Название книги в оригинале: Billie Quiet. The Fastest Man Alive [СИ]

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Billie Quiet » The Fastest Man Alive [СИ].



убрать рекламу



Читать онлайн The Fastest Man Alive [СИ]. Billie Quiet.

Billie Quiet

THE FASTEST MAN ALIVE

 Сделать закладку на этом месте книги

 Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

«Еще секунда — и я проснусь».

Одна-единственная мысль стучала в голове Себастиана с тех пор, как удар молнии оглушил его. Он не помнил, что произошло после, мог только догадываться. И он не знал, сколько времени прошло с тех пор, как он отключился, мог только предполагать, что творится вокруг. Но то, что было с ним раньше, он помнил отчетливо.

Себастиан Смайт всегда считал себя особенным. Не потому, что обладал какими-то непревзойденными талантами, нет. Но он всегда знал, что он — особенный. Быть может, потому, что его мама каждый вечер повторяла ему это. И Себастиан запомнил. На всю жизнь, даже несмотря на то, что мама говорила это только, чтобы подбодрить сына, но Себастиан верил, что так оно и есть. Ему никогда не приходило в голову сомневаться в ее словах.

Воспоминания возникали яркими вспышками, на которые, если бы он был в сознании, мог отреагировать с бурей эмоций. Потому что жизнь Себастиана никогда не была простой.

Один из самых запоминающихся и, в то же время, самых страшных моментов произошел, когда ему было одиннадцать. Тогда все проблемы сходились лишь на школьных хулиганах, которые мечтали запихнуть его в шкафчик, окунуть головой в школьный унитаз или просто побить и засунуть в мусорный бак.

Однажды ночью его разбудил странный шум. Себастиан открыл глаза и с удивлением обнаружил, что вода из аквариума плавает по комнате в виде огромных пузырей. Внизу что-то разбилось, он выскочил из комнаты и побежал вниз по лестнице. Сердце бешено заколотилось, когда Себастиан увидел маму, лежавшую на полу, а вокруг нее две молнии — желтую и красную.

Паника разрасталась по всему телу, но его словно парализовало. Себастиан не мог сдвинуться с места, чтобы хоть что-то сделать. Он закричал, когда подбежал отец, но уже было поздно.

Ему никто не поверил. Проще было свалить обвинения на отца Себастиана, чем поверить в рассказ одиннадцатилетнего мальчишки. Ведь он еще ничего не понимает, его могли подговорить, он же еще такой глупый! Но Себастиан знал, что это они ошибаются, а не он. Знал, что ему не показалось. Вот только объяснить, что именно произошло, он не мог.

С той роковой ночи жизнь Себастиана Смайта изменилась навсегда. Он потерял обоих родителей, переехал в дом офицера полиции и по совместительству отца его подруги Сантаны Лопез. Расти бок о бок с лучшей подругой было здорово, но нехватка родного отца была ощутима. Джо никогда не смог бы заменить ему папу, сколько бы ни старался. Но он всегда был рядом, в каждую трудную минуту. Даже когда начал понимать, что Себастиану он перестал быть нужен.

Истинный характер Себастиана начал проявляться, когда он пошел в среднюю школу. Раньше тихий и немного испуганный мальчик медленно стал превращаться в заносчивого и эгоистичного подростка. Причиной тому была зависть. Да, простая зависть. Он ненавидел своих ровесников за то, что их родители все еще были с ними. Что любящие мамочки готовили им завтраки, а заботливые папаши возили на футбольные матчи. Конечно, Джо делал все то же самое, но Смайту этого было недостаточно.

Себастиан очень ценил его усилия и был благодарен за все, что приемный отец делал, но он никогда по-настоящему не смог ему открыться. Так уж вышло, что трагедия попросту сломала Себастиана. И чем старше он становился, тем его характер становился хуже.

Единственный человек, которого Себастиан подпускал к себе, а иногда даже мог позволить немного откровений, была Сантана. Друзья с детского сада, они практически никогда не расставались в детстве. А после трагедии, и вовсе стали, как брат и сестра.

Сантана, несмотря на такую же заносчивость и легкую высокомерность, по отношению к своему другу могла измениться до неузнаваемости. Только Себастиану, а еще своей подруге Бриттани, она показывала, что может быть доброй и понимающей.

А выслушивать ей приходилось многое. Две яркие вспышки преследовали Себастиана во снах практически каждую ночь. В детстве он с криками бежал к подруге или Джо, но с возрастом стал более спокоен. Он перестал бояться, а попытки сбежать к отцу в тюрьму (что раньше происходило довольно часто и оборачивалось легким выговором) прекратились. Это не значило, что Себастиан вовсе забыл о нем, просто каждый новый визит отдавался душащей болью, ведь он возвращался в неродной дом, с не своим отцом.

Как бы Джо ни заботился о нем, как бы ни любил, Себастиан не чувствовал себя дома. Поэтому, как только у него появилась такая возможность, он съехал. Это были полгода взрослой жизни, полные странно опьяняющей свободы действий. Вот только вскоре юный Смайт понял, что так просто жить одному у него не получится.

Джо, а в особенности Сантана, приняли его обратно с радостью. И снова его окружили стены, которые возвращали старые и душащие воспоминания. Но все же, хотя он и не хотел себе в этом признаваться, Себастиан был рад этому. Рад, что его не погнали прочь, а позволили вернуться, ведь поддержка ему была просто необходима. Он всегда знал, что те молнии были необычными, и потратил огромные усилия, чтобы собрать всю возможную информацию о смерти его матери.

Разумеется, в одиночку ему действовать не приходилось. Сантана не зря была дочерью полицейского, а ведь без ее помощи ему пришлось бы непросто.

Однажды вечером, когда Джо задерживался на работе, Себастиан снова разложил на полу гостиной все газетные вырезки и принялся внимательно их разглядывать. Казалось, он уже наизусть выучил текст каждой из статеек, но все же старался увидеть в них что-то новое, что мог упустить в прошлый раз.

— Это уже превращается в манию, — с легкой насмешкой произнесла Сантана, усаживаясь на диване и внимательно наблюдая за Смайтом.

— Помолчи, мне нужно сосредоточиться, — Себастиан мотнул головой в ее сторону и нахмурился, прикусив нижнюю губу. Он принялся двигать вырезки, совмещая и разделяя их.

Спустя несколько минут молчания он неожиданно подскочил и бросился вверх по лестнице в свою комнату. Сантана удивленно проследила за его перемещением, а когда он вернулся, с интересом посмотрела на красную нитку в его руках и куски картона.

Себастиан принялся лихорадочно клеить газетные вырезки, создавая коллаж, а после отмечать самые важные моменты красной нитью, связывая их между собой. К тому времни, когда он закончил, Сантана уже дремала на диване, поэтому ему пришлось потрясти ее за ногу, чтобы привлечь внимание.

— Это невероятно, — протянула она с легким свистом, разглядывая труд Себастиана.

— Дает не много, но если бы у меня был доступ к большим документам… — он скептически окинул взглядом картонки.

— На самом деле есть, — Сантана заметила удивление на его лице и усмехнулась. — Но за дополнительную информацию придется заплатить, Смайт, — она засмеялась, когда Себастиан не больно ткнул ее в бедро. — Ладно, ладно, — успокоившись, произнесла она. — Папа сказал, что их судмедэксперт скоро уходит на пенсию, и им нужен новый. А ты ведь у нас гений, я думаю, ты бы справился.

— Но я ведь даже не учился на него, — Смайт пожал плечами. — Я, конечно, мог бы рискнуть, работа мне нужна, — он оглядел пустым взглядом комнату. — А давно ты знаешь?

— Примерно пару месяцев, — Сантана улыбнулась и ловко увернулась от очередного тычка. — Попробуй. Да, папа будет против, но даже он признает, что ты бы справился. Был разговор, — добавила она, заметив недоуменный взгляд Себастиана.

И именно так, после нескольких долгих уговоров и убедительных доводов, Себастиан получил первую действительно стоящую работу. Так уж вышло, хотя он и не стремился, что точные науки давались ему с невероятной легкостью, в старшей школе он был отличником, и в колледже блистал среди остальных. Правда, Себастиан никогда не думал, что свяжет свою жизнь именно с такой сферой деятельности, даже пусть и только вначале своего карьерного пути.

И все же не сама работа его интересовала. Доступ к секретным файлам, который он получил, как только ступил на порог полицейского участка в качестве сотрудника, значил для него гораздо больше.

Вот только много ему это не дало. Ничего нового Себастиан так и не нашел, из-за чего с каждым днем становился все мрачнее. Теперь и он сам подолгу засиживался в своем офисе, не только из-за работы. Он искал и не мог сдаться, настолько выматывался, что Джо приходилось самому его увозить домой. Себастиан Смайт никогда так просто не сдавался, а возможность узнать правду и вытащить его отца из тюрьмы была всегда в списке приоритетов.

Себастиан недосыпал, держался на одном кофеине, и бывало ничего кроме кофе за весь день в его желудок и не попадало. Поэтому не было ничего удивительного в том, что однажды он попросту вышел из себя в обычной очереди в магазине. Именно в тот момент, когда он чуть ли не снес стеллаж с открытками ко Дню матери, Сантана, которая наблюдала за всем этим, поняла, что пора что-то делать.

Вечер, когда она решила вытащить Себастиана в клуб, был необычным. Не только потому, что была суббота, и половина молодежи Централ-Сити зависала в ночных клубах и других развлекательных заведениях. Тот вечер был знаменателен еще и тем, что именно в тот вечер профессор Гаррисон Уэллс, директор лаборатории С.Т.А.Р., собирался перезапустить ускоритель частиц.

Себастиан слышал об этом краем уха, но наука его не интересовала, хоть он и умудрился сдать тест в университет на самый высокий балл по физике. Тогда он посчитал все чистым везением, он даже не собирался поступать в этот университет, просто прошел тест ради интереса. И в итоге, несмотря на удачную сдачу, все же отказался от предложения, предпочтя иную специальность.

После этого он снял квартиру, несколько месяцев прожил практически в нищете, потому что нормальной работы ему найти так и не удалось, а после вернулся в дом к приемной семье. И с тех пор решил, что вначале будет хорошенько думать, прежде чем сделает что-то опрометчивое.

В тот вечер народу в клубе было много. Все танцевали, пили и веселились, отмечая конец рабочей и учебной недели. Себастиан, все еще немного вымотавшийся, но все же в более-менее хорошем расположении духа, был усажен Сантаной за стойку бара и заправлен несколькими стаканчиками с текилой.

Подруга старалась довести его до расслабленного состояния, чтобы Себастиан смог отвлечься, познакомиться с каким-нибудь парнем и хорошенько провести время. Да, именно с парнем. Несмотря на теплые чувства к Лопез, Смайту она, как и любая другая женщина, в сексуальном плане никогда не нравилась. Хотя первый поцелуй произошел именно с ней, что до сих пор оба вспоминали с некоторой дрожью.

За двадцать пять лет своей жизни Себастиан твердо уяснил, что серьезные отношения созданы сценаристами мелодрам для молоденьких дурочек, которым не терпится надеть белое платье и окольцевать какого-нибудь несчастного, кто по глупости это кольцо им и предложил. Ему же самому вполне было достаточно легких флиртов и физического влечения для того, чтобы чувствовать себя прекрасно. Но в тот вечер удача была явно не на его стороне. Никто не поддавался на его чары обольстителя, и после четвертой неудачи Себастиан угрюмо сообщил Сантане, что более задерживаться в клубе не намерен. Все, чего ему хотелось — проспать около двенадцати, а то и больше, часов, а потом набивать желудок пиццей и пивом.

Он медленно брел по улице, когда вдруг услышал странный резкий хлопок позади. Обернувшись, Себастиан замер в ужасе. Небо озарила яркая вспышка, похожая на молнию, которая исходила от лаборатории С.Т.А.Р. Себастиан не знал, что делать, но прохожие принялись доставать телефоны. Посчитав людей идиотами, Смайт ускорил шаг, чтобы поскорее добраться домой. Он чувствовал странную тревогу, но очень надеялся, что она не оправдается.

Хлопки участились, и Себастиан принялся бежать. Тревога переросла в страх, когда он очутился на безлюдной улочке, в паре кварталов от своего дома. Он обернулся еще раз, чтобы убедиться, что все в порядке, когда молния ударила его прямо в грудь.

С того момента время прекратило существовать, ровно как и реальность. До него доносились странные гулкие звуки, иногда ему казалось, что он слышит знакомые голоса, и что кто-то зовет его по имени. Но он не мог с точностью сказать, что это было на самом деле. Себастиан не знал, жив ли он, а если нет, то где тогда он, черт возьми, оказался?

Время не было выстроено в линию, оно превратилось в точку, которая то расширялась, то сужалась. Все, что Себастиан осознавал ясно и четко, была одна и та же мысль: «Еще секунда — и я проснусь».

Она не давала ему потеряться в темноте, которая его окружала. Не давала прекратить существовать, хотя он и не знал, что все еще жив.

В какой-то момент он его почувствовал — бешеное сердцебиение. Когда фраза в голове отдавалась не просто гулом, она была высечена на подкорке, повторенная больше миллиона раз, тогда он его ощутил. Сердце, так долго дремавшее, пробудилось и заколотилось с невероятной скоростью. Поток мыслей заискрился и взорвался огромным фейерверком воспоминаний, которые смешались в одно большое пятно. Все неслось быстрее скорости света и никогда больше не останавливалось. Потому что когда Себастиан Смайт открыл глаза, он еще не знал, что он больше не простой парень из Централ-Сити, который пытается разгадать загадку таинственной гибели его матери. В момент, когда яркий белый свет ослепил его, он еще не знал, что отныне он, Себастиан Смайт — самый быстрый человек на Земле.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Резкая подача кислорода через трубки заставила Себастиана задыхаться от его переизбытка. Он быстро вырвал все проводки со своего тела и вскочил. Кто-то тут же подбежал к нему, пытаясь снова уложить на койку, но Смайт принялся сопротивляться.

— Циско, помоги мне, он слишком!.. — воскликнул незнакомый женский голос. Или все же?.. Себастиану казалось, что он уже слышал его раньше.

— Да что за фигня происходит?! — закричал Себастиан, когда какой-то парень вбежал в комнату. Рыжеволосая девушка, пытавшаяся его успокоить, отошла в сторону. Себастиан со злостью посмотрел на незнакомцев, а затем удивленно огляделся.

Место, где он находился, назвать больницей можно было с большой натяжкой. Это была небольшая комната, наполненная несколькими компьютерами, явно утащенным из какой-то клиники оборудованием вместе с его койкой. Вместо одной стены было огромное стекло, а за ним — беговая дорожка и идущие от нее детекторы.

— Что это за место такое? — Себастиан сел, спустив ноги на пол, и выжидающе посмотрел на девушку и парня. Те переглянулись.

— Это лаборатория С.Т.А.Р., а ты… — девушка осторожно подошла ближе, словно боясь спугнуть его, и посмотрела на него, как на что-то невероятное. — Ты был в коме девять месяцев, после удара молнией.

Себастиан застыл, будто разряд молнии, которая ударила его в прошлый раз, настигла его снова. Он был без сознания девять месяцев. Девять месяцев просто вырвали из его жизни, и он не сможет вернуть их обратно.

Девушка воспользовалась его замешательством и тут же принялась проверять его реакцию на свет и попыталась вернуть на место датчики, чтобы определить остальные показатели.

— Кто вы такие вообще? — наконец спросил Себастиан. Он был в шоке и еще не скоро собирался от него оправиться. А то, что с ним произошло, явно не укладывалось в понятие «нормальность».

— Циско Рамон и Кейтлин… доктор Сноу, — представил их обоих парень, и Себастиан, выбравшись из-под наблюдения Кейтлин, поднялся и сделал несколько неуверенных шагов вперед. Он с удивлением обнаружил, что каким-то невероятным образом молния подкачала ему пресс. Нет, это все было неправильно, совершенно неправильно. Смайт чувствовал, как паника расползается по всему его телу.

— Я рад приветствовать вас в сознании, мистер Смайт, — резко раздался еще один голос, и Себастиан обернулся. В дверях появился человек, который не так уж редко мелькал в новостях и газетных статьях, пока Себастиана не настигла молния, а после, скорее всего, и того больше. Он был худой, бледный, на лице красовались узкие прямоугольные очки в черной оправе, которые скрывали ярко-голубые ледяные глаза. Он въехал на инвалидном кресле, оснащенным ручным управлением, и с интересом посмотрел на очнувшегося Себастиана.

— Профессор Уэллс? — с недоверием спросил Смайт. Он еще не до конца осознал, что именно происходит, и, честно говоря, обстановка его пугала.

— Пройдемся? — Гаррисон сделал жест рукой, приглашая Себастиана за собой, и выехал за дверь. Смайт поглядел на Циско и Кейтлин, но те лишь пожали плечами. Натянув толстовку с логотипом лаборатории, которую протянула ему доктор Сноу, Себастиан поспешил за Уэллсом.

Он некоторое время шел в тишине, рядом с едущим задумчивым профессором, и иногда поглядывал в его сторону. Себастиан не совсем понимал, что от него хотели, и чувствовал, что он оказался в С.Т.А.Р. не просто так.

— Так, а что, эм… произошло? — неуверенно поинтересовался Себастиан, когда понял, что пауза слишком затянулась.

— Я был одержим идеей перезапустить ускоритель, грезил ею, — начал Уэллс. Его голос был печальным и тихим, но Себастиан слышал каждое слово отчетливо. — В тот день многие погибли, а виноват я.

Они подошли к месту, где девять месяцев назад располагался ускоритель. Теперь же вместо него были лишь обугленные останки, образовавшиеся от взрыва. Не самое воодушевляющее зрелище, стоило заметить. Высота была огромной, и, подойдя к краю, у Себастиана слегка закружилась голова.

— Я наслаждался триумфом ровно сорок пять минут, после чего все пошло не так. Какая-то аномалия, системы вышли из-под контроля, — Гаррисон Уэллс, не отрываясь, смотрел в пропасть на уничтоженный ускоритель и погибшую мечту. — Энергию от взрыва выбросило в воздух, из-за чего образовалось штормовое облако.

— Которое породило молнию, ударившую в меня, — закончил за него Себастиан. Уэллс усмехнулся.

— Верно. А вы в этом разбираетесь, не так ли? — он посмотрел на Смайта. Тот неуверенно кивнул.

— Читал какие-то ваши статьи, но я все же не фанат научных работ, все это не мое, — он чуть сморщил нос и покачал головой. Только теперь он понял, что девять месяцев его жизни безвозвратно ушли именно из-за этого человека в кресле. Который подверг опасности его родной город, убил стольких людей, и, если бы Себастиану не повезло, то он мог бы оказаться среди них. А теперь он мило беседовал со Смайтом, словно они были какие-то приятели.

— Я лечился, когда узнал о тебе, — продолжил Уэллс. — Электричество отключалось, стоило только твоему сердцу начать отказывать. Вот только оно не отказывало. Оно билось с невероятной скоростью, — он перевел взгляд на пропасть снова. Себастиан, нахмурившись, смотрел на него. Ему не нравилось, куда вел разговор, совершенно не нравилось.

Это все было похоже на сказку, даже больше, на комиксы, которые Смайт читал в детстве. Тебя укусил радиоактивный паук, и теперь ты можешь сам превращаться в паука. Но это жизнь, тут так не бывает. Молния убивает человека. Да, бывали невероятные случаи, когда людям везло, но, черт возьми, у них не было каких-то супер способностей, ни у кого из них! А теперь Уэллс чуть ли не прямым текстом заявлял, что такое возможно. Ну, нет, Себастиана Смайта так просто провести нельзя. Каким дураком нужно быть, чтобы в это поверить?

Они вернулись в ту же комнатку, в которой до этого находился Себастиан. Смайт чувствовал, что с каждой секундой это место нравится ему все меньше.

— Они часто навещали тебя, — сказал профессор, остановившись. Себастиан, нахмурившись, посмотрел на него. — Твой приемный отец и его дочь.

Сантана! Себастиан совершенно забыл о ней. Ему промыли мозги, хотя в первую очередь, когда проснулся, он должен был вспомнить именно о лучшей подруге. Да, Лопез ему бы этого точно не простила.

— Э, знаете, я тут подумал, — неуверенно начал Смайт, постепенно продвигаясь к двери, — мне уже лучше, мне кажется, я могу пойти… — он уперся спиной о косяк.

— Но тебе нужно сделать все анализы, проверить твое состояние, — тон доктора Сноу был тверд, как камень, но Себастиану было плевать.

— Я вернусь, — соврал он. Разумеется, никуда возвращаться он не собирался. Чувствовал он себя прекрасно, а новых историй о его невероятном спасении ему выслушивать больше не хотелось.

Не удосужившись даже попрощаться, только неловко отсалютовав, Смайт ринулся домой. Ему нужно было увидеть ее, нужно было поговорить с ней. Он не делал этого девять чертовых месяцев, да Лопез его живьем сожрет, если он немедленно не явится!

Он добрался до дома на удивление быстро. Как Себастиан и ожидал, в это время он был пуст. Примерно два часа дня, если верить настенным часам, висевшим в гостиной. Смайт быстро переоделся из больничной (или лабораторной) одежды в привычную рубашку с галстуком и пиджак и, убедившись, что Сантана не станет убивать его за появление без предупреждения, ведь он был в ее любимом и ею же подаренном галстуке, поспешил в кафе, в котором подруга работала.

Себастиан медленно вошел в помещение, и о его присутствии тут же оповестил висевший на двери маленький колокольчик. Кафе было практически полным, ожидаемо для этого часа, но неудобно для самого Смайта. Ему не хотелось, чтобы куча народу пялилась на их, вероятно, довольно эмоциональное приветствие.

Которого не пришлось ждать слишком долго. Не прошло и десяти секунд, как он услышал громкое «Смайт!», а затем его сжали в крепких объятиях. Объятиях, которых ему, как он понял сразу же, очень недоставало.

— Почему ты не сказал, что придешь? — Лопез наконец отпустила его и, уперев руки в бока, внимательно посмотрела на друга. Тот замялся.

— Решил устроить сюрприз, — Себастиан усмехнулся довольно вяло. Оба прекрасно знали, что удивить Сантану ему не удастся никогда. До сегодняшнего дня. — Мне только сейчас стало лучше, и я…

— В каком это смысле только сейчас? — Лопез нахмурилась и прижала ладонь к его лбу. Теплые из-за работы с кофе пальцы приятно согревали, и все же Себастиан оторвал руку подруги от себя.

Себастиану не хотелось говорить Сантане, что он пришел в себя всего пару часов назад, иначе она бы точно накричала на него и отправила назад в С.Т.А.Р. Но ее испытывающий взгляд заставил его сдаться.

— Ладно, — он выдохнул и оглядел помещение в поисках свободного столика. Заметив один в дальнем углу, Смайт подтолкнул Сантану вперед, приглашая ее присесть. — Я просто сбежал оттуда, — нехотя признался он, следуя за подругой. — Я очнулся и…

То, что произошло в следующие несколько секунд, никак нельзя было назвать обыденностью. Это даже в понятие нормальности попадало с трудом, если попадало вообще. Парень за соседним столиком повернулся в будто замедленной съемке и, натягивая куртку, скинул стакан со стола. Тот медленно проплыл в воздухе и, коснувшись пола, распался на несколько частей, которые плавно разлетелись по сторонам. Как только осколки коснулись кафеля, все пришло в движение.

Себастиан ошарашенно смотрел на разбитый стакан. К столику тут же подбежала официантка, парень принялся оправдываться, но Смайту было не до подслушивания скандала. В его голове внутренний голос панически кричал: «Что это, мать твою, только что было?!»

— Ты видела? — негромко спросил он, ухватив Лопез за рукав. Та скривилась.

— Конечно. Опять какой-то криворукий громит посуду. Заплатит несколько долларов и свалит. Тут часто такое, — она нахмурилась, заметив испуганный взгляд Себастиана. — Ты что, забыл, что стекло легко разбивается?

— Нет, но… — Смайт почувствовал, как паника распространяется по всему телу. Он понял, что видел это один. Один. Для всех остальных не случилось ничего сверхъестественного. И это только больше пугало.

— Слушай, я, наверное, пойду. Я что-то вдруг почувствовал себя неважно, — промямлил Себастиан вместо извинений. Подруга непонимающе уставилась на него, но он лишь пожал плечами и быстро выскочил из кафе.

Сердце колотилось с бешеной скоростью, Смайт не мог понять, что стало причиной такого странного видения. Конечно, прояснить всю ситуацию мог Уэллс, но возвращаться в лабораторию Себастиану было страшно. Он не знал, куда ему лучше пойти. С приемным отцом он не был настолько же близок, как с Сантаной, хотя Джо и мог помочь ему. Да и он очень давно его не видел, Себастиан даже чувствовал, что скучает по нему. И все же он считал, что Джо не поймет его. Он и сам бы себя не понял, если бы рассказал такую историю.

Решив, что лучше всего сейчас пойти домой, возможно, выпить каких-нибудь успокоительных и хорошенько поспать, Смайт направился в сторону дома Лопез. Он хотел добраться туда поскорее, поэтому чуть ускорил шаг и, сам не заметив как, перешел на бег. И странная вещь случилась снова. Себастиан преодолел расстояние в три квартала за три секунды. Только что он стоял возле домика миссис Бигсби, которая в детстве любила угощать его и Сантану шоколадными конфетами с нугой, как вдруг оказался в двух шагах от своего дома.

Смайта парализовал страх, он стоял как вкопанный посреди улицы, которая совершенно не разделяла его настроений: осеннее солнце освещало спокойную улочку, а ветер мягко перекидывал по тротуару пожелтевшие листья. Но Себастиану было абсолютно не до любования природой. Руки тряслись, а перед глазами все плыло. Себастиан хотел прижать ладонь ко рту, когда вдруг заметил, что та двигается… с ненормальной скоростью. Он вскрикнул он ужаса, и кисть тут же пришла в норму. Оглянувшись, чтобы убедиться, что его никто не видел, Себастиан забежал, стараясь с привычной для нормального человека скоростью, в дом и, захлопнув дверь, съехал по ней вниз.

— Да что за хрень со мной творится? — звенящим от страха шепотом произнес он. Запустив пальцы в волосы, Себастиан оглядывал помещение невидящим взглядом. Итак, можно с точностью сказать, что это не опухоль мозга, что уже хорошо, потому что такие галлюцинации ей не подвластны. Хотя, вполне возможно, пока он был в коме, его накачивали какими-то странными препаратами. Точно! Смайт обхватил колени руками и вскинул голову. Они хотели проверить какие-то анализы, они точно его чем-то накачали! Он всегда знал, что с этой лабораторией что-то нечисто, Уэллс и его шайка ставили эксперименты на людях. А теперь он попал под раздачу, сведенный с ума неизвестными препаратами.

С этого момента желание вернуться в лабораторию С.Т.А.Р. и добить и без того покалеченного профессора зажглось в его голове. Себастиан сжал зубы и, недолго думая, подскочил, и кинулся в бывшее место своего заточения.

Он добрался до него на удивление быстро, без странных фокусов, которые выкидывало его тело за прошлый час. Быстро добежав до нужного кабинета, Смайт без особых церемоний начал гневную тираду.

— Вы — чертовы монстры! Вы превратили меня во фрика, я теперь не понимаю, что нормально, а что нет! — кричал он, поочередно тыча пальцами в доктора Сноу, Циско и приехавшего на крики Уэллса. — Вы разрушили мне жизнь ради каких-то своих безумных экспериментов, думаете, я не догадался? — он подскочил к профессору и с ненавистью посмотрел на него. — Стараетесь стать похожим на профессора Икс и создаете шайку мутантов? Так вот, не похоже, для начала побрейтесь на лысо! — Смайт скинул со столика подставку для карандашей, схватился за голову и отошел в сторону. — Это какой-то кошмар, я ничего не понимаю, — повторял он высоким из-за паники голосом.

— Мистер Смайт, я прошу вас успокоиться, — спокойно сказал Уэллс, чем еще больше вывел Себастиана из себя. — Просто присядьте, и я все вам объясню.

Смайт послушался его и сел на ступеньки, которые вели в комнату с беговой дорожкой. Он сделал несколько глубоких вдохов и принялся слушать чушь, которую собирался донести до него Гаррисон Уэллс.

— Молния, которая попала в тебя, Себастиан, как ты знаешь, была порождена взрывом моего ускорителя, — начал профессор, сняв с носа очки, из-за чего его глаза стали еще ярче. — После того, как разряд коснулся твоего тела, он изменил структуру твоего ДНК. Ты больше никогда не будешь нормальным, — эти слова повергли Смайта в безмолвный шок. «Никогда не будешь нормальным», — звучало, как приговор. И теперь в его голове появились сотни мыслей о том, как он становится отшельником, живет где-то в пещере и выглядит, как бродяга, а стоит ему выйти на улицу, как местные дети начинают закидывать его мусором, обзывая уродом. И ведь они будут правы.

— И что же мне теперь делать? — слабо спросил Себастиан. Он совершенно потерялся и не знал, как правильно поступить. Больше всего хотелось забраться под одеяло в своей кровати и кричать так долго, пока не сорвется голос.

— Я не сказал, что быть не нормальным, значит, быть плохим. Твоя способность уникальна, Себастиан, — Уэллс подъехал к нему ближе, внимательно глядя на Смайта. — Если мы начнем изучать ее, поможем научиться управлять ею, ты сможешь стать… — он усмехнулся, — героем.

Лучше бы он не говорил этого. Лучше бы сказал, что полезней для Себастиана самолично сдаться в соответствующее заведение для «не нормальных» людей. Но он предлагал помощь, таким образом, будто знал, что у них все получится. Будто знал, что Смайт сможет стать — как он сказал —


убрать рекламу




убрать рекламу



героем?

— Нет, — Себастиан покачал головой. Он вдруг ощутил странную пустоту внутри себя. Никогда в жизни он не переживал столько ярких эмоций за столь короткий промежуток времени. — Нет, я не смогу ничего с этим сделать, и вы тоже, — он поднялся, поправил сбившуюся одежду и растрепанные волосы. Поочередно оглядев всех присутствующих, Себастиан покачал головой, кисло улыбаясь. — Вы даже не знаете, что я пережил, даже не знаете, что я чувствую, — выдавил из себя он. — И не нужно говорить, что вы поможете. Вы только и умеете, что забалтывать людей и стараться загладить свои ошибки. Но у вас ничего не выйдет, — он выплюнул последнюю фразу словно приговор в лицо Уэллсу. — И не нужно давать мне ложных надежд. Я лучше справлюсь со всем сам, — Смайт развернулся и медленно, на ватных ногах пошел к выходу.

Да, он уже все придумал. Соберет вещи, оставит записку и уедет в Канаду или Мексику. Да, лучше в Канаду, жару он не очень любил. Сложно будет расстаться с дорогими людьми, но это же лучше для них.

— Ты можешь не знать этого, но ты нужен этому городу. Ты — особенный, Себастиан, — ровным голосом произнес Уэллс.

Смайт замер в дверях. Слова, которые он услышал, были произнесены в его голове другим человеком. И в тот момент что-то внутри него щелкнуло. Мысль, которая годами преследовала его, утверждая, что он особенный, словно утратила прежнюю ассоциацию с чем-то хорошим, превращаясь в полную ее противоположность. Себастиан повернул голову вбок и хмыкнул:

— Нет, — он покачал головой, постукивая пальцами по косяку. — Может, я и не такой как все, но мне нет дела до жителей этого города. И другой жизни мне не нужно, — твердо сказал Смайт и вышел из кабинета.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Дни тянулись, как прилипшая к подошве ботинка жвачка, в которую вы по неосторожности умудрились вляпаться, и теперь неприятный осадок остался на весь день. Точнее, так могло бы быть, если бы Себастиан по несколько раз на дню не попадал в эти странные скоростные ситуации. С ними, конечно же, время шло немного быстрее, но в целом картину они не украшали. Совсем наоборот, Смайт ненавидел то, что с ним происходило.

Конечно, это могла бы быть достаточно полезная способность, если вы куда-то опаздываете, или вам нужно уложиться в срок сдачи работы. Но у Себастиана и до этого проблем не было с такими вещами, а теперь его даже начало заносить, потому что с каждым днем способность все крепчала.

После произошедшего в лаборатории, гордость не позволяла Себастиану вернуться и попросить помощи, даже когда он понимал, что она ему необходима. В глубине души он знал, что Уэллс поможет ему в любом случае, но тогда это бы значило для самого Смайта полное поражение. А с этим он мириться совершенно не собирался. Он был слишком гордый, слишком упертый и слишком испуганный, чтобы действительно сделать первый шаг в помощи самому себе.

Рассказать же кому-то еще о своих проблемах Смайт не решался. Он был уверен, что стоит ему заикнуться о том, что с ним происходит, его тут же упекут в больницу или обратно в С.Т.А.Р., чего ему хотелось меньше всего. Любящим нас людям свойственно переживать за нас и стараться помочь, хотим мы того или нет. И Себастиан знал, что Сантана и Джо обязательно сделали бы это для него, даже если бы он стал упираться и всячески противодействовать.

Да и не только его приемная семья. Расскажи Смайт о произошедшем отцу, тот тоже ни за что бы не отпустил его, пока не получил бы чуть ли не клятвенное признание в том, что он правда разберется со своей проблемой. Поэтому, когда Себастиан сидел перед звуконепроницаемым стеклом и смотрел на своего отца, приложив трубку к уху, он даже не думал говорить ему о своих переживаниях. Генри и так был безумно рад видеть своего сына живым и здоровым, как ему казалось, а огорчать и пугать его Смайту не хотелось совершенно.

— И они правда до сих пор не поняли, кто стоял за этим? — рассмеялся Генри, слушая рассказ Себастиана о том, как новичков разыграл один из детективов в их отделе. — Стажеры никогда не отличались особой сообразительностью, они всегда боятся всех на новом месте работы, — он усмехнулся, а затем резко замолчал. — Я все же рад, что ты в порядке, сынок, — Генри грустно улыбнулся и приложил руку к стеклу.

Себастиан прижал свою ладонь, соединяя кончики пальцев с пальцами отца, и почувствовал, как предательские слезы жгут глаза. Ему не хотелось плакать при отце, он ненавидел, когда другие люди видели его слезы — это делало его жалким и слабым, а он не привык показываться таким. Смайт быстро сморгнул, но одна слезинка все же проскочила и потекла по его щеке.

— Я вытащу тебя отсюда, пап, я обещаю, — с трудом сохраняя твердый тон, произнес Себастиан. Он сглотнул и еще долго сдерживал слезы, стараясь улыбаться отцу. Как только его увели, когда время их встречи закончилось, Себастиан опустил голову на столешницу, и слезы, которые он пытался сдерживать несколько минут, градом полились из его глаз.

Его разбивало изнутри осознание, что самый родной и близкий человек не может быть рядом с ним, и что ему невозможно рассказать о том, что его гложет. По крайней мере, не обо всем. Но Себастиан знал, что у него все получится, он знал, что ему удастся оправдать своего отца, и тогда их семья снова будет такой, как прежде. Практически такой, как прежде. Но это невероятно сложно.

Смайт вышел из тюрьмы Централ-Сити совершенно подавленным. Так всегда бывало, когда он приходил к отцу, случилось и в этот раз. Решив, что так как все равно взял себе на целый день отгул, Себастиан направился домой пешком. Погода была прекрасная, что довольно странно для октября, когда должны лить непрекращающиеся дожди. Себастиан вытащил плеер, включил плейлист, который полностью соответствовал его настроению, и под песню Hayley Taylor «No More Wishing» принялся медленно брести к городу. Ему хотелось, чтобы к тому времени, как он вернется, в доме еще никого не было, и чтобы он смог спокойно насладиться душащей его грустью.

Все в его жизни было не так. Если раньше Себастиан особенно не задумывался над этим и старался во всем видеть плюсы, то теперь он даже не пытался. Быть может, если бы та злосчастная молния не ударила его, он бы не чувствовал себя настолько дерьмово или все равно пришел бы к этому состоянию, кто знает? Сунув руки в карманы, Смайт принялся погружаться в гнетущую атмосферу довольно депрессивного плейлиста.

Он шел уже довольно долго по пустынной дороге. Шальная мысль посетила его голову, но Себастиан тут же пресек ее. Он старался не пользоваться своей способностью специально, словно надеясь, что если он будет ее игнорировать, она пропадет сама. Однако как бы он ни старался, она все больше завладевала им, совершенно не давая возможности на спасение.

Наплевав на возможные последствия, потому что путь предстоял долгий, Себастиан немного ускорился, а затем, почувствовав какое-то радостное возбуждение во время бега, резко затормозил в сотнях метров от места, где он был. Замерев, Смайт почувствовал запах паленой резины. Он нахмурился, совершенно не понимая, откуда он мог взяться, и тут же подскочил, принявшись тушить дымящиеся кеды.

Настроение тут же поднялось на несколько отметок, Себастиан даже переключился на более веселые песни. Все же, если не злоупотреблять, из способности можно вынести много полезного.

Остаток пути Смайт решил все-таки не бежать, потому что новую пару обуви ему брать было неоткуда, а идти босиком ему не улыбалось. Добравшись до небольшого парка, Себастиан почувствовал, как вибрирует телефон. Недоуменно вытащив его из кармана, хотя он настоятельно просил его не беспокоить по пустякам, Смайт увидел на экране номер Джо. Нажав на кнопку ответа, Себастиан неуверенно приложил телефон к уху.

— Ты где? — немного резко и даже не пытаясь быть вежливым, спросил Джо. — У нас ограбление в банке на пересечении Двадцать Пятой и Конвер-стрит. Нужно, чтобы ты срочно приехал.

— А это точно не может подождать? — расстроенно поинтересовался Смайт, чувствуя, как планка настроения тут же стремительно падает вниз. Работать ему сейчас хотелось меньше всего.

— Нет, прости, но ты мне нужен. Обещаю, это быстро, — Джо смягчил тон и после того, как Себастиан кисло согласился, повесил трубку.

День снова был испорчен. Несмотря на то, что Смайту нравилось расследовать и изучать места преступлений, сейчас ему совершенно не хотелось отправляться туда. Но, ничего не поделаешь, отгул у него был неофициальный, а значит, ехать придется в любом случае.

Посидев на скамейке еще несколько минут, потому что торопиться было ни к чему, ведь никто не знал, где он, Себастиан поднялся и вдруг услышал резкий и громкий визг тормозов. Черная спортивная машина неслась по дороге, красиво объезжая другие автомобили, которые потом, в итоге, не справлялись с управлением и отчаянно сигналили.

Себастиан подбежал ближе, чувствуя, как от страха колотится сердце. Уверенность в том, что это была определенно та машина, люди в которой участвовали в грабеже, на место которого нужно было ехать Смайту, росла и крепла с каждым мгновением. Конечно, сам Себастиан не смог бы их остановить, но увидеть номера он мог прекрасно. Время снова замерло, всего на несколько секунд для обычного человека, но за это время Смайт успел подобраться на достаточное расстояние, чтобы сфотографировать номера.

Он тут же отбежал, стоило времени начать идти в нормальном ритме, когда заметил темно-синий BMW, стремительно несшийся к железному ограждению между полосами. Если он врежется, то двигатель взорвется, и водитель погибнет на месте. Этого допускать было никак нельзя.

Мысленно выругавшись за свою несдержанность в сегодняшнем использовании способности, Смайт успел добраться до автомобиля за несколько секунд до того, как бампер коснулся ограждения. Он быстро открыл дверцу, отстегнул ремень на сидящем внутри машины парне и с трудом выволок его на землю. Парень оказался довольно тяжелым, еще и в неудобной позе, поэтому дотащить его до парка Себастиану удалось с не сразу.

Все время Смайт смотрел на спасенного им молодого человека и странная, довольно неприятная ассоциация всплывала в голове. Он его уже где-то видел, определенно, и при не очень хороших обстоятельствах. Вот только где именно, Себастиан вспомнить не мог. Словно он что-то сделал, что-то, что очень напугало Смайта и… Стакан! Это тот самый парень, который неделю назад разбил стакан в кафе, где работает Сантана!

Себастиан опустил парня на землю и тут же умчался за дерево, чтобы тот его не увидел. Незнакомец сел и принялся в шоке оглядываться, а затем в ужасе подскочил, как только его машина, лишенная управления, влетела в ограждение и загорелась.

К парню тут же подбежали люди, которые помогли ему подняться, а Себастиан остался стоять в стороне. Его наполняло странное чувство гордости и радости за то, что он спас кому-то жизнь. И самым необычным было то, что ему не хотелось подбежать и начать хвастаться перед всеми тем, что это он сделал, что это он помог, что это он — герой. Подняв голову, Смайт перестал замечать, что творится вокруг. Герой. Он словно заново пережил тот момент, когда Уэллс сказал ему о новых возможностях. Себастиан может стать героем. Он может.

Себастиан снова посмотрел на спасенного им парня и слабо улыбнулся. Всего один несчастный случай, который заставил его все переосмыслить. Всего несколько секунд, которые заставили его понять, на что он способен. И дело было даже в не том, что Себастиан вдруг стал добрым и благородным спасителем, что он готов бескорыстно помогать жителям своего города. Просто парень, которого он только что спас, заставил совершенно на все в его жизни взглянуть иначе. Настолько, что Смайт захотел стать героем именно для него.


* * *

— А потом он допил залпом бутылку текилы.

— Не может быть!

— Серьезно, я думал, его вырвет сразу же.

— А ты видел, Смайт? Смайт? Эй, я с тобой говорю!

Все слышалось Себастиану словно в тумане. Он сидел за своим столом и вычерчивал ручкой странные фигуры на клочке бумаги, совершенно не понимая, что творится вокруг. Его слишком поглотили собственные мысли. До тех пор, пока голос одного из полицейских не вернул его в реальность.

— Что? — Смайт поднял голову, непонимающе глядя на коллег.

— Да, он, наверное, еще не пришел в себя. Хотя и странно, вечеринка была в пятницу, — полицейские засмеялись и вышли из его кабинета, забрав результаты исследований. Себастиан проводил их равнодушным взглядом и снова вернулся к вычерчиванию фигур.

Вечеринка, о которой говорили его коллеги, совершенно никоим образом не повлияла на состояние Себастиана. Да, конечно, тогда он пил, и пил много, хотя обычно не злоупотреблял этим, но алкоголь странным образом его не брал. Он выпил пять бутылок пива, три полных стакана виски и два стаканчика текилы — и ничего. Раньше ему бы хватило половины этого, чтобы завалиться спать где-нибудь под столом, но Смайт вернулся домой абсолютно трезвым. Его бы даже могло насторожить это, если бы голову не занимали иные мысли.

С того дня, когда Себастиан спас незнакомого парня, прошло чуть меньше недели, и все это время Смайт не мог перестать думать о нем. Кто он такой? Где живет? А если он не из Централ-Сити, то что делал здесь? Может, он был тут проездом, и Себастиан никогда его больше не увидит? Или он постоянно ходит в кафе, где работает Сантана?

Последнее определенно точно выпадало из списка, потому что Смайт заставил Лопез вспомнить, как выглядел недотепа, разбивший стакан, и следить, если он придет к ним снова. То ли Сантана совершенно забыла, кто он такой, либо, что более вероятно, он в кафе больше не приходил.

Еще Себастиан разрывался между желанием отправиться назад в С.Т.А.Р. и попросить помощи, ведь уверенность в том, что он хочет научиться управлять своей способностью и помогать городу росла в нем с каждым часом, и между стремлением продолжить ждать знака свыше. Второе пока брало верх, поэтому Смайт просто продолжал жить относительно обычной жизнью.

Себастиан старался отвлечься от мыслей о парне при помощи работы. Сейчас как раз было самое время полностью переключиться на нее. Странное ограбление, произошедшее в тот злосчастный день, вызывало у Смайта неподдельный интерес. На месте преступления он нашел такие частицы, которых там быть попросту не могло. Сами посудите: откуда в банке, в самом центре города песок из степи за его чертой? Его кто-то специально навез и раскидал по всему зданию? Маловероятно. Плюс ко всему, преступники постарались вывести из строя все камеры, поэтому лиц подозреваемых у них пока не было.

Найти и исследовать почву и следы для Себастиана не составляло особой проблемы, но заняться остальным расследованием должен был Эдди Тоун, который, как назло, перевелся в другое отделение. Ему предложили работу получше, и хотя никто не хотел, чтобы он уезжал, ему пришлось оставить и отдел, и начатое дело. Именно его увольнению и была посвящена та самая вечеринка в пятницу.

Себастиану нравился Эдди. Как полицейский и человек, а не как парень, хотя Смайт и признавал, что Тоун был крайне привлекателен. Он был достаточно компетентным и сообразительным, со всеми делами разбирался очень быстро, и его помощь в новом деле была бы действительно необходима. Но все шло как всегда слишком «удачно», и поэтому пока что Себастиан разбирался со всем сам.

Правда, он так же и знал, что сегодня придет новенький, которого взяли на должность окружного детектива на место Тоуна. Какой-то недоучка по имени Хантер Кларингтон. Судя по его рекомендации, он был достаточно умным и ответственным парнем, вот только в рекомендации можно написать все, что угодно. И Себастиан ей особо не доверял.

В его голове было слишком много негативных и тяготящих мыслей, поэтому Смайт решил немного развеяться и дойти до цокольного этажа, чтобы взять себе немного кофе. Спустившись вниз, Себастиан подбежал к автомату, который стоял рядом с основным отделом. Пользоваться кофе-машиной ему пока не доверяли, хотя он проработал в полиции уже достаточно долгое время. Смайта это немного задевало, но кто он такой, чтобы жаловаться? Всего лишь мальчишка судмедэксперт.

Сунув купюру в купюроприемник и выбрав латте без сахара, Себастиан принялся ждать, когда неизвестно из чего сделанный напиток наконец попадет в его организм. Нельзя было сказать, что он оправдывал свою стоимость, но был вполне неплох.

Позади постоянно ходили люди, создавался некоторый шум, в котором можно было раствориться. Внизу всегда было людно, в отличие от его лаборатории наверху, где основными посетителями были сам Себастиан, Джо и несколько детективов, которым нужны были результаты исследований.

Когда автомат оповестил о том, что кофе готов, Себастиан услышал позади себя незнакомый голос. Он был немного бархатистый, но не низкий, явно принадлежал парню его возраста.

— Хантер Кларингтон прибыл на службу, — радостно сказал голос, и Смайт скривился. В его голове рисовались уже разные лица этого Хантера, но Себастиан был уверен, что как бы он не выглядел, он не будет на десятую часть лучше своего голоса. Или Эдди.

Обернувшись, чтобы съязвить что-нибудь относительно новичка, Себастиан почувствовал, как слова затерялись где-то на пути к горлу. Он смотрел на Хантера и чувствовал, как земля уходит из-под ног. Наверняка, у него было сейчас самое глупое выражение лица, но он ничего не мог с этим поделать. Это был он. Тот самый парень. Эти светлые волосы, немного нахмуренные брови, придававшие лицу серьезное выражение, широкие плечи, из-за которых Смайту было тяжело тащить его из машины. Весь он стоял здесь, прямо перед ним, а Вселенная будто кричала: «Вот он, твой шанс!». Но, как и многие до него, Себастиан был одним из тех, кто эти шансы благополучно упускал.

Он не успел прийти в себя и придумать довольно колкую фразу, потому что Хантер быстро прошел мимо него, окинув любопытным взглядом. И одного только взгляда, задержавшегося ровно на три секунды, Смайту хватило, чтобы захотеть убежать куда-нибудь как можно быстрее. Но все, что ему удалось, это добраться до своей лаборатории и, совершенно обескураженным, рухнуть на стул.

Это был он. Тот самый знак, который Себастиан ждал от Вселенной. Этот парень был не просто каким-то красивым незнакомцем, он был детективом, с которым Смайту теперь предстояло работать. И стать героем в его глазах захотелось еще больше. Хотя бы для того, чтобы Хантер им восхищался, чтобы всегда нуждался в его помощи, а Себастиан бы помогал, когда это необходимо. Ведь, даже если он еще сам себе в этом не признался, Себастиан Смайт окончательно и бесповоротно влюбился.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Хантер Кларингтон. Раньше это имя не значило ничего, кроме «Кто он такой? Верните Эдди». Но теперь оно непрерывно стучало в голове Себастиана, и тот не мог от него избавиться. Постоянно, куда бы Смайт ни пошел, он везде слышал его, везде видел лицо Хантера. Дома, в магазине, на работе, когда просто сидел в своей лаборатории. А каких усилий ему стоили простые столкновения в коридорах участка или в кабинете Джо. Себастиан даже не слушал, что говорил детектив, лишь бросал быстрые взгляды на Хантера и надеялся, что тот не слишком обратит на это внимание.

Сам же Кларингтон особой инициативы в их отношениях не проявлял… да и, если быть до конца честным, не интересовался Смайтом вовсе. Все, что ему было нужно — результаты исследований. Он даже сам не заходил к Себастиану, прося кого-то другого это сделать, чем очень сильно Смайта задевал. Иногда ему казалось, что Хантеру совершенно не нужны его исследования, а просит он их просто для галочки. Неужели этот Кларингтон был настолько умник, что ему не требовалась помощь других людей?

И Себастиан мог злиться сколько угодно до тех пор, пока снова не сталкивался с ним где-нибудь на первом этаже, неловко извинялся, а затем, забежав в туалет, даже если только что вышел оттуда, готов был стонать от досады из-за того, что Хантеру нет до него абсолютно никакого дела.

Эти стенания продолжались даже тогда, когда Смайт тренировался. Первым делом, после того, как он узнал, что теперь будет работать с парнем своей мечты, Себастиан не поленился наведаться в лабораторию С.Т.А.Р., поборов свою гордость. Конечно, он был готов к любому развитию событий, к любому ответу, но Уэллс принял его довольно тепло, а тренировки предложил начать незамедлительно. Поэтому во вторник Смайт вышел на небольшом стадионе из трейлера, облаченный в странный костюм. По словам Циско, он должен был идеально подходить для той скорости, с которой планировал перемещаться Себастиан, но тот все же чувствовал себе невероятно нелепо. Огромный шлем на голове и латексное трико. Хорошо, что его видят только три человека, которым важнее его способность, а не внешний вид.

Никто, правда, не предупреждал, что будет так сложно. Более того, что тренировки могут нести переломы. Себастиан не ожидал, что пока он будет бежать, стараясь разогнаться как можно быстрее, мысли о Хантере, которыми он себя подбадривал, изменятся на крики мамы, которая просила его бежать прочь из той проклятой гостиной.

Было больно. Не только из-за перелома, сами воспоминания, возникшие спустя столько лет, оставляли не меньший неприятный осадок. Вот только от них, в отличие от сломанных костей, избавиться было невозможно. Даже если попытаться стереть с той же скоростью, с которой затягивались переломы. Не прошло и трех часов, как со Смайтом все уже было в порядке. И на довольно справедливый вопрос, как же так получилось, никто ничего ответить так и не смог.

Способность, которая приносила только больше вопросов, чем ответов — не самая лучшая штука в мире. Особенно, если ответы не собирались даваться. Особенно, когда нет возможности поделиться переживаниями с самими дорогими людьми. Но если она могла помочь хоть как-то наладить личную жизнь — ее вполне можно было терпеть.


* * *

Спустя неделю, Себастиан осторожно постучал в дверь кабинета Хантера. Ему снова понадобились результаты анализов почвы, которые, как казалось Себастиану, тот просил просто, чтобы поиздеваться, потому что они ничем не отличались от тех, что были сделаны несколько дней назад.

Хантер сидел за своим столом и что-то увлеченно писал, совершенно не замечая происходящего. Поэтому Смайту пришлось громко прокашляться и встать прямо перед Кларингтоном, чтобы тот обратил на него внимание.

— Зачем ты пришел? Я бы мог послать кого-нибудь. Это было вовсе необязательно, — немного недовольным тоном отозвался Хантер, но взял протянутые ему бумаги. Он даже не взглянул на них, откинув куда-то на край стола и снова вернувшись к писанине. Только спустя минуту он понял, что Себастиан все еще стоит напротив. — Ты что-то хотел?

— Хотя бы услышать слова благодарности за проделанную работу, — кисло ответил Смайт и скрестил руки на груди. — Такое чувство, что ты уже сам все знаешь, а меня заваливаешь бесполезной работой только для того, чтобы хоть чем-то занять! — воскликнул он, не сдержавшись от накопившихся горестных мыслей.

— Это не так, Себастиан, — устало произнес Хантер и сжал пальцами переносицу. — То, что ты делаешь, действительно важно. Спасибо.

— Правда? Настолько важно, что ты даже не прочитал их. А знаешь, почему ты этого не сделал? — спросил Смайт и наклонился вперед к Хантеру. — Потому что я делал те же самые анализы пару дней назад. И тебе абсолютно наплевать на это, потому что ты и так знаешь, кого мы ищем и где.

— Мне просто нужно было удостовериться, Себастиан, — Хантер поднялся из-за стола, чтобы налить себе воды из графина, стоявшего на книжной полке. — Вдруг появились новые улики и детали, которых мы не увидели в прошлый раз? — он говорил спокойно, однако было заметно, как он раздражен. Кларингтон был не из тех людей, кто любил трепаться почем зря. А Себастиан заставлял его сейчас делать именно это.

Пока Хантер наливал воду, Смайт заметил, как дернулась его левая рука. Ему было больно и даже, быть может, на руке остались последствия какой-то травмы.

— Что-то не так? — как бы невзначай поинтересовался Себастиан, внимательно наблюдая за Хантером. Тот вздрогнул, но руки не опустил, продолжая с невозмутимым видом лить воду в стакан.

— Все прекрасно. Я просто вывихнул плечо, — он неопределенно качнул головой, а когда поставил графин обратно на полку, вернулся за свой стол: стакан он держал в правой руке. Смайт тут же почувствовал легкий укол совести и страстное желание выложить все карты на стол. Да это из-за него Кларингтон плечо вывихнул, из-за него он сейчас живой сидит и хмуро смотрит на Себастиана, мысленно спрашивая, когда же тот наконец уберется.

— И даже не поделишься? — неуверенно спросил Смайт, прекрасно зная, каким будет ответ. И оттого его только хуже было слышать.

— Нет. Мы не настолько близки, чтобы я рассказывал тебе о своей жизни, — сухо отозвался Хантер, не глядя на Себастиана. Тот потоптался на месте еще несколько секунд, а затем протянул руку для прощального рукопожатия.

— До завтра, детектив, — Смайту хотелось хоть как-то коснуться его, почувствовать тепло его тела, знать, что он настоящий и рядом. Даже если самому Хантеру это было не нужно.

— Всего хорошего, — Кларингтон поколебался мгновение, но руку в ответ протянул. И в тот момент, когда их пальцы соприкоснулись, по ним пробежал легкий голубоватый разряд. Оба парня тут же руки отдернули и принялись тереть ужаленные пальцы.

— Наверное, наэлектризовался от свитера, — нервно усмехнулся Себастиан и тут же выскочил из кабинета. Это было странно и очень неправильно, если Хантер что-то заподозрит, то начнет еще больше ненавидеть его. Потому что с преступником, которого они искали, тоже было явно что-то не так. Уэллс даже предположил, что его могло ударить той же молнией, что и Себастиана.

Убежав от Кларингтона, Смайт не знал, что тот еще долго, нахмурившись, смотрел ему в след и потирал пальцы, которые ударило током.


* * *

— Он мой?

Себастиан ошарашенно смотрел на ярко-красный костюм на манекене. Он был изготовлен из противопожарной ткани, оснащен различными датчиками и вообще выглядел довольно круто. Настолько, что Смайт почувствовал себя настоящим героем комиксов, просто глядя на костюм.

— Только слушай наши команды, чтобы все прошло нормально, — велел Циско, не отрывая глаз от планшета в его руках.

Себастиан подошел ближе и провел рукой по костюму. Ткань была немного грубоватой на ощупь, но это только значило, что ему в ней бояться нечего. Не прошло и трех секунд, как костюм был уже на Смайте.

— А я хорош, — засмеялся он, глядя на свое отражение в зеркале. Покрутившись и примерив различные позы, Себастиан принялся ждать указаний. Уэллс был еще против того, чтобы он так рано начал действовать в качестве героя, но Циско и Кейтлин так не считали. Конечно, Сноу все еще очень сильно за Смайта переживала, но Рамон просто светился от радости, предвкушая будущие геройства Себастиана. Самому Смайту тоже было интересно, что из этого выйдет. Хотя бы потому, что для первого задания они решили выбрать помощь Хантеру и Джо, которые наконец вышли на след преступника.

— Главное, ты должен слушать то, что мы говорим, — настояла Кейтлин, с беспокойством смотря на Себастиана. Ее лицо никогда не освещала улыбка, оно всегда было слишком серьезным, и иногда Смайта это раздражало. — Мы не хотим, чтобы что-то случилось с тобой в первый же день. Будь внимателен. Пожалуйста, — добавила она более мягким тоном.

— Обещаю, Кейт, — отмахнулся Себастиан, хотя и знал, что она права. Ему тоже было немного страшно, правда он всеми силами старался этого и не показывать.

Спустя несколько минут, которые пролетели для Смайта как один миг, он остановился возле небольшого амбара. Да, почва здесь была та же самая, что и на месте преступления. И машина. Смайт скривился, глядя на автомобиль, из-за которого чуть не погиб Хантер. Удачно же он его увидел. А если бы Себастиан не остановился в том парке? Кларингтона больше бы не было в живых.

Казалось, что в строении никого нет, такая вокруг стояла тишина. Себастиан уже собирался начать действовать самостоятельно, даже несмотря на возмущенный голос Кейтлин в своем ухе, которая просила его не вмешиваться, пока не будет нужно. Неожиданно дорогу осветил свет фар, и из-за поворота показалась полицейская машина.

Сердце Смайта заколотилось от восхищения и благоговейного страха, когда Хантер выбрался из автомобиля и вытащил пистолет. Они с Джо медленно двинулись к амбару, а Себастиан постоянно подпрыгивал на месте, еле сдерживаясь от того, чтобы не выбежать к ним и не предложить свою помощь. В нем все так и кричало: «Посмотри на меня, Хантер, посмотри! Я герой!»

Когда оба полицейских зашли внутрь, Смайт выбрался ближе, чтобы успеть помочь в случае необходимости. Но время шло, а ничего не менялось. Себастиан уже начал беспокоиться, не случилось ли чего непоправимого, когда услышал выстрелы. Он напрягся и выскочил из укрытия, а преступник выбежал из ворот.

Мардон стрелял в полицейских, те пытались пристрелить его, звуки оружия разносились, казалось, на многие и многие метры. Последняя пуля вылетела из пистолета, и послышался крик. Себастиану даже не нужно было догадываться, кому он принадлежал. Ускорившись, Смайт сбил с ног Мардона и утащил его подальше, вырвав пистолет из руки.

В том, что перед ним был мета-человек, Себастиану можно было не сомневаться. Вихри песка поднялись над ними, а небо тут же затянуло тучами, стои


убрать рекламу




убрать рекламу



ло Мардону вскочить и вскинуть руки. Выслушивать же его красивые и пафосные речи Смайту совершенно не хотелось, да и он всегда считал, что такие приемы злодеи используют, когда начинают бояться. Просто тянут время. Себастиан же в своих действиях не сомневался ни секунды, он направил все свои силы и всю свою скорость на то, чтобы остановить преступника.

— Ты должен действовать быстрее его. Используй свою способность, — раздался в ухе голос Уэллса. Себастиан вздрогнул от неожиданности, ему бы не хотелось, чтобы профессор принялся отчитывать его, словно мальчишку. Но голос Уэллса был спокойным и ровным, в нем не было и нотки злости. — Просто слушай, что я говорю.

Казалось, что ничего не выйдет, казалось, что все пойдет не так. Но голос Уэллса в передатчике помог Себастиану сосредоточиться. Профессор как будто знал, что нужно делать, Смайт даже не поверил, с какой легкостью он одолел Мардона. Связать и обезвредить тоже особой проблемы не составило.

— Я справился, — тяжело дыша, но улыбаясь, оповестил Смайт.

— Тогда ты должен доставить его в лабораторию. Понял, Себастиан? — практически приказал Уэллс. Смайт тут же кивнул, будто Харрисон мог его увидеть.

Он мог бы долго смотреть на свой трофей, если бы не услышал позади удивленные голоса. Обернувшись, Себастиан замер. Прямо к нему бежали Джо и Хантер, Кларингтон держался за раненную руку. Смайт только сейчас понял, что маска соскочила с его лица. Он быстро натянул ее, прежде чем полицейские успели разглядеть его, схватил обезвреженного Мардона и резко скрылся с места бойни.

Конечно, в глубине души ему хотелось, чтобы Хантер узнал, кто он такой. Ему хотелось, чтобы Кларингтон им восхищался. Но также он знал, что пока он к этому не готов. И для него же лучше, если он обо всем узнает как можно позднее.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

— А если бы они тебя увидели? Ты хоть представляешь, что было бы тогда? — громко негодовала Кейтлин, обрабатывая раны Себастиана. Тот только морщился и отворачивал голову, когда проспиртованный ватный диск касался ссадины на лице.

— Но они не увидели. И не узнали, так к чему такая паника? — недовольно спросил он, хотя чувствовал, что был бы в большой заднице, если бы Джо или Хантер разглядели его лицо. Благодаря все еще молчащему телефону, можно было догадаться, что они ничего не знают. Либо до сих пор не разобрались со всеми делами на ферме. Вполне возможно, что расспросов Себастиану придется ждать вечером.

— Ты же помнишь свое алиби? — Кейтлин обеспокоенно посмотрела на Смайта. Тот кивнул.

— Я все это время был здесь под вашим наблюдением, — монотонно пробормотал он и вздохнул. — Даже если они видели меня, они были далеко. И вряд ли подумали, что это я, — отмахнулся Себастиан. Он начинал уставать от этого разговора, да и еще от промывки ран лучше не становилось. Вся кожа, где ее касалась вата, горела, хотелось, чтобы все поскорее прошло.

— Я даже подправил пленку на камерах наблюдения, — с гордостью сказал Циско из-за стола, на что Себастиан только покачал головой и поднялся, не давая Кейтлин доделать свою работу.

— Слишком много возни из-за ерунды, мы еще не знаем, в курсе ли они, — Смайт быстро переоделся в свою одежду и направился к выходу. — Я домой, если буду нужен, вы знаете, где найти.

Только выйдя из лаборатории, Себастиан понял, что дома Джо точно увидит его ссадины. Конечно, у него еще было время, чтобы придумать, как их оправдать, но даже несмотря на свое умение прекрасно врать, лгать Смайт мог не всегда и не всем. У семьи же Лопез был какой-то иммунитет к его вранью: они знали, когда Себастиан говорит неправду. Поэтому с ними постоянно было сложно. И просто в то же самое время.

Быстро добравшись до дома, Смайт с удивлением обнаружил, что он пуст. Сантана, должно быть, ушла к своей девушке, Бриттани. Себастиану не очень нравилась Пирс, он считал ее мировоззрение полнейшим бредом, но Лопез, видимо, находила его очень необычайно милым и оригинальным.

Поднявшись к себе в комнату, Себастиан закрыл дверь и, не переодеваясь в домашнюю одежду, запрыгнул на кровать и потянулся за ноутбуком. Включив его и открыв фейсбук, Смайт не без удивления обнаружил отсутствие новых сообщений. Разве что появилась новая заявка на добавление в друзья. Решив, что это очередной спам, Себастиан нажал на уведомление со скучающим лицом и тут же дернулся от неожиданности.

Разумеется, Смайт излазил весь Интернет на предмет любой информации о Хантере Кларингтоне, и найти его страницу в социальной сети не было проблемой. Сведений, правда, о нем было мало, да и Себастиан не спешил так резко врываться в его личную жизнь, предпочитая подождать. Но кто же знал, что Хантер сам найдет его. Больший вопрос вызывало: когда он его нашел? Еще днем, даже перед вылазкой на ферму его не было и в помине. И прошло, от силы, два часа, когда у Кларингтона появилось время на социальные сети?

Подтвердив заявку, Себастиан с недоверием посмотрел на значок «оффлайн». Он мечтал об этом моменте с тех пор, как познакомился с Хантером, но теперь не видел в этом ничего хорошего. Только подозрение, что у Кларингтона глаза видят лучше, чем у ястреба.

Смайт захлопнул крышку ноутбука и решил спуститься вниз, чтобы чем-нибудь перекусить. Проходя мимо зеркала, Себастиан остановился оценить внешний вид и причиненный ущерб и тут же мысленно стукнул себя рукой по лбу. Как он мог забыть, что все его раны заживают просто моментально?

Сделав себе пару сэндвичей с сыром, Себастиан собирался было вернуться к себе, когда входная дверь открылась, и в гостиную ввалился уставший и довольно потрепанный Джо. Кинув быстрый взгляд на часы, Смайт прикинул общий процент опасности, который ему грозил, начни он расспрос. Он был минимальный. После полуночи Джо всегда пребывал в довольно миролюбивом расположении духа, но пользоваться им Себастиан смог только будучи подростком: в детстве его всегда прогоняли спать, стоило только часовой стрелке оказаться на десяти.

— Как прошло? — спросил Себастиан, усаживаясь в кресло рядом с диваном, в котором полулежал Джо, и протянул ему второй, еще не тронутый сэндвич. Джо только отрицательно покачал головой.

— Он сбежал. Мы почти его взяли, но… какой-то парень в красном костюме забрал его. Да, вырубил, в этом он помог, но потом он унес его прочь. Просто испарился, — Джо издал звук, похожий на «пуф», и покачал головой. — Теперь нам его не найти.

— Ну, может, это к лучшему, — осторожно предположил Себастиан, понимая, что сейчас каждое слово нужно не просто подбирать, его надо тщательно взвешивать, а затем все равно прятать подальше.

— Нет, не к лучшему, — отрезал Джо и сел. Он медленно провел руками по лицу, словно стирая всю усталость, что скопилась за день. — Кто гарантирует, что Мардон не вернется теперь? Может, тот парень его сообщник? И это было только шоу, чтобы сбить с толку нас.

— По крайней мере, он исчез, — пожал плечами Смайт и тут же сунул за щеку остаток сэндвича. — А что, кстати, за парень? — как бы невзначай поинтересовался он.

— Не знаю, я не видел его лица, — Джо нахмурился, пытаясь вспомнить детали происшествия. — Я только помню, что он двигался с невероятной скоростью. Знаешь, я не верил тебе, что в нашем мире может существовать что-то фантастическое, а теперь… я и сам кого угодно буду убеждать в этом, — он грустно усмехнулся.

Значит, он не видел. Себастиан облегченно незаметно выдохнул и посмотрел на второй бутерброд. Есть больше не хотелось. Он быстро, относительно человеческих мерок, сбегал на кухню и засунул сэндвич в холодильник, чтобы забрать его завтра с собой на работу.

— Как, кстати, обследования в С.Т.А.Р.? — чуть громче спросил Джо и, когда Себастиан вернулся в гостиную, внимательно на него посмотрел.

— Все нормально. Нужно сходить туда еще пару раз и… — Смайт неопределенно качнул головой. — Я в порядке, — он улыбнулся и специально зевнул. — Черт, я так устал. Наверное, пойду спать, — извиняющимся тоном произнес он и, когда Джо кивнул, умчался к себе. По лицу Джо было заметно, что он не поверил Себастиану. Он всегда знал, когда тот врет, и временами Смайт его за это ненавидел. Как была бы проста жизнь, если бы детектив Лопез обладал более заурядными умственными способностями.


* * *

Сюрпризы относительно Хантера не закончились тем вечером. На следующий день, когда Себастиан сидел в своей лаборатории и делал очередной анализ почвы, Кларингтон постучался и осторожно вошел в помещение. Его левое предплечье было перебинтовано, казалось, из-за ушиба это приносило только еще большую боль. Он, не спеша, подошел к столу Смайта и поставил перед ним бумажный пакет и стакан с кофе из кафе. Себастиан скептически оглядел подношение и исподлобья уставился на Хантера.

— И что это? — протянул он, тыкая ручкой в пакет. — Решил меня отравить?

— Нет, — Кларингтон тут же нахмурился и хотел скрестить руки на груди, но вовремя вспомнил о ране. — Это благодарность за проделанную работу. Знаешь, — он пододвинул к столу Себастиана стул и сел на него, — я и правда был немного груб к тебе. Мы ведь с тобой одного возраста, нам нужно больше… тусоваться, — это слово вышло у него слишком вяло и неправдоподобно, Смайт тут же приподнял брови. — У меня нет друзей здесь, только коллеги. И я подумал… — он не успел закончить, потому что Себастиан поднял руку и с легким смешком остановил его.

— И ты подумал, что я захочу стать твоим другом? Серьезно, Кларингтон? После того отношения, что ты выказывал мне? Нет уж, уволь, — он снова вернулся к работе и принялся рьяно записывать результаты, иногда нажимая на ручку слишком сильно.

— Прости, я действительно бываю груб, — после некоторой паузы выдавил Хантер. Себастиан вздохнул и, отложив ручку, скрестил руки на столе.

— Какие предложения? — немного устало спросил он и мог бы выдержать такую же холодность и дальше с легкостью, если бы не встретился глазами с Хантером, и желудок тут же перевернулся пару раз.

— Сейчас обед, — Хантер заметно повеселел и пододвинул кофе ближе к Смайту. — Можно перекусить вместе, только захвачу свой ланч. И… Чем ты обычно занимаешься вечером? — спросил он. Могло показаться, что он задал вопрос из интереса действительно дружеского, но взгляд Кларингтона тут же стал предельно внимательным. Таким, какой обычно бывает на допросах.

— Если я не иду в С.Т.А.Р., где я пока что прохожу окончательно обследование, — спокойно ответил Себастиан, притворяясь, что ничего не заметил, — то хожу в клуб. Гей-клуб, — добавил он с некотором нажимом, чтобы показать Хантеру, с чем тот имеет дело. Кларингтон, помедлив, кивнул.

— Ну, если у тебя на сегодня нет никаких планов или свиданий, то почему бы нам не сходить, скажем, в бар? Я знаю один неплохой, — предложил он и легко улыбнулся уголками губ. Явно очередная уловка, теперь он даже не скрывался.

— Ладно, я не против, — Себастиан улыбнулся теплее, давая понять Хантеру, что совершенно искренен и ничего подозрительно не заметил. — Значит, пойдем, пообедаем? — он поднялся из-за стола и прихватил принесенный Хантером ланч.

— Да, только зайдем за моим ко мне в кабинет, ты не против? — Кларингтон немного виновато улыбнулся. — Я не знал, согласишься ли ты, поэтому…

— Ничего страшного, я не отказываю только избранным, — широко улыбнулся Себастиан и сделал глоток кофе. Он тут же удивленно посмотрел на стакан, а затем на Хантера. Откуда тот знает, какой кофе он любит? Они ведь даже не разговаривали до этого толком.

Спустившись следом за Хантером в его кабинет, Смайт остановился в дверях, не собираясь задерживаться в обители Кларингтона надолго. Атмосфера здесь слишком его напрягала. Все предметы, папки, документы лежали в практически идеальном порядке, было не к чему придраться. В то время как у самого Себастиана царил вечный бардак, в котором он, кстати, ориентировался прекрасно. Кроме всех остальных, разумеется.

Кларингтон вытащил пластиковый контейнер с обедом (естественно, а как же иначе?) и осмотрел стол, чтобы ничего не забыть.

— Твоя девушка собирала? — усмехнулся Смайт, глядя на контейнер. Хантер чуть нахмурился.

— У меня нет девушки, — он покачал головой и похлопал себя по карманам, в поисках мобильного.

— Значит, кто-то другой? — Себастиан улыбнулся шире и сделал очередной глоток кофе.

— Чтобы ты знал, я живу один, — ответил Хантер и тут же облегченно выдохнул, заметив телефон рядом с компьютером. — И, опережая твой вопрос: нет, у меня нет парня, потому что я только с девушками встречаюсь, — он ткнул телефоном в сторону Смайта, и тот мгновенно завибрировал. — Черт, — выдохнул Хантер, посмотрев на экран. — Я буквально через три минуты вернусь. Подождешь? — и, не дожидаясь ответа, он выскочил из кабинета.

Пожав плечами, но ухмыляясь словам Хантера о парне, Себастиан прошел в кабинет и опустился на стул возле компьютера. От нечего делать он поводил мышкой по столу, чтобы экран включился. На вспыхнувшем мониторе сразу же высветилась какая-то статья.

Без особого интереса Смайт пролистал статью вверх, чтобы посмотреть название, и резко закашлялся из-за попавшего не в то горло кофе. Его глаза расширились от изумления и ужаса, когда он увидел заголовок: «Влияние внешних факторов на изменение структуры ДНК».

Себастиан тут же принялся открывать другие, ранее включенные вкладки, и они совершенно не успокаивали. Все статьи были посвящены различным мутациям в геноме человека, а заканчивались они заметкой о масштабном фиаско профессора Уэллса девять месяцев назад. Все же, Смайт не ошибся, когда заподозрил неладное. Хантеру не была интересна дружба с ним. Он понял, что с ним что-то не так, и Себастиан был уверен, что после того, как случайно ударил его небольшим разрядом, подозрения усилились, если вовсе не стали финальной точкой его подозрений. Еще и вчерашняя битва с Мардоном. Кларингтон определенно что-то заметил, не мог не… Смайта тут же парализовало. Какой же он дурак! Быстрый парень вчера вполне мог натолкнуть Хантера на мысли о его невероятном спасении не так давно. Если бы он только был чуточку поумнее, он не дал бы Хантеру и повода для подозрений, но теперь…

Из мрачных и пугающих мыслей его вывел голос появившегося Кларингтона, который теперь казался прекрасным палачом, жаждущим снести ему голову. Все же невероятно сексуальным. Идиот Себастиан. Произвести впечатление на детектива своими способностями, который пытается засадить за решетку таких же, как он. Браво, аплодирую стоя.

— Ну, ты идешь? — Хантер кивнул в сторону выхода и тут заметил, вероятно, достаточно испуганное выражение лица Смайта. Его взгляд тут же метнулся к монитору, и он прикусил губу. — Не обращай внимания, это мои личные исследования, тебя никак не касаются, — он дождался, пока Себастиан выйдет из кабинета, забрал свой ланч, и оба направились во внутренний дворик участка.

— Наверное, я сегодня не смогу пойти в бар, — немного заторможено произнес Смайт, когда они вышли на улицу; Хантер недоверчиво посмотрел на Себастиана. — Я вспомнил, что у меня сегодня одна из очень важных встреч в лаборатории, так что… давай в другой раз? — он виновато улыбнулся. Смотреть на Хантера в этот момент было странно, больше из-за внутренних противоречий самого Смайта. Одна его часть неистово кричала сделать все, только быть вместе с этим парнем, другая, забитая первой, но все еще живая, настоятельно рекомендовала держаться подальше. Либидо против здравого смысла, да куда уж?

— Хорошо, давай, — Хантер помедлил и пожал плечами, делая вид, что крайне расстроен. А может, и правда был? — Я тогда напишу тебе. Или позвоню, — предложил Кларингтон, и Себастиан улыбнулся. А вдруг Хантер и правда не врал, и те сайты он просматривал вовсе не из-за Смайта, а из-за чего-то другого?

Они еще немного посидели вместе, потому что сбегать с ланча причин у Себастиана не было. Хантер все это время вел себя довольно дружелюбно, чем только больше душил пытавшийся пробиться вперед здравый смысл. Каким-то образом Кларингтон умудрялся находить такие точки в разговоре, благодаря которым Себастиан ощущал, что нужен ему, не просто, как коллега. Как человек и как друг. Или не просто, как друг? Остаток дня Себастиан провел в полнейшем смятении.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Конец октября, а вместе с ним и вечеринка по случаю Хэллоуина приблизились незаметно. За это время Себастиан успел сблизиться с Хантером настолько, что можно было звонить вечером друг другу и с криками: «Чувак, переключи на пятый канал, там такое показывают!» радостно обсуждать какую-то новость. И на этом все. Конечно, Смайту было пока что и этого достаточно, учитывая, что пару недель назад они не общались вовсе, но, по его мнению, все продвигалось слишком уж медленно. Если Хантер так хотел с ним сблизиться, то мог бы проявлять чуть больше инициативы. А вот от Себастиана он мог ее и не ждать.

Раньше Себастиан не стеснялся подойти и подцепить кого-то первым, иногда ему даже нравилось вести в игре, видеть, как жертва ломается под его напором. Но в случае с Кларингтоном это не работало совершенно. То ли он был слишком непробиваемый, то ли у него самого был свой собственный план — в любом случае, на него чары Смайта не действовали так, как на остальных. Зато его…

Хантер нравился Себастиану до этого, очень нравился. Смайту иногда снились даже сны, связанные с этим. Теперь же ко всему прибавились легкая тошнота, отказ от еды и чуть ли не полнейшая зависимость от одного только присутствия Хантера рядом. И это Себастиану не нравилось, он никогда не доводил себя до такого состояния, никогда. А Кларингтон умудрился свести его с ума всего парой фразочек. Либо этот парень гений, либо Вселенная послала ему живое воплощение дьявола за грехи.

Походы на работу стали как на праздник, время в лаборатории же Смайт старался просто пережить. Потому что, чем скорее оно закончится, тем быстрее наступит новый день, и он пойдет на работу, и… Ну и так далее.

Поэтому хэллоуинскую вечеринку для сотрудников Себастиан ждал с невероятной силой. Настолько, что не мог перестать трепаться о ней Сантане, которая тоже собиралась туда вместе с Бриттани. Лопез изрядно надоело выслушивать болтовню о том, в чем ему лучше пойти, кем нарядится Хантер и придет ли он вообще. Настолько, что как только она возвращалась домой после работы или свидания и видела Смайта в гостиной, сразу же, не останавливаясь, бежала наверх и громко хлопала дверью, чтобы Себастиан даже не думал идти следом.

Накануне вечеринки, после долгого обдумывания костюма, Смайт все же не выдержал и постучался в комнату Сантаны. Она с неохотой открыла и пропустила друга внутрь.

— Нет, я не знаю, в чем он пойдет, — устало ответила Сантана на немой вопрос Себастиана. — Почему ты сам его не спросишь? — она снова забралась на кровать и вернулась к ноутбуку. Смайт тут же сел рядом.

— Потому что он не отвечает мне, — протянул он и положил голову Лопез на плечо. — Говорит, что костюмы для дебилов, но это же костюмированная вечеринка! — он недовольно сморщил нос и скрестил руки на груди. — А ты кем будешь?

— Мы с Бритт делаем парные костюмы, — ответила Сантана и захлопнула крышку ноутбука. — Я — Женщина-кошка, она — Супервумен.

— О, да, ей определенно пойдет этот костюмчик, — рассмеялся Смайт, за что тут же получил легкий подзатыльник. Никто и никогда не смел обижать Бриттани в присутствии Лопез, даже Себастиан, даже если в шутку. Никто.

— А ты кем нарядишься, мистер Умник? — скептически спросила Сантана, глядя на Смайта. Тот хитро улыбнулся и выпрямился.

— Джим Мориарти, милочка, — он ухмыльнулся и напустил на лицо выражение огромной важности. — Так что поосторожнее со мной.

— То есть ты просто наденешь черный костюм? — Сантана приподняла одну бровь и цокнула языком. — Сама оригинальность.

Смайт тут же раздраженно выдохнул и поднялся с кровати.

— К твоему сведению, я припас яблоко. Для тебя, Сантана, — хмуро произнес он, словно угрозу, сделал жест «я слежу за тобой» и вышел из комнаты. Закрыв за собой дверь, Себастиан тут же скривился. На самом деле, Сантана была права. За все то время, что Смайт думал, в чьем костюме придет Хантер, он совершенно не думал о том, в чем пойдет сам. Поэтому, открыв шкаф пару часов назад и увидев свой костюм с выпускного, идея пришла к Себастиану практически моментально. К сожалению, он все еще не мог угадать, насколько совпадет его выбор с Хантером, на что Смайт очень надеялся. Если совпадет вообще.


* * *

— Эй, незнакомец, отдай мне свое яблоко, — протянул насмешливый голос прямо за спиной.

— Не знаю, сколько ты выпила, ведь мы тут всего лишь полчаса, но прекращай. Учитывая, что мы вместе приехали, — раздраженно ответил Смайт, не поворачиваясь. Сантана преследовала его уже минут пять, вероятно, пунш слишком сильно ударил ей в голову. В отличие от Себастиана, который умудрился выпить уже целую бутылку пива и не чувствовал абсолютно никакого эффекта. Правда, он все списал на нервы, потому что Хантер до сих пор не появился и не отвечал на звонки.

— Да не переживай ты так, — словно прочитала его мысли Сантана и повисла на плече Смайта. — Он приедет. Ну а если нет, — она повернула голову и указала на одного из полицейских в костюме Шерлока Холмса, стоящих в углу, — вон тот очень ничего. И поглядывает на тебя весь вечер.

— Очень смешно, — фыркнул Себастиан и отставил пустую бутылку на стол. Он взял новую и открыл, но не спешил делать глоток. Конечно, «Шерлок» был симпатичным, Смайт даже пытался подцепить его, когда только устроился работать, но теперь его мысли занимал один лишь Хантер.

— Он хорошо сочетается с твоим костюмом, уверена, ему будет интересно погулять с тобой по крышам, — Сантана захохотала, но быстро успокоилась, когда подошла Бриттани. Лопез притянула свою девушку к себе и оставила на ее щеке легкий поцелуй, на что Себастиан тут же отвернулся, скривившись.

— Ты же знаешь, что яблоки должны только Ньютону за то, что ударили его по голове? — вполне серьезно спросила Пирс, прочитав надпись на фрукте, и Смайт тут же резко развернулся на каблуках, и поспешил удалиться. Выслушивать бредни подружки Сантаны ему не хотелось совершенно, тем более, что с каждым разом они становились все хуже.

Опустившись на стул, Себастиан принялся следить за входом в отдел, в котором проходила вечеринка, и иногда поглядывал на подругу. Та весело хохотала рядом с Бриттани, которая о чем-то рассказывала, улыбаясь. Смайта тут же передернуло, и он опустил взгляд на телефон, экран которого сиротливо пустовал без новых сообщений или пропущенных звонков. Конечно, с чего бы Хантеру беспокоиться о том, ждет ли его Себастиан? Они же просто друзья, ничего больше.

От мрачных мыслей, которые заглушались пивом, Себастиана отвлек громкий крик. Смайт вздрогнул от неожиданности и повернулся в сторону голоса. «Шерлок» забрался на стол и принялся, медленно стягивая с себя шарф и расстегивая пальто, распевать гимн Британии. Не представляя, сколько тот умудрился выпить, Смайт усмехнулся и покачал головой, когда вдруг заметил Бриттани. Она, не отрываясь, наблюдала за полицейским, и что-то в ее лице заставило Себастиана нахмуриться. Ее лицо приобрело выражение странной сосредоточенности, которая обычно бывала только в тех случаях, когда она начинала подозревать своего кота в каких-то выдуманных преступлениях.

Себастиан уже поднялся, чтобы подойти к ней, когда вдруг услышал еще один голос у себя за спиной:

— Я успел к самому началу веселья? — насмешливо спросил Кларингтон, и Смайт резко развернулся к нему. И тут же захохотал, увидев, костюм Хантера.

— Да, Кларингтон, костюмы для дебилов, — сквозь смех с трудом произнес он, оглядывая Хантера, а точнее, Хана Соло с ног до головы. — Где же твой Чубакка?

Молча и недовольно нахмурившись, Хантер вытащил из кармана штанов маленькую фигурку вуки из лего-набора Звездных Войн.

— Другого не было, — сухо произнес он, чем вызвал очередную волну смеха у Себастиана, и тот даже забыл о Пирс и ее странном поведении. Вскоре Смайт успокоился, но не переставал кашлять и посмеиваться, глядя на Хантера, который вмиг стал темнее тучи.

— Ладно, извини, просто… После всего, что ты наговорил… Не думал, что ты такой милашка, Хан, — он легко погладил Кларингтона по плечу, на что тот дернулся и отвернулся.

— А ты-то сам кто? Скелет Джек? — бросил он, не глядя на Себастиана. Тот ухмыльнулся и повернул голову Хантера на себя.

— Я мистер Секс, дорогой, — он поиграл бровями и продемонстрировал яблоко с вырезанными буквами. Хантер смерил его ироничным взглядом и хмыкнул, покачав головой.

— А Шерлок ревновать не будет? Или он только по Ватсонам? — спросил Хантер, улыбнувшись, из-за чего у Себастиана вмиг подкосились колени. Улыбки Кларингтона были умопомрачительные, и не важно, если они не значили ничего хорошего.

— Даже если и ревнует, то мне придется его разочаровать, — пожал плечами и обернулся к детективу-Шерлоку. Тот уже слез со стола и с удивлением смотрел на снятый шарф и расстегнутое пальто, будто совершенно не помнил этого. Смайт нахмурился и принялся искать глазами Бриттани и Сантану, но его тут же отвлек голос Хантера.

— Где ты взял пиво? — он смотрел на бутылку в руке Себастиана, и Смайт, растерянно взглянув на Хантера, махнул рукой в сторону. Когда Кларингтон скрылся, Себастиан кинулся на поиски подруги.

— Можно тебя на пару слов? — он бесцеремонно схватил Лопез за локоть и отвел ее в сторону, чтобы никто из полицейских не услышал. — Что не так с Бриттани? — прошептал он, внимательно смотря на Сантану. Та тут же нахмурилась и медленно качнула головой.

— С ней все нормально. С чего ты взял, что что-то не так? — сказала она и скрестила руки на груди.

— Не парь мне мозг. Это она заставила «Шерлока» танцевать стриптиз, — прошипел Смайт, прищурившись. — Ответь, что с ней случилось после аварии в С.Т.А.Р.?

Сантана заметно напряглась, но постаралась не придать этому вида, хотя от Себастиана это не укрылось. Он сжал пальцами переносицу, а затем, уже значительно спокойнее, продолжил.

— Ты первая, кому я говорю об этом, так что… — Смайт быстро оглянулся по сторонам и, убедившись, что никто не смотрит в их сторону, снова вернулся к Сантане. — Десять месяцев назад та молния не просто ввела меня в кому. Она дала мне способности, — он выставил вперед руку и потряс ею перед лицом Лопез так, что она практически превратилось в пятно. Сантана пораженно смотрела на руку, не веря своим глазам. — И таких как я еще много. Не знаю, сколько именно, но они есть. И если Бриттани…

Не дав ему договорить, Сантана убежала. Себастиан решил, что она испугалась или пошла доносить на него, но через несколько секунд Лопез вернулась с Бриттани. Что-то шепнув ей на ухо, Сантана кивнула в сторону парня в костюме ковбоя. Пирс внимательно смотрела на него в течение двух секунд, и ковбой тут же принялся танцевать и улюлюкать. Перестав буравить его взглядом, Бриттани повернула голову к Себастиану, и ковбой тут же успокоился.

— Ты заставляешь людей делать то, что тебе захочется… — пораженно прошептал Себастиан, на что Пирс кивнула, мило улыбаясь. — Почему мне не досталась эта способность, а только какая-то скорость? — расстроено протянул он, и его взгляд тут же метнулся к Хантеру. Бриттани заметила это и улыбнулась шире.

— Если хочешь, я заставлю его сделать что-нибудь для тебя. Я думаю, ты заслужил это, — сказала она, и Смайт удивленно посмотрел на Бриттани. Он всегда думал, что она, если не недолюбливает его, то уж точно не фанатеет. А теперь получается, что она готова что-то сделать для него, несмотря на то, что он постоянно смеется над ней.

— Нет, не нужно, — покачал головой Себастиан. — Но я хочу сводить тебя кое-куда. Ты ведь не против? — спросил он, но тут же влезла Сантана. — Всего лишь в С.Т.А.Р., там могут помочь ей.

— С ней все в порядке, ей не нужно никуда идти, — процедила сквозь зубы Лопез, но Бриттани смотрела с таким доверием и интересом на Себастиана, что ей пришлось сдаться. — Но если с ней что-то там сделают…

— Не сделают, — Себастиан покачал головой. — Я обещаю, с ней ничего не случится.

Конечно, Сантана ему не поверила. Когда дело касалось Бриттани, она могла любому оторвать голову просто за косой взгляд в ее сторону. А теперь ее пытались увести неизвестно куда и неизвестно зачем. Вспыльчивая Лопез была крайне подозрительна, и, наверное, в итоге увяжется с ними. Поэтому Смайт сбежал довольно быстро, чтобы избежать этого разговора и не видеть взгляда, мечущего молнии похуже той, десятимесячной давности.

Побродив немного по отделу, Себастиан нашел Хантера, который сидел во дворике участка и пил. Почему он был один, осталось для Смайта тайной, но он не мог не воспользоваться случаем провести немного времени с Кларингтоном наедине.

— Не занято? — спросил он, присаживаясь за столик на скамейку. Хантер посмотрел на него немного помутившимся взглядом и покачал головой, усмехнувшись. Он отставил бутылку на стол, которая явно опустела, и, взяв новую, открыл ее о столешницу. В отличие от Себастиана, ему явно похорошело, и теперь, когда Хантер был рядом, Смайт мог пить и пьянеть, вот только… этого не происходило.

— Как твоя рука? — поинтересовался Себастиан после нескольких минут молчания, которые Хантер не собирался нарушать. Тот поводил рукой, в которую пару недель назад попала пуля, и пожал плечами.

— В норме, — Хантер сделал несколько больших глотков и посмотрел на Себастиана. — Прости, — поймав удивленный взгл


убрать рекламу




убрать рекламу



яд, он продолжил: — За то, что был таким мудаком большую часть времени. Я знаю, что ты влюблен в меня, и…

— Та-ак, стоп, стоп, — засмеялся Себастиан, быть может, немного нервно. — Я не влюблен в тебя, — Хантер тут же смерил его скептическим взглядом. — Ты мне просто нравишься, — Смайт залпом допил остатки пива, чтобы заткнуть рот, и потянулся за новой бутылкой.

— Я просто боюсь, что это может испортить нашу дружбу и вообще, — Хантер неопределенно развел руками. — У меня никогда не было нормальных друзей, и я не хочу, чтобы что-то помешало… нам, — он сделал акцент на последнем слове и внимательно посмотрел на Смайта. Тот скривился и отвернулся.

— Конечно, друг. Ничто не испортит нашу дружбу, дружбан, — кисло отозвался он и сделал еще пару глотков. Показать Хантеру, что он обижен, вполне нормальная реакция, вот только совершенно необоснованная. Кларингтон сразу сказал, что его интересуют девушки, а значит, Себастиану ничего не светит. И это удручало очень и очень сильно.

Неожиданно Хантер поставил бутылку на стол и подсел ближе, положив руку на плечи Себастиана. Смайт тут же напрягся и с удивлением посмотрел на Кларингтона, который, улыбаясь, тут же зарылся носом в волосы на виске Себастиана. Такая резкая смена событий напугала Смайта, но вдруг он вспомнил о странных вещах, происходивших весь вечер, и развернулся к дверям в отдел.

Там стояла Бриттани, которая широко улыбнулась, увидев немного взбешенного Смайта, и помахала ему рукой, в то время как пальцы Кларингтона переползли на колено Себастиана, заставив того вздрогнуть. Заставив Хантера вернуться в прежнее положение, она произнесла одними губами: «Не грусти» и ушла.

— Что за фигня? — спросил Хантер, нахмурившись и потерев лоб. — Когда я успел убрать бутылку? — он снова взял пиво и с недоумением посмотрел на него. — Наверное, я уже много выпил, — он усмехнулся и покачал головой. Заметив внимательно наблюдающего за ним Себастиана, он тут же начал оправдываться: — Я никогда так много не пью, честно. У меня даже похмелья не бывает, — Хантер прижал горлышко к губам, но тут же вернул бутылку на стол.

— Я верю, — кивнул Себастиан, все еще приходя в себя после произошедшего. Конечно, это был не Хантер, точнее, он, но действовал не по своему желанию. И все же ничто не даст Смайту забыть о его прикосновениях, хоть они и были недолгими. Теперь оставаться спокойным было еще сложнее, чем прежде.

Они просидели вместе еще какое-то время, говоря о разной ерунде. Вернее, говорил Хантер, а Себастиан только кивал и соглашался, потому что мысли его были где-то в другом месте. Сегодня ему точно приснится что-то крайне провокационное, он был в этом уверен. И это витание в облаках продолжалось ровно до тех пор, пока телефон Хантера не завибрировал.

— О, мне пора, — доложил он, вытаскивая мобильный и нажимая на кнопку выключения будильника. — Очень важные… игра, — соврал Кларингтон и поднялся. Ведомый странным порывом, он приобнял все еще сидящего Смайта на прощание, а возле выхода добавил:

— Жаль, что я не увидел тебя в короне, — он усмехнулся и ушел, словно Золушка, сбежавшая с бала до полуночи.

Проследив за ним взглядом, Себастиан положил руки на стол и опустил на них голову с тихим обреченным стоном. Судьба явно издевалась над ним, то подкидывая, то забирая то, что ему хотелось больше всего. И это было нечестно, ведь Смайт считал себя достойным самого лучшего. Хотя в глубине души и знал, что это вовсе не так.


* * *

Вернувшись домой, Хантер, недолго думая, включил компьютер. Несмотря на выпитое пиво, он был совершенно трезв. Алкоголь действовал на него таким образом, что напивался Кларингтон только от больших порций крепкого спиртного за раз. В любых других случаях он не пьянел вовсе.

Сидя в темноте, потому что даже не потрудился включить свет, Хантер прокручивал колесиком мыши статьи в интернете. Найдя нужную, Кларингтон принялся перечитывать уже давно выученный им текст о невероятном спасении парня в Централ-Сити около месяца назад.

Создав новый документ, Хантер принялся заносить данные:

— Желтая вспышка;

— Скорость;

— Побег Мардона;

— Себастиан Смайт???

Когда Смайт утащил Сантану подальше, он не учел, что его, все же, было видно. И если пьяным полицейским было не до подглядываний, то Хантер заметил странное поведение нового друга. А тем более его демонстрацию способностей дочке офицера полиции.

Хантер знал, что его спасение было чудом, но не думал, что сможет найти спасителя так скоро. Конечно, учитывая историю с Мардоном, нельзя было быть на сто процентов уверенным, что это был именно Себастиан, но что-то подсказывало, что это мог быть он. И вероятность тому девяносто девять процентов.

Тихий тройной звонок отвлек Хантера от размышлений, и он сразу же подъехал на стуле к стоящему на столе устройству с множеством колбочек. Открыв журнал, который освещался светом монитора, Хантер занес в него пометки карандашом и, глубоко вздохнув, потянулся за одной из колбочек.

— Ну что ж, поехали, — прошептал он и опрокинул содержимое в рот.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Себастиан сидел на столе напротив доски. Иногда получалось так, что он смотрел на нее по часу, совершенно не замечая происходящего вокруг. Около десятка газетных вырезок, фотографий, все, что удалось найти за время после гибели его матери. Но ничего не давало продвинуться дальше. Словно что-то мешало, словно был какой-то пробел, которого Себастиан не видел. И поэтому не мог ничего сделать.

Смайт даже не заметил, что его кофе давно остыл и приобрел немного мерзкий вкус. Он просто сидел с кружкой в руках и, не отрываясь, рассматривал статьи и фотографии, оторванный от внешнего мира. И даже не сразу заметил, что его зовут, наверное, в десятый раз.

— Себастиан, ты меня вообще слышишь? — голос оказался раздраженным, и Смайт, вздрогнув, повернулся на него.

— Да, прости, я задумался, — он покачал головой, немного виновато глядя на Джо, и, скрыв доску за выдвижным листом, сел за свой стол. — Нужны новые анализы? — он поднес кружку ко рту и тут же поморщился.

— Да, новый грабеж. На этот раз ничего сверхъестественного, просто нужны данные, — Джо кивнул и рассеянно оглядел комнату. — И еще. Ты не видел Хантера? Он обычно никогда не опаздывает, а сегодня его не было. И трубку он не берет, — голос детектива был крайне обеспокоен, что отразилось и на Себастиане. С утра он даже не подумал, что Хантера может не быть на месте. Все его мысли занимала поездка к отцу накануне, поэтому про Кларингтона он как-то забыл.

— Если дозвонишься, скажи, чтобы приезжал по этому адресу, — Джо сунул Себастиану небольшой клочок бумаги и вышел из его кабинета. Смайт тут же потянулся к телефону и быстро нашел номер Хантера. К его сожалению, из динамика слышались долгие, протяжные гудки, которые вскоре прекратились сами собой. Кларингтон и правда был вне зоны. Это не просто насторожило Себастиана, он начал ощущать легкую панику. Поняв, что просто высидеть на месте у него не получится, Смайт решил сходить за новой порцией кофе.

В холле все было по-прежнему, даже дверь в кабинет Хантера была закрыта, как и всегда. И если бы Себастиан не знал, что его там нет, она бы не казалась такой зловещей и холодной, словно таящая какую-то тайну. Себастиан медленно подошел к двери, совершенно забывая о кофе, и как только его рука легла на ручку, услышал сзади хриплый и уставший голос.

— Ты что делаешь? — Смайт вздрогнул в очередной раз за сегодняшний день и резко развернулся. Хантер стоял прямо перед ним и недоверчиво смотрел на Себастиана. По крайней мере, так показалось Смайту: за солнцезащитными очками сложно разглядеть истинное выражение лица.

— Я просто думал, куда ты пропал, — немного нервно ответил Себастиан, пропуская Хантера к его кабинету. Тот открыл дверь и вошел внутрь, скинув сумку по пути на стул. Кларингтон снял очки, и Себастиан едва заметно дернулся: под глазами появились большие мешки, будто Хантер не спал уже несколько дней, а кожа сделалась бледнее обычного, что только оттеняло темные круги и делало вид Кларингтона очень болезненным.

— Я просто… устал, — Хантер опустился за стол и скрестил на нем руки. Нахмурившись, словно от головной боли, он осмотрел кабинет, а затем снова повернулся к Себастиану. — Принесешь кофе? Только без сахара.

Помедлив, Смайт все же просьбу выполнил, захватив заодно и себе. Вернувшись к Хантеру, он уселся на стул напротив и протянул стакан с кофе Кларингтону. Тот вдохнул запах напитка, но пить не стал.

— После вечеринки я от тебя ни слова не слышал. Куда ты делся? — строго спросил Себастиан, и тут же одернул себя. Его тон больше походил на голос парня, чем друга, и, наверное, в каком-то смысле Смайт себя им и считал в отношении Хантера. Кларингтон в ответ только отмахнулся.

— Я ездил домой. Забыл предупредить, у меня бывает, — ответил он, не глядя на Себастиана. Включив компьютер, Хантер тяжело вздохнул и потянулся к мышке, но Смайт тут же сунул ему под нос клочок бумаги, который ему дал Джо.

— Вот, — сухо сказал Себастиан. — Джо сказал, чтобы ты приехал, — по нему было заметно, что резкое наплевательское отношение к себе его задело. И хотя это можно было списать на явную головную боль, а может, Хантер и правда ездил на выходные к семье, так или иначе, Смайту казалось, что он врет.

Взглянув на адрес, Хантер прищурился, будто вспоминая что-то.

— Ограбление в магазине? — спросил он и поднял взгляд на Себастиана. Тот кивнул и свел брови.

— Откуда ты знаешь? — настороженно спросил Смайт. Хантер повел плечами, будто в этом нет ничего необычного.

— Я проезжал мимо сегодня, вот и увидел, — устало ответил он. — Ничего толком не украдено. Выбито стекло и взломан замок кассы. Грабитель сбежал, когда на шум вышел продавец. Успел унести только утреннюю выручку, посетителей ведь практически не было. Придурок, — Кларингтон покачал головой и сделал пару глотков кофе. Заметив пораженный взгляд Себастиан, он хмыкнул. — Я спросил у продавца.

— И как ты думаешь, кто грабитель? — как бы невзначай поинтересовался Смайт.

— Какой-то подросток, скорее всего, старшеклассник, — неопределенно отозвался Хантер. — У него даже оружия не было, — было видно, как скептически относится Кларингтон к грабителю, воспринимая его больше, как насмешку, чем что-то серьезное.

— Значит, ты думаешь, что ехать не стоит? — спросил Себастиан равнодушным тоном, при этом внимательно наблюдая за Хантером.

— Нет, пустяковое дело, — Кларингтон махнул рукой, не отрывая взгляда от экрана. Он снова принялся просматривать статьи, но Смайту было не видно, какие именно. — Что-то еще? — Хантер повернулся к Себастиану через полминуты и, когда тот отрицательно покачал головой, попытался улыбнуться и придать голосу как можно более доброжелательную интонацию. — Тогда ты не против, если я немного поработаю? Один, — добавил он немного прохладным тоном. Смайт ничего не ответил, а только поджал губы и намеревался уже выскочить из кабинета, как вдруг его взгляд зацепился за непривычное название.

— А что такое Джинголд? — с легким интересом просил Себастиан. Хантер неожиданно напрягся, что не укрылось от глаз Себастиана. Снова взглянув на странное название на стенде Кларингтона, Смайт хмыкнул. — Решил создать бренд? Лучше не берись, у тебя ничего не получится, — бросил Себастиан и, усмехнувшись, вышел из кабинета.

Зря Хантер не сдержался на вопросе Себастиана. Если бы он сделал вид, что в этом слове нет ничего необычного, Смайт бы просто прошел мимо, но не теперь. Конечно, не стоило показывать Хантеру настоящую заинтересованность, он бы все равно ничего не рассказал. А интересно Смайту стало, он всегда страдал сильным любопытством, и в детстве ему частенько за это попадало. С возрастом он стал умнее и научился вытягивать информацию из людей. Просто нужно было правильно подобрать время.


* * *

Когда Себастиан начал сотрудничество со С.Т.А.Р., ему сказали, что кроме него существуют еще мета-люди. Кого-то он искал, кого-то должен был еще найти, а кто-то сам выходил на него. Уэллс предполагал, что исследуя организм Себастиана, они смогут найти лекарство для таких же, как он, чтобы обезвреживать злодеев и помогать тем, кому способности были не нужны.

Именно поэтому Смайт посчитал, что привести Бриттани в лабораторию окажется полезной затеей. Правда, как только она ступила за порог кабинета, на Себастиана тут же уставилось три пары недовольных глаз.

Пока Пирс прогуливалась по помещению и с интересом рассматривала оборудование, а Циско ходил за ней попятам, наблюдая, чтобы она ничего не сломала, Кейтлин отвела Себастиана в сторону к профессору Уэллсу.

— Зачем ты привел ее сюда? — довольно прохладно поинтересовалась доктор Сноу, глядя на Себастиана. — А если она не такая, как ты? Если она одна из опасных мета-людей? Мы даже не знаем, какой силы ее способность.

— Я уверен, что в ней нет ничего опасного. Вы ведь даже не обнаружили ее за все время, — прошептал в оправдание Смайт и косо посмотрел на Бриттани: та как раз потянулась рукой к переключателю, но Циско вовремя ее остановил. — Да и она… Не самый сообразительный человек, если честно.

— Лорд Таббингтон не дал мне заказать ему такую же беговую дорожку пару дней назад, — словно бы подтверждая его слова, отозвалась Бриттани, и Себастиан осторожно потер лоб, пытаясь скрыть за этим жестом свое смущение и стыд.

— Кто такой Лорд Таббингтон? — нахмурившись, поинтересовался Уэллс. Он тут же подъехал к Пирс, надеясь услышать от нее ответ, но голос подал Себастиан.

— Это ее кот. Она думает, что он обладает человеческим интеллектом, — трое ученых недоуменно уставились на него. — Это обычный кот, я проверял, — быстро покачал головой Смайт.

— Возможно, именно из-за него она и получила такую способность, — задумчиво заключил Уэллс и откатился к столу. Он принялся что-то искать в компьютере, слегка нахмурившись, а Кейтлин, тем временем, увела Бриттани в небольшую комнатку, в которой раньше лежал Себастиан. Проследив за ними взглядом, Смайт подошел к профессору Уэллсу.

— И что теперь? — поинтересовался он, опершись на стол. Помолчав несколько секунд, профессор отозвался, словно выйдя из глубокой задумчивости.

— Мы исследуем ее. И, возможно, она будет полезна нам в поиске других мета-людей, — его губы сжались в тонкую линию, а взгляд не отрывался от экрана компьютера. — Ее ведь можно хорошо использовать, если правильно убедить.

— Ничего не получится, пока вы не пройдете через ее девушку, — усмехнулся Себастиан немного обреченно. — Сантана слишком оберегает ее и боится, что Бриттани могу навредить. Поэтому придется поговорить и с ней, — пожав плечами, Смайт виновато улыбнулся. — И вам нужно подобрать правильные слова, потому что Сантана легко может заткнуть вас за пояс. Ей особого ума для этого не нужно.

— Но ты ведь думаешь, что она будет полезна? Для этого ты привел ее? — прищурившись и наконец взглянув на Себастиана, спросил Уэллс. Смайт поежился от пронизывающих его насквозь глаз и неуверенно мотнул головой.

— Я не знаю, возможно. Мы ведь всех странных сюда приводим, а она самая… странная, — помедлив, ответил Себастиан, и тут они с Гаррисоном услышали резкий звон разбившегося стекла.

— Она применила способность на докторе Сноу, — испуганно отозвался Циско, в то время как на фоне слышался смех Бриттани и недовольное бормотание Кейтлин.

— Да, нам определенно придется с ней повозиться, — устало заметил профессор и собственнолично отправился оценить ситуацию. От нечего делать, Себастиан последовал за ним.

Собрав все необходимые анализы, на что ушло чуть меньше часа, Себастиан уже хотел увести Бриттани домой, потому что его телефон разрывался от настойчивых звонков и гневных сообщений от Сантаны. Очередная вибрация мобильного только подтвердила опасения, что Смайту придется очень и очень плохо.

— Теперь, я думаю, вам придется приходить сюда вдвоем, — оповестил Себастиана и Бриттани Уэллс. — Так будет лучше, больше результатов сможем собрать. И нужно, чтобы вы научились ладить…

— А то твое отвращение на мили чуется, — усмехнулся Циско, посмотрев на Смайта.

— От вращения на стуле у меня, бывает, кружится голова, — отозвалась Пирс, и Кейтлин с Циско прыснули со смеху, а Себастиан тут же поспешил увести Бриттани.

Наскоро попрощавшись, Себастиан уже подталкивал ее к двери, когда услышал вопрос Уэллса:

— Ты был сегодня странно задумчив. Если ли что-то, о чем мне стоит знать? — он снова направил свои ярко-голубые глаза на Смайта, а такого давления не выдержал бы даже кремень.

— Сегодня я наткнулся на странное название, — неуверенный до конца, что об этом стоит рассказывать, начал Себастиан. — Джинголд. Вы не знаете, что это? — спросил он, подаваясь вперед. Иногда ему казалось, что у Уэллса есть ответы на все вопросы. Но это оказался не тот случай.

— Нет, — покачал головой профессор. — Я впервые о нем слышу. А где ты его видел? — он свел указательные пальцы и поднес их к лицу.

— У нас новый детектив в участке, Хантер Кларингтон, — Смайт попытался произнести это имя с как можно большим спокойствием, потому что обычно выходило как у влюбленного подростка. — И я нашел это название у него на доске. Наверное, просто какая-то неизвестная фирма, — отмахнулся Себастиан с легким смехом. Уэллс медленно кивнул в ответ.

— Пожалуй, ты прав, — он просидел, не шевелясь, еще несколько секунд, а затем вернулся к столу. — До завтра, Себастиан, — Гаррисон тепло улыбнулся Смайту и Бриттани и вернулся к работе. Помахав Кейтлин и Циско, Себастиан вышел из кабинета странно молчаливый и серьезный. И не мог отделаться от неприятного чувства беспокойства до самого дома, где Лопез совершенно выкинула из его головы эти мысли, устроив разнос.


* * *

Когда лаборатория опустела, Уэллс остался в ней единственным сотрудником. Он часто задерживался допоздна, предпочитая работать в С.Т.А.Р., а не дома. Убедившись, что он действительно остался один, Гаррисон выехал в коридор.

Остановившись посреди него, он выбрался из кресла, словно это совершенно ничего ему не стоило, и нажал какую-то комбинацию на стене. Перед ним сразу же открылась дверь, и Уэллс вошел в нее без всяких сомнений. Комната, в которой он оказался, была крошечной и имела в себе стенд с желтым костюмом и небольшую приборную панель.

— Гидеон, — позвал Уэллс, и в воздухе возникла огромная голова-голограмма, которая ответила прохладным женским голосом:

— Да, профессор Уэллс?

— Мне нужна информация о Хантере Кларингтоне, — Гаррисон повернулся к голове всем корпусом и скрестил руки на груди.

Спустя пару секунд на месте головы уже высвечивалась фотография Хантера, а рядом — статья с его биографией. Место рождения, возраст, профессия — все это не интересовало Уэллса. Он просматривал написанное через строку, пытаясь обнаружить то, что ему было нужно. И вскоре нашел его.

«В возрасте двадцати шести лет м-р Кларингтон синтезировал напиток „Джинголд“, позволяющий растягивать свое тело в пределах массы человека».

— Не думал, что встречу его так скоро, — пробормотал Уэллс и, еще раз пробежавшись глазами по досье, без особого интереса зацепился за фамилию «Смайт» рядом с графой «семья» и, выйдя из комнаты, снова вернулся в кресло. — Похоже, скоро у нас появится еще один, — Гаррисон усмехнулся и поспешил покинуть здание лаборатории.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Тяжело быть человеком, который испытывает к кому-то сильные чувства и постоянно упирается в ответ в стену. Иногда можно было найти небольшую лазейку, но стоило сунуть руку и повернуть ее неправильно, как все рушилось, и лазейка закрывалась. И приходилось искать новую либо ждать, когда она откроется снова. Так было и у Себастиана.

День за днем он пытался пробить барьер, который с самой первой встречи выстроился между ним и Хантером. И когда, как Смайту казалось, он начинал рушиться, Кларингтон отстраивал его заново. Зачастую Себастиан даже не знал, что именно послужило причиной для такой резко смены настроения. Он не понимал, что сделал не так, ведь действовал осторожно, как никогда. Но, видимо, у Хантера было свое видение проблемы, которым он с Себастианом делиться не желал.

На следующий день после того, как Смайт впервые показал Бриттани С.Т.А.Р., Себастиан первым делом пришел в кабинет к Хантеру. Тот сидел за своим столом все такой же бледный и казался еще более уставшим, чем накануне. На лице проступила щетина, которая только больше оттеняла лицо и делала Хантера старше, чем он был на самом деле. Он склонился над бумагами и что-то остервенело писал, волосы были всклокочены, а глаза бегали туда-сюда, как безумные. Смайт замер в дверях, не зная, стоит ли отвлекать Хантера, и если нет, то как незаметнее ему теперь уйти, чтобы Кларингтон не накинулся на него разъяренным зверем.

Скрипнувшие половицы не дали ускользнуть незамеченным, и Хантер поднял голову, немного рассерженно глядя на причину его беспокойства. Смайт остановился, проклиная всех плотников на свете за халтуру, и резко повернулся к Хантеру, широко улыбаясь. Смерив его недоверчивым взглядом, Кларингтон тяжело выдохнул и снова опустился к бумагам. Улыбка на лице Себастиана мигом погасла.

— Чего тебе? — хмурясь, спросил Хантер, не удосужившись даже поприветствовать гостя. Его голос был настолько вымученным, что только больше придавал мрачных красок и без того довольно печальной картине. Казалось, что Кларингтон не спит уже несколько дней.

— Просто хотел увидеться, — немного обиженно отозвался Смайт и сел напротив Хантера за стол, придвинув перед этим стоявший у окна стул. — Или ты решил забить на свою идею дружить со мной? — он подпер рукой голову и изучающе посмотрел на Хантера. — Фигово выглядишь.

— Знаю, я просто устаю, — ответил Кларингтон, не отрываясь от бумаг. — Много работы, — он качнул головой в сторону стопки документов и тяжело вздохнул. Наконец, отложив ручку, Хантер потер глаза пальцами и поморщился. — Это просто кошмар какой-то, я даже выбраться не могу сам пива выпить, — Кларингтон сцепил пальцы и прижал указательные к подбородку. — Что уж говорить о том, чтобы с кем-то, — он отвел взгляд. — Я не забил, просто… я сейчас не могу, — окинув Смайта взглядом, в котором не было и капли сожаления, Хантер выбрался из-за стола и подошел к графинчику с водой. Налив в стакан немного, он залпом осушил его и немного взбодрился. — Но на той неделе я свободен, — сказал Кларингтон.

Себастиан недовольно фыркнул и, скрестив руки на груди, отвел взгляд в сторону. Не хотелось, чтобы все выглядело так, будто он навязывается. Раньше ему бы даже это не помешало, будь на месте Хантера кто угодно другой. И ведь все шло так хорошо, почему вдруг Смайта сделали крайним? Он же не бегал за Хантером, так какого черта? Или все же?..

— Знаешь, у меня у самого работа, — холодно произнес Смайт, поднимаясь из-за стола. — Если бы ты хотел со мной «дружить», — он сделал в воздухе кавычки пальцами, — ты бы нашел время. В ином случае, — Себастиан кивнул с насмешкой в сторону бумаг, — я вижу, что тебе абсолютно наплевать.

Решив, что не стоит больше тратить время на пустые разговоры, которые все равно ни к чему не приведут, Смайт поднялся и гордо вышел из кабинета. Да, он слышал брошенные вслед слова Хантера: «Бас, подожди. Ты не так понял», но останавливаться уже не хотелось. Слишком долго он шел в руки Хантеру, которому это было вовсе не нужно. Теперь, если ему действительно Смайт интересен, пусть побегает сам.

Обиженный Себастиан игнорировал Хантера весь оставшийся день. Конечно, к вечеру он простил его, не мог не простить, да и Кларингтон старался вести себя невероятно мило и вежливо. И когда пришел к Смайту в кабинет, чтобы запросить новые анализы, даже принес ему кофе. Вот только Себастиан демонстративно отставил кружку, совершенно проигнорировав проявление любезности. Все для того, чтобы Хантер понял, насколько сильно задело его безразличие. Под конец Хантер не выдержал и, молча психанув, стремительно покинул кабинет Смайта, даже не попрощавшись.

Спустившись в конце рабочего дня к парковке, Себастиан, как и в большинстве раз, принялся ждать, когда подъедет Джо. Они часто ездили домой вместе, все же им было по пути. Да и сегодня особо важных случаев не было, из-за чего детектив Лопез мог бы задержаться. Простояв пару минут, Смайт почувствовал, что начинает мерзнуть. Середина ноября принесла довольно сильные морозы, которые заставляли Смайта одеваться в несколько слоев, что он не очень любил.

Решив, что без его подачки Джо сам не появится, а ждать дольше уже просто не было сил и терпения, Себастиан вытащил телефон, когда рядом вдруг появилась машина Хантера. Заметив его слегка виноватое выражения лица, Смайт фыркнул и отвернулся, хотя по-прежнему следил за действиями Хантера боковым зрением.

— Тебя подвести? Я видел Джо, он собирается сегодня засидеться допоздна, — громко сказал Кларингтон из машины, и Себастиан почувствовал жуткое разочарование. Правда, из машины Хантера повеяло таким теплом и приятным ароматом автомобильного освежителя воздуха, что через пару минут внутренней борьбы, Смайт открыл дверцу и забрался на пассажирское сиденье.

— Только не думай, что это сразу же оправдает тебя по всем пунктам, — с легкой холодностью произнес он, хотя она была в десятки раз теплее температуры на улице.

— И не надеялся, — усмехнулся Хантер, после чего Себастиан понял, что тот раскусил его на первом же слове.

— И не гони, я все еще хочу жить, — ухмыльнулся Смайт, пристегиваясь. Откинувшись на сиденье, он осмотрел салон машины. — А ничего такая. Новая? — спросил он без задней мысли.

— Да, откуда ты знаешь? — отозвался Хантер и с удивлением посмотрел на Себастиана. — В прошлом месяце купил.

— Я просто предположил, — быстро ответил Смайт. — Выглядит довольно… свежо, — он улыбнулся немного нервно; Хантер окинул его подозрительным взглядом. — А что стало с прошлой?

— Попал в аварию, — сухо сказал Кларингтон. Теперь он не отрывался от дороги. Себастиан почувствовал себя немного не в своей тарелке и еще больше оттого, что его дом находился вдали от отдела, и ехать нужно было прилично. Кто вообще дернул Смайта заводить разговор о машине Хантера? Себастиан был уверен, что та авария останется у него в памяти на всю жизнь.

От неловкой тишины, которая воцарилась сразу после слов Хантера, его избавил телефонный звонок. Звонили из С.Т.А.Р.

— Себастиан, ограбление и покушение на убийство на 38-й, — в трубке слышался обеспокоенный голос Кейтлин. Раньше она была против того, чтобы Смайт влезал в разные переделки, особенно, если они были связаны с огнестрельным оружием, но в последнее время приобщилась к их с Циско небольшой команде.

— А что там? — Смайт выпрямился, чувствуя, как сердце заколотилось от адреналина.

— Дом Фрэнка Картера, губернатора, — протянул Циско с явной улыбкой на лице. — Давно пора было что-то сделать, кажется, он зазнался. Ой! — послышался хлопок, и Себастиан усмехнулся. Доктор Сноу иногда превосходила сама себя, и не только в работе.

— Скоро буду, — Смайт отключился и сунул телефон в карман. — Эм, Хант? — неуверенно позвал он. — Ты не мог бы остановить здесь? Я вспомнил, что мне надо… — он не договорил, потому что Кларингтон затормозил у обочины, и резко выбрался из машины. — Спасибо, что подвез, еще увидимся, — наскоро попрощался Смайт и, как только автомобиль немного ошарашенного Хантера скрылся за поворотом, стремглав помчался в лабораторию.

Добраться до места преступления у Себастиана заняло от силы минуты три. С тренировками он понял, что может развивать свою скорость с каждым разом все больше, и у нее нет предела. По крайней мере, Смайт его еще не нашел. Он остановился возле трехэтажного здания, которое уже было окружено зеваками, и присвистнул от его размеров и внушительности.

— А ничего такой, — заметил он, удивившись, как грабители умудрились пройти мимо стольких систем охраны. Разве что… — По-моему, у нас новый мета-человек, — предположил он в строенный передатчик и резко ворвался в дом, по-прежнему оставаясь незамеченным.

Внутри стояло странное пыльное, а быть может, и газовое облако, которое, казалось, просто повисло в воздухе. Закашлявшись, Себастиан закрыл нос и рот рукой и быстро обошел все здание, чтобы найти оставшихся в доме людей. Час был поздний, свидетели, а тем более полиция только раскачивались, из-за чего Смайт чувствовал раздражение. Если бы они пошевелились, то его помощи бы не понадобилось. Проблема в том, что Картера в городе никто не любил.

Видимо, в доме на момент ограбления находилась только дочь мистера Картера. Себастиан нашел ее в спальне без сознания и, как он надеялся, все еще живой. Осмотрев комнату, Смайт понял, что ей они занялись в первую очередь.

Вытащив девочку на улицу, где к ней тут же подбежали ошарашенные люди, Себастиан вернулся в здание, чтобы найти хотя бы след присутствия здесь мета-человека. Он был уверен, что простым людям было бы крайне проблематично провернуть такую операцию. Теперь приходилось действовать тихо и осторожно, чтобы в случае чего не замести случайные следы.

Себастиан был на кухне, когда услышал стук наверху. Секунда — и он крадется по второму этажу в спальню главы дома. Замерев возле двери, Смайт с трудом сглотнул и резко заскочил в комнату.

— Стоять! — грозно произнес он, предусмотрительно поработав с голосовыми связками. — Тебе некуда бежать.

убрать рекламу




убрать рекламу



>

Человек, который и правда наделал шум в спальне, замер, но не спешил поворачиваться лицом. Не было понятно, чего он ждет: он просто стоял и не шевелился, и Себастиан ожидал удара в любую секунду. Почему-то человек казался подозрительно знакомым. Несмотря на то, что он был облачен, как супергерой — в темноте на нем виднелся костюм из сиренево-черной ткани, похожей на латекс — Смайт думал, что уже видел его где-то. Определенно точно видел.

— Я и не собираюсь никуда бежать. Я здесь за тем же, зачем и ты. Флэш, — незнакомец наконец развернулся. Нет, такого голоса и лица Смайт не видел еще ни разу. Зато то, что он знал его прозвище, его насторожило. Оно появилось практически сразу, как только Себастиан решил начать помогать людям, но особой популярностью не пользовалось. А точнее, о нем еще никто не знал. Откуда же тогда это было известно этому парню?

— С чего бы мне тебе верить? — Смайт усмехнулся и сделал шаг вперед: незнакомец не пошевелился. Его лицо вообще не меняло своего выражения, словно это была маска. Которую скрывала маска поменьше на его глазах.

— У тебя нет причин не верить мне, Флэш, — незнакомец усмехнулся, но Себастиан не увидел этого. Он старался понять, почему тот выглядит так знакомо, хотя и знал, что никогда в жизни его не видел. Наверное, стоило пробить его по поиску в лаборатории, но к тому времени он уже скроется.

— Но и верить их нет тоже, — бросив фразу, Смайт подлетел к незнакомцу, чтобы стянуть его маску, пока тот не понял, что происходит, но это не дало никаких результатов. Себастиан замер, озадаченный, и тут понял, что его скрутили. Опустив взгляд вниз он увидел, что рука парня обвилась вокруг него как… веревка. Это и правда был мета-человек. И достаточно проворный, как оказалось.

— А стоило бы, — процедил странный мистер Фантастик и, поднеся вторую руку, резко сдернул маску с Себастиана. Тот принялся быстро двигать лицом, чтобы его невозможно было узнать, но тут заметил в глазах незнакомца странный блеск. Он не успел. И тот наверняка сделал бы с ним что-то еще, например, переломал все кости, если бы в этот же момент на улице не послышался голос детектива из рупора.

Тихо выругавшись, незнакомец отпустил Смайта и выбежал из дома, оставив пораженного и испуганного Себастиана на полу в спальне. Кто-то увидел его, кто-то, кто представлял опасность. И узнал его. Этого Себастиан не ожидал ни при каких условиях. Придя в себя, Смайт, все еще крайне удрученный, мгновенно выбрался из дома, в который уже вломились полицейские, и вскоре был в лаборатории. Он прижался спиной к стене, тяжело дыша и прижимая руки к лицу.

— Меня видели, — прошептал он, съехав по стене. — Там был мета-человек в костюме, он снял с меня маску. Он умеет растягиваться, — слабо принялся рассказывать он мигом подбежавшей Кейтлин.

— О, у нас свой мистер Фантастик? — ухмыльнулся Циско и быстро набрал что-то на компьютере.

— Да, я тоже о нем подумал, — Смайт поднялся не без помощи Кейт, хотя, по сути, она была ему не нужна: он был просто в шоке. — И нет, — Себастиан покачал головой, — я его не знаю. Хотя… — он неожиданно замер. Две пары глаз тут же уставились на него.

Да, лица того парня Смайт прежде не видел. Не мог видеть. Потому что это было не его лицо. И не его голос. Когда Себастиан вбежал в комнату, незнакомцу потребовалось несколько минут, прежде чем повернуться к Смайту. Значит, его способность распространялась не только конечности, а на все ткани его организма. Конечно, тут было несколько вариантов, но почему-то Смайту казалось, что ответ лежит на поверхности. Он просто его еще не нашел.

— Хотя? — настойчиво спросил Циско, которому надоело ждать, когда молчание Себастиана прекратится.

— Нет, я его не знаю, — покачал головой Смайт, развернувшись. — Показалось на секунду, что да, но… — он качнул головой и разочарованно вздохнул. — Что ж, похоже придется искать еще одного. Когда же они закончатся? — устало усмехнулся Смайт и послушно сел на кушетку, чтобы Кейт осмотрела его на предмет повреждений.

Пока Себастиан прокручивал в голове возможные варианты того, кто мог скрываться за маской растягивающегося человека, тот, наконец, остановился за пять кварталов от места преступления. Чудом не попавшись полиции, он опустился на землю за живой изгородью и со стоном боли вернул себе прежнее лицо. Хантер пробовал менять внешность всего пару раз, и каждый раз это причиняло сильный дискомфорт. К сожалению, он еще не научился контролировать это настолько, чтобы использовать, как настоящее лицо.

Вытянув руку вперед, Кларингтон понял, что действие эликсира закончилось. Два часа, ни больше, ни меньше. Настало время поработать над дозой или компонентами, если он хотел в будущем использовать его дольше.

— Эх, Смайт, — прошептал Хантер и тихо засмеялся, практически гранича с легкой истерикой. — Как же вовремя ты попал в мою жизнь.

Посидев в укрытии еще немного, Хантер убедился, что за ним никто не следит, и быстро направился домой, чтобы изучить все улики, которые он нашел. В отличие от Смайта, ему удалось застать преступников практически за секунды до того, как они скрылись. Они ушли, когда поняли, что то, что им нужно, в доме не находилось.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

— Между прочим, Джо, это довольно бестактно — чуть ли не вытаскивать меня из постели в семь утра, — сонно и недовольно произнес Себастиан, вылезая из машины. — Улики никуда бы не делись, а сейчас все равно ничего толком не видно.

— Это твоя работа, Баст, ты сам на нее подписался, — детектив Лопез ухмыльнулся и протянул Смайту перчатки. Тот резко вырвал их из рук Джо и проследовал за ним в дом, в котором накануне вечером уже успел побывать.

— Кстати, а где Хантер? К нему домой ты почему-то не вламываешься, — хмуро пробурчал Себастиан и прикрыл рот рукой, зевая. Все же он был типичной совой, и просыпаться рано ему было крайне тяжело. Учитывая, что ложился он обычно довольно поздно. А прошлой ночью уснуть быстро у него и не получилось, потому что большую часть времени Смайт ломал голову над тем, кто мог прятаться за маской. Ему казалось, что ответ скрывается где-то близко, но он не мог его увидеть.

— У него сегодня должен быть выходной, но если он сможет… А почему ты всегда им так интересуешься? — Джо медленно обошел спальню и вопросительно посмотрел на Себастиана; тот слегка вздрогнул и неопределенно пожал плечами.

— Да так, просто интересно, — Смайт постарался придать голосу как можно более нейтральное выражение. Джо незачем было знать о промывке мозгов, которую частенько устраивала Себастиану Сантана. И причина была не в том, что детектив не знал, что Смайт гей. А в том, что если Себастиан начнет крутить роман с одним из его напарников, Джо попросту открутит ему голову.

Решив, что продолжать разговор дальше чревато для него же самого, Смайт опустился на пол, прихватив небольшой пинцет, и принялся изучать следы на паркете. Удивительно, как он не уснул в этом же положении, потому что как только он улегся на пол, его тут же потянуло в сон.

— Так, Баст, нет, нет, поднимайся, — принялся бормотать Джо, как только заметил, как Себастиан закрывает глаза. Он поднял Смайта и подвел к столу. — Тебе точно нужен кофе, в таком состоянии ты работать не можешь.

— А я о чем и говорил, — подтвердил его слова кивком Себастиан и зевнул. — Это преступление — будить меня в такую рань.

— Кто-то сказал кофе, или мне послышалось? — произнес громкий и довольно бодрый голос Кларингтона, от которого Смайт тут же подпрыгнул, и сон как рукой сняло. — Знал, что понадобится, — в руках Хантера была картонная подставка для кофе с тремя стаканчиками в ней.

— Спасибо, что приехал, это правда очень важно, — с благодарностью сказал Джо и взял один из стаканчиков. Выхватив второй, он сунул его Себастиану прямо под нос. — На, выпей. Взбодришься.

— Ему это уже и не нужно, верно? — усмехнулся Хантер, глядя на Смайта, который, в ответ, с подозрением смотрел на него.

— Ты же почти на другом конце живешь, — негромко протянул он, но кофе взял. — Ты как сюда добраться успел?

— Ну, не на другом конце, — заметил Хантер, оставляя пустую подставку на стол. — И я обычно встаю рано, так что собраться и приехать проблемы не составило. Тем более что Джо очень просил.

Смайт переводил прищуренные глаза с одного полицейского на другого, но не замечал в их лицах и капли подтекста. Видимо, его не было, но Себастиан все равно до конца не верил, что Джо позвал Хантера ради помощи, ведь полицейских здесь было много, а также, что Кларингтон приехал просто в исполнение долга. И именно то, что оба детектива вели себя тише воды, заставляло Смайта еле сдерживаться от накрывающей его истерики, связанной еще и с недосыпом.

— Ладно, я пока отойду, мне нужно еще кое-что узнать. Баст, займись делом, — Джо кинул быстрый взгляд на Себастиана, затем на Хантера, и вышел из спальни. Смайт же, вопреки его словам, уселся на стол и принялся пить кофе дальше. В это время Кларингтон отставил свой практически нетронутый стакан и уселся на пол, принимаясь внимательно изучать паркет под светом лампы.

— Ты бы шел вместе с Джо, — ухмыльнулся Смайт. От выражения глубокой задумчивости на лице Хантера, Себастиану становилось весело. Казалось, что лучше Смайта в поиске следов и подсказок найтись никого не может. Даже Хантеру, с его псевдоинтеллектуальным видом пришлось бы тяжело на месте судмедэксперта.

— Незачем, — отозвался Кларингтон и, быстро вытащив из кармана резиновые медицинские перчатки и натянув их на руки, провел по полу пальцами. Себастиан тут же подался вперед, нахмурившись наблюдая за ним. — Дай мне пакет для данных, — Хантер пощелкал пальцами, не глядя на Смайта, и когда тот протянул ему пакетик, сунул туда перчатку. — Держи, подарок. И не благодари, — фыркнул он, поднимаясь. — А то без моей помощи ты тут точно разворотил бы половину комнаты. Ну или нужные материалы пришлось бы соскабливать с твоего лица, — Кларингтон ухмыльнулся.

— Да, без тебя бы я и не справился. Что с тобой такое, вообще? — с недоумением и досадой спросил Себастиан, беря пакетик в руку. — Ты еще вчера просто засыпал на ходу, а теперь бодр и… ты на наркоте? — он прищурился сильнее и отпил кофе из стакана. — Потому что такое чувство, будто ты на…

— Я просто лег спать вчера сразу после того, как приехал домой, — немного резко ответил Хантер, и что-то в его голосе заставило Смайта перехотеть продолжать препираться. — Кстати, а где ты вышел? Ты же живешь дальше, — Кларингтон перевел заинтересованный взгляд на Себастиана. Тот похолодел изнутри, но вида не подал.

— Друзья звонили, — будничным тоном сообщил он. — И я решил пойти к ним. Просто не хочу, чтобы ты знал, где они живут, — скривившись, добавил Себастиан и сделал большой глоток уже начавшего остывать кофе. Он отвел взгляд, но понял, что Хантер мало ему поверил. Если поверил вообще.

— Надеюсь, ты хорошо повеселился, — с холодом отозвался Кларингтон и принялся расхаживать по комнате. Он оглядывал вещи хозяйки спальни, рассматривал картины и фотографии, но не трогал ничего. Смайт наблюдал за ним со стола и чувствовал себя крайне неловко. Несмотря на желание задеть Хантера, Себастиану было неприятно, что тот начинал относиться к нему крайне пренебрежительно. Ведь Смайт ждал, что вместо того, чтобы отдаляться при упоминании неких друзей, Хантер, в противовес, прижмет его к стене с рыком в стиле «Ты только мой». От одной этой мысли по телу Себастиана расползалась тысяча приятных мурашек. Но Кларингтон оставался Кларингтоном и, естественно, ничего, даже близкого, не предпринимал.

— Разумеется, — Себастиан допил кофе и отставил пустой стаканчик на стол. — Получше, чем ты, — он спрыгнул на пол и принялся расхаживать по комнате следом за Хантером. — Как думаешь, почему его пытались убить? — спросил Смайт, решив перевести тему. На глаза попалась витиеватая серебриста рамка с фотографией дочери Картера, которая выглядела намного лучше, чем накануне, когда Себастиан вытащил ее еле живую из дома. Как позже выяснилось, вовремя. Если бы Смайт замешкался еще на несколько минут, девушка была бы мертва.

— Не так давно он очень грубо высказался в адрес одной семьи предпринимателей. Не факт, что это связано, доказательств этому совсем нет, — Хантер обвел комнату взглядом еще раз: довольно простая, но аккуратная спальня девочки-подростка, выполненная в бежево-бордовых тонах. Заметно, что родители не давали ей возможности самоутвердиться хотя бы за счет ее личного пространства в доме, и обставили комнату сами. — Но у меня сложилась такая теория. Хотя, кому не захочется врезать Картеру?

Выслушав Хантера, Себастиан коротко кивнул. На самом деле ему не хотелось выслушивать теории и догадки по поводу нападения, он спросил это только из вежливости. Были вещи, которые интересовали Смайта гораздо сильнее.

— И что теперь будет? — Себастиан повернулся к Хантеру и скрестил руки на груди. Он надеялся, что Кларингтон поймет, что к делу его вопрос не относится.

— Ну, мы ищем преступников, мы же… — начал Хантер и тут же осекся, поймав взгляд Смайта. — Я не знаю, Бас, — он резко выдохнул и отвернулся, правильно расценив то, что от него ждали.

— Что случилось с тобой после вечеринки на Хэллоуин? — продолжал допытываться Себастиан. — Практически сразу ты начал игнорировать меня, хотя до этого убеждал, что мы друзья. Так какого черта?

— Я просто был занят, ясно?! — неожиданно выкрикнул Кларингтон. Смайт сразу же замер, недоуменно глядя на него. — У меня появились дела, которые меня выматывали. Я понимаю, что тебе тяжело без меня даже пять минут провести, но есть вещи, которые отнимают у меня много времени, — тяжело дыша, закончил тираду Хантер, и Смайт хмыкнул.

— Ну да. Друзья ведь не лезут в личную жизнь, верно, — произнес он деревянным голосом, чувствуя, как внутри что-то сломалось. — И я могу провести без тебя хоть пять часов, — процедил Себастиан сквозь сжатые зубы.

— Нет, я… Прости, сорвался, — тихо сказал Хантер, стискивая челюсть и засовывая руки в карманы джинсов. — Я не это имел в виду, просто…

— Просто что? — шикнул Смайт. — Думаешь, я такой придурок-липучка, который шагу ступить не даст? Или что, Кларингтон? Боишься меня? — громко бросил он и вернулся к столу. — Конечно, ведь все геи накидываются на натуралов и насилуют их.

Вцепившись пальцами в столешницу, Смайт опустил взгляд на оставшийся стоять стаканчик с кофе Хантера. Ему очень хотелось убежать прочь из этого дома, как можно скорее, и сдерживаться уже было сложно. На мгновение даже показалось, что стол шатнулся от того, как дернулись его, приготовившиеся к перемещению руки. Слова Кларингтона очень сильно задели.

— Прости, Баст, я просто все еще на нервах. Это был первый раз, когда мне удалось выспаться, — в голосе Хантера слышались виноватые нотки. — Если хочешь, мы можем сходить в бар или…

— Нет, — Себастиан покачал головой. — Нет, — повторил он, развернувшись. — Ты сам этого не хочешь, так зачем идти наперекор своим желаниям? — мысленно Смайт уже отпинал себя по всем бокам за отказ. — Я зря надеялся на что-то, поэтому… не нужно благотворительности, — он натянул на руки ранее снятые перчатки и, взяв пинцет, опустился на пол. — Зря Джо оставил нас вдвоем, я уверен, он сделал это нарочно, — пробормотал Себастиан себе под нос.

Тяжело вздохнув, Хантер опустился на пол рядом и принялся наблюдать за работой Смайта.

— Здесь везде рассыпана пыль, — сказал он и тут же замолчал после грозного взгляда Себастиана. — И почва с ботинок. Все, молчу.

— Правильно, потому что я здесь судмедэксперт, а не ты, — Смайт поджал губы и через секунду, действительно, увидел на полу крошечные кусочки земли. Наверное, он еще слишком сонный, поэтому не заметил. Или чертов Кларингтон снова мнит себя гением.

— Так, эм… все нормально? — после нескольких секунд молчания спросил Хантер. Помедлив, Смайт кивнул. — И если я вдруг позову тебя куда-нибудь?..

— Наверное, я соглашусь. Но пока что я не хочу, — получив от себя мысленную пощечину, ответил Себастиан. — Попытайся реабилитироваться, если ты того желаешь.

Хантер открыл было рот, но один из офицеров внезапно ворвался в спальню.

— Мэйси Картер. Она очнулась. Только что из больницы звонили, — задыхаясь от бега произнес он, и Кларингтон подскочил.

— Иди, — с грустной усмешкой сказал Себастиан, и Хантер, кивнув, ушел.

Оставшись сидеть на полу, Смайт прижался спиной к ножке стола и обреченно выдохнул. Ему казалось, что он в тупике. Наладить отношения с Хантером еще виделось возможным, но вот зайти дальше… Это было просто невыполнимо. А еще и тот странный парень, который вчера был в этом доме. Себастиана не покидало ощущение, что он его точно знает.


* * *

Когда Мэйси пришла в себя, она не сказала ничего, что могло бы дать хоть какую-то зацепку для полиции. Нападающего она не видела. Тот удачно обошел все камеры на улице, а в доме их попросту отключил. Когда же девушка обернулась на шум, ее ударило какой-то воздушной волной, после чего она потеряла сознание.

— Это какой-то бред, — в очередной раз произнес Себастиан. Он пересказал показания потерпевшей уже три раза всем в С.Т.А.Р., а те продолжали его мучить.

— Она точно не сказала, что за волна ее ударила? Или какой шум она слышала? — настойчиво спрашивал Уэллс, а Смайт только отрицательно качал головой.

— Меня там не было, я просто передаю слова полицейских. Да и девчонка была не в себе, она могла и не понять, что вообще происходит! — раздраженно воскликнул он и, подскочив, принялся расхаживать по комнате. — Фактически мы ничего о нем не знаем. Анализы не показали ничего, кроме пыли из комнаты и улицы, — он провел пальцами по подбородку и вздохнул. — Хорошо, что он до сих пор не объявился.

— Ничего хорошего, он просто прячется, — Уэллс положил руки на подлокотники и посмотрел на Бриттани, которая, в последнее время, зачастила в лабораторию. — Если бы он мог дать еще хоть какую-то зацепку. Ты точно не можешь попасть в его сознание?

— Мне нужно видеть человека, иначе не сработает, — Бриттани пожала плечами и сунула в рот еще несколько чипсин. Кейтлин тут же поморщилась, боясь за чистоту помещения, которое не всегда оставалось таковым после прихода Пирс.

— Несколько дней прятаться — нужна выдержка, — заметил Себастиан. — Тем более, если он хотел прикончить Картера, ему наверняка тяжело видеть его до сих пор живым, — он усмехнулся и прислонился к косяку.

С ночи нападения прошло пять дней. И за все это время не появилось ни одной улики. И либо этот мета-человек, а это был именно он, сомнений не оставалось, был гением, либо ему просто удалось удачно все рассчитать.

— Она ничего не говорила о парне, которого ты встретил? — спросила доктор Сноу и внимательно посмотрела на Себастиана. Тот, помедлив, покачал головой.

— Мне кажется, он ни при чем, — Смайт пожевал губу. — Но я уверен, что он появится в следующий раз, когда первый нападет на Картера снова.

— Теперь Фрэнка всюду окружает охрана, подобраться к нему будет не так уж просто, — заметил Циско, развалившись на стуле, и тут, словно бы в опровержение его слов, на экране монитора загорелась красная точка. — Или нет, — настороженно протянул он, выпрямляясь. Себастиан заметил сигнал тревоги, секунда — и костюм уже был на нем.

— Бриттани… — неуверенно начал он, глядя на Уэллса.

— Прекрасно переждет здесь. Она еще не готова к такому, — с едва заметной улыбкой, твердо ответил Гаррисон, и Смайт, коротко кивнув, вылетел из здания.

— Только будь осторожнее, пожалуйста. Не хватало, чтобы тебя еще кто-то увидел, — попросила Кейтлин с тревогой, обращаясь к Себастиану через передатчик.

— Без проблем. На этот раз, я готов, — с уверенностью отозвался Смайт и через несколько секунд остановился возле небольшой площади, и спрятался за массивным памятником. Охранники и водитель Картера уже лежали поодаль без сознания, как надеялся Себастиан. Ему было страшно проверять, так ли это на самом деле.

Картер сидел возле машины и трясся от страха. Рядом с ним стоял человек, в поношенной одежде и довольно неприятного вида. Ну, разумеется, куда делись все злодеи-красавчики? Смайт хотел уже было выбраться, чтобы отвлечь преступника, когда кто-то схватил его и зажал рот рукой.

— Ты же не собирался сделать то, что я думаю? — спросил голос на ухо, и Смайт дернулся, пытаясь выпутаться из руки незнакомца, которая снова удавом обвила его.

— Мне кажется, или это не твое дело, что я собираюсь сделать? — прошипел Себастиан, не прекращая попыток вырваться. — И, кстати, в прошлый раз голос был лучше, — с усмешкой произнес он и попытался развернуться, но парень не отпускал его.

— Догадался, значит, — прошептал незнакомец и, наконец, отошел в сторону, распутывая Смайта. — Если ты сейчас выйдешь, ты испортишь мне весь план.

— О, так у тебя и план уже есть? — тихо удивился Себастиан. — Ну так посвяти меня в него, я же главный герой этого города.

— С чего ты взял, что ты главный герой? — парень недоверчиво покосился на него. Лицо не изменилось с прошлого раза, зато стало более подвижным. Заметно, что тот тренировался. — Сейчас ты вообще стоишь здесь и со мной препираешься. Сразу видно, что плана у тебя нет.

— О, ну извините, что меня отвлекли. Какой-то придурок не дал мне сделать то, что я собирался, — процедил Смайт, гневаясь с каждой секундой все больше.

— Ты все равно сделал бы не так, как надо. Дилетант, — парень фыркнул и выглянул из-за памятника. — Эй, он пропал, — удивленно заметил он.

— Да что вы? — послышался третий голос сзади, и оба супергероя вздрогнули. Видимо, их ругань оказалась более заметной, чем предполагалось. — И кто же вы, мать вашу, такие? — он осмотрел парней с ног до головы и усмехнулся. — Пришли спасти этого мудака?

— Как мило, что ты заметил. Да, именно за тем и пришли, — Смайт улыбнулся и через секунду схватил мужчину за грудки. — Увези Картера подальше! — крикнул он второму парню, хотя до сих пор причин доверять ему не было.

— Ты не справишься с ним один, — возмутился незнакомец, но Себастиан уже рванул вперед, только бы унести нападавшего прочь. Но тот неожиданно растворился в его пальцах дымкой и улетел назад. Смайт остановился в недоумении и тут с ужасом обнаружил, что бесформенный дым снова превратился в человека и направился ровным шагом к площади.

— Он умеет распыляться, что мне делать? — испуганно взмолился Себастиан, прося помощи у своей команды.

— Попробуй вырубить его. Может, это сработает? — предположил Циско, и Смайт кивнул в пустоту. Через секунду он снова оказался на площади, где к возящемуся с Картером второму парню уже приближался убийца. Фрэнк застонал, увидев его, и тогда парень развернулся, кинув губернатора на месте.

Они что-то сказали друг другу, Себастиан не расслышал, что именно, но в мгновение ока убийца обратился в дым и резко влетел внутрь парня через рот и нос. Тот закашлялся и сразу же рухнул на землю, будто кто-то подрубил его ноги. Видя все это, Смайт остановился, пораженной страшной картиной. А если тот уже убил его? Так же, как охранников Картера, и как пытался убить его дочь? И, видимо, его самого.

— Нет! — закричал Себастиан, как только преступник выбрался наружу, снова принимая свой облик. — Как насчет кого-то равного себе, а? — Смайт подскочил и с силой ударил противника в живот. Странно, но тот не обратился в дымку сразу. Видимо, ему нужно было время для восстановления. И оно уже прошло.

— С радостью, — гадко улыбнулся он, заставляя Смайта рвануть со всей силы прочь от площади. Постоянно оборачиваясь, он видел дым за собой, который пытался его настигнуть. Оттого Себастиану приходилось резко и часто петлять. Это могло бы продолжаться бесконечно, если бы Смайт неожиданно не свернул, чтобы сбить преследователя с толку. И тот, не ожидая такого развития событий, со всей силы ударился об асфальт. Ему сразу же пришлось вернуть человеческий облик, что на руку совершенно не сыграло. Подбежавший Смайт со всей силы вырубил его ударом в челюсть.

Связать его у Смайта заняло несколько секунд, после чего он, убедившись, что преступник обезврежен, оставил его в парке и вернулся на площадь за вторым парнем. Там уже собралась толпа и подъехала полиция, но унести все еще безжизненное тело удалось без труда.

Страшнее, наверное, Себастиану еще не было, когда он взглянул на лицо своего «помощника», которое уже стало нормальным. И почему он раньше не догадался, почему не понял, кто был перед ним? Воздух резко выбился из легких при взгляде на безжизненное белое лицо.

— Хантер, — слабо прошептал Смайт, проводя пальцами по бледной щеке Кларингтона. — Мне срочно нужна медицинская помощь, Кейт, — громко сказал он с толикой истерики в голосе и через несколько мгновений уже клал Хантера на койку в лаборатории. — Сейчас и второго, — отчитался он и исчез на минуту.

Доверив преступника в руки Циско и Уэллса, Смайт опустился на стул и принялся наблюдать за попытками доктора Сноу реанимировать Хантера.

— С ним все будет в порядке? — нервничая, спросил он, и Кейтлин кинула в его сторону слегка испуганный взгляд.

— Я не знаю, — она покачала головой и подключила дефибрилляторы. Смайт отвернулся, только бы не видеть этого кошмара и Хантера, который в эту секунду борется за свою жизнь. — Есть, — произнесла она наконец, и Кларингтон тут же закашлялся в подтверждение ее слов. — Так, ему нужно снотворное. Не позволяй ему вставать, — Кейтлин убежала за нужными лекарствами, а Себастиан подошел к Хантеру, лицо которого постепенно начало приобретать краски. Тот все еще был неподвижен, но теперь стало видно, что он дышит. Смайт положил руку ему на лоб и улыбнулся, глядя на своего детектива.

— Так, мне нужно взять его кровь и вколоть снотворное. Завтра у него будет все болеть, — заметила вернувшаяся Кейтлин. Протянув шприц со снотворным Себастиану, она ловко воткнула иглу в руку Кларингтона, отчего Смайт вздрогнул, а затем быстро наполнила второй шприц. — Думаю, лучше оставить его на ночь здесь. Вдруг, ему станет хуже, — заметила она, но Себастиан отрицательно замотал головой.

— Нет, я отправлю его домой. Не хочу, чтобы он видел это место. Я вообще не хочу, чтобы он пытался геройствовать, — Смайт неотрывно смотрел на Хантера и покусывал кожу на фаланге пальца. — Поэтому оставлять его здесь я не намерен, — твердо пресек он попытки Кейт возразить. — Ты закончила? — серьезно спросил он и, как только получил утвердительный кивок, выбежал из С.Т.А.Р. с Хантером на руках.

Наверное, все же, это было правильным решением. Себастиан был горд тем, что делал Кларингтон в полиции, но сегодня ему удалось увидеть, на что способна жажда помощи людям. Глупое самопожертвование. У Смайта для геройства были свои причины, эгоистичные, но даже их он считал не самыми разумными. А Хантер… Если у Себастиана получится, он отговорит его раз и навсегда. Потому что терять Кларингтона из-за несчастного случая ему не хотелось. В этот вечер он понял это совершенно точно.

Влетев в квартиру Хантера, Себастиан осторожно переложил его в постель и избавил от костюма. Скорее всего в другой, более спокойной ситуации он бы обязательно воспользовался моментом, чтобы попялиться на Кларингтона, но только не теперь. Хантер спал и, наверное, не проснется еще до завтрашнего утра, если не дня. Себастиан опустился на пол, рядом с лицом Хантера и, стянув свою маску, провел рукой по щеке Кларингтона.

— Как же мне защитить тебя, если ты сам не хочешь моей защиты? — с горечью прошептал Смайт и, ведомый каким-то странным порывом, легко поцеловал Хантера в губы. Его тут же словно ударило легкой волной тока, которая заставила Себастиана вздрогнуть от неожиданности. Он задержался на несколько секунд, впитывая в себя этот момент, наслаждаясь им, потому что не знал, когда еще ему удастся поцеловать Хантера снова.

Отстранившись, Себастиан поправил одеяло на Хантере и, устроившись рядом, принялся наблюдать за тем, как тот спит. Желание потрогать Хантера, убрать его волосы со лба было крайне сильным, но Смайту удавалось контролировать его. Через некоторое время Кларингтон заворочался, и Смайт быстро убежал домой, не застав момента, когда рука Хантера попыталась нашарить его рядом с собой.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Ситуации, когда преступники нападают на город и держат его в страхе чуть ли не каждый день, существуют только в кино. В обычной, ну, или относительно обычной жизни, все более-менее спокойно. Большую часть времени люди проводят в достаточно бытовых ситуациях, зачастую очень скучных. Разумеется, если они не знают, что кто-то из их окружения владеет сверх способностями.

К работе после повторного нападения Хантер вернулся не сразу. Позвонив на следующий день около полудня, он сообщил, что накануне попал в жуткую переделку и вынужден остаться дома на еще пару дней. Разумеется, Смайт услышал весь разговор, потому что он произошел практически при нем, и потом он весь день гадал, как долго Кларингтон будет скрываться от него. И что сделает, когда выйдет на работу. К сожалению, ответ был один, и не самый радужный — ничего.

Для Себастиана остаток недели прошел просто премерзко, и виной тому были даже не возникшие из ниоткуда новые мета-люди, изнуряющие тренировки, скучные расследования или что-то, что могло бы заставить его мозги пухнуть от потока информации. Он не знал, как лучше подойти к Кларингтону и сказать ему: «А я знаю, что ты супергерой». Смайт был уверен, что Хантер начнет все отри


убрать рекламу




убрать рекламу



цать, а Себастиан будет чувствовать себя идиотом. Разве что, если бы он затащил Хантера в уединенное место, подвел хорошенько к нужному разговору… Тогда Кларингтон бы не стал препираться и рассказал все, как есть. Хотя и маловероятно, даже тогда.

Сложнее было еще и оттого, что Себастиан до сих пор прокручивал в голове момент первого, хоть и ненастоящего поцелуя с Хантером. Слегка прохладные, но мягкие губы Кларингтона словно до сих пор ощущались на его собственных губах, а когда Смайт скользил взглядом по лицу Хантера, его колени слегка подрагивали. Черт бы его побрал за такое безрассудство! Лучше бы он сразу ушел, а не оставался с Хантером. Но изменить ничего уже было нельзя. Даже простое «Привет», как казалось Смайту, произносилось с слишком уж двойственной интонацией, а после его преследовало ощущение, что Хантер следит за ним повсюду и думает, что он идиот. Хотя, быть может, он и правда так считал.

— Иногда мне кажется, что вокруг меня творится одно дерьмо. Ну, знаешь, как когда только над тобой летит грозовая туча, а над остальными радуга, — как-то произнес Себастиан, когда сидел в С.Т.А.Р. Уэллс куда-то отлучился, Кейтлин была занята в лаборатории, Циско что-то искал в базе данных, поэтому компанию Смайту составила одна Бриттани. За те недели, что они работали вместе, вернее, тренировались быть командой, им удалось сблизиться, и Себастиан неожиданно понял, что Пирс не так уж и плоха. Дурочка, конечно. Но иногда ее мозг выдавал гениальные вещи, совершенно неожиданные для такого человека.

— Я думаю, тебе нужно чудо, — сказала Бриттани, и Себастиан вскинул брови. — И тогда тебе станет лучше.

— Какое чудо, о чем ты? — Смайт фыркнул и отвернулся в другую сторону. И зачем он вообще с ней заговорил? Знал же, что ничем хорошим это не закончится.

— Скоро Рождество, Санта обязательно исполнит твое желание. А ведь ты хорошо себя вел в этом году, стал помогать людям, — заметила Бриттани, а Смайт усмехнулся, мысленно оправдывая себя тем, что большую часть года он просто провалялся в коме. Но вера взрослой Бриттани в Санта Клауса до сих пор поражала. Что же с ней будет, когда она узнает правду? Только вот долго после этого человек, сообщивший ей такую важную новость, не проживет. Сантана умеет постоять за свою девушку и ее взгляды на мир. Даже если их разрушит Себастиан.

— Не думаю, что для Санты этого достаточно, — произнес Смайт, сам поражаясь той чуши, которую нес. Хотя, если учитывать последние события, он бы не удивился, что теперь Санта Клаус и правда существует. Оставалось надеяться, что он не ворвется в лабораторию в ближайшее время и не убьет всех «непослушных детишек» из огнемета.

— Если мы оба попросим у Санты твое желание, то он точно исполнит его, — весело произнесла Бриттани, глядя на Себастиана. Ее глаза светились такой уверенностью, что Смайт даже на секунду поверил. И продолжал бы верить, если бы не знал, с кем он говорит.

Себастиан хотел ответить, когда в дверях появилась Кейтлин и, не произнося ни звука, подозвала его к себе. Нехотя спустившись, Смайт прогулочным шагом подошел к Кейт и, скрестив руки на груди, выжидающе посмотрел на нее.

— Когда ты приведешь его сюда? — прошептала Кейтлин. — Я не могу больше врать профессору Уэллсу о том, чем занимаюсь в лаборатории. Мы должны показать его всем.

— Нет, — так же шепотом решительно отрезал Смайт. — Я же говорил, что не собираюсь приводить его в С.Т.А.Р. Он больше не занимается подобной ерундой, я слежу за ним. Только дом и работа. Иногда ходит в местный супермаркет. Но это все. Меньше всего я хочу, чтобы он продолжал рисковать собой, — гневно продолжал Себастиан, а на лице Кейтлин все больше и больше отражалось беспокойство.

— Но он мета-человек, мы должны помочь ему справиться со всем этим… — доктор Сноу смотрела на Себастиана с тревогой, но тут на ее лице появилась легкая паника.

— Что за разговоры? — Уэллс как и всегда появился довольно неожиданно и в не самый подходящий момент. — С чем мы должны справиться?

— С поиском подарков к Рождеству, — выпалил на одном дыхании Смайт и тут же широко улыбнулся. — Скоро ведь праздники…

— Еще две недели, — недоуменно заметил Гаррисон, но Себастиан тут же изобразил возмущение.

— Еще? Всего лишь две недели! — воскликнул он и посмотрел сначала на Кейтлин, а потом на Бриттани. — И я просто требую выходной, чтобы купить подарки всем. Мне нужен день в торговом центре! — Смайт кинул на Уэллса серьезный взгляд, а тот пораженно наблюдал за ним. — И отказы, увы, не принимаются, — Себастиан усмехнулся, а после вернулся к Бриттани и стащил из пачки с мармеладками, которую она держала в руке, пару штучек и сунул в рот, показывая тем самым, что разговор окончен. Бедный Смайт еще не знал, на что именно он подписался.


* * *

Стоять в очереди к Санте и чувствовать себя идиотом — миссия выполнена. Себастиан ощущал на себе странные взгляды мамочек и их детей, которые были совершенно обоснованы. Рядом с ним стояла Бриттани, которая трещала без умолку и описывала всех находящихся рядом людей. Сантана только улыбалась и иногда просила Пирс не тыкать пальцем или говорить потише. Смайт же мечтал сбежать как можно дальше, правда, найти удачного предлога пока не удавалось. Бриттани словно видела каждый его лишний шаг в сторону и тут же отдергивала его обратно разговорами или рукой.

Спустя, казалось, час, выход наконец нашелся. Сославшись на выпитый большой стакан кофе, Себастиан, улыбаясь, удрал под недоверчивый взгляд Сантаны. И хотя он знал, что уж она-то точно скучать по нему не будет, подыграть своей девушке Лопез было нужно.

— Наша очередь скоро подойдет, так что пошевеливайся, — крикнула ему вдогонку Сантана, но Смайт проигнорировал ее, стараясь раствориться в толпе.

Гуляя мимо магазинов, Себастиан со скучающим видом изучал витрины. На самом деле ему действительно нужно было купить гору подарков, но пока ничего дельного ему на глаза не попадалось. Хотелось подарить что-то стоящее, запоминающееся, а не какую-то безделушку, которую можно выкинуть на следующий же день. И такой подарок хотелось сделать всем. Конечно, Смайт был уверен, что Сантана обязательно уделает его в выборе подарков, и все же надежда всегда умирает последней. Быть может, это был тот год, когда он наконец сможет удивить ее.

Погруженный в собственные мысли, Себастиан не заметил, как дошел до книжного магазина. Зная, что там ему точно делать нечего, Смайт продолжил путь, не замечая никого вокруг, и через секунду врезался в прохожего.

Буркнув неразборчивые извинения, Себастиан собирался уже убраться, когда вдруг его окликнул знакомый голос.

— А ты что тут делаешь, Бас? — подняв голову, Смайт удивленно уставился на Хантера, руки которого были загружены пакетами.

— Очевидно то же, что и ты. Ищу подарки на Рождество, — ответил Себастиан, оглядывая Кларингтона. Тот выглядел уже значительно лучше, все порезы сошли, синяки под глазами исчезли. И теперь он казался еще красивее, чем Себастиан его помнил.

— Не очень удачно, как я вижу, — Хантер улыбнулся и кивнул на пустые руки Смайта. Тот сразу же скрестил их на груди и недовольно насупился.

— Еще успеется, время есть, — отмахнулся он и поглядел по сторонам.

— Если хочешь, можем походить вместе, — предложил Кларингтон, но тут его телефон завибрировал. Еле разобравшись с горой пакетов, Хантер вытащил мобильный и приложил его к уху. — Да? А, привет. Да, немного. Прости, я сейчас, — прошептал он Себастиану, но тот подозрительно уставился на телефон, прислушиваясь к человеку на том конце телефонной линии. И, услышав его, Смайт решил, что сегодня определенно не его день.

— Да, ладно, я скоро освобожусь, я тут с другом, — голос в трубке был явно женский. Конечно, это могла быть и мама Хантера, но что-то подсказывало, что это кто-то более молодой. И менее родной. — Я пойду, — негромко произнес он, а когда Хантер попытался остановить его, быстро убрался прочь. Настроение, и без того немного паршивое, совершенно скатилось. Себастиану совершенно не хотелось знать, есть ли у Хантера подружка, девушка, жена, еще кто. Если есть, то пусть держит свою личную жизнь при себе.

Вернувшись к Сантане с Бриттани, Смайт дождался их очереди, пофотографировал своих подруг на коленях Санты, а после, отказавшись проделать то же самое, оставил их вдвоем бродить по торговому центру. У самого Себастиана решительно отшибло все стремление искать какие-либо подарки. Да и праздничное настроение тоже.


* * *

Вечеринка по случаю Рождества, как это обычно бывает, прошла за несколько дней до самого праздника. Пьяные полицейские снова играли в какие-то странные игры, кричали, смеялись над заключенными и издевались над не такими уж успешными служащими. Хантер, который значительно опоздал, разговаривал с другими полицейскими и до Смайта пока не дошел. Но ждать его и виснуть на нем у Себастиана желания не было. Решив в этот раз Сантану с Бриттани не звать, Себастиан провел половину вечера с глинтвейном, а после решил и вовсе скрыться в своем кабинете.

Опустившись на стол, Себастиан снова устало посмотрел на повешенную утром омелу. Не стоило ожидать, что Хантер придет к нему, да и зачем? Прошлый опыт вечеринки показал, что ему больше нравится проводить время в одиночестве.

Однако спустя несколько минут в дверь постучали, и она открылась с легким скрипом. Снизу послышалась музыка, которая тут же заглохла, стоило Кларингтону войти и закрыть дверь за собой.

— Не помешал? — с легкой улыбкой спросил он и подошел к Себастиану, протягивая стакан с эгг-ногом. Смайт покачал головой и взял в руку стакан, но пить не стал.

— Я добавил туда немного бренди, для вкуса, — Хантер усмехнулся и прислонился к столу, отпивая из своего стакана. — Внизу слишком шумно, и я решил найти тебя, — он пожал плечами, словно оправдываясь, но Себастиан не стал препираться, а только улыбнулся и как бы невзначай посмотрел наверх. Проследив за его взглядом, Хантер поднял голову и громко расхохотался.

— А ты хитрец, Смайт, — произнес он, успокоившись, и отставил стакан на стол. — Вот, почему ты не внизу? — спросил он, немного приглушив тон, и придвинулся к Себастиану ближе. Тот насторожился и крепко вцепился в стакан.

— Ничего подобного, я просто решил украсить кабинет, — нервно усмехнулся Смайт, наблюдая за Хантером. — И эта традиция… глупая, тебе не обязательно… — он замолчал, как только пальцы Кларингтона несильно сжали его подбородок.

— Какая бы она ни была, это все же традиция, — пробормотал Хантер, вытягивая свободной рукой стакан из пальцев Смайта и ставя его рядом со своим. — А рождественские я люблю выполнять, все, — твердо добавил он, не повышая громкости. Отпустив подбородок, пальцы Хантера скользнули по щеке Себастиана, заставляя сердце второго начать колотиться еще быстрее.

— Ты же вроде был натурал, — прошептал Смайт, завороженно глядя на приближающееся лицо Хантера. Тот остановился и усмехнулся.

— Всегда можно поменять приоритеты, — так же тихо ответил Хантер, проведя взглядом по губам Себастиана. Заметив это, Смайт нервно вздохнул и замер, не в силах пошевелиться, словно жертва перед хищником.

— И все же, это странно, — пробормотал он с улыбкой, но не успел закончить мысль, потому что его рот попросту заткнули. Себастиан чувствовал, что земля бы ушла из-под ног, если бы он стоял, но к счастью, обошлось без этого. Мягкие, теплые губы Хантера накрыли его собственные, и Смайт был готов блаженно застонать, однако вовремя сдержался. Он осторожно, словно боясь спугнуть, запустил пальцы в волосы Кларингтона на затылке, заставив Хантера, тем самым, только придвинуться ближе, углубляя поцелуй.

Себастиан много раз представлял себе поцелуй с Хантером, но, как и всегда, мечты разнятся с реальностью. И в этот раз реальность себя превзошла. Сначала медленно и неуверенно, постепенно углубляя и беря на себя больше инициативы, Хантер целовал его, покусывал и нежно оттягивал нижнюю губу Смайта, рукой скользя по его бедру вверх. Если бы он задержался еще немного, Себастиан бы точно не выдержал. Если бы вдруг что-то заставило Кларингтона проявить собственнические замашки и заставлять губы и язык Смайта двигаться так, как ему хочется, Себастиан был бы готов со всей скорости, на которую был способен, унестись домой вместе с Хантером и устроить лучшее Рождество в его жизни. Но проклятый телефон завибрировал от нового сообщения крайне не вовремя.

Тихо зашипев от досады в поцелуй, Себастиан попытался отстраниться, но Хантер ему этого не позволил.

— Не бери, — пробормотал он, снова принимаясь мягко целовать нижнюю губу Смайта. — Только не сейчас.

Хотелось верить, что это и правда было не важно. Скорее всего, реклама из какого-нибудь магазина или извещение о счете. Но почему-то Себастиану казалось, что это посерьезнее каких-то там счетов. Все же отстранившись, Смайт виновато улыбнулся и вытащил телефон из кармана. И пока он открывал и читал сообщение, Хантер продолжал поглаживать его тыльной стороной ладони по бедру. Все это было слишком хорошо, слишком идеально и нереально в то же время, что Себастиан не мог отделаться от чувства подвоха. И вот он не заставил себя долго ждать.

— Это из С… — недовольно начал Смайт и тут же замолчал, испуганно посмотрев на Хантера. Но тот словно ничего не заметил. Или сделал вид, что не заметил. — Сантана. Спрашивает, когда я вернусь, — соврал Себастиан и медленно сполз со стола. — Я… позвоню. Напишу. Завтра, ладно? — он быстро поцеловал Кларингтона напоследок, и хотя отрываться не хотелось совершенно, грустно вздохнув, быстро выбежал из кабинета. И хотя Хантер знал о его способностях, демонстрировать их без костюма, который служил своеобразной защитой, Себастиану не хотелось, тем более что это могло только спровоцировать Хантера. Зато на улице ему уже никто не мешал.

— Что вам нужно? — зло спросил Смайт, врываясь в лабораторию. Он пытался всем своим видом показать, что лучше бы та причина, по которой они вызвали его, была бы важной настолько, что они смогли оторвать его от такого важного дела, как поцелуи с Хантером.

— Поговорить, — осторожно начала Кейтлин, предлагая Себастиану сесть. Смайт фыркнул и резко опустился на стул, принимаясь крутиться на нем и выжидающе глядя поочередно на каждое из трех направленных на него лиц.

— И о чем же? — Смайт скрестил руки на груди.

— Про того парня, который обладает способностью растягиваться. Я думаю, пришло время посвятить его в то, чем мы занимаемся, — спокойно произнес Уэллс. Себастиан сразу же округлил глаза и посмотрел на Кейтлин, которая резко покраснела и отвела взгляд. — Не думай, что ваши тайны остались таковыми надолго, — профессор усмехнулся и подъехал к Себастиану, который тут же откатился в сторону. — Он нужен нам, ты сам это знаешь.

— Нет, — Смайт отрицательно замотал головой и подскочил. — Я не позволю ему опять рисковать собой. Я чуть не потерял его дважды, я не хочу пережить это снова! — воскликнул он. Себастиан слегка подрагивал, его глаза метали молнии, и небольшую искорку можно было действительно заметить на зрачке. — Не вам решать, что ему делать, а что нет. И какого черта ты вообще всем растрепала? — он зло посмотрел на доктора Сноу.

— И даже Хантеру, — ухмыльнулся Циско, но тут же посерьезнел, когда две пары разгневанных глаз уставились на него.

— Что? — тяжело дыша от переполнявшей его злости, спросил Себастиан. — Так это ты звонила ему тогда в центре. Я-то думал, что хотя бы тебе могу доверять, — прошипел Смайт и тут услышал быстрые шаги по коридору. Обернувшись к дверям, он надеялся, что это не тот, о ком он думает и просто какой-то очередной фрик мета-человек решил их навестить. А не его Хантер. Но надежды не всегда оправдываются, хотим мы того или нет.

— Тебе не стоило пытаться скрывать С.Т.А.Р. от меня, тем более что я и так знаю, что ты сюда не для развлечения ходишь, — произнес Хантер, показываясь из-за двери, отчего Смайт тихо заскулил от досады, запуская пальцы в волосы. События дня скакали от чудесных к катастрофическим, и, если честно, Себастиан был уже сыт всем этим по горло.

— Хантер, пожалуйста, ты не понимаешь… — Себастиан выставил вперед руку, но Кларингтон прервал его. Его голос был тверд, как кремень, и Смайт чувствовал, как каждое слово ударяет его куда-то в солнечное сплетение.

— Я хочу работать с тобой в команде, я хочу защитить этот город. И, увы, Бас, ты не сможешь меня остановить.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Хантер Кларингтон был человеком, который способен заставить Себастиана поседеть за считанные секунды. Мало ему было того, что он только-только пришел в себя после нападения на него мета-человека, так теперь снова собирался ввязаться во все это. Смайт думал, что Хантер просто смеется над ним, нельзя быть настолько жестоким и тупым, просто нельзя!

— Ты не понимаешь, — немного нервно улыбнулся Себастиан и сделал несколько шагов вперед. — Это опасно, неужели тот случай с Картером тебя ничему не научил? — спросил он слегка рассержено.

— С моим эликсиром мне ничего не страшно, — пожал плечами Хантер, скрещивая руки на груди. — У него, конечно, временное действие, но мне вполне хватает.

— Кстати, насчет него я и хотел поговорить с вами, мистер Кларингтон, — вмешался в разговор Уэллс, подъезжая ближе к Хантеру. — Вы принесли образец, как я и просил?

Кивнув, Хантер молча вытащил небольшую колбочку из кармана куртки и протянул ее Гаррисону, но тот покачал головой.

— Я хочу, чтобы Себастиан выпил из нее. Но не все. Оставь немного, — велел он и, по привычке сцепив пальцы возле подбородка, принялся наблюдать за происходящим. Смайт, недоверчиво глядя на жидкость в колбочке, помедлил несколько секунд, а затем сделал крошечный глоток. Странное тепло тут же разлилось по телу, и примерно через минуту Себастиан с ужасом наблюдал, как пальцы на его левой руке вытягиваются вперед.

— Это я и хотел увидеть, мистер Кларингтон. Видите ли, мы изучили анализы вашей крови и нашли в них ген мета-человека. Этот эликсир действует только на тех, у кого он есть, — объяснил Уэллс и кивнул Себастиану, чтобы тот передал флакончик Кейтлин. — Я хочу, чтобы доктор Сноу попробовала сыворотку. У Кейтлин нет гена. А значит, на нее напиток действовать не будет. Попробуй его, — Уэллс посмотрел на Кейт, и она, кивнув, решительно допила эликсир из колбочки, которую до этого держал Себастиан.

Минуты шли, но ничего не менялось, Кейтлин осталась такой же, как прежде, а вот на лице Хантера появилась растерянность.

— Но я не понимаю, как так вышло… У меня ведь нет никаких способностей, я не умею ни бегать, ни распыляться, ни… — он на мгновение замер, словно осознание разом обрушилось на него грудой камней.

— Вы должны были быть в этом городе больше года назад, чтобы у вас появился мета-ген. Когда взорвался ускоритель, — Гаррисон не отрывал ледяных голубых глаз от Хантера.

— Да, я был здесь. И меня ударило какой-то сильной волной, я помню, — Кларингтон кивнул, продолжая хмуриться. — Потом я очнулся на улице, но… со мной ничего не случилось. Пара ушибов, и ничего больше, — он пожал плечами и помрачнел. — Кроме того, что у меня появились сильные аналитические способности.

— И вы решили стать детективом? — Уэллс улыбнулся.

— Я и так был им. Я всегда любил тайны. Но потом они стали даваться мне с особой легкостью, а я просто решил, что я развил свой навык, — Хантер невесело усмехнулся и прижался к столу, сунув руки в карманы. — Мне даже удавалось обходить Флэша. Помнишь нашу первую встречу? — он посмотрел на Себастиана. — Незадолго до этого я распихал по твоим вещам жучки, поэтому, как только ты ушел из моей машины, я сразу двинул к дому Картера. Но машину пришлось спрятать, чтобы ее не нашли другие полицейские. Я бы мог успеть схватить их, но они ушли практически за секунды до меня. И я видел, как ты топтался на улице и в других комнатах, — Хантер усмехнулся и покачал головой. — Прости, наверное, это было грубо — использовать тебя для своих целей.

Себастиан медленно переваривал только что услышанное. Значит, Хантер все это время следил за ним. И его решение о том, чтобы хоть как-то оградить Кларингтона от опасности, было обречено на провал изначально. А теперь еще и оказалось, что все попытки Хантера сблизиться с ним нужны были только для того, чтобы влезть в С.Т.А.Р. Все до последнего было ложью. И Хантеру плевать на него. И всегда было.

— Значит, ты поэтому захотелось «дружить» со мной? — Смайт скривился и сделал кавычки пальцами в воздухе. — Только для того, чтобы узнать, кто я, попасть в лабораторию и бороться с преступность. Конечно, благородная цель, но… как же я? Ты подумал, каково будет мне?

Он не заметил, как в комнате остались только они с Хантером, но ему было все равно, ему было не впервой закатывать истерики при свидетелях. Тем более что эти обо всем знали. Кларингтон сделал пару шагов вперед, храня молчание, и с легкой тоской посмотрел на Себастиана.

— Нет. Вернее, изначально так и было, но потом… Ты спас меня. Дважды. Думаешь, это прошло так бесследно? — он улыбнулся и подошел ближе, но Смайт отшатнулся.

— Хочешь вернуть мне должок? О, не стоит, мы квиты. Тот поцелуй мне понравился, можешь считать, что я его засчитал. А теперь катись, — зло прошипел он, слегка подрагивая от гнева, что со стороны выглядело, как легкая вибрация. — И что смешного, я не понимаю?! — воскликнул Смайт, когда Хантер, вначале немного опешивший, снова улыбнулся и продолжил приближаться.

— Смешно, потому что ты идиот. Ты мне нравишься не потому, что ты спас меня. Я просто боялся, что сделаю что-то не так, — сказал Кларингтон, кладя обе руки на плечи Себастиана, и когда тот, обиженный и оскорбленный, хотел вырваться, снова поцеловал его. На этот раз поцелуй вышел короче, чем предыдущий, но не менее теплый. Смайт с трудом оторвался от Хантера и тут же посмотрел на потолок.

— Но тут нет омелы, — произнес он уже гораздо спокойнее.

— Что опять же доказывает, что ты идиот, — усмехнулся Хантер. — Мне не нужна омела, чтобы поцеловать тебя. Так же, как и место, где мы это сделаем, — добавил он и снова притянул Себастиана к себе для очередного поцелуя. Наверное, стоило все обсудить, решить, что между ними происходит, и чего они оба хотят, но в тот момент Смайт даже соображал с трудом. Уж слишком долго он мечтал о таких вот поцелуях с Хантером и отказывать себе в удовольствии урвать еще один не собирался.

— Кстати, я забыл отдать тебе кое-что, — неожиданно прервал поцелуй Кларингтон, на что Себастиан недовольно замычал, но все же решил выслушать его. — Собирался в участке, но ты так быстро убежал, — он вытащил из кармана тонкую квадратную коробочку, завернутую в оберточную бумагу. Смайт взял ее слегка трясущимися от волнения руками и принялся осторожно разворачивать, но вскоре не выдержал и просто сорвал упаковку. Внутри коробочки лежала бляшка на ремень с молнией в середине. Себастиан смотрел на подарок растерянно, потому что совершенно не ожидал его. И ничего так и не приготовил Хантеру в ответ. Конечно, ему хватило бы и поцелуев, но теперь Кларингтон давил на него своей щедростью, и Смайт чувствовал себя немного не в своей тарелке.

— Тебе не нравится? — обеспокоенно спросил Хантер, заметив тень на лице Себастиана. Тот сразу же помотал головой и выдавил счастливую улыбку.

— Он чудесен. Правда, он очень мне нравится, просто… — он замялся, продолжая сжимать коробочку в руках. — Я не думал, что ты подаришь мне подарок, поэтому ничего тебе не купил, — мрачно отозвался Смайт.

— Тебе и не нужно. Это я так, — Кларингтон провел рукой по волосам и усмехнулся. — Без тебя я бы уже умер. А это намного ценнее всех подарков во всех магазинах.

Наверное, во время какой-то очередной операции по спасению старушек его ударили по голове, и теперь он снова в коме. Не может все измениться настолько круто за один вечер, просто не может. Смайт смотрел на Хантера, не веря собственным ушам и глазам. Неужели этот был тот самый инспектор, который несколько недель назад вел себя так, будто Себастиана и вовсе не существует. А теперь…

— А твой эликсир точно никак не влияет на мозги? Потому что ты что-то размяк, — он засмеялся, но тут же угодил в объятия Хантера, который расценил шутку, как, пожалуй, наивысшую степень благодарности у Смайта. И, вероятно, оказался прав. — Ничто не сможет переубедить тебя не становиться героем? — с тоской спросил Себастиан, упираясь подбородком в плечо Хантера, на что сразу получил отрицательный ответ.

— Тебе нужна страховка, и я тебе ее предоставлю. Ты же не думал, что всегда будешь работать один? — Кларингтон выпустил Смайта из объятий и внимательно посмотрел на него. — Ты же не супермен.

— У меня есть Бриттани. Она умеет управлять людьми, так что я уже не один, — гордо заметил Себастиан, и тут же понял, что намного лучше ему было бы, если бы рядом был Хантер. Потому что ему он мог доверить что угодно. Взгляд Кларингтона только подтверждал мысли Смайта, поэтому, после пары минут душевных терзаний, Себастиан сдался. Он опустил голову и вскинул одну руку вверх.

— Только обещай мне, что будешь делать то, что я говорю тебе, — попросил Смайт, слыша разочарование в собственном голосе. — Потому третьего раза я просто не перенесу, — он невесело усмехнулся и побрел прочь из лаборатории. Делать в ней было больше нечего, ему казалось, что все уже разъехались, и теперь ему и самому нужно было домой. Или же провести еще немного времени с Хантером, если он был бы не против этого.

— Какие планы на Рождество? — спросил Кларингтон, когда они оба вышли из лаборатории. Себастиан неопределенно пожал плечами, потому что теперь он и сам не знал, чего хочет. Остаться дома или напроситься к Хантеру и встретить Рождество с ним.

— Я не знаю, я пока… — начал было Смайт, но тут его телефон снова завибрировал, на этот раз от звонка. Разочарованно щелкнув языком, Себастиан вытащил мобильный и, проведя по экрану пальцем, приложил его к уху. И сразу же поморщился от громкого крика, который, должно быть, был слышен на всей улице.

— Мы съезжаемся! — прокричала Сантана. Видимо, она уже давно пила, чтобы было слышно по ее голосу. — Бриттани предложила мне жить с ней, и я согласилась. Ты же поможешь мне с переездом?

— А это не могло подождать до того, как ты протрезвеешь? — Себастиан виновато посмотрел на Хантера, но тот только улыбался. — И я тебя поздравляю, наконец-то я займу твою комнату.

— А ты разве не будешь жить у своего детектива? Бриттани видела его в ювелирном, разве он не подарил тебе кольцо? — глаза Себастиана испуганно распахнулись, и он заметил, как Хантер отвел взгляд: он явно услышал крики пьяной Лопез.

— Я совершенно не понимаю, о чем ты, — негодующе протянул Смайт, и до Сантаны, видимо, дошло.

— А, я прошу прощения, — пропела она и засмеялась. — В любом случае, я жду тебя на вечеринку. Одного или нет, неважно. Только принеси еще выпивки, — прошептала она и отключилась.

Пожалуй, это был один из тех неловких моментов, во время которых хочется провалиться сквозь землю и больше не вспоминать о произошедшем. И Себастиан был благодарен Хантеру, что тот тактично молчал все это время, хотя и пытался сдержать улыбку, которая слишком очевидно просилась на его губы.

— Видимо, мои планы определились сами собой, — Смайт вымученно улыбнулся и слегка качнулся вперед, неуверенный, что Кларингтон настроен на поцелуи или объятия прямо сейчас. Тот коротко кивнул в ответ и сунул руки в карманы.

— Жаль. Но если что-то изменится — я всегда готовлю много еды, буду ждать, если ты вдруг захочешь прийти, — он усмехнулся и сделал несколько шагов по направлению к Смайту. Замерев на пару секунд в метре от него, Хантер мысленно наплевал на всю напряженность и неловкость ситуации и, в один шаг преодолев разделявшее их расстояние, снова поцеловал Себастиана. И за весь вечер, как думалось Смайту, у него выработалась неплохая зависимость от губ Хантера. Настолько сильная, что отпускать его не хотелось ни в коем случае.

— Если хочешь, я отвезу тебя, — прошептал Хантер, отстранившись, и Себастиан, который вначале хотел пробежаться, кивнул. Он просто не мог отказать Хантеру или себе в еще одном поцелуе, который, вполне вероятно, будет в машине. Или до нее. Или после. Насколько хватит их фантазии.

— Я все же думаю, что Санта принесет тебе еще один подарок, — протянул довольный Смайт, когда они с Хантером шли до машины. Кларингтон, усмехнувшись, открыл дверцу и пропустил Себастиана на переднее сиденье. Сам же он устроился на месте водителя, и вскоре машина тронулась по направлению к дому офицера Лопез.

Настроение Себастиана скакало весь день от хорошего до катастрофически плохого, но теперь определенно остановилось на точке «просто превосходно». Потому что рядом с Хантером, который не сверлит презрительным взглядом, не отпускает едкие замечания и не притворяется, что его не существует, а только наоборот целует, другого быть просто не могло. И, наверное, такому прекрасному расположению духа способствовало и то, что Себастиан так и не увидел человека в желтом костюме, который стоял на крыше лаборатории С.Т.А.Р.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Если вы не видели Себастиана Смайта, то вы никогда не видели счастливого человека. Он светился изнутри, как елочная гирлянда, которыми были украшены его дом, квартира Бриттани, куда Смайт помогал переезжать Сантане, и дом Хантера. И даже свет всех этих фонариков вместе взятых не мог затмить самого Себастиана. Потому что то, что с ним


убрать рекламу




убрать рекламу



происходило, делало его по-настоящему самым счастливым человеком на Земле.

Рождество, после Новый год, да и весь январь в целом оказался окрашен в розовую, приятную дымку, из которой вырываться не хотелось совершенно. Все казалось волшебным сном, потому что мечты, которые Смайт лелеял на протяжении нескольких месяцев, наконец-то воплотились в жизнь. Хантер был его. По-настоящему, без шуток и каких-то тайных умыслов. Хантер, который казался такой недостижимой целью, оказался в его руках. И это определенно можно было считать победой.

Наверное, Себастиан был немного одержим идеей, что Хантер Кларингтон наконец-то его парень, но просто ничего не мог поделать с этим. Каждый день, как только праздники закончились, он умудрялся подлавливать Хантера и либо оставлял ему небольшой подарок на столе в кабинете, в основном съедобный, или целовал его, но так, что тот чувствовал только что-то мимолетное, потому что справиться со всем нужно было быстро. Сам Кларингтон в долгу не оставался и каждый вечер подвозил Себастиана домой, но получалось, что вместо нормальных двадцати минут езды, добирался Смайт только через час. Оторваться от Хантера было очень и очень проблематично.

Правда, ни от кого в участке не смогло укрыться разительное изменение не только в поведении их обоих, но и внешние. Мы выглядим, как мы чувствуем себя[1], так, вроде, говорилось в песне. И это в точности описывало их состояние, особенно это было заметно в Хантере, который, обычно, выглядел так, словно не спал несколько суток. Но теперь, как позже выяснилось, эксперименты над собой под действием эликсира закончились, Хантер перестал по ночам засиживаться в своей домашней лаборатории и за компьютером, зато Себастиан принялся контролировать, когда тот ложился спать. Ведь ничего не мешало Смайту прибежать и проверить, обманывает его Хантер или нет, когда пишет последнее сообщение с пожеланием спокойной ночи.

С одной стороны, такие набеги могли показаться странными, но это был единственный вариант для Себастиана быть поближе к Хантеру, потому что… они встречались уже почти месяц и до сих пор не переспали. И не потому, что не пытались. Они попробовали сделать это в Рождественский вечер, Хантер устроил небольшой ужин, они выпили, вернее, Хантер выпил, на Смайта это совершенно не подействовало. Но как только Кларингтон буквально сорвал с Себастиана рубашку, тот принялся мелко и быстро вибрировать, отчего Хантер понял — ничего не выйдет. Сказав, что пока они с этим ничего не придумают, лучше ему Хантера не провоцировать, иначе тот повалит его в его же кабинете, но без обещаний, что это понравится обоим. И Себастиан, который пытался первое время выступать и пытаться оправдываться, и обещать, что в этот-то раз у него точно все получится, вскоре сдался.

Пока что Кларингтон про секс не заговаривал, и Себастиана, который очень любил его и не мог перестать думать о том, какой шикарный Хантер должен быть в постели, это немного напрягало и даже пугало в некотором смысле. Правда, ничего Смайту не мешало принестись посреди ночи к Хантеру и лечь рядом с крепко спящим Кларингтоном, хотя бы пару часов. А так как Смайт и без того часто опаздывал на работу, он мог вполне позволить себя такое времяпрепровождение. Все же, намного приятнее было лежать и осторожно поглаживать щеку или плечо Хантера, даже спящего, чем валяться в одиночестве в своей кровати.

Конечно, Себастиан предпочитал думать, что Хантер ни о чем не догадывается, но не мог не заметить спустя месяц их отношений, что если раньше Кларингтон спал ровно на середине кровати, то теперь он начал отодвигаться к одному из краев, чтобы Смайту было удобнее укладываться рядом. И хотя Хантер не говорил этого вслух, Себастиан всегда знал, что тот ждет его. И даже начал позволять себе забираться под одеяло. Но это был максимум, который Смайт, пока что, мог себе позволить.


* * *

Во время одного из обеденных перерывов, которые он сам для себя устраивал, Себастиан сидел на столе и снова изучал доску, на которой висели материалы о гибели его матери. Он чувствовал некоторую вину за то, что из-за его увлеченности Хантером, начал забывать о том, что его отец все еще сидит в тюрьме. Конечно, тот не раз говорил Себастиану, чтобы он жил своей жизнью и не тратил время на пустые поиски, но Смайт просто не мог оставить все, как есть. Да, у него была жизнь и довольно насыщенная, но все же он любил своего отца и хотел, чтобы тот наконец-то обрел свободу.

В дверь, которая по обыкновению была открыта, постучали, и Себастиан вздрогнул. Он тут же соскочил со стола и закрыл доску белым брезентом. Обернувшись, он увидел Хантера и с некоторой укоризной взглянул на него.

— Мог сразу сказать, что это ты, — недовольно протянул Смайта и тут же оказался в объятиях Кларингтона. — Ты меня напугал.

— Прости, в следующий раз буду кричать сразу из коридора, чтобы ты приготовился, — Хантер усмехнулся и мягко поцеловал Себастиана в губы. — Сегодня в семь?

— Ты о чем? — недоуменно спросил Смайта и сразу же мысленно стукнул себя по лбу. Ну как он мог забыть?

— Я заказал столик на семь сегодня, — Хантер нахмурился и слегка отстранился. — Мы уже месяц вместе. Не говори, что ты не помнишь об этом, — Кларингтон потянулся к Себастиану и несильно укусил его за подбородок в отместку за его забывчивость.

— Я помню-помню, — фыркнул Смайт, пытаясь увернуться. — Я просто… задумался, — он кинул быстрый взгляд на доску, и на его лице пролегла тень.

— Ты никогда не рассказываешь мне, что там, — Себастиан поймал внимательный взгляд Хантера и вздохнул. — Наверное, я заслуживаю знать, как считаешь?

— Да, ты прав, конечно. Я обязательно расскажу… Значит, в семь, так? — Смайт решил резко перевести тему и немного фальшиво улыбнулся. — Жду с нетерпением, — он обвил руками шею Хантера и втянул его в долгий и глубокий поцелуй, чтобы тот и думать забыл о том, о чем собирался спросить. Выставив немного обалдевшего, но вполне довольного Кларингтона из кабинета, Себастиан решил больше пока к доске не возвращаться. На тот случай, если Хантер опять решит заглянуть к нему с неожиданным визитом.


* * *

— Просто потрясающе, — немного трясущийся от гнева Хантер вернулся к поджидающему его Себастиану и полным ненависти взглядом посмотрел на метрдотеля. — «Нужно подождать еще два часа, у нас все столики заняты», — передразнил он его и сжал руки в кулаки. — Я неделю назад заказал столик, а теперь он отказывается пускать нас! — выругался Хантер, а затем вздохнул. — Прости, я правда хотел, чтобы этот вечер прошел, как надо, — он с сожалением посмотрел на Себастиана.

— Наверное, нужно было сбежать с работы пораньше, — заметил Смайт, но поймав и без того расстроенный взгляд Хантера, решил не продолжать говорить замечания. — Да ладно, всегда можно сходить в другой раз. Мы станем мудрее к тому времени и поймем, что нужно делать кое-какие вещи заранее, — он пожал плечами и глянул на метрдотеля. — Или же я могу пойти и как-то уговорить его…

— Нет, — резко отрезал Хантер, и Смайт удивленно посмотрел на него. — Это мой косяк, и я сам должен из него выкручиваться, — он сунул руки в карманы и обвел холл перед залом взглядом. — Нужно придумать что-то другое.

— Это вовсе не обязательно, — отмахнулся Себастиан. — К чему вообще все это?

— Ну, я… вроде как нашел способ решить нашу проблему, и… — Хантер слегка замялся, но его губы сами расплылись в улыбке, а глаза Себастиана расширились.

— Ты сейчас серьезно? Без шуток? — от неожиданности прохрипел он и схватил Кларингтона за руку. — Тогда чего мы?..

— Нет, я все же хочу, чтобы все прошло нормально. И надо тебя расслабить, — отрицательно мотнул головой Хантер, не давая Себастиану на всех парах утащить его к нему домой. — Ты и без того вполне можешь приходить ко мне, — он многозначительно посмотрел на Смайта и ухмыльнулся. — Неужели ты думаешь, что я тебя не чувствую?

— Ла-адно, — теперь себя неловко чувствовал Себастиан. — Так… куда ты предлагаешь пойти, чтобы «расслабить» меня? — он сделал в воздухе кавычки пальцами.

— Знаешь, рядом со мной открылся один бар… — начал Хантер, но не успел продолжить, потому что спустя несколько секунд они уже стояли возле того самого бара, а Кларингтона немного покачивало. — Прекращай так делать, понял? — прикрикнул он на Смайта, который довольно и хитро улыбался. — Я, в отличие от тебя, еще не привык к таким перемещениям. Да и вряд ли вообще привыкну, — он поежился. — Кстати, моя машина все еще возле ресторана, — он посмотрел на Себастиана, дожидаясь его предложений. — Я-то, в отличие от тебя, предполагал приехать сюда нормальным человеческим способом, — Хантер сделал многочисленные глаза и цокнул языком. — Ладно, завтра заберу утром, благо у них парковка бесплатная.

Поняв, что все обошлось, Себастиан довольно зашагал к входу в бар, не понимая, почему он раньше еще тут не побывал. В своем районе он знал каждый бар и клуб, и местные бармены и охрана тоже его знали, и иногда даже делали ему скидку, как одному из постоянных клиентов. Правда, в последнее время от баров стало мало толку, потому что напиться Себастиан все равно не мог, а после встречи с Хантером остальные парни резко поблекли для него или попросту перестали существовать.

И поэтому идти в одно из подобных мест с Хантером Себастиану представлялось личной победой, даже если Кларингтон так и не считал. Но его никто не тянул за язык и не предлагал идти в этот бар, поэтому, даже если он останется недоволен, Смайт не сильно расстроится.

Неожиданно волна вибрации прошла по телу, и Себастиан, вздрогнув, вытащил из кармана телефон. Звонили из С.Т.А.Р., крайне вовремя, как и всегда. Отключив звонок, Смайт вошел в бар как ни в чем не бывало, но позвонили снова. Это чертовски мешало, хотя и следовало ответить. После того, как они с Хантером начали встречаться, дабы избежать инцидентов, которые могли привести к неисправимым последствиям с Кларингтоном, Себастиан решил появляться в лаборатории все реже и реже. А Хантеру врал, что новых вызовов ему не поступало. Так, решил Смайт, он сможет уберечь Хантера от новой опасности, которая вполне могла угрожать ему. И раз преступники не видят его лица, то и догадаться, что он Флэш, не смогут тоже. Конечно, в его плане был прокол, и довольно большой, но Себастиан переставал думать о нем, как только рядом появлялся Хантер. А значит, практически всегда.

— Кто-то звонил? — спросил Хантер, заметив, что Себастиан снова прячет телефон. — Из С.Т.А.Р.?

— Нет, это… Сантана, — опять соврал Смайт и решил выключить телефон. Ничего страшного не случится, он всего-то три дня в лаборатории не был. Может, он заболел и не в состоянии приехать? Чем не оправдание? — Наверное, хочет, чтобы я опять приехал к ним с Бритт. Ну, ты знаешь, друзья детства, выросли вместе, — Себастиан пожал плечами и усмехнулся. — Много общих шуток и всего прочего, — он подошел к барной стойке и заказал неразбавленный виски, четыре двойные порции. Бармен с недоверием покосился на него, но Себастиан положил перед ним деньги, как ни в чем не бывало. Хантер же заказал водку с тоником, и после оба со своими напитками удалились к одному из расположенных в самом углу столиков.

— И на тебя правда ничего не подействует? — спросил Хантер, внимательно глядя на Смайта, когда они уселись, и Себастиан поставил перед собой стаканы. Хмыкнув, Смайт залпом осушил все четыре порции, на секунду почувствовал, как мир заплыл перед глазами, но потом все вернулось на свои места. Он пожал плечами и отставил стаканы в сторону.

— Уверен, у тебя так не получится, — ухмыльнулся он, хотя и немного горько: все же, несмотря на прелести владения сверхскоростью, были моменты, когда Себастиану очень хотелось напиться. Но, увы, он больше этого сделать не мог.

— Да, я думаю, я бы уже не то чтобы плясал, я бы валялся где-нибудь у черного входа рядом с мусорным контейнером, — усмехнулся Хантер и отпил немного из своего стакана. — Но ты ведь по-прежнему чувствуешь вкус, не так ли?

— Да, но это не так интересно, если нет эффекта, — обреченно заметил Себастиан и откинулся на спинку дивана. — Так, значит, ты нашел какой-то способ для решения проблемы?.. — он широко ухмыльнулся, глядя на Хантера.

— А, ну да, — Кларингтон немного поперхнулся, но быстро оправился. — Ты был слишком напряжен тогда, наверное, тебе стоит быть менее… сосредоточенным на процессе, что ли? Устраивать себе время от времени что-то вроде «холодных душей». Иначе я и вовсе не догоню тебя, — он рассмеялся, а Себастиан насупился. Он же не был виноват, что его тело иногда вело себя совершенно не так, как он ожидал. Все же у новой способности были существенные минусы. — Хотя есть и светлая сторона. Ты сможешь кончить несколько раз за вечер, — Хантер расхохотался громче и тут же получил по ноге ботинком.

— Давно ты это придумал, мистер Гениальная Задница? — с издевкой в голосе спросил Себастиан, и Кларингтон неуверенно отвел взгляд. Нет, он же шутит, правда?

— Ну, примерно, через пару дней, — протянул Хантер с невинной улыбкой, за что получил очередной пинок.

— И ты молчал все это время?! — негодующе воскликнул Смайт.

— Ты слишком мило изображал невинность, — Хантер продолжал улыбаться, чем только больше раздражал Себастиана. Он просто смеялся над ним все это время, делая вид, что не хочет секса. Что ж, раз Кларингтон такой весельчак, то сегодня ему тоже ничего светить не будет. Хотя спустя целый стакан водки, выпитой Хантером, после которой он придвинулся к Себастиану практически вплотную, а его губы настойчиво изучали шею Смайта, Себастиан уже не думал, что динамить его будет такой уж легко выполнимой задачей. Все же, как бы Хантер не был невыносим в некоторых своих действиях и решениях, Смайт не мог просто так устоять перед ним. И этот вечер обещал быть той еще пыткой.

Чтобы хоть как-то, хотя бы на некоторое время отвлечь Хантера, чтобы тот дождался до дома и не изнасиловал его прямо на столике, Себастиан немного отстранился и попытался убрать руки Кларингтона со своих бедер. В конце концов, он сообразил, что это невыполнимая задача, поэтому решил начать действовать напрямую.

— Ты никогда… — с некоторым придыханием пробормотал он, потому что Хантер никак не желал перестать целовать его шею, — никогда не говорил, почему стал полицейским, — Смайт посмотрел на него, когда Кларингтон наконец прекратил терзать его поцелуями и вздохнул.

— Не думаю, что это лучшее время, — Хантер невесело усмехнулся и покачал головой. — И надо же тебе было все испортить, Смайт.

— Нечего было врать мне весь месяц, — скрестив руки на груди, с вызовом бросил Себастиан. — Я, конечно, могу сменить гнев на милость ночью, но пока что ты мне должен, — он ухмыльнулся. — Выкладывай.

— Ладно, — поняв, что, видимо, другого выхода у него нет, Хантер откинулся на спинку дивана и, прежде чем начать говорить, заказал еще одну порцию водки. Когда ее принесли, он отпил немного и принялся крутить стакан в руке, глядя на него. Он никак не мог сфокусировать взгляд, который то и дело соскальзывал со стекла на пальцы или стол, Себастиан сразу понял, насколько Хантер пьян. И тем не менее, говорить он еще мог четко.

— Мне тогда было шесть. У меня была старшая сестра, она была старше на четыре года. Мы с ней не особо ладили, но так всегда бывает у детей. Так вот, она была спокойной и достаточно мирной девочкой в отношении окружающих, никто никогда не мог заподозрить ее в какой-то незаконной деятельности или связи с плохой компанией.

Но однажды вечером она не пришла домой. И на следующий день тоже. Ее искали, но безуспешно, никто так никаких новостей от нее не получил. Опрашивали ее знакомых, друзей, одноклассников, но это не дало никаких результатов. Все клялись, что она никогда не связывалась ни с кем, кто мог бы ей угрожать. И тогда я сам захотел понять, что же произошло, но, как видишь… я так и не понял. Прошло двадцать лет, а эта трагедия и загадка до сих пор висит на мне мертвым грузом, — договорив, Хантер залпом выпил остатки водки и тоника и посмотрел на Себастиана, который выглядел крайне убитым. Он не ожидал, что история Хантера окажется настолько печальной. Примерно, как и его собственная.

— Я знаю, что у тебя на доске, — негромко произнес Кларингтон, выводя Смайта из задумчивости: тот сразу с недоверием и возмущением взглянул на него. — Я не следил за тобой, просто как-то раз услышал твой разговор с Джо. Не трудно догадаться, — он пожал плечами, и Себастиан в который раз мысленно выругался, злясь на догадливость и ум Хантера. Лучше бы тот притворялся, что по-прежнему остается в неведении.

Себастиану больше не хотелось продолжать тему, поэтому он только коротко кивнул, поджав губы, надеясь, что Хантеру будет этого достаточно, чтобы понять его. Но Кларингтон уже был слишком пьян, поэтому его аналитические гениальные способности начали подводить его.

— Если тебе нужно поговорить об этом, я всегда рядом, ты же знаешь, — пробормотал он, снова придвигаясь к Смайту, но тот только сухо выдавил:

— Я и сам справлюсь, не переживай. Думаю, с тебя хватит, — он кивнул на пустой стакан, который Хантер все еще держал в руках. Не дав Кларингтону заказать еще один, Себастиан заставил его подняться с дивана и решительно направился к выходу из бара. Настроение, немного взлетевшее после того, как их не пустили в ресторан, снова рухнуло вниз. И какой черт его дернул вообще спрашивать Хантера об том, что сподвигло его на выбор такой профессии? Хотя Себастиан и не ожидал, что там все настолько мрачно.

— Ты же останешься со мной, да, Бас? — спросил Хантер, который быстро догнал Смайта и шел с ним вровень. — Хотя я не принимаю отказов. Ты останешься, — он усмехнулся и провел по носу Себастиана пальцем, слегка промазав. Смайт поморщился, но улыбнулся. Это было забавно и мило одновременно, жаль, конечно, что Хантер так напился.

— Разумеется, — Смайт кивнул, как только они дошли до дома Хантера, и Кларингтон, не успев отпереть дверь, втянул Себастиана в поцелуй. Он оказался немного смазанным, но все же способным заставить колени Смайта подогнуться. В принципе, Хантер всегда действовал на него так, не стоило удивляться.

Они довольно быстро добрались до спальни, и в этом не было заслуги Себастиана, просто они не заметили дороги, потому что попросту не могли оторваться друг от друга. Себастиан только почувствовал, как его повалили на спину, а кожу на шее обожгло новой порцией горячих и жадных поцелуев, от которых точно останутся следы. Но кому вообще какое дело до этого?

Пальцы Хантера забрались под рубашку, Себастиан тихо застонал рядом с ухом Кларингтона, который продолжал целовать его шею. Тот, даже будучи пьяным, заставлял Смайта сходить с ума от его прикосновений. Но ровно до тех пор, пока Себастиан не почувствовал, что Хантер не шевелится. Подняв голову, он с удивлением уставился на Кларингтона и тут понял, что он уснул. Уткнувшись в его шею, Хантер сладко спал, мерно дыша и порождая в груди Себастиана целую бурю негодований. Принявшись тормошить его, вскоре Смайт понял, что это бесполезно. Вздохнув, он выбрался из-под Хантера, уложил его в кровати, раздел и укрыл одеялом. Теперь Кларингтон бы точно не почувствовал, что Себастиан лежит рядом с ним, но когда он устроился под его боком, Хантер обнял его во сне и прижал к себе. Себастиан улыбнулся и поцеловал Хантера в уголок губ, и уже настроился лечь спать вместе с ним, когда вдруг какая-то красная вспышка отразилась в окне из улицы.

Себастиан приподнялся на локтях, чтобы получше разглядеть, что там происходит, и заметил стоящего посреди дороги человека. Человека в желтом костюме чертовски похожим на его. Смайт, недолго думая, с колотящимся от волнения сердцем, выскользнул из объятий Хантера и метнулся на улицу. Рискованно было сталкиваться с незнакомцем лицом к лицу, но Себастиан просто не мог проигнорировать его.

Как только он оказался перед человеком в желтом, в его голове появилась догадка. И Себастиан просил все возможные высшие силы, чтобы это оказалось неправдой. Но чем ближе он подходил к нему, словно к опасному хищнику, который может наброситься в любой момент, его надежды рассеивались, как дым. Это ведь просто не мог быть он, невозможно, Себастиану просто показалось. Или все же?..

— Ты кто такой? — наконец решил подать голос Смайт, но незнакомец не шевелился. Остановившись в паре метров от него, Себастиан с некоторым ужасом оглядывал неподвижную фигуру.

— Я ждал тебя, Флэш, — произнес незнакомец голосом, словно обработанном в специальной программе, настолько неестественно он прозвучал. Паника нарастала все сильнее, Себастиан не знал, что ему делать. Впервые в жизни он оказался один перед лицом опасности. Хантер спал, Кейт и Циско вряд ли ответят ему, после стольких дней, что он игнорировал их. Что уж говорить про Уэллса, который наверняка рвет и мечет, потому что Себастиан находится неизвестно где.

— О чем ты? — попытался скрыть страх в голосе усмешкой Смайт. — Я не Флэш, я всего лишь…

Он не успел договорить, как человек в желтом подлетел к нему и, схватив за горло, со всей силы швырнул в землю, отнеся на несколько метров. Теперь не оставалось никаких сомнений, зачем он пришел. Мысль же о том, чтобы попытаться скрыть свою способность, пошла крахом. Если Себастиан хотел спастись, то действовать нужно было незамедлительно.

Смайт рванул прочь, но противник оказался быстрее. Он догонял его и наносил болезненные и сокрушительные удары. Все попытки Себастиана дать отпор он пресекал. Дыхание окончательно сбилось, Себастиан хотел убежать хотя бы куда-нибудь, он уже даже не видел, куда именно бежит. Боль в боку заглушалась ударами, на глаза навернулись слезы, и их застлала пелена. И ровно в тот момент, когда Смайт думал, что все кончено, противник неожиданно отступил. Себастиан рухнул на землю, чувствуя, будто все тело разваливается на части, когда человек в желтом подошел к нему и произнес своим нереальным голосом:

— Надеюсь, ты поймешь, что не стоит идти против меня, Флэш. В следующий раз я убью тебя, — он простоял пару секунд неподвижно, глядя на истекающего кровью Себастиана, и через мгновение исчез с красной вспышкой.

Хрипя, Смайт отполз на тротуар и с трудом поднялся — все же быстрая регенерация делает свое дело. Он побрел к дому, потому что был уже не в силах бежать. Как он вернулся, Себастиан не помнил. Он проснулся следующим днем от тупой ноющей боли по всему телу и от мысли, что если он срочно не вернется в С.Т.А.Р., убийца его матери доберется и до него. Лучше бы Себастиан так и остался лежать рядом с Хантером той ночью.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Сердце до сих пор колотилось, и казалось, что скоро начнут отказывать ноги. Прошли сутки с нападения, а Себастиан, как ни старался, не смог до конца прийти в себя. На вопросы же Хантера он отвечал уклончиво, пытаясь как можно дольше держать его в неведении. Но разве это возможно? Гениальный Кларингтон должен был догадаться, что что-то не так, причем причину выяснить для него тоже не составляло труда, и вот этого Смайт как раз и боялся. Этого, и того, что последует за разгадкой. А ведь так удачно удавалось держать Хантера подальше от С.Т.А.Р.!

Что же касалось самой лаборатории, то теперь у Себастиана не было иного выхода. Он слишком долго избегал ее, и дошел до того, что загнал в тупик самого себя. Без тренировок и помощи ему с человеком в желтом не справиться.

Смайт поднимался с тяжелым сердцем наверх, медленно, со своей нормальной, человеческой скоростью, чтобы собраться с духом и найти подходящие слова для извинений, а главное — красочнее и жалостливее описать историю нападения. Но как только его ноги ступили на порог, три пары разгневанных и полных презрения глаз уставились на него.

— Мы уж думали, ты не явишься, — холодно произнесла Кейтлин, хотя старалась сохранить невозмутимое выражение лица. — Отдохнул?

— Я не… Слушайте, я знаю, я слажал, но… — начал было Себастиан, но его быстро прервали.

— Мне казалось, мы договорились. Казалось, мы решили, что с твоей помощью сможем найти лекарство для ликвидации гена, — Уэллс подъехал к нему, и Смайт почувствовал, как все внутренности скручиваются под ледяным взором. Но больше всего удручал тон профессора: полный разочарования. — Нам пришлось просить Бриттани помочь нам в поимке еще одного мета-человека. А для нее это еще сложно, сам знаешь. Почему ты сбежал?

Первый мыслью было разрыдаться и просить прощения, он ведь не нарочно, ему хотелось защитить Хантера. И все же Смайт смог взять себя в руки и придать голосу ровность.

— Потому что так было нужно мне, — произнес Себастиан медленно. — Я говорил и повторюсь еще, что не хочу, чтобы Хантер находился здесь, но вы не поддерживаете меня. А я не собираюсь через неделю стоять над его гробом! — взорвался он из-за наполнявших его переживаний. — Если вы обещаете мне, что не скажете ему ни слова, заставите, если нужно, его передумать, я…

— Заставим? — Циско подавил нервный смешок. — Да этого Терминатора даже двери железные не остановят. Он тут около недели назад чуть не сломал… — он замолчал и испуганно посмотрел на Себастиана. Смайт замер, как громом пораженный. Как? Откуда? Почему Хантер не сказал ему?

— Он был здесь? Вы его впустили? — тихо и обреченно спросил Себастиан. Он опустился на стул рядом и запустил пальцы в волосы. Да, теперь он выглядел еще хуже в глазах Кларингтона. Ну, замечательно.

— Мы не могли не впустить, он потребовал провести еще тесты. И потренироваться, — уже более похожим на ее голосом, ответила Кейтлин. Пожевывая губу, она подошла к Смайту и замерла в полутора метрах. — Он очень хочет быть рядом. Себастиан, он беспокоится о тебе не меньше, чем ты о нем. Позволь ему помочь.

— Он не сможет помочь мне против Желтого человека! — воскликнул Смайт, через секунду понимая, что сказал. Теперь в глазах присутствующих читался испуг, и Себастиан на одном дыхании рассказал им всю историю, которая произошла с ним, опустив, разумеется, подробности, при которых он увидел нападавшего на улице.

— И тогда я понял, что просто не могу больше без вас. Только вы можете мне помочь, а я… Я был дураком, — с трудом, но признал Себастиан, тяжело выдыхая. Он ожидал что угодно, но не начавшийся сразу разрабатываться план действий.

— Мы должны выяснить, кто это, найти все данные, все записи о возможном происшествии и о похожих случаях, и… начать твою тренировку, — Уэллс посмотрел на Смайта, и тому показалось, что он увидел на лице профессора улыбку. — Иди на дорожку.

Волна облегчение прокатилась по телу, и Себастиан понял, что эти люди ни за что его не оставят, каким бы придурком он иногда ни был. Все же, у него наконец-то появились друзья, и Смайт был этому несказанно рад.


* * *

Радость оттого, что они что-то делают, что не сидят без дела, дала Себастиану новую волну энергии. Он даже набрался смелости для разговора с Хантером, правда, сразу после него получил крепкий подзатыльник.

— Ты когда-нибудь запомнишь, что я гений-детектив? — Кларингтон насмешливо посмотрел на потирающего голову Смайта. — Мне, между прочим, тяжело вот так притворяться, что я ничего не знаю, и врать тебе. Лучше бы ты сразу сказал, в чем дело. И почему ты мне не рассказал про того парня? Почему не разбудил? — теперь на лице появилось беспокойство, прямо как и у команды Флэша.

— А ты с похмелья много бы пользы принес, — фыркнул Смайт, все же чувствуя себя очень по-идиотски. Да, не стоило скрывать от Хантера наличие опасности, Кларингтон ведь и правда переживает. Должно быть, очень сильно, раз даже смог руку на него поднять. — Кстати, моя скорость растет, — Себастиан горделиво вздернул нос и улыбнулся. — И я работаю над… Ну, ты понял, — слегка смутился Смайт, но Хантер, с его гениальным мозгом, разгадал все без слов.

— Значит, ты готов? — поинтересовался он, подходя ближе к Себастиану. Хантер подхватил его под бедра и усадил на свой стол, устраиваясь между ног Смайта. — Как насчет сейчас? У меня обед, никто не побеспокоит, — пробормотал он у самого уха Себастиана, и тот судорожно выдохнул, тут же впиваясь пальцами в плечи Кларингтона. — Идет?

— Да, — прошептал Себастиан, подаваясь вперед, и сразу почувствовал на своей шее теплые губы. Он определенно еще никогда так долго не ждал, и…

— Ты опять врешь, — спокойно произнес Хантер, и Себастиан удивленно уставился на него. Он же еще ничего не сделал, так почему… Вот же черт!

— Прости, я пытаюсь, — виновато сказал Смайт, снова пытаясь прицепить на место значок, который случайно сорвал, опять начав вибрировать. Теперь он и сам этого не заметил. Да, с этим будут большие проблемы. — Но я справлюсь! Сегодня вечером я смогу, давай!..

— Нет, не сегодня, — прервал безудержный поток Хантер. — Как насчет выходных? Ужин, свечи… И не смотри на меня так, я тоже люблю романтику, — Кларингтон фыркнул и несильно ткнул уже принявшегося поигрывать бровями Смайта в бок. Тот охнул, но не перестал хитро ухмыляться.

— И приготовишь все, что мне хочется? — спросил Себастиан, как бы между прочим, на что получил размеренный кивок. — И не будешь больше припираться? — он ухватился за галстук Хантера и задумчиво посмотрел на него, пропуская ткань сквозь пальцы.

— Не буду. Дам тебе всю свободу действий. Но при условии, — Хантер выставил палец и серьезно посмотрел на Смайта, — что после этого ты не станешь отводить меня от походов в С.Т.А.Р. Что бы ты там себе не надумал, Бас, ты и без меня прекрасно знаешь, что моя помощь тебе просто необходима, — он потянулся и вовлек Себастиана в короткий, но очень чувственный поцелуй.

Себастиан знал, что должен возразить, должен найти еще причину, лазейку, что угодно, но безрезультатно. Казалос


убрать рекламу




убрать рекламу



ь, Хантер сказал свое последнее слово, и вместе с ними рухнули все надежды Смайта на счастливое и безопасное будущее вместе с Хантером. Теперь их ждало только непонятное и полное неожиданностей время, которое, к сожалению, Себастиан еще не в силах был назвать «долго и счастливо».


* * *

Никто и никогда из всех тех, с кем Себастиан встречался, не делал что-то значимое для него в ответ. Максимум, на который Смайт рассчитывал, это около трехсот долларов в ресторане за ужин. Который они разделили пополам. Но Хантер был другим. Себастиан не ошибся, когда думал, что Кларингтон изменит его жизнь.

Казалось, что Хантер Кларингтон был идеален в качестве бойфренда. У него был дом, машина, постоянная работа. Он мог позволить себе сходить в бар вечером в пятницу и в кино на выходных. Он никогда не забывал о значимых датах, умел делать подарки, был заботливый и серьезный ровно настолько, чтобы этого хватало даже Себастиану, до которого иногда и не сразу доходило. Хантер умел не перейти черту в чувствительности и грозности, и Смайт считал это идеальным. Временами он думал, что находится во сне, и Хантер просто прекрасное видение, на самом деле он либо притворяется, либо его вовсе не существует, и Себастиан сошел с ума.

Но когда Хантер ставил перед ним тарелку, полную пасты с томатным соусом, разливал вино в бокалы и ставил на стол с двумя свечами, невольно получалось поверить в происходящее, хотя и слишком уж оно походило на сказку.

— Выглядит аппетитно, — заключил Себастиан, едва сдерживаясь оттого, чтобы провести по губам кончиком языка, облизываясь. Он не чувствовал сильного голода прежде, но, стоило Хантеру только опустить тарелки с порциями перед Себастианом, тот моментально ощутил желание съесть как можно больше и как можно скорее.

Хантер присел рядом и аккуратно пододвинул бокал с вином поближе к Себастиану, приподнимая свой пальцами.

— За вечер, — немного вопросительно улыбнулся он, и Смайт последовал его примеру, поднимая бокал.

Все это было похоже на прекрасный сон или момент из романтического фильма, в котором герои проводили спокойный вечер за совместным ужином, то и дело ненавязчиво и легко касаясь друг друга кончиками пальцев или встречаясь взглядами. Себастиан даже мог бы назвать это какой-то мечтой, но никак не самым настоящим вечером, потому что все было слишком замечательно: потрясающий мужчина рядом, успокаивающая, но такая возбуждающая атмосфера, удивительно вкусный ужин, с которым Себастиан расправлялся с невероятной скоростью, с трудом сдерживая себя, чтобы и вовсе на него не наброситься.

В какой-то момент Себастиан понял, что Хантер уже какое-то время не ест, а лишь наблюдает за ним с легкой улыбкой на губах, и Смайту моментально стало неловко от этого осознания.

— Что? — решил уточнить он, выпрямляясь, потому что улыбка на губах Хантера была насколько умиленной, настолько же и насмешливой.

— Не волнуйся, у нас есть еще паста, — усмехнулся Хантер, едва заметно качая головой. Его теплая ладонь опустилась на колено Себастиана, слегка сжала, этим жестом перебивая желание Смайта начать возмущаться по поводу слов Хантера.

— Я обязательно воспользуюсь этим, — заверил Себастиан, усмехаясь, и вернулся к ужину, потому что аппетит во время еды разыгрался не на шутку. Казалось, он растягивался даже на вино, не только на сам ужин, поэтому вскоре Смайт покончил с едой, довольно расслабленно улыбаясь.

Тарелка Хантера же была еще наполовину полной, и он вовсе не торопился прикончить порцию как можно быстрее. Около минуты Себастиан просто сидел, дожидаясь, когда Кларингтон наестся, но вскоре его рука скользнула на колено Хантера и медленно поползла наверх, а губы Смайта растянулись в довольной улыбке, которую он всячески пытался скрыть.

Ему думалось, что Кларингтон предпримет что-нибудь, но тот спокойно продолжил есть, даже не понимая, что этим лишь сильнее поддевает Себастиана на продолжение домогательств. Себастиан как можно незаметней придвинулся поближе и устроился щекой на плече Хантера, рукой все ближе подбираясь к бедрам Хантера. Не будь вино так близко расположено к краю стола и к руке Кларингтона, Себастиан, честное слово, даже полез бы на колени, но так рисковать светлым ковром все же не хотелось.

— Себастиан, — тихо позвал Кларингтон, который все же стал замечать, что пальцы Себастиана совсем не случайно кружат в районе его паха, а сам Смайт едва заметно прижимается губами к широкому плечу, пытаясь усилить телесный контакт.

— Бас, — повторил Хантер, однако, поняв, что Себастиан успокаиваться совсем не планирует, решил лучше поскорее закончить с ужином и приступить к «десерту».

Впрочем, и этот план не очень понравился Смайту, потому что, стоило руке Хантера лишь подняться над поверхностью стола, пальцы свободной руки Себастиана скользнули по тонкой ткани рубашки и сжали ее чуть ниже локтя, пытаясь утянуть руку Хантера к себе на ногу.

— Я не хочу больше ждать, — доложил Смайт, позволяя Хантеру лишь сделать пару больших глотков вина перед тем, как Себастиан притянул его к себе и накрыл его губы своими в глубоком и настойчивом поцелуе.

Если прежде Хантер еще пытался сопротивляться, после того, как Себастиан стал его целовать, он окончательно и бесповоротно признал свое поражение. Опустив обе руки на талию Смайта, Кларингтон вжал его тело в себя, пальцами одной руки слегка сжимая тонкую ткань кофты, которая в один момент вдруг оказалась совершенно лишней и ненужной.

Смайт слегка дернул ногой, пытаясь все же закинуть ее на Хантера, но тут же ударился коленом о стол, и вскоре послышался глухой стук бокала о поверхность ковра, что могло означать только то, что ковром все-таки пришлось пожертвовать.

Себастиан с трудом различил момент, когда Хантер поднял его из-за стола и принялся слегка подталкивать в сторону выхода из комнаты, стараясь почти не разрывать поцелуя. Губы Хантера казались такими опьяняющими то ли от вкуса вина на них, то ли от их собственного неповторимого вкуса — Себастиан не мог понять точно, но и не собирался, хотелось лишь целовать их, не думая ни о чем постороннем.

Пару раз впечатав Смайта спиной в стену (за что сам Себастиан, не оставшись в долгу, искусал губы и шею Кларингтона), Хантер все же смог довести Себастиана до спальной комнаты, оставив на лестнице его стянутую Смайтом рубашку, кофту Себастиана, а где-то на подходе к спальне — еще и его штаны.

Кожа Себастиана в одну секунду покрывалась мурашками, когда Хантер опускался губами на грудь, оставляя на ней влажные горячие поцелуи, а с губ слетали тихие, едва разборчивые стоны, когда руки Кларингтона скользили по телу, сжимая в ладонях ягодицы Себастиана.

Оказавшись на мягкой широкой кровати, Смайт запрокинул голову назад, давая Хантеру побольше места для его торопливых поцелуев, а сам опустил руку на пах Кларингтона, запуская пальцы под опущенные до середины бедра штаны. С трудом и не без помощи самого Хантера, но Смайту все же удалось стянуть их окончательно и отпихнуть ногой куда-то в сторону, чтобы не вздумали мешаться.

Себастиан ждал так долго, что не помнил себя от удовольствия, чувствуя руку Хантера под тканью своего белья, когда тот слегка сжимал пальцами его возбужденный член, выбивая из головы последние здравые мысли. Смайт целовал слегка соленую от пота кожу Хантера, сжимал одной рукой его плечо, пока пальцами второй аккуратно обводил головку члена, надеясь, что боксеры Хантера каким-то образом исчезнут сами и не заставят Себастиана отрываться от Хантера для того, чтобы их стянуть.

Однако чудо не произошло: Хантер сам стянул с себя белье, а затем избавил от него и Смайта, тут же снова жадно целуя его губы и почти дрожа от удовольствия, вызванного долгожданной близостью. Себастиана было так много, но так мало одновременно, насытиться им было совершенно невозможно, и Хантер терялся, не знал, куда целовать и где гладить, потому что хотелось всего и сразу.

Удовольствие оборвалось в один момент, когда Хантер вдруг резко отстранился и куда-то пополз, лишая Себастиана не только тепла своего тела, но и желанных прикосновений. Смайт приподнялся на локтях и непонимающе нахмурился, но тут же на его губах появилась расслабленная улыбка, когда через пару секунд он заметил в руках Хантера тюбик со смазкой, которую тот уже выдавливал на собственные пальцы.

Первый палец внутри заставил Себастиана слегка зажмуриться, но уже вскоре тихо сдавленно простонать, невольно закрывая глаза. Хантер неторопливо ввел второй, не переставая ни на минуту покрывать шею Себастиана горячими поцелуями, чтобы отвлечь от возможного дискомфорта, а уже вскоре Смайт громко просящее постанывал, когда три пальца Кларингтона внутри проходились по простате так идеально, что ни о каком дискомфорте не могло идти и речи.

Себастиан запустил руку под подушку и достал оттуда заранее приготовленный презерватив, протягивая его Хантеру и открыто давая понять, что, как бы хороши ни были его пальцы прямо сейчас, Смайт все равно хочет большего, хочет самого Хантера и ждать больше совершенно не намерен.

Кларингтон послушно достал пальцы из Себастиана, натянул на себя презерватив и, пошире разведя ноги Смайта, приставил крупную головку к подготовленному входу, оставляя многочисленные поцелуи на приоткрытых искусанных губах.

Глубокий толчок заставил Себастиана впиться пальцами в плечо Кларингтона, отчаянно стараясь прижаться поближе к горячему телу над собой. Жадные смазанные поцелуи сыпались непрерываемым градом, Смайт постанывал, поджимал пальцы на ногах и попадал куда-то выше седьмого неба каждый раз, когда Кларингтон входил особенно резко и особенно глубоко, вжимая тело Себастиана в себя так, будто не хотел оставить между ними ни единого миллиметра.

Смайт стонал, подмахивал бедрами, цеплялся за Хантера, как за единственное, что сейчас существовало для него, и старался отвечать на поцелуи, хотя порой это и было сложно из-за сбитого в конец дыхания и звуков, вызванных наслаждением.

Когда Смайт почувствовал, что точно не продержится слишком долго, он потянулся рукой к своему члену и принялся двигать рукой в такт глубоким быстрым толчкам Хантера, который тихо рычал от удовольствия в губы Себастиана, порой срываясь на тихие несдержанные стоны.

— Еще, — невнятно попросил Смайт, напрягаясь всем телом, и тут же сорвался на особенно громкий вскрик, когда все тело содрогнулось в ярком оргазме, перекрывая все мысли и заставляя Себастиана забыть обо всем, включая собственное имя. Существовало только имя Хантера и сам Кларингтон, что, простонав, вышел из его тела, стянул презерватив и кончил на бедро Себастиана от нескольких резких движений ладони по собственному члену.

Дыхание было все еще сбито, ресницы дрожали, а Себастиан прижимал к себе Хантера поближе, пока тот оставлял на его солоноватой тонкой шее легкие неторопливые поцелуи, гладя все еще подрагивающее после оргазма тело широкими ладонями.

— Этого стоило ждать, — с хриплым смешком подвел итог Себастиан, когда Хантер наконец устроился рядом с ним. Смайт запустил пальцы ему в волосы и принялся мягко поглаживать их, перебирая короткие пряди и пропуская между пальцами. — Только интересно, что было бы, если бы ты использовал свой эликсир? — Смайт хитро ухмыльнулся и тут же расхохотался оттого, как Кларингтон несильно укусил его рядом с ключицей.

— Обязательно попробуем в следующий раз, и ты мне скажешь, как тебе понравилось больше, — пробормотал Хантер, после чего незамедлительно вовлек Себастиана в медленный, немного ленивый, но такой сладкий поцелуй.

Еще несколько месяцев назад он мог об этом только мечтать, а теперь Хантер даже не пытался притворяться, что Себастиан ему не нужен. Это и правда было похоже на сон, после которого не хотелось просыпаться. И Себастиан надеялся, что когда он наутро откроет глаза, они с Хантером окажутся только одни во всем мире. И не будет никаких проблем, никаких опасностей, ничего, что сможет воплотить в жизнь фантазии, которые так любят воспевать в старых добрых сказках.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

То, что Хантер влюбился в него, Себастиан вскоре начал принимать, как должное. Вернее, он не особо задумывался над тем, почему это произошло и как, главное, что произошло, и теперь Кларингтон целиком и полностью его. Ну а причины… Да кому они вообще нужны, если все и так прекрасно? Значит, так оно и должно быть, так и задумано.

Хантер не заставлял его сомневаться в искренности своих чувств ни секунды. Получив секс, приятное время препровождение, доступ в С.Т.А.Р., он мог Смайта преспокойно бросить, но он этого не делал. Хантер продолжал быть рядом, он отвечал на звонки, когда Себастиану было что-то нужно, привозил еду и безделушки, даже в три часа ночи, когда сам ужасно хотел спать. Он подвозил с работы и на работу, устраивал ужины и свидания и постоянно был где-то поблизости. И, наверное, это были самые чудесные и длительные отношения в жизни Себастиана, даже несмотря на то, что им было всего два месяца.

— А если бы я решил уехать в другой город, ты бы поехал со мной? — спросил Себастиан, когда они оба лежали дома у Хантера вечером после Дня всех влюбленных. Сам Смайт считал этот праздник только лишней тратой денег, но Хантер вновь организовал ужин, на этот раз с лазаньей, и Себастиан просто не мог отказать ему. — Или другой штат. Знаешь, мне кажется, я не раскрываю тут весь свой потенциал, — Смайт рассмеялся, пытаясь представить себя в виде супергероя в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе, где потом про него сняли бы фильм.

— Не знаю. А что мешает тебе раскрываться здесь? Или ты думаешь, что где-то по стране взорвалось еще несколько ускорителей, и ты найдешь мета-людей и там? — Хантер наклонился и чмокнул Себастиана в макушку, потому что только до нее и мог достать. Он переплел пальцы с пальцами Смайта и задумчиво посмотрел на них. — Я и так мотаюсь из города в город. Хочу хотя бы тут побыть подольше. Да и у тебя тут еще неоконченные дела остались, — заметил Кларингтон и снова чмокнул голову Себастиана.

— Какие это? Свадьба Лопез? — Смайт фыркнул, хотя и нетрудно было догадаться, что не это имел в виду Хантер. Тот, как и всегда, был чертовски проницателен, за что не всегда удостаивался благодарности. — Да, я помню, — мрачно сказал Себастиан и заерзал, чтобы приподняться. — Я так и не приблизился ни на шаг к разгадке, а тот таинственный человек в желтом больше не появлялся. Я даже не могу представить, кто он такой.

В голосе его сквозила обреченность, и Хантер, тут же ее почувствовав, обнял Смайта крепче и прижал его к себе, зарываясь носом в волосы на виске.

— Я обязательно помогу тебе в этом. И мы вытащим твоего отца из тюрьмы, я обещаю тебе, — пробормотал он возле самого уха Себастиана, и тот просто не мог сдержать улыбки, настолько убедительно звучал голос Хантера. Смайт вообще часто ловил себя на мысли, что не может ему не верить, не доверять. Это казалось настолько фантастичным, насколько то, как если бы свиньи летали. Хотя, в последнее время, даже это могло оказаться правдой.

— Я люблю тебя, — неожиданно для себя, а уж тем более для Хантера, выпалил Смайт, и тут же сжался, пытаясь сделать вид, что ничего не произошло. Лучше бы держал язык за зубами.

— О, Бас, я… — начал было Кларингтон, явно ошарашенный, но Себастиан его прервал, натянуто улыбаясь.

— Ничего страшного, можешь не отвечать. Я не тороплю, просто… Давай забудем, вот и все. Понятно, что ты нравишься мне гораздо дольше, вот я и… Я хотел сказать, что для тебя нормально не чувствовать того же ко мне, — он быстро поцеловал Хантера в губы и погладил его по щеке большим пальцем.

— Прости, я не ожидал, я…

— Не страшно, просто забудь.

Казалось, что неплохой вечер испорчен. Хантер виду не подал, но от Себастиана не могло скрыться его теперешнее слегка напряженное состояние. Как и всегда, Смайт умел испортить хороший момент неуместным высказыванием. Мог и подождать со своим признанием подольше, ничего страшного бы не случилось. А теперь Кларингтон может испугаться.

— Останешься сегодня у меня? — после короткой паузы спросил Хантер. Он пытался разрядить обстановку, и Себастиан был благодарен ему за это. — Не хочу лишний раз попадаться на глаза Джо. С тех пор как он узнал о нас, он стал не очень дружелюбен. А когда мы столкнулись на лестнице у вас дома… — Кларингтон нервно усмехнулся, а Смайт с облегчением рассмеялся. Да, тот момент стоило видеть: Джо чуть не уронил кружку, когда увидел перед собой Хантера в одних трусах, а потом услышал томный голос Себастиана из ванной, зовущий Кларингтона.

— Конечно, тут-то нам никто не помешает, — Смайт кивнул и повернулся к Хантеру лицом, чтобы наконец нормально обнять его и поцеловать без боли в скрученной шее.

Да, Хантер был идеальным бойфрендом. И всегда знал, чего хотел Себастиан. Наверное, виной тому были его исключительно гениальные мозги, но жаловаться было грех. Да и Смайт не собирался, он слишком любил Хантера, чтобы пытаться искать в нем изъяны.


* * *

Теперь тренировки проходили куда веселее. Не то чтобы Смайту и раньше было так уж скучно, ему всегда находилось с кем поболтать, а шутки Циско и правда оказывались смешными. Но с Хантером все было по-другому. У Себастиана словно открывалось второе дыхание, накатывало невероятное вдохновение, а когда Кларингтон и сам занимался, чтобы нарастить массу и иметь больше возможностей для растягивания, майка, так удачно облегающая его пресс, не могла не приковать к себе внимание Себастиана.

Взгляд Кейтлин тоже иногда зацепался за него, и Смайт, как стоило думать, рад этому не был. Хотя между доктором Сноу и Хантером не было ничего, кроме подобия дружбы, Себастиан не забывал о том, что Кларингтон и к девушкам неровно дышит. Поэтому старался не выпускать Хантера из-под своего наблюдения. Разумеется, Хантеру он доверял, но ведь нельзя же совсем не обращать внимания на происходящее.

— Мы наконец-то смогли достичь результата, чтобы эликсир действовал почти двенадцать часов, — радостно сообщил Хантер, когда они с Кейт вышли из небольшой лаборатории. Смерив Сноу подозрительным взглядом, Себастиан подошел ближе к Хантеру и повис на его плече.

— Мы? Я думал, ты умен для такого дела достаточно, чтобы справиться со всем в одиночестве, — заметил он с нескрываемым неодобрением, на что Кларингтон усмехнулся и чмокнул Смайта в висок.

— Неужели ты ревнуешь, Бас? — заметив улыбку не только на лице Хантера, Себастиан скривился еще больше. — Кейт мне очень помогает, а без тебя меня бы тут вообще не было. Так что все творится только благодаря тебе. Ты мое чудо, — прошептал Хантер в самое ухо Смайту, чтобы только он его услышал.

Это, конечно, было утешением, и довольно весомым, но Себастиан не собирался расслабляться так быстро, да и Хантеру давать этого не хотел.

— Да, именно, и ты не должен забывать об этом. Что только я твое чудо, — Смайт хитро ухмыльнулся и чмокнул Хантера в губы.

— Так, полегче, оставьте что-нибудь для ночи, — Циско немного нервно усмехнулся и вскинул руки. — Тем более что не все здесь в отношениях, не надо дразнить.

Пожав плечами, довольный Себастиан быстро выпустил Кларингтона из своих рук и тут слегка удивленно оглянулся.

— А Уэллса никто не видел? — спросил он, только теперь понимая, что профессора не видел весь вечер.

— Да, он уехал после трех часов, сказал, что ему нездоровится. В последнее время он и правда стал выглядеть немного уставшим, — обеспокоенно ответила Кейтлин. — Надеюсь, с ним все в порядке.

— Бриттани тоже не пришла, — заметил Хантер, слегка хмурясь. Но дальнейшую его мысль опередил Себастиан.

— Она опоздает. У них с Сан были какие-то планы на сегодня. А Лопез так просто свою подружку не отпустит, — он фыркнул и скрестил руки на груди. После появления Бриттани, Сантана начала отдаляться от него, а как только в его жизнь вошел и Хантер, они с Лопез и вовсе практически перестали видеться. Только иногда созванивались или перекидывались сообщениями. И, честно говоря, Себастиану Сантаны очень не хватало.

— Надеюсь, она придет, мы как раз отрабатывали несколько приемов, — с сожалением произнес Хантер, и Смайт снова подозрительно покосился на него. Сколько еще секретов он сегодня узнает от своего парня? — Ничего необычного, просто прогоняем некоторые сценарии. И молниеносность реакции. Кроме того, ей нельзя просто стоять на месте, если вдруг противников окажется больше, чем двое. Мы хотим научить ее использовать способность в движении или на нескольких человек сразу, — пояснил Хантер, поймав взгляд Себастиана.

Не успел Смайт возразить, ведь знал, что если Сантана узнает хотя бы о малейшей вероятности, что Бриттани может грозить опасность, ему конец, его мысли неожиданным образом словно испарились из головы. Стало вдруг так легко и приятно, никаких проблем и забот, только чудесное окрыляющее чувство, будто он может сделать все, что угодно.

В голове зазвучал нежный женский голос, который просил станцевать с Хантером вальс. Себастиан не нашел ни одной причины противиться этому, тем более что, как только он увидел Хантера, освещенного ярким солнечным светом, тот показался ему еще привлекательнее. Широко улыбаясь, Смайт подлетел к нему в считанные секунды и принялся кружиться по лаборатории, будто так все и должно быть. В себя его привел дружный всеобщий смех и неожиданно наполнившаяся мыслями голова.

Остановившись, Смайт вдруг понял, что смеются над ним, а сам он совершенно не мог сообразить, из-за чего именно: он-то ничего не помнил. Он обернулся и заметил вошедшую в комнату Бриттани, и лицо его исказилось от презрения.

— Разве я не говорил тебе, чтобы ты не применяла свою способность на мне? — зло прошипел Себастиан, даже не пытаясь перебить смех. Хантер, к его счастью, не смеялся, наверное помнил историю, которую Смайт ему рассказал о том, что произошло на Хэллоуин. Но от глаз Смайта не скрылась легкая улыбка, и он тихо гневно зарычал себе под нос. — Веселишься? — с вызовом спросил он.

— Мне показалось, ты слишком напряжен. Тебе нужно больше развлекаться, — пожала плечами Бриттани и села за стол, где Циско тут же дал ей пять.

— Я и так развлекаюсь, видишь, как мне весело? — Себастиан тут же показательно расхохотался, наверное, слишком громко и пугающе. Его успокоил Хантер, который тихо зашептал ему на ухо что-то крайне милое. — Ладно, я спокоен, — кивнул Смайт, как только Кларингтон мягко поцеловал его в висок. — Тренируемся?

— Да, сейчас я только… Какого черта?! — громко воскликнул Циско, что все подпрыгнули. Рамон следил за экраном, на котором всегда появлялось место очередного преступления, даже раньше, чем о нем узнавала полиция. — Это же дом Уэллса.

Себастиан резко подскочил к монитору, с ужасом и подозрением глядя на экран. Не может быть, кто решил напасть на профессора-инвалида? Хотя, учитывая то, что он натворил, странно, что это первое нападение.

— Мы должны отправиться туда прямо сейчас, — твердо решил Себастиан и поймал не менее решительный взгляд Хантера. — Бриттани… — он посмотрел на Пирс, но та уже поднялась, будто ей и не требовалось разрешения или просьбы.

— Я тоже хочу ему помочь, — произнесла она, и хотя Смайт понимал, во что все выльется, если с ней хоть что-то случится, он сам ее сюда привел, а лишняя помощь не помешает.

Возможно, никто из них до конца не понимал, насколько это серьезно, как страшно может быть и правда сражаться со злодеями, но они сами выбрали этот путь, даже будучи не до конца к нему готовыми. И Себастиан до сих пор сомневался, что ему и правда это нужно, быть героем, быть особенным, но когда видел рядом с собой Хантера, он понимал, что делает все это только для него. Потому что быть особенным для того, кого любишь, по-настоящему важно.

Они добрались до дома Уэллса довольно быстро, хотя и не так, как если бы в дело был замешан один Смайт. Самодельные костюмы супергероев на Хантера и Бриттани за мгновение не надевались, к великому сожалению. Но без из поддержки Себастиан не был бы таким уверенным.

— Так, нам нужно найти Уэллса, — распорядился Смайт, когда они вошли в дом. В целом он выглядел вполне нормальным, если бы не выбитая задняя дверь и следы борьбы в гостиной.

— Черт, — Хантер заметил поваленное кресло, а недалеко лежал профессор, явно без сознания. Он подбежал к нему, пытаясь привести в чувства, и, в конце концов, Уэллс очнулся.

— Что здесь произошло? — Себастиан помог усадить его в кресло, но Гаррисон не мог до конца сфокусировать на нем взгляд.

— Это был… Тот человек… О котором ты говорил, — слабо произнес он, словно слова давались ему с трудом. Он тут же поморщился и закрыл глаза, будто он сильной головной боли.

Себастиан выпрямился, чувствуя, как колотится сердце от страха и растущего адреналина. Он был здесь. Человек в желтом снова пришел к нему, чтобы напасть и, возможно, убить. Хотелось спрятаться за Хантера, чтобы он во всем разобрался, и, наверное, Смайт бы так и сделал, если бы это была будничная перепалка в офисе, но сейчас все было серьезно. Это его война, его битва, и лезть в нее никто, кроме него, не должен.

— Оставайся здесь, — непривычным для себя жестким голосом произнес Себастиан, и как только Хантер двинулся за ним, выставил руку вперед. — Следи за Уэллсом.

— Но если он…

— Я справлюсь, Хант. Я обещаю, все будет хорошо, — заверил Себастиан и на негнущихся ногах направился к заднему двору.

Все выглядело так, будто ничего страшного не случилось несколько минут назад. Спокойная и тихая площадка, газон на которой шелестел от несильного ветра. И все же что-то не давало покоя, уж лучше бы тот парень стоял посреди двора, чем дожидался где-то, притаившись.

— Так тихо, — донесся голос Бриттани позади, и Смайт вздрогнул.

— Ты почему здесь? — почему-то шепотом возмутился он. — Ты должна охранять Уэллса вместе с Хантером. Сантана мне голову оторвет, если тебя ранят.

— Хантер справится и без меня. А этот парень угрожает не только тебе, но и всем нам, — впервые Бриттани высказала по-настоящему дельную мысль, и Себастиан не мог с ней не согласиться. Человек в желтом и правда был опасен, не только для Смайта. Если он вдруг решит его шантажировать, под раздачу попадут все.

— Ты его видишь? — по-прежнему шептал Смайт, оглядывая двор и пытаясь разглядеть хотя бы мимолетное движение. Но, казалось, что вокруг было пусто, за исключением соседних домов, и это выглядело еще более подозрительным.

— Да, он вон там, — Бриттани неожиданно указала за живую изгородь. Смайт удивленно посмотрел на нее, и она пожала плечами. — Он громко думает.

— Тогда почему он до сих пор прячется? — значительно громче, чтобы спровоцировать, спросил Себастиан, и как по мановению его слов, Обратный Флэш, как он мысленно его окрестил, предстал во всей красе.

— А ты смельчак, — произнес он своим нереальным голосом. — И подружку привел, чтобы помогла. Только вот беда — она не сможет, — и в следующее мгновение раздался крик, после которого бедная Бриттани упала на землю без чувств.

— Нет! — Себастиан ринулся к ней, принимаясь трясти за плечи. — Бритт, очнись, пожалуйста. Ты мне нужна, прошу тебя. Ты подонок! — закричал Смайт, чувствуя, как ярость берет верх над страхом. — Думаешь, я не знаю, кто ты такой и зачем это делаешь? — он поднялся, стараясь не дрожать. — Это был ты. Ты ее убил, — Себастиан подходил ближе, а Обратный Флэш и не думал шевелиться. — Если ты хочешь убить меня, то почему не сделал этого тогда, четырнадцать лет назад?

— Как оказалось, наблюдать за тем, как тебя убивают потери близких, намного интереснее, чем убить тебя лично, — Обратный Флэш усмехнулся и в следующее мгновение уже прижимал Себастиана за горло к стене дома. Смайт пытался вырваться, но хватка врага оказалась сильнее. К тому же его лицо часто вибрировало, Себастиан так и не смог разглядеть, кто он такой.

— Твоя мать оказалась первой, но кто же будет дальше? — радость слышалась в его голосе, а внутри Себастиана паника боролась с яростью. Только не заходи в дом, не заходи, ты не должен видеть его, не должен знать о Хантере. Странно, что он не подумал о Сантане или Джо, об отце. Первым в голову пришел именно Хантер, потому что только его Смайт боялся потерять по-настоящему. Но признавать этого не хотел.

— Ты! — Себастиан пнул Обратного Флэша, тот охнул от неожиданности и выпустил его. Отбежав на приличное расстояние, Смайт ринулся назад, чтобы столкнуться и ввязаться в драку, но как только он подбежал к нему, что-то словно оглушило его и подрезало ноги, и Себастиан упал, так и не понимая, что произошло. Он смотрел, как мир постепенно темнеет и растворяется перед глазами, и вскоре отключился, заметив перед этим, как Обратный Флэш направляется в дом.

Его разбудили обеспокоенные голоса, и как только Себастиан открыл глаза, он обнаружил, что лежит в лаборатории. Кейт, Циско, бледный, но вполне живой Уэллс стояли рядом, ближе всех Хантер, а на соседней койке Бриттани. Она все еще была не в себе, но живая.

— Ч-что произошло? — слабо спросил Смайт, пытаясь сесть, но Хантер одним движением руки вернул его обратно.

— Я не знаю. Он вошел в дом, а потом исчез, — Кларингтон развел руками. — Я выбежал во двор и увидел вас. Почему ты не дал мне пойти с тобой? — рассерженно спросил он Себастиана, и тот понял, что отказываться от помощи не стоило. — Думаешь, мне было здорово сидеть и ждать, чем все закончится? — он скрестил руки на груди, но вскоре расслабился и слабо улыбнулся. — Не рискуй так больше.

— Ладно, прости, — одними губами произнес Смайт и тоже улыбнулся. — А вы как? — спросил он, глядя на профессора.

— Я в порядке, в полном, — Гаррисон потер запястье. — Побаливает, но пройдет. Я все же не понимаю, почему он ушел.

убрать рекламу




убрать рекламу



p>

— Наверное, решил посмотреть, кто еще прячется в доме, — мрачно отозвался Себастиан. — Он сказал, что ему нравится мучить тех, кого я люблю, — он бросил быстрый взгляд на Хантера, а затем уставился на свои руки. — Теперь нужно быть предельно осторожными и бдительными. Особенно тебе, — он ткнул пальцем в Хантера, и тот усмехнулся.

— Да когда я таким не был? — он улыбнулся и помог Себастиану подняться. — Теперь домой?

— Да, придется оправдаться перед Сантаной. Но это еще меньшее из зол, — обреченно ответил Смайт, глядя на Бриттани. Он осторожно доковылял до нее, помог встать, и они втроем с Хантером направились к машине. Теперь оставалось только гадать, насколько отступил Обратный Флэш. И, как Себастиан надеялся в глубине души, хотя и знал, что ошибался, появится он еще очень не скоро.


* * *

Хантер очнулся спустя несколько часов. Голова раскалывалась, и его затошнило. Кларингтон поднял голову и понял, что он в каком-то подвале или бункере. Попытавшись пошевелиться, Хантер обнаружил, что его руки и ноги прикованы к креслу, а действие эликсира закончилось.

— Рад, что вы снова с нами, мистер Кларингтон, — раздался голос из темноты, и Хантер, повернувшись к нему, попытался разглядеть, кто это был.

— Уэллс, — выдохнул он, словно долго не решался озвучить верный ответ и теперь подтвердил свою догадку. — Я так и думал, что вы замешаны в этом. Слишком уж уверенная посадка в кресле.

— Заметил, значит? А никто больше не догадался, — Гаррисон усмехнулся и встал напротив Хантера, уперевшись в столешницу.

— Зачем я здесь? — спросил Кларингтон, понимая, что незачем ходить вокруг да около.

— Потому что я понял, что вы помеха. Я не имею ничего против вас лично, но ваше влияние на Себастиана… Оно рушит мои планы, — Уэллс поморщился и прошелся вдоль стола. — Он ничего не делает. Из-за тебя, — Хантер отметил новое обращение, — он не старается. Он не тренируется, — голос Уэллса стал громче и жестче.

— Он тренируется, я сам хожу с ним… А-а, — протянул Хантер и кивнул. — Скорость. Зачем вам его скорость?

— Это я тебе расскажу в другой раз. У нас с тобой будет много времени для разговоров, — Гаррисон усмехнулся и подошел ближе к Кларингтону, скрестив руки на груди.

— Думаете, он не догадается, что я здесь? Он наверняка уже начал искать меня, — Хантер с ненавистью смотрел на профессора, но тот лишь пожал плечами.

— Я так не думаю. Я не уверен, что он вообще в курсе, что ты пропал. Хотя бы потому, что… — он вытащил телефон из кармана и, проведя пару раз пальцем по экрану, продемонстрировал Хантеру снимок, где Себастиан, Хантер и Бриттани покидают С.Т.А.Р.

— Но это же… Как это… Я не… Он догадается, — громким, но дрожащим голосом сказал Хантер. — Он поймет, что это не я, он увидит, он…

— Он не так умен, как ты. А его любовь к тебе сделала его слепым. Так что он примет любую фальшивку, хоть как-то напоминающую тебя.

— Тогда зачем я вам здесь? Убейте меня и проворачивайте свой план! — крикнул Кларингтон, и Уэллс выставил вперед руку, чтобы тот замолчал.

— Нет-нет-нет, ты мне нужен живым. Я не собираюсь убивать тебя, потому что в этом нет необходимости. Скоро Смайту будет так больно, что даже ты не сможешь ничего сделать с этим, — он пожал плечами и отвернулся. — И он будет думать, что виноват ты. Но будущее все еще неизменно, поэтому я не думаю, что твое заточение здесь ошибка. Ты не умрешь. По крайней мере, не сейчас.

— Будущее? Какое будущее, о чем вы?.. — Хантер подался вперед, пытаясь уловить важную для себя информацию, но тут Уэллс развернулся и со всей силы врезал Кларингтону по лицу.

— Вы скоро и сами все узнаете, — сказал Уэллс, смерив Хантера непроницаемым взглядом. — Если Себастиан не подведет.

И он пошел прочь, не желая оставаться наедине с пленником. А в это время Себастиан выслушивал крики Сантаны по поводу состояния Бриттани и найденной царапины на ее руке и думал, как же легко он все-таки отделался.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

— Как ты думаешь, — как-то поинтересовался Себастиан, нависая над Сантаной: та позвала его для помощи в подготовке ко дню рождения Бриттани, но Смайт больше просто мешался, нежели и правда что-то делал, — я могу накосячить в отношениях?

Поймав скептически вздернутую бровь Лопез, Себастиан цокнул языком и кивнул.

— Ясно. Спасибо, что поддержала, — фыркнул он, скрестив руки на груди.

— Ну, а что ты еще хотел от меня услышать? — устало спросила Сантана, откидывая черную как смоль прядь за плечо. — Что ты идеальный бойфренд? Не смеши меня, Смайт, мы все прекрасно знаем, что все твои отношения порушились из-за твоего неумения держать язык за зубами. Вспомни Курта. Или Блейна. Они все кинули тебя, потому что ты…

— Да, самый несносный парень на свете. Я знаю, — Себастиан кивнул, скривившись. Незачем было напоминать о неудачах юности. Тогда Смайт и правда был придурком. Но он вырос. И поумнел. Хотя и не настолько, чтобы уметь все не сломать. — Но все-таки, — снова начал он, и Сантана устало вздохнула, откладывая нож, которым резала картофель. — Могу ли я сделать что-то такое, что даже самого терпеливого человека заставит… ну, скажем, выйти из себя?

— В чем дело, Смайт? — спросила Сантана, скрестив руки на груди.

— Мне кажется, Хантер меня избегает, — на одном дыхании выпалил Себастиан и принялся ждать дальнейших действий Лопез. Та же, в свою очередь, обвела взглядом кухню, а затем снова вернулась к Смайту.

— И в чем это проявляется? — спокойно произнесла она.

— Ну, в последнее время он все больше стал запираться в своем кабинете. И не отвечает на звонки, а когда перезванивает, говорит, что уснул. Днем, Сан! — воскликнул Себастиан и прикусил кожу на фаланге пальца. — Что это значит вообще?

— Может, то, что он работает, в отличие от тебя? — усмехнулась Сантана, за что получила неловкий шлепок по руке.

— Я серьезно. Раньше у него для меня всегда было время. А потом, когда я… — Себастиан осекся, а его лицо приобрело выражение постигнутой истины, но той, которую знать совершенно не хотелось. — Вот я идиот, — прошептал он, прижимая пальцы к губам.

— Ты все-таки что-то сделал? — Сантана покачала головой и вернулась к готовке.

— Я сказал, что люблю его, — так же шепотом ответил Смайт, и теперь уже очередь Лопез пришла волноваться. Она снова отложила нож и серьезно посмотрела на Себастиана.

— И как он отреагировал? — прищурившись, поинтересовалась Лопез.

— Сказал что-то вроде «О, Бас, я…» — задумчиво протянул Смайт, потому что уже не помнил всех подробностей. — Правда, потом я не замечал за ним никаких изменений, — он пожал плечами. — Но после нападения на Уэллса, — он поймал сердитый взгляд Сантаны: та все еще злилась на него из-за Бриттани, — он как-то быстро начал отдаляться. Черт, я не знаю, может, я просто себе накручиваю? — Себастиан опустил голову и провел рукой по подбородку. Поняв, что тепло человека ему не помешает, Сантана подошла к нему и крепко обняла. Хоть она и была язвой, Себастиана она любила и так же, как и за Бриттани, за Смайта могла кому угодно перегрызть горло. Даже любви всей его жизни.

— Я все же думаю, что у него просто много работы, — мягко произнесла она и чмокнула Смайта в щеку. — Поговори с ним, это тоже работает. Может, тебе просто кажется, что что-то не так? — предположила она, и Себастиан кивнул. Спокойный голос Сантаны успокаивал и прогонял мрачные мысли. Наверное, все же она была права, и Себастиан зря волновался. Но как тут было не волноваться, если речь шла о Хантере, о парне, которого Смайт любил больше всего на свете?


* * *

На следующий день первое, что сделал Себастиан, придя на работу, — ворвался в кабинет к Хантеру. Тот уже сидел за столом и заполнял какие-то отчеты, а увидев Себастиана, устало отложил ручку.

— Привет, — он коротко улыбнулся уголками губ, и Смайт тут же плюхнулся к нему на колени, обняв за шею. — Кто-то в хорошем настроении сегодня.

— Очень, — Себастиан улыбнулся гораздо шире и теплее и сразу утянул Хантера в короткий поцелуй. — Я тут подумал, — начал он издалека, как только отстранился, — что мы давно не выбирались никуда. То есть ты работаешь, это здорово, но ведь надо и отдыхать. Может, сходим сегодня куда-нибудь? Только ты и я, — мурлыкнул Себастиан, прижимаясь к Кларингтону крепче.

— Я подумаю, — вздохнул Хантер, как показалось Смайту, безрадостно. — Правда, у меня завал. К тому же, нам надо в С.Т.А.Р., у нас тренировки. Ты не забыл? — спросил он, и Себастиан фыркнул, отворачивая голову. И так всегда. Долг превыше всего, равно как и вначале их «отношений», когда Смайт мог только мечтать о близости Хантера.

— Ладно, твое дело, — Себастиан слез с коленей Кларингтона и поправил свитер. — Но если ты вдруг чего-то захочешь, — зашипел он, намереваясь уже выдать целую гневную тираду в адрес Хантера, как вдруг тот поймал его за руку и снова притянул к себе.

— Сегодня в семь, — с улыбкой произнес он и, приподнявшись, легко поцеловал Себастиана в губы. — А пока я работаю. Зайду за тобой, договорились? — и снова поцеловав Смайта, он развернул его к двери.

Выйдя из кабинета, Себастиан тут же понюхал свитер в том месте, где сильнее прижался к Хантеру. Пах он парфюмом Кларингтона, никаких лишних запахов на нем не было. Значит, в измене его можно не подозревать. Да и целовался он так же, как и всегда. Но что тогда послужило причиной для его такого странного поведения? Может, удастся напоить его и вытянуть всю информацию вечером за ужином? Однако пока Смайт шел к своему кабинету, он начал сильно сомневаться, что действительно хочет знать правду.

Хантер, как и всегда, мистер пунктуальность, появился ровно в шесть, с окончанием рабочего дня. Он выглядел еще замученнее, чем утром, но глаза горели некоторым энтузиазмом. И, как Себастиан надеялся, связан он был конкретно с ним и ничем больше.

— Идем? Я заказал нам столик, — позвал он Себастиана, и тот в мгновение ока оказался рядом.

— Жду не дождусь, — ухмыльнулся Смайт, проводя пальцами по волосам Хантера. — Но после едем к тебе. И никаких новых дел, отчетов и тренировок. Сегодня ты только мой, — прошептал он, замирая в паре сантиметров от лица Хантера, а после, с хитрой ухмылкой убежал вниз.

Если бы он мог, то вынес бы Хантера вместе с собой, но вокруг было полно полицейских, и никто из них, в том числе и Джо, не знали, что он — Флэш. А ошарашивать их такой новостью под конец дня не входило в планы Смайта. Поэтому он послушно дождался Хантера возле его машины, даже не возмущаясь его медлительности.

— А ты заказал столик в том самом ресторане? — нараспев спросил Себастиан, как только Хантер нажал на кнопку разблокировки сигнализации. Кларингтон кивнул, не произнося больше ни слова, и забрался на водительское сиденье.

И все же Смайт не мог отделаться от мысли, что что-то не так. Вроде бы это был его Хантер, которого он видит каждый день уже почти полгода, но в то же время… Он был какой-то другой. Более молчаливый, более закрытый. Нет, это все тот же Хантер. Родной, свой и неизменный. Просто уставший, вот и все.

— Кстати, раз уж ты выбрал ресторан, я выбираю развлечение на ночь, — Смайт усмехнулся, забираясь в машину и пристегивая ремень. — И думаю, тебе оно точно понравится, — промурлыкал он, поглаживая колено Хантера.

— Уверен, что понравится, — с легкой улыбкой отозвался Хантер, заводя двигатель, при этом словно не замечая прикосновений Себастиана.

Первые пару минут в салоне стояла тишина, но вскоре Смайт не выдержал и принялся взрываться маленькими порциями.

— Может, объяснишься? — выпалил он достаточно резко, но ему было все равно. Он повернулся к Хантеру почти всем корпусом, насколько позволял ремень, и в упор уставился на него. — Что происходит? Ты в последнее время избегаешь меня, думаешь, я этого не замечаю?

— Бас, я не… С чего ты вообще это взял? — Хантер кинул на него быстрый взгляд, чтобы не отрываться от дороги, но недовольство в его голосе слышалось сразу. — Я просто работаю, у меня завал. Скоро заканчивается квартал, мне нужно предоставить отчеты.

— Раньше они у тебя тоже заканчивались, но это тебе не мешало. Кларингтон, — медленно и твердо произнес Себастиан, — какого черта?

На секунду Хантер закрыл глаза, сделал глубокий вдох и, как только они остановились на светофоре, посмотрел на Смайта.

— Все. Нормально, — ответил он холодно, отчего Себастиан вздрогнул. Хантер и раньше часто раздражался, но сегодня как-то по-особенному. Непривычно и не по-хантеровски. Тогда Себастиан решил применить новую тактику, против которой почти никто не мог устоять: стать не тигром, а котиком.

— Ну, Хани, я же вижу, что что-то происходит, — вкрадчиво сказал он тихим, но слышимым голосом. — Ты можешь поделиться со мной, я не буду тебя осуждать. Я готов выслушать все твои проблемы и помочь решить их, — он потянулся и осторожно погладил Кларингтона по плечу. Тот сразу начал остывать, что только подтвердило, что тактика Смайта работает безотказно на всех.

— Ладно, извини. На самом деле и правда есть кое-что, что я должен сказать тебе, — наконец признался Хантер, отчего Себастиан почувствовал и удовлетворение, и страх. Никто не говорил, что новость Хантера будет хорошей. Даже более того, гарантий не было вовсе.

— Ты меня пугаешь, — попытался отшутиться Смайт и улыбнулся, хотя улыбка вышла довольно натянутой.

— Нет, это не страшно, просто… Давай договорим на месте, — предложил Хантер, надеясь хоть немного отстрочить разговор. Сам же Себастиан чувствовал разрастающуюся по телу панику, а сердце колотилось все быстрее от волнения. Только бы его чутье его подвело, и это было что-то совершенно неважное. По крайней мере, не важное для их с Хантером отношений.

На этот раз попасть за столик не составило проблем. Очереди, на удивление, не оказалось, и вскоре Себастиан уже изучал меню. И горячо жалел, что больше не может напиться. Недавно Циско смог разработать сыворотку, которая позволяла Себастиану опьянеть, но только буквально на несколько секунд. Затем Смайт вновь становился трезв, как стекло.

— Итак, — начал он, заметно нервничая, когда заказы приняли, и официант удалился. — Что ты там хотел мне сказать?

— Черт, я не знаю, — Хантер прижал ладонь ко рту и слегка потер подбородок пальцами. — Это сложно, я… — он запнулся, но Себастиан накрыл его руку своей и ободряюще улыбнулся. — Ладно. В общем, примерно неделю назад мне предложили повышение. Больше работы, но и зарплата больше, — произнес он, и Смайт, неожиданно для себя, облегченно выдохнул. Он даже немного съехал под стол от нахлынувшего состояния расслабленности. Всего лишь повышение.

— И ты боялся рассказать мне об этом? Глупый, конечно же, соглашайся, — отмахнулся он и сделал глоток из бокала с ледяной лимонной водой. — Это же прекрасный шанс для тебя, и…

— Работа в другом штате, — прервал его Хантер, и Смайт снова напрягся. Этого он не ожидал. Вернее, рано радовался. Никогда не бывает одной лишь бочки меда, всегда найдется деготь, который сможет ее испоганить. В его случае, меда оказалась лишь маленькая капля.

— И что это значит? Ты… ты будешь приезжать ко мне по выходным? Или я буду ездить к тебе? Поверь, для меня это не проблема. Да и зачем тебе нужна эта работа, тебя разве не устраивает этот участок? — усмехнулся Себастиан, принимаясь нервно теребить салфетку пальцами.

— Боюсь, что нет. Я буду слишком далеко, да и… На самом деле я уже принял предложение, — Хантер опустил глаза в стол и поводил челюстью. — Я возвращаюсь домой, Бас, — он вновь посмотрел на Смайта, без единой капли сожаления во взгляде. Так, словно ему было все равно.

— Нет. Нет, ты не можешь этого сделать, — подрагивающим голосом выпалил Себастиан, подскакивая на стуле и выпрямляясь. — Ты не можешь все так бросить. А как же я, Хант? Я что, ничего не значу для тебя? Ты просто развлекался все это время? — он наклонился вперед, переплетая пальцы. Пытался заглянуть к Хантеру в глаза и увидеть хотя бы намек на то, что ему тоже больно. Что это тяжелый выбор. Но наткнулся лишь на холодную стену.

— Я-я не верю тебе, — нервно усмехнувшись, Смайт откинулся на спинку и запустил пальцы в волосы. — Ты бы так не поступил, ты же хороший, Хантер. Хороший! — воскликнул он, отчего некоторые люди, сидевшие рядом, оглянулись. — Просто скажи, почему? — звонко прошептал он.

— Я наконец-то начал находить зацепки в деле пропажи сестры, — Хантер горько улыбнулся. — И я никогда не играл с тобой. Просто… Так получилось.

— Да твоя сестра пропала двадцать лет назад. Никому уже и дела до нее нет! — огрызнулся Себастиан и, как видимо, зря. Лицо Кларингтона тут же вытянулось, его глаза сверкнули злобой, и он резко поднялся из-за стола. — Я… Я не это хотел сказать, — залепетал Смайт, испуганно замирая. — Хант? Хантер! — Кларингтон направился к выходу, а Себастиан поспешил за ним.

— Хант, прости! — Смайт пытался остановить его, но Хантер даже и не думал поддаваться. Он уверенно шел к своей машине, не оборачиваясь на мольбы Себастиана. — Я просто погорячился. Я идиот, — просил прощения Смайт, но Кларингтон был неумолим. Только дойдя до автомобиля, он развернулся, чтобы вновь взглянуть на Себастиана.

— Я думал, что могу доверить тебе, что угодно, и ты поймешь. Ведь я не смеюсь над тобой из-за того, что ты пытаешься оправдать отца. Но ты… Думаешь, мир обязан тебе из-за смерти матери? Думаешь, все должно быть только для тебя? — его голос был пропитан злобой, а каждое слово резало, словно ножом. — Когда я поделился с тобой этой историей, я думал, что ты, как никто другой, поймешь меня. Но, видимо, тебе плевать. Плевать на то, что я чувствую, что мне тоже бывает плохо. Мне жаль, что мы встретились тогда, — он забрался в машину и громко хлопнул дверцей, после чего быстро выехал с парковки, оставив Себастиана совершенно одного.

Смайт смотрел на удаляющуюся машину Кларингтона и даже не мог за ним погнаться, от нахлынувшего на него отчаяния. Как и не мог сказать, что Хантер не прав. Что все, что Себастиан в последнее время делал, это ограждал его, Хантера, от опасности. Но что-то подсказывало, что Кларингтон его и слушать не будет. И хуже этого, наверное, было только то, что взвесив все слова Хантера, Себастиан понял, что делал он всегда все это лишь для себя одного.


* * *

Было больно. Наверное, больнее было только тогда, когда маму убили. Глупо сравнивать, но те чувства притупились, зато эти разрывали изнутри. Словно не один, не два, а сразу все органы целиком выдрали из груди и выкинули, не дав возможности восстановиться. И Себастиан просто задыхался, будто их атмосферы выкачали весь кислород, оставив его одного погибать. Только это и в половину не описывало то, что он и правда чувствовал.

На следующий день Хантер даже не смотрел в его сторону. Себастиан пытался заговорить с ним, подлавливал, но Кларингтон словно его не видел. Даже когда тот влез в разговор с ним и офицером, Хантер удостоил его взглядом, каким обычно смотрят на дохлого таракана. И тогда Смайт понял, что это конец. Идеальные, казалось бы, отношения разрушились за считанные часы просто потому, что он, как сказала Сантана, не смог держать язык за зубами. Никогда не умел и не будет. И теперь вынужден смириться с тем, что счастье не для него.

С горечью, которую еле возможно удержать, он смотрел, как Хантер, собрав вещи, покидает отдел. Он попрощался со всеми. Со всеми, кроме Себастиана. Это даже вызвало некоторые косые взгляды, но в целом полицейским было не до интриг, и так работы полно. В отличие от Себастиана, который в тот день после отъезда Хантера сразу же ушел.

Он сослался на плохое самочувствие, но это была только часть правды. Никто не отпускает с работы только из-за разбитого сердца. Это даже не болезнь, так, оправдание для глупцов, которые что-то себе навыдумывали.

Но Себастиан чувствовал себя так паршиво, что, когда решил наведаться в С.Т.А.Р., чтобы проплакаться Кейт, понял, что не может бежать. Сделав всего несколько шагов прочь из участка, Себастиан рванул было вперед, но это оказалось обычным бегом. С ужасом пришло осознание, что он потерял свои способности без явно видимой тому причины. Хотя в глубине души Себастиан догадывался, что во всем виноват разрыв с Хантером. Слишком стрессовой ситуацией это для него стало.

Тренировки в лаборатории тоже не помогли. Не то чтобы Смайт старался как-то исправить это, да он и не пытался. Ему было все равно. В лаборатории он искал лишь компанию, чтобы совсем не расклеиться. Сантана постоянно была с Бриттани, а видеть счастье других для Себастиана было подобно апперкоту. Если бы все вдруг резко стали несчастны, тогда ему бы намного полегчало. Понять его могла одна лишь Кейтлин, но ее выслушивать Смайт не хотел, и своих проблем хватало.

Когда на третий день он понял, что ничего не меняется, то просто спустился с беговой дорожки и направился к выходу. Еще вначале, когда силы покинули его, Смайт понял, что так просто ему ничего не поможет. Решение пришло с легкостью, ведь мотивации, чтобы быть героем, у Себастиана больше не было. Он был им только для Хантера, а теперь его нет. Так и какой смысл? Ведь ему всегда было плевать на других людей, он этого и не скрывал. Лишь хотел, чтобы Хантер им гордился, а, как видимо, зря.

— Себастиан, я знаю, что это тяжело, но мы найдем выход, — Уэллс подъехал к нему, чтобы подбодрить, но Смайт будто не слушал. Дойдя до двери, он оглянул помещение пустым взглядом и, задержавшись немного на профессоре, выдавил каким-то серым и совершенно пустым голосом:

— А зачем вообще искать его? Я никогда не смогу спасти всех людей в этом городе. Они все равно будут умирать и бросать тех, кого любят. Так какой смысл?

С этими словами Себастиан вышел в коридор. Он еще долго слышал голос Уэллса позади, который заставлял его вернуться. Голос совести, которая, наверное, еще осталась где-то внутри него. Но Смайт настойчиво заглушал его своей болью, потому что, только насытившись ею сполна, он мог обрести покой. И чтобы сделать это, ему нужно было покинуть С.Т.А.Р. навсегда. По крайней мере, это убережет всех от разбитых пустых надежд и веры во Флэша, которого больше не существует.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Хандра. Беспросветная, всепоглощающая и совершенно безвыходная. Будто нет больше маяка, который освещает путь, нет якоря, за который можно зацепиться. Ничего нет: ни жизни, ни сил бороться за что-то. Его покинули все: и Хантер, и его способности. Хотя, если сильно постараться, можно было попробовать взять себя в руки и оправиться. Только вот Себастиан этого не хотел. Ему нравилось лежать на кровати, пялиться в потолок и беззвучно страдать. Иногда переворачиваться на бок, безучастно скользить глазами по экрану ноутбука, а на любое оповещение о новом сообщении дергаться и лихорадочно передвигать курсор, чтобы поскорее открыть его и с разочарованием убедиться, что это не Хантер. Да и с чего бы ему вообще писать Смайту?

Себастиан несколько раз порывался позвонить Кларингтону, но тот никогда не брал трубку. Ни разу с их ссоры в ресторане. Позже Смайт решил, что он и вовсе сменил номер, когда попробовал звонить с телефона Сантаны или Бриттани. Это все было похоже на сон. На страшный сон, когда хочется, чтобы все поскорее закончилось. Только так просто никогда не бывает, и приходится терпеть и позволять хандре просочиться в самые потаенные углы, заразить все тело и душу. И не отпускать до самого конца. В лучшем случае, пока не надоест.

В один из таких дней, когда Себастиану было особенно тоскливо, он вновь решил попытать счастья. Правда, на этот раз не по телефону. Смайт понимал, что это гиблое дело, и так он ничего не добьется. Нельзя бороться за светлое будущее, лежа целый день в кровати и не выходя никуда из комнаты. Словно тяжело больной, Себастиан занавесил окна и совершенно перестал следить за порядком. Он даже прекратил бриться, лицо его заросло щетиной, но на работе никто не жаловался, да и Смайту было плевать. Ему было плевать на все, кроме его воспоминаний о Хантере и мыслях о том, как его можно было бы вернуть.

Перетащив вновь свой ноутбук на кровать, Себастиан открыл Фейсбук и увидел, что Хантер онлайн. Они редко переписывались в сети, больше предпочитали живое общение и смс, поэтому Хантер даже не удалил его из друзей. Правда, причина могла быть в том, что Кларингтон просто редко пользовался социальными сетями, а не потому, что не хотел удалять Смайта вовсе. И все же, набравшись храбрости, Себастиан быстро открыл общий диалог и набрал всего одно предложение:

«Себастиан: Только не говори, что это было враньем».

Удивительно, но ответ последовал практически незамедлительно. Как только Себастиан увидел, что Хантер набирает сообщение, сердце его начало биться с огромной скоростью, точно так же, как и тогда, когда он еще мог бегать.

«Хантер: Не понимаю, о чем ты».

Вполне логично было предположить, что Хантера собьет это с толку. Но то, что он ответил, а не проигнорировал, уже вселяло надежду. Расслабившийся, хоть и не до конца, Смайт тут же застучал пальцами по клавишам, печатая ответ.

«Себастиан: То, что ты сказал мне в С.Т.А.Р. перед нападением на Уэллса. Не говори, что это было ложью».

«Хантер: И что же такого я тогда сказал?»

Себастиан нахмурился. Насколько он помнил, Хантер обладал чудесной, просто феноменальной памятью и мог выдать такие факты, о которых нормальный человек забыл бы в первые пять минут. Но Кларингтон всегда помнил все. Разве что он решил поиздеваться над Смайтом и заставить его нервничать.

«Себастиан: Что я твое чудо. И без меня тебя бы здесь не было».

«Хантер: Разве я это говорил? Я не помню. Смайт, что тебе вообще нужно?»

Сердце ухнуло вниз с большой высоты и вновь разбилось на несколько кусочков. Только что с трудом начавшее восстанавливаться, оно вновь было поломано, а осколки топтали со всей жестокостью. Нет, это все не правда. Хантер не мог просто так забыть, он… Наверное, Себастиан просто не умел разбираться в людях. И Хантер никогда ничего к нему не испытывал, а использовал только для того, чтобы развлечься. Знал ведь, как он дорог Смайту. А Себастиан был так ослеплен, что позволял ему делать это с собой.

Захлопнув крышку ноутбука, Себастиан отпихнул его подальше и отвернулся к окну, где из-за штор еле проглядывали солнечные лучи. Лучше бы шел дождь, тогда Смайту хотя бы не было так паршиво. Он бы чувствовал себя наравне с природой и наслаждался ее солидарностью. Но она словно смеялась прямо в лицо, говоря: «Твоя депрессия — это только твое дело. А мир, он для энергичных и сильных».

Не в силах больше выдерживать насмешки погоды, Смайт выбрался из своей постели, дошел до двери, пиная по дороге баночки из-под газировки, и, оказавшись в коридоре, слегка пошатываясь, направился вниз. Голова немного гудела из-за недостатка кислорода и постоянного лежачего положения, но постепенно Себастиан приходил в норму. И, дойдя до кухни, чувствовал себя более-менее прилично.

— Вы смотрите, кто пожаловал. Мистер я хочу страдать по несчастной любви, — фыркнула Сантана, увидев направляющегося к ним с Бриттани Смайта. — И как же ты решился спуститься к нам, грешным?

— Заткнись, а? — огрызнулся Себастиан, добравшись до холодильника. Есть не очень хотелось, а готовить — еще больше, поэтому он просто выудил старый йогурт и принялся пить его прямо из пакета.

— Между прочим, прошло уже две недели. Ты мог бы хотя бы притвориться, что решил оставить все в прошлом, — Сантана поморщилась, наблюдая за Смайтом, а тот окинул ее презрительным взглядом.

— Я бы посмотрел на тебя, если бы Бриттани тебя бросила, — прошипел он, совершенно не обращая внимания на сидевшую рядом Пирс. Сантана тут же прикусила язык.

— Ты так и не поговорил с тем парнем? — спросила Бриттани, будто не замечая напряжения между Лопез и Смайтом. Себастиан немного удивленно вскинул брови, достаточно для человека, который лишь слегка интересуется ситуацией, и повернулся к ней.

— Ты о чем? Каким тем парнем? — спросил он, пытаясь прикинуть, когда в последний раз Бриттани видела его с человеком мужского пола.

— Ну, тем, который уехал. Ты еще звонил ему постоянно, — просто ответила Пирс.

— С Хантером? Да, он мило сообщил мне, что понятия не имеет, о чем я веду речь, когда вспоминаю его теплое ко мне отношение, — зло процедил Себастиан.

— Это не Хантер, — неожиданно выпалила Бриттани, и Смайт недоуменно уставился на нее. Конечно, он был благодарен ей за то, что она поддерживает его депрессию и некоторую злобу, но чтобы настолько… Хантер пока что имя не менял, да и не перестал существовать в принципе.

— А кто же тогда? — Себастиан ухмыльнулся, чувствуя, что не ровен час, он вновь начнет потешаться над подружкой Сантаны.

— Это парень с множеством лиц, — отозвалась Бриттани. Ну, это было уже слишком.

Себастиан еле сдержался от смеха, не понимая, что его веселит больше: абсурдность слов Пирс или то, как сильно она в это верит.

— Да, Хантер у нас тот еще лицемер, — прыснул со смеху он, чувствуя, что становится гораздо легче. Один сеанс с доктором Пирс — и вашей депрессии конец.

— Это не Хантер. Это человек, которого я поймала, когда ты больше не хотел быть героем, — Бриттани откровенно не понимала, почему Себастиан смеется над ней, и Смайт начал ощущать какой-то подвох. Он вспомнил, как Уэллс ругал его, что им пришл


убрать рекламу




убрать рекламу



ось выставить Бриттани против неизвестного ему мета-человека. Только Себастиан не поинтересовался, какими способностями он владел.

— Ты о чем вообще? — Себастиан поставил йогурт на столик позади себя и, скрестив руки на груди, внимательно посмотрел на Бриттани. — Что за человек?

— Человек с множеством лиц. Он может превращаться в кого захочет, ему нужно только дотронуться до него, — принялась объяснять Бриттани, как что-то очевидное. — Я слышала его мысли, когда пыталась остановить его. И удивилась, что ты решил общаться с ним, а не с Хантером. Хотя Хантер мне больше нравится.

Взглянув на Сантану, чтобы она как-то опровергла слова Бриттани, Смайт поймал только еще более недоуменный взгляд. Видимо, Лопез была не в курсе происходящего и сейчас удивлялась не меньше Себастиана.

— И когда он появился? — осторожно спросил Смайт, сам не веря, что повелся на эту чушь. Пирс точно его разыгрывает, чтобы отвлечь от горестных мыслей. Хотя, если подумать, в ее словах был некоторый смысл.

— После нападения на профессора. Он был с нами все это время, с тех пор как вы привезли меня домой, — Бриттани пожала плечами.

Наверное, гениальность Хантера могла передаваться через поцелуи, и Смайт точно ею заразился. Потому что, быстро проанализировав слова Бриттани и наложив их на последние события, его словно вновь ударило молнией. Только не электрической, а молнией простой истины. Такой очевидный и логичный ответ был рядом на протяжении всего времени. Дело было не в том, что Себастиан делал и говорил что-то не так. А в том, что это был вовсе не Хантер. Не Хантер его бросил и теперь пытался игнорировать, не Хантер забыл обо всех тех приятных и теплых словах и моментах, которые были между ними. Этот человек попросту их не знал и не мог знать. И, по всей видимости, прятался в тот вечер в доме Уэллса.

Уэллс! Черт, как он сразу этого не понял! Если Бриттани поймала того парня, освободить его могли только три человека, потому что лишь они знали его местонахождение. А так как не доверять Циско и Кейт у Смайта причин не было, то оставался один только…

Резко, как дернувшийся и не способный остановиться вагончик на американских горках, Себастиан выскочил из кухни с яркой желтой вспышкой и исчез в неизвестном направлении. Он остановился только через пару минут далеко за городом и тяжело дыша. Словно второе дыхание открылось, а сам Смайт чувствовал небывалый приток адреналина.

Все это время его водили за нос. Все это время ему говорили, что он особенный и должен быть героем, подвергали пыткам и страданиям, боли, объясняя это тем, что так он помогает городу.

Подойдя к обрыву, загороженному ненадежным барьером, Себастиан вцепился в поручень и закричал что есть сил. Он вложил в этот крик всю ярость, безысходность и пережитую боль, какую только мог. Крича до хрипоты, Смайт надеялся, что через физическую боль сможет избавиться от душевной. Его предали. Жестоко и грязно предали. Уэллс всегда знал про Обратного Флэша. И это он заставил Хантера исчезнуть.

Хантер. Себастиан замолчал и тут же закашлялся, потому что его план практически сработал. По крайней мере, он охрип, и горло неприятно саднило. Если с одной загадкой он более-менее разобрался, то где находился Хантер, он не имел ни малейшего представления. Но Себастиан сможет это выяснить. Не зря он спасал Кларингтона столько раз. Он найдет его и вернет, во что бы то ни стало. И Смайт был твердо уверен, что Хантер жив, что с ним все в порядке. Насколько это было вообще возможно.

Себастиан вернулся так же быстро, как и сбежал, а Бриттани и Сантана все еще были на кухне. Они испуганно смотрели на Смайта, который тяжело дышал от ярости и нереализованного праведного гнева.

— Я найду его. И я расквитаюсь со всеми, кто был причастен к его исчезновению. Я уже потерял однажды. И больше я никого терять не намерен, — зло и твердо произнес он, и две маленькие, но яркие молнии сверкнули в его глазах.


* * *

Он устал. Устал и был жутко истощен, ведь просидел в заточении уже несколько недель. Уэллс кормил его, но этого было мало. Тот лишь поддерживал в нем жизнь, ведь, как он сказал, убивать Хантера не имеет смысла. Но видеть, что план Гаррисона не сработал, доставляло Хантеру невероятное удовольствие.

— Он потерял свои силы, — разочарованно произнес Уэллс и в отчаянии ударил по столу. — Мой план не сработает без его скорости, а теперь ее нет вовсе!

— Что ж, видимо не все всегда идет так, как ты того хочешь, — усмехнулся Хантер. Хоть он и ослаб, но говорить еще был в силах. — Себастиан никогда не будет идти у тебя на поводу. Ты его не знаешь, — выпалил он, и тут Уэллс ухмыльнулся.

— О нет, Хантер, я знаю его. Я знал его всегда, всю его жизнь. И я знаю, что рано или поздно все получится. Потому что наши слабые места делают нас уязвимыми. Я думал, что, забрав тебя, я уберу преграду и заставлю его сосредоточиться на беге. Но я был не прав. Тебя не нужно было забирать, — Уэллс взглянул на Хантера через плечо и криво улыбнулся. — Это ты его слабое место. И ради тебя он сделает что угодно.

Словно дожидаясь этих слов, зажглась красная кнопка, и Гаррисон тут же нажал ее. На небольшом экране монитора появились записи камер наблюдения, и в одной из них был Смайт. Он уверенно направлялся в С.Т.А.Р., а воздух рядом с ним слегка искрился. К ужасу Хантера и полнейшему удовлетворению Уэллса, Себастиан наконец понял, что происходит. Осталось только узнать, насколько далеко он продвинулся в своих догадках.

— А я все же знаю его получше тебя, — протянул Уэллс, закладывая руки за голову. — Думаю, что не стану отдавать ему тебя просто так. Кто знает, может, он еще не готов. Я должен проверить его как следует, — произнес он своим нереальным, словно сделанным на компьютере голосом, и исчез с вихрем красных молний. А Хантер остался с ужасом наблюдать за едущим в лифте Себастианом, в надежде, что тот сможет не натворить глупостей.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Первым делом Смайт, конечно же, хотел врезать Уэллсу. Накричать на него, требовать вернуть Хантера, пытать, подвергнуть мучениям, если тот будет противиться. Но по дороге разум взял верх над чувствами. И Себастиан понял, что нужно действовать иначе. Он не был таким сильным, чтобы избивать Уэллса в одиночку, зато был достаточно умен, чтобы провести его. Ну, или хотя бы попытаться.

Как только он зашел в кабинет, он огляделся. Было пусто, хотя Себастиан и знал, что Уэллс всегда задерживается допоздна. Тот и сам говорил, что ему нечего делать дома, и ему больше нравится проводить время в лаборатории, ведь, по сути, это его второй дом. Что ж, в этот раз, похоже, он его оставил.

Себастиан принялся не спеша ходить вдоль столов с компьютерами, надеясь найти хотя бы малейшую зацепку, что Хантер где-то рядом. Или, по крайней мере, записку, где он может находиться. Но пока что все было тщетно, до тех пор, пока Себастиан не услышал скрип колес по кафельному полу.

Резко обернувшись, он с ухмылкой взглянул на профессора, который выглядел немного уставшим. Тот выехал из коридора и удивленно посмотрел на Смайта.

— Себастиан? Что ты здесь делаешь? — поинтересовался он, подъезжая ближе. В тот момент Смайт пожалел, что не владеет способностью Бриттани читать мысли. И почему он не привел ее с собой?

— О, я просто… У меня хорошие новости, — ответил Себастиан, продолжая улыбаться. — Мои силы вернулись.

— Это замечательно, — слабо улыбнулся Уэллс. В тот момент он не выглядел злым гением, а был таким, как и всегда. В те времена, когда Себастиан еще мог ему верить. — Но почему ты не пришел завтра, когда все были бы в сборе? Мы могли бы начать тренировку сразу со всеми и…

— Я подумал, что вы захотите узнать это первым, — просто произнес Себастиан, пожимая плечами. — Это ведь благодаря вам я стал Флэшем. Это не заслуга Циско или Кейтлин. А только ваша, — говорил он, обходя профессора. В какой-то момент Смайту захотелось пробить голову Уэллсу одним из оружий, которые хранил Рамон у себя в кладовой, но он поборол это желание и продолжил выписывать круги по кабинету.

— Это лестно, спасибо, Себастиан, — усмехнулся профессор и повернулся к Смайту. — Но я думаю, что все же тебе лучше прийти завтра. Я как раз собирался домой и…

— Вас подвезти? — спросил Смайт и склонил голову набок. Ему совершенно не хотелось выпускать Уэллса из виду, и, похоже, тот понял это.

— Если ты настаиваешь, — нахмурившись, нехотя согласился Уэллс, и Себастиан внутренне заликовал. От него не укрылось то, как профессор занервничал после его слов, значит, Себастиан двигался в правильном направлении. Быть может, он выведает что-то по дороге. Или сможет зайти в дом Уэллса и обследовать территорию самостоятельно. Но неожиданно Гаррисон вывел его из равновесия своими словами.

— Я рад, что ты в порядке. Потерять любимого человека — это тяжело, — сказал Уэллс, катясь к выходу.

Себастиан замер на мгновение, с ненавистью глядя на него, а затем продолжил путь, как ни в чем не бывало. Они оба вели нечестную игру по отношению друг другу, оставался лишь один вопрос: кто из них первым расколется? И пока что первенство было не на стороне Себастиана, ведь он изо всех сил сдерживался, чтобы не скинуть Уэллса с кресла в какую-нибудь яму.

— Да, знаю. Но я понял, что это не причина останавливаться. То есть… Людям все еще нужен Флэш. Им нужен я, — произнес Смайт, стараясь не звучать слишком фальшиво. Ведь все прекрасно знали, что Себастиана волнует только сам Себастиан. И Хантер с Сантаной. До остальных людей, особенно тех, кого Смайт не встречал, Себастиану не было никакого дела.

— Это очень зрелое решение, Себастиан. Я горжусь тобой, — сказал Уэллс, улыбаясь уголками губ. — Надеюсь, ты не изменишь его.

— О, нет, ни в коем случае. Я понял, что было немного глупо делать все это ради одного человека. То есть да, это он подтолкнул меня на путь к геройству, но… Ведь он не один в этом мире. Всем нужна защита, — произнес Себастиан, и Уэллс немного удивленно посмотрел на него.

— Так ты считаешь, что потеря Хантера сделала тебя… сильнее? — Уэллс все еще пытался разглядеть хотя бы намек на вранье в глазах Себастиана, но тот выглядел совершенно искренним. — Я думал, ты ставишь его на первое место.

— О, ну. Я любил его, это правда. Но это не значит, что он один-единственный, — пожал плечами Смайт. — Да, мне было больно, когда он меня бросил, но… Такое ведь случается, — он усмехнулся, шагая вперед. Уэллс остановился, с подозрением наблюдая за удаляющимся Себастианом. Заметив, что продолжает путь один, Смайт обернулся и махнул рукой по направлению к себе. — Ну же, профессор, мы должны отвезти вас домой, — позвал он, после чего Уэллс медленно покатился к нему.

Видимо, Смайт был не так прост, как он полагал. И теперь открытым оставался вопрос: стоит ли и дальше держать Хантера в заточении, если он уже не представляет никакой угрозы, да и Себастиану больше не нужен.

Когда они приехали к дому Уэллса, Гаррисон в своей привычной манере поблагодарил Себастиана за помощь и, не говоря больше ни слова, уехал внутрь, не дав Смайту и шанса на то, чтобы проникнуть в дом. Обернувшись на здание в последний раз, Себастиан вдруг заметил камеру, которая снимала вход. Замерев, Смайт принялся лихорадочно соображать: если есть камера, снимающая входную дверь, значит, есть камера и во двор. И, скорее всего, имеются некоторые в доме. Если он получит запись, то узнает, кто забрал Хантера и, быть может, найдет ключ к месту его заточения. Осталось только сделать так, чтобы Уэллс ничего не узнал о его проникновении к нему в дом. С этими мыслями и невероятным воодушевлением, Себастиан растворился во тьме с яркой желтой вспышкой.


* * *

Убедить Циско и Кейтлин в том, что на самом деле Хантер пропал и к этому причастен Уэллс, было сложно. Хотя бы потому, что они верили в непогрешимость своего босса, с которым работали уже не первый год. А вот Себастиана знали недолго, к тому же он частенько подводил их. Так что ничего удивительного, что после проникновенного монолога Смайта, его слова были приняты довольно скептически.

— Даже если это каким-то образом и связано, то тот парень все еще находится в лаборатории, — пожав плечами, сказал Циско, на что поймал недоверчивый взгляд Себастиана. — Сам посмотри, — он нажал на пару клавиш, и на экране появилась запись камеры слежения, которая показывала своеобразную клетку для мета-людей, покинуть которую им было нельзя. Внутри нее сидел человек, больше похожий на призрака, чем на человеческое существо. Он устало смотрел в камеру и практически не шевелился.

— А он не умер? — с подозрением поинтересовался Себастиан, и человек, словно услышав его, провел белой рукой по тому месту, где должно было быть его лицо. — Ладно, допустим. И все же я считаю, что Уэллс точно стоит за этим.

— Но ведь Хантер был с тобой после нападения. А этот парень даже камеры не покидал, — принялся убеждать Циско, но Смайт лишь отмахнулся. Он знал, что это будет сложно: убедить их в невиновности профессора. Правда, слов Бриттани ему тоже вряд ли будет достаточно. Ее Циско и Кейт воспринимали с еще большим скептицизмом.

Однако и попытки влезть в систему слежения дома Уэллса оканчивались провалом. Смайта словно специально подольше задерживали в лаборатории, так что он просто валился с ног, когда тренировки заканчивались, и уже практически без сил прибегал домой и падал на кровать, тут же засыпая. Что уж говорить о слежке за профессором и возможности попасть в его дом незамеченным.

Словно все шло против него. План по спасению Хантера все еще оставался планом, помощь так и не подступала, а сам Уэллс будто тренировал его на износ, пытаясь заставить Себастиана забыть о Кларингтоне и помнить только о беге, который скоро, наверное, сведет Смайта с ума.

Одним вечером Себастиан решил задержаться, несмотря на то, что раньше всегда убегал вперед всех остальных. Но в этот раз Сантана планировала устроить очередные лесбийские посиделки, присутствовать на которых у Себастиана не было никакого желания. А так как, если бы он остался дома, то его бы сдали с потрохами, Смайту пришлось тренироваться до полного изнеможения. Он и не заметил, как остался один, даже Уэллс куда-то скрылся. Это была хорошая возможность — прижать профессора для допроса очередной раз, но тот словно испарился.

Спустившись с беговой дорожки, Себастиан, проверив записи с камер, обнаружил Уэллса внизу. Покинув кабинет и выйдя в коридор, Смайт не спеша направился к профессору. Он надеялся выйти на Уэллса и застать того врасплох, чтобы выбить признания, по крайней мере, попытаться. Вдруг, услышав подозрительные звуки, Себастиан замер, а рука сама собой прижалась к стене. Пытаясь понять, откуда доносился шум, Смайт не заметил, как часть стены рядом с ним попросту исчезла.

Удивленно уставившись на открывшийся перед ним вход, Себастиан, не раздумывая, вошел внутрь, и стена за ним тут же втянулась. Это было странное помещение, без окон, только с панелью в центре. И капсулой в стене, которая заставила Смайта забыть обо всех его предыдущих планах.

Желтый костюм спидстера стоял перед ним на манекене. Тот самый костюм, с того самого человека, который убил его мать, который пытался убить его. И который, по всей видимости, был где-то неподалеку.

Себастиану потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя от шока и повернуться к панели. На ней была большая кнопка, и Смайт, не задумываясь, нажал на нее. Хуже уже все равно не станет.

Словно выплыв из стены, в воздухе повисла огромная трехмерная голова, которая повергла Себастиана в еще большее недоумение. А когда голова начала говорить, Себастиан отпрыгнул в сторону, с ужасом глядя на нее.

— Добрый вечер, мистер Смайт, — спокойно произнесла голова.

— Кто ты? — с толикой паники спросил Себастиан, постепенно приходя в себя.

— Меня зовут Гидеон. Я искусственный интеллект, в котором хранится информация об истории человечества за все время, — тем же голосом ответила голова.

— Где Хантер? — тут же сорвалось с губ Смайта, словно он ждал момента, чтобы задать этот вопрос. Услышав его, голова молча наклонилась, словно не понимая, что имеет в виду Себастиан. — Хантер Кларингтон пропал. Где он сейчас находится? — спросил Себастиан, но голова по-прежнему продолжала молчать, очевидно не имея об этом ни малейшего представления.

Обреченно опустив голову, Себастиан вцепился пальцами в панель, пытаясь придумать, какой вопрос задать, чтобы прояснить ситуацию. Зацепившись взглядом за костюм, Себастиан взглянул на голову исподлобья и, чуть ли не рыча, произнес:

— Кто убил Нору Смайт четырнадцать лет назад?

Себастиан уже не ждал, что услышит ответ, но Гидеон неожиданно заговорила.

— Это был Эобард Тоун. Он прибыл из будущего, чтобы убить Себастиана Смайта, но не смог, и в порыве гнева убил его мать, — спокойно ответила она, а на месте головы появились снимки неизвестного ему человека.

Удивленно вскинув брови, Себастиан снова посмотрел на костюм, а за ним — на Гидеон. Кто был такой Эобард Тоун и почему он хотел убить его? И как с этим был связан Уэллс, если комната с костюмом была именно в его лаборатории.

— Какую тайну скрывает Гаррисон Уэллс? — холодно спросил Смайт, начиная проникаться тайной все больше и больше и совершенно забывая, что сам профессор еще где-то снаружи.

— Он и есть Эобард Тоун. Он изменил личность после ночи убийства, — просто ответила Гидеон, после чего на экране появились записи, где Уэллс, совершенно здоровый, перемещается по своему дому, в то время как кресло стоит в углу рядом с камином. Себастиан со стоном запустил пальцы в волосы.

Так вот значит как. Уэллс вовсе не был хорошим парнем, который пытался помочь Себастиану овладеть его способностями. Он не хотел, чтобы Смайт стал героем, он просто был пешкой в каком-то его странном, пока что неизвестном Себастиану плане.

Неожиданно картина стала проясняться. Тот Уэллс, который был в доме в вечер нападения, был вовсе не Уэллс. А тот мета-человек, который мог принимать обличия других. И пока Себастиан был отвлечен на настоящего Гаррисона, а вернее, Эобарда, лже-Уэллс пришел в себя и, вырубив Кларингтона, занял его место. Проще и быть не могло, только где искать настоящего Хантера Себастиан все еще не знал. И боялся, что того и вовсе нет уже в живых.

Смайт мог и хотел задать еще множество вопросов, но неожиданно услышал шум за стеной. Его не должны были поймать, но как довериться Гидеону, ведь если она принадлежит Уэллсу, она легко может сдать его.

— Послушай, Гидеон, — принялся тараторить Смайт. — Если Уэллс появится здесь, не говори, что видела меня.

— Конечно, мистер Смайт, — согласилась Гидеон, чем немало удивила Себастиана, ведь тот был уверен, что она откажет. — Я выполню все ваши просьбы.

— Ты слушаешься меня? — с подозрением спросил Смайт, не спеша нажимать на кнопку, а шум на некоторое время затих.

— Конечно, — кивнула Гидеон. — Вы с вашим мужем создали меня.

Этот вечер явно был полон сюрпризов. Сначала костюм, потом правда о личности Уэллса. А теперь еще и муж. Глаза Себастиан округлились настолько, что заслезились, и Смайт задал свой последний вопрос, прежде чем сбежать из комнаты в полнейшем смятении и в то же время полным радости.

— Моим мужем? — слегка заикаясь, повторил он, и вместо головы в воздухе появилась газетная вырезка о том, что Себастиан Смайт через четыре года вступит в счастливый брак с Хантером Кларингтоном.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Своего рода это была победа для Себастиана. Он наконец-то узнал, что скрывает Уэллс, и кто именно причастен к гибели его матери. Ему даже удалось, хотя и не сразу, убедить Циско и Кейтлин в том, что их босс не так-то хорош, как им кажется. Правда, никакого счастья или даже удовлетворения это Себастиану, к сожалению, не принесло.

Оттого, что он узнал правду, легче не стало. Даже больше: лучше бы Смайт так и оставался в неведении. Он думал, что когда найдет настоящего убийцу, будет рад, что сможет добиться свободы для отца. Но кто же знал, что им окажется человек, который стольким Себастиану помог? И в то же время столько у него отнял. Вопрос о том, где находился Хантер, все еще оставался открытым.

— И что нам теперь делать? — осторожно спросил Циско, когда Уэллс в очередной раз уехал в свою лабораторию, оставив их троих с Себастианом и Кейт наедине. — Если он, и правда, тот парень, которого ты искал…

— Сначала мне нужно узнать, куда он спрятал Хантера. А потом уже думать обо всем остальном, — твердо произнес Смайт, прервав Циско на полуслове. — Ты точно не можешь посмотреть в каких-нибудь подвалах или складах? Он же не мог пропасть, — Себастиан снова запустил пальцы в волосы: это уже начинало становиться привычкой, которая грозила совершенно попортить ему прическу.

С тех пор как Смайт узнал, что это именно Уэллс похитил Хантера, он старался найти хотя бы крошечную зацепку о его местоположении, и когда его перестали убивать тренировками, прочесывал город в поисках. Однако они так ни к чему пока что не привели, правда, Себастиан обследовал еще не весь город, поэтому не спешил падать духом.

— А ты вообще уверен, что Хантер жив? — осторожно спросила Кейтлин, которая выглядела очень напуганной.

— Если бы он умер, то Гидеона не было бы. Да и она сказала, что мы поженимся, — задумчиво покусывая фалангу пальца, отозвался Себастиан. Шок от новости уже прошел, теперь Смайт принимал это как неизбежное и довольно привлекательное для него будущее.

Нахмурившись, он смотрел вперед себя невидящим взглядом, чтобы понять, в каком месте он ошибся. Не может быть, чтобы Уэллс прятал Хантера так далеко, ведь ему самому было бы неудобно приглядывать за ним. Хотя с его скоростью это не было бы так уж сложно, с тоской подумал Себастиан. И идеи, которые могли бы вывести Уэллса на чистую воду в голову пока не приходили. Нужен был план, изощренный и точный, чтобы профессор не догадался. Но для этого требовалось время, которого, как опасался Себастиан, у них не было.

— Наверное, я продолжу поиски. Скажете Уэллсу, что я устал, ладно? — попросил Смайт, после чего, не раздумывая, метнулся к выходу и исчез, отправившись на очередные поиски по городу.

Его скорости вполне хватило бы для того, чтобы оббежать весь город целиком несколько раз за десять минут, но Себастиан предпочитал работать тщательно. И избегал некоторых злачных мест отчасти из-за того, что боялся тех вещей, которые может увидеть. Вещей, связанных с Хантером и его состоянием.

В этот раз его поиски вновь не увенчались успехом, и разочарованный Себастиан вернулся домой, надеясь, что завтра будет лучше, хотя он и знал, что прошарил почти весь город. А это значило, что надежды почти никакой нет. Может, Уэллс прячет Хантера за городом, или же Кейтлин все же права? Нет, тут же поправил себя Смайт. Уэллс не убил Хантера, он жив, просто находится в неизвестном месте.

Рано утром телефон Смайта принялся разрываться от звонков, и Себастиан был вынужден вернуться в С.Т.А.Р. Он думал, что Уэллс разозлен его пропажей и теперь требует от него новой порции тренировок, поэтому возвращение в лабораторию было не самым веселым. Однако заметив панику на лицах Циско и Кейтлин, Смайт тут же забыл о скуке и негодовании и почувствовал беспокойство.

— Мы только что получили сообщение из лаборатории Меркьюри. Ночью было совершено ограбление, — напряженным тоном сообщил Циско, и Себастиан сразу подлетел к компьютеру, на мониторе которого высвечивалась запись камер наблюдения. И от увиденного Смайт тут же съехал на стул, который стоял рядом со столом. Уэллс украл что-то из лаборатории, облаченный в костюм Обратного Флэша. Хорошая маскировка, ничего не скажешь. Но если для других это пока что не представляло серьезной опасности, для Себастиана преступление Уэллса значило только одно — времени у него осталось еще меньше.

— Я должен найти его, — наконец выдохнул Смайт, после чего подскочил, но две пары рук усадили его обратно.

— Ты не понимаешь!

— Тебя могут убить!

— В прошлый раз мы тебя еле откачали! — в оба голоса наперебой убеждали его Циско и Кейтлин, но Себастиан знал, что важна каждая минута, хотя слова команды были вполне разумными. Без плана и подготовки ловить Уэллса было бессмысленно, его могли покалечить еще сильнее, чем раньше.

— Нужно позвонить Джо, может, он уже знает о краже, — устало согласился Себастиан и потянулся за телефоном. Но Джо опередил его буквально на несколько секунд, и как только Смайт ответил на звонок, отправился в лабораторию Меркьюри.

Кристина МакГи, ведущий ученый лаборатории, сидела в кресле в своем кабинете и, нервно крутя ручку, отвечала на вопросы полицейских. Себастиан прибыл одним из последних, но послушать МакГи ему толком не дали, потому что тут же отправили на место преступления.

— А что украли? — спросил Смайт Джо, который шел рядом с ним. Они оказались в комнате с разбитой стеклянной стойкой и раскиданным по полу оборудованием, которое нисколько не удивило Себастиана, который видел все происходящее на камерах.

— Она сказала что-то про тахионы, — ответил Джо, натягивая на руки перчатки и усаживаясь на корточки.

Себастиан недоуменно посмотрел на детектива, не представляя, зачем Уэллсу понадобились тахионы. Неужели он решил взорвать с их помощью С.Т.А.Р.? Или Хантера? От одной этой мысли по телу Смайта пробежала дрожь ужаса, но он попытался сохранить хладнокровие.

Опустившись рядом с Джо, Себастиан принялся собирать осколки в полиэтиленовый пакет для дальнейшей экспертизы, которая, в общем-то, была ему не особо нужна: он и так знал, кого стоит искать. Но выдавать Уэллса раньше времени не стал. Намного больше удовлетворения принесла бы поимка Обратного Флэша им лично, к тому же… Смайт не был уверен, что обычные полицейские смогут с ним справиться, а рисковать лишними жизнями он не хотел.

Из кабинета послышались шаги, а после голос МакГи вывел Себастиана из задумчивости.

— Вы же Себастиан Смайт? — спросила она, заставляя Себастиана отвлечься и подняться. — Вы тот молодой человек, который выжил после удара молнией из С.Т.А.Р.? — Смайт утвердительно кивнул, напрягаясь. Он немного опасался дальнейших слов профессора, потому что та могла вполне назвать его Флэшем, чем выдала бы его тайну всему отделу. — Накануне ко мне приезжал Гаррисон Уэллс, и мне кажется, что эти события связаны, — сказала МакГи, и Себастиан удивленно вскинул брови, хотя и немного заторможено, потому что это хоть и не было неожиданностью для него лично, подставлять себя было бы неразумно.

— Не знаю, как это объяснить. Вчера он был в С.Т.А.Р., — просто ответил Себастиан, пожав плечами. Теперь выдавать Уэллса хотелось еще меньше, ведь тогда узнали бы правду и о нем, а супергероям лучше не раскрывать свою личность. Ведь сколько людей они спасают, столько же урона и наносят самому городу, поэтому не стоит злоупотреблять властью.

— Надеюсь, что мне показалось, но… Если вы что-то узнаете… — Кристина смотрела на Себастиана с мольбой, и тот, помедлив, кивнул.

— Конечно. Я быстро выясню, кто ворвался к вам в лабораторию и сообщу, — кивнул Смайт, мысленно скрещивая пальцы за спиной. Никто не запрещал ему немного подправить результаты исследований, так, чтобы об этом никто не узнал.


* * *

Наскоро накатав результаты анализов, в которых не было особых зацепок, Себастиан отдал их детективу, занимающимся ограблением, и, как только его отпустили, буквально через несколько минут оказался в С.Т.А.Р. Он тут же пересказал версию развития событий присутствующим, при этом то и дело кидая взгляд в сторону Уэллса, который внимательно слушал его.

— Значит, Обратный Флэш, — заключил он после рассказа Себастиана и свел указательные пальцы возле губ. — Зачем ему понадобились тахионы?

— Я тоже думал об этом, — отозвался Смайт, стараясь поддерживать некоторую холодность и спокойствие в голосе. И как мог видеть, Кейт и Циско тоже были крайне напряжены. — Но, думаю, мы сможем это узнать только тогда, когда поймаем его. Я это сделаю, — вынес вердикт Себастиан, готовясь услышать вновь протестующие голоса, отговаривающие его от необдуманных поступков. Но в этот раз он был только один.

Подъехав к нему, Уэллс посмотрел на Себастиана снизу вверх, пронизывая взглядом голубых, словно льдинки, глаз, чем заставил Смайта на некоторое замереть, будто под гипнозом. И на секунду Себастиану показалось, что он видит в них что-то, чего никогда не замечал раньше — неподдельную тревогу.

— Ты не знаешь, что это за человек, Себастиан, и ты должен быть осторожен, — сказал профессор непререкаемым тоном, чем, наверное, озадачил не только Смайта, но и остальных. Уж чего, а отговоров Себастиан точно не надеялся от него услышать.

— Я уже несколько раз сталкивался с ним и выжил. Не думаю, что это станет проблемой и в этот раз, — произнес Смайт так же твердо, хотя уверенность осталась только в его голосе, в отличие от него самого. Если подумать, то его удача могла в этот раз от него отвернуться, и встреча с Обратным Флэшем была вполне способна закончиться очень плачевно.

— В любом случае, месть и расправа подождет, — заметил Циско, глядя на экран. — У нас очередное ограбление в магазине. Думаю, развеяться тебе не помешает, — он сочувствующе взглянул на Себастиана, который уже метнулся к манекену с его костюмом.

Надев его меньше, чем за секунду, Смайт посмотрел геолокацию нападения и унесся туда за считанные секунды. Поймать пре


убрать рекламу




убрать рекламу



ступника, усадить его на заднее сиденье полицейской машины, отобрать награбленное и вернуть в кассу — стандартная процедура, которую Себастиан выполнял раз в неделю, а то и два, и она не казалась ему чем-то особенным и интересным. Обычно грабители попадались совершенно нормальные, простые люди, которых скрутить и обезвредить не представляло особой проблемы. Но немного отвлечься, даже занимаясь рутиной, Себастиану было нужно.

Он уже возвращался в С.Т.А.Р., когда яркая красная вспышка мелькнула неподалеку. Замерев, Себастиан почувствовал, как от страха сбилось дыхание, а сердце колотилось так, что било по ушам. Он надеялся, что ему показалось, и это была всего лишь проезжавшая мимо красная машина.

— Кейт, где Уэллс? — спросил Себастиан, надеясь, что если профессор рядом, то он не услышит его слов. Только, скорее всего, его там не окажется, мрачно подумал Смайт. И потому ответ Кейтлин выбил его из колеи.

— Он в моем кабинете, я смотрю на него через стекло. А что? — обеспокоенно произнесла она, заставляя Себастиана в очередной раз почувствовать поглощающий его ужас. Так значит, в деле снова замешан двойник, вот почему он вел себя необычно для профессора этим вечером. Себастиан отключил связь, а прямо на него медленной поступью направлялся настоящий Уэллс, и страх, который возник после замеченной вспышки, сменился гневом и жаждой отомстить.

— Если ты думал, что сможешь так просто разгуливать по городу после всего, что сделал, то ты ошибаешься, — стараясь придать своему голосу как можно больше грозности, произнес Смайт, двигаясь навстречу Обратному Флэшу. Ему хотелось накинуться на него, сдавить горло руками, сломать ему шею, слышать хруст позвонков и крики боли, видеть агонию на его лице и чувствовать невероятное, ни с чем несравнимое удовольствие… Но все, что мог делать Себастиан, — это представлять расправу только у себя в голове. По крайней мере, пока что.

— Мне кажется, я еще долго смогу безнаказанно ходить по этому городу, Флэш. Потому что ты никогда не победишь меня, — усмехнулся Уэллс, продолжая скрывать свой настоящий голос. Что ж, это было умно с одной стороны, но смешно для Себастиана с другой.

— Если я смогу победить тебя, ты вернешь тахионы. И признаешься в том, что сделал, — сказал Себастиан со злой усмешкой, после чего его лицо исказилось от ярости. — А тебе во многом придется признаться.

— Только если ты поймаешь меня, Флэш, — выпалил Уэллс и через секунду сорвался с места.

Остановившийся на одно короткое мгновение Смайт, который не сразу понял, что произошло, кинулся следом, нагоняя Уэллса с каждой секундой. Он пытался схватить его, сорвать маску, оттолкнуть, ударить, сделать хоть что-то, что принесло бы удовлетворение его бушующей в груди ярости, но Уэллс не поддавался. Он бежал все быстрее, заставляя Себастиана гнаться за ним и даже не подозревать, что его ведут в самую настоящую ловушку.

Смайт не заметил, когда они успели добраться до С.Т.А.Р., но это немало удивило его. А еще больше то, что Уэллс побежал не в привычный ему кабинет, ни даже в его секретную комнату. Он вел его к коллайдеру, который уже год представлял собой неудачу и поражение лживого профессора. Хотя, наверное, и не такое уж поражение.

Сердце готово было выскочить из груди, когда Себастиан понял, куда Уэллс загнал его, а с губ сорвался едва различимый стон. На стуле, в одном из закутков жуткого пустого тоннеля, сидел ослабевший и совершенно измученный Хантер. Настоящий, Смайт в этом не сомневался. И как только приблизился к нему, о гонке с Уэллсом тут же забыл.

— Хантер, — слабо позвал он, опускаясь на колени перед Кларингтоном и беря в руки его лицо. Тот, видимо, спал, но услышав свое имя и почувствовав прикосновения, поднял голову и туманным взглядом уставился на Смайта.

— Себастиан? — прохрипел Хантер, удивленно вскинув брови. — Как ты здесь… Бас, уходи отсюда! — попытался крикнуть он, увидев остановившегося за спиной Себастиана Уэллса.

— Ах, любовь. Такая хрупкая и уничтожающая, — протянул Уэллс в ответ на полный ненависти взгляд Себастиана. — Я знал, что что-то не так, когда ты вдруг вернулся. Понял, что ты, возможно, догадался, в чем дело, даже быстрее, чем я предполагал.

— Тогда зачем ты держишь его здесь? Зачем он тебе тут, если я уже знаю правду? — с вызовом спросил Смайт, поднимаясь.

— О, я не отпущу его, — усмехнулся Уэллс, качая головой. — Он — моя гарантия, что ты будешь делать то, что мне нужно.

— Но я и так делаю то, что ты хочешь, так зачем?.. — крикнул Себастиан, но события следующих секунд заставили его замолчать.

Доставший неизвестно откуда пистолет Хантер, пока спидстеры спорили, вытащил его и, дрожащими руками направил на Уэллса. Послышался выстрел, но пуля не успела долететь даже до ткани желтого костюма. Перехватив медленно плывущую пулю пальцами, Уэллс развернул ее и направил ровно в зону солнечного сплетения Хантера. Себастиан наблюдал за всем, словно парализованный, и опомнился только тогда, когда пуля врезалась в грудь Хантера.

— Нет! — страшно закричал Смайт, кидаясь к Кларингтону, который тут же безвольно повис в кресле, а из раны потекла алая кровь. Наплевав на стоящего рядом Уэллса, который, видимо, наслаждался зрелищем, Себастиан отвязал Хантера и унес его наверх, надеясь, что Кейтлин еще не ушла.

— Кейт! — в истерике звал Смайт, ища доктора. — Он ранил его, Кейт! — голос Себастиана срывался, а сам он дрожал от ужаса и едва сдерживаемых слез. Он столько раз спасал его, все не может закончиться вот так. Ведь Гидеон сказал, что они поженятся, так почему?..

Уложив Хантера на стол, к которому уже бежала испуганная Кейтлин, Себастиан еще раз взглянул на белое лицо Хантера, стараясь даже мысленно не произносить слово «умирающего», и быстро метнулся назад.

Уэллс все еще ждал его там, откровенно забавляясь злостью Себастиана. Теперь Смайт не мог не думать об расправе. Признание Уэллса в убийстве его матери должно было исправить все, но теперь это было неважно. В таком состоянии Себастиан был способен воспринимать только язык насилия, а никак не здравый рассудок и логику.

Словно угадав его мысли, Уэллс бросился прочь, не давая Смайту даже коснуться себя, в то время как на этот раз Себастиан гнался за ним гораздо быстрее. Удары сердца снова глушили, глаза щипало от слез, которые так и норовили застлать все своей пеленой. Но у Себастиана словно открылось второе дыхание, когда пальцы зачерпнули в воздухе плечо бегущего рядом Уэллса. Смайт был уже готов схватить его и сжать горло, вырвать трахею или сломать ему позвоночник, ведомый безумной яростью, когда вдруг Уэллс пропал из вида.

Теперь пальцы проходили сквозь голубоватую дымку, которая окружила по-прежнему бегущего Себастиана. Гнев постепенно сменился удивлением, и Смайт принялся оглядывать несущиеся мимо картины из его жизни. Мама и папа. Сантана и Джо. Хантер, улыбающийся ему. Незнакомая блондинка, окутанная чем-то белым. Помимо удивления, все это вызывало какую-то горечь со сладковатым привкусом, которая избавила его злости на несколько мгновений. Себастиан не понимал, что происходит и куда он попал, оставалось только бежать в надежде, что скоро это закончится. Быть может, это опять был странный эксперимент Уэллса, который он опробовал на Себастиане?

Дымка рассеялась так же неожиданно, как и образовалась. На мгновение Себастиану показалось, что мимо него пронесся он сам, словно отделился от него и убежал в другую сторону, возле самой границы. Резко затормозив, Смайт проскользил по запорошенной снегом земле и огляделся.

Обстановка чертовски напоминала то место, в котором он срывал голос, обуреваемый горечью и злостью на Уэллса, когда узнал, что это он замешан в пропаже Хантера. Это было несколько странно, потому что он точно знал, что до этого обрыва ему было далеко, да и бежал он в другую сторону. Решив, что все дело в том, что он коснулся Уэллса, Себастиан тут же отмел эти мысли. Он и раньше в беге сцеплялся с ним, но ничего подобного ни разу не происходило. Тогда как же он здесь оказался?

Опустившись на землю, Себастиан стянул маску и снова осмотрелся. Тишина этого места окутывала и заставляла растворяться в себе, забыть о том, что где-то есть привычный, наполненный проблемами мир, в котором его Хантер…

Резко надев маску обратно, Смайт включил встроенную рацию и затараторил:

— Кейт? Циско? Кейт, эй, кто-нибудь? — принялся звать он и через секунду услышал обеспокоенный голос.

— Я тут, приятель. Ты снова забрал костюм без моего ведома? — возмутился Рамон, но по голосу было заметно, что он ворчит не всерьез. — Что-то не так?

— Как там Хантер? — спросил Себастиан, не понимая, почему Циско так спокоен и удивляется насчет костюма.

— Хантер? Он же уехал, откуда мне знать, как он, — фыркнул Рамон, и в динамике послышался скрип стула. — Как твои силы? Старушки без тебя пропадают.

— С ними… Все в порядке, — ответил Смайт, путаясь все больше и совершенно теряясь в происходящем. — Циско, какой сегодня день?

— Первое марта, — просто ответил Рамон, и рот Себастиана открылся от непонимания и недоумения. Он уже не слышал вопросов Циско о том, что случилось и когда Смайт вернется. Все, что он знал, было лишь то, что он каким-то невероятным образом умудрился переместиться в прошлое на неделю назад.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Это ведь было… невозможно. Он не мог переместиться во времени, это не поддавалось никакой логике! Правда, сложно было говорить о ней с тех пор, как Себастиан начал перемещаться со сверхзвуковой скоростью, а теперь, видимо, и световой. Да и слова о том, что Уэллс попал в их время из будущего, как-то стерлись из его памяти. Но все же это было ненормально. Ведь никто просто так не скачет по временной линии туда-сюда, и этому должно было быть какое-то объяснение. Только вот вскоре Себастиана начало занимать другое.

Теперь все, что волновало Смайта, была мысль, как и когда спасти Хантера из плена. Благодаря действиям Уэллса в прошлом (для него же в несбыточном будущем), Себастиан выяснил, где прячут Кларингтона, а значит, проблем и мороки с его поисками и спасением стало гораздо меньше. Нужно было лишь выгадать время, когда Уэллса не будет в С.Т.А.Р.

На следующий день Себастиан вернулся в лабораторию, сообщив о своем чудесном выздоровлении и готовности к дальнейшим тренировкам. И ни у кого из его команды не возникло подозрений, что что-то не так. И даже у Уэллса, к удовольствию Смайта, хотя тот и мог почуять неладное, ведь всего пару дней назад Себастиан окончательно положил крест на карьере супергероя. И тут же волшебное исцеление.

Посвящать же Циско и Кейтлин в свои догадки Себастиан не спешил, потому что не знал, во что это может вылиться. Скорее всего, они снова ему не поверят, зато с Хантером его разоблачение Уэллса станет гораздо эффектнее. И хотя Себастиан знал, что в ближайшие дни Кларингтону точно ничего не грозит, он решил вытащить его этой же ночью, потому что медлить больше не мог.

Когда стрелка на часах приблизилась к двум, Смайт, проверив свою экипировку, чтобы его нельзя было узнать при случае чего, отправился в С.Т.А.Р. Пробравшись внутрь, Себастиан стер все записи камер, заменив их на один повторяющийся отрывок, где ничего не происходило, и ринулся к разрушенному коллайдеру.

Хантер, как он и предполагал, спал, сидя в кресле. И как в прошлый раз, Себастиан тихо простонал, видя такого измученного и бледного Кларингтона. Но точно живого и без угрозы для жизни.

— Хантер, — позвал он его, подходя ближе и опускаясь на колени перед ним. — Хант, это я, — снова повторил Смайт, кладя обе руки на щеки Кларингтона.

— Бас? — устало и сипло спросил Хантер, открывая глаза и с трудом фокусируясь на Себастиане. — Как ты?.. Откуда?

— Я расскажу тебе немного позже, а пока… — поднявшись, Себастиан принялся отстегивать Хантера от кресла и освободил его руки, связанные за спиной. — Пойдем.

Смайт помог ему подняться, и как только Хантер встал, удобнее обхватил его и помчался к себе домой. Будучи уверенным, что как только Уэллс обнаружит пропажу, он сразу направится в дом Хантера, Себастиан допустить этого никак не мог. Теперь нужно было быть внимательнее, осторожнее и просчитывать все свои ходы на несколько шагов вперед, чтобы снова не попасться. И стараться не доверять никому, кроме себя и собственной интуиции.

Отмыв и переодев в ту свою одежду, которая подошла, Себастиан уложил Хантера в постель, решив, что останется с ним до утра. В больницу его можно доставить и завтра, хотя бы потому, что сейчас уже слишком поздно, да и Себастиан был все еще в сомнениях. Не было гарантии, что Уэллс не заявится туда или к Смайту домой, но его могло остановить присутствие Джо, который… Черт.

Нахмурившись, Себастиан сел на кровать рядом с Кларингтоном, и задумался. Из-за его перемещений во времени Уэллс еще не украл тахионы, но наверняка должен будет это сделать в любом случае. Есть ли вероятность предугадать и предотвратить это, или же нет никаких вариантов? Хотелось верить, что все возможно, а еще лучше — вытащить из Уэллса настоящее признание, сказанное им лично. Ведь пока что правду знал только Себастиан, а этого было ничтожно мало для доказательств.

— Бас? — слабый голос отвлек Себастиана от размышлений, и он сразу повернулся к Хантеру, который позвал его. — Ты же останешься со мной, пока я не проснусь?

— Я останусь с тобой столько, сколько ты хочешь, — Себастиан мигом забрался под одеяло и обнял Хантера, прижимая его к себе. Когда Кларингтон придет в себя, ему точно не отвертеться от тонны поцелуев, которые остались с момента его исчезновения, но пока ему было необходимо отдохнуть. И Смайт был готов бросить все силы на то, чтобы Хантера больше ничто не тревожило.


* * *

— С ним все в порядке, просто сильное истощение и переутомление. Больше отдыха, и ему нельзя много сразу есть, иначе желудок может не справиться, — сказал врач ожидавшему возле приемной Себастиану. Он помог вывести Хантера, который все еще слегка подрагивал при ходьбе, из кабинета, а затем подозрительно уставился на Смайта. — А где он был?

— Пеший туризм. В лесу, — соврал Себастиан. — Заблудился, не мог найтись около двух недель, но вот, вчера… — Смайт посмотрел на уставшего Хантера, которого пришлось поднять пораньше, и вздохнул. — Спасибо за помощь. Я учту ваши рекомендации, — и, подхватив Хантера под локоть, повел его прочь.

Себастиан знал, что врач ему не поверил, да и Смайту было наплевать на это. Сейчас было важно лишь то, что Хантеру не грозит ничего серьезного, и его вполне можно подержать дома пару дней, чтобы он оклемался. Оказавшись на улице, Себастиан тут же рванул домой, придерживая Кларингтона, и как только они оказались в комнате Смайта, вновь уложил его в кровать.

— Ты надолго? — спросил Хантер, как только Себастиан отошел от кровати. — Просто я не хочу шариться в твоем доме без тебя. Может, мне лучше вернуться к себе?

— Нет, — отрицательно покачал головой Себастиан. — Будь здесь. Я съезжу на работу и возьму пару дней отгула. Если Уэллс поймет, что ты здесь, то он придет за тобой, а я не смогу защитить тебя, сидя в своем кабинете. К тому же мы теперь знаем, что у него может быть двойник, так что… — Смайт сжал руку Хантера, глядя на него с легкой тоской. Всего пару дней назад, для него лично, Хантер умирал прямо на его глазах. И трудно было поверить, что теперь он в порядке и ему практически ничего не угрожает, а уж скрыть это тем более. И Себастиан боялся рассказывать об этом Хантеру, ведь не знал, как тот отреагирует на такую новость.

— Я скоро вернусь, обещаю, — наклонившись, Смайт коротко чмокнул Кларингтона в губы, а после, стараясь не оборачиваться, чтобы лишить себя соблазна остаться, направился к выходу.

— Я тоже люблю тебя, — услышал он негромкий, но твердый голос Хантера, как только оказался на пороге.

Вцепившись пальцами в косяк, Себастиан на мгновение опустил голову, немного горько улыбаясь, а затем, кинув последний взгляд на Хантера и по-прежнему с улыбкой на лице, ушел. Настроение заметно поднялось, но чувство, что этого могло не произойти вовсе, не покидало Смайта на протяжении всей дороги туда и обратно. Ведь так повезти… Такой шанс выпадает не всем, а иногда не выпадает вовсе. И Себастиан по-настоящему был счастливым, раз судьба оказалась благосклонна к нему в этот раз.

Все то время, пока его держали в участке, Смайт не выпускал из рук телефона, нервно дергаясь каждый раз, когда у кого-то другого он начинал звонить. Его же собственный молчал, но это не значило, что Себастиану становилось спокойнее. Не факт, что Хантер успел бы набрать его, если бы случилось что-то страшное.

Поклявшись, что через пару дней принесет все нужные анализы и отчеты ровно до полудня, Себастиан помчался домой. Джо должен был прийти только вечером, в С.Т.А.Р. пока что было не нужно, поэтому Смайт предвкушал несколько часов с Хантером наедине. Спящим или нет, неважно, главное, что рядом.

Как только он вошел комнату, то обнаружил Кларингтона действительно сладко спящим. Тот свернулся под одеялом, натянув его до подбородка, а его лицо наполовину скрылось в подушке. Улыбнувшись такой милой картине, Себастиан закрыл за собой дверь и быстро улегся в кровать к Хантеру. Почувствовав рядом с собой шевеление, Кларингтон сразу сгреб Смайта под себя, прижимаясь к нему и меняя подушку на его плечо. Замерев на мгновение, Себастиан пытался осознать, что это взаправду. Хантер действительно лежит в его кровати, обнимает его. Он жив. А все то, что произошло в другой временной ветке, казалось страшным сном. Однако страшные сны имеют тенденцию оставлять след в реальности, заставляя прокручивать тяжелый момент в голове и думать, а не может ли это случиться на самом деле.

Видимо, от Хантера не укрылось то, что Смайт смирно лежит рядом с ним и даже не пытается хоть как-то действовать в ответ. Приоткрыв один глаз, Кларингтон внимательно посмотрел на Себастиана.

— Ты чего? — спросил он слегка хриплым от долгого молчания голосом. — Или я сильно тебя сдавил? Раньше тебе нравилось, — Хантер нахмурился, глядя на Смайта.

— Нет, все в порядке, правда, я просто… задумался, — уклончиво ответил Себастиан и попытался улыбнуться. Но даже будучи уставшим и замученным, Хантер не утратил своих чертовски гениальных способностей.

— Бас, — уже серьезнее сказал он, приподнимаясь на локтях и отстраняясь. — Что происходит? Почему ты так странно смотришь на меня? Будто я… привидение, — Хантер поморщился от собственных слов, и теперь уже Себастиану некуда было деваться от ответа.

— Я не смотрю на тебя… так. Просто я… Это сложно, Хант, — Смайт закусил губу и с опаской покосился на Кларингтона.

— Почему? Что в этом такого? — нетерпеливо принялся засыпать его вопросами Хантер. — И кстати. Как ты смог найти меня? — спросил он, хмурясь еще сильнее.

— Уэллс… Показал мне, скажем так, — снова уклонился от ответа Себастиан, но поймав напряженный и серьезный взгляд Хантера, вскинул руки. — Ладно-ладно, я расскажу. Черт. Это и правда очень странно, но я надеюсь, ты мне поверишь, — Себастиан тяжело вздохнул и сел прямо, пытаясь обдумать и подобрать правильные слова. — С тех пор как мы не виделись, для меня прошел почти месяц, — Смайт замолчал на несколько секунд, проверяя реакцию Хантера.

— Месяц? Но после ухода моего двойника прошла только неделя, — недоуменно возразил Хантер, не понимая, о чем говорит Себастиан. — Как это вообще может?.. — он вдруг запнулся, а на его лице отразилось понимание вперемешку со страхом. — Ты вернулся в прошлое? — спросил Хантер слабым голосом, и Смайт кивнул.

— Уэллс снова вышел на меня. Да, я знаю, что это Уэллс, — сказал Себастиан, поймав растерянный взгляд Хантра. — И когда я погнался за ним, он завел меня в место твоего заточения. А потом ты выстрелил в него, но он… — Себастиан снова замолчал, боясь продолжать. — В общем, я кинулся за ним, а потом оказался в совершенно другом месте. И времени, — скомкано закончил он, после чего сложил руки на коленях, давая Хантеру обдумать случившееся.

— Он убил меня? — Хантер выглядел таким потерянным, что Себастиан мысленно обругал себя за то, что рассказал. — Но он говорил, что я ему нужен, что он не убьет…

— Я думаю, что с тобой все было в порядке, потому что… — принялся успокаивать его Смайт. — Я отнес тебя к Кейт, наверное, она успела спасти тебя. Но это уже не важно, — он протянул руку к Хантеру и сжал его кисть. — Теперь это… не сбудется, ты жив, в безопасности. Я не дам никому забрать тебя у меня. Ни сейчас, ни в будущем, — пообещал Смайт и, съехав вниз, прижался ко лбу Хантера своим.

Говорить и ошарашивать Хантера новостью об их совместной жизни Себастиан пока что не хотел, для этого было слишком рано. Да, Кларингтон сказал, что любит его, но сколько ему понадобилось времени, чтобы созреть. К тому же эффект неожиданности гораздо лучше, а Себастиан всегда отлично умел притворяться, сможет и на этот раз.

— Я скучал по тебе, — признался Себастиан, укладывая голову на груди Хантера и стараясь отвлечь его от мрачных мыслей. Зачем он вообще рассказал про выстрел? Кому было бы приятно услышать, что когда-то тебя пристрелили, даже если это могло никогда не сбыться? Хантеру и так слишком часто доставалось, чтобы накручивать его еще больше.

— И я по тебе. Быстро догадался, что тот парень — не я? — видимо, настроение вернулось к Хантеру довольно скоро, либо он был таким же мастером притворства, как и Смайт. Нахмурившись, Себастиан несильно ущипнул Хантера, потому что тот в очередной раз подловил его. И Смайт знал, что что бы он сейчас ни сказал, Хантер все равно вряд ли ему поверит.

— Довольно скоро. Он был слишком веселый и не такой зануда, — ответил Себастиан, на что теперь получил тычок сам, за которым последовал неторопливый и долгий поцелуй. Обстановка мало-помалу начала разряжаться, что не могло не радовать. И постепенно Смайт начал расслабляться, чувствуя себя так же хорошо в объятиях Хантера, как и раньше. Будто ничего и не было.

— Наверное… Наверное, не стоит говорить всем о тебе. Они думают, что мы расстались, и я сильно переживал по этому поводу, так что… Сомневаюсь, что они отнесутся к твоему появлению положительно, — задумчиво протянул Себастиан, выводя пальцем на груди Хантера странные фигуры. — По крайней мере, стоит повременить. Как считаешь? — он поднял голову, чтобы встретиться взглядом с Кларингтоном.

— Да, конечно. Надеюсь, они не заплюют меня или еще хуже, — усмехнулся Хантер, чмокнув Себастиана в кончик носа. — Да и от Уэллса стоит держаться подальше. А он… ничего не говорил? Тогда, — спросил Хантер, снова становясь серьезным.

— Нет, ничего. В основном то, что я не смогу с ним справиться, — пожал плечами Смайт. Практика показала, что лучше не говорить всей правды, особенно Хантеру, который вполне мог отреагировать совершенно не по плану Себастиана. — Знаешь, я отпросился на весь день, так что… — Себастиан хитро улыбнулся, приподнимаясь на локтях. Конечно, Хантер устал, и ему необходим был отдых. Но для некоторых вещей Кларингтону не нужно было стараться и прилагать особые усилия.

— Ты невыносим, ты в курсе? — усмехнулся Хантер, качая головой, но почти сразу же накинулся на Себастиана, нависая над ним и заставляя лицо Смайта озариться счастливой и озорной улыбкой.

Наверное, лучшим лекарством для них обоих было не думать о том, что случилось, и сосредоточиться друг на друге, наверстать то, что упустили по воле обстоятельств. Забыть, хотя бы на несколько часов, что им грозила опасность, которой нельзя было избежать. Но ведь для любви есть место и на войне, так почему бы не позволить ей завладеть ситуацией на некоторое время? А рядом с Хантером для Себастиана время останавливалось. И казалось, что даже в страшные времена он может оставаться самым счастливым, пока Кларингтон хотел быть с ним.


* * *

Сбежать оказалось немного сложнее, но Себастиан, вымотанный ночной прогулкой, утренним походом в больницу, да и самим Хантером, уснул довольно рано. Правда, Хантер все равно боялся разбудить его, даже мимолетным шорохом. Зато теперь, будучи в баре, окруженный незнакомыми людьми, Кларингтон мог не переживать за сон Себастиана. Подушка, которую он подложил, должна была на некоторое время отвлечь его. Главное теперь — чтобы тот, кто был ему нужен, все же пришел.

Когда дверь в очередной раз открылась, Хантер внимательно посмотрел на нее, как и в последние полчаса. Он надеялся, что Циско поторопится, учитывая, что он написал сообщение о срочной встрече с телефона Смайта, да и время еще было не позднее. Когда же Рамон появился и увидел того, кто вызвал его, беспокойство на его лице сменилось раздражением и немного гневом.

— А ты тут что делаешь? — недовольно спросил он, подходя к Хантеру. По нему казалось, что Циско готов врезать Кларингтону, но и он, и Хантер прекрасно знали, что этому не бывать. Воинственный только на словах, Рамон и мухи не обидит, и это было только на руку.

— Мой телефон благополучно исчез, пришлось позаимствовать, — пожал плечами Хантер и кивнул на стул рядом. Циско продолжал стоять и подозрительно разглядывать его, поэтому Хантеру пришлось выложить телефон на стол. — Я не собираюсь делать ничего противоестественного. И с Себастианом все в порядке, если тебя это интересует, — он покрутил пальцами стакан с джином, к которому даже не притронулся.

— Тогда зачем ты меня позвал? — Рамон продолжал топтаться на месте, не решаясь сесть, но, по всей видимости, Хантер начинал убеждать его в своей невиновности. — И откуда у тебя вообще его телефон? Я думал, ты его бросил.

— Это была… глупая ссора, сейчас все в порядке. Его силы вернулись, все по-прежнему, — произнес Хантер нетерпеливым тоном и отодвинул ногой стул. — Садись уже, — чуть ли не прорычал он, исподлобья глянув на Циско, и тот поспешил выполнить просьбу, которая больше походила на приказ.

— Значит, ему ничего не угрожает? — настороженно поинтересовался Циско, но Хантер качнул головой.

— С моей стороны ничего, но тот парень… Обратный Флэш. Себастиан сказал, что снова видел его, — Хантер смотрел перед собой, а его лицо оставалось непроницаемым, поэтому было сложно понять, врал он или нет.

— И что ты хочешь от меня? Не лучше ли спросить совета у Уэллса? Он лучше разбирается в этом вопросе, — Циско все еще находился в недоумении, но Хантер заметил, что он заинтригован. Ведь в теории Кларингтону и правда лучше было обратиться к профессору, но… Лично беседовать с ним Хантер теперь опасался. И предпочел бы вообще держаться от С.Т.А.Р. подальше.

— Нет, Циско, мне нужны твои мозги, твои навыки. Уэллс хорош, но здесь… тебе нет равных, — Хантер улыбнулся немного зловеще, и любого другого человека это бы напугало. Но глаза Циско тут же загорелись, и Хантер понял, что действует верно. Теперь осталось, чтобы он согласился.

— Так и в чем же? Чего ты хочешь? — спросил Рамон, подаваясь вперед, словно заговорщик.

— Мне нужно, чтобы ты сделал ловушку для спидстера, — просто сказал Хантер, оставаясь при этом совершенно спокойным. — Но так, чтобы никто об этом не узнал. Ни Себастиан, ни Кейтлин, ни тем более Уэллс.

— Но на это потребуется время… — растерялся Циско, хмурясь. — Тем более в тайне от всех.

— Я знаю, что у тебя получится. Знаю, что ты сможешь. Иначе мы никогда не узнаем, кто пытается убить Себастиана. Ты ведь хочешь помочь ему? — Хантер пытался надавить на кнопки человечности внутри Рамона, которых в нем было больше, чем у кого-либо. — Ну, так что?

— Ладно, я постараюсь. На самом деле, у меня есть место, где я мог бы поставить сетку и… — задумался Циско и щелкнул пальцами. — Я буду держать тебя в курсе. Значит… мы молчим? — уточнил он, и Хантер кивнул. — Тогда я еще напишу. Или позвоню. Купи новый телефон, — посоветовал Рамон и вскоре, обуреваемый идеями, ушел.

Довольно быстро за ним последовал и Хантер, который так и оставил стакан с нетронутым джином на столе. Когда он вернулся, Себастиан все еще спал, сжимая подушку рядом с ним. Улыбнувшись, Хантер разделся и забрался в кровать к Смайту, аккуратно и ловко заменив собой подушку. Обняв Себастиана, который тут же улыбнулся сквозь сон, Хантер принялся гладить его по волосам, мысленно же прокручивая в голове события последних часов.

Просто было притвориться, что ничего не знаешь. Удивиться, испугаться, сделать вид, что поражен, но согласиться бездействовать, лишь бы Себастиану было спокойнее. Однако Хантер знал, чем грозили перемещения во времени. Не только стиранием других временных линий. Пока он был в заточении, Уэллс сказал, что ему необходимо вернуться в свое время, а для этого Себастиан должен бегать так быстро, чтобы суметь совершать перемещения, а потом и создавать сингулярности. В глубине души Хантер надеялся, что это произойдет еще очень не скоро, но он ошибался.

Мрачные мысли не давали ему по-настоящему расслабиться и радоваться, ведь он знал, во что может вылиться затея Уэллса. Он не просто хотел вернуться в свое время, навредить Себастиану тоже входило в его планы, Хантер был уверен в этом. А значит, Кларингтон должен был предотвратить это, во что бы то ни стало.

— Ты думаешь, что защищаешь меня, но и я могу делать для тебя то же, — прошептал Хантер, утыкаясь в волосы Себастиана, после чего, легко поцеловав его в висок, устроился на подушке и закрыл глаза.

Расслабиться было сложнее, чем он думал, но все же усталость взяла свое, и вскоре Хантер провалился в сон, убаюканный теплом и присутствием Смайта. Однако нормально выспаться ему так и не удалось из-за тяжелых снов, которые мучили его до самого утра.

Глава 20

 
убрать рекламу




убрать рекламу



g src='/templates/libra/images/plus.png' alt='Сделать закладку на этом месте книги' title='Сделать закладку на этом месте книги' />

Все снова вернулось на круги своя. Себастиан, как и раньше, геройствовал время от времени, предотвращая ограбления и нападения на невинных граждан, Хантер был в безопасности без доступа к С.Т.А.Р. и остальным, и Смайт по-настоящему наслаждался такой жизнью. Он не переживал за себя, за Хантера беспокоиться тоже пока не было причин, так что жизнь и правда казалась прекрасной. А прятать Кларингтона от Джо, когда тот был дома, оказалось даже довольно весело. Особенно прикидываться, что это он съедает двойную порцию сэндвичей на завтрак.

Для связи он купил Хантеру простенький телефон, ведь не мог же Смайт всегда быть рядом. И негодование Кларингтона по поводу такого подарка было встречено смехом, ведь Себастиану это почти ничего не стоило, кроме, разве что, задетого самолюбия Хантера, который никому не позволял за себя платить. И буркнув «Спасибо», Кларингтон, не глядя, сунул новенький телефон в карман.

Попытки же Хантера сбежать к себе пресекались, потому что Себастиан до сих пор не избавился от паранойи, что Уэллс может следить за его домом. Поэтому сам сбегал туда и в считанные секунды собрал вещи, которые были необходимы Хантеру.

— Не понимаю, почему ты так переживаешь? — произнес Хантер, нахмурившись, и принялся разбирать вещи, которые принес Смайт. — Ты вытащил меня неделю назад, Уэллс уже должен был заметить пропажу. Но, как видишь, я все еще здесь, в полном порядке, а он так сюда и не заявился. Тебе не кажется, что…

— Хантер, молчи, — отрезал Себастиан. Несмотря на то, что время от времени Смайт любил, когда Кларингтон вел себя, подобно боссу, и все решал, этот разговор начал раздражать. — Тебе разве не нравится жить со мной? — спросил он с толикой истеричных ноток в голосе.

— Нравится. Но не проще ли тебе было бы просто съехать? Ко мне. Тогда нам бы не пришлось ни от кого прятаться, — фыркнул Хантер, принимаясь складывать одежду в шкаф.

— А ты не забыл, что ты, вроде как, уехал? — напомнил ему Себастиан, лежа на животе поперек кровати и подперев голову руками. — И Джо вряд ли обрадуется, если ты вернешься, — ухмыльнулся он, а Хантер нахмурился еще больше.

— Он еще меньше обрадуется, если увидит меня в своем доме, — парировал Кларингтон.

В этом была доля правды. Смайт не сомневался, что Джо не просто возмутится, он рассвирепеет. Потому что и ему тоже приходилось наблюдать за хандрящим после разрыва Себастианом, который сводил с ума всех, кто находился поблизости. Поэтому и прятать Хантера приходилось с еще большей осторожностью, дабы избежать неловкостей и криков. И хотя идея Кларингтона была довольно дельной, Себастиан сомневался, что стоит рассказывать Джо. По крайней мере, в ближайшие пару дней.

Неожиданно зазвонивший телефон Хантера нарушил воцарившуюся тишину, и Смайт, широко раскрыв глаза от удивления, уставился на Кларингтона. Никто не мог ему звонить. Ни у кого не было его номера, кроме Себастиана, разумеется, и такое событие не могло остаться незамеченным. Ведь Хантер не обманывает его? Он ничего не задумал или… Ему же никто не угрожает?

— Кто это? — сухо поинтересовался Смайт, когда Кларингтон вытащил телефон и с совершенно непроницаемым лицом взглянул на номер. Хантер ничего ему не сказал, но нажал на ответ и поднес мобильный к уху, чем заставил сердце Себастиана колотиться с бешеной от страха скоростью.

— Да? Готова? Уже, так быстро? — принялся закидывать человека на той стороне провода Хантер, а Себастиан лихорадочно соображал, о чем тот, черт возьми, говорит. — Хорошо, я… попытаюсь, да. Спасибо, — так же быстро Хантер отключился и вновь спрятал телефон в заднем кармане джинсов, а сам продолжил аккуратно перекладывать вещи в шкаф, будто ничего и не было.

— Кто звонил? — поинтересовался Себастиан, стараясь звучать как можно спокойнее, хотя это и давалось с трудом из-за резонирующего от волнения голоса. — Кто еще знает твой телефон, кроме меня?

— Это пицца, — отмахнулся Хантер. Закинув последние футболки на полку, он сложил сумку и положил ее на пол шкафа. — Я заказал, когда ты убежал за вещами. Решил, что неплохо перекусить. Ты же не против? — спросил он с улыбкой, повернувшись к Смайту.

Себастиан изо всех сил старался уловить нотки лжи в голосе или в глазах Хантера, но не видел там ничего и близко похожего. Видимо, это и правда была всего лишь пицца, а Смайт просто превращается в параноика. Облегченно выдохнув, Себастиан усмехнулся и качнул головой, быстро успокаиваясь.

— Нет, конечно, не против. Но я оплачу половину, учти, — пригрозил он, а на открытый рот Кларингтона, из которого так и норовили политься возмущения, выставил указательный палец. — И даже не спорь, иначе я скажу Сантане, чтобы она вычеркнула твое имя из списка приглашенных. А то ты ведь знаешь, только дай ей повод. Она до сих пор на тебя за тот вечер злится, — улыбнулся Себастиан, замечая, как возмущение на лице Хантера сменяется недовольством.

Хоть Лопез и знала, что это не настоящий Хантер бросил Себастиана, на то, что Кларингтон позволил Бриттани сразиться с Обратным Флэшем, она глаза закрыть не могла. И с большим трудом согласилась пустить его домой на очередную попойку.

— Ладно, так и быть, — нехотя согласился Хантер, фыркнув в сторону, чем вызвал у Смайта невероятное удовлетворение. Он уже успел забыть о собственных переживаниях, вызванных тем звонком, и теперь наслаждался легкими издевательствами над своим парнем. — А тебе разве не нужно тренироваться? — заметил Кларингтон, словно вспомнив что-то.

— Ну, у меня в любом случае есть еще время, — Себастиан хитро ухмыльнулся и в мгновение ока оказался рядом с Хантером. — Как смотришь на то, чтобы провести его с пользой для нас обоих? — поинтересовался он, мурлыкнув, словно кот, и обвивая руки вокруг шеи и плеч Кларингтона.

— Кому-то месяц воздержания показался адом, — Хантер покачал головой, не скрывая усмешки в голосе, на что получил тычок в бок. — Прямо как в тот раз… — протянул он, теперь принимаясь смеяться, заметив недовольство на лице Себастиана при воспоминании о том, как Кларингтон давал ему от ворот поворот первый месяц их отношений. — Может, мне и правда попробовать использовать свой эликсир? — задумался Хантер, но заметив огоньки в глазах Смайта, разочарованно покачал головой. — А, ну да. Он же остался у меня дома. А ты его не принес, — Хантер пожал плечами, мило улыбаясь, после чего, даже с виснущем на нем Себастиане, закончил раскладывать вещи, и только потом повернулся к Смайту.

— Если ты не прекратишь шутить, я ведь правда за ним сбегаю. Только уже сам его выпью, и тогда… — но Себастиану было не суждено высказать все, что он хотел сделать после принятого эликсира, потому что Хантер заткнул его поцелуем.

Наверное, это был единственный действенный способ заставить Смайта замолчать, и Хантер с удовольствием им пользовался, не давая тому зайти слишком далеко в своих высказываниях и недовольствах. И стоило только Хантеру слегка прикусить губу или мягко коснуться кончика языка Себастиана своим, как Смайт тут же забывал, что именно хотел сказать, даже если злился на Кларингтона за какой-то его проступок.


* * *

Привычная и немного раздражающая беговая дорожка уже начала размазываться перед глазами, превращаясь в одно серое пятно. Линии на полосе стерлись, поверхность казалась гладкой, и при взгляде на нее у Себастиана немного кружилась голова. Поняв, что пора завязывать, он сбавил скорость до нормальной, человеческой, после чего, отключив тренажер, плавно съехал с него на пол.

— Сегодня лучше, чем обычно, — заметила Кейтлин с улыбкой, когда Смайт оказался в кабинете.

— Да, знаю. Я уже выдохся, — слабо усмехнулся Себастиан, беря полотенце и вытирая им лицо после пробежки. Заметив, что чего-то не хватает, Смайт слегка нахмурился. — А где Циско? Он же должен следить за показателями.

— Я не… По-моему, он куда-то ушел, — слегка напряженно ответила Кейт, и ее голос показался Себастиану подозрительным. Обычно так Кейтлин пыталась скрыть что-то, как правило, свои проблемы и переживания, но теперь вряд ли это было как-то связано. А из-за нервов и внутренних страхов сам Смайт не мог и предположить чего-то хорошего.

— Кейт. Куда он делся? — теперь уже настойчиво спросил Себастиан, с подозрением глядя на доктора Сноу. Кейтлин схватила со стола ручку и, нервничая, принялась крутить ее пальцами, то и дело кусая губу и пытаясь придумать убедительный ответ.

— Ему позвонили, и он вышел. Наверное, скоро вернется, — пролепетала она, пытаясь улыбнуться, но вышло у нее весьма болезненно. Кейт не успела добавить ничего толком, как Себастиан убежал, несмотря на его жалобы по поводу усталости.

Найти Циско оказалось не слишком сложно, да и быстро, но как только Себастиан заметил его, сердце словно замерло. Рядом с ним был Хантер. Его Хантер, которого он поклялся защищать и держать подальше от С.Т.А.Р. и Уэллса, теперь снова был в лаборатории. Как он попал сюда и зачем, Смайт не знал, да и предпочел бы никогда не узнавать. Только снова спрятать Хантера как можно дальше.

— Что ты здесь делаешь? — рассержено спросил Себастиан, остановившись в дверях. Уверенным шагом он направился к парочке обманщиков и, переводя испепеляющий взгляд с одного на другого, остановился напротив них, скрестив руки на груди.

— Значит, Кейт все же сдала нас, — подвел итог Хантер, пряча руки в карманы. — Что ж, ладно. Нет смысла скрывать, ты и так уже все нашел, — сказал он и кивнул в сторону огромной огороженной по бокам платформы. — В общем, мы пытаемся поймать У… Обратного Флэша, — сказал он и опустил взгляд в пол, Циско последовал его примеру, потому что встречаться с мечущими молнии глазами Себастиана ему не хотелось.

— Так это был ты… — догадался Себастиан, вперившись взглядом в Рамона. — Ты звонил Хантеру сегодня, чтобы он пришел. Думали, что пока я буду тренироваться, сможете опробовать свою машину? — прошипел Смайт, снова поворачиваясь к Хантеру. — Чья это была идея? Хотя не говори мне, я и так знаю, — вскинул руки он. — Кто еще мог придумать гениальную ловушку, как не блестящий детектив из Централ-сити?

В его голосе раздались истерические нотки, и Себастиан выскочил из лаборатории, решив немного поумерить пыл. Да и в ссоре с Хантером перед свидетелями удовольствия было мало.

Однако Кларингтон не дал ему привести мысли в порядок, сразу погнавшись следом. Схватив Себастиана за руку, он повернул его к себе и попытался наладить зрительный контакт, чтобы Смайт убедился в искренности Хантера.

— Послушай, я знаю, что ты переживаешь за меня, но и я боюсь за тебя не меньше. И я не могу спать с мыслью, что человек, который пытается убить тебя, все еще на свободе. Просто… — Хантер повернул голову Себастиана на себя, когда тот попытался отвернуться, перехватив его подбородок двумя пальцами. — Просто дай мне шанс показать, что я могу защитить тебя. Не только ты герой в этом городе, Себастиан, — произнес он с легкой улыбкой, которая тут же погасла из-за мрачного взгляда Смайта.

— Я бы правда рад дать тебе его, Хант, правда. Но я… Я чуть не потерял тебя уже трижды. Ты думаешь, я смогу спокойно смотреть на то, как ты рискуешь жизнью в очередной раз? Ты действительно считаешь, что я смогу… Смогу дать тебе так рисковать собой? — голос Себастиана становился все выше и выше, а самого его чуть потряхивало, и виной тому была вовсе не суперскорость. — Я не знаю. Хант, я правда не знаю, что… — покачал головой он, отводя взгляд, и Кларингтон вновь перехватил его.

— Мы сделаем это вместе. Все вместе. Я, ты, Циско и Кейт. Быть может, Бриттани и Сантана, если они согласятся. Нет, слушай, — прервал он открывшего было рот Смайта, — мы будем все вместе, отработаем план и не позволим Уэллсу выиграть на этот раз. Мы поймаем его, и он больше не станет угрожать твоей жизни. И ничьей другой тоже. Согласен? — на этот раз улыбка не спешила покидать лицо Хантера, когда он понял, что Себастиан наконец сдался.

— И заодно вытянем из него признание в убийстве мамы, — тихо добавил Смайт, на что получил короткий поцелуй в лоб, и сам коротко улыбнулся Хантеру.

Перехватив руку Кларингтона, они вернулись в лабораторию, где принялись составлять примерный план действий. Однако Себастиан так и не смог успокоиться до конца, незаметно кусая внутреннюю сторону щеки и то и дело бросая обеспокоенные взгляды в сторону Хантера. Несмотря на уверенность Кларингтона и вроде бы логичный и надежный план, Смайт не мог отделаться от ощущения, что, в конце концов, что-то обязательно пойдет не так.


* * *

Сердце, которое и без того последние несколько дней колотилось вдвое быстрее обычного, заставляя Себастиана трястись от страха перед возможным приступом, казалось, готовилось Смайта окончательно оглушить. Спрятавшись за колонной, он боялся пошевелиться, чтобы не наделать шума и не выдать себя, потому что ничего толком не слышал за стучащей в ушах кровью. Он только и мог, что смотреть, как Хантер прогуливается мимо ловушки для Обратного Флэша, и гадать, какова вероятность через полчаса увидеть Кларингтона все еще живым.

— Он точно появится? Потому что я не уверена, что приманка сработает. И почему Хантер? — едва слышно поинтересовалась Кейт, сидящая рядом и нервно кусающая нижнюю губу. Себастиан только отмахнулся: он и сам переживал не меньше, а объяснять Сноу их план не счел целесообразным. Хотя бы потому, что времени на это уже не осталось. Из коридора послышались медленные гулкие шаги, и в этот момент Себастиан был готов поверить в какие угодно высшие силы, лишь бы все получилось.

— Хантер, — Уэллс хлопнул в ладоши, а в его голосе послышались веселые нотки, заметив Кларингтона, и Смайт в этот момент зажал рты Циско и Кейт, чтобы они не сдали их убежище удивленными вскриками. — Не думал увидеть тебя здесь. А где же Себастиан?

— Дома. Я один здесь, — холодно отозвался Хантер, стоя на месте. По плану он должен был отвлекать Уэллса разговорами и медленно заманить в ловушку, двигаясь задом к платформе и пересекая ее. Как только Уэллс окажется внутри, Циско нажмет на кнопку активации. — Решил, что нам стоит встретиться лично еще раз.

— Как же опрометчиво с твоей стороны. Забыл, чем закончилась история в прошлый раз? — усмехнулся профессор, подходя ближе, чем заставил Хантера сделать пару шагов назад. Пока что все шло хорошо, но это не значило, что можно перестать беспокоиться.

— О нет, я прекрасно помню. Но мне бы хотелось поговорить с тобой побольше, — протянул Хантер, хищно улыбнувшись при этом.

— И о чем же? — слабо удивился Уэллс.

— Хотелось поподробнее узнать, что же именно произошло в ту роковую ночь, пятнадцать лет назад, — сказал Кларингтон, ступая на платформу одной ногой. — И о… как же ее? А, да. О Норе Смайт, — его глаза сверкнули, а сам Хантер не отрывал взгляда от Уэллса, которого Себастиану, Кейт и Циско было не видно из своего укрытия. — Зачем ты убил ее?

— Я? Кажется, мы уже говорили с тобой об этом, Хантер, — отмахнулся профессор, так же медленно следуя за Кларингтоном. — Неужели, тебя и правда интересует именно это? Событие, которое не имеет к тебе никакого отношения. Разве… разве тебе не интереснее было бы узнать о том, что случилось с Софи?

Вначале Себастиан не понял, почему Хантер остановился, а на его лице появился испуг. Кто такая Софи? Почему на Хантера так сильно это подействовало? Неужели Уэллс понял, что это ловушка?

— Хантер, уходи оттуда, — одними губами произнес Смайт, понимая, что Уэллс снова обставил их, ничего толком при этом не делая.

— Откуда ты знаешь о ней? — голос Хантера больше не был уверенным и самодовольным. Он слегка осип от удивления и, вероятно, совершенно растерялся.

— О, вижу, эта тема тебе интереснее. Я не просто знаю о твоей сестре, Хантер, — Уэллс улыбнулся, наконец появляясь в поле зрения. — Я знаю, что с ней произошло и где она. Твоя сестра жива, Хантер, — последнюю фразу он сказал тихо, словно одному лишь Кларингтону, а через секунду уже оказался на платформе.

— Жми, Циско. Хантер сможет уйти, если захочет, он ведь не спидстер, — яростно зашептал Смайт, понимая, что сам Кларингтон больше не может адекватно вести диалог и сорвет им всю операцию, если они не вмешаются. Рамон, закивав, как болванчик, принялся активно жать на кнопку управления, и в этот же миг вокруг платформы образовалось прозрачное голубоватое поле.

— А, так значит, ты все же не один, — усмехнулся Уэллс тихо и покачал головой. — Плохой из тебя лжец, Хантер Кларингтон. Я ведь заметил их еще когда вошел сюда, — произнес он, надвигаясь на Хантера.

Кларингтон, широко раскрыв от ужаса глаза, больше вызванного признанием Уэллса, чем его дальнейшими действиями, наконец пришел в себя и поспешно спустился с платформы, ожидая, что Уэллс так там и застрянет, однако, продолжая надвигаться, профессор пересек преграду так же спокойно, как и Хантер.

— Черт, да как так? — в панике зашептал Циско, снова и снова нажимая на кнопку, но было уже поздно. — Я ведь проверил с тобой свою систему, все работало.

— Значит, что-то не… Это не Уэллс! — воскликнул Себастиан, подскакивая: прятаться уже не было смысла. Их обвели вокруг пальца, а они не подозревали. Двойник с мерзкой ухмылкой посмотрел на Себастиана, и Смайт, недолго думая, ринулся прочь, надеясь, что настоящий Уэллс где-то рядом.

Он просто не мог позволить ему выиграть, не мог допустить очередной победы и возможности обдурить их и испортить то, что строилось с таким трудом. Только не теперь, не когда они были так близки к победе. Уэллс не должен был все разрушить.

В одно мгновение переодевшись в костюм, Себастиан принялся обыскивать лабораторию, надеясь найти хотя бы малейшую зацепку для местоположения Уэллса, но ответ, как и всегда, оказался неожиданным. Он выбежал на крышу совершенно случайно, наверное, необходимость проветрить мысли выгнала его туда, и к счастью, а может, и наоборот, Уэллс был там.

— Не надоело выставлять свою марионетку против нас? — с вызовом и нескрываемой злобой спросил Смайт, бросив на Уэллса полный ненависти взгляд. — Ты же знаешь, что мы все равно расправимся с ним и выйдем на тебя. Мы делали так уже много раз, — произнес он, чувствуя, как адреналин разгоняет кровь все сильнее, но уже не от страха, а от переполняющей его решимости закончить все раз и навсегда.

— Много? — удивленно усмехнулся Уэллс, видимо, не понимая, к чему клонит Себастиан. — Ну, если два для тебя это много… Тогда, может, проверим еще раз? Докажи мне, Флэш, что ты самый быстрый человек на Земле.

С этими словами он побежал в сторону, и Себастиану ничего другого не оставалось, как погнаться за ним. Все это напоминало события прошедших недель, когда Смайт гнался за Уэллсом и попал в прошлое. Но теперь Себастиан знал, что нужно делать и как действовать, ведь тогда он практически поймал Уэллса. На этот раз у него получится не изменить время, он был уверен в этом.

Гонка и в этот раз оказалась непростой, несмотря на тренировки, которые Себастиан теперь не пропускал даже под малейшим предлогом. Плечо или рука Уэллса то и дело выскальзывала из-под пальцев, заставляя Смайта раздраженно рычать и прибавлять скорость, нагоняя Уэллса с каждым новым шагом. И, возможно, они бежали бы так еще долго, не зная, кому в итоге придется выйти победителем, если бы Себастиан не вспомнил о ловушке. Да, он рисковал, но разве у него был выбор?

Оттолкнув Уэллса в сторону, на этот раз Смайт обогнал его, стараясь вынудить Обратного Флэша самого гнаться за ним. Преодолев разделявшее его с лабораторией пространство в одну секунду, Себастиан принялся маневрировать, заставляя Уэллса бежать следом, стараясь поймать. И через несколько секунд влетел во включенную Циско ловушку.

Сбежать из нее и правда было проблематично, но теперь их осталось лишь двое, и Смайт мог немного расслабиться. Он остановился, с ухмылкой глядя на Уэллса и с трудом переводя дыхание после долгого бега.

— Ты проиграл, Тоун, — выдохнул Себастиан, не переставая улыбаться. — Тебе некуда бежать отсюда, и лучше тебе сразу сдаться. Ты и сам прекрасно это знаешь, так что просто признай поражение, — Смайт развел руками и не спеша подошел к Уэллсу, чтобы заломить ему руки, а после запереть в камере для мета-людей. Но, судя по всему, Уэллс не собирался сдаваться так быстро.

Не говоря ни слова, он кинулся на Себастиана, пытаясь вырубить его, и каждый раз, ударяясь о мерцающую преграду, спидстеры вызывали столпы искр. Ни одна драка с мета-людьми не была еще так важна для Себастиана, как победа над самым страшным его врагом. Кипящая и бушующая внутри него ярость не дали сдаться, когда силы от сильных, выбивающих воздух из легких ударов начинали покидать его. Изловчившись, Смайт выкрутился и со всей силы врезал Уэллсу в челюсть, а затем, пока тот приходил в себя, нанес сокрушающий удар в район солнечного сплетения.

Уэллс упал на колени, и Себастиан вырубил его апперкотом в скулу. Опустившись на колени от нахлынувшего бессилия после драки, Себастиан счастливо улыбнулся, натыкаясь на взгляд Хантера, который уже спешил к нему.

— Я победил его, — тихо произнес он с облегчением и стянул маску с Обратного Флэша, чтобы все увидели его лицо. Глядя на поверженного врага, Себастиан не мог поверить, что все наконец кончено.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Расхаживать с самодовольной улыбкой перед томящимся взаперти Уэллсом и дразнить его становилось, наверное, самым любимым занятием Себастиана. Он ловил себя на мысли, что готов делать так дни напролет, упиваясь какой-то звериной радостью, что убийца его матери наконец-то пойман. А заставить его признаться в преступлении и сдать полиции — для этого нужно было просто подождать, пока он начнет сходить с ума в одиночной камере без удобств, и вытрясти из него всю информацию.

— Радуешься, Смайт? — слегка осипшим голосом поинтересовался Уэллс, и Себастиан усмехнулся, подходя ближе к камере. Он с нескрываемым торжеством глядел на пленника, а тот лишь криво ухмылялся, сидя на полу, прислонившись спиной к стене.

— Еще бы. Теперь я наконец-то прижал тебе к стенке. И ты никуда не денешься, — произнес Смайт со злорадной ухмылкой. — Теперь это я охотник, а не ты. Приятная смена ролей, не правда ли? — добавил он, продолжая издеваться, но Уэллс проигнорировал его слова. Отстраненность начинала раздражать, и Себастиан стер ухмылку с лица. — Почему ты хотел убить меня? — задал он вертевшийся на языке вопрос.

— Откуда ты это знаешь? — Уэллс слегка нахмурился, вопросительно взглянув на Себастиана.

— Гидеон. Я нашел твою тайную комнату, — ответил Смайт под продолжительный понятливый стон Уэллса.

— Точно, Гидеон. Изобретение Хантера. Ну, еще бы, она ведь ничего мне не сказала, с чего бы ей сдавать одного из своих создателей, — усмехнулся Уэллс, кивая и глядя куда-то в сторону. — А разве она не ответила на все твои вопросы? Гидеон же знает все, — он с интересом посмотрел на Себастиана, заставив того на секунду растеряться.

— У меня не было времени, Тоун, — отрезал Себастиан, с холодностью глядя на Уэллса. — Так и что же? В чем причина?

— Ты можешь спросить у Гидеон, у тебя теперь много времени, — усмехнулся профессор и принялся изучать стену рядом с собой с особым интересом, показывая, что разговор окончен. Бросив на него полный злобы взгляд, Смайт нажал на кнопку, и капсула скрылась за выдвижной дверью.

Невыносимо было стоять и терпеть насмешливый тон Уэллса, зная, что расколоть его в одиночку, — не такая уж простая задача. А открыть капсулу Себастиан его не мог, потому что, несмотря на возможную усталость, Уэллс все еще был спидстером, что легко давало ему шанс сбежать. Смайт ненавидел, когда все шло не так, как он хотел или планировал, к сожалению, так случалось довольно часто из-за несправедливости жизни. Решив немного отвлечься, Себастиан направился на поиски единственного человека, который мог его хоть немного сейчас утешить — Хантера.

Кларингтон нашелся в лаборатории. С тех пор, как Уэллс сказал, что его сестра жива, он сохранял странное молчание. Лишь иногда высказывался по поводу отстраненных тем, а после снова становился задумчивым, и его взгляд стекленел. Опустившись рядом с Хантером, Себастиан сжал одну его руку своими и постарался заглянуть к нему в глаза, пытаясь найти хотя бы незначительный отклик.

— Хант, — тихо позвал Смайт, сжимая чужую кисть в своих пальцах сильнее. — Может, ты хочешь чего-нибудь? Ты тут уже несколько часов сидишь, — Себастиан наклонился и легко провел кончиком носа по щеке Хантера.

— Почему он не сказал, что она жива? Я ведь столько времени просидел у него взаперти, почему он ничего мне не рассказал? — тихо спросил Хантер, скорее, сам себя, чем Себастиана рядом. Видеть его таким было больно, уж слишком потерянным и несчастным Кларингтон выглядел. — Он рассказал мне о тебе, но ни слова о моей сестре.

— А что он рассказал обо мне? — насторожился Смайт. Поведение Хантера в последние дни давало понять, что он что-то знает о Себастиане, но тщательно скрывает. А Смайт был так счастлив, что Хантер снова с ним, что не обратил на это совершенно никакого внимания. До этого самого момента. — Это связано с тем, что он пытался меня убить?

— Да, он… говорил, что пришел из будущего, потому что хотел покончить с тобой раз и навсегда. Что он ненавидит тебя и мечтает, чтобы тебя больше никогда не было, — принялся рассказывать Хантер, словно в пустоту, но Смайт ловил каждое его слово. — Еще говорил, что ты должен уметь бегать так быстро, чтобы уметь перемещаться во времени. Ну, и тогда он сможет вернуться домой, — закончил Кларингтон и нервно повел плечом. — Не обращай внимания, мы просто оставим его в камере, чтобы не давать возможности снова причинять другим боль. Это все совершенно ни к чему, — выдохнул он и поднялся со стула. — Знаешь, я все же хочу. Хочу пройтись.

Сунув руки в карманы, Кларингтон направился к выходу из лаборатории, оставляя Себастиана сидеть на месте. Будто все его слова ничего не значили, как если бы Хантер рассказывал прогноз погоды на следующую неделю. Но для Смайта это было подобно удару поддых. Так значит, Уэллс готовил его не быть героем. Конечно, глупо было сомневаться в этом после всего произошедшего, но и те байки о возможности излечения мета-гена тоже были чушью. И все это время Себастиан тренировался бегать так быстро только для того, чтобы помочь Уэллсу вернуться? Он всегда был всего лишь пешкой и даже не подозревал об этом. Все от начала до конца было враньем, и горечь от осознания этого больно жгла горло.

— Эй, ты идешь? — позвал Хантер, выводя Себастиана из некоторого оцепенения.

Повернув голову на знакомый голос, Смайт коротко кивнул, однако не спешил подниматься. Он еще не до конца осознал, что от него ждут каких-то действий, поэтому никуда не торопился. И только после повторного вопроса Кларингтона наконец подошел к нему.

— Зачем ты рассказал мне все это? — сдавленным голосом спросил Себастиан, не поднимая глаз на Хантера. — Думал, что мне станет лучше? Легче?

— Слушай, ты сам спросил меня, что Уэллс мне рассказывал. Так что в этом моей вины нет. И… Бас, посмотри на меня, — Хантер положил обе руки на плечи Себастиана, заставляя встретиться с ним взглядом. — Ты не обязан помогать ему и действовать так, как он задумал. Ты ему вообще ничего не должен. Хочешь, я могу побить его, если тебе станет легче? — предложил он с легкой улыбкой, в ответ на которую Смайт лишь поджал губы. — Мы справимся со всем этим, да? Ты же веришь мне, Бас? — потянувшись, Хантер оставил на губах Себастиана короткий поцелуй, после которого Смайт кивнул.

— Да, конечно. Просто… тяжело принять, что весь последний год был… ошибкой. И я не говорю, что абсолютно весь, — кинул он быстрый взгляд на Кларингтона, — но жить с осознанием того, что меня готовили для чего-то… Я даже не уверен, что молния действительно попала в меня случайно. Но ведь это же невозможно, правда? — он растерянно взглянул на Хантера, ища в нем хоть какую-то поддержку.

— И он сам создал своего самого страшного врага, — тихо произнес Хантер, заставляя брови Себастиана недоуменно поползти вверх. — Ну, знаешь. Он ненавидел тебя за то, что ты был лучше него, и вернулся в прошлое в попытке с тобой покончить. Но в итоге сам же и сделал тебя Флэшем, потому что без тебя у него ничего бы не получилось. Немного иронично, что самые страшные тираны создают себе могущественных врагов, пытаясь как раз-таки предотвратить это, — он пожал плечами и, заметив, что Себастиан все еще слегка в недоумении, добавил: — Как Гарри Поттер и Волдеморт.

— Серьезно? Я Гарри Поттер? — Смайт не ожидал, что после такого откровения сможет рассмеяться. — Ну, хотя в этом есть некоторый смысл.

Все же, даже будучи подавленным, Хантер умел поддержать и приободрить. Пусть и сам погрузил Себастиана в меланхолию на несколько минут. А раз так, то и Смайт должен был помочь ему, ведь он знал, что найти сестру Хантера не только возможно, но и реально. Если, конечно, это не была очередная уловка Уэллса.

— Есть кое-что, что я должен тебе показать, — произнес Себастиан, выдержав некоторую паузу, а затем, под недоуменный взгляд Кларингтона, обхватил его запястье пальцами и повел за собой по длинным коридорам лаборатории на поиски секретной комнаты.

Это заняло некоторое время, потому что Себастиан не слишком отчетливо помнил, как он попал в нее, ведь в прошлый раз это произошло совершенно спонтанно. Но какое-то потаенное чувство, подсознание словно вело в правильном направлении, и вскоре Себастиан коснулся рукой нужной панели, которая открывала тайную дверь.

С прошлого раза практически ничего не изменилось, раз


убрать рекламу




убрать рекламу



ве что костюм отсутствовал. К облегчению Смайта, потому что желтый цвет теперь вызывал у него чувство беспокойства и некоторой нервозности. Подойдя ближе к приборной панели, Себастиан с удовлетворением лицезрел возникшую из пустоты голову и насладился должным эффектом шока на лице Хантера при виде голограммы.

— Что это такое? — пораженно просипел Кларингтон, на что голова представилась холодным женским голосом, и Хантер отпрянул назад, в ужасе смотря на нее.

— Эта гол… Гидеон может ответить на любые твои вопросы. Однако, — Смайт выставил вперед руку, когда Хантер кинулся вперед, готовый выпалить то, что крутилось на языке, — я хочу, чтобы ты был готов к тому, что можешь узнать.

— Я хочу знать, что произошло с Софи Кларингтон, — сорвалось с губ Хантера, и Гидеон застыла на секунду.

— Мне нужно больше информации, — сказала она, а на лице Кларингтона мигом отразилась растерянность и недоверие.

— Что? — недоуменно спросил он, рвано выдыхая. — Больше информации? Да ни черта она не знает. Или Уэллс соврал! — яростно воскликнул он, тут же осажденный Себастианом.

— Подожди, — терпеливо сказал он, поглаживая Хантера по плечу. — Гидеон, покажи информацию о Хантере Кларингтоне. О его семье. Кстати, ты можешь удивиться, когда увидишь кое-что, — добавил Смайт шепотом, неотрывно глядя на сменивший голову голографический экран.

Фотография Хантера, большой текст, описывающий его биографию, а рядом сноска о семейном положении, детях. Себастиан проглядывал все это, немного смущаясь и кидая на Хантера испытующие взгляды, в то время как Кларингтон читал текст через строку, хотя и удивленно охал, замечая некоторые факты из своего будущего.

— А кто такая Эдри Тоун? — спросил Смайт, заметив незнакомое имя. — Я думал, твою сестру зовут С…

— Это ее второе имя, — выдохнул Хантер, округлив глаза от удивления. — Она взяла его, наверное, после исчезновения. Но почему? — задумчиво пробормотал он. — Гидеон, покажи местоположение Эдри Тоун, — попросил он, и вместо текста на экране появилась подробная карта.

На ее изучение Хантер потратил несколько секунд, после чего выскочил из комнаты, явно куда-то спеша. Себастиан тут же кинулся за ним, обуреваемый нарастающим беспокойством.

— Хантер? — он обогнал Кларингтона и обхватил его за плечи, с опаской глядя на него. — Ты же не собираешься ехать прямо к ней? Вы не виделись двадцать лет, ты же не… Ты хоть представляешь, на что будет похожа ваша первая встреча? Серьезно, Хантер, не делай глупостей.

— Я искал ее двадцать лет, Себастиан, — отрезал Хантер, решительно смотря в глаза Смайту. — Уж поверь мне, нашу встречу я представлял уже тысячу раз, и я смогу придумать, что сказать. Так что не переживай за меня, я… я знаю, что делаю, — он улыбнулся и аккуратно выпутался из рук Себастиана. — А представь, если бы ты сейчас мог встретиться со своей мамой? — спросил он, продолжая улыбаться и смотреть на Смайта, идя спиной вперед. — Не думаю, что бы ты упустил такой шанс, — добавил он и скрылся, потому что аргументов у Себастиана, чтобы задержать Кларингтона, не нашлось.

Все же он был прав. Выпади Смайту шанс еще раз увидеть маму живой, Себастиан воспользовался бы им, не раздумывая. Ведь, несмотря на то, что время должно лечить, где-то глубоко внутри все равно остается надежда, что когда-нибудь все станет, как прежде. И если бы Смайт смог все исправить, то он наверняка сделал бы это.


* * *

С момента внезапного отъезда Хантера прошли уже сутки. Себастиану впору было бы волноваться о нем, однако тот продолжал отвечать на короткие сообщения, так что все переживания Смайта ограничивались лишь тем, не надумал ли Кларингтон остаться на подольше. И лучше ему было выбрать отрицательный вариант, потому что в противном случае Себастиан доставит его домой самостоятельно. И не в самом лучшем расположении духа.

Зато теперь, когда Хантер был в относительной безопасности, а Уэллс обезврежен, Себастиан мог вернуться к спасению города. Делал он это без особого энтузиазма, потому что блистать и хвастаться своими заслугами было не перед кем (Кейт и Циско не в счет). Разве что Сантана, которая с круглыми как блюдца глазами слушала рассказ Смайта о настоящем убийце его матери, а после о сестре Хантера, правда, второе ее интересовало гораздо меньше.

— И что теперь ты собираешься с ним делать? Только учти, я Бриттани к нему и близко не подпущу, — пригрозила Лопез и ткнула в грудь Себастиана пальцем. Смайт вскинул руки, сдаваясь, и усмехнулся, качнув головой.

— Нет, Бриттани мне не нужна. Однако мне придется рассказать Джо о том, кто я такой и… ведь мне нужна его помощь с доказательствами, — вздохнул он и задумчиво пожевал губу. — И нужно найти такой момент, когда он будет наименее подвержен шоку, — добавил Себастиан, нервно постучав по столу пальцами.

— Поверь, такого момента не наступит. Он будет в шоке в любом случае, — заметила Сантана и налила кипяток в кружку с растворимым кофе.

— В любом случае я хочу еще раз поговорить с Тоуном, — произнес Себастиан, когда телефон в его кармане завибрировал. — О, скоро вернется Хантер, — прочел он сообщение на экране и через секунду, даже не прощаясь, убежал в С.Т.А.Р. Ему нужно было успеть встретиться с Уэллсом еще раз до приезда Хантера, потому что в противном случае он будет отвлечен Кларингтоном и его рассказом о снова обретенной сестре. И хотя Себастиану до жути интересно было послушать про нее, узнать подробнее о плане Уэллса хотелось больше.

Оказавшись рядом с камерами, Себастиан нажал на кнопку, и вскоре за отъехавшей в сторону дверью оказалась капсула с Уэллсом. С некоторым интересом, который только угадывался за уставшим взглядом, он посмотрел на Смайта, ожидая от него каких-либо новостей.

— Я хотел спросить тебя насчет… твоих планов. Что ты собирался вернуться в свое время, использовав меня. Это правда? — Себастиан сделал несколько шагов вперед, с трудом сдерживая себя и сохраняя голос ровным. На более удивленный немой вопрос Уэллса, хмыкнул: — Хантер рассказал.

— А, да. Мне хотелось выговориться, и я рассказал ему о возвращении. Поддался минутной слабости, — кивнул Уэллс. — И ты пришел, чтобы вызволить меня? Я думал, ты хочешь добиться признания, чтобы твоего отца освободили.

— Я и хочу. И не выпущу тебя, я просто… думал узнать, действительно ли ты сделал меня Флэшем? — выпалил Смайт, и, помедлив, Уэллс кивнул.

— Возможно. Настоящий Гаррисон Уэллс хотел запустить ускоритель гораздо позже, я не мог столько ждать. Он нужен был мне как можно скорее, так что пришлось… пожертвовать им ради моих целей, — мрачно усмехнулся он, пронзая Себастиана ледяными голубыми глазами.

— И почему я не удивлен? Убивать у тебя уже вошло в привычку, — презрительно бросил Себастиан, разворачиваясь, ведь понял, что слушать Уэллса дальше ему не хочется. Он и так узнал все, что собирался, незачем было тратить свое время на пустую отвратительную болтовню.

— Ты можешь спасти свою мать, — неожиданно сказал Уэллс, и Смайт замер, не понимая, послышалось ли ему. Он медленно обернулся, недоуменно глядя на пленника, и на губах Уэллса пролегла холодная усмешка. — Конечно, ты не собираешься вызволять меня из плена, но я просто хочу, чтобы ты знал, что у тебя есть выбор.

— О чем ты? — пораженно спросил Себастиан, с недоверием наблюдая за Уэллсом. Он же врал. Просто пытался заставить Смайта выпустить его, делать так, как он захочет. И давил на самые больные точки, зная, что это может сработать. — Как я могу спасти ее, если ты ее убил?

— Ты сможешь, если выслушаешь меня, Себастиан, — на мгновение Уэллс снова стал казаться прежним, тем, кому Смайт еще мог верить. Но это помутнение прошло довольно быстро, возвращая Себастиана к мрачной реальности, в которой Уэллса не существовало, а все время рядом с ним был убийца его матери. Который, скорее всего, пытался заманить его в очередную ловушку. — Я планировал сделать тебя быстрее для того, чтобы ты умел перемещаться во времени, в чем ты, по всей видимости, преуспел. И теперь я хочу, чтобы ты переместился в ту ночь, когда я застрял в прошлом. Из-за тебя, — последнюю фразу Уэллс произнес с каким-то остервенением, и Смайт дрогнул. — После этого откроется сингулярность, через которую я смогу вернуться к себе. Ну а ты… сможешь попытаться спасти свою мать.

— Но разве будущее от этого не изменится? Ведь… тогда ты не сделаешь меня Флэшем, я не стану судмедэкспертом и… — Себастиан запнулся, понимая, что может остаться без Хантера. Однако как бы Смайт его ни любил, как бы ни мечтал осуществить все, что сказала ему Гидеон об их будущем, мысль о том, что он сможет увидеть маму живой снова, а отца — свободным, затмевали все остальное. — Мне нужно подумать, — произнес Смайт через несколько секунд и закрыл выдвижную дверь.

Это и правда был сложный выбор, который требовал тщательного анализа. Ведь за все эти годы Себастиан привык жить с приемным отцом, сводной сестрой. Посещать отца время от времени в тюрьме. А если он спасет маму, его жизнь изменится. И ничего как прежде уже не будет. Правда, он всегда сможет найти Хантера и снова попытаться подкатить к нему. Ну или они и так будут вместе, кто его знает.

Из невеселых и безрадостных мыслей его вывел знакомый голос издали коридора, и Себастиан сразу же поспешил на него, с нетерпением предвкушая встречу с Хантером, по которому основательно успел соскучиться. И тут же удивленно затормозил, увидев нового человека в лаборатории.

Эдри Тоун выглядела не совсем так, как Смайт представлял ее себе. Если честно, он никак не мог додуматься, как выглядит женский вариант Хантера, однако его сестра была похожа на него лишь отдаленно. Разве что тот же цвет волос и глаз. И, возможно, та же мимика и движения. Однако теперь она выглядела слегка растерянной, переводила заинтересованные и немного напуганные взгляды с Циско на Кейт и обратно, а когда появился Себастиан, и вовсе слегка приоткрыла рот.

— Это он умеет быстро двигаться? — тихо поинтересовалась Эдри на ухо у Хантера, и он кивнул, с улыбкой глядя на Смайта. Себастиан же, в свою очередь, удивленно вскинув брови, подошел ближе к сестре Кларингтона.

— А ты… Хантер, может, объяснишь? — выдержав секундную паузу, спросил Себастиан, не отрывая взгляда от Эдри. — Я думал, ты приедешь один.

— Да, я… собирался, но… Софи, покажешь ему? — принялся было объясняться Хантер, но в последний момент обратился к сестре. Эдри, вновь с легкой нервозностью оглядев присутствующих, кивнула и выставила вперед правую руку для лучшего обозрения. Через секунду рука по локоть растворилась в воздухе.

— Так ты невидимка… — пораженно произнес Себастиан, наблюдая, как рука снова возникла из ниоткуда.

— Да, я… — Эдри запнулась, но поймав ободряющий взгляд Хантера, продолжила. — Способности к невидимости у меня проявлялись с самого детства. Чаще всего в том, что меня не замечали. Словно я пропадала для всех, хотя и сохраняла видимость. А потом… в десять лет я просто исчезла. Я шла из школы, и меня напугал резкий звук — какие-то мальчишки взрывали петарды во дворе. Я испугалась, а после пропала, — она замолчала, видимо, ожидая какого-то эффекта от ее слов. — Было тяжело, даже очень, но невидимость дает много преимуществ. Тебя ведь никто не видит, — горько улыбнулась Эдри. — С годами я научилась контролировать себя, поэтому могу исчезать только тогда, когда сама захочу. Но я не использую эту способность для преступлений, — она усмехнулся и покачала головой.

— Но почему ты не вернулась, когда смогла снова обрести видимость? — осторожно спросила Кейт, с сочувствием смотря на Эдри.

— Я подумала, что мои родители давно забыли обо мне, да и странно было бы появляться через такое долгое время. Я взяла второе имя, переехала в другой город. Решила жить так, будто я другой человек, и тут… появился Хантер. Если честно, я думала, что он должен быть последним, кто бы вспомнил обо мне, но оказалось, что он искал меня все двадцать лет, — она взглянула на брата с благодарностью и тепло улыбнулась ему.

— А как ты придумала себе фамилию? Ты ведь Эдри Тоун, верно? — прервал идиллию Себастиан, потому что после того, как он прочел имя сестры Хантера на экране, он не мог избавиться от странного чувства, что это все не просто так.

— Нет, пока что я Кларингтон. Мой жених, Эдди, — Эдри улыбнулась шире и погладила колечко на безымянном пальце. — Хантер уже успел рассказать мне про то, кто вы и чем занимаетесь, — она с еще большим интересом посмотрела на Смайта, в то время как на самого Себастиана будто снизошло озарение.

Впервые услышав фамилию Тоун, Смайт не мог сообразить, почему она казалась ему такой знакомой. А уж об Эдди он успел забыть, наверное, с той самой секунды, как в офисе появился Хантер. Но ведь это же простое совпадение, в мире еще много людей по фамилии Тоун. И с Эобардом это никак не связано. Однако совпадение было слишком странным.

Воспользовавшись моментом, когда Кейтлин подошла посмотреть на кольцо, Себастиан поманил Хантера за собой, понимая, что откладывать разговор просто нельзя. Слишком много информации за короткий промежуток времени, если ею ни с кем не поделиться, то можно попросту разорваться от переполнявших противоречивых чувств.

— Зачем ты ее сюда привез? — спросил Смайт, совершенно не то, что должен был, но и это его интересовало не меньше. — Я думал, ты просто встретиться с ней решил, вот и все.

— Да, так и было. Сначала. Но потом я подумал, что ей бы неплохо познакомиться со всеми. Может, они смогли бы понять, откуда у нее вообще появились способности, ведь в нашей семье, кроме меня и нее нет мета-людей, — ответил Хантер, сперва напряженный, а после расслабившийся, как только понял, что ему не грозит серьезного разговора. Однако тут же избавился от этих мыслей, заметив, как побледнел Себастиан. — Что с тобой?

— Я говорил с ним. С Тоуном. Он сказал… Сказал, что я могу спасти маму, — последняя фраза была произнесена достаточно тихо из-за переполнявших Смайта эмоций, и он прижал пальцы к губам, с волнением глядя на Хантера. И, как и ожидал, увидел на его лице непонимание.

— Бас, это же… Ты же знаешь, что он врет, — Кларингтон покачал головой, не понимая до конца, с чего Себастиан вообще решил сунуться к Уэллсу, они ведь уже все решили. — Он только хочет, чтобы ты пошел у него на поводу и…

— А что, если нет? Что, если он не врет, и я правда могу… Хантер, — Себастиан судорожно выдохнул и опустился на пол, съехав по стене вниз. — Я не знаю, что мне делать, — просипел он. — Я знаю, что это глупо — довериться ему, но если он говорит правду? Хантер, я могу спасти ее, она будет снова жива, у меня будет нормальная семья, — заговорил он с немного безумной улыбкой, надеясь на понимание, но в глазах Кларингтона словно была каменная стена.

— Нет, — отрезал он, скрестив руки на груди. — Это не правильно.

— Не правильно? — прошипел Себастиан, подскакивая. — Ты нашел свою сестру и притащил ее сюда, а когда я хочу вернуть свою мать, ты говоришь, что это не правильно? Да какого черта, Кларингтон?

— Моя сестра была жива все это время. А твоя мать нет. Если ты спасешь ее, ты изменишь настоящее. А я не хочу, чтобы ты рисковал так сильно, — принялся закидывать аргументами Хантер, но слышать их Себастиан не хотел. Все, что он понимал в тот момент — Хантер Кларингтон лицемер.

— Да даже если оно изменится, я буду счастлив. У меня будут мама и папа, нормальная семья, нормальная жизнь без всего этого дерьма, — принялся оправдываться Себастиан и вдруг понял, что сболтнул лишнего.

— Значит, я тоже вхожу в понятие «все это дерьмо?» — холодно спросил Хантер, заставляя Смайта кинуться к нему, на ходу придумывая оправдания получше.

— Нет, я имел в виду… скорость, Тоуна, все нелепые и ненужные смерти. Ты лучшее, что у меня есть сейчас, и я обещаю, что если все изменится, то я найду тебя. Найду и отберу, даже если ты будешь в отношениях, — усмехнулся Себастиан, прижимаясь ко лбу Хантера своим. — Ты — единственное, что я не хотел бы менять.

— Обещай, что ты подумаешь еще раз, — попросил Кларингтон, тяжело вздохнув. Он положил обе руки на талию Смайта и прижал его к себе, закрыв глаза. — Ведь неизвестно, как сложилась бы моя жизнь при других обстоятельствах. Вдруг я бы погиб? Ты не представляешь, сколько раз я был на волоске от смерти еще до встречи с тобой, — невесело ухмыльнулся он, заставляя предательский холодок пробежать по спине Себастиана. А может, Хантер действительно был прав, не советуя рисковать тем, что имелось? Ведь этого и правда можно было не вернуть в другой раз.

— Ладно, — согласился наконец Смайт, коротко кивая. — Я подумаю. Все же у нас пока есть время, — сказал он со слабой улыбкой и оставил легкий поцелуй на губах Хантера.

Мысли о нормальной и счастливой семье, которые переполняли Смайта, страхи о том, что что-то могло не получиться, — все это смешалось с суровой реальностью, которая твердила, что нужно учиться прекращать жить прошлым. То, что было, не вернуть, нужно ценить, что есть сейчас и готовиться к тому, что будет. Однако, в отличие от голоса разума в лице Хантера, Себастиан знал, что значит потерять практически все, что дорого. Да, Эдри пропала, когда Хантеру было шесть, и он пытался найти ее, прилагая все усилия. Но никто не гарантировал, что если бы Кларингтон потерял сестру навсегда, он бы не стал пытаться вернуть ее всеми возможными способами.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Как правило при решении любой проблемы, которая когда-либо вставала перед человеком, первая мысль, пришедшая в голову, оказывалась верной. Какой бы бредовой или неправильно она ни казалась сначала, к интуиции стоит прислушиваться, ведь она дает правильные советы. И хотя Хантер и сказал Себастиану подумать над предложением Уэллса, сколько бы Смайт ни бился, вариант со спасением матери все равно выходил вперед. И в конце концов Себастиан сдался.

— Значит, ты решился? — по голосу Хантера было заметно, что он не в восторге, и это еще мягко сказано. И Смайт предпочел бы не слышать того разочарования, которое в нем сквозило.

— Прости. Но я должен попытаться, — в который раз попытался убедить его Смайт, хотя и не старался звучать уверенно. Он просто устал препираться, надеясь, что Кларингтон поймет его.

— Обещай, что ты найдешь меня, — выдержав паузу, попросил Хантер и сжал руку Себастиана своей, отчего у второго появилась на лице немного вымученная улыбка. Ответив, что непременно выполнит это, Смайт втянул Хантера в поцелуй, который, как он надеялся, не будет одним из последних.

Думать о том, что Хантер не вспомнит его, если что-то изменится, было невыносимо. Так же как и понимать, что придется все начинать заново, на этот раз без козырей со спасением и суперскоростью. Однако иногда некоторые обстоятельства просто выше нас, и сделать мы ничего не можем.

И хотя проблема с Хантером решилась, пусть и не без труда, оставалось еще много деталей, которые следовало обсудить и сделать. Словам Уэллса доверие было ограничено, даже если Смайт и чувствовал, что он не врет. Но все же предложение по созданию червоточины при помощи столкновения Себастиана с частицей водорода после некоторого совещания пришлось принять.

— И еще ему будет нужна машина времени, — мрачно протянул Себастиан, наблюдая за Циско. — Без своей скорости его просто размажет по червоточине. Я бы с радостью на это пошел, однако он, скорее всего, не согласится с моими поправками его плана, — так же невесело усмехнулся он, и присутствующие единогласно поддержали его настроение.

— Можно сделать ее в виде макета, — фыркнул Циско, заставляя Себастиана снова улыбнуться. — Но, думаю, он заметит подставу. Придется отправить его к себе во время, чтобы больше не мозолил нам глаза, — решил он, после неспешно отправился в кабинет, который отвел для себя Уэллс во время работы.

Проследив за ним взглядом, Смайт подошел к столу и прислонился к нему, задумчиво принявшись постукивать по столешнице пальцами. Он не мог перестать ловить себя на мысли, как же ему было страшно, и даже Хантер рядом не спасал его от ужаса, вызванного сомнением: а если он не сможет набрать нужную скорость? И тогда его ждет участь похуже той, что могла представиться. Одно дело жить без Хантера и попытаться вернуть его, а другая… заставить все еще любящего Хантера жить без него.

— Ты справишься, ты мне веришь? — заметив, что теперь мрачность Смайта вызвана отнюдь не желанием поскорее расправиться с Уэллсем, Хантер подошел к нему и, положив обе руки на плечи, заставил встретиться с собой взглядом. — Ты самый быстрый на Земле, и нет ничего, с чем ты бы не справился. Кроме, разве что, работы детективом, — усмехнулся Кларингтон, вызывая на лице Себастиана улыбку.

— Я просто боюсь, что… — начал было он, но Хантер прервал его, приложив палец к губам.

— Не бойся. Я буду рядом, я поддержу тебя, ты же знаешь. Когда я вообще подводил тебя? — самодовольно ухмыльнулся Хантер, стараясь развеселить Смайта и помочь ему отвлечься, направляя мысли в более приятное русло. — Хочешь сегодня массаж? Или ванну, если Джо придет позже? — Кларингтон поиграл бровями, соблазняя Себастиана, и в итоге Смайт сдался, широко улыбаясь. Уж отказать Хантеру даже в малейшем намеке на секс он никак не мог. И это действительно поможет ему отвлечься от предстоящего задания. Ничего так не успокаивало, как Хантер, нежно целующий горячую кожу или грубо втрахивающий в кровать.

— Думаю, мне нужно поговорить с Джо, — произнес через несколько секунд молчания Себастиан, вызывая легкое недоумение у Хантера. — Я хочу просто сказать ему спасибо за все, что он сделал для меня, если вдруг… я больше не увижу его. Будущее изменится, он не будет моим приемным отцом, а значит, и связывать нас ничего не будет. Но это будет нечестно с моей стороны оставить все, как есть, и сбежать неблагодарной свиньей. Ведь Джо стал важной частью моей жизни. Если я умру, мы хотя бы будем знать это, — Себастиан печально улыбнулся, читая в глазах Хантера тоску, которую он не хотел бы видеть. — Но это будет после нашей совместной ванны, — подмигнул Смайт, погладив Кларингтона по плечу, опустился к его руке и, сжав кисть, повел прочь из лаборатории. Он больше не хотел видеть это место, кроме как в назначенный день, когда все наконец закончится. Теперь только любовь, Хантер и семья, ну, а дальше… Только время сможет показать.


* * *

Сколько бы раз мысленно Себастиан ни представлял себе, как он решительно появится, отгонит Тоуна, а лучше — свернет ему шею и спасет маму, на деле это оказалось не так уж и радужно. Видеть последние минуты жизни матери было самым болезненным моментом, а понимать, что они последние, было невыносимо. Но еще больше ужаса вызывала мысль, что он не сможет. Не сможет вмешаться, исправить все, не сможет спасти ее. Потому что это неправильно, и Себастиан из будущего показал себе это, чем только еще раз доказал справедливость слов Хантера с самого начала, в то время как Смайт был слишком слепым и упертым, чтобы согласиться с ней. И теперь вынужден был пережить самый страшный момент в его жизни, чего не пожелал бы никому.

Она смотрела на него и слабо улыбалась, пытаясь запечатлеть перед смертью его лицо. Наверное, где-то в глубине души Нора была счастлива узнать, что с ее сыном все в порядке, что он вырос и вполне здоров. Всякий родитель был бы рад этому, однако не при таких обстоятельствах Себастиан хотел бы предстать перед ней. Не в последние минуты, когда она сжимала его руку, а он глотал слезы, которые лились по щекам непрерывным потоком.

— Я люблю тебя, милый, — тихо произнесла Нора, и через мгновение свет в ее глазах погас. И в тот момент, Себастиану казалось, будто кто-то резко выдрал из его груди кусок, оставляя в ней пустоту, которая не затянется уже никогда.

Прощание с умирающей матерью отняло все силы, выжало все соки, но ему хватило мужества при возвращении разбить капсулу, в которой находился Уэллс. Это ведь была его идея, которая с самого начала не стоила даже попыток к рассмотрению. Со злостью глядя на него, Уэллс довольно скоро поднялся после крушения машины времени и кинулся на Себастиана.

— Почему ты не спас ее?! — взревел он от бессилия и злобы. — Почему не изменил время? А как же жизнь, о которой ты так мечтал?!

— Она у меня уже есть, — кинув на стоящего неподалеку Хантера взгляд, Смайт ухмыльнулся, и в следующую секунду Уэллс набросился на него, возобновляя словно давно начатую схватку, которая никогда не закончится.

Черная дыра исчезла так же внезапно, как и появилась, и люди, сидевшие и ждавшие результатов наверху, высыпали внутрь ускорителя, не понимая, что происходит и почему Уэллс до сих пор здесь. И лучше бы их не было рядом, потому что без испуганных взглядов Хантера, Эдри, Сантаны, Кейт и Циско драка была бы гораздо продуктивнее и закончилась бы быстрее, ведь Смайту уже удавалось победить Уэллса, когда он был сосредоточен. Но он то и дело сталкивался с барьером в виде переживающих за него людей и сам боялся, что навредит им, повернув или ударив не туда.

Наверное, именно это и послужило отрывной точкой, потому что вдруг чужая рука с силой сжала его горло, и Себастиан осел, хрипя и не понимая, что это может привести к концу.

— Я все равно убью тебя, Смайт, — прорычал Уэллс, сжимая горло Себастиана все сильнее. — Сначала тебя, а потом их, — он ткнул пальцем в сторону собравшихся в кучку друзей, видеть страх которых было больнее всего. — Или же… — ухмыльнулся он, окинув компанию взглядом. — Как насчет небольшого шоу?

Это могло бы быть концом, потому что после скачка во времени, пережитой во второй раз потери матери, поражения и усталости из-за драки с Уэллсом Себастиан потерял все силы на борьбу, но внезапно рука, сжимавшая горло, ослабела, а затем и вовсе отпустила шею. Решив поразвлечься и доставить Смайту еще больше страданий, Уэллс направился прямиком к его друзьям, чтобы убить всех по очереди на глазах у Себастиана, как вдруг в полупустом помещении эхом раздался гулкий выстрел. Смайт, кашляя и судорожно дыша, в панике принялся искать глазами стрелка и жертву, и увидел, как пуля, летевшая в сторону Уэллса, не достигла пункта назначения, так как Уэллс успел развернуть ее, и, словно в замедленной съемке, врезалась в грудь Эдри.

Сантана, державшая пистолет, видимо украденный у Джо как раз на такой случай, выронила оружие на пол и в панике кинулась к Эдри, которая резко пошатнулась и рухнула на руки подлетевшего к ней Хантера.

— Твою мать, что ты сделала?! — в панике крикнул Хантер, не в силах отвести взгляд от быстро бледнеющего лица сестры. Сантана от ужаса рыдала рядом, не способная выдавить и слова, и Смайт было кинулся к ним, как вдруг Циско что-то крикнул, указывая на застывшего Уэллса.

Медленно, на лице Гаррисона Уэллса принялись проступать черты истинной скрытой под маской личности — Эобарда Тоуна. Он, как и Хантер, да и остальные присутствующие, с ужасом глядел на умирающую Эдри, а его тело постепенно начинало исчезать, словно растворяясь в воздухе сверкающими бликами.

— Но как такое возможно… — раздался тихий голос Кейт, чьи и без того большие глаза округлились от ужаса.

— Должно быть, она… она предок Тоуна. Но как такое может быть? Она ведь не вышла замуж, — ответил ей Циско, смотря на то, как Эобард стирается из реальности и кричит от бессильной злобы.

— Она беременна. Поэтому они и собирались пожениться, — тихо произнес Кларингтон, заставляя остальных замолчать. — Почему тебе вообще понадобилось стрелять, Лопез?! — снова взревел он сквозь слезы, будто раненный зверь. Но Сантана лишь беспомощно смотрела на Эдри, глотая слезы и, то открывая, то закрывая рот.

Собрав последние силы, Эдри притянула Хантера к себе, сжимая пальцами его за ворот рубашки, и практически беззвучно прошептала что-то на самое ухо, кинув на Смайта последний взгляд, после чего ее рука бессильно обвисла, а глаза погасли, не способные больше видеть что-либо в этом мире.

Все это время Себастиан полулежал на полу, наблюдая за Хантером и не веря, что такое может произойти с ним. Как на глазах Кларингтон становится жалким и потерянным, словно нет больше маяка, к которому можно идти. Найти что-то и безвозвратно потерять навсегда, по такой дурацкой случайности. Он не винил Сантану в произошедшем, в конце концов она пыталась спасти его и всех их, однако сердце разрывалось от мысли, что Хантеру пришлось столкнуться со смертью дорогого человека. И Себастиан понимал его, ведь сам пережил это несколько минут назад, а теперь словно наблюдал за собой со стороны.

Тоун исчез с тихим хлопком, и на несколько секунд все стихло. Хантер прижимал к себе тело Эдри, глухо рыдая и гладя ее по волосам, Сантана сидела рядом, боясь пошевелиться, а Кейт и Циско вместе со Смайтом наблюдали за очередным горем, которое отождествляло всю несправедливость этого мира. Неожиданно в воздухе не заискрился голубоватый вихрь, заставляя почти всех присутствующих отвлечься. Удивленно посмотрев на него, Себастиан понял, что червоточина, которую должны были закрыть, снова открылась по непонятным причинам. И избавиться от нее прежним способом не удастся.

— Уходим отсюда, — распорядился Смайт, понимая, что оставаться дальше в лаборатории нельзя. Он попытался оттащить Хантера от безжизненного тела Эдри, но тот вцепился в нее, не желая отпускать.

— Я не уйду без нее! — крикнул он, прижимая мертвую сестру ближе к себе, но уже не так сильно, когда руки Себастиана легли на его плечи и мягко сжали.

— А я не уйду без тебя. Думаю, мы оба согласимся, что лучше мне остаться живым, чтобы попытаться спасти город, а для этого мне нужно твое постоянное присутствие где-то поблизости, — сказал он на ухо Хантеру, игнорируя крики друзей, которые уже бежали прочь из коллайдера.


убрать рекламу




убрать рекламу



Просидев без движения несколько секунд, Хантер прижался губами ко лбу Эдри, оставляя на нем теплый прощальный поцелуй, а после, практически не глядя, отпустил ее и был уведен Себастианом прочь от зарождающейся черной дыры, которая все росла и росла, грозя уничтожить не только С.Т.А.Р., но и весь город в целом.

— Что нам теперь делать? — испуганно спросила Кейт, как только все оказались на улице. Себастиан взглянул на червоточину, которая уже начала выходить за пределы лаборатории, и принялся лихорадочно соображать. Поднимавшийся вокруг нее вихрь помог зацепиться за одну идею, но Смайт не был уверен, что справится на все сто процентов.

— Я думаю… думаю, ее нужно повернуть. Как часовую стрелку, в обратную сторону. Если двигаться очень быстро, я смогу создать вихрь сопротивления, и тогда она… исчезнет? — предположил он, поворачиваясь к Циско, и Рамон, помолчав, кивнул, не переставая хмуриться.

— Ты уверен, что справишься в одиночку? — спросил он обеспокоенно, и Себастиан покачал головой.

— Нет, — предельно честно ответил Смайт, однако знал, что другого выхода у них все равно нет. — Если, конечно, у нас нет мощной ударной волны, чтобы отправить в самый центр, — сказал он, как вдруг глаза Рамона загорелись, и он быстро бросился к зданию, в надежде успеть прежде, чем его засосет.

— Не делай этого, — голос Хантера, который все это время сохранял молчание от шока, изменился до неузнаваемости: хриплый и усталый, тихий, заставляющий сердце Себастиана физически сжаться от боли. — Я не могу потерять еще и тебя, — он схватил Смайта за руку, словно пытаясь остановить его и образумить.

— Я не могу… Хантер, я обязан закрыть ее. Иначе мы все погибнем. А кто, если не я? — Себастиану с трудом дались собственные слова, которые, он чувствовал, должны были прозвучать. «Да кто угодно!» — словно кричали глаза Кларингтона, однако Хантер не смог озвучить слова, застрявшее на подходе к горлу. Себастиан все равно принялся бы отрицать и противиться.

Тот роковой удар молнии изменил все. Его жизнь, его судьбу, его будущее. Себастиан с самого начала знал, что будет тяжело, но даже представить не мог, насколько. Казалось, что прошла вечность, прежде чем Хантер нашел в себе силы кивнуть и отпустить Смайта на очередное и, как оба в глубине души надеялись, не последнее его задание. Не дав Кларингтону отойти, Смайт крепко обхватил его за плечи, притягивая к себе и увлекая в самый нежный и полный любви поцелуй, на который был способен. Если это их последняя встреча, то она должна запомниться навсегда.

— Просто не переставай верить в меня, ладно? — прошептал Себастиан, прижимаясь ко лбу Хантера своим, и он кивнул, стискивая Смайта в объятиях, как в тисках. — Что тебе сказала Эдри? — Себастиан сам не знал, что заставило его задать такой личный вопрос, но Кларингтон вдруг горько улыбнулся, чего Себастиан точно не ожидал.

— Чтобы я не переставал быть твоим героем. И что я должен оберегать тебя, — произнес он. — Но ты…

— Ты и так мой герой. Без тебя я бы таким никогда не стал, — Смайт отстранился, стараясь заглянуть Хантеру в глаза. — А теперь я должен рискнуть, чтобы позволить тебе быть героем и дальше.

Момент прервал Циско, который сунул в руку Себастиана приличных размеров прибор, на котором красовалась небольшая кнопка сбоку. Недоуменно оглядев его, Смайт с немым вопросом в глазах посмотрел на Рамона, чтобы он объяснил.

— Как только ты окажешься на краю, нажми на кнопку и брось ее внутрь. Он взорвется. Это прототип… одной моей идеи, но я не успел его завершить, — сказал он, с жалостью глядя на прибор.

Молча кивнув, Себастиан снова взглянул на Хантера, пытаясь запомнить каждую черточку на его лице, каждую родинку, хотя и так мог с легкостью представить его, закрыв глаза. Коротко улыбнувшись и произнеся одними губами «Я люблю тебя», он натянул маску костюма и, в последний раз сжав руку Кларингтона, что не отпускал все это время, бросился вперед, к черной дыре.

Пускай Смайт не знал, что его ждет и сработает ли план. Пускай будущее не предопределено, ведь его всегда можно изменить, все зависит лишь от выбора. Пускай весь мир ополчится против него, желая уничтожить и стереть всю память о нем. Пока рядом будет Хантер, даже простой след на его руке и яркие счастливые моменты в памяти о проведенных вместе минутах, Себастиан сможет справиться с чем угодно.

Не-глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Вдох. Еще один.

Только бы сердце не выпрыгнуло из груди от ужаса.

Себастиан поднял глаза и встретился взглядом с собственным напуганным отражением. Он видел перед собой человека, готового дать деру при первой же возможности. Нервы, казалось, были напряжены до предела, и спокойствие, пусть он и пытался вернуть его, не приходило.

Дверь скрипнула, и Смайт подпрыгнул от неожиданности, резко обернувшись. Это была Сантана, кто же еще мог войти к нему в комнату без приглашения и стука. Оглядев Себастиана с ног до головы, она хмыкнула и криво ухмыльнулась.

— Ты готов? Тебя все ждут через пять минут, — сказала она и, подойдя к Смайту, поправила галстук-бабочку на его шее.

— Я… Есть еще шанс все отменить? Может, перенести это еще на пару лет?.. — нервно хихикнул Смайт, заведомо зная, какой ответ получит.

— Неужели так страшно? — Лопез усмехнулась и отряхнула плечи черного смокинга от несуществующей пыли. — Поверь, все закончится после того, как ты его увидишь. Я ведь тоже прошла через это.

— Я просто боюсь, что облажаюсь. Упаду, скажу не то, назову другое имя… — принялся перечислять Себастиан роившиеся в голове мысли, чем откровенно развеселил Сантану.

— Ты победил Зума, надрал задницу Савитару, несколько раз спасал нашу вселенную от гибели. И боишься облажаться в словах «Я согласен»? Твоим фанатам точно нужно узнать о том, какой их Флэш — храбрец, — смеялась она, наблюдая за начавшим злиться Себастианом.

— Между прочим, это было гораздо проще, чем пойти сейчас к алтарю мимо толпы друзей и родственников. И к чему вообще была вся эта церемония, можно же было просто устроить небольшое торжество для самых близких… И не устраивать всего этого! — разъяренно кинул он, кивнув в окно, где на пластиковых белых стульях уже сидели гости с обеих сторон. — А если я не гожусь для всего этого? Если он поймет, что я ужасен и бросит меня? Я ведь просто не переживу, — Себастиан опустился на стул рядом с зеркалом и закрыл руками лицо, пытаясь прийти в себя.

— После всех ваших ссор, после тонн ревности и обид, после всего, что вы пережили, ты правда думаешь, что Хантер бросит тебя? — Сантана опустилась на корточки рядом с Себастианом и отняла руки от его лица. — Может быть, тебе стоило бы проверить голову, а то в последнее время мне кажется, что твоя скорость притупила умственные способности и мозг просто не поспевает в развитии. Бас, — продолжила она, не дав Смайту возмутиться, — если он до сих пор рядом, то только действительно смерть сможет разлучить вас. Хотя я уже даже в этом сомневаюсь, — улыбнулась она.

— Ладно, да, наверное, ты права, — кивнул Себастиан и судорожно выдохнул, пытаясь изобразить улыбку. — Давай покончим с этим.

Он уже готов был подняться, чтобы выйти из комнаты и проделать путь до алтаря в последние минуты своей холостяцкой жизни, но кашель Лопез остановил его прежде, чем он успел коснуться ручки двери.

— Точно ничего не забыл? — поинтересовалась она, оказавшись под недоуменным взглядом Себастиана.

— Нет, а что… Нет, — последнее слово Смайт протянул с недоверием и толикой обреченности, ведь всеми силами старался избежать этой части церемонии. — Я ведь даже не невеста!

— Но ты был в восторге от этой идеи в детстве, даже больше меня. И вряд ли Хантер сам позаботился о таком, да и платье на него бы не налезло, — усмехнулась Сантана, раздражая Себастиана, но вместе с тем избавляя от паники, которая грозила разорвать его на части. — Что-то старое? — командным тоном поинтересовалась Лопез.

Обреченно вздохнув, Смайт указал на пряжку ремня с молнией — первый подарок Хантера для него.

— Что-то новое? — Сантана усмехнулась, и Себастиан скривился.

— Да, я надел то белье, что ты подарила, — нехотя признался он.

— Что-то чужое? — Смайт продемонстрировал запонки, одолженные отцом Хантера, правда, с большой неохотой. История с ним была самой запутанной и сложной, однако в конце концов он сидел в первом ряду на свадьбе своего сына. И в его глазах опростоволоситься Себастиан боялся больше всего.

— И что-то голубое, — закончила Сантана, и Смайт криво ухмыльнулся.

— Мы можем засчитать мою ориентацию. Я свободен? — уточнил он, но Лопез имела на него другие планы. Отколов от своего платья синюю розочку, она прикрепила ее к карману на груди Себастиана и улыбнулась, оглядев Смайта еще раз.

— Давай, сделай их, будущий мистер Кларингтон, — велела она, заставив Себастиана в очередной раз закатить глаза.

— Мы еще не решили, чью фамилию оставим. Может, я так и буду Смайтом, — фыркнул он, но дальше возмущаться времени уже не было. С улицы послышалась музыка, и Себастиан, подхватив Сантану на руки, в считанные секунды спустился вниз, оказываясь рядом с проходом.

— Удачи, — произнесла Лопез одними губами и поспешила занять свое место рядом с Бриттани.

Ну, вот и он. Тот момент, которого Себастиан так боялся больше сражений со своими заклятыми врагами, больше шансов оказаться убитым или потерять кого-то, кого он любил. Все люди разом обернулись, когда заметили его приближение, и Смайт натянуто улыбнулся, делая неуверенный шаг вперед. Еще один. И еще. Поскорее бы закончилось это напряжение, поскорее бы закончилось все.

Ему казалось, что он идет по дорожке вечность, хотя прошла всего пара секунд, и он только оказался на финишной прямой. Страхи и сомнения продолжали переполнять его, но ровно до тех пор, пока впереди не появилось такое родное и любимое лицо.

И с той секунды все перестало существовать. Музыка, гости, священник — все они оказались неважны и несущественны, Себастиан просто их не видел. Он шел к тому, с кем собирался провести остаток своей жизни, уверенный, что поступает правильно. Смайт знал, что иного пути у него просто не было, что он сделал правильный выбор и что Хантер, какие испытания им на пути не попадутся, всегда будет рядом, чтобы поддержать его.

— Привет, — тихо прошептал Хантер, как только Себастиан оказался рядом. — Ты как-то слишком неприлично светишься для человека, который вот-вот должен попрощаться со своей свободой, — Кларингтон ухмыльнулся и повернулся вместе со Смайтом к священнику.

Смайт решил ничего на это не отвечать, лишь продолжая широко улыбаться, практически не вслушиваясь в слова пастора. Он только ждал момента, когда можно будет наконец сказать чертово «Я согласен», при этом не прокричать его и не сделать этого досрочно, потому что Себастиан готов был треснуть по швам на этот раз от переполнявшего его счастья.

Прочитаны клятвы, от которых даже на глазах Хантера, Себастиан готов был поклясться, выступили слезы, финальные вопросы священника произнесены и кольца надеты. До последнего это казалось нереальным, игрой спидфорса, а может, он уже умер и все это лишь часть той загробной жизни, в которой он оказался. Что ж, стоило признать, невероятно замечательной.

— Объявляю вас мужем и мужем, — в голосе священника слышался веселый смех, вызванной реакцией брачующихся, по большей части Смайта, и Себастиан, не став дожидаться предложения поцеловаться, сам накинулся на Кларингтона. Гости аплодировали, вставая со своих мест, кто-то свистел и выкрикивал поздравления, но Себастиан не слышал. Весь его мир был в его объятиях, а он был в его, и ничего другого ему было уже не нужно.

— Ну, вот я и получил вас, мистер Кларингтон, — с ухмылкой произнес Хантер, наблюдая за тем, как Себастиан облизывает губы, а счастье на его лице постепенно сменяется иронией.

— Насколько я помню, мы остановились на Смайрингтоне, — парировал Себастиан, но Хантер уже повернулся к гостям, крепко сжимая руку Смайта в своей.

— Мы обсудим это позже. Ну, а пока улыбнись и поклонись, — негромко произнес он и тут же поспешим последовать собственным словам.

И Себастиан не мог на него злиться, только не сегодня. В любой другой день, в другой реальности, может быть. В этот день он был слишком счастлив, чтобы ругаться и делать вид, что ему что-то не нравится. Даже когда что-то начинало идти не так, вроде порванного у одной гостьи платья, опоздавшего оркестра, брошенного мимо букета и тоста Сантаны, после которого покраснели все присутствующие. Смайт знал, что все это не важно, что все проблемы остались позади. Не рядом с Хантером, прикосновения которого были пропитаны заботой, а взгляд — безграничной любовью, что заставляла Себастиана буквально таять от счастья.

Теперь перед ним — перед ними — новое будущее, которого он ждет, к которому он готов. И препятствия они смогут преодолеть без проблем, вместе, объединившись с силами, как обычно это и бывает. Ведь Хантер всегда будет для него героем. А он для Хантера.

— Знаешь, иногда я думаю, как бы сложилась жизнь, если бы в меня не попала та молния? — спросил Себастиан во время одного из последних танцев, когда гости уже не стояли на ногах, а на танцполе остались самые пьяные и самые стойкие. — Ведь тогда я мог бы не спасти тебя. А ты, быть может, вообще бы не приехал в наш город.

— И почему ты говоришь об этом именно сейчас? — Хантер остановился и встретился с глазами Себастиана своими. — Давай представим, что тогда я бы спас тебя от какой-нибудь передряги, ведь я стал бы единственным супергероем Централ-сити. И, я надеюсь, твоим тоже. А потом ты, как преданный фанат, выследил бы меня, и у меня не осталось бы выбора, как влюбиться в тебя, потому что… мне кажется, по-другому просто бы не получилось. Хоть ты и та еще заноза.

— Такой вариант меня вполне устроит, — улыбнулся Себастиан и, оставив поцелуй на губах теперь уже мужа, вернулся к танцу. — Я люблю тебя, мистер Смайт.

— А я тебя, мистер Кларингтон.

— Смайрингтон!

— Ну, это мы еще посмотрим.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Песня Stolen группы Dashboard Confessional.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Billie Quiet » The Fastest Man Alive [СИ].