Название книги в оригинале: Саймон Шэрон. Безмолвный пруд

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Саймон Шэрон » Безмолвный пруд.



убрать рекламу



Читать онлайн Безмолвный пруд. Саймон Шэрон.

Шэрон Саймон

Безмолвный пруд

 Сделать закладку на этом месте книги




ГЛАВА 1

 Сделать закладку на этом месте книги

— Никакой ночной тусовки не получится! — Алекс пыталась перекричать шум двигателя катера. — Нам придется спать в крохотной каюте вместе с родителями Чарли и ее младшим братом!

В настоящей ночной тусовке могли принять участие лишь четверо: рослая рыжеволосая Алекс, тихая, застенчивая Луиза, мечтательная Джо и энергичная темноволосая Чарли — большая любительница поесть. Собираясь такой компанией, они делали что хотели и болтали обо всем на свете. Девочки дружили с шестого класса.

— Не волнуйся! — крикнула в ответ Чарли. — Сегодня мы будем спать в палатке на мысе у Мэрдокс-Миллз. Там мы останемся совсем одни! — И ее темные глаза загадочно сверкнули, когда она окинула взглядом заросшие густым кустарником берега реки. — Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь местное кладбище! — И она указала на горстку домов возле шлюза. — Знаешь, как там жутко!

Все подружки столпились на носу катера, который родители Чарли взяли напрокат.

Через несколько минут рокот двигателя смолк: катер приблизился к двухступенчатому шлюзу Мэрдокс. Впереди ждали своей очереди еще три катера.

Можно нам сойти на берег? — спросила Чарли у отца, который стоял у штурвала. — Я хочу показать девочкам кладбище.

— Только не задерживайтесь: в шлюзе мне понадобится ваша помощь! — Отец Чарли подвел катер к причалу, и девочки спрыгнули с борта.

— Мы скоро вернемся! — пообещала Чарли, и все четверо двинулись по молодой зеленой травке к небольшому парку, разбитому вокруг шлюза.

— Ну и где это кладбище? — нетерпеливо спросила Джо, шагая по проселочной дороге, уходящей круто вверх от берега реки. — Этот Мэрдокс-Миллз и на город-то не похож.

— Он так захирел в последнее время. А когда-то здесь работали четыре мельницы и домов было гораздо больше, а в церкви шли службы, — объяснила Чарли. — Сейчас все увидите!

Чарли неожиданно остановилась и нырнула в густые заросли жимолости. Солнечные лучи не могли пробиться в глубь кустарника, и там было сумрачно и прохладно. Отводя ветки, девочки пробрались через кусты и очутились на заброшенном кладбище. Надгробия тянулись так далеко, насколько хватало взгляда.

Вечер только начинался, но по кладбищу уже протянулись густые тени. И подружек мгновенно охватило странное и страшноватое ощущение — ожидание чего-то необычного.

Луиза наклонилась и провела пальцами по полустершейся надписи на одном из надгробий.

— Здесь похоронен ребенок, девочка, — сообщила она подругам. — Она родилась в тысяча восемьсот двадцать шестом году и умерла в тысяча восемьсот тридцатом! Кладбище и вправду очень старое.

— А это чья могила? Вон та, с плитой, похожей на огромный бублик? — спросила Алекс, указывая на плоский круглый камень с отверстием посредине.

— Вот ее-то я и хотела показать вам. — Чарли направилась к могиле. — Этот камень — старый мельничный жернов, которым мололи муку. Под ним похоронен мельник. — Она отвела в сторону высокую траву и показала подругам надпись, высеченную на жернове:

«Здесь похоронен Сэмюэл Мэрд ок, скончавшийся от болотной лихорадки 15 мая 1830 гола. Покойся с миром». 

— Сэмюэл Мэрдок был первым здешним мельником, — сказала Чарли. — Он построил мельницу, а она дала название всему городу[1].

— На кладбище у меня всегда мурашки по коже бегают, — призналась Алекс. — Подумать только, сколько людей лежит здесь под землей! Нас повсюду окружают мертвецы…

Луиза пугливо оглянулась:

— Мельник умер от болотной лихорадки? А как можно заразиться ею?

— Достаточно укуса болотного комара, — объяснила Чарли. — Пока строили судоходный канал, в этих местах погибло множество людей. Но смерть Сэма Мэрдока была по-настоящему трагической. Его историю рассказал мне в прошлом году смотритель шлюза.

— Ты расскажешь ее нам сегодня ночью? — спросила Алекс. — Сегодня твоя очередь.

На ночных тусовках строго соблюдалась традиция, которую они сами установили: девочки по очереди рассказывали самые страшные истории, какие только знали. Этим историям полагалось быть настоящими, а не придуманными и рассказывать разрешалось о событиях, которые девочки пережили сами или услышали от знакомых. Эту идею подала Джо, подруги одобрили ее и вскоре стали считать, что без страшной истории ночная тусовка никуда не годится.

Луиза вздрогнула:

— Не думаю, что кладбищенская история — это то, что нам надо.

— Это будет просто потрясающе! — заверила ее Джо, сверкая голубыми глазами. — Особенно когда мы будем сидеть совсем одни в палатке…

— Перестань сейчас же! — перебила Луиза и поежилась. — Давайте лучше осмотрим кладбище.

— Нам уже пора обратно, — напомнила Чарли. — Пока совсем не стемнело, нужно поставить палатку. И потом, надгробия главной героини моей истории здесь нет. Никто не знает, где она похоронена.

— А кто она такая? — спросила Джо.

— Ее звали Мод Мэрдок. Она была дочерью мельника.

— Почему же здесь нет ее надгробия? — удивилась Алекс.

Все посмотрели под ноги, вдруг подумав о том, что они, возможно, стоят на чьей-то могиле.

— Скоро узнаете, — пообещала Чарли. — Об этом как раз и говорится в истории.

— Должно быть, ее призрак бродит по этому кладбищу! — предположила Джо.

Со стороны шлюза послышался крик.

— Папа зовет! — спохватилась Чарли. — Наверное, подошла наша очередь шлюзоваться.

— А твой брат не будет приставать к нам и требовать, чтобы мы взяли его с собой в палатку? — спросила Алекс, пока они торопливо шли к шлюзу.

— Только не он! Он терпеть не может комаров. А в такое время года в лесу их миллионы, особенно по ночам, — мстительно хихикнула Чарли.

— Не хватало нам еще заразиться болотной лихорадкой, — встревожилась Луиза.

Двигатель катера взревел, едва они прыгнули с пристани на чисто вымытую палубу, а Чарли ухватилась за шест, чтобы отталкиваться от стен узкой шлюзовой камеры.

Толстые каменные стены обступили катер со всех сторон, уровень воды медленно поднимался. В шлюзовой камере было сыро, и девочки задрожали от холода.

— Что это за лом? — Луиза указала на трехэтажное строение с толстыми каменными стенами и крошечными окнами. — Он выглядит таким заброшенным… и печальным.

Казалось, это высокое и узкое сооружение поднимается прямо из воды.

— Мрачное место, правда? — спросила Чарли. — Говорят, там тоже есть призраки.





ГЛАВА 2

 Сделать закладку на этом месте книги

— Это и есть мельница Мэрдока. — Чарли посмотрела на старое каменное строение, словно нависающее над шлюзом. — Помните могилу мельника на кладбище? Жернов принесли как раз отсюда.

— Такое странное впечатление, будто мельница плывет по воде, — заметила Алекс. — Давайте сходим к ней после того, как поставим палатку.

Однако всем четверым было не по себе: им еще никогда не случалось ночевать в палатке на опушке леса, да еще так далеко от взрослых.

— Мельницу можно осмотреть днем. В темноте я к ней ни за что не подойду! — Чарли встряхнула блестящими темными волосами, в ее глазах заблестели таинственные огоньки.

— Почему? — с любопытством спросила Алекс. — Боишься свалиться в пруд?

— Напрасно ты смеешься. Когда я расскажу вам эту историю, ты сама все поймешь.


Два часа спустя девочки уже сидели перед куполообразной палаткой. К ее стенам подступали черные угрюмые сосны, тени деревьев тянулись к воде, точно длинные тонкие пальцы.

Палатка стояла на мысе, где шлюзовой канал соединялся с Песчаным озером. Для замечательной ночной тусовки все было готово: спальные мешки, фонарики, запасные батарейки и сумка-холодильник, набитая всевозможными напитками и лакомствами,

О холодильнике позаботилась Чарли, которая всегда держала под рукой свои любимые сладости. Вот и сейчас она уже вытаскивала из сумки пакет печенья и банку колы.

Алекс обернулась и посмотрела на старую мельницу. Се высокие серые стены отражались в тихих водах мельничного пруда.

— Рассказывай про мельника, Чарли, пока ты не объелась.

— Последней в этом доме жила девушка по имени Сюзан Мэрдок. — Чарли глотнула колы. — И к тому же она оказалась последней из рода Мэрдок. На самом деле это история о ней. — Чарли с аппетитом засунула в рот печенье с арахисовым маслом и шоколадными крошками. — Однажды я побывала внутри, — сообщила она, не переставая жевать. — Там так страшно! В полу большой комнаты — дыра. Если заглянуть в нее, видно, как вода бежит по старым мельничным колесам… ой! — Она прихлопнула на шее комара, испачкав ладонь кровью. — Укусил!

— Комары звереют. — Джо отмахнулась от насекомого, назойливо зудевшего над самым ухом. — Я уже вся искусана.

— Я же говорила, — напомнила Чарли. — Они выходят на охоту сразу после заката.

— Давайте-ка спрячемся, пока мы не заразились болотной лихорадкой! — испуганно предложила Луиза. — И ты начнешь рассказывать про Мэрдокс-Миллз с самого начала.

Чарли быстрым движением расстегнула молнию палатки.

— Ныряйте! — скомандовала она. — Живо!

Все четверо юркнули внутрь, Чарли снова застегнула молнию и заткнула носком крохотную дырку возле самого пола, там, где молния заканчивалась.

— Эти зверюги лезут в любую щель, — объяснила она.

Пока остальные устраивались на своих спальных мешках, Чарли порылась в рюкзаке и вытащила оттуда длинную плоскую коробку.

— Поиграем в скраббл[2], пока еще не так темно, — предложила она. — Рассказывать страшные истории лучше всего в кромешной темноте! — В ее черных глазах плясали лукавые искры. — Выбирайте себе буквы. Первым холит тот, у кого буква окажется ближе всех к началу алфавита.

Джо, Алекс и Луиза выбрали себе по букве.

Первой предстояло сделать ход Луизе, которой досталась буква «б». Она взяла из коробки семь квадратиков с буквами, разложила их перед собой и задумалась. Внезапно ее лицо просияло, и она выложила почти посреди доски слово «мистика».

— Вот это да! — Чарли нацарапала что-то в блокноте. — Сразу двадцать шесть очков! Отличное начало, Лу.

Придвинувшись ближе к доске, Алекс сложила в клетках слово «убийство».

Чарли долго смотрела на доску, а потом медленно, будто нехотя, составила из букв слово «утопленница», начав его с буквы «у» в «убийстве».

— Невероятно! Джо быстро сложила слово «зло» и вскочила, ударившись головой о перекрещенные дуги палатки. — У Чарли получилось самое длинное слово!

— Это еще не самое удивительное, — возразила Чарли. — Вы только посмотрите: «мистика», «зло», «убийство», «утопленница». Глазам не верю! — Она обвела испуганным взглядом подруг. — Все эти слова будто взяты из истории, которую я хотела вам рассказать.





— Не тяни, рассказывай! — потребовала Алекс. — Не надейся, что мы будем терпеливо ждать, играя в скраббл. Начинай сейчас же!

— Давно пора, — поддержала ее Джо.

— Конечно. — Луиза прерывисто вздохнула. — Начни с самого начала. Что особенного в этих словах? Кем была эта утопленница?

Алекс незаметно отодвинула подальше от Чарли пакет с печеньем. Чарли умела рассказывать страшные истории, но лишь в том случае, когда подругам удавалось отвлечь ее от еды.

— Ты говорила о Сюзан Мэрдок, — напомнила Джо. — Кем она была?

Чарли глубоко вздохнула, откинулась на спину и уставилась в потолок палатки. Ее подруги устроились поудобнее, приготовившись слушать. Тишину нарушали только крики ночных птиц, журчание воды и комариный писк. Наконец Чарли заговорила.


Сюзан Мэрдок было столько же лет, сколько и нам, когда она впервые увидела Мэрдокс-Миллз. Это случилось дождливым, пасмурным апрельским днем 1956 года. Деревья у реки были изломаны жестокими зимними бурями. Почему-то Сюзан показалось, что они испытывают то же чувство тоски и горечи, что и она. Сюзан выбралась из машины на грязную дорогу и стала смотреть на реку, шлюз и мельницу.

Тетя Рут попыталась набросить ей на плечи пальто, но Сюзан отстранилась. Ее дедушка умер, и ей казалось кощунственным даже думать о тепле и удобстве. Одетая в черное траурное платье и лакированные черные туфли, она стояла, утонув в дорожной грязи, и дрожала от холода.

— Омерзительная дыра! — проворчал за ее спиной дядя Моррис. — Ума не приложу, какого дьявола старику вздумалось завещать, чтобы его похоронили здесь, а не в городе!

Они только что вернулись с кладбища Мэрдокс-Миллз. Сюзан запомнилось, как гроб ее дедушки Мэрдока опускали в могилу. На крышке гроба покачивался ее букетик фиалок. На кладбище свистел промозглый ветер, почти все могилы под старинными надгробиями казались заброшенными. Сюзан не хотелось оставлять дедушку здесь и возвращаться в город.

Ей придется жить у тети Рут, сестры ее матери, и ее мужа Морриса, пока ей не исполнится восемнадцать. Целых пять лет! Сюзан знала, что раньше, много лет назад, дядя Моррис отказался от нее, когда ей было три года и ее родители погибли в аварии.

Тогда ее взял к себе дедушка Мэрдок. Сюзан серьезно пострадала в той же аварии и нуждалась в лечении. Вскоре выяснилось, что одна нога у нее стала короче другой, Сюзан ходила прихрамывая. Дедушка не жалел средств на то, чтобы помочь внучке. Он сумел заменить девочке обоих родителей. А теперь и его не стало.

Сюзан не сомневалась, что она по-прежнему не нужна тете Рут и дяде Моррису. Просто у них нет выбора: кроме них, у нее не осталось родственников.

— Недвижимость придется продать, — заметила тетя Рут, указывая длинным подбородком в сторону старой мельницы. — За эту развалину почти ничего не дадут, а вот земля что-нибудь да стоит.

Сюзан взглянула на нее.

— Мельница моя, — напомнила она. — Дедушка говорил, что это мое наследство, о котором я должна позаботиться.

— Для этого ты еще слишком мала, — отмахнулась тетя Рут. — А нам нужны деньги на твое лечение.

— Поговорим об этом потом, — решил дядя Моррис, опустив ладонь на плечо Сюзан. — А сейчас садитесь в машину, иначе все мы простудимся.

Сюзан забралась на заднее сиденье старого «шевроле» дяди Морриса. Пока машина подпрыгивала на ухабах разбитой дороги, девочка смотрела в заднее стекло на мельницу. В ней крепло убеждение: мельница принадлежит ей. Это наследство Мэрдоков. Она не позволит продать ее!


Чарли села в своем спальном мешке.

— Обеденный перерыв! Мне не хватает питательных веществ, — объявила она. — Где печенье?

Джо усмехнулась:

— С каких это пор печенье с арахисовым маслом и шоколадом стало считаться питательным?

— Держи, — вздохнула Алекс, протягивая подруге пакет. — Но лучше бы ты больше не устраивала перерывов. Каждый раз, когда ты что-нибудь рассказываешь, тебя так и тянет пожевать!

Луиза повернула доску для скраббла к себе.

— Мой ход, — объявила она и выбрала пять букв. — «Туман». Слово, конечно, короткое, но другого я не придумала… почему ты так смотришь на меня, Чарли?








ГЛАВА З

 Сделать закладку на этом месте книги

— И вправду мистика… — прошептала Чарли. — Когда Сюзан увидела старую мельницу в следующий раз, та была окутана густым туманом! Игра опережает меня, и это мне не нравится.

— Что тут такого? — Джо еле сдерживала радостное нетерпение. — Продолжай. Объясни, при чем тут туман.

— Нет уж! — вмешалась Алекс, забираясь в свой спальный мешок. — Давай по порядку. Что произошло после похорон дедушки Сюзан, до того, как она снова увидела мельницу?

Чарли неторопливо вытряхнула на ладонь последние крошки из пустого пакета и высыпала их в рот. Затем она уселась, скрестив ноги, и заговорила то разглаживая, то комкая пакет.


Сюзан была озадачена и огорчена, когда тетя Рут и дядя Моррис сообщили ей, что намерены провести лето в лагере для рыбаков близ Мэрдокс-Миллз. Девочка так надеялась, что они забыли о своем намерении продать мельницу.

В последнее время дядя с тетей почти перестали разговаривать с Сюзан, а когда та входила в комнату, поспешно умолкали, словно обсуждали что-то, не предназначенное для ее ушей.

Сюзан было все равно. Она так тосковала по дедушке, что даже ходить в школу для нее стало невыносимо. Раньше она никогда не страдала от того, что была застенчива, не умела заводить друзей, плохо бегала и не могла участвовать в общих играх. У них с дедушкой были свои развлечения, и друг с другом им не было скучно!

Иногда дедушка снился ей, и эти сны были настолько реальными, что Сюзан просыпалась в уверенности, что дедушка вернулся. Но на нее с новой силой наваливалась тоска.

Ей не терпелось вновь увидеть старую мельницу. Она была единственным, что осталось Сюзан от дедушки.

Туманным майским утром машина вновь доползла по разбитым колеям до Мэрдокс-Миллз. И пока дядя и тетя разбирали вещи в арендованном домике, Сюзан решительно захромала через лес к старой мельнице.

Она ступила на мельничный мост, под которым журчала вода. На другом конце моста в тумане она разглядела женщину, закутанную в длинный плащ с капюшоном.

Сюзан замерла. Ей не хотелось встречаться с незнакомкой на мосту. Но фигура внезапно растаяла в тумане. Сюзан прищурилась, всматриваясь в даль, но больше ничего не увидела. Однако на каменном мосту остались мокрые следы…

Перебравшись на другой берег, Сюзан подошла к воротам, утопавшим в зарослях сирени. От аромата сирени, пропитавшего туман, у нее слегка закружилась голова. Девочка открыла скрипучие ворота и посмотрела по сторонам — женщины в длинном плаще нигде не было видно.

За воротами начинался заросший, запущенный сад: высокие лиловые ирисы выглядывали из сорной травы, на усыпанную гравием дорожку свешивались гроздья дицентры — «разбитого сердца». Впереди сквозь туман проступала стена из известняка и дерева.

Сюзан присела, чтобы сорвать нежный цветок «разбитое сердце». Она не сомневалась, что сад такой же старый, как и мельница. Кто посадил его?

Девочка вздохнула. Как жаль, что она невнимательно слушала рассказы дедушки о роде Мэрдок. У нее в голове перемешались все имена и даты. Кажется, была одна девушка со странным, старомодным именем…

— Мод!  — прозвучал над правым ухом Сюзан горестный голос. — Меня зовут Мод Мэрдок! 

Сюзан с трудом поднялась.

— Кто это? — прошептала она.

— Не дай им продать мелъницу , — снова послышался тот же голос.

— И не дай разрушить ее!  — добавил другой голос, уже над левым ухом Сюзан, Этот голос был старческим, хрипловатым, похожим на дедушкин.

— Дедушка? — крикнула Сюзан в туман. — Дедушка, ты здесь?

Но ей никто не ответил. Туман заклубился вокруг мельницы и вдруг рассеялся, а на каменной стене Сюзан увидела ярко-красную табличку «Продается».

К ее горлу подступили рыдания, но она сдержала их. Ее сердце бешено колотилось.

— Кто здесь? — наконец выговорила она. — Я вас не вижу!

Внезапно девочка почувствовала, что к запаху сирени примешивается резкая вонь гари, какая долго держится в воздухе после фейерверков.

— Глупая девчонка!  — прошептал чей-то голос с английским акцентом. — Мельница будет продана. Мы добьемся этого! 

Сюзан хотелось броситься прочь, но ее ноги словно вросли в мягкую почву сада, а седые пряди тумана опутали их.

Откуда-то послышался топот бегущих ног, он быстро приближался. Хрустел гравий на дорожке. Сюзан вдруг стало страшно обернуться. А если она никого не увидит?

— Берегись!

Едва прозвучал этот крик, как Сюзан услышала оглушительный треск, похожий на ружейный выстрел. Какая-то сила швырнула ее на сырую землю, да так, что у нее перехватило дыхание. В тот же миг что-то тяжелое рухнуло в нескольких сантиметрах от ее головы.





ГЛАВА 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Сюзан не сразу обрела способность дышать: что-то огромное придавливало ее к земле. Внезапно это зашевелилось. От страха Сюзан вскрикнула.

— Кто ты?

— Хейден. Хейден Хиткот. С тобой все в порядке? — Похоже, Хейден запутался в ворохе сухих веток. Его лицо оказалось совсем рядом с лицом Сюзан, и она уставилась на него.

Хейден был несколькими годами старше девочки. Мягкие каштановые волосы юноши падали на его высокий лоб. Лоб был рассечен, из ранки над темно-карим глазом струилась кровь.

Взгляды их встретились… Потом Сюзан вдруг сообразила, что Хейден лежит на ней, а сверху на него давит огромная ветка с неровным концом. Значит, вот что за треск она слышала. Если бы эта толстая ветка ударила ее по голове…

— Ты спас мне жизнь, — ошеломленно произнесла Сюзан, — и пострадал сам! — Не задумываясь, она протянула руку и коснулась его окровавленного лба.

Хейден вздрогнул и покачал головой:

— Пустяки, царапина. Я видел тебя на мосту и решил пойти следом на всякий случай. После бури здесь полно веток, которые держатся еле-еле.

— Спасибо, — прошептала Сюзан. Они по-прежнему смотрели друг другу в глаза. — Я Сюзан Мэрдок. Я просто… хотела посмотреть сад.

— Он безнадежно запущен! — Хейден сбросил с себя ветку и поднялся. — Я собрал и спилил здесь целый грузовик сухих сучьев, по работы еще очень много… за садом давно не ухаживали. Но это уже неважно — скоро его продадут. — Он хмуро покосился на табличку «Продается».

— Мельницу хотят продать мои опекуны, а я — нет! — заявила Сюзан.

Хейден с удивлением уставился на нее, потом протянул руку, чтобы помочь ей встать.

У Сюзан упало сердце. Сейчас Хейден заметит ее искалеченную ногу, и на его лице отразится сначала удивление, а потом — отвращение или жалость. У Сюзан было миловидное личико, ореховые глаза, волосы оттенка меда, чистая кожа. Но стоило ей сделать несколько шагов, как люди, особенно мальчишки, отводили глаза!

— Я сама. — Сюзан поднялась. — Значит, ты здесь работаешь? — К ее удивлению, собственный голос вдруг зазвучал холодно и сухо, словно она обращалась к слуге.

— Да. Я государственный служащий, а подрабатываю в рыбачьем лагере и здесь — повсюду, где нужна помощь. Хочешь, я… подвезу тебя? У меня вон там стоит пикап… — Он указал в сторону ворот сада.

— Нет, спасибо, — поспешно отказалась Сюзан. — Я пройду через мост, как и пришла сюда. — Она развернулась и быстро зашагала прочь, чтобы не видеть его лица.

..Летний лагерь на Песчаном озере, куда направлялась Сюзан, находился посреди леса. Отдыхающие жили в коттедже с желтыми стенами, зеленой крышей и широкой тенистой верандой.

Веранда домика тонула в тумане. Сюзан Мэрдок поднялась по ступеням и внезапно заметила, что в дальнем конце веранды в кресле-качалке сидит старушка в шерстяной шали.

Сюзан уставилась на нее, словно увидела призрак. Но у старушки был вполне земной вид: красные, как яблочки, щеки и круглые очки с толстыми стеклами.

— Проходи и садись, милая, — на удивление молодым голосом произнесла незнакомка. — Похоже, ты чем-то напугана.

Природная застенчивость обычно заставляла Сюзан отказываться от таких предложений и поспешно уходить. Но в незнакомой старушке было что-то притягательное…

— Откуда вы знаете? — вырвалось у Сюзан.

— Не нужно быть особо наблюдательной для того, чтобы заметить, что твои красивые белые туфельки и вся юбка испачканы грязью… — Старушка засмеялась. — С тех пор как построили лагерь, я провожу здесь уже пятидесятое лето и потому замечаю каждую мелочь. Меня зовут миссис Барнс. Хочешь чаю?

Сюзан заметила, что на маленьком круглом столике возле качалки стоит коричневый заварной чайник, чашки с блюдцами, сахарница и молочник.

— Да! — кивнула Сюзан, вдруг почувствовав усталость и жажду. Она присела к столу и приняла чашку дымящегося чая из дрожащих рук миссис Барнс. Странно, но пить чай в густом тумане и представлять, что, кроме них двоих, не осталось больше никого на всем белом свете, было необыкновенно приятно.

— Не обращай внимания на чаинки, — посоветовала миссис Барнс. — Я завариваю чай так, как привыкла с юности. Когда ты допьешь его, я предскажу твою судьбу по «чайной гуще» — разумеется, даром.

— Это было бы чудесно, — отозвалась Сюзан, — я давно мечтала узнать свою судьбу. — И вдруг ей захотелось рассказать миссис Барнс обо всем, что случилось у мельницы. — Вы правы, я испугалась, — продолжала она. — Огромная ветка чуть не свалилась мне на голову. К счастью, тамошний рабочий, Хейден, успел оттолкнуть меня в сторону.

— Если ты уже познакомилась с нашим Хейденом, значит, тебе очень повезло, — засмеялась миссис Барнс. — Он мой любимец.

— Но до того как упала ветка, я слышала в саду у мельницы голоса, — добавила Сюзан. — Они обращались ко мне и говорили между собой. Неужели я сошла с ума?

— Один из голосов принадлежал молодой девушке? — Миссис Барнс подалась вперед, глядя на Сюзан сквозь толстые стекла очков.

— Да, она сказала, что ее зовут Мод. Мод Мэрдок. Но, может быть, у меня разыгралась фантазия. Дедушка столько рассказывал мне про Мэрдоков, что мне могло что-нибудь пригрезиться… Кстати, моя фамилия тоже Мэрдок.

Миссис Барнс кивнула:

— Потому-то они и заговорили с тобой! Нет, фантазии тут ни при чем. Ты видела в саду кого-нибудь, кроме Хейдена?

— Нет, но в тумане было трудно что-либо разглядеть. Я видела только неясный силуэт и мокрые следы на мосту.

— А, вот как! — Миссис Барнс печально покачала головой. — Значит, это все-таки была Мод, дочь мельника. Когда она была еще ребенком, с ней произошел несчастный случай: ее платье затянуло в механизм мельницы, и малышка сильно ударилась о вал. Она поправилась, но нога срослась неправильно, и девочка осталась хромой. Мод была прехорошенькой и к тому же большой умницей, но выросла застенчивой и робкой. Она утонула, когда ей едва минуло восемнадцать лет. Говорят, ее призрак оставляет цепочки мокрых следов повсюду, где появляется.

Сюзан невольно вздрогнула. Неужели миссис Барнс нарочно запугивает ее? Она залпом допила чай.

— Мне пора.

— Подожди, милая, а как же судьба? — Миссис Барнс осторожно взяла у нее чашку и быстрым движением опрокинула ее на блюдечко.

— Не знаю, стоит ли…

— Не бойся, — улыбнулась миссис Барнс. — Это просто шутка. — Она снова перевернула чашку и вгляделась в остатки заварки на ее дне и стенках. — О Господи! — вдруг вскрикнула она. — Господи!

— Что там? — Почему-то Сюзан показалось, что гадание на чайной заварке миссис Барнс вовсе не считает шуткой.


… — Что же она там увидела? — спросила Джо, когда Чарли замолчала и поднесла к губам банку.

— Попью — скажу, — невнятно пробормотала Чарли, взяв в рот соломинку.

— Ты неисправима! — не выдержала Алекс. — Каждый раз ты умолкаешь на самом интересном месте!

Чарли пропустила ее слова мимо ушей.

— Твой ход, Джо, — напомнила она, кивнув на доску для скраббла. — Составляй слово. Я хочу проверить, действительно ли игра как-то связана с этой историей.

— Но ведь этого не может быть, правда? — дрогнувшим голосом спросила Луиза. — Мы просто играем…

— Мы разбудили потусторонние силы, когда начали рассказывать эту историю, — замогильным голосом проговорила Чарли, и ее глаза опасно блеснули.

Джо посмотрела на доску.

— Вот так! — объявила она, выкладывая на нее семь букв. — «Никогда» — потому, что ты никогда не закончишь рассказ, если будешь то и дело отвлекаться. Годится?

— Само собой, — усмехнулась Чарли.

— Моя очередь? — Алекс покачала на ладони девять квадратиков с буквами и быстро выложила их на доску, — Вот вам и «опасность» — от буквы «о» в слове «никогда».

Чарли обвела взглядом подруг:

— Да, чашка Сюзан Мэрдок предсказывала ей опасность… но это еще не все!








ГЛАВА 5

 Сделать закладку на этом месте книги

— Давай, Чарли, рассказывай! — умоляющим тоном попросила Луиза. — Что у


убрать рекламу




убрать рекламу



жасного было в той чашке?

— Сейчас объясню, — пообещала Чарли. — Но сначала открою окно — очень жарко. — Она потянула за шнур, открывая окно в стенке палатки. Маленькое окошко прикрывала нейлоновая сетка.

— Вы только посмотрите, как комары облепили сетку! — ахнула Луиза. — Ужас!

Она хлопнула ладонью по сетке, целая туча комаров взвилась в воздух и снова уселась на прежнее место, пытаясь протиснуться сквозь крохотные ячейки сетки.

— Ну и что? — пожала плечами Чарли. — К счастью, в этих местах уже никто не болеет болотной лихорадкой. Не бойся, сквозь сетку они не пролезут. Но если кто-нибудь откроет дверь… — И она указала на застегнутый на молнию вход в палатку.

— Послушайте! — остановила ее Джо, вздрогнув от отвращения. — Послушайте, как они гудят!

Девочки умолкли. Казалось, в тишине писк тысяч крохотных комаров нарастает и становится оглушительным.

— Лучше рассказывай дальше, — предложила Алекс. — Иначе мы совсем перепугаемся и с воплями помчимся к катеру!

— Ладно, — Чарли допила содержимое банки и снова, скрестив ноги, устроилась на своем спальном мешке. В темноте ее голос звучал таинственно. — Сюзан ждала, когда миссис Барнс прочтет ее судьбу.


Миссис Барнс вертела чашку в руках и качала головой.

— Здесь целое богатство, милая, но вместе с ним — смертельная опасность, — заявила она. — Тебе понадобится вся сила и смелость, присущие Мэрдокам…

— Но я не смелая и… слабая. — Сюзан печально перевела взгляд на свою ногу.

Похоже, миссис Барнс умела читать мысли.

— Никакие болезни и увечья не лишат человека врожденной храбрости, — возразила она. — Ты же носишь фамилию Мэрдок. Не разрешай опекунам продать мельницу — иначе быть беде…

— Но как я могу им помешать?.. — начала Сюзан.

В этот момент дверь на веранду распахнулась, и на пороге появились дядя и тетя Сюзан. Дядя Моррис широко ухмылялся. Его обычно унылое бледное лицо раскраснелось, и он довольно приглаживал усы. А вот тетя Рут была явно взволнована. Не обращая внимания на миссис Барнс, они бросились к Сюзан.

— А мы как раз искали тебя. У нас прекрасная идея! — затараторила тетя Рут. — Мы с твоим дядей хотим перебраться на мельницу…

— Вы хотите сказать — пожить там? — переспросила Сюзан. — Ночевать и тому подобное? Но разве это возможно? — Дедушка редко рассказывал ей о самой мельнице, но у Сюзан создалось впечатление, что внутри мельница выглядит как старая заброшенная фабрика — сплошная паутина и ржавые механизмы.

— Если верить Леоне, официантке, один из прежних хозяев отремонтировал второй этаж и летом сдавал его туристам, — объяснила тетя Рут. — Сам он жил в Южной Африке, но часто отдыхал в Мэрдокс-Миллз. Перебравшись туда, мы могли бы быстро привести мельницу в порядок, чтобы поскорее найти покупателя.

— Я не против… — пробормотала Сюзан. В этом внезапно проснувшемся интересе к мельнице было что-то странное. Девочке почему-то казалось, что он никак не связан с продажей. Ее дядя и тетя прямо-таки сгорали от нетерпения.


Спустя два дня они переселились на мельницу. Она ничем не походила на заброшенную фабрику. Наоборот, все вокруг напоминало о том, что когда-то здесь кипела жизнь. Сюзан понравилось слушать журчание воды под фундаментом. Сквозь отверстие в полу нижнего этажа был виден сам механизм мельницы, и девочка представляла себе, как он перетирает зерно.

Из окон первого этажа открывался вид на тихий пруд, мост над ним, на шлюзы и проплывающие мимо лодки. В доме было прохладно, под высокими потолками темнели прочные деревянные балки. Здесь чудесно пахло — деревом, чистой водой, зерном и мукой, но, может быть, этот запах только чудился Сюзан. Ведь мельница не работала уже много лет.

В день переезда Сюзан увидела в саду Хейдена. Он продолжал спиливать цепной пилой сломанные бурей ветки.

Сюзан, которая уже успела обосноваться в маленькой комнате на третьем этаже, наблюдала за юношей из окна. С пилой он обращался уверенно, как настоящий мастер. Сюзан невольно поежилась, глядя, как легко пила перегрызает толстенные ветки.

Хейден заметил ее и помахал рукой. Она хотела отвернуться, но неожиданно для себя улыбнулась и помахала в ответ.

— Я заканчиваю в шесть, — сообщил он, перекрикивая треск пилы. — Хочешь порыбачить со мной и Габриэлем Пеком?

Сюзан уже знала, что мистер Пек — местный знаток рыбных мест, сопровождающий приезжих рыбаков. Она покачала головой:

— Мне еще надо разобрать вещи.

— Всего полчасика, пока не стемнело! — уговаривал Хейден. — В это время года, пока вода еще холодная, клев потрясающий! Я зайду за тобой.

В шесть часов Сюзан надела джинсы и парусиновые туфли. Как отнесутся ее родственники к этой рыбалке? С тех пор как она стала жить у них, Сюзан еще нигде не бывала одна.

К ее удивлению, оба с радостью восприняли известие о полученном ею приглашении.

— Налови нам форели к завтраку! — распорядился дядя Моррис. — Иди отдохни… и не торопись возвращаться.

Сюзан перевела взгляд с дяди на тетю. Похоже, им обоим не терпелось выпроводить ее из дома.


Габриэль Пек показал Сюзан, как насаживать наживку на крючок и куда забрасывать удочку. Он сидел на средней скамье старой рыбачьей лодки, Сюзан — на носу, а Хейден — на корме, рядом с мотором мощностью в десять лошадиных сил. Проплывая по тихому Песчаному озеру, они видели, как плещется рыба.

Сюзан оглянулась на мельницу, замшелые стены которой почти терялись в тени деревьев. Мельница представлялась ей работающей, а не пустой и молчаливой, как теперь.

— Ты еще не видела наших призраков? — спросил мистер Пек. Он поддернул леску, и по воде побежали круги.

— Призраков? — растерянно переспросила Сюзан, вспоминая первый туманный день. — О чем вы говорите?

— Видишь ли, поговаривают, что призрак старого Сэма Мэрдока до сих пор бродит по мельнице. А еще — призрак одного молодого военного инженера, который когда-то руководил строительством шлюза. Он погиб при взрыве пороха в тот же день, что и Сэм. Ходят слухи, что в тот день эти двое подрались из-за шлюза!

— Два призрака! — ахнула Сюзан, мысленно гадая, упомянет ли Габриэль о Мод. Вечер выдался теплым, но ей почему-то вдруг стало зябко.

— Об этой мельнице в округе ходит уйма нелепых историй, но эти две — самые лучшие, — объяснил мистер Пек. — Мы рассказываем их всем приезжим рыбакам. Они без ума от таких старых сказок.

— Расскажите еще о призраках, — попросила Сюзан. — Какой голос у мельника? Старческий, скрипучий? — Возможно, в первый день в саду с ней заговорил вовсе не дедушка, а призрак мельника.

— Понятия не имею. — Габриэль Пек снова дернул леску, и удочка в его руках вдруг выгнулась дугой: где-то у самого дна рыба схватила приманку.

— Тебе попалась здоровенная рыбина! — обрадовался Хейден.

— Может быть. — Габриэль возился с удочкой. — А может, просто леска запуталась в водорослях. Когда эти земли затопили, чтобы построить судоходный канал, он стал лучшим местом в мире для ловли форели и окуня. Если бы только не эти водоросли!

Но Сюзан не терпелось услышать о призраках.

— А как он выглядит? Ну, старый мельник? — допытывалась она.

А Габриэль Пек боролся с удочкой. Внезапно удилище выпрямилось, и старый рыбак тяжело вздохнул.

— Сорвалась… — пробормотал он. — Вижу, такие байки тебе по душе. Но я могу только повторить то, что слышал от других. Говорят, мельник весь обсыпан белой мукой, у него сверкают глаза. Но еще страшнее призрак военного инженера в сине-алом мундире, перепачканном кровью, с оторванной рукой. Те, кто видел его вблизи, уверяют, что от него несет порохом.

— А как он пахнет? Как фейерверки? — спросила Сюзан и услышала, как дрогнул ее голос.

— Ты чувствовала этот запах? — вдруг спросил Хейден с кормы.

— Кажется, да… — нехотя отозвалась Сюзан. — Точно не знаю.

— Как это вы отважились ночевать на мельнице? Твои дядя и тетя, похоже, смельчаки каких мало, — покачал головой Габриэль Пек.

Сюзан поймала три больших рыбины и от радости забыла о призраках. Пока Хейден помогал ей выбраться из лодки, она ловила его взгляд и боялась прочесть в нем жалость, но ничего не заметила. И рыбалка ему тоже понравилась.

— Из этих трех форелей получится отличный завтрак, — заметил он.

Но тетя и дядя Сюзан не обрадовались ее улову. Войдя в комнату, девочка сразу заметила, что волосы у них растрепаны, лица раскраснелись, как от тяжелой работы. Тетя Рут удостоила форель единственным взглядом.

— Фу, мерзость! Брось в раковину. — И она сморщила нос.

— Но вы же говорили… — Сюзан осеклась, вдруг сообразив, что ее опять по каким-то причинам выпроводили вон. Происходившее настораживало ее.

В ту ночь Сюзан заранее наполнила керосином старую лампу, поставила ее у постели и запаслась спичками. Она не любила переезжать. В первую ночь на новом месте ей приходилось подолгу вертеться и просыпаться от страшных снов.

Кровать в комнатке на третьем этаже была узкой и жесткой, и Сюзан погрузилась в беспокойный сон…

Когда она проснулась, было уже, наверное, далеко за полночь. Сквозь привычный шум воды она различила звук капель, падающих где-то совсем рядом.

Сюзан замерла, боясь пошевелиться. Ей вдруг вспомнились слова миссис Барнс: Мод Мэрдок повсюду оставляет мокрые следы! Неужели она явилась сюда в своем длинном мокром плаще?

Капля упала на щеку Сюзан и скатилась к уголку рта. Девочка была так перепугана, что не решилась смахнуть ее. По ее коже пробежали мурашки. Она лежала, в страхе ожидая следующей капли. Запах сырой шерсти душил ее. Это было невыносимо.





ГЛАВА 6

 Сделать закладку на этом месте книги

— «Разбитое сердце»,  — прошептал над ее ухом голос, — плащ и туфли для прекрасной дамы…»

Этот голос ввинчивался в голову Сюзан, словно пронзительный вопль, хотя был негромким, едва различимым.

К горлу девочки уже подступал крик, но вдруг чувство удушья прошло.

Из коридора донеслись голоса. «Это тетя Рут», — с облегчением подумала Сюзан и уже решила позвать ее, как вдруг поняла, что оба голоса мужские. Ее снова охватил страх.

— Если ты еще раз подойдешь к моей дочери, я уничтожу тебя — так, как ты уничтожил мои мельницы!  — послышался хриплый голос. Сюзан отчетливо различала слова.

— Из-за этих мельниц мы с вами стали врагами. Зачем же еще враждовать из-за Мод?  — Это был голос человека помоложе.

Дрожа от ужаса, Сюзан села в кровати. Голоса слышались так близко, так громко, что она не сомневалась, что за дверью ее комнаты стоят два человека. Спустив ноги с постели, она на цыпочках прошлась по дощатому полу.

Всего один взгляд. Ведь миссис Барнс предупреждала, что ей понадобится смелость! Приоткрыв дверь, Сюзан выглянула в щелку.

Но коридор был пуст. В окно заглядывала луна, отбрасывая тени на пол и стены. В ее призрачном свете был виден каждый уголок.

Девочка тихо спустилась по деревянной лестнице на первый этаж. Сквозь шум воды до нее опять донеслись голоса.

Сюзан обхватила себя руками и, сдерживая дрожь, подошла к круглому отверстию в полу и заглянула в него. Неужели голоса доносятся оттуда?

Она лежала на животе в одной белой ночной рубашке, поджимая ноги от холода, готовая каждую минуту вскочить и броситься прочь.

Снизу доносился слабый запах пороха. Оттуда же слышались голоса.

— Ты должна все рассказать ему, Мод. Скажи ему о нас. 

— Не могу. Отец решит, что я предала его. У него лихорадка. Роберт, оставь в покое его мельницу, иначе он умрет!  — Этот же тихий, полный отчаяния голос Сюзан слышала в своей комнате.

— Ты же знаешь, мне приказано построить судоходный канал! В узкой речной долине нет места четырем мельницам и шлюзам. Понадобится снести все мельницы. 

— Но зачем нужен этот канал? 

— Для обороны колонии, дорогая. 

— Без мельниц не будет и колонии, —  возразила Мод. — Мы пилим дерево, из которого строят дома, мелем зерно, прядем шерсть… мельницы — это сердце колонии!

Сюзан была готова расплакаться. Она радовалась тому, что Мод не сдается, и негодовала на инженера, который не хотел прислушаться к ее словам.

Между тем внизу продолжали развиваться пугающие события. Мод вскрикнула:

— Отец! Что ты здесь делаешь? Тебе же нельзя вставать! 

— А что здесь делаешь ты, да еще с капитаном Треливаном?  — Старческий голос звучал слабо, но был исполнен ярости. Сюзан показалось, что в темноте мелькнуло что-то белое. — Ты хочешь предать меня? Ты, моя родная дочь… 

— Отец, ты ошибаешься! 

— Я поклялся убить его, если еще раз застану с тобой… 

— Отец, остановись!  — вскричала Мод.

Сюзан зажала уши ладонями, уткнулась лицом в пол. Больше она не желала ничего слышать. Она чуть не стала свидетелем убийства.

Дрожа, она поднялась с колен. Комнату заполняли тени, луна смотрела в окна со стороны канала. Сюзан торопливо похромала к одному из окон. На каменном мосту девочка разглядела фигуру в темном плаще. Она ступила на низкий парапет моста и бросилась в пруд.

— Мод, нет! — в ужасе закричала Сюзан.

И сразу же на втором этаже хлопнула дверь, на лестнице послышались шаги. По стенам заметалось пятно света.

Это был дядя Моррис.

— Что случилось? Что ты здесь делаешь среди ночи? — Дядя Моррис подозрительно смотрел на Сюзан, высоко подняв керосиновую лампу.

За ним спешила и тетя Рут, на ходу набрасывая красный халат.

— Что это ты здесь высматриваешь? Да еще в такой поздний час?

— Ничего я не высматриваю, — с трудом выговорила Сюзан и обернулась. — Мне… послышались какие-то звуки.

— Наверное, крысы шуршали, — ответил дядя Моррис. — Мы с Рут вчера нашли большую черную крысу в кухне. Так что по ночам лучше не выходи из своей комнаты, иначе крысы покусают тебя.

— Должно быть, ты просто ходила во сне, — добавила тетя Рут. — Это опасно: через эту дыру в полу можно упасть в воду. Не хватало еще, чтобы ты утонула… А теперь марш в постель.

Все еще переживая невероятные события, свидетелем которых она только что стала, Сюзан поднялась в свою комнату. Ее не покидали мысли о том, что все происходившее напоминало кошмарный сон. Склонившаяся над ней Мод, мельник и капитан Треливан в коридоре, Мод и капитан внизу. И наконец, Мод, прыгнувшая в пруд.

Что-нибудь одно еще могло оказаться игрой воображения или сном, но чтобы все сразу!.. Сюзан лежала на плоской подушке, мысли лихорадочно вертелись у нее в голове. Похоже, все три призрака вновь переживали самые трагические сцены своей жизни. Сюзан не понимала, в чем смысл событий, которые разворачивались перед ней. Но, возможно, это были всего лишь обрывочные фрагменты их истории, которой она не знала.

Она вздрогнула, повернулась на бок и сжалась в комок. Должно быть, это предсказание миссис Барнс навеяло кошмарные сны. А может, она и вправду ходила во сне, как сказала тетя Рут.

Но утром, едва проснувшись, Сюзан чуть не вскрикнула от ужаса: на ее подушке лежал разорванный цветок «разбитое сердце».


— Конечно, все это ей не приснилось и во сне она не ходила, — заявила Алекс. Она потянулась, касаясь ладонями и ступнями противоположных стен палатки. — На мельнице есть призраки. Это же ясно как день!

— Может быть. — Джо легла на спину и уставилась в потолок палатки. — Или она была чересчур впечатлительной и просто наслушалась страшных историй.

— Вы знаете… — нерешительно проговорила Луиза, — мне срочно надо в туалет.

— Ни в коем случае! — запротестовала Чарли. — Стоит только открыть палатку, и в нее набьются миллионы комаров!

— Но мне очень надо! — умоляюще произнесла Луиза. — Наверное, все дело в том, что ты постоянно твердишь про шум воды. Я быстренько выскочу и застегну за собой палатку. А где спрятан ключ от туалета?

— В трубе возле дома смотрителя шлюза, — напомнила Джо. Вечером смотритель показывал им ключ. Туалет предназначался только для пассажиров судов, плавающих по каналу, поэтому его на ночь запирали.

— Зачем ты ей сказала? — простонала Чарли. — Слушай, Луиза, если ты выйдешь отсюда, ты об этом пожалеешь!

— А ты пожалеешь, если я останусь здесь! — отрезала Луиза. — Кто со мной? — И она посветила фонариком в лица подруг.

— Идемте все вместе, — вздохнула Джо. — Лучше расстегнуть «молнию» один раз, чем четыре.





ГЛАВА 7

 Сделать закладку на этом месте книги

— Вы все спятили, — заворчала Чарли. — Потом нам придется до утра ловить в палатке комаров!

Девочки обувались и застегивали куртки, готовясь вынырнуть наружу.

Чарли взялась за флажок «молнии» на входе в палатку:

— По моей команде вылезайте наружу как можно быстрее. Готовы? Раз, два, три… — Она рывком расстегнула «молнию» до половины. — Быстрее!

Девочки бросились в проем, смеясь и толкаясь. Чарли выбралась последней и застегнула «молнию».

— А теперь — бегом! — приказала она.

И все четверо помчались к дому смотрителя шлюза. Стоило кому-нибудь остановиться, и комары стаей бросались на свою жертву, облепляя лицо, руки, ноги.

— Не останавливайтесь! — кричала Чарли. — Иначе они закусают вас!

Пока три подруги безостановочно носились по лужайке, Луиза старалась нащупать в трубе ключ.

— Его здесь нет! — в отчаянии крикнула она.

— Как это нет? Он должен быть там.

— А может, труба не та…

— Ну и как мы будем искать его? — осведомилась Чарли. — Мы же скачем как сумасшедшие!

Все четверо захихикали.

— Ой, не смешите меня! — взмолилась Луиза. — Ну наконец-то! Смотритель прикрыл его какой-то бумагой.

Продолжая хихикать и отмахиваться от комаров, все четверо бросились к двери, вставили в скважину ключ и вскоре ввалились в помещение.

— О, нет! — простонала Джо. — Это же мужской туалет!

— Подумаешь! — Луиза направилась прямиком к кабинке. — Больше я не вытерплю ни секунды.

— Тише! Следите за дверью, — велела Джо, перестав смеяться. — Только бы сюда никто не явился. Луиза, а ты поторопись.

Алекс встала у двери. Как только Луиза вышла из кабинки, все ринулись прочь из мужского туалета.

— В темноте табличку на дверях не видно, — оправдывалась Луиза.

— Просто ты слишком спешила, — поддразнила ее Чарли, и все снова засмеялись. — Ладно, возвращаемся в палатку, — решила она. — Так же, как выходили: приготовьтесь, я расстегну «молнию» — и все быстро внутрь.

В палатку они ввалились кучей. Чарли яростно задернула «молнию».

— Я вся один сплошной укус! — пожаловалась Джо, не переставая чесать руки.

— А у меня их тридцать два. — Луиза уже успела сосчитать красноватые зудящие припухлости на руках и лице.

— Я предупреждала, — напомнила Чарли. — Но это еще не все: теперь придется отловить всех комаров, которые успели налететь в палатку, иначе мы не уснем всю ночь.

— Как думаешь, сколько их здесь? — спросила Луиза.

— Штук двести, — пожала плечами Чарли.

— Это все из-за меня! — чуть не расплакалась Луиза. — Но мне надо было выйти…

— Забудь! — отмахнулась Алекс. — Мы все равно не хотим спать. Мне не терпится узнать, что было дальше.

— Сейчас узнаешь. Но сначала передай мне шоколадный батончик, — попросила Чарли. — Мне надо восстановить силы: комары высосали из меня слишком много крови. — Она посмотрела на доску для скраббла и сложила слово «ужас». — Сюзан тоже понадобились все силы, чтобы вынести этот ужас…





Алекс вынула из сумки шоколадки и раздала их подругам.

Они устроились поудобнее. Чарли расположила большой фонарь так, чтобы он освещал лица снизу. Ее темные глаза загадочно блестели.

— Итак, слушайте, что было дальше… — начала она


В нарастающей панике Сюзан уставилась на разорванный розовый цветок. Кому понадобилось срывать «разбитое сердце» и класть ей на подушку? Казалось, какая-то злая сила пытается запугать ее!

Со всех сторон ее подстерегала опасность. Кому она могла доверять? Хейдену? Он казался хорошим и надежным, но почему он оказался в саду в тот самый момент, когда на нее упала ветка?

Дядя и тетя? Но почему они всегда перешептываются у нее за спиной, зачем переехали на мельницу? Тут что-то не так!

Сюзан быстро оделась и направилась к двери. Она надеялась, что ей поможет миссис Барнс, Кажется, этой старушке известно обо всем, что происходило здесь на протяжении последней сотни лет.

Сюзан взялась за дверную ручку, но та не поворачивалась. Девочка дергала ее, но вскоре поняла, что дверь заперта.

— Выпустите меня! — закричала она, колотя в дверь кулаками. — Выпустите меня отсюда!

Сердце Сюзан бешено билось, она почти задыхалась от охватившего ее ужаса. Наконец в коридоре послышались неторопливые шаги, в замке повернулся ключ.

— Тетя Рут! — Сюзан гневно уставилась на тетю. — Зачем вы заперли меня?

Волосы тети выбились из пучка и повисли вдоль шеи. Ее блузка была перепачкана землей, на носу виднелось серое пятно.

— Мы испугались, что ты ходишь во сне, — объяснила она. — Моррис решил, что надо просто запирать тебя в комнате, пока мы не забили дыру в полу на первом этаже.

Так вот в чем дело! Сюзан перевела дыхание.

— Это вы положили цветок мне на подушку? — спросила она дрогнувшим голосом.

— Нет. — Тетя Рут вытерла мокрый лоб. — В сад я еще не выходила. Что-то ты сегодня слишком бледна. Может быть, сходишь в лагерь и перекусишь там? Мне некогда готовить.

— Хорошо, — согласилась Сюзан, уже догадавшись, что тетя опять хочет отделаться от нее. Впрочем, девочка и вправду была голодна, к тому же она собиралась поговорить с миссис Барнс.

Утро выдалось хмурым и дождливым, и веранда коттеджа оказалась пуста. Висячие горшки с цветами раскачивал ветер, хлопала незакрытая дверь.

Сюзан постояла в полутемном холле, оглядывая зал для завтрака. До того как ее родственники переехали на мельницу, во время завтраков они садились за один и тот же столик в углу зала. И теперь девочка направилась к нему, радуясь, что их место никто не занял. Сюзан хотелось поговорить с Леоной — молодой официанткой, которая обычно их обслуживала.

Леона принесла ей яичницу с ветчиной, тосты, джем и сок.

— Спасибо, — кивнула ей Сюзан. — Знаете, теперь мы живем на старой мельнице, а готовить там неудобно.

— Но… как же вы там живете? — Леона вдруг перепугалась.

— Нормально, — солгала Сюзан. — Но я не знаю, почему мои дядя с тетей решили перебраться туда, — здесь было лучше…

Леона вспыхнула, переминаясь с ноги на ногу.

— Кажется, это я виновата… Когда я рассказала им об алмазах, они так разволновались…

— О каких алмазах?

— Ну, знаешь, все эти нелепые истории о том, что где-то в стенах старой мельницы спрятаны алмазы. Сама я в эти россказни не верю, но, когда я обмолвилась об этом в разговоре с твоей тетей — просто так, от нечего делать, — она засыпала меня вопросами. Послушай, мне надо идти… — извинилась Леона. Действительно, народу в зале прибывало.

Сюзан кивнула. Теперь ей все было ясно. Дядя и тетя ищут в стенах мельницы алмазы!





ГЛАВА 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Завтрак Сюзан почти совсем остыл. Она попыталась проглотить кусочек тоста, но тот застрял у нее в горле. Ей вдруг ясно представилось лоснящееся багровое лицо дяди Морриса, жадные глаза тети. Они не сказали ей об алмазах и все время пытались выпроводить с мельницы, даже запирали в комнате!

Сюзан отодвинула стул и встала. Пройдя по залу, заставленному столиками, покрытыми белыми льняными скатертями, она вышла в сумрачный холл.

— Извините… — остановила она спешившего официанта. — А миссис Барнс сегодня здесь?

— Нет, сегодня она не пришла. Должно быть, из-за дождя у нее опять приступ артрита.

— Где она живет?

— В маленьком сером доме у самого кладбища. — Официант уже мчался дальше. — Берегись собаки! — предупредил он Сюзан.

Ветер порывами задувал со стороны озера. Наклонив голову, Сюзан зашагала навстречу ветру. Она прошла по каменному мосту, быстро проскочила мимо мельницы, держась возле самой ограды, чтобы ее не увидели из окон, и нашла дорогу, ведущую к кладбищу.

От дождя ее ситцевое платье промокло и облепило тело, но возвращаться за плащом Сюзан не хотела. Ей надо было увидеться с миссис Барнс прежде, чем разговаривать с тетей и дядей. Что скажет ей старушка? Богатство и смертельная опасность! Для того чтобы предсказать это, миссис Барнс было незачем быть гадалкой: похоже, все в Мэрдокс-Миллз знали историю с алмазами, даже молодежь вроде Леоны.

А Хейден? Интересно, знает ли он? Можно ли ему доверять?

Дом миссис Барнс был почти неразличим за густыми вязами у подножия холма. Крыша домика опустилась почти до самой земли. Сюзан с трудом верилось, что здесь кто-то может жить.

Она уже собиралась постучать в дверь, как вдруг услышала за спиной громкое рычание.

Она совсем забыла про собаку!

Пес оказался огромным, черным. Широко открыв пасть с двумя рядами острых зубов, он вытянул хвост и угрожающе рычал.

Сюзан оцепенела от страха. Она не могла сдвинуться с места, не могла позвать на помощь. Еще секунда — и пес вцепится ей в горло.

— Кто там? — послышался из дома слабый голос.

С губ Сюзан сорвалось хриплое:

— Это я, Сюзан. Сюзан Мэрдок!

За ее спиной скрипнула дверь.

— Тише, Артур! — прикрикнула миссис Барнс. — Не трогай своих.

Пес перестал рычать, но по-прежнему не сводил глаз с гостьи.

— Не бойся, — успокоила девочку миссис Барнс. — Он прекрасный сторож. Как только он познакомится с тобой, он перестанет рычать.

И она медленно, с трудом вернулась в комнату.

— Входи, а я, если ты не возражаешь, прилягу. В дождливые дни спина не дает мне покоя.

Сюзан последовала за старушкой. Внутри домик оказался тесным, сырым, дымным. В камине горел огонь. В комнате помещалась только узкая кровать с горой подушек и стеганых одеял, плита, стол и стул.

Миссис Барнс улеглась в кровать, почти исчезнув под одеялами. Среди подушек виднелись только щеки и круглые очки.

— Я хотела спросить вас об алмазах, — объяснила Сюзан. — Мои родные ищут их, а мне ничего не говорят.

— Неудивительно, — отозвалась миссис Барнс. — И лучше бы они не догадались о том, что ты знаешь про алмазы.

— Но почему? — Сюзан придвинула стул к постели и села.

— Потому, что тогда они смогут присвоить алмазы втайне от тебя. — Миссис Барнс покачала головой.

— Но ведь они мои опекуны! — воскликнула Сюзан. — Они обязаны заботиться обо мне.

— И, если не ошибаюсь, других родственников у тебя нет. — Миссис Барнс вздохнула. — Как думаешь, кто унаследует алмазы, если с тобой что-нибудь случится?

Сюзан изумленно уставилась на нее.

— Тетя Рут и дядя Моррис… но неужели они… — Она осеклась, потрясенная страшной мыслью.

— Подстроить несчастный случай трудно, — заметила миссис Барнс, — но молодежь так неосторожна! К тому же твои опекуны вправе поступать, как они считают необходимым для твоего блага. Будь начеку.

Сюзан вздрогнула.

— Это еще не все. Я снова видела призраков — и слышала их!

— И о чем же они говорили? — спросила миссис Барнс таким будничным тоном, словно речь шла о соседях.

Сюзан рассказала ей о видениях минувшей ночи.

— О Господи! Их опять разбудили. — Миссис Барнс покачала головой. — Лучше не попадайся им на глаза, когда они воскрешают события той трагической ночи. Мод и вправду утонула в мельничном пруду. Бедняжка!

Сюзан била дрожь.

— Знаю, я видела, как она прыгнула с моста. Но я хотела спросить еще об одном: что означает цветок «разбитое сердце»? Призрак Мод оставил его клочки на моей подушке. — И она вынула из кармана обрывки цветка.

— Я бы отнеслась к нему как к предостережению. Это давняя игра, в которую мы играли в детстве. Мод тоже знала ее. — Старушка взялась за обрывки цветка распухшими пальцами и развела в стороны лепестки. — Вот это плащ, а внутри шелковые туфельки для прекрасной дамы.

Сюзан снова услышала отзвуки голоса Мод. По ее спине пробежал холодок. Она встала — пора было уходить. Миссис Барнс морщилась от боли.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — спросила Сюзан.

— Хорошо бы выпить горячего чаю. — Миссис Барнс закрыла глаза. — И еще принеси теплый камень из камина. Заверни его в одеяло и положи мне под спину…

Сюзан выполнила обе просьбы.

— А Артур не бросится на меня, когда я выйду? — опасливо спросила она.

— И не подумает. Поговори с ним, только негромко, и спокойно пройди мимо. Он почует мой запах и поймет, что ты — мой друг. — Миссис Барнс на прощание пожала девочке руку. — Прости, больше я ничем не могу помочь: я сама калека…

— Не волнуйтесь, — перебила Сюзан. Она понимала, что значит страдать от боли и беспомощности. — Вы очень помогли мне.

Артур


убрать рекламу




убрать рекламу



подошел к ней и так долго обнюхивал ее руки, что у Сюзан сердце ушло в пятки. Наконец пес фыркнул, замахал хвостом, повернулся и ушел прочь.

Сюзан неторопливо взбиралась на холм, зная, что из-за хромоты ее походка выглядит неуклюжей. «Даже пес презирает меня, — с горечью думала она. — Почему я не такая, как все?..»

Может, поэтому дядя и тетя так жестоки к ней? Нет, вряд ли. Просто они очень злые. Вот дедушка любил ее, и миссис Барнс добра к ней…

Сюзан распрямила плечи. Значит, незачем даже называть этих людей дядей и тетей. Отныне они для нее — просто Рут и Моррис. Есть только один способ одержать над ними верх. Надо найти алмазы первой — если понадобится, без посторонней помощи!

Дорога превратилась в два грязных бурных потока, устремившихся в глубокие колеи. Дождь кончился. К тому времени, как Сюзан подошла к мосту, вокруг посветлело.

На мосту стоял Хейден, и неожиданно для себя Сюзан заторопилась к нему навстречу.


— Мне нравится этот Хейден, — вмешалась Луиза.

— Но можно ли ему доверять? — спросила Джо. — Для него Сюзан — просто приезжая девчонка.

— Конечно. Но все-таки она носит фамилию Мэрдок, — напомнила Алекс. — Здесь она у себя дома, как и Хейден.

— Бедная Сюзан! — вздохнула Джо, качая головой. — Подумать только, торчать на старой мельнице с опекунами, которые что-то замышляют! Теперь я понимаю, почему Чарли не хотела вести нас на мельницу в темноте.

— Но Сюзан понравилось жить на мельнице, — возразила Луиза. — И мне бы понравилось, будь она моей. Я всегда мечтала о таком доме.

Остальные сочувственно промолчали: родители Луизы были в разводе, мать ее много путешествовала. На каникулах Луиза обычно гостила у дальних родственников.

— Твой ход, — Джо подтолкнула доску к Луизе, стараясь не сдвинуть с места квадратики с буквами. — Посмотрим, подскажет ли нам игра, что случилось с Сюзан дальше.

Луиза долго смотрела на доску, а потом медленно сложила слово «нож», приставив его к последней букве слова «убийство».

— Нож! — воскликнула Алекс. — А при чем тут нож?








ГЛАВА 9

 Сделать закладку на этом месте книги

— Ни при чем! — засмеялась Чарли. — Просто я прихватила с собой кекс, а без ножа нам его не разрезать! — И она вытащила из сумки увесистый кекс, щедро облитый шоколадной глазурью.

— Прибереги его на потом, — предложила Джо. — Сейчас моя очередь, я уже придумала отличное слово. — Она быстро разложила на доске буквы. — «Секрет»! Наверное, этот секрет — место, где спрятаны алмазы. Рассказывай, Чарли!





— Всему свое время, — возразила Чарли. — Ну, если кекса вы не хотите, как насчет сливочной помадки с лимонадом?

— Как можно есть помадку и запивать ее лимонадом? — возмутилась Алекс. — Тебе не станет плохо?

— Еще чего! — Чарли сделала большой глоток лимонада, запивая помадку, смахнула с рук сладкие крошки и откинулась на спину с довольным вздохом. — В этой истории полным-полно секретов. Слушайте внимательно, и вы узнаете, что было дальше!

Девочки разобрали остатки помадки, взбили подушки и умолкли. Чарли откашлялась и продолжила свой рассказ.


— Привет! — сказал Хейден. — Да ты вся мокрая! То есть промокла под дождем… — Он смутился, отвернулся и подкинул ногой камешек.

— Я ходила к миссис Барнс. — Сюзан расправила влажную юбку. Ей почему-то было неловко разговаривать с Хейденом. И в то же время ей хотелось хоть с кем-нибудь поговорить, кому-то довериться. — А что здесь делаешь ты в такой дождь? — нерешительно спросила она.

— Твой дядя приходил в мастерскую за досками. Я решил выяснить, что здесь творится.

— Он решил забить дыру в полу, чтобы я не провалилась туда ночью, — объяснила Сюзан. — Рут считает, что я хожу во сне.

— Правда? — удивился Хейден.

— Не знаю. Мне послышались голоса откуда-то из-под пола. Но, может быть, я видела сон.

Ей хотелось сменить тему: говорить о Моррисе и Рут было неприятно и стыдно. Только бы Хейден не узнал, что у нее такие жестокие родственники!

Она кивнула в сторону мельницы:

— Ты не знаешь, почему одна стена дощатая, а все остальные каменные?

Хейден охотно объяснил:

— Сначала там находились мельничные колеса, потом их заменили турбинами. Вода поступает туда по большой трубе, — он указал на поток, который уходил под дощатую торцовую стену здания, — и приводит турбины в движение. Из-за постоянной вибрации камни стены расшатались. Пришлось заменить всю стену.

— Так всегда бывает со старыми мельницами? — полюбопытствовала Сюзан.

— Нет, когда механизмы хорошо пригнаны, при работе они не вибрируют. Должно быть, по какой-то причине они были установлены не по центру…

— Как ты хорошо разбираешься в этом!

— Мне всегда хотелось когда-нибудь купить эту мельницу и отреставрировать. Ее помогали строить мои предки… как и этот шлюз. — Хейден указал на огромные блоки песчаника, образующие стену шлюза. — Он всегда казался мне каким-то родным.

— Мне тоже, — призналась Сюзан. — Эта мельница принадлежала моему прапрадедушке. — Она с трудом выговорила эти слова, и Хейден сразу понял, что творится в ее душе.

— Но, похоже, никому из нас она не достанется. — Хейден с досадой снова пнул камешек. — Твой дядя охотно продаст ее всякому, кто захочет снести ее или переделать в сувенирную лавку.

— Не продаст, если я первой найду сокровище, — произнесла Сюзан, и сердце ее замерло в ожидании его реакции.

Хейден озадаченно уставился на нее:

— Какое сокровище?

— Неужели ты не слышал легенду об алмазах из Южной Африки, спрятанных где-то на мельнице одним из Мэрдоков?!

Хейден откинул со лба волосы.

— Я никогда не верил в них, — признался он. — Это просто выдумки.

— Тогда почему же Рут и Моррис так заволновались? Почему решили переселиться на мельницу? Они хотят найти эти алмазы прежде, чем продадут мельницу. Наверное, сейчас они уже разбирают стены по камню! — Сюзан с подозрением смотрела на Хейдена. Действительно ли он не верил рассказам об алмазах? — Хейден, ты не сходишь со мной на кладбище? — вдруг спросила она. — Я видела его по пути к миссис Барнс и хотела бы осмотреть, но…

— Там слишком страшно, — закончил за нее Хейден.

— Дело не только в этом. Мне нужен спутник, который знает историю этих мест.


— Что ты ищешь? — спросил Хейден, когда они вошли в ворота кладбища.

Вдоль изгороди росли ярко-зеленые в мелких желтых бутонах кусты жимолости.

— Три могилы, — объяснила Сюзан. — Во-первых, офицера британской армии, военного инженера, капитана Роберта Треливана.

Хейден остановился так внезапно, что Сюзан сразу поняла: это имя для него что-то значит.

— Ты… один из его потомков? — Она заглянула в его встревоженные карие глаза.

— Нет, — покачал головой Хейден. — Капитан Треливан — офицер, из-за которого при взрыве пороха погиб мой прадедушка, оставив жену вдовой с двенадцатью детьми. Мы до сих пор с ненавистью вспоминаем это имя! — Хейден указал на высокое серое надгробие. — Вот его могила.

— А моего прапрадедушки Сэма Мэр-дока?

— Вон тот большой круглый камень с дыркой. — Хейден провел ее по мокрой высокой траве. — Это мельничный жернов, который перетирал зерно в муку.

— А Мод, его дочь? Где ее могила? — продолжала расспрашивать Сюзан.

— Ее здесь нет, — Хейден покачал головой. — Она покончила жизнь самоубийством, поэтому ее не разрешили похоронить на кладбище.

— Какой ужас! — прошептала Сюзан. — Она бросилась с моста в пруд…

— Откуда ты знаешь? — Хейден с любопытством посмотрел на нее.

— Я видела ее из окна мельницы, а до этого — в моей комнате. Капли с ее плаща падали мне на лицо… — Сюзан содрогнулась от ужаса и закрыла лицо ладонями. — Сначала я ничего не могла понять. Она оставила на моей подушке цветок — «разбитое сердце».

— Ты вся дрожишь. — Хейден осторожно обнял ее за плечи. — Тебе нельзя ночевать на мельнице. Вернись в лагерь.

— Нет! — Сюзан выпрямилась. — Я не хочу, чтобы в мое отсутствие Моррис и Рут нашли алмазы!

— А если никаких призраков и в помине нет? — Хейден взял Сюзан за подбородок и заглянул ей в глаза. — Что, если твои родные все подстроили, чтобы напугать тебя?

Сюзан поняла: Хейдену известно, что за люди ее дядя и тетя. Ей захотелось прильнуть к нему, уткнуться лицом в его куртку и вздохнуть спокойно. Но она удержалась.

— Как бы там ни было, я хочу знать правду, — заявила она.

Возле нового надгробия она опустилась на колени. На гладком мраморе не было никакой надписи.

— Это могила моего дедушки. Я еще не успела придумать, что написать на плите…

— Мне не хочется оставлять тебя одну на мельнице, — признался Хейден. — Там нет даже телефона, в случае необходимости ты не сможешь позвонить мне.

— Ты мог бы побыть возле мельницы, снаружи, — предложила Сюзан. — Так мне стало бы спокойнее.

— Я пройду через сад после полуночи, — пообещал Хейден. — Если я тебе понадоблюсь, выгляни в окно.

— Я свистну. — Сюзан усмехнулась. — Дедушка научил меня. — Она вложила два пальца в рот и свистнула. — Такой свист слышно за полкилометра.

Снова начался дождь, и Сюзан, чье платье так и не успело высохнуть, задрожала от холода.

— Надо где-нибудь обсохнуть и перекусить, — решил Хейден.

— А если и ночью будет дождь?

— Не беспокойся, я приду, — заверил ее Хейден. — Мы, рыбаки, дождя не боимся!


Расставшись с Хейденом за мельницей, Сюзан толкнула высокую красную дверь задней веранды. Дверь бесшумно отворилась, и Сюзан, войдя в тесную темную кладовую возле кухни, сразу услышала голоса тети и дяди.

— Поторопись, Моррис. Скоро она вернется из лагеря, — дождь уже кончился.

Сюзан собралась было окликнуть их, когда хриплый голос дяди заставил ее похолодеть от страха:

— Надо избавиться от нее, и чем скорее, тем лучше!

Сюзан замерла. Если они поймут, что она подслушала их разговор, все пропало! Хорошо бы сделать вид, что в этот момент ее вообще не было в доме. Уже в тысячный раз за свою жизнь Сюзан пожалела о том, что из-за изувеченной ноги не может бегать.

— Хватит болтать чепуху! — прикрикнула на него Рут. — Надо все продумать, а не бросаться в омут головой!

— Можешь говорить что хочешь, но меня ничто не остановит. Наконец-то я заполучу то, о чем мечтал всю жизнь!

Моррис зашагал к задней веранде. Сюзан услышала, как скрипят половицы под его ногами. Еще секунда — и он увидит Сюзан в чулане и поймет: она слышала, что он собирается прикончить ее!





ГЛАВА 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Сюзан съежилась, пригнулась, отступила в тень — больше спрятаться было негде. Дверь приоткрылась. На веранду упал луч света из кухни.

— Лучше давай обыщем ее комнату, пока ее нет, — послышался из кухни голос Рут.

Тяжелые шаги стихли. Луч света сузился. Видимо, Моррис держался за дверную ручку.

Сюзан перевела дыхание. Ее сердце колотилось так, словно было готово вырваться из груди.

— Ты же сама говорила: она может вернуться с минуты на минуту, — буркнул Моррис. — Думай, что несешь!

— Мы заранее увидим в окно, как она приближается, — объяснила Рут. — Так ты идешь или нет?

— Старая карга, — проворчал Моррис. — Ну, подожди, вот будут у меня алмазы…

Хлопнула дверь. Сюзан осталась одна в темном чулане. Дождавшись, когда дядя и тетя поднимутся по лестнице, она выскочила из дома через заднюю дверь.

Прислонившись к шероховатой каменной стене, она старалась поскорее отдышаться и сдержать рвущиеся наружу рыдания. Как ей хотелось убежать, но куда? Дядя Моррис — респектабельный страховой агент. Тетя Рут бывает во всех известных женских клубах города. Они ее законные опекуны. Кто поверит, что они вознамерились убить ее, чтобы завладеть наследством? Никто. Сюзан ясно услышала фальшивый голос тети: «Моя племянница всегда была девочкой со странностями, еще с тех пор, как попала в ту аварию… а теперь, после смерти деда…».

Ее опекуны — взрослые люди. Все преимущества на их стороне. Остается лишь один выход — первой найти алмазы…

…В ту ночь Сюзан смотрела, как медленно движутся стрелки на часах, и прислушивалась к мерному стуку дождевых капель по крыше. Она решила не спать всю ночь.

Призраки Мэрдокс-Миллз — ее единственная надежда. Им известно все, что происходило на мельнице, они живут здесь с давних пор. Может быть, они приведут ее к тайнику — если ей хватит смелости слушать и наблюдать…

Миссис Барнс говорила, что призраков опять разбудили. А это рискованно. Что, если призраки нападут на нее?

Незадолго до полуночи Сюзан впервые услышала всхлипывания из коридора. Но Хейден еще не пришел!

Она заперла дверь и съежилась под одеялом, прислушиваясь к приближающимся звукам. Затем дверной проем озарил неяркий свет. К своему ужасу, Сюзан увидела, как на дощатом полу появляются мокрые отпечатки ног и приближаются прямо к ней. Как она могла подумать, что запертая дверь станет препятствием для призрака?! Мод прошла сквозь нее, даже не заметив!

В пятне света постепенно проступили очертания фигуры Мод Мэрдок в длинном мокром плаще. На ее шее висел венок из «разбитых сердец». Бледное лицо было залито слезами.

— О, папа!  — с болью выговорила она. — Что я натворила! 

Она приближалась к постели. Сюзан с ужасом обнаружила, что даже кровать, на которой она лежала, засветилась призрачным светом, изменила форму и размер. Рядом с Сюзан появилась еще одна неясная фигура.

Сюзан уловила ужасный, тошнотворный запах, повернула голову и разглядела рядом с собой вытянувшуюся под простыней смутную белую фигуру с огромными, широко открытыми глазами на белом лице. Произошло невероятное! Постель Сюзан исчезла, а постель незнакомца материализовалась. Еще минута — и рядом появится умирающий мельник!

Поперхнувшись от страха и отвращения, Сюзан сумела выбраться из-под одеяла и метнулась в противоположный угол комнаты. Теперь короткая, широкая медная кровать мельника была видна совершенно отчетливо.

— Отец, я предала тебя ради человека, который даже не любит меня!  — Мод склонилась над постелью, орошая ее каплями воды и слез. — Я услышала разговор солдат: капитан Треливан торопится достроить шлюзы и вернуться домой героем. Ему нет дела до того, что станет с нами! Я совершила страшную ошибку. Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? 

— Никогда!  — сорвалось с присыпанных мукой губ умирающего мельника.

Девушка опустилась на колени перед кроватью отца и взяла его за руку:

— Тогда мне незачем жить. Я погубила нас обоих, и не только нас. О, мой бедный, беспомощный… 

— Вон! — Сэм Мэрдок вскинул руку с вытянутым белым пальцем. — Ты мне больше не дочь! 

Девушка в плаще поднялась, не переставая всхлипывать, и поплыла к стене мимо Сюзан. На Сюзан повеяло сырым холодом. Мод Мэрдок исчезла.

Лежащий на постели мельник корчился в агонии. Он разметал руки, словно пытался дотянуться до чего-то невидимого, и вдруг исчез вместе с кроватью.

На ее месте появилась узкая железная койка Сюзан.

— Теперь я знаю, как это было, — прошептала она. — Покинув спальню отца, Мод бросилась с моста в мельничный пруд.

Вскочив, Сюзан подбежала к окну. Дождь усилился. Деревья в саду гнул ветер. Он завывал так, что нечего было и надеяться, что Хейден услышит свист.

Внезапно раздался страшный грохот, который заглушил шум ветра и дождя. От него затряслись стены мельницы, его еще долго повторяло эхо. Сюзан бросилась к двери и вылетела в коридор. В воздухе ощущался сильный запах фейерверков — запах пороха. Это был взрыв!


— Может, это ее дядя взрывал стены мельницы, чтобы найти алмазы? — ахнула Алекс.

— А запах пороха? — напомнила Джо. — По-моему, Сюзан слышала взрыв из прошлого, тот самый, при котором погиб прадед Хейдена!

— Давайте-ка спросим у скраббла. Твой ход, Алекс, — зловещим голосом предложила Чарли.

— Лучше не надо! — Луиза забралась поглубже в свой спальный мешок. — И так страшно!

— Скорее всего, это был взрыв из прошлого, — решила Алекс. — Смотрите! У меня получилось слово «призрак»!








ГЛАВА 11

 Сделать закладку на этом месте книги

— «Призрак»? Сейчас посчитаем очки. — Чарли принялась царапать цифры на клочке бумаги. — Тридцать шесть! Неплохо.

— А это правда? — вмешалась Джо. — Сюзан действительно слышала взрыв пороха из прошлого? Или же дядя Моррис так искал алмазы?

— Давайте послушаем, что было дальше, — предложила Луиза,

— Сначала мне надо перекусить. — Чарли заглянула в сумку-холодильник. — Так, сыр, крекеры, миндальное и кокосовое печенье, еще лимонад… что бы выбрать? — Она принялась раскладывать припасы на спальном мешке.

— Ты что, опять голодная? — возмутилась Алекс. — Ты же только что слопала целый пакет помадки!

— Такие рассказы отнимают много энергии, — удрученно вздохнула Чарли. — Но если вы настаиваете, я съем только кусочек…

Девочки общими усилиями уложили сладости обратно в сумку и закрыли ее. Чарли рассмеялась:

— Ладно, ладно, слушайте дальше. Только надо создать атмосферу…

Чарли села в позу лотоса, положила ладони на колени, закрыла глаза и сидела так, пока Алекс, Джо и Луиза не устроились в своих мешках.

— Но самое страшное еще только начиналось, — наконец замогильным голосом произнесла Чарли. — Слушайте!


Сюзан подкралась к двери, отперла ее и вышла в коридор. Здесь порохом пахло еще сильнее. Этот запах душил Сюзан, жег ей глаза, пока она медленно спускалась по лестнице. Неужели Моррис и Рут ничего не чувствуют? Она рассчитывала застать их на втором этаже.

Но большая комната второго этажа преобразилась: вместо старинной мебели Сюзан увидела призрачные мешки с зерном и мукой, лопаты, лари и весы — все, что можно было увидеть на старинной мельнице.

В центре комнаты под мерцающим фонарем стоял мельник, обсыпанный мукой с головы до пят. Схватившись за голову, он стонал, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Моя дочь, мое единственное дитя…  — горестно бормотал он.

На низкой деревянной скамье лежала неподвижная Мод. Ее ноги опутали водоросли, безжизненное лицо было синеватым, с длинного плаща капала вода.

Должно быть, тело Мод нашли и принесли на мельницу, догадалась Сюзан.

— Что я наделал?  — повторял мельник, ломая руки и падая рядом с дочерью.

Как у него хватило сил встать с постели? Сюзан была ошеломлена.

В этот момент дверь с треском распахнулась, в пятно света от лампы вступил мужчина. От него сильно пахло порохом.

Сюзан ахнула и зажмурилась. Лицо капитана Треливана было залито кровью. Почерневший от пороха мундир потемнел, вместо правой руки болтался окровавленный пустой рукав.

— Мод!  — прошептал он, шагнул вперед и рухнул на колени.

— Как ты посмел явиться сюда?!  — рявкнул мельник.

— Я умираю, сэр,  — ответил Треливан. — По неосторожности взорвался порох, на шлюзе погибло много людей.

— Ты убил мою дочь!  — Сэм Мэр док потряс вскинутыми кулаками, словно собираясь сейчас же отомстить капитану.

— Она услышала от других офицеров, что ты уезжаешь, бросаешь ее. Этого она не перенесла. 

— Нет!  — Треливан вскинул голову, его глаза вспыхнули. — Они солгали. Бедная моя Мод, как ты могла поверить им? Ты решила, что я тебя предал? Думала, что калеку нельзя полюбить? 

Он вскинул голову и устремил на мельника страшный взгляд.

— Напрасно вы поверили им, сэр,  — заявил он. — Я любил Мод. Мы тайно поженились, у нас есть сын. Но бросить вас она не могла. Она продолжала умолять меня спасти мельницу! 

Треливан опустил голову на промокший плащ Мод.

— Мы оба убили ее — мы, люди, которые ее любили. Она должна была жить, растить сына…  — Его голос утих. Кровь, капающая из рукава, смешивалась с водой и тонкими струйками растекалась по полу.

Наступила тишина. Сюзан чувствовала, как по ее щекам катятся слезы. Эту минуту все три призрака были обречены переживать вновь и вновь, каждый раз понимая, что их ненависть, ревность и страх были совершенно напрасны. Если бы они узнали об этом заранее! Если бы Мод не поверила другим офицерам, если бы доверилась капитану! Если бы оба объяснили Сэму, что они женаты, если бы Сэм не был таким ревнивым и упрямым! Тогда все они были бы живы!

Казалось, Сэм вдруг уловил мысли Сюзан. Он опустил руки и уставился на два безжизненных тела.

— Она умоляла простить ее,  — потрясенно выговорил он. — Это я был во всем виноват. Но кто-то должен поплатиться!  — Его голос загремел от ярости. — Кто-то поплатится за это! 

Призрак мельника бросился к Сюзан, протягивая длинные белые руки. Его глаза лихорадочно блестели.

Сюзан пошатнулась. Если бы она умела бегать!

Неуклюже лавируя между мешками и ларями, она ощущала ярость мельника как нечто осязаемое.

— Кто-то поплатится!  — хрипел он за ее спиной.

— Поплатится за все!  — подхватил пронзительный, дрожащий голос Мод.

— Плати!  — взревел капитан Треливан.

Они догоняли ее, они были повсюду, кричали, выли и рыдали. Слишком поздно Сюзан увидела отверстие в полу. Оно разверзлось перед ней, черное и бездонное.

Не в силах остановиться или свернуть в сторону, Сюзан рухнула во мрак.





ГЛАВА 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Сюзан обнаружила, что находится в деревянном желобе, замкнутом с трех сторон. Соскользнув по нему, она с глухим стуком упала на груду мешков с зерном.

В нижнем помещении мельницы сильно пахло пылью и зерном, слышался шум воды и вращающегося колеса.

Внезапно запах куда-то исчез, до Сюзан снова донесся шум бушующей снаружи грозы. Вместо мельничного колеса она увидела заржавевшую, неподвижную металлическую турбину. Видения исчезли — по крайней мере, на время.

Сюзан поднялась, шагнула на холодный каменный пол. Сейчас она могла думать только об одном: у Мод был сын. Мальчик. Каким-то образом она сумела сохранить в тайне свой брак и рождение малыша! Но что случилось с ребенком после смерти родителей и деда? Бедный малыш, он остался совсем один. В целом мире у него не было ни единой родной души — как у самой Сюзан.

Внезапно она услышала над головой шаги, в отверстие на потолке упал луч света. Моррис и Рут, о которых она совсем забыла!

— Я здесь, внизу! — крикнула Сюзан.

Свет озарил ее запрокинутое лицо.

— Что ты там делаешь? — удивилась тетя.

— Ищешь что-нибудь? — подозрительно и зло подхватил Моррис.

— Нет, — ответила Сюзан. — Я услышала голоса и почувствовала запах пороха. Мне что-то привиделось…

Тетя Рут поджала губы и сощурилась:

— И ты так перепугалась, что упала прямо в эту дыру. Видишь, Моррис, я была права. Она разгуливает по дому во сне. Она могла погибнуть!

— Странно, что она до сих пор жива, — пробурчал Моррис и добавил что-то совсем тихо, так что Сюзан не разобрала ни слова.

В ответ Рут хрипло зашептала:

— Не надо так спешить, Моррис. А если она что-то знает? Она не могла упасть с такой высоты и ничего не сломать!

Тетя Рут вновь просунула голову в дыру.

— А ты уверена, что ничего там не видела? — приторно-сладким голосом спросила она. — Например, блестящих камешков?

«За кого она меня принимает?» — мысленно возмутилась Сюзан. Но с другой стороны, у нее появился шанс — надо лишь притвориться глупенькой, беспомощной девчонкой.

— Нет… — нерешительно ответила она. — Здесь так страшно!

— Сейчас я спущусь и помогу тебе выбраться, — пообещал Моррис. — Не двигайся с места!

В его голосе прозвучали опасные нотки. Сюзан понимала, что случившееся Моррис расценил как удачную возможность расправиться с ней. Он без труда сумеет убедить кого угодно, что его подопечная упала сама, ударилась головой и погибла.

Значит, надо выбираться отсюда, и как можно скорее. Моррису придется дойти до кухни, открыть дверь, спуститься по лестнице и пробраться по нижним помещениям, между старыми механизмами. У нее есть в запасе несколько минут.

Сюзан торопливо огляделась в поисках другого выхода, но весь нижний этаж мельницы был глухим, непроницаемым для воды. Единственные отверстия находились там, где вода подавалась к турбине по большой трубе, а по другой трубе выводилась наружу.

Сюзан бросилась к выводной трубе. Если бы ей удалось выбраться по трубе наружу, в реку! Сюзан решила, что воды в трубах нет, ведь турбины давно заржавели.

В темноте она ощупала изогнутую поверхность большой трубы. На ней оказалось что-то похожее на задвижку. Наконец-то! Открыв ее, она сможет попасть внутрь. Сюзан попыталась открыть вентиль, но он заржавел и не поддавался.

Со стороны лестницы послышался голос дяди Морриса:

— Сюзан, где ты?

Девочка в отчаянии сражалась с задвижкой. Она должна открыться!

По стене метнулся луч фонарика.

— Рут, ее здесь нет! — закричал Моррис.

— Чепуха, Моррис! Она должна быть там. Ищи как следует!

Моррис забормотал:

— Куда же подевалась эта негодная девчонка?.. С кривой ногой ей далеко не уйти…

Сюзан разозлилась, но вместо того чтобы наброситься на Морриса с кулаками, изо всех сил рванула вентиль, который вдруг поддался, и ржавая рукоятка завертелась.

На этот раз луч фонарика нашел ее. Даже в сумраке подвала Сюзан разглядела изумленное выражение у Морриса на лице. Она метнула в него сорванную рукоятку вентиля и нырнула в приоткрывшееся ржавое отверстие.

За ее спиной послышалась злобная брань. Моррис заторопился к трубе. Добравшись до нее, он в бешенстве заколотил по металлу чем-то тяжелым. Ржавчина посыпалась на голову Сюзан, от грохота у нее заломило в ушах.

Чем он стучит по трубе — молотком? Дядя Моррис не пролезет в отверстие вслед за Сюзан, но труба проржавела чуть ли не насквозь. Значит, он сможет пробить отверстие побольше и вытащить беглянку. Оставаться внутри слишком опасно.

Сюзан на четвереньках поползла по металлическому туннелю. Ей казалось, что она попала в ржавую консервную банку. Плеск воды слышался все отчетливее. Еще несколько минут — и она окажется за стеной мельницы.

Значит, конец трубы находится глубоко под водой. Неизвестно, сколько ей придется задерживать дыхание, но другого пути у нее нет!

Добравшись до воды, Сюзан сделала глубокий вдох и нырнула.

Труба загибалась вверх, подъем по ней длился целую вечность. Сюзан отлично плавала, но в тесной трубе было не развернуться. Наконец она нащупала острый металлический край и свободное пространство за ним. Отчаянно взмахнув руками, Сюзан рванулась вверх, к воздуху.

Она выплыла на поверхность и тут же попала в такую сильную грозу, что казалось, будто с неба в реку обрушивается еще одна река. Сюзан поплыла к берегу при свете молний. Деревья клонились от ветра почти до земли.

Сюзан выползла на заросший травой берег и в изнеможении распласталась на земле, переводя дыхание. Оставаться здесь нельзя: гроза бушует над самой рекой, а в грозу находиться возле водоемов опасно.

Подняв голову, она попыталась привстать.

Внезапно впереди возникла темная фигура. Вначале Сюзан обрадовалась, думая, что Хейден все-таки разыскал ее.

Но фигура приближалась, и вскоре стало ясно, что это не Хейден. Сюзан охватило отчаяние. Моррис не стал пробираться следом за ней по трубе. Он просто вычислил, где она выберется на берег!

Она бросилась обратно в воду. Уж лучше молнии и ледяная вода, чем дядя Моррис!


— Ну что это такое?! — возмутилась Алекс. — Ведь она уже думала, что спаслась!

— И кто из нас теперь прервал рассказ? — ехидно спросила Чарли. — Джо, передай мне мармеладки: у меня очередной приступ голода.

Джо открыла пакетик мармелада и молча пустила его по кругу.

— И все это случилось совсем рядом, на мельнице! — с дрожью в голосе произнесла она. — Неудивительно, что ты не захотела вести нас туда в темноте.

— А я хочу знать только одно: спаслась ли Сюзан? — шепотом спросила Луиза. — Она же была на волосок от смерти!

— Спросим ответа у скраббла, — зловещим голосом предложила Чарли. — Скраббл знает обо всем на свете.

— А я даже забыла, чей сейчас ход, — призналась Луиза.

— Мой. — Джо села, кутаясь в сп


убрать рекламу




убрать рекламу



альный мешок. — Но мне попались неудачные буквы. Даже не представляю, что с ними делать.

— Сложи слово «склеп», — вдруг предложила Алекс. — В самый раз для страшной истории.








ГЛАВА 13

 Сделать закладку на этом месте книги

— Да, на нижнем этаже мельницы, где дядя разыскивал Сюзан, и вправду было жутко, как в склепе, — поддержала Джо. — И наверное, еще темнее, чем здесь, в палатке.

— А Сюзан еще не успела прийти в себя после встречи с призраками! — Луиза поглубже забралась в спальный мешок. — С чего они взяли, что во всем виновата Сюзан?

— Призраки вообще мало что знают — вот что странно, — согласилась Чарли с полным ртом разноцветных мармеладок. — Считается, что у них можно что-нибудь узнать — например, что происходит с человеком после смерти. Ведь они же все умерли. Но они ничего не знают и не говорят. Только бродят повсюду и пугают людей!

— И все-таки, спаслась Сюзан или нет? — спохватилась Джо. — Чарли, хватит жевать, рассказывай дальше!

— Минутку, — попросила Алекс, которая раскладывала на доске буквы. — Смотрите! Я сложила слово «бегство».

— Еще тридцать очков! — воскликнула Джо. — Здорово получилось!





— А теперь давайте послушаем, что было дальше, — испуганным голосом предложила Луиза. — Скраббл уже подсказал нам, что Сюзан удалось сбежать!

— С трудом, — уточнила Чарли, запивая последнюю зеленую мармеладку лимонадом. — Ладно, вернемся к реке, к тому месту, где она протекает через мельницу. Сверкают молнии, грохочет гром, Сюзан понимает, что ее разыскивает вовсе не Хейден… — Чарли таинственно понизила голос, и ее глаза снова заблестели.


Сюзан бросилась в реку и поплыла прочь от берега и мрачной фигуры.

— Кто здесь? — раздался гулкий низкий голос, перекрывающий шум дождя. — Вылезайте из воды! Это опасно!

Это был не Хейден, но и не дядя Моррис. Сюзан развернулась и из последних сил поплыла к берегу. Молния ударила в дерево справа от нее, и оно рухнуло в воду, взметнув столб брызг. Казалось, всему вокруг передалась ярость призрака отца Мод.

Незнакомец шагнул в воду — он был в резиновых сапогах выше колен. Сюзан подхватили сильные руки, помогая выбраться на берег. Ее спаситель сбросил капюшон куртки, и Сюзан узнала Габриэля Пека. В мокром рыбацком снаряжении он казался неузнаваемо огромным, не таким, как в обычной одежде.

— Это хорошо, что ты отлично плаваешь, — заявил он. — Но зачем тебя понесло в воду в такую грозу? Ты знаешь, как это опасно?

Сюзан обессиленно кивнула.

— А где Хейден? — хрипло спросила она.

— С ним произошел несчастный случай, когда он работал цепной пилой. — Габриэль Пек поставил Сюзан на ноги. — Он в доме в лагере.

— С ним все в порядке? — встревоженно спросила Сюзан. Она видела, как Хейден пилил ветки деревьев огромной цепной пилой — жуткого вида инструментом.

— Врач уже приходил к нему, сказал, что рана скоро заживет. Хейден попросил меня сходить к тебе — сам он пока не может встать.

— А нельзя ли мне увидеться с ним? — спросила Сюзан.

— Конечно, можно. Но почему бы тебе не зайти домой и не переодеться?

— Нет! — Сюзан схватила его за руку. — Меня преследуют призраки — инженер с окровавленной рукой, мельник — те, о которых рассказывали вы! Дядя с тетей не верят мне, они хотят, чтобы я вернулась на мельницу.

Габриэль Пек сочувственно закивал:

— Значит, ты видела их. Я тоже. Ладно, я отведу тебя к Хейдену.


Хейден лежал на узкой койке в домике для работников лагеря. Его рука была туго перевязана, загорелое лицо побледнело.

— Как я рад тебя видеть! — воскликнул он, увидев Сюзан. — Спасибо, Гейб.

— Я нашел ее не в комнате, а в реке, — объяснил Габриэль. — Она сама расскажет тебе, в чем дело. А я иду спать. Только без меня ничего не затевайте!

— Не выйдет. — Хейден указал на свою перевязанную руку. — С этим придется подождать.

— Что с тобой случилось? — Собственные проблемы отодвинулись для Сюзан на задний план.

— Я заканчивал работу уже в сумерках, — Хейден вздохнул и со стоном откинулся на подушку. — Решил спилить еще одну ветку, как будто это не могло подождать до завтра! Слишком поздно я заметил, что под лезвие попал сучок… В общем, мне еще повезло, что я не лишился руки!

Сюзан ахнула. Ей отчетливо представился военный инженер капитан Трели-ван с окровавленным пустым рукавом.

— Теперь у меня на всю жизнь останется огромный шрам, — заключил Хейден.

— Значит, теперь мы оба… — Сюзан перевела взгляд на свою ногу.

— Напрасно ты так много думаешь о ней, — мягко произнес Хейден. — Мало кто вообще обращает на это внимание. Я, например, даже ничего и не заметил.

Сюзан вспомнилось, как капитан Треливан объяснял отцу Мод, что любил ее, несмотря на поврежденную ногу и хромоту. Вот и она не доверяла Хейдену, оберегала себя на случай, если он над ней посмеется…

— Эй, да у меня скоро вымокнет вся постель! — усмехнулся Хейден. — Вон там, в шкафу, есть сухая одежда. Сходи в ванную и переоденься. А потом расскажешь мне, как ты очутилась в воде.

Сюзан переоделась в джинсы и фланелевую рубашку Хейдена. От них пахло дымом костра и озерной водой. Когда Сюзан вернулась в комнату, глаза Хейдена были закрыты, прядь каштановых волос упала на лоб.

Сюзан отвела волосы со лба Хейдена, и он открыл глаза.

— Из-за обезболивающего меня клонит в сон, — объяснил он.

— Тебе очень больно?

— Не очень, просто рука онемела. Расскажи, что случилось на мельнице.

Сюзан исполнила его просьбу.

— И вот я здесь, вся мокрая, а у тебя болит рука. Такое переплетение прошлого с настоящим мне не нравится! Когда я услышала тот взрыв, я подумала, что это гром.

— Значит, Треливан погиб при взрыве? — задумчиво спросил Хейден.

— Нет, вскоре после взрыва. Я видела, как он умер, — объяснила Сюзан. — Наверное, от потери крови — ее было так много…

Хейден взял ее за руку.

— Обычно при взрыве пороха офицеры не погибали, — произнес он. — Страдали рабочие. Говорили, что ирландцы настолько глупы, что взрывают сами себя, но это была не глупость — просто им ничего не объясняли. Никому не было до них дела!

— Расскажи мне о своих родных, которые построили шлюзы. — Рука Сюзан доверчиво покоилась в руке Хейдена. — О моих предках ты уже все знаешь.

— А мои приехали сюда в поисках работы, еды и земли, — ответил Хейден. — Переселенцы целыми днями строили дома для англичан, а вечером принимались строить жилье для себя. На строительстве канала они трудились, как рабы, а жили в холодных бараках, где не было даже кроватей — только нары с наваленной на них соломой. Зимой умирали от холода, летом — от лихорадки. Они гибли, добывая глыбы песчаника, из которых сложены стенки шлюзовых камер, и прорубали каналы в каменных руслах — как здесь, в Мэрдокс-Миллз… — Он покачал головой. — Прости, я разболтался, — вздохнул он. — Наверное, лекарства подействовали. А теперь расскажи о призраках. Значит, к Рут и Моррису они не являются?

— Пока нет, — мрачно усмехнулась Сюзан. — Почему-то призраки выбрали меня. А теперь, когда дядя знает, что я боюсь его, оставаться на мельнице мне нельзя.

— Куда же ты пойдешь? — Хейден крепче сжал ее руку.

— Я думала об этом, когда шла сюда, — ответила Сюзан. — Я найду алмазы, а потом убегу туда, где Моррис и Рут не найдут меня.





ГЛАВА 14

 Сделать закладку на этом месте книги

— Найти алмазы было бы неплохо, — отозвался Хейден. — Но сбежать тебе вряд ли удастся. Рут и Моррис — твои законные опекуны. Закон на их стороне!

— И что ты предлагаешь? — рассердилась Сюзан. — Я не могу просто вернуться и сидеть в ожидании, когда дядя Моррис подстроит «несчастный случай», чтобы избавиться от меня!

— Ну, раз призракам не удалось нагнать страху на твоих опекунов, придется нам обойтись без их помощи, — загадочно произнес Хейден, отвел волосы со лба и усмехнулся. — Ты будешь Мод в длинном мокром плаще, а я — мельником, обсыпанным мукой. Надеюсь, мы произведем нужное впечатление.

— Ты спятил? — испугалась Сюзан. — Ты и без муки такой бледный, что сойдешь за призрака. Тебе нельзя вставать.

— Со мной все в порядке, — заверил Хейден. — Я думаю, твой дядя перепугался до смерти, когда обнаружил, что ты исчезла. Может, он даже решит, что к нему явился твой призрак!

— Хейден, не надо вставать… — попыталась удержать его Сюзан.

Но Хейден уже сел и потянулся за рубашкой.

— Я сам знаю, что мне делать. Как никак, я на три года старше тебя. А грозовая ночь в самый раз для призраков.

— Ты не стал бы так шутить, если бы увидел настоящих призраков, — заметила Сюзан, которая, однако, обнаружила, что эта рискованная идея ей, пожалуй, даже нравится. — Здесь найдется мука?

— Да, в кухне лагеря. — Хейден вытащил из кармана джинсов ключи. — Идем.


На мельницу они прокрались через дверь кухни. Хейден нашел в своем пикапе два карманных фонарика. Прикрытые полами рубашек, фонарики давали неяркий зеленоватый свет.

Молнии то и дело озаряли кухню ослепительным светом. От грома сотрясались старые каменные стены.

— Вряд ли они спят, — прошептал Хейден. — В такую погоду заснуть невозможно!

Сюзан поежилась под мокрым плащом. Обсыпанный с ног до головы мукой, Хейден выглядел устрашающе. Перевязанную руку он засунул под рубашку.

— Сюда. — Сюзан повела его к лестнице, ведущей на второй этаж. — Я буду всхлипывать и плакать, а ты кричи, что я тебя предала.

Она вдруг заметила, как тяжело Хейден прислонился к перилам лестницы. Напрасно они затеяли все это!

Но отступать было некуда. Поэтому Сюзан издала душераздирающий вой и застучала по стенам кулаком, двинувшись по коридору к комнате дяди и тети. Хейден грозно закричал и по условному сигналу распахнул дверь.

Рут и Моррис одновременно сели в постелях, словно паяцы, которых дернули за ниточки. Тетя Рут завизжала, укрылась одеялом с головой, но Моррис вскочил с кровати.

— Это что еще за шутки! — рявкнул он. — А ну убирайтесь! Прочь отсюда!

Сюзан попятилась к двери, цепляясь за руку Хейдена. Весь план провалился!

Внезапно в комнату ворвался ледяной ветер, который сменился удушливым запахом сырости, потом — сильным запахом пота, исходившим от старого мельника, и, наконец, едкой вонью пороха. Все три настоящих призрака Мэрдокс-Миллз возникли в комнате,

Однако вместе с ними появилось и что-то новое, какая-то добрая сила, наполнившая Сюзан теплом и желанием потянуться к ней…

— Эти двое хотят продать мельницу!  — прозвучал старческий голос. — Они враги. Но мою внучку не трогайте! 

Дедушка!

Три рассвирепевших призрака прошли прямо сквозь Сюзан и Хейдена.

— Они поплатятся!  — послышались гневные голоса.

— Уходим! — крикнула Сюзан Хейдену. — Скорее! — Она дернула его за руку и метнулась к двери. Уже убегая, она успела заметить, что с тети Рут сорвали одеяло и ее лицо было искажено ужасом.

Хейден захлопнул дверь, и они заспешили к лестнице.

— Что это было? — Глаза Хейдена на лице, перепачканном мукой, казались темными, как омут.

— Потом объясню, — пообещала Сюзан. — Ты в порядке?

Посветив фонариком ему в лицо, Сюзан обнаружила, что он побледнел еще сильнее. На белой повязке расплывалось алое пятно.

— Надо скорее уходить отсюда! — испугалась Сюзан.

— Не волнуйся. Врач сказал, что кровотечения будут повторяться. Так и должно быть. И мы должны завершить начатое.

— Ты прав, мы должны найти алмазы. Мне пришла в голову одна идея, — задыхаясь, проговорила Сюзан. — Когда от грома затряслись стены, меня осенило…

— Рассказывай.

— Видишь, что там? — Сюзан указала на дыру в полу мельницы. — Помнишь, ты говорил, что при работе турбин все стены мельницы тряслись — значит, механизмы были плохо пригнаны?

Хейден кивнул.

— А что, если шестерни слегка сместились в сторону по какой-то причине? Например, потому, что среди них спрятали мешочек с камнями?

Хейден снова кивнул. У него не было сил говорить.

— Послушай, давай вернемся в лагерь, — запаниковала Сюзан, увидев, как пятно крови быстро расползается по повязке. — Мы придем сюда в другой раз. Ты должен лечь в постель немедленно!

— Нет, посмотрим сейчас. — Хейден потянул Сюзан за руку. — Призраки помогли нам выиграть время. Нельзя его терять.

И они, как могли, поспешили в нижнее помещение мельницы.

— Этот кожух должен как-то разбираться… — бормотал Хейден, ощупывая турбину.

— Скажи мне, что надо делать, — попросила Сюзан.

Через десять минут она вытащила из старого мельничного механизма кожаный мешочек. Внутри прощупывалось что-то мелкое и твердое.

— Алмазы! — Сюзан показала мешочек Хейдену.

— Да, алмазы, — послышался за их спинами грубый голос.

Сюзан обернулась и ахнула.

Перед ними стоял дядя Моррис. Его длинное лицо кривилось от ярости.

— Ваши призраки меня не испугали, — рявкнул он. — Но я вам отомщу!


… — Какой негодяй этот дядя Моррис! — возмутилась Джо.

— Алчность — непреодолимое чувство, — объяснила Чарли и потянулась за ножом и кексом.

— Тебе лучше знать, — усмехнулась Алекс. — Ты жуешь весь вечер почти без перерыва!

— Это не алчность, — возразила Чарли, разрезая кекс, — а хороший аппетит.

— Кстати, об алчности… Куда девались эти кровожадные твари? — вмешалась Луиза. — Писк стал тише, или мне кажется? — Она выглянула в окно. Несколько комаров еще сидели на сетке, но их стало гораздо меньше.

— Наверное, улетели спать, как положено по ночам.

— Положено всем, кроме призраков, — уточнила Луиза и поежилась.

— И нас, ночных тусовщиц, — добавила Джо.





ГЛАВА 15

 Сделать закладку на этом месте книги

— Мы почти закончили партию в скраббл, — объявила Чарли и сложила слово «бездна». — Да, в тот же миг Сюзан рухнула в бездну отчаяния. Луиза, твоя очередь.





— Хорошо, что у меня осталось столько букв, — заметила Луиза, медленно выкладывая их на доску. Получилось слово «алмазы». — Смотрите, вот и ключ ко всей истории. Наконец-то алмазы попали к Сюзан!





— Но рассказ еще не окончен, — напомнила Чарли.

— Тогда заканчивай скорее, — потребовала Джо.

— Давно пора, Чарли. Хватит жевать, оставь в покое кекс, печенье и лимонад. Просто скажи, кому достались алмазы.

Чарли вздохнула и снова села в позу лотоса.

— Да, Моррис оказался настоящим злодеем, — подтвердила она. — Но Сюзан и Хейден умели постоять за себя!

Она понизила голос, возвращаясь к тому моменту истории, когда дядя Моррис потянулся за алмазами.


Моррис загородил им путь к лестнице.

Он протягивал руку к мешочку с алмазами.

— Давай их сюда, — негромко и зловеще потребовал он, — и покончим с этим.

— Лучше отдай ему алмазы, — нерешительно проговорил Хейден. — У нас нет выбора.

Но Моррис рано торжествовал. Неожиданно для всех Сюзан вскочила на ржавую трубу и бросила алмазы в отверстие задвижки.

— Все, их больше нет! — крикнула она. — Они попали в реку, ты их никогда не найдешь!

С бешеным ревом Моррис метнулся к ней, но Сюзан спрыгнула с трубы и успела увернуться.

— К лестнице! — в отчаянии крикнула она, и они с Хейденом взлетели по каменным ступеням и захлопнули за собой дверь, ведущую в кухню. — Возьми стул, засунь ножку в дверную ручку, — распорядилась Сюзан. — Это на минуту задержит его.

Морщась от боли, Хейден просунул в отверстие дверной ручки толстую ножку старого стула.

— Бежим отсюда! — задыхаясь, выпалил он. — Через кухню…

Но дядя Моррис не стал рисковать: он заранее запер дверь.

Хейден и Сюзан услышали, как он ломится в дверь подвала. Дверь дрожала.

— Наверх! — осенило Сюзан. — Моя комната запирается!

Они бегом поднялись на третий этаж, влетели в комнату Сюзан и, захлопнув дверь, несколько раз повернули ключ. Сюзан сбросила тяжелый мокрый плащ, сунула Хейдену полотенце, велев стереть муку с лица. Он поднял руку и поморщился от боли.

Однако дверь уже сотрясалась от яростного стука.

— Я знаю, что вы там! Не надейтесь удрать…

Хейден и Сюзан в ужасе переглянулись. А на дверь обрушился удар топора, из нее полетели щепки. Еще несколько секунд — и Моррис ворвется в комнату.

— Окно! — Сюзан потащила Хейдена за собой. — Придется прыгать.

Внизу тускло поблескивал мельничный пруд, похожий на черное покрывало, измятое дождем и ветром.

— Скорее! — Сюзан забралась на подоконник.

Вода внизу показалась ей бесконечно далекой.

Дверь снова задрожала. Оглянувшись, Сюзан увидела в образовавшуюся дыру лицо дяди Морриса, искаженное бешенством.

— Смелость и сила… — прошептала Сюзан слова миссис Барнс. — Вот мое наследство! Возьми меня за руку, — велела она Хейдену, стоявшему рядом на широком карнизе. — Раз, два, три — прыгай!

Рука об руку они стрелой полетели вниз. Им едва хватило времени приготовиться к удару об воду и сделать глубокий вдох.

Ноги Сюзан погрузились в донный ил, но Хейден крепко держал ее за руку. Уже собираясь оттолкнуться от дна, чтобы плыть наверх, она вдруг заметила, что нога Хейдена застряла в чем-то темном. Спустившись ниже, Сюзан ощупала его ботинок. Моток проволоки!

У нее звенело в ушах, запасы воздуха в легких иссякали. Но Сюзан понимала, что Хейдену ни за что не распутать проволоку одной рукой. Значит, это предстоит сделать ей.

— Смелость… смелость и сила… — повторяя как заклинание эти слова, она схватилась за ногу Хейдена, дернула раз, другой и наконец сумела высвободить ее из проволоки. Оттолкнувшись обеими ногами, Хейден всплыл на поверхность,

и Сюзан следом за ним.

Они вынырнули из воды, жадно хватая ртом воздух.

— Мод не покончила с собой, а запуталась в водорослях на дне, — кашляя, поделилась с ним Сюзан своей неожиданной догадкой. — Когда я видела ее труп, его ноги обвивали водоросли. Но тогда я ничего не поняла.

— О чем ты говоришь? — хрипло переспросил Хейден.

Они доплыли до берега и с трудом выбрались из воды.

— Потом объясню. Сначала надо добраться до лагеря и найти врача.

— А как же алмазы? — Хейден тяжело опирался на плечо Сюзан, и она вдруг почувствовала себя сильной.

— Они никуда не денутся, — усмехнулась в темноте Сюзан. — В трубе нет воды.


— Вот это да! — ахнула Луиза. — Прыгнуть с такой высоты! У меня не хватило бы духу!

— Хватило бы, если бы за тобой гнался дядя Моррис, — ответила Алекс. — Что же было дальше, Чарли? Они вернулись за алмазами?

— Хейден поправился? — подхватила Джо. — Не нравится мне его слабость. Так и кажется, что он умрет, как капитан Треливан! Смотрите-ка, у меня получилось слово «труп».








ГЛАВА 16

 Сделать закладку на этом месте книги

— Хейдена пришлось отвезти в больницу, — сообщила подругам Чарли. — Он потерял много крови, швы на руке разошлись.

— Но он выжил или нет? — допытывалась Джо. — Я должна знать!

— Жизнь полна неожиданностей. — Глаза Чарли блеснули, но на этот раз лукаво, и она обвела взглядом девочек. — Вскоре случилось то, чего Сюзан никак не ожидала.

Чарли подалась вперед, положила ладони на колени и продолжала.

Сюзан сидела в коридоре

свернувшись в большом мягком кресле и ожидая известий о Хейдене.

Ей и вправду было некуда деваться. Сейчас она думала только о Хейдене, боялась, что он умрет, покинет ее, как все близкие ей люди. Сюзан поняла, что любит Хейдена. Правда, пройдет еще много времени, прежде чем они вырастут и их чувства окрепнут, но она согласна ждать — только бы он выжил! Только бы врач подошел к ней и сообщил, что опасность миновала!

Но к Сюзан подошел не врач, а ее тетя!

Сюзан не сразу узнала тетю Рут: за одну ночь та превратилась в старуху, а волосы ее стали совсем седыми.

Тетя Рут тяжело опустилась на стул рядом с Сюзан.

— Я вызвала полицию, — усталым, но решительным голосом произнесла она. — Моррис совсем свихнулся.

Тетя смахнула с плеча какие-то розовые клочки, и Сюзан с ужасом обнаружила, что это разорванные цветы «разбитое сердце» — такие же, как Мод оставила на ее подушке.

— Что случилось… после того, как мы сбежали? — шепотом спросила Сюзан. Она вдруг вспомнила, что в комнате дяди и тети появился и призрак ее деда. Должно быть, ему удалось образумить тетю Рут.

— Это было ужасно… — Тетя Рут вздрогнула. — Моррис выбежал, пробежал прямо сквозь них… а я осталась. Мне было страшно даже пошевелиться! Меня провели по мельнице, по саду, по кладбищу: знала бы ты, что я видела! — Она подобрала розовый обрывок цветка.

— Знаю, — ответила Сюзан. — Все это я уже знаю. — Она подозревала, что «экскурсия» тети Рут была гораздо страшнее ее собственных. — Знаешь, Мод не совершила самоубийства, а погибла, — объяснила она тете. — Ее ноги запутались в водорослях на дне мельничного пруда.

— Она так оплакивала своего ребенка… — Тетя Рут разрыдалась, и слезы потекли по ее пухлым щекам. — Я вдруг вспомнила, как давным-давно мечтала о малыше. Но Моррис не желал даже слышать о нем, твердил, что дети никому не нужны. От них одни хлопоты… Как я рада, что его увезли! Надеюсь, его где-нибудь запрут и потеряют ключ.

— Зато теперь у тебя есть я, — к собственному удивлению, произнесла Сюзан.

Тетя Рут тоже удивилась.

— Ты смогла бы простить меня? — Она шмыгнула носом.

Долгую минуту Сюзан смотрела ей в глаза.

— Если мы не будем продавать мельницу — да.

Тем временем в дверях палаты показался врач.

— Нам удалось заштопать молодого человека, — радостно сообщил он. — Сейчас ему поставили капельницу, и скоро он уснет. Но сначала он пожелал увидеть вас.

Последние слова услышала только тетя Рут, потому что Сюзан уже была у кровати Хейдена.

— Привет. — Хейден осторожно взял ее за руку. — Я хотел убедиться, что с тобой все в порядке.

Сюзан рассказала ему о неожиданном появлении тети и своих, еще более неожиданных словах.

— Я вернусь в лагерь вместе с ней, — закончила она. — Но про алмазы ей не скажу — пока не станет ясно, можно ли доверять ей. А когда ты поправишься, мы с тобой достанем их из трубы. Я отдам их тебе на хранение, а потом уже решу, как с ними поступить.

— Ты настолько доверяешь мне? — с улыбкой спросил Хейден.

Сюзан заглянула ему в глаза:

— Конечно.

…— Значит, он выжил! — с облегчением вздохнула Джо.

— Само собой. Прошлым летом, рассказывая мне эту историю, он прекрасно выглядел. — И Чарли загадочно усмехнулась.

— Ты хочешь сказать, Хейден стал… — начала Джо.

— …смотрителем шлюза? — изумленно договорила Алекс.

— И до сих пор служит здесь, насколько мне известно. — В глазах Чарли плясали чертики.

— Так это он объяснил нам, где спрятаны ключи от туалета? — Луиза покраснела. — Тот самый Хейден?

— Нет, вчера у него был выходной, — со смехом ответила Чарли. — Но завтра мы познакомимся с ним. Он живет в каменном доме возле шлюза. Вместе с Сюзан.

— Подожди, рассказывай все по порядку! — потребовала Алекс. — Хейден и Сюзан нашли алмазы?

— Разумеется. А когда продали их, им хватило денег, чтобы превратить мельницу в музей. Она по-прежнему принадлежит их семье, но там никто не живет — кроме призраков: Мод, ее отца и капитана Треливана.

— А что случилось с ребенком Мод? — спохватилась Джо.

— Эту историю рассказала Сюзан старая гадалка миссис Барнс, — объяснила Чарли. — Сын Мод вырос в ее доме как один из братьев матери миссис Барнс. Потом он уехал в Южную Африку, разбогател, вернулся, купил мельницу деда и отремонтировал верхние этажи. Но жить на мельнице не смог, перебрался в город, женился и стал дедом Сюзан.

— А Сюзан и Хейден поженились, — с удовлетворенным вздохом заключила Луиза. — И поселились прямо здесь, возле шлюза.

— Правильно, — подтвердила Чарли. — Сюзан пишет книги об истории этих мест, а Хейден служит смотрителем шлюза. В семейной команде они стали отличными партнерами.

— Кстати, мы можем сложить на доске слово «партнер», — вмешалась Алекс, раскладывая квадратики с буквами.

— Буквы заканчиваются. — Джо зевнула. — Давайте доиграем партию все вместе.

— И попробуем сложить побольше слов, — предложила Луиза.

Алекс составила слово «пока».

— Если бы мы подсчитывали очки, то благодаря тебе набрали бы не меньше тысячи, — заметила Джо.

Алекс пожала плечами:

— Когда видишь все оставшиеся буквы, это легко.

Чарли решила использовать буквы «ш» и «ы» и сложила слово «прыщ».

— Знаешь, это несправедливо: ты объедаешься сладостями, а прыщиков у тебя никогда не бывает! — заявила Джо. Она сложила слово «конец», поместив после него пустой квадратик. — А вот и конец истории!

Луиза растерянно смотрела на оставшиеся буквы.

— Ну, и что с ними делать? — Она передала квадратики Чарли. — Может, ты что-нибудь придумаешь?

Несколько секунд Чарли смотрела на буквы, затем засунула руку в свой бездонный рюкзак





и вытащила красный фломастер. Нарисовав сердечко на пустом квадратике, она выложила на доску букву «я», квадрат с сердечком и три буквы «т».

— Видите? — засмеялась она. — Я люблю тебя, тебя и тебя. — И она по очереди указала на своих подруг.

— Великолепно! А теперь — обнимемся покрепче! — воскликнула Джо.

Девочки вывалились из спальных мешков на середину палатки и крепко обняли друг друга. При этом Алекс ухитрилась задеть одну из дуг, и на них обрушился весь купол.

— Помогите! Ничего не вижу! — завизжала Чарли.

— Мне нечем дышать! — Складки палатки облепили Джо лицо.

— Всем тихо! — приказала Алекс и поднялась вместе с палаткой.

— Вот и стой так всю ночь, а мы пока поспим, — засмеялась Чарли.

— Сейчас я все исправлю… — Алекс сосредоточенно возилась с дугами. — Готово!

Палатка снова превратилась в купол — слегка покосившийся, но надежный.

— Ладно, хватит баловаться — мы испортили всю игру. — Луиза смахнула разлетевшиеся квадратики с буквами со своего спального мешка.

— А я хочу спа-а-ать… — Джо зевнула и потянулась.

— Холодает! — Алекс забралась и спои мс шок и потушила фонарь.

Несколько минут в палатке было тихо.

— Чарли! — вдруг послышался голос Луизы. — Ты слышишь комара?

— Прикрой чем-нибудь уши, — сонно посоветовала Чарли. — В палатке всегда найдется один комар.

Через пять минут в палатке слышалось лишь сонное дыхание. В кустах шуршали какие-то зверьки. И довольно пищал единственный, но сытый комар.





Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэрдокс-Миллз — «мельнииа Мэрлока». (Здесь и далее примеч. пер.) 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Аналог игры «Эрудит».


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Саймон Шэрон » Безмолвный пруд.