Название книги в оригинале: Божок Андрей Андреевич. DZA (Дневник Зомби Апокалипсиса)

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Божок Андрей Андреевич » DZA (Дневник Зомби Апокалипсиса).



убрать рекламу



Читать онлайн DZA (Дневник Зомби Апокалипсиса). Божок Андрей Андреевич.

Андрей Божок

Дневник Зомби Апокалипсиса

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Прошло уже около недели, как он остался совершенно один. Звуки сирен и душераздирающие крики на улице стихли два или три дня назад. Егор, сидя за столом, доедая последнюю порцию холодных макарон, которая уже немного попахивала, понимал, что скоро ему придётся выйти из своего убежища и от этой мысли его пробирала дрожь. Закинув грязную тарелку в раковину, к остальной немытой посуде, он отправился в комнату, где плюхнувшись на кровать, в очередной раз стал вспоминать свой последний день нормальной, обыденной жизни…

Проснувшись утром, Егор, или как его называли друзья и коллеги — Сирота (попросту из-за фамилии — Сиротин), немного потянулся и встал, чтобы отключить противный и надоедающий будильник на телефоне. К слову, мелодию будильника он подобрал самую противную специально, чтобы не просыпать свою любимую работу. На экране высветилось: третье июля, восемь часов утра, плюс двадцать один градус за окном. Из-за приоткрытых штор в комнату пробивалось утреннее солнце. Сирота откинул одеяло и по традиции направился на кухню заварить кофе, а пока любимый напиток остывал сходить умыться. Проделав нехитрую операцию с кофемашиной, поставил полную кружку на кухонный стол и пошёл в ванную. В зеркале его встретил не бритый, среднего роста, да и телосложения тоже, молодой парень с острыми чертами лица, на вид лет двадцати пяти — двадцати семи с коротко стриженными русыми волосами и синяками под глазами. Последнее, не являлось последствием драки или бурной ночи, просто вчера Егор задержался на работе допоздна и вследствие чего поздно лёг спать. Почесав двухдневную щетину, работяга подумал пару секунд:

— Сегодня у нас четверг… значит, в пятницу и побреюсь! — с улыбкой заявил сам себе.

Умылся, причесался рукой и сел за кухонный стол — выпить кофе и почитать новости со своего старенького телефона. Открыв новостную ленту, сразу же в глаза бросилась тема про беспорядки и какой-то вирус, но вдруг раздался звонок:

— Алло.

— Здорова, Сирота, живой!? — как обычно, бодро и весело, спросил Серёга, с которым они вместе работали.

— А как же, конечно. — слегка угрюмо ответил Егор.

— Чего такой замученный?

— Да не выспался нифига! Это ты у нас всегда бодрый с самого утра. В чём твой секрет?

— Как говориться: «секрет фирмы» — усмехнулся Сергей, — ладно, сегодня как обычно?

— Да.

— Отлично, до встречи!

— Ага, пока.

Егор повесил трубку и хотел вернуться к просмотру новостей, но телефон внезапно выключился.

— Блин, опять отрубился, — с досадой сказал Сирота. Откинувшись на спинку скрипучего стула, повертел гаджет в руках и подумал, что пора бы и новым смартфоном обзавестись, а этот отправить на покой, всё-таки лет пять отслужил. Допив кофе и помыв кружку, направился в комнату и начал не спеша одеваться. Так, носки, джинсы и футболка с большой надписью: «Rock’n’Roll», может захватить кофту? А то вечером должно быть прохладно, не, сегодня без задержек и гулянок сразу домой. Накинул небольшую сумку через плечо, проверил наличие ключей и документов на машину и вышел в коридор.

Уже у входной двери его ждали кроссовки, кепка и чёрный пакет с обновкой для его старенькой, но очень даже боевой Нивы. Мощный генератор должен был быть поставлен ещё вчера, но из-за обилия работы пришлось перенести установку. Но дальше с этим тянуть нельзя, так как в эти выходные намечен выезд в область на соревнования по спортивному туризму. В остальном Нива, с закреплённым за ней номером шестьсот пятнадцать, была готова на сто процентов.

Когда Егор уже окончательно собрался и стоял с пакетом в руках, на улице зазвучала сирена толи скорой помощи, толи полиции, и что-то неразборчивое кричали в громкоговоритель. Наверно ДПС попросили кого-нибудь прижаться вправо — подумал Сирота и вышел в подъезд. Закрыл за собой дверь, вызвал лифт и, стоя в ожидании, слышал, как с улицы до сих пор доносились те же звуки. Хм, странно…обычно процедура остановки автомобиля полицейскими происходила быстрее.

Как только лифт поднялся на девятый этаж, Егор зашёл и без промедлений нажал на кнопку первого этажа, ему было любопытно, что же там происходит. Двери распахнулись и «турист» с генератором в пакете, по привычке собирался поздороваться с уборщицей, чей график уборки парадной совпадал с его графиком прибытия на первый этаж. Но к удивлению, на привычном месте её не оказалось, только ведро с водой стояло у стены, а швабра валялась на полу. Аккуратно перешагнув уборочный инвентарь, он поспешил на улицу.

Пикнула и открылась дверь подъезда, и взгляду Сиротина предстал обычный будничный двор: зелёные берёзки, высотой с четвёртый этаж; рядом с каждой парадной аккуратно подстриженные кусты и клумбы с цветами; в окнах детского сада, который расположен напротив дома, где он снимал квартиру, была какая-то возня; ещё не все разъехались по делам и работам и кое-где стояли припаркованные автомобили; а вот и его потрёпанная соревнованиями и культурными мероприятиями красотка.

Эту Ниву Сирота спас от неминуемой гибели пару лет назад. Тогда он только устроился в тот автосервис, где сейчас трудился. Помещение сервиса находилось на территории завода «СИНТОН», тот, что по соседству с комбинатом «Красный Маяк». В подробности Егор не вдавался, но скорее всего по финансовым причинам одно из главных зданий было поделено на несколько помещений и сдавалось в аренду, а в здании напротив функционировал сам завод. Эти два цеха были объединены третьим зданием с аркой, предназначенным под различные кабинеты и офисы. Таким образом, сверху это напоминало вытянутую букву «П» и рядом ещё несколько строений сданных под склады, лесопилки и прочие нужды. Вся территория была обнесена забором и кпп со шлагбаумом.

В первый рабочий день Сиротин Егор, конечно не знал куда ему надо идти и как найти тут автосервис, но ему помог охранник. Как оказалось, путь был очень прост: от кпп по прямой через арку и метров через двадцать справа большие металлические ворота ржавого цвета с надписью «Автосервис». Пройдя через арку серого трёхэтажного здания, Егору открылся вид на огромную территорию завода, вдоль правого корпуса стояли высоченные тополя, а вдоль левого располагалась стоянка. И на этой парковке Сирота впервые увидел её: трёх дверная, бледно-зелёного цвета, вся покрытая догнивающей листвой и птичьим помётом, на спущенных колёсах, сделанных ещё в СССР. Это была любовь с первого взгляда, и он чётко решил, что сможет спасти её и дать вторую жизнь.

Первую неделю Егор осваивался на новом рабочем месте и старался не думать об увядающем внедорожнике на стоянке, но эти мысли никак не хотели покидать его голову. И вот в один из будних дней, когда коллеги по сервису пошли на обед, он поднялся к начальнику в кабинет и постучал в дверь:

— Можно?

— Да, заходи. Я как раз хотел тебя позвать. — с улыбкой сказал Юрий, не отрывая взгляд от ноутбука. Юрий на вид был не намного старше его, так же как и остальных, кто там работал и отношения со всеми поддерживал дружеские. Так что все называли начальника по имени и кажется, никто даже не знал его отчества.

— Зачем? Что-то не так? — удивился Сиротин.

— Нет, не переживай! — ответил начальник, повернувшись в его сторону. — Хотел спросить, как тебе у нас и собираешься ли остаться.

— А, да, всё устраивает. Я тоже хотел кое-что спросить: мне тут одна Нива приглянулась, не знаешь чья?

— Если ты про ту, что уже год на стоянке в землю врастает, то это Аркадия Петровича, он на заводе главным инженером работает. Помню, хотел он её продать, так как из-за возраста уже не в состоянии водить, поставил у нас и попросил помочь в продаже, но за полгода никто даже не позвонил и тем более не посмотрел, вот она и стоит никому не нужная.

— Блин, жалко автомобиль. А где можно найти этого Аркадия Петровича?

— Купить что ли вздумал? Он обычно у себя в кабинете сидит. Как из наших ворот выходишь сразу налево, перед аркой справа серая дверь, заходишь и чуть левее — лестница, по ней на третий этаж и там самый первый кабинет «триста один».

— Спасибо! Я туда и обратно, хорошо? — с азартом и горящими глазами спросил Сирота.

— Конечно, но сильно не задерживайся… — конец фразы Юрий уже сказал закрывающейся двери в его офис.

Спустя пять минут Егор уже стоял у кабинета триста один. Но к сожалению там никого не было. Он уже собирался уйти, как вдруг за спиной раздался хриплый голос:

— Кхм, вы ко мне?

— Аркадий Петрович?

— Да, это я.

— Я к вам по поводу вашей Нивы…

И уже на следующий день, счастливый как ребёнок, Егор стал обладателем «убийцы» всего его свободного от работы времени. Сначала он привёл её в идеальное состояние, затем Нива стала не бледно-зеленой, а цвета «хаки», но и на этом не остановился, дальше внедорожник стал превращаться в танк-вездеход. Завышенная подвеска, большие колёса с массивным протектором, силовые бампера чёрно-матового цвета, экспедиционный багажник на крышу, шноркель и наконец, более мощный мотор — всё это стоило не малых денег и когда Сиротину не хватало на очередное улучшение, он без раздумий продал свой навороченный компьютер, на что не пойдёшь ради любимой машины…

Пикнула сигнализация, Сирота подошёл к своей машине и отметил, что сегодня на улице шумнее, чем обычно. С привычным и характерным металлическим лязгом, открыл дверь. Почти забравшись в салон, он вдруг услышал вертолётный стрёкот, задрал голову наверх и увидел источник звука, летящий почему-то очень низко, но его внимание привлекло ещё кое-что. Совсем недавно жилищный комитет затеял ремонт фасада десятиэтажки, в которой он жил, и целыми днями рабочие катались на строительных люльках вверх-вниз с валиками и кисточками в руках. Сегодняшнее утро не стало исключением, и люлька висела на уровне восьмого этажа над аркой, но с работягой в ней было что-то не так. Не естественная, изогнутая поза и каска с застёгнутым ремешком находилась не на голове, как положено, а болталась на шее. Может что случилось? Несчастный случай, а может просто пьяный? От раздумий его внезапно отвлекло рычание мотора, но не во дворе, а со стороны улицы. Как только рёв начал немного стихать, послышался резкий хлопок, и звук бьющегося стекла, такую «симфонию» Егор не спутал бы никогда, на мгновение в сознании всплыла картинка из прошлого: на асфальте куча осколков пластмассы и стекла, он сидит с окровавленным лицом и сломанным носом на поребрике, рядом, то, что раньше было его машиной, теперь просто груда металла, намотанная на столб. Тогда он чудом остался жив.

— Да что происходит!?

Егор запрыгнул в машину, запустил мотор и резко выехал из двора через арку, на улицу вдоль дома…

То, что он увидел, навсегда отпечаталось в его памяти. Припаркованных автомобилей почти не было. Справа поперёк дороги стояла карета скорой помощи, с выбитыми стёклами сбоку и было видно, что внутри кто-то был. Так же у скорой была включена мигалка и кричала сирена. Сиротину показалось это очень странным, ведь слева, где был парк и т-образный перекрёсток, находилась машина, которая снесла светофор и стояла без движения.

— Почему скорая помощь ничего не делает!? И почему толпа зевак ещё не собралась около аварии? — удивился Егор и помчался к месту аварии, не замечая ничего вокруг. Оставив ниву прямо на перекрёстке с включённой аварийкой, он подбежал к покорёженной машине и дёрнул дверь. Но вместо просьбы о помощи, чуть не получил рукой в лицо. Отшатнувшись назад, Сиротин споткнулся и упал и только сейчас увидел лицо пострадавшего. Оно было всё в крови, верхней губы почти не было, и на этом фоне сильно выделялись его глаза — неестественно мутные, как будто затянутые полупрозрачной плёнкой.

— Твою мать! Что за фигня!? — вскрикнул новоиспечённый спасатель, едва спасшийся сам, и начал медленно отползать назад не в силах отвести взгляд… Пока не упёрся во что-то головой. Сверху послышался хрип вперемешку с сипением, Егор мгновенно вышел из ступора, и из положения полулёжа, молниеносно вскочил на ноги и развернулся. Перед ним стоял полицейский, но ничего хорошего эта встреча не предвещала, так как они встретились лицом к лицу и снова мутные глаза, как у того бедняги в машине. Сирота сделал оборот на сто восемьдесят градусов и попытался убежать, но единственная рука служителя закона вцепилась в плечо мёртвой хваткой. Сиротин без промедлений с разворота ударил его наотмашь рукой в лицо, следом добавил с ноги в район туловища и смог освободиться. Спустя секунды две или три он уже подбежал к Ниве и пулей запрыгнул внутрь, оборот ключа и двигатель не завёлся.

— Какого хрена!? Лучше времени не могла найти!? — закричал Егор, вцепившись в руль. Тем временем полицейский уже приближался к машине, а чуть дальше в том же направлении двигалась пассажирка из автомобиля, снёсшего светофор. — Прошу…умоляю, я же тебя однажды спас, сейчас самое время вернуть долг… — чуть ли не со слезами на глазах, полушёпотом сказал он ей.

Второй оборот ключа и мотор взревел, как будто стал мощнее в несколько раз. Первая передача, резкий разворот, все четыре колеса с проворотом понесли автомобиль обратно к дому, вдоль которого, подволакивая ноги, шла ещё парочка в крови и с такими же глазами. Поворот направо во двор, снова газ в пол и когда машина влетела в арку с внешней стороны дома, с внутренней, где висела строительная люлька, на асфальт с бешеной скоростью, прямо перед Нивой, приземлился тот самый рабочий, что висел там с утра. Внедорожник слегка тряхнуло. Дальше, скорее всего из-за состояния полнейшего шока, воспоминания были отрывисты: вот он бросает машину прямо у подъезда; пулей внутрь; у лифта кто-то кого-то забивал битой; бегом по лестнице; где-то между пятым и шестым в какой-то из квартир послышались звуки, похожие на выстрелы; а вот и его дверь. Только захлопнув за собой дверь в квартиру, Егор начал постепенно приходить в себя, но от этого становилось только хуже. В голове роились миллионы мыслей. Что происходит? Как такое возможно? Что с родителями? А с друзьями? Что теперь делать? Сиротин достал телефон и попытался позвонить родителям, но гудков не было, так же и с остальными попытками дозвониться до кого-либо, а потом на экране высветилось «нет сети». Сирота привалился спиной к стене в коридоре и медленно сполз на пол. Швырнув телефон в сторону кухни, обхватил голову двумя руками и просидел наедине со своими мыслями до ночи…

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

На свежем воздухе ему всегда думалось лучше. Он стоял на балконе девятого этажа, откуда открывался шикарный вид на парк трёхсотлетия: огромные, зелёные кроны деревьев; небольшой парк аттракционов для детей; сквозь весь парк шла главная аллея, в конце которой располагался маяк, а дальше — пляж, омываемый финским заливом. Тут всегда было многолюдно, раньше… Сейчас же Егор наблюдал окровавленных, бродячих мертвецов и они были повсюду. Сверху давило свинцово-серое небо Питера. В здании бизнес-центра, который находился напротив дома, до сих пор что-то тлело. Вчера в районе двадцатого этажа что-то взорвалось, да так что этажами выше и ниже повылетали стёкла, в этот момент Сирота как раз сидел на кухне и всё это видел. Но за взрывом пожара не последовало, просто хлопок и немного дыма. Внизу всё было так же как и в первый день апокалипсиса, за исключением автомобиля снёсшего светофор на перекрёстке. Толи что-то замкнуло, толи ещё что, но от машины остался только обгоревший остов. У скорой помощи с выбитыми стёклами сел аккумулятор — мигалка и сирена затихли. Переведя взгляд на так и недостроенный Лахта-центр, начал размышлять в слух:

— И так, еда закончилась, а воды осталось литра два или три. Надо выбираться, но куда? В супермаркетах, я думаю, этих тварей полно. Значит магазинчик на углу дома. Оружие…Только бита рядом с комодом и кухонный нож. Точно! В Ниве же топорик лежал, уже лучше. И каков у нас план? Бегом с девятого на первый этаж, дальше до угла дома, метров пятьдесят, и обратно с полным рюкзаком бегом до парадной и на девятый? Звучит неуверенно и опасно. Если бегать так каждую неделю, то в один из разов точно не повезёт. Надо что-то без лестниц и с крепкими дверьми…Так, машина прямо у парадной, а вдруг опять не заведётся? Да не, заведётся, я в неё верю, но генератор надо при первом же случае поменять. Хм, значит едем на работу? Честно признаюсь, по работе я соскучился — улыбнулся Егор впервые за неделю. Помещение автосервиса показалось идеальным убежищем: крепкие стальные ворота и куча инструмента, которые бы сошли за орудия самообороны. Постоял пару минут в тишине, разглядывая финский залив. Зашёл в комнату:

— Хорошо, берём рюкзак, туда остатки воды, средства личной гигиены, и зарядку для телефона, она же зарядка для фонарика, лежащего в машине. Так, и немного одежды — лето в Санкт-Петербурге только иногда тёплое. — одел портфель, подтянул лямки и попрыгал. — Ну, вроде не мешает.

Снова вышел на балкон:

— Теперь план действий: добираюсь до машины внизу; заезжаю в магазинчик на углу дома; набираю припасов на первое время и выдвигаюсь к сервису. Вроде всё просто, но есть одно но, на Приморском проспекте и дальше на Ушаковской набережной всегда пробки, а учитывая апокалипсис, то скорее всего и дтп не мало, — Егор продолжал размышлять вслух. — Тогда заберусь на тротуар…Но там тоже может быть затор или просто невозможно проехать.

Снова воцарилась тишина. Сиротин молча сверлил глазами водную гладь и Кронштадт вдали. Он понимал, что как только выйдет за дверь его план рассыплется в пух и прах и придётся импровизировать. Перевёл взгляд вниз, на улицу вдоль дома, сжал ладони в кулак и изо всех сил ударил по стене:

— Надеюсь, блин, только на чудо! Одно неверное или неловкое движение и всё! Буду так же бесцельно бродить в крови, грязи и хрен знает ещё в чём… — небольшой выход эмоций, вдох-выдох и снова размышлять. — Так! Соберись. Берём биту в руки и на выход, до машины, а затем до нового убежища. Там действую по обстоятельствам.

Зашёл в комнату, закрыл за собой пошарпанную балконную дверь, огляделся, взял средство самообороны. Вспомнил, что хотел взять нож, прошёл на кухню, взял полотенце и завернул в него второе средство самообороны. А куда его теперь деть? Почесал голову и закинул в рюкзак, туда же закинул лежащую рядом сумку с документами, снова почесал голову…Ладно, много места не занимает, так что пусть лежит.

Ключи от квартиры в правый карман джинсов, а от машины в левый. Вроде готов. Чем ближе подходил момент выхода, тем больше нарастало нервное напряжение. Ещё раз прошёлся по квартире в поисках того, что могло бы понадобиться для дальнейшего выживания. Ничего не найдя, подошёл к входной двери, нервно потирая руки.

— Ладно, готов? Всегда готов! — спросил сам у себя и сам же ответил. Попрыгал, сделал не большую разминку и окончательно решил, что готов ко второй встрече с новым миров полным опасности. И вот Егор стоит у двери в своей любимой зелёной футболке с белой надписью «Rock’n’Roll», в тёмно-синих джинсах, чёрных кроссовках и с чёрным рюкзаком за плечами. Сжимая в руках чёрно-красную металлическую биту, подошёл к стальной двери вплотную и прислонился к ней ухом. В подъезде стояла глухая тишина. Сирота прислонил оружие к стене, одной рукой взялся за ручку двери и натянул на себя а второй стал медленно и аккуратно отодвигать щеколду. Это напомнило ему времена юности, когда он жил с родителями в Краснодаре. Бывало, загуляется с друзьями допоздна, а потом бегом домой, и чтобы не разбудить родителей, бесшумно и очень медленно проворачивал ключ в замке, а уже внутри квартиры, дабы не лязгать щеколдой, натягивал на себя со всей силы дверь и потихонечку её задвигал.

От волнения немного тряслись руки, но Егор бесшумно закрыл за собой квартиру и с битой наготове стал прокрадываться к лестнице. На этаж ниже спустился без приключений, следующие два пролёта прошёл так же спокойно. Продвигаясь ниже, между четвёртым и третьим этажами стены и лестничный пролёт были похожи на сцену фильма ужасов: всё было заляпано и залито кровью. Раньше у Сироты вид крови не вызывал отвращение, но раньше он её и не наблюдал в таких количествах и ему стало дурно. От увиденного он сжал рукоять крепче и двинулся дальше. Только на втором этаже остановился передохнуть и перевести дух, но вдруг услышал, как этажом ниже кто-то шоркает.

Значит спокойно дойти до машины не получиться. А может ещё кто-то выжил? Мягкими шагами спустился на площадку между этажами, где располагались мусоропровод и окно. Она стояла к нему спиной, как будто разглядывала информационный стенд рядом с лифтом. И что делать? Сказать привет или лучше сразу бежать? Конечно у меня есть бита, но женщин бить нельзя…Несколько секунд он простоял в нерешительности, пока его организм не внёс свои коррективы: в животе заурчало так, что наверно было слышно на третьем этаже. Она обернулась и в полумраке подъезда предстала перед ним во всей красе. Длинные светлые волосы, мутные глаза, а от шеи вниз спускался кровавый след. Реакция сработала быстрее мыслей, рывком открыл окно и через мгновенье оказался на козырьке над парадной. Обернувшись, увидел, что то, что раньше было милой девушкой, сейчас спотыкаясь, медленно ковыляло по лестнице к окну, через которое вылез Егор. Отлично, есть время подумать и перевести дух.

Нива стояла в паре метрах от козырька, но есть одно «но», привычка старого мира, которая в новом могла стоить жизни — сигнализация. По всей видимости, тогда в первый день апокалипсиса, Сирота выскочил из машины и машинально нажал кнопочку на брелоке сигналки. Вот идиот! Огляделся. Небольшая группа из трёх мертвецов медленно брели в противоположную сторону от него метрах в десяти-пятнадцати, ещё один стоял около арки метрах в пяти. Так что если потихоньку спуститься и тихо подойти к двери, то успею снять с сигнализации и быстро забраться в машину. Сиротин присел на краю и хотел было свесить правую ногу, как вдруг из-под козырька подъезда медленно выплыл ещё один зомби, то что это был не человек было видно по окровавленной голове и торчащей кости из руки. Егор так и замер, сидя на корточках опершись руками с двух сторон и занесённой правой ногой в воздухе.

В условиях абсолютной тишины на улице, он смог совершенно бесшумно поставить ногу на место и встать. В голове до сих пор сидела мысль о том, что может быть это временное помешательство и что учёные и врачи где-нибудь сидят и разрабатывают лекарство, поэтому было решено пускать биту в ход только в крайних случаях. От раздумий его оторвал шорох и непонятная возня за спиной, резко развернувшись, он увидел как девушка, та, что стояла у лифта, уже на половину пролезла в окно и с остервенением скребла окровавленными пальцами без ногтей по козырьку, пытаясь забраться и скорее всего, сожрать бедного Сиротина. Надо было срочно что-то предпринять. Молниеносно достал брелок сигналки из кармана, открыл машину и без лишних раздумий взял разбег и прыгнул в направлении багажника на крыше Нивы. Приземление было не самым удачным, правая нога немного проскользила и угадила между толстых прутьев экспедиционного багажника. Потребовалось немного времени, чтобы освободить теперь уже ноющую от боли ступню, но каждая секунда была на счету, так как ходячий труп, который стоял у арки, услышал писк открывающейся сигнализации и начал движение по направлению звука. Услышали его и остальные обитатели двора. Егор спрыгнул с крыши машины, и только что полученная травма сразу же напомнила о себе. Пронзительная боль пронеслась по всему телу и, открыв дверь, он просто ввалился в салон. Металлический лязг закрывающегося замка и теперь точно его услышал весь двор. Кинул биту назад, снял портфель, положил его на пассажирское сиденье рядом с генератором и только сейчас осознал, в каком хреновом положении оказался. Тот зомби, что стоял у арки дома уже вот-вот будет рядом, кстати, Егор его узнал, ещё неделю назад он занимался ремонтом обуви, и его мастерская находилась в подвале дома. Друзьями они не были, но пару раз общались. Жалко, хороший мужик был. Троица трупов тоже скоро доковыляют до машины, как и тот что бродил под козырьком, правда на его пути был маленький заборчик, что существенно замедляло его.

— Давай, родная, — оборот ключа, завывание стартера и… завелась! Спасибо, — улыбаясь, произнёс Сирота. Тем временем, зомби-сапожник уже добрёл до машины и собирался ударить в водительское стекло толи рукой, толи головой, но автомобиль, стоявший задом к выезду со двора, сорвался с места, описал полукруг и на полном ходу понёсся прочь.

Вылетая из арки и чуть не доезжая улицы вдоль дома, в полуметре от проезжей части Егор увидел, как кто-то кого-то жадно поедал, но его внимание привлекло ни это, а огромный туристический рюкзак, из которого что-то торчало и поблескивало. Рядом были так же разбросаны пакеты и какие-то мелкие вещи, и всё это лежало прямо у неприятной трапезы зомби. Сиротин остановился и огляделся, поблизости опасности не наблюдалось и подхватив биту, он выскочил из Нивы. Тихо приближаясь с битой наготове, он рассмотрел, что из рюкзака торчит банка тушёнки и ещё одна и ещё. На радостях голодный, небритый и грязный Сирота не заметил ветку под ногами. Раздался хруст и обед мертвеца был прерван.

Светлые волосы средней длины, красная кожаная куртка, а когда она подняла голову на звук, сомнений не осталось. Егор знал её, так же как и того, кого она пожирала. Антон и Лена — первые, с кем он познакомился после переезда из Краснодара в Санкт-Петербург, первые кого он смело мог назвать друзьями. Они были весёлыми, хорошими и добрыми людьми, водили ему экскурсии по Питеру, гуляли по многочисленным паркам города, а чего стоили ночные посиделки на кухне…

Лена начала вставать и Сиротин понял, что для воспоминаний не лучшее время и надо что-то делать. Кинул взгляд на Антона, тот лежал на траве, раскинув руки в стороны и не двигался, а его карие глаза бесцельно смотрели в небо. Карие, не мутные, как у живых трупов. Можно сказать — повезло, умер не став одним из этих… Мертвецы, от которых Егор скрылся на машине, уже начали показываться из арки. Елена, хрипя, распрямилась и хотела начать движение к нему. Взмах и резкий удар битой в область виска. — Надеюсь вы встретитесь на том свете, — он присел к лежащей на земле девушке и закрыл ей глаза. Быстро подхватил рюкзак, который оказался очень тяжёлым, и забрался с ним в Ниву. Снова взревел мотор, и автомобиль повёз Егора прочь оттуда. В голове роились мрачные мысли, перед глазами стояла картина лежащего на траве Антона и бедной Лены. Но одна деталь не давала покоя больше остальных: прямо между глаз Антохи была маленькая аккуратная дыра, как от пули, но никакого оружия поблизости не было. Что же там произошло? Страшно даже представить.

Пытаясь ни о чём не думать он сильнее придавил педаль газа в надежде побыстрее добраться до своего нового убежища.

Добравшись до улицы Савушкина, Сиротин немного притормозил, чтобы прикинуть дальнейший путь. Все три полосы, газон и тротуар были просто забиты машинами в хаотичном порядке, но растолкав пару автомобилей и подобравшись ближе к затору, ему в глаза бросилась брешь в груде машин между крайней правой полосой и газоном. Забравшись на поребрик правой стороной, подъехал ещё ближе и понял, что это не просто брешь, а целый проезд, конца которого видно не было.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Добраться по набережной до Кантемировского моста особо труда не составило, несколько раз выручали тяговитость мотора и мощный силовой бампер. Но увиденное по пути оставило неизгладимое впечатление: огромное множество аварии, покорёженные автомобили, асфальт местами был просто залит кровью, везде валялись обглоданные трупы и повсюду были проклятые зомби, бродили по тротуарам, между машин и даже барахтались в воде…Ужас. Ни одного живого человека. Однако Егора всю дорогу не покидало чувство, что ему как будто расчистили путь до завода, а может простое совпадение и тому, кто здесь пробивался до него сквозь толпы мертвецов и машин, было просто по пути.

Стараясь сильно не шуметь, он продолжал движение по тротуару набережной на второй передаче. Серое небо наконец-то разразилось мелким дождём, задул сильный ветер и немного стемнело— типичная питерская погода. Справа в ЦПКиО среди многовековых стволом деревьев бродили тёмные силуэты. Дальше под мостом было совсем темно, но освещение Сиротин решил не включать, дабы не привлекать внимание. Правые колёса Нивы через что-то переехали. Конечно, он догадывался через что, но старался об этом не думать, сосредоточившись на обстановке впереди. За мостом Выборгская набережная уходила чуть левее, а поперёк дороги стояла большая Газель, которая перекрывала собой почти весь обзор. Как только внедорожник миновал грузовичок мешавший обзору, впереди открылся вид на очередное столпотворение транспортных средств и две заправки почти напротив друг друга. Кинул взгляд направо через Большую Невку: на Аптекарской набережной никакой жизни не наблюдалось, все полос


убрать рекламу




убрать рекламу



ы для движения вместе с тротуарами были забиты машинами; к набережной был пришвартован не большой прогулочный катер без экипажа; теле-радио вышка стояла на своём месте, так же как и в остальных зданиях, свет в ней не горел. Пока Сиротин пытался высмотреть что-нибудь по ту сторону реки, его Нива, негромко тарахтя, докатилась почти до самой заправки.

Дождь усилился, но дворники лобового стекла отлично справлялись со своей задачей. И предчувствие Егора по поводу того, что кто-то до него пробивал себе путь по набережной, подтвердилось. Он остановился и решил оценить ситуацию. На заправке стоял армейский КАМАЗ-5350 предназначенный для перевозки солдат, но рядом с грузовиком никого не было.

— Хм, военные: спасение или застрелят как собаку? Вдруг у них приказ о зачистке? Но это если кто-то выжил из правительства. Хотя, тогда бы они по набережной всех зомби бы выкосили. Ладно, сейчас посмотрим.

Осмотревшись по сторонам и убедившись, что поблизости кровожадных мертвецов нет, Сиротин сжал биту покрепче и вылез из машины. Короткими перебежками в полуприсяде от укрытия к укрытию, он преодолел небольшое расстояние до грузовика. Присел прямо за ним и прислушался: кроме всплесков воды в реке и барабанящего дождя по навесу азс ничего не было слышно. Выглянул — никого. Пригнувшись, пробежал справа вдоль КАМАЗа до кабины и, заглянув внутрь снова никого не увидел.

Дождь резко стих, и вокруг воцарилась тишина: ни птиц, ни животных, только редкие всплески воды. Егор отошёл от грузовика, ещё раз огляделся и никого не увидел, но что самое странное зомби поблизости так же не наблюдалось. В голове засела единственная мысль: «неужели я остался совершенно один?». Но эту мысль практически сдуло сильнейшим ветром, как и армейскую кепку откуда-то с противоположной стороны военного грузовика. Одинокий Сирота секунды две-три стоял и провожал её взглядом, затем собрался с духом и стал тихонько обходить КАМАЗ. У переднего левого колеса полулёжа, прислонившись спиной, сидел старлей с пистолетом Макарова в руках. Егор аккуратно толкнул носом биты вояку в плечо, но ответа не последовало, тогда Сиротин подошёл ближе, присел напротив и увидел укус на синеватой окоченевшей руке, в которой был сжат пистолет, а в виске дырку, скорее всего от пули. — Да, я тоже не хотел бы пополнить ряды этих тварей. Что ж товарищ старший лейтенант, неужели вы спасались в одиночку?

Он заглянул под грузовик, забрался в кузов, ещё раз обошёл заправку и не обнаружил даже следов ещё кого-либо. Вернувшись к военному, с трудом смог выдернуть из его руки ПМ. Повертел его в руках и достал обойму: два патрона. Не густо. — Приберегу на самый крайний случай, — подумал он, поставил на предохранитель и засунул пистолет сзади за ремень. В надежде найти ещё хотя бы пару патронов, Сиротин обыскал старлея, но ничего не нашёл. Егор хотел подойти к парапету и, глядя на Большую Невку или соседнюю набережную, быстро составить дальнейший план действий. Но вдруг его осенило, что у этой заправки ещё есть причал с заправочной станцией для водных транспортных средств, и как он мог про неё забыть, несколько раз обойдя заправку? Вот растяпа, может там он найдёт ответы?

Подлетев к парапету рядом со спуском на причал, Сирота нашёл ответы на все вопросы…Увиденное расставило всё по своим местам: стало ясно, почему поблизости нет зомби, и куда делись вояки. Причал представлял собой площадку пять на пятнадцать метров с бензоколонкой на краю, и абсолютно вся его площадь была усыпана трупами, как военных, так и зомбарей. Тут была самая настоящая бойня, казалось, деревянное основание пирса было пропитано кровью, повсюду валялись оторванные конечности, и всё это было присыпано огромным количеством разных гильз. Но самое страшное и обидное, что это сражение закончилось не в пользу человечества. У причала стоял маленький катер с приваренным к нему пулемётом на поворотных сошках, а на борту толпились и толкали друг друга четыре или пять мертвецов в военной форме.

От этой картины Сиротину стало дурно, но он сдержал себя и стал возвращаться к машине. До завода оставалось метров двести дальше по набережной, но если до сюда дорога была расчищена КАМАЗом, то дальше ему придётся прорываться самому. В голове возникла мысль, что надо бы забраться на крышу Нивы и проложить маршрут. Егор забрался на свой внедорожник и стал внимательно всматриваться вдаль, мысленно прокладывая путь: — если сейчас взять по диагонали, то дальше по тротуару, мимо автосалона и налево. Единственную сложность доставлял только высокий поребрик разделительного островка между попутным и встречным движением, а дальше проблем возникнуть не должно.

Забравшись в машину и собравшись с духом, Сиротин запустил мотор и начал пробивать себе дорогу. Сделал радио погромче, но в эфире было всё тоже монотонное шипение.

Пристроившись между двух иномарок, неспешно развёл их в стороны, и до разделительного островка осталась одна полоса, но тут возникли небольшие трудности. Все авто в полосе стояли плотно друг к другу, почти бампер в бампер. Тогда, ни раз награждённый в соревнованиях, водитель-экстримал прижал жигулёнок к бордюру и спустя пару ловких движений рулём, он уже оттаскивал машину назад от островка подцепив её силовым бампером за стойку крыши. Дальше осталось только перемахнуть через островок и растолкать машины на встречке.

— Всё-таки лучшее, что изобрели в СССР — это короткобазная Нива, — в очередной раз пронеслось в голове Егора. Передние колёса внедорожника уже перемахнули через поребрик, и машина, не зацепив днищем, упёрлась задними. — Так, больше газа…ещё больше, давай! Газ в пол! — кричал он, вцепившись в спортивный руль, немного потрёпанный временем. Машина заревела злее дикого зверя и пулей влетела на разделительный островок, а вот на тормоз водила-экстримал нажать не успел, и ревущий джип на полном ходу, слетев с противоположной стороны островка, почти в полёте протаранил стальным бампером бедный маленький Матиз. Послышался звон стекла и скрежет металла. От мощного удара малолитражку отбросило в сторону, и путь к тротуару был почти свободен, оставалось протиснуться ещё между двух машин. Аккуратно подкатил к свеженькому мерседесу и пододвинул его своим не убиваемым джипом, иногда даже возникало ощущение что это не просто машина а самый настоящий танк. Вот и всё, вот он тротуар, можно сказать финишная прямая. Уже проезжая мимо автосалона, от которого до поворота на улицу Александра Матросова, где стоял завод, оставалось метров пятьдесят, Сирота хотел притопить газ, но вдруг из-под капота «танка» повалил дым. — Мда, похоже, перехвалил свою малышку…

На ходу перевёл рычаг выбора передач на нейтралку и заглушил мотор. Дымящийся джип докатился по инерции до поворота и остановился. Стрелка температуры охлаждающей жидкости стремительно направилась в красную зону, и сладковатый дым заполонил весь салон автомобиля. Сиротин, не глядя в зеркало на парящий шлейф жидкости от машины, сразу понял в чём дело. Антифриз.

Если так продолжить движение, то можно прикончить мотор, а если сидеть и ждать пока остынет двигатель, то можно прикончить себя. Однако, оглядевшись, было принято решение пока что постоять на месте, так как мертвецов рядом не было. Это показалось странным, ведь он наделал столько шума, пока прорывался через машины, поребрики и прочие преграды. Видимо вояки на том причале распотрошили всех местных зомби, за что, конечно, им спасибо. Немного приопустил водительское стекло, и сидя в удобном кресле скрестив руки на груди, он начал погружаться в размышления об обустройстве своего нового убежища, в котором скоро окажется: как будет лучше укрепить ворота, где лучше и безопаснее расположить спальное место. Затем коротко зевнул и закрыл глаза.

— Ещё чего! — вскрикнул Сирота и стал хлопать себя ладонями по лицу. — Заснуть в машине с открытым окном, стоя на перекрёстке, где могу появиться зомбари! Это просто вершина идиотизма, молодец Егорка! — от злости на самого себя ему сразу же перехотелось спать. Снова огляделся. — Так, ходячих трупов на горизонте не видно, надо проверить, что там с температурой, — провернул ключ в замке до включения зажигания и увидел, что стрелка потихонечку начинала отползать от красной зоны. — Ага, минут 10 ещё посижу и двину дальше к заводу. А пока посмотрю, что есть в рюкзаке, который когда-то принадлежал Антохе…

Рюкзак был забит консервами, разными продуктами быстрого приготовления и на самом дне была канистра питьевой воды на шесть литров. Конечно, сухая лапша быстрого приготовления не была самым вкусным деликатесом в том, старом мире, но сейчас она казалась настолько вкусной, что желудок заурчал от удовольствия. Запив это дело водичкой, он отряхнул руки и вернул рюкзак на заднее сидение, но сделал это немного неуклюже, и почти всё содержимое высыпалось на задние коврики. Пока он собирал всё обратно, обнаружил в портфеле фотографию, где они втроём стоят на фоне Медного Всадника и улыбаются.

— Эх, ребята…мне будет вас не хватать, — с голосом полным искренней скорби проговорил Сиротин и закрепил фото на внутренней стороне солнцезащитного козырька у него над головой. На глазах сами собой наворачивались слёзы, в голову начали пролезать воспоминания: ночные посиделки, прогулки по многочисленным паркам и улочкам Петербурга. А как они поздно вечером катались на речном трамвае и в самом разгаре шуток и приколов, Антон, пытаясь что-то изобразить, слишком сильно перегнулся через поручень и выпал за борт. А все деньги, чтобы не намочить, были отданы ему, как самому ответственному. И в ту летнюю ночь они шли пешком из центра на окраину города, безумно весёлые и переполненные позитивом, так что уже животы болели от смеха.

Сдержав нахлынувшие воспоминания и взяв себя в руки, снова повернул ключ в замке и увидел, что стрелка температуры почти упала. Тогда он в тысячный раз за день огляделся по сторонам и запустил двигатель. Медлить было нельзя. Свернув с набережной, двести метров по прямой и вот слева поднятый шлагбаум, труп охранника лежал прямо посередине дороги, но это не стало особой помехой для джипа, а дальше огромная территория завода. Егор слегка сбросил скорость и проехал по прямой через арку. Отсюда до сервиса, в котором он раньше трудился, оставалось метров двадцать, но было похоже, что эти метры окажутся сложнее, чем километры пройденные от дома до завода.

Белёсый дым струился вверх к серому небу прямо от дотлевающих останков фуры, стоящей поперёк дороги, между корпусов завода. Что творилось за ней не видно, а вот перед ней, шоркая сапогами, бродили чуть ли не все работники завода, а их было около пятидесяти человек. И все как один обернулись на рёв влетающего в арку внедорожника. Визг тормозов, хруст костей, под колёсами что зачавкало. Дальше на машине точно было не проехать, поэтому описав пару кругов и подавив как можно больше мертвецов, Сирота остановился, подхватил биту и выскочил из Нивы. Как только он хотел сделать первый шаг навстречу первому обречённому на гибель зомби, из-под его же машины его схватила за штанину бледно-синяя рука недобитого трупа. От неожиданности Егор споткнулся и упал, падая, он выронил биту, а зомби были тут как тут.

Вдоль главного корпуса завода, вплотную к стене, находились спуски в подвал. Они представляли собой козырёк с треугольной стеной начинающейся от земли, деревянной крышей и массивной металлической дверью. Таких спусков было два, в начале и в конце здания. Подскочив на ноги, Сиротин оттолкнул ближайшего мертвеца ногой и побежал к козырьку, попутно он пытался высмотреть на земле подобие оружия, но ничего подходящего не было. Забравшись на самый верх, он присел на корточки, чтобы отдышаться.

Тем временем, на улице сгущался полумрак. Он сидел на краю козырька и думал, как ему быть дальше. Толи из-за темноты, толи из-за того, что он не шумел — зомби потеряли к нему интерес, все кроме одного, того которого он оттолкнул. Вот грязный сапог коснулся крыши козырька, затем второй, таким темпом через пару секунд дохляк будет уже здесь. Безоружный, уставший и весь в грязи Егор не придумал ничего лучше, чем повторить удар с ноги. Он встал и пошёл ему на встречу, примерно на середине крыши треугольного спуска в подвал, когда мертвец уже был на расстоянии удара, под ногами послышался хруст, затем треск и часть деревянной крыши провалилась вниз.

В кромешной темноте послышался хрип, а чуть дальше — сипение. В абсолютно нулевой видимости он смог нащупать под собой ступеньки и какой-то хлам, ещё не до конца понимая, что произошло и где находиться Сирота перевернулся на спину и попробовал восстановить сбитое дыхание. Единственное, что он мог видеть это почти ночное небо сквозь дыру в крыше. Глаза понемногу начинали привыкать к темноте, стук собственного сердца в ушах тоже стихал и тогда, Егор попробовал подняться на ноги и зацепил, судя по всему, какой-то фрагмент проломленной крыши и тот с тем же хрустом и треском съехал по ступенькам вниз. Как только изможденный Сиротин нашёл точку опоры и продолжил поднятие с холодного пола, где-то совсем рядом раздалось сипение, после чего он почувствовал удар и снова упал. В голову ударил адреналин и избитый бедняга быстро, насколько это было возможно, поднялся на ноги. В суматохе нащупал что-то под рукой и, размахивая не опознанным, но довольно увесистым предметом попытался на звук ударить проклятого мертвяка.

На каком-то из многочисленных размахов предмет достиг цели, но надоедливое сипение зомбаря не затихло и тогда Егор замахнулся сильнее, но потерял равновесие, попытался за что-нибудь ухватиться и, поскользнувшись, полетел по ступенькам вниз. Шум, грохот, многочисленные удары об углы и какие-то предметы, на секунду показалось, что он слышал рядом всё то же сиплое дыхание. Завершила полёт толи стена, толи дверь, но он здорово приложился головой и было ощущение, что силы и сознание его покидают, а дальше тьма и тишина.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Открыв глаза, Сиротин увидел полный бедлам: вся лестница была покрыта мелкими кусками крыши, левый металлический поручень был согнут в двух местах, на стенах кровь. Он начал озираться в поисках зомби — в левом углу кроме дерева и шифера никого не было, а вот в правом лежал его вчерашний противник. Бывший работник завода, а в новом мире — ходячий труп лежал на спине, и из его глаза торчала чуть ли не полуметровая доска.

Егор сначала хотел порадоваться своей победе, и что он всё ещё жив, но застонал. До него дошло ощущение собственного тела. Голова жутко раскалывалась, правая нога неистово ныла, а всё тело болело от мелких множественных травм. Хоть его ни разу не сбивал поезд, но было чувство, что именно это с ним и произошло. Попробовав подняться, он почувствовал тошноту.

— Твою ж мать, — прошептал Сирота. Усевшись поудобнее на холодном полу, он закрыл глаза и уснул. Долго поспать было не суждено, на улице стоял жаркий летний день, и снова открыв глаза, Сиротин решил выбираться отсюда. Вот только на стальной двери, что вела к сервису и Ниве, снаружи висел огромный замок, чтобы кто попало сюда не шастал. Оставалась дыра в крыше, но туда ещё надо постараться забраться. Он решил встать и поискать, что тут сможет ему помочь выбраться наружу. Аккуратно и медленно поднявшись на ноги, Егор слегка пошатнулся и чтобы не упасть схватился за ручку ржавой двери, что вела уже в сам подвал. И к его великому удивлению она с хрустом и скрипом приоткрылась. Неужели они обошлись одним замком на наружной двери? А дальше удивлению не было предела, на внутренней стороне двери висела табличка «Убежище № 1123. Вход № 2. Ключи находятся у начальника караула.».

Повнимательнее осмотрев замок, было видно, что он проржавел и лопнул. — Вот это удача! Хотя рано радоваться, — мысленно урезонил себя Сиротин. — Может оно уже давно разворовано.

За дверью царила тишина и темнота, и без света туда вряд ли стоило соваться. Фонарик лежал в портфеле, а портфель в машине. При себе был только выключенный телефон. Решив попытать удачу, нажал на кнопку включения и на засветившемся экране увидел, что заряд ещё есть. Больше половины аккумулятора должно было хватить на пару часов работы фонарём. Если конечно снова не заглючит. Конечно, было страшновато туда идти, но что может быть страшнее восставших мертвецов?

Кажется, здесь давно не ступала нога человека. Старая СССР-овская плитка на полу была покрыта толстым слоем пыли, стены были окрашены в зелёный и белый цвета. На стенах находились крючки, предположительно для верхней одежды, с которых так же свисала пыль, и над каждым крючком был по трафарету нарисован номер белой краской. Спустя ещё минуту, Егор упёрся в чёрную дверь с красным вентилем, местами она была ржавая, но до сих пор вселяла чувство массивности и уверенности.

И тут везение закончилось, вентиль никак не поддавался. Скорее всего, надо использовать какой-нибудь рычаг и тогда будет реально его прокрутить. То есть нужна труба или…доска! Бегать пока что ему не позволяла травмированная нога, но быстрым шагом до спуска в подвал он дошёл меньше, чем за минуту. В куче гнилых досок получилось отыскать самую свежую, и длина её была около метра. Однако провернув вентиль на пару миллиметров, доска сломалась. Вторая попытка так же не увенчалась успехом, и Сиротин решил испробовать шифер с той же крыши на прочность. Поставив его ребром в запорный механизм, удалось сделать пол оборота, но и он лопнул. Тогда Егор решил больше не тратить время и вернуться сюда уже подготовленным с трубой и нормальным фонарём.

Чтобы выбраться наружу пришлось изрядно постараться. И вот сидя на краю крыши, он наблюдал туже картину, что и вчера, за исключением того, что фура уже дотлела и на улице вместо дождя, стояла жаркая, солнечная погода. Зомби разбрелись по разным сторонам, и это было прекрасным шансом, чтобы подобрать биту и добраться до сервиса.

Потихоньку спустился, подобрал биту, подкрался к единственному на его пути мертвецу и ударил битой так, что после противного хруста, коктейль из крови и мозгов разлетелся по сторонам. Кажется, его заметили, и Сирота прибавил шагу, забрался на полуметровое бетонное возвышение, на котором росли могучие тополя и хиленький газончик. На ходу достал ключ от сервиса висевший на ключах от квартиры, и пока он шёл открывать дверь, краем глаза заметил погрузчик сразу за фурой около стены противоположного корпуса. Замок сервиса всегда открывался без проблем, и этот раз не стал исключением. Уже закрывая за собой дверь, Сиротин прикинул в голове, что с помощью погрузчика можно будет оттащить фуру и загнать Нивку сюда. Но точно не сегодня.

Света, конечно же, не было, но в помещении было не особо темно, всё-таки сквозь пыльные и грязные окна ещё немного проникало солнце. Казалось, их не мыли со времён постройки этого здания. Однажды за утренним кофе, Егору стало интересно с какого же года немыты окна на этом заводе и после долгих поисков в интернете, он выяснил, что по одним источникам раньше это был завод Карла Маркса и был основан в 1912 году. По другим же один из корпусов завода Лесснеров и основан в 1898 году, но было ясно одно: внутренняя сторона стекла не видела воды и тряпки очень давно. Так же, там писали, что в 2002 году завод обанкротился, и все корпуса и помещения на территории сдавались в аренду другим предприятиям. И самым крупным из них было «СИНТОН», они занимали целый цех, поэтому все кто трудился на территории, называли завод «СИНТОН».

С внутренней стороны ни щеколды, ни петли для замка не было, а так как дверь открывалась наружу, Сирота просто просунул швабру через приваренную к металлической двери ручку. Убедившись, что она не выпадает, пошёл осматривать помещение. Лучше всё сразу проверить. В сервисе было всё так, как в последний день перед апокалипсисом. Прямо напротив въезда двухэтажное строение из газобетона: на первом этаже место под склад и полировку, на втором кабинет начальника. Слева малярная камера и подготовочные посты, а справа четыре подъёмника, три первых пустые, а на последнем висел старенький лексус без мотора и коробки. Та самая машина, с которой он проковырялся почти до ночи. Площадь помещения была около трёхсот квадратных метров, и было огорожено от остального корпуса завода стенами из того же газобетонного блока. Потолок был сделан из стальных тросов, а поверх была растянута армированная плёнка. Это было сделано для того, чтобы уменьшить объём помещения и зимой было проще отапливать его.

Обойдя каждый уголок и убедившись, что тут никого нет и просто так проникнуть никто не сможет, он решил первым делом обустроить место для отдыха, так как ноги уже подкашивались от усталости, и немного клонило в сон. И под место для отдыха Егор выбрал машину на подъёмнике, туда точно зомби не заберутся. Взял лестницу, подставил к столбу подъёмника, открыл заднюю дверь. Там уже лежала небольшая подушка с логотипом, так что для отдыха всё было готово. Как только голова коснулась подушки, он сразу же погрузился в сон.

Если настенные часы не врали, то проснулся Сиротин в полседьмого утра. Чувствовал он себя лучше, чем вчера, но очень хотелось есть, так что придётся добраться до Нивы и забрать вещи. Слез по лестнице вниз, потянулся.

— Так, кажется, у меня в шкафчике в раздевалке что-то было погрызть, — внезапно осенило его. Он открыл металлическую дверцу и увидел закрытую пачку сушек и половину литровой бутылки лимонада. Желудок победно заурчал. Уже за не богатым завтраком Егор заметил, что умудрился потерять пистолет. Выругался. Скорее всего, в той схватке в темноте, когда провалился через крышу. Но верная бита была по-прежнему с ним.

И так, что мы имеем: сгоревшая фура преграждает путь Ниве, но за останками грузовика есть погрузчик, им можно попытаться освободить дорогу. Сделав зарядку и немного размявшись, Сирота вытащил швабру-щеколду и выглянул за дверь. Солнце только начинало светить в полную силу, и температура начинала расти. День обещал быть жарким. Первым делом он отметил, что зомби уменьшились числом. Около его любимой машины их было около трёх или четырёх тел. По другую сторону остова фуры только погрузчик, мертвецов по близости видно не было.

Резкий удар по голове и первый повалился на землю, подкрался сзади к двум, стоящим рядом, мертвецам. Оттолкнул одного ногой, а второму битой вогнал переносицу внутрь черепа, затем добил того, которого пнул. Тем временем, четвёртый мирно ковылял в арке по направлению к кпп, и Егор решил его пощадить. Погладив свою измазанную в антифризе, крови и грязи Ниву, перелез через прицеп фуры и двинулся к погрузчику синего цвета на маленьких колёсах и надписью «Тойота» на задней панели. Как им управлять он не знал, но подумал, что разберётся. Сходу запрыгнув на сиденье небольшой спецтехники, Сиротин дёрнулся от неожиданности. Одной из двух вил к стене был пригвождён зомби прямо сквозь голову. Зрелище не из приятных.

Все рычаги и кнопки управления были подписаны, и отъехать на погрузчике от стены не составило труда. Затем он вылез и ногой снял проткнутого мертвеца с вилы, с противным хрустом его голова поддалась и съехала вниз, оставив красно-бурый след. Несмотря на жаркую погоду, Сироту пробрала дрожь. Конечно, всё это не в первый раз, но к таким видам сложно привыкнуть.

На чёрной приборной панели вилочного погрузчика сверху по центру красными буквами было написано «Max 2000kg». Хм, целая фура весит явно больше в несколько раз, но эта почти сгорела дотла, получиться ли? Левая вилка зашла чуть левее оплавленного диска крайней оси прицепа, правая зашла под соседнюю ось. Загудел мотор и потихоньку вилы поехали вверх. Как только останки колёс прицела приподнялись на пару сантиметров, не опытный оператор спецтехники почуял что-то не то. Выглянув, он увидел, что задние колёса погрузчика начинают тоже отрываться от земли. Тогда, остановив подъем прицепа, попытался плавно тронуться вперёд. Не вышло. Резкий рывок вперёд и вилы упёрлись в землю, а задние колёса потеряли сцепление с разбитым асфальтом. Опустив прицеп на землю, сделал ещё одну попытку и снова неудача. С четвёртой попытки удалось немного продвинуть препятствие для Нивы, а примерно через час джип Сиротина мог впритирку проехать между останками фуры и бетонным блоком, который отграничивал газон с тополями от дороги вдоль корпусов завода.

Вспотевший Егор вылез из погрузчика и пересел в Ниву. Глянул в зеркало заднего вида и увидел троих бесцельно бродящих зомби. Спереди по близости мертвяков не было, только вдали, метрах в пятидесяти от конца заводского здания виднелась небольшая кучка мертвецов.

Протиснуться удалось на отлично, ничего не зацепив и не поцарапав автомобиль. Затем Сирота открыл ворота сервиса, загнал свой внедорожник внутрь и закрыл за собой ворота и дверь. Выдохнул. Теперь запасов еды и воды ему хватит на дней пять, а может и больше. Теперь надо строить планы на ближайшее будущее, а именно починить свой танк-вездеход и каким-то образом сделать электричество в сервисе. Подъёмники, компрессор и прочий спец инструмент работают от электричества. Да и темновато всё-таки.

Конечно же, первым делом было решено вернуть Ниву в рабочее состояние. Открыв капот, он увидел, что нижний патрубок от радиатора лопнул и через пол часа поисков Сиротин нашёл подходящий патрубок. Новый шланг был чуть подлиннее, но это не проблема. Пара ловких движений ножом и готово. Заменил патрубок, залил антифриз и готово. Теперь можно и пообедать.

В багажнике своей машины Егор всегда держал вещи для походов и выездов в лес. Топорик, палатка, миниатюрная плитка на газу, чай, кофе…Кофе! Как же он давно не пил этот чудный напиток. Поставив металлическую кружку на зажжённую плитку, погрел воды, а после погрел и только что вскрытую банку тушёнки. Всё это он мысленно назвал «царский обед». Давно Сирота не был настолько сыт и доволен.

Настенные часы показывали десять минут седьмого и солнце особо уже не светило, но питерские белые ночи никто не в силах отменить. Даже апокалипсис.

Следующие несколько дней Сирота обживался в новом убежище, проверял техническое состояние машины и размышлял, что делать дальше. Проблему с электричеством удалось решить на следующий день. Всё получилось даже проще, чем он думал. На территории раньше была контора, которая продавала промышленные генераторы и Сиротин протаранив хлипкие ворота склада, выбрал там сам мощный из самых экономичных. К тому же этот генератор стоял на деревянном паллете и, привязав его к бамперу, он без труда дотащил его до убежища, попутно размозжив пару черепов особо назойливых мертвяков. Солярку для дизельного генератора он слил с фуры, которая стояла рядом с кпп. И вуаля! Снова цивилизация. Ну, почти… за исключением туалета. Дальше по плану вычистить территорию от зомби и, конечно же, убежище под заводом.

На четвёртый день в новом убежище помимо биты Сирота сделал себе меч. Не такой конечно как в средневековье, но получилось очень похоже. Полуметровый кусок плоской арматуры, заточенный с двух сторон, плавно переходил в металлическую ручку обмотанную изолентой. Освободил от вещей свой небольшой портфель и запихнул туда биту. Потренировался с доставанием из-за спины биты. Вроде удобно.

В этот день на улице стояла прохладная дождливая погода, и выходить наружу не очень хотелось. Рядом с набором инструмента его коллеги лежал дешёвый детективчик с уже пожелтевшими страницами. Он взял книгу, забрался в своё лежбище и примерно через час чтения уснул.

Утро было такое же дождливое, как и прошлое, но сидеть взаперти уже не было сил. За завтраком Егор обдумывал действия по зачистке территории завода и понял, что это бессмысленно, так как в заборе полно дыр. А вот сделать из П-образного здания закрытый прямоугольник более реальная и толковая идея. Разнообразной техники и автомобилей тут много, тем более одной фуры бы хватило, чтобы перекрыть одну часть. А в арку лучше запарковать микроавтобус или большой джип, чтобы был действующий въезд и выезд.

Рядом с воротами сервиса была лестница на крышу здания, и Сирота решил осмотреть окрестности. Поднявшись по ней, его взору открылся вид на большую часть периметра. А вот и пара тягачей с прицепами, чуть подальше стоял высокий микроавтобус. Прекрасно. Оставалось порубить с десяток зомбарей, найти ключи, пригнать сначала автобус, потом запереть всё фурой. Но если прокатиться на микрике труда бы не составило, то на фуре Егор поедет, как и на погрузчике, впервые. Но основной проблемой был, конечно, поиск ключей: либо обшаривать ближайшие помещения, либо убивать и обыскивать бродячих поблизости мертвецов.

Спустившись в сервис, он взял меч и биту, и отправился к микроавтобусу. Сиротин решил не рисковать лишний раз и пройти по-тихому. Утренний лёгкий дождь уже перешёл в ливень. Короткими перебежками, изрядно намокнув и хлюпая кроссовками, он добрался до цели, сел у заднего бампера и огляделся. Ему удалось остаться не замеченным, и он отправился к водительской двери, испытать свою удачу. Водитель, точнее то, что раньше им было, сидел за рулём и не двигался. Из груди торчал не малых размеров нож, а глаза его были закрыты. Мёртв или не совсем? Сирота тихонько постучал по стеклу, но ответа не последовало. Тогда он дёрнул за ручку открывания двери, а водитель автобуса внезапно открыл глаза и кинулся на него.

Попытка резко закрыть дверь и оставить живого мертвеца внутри не увенчалась успехом. Егор хотел сделать шаг назад и ударить его мечом, но поскользнулся и шлёпнулся на спину. В это время, зомби уже кинулся на него с вытянутыми руками вперёд и, прижав Сироту к мокрой земле, пытался укусить. В нос ударил запах гнили, пытаясь свернуть шею мертвецу левой рукой, правой пытался найти что-нибудь, чтобы проломить череп вонючему мертвяку. Вдруг рука Сиротина проскользила по мокрому лицу водителя, послышался треск рвущейся ткани кофты. В ярости извернувшись змеёй, он смог освободиться от синю


убрать рекламу




убрать рекламу



шных рук, подхватил лежащий в луже меч и проткнул голову поднимающемуся зомби насквозь. Осунувшееся лицо залила красно-бурая жижа, а из приоткрытой челюсти выпал клочок кофты Егора.

Грязный, мокрый и замёрзший он ввалился в микроавтобус. Скинул портфель и меч на правое сиденье, уселся ровнее на водительском кресле и, сгорбившись, закрыл ладонями лицо. Тяжело дыша, осознавал, что только что был на волосок от смерти, или…С пару минут он не решался посмотреть на руку с разорванным рукавом. Но собравшись с духом, закатал рукав кофты и, откинувшись на спинку кресла, с облегчением выдохнул. Ни царапины.

Наверно, этот новый мир решил сжалиться над ним. Ключи оказались в замке зажигания, и ему не пришлось ещё и обыскивать ненавистного бывшего водителя микрика. А повернув их, на заляпанной засохшей кровью приборной панели зажглись огоньки и мотор негромко заурчал.

Отпарковавшись, доехал до арки, объезжая всех зомби. Микроавтобус ему ещё нужен живым, а поставив микрик перпендикулярно арке, так чтобы никто мимо проникнуть не смог, Сирота залетел в сервис и выкатил Ниву. Закрыл за собой ворота и переполненный злости запрыгнул в машину и что есть сил, надавил на газ. И любимый вездеход снова с проворотом всех колёс рванул в бой. Сшибая каждого мертвеца на своём пути, Егор заходил на новый круг, крепко вцепившись в руль. Кружил он так наверно не меньше часа, а когда остановился, понял, что выкосил почти всех зомбарей на территории. Стало легче.

— Так, выпустил пар, теперь надо собраться с мыслями. Надо найти ключи от фуры, — сказал он, убрав руки от руля. Дело это было не очень приятным, особенно запах, но после обыска пятого тела, ключи нашлись. Оставалось только проверить от какой они фуры. Доехал на Ниве до сервиса, оставил её там и побежал к первому тягачу.

Отлично! Уже изрядно продрогнувший Сиротин хлопнул в ладоши от радости. Ключи подошли. Оставалось только научиться передвигаться на этом. Хотя, что тут сложного? Руль, три педали и рычаг переключения передач. Удачно тронуться удалось с третьего раза, и тарахтя дизельным движком тяжеловес отправился к параллельным корпусам завода.

— Да где тут задняя!? — тыкая рычагом передач во все стороны и постоянно глохнув, кричал он. — Ничего сложного! Ага! — уже начиная кипеть от злости. Но через некоторое время задняя передача всё-таки нашлась, затем ещё чуть-чуть потраченных нервов в попытке запарковать такую махину как ему надо. И когда настал тот момент, когда Егор понял, что фуру удалось выставить перпендикулярно корпусу, который был слегка длиннее второго, он вжал педаль газа и плоскомордный тягач ударил в стену. — Готово! — прокричал Сирота, стряхивая с себя остатки лобового стекла.

Так же как и микроавтобус, фура закрыла собой то, что предполагалось, и образовала закрытый прямоугольник. Мимо неё никто бы не проскользнул, только если снизу, поэтому Сиротин спустил все колёса, но и этого было не достаточно. Тогда он решил закидать под неё всякий хлам. В ход пошли паллеты, огнетушители, стулья и прочее. Всё это хорошенько утрамбовал и готово. В завершении, он проверил все решётки на многочисленных окнах корпусов, на воротах где не было замка, втыкал куски арматуры, либо подпирал машинами со стоянки. Дверь рядом с аркой завалил старым металлическим шкафом. Теперь сюда никакой зомби не сможет проникнуть.

С чувством выполненного долга, валящийся с ног от усталости Егор, загнал Ниву в сервис, достал портативную газовую плитку и присел поужинать. Пока банка тушёнки разогревалась, он обдумывал, чем же можно вскрыть дверь убежища, однако плотно покушав, его начало клонить в сон. Сирота решил не сопротивляться и отправился в своё место отдыха, оставив размышления на завтра.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

После лёгкого завтрака, Сирота оценил, насколько ему ещё хватит запасов. Максимум день, а потом придётся отправиться на поиски пропитания. Тогда, сегодня он пытается вскрыть дверь убежища под заводом, а завтра в путь.

При наличии электричества, сварочного аппарата, различных труб и кусков арматуры, смастерить новый рычаг не составило труда. Навскидку длина его была метра полтора, и на вид очень крепкий. Если уж этим не получиться открыть, то тогда про эту дверь можно смело забыть навсегда. Достал из машины фонарь и поставил его подзарядиться перед выходом.

— Блин, а рычаг получился не особо лёгкий, — подняв с пола приспособление для вскрытия двери. — Ладно, тогда фонарик в боковой карман портфеля, во второй боковой бутылку воды, а меч положу в основное отделение, — проговорил Сиротин, заканчивая приготовления. Взял в руки полутораметровую «отмычку» и вышел на улицу.

А там царила полнейшая тишина, на секунду ему показалось, что он оглох. Ни пения птиц, ни каких либо других звуков животного мира, а тем более шума мегаполиса. Абсолютно тихо. Поднял глаза на типичное свинцовое питерское небо и мысленно сказал спасибо хоть, что сегодня без дождя. По ощущению было тепло, около пятнадцати-двадцати градусов и это не могло не радовать. А вот то, что он забыл спилить замок на первой двери, не обрадовало вовсе. Лезть снова через крышу с такой палкой в руках было так себе затеей. Так что, оставив рычаг у двери, он побежал в сервис, взял болгарку и все удлинители, что были там. И спустя пять минут замок уже лежал на земле.

Дверь со скрипом открылась, и труп, лежащий внизу в обломках крыши, напомнил о той схватке в темноте. Бр-р, по телу пробежали мурашки, но сейчас он лучше подготовлен. Свет фонаря рассеял полумрак и в конце лестницы Егор нашёл потерянный ПМ. Снова засунув его за пояс, продолжил путь к двери с вентилем.

— Ну что, я вернулся, — сказал он двери и просунул рычаг в вентиль. Навалившись всем своим весом, запорный механизм со скрипом начал поддаваться. Сделав пол оборота, он переставил рычаг выше и снова навалился, но внезапно механизм стал легко прокручиваться и Сирота чуть не приложил сам себя трубой по голове. Крепко выругался и стал крутить вентиль до упора вручную.

Дверь оказалась даже тяжелее, чем он думал, и толщина её была сантиметров тридцать. А за дверью продолжался тот же пыльный зелёно-белый коридор с советской плиткой на полу, не было только крючков на стене. В метре от двери стояли деревянные стол и стул, а на столе старая лампа и ветхий жёлтый журнал. Аккуратно ступая и осматривая внимательно стены и пол, он прошёл ещё метров десять, затем коридор сворачивал вправо, а прямо перед ним на стене находился рубильник.

— Ну, была не была, — полушёпотом произнёс Егор и дёрнул рубильник. Раздалось тихое жужжание, затем нарастающий гул и вдруг загорелся тусклый свет. Как оказалось, по всему коридору на потолке висели лампы, а по всей видимости где-то стоял генератор. Не веря в свою удачу, он с полминуты стоял и оглядывался по сторонам. Затем выключил фонарь, убрал в рюкзак и достал самодельный меч. Продолжая исследовать убежище, он старался сильно не шуметь. Конечно, от времени советская плитка местами отошла от пола и предательски хрустела под ногами, но он продолжал идти вперёд.

Дальше коридор перешёл в небольшое вытянутое помещение, справа в углу стоял стол, такой же, как у двери с вентилем. На столе помимо такой же лампы и журнала, стоял красный телефон, а над столом натянут флаг СССР. Вдоль всей стены были развешены всевозможные плакаты, как оказалось для гражданской обороны. Как правильно одевать и носить противогаз, как обеззараживать транспорт и сооружения, всё это Сирота уже видел, в классе ОБЖ, когда учился в школе. На противоположной стене так же висели плакаты, а в конце комнаты стояли металлические шкафчики, и каждый из них был закрыт на замок.

Как ребенок, впервые попавший в зоопарк, Сиротин продолжил двигаться дальше с приоткрытым ртом и пребывая в небольшом шоке. Первая комната закончилась, и снова начался коридор, но уже не такой длинный, всего метров пять. На правой стене коридора висела одна рамка, в которой был план убежища. Как оказалось, оно было просто огромным, и если схема не врала, то дальше будет оружейная, из оружейной прямо — комнаты отдыха, а направо — пищевой склад. Зайдя в оружейную комнату, чувство небольшого шока переросло в полноценный. Помещение было прямоугольной формы, как и везде бледно-зелёные стены, белый потолок, на полу плитка, справа плакаты с подробным описанием АК-74М, ПМ и СВД и проход на пищевой склад. Прямо, как и было показано на плане, проход к комнатам отдыха, а вот слева от пола до потолка к стальной раме была приварена сетка, в ней металлический косяк и дверь из такой же сетки. И понятное дело, она была закрыта.

Сирота прильнул к сетке, а за ней всё было заставлено ящиками и шкафами, да так, что конца комнаты видно не было. Он вернулся к плану убежища и попытался найти что-то типа кабинета начальника. И таковой нашёлся, через комнаты отдыха, затем через склад химзащиты, мимо актового зала и вот он. Но как бы сильно не хотелось быстрее вскрыть оружейную, Егор решил действовать по порядку. И первым пунктом он выбрал находящийся по близости пищевой склад.

— Вот это да-а, — протяжно произнёс, оценивая масштабы. Огромное помещение было заставлено коробками и ящиками, всё стояло аккуратными рядами. И тут выручил меч, им было удобно вскрывать как коробки, так и ящики. Жестяные банки в солидоле, разные армейские пайки и всё сделано в СССР. Сиротин просто не верил своему счастью. Если это всё съедобно, то этого бы хватило на много лет, а может и на всю жизнь.

Дальше он уже побежал в кабинет начальника, оглядываясь по сторонам, нет ли тут кого, и к удивлению кабинет был не заперт. Посередине стоял стол и даже по нынешним меркам он выглядел очень дорого и красиво. На столе как обычно находилась лампа и красный телефон, а вот журнала, как на тех других, не было. Позади рабочего места начальника на стене почти под самым потолком висел красный флаг советских республик, а под ним тумбочка с одной дверцей. После минут пятнадцати обыска, он не нашёл ни одного ключа, тогда, открыв тумбочку, был обнаружен сейф.

Конечно, не факт, что в сейфе находился ключ от оружейки, но ведь не просто так он заперт? Ему хотелось снова пробежаться до сервиса, но усталость, как физическая, так и моральная, давала о себе знать. Всё-таки день выдался богатым на удивления и события. По тому Сирота закинул пару банок со склада в свой рюкзак и довольный побрёл на поверхность. Была мысль остаться на ночь в убежище, но он решил не рисковать. Мало ли что затаилось в его глубинах.

Уже сидя на стуле рядом с Нивой, Егор вскрыл банку из убежища и осторожно понюхал. Запах был не то чтобы приличный, а очень даже аппетитный. Разложив свою походную ложку, зачерпнул советской тушёнки и, не медля ни секунды съел. К приятному удивлению, эта тушёнка из убежища была в разы вкуснее той, что из магазина, которую он подобрал вместе с рюкзаком Антона. Когда банка была опустошена, он заварил чаю, набрал воды из под крана в кувшин с фильтром и пошёл подготовить инструмент для завтрашнего вскрытия сейфа. Болгарка, три запасных кружка, зубило и молоток, этого должно хватить.

На улице начинало темнеть, видимо белые ночи подошли к концу. Какое сегодня число он уже не помнил и давно потерял счёт дням. Просто забрался на заднее сиденье того же старенького лексуса и лёг спать.

Это утро было похоже на прошлое, встал, позавтракал и пошёл в убежище. С фонарём по коридору до рубильника, снова жужжание, затем свет и прямой дорогой до кабинета с сейфом. Вскрытие заняло немало времени, все отрезные кружки для болгарки были сточены и тогда пошло в ход зубило. Изрядно намахавшись молотком, взору вспотевшего Егора наконец-то предстали внутренности сейфа. Три ключа и папка с инструкциями по гражданской обороне и плану действий при различных атаках. Подхватив ключи, он отправился к оружейной.

Один из ключей подошёл к самой двери, а второй к сейфу сразу у входа. В металлическом сейфе находилось несколько связок ключей и все они были пронумерованы, видимо от оружейных шкафов, так как на каждом шкафчике так же были выведены краской номера.

В первых шкафах стояли АК-74М, по десять штук в каждом шкафу, а на верхней полке по два магазина на каждый автомат. Дальше куча деревянных ящиков с надписью «5.45». Их пока открывать не было смысла, было и так понятно, что в них. Затем деревянные ящики сменились металлическими с замками, и в них лежали ПМы. А вот за ними стояли узенькие шкафы, и Сирота чуть не запрыгал от счастья.

Ещё со школьных времён он мечтал стать снайпером, даже в армию пошёл только ради этого. Правда там его пожелания никто не учел, и пришлось бегать с АКСу. И вот он стоит и держит в руках СВД. Счастью не было предела. На верхней полке шкафа лежал прицел ПСО-1, чуть дальше шкафчиков деревянные ящики «7.62». Нацепив прицел и снарядив два магазина, он вставил один из них, взвесил винтовку в руках и посмотрел в прицел. Как бы ни хотелось выстрелить, здравый смысл одержал верх, и Егор не стал стрелять из мощной винтовки в закрытом пространстве.

Так же, помимо всего, в оружейке были гранаты РГД-5, их он тоже прихватил с собой и выбрался наружу. Забравшись на крышу завода, лег у края и стал смотреть через прицел на набережную. Вот зомби бредёт между машин, выстрел, и у ближайшей к мертвецу машине стекло разлетелось на мелкие кусочки, а в ухе немного зазвенело. Несмотря на промах, он был рад, главное что стреляет, а меткость ещё потренируем.

Спустившись, зашёл в сервис пообедать, а потом спустился в убежище и достал по одному ПМу и АКа. Проверил их на работоспособность, оба были в превосходном состоянии. А вот гранаты проверять не стал, решив, что так шуметь наверно уже не стоит. Перед ужином, он ещё раз посетил оружейную, мало ли что упустил. И не зря, в одном безымянном ящике лежали глушители для ПМа, вот это приятный, а главное очень полезный, сюрприз.

Весь следующий день Сиротин тренировался в меткости, истребил все бутылки и даже куски фанеры. Всё было отлично, за исключением одного, оружие и запасные обоймы приходилось класть на землю, так как ремней и подходящей сумки под обоймы почему-то не было. И тогда ему в голову пришла великолепная мысль, надо найти поблизости страйкбольный магазин, у этих ребят всегда были разные примочки и приспособления для удобства.

Но сначала следовало ещё немного подготовить Ниву перед выездом, а именно защитить стёкла. Для этого требовалась мелкая, но прочная сетка, закинув рюкзак за спину, он, перебравшись через фуру с автоматом в руках, отправился на поиски таковой на территории завода. Побродив по окрестностям, ничего подходящего не нашлось, и тогда Сирота решил обшарить кирпичное двухэтажное здание, на котором висела вывеска «металлоконструкции». Сразу при входе был офис продаж, он понял это по табличкам «менеджер по продаже», дальше ещё несколько кабинетов и вот наконец-то дверь с надписью «склад». За дверью было длинное помещение, вдоль стен были массивные стеллажи, забитые всякими арматурами, балками и прочими цельнометаллическими конструкциями. В конце склада были закрытые ворота, и рядом стоял погрузчик. Оглядевшись, он увидел узкую металлическую лестницу, что вела на второй этаж.

Тихонько ступая и держа АКМ наготове, Егор двигался по такому же узкому проходу, как и лестница. Высота второго этажа была метров десять, а может и больше. С одной стороны была стена, а с другой тоненький поручень, из-за этого проход шириной около полуметра казался хлипким и не внушал ему особого доверия. Не много нервничая, он дошёл до помещения со шкафами, оно уже было шириной с половину всего здания и хоть и огорожено тем же поручнем, но выглядело надёжней.

Подойдя к первому шкафу, он перехватил калаш за цевьё левой рукой, а второй свободной открыл дверцу. Внутри лежали всевозможные стальные уголки, это тоже могло ему пригодиться. Выбрал шириной сантиметров десять и засыпал пару горстей в рюкзак. Открывая следующие шкафы, он находил крепёж и всё то, что ему было не нужно. Уже немного расстроенный Сирота монотонно открывал дверцу за дверцей и вдруг в одном из шкафов оказались рулоны сетки. Но она была слишком крупной, из такой разве что забор делать, а ему была нужна мельче. Оставалось ещё три попытки, дальше была сетка чуть мельче, чем предыдущая, но всё равно не та, а дёрнув дверцу следующего шкафчика, он увидел испачканное лицо с рваными ранами и мутными глазами.

От неожиданности в голове успела проскочить только одна мысль: «Твою мать! Откуда ты тут взялся!?». А мертвец тем временем уже вцепился в его плечи и дотолкал к краю, одновременно пытаясь укусить. Егор пытался оттолкнуть зомби, чтобы взять в руки АК, но у него это никак не получалось и вместе с этим почувствовал, что уже выбивается из сил. Тогда он извернулся и по инерции толкнул мертвеца через поручень. Не учёл только одно, что одной рукой дохляк всё ещё держал его и, падая, потянул за собой. Сирота почувствовал, как его ноги отрываются от земли.

Лишь в последний момент он успел ухватиться за поручень левой рукой, зомби висел на его правом плече и не оставлял попытки отхватить кусок от него. Первым ударом ноги, Сиротин только оттолкнул мертвяка а вторым отправил в свободное падение. Подтянувшись уже двумя руками, перевалился через поручень обратно на пол. Перевёл дух, подобрал свой автомат, в гневе схватил рулон сетки, который чуть не стоил ему жизни, и побрёл обратно в сервис.

По пути ни кого не встретил, а жаль, сейчас он бы с радостью выпустил пар в виде целой обоймы АКМа, какому-нибудь зомбарю в голову.

Добравшись до сервиса, он до позднего вечера отмерял, резал и варил. Утром продолжил работу: замерял длину и ширину стёкол, резал и гнул по форме стекла металлические профиля, сваривал и в эту, так называемую рамку, вваривал две круглые арматуры по диагонали, для жёсткости. Поверх всего этого уже приваривал сетку, а затем через уголки сращивал с Нивой. За делом Егор даже не заметил, как снова настал вечер, а он даже не обедал. Зато когда всё было готово, он отошёл от машины на пару метров и стал любовался своим творением.

С этими обновками Нива смотрелась ещё брутальнее. Раньше он думал, что не сможет любить свою машинку сильнее, но он ошибался. Подойдя к ней, погладил по капоту и отправился ужинать. Во время еды, стал вспоминать, где поблизости есть магазин для страйкбола или военторг. Особым фанатом этих дел он не был, и единственное, что пришло в голову, это магазин на проспекте Энгельса, рядом с просветом. Раньше он часто бывал в тех краях и часто наблюдал вывеску этого магазинчика.

— Что ж, путь предстоит не близкий, надо как следует отдохнуть, — после этих слов Сирота убрал плиту, пустые банки и свой походный столовый прибор и направился спать. А проснувшись, сходил в убежище за патронами и съестными припасами. Еду в пластмассовый контейнер в багажнике, а дополнительные обоймы на заднее сиденье, туда же винтовку, АК и ПМ на правое сиденье. Небо было серым и пасмурным, и Егор накинул тёплую кофту. В очередной раз осмотрел и проверил машину и был готов к выезду. Заперев за собой арку микроавтобусом и миновав КПП, он промчался по улице Александра Матросова и выскочил на Большой Сампсониевский проспект.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорожная ситуация здесь была лучше, чем на Приморском проспекте, машин было не так много и между ними вполне можно было протиснуться или же объехать по тротуару. На перекрёстке Сампсониевского и Кантемировской как всегда была пробка, но её удалось преодолеть чуть правее, сломав пару ограждений и проехав правыми колёсами по капоту какого-то заниженного жигулёнка. Продолжая двигаться прямо, мимо Ланского шоссе он подъехал к Светлановской площади.

Как и везде тут царил хаос, куча мала из машин, поваленные фонарные столбы и сгоревшие дотла остовы автомобилей. А прямо посреди площади на боку лежал трамвай с выбитыми окнами, чуть подальше на стальной стойке для дорожных знаков, что возвышалась над проезжей частью метров на пять-шесть, болтался повешенный зомби в форме пожарника. Стоп, что? Как это? Кому пришло в голову вешать зомби? Или его повесили живьём… Вдруг его левое зеркало заднего вида разлетелось на кусочки. Сирота вдавил тормоз и упал на бок на правое сиденье. Следующей жертвой пала противотуманная фара на бампере Нивы. Снайпер — сообразил он полулёжа, нашаривая свою СВД на заднем сиденье. Вот и она. Схватив за цевьё, пулей выскочил из машины и прыжком нырнул за лежащий трамвай. Рядом скользнула пуля по асфальту. Похоже с меткостью у снайпера беда. Судорожно соображая, что делать, Егор решил поговорить.

— Эй, друг! — во весь голос прокричал он. А дальше впал в небольшой ступор, потому что даже не представлял, что сказать. — Давай поговорим, я не желаю тебе зла! Я сейчас выйду, и мы переговорим лицом к лицу! — конечно, он немного соврал. Сиротин подошёл к краю трамвая, снял свою кофту и сначала выставил за край рукав. Сразу же послышался тихий хлопок, и у рядом стоящей машины разлетелось лобовое стекло. — Эй! Ты не оставляешь мне выбора, я буду стрелять! — прокричал он что было силы. Правда была одна проблема, где засел снайпер, было неизвестно.

Прямо перед ногами лежали осколки бокового зеркала от автобуса, который судя по всему, и перевернул этот трамвайчик. Выбрав осколок покрупнее, он выставил его за край и стал высматривать того, кто хотел его смерти. А вот и он, засел на крыше пожарной части и даже не прячется. Однако Егор не спешил стрелять, всё-таки выкашивать зомби это одно, им уже скорее всего не помочь, а стрелять в живого человека, совсем другое. Но он сам не оставляет мне другого выбора. Тут либо он, либо я. Собравшись с мыслями, он решил перехитрить снайпера, прошёл к противоположному краю трамвая, взял СВД наизготовку и резко выглянул. Раздалось два выстрела.

Видимо у снайпера и Сироты сошлись мысли и когда Сиротин выглянул с противоположного края трамвая, стрелок с крыши как раз держал на прицеле это место. И если у первого были проблемы с меткостью, то второй попал прямо в цель, и бездыханное тело скатилось с крыши пожарной части.

Печально вздохнув, он забрался обратно в Ниву и подъехал к зданию пожарки. Как он и думал, все двери и окна были забаррикадированы, и тогда Егор сел обратно в своё водительское кресло и продолжил путь. Дальше проспект Энгельса забирал вправо, и до Озерков было рукой подать, а немного дальше уже и просвет. Снося ограждения, зелёный внедорожник пёр, раскидывая всё на своём пути. А всадник лёгким движением руля направлял джип правее, мимо Выборгского шоссе, дальше по проспекту, где их встретила целая орда мертвецов.

Все четыре полосы в одну сторону, и четыре в другую были усеяны ожившими трупами, они были абсолютно везде. Не найдя идеи лучше, он свернул на трамвайные пути, тут их всё-таки было поменьше, зато машина часто подпрыгивала, толи на трупах толи на неровностях дороги. Преодолев перекрёсток с проспектом Луначарского, продолжил движение по путям и заметил, что зомби стало поменьше. Но как только Сирота приблизился к метро Проспект Просвещения, дохляков снова стало очень много. Из-за чего? Наверно, это очередная загадка, на которую он уже никогда не узнает ответ.

Слегка поскрипывая тормозами, Нива остановилась, а Егор достал из-под сиденья две малышки РГД-5. Слегка высунулся из машины, выдернул обе чеки и кинул их в толпу. Резко захлопнул дверь и пригнулся. К его радости прогремели два взрыва, раз патроны в убежище не отсырели, значит и они не должны были. Затем подхватив калаш, забрался на багажник на крыше своей машинки и стал стрелять по мишеням. Одна пуля — один труп. И снова питерское летнее небо разразилось дождиком, но это ему нисколько не помешало, защёлкивая третий магазин в АК.

Когда закончился четвёртый рожок, он запрыгнул в салон, запустил мотор и отметил, что скоро надо будет накормить зверя полным баком АИ-95.Перепрыгнув через рельсы и разнеся оградительный заборчик, джип рванул утрамбовывать оставшихся мертвецов. А потом, остановившись у бледно-жёлтого торгового центра, из машины выпрыгнул водитель, подхватил рюкзак и забежал внутрь.

Отправив окончательно на тот свет ещё нескольких, Сиротин нашёл нужный павильон, и заперся внутри. Чего там только не было, разгрузки, бронежилеты, формы всевозможных армий, обувь и разные примочки для оружия. Больше всего ему приглянулся синий камуфляж, и он подобрал себе разгрузку и штаны этой расцветки. Так же сменил кроссовки на армейские берцы. Пока он выбирал и примерял одежду, на глаза попалась книга «Правила выживания в апокалипсис», увидев это, он хмыкнул и продолжил примерки.

А вот и улучшения для стволов. Первым делом, конечно ремни для АК и СВД и кобура для ПМа. Только вот кобура не была рассчитана на пистолет с глушителем, но в сервисе это легко можно доработать. Разнообразие тюнинга и улучшений для страйкбольного оружия поражала своим масштабом, вот только большинство из этого не подошло бы для боевого оружия. Кроме цевья для калаша с лазерным целеуказателем, например. Но для него нужен был аккумулятор, который без труда нашёлся на соседней полке. Конечно сейчас не стоило проверять подойдёт ли цевьё и разбирать свой автомат, по этому он закинул всё это в рюкзак, поправил обновки и направился на выход.

Но пока что покидать торговый центр он не спешил, раз уж выбрался из своей пещеры, надо сделать всё по максимуму. И с этой мыслью посетил магазин бытовой техники, обзаведясь там новым чайником и самое главное машинкой для стрижки волос, потому что, когда он проходил мимо забрызганного красным зеркала вместо привычного Егора, он увидел в нём обросшего, бородатого непонятно кого. Хоть на дворе апокалипсис, но сильно запускать себя всё-таки не стоит.

Захватив ещё кое-что для личной гигиены, Сирота вышел из торгового центра и, задержавшись на крыльце, кинул взгляд на то побоище, которое устроил. И почему-то это напомнило ему средневековые инквизиции. Серьёзно? Мысленно спросил сам у себя и сам же ответил. Друг, у тебя походу уже крыша едет, инквизитор блин.

Покидал вещи и технику в машину, открывая водительскую дверь, слегка поскользнулся на чём-то бардовом, отъехал от торгового комплекса и снова помчал по трамвайным путям, с мыслями, лишь бы подвеска выдержала. Пролетел мимо озерков, попутно сшибая бесцельно бродящих зомби, мимо развилки с Выборгским шоссе, дальше по Энгельса.

Подъехав снова к Светлановской площади, а точнее к пожарной части, он увидел как небольшая группа восставших мертвецов, что-то жадно пожирали. Вернее не что-то, а кого-то. Он сам виноват, он не оставил мне выбора, мысленно успокаивал себя Егор. Пытаясь выкинуть ту ситуацию из головы, он потихоньку продолжал двигать по площади, но что-то было не так.

Да точно! У автобуса, который стоял за трамваем, задние стёкла были целые и уж точно он не дымился. И та машина на газоне, вроде стояла по-другому, да, вот свежие следы от колёс. Тут кто-то был! Но откуда и куда он, она или они двигались? Нервно озираясь по сторонам, думал Сиротин. Колея на газоне была широкая, как от грузовика. Так он и простоял с пару минут, рождая в голове всё больше вопросов, но осознав, что это бесполезно, сел обратно в Ниву и покатил к сервису.

Магнитола с включенным радио как обычно издавала шипение, щётки лобового стекла лениво и монотонно смахивали капли. Как ни пытался Сирота выкинуть все мысли и догадки из своей головы, они всё равно его одолевали. Тогда он остановился у первого же магазина, вышиб с ноги дверь, с калаша расстрелял двух зомби внутри, взял три бутылки какого-то дорогущего виски и запрыгнул в машину.

Глянул на уровень бензина в баке и подумал, что его малышка потерпит до следующего выезда и зарулив в сервис, запер за собой арку, затем двери в сервис. С досадой открыл первую бутылку и сделал три больших глотка, слегка закашлял, выдохнул и продолжил вливать в себя алкоголь. Осушив первую, шатающийся и бормочущий себе под нос Сирота полез за второй, но зацепился рукавом за ручник. А пока пытался освободиться, обо что-то споткнулся, упал на сиденье животом и уснул.

Это было самое мерзкое утро, а может уже день, в его жизни. Всё тело ныло и болело, но это даже не шло в сравнение с тем, как раскалывалась голова. Его до сих пор мутило и на улице, как назло, стояла жаркая августовская погода. Вроде августовская, до сентября ещё далеко. Егор сполз из машины на пол, с огромным усилием смог встать и пошёл разом осушить весь кувшин с отфильтрованной водой.

Света во всём городе не было уже давно, но вода в кране всё ещё была, до сегодняшнего дня. И это стало настоящим шоком для него, в затуманенном разуме мысли никак не собирались, и откуда теперь брать питьевую воду он не знал напрочь.

— Эээ…Что делать? Брать воду из Невы и просто фильтровать? Я бы не рискнул, хотя в кране ведь вода оттуда же, — Сиротин поморщился и почесал не бритое лицо. — Блин, хреново то как, надо поесть, и больше столько не пить, — после этих слов, он достал из машины банки с тушёнкой, полулитровую бутылку воды и две упаковки армейских галет. — Как хорошо, что вчера я собрал с собой припасов, спасибо мне большое! Еда заходила с трудом, но он понимал, что необходимо поесть, иначе его так и будет мутить весь оставшийся день.

— В принципе, на набережной есть заправка, а на заправке должна быть вода, — вслух составлял свой план Сиротин. — Получается одним выстрелом двух зайцев: и машинку заправлю, и воды добуду. Но если нет электричества, значит колонки не работают, так что придётся откачивать из бака или цистерны. Хм, хранилище? Никогда не задумывался, как называется место, где храниться бензин на АЗС. Ладно, это не так важно, важно то, что надо найти бензо


убрать рекламу




убрать рекламу



насос от какой-нибудь машины и прицепить к нему очень длинный шланг, чтобы дотянулся до того места, где бензин храниться, — сам себе улыбнулся Сирота. — И наверно пора прекращать разговаривать сам с собой.

Пока он копался в куче старых запчастей, в поиске насоса, пытался вспомнить, когда же он всё-таки слышал чью либо речь, кроме своей. Но вспоминать тут было и нечего, в первый день апокалипсиса, по телефону. Серёга…Интересно, что с ним стало, ведь я должен был его подхватить на углу Савушкина и Яхтенной. Каждый будний день я подбирал его там, и мы вместе ехали на работу.

О, вот и старый бензонасос нашёлся, от какой машины он не помнил. В надежде, что он ещё рабочий, взял два провода и накинул их на аккумулятор. Жужжит, значит рабочий, отлично. Со шлангом так же проблем не возникло, конечно, цельного длинного не было, но ему без труда удалось соединить два шланга между собой, получив один метра на два с чем-то в длину. Ещё один от насоса в бак Нивы и всё готово.

Не смотря на очень плачевное самочувствие, жажда после вчерашнего гнала его за водой. Проверив уже привычный арсенал, основным оружием Егор выбрал ПМ с глушителем. Проделал отверстие под глушитель в кобуре, пристегнул к ноге и засунул туда пистолет. Калашников на заднее сиденье, а вот винтовку решил в этот раз не брать. Вылазка должна быть быстрой, до заправки на набережной тут километра полтора не больше.

Своё изобретение для выкачки бензина он аккуратно сложил в багажник, туда же канистру на двадцать литров. По традиции проверяя всю машину, он нашёл проклятые бутылки с виски, и как бы ни хотелось пить, открывать их не стал. Выложил бутылки и выехал из сервиса.

Добраться до заправки удалось к удивлению без приключений. По территории АЗС бродили четверо мертвецов. Без промедлений, Сирота подкатил к самым лючкам, торчащим из земли. На рёв его мотора потянулись местные зомби. Три тихих хлопка и три тела повалились на асфальт. Ещё один хлопок для мертвяка, который прогуливался по набережной неподалёку. Открыл багажник, достал свою перекачивающую станцию, два провода и стал заправлять джип, периодически оглядываясь по сторонам. Когда бак был заполнен до отказа, Сиротин снова полез в багажник за канистрой. Краем глаза он заметил как ещё один дохляк, прихрамывая, вышел из-за КАМАЗа военных. Без промаха с пятидесяти метров одним выстрелом был повален и этот.

Когда заправка была закончена, Егор прыгнул в машину и подъехал в маркету. Автоматические раздвижные двери были закрыты, так что пришлось зайти с задней двери. К счастью она была не заперта, но внутри было темно. Прихватив из машины фонарик и АК на всякий случай, дозарядил обойму пистолета и шагнул в темноту.

Небольшой коридор, вдоль которого по правой стороне было две двери. За первой была раздевалка с металлическими шкафчиками, но открывать их он не стал. В памяти сразу всплыла та ситуация, когда поиск сетки на складе чуть не закончился плачевно для Сироты. За второй дверью находилась комната отдыха, а дальше коридор сворачивал направо и выходил в зал с кассами.

— Сколько раз бывал на заправках, а по эту сторону касс ни разу не был, — после этой фразы, произнесённой вслух, в зале послышалось шуршание. Егор мгновенно принял позу для стрельбы и стал через мушку пистолета осматриваться. И тут один из стендов повалился на пол, и во весь рост показался зомби, и это слегка повергло в шок Сиротина. Точнее, он был шокирован размером мертвеца, тот был головы на две выше его и шире в два раза. Привычный хлопок и пуля угодила точно в голову, дохляк пошатнулся, но не упал.

— В смысле!? — сорвавшимся от удивления голосом, просипел Сирота. Второй хлопок и стекло позади зомби осыпалось на пол. Тем временем несдающийся мертвец уже вплотную подошёл к стойке с кассами, но после третьего нажатия на курок, пистолет издал сухой щелчок. Здоровяк, уже снеся кассовые аппараты, перевалился через стойку. Адреналин во всю мощь ударил в мозг и, сделав шаг назад без лишних раздумий, он кинул пистолет под ноги и выхватил калаш, висящий на ремне за спиной. Пока мертвяк не поднялся, Егор стал с остервенением лупить его прикладом по голове.

Зомби упал лицом в пол, и Сиротин, пытаясь отдышаться, завалился на рядом стоящий стул. Но вдруг тело на полу дёрнулось и начало подниматься. Округлённые от нереального удивления глаза, щелчок предохранителя АК и когда автомат выплюнул последний патрон в обойме, только тогда его палец перестал яростно вдавливать курок. Коротко стриженная огромная голова была похожа на решето, а всё вокруг было забрызгано содержимым.

Выбравшись наружу тем же путём, измученный Егор подошёл к Ниве и взял тряпку, чтобы оттереть автомат, пистолет и себя. Закончив с чисткой, забрался в машину и подъехал с лицевой стороны, где пуля из пистолета, вместо головы мертвеца угодила в витрину. Теперь к кассам можно хоть на машине подъехать. Он торопливо смёл абсолютно все соки, воды и лимонады с прилавков и холодильников, ему даже показалось, что Нива немного просела под весом всех этих бутылок и коробок. Покидав в салон ещё что-то из закусок долгого хранения, Сирота уселся за руль и направился обратно к убежищу.

— Ну, давай, мой верный конь, — двигатель джипа, как обычно, басовито заурчал и повёз Сиротина с его «уловом» в сервис. — Интересно, на сколько мне этого хватит? И как долго я смогу вот так выживать? — задумчиво произнёс Егор. — Надо будет всё-таки придумать, как фильтровать воду, ведь у той, что в бутылках есть срок годности.

Проехав мимо кпп, правая нога прижала сильнее газ, но в ответ машина взбрыкнула и заглохла. Это что ещё за фокусы подумал Сирота и вылез из машины. Открыл капот и ничего подозрительного или неисправного не увидел. Тогда он сел в машину, повернул ключ и мотор запустился. Ни посторонних звуков, ни каких-либо шумов.

— Ты чего это капризничаешь? — сказал с досадой и продолжил движение. Поставив Ниву перед воротами, снова заглянул под капот и осмотрел повнимательней. Так же как и в первый раз никаких поломок не обнаружилось. — Что же ты, малышка моя, так пугаешь? — закрывая капот, продолжил беседу со своей машиной. — Я же в тебя всю душу вложил, — негодуя достал тряпку и стал стирать кровь с бампера, — а ты со мной так.

Видимо начинал сказываться недостаток общения, потому что Сиротин ещё около часа общался с машиной, оттирая её тряпкой. После чего загнал внедорожник в сервис, выгрузил всё из багажника в тёмный и прохладный угол и отправился отдыхать.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Спустя недели две, или около того, Егор обсудил с собой и Нивой все темы для разговоров. Два раза перечитал тот дешёвый детектив, что лежал в сервисе несколько лет. У него даже появилась традиция: каждый день он брал ПМ и СВД, поднимался на крышу завода и отстреливал ненавистных зомби.

Сегодняшний дождливый, сентябрьский день не стал исключением. Сирота сидел на краю крыши, свесив ноги вниз. — Конечно можно попробовать добраться до Краснодара и попробовать отыскать родителей, друзей, да хоть кого-нибудь! — во весь голос крикнул Егор. Он сидел с противоположной стороны его огороженной территории и снизу потихоньку собирались мертвецы. — Но мне кажется, что это самоубийство, наверняка, когда начался апокалипсис все попытались свалить из мегаполиса и все выезды из города наглухо забиты, — рассуждая, он крутил в руках пистолет. — Так какая тогда разница, сдохнуть где-нибудь по дороге, а может и хуже— стать одним из этих, или пустить себе пулю и точно не стать ходячим трупом? — дрожащими руками Сиротин подставил пистолет к виску. Закрыл глаза и стал вспоминать лица родителей и друзей. По его щеке покатилась слеза, палец на курке напрягся и вдруг он замер с пистолетом в руке и закрытыми глазами.

Абсолютную тишину мёртвого города нарушил непонятный шум. Да это же вертолёт! Подскочив, он стал вертеть головой по сторонам в поиске источника шума. Вот он! Чёрный, похожий на акулу. Егор начал прыгать и махать руками, но с такого расстояния его бы вряд ли заметили. Чёрная Акула промчалась наверно метрах в пятистах от завода и начала снижаться где-то в районе Васильевского острова. Может там база? А может тоже убежище? В принципе это не так важно, главное, что где-то там есть люди. «Я не один!»

Мысленно прокладывая маршрут до васьки, он спускался по лестнице и даже сперва не заметил постороннего на его территории. Незнакомец стоял спиной к Сиротину, одет он был в рваную кофту и джинсы, а вот обуви на нём не было. И это насторожило Егора, он сжал ПМ покрепче и позвал незнакомца. Когда тот резко обернулся, Сирота был ошеломлён.

Бледное худощавое лицо с багровым оскалом, но главное его глаза — красные и из них сочилась кровь. Несмотря на шоковое состояние Сиротин успел поднять руки с пистолетом наготове, но выстрелить не успел. Красноглазый зомби оказался чертовски быстрым. Между ними было метров двадцать, и это расстояние он преодолел за доли секунды, что не шло ни в какое сравнение с неуклюжими трупами, которые встречались до этого. Не останавливаясь мертвец сбил Егора с ног и остервенело пытался укусить, всё сильнее надавливая на грудь и шею. ПМ всё ещё находился в руке, но два выстрела прошли мимо. С каждой секундой дышать становилось всё труднее.

Через минуту этой схватки Сирота понял, что через пару мгновений потеряет сознание и всё будет конечно. Собрав последние силы, он сжал пистолет и наотмашь ударил рукояткой в область виска. Зомби на секунду ослабил хватку, и еле дышащему Егору удалось скинуть с себя буйного мертвеца. Запрыгнув на него сверху, он быстро навёл пистолет на голову, но выстрелить снова не успел. Резким рывком Сиротин был отправлен в небольшой полёт, но этого хватило, чтобы при встрече с землёй его дыхание сбилось. И снова зомби накинулся на него. Вдруг он почувствовал адскую боль и жжение около рёбер.

Когда Егор понял, что произошло, то пришёл в ярость. Он вскочил и с криком всадил оставшиеся шесть пуль в голову красноглазому зомби. После чего привалился спиной к ближайшему тополю и задрал футболку. Чёртов урод всё-таки его укусил.

— Тварь! — крича, Сирота с разбега пнул окровавленный труп. Затем забежал в сервис, схватил аптечку и стал в надежде обильно поливать рану перекисью водорода. Его бросило в жар, на лбу проступил пот, из раны начала сочиться красная пена, затем в глазах начало темнеть и его вырвало. Сиротин потерял сознание и упал на пол.

Придя в себя и открыв глаза, первым делом он почувствовал, как болят все мышцы, и кости как будто горят. А когда протёр лицо рукой, то увидел на ладони кровь. Тогда ему стало по-настоящему страшно, голова была совершенно пустая, никаких мыслей, только страх.

Первая попытка встать была неудачна, встав в упор лёжа, обессиленные руки подогнулись и он приложился лицом об пол. Но сдаваться он не собирался. Ползком добрался до колеса своего джипа и, опираясь, начал подниматься. Затем шатающейся походкой добрёл до раковины с зеркалом. Увидев себя в зеркале, Егор впал в ещё больший ужас. Всё его лицо было залито кровью: изо рта, носа и глаз. Расширенные зрачки и красные белки.

Однако, никакой агрессии или других признаков зомби. Он попробовал встать во весь рост и пройти до машины, но снова почувствовал боль по всему телу, а затем руки и ноги сковало судорогой. Егор снова упал на пол и застонал, он пытался расшевелить конечности, но безрезультатно. Внезапно жар начал нарастать и стал уже нестерпимым, было всего лишь одно желание, чтобы всё это поскорей закончилось. А через пару минут агонии он в очередной раз потерял сознание.

Казалось, что мягкий кожаный диван словно принимал форму его тела, а эта маленькая подушка, была самой удобной на свете. Он проснулся на заднем диване того самого старенького лексуса, висящего на подъёмнике в сервисе. Потянулся и…Стоп, как он здесь оказался? Выглянув из машины, он увидел, что за окном светит солнце, а вчера был дождь. Или не вчера? Может это сон? Но когда он оттянул футболку, случайно задел рану от укуса. Нестерпимая пронзающая боль дала сразу понять, что это точно не сон.

Но почему он не превратился в ходячий труп? Волшебная перекись водорода? Бред. Аккуратно переставляя ноги по лестнице, он спустился из машины и прошёл мимо своей Нивы к зеркалу. Там его встретил бледный и заметно исхудавший Сиротин Егор, который весь был вымазан засохшей кровью. Но как такое возможно? Иммунитет к этой дряни?

Ещё немного, и от накопившихся загадок этого проклятого мира, у меня просто лопнет голова. Но главное, что я выжил и не пополнил ряды оживших трупов. Голова неимоверно раскалывалась, а рана до сих пор немного кровоточила. Так что, скорее всего, придётся зашивать, а этого он делать, конечно, не умел. Нитки и игла нашлись в убежище, так же там были антибиотики, но он решил не рисковать. Собравшись с духом, Сирота продел трясущимися руками нитку в иголку, облил рану перекисью и проткнул иглой край укуса. И снова эта пронзающая боль. Но вдруг Егор вспомнил, про две бутылки виски.

Прошлый вечер он почти не помнил, но проснулся с не очень аккуратно зашитой раной и лёгкой головной болью. Сразу за ним проснулся и его желудок и заурчал как динозавр. Кажется, последний раз он кушал пару дней назад.

За завтраком Сиротин пытался привести мысли в порядок, любуясь дождиком за окном. И так, перед той злополучной встречей я видел вертушку, которая села где-то в районе Васильевского острова. Но это было несколько дней назад, может, там уже никого и нет, это обязательно надо проверить. Для этого надо тщательно осмотреть свой танчик, набрать припасов и патронов. А главное делать всё это не сегодня, так как лучше действовать со здоровой головой, да и швы немного побаливают. Кстати, интересно, что это за красноглазый урод и как он сюда попал? Остаток дня он потратил на разминку и лёгкую зарядку, сбор припасов и технический осмотр, заодно прошёлся вдоль периметра, но дыр или лазеек не нашёл.

Следующее утро было как обычно пасмурным, но дождя не было. Выйдя за ворота, Егор вдохнул свежего и слегка прохладного воздуха. Немножко пробежался, попрыгал и поприседал, вроде ничего не болит и не мешает. Значит можно выдвигаться. Запустил мотор, включил фары и выключил свет в сервисе. Выкатил монстра наружу, закрыл за собой ворота и, выдохнув, покинул своё убежище.

Маршрут был прост: с набережной на Кантемировский мост, прямо по проспекту Медиков, дальше по Большому проспекту, Тучков мост и вот она васька. Но первые же проблемы начались на Кантемировском мосту, машины стояли очень плотно друг к другу, так что пришлось перемахнуть через низенькое ограждение и продвигаться по пешеходной зоне. На середине моста его взору предстали новостройки петроградки и большой джип шевроле снёсший ограждение и наполовину висевший в воздухе. Весь правый борт его был измазан кровью. Страшно представить, что творилось в первый день конца света. Особых усилий не потребовалось, чтобы толкнуть шевроле дальше в воду и продолжить путь.

По проспекту Медиков Нива прошла как по рельсам, расталкивая всё на своём пути, а вот на Большом проспекте творился ад. Тут до зомби апокалипсиса всегда были огромные пробки, а сейчас тут даже по тротуару не объехать. Придётся свернуть на Каменноостровский и попробовать проехать по Большой Пушкарской. Переехав пару нерасторопных мертвяков, Егор двигался по Каменноостровскому, вдоль невысоких старинных зданий, мимо изуродованных автомобилей, и понял, что до него тут уже кто-то пробивал себе дорогу: автомобили были как будто раскиданы по сторонам, а некоторые даже перевёрнуты. Большая Пушкарская была так же забита, так что придётся добираться в объезд, к примеру, через Дворцовый мост.

Дальше проспект переходил в Троицкий мост, и он тоже был расчищен. Это одновременно и радовало и настораживало. И вот, когда надо было сворачивать с моста на набережную, путь был снова свободен, но Сиротин не спешил на неё съезжать. Ведь с Троицкого моста прекрасно видно Дворцовый, и к великому удивлению, он был разведён.

— Так, — начал размышлять вслух Сирота, глядя на Дворцовый мост через прицел СВД, — конец света настал утром, но это на севере города, может в центре всё началось и раньше. Ведь болезнь или вирус не может охватить весь город за считанные секунды. Хотя хрен его знает, раньше и зомби были из разряда фантастики! — со злостью бросил винтовку на заднее сиденье и продолжил путь.

Стрелка спидометра поползла за семьдесят, покрышки, предназначенные для грязи и болот, на такой скорости по асфальту издавали жуткий вой, но Егор к этому звуку уже давно привык. Приближаясь к Эрмитажному мостику, скорость возросла ещё немного и кажется, брутальный и массивный внедорожник слегка подпрыгнул, от чего по низу живота пробежал холодок. За мостиком, чья длина метров двадцать, находился сам Эрмитаж зелёно-голубого цвета с бело-золотыми колоннами. И тут всегда были толпы туристов, они и сейчас тут находились, точнее то, что от них осталось. По всему расчищенному пути, по которому двигался Сиротин, валялись гильзы, но чем ближе к Дворцовому мосту, тем больше было гильз. Егор решил проявить детективные способности и, оглядевшись по сторонам, остановился и подобрал одну из лежащих на асфальте гильз. Подобрал, и почувствовал, что она ещё тёплая, значит, стреляли не так давно. Сирота метнулся к заднему сиденью Нивы, подхватил винтовку и забрался на багажник на крыше.

Перекрестие в прицеле показало, что, к сожалению, Благовещенский и Биржевой мосты так же были разведены, но это уже было и неважно. У Медного Всадника стоял армейский УРАЛ, и рядом стояли трое человек. Люди! Живые! Спрыгнув с крыши, Егор забрался в машину и помчался навстречу тем троим. Его не волновало, что они могут быть тоже сумасшедшими как тот снайпер на Светлановской площади, или хуже. Просто он больше не мог выносить одиночества и бесед с самим собой.

Спустя две минуты Нива уже подъезжала к УРАЛу и те трое повернулись в его сторону, а из-за грузовика вышли ещё двое. Один из них был самым высоким из всей пятёрки, в рваной кофте и узких синих джинсах заправленных в кожаные ботинки, ростом около двух метров. Худощавый и лысый с хищным взглядом, на правой стороне лица шрам в пол щеки, нос приплюснутый и кривой, а тонкие губы были все растрескавшиеся. В общем, выглядел он не самым дружелюбным. Остановившись метрах в пяти перед ними, Сиротин вылез из машины и прихватил с собой СВД.

— Воу, винтовочку-то опусти, — хриплым голосом сказал тот лысый, и стоявший рядом коренастый парень повертел битой в руках, а остальная троица направила на него три АКСУ.

— Хорошо-хорошо, — проговорил Егор, опуская оружие в руке стволом к асфальту.

— Отлично, теперь клади на землю, — таким же хриплым и сухим голосом произнёс Лысый, видимо он был у них за главного.

— А это обязательно? — слегка нервничая, но не подавая вида, сказал Сиротин и уже два раза мысленно проклял идею к ним подъехать.

— Слышь, Лысый, а он туповатый походу, — противным и гнусавым голосом процедил тот, пухлый парень низкого роста с битой в руках.

— Погоди, Кулак, не груби гостю, — обратился Лысый к коренастому парню, — давай говорить буду я.

— Да я и не из обидчивых, — прервал их Егор.

— Прекрасно, тогда подружимся, — как-то странно улыбнулся главарь пятёрки, — меня все зовут Лысым.

— Сирота.

— Отлично, нам с Кулаком надо доделать тут кое-что, а вы ищите дальше что-либо полезное и заодно введите Сироту в курс дела, — обратился к троице с калашами, затем к Егору, — Ты не одолжишь свою винтовочку минут на десять? А потом поболтаем лично, с глазу на глаз.

— Да, конечно, — согласился Сиротин, проклиная себя и понимая, что отказывать в такой ситуации не стоит.

Когда главарь и его напарник спустились с набережной на причал, двое с автоматами разбрелись по сторонам обшаривать машины, а третий кивнул Егору, показывая в какую сторону идти.

Минут через пять поисков, в багажнике одной машины нашёлся подкатной домкрат и зачем-то он им был нужен. Не проронивший до этого ни слова спутник Сироты, сказал отнести домкрат в кузов УРАЛа. Вопросов он задавать не стал, просто подхватил тяжёлую находку и понёс в грузовик. И только сейчас увидел их УРАЛ спереди, к нему каким-то образом был приделан отвал локомотива, такой пробьёт любой затор. Перевалив домкрат через борт, забрался в кузов, чтобы убрать его поглубже. Подкатил его к дальней стенке и отправился на выход, но в полумраке крытого кузова споткнулся и упал. Рядом лежал только чёрный пакет, пнув его с досады, он хотел было встать, но из того самого пакета вывалились толи оторванная толи отгрызенная рука и отрубленная голова, настоящая человеческая голова! Тогда Егор мгновенно вскочил на ноги и хотел пулей выскочить из кузова, но на выходе стоял его спутник.

Немногословный мужик среднего роста приказал Сироте отойти к дальней стенке, встать на колени и убрать руки за спину. Затем он назвал Сиротина наивным дурачком и наставил на него свой АК, но Егор себя дурачком не считал, и уж тем более наивным. Поэтому перед тем, как подъехать к грузовику, он спрятал свой ПМ с глушителем за ремень сзади, как удачно. Каннибал пообещал что мелко порубит и сварит Егора лично, затем прицелился в голову и собирался нажать на курок, но Сирота резко завалился на бок, одновременно выдернув пистолет из-за спины, и сделал два точных выстрела. Дальше надо было спешить, и он стал судорожно соображать, что делать, ведь скоро вернуться остальные.

Как только он оттащил тело спутника в темноту и собирался выскочить из кузова, с улицы послышались голоса, и они не были похожи на голоса Кулака и Лысого, значит те двое. Егор ступил обратно в полумрак и затих, удерживая вход на прицеле. Сначала залез первый, но Сиротин стрелять не спешил, он повернулся спиной и помог забраться второму. Два тихих хлопка и оба повалились на пол. Адреналин ударил в мозг и время как будто замедлилось. Он выскакивает из грузовика, короткими перебежками от машины к машине движется к причалу, а вот и спуск к воде. Но вместо того, что бы застать последних двоих врасплох, он получил нож чуть выше колена. Раздался крик полный боли. Лысый может услышал, а может заподозрил, но он поджидал за стеной перед спуском к причалу. Воткнув нож в левую ногу Сироте, сразу же подставил его же винтовку к подбородку. Егор не медля ни секунды, резко толкнул ствол СВД, и выстрел ушёл в небо. В ответ быстро вскинул руку с пистолетом к шее Лысого, но тот резким движением толкнул его в сторону, где уже почти подоспел Кулак. Случайный выстрел, и с красным фонтанчиком из головы Кулак упал перед ногами главаря банды и Сироты. Обменялись ударами в лицо друг другу. Прикладом Лысый попытался ударить его в челюсть, но Сиротин выхватил винтовку. Тогда подлый главарь каннибалов с размаху ударил но ножу торчащему из ноги бедного Егора, добежал до УРАЛа и умчался в сторону Исаакиевского собора. Конечно, на одной ноге добежать до Нивы, чтобы догнать ублюдка, было сложно. Так что Сирота оперся о мраморный парапет и взглянул на очередное ранение.

Нож, по размеру скорее схожий с мачете, прошёл насквозь. Вроде кость не задета, наверно это хорошо. Кровь текла не рекой, но как назло ноющей болью напомнила о себе ещё и рана от укуса. Из последних сил доковылял до аптечки в багажнике, выдернул нож, обработал и туго перевязал рану. Насколько он смог рассмотреть, ничего жизненно важного не зацепило. Егор ввалился в салон машины, заливая всё кровью. Правой ногой нашарил педаль сцепления, воткнул первую передачу и кое-как тронулся с места.

Дорога до убежища была долгой и утомительной. Пару раз он чуть не потерял сознание, несколько раз застревал. Да и управлять автомобилем на механике одной ногой занятие не из лёгких. Прибыв в сервис, Егор снял повязку, уже на трезвую голову зашил рану с двух сторон и, набрав коробок томатного сока, обработав все раны, отправился отдыхать.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Прошло четыре дня прежде, чем Сирота осмелился выйти из сервиса. Ведь все предыдущие вылазки заканчивались очень плохо. В него стреляли, били ножом, чёрт, да его даже зомби укусил, однако несмотря ни на что он живой и чувствует себя очень даже более-менее.

На улице светило солнышко, и он решил прогуляться по территории, подышать свежим воздухом. И воздух на самом деле был чистым. Все заводы и предприятия встали, машины не ездят, прямо рай для хиппи или Гринписа, правда мне кажется, что тех, что этих остались единицы и им сейчас не до природы.

То, что живой это хорошо, но он до сих пор один. Всё-таки до васьки надо добраться, потому что всё это неспроста. Разведённые мосты, и Лысый с винтовки вряд ли рыбок стрелял, что-то или кто-то там есть и это точно. Но как туда попасть? Тучков мост, я думаю, тоже разведён. На свежем воздухе ему всегда думалось лучше, что раньше на балконе девятого этажа, что сейчас среди высоченных тополей.

Варианта только два: западный скоростной диаметр и переход на Спортивной. Конечно, больше по душе на машине по западному скоростному, а подземный переход оставим на крайний случай. Егор присел на останки сгоревшей фуры.

— З.С.Д, — проговорил по буквам и с паузой, — западный скоростной диаметр. Заезд на Планерной улице, дороги там широкие, так что проблем возникнуть не должно. Главное, ой, — левую ногу внезапно пронзила боль, — главное туда добраться. Но сначала надо отлежаться, залечить раны и травмы, но сильно тянуть время тоже не стоит. Дня через три, думаю, буду готов.

И вот три дня подряд, Егор каждое утро делал на улице лёгкую зарядку, каждый вечер разминку и практиковался в стрельбе. Периодически швы на ноге и животе давали о себе знать, но не критично и он решил, что готов. Завтра очередная вылазка.

Утро было как обычно пасмурным, на улице стояла гробовая тишина. Сложив, свой привычный арсенал из винтовки, автомата и пистолета, он принялся складывать припасы. Как обычно рацион дня на два. Проверка и дозаправка Нивы и готово.

Отогнав микроавтобус от арки, Сирота выкатил свой внедорожник и хотел запереть обратно автобусом, но тот заглох и не хотел заводиться. Пришлось толкать колымагу вручную. Через полчаса мучений периметр был надёжно закрыт и, немного переведя дух, он выехал с территории завода, в сторону Приморского проспекта.

Было решено двигаться тем же путём, каким он ехал от съёмной квартиры к заводу. Всё по началу шло по плану, мимо Чёрной Речки под мостом, выехал на Приморский, затем проехал под надземным пешеходным переходом с выбитыми стёклами. А вот когда открылся обзор дальше, тогда он был удивлён. Почти на все три полосы лежал четырёхместный самолёт. Вот так сюрприз. Егор остановился и стал осматривать его, внутри никого не было, крови там тоже не было, так что возможно, что посадка была удачной. По крайней мере, я на это надеюсь. Фюзеляж был относительно целый, шасси оторваны, видимо при посадке. Одно крыло было обломано и лежало вдоль корпуса, чуть сзади, а округлый нос самолёта свисал над водой с набережной.

Так что при всём желании прямо проехать не получится. При приземлении самолёт снёс несколько деревьев в сквере между тремя полосами попутного и тремя встречного движения, а так же примял крыши машин. Значит, расталкивать эту сплошную груду металла бесполезно, остаётся вскарабкаться и пробираться по крышам, думаю моему танчику это под силу.

— Ага, чуть назад, а теперь передним правым колесом на бампер и капот, — приподнявшись на сиденье и выглядывая из-за руля, — отлично, цепляемся передним левым, давай родная! — послышались треск стёкол и хруст пластмассы автомобиля под Нивой.

Когда морда джипа была закинута, датчик положения на приборной панели показал наклон сорок градусов. Теперь главное не кувырнуться назад. Аккуратно подруливая и работая газом, Егор загнал проворный внедорожник на то, что раньше тоже было джипом.

Двигаясь с хрустом и скрежетом по смятым крышам плотно стоящих автомобилей, Сирота преодолел две полосы, и теперь оставалось спуститься. Свешивая переднюю ось, Сиротин допустил ошибку и сделал это слишком медленно, в итоге Нива упёрлась передним силовым бампером в асфальт, днищем опираясь на машину под ней, а задние колёса повисли в воздухе. Датчик положения машины на приборке показал минус семьдесят три градуса.

— Вроде не первый день за рулём, — бормотал Егор, пытаясь вылезти из застрявшей машины, — такую глупую ошибку, ай, балда!

Теперь вся надежда была на лебёдку под бампером, сначала каким-то образом её размотать, а потом пытаться дотянуть трос до ближайшей опоры способной выдержать его джип. Перевесив захваченный с собой АК за спину, он присел и стал ковыряться вокруг бампера в попытках достать стальные крюк и трос. Спустя примерно час и разодрав обе руки в кровь об асфальт, Сиротину удалось достать трос с крюком. Крепких деревьев поблизости не было, зато метрах в двадцати из земли торчала труба не малого диаметра и в высоту чуть ниже самого Егора, её он сразу приметил.

На улице начинало быстро темнеть, и Сирота понял, что надо спешить. Когда трос был надёжно закреплён на трубе, он хотел бегом рвануть к машине, где лежал пульт от лебёдки, но около его любимой Нивы стоял красноглазый. Стоял и скалился в его сторону. Зомби резко двинулся к нему, а Егор дёрнул автомат из-за спины и дал очередь от бедра. За метр до него мертвец упал и по инерции докатился ему под ноги, но Сиротин сделал ещё три выстрела в голову для собственного спокойствия. Вот же шустрые твари.

Теперь нужно спешить ещё сильнее, уже почти стемнело, а на шум и звуки выстрелов скоро сбегутся новые твари. Нажал кнопку на пульте электролебёдки и кинул его обратно


убрать рекламу




убрать рекламу



в салон. Отошёл на пару метров назад и стал наблюдать, как со страшным скрежетом любимица начала сползать на асфальт, и эти звуки были для Сироты как ножом по сердцу. Вдруг рядом послышался шорох, обернувшись, он увидел в полутьме шаркающих к нему четырёх мертвяков. Прицельно уложив троих, его АК вместо четвёртого выстрела издал щелчок, а как только Егор вытащил пустой рожок, чтобы сменить на полный, кто-то сзади схватил его за плечо. Обернувшись, он увидел мерзкую покрытую нарывами рожу мертвяка, а за ним ещё пять или шесть таких же. Рывком освободившись, воткнул полный рожок в автомат и методично стал отстреливать приближающихся со всех сторон мертвецов, постепенно отступая к трубе, так как у машины их было больше всего. В ход пошёл третий магазин из четырёх. Тем временем Нива уже встала на колёса и, подминая под себя зомби, преодолела половину пути к той же трубе. Мертвецы падали на землю один за другим.

Уже стемнело окончательно, и строй мертвых значительно поредел. Когда в поле зрения не осталось зомбарей, Сиротин решил немного передохнуть, опираясь рукой на ржавую трубу. Его джип уже показался из темноты, и до конца троса оставалось метра четыре. Он пошёл навстречу машине, чтобы взять пульт и выключить лебёдку, но тут из темноты навстречу ему вылетел красноглазый и повалил на землю. Прижатый к земле Егор, держал зомби за шею, чтобы тот не смог его укусить, но мертвец так же давил ему на шею и он начал задыхаться. Вдруг над ним что-то блеснуло. Точно, трос! Сирота прикинул траекторию, затем подтянул колено к своей груди и приподнял ногой давившего на него красноглазого мертвяка, так чтобы его голова оказалась на уровне троса. А дальше всё сделала Нива, проехав прямо над ними и с противным хрустом сплющив голову между бампером и трубой. Егора забрызгало тёмной, мерзкой жижей.

Ползком выбравшись из под его любимицы, смахнул с себя внутренности головы красноглазого и запрыгнул в машину чтобы наконец-то отключить лебёдку, которая до сих пор пыталась сматываться и уже вминая бампер в трубу. Затем сдал назад, и безголовое тело осело на землю, отцепил трос и убрал его под силовик.

Теперь перед ним стояла дилемма: вернуться в убежище или продолжить путь. Возвращаться назад значит пробивать новый путь, ведь скакать снова по крышам машин в темноте — так себе затея. А что ждёт впереди неизвестно. Помозговав пару минут, он решил, что надо закончить начатое. Включил ближний свет и противотуманку на бампере. Пересёк сквер по диагонали и начал расталкивать мешающих проезду. Дальше снова по диагонали по газону выехал на Савушкина и тут на удивление было посвободней.

Вот и поворот на Планерную улицу, протиснулся по мосту и по прямой. Проезжая мимо торговых центров, отметил, что в темноте они выглядят зловеще. В голове стали всплывать отрывки из разных фильмов ужасов, раньше он любил такие фильмы, а сейчас старался отогнать эти мысли прочь, страху и так хватает. Тихонько завывая, Нива неспешно везла Егора по тёмным улицам, освещая перед собой путь. В свете фар то и дело мелькали то лежащие на асфальте трупы, то восставшие мертвецы. Кто-то без руки, кто-то с выпущенными кишками. Кажется, при дневном свете зомби выглядят менее жутко. По телу пробежали мурашки.

Проезжая мимо мотоцикла торчащего из столба, он приближался к перекрёстку с Богатырским проспектом. Свернув, чуть не доезжая до него, перескакивая все поребрики, по газону Сирота сначала подъехал к съезду с ЗСД, но там было полным полно автомобилей. Включив дополнительный свет на верхнем багажнике, он проехал под автомагистралью по гравию, к заезду, но и там было не проехать. В отчаянии он выскочил из машины, хотел сам разогнать это скопление. Но проверив первые три автомобиля, не нашёл ни от одного ключей. Конечно, он предполагал такой исход, но надеялся на лучшее. А теперь он посреди ночи в километрах десяти от убежища, сидит в машине, как приманка для мертвецов.

Вдруг на его капот приземлился красноглазый, от неожиданности Егор подпрыгнул на сидении. А мертвец вцепился в сетку, защищавшую лобовое стекло, и начал истерично пытаться её оторвать, при этом брызгая кровью изо рта. Сиротин резко воткнул заднюю передачу и хотел тронуться, но по левому борту послышался удар. Ещё один! Стоя на подножке, схватился за сетку перед стеклом водительской двери. Вывернув руль и резко бросив сцепление, Сирота попытался скинуть их, но ничего не вышло. Тогда перепрыгивая все поребрики, он выскочил на проспект и, виляя между машин, пытался сбросить зомбарей, но те намертво вцепились в его машину. И когда стрелка спидометра приближалась к отметке сто, Егор резко ударил по тормозам, и тот что висел сбоку, оставив пальцы в сетке, полетел вперёд. А мертвец на капоте удержался и даже вырвал один из четырёх уголков крепивших сетку.

Заметив это, Сиротин занервничал и снова рванул вперёд, переехав левыми колёсами по уже поднимающемуся красноглазому без пальцев. В попытках скинуть зомби с капота он бросал машину из стороны в сторону, и случайно угодил в яму, от чего красноглазый подлетел, и на мгновение пропал из дополнительного света на багажнике. Затем он приземлился снова на капот, сполз и упал под колёса. Нива снова подпрыгнула.

Только спустя минут пять он остановился. И понял, что не знает где находиться. В темноте таблички на домах справа было не разглядеть, а повернув голову налево, увидел оторванные пальцы в сетке и рефлекторно дёрнулся. Выругавшись, Сирота откинулся на сиденье и почесал голову. От ЗСД он мчался по Богатырскому, а после того, как скинул зомби с капота, свернул на право. Потом вроде как он повернул снова направо, а затем улица сворачивала налево. Через минуту раздумий, было решено двигаться дальше только прямо, но после перекрёстка, он упёрся в тупик, где кто-то кого-то пожирал. Тогда развернувшись, проехал до перекрёстка и свернул налево.

Продолжать двигаться только прямо не получилось, потому что дальше дорога сворачивала под девяносто градусов направо. Повернув, Егор снова поехал прямо, и ему показалось, что на улице стало темнее, чем было. Дорога была абсолютно пустой, не было ни машин, ни мертвецов. От этого было не по себе и у него появилось не хорошее предчувствие. Слева была железная дорога, справа поле. Он ехал минуты три, не больше, но казалось, что он движется по этой дороге вечность.

Из ночного мрака стали появляться промышленные здания, Сирота решил повнимательней их рассмотреть и кажется, начал их узнавать, но от изучения зданий его оторвал удар по днищу и Нива слегка подскочила. Глянув в зеркало заднего вида, он заметил труп посреди дороги, а когда перевёл взгляд вперёд, увидел что несётся прямо в толпу зомби. В темноте конца армии мертвецов видно не было, а тормозить было уже поздно. Так что Егор прибавил газа и помчался насквозь.

Кровь брызгала на лобовое стекло литрами, так что щётки еле справлялись. Машина то и дело подпрыгивала и постепенно теряла скорость, а через некоторое время трофи-рейда по ожившим мертвецам, застряла. Зомби начали напирать со всех сторон. Сирота не растерялся и сдал назад, взял чуть левее и возобновил прокладывание пути по трупам. Постоянно слышались удары по капоту и бортам, а морда машины уже была не зеленой, а бардовой.

Пробираясь всё дальше, Сиротин вспомнил эти здания, он приближался к метро Старая Деревня. Вот справа, сквозь заляпанное кровью боковое стекло, начал появляться огромный торговый центр. А впереди скоро будет метро. Он не ошибся, значит, на перекрёстке надо свернуть налево, если это будет возможно. Среди толпы мертвецов стали появляться брошенные автомобили, и теперь задача усложнилась. Пробивать себе путь и стараться не наткнуться на какую-нибудь машину.

Сентябрьские ночи в Петербурге были прохладные, и печка в машине была выключена, но Егор, стирая пот со лба, вглядывался в лобовое стекло. Вот уже стало проглядываться здание метро, дорога была забита всевозможным транспортом, зомби стало ещё больше. Срезав угол, удалось повернуть налево, перескочил железнодорожный переезд, и раскидав пару легковушек, выскочил на тротуар и помчался в сторону Савушкина.

Чем больше он отдалялся от метро, тем меньше становилось мертвецов. А уже на Савушкина их и вовсе не встречалось в свете фар. Чтобы не привлекать лишнего внимания, он погасил прожектора на багажнике и решил ехать прямо до метро Чёрная Речка, а там свернуть на набережную и прямиком до убежища. И когда до нужного метро оставалось метров пятьсот, чуть впереди, среди стоящих в хаотичном порядке автомобилей, возвышался грузовик. Стоял он мордой к Егору, а перед ним стоял микроавтобус. Вдруг вспыхнули фары, настолько яркие, что на секунду Сирота ослеп. Интуитивно крутанул руля вправо, и обходя мимо микрика, заметил на морде стоявшего за микроавтобусом грузовика отвал локомотива. Твою же, этот тот самый УРАЛ! Нива мгновенно отреагировала на нажатый газ в пол и понеслась прочь. Грузовик каннибалов развернулся и помчался следом. Яркий свет бил по глазам через зеркала. И если джипу Егора приходилось маневрировать между стоящих автомобилей, то УРАЛ сзади просто шёл по прямой, раскидывая машины как игрушечные.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Вот же везение, в мёртвом городе, где живых наверно можно по пальцам пересчитать, встретил врага-людоеда посреди ночи. Теперь к убежищу ехать нельзя, чтобы они не узнали, где оно. Поэтому у метро он повернул не направо, как собирался, а налево. По набережной, затем на Ланское шоссе. Сирота подумал, что там он сможет от них оторваться, и угадал. Насколько могли светить фары, было свободно, сзади послышались автоматные очереди. Сиротин воткнул уже пятую передачу, и скорость перевалила за сотню. Постепенно свет фар в зеркалах отдалялся, но он не переставал вдавливать газ в пол.

Пролетая под мостом, он приближался к Большому Сампсониевскому, и только там немного отпустил педаль газа, потому что УРАЛ уже пропал из вида. Шоссе уходило чуть правее и вверх и вот нужный перекрёсток. По этому проспекту он уже проезжал, когда ездил на просвет и встретил того снайпера…

На пересечении с Кантемировской, как и в прошлый раз, его ждал затор, но у Сироты там уже был сделан проезд. Начинало рассветать, и зевнув, он приопустил окно, чтобы вдохнуть прохладного воздуха. Чуть не доезжая до перекрёстка, он услышал грохот где-то справа. По Белоостровской по направлению к Кантемировской, раскидывая всё на своём пути, летел военный грузовик. Вот неугомонный падла! Егор вывернул на Кантемировскую и полетел по тротуару, УРАЛ не сбавляя хода, помчался следом. Под железнодорожным мостом, в сторону метро. У Лесной была вакханалия из маршруток, машин и зомби, лавируя, Нива проскочила через полосы встречного движения. Позади послышался страшный скрежет, и грузовик, разорвав маршрутку пополам, уже почти настиг Сиротина. В зеркале он увидел, что из кабины преследователя кто-то высунулся с автоматом с пассажирской стороны. В надежде не словить пулю, джип начал вилять, раздались выстрелы. Перед Полюстровским проспектом, Егор выскочил на газон перед торгово-развлекательным центром и на полном ходу влетел на нижний этаж двухуровневой подземной парковки, снеся шлагбаум. УРАЛ точно сюда не пройдёт по высоте. Теперь мигом на первый уровень паркинга и выскочить с другой стороны торгового центра.

Скрипя покрышками внедорожник, маневрируя между колонн, уже подъехал ко второму выезду, но опоздал. Почти вплотную стоял грузовик, а за рулём сидел Лысый и, улыбаясь, помахал ему рукой. Егор чуть не закипел от злости. Вернувшись на нижний этаж парковки, его шансы были пятьдесят на пятьдесят. Выхода было два: въезд и выезд, и у какого встанет УРАЛ, нужно было угадать. Эта ситуация напомнила ему игру в кошки-мышки, и к сожалению, мышкой был Сирота. Сжав руль, сердце забилось сильнее, он вылетел из выезда, снеся ещё один шлагбаум, и угадал. Описав полукруг, джип снова выскочил на Кантемировскую, а за ним каннибалы, и погоня продолжилась.

Надо было искать по возможности пустые и прямые дороги, ведь ускорение и максимальная скорость у Нивы были больше, только так он смог бы сбросить хвост. Резкий поворот на Кушелевскую, и подъём на мост, что за ним не известно, но Сиротин летел, выжимая из машины всё. На самом пике моста, ему должен был открыться вид на Гражданский, но вместо этого он увидел большой мусоровоз, несущийся на встречу. Чудом увернувшись от столкновения лоб в лоб, в голове проскочила мысль: живьём не возьмёте, уроды! УРАЛ ехал чуть сзади по встречке. Не сбавляя хода, Егор подлетел к перекрёстку и протаранил, мешающую проезду машину, от чего его джип швырнуло в сторону, и он чуть не влетел в столб. Удержав машину на дороге, в зеркале заднего вида Сирота заметил, что грузовик вот-вот ударит Ниву в зад. Тогда рычаг щёлкнул на третью, когда тахометр показал чуть больше пяти тысяч оборотов, щелчок и четвёртая передача в отсечку. При переключении на пятую выхлоп издал пару коротких хлопков, и внедорожник продолжил разгон, увеличивая отрыв от преследователей.

С небольшим сносом задней оси, Сиротин нырнул в карман вдоль Гражданского, и понимая что может оттуда не выбраться, свернул во дворы. По крайней мере, неповоротливый УРАЛ точно где-нибудь бы тут застрял. Скорее всего, Лысый подумал так же и не стал поворачивать, а поехал прямо. Наверно он надеялся перехватить Ниву дальше, но Егор решил перехитрить его, и поехал по дворам в обратную сторону, к Кушелевской. Этот манёвр был успешен. Когда он тихонько выкатился к Старо-муринской улице, ни мусоровоза, ни УРАЛа на горизонте не было видно. По ней он доехал до Непокорённых и обратно на кушелевку.

Спустился с моста и свернул на Кантемировскую. Не спеша доехал до Большого Сампсониевского, но Нива на ходу взбрыкнула и заглохла. По инерции она проехала ещё метров сто и остановилась. Егор, не спавший ночь и измотанный погоней, не стал вылезать, а просто подождал пару минут и снова повернул ключ в замке. Но в ответ его любимица издала страшные звуки из под капота и не завелась. Усталость и сонливость сразу улетучились. Он выскочил из машины, открыл капот и почувствовал запах гари. Это не к добру. Присев перед машиной, Сиротин увидел, что вся защита и днище в масле и по запаху моторное.

Делать было больше нечего, подруливая одной рукой, через открытое окно, он стал толкать джип до убежища. Ещё повезло, что не под дождём толкает, этим утром солнце грело не по питерски. Примерно через час, он достиг цели. Закатив внедорожник в сервис, Сирота был готов упасть прямо на бетонный пол и уснуть, но, сдержав себя, перекусил чем-то вроде сухариков и пошёл спать в машину.

Когда Егор проснулся, за окном была серость, и лил дождь. Утро это, день или вечер было непонятно, но отдохнувшим он себя не чувствовал. Поэтому сразу вставать не спешил и часа полтора лежал и глядел в потолок.

Когда же он всё-таки решил начать новый день, то сперва приготовил завтрак, а потом приступил к осмотру бедной машинки. Зрелище было страшноватое. Сняв защиту двигателя, Сиротин увидел в ней дыру, а следом и дыру в поддоне движка. Сердце обливалось кровью. Попытка провернуть мотор за шкив коленвала была безуспешна, и это означало одно — двигателю конец.

Опечаленный этой новостью, он взял винтовку, вылез под дождь и забрался на крышу. Сел и стал размышлять. А ведь Нива-молодец вернула уже долг и не раз, вытаскивала из таких передряг. Теперь долг снова за мной, надо вернуть её к жизни. Через прицел стал высматривать донора поблизости. И единственное, что он отыскал это потрёпанная на вид Нива чёрного цвета. Возможных проблем было две: есть ли в ней ключи, и заведётся ли она. В принципе если она заводится, то он сможет сделать это и без ключей.

Донор находился на набережной, и вокруг крутилась пара зомби, сняв их с винтовки, Сирота спустился и направился собираться к вылазке. Закрываясь, грохнула металлическая дверь в сервис, а следом на улице раздался гром. Но непогода не стала помехой. Как одержимый он сложил в рюкзак длинный провод и отвёртку, в разгрузку запихал пару запасных обойм для ПМа и вышел на улицу. Пока он дошёл до микроавтобуса, запирающего арку, успел промокнуть насквозь. Когда подходил к кпп ливень усилился, и вода с носа Егора уже текла ручьём. Озираясь по сторонам, он вышел на улицу, ведущую к набережной, крепко сжимая пистолет.

Где-то над петроградкой сверкнула молния, гроза разгулялась во всю. А вот и Нива, вблизи она выглядела ещё хуже, гнилая насквозь и по кругу мятая. Ключей в замке зажигания, конечно же, не было. Видимо это наш менталитет: на улице апокалипсис и надо бежать, но ключи от своей машинки я заберу с собой. Да и сам Сирота в первый день катастрофы, спасаясь от зомби, не забыл поставить Ниву на сигнализацию.

Зато когда он открыл капот, был приятно удивлён, двигатель был идеально чистенький, как и остальное подкапотное пространство. Аккумулятор на вид был свеженький, так что возможно всё получиться. Вынув из рюкзака провод и отвёртку, он собирался её завести, но в шуме дождя не услышал, как сзади, подволакивая одну ногу, подобрался мертвец. Схватив Сиротина за ногу, она собралась его укусить, но Егор, не оборачиваясь, ударил пяткой, а затем хотел сделать контрольный выстрел в голову. Но этого не потребовалось, под головой зомби на асфальте начала расползаться кровавая лужа. И оглядевшись по сторонам, он продолжил заводить донора.

Через минуту раздался вой стартера и басовито зарычал выхлоп. Завелась. Неужели удача повернулась к нему лицом. Слегка придавив газ, движок отозвался очень бодро и, расталкивая впереди и сзади стоящие машины, Нива выскочила на тротуар, а затем резво промчалась до кпп. Мотор был явно не простой.

Поставив две Нивы рядом, он повесил одежду сушиться и уселся рядом с обогревателем в одних трусах. Для автослесаря со стажем, перекинуть двигатель из одной машины в другую труда не составит и времени много не займёт. На улице вечерело, но он только пару-тройку часов назад проснулся, так что, переодевшись в сухую и тёплую одежду, чихнул и принялся за работу.

Вытащить двигатель из донора труда не составило, благо весь инструмент для этого был в наличии, и подъёмник работал исправно. Правда при подъёме машины шла сильная нагрузка на сеть, и генератор начинал издавать странные звуки, а свет заметно тускнел. Следующим пациентом была его любимица, а новый орган для неё лежал рядом с Егором.

На улице стало появляться что-то на подобии солнца, а Сиротин уже залил новый антифриз и масло под капот своего танчика. Всё было готово к запуску с новым сердцем. Отмыв руки от грязи и масла, вытерев их насухо, он забрался в салон и повернул ключ в замке. Но к удивлению она не завелась, а через час поисков неисправности и найденного оборванного проводка, Сирота его скрутил и сделал вторую попытку запуска.

Счастью Сироты не было предела, его Нива снова в строю. Выкатив её наружу, протёр глаза, которые уже сами закрывались, прокатился пару раз от микроавтобуса до фуры на его территории и загнал обратно. Сон его почти одолел, и теперь можно было спокойно идти отдыхать, или не идти? В Ниве такое удобное кресло… Вдруг с улицы послышался какой-то шум.

Егор выскочил из машины и подбежал к окну, через грязные стёкла и прутья решётки видно было плохо, но что-то явно ударило по его микроавтобусу с обратной стороны, от чего тот заметно сдвинулся. Мигом метнулся обратно к машине, закинул СВД за спину, ПМ за пояс, а АК взял в руки. И как только он повернулся к окну, бедный микрик с грохотом отлетел от арки, и тут же влетел военный УРАЛ, а мусоровоз запер собой арку.

Сиротин стоял в шоке не в силах даже сказать что-либо, а с улицы через громкоговоритель раздался голос Лысого:

— Сирота, дружище! Ты скучал?

— Конечно, каждую минуту представлял, как убью тебя! — прокричал Егор, встав за стенку около ворот.

— О, это так трогательно, что ты думал обо мне, — усмехнулся каннибал, — ты наверно не знал, но Кулак был моим братом, и сегодня я отомщу за него.

— Я сожалею! — крикнул Сирота и переместился ближе к окну, — сожалею, что сразу не отправил тебя на тот свет вместе с твоим братцем-людоедом!

Резким ударом приклада он разбил стекло и дал очередь в сторону УРАЛа.

— А ты прыткий! С тобой интересно играть. Но у меня для тебя есть два сюрприза.

Откинулся борт УРАЛа и из темноты выкатили станковый пулемёт «Максим». Егор ничком упал на пол, а следом раздались выстрелы, шум, звук бьющихся окон и скрежет металла. Пулемёт тарахтел несколько минут, а затем оглохший Сиротин подскочил на ноги и, перебегая из одной части помещения в другую, выдал все, что было в рожке калаша. Снова повалился на пол и стал перезаряжать автомат. Снова раздался голос Лысого:

— А я думал, до второго сюрприза ты не доживёшь. — Удивил, хвалю. Давай!

Мусоровоз сорвался с места и задним ходом снёс ворота в сервис. Поднялась задняя стенка, и оттуда выскочили около десяти красноглазых. Реакция сработала мгновенно, Егор, отстреливаясь, помчался в кабинет на второй этаж. Быстро перегородил столом дверь и сразу же по ней начали бить. Сирота понял, что он в западне. От двери начали отлетать куски, он отошёл к противоположной стене и начал стрелять в дыры образовавшиеся в двери. Удары только нарастали, а верный АК выплюнул последний патрон. В надежде, он похлопал по карманам, но это был последний магазин.

Когда от двери почти ничего уже не осталось, Сиротин снял с разгрузки гранату, шёпотом извинился перед родителями, выдернул чеку и с криком через стол прыгнул в толпу красноглазых.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

— А-а-а, — кричал Егор, сжимая в руке вместо гранаты руль своей Нивы. Окна в сервисе были целы, из машины было плохо видно, но, кажется, микроавтобус тоже был на месте. Он сидел в своей машине и до сих пор не верил, что это был сон. До ужаса реалистичный.

— Жесть какая, — с выдохом сказал Сирота, приходя в себя— ладно, надо умыться из канистры, приготовить завтрак и собираться в путь. — Надеюсь, сегодня получится встретить живого и адекватного человека!

Проведя свой обычный ритуал по собиранию вещей, он решил взять с собой больше патронов, чем обычно, и наконец-то вытащить пальцы красноглазого из сетки перед водительским стеклом. А ещё от машины ужасно воняло кровью и тухлятиной. Но мыть машину питьевой водой была бы непозволительная роскошь.

И так, раз Большой проспект забит, то до Тучкова моста можно ещё добраться по Песочной набережной, а с неё на Ждановскую. Но что делать, если и Тучков развели? Подземный переход на Спортивной не освещён, а в темноте бежать по траволатору, где наверняка не мало зомби, чистое самоубийство. Но Сирота проверил фонарь, на всякий случай.

Ещё раз всё проверил и отправился в путь. Утро было пасмурным, и на улице был небольшой туман, включённое радио как обычно издавало только шипение, а Нива, не спеша пробираясь по набережной, издавала лёгкий вой.

Вот и Ушаковский мост, дальше Каменноостровский, и на Песочную набережную. По пути ничего не случилось, и это было определённо хорошо. У Дворца Молодёжи за забором бродили толпы мертвецов, а сам дворец неплохо пострадал. Здание, которое вроде как служило отелем, было на половину сгоревшим, вокруг стояли так же сгоревшие машины и автобусы. Кажется, там до сих пор что-то дымилось, но на ходу он не разглядел, а останавливаться не стал.

Песочная набережная закончилась, а через три перекрёстка Нива вырулила на Ждановскую. К сожалению, Тучков мост отсюда видно не было, весь обзор перекрывал Петровский стадион. Проезжая мимо покорёженных автомобилей, автобусов и грузовиков, среди которых ходили зомби, Сиротин подобрался к стадиону. И снова удача была на его стороне, мост был сведен, а в конце, уже на Васильевском острове виднелось что-то вроде укрепления.

Значит, там всё-таки есть люди! На радостях Егор притопил газ и выехал на широченный мост, объезжая стоящий повсюду транспорт. За ним топала уже далеко немаленькая толпа мертвецов. Но на середине ему пришлось резко остановиться, дальше дороги не было. Прямо по середине переправы через Неву зияла огромная дыра от парапета до парапета. Даже без машины перебраться на ту сторону было бы очень сложно. Сзади приближались зомби.

В сотый раз удивлённый происходящим вокруг Сирота крепко выругался и потратил на разворот драгоценное время, которого хватило мертвецам, чтобы облепить джип со всех сторон. Вдруг на заднее стекло брызнула кровь. Только красноглазых не хватало. Но спереди тоже полетели струйки бардовой жижи и два или три зомби упали на асфальт, за ними ещё один и ещё. Похоже, их кто-то отстреливает.

Внезапно со стороны васьки начали кричать в громкоговоритель, но что ему пытались сообщить, было не разобрать. Пока путь впереди был расчищен, Сиротин поехал обратно. Он понимал, что у него осталась только одна дорога — подземный переход, и он остановил машину.

Отбиваясь от назойливых мертвецов, Егор заметил, что стрелок или стрелки всё ещё ему помогают, хотя до васьки расстояние было приличное. Толкнув ногой тяжеленую дверь в вестибюль метро, он прошмыгнул вниз. Там царила кромешная тьма, фонарика хватало, только чтобы подсветить себе под ноги и метров на десять вдаль. Что творилось вокруг, было не видно, да и Сирота этого знать не хотел. Периодически он бил короткими очередями от бедра по выплывающим из мрака мертвякам, в этом ему помогал лазерный прицел установленный совсем недавно.

Наконец впереди показался траволатор, это значило, что до васьки осталась финишная прямая метров триста. Было трудно не оборачиваться на хрипения и шипения по сторонам, Егор бежал только прямо, подсвечивая себе дорогу. Где-то на середине фонарик начал садиться, но он заметил, что в конце туннеля вспыхнули два зелёных огонька и стали раздаваться тихие хлопки. А метров через десять фонарик сдох окончательно, однако на его пути стали чаще попадаться трупы, чем зомби, а под ногами хрустело, чавкало и хлюпало. Пару раз он спотыкался, но, не обращая внимания, продолжал бежать на единственный ориентир в темноте — два зелёных огонька.

— Эй, псих! Беги сюда! — раздался грубый и низкий голос.

Из-за продолжительного спринта с препятствиями, он даже не смог ответить. Начинала кружиться голова, и осталась только одна цель: добежать.

Когда из тьмы стали проявляться два высоких и крупных силуэта, Сиротин снова споткнулся и упал, но подняться уже не смог. Тогда он почувствовал, как его подхватили и понесли. Ему что-то говорили, но голова пульсировала с такой силой, что он ничего не слышал.

А спустя минут пять Егор начал приходить в себя, и как раз приближались ступеньки, что вели к дверям наружу. С непривычки даже серое небо резало глаза. Но сквозь проступившие слёзы, он разглядел, что находиться на Васильевском острове. Его усадили на деревянный ящик, окружённый мешками с песком, и один из тащивших его на поверхность сказал другому:

— Посмотри, живой там наш псих или уже того?

— Я не псих, — с отдышкой отозвался Егор.

— А кто же тогда? — спросил тот же низкий голос.

Глаза Сиротина привыкли к дневному свету, и он поднял голову:

— У меня что, в глазах двоится?

— Очень смешно! — в один голос сказали его спасители. Они были похожи как две капли воды. Высокие, крупного телосложения, слегка смуглые. С квадратными челюстями и крупными носами, но добрыми и голубыми глазами. Одеты они были в синий камуфляж, а на коротко стриженых головах, окуляром к верху, были одеты приборы ночного видения. Те самые ориентиры в тёмном переходе. — Близнецы мы.

— А я Сирота.

— Сожалеем, многие осиротели после катастрофы.

— Да не, меня так из-за фамилии называют, — слегка улыбнулся, — Сиротин Егор — я.

— Блин, не повезло тебе с фамилией, — уже заулыбались близнецы, — а мы — Саша и Паша.

— Кстати, спасибо, что помогли, — он поднялся с ящика, чтобы пожать им руки и отметил, что братья на голову выше его.

— Мы как офицеры не могли не помочь, — толи Саша, толи Паша показал на капитанские погоны.

— Вас наверно доставали этим вопросом, но как вас…

— Различать? — перебил его один из близнецов, — у Паши шрам на правой брови.

— Всё верно, это ранение я получил при выполнении боевого задания, — с приподнятым носом грозно сказал Павел.

— Ага, в общем, он в детстве с качелей упал, — близнецы заржали во весь голос.

Но их прервал голос из рации:

— Четвёртый блокпост, ответьте!

— Четвёртый на связи, — ответил Саша.

— Почему не отвечали?

— А мы тут одного психа-сироту спасали, — стоящий сзади Паша захохотал, держась за живот.

— Так! Вы всё шутки шутите!? — обозлился голос из рации.

— Так точно! Но человека и правда спасли, — уже серьёзным тоном ответил Александр.

— Это отличная новость, молодцы! — голос из рации заметно смягчился и даже повеселел. — Ваша смена скоро закончится, в штабе всё расскажите, и смотрите чтобы человек от ваших шуток не сбежал.

— Так точно, — немного обиженно ответили братья.

Рация выключилась, и Паша обратился к Саше:

— Почему ему вечно наши шутки не нравятся?

— Наверно потому что ты каждый раз при встрече с ним встаёшь в стойку смирно и орёшь: здравия желаю! — и снова раздался хохот.

Если бы Егор встретил этих двух здоровяков на улице до апокалипсиса, то никогда бы не подумал, что они такие весельчаки. Близнецы повернулись к Сироте:

— Ладно, хватит угарать, у новобранца, скорее всего куча вопросов к нам.

— Это точно, — кивнул Егор, — я так понимаю, это вы развели мосты, чтобы собрать тут выживших? И сколько тут военных и гражданских?

Братья погрустнели, и


убрать рекламу




убрать рекламу



Паша сказал:

— Ты видимо ожидал тут увидеть военную базу с лагерем и всё такое, но в реальности всё немного по-другому.

— Точнее, мосты и правда развели военные, чтобы устроить тут базу, но всё пошло не по плану, и теперь единственные военные на этом острове стоят перед тобой, — продолжил Саша. — В итоге группа выживших состоит, в основном, из гражданских, а штаб находится в большом супермаркете на Уральской.

— На самом деле, я хотел просто увидеть людей, — сказал Сирота, — и, желательно, не каннибалов.

— Ага, значит, ты уже познакомился с отбросами? — Александр поморщился. — Ненавижу этих уродов!

Поблизости скрипнули тормоза и из-за самосвала выкатился старенький крузак тёмно-синего цвета, в силовом обвесе и на больших колёсах.

— О, это нашу смену привезли, — улыбаясь, произнёс Павел. — Сейчас передадим блокпост и поедем в штаб, где нас ждёт Андрей Петрович с докладом.

Джип остановился в паре метров от них, открылась задняя дверь и оттуда вышли двое: среднего роста, один чуть выше другого. Затем они открыли багажник и достали оружие. У одного был РПК, а тот, что пониже ростом достал СВД, и Егор вспомнил про свою, оставленную в Ниве. Он обернулся, но его любимый джип не вооружённым глазом отсюда было почти не видно. Тем временем, близнецы представили Сироту своим сменщикам, в ответ те тоже представились: Олег и Миша.

Затем все попрощались, близнецы положили свои винторезы в багажник, а Сирота по привычке взял автомат с собой, и Саша, Паша и Егор сели в крузак. За рулём сидел мужчина лет сорока, смуглый, чёрные волосы и в очках, а на руках были кожаные перчатки без пальцев, он повернулся к Сиротину и спросил:

— Новенький?

— Ага.

— Ну, добро пожаловать, меня все Драйвером называют, — он протянул руку Егору и улыбнулся, показывая свои редкие зубы.

— Сирота, — пожимая руку, ответил Егор.

— Это потому что он и раньше работал водителем автобуса и сейчас всех развозит, — пояснил Саша, сидящий слева от Сиротина.

Крузак тронулся с места, свернул на Уральскую улицу, а за поворотом, прямо посреди дороги стоял зомби. Драйвер направил машину на него, а когда джип слегка подскочил, никто и глазом не моргнул. Сиротин не выдержал и спросил:

— Я думал, вы тут всех мертвецов зачистили.

— Парень, чтобы очистить всю ваську уйдёт ещё не один месяц, — повернувшись к нему с переднего сидения, сказал Павел. — Каждый день, помимо дежурства на въездах на остров, отправляется патруль из пяти или десяти человек, который методично заходят в каждый дом и каждую квартиру. Конечно, проходит не всегда гладко, иногда теряем людей, особенно при встречах с дикими.

— Дикие? — спросил Егор.

— Зомби с кровавыми глазами, встречал таких?

— Да, было пару раз, — сказал он, и не заметно потёр швы на животе под кофтой.

— Слушай, Сирота, а ты не так и прост, — удивился Паша, — и диких повидал и каннибалов, и выжил. — Ты настоящий боец, молодец. Спецназ или что посерьёзней?

— Нет, — смущенно ответил Егор, — я автослесарь.

Близнецы засмеялись:

— Побольше бы таких механиков, — отсмеявшись, сказал Саша, а потом обратился к водителю, — прикинь, Драйвер, этот псих в одиночку прошёл переход на Спортивной.

Драйвер присвистнул и повернул с Уральской направо к супермаркету. Огромное здание было огорожено высоким забором, а поверх ограждения была натянута колючая проволока. На въезде на территорию стояло что-то вроде кпп: сваренные параллельно рельсы на колёсиках и рядом два человека в бронежилетах. Их Лэнд Крузер проехал внутрь, и Егор увидел огромную парковку. На ней не было обычных машин, зато были: военный КАМАЗ с приваренным на крыше пулемётом и ковшом от экскаватора спереди; уазик на огромных колёсах и с лебёдкой; та самая Чёрная Акула, которую он видел с крыши завода; и МИ-26 в раскраске МЧСа. Сиротина, как технаря, увиденное очень впечатлило. Все окна и витрины были забиты досками и фанерой. Скрипнув тормозами, Крузак остановился у входа, где так же дежурили два парня с охотничьими Вепрями.

— Приехали, — сказал Драйвер, — Вываливайтесь.

— Ты как всегда вежлив, — иронично произнёс Паша, — ладно, пойдёмте к Андрею Петровичу.

Они вышли из машины, поздоровались со стоящими у входа охранниками и зашли внутрь. В здании было тусклое бледно-жёлтое освещение. Кое-где суетились люди, некоторые спали на вторых ярусах стеллажей. А в правой части помещения все стеллажи были убраны, в дальнем углу было огорожено большое пространство. Близнецы сказали, что там зона отдыха. Затем они прошли туда, где раньше были складские помещения. Проходя мимо морозильных камер и прочих складов, они подошли к двери, на которой маркером было написано «Андрей Петрович». Саша постучал в дверь, и оттуда послышалось: «заходите».

— Здравия желаем! — громогласно заявил Павел.

— Да-да, — ответил седой мужчина с густой бородой и в очках, на вид лет пятидесяти, голос у него был немного хриплый, одет в выцветшую военную форму. Он сидел за столом, и что-то писал, но когда они зашли он отложил ручку.

— Привели к вам новобранца, — сказал Александр, легонько подтолкнув Сироту вперёд.

— Отлично! Я думал, что уже больше никого не найдём… — Андрей Петрович на секунду замолчал.

— На самом деле это он нас нашёл, — сказал Паша.

— И так, молодой человек, как вас зовут? — спросил Андрей Петрович и встал из-за стола.

— Сиротин Егор Александрович, — представился Сирота.

— Ну, с близнецами ты уже, скорее всего, познакомился, а меня зовут Андрей Петрович, а некоторые называют Вожаком, хотя это мне не нравиться, — в этот момент, Саша подмигнул Егору, а Андрей Петрович продолжил, — думаю, ребята тебе проведут у нас экскурсию, но сначала было бы интересно послушать твою историю.

Сирота почесал небритое лицо, и начал рассказ с самого первого дня. Иногда близнецы присвистывали, а в глазах Андрея Петровича, казалось, становилось всё больше уважения и оптимизма. Когда Егор уже рассказывал, как пробивался через подземный переход, Вожак сел обратно за стол и что-то коротко записал. Он закончил свою историю, не забыв упомянуть про стычки с Лысым, про встречи с красноглазыми, про убежище, и про самолёт, он рассказал почти всё, промолчав только про укус зомби. В комнате повисло молчание.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Первым молчание нарушил Паша:

— Друг, ты либо везунчик, либо соврал, что автомеханик, — с улыбкой и неподдельным удивлением, — завалить четверых отбросов, а Лысого — главаря отбросов, обратить в бегство.

— Ребята, даже если Егор и соврал, то это его дело, — спокойным тоном сказал Андрей Петрович, — у нас тут демократия. — Прежнего мира больше нет, так что, если кто-либо не хочет быть тем, кем он был раньше, это его право, но мне кажется, что Егор не врёт.

— Так и есть, до всего этого я был простым слесарем, — ответил Сирота.

— Кстати, ты в двигателях силён? — спросил Вожак.

— Да, в принципе, это моя основная специальность.

— Отлично, а вертолётный двигатель починить сможешь? — толи в шутку, толи с надеждой сказал Андрей Петрович.

— Хм, надо посмотреть, может и получиться.

— Ладно, — седой мужчина хлопнул в ладоши, и обратился к близнецам, — проведите Егору экскурсию и покажите вертолёт, а я пока запишу его в список нашей группы. Он махнул рукой, и они вышли, закрыв за собой дверь.

Вожак показался Сиротину хорошим лидером, и вызвал уважение. Когда они вышли, братья сначала провели его до кухни, где, гремя посудой, суетились три женщины. Саша отпустил шутку про то, что Егор сейчас захлебнётся слюной, и явно не от вида еды, и хохоча, они пошли дальше. За кухней находились склады, а у входа сидел дежурный. Затем Сирота и близнецы прошли мимо генераторной, от которой шёл громкий гул, а за ней дверь с надписью «Пульт Связи». Потом вышли в основной зал супермаркета, где слева находились комнаты отдыха. Братья рассказали, что каждый делал свою комнату сам, а кто не умел, просил кого-нибудь помочь. Так же есть и параноики, которые спят на стеллажах — боятся. Но их никто не осуждает. Ещё они предложили Егору свою помощь в постройке комнаты, если понадобится.

Дальше они представили Сиротина местному оружейнику Вячеславу, который управлял складом оружия, неподалёку от выхода из штаба. Арсенал был внушительный. Там были и СВД, и РПК, ПМ, ТТ и десятки разновидностей АК. На вопрос «откуда всё это?», он сначала отшутился, что нашёл это на улице, но затем рассказал о вылазке на военную базу и Саша с Пашей кивнули в подтверждение.

На улице начинало темнеть и в штабе, бывшим раньше супермаркетом, свет стал чуть ярче, чем днём. На выходе из здания их чуть не сбила с ног семья из трёх человек, они пролетели мимо, что-то бормоча на непонятном языке. Корейцы вечно суетятся — пояснил Паша, выходя на парковку первым. Там так же работало освещение, и они направились осматривать технику.

— Товарищ Сирота, как думаешь, почему Вожак так оживился когда узнал, что ты механик? — повернувшись к нему, спросил Павел.

— Не знаю, товарищ Павел, — ответил Егор, пожимая плечами и поддерживая манеру общения Паши.

— Есть у нашего седого лидера план: оживить эту вертушку и утащить кое-что из техники на военной базе рядом с Сосновым Бором. Он сам родом оттуда, а в Питере оказался из-за соревнований по кик-боксингу. Вижу твои округлённые глаза, товарищ Сирота, а теперь представь, что он мастер спорта и тренер юношеской сборной. Когда на второй день апокалипсиса наш кардинально поредевший отряд спецназа в попытках навести порядок, проезжал по одиннадцатой линии вокруг были только зомби, но наше внимание привлекла гора трупов около одного магазина. А внутри было какое-то движение, и когда мы пробились внутрь — увидели его. Весь в крови, он стоял посреди зала, а перед ним ещё одна горка трупов. Целых два дня он голыми руками и ногами отбивался от мертвецов! Ну а дальше из нашего отряда остались только мы и спасённый нами Андрей Петрович. За эти два проклятых дня наш отряд лучших спецов по рукопашному бою и стрельбе потерял восемнадцать человек из двадцати, и все погибали на наших глазах. Большинство были растерзаны мертвецами, но некоторые пали от рук людей, которых хотели спасти. Все посходили с ума, выхватывали оружие и стреляли во всех без разбора. Даже мы, прошедшие ни одну спец операцию, были в ужасе от происходящего. И именно Вожак не дал нам тогда опустить руки. Выбрал место под штаб, наладил радиопередачи, организовал из найденных выживших патрули. Так что, всё это благодаря ему, — Паша замолчал.

— А неделю назад, — продолжил Саша, — нас в очередной раз навестили отбросы. Они и до этого пытались взять нашу группу в плен, но последний раз был куда серьёзнее предыдущих. Четвёртый блокпост, тот, что на Тучковом мосту, сообщил, что приближается колонна из грузовиков. Штаб отреагировал мгновенно, все патрули и те, кто был в комнате отдыха, были на месте через пять минут. Однако для ребят на посту было поздно. Тот проклятый УРАЛ уже ехал по середине моста, рядом шли отбросы и поливали всех из пулемётов, с огромным усилием мы тогда смогли отбиться. В итоге потеряли пять человек, а мост было решено взорвать, так как разводной механизм не работал, оставив один выезд для машин с васьки — ЗСД. Теперь там помимо обычных дежурных ещё на крышах сидят снайперы. Но Вожак решил конкретно укрепить это место — он хочет притащить на вертолёте пару танков или БТРов. Но вертушка никак не заводится, она стояла тут ещё до того как мы организовали базу. Драйвер пытался что-то сделать, но потом сказал, что он может водить всё что угодно, а вот починить не может. Так что, вся надежда на тебя, а мы тебе сейчас инструменты принесём, — близнецы похлопали по плечам Егора и ушли.

Сирота потёр плечи и отметил, что руки у них тяжёлые. Ми-26 почти высох после вчерашнего дождя, и он без труда забрался на вертолёт, под самый винт и открыл кожухи. Вечером что-то рассмотреть было сложно, но Егор заметил, что проводка местами была оголена, а провода стали зеленоватого цвета. В этот момент к вертолёту вернулись близнецы с набором инструментов.

— Сирота, мы тебе инструмент притащили! — крикнул Паша.

— А фонарик есть? — отозвался Сиротин.

— Так точно, лови, — сказал Саша, и кинул ему фонарь.

Поймав фонарик, он сразу же приступил к тщательному осмотру, а братья молча ждали вердикт внизу. Минуты через три он поднял голову, чтобы поведать о найденной неисправности, но сзади заскрипел колёсиками шлагбаум из рельс и на парковку заехал крузак. За рулём сидел Драйвер, а справа от него пожилой мужчина с залысиной.

— О, нашего профессора привезли, — в голос сказали братья.

— Профессора? — спросил Егор.

— Да, Алексей Иосифович — наш профессор. Он пытается изобрести лекарство и каждый день Драйвер отвозит его и пару дежурных в зачищенный корпус Покровской больницы, где он проводит свои опыты. Утром его туда доставляют, а вечером забирают, — рассказал Павел.

— Лично мне кажется, что лекарство — бред! — повышенным тоном, но без злости сказал Саша, — ты диких видел? У них кровь из глаз течёт, думаешь, какие-нибудь капли помогут!?

— Ну, я думаю, что профессору видней.

— Ладно, не хочу снова спорить на эту тему, — прервал спор Александр и обратился к Сиротину, — ну что, вертушка жить будет?

— Будет, — кивнул Егор и слез с вертолёта, — нужны толстые провода, изолента и несколько часов работы.

— Молодец, товарищ Сирота! — с улыбкой сказал Павел, и все трое пошли в штаб, — надо будет Вожака обрадовать.

— Ага, но теперь только после ужина, сейчас там наш профессор. Каждый день что-то докладывает Андрею Петровичу, и ладно бы докладывал минут пять, так сидят и часами что-то обсуждают, — Саша слегка толкнул Егора в плечо, — Прикинь, мы один раз для его опытов зомби живьём ловили!

— Да, было весело, — подтвердил Паша, — можем рассказать за ужином, если хочешь.

— Конечно… — Егор хотел сказать что-то ещё, но с кухни послышался звон, и из комнат отдыха начали вылезать люди в направлении столовой. Помещение под столовую было огорожено деревянными щитами в главном зале и проход туда был не очень широкий.

Сиротин хотел встать в общую очередь на вход, но Саша его притормозил и сказал, что они заходят обычно последними, потому что очень не любят очереди, а еды хватит всё равно на всех. Паша предложил пока выбрать место, где поселиться Егор. Комнат было много, и все они были сложены так же из деревянных щитов, у большинства на входе была натянута плотная занавеска, а кто-то даже умудрился приделать дверь. Конечно, возводить стены они пока не стали, просто прикинули границы, притащили матрас и кинули на пол.

— Что ж, не пятизвёздочный отель, но хоть что-то, — улыбаясь, сказал Александр.

— Я до этого спал в машине, висящей на подъёмнике, так что звезды на четыре потянет, — и все трое захохотали.

Вдруг сзади кто-то поздоровался и зашёл в одну из комнат, за ним появился ещё один человек, видимо люди начали расходиться с ужина. Близнецы сказали, что теперь можно сходить поесть и двинулись к своим комнатам, так как заходить в столовую с оружием у них не принято. Сирота положил свои калаш и пистолет к Павлу в комнату, рядом с его винторезом, и они пошли на ужин.

А на ужин были котлеты с макаронами и кружка чая. Ребята сели рядом, а Егор напротив них. За трапезой братья рассказывали ему историю, как они ловили зомби, накидывая верёвку, как ковбои. Вдруг за соседним столиком сзади начали громко спорить и ругаться, Саша повернулся к ним и грозно призвал их к порядку, в этот момент Паша подмигнул Сиротину и, взяв соль со стола, насыпал Саше в чай. А когда Александр повернулся обратно, отхлебнул из кружки и с перекошенным лицом сразу же выплюнул на стол.

— Сашенька, тебе что, мой чай не нравится!? — крикнула женщина в фартуке из-за стойки с едой.

— Ну что вы, тётя Маша, очень вкусный чай!

— А-а, опять вы там шутите!? Вроде взрослые, здоровые мужики, бойцы спецназа, а всё детство в жопе играет! Будете продукты переводить, вообще без еды останетесь! — тётя Маша была беспощадна.

— Извините, тёть Маш, — виновато пробормотали близнецы.

Когда злая кухарка кричала на братьев, Егор сидел и, прикрыв лицо рукой, тихо хихикал. Все трое быстро закончили ужин, и вышли в сторону кабинета Вожака. Подходя к двери, Саша прописал Паше подзатыльник, и они начали в шутку бороться. Вдруг открылась дверь и из кабинета вышли Андрей Петрович и Алексей Иосифович:

— Бойцы! — крикнул Вожак, и близнецы резко выпрямились в стойку смирно.

— Здравствуйте, — поздоровался профессор, повернувшись к Егору.

— Здравствуйте, — ответил Сирота.

— Андрей Петрович сказал, что у вас присутствуют швы, так что завтра жду вас к себе на осмотр, — размеренным и спокойным тоном сказал Алексей Иосифович.

— Хорошо, — получив положительный ответ, профессор удалился, а Вожак пригласил остальных к себе в кабинет.

Как только дверь в кабинет закрылась, Андрей Петрович сел за свой стол, скрестил руки на груди и спросил:

— Ну что, Ми-26 сможет снова летать?

— Сможет, нужны только толстые провода и моток изоленты, — доложил Сиротин.

— Прекрасная новость! — Вожак заметно повеселел, — просто отличная! Значит, запоминайте план действий: завтра вы, — показывая на братьев, — вместо патруля, пойдёте в охрану нашего профессора. Егор — ты с утра обустраиваешься тут, а затем вместе едете в больницу, после осмотра профессора, заступаешь так же в охрану. А послезавтра отправляетесь в патруль, сперва найдёте всё необходимое для починки вертолёта, после — стандартный обход следующего сектора.

— Транспорт? — спросил Паша.

— Возьмите уазик, дизель экономим для генераторов. Ещё вопросы? — Андрей Петрович откинулся на спинку кресла и обвёл взглядом всех троих.

В кабинете повисла тишина, и Сиротину показалось, что было слышно, как он соображает в нерешительности. И когда Вожак хотел уже что-то сказать, Сирота наконец-то решился:

— У меня к вам предложение!

— Слушаю, — спокойно сказал Андрей Петрович и навис над столом, опираясь на локти.

— Когда я починю вертолёт, может, устроим тест-драйв? — улыбаясь, предложил Егор.

— До Спортивной? — Вожак сразу всё понял, — я, конечно, не против.

— Спасибо.

— Ещё вопросы есть?

— Никак нет, — ответили братья и направились к выходу.

— Егор, задержись на минутку, — попросил Андрей Петрович, а Саша и Паша вышли и закрыли за собой дверь.

Вожак встал из-за стола и подошёл к Сиротину:

— У меня к тебе тоже есть одна просьба, — глядя в глаза, сказал Андрей Петрович.

— Да?

— Присмотри за этими двумя, они ребята хорошие, но слишком много дурачатся, я обязан им жизнью и переживаю за них. А ты, я вижу, парень серьёзный и не робкого десятка, думаю, на тебя можно положиться. С этого момента ты за главного из вас троих, но только им об этом не говори, могут обидеться, — последнюю фразу он сказал полушёпотом.

— Понял, — кивнул Сирота.

— Я на тебя надеюсь, а теперь иди — отдыхай.

Егор вышел за дверь, где его уже ждали близнецы с вопросительными взглядами. Сиротин сказал, что Вожак попросил присмотреть за ними, так как беспокоится. И они отправились в комнаты отдыха. Ночью из-за многоголосого храпа, он долго ворочался и не мог уснуть, но как только погрузился в сон, с улицы послышались автоматные очереди.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Вытянув ПМ из-под матраса, он встал и пошёл в сторону выхода, но проходя мимо комнат близнецов, он услышал:

— Не парься, если бы дело было плохо, включили бы тревогу, так что пистолет опусти и иди спать, — кто именно из них это сказал определить было сложно, ведь голоса у них были похожи как и они сами.

Что у Саши, что у Паши занавески были закрыты, видимо Егор слишком шумно ходил, или просто догадались. Разбираться он не стал, а последовал совету, и развернулся к матрасу.

Утром, первое, что он увидел, это две пары армейских ботинок, а сверху послышалось:

— Вставай, товарищ Сирота, будем тебе комнату строить.

— А можно сначала кофе? — пробормотал сонным голосом Сиротин, пытаясь разлепить глаза.

— Тогда поднимайся, завтрак скоро закончится, — сказал Саша.

— И двигайся быстрей, у нас есть два часа, а потом выдвигаемся к больнице, — добавил Паша.

Егор проговорил что-то невнятное и пошёл умываться, затем в столовую, а на выходе его уже встретили братья и они вместе отправились строить личный уголок Сироты. С помощью двух шуруповёртов это заняло не больше часа. Оставшееся время близнецы чистили и смазывали своё оружие, а Егор вешал крючки, принёс тумбочку и повесил на входе занавеску. Вдруг кто-то постучал по стенке, откинув занавеску, он увидел Драйвера:

— Пора.

Выйдя на парковку, Сирота увидел, как Драйвер уже заводил тот же Лэнд Крузер, а рядом стояли близнецы, как обычно, в форме спецназа и профессор в чёрном пальто и шарфу. Как только Егор подошёл к машине, все загрузились в салон и поехали. До Покровки доехали спокойно и без происшествий, всю дорогу из магнитолы тихо играл русский рок с флешки. После остановки джипа, первыми вышли Саша, Паша и Егор, только после этого вышел профессор, и машина тронулась с места, оставив их у входа.

Вскинув два винтореза и калаш, они направились к входу в больницу, и к удивлению Сиротина, профессор тоже достал оружие — ТТ. Алексей Иосифович заметил удивлённый взгляд:

— Молодой человек, в такое время даже учёным пришлось научиться обращаться с оружием.

На крыльце было чисто, первым зашёл Саша, за ним Паша, профессор и Егор замыкал строй. Когда все зашли, Павел попросил Сироту заблокировать дверь, лежащей рядом доской. Дальше они проследовали по узким коридорам больницы на третий этаж, там находилась лаборатория Алексея Иосифовича.

Лаборатория оказалась огромной, в ней так же всё было в порядке, и только тогда все четверо опустили оружие. На многочисленных белых столах стояли разного вида пробирки, колбы и прочие сосуды. В центре находился стол с ремнями, к которому было приковано тело зомби, а около окна стояли разнообразные медицинские приборы. Профессор положил свои пистолет и сумку на пустой стол, и предложил Егору присесть на стул.

— Жалобы на здоровье или самочувствие есть? — спросил учёный, одевая перчатки.

— Нет.

— Что ж, давайте осмотрим ваши швы.

Сирота закатал штанину, показывая неумело зашитую сквозную рану. Профессор одел очки и через секунду осмотра сказал, что Сиротин везунчик, ещё бы день-два и начало бы гноиться. Он сделал укол, после чего аккуратно вытянул нитки. Тогда Егор, слегка нервничая, задрал кофту и показал ещё одно ранение.

Алексей Иосифович попросил Сироту переместиться на свободный стол, чтобы было удобней снять швы, а Сашу и Пашу проверить коридор на всякий случай. Как только близнецы покинули лабораторию, профессор поправил очки и сказал:

— Я так понимаю, об этом никто не знает?

— Нет, про это ранение никто не в курсе, — уже заметно нервничая, ответил Егор.

— Ранение, — повторил учёный и на секунду замолчал, — вы же понимаете, что я посветил медицине всю жизнь и с лёгкостью могу отличить ножевое ранение от укуса?

Сиротин молча поёжился на столе.

— Не бойтесь, я никому не скажу, — успокоил профессор, — как давно это произошло?

— Не могу точно сказать.

— В среднем заражение протекает от нескольких часов до пары суток.

— Намного больше, — Сирота пробовал вспомнить, но не смог, — может пару недель или месяц…Первое знакомство с красноглазыми уродами.

— Удивительно, — Алексей Иосифович склонился над Егором и посветил маленьким фонариком в глаза, — такого я ещё не видел.

— Что там? — испугался Сиротин.

— Никаких признаков вируса, вот что, — дальше еле слышно, себе под нос, — хм, иммунитет?

Профессор сделал укол, снял швы и обработал рану. И пока он перевязывал ранения Сироты, начал рассказывать:

— За эти несколько месяцев я выяснил, что это боевой вирус. И раз уж у нас разговор начистоту, то я даже работал над этим вирусом с коллегой из Ростова. Но когда я узнал, что этот вирус хотят перевести в разряд «боевых», то покинул проект. Судя по всему, они достигли успеха в разработке, только каким образом произошла утечка — не понятно. Не буду вас утомлять научными терминами и объясню вкратце: этот вирус не воскресает всех мёртвых, точнее он действует на живой мозг, или мозг умершего не более трёх дней назад, передаётся через прямой контакт со слизистой оболочкой или кровью. Повторюсь, что инкубационный период может составлять от двух часов до двух суток, и сопровождается страшнейшей агонией. За это время бактерии поражают мозг, вызывая агрессию и жуткий голод, что толкает людей на ужасные поступки как каннибализм. А со временем появились, как их прозвали, дикие зомби. Этот феномен я до конца не изучил, но скорее всего вирус прогрессирует. Но я надеюсь, что в этом вы мне поможете.

— Ага, но для этого вам придётся произвести вскрытие? — с сарказмом сказал Егор и бросил взгляд на лежащий рядом ТТ.

— Ну что вы! — обиженно произнёс учёный, — я же не варвар. — Мне потребуется немного вашей крови и образец ДНК. — Пока загадывать рано, но возможно ты ключ к лекарству.

Пока профессор проводил процедуры со шприцами и ватными палочками, Сирота пялился на лежащий рядом труп и рассказывал как всё произошло и что было после укуса.

— Вы уверены, что вас укусил именно дикий зомби, — внезапно спросил профессор, и в этот момент в лабораторию ввалились близнецы.

— Что? — в один голос спросили они, и вскинули свои винторезы, держа Егора на прицеле.

— Опустить оружие! — резко приказал Алексей Иосифович.

— В смысле укусил? — Мы ждём объяснений, товарищи, — не опуская винтовки, сказал Павел.

В помещении повисло напряжённое молчание, и тут уже вступил Сирота:

— Да! Меня укусил дикий, но это было давно! Профессор сказал, что у меня иммунитет, а может и лекарство! — рядом стоящий Алексей Иосифович закивал, а Егор крепче сжал рукоятку пистолета за спиной.

— Знаешь, товарищ Сирота, если бы мы не сдружились с тобой за эту пару дней, я бы без раздумий пустил тебе пулю в лоб, — сказал Саша и опустил ВСС.

Его примеру последовал Паша, а Егор убрал ТТ из-за спины и положил на стол. Павел сделал удивлённый взгляд:

— Вот как значит, был готов выстрелить в друзей, засранец? — в шутку спросил Паша, и все четверо нервно засмеялись, обстановка немного разрядилась.

— Так, давайте все успокоимся, — профессор вышел в центр лаборатории и поправил очки, — сейчас я всё объясню.

— Мы все во внимании, — сказал Александр и сел на ближайший стул.

— И так, — учёный снова поправил очки и продолжил, — данного молодого человека укусил дикий зомби. По всем признакам после произошедшего он должен был превратиться, но этого не случилось, значит каким-то образом, его организм подавил вирус. И теперь моя задача, выяснить каким образом, чтобы создать лекарство. Скорее всего, процесс займёт какое-то время, но…

— Как раз столько, чтобы нас всех сожрали, — бесцеремонно перебил Александр, который всегда относился к этой затее скептически.

— Попрошу не перебивать! Но есть одна проблема: теперь мне понадобиться для опытов дикий зомби.

— Профессор, — теперь уже перебил Павел, — вы с ума сошли!?

Алексей Иосифович вздохнул и сказал:

— Я понимаю, что это трудно, но это необходимо.

— Да это чистое самоубийство! — буркнул Саша.

В лаборатории в очередной раз воцарилась тишина, Сиротин сидел и перебирал пальцами по столу, затем нарушил молчание:

— Если я и правда не восприимчив к этому вирусу, то могу быть приманкой.

После высказанной идеи, учёный чуть ли не засиял от счастья, Павел молчал, а Саша повертел пальцем у виска и отвернулся к окну. Алексей Иосифович взял со всех слово о том, что об этом никто, кроме Андрея Петровича, знать не должен, и торжественно произнес, что Егор настоящий герой. Потом он одел белый халат и принялся за свои опыты, а ребята вышли в коридор.

Очень долго они просто стояли и молчали, изредка перекидываясь взглядами. Вдруг на груди Александра зашуршала рация и чей-то голос, попросил доложить обстановку:

— Всё замечательно, — ответил Саша и плюхнулся на один из металлических стульев в коридоре.

Дальше на протяжении часа, никто не проронил ни слова, все думали о своём, но было понятно, что близнецам эта идея не нравится. Видимо понимали, что кроме них из всей группы никому это не под силу. Наконец Паша решил заговорить:

— Ты уверен, что готов рискнуть своей жизнью ради призрачного шанса на лекарство?

— Да, это осознанное решение, — кивнул Егор, — это лучше, чем ждать пока нас всех сожрут.

Саша хмыкнул и отвернулся.

— Ну, раз так, — продолжил Павел, — значит, мы тебя прикроем. — А с этим упрямцем, — он кивнул в сторону Саши, — я поговорю, не беспокойся.

До конца смены оставалось ещё прилично времени, все расселись в коридоре, кто-то чистил оружие, кто-то читал медицинские журналы, лежащие на столах. Периодически выходил профессор за новыми пробирками в соседний кабинет.

Вечерело. Из лаборатории вышел задумчивый профессор и попросил вызвать Драйвера, так как на сегодня работа окончена. Затем покосился на Егора и скрылся за дверью. Паша пнул по ноге задремавшего Сашу и передал слова Алексея Иосифовича. Александр вызвал Драйвера по рации и снова заснул.

Минут через двадцать снова зашуршала рация, извещая, чт


убрать рекламу




убрать рекламу



о машина уже у входа. Ребята встали, встряхнулись и позвали профессора. На выход шли тем же путём по узким коридорам, вырубили генераторы и вышли на улицу.

Там их встретил тот же тёмно-синий крузак и та же музыка внутри, но как только джип тронулся с места, Драйвер поведал новость:

— Сегодня пацаны с первого поста сообщили, что нашли ещё одного выжившего, вот вас довезу и поеду за ними, подробностей пока сам не знаю.

— Превосходная новость, — порадовался Алексей Иосифович, — ещё немного и наша группа снова будет насчитывать больше ста человек!

Близнецы, как и Сирота, молчали, видимо думали о предстоящей вылазке за проводами или охоте на дикого, глядя в окна на пустые серые многоэтажки.

Когда внедорожник остановился, учёный и его охрана высадились и сразу пошли в кабинет к Вожаку. Пока профессор рассказывал, как всё было, Егор и братья стояли сзади и молчали, а Андрей Петрович внимательно слушал.

Алексей Иосифович закончил доклад и поправил очки, а Вожак потёр висок и откинулся на спинку кресла:

— Да уж, ошарашили вы меня, — Андрей Петрович выдержал паузу, — хорошо, план действий менять не будет. — Завтра вы трое идёте в патруль и за не обходимым для Ми-26, а на следующий день выйдите на охоту, если потребуется подкрепление, скажите кого хотите взять с собой. А к вам, Алексей Иосифович, я завтра отправлю ещё одного новенького на осмотр. Все согласны?

— Подождите, — возразил профессор, — мне понадобится пару выходных. — Надо поднять старые свои записи и кое-что вспомнить.

— А нам подкрепление не нужно, справимся сами, — добавили близнецы.

— Хорошо, если больше вопросов или предложений нет, то на этом всё.

Все, кроме Вожака, покинули кабинет и разошлись по своим делам.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ну что, готов? — Павел был уже в своей форме с капитанскими погонами, винторезом в руках и ПНВ на голове.

— Вроде да, — Сирота сидел в центре своей комнатушки и ковырялся в рюкзаке, — кусачки, отвёртки и нож.

— Прямо набор маньяка, — шутканул Саша, выглянув из-за спины Паши.

Егор закинул рюкзак за спину, поднял с пола калаш и кивнул. Когда он вышел из комнаты, все трое направились в сторону выхода, а Александр демонстративно достал ключи от уазика и покрутил ими на указательном пальце. По пути они зашли в оружейную к Вячеславу, который как обычно был занят чисткой оружия, и взяли у него патронов.

На подходе к джипу, впереди идущий Саша повернулся к Егору и спросил:

— Сядешь за руль?

— Конечно, — приободрившись, ответил Сиротин.

Александр на ходу кинул ему ключи, и Сирота, не сбавляя шагу, запрыгнул на водительское кресло. После оборота ключа, двигатель уазика зарычал и по кузову пошли вибрации.

Двое мужчин в касках резво откатили шлагбаум, и уазик выскочил на дорогу. План был намечен вчера за ужином: неподалёку от штаба находилось два автосервиса, которые они осмотрят в первую очередь, а в случае неудачи отправятся на одиннадцатую линию. Других сервисов в округе ни Егор, ни близнецы не знали.

Первая остановка была через двести метров. Это был большой автосервис, около которого стояло много машин и парочка зомби. Два хлопка пашиного винтореза из открытого окна решили проблему с мертвецами, и они вышли из машины. Замка на двери не было и Егор с Сашей зашли внутрь, а Павел остался сторожить вход.

В помещении было темно, несмотря на большие окна, и подходящие провода пришлось искать с помощью фонарей. Кроме их шагов, посторонних не было слышно, так что, скорее всего они тут были одни. По своему опыту Сиротин знал, что такие провода могут быть либо у компрессора, либо у сварочного аппарата. Оставалось найти что-нибудь из этого тут.

Через пару минут поиска нашлось и то и другое, но на вид они были не очень. Слегка зеленоватые, а это значит, что эти провода начинали гнить. Поразмыслив пару мгновений, Егор решил не рисковать и поискать другие. На компрессоре провода были не лучше, и Сирота кивнул Александру в сторону выхода.

С улицы послышались выстрелы, и они поспешили наружу. Как оказалось, Паша уложил ещё троих зомби и с улыбкой приветственно помахал рукой вышедшим из сервиса.

Следующий пункт назначения находился относительно не далеко, и коллективно было решено пройтись пешком, дабы не привлекать мертвяков шумом мотора.

Прошагав мимо сломанного шлагбаума, они приближались к очередному автосервису. На этот раз решили, что у входа останется Саша, и Егор с Павлом шагнули за дверь. Как только в темноте зажегся свет фонаря, в дальнем углу что-то зашуршало. Паша резко погасил фонарь и опустил ПНВ на глаза, повернулся к Сироте и приложил палец к своим губам, призывая не шуметь. Егор стоял с выключенным фонариком и молчал, глядя как движется красная точка. Хлопок, и гильза звонко упала на пол, затем снова хлопок и ещё одна гильза упала на бетонный пол.

Павел снова включил фонарь и пошёл туда, куда сделал два выстрела, Сиротин пошёл следом. За одной из машин лежали два красноглазых мертвеца, а рядом стоял сварочный аппарат. Паша молча показал Егору дулом на сварочник, а сам проверил, что дикие окончательно мертвы. Убедившись, что опасности они не представляют, один из близнецов обвёл фонарём помещение и повернулся к Сироте. Провода были в отличном состоянии, и без промедлений Егор достал из портфеля кусачки, срезал их, кивнул Павлу, и они отправились на выход.

— Нашли? — поинтересовался Александр.

Сиротин молча поднял руку с тяжёлой смоткой проводов, затем присел и стал заталкивать их в рюкзак. Закончив, он поднялся на ноги и закинул ношу за спину. Дальше все трое взяли оружие на изготовку и двинулись к уазику.

До машины добрались быстро, и когда все забрались внутрь, позволили себе немного расслабиться. Егор повернул ключ, и мотор снова послушно зарычал.

— Похоже даже на обед успеем, — бодро сказал Саша с заднего сиденья.

— Ты как обычно только о еде думаешь? — подколол его брат.

— Да, я люблю поесть! — гордо ответил Александр, и толкнул Пашу в плечо.

— Помчали? — улыбаясь, спросил Егор.

— Конечно! — в голос сказали близнецы.

Уазик сорвался с места и лихо погнал обратно к штабу. Сиротин резко заложил джип в поворот на парковку и с визгом тормозов и резины, остановился прямо перед самым шлагбаумом. Двое дежурных злобно махали им руками и, видимо, нецензурно выражались, но из-за смеха сидящие в машине ничего не услышали.

Так же резко запарковавшись, они, смеясь, вышли из уазика, но вдруг резко замолчали. У входа стоял Вожак, скрестив руки на груди, и грозно смотрел на них. Егору стало стыдно, ведь Андрей Петрович просил присмотреть за близнецами. Ребята подошли ближе.

— Удачно? — коротко спросил Вожак.

— Да, — ответил Сирота, доставая смотку проводов из рюкзака, — этого хватит, чтобы Ми-26 снова полетел.

— Отлично, — одобрил Андрей Петрович, — тогда идите на обед, а затем за работу. — А вы, — показывая на близнецов, — ему поможете.

— Так точно! — громко сказали братья.

Вожак развернулся и зашёл внутрь, а ребята переглянулись, по-детски хихикнули, и тоже зашли в штаб. Закинув оружие в комнаты, они пошли в столовую, а после, взяли инструменты и вышли на парковку.

Как и в прошлый раз, близнецы стояли внизу, а Егор забрался под винт вертолёта. Периодически подкидывая ему то провода, то инструмент. Через минут двадцать Саше надоело молча стоять:

— Новенького видели?

— Нет, — отозвался Павел, — но говорят, что он странный. — Всё время молчит и людей сторонится, Вожак только его имя смог узнать, и то с трудом.

— Может крыша поехала? — предположил Сиротин.

— Кто ж его знает, — пожал плечами Паша, — но Петрович приставил человечка следить за ним.

— Как обычно, — сказал Саша и осёкся.

Неловкое молчание продлилось около минуты, и первым его нарушил Сирота, оторвавшись от работы:

— Как обычно? — переспросил он.

— Ты пойми правильно, — начал Павел, — это ради безопасности. — Когда мы кого-то находим, или кто-то находит нас, Вожак ставит кого-нибудь следить.

— То есть вы сейчас просто за мной следите? — сделал вывод Егор.

— Этого я и боялся, — прошептал Александр, затем уже громче, — ты не так понял, точнее в первый день так и было…

— Помолчи, — сказал брату Паша, — Егорка, мы ещё в первый день поняли, что ты адекватный и хороший человек, о чём и доложили Вожаку, и в тот же момент слежка закончилась.

Следующий час прошёл в тишине. Сиротин менял отгнившие провода и хорошенько их обматывал изолентой, близнецы сидели на корточках, рядом с вертолётом. Наконец Егор закончил, протёр руки тряпкой и, спустившись к близнецам, кинул её в них. Братья сразу оживились:

— Товарищ Сирота, вы пожалеете об этом! — с улыбкой сказал поднявшийся с корточек Павел.

— Это месть, — подмигнул им Сиротин, — ладно, надо найти Драйвера и попробовать поднять эту махину в воздух.

— А, это будет не трудно, вон его крузак стоит, — Александр показал пальцем на дальнюю часть парковки, — готов поспорить, что он сидит внутри и тряпочкой пылинки вытирает.

Все засмеялись, у Драйвера действительно всегда в салоне была кристальная чистота, ни соринки, ни пылинки. Когда они подошли к машине, так и оказалось, он сидел внутри и натирал приборную панель. Паша постучал по стеклу, и сказал ему, что надо попробовать запустить Ми-26. Драйвер с удивлением потёр руки в перчатках и вылез из крузака.

Сирота и близнецы стояли рядом с вертолётом и смотрели, как Драйвер возится в кабине, щёлкая тумблерами и рычажками. Вертушка иногда подёргивалась, но винты так и не крутились. Спустя какое-то время Егор уже потерял надежду и хотел подойти к кабине, как вдруг раздался гул и винты, раскручиваясь, застрекотали.

Винты раскручивались всё мощней, и Ми-26 оторвался от земли. Братья поздравили Сиротина, а вертолёт, поднявшись метров на десять, сделал оборот на триста шестьдесят градусов и сел обратно на парковку. Драйвер с улыбкой полной восторга выскочил с пилотского кресла и пожал руку Егору, к нему присоединились и Саша с Пашей. От такого объёма похвалы, Сироте даже стало неловко.

Все поспешили в кабинет Вожака, чтобы скорее его обрадовать. Первыми без стука ввалились близнецы с возгласом: «заработало!», затем зашли Драйвер и Сиротин. Андрей Петрович встал из-за стола:

— Ми-26?

— Да, в полной боевой готовности! — ответил Драйвер.

— Спасибо, — поблагодарил Вожак Сироту, и начал описывать круги по кабинету, — теперь мы сможем притащить технику и укрепить позиции, и больше не будем бояться каких-то отбросов. — Покажем проклятым выродкам, пусть попробуют сунуться к нам снова. Ты наш спаситель, Егор. В награду можешь первым испытать вертолёт и забрать свою машину. Так что план на завтра для вас четверых такой: Драйвер — ты с нашим связистом до обеда должен настроить связь из вертушки со штабом; Моя команда Альфа — идёте на охоту за диким зомби, так же до обеда, а затем вчетвером летите на ту сторону Тучкова моста. Всё ясно?

Получив от всех положительный ответ, Вожак сел обратно за стол и сказал, что все свободны. Последним снова вышел Сиротин, и когда он закрыл за собой дверь, Драйвера уже видно не было, а ребята подождали и позвали его с собой.

Они прошли мимо подсобок и складских помещений, в основной зал, затем подошли к комнатам отдыха, а точнее к комнатам близнецов. Паша заглянул за занавеску и через секунду вышел с винторезом в руках. Он протянул его Егору и сказал:

— Раз уж Вожак назвал нас «команда Альфа», то тебе нужно оружие как у спецназовца.

— Этот винторез принадлежал командиру нашего отряда антитеррора, мы думаем, ты его достоин, — добавил Александр.

Сирота принял подарок и поблагодарил их, ещё он хотел сказать, что это очень много значит для него, но тут раздался звонок, снова перебив его, и народ начал собираться на ужин. Они отошли в сторону, чтобы не толпиться. Ребята предложили Егору пока сдать свой старый калаш в оружейку, а потом уже пойти поесть. Сиротин зашёл в свою комнату и аккуратно положил свой ВСС на матрас. Взял, стоящий у стены, калашников и вышел к братьям.

Команда Альфа подошла к павильону, оборудованному под оружейную, где как обычно сидел Вячеслав. Они поприветствовали друг друга, а затем Сиротин протянул ему свой АК, Слава взял его в руки и удивился. Он повертел его и показал на цевьё с ЛЦУ:

— Страйкбольное что ли?

— Ну да, — ответил Егор.

— Интересное решение, — деловито сказал Вячеслав, — конечно, не АК-12, но и не обычный АКМ.

— А ты сам в руках-то держал АК-12? — Саша хотел подколоть Славу, но тот мгновенно скрылся за прилавком и через секунду положил перед ними калаш образца двенадцатого года, с оптическим прицелом, глушителем и подствольным гранатомётом.

— Гордость моей коллекции, мой личный и единственный тут экземпляр, — важно проговорил Слава, в этот момент Павел хотел было взять автомат в руки, но Вячеслав шлёпнул его по ладони, — руки прочь!

— Вот жадина, — засмеялся Александр.

— Ну и фиг с тобой, сиди тут один — натирай свой АК-12,— театрально с улыбкой сказал Паша.

Слава фыркнул, убрал оба калаша и скрылся в глубинах оружейной. Близнецы пожали плечами, и вышли из оружейной в сторону столовой. Очереди уже не было, да и в самой столовой было не многолюдно.

Они взяли подносы со своими порциями и уселись за столик. После порции шуток про Вячеслава-оружейника, Паша начал философствовать по поводу того, что когда закончатся полуфабрикаты и прочие запасы еды на складе, Вожаку придётся завести скот и огород:

— А самое страшное, что это случится очень скоро, — продолжал Павел, — даже если и не съедим, то кончится срок годности.

— Я тоже думал по этому поводу, — поддержал тему Сирота, — воду, например, можно фильтровать, а по поводу выращивания — я видел тут отдел с семенами и прочими огородными делами. — Земля, семена, лейки и лопатки всё есть.

— Ты не уловил суть проблемы, — Паша облокотился на стол и посмотрел в глаза Егору, — вот ты знаешь, как правильно выращивать огурцы и помидоры?

— Ну, помидоры подвязывать надо, а огурцы… — на этом познания Сиротина иссякли.

— Вот именно, — он откинулся обратно на стул.

— Неужели среди почти ста человек не найдётся хотя бы один, кто умеет выращивать овощи? — вступил в дискуссию Саша.

— Думаю, найдётся, и других научит, — поддержал Егор.

— Я на это надеюсь, — подытожил Паша и перевёл тему, — вон, смотрите, там в углу тот новенький сидит.

Егор кинул взгляд, куда кивнул Павел, увидел новенького и застыл. Медленно опустил кружку с чаем. Ошибки быть не могло, даже при тусклом, бледно-жёлтом свете, он узнал его. Сирота повернулся к близнецам, сказал, что скоро вернётся и встал из-за стола.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Крупного телосложения, округлое лицо, таким он был раньше, сейчас же заметно исхудавший, но это точно он. Его светлые кучерявые волосы, не раз ломаный нос с горбинкой и отсутствие двух пальцев на левой руке, в которой он держал чашку. Сирота каждый раз смеялся над одной из его многочисленных шуток: «да знаю я эту вашу технику безопасности, как свои три пальца!». Сиротин чуть ли не подбежал к столику в углу и плюхнулся на стул.

— Серёга, здорова! — он поприветствовал своего коллегу, с которым они трудились в том самом автосервисе, и которого он каждый будний день подвозил.

— Привет, — абсолютно безэмоционально и холодно ответил Сергей, Сирота даже немного опешил.

— Как ты? Рассказывай… — Егор заглянул ему в глаза, но встретил его совершенно пустой взгляд.

— Нормально, — кратко и немного агрессивно ответил Сергей.

Сирота посидел ещё с минуту в ожидании и с надеждой, что тот Серёга, которого он знал, очнётся, но он сидел и смотрел на тарелку с едой, к которой даже не притронулся. Обескураженный Егор встал и направился к близнецам, те как раз закончили ужинать и собирались выйти из столовой.

— Ну как? — на ходу спросил Паша.

— К сожалению, это уже не тот человек, которого я знал раньше, — досадно сказал Сиротин, — видимо вечно бодрого и жизнерадостного Сергея больше нет.

— Что ж, эта катастрофа стала для всех сложнейшим испытанием, в какой-то момент мы тоже чуть не опустили руки. И признаться честно, были удивлены, когда спустя больше трёх месяцев, встретили адекватного человека, то есть тебя, — Павел улыбнулся Егору.

— И хорошо, что ты примкнул к нашей группе, а не к отбросам, — сказал Саша, — этих уродов уже и так больше, чем нас. — Недавно мы обнаружили их базу на Парнасе и их там как муравьёв. Поэтому Вожак и хочет укрепить позиции, они же не успокоятся и снова нападут.

— Мы дадим им мощный отпор, — заверил Паша, — а сейчас предлагаю разойтись и подготовиться к завтрашней охоте. — Выходить будем на рассвете.

Егор пошёл в свою комнату, а близнецы вернулись в главный зал. Весь вечер Сирота думал, что же могло произойти с Серёгой, пока сон его не одолел.

Утро было на удивление солнечным, команда Альфа сидела в комнате Саши. Так как до завтрака было ещё пару часов, Егор взял у кухарки, тёти Маши, три кружки с кипятком и три пакетика растворимого кофе.

Насладившись невкусным капучино, ребята проверили своё вооружение. Помимо винторезов, у каждого был пистолет, и только у Павла было их два. Саша ещё пошутил, что он Рембо, но потом полушёпотом рассказал Егору, что Паша со ста метров из двух своих ПМов выбивает шестнадцать из шестнадцати.

Когда все были готовы, они сначала зашли к Вожаку и взяли ключи от уазика. Андрей Петрович пожелал всем удачи, приказал не рисковать собой и вернуться всем живыми. На выходе из кабинета их встретил оживлённый профессор, он отвёл Сиротина в сторону и сказал, что у него огромный прорыв. А если у них получится поймать дикого зомби, то там и до лекарства не далеко, только ему понадобиться ещё немного его крови. Сегодня он осмотрит новенького, а завтра будет ждать Егора к себе на приём. Затем Алексей Иосифович зашёл в кабинет к Вожаку, а Сирота вернулся к близнецам.

В главном зале штаба кое-где ходили только что проснувшиеся люди, а в оружейке их встретил заспанный Вячеслав.

— Чего так рано? — возмутился Слава.

— Дело у нас, — сказал Александр, — патроны давай, жадина.

— Не жадина я, — буркнул оружейник и достал патроны, — гранаты нужны?

— Нет, мы сегодня налегке, — улыбнулся Паша.

Распихав патроны по карманам и отделениям разгрузок, они отправились на парковку. Уазик стоял на прежнем месте, так же как и в прошлый раз послушно зарычал движок. Часть васьки до реки Смоленки, где находился штаб, патрулировалась и зачищалась чаще другой части острова, так что было решено искать красноглазого по ту сторону реки.

Солнечное утро сменилось на хмурое и пасмурное. Егор выехал на восьмую линию, затем Саша предложил свернуть на Малый проспект. Джип медленно проезжал мимо невысоких старинных домов с обветшалыми фасадами и выбитыми окнами, мимо лежащих на асфальте трупов, мимо покорёженных и разбитых автомобилей.

Вдруг Сирота свернул во дворы и остановил джип, предложив заглянуть в дома. Близнецы согласились и вышли из машины. В обесточенных домах домофоны естественно не работали, и попасть в парадную было не трудно. На этот раз первым шёл Егор, поднимаясь по широким лестницам, они обследовали каждую квартиру, в которую можно было зайти. Обойдя безрезультатно все пять этажей, команда вышла во двор-колодец.

Пока Сиротин выбирал в какой подъезд из трёх оставшихся зайти дальше, из правой парадной послышался шум. Переглянувшись, они без слов направились в ту парадную. Обыскав первый этаж, встретили только обычных зомби. На втором этаже почти все квартиры были заперты. Поиски на третьем и четвёртом этажах так же не дали результата.

Поднимаясь на пятый этаж, Егор прибавил шаг и вдруг между ним и близнецами через лестничный пролёт с хрипом прыгнул дикий. Сирота оказался за спиной красноглазого, который уже собирался прыгнуть на ребят, но Егор резко дёрнул его за воротник драной футболки и повалил спиной на ступеньки. Саша хотел прижать его, чтобы Паша успел достать верёвку, но взбешённый зомби оттолкнул их ногами. Паша упал на пол, и пока брат помогал ему подняться, красноглазый перевернулся на живот и подскочил на ноги, шипя и брызгая кровью в сторону Егора.

Сиротин помчался вверх по лестнице, ввалившись в первую приоткрытую дверь квартиры. Сквозь шум и сердцебиение в ушах, он слышал, что зомби бежит за ним. Надо было потянуть время, пока не подоспеют ребята. Пробегая мимо кухни, он летел по коридору в дальнюю комнату. Страшный хрип сзади становился ближе. Первое, что бросилось в глаза это старый советский шкаф, Сирота заскочил внутрь, ударившись головой. Сразу же по массивной двери раздался удар, мебель хрустнула, но выдержала первый натиск.

Прошло ещё мгновение и сквозь грохот снаружи, он услышал крики, значит пора вылезать. Егор упёрся в стенку шкафа и со всей силы ударил по двери, оттолкнув зомби к выходу из комнаты. Там уже как раз подбегали близнецы. И вылетевший из коридора Саша на полном ходу, в прыжке двумя ногами, ударил красноглазого в спину. Мертвец пролетел через всю комнату и упал на пол, к нему подскочил Павел и сделал захват руками и ногами. Александр поднялся на ноги, подобрал верёвку и связал дёргающегося зомби.

И когда Саша закончил все трое сели с отдышкой на пол и решили отдохнуть. Вдруг Паша посмотрел на Сашу и стал заливаться смехом.

— Что? — удивлённо и тяжело дыша, возмутился Александр.

— А ты ещё меня утром Рембо назвал? — сквозь смех сказал Павел, — Егорка, видел этот полёт?

— Ага, — засмеялся Сирота.

— Да какой там Рембо, настоящий Супермен! — продолжал смеяться Паша.

Комнату заполнили громкий смех. Отсмеявшись, Егор подвинулся и привалился спиной к шкафу. Только сейчас он заметил тумбу рядом с кроватью у окна, на ней было много расплавленного воска и пара недогоревших свечей. А на углу стояла фотография в рамке. Он поднялся с пола, подошёл к тумбе и взял фотографию в руки. На ней было запечатлено трое человек, по всей видимости, родители с сыном. Парню навскидку лет двадцать, не больше. А когда Сиротин обернулся, то увидел сходство.

Парень с фотографии и этот дикий зомби это один и тот же человек. Конечно, он и раньше осознавал, что у всех этих мертвецов разгуливающих в поисках пищи было прошлое, что все они раньше были людьми. Но почему-то именно сейчас ему стало по-настоящему грустно. Он просто положил фотографию на место, и жестом показал ребятам тащить его на улицу.

Пока близнецы волокли брыкающегося зомби по кривому полу квартиры и растрескавшейся лестнице парадной, Егор думал о том, что если у профессора всё получится, то он снова сможет стать тем парнем с фотографии.

Сирота отвлёкся от своих мыслей, когда они дотащили дикого до машины. Павел загрузил его в багажник и залез на заднее сиденье, чтобы следить за ним. Саша и Егор забрались в машину, и уазик помчался обратно к штабу.

Джип заехал на парковку, а спустя минуту подъехал Драйвер на своём крузаке. Он подошёл поздороваться и заодно помог переложить ценный груз для профессора. Как раз Алексей Иосифович должен был выйти на парковку. Первыми появились охрана и Сергей, затем вышел профессор. Проходя мимо учёный ещё раз напомнил о завтрашнем визите к нему и поблагодарил за поимку нового подопытного. Вся смена погрузилась в машину к Драйверу, и джип тронулся с места.

А Сирота стоял на парковке и провожал уезжающий крузак взглядом, ему показалось, что когда тёмно-синий внедорожник проезжал мимо него, до этого момента безэмоциональный Сергей улыбнулся ему. Потом подумал, что наверно он хотел, чтобы Серёга ему улыбнулся, вот и показалось так. Егор развернулся и пошёл догонять ребят, чтобы вместе отчитаться Вожаку. Получив новую порцию похвалы от Андрея Петровича, они вышли дожидаться Драйвера, чтобы наконец-то забрать машину Егора.

Крузак вернулся на парковку минут через пятнадцать, и как оказалось, связь из вертолёта со штабом была настроена ещё до завтрака. Так что всё было готово к вылету. Сиротину уже не терпелось забрать свою Ниву, и он забрался в вертушку, подгоняя остальных. Драйвер залез в пилотское кресло, а Саша плюхнулся рядом с ним, Павел и Егор встали сзади них.

Сиротин до этого ни разу на вертолёте не летал и немного волновался. Огромный Ми-26 слегка затрясло, потом послышался гул и стрекотание винтов. Драйвер обернулся ко всем и, крича во всё горло, спросил, все ли готовы. Все кивнули и он начал поднимать эту махину в воздух. Они поднялись над парковкой штаба и вертолет, слегка накренившись, полетел вперёд. Егор прильнул к иллюминатору. Вертолёт пролетал над гаражами и автосервисами, постепенно поднимаясь, пролетал над ржавыми и недавно покрашенными крышами домов. Кажется, с этой высоты было видно даже Кировский и Красносельский районы.

Драйвер решил сделать крюк и провёл вертолёт над красными крышами музея, затем над биржей и стрелкой васьки. У Ростральных колонн стояла пара сгоревших экскурсионных автобусов и куча машин. Описав полукруг над стрелкой, вертушка пролетела мимо разведённого Биржевого моста и дежурные с третьего блокпоста приветственно помахали им руками.

Малая Нева с такой высоты казалось абсолютно чёрной, и на её фоне местами выделялись одинокие маленькие катера. Вот и взорванный Тучков мост, встреча с любимой Нивой была всё ближе. Они начали снижаться, и Егор заметил, что на поле Петровского стадиона стоит толи БТР толи танк, а вокруг всё усыпано горами трупов. Егор отвернулся и стал высматривать с противоположной стороны свою машину.

Ми-26 завис над тротуаром и Драйвер крикнул, что надо зачистить область посадки. Павел и Сирота раскрыли двери по обоим бортам и стали с винторезов укладывать одного за другим зомби, и через пару минут Егор сказал, что можно садиться. Вертолёт опустился на землю аппарелью к проспекту Добролюбова. Драйвер опустил пандус и остался внутри, а остальные вышли наружу. До Нивы было метров пятнадцать, и спустя пару минут Сиротин уже был рядом. Он погладил рукой по двери и прошептал, что скучал. Затем бодро запрыгнул внутрь и с надеждой повернул ключ в замке, на приборной панели зажглись огоньки, и двигатель басовито заурчал. В этот момент Сирота был самым счастливым.

— Вот это вездеход, — удивился Паша.

— Спасибо, — заулыбался Егор, — забирайтесь — прокачу.

Это выглядело забавно, как широкоплечие близнецы забирались в небольшую трёхдверную Ниву. Все уселись, и Сиротин со свистом покрышек сорвался с места и направил джип прямо на машину, мешающую проезду к вертолёту. С грохотом и скрежетом легковушка отлетела в сторону, и путь к Ми-26 был свободен. С легкостью джип забрался по пандусу внутрь вертушки.

Аппарель сразу же начала закрываться и к ним вышел из кабины Драйвер. Он присвистнул и стал рассматривать Ниву, пока ребята из неё вылезали. По всей видимости, брутальный внедорожник Драйверу очень понравился. Когда он обошёл джип вокруг, то попросил сесть за руль.

— Классная тачка, — сказал он, вылезая из-за руля, — походу даже выше моего Лэнд Крузера.

— Ну, у тебя тоже не очень-то низкая, — ответил Егор.

— Вот прилетим, там и будете меряться длинной…в смысле, высотой, — засмеялся Саша.

— Давай, Драйвер, валить отсюда, а то к нам гости приближаются, — глядя в окно поддержал Павел.

Вдруг из кабины послышалось шипение рации:

— Драйвер!

— Да, слушаю, — он мгновенно подбежал к рации.

— Вы закончили? — это был голос Вожака и, кажется, он был в гневе, — Все на борту?

— Закончили, на борту все, — отчитался Драйвер, а остальные подтянулись ближе к кабине и слушали.

— Тогда мигом сюда, у нас ЧП!

Драйверу несколько раз повторять не надо было, он запустил движки и сообщил, что они взлетают. Все переглянулись, похоже, что случилось что-то серьёзное, раз Вожак лично с ними связался. Обратно летели по прямой, без каких либо отклонений, прямо на парковку. Пока вертолёт снижался, Егор заметил, что на парковке стоит человек десять и все с оружием. Как только Ми-26 коснулся земли, внутрь вломились люди с оружием, а за ними и сам Андрей Петрович.

— Вы, — он показал на двоих, кто зашёл прямо перед ним, — осмотрите машину. — Остальные выводите всех из вертушки.

Люди с оружием вывели всех наружу, тыкая стволами в спины. Вожак подошёл к Сироте и приказал связать его и увести в кабинет, а остальные свободны. Пока Егора связывали, близнецы возмущённо кричали «за что?». К ним подошёл Вожак и стал что-то рассказывать, но Сиротина уже стали уводить оттуда и он ничего не расслышал.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

В кабинете Андрея Петровича горел тусклый свет, он сидел привязанный к стулу. Вожак стоял напротив, облокотившись на стол. У левой стены стоял Саша, у правой — Паша, оба с оружием и глядели в пол. Егор посмотрел на Вожака.

— Тебя и правда, зовут Егор? — грозно спросил Андрей Петрович.

— Да, — в полной растерянности проговорил Сирота, не понимая, что происходит.

— Допустим, — продолжил Вожак, — и так, Егор, твой товарищ, с которым вы вчера беседовали, сегодня безжалостно убил нашего профессора — Алексея Иосифовича, ранил двоих ребят, охранявшись его и сбежал, оставив послание от Лысого, — он сделал паузу, а Егор молча сидел, пре


убрать рекламу




убрать рекламу



бывая в шоке. — А сегодня ты взял вертолёт с моими лучшими людьми и свалил с острова, однако, зачем-то вернулся, не потрудишься объяснить?

Сиротин даже не знал, что сказать и как начать, он сидел и молчал, осмысливая эту новость. Остальные в кабинете так же молчали, а затем Вожак достал пистолет.

— Стойте! — крикнул Егор, — Андрей Петрович, я не при чём! — Я не имею никаких связей с отбросами, а с Сергеем у нас даже беседы не получилось, он просто молчал. Да, я знал его раньше, но сейчас это другой человек. К тому же, если бы я хотел угнать вертолёт, то зачем мне возвращаться?

— Вот и я говорю, что не мог он так поступить, — в его поддержку выступил Паша.

Вожак не ответил, но пистолет убрал. Затем сел за стол и, зажмурившись, стал тереть седые виски.

— Да, думаю, вы правы, — он снова выдержал паузу, — видимо, я погорячился. Это огромная утрата для нашей группы, а может и вовсе всего человечества. Эти отбросы заплатят за всё…Развяжите Егора, и все свободны. Похороны будут завтра.

Александр освободил Сиротина, и они вышли, оставив Андрея Петровича наедине. Все были подавлены. Краем глаза Сирота увидел, как в углу главного зала сколачивали деревянный ящик. Егор захотел выйти на парковку и проветрить голову.

— Ты не злись на него, — нарушил молчаливую прогулку Александр, — Вожак и профессор были хорошими друзьями, его убийство стало шоком для всех и уж тем более для него.

— На него я и не злюсь, а вот Серёга за это ответит, — со злобой сказал Сирота.

— Все отбросы ответят, — добавил Павел и слегка похлопал Егора по спине.

Они сели на скамейку рядом с входом в штаб и молчали. Каждый думал о своём, наблюдая за садящимся солнцем. Так просидели около часа, первым встал Паша и зашёл внутрь, затем Саша. Ещё раз бросив взгляд на вечереющее небо, а затем на свою Ниву рядом с вертолётом, Сирота поднялся со скамейки и пошёл в свою комнату.

На ужине, вместо привычного гомона, стояла полнейшая тишина. Завершив трапезу, все разошлись по комнатам. Сиротин плюхнулся на матрас и стал размышлять о лекарстве и Алексее Иосифовиче. Ведь если он не ошибся, то лекарство было почти готово. Не хватило всего одного дня. Всего лишь один день. Кажется, он говорил, что о вирусе знал его коллега из Ростова. Если бы только была возможность с ним связаться…

На следующее утро, после завтрака к Егору подошёл Вожак и попросил помочь донести гроб до кладбища, которое находилось на заднем дворе. Сирота, конечно же, согласился помочь. На похоронах Андрей Петрович произнёс душевную речь в адрес покойного. Затем все кто хотел, попрощались с профессором, и Вожак позвал всех на поминки.

Вся группа, кроме дежурных, собралась в столовой и все отзывались о профессоре крайне положительно, рассказывали разные истории, связанные с ним. Как оказалось, после катастрофы Алексей Иосифович помог многим, почти каждому присутствующему. В углу сидела дама, одетая в чёрное, и всё время плакала. Паша заметил, что Егор смотрит в её сторону, и шепнул ему, что это жена профессора. Когда все высказались, Андрей Петрович разлил водки по стаканам и, выпив, кто-то пошёл по своим делам, а некоторые остались в столовой. Саша же предложил Павлу и Сироте пойти готовиться к завтрашнему дежурству.

Судя по списку, вывешенному в главном зале, они заступают в дежурство на пятый блокпост, тот что у ЗСД. Это самый высоко охраняемый заградительный пост из всех пяти. Обычно смена состояла из четырёх человек: двое на посту и два снайпера на крышах двух домов. Так что с ними на смену был назначен некто по фамилии Ситцев.

— С нами Антоха идёт, — оторвавшись от списка, сказал Александр.

— Ты наверно с ним ещё не знаком, — Паша повернулся к Егору, — он неплохой снайпер. — В той заварушке с отбросами на Тучковом мосту, Ситцев снял около двадцати уродов.

— Ну, он точно полезет на крышу, предлагаю, чтобы вторым снайпером был Сирота, а мы засядем на посту, — предложил Саша.

Никто не возражал и тогда Павел позвал их в оружейку. Но Егор захотел сначала забрать свою СВД из машины, ведь она дальнобойней, чем винторез. Близнецы не спеша отправились к Славе, а Сиротин пошёл к Ниве. Подхватив винтовку с заднего сидения, он пошёл в оружейную, где уже были близнецы, Вячеслав и какой-то мужчина низкого роста, примерно по плечо Сиротину. Худой, гладковыбритое лицо, русые волосы, серые глаза, слегка лопоухий, приплюснутый нос и впалые щёки. Он подошёл к Егору и протянул руку.

— Стекольщик, — представился парень.

— Сирота, — пожал ему руку Егор.

— Он же Антон Ситцев, — пояснил Александр.

— Ну, раз все познакомились, давайте уже к делу, — поторопил Вячеслав, — Стекольщик — вот твоя СВУ, вам патроны для винтореза. А ты зачем пожаловал? — спросил он у Сиротина.

— Патроны для СВД…

— И прицел ночного видения, — добавил Паша, — пригодится.

— Хорошо, — Слава исчез в полумраке оружейки, а через две минуты уже вернулся с патронами и прицелом и положил их перед Сиротой.

— Спасибо.

Снарядившись всем необходимым для завтрашнего дежурства, Паша посоветовал всем после ужина хорошенько выспаться, а после все разошлись. Время до ужина Сиротин решил потратить на Ниву. Прокатился по парковке, всё внимательно осмотрел и отмыл от налипшей крови и грязи. Вечером они снова собрались на ужине, поболтали и пошли отдыхать. Но перед тем как пойти в комнату, Егор решил заглянуть в кладовую, где лежали книги и журналы, что продавали в этом супермаркете до катастрофы. Среди книг он ничего интересного не нашёл, поэтому взял журнал о машинах. Сиротин понадеялся, что чтение сможет отвлечь его от мыслей.

И он ошибся. Наполовину пролистанный журнал был убран в тумбочку, а Сирота лежал на матрасе и думал, что было бы, если профессор был жив. А так же, что было бы, если у него получилось изобрести лекарство. Егор прокручивал в голове различные варианты развития событий, глядя в потолок. Снаружи раздался тихий стук.

— Сирота, спишь? — шёпотом спросил кто-то из близнецов.

— Нет, никак не могу заснуть, — так же шёпотом ответил Егор, и в комнату зашёл Саша.

Сиротин поднялся и сел на матрас, а Александр зашёл и присел на тумбочку.

— У меня из головы никак не выходит смерть профессора, — скорбным голосом произнёс Александр, — слушай, а что он тебе тогда сказал, когда отвёл в сторону?

— Он сказал, — начал со вздохом Егор, — что, скорее всего, сможет изобрести лекарство от вируса, если мы вернёмся с красноглазым зомби.

— Знаешь, — медленно и задумчиво сказал Саша, — где-то в глубине, я надеялся что у него всё получится, хотя и говорил, что не верю в чудесное исцеление. — Особенно в тот момент, когда узнал, что тебя укусили, но ты не превратился. Мы с братом это обсуждали на днях, после того случая в больнице у нас появилась надежда. А отбросы её отняли… — он замолчал а затем вытащил из под куртки бутылку дорогого виски и два пластиковых стаканчика. — Помянем?

Выпили и почтили минутой молчания. Александр снова налил, и пока они выпивали, Егор поведал Саше, что в теории ещё есть надежда. И что в Ростове есть учёный, чьего имени он не знает, который возможно изобрёл этот вирус. Александр помолчал, а затем снова наполнил стаканы и предположил, что наш связист может знать, как связаться с другим городом. Снова выпили, и разговор пошёл про сотовые вышки, потом о чём-то спорили и видимо уже не шёпотом, потому что, к ним вроде заходил сосед и попросил, чтобы вели себя потише.

— Товарищи алкоголики, подъём! — Сирота разлепил один глаз и увидел в комнате Павла, а у стены Сашу в обнимку с пустой бутылкой, — да уж, когда я говорил подготовиться к дежурству, я имел в виду совсем не это. — Давайте бегом умываться и собираться, — мягко и с как будто с заботой произнёс Паша.

Он помог им подняться и проводил до умывальника. Пока ребята приходили в себя Стекольщик и Паша собрали их оружие и экипировку. Затем помогли собраться и все вместе вышли на парковку, где уже ждал Драйвер. На улице было серо и прохладно, моросил мелкий дождь, и это помогло быстрее прийти в чувство. Саша и Егор на минуту задержались у крузака, чтобы подышать, затем забрались внутрь.

Драйвер помчал внедорожник к пятому блокпосту. По пути все проверили рации, суточные пайки и оружие. Первым высадился Антон, близнецы вышли, чтобы его прикрыть, а когда он зашёл в парадную, они сели обратно и джип проехал перекрёсток и снова остановился. Теперь очередь Сиротина, братья показали ему в какой подъезд надо зайти, и вышли из машины.

Бегом Егор достиг двери и зашёл внутрь. Взял винторез в руки и начал подниматься по лестнице, на десятом этаже уже появилась отдышка, а к шестнадцатому Сирота вспотел и тяжело дышал. Когда он открыл дверь на крышу, его встретил крупный мужчина лет сорока. Они были не знакомы, просто поздоровались и мужчина скрылся за дверью, а Егор отчитался по рации о том, что занял свою позицию.

С крыши этого дома ЗСД был как на ладони. Так же прекрасно было видно новый стадион на Крестовском, отсюда он напоминал огромное НЛО, а чуть подальше раньше жил Егор. Он сменил винторез на СВД и посмотрел через прицел. Близнецы были уже на месте, как и Стекольщик, а Драйвер собрал всю предыдущую смену и отправился к штабу. Блокпост на ЗСД отличался от тех, что были на мостах. Тут поперёк шести полос для движения, стояли грузовик и какие-то микроавтобусы, бетонные блоки и мешки с песком. Однако всё равно застава выглядела хлипковатой. Из рации раздался голос:

— Ну что, в штаб мы отчитались, теперь мы тут зависли на сутки, может кто-нибудь чего расскажет?

— Давайте расскажем Стекольщику, как мы дикого зомби ловили, — предложил Сиротин.

И когда Паша во всех красках описывал тот момент, как Саша в полёте сбил зомби ударом с двух ног, все смеялись так, что Егору казалось, что он и без рации слышит, как смеётся Антон на крыше соседнего дома. Затем близнецы вспомнили, как Сирота в одиночку прорвался через переход на Спортивной, а Антон в свою очередь рассказал, как он присоединился к группе.

Спустя пару недель после катастрофы он прятался в одном из домов старого фонда на ваське. Еда кончилась, из оружия был пожарный топор и найденная на улице граната. Он вышел на улицу в поисках пропитания, а в этот момент по улице ехал патруль и зачищал улицы. Когда Стекольщик переходил улицу, он не заметил патрульную медленно крадущуюся машину метрах в ста, так как был сосредоточен на том, чтобы поблизости не было мертвецов. И кто-то из патрульных естественно принял его за зомби. Антон чудом не словил пулю, и конечно в ответ он кинул единственную гранату. Ребята из патруля сразу поняли, что ошиблись, ведь зомби гранатами не кидаются. К счастью или, к сожалению, он мазилой не был, и граната закатилась прямо под машину. Чудом все тогда остались живы. Конечно, после такого патрульные были в ярости, обстановка была накалена до предела, когда они схватили его. Но в том патруле участвовал Андрей Петрович и быстро всех успокоил.

— Вожак был в патруле? — удивился Егор.

— Ага, первые пару недель группа насчитывала человек пятнадцать, и конечно, таким количеством остров не удержишь, так что Вожак раньше ходил и на дежурства и в патрули, — поведал Павел.

— Слушай, а почему тебя называют Стекольщик, если не секрет? — спросил Сирота.

— Не секрет, — отозвался Антон, — тут всё просто, я раньше работал на производстве стёкол.

Затем Антон спросил, почему Егора зовут Сиротой. После объяснений своего прозвища, они болтали на разные темы, пока не наступила ночь. Сиротин сменил прицел на ночной и стал рассматривать ЗСД. Там всё было тихо, перевёл взгляд на блокпост, где стоял Саша, пока Павел спал. Так было решено ещё перед сменой, что спать будут по очереди, и сначала будут отдыхать Паша и Антон, а Саша и Егор вторую половину ночи.

СВУ Стекольщика стояла на краю крыши, а сам Антон спал рядом в зимнем спальнике. На его крыше было чисто, но Сиротину не показалось, он видел какое-то шевеление. Или уже от усталости собственные глаза его обманывают? Егор переводил прицел своей винтовки то на ЗСД, то на Стекольщика, при этом периодически оглядываясь по сторонам. Хоть ребята и говорили, что крыши зачищены, Сирота был настороже.

В очередной раз, когда прицел его СВД переместился в сторону крыши Антона, он увидел, как к спящему ковыляет зомби. Всё случилось за доли секунды, в голове даже не пронеслось ни одной мысли. Мертвец был примерно в метре от Стекольщика, резкий щелчок предохранителя, и как гром, в абсолютной тишине раздался выстрел СВД. Труп упал прямо перед только что проснувшимся от выстрела Антоном, от чего он подпрыгнул в застёгнутом спальнике. По рации раздалась крепкая нецензурная брань, а Егор тихонько засмеялся. Прыгающий Стекольщик в спальнике с рацией в руке вызывал у него бурный смех, но Сирота пытался сдержаться.

— Ты специально что ли? — выругавшись, спросил Антон.

— Нет, — снова еле сдерживая смех, ответил Егор, — не знаю, откуда он взялся.

Дальше последовала новая порция ругательств от Стекольщика.

— Я тебе вообще-то жизнь спас, — уже не много обиженно сказал Сиротин.

— Спасибо, блин, — успокоившись, поблагодарил Антон и скинул мертвеца с крыши.

— Эй, снайпера! Что у вас там? — спросил Паша.

— Внезапный зомби, но все живы, — иронично доложил Стекольщик.

Дальше до утра никаких происшествий не было, утром приехал Драйвер со сменой. Сиротин предупредил, что бы они были осторожней на крышах. А когда прибыли в штаб, то отчитались Вожаку. Андрей Петрович сразу же послал патруль для зачистки крыш, а ребят отправил отдыхать. И они вчетвером решили пойти в столовую, чтобы перекусить и поболтать.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

— Сирота, прости, что вспылил и ещё раз спасибо, — спокойным тоном сказал Стекольщик, видимо его окончательно отпустила, та ситуация с внезапным зомби.

— Да не за что, — пожал плечами Егор, следом смеясь, добавил, — жалко вы не видели, как Антоха прыгал в спальнике с рацией в руках.

Близнецы заржали, а Стекольщик пнул Сироту под столом по ноге и тоже захохотал. После этого Паша снова хотел завести тему про огород и выращивание еды, но Саша сказал, что он может уже сейчас идти и начинать копать асфальт. Все ухмыльнулись, а Саша получил подзатыльник. Затем Антон допил свой чай и, встав из-за стола, сказал что пойдёт выспится нормально, в шутку злобно посмотрев на Егора. Когда Стекольщик вышел из столовой, Сирота потянулся на стуле, огляделся по сторонам и тоже встал, но близнецы попросили его задержаться.

— Егорка, есть разговор, — негромко произнёс Павел.

— Да? — Сиротин сел обратно и вопросительно посмотрел на них.

— Как думаешь, почему профессора убили именно тогда, когда он был у самой разгадки вируса? — спросил Паша.

— Хм, — Егор задумался на минуту, — думаете у нас шпион?

— Возможно, — сказал Саша, нависая над столом, — если поразмыслить, то отбросов устраивает этот новый мир, и конечно, они не хотят, чтобы всё было как прежде. — Пока мы с тобой осушали ту бутылку виски, к Паше заходил Вожак и попросил приглядываться ко всем.

— Есть кто на примете? — поинтересовался Сирота.

— В том то и дело, что нет, — выдохнув, сказал Павел, — те, кто прибывали к нам до тебя сидят в штабе и не высовываются, занимаются поддержкой жизнедеятельности нашей группы. — А те, кто с нами с первого месяца после катастрофы, ни раз проявляли себя с лучшей стороны.

— Так может всё-таки совпадение? — предположил Егор, — очень грустное и обидное совпадение…

— Может и так, но Вожак попросил и тебя ввести в курс дела, — Саша откинулся на спинку стула и сложил руки на груди, — так что это строго между нами, во избежание паники никто не должен узнать об этом предположении.

— Конечно, — кивнул Сиротин.

— Кстати, — продолжил Александр, — я рассказал Паше твою теорию, о том, что ещё есть шанс на лекарство.

— Ты о неизвестном учёном где-то в Ростове? — иронично спросил Егор.

— А почему не попробовать? — Паша сложил руки за головой и вытянул ноги, — что мы теряем, Сирота?

— Ничего, конечно, но шансы очень уж призрачны.

— А это предлагаю узнать у нашего связиста! — сказал Саша.

Ребята встали, убрали за собой посуду, и пошли в так называемый пульт связи. На деле это оказалась небольшая комната за генераторной, забитая всевозможной и разнообразной радиотехникой. Всё было в проводах, антеннах и микрофонах, а в центре комнаты сидел крупный мужчина с длинными волосами, собранными в косу, и в больших наушниках.

— Привет, Мишан! — поздоровался Паша.

— Здарова-здарова, — не оборачиваясь, быстро ответил связист.

— У нас к тебе вопрос, — сказал Сирота и ждал, что Михаил к нему повернётся, но этого не случилось, — чисто теоритически, ты бы смог связаться с другим городом?

Мужчина молча обернулся, а затем отложил пакет чипсов и повернулся к ним, не вставая с офисного кресла. Примерный возраст Михаила определить сходу было сложно, так как большую часть его лица занимали немаленькие очки и густые чёрные усы. Он снял наушники и с прищуром внимательно посмотрел на ребят.

— Ты что ли Сирота? — спросил Михаил, отряхивая живот от крошек.

— Ну да, — слегка растеряно сказал Егор.

— Очень приятно, — кивнул связист, — меня Миша зовут. — И на сколько далеко ваш город, с которым хотите связь наладить?

— Нас интересует Ростов-на-Дону.

— То есть полторы тысячи, — задумчиво проговорил Михаил, — в принципе я смогу собрать антенну, но…

— Что «но»? — не выдержал Саша.

— Но мне понадобится спутниковая тарелка.

— Что, тебе тут совсем скучно? Решил в телик попялиться? — пошутил Павел.

— Очень смешно! — разозлился связист, — так, притащите мне тарелку, тогда и поговорим. — А сейчас мне пора за работу.

После этих слов, он развернулся обратно к рации и надел наушники. Ребята вышли из комнаты и стали думать, где поблизости есть спутниковая тарелка. Они прогулочным шагом вышли на парковку, подошли к шлагбауму, окидывая взглядами окрестности. Все трое стояли и сверлили глазами близлежащие здания. Их будущую антенну заметил Саша, на крыше бывшего строительного магазина.

Никому ничего не сказав, они взяли винторезы, набор инструментов и направились за тарелкой. Удачно преодолев расстояние до магазина, обошли его вокруг. Сзади обнаружилась пожарная лестница на крышу, переглянувшись, Александр остался внизу, а Паша и Егор полезли наверх. Сиротин лез первым, перебирал ступеньку за ступенькой, изучая облупившуюся краску на стене. Монотонно переставляя руки, он даже не заметил, как достиг крыши, а когда его голова показалась над крышей, в лицо Егора попытался кто-то вцепиться.

Рефлекторно втянув голову, он успел увернуться и увидел нападавшего. Залитое кровью лицо, одного глаза не было, а сломанная челюсть безвольно болталась, и из его пасти раздавался хрип. Сирота спустился на ступеньку ниже, достал пистолет, и выглянув, сделал один выстрел в лоб. Саша поинтересовался всё ли у них в порядке, и Егор ответил, что теперь да.

Пока Сиротин откручивал тарелку, Паша прогуливался по крыше кругами.

— Товарищ Сирота, а как мы её спускать будем?

— Хм, — Егор задумался, ведь спускаться тем же путём с тяжёлой спутниковой тарелкой в руках, которая была около метра в диаметре, было нереально, — похоже, что придётся спускаться через сам магазин.

Сирота раскрутил крепление и поднялся со спутниковым блюдцем в руках. Дойти с ней до штаба он бы смог, но стрелять уже нет. Паша дёрнул дверь, ведущую к спуску внутрь магазина, и к счастью она была не заперта. Затем Павел подошёл к краю крыши.

— Сань! Нам придётся пройти через магазин, сгоняй, посмотри чист ли первый этаж.

— Окей!

Здание было трёх этажным, первый этаж был широкий и высокий, там был выставлен товар. А второй и третий видимо использовались под офисы или склады. Егор повесил винторез за спину и взял тарелку в руки. Снизу Александр прокричал, что на первом всё чисто, и Паша кивнул Сироте, чтобы он шёл за ним. С крыши на третий и с третьего на второй прошли быстро. Дальше спуска не было, видимо лестница со второго на первый этаж находилась в другом месте. От лестницы шёл узкий коридор, и Сиротину пришлось идти полубоком, бережно держа тарелку. Вдоль всего коридора были двери по правой стороне, и за одной из них послышался шум. Впередиидущий Павел, не сбавляя шага, сжал оружие покрепче.

Вдруг за спиной Егора раздался удар, и дверь с треском разлетелась, а оттуда вылетел дикий зомби. Развернуться Сирота бы не смог, так как держал тарелку перед собой, а отпустить антенну и выхватить пистолет или ВСС он бы уже не успел. Молниеносно отреагировал его напарник. Паша прыжком повалил Егора на спину, и в полёте успел изрешетить зомби.

— Ты в порядке? — улыбаясь, спросил Павел, лёжа на спутниковой тарелке, которая лежала на груди Сиротина.

— Встань, блин, — сдавленно прохрипел Егор.

Паша помог ему подняться на ноги, а Сирота подошёл к мертвецу, чтобы убедиться, что он больше не опасен. Но когда он посветил на него фонариком, то был крайне удивлён. Глаза дикого были не красные, и даже не бардовые, они были чёрные. Кажется, вирус прогрессировал ещё дальше.

Они поспешили на выход, где их уже заждался Александр. По пути в штаб, они рассказали ему о встрече с новым видом зомби, и все согласились, что об этом надо доложить Вожаку. Сначала втроём дошли до комнаты связи, однако Егор решил зайти в одиночку, ведь Михаил мог до сих пор злиться на близнецов за ту безобидную шутку. Связист обнадёжил, что возможно к вечеру антенна будет готова. А после они отправились в кабинет Андрея Петровича. Вожак был как всегда на своём месте.

— Можно? — постучав три раза, Саша заглянул за дверь.

— Да, заходите.

— У нас новость, — произнёс Паша.

— По поводу того, что я просил? — негромко спросил Вожак, имея ввиду поиски возможного шпиона.

— Нет, — ответил Егор, — Мы сегодня обнаружили новый вид зомби. — Похоже вирус продолжает прогрессировать.

— Они становятся ещё свирепей? — Андрей Петрович обвёл всех троих взглядом.

— Этого мы узнать не успели, Паша его быстро нейтрализовал, но глаза у мертвеца были абсолютно чёрные.

Вожак некоторое время обдумывал полученную информацию, после чего сказал — ладно, поживём-увидим. — Может он такой один, в противном случае нам тем более стоит быстрее укрепить позиции. Думаю, на сборы потратим день, не больше. Со мной полетят Драйвер и вы, — он показал на близнецов, — а ты, Сирота, останешься за старшего. Справишься?

Вожак молча ждал ответа от слегка ошарашенного Егора: — думаю, да.

— Я подготовлю списки дежурств, тебе останется только решать насущные вопросы, которые могут возникнуть в моё отсутствие, — пояснил Андрей Петрович, — я знаю, что ты тоже хотел бы полететь с нами, но оставить нашу группу больше не на кого.

— Понимаю, — кивнул Сирота.

— Прекрасно, тогда назначим вылет на послезавтра. Ещё новости или вопросы?

— Да, у Егора есть предположение, что в Ростове может быть учёный, который изобрёл этот вирус и естественно сможет изобрести и лекарство, — сказал Паша.

— Откуда информация? — поинтересовался Вожак.

— Алексей Иосифович рассказал незадолго до… — Сирота не знал, как сказать, но все его поняли и без слов.

— И что предлагаете?

— Мы уже озадачили Мишу, он сделает антенну и попробует связаться с Ростовом, — рассказал Саша.

— Молодцы, держите в курсе.

— У нас всё, — подытожил Егор.

Вожак попросил оставить его, чтобы он закончил свои дела. Ребята вышли и решили, уже по традиции, пойти посидеть в столовой. Когда они уселись за столик, к удивлению Паши и Егора, Саша достал из кармана сложенную карту России и ближайшего зарубежья и разложил на столе.

— Сразу нет! — сказал Павел, как только Саша попытался что-то сказать.

— Да погоди ты, — резко ответил Александр, — смотрите, мы тут, а Ростов вон где. — Я конечно не связист, но наш сигнал ведь не пойдёт по прямой, он будет иметь радиус. Наша новая антенна, скорее всего, позволит как отправлять сигнал, так и принимать. И так, глядя на карту, если взять Ростов за конец радиуса охвата радиопередачи, то мы сможет связаться не только с ближайшими городами, но даже странами!

— Верно мыслишь, брат, — похвалил его Паша, — это может помочь нам собрать остатки человечества вместе.

— Вот именно! — воодушевлённо произнёс Саша, — даже если ничего не получится с учёным и лекарством, то шансы на победу ещё есть. — Так, я мигом за чаем.

— Со дня катастрофы не видел его таким, — сказал Павел, когда Саша вышел из-за стола, — вот что делает надежда…

— Главное чтобы у Миши всё получилось с антенной, — Сирота облокотился на стол над картой, а в этот момент вернулся Александр с тремя кружками чая.

— Но если кто-то и сможет с нами связаться, то нам же придётся организовывать экспедиции, а для этого нужна и техника, и бензин, и припасы, и много ещё чего, — садясь за стол, продолжил Саша.

— Погоди ты, ещё даже антенны нет, — урезонил его брат.

Тут к ним подбежал паренёк лет пятнадцати и сказал Егору, что его зовёт Михаил в комнату связи. Все переглянулись, и Сирота, оставив ребят в столовой, пошёл к связисту. Когда он открыл дверь, прямо перед ним на полу стояла та же спутниковая тарелка, только к ней прибавилось ещё с десяток проводов и пара чёрных коробочек. К нему повернулся Миша уже с пакетом арахиса.

— Готово, — жуя орехи, сказал усатый связист.

— Ого, ты же обещал к вечеру, — удивился Егор.

— Всё оказалось проще, чем я предполагал. — Установишь её на самой верхней точке на крыше нашего штаба, а дружки твои пусть берут вон ту смотку кабеля и протягивают отсюда до тарелки на крыше.

Сирота поблагодарил Мишу, сходил за близнецами, и спустя час-полтора всё было готово. Они вернулись в пульт связи, где Михаил уже щёлкал какими-то тумблерами и кнопками. Егор присел рядом со связистом, а близнецы нависли у них за спинами. На передатчике загорелись лампочки, затем раздался тихий треск и шипение.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

— Работает?

— Сейчас посмотрим, — Миша покрутил колёсико на приемнике, и тональность шипения изменилась, — Ростов, есть кто на связи?

— Ну что? — спросил Саша.

— Так, ребята, — сказал связист, отвернувшись от приёмника, — это дело не простое и не быстрое, так что сходите втроём погуляйте, если будет результат, я вас позову.

Взволнованная команда вышла из комнаты. В ожидании неизвестности, братья решили занять себя чисткой и смазкой оружия, а Егор решил сменить все масла в Ниве. Он вышел на парковку, добежал до ближайшей заправки через дорогу и набрал масел.

Взяв инструменты, он залез под машину. Моросящий дождь его не испугал, и он постелил на влажный асфальт мягкий лежак. Заменив масло в моторе, Сирота перешёл к коробке. Когда он подполз к ней поближе, то увидел намотанные останки зомби на кардане.

Сиротин сходил в штаб, взял перчатки и тазик. Убрав останки с кардана и заднего моста, он продолжил менять жидкости в Ниве. А после этого он ещё раз осмотрел машину и прокатился по парковке. Это убило около нескольких часов, а новостей так и не появилось.

Подошло время ужина. Ребята как обычно подождали, пока большая часть группы поест и зашли в столовую последними. За ужином ни о чём не говорили, просто поели и вышли. На выходе они замешкались.

— Нет, товарищи, я так не могу, — начал Павел, — а если вообще результата не будет, так вот до конца жизни сидеть в ожидании. — Как это выкинуть из головы?

— Может книга? — предложил Егор.

— Пожалуй, стоит попробовать, — ответил Паша, и все разошлись по сторонам.

Остаток вечера Сирота лежал в своей комнате и листал журнал, пока не уснул. Посреди ночи его разбудил тот же парень, что подбегал тогда в столовой. Он снова сказал, что его зовёт Миша. Егор подскочил, моментально оделся и поспешил в комнату связи.

Когда он влетел в комнату, Михаил снял наушники и приложился палец к губам, призывая соблюдать тишину. Связист прибавил громкость на приёмнике, и Егор услышал зацикленное послание, грубый мужской голос повторял: «Говорит группа выживших из Москвы, нас кто-нибудь слышит?».

— Пытался связаться с ними, но в ответ только это, — сказал Миша, зачерпнув горсть сухариков из пачки.

— Может спят?

— Может и так, а больше ничего нет.

— Думаю, стоит попробовать утром, — предложил заспанный Сирота.

— Согласен, — натягивая наушники, сказал Михаил, а Егор отправился обратно в кровать.

Конечно, уснуть после этого у него получилось далеко не сразу. Утро Сиротина началось, когда все уже позавтракали. Точнее его разбудил Павел:

— Подъём, Егор! Москва на связи!

И снова Сирота резко подскочил, оделся и побежал в комнату связи. Там уже помимо связиста сидели Вожак и Саша. Зайдя внутрь, Егор услышал обрывок фразы:

— …целый остров? — это был тот же голос, что повторял сообщение.

— Почти, — сказал в микрофон Вожак, — зачистка ещё продолжается, но могу заверить, что больше половины Васильевского острова мы вычистили.

— Это прекрасная новость, а у нас тут полная жесть, толпы мертвецов шастают по улицам, — поведал голос из приёмника, — неделю назад наша группа разделилась на несколько частей, после прорыва мертвецов в наше убежище. — Сейчас мы сидим в ангаре где-то за МКАДом и мёрзнем, по пути потеряли несколько человек, провизия кончается, один из КАМАЗов еле дышит уже, а главное что нас окружили зомб


убрать рекламу




убрать рекламу



и, — голос из приёмника замолчал, а Андрей Петрович погладил седую бороду.

— До нас добраться сможете? — спросил Вожак.

— Думаю, выбора особо у нас нет, — послышалось из приёмника, — возвращаться в Москву смертельно опасно, черноглазых зомби становится больше, тем более, где спрятались остальные, мы не знаем. — Сегодня наш механик всё утро возится с грузовиком, и он пообещал, что к вечеру закончит. Так что, если выдвинемся в ночь, то думаю, за сутки доберёмся.

— Тогда вечером свяжемся.

— До связи, Питер.

— Удачи вам, Москва.

Вожак повернулся к связисту, и попросил вызвать Драйвера в свой кабинет, затем встал и жестом позвал за собой ребят. В кабинете Андрей Петрович сел за свой стол, близнецам, Егору и только что подоспевшему Драйверу он так же предложил расположиться поудобнее. Когда все расселись, задумчивый Вожак начал спонтанное совещание:

— И так, мы собирались завтра лететь в Сосновый Бор за бронетехникой, но группа из Москвы собирается выезжать сегодня ночью. И было бы не лишним, если бы мы расчистили им проезд хотя бы от трассы до васьки, — Андрей Петрович снял очки и помассировал переносицу. — Так что придётся внести коррективы в наши планы, Драйвер, сколько техники за раз поднимет вертушка?

Драйвер почесал затылок: — не больше одной единицы.

— Успеем до темноты сделать четыре ходки?

— Если там пройдёт всё гладко, то вполне, — сказал Драйвер.

— Хорошо, если мы притащим четыре бронемашины, то сможем оставить две на охране, а вторую пару заслать на очистку пути до московской трассы. Давайте не будем терять времени: близнецы — снаряжайте вертолёт, Драйвер — иди, проверь уровень топлива и связь со штабом. А тебе, Сирота, я сейчас всё покажу и расскажу. И ещё, не забываем про возможного шпиона! Для всех мы летим в Пулково, а технику будем сгружать не сюда, а на ЗСД. За дело!

Все без вопросов приступили к своим задачам, а Егор сосредоточенно слушал Вожака. Он показал ему, где лежат списки дежурств и журнал группы, где экстренная связь с Михаилом и кнопка тревоги по штабу. К тому же, Сирота должен всегда находиться на месте, даже ночью.

Через двадцать минут всё было готово к вылету. Вооружённые до зубов близнецы стояли у вертолёта и улыбались, Драйвер уже сидел в кабине, а Вожак стоял перед Сашей и Пашей и видимо давал какие-то указания. Сирота и ещё несколько человек вышли их проводить. Все попрощались, а близнецы сказали Егору, чтобы к их возращению, он заварил чаю. Затем они забрались в Ми-26, и винты начали раскручиваться. Вертолёт поднялся в воздух, Сиротин помахал им рукой и зашёл в штаб.

В кабинете Вожака стояла тишина. В удобном анатомическом кресле сидел Егор и смотрел на дверь. Всё это было как-то не привычно, ему вновь было скучно как тогда, когда он был один. Вроде сейчас и люди его окружают, но все кому он доверял — улетели. Чем себя занять он не знал, интересно, а чем занимался Андрей Петрович тут целыми днями?

Сиротин никогда не отличался усидчивостью на одном месте. Он взял список группы и стал изучать. Судя по всему, до нападения отбросов группа насчитывала больше ста человек, а после смерти профессора, их стало девяносто семь человек. На каждого было выделено в среднем пол страницы. Егор нашёл себя, помимо ФИО, даты рождения и его краткой истории, там была его характеристика. Техник, здоров, адекватен.

С каждым из этих слов он был согласен. Сирота хотел посмотреть на характеристику близнецов, но тут из рации раздался взволнованный голос Миши, он попросил срочно зайти к нему. Пока Егор шёл к связисту, перебирал в голове, что же могло случиться. Плохие мысли, он старался отметать, но когда зашёл в комнату, Михаил тихо сказал, что у него скорбная новость.

— Присаживайся, — предложил связист, — минуту назад получил это сообщение, а дальше связь прервалась.

Миша подкрутил громкость и включил записанную радиопередачу: «Нас подбили! Мы падаем!». На заднем фоне были слышны крики и ругань, но это точно был голос Драйвера. После этих слов раздался хруст и звуки бьющегося стекла, а потом тишина.

Егор сидел, не проронив ни слова. Он не мог в это поверить. Но спустя некоторое время он всё-таки постарался взять себя в руки: — об этом никто не должен узнать. Сиротин встал и пошёл обратно в кабинет. Он ходил вокруг стола и не находил себе места. В голове помимо обиды и разочарования, крутились кучи мыслей, что будет дальше и что теперь делать. Сирота плюхнулся в кресло и упёрся головой в стол.

Кажется, он просидел так около часа, тихо повторяя себе: «как же так?». Его отвлёк связист, впервые Егор увидел, чтобы Михаил покинул свой пост.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Больше ничего не слышно? — спросил Сирота в ответ, подняв голову.

— Нет, — коротко сказал Миша.

— В порядке, — прошептал Сиротин.

После чего связист удалился, а Егор снова остался наедине со своими мыслями. Он встал из-за стола и тут прозвенел звонок на обед, но у него даже не было намёка на голод. В голове творился хаос. Появилась идея плюнуть на всё, взять Ниву и помчаться в сторону Соснового Бора.

Останавливало два фактора: Вожак просил присмотреть за группой и неизвестно где упал вертолёт. Он снова сел за стол и постарался собраться с мыслями. Так, во-первых, не факт, что они погибли, во-вторых вечером надо связаться с московской группой. А главное сохранить всё в тайне, ведь у него поблизости может быть шпион. Надо сохранять хладнокровие, привести себя в чувство и взять всё в свои руки!

Егор сходил умыться, затем зашёл в столовую и быстро перекусил. По возращению в кабинет, он взял старые списки дежурств и сопоставил с новыми, попробовал составить список на послезавтра. Вроде получилось, все кто был в прошлой смене отдыхают, а те кто был в позапрошлой смене, снова заступают на дежурство. На глаза попался журнал группы, с тяжелым сердцем Сиротин карандашом записал напротив Андрея Петровича, близнецов и Драйвера слово «пропал». В списки погибших их записывать рано.

Таким образом, удалось скоротать время до ужина. Чувство голода к нему так и не вернулось, и просто выпив чаю, он пошёл в свой кабинет. Усевшись за стол, он стал осматривать выдвижные ящики. В основном там находились личные вещи Вожака, и трогать их рука не поднималась.

На улице стемнело, и Сирота включил на стольную лампу. Теперь тишину в комнате нарушало тихое жужжание светильника. Пока не зашипела рация.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

По рации Михаил передал, что Москва вышла на связь, и Сирота поспешил в комнату связи.

— Питер, вы тут!? — донеслось из приёмника.

Егор присел на стул и включил тумблер на микрофоне:

— Да, Москва, слышу вас.

— Андрей Петрович?

— Эм, нет, — замялся Сиротин, — говорит его заместитель — Егор.

— Хорошо, Я — Макс, — представился предводитель группы из Москвы, — наш механик закончил с ремонтом КАМАЗа, и сейчас начинаем сборы и примерно через час выдвигаемся.

— Отличные новости, Макс, — сказал Егор, — однако, есть проблема. — Нам не удастся расчистить путь от трассы до штаба. Возникли, — Сиротин снова осёкся, — непредвиденные обстоятельства.

— Думаю, ничего страшного. Мы справимся.

— Конечно, но мы постараемся вас встретить.

— Ладно, Питер, надеюсь, скоро увидимся!

— Удачи в пути, Москва, — сказал Сирота и выключил микрофон.

Егор медленно перевёл взгляд от приёмника на связиста, но тот отрицательно покачал головой. Он ещё раз попросил держать его в курсе и вышел. Встречающиеся по пути люди поглядывали на него, видимо у всех был один и тот же вопрос: «где Вожак и ребята?», но никто не решился его спросить.

Он сидел на койке и ловил отскакивающий от стола каучуковый мячик. Попытки выстроить идеальный план по встрече группы не увенчались успехом. Рисковать техникой и людьми он не решался. В очередной раз поймав мячик, он сжал его со всей силы, а затем положил рядом с собой. Осознавая насколько морально вымотался, он начал потихоньку погружаться в сон.

Его разбудил стук в дверь. К нему зашёл мужчина за ключами от уазика, кажется, его звали Коля. Спросонья Егор не мог найти, где лежат ключи от машин, но Коля ему подсказал. Мужчина вышел из кабинета, а Сирота сел в кресло и потёр лицо. Через пару минут он проснулся окончательно, сходил умыться и выпил кофе. В столовой, как и вчера, все стреляли в его сторону взглядами. Он понимал, что рано или поздно, ему придётся рассказать, что случилось.

Сидя в кабинете, он составлял новый список дежурств. Вдруг в дверь снова постучали, это была кухарка — тётя Маша.

— Егорка, в народе слухи ходят разные, мол, почему Вожака больше суток не видно, а ты молчишь, — она внимательно посмотрела на него, — не хочешь выступить, чтобы пресечь волнения в группе?

— Хочу, тёть Маш, — задумчиво произнёс Сирота, — думаю на обеде.

— Хорошо, — кивнула кухарка и перед уходом добавила, — крепись.

Егор вздохнул, что он им скажет? Тем более он всегда был немного стеснительным. Внутреннее волнение нарастало. Он встал и подошёл к окну, обед был всё ближе. Примерно через час Сиротин уже знал, что скажет и волнение немного спало. Чтобы отвлечься, он сел дальше писать список дежурства, но тут коротко постучавшись, к нему зашёл парень:

— Здравствуйте, — поздоровался он.

— Здравствуй, — кивнул Сирота.

— У меня к вам вопрос, — сказал парень, — я нашёл себя в завтрашнем списке дежурств, что вы повесили, но я так же записан в список завтрашнего патруля, что вывесил ещё Андрей Петрович.

Егор впал в небольшой ступор, так как про список патруля он напрочь забыл. Он извинился перед парнем и сказал, что скоро решит этот вопрос. В панике он стал раскидывать бумажки на столе и искать список патруля. Нужный список нашёл и Сиротин начал сравнивать и исправлять почти все свои записи. Голова уже закипала, когда раздался звонок на обед. Блин, собрание!

Бросив бумагу и ручку, он по рации попросил Михаила объявить о собрании в столовой по громкой связи. Встал, нервно поправил футболку, причесался рукой и направился в столовую. Там как обычно стоял шум и гам, но когда все заметили Сироту, то постепенно наступало затишье. Обычно Вожак вставал на небольшую табуретку перед местом выдачи еды и вещал, Егор поступил так же.

— Друзья, — начал он, — вчера Андрей Петрович, Драйвер, Павел и Александр улетели в Пулково за топливом, а через полчаса мы потеряли с ними связь. Где они сейчас я не представляю, но беспокоиться пока рано. Перед вылетом Андрей Петрович оставил меня за старшего, так что пока он отсутствует, по всем вопросам обращайтесь ко мне.

Егор постоял ещё с минуту в неловкой тишине, окидывая всех взглядом. Все молчали, и он спустился с табуретки и пошёл к себе. Ему показалось, что все поняли, что это ложь. Сидя в кресле, он переделал списки дежурств и патрулей, затем вывесил их у входа. Зашёл к Мише, но новостей ни от Москвы, ни от Вожака не было, и он побрёл обратно в кабинет. У двери его ждал Стекольщик:

— Егор, — обратился Антон к нему, — скажи честно, что произошло?

— То, что ты услышал в столовой, — ответил Сирота.

— И что думаешь делать? — с грустью спросил Стекольщик.

— Пока не знаю, — пожимая плечами, — решать проблемы по мере их поступления и ждать возращения ребят.

— Я тоже думаю, что не могли они так запросто погибнуть, — после этой фразы Антон хотел уйти, но замешкался, а затем спросил, — хочешь, выпьем вечером для успокоения нервишек?

— Пожалуй, да, — улыбнулся Сирота и зашёл в кабинет.

Он положил винторез перед собой на стол. Потихоньку разобрал его, смазал и собрал обратно. До ужина к нему пару раз заходили люди с бытовыми вопросами, типа матрасов, тумбочек и прочего. Хм, а когда он обустраивался, то к Вожаку за разрешением не ходил. Хотя, тогда это ему притаскивали близнецы, может ходили они вместо него.

Подошло время ужина, к Егору наконец-то вернулось чувство голода, и он отправился в столовую. Тётя Маша всегда готовила отменно, и этот раз не стал исключением. Котлеты с пюре были превосходны, он расправился со своей порцией мгновенно. Но сидя попивая чай в одиночестве, на него снова накатила грусть. Каждое их чаепитие с Сашей и Пашей сопровождалось оживлённым общением. Кажется, в эти моменты он чувствовал, что живет, а не выживает.

Спустя минут пять после возращения в свой кабинет к нему постучал Стекольщик с бутылкой рома в руке. Сирота поставил ему стул напротив стола, а сам сел в кресло. Антон поблагодарил, сел и достал из портфеля шоколадку на закуску.

— Значит, теперь ты у нас за главного?

— Ну да, — кивнул Егор.

— И какие планы на светлое будущее, — с ухмылкой поинтересовался Ситцев.

— Выжить, — пессимистично ответил он, но потом добавил, — пока не знаю, всё это свалилось как снег на голову. — Первым делом, надо закончить то, что начал Вожак. То есть укрепить позиции у ЗСД, но теперь без вертолёта это будет сложнее.

— Оборона — это хорошо, а зиму как думаешь пережить? — Антон задал интересный вопрос и Егор задумался.

— Этим вопросом я пока не занимался, а зима ведь скоро… — Сиротин придвинулся ближе к столу и взял кусочек шоколадки, — сперва утеплим забитые фанерой окна, чтобы ветром не задувало, и снег внутрь не попадал.

Его собеседник закивал: — возможно этого вполне хватит, только тепловую завесу над входом на максимум выкрутить. — Но тогда расход топлива для генераторов повыситься.

— Кстати! — пригубив из стакана, Сирота поднял палец вверх, — надо будет посчитать, сколько бочек дизеля осталось и перед наступлением холодов пополнить запасы. Желательно по максимуму.

— Насколько я знаю, ближайшая заправка опустошена под ноль. А васька на заправки не очень богата, следующая вроде у Смоленки, тут почти по прямой.

— Блин, конечно у нас остался ещё один вертолёт. Думаю даже тонну поднять, Акуле не составит труда, но вот лётчика у нас нет. Ты случаем не в курсе, есть у нас в группе, кто умеет летать?

Стекольщик отрицательно помотал головой.

— Тогда остаётся пробираться по ЗСД. И снова для этого нужно укрепить пятый блокпост, чтобы отбросы к нам не пробрались, — Егор замолчал и прищурил правый глаз. — А может повторить идею с Тучковым мостом?

— В смысле? — в недоумении посмотрел на него Антон.

— Взорвать ЗСД со стороны Парнаса и всё! Думаю, отбросы не станут описывать круг по КАДу через весь город, чтобы добраться до нас. А у нас останется доступ к южной части города.

— Мне кажется это не лучшая идея, — нахмурился Стекольщик, — не зря же Вожак этого не сделал. Это же не только связь с Парнасом, но и Старая Деревня и Выборг.

— Наверно ты прав, — откинувшись на спинку кресла, сказал Егор, — об этом я как-то и не подумал.

— Может на сам блокпост ещё двоих человек сажать? — предложил Антон.

— А будет ли толк? Ну, сметёт их УРАЛ не двоих, а четверых, а вот если бы там стоял БТР, вот это было бы толково. Даже если КАМАЗами там всё заставить…Я видел их отвал в действии, сметает всё на своём пути.

— Знаешь, толковый снайпер легко справится с этой задачей, так что они и до блокпоста доехать не успеют.

— Верно мыслишь! — согласился Сиротин, уже немного захмелев.

— Я, конечно, не люблю хвастаться, но тогда на мосту лично больше двадцатки снял. — Из винтовки как с калаша поливал, — Антон изобразил стреляющий автомат со стаканом в руке, но немного пролил на стол, и они захохотали.

Отсмеявшись, Стекольщик опустил взгляд и грустно произнёс: — да, жалко ребят…

— Рано их ещё хоронить! — заплетающимся языком сказал Егор, — я в них верю!

— Вера, — задумчиво проговорил Ситцев, — это всё, что у нас осталось. — Ладно, пойду подготовлюсь к завтрашнему патрулю. Спокойной ночи, дружище.

— И тебе спокойной, Антоха.

Сирота прибрался на столе, завалился на койку в кабинете и почти сразу уснул. А ранним утром его разбудил по рации Михаил и сказал, что группа из Москвы вышла на связь.

Новости были не самые хорошие: один из КАМАЗов сломался и они застряли чуть не доезжая Великого Новгорода. Но их лидер не теряет надежду и сказал, что примерно к вечеру будут в Питере. Егор заверил, что их по-прежнему ждут, и направился на кухню за порцией кофе.

По пути встретился Стекольщик, поинтересовались друг у друга о самочувствии и, улыбаясь, пошли дальше по своим делам. За утренней чашкой кофе Егор размышлял, каким образом можно помочь застрявшей группе. Новгород в двух часах езды, но это без учёта возможных заторов, и если ехать на Ниве. А на их грузовиках этот путь будет дольше плюс время на ремонт одного из КАМАЗов. Даже если взять и Ниву, и уазик, то они все не поместятся. А если поехать одному и просто помочь с ремонтом? С другой стороны у них есть транспорт на ходу, и можно просто прикрыть огнём и сопроводить их.

Убрав за собой посуду, Сирота побрёл погружённый в раздумья в свой кабинет. Около часа он сопоставлял списки дежурств и патрулей, затем взялся писать новые списки, но из рации раздался голос Миши, что снова на связи Москва и они в беде. Сиротин поспешил в комнату связи, где уже надрывался радиоприёмник:

— …они повсюду! — расслышал Егор, сквозь грохот выстрелов и крики, — мы почти под Питером, нам нужна помощь!

— Держитесь, скоро будем! — прокричал Сирота в микрофон и вылетел в главный зал.

Он добежал до Антона и сказал собрать сегодняшних патрульных на парковке в полной готовности, а сам помчался в кабинет. Схватил ключи от уазика и своей Нивы, винторез и пулей побежал к машинам.

Там его встретили пять вооружённых и удивлённых человек. Егор отдал ключи от уазика и велел следовать за ним, но Стекольщик запрыгнул на пассажирское кресло в Ниве, и оба джипа сорвались с места. Пролетая мимо блокпоста на ЗСД, к Сироте повернулся Антон и спросил:

— Куда мчим?

— На московское шоссе, — не отрываясь от дороги, коротко ответил Егор.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Летящая впереди Нива сметала всё на своём пути, то подпрыгивая, то отскакивая в стороны. Уазик гнал следом, и из него периодически раздавались выстрелы по встреченным по дороге мертвецам. На ходу Сиротин рассказал Стекольщику о группе из Москвы. Тот сначала слегка расстроился, так как думал, что Вожак и ребята нашлись. Но потом оживился.

Внедорожники проскочили по КАДу, затем вылетели на московское шоссе. Антон высунулся из окна и пытался разглядеть впереди группу. Ему это удавалось с трудом, ведь Егор то и дело объезжал или сносил мешающие машины и прочие помехи. Через некоторое время они почти достигли Ям-Ижоры, и Стекольщик прокричал, что видит один КАМАЗ и возню рядом.

Сирота вдавил газ в пол, двигатель зарычал ещё мощнее. Дорогу впереди перегородили две фуры, но Егора это не смутило, и Нива слетела на обочину, скашивая высокую траву. Уазик по-прежнему не отставал. И вот они подъехали к широченному перекрёстку, где стоял КАМАЗ. Вокруг грузовика роились толпы зомби, из его кузова раздавались редкие выстрелы, а сверху, прямо на крыше кузова кто-то в одиночку отбивался прикладом автомата от стремительно залезающих туда зомби.

Нива резко остановилась, Уазик встал рядом. Егор сказал Антону прикрыть его, а остальных патрульных отправил проверить кузов. Джип помчался к КАМАЗу, Стекольщик вскинул свою СВУ, а Егор рванул прямо в толпу мертвецов. Он прорывался к кабине, чтобы забраться наверх, рядом упал, как подкошенный, зомби. Сирота дал очередь от бедра из винтореза и вскочил к двери кабины. Вдруг его потянули за разгрузку вниз, и Антон снова его прикрыл. Взобравшись на кабину, Егор присел и прицельно, одного за другим, отстреливал диких зомби.

Спустя несколько минут, зачистив крышу грузовика, он глянул вниз и один из патрульных скорбно сообщил, что в кузове живых нет, и тут раздался плачь. Егор подошёл к спасённому и только сейчас отметил хрупкую фигуру и роскошные длинные русые волосы. С минуту он не решался подойти, но всё-таки тихонько дотронулся до её плеча, и она обернулась.

Мягкие черты лица, аккуратный нос, изящные брови и пухленькие губы. А её заплаканные голубые глаза сразили Сироту наповал. Послышался её нежный голос:

— Всё?

— Э, да, — ответил Егор, выходя из ступора, — ты в безопасности.

— А остальные? — грустно спросила она.

— К сожалению, нет, — вздохнув, сказал он и протянул руку лежащей девушке, — пойдём.

Сжав своей лёгкой рукой руку Егора, она поднялась, подхватила свой автомат и рюкзак. Сиротин вежливо помог ей спуститься с КАМАЗа и проводил до джипов. Девушка забралась в ближе стоящую Ниву и закрыла дверь. Антон ещё раз доложил, что больше выживших не обнаружили и пошёл к уазику.

Сирота сел в машину и захлопнул дверь, от чего девушка вздрогнула, но не сказала ни слова. Егор вёл назад к штабу тем же путём. Всё же он был немного обескуражен, что не успел спасти группу, однако успел спасти её. Бегло бросил взгляд в её сторону, вроде успокоилась. Интересно как её зовут? Он настолько был погружён в свои мысли, что даже не услышал её.

— Соня.

— Что? — переспросил Егор.

— Меня зовут Софья, — представилась девушка.

— А, я — Егор, или Сирота.

— Почему Сирота? — поинтересовалась Соня.

— Из-за фамилии, — пояснил он, — Сиротин.

— И кстати, спасибо, что спас, — она посмотрела на него, и Егор снова увидел эти прекрасные глаза лазурного цвета, — когда закончились патроны, я подумала, что мне конец.

— Да не за что, — пожал плечами Сирота, — ты в порядке?

— Вроде да, — сказала она, бегло себя осмотрев.

— Хорошо, скоро уже будем на месте, а там душ, тепло и еда, — подбодрил её Егор, — а главное, безопасно.

Она мило улыбнулась и повернулась к окну. Перед пятым блокпостом внедорожники сбросили скорость. Дежурные на посту, заметив их, освободили им проезд и через пять минут они уже заехали на парковку перед штабом. Егор остановился прямо перед входом, потом подошёл к уазику и сказал патрульным, что на сегодня дежурство окончено. Затем помог выйти Софье.

— Если ты не против, — сказал Сирота, — мне надо задать тебе пару вопросов для отчётности.

— Конечно, — согласилась она.

— Тогда сюда.

Егор решил попутно провести экскурсию по штабу. Показал столовую, комнату отдыха, оружейную. Проследовав из главного зала в подсобные помещения, показал, где умывальник, комната связи и его кабинет. Зайдя внутрь, Сиротин поставил Соне стул напротив стола и сел в кресло. Дальше открыл журнал, и записал имя, фамилию, год рождения и место рождения.

— Родственники? — аккуратно спросил Егор.

— Сирота, — она еле заметно улыбнулась.

— Так, чем занималась до катастрофы?

— Много чем, но по профессии — ветеринар.

— Ну и последний вопрос, — Сирота отложил ручку, — расскажи свою историю.

— Видимо тебя интересует период с начала апокалипсиса, — задумчиво произнесла девушка, — хорошо. — Когда всё началось, я была на работе. Мы с коллегой заканчивали смену и убирали операционную. Клиентов уже не было, и в клинике негромко играла музыка. Вдруг ей стало плохо, я пыталась помочь, но она упала на пол. Сначала это было похоже на эпилептический припадок, и я стала звонить в скорую, но сеть была перегружена. А потом…Она набросилась на меня. Я убежала и заперлась в туалете, пытаясь с ней говорить, но она только хрипела и ломилась ко мне. Ни в полицию, ни в скорую было не дозвониться. Так просидела примерно сутки, пока не замучил голод, и пришлось выйти. Она стояла в приемной, и всё её лицо было разбито. Я забежала в операционную и схватила самый большой скальпель. Дальше, я думаю, ты понимаешь, что случилось. Ещё сутки просидела с трупом коллеги в соседней комнате…

— Слушай, если не хочешь это вспоминать, то можешь не рассказывать, — предложил Егор.

— Всё в порядке, — спокойно сказала Соня и продолжила рассказ, — я выглянула в окно и увидела, что твориться на улице. Перед тем, как выйти из ветеринарки, я вооружилась черенком от швабры. Кое-как добралась до ближайшего магазина и заперлась внутри. Там я просидела около недели, пока не заметила медленно двигающийся по улице грузовик. Так я попала в нашу группу. Через месяц нас было уже больше ста человек, а может даже двести. Мы обосновались, как и вы, в торговом центре. Но однажды ночью случился прорыв. Красноглазые и черноглазые зомби ворвались, и началась паника. Макс смог собрать около трети группы, остальные умчались в другую сторону, и конечно, многие погибли. Мы спрятались в каком-то ангаре под Москвой. Но и там нас окружили мертвецы, и Макс принял решение ехать к вам. По пути сначала сломался первый грузовик, и наш механик несколько часов пытался его починить, пока один из дозорных не прокричал, что из леса прут зомби. В той схватке мы потеряли несколько человек, и Макс решил собрать всех в один грузовик и ехать дальше. А уже под Питером, объезжая затор, мы застряли и нас окружили красноглазые. Как я оказалась уже на крыше я не помню. Отстреливалась, пока не кончились патроны, а потом появились вы. Как-то так, — она развела руками, — Вот моя история, теперь твоя очередь.

Сирота улыбнулся и поведал ей свою историю. Когда он рассказывал про стычку с диким зомби, Егор заметил, как она насторожилась, затем удивилась. Рассказал про профессора и бывшего товарища, и про то, что он на посту главного совсем недавно. Прозвенел звонок, и Сирота пригласил Соню вместе пообедать. Она сказала, что не ела сутки или больше, а полноценно обедала последний раз наверно перед апокалипсисом.

Егор представил новенькую тёте Маше, взял подносы и донёс до столика, за которым обычно сидел с близнецами. Его собеседница расправилась со своей порцией довольно быстро, а Сиротин наоборот был не особо голоден. Он придвинул ей свой поднос, взяв только кружку чая. Соня посмотрела на него удивлённо, раскрыв широко глаза, и это показалось Сироте очень мило. Он улыбнулся и молча кивнул.

Пока девушка расправлялась с новой порцией еды, позади её, за соседний столик сел Стекольщик и подмигнул Егору. Тот улыбнулся в ответ. Софья этого не заметила, и взяв кружку чая спросила:

— Ты говорил про комнаты отдыха, — осторожно поинтересовалась она.

— Да, в главном зале огорожено пространство для личных комнат, если хочешь, можешь занять мою, — предложил Сиротин.

Она вопросительно посмотрела на него.

— Я имею ввиду, что я теперь переехал в кабинет, а моя комната пустует, можешь поселиться там, — быстро объяснил Егор, но слегка покраснел.

— А, спасибо, — смущённо поблагодарила Соня.

— Как закончим, я покажу, где она.

— И душ есть?

— Да, я тебе всё подробно расскажу и покажу, как тут у нас всё устроено.

Когда они пообедали, Сирота, как и обещал, провёл подробную экскурсию. Затем оставил Соню в её новой комнате и отправился в свой кабинет, дописать списки дежурств и патрулей. За всем этим он и не заметил, как настало время ужина. Егор сразу же засуетился, ведь они собирались пойти на ужин вместе.

Быстрым шагом он был у своей бывшей комнаты спустя минуту. Из-за спешки он забыл постучать, и откинув занавеску, зашёл внутрь. Она вскрикнула, а он резко отвернулся, ударившись головой о полку перед входом.

— Прости, я…наверно стоило сначала постучать, — сбивчиво пробормотал Егор.

— Ну…да, — стеснительно произнесла полуобнажённая девушка с распушенными мокрыми волосами, успев только прикрыть грудь рукой.

— Я, это…наверно пойду, — робко проговорил Сирота.

Он быстро вышел из комнаты и побрёл в кабинет, а в голове только крутилось: «вот идиот, вот идиот». Сев в своё кресло, он вспомнил как капелька воды скатывалась с её плеча, её прекрасная изящная талия в тусклом свете…Собравшись с мыслями, он продолжил писать списки, но вдруг раздался стук в дверь.

— Ты одет? — Соня выглянула из-за двери и тихонько засмеялась.

— Да, — улыбнулся Егор, — ну что, поужинаем вместе?

— Конечно, — кивнула девушка.

Она поманила его пальцем и скрылась за дверью. Сиротин подскочил, поправил кофту и причесался рукой. Они вместе прошлись до столовой, а за ужином рассказывали друг другу забавные истории из жизни до катастрофы. Примерно через час в столовой уже никого не было, кроме них и тёти Маши. Егор взял подносы с посудой и понёс в сторону мойки, а Соня осталась за столом. Когда он хотел вернуться к столу, к нему подошла кухарка.

— Егорка, погоди, — остановила его тётя Маша.

— Да?

— Слушай, тебе не кажется, что пропавших уже слишком долго нету? — прямо спросила женщина, и в этот момент к ним подошла Софья.

— Хотите, чтобы я объявил их погибшими? — немного раздражённо спросил в ответ Сирота.

— Не злись, Егорка, просто ребята были хорошие, не помянуть — грех.

Сиротин выдохнул и спокойно сказал: — рано ещё их хоронить тёть Маш.

Он развернулся и вышел из столовой, а Соня поспешила за ним. Они не проронив ни слова, вышли на парковку. Уже стемнело, и моросил мелкий дождь, Егор посмотрел на небо.

— Нет, — тихо сказал он, — я знал их не очень уж долго, но за это время я понял, что они не из тех, кто легко сдаётся. Я не верю… Драйвер ведь отличный пилот, а Вожак, близнецы…

— Знаешь, — Соня подошла к нему ближе и взяла под руку, — после апокалипсиса я поняла, каким бы человек не был бойцом по жизни, бывают ситуации, которые ему не подвластны. — Может пора смириться? — выдержав паузу, аккуратно спросила она.

— Может и так, — тяжело вздохнул Сирота.

Они простояли в тишине ещё пару минут, и окончательно промокли. Егор развернулся и повёл Софью под руку в сторону её комнаты. Она прижалась


убрать рекламу




убрать рекламу



к нему ближе, а он был погружён в размышления.

— Я знаю, каково это, и прекрасно тебя понимаю, — сказала девушка, — но жизнь продолжается.

— Думаю, ты права, — задумчиво произнёс Сиротин.

— Конечно, права, — улыбнулась Соня, затем ткнула Егора пальцем в грудь, — а завтра, ты зайдёшь за мной, и мы пойдём на завтрак.

После чего она скрылась за занавеской своей комнаты, а Сирота побрёл в свой кабинет. Уже лёжа в своей кровати, его голова лопалась от мыслей. О пропавших и, конечно, о Соне. Примерно в середине ночи, измучив себя размышлениями, он решил, что завтра соберёт всех помянуть Вожака, Драйвера и близнецов. После чего поворочался ещё около часа и уснул.

Поспать удалось всего пару часов. Последнюю неделю солнце в Северной Столице не появлялось, и это утро было так же пасмурным. Егор подошёл к окну, посмотрел на стекающие по стеклу капли, а на душе было гадко. Днём ему нужно будет произнести поминальную речь, но что он скажет людям? Прислонился головой к холодному стеклу.

— Ладно, после завтрака возьму листок и что-нибудь придумаю, — с грустью сказал он сам себе.

Он как обычно сел за стол составить списки на завтра и написать короткую характеристику о Софье в журнал. А когда до завтрака с ней осталось буквально полчаса, по рации раздался крик связиста: «Сирота, на нас напали!».

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Егор подскочил с кресла и тут в кабинет влетел Стекольщик.

— Сирота! — прокричал Антон, — прорыв на пятом блокпосте, отбросы на ваське! Давай за мной!

Без лишних слов Сиротин быстро накинул кофту и поспешил за выходящим из кабинета Стекольщиком, но тот резко остановился. Егор не успел даже слова сказать, получив с разворота удар прикладом в лицо.

Он упал и почувствовал, как кровь из носа залила лицо, а в глазах помутнело. Его тащили за воротник через главный зал штаба, вокруг была паника, сквозь шум в ушах он слышал крики, ругань, выстрелы и, кажется, взрывы. Голова разрывалась от боли, он безвольно смотрел, как его тащат по кафелю в сторону выхода.

Местами на полу лежали люди в крови, а на входе валялась куча гильз и двое дежурных. Один из них пытался доползти до своего оружия, лежащего неподалёку, но на него налетел один из отбросов и вонзил нож в спину. Сироту волокли по парковке, машин их группы уже не было, только трупы своих и отбросов. Но ведь ключи от всех машин находились в его кабинете…

Из последних сил он держался в сознании. Его протащили мимо УРАЛа с отвалом на дорогу. Отсюда он заметил, что их штаб горит, затем, что весь транспорт группы вывезли на Уральскую улицу вдоль штаба. На мгновенье он потерял сознание, но его привели в чувство пинком. Перед ним стоял Лысый и скалился, а рядом с ним Стекольщик и держал в руках АК-12. Тот самый, что принадлежал Славе-оружейнику. Сирота сидел на мокром асфальте, прислонившись к чему-то спиной. Слегка повернув голову, он узнал родную Ниву.

— Ну здравствуй, Сирота, — ухмыльнулся Лысый.

Егор хотел послать его куда подальше, но во рту пересохло.

— Так, — заговорил Стекольщик, показывая на Сиротина, — вот первая часть уговора. — А вот вторая, — он передал главарю отбросов редкий автомат.

— Молодец, Антоха, — похвалил Лысый, мерзко улыбаясь, — теперь можешь её забрать, как там её зовут?

— Соня, — сказал Стекольщик.

От этих слов Егор сразу пришёл в чувство, сплюнул кровь и со злобой сказал: — тварь, не смей!

— Ещё как посмеет, — громко сказал Лысый, подошёл к Сироте и придавил его тяжёлым ботинком к колесу Нивы, а Стекольщик в это время уже отправился внутрь штаба. — Тем более тебе, дружок, она скоро будет ни к чему. — Зачем трупу девушка? — ехидно спросил он.

— Это мы ещё посмотрим, урод, — сказал Егор, прикидывая как резко он сможет выдернуть из-за спины пистолет.

— Ха, Егор, всё кончено! Половина твоей группы мертвы, вторая половина в плену, твою даму я обещал Антону, а тебя я лично замучаю до смерти рядом с твоей любимой машиной, — он снова рассмеялся и достал нож, затем повернул голову в сторону и спросил неизвестно у кого, — разве это не тотальное поражение?

В этот момент к ним подходил Стекольщик и вёл перед собой заплаканную Софью. Она увидела Егора, и расплакалась навзрыд. Идущий сзади предатель толкал её дулом своей винтовки в спину, и заталкивал в кабину УРАЛа. Она кричала и просила помочь ей, от чего у Сироты разрывалось сердце. Краем глаза он увидел, как к ним приближаются танки, и он понял, что теперь это точно конец. Два Т-90 тёмно-зелёного цвета бодро приближались, Лысый обернулся, и Сиротину показалось, что он испугался. А дальше один из танков повернул башню в сторону КАМАЗа отбросов и раздался раскатистый выстрел, похожий на гром.

Главарь отбросов, убрал ногу с плеча Егора и сжал оружие. Затем он резко бросил злобный взгляд на Сироту, и хотел убежать в свой грузовик, но Егор вытянул ногу и сделал ему подсечку. Лысый упал, выронив АК-12, быстро подскочил и запрыгнул в кабину, где сидели Стекольщик и его пленница. УРАЛ взревел и тронулся с места, в тот момент, когда грузовик проезжал мимо поднимающегося с асфальта Егора, из кабины вылетела граната и угодила прямо в окно его Нивы. Сирота заметил это и успел отпрыгнуть.

Раздался оглушительный взрыв, на него посыпались осколки и обломки его родной и верной машины. Кажется, он немного оглох, толи от взрыва, толи от ярости переполнявшей его. УРАЛ уже скрылся из виду, а с ним и несколько других машин отбросов. Не дожидаясь прибытия танков, Егор подхватил лежащий рядом АК-12, пробежал мимо горящего джипа до крузака Драйвера, и вцепившись в руль, вдавил газ в пол.

Где-то в глубине разума, он понимал, что идёт на смерть, но им двигала злость и обида. Он жаждал спасти Соню и отомстить за свою любимую машину, на которую тратил до катастрофы всё своё время, и которая не раз выручала после катастрофы. Плана никакого не было, Егор просто мчался в сторону промзоны на Парнасе. Проезжая мимо пятого блокпоста, он увидел разнесённое ограждение и расстрелянных дежурных, которых именно он туда поставил, написав их фамилии в списки дежурств. От этого его кровь ещё больше закипала.

Лэнд Крузер летел по ЗСД, уже по расчищенному пути. Мимо стадиона, мимо Приморского проспекта, и выехал на КАД. Доехал до съезда на проспект Энгельса, до апокалипсиса он бывал пару раз в этом районе. Неизвестно откуда к нему на капот приземлился черноглазый зомби, но сделать ничего не успел. Два резких движения рулём, и крузак чуть не перевернулся, но напавший зомби, ударившись о лобовое стекло, слетел на асфальт.

В основном заезды на промзону находились на 3-ем Верхнем переулке. Чуть не доезжая базы отбросов, Сирота оставил джип рядом с супермаркетом, находившимся напротив их базы через железнодорожные пути. После чего он взял автомат и забрался на крышу.

Через оптический прицел, он увидел заезжающие грузовики и машины. Все кроме УРАЛа, остановились у первого цеха, а грузовик доехал до следующего, и из кабины вышел Стекольщик и вытащил за собой Софью. Лысый остался в кабине. Из других машин стали выгружать пленных и сгонять в первое здание. Первый выстрел Егор сделал в дежурного на КПП. Попадание в цель и тот замертво упал, а на базе началась паника.

Стекольщик резкими толчками в спину поторопил Соню и скрылся во втором здании. В соседнем помещении отбросы заперли пленных и разбежались по укрытиям. Автомат в руках Сироты выдавал одиночные смертоносные выстрелы. Первыми были сняты их снайперы, затем он принялся за остальных. Когда в ход пошёл второй магазин, они вычислили его позицию, и по супермаркету обрушился шквал выстрелов. Егор залёг, перекатился и продолжил охоту.

Один из отбросов выбежал из здания с РПГ-7, но выстрелить не успел, так как содержимое его головы брызнуло на асфальт. Сиротин действовал машинально, как только в перекрестие прицела встречалась голова — палец нажимал на курок. Тем временем Лысый пропал из виду, но это было и не важно. Егор хотел разобраться с ним лично. Кажется, скоро опустеет и второй магазин, но с собой был винторез, подаренный близнецами.

От банды отбросов уже оставалось жалкое подобие, тогда Сирота спустился с крыши и сел в крузак. Переместив винторез стволом в сторону лобового стекла и прикладом к бедру, он запустил мотор. Снова сжал руль, сделал магнитолу погромче, и внедорожник с визгом резины сорвался с места. Под тяжелый рок массивный джип набирал скорость, приближаясь к КПП. Остатки банды подтянулись к шлагбауму и стали поливать машину свинцом.

Ветровое стекло разлетелось, из-под капота повалил густой пар, пули прошивали внедорожник насквозь. Сирота, пригнувшись, дал очередь наугад, а затем крузак на полном ходу, рыча мотором, достиг КПП и отправился в короткий полёт, подскочив на ограждении. Приземлившись, он резко ударил по тормозам, и выскочил из машины, добивая раненных отбросов.

Теперь осталось две цели: Стекольщик и Лысый. Как будто услышав его мысли, на горизонте появился Антон с ручным пулемётом. Стекольщик открыл плотный огонь и постепенно приближался к нему. Егор спрятался за останками ограждения, а над его головой свистели пули, билось стекло, и скрежетал металл. Сиротин снарядил целый магазин в винторез, но стрекотание пулемёта так и не заканчивалось. Тогда он сделал рывок до машины, запрыгнул внутрь и помчался навстречу Антону.

Бедная машина была уже похожа на решето, пахло палёным маслом, антифризом и гарью. Остатки стёкол сыпались внутрь, в плече Егора вдруг появилась сильная жгучая боль. И вот между несущейся машиной и Стекольщиком осталось пара метров. Пулемёт стих, но крузак хода не сбавил. Послышался глухой удар и после этого Сирота остановился и заглушил двигатель.

Жжение в левом плече становилось всё сильней, а рукав кофты окрасился в красный цвет. Егор вылез из машины и неспешно подошёл к ползущему Антону. Ноги его не двигались и он, перебирая руками, пытался доползти до пулемёта. Сиротин рывком перевернул его на спину и присел рядом на корточки.

— Думаешь… я буду… просить о пощаде? — задыхаясь, сбивчиво проговорил Стекольщик, — ошибаешься…

Сирота молча смотрел ему в глаза, но Антон резко, насколько мог, выдернул пистолет из своей кобуры. Егор без труда перехватил его руку и забрал пистолет. После чего встал и сделал контрольный выстрел. Для завершения мести осталась одна цель.

Он забрался в крузак и повернул ключ в замке. Со страшным грохотом машина завелась, и тарахтя, повезла Егора к зданию, где держали Соню. Вывернув из-за угла, Сиротин увидел как Лысый, приставив пистолет к голове Софьи, пытался затолкать её в кабину УРАЛа. Но когда увидел, что к ним едет Егор, прикрылся ей, не убирая оружие от виска.

— Стой, падла! — прокричал главарь отбросов.

Сирота спокойно остановил изрешечённый пулями внедорожник и вышел, подхватив винторез с пассажирского сиденья.

— Ствол брось! — срывающимся голосом крикнул Лысый.

Хоть Егора и переполняла злость и жажда мести, но он, сдерживая себя, послушно положил оружие на асфальт, рисковать её жизнью он не хотел. А когда распрямлялся, Соня ему подмигнула, в ответ Сиротин отрицательно помотал головой.

— Ты чё башкой вертишь, урод!? — у Лысого явно сдавали нервы, а когда он оглядывался по сторонам, Соня резко вывернулась из захвата и толкнула его.

Тогда отброс со всех ног рванул за угол, а Сиротин помчался за ним. Бритоголовый пробегал мимо каких-то бараков и контейнеров, затем перелез через забор. Егор не отставал и когда перемахнул через забор, увидел, как Лысый бежит к старому и высокому рельсовому крану. Бегло перебирая ногами и руками, он поднимался наверх. Как только Сирота полез за ним, он услышал сверху выстрелы, однако три пули прошли мимо. Добравшись до кабины, он сделал ещё два выстрела и полез на стрелу ржавого жёлтого крана. Одна из пуль чиркнула по правой ноге, но Сиротин продолжал погоню.

Вышагивая по балкам, Лысый двигался к концу стрелы, но Егор его почти догнал. У самого края отброс развернулся к нему лицом, поднял руку с пистолетом, прицелился и нажал на курок. Раздался сухой щелчок. Сирота, не сбавляя шага, достиг конца стрелы, увидел перепуганные глаза главаря банды и ударом ноги в живот, скинул его с крана. И вот стоя на краю, он окинул взглядом пасмурный Питер и высотки Парнаса. Выдохнул, посмотрел на лежащее внизу тело Лысого и побрёл обратно.

Спуск давался труднее, чем подъём. С каждой ступенькой боль в плече и ноге становилась сильней, к тому же рука начинала неметь. Ступив на землю, Егор присел на деревянный ящик, стоящий рядом, чтобы немного передохнуть. Он чувствовал, как кровь из раны на ноге затекает в ботинок, а из раны на плече уже залила всю кофту. Сломанный нос, после удара стекольщика, так же раздавался ноющей болью. Собравшись с силами, Сирота встал, но в глазах резко потемнело. Он сел обратно, и тут к нему подбежала Соня. Сняла с себя кофту, и оторвав рукав, стала перевязывать его. Сиротину становилось хуже, и он стал заваливаться на бок.

— Эй! — крикнула Софья, — смотри на меня! Не теряй сознание!

Из последних сил он держался, глядя в её прекрасные глаза. Девушка суетилась и возилась с перевязкой.

— Как себя чувствуешь? — обеспокоено спросила она, но у Егора не осталось сил даже ответить.

Соня заглянула ему в глаза, провела кончиками пальцев по щеке и их губы коснулись друг друга. Сирота мгновенно пришёл в себя, а она спросила: «лучше?». И улыбаясь, помогла ему подняться. Медленно шагая, Егор опирался на её плечо и они шли в обнимку к машине. Со стороны КПП послышался шум моторов и стальных гусениц. Они сразу поняли, что это свои.

На удивление крузак до сих пор заводился, и они поехали навстречу танкам. На впередиидущем Т-90 сидел Вожак с РПК в руках. Остановившись, из танков вылезли близнецы и человек шесть в военной форме. Все были измазаны грязью, кровью своей или чужой, но приветствовали друг друга, обнимались и радовались. Близнецы как обычно приветственно похлопали его по плечу, от чего он скорчился от боли, за это Соня пригрозила им пальцем и помогла Сиротину распрямиться. Егор представил им Софью, Вожак представил им своих друзей из воинской части. Но когда Сирота спросил про Драйвера, Вожак погрустнел и сказал, что он погиб при падении вертолёта. Он до последнего пытался посадить подбитый Ми-26, чем спас им жизнь, пожертвовав своей.

Затем они вместе освободили пленных. Вожак заметил лежащего на асфальте Антона.

— Значит Стекольщик? — коротко спросил он.

— Да, — кивнул Егор, — но теперь всё кончено.

Эпилог

 Сделать закладку на этом месте книги

До наступления холодов оставалось совсем немного, и восстановление штаба, после атаки отбросов, шло в ускоренном темпе. Все работали сутками, и всего за месяц группа привела своё убежище в пригодное для выживания состояние. Вожак поблагодарил Егора за службу и занял обратно свой пост, а близнецы восстанавливали блокпосты и каждый день патрулировали остров. Этот месяц Сирота пролежал в лазарете, где его лечащим врачом была Софья. Его каждый день навещали, и благодарили за спасение. А когда он встал на ноги, то решил восстановить крузак, в память о Драйвере.

И в один из дней, когда штаб был восстановлен, и все раненные встали на ноги, Андрей Петрович дал всем выходной и объявил праздник. Все собрались в столовой, веселились и отдыхали. Близнецы в красках рассказывали, как они прорывались через леса и поля к воинской части, но вдруг в столовую зашёл связист, и всё замолчали и посмотрели на него.

— Наша антенна снова поймала чей-то сигнал.


* * *

Он лежал в сыром почти не освещённом подвале, спиной на деревянных паллетах. Окинув себя взглядом, увидел, что всё его тело покрыто свежими и не аккуратными швами. К ноге была примотана доска, видимо вместо гипса.

— А покрасивей то никак было? — хриплым голосом спросил лежащий.

— За это бы хоть спасибо сказал, — грубо ответил подошедший к нему мужчина.

— Ну, спасибо, доктор, — ухмыляясь, — есть зеркало?

— Держи, «красавчик», — язвительно сказал мужчина, протягивая ему зеркало.

Всматриваясь в отражение, он изучал свой абсолютно чёрный глаз. Ни зрачка ни радужки ничего не проглядывалось, только чернота. Закрыв другой глаз, понял, что этим глазом он не видит. Он приподнялся и с яростью швырнул зеркало в стену.

— Мы ещё встретимся, — со злостью прошептал он.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Божок Андрей Андреевич » DZA (Дневник Зомби Апокалипсиса).