилось на


убрать рекламу







землях лорда Смарена, но в Асторе давно уже не преследуют Темных.

 Я сдавленно хмыкнула в ответ.

- Мо… Гм!.. Король Олаф Первый тридцать лет назад провозгласил свободу вероисповеданий на всей территории королевства, – произнес маг.

Неожиданно наклонился ко мне, его глаза оказались вровень с моими.

Они были светлыми, а вовсе не темными, как мне показалось в таверне. А еще я почувствовала его запах... Запах крепкого мужского пота, Светлой магии и еще чего-то, отчего пересохло в горле.

- По всему Астору полным-полно храмов Темных Богов! – добавил он.

- К чему это вы клоните, господин маг?

- К тому, что ты не должна стыдиться своего дара.

- С чего вы решили, что я его стыжусь?

Отвечать он, по сложившейся традиции, не стал. Вместо этого произнес:

- Нам нужна твоя помощь, травница! Есть одна девушка… Мы отбили ее у разбойников этим утром, но они успели вдоволь с ней позабавиться. Я залечил раны, но вернуть ее в мир живых у меня не вышло.

С этими словами маг распахнул передо мной дверь в маленькую комнатку.

На кровати лежала, подозреваю, та самая отбитая у разбойников пленница. Девушка, вернее, девочка, едва-едва вышедшая из подросткового возраста, – худенькая, светловолосая, безжизненная. Но она все еще дышала, и я чувствовала, что ее душа до сих пор присутствует в теле.

Только вот от жизни в ней почти ничего не осталось.

Рядом с ней, забившись в угол, плакала еще одна. Давно уже плакала, и ее силы тоже были на исходе.

- Она уже на полпути в Чертоги Мертвых, и я не могу ее вернуть. Но Старая Сизза, говорят, не чуралась Темной магии... – Маг вновь растерянно потер выбритый висок. – Светлой тут уже не помочь, поэтому…

Уставился на меня.

- Ясно! – коротко сказала ему. – Значит, Светлые надеются на помощь Темной... Неожиданно, если не сказать больше!

Так вот зачем им понадобилась ведьма!

Подошла к кровати, взглянула на девушку и… Неверяще уставилась на ее бледную, словно у утопленницы, руку. На плече несчастной виднелись потускневшие руны. У девушки тоже оказалась Метка Избранницы! Раскрыла рот, повернулась к магу, но тот уставился на меня привычным давящим взглядом.

- Рассказывайте уже до конца! – попросила его. – К тому же вы все равно меня связали заклинанием молчания, так что…

- Ее зовут Йоханна из Дома Матрен. Она ехала на королевский Отбор, но попала к Соловью. Ее метка погаснет через пару часов.

- Почему?!

Взгляд мага помрачнел.

- Ее лишили невинности. Избранницами могут быть только те, кого сочтут достойными Светлые Боги. Она уже не девственница, поэтому больше не может участвовать в Отборе. – Помолчал, после чего приказал: – Приступай!

Кивнула.

- Приступлю, но мне нужно, чтобы вы вышли из комнаты и не входили, пока я не закончу. А еще, пусть принесут мои вещи.

Мне вовсе не хотелось, чтобы в них копались посторонние!

Уходить маг не собирался. Протестовал, мялся, пытался остаться, но я все же его выставила. Заявила, что хуже, чем сейчас, Йоханне уже не станет. Я все-таки постараюсь ей помочь, но моей работе не нужны свидетели.

Наконец, закрыла за ним дверь, поставила магический купол, после чего вздохнула свободнее. Села на кровать, прикоснулась к руке девушки, затем закрыла глаза, входя в привычный транс.

Я уже много раз делала подобное в Обители, когда к нам приходили за утешением или справедливостью. Коснулась ее сознания – убегающего, ускользающего, придавленного ужасом произошедшего. Обнаружила ее память, но без спросу заглядывать не стала. Долго ждала ответа, разыскивая душу Йоханны в мире Теней, потерявшуюся между жизнью и смертью. Нашла, и девушка безразлично отозвалась, дав свое согласие.

Вскоре я увидела мерзкие лица ее насильников. Их было много… Слишком много зла и похоти для наивной, чистой души!

- Отдай их мне! – попросила у нее. – Отдай их всех Темной ведьме! Ты не сможешь им отомстить, но они должны понести наказание за то, что совершили. И они будут наказаны, даю тебе слово!

Девушка в магической полудреме, в которую ее погрузили Светлые, завозилась, негромко вздохнула. Затем, расслабившись, позволила мне забрать ужасы последних дней. И я принялась стирать из ее памяти жуткие подробности, начиная с момента, когда карету остановили разбойники, все сопровождавшие были убиты, а она и ее гувернантка оказались в их руках.

- Уже все закончилось! – сказала ей, когда Йоханна задышала свободнее, а на лице появился робкий румянец. – Я стерла твою память. Теперь ты будешь знать только то, что ты и твои провожатые тяжело заболели в пути, поэтому тебе придется вернуться домой. Остальные умерли, дитя мое, и похоронены где-то в горах! Вы не найдете их могилы… Твоя гувернантка тоже ничего не будет помнить. – Я погладила девушку по голове, расправляя спутавшуюся прядь. – Милая, на этот Отбор ты попросту не успела! Но, уверена, ты еще встретишь того, кто полюбит тебя всем сердцем. Только это уже не будет принц Айдар…


***


Из комнаты вышла порядком истощенная. Сперва долго возилась с памятью девушек, которые теперь мирно спали, восстанавливая силы. Потом принялась старательно затирать следы Высшей магии, решив, что настырному магу вовсе не стоит слишком много обо мне знать. Он и так уже разглядел во мне присутствие Тьмы, этого вполне достаточно!

Пусть в Асторе вот уже тридцать лет как перестали вешать и сжигать ведьм, но… Не сказать, что меня это сильно вдохновляло. Куда больше грела мысль о том, что я доберусь до столицы, сниму метку Избранницы, после чего вернусь домой.

Домой, где вокруг все-все будут Темными!

Наконец, встряхнула волосами и помассировала затекшую шею. Взглянула еще раз на румянец на щеках Йоханны, порадовалась спокойному дыханию гувернантки, устроившейся рядом с ней на кровати.

Ну что же, «травница» с земель лорда Смарена сделала свое дело. Пора получить обещанную награду и вернуться на постоялый двор. В маленькую каморку, в которой, прежде чем лечь спать, не помешает изничтожить в изобилии водившихся клопов и вшей. А завтра на рассвете я отправлюсь проведать Соловья, чтобы передать ему привет из Норберга… Потому что, сбежав из моего королевства, он прихватил кое-что из того, что ему не принадлежало. Я увидела это в воспоминаниях Йоханны, и меня это порядком разозлило.

В большой комнате меня поджидали знакомые маги. Сидели за столом, и лица у них были странными.

- Она жива, – заявила их громиле-начальнику. – Идет на поправку. Проспит до утра и ничего не будет помнить. Последних двух дней в ее жизни попросту не было. Дальше вы уж сами разбирайтесь, что с ней делать!

- Разберемся, – согласился Иден. – Но что мне делать с тобой?

В тот же миг он оказался подле меня – невозможно, чтобы люди передвигались так быстро без помощи магии! Схватил за руку и прежде, чем я успела возмутиться, отдернул рукав, явив миру мою собственную полыхающую оранжевым метку.

 Черт, черт! Кажется, я слишком уж старательно затирала следы Темных заклинаний. Настолько, что убрала заодно и собственную иллюзию, а затем еще и защитное заклинание, скрывающее знак Избранницы!

- Как ты объяснишь мне это, Лиррит Стенстед? – заявил он разъяренным голосом.

Глава 3 

 Сделать закладку на этом месте книги

Препирались мы долго, но так и не пришли к разумному решению. Маги попались мне упертые, верить на слово не собирались, заявив, что провести их какой-то травнице не удастся!

Ведь они прекрасно почувствовали момент, в который на моей руке вспыхнула метка. Это произошло как раз тогда, когда я заканчивала лечение Йоханны. Поэтому они решили, что неизвестная травница с земель лорда Смарена присвоила метку себе. Забрала у Йоханны знак Избранницы! Нет, наглой воровкой вслух никто меня не назвал, но взгляды мужских глаз были осуждающими. Я попыталась было протестовать, но затем угрюмо замолчала.

Украла?! Да как скажете!

- Забирайте! – великодушно разрешила им, ткнув под нос Идену руку с ярко вспыхнувшими рунами. В его присутствии они начинали бесноваться куда сильнее и раздражали меня до ужаса. А раздраженная ведьма – это, как известно, удовольствие малоприятное. – Не нужна мне эта Светлая гадость! Какая из меня невеста для принца Айдара?!

Иден промолчал, зато остальные маги осторожно согласились, что как бы да… Как бы невеста из меня вообще никакая! Но забирать метку не спешили, хоть я и настаивала. Сказали, что это выше их сил.

- Но почему же?! – расстроилась я. – Вы ведь маги? Маги! Светлые? Светлые! Так снимите ее с меня, и дело с концом!

На миг я представила, что все закончится здесь и сейчас, и эта мысль несказанно меня обрадовала. Вдруг они знают способ, как убрать с моего плеча проклятый знак Избранницы? Руны вот-вот погаснут, после чего я преспокойно отправлюсь домой, в Норберг. А обещанное мне щедрое вознаграждение за лечение пусть себе заберут, не нужны мне их деньги!

Но ничего не вышло.

Это юрисдикция Светлых Богов, заявили мне вредные маги. К тому же о случаях присвоения метки до этих пор они еще не слышали, поэтому мне стоит отправиться в столицу к Хранителям Светлого Источника, а те уже примут решение, что со мной делать дальше.

Оставлять на Отборе или нет.

- А вы не подумали, что я не хочу в Бэлмор?! – рявкнула на них, затем принялась истово чесать зудящую руку – ногтями, ногтями! – пока не разодрала ее до крови.

- Прекрати! – мягко попросил Иден. – Так она все равно не исчезнет.

Поймал, удержал мою руку. Затем приложил свою ладонь к зудящему месту, и руны странным образом успокоились. Все так же полыхали, но, по крайней мере, чесотка прошла.

Как он это сделал?! Проклятый Светлый!

- Никуда я не поеду! Сдался мне этот ваш принц Айдар! – все еще вредничая, процедила я сквозь зубы.

- Ваш? – переспросил один из магов. Кажется, его звали Томас. Слишком уж их много, и все они на одно лицо! – Что ты хотела этим сказать?

- Ваш, наш – какая разница?! – поправила себя. – Вы что, ни разу не встречали раздраженных травниц, которых заставляют участвовать в королевском Отборе против их воли? Ну так смотрите, одна как раз перед вами! Я вам и не такого наговорю, если вы сейчас же не снимите с меня эту метку. Клянусь, мне она не нужна!.. Замуж я все равно не пойду, даже если мне сделает предложение сам принц Айдар!

- Он-то чем тебе не угодил? – поинтересовался противный Иден, а я…

 Хотела послать его вместе со всеми Светлыми и принцем Айдаром далеко и надолго, но в последний момент прикусила язык. А то мало ли…. Договорюсь еще, и маги забудут, что ведьм в Асторе вот уже тридцать лет как перестали сжигать на кострах или топить в реке.

- Может, у меня были собственные планы? – повернулась к нему. – На собственную жизнь?! Теперь вместо этого мне придется ехать в столицу!

Оказалось, не мне, а нам, и это вызвало новый всплеск моего возмущения. И все потому, что маги собирались сопроводить меня до Бэлмора, затем лично передать в руки Хранителям Источника. Ну и проследить, чтобы я добралась до места в добром здравии. Наверное, именно поэтому закрыли меня комнатушке по соседству со спальней Йоханны, размерами куда меньше той, что я сняла на постоялом дворе, расплатившись звонкой монетой из Норберга.

Еще и охрану приставили!

Иден – слишком уж он заботливый! – вскоре принес мне тарелку тушеной капусты, ломоть ржаного хлеба и стакан парного молока, строго-настрого наказав поесть, после чего ложиться спать. Выехать в столицу они планировали после обеда. До этого магам еще надо было решить вопрос с Йоханной, отправив ее и гувернантку домой. К тому же у них осталось незаконченное дело к Соловью, ведь, бросив пленниц и лишившись четверых из своей шайки, разбойник сбежал, после чего снова засел где-то высоко в горах.

- Мы уже потеряли двух Избранниц, – похоже, Иден все еще думал, что я нахожусь под воздействием заклинания молчания, поэтому говорил со мной откровенно. – Юнни из дома Волленов убили по дороге в столицу, и убийцы до сих пор не найдены. Ты видела, что сделали с Йоханной…

- Видела, – пожала я плечами.

- Я не собираюсь допустить, чтобы и с тобой случилась беда.

- Это еще почему?! Тебе-то какая разница, что произойдет с мерзкой воровкой?

Тушеная капуста, парное молоко и клетушка в доме старейшины Виринеевки вовсе не улучшили моего настроения.

- Потому что я тебе верю, Лиррит Стенстед! Верю в то, что ты не снимала чужую метку, – Иден уселся на хлипкую табуретку напротив, уставился мне в глаза. – Но я до сих пор не нашел нормального объяснения происходящему. К тому же твои способности вызывают у меня искреннее удивление. Кто ты такая?

- Говорила уже тысячу раз, что травница с земель лорда Смарена! – дернула плечами.

Тут Иден ненавязчиво и осторожно попытался прощупать границы моего Темного Дара. Ну что же, пусть пробует!

- Травница, говоришь?.. – протянул он. – Но тебе удалось стереть Йоханне память, а это под силу только Высшим Магам!

- Напела ей колыбельную на ушко, – заявила ему мрачно. – У травниц свои методы, о которых мы не обязаны докладывать господам столичным Боевым магам.

- Ты не травница, – покачал головой Иден. – Я встречал травниц и со Светлым, и с Темным даром, а вот ты… Я ощущаю в тебе одновременно и Свет, и Тьму, но в следующий миг словно и нет ничего, никакого Дара. Как ты можешь это объяснить?

Объяснять ему я ничего не собиралась, и маг, похоже, так и не сделав нужных выводов, добавил:

- За всю историю существования Астора было всего лишь три Отбора, которые происходили в трудные для королевства времена. Не знаю, что за напасть нас ждет впереди, даже не могу себе представить! Зато я знаю другое. До этого знаки Избранниц появлялись исключительно в Домах двенадцати сильнейших лордов королевства, а на Отборе выбирали достойнейшую, способную принести мир и благоденствие моей стране.

- Я-то тут при чем? – спросила недовольно. – Меня это никаким боком не касается!

Нести мир и благоденствие никогда не входило в приоритеты Темных.

- Ходят слухи, что у законных дочерей лорда Смарена метка так и не появилась. Думаю, это может означать лишь одно, – Иден снова уставился на меня давящим взглядом. – То, что она все-таки появилась.

Я покачала головой, собираясь уже сказать, что не являюсь незаконнорожденной дочерью неизвестного мне лорда, но тут…

Ну конечно же! Все встало на свои места.

Дом Смаренов захирел и разорился, и его лорд больше не был сильнейшим из двенадцати Астора. Зато моя бабка – черт побери ее любвеобильность! – потеряв разум от ушлого асторского Боевого Мага, подписала соглашение... Соглашение, позволявшее им считать Норберг частью своих территорий! Вскоре бабка передумала как в отношении мага, так и Астора, но, подозреваю, Светлому Источнику или же Светлым Богам, раздававшим эти метки, оказалось все равно. Они по привычке посчитали его частью Астора, и дочери короля Норберга достался знак Избранницы вместо дочери лорда Смарена!

Иден неправильно истолковал мое выражение лица, подозреваю, утвердившись в мысли, что я – незаконный ребенок лорда Йесге Смарена, получившая метку одной из невест принца на вполне законных основаниях.

- В столицу поедешь под моим надзором, – добавил он.

Вздохнув, снова пожала плечами. За окнами давно уже стояла ночь. День выдался тяжелый, споры с магами меня порядком утомили. Утро ожидалось не менее сложным, и тратить незнамо сколько времени на выяснения отношений мне не хотелось.

Дочь, так дочь… Быть может, даже к лучшему! По крайней мере, ко мне будет куда меньше вопросов.

Еще немного посидев и убедившись, что я съела часть ужина, Иден забрал тарелку и ушел, пожелав мне спокойных снов. Затем пришла жена старейшины, принесла ведро воды и железный таз. Спросила, нужна ли госпоже помощь. Уверена, уже прослышала про метку и про то, что я – одна из Избранниц. Отказавшись от ее услуг, самостоятельно смыла дорожную пыль с лица и рук. Затем нагрела магией воду, после чего вымыла еще и волосы.

Наконец, помолившись Темным Богам и поставив на дверь защиту, через которую не пройдет ни один Светлый демон, укрылась тяжелым одеялом и улеглась спать.


***


Встала я на рассвете, разбуженная далеким кукареканьем виренеевских петухов. Поднялась так рано, потому что и у меня к Соловью накопилось много претензий. И дело было не только в обещании, которое я дала Йоханне. Соловей прихватил с собой из Норберга то, что ему не принадлежало, и я собиралась восстановить справедливость.

Только вот дверь в мою комнату оказалась заперта. Пока я спала, ее не только закрыли на ключ, но еще и наложили охранное заклинание, не забыв накинуть похожее и на ставни.

Светлые… Что с них взять?!

Впрочем, меня это нисколько не волновало. Позавтракав оставшимся со вчерашнего ужина хлебом и не успевшим скиснуть молоком, заплела косы, затем с мстительным удовольствием сняла с окна защитные плетения. Уверена, их ставил тот самый сероглазый командир Боевых магов, решивший оградить меня от глупостей, после чего доставить в столицу в целости и сохранности!

Распахнув ставни, уставилась в серую хмарь. Похоже, ночью с гор на деревню опустилось облако, утопив мир в сизо-белых пуховых объятиях. Я не видела ничего дальше пары метров, но воспользоваться магией так и не решилась. А то мало ли, перебужу своих охранников… Вместо этого, вздохнув, полезла в окно.

Тут подошел пес старейшины, гавкнул вопросительно.

- Помолчи уже! – приказала ему, и пес послушно вильнул хвостом.

Спрыгнув на землю, прижалась к выкрашенной побелкой стене, потому что заслышала обрывки разговоров и негромкое лошадиное ржание, донесшиеся до меня со стороны крыльца. Правда, этот туман, казалось, питался не только моим дыханием, но и звуками, поэтому, сколько бы я ни прислушивалась, но так и не разобрала, о чем говорят.

Одно поняла – маги тоже поднялись ни свет ни заря.

Прижимаясь к стене, сделала несколько осторожных шагов и выглянула из-за угла. К удивлению, перед домом старейшины уже собралась целая толпа. Столичные маги седлали лошадей, рядом с ними терлись те самые типы, которые пытались навязать мне свое общество в таверне. Увидела я и бородачей-паломников из Братства Света, поправлявших оружие, и еще группу местных жителей, вооруженных чем попало – кто вилами, кто топорами и рогатинами.

Судя по всему, намечался всеобщий военный поход на шайку Соловья.

И я нырнула назад, в туман, подумав… Интересно, а догадываются ли маги со своим здоровенным слишком уж заботливым командиром о том, что ждет их в горах? О тех монстрах, которых Соловей притащил в Астор из Норберга?! Доложили ли ему об этом местные жители, которые, судя по разговорам, вызвались провести Боевых магов обходными тропами прямиком к логову разбойника? Уж они-то должны знать…

Или не знают?!

Потому что провести-то, может, они и проведут, но там их будут поджидать каменные горгульи. Трехметровые порождения Смутных Времен, монстры, которых практически невозможно убить Светлой магией. Да и Темной еще надо постараться!..

Именно их я видела в воспоминаниях Йоханны. Только вот вчера, когда ее с гувернанткой отбили у разбойников, горгулий в лагере не было. Но на этот раз, думаю, Соловей исправит подобную оплошность!

Я еще раз осторожно выглянула из-за своего угла.

Предки Идена уже встречались с этими монстрами полвека назад, и та встреча закончилась для людей полнейшим разгромом. Но, быть может, самоуверенные столичные маги знают способ, как обуздать каменных монстров? То-то они выглядят настолько самоуверенными!

Тут послышался скрип ступеней, ведущих на крыльцо. Один из четверки, проклиная все на свете – особенно доставалось женскому роду, – возвращался в дом. Подозреваю, его оставили присматривать за Избранницами, и он был крайне недоволен подобной несправедливостью.

Кажется, это был тот самый Томас, который меня и так откровенно недолюбливал. Вот и сейчас скрылся в доме, сетуя на судьбу. А я… Что же делать мне? Выйти и открыто заявить, что собираюсь поехать с ними, потому что без Темной ведьмы они могут не справиться?

Сомневаюсь, что это понравится их командиру! Думаю, вместо встречи с Соловьем меня запрут в той же самой каморке и будут сторожить пуще прежнего.

Куда лучше тихонько последовать за ними и вмешаться, если понадобится моя помощь.

Наконец, маги и крестьянское ополчение покинули двор. Выехали на улицу и тут же сгинули в белом мареве. Какое-то время до меня еще доносились обрывки их голосов, стук копыт и конские всхрапывания, после чего повисла мертвая, напряженная тишина. Я же постояла немного, затем прокралась к калитке и отправилась за своей лошадью, оставленной в конюшне на постоялом дворе.

Через четверть часа выехала из Виренеевки, сопровождаемая прилипчивым псом старейшины. Направлялась по следам Светлых, вычленяя из тумана вибрации их магии, отставая от разномастного воинства всего лишь на несколько минут. Довольно скоро малочисленная людская и магическая армия свернула с широкого тракта на узкую каменистую дорогу, которая, петляя, принялась подниматься все выше и выше в горы.

Туман сгущался, и вскоре мне начало казаться, что я дышу чем-то осязаемым, густым и влажным. И что эта субстанция проникает внутрь моего существа, готовясь захватить меня в плен… Поежилась. От подобных мыслей мне становилось не по себе, но я старательно гнала их прочь. Раз за разом отыскивала душевное равновесие – привычный баланс Света и Тьмы, – как научилась делать это в Обители.

Дорога тем временем продолжала сужаться, через пару сотен метров превратившись в тропу. Резко похолодало, и я поплотнее закуталась в шерстяной плащ. Погладила лошадь, подбодрила собаку, сказав, что ехать нам всего ничего и очень скоро все закончится. И все потому, что, помимо слабого следа Светлой магии, какое-то время назад я начала улавливать еще и тяжелые вибрации монстров, рожденных в Смутные Времена, когда Первозданные Свет и Тьма пребывали в полнейшем Хаосе. Усмирить этот Хаос смогли лишь Боги, заключив первородную энергию в Источники, разбросанные по всему Обетованному Миру.

На нашем континенте их было три: Темные – в моем родном Норберге и в Хефии, что у восточных рубежей Астора. Единственный Светлый – а Бэлморе. Источники тщательно охранялись, а обученные Хранители из Высших магов следили за равновесием Света и Тьмы. Именно рядом с таким Источником я выросла и закончила обучение Темной магии.

Дорога тем временем продолжала виться, взбираясь все выше по краю скалы. Я же продолжала вглядываться в туман. Выискивала глазами каменных монстров, с которыми до этого встречалась лишь на страницах книг. И моя уверенность в собственных силах постепенно стала таять.

А что, если я все же не смогу? Что, если не справлюсь?!

Но, прежде чем в голову окончательно прокралась предательская мысль о том, что неплохо бы вернуться в Виренеевку и дождаться возвращения Идена с новостями о победе над Соловьем и горгульями, я их услышала. Вернее, почувствовала резкие изменения магического фона.

Светлого, не Темного!..

Пришпорив лошадь, завернула за ощерившийся черными трещинами бок скалы. Там тоже был туман… Такой же густой, как и везде, но он оказался наполнен звоном оружия и резкими хлопками боевых заклинаний. А еще криками боли и ужаса. Но и это было не все – сквозь белую вату облака до меня доносился пробирающий душу клекот и хлопки огромных каменных крыльев.

И я неожиданно поняла – а ведь самоуверенные маги тоже могут не справиться! К удивлению, эта мысль встревожила меня куда сильнее, чем могла предположить. А ведь я – Темная ведьма, мы жизнь и смерть принимаем одинаково ровно – как переходное состояние на пути, начерченном перед нами Темными Богами! Но мне почему-то не хотелось, чтобы погиб тот самый, здоровенный, который у них начальник!

По крайней мере, не от лап каменных горгулий, потому что у меня самой к нему набралось приличное количество претензий. Как он станет их выслушивать, если падет в битве с каменными монстрами?

Тут туман разорвало незнакомое, но внушающие уважение заклинание. Собрало белую клубящуюся мглу воедино, за долю секунды втянуло в себя, открыв вид на горную лощину, в которой три Боевых мага отбивались от четырех наседающих на них каменных монстров. Стояли спиной к спине, выставив перед собой переливающийся Светом Щит, попеременно бросая в нападающих тварей то Огненными, то Воздушными заклинаниями.

Но Светлая магия лишь выбивала дробь мелких камушков из каменных тел монстров, не причиняя им вреда. При этом разъяряла их больше и больше, заставляя с остервенением кидаться на их Щит. Боевые маги держались неплохо, но… Лишь до тех пор, пока горгульи не изведут их магический резерв!

Затем я увидела, как разбегалось крестьянское ополчение, побросав топоры и вилы. Лезли на гору, спеша укрыться в низеньком лесу, росшем на гребне скалы, а их с громким гиканьем преследовали вооруженные мечами разбойники Соловья.

Его я тоже отыскала.

На другой стороне лощины замерло пятеро. Один из них, здоровенный и черноволосый, одетый в расписной кафтан и меховую шапку, безразлично наблюдал за происходящим. На его смуглом, раскосом лице застыло выражение брезгливости. Это и был Соловей, видела его в воспоминаниях Йоханны! Она досталась ему первая, и разбойник не стал ее щадить.

Я тоже не собиралась.

Повернулась, заслышав звон оружия и вторивший ему клекот. Еще одна горгулья рвала на части мертвого бородача, а двое других Братьев Света рубили ее мечами – бесполезное занятие! Железо жалобно звенело при каждом соприкосновении с каменной спиной или боком монстра, не причиняя тому вреда.

Внезапно Соловей заметил меня, и его невозмутимое лицо изменилось. Неужели он почувствовал?.. Дикий зверь, привыкший к тому, что его постоянно преследуют, желая смерти, неужели ощутил исходящую от меня опасность?

Что-то кротко приказал стоящим возле него людям, и они двинулись в мою сторону. Кажется, один из той четверки был магом, Темным, не Светлым. Насколько сильным, разобрать я не успела, потому что горгулья бросила терзать мертвеца и с громогласным рыком повернулась к оставшимся в живых паломникам.

Не выдержав того, что сейчас произойдет, кинула в их сторону заклинание. И бородачей тут же снесло с места, порядком протащило по земле, накрывая моим Щитом, пряча от слабого зрения горгульи. Та рыкнула недоуменно, принялась оглядываться и вынюхивать. Раздувала каменные ноздри, выискивая свои жертвы. Но, так никого не найдя, замахала крыльями, поднимаясь в воздух.

Именно в этот момент меня заметил Иден. И лощину тут же разорвал яростный рык мага, явно не ожидавшего увидеть здесь Избранницу.

- Лиррит!.. Темные Боги тебя побери!

Затем Светлый провернул нечто совсем уж фантастическое – с его рук сорвалась огненная спираль, раскидав – надо же! – горгулий в разные стороны. Одна из них приземлилась на каменный зад, неловко подвернув крыло, кудахнув совсем уж по-куриному. Иден, воспользовавшись замешательством монстров, кинулся ко мне – вот же глупый! – и одновременно в мою сторону полетело заклинание Щита, из-за чего порядком обесточило их собственный. Но я вскинула руки, остановив Светлое заклинание на подлете.

Не надо… Не надо мне этого, потому что настало время Темной магии.

- Хата-мэ… Хата-мэ, димарейа вох! – разреженный горный воздух разорвал уже мой голос, последовавший за сорвавшимся с губ заклинанием. – У вас одна лишь хозяйка! Слушайтесь и повинуйтесь! Хата-мэ, дифферто!

Древние слова, древний язык моего народа, ничуть не младше того, на котором выведено слово «Избранница» на моем плече, потому что Светлые и Темные пришли в этот мир одновременно...

И горгульи застыли. Даже та, которая успела подняться в воздух, явно намереваясь отправиться за крестьянами, успевшими добраться до гребня скалы, опустилась на землю. К ней тут же кинулся бородач, который непостижимым образом выбраться из-под моего Щита и теперь лез на каменного монстра с мечом в руках.

Горгульи повернули ко мне вырубленные из камня головы, прислушиваясь к моему голосу. Смотрели на меня, и я смотрела на них, понимая, что сейчас все и решится. Либо они послушают и подчинятся, либо прикончат всех, вместе с глупой Темной ведьмой, возомнившей, что ей это под силу.

Тут я почувствовала изумленный взгляд Идена. Позже… Не до него мне сейчас!

- Хамэ… Хоэ хош! – приказала я горгулье, которая, разорвав зрительный контакт, все же повернулась к упрямому бородачу, пытавшемуся воткнуть меч ей в позвоночник. К нему на помощь спешил еще один брат и тоже с оружием наперевес. – Летите… Летите все ко мне! Иден, сделай что-нибудь! Пусть эти… Братья уже идут к своему Свету и не отвлекают ее... Она меня не слушает!

Светлый маг тут же рявкнул на бородачей, и те послушно отстали от каменного монстра. Дальше Иден со своими друзьями занялись разбойниками, подосланными Соловьем. Его маг оказался довольно сильным Темным, и горный воздух разорвало боевыми заклинаниями.

Но я не смотрела… Боролась с горгульями, потому что они все равно меня не слушали!

Вернее, слушали, но совсем так, как бы я этого хотела. Не так, как это было описано в книгах, которые я читала в Обители! Потому что Соловей, похоже, осознав, что вот-вот потеряет свою каменную армию, тоже заорал. Принялся выкрикивать приказания, коверкая древний, прекрасный язык, и твари повернули свои головы уже к нему. Застыли растерянно, не понимая, кто из нас главнее.

Кто теперь их хозяин.

Уверена, это было какое-то заклинание, доселе мне неизвестное! С его помощью Темный – не этот, который сейчас бился со Светлыми, да так, что во всю сторону летели магические отблески их молний, – а


убрать рекламу







другой, куда более сильный, подчинил волю каменных монстров, крепко-накрепко привязав их к разбойнику, человеку без магического Дара!

А потом я его сломала...

Сломала проклятое заклинание подчинения, нырнув так глубоко в свой Темный Дар, как никогда раньше. Выкрикнула новое заклинание, вложив в него все, что могла, весь свой резерв, зачерпнув так много из Тьмы, что едва не захлебнулась.

С моих рук сорвалась, разошлась по лощине кроваво-красная волна.

Иден со своими друзьями выполнил мою просьбу – остановил паломников, остановил разбойников и, кажется, вот-вот прикончит Темного мага… Теперь пришла моя очередь выполнить обещанное Йоханне! Я созвала горгулий, теперь безоговорочно послушных моей воле, затем натравила их на бывшего хозяина. После чего они должны будут вернуться домой, в Норберг, где Темные маги вновь погрузят их в спячку, в которой они будут пребывать до Окончания Времен, как и завещано Темными Богами.

Вскоре все закончилось.

Взглянув на Светлых магов и поверженного ими Темного, я опустилась на траву, чувствуя себя полностью опустошенной. При этом понимала, что мой Наставник справился бы куда лучше меня. Не позволил бы горгульям сомневаться в своих словах, после чего приказал каменным монстрам устранить невольных свидетелей. Не только Соловья и его разбойников, но и Светлых. Всех, и даже того, кто шел ко мне, и в его стальных глазах застыла тревога.

Но дело в том, что во мне оказалось слишком уж много проклятого Света!.. В этом и была моя проблема, моя беда… Разве я могла причинить вред невиновным?!

Отвернувшись, уставилась на вновь наползающий на лощину туман. Мельчайшие капельки тумана носились перед глазами. Облако, словно прожорливая пиявка, заглушало крики ужаса – горгульи не щадили никого из шайки Соловья.

Темная ведьма выполнила свое обещание.

Откинулась на спину, закрыла глаза. Тут подошла собака, лизнула мне руку. Покрутилась, устраиваясь под моим боком, грея своим теплом. Я же лежала и ждала, когда приблизится Иден. Наконец, маг тоже опустился рядом. Коснулся моего лба, и из его руки полилось мерзкое Светлое тепло. Но на это раз я не стала противиться, позволяя ему вернуть мне утраченные силы.

Мужская ладонь на моем лбу казалась крепкой и шершавой, но мне почему-то было приятно ее прикосновение. Так и лежала, прислушиваясь к чужому дыханию, чувствуя, как наполняется мой резерв. Иден тоже не спешил уходить.

Я же размышляла о том, что мне давно уже не было так спокойно, как сейчас, словно в мой мир пришло полнейшее равновесие. Неожиданно услышала голос Светлого:

- Кто же ты такая, Лиррит Стенстед?

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Путь до столицы занял у нас ровно неделю.

С утра до вечера мы тряслись в седле, делая лишь короткие привалы, чтобы размять ноги или перекусить. Зато к ночи, когда уже начинало казаться, что спать будем под елкой, наш маленький караван обязательно оказывался в непосредственной близости от вполне приличных постоялых дворов. Сию загадку мироздания на третий день пути раскрыл мне Иден, заявив, что эта дорога им отлично знакома. Они много раз бывали на Западе и теперь с радостью возвращаются домой.

И каждый раз он расплачивался за еду и кров золотыми монетами с изображением Олафа Первого, не позволив мне потратить ни единого дайрама из собственных сбережений.

Но была и еще одна тайна, так и оставшаяся без внятного объяснения. К удивлению, маги старательно объезжали крупные города, попадавшиеся нам на пути. Делали приличный крюк, порой забираясь порядком в сторону от королевского тракта. При этом постоянно твердили, что надо поспешить, чтобы не дай Светлые Боги не опоздать на королевский Отбор!..

Я бы с радостью на него опоздала – ведь тогда метка Избранницы тоже погаснет, не так ли? – но мои попутчики твердо вознамерились довезти меня до Бэлмора вовремя.

В дороге между нами установилось нечто вроде вооруженного нейтралитета. Нет, мы вовсе не прониклись искренним доверием и дружескими чувствами, но вполне могли общаться на отвлеченные темы или делиться впечатлением об увиденном. При этом у каждого была запретная территория, на которую посторонним вход запрещен. Речь шла не только обо мне – я не собиралась никому докладывать, что на Отбор они везут принцессу из враждебного Астору государства, – но и у четверки Боевых магов тоже нашлось, что от меня скрывать.

Например, когда я принялась осторожно расспрашивать, кто они такие и чем занимаются в столице, вместо рассказа о себе получила новую попытку взять штурмом мою личную территорию. Они в который раз принялись допытываться, кто такая Лиррит Стенстед и как мне удалось обуздать горгулий в лощине возле Кровавого Перевала. Я же привычно отмалчивалась, пока однажды, не выдержав, не заявила, что было дело... Заговорила однажды геморрой одному Темному магу, проезжавшему через земли лорда Смарена, вот он и научил.

Тоже заговаривать, но уже зубы горгульям.

А так я – простая травница, еду на чертов… Вернее, на их королевский Отбор в сопровождении четверых Боевых магов, которые глаз с меня не сводят. Следят с неусыпной бдительностью, чтобы опять чего-нибудь не учудила, хоть я уже многократно пообещала, что не сбегу.

Не сбегу, потому что мне так и так придется добраться до столицы, чтобы избавиться от дурацкого знака на своем плече! В ответ я ловила ехидные взгляды магов – Эскила и Армунда – и очень скоро стала подозревать, что отделаться от метки мне так просто не удастся. И это меня порядком тревожило.

Впрочем, и других причин для беспокойства набралось порядком. Меня волновало то, что вокруг нас слишком много Света! Все было светлым, открытым и солнечным – и убегающие до горизонта возделанные поля, и длинные делянки виноградников, и уютные деревушки с выкрашенным в белое домиками, и приятные, улыбчивые люди, и широкие тракты, а вовсе не грязь по колено, как на большинстве дорог Норберга.

Еще порядком нервничала из-за того, что, по мере удаления от Темного Источника, я ощущала, как слабеет наша связь и как становятся все менее полноводными привычные магические потоки. Конечно же, я все равно их улавливала, и Темной магии мне бы хватило на любое, даже самое сложное, самое изощренное заклинание, но… С каждым километром на Восток усиливались ненавистные мне Светлые вибрации, из-за чего я ощущала себя потерянной.

Подозреваю, Иден это почувствовал и с привычной своей обходительностью пытался меня успокоить. Частенько ехал подле меня, хоть я его и не просила, и заговаривал мне зубы. Рассказывал о своей учебе и глупых проделках в стенах столичной Академии Магии, которую закончил семь лет назад вместе с лучшими друзьями – Томасом, Армундом и Эскилом. Его истории вызывали у меня улыбку, и я даже порывалась рассказать ему о своем обучении в Обители. Но передумала.

Ему не стоит знать, кто я такая. Никому не следует знать!

Вместо этого спросила, почему он не пошел на Высшую магию, ведь Дар позволял… Оказалось, его семья и обязательства не оставили ему выбора. Он попросту не мог потратить еще три года на учебу! Поэтому вместе со своими друзьями ограничился лишь пятилетним курсом Общей Боевой Магией. За время учебы они стали слаженной Четверкой. Когда в столицу дошли вести о засевших на Кровавом Перевале разбойниках, маги тут же поспешили на Запад, но уберечь Йоханну от жуткого плена не удалось.

Но теперь в столицу они везли уже другую Избранницу.

О своей семье и обязательствах, заставивших его бросить учебу, Иден рассказывать мне не стал. Вместо этого тут же перекинулся на меня. Где я родилась? Кто меня вырастил? Где научилась Темной магии? Ведь я – Высшая, не так ли?.. По-другому никак и не объяснить то, что спасла Йоханну, а потом и остальных на Кровавом Перевале!

В ответ я старательно отмалчивалась, выслушивая фантазии Идена о моем происхождении. Он не только считал меня дочерью лорда  Смарена, но и сделал куда более смелое предположение. Быть может, я училась в Тройемме, что на землях лорда Воллена, где находилась единственная на Западе Академия Магии? Нет, тоже не складывается, там ведь преподают только Светлую Магию!

На третий вечер, когда мы остановились на ночь на очередном постоялом дворе, а Иден раздобыл для меня миску самой сладкой, самой большой из виденных мной до этого клубники – в холодном, продуваемом ветрами, но таким суровом и прекрасном Норберге она попросту не вызревала. Так вот, съев несколько ягод, я согласилась выйти с ним на улицу, и там, глядя на звезды, почему-то призналась, что меня все же интересует Светлая магия.

Я бы хотела ее изучать, сказала ему.

- Неплохо! – одобрил он. – Уже какой-то прогресс, а то я думал, что буду довольствоваться одним лишь твоим именем.

 И тут же завел речь о Бэлморе, сказав, что с моими-то способностями я обязательно поступлю в столичную Академию. Вступительные экзамены, правда, закончились, но после Отбора он сможет замолвить за меня словечко... Потому что именно в Бэлморе есть единственный на все королевство Факультет Темных Сил.

- Нет, – покачала я головой. – Ты меня не понял! Темная Магия меня не интересует, а вот Светлая…

Неужели для того, чтобы выполнить наказ Наставника, мне придется провести четыре года в асторской Академии Магии?!

- Ну конечно же! – немедленно согласился Иден. – Зачем тебе изучать Темную, ты ведь и так уже Высшая?! Но ведь в тебе еще есть и Светлый Дар, и это большая редкость. – Затем, немного подумав, добавил: – Хочешь, я покажу тебе несколько простейших заклинаний, которые пригодятся тебе на экзаменах? Для этого тебе даже не придется заговаривать мой геморрой...

- Но ты обязательно его получишь, если свяжешься с ведьмой! – буркнул Томас, вышедший следом за нами во двор. – Причем не только ты, но и все остальные!

 Томас – самый низкорослый из высоченных магов, с узким лицом и глазами невероятного сиреневого цвета – все так же терпеть меня не мог. Наверное, потому что именно Томаса оставили охранять Избранниц в доме старейшины, а я сбежала в горы, где заговорила зубы горгульям, пока трое из его Четверки приканчивали Темного мага.

А он в этом не участвовал!

 - Разберусь и без твоих советов. К тому же это будет мой геморрой! – с легкостью отозвался Иден и посмотрел на своего друга так, что тот сразу же сник. После чего Иден потянулся к моей клубнике и съел почти половину миски прежде, чем я успела ее отобрать.

Со следующего дня, как и обещал, он стал заниматься со мной Светлой магией. Заявил, что подготовит меня к поступлению, хотя я никуда и не собиралась. Ехал бок о бок со мной, рассказывал теорию и показывал простейшие заклинания. Поправлял, если у меня сразу же не выходило, терпеливо выслушивая, как я негромко ругаюсь сквозь зубы, поминая всуе Светлых Богов.

 Учителем Иден оказался неплохим, а за каждое удачное заклинание хвалил меня так искренне, что на моих щеках, подозреваю, вспыхивал яркий румянец. И все потому, что мне нравилась его похвала! Особенно приятно стало, когда Иден заявил, что, если я продолжу подобным образом, то очень скоро обгоню его еще и в Светлой Магии. Ведь у меня, несомненно, очень сильный Дар.

- Так кто же ты такая, Лиррит Стенстед? Темная или Светлая? – в который раз, улыбаясь, спрашивал у меня, и я, осмелев в его присутствии, все же призналась в том, что Темная... Но при этом мне пришлась по душе их магия – легкая и практически невесомая, которую так просто черпать из окружающего мира, а она льнула к рукам, словно любимый питомец.

Кстати, про питомца… Черный пес из Виренеевки бежал рядом с нами, а по ночам заваливался спать под моей кроватью, признав меня своей хозяйкой. Сперва я собиралась его прогнать, но потом передумала. Даже вымыла в реке, затем вывела Темным заклинанием блох и назвала его Чернышом.

И в моем мире установилось хрупкое равновесие... Тот самый вожделенный баланс Света и Тьмы, с которым я родилась, но который не так уж и легко было удержать в обычной жизни.

Только вот длился он недолго, потому что на седьмой день нашего пути вдалеке показалась сине-зеленая гладь Итейского моря, тут и там утыканная разноцветными пятнами парусов. Кораблей оказалось много, но воды было куда больше. И я смотрела на море во все глаза, потому что никогда еще не видела ничего подобного!

Ведь Норберг – это непролазные болота у подножия Красных скал и каменистые равнины, на которых строил города суровый наш люд, привыкший к постоянной борьбе за выживание. Потому что врагов у нас оказалось порядком, и самый главный из них – суровый климат, готовый с легкостью погубить и так скудные наши урожаи. Были еще и хищники, терзавшие стада овец и худосочных коровенок, и воинственные соседи, время от времени пробовавшие на крепость наши границы.

Но Норберг был далеко, сейчас же мы приближались к огромному городу, обнесенному белоснежной крепостной стеной, через каждые двадцать метров перемежавшейся защитными башнями. Только вот в Бэлмор Иден и Армунд со мной не поехали. Остановились на перекрестке, затем повернули своих лошадей в другую сторону. Коротко попрощались и даже объяснять мне ничего не стали! Иден лишь добавил, что мы встретимся во дворце, а пока что у него возникли неотложные дела.

Настолько неотложные, что он взял и бросил меня в километре от столицы!..

А я… Я недоуменно смотрела ему вслед, не поверив словам о том, что мы еще встретимся. Надо же, он взял и уехал! И даже не предупредил этим утром, когда мы привычно занимались с ним магией!..

И я захлопнула рот, прикусила губу, стараясь болью заглушить боль от совершенно некстати полоснувшей по груди тоски.

Вот еще, все это глупости!.. Иден выполнил свое обещание – довез меня до столицы, и мне больше ничего от него не надо. Как, похоже, и ему от меня.

А дальше я уже сама… Потому что никакая я не Светлая, а Темная, Темнее не бывает! И приехала сюда вовсе не для того, чтобы участвовать в каком-то Отборе какого-то там принца Айдара! И даже не для того, чтобы поступать в Академию Магии… Мне это совершенно не нужно!

Я здесь только для того, чтобы снять метку Избранницы. Затем, возможно, посмотрю на красоты Бэлмора, о которых изо дня в день твердил мой отец, после чего куплю несколько хороших книг по Светлой магии – благо, деньги у меня остались! – затем отправлюсь домой, в Норберг, где мне самое место. После чего, преуспев в Светлой Магии, я вернусь в Обитель Тьмы уже навсегда.

- Лиррит, пора ехать! – прикоснулся к моему плечу Эскил, кивнув в сторону городских ворот.

- Конечно! – ответила ему, порадовавшись, что голос мой звучит так же ровно, как всегда.

Довольно скоро мы въехали на перекидной мост через широкий наполненный водой ров, окружавший Бэлмор. На мосту уже выстроилась целая очередь из всадников, пеших и телег, но в ее хвост становиться мы не стали. Вместо этого, приказав посторониться, маги наглым образом пробились к воротам, где назвали свои имена.

Эти имена произвели впечатление не только на стражников в зеленых мундирах, но и на меня. И все потому, что светловолосые сопровождающие оказались лордами!

«Лорд Томас Холмлунд и лорд Эскил Зеллер везут Избранницу Светлых Богов на королевский Отбор!» – вот что они сказали страже.

И я с треском захлопнула рот.

Надо же, как все обернулось! Значит, двое из четверки – лорды. Скорее всего, Иден тоже какой-то там лорд! Я давно это подозревала, еще когда он заговорил об обязательствах перед своей семьей, не давших ему пойти учиться на Высшую магию.

Но он, конечно же, ничего рассказывать мне не стал.

Вот и сейчас я не стала спрашивать, потому что Томас окинул меня привычным неодобрительным взглядом. Впрочем, теперь я вполне его понимала. Надо же, какая-то незаконнорожденная травница с Запада удостоилась не только метки Избранницы, но и целой недели в их столь благородном обществе!..

Наконец, миновали ворота, и лошади зацокали по вымощенным булыжником мостовым города. Я принялась крутить головой, рассматривая красоты Бэлфора. Поразилась его трехэтажным каменным домам, которые стояли вдоль широких улиц, – а ведь в Норберге даже два этажа были редкостью! Смотрела на пеструю толпу – как все-таки много людей! – и на просящиеся мимо украшенные золотом кареты. Уставилась на хрустальные купола огромных храмов Светлых Богов, на граненые поверхности которых кидало яркие лучи послеобеденное солнце. Затем безошибочно нашла вдалеке серую громадину храма Темных, над которым возвышалась башня с длиннющим шпилем, и кивнула одобрительно.

Иден не соврал, в их городе было место и для моих Богов!

Только вот на столичную Академию Магии и на спускающиеся к морскому берегу зеленые террасы с подвесными садами смотреть мы не поехали. Эскил… Вернее, лорд Зеллер пообещал, что я обязательно увижу все красоты Бэлмора, но не сегодня. В следующий раз, когда отправлюсь на прогулку с другими Избранницами, участвующими в королевском Отборе. На это Томас лишь презрительно фыркнул.

Вот и я… Я точно такого же мнения!

- С чего бы мне оставаться на Отборе? – пожав плечами, спросила у Эскила.

Единственной причиной задержаться было лишь то, что я хотела еще раз увидеть Идена. Ведь мы так и не попрощались по-человечески! Он ушел, а я не успела поблагодарить его за десяток Светлых Заклинаний, которым он меня обучил. А еще за то, что сопроводил до столицы, не позволив потратить ни дайрама из кожаного мешочка в моей сумке.

Но… Зачем мне врать самой себе?!

Было и еще кое-что.

Он мне нравился... Мне пришлись по душе его приятные и обходительные манеры, постоянная забота и одобрительная улыбка на лице. Мне нравилось, что он постоянно старался меня порадовать, неизвестно откуда добывая то персики, то клубнику, то виноград. Узнав, что мне больше всего нравится клубника, каждый вечер ставил передо мной наполненную красными, сочными ягодами миску. А ведь он считал меня незаконнорожденной дочерью лорда Смарена, еще той занозой в заду Астора!

С чего бы ему со мной возиться?

Но и это еще не все! Он вызывал во мне странное влечение. Иногда мне хотелось к нему прикоснуться. Прильнуть к мускулистому телу, ощутить крепость его объятий, потрогать боевые плетения и выбритые, но уже успевшие отрасти короткие волоски на его висках.

Потому, что мы, Темные ведьмы из королевской династии Норберг, вот уже много поколений подряд славимся неразборчивым вкусом в отношении мужчин, выбирая себе Светлых вместо Темных! И я, кажется, тоже чуть было не пошла по скользкой дорожке…

- Уверен, ты останешься на Отборе! – многозначительно произнес Эскил. – Потому что еще не подозреваешь, какой тебя ждет сюрприз!

- И какой же это меня ждет сюрприз? – мрачно поинтересовалась у него, с усилием заставив себя прекратить думать об Идене. – Мне вполне хватило и того, что я услышала у ворот, лорд Зеллер!

Эскил снова улыбнулся, но по сложившейся традиции опять промолчал.

Миновав центр с его роскошными мраморными особняками и здоровенной Ратушей, мы принялись подниматься на Дворцовый Холм к стоящему на нем огромному замку с тремя квадратными башнями, увенчанными привычными хрустальными куполами. Вскоре за очередным поворотом широкой дороги снова открылся захватывающий вид на море и переполненный кораблями порт Белмора, а еще на скалы, в которых были вырублена гигантская статуя основателя династии Орвик. За ней – я уже знала, вернее, чувствовала по интенсивному излучению – находилась Цитадель, охранявшая Светлый Источник.

- Завтра утром будет Королевская Охота, – сообщил Эскил, когда я перестала пялиться на первого Орвика и уставилась на серые, украшенные лепниной стены замка. – Там и увидимся! Иден просил меня передать тебя из рук в руки Распорядительнице. Судя по всему…

- Судя по чему?

- По всему, – улыбнулся маг. – Уверен, ты на нем задержишься! И еще, Лиррит, мне очень хочется пожелать тебе удачи! Несмотря на твой сложный характер, – он снова усмехнулся, – ты не только очень красива, но и умна, а это большая редкость в наши дни. Уверен, принц это оценит!

- Спасибо! – его неожиданный комплимент, подозреваю, отозвался краской на моих щеках.

Хотела сказать, что это я не оценю их принца, но промолчала. А характер у меня, кстати, не такой уж и сложный!

- Дождись Идена, он тебе все объяснит, – добавил Эскил.

- Хорошо, – неожиданно сдалась я. – А он… Он появится?

- Появится, обязательно! – подтвердил Эскил. – Куда же он денется? Пытался, но не смог…

Тут Томас скривился, словно наелся незрелых слив.

- На Отбор вместе с тобой прибыло десять Избранниц, – вклинился он в наш разговор. – Остаются еще два вакантных места, потому что невест должно быть ровно двенадцать. На них будет претендовать много достойных девушек брачного возраста из влиятельных Домов Астора. К тому же трое даже прибыли из других королевств, с наших восточных границ. Уверен, ты найдешь с ними общий язык, потому что они тоже Темные!

Оказалось, принцессы Хефии, Клайора и Утрума – с этими королевствами Астор был в добрососедских отношениях – тоже приехали в столицу, чтобы побороться за свободные места на Отборе, а потом и за сердце принца Айдара. Метки больше ни у кого не загорятся, поэтому Светлый Источник выберет из претенденток двух достойнейших, когда Хранители опустят в него таблички с именами. И если Темные попадут в Отбор, то… Светлый Источник сошел с ума, как по-другому объяснить то, что и на моей руке появилась метка?

На это я ничего не ответила, лишь пожала плечами. Интересно, почему лорд Томас Холмлунд так сильно ненавидит Темных?

Тут мы въехали в обнесенный железной решеткой двор, и я раскрыла рот, пытаясь осознать мощь Светлых магов, поставивших на него защитные плетения. Находящиеся рядом со мной маги тоже хранили молчание. В повисшей тишине, прерываемой лишь цокотом копыт и тяжелым дыханием запыхавшегося Черныша, мы подъехали к парадному входу.

На широком мраморном крыльце нас встречали лакеи в зеленых с золотом ливреях. Поклонились почтительно, и двое из них предложили проводить Избранницу в Восточное Крыло, специально отведенное для прибывших на Отбор девушек. Вежливо поинтересовались, есть ли у меня сопровождающие, для которых будут отведены специальные комнаты во дворце, и где мой багаж.

На это я лишь пожала плечами.

Сопровождали меня два лорда, с которыми я встретилась в далеких Красных Горах и которых до этого считала обычными Боевыми Магами. Но им вряд ли понадобятся комнаты во дворце, потому что они уже выполнили свою миссию!

Еще был прилипчивый Черныш, пес старейшины Виренеевки, которого я собиралась взять с собой. Ну что же, вот он меня и сопровождает!

Из багажа же с собой была лишь холщевая сумка с парой сорочек и единственным запасным платьем. Кажется, мне будет, чем поразить прибывших на королевский Отбор!

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

 Этим утром, проснувшись на очередном постоялом дворе, я все-таки надела новое платье – темно-серое, с пышной серебристой юбкой, лучшее из двух, которое прихватила из Норберга.

Но сейчас, чинно следуя за двумя лордами и лакеями, я довольно быстро поняла, что удивить или же поразить чье-либо воображение мне в нем вряд ли удастся. Мы шли из Центрального крыла в Восточное, отданное участницам Отбора, и я вдоволь налюбовалась на золотую лепнину, мраморные статуи и роскошный дворцовый декор, которому не было места в куда более простом и скромно украшенном королевском замке Норберга.

Пройдя через анфиладу залов, мы попали в картинный, на стенах которого висели портреты правящей династии Орвик. Светловолосый мужчина верхом на белом жеребце показался мне смутно знакомым, но мы уже шли дальше, и я уставилась на изображение величественной женщины средних лет в роскошном бордовом платье. На руках она держала расчесанную, с множеством золотистых бантиков, белоснежную болонку.

Тут я покосилась на лохматого Черныша, жмущегося к моим ногам, и украдкой вздохнула. Ну, какой есть! Завтра же – а то, глядишь, и сегодня! – нас с ним выставят с Отбора за несоответствие, затем мы проведем пару дней в Бэлморе, после чего вернемся домой.

На Запад, в суровый Норберг!

Миновав очередной из бесконечной вереницы зал, неожиданно оказались возле широкой лестницы, ведущей во внутренний двор. Спустились, и лакеи распахнули перед нами двери в сад. Мы прошли по выложенным разноцветной мозаикой дорожкам, и я подивилась мраморным фонтанам, в которых плавали упитанные рыбины, отливая на солнце золотой чешуей, и ярким бутонам незнакомых цветов.

И я в очередной раз подумала, что в Норберге не видела ничего подобного!

Затем, пройдя мимо увитой цветущими розами белоснежной беседки, остановились перед украшенными резным орнаментом дверьми Восточного Крыла. К моему удивлению, на эту часть здания были накинуты куда более мощные защитные плетения, чем даже на Центральное Крыло или дворцовый сад, пробиться через которые невозможно было бы и десятку Темных архимагов!

Возле дверей в Восточное Крыло лорды, все еще сопровождавшие меня – наверное, хотели удостовериться, что не сбегу! – заявили, что дальше им хода нет. Потому что дальше находились святая всех святых – комнаты Избранниц, куда посторонним мужчинам вход запрещен. Может, только принцу Айдару, и то, если он не побоится быть растерзанным жаждущими его внимания невестами!

Их юмор не оценили ни я, ни главная распорядительница Отбора, вышедшая мне навстречу. Это была пышная дама в годах, с аккуратно уложенными черными с проседью волосами, одетая в темно-синее платье. От ее непроницаемого, высокомерного лица веяло вечным холодом ледников.

Представилась. Звали ее леди Элейн Риблин, и она чем-то напоминала мне преподавательницу азов Темной Магии в начальных классах Обители Тьмы. Дети ее боялись, потому что та лупила нерадивых учеников почем зря. Мне тоже доставалось порядком, но вовсе не за нерадивость, а за то, что она чувствовала во мне присутствие так ненавистного ей Света.

Все закончилось в тот день, когда, выкрав из библиотеки книгу по Высшей магии, я открыла для себя восхитительный мир пространственных порталов. А затем, просидев над сложным заклинанием несколько ночей подряд, уже открыла один из них как раз перед носом вредной преподавательницы! И она в него благополучно угодила.

А выход из портала был как раз в сточную канаву за стенами Обители…

Затем я сидела, сложив руки на коленях, дожидаясь ее возвращения, уверенная, что меня изобьют пуще прежнего или, быть может, даже убьют. Но в класс вошла не она, а мой будущий Наставник, он же – Хранитель Темного Источника. Сказал, что давно уже разглядел во мне огромный потенциал, но терпеливо ждал, когда я его проявлю.

С тех пор он занимался со мной лично, и магия стала неотрывной частью моей жизни. Теперь же, следуя за леди Риблин по Восточному Крылу, я осознала, что магия мне здесь не пригодится. Ни Темная, ни Светлая, потому что здание накрывала столь мощная защита, что через нее не проникали даже магические потоки... Внутри их попросту не было!

- Как тебя зовут, дитя? – внезапно остановившись, спросила у меня распорядительница.

До этого она долгое время хранила неодобрительное молчание. Мы успели пройти по длинному коридору, а я – вдоволь насмотреться на себя в бесконечных зеркалах в одном из холлов. Затем мы поднялись на второй этаж, а теперь замерли в центре просторного зала, заставленного мягкими золотисто-зелеными софами.

- Лиррит Стенстед, – отозвалась я.

- Из какого ты Дома?

Пожала плечами.

- Тебе нечего бояться, дитя! – неправильно истолковала мое молчание леди Риблин. – Раз уж Источник признал тебя достойной, – тут она покосилась на прильнувшего к моим ногами Черныша и поморщилась, – то нам…

Не договорила. «Нам придется с этим смириться!» – читалось в ее глазах.

- Из дома Стенстедов, – соврала ей.

Оказалось, леди Риблин никогда не слышала о лордах Стенстедах – так же, как и я! – поэтому продолжала смотреть на меня, как на бродяжку – немного жалостливо, но все так же высокомерно.

- У нас очень даже хороший дом! – добавила я сладким голосом. – Деревянный, а внутри есть черная баня и целых две кухни… Одна из них большая, где мы готовим себе есть, а на второй, со встроенным в стену с огромным котлом, мы с мамой варим еду нашим свиньям.

Леди Риблин после этих слов побледнела, словно в Восточном Крыле выкачали не только магию, но и воздух.

- Свиньям?.. – неуверенно переспросила меня. – Но кто же твой отец?!

- Самуил Стенстед, кузнец из Больших Бухарей, – соврала я с куда большим воодушевлением. – Мы живем в деревне высоко в Красных Горах – и это большая деревня, почти целый город! – потому что в ней целых двадцать два дома. А в Малых Бухарях всего лишь двенадцать!

Тут мне пришлось прикусить язык, потому что показалось, что распорядительницу вот-вот хватит удар. Впрочем, та довольно быстро справилась с собой, выдержав испытание дочерью кузнеца из деревни Большие Бухари. Поджав губы, поманила меня за собой. Мы вышли из зала с мягкими софами и оказались в начале длинного коридора, на полу которого лежала красная ковровая дорожка.

Именно там к леди Риблин подбежал лакей и что-то принялся нашептывать на ухо.

- Значит, незаконнорожденная дочь Йесге Смарена?.. – произнесла она с явным облегчением. – Ну что же, раз это выбор Светлых Богов, кто мы такие, чтобы подвергать его сомнению?! Пойдем, дитя мое, я покажу тебе твою комнату. Твой багаж…

 - У меня нет багажа, леди Риблин! Лишь одна дорожная сумка, и ее обещал принести лакей. Еще он обещал присмотреть за


убрать рекламу







моей лошадью. И слуг, предваряя ваш вопрос, у меня тоже нет! Я привыкла все делать сама. К тому же, уверена, недоразумение со знаком Избранницы разрешится в ближайшее время, и я смогу отправиться домой…

Ага, в Большие Бухари, к давно уже проголодавшимся свиньям!

Распорядительница поджала губы, но ничего на это не сказала. Я пошла за ней по красной ковровой дорожке. По обе стороны коридора находились комнаты Избранниц. Двери в некоторые оказались распахнутыми, и я увидела тех, кого, как и меня, отметили Светлые Боги.

Все девушки были, несомненно, красивы. Одеты в пышные, дорогие платья с открытыми плечами и глубокими вырезами на груди. На плече у каждой полыхали оранжевые руны, такие же, как и у меня. Над их искусными прическами с завитыми локонами, уверена, очень долго и крайне старательно потрудились горничные. Кто-то из них читал, кто-то вышивал, двое или трое сидели за столами и чинно беседовали, а с двумя Избранницами мы даже столкнулась лицом к лицу.

Навстречу по коридору шла парочка – привлекательная блондинка с огромными фиолетовыми глазищами в голубом платье и с таким большим количеством украшений не только на шее, но и в волосах и на руках, словно у нас случился бал. Под локоть она держала тоненькую девушку в светлом платье, всю в завитках золотистых волос.

Та уставилась на меня и улыбнулась – доверчиво, открыто. Я почувствовала в ней мягкие вибрации Светлой Магии. Правда, не столь сильные, как у ее подруги, потому что манерная блондинка оказалась Высшей Светлой.

Если со мной случится помешательство и я все же решу остаться на Отборе, то у меня будет крайне серьезная соперница! Вернее, даже две.

 - Соня… – не сдержала улыбку распорядительница, повернувшись к девушке с кудряшками. А ведь я и подумать не могла, что суровая леди Риблин умеет улыбаться! – Мое золотце, сегодня ты несказанно очаровательна!

- Спасибо, леди Риблин! А вы, как всегда, несказанно добры, – отозвалась Соня столь искренне, что я с удивлением посмотрела на распорядительницу.

Быть может, она и была несказанно доброй, но уж точно не ко мне!

- Тесса, – распорядительница оглядела вторую девушку, не спускающую с меня внимательного взгляда, – это платье тебе очень идет!

- Благодарю вас, леди Риблин! – безразлично пожала плечами блондинка, подозреваю, абсолютно уверенная в собственной неотразимости. – А что за убожество вы привели?! Неужели это десятая Избранница?

Она снова уставилась на меня. Вернее, на мое простенькое – по сравнению с ее бальным нарядом! – серое платье и две порядком растрепавшиеся за долгую езду косы. Затем перевела взгляд на мои руки, не украшенные перстями и браслетами, после чего взглянула на скромный вырез платья, в котором виднелась одна-единственная серебряная цепочка. На ней я носила знак воспитанницы Обители Тьмы.

- Похожа на чью-то служанку! – вынесла свой вердикт блондинка.

- Тесса! – возмутилась Соня, затем улыбнулась мне столь искренне, что я не удержалась и тоже улыбнулась ей в ответ. – Не обращай на нее внимания, она не со зла!

Я так не думала.

А еще я даже и не подозревала, что в человеке может быть так много незамутненного Света! Окажись я на месте принца Айдара, быстро бы сделала правильный выбор – разогнала весь Отбор к чертям собачьим, а сама женилась на Соне…

Светлый к Светлому, что уж тут долго раздумывать?!

Но я не была принцем, а леди Риблин не была Соней, поэтому совершенно не собиралась щадить мои чувства.

- Это незаконнорожденная дочь лорда Смарена, – заявила она. – Но на ее руке тоже загорелась метка.

- Ах вот как! – наморщила маленький носик блондинка. – Не зря мой отец говорил, что род Смаренов окончательно опустился!

А я снова подумала… Странно, но и она мне кого-то напоминала! Только вот кого?..

- И это, – Тесса окинула меня презрительным взглядом, – наилучший тому пример! Пошли уже, Соня! – девушка потащила подругу прочь.

Сейчас бы как раз пришлось к месту небольшое заклинание, вызывающее желудочные колики, изжогу и понос – причем все одновременно! – и я бы не посмотрела на то, что Тесса тоже была Высшей. Но, к сожалению, магии здесь не было, поэтому я молча последовала за распорядительницей. Мы дошли до конца коридора, но места в нем мне так и не нашлось.

Свернули в узкий, полутемный проход, ведущий к черной лестнице, и я уже было подумала, что жить мне в клетушке под ней... Но тут распорядительница сняла с пояса связку ключей и распахнула передо мной последнюю дверь. За ней оказалось просторное помещение, разделенное на три комнаты – одна служила спальней, вторая – ванной комнатой. Третья, смежная, была отведена для слуг, которых у меня и в помине не было.

И я прошла, сопровождаемая Чернышом, по мягкому, светлому ковру, затем притронулась к полупрозрачному балдахину над кроватью, после чего провела пальцем по гладкой поверхности туалетного столика из вишневого дерева. Странно, но на нем стояло золотое блюдо с клубникой. Откуда они узнали, что я ее люблю?..

Или же это просто совпадение?

Распорядительница терпеливо дожидалась, пока я не обошла все комнаты, заглянув в ванную, где меня дожидалась наполненная до краев горячей водой фаянсовая ванная. Из окон открывался чудесный вид на цветущий сад.

- Спасибо! – повернувшись, поблагодарила я леди Риблин. – Понимаю, что Избранницы не хотят жить по соседству с незаконнорожденной дочерью лорда из захиревшего рода, и нисколько их не осуждаю. Здесь мне и Чернышу, – пес уже забрался на кровать и, довольный, вилял хвостом, – будет куда спокойнее! К тому же завтра я отправлюсь домой. Впрочем, зачем ждать утра? – Я больше не верила словам Идена, что мы встретимся во дворце. Как же он проберется в Крыло, отведенное для Избранниц? – Я буду рада встретиться с кем-то из Хранителей Источника уже сегодня…

Леди Риблин меня не дослушала.

- Тебя поселили в этой комнате по личному распоряжению принца Айдара! – заявила она. – Он проявляет удивительное участие в твоей судьбе, Лиррит Стенстед! Скоро тебе принесут приличную одежду, подходящую для Избранницы, а королева пришлет свою служанку…

- Служанку? – растерялась я. – Но… С чего бы принцу и королеве Астора обо мне заботиться?

- Пока еще не знаю, – произнесла распорядительница с явным сожалением в голосе, – но обязательно выясню. Пока что могу сказать лишь одно – это, несомненно, указывает на его расположение.

- То, что меня поселили в самой дальней комнате?!

- То, что он озабочен твоей судьбой, Лиррит Стенстед! До сих пор принц не проявлял интереса ни к одной из Избранниц, за исключением Тессы. Но там совсем другая история….

Рассказывать историю Тессы леди Риблин мне не стала. Вместо этого посоветовала привести себя в порядок – самой, неизвестно, когда еще прибудет служанка! – затем спуститься по главной лестнице в обеденный зал, где Избранниц уже ждет скромный ужин.

И я выполнила приказанное, потому что жутко хотелось есть – Иден приучил меня к вкусным блюдам, разительно отличавшимся от однообразной пищи в Обители и неприхотливой кухни королевского двора Норберга. К тому же мне было интересно посмотреть и на других, получивших метку.

С улыбкой Сони и презрением Тиссы я уже столкнулась, а вот на остальных нагляделась в огромной обеденном зале, расположенный на первом этаже Крыла Избранниц. На застеленных белоснежными скатертями столах уже стояли золотые блюда, полные фруктов и сладостей. Угодливые официанты разливали овощной суп в хрупкие фарфоровые тарелки, затем принялись разносить дичь под всевозможными соусами. В дальнем углу играли на флейтах королевские музыканты, наверное, для улучшения аппетита.

Место мне было отведено на самом краю составленных буквой «П» столов, в центре которого – с чего бы это?! – словно она давно уже стала королевой, сидела Тесса Холмлунд. Внезапно я поняла, на кого она похожа. Конечно же, сиреневоокий лорд Томас Холмлунд! Один из лучших друзей Идена, который терпеть не мог Темных, ну и меня заодно.

Именно он советовал Идену со мной не связываться, заявив, что из-за этого выйдет еще тот геморрой! Ну что же, в этом брат и сестра были схожими – Тессе я тоже не понравилась с первого взгляда!

К концу ужина я вдоволь искупалась в оценивающих, насмешливых, удивленных взглядах Избранниц – конечно же, простенькое серое платье и косы, а также слухи о моем происхождении послужили отличным поводом для сплетен. Зато я смогла неплохо рассмотреть остальных невест принца, которых, как и меня, выделил Светлый Источник.

В глаза сразу же бросилась рыжеволосая болтушка Лив Брукс и черноокая брюнетка Рагна Согген, постоянно хлопающая длинными ресницами и совершенно некстати обмахивающаяся веером, поднимая при этом недурственный сквозняк. Эти двое сидели рядом со мной и не умолкали ни на секунду, перебивая друг друга, делились впечатлениями об увиденном. По мне тоже прошлись, на что я ответила им вполне милой улыбкой Темной ведьмы, и обе тут же сникли.

Я чувствовала в них Светлый Дар, но сомневалась, что они могли им разумно пользоваться.

За ними сидела приветливо мне улыбнувшаяся Соня Феланд в чудесном голубом платье. Рядом с ней – Маргарет из дома Аамо, еще одна холеная блондинка, почти во всем копирующая поведение и манеры Тессы. По другую руку от сестры Томаса, успевшей уже переодеться в серебристое, отороченное искусной вышивкой платье, разместились темноволосые Игрид Боттен и Аста Хеллем. У первой было узкое лицо, выступающие скулы и выразительные серые глаза, а вот у второй… Сперва я решила, что девушка довольно невзрачна, но затем она улыбнулась. Свет, идущий изнутри, преобразил ее простенькое лицо, превратив ее во вполне привлекательную особу.

Затем было место Эльги Виммер, которая запомнилась мне уверенным взглядом серых глаз на открытом, привлекательном лице и еще тем, что у нее был дар, в чем-то схожий с моим. Она была Светлой, но носила в себе часть Тьмы и тоже могла заглядывать на другую сторону. Последней сидела представительница Дома Йелленов – худенькая, невысокая Линэ Йеллен, с испуганным лицом и заплаканными глазами, явно чувствовавшая себя не в своей тарелке. Я видела, как Эльга пыталась ее успокоить, но ей это так и не удалось.

Проплакав весь ужин, Линэ первой покинула обеденный зал.

Я тоже собиралась уйти, как только утолю голод, но осталась, прислушиваясь к разговорам. Избранницы обсуждали завтрашний день. Для ранних пташек, способных встать на рассвете, планировалась королевская Охота. Впрочем, большинство девушек решили ее игнорировать. То еще удовольствие – скакать через лес во весь опор, стараясь угнаться за мужчинами и не получить веткой по лицу!.. Принц все равно умчится в арьергарде вместе со своими егерями, так что вряд ли удастся покрасоваться перед ним в новом платье-амазонке и показать свое умение держаться в женском седле.

У меня не было ни амазонки, ни умения, так что зря Эскил заявил, что мы увидимся на охоте!

При этом многие Избранницы думали, что на Охоту отправятся почти все претендентки на два свободных места на Отборе, чтобы не упустить последнюю возможность привлечь внимание принца. Хотя последних из двенадцати невест отберет Источник, но, кто знает, быть может, и Айдар скажет свое веское слово?!

Затем они принялись обсуждать претенденток, и я выслушала много гадостей, лившихся из незакрывающихся ртов Лив и Рагны, о принцессах Хефии, Клайора и Утрума. Наконец, поняв, что мое терпение подходит к концу, поднялась, заявив, что сыта. Уверена, как только уйду, мне достанутся куда более разгромные характеристики, чем трем принцессам Темных королевств!

По дороге остановила лакея и попросила принести еду для моей собаки, затем уже в дверях столкнулась с распорядительницей, спускавшейся в обеденный зал. От нее и узнала, что из всех развлечений этим вечером королевских Избранниц ждало вышивание крестиком и сплетни. Не возбранялись также прогулки по саду и посещение библиотеки, расположенной на третьем этаже нашего Крыла. Там было собрано большое количество любовных романов, которые, несомненно, заинтересуют Избранниц!

Завтра утром все желающие смогут сопровождать принца Айдара на охоту, после чего в полдень возле Светлого Источника пройдет первое испытание для невест под названием «Честность». Каждой из двенадцати Избранниц надо будет дать ответ на всего лишь один вопрос – искренне ли ее желание участвовать в Отборе?! Источник в свою очередь подтвердит или же опровергнет их ответы.

Поблагодарив леди Риблин, я отправилась в свою комнату. Мне надо было подумать, что делать дальше. На Охоту ехать я не собиралась, а вот перед Источником предстать все же придется… Меня немного смущало исходящее от него огромное количество Света, но это было как раз то, что мне нужно!

Все оказалось куда проще, чем я думала. Чтобы снять метку, мне придется всего лишь ответить «нет» на вопрос, заданный на испытании «Честность». После чего я вернусь домой и лишь иногда буду вспоминать сероглазого мага, который так и не узнал, кто такая Лиррит Стенстед.

Потому что он бросил меня у ворот столицы и сбежал!

Каково же было мое удивление, когда, открыв дверь в свою комнату, я увидела того самого мага, но уже с расплетенными, спадавшими на плечи волосами, в расшитом серебром черном камзоле и распахнутой на могучей груди белоснежной рубахе. Он преспокойно лежал на моей кровати, а по одну сторону от него устроился Черныш – вилял хвостом и преданно заглядывал Идену в глаза. С другой стороны маг поставил блюдо с клубникой, к которой не забывал протягивать руку и отправлять ягоду за ягодой в рот.

Это… как еще понимать?!

И вообще, это моя клубника!

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

 - Иден!.. – в тишине комнаты мой голос прозвучал угрожающе, и Черныш, почувствовав, что дело пахнет жареным, предусмотрительно юркнул под кровать.

- Я тоже рад тебя видеть, – как ни в чем не бывало отозвался светловолосый маг, после чего съел еще одну ягоду. – Как прошел твой ужин?

Хотела сказать, что в змеином логове, подозреваю, было бы куда уютней и милее, да и компания приятней. Только вот там вряд ли бы играли на флейтах… Но не успела, потому что дверь в мои покои распахнулась, и вошла миловидная темноволосая девушка. В руках она держала серебристый сверток материи.

- Леди  Смарен, вы уже вернулись! – начала она, поклонившись. – Простите, что без стука, но я думала, что вы еще в обеденном зале с другими Избранницами! Меня прислала к вам короле… – не договорила, потому что заметила Идена, как ни в чем не бывало валявшегося на моей кровати и доедавшего мою клубнику.

И лицо ее изменилось.

А я подумала… Кажется, меня выгонят с Отбора намного раньше, даже не надо дожидаться испытания «Честность». Причем с позором, как без него! Сомневаюсь, что здесь одобряется присутствие посторонних мужчин в комнатах Избранниц. К тому же мой экземпляр еще и разлегся и никуда не спешил уходить!

Тут девушка отвесила глубокий поклон. Не мне, а Идену!

- Ваше Высочество! – произнесла она растерянно, и я открыла рот. Затем закрыла. Затем снова открыла.

Это… Это что же получается?!

Иден, поморщившись, смотрел на нашу застывшую скульптурную композицию.

- Выйди, Эстель! – приказал он служанке. – И держи рот на замке! Ты меня здесь не видела. Вернее, ты меня сегодня вообще не видела! В противном случае, если по дворцу пойдут слухи, то я тебя тоже здесь больше не увижу. Надеюсь, я предельно ясно выразился?

- Да, Ваше Высочество! Клянусь, в комнате Избранницы никого не было! – пискнула девушка, затем заметалась по комнате, пока не пристроила ткань на одно из кресел.

Дверь за служанкой закрылась, а я уставилась на… Так на кого же?!

- Так почему же Иден, если твое имя – Айдар? – спросила у своего нежданного гостя.

Выходило, он и был тем самым принцем, в невесты которого меня выбрали его собственные Светлые Боги. Вот так поворот!

Странным образом я даже не разозлилась на его ложь. Наверное, потому что мне тоже было что скрывать. Единственное, мой обман не раскроется ни в коем случае, если только я сама не проболтаюсь в горячечном бреду… Кто узнает во мне принцессу Лиррит Норберг, если меня никто и не видел до этого? Ведь почти всю свою жизнь – за исключением последнего года – я провела в Обители.

Но он… Он тоже хорош!

Он мог бы мне сказать… Должен был мне все рассказать еще по дороге в Бэлмор!

- Это мое второе имя, – отозвался принц, не спускавший с меня внимательного взгляда. – Пользуюсь им, если не хочу огласки.

Подозреваю, Айдар справедливо опасался негативной реакции Темной ведьмы. Будь здесь магия, я бы объяснила ему наглядно, что с нами шутки плохи – особенно такие! Но магия в этом месте не водилась, а вот позолоченным зеркальцем с туалетного столика можно было бы и запустить…

Но не стала. Покрутила его в руках, положила обратно.

- Ну и как, хорошо развлекся за мой счет, Айдар Иден Орвик?!

- Нет, Лиррит, я не развлекался за твой счет! Много раз собирался тебе рассказать, но так и не смог. Вместо этого всю дорогу пытался придумать способ, как уговорить тебя остаться на Отборе. К тому же, если бы я назвал тебе настоящее имя, то, подозреваю, в столицу бы мы тебя не привезли.

- Не привезли, – согласилась с ним. Потому что сбежала бы по дороге, наплевав на чертову метку! – Но пока что я не вижу ни единой причины здесь задерживаться. Ничего не изменилось, Иден! Вернее, Ваше Высочество… Впрочем, даже если я уйду, ты нисколько не обеднеешь. У тебя останется целый выводок невест, одна другой краше, а на мое место тут же выстроится очередь. И они все будут Светлыми, как на подбор!

- Возможно, – согласился Айдар, – они и будут Светлыми!

- Так зачем же тебе Темная? – спросила у него. – Чтобы веселее жилось?..

- Мне не до веселья, – признался принц. – Иди ко мне, дружок! – позвал Черныша, выглянувшего из-под кровати. – Хозяйка твоя не в настроении, изволит на меня гневаться. Вот и я, Лиррит, изволил гневаться! Очень долго гневался на то, что меня заставляют участвовать в Отборе, и много раз заявлял, что мне этого не надо. Я и сам способен выбрать себе невесту и позаботиться о продолжении рода, и мне для этого вовсе не нужные подсказки Светлых Богов!

- И что же было дальше? Насколько я понимаю, тебя все-таки убедили.

- Нет, – отозвался он с досадой, – не убедили, но мне пришлось склониться перед волей Богов! Правда, я сбежал из столицы. Под благовидным предлогом уехал далеко на Запад, захватив свою Боевую четверку. Отправился встречать Йоханну – подальше отсюда! – потому что, по слухам, в Красных Горах неспокойно.

- Неспокойно, – согласилась с ним.

- Но проклятые Темные успели раньше… – Тут он замялся. – Прости, Лиррит, не удержался!

- Ничего, – отозвалась я. – Светлым тоже от меня порядком доставалось, так что, считай, не расслышала!

- Но мы не успели. Затем я встретил тебя и перестал корить себя так сильно. Вместо этого подумал, что Отбор стал куда интереснее…

 Так и знала, он все же развлекался за мой счет!

- Ничего не изменилось, Ваше Высочество! – заявила ему, поджав губы. – Я не передумала, и все закончится завтра, перед Светлым Источником…

- Останься, Лиррит! – попросил меня Айдар. – Я очень хочу, чтобы ты осталась!

- Зачем же мне оставаться? Назови хоть одну причину!

И мы замерли друг напротив друга, разделенные лишь встревоженным, поскуливающим Чернышом. Мне почему-то казалось, что Айдар сейчас произнесет нечто крайне важное. Такое, из-за чего я непременно изменю свое решение.

Но он так и не успел, и зычный голос произнес:

- Ужин для собаки Избранницы!

- Демоны ада! – негромко выругался принц. – Что у тебя за проходной двор?!

- Это ты у меня спрашиваешь?! – возмущенно прошипела я. – Погодите, накину платье!.. – подала голос. – Быстрее, в ту комнату!

- Еще скажи спрятаться в твоем шкафу! – возмутился Айдар. – Прогони его сейчас же!

- Ничего подобного! – заявила ему. – Если его прогнать, он снова вернется, да и Черныш давно уже проголодался.

Упрямый принц все же скрылся за дверью в комнате прислуги, а я позволила холеному лакею поставить на пол возле двери две глубокие тарелки – одну с супом, вторую со здоровенной мозговой косточкой. После этого он заявил, что через час прибудет служанка, которая выгуляет собаку.

Наконец, ушел, и мы смогли вернуться к нашему разговору. Только вот я услышала вовсе не то, что ожидала.

- Я буду рад, если ты останешься, Лиррит! – произнес Айдар. – Думаю, тебе понравится во дворце. И, чтобы скрасить твой досуг, завтра вечером после первого испытания у Источника тебя будет ждать архимаг Торстейн. Он продолжит то, что я начал...

- Продолжит мне врать? – любезно поинтересовалась у него.

- Заниматься с тобой Светлой магией, – усмехнулся принц. – К тому же ты сможешь брать из нашей библиотеки любые интересующие тебя книги.

- О, непременно, Ваше Высочество! – заявила ему, картинно захлопав ресницами. – Туда как раз завезли приличное количество любовных романов, мне до конца Отбора хватит!

- Речь идет о дворцовой библиотеке в Центральном Крыле, – со смешком отозвался Айдар. – Там много книг как по Светлой, так и по Темной магии. На то, чтобы собрать их, мои предки потратили несколько сотен лет и уйму дайрамов. С сегодняшнего вечера у тебя будет свободный доступ…

- Вы крайне добры, Ваше…

- Прекрати уже паясничать! – поморщился он. – Я очень хочу, чтобы ты осталась, Лиррит! И у меня на это есть целых три причины.

- Целых три?.. – картинно удивилась я. – Довольно много на одну Темную ведьму!

И все потому, что мне вполне хватило бы и одной! Той самой, которой, похоже, нет и в помине! Вместо этого была лишь глупая ведьма из рода Норбергов, славящихся своим неразборчивым вкусом в отношении мужчин.

Мы постоянно выбирали не тех, кого надо.

- Что-то затевается, Лиррит! &яndash; продолжил принц. – Чрто-то, о чем я еще не знаю, и меня эато порядком беспокоит. До этого времени ззнак Отбора появлялся исключительно в сложные для королевства времена. Я не знаю, что на этот раз заставило пробудиться Источник и почему архимаги не могут дать мне внятного объяснения происходящему. Кроме того, что Первозданный Свет ведет себя слишком уж беспокойно. Тебе это что-то говорит? – Айдар устремил на меня внимательный взгляд. – То, что, по словам архимага Торстейна, он стремится к Хаосу?

- К Хаосу?.. Гм, даже так? – удивилась я, вспомнив о письме, полученном за день до моего отъезда в Астор. Мой Наставник писал, что Темный Источник неспокоен, и был этим порядком встревожен. – И какая же причина этого беспокойства?

И не надо на меня так смотреть! Уж я точно не виновата в том, что случилось с их Источником!

- Хранители этого не знают, Лиррит. У меня накопилось слишком много вопросов, на которые пока что нет ответов, – пожаловался принц. – Именно поэтому мне нужен друг. Друг, на которого я смогу положиться!

- Ах, вот как! Значит, тебе нужен друг, – протянула я, явно не ожидая подобного поворота. Потому что надеялась немного на другой. – Звучит крайне, крайне заманчиво!

- В Бэлмор прибыло слишком много Темных, – продолжал он, не обратив внимания на мой ехидный тон. – Целых три делегации из соседних государств, и целых три Темных принцессы метят на место двух выбывших из Отбора Избранниц…

- Твоих невест, – поправила его. – Называй уже все своими именами! Итак, ты побаиваешься… Ладно уж, не фыркай! Ты думаешь, что среди твоих невест может оказаться еще кто-то из Темных, кроме меня. Мне ты более-менее доверяешь, – хотя на его месте я бы этого не делала, – а вот остальным Темным… Получается, ты хочешь, чтобы я за ними шпионила?

- Всего лишь приглядывала, Лиррит! – улыбнулся Айдар.

- Значит, шпионка принца, незаконнорожденная дочь лорда Смарена…

- А вот это и есть вторая причина! – перебил он. – Я собираюсь восстановить справедливость. Твой отец должен ответить за то, что бросил тебя в детстве и не заботился о своем ребенке, как и надлежит нормальному мужчине.

- Вот еще! – фыркнула уже я. – Не нужен мне такой отец! Мне вообще никто не нужен.

Вот и он тоже… в качестве друга!

- Нужен! – решил за меня Айдар. – Как я уже говорил, он за это ответит. Вернее, возьмет на себя обязательства, от которых до этого воздерживался.

С этими словами принц подошел к стене у изголовья кровати и что-то с ней сделал – со стеной, не с кроватью! То ли сдвинул декоративную панель, то ли нажал на невидимый мне рычаг, и часть стены плавно сдвинулась с места, отъехав в сторону. Из открывшегося лаза на меня подуло сырым запахом подземелья.

Ого, да это целый тайный ход!

- Я специально приказал поселить тебя в этом месте, – пояснил мне Айдар после того, как вернул стену в первозданный вид. – В единственной комнате, в которую ведет тайный ход из Центрального Крыла. Мы сможем общаться куда чаще, чем это предусматривает официальный… гм… регламент. К тому же это довольно удобно и для других целей! Например, для своих извинений, которые готов принести тебе лорд  Смарен. Он придет сразу же после того, как мы с тобой договорим.

- Зачем ему приходить?! – Лорд  Смарен с извинениями совершенно не входил в мои планы! – Говорю же, не хочу его видеть!

Но Айдар был непоколебим.

- К тому же, Лиррит, я еще не назвал третью причину. Надеюсь, ее вполне хватит, чтобы ты изменила свое мнение и осталась на Отборе.

Я замерла, посмотрев ему в глаза, гадая, о чем пойдет речь. Сперва Айдар хотел, чтобы я стала его другом, затем шпионом. Но что же за третья причина? Быть может, он настолько привязался к Чернышу, что не в силах с ним расстаться?..

- Я так и не разобрался, кто ты такая, Лиррит Стенстед! – прозвучал его голос. – И это меня несказанно интригует. Я пытался проникнуть в твою тайну всю дорогу до Бэлмора, но запутался окончательно. Именно поэтому прошу тебя остаться! Позволь мне приблизиться к разгадке…

Промолчала, не зная, что ему ответить. К тому же, даже если я останусь, он все равно не узнает, кто такая Лиррит Стенстед. Этого никто не должен знать!

Айдар правильно оценил мое задумчивое лицо, заявив, что мне стоит хорошенько все обдумать. Я смогу дать ему ответ завтра утром, когда мы встретимся на Королевской Охоте.

- На Охоте меня не будет, – покачала головой. – Потому что я не умею ездить в седле.

- Ты прекрасно держишься верхом! – возразил он.

- Я хотела сказать, в женском седле. К тому же у меня нет подходящей для выезда одежды…

- Одежда у тебя будет! – улыбнулся Айдар. – Об этом позаботится моя мать. Когда королева узнала, что я проявляю интерес к одной из девушек на Отборе и даже попросил ее вмешаться… О, это ее несказанно воодушевило! Настолько, что я даже боюсь ее энтузиазма. Кроме того, уверен, лорд  Смарен постарается дать тебе то, чего ты была лишена все эти годы.

Я раскрыла рот, чтобы ему возразить, но тут Айдар неожиданно добавил:

- Ты можешь ездить, как ты хочешь! В мужском седле или без него, потому что ты мне нравишься именно такой, как ты есть. Темная и в то же время Светлая, обидчивая, немного вредная, но очень красивая ведьмочка-сладкоежка…

- Что?! – потеряла я дар речи. – Это я-то – вредная?! И я… никакая не сладкоежка, я только клубнику люблю!

Неужели он считает меня красивой?!

- Кажется, все прошло очень даже неплохо, – подмигнул Айдар Чернышу, затем направился к проходу. – До завтра, Лиррит!

- Уже уходишь… – выдохнула растерянно. – Ну раз так, то… Уходи!

Тут стена снова пришла в движение, и принц исчез в темном зеве тайного хода.


***


Не успела я прийти в себя после визита Айдара, как из стены вышел высокий, худой, желчный мужчина средних лет в черном камзоле, отороченном белоснежными манжетами.

Обладатель хищного лица, длинных седых волос и крючковатого носа вместо приветствия поджал губы и осмотрел меня с ног до головы. Хмыкнув, прошелся по моей спальне. Движения и жесты его были быстрыми, резкими. Уставился на полупустую миску с клубникой, забытую Айдаром на смятой постели, заглянул в пустую гардеробную и даже в комнату для прислуги. Поморщился на Черныша, самозабвенно грызущего кость.

Наконец, остановился рядом со мной.

- Итак!.. – начал он.

- Итак, – спокойно отозвалась я, совершенно не собираясь тушеваться перед незнакомым лордом.

Йесге  Смарен – вот как его звали!

- Чья ж ты будешь?

Дернула головой. Не собираюсь ему отвечать.

- Кто твоя мать, девочка? – настаивал лорд. – Катрина или Виссена? Или же Бенедика?..

- Ни та, ни другая, ни третья, – ответила ему. – Вам не стоит гадать, перебирая своих любовниц, лорд Смарен! Потому что я – не ваша дочь.

- Моя! Еще как моя! – заявил он с самодовольной улыбкой. – Я чувствую в тебе свою кровь! Ты – Смарен, у меня нет в этом ни малейшего сомнения. В тебе есть внутренняя сила, ты обладаешь выдержкой и, судя по тому, что я о тебе наслышан, ты неглупа и отлично владеешь магией.

- Темной, – любезно подсказала ему, – не Светлой. Вам не кажется, что именно в этом месте в ваши рассуждения закралась ошибка?

- Конечно же, Темной! – усмехнулся лорд Смарен. – Еще одно подтверждение нашего с тобой родства. Я тоже владею Темной магией, и это семейное, досталось еще от твоей прабабки. Мой отец женился на беглой ведьме из Норберга…

- Как бы там ни было! – пожала я плечами. Он был прав – только сейчас я почувствовала вибрации его Темного Дара. Впрочем, довольного слабого. – Я – не ваша дочь хотя бы потому, что прекрасно знаю, кто мой отец. И это не вы, лорд Смарен!

- Чушь! – возвестил он. – Бред собачий и ерунда! Ты – мой ребенок, и в доме Смаренов тоже зажглась метка Избранни


убрать рекламу







цы! И я скажу тебе даже больше, Лиррит… Тебя ведь так зовут?! Ты далеко пройдешь на этом чертовом Отборе!

В его глазах промелькнул довольный огонек.

- С чего это вы решили, лорд Смарен?

Потому что я еще ничего не решила!

- С того, что в мой столичный дом ворвался принц Айдар собственной персоной с явным намерением казнить меня на месте за наплевательское отношение к собственной дочери. О которой, заметь, я и знать не знал! Правда, в процессе казни он все же передумал, – усмехнулся лорд Смарен, – и я отделался лишь парой синяков. Ты запала ему в душу, Лиррит! Твое красивое, благородное лицо, высокие скулы и эти синие глаза… Ты удивительно хороша! Он уже говорил тебе об этом?

Говорил, но…

- Это вас не касается, лорд Смарен!

- Уверен, говорил! А если еще нет, то обязательно скажет. Но теперь рядом с тобой будет тот, кто подскажет, как правильно вести себя дальше. Твой отец!

- Вот еще! – все же не сдержалась. – Никакой вы мне не отец!

- Ты уже смело можешь назвать меня своим папой, – тут он вытащил из-за пазухи перевязанный свиток и помахал у меня перед лицом. – У меня до сих пор остались кое-какие связи, и за несколько часов удалось сделать свидетельство о твоем рождении. Ты – моя дочь от первого брака. Моя любимая жена Кэйти умерла в родах, и Лиррит Смарен воспитывалась вдалеке от родного замка, потому что вторая моя жена… О, это страшная женщина! – он снова усмехнулся. – Змея, которую я пригрел на груди, и она каждодневно отравляет мою жизнь своим гремучим ядом…

Я потянулась к документу, но он не дал.

- Давай договоримся с тобой вот о чем, дочь моя! Мы заключим с тобой сделку…

- Сделку?

- О да, отличную сделку! Я дам тебе свое имя и свое покровительство. Кроме того, завтра днем тебе пришлют одежду и украшения, чтобы достойно обрамить красоту лучшей из дочерей Запада.

- Интересно, откуда вы возьмете одежду с украшениями, лорд Смарен? Насколько я знаю, ваш род довольно… небогат!

- Заберу у твоих сестер, – преспокойно заявил он. – У них ее слишком уж много! И не вздумай мне возражать! От этого они останутся только в выигрыше, и твои сестры это прекрасно понимают. Если ты начнешь делать успехи на Отборе – что обязательно произойдет! – то это позволит мне подправить свое… гм…

- Бедственное, – подсказала ему.

- Немного покачнувшееся, – поправил он, – состояние. Банки Бэлмора гостеприимно распахнут передо мной свои двери, забыв о просроченных векселях, если у моей дочери появится хоть малейший шанс сесть на трон Астора. А он появится, и еще как!

- И это еще почему?

- Потому что я помогу тебе дойти… довольно далеко. Возможно, даже до самого финала. И я несказанно рад, что метка загорелась именно на твоей руке, потому что те курицы, которые зовутся моими дочерями… С ними у меня не было бы ни малейшего шанса выиграть!

- Вообще-то, Отбор выигрывает девушка, – намекнула ему.

- Нет же, Лиррит! – отозвался лорд Смарен с заметным удовольствием. – Отбор выигрывает целый Дом. Не только Избранница, но и все, кто за ней стоят. Кто ее воспитывает, обучает, одевает и наставляет… Я все это пропустил, но зато теперь смогу тебя направлять и подсказывать. Пусть на этот раз Отбор выиграет дом Холмлундов, но я вижу тебя в финале. Это позволит мне поправить свои дела, а тебе… У тебя будет отличный выбор мужей. Все достойнейшие и богатейшие лорда Астора у твоих ног…

Тут я, не выдержав, перебила его пространную речь о моих будущих мужьях:

- Но почему Отбор выиграет Дом Холмлундов?! Неужели это заранее решено?

- Потому что так люди говорят… Ходят слухи, что Тесса Холмлунд и Айдар были тайно обручены еще до того, как в небе над Бэлмором загорелся знак Отбора. Их помолвка стала недействительной, потому что Светлые Боги рассудили иначе. Но у чертовых Холмлундов есть неплохое преимущество!

- Откуда вы все это знаете?! – выдохнула я, прижав руку к вспыхнувшим жаром щекам.

 Оказывается, Айдар уже был обручен до Отбора, и его невеста тоже на Отборе! То-то Тесса смотрела на всех Избранниц волком, поливая их презрением. Только Соня у нее в подружках – искренняя, добросердечная и безобидная Соня…

- Я многое знаю и узнаю для тебя куда больше. И ты будешь пользоваться этим с умом! Но взамен ты тоже должна мне кое-что пообещать!

- И что же вы хотите, лорд Смарен? – спросила у него, кусая губы.

- Для начала то, что я перееду во дворец, как и полагается отцу Избранницы. Здесь кормят куда лучше, чем в моем особняке с прохудившейся крышей, – заявил он со смешком. – Жену и дочерей я отправлю домой, здесь они будут нам только мешать!

Я склонила голову на бок.

- Но ведь это еще не все?

- Нет, не все! На балу после первого испытания, которое ты, несомненно, пройдешь, – произнес он с нажимом, – ты будешь звать меня папой…

Я выдохнула от возмущения.

- А не кажется вам, что вы хотите слишком уж многого?!

- Нет, – покачал он головой, – потому что это нужно для общего дела! Ты будешь звать меня папой и выказывать признаки… – кашлянул, – дочерней любви, чтобы ни у кого не возникло сомнений в нашем родстве. Это поможет мне убедить моих кредиторов, а взамен я помогу тебе дойти до финала. А там, глядишь, даже обставишь Холмлундов! Ты ведь этого хочешь, Лиррит?! Хочешь заполучить принца Айдара?

- Ничего подобного! Я такого не говорила!

- Не говорила, но это читается в твоих глазах. Ты тоже хочешь победить, и я дам тебе шанс, потому что обладаю знанием...

- Знанием того, что принц Айдар и Тесса Холмлунд обручены?

- Не только этим, дитя мое! Этой ночью планируется покушение на одну из Избранниц. Маргарет из Дома Аамо будет убита…

- Невозможно! – перебила его. – Восточное Крыло защищено так, что даже кроту не подкопаться!

- Я слышал разговоры об этом в месте, о котором женским ушкам лучше не знать. Убийцы этой ночью выманят Маргарет в сад, где и прикончат. Возможно, ей пришлют приглашение якобы от принца Айдара на тайное свидание.

- Но кто же собирается ее убить?!

- Тот, кто считает, что дом Аамо связан с убийством еще одной Избранницы, так и не добравшейся до Бэлмора.

- Юнни Воллен! – вспомнила я.

- Вина Аамо не доказана, но Воллены рассудили иначе, обвинив в этом Дом Аамо, своих давнишних врагов. Держи ухо востро, Лиррит! Если ты сможешь предотвратить покушение, это добавит тебе веса в глазах принца…

- Может, лучше предупредить? Ее или Айдара?

- Предупредить? – усмехнулся он. – Не думаю, что тебе поверят! Но ты можешь попробовать.

А затем он ушел, потому что я так и не согласилась на сделку.

На это лорд Смарен лишь пожал плечами, посоветовав мне подумать до завтра. Я же упала спиной на мягкую кровать, пытаясь решить, что мне делать дальше.

Если я соглашусь на предложение несносного лорда, то останусь на Отборе, став леди Лиррит Смарен, дочерью первой жены Йесге Смарена. А если откажусь и уеду… То я вернусь домой и больше никогда не увижу Айдара Орвика, наследного принца Астора.

Но, быть может, и к лучшему, потому что Отбор все равно выиграет Тесса Холмлунд. Они были обручены, и он, несомненно, ее любит. Тут уже никакая помощь лорда Смарена не поможет!

Так зачем же мне оставаться?!

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

 Проснулась я от негромкого поскуливания Черныша. Села, откинула теплое одеяло и уставилась в темноту, в который раз мысленно обругав устроителей Отбора за их излишнюю предусмотрительность. Потому что собиралась по привычке зажечь магический светлячок, но вместо этого пришлось довольствоваться восковой свечой.

Оказалось, пес крутился возле входной двери и нетерпеливо скреб ее когтями.

- Что с тобой? – спросила я у собаки. – Живот прихватило? Или что-то учуял?..

Черныш, конечно же, отвечать мне не стал, закрутился перед дверью с удвоенной силой. Вздохнув, я тихонько выскользнула из кровати. Натянула привычное серое платье, достав из гардеробной именно его, хотя выбор одежды на этот момент у меня уже был приличный. Еще вчера королева Атта прислала целый ворох платьев, нижних юбок и даже тончайших кружевных сорочек, которые до ночи ушивали мои новые служанки – Эстель и Тея, – хоть я и твердила, что это делать совершенно незачем и что я все равно не останусь на Отборе.

Теперь девушки спали в смежной комнате, и я решила их не будить. Это моя собака, в конце-то концов, мне за нее и отвечать! Вернее, вывести на свежий воздух по нужде.

Надо сказать, в нападение убийц, нанятых Домом Волленов, я верила слабо, но все же вчера вечером обошла Восточное Крыло, оценив многочисленную охрану. Сторожили не только массивные двухстворчатые двери, ведущие из нашего здания во внутренний двор. Я насчитала еще и четверых гвардейцев, расхаживающих по залам, а перед сном на караул в коридоре, где располагались покои Избранниц, заступил усатый маг в длинном светлом балахоне.

Вечером вышла еще и в сад. Прошлась по мозаичным дорожкам, наслаждаясь летним теплом и восхитительным запахом цветущих розовых кустов. Прикоснулась к кристально-чистой воде в фонтане, распугав золотистых карпов. Посмотрела на чинно прогуливающихся Избранниц в ярких платьях. Заметив среди них Маргарет, хотела было подойти, но та, завидев меня, вздернула носик и окатила меня презрительным взглядом. После чего заносчивая блондинка подхватила под руку Асту Хеллем и утащила ее на противоположную сторону сада.

Ну что же... Нет, так нет!

Пожав плечами, попыталась разобраться в заклинаниях, накинутых на внутренний двор, потому что по моим ощущениям выходила любопытная штука. Оказалось, крайне умелый маг растянул над нашими головами невидимую Сеть с небольшими маячками, сигнализирующими – подозреваю, куда-то в недра дворца – о каждом колебании магических потоков. Ни одно заклинание не могло остаться незамеченным.

Уверена, за нами пристально наблюдали, готовые вмешаться в любую секунду!

К тому же я чувствовала магические ограничения, налагаемые этой самой Сетью – во дворе невозможно было воспользоваться разрушительными стихийными заклинаниями. Не возлюбил поставивший Сеть и порталы – необходимые для пространственного перехода магические потоки были попросту заблокированы.

Выходило, убийцы во внутренний двор могли попасть только со стороны Центрального Крыла, где проживала королевская семья и располагались комнаты сопровождающих Избранниц. Именно там пока еще не поселился лорд Смарен – хоть и крайне на этом настаивал, – потому что я так и не дала ему своего согласия.

Решив, что Центральное Крыло охраняется ничуть не хуже, чем Крыло Избранниц, пришла к выводу, что подслушанный Йесге Смареном разговор оказался бредом чьего-то – возможно, его собственного! – воспаленного сознания. Проникнуть в святая святых Избранниц и убить Маргарет Аамо не было никакой возможности. Но даже если бы злоумышленники все-таки прошли через Центральное Крыло, то…

Мы жили на третьем этаже, так что залезть к ней в окно у них бы не вышло, а двери в комнаты Избранниц, с которыми ночевали несколько служанок, запирались на массивные засовы – и леди Риблин крепко-накрепко наказала нам это делать каждый вечер! Единственный шанс – выманить девушку в сад. Но я понадеялась, что Маргарет Аамо не настолько глупа, чтобы поверить, например, в воспылавшего чувствами принца Айдара, который пригласил ее на тайное свидание под покровом ночи.

Я бы не поверила, потому что чувствами он воспылал вовсе не ко мне, а к Тессе Холмлунд!

Да и вообще, зачем мне нужны все эти… чувства?!

Вчера вечером я все-таки забрела в библиотеку – нет, не в ту, куда меня настойчиво звал Айдар, пытаясь заворожить сокровищами коллекции Орвиков, – а в ту, где было много-много любовных романов. Выбрала один и читала в кровати, пока не стала зевать, проваливаясь в полудрему. Отложив книгу, решила, что все это не для меня. Такие… гм… развлечения не для Темной ведьмы! Все эти охи-вздохи, слезы и «не могу без него жить»…

Жить без него я могла, а что касается моего глупого сердца… На то оно и глупое, чтобы болеть не по делу!

Но это было вчера, а сейчас, натянув сапожки, я отодвинула засов и распахнула двери, прикидывая, что скажу магу, охраняющему коридор. Причем, судя по скорости, с которой рванул по проходу Черныш, с охраной мне придется объясняться на бегу, а то на мягком ковре появится дурно пахнущая кучка.

Завернув за угол, уставилась на мерцающие свечи в массивных настенных подсвечниках, из которых лился мягкий свет. Охраны в полутемном коридоре не оказалось, но мне почудилось, что вдалеке мелькнул край белого платья, а затем скрипнула дверь.

Или все-таки показалось?.. Как жаль, что здесь нельзя пользоваться магией!

Вместо этого я прибавила ходу и догнала Черныша, повизгивающего возле закрытой двери.

- Сейчас, малыш! – пообещала ему.

Толкнула ее, и мы с ним попали в большой зал с зеркальными стенами, в которых я разглядела собственные многочисленные отражения. Мельком подумала, что похожа на призрака. Впрочем, некромантия тоже поддавалась мне неплохо, и я прекрасно знала, что духов не разглядеть обычным глазом, если только не напитать их Темной магией.

Но в зале не оказалось духов, ни охраны. Странно все это!

Наконец, поплутав по бесконечным коридорам, миновав несколько пустых и гулких залов, но так и не встретив ни единого гвардейца, мы с Чернышом спустились по центральной лестнице, и я распахнула перед собакой двери в сад. Пес ринулся в ближайшие, слабо освещенные магическими светлячками, кусты, а я вышла за ним наружу.

В легкие тут же ворвался прохладный ночной воздух, наполненный трелями цикад и нежным запахом фиалок. Закрыв глаза, блаженно стояла, чувствуя, как меня наполняют магические потоки, которых так не хватало в чертовом слишком уж защищенном Крыле Избранниц! Но уже очень скоро я покину эти стены, и моя магия будет со мной всегда…

Додумать не успела, потому что тишину ночи разорвал наполненный ужасом и болью женский крик, за которым последовал яростный собачий лай. Кажется, Черныш все-таки нашел злоумышленников!

Мешкать я не стала – с моих рук тотчас же сорвались два ярчайших светлячка.

Разглядела!.. Неподалеку, возле мраморного бока беседки, буквально метрах в двадцати от меня я увидела двоих в темных одеждах. Один склонился над лежащей на земле девушкой, второй попытался избавиться от накинувшегося на него Черныша. В руке блеснул нож, и я…

Его тут же снесло вместе с ножом и всей магической защитой. Подняло в воздух и с силой приложило о мраморный бок беседки. Да так, что даже со своего места я услышала, как хрустнули чужие кости. Потому что била сильно, не скупясь!

Один убийца безжизненно сползал на землю, но оставался еще второй – судя по исходящим от него вибрациям, довольно неплохой маг. Причем Темный, не Светлый!.. Разогнулся, отшвырнул нож, и под его руками тут же занялось оранжевое пламя. Уверена, это было заклинание Огненного Дракона – довольно серьезное, которым, впрочем, меня не удивить…

Но удивить меня он так и не успел, потому что перед его носом распахнулся портал – надо же! – из которого вывалился полуголый маг. С ходу приложил нападавшего чем-то, вызвавшим у меня уважение, да так, что убийцу откинуло на несколько метров. Затем поволокло магическим смерчем по дорожке, после чего зашвырнуло в пышные королевские кусты.

Странно, но прибывший на помощь тоже был Темным! У нас что тут, выездная сессия?!

Маг тут   же  повернулся  к  очнувшемуся  второму,   поднимавшемуся   на  ноги,  а  я  кинулась  по  дорожке  к  лежавшей   на   земле   Маргарет.  Уверена,  это  была она! Услышала подвывание Черныша, но пес был жив, благоразумно прятался за беседкой. Я же склонилась над девушкой, на белом платье которой в районе груди расплывалось жуткое темное пятно. Коснулась ее безжизненной руки, все еще сжимающей смятую записку. Ни секунды не сомневалась – кто-то подделал почерк принца Айдара, и в этой писульке, несомненно, шла речь о любви с первого взгляда и о приглашении узнать друг друга лучше в ночном полумраке мраморной беседки…

Больше у меня не было причины не доверять словам лорда Смарена! Только вот в одном он ошибся: девушка все же выжила после удара убийцы. Лезвие ножа не оборвало ее жизнь – наверное, потому, что Черныш отвлек нападающего, – но Маргарет была на Грани.

Впрочем, я не собиралась позволить ей умереть.

Приложила руки к ее груди, закрывая глаза, входя в привычный лечебный транс. Понимала, что на счету каждая секунда, поэтому сразу же накинула на нее и себя соединяющее заклинание. Принялась подпитывать Маргарет жизненной силой, забирая ее боль – черт, как же все-таки больно! – сращивая рассеченную ножом плоть, восстанавливая пробитую грудную клетку.

Делая то, чему была обучена в Обители Тьмы.

Наконец, когда едва держалась от усталости и потери сил, все норовя уткнуться носом в дышащую мирно и спокойно Маргарет, моего плеча коснулась чужая рука.

- Позволь помочь с резервом! – произнес приятный мужской голос, и в меня – о, какое невообразимое наслаждение! – стала вливаться родная Темная магия. – Должен признать, это было великолепно! Не думаю, что кто-либо смог бы сделать лучше... Но теперь, пожалуй, пришло время отдать Маргарет господам Светлым Магам, а то они давно уже заждались.

С трудом пошевелив затекшей шеей, оторвалась от своей пациентки. Тут девушка открыла глаза и… уставилась на меня. Затем перевела недоуменный взгляд на стоящего за моей спиной, и ее глаза округлились.

Я тоже посмотрела.

У него была всклокоченная темная шевелюра, вполне симпатичное лицо, насмешливый взгляд казавшихся абсолютно черными глаз. Маг был высок, худощав, отлично сложен и полураздет – на нем оказались только штаны, но он этим фактом нисколько не был смущен.

Потому что был Темный, не Светлый!

Еще немного посмотрев на кубики пресса на чужом животе, я перевела взгляд на здоровенные босые ноги, после чего решила посмотреть мужчине в глаза.

- Спал, – пояснил он, – когда сработала Сеть. Не успел одеться.

- Не понимаю, как вам удалось пробить портал! – пробормотала я, уставившись на маячивших у него за спиной. Пока я занималась лечением Маргарет, в сад набежало человек так десять магов. Зажгли над нашими головами светлячки и теперь занимались убийцами. Впрочем, им явно не терпелось заняться еще и раненой Избранницей. – Здесь же блокируются необходимые для этого потоки!

- Значит, разобрала! – с удовольствием произнес Темный. – Высшая, не так ли?

- Может, и Высшая, – произнесла туманно. Ему-то какое дело? – Так что с порталом?

- Покажу, как обойти заклинание, – пообещал он. – Сам ставил, сам придумал, как обмануть... Но с одним условием – ты пойдешь со мной на свидание!

- На свидание?! – не поверила своим ушам. – У меня вообще-то знак Избранницы на плече… Вам не кажется это немного странным – приглашать на свидание одну… гм… из невест принца Айдара?!

О нет, ему это вовсе не показалось странным. Темный, что с него взять?!

Не договорили. Не выдержав, на меня всем скопом накинулись Светлые – утащили Маргарет в дворцовую лечебницу, а оставшиеся принялись расспрашивать, что да как.

- Бартен, – представился маг, которого теснили люди в белых мантиях. – Бартен Мунсен, Темный архимаг его Величества Олафа Первого Орвика. Заметь, единственный в Асторе!.. – Тут он уставился на меня, и в его темных глазах промелькнула неожиданная мысль. – Хотя в этом я уже начинаю сомневаться.


***


Этой ночью я спала всего ничего – лишь до момента, когда разбудил Черныш. После чего увлекательно провела время в саду, а затем и в Западном Крыле, где меня больше часа вежливо, но настойчиво допрашивали дознаватели тайной службы короля Олафа.

От допроса остались крайне негативные впечатления, и все потому, что меня не покидало ощущение, будто бы они мне не верят. Не верят в то, что среди ночи меня разбудила собака, которой то ли приспичило сделать свои дела, то ли она что-то услышала… Черныша ведь не спросишь! Но, как бы там ни было, я отправилась с ним в сад. Нет, служанок будить не стала. Почему? Потому, что жила до этого времени крайне скромно. Не привыкшая я к слугам, господа дознаватели, поэтому и пошла с Чернышом сама. Моя собака, мне с ней и возиться!

А потом я их увидела… А потом вмешалась, после чего попыталась спасти Маргарет. Как умела, так и попыталась. Но ведь спасла же?!

Дознаватели подтвердили, что спасла, после чего накинулись на меня с удвоенной силой. Откуда у меня такие умения в Темной магии?! Ведь я же не училась в столичной Академии, где находится единственный на весь Астор факультет Темных Сил?

Нет, не училась, куда уж мне?! Травница я самая простая, с земель лорда Смарена, оказавшегося – надо же, до сих пор не могу поверить! – моим отцом. А то, что в магии соображаю… Так было дело, научили! Темный проезжал через деревеньку, где я жила – Большие Бухари, не слышали?.. Геморрой я ему заговорила, вот он в благодарность и научил.

Мне было наплевать, что мне не верят, потому что оставаться на Отборе я не собиралась. Впрочем, меня все же отпустили. Вид у следователей был уставший и слегка обескураженный. Оказалось, этой ночью жизни лишились еще и четверо магов, охранявших Крыло Избранниц. Преступники расчищали путь Маргарет, чтобы никто не помешал девушке выйти в сад.

А я со своей собакой взяла и помешала!

Впрочем, убийцам скоро развязали языки, и лорд Смарен снова оказался прав. Выходило, их не только нанял, но и помог пройти через Центральное Крыло лорд Воллен, которому были отведены роскошные комнаты на первом этаже. Его тут же схватили, а меня отпустили, поблагодарив не только за смелость, но и за спасение Маргарет Аамо.

Зевая украдкой, я поплелась в свою комнату, размышляя, стоит ли залезть в кровать и попытаться немного поспать или попробовать раздобыть себе завтрак. И тут совершенно некстати наткнулась на аккуратно одетую, с прической волосок к волоску леди Риблин, от которой сразу же получила нагоняй за собственный растрепанный вид.

Я не имею права выходить из комнаты в подобном виде, заявила мне распорядительница, потому что я уже не дворовая девка, а невеста принца Айдара! А что, если меня заметит Его Высочество?!

- Думаю, его сразу же хватит удар, – вежливо ответила ей. – Именно поэтому, чтобы уберечь Его Высочество от столь скорбной участи, сегодня днем возле Источника я откажусь от дальнейшего участия в Отборе. Исключительно от горячей любви к нашему принцу!

В ответ получила очередной недовольный взгляд. Подозреваю, леди Риблин еще не была в курсе того, что на одну из ее подопечных совершено нападение. Ну ничего, скоро ей доложат, и, надеюсь, ее высокомерное лицо немного поменяет свое привычное выражение!

- Но ты пока все еще на Отборе, хотя решение твое уехать домой правильное, Лиррит Смарен!.. – поджав губы, произнесла леди Риблин. – Поэтому изволь соответствовать своему статусу! – Тут она все же немного смягчилась: – Ну что же, я рада, что хоть кто-то из Избранниц отправится на Королевскую Охоту. Соня тоже встала, так что будьте готовы через полчаса. Я провожу вас на конюшни.

Собиралась было отказаться и отправиться спать, но затем передумала. Решила, что вряд ли уже засну. Быть может, мне все-таки стоит отправиться на охоту – причем, в мужском седле! – еще раз увидеть принца, затем смутить всех окончательно, после чего благополучно отбыть восвояси?

Темная я или нет?!

Эта мысль показалась мне вполне привлекательной, поэтому, вернувшись в комнаты и наткнувшись на встревоженных моим отсутствием служанок, я попросила их приготовить мне одежду для выезда. Нет, подаренную королевой роскошную амазонку из темного бархата не надену, не стоит пачкать столь великолепную вещь! Вместо нее я выбрала самое простое из присланных мне платьев – зеленое, с завышенной талией, широкими рукавами и золотистой вышивкой по всему подолу. Хотела было завязать привычные две косы, но проворная Тея уже расчесывала мне волосы, вплетала в них шелковые зеленые ленты, поднимая, закалывая, выпуская локоны по дворцовой моде Астора.

Эстель тем временем раздобыла завтрак, и через полчаса я уже следовала, стараясь не сильно зевать, за свеженькой, похожей на распустившуюся розу Соней в бледно-лиловой амазонке. Впереди нас шествовала, словно флагман Его Величества, входящий в порт Бэлмора, леди Риблин. К моему затаенному удовольствию, высокомерная распорядительница впервые выглядела растерянной и время от времени кидала в мою сторону задумчивые взгляды. Думаю, ей уже успели донести о произошедшем ночью, но извиняться за резкую отповедь она не спешила.

Впрочем, я этого и не ждала.

Следуя за леди Риблин, мы миновали сад, затем прошли через Западное Крыло, роскошью не уступавшее Центральному, после чего оказались на заднем дворе, где располагались королевские конюшни.

Вставших ни свет ни заря оказалось много – ведь двор был запружен придворными и претендентками на свободные места Избранниц. Были и егеря в темных одеждах с орлиными перьями в треугольных шляпах – с трудом сдерживали рвущиеся с привязи, громко лающие, тянущие во все стороны своры. Мы с Соней замерли чуть в стороне от толпы, дожидаясь, когда приведут наших лошадей.

Я же принялась всматриваться в толпу придворных в ярких одеждах и довольно быстро отыскала мощную фигуру принца. Впрочем, заметила не только его, но и приветливо мне помахавшего Эскила. Оказалось, Айдар тоже нас увидел и уже направлялся в нашу с Соней сторону.

И я почему-то вспомнила о наставлениях леди Риблин. Она говорила, что во время Охоты мы должны будем пристроиться в хвост следующей за принцем свиты. Самое большее, на что могли рассчитывать девушки, – лишь на одобрительный взгляд Его Высочества или короткую похвалу за умение держаться в седле.

Впрочем, претендентки на место Избранниц этим довольствоваться не собирались. Ринулись было к принцу, но он остановил жаждущих его внимания девиц – их было куда больше двадцати – одним лишь взглядом.

Подошел ко мне.

- Спасибо тебе, Лиррит! – произнес искренне. Взял меня за руку, отчего, подозреваю, часть стоявших неподалеку чуть было не хватил удар. Исключительно от зависти. А вот милая Соня лишь улыбнулась одобрительно. – Я премного тебе благодарен за спасение Маргарет из Дома Аамо и никогда не забуду то, что ты сделала! Для нее, для меня и для Отбора. – Тут он склонился чуть ниже и добавил, понизив голос: – Встретимся после бала в твоей комнате. Надеюсь, ты все же передумала и останешься....

Затем разжал руку и ушел.

А я осталась… Осталась довольствоваться, как и прочие претендентки, лишь видом его мощной фигуры и уверенной походкой. Старалась запомнить, оставить как можно больше в памяти от Айдара Орвика, чтобы потом было о чем вспомнить, когда вернусь в холодный Норберг.

И все потому, что я не передумала!

Впрочем, долго рассматривать принца мне не дали. Его место тут же заняли отец и брат Маргарет, которые принялись сердечно благодарить меня за ее спасение. От них я узнала, что лорд Воллен в темнице и ему грозит серьезное наказание, вплоть до смертной казни. Потому что нет более страшного проступка, чем покушение на жизнь Избранницы Светлых Богов!

Вспомнив распластавшуюся у ног убийц неподвижную, истекающую кровью девушку, я пожала плечами. Воллена мне нисколько не было жаль.

А затем мы поехали. Мужское седло, подозреваю, добавило пересудов, но мне было все равно.


***


На Отборе я не собиралась оставаться ровно до момента, пока возле кромки королевского леса не заметила еще трех девиц с группой сопровождающих. Новые претендентки были удивительно красивы, в ярких платьях с длинными развевающимися шарфами. И они все были Темными!

В отличие от остальных девушек, держались особняком, смотрели надменно, угнаться за принцем не пытались. Проводили разноцветную гусеницу свиты глазами, задержавшись на нас с Соней взглядами, после чего чинно двинулись следом.

Впрочем, довольно скоро я осталась одна. Соне, с которой мы всю дорогу до конюшни и в ожидании выезда вполне мило перебрасывались шутками и делились впечатлениями об увиденном, стало не до меня. Ее осаждал молодой придворный – статный светловолосый красавец. Что-то говорил, страстно увещевал, от чего она смущалась и глядела в землю, нисколько не интересуясь охотой и ускакавшим в дальнюю даль принцем Айдаром.

А я… Если уж я сюда притащилась, то надо догонять! Попыталась, но довольно скоро сдалась, поняв, что моя лошадь не способна развить столь запредельную скорость, как быстроногие жеребцы придворных. Поэтому ехала себе спокойно, прислушиваясь к пению птиц, пытаясь на слух определить, откуда доносится лай охотничьих свор, загонявших дичь. Пожалела, что не взяла с собой Черныша, но побоялась, что его попросту затопчут в суматохе.

Ехала себе и ехала, пока не наткнулась на одну из тех самых трех претенденток. Вернее, это она на меня наткнулась. Появилась из подлеска, словно специально меня поджидала, и преградила дорогу. Одета девушка была в бордовую амазонку, в дамском седле держалась уверенно, словно в нем и родилась. Черные волосы заплетены в косы, уложены вокруг головы.

Красива, черные глаза смотрят надменно, полные губы кривятся в усмешке.

И она была Темная, не Светлая!

Сильная магичка, даже очень. Я бы подумала дважды, прежде чем с ней связываться. А вот она, похоже, не углядела во мне носительницу Темного Дара. Быть может, потому что не смотрела?

- Стой! – приказала привыкшим повелевать голосом.

Я остановилась исключительно потому, что мне стало любопытно. Интересно, что она задумала?

- Лиррит Смарен? – спросила у меня.

Я кивнула, но поинтересоваться ее именем не успела, потому что в мо


убрать рекламу







ю сторону полетело заклинание. Вот так, без предупреждения или объяснения! Причем, убивать меня она не собиралась. Вместо этого я почувствовала, как меня опутывает, словно липкий туман в Красных Горах, заклинание подчинения.

Хорошее такое заклинание, сильное, под стать девице, которая на меня его накинула!

Но дело в том, что я уже встречалась с подобным далеко от этих мест – как раз в тех самых Красных Горах, когда стала хозяйкой каменных горгулий! – так что застать врасплох ей меня не удалось.

И тут же в утреннем лесу Астора зазвучали слова на Архаическом Темном. Девушка тоже попыталась стать моей хозяйкой, требовала подчиниться и исполнять ее волю. Я должна была уйти с Отбора, отказавшись от своего места Избранницы на первом испытании.

Но зачем?!

Вот сейчас мы это и узнаем!

Мстительно сожгла опутывающую меня магию Огнем Первозданного Хаоса – одним из самых действенных, самых тайных заклинаний, над которым я больше года билась в Обители. Затем в сторону Темной полетело уже мое заклинание, и та, явно не ожидавшая ответа, выпала из седла. Неудачно приземлилась, потеряв кокетливый шарф. Охнула от боли, затем проводила испуганную лошадь взглядом. Попыталась подняться, но…

Я тоже была Темной. Причем донельзя разозленной, поэтому после моего заклинания каждое движение причиняло девушке сильнейшую боль.

- Не советую дергаться, – произнесла я, увидев то, что хотела – выражение страдания на ее красивом лице. – Но можешь попытаться! Мне нравится смотреть на мучения своих врагов.

Девица зашипела от боли. Постаралась было сладить с моим заклинанием, но я ей не позволила.

- Как тебя зовут? – спросила у нее, когда девица сдалась. Перестала сопротивляться, осознав, что находится в полной моей власти.

- Йорунда, – подала она голос.

- Зачем ты пыталась меня подчинить?! Ну же, я слушаю! Молчать не советую, а то я усилю заклинание, и страшную боль тебе будет причинять один лишь факт собственного существования.

- Мне нужно твое место на Отборе, – наконец, прошипела она. – Отпусти!..

- Зачем тебе мое место?!

Девушка молчала.

- Ну же, живее! Не вынуждай меня ждать!

- Потому что я его люблю! – заявила она срывающимся голосом. – Это и есть моя причина! Я – принцесса Уграра, и у меня не могла зажечься метка, потому что они появляются только в сильнейших Домах Астора! А я его люблю!.. Люблю, и сердцу не прикажешь!

Выпалив это, Йорунда замолчала. Я посмотрела на нее с любопытством, потому что не поверила ни единому ее слову.

- Где ты научилась тому заклинанию подчинения? – спросила у нее.

- В Академии Магии Уграра. Я – Высшая…

И снова ложь!.. Да, она была Высшей, тут Йорунда не солгала, но я сомневалась в том, что подобным вещам учат в ее Академии. Слишком уж сложное заклинание, слишком витиеватое, требующее филигранного владения Темной Магией.

Вряд ли такое входило в программу обучения Высшей Магии!

Впрочем, про Академии я почти ничего не знала, так что… Сняла с нее свое заклинание, и девушка сразу же поднялась.

- Еще раз увижу тебя рядом – убью, – предупредила ее. – Я доступно выразилась?

Она кивнула. Поверила, потому что тоже была Темной, а не Светлой. Я же, забравшись на лошадь, направила ее в сторону, откуда несся заливистый собачий лай. Меня нисколько не заботило то, как Йорунда выберется из леса. Это были ее проблемы, не мои.

Меня же занимали странные мысли. А что, если Айдар прав и на Отборе что-то затевается? Что-то, в чем замешаны Темные?

Но что именно?!

Этого я не знала, но в голову неожиданно пришла еще куда более странная мысль. А что, если взглянуть на происходящее не только со стороны, но… куда более глобально? Вдруг все это является следствием одной причины – и встревоженные источники – Светлый и Темный, – и убитая по дороге в столицу Юнни Воллен, к гибели которой вовсе не причастен Дом Аамо? И Соловей с послушными ему горгульями, подчиненными заклинанием, которым в меня только что кинула Йорунда, принцесса Утрума?

А что, если Соловей специально подкарауливал Йоханну, чтобы не пропустить девушку в столицу?!

Тогда и нападение на меня получало вполне логичное объяснение. Потому что на Отбор прибыли три принцессы Темных королевств, а свободных мест на нем было только два. И я вовсе не верила словам Йорунды о ее влюбленности в Айдара!

Именно тогда я и решила задержаться в Бэлморе.

Нет, вовсе не из-за того, чтобы побыть чуть дольше в обществе принца Айдара, а… Хотя бы для того, чтобы выяснить, что происходит на Отборе и каким образом злоумышленники влияют на состояние Источников, Светлого и Темного.

Потом я вернусь в Норберг, и мне будет, что рассказать Наставнику! К тому же мне стало интересно, причастен ли полуголый Темный архимаг к заговору, который, почти не сомневаюсь, имеет место быть, и я лишь догадывалась о его масштабах.

И они, навскидку, были такие… Крайне масштабные!

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Первое испытание проходило в огромной, поражающей воображение своими размерами пещере, под сводами которой, словно яркие солнца, сияли магические светлячки. Впрочем, освещать им особо было ничего, потому что в центре пещеры находилось круглое отверстие диаметром так метров в десять, из которого лился настольно интенсивный свет, что первое время мне было больно на него смотреть.

Впрочем, страдали не только мои глаза. Куда сложнее оказалось совладать со своей Темной половиной. Внутренний голос беспрестанно твердил, что здесь находиться небезопасно. Слишком уж много Света, и это совершенно не подходит для Темной ведьмы! Именно поэтому мне стоит как можно скорее отсюда уйти – а еще лучше, сбежать! – затем вернуться в Норберг и забыть про эту пещеру, как про страшный сон...

Потому что мы стояли возле Светлого Источника, единственного не только в Асторе, но и на всем континенте. И его излучение было настолько интенсивным, что в нем с легкостью могла захлебнуться любая Темная ведьма.

Впрочем, вторая, куда менее знакомая мне половина, наоборот, чувствовала себя отлично. Наращивала мощь, наливалась силами от собственного Источника, заявляя о себе в полный голос.

Наконец, устав от царившего внутри раздрая, я чуть было не передумала участвовать в Отборе. Мелькнула мысль малодушно сбежать, но… Я все-таки осталась. Покорно стояла среди выстроившихся в линию Избранниц, слушая седобородого, с кустистыми бровями Главного Хранителя, одетого в светлую мантию. Он в который раз рассказывал нам о том, как пройдет испытание «Честность», которое вот-вот начнется.

Впрочем, оказалось, дожидались мы запаздывающую королевскую чету, так как остальные участники этого… гм… спектакля уже заняли отведенные им места.

Десять Избранниц в белоснежных платьях выстроились в ряд перед Источником. Чуть поодаль, тоже в светлом, стояла куда более многочисленная группа претенденток, среди которых я заметила трех Темных принцесс: Карианну из Хефии, Йорунду из Утрума и Анне из Клайора. С затаенным злорадством подумала, что им приходится куда хуже моего! Ведь во мне – пусть и нелюбимая, пусть малознакомая, но все же есть Светлая половина. Они же стояли бледные, покачивающиеся, с поджатыми губами, но с удивительной решимостью на лицах, время от времени кидая взгляды в сторону замершего возле Источника Айдара Орвика.

Принц преклонил колено, закрыл глаза и, кажется, молился. Стоявшая по правую руку от меня Соня, а по левую – Маргарет Аамо тоже шептали молитвы.

Светлые, все с ними понятно! А вот Темные… Интересно, они-то что задумали?!

Я не верила в то, что всех трех принцесс – и из жаркой Хефии, откуда нам в Норберг присылали в дар виноград и игристое вино, а также пытались навязать Сигурду брак с младшей принцессой, и из горного Утрума, и обширного государства степняков Клайора – поразила любовная лихорадка. Уверена, здесь все не так просто!

К тому же чуть поодаль, где находилась небольшая группа придворных и сопровождающих избранниц, в которую затесался мой новоприобретенный «отец» – лорд Йесге Смарен, – находились их короли. Стояли с гордыми, надменными выражениями на величественных лицах.

Короли Хефии, Утрума и Клайора тоже дожидались решения Источника. Но сначала свои ответы должны были дать Избранницы Светлых Богов.

Леди Риблин рассказала нам в деталях о предстоящем испытании перед тем, как мы направились через Центральное Крыло к вырубленному в скале входу в Цитадель, из которой к Источнику вел широкий коридор с изумительной красоты фресками по стенам.

Очень скоро принц Айдар назовет наши имена, после чего спросит, искренне ли желание Избранницы остаться на Отборе. Отвечать стоит честно, потому что если кто-то из нас – тут леди Риблин уставилась на меня – попытается соврать, Источник все равно распознает ложь. Если Избранница всей душой желает остаться на Отборе, то в его Свете загорится ее имя. Если же помыслы девушки нечисты, ее сердце занято другим мужчиной или существуют препятствия к ее участию – и снова взгляд в мою сторону! – то Источник тоже даст ответ.

Вернее, он промолчит, так и не показав ее имени.

Затем, когда все Избранницы будут опрошены, появятся имена претенденток, кто займет пустующие места. Потому что в самом начале Отбора, как заведено издревле, у Айдара Орвика должно быть ровно двенадцать невест. После этого состоится большой и шумный Первый Бал с ночными фейерверками, а с завтрашнего утра начнутся настоящие испытания Отбора, по сравнению с которыми сегодняшняя «Честность» покажется Избранницам детским лепетом.

На «лепете» я все-таки зевнула, потому что поспать после Охоты мне так и не удалось. Приняв решение остаться, я смирилась с участью Избранницы и позволила служанкам сделать мне парадную прическу. На эту на первый взгляд простую, но при этом крайне мудреную конструкцию из локонов и вплетенных в них ниток речного жемчуга – тоже подарок королевы! – у них ушло больше часа. После чего служанки долго возились с великолепным белым платьем – белоснежным, шелковым, отделанным серебряной тесьмой, со стоячим воротником, – ушивая его в талии, потому что на первое испытание «Честность» Избранницам следовало явиться в наряде невест.

И вот я уже стою рядом с Соней и бледной – даже бледнее, чем Темные принцессы! – Маргарет Аамо и смотрю, как беснуется Светлый Источник...

До этого я многократно бывала рядом с Темным, порой проводя в молитвах и размышлениях не только долгие часы, но и дни. Он всегда казался мне оплотом стабильности и спокойствия в Темном мире. Теперь же, глядя на волнующийся Свет, я засомневалась в том, что это вполне нормальное явление. Хотя что я знаю о Свете?!

Подумав, решила, что ничего, и не мне судить о состоянии их Источника! Во-он, шестеро Хранителей застыли вокруг него, а на их лицах – странное дело! – выражение тревоги.

Но, быть может, переживают за сложный выбор принца?

Тут наконец-таки прибыли король и королева, которую я давно хотела поблагодарить за великолепные платья и украшения, но и на этот раз мне не представилось шанса. Королевская чета, так и не снизойдя до невест своего сына, заняла место в вырубленной под сводами пещеры нише. И сразу же, следуя невидимому мне знаку, седобородый Хранитель Источника объявил о начале испытания. Затем, повысив голос, призвал к тишине, и разговоры и шушуканье в группе придворных стихли.

Айдар Орвик наконец-таки поднялся с колена – он был привычно и сокрушительно хорош в серебристо-сером наряде – и обвел стоявших перед ним Избранниц взглядом. Лицо его хранило непроницаемое выражение.

А я подумала…. Каково это – знать, что одна из них станет его женой на всю оставшуюся жизнь, потому что разводы в Асторе не практиковались?!

Тут раздался голос принца.

- Тесса Холмлунд, – произнес он и улыбнулся.

Нет, не мне, а той, с кем, судя по слухам, упорно гуляющим по дворцу, был помолвлен еще до начала Отбора! И Тесса – тоненькая, обманчиво-хрупкая, но излучающая столь интенсивные Светлые вибрации, что у меня не оставалось сомнений – она Высшая, и еще какая! – шагнула из строя Избранниц. Посмотрела на Айдара, и ее красивое лицо тоже озарила улыбка.

- Тесса, – вновь подал голос Айдар. – Искренне ли твое желание стать одной из моих невест и участвовать в Отборе?

- О да! – ничуть не медля, отозвалась девушка. – Я люблю вас всем сердцем, мой принц, и счастлива участвовать в этом Отборе!

Затем Тесса и Айдар уставились на Источник. Буквально в ту же секунду над ним вспыхнули огненные руны, которые без труда сложились в имя «Тессана». И тут же раздался хор согласных голосов и громкие аплодисменты.

Тессу любили, за нее болели... Многие, уверена, думали, что именно Тесса станет женой Айдара, а затем, когда придет время, и королевой Астора.

Довольная девушка поклонилась Айдару, затем царственным взмахом головы поблагодарила присутствующих, после чего вернулась в линию Избранниц. Следующей за ней стояла Эльга Меллер, но вместо нее принц почему-то назвал другое имя.

- Софья Феланд! – прозвучал его голос, и девушка сделала шаг вперед. – Светлые боги наделили тебя знаком Избранницы…

Соня, немного смущаясь, призналась, что ее желание участвовать в Отборе искреннее, потому что она давно уже влюблена... После этих слов она смутилась еще больше. Замолчала, уставилась под ноги. Но слова и смущенный вид Сони были настолько искренними, что принц не стал ее больше допрашивать. Улыбнулся – понимающе, ласково, – после чего поблагодарил за откровенность.

Над Источником вспыхнуло Сонино имя.

А я подумала… Кажется, я все-таки провалю это испытание, даже несмотря на то, что решила остаться. Хотя бы потому, что в любви к принцу признаться у меня не получится. Не смогу я, и все тут! Потому что я – Темная, не Светлая! Да, мы тоже способны на сильные чувства, но…

Я не была уверена, что испытываю к нему именно то, в чем признались до меня первые две Избранницы, а отвечать придется по принятому здесь регламенту.

Но кто же его знает, что это за зверь такой – любовь?! Вот я, допустим, не знаю!

К тому же то, что происходило со мной, совершенно не походило на описанное в книге, которую я взяла в библиотеке! Быть может, это просто… Просто легкое увлечение, похожее на простуду, которую я однажды подхватила в детстве, продрогнув в своей темной, промозглой келье?..

Но додумать не успела, потому что по пещере снова разнесся голос принца, а затем сменивший его недоуменный шепоток. Кажется, придворные придавали значение – подсчитывали и запоминали! – каким по порядку прозвучит имя каждой из Избранниц.

- Лиррит Смарен! – повторил принц, потому что я до сих пор не могла поверить в то, что третьей он назвал именно меня.

Айдар смотрел мне в глаза, и мне казалось, что он смотрит прямиком в мою Темную душу, в которой по одной ему понятной причине видит исключительно Светлую половину.

- Светлые Боги назвали тебя Избранницей, Лиррит! – намекнул принц, кажется, с трудом сдерживая улыбку.

- Да! – ответила я, сделав шаг вперед. – И, признаюсь, их решение стало для меня полнейшей неожиданностью.

Айдар все же усмехнулся.

- Но я рад, что они рассудили именно так! – добавил принц. – В противном случае мы бы с тобой не встретились. Но скажи мне, Лиррит, искренне ли твое желание стать одной из моих невест и участвовать в Отборе?

И снова посмотрел на меня, я посмотрела на него. Смотрела и не понимала, что ему ответить. Затем вспомнила, что испытание, вообще-то, называется «Честность», и решила вести себя соответственно.

- Я отвечу вам честно – перед Светлым Источником и перед всеми, кто здесь собрался! – что это не было моим искренним желанием. Я не хотела становиться вашей Избранницей, а когда зажглась метка, испытала лишь досаду и злость. Я не понимала, почему Светлые Боги выбрали меня, и не собиралась никуда ехать. Но все же поехала... Исключительно для того, чтобы исправить эту ошибку!

Мой голос заглушил возмущенный гул, потому что отвечала я не по регламенту и совсем не то, что должна была, по хорошему, сказать одна из невест принца. Но мне было все равно.

- Я приехала в столицу, – продолжила, повысив голос, – чтобы с меня сняли метку. У нас весь испытание «Честность», так почему я должна врать?! – повернувшись, обратилась к толпе придворных, заглушая их возмущенные голоса. – Возможно, другие Избранницы испытывают чувство величайшей любви к принцу, которую им прививали с раннего детства. Быть может, они играли рядом с его портретами и годами хранили его светлый лик в своем сердце… Но я выросла далеко от этих мест и с принцем до этого времени не была знакома. Как я могу испытывать любовь к тому, кого совершенно не знаю?!

Кажется, кто-то из дожидающихся своей очереди претенденток вознамерился упасть в обморок, но мне, опять же, было все равно. И я продолжала:

- Но за день на Отборе я изменила свое решение. Раз уж меня отметили Светлые Боги, то… Так тому и быть, я останусь! Хотя бы для того, чтобы разобраться, – посмотрела принцу в глаза, – кто такой Айдар Орвик. – И пусть хоть все попадают в обморок, мне-то какое дело?! Потому что я – Темная, не Светлая, а мы не боимся говорить правду! – Именно поэтому я хочу остаться, и это мое искреннее желание. А решать, вышвырнуть ли меня с Отбора или оставить… – я снова обвела взглядом собравшихся, и увидела, как сухие губы Йесге Смарена тронула ироничная улыбка. – Это решать не вам, даже если вы дружно осудите меня за прямоту и честность. Пусть решение останется за Светлыми Богами, и я приму его, каким бы оно ни было!

Маги кое-как угомонили присутствующих и оказали помощь слабым нервами, после чего я повернулась к Источнику. Смотрела, как заволновался свет и как взметнулись руны, складываясь в мое имя.

Пожалуй, у Светлых Богов все-таки есть чувство юмора, потому что они до сих пор хотели, чтобы я осталась на Отборе!

Затем все еще улыбающийся Айдар – интересно, чему это он так радуется?! – повернулся к Маргарет. Произнес ее имя и задал традиционный вопрос. Я ободряюще погладила девушку по голому плечу – платья мы носили без рукавов, чтобы все видели пылающие знаки Избранниц, – и Маргарет сделала шаг вперед.

Айдар, подозреваю, тоже знал, что Маргарет вернулась из лазарета буквально за час перед испытанием, но все еще была слаба. Принц попытался ее поддержать. Голос его звучал ласково, и он одобрительно кивнул на скороговорку ее ответа. Да, Маргарет хотела остаться, да, она была влюблена… Затем мы уставились на Источник, дожидаясь новой вспышки света, но тот почему-то молчал. Вернее, волновался, как и прежде, но над ним так и не появилось ни единой руны.

Я перевела удивленный взгляд на Айдара. Принц недоуменно смотрел на Хранителя, который в ответ лишь пожал плечами. А Источник все молчал и молчал…

Первой не выдержала Маргарет:

- Папа, – раздался ее полный слез голос, – я хочу уехать!.. Давай отсюда уедем?! Я хочу домой, потому что мне страшно! Меня хотели убить… Умоляю, забери меня!

И Маргарет зарыдала, спрятав лицо в ладонях. В толпе придворных и сопровождающих произошло очередное волнение. Кажется, такого не ожидал никто, включая самого лорда Аамо. Тот попытался было прикрикнуть на дочь, заявив, что она позорит честь их Дома, но Маргарет заплакала пуще прежнего.

Тут Главный Хранитель прочистил горло и потребовал тишины, после чего заявил, что Источник дал свой ответ. И его ответ – в молчании. Маргарет Аамо больше не является Избранницей и не участвует в Отборе.

И тут же знак, до сих пор пылавший на плече у девушки, стал тускнеть. Завидев это, с Маргарет случилась настоящая истерика. Я попыталась было ее успокоить, но подошедшие маги с застывшими, безразличными лицами вывели девушку из строя.

А я поймала взгляд, полный торжества... На противоположной стороне пещеры на меня смотрела Йорунда, принцесса Утрума. Та самая, которая пыталась подчинить меня в лесу, чтобы заполучить мое место. Теперь оно ей больше не было нужно, потому что все сложилось в ее пользу даже без помощи магии.

Три Темные принцессы, три недостающие невесты на Отборе!..

Но есть ли у нее повод для подобного торжества?! Ведь на эти места претендуют более двадцати девушек из знатных и влиятельных семей Астора! С чего бы Светлому Источнику выделять Темных?!

Уверена, в лучах его света загорятся иные имена!

Затем был долгий допрос. Сперва Айдар расспросил оставшихся шестерых Избранниц, которые высказали искреннее и единогласное желание занять трон Астора... Тьфу ты, место в сердце светловолосого красавца принца. Покончив с первой частью, Хранитель Источника вновь призвал нас помолиться Светлым Богам, что все и не замедлили сделать.

Вернее, я стояла молча, прикрыв глаза, стараясь не зевать слишком уж заметно. Мне жутко хотелось вернуться в свою комнату и лечь спать, но этого – черт побери! – не было предусмотрено регламентом.

Наконец, Хранитель объявил, что, согласно воле Светлых Богов, невест у принца на начало Отбора должно быть ровно двенадцать, поэтому очень скоро Источник назовет еще троих, выбрав их среди тех, кто искренне этого желает.

Претендентки оживились.

Затем последовал куда более длинный допрос, во время которого уже Главный Хранитель, а не Айдар спрашивал, не передумали ли девушки участвовать в Отборе. Где-то после первого десятка прозвучали и имена трех Темных принцесс. После еще одной коллективной молитвы маг в белом балахоне подошел к Источнику. В его руках был ворох свитков, на каждом из которых – я уже знала! – было написано по одному имени претендентки. Еще раз воззвав – ну какая же скука! – к своим Богам, он протянул руки и высыпал их в Светлое жерло.

И тут же испуганно отшатнулся. Девушки, взвизгнув, кинулись в разные стороны, потому что на миг мне показалось, что вот-вот начнется извержение. Что Светлый Источник взорвется к… Темным Богам!

Потому что вспышка вышла слишком уж яркой.

Я тоже отшатнулась, по привычке накинув на себя и стоявших рядом защиту, за что получила нагоняй от стоявшего неподалеку мага – в свое заклинание я вплела не только Светлые, но и Темные потоки.

Но Хранители уже шагнули к Источнику, и из их рук полилась магия. Я не знала этого заклинания – подобное владение Светлой магией было за гранью моего понимания – но с его помощью им удалось быстро успокоить растревоженный Свет.

- Испытание продолжается! – объявил Главный Хранитель. В его голосе мне явно слышалась тревога. – Источник готов назвать имена трех оставшихся Избранниц!

Затем я смотрела на беснующиеся Светлые потоки. Они были другими, чем полчаса назад, когда Избранницы давали свои ответы. Появились насыщено-красные, а порой даже бордовые тона. Впрочем, это не помешало Источнику исторгнуть из себя руны.

Сперва разплывчатые, они становились все четче и четче.

«Карианна», – таким было первое имя на архаическом Светлом.

И тут же пещеру переполнил гул недоуменных голосов – ведь выбрали Темную, а не Светлую! Но улыбающаяся Карианна, принцесса Хефии, уже шагнула из толпы претенденток. Повернулась к Айдару, и на ее смугловатом, узком, но, несомненно, красивом лице с чуть раскосыми глазами и полными губами цвета спелой вишни появилось выражение торжества.

А на ее плече тут же вспыхнула метка Избранница.

- Приветствую тебя Карианна, принцесса Хефии! – протянул порядком удивленный Айдар. – Добро пожаловать в ряды Избранниц, отмеченных Светлыми Богами!

Но, подозреваю, он удивился куда сильнее, когда источник выдал два других имени, и оставшиеся места Избранниц заняли принцессы Аннэ из Клайора и Йорунда из Утрума. 

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

- А умеешь ли ты танцевать, дочь моя? – любезно поинтересовался лорд Смарен, подхватив меня под руку. Распорядитель бала как раз созывал всех на первый танец – каридль – и мой «отец» повел меня в центр зала, где уже собирались остальные пары.

Первый Бал, на котором участвовали все двенадцать Избранниц, проходил в Центральном Крыле, в огромном декорированном в цвета династии Орвик помещении с величественными люстрами под потолком. В конце зала находился золотой трон, на котором восседал полноватый, но все еще крепкий мужчина, держа за руку красивую темноволосую женщину средних лет – королеву Атту.

Король Олаф Первый только что милостиво объявил о начале танцев, и переполненный зал пришел в движение, ведь на Первый Бал прибыли не только Избранницы со своими сопровождающими из семей, но и весь высший свет Астора, а также три многочисленные делегации Темных.

Конечно же, Избранницы старались показать себя во всей красе. Так уж получилось, что и я от них не отставала. Сначала собиралась надеть одно из простеньких платьев, присланных мне лордом Смареном. Но Эстер в ужасе схватилась за голову, заявив, что они не успеют его перешить за столь короткое время – дочери лорда оказались куда выше и шире меня в талии. Поэтому я была в наряде, доставшемся мне от королевы – темно-бордовом бархатном платье, к которому отлично подходил рубиновый гарнитур.

Придя на бал вместе с двенадцатью Избранницами и после представления удостоившись кивка правящей четы, я собиралась поблагодарить королеву Атту за ее заботу, но… К трону меня не подпустили, заявив, что это не по регламенту.

- Еще успеешь, – подбодрил лорд Смарен, уже дожидавшийся меня неподалеку.

На нем был наряд в цвет моего платья, и держался он крайне уверенно. Я бы сказала, самоуверенно. Впрочем, лорд Смарен ответственно выполнял свою часть сделки. Не оставлял меня ни на минуту, нашептывая на ухо имена и должности проходящих мимо придворных, щедро делясь слухами и дворцовыми сплетнями.

- Королевская чета не разменивается по мелочам, – добавил он. – Они будут говорить только с теми Избранницами, кто пройдет несколько первых Испытаний.

- То есть, когда отсеется большая часть? – переспросила я, и Йесге Смарен кивнул.

- Пока что девушек ровно двенадцать, и Отбор, по-хорошему, еще не начался, – заявил он.

Смирившись с тем, что королеву я поблагодарю значительно позже – если еще пройду первые испытания! – последовала за своим «отцом» в круг танцующих. Не так давно я поняла, почему выбору Айдара на испытании «Честность» придворные придавали такое значение. Принц, весь в белом, вел под руку Тессу в роскошном золотистом платье, улыбающуюся столь царственно и торжествующе, словно она уже выиграла Отбор и успела казнить всех своих соперниц.

И все потому, что ее имя прозвучало первым в пещере перед Светлым Источником.

Я знала, что следующий танец принца будет с Соней, которая шла в центр зала со своим отцом – приятным, улыбчивым светловолосым мужчиной. Затем настанет моя очередь. Четвертой Айдар назвал Маргарет, которая уже уехала домой, так что после меня его партнершей будет Эльга Виммер. Затем, кажется, шла рыжеволосая Лив Брукс... Или же невзрачная Линэ Йеллен, одетая в платье столь ядовито-зеленого цвета, что у меня рябило в глазах?

Со счета я сбилась еще возле Источника, но точно знала, что последние танцы Айдара будут с Темными принцессами. Тут я поймала на себе полный торжества взгляд Тессы, к уху которой склонился Айдар, нашептывая девушке, подозреваю, комплементы, – и отвернулась. Вернее, посмотрела на лорда Смарена.

- А что, если бы я не умела танцевать? – спросила у него. – Что бы вы сделали в этом случае, лорд Смарен?

- Тогда мне пришлось бы придумать, как из этого выкрутиться, – любезно отозвался он.

Тут грянула музыка, и я церемонно поклонилась.

Год назад, когда прибыла из Обители Тьмы во дворец, мама пришла в ужас от того, что меня не обучили в ней модным танцам и надлежащим манерам. Выслушав ее причитания, я благоразумно умолчала о том, что в Обители мы, к тому же, не ели из золотых тарелок и не спали на пуховых перинах... Королева тут же приставила ко мне учителя танцев, заставив одновременно обучаться дворцовому этикету. Впрочем, всю эту премудрость я освоила довольно быстро: Высшая магия куда сложнее!

Но это было давно, да и Норберг сейчас казался мне таким далеким, как никогда раньше. Ведь я была в Асторе, в самом сердце королевского дворца, где лорд Смарен уверенно вел меня в танце.

- Ты должна осознавать, Лиррит, что ты больше не одна! – заявил он во время одной из фигур каридля. – У тебя есть отец, и я сделаю все, чтобы ты прошла на Отборе очень далеко! И я все больше утверждаюсь в мысли, что у тебя есть все шансы побороться за финал…

- Разве? – спросила у него.

- Ты уверенно держишься, словно выросла во дворце, и это, несомненно, большой плюс! Твои честные ответы на первом испытании произвели впечатление не только на присутствующих, но и на принца. К тому же тебе благоволит Светлый Источник, несмотря на твой Темный Дар.

- Он благоволит не только мне! – пробормотала я, но, кажется, лорд Смарен не расслышал.

- Продолжай в том же духе, – приободрил он, – и уже через пару испытаний я попрошу в Банке Астора заем в три раза больший, чем собирался до этого… И они мне не откажут! Мне уже никто не откажет! – заявил он торжествующе.

Тут мы поменялись местами с парой справа от нас, и напротив как раз оказались Айдар с Тессой. Улыбающийся принц подхватил свою партнершу за тонкую талию, закружил в танце, и в его серых глазах промелькнуло нечто такое, из-за чего у меня окончательно испортилось настроение.

Он никогда не смотрел на меня подобным образом!

- Сомневаюсь, – мрачно ответила я лорду Смарену, после того как он довольно ловко для своего возраста приподнял и поставил меня на пол, – что я вообще куда-


убрать рекламу







либо пройду. Выиграет Тесса Холмлунд!

Выиграет Тесса, потому что Айдар – черт его побери! – в нее влюблен! А я…

С другой стороны, с чего бы это должно меня волновать?! Ну, выиграет и выиграет, ведь у меня с самого начала не было ни единого шанса! Хотя бы потому, что я – вовсе не дочь Йесге Смарена, а принцесса Норберга... Норберга, на каменистых равнинах и в болотах которого сгинули две армии Астора, а дед Айдара – я читала Хроники – даже проклял нас, Темных.

Ну, как смог, так и проклял… Светлый, что с него взять?!

- Это мы еще посмотрим! – заговорщически подмигнул лорд Смарен, вновь отрывая меня от пола.

Наконец, танец закончился, и мой «отец» повел меня в дальний угол Зала, где стояли столы с угощением, а проворные лакеи разносили сладкое шипучее шампанское. Там меня уже поджидал лорд Эскил Зеллер. Молодой маг из Боевой четверки Айдара был одет в темный бархатный камзол, расшитый золотыми нитями, и, столкнувшись с ним в самом начале бала, я с удивлением отметила, что он крайне хорош собой! И как я только не заметила этого по дороге в Бэлмор?

К тому же Эскил испытывал ко мне явную симпатию. Наверное, именно поэтому лорд Зеллер галантно попросил у меня разрешение отдать ему второй танец. И я дала свое согласие, еще не подозревая, что это совершенно не входило в планы другого мага… Вернее, Темного архимага, который совершенно бесцеремонно похитил меня у Эскила, заявив тому:

 - Теперь моя очередь! Лиррит пообещала мне этот танец еще ночью, во время нашего романтического свидания под полной луной.

Угу, еще там было двое убийц, едва живая Маргарет Аамо и Черныш, прячущийся в тени беседки.

- Но… – начала я, уставившись в растерянное лицо Эскила. – Я вовсе…

- Забудь! – посоветовал мне Темный, после чего, галантно поклонившись, совершенно негалантно утащил меня в центр зала.

- О лорде Эскиле Зеллере?! – поинтересовалась у него.

- Обо всех! Тебе вообще никто не нужен!

- Это еще почему?

- Потому что у тебя уже есть я! – заявил мне Бартен как ни в чем не бывало.

- Что?! Вам не кажется, что ваша наглость и самоуверенность переходят все разумные границы?!..

Нет, ему это нисколько не казалось.

Но ведь он был хорош!

Этой ночью в полуголом виде архимаг произвел на меня, скажем так, довольно убедительное впечатление. Но и полностью одетый – весь в черном – он производил ничуть не меньшее. Бартен Мунсен был высок, отлично сложен и хорош собой. Быть может, не настолько красив, как Айдар Орвик, но в нем было нечто, притягивающее женские взгляды.

Возможно, его привлекательность таилась в широком разлете черных бровей? Или же в уверенном взгляде карих глаз, с залегшими возле них небольшими морщинками? Или же в привыкших к ироничной улыбке губах? Или, быть может, в том, что он был другим?!

Темным, не Светлым, но нисколько не скрывал свою инаковость.

Тогда почему же мои глаза так и старались отыскать принца, ведущего в круг Соню, прекрасную, подобно ангелу на фресках, увиденных мною в Цитадели? Она была в серебристом платье, перехваченном золотым пояском вокруг тонкой талии, и казалась легкой, словно пушинка, готовая вот-вот взлететь…

И принц подхватил ее, закружил в танце. Поднял, поставил...

Но и меня оторвали от земли, закружили. Поклон, два прихлопа. Одобрительный взгляд Темного – Бартен не скрывал того, что я ему нравилась.

- Итак, когда же мы с тобой встретимся? – улыбаясь, спросил он.

- Никогда, – мило ответила ему.

- Это еще почему?

- А зачем нам встречаться?

- Затем, что ты – Темная, Лиррит! – наставительно произнес он, и в его глазах заплясали Темные бесы. – Я подхожу тебе куда больше, чем Наше Высочество принц Айдар Орвик! Но, должен признать, соперник из него вышел вполне достойный.

- Похвальное откровение, – отозвалась я. – И оно заслуживает ответного. Нам не стоит встречаться, потому что… Скажем так, в мои планы входит побороться за победу на Отборе!

А если не за победу, то хотя бы за то, чтобы оставаться на нем как можно дольше. И пусть с Айдаром нам не суждено быть вместе, но… Черт побери, я ведь пообещала себе разобраться в том, что здесь происходит!

А еще… Я так и не поблагодарила королеву Атту за ее милость!

- Уверен, тебя уже поставили в известность, – ничуть не смутившись, продолжал Бартен. – Думаю, пройдоха лорд Смарен давно уже успел разнюхать, что Отбор, судя по всему, выиграет Тесса Холмлунд, с которой наш принц дружен с раннего детства. Ходят слухи, что он настолько с ней дружен, что это давно уже переросло в нечто большее...

- И зачем вы мне это рассказываете, Бартен Мунсен? – поморщилась я.

- Хотя бы для того, чтобы ты не успела разочароваться в мужчинах, Лиррит! Я не хочу, чтобы он разбил твое сердце, потому что на него у меня собственные планы…

И Бартен улыбнулся, а я снова про себя отметила, насколько он хорош.

- Когда я вылечу с Отбора, – пообещала ему, – тогда, быть может, и поговорим! А пока что…

К счастью, музыка закончилась, и архимаг, поклонившись, повел меня к «отцу». Следующий, третий танец, полагался принцу, но Айдар все еще о чем-то увлеченно говорил с раскрасневшейся Соней. Румянец девушке несказанно шел, и я снова отвернулась, решив, что и на них тоже не буду смотреть!.. Мне вообще нет до этого никакого дела!

- Неплохо, – склонился к моему уху лорд Смарен. – Ты определенно делаешь успехи в высшем обществе. Приглядись к нему, дочь моя!

- К кому именно? – не поняла я.

Потому что я твердо решила больше не смотреть на Айдара, решившего, подозреваю, окончательно покорить всех своих невест. Принц тем временем оставил Соню и направился ко мне, но на пути ему «нечаянно» попалась Карианна, совершившая спринтерский рывок из дальнего угла зала. Теперь он крайне учтиво разговаривал еще и с ней.

- К Темному архимагу на службе у его Величества Олафа Первого, – заявил лорд Смарен. – Бартен Мунсен молод, красив и богат. К тому же королевских кровей…

- Разве?! – удивилась я. – Откуда в нем взяться королевской крови?

- Потому что он – незаконнорожденный сын короля Хефии. Его мать была любовницей Ульрика Первого, но затем король женился, и законная супруга не потерпела существования другой женщины, да еще и с ребенком. Ее убили, а вот мальчишка все же уцелел! Его удалось тайком вывезти в Астор, и с тех пор он верой и правдой служит королю Олафу. Но, сама понимаешь, любви между сыном и отцом, а также его сводной сестрой Карианной так и не возникло, – и лорд Смарен кивнул в сторону, в которую недавно направился Бартен.

Оказалось, его путь как раз пересекся с Ульриком Хефийским – высоким темноволосым мужчиной с неприятным взглядом, но довольно приятным лицом. В них определенно было родственное сходство, только вот лорд Смарен вновь оказался прав. Смерив друг друга холодными взглядами, мужчины, не сказав ни слова, разошлись в разные стороны.

- И куда же это ты так внимательно смотришь? – услышала я над ухом насмешливый голос Айдара. – Вернее, на кого, Лиррит?.. Разве в этом зале есть еще кто-то, кто заслуживает твоего внимания, кроме собственного жениха?!

- Жениха, который запутался в собственных невестах, – любезно отозвалась я. – Позвольте поинтересоваться, Ваше Высочество, а помните ли вы все наши имена? Или вам приходится постоянно сверяться со списком?!

Айдар громко рассмеялся, чем привлек внимание стоявших вокруг нас придворных. Они смотрели на меня с недоумением, словно не понимая, что принц нашел в какой-то там Лиррит Смарен!

- Твое имя, Лиррит, я не забуду никогда! – пообещал он мне. – Так на кого же ты смотрела? Уж не на единственного ли в Асторе Темного архимага?

- Именно на него я и смотрю каждый раз, – произнесла я сладким голосом, отметив, как изменилось лицо Айдра. Кажется, шутливый допрос перерос в настоящий, – когда отрываюсь от лицезрения вас, Ваше Высочество, танцующего с бесконечной вереницей своих невест!

- А ты забавная, когда ревнуешь! – заявил он.

- Вы тоже, Айдар Орвик! – парировала я.

Тут принц снова улыбнулся, да так, что я украдкой вздохнула. Это была какая-то магия, не подвластная моему разумению. Он что-то со мной делал, используя лишь взгляд и улыбку, но одним лишь этим умудряясь лишать меня сил к сопротивлению.

Наверное, именно поэтому вместо того, чтобы наговорить ему гадостей, отправив – да пусть катится! – к подкарауливавшим его Избранницам – во-он их сколько, провожают нас ревнивыми взглядами! – я отправилась с ним танцевать.

После чего еще и дала согласие на то, чтобы он навестил меня после Первого Бала.


***


Заявившись, Айдар тут же выставил моих служанок, затем накинулся на клубнику на золотом блюде, принесенную мне Теей. К его приходу я уже сняла бальный наряд и надела светленькое платьице – простенькое, из присланного лордом Смареном, которое к этому времени успели перешить служанки. Распустила волосы, глянула на себя в зеркало, но тут пожаловал принц…

Завалился на мою кровать, и место рядом с ним тут же занял виляющий хвостом Черныш.

- Соскучился, лохматый?! – Айдар потрепал собаку за загривок, и повизгивающий от счастья пес лизнул его в нос. – Завтра будет испытание «Ум», – заявил уже мне, когда я опустилась на стул возле туалетного столика. – Оно пройдет, скажем так, довольно быстро! На этот раз без Источника, выбор сделают мои маги. К обеду уже закончим, затем все вместе отправимся на прогулку в город. Помнишь, я обещал показать тебе Академию Магии?

- Мне стоит повторить названия рек и городов Астора, чтобы не опозориться перед магами? – поинтересовалась я у Айдара, чувствуя себя дура дурой.

Дурой, потому что хотела, чтобы на прогулку и смотреть Академию мы отправились с ним вдвоем – хорошо, пусть будет еще его Боевая Четверка! – а не в расширенном составе с целым выводком невест, которые, отталкивая друг дружку локтями, будут бороться за внимание принца.

- Тебе стоит поговорить с Торстейном, – отозвался Айдар, – и рассказать ему то же самое, что и мне. – Я уже успела пересказать принцу о произошедшем на Охоте. – Эта история с Источником и засильем Темных на Отборе… Прости, Лиррит! Ну же, не злись, я вовсе не имел тебя в виду! Хочешь клубнички?! – и он заискивающе протянул мне блюдо, полное сочных ягод.

- Это, вообще-то, моя клубника, Ваше Высочество! Теоретически, конечно же, она ваша…

- Лиррит, прекрати ерничать! – попросил Айдар уже нормальным тоном. – Ты снова удаляешься от меня, и мне это совершенно не нравится! Отгораживаешься, прячешься за своей стеной, и я не понимаю причины этих изменений. Мне казалось, что мы уже сделали шаг навстречу и пришла пора доверять друг другу. Но ты…

Покачала головой.

Хотела сказать, что это не я, а он отгородился от меня стеной из своих одиннадцати невест, одна другой краше! Среди них есть даже Темные, не только Лиррит из рода Норберг! И что, если он собирается сделать шаг навстречу и хочет, чтобы я от него не отгораживалась, – нам не нужен никакой Отбор!

Но ничего подобного, конечно же, я не сказала. Потому что прекрасно понимала: этого не будет. А еще и то, что, кажется, я его попросту ревную!

- Ты смотришь на меня с таким лицом… – улыбнулся Айдар.

- Уж какое есть, Ваше Высочество! Простите, что еще и лицом я вам не угодила! – рявкнула на него, потому что злилась на себя.

- Лиррит! – в один миг он оказался возле меня. Ох уж эти фокусы Боевого мага!

- Отпусти! Сейчас же!.. – приказала ему, потому что он взял меня за плечи, а потом встряхнул так, что клацнули зубы.

- Отпущу, когда ты меня выслушаешь! Ты ведь сказала, что хочешь узнать меня... Узнать, кто такой Айдар Орвик! Так вот, я здесь! Я с тобой, и я – настоящий. Не играю, не исполняю свой долг, не строю из себя принца. Так в чем же дело?!

- В том… В том, что ты ешь мою клубнику!

- А еще валяюсь на твоей кровати и глажу твою собаку, – ехидно заявил он. – Прошу, не вредничай, Лиррит! К тому же я тоже знаю, кто ты на самом деле…

Тут он разжал руки и уставился мне в глаза. Смотрел пристально, внимательно.

- Неужели?! – растерялась я.

Под его пронзительным взглядом моя рука потянулась к вороту платья, за которым на простой цепочке висел знак моего высшего посвящения. Айдар тоже заглянул в мой вырез. Кажется, с явным удовольствием, после чего произнес:

- А ну-ка, покажи мне!..

- Вот еще! – ахнула я, закрыв грудь руками. От услышанного меня бросило в красу.

Светлый Принц усмехнулся.

- Знак, Лиррит!.. То, что ты носишь на груди и так старательно от меня скрываешь. На большее я не претендую… Пока еще! – многозначительно добавил он.

- Ну уж нет! – выдохнула я, покраснев, подозреваю, еще больше. И как я могла о таком подумать?!

А он… Но как же он догадался о знаке Обители?! Ведь на цепочке я могла носить что угодно!

- Но я и так знаю, что ты там прячешь, – произнес Айдар. – Догадываюсь, кто ты такая! Ты выросла вдали от людей, поэтому теряешься в их обществе. Отгораживаешься от всех, чувствуешь себя неуверенно в толпе. Возможно, долгие годы прожила в монастыре или закрытой общине в Красных Горах, чей знак и носишь на груди. Уверен, такие существуют на землях лорда Смарена, у него там сами черти ногу сломят!.. Вполне возможно, эту общину организовали Темные, сбежавшие из Норберга. Именно туда лорд Смарен и отдал своего нежеланного ребенка с магическим Темным Даром.

Я уставилась на Айдара, понимая, насколько он близок к разгадке, но при этом все-таки далек! Потому что в похожую общину меня отдала мама сразу же после рождения, когда ей не угодил мой Дар. Но… Как скоро Айдар догадается, что это было вовсе не тайное убежище Темных магов на Западе, а Обитель Тьмы в Норберге?!

- Я знаю, это многое не объясняет, – продолжал принц. – Например, твое желание учиться Светлой магии, твои манеры и превосходное умение танцевать. Как и то, откуда в тебе взялась королевская кровь!

- Что?! – прошептала я. – Какая еще кровь?! Мне и лорда Смарена за глаза хватит, не надо мне приписывать еще родство с какими-то там королями!

Но откуда же он узнал?!

- Архимаг Торстейн прочитал в одной из своих книг, что заговорить каменных горгулий могут лишь потомки Лорда Изначальной Тьмы, – пояснил принц. – На нашем континенте осталось только три королевских семьи, которые ведут от него свой род. Это династии Хефии, Утрума и Норберга…

Айдар смотрел на меня, а я смотрела на него.

А ведь я и понятия не имела, что дело в крови!.. Знала лишь, что усмирить древних монстров под силу далеко не всем. Наконец, не выдержав, произнесла:

- А тебе не приходило в голову, Айдар Орвик, что Светлый архимаг и его источники… гм… ошибаются?! И что заговорить каменных горгулий вполне могла неплохая… Ладно, допустим, очень хорошая Высшая Темная ведьма?!

- Приходило, – улыбнулся принц, и я сразу же почувствовала, как спадает возникшее между нами напряжение. – Это я и сказал Торстейну. Ты – дочь лорда Йесге Смарена, и именно поэтому на твоей руке зажглась метка Избранницы Светлых Богов!

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующим утром Избранниц, дожидавшихся начала второго испытания в саду, начали приглашать на беседы. Маги вызывали девушек по одной, затем уводили в недра Центрального Крыла, пока остальные переживали, нервно дожидаясь своей очереди. Возвращались Избранницы примерно через полчаса – раскрасневшиеся, повеселевшие, – после чего взволнованно рассказывали остальным о том, как прошло их испытание.

Я прислушивалась к чужим голосам, дожидаясь своей очереди, стоически решив не волноваться об исходе собственного испытания. Ну и что, что не помню названий всех рек, горных гряд и королей Астора! Не помню и повторять не буду! И мне плевать, даже если меня выкинут...

Значит, умом не вышла для этого Отбора.

Но ожидание затягивалось, и я давно уже расхаживала по мозаичным дорожкам, изнывая от нетерпения. Горячее солнце припекало плечи и обнаженные руки, потому что платье на мне было легкое, открытое, по моде Астора, но я не обращала на это внимания. Смотрела на распустившиеся розовые бутоны, прислушивалась к пению птиц и плеску воды в фонтанах, иногда развлекая себя безобидными заклинаниями. Но делала это осторожно, чтобы снова не вызвать полуголого – а вдруг все еще отсыпается после бала?! – архимага Бартена Мунсена.

Мне его внимания вчера за глаза хватило! Едва отбилась от навязываемого мне свидания, много раз сказав Темному «нет», которое он, кажется, так и не расслышал. Или же самоуверенному магу еще ни разу не отказывали, и он не мог поверить, что мое «нет» вовсе не означало «да»?

Но это было вчера, сегодня же время шло – еле-еле тянулось, едва ползло – а меня все не вызывали и не вызывали!

Избранницы, сбившись в разноцветные стайки, тоже прогуливались по саду, обсуждая друг с дружкой прошедший бал, текущее испытание и предстоящую после него прогулку с принцем. Вслух предположений не делали, но я знала, что на экскурсию по городу нас отправится куда меньше, чем сейчас. Кого-нибудь обязательно отсеют!

Становилось все тревожнее. За магами уже шла девятая Избранница – Аннэ из Клайора, одетая в бледно-лиловое платье, подчеркивающее смуглоту ее лица с чуть раскосыми, миндалевидными глазами. А меня так и не вызвали! Устав от ожидания, опустилась на бортик фонтана, пытаясь разглядеть на испещренной летящими брызгами водной глади отражение нервной ведьмы из Норберга, которая недавно так сильно не хотела ехать на Отбор, а теперь почему-то не желает его покидать.

Ну не на испытании «Ум» же!

Неожиданно на дорожке, ведущей к моему фонтану, показалась одна из Избранниц. Подняв голову, я недоуменно уставилась на Эльгу Виммер, которая шла в мою сторону и явно не собиралась сворачивать.

Странно, ей-то что понадобилось?!

На девушке было премиленькое розовое платье, отороченное пышными рюшами. Выглядела она спокойной, даже умиротворенной. Ее испытание закончилось больше часа назад – Эльгу вызвали то ли третьей, то ли четвертой, и, судя по ее уверенному лицу, она не сомневалась в своих результатах.

- Можно присоединиться? – спросила у меня.

Дождавшись кивка, присела на край бассейна и опустила в воду руку, украшенную золотыми браслетами. И тут же в нее принялись толкаться доверчивые караси, наверное, ожидавшие, что их в очередной раз покормят.

- Как хочешь, – удивилась я. – Места много, компании я всегда рада!

Правда, на Отборе компанию до этого мне никто не составлял. Светлые к себе не брали, но я и не пыталась – слишком уж мы разные! Только милая Соня этого не замечала, зато остальные… Я постоянно натыкалась на их высокомерные взгляды, да и наслышалась о себе всякого!

Темные принцессы держались особняком, отгородившись от остальных Избранниц ледяной стеной своего презрения. К ним идти я тоже не собиралась – после конфликта с Йорундой между нами вряд ли сложится крепкая Темная дружба. К тому же у них явно были свои секреты, которые я бы не отказалась разузнать, но посвящать в них они никого не собирались.

Вот и Эльга – частично Темная, частично Светлая – подозреваю, стала таким же изгоем, как и я.

- Тебя ведь еще не вызвали, – констатировала девушка, и я уставилась в ее серые глаза, – но тебе нечего бояться! Это испытание пройдет любая, если только она не законченная дура.

- Даже так? – улыбнулась я, заметив, как на дальней дорожке появился незнакомый мне маг. Но ни к Темным, из которых еще не вызывали Йорунду, ни к группе Светлых, где дожидалась своей очереди Ингрид Боттен, он не пошел. Брел по саду, оглядывался, словно кого-то разыскивал.

Уж не меня ли?!

- Я бы не отказалась, чтобы сегодня провалилась парочка наших болтушек – Лив Брукс и Рагна Согген. От их пустой трескотни у меня давно голова болит! – заявила Эльга.

На это я лишь пожала плечами, потому что до конца так и не поняла критерии Отбора. Светлый Источник выдал метки Избранниц Темным, так кого же выкинут со второго испытания здешние маги? У меня снова выходило, что Темных…

- А вот что касается следующего испытания… – Эльга вновь уставилась мне в глаза. – Там все крайне неоднозначно! Ты уже знаешь, что нас ждет завтра?

Покачала головой. Нет, леди Риблин нам пока еще не рассказывала, а заранее поинтересоваться у лорда Смарена мне было как-то недосуг. Тут бы это пройти!

- Третье испытание называется «Владение Магией», – произнесла Эльга. Прикоснулась к плавнику золотистого карася, и рыбка испуганно кинулась прочь. – На нем должны отсеяться наиболее слабые из магически подготовленных Избранниц, потому что династия Орвик всегда славилась…

- Своими магами, – кивнула я.

Причем Светлыми, а не Темными!

- Нас отвезут на остров в открытом море… – продолжила Эльга.

- И там бросят! – шутливо округлила я глаза, но, как оказалось, Лиррит из Норберга веселилась совершенно зря.

Именно это и планировали сделать организаторы Отбора – оставить Избранниц на одном из необитаемых островов Итейского моря, где нам предстоит провести время до вечера, найти себе еду и воду, а еще укрыться от палящего солнца и летнего зноя. При этом Избранницам следовало избегать магических ловушек, которые будут заранее расставлены в лесу и на пляже. Впрочем, по словам Эльги, ловушки нас ждали совсем простенькие, обезвредить которые по силам любой, даже начинающей магичке. А еще, чтобы обезопасить Избранниц, за нами будут постоянно наблюдать, и при малейшей угрозе жизни тотчас же прибудут маги.

При этом Избранницам не возбранялось держаться сообща. Наоборот, даже поощрялось.

- Вот я и думаю, что нам стоит держаться сообща! – заявила мне Эльга. – Мы с тобой во многом схожи… В тебе, как и во мне, есть Темная магия. К тому же я чувствую и твою Светлую половину.

- Хорошо! – отозвалась я, уверенная, что все не так уж и просто. – Давай попробуем держаться сообща, но с одним условием. Ты расскажешь мне то, что тебя тревожит.

То, из-за чего она и предложила мне свою дружбу.

- Лиррит Смарен… – произнесла Эльга. – Тебя ведь так зовут? Так вот, Лиррит, здесь что-то явно затевается!

- Почему ты решила?

Впрочем, я была уверена в том же, но хотела услышать версию Эльги.

- Разговоры, – поморщилась девушка. – Разговоры, которые сразу же смолкают, стоит мне приблизиться. Обрывки слов, неприятный шепоток, смешки и странные взгляды…

-Темные?!

- Нет, – покачала она головой. – В том-то и дело, что не Темные! Светлые, Лиррит, которые меня таковой не считают, – добавила она с горечью, и я поразилась боли, прозвучавшей в ее голосе.

И тут же перед Эльгой возникла волна Темного пламени. Подняв руки, девушка ловко собрала его в шар, после чего запустила вокруг себя, окружив свою тонкую фигурку пылающим кольцом. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. Огонь бросал бордовые сполохи на ее точеное лицо, отражаясь в полных решимости глазах.

И я поняла – Тьмы в ней куда больше, чем Света.

- Но, быть может, они и правы! – добавила Эльга, затем вскинула руки, порядком зачерпнув из Темных магических потоков для нового заклинания.

- Не надо! – воскликнула я.

Уверена, таким образом она вызовет архимага Бартена Мунсена, после чего ей придется долго объяснять ему причину возникновения Темного Огня в королевском саду, а мне снова отбиваться от навязываемого свидания! Потому что проигрывать он не привык – так и сказал мне вчера вечером.

Но Темную волну потушил совсем другой маг – средних лет, рыжеволосый, с аккуратной бородкой – тот самый, которого я видела неприкаянно бродящим по саду. Теперь он стоял возле нашего фонтана и смотрел на Эльгу с укоризненным видом.

- Кого же ты собиралась спалить, дитя мое? – поинтересовался маг.

- Да так… – неопределенно отозвалась Эльга, уставившись на проходящую по соседней дорожке Тессу, державшую под руку Соню. За ними чинно следовали и остальные из ее свиты. Тут были Лив и Рагна – все так же привычно хихикающие. Линэ, на этот раз в кофейного цвета платье, которое шло ей куда больше вчерашнего, и Аста Хеллем, державшая над головой зонтик – подозреваю, яркое солнце особенно безжалостно к таким бледнокожим, как она, готовое щедро рассыпать по лицу и открытому декольте девушки ярко-рыжие веснушки.

А вот Ингрид Боттен как раз направлялась за двумя магами в сторону Западного Крыла.

- Архимаг Торстейн, – представился мужчина. – Лиррит Смарен, не так ли? А не прогуляешься ли ты со мной по саду, дитя мое? Я бы не отказался послушать то, что ты думаешь о своем пребывании на Отборе.

- Это и есть твое испытание! – ободряюще улыбнулась Эльга. – Ничего не бойся! – шепнула она, склонившись к моему уху. – Ты обязательно его пройдешь!

А я подумала… Кажется, неожиданно для себя я обзавелась подругой, которой у меня ни разу не было. Правда, никто не знал, как долго мы будем дружны – быть может, ровно до сегодняшнего полудня, когда я с треском вылечу с Отбора?! Кто знает, о чем будет спрашивать меня архимаг Торстейн, который почему-то не повел меня в Западное Крыло, куда ушла Ингид. Вместо этого мы отправились с ним бродить по дорожкам, и Торстейн старательно выбирал те, на которые не падало слишком уж жаркое солнце Астора и где наш путь не пересекался с другими Избранницами.

- Мое пребывание, – произнесла я после того, когда архимаг повторил свой вопрос, – на Отборе меня вполне устраивает. Но я не думаю, что вы здесь для того, чтобы услышать похвалы моим служанкам и дворцовым поварам или сетования на то, что я не вхожу в число фавориток леди Риблин.

Архимаг согласно склонил голову, но промолчал, потому что мы как раз проходили мимо беседки, которую успела занять «королева» Тесса со своими фрейлинами. Девушки проводили нас внимательными взглядами.

- Принц просил рассказать вам о произошедшем на Охоте, – нарушила я повисшую тишину, в которой маг ненавязчиво, но упорно пытался прощупать границы моего Темного, а затем Светлого дара. Я же всеми силами пыталась вернуть душевный баланс, в котором обе мои половины уравновешивали друг друга и разобраться в том, кто я такая, было довольно сложно.

- Я буду рад выслушать, дитя мое, – наконец, отозвался Торстейн, когда мы прекратили незримую битву, кажется, обернувшуюся ничьей, – все, что ты пожелаешь рассказать о произошедшем между тобой и принцессой Йорундой из Утрума. Уверяю, тебе нечего бояться!

- Я и не боюсь, – пожала плечами. – И все вам расскажу, но взамен… Взамен я хочу ту самую книгу, из которой вы почерпнули ошибочные сведения о моей принадлежности к королевскому роду!

Мне было интересно, что в ней еще написано, потому что, чем дольше я думала об услышанном от Айдара, тем больше мне казалось, что в этом есть зерно правды. В книгах Обители подобное не упоминалось, но я знала, что мой брат способен управиться с монстрами, с незапамятных времен обитавшими в Красных Горах. А еще то, что все заговаривавшие горгулий архимаги были дальними родственниками королевской семьи.

И сразу же возникал интересный вопрос. Если написанное в книге чистая правда, то… Кто именно «привязал» горгулий к Соловью, подкарауливавшему Йоханну в Красных Горах?!

Торстейн с готовностью пообещал, что я непременно получу эту книгу, причем сегодня же.

- Все так зыбко, дитя мое! – заявил он мне после того, как я рассказала ему о нападении Йорунды. – Мы, конечно же, усилим наши старания и будем тщательнее за ней присматривать. Но раз уж Светлый Источник счел ее достойной… – в глазах архимага читалась растерянность. – Кто мы такие, чтобы подвергать его выбор сомнению?

- Но вас все же не оставляют сомнения. Вы думаете, что ваш Источник контролируют?

Архимаг покачал головой.

- Это невозможно, дитя мое! Источники не подчиняются чужой воле. Несомненно, есть другая причина для подобного выбора, нам еще неведомая. Но я должен признаться в том, что вчера мы столкнулись с чем-то, что до сих пор повергает меня в смятение.

Впрочем, он мог и не признаваться, я и так знала – мага смущало не столько решение Светлого Источника, сколько его поведение. Но Торстейн молча шел по дорожке, немного загребая ногами, и вот тогда я произнесла:

- Я выросла… Гм, вы же понимаете, архимаг Торстейн, что нахождение той общины, в которой меня воспитали и обучили, – я все же решила подыграть версии Айдара, – вам все равно узнать не удастся…

- Дитя мое, это не преступление – владеть Темной Магией на территории Астора! – с готовностью отозвался архимаг. – Пусть в Асторе все еще остались радикальные братства, как, например, «Карающая Длань», ратующие за изгнание Темных из королевства… Но наш король делает все, чтобы с каждым годом их становилось все меньше и меньше.

Я заинтересовалась, но вместо этого Торстейн попросил продолжать свой рассказ.

- Вчера возле Источника я тоже почувствовала его беспокойство, – сказала ему. – Впрочем, для этого не надо обладать Светлым даром, потому что это было видно даже невооруженным взглядом. Но и вы должны знать… Нестабильный фон Темной Магии ощущается и на землях лорда Смарена! Нечто непонятное происходит с Темным Источником в Норберге. Конечно, было бы неплохо расспросить еще и короля Хефии…

Архимаг покачал головой.

- Король Ульрик не настолько любезен, как мне бы этого хотелось. Я пытался с ним поговорить, но наш разговор вышел крайне коротким и формальным. – Кажется, архимага коротко и формально послали к Темным Богам. – Но если ты права, дитя мое, и Источники находятся в дисбалансе… То есть, стремятся к Первозданному Хаосу… Знаешь ли ты, что это может означать?

- Догадываюсь, – поджав губы, сказала ему. – Читала в древних летописях о Смутных Временах. – Верить в то, что подобное может повториться, мне не хотелось.


убрать рекламу







– Надеюсь, это лишь кратковременное явление, которому найдется вполне логичное объяснение. Ведь основания Источников укреплены невероятно мощными заклинаниями, установленными еще во времена, когда на земле царил Первозданный Хаос! Эти заклинания простояли несколько тысячелетий, и разрушить их не под силу никому…

Торстейн промолчал, я же уверенно продолжала:

- До появления стабильных Источников Темная магия, пребывавшая в Первозданном Хаосе, порождала бесконечное число демонов, стремившихся покорить мир. Но и Светлые от нее не отставали! Их порождения были так же страшны, как и Дети Тьмы. Светлые Стихиалии, одержимые болезненным чувством справедливости, метались по обозримому миру. Они карали всех… Всех, всех! Убивали направо и налево, и виновных и невиновных, порождая Хаос ничуть не меньший, чем Темные демоны. И вот тогда Боги…

- Нет, – покачал головой Торстейн. – Нет, Лиррит, это были не Боги! Это сделали маги, жившие в то время. Величайшие маги, сумевшие постичь одновременно Свет и Тьму, способные не делить их на плохое или хорошее. Они осознали обе стороны магии, поняв, что эти две половины взаимосвязаны, как и наши Источники. Именно им удалось успокоить, а потом и привести Хаос в равновесие. Они заточили Свет и Тьму под землю, укрепив настолько искусными заклинаниями, что их, как мы думали до этого времени, невозможно разрушить. Но всегда есть вероятность того, что однажды найдутся безумцы, желающие вернуться к Хаосу. И раз уж кто-то смог поставить заклинания…

- Это невозможно! – покачала я головой. – Разрушить удерживающие заклинания под силу лишь Богам!

- О нет, – улыбнулся архимаг. – Боги давно уже оставили наш мир. Если Хаос выйдет из-под контроля, его детям придется самостоятельно решать свои проблемы!

- Даже если это произойдет… Допустим лишь теоретически, что Светлый Источник выйдет из-под контроля, то… – Он потянет за собой и Темный. И первый, и второй на этом континенте, после чего весь мир снова погрузится в Хаос. – Если что-то пойдет не так… Вы ведь сможете восстановить связующие и удерживающие его заклинания? – Мне не нравилась нерешительность, читавшаяся в глазах Торстейна. – Хорошо, если не вы, то ваш Главный Хранитель?

Архимаг покачал головой.

- Не знаю, дитя мое! И молюсь Светлым Богам, чтобы мне никогда не пришлось этого узнавать. Потому что ни в наших книгах, ни в летописях минувших дней не осталось ни малейших указаний на этот счет.

Мы сделали еще один круг в полнейшем молчании. Наконец, поклонившись на прощание, Торстейн ушел, а я отправилась к Эльге дожидаться объявления результатов и размышлять над словами Светлого архимага.

Мне не хотелось верить, что кто-то сознательно решил погрузить мир в Хаос. Насколько же надо быть безумным, чтобы пожелать гибели всего?! Всего!..

Но даже если и так и нашелся подобный сумасшедший… Разве под силу человеку – пусть даже сильнейшему магу – разрушить тысячелетиями сковывавшие Источники заклинания?

Так и не найдя ответа, я отправилась в приемный зал Центрального Крыла, где перед присутствующей королевской семьей и принцем Айдаром Светлые маги, проводившие это испытание, объявили его результаты. Эльга оказалась права – второе испытание с треском провалили Лив Брукс и Рагна Согген. Заплаканные девушки, сопровождаемые магами, отправились к себе, чтобы переодеться для прощальной встречи с принцем.

Нас же отпустили по комнатам, попросив проявить сочувствие и на время оставить королевский сад, в мраморной беседке которого Айдар будет прощаться с теми, у кого больше не было шансов покорить его сердце.

Остальным Избранницам следовало отдохнуть после испытания, после чего переодеться в подобающую для прогулки по городу одежду. Вернуться планировалось только к ужину, после которого... Тут леди Риблин обвела нас взглядом и заявила, что советует всем пораньше лечь спать, потому что завтра ожидается сложный день.

Это будет третье из шести испытаний, на последнем из которых принц Айдар сделает свой окончательный выбор.


***


Перед сном, пока я гуляла по саду с Чернышом, мне принесли записку от лорда Смарена.

«Дочь моя, – писал он, – к великому сожалению, сегодня мне не удастся тебя навестить. Твой отец превратился в уши, нос и ноги. Что-то затевается, Лиррит, поэтому на завтрашнем испытании будь осторожна и смотри в оба! Прошел слух, что это коснется Темных и к этому может быть причастно братство «Карающая Длань». Прошу тебя, береги себя, а я попытаюсь найти зачинщиков и принести тебе их головы».

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Встали мы засветло, потому что впереди ждало двухчасовое путешествие на фрегате с раздуваемыми западным ветром и магией парусами в сторону летней королевской резиденции. Выстроена она была на скалистом берегу Итейского моря, а в заливе по соседству с ней находилось великое множество живописных островков с голубыми лагунами и золотистым песком пляжей. Почти все они были необитаемыми, и на одном из них Избранницам предстояло пройти третье испытание под названием «Владение Магией».

Место его проведения держалось в строжайшей тайне. О нем знали только самые проверенные, приближенные к королевской семье маги, в верности которых не было ни малейшего сомнения. Именно это перед завтраком, оглядев зевающих и жалующихся на подъем в такую рань подопечных, заявила леди Риблин.

И снова уставилась на меня.

- Я знаю, что среди вас есть те, кто распускает слухи о якобы грозящей вам опасности, – заявила распорядительница. – Но это всего лишь досужие домыслы, до которых негоже опускаться невестам принца Айдара! Не может идти и речи о предательстве среди организаторов Отбора, – добавила она строго.

На это я лишь пожала плечами, потому что слухи, несмотря на красноречивый взгляд леди Риблин, распускала не я. Никто, кроме Эльги, не знал о содержании письма лорда Смарена. Впрочем, я подумывала поделиться им с Айдаром или же с архимагом Бартеном Мунсеном, но – так уж вышло! – не рассказала ни одному, ни второму.

Потому что почти до самого отправления ждала появления лорда Смарена, который должен был явиться либо с объяснениями, либо с обещанными головами злоумышленников… Но мой фальшивый «папочка» так и не показался, и я терялась в догадках. Стояла на пристани в королевском порту – нет, не в оживленной гавани Бэлмора, а в уютной бухте возле дворца, – поглядывая на трехмачтовый красавец-фрегат с красными парусами и задраенными оружейными люками, готовый вот-вот покинуть гостеприимный причал. Смотрела на провожавших нас принца и группу придворных и не могла поверить в чье-либо предательство.

Неужели кто-то связан с братством «Карающая Длань», если, конечно, лорду Смарену это не привиделось в кошмарном сне?! Но кто именно?

У меня выходило, что… Да кто угодно! Возможно, из этого списка я бы исключила только Айдара – ему-то зачем? – и Эскила, который мне явно симпатизировал. Был еще и Темный архимаг, но после слов Торстейна о королевской крови, я начала подозревать и его. Ведь кто-то подчинил и «привязал» каменных горгулий к разбойнику, не позволившему Йоханне попасть в столицу!

Или же в этом замешаны маги, которые и устраивали это испытание и теперь готовились отплыть вместе с нами? Может, предатель прятался среди них?

Перевела взгляд на тех, кто собирался взойти на корабль. Уж не этот ли молодой маг с открытым мальчишеским лицом, с явным удовольствием посматривавший на красавицу Тессу? Наша «королева» и этим утром не забыла о своей обязанности блистать. На ней было очередное золотое платье и золотистая кокетливая шляпка, а руки и шея были увешаны таким количеством украшений, словно на необитаемом острове нас ждал званый ужин с королевской четой Астора.

Или к заговору против Темных причастен пожилой Светлый маг, обладатель уверенного взгляда голубых глаз, который смотрел на невест принца Айдара равнодушно, явно ставя себя выше королевского Отбора? Либо… Я продолжала разглядывать магов – безразличных, спокойных или чем-то озабоченных, – понимая, что у меня нет ни единой причины подозревать кого-либо из них. Перевела взгляд на подругу, но та пожала плечами.

В заговор против Темных Эльга нисколько не верила.

На ней было простенькое платье, волосы собраны в аккуратный пучок, из которого выбилась пара кокетливых локонов. В руках девушка держала широкополую шляпу с сизым пером. Я обзавелась похожей, которая меня жутко раздражала, и новым платьем – кофейного цвета, тонким, так как день ожидался жарким.

По пути на пристань Эльга строго-настрого наказала мне выкинуть подобные мысли из головы. Да, в королевстве все еще оставались слишком уж радикальные маги, ратовавшие за то, чтобы носителей Темного дара – нет, даже не выгнать за пределы Астора! – попросту вырезать. Всех до единого, и вот тогда Светлый мир вздохнет свободнее. Но ведь это братство давно уже запрещено законом!

- Это невозможно, Лиррит! – покачала головой Эльга. – Леди Риблин права – они не смогут попасть на остров, потому что его местонахождение хранится в строжайшей тайне! – Подруга, судя по ее голосу, верила в то, что говорила. – Я долго размышляла о сегодняшнем испытании. Самое большее, чего нам стоит опасаться – это подлостей со стороны Светлых Избранниц. Но если мы будем держаться сообща, то у Тессы не хватит ни духа, ни силенок даже вместе со всеми своими приспешницами пойти против нас в открытую. Поэтому нам может грозить только испорченное платье или кинутое исподтишка заклинание острого поноса.

Теперь уже покачала головой я. Несмотря на заверения Эльги, меня терзали тревожные предчувствия. И дело вовсе не в грядущем расстройства желудка – пусть только попробуют, сами будут по всему острову кустики искать! Уверена, лорд Смарен вышел на след куда более крупных неприятностей, чем мелкие пакости Светлых!

Хотела поговорить об этом с Айдаром, но к нему оказалось не пробиться. Окруженный придворными, принц стоял с совершенно непроницаемым лицом, улыбаясь одновременно всем Избранницам и никому конкретно. Официальным тоном пожелал своим невестам успеха в прохождении третьего испытания, заявив, что его итоги тоже подведут маги. Но на этот раз, принимая во внимание состав Избранниц, свое мнение также выскажет архимаг Бартен Мунсен, один из организаторов испытания.

Услышав это, я захлопнула рот. Посмотрела на Бартена Мунсена, стоявшего чуть в стороне толпы. Он был в черном, и вид у него был крайне хмурый. Выходило, Темный архимаг – один из организаторов?! Об этом стоит хорошенько поразмыслить на досуге!

Неожиданно почувствовала на себе чужой напряженный взгляд. Дернула головой, повернулась. Оказалось, Айдар смотрел на меня излишне внимательно, но по его непроницаемому лицу невозможно было понять то, о чем он думает.

Но ведь он уже глядел на меня подобным образом!

Это было вчера, во время прогулки по городу, когда мы остались с ним наедине ровно на отведенные регламентом пятнадцать минут. Прошлись по длинной, увенчанной зубцами крепостной стене Академии, соединявшей две башни корпусов Светлой и Темной Магии. Остановились, чтобы полюбоваться видом на оживленный Бэлмор. Айдар стоял рядом, облокотившись на стену, и рассказывал мне о городе.

Смотрел на меня вот так же – излишне внимательно, напряженно – словно искал во мне нечто, не виденное им до сих пор. Я чувствовала тепло, идущее от его тренированного тела, и меня это порядком тревожило.

Причем тревожило не только тепло и запах мужского тела. От взгляда Айдара меня постоянно бросало в жар, несмотря на то, что послеобеденный зной давно уже сменила приятная вечерняя прохлада.

Не найдя объяснения этому феномену, принялась рассматривать зелень на террасах подвесных садов, вырубленных в белой, словно молоко, скале на противоположном конце города. По словам Айдара, они назывались Лестницей Богов. Чуть правее от них виднелся огромный, похожий на раззявленный рот, черный провал пещеры. Оказалось, свое название – Голос Богов – она получила из-за того, что внутри находился знаменитейший на весь Астор оракул.

Именно там должно было пройти наше пятое испытание. Хотела расспросить о его сути, но не успела.

- Нам уже пора возвращаться! – произнес принц с явным сожалением. – Время истекло.

Возле входа в башню Айдар взял меня за руку и помог спуститься по скользкой винтовой лестнице. Крепко держал мою ладонь, хоть я и не нуждалась в его помощи. Потому что, уверена, ни одна уважающая себя Темная не свернула бы себе шею на этих ступенях!

Это… Это ниже нашего достоинства!

Собиралась было отнять руку, но почему-то не стала.

- Ты чем-то встревожена, – заявил Айдар, остановившись на одной из ступенек.

Факела на стене бросали кровавые блики на его красивое лицо, и на миг он показался мне Темным, самым прекрасным на свете. Но я знала, что это не так. Да, он красив, но передо мной – Светлый, принц Астора. А я – Темная, принцесса Норберга, выдающая себя за дочь лорда Смарена, и мой обман, пожалуй, зашел слишком далеко...

 Но… Почему меня это должно тревожить? Я ведь здесь только для того, чтобы разобраться в том, что задумали Темные!

- Что-то случилось?

- Почему же?.. Все замечательно, Ваше Высочество! – отозвалась неопределенно.

Потому что каждый раз, когда он оказывался рядом, со мной явно что-то случалось.

- Лиррит… – устало вздохнул он. – Ты снова прячешься от меня за своей каменной стеной! Причем настолько мощной, что она не уступает многовековой кладке Академии Магии. И снова не хочешь меня подпускать... Но мы обязательно обо всем поговорим. О том, что тревожит тебя, и о том, что волнует меня. Я приду к тебе завтра, после третьего испытания.

- Завтра? – переспросила у него, стараясь, чтобы мой голос не выдал разочарования.

- Сегодня, к сожалению, слишком много дел, – пожал он широченными плечами, после чего мы вновь принялись спускаться по ступеням. – Этим вечером нас ждут затянувшиеся переговоры о спорных границах с Хефией. Проводимая королем Ульриком внешняя политика, скажем так, отличается крайней кровожадностью. Но мы не собираемся ему уступать. – Тут принц замолчал, после чего перевел разговор на другую тему. – Да, и архимаг Торстейн просил тебе передать благодарность за вашу беседу. Ты произвела на него неизгладимое впечатление.

- Даже так! – улыбнулась я, вспомнив разговор с осторожным Светлым магом.

- Причем не только на него, – неожиданно добавил Айдар. – Ты произвела неизгладимое впечатление на… очень многих, Лиррит! И эти… гм… многие довольно долго размышляли, что с этим делать. Но теперь пришла пора с этим что-то делать!

- Я немного запуталась в лабиринтах ваших умственных заключений, Ваше Высочество! – сообщила ему.

Он явно собирался сказать что-то еще, но тут лестница закончилась, а у подножия башни нас уже подкарауливала Ингрид. И я поморщилась, уставившись на огромное декольте юной леди Боттен, из которого на мир наивно смотрели два молочно-белых полукружия грудей. Айдар тоже посмотрел, и Ингрид тут же, соблазнительно улыбаясь, протянула ему руки, заявив, что наконец-таки настала ее очередь похитить принца.

И я отвернулась. А затем повернулась, потому что ко мне подошла Эльга, и мы с ней отправились гулять по пустующему на время летних каникул Темному корпусу.

- Я здесь учусь! – сообщила мне подруга, проведя меня по длинному светлому коридору, по обе стороны которого виднелись закрытые двери аудиторий. – Как раз перешла на четвертый курс факультета Темной Магии. До выпуска мне только два года.

- Правда? – удивилась я. Впрочем, после ее вчерашнего представления в саду у меня не оставалось сомнений в ее навыках. Зато закрались сомнения в правильности ее выбора, потому что вибрации Света в ней все же были куда более сильными, чем Тьмы. – Но почему ты решила пойти именно на этот факультет?

 - Потому что я влюбилась, – пожала плечами Эльга. – И, как водится, не в того, кого надо. Я довольно невезучая, Лиррит, если ты еще не успела это заметить! Моя влюбленность вовсе не была красивым и радостным чувством. О нет!.. Куда больше она походила на долгую и мучительную болезнь. Длилась почти три года, но мне все-таки удалось ее победить.

- Это был Темный, не так ли?

Подруга кивнула.

- Затем на моей руке загорелась метка Избранницы, и я почувствовала себя крайне польщенной. Ведь это означало полную победу над былой болезнью! И мне казалось, что я люблю нашего принца всем сердцем. Правда, ровно до момента, когда я снова увидела его... Нет, Лиррит, не принца, а того, ради кого поступила на Темный факультет. И моя болезнь вернулась ко мне во всей красе.

- Кто же он?!

- Ты его знаешь, – усмехнулась девушка. – Он танцевал с тобой на вчерашнем балу.

- Ясно! – пробормотала я. – Ты ведь говоришь о Бартене Мунсене, не так ли?

- Бартен Мунсен, ректор факультета Темной Магии, единственный Темный архимаг на весь Астор. Я была влюблена в него почти три года, и, похоже, с тех времен ничего не изменилось.

- Эльга… – выдохнула я беспомощно.

Мне было ее жаль.

К тому же после ее слов я окончательно утвердилась в мысли, что любовь совершенно не подходит Темным ведьмам, даже если в них присутствует Светлый дар! Куда больше всем этим сердечным терзаниям я бы предпочла иметь ясную голову на плечах и твердую почву под ногами.

- Я не понимаю, что мне теперь делать, – добавила Эльга. – Вернее, что я делаю на Отборе, потому что мне совершенно безразличен принц Айдар!


***


Это было вчера, а сегодня я видела, как Эльга косилась на Бартена, который ее совершенно не замечал, и искренне сочувствовала девушке. К тому же архимаг – вот кто его просил?! – решил еще и к нам подойти. Взглянул удивленно на Черныша, которого я решила взять с собой на чудесный остров, а теперь пес норовил играючи вцепиться в мои юбки.

- Ну же, прекрати! – шикнула я на собаку. – Архимаг Мунсен… – присела в книксене.

- Лиррит… Эльга Виммер! – галантно поклонился архимаг, и подруга выдавила из себя подобие улыбки. – Желаю вам удачи на третьем испытании! И, вот еще, будьте осторожны! – почему-то добавил он.

- Спасибо, лорд Мунсен… Мы обязательно будем! – быстро произнесла Эльга, затем подхватила меня под руку и потащила к кораблю.

То же самое пыталась сделать и Тесса – похитить Соню из общества прилипчивого молодого придворного, которого я где-то уже видела. Ах да, тот самый светловолосый красавец, с кем Соня разговаривала на Охоте! Вернее, это он с ней разговаривал, а девушка по привычке смотрела в землю, иногда косясь в сторону молчаливого принца.

Айдар тоже смотрел, как десять его невест погрузились на корабль. Я еще раз взглянула на него, замершего на пристани, после чего решительно отправилась на другой борт фрегата. Помахать принцу на прощание? Обойдется!

Пусть Светлые этим занимаются!..

И они делали это столь активно, что у некоторых, подозреваю, должны были вот-вот прорезаться крылья!

Я же долго смотрела на море, пытаясь запомнить, отложить, напитать свою память этим великолепным зрелищем – убегающей за горизонт сине-зеленой водной гладью, с пляшущими на ней солнечными бликами, и бескрайним небом, где-то далеко-далеко подернутым белыми пуховыми облаками. Потому что даже небо здесь было другим – ласковым, мягким и теплым, а вовсе не суровым, как в Норберге. И я вдыхала влажный, с едва заметной горчинкой запах моря, позволяя ему наполнить меня без остатка…

Потому что не знала, как долго еще здесь останусь.

Зато я знала другое… Когда мой Отбор закончится и я вернусь в Норберг, мне будет очень не хватать… много чего! И этого моря, и этой изумрудной зелени, и жаркого летнего воздуха, и шумного города. А еще мне будет не хватать людей, с которыми я здесь познакомилась. Я буду скучать по Эльге, Эскилу, моему фальшивому «папочке» Йесге Смарену и даже по привязчивому Темному архимагу Бартену Мунсену!

Но куда больше мне будет не хватать принца Айдара, с его внимательным взглядом, способным разглядеть во мне то, что я о себе еще не знала. С его любовью к клубнике и его словами «Я здесь, я с тобой, и я – настоящий»!

Заморгала, потому что в глаза, похоже, попали соленые брызги. Или же резкий порыв морского ветра хлестнул по лицу так, что выступили слезы?! Потому что Темные ведьмы не плачут…

На то они и ведьмы. На то они и Темные! Никогда!..

Вот я и не плакала. Стояла и долго смотрела на море, пока примерно через час нам не предложили второй завтрак. На горизонте к этому времени показались небольшие островки, покрытые буйной растительностью. Один из магов – тот самый, с серьезным взглядом голубых глаз, после еды произнес напутственную речь. Заявил, что довольно скоро нас высадят на сушу, после чего корабль с магами уплывет, но будет держаться неподалеку.

К тому же на нашем острове еще вчера была установлена магическая Сеть, похожая на ту, которую растянул над королевским садом архимаг Мунсен. В случае опасности она тут же подаст сигнал тревоги. Но если что-то пойдет не так, то стоит лишь запустить в воздух магический светлячок, окрасив его в бордовый цвет, и к нам сразу же поспешат на помощь.

Обвел нас взглядом:

- Надеюсь, все Избранницы способны сотворить подобное заклинание?

Девушки покивали. Я пожала плечами – если понадобится, могу запустить в воздух не только бордовый светлячок, но и целую иллюзию Темного Ада в кроваво-красных тонах.

Тесса вздернула носик:

- За кого вы нас принимаете? – надменно спросила у мага. – Мы вовсе не ученицы приходской школы!

На это он ничего не ответил. Посоветовал найти ручей с питьевой водой – вполне возможно, что один из них как раз впадает в лагуну, – затем скоротать время до вечера, гуляя по пляжу или по лесу. К тому же, по слухам, высоко на холме есть хижина, в которой вполне могут находиться припасы…

Я усмехнулась. Морить голодом Избранниц никто не собирался.

- Диких зверей на острове нет, – продолжал маг, – но… Вполне возможно, на нем осталось несколько магических ловушек, сохранившихся еще со Смутных Времен, – он понизил голос, и девушки тут же картинно заохали, подхватив его игру. – Надеюсь, вы в них не угодите! А если и угодите, то с честью выйдете из этого испытания! И еще, – посмотрел на меня, – приглядывайте за своей собакой!

Я снова пожала плечами, потому что не поняла, к чему относится это замечание. Шла ли речь об испытании на острове и ловушках, в которые мог вместо Избранниц угодить мой пес, или же о том, что Черныш стащил со стола кусок мясной нарезки?

Так же пафосно, как он говорил о магических ловушках, оставшихся со Смутных Времен, я пожурила собаку, затем, поблагодарив за еду, оправилась к борту фрегата. Мы как раз проплывали мимо заросшего зеленью островка с чудесным пляжем, и я решила обязательно искупаться, когда останусь одна.

- Это еще не наш! – сообщила мне подошедшая Эльга. – Но очень скоро мы будем на месте. Лиррит, Светлые нас к себе в лодку не берут! Спросила у Ингрид, и та ответила, что у них и так слишком тесно. Хотя ничего у них не тесно, потому что это десятиместная лодка…

- Это все Черныш виноват, – усмехнулась я. – Съел чужое мясо, а нам придется за него отдуваться!

- А еще он попытался помочиться на золотое платье Тессы, – наябедничала Эльга. – Хороший мальчик, молодец!.. – она погладила пса по голове, за что получила «приз» – собачий поцелуй в нос.

- Ну что же, раз Светлые нас не хотят, мы поедем в одной лодке с Темными, – сказала я. – Только смотри в оба, Йорунда еще та штучка!

Примерно через час корабль стал на якорь, и наша лодка направилась к островку, как две капли воды похожему на множество тех, мимо которых мы успели проплыть во время нашего короткого путешествия. Мы с Эльгой сидели на носу, а на корме хранили настороженное молчание Карианна с Йорундой. Две принцессы были в темных платьях и темных шляпках, и я подозревала, что подобный наряд доставит девушкам много неприятных моментов на ставшем уже припекать солнце. А вот улыбающаяся Аннэ – в ярко желтом, оттеняющем смуглоту ее кожи наряде – смотрела на приближающийся остров с нескрываемым восторгом.

Греб Светлый маг, довольно слабый, потому что на его месте я бы заставила стихию Воды мне помогать. Но на его место я не претендовала, поэтому смотрела, как приближается золотистый пляж, к которому подступали густые заросли, спускавшиеся с высокого холма.

- Примерно пять часов, – неожиданно произнесла Аннэ. – Именно столько нам предстоит здесь пробыть!

Вот и весь разговор, который у нас вышел на лодке.

Маг тоже молчал. Наконец, лодка уткнулась в золотой песок лагуны. Черныш выпрыгнул первым, принялся носиться по пляжу, с громким лаем подняв в воздух упитанных белых чаек. Маг помог выйти Карианне, затем и остальным принцессам. Эльга выпрыгнула сама, я последовала за подругой.

Щурясь на дневное солнце, мы смотрели, как скрывается за дальним отрогом острова лодка со Светлыми Избранницами.

- Странно! – задумчиво произнесла Эльга. – Почему их повезли в другое место? Почему не высадили вместе с нами?

Она повернулась к магу, но тот ничего объяснять не стал. Пожав плечами, оттолкнул лодку. На прощание все же пробормотал что-то про удачу, которая нам не помешает, после чего взялся за весла. Проводив его взглядом, я скинула с ног тонкие сандалии – очередной дар королевы Атты – и прошлась по теплой воде, нисколько не боясь замочить длинный подол.

Здесь было спокойно. Невероятно спокойно.

Если над островом и была раскинута магическая Сеть, похожая на ту, которую установил архимаг Мунсен, то ее присутствия я не ощущала. Быть может, где-то высоко над морем улавливались слабые Светлые колебания, природы которых я не понимала.

Ну что же… Светлая магия – явно не моя сильная сторона!

Тем временем Аннэ играла с Чернышом, выйдя из образа неприступной Темной принцессы. Со смехом кидала ему незнамо откуда взявшуюся палку, не боясь запачкать руки, и пес с радостным лаем носился по пляжу. Карианна и Йорунда, негромко разговаривая, шли по песку в сторону удалявшейся – а теперь уже и скрывшейся за поворотом – лодки со Светлыми Избранницами.

А я подумала…               Может, и к лучшему, что этот день мы проведем без них. Единственное, от общества Сони я бы не отказалась, а вот остальные… Чем дальше они уплывут, тем спокойнее!

Эльга же долго смотрела на корабль, после чего напряженным голосом сообщила, что не только наш маг, но и лодка, которая перевозила на остров Светлых Избранниц, благополучно вернулись. Фрегат поднял паруса и снялся с якоря.

Но меня это нисколько не тревожило.

- Самое чудесное испытание, – сообщила ей. – Лучшее из всех, потому что впереди нас ждет пять часов в Светлом раю! Причем не на небесах, а на Земле. – В Обители я читала о загробной жизни в чертогах Светлых Богов. – Жаль, что нам предстоит пробыть на острове лишь до вечера. Я бы осталась здесь навсегда…

Но довольно скоро мне пришлось изменить свое мнение, потому что из ближайших зарослей, куда Аннэ нечаянно забросила палку, раздался встревоженный лай Черныша.

- Девочки!.. – ахнула Аннэ, полезшая за собакой. – Сюда, скорее!

И мы поспешили на ее зов. Оказалось, Черныш в кустах боярышника нашел труп.

Трупы до этого мне приходилось видеть, но этот… Этот никак не вязался с моим представлением о земном рае. Потому что ничего подобного здесь быть не должно!

Но он был. Молодой маг в белом балахоне лежал на спине, уставившись в голубое небо остекленевшим взглядом, и никуда не собирался пропадать. Наверное, потому, что на его светлой мантии чернела здоровенная обугленная дыра в районе груди.

- Это не рай! – побледневшая Эльга покачала головой. – И это совсем не похоже на простенькие магические ловушки... Не думаю, что кто-то пожертвовал свою жизнью, чтобы устроить шутливую проверку невестам принца!

- «Карающая Длань», – пробормотала я. Они все-таки до нас добрались!.. – Надо позвать на помощь, скорее! Пока не стало слишком поздно...

И пока корабль не уплыл слишком далеко!

Подняла руку, готовая запустить бордовый магический светлячок – бордовее не бывает, – как тут…

- Лиррит!.. – воскликнула Эльга, и я почувствовала резкий всплеск Светлой магии.

Глава 12 

 Сделать закладку на этом месте книги

Их было трое или четверо – сразу и не разобрала, потому что маги вынырнули из зарослей и ударили одновременно. Били сильно, не собираясь щадить Темных Избранниц. Нас не хотели обездвиживать, лишать сознания или же опутывать связующими заклинаниями, чтобы потом похитить. О нет, они собирались попросту всех уничтожить!

- Щит! – завопила я, закрывая себя, Эльгу, Аннэ, растягивая его дальше, накидывая и на двух других принцесс.

Карианна и Йорунда стояли чуть в стороне, и первой из них среагировала дочь короля Хефии. Принялась тут же подпитывать мой Щит, вливая в него магию из своего резерва. Вскинула руки, порядком зачерпнув из Темных потоков, собираясь добавить еще.

Но я понимала, что она может не успеть. Ни она, ни Йорунда, ни Эльга, ни Аннэ, ни я, пытавшиеся усилить Щит до такой степени, чтобы его хватило на всех.

И мы не успели, потому что следующий удар «Карающей Длани» оказался куда сильнее.

Земля, ушедшая из-под ног... Промелькнувший кусок неба вместе с золотистой полоской пляжа. Боль в спине, голове. Неудачно подвернутая рука. Солоноватый привкус крови во рту – они все же пробили наспех поставленную защиту, и нас разметало, раскидало в разные стороны.

Но я уже поднималась. Поднималась, потому что боялась опоздать.

К


убрать рекламу







раем глаза заметила, как лежала, болезненно искривив рот, Аннэ. Ярко-желтое платье задралось, обнажив ее худые смуглые ноги в кокетливых, расшитых бисером сандалиях. Увидела, как медленно повернулась на живот, а затем встала на четвереньки оглушенная Йорунда. Тряхнула головой, пытаясь прийти в себя.

Видела, как сидела на песке Карианна, и по ее смуглому красивому лицу текла кровь из рассеченной брови. А вот Эльга уже встала. Взмахнула рукой, и с ее пальцев сорвался, взмыл в небо бордовый светлячок. Ну какая же она молодец!..

Только вот далеко ее сигнальный огонь не улетел, погашенный брошенным вслед заклинанием.

Маги приближались.

Четверо мужчин в белых мантиях и белых колпаках, скрывавших лица, с прорезями для глаз и рта… Они никуда не спешили, уверенные в том, что нас уже одолели и теперь осталось лишь довершить начатое.

- Так сдохните же, дьявольские отродья! – возвестил один из них.

Подошел к принцессе Клайора и пнул Аннэ ногой. Девушка застонала, пытаясь уползти от него и неминуемой участи, потому что под руками мага разгорался кроваво-красным пламенем Молот Ведьм – смертельное заклинание для носителей Темного Дара и безвредное для обладателей Светлой магии.

Крайне символично, отстраненно подумала я. Поднялась на ноги, покачнулась, заметив, как встала еще и Карианна.

- Нет! – дрогнувшим голосом воскликнула принцесса Хефии. – Не троньте ее!

- Стойте! – приказала магам уже я, окончательно победив проклятую тошноту и звон в ушах. – Безумцы, остановитесь! Зачем вы это делаете?! За что? Оставьте нас в покое!

- В покое? – язвительно поинтересовался самый высокий из них, худой, словно жердь. – Оставить Темных в покое?! О нет, этого никогда не будет на землях Астора! По крайней мере, пока мы живы и живо дело нашего братства!

- Тогда уходите! – крикнула им. – Уходите, пока вы все еще живы! Убирайтесь отсюда подобру-поздорову…

А ведь они вполне себе здоровы – все четверо Высшие, довольно сильные. От их Светлых вибраций мне было не по себе, и к горлу снова подобралась тошнота. Потому что, несмотря на свою Светлую половину, я все-таки была Темная, Темнее не бывает...

Или дело в том, что меня порядком приложило об землю?

- Ты – дочь лорда Тьмы, и твоя участь – смерть! – голосом обвинителя произнес, подозреваю, их главарь – коренастый крепыш, стоявший возле Аннэ. Сквозь прорези колпака на меня посмотрели черные глаза, а в его руках все так же полыхал Молот Ведьм. – Ты недостойна жизни, Темная! Ни ты, ни кто-либо из вас. Вы пришли на святую землю Астора, осквернили ее своим присутствием и понесете за это справедливое наказание!

- Я здесь родилась! – подала голос Эльга. Подруга стояла рядом со мной, и я неожиданно почувствовала, как мало в ней осталось от Темного резерва. – И никуда отсюда не уйду!

- Светлая, но с гнильцой внутри! – с презрением заявил худой маг. – Эта тоже недостойна жизни!

- Убить, – вынес простой и обстоятельный вердикт главарь. – Убить их всех!

И тут же в нашу сторону полетели смертельные заклинания. Я попыталась защитить Эльгу, накинула Щит на Аннэ, понадеявшись, что двое других Высших – Карианна и Йорунда – продержатся хотя бы первые пару минут…

Больше мне и не надо!

- Эльга, мне не нужна твоя помощь! – перекрикивая разряды бьющегося о мой Щит Молота, заявила я подруге, потому что та пыталась влить в меня остатки своего Темного резерва. – Лучше позови подмогу!

В эту секунду в нашу сторону полетела огненная волна, затем еще одна. Кажется, маги поняли, что мою защиту Молотом им не взять, и принялись терзать ее Стихийными заклинаниями. Трое из них накинулись на меня с Эльгой, еще один маг пытался разделаться с Карианной и Йорундой. Впрочем, те вполне успешно держали оборону.

Только вот Светлые просчитались! Думали, что наткнутся на беззащитных Темных Избранниц, которым без суда и следствия вынесут смертный приговор и тут же приведут его в исполнение. Быть может, ожидали сопротивления, но явно не такого.

Потому что настала моя очередь.

А ведь я их предупреждала…

Заклинание Красного Дракона обвило, прорывая защиту, высасывая жизненные силы одного из магов, отвлекая второго, бросившегося на помощь товарищу, от принцесс Утрума и Хефии.

- Карианна! – крикнула я, и девушка не стала медлить.

Точным ударом сбила мага на землю, затем довершила начатое еще одной молнией, позволив мне заняться другим. Тем самым, который, словно заведенный, бил в меня огненными волнами. Защита, впрочем, вполне неплохо справлялась, но он порядком меня отвлекал. Попыталась достать и его Драконом, но тот спалил заклинание на подлете.

И тогда я кинула в него другое, тоже из Высшего Темного арсенала.

Метила чуть ниже, под ноги, пробуждая некромантским заклинанием Дух Земли, поднимая его от тысячелетней спячки. Потому что дочерям лорда Первозданной Тьмы требовалась помощь! И тут же утробно зарычали, заворочались земные пласты, и маг, выкрикнув ругательство, провалился по колено в расступившуюся почву.

- Это она!.. Это она – исчадье ада! – завопил их главарь, ловко отпрыгнув в сторону, не собираясь помогать гибнущему собрату, которого тащила под землю разбуженная стихия. – Убейте ее, и Астор вздохнет спокойнее!

Оставшийся маг – худой, словно жердь, со сдвинутым набок колпаком – тут же послушно принялся меня убивать, в то время как его сотоварища утащил растревоженный на короткое время дух Земли – это заклинание потребовало от меня слишком уж много магии!

И незавидна была участь того Светлого...

А я… В первый момент мне пришлось несладко. Они насели на меня вдвоем. Заклинания впивались одно за другим, подобно жукам-короедам. Жалили, пытаясь прогрызть мою защиту, пробраться, проникнуть внутрь, подкрепленные остервенелым фанатизмом «Карающей Драни». Я увидела, как старалась мне помочь Эльга, отважно кинув в главаря неплохое, но слабенькое Темное заклинание. Но тот лишь отмахнулся...

И еще я увидела, как бездействовала Йорунда.

Стояла и смотрела, как меня убивают, хотя, прикончив меня, маги взялись бы и за нее. Но принцесса Утрума медлила. Верхняя ее губа приподнялась, обнажив острые зубки. На красивом лице застыло хищное выражение, а в глазах безумствовали демоны.

Она хотела моей смерти!

Неожиданно на помощь пришла Карианна. С ее рук сорвалась огненная молния такой силы, что пробила защиту главаря. Тот пошатнулся, оставив меня в покое.

Как раз то, что и нужно! Потому что, ослабив свою защиту, я сотворила заклинание Кровавой Мглы – лучшее, что годилось для борьбы с фанатиками.

И дневной свет померк, а пространство напиталось гарью и дымом. Подернулось бордовыми прожилками, растрескалось зарядами черных молний. И тут же завопил недовольный, заново пробужденный Дух Земли. Застонало небо, и завыла морская пучина.

Я представляла, как выглядела со стороны созданная мною иллюзия. Так, словно на этом кусочке райского острова снова воцарилось царство Первозданного Хаоса, описанное в хрониках Смутных Времен. Личный Темный ад для Светлых.

И они повелись. Поверили мне!

- Демоны!.. – кричал, озираясь, выпучив глаза, главарь. – Демоны вернулись!.. Они пришли за нами!

- Пришли, – сообщила ему сладким голосом. – Еще как пришли!..

- Они повсюду! – вторил ему худой маг. – О Светлые Боги, не позвольте же Темному Зверю пожрать наши души!

Но это были вовсе не демоны, а очень даже неплохая наведенная иллюзия, лишившая меня большей части резерва. Впрочем, оно того стоило, потому что Карианна добила мага, у кого повсюду были демоны... Но главарь, приговоривший меня и остальных к смерти, все-таки успел распахнуть перед собой синий зев портала.

Я попыталась его остановить. Запустила огненным заклинанием в спину, но не успела – за долю секунды до этого главарь исчез в ярких сполохах. Но далеко ли он сможет убежать, если я засекла координаты его выхода?!

И тут же спала, исчезла моя Кровавая Мгла, явив миру солнце, небо и развороченную землю, которая утащила в свои недра одного из «Карающей Длани», и еще двух в белых мантиях, лежавших на поле боя. Один из них был мертв, а вот второй все еще дышал. Стонал, но подниматься и вступать с нами в схватку не спешил.

- Лиррит! – Эльга коснулась моей руки. Смотрела на меня, глаза огромные, лицо бледное. Вернее, белое словно мел. – Это что было?! Какое это заклинание?! Скажи мне, прошу! – прошептала она восторженно.

- Это… Это всего лишь наведенная иллюзия! – пожала я плечами. – Потом обо всем поговорим, – пообещала ей, потому что увидела, с каким выражением на лице направлялась к раненому Йорунда. – Постой! – крикнула я принцессе Утрума. – Погоди, не тронь его!

- Они бы не оставили нас в живых, – с ненавистью заявила Йорунда, и раньше, чем я успела ее остановить, с ее ладоней сорвался синий разряд. Впился в грудь мага, прожигая мантию, лишая его жизни.

- Не стоило, – покачала я головой. – Не надо было его убивать!

На это Йорунда лишь пожала плечами, а Эльга тут же заговорила о том, что ее тревожило.

- Я пыталась много раз, посылала сигналы тревоги, но… Что-то не так с этим островом! Мои светлячки попросту не взлетают. Вернее, они взлетают и почти сразу же гаснут. Я даже не знаю, заметили ли их с корабля… Во всем виновата эта проклятая Сеть! – и она задрала голову и погрозила голубому летнему небу кулаком.

Я покачала головой.

Нет, причина была вовсе не в Сети. Во всем виновата проклятая «Карающая Длань» и тот, кто нас предал! Выдал братству нахождение острова и сделал это заблаговременно, позволив им хорошенько приготовиться.

И они приготовились.

Устранили магов, которые должны были за нами приглядывать. Пусть об этом не говорили вслух, но вряд ли устроители Отбора оставили бы Избранниц на острове без присмотра! Также, уверена, маги из братства аккуратно испортили Сеть, чтобы мы не смогли позвать на помощь. И, конечно же, они увезли подальше от места казни Темных других Избранниц, чтобы, не дай их Боги, ни одна Светлая не пострадала!

- Позже с этим разберемся, – пообещала я Эльге, после чего направилась к Аннэ.

Над принцессой Клайора уже склонилась Карианна, и лицо у нее было крайне озабоченным. Впрочем, я понимала причину ее волнения – Аннэ выглядела довольно плохо. Вернее, очень плохо! Девушка так и не поднялась. Ее била крупная дрожь, на бледном – а ведь она смуглая от рождения – лице выступила испарина. Тут Аннэ стошнило, и она со стоном оттолкнула мою руку, когда я принялась вливать в нее Темную магию.

- Не понимаю! – призналась я остальным. Еще раз попыталась разобраться, но снова не поняла. – Она не ранена. Слишком больших магических пробоев в ее ауре я не чувствую. Да, резерв истощен, как и у всех нас, но…

- Аннэ не воспринимает Светлую магию. Это у нее с рождения, наследственное, – глухо произнесла Карианна. – Иногда такое случается в Темных королевствах… И если Светлых вибраций слишком много, это может ее убить. В Асторе Аннэ все время носила амулет, который уберегал ее от воздействия Света, но эти… Это уроды пробили его защиту, и она получила сполна!

Карианна вытащила из-под ворота желтого платья Аннэ обугленный серый камень.

- Никогда о таком не слышала! – я растерянно смотрела на Аннэ. Неужели девушка приехала в Астор, чтобы стать невестой Светлого принца, но при этом не воспринимала его магию?! О чем она думала? И о чем думал ее отец? – Что нам теперь делать? Как помочь? Я… Я не умею заговаривать камни, – призналась остальным. – Могу поставить защиту от Светлой Магии, но, кажется, вы уже пытались…

- Не сработало, но я попробую еще раз, – произнесла Карианна.

И она попробовала. Затем ее оттеснила Эльга и тоже попробовала, но, несмотря на все их старания, Аннэ становилось только хуже. Потом уже я насильно влила в нее приличную часть из своего резерва, но и это не помогло.

- Возможно, вина в заклинании, которое в нее попало, – задумчиво произнесла Эльга. – Оно и причиняет ей боль. Если его снять, вернее, полностью очистить ее ауру от следов Светлой магии, а затем поставить защиту… Я постараюсь!

Вскоре Эльга призналась, что это выше ее сил.

- Для этого надо быть как минимум Высшей Светлой, – заявила она, – чтобы полностью его нейтрализовать. А я… Я – полосатая, не Светлая и не Темная.

Я тоже попробовала.

- Тоже полосатая, – сокрушенно призналась остальным. – Не понимаю, почему не выходит!

Ведь, кажется, я все сделала правильно.

- Я приведу помощь, – Эльга посмотрела на меня, и я кивнула. – Попрошу Тессу, она – самая сильная из Светлых. А если откажет, то кого-нибудь еще! Может быть, Соню… Пусть она и не Высшая, но проходила практику в Королевском госпитале Светлых Богов.

- Хорошо! – согласилась я. – Но ты пойдешь не одна, а с Карианной. На острове все еще могут оставаться братья Света. А Йорунда приглядит за Аннэ, – я взглянула на принцессу Утрума. – И постарайся, чтобы она не умерла! Поддерживай ее резерв, пока я…

- По какому праву ты тут раскомандовалась? – возмутилась Йорунда.

- По праву сильнейшей, – сообщила ей любезно. – Но если кто-то собирается его оспорить, то я готова. Здесь и сейчас. Что скажешь? Может, ты хочешь его оспорить? – я повернулась к Карианне, но та, поджав губы, покачала головой. – Тогда ты! – посмотрела на Йорунду. – Пришло время нам разобраться раз и навсегда. С тремя я уже разобралась, и ты будешь четвертой, – и я кивнула на тех, чьи белые мантии стали им саванами.

- Забудь! – криво улыбнулась Йорунда, и я поняла, что она не забудет. – Конечно же, я останусь с Аннэ!

И она осталась.

Я же поднялась на ноги и распахнула портал. Местом его выхода была далекая полоска пляжа, за выступающей оконечностью которого скрылась лодка Светлых. Пожелав мне удачи, Эльга и Карианна исчезли в синих сполохах межпространственного перехода. Затем я открыла второй, но уже для себя, отправившись по следу того, кто пытался нас убить.

Потому что уйти с нашего острова он так просто не мог! Следующий находился довольно далеко, порталами до него не добраться. Значит, братство «Карающая Дрань» прибыло сюда по воде, и где-то спрятана лодка, на которой маг и попытается доплыть до поджидающего их корабля.

 Возможно, у главаря на острове все еще оставались сообщники. Впрочем, меня это мало тревожило.

Лорд Йесге Смарен обещал принести мне головы зачинщиков, но теперь за ними отправилась я сама.

И я их нашла, выследила по Светлым вибрациям. Шла за ними так долго, пока не увидела лодку, успевшую отплыть от острова. На ней было двое. Один греб, второй пытался изобразить подобие защиты.

И я подумала… Добыть их головы будет довольно сложно, потому что под моими руками уже взволновалось море. Стихия послушно откликнулась, порождая огромную волну, которой попытались противостоять Светлые маги.

Но им не удалось. Лодку накрыло, перевернуло и утащило под воду вместе с теми, кто на ней был.

Еще какое-то время я смотрела на огромную воронку, вскоре сменившуюся лазоревой морской гладью, после чего повернулась и отправилась на наш пляж. На тот самый пляж, казавшийся мне раем на земле, но безжалостно уничтоженный Светлыми фанатиками.

И они погибли. Все, все!..

Оказалось, на пляже было куда оживленнее, чем раньше. Над Аннэ уже склонилась Соня в миленьком голубом платье, а над ее плечом маячила встревоженная Линэ.

Я хотела подойти, но ко мне кинулась Эльга. Обняла, заглядывая в глаза. Кажется, собралась накинуться с расспросами, но не стала, прочитав ответ в моих глазах.

- Тесса отказалась, – негромко сообщила мне подошедшая Карианна. – Сказала, что это наши Темные проблемы, и туда нам и дорога. Вернее, ей, – она кивнула в сторону все еще лежавшей на земле Аннэ. Принцессе Клайора стало заметно лучше, несмотря на льющийся из рук Сони теплый, мягкий Свет. – А вот Соня сразу же согласилась. Но тогда эта мерзкая Ингрид попыталась ее задержать, поэтому мне пришлось…

- Карианна приложила Ингрид заклинанием, – улыбнулась мне Соня и тут же вернулась к лечению.

- А остальные? – глухо спросила я.

- Тесса, Аста и Ингрид остались, – отозвалась Линэ. На ней было светло-зеленое платье, придававшее бледности ее лицу, но впервые девушка выглядела уверенной в себе и в своем решении. – Я пришла с Соней. Подумала, что вам может понадобиться моя помощь, но, оказалось, справились и без меня.

- Спасибо, – сказала ей. – Обещаю, я этого никогда не забуду!

Затем Эльга засобирались на холм, решив отыскать хижину и раздобыть нам еды, потому что, несмотря на несколько попыток послать сигнал бедствия, на помощь к нам никто не спешил.

Судя по всему, нам придется дождаться окончания испытания, и только тогда мы сможем выбраться с острова! Но не сидеть же все это время голодными?

Эльга позвала с собой еще и Линэ, и девушка с радостью откликнулась. Карианна тоже захотела присоединиться, а на обратном пути поискать ручей и набрать воды. Одна лишь Йорунда независимо пожала плечами и отправилась на пляж.

- А как остальные?.. – негромко спросила Карианна, кивнув в сторону трупов, которые девушки успели оттащить за кусты, чтобы не мозолили глаза.

- Те, кто был на острове, все вышли, – сообщила ей. – Больше никого не осталось! Только Черныш мой где-то потерялся… Но он вернется, обязательно! Этот пройдоха все время прячется, когда становится жарко.

А затем я тоже пошла на пляж и долго смотрела на море. Очень долго.

Вернувшаяся Эльга принесла мне воду в кувшине, прихваченном из хижины. Сказала, что по дороге на холм они нашли и обезвредили несколько глупых магических ловушек. Уговаривала меня поесть, но мне не хотелось. Мне ничего больше не хотелось!..

Откуда-то прибежал Черныш. Ластился, заглядывая мне в глаза, махал хвостом, словно он во всем виноват.

Но я знала, что виноват не он. Во всем виноваты люди! Те, кто называли себя Светлыми, но жили с ненавистью в сердце к нам, Темным.

А затем был корабль, и много народа, и встревоженные голоса. Меня искали, звали. Подходили, пытались куда-то увести, но я не далась. Сказала, что если кто-то меня тронет, то останется на этом острове навсегда, разделив участь фанатиков из «Карающей Длани».

Так и сидела на берегу. Ждала того, кто сможет вернуть мне душевное равновесие, потому что самой у меня не получалось.

Дождалась.

Но сперва подошел Бартен Мунсен, сел рядом на золотистый песок. Темный архимаг тоже что-то говорил, обещал... Заверил меня, что умрут все, кто причастен к заговору, причем от его собственной руки. Затем встряхнул меня за плечи, заявив, что пора уже возвращаться к жизни.

Но я не хотела… Вяло его оттолкнула, заявив, чтобы он катился к Темным чертям.

Разозлился. Сорвал с пальца кольцо, сунул мне в ладонь. Я смотрела на черный опал, чувствуя, как едва уловимое магическое излучение колет руку. Надо же, а я так и не научилась заговаривать камни!..

Тут архимаг заявил, что так дело не пойдет. Надел мне кольцо на палец, сказав, что таким образом он всегда узнает, если я снова вляпаюсь в неприятности. Хотел добавить что-то еще, но вместо этого почему-то поднялся и ушел и даже не попрощался.

Оказалось, его место занял тот, кого я так долго ждала. И меня тут же притянули к себе, а я счастливо вздохнула, уткнувшись в крепкое мужское плечо.

- Это были самые страшные два часа в моей жизни! – признался Айдар, сильнее и сильнее прижимая меня к себе, делая больно. – Когда мне сказали, что кто-то из Избранниц ранен, а кто-то может быть убит, то… Я все время думал о тебе, Лиррит! И картинки, которые рисовало мне сознание…

- Глупый! – покачала я головой, улыбнувшись его подмышке. – Ты ведь знаешь, что меня так просто не убить.

Но он обнял меня еще крепче.

- Я многое успел передумать за эти два часа. Очень многое!.. И понял одно – мне все равно, кто ты такая, Лиррит Стенстед! Светлая или Темная, травница или дочь лорда Смарен…

Тут я все же выпуталась из его объятий, краем глаза заметив, как неподалеку промелькнуло темное платье Йорунды.

- Ни та, ни другая, – сказала Айдару. Хотела назвать свое настоящее имя, но не смогла, потому что сейчас меня волновало совсем другое. – Зато есть люди, которым далеко не все равно... Которые считают, что Темные – пыль под их ногами. Плесень, которую надо уничтожить. Выжечь магическим Огнем или же расплющить Молотом Ведьм… Потому что одно лишь наше присутствие отравляет святую землю Астора.

- Лиррит!

- Что?

- Я так не считаю, Лиррит! – мягко произнес Айдар. - Не считал и никогда не буду считать, и ничто на свете не сможет изменить мое мнение. – Тут он взял меня за плечи и хорошенько так встряхнул. – Ты мне веришь? Посмотри на меня! Ну же, Лиррит!..

И я посмотрела. Глядела завороженно в серые глаза и чувствовала, как под его взглядом мой мир – Светлое и Темное – приходит в равновесие.

Но принц меня не отпускал, ждал ответа. И мне почему-то показалось, в его вопросе скрыто намного большее…

- Верю! – наконец, сказала ему. – Я тебе верю!

- Вот и хорошо, – улыбнулся он.

А потом привлек меня к себе, и его губы коснулись моих.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

 Следующим утром меня разбудили.

Странное дело – обычно я просыпалась сама, причем сразу же после рассвета, после чего проводила долгое время в размышлениях, занятиях магией и молитвах. Но на этот раз кто-то осторожно коснулся моей руки, и я открыла глаза.

Надо мной склонилась Тея.

- Доброе утро, госпожа! – улыбнулась молоденькая служанка. – Пора уже просыпаться, а то опоздаете к завтраку! А ведь еще надо сделать парадную прическу…

- Прическу? – пробормотала я. – Какую еще, к чертям, прическу?

Села, откинув одеяло. Тряхнула головой, и две косички, которые заплетала мне на ночь Тея, упали на грудь. Оказалось, за окном давно уже разыгралось утро, а я все еще…

Как же я так заспалась-то?!

Впрочем, причину я тут же вспомнила – вчера вечером, по возвращению во дворец, после скомканного ужина, за которым почти никто не ел, Торстейн прислал мне записку. Вернее, целое пространное письмо, в котором речь шла о том, насколько сильно архимаг шокирован произошедшим на острове и как искренне он сочувствовал тому, что мне пришлось столкнуться с неприкрытой агрессией фанатиков. Затем шла похвала моим магическим способностям и благодарность за спасение жизней Темных Избранниц.

К записке прилагалась небольшая склянка с успокоительной настойкой.

Я долго к ней принюхивалась, пытаясь разобрать, что именно там намешано. Затем по вибрациям все же разобрала состав. Внутри были лишь безобидные травки – мелисса, зверобой, мята, корень валерианы – и никакой Светлой Магии! Поэтому настойку я все же выпила, решив, что немного покоя мне все-таки не помешает, после чего проспала без сновидений до утра.

- Сразу после завтрака будут объявлены результаты вчерашнего испытания, – доложила мне Эстель, и я уставилась на нее с удивлением. Меня всегда поражала осведомленность слуг. – И еще на нем будет присутствовать Его Высочество принц Айдар!

Тея тем временем доставала из гардеробной светло-серое платье, лиф и подол которого были расшиты маленькими белоснежными бутончиками роз. Я же попыталась собраться со все еще сонными мыслями.

Значит, после завтрака объявят результаты третьего испытания... Впрочем, они и так были мне прекрасно известны: пятеро убитых из «Карающей Длани» и трое погибших Светлых магов, которые должны были присматривать за Избранницами на острове! Но фанатики выследили и прикончили их по одному как раз перед нашим прибытием. После этого они аккуратно испортили Сеть, чтобы Темные не смогли вызвать подмогу, и стали поджидать своих жертв.

Только все пошло совсем не так, как они планировали!

Впрочем, я была уверена в том, что Айдар найдет причастных к заговору. А еще в том, что Светлые Избранницы знали о готовящемся нападении! Пусть не все, но кто-то из них точно знал... Знал и с наслаждением смаковал сей факт, дожидаясь нашей гибели.

Я подозревала Тессу, и Эльга была со мной полностью согласна. Только вот наша «королева», судя по тому, с каким видом она сидела во главе стола по возвращению в Астор, отделалась лишь легким испугом и испорченным настроением от несбывшихся ожиданий. И все потому, что Светлые Избранницы в один голос заявили, будто бы они ничего не знали! Понятия не имели о нападении, и им, судя по всему, поверили. Впрочем, ни у меня, ни у Эльги не было ни единого доказательства, одни лишь подозрения.

Я рассказала о них Айдару еще на острове, и он пообещал во всем разобраться.

Разбирался принц с размахом – все причастные к организации третьего испытания были взяты под стражу, и уже вечером начались допросы. Досталось и Бартену Мунсену, но, насколько я знала – Восточное Крыло гудело от слухов, – Темного архимага быстро выпустили, не найдя доказательств его вины. После этого была записка от Торстейна, успокоительная настойка, мягкая перина и крепкий сон…

Зато сейчас через окно лился солнечный свет – Эстель отодвинула тяжелые ночные гардины – виляющий хвостом Черныш лез целоваться, а еще… Меня никто больше не убивал!

Сладко потянулась, радуясь началу нового дня. Вчерашний принес с собой много смертей, всплеск ненависти, а еще – мой первый поцелуй. Легкое, нежное касание губ, мое изумление, бешеный стук сердца, а затем наслаждение узнавания…

Но… Почему? Почему он меня поцеловал?! Неужели я ему настолько нравлюсь? Или же Айдар так сильно проникся сочувствием к Лиррит Стенстед, которой порядком досталось от Светлых фанатиков, что решил успокоить ее таким вот незамысловатым образом? Или же… Быть может, он уже перецеловал всех своих невест, и осталась лишь одна я такая, нецелованная, вот он и исправил оплошность?

Я и еще Эльга, она бы мне сказала…

Но спросить у Айдара на острове у меня не получилось. Не успела – к нам направлялось несколько магов с явными намерениями получить дальнейшие указания от принца. И Айдар, разжав объятия, пообещал, что мы обязательно поговорим позже.

Позже…

Какое же это все-таки странное слово! Оно могло значить что угодно – и через минуту, и… Когда угодно! Но, оказалось, принц уже приходил ко мне вчера вечером.

- Вы так сладко спали, госпожа, – заговорщически сообщила мне Тея, – что принц не стал вас будить. Оставил вам записку и подарок. И не только он…

По ее словам, после ухода Айдара в мою комнату заглядывал еще и лорд Смарен, но и мой фальшивый отец тоже не удосужился поднять меня с кровати. И он тоже оставил мне записку!

Выходило, вчера в моей комнате образовался целый проходной двор, а я проспала все на свете. Чертова успокоительная настойка архимага Торстейна!

«Ты выглядела такой милой и беззащитной во сне, и я не решился тебя потревожить, – писал мне Айдар. – Поговорим об этом завтра. – Выходило, уже сегодня. – Оставляю тебе небольшой подарок. Надеюсь, он поможет хоть немного скрасить твои воспоминания о произошедшем на острове».

К записке прилагалась небольшая бархатная коробочка, а в ней – изумительной красоты бриллиантовой браслет и сережки. Налюбовавшись на игру света на его многочисленных гранях, я попросила Тею защелкнуть маленькую застежку. Надела сережки, встала с кровати и отправилась к туалетному столику.

Той девице с изумленным взглядом и растрепанными косами, что отразилась в зеркале, еще никогда не дарили подобной красоты!

Улыбаясь, взяла свиток с запиской от Йесге Смарена. Айдар сообщил мне еще на острове, что лорда нашли полуживого, с поломанными костями и с ножевым ранением в одной из канав в районе, в который приличным девушкам ходить не рекомендуется.

Но мой названный папочка все-таки выжил.

«Вчерашний день, дочь моя, твой отец провел в королевской лечебнице. Благодаря стараниям магов Его Величества мне все же удалось вернуться к жизни. Кости мои тоже срослись, и я снова вышел на охоту. Те, кто это сделал, жестоко просчитались – Смаренов так просто не убить! Мы не прощаем своих врагов, и я обязательно их найду. Мне очень жаль, что так и не смог тебе помочь, но я рад, что ты справилась сама, дочь моя!

П.С. Встретимся на сегодняшнем балу».

Сложив письмо, я стала собираться на завтрак. Странно, но меня крайне обрадовал тот факт, что мой названный отец выжил, хотя он вовсе не был мне отцом! Быть может, потому, что мой собственный никогда не проявлял ко мне интереса, считая мерзким Темным чудовищем. А вот лорду Смарену я оказалась нужна… Нужна, и он даже гордился мной и старался быть полезным. Пусть для достижения собственных корыстных целей, но все же…

И тут я схватилась за голову, потому что окончательно запуталась! Не только в паутине придуманного обмана и в веренице вымышленных имен, но и в собственных чувствах и мыслях. Как же мне из всего этого выбраться?!

Но горничные уже несли платье, а затем напали на меня с расческами и шпильками. Я терпеливо сидела, дожидаясь, пока они заколют волосы в простую, но элегантную прическу. Крутила подаренный браслет, любуясь на игру света на его гранях, пытаясь придумать, как мне быть.

Но не придумала ничего лучшего, чем отправиться на завтрак. Браслет тоже не сняла, решив, что уподоблюсь Тессе, не выходящей из комнаты без сокровищницы на шее и руках. Но мне было все равно, потому что я так и не смогла расстаться с подарком Айдара.

За завтраком разговоры вились преимущественно вокруг произошедшего на острове. Я же постоянно косилась на пустующее место Аннэ. Несмотря на то, что Соня спасла ей жизнь, а прибывшие маги установили защиту против Светлой магии, принцессы Клайора не было с нами ни за столом, ни в Парадном Зале Центрального Крыла, куда Избранниц пригласили для оглашения результатов вчерашнего испытания.

Там


убрать рекламу







нас уже дожидался принц. Стоял чуть поодаль, рядом с пустующим троном, удивительно спокойный и сокрушительно красивый в темно-сером камзоле. Рядом с ним находился архимаг Торстейн. Впрочем, оказалось, Парадный Зал был переполнен магами.

Айдар поздоровался с нами, на что девушки ответили ему нестройными приветствиями. Затем он замолчал, давая слово Торстейну.

Прочистив горло, архимаг заговорил. Сперва рассыпался в извинениях перед Темными избранницами, затем принялся расхваливать наши магические способности, позволившие с честью выйти из сложного – вернее, смертельно опасного – испытания! Его похвала прозвучала настолько искренне, что я почувствовала себя польщенной. Увидела, как кивнула Карианна, заулыбалась Эльга. Единственное, Йорунда осталась стоять с непроницаемым лицом.

Соне и Линэ тоже перепало благодарностей от архимага.

Затем Торстейн перешел ко второй части, заявив, что испытание «Владение Магией», несмотря на то, что вышло из-под контроля, все же считается завершенным, и пришла пора подвести итоги.

- Решение принято, и третье испытание не проходят две Избранницы. – Тут он замолчал, давая девушкам повод вдоволь поволноваться. – Из-за возникших обстоятельств дальнейшее пребывание на Отборе Аннэ, принцессы Клайора, не представляется возможным, – наконец, с сожалением произнес архимаг.

Обстоятельств он так и не озвучил, но я их прекрасно знала. Аннэ с ее непереносимостью Светлой Магии совершенно не годилась в жены принцу Айдару. Но кого же еще выкинут с Отбора?!

Взглянула на побледневшую Тессу. Поджатые губы девушки превратились в тонкую, бледную полоску, а ее растерянный вид совершенно не вязался с очередным нарядом «королевы». Она тоже не знала и тоже боялась! Посмотрела на растерянную Асту, на застывшую, словно посеревшую, Ингрид, затем перевела взгляд на Йорунду. Кажется, лишь одна принцесса Утрума выглядела вполне уверенной в себе.

Но, если думать логически, Темных все же не должны выгонять сегодня – мы ведь прошли третье испытание!

Или же…

Быть может, тот поцелуй на острове был… прощальным? Именно таким образом Айдар благодарил меня за все мои «старания» перед тем, как расстаться навсегда. А потом еще и прощальный подарок, и это письмо со странным словом «позже»...

Ведь «позже» вполне может не настать никогда!

- Сегодня нас покидает Ингрид Боттен, – заявил архимаг Торстейн, прекратив мои терзания, совершенно не подходящие для Темной ведьмы. – Поведение, недостойное Избранницы Светлых Богов, не позволяет ей остаться на Отборе и продолжать испытания!

Я взглянула на застывшего Айдара, после чего опустила глаза и принялась крутить подаренный мне браслет. Застежка у него была такой маленькой, что я все никак не могла ее отыскать! А еще я думала… Будь сегодня испытание «Ум», я бы точно его провалила. Причем с треском, потому что…

Кажется, я полная дура!

Тут Ингрид, которую выгоняли с Отбора, завыла во весь голос, заявив, что так нечестно. Нечестно! И она не понимает причины, почему должна уйти именно она, ведь она не сделала ничего плохого!

- Так рассудили устроители, – строго заявил архимаг Торстейн.

Айдар молчал. Смотрел на нее, не спуская глаз.

- Это все Темные! – неожиданно завопила Ингрид, то ли не выдержав пронзительного взгляда принца, то ли увидев, как к ней направляются маги. – Это Темные во всем виноваты! Они задурили вам голову, Ваше Высочество! Но ведь вы – Светлый. Так не позволяйте Тьме взять над вами верх! – Тут Ингрид обвела взглядом наш ряд. Уставилась на меня, и я поразилась ненависти, исказившей ее лицо. – Она пользуется дьявольской магией против вас, – девушка ткнула в мою сторону пальцем, – а вы слепы… Вы все слепцы! Неужели вы не понимаете, зачем Темные пришли на землю Астора?! Они хотят поработить нас! Отобрать у нас все… Все! Все! А первым они похитят сердце принца Айдара!

- Прекрати! – поморщилась я, но Ингрид меня не слушала.

Она уже никого не слушала.

- За это они заслуживают смерти, и они все должны были умереть! – кричала девушка. – За то, что посмели приехать в Астор! За то, что заявились на наш Отбор и хотят то, что им не принадлежит!

- Довольно! – строго произнес архимаг, но Айдар почему-то остановил его.

- Пусть продолжает, – произнес он.

Тут с Ингрид случилась настоящая истерика.

- Они должны были погибнуть! – верещала она. – Вчера должна была свершиться высшая справедливость, и своей смертью они бы искупили то, что причинили Астору! Но чертова ведьма все испортила! – Ингрид снова посмотрела на меня, но ее лицо изменилось до неузнаваемости. – Но ты все равно умрешь! Умрешь, Темная!.. И я сама сделаю то, что так и не смог мой отец! Своими руками!

Ингрид бросилась ко мне, черпая Светлую магию, пытаясь создать Молот Ведьм. Магичкой она была так себе… Довольно слабой, да и компоненты заклинания перепутала уже в самом начале, так что против Темной Высшей у нее не было ни единого шанса.

Но когда это волновало фанатиков?!

Впрочем, Айдар прекратил это раньше, чем я. Его умелое заклинание не только лишило Ингрид дара речи, но и опутало с ног до головы.

- Все кончено, – раздался его спокойный голос. – Уведите ее!

Двое магов потащили брыкающуюся и мычащую Ингрид к выходу. Но она хотя бы молчала, и за это я была крайне благодарна принцу.

- Приношу глубочайшие извинения за столь неприятный момент, – произнес Айдар. – И снова, Лиррит… Прости, что тебе опять досталось! Но мне нужно было подтверждение причастности лорда Боттена.

- Дура, сама себя выдала! – склонилась к моему уху Карианна.

- Значит, Боттен и организовал покушение! – зашептала во второе Эльга. – А ведь у него - большие деньги и огромные связи… Генри Боттен мечтал выдать за Айдара свою единственную дочь, но Ингрид проигрывала по всем статьям. Вот он и решил ей… немного помочь. Только вот умом ее Боги обделили!

А я подумала… Выходило, Тесса все-таки непричастна, а слухи распускала Ингрид!

Затем принц попрощался, заявив, что должен нас ненадолго покинуть, но очень скоро мы снова встретимся. Маги попросили Избранниц вернуться в Восточное Крыло. Там, расположившись в одном из залов, мы стали дожидаться возвращения принца и приглашения на личную встречу с Айдаром.

- Этим вечером будет Второй Бал, – сообщила устроившаяся на мягкой софе рядом со мной Эльга.

В руках она держала пяльцы, но тыкала иголкой в вышивание с явным отвращением. Я же пыталась читать книгу, присланную мне архимагом Торстейном, но получалось так себе. Светлые в ней излагали свои мысли о Темных, и почти все оказалось полнейшим бредом.

Хорошо, хоть не писали, что ведьмы питаются кровью новорожденных Светлых младенцев.

Вздохнув, закрыла страницу. Темных на вас нет!..

Впрочем, Темные здесь были – Карианна на соседней софе вполне мило беседовала с Соней о поэзии Астора. Йорунда устроилась на подоконнике. Оттуда открывался неплохой вид на внутренний дворик, и можно было даже разглядеть край мраморной беседки, в которой нас очень скоро будет поджидать принц Айдар.

Еще вчера Тесса поспорила бы с ней за столь выгодное место наблюдения, но после третьего испытания расклад сил немного изменился. Светлые потеряли несколько позиций, и теперь Тесса устроилась в дальнем углу вместе с заплаканной Астой. Девушки шушукались, поглядывая в нашу с Эльгой сторону, и, подозреваю, строили очередные козни.

- Кого Айдар позовет первой на личную встречу, с тем он и откроет танцы, – неожиданно заявила Эльга, а затем почему-то мне подмигнула.

А я подумала… В прошлый раз, когда мы стояли перед Светлым Источником, первым прозвучало имя Тессы. Но и на этот раз Айдар вполне может сделать похожий выбор, так зачем подмигивать-то? Ведь они с Тессой были помолвлены до Отбора, и об этом знают все!

Что изменилось с тех пор, кроме предательства лорда Боттена? Быть может, лишь наш поцелуй на чертовом острове фанатиков…

- Лиррит Смарен, – неожиданно возвестила вошедшая в зал леди Риблин, вырывая меня из задумчивости. – Его Высочество приглашает тебя на личную встречу. Если, конечно, ты ничего не имеешь против!

Я покачала головой, почувствовав на себе острый взгляд Тессы.

- Не имею, – ответила распорядительнице, поднимаясь с софы.

- Пойдем же, я провожу тебя, дитя мое!

И мы пошли. Всю дорогу до внутреннего двора распорядительница хранила молчание, но, когда мы вышли в сад, леди Риблин принялась сыпать наставлениями о том, как следует себя вести в присутствии принца.

- Зачем вы мне все это говорите, леди Риблин? – поинтересовалась я, услышав много интересного о том, что должна и не должна делать «молодая леди из благородной семьи».

- Потому что… Потому что ты высоко взлетишь, Лиррит Смарен! – поджав губы, заявила мне леди Риблин. – И, похоже, окружающим пора уже привыкать к этой мысли.

Тут мы остановились возле беседки, внутри которой меня должен был поджидать Айдар. Сквозь прорези в ее мраморном боку я увидела накрытый столик – блюда с фруктами и сладостями. Леди Риблин собиралась было проводить меня внутрь, но принц уже шел к нам.

Он выглядел почти так же, как в нашу первую встречу, и сердце мое забилось куда быстрее обычного. Да так, что его стук даже отдавался в барабанные перепонки. И я улыбнулась в ответ на широченную, искреннюю улыбку Айдара, осознав, что с Виренеевки так ничего и не изменилось.

Он привлек мое внимание с первого взгляда. А теперь это лишь углубилось, усилилось... Обрело форму и название.

Кажется, я все-таки была в него влюблена, но как-то по-своему, и это чувство совершенно не походило на описанное в любовных романах – я ведь взяла из библиотеки еще один!

И… И наплевать на то, что на нас смотрит леди Риблин с ее «приличными девушками из благородных семей»… Плевать на то, что за нами наблюдает со своего поста Йорунда… Потому что Айдар раскрыл объятия, и я шагнула ему навстречу. Он обнял, поцеловав меня в макушку – а ведь ему удобно, потому что принц выше меня почти на голову!

- Вы можете идти, леди Риблин! – заявил он распорядительнице. – Я хорошенько за ней присмотрю и верну вам через…

- Ровно через пятнадцать минут, Ваше Высочество! – строгим голосом заявила ему леди Риблин.

- Слушаюсь и повинуюсь! – шутливо отозвался принц.

Наконец, мы остались одни, и Айдар провел меня в беседку. Усадил на расписные шелковые подушки, лежащие на скамье. Предложил угощение – нарезанные дольками фрукты, маленькие бисквитные корзиночки с кремом и еще какие-то незнакомые мне сладости. Но самое главное, в центре стола стояло большое блюдо, до краев полное свежей, сочной клубники.

Айдар же сел напротив, смотрел на меня пристально.

- Не могу налюбоваться, – пояснил в ответ на мой удивленный взгляд. – Какая же ты все-таки красивая!

И мне стало крайне приятно. Настолько, что, подозреваю, я снова покраснела. Непроизвольно потянулась к лицу, дотронувшись до вспыхнувших жаром щек. Тут Айдар заметил свой браслет, кивнул согласно. Затем его взгляд задержался на кольце архимага.

А вот этот подарок принцу совсем не понравился. Но он промолчал.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил у меня. – Выспалась? Не тревожили тебя кошмары?

- Нет, – покачала головой. – Кошмары меня никогда не тревожат. Живые куда страшнее тех, с кем можно столкнуться в мире сновидений. Значит, во всем виноваты Боттены и «Карающая Длань»?

- Лорд Генри Боттен, – в голосе Айдара послышалось отвращение, – давно уже отличался крайне радикальными взглядами на… некоторые вопросы.

- Он ненавидит Темных, – любезно подсказала я принцу. – Называйте уже все своими именами, Ваше Высочество!

- Можно и так сказать! – усмехнулся принц. – Впрочем, лорд Боттен всегда был довольно осторожен и умел держать язык за зубами. Но ровно до тех пор, пока не допустил роковую ошибку.

- Он решил помочь своей идиотке-дочери немного продвинуться в Отборе, убрав с ее пути нескольких конкуренток, не так ли?

Принц кивнул.

- Ты снова угадала, Лиррит! Но сейчас он уже в цитадели, дает показания. Утверждает, что искренне раскаивается в содеянном, и надеется на помилование. Он все нам рассказал, и я знаю, кто крыса… Кого он подкупил, чтобы добраться до острова.

Оказалось, к заговору был причастен один из устроителей Отбора. Айдар назвал мне его имя, которое, впрочем, ничего мне не говорило. Еще два мага, плывшие с нами на корабле, получили неплохое вознаграждение за то, что развезли Светлых и Темных Избранниц в разные стороны.

- Они клянутся, что не знали истинной причины. Лишь то, что Светлые и Темные Избранницы давно уже не ладят друг с другом и будет лучше, если девушек высадить в разных частях острова. Но при этом они не удосужились доложить о попытке подкупа! За это их ждет длительное тюремное заключение, во время которого будет предостаточно времени поразмыслить о произошедшем.

Затем Айдар сказал, что по следу «Карающей Длани» уже идут лучшие королевские ищейки, которых возглавил архимаг Бартен Мунсен. К тому же Йесге Смарен проводит собственное расследование, а западный лорд порой ничем не уступает ищейкам…

- Что теперь будет с Ингрид? – поинтересовалась я.

- Ее отец взял все на себя. Утверждает, что Ингрид ни в чем не виновата и ничего не знала. Дело крайне щекотливое, но я уже принял решение. Она будет выслана в дальнее имение, где ее быстро выдадут замуж за кого-то куда более лояльного к законам, установленным моим отцом.

- Лорд Боттон…

- Генри Боттона ждет самое суровое наказание, несмотря на его показное раскаянье. Пойти против Избранниц… – Айдар покачал головой. – То же самое, что открыто выступить против королевской власти Астора. Против моего отца… Против меня.

- Но ведь это вполне могло сойти ему с рук! – пробормотала я. – Если бы нас убили или Ингрид не проговорилась, то никто бы не связал произошедшее с лордом Боттеном!

- Нет, Лиррит! Ему бы это не сошло с рук. Он уже был на подозрении, а мои маги способны развязать язык кому угодно. Но все закончилось именно так, как закончилось, и больше не смей думать о плохом! Клянусь, никакие Светлые фанатики до тебя не доберутся!

Я улыбнулась. Пусть только попробуют!

- Нам же с тобой надо поговорить о другом, – продолжал Айдар. – Например, о том, что произошло на острове.

- Ах, вы говорите о том поцелуе, Ваше Высочество? – спросила у него, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно более равнодушно.

Потому что мне показалось, будто бы он сейчас скажет, что ничего и не было! Что мне стоит забыть о поцелуе, потому что мы с ним просто-напросто друзья. Или, того хуже, соратники по раскрытию заговоров на его собственном Отборе невест, который выиграет «королева» Тесса.

Противная задавака Тесса, которая обо всем знала, я уверена! Знала и терпеливо дожидалась, когда ее конкуренток уберут чужими руками.

- Да, о нашем поцелуе, – усмехнулся Айдар. – Мне кажется, вчера ты пребывала в месте, далеком не только от реальности, но и от меня. Поэтому нам стоит повторить! Закрепить, так сказать, результат, пока мы с тобой оба в сознании и при крепкой памяти.

И он повторил. То есть, мы повторили... А потом еще раз повторили, чтобы закрепить уже наверняка. Ну, пока в сознании... Правда, насчет памяти вскоре я засомневалась, потому что мы повторяли тот поцелуй так долго, пока совершенно непостижимым образом – и не помню, как! – я не оказалась у Айдара на коленях.

- А как же Тесса? – спросила у него, когда он меня все же отпустил. Усадил рядом и снова смотрел так, словно не мог налюбоваться.

Мне же захотелось прижаться к его груди, но, вспомнив указания леди Риблин, отодвинулась. Поправила платье и выбившиеся из прически локоны.

И когда это она успела… так растрепаться?

- При чем тут Тесса? – удивился Айдар.

- А вы случайно не забыли о своей помолвке, мой принц?

- О какой еще помолвке? До этого дня я не страдал от провалов в памяти, но если ты утверждаешь, что помолвка была… Будь так любезна, напомни, с кем именно?

Кажется, он вовсю забавлялся, но мне было совсем не до смеха.

- С Тессой Холмлунд, – вполне любезно подсказала ему. – Почему бы мне и не напомнить, раз уж принц Астора страдает провалами в памяти!

- С Тессой? – удивился он. – С чего ты взяла? Мы никогда не были с ней помолвлены! Лиррит, ты смотришь на меня так, будто собираешься вот-вот приложить заклинанием Правды.

- Может, и собираюсь, – ответила ему уклончиво. – Потому что, мне кажется, не помешает!

Тут он расхохотался.

- Но за что?!

- За то, что по Восточному Крылу уже давно и крайне упорно ходят слухи о вашей помолвке. Но если это всего лишь слухи и вы не помолвлены…

Айдар покачал головой.

- Клянусь Светлыми Богами, ничего подобного не было!

- Ах так, то… Тогда я знаю, кто их распускает!

Конечно же, сама Тесса, кто же еще?! Наша бессменная «королева», которая уверенно и с удовольствием подавляла своих соперниц, демонстрируя им свое превосходство. И распускание слухов – ее рук дело! Причем настолько умелое, что даже сам лорд Смарен поверил.

- Мы с Тессой давно дружны, – Айдар с улыбкой вглядывался мне в лицо. – Она – младшая сестра одного из моей Четверки.

Кивнула.

- Знаю. Лорд Томас Холмлунд.

- Да, она его сестра, и одно время мы довольно часто с ней встречались. Точнее, я все время на нее натыкался в местах, где, по-хорошему, ее не должно было быть. Но между нами никогда и ничего не было.

- Похоже, она бы не отказалась…

- Но и я прекрасно знаю еще одного, кто бы не отказался!.. – тут Айдар поймал меня за руку и красноречиво уставился на кольцо архимага Мунсена.

- Он дал мне его вчера, на пляже, – пожала я печами, но рассказывать о настойчиво навязываемом мне свидании не стала. Как же все-таки хорошо, что он не помолвлен!.. – Сказал, что кольцо поможет обнаружить меня, если со мной опять что-то случится. Скорее всего, в камень встроен магический маячок, – я задумчиво прикоснулась к его граням, – но сделано это настолько искусно, что даже я не в состоянии уловить скрывающие его заклинания.

- Значит, маячок… – задумчиво произнес Айдар. – Ну что же, не помешает! Носи его, Лиррит, но не забывай о том, кто… Кто подарил тебе эту клубнику! – и он торжественно протянул мне блюдо с ягодами.

А в другой его руке – вернее, в разжатой перед моим лицом ладони – была золотая цепочка, а на ней – бриллиантовая звездочка.

- Решил, что именно этого не хватает для комплекта, – сообщил мне Айдар. – Возьмешь?

- Возьму, – улыбнулась ему благодарно. – Но что станет с государственной казной, мой принц, если вы каждый день будете дарить мне столь дорогие подарки?

- Выдержит, – уверенно произнес он. – Астор – довольно… гм… богатая страна!

Затем он принялся застегивать цепочку, иногда нежно касаясь моей спины и шеи, вновь вгоняя меня в краску. Зацепил, притянул к себе и… Отпустил, потому что к беседке уже приближались леди Риблин вместе с Карианной, принцессой Хефии.

На этом мое время истекло.

И я, запретив себе думать о том, что скажет и подарит Карианне Айдар, ушла в Восточное Крыло, где неплохо провела время в компании Эльги и Линэ, хотя с дальней софы за нами внимательно наблюдали Тесса и Аста. Мы съели всю подаренную принцем клубнику, после чего долго строили предположения о том, как именно провернули заговор лорд Боттен и фанатики из «Карающей Длани». Затем к нам присоединилась вернувшаяся Карианна. О своем свидании принцесса так ничего и не рассказала, хотя Эльга принялась осторожно ее выспрашивать.

На встречу с Айдаром тем временем отправилась Йорунда.

Одна лишь Соня бродила по залу, улыбаясь своим мыслям. В руках она держала книгу стихов – я видела название на старом переплете. Наконец, Йорунда вернулась, и леди Риблин увела за собой Эльгу.

Но принцесса Утрума не спешила занимать свое место возле окна. Вместо этого остановилась посреди зала и обвела нас взглядом.

- Светлый принц неплохо целуется, – заявила надменно. – Конечно, до Темных ему далеко, но меня вполне устроит и такой муж!

И Тесса ахнула, прижав ладони к вспыхнувшим щекам.

- Он… Он бы никогда не стал! – воскликнула она срывающимся голосом. – Он не стал бы целовать Темную! Да еще такую!..

- Стал, и еще как! – язвительно заявила ей Йорунда. – Потому что ему не нужны такие бледные моли, как Тесса Холмлунд! Только мы, Темные, можем дать Светлым то, что они так хотят! Страсть, вожделение, чувственное удовлетворение и невыносимое блаженство…

Тут Тесса все-таки не выдержала – вскочив, она с визгом бросилась на Йорунду. Растопырила пальцы, явно собираясь впиться сопернице в лицо ногтями. Аста попыталась было удержать подругу, но не успела.

Я же порадовалась тому, что в этом зале блокированы магические потоки. Впрочем, в битве между Светлой и Темной магичкой, я бы поставила на Йорунду. А так… Сложно сказать, кто из них победит в кулачном бою! Жаль только, что приглядывавший за нами маг явно засобирался предотвратить этот поединок.

Но, быть может, они хотя бы успеют вырвать друг у дружки пару клоков волос?..

- Успокойтесь! – к моему величайшему разочарованию между девушками вклинилась Соня. – Сейчас же прекратите! Это личное дело принца, кого из нас он будет целовать. И на ком он женится! Потому что выбираем не мы, а он... И он выберет ту, к кому расположено его сердце. Это может быть как Темная, так и Светлая, и все, что нам остается, – лишь молить своих Богов, чтобы он обратил свой взгляд в нашу сторону!

Но Тесса никого молить не собиралась. Фыркнув, подхватила юбки, негромко обозвав Йорунду шлюхой – впрочем, все это услышали. А затем ушла, забрав с собой Асту.

Йорунда поджидала меня в коридоре.

- Ты ведь устроила это представление не для того, чтобы позлить Тессу? – спросила у нее. – Ты пыталась зацепить меня. Правда, зацепить не удалось, но считай, что внимание мое ты привлекла. Чего ты добиваешься, Йорунда?

Она склонила голову на бок, а в глазах снова промелькнули уже виденные мною ранее демоны.

- Нам стоит поговорить! Выяснить все раз и навсегда.

- Здесь? – удивилась я, оглянувшись на посматривающего на нас мага.

- Нет, не здесь! Этим вечером, после твоего первого танца… Я буду ждать тебя в саду возле беседки.

Сказав это, Йорунда резко повернулась – взметнулись темные юбки – и ушла, не дождавшись моего ответа. А я… Я же пожала плечами.

Ну, раз она так хочет, то мы с ней побеседуем по душам!

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

 И грянула музыка, подхватила, закрутила нас, сжимая в своих объятиях.

Мы с Айдаром открывали бал. Он кружил меня в танце, и мне казалось, что я бесконечно счастлива. И плевать, что на нас завистливо смотрела большая часть Избранниц! Плевать, что придворные провожали меня недоуменными взглядами, а затем переглядывались, словно спрашивая друг друга, кто же такая Лиррит Смарен. Откуда она свалилась на их головы и что теперь с этим делать.

Мне было все равно, потому что я смотрела только на принца, а он – на меня.

И неожиданно мне захотелось, чтобы так было всегда.

Впрочем, до этого танца исполнилось совсем другое мое желание. Перед началом Второго Бала мы с лордом Смареном удостоились короткой и благосклонной беседы с правящей четой Астора. Королева Атта любезно поинтересовалась самочувствием моего названного отца и моим душевным состоянием. После чего я наконец-таки смогла поблагодарить ее за заботу – за чудесных служанок и великолепные наряды, – подумав, что для своего возраста она выглядит восхитительно.

Король Олаф, правда, куда больше внимания уделил личному расследованию лорда Смарена, пожелав услышать от него детали и дав согласие на аудиенцию. Я же незаметно разглядывала высокого, мощного светловолосого и синеглазого мужчину с немного одутловатым лицом, почти тридцать лет уверенно правящего Астром.

Пыталась понять, на кого из них больше похож Айдар.

От отца, определенно, он унаследовал свой рост, мускулатуру и цвет волос. Подозреваю, решительным характером тоже пошел в короля. Но остальное явно было от матери – и правильные черты лица, и серые глаза, и его ироничная, понимающая улыбка.

- Это успех! – бормотал довольный лорд Смарен после того, как беседа закончилась и мы вернулись в переполненный Парадный Зал. Мой «папочка» сиял, словно медный таз. – Это определенно успех!

Пусть его правая рука все еще была на перевязи и он порядком прихрамывал, но Йесге Смарен держался молодцом. Стоял с высоко поднятой головой, окидывая толпящихся придворных гордым взором, словно он сам голыми руками поймал и обезвредил целую армию сумасшедших фанатиков.

К нам подходили. Представлялись, раскланивались, рассыпались в комплиментах, задавали ничего не значившие вопросы. Приглашали меня на второй, третий и все последующие танцы…

- К тебе присматриваются, Лиррит! – с явным удовольствием говорил мне лорд Смарен. – Но расслабляться еще рано. Это далеко не победа, а всего лишь одна из выигранных битв. На доске осталось слишком много сильных игроков! Тесса Холмлунд…

- Она удивительно красива, – согласилась я, посмотрев на Тессу, окруженную толпой поклонников. Выглядела она, несмотря на все передряги вчерашнего и сегодняшнего дня, так же царственно, как и всегда. – Но с Айдаром они вовсе не помолвлены!

И я рассказала лорду Смарену о разговоре с принцем.

- Даже так! – хмыкнул он. – Впрочем, Тессу все равно не стоит списывать со счетов. Она обладает истинно женским кокетством…

- Коварством, – поправила я, за что удостоилась согласного кивка своего фальшивого отца.

- К тому же ее явно привечает королева Атта, – добавил он.

На это я лишь пожала плечами. Мне казалось, королева привечает все-таки меня. Причем с первого же дня моего пребывания на Отборе. А присланный ею ко Второму Балу наряд оказался поистине великолепным!

Белоснежное шелковое платье, отороченное темными оборками… Квадратный вырез, рукава-фонарики, черный стоячий воротник, пышные нижние юбки и гарнитур из черного жемчуга. В нем я чувствовала себя королевой.

Королевой Света и Тьмы.

- Знаешь, а ведь ты – полосатая! – заявила мне Эльга, когда мы встретились с ней перед балом. – Как раз то, что и нужно Астору!

На это я лишь пожала плечами. Потому что ничего не знала про Астор, но прекрасно знала, от чего бы не отказалась одна неплохая Темная ведьма.

Вернее, от кого.

От Светлого принца, за сердце которого на Отборе шла смертельно опасная битва. И в ход пускались не только мелкие козни и умело распускаемые сплетни. О нет, соперницы не гнушались даже заговорами и убийствами!

- Расскажите мне подробнее об игроках, – попросила я лорда Смарена.

- Конечно, дочь моя! – отозвался он, явно польщенный моим интересом. – С радостью, ведь я здесь именно для этого, чтобы оберегать и наставлять. Итак… Гм… – он прочистил горло. – Вначале  хочу обратить твое внимание на более слабых кандидаток, которых тебе не стоит опасаться. Ни у Асты Хеллем, ни у Линэ Йеллен нет ни единого шанса выиграть этот Отбор! Их Дома довольно бедны…

Не выдержав, я все-таки усмехнулась. Кто бы еще говорил! Но лорд Смарен уже продолжал:

- …а красотой они явно уступают Тессе Холмлунд и Соне Фенланд.

- Смотря на чей вкус, – пожала я плечами, посмотрев на Линэ.

Девушка снова красовалась в слишком уж ярком для ее бледного личика платье. И кто только подбирает ей наряды?! Уж не пользуется ли она «добрыми» советами красавицы Тессы?

Зато Аста, несмотря на все ее веснушки, была удивительно хороша!

- О Соне и Тессе мы поговорим позже, потому что в лидерах неожиданно оказались Темные, – продолжал лорд Смарен. – В последние дни расстановка сил серьезно изменилась, и сейчас Темные, несомненно, опаснейшие из игроков. Карианна из Хефии, – он кивнул в сторону принцессы, одетой в великолепное бордовое платье и повсюду сопровождаемой угрюмым отцом. – Переговоры о спорных границах зашли в тупик. По слухам, Астор уперся, и Хефия пригрозила нам войной.

- Даже так? – удивилась я. – Но почему сразу же войной? И что это за спорные территории?

- Цетария, – с готовностью отозвался лорд Смарен. – Обширные плодородные земли и несколько крупных городов на восточных границах Астора. Когда-то Цетария принадлежала Хефии, но семь сотен лет назад Тарторий Первый из династии Орвиков выкупил эти земли, заплатив… Кажется, речь шла о десяти с половиной миллионах золотых дукаров.

- По тем временам это была огромная сумма!

- Но дело в том, что о ней только шла речь, – криво усмехнулся лорд Смарен. – Не сохранилось ни единого документа, подтверждающего, что эти деньги были выплачены. К тому же на третий год правления Тартория началась затяжная война с Клайором, а потом несколько крупных вооруженных конфликтов с Утрумом, в которых участвовала и Хефия. Цетарию Астор все же получил. Но король, судя по летописям, был крайне прижимист и в нужные моменты страдал провалами в памяти.

- Выходит, он так и не заплатил?

- Это доподлинно неизвестно. Хефия утверждает, что деньги они так и не получили. Астор настаивает на том, что вся сумма до единого дукара была выплачена семь сотен лет назад.

- Наверное, теперь король Ульрик требует десять с половиной миллионов с набежавшими процентами за семьсот лет?

- О нет! – усмехнулся лорд Смарен. – Король Ульрик хочет Цетарию и не намерен уступать. Но Астор никогда не отдаст свои территории Темным. Да и у Хефии нет доказательств того, что Тарторий так и не заплатил.

- Прошло слишком много времени, – поморщилась я. – Семь веков!.. Из могилы Тартория уже не поднять.

- Не поднять, – согласился Йесге Смарен. – Но король Олаф готов идти на определенные уступк


убрать рекламу







и, чтобы сгладить конфликт и отвести от Астора угрозу войны.

- Война… – пробормотала я. – Но зачем она Темным?

- Хотя бы затем, что они сильны как никогда! Хефия, Клайор и Утрум выступят сообща. Настоящий Темный Альянс, дочь моя, к которому, возможно, присоединится еще и Норберг. Если, конечно, Ульрик выдаст свою младшую дочь за их старшего принца Сигурда.

- Он ее выдаст! – закрыла я глаза. – Потому что этот вопрос почти решен.

- Но вполне возможно, что король Хефии все-таки отступится от Цетарии, потребовав взамен кое-что и от Астора… Например, свадьбу Айдара со своей младшей дочерью Карианной или же с дочерью своего союзника, короля Утрума. И если принц откажется, выбрав в жены другую, то это вполне может привести к войне. Долгой и кровавой, Лиррит!.. Я не возьмусь делать прогнозы, но если на стороне Темных выступит еще и Норберг, славящийся своими Темными магами и каменными тварями, которые они держат как козырь в рукаве…

- Это… Это слишком сложно! – пробормотала я.

Потому что была уверена – моя мама поддержит Темный Альянс. Отец, конечно же, будет протестовать, но его мнение в Норберге никто и никогда не спрашивал.

- Требование жениться на Карианне или на Йорунде пока еще не прозвучало. Отбор, как-никак! Воля Светлых Богов… – вновь усмехнулся лорд Смарен. – Но ты должна понимать, дочь моя, что именно может повлиять на выбор Айдара!

И я все прекрасно понимала.

- Но вернемся же к Светлым! Итак, Эльга Виммер, – безжалостно продолжал лорд Смарен. – Дом Виммеров силен, но тебе она не соперница. Потому что юная леди Виммер куда чаще смотрит на архимага Мунсена, чем в сторону нашего принца.

- Знаю, – глухо ответила ему.

- Остается Тесса Холмлунд и Соня Фенланд. Обе – сильные соперницы. Тесса красива и довольно умна, но Соня подходит куда больше, если наш принц захочет кроткую и покладистую Светлую жену и при этом не испугается гнева Темных.

- Тогда зачем же ему Лиррит Смарен? – прошептала я, чувствуя себя раздавленной раскладом лорда Смарена.

Куда уж тут Темной ведьме, пусть даже Высшей?!

- Зачем? – задумался лорд Смарен. – Затем, что ты ему нравишься, дочь моя! А еще… В случае войны я подниму под его знамена весь Запад и, если понадобится, постараюсь договориться с Норбергом.

И мое сердце снова застучало куда быстрее, чем раньше.

- С Норбергом?!

- Мои связи крайне обширны, – туманно произнес лорд Смарен. – В их Совете есть те, кто давно уже ратует за мир с Астором. И если мне удастся с ними договориться и они повлияют на королеву Хедду, то с Норбергом в качестве союзников расклад сил изменится в нашу пользу.

- А вы неплохо подготовились к сегодняшнему уроку, лорд Смарен! – вздохнула я. – Но мне кажется, что происходящее на Отборе куда сложнее, чем попытки отнять у Астора спорную Цетарию или же навязать принцу брак с Карианной или Йорундой.

Потому что в игру замешаны еще и Источники – Светлый и Темные. С ними что-то происходило, и это пугало меня куда сильнее, чем угроза войны Астора с Хефией, в которую может быть вовлечен и мой родной Норберг.

Затем я танцевала с Айдаром. Смотрела на него, размышляя, какой же он сделает выбор. Чем будет руководствоваться – чувствами или же доводами разума? Станет ли прислушиваться к голосу сердца или выберет то, что необходимо для его страны?

Ответов я не знала. Их невозможно было прочесть на невозмутимом лице принца. К тому же я постоянно натыкалась на его внимательный взгляд, и связные мысли меня покидали... Кроме одной – а уж не пора ли мне признаться в том, что мое имя – Лиррит Норберг, и королева с тузами из каменных горгулий, Темных магов и прочих монстров в рукаве – моя родная мать?

Но не сейчас же, не во время танцев!

Затем пришел черед Карианны, и я, мило пожелав принцу хорошо провести время – и не сломать себе шею или ногу, танцуя с моими соперницами! – подхватила с подноса подвернувшегося лакея бокал с шампанским. Мельком подумала, что Астор уверенным шагом шел на сближение с Темными, ведь слуга, который разносил вино, тоже был Темным.

Сделав пару глотков, кивнула лорду Смарену, разговаривавшему с Эскилом. Лорду Зеллеру я все-таки пообещала один из танцев на сегодняшнем балу. Улыбнулась, увидев, что Эльга поглощена беседой с Бартеном Мунсеном. Отказавшись от нескольких приглашений и покачав головой на предложение меня сопровождать, отправилась к выходу из Центрального Крыла.

Одна.

В саду оказалось малолюдно. Прогуливались парочки, кто-то негромко ссорился рядом с розовыми кустами. За другими, кажется, целовались, и я снова улыбнулась. Всего лишь несколько часов назад мы с Айдаром делали то же самое. Целовалась, да так сладко, что у меня до сих пор кружилась голова.

И с каждым шагом по мозаичной садовой дороже она кружилась все сильнее и сильнее. Странно, а ведь я выпила всего ничего! Лишь пару глотков шампанского, угодливо протянутого мне лакеем. Тем самым, Темным…

Неужели?..

- Все-таки пришла! – удовлетворенно произнесла Йорунда, показавшись на соседней темной дорожке. И тут же я почувствовала резкий всплеск Темной магии.

За ее спиной полыхнул синим пламенем пространственный переход, из которого шагнуло двое в черном. Значит, им все-таки удалось обнаружить лазейку в Сети архимага Мунсена!

И я вскинула руки, ныряя в магические потоки, готовая за себя постоять. Но в глазах стремительно темнело, тело переставало слушаться, а магия так и не откликнулась на призыв теряющей сознание Темной ведьмы.

И я поняла, что уже ничего, ничего не успею.

- Взять ее! – приказала Йорунда. – Живее!

И тут свет померк окончательно.


***


Но даже в полубеспамятстве я пыталась бороться. С собственным бессилием, с ядом, сковавшим мое тело и застившим сознание. Чувствовала, как меня куда-то несли, пыталась вырваться, протестовать, но тело все так же не слушалось. Затем меня грубо бросили на пол, после чего запястья сковали холодные узкие браслеты. Источаемый ими холод почти сразу же проник внутрь, пробежал по венам, вымораживая кровь.

Возвращая меня в сознание.

И я открыла глаза.

Оказалось, очнулась я полутемной комнате, пропахшей мочой и ветошью, с единственным завешанным черной тряпкой окном. Двое мужчин вязали меня к стулу. Попыталась было дернуться, но сразу же получила по лицу. Церемониться со мной не собирались, и пощечина вышла такой силы, что рот почти сразу же наполнился кровью.

И я поклялась отомстить. Наглядно показать своим похитителям, что поступать таким образом с Темной ведьмой можно, но это приводит к крайне плачевным результатам. Потому что существует множество способов отравить существование человека до такой степени, что это несовместимо с его дальнейшей жизнью!

Только вот отомстить сразу же у меня не вышло.

- Ты умрешь! – заявила тому, кто меня ударил, вглядываясь в его узкое смуглое лицо.

Запоминала его черты, чтобы потом отыскать, где бы он ни спрятался. Месть откладывалась, потому что в этой комнате не было магии – никакой! – и без нее я ощущала себя беззащитной.

- И ты тоже умрешь, – сообщила второму, наблюдавшему, как его подельник вяжет мои запястья к ручкам стула, стараясь, чтобы мой голос прозвучал как можно более уверенно. – Но и после смерти вам не будет покоя! Вы хоть представляете, с кем связались? Догадываетесь, на что способны Высшие ведьмы?! Я стану оживлять и убивать вас так долго, пока сами не начнете молить меня о смерти!

На меня глянули черные, раскосые глаза, но степняк – уверена, либо из Клайора, либо с восточных окраин Утрума – лишь криво усмехнулся в ответ.

- Позже поговорим! – голос у него был заметным южным акцентом. – После того, как с тобой побеседует госпожа. Вот тогда и посмотрим, кто, кого и о чем будет умолять!

Я заткнулась, пытаясь разобраться, куда исчезла магия. Кто здесь госпожа, сомнений не было: Йорунда, кто же еще?!

Разобралась – все дело в браслетах, сковавших мои запястья. Похоже, сделаны они были из амагина – читала о таком в Обители. Этот минерал полностью блокировал магию, и лишь небольшого его количества хватало, чтобы заставить магические потоки порядком огибать эту комнату.

Страшная вещь, запрещенная в Норберге… Ввоз и использование амагина в моей стране карались смертью. Кажется, в Асторе были похожие законы, но моих похитителей это не смущало. Их вообще ничего не смущало – ведь покуситься на Избранницу принца Айдара означало пойти против королевской династии Орвик.

Темные, что с них взять?!

Тут скрипнула дверь, и я услышала знакомый голос.

- Пришла в себя? Быстро!

Принцесса Утрума резким шагом пересекла комнату. Остановилась передо мной. Ее лицо скрывал полумрак, и я не могла прочесть свой приговор в ее глазах. Но, уверена, ничего хорошего меня не ждало.

- Глупая курица! – презрительно бросила Йорунда. – Надо же, попалась на такую простую уловку!

- Попалась, – согласилась с ней. Тут уж ни убавить, ни прибавить – попалась я совершенно по-идиотски! – Но Айдар очень скоро меня найдет, и курицей буду уже не я!

Возможно, они даже догадались затереть следы пространственных переходов и накинуть блокирующее заклинание на мою метку Избранницы. Но ведь на мне все еще был перстень архимага Мунсена, о свойствах которого, уверена, похитители не догадывались!

- Он тебя не найдет, – уверенно заявила мне Йорунда. – Мы действовали быстро и осторожно. К тому же я вернусь во дворец через минуту, и никто не свяжет меня с твоим исчезновением. Да и как я могу пропустить танец с нашим красавцем-принцем?! – ее рот искривился в усмешке.

- Но зачем? – спросила я. – Раз уж ты меня похитила, так расскажи, чем так сильно я тебе не угодила?

- Всем! – отрезала Йорунда. – Всем, Лиррит Смарен! Ты мешалась у меня под ногами с самого начала Отбора. Еще с Королевской Охоты, но я до-олго тебя терпела! Терпела, потому что думала – тебя выкинуть одной из первых… Зачем Айдару сдалась дочь бедного лорда с земель у черта на куличках?! Ведь ты – никто, Лиррит Смарен! Но нет, ты все еще на Отборе и даже завладела вниманием принца!

- И этого, конечно, простить ты мне уже не смогла. Даже несмотря на то, что я спасла тебе жизнь на том острове.

Такие мелочи Йорунду не волновали.

- Сначала я собиралась тебя убить, но затем передумала. Слишком уж просто и слишком быстро для той, кто встал у меня на пути. К тому же мне нравится смотреть на мучения своих врагов! – усмехнулась она.

И я вспомнила свои собственные слова, сказанные в лесу, когда Йорунда лежала у моих ног под действием моего же заклинания. Значит, она их тоже не забыла!

- Тобой воспользуются, как шлюхой из портового борделя, – заявила мне принцесса Утрума. – Твоя метка Избранницы погаснет, и до тебя уже больше никому не будет дела. Хотя… Возможно, какое-то время тебя все еще будут искать. Но не найдут, потому что Лиррит Смарен исчезнет из Астора навсегда. Тебя продадут в гарем одного из вечно кочующих по Великой Степи клайорских князьков, где ты станешь его сотой, а то и тысячной любовницей. И будешь рожать ему детей, пока не сдохнешь под обозом или тебя не прирежут из мести завистницы.

- Неплохие перспективы, – отозвалась я, украдкой облизнув разбитую губу. Потому что перспективы были так себе… – Неужели это все из-за неземной любви к принцу Айдару?

Йорунда усмехнулась.

- Какая еще любовь? Сдался мне этот Светлый!.. Но замуж за него я все-таки выйду!

- Неужели… – тут я вспомнила слова лорда Смарена. – Неужели вам настолько нужна Цетария?

- Цетария? – презрительно дернула плечами Йорунда. – Этот клочок Асторской земли? Нет, Цетария нам не нужна! Зачем она тем, кто очень скоро получит весь Астор!

- Значит, весь Астор… – пробормотала я. Выходит, Ингрид, обвинившая Темных во всех грехах, оказалась не так уж и неправа. – Кто же это «вы»?

- А вот это тебе знать вовсе необязательно! – нахмурилась Йорунда. - Ты – никто, а вот я... Очень скоро я стану править целым миром!

Тут уже я не сдержала смешок.

- А не слишком ли далеко идущие планы для Йорунды, принцессы Утрума? Как бы они не завели тебя в место, откуда больше не возвращаются. Чтобы править миром, дорогая моя, неплохо бы для начала его захватить. Но, боюсь, в нем найдутся те, кто вам не по зубам.

Например, Норберг, каменистые поля которого щедро удобрены павшими армиями наших врагов.

- Не твое дело! – фыркнула принцесса. – Ты уже сделала свой выбор, встав на моем пути, и он оказался неправильным. Считай, на этом твоя жизнь закончилась. А вот мне уже пора возвращаться! Меня ждет принц, а тебя – те, кто давно соскучился по женской ласке... Не щадите ее! – приказала она застывшим у стены мужчинам.

Сказав это, Йорунда резко развернулась, обдав меня запахом своих духов, и покинула комнату. А я осталась. Смотрела, как ко мне приближаются насильники, дожидаясь, когда они меня развяжут...

Потому что сдаваться без боя не собиралась.

Но так и не дождалась, потому что дверь распахнулась – вернее, ее попросту вынесли вместе с петлями – и в комнату ввалился Светлый принц. Тот самый, который был совершенно не нужен Йорунде, но – так уж вышло! – очень нужен мне.

- Айдар, здесь двое! – крикнула ему.

Магии в комнате не было – мои браслеты лишили ее не только меня, но и всех, кто в ней находился. Зато в руках у принца оказался меч. Но и степняки не остались в долгу, ощетинившись изогнутыми саблями.

Дальше все разворачивалось настолько быстро, что я даже не успела испугаться – нет, не за себя, а за Айдара! – когда на него накинулся тот самый, кто ударил меня по лицу. Но земной путь моего врага прекратился буквально через пару ударов моего растревоженного сердца. Звякнули, столкнувшись, два клинка, затем Айдар резко поднырнул под руку степняка. Удар, и тот упал на землю, сжимая руками распоротый живот.

Принц тут же повернулся ко второму, который принялся пятиться от него в темноту комнаты. А я протестующе замычала.

Потому что это нечестно!.. Потому что дальше все происходило у меня за спиной, и увидеть это, будучи привязанной к стулу, сколько бы ни дергалась, у меня не получалось. Впрочем, когда я все-таки совершила прыжок вместе со стулом, повернувшись в сторону звенящих клинков, оказалось, все уже закончилось.

Похититель прилег на полу, чтобы больше с него уже никогда не подняться, а Айдар спешил ко мне, засовывая меч в ножны.

Затем он освобождал меня от пут, перерезая их кинжалом, одновременно спрашивая, все ли со мной в порядке. Не поверил, принялся ощупывать, разыскивая раны. Дотронулся до разбитой губы, затем прижал к себе, сдавливая своими огромными ручищами, раздувая горячим дыханием мне волосы. Я же, стуча зубами – что совсем нехарактерно для приличной Темной ведьмы! – и тихо давясь слезами – исключительно от радости! – висела у него на шее и твердила, что у меня все-все хорошо.

До этого было так себе, но сейчас просто великолепно!

- Это все Йорунда, – наконец, сообщила ему, когда Айдар меня отстранил и стал вглядываться в мое лицо. – Ее человек на балу подлил отраву в мое шампанское. Какой-то быстродействующий яд, никогда с таким не сталкивалась... – Потому что если бы знала, то почувствовала. – Она хотела… Но ты и так в курсе, что она хотела! Вернее, не что, а кого…

- Лиррит! – горестно выдохнул Айдар. Затем снова принялся меня тискать. – Бедная моя, тебе опять досталось! Но, слава Светлым Богам, все закончилось, и я тебя нашел! Бартен поднял тревогу, потому что Сеть уловила отзвуки активации портала... Они неплохо заметали следы, но мы обнаружили тебя по его кольцу.

Кивнула. Так и думала!

- Йорунду надо остановить, – заявила я принцу.

- Уже, – сообщил он. – Ее уже остановили. Сейчас она в Западном Крыле, и с ней побеседуют… Я отведу тебя домой, а затем тоже побеседую.

- Домой… – отозвалась я, подавив еще один слезливый порыв. Странно, ведь до этого я никогда не плакала. Похоже, яды плохо на меня действуют, пора это прекращать! – Да, я очень хочу домой. Но ты должен кое-что знать… То, что сказала мне Йорунда!

Потому что, уверена, она будет молчать, как… Как настоящая Темная ведьма!

Но о заговоре Темных рассказать так и не успела – впрочем, я толком ничего и не знала! - потому что в комнату вошел архимаг Мунсен. Застыл в дверях, уставившись на Айдара, сжимавшего меня в объятиях, а затем перевел взгляд на меня, льнущую к его груди.

- Спасибо за твою помощь, – произнес принц. – Если бы не ты… Я чуть было снова ее не потерял!

- Всегда к вашим услугам, Ваше Высочество, – галантно отозвался архимаг. – И, надеюсь, я имею право попросить вас о небольшой ответной услуге.

- Все, что пожелаешь! – благосклонно отозвался Светлый принц, сильнее прижимая меня к себе. И сказал он это прежде, чем я успела пнуть его в голень.

Потому что с Темными так нельзя! Нельзя с такой легкостью разбрасываться обещаниями, даже если Бартен Мунсен помог спасти… гм… мою честь и мою жизнь!

- Я попрошу у вас о свидании, – усмехнулся архимаг, не спуская с меня взгляда, – с одной из ваших Избранниц. С той, кто поразил меня в самое сердце, и все дни с первой нашей встречи я думаю лишь о ней.

- Эльга Виммер, не так ли? – улыбнулся принц. Значит, интерес Эльги к архимагу не укрылся и от Айдара, и принц был готов с легкостью ее отпустить. О чем и заявил во всеуслышание: – Будет тебе это свидание!

- О нет, – с едва слышным смешком отозвался архимаг, – Эльга Виммер тут ни при чем. Я прошу о личной встрече с Лиррит Смарен.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Айдар расположился в моей комнате, словно это были его собственные покои, и никуда не собирался уходить. А ведь мне давно уже было пора собираться на обещанное – причем им, а не мною – свидание с архимагом! Но принц валялся на моей кровати в обнимку со счастливым, выкупанным и расчесанным Чернышом и капризничал.

Вел он себя плохо. Я бы сказала, даже отвратительно.

Раскритиковал все выбранные мной для дневной прогулки с Бартеном Мунсеном наряды, заявив, что они никуда не годятся, хотя его совета никто не спрашивал. Затем полез в мою гардеробную – сам! – и вытащил из дальнего угла присланное лордом Смареном платье – темное, с длинными рукавами и наглухо закрытым верхом, в котором можно было отправиться разве что на похороны.

Заявил, что в этом я и пойду. На это я лишь фыркнула – вот еще!

Потом мы долго препирались, но я все-таки отстояла темно-серое платье с серебристой вышивкой, небольшим квадратным вырезом и закрытыми плечами. Тогда Айдар нацепил на меня здоровенную золотую цепь – драгоценностей этим утром в моих шкатулках порядком прибавилось, – на которой висел внушительный герб династии Орвик – золотой дракон на зеленом поле.

- Собственность Астора! – заявил в ответ на мой невинный вопрос: «А с чего вы решили, что я это надену, Ваше Высочество?!» – Пусть он не забывается! И вообще, почему тебе надо идти с ним на свидание?

- Потому что вы ему пообещали, мой принц! – напомнила я забывчивому наследнику королевской династии Орвиков.

Он так откровенно, но при этом забавно меня ревновал, что мне это даже нравилось. Потому что я чувствовала, что ему не безразлична.

- И ты согласилась! – пробурчал Айдар. – А ведь могла и отказаться!

Вчера в той самой комнате на окраине Бэлфора, где меня нашли привязанной к стулу, принц заюлил, заявив, что как бы да… Он как бы пообещал, но все-таки стоит спросить девушку. Может, она не согласна?

Посмотрел на меня с надеждой – вдруг я откажусь? А я взяла и согласилась!

- И что тут такого? – захлопала ресницами, изображая то ли Тессу, то ли Ингрид... А может, Асту? Сразу и не разберешь, у кого нахваталась подобных привычек! – У вас во-он сколько свиданий и невест, Ваше Высочество, а у меня только одно!

И то, Айдар «расщедрился» всего лишь на полчаса по дворцовому саду. Уверена, под присмотром Торстейна и своего цепного пса – леди Риблин.

- Ах ты маленькая мстительная ведьмочка! – заявил он мне.

Затем подхватил и утащил меня со стула возле туалетного столика к себе, вернее, ко мне на кровать.

Целоваться.

Доцеловались мы до звездочек в глазах и всего того, о чем говорила Йорунда – желания, которое куда больше походило на вожделение. Оно горячило мою кровь, лишая связных мыслей, и отравляло разум ничуть не слабее, чем яд, подлитый в мой бокал подельником принцессы Утрума.

- В последний раз! – пообещал больше себе, чем мне Айдар. Навалился сверху, смотрел на меня потемневшим взором. – Я отпущу тебя еще один лишь раз! И на этом все... Потому что ты – собственность Астора! – заявил с гортанным смешком. – Моя личная Темная ведьмочка!

И снова поцеловал так, что я совсем забыла о предстоящем свидании с другим, на которое шла исключительно потому, что мне стало интересно. Ведь я собиралась расспросить архимага Мунсена о заговоре Темных.

Впрочем, этим утром в Парадном Зале перед присутствующей королевской четой, наследным принцем Айдаром и всеми его Избранницами держала ответ Йорунда, принцесса Утрума. Она была в черном и вид имела крайне скорбный, но при этом выглядела вполне уверенной в себе.

И еще Йорунда безбожно врала, зная, что ей за это ничего не грозит.

«Это большая политика, дочь моя! – заявил перед этой встречей мне лорд Смарен. – Слава Богам, ты выжила и не пострадала, так что Йорунду ждет лишь проигрыш на Отборе. И еще то, что она отправится домой с позором. Но не думаю, что ее это сильно расстроит!»

Примерно то же самое заявил мне и мрачный Айдар. Принцесса не являлась подданной Астора, и на нее не распространялись законы королевства. Но ее Отбор закончен, и сразу же после объяснительной речи она уезжала в Утрум.

- Это все из-за любви к принцу, – заявила нам Йорунда, обведя присутствующих в Парадном Зале взглядом. – Именно это чувство толкнуло меня на столь ужасный проступок!

«Кому нужен этот Светлый?..» – вспомнились мне ее слова.

- Все время пребывания на Отборе я и помыслить не могла ни о ком, кроме принца Айдара. Я мечтала о нем днем и ночью, надеясь на то, что он выберет именно меня!

Тут она не врала – Йорунда собиралась выйти за него замуж любой ценой. Только вот зачем это нужно Темной?

- Гм… – прочистил горло архимаг Торстейн. – Но пойти против одной из Избранниц, похитить ее из дворца и подвергнуть ее жизнь опасности против правил Отбора! Он подразумевает честную конкуренцию.

- Я была готова на все, чтобы быть рядом с принцем, – с готовностью отозвалась Йорунда. – Кроме него мне больше никого и ничего не нужно!

«Неужели вам так нужна Цетария?» – вспомнилось мне.

«Этот клочок Асторской земли? Кому он сдался? О нет, нам нужен весь Астор!»

- Именно это чувство толкнуло меня на подобное злодеяние, – продолжала Йорунда. – И я искренне раскаиваюсь... – Правда, от раскаяния в ее голосе ничего и не было – лишь досада из-за того, что не вышло так, как она хотела. – Но меня оправдывает то, что я собиралась продержать Лиррит несколько дней под присмотром моих слуг. А потом она бы вернулась…

«Тобой воспользуются, как шлюхой из портового борделя»… «Не щадите ее!» – пришли на ум мне ее слова.

Конечно же, я пересказала тот разговор Айдару. Но эта чертова большая политика… Йорунда возвращались домой так же, как и недавно отбыла в Клайор Аннэ. На Отборе из Темных оставалась лишь Карианна, принцесса Хефии, сопровождаемая отцом, королем Ульриком. Ну и еще Лиррит Норберг, выдающая себя за дочь лорда Смарена.

Но я была уверена в том, что Темные не отступятся. Только вот от чего? Что им нужно? Неужели они собираются захватить весь мир и начать с Астора?

Но каким образом?

Этого я не знала, но была уверена – каким-то боком здесь замешаны Источники, Темные и Светлый. Впрочем, Йорунда так больше ничего и не рассказала – ни Айдару, сменившему королевских дознавателей, допрашивавших принцессу, ни в Парадном Зале, стоя перед королевской семьей Астора и остальными Избранницами. К тому же во время допроса Йорунды присутствовали Темные маги из Утрума, все время напоминавшие, что принцесса обладает полной дипломатической неприкосновенностью.

А еще Йорунда заявила, что все обвинения Лиррит Смарен безосновательны.

Заговор?! Какой еще заговор? Она ничего не знает о заговоре, потому что ею двигала исключительно любовь. Кроме того, действие яда степной кобры оказывает ослабляющее действие на разум, так что Лиррит Смарен все это почудилось. И про заговор, и про то, какую участь она мне уготовила.

- Ведь мы – Темные! – заявила Йорунда, посмотрев на меня. В прищуренных глазах принцессы полыхнула демоническая ненависть, и я подумала – уж не одержима ли она? – И мы должны держаться вместе!

Только вот зачем нам это делать?

И я спросила об этом Бартена – единственный Темный архимаг на весь Астор попросил звать его по имени, – когда мы прогуливались по королевскому саду. Выбирали дорожки, на которые роняли розовые и белоснежные лепестки и послеобеденную тень роскошные цветочные кусты. Хотели было укрыться от зноя в мраморной беседке, но ее успели занять Тесса с Астой. Подглядывали за нами исподтишка и, подозреваю, строили совершенно фантастические догадки о причине моей дневной прогулки с Бартеном Мунсеном, чтобы потом, сопроводив домыслы несуществующими подробностями, распустить их по дворцу.

Но мне было все равно.

- Так зачем же Темным держаться вместе? – спросила я у Бартена, решив сразу же пойти в атаку. Напасть на него с расспросами вместо того, чтобы выслушивать, что он приготовился мне сказать.

Уверена, речь снова пойдет о том, как я пришлась ему к сердцу, что он не может обо мне забыть с первой же нашей встречи… Той самой, когда я лечила Маргарет Аамо, пялясь на его босые ноги, а он вливал Темную магию в мой резерв.

Но ведь я не давала ему ни единого повода надеяться на взаимность!

К тому же мое сердце давно и прочно было занято другим, и мои губы до сих пор хранили вкус его поцелуев. При этом я понимала, что, встреть я Бартена в другом месте и в другое время, когда Айдар Орвик еще не занимал все мои мысли, то…

Все могло пойти по-другому!

Сейчас же у него не было ни единого шанса привлечь мое внимание или завладеть моим сердцем. Так я и сказала Эльге, когда подруга с несчастным видом выслушивала мои объяснения о причине моего свидания с архимагом.

- Клянусь, что я не заберу его у тебя! – пообещала ей. – Но, вполне возможно, это сделает другая, если ты будешь вот так сидеть и страдать… Пора уже действовать решительно! Он хоть в курсе, что тебе нравится?

- Понятия не умею! – неопределенно пожала плечами подруга. Девушка выглядела крайне расстроенной. – Мне-то откуда знать, в курсе он или нет?

- Вот пойди и разузнай! – заявила я. – Ах, ты не понимаешь, каким образом? Поверь, у меня в этих вещах опыта куда меньше, чем у тебя! Так что… отложи свою вышивку и придумай что-нибудь! Сколько можно страдать и ничего с этим не делать?

На это Эльга лишь жалобно вздохнула, а я безжалостно – да, мы, Темные, такие! – продолжала:

- Сколько это уже длится? Три года, не так ли? И все без изменений! Думаю, пришла пора что-нибудь сделать для разнообразия, потому что хуже уже не будет.

И Эльга мрачно подтвердила, что хуже не будет. Потому что хуже уже некуда.

Теперь мы мирно прогуливались с архимагом по дорожкам, и Бартен – в привычно-черном наряде – думал над моим вопросом. Я же решила подлить масла в огонь, заявив, что Темные собираются захватить весь мир.

Только вот как им это провернуть?

- Если бы вы…

- Ты, – поправил он. - Я бы хотел, чтобы мы стали друзьями, Лиррит! Для начала друзьями, а потом посмотрим.

- Хорошо, – согласилась я. Дружить с Темным архимагом было заманчиво, но… как-то неправдоподобно. Особенно после его многозначительных взглядов и откровенных заявлений. – Представим, что вы… Ты проснулся и решил захватить мир. Не смейся, мы ведь только фантазируем! Что бы ты сделал? Какие бы шаги предпринял?

- Мне не нужен весь мир, – галантно отозвался Бартен. – На мой век вполне хватит одной Темной ведьмы. И мне еще надо постараться, чтобы поймать в плен ее сердце!

Но я лишь отмахнулась, потому что нашла в нем неплохого слушателя. На Айдара я тоже напала с подобными вопросами, но он пообещал обо всем позаботиться, а затем полез с поцелуями, совершенно сбив меня с мысли.

Зато Бартен слушал. Причем крайне внимательно. Быть может, потому, что сам замешан в заговоре?

- Давай будет думать образно, как… Как настоящие Темные властелины! – продолжала я. – Вот смотри, у нас с тобой есть Альянс…

- О, я бы не отказался от нашего альянса! – архимаг снова не удержался от улыбки, но я упрямо продолжала:

-Темный Альянс, и ничего другого! В него уже вступили Клайор, Утрум и Хефия…

- Мой отец не упустит шанса властвовать над миром, – согласился Бартен. – Уверен, если где-то поблизости есть маломальский заговор, он его обязательно возглавит!

Он шутил, но мне совсем не было смешно. Король Ульрик не понравился мне с первого взгляда. Было в нем нечто неприятное, сразу же вызывавшее отторжение. К тому же именно в Хефии находился Темный Источник, и мне казалось, что заговорщики делали ставку именно на него.

Только вот какую?

- Допустим, что к Альянсу присоединится еще и Норберг, – продолжала я. – Это даст им ощутимую прибавку в воинской силе, но при этом никакой гарантии, что они смогут покорить мир. Не понимаю, почему Йорунда говорила об этом с такой уверенностью! Астор так просто не взять, даже с Норбергом… Но, допустим, после долгой и кровавой войны Темные все же одержат победу над Светлыми. Но ведь на нашем континенте полно других стран, и куда больше на двух других!

убрать рекламу







p>

- Думаю, так просто Альянс на Астор не нападет, даже если к нему присоединится Норберг, – покачал головой Бартен. – Несмотря на то, что Темные стягивают свои войска к границам... Потому что исход этой войны непредсказуем, а мой отец не любит рисковать. Но все может измениться, если они захватят и подчинят себе Светлый Источник. Лишив Астор Светлой магии…

- Это невозможно, – покачала я головой. – Даже захватив Источник, они не лишат Светлых магии! Потому что магия – неотъемлемая часть этого мира. Те, кто создавали Источники, лишь упорядочили ее, привели в равновесие Свет и Тьму, избавив мир от Первозданного Хаоса. Но если разрушить Источники, все вернется на круги своя. И опять настанут Смутные Времена... Зачем это Темным?

Архимаг не знал. Но я продолжала размышлять вслух, и плевать, если Бартен Мунсен совсем не так представлял себе наше с ним свидание!

- Допустим… Только допустим, что хефийские маги каким-то образом научились управлять собственным Источником. – В это мне верилось с трудом, но такая возможность, пусть и теоретическая, но все же существовала. – Разрушили сковывающие заклинания, но держат его под контролем. Не знаю как, не спрашивай!.. Но так как все Источники взаимосвязаны, им каким-то странным образом удалось повлиять еще и на Светлый. Как раз в момент выбора Избранниц…

В тот самый момент, когда маги опустили в него свитки, и в пламени загорелись имена трех недостающих Избранниц. Карианна, Аннэ и Йорунда.

Архимаг склонил голову, слушая меня с заметным интересом. Только вот сказать мне оказалось больше нечего.

- А дальше-то что? – спросила уже я у Бартена.

- Дальше? – удивился он. – Они захватят Светлый Источник и навяжут свою волю Астору.

- Но в этом нет никакого смысла! Захватив Источник, они не лишат Светлых магии. Тогда зачем он им сдался?

- Возможно, чтобы пригрозить Астору Первозданным Хаосом и заставить Олафа Орвика сложить оружие.

Я пожала плечами.

- Вариант неплохой, но король Астора вряд ли пойдет на их условия.

- Тогда они разрушат заклинания, удерживающие Источник, и на земле наконец-таки воцарился Хаос, – усмехнулся Бартен.

- Вполне может быть, – кивнула я, – что они добиваются именно этого. К тому же если заговорщикам удалось захватить контроль над Темным Источником, то, вероятно, они надеются еще и контролировать Светлый. Или, того больше, весь Хаос. Безумцы!..

- Для этого безумцам нужно провести своих магов в Цитадель, – заявил Бартен. Мы как раз остановились возле раскидистого куста садовых роз. Он сорвал бутон, затупив магией острые шипы на стебле, и протянул его мне. – Но биться в неприступные стены Астора, а затем пытаться прорваться в самую мощную на весь Светлый мир Цитадель, выстроенную специально для защиты Источника – наиглупейшее занятие. Уж чем-чем, а глупостью мой отец не отличается! Куда проще подобраться к Источнику незаметно, усыпив бдительность Светлых...

- Например, это может сделать одна из невест принца Айдара. Или, куда лучше, его жена, будущая королева Астора, которая получит беспрепятственный доступ в Цитадель, – выдохнула я.

Архимаг кивнул. Я же, воодушевленная его молчаливым согласием, продолжала:

- Но ведь однажды короли Хефии, Клайора и Утрума уже были рядом с Источником. Помнишь, на первом испытании, когда в пламени загорались имена Избранниц?

- Возможно, они еще не были готовы. Ждали более удобного момента, уверенные в том, что одна из их ставленниц обязательно победит.

- Ведь на Отборе их целых три, – кивнула я. – И заговорщики не гнушаются похищениями и убийствами.

Вспомнить хотя бы тех Избранниц, которые так и не доехали до Бэлмора! Йоханну, обесчещенную Соловьем в Красных Горах, и Юнни Воллен, убитую по пути в столицу. Что же касается ставленниц Темных... Я была полностью уверена в двух – в Аннэ, с ее непереносимостью Светлой магии, которая с упрямством обреченной стремилась стать женой Айдара, и в Йорунде, проговорившейся о заговоре.

- Думаю, Карианна тоже замешана, – негромко добавила я, повертев в руках подаренный цветок. Пусть отца архимаг не любил, но все-таки принцесса Хефии – его сводная сестра, и мне не хотелось расстраивать Бартена. – Хотя по мне, она – самая здравомыслящая из всех Темных.

- Кровь правящей династии Хефии не оставляет возможности быть здравомыслящим, – заявил со смешком Бартен.

- И как это выражается?

- Если мы что-то захотим, то с трудом можем от этого отказаться.

Внезапно Бартен остановился, и я замерла рядом с ним.

- Лиррит, я обязательно передам наш разговор Торстейну! Уверен, ему будут крайне интересно услышать твое мнение. Если, конечно, Светлые не додумались до всего этого сами. Они не насколько глупы, как кажутся на первый взгляд.

- Я и не думала обвинять их в глупости!

- И Светлые готовятся… Они готовы ко всему, Лиррит! Армия поднята по тревоге, границы Астора на замке. Королевский дворец под завязку забит магами. За Избранницами наблюдают с удвоенной, а то и с утроенной силой. Причем за вами следят не только маги, но еще и с помощью неплохих магических штучек архимага Торстейна, до которых я бы сам не додумался.

На это я лишь пожала плечами.

- Знаете…

- Знаешь, – мягко подсказал Бартен.

- Знаешь, меня это нисколько не тревожит! Пусть следят, так мне даже спокойнее.

Лучше уж удвоенная или утроенная охрана, усиленная магическими штучками Торстейна, лишь бы меня перестали убивать и похищать. А то это как-то… нервирует!

- Но давай-ка мы оставим проблемы Светлых Светлым, – неожиданно заявил Бартен. – Я хотел поговорить с тобой вовсе не о том, что происходит на Отборе и за его пределами. Потому что это не касается ни тебя, ни меня! Мы с тобой одной крови, и я чувствую в тебе Тьму...

- Как это может нас не касаться? – изумилась я. – Ведь я – Избранница принца Айдара, а ты – на службе у короля Олафа!

- И мне за нее неплохо платит, – усмехнулся архимаг. – Но я волен уйти в любое время, сделав свой выбор. Так же как и ты, Лиррит! Ты свободна и тоже можешь уйти тогда, когда захочешь.

- Во мне слишком много Света, Бартен! – покачав головой, сказала ему. – К тому же я не собираюсь уходить с Отбора, потому что уже сделала свой выбор.

И он был не в его пользу.

- Отбор все еще не закончен, и у тебя до сих пор есть возможность передумать. Вспомнить, кто ты такая, и принять верное решение. Выбрать того, кто ближе к тебе по духу и по крови. А еще – я дам тебе то, что тебе никогда не даст Айдар Орвик!

- И что же это такое? – я уставилась на Бартена с удивлением, перестав вертеть в руках подаренный им цветок.

Потому что мы, Темные, довольно любопытны.

- Свобода, – заявил мне архимаг. – То, что ты никогда не получишь, если добьешься своего. Я знаю, ты хочешь победить, Лиррит! Но если выиграешь этот Отбор, ты навсегда останешься в Асторе и поселишься в золотой клетке. О, эта клетка, несомненно, хороша, ведь династия Орвиков невероятно богата...

- Разве это плохо? – пожала я плечами, потому что… Потому что до этого никогда не думала о богатстве Айдара.

Меня интересовали совершенно другие вещи. Его присутствие, которое приносило гармонию и спокойствие в мой мир, его улыбка, его руки и его поцелуи. И все то, что за этим следовало.

Но счастливая жизнь рядом с Айдаром даже в уме у меня складывалась из рук вот плохо. Ведь он – Светлый принц, а я – принцесса Темного Норберга!

- Дурного в клетке ничего нет, но это все-таки клетка, – произнес архимаг. – Со мной все будет по-другому. Золотых гор тебе не обещаю, но…

Тут он взмахнул рукой, и перед моими глазами понеслись картинки. Это были искусные иллюзии – довольно простые для Высших заклинания, помноженные на воспоминания или же воображение мага.

Уверена, это все же были его воспоминания! Слишком уж достоверными выглядели объемные картинки. Передо мной вставали, а затем растворялись в магическом тумане незнакомые города с величественными стенами и огромными храмами неизвестных Богов. Заснеженные горы сменялись пересохшими руслами рек и убегающими за горизонт морями песчаных дюн. Огромные водные массы срывались со скал, а порывистые ветра трепали гордые паруса кораблей…

Красиво! Невероятно и завораживающе красиво для той, кто вырос в Обители и в своей жизни почти ничего не видел. Разве что я в изобилии насмотрелась на каменные стены келий и величественные вершины Красных Гор...

- Мы с тобой очень похожи, Лиррит! – вкрадчиво продолжал Бартен. – Я чувствую, что ты любишь свободу так же сильно, как и я. И мы сможем уехать далеко отсюда, оставив прежнюю жизнь позади... Светлые разберутся и без нас, а нам с тобой будет принадлежать весь мир!

-Ты ничего не знаешь обо мне, Бартен! – покачала я головой. Прикусив губу, простеньким заклинанием разогнала его иллюзию. – Ты совершенно ничего обо мне не знаешь!

Ведь он не знал, что перед ним – Лиррит Норберг. Не знал, в какой семье я родилась, где выросла и еще то, что я посвящена Темному Источнику. Именно поэтому я не могла уйти, оставив все вот так…

Вот так, когда миру грозит возвращение к Первозданному Хаосу!

Да и не хотела, не собиралась я уходить!

- Пока еще не знаю, – мы как раз подошли к мраморной беседке, которую, как оказалось, уже освободили Тесса с Астой, и Бартен предложил мне опуститься на прохладную скамью, – но у нас с тобой будет время это исправить.

- Нет, – покачала я головой. – Наше время на исходе. Быть может, осталось еще минут пять, после чего за мной придет леди Риблин. И, Бартен, я все-таки останусь на Отборе, несмотря на то, что твое предложение выглядит крайне заманчивым.

Архимаг пожал плечами.

- Я тебя не тороплю. Подумай о моих словах, Лиррит. И подумай хорошенько!

- Лучше я подумаю о том, как пройти следующее испытание, – немного нервно улыбнулась ему, решив сменить тему разговора. – Кажется, там будет дракон!

Айдар упоминал о четвертом испытании с легким смешком, заявив, что уж чего-чего, а дракона мне бояться не стоит. Это ящеру лучше опасаться Темную ведьмочку, которую побаиваются даже каменные горгульи!

- Старый добрый Годвид, – отозвался Бартен и тут же на полу беседки создал великолепную иллюзию черного дракона.

Крылатый ящер полыхнул огнем, затем закрутился, устраиваясь поудобнее. Вздохнув, улегся и закрыл глаза.

Магом Бартен Мунсен был превосходным, этого у него не отнять! Его близость тоже завораживала, но… Кажется, проклятие рода Норбергов с нашим странным выбором мужчин пало и на меня. Я смотрела на Бартена и понимала, что у нас с ним ничего не будет.

Потому что он – не Светлый. И он – не Айдар Орвик!

- Тебе не стоит бояться следующего испытания, – продолжал архимаг. – Это всего лишь дракон.

- Я и не боюсь! – пожала плечами. – Айдар… Принц уже рассказывал мне о Годвиде. Сказал, что тот – эмпат и отлично улавливает эмоции. На этом и основано испытание «Управление чувствами». Если дракон почувствует источаемый Избранницей страх, он может взбрыкнуть.

Но там будут маги. Много магов, так что провалившим испытание Избранницам ничего не грозит. Разве что вылет с Отбора в двух шагах от финала.

- Взбрыкнуть? – усмехнулся Бартен. – Старичку уже около двухсот лет, и, пожалуй, он – самый спокойный из всех драконов Астора. Большее, на что он способен – порычать или, на крайний случай, полыхнуть огнем. Годвид немного повредился умом на последней войне и с тех пор довольно остро реагирует на излучения страха.

- Но последняя война была…

- Полвека назад, с Норбергом. Каменные тролли растерзали всех его сородичей, он выжил лишь чудом. Там была настоящая бойня, Лиррит!

Я передернула плечами. Может, и была… Потому что Астор никто не звал на наши земли! И наплевать, что они считали их своими!

- Ты так об этом говоришь, словно сам там был…

- Мне повезло родиться через пятнадцать лет после этого, – отозвался архимаг, – но я изучал архивы. Бояться нечего, Лиррит! Годвид не переносит человеческий страх, но, пожалуй, куда больше он ненавидит лишь тех, кто носит в себе частицу крови Норбергов. Чувствует их вибрации за версту и сразу же становится агрессивным. Думаю, Светлые об этом не знают, - усмехнулся он.

И тут я выдохнула, после чего долго не могла вспомнить, как дышать. Выходило, бояться мне все же стоило…

Черного дракона, который ненавидит Норберг!

Оставшиеся минуты свидания пролетели незаметно. Бартен рассказывал забавные истории о своих путешествиях и руководстве факультетом Темных Сил в Академии Магии Бэлфора. Я же мрачно размышляла о том, что мой путь на Отборе подходит к концу.

Но мне не хотелось его завершать, испепеленной драконом, который ненавидит носителей моей крови! Впрочем, распорядители Отбора, скорее всего, успеют остановить испытание раньше, чем мне придет конец.

Вернее, конец моего пути на Отборе.

Можно, конечно, воспользоваться магией и подчинить Годвида, превратив его в самого безобидного ящера на свете, но и это означало провалить испытание. Или же уйти без объяснений? Быть может, пришла пора мне вернуться в Обитель и рассказать обо всем Наставнику и придумать, как быть дальше?

Но если я уйду, кто останется с принцем? Кого он выберет? Тессу? Соню? Или же Карианну, чей отец, уверена, строит планы по захвату всего мира? И как мне им помешать, если я буду пробираться обходными тропами в Норберг?

Но самое ужасное, я никому не хотела отдавать Айдара!

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Дракон был стар.

Об этом свидетельствовали блеклые, будто седые, подпалины на его черном брюхе и темно-серые, словно выцветшие, крылья. К тому же двигался Годвид с заметной ленцой, словно окружающие люди и устроенная ими суета порядком его утомляла.

Это и много других совершенно ненужных знаний я почерпнула из книги, взятой накануне вечером из королевской библиотеки. Впрочем, ничего нового из нее я так и не узнала, кроме сетований о том, насколько мала популяция проживавших в Асторе драконов и как медленно они размножаются. Но по мне… Признаюсь, до этого мне вполне неплохо жилось без крылатых ящеров, и я бы не отказалась провести вдали от них всю оставшуюся жизнь.

Но дракон был рядом, и с этим уже ничего не поделаешь!

Старый ветеран Годвид – здоровенный, десятиметровый, клыкастый и рогастый монстр, ощетинившийся роговыми пластинами, с гигантскими крыльями и четырьмя огромными лапами, заканчивавшимися острыми, длинными когтями. Он дожидался начала испытания под специально выстроенным для него деревянным навесом, где уже успел неплохо перекусить.

Крестьяне из соседних деревень еще утром привезли несколько подвод с коровьими тушами, которые дожидались своей очереди за трибунами.

Мы тоже дожидались – четвертое испытание «Управление чувствами» проходило на старом ипподроме, расположенном под стенами Бэлфора. Буквально за ночь вокруг вытоптанного поля возвели трибуны, предназначенные для знати, и специальную огороженную ложу для королевской четы. Разбили шатры для каждой из Избранниц, после чего накрыли ипподром магическим куполом, отрезав его от окружающего мира.

Несмотря на меры предосторожности и на то, что на ипподроме собралось полным-полно магов, к каждой из участниц Отбора приставили еще по одному, личному стражу. Оказалось, со своим я уже встречалась. Молодой светловолосый маг плыл с нами на корабле на чудесный остров, где нас поджидали каратели, и всю дорогу смотрел на Тессу с явным вожделением. Или же в его взоре было восхищение?..

Впрочем, мне-то какая разница?

По мне, главное, что с Избранниц не спускали глаз. Правда, нападать этим ярким, солнечным утром на них никто не собирался. А вот на меня….

Я откинула стенку палатки, выходящую на ипподром, и уставилась на огромного ящера, с явным удовольствием пожиравшего коровью тушу. Подумала… Вот если бы можно было приложить его магией! Спеленать, связать когтистые лапы и крылья, сжать заклинанием окровавленные челюсти. А потом бы я подошла и даже погладила!

Или аккуратно бросить в него заклинанием подчинения… Конечно, со Светлым драконом пришлось бы повозиться, но, уверена, я бы справилась. Только вот магией пользоваться на испытании было строго запрещено. Одно заклинание – за нами внимательно следили Светлые маги с архимагом Торстейном во главе – и ты вылетаешь с Отбора.

А мне вовсе не хотелось с него вылетать! И дело было не только в заговоре или же во всполошившихся Источниках. Дело было во мне и в принце Айдаре.

Вернее, в нас.

- Что же ты его так боишься, глупенькая?! – спросил он, подловив меня в саду этим утром, когда я вышла на прогулку перед завтраком. Вернее, задолго до завтрака, по привычке встав засветло. Бродила по дорожкам, сопровождаемая Чернышом, прижимая к груди книгу о драконах.

Размышляла, как мне быть дальше.

Вчера в библиотеке со мной пытался заговорить еще и архимаг Торстейн. Выпытывал, что же меня так беспокоит, норовя дать совершенно бессмысленные советы. Поглощенная в мрачные думы, я молчаливо выслушала его пространные слова о том, что бояться драконов никому не стоит, ведь они – крайне дружелюбные существа.

Потому что бояться мне все же стоило.

Теперь и Айдар почувствовал терзавшую меня тревогу. Или же разглядел ее в моих глазах?

- С чего ты решил? – нервно спросила я у принца.

Вместо ответа он подошел, сжал мои руки в своих, словно пытаясь поделиться со мной своей уверенностью. И тут же я ощутила, как отпускает, спадает нервное напряжение, сменяясь ставшим уже привычным теплом в груди.

- Вижу по твоему лицу. Значит, фанатиков ты не испугалась, каменных тварей в Красных Горах приструнила, а старого глупого дракона… – с этими словами Айдар притянул меня к себе. Хотя, уверена, в саду обязательно найдутся любопытные глаза, которые нас заметят, а потом и нашепчут о наших объятиях в не менее любопытные уши!

Тут коснулся моих губ своими, и мысли меня оставили.

Правда, ненадолго.

- Может, у меня фобия такая, – заявила ему, прижимаясь к его груди, слушая, как размеренно бьется его большое, Светлое сердце. – Кто-то боится пауков, кто-то маленьких и безобидных мышек, а я… Не нравятся мне драконы, и я ничего не могу с этим поделать!

- Лиррит, соберись! – неожиданно попросил Айдар. Взял меня за плечи. Отстранил, заглядывая мне в лицо. Серые глаза смотрели серьезно. – Соберись, прошу тебя! Все, что тебе надо сделать, – продержаться это и следующее испытания. Остальное я уже сделаю сам!

Покачала головой. Как бы я хотела… Да, я бы хотела, чтобы все было просто и чтобы я собралась, а потом он все сделал сам. Но ведь дело даже не в драконе!

Может, признаться ему сейчас? Рассказать принцу о том, что во мне течет кровь Норбергов, которую так сильно ненавидит Годвид и которую так сильно ненавидит весь Астор?! И мне не придется уже тащиться на ипподром, чтобы предстать перед смертельно опасным ящером с интеллектом маленького ребенка.

Мне вообще никуда не придется тащиться, потому что мой Отбор закончится здесь и сейчас. На этом самом месте, когда Айдар узнает, кто я такая.

Представила, как изменится, похолодеет взгляд принца. Как он отстранится и больше не будет смотреть на меня с тревогой и еще чем-то, от чего так сладко замирало в груди. И меня, возможно, сразу же – причем, по его приказу! – бросят в камеру, чтобы потом использовать в политической игре против моей семьи.

- Смотри ему прямо в глаза. Внимательно, не отрываясь! – тем временем наставлял ничего не подозревающий о моих терзаниях Айдар. – Драконы этого не любят. Годвид отведет взгляд, после чего потеряет к тебе интерес. Лиррит! – он снова меня встряхнул. – Соберись! Думай обо мне и ничего не бойся. Знай, я буду рядом и остановлю испытание в любой момент.

- Но он…

- Лиррит, глупышка, он тебя не съест! – улыбнулся Айдар. – Обещаю, я прослежу, чтобы Годвида хорошенько накормили перед твоим испытанием!

- Час от часу не легче!

- К тому же ты идешь третья, – усмехнулся Айдар. Была жеребьевка, и мне достался именно этот номер. – Если Годвид и решит кого-то сожрать, ему вполне хватит Сони с Эльгой.

- Это вообще не смешно! – заявила ему мрачно. – Ну нисколечко!..

Затем открыла рот, собиралась было рассказать Айдару часть правды. Например, что я выросла в Норберге, решив хоть с чего-то начать, но тут на нашей дорожке показалась леди Риблин. Увидев меня в обнимку с принцем, распорядительница изобразила на лице подобие улыбки. Но уходить не спешила, заявив, что Лиррит Смарен давно пора на завтрак.

И я пошла. А потом мы понеслись по Бэлфору в закрытых каретах, сопровождаемые магами и королевскими гвардейцами – хорошо, хоть пушки за нами не тащили! – к выезду из города. Неподалеку от Восточных Ворот на ипподроме нас уже поджидали старый дракон, целая толпа магов, принц, королевская чета и четвертое испытание, с которым никто не собирался затягивать.

И тут же грянул гимн Астора – нечто невнятное, но крайне боевое, сопровождаемое барабанной дробью и звуками фанфар. После чего усиленный магией голос распорядителя объявил о начале испытания, которое Соне, одетой в чудесное бело-розовое платье, по жребию выпало проходить первой.

Мы с Эльгой, совершенно не понимавшей причину моих переживаний – «Подумаешь, какой-то там дракон! Вот на втором курсе на нас умертвия напали, и я чуть не обмочилась от страха!» – смотрели, как Соня на глазах у толпы возлюбила крылатого ящера, и тот ответил ей взаимностью. Позволил погладить себя по голове, затем почесать шею. После этого девушка уселась на выгоревшую под жарким солнцем, вытоптанную конскими копытами траву, а Годвид водрузил на ее колени здоровенную рогатую голову.

Это была полная победа – Соня прошла испытание, уверена, лучшей из всех Избранниц!

На это Эльга, пожав плечами, заявила, что целоваться с ящером она не станет, а вот полетать не откажется, после чего направилась к входу на ипподром. Оказалось, в родовом имении ее семьи тоже проживал дракон и тоже ветеран, с которым еще старый лорд Виммер, ее дед, ходил войной на Норберг.

Драконов Эльга не боялась, что и наглядно доказала почтенной публике. У них с Годвидом случилась если не любовь, то крепкая дружба. Причем настолько крепкая, что ящер даже позволил девушке усесться себе на спину. Расправил крылья, поднялся на ноги, готовый вот-вот взлететь. Но тут всполошились маги, так что никто никуда не полетел.

Эльгу настоятельно попросили слезть с ящера, а затем поздравили с пройденным испытанием. Дракон, которому так и не позволили размять крылья, вздохнув, утопал под свой навес. Затем объявили небольшой перерыв – Айдар перед моим выходом приказал задобрить Годвида еще одной коровьей тушей.

Я же спряталась в своей палатке. Ходила из угла в угол по мягкому ковру, читала молитвы Темным Богам, уговаривая себя не предаваться слишком уж мрачным мыслям раньше времени. Может быть, дракон настолько стар, что у него вкупе с плохим зрением и слухом еще и отнялось обоняние, и он не учует во мне крови ненавистной ему династии Норбергов?

Наконец, перерыв истек, и мой страж сообщил, что пришла пора отправляться на испытание. У входа на огороженное поле я столкнулась с Айдаром. Принц выглядел привычно невозмутимым, но серые глаза выдавали снедавшую его тревогу.

- Все будет хорошо, – пообещал он мне. – Вот увидишь, все пройдет отлично!

Выдавив в ответ нервную улыбку, я поблагодарила Айдара за напутственные слова. Хотела побыть с ним подольше, но… Разве надышишься перед смертью?! Поэтому, миновав проход, возле которого застыли два мага, наблюдавшие за испытанием, я вышла на поле. Повернулась к трибунам, где в отдельной ложе за Избранницами следили король и королева Астора. Поклонилась им, после чего сделала несколько шагов по ипподрому, направляясь к навесу, где меня поджидал дракон.

Оказалось, что уже не поджидал. Годвид успел подняться на ноги и направлялся ко мне. Даже не шел, а… Приближался настолько стремительно, словно собирался вот-вот совершить заключительный рывок и сжать в когтях беззащитную добычу. Окровавленная пасть оскалена, ноздри раздуваются...

И я наткнулась на взгляд крылатой рептилии.

Глаза дракона были полны холодной ненависти. Причем ничуть не меньшей, чем та, с которой на меня смотрела Йорунда!

Пусть Годвид был стар, но обоняние у него все так же оставалось отменным.

И вот тогда… В этот момент во мне взыграла та самая кровь, которую так ненавидел Годвид. Кровь рода Норбергов… Мне стало все равно. Ну и пусть я провалю Отбор, но не позволю ящеру-переростку смотреть на меня так, словно перед ним – букашка, которую с легкостью можно раздавить когтистой лапой!

Я уставилась на него в ответ. Стояла неподвижно. Смотрела, не моргая, в прищуренные глаза полуразумного зверя. Твердила про себя молитвы Темным богам, прося поддержать меня в нелегкой битве.

И дракон притормозил, наткнувшись на мой яростный взгляд.

- А ведь тебе страшно, ящерица! – прошипела я, не спуская с него глаз. – Страшно, я знаю! И я даже догадываюсь, почему. Потому что перед тобой – твой собственный оживший кошмар! Самые жуткие воспоминания полувековой давности…

Дракон все-таки остановился, а вот я… Зато меня уже было не остановить! Я пошла к нему, чувствуя, как сжимает меня в ледяных объятиях Темная Ярость – состояние, в котором нашим воинам неведом страх.

Вместо него я ощущала лишь всепоглощающую ненависть.

Ненависть к захватчикам, которые пришли на нашу землю, чтобы ее отнять и сделать своей. Ненависть к крылатым ящерам, поливавших нас огнем и терзавших своими когтями. И я щедро делилась ею с Годвидом.

- Вспомни все, что было! – говорила ему негромко, уверенная, что раз уж драконьи Боги не отняли у него обоняние, то и слух у ящера отменный. – Вспомни, как твои родичи захлебывались в собственной крови на землях Норберга! Вспомни и убирайся с моего пути, мерзкая ящерица, если не хочешь повторения этого здесь и сейчас! Потому что я тебя убью… Клянусь, что убью тебя, если ты посмеешь пойти против меня!

Дракон застыл, словно окаменел. Стоял, открывая и закрывая пасть, похоже, раздумывая, что ему теперь делать. Ведь перед ним стоял его извечный враг, да и Годвид находился на своей территории, но… Он был слишком стар, и его бои и победы остались в далеком прошлом.

Во взгляде дракона проскользнула нерешительность.

- Уходи! – приказала ему. – Убирайся прочь, ящерица! Потому что я – Темная, а не Светлая, и мы не щадим своих врагов! У тебя есть всего лишь один шанс выжить!

Шаг, еще один. Я приближалась, и дракон отвел взгляд. Затем развернулся и сбежал под спасительный навес, где с гневным рыком впился в недоеденную тушу, терзая ее зубами и когтями. Думаю, хотел сделать то же самое и со мной, но не смог. Не рискнул связаться с Высшей Темной ведьмой!

По трибунам прокатился стон то ли разочарования, то ли радости. Я так и не поняла, любят ли меня в Асторе или ненавидят, но мне было все равно. Все равно, потому что я прошла это испытание! Пусть любви с драконом у нас не случилось, и ее уже никогда не будет, но ведь я справилась с ним без помощи магии, попросту запугав крылатого ящера!

И правилами Отбора это не запрещено.

Тут распорядитель громогласно объявил, что Лиррит Смарен только что успешно завершила четверное испытание и следующей на поле выйдет Карианна из Хефии.

Я же, поклонившись королю с королевой, отправилась к выходу, чувствуя, как с каждым шагом по сухой траве исчезает, спадает нервное напряжение, не отпускавшее меня со вчерашнего дня. Не выдержав, все же оглянулась, решив убедиться, что мой враг не нападет из-за спины и не откусит голову непокорной Темной ведьме из Норберга.

Но старый дракон лежал под навесом, видимо, решив не бередить былые раны.

- Слава Светлым Богам, ты прошла! – счастливо выдохнул Айдар, встречавший меня возле входа. Выглядел принц довольным, словно только что собственноручно разбил наголову армию врагов. – Что ты ему сказала?

- Да так! – неопределенно отозвалась я, пожав плечами. – Напомнила о былых временах. О той поре, когда он был несказанно счастлив…

Айдар собирался было выведать у меня подробности, но тут к нам подошла Карианна, попросив принца пожелать ей удачи на испытании. И я покорно уступила ей место.

- Поговорим чуть позже! – пообещал мне Айдар, повернувшись к принцессе Хефии.

За ней был черед Асты, замершей неподалеку и гипнотизирующей принца влюбленным взглядом, терпеливо дожидаясь своей очереди. Пятой на поле отправлялась Линэ, стоявшая чуть поодаль и не спускавшая глаз, но уже с дракона. Девушка выглядела даже не бледной, а серо-зеленой, под цвет пожухлой травы ипподрома. Последней проходить испытание должна была Тесса Холмлунд. Только вот нашей «королевы» нигде не было видно, и это показалось мне довольно странным. Обычно она не упускала возможности покрасоваться перед принцем.

Решив не смотреть, как Айдар разговаривает с Карианной, а та улыбается ему слишком уж завлекательно – потому что принцесса Хефии была настоящей красоткой! – я отправилась к Линэ. Подругами с ней мы так и не стали, но я была благодарна ей за поддержку на острове фанатиков.

Сейчас же, кажется, пришла моя очередь ее подбодрить. Я тронула Линэ за рукав строгого темного платья, вглядываясь в ее перепуганное личико.

- Поверь, тебе не стоит его бояться! – сказала ей. - Драконы любит Светлых, так что ты спокойно пройдешь это испытание.

Но Линэ лишь покачала головой, и я поморщилась, увидев, что ее нижняя губа искусана до крови.

- Я не смогу! – выдавила из себя девушка. – Он настолько ужасен, что… Он меня сожрет! Это самый страшный монстр из всех виденных до этого…

- Соберись! – приказала ей, как недавно приказал мне Айдар.


убрать рекламу







– Ну же, прекрати истерику! Если уж меня не сожрал, то тебя и подавно. Просто выйди и сделай это! Не думай о драконе, а… Думай о чем-нибудь приятном. Или же о ком-нибудь. Например, о нашем принце. Ты ведь хочешь замуж за Айдара Орвика?

Линэ неуверенно кивнула.

- Хочу.

- Ну если ты хочешь, то уж постарайся!

Потому что я тоже постаралась, хотя замужество с наследным принцем Астора с моей-то родословной мне уж точно не грозило!

Линэ улыбнулась.

- Какая ты все-таки хорошая, Лиррит! И совсем не такая ведьма, как о тебе говорят...

- А ты поменьше слушай, – заявила ей, – что люди говорят. Особенно то, чем захочет с тобой поделиться Тесса. И книгам тоже особо не доверяй, в них много всякой ерунды написано! Темные вовсе не такие уж ужасные…

Но я изменила свое мнение, когда с ипподрома вернулась Карианна. Дракон, кстати, принцессой из жаркой Хефии не заинтересовался. Подошел, обнюхал, постоял немного, после чего развернулся и отправился под свой навес.

Только вот…

- Пришла пора отомстить, – негромко сообщила мне Карианна. Девушка, переговорив с принцем, отправилась было к палаткам, но затем почему-то подошла ко мне. – Мы, Темные, не должны прощать своих обидчиков!

И она посмотрела в сторону Асты, разговаривавшей с Айдаром. Вернее, белокожая и пышнотелая Аста что-то быстро и восторженно ему говорила, все норовя прикоснуться к руке принца.

И я поморщилась. Может, ведьмы и хорошие, но не всегда. Правда, мстить Асте я не собиралась. У нас все-таки Отбор, и у нее столько же прав на Айдара, как и у меня. Да и Светлый принц – большой мальчик и, уверена, сам разберется, кто ему по нраву.

- О чем ты? – спросила я Карианну, отрываясь от созерцания ладошки Асты, но уже на груди у Айдара. – Что ты собираешься сделать?

- Скоро увидишь! – отозвалась она.

В этот самый момент я и увидела… Заметила, как на миг изменилось лицо Карианны. Потускнело, и ее красивые черты заострились. Затем в черных глазах полыхнуло адское пламя, в бордовых сполохах которого мне почудились резвящиеся демоны.

Я с треском захлопнула рот, забыв, что хотела ей сказать.

- Что с тобой? – спросила неуверенно. – Ты в порядке?

На это принцесса лишь пожала плечами, но отвечать мне не спешила. Я же встряхнула головой, уговаривая себя, что мне все это почудилось. Разыгралось воображение на нервной почве!

- Что именно ты хочешь сделать? – вновь спросила я у Карианны. – Не стоит… Поверь, она того не стоит! Да и магией здесь пользоваться нельзя!

- А что такого я могу сделать? – Карианна посмотрела на меня совершенно нормальным взглядом. И никаких больше демонов!.. – Ровным счетом ничего, ведь магией здесь пользоваться все равно нельзя.

Сказав это, принцесса Хефии резко развернулась и ушла. Я же долго смотрела ей вслед, размышляя, каким образом она собиралась отомстить Асте или Тессе, с которыми была на ножах еще с прошлого испытания. И еще о том, что видела в ее глазах.

Потому что до этого уже сталкивалась с подобным. Похожий взгляд был у Йорунды, и… Неожиданно для себя я вспомнила о месте, где выросла.

Или мне все это показалось?

Ответов у меня не было до тех пор, пока я не услышала жутчайший визг. И в тот же миг всколыхнулись Светлые магические потоки... Резко повернувшись, я увидела, как Айдар перемахнул через заграждение, отделяющее поле для испытаний. Принц кинулся к Асте, рядом с которой бился, рычал спеленатый магической Сетью дракон.

Аста же, сжавшись в комок, обхватив голову руками, визжала убийственно громко. Ей вторила Линэ, стоявшая за ограждением, на которую никто и не думал нападать.

Впрочем, Светлые разобрались довольно быстро. Очень скоро Айдар уже обнимал Асту, пытаясь успокоить девушку, которая, по-хорошему, могла бы к нему так и не прижиматься! Торстейн, стоя перед драконом, занудным голосом что-то вещал, и ящер, перестав рычать и вырываться из Сети, слушал архимага с крайне понурым видом.

Наконец, маги сняли с Годвида Сеть, и тот потащился под свой навес. Айдар же, обнимая Асту за плечи, уводил девушку с поля. А я отвернулась, решив не смотреть, как симпатичная темноволосая головка молодой леди Хеллем покоится на его плече.

Затем тоже пошла. Вернее, побрела в свою палатку. Шла и думала – неужели в произошедшем с Астой виновата Карианна, которая каким-то образом все-таки свела дракона с ума? Загипнотизировала крылатого ящера, щедро поделившись с ним своими демонами, и те вынудили Годвида напасть на Светлую Избранницу?

Ответов у меня все так же не было. Конечно, можно было расспросить Карианну, но мне казалось, что та больше не пойдет на откровенность, не найдя во мне поддержки своей затее с местью.

Перед палаткой я оглянулась еще раз. Айдара и Асты нигде не было видно. Дракон преспокойно разлегся под своим навесом. Зато истерически рыдающая Линэ, которую пытался успокоить Торстейн вместе с парой магов, громко, на весь ипподром, твердила, что испытание проходить она не станет. Не станет, потому что ей жуть как страшно! И не нужен ей никакой Отбор, потому она собирается еще пожить, а не быть съеденной крылатым монстром, как раз догрызавшим говяжью берцовую кость!

Вместо нее к дракону отправилась Тесса, которая, даже если ей и было страшно, не подавала и виду. Я же откинула полог палатки, решив, что Тесса справится, потому что, как бы мне ни хотелось этого признавать, она была из породы бойцов. И не ошиблась – судя по радостным криками и громогласным аплодисментам, юная леди Холмлунд успешно прошла свое испытание.

Я же принялась бродить по палатке, иногда поглядывая на небольшой столик, на который чья-то заботливая рука поставила несколько блюд с нарезанными дольками фруктами. Правда, клубники среди них не оказалось.

Впрочем, мне было не до нее!

Думала, но ровно до момента, пока в палатку не вошел Айдар. Протянул ко мне руки, и я поспешила к нему навстречу. Сжав мои ладони в своих, принц повел меня к столу. Уселся на стул, затем усадил меня к себе на колени и попытался накормить.

- Этим вечером, – заявил он, протягивая дольку сочной дыни, – будет небольшой ужин в узком семейном кругу. Мои родители и твои родители. То есть, твой отец, и мы с тобой. А потом я тебя похищу… Ты ведь хотела посмотреть город? Только ты и я, Лиррит!

- Хотела, – ответила ему нерешительно.

Он и я – что может быть лучше?

- И ты его посмотришь! – пообещал мне Айдар. – Я по тебе соскучился... Лиррит, да что с тобой? На тебе лица нет! Это все из-за старины Годвида?

- Нет же, не из-за него! И лицо на мне есть, – заявила ему со вздохом, – не придумывай! А вот дыню я не хочу… И на ужин к твоим родителям тоже не пойду. Не могу, – призналась ему, закрывая глаза. – Не могу, и все тут!

- И почему же не можешь? – удивился Айдар. – Боишься, трусишка? Мои родители куда безобиднее Годвида, особенно если их хорошенько накормить. А отца можно еще и подпоить…

- Нет же! – отозвалась я, с трудом подавив смешок, представив подвыпившего короля Астора. – Я вовсе не боюсь твоих родителей. И вообще, я никого не боюсь! Но у меня… У меня на то есть свои причины!

- Позволь спросить, какие именно? – спросил Айдар с иронией в голосе.

Вздохнула, потому что причин у меня набралось предостаточно, и ни одна из них не была смешной.

- Я чувствую себя отвратительно, – призналась ему.

- Это еще почему? Ну же, Лиррит, скушай дыньку, и тебе сразу станет легче!

- Говорю же, не хочу я твою дыньку! – сказала ему, насупившись. – И не надо обращаться со мной, как с маленьким ребенком!

- Еще как надо, – заверил меня принц. – Раз уж ты капризничаешь, то…

- Ничего я не капризничаю! Я не хочу, потому что… Потому что я все знала, но ничего не сделала! Вернее, я должна была догадаться о том, что задумала Карианна.

- И что же она задумала? – удивился Айдар, но с дыней от меня отстал.

- Она свела с ума Годвида, вот что! Именно поэтому дракон набросился на Асту. Я увидела демонов в ее глазах. Карианна заговорила со мной о мести, и ее лицо изменилось. Я должна была обо всем догадаться!

- Погоди, какие еще демоны? – заинтересовался Айдар. – Что именно ты увидела?

- Не знаю, как тебе объяснить! Что-то промелькнуло в ее глазах, и это… Это…

- Как они выглядели? – терпеливо спросил принц. – Не переживай, Лиррит! Просто расскажи мне все, что ты видела, даже если это прозвучит в высшей степени странно.

- Не могу, – наконец призналась ему. – Я не могу подобрать правильные слова! К тому же это длилось всего лишь пару мгновений, но я все равно запомнила. Запомнила, потому что уже видела похожее во взгляде Йорунды! И еще кое-где...

- Где именно?

Промолчала. Затем попыталась встать с его коленей, но он меня не отпустил.

- Лиррит, ты можешь все мне рассказать! – заявил Айдар. – Посмотри на меня, – он заглянул в глаза, – и послушай очень внимательно. Я клянусь, Лиррит!.. Клянусь Светлыми Богами, что ты можешь рассказать мне абсолютно все и тебе нечего бояться!

Причин бояться у меня было предостаточно, несмотря на его клятву, но… Высшим Темным ведьмам неведом страх, лишь справедливые опасения.

- Это напомнило мне о Первозданной Тьме, – наконец, призналась ему. – Если очень долго смотреть на Темный Источник, то можно ее увидеть. Нет, не глазами, а… Сердцем, Айдар! И знаешь, длительное время я постоянно на него смотрела.

Айдар молчал, я же обреченно продолжала:

- И я много раз видела Первозданную Тьму в Темном Источнике, но никогда еще в людях. Именно поэтому я решила, что ошиблась. Что этого попросту не может быть, потому что Карианна напомнила мне о месте, где я провела почти всю свою жизнь.

Айдар слушал, не перебивая. Я же опять попыталась встать с его коленей, но он снова меня не отпустил. Ну раз так, то…

- Я не могу пойти на ужин с твоими родителями, потому что выросла в Темной Обители. В Норберге, Айдар, как бы это ужасно ни звучало на землях Астора!

Вот и все, я это сказала! Попыталась подняться и уйти, но он крепко держал меня за руку. Тогда я отстранилась, заглядывая в глаза тому, кто вот-вот меня отвергнет.

За то, что я родилась не там, где он.

За то, что во мне есть Свет и Тьма, но все-таки я – Темная.

Смотрела в его лицо, ожидая, что под моими ногами вот-вот разверзнется земля или же на меня обрушатся Светлые небеса, покарав Лиррит из рода Норбергов за то, что она осмелилась приехать в Астор. Или что Айдар вот-вот свяжет меня Светлыми заклинаниями, а потом кликнет своих магов, приказав арестовать ведьму...

- Хорошо, – вместо этого заявил мне принц. – Я с этим разберусь! Будь готова к семи часам вечера. Кстати, то зеленое платье с вышивкой…

- Что?! – перебила его, не поверив своим ушам. – Какое еще платье? Какой еще вечер?! О, Боги, ты что, не расслышал?! Я выросла, училась и была посвящена Обители Тьмы! А вот этот знак…

Полезла, трясущимися руками вытаскивая из-под ворота цепочку.

- Это знак Темной Обители в Норберге, – как ни в чем не бывало произнес Айдар. – Но я рад, что ты сказала об этом сама. Отличный шаг навстречу с твоей стороны, и я это очень ценю. Шаг к нам, Лиррит!

- Ты…

- Но впредь я бы хотел, чтобы ты рассказывала мне все, что тебя тревожит. Все, что происходит в твоей красивой головке, и не ждала, пока я разберусь в этом сам. Первой, Лиррит! Знаешь, это намного упростит мою дальнейшую жизнь, – улыбнулся он.

Я же застыла с открытым ртом.

- Ты что, знал?!

Он кивнул.

- И как давно ты это… узнал?

- Почти сразу после нашего приезда в Бэлфор. Были кое-какие сомнения, но затем я поговорил с Торстейном. Мастерство твоего владения магией и осведомленность о работе Источников развеяли последние сомнения. Но почему ты так удивлена? Лиррит, я ведь тебе уже говорил, что ты можешь мне доверять. Поверь, мне все равно, кто ты такая и откуда родом!

Я покачала головой. А затем подумала… Раз уж Темный Источник Айдар пережил, то, быть может, пора узнать, как он отнесется к моей семье?

Только вот рассказать больше ничего ему не удалось, потому что полотняной полог моей палатки отодвинулся, и перед нами возник встревоженный молодой маг. Кажется, тот самый, кто должен был присматривать за Соней – я видела его рядом с девушкой, когда распределяли наших стражей этим утром. За его спиной маячил здоровенный светловолосый придворный, выглядевший крайне взволнованным.

Этого я тоже где-то видела!

И я покинула гостеприимные колени Светлого принца, потому что Айдар встал и отправился навстречу к вошедшим. Маг тем временем убитым голосом заявил:

- Ваше Высочество, Соня пропала! Соня Фенланд, за которой я должен был присматривать... В палатке ее нет, на ипподроме тоже, и я нигде не чувствую ее метку Избранницы!

- И как же это произошло? – поинтересовался Айдар. Услышанное ему явно не понравилось.

- Я… Меня… Меня приложили заклинанием, и я потерял сознание, – покаялся маг. – Когда очнулся, в палатке ее уже не было!

- Кто-то из своих, – отозвался Айдар, уставившись вовсе не на мага, а на молодого мужчину примерно одного с собой роста и комплекции. – Никто не может проникнуть или покинуть территорию ипподрома, так что Соня еще здесь. Рольф, мы ее обязательно найдем! 

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Соню нашли быстро, как и предсказывал Айдар. Девушка, лишенная сознания, спутанная заклинанием по рукам и ногам, лежала на одной из телег, стоявших за трибунами, присыпанная окровавленной соломой. Рядом с ней на той же соломе покоилась говяжья лопатка, пока еще не доставшаяся Годвиду.

Перепуганный хозяин телеги – длиннобородый здоровяк, которого притащили с трибун, – клялся и божился, дергая себя за рыжую бороду, что он непричастен. Он ни к чему не причастен, милостивые господа, потому что эту девицу в первый раз видит! Все подтвердят: он привез мясо для дракона, как и было заранее оговорено – и даже деньги ему уплочены! – а за провоз девиц ему никто не платил.

Он ее никогда не видел, и глаза бы ее развидели!

Торстейн вместе с двумя магами, участвовавшими в поиске, о котором нас попросили не распространяться, чтобы не сеять панику раньше времени, быстро привели Соню в чувство. Только вот первым к растерянной, ничего не понимающей девушке кинулся… Нет, вовсе не Айдар Орвик, ее жених по воле Светлых Богов, а молодой лорд Рольф Хасби.

Я все-таки его вспомнила – он был рядом с Соней на Королевской Охоте, затем танцевал с ней на двух балах во дворце, старательно добиваясь ее внимания и расположения. Вот и сейчас Рольф обнял Соню, пришедшую в себя от опутывавших ее Светлых заклинаний. Принялся выбирать солому из ее волос, затем стер пыль с перепачканного, запыленного лица, и Соня, всхлипнув, уткнулась в его грудь.

Я же покосилась на Айдара, как, подозреваю, и остальные собравшиеся возле телеги. Но принц на произошедшее не отреагировал, как ни в чем не бывало позволив сопернику обнимать одну из своих невест.

- Соня, – наконец, произнес Айдрар, когда Рольф помог девушке слезть с телеги, – кто это сделал?

Странно, но на девушке оказалось простенькое платье из грубой льняной ткани, которое куда больше подошло бы крестьянке, чем Избраннице Светлых Богов. Соня тоже уставилась на свой наряд с удивлением, затем перевела растерянный взгляд на принца.

- Ты видела тех, кто пытался тебя похитить? – мягко спросил он.

- Нет, Ваше Высочество! – ее голос прозвучал хоть и слабо, но вполне уверенно. – Я никого не видела. Дожидалась окончания испытания в палатке, а потом кто-то вошел и…

Резкая вспышка, перед глазами все поплыло, и больше она ничего не помнит.

- Но почему на мне чужая одежда? – произнесла Соня, посмотрев на Ральфа. – Я не понимаю… Да и зачем кому-то понадобилось меня похищать?

- Мы обязательно в этом разберемся, – пообещал ей принц, – и найдем тех, кто это с тобой сделал.

Я же смотрела на растерянную Соню и не понимала, на что надеялись похитители. Да, им несказанно повезло – они проникли незамеченными в палатку Сони, перед этим обездвижив ее стража. Затем оглушили и переодели девушку в чужую одежду. Но и на этом их везение не закончилось – им удалось завести Соню за трибуны, а затем незаметно спрятать под соломой на одной из телег, владелец которой увлеченно следил за испытаниями Отбора.

Но дальше-то что?!

Уверена, вывезти ее из-под купола все равно бы не получилось, потому что после исчезновения Избранницы королевские маги стали бы носом землю рыть... А потом бы по крупинкам просеяли нарытое!

- Я знаю, кто это сделал, – неожиданно раздался знакомый голос. Оказалось, за трибунами нас отыскала Тесса Холмлунд и теперь смотрела на меня с неприкрытой неприязнью. – Потому что я все видела!

- Что именно ты видела, Тесса? – поинтересовался у нее Айдар.

На лице принца застыло выражение вежливого любопытства.

- Я прекрасно видела, как она, – Тесса ткнула в мою сторону пальцем, украшенным золотыми кольцами, – выходила из Сониной палатки. И она была не одна... Я стояла далеко, но все равно разглядела, как Лиррит шла под руку с какой-то крестьянкой. Помню, сильно удивилась, подумав – а с чего бы Избраннице якшаться с какой-то чернью? Но, выходит, это была наша Соня, а Лиррит Смарен пыталась ее похитить!

- Я?! – ахнула я в ответ. От несправедливого обвинения кровь горячей волной прилила к щекам. – Похитить Соню? Да ты сошла с ума!

Раскрыв рот от негодования, я посмотрела на Айдара. Тот глядел на Тессу, и его взгляд не предвещал ничего хорошего. Только вот кому – ей или мне?

- Лиррит, успокойся! – сказал мне Айдар. – Тебе не стоит волноваться. Уверен, скоро все прояснится.

Зато я ни в чем не была уверена, особенно после того, как уставилась в суженные от ненависти глаза противной Светлой. Какое тут не волноваться, ведь она явно что-то задумала!

- И зачем же, по-твоему, мне это было делать? – поинтересовалась я у Тессы. – К тому же, у нас с Соней не было никаких конфликтов, и я очень ...

Черт! Замялась, не в состоянии признаться, что я очень ее люблю. Потому что Соня – чудесное создание, которая не сделала никому и ничего плохого. А уж мне и подавно!

- Она всегда ее ненавидела, – с легкостью соврала Тесса, после чего оглядела собравшихся магов: – Лиррит Смарен ненавидит всех своих соперниц и всегда готова подстроить им какие-то пакости! Это только с виду она спокойная и рассудительная, а внутри…

- А внутри – настоящая Темная ведьма, – подсказала ей. – Смотри, не захлебнись в собственным яде, Тесса Холмлунд, потому что я никому и ничего плохого не делала. И Соню я тоже не трогала. Я бы к ней пальцем не прикоснулась, а если бы узнала, кто ее тронул, сама бы обломала эти самые пальцы!..

- Ври, да не завирайся! – заявила Тесса. – Ты это сделала, я все видела. И я это докажу!

- Интересно, как ты собираешься это доказывать? Да и как бы я это сделала, если все время была либо с Эльгой, либо в своей палатке под присмотром мага?

А потом ко мне пришел Айдар, усадил к себе на колени и пытался накормить дыней.

- Вот и спросите у Зариса, – Тесса повернулась к принцу, – уж не отлучалась ли она куда-нибудь! Разве можно верить Темной, Ваше Высочество? – и она кокетливо захлопала ресницами.

Внезапно я поняла, что маг ничего хорошего принцу не скажет. Вернее, он скажет именно то, что на что и рассчитывала Тесса, потому что именно она все это провернула! Уверена, не было никакого похищения, одна лишь его имитация. Соне ничего не грозило, потому что они… Они собирались подставить меня, провернув все с тем самым магом, который за мной присматривал.

Мотивы Тессы мне были прекрасно известны – она устраняла опасную соперницу, почувствовав, что принц куда больше интересуется мною, чем ей. А молодой маг… Нет, Тесса его не соблазняла – тогда бы ее метка Избранницы погасла. Попросту задурила ему голову, наобещав… Много чего можно пообещать мужчине, который сходит по тебе с ума!

- Лиррит, – повернулся ко мне Айдар, – тебе не стоит переживать раньше времени. Пока что я не увидел и не услышал ничего, свидетельствующего против тебя. Поэтому сейчас мы пойдем в твою палатку, а по дороге поговорим с Зарисом.

Он протянул мне руку, заставив Тессу открыть рот и посереть от злости.

- Но ведь она причастна!.. – начала противная девица.

- Я во всем разберусь! – произнес принц строго. Затем повернулся к придворному, все еще сжимавшему руку бледной Сони. – Присмотришь за ней?

- Конечно, мой принц! – с готовностью отозвался Рольф. Сорвал с себя плащ, укутав Соню, после чего, обняв девушку за плечи, повел в сторону палаток.

- Торстейн, пройдемся, – Айдар посмотрел на архимага, и тот кивнул. – Аштаг, Румейн, следуйте за нами!

И мы пошли. Правда, недалеко – ровно до моей палатки, где и нашли мага, который должен был меня охранять. И он – вот же Светлая сволочь! – не моргнув глазом, соврал, что я отлучалась как раз перед началом своего испытания. Зарис собирался было пойти за мной, но я приказала ему оставаться на месте.

- И как, ты исполнил волю Лиррит Смарен? – холодно поинтересовался у него Айдар.

- Конечно, Ваше Высочество, – с готовностью отозвался молодой маг. – Ведь нам приказали исполнять любой приказ Избранниц! Затем я немного поговорил со своим знакомым, дожидаясь, пока леди Смарен вернется, но ее не было довольно долго.

- Он врет! – покачала я головой. – Я не выходила из палатки, пока меня не позвали на испытание. Он сам и позвал! Айдар… Ваше Высочество, а можно мне приложить его заклинанием Правды?!

Я бы приложила еще много чем, чтобы не смел больше лгать! Маг отшатнулся, видимо, прочтя Темные мысли в моих глазах, но Тесса тут же взъярилась, заявив, что я не имею права.

- Пошли! – Айдар распахнул передо мной полотняную дверь палатки.

За нами проследовали архимаг Торстейн с двумя магами, а затем и Тесса с Зарисом.

С момента, как я покинула свой временный приют, в нем ничего не изменилось. Все тот же ковер на полу, небольшой стол с фруктами, стул, на котором мы сидели с Айдаром; сундук с запасной одеждой – наверное, на случай, если Избранница все-таки обмочится со страху... Именно из него принц и вытащил то самое светлое с розочками платье, в котором Соня показалась мне такой трогательной и беззащитной, когда гладила здоровенного ящера.

- Я этого не делала, – покачав головой, произнесла я тусклым голосом, уставившись на Айдара. – Мне его подбросили!

- Она вознамерилась победить на Отборе, – тут же заявила Тесса. – Заполучить вас любыми способами, мой принц! Именно поэтому выкрала Соню, решив убрать ее со своего пути.

- Мое слово против ее, – я смотрела на слишком уж спокойного Айдара, пытаясь понять, каково будет его решение. – Так кому же вы поверите, Ваше Высочество?

- Это она! Ведьма во всем виновата! – твердила Тесса. – Вошла к бедной Соне, воспользовалась своей Темной магией...

Тут кашлянул Торстейн.

- Ваше Высочество, Соню Фенланд оглушили и связали Светлой магией, а не Темной! – любезно произнес он, и я взглянула на него с благодарностью.

- Если бы Лиррит захотела похитить Соню, зачем ей пользоваться чужеродной магией? – спросил принц у сестры одного из своей Боевой Четверки.

Тесса растерялась, но ненадолго.

- Чтобы запутать следы, – заявила ему. – Ведь в ней есть Светлый дар!

- Есть, но я не умею им пользоваться, – отозвалась я. - Вы ведь в курсе, мой принц, моего уровня владения Светлой магией, потому что сами научили меня нескольким простейшим заклинаниям. А дальше я так и не продвинулась, потому что меня то убивают, то похищают, то пытаются оболгать!

Тесса занервничала.

- Но ведь мы нашли у Лиррит Сонино платье! Да и маг подтвердил, что она отлучалась, – взвизгнула она. – Все проще простого! Так чего же вы все ждете?! Сейчас же прикажите ее арестовать! Пусть мерзкая ведьма проведет остаток жизни в тюрьме!

- Вот сейчас и разберемся, – преспокойно заявил ей Айдар, – кто, что и где проведет. Лиррит, ты хочешь что-то добавить?

Я пожала плечами.

- Могу добавить лишь то, что Тесса с первого дня Отбора упорно распускала слухи о вашей с ней помолвке, отравляя жизнь остальным Избранницам своим высокомерием и презрением. Но этого ей оказалось мало, и она пошла дальше. Подговорила влюбленного в нее юнца…

- Заткнись! – взвизгнула Тесса. – Ваше Высочество…

Айдар уставился на нее тяжелым взглядом, и замолчала уже Тесса.

- Затем, когда пришел черед моего испытания, они начали действовать, – я обвела взглядом присутствующих. Зарис нервничал, но старался держаться уверенно. Архимаг слушал меня с живейшим интересом. – Думаю, Тесса отвлекла мага, охранявшего палатку Сони. Спросите у него, уверена, он вспомнит! Затем ее подельник оглушил и связал мага заклинанием. Нет, они не собирались его убивать... Они никого не хотели убивать! Вместо этого лишили сознания ничего не подозревавшую Соню. Переодели ее в крестьянскую одежду, после чего, думаю, внушили ей, чтобы она сама отправилась к телегам – в суматохе ее никто и не заметил, – где повторно усыпили.

Возле телеги я почувствовала отголоски Светлых заклинаний, которые показались мне знакомыми. Вернее, похожими на Темные.

Архимаг снова кивнул.

- Да, – заявил он авторитетно. – Было заклинание внушения!

- А потом оставалось лишь подкинуть в мой сундук чужое платье и ждать, когда обнаружат Соню.

- У тебя нет ни единого доказательства! – взвилась Тесса. – А у меня есть! Потому что все было совсем иначе!

- Это мы сейчас и узнаем. Торстейн, – принц повернулся к архимагу, – запускай свое адово изобретение!

…Светлая Магия давно поражала меня своей непредсказуемостью. В бою я бы сделала ставку на Темную, но сейчас завороженно смотрела, как архимаг, бормоча и сыпля непонятными мне терминами, активировал, по его словам, «установленные заранее меры предосторожности, которые помогут защитить Избранниц». Затем я перевела взгляд на побледневшую, вернее, позеленевшую Тессу, вспоминая слова Бартена о «светлых штучках архимага».

Девушка явно была не рада происходящему, попыталась покинуть палатку, но по знаку Айдара два молчаливых мага преградили ей дорогу.

- Останься, Тесса! – приказал принц. – Думаю, всем будет интересно увидеть то, что на самом деле произошло в палатке Лиррит.

Мне тоже было интересно, и еще как! Потому что до этого еще никогда не видела ничего подобного.

И тут же перед нашими глазами ожили картинки, напитанные Высшей Светлой магией. Они походили на искусную иллюзию, но все же это было что-то другое. Я увидела себя, застывшую посреди этой самой палатки. Иллюзорная я стояла, поджав губы, и смотрела вдаль невидящим взглядом. Но при этом – ни малейшей ошибки в одежде или прическе. То же самое темное платье с узором из золотистых переплетенных кос на лифе, которое я выбрала этим утром, отправляясь на заклание к дракону. На голове – сложное сооружение из кос, подколотое кверху шпильками и украшенное небольшой заколкой в форме черной розы – подарком Айдара. Нет, это не были чьи-то воспоминания – передо мной стояла точная копия меня самой!

- Перед началом испытания я установил заклинания, считывающие и сохраняющие на кристаллы-накопители то, что происходит в палатке каждой из Избранниц, - пояснил Торстейн. – Пришлось повозиться, но это всем нам пойдет на пользу. Как раз во избежание ложных обвинений, – он перевел взгляд на Тессу.

- Но ведь это… Это великолепно! – прошептала я, в который раз пытаясь разобраться, какими заклинаниями пользовался архимаг.

И опять не смогла. Это было за гранью моего понимания Светлой магии.

- Мое заклинание воспроизводит не только то, что я бы увидел собственными глазами, но и то, что услышал бы своими ушами, – добавил явно польщенный похвалой Торстейн.

По его невидимому знаку картинка начала двигаться. Иллюзорная я переступила с ноги на ногу, затем шевельнулись мои губы, и я услышала собственное приглушенное бормотание. Вспомнила – как раз перед началом испытания долго читала молитвы на Древнем Темном, которые боевые маги употребляли в случае смертельной опасности. Ведь я справедливо опасалась, что Годвид собирается меня сожрать!

Картинка снова двинулась – я принялась расхаживать из угла в угол, что и делала в течение нескольких минут. Зрители порядком заскучали. Зарис попытался улизнуть, но маги ему не позволили. Наконец, полотняная дверь иллюзорной палатки отодвинулась, и в нее заглянул тот же самый призрачный Зарис, заявив, что леди Смарен пора отправляться на испытание.

Вторая я ушла и уже больше не вернулась. Зато через пару-тройку минут в мою палатку проскользнула Тесса, сжимавшая в руках что-то светлое. Девушка воровато оглянулась – я прекрасно разглядела ее бледное, но решительное лицо. Затем Тесса кинулась к стоящему в углу сундуку. Откинув крышку, сунула в него… светлое в розочках платье Сони.

- Достаточно! – приказал Айдар. - Я уже увидел все, что хотел.

Архимаг послушно остановил свое адское изобретение, после чего развеял созданные им иллюзии. Я же уставилась на трясущуюся, не сдерживающую больше слез Тессу, но промолчала, потому что снова заговорил принц:

- Аштаг, Румейн, – Айдар взглянул на двух молчаливых магов, затем перевел взгляд на пятившегося Зариса, – взять его! – Затем настал мой черед. – Торстейн, будь так добр, прогуляйтесь с Лиррит! Думаю, ей не помешает немного проветрить голову.

Айдар посмотрел на меня и улыбнулся, а мне в голову пришла странная мысль... Кажется, принц с самого начала не поверил ни единому слову Тессы. Но, зная о «хитрых штучках» архимага, собирался получить весомое доказательство ее вины.

- Тесса Холмлунд, – произнес принц сурово. – А вот ты, пожалуй, останься! Я хотел послу


убрать рекламу







шать твои объяснения случившемуся.

И Тесса зарыдала во весь голос.

Я же отправилась гулять с архимагом Торстейном, решив выспросить у него все детали его изобретения. При этом размышляла... Нет, Тессу вряд ли посадят темницу, в которой, по ее словам, мне самое и место. Вместо этого заносчивую молодую девицу, скорее всего, сошлют подальше от столицы. Куда-нибудь в глушь, где быстренько выдадут замуж за кого-нибудь крайне лояльного короне.

Что же, по мне – подобное наказание как раз вполне соразмерно с ее виной!

Глава 18 

 Сделать закладку на этом месте книги

А затем настал черед последнего испытания перед финалом, который, по сложившейся многовековой традиции, должен будет пройти в Цитадели, в непосредственной близости от Светлого Источника. Именно там наследный принц Айдар Орвик сделает свой окончательный выбор, назвав одну из оставшихся на Отборе Избранниц своей женой.

Но перед этим его невестам предстояло пройти испытание «Верность».

Его проводили в Белых Горах, в пещере знаменитейшего на весь Астор Оракула, прозванного Голосом Богов, и на этот раз выбор предстояло сделать уже Избранницам. Если на первом испытании перед Источником нам советовали говорить только правду, надеясь на то, что Светлые Боги заметят и покарают за ложь, то соврать в пещере Оракула не представлялось никакой возможности.

Хотя бы потому, что на время испытания мы сами станем Голосом Богов, причем для самих себя, дав честный ответ на один единственный вопрос.

Любит ли Избранница принца Астора всем сердцем и готова ли она стать его судьбой, разделив с ним радости и горести совместной жизни, или же предпочтет идти по другому пути, на котором нет места Айдару Орвику?

А уж потом последнее слово останется за принцем, которому и предстоит выбирать из оставшихся невест. Но сколько из нас дойдет до финала, если на испытание «Верность» отправлялось всего лишь пятеро Избранниц?

...Карианна, принцесса Хефии, явно что-то скрывавшая за своими темными, словно южная ночь, глазами. Вчера мне показалось, что в них промелькнули демоны Первозданной Тьмы, но сегодня она сидела в карете по правую руку от меня – удивительно красивая, собранная, уверенная в себе, – и я серьезно засомневалась в том, что видела.

…Темноволосая Аста… Пусть не самая красивая из Избранниц и не лучшая из магичек на Отборе, она обладала удивительной особенностью – стоило девушке улыбнуться, как ее простенькое личико преображалось, становясь крайне привлекательным. К тому же мне казалось, что Аста искренне любила принца и была готова идти до конца.

Заполучить его и корону Астора.

Кстати, послушав меня, Айдар позволил Асте пройти четвертое испытание еще раз. И она, к ее чести, не побоялась снова предстать перед старым драконом. Уж чего-чего, а смелости и решительности юной леди Хеллем было не занимать!

…На Отборе еще оставалась Эльга, моя единственная подруга. Но Эльга была давно и безнадежно влюблена в Темного архимага Астора и утверждала, что мне она не соперница. За принца Эльга бороться не собиралась, короной Астора не интересовалась, потому что ее заботил исключительно Бартен Мунсен.

Вот и сейчас ее красивое лицо хранило выражение крайней озабоченности. Мы тряслись в большой закрытой карете по мостовым Бэлфора, направляясь к Пещере Оракула, и Эльга, сидевшая по левую сторону, склонилась к моему уху, перед этим благоразумно отгородившись от остальных Избранниц магической стеной.

- Теперь Бартен точно узнает, что я о нем думаю, – заявила она. – Потому что сам будет проводить это испытание!

Я тут же поинтересовалась, а не означает ли это, что Бартен Мунсен будет ковыряться в наших головах, пытаясь определить, прошли ли мы испытание или нет?!

- Конечно же, станет! Вернее, я очень на это надеюсь, – усмехнулась Эльга. – Представляешь, он сам залезет в мои мысли, а там – сюрпи-из! И даже объяснять ничего не придется… Этим он сильно облегчит мою жизнь.

На это я украдкой вздохнула. Потому что, подозреваю, ее жизнь это серьезно облегчит, а вот мою – нисколечко. Мне до сих пор казалось, что Бартен Мунсен не оставлял надежды заключить со мной… гм… союз. Собственный Темный Альянс, в котором будем лишь мы вдвоем. Это испытание было отличным шансом переманить меня на свою сторону, а Бартен, по собственным словам, проигрывать не привык.

На что он пойдет, чтобы добиться своего?

Этого я не знала, и, по большому счету, узнавать мне совершенно не хотелось. Но что я могла сделать?! Не было никакой возможности отменить или избежать это испытание – если только бросить все и уехать в Норберг… Но сбегать я не собиралась, поэтому оставалось лишь смириться, а еще лучше – бороться.

Пожав плечами – ну что же, разберусь на месте! – я уставилась на сидящую напротив меня Соню.

…Пятая и последняя из оставшихся Избранниц... Наша кроткая Соня после похищения выглядела более погруженной в собственные мысли, чем обычно. Но глядя на нее – такую красивую, такую нежную даже в простеньком черном платье – нам посоветовали придерживаться именно этого цвета в одежде на сегодняшнем испытании, – я поймала себя на странной мысли. Если уж мне придется покинуть Айдара и вернуться на родину, то…

Соня была единственной, кому бы я добровольно его отдала. Потому что лучшей жены Айдару не сыскать!

И пусть вчера вечером он заверил меня, что никогда не смотрел на Соню как на свою Избранницу, потому что с первой нашей встрече в Виренеевке его мысли занимала одна очень красивая, но крайне самоуверенная Темная ведьмочка... Но он не сразу это понял и всю дорогу до Бэлфора пребывал в размышлениях. Впрочем, последние сомнения его оставили в тот день, когда на нас напали фанатики «Карающей Длани».

Осознав, что может меня потерять, Айдар решил, что этого не допустит.

Но мне было сложно ему поверить.

Как поверить в то, что он выбрал меня, а не ее? Потому что Соня несомненно умна, удивительно красива и бесспорно Светлая… Зачем Айдару Темная Высшая со сложным характером и куда более сложной родословной, о которой, впрочем, он пока еще не знал?

- Мне нужна только ты и никто другой, – уверенно заявил он, когда мы гуляли с ним по пустынному пляжу возле королевской бухты.

До этого Айдар отвез меня на обещанную прогулку по городу, в которой нас сопровождали Эскил и Армунд из его Боевой Четверки. Томаса Холмлунда с нами не было, и я подумала, что нажила себе очередного врага...

Затем лорды проводили нас до охраняемой бухты возле дворца и, пожелав приятного вечера, отбыли восвояси. Мы же с Айдаром остались на освещенном лишь двумя магическими светлячками – Светлым и Темным – пляже. Я шла по кромке моря, и босые ноги по щиколотку проваливались во влажный, теплый песок. Лодыжки холодили набегающие волны, а ночной ветер с привкусом морской соли раздувал распущенные волосы.

В голове шумели мысли, похожие на морской прибой. Набегали, а затем сходили на нет, потому что Айдар шел рядом, держал за руку и говорил такие вещи, от которых мое сердце билось в разы быстрее, чем даже после его поцелуев.

- Разве ты еще не догадалась, какой я сделаю выбор? – удивился он, когда я спросила у него о финале.

Догадывалась… Его поцелуи и нежные прикосновения говорили сами за себя. К тому же они приносили с собой сладкую истому и непреодолимое желание узнать то, что скрывалось за завесой вожделения.

Только вот…

- Но ведь Соня…

- Рольф Хасби ее любит, – пожал плечами Айдар. – Давно уже влюблен и не побоялся мне об этом рассказать. Он собирался сделать ей предложение перед самим Отбором, но на руке у Сони так некстати загорелась метка Избранницы. Но он не намерен отступать. Думаю, из него выйдет хороший муж.

- А ты…

- Нет, из меня не выйдет хорошего мужа для Сони! – усмехнулся Айдар. – Потому что я – не ее судьба.

- И чья же ты судьба? – скрывая улыбку, спросила у него.

- А ты подумай! – намекнул он, притянув меня к себе. – Если не получится сразу догадаться, попробуй еще раз. Правильный ответ ты узнаешь возле Светлого Источника.

Но думать рядом с ним выходило из рук вон плохо. Куда лучше получалось целоваться, смотреть на луну и море и мечтать... Мечтать о незримых, но, несомненно, счастливых вещах, которые обязательно случатся, останься я в Асторе.

И в этой новой моей жизни будут любовь и страсть, преданность и безграничное доверие. А еще – обязательно! – детский смех.

И баланс. Баланс между Светом и Тьмой, потому что – так уж вышло! – я родилась полосатой. Темной и Светлой одновременно. Быть может, не зря Наставник выставил меня из Обители, заявив, что уже дал мне все, а теперь пришла моя очередь познать свою вторую половину?

Найти Светлую себя.

Но где мне лучше ее искать, если не в Асторе? Если не в объятиях Светлого?..

Только вот, мечтая о несбыточном, я постоянно забывала о том, кто такая Лиррит из рода Норберг. О том, кто мои родители, где я родилась и что должна буду вернуться.

Вернуться, потому что нам с Айдаром не суждено быть вместе.

Какие еще брак, любовь и дети, если наши страны находились в состоянии войны? А когда Айдар узнает, то… О, Темные Боги, я боялась даже себе представить, что станет с ним и со мной, когда он обо всем узнает!

- Лиррит, что тебя так тревожит? – в который раз принялся допытываться он, словно чувствуя снедающие меня Темные мысли.

Но я снова ему ничего не рассказала, решив не портить наше чудесное свидание.

Один из лучших дней в жизни.

Идеальным он стал с того самого момента, когда мы вернулись во дворец и рыдающая Тесса покинула Восточное Крыло. Домой также отправилась Линэ, провалившая свое испытание, потому что так и не решилась предстать перед драконом. О дальнейшей судьбе Тессы я пока еще не знала, но Айдара расспрашивать не стала. Решила, что он обо всем позаботится, приняв справедливое решение.

Я же смыла пыль и нервное напряжение, после чего переоделась в зеленое платье с золотой каймой и отправилась на ужин в крайне узком кругу – с королем, королевой и наследным принцем Астора. Меня сопровождал лорд Йесге Смарен, к которому в последние дни я привязалась настолько, что считала его чуть ли не своим приемным отцом.

Иногда мне казалось, что я любила его, как настоящего. Странное чувство, доселе мне неведомое, потому что родной отец подобных эмоций у меня не вызывал. Сложно любить человека, который считает тебя чудовищем и не забывает об этом постоянно напоминать!

Зато лорд Смарен затронул мою душу, и я совершенно добровольно выказывала «признаки дочерней любви». Но при этом понимала, что очень скоро все закончится.

Стоит мне только все рассказать.

И тут же грудь сжималась от тревожных предчувствий, но переживала я даже не за себя. Потому что прекрасно понимала, какую боль причиню Айдару своим предательством. Ведь я не думала, когда решила остаться на Отборе под чужим именем, что все зайдет настолько далеко! Так сильно запутается, врастет в меня и в него корнями, что вырвать возникшее чувство будет ой как непросто.

Если его вообще возможно вырвать!

Да и что станет с лордом Смареном, когда мой обман раскроется? Ведь, выходило, он тоже замешан, потому что назвал меня своей дочерью и сделал фальшивые документы на имя Лиррит Смарен.

Мне оставалось лишь надеяться, что Йесге Смарен сможет выкрутиться и из этих неприятностей. К тому же он успел получить свое сполна – банки столицы гостеприимно распахнули перед ним свои двери, выдав приличную сумму под крайне низкие проценты. Но и на этом его выгода не закончилась...

Лорду Смарену предложили возглавить Тайную Службу короля, сместив старого с должности, и он с радостью принял столь щедрое предложение. Засобирался восстановить семейный особняк в Бэлфоре и перевезти в столицу свою семью. Заявил мне, что пришла пора познакомиться, наконец-таки, со сводными сестрами.

На это я снова украдкой вздохнула. У меня уже была одна, причем родная, которая искренне презирала мой Светлый дар. Нет, знакомиться со сводными сестрами мне не было никакого резона, потому что пришла пора вспомнить о том, кто я такая!

Впрочем, во время ужина мы в основном обсуждали высокое назначение лорда Смарена, благодаря стараниям которого – «нюху», как назвал это мой фальшивый отец, – и обширным связям он вывел Ищеек на след «Карающей Длани». Вчера вечером братство было полностью уничтожено.

- Многие погибли при задержании, – сказал мне Айдар. Он держал меня за руку, лаская пальцы нежными прикосновениями, ничуть не смущаясь присутствия своих родителей.

Королева Атта смотрела на нас с улыбкой, а лорд Смарен косился с явным умилением. Правда, король Олаф был суров, но после третьего кубка с красным вином подобрел и он.

- Остальные схвачены, – продолжал Айдар. – Будет показательный судебный процесс, Лиррит! Им грозит либо смертная казнь, либо пожизненная ссылка на наши каменоломни, и напрасно они молят о снисхождении. Быть Темным на землях Астора не преступление, и больше никто не посмеет пойти против наших законов!

После этого мы обсудили возможное нападение Темных на Светлый Источник. Как и Бартен Мунсен, Айдар склонялся к мысли, что они нанесут удар в ближайшее время. Его это крайне тревожило, как, впрочем, и меня.

Вдоль и поперек обсудив возможные варианты нападения, мы пожелали родителям хорошего вечера, после чего покинули королевский дворец. Гуляли, переодевшись в простую одежду, по столице, затем отправились на берег моря.

- Впереди самое сложное испытание, – признался Айдар, зарываясь в мои волосы.

- Это еще почему? – спросила я, наслаждаясь его близостью.

- Потому что я не знаю, что от него ожидать, – усмехнулся принц. – Вернее, я не знаю, что от тебя ожидать! Ты совершенно непредсказуема, Лиррит, и порой меня это выводит из себя.

- Никогда еще не видела тебя выведенным из себя.

- Увидишь, – пообещал он. – Только попробуй не пройти завтрашнее испытание!

- Шутишь? – спросила у него, потому что смешно мне не было.

- Хотел бы, но не получается. Ты постоянно держишь меня в напряжении, Лиррит! Отгораживаешься от меня, скрываешь свои мысли, а ведь я знаю, что тебя что-то тревожит. Быть может, пришла пора все рассказать? Я бы не отказался от чуть большего доверия с твоей стороны.

- Ты его получишь! – пообещала ему, закрывая глаза.

Про себя уже решила: он должен все узнать. Но завтра, не сегодня... Потому что сегодня были небо, луна и привкус счастья на моих губах.

- Обещаешь? – улыбнулся он.

- Обещаю, что расскажу… Завтра, перед Испытанием «Верность».

А потом уж пусть решает, стоит ли мне проходить его или нет.

Только вот все получилось совсем не так, как я планировала, потому что принца в огромной Пещере Оракула со свисающими с потолка сталактитами, освещенной множеством факелов и куда большим количеством магических светлячков, не оказалось. Напрасно я его ждала, следуя вглубь подземного царства за невозмутимым Бартеном Мунсеном, думая, что Айдар вот-вот покажется. Вынырнет из темноты, и я попрошу у него пять – нет, столько мне не хватит!.. – десять минут наедине, чтобы рассказать принцу о том, кто такая Лиррит Стенстед, она же – вымышленная леди Лиррит Смарен.

Но Айдар так и не появился, чтобы поприветствовать оставшихся Избранниц и пожелать нам удачи на пятом испытании. Зато из темноты вынырнули пятеро Служителей Оракула в черных мантиях и замерли рядом с архимагом Мунсеном.

- Приветствую вас, Избранницы Светлых Богов! – прочистив горло, заявил архимаг, и мне послышалась в его голосе затаенная ирония. – Уверен, вы хотите знать о том, что вас ждет впереди. Итак, очень скоро каждую из вас отведут в собственную келью…

Мы слушали его, стоя посреди Пещеры и переминаясь с ноги на ногу. Я чувствовала, как потряхивает от волнения замершую рядом со мной Эльгу. Уверена, дело было вовсе не в промозглом холоде, гулявшем по ногам, бесстыдно залезая под подолы наших черных платьев. Всему виной жуткое ощущение давления – над нашими головами находился многометровый, многотонный слой камней.

Впрочем, меня тревожил вовсе не он и даже не сталактиты со сталагмитами, белесыми наростами свисавшие или устремлявшиеся к своду Пещеры. Куда больше меня волновал странный запах, идущий от небольшого ручья, протекавшего неподалеку.

- В своей келье вы выпьете сонную настойку, – тем временем продолжал Бартен, – после чего ненадолго отправитесь в мир сновидений. Но дело даже не в настойке – испарения, идущие из недр земли, введут вас в состояние, близкое тому, которое испытывает Оракул. Именно в этом состоянии вам предстоит пройти последнее испытание перед финалом. За вами будут пристально наблюдать Служители Оракула, которые и сделают свои выводы. Сообщат, подходите ли вы нашему принцу или нет.

- А что нужно сделать, чтобы ему подойти? – подала голос Аста. Девушка тоже нервничала, и еще как! – Я не понимаю!

Вот и я не понимала – станет ли следить за испытанием Бартен Мунсен или все-таки это будет доверено Служителям Оракула?

- Во сне перед вами откроются несколько дорог, и вам предстоит решить, по которой из них вы пойдете. Этот выбор станет известен устроителям испытания. Я тоже буду рядом, – добавил он, взглянув на меня столь многозначительно, что я поежилась.

Потому что испытание мне предстояло не из простых.

Но как все-таки жаль, что в Пещере нет Айдара! Куда же он мог запропаститься, когда так мне нужен?!

Тут слово взял пожилой Служитель Оракула, каркающим голосом заявив, что сейчас нас разведут по кельям и мы сможем расположиться на каменных скамьях.

Аста тут же спросила, где мы будем спать.

- На них и будете! – отрезал Служитель.

- Увидим ли мы принца? – подала голос Соня, озвучив тревожащую меня мысль. В свете факелов ее идеально-красивое лицо почему-то выглядело виноватым.

- Увидите! – пообещал Бартен. – Сперва во сне, а затем предстанете перед ним по окончанию испытания. Если, конечно, вы его пройдете.

После подобного напутственного слова понурые девушки побрели за Служителями вглубь Пещеры. Вскоре нас разделили, и я свернула за молодым жрецом в один из множества темных проходов, уходящий глубоко под землю. Наконец, порядком поплутав по лабиринту подземелья, очутилась в маленькой келье, так похожей на ту, которая служила мне домом почти два десятилетия.

Пять шагов от стены до стены. Каменная лавка, небольшой постамент, на котором горело несколько восковых свечей и стояли песочные часы. На него Служитель поставил еще и глиняную чашу, источавшую слабый травяной аромат, скупо пожелав мне удачи. Но дело было вовсе не в напитке!

В келье я куда сильнее ощущала тот самый запах, который почувствовала в большой Пещере. Он настойчиво лез в ноздри, от него слезились глаза и кружилась голова. Впрочем, я уже догадалась, что это такое – те самые испарения, которые назывались Дыханием Богов и о которых говорил Бартен Мунсен. Именно они затеняли разум, обостряя предвидение, давая Оракулу возможность делать свои предсказания.

Теперь нам предстояло повторить то же самое, но уже для себя и Айдара. Выбрать один из нескольких путей, который был ближе к сердцу, и по которому мы готовы идти под присмотром собственных Богов.

И я выпила свою чашу до дна, понадеявшись на то, что знаю, чего хочу. А еще на то, что Бартен Мунсен окажется не в силах помешать мне сделать правильный выбор, даже если примется копаться в моей голове.

Почти сразу же глаза стали закрываться, и я откинулась на каменное ложе, спиной ощущая пронзительный холод подземелья. Сперва думала сопротивляться, бороться с накатывающими грезами, но затем перестала, позволив сновидениям захватить меня в свои мягкие объятия.

И они похитили, закружили, лишая меня ощущения реальности, унося в мир без тревог и забот. В мир, в котором мне не грозили нападение Темных, непредсказуемое поведение Источников и фанатики, которых ждали либо смертная казнь, либо королевские каменоломни. Потому что там мне было уготовлено совсем другое испытание.

Я их увидела – трое мужчин в нескольких шагах от меня, замершей перед ними на перекрестке трех дорог. Мне предстояло выбрать одну из них, ведущую к одному из них…

Но сделать это оказалось легче легкого, потому что я не собиралась колебаться.

- Лиррит! – позвал меня Айдар, стоявший на крайней правой дороге.

На нем была простая серая одежда, в которой я увидела его в первую нашу встречу в Виренеевке. Волосы собраны в боевые плетения, из-за мощного плеча выглядывает рукоятка меча. – Пришла пора сделать свой выбор!

- И я его сделаю, - пообещала ему.

- Ты ведь уже знаешь, каков будет мой! Знаешь, чье имя прозвучит возле Светлого Источника. Но для этого ты должна выбрать меня... Пойдем же со мной, Лиррит! – и он протянул ко мне руку.

Я улыбнулась, так как знала, каков будет мой выбор. Давно уже знала! Еще с того самого дня, когда он оставил растерянную меня перед стенами Бэлфора, пообещав, что очень скоро мы встретимся снова. А я смотрела ему вслед, сокрушаясь о незавидной судьбе ведьм из рода Норберг, постоянно выбиравших не тех мужчин.

Светлых, а не Темных.

И я засобиралась уже сделать шаг навстречу, свернуть на дорогу, ведущую к Айдару, нисколько не интересуясь двумя другими мужчинами, но тут услышала знакомый голос.

- Лиррит, дитя мое! – хрипло позвал мой Наставник из Темной Обители, и я вздрогнула.

Замерла, растерялась. Смотрела, как он скидывает капюшон черной мантии, обнажая бритый, худой череп. Синие глаза глядели на меня пристально, словно просвечивая насквозь.

Ничего не могло ускользнуть от его внимательного взгляда.

- Наставник, но откуда вы здесь?! – пробормотала я растерянно.

Затем, спохватившись, поклонилась.

- Ты давно не была в Обители Тьмы, дитя мое! – прозвучал его голос, и он протянул ко мне руку. – Пришло время сделать выбор. Готова ли ты вернуться домой? В место, где я научил тебя всему, что знал? Но еще осталось слишком много неизведанного и неизученного, потому что мудрость Темных не знает границ!

Я растерялась окончательно, понимая, что если сейчас сделаю шаг по дороге к Наставнику, то провалю испытание и, возможно, уже никогда не увижу Айдара.

- Нет! – прошептала я, покачав головой. – Я не могу вернуться в Обитель, потому что до сих пор не выполнила ваш наказ. Я почти не продвинулась на пути к Светлой себе. Мне не удалось изучить их магию, хотя и пыталась. Именно поэтому я должна остаться в Асторе! К тому же вы ведь писали, что с Темным Источником не все ладно... Но я уверена, вы справитесь с угрозой в Норберге и без меня, в то время как я…

- Все правильно, дитя мое! Ты должна справиться с той, что грозит Астору, – согласился Наставник. – Я хорошо тебя обучил, Лиррит из рода Норберг! Темные Боги к тебе благосклонны, но ты должна помнить о Даре, с которым родилась. Он половинчат, поэтому главное для тебя – найти баланс между Светом и Тьмой. Обрети равновесие, дитя мое, и ты сможешь преодолеть любые преграды на своем пути!

Сказав это, Наставник взмахнул рукой, затем превратился в черного ворона и улетел. Улетел!.. Исчез из моего сна, хотя, подозреваю, это не было предусмотрено регламентом.

Я же снова засобиралась к Айдару, но тут…

- Лиррит! – услышала голос Бартена Мунсена. Архимаг стоял на крайней левой дороге и смотрел на меня с привычной иронией во взгляде. – Не слишком ли ты быстро определилась с выбором? Быть может, все-таки стоит рассмотреть еще и альтернативные варианты?

- Нет, – сказала ему. – Не стоит, потому что альтернативных вариантов для меня не существует. Не в этот раз, Бартен! К тому же тебя давно заждались в другом месте. Будь так любезен, прогуляйся… гм… по снам остальных Избранниц, – намекнула ему, – потому что в этом тебе не совсем рады. Вернее, совсем не рады.

Его лицо дрогнуло, но он быстро взял себя в руки.

- Это было ожидаемо, – сообщил мне. – Но ты совершаешь роковую ошибку, которую я готов исправить. Ты ведь меня потом еще поблагодаришь, Темная, потому что негоже ведьмам связываться со Светлыми! – голос Бартена прозвуча крайне уверенно.

Вернее, самоуверенно.

И тут же, не дав мне сказать ни слова, архимаг принялся исправлять ситуацию. Опутал меня по рукам и ногам неведомыми заклинаниями, потому что в мире сновидений не могло быть магии! Но ему это удалось, и у меня не получилось сделать ни единого шага по направлению к Айдару.

- Очень скоро твое время истечет, и ты провалишь испытание, так и не сделав свой выбор, – сообщил он мне вполне любезно.

- Айдар! – позвала я, пытаясь разобраться, чем именно он меня связал. Откуда взялась эта липкая прозрачная субстанция? – Помоги мне, прошу!

- Он тебе не помощник, – усмехнулся Бартен. – Принца в твоем сне нет. То, что ты видишь, это всего лишь призрак, видение, а вот я – реален как никогда, моя Темная ведьмочка!

- Но мой Наставник… Он ведь тоже был реальным, и он смог…

Он исчез из моего сна, решив, что мы уже все обсудили.

- Наплевать на Темного! – перебил Бартен. – Речь идет только о тебе и обо мне.

И он потащил меня к себе, используя свою неведомую магию, в то время как неподвижный Айдар – вернее, лишь видение – застыл неподалеку. Но я отчаянно боролась за свою свободу, срывая, сбрасывая с себя магические путы, понимая, что вот-вот провалю испытание.

Попробуй потом докажи, что Бартен Мунсен заставил меня сделать неверный выбор!

Но как он это провернул, если магии в мире сновидений не существует? Ее прерогатива – реальный мир, а в этом мы свободны и вольны сделать любой выбор. Потому что это всего лишь сон…

И вот тогда… Осознав, что меня окружают иллюзии, над которыми я могу властвовать наравне с Бартеном, я повернулась, крутанулась, уменьшаясь в размерах, избавляясь от созданных им призрачных пут. Ведь и они только иллюзия! Затем превратилась в белого голубя – ну, какой вышел, в такого и превратилась! – после чего вспорхнула, прилетела, перекинулась и очутилась в объятиях Айдара.

Пусть только архимаг попробует заявить, что я провалила это испытание!

И тут же открыла глаза, уставившись на теряющийся в полумраке потолок своей кельи. Сердце колотилось, ладони вспотели, несмотря на пробиравший до костей холод. Повернула голову. Песочные часы показывали, что я проспала почти час, а ведь, по ощущениям, в мире сновидений я провела всего лишь несколько минут.

Сев, потерла лицо, пытаясь прийти в себя. Встряхнула головой, разгоняя морок, в котором Бартен Мунсен пытался мне помешать, но я его все-таки одолела. Тут из темного прохода вынырнул молчаливый Служитель Оракула.

Протянул мне кружку с холодной водой.

- Выпей! – приказал он.

Я сделала несколько глотков, после чего он поманил меня за собой. Поднялась и пошла, все еще чувствуя противную слабость в ногах и шум в голове. Мы долго плутали по подземным лабиринтам, пока, наконец, за очередным поворотом не показалась незнакомая пещера, под сводами которой трепетала пара магических светлячков.

В их свете я разглядела Айдара.

…Меня всегда поражала скорость, с которой принц Астора достигал намеченной цели. Сейчас его целью была растерянная ведьма из Норберга, и буквально через секунду он уже сжимал меня в объятиях.

Молчаливый Служитель без звука растворился в темноте.

- Я ведь прошла? – с надеждой спросила у Айдара, когда он разорвал наш поцелуй. – Мне удалось?!

- Еще как прошла! – заявил он довольным голосом. – Только напугала меня порядком.

- Но почему?..

- Потому что ты прошла испытание последней, – усмехнулся принц. – И что, по-твоему, я должен был подумать? А ведь я многое передумал, Лиррит! Решил, что если ты провалишь испытание, то отменю этот Отбор к твоим Темным Богам и все равно сделаю тебя своей!..

- Остальные закончили раньше меня? – растерялась я.

Неужели он меня настолько любит, что готов пойти не только против традиций Астора, но и против своих Богов?

- Они давно уже завершили, – согласился Айдар. – Ты должна знать, что Эльга Виммер ушла. Выбрала другой путь, чего и следовало ожидать. Соня тоже выбыла с Отбора. Вернее, она отказалась проходить испытание. Дождалась меня и призналась, что любит Рольфа, но поняла это только после похищения. Остались лишь ты, Аста Хеллем и Карианна. Но, Лиррит… Расскажи мне, что было в твоем сне!

- Я увидела три пути, поэтому пришлось немного задержаться, – призналась ему.

- Значит, у меня целых два соперника! – мрачно констатировал Айдар. – Допустим, об одном я знаю. Но второй… Он-то откуда взялся? И, главное, когда ты успела?!

Не выдержав, я рассмеялась.

- Второму сопернику, подозреваю, давно уже больше восьмидесяти, а то и за все сто лет. По крайней мере, за последние два десятилетия – именно столько я его знаю! – он не особо изменился. Я люблю его всем сердцем ровно с того момента, когда он стал моим Наставником в Темной Обители. – Тут я решила, что пришла пора во всем признаться, потому что лучшего момента и не придумаешь. – Айдар, помнишь, я обещала рассказать тебе о том, что меня тревожит? Хотела сделать этого перед испытанием, но ты так и не появился...

- Я был занят. Встречал делегацию, которая спешила в Бэлфор так сильно, что приехала на день раньше ожидаемого.

- Кто они? Откуда? – поинтересовалась я, а сердце почему-то забилось быстро-быстро.

- Ну уж нет уж! – с крайне хитрым видом заявил принц. – Теперь твоя очередь, дорогая, так что не увиливай! Расскажи мне, Лиррит! К тому же ты все-таки после часа раздумий выбрала меня, а твой… гм… выбор любит все знать.

- Айдар, те люди, которых ты встречал… Они ведь приехали за мной, не так ли? – пробормотала я обреченно.

Кажется, рассказывать мне ни о чем не придется, потому что он и так все знает! Ил


убрать рекламу







и все-таки не знает?..

- Этим утром в Бэлфор прибыли принц Сигурд Норберг и твои младшие братья, – наконец, улыбнулся Айдар.

Все же знает!

И я покачнулась, потому что земля попыталась сбежать из-под моих ног. Но упасть не успела – Айдар меня поймал. Прижал к себе, удерживая, заглядывая в лицо, дожидаясь моего признания.

- Но… Боги, выходит, ты уже все знаешь! Айдар, я так хотела тебе рассказать! – призналась ему, кусая губы. – Пыталась, но не смогла. Боялась, что все закончится, а мне очень не хотелось, чтобы все заканчивалось…

- Закончится? – усмехнулся он. – Дорогая моя, все только начинается! Твой старший брат прибыл для подписания мирного договора между нашими странами и на нашу с тобой свадьбу. Королева Норберга выказала величайшее сожаление, что она не сможет приехать. Тягости последнего месяца беременности не позволяют ей проделать столь долгий путь.

Я закрыла глаза.

- А мой отец?..

- Твой отец остался в Норберге, так что к алтарю, если ты не возражаешь, тебя все-таки поведет лорд Смарен. Сначала в Храме Светлых Богов, а потом и у Темных. Мы уже успели порядком поторговаться с Сигурдом, но пришли к соглашению, что все-таки будут две брачных церемонии.

- Но почему лорд Смарен?! Ведь он…

- Упрямый лорд утверждает, что твой отец все-таки он, и ничего не желает слышать о короле Видаре. Заявил, что двадцать лет назад частенько бывал по делам в Норберге. Насколько я понимаю, промышлял контрабандой, но Боги ему в судьи! Йесге Смарен заявил, что у него была длительная интрижка с благородной леди из Норберга, которая скрывала свое имя. Он уверен, что это была королева, которая всегда отличалась довольно… гм… свободными взглядами на супружескую верность.

Сперва я замотала головой, решив, что этого попросту не может быть. Не может быть, что лорд Смарен оказался моим отцом! Хотя в глубине души я бы очень этого хотела...

Или все-таки возможно, ведь Кристен и Мортен уж точно не от короля Видара?

- Моей маме всегда была присуща некоторая… гм… ветреность, – пробормотала я. – Но это не повод…

Как бы я хотела, чтобы это оказалось поводом!

- Зато тебе ветреность не грозит, дорогая моя! – усмехнулся Айдар. – Поверь, я займу тебя собой и нашими детьми настолько, что на посторонние интересы у тебя просто не останется времени. Возможно, лишь на Светлую магию, которую ты так рвалась изучать.

Я кивнула. Какие уж тут интрижки, если кроме него мне никого не надо?

- Но как давно ты знал?

- С того самого дня, когда догадался, что ты обучалась в Темной Обители. Доверенные лица в Норберге известили нас о пропаже старшей принцессы, которая из-за своего необычного Дара провела большую часть времени вдали от дворца. Тебя уже искали, а я помог им тебя найти. Потом сделал Сигурду – твоя мать временно отошла от дел, готовясь к родам, – неплохое предложение, уговорив забыть прежние обиды. Заодно и попросил твоей руки. Правда, пришлось компенсировать обиды, нанесенные Астором Норбергу.

- Он свое не упустит, – вздохнула я. – И как дорого… гм… я тебе обошлась?

 - Нет, – покачал Айдар головой, – ты неправильно меня поняла. Я тебя не покупал, Лиррит! Мы договорились с Сигурдом о размере компенсации за наши попытки захватить Норберг. Мир с твоей страной пойдет всем только на пользу. К тому же твой брат тебя любит. Пообещал мне кровавую распрю, если ты не будешь со мной счастлива. Пришлось поклясться, что я приложу все усилия и ты не пожалеешь о нашем браке.

Я улыбнулась, подумав, как сильно соскучилась по Сигурду, Кристену и Мортену.

- Но ты все это время знал, – неожиданно вспомнила я. – Знал и ничего мне не сказал! А ведь мог хотя бы намекнуть…

Ведь я так мучилась и переживала!

- Меня не покидала надежда, что моя невеста все-таки расскажет обо всем сама, а не преподнесет мне эту новость в нашу брачную ночь, – заявил Айдар строго.

Вздохнув – согласна, как-то не очень хорошо получилось! – я потянулась за очередным поцелуем, решив, что обязательно придумаю, как загладить свою вину. Впрочем, мысль о брачной ночи Айдара отвлекла, вернее, увлекла настолько, что он даже перестал меня журить, а пришедшему Служителю пришлось кашлянуть, привлекая наше внимание.

Причем кашлял он довольно долго.

А я подумала… Все складывалось настолько хорошо, что мне было даже страшно в это поверить. Но впереди нас ждали последнее испытание и Темные, которые обязательно нанесут свой удар. И лучшего места и времени, чем завтрашний финал возле Светлого Источника, им не придумать!

Глава 19 

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы стояли перед Светлым Источником.

В переполненной пещере  присутствовали не только Избранницы, прошедшие Отбор и теперь терпеливо дожидавшиеся решения принца, но и их родственники. Еще были Хранители Источника и больше десятка Светлых магов, присматривающих за порядком.

Потому что именно сегодня Айдар должен был сделать свой выбор, подарив одной из претенденток обручальное кольцо, передающееся из поколения в поколение в семье Орвиков. И уже завтра она станет его женой перед лицом Светлых Богов,  чтобы в будущем занять место рядом с ним на троне Астора.

Нас оставалось трое, но каждая из Избранниц надеялась, что выберут именно ее.

…Карианна, принцесса Хефии, высокая и тонкая, в пышном бордовом платье, бросавшим кроваво-красные блики на ее казавшееся демонически-прекрасным лицо. Выглядела принцесса Хефии спокойной и собранной, словно была полностью уверена в выборе принца.

…Аста Хеллем, нервничавшая и переступавшая с ноги на ногу, поглядывая то на Айдара, то своих на родителей, стоявших позади нас. Одета Аста была в золотисто-зеленое, в цвета династии Орвик, будто бы своим нарядом намекала, что выбрать стоит все-таки ее. Обратить взор на Светлую, отвратив его от двух чужеземных принцесс, неведомыми путями добравшихся до финала Отбора.

…Второй чужеземкой была я.

Известие о том, что Лиррит Смарен на самом деле оказалась Лиррит Норберг, со вчерашнего дня будоражило дворец. Я даже удостоилась вполне человеческого обращения со стороны леди Риблин и краткой беседы, в которой она не стала меня ни за что шпынять. Вместо этого попросила забыть прошлые недомолвки, заявив, что меня ждет блестящее будущее, и что она поняла это сразу же.

Еще в первую нашу встречу.

Я вспомнила выражение лица, с которыми распорядительница Отбора встретила «беспородную» Лиррит Стенстед в простенькой одежде и со жмущимся к моим ногам Чернышом, и промолчала. Светлые Боги в судьи ее высокомерию!

Сегодняшний мой наряд разительно отличался от того, в котором я приехала в Бэлфор. На мне было платье насыщенного синего цвета, расшитое золотыми нитями. К нему я надела фамильные украшения – золотую диадему и широкие браслеты с искусной резьбой, вышедшие из-под руки лучших мастеров Норберга. Эти драгоценности вместе с несколькими сундуками с приданым, – и откуда только все взялось, у меня никогда не было так много нарядов?! - привез с собой Сигурд.

Впрочем, сейчас меня меньше всего волновали украшения и одежда. Я смотрела на Айдара, одетого в серебристо-серый камзол, узкие черные штаны и высокие сапоги. Принц выглядел спокойным и привычно уверенным, но я, привыкшая улавливать малейшие изменения в его настроении, по лицу видела, насколько он встревожен.

Айдар смотрел на Источник, чей льющийся свет перемежался кроваво-красными сполохами, постоянно сменявшимися то ярко оранжевыми, то бурыми проплешинами. Я ощущала беспокойство принца, и от этого мне становилось не по себе.

Впрочем, напряжение исходило не только от Айдара. В пещере собралось слишком уж много магов!

Я насчитала шестерых Хранителей Источника, затем приветливо улыбнулась Торстейну, негромко разговаривавшему с тремя седобородыми магами. Еще нескольких я заметила у входа и по всему периметру пещеры. Увидела и Бартена Мунсена. Он держался особняком, со Светлыми бесед не вел. Поглядывал на меня, нисколько не смущенный собственным вчерашним провалом. Ведь я выскользнула, улетела из его объятий, выбрав принца!

Поморщившись, отвела глаза. Не хочу его видеть!

Пожалела, что так и не узнала от Эльги, удалось ли ей рассказать Бартену о своей влюбленности. Когда я вернулась во дворец от Оракула, моей подруги в Восточном Крыле уже не было. Ее комнаты пустовали, и я испугалась, что мы расстанемся, так и не попрощавшись. Но, оказалось, далеко она не уехала – всего лишь перебралась в просторные покои в Центральном Крыле, с незапамятных времен принадлежавшие Виммерам.

Только вот увидеться нам не удалось, потому что вчерашний вечер я провела с братьями и Айдаром. Допоздна рассказывала Сигурду с близнецами о своих приключениях и выслушивала новости из Норберга. Затем был ужин в том же узком кругу, но на этот раз на нем присутствовал еще и Сигурд. Вернулась я за полночь и все же написала Эльге, что нам обязательно нужно встретиться после финала и обо всем поговорить.

Обо мне с Айдаром и о ней с Бартеном.

Впрочем, на ее месте я бы подыскала себе другую кандидатуру!

Но я не была на ее месте, да и сердцу не прикажешь… Мое же было отдано – навсегда! – принцу Астора, который, как и остальные, дожидался начала финала.

Последнее испытание для него и меня было лишь формальностью, потому что свое решение он принял давно, и я знала, чье имя прозвучит перед Светлым Источником. Но как отреагируют на это Темные, сопровождавшие Карианну?

Их было шестеро, и они внушали мне серьезные опасения.

По дороге в Цитадель я осторожно попыталась прощупать уровень их владения магией и поразилась дружному отпору, который мне дали. Все были магами, причем, Высшими! И младший брат короля, и его дядя, и еще какая-то дальняя родня, приехавшая из Хефии…

Причин отказать родственникам в присутствии на последнем испытании так и не нашлось.

Но стоило ли их опасаться, если собравшихся возле Источника Светлых магов  было чуть ли ни в три раза больше, чем Темных? К тому же, в пещере присутствовал архимаг Бартен Мунсен, да и нас с Сигурдом не стоило списывать со счетов.

Я повернулась, наткнувшись на серьезный взгляд таких же, как и у меня синих глаз брата. Улыбнулась, все еще не в силах поверить, что Сигурд примчался за мной – вернее, ко мне! – из самого Норберга. Мой брат, высокий черноволосый красавец, почти на голову возвышался над стоявшей неподалеку родней Асты Хеллем. Но смотрел он на Карианну, и мне казалось, что в его взгляде скользило явное одобрение. Рядом с ним подпрыгивали от нетерпения близнецы, тихонечко – ага, на всю пещеру! -  вопрошая, когда уже все начнется, а то ждать больше нет сил.

Вчера вечером я пробовала отговорить брата, заявив, что близнецы должны остаться во дворце под присмотром наводнивших его магов. Потому что мы не знали, что задумал король Хефии! Финал Отбора вполне может обернуться катастрофой... Скорее всего, именно рядом со Светлым Источником Темные и нанесут свой удар.

Так что не стоит Кристену и Мортену идти в Цитадель, это может оказаться опасным!

Но Сигурд был неумолим. Сказал, что если уж мне грозит опасность, то они с братьями меня защитят. Это их долг, в конце-то концов! К тому же, близнецы вошли в возраст, когда становятся мужчинами, так что негоже им отсиживаться в стороне.

Но грозила ли нам опасность?..

Я вновь покосилась на короля Хефии, одетого в парадный черный камзол с несколькими орденами на груди. Он с недовольным видом выслушивал то, что говорил ему Йесге Смарен. Мой названный отец был в курсе того, что Темные что-то затевали, и, кажется, вел собственную игру. По крайней мере, перед финалом намекнул, что знает людей, желавших мне зла, но этого так не оставит.

Проследит, чтобы мне не причинили вреда.

Но говорил ли он об Ульрике, короле Хефии? Как же много вопросов, на которых у меня не было ответов!

Наконец прибыли король и королева Атта. Заняли свои места в вырубленной в скале нише, и Торстейн объявил о начале последнего испытания. Вернее, прочистив горло, архимаг торжественным голосом возвестил, что очень скоро мы узнаем о выборе, который сделал принц Айдар. Но для начала  предложил всем собравшимся помолиться. При этом Светлый архимаг был предельно корректен, заявив, что, так как в Асторе давно уже введена свобода вероисповеданий, так что каждый из нас может молиться любому богу, в которого верит.

И я помолилась за всех, кто мне дорог.

Попросила у Темных Богов сохранить их в безопасности. И моего любимого Айдара, и Сигурда, и нетерпеливых близнецов с любознательными, но все еще такими детскими лицами. Попросила за моего названного, а, быть может, и родного отца Йесге Смарена. За короля и королеву Астора, за Торстейна и всех Светлых, невиновных, непричастных к заговору.

Про Темных, не носивших зла в своих сердцах, тоже не забыла. О, Боги, сделайте так, чтобы никто не пострадал!

После молитвы заговорил принц. Заявил, что он уже сделал свой выбор и нисколько не сомневается в том, что Светлые Боги его одобрят. Он готов назвать имя той, кто станет его женой, и чей палец украсит фамильное кольцо династии Орвиков. Но ее имя прозвучит последним. Пока же он обратится к тем, кого отпустит домой. Ведь, как бы ни было горестно это сознавать, они покинут Отбор в шаге от победы.

Стало тихо. Все затаили дыхание, и, кажется, даже Светлый Источник притих, перестав выстреливать кровавыми протуберанцами.

 - Аста Хеллем! – раздалось в напряженной тишине пещеры.

И девушка, осознав, что в жены принц выбрал другую, застыла. Затем ее рот исказился в горестной гримасе, и, всхлипнув, Аста зарыдала в полный голос.

-  Аста Хеллем, - повторил Айдар, и его голос был полон сочувствия. – Как бы ни было больно это говорить, но ты покидаешь Отбор. Но я хочу поблагодарить тебя за то, что на протяжении  этого времени ты вселяла в меня уверенность в своих чувствах. За то, что радовала меня своей красотой и чудесной улыбкой. Мы могли бы быть счастливы, но Боги распорядились иначе. Я – не твоя судьба, и ты – не моя, но, уверен, очень скоро ты будешь счастлива, выбрав достойнейшего из мужчин Астора.

- Но мой принц… - Аста давилась слезами. – Быть может, все еще возможно?.. Может, вы все-таки передумаете? Я люблю вас всем сердцем! Сильнее, чем кто-либо другой!..

 Я поморщилась. На ее месте я бы не говорила с такой уверенностью!

- Нет, Аста! – покачал Айдар головой.  – Мы должны попрощаться, но я буду ждать добрых вестей и приглашения на твою свадьбу.

И она отступила, а затем повернулась и побрела к поджидавшим ее отцу с матерью. Я понадеялась, что они найдут правильные слова, чтобы ее утешить, ведь проигрыш в шаге от победы был особо болезнен.

Тут Айдар посмотрел на меня и…. На долю секунду я засомневалась.

Засомневалась, что в следующую секунду не прозвучит мое имя. Быть может, он передумал? Сейчас Айдар попрощается уже со мной, заявив, что будет ждать и моего приглашения на свадьбу с кем-то достойным из Норберга. А я… Нет, я не стану рыдать или умолять его передумать, просто развернусь и уйду с высоко поднятой головой, как и положено уважающей себя Темной ведьме.

Вместо этого принц едва заметно улыбнулся, а его губы шепнули: «Будь готова!». И тут же под сводами пещеры прозвучало:

- Карианна Хефийская!

Принцесса выдохнула неверяще. Покачала головой, отшатнулась. Затем, беспомощно вздохнув, повернулась к отцу, словно спрашивая, уж не ослышалась ли она?! Быть может, ей все-таки показалось?

- Карианна… - начал было Айдар, но девушка не стала его слушать.

- Отец! – воскликнула она в полнейшем отчаянии. – Он выбрал ее, а не меня!.. Что же мне теперь делать?

И тут по пещере разнесся голос Ульрика. Сперва мне показалось, что король Хефии заговорил с дочерью на Архаическом Темном – громко и отчетливо, - но при этом я почему-то не поняла ни единого слова из сказанного. Не знала этот язык, но чувствовала, как с каждой секундой нарастает напряжение, и как закручиваются в невидимые спирали магические потоки.

Темные, не Светлые.

Нет, это вовсе не походило на разговор отца с дочерью! Уверена, Ульрик, поняв, что принц выбрал меня, тут же начал неизвестный ритуал и осмелился это делать перед Источником, в переполненной Светлыми магами пещере!

Читал заклинания, которых я не знала, но прекрасно ощущала их мощь.

На миг мне стало страшно. Настолько, что, казалось, все волоски на теле встали дыбом. Инстинкты взвыли, приказав убираться отсюда как можно скорее, и братьев с Айдаром с собой прихватить! Потому что очень скоро здесь станет смертельно опасно даже для Высшей Темной ведьмы.

Но я никуда не побежала.

- Остановите его! – крикнула, указывая на Ульрика.

Впрочем, Светлым не требовалось моего приглашения - в Ульрика уже летели заклинания. Только вот сопровождающие его маги резво выставили вполне приличную защиту, закрыв короля Темными Щитами, позволяя ему закончить ритуал. Тогда и я ударила со всей силой, решив присоединиться к всеобщему «веселью». С удивлением почувствовала, как в мой удар вплетает магию  Бартен Мунсен.

Все вместе мы пробили хитроумное Темное заклинание, разметав державших Щит магов в разные стороны. Но, как оказалось, слишком поздно!

Потому что истерически вопящая и призывающая отца Карианна, на которую никто не обращал внимания, внезапно замолчала. Правда, всего лишь на секунду. Затем ее голос изменился, перейдя в утробный вой, заставив меня вздрогнуть и обернуться.

Теперь уже застыла я, потому что никогда не видела ничего подобного! Красивое лицо принцессы стремительно темнело, словно изнутри напитывалось чернилами. Вокруг тонкой фигурки заворачивались Темные вихри, а из ее раскрытого рта…

- Не-е-ет!  – завопила я.

Но было уже слишком поздно!

Созданный Карианной магический всплеск оказался такой силы, что сместил пласты мироздания. Я услышала, как горестно застонали заклинания, удерживающие Светлый Источник. Звук оказался настолько невыносимым, что мне пришлось закрыть уши руками.

И тут же из раскрытого рта Карианны полилась Первозданная Тьма. Те самые демоны, которых я однажды видела ее глазах! Черные сгустки низшей материи, наделенные призрачными телами, они были способны как летать, так и передвигаться по земле…. У них были клыки, когти, они могли пользоваться простейшей магией, а искривленные, сгорбленные тела, покрытые призрачными лохмотьями, лишь отдаленно напоминали человеческие.

Теперь же они десятками – нет, сотнями! - вылетали из раскрытого рта Карианны, превратившейся в проводника Первозданной Тьмы. Но как?! Как?.. Неужели Ульрику непостижимым образом удалось соединить свою дочь с Источником в Хефии, и они стали единым целым?

В том, что тот Темный Источник вышел из-под контроля, у меня не оставалось ни малейших сомнений.

Это было плохо. Очень плохо, потому что  порождения Тьмы тут же накинулись на людей, одержимые жаждой убийства. Налетали, терзали когтями, впивались зубами, хлестали низшей магией. Я знала - они питались жизненными силами и были способны «выпить» человека до дна – до смерти! - за считанные минуты.

Поэтому я поспешила на помощь. Накинула на родню Асты и перепуганную до ужаса девушку магический купол. Сожгла нескольких демонов на подлете, после чего расправилась с теми, кто устремился было к королевской нише. Впрочем, там тоже не зевали – мать Айдара была хорошей магичкой, а король Олаф когда-то заканчивал факультет Светлой Боевой магии.

Возле Источника тем временем завязалась ожесточенная битва. С одной руки Айдара слетали заклинания, в другой он сжимал меч, которым пользовался наравне с магией. Прокладывал себе путь к Карианне, прореживая полчища призрачных тварей.

Впрочем, на подмогу принцессе уже спешили двое из ее Темной родни. Но я их отвлекла. Причем, настолько, что один из магов улегся на каменный пол, чтобы больше с него никогда не подняться. Второй попытался сопротивляться. Правда, надолго его не хватило, вскоре затих и он.

Тем временем Сигурд с Бартеном пробивались к Ульрику, все еще продолжавшему свой ритуал. На защиту короля Хефии кинулись полчища демонов, встали живой, колышущейся черной стеной, через которую так просто и не пройти! Но с другой стороны к Ульрику уже подбирались Светлые маги. Правда, дела у них шли ни шатко, ни валко. Одного из них – нет, уже двух! - облепили демоны, но тут на помощь подоспели лорд Смарен и перекинувшиеся в гигантских волков близнецы.

Рыча и клацая зубами, мои братцы разрывали порождения Тьмы на части.

Но мне пришлось отвлечься, потому что демоны оказались совсем уж близко. Но они неплохо сгорали – причем, целыми стаями! - в Адском Пламени, послушно срывавшемся с моих рук.

Тут пещера снова содрогнулась, потому что Ульрик, кажется, все-таки завершил свой ритуал, и результат его вышел ошеломляющим.

Светлый Источник потускнел, словно его лишили большей части магии, и внутрь него, разметав Хранителей – четверо из них неподвижно лежали на земле, пока Торстейн с еще двумя магами пытались обороняться – ринулись демоны.

Я смотрела на это, не веря своим глазам. Неужели они не боятся Света?! Но ведь этого не может быть!.. Затем увидела, как с руки Айдара вместо ярко-синей молнии сорвалось жалкое ее подобие, и поняла, что задумали Темные.

Демоны же вас побери!

Этим самым демонам, которые черными тучами затекали в меркнувший Источник, каким-то образом удавалось блокировать Светлую Магию! Но если они погасят Источник, их победа будет окончательной! Они лишат магии носителей Светлого дара, после чего завоевать мир для них окажется довольно просто.

И я бросилась к Источнику, не понимая, что буду делать. Разберусь на месте!

Путь мне преградила зубастая и когтистая стая. Впрочем, церемониться я не собиралась, и они довольно быстро отправились к Темным богам. Тут же подоспели новые, но вмешался Айдар, орудовавший мечом так, словно в руке у него была ветряная мельница.

Затем он меня оставил, кинувшись на помощь к Сигурду, который почти что добрался до Карианны, от которой исходила главная опасность. Дальше я уже не смотрела, потому что оказалась рядом с Источником. Бухнулась на колени, уставившись на кроваво-красный столп Света. Его интенсивность стремительно уменьшалась – я это видела! - а в Источник с упорством обреченных продолжали влетать демона.

К тому же, я почувствовала, как ослабевали заклинания, удерживающие его основы, несмотря на старания Торстейна и Главного Хранителя, застывших на противоположной стороне. И я бесстрашно перевесилась через край, пытаясь разглядеть, что происходит внутри Источника. Рассмотрела - полчища демонов облепили стены, а на его дно черной тучей падали трупы – ведь порождения Тьмы гибли сотнями!– но при этом продолжали старательно опутывать Источник заклинаниями, заполняя его от края до края низшей Темной магией.

Неужели они собирались заключить Источник в кокон? Раньше я бы сказала, что это невозможно, но теперь, когда он тускнел на моих глазах, понимала, что может и выгореть...

Потому что заговорщикам вовсе не нужен Хаос! Им нужна Первозданная Тьма, и в мире, который они построят, не будет места Свету.

Но как же им помешать?

Я беспомощно оглянулась, выискивая Айдара. Оказалось, они с Сигурдом уже вплотную приблизились к Карианне. Айдар попытался  накинуть на нее заклинание Сети, но наткнулся на очередную стаю демонов, вылетевших изо рта девушки. Зато Сигурд церемониться  не стал. Ударил принцессу рукояткой меча в висок, и бесчувственная девушка упала к его ногам.

Ее рот закрылся, и поток демонов иссяк.

Теперь уж точно станет полегче! Быть может, все еще удастся обернуть вспять? Но как, если Источник продолжал тускнеть? И кто это сделает, ведь обессиленный Главный Хранитель лежал на полу, а Торстейн еле держался? Ему самому не помешает помощь!

Быть может, Темный архимаг?

Я оглянулась, пытаясь отыскать Бартена в гуще магической битвы. Оказалось, он продолжал сражаться с магами Ульрика. Но тут на архимага со спины накинулось полчище демонов, и он упал, погребенный черной, волнующейся кучей.

Демоны!..

С другой стороны Источника до меня долетел полный отчаяния голос Торстейна:

- Лиррит, останови их! Они попытаются погасить Источник!

- Уже знаю! – крикнула ему. – Но как?! Как мне это сделать?

Но Торстейн мне не ответил, наверное, потому что тоже не знал.

Я уставилась на тускнеющий Свет, затем закрыла глаза, окунаясь в магические потоки. И тут же ощутила дисбаланс Света и Тьмы, потому что демонов внутри Источника оказалось слишком уж много! Что мне теперь с этим делать?

Для начала я принялась вливать в него магию. Светлую, Темную, без разницы! Вспоминала заклинания, позволявшие с большой скоростью черпать энергию из окружающего мира, направляла ее в Источник, решив, что он отчистится сам, если заработает как следует.

Но у меня ничего не выходило, и это приводило в отчаяние. Тут на мое плечо легла чья-то рука.

- Айдар! – покачала головой, кусая губы. - Я не смогу!

- Сделай то, что должна!

- Говорю же, не могу! Не смогу, потому что не понимаю!

- Сможешь, - заявил он уверенно. – Я в тебя верю. Кто еще, если не ты?

- Если бы все было так просто! – фыркнула в ответ.

Так просто – взять и в меня поверить, сказав, что кроме меня никто не справится! А мне-то как быть?!

Неожиданно почувствовала, как мое Темное отчаяние сменяется ощущением того самого баланса, который я так старалась обрести, и который неизменно появлялся в присутствии Айдара.

Раз уж он в меня верит, то… Я попробую еще раз!

Закрыла глаза, вновь отдаваясь Источнику. Так же, как до этого была посвящена Темному, посвятила себя Светлому, стараясь понять, каким образом древние маги вернули равновесие в мир, погруженный в Хаос.

Ведь они справились, значит это возможно. Значит, смогу и я.

Черт побери, но как же они это сделали?!

Неожиданно почувствовала незримое присутствие своего Наставника. Он был далеко, и в то же время до него оказалось рукой подать. Невидимый, стоял подле меня, словно мы снова попали в мир сновидений.

«Так и должно быть! - отозвался Наставник. – Мы общаемся, потому что ты достигла максимума в Темной магии. Пришла пора вернуть в мир равновесие, дитя мое!».

И он протянул незримую руку, коснувшись моего плеча. Я тут же почувствовала, как в меня вливаются его силы и его знания. Затем под руководством Наставника я запустила в Источник несколько огненных волн, очищая стены от демонов.

Свет сразу же стал чище и ярче.

Еще несколько заклинаний, и теперь демоны сгорали в нем уже без моей помощи. Часть попыталась улизнуть, вылететь из Источника, но там их встретили маги…

Внезапно я почувствовала связь с третьим Источником. С тем самым, в Хефии, из которого лилась в мир Первозданная Тьма. Теперь уже Наставнику требовалась моя помощь. Нет, ему не нужен был мой магический резерв. Вместо этого он принялся черпать баланс Света и Тьмы, пытаясь повторить мое внутреннее состояние, с его помощью приводя Темный Источник в равновесие.

Тут я услышала, как замолчал Ульрик. Кажется, дело шло к уверенной победе Светлых! К тому же, мой Источник почти полностью очистился от демонов. Оставалось лишь укрепить расшатанные заклинания, удерживающие его основы.

В этот момент Наставник заявил, что он уже все закончил. Дело осталось лишь за мной, но, к сожалению, помочь со Светлым Источником он не в состоянии.

«Ты справишься, дитя мое! - произнес уверенно перед тем, как исчезнуть из моей головы. – Помни, твой Светлый дар настолько же силен, как и Темный».

Он ушел, я осталась.

Продолжала удерживать Источник собственными слабеющими силами, не зная, как закрепить его основы и повторить то, что сделали маги в Смутные Времена. Смутно понимала, что именно сделал Наставник с Источником в Хефии, но не знала подобных заклинаний из Светлой магии. И, как назло, Торстейн мне не помощник! Архимаг лежал у кромки Источника и не подавал признаков жизни.

Никто мне не помощник, потому что не сохранилось ни единого упоминания о тех самых заклинаниях! Быть может, потому что никто из магов не выжил?!

«Прости! - мысленно обратилась я к Айдару. – Но я должна!..»

И я это сделала. Пожертвовала собой, вливая себя без остатка в Светлый Источник. Впечатывая сабя в магический фундамент, решив, что именно это и провернули древние маги.

Им удалось, значит, выйдет и у меня!

Затем наступила тьма, но перед этим Источник обрел стабильность.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Меня настойчиво потрясли за руку, а над ухом раздался знакомый, но крайне встревоженный голос:

- Лиррит, очнись! Пора уже прийти в себя. Ты и так меня порядком напугала!

Улыбнулась, собираясь открыть глаза, но почему-то не смогла. Веки оказались тяжеленными, словно их отлил из свинца сумасшедший кузнец. Тут к моим губам прикоснулись чужие губы.

- Так и знал, что подействует! - удовлетворенно произнес Айдар после того, как я все-таки открыла глаза и попыталась ему улыбнуться.

Правда, вышло так себе.

Тут принц взял меня за руку и принялся заливать в меня свою противную… Нет же, вполне приятную Светлую магию. Быть может потому, что резерв мой был абсолютно пуст, словно я ползла по пустыне несколько дней, исчерпав всю себя до последней капли?

 Да так, что ушла в минус.

Но, кажется, меня все-таки нашли, забрали из той самой пустыни! Перенесли в знакомую комнату в Восточном Крыле, где я жила с момента приезда в Бэлфор. И вот теперь А


убрать рекламу







йдар – с рассеченной бровью, в прожженном в нескольких местах парадном камзоле, - пытался вернуть меня к жизни. Черныш тоже не отставал - улегся под боком, время от времени лизал мою руку, преданно заглядывая в глаза.

Впрочем, магия мне помогала куда лучше собачьей ласки!

И тут в голову пришла странная мысль. Откуда, черт побери, в этой комнате взяться магии, если в Восточном Крыле ее отродясь не водилось? Здесь стояли настолько мощные защитные плетения, что они не пропускали магические потоки!

Ровно до этого момента.

- Что с дворцом? – пробормотала я. - Насколько все плохо?

- Все довольно неплохо! – жизнерадостно отозвался Айдар. – Источник выстоял, так что основная угроза миновала. Правда, дворец слегка… гм… пострадал, но это вполне поправимо.

- А как остальные? Мои братья?!

- В порядке! Сигурд жив, маленькие волки до сих пор охотятся. Мне кажется, они даже рады случившемуся.

- Тебе это вовсе не кажется, - мрачно пробормотала я. – Им только дай волю!

- Во дворце полно демонов, - тут, поморщившись, признался Айдар. - Придется повозиться, пока мы его отчистим. Твой отец… Лорд Смарен тоже жив.

- А твои родители?

- С ними все хорошо. Маму увезли из Бэлфора, хотя она и сопротивлялась. Отец взялся за меч.

- Как Бартен? – почему-то спросила я, вспомнив архимага, погребенного под черной, шевелящейся кучей. - Что с ним стало?

- Выживет, - заявил Айдар уверенно, - хотя ему и порядком досталось. Я оставил его под присмотром Эльги, - улыбнулся он. – Думаю, юная леди Виммер быстро поставит Темного на ноги.

- А Торстейн?..

- Тоже будет жить. Но мы не досчитались пятерых Хранителей и многих Высших. Очень  много погибших среди слуг, Лиррит! Дворец кишит демонами, они высасывают жизненные силы... К тому же, часть просочилась в город, так что в Бэлфоре, подозреваю, довольно беспокойно. Но мы почти победили. И, главное, ты спасла Источник!

- Нет, - покачала я головой. – Спасла его вовсе не я! Без тебя и остальных у меня бы ничего не вышло. К тому же, мой Наставник… Это его заслуга! Если бы ни он, я бы так и не поняла, как это сделать. К тому же, ему удалось восстановить Темный Источник в Хефии.

Глаза Айдара округлились, а я усмехнулась:

- Не знал?

- Не знал, - признался он, – но звучит неплохо. Значит, все Источники в равновесии?

- Да. Но неплохо бы проследить, чтобы впредь такого не повторилось. Боюсь, на второй раз меня попросту не хватит…

Потому что первый меня чуть не прикончил.

- Не повториться! - уверенно пообещал Айдар.

- Но как ты меня вытащил?! Я ведь…

 Неожиданно вспомнила о своем нехарактерном для Темной ведьмы порыве. Я собиралась пожертвовать жизнью во благо других, а вместо этого почему-то валялась на кровати в объятиях любимого… Правда, до объятий мы так и не дошли, да и руку свою Айдар убрал, перестав заливать в меня магию, заявив, что его собственный резерв подходит к концу.

- Взял и вытащил, - пожал он плечами. – В какой-то момент почувствовал, что ты вот-вот убьешься. Причем, без меня, Лиррит! И мне это совершенно не понравилось.

 - А если бы я не успела закончить с Источником?

- Плевать мне на твой Источник! Ты чуть было не умерла!

- Если что, это твой Источник, - осторожно подсказала ему, но Айдар не обратил внимания.

- Интересно, куда это ты собиралась без меня? – ухмыльнулся он. – Не в этой жизни, моя дорогая ведьмочка!

- Никуда, - покачала головой, чувствуя, как губы тронула непроизвольная улыбка.  – Куда уж теперь я без тебя?

- Вот и правильно! А сейчас-то куда?.. – поинтересовался он.

И все потому, что я попыталась сесть, но у меня ничего не вышло.

- Позже мне обо всем расскажешь, - сообщил Айдар, прижимая меня к кровати и заворачивая в одеяло. - Тебе нужно хорошенько отдохнуть и набраться сил. Поспи немного, любовь моя! Я разберусь с тем, что твориться во дворце и в городе. У твоих дверей оставлю двух магов…

- Вот еще! – воскликнула я протестующе, вновь пытаясь выбраться из-под одеяла. -  Я пойду с тобой!

Еще одна попытка и опять неудачная… Да еще и Черныш, предатель, пристроил свою тяжеленную голову мне на живот.

 - Ты уже все сделала, Лиррит! Ульрик погиб, Карианна обо всем рассказала. Кстати, она ничего не помнит из того, что произошло в пещере. Утверждает, что отец постоянно затуманивал ею разум какими-то ритуалы.

 - Врет и не краснеет!

- На этот раз нет. Мы использовали заклинания Правды. Карианна – лишь проводник, в заговоре она не участвовала. Ульрик внушал ей, Аннэ и Йорунде, что их главная цель – выиграть Отбор. Он довольно долго ее избивал, пока полностью не подчинил себе ее волю. Но теперь она свободна. Сейчас за ней присматривает Сигурд.

- Сигурд?

Айдар кивнул.

- Твой брат – отличный воин и хороший маг. Я рад, что мы породнимся. – Тут он встал с кровати, и я не сдержала разочарованного вздоха. - Отдыхай, Лиррит! Я вернусь, как только смогу.

- И больше уже не уйдешь?

- Никогда, - пообещал Айдар. – Я вернусь и больше никогда от тебя не уйду!

Поцеловал меня еще раз и… ушел.

Зато из смежной комнаты вынырнула перепуганная Тея и срывающимся голосом принялась рассказывать дворцовые новости. Оказалось, Эстель отправилась - давно уже! - в Центральное Крыло и с тех пор не возвращалась. Тее за нее было жуть как страшно. Во дворце полным погибших, везде лежат трупы. Западный Корпус рухнул, Восточный пошел трещинами. Правда, Центральный уцелел, слава Светлым Богам!..

И повсюду - летающие твари, что набрасываются на людей и сосут кровь…

- Не кровь, а жизненные силы, - поправила я, но Тею это нисколько не успокоило.

- Поэтому нам лучше оставаться в комнате! - добавила она. - Закрыться на засов и никого не впускать!

Я пожала плечами, решив ей не сообщать, демоны вполне могут проникнуть даже сквозь запертые двери.

- Нас охраняют! - сообщила ей. - Так что бояться нечего.

Затем позволила Тее меня раздеть, завернулась в одеяло и, несмотря за то, что за окнами все еще стоял день, и солнечный свет пробивался сквозь тяжелые шторы, закрыла глаза. Сил отправиться на войну у меня не было, но и засыпать я не собиралась.

По крайней мере, не сразу.

Вместо этого принялась размышлять о том, что произошло возле Источника. Если мне удалось восстановить Светлый, а Наставнику вернуть в привычные рамки Темный, означало ли это, что угроза миновала? И пусть дворец забит демонами, но ведь, главное, Источники выстояли! А с порождениями Первозданной Тьмы разберется Айдар и его маги!

Но что будет дальше? Как нам избежать повторения сегодняшнего?

…Король Ульрик и его близкое окружение погибли. Скорее всего, именно он стоял во главе заговора, и без него оставшиеся участники Темного Альянса не рискнут напасть на Астор. Спорная Цетария им не нужна, так что… Интересно, кто будет править Хефией?

Сыновей у Ульрика не было, его брат и дядя погибли возле Источника, поэтому старшая из законнорожденных дочерей и получит корону. Но Сигурд отлично умел «присматривать» за девушками, так что он вполне может жениться не на младшей, а старшей принцессе… К тому же, Карианна – настоящая красотка, и я видела, какими глазами он на нее смотрел!

Если Сигурд станет королем-консортом Хефии, он сможет навести порядок в стране. Потому что мой брат – самый разумный из всех. Быть может, лишь Айдар мог с ним посоревноваться, но это не мешало мне любить их обоих. Правда, оставался еще Бартен Мунсен, незаконнорожденный сын Ульрика. Но, судя по тому, что я о нем знала, Темного архимага куда больше интересовала личная свобода, чем королевские регалии.

С этой мыслью - кажется, в ближайшее время все устроится! - я блаженно потянулась. Подумала, что скоро придет Айдар и сообщит мне об окончательной победе, так что ждать оставалось всего ничего…. Но скользнуть в мир сновидений не успела – за дверью послышались звуки борьбы и характерный шелест магических разрядов. А затем - крики боли.

Испуганная Тея вбежала в мою комнату, заявив, что сейчас нас сожрут демоны!.. Но она ошибалась – это были люди, а вовсе не Темные твари, и они пришли, уверена, по мою душу.

- Запри дверь! – приказала ей. – Живее!

Сама же в очередной раз попыталась встать, но снова не смогла. Тея кинулась исполнять мой приказ, но не успела, потому что в комнату вошел… лорд Томас Холмлунд.

Черныш зарычал, оскалив зубы, я же потянула на себя одеяло, чувствуя себя беззащитной перед лицом врага. В том, что он не пришел с дружеским визитом, сомнений не было. Но что ему от меня надо?!

- Пошла вон! – приказал Томас служанке, и та, испуганно пискнув, кинулась в другую комнату. Он же подошел к кровати и уставился на меня змеиным взглядом.

- Зачем ты пришел? – растерялась я. - Что ты забыл в моей комнате?

- Я ищу справедливость, Лиррит из рода Норбергов! – заявил мне ядовито, и его рука легла на рукоятку  меча.

- Какую еще справедливость? Черныш, прекрати! – приказала я скалившейся собаке, стараясь, чтобы мой голос прозвучал как можно увереннее. –  Лорд Холмлунд уже уходит, потому что вряд ли найдет здесь потерянное!

Но уходить он не собирался.

- Эта самая справедливость, Лиррит, сейчас и восторжествует, - сообщил он, - потому что победить на Отборе должна была Тесса. Моя красавица-сестра, а не какая-то травница с земель лорда Смарена! Тебе стоило остаться там, где мы тебя нашли. В той самой дыре, из которой ты выползла… Ты могла бы еще жить и жить, если бы не совершила ошибку и не приехала на Отбор.

- Томас, прекрати! – покачала я головой. – Я знаю, что ты любишь Айдара, поэтому притворюсь, что ничего не слышала. Уходи, и мы сделаем вид, будто бы ничего не было!

 - Я всегда уважал Айдара, но он разочаровал меня своим выбором, - отозвался он. – Впрочем, ничего плохого я тебе не сделаю, потому что это совершат демоны… Те самые, которые выпустила в мир такая же Темная, как и ты, Лиррит Стенстед! Они-то тебя и прикончат. Тебя и твою служанку.

 - Мое имя - Лиррит Норберг! - громко заявила ему, потому что внезапно услышала осторожные шаги за изголовьем моей кровати. Кто-то приближался к комнате по потайному ходу, о котором вряд ли знал лорд Холмлунд. - И ты не сможешь меня запугать, ведь я - старшая принцесса…

- Прекрати! – поморщился Томас. - Я никогда не верил в то, что твой отец – Йесге Смарен, и уж тем более в то, что ты – какая-то там принцесса! Очередной обман мерзкой Темной...

С этими словами он поднял руку, под которой разгорался кроваво-красный Молот Ведьм. Я вжалась в спинку кровати, понимая, что еще немного, и справедливость Томаса Холмлунда восторжествует.

- Напрасно ты не поверил! - раздался знакомый голос, и в не ожидавшего атаки Томаса полетело  смертельное заклинание, сорвавшееся с рук вынырнувшего из тайного хода лорда Смарена. Пусть мой названный отец не был сильнейшим магом, но если бил, то уже наверняка.

  - Папа! – воскликнула я.

Хотела было встать, но у меня не было чертовых сил!.. Впрочем, и без них я заслужила родительские объятия переступившего через труп Томаса Холмлунда лорда Смарена.


***


Айдар вернулся, когда за окнами уже разыгралась ночь.

К этому времени я уже успела прийти в себя. Труп тоже убрали, и лорд Смарен клятвенно пообещал, что все уладит. Сидел рядом со мной, пока я не заснула, а затем ушел. Когда проснулась, оказалось, вернулась Эстель, обходными путями пробравшаяся в мою комнату из Центрального Крыла. Сказала, что дворец почти что очищен от демонов, а возле моих дверей дежурят целых четыре мага.

Затем пришел принц. Поцеловал меня, одетую в одну лишь тонкую сорочку, расчесанную и умытую. От Айдара пахло магией, смертью и боевыми заклинаниями – настоящий афродизиак для Темной ведьмы! Но он вернулся, как и обещал, и я не собиралась его больше отпускать.

Решила, что хватит с меня всех его невест и этих испытаний! На этом Отбор для него и для меня закончен. Потому что мы – Темные, настоящие собственники.

Служанки понятливо растворились, и мы остались с Айдаром одни.

- Лиррит! - заявил он, с трудом отрываясь от моих губ, все еще не догадываясь, что мою комнату этой ночью он не покинет . – Лиррит, нам стоит остановиться, пока я все еще в силах… А то я уже никуда не уйду!

- Вот и не уходи, – заявила ему, снимая… Нет, сперва надо расстегнуть пояс с мечом, а уж потом снять камзол, в вырезе которого виднелась светлая рубаха. – Кстати, куда это ты собрался на ночь глядя?!

- Никуда, - согласился он, стягивая мою сорочку. – Я уже пришел и больше никуда не уйду!

И он остался, потому что мы, ведьмы из рода Норберг, умеем быть крайне убедительными, когда что-то или кого-то очень сильно захотим.

У меня не было не малейшего сомнения в том, что я хотела именно его.

ЭПИЛОГ

 Сделать закладку на этом месте книги

- Мне кажется, ты что-то сделал не так! - заявила я Айдару, который старательно делал вид, что спит. Развалился почти на всю кровать, и бедному Чернышу  пришлось довольствоваться ковриком возле двери.

Но давно уже наступило утро, и я прекрасно выспалась, хотя полночи нам было не до сна. Открыла глаза и долго лежала, привыкая к тому, как выглядит счастье… Разлегшееся рядом, посапывающее, прижимавшее меня рукой к своему горячему животу.

Затем осторожно выскользнула из его объятий. Села, перебирая в голове воспоминания о прошедшей ночи. Все они были крайне приятными. Когда поняла, что Айдар не спит, задала ему волнующий вопрос.

- И что же я сделал не так? – зевнув, поинтересовался принц.

- Этого я не знаю, дорогой! - отозвалась я сладким голосом. Настроение было великолепным – лучше не бывает! Резерв почти полностью восстановился, а в теле царствовала приятная истома. – Причем ты сделал это целых три раза, - я с удовольствием покосилась на здоровенное мужское плечо и руку, высунувшуюся из-под одеяла. – Или даже четыре…

- И что не так? – с ленцой поинтересовался Айдар. – Не припомню, чтобы ты жаловалась. Как раз наоборот…

- Потому что моя метка так и не погасла.

И я продемонстрировала ему пылающую надпись на моей руке, которая  этим утром стала еще ярче. А ведь она должна была исчезнуть вместе с потерянной девственностью! Принц задумчиво почесал голову, но глаза были хитрыми.

- Так в чем же дело?  – спросила у него подозрительно. – Где тут подвох?!

- Давай-ка еще раз попробуем, - заявил он со смешком, - сделать все так! А потом пойдем сдаваться...

- Кому сдаваться?

Но от «попробовать еще раз» отказываться я не собиралась. Какая Темная ведьма в своем уме откажется от подобного?

- Моей родне, твоему брату. Финал Отбора повторять не будем, и так ясно, чем бы все закончилось. Зато после обеда обвенчаемся в храме Светлых Богов, - возвестил Айдар, – а потом заглянем к Темным. Хотя, погоди, я ведь не успел сделать то, что должен!

Он выскользнул из моей кровати, затем обшарил заляпанный кровью и черным ошметками погибших демонов  парадный камзол, валявшийся на полу по соседству с моей сорочкой. Служанок мы выгнали, а дверь я запечатала так, что потревожить нас могло если только еще одно нападение Темных на Светлый Источник.

Но этой ночью мы ничего подобного не ждали.

Тут Айдар подошел к кровати и бухнулся на одно колено.

- Ты выйдешь за меня замуж, Лиррит Норберг? – спросил, протягивая мне здоровенное золотое кольцо с гербом Астора. – Я люблю тебя и обещаю любить всегда. Такую, как ты есть, Темную и Светлую одновременно. Хотя жена, способная совладать со всеми Источниками в обозримом мире, вызывает у меня некоторые опасения, - добавил он ехидно.

- Так ты собираешься на мне жениться или нет, Айдар Орвик? – спросила я, наморщив лоб. – В противном случае твои опасения превратятся во вполне реальную опасность! Потому что я тоже тебя люблю.

И принц заверил, что еще как женится, после чего надел обручальное кольцо на мой палец. Затем мы попробовали в очередной раз погасить метку, но та разгорелась пуще прежнего. На это я нервно заявила, что вовсе не собираюсь превращаться в новый Светлый Источник.

И вообще, что это за ерунда?! Когда же она наконец-таки погаснет? Ведь я жду – не дождусь этого счастливого момента с того самого дня, когда проснулась в своей кровати в Норберге.

Тут смеющийся Айдар пояснил, что руны Избранницы исчезнут в Храме Светлых Богов, когда мы произнесем брачные клятвы. Но при этом он снова выказал горячее желание погасить метку еще раз, и я была совсем не против. Потому что на мне было надето лишь обручальное кольцо, а на Айдаре - ничего…

И мне это крайне нравилось.

Больше книг Вы можете скачать на сайте — Knigochei.net


КОНЕЦ



убрать рекламу













На главную » Гринберга Оксана » Отбор для Темной ведьмы [СИ].