Название книги в оригинале: Федосеенко Андрей. Искатель. 2009. Выпуск №2

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Федосеенко Андрей » Искатель. 2009. Выпуск №2.





Читать онлайн Искатель. 2009. Выпуск №2. Федосеенко Андрей.



 Сделать закладку на этом месте книги




 Сделать закладку на этом месте книги

Я не хочу той пустоты;

Я не хочу той высоты;

Я не хочу той чистоты,

Я НЕ ПРОШЕЛ ВСЕГО ПУТИ.

«Ария» «Не хочешь — не верь мне».

Когда одинокая душа показалась на Краю Рая и спрыгнула вниз, на Тропу, ангел почувствовал смутное беспокойство в своих апартаментах, но он был слишком сильно увлечен последними штрихами восстановления Земли и, откинув отрицательную эмоцию, вновь погрузился в глубины медитации.

Здесь, где время свернулось в кольцо, как можно сказать, давно ли он в ней находится? Как давно случился Армагеддон, когда небо Земли окрашивалось всеми оттенками красного — от оранжевого до багрового, — когда горы дрожали, выплевывая лаву, а жизнь обрушивалась в глубины трещин, и даже нематериальные Небеса и Преисподняя содрогались от высоковольтных шквалов человеческих чувств. Эмоциональный взрыв зигзагами трещин раскатился по Вселенной. Затрещала ткань измерений. Клочья реальности разлетелись по метафизике изнанки. И больше не стало ничего.

Вызвали Армагеддон не силы Ада и Рая, как когда-то считали люди. Просто их души прошли достаточное количество жизненных циклов, и одни из них приобрели положительный, а другие — отрицательный потенциал. Пришло время распределения, и Армагеддон расставил все по своим местам.

Резко возросли уровень преступности, количество войн, катастроф и стихийных бедствий, вызванных опять же накалом человеческих страстей. График культуры обрушился почти вертикально. На фоне пылающих городов белые души стали белее, черные — чернее, немногие пограничные перешли на ту или другую сторону.

Жизнь кончилась.

И началась работа.

Всевышний с Сатаной воссоздали Космос и сшили измерения, после чего с несуществующими улыбками вытирали несуществующими руками несуществующий пот с несуществующих лбов и говорили, что давненько не занимались такой тяжелой работой. Естественно, будучи всемогущим, Господь в мгновение ока мог вернуть все на круги своя, но Он нарочно ограничил эту свою способность — Ему неинтересно было делать работу, заранее зная, что она закончится успешно и что миру на самом деле нет ни малейшего шанса сорваться в тартарары. И теперь ангелы заканчивали отделочные работы — сворачивали радиацию в клубки, зажигали звезды, восстанавливали заряды атомов и распад радиоактивных элементов, возвращали планеты на положенные им орбиты, раскручивали галактики.

Наш ангел озеленял Землю. Он как раз завершил генетический код тысяча трехсот семьдесят пятого вида растений, когда был вырван из медитации вышеописанным случаем. Ему удалось запрограммировать еще три, когда беспокойство вернулось. Со вздохом отложив обещавший стать прекрасным цветок, ангел вернулся в реальность Рая и направился разбираться в чем, собственно, дело. Внутреннее чутье привело его к белоснежному облачному обрыву, уходящему с головокружительной высоты вниз: туда, где синева пространства переходила в черноту, туда, где мрачнел Ад. Ангел был образованным и знал, что каким бы высоким ни казался обрыв, до дна Преисподней он не доходил, зависая очень высоко над ней — ведь нематериальный Рай не нуждался в опоре. Острые глаза ангела различали в непроглядной синеве точки нескольких степеней белизны — это души очищающихся грешников постепенно поднимались в Небеса. Ангел искренне порадовался за них.

Затем взгляд его остановился на узкой серой ленте Тропы, которая парила, извиваясь, ровно на половине расстояния между Раем и Адом и без всякой опоры тянулась из бесконечности в бесконечность — Граница и единственная твердь в бестелесном мире. И вот на этой тропе, на одном из ее выступающих изгибов, ангел увидел белоснежную точку. Он сразу понял, что эта душа чем-то не удовлетворилась в Раю и добровольно сошла сюда — ниже не могла, слишком светла она была, и Ад не принимал ее. Наш ангел был очень добрым ангелом, он искренне пекся о счастье душ в райских кущах, и, поняв, что счастливы не все, он тут же забыл о недоделанном цветке, а глаза его наполнились слезами. Ну что могло толкнуть эту чистую, как Свет, душу шагнуть туда? И почему бездействует Господь, Он ведь всевидящ? Неужели Он оскорбился поведением этой несчастной души, пренебрегшей радостями Его гостеприимства? Господь мог быть обидчив, ангел помнил рассказы очевидцев о том, как за непослушание Адам и Ева были изгнаны из Эдема. Или Он просто считает, что забота о душах есть святая обязанность его верных ангелов? Впрочем, это правильно. Сейчас он тоже шагнет вниз с обрыва и, переместившись на Тропу, попросит душу вернуться.

Но Господь действительно всеведущ и вездесущ, ибо Он заговорил своим мягким баритоном прямо внутри головы ангела:

— Не стоит, я уже сделал это. Он отказался.

«Но, Господи, почему это произошло?!» — не успел вопрос оформиться в слова даже в мыслях Ангела, как прозвучал ответ:

— Он не может кое-что забыть и кое от кого отказаться. Он просил у меня невозможного: его жена в аду.

Ангел все сразу же понял. Дело в том, что души никто никуда не тянет и никто нигде не держит. Просто белые, как воздушные шарики, стремятся вверх, а черные балластом падают вниз. Лишенные телесной оболочки, они так же лишаются и всех своих амбиций и надежд. Они остаются один на один со всем содеянным и со своей совестью. И если этот самый строгий во Вселенной судья, оценив добрые и злые дела, остается в согласии с духом, душа счастливо и легко поднимается вверх, а если нет… Они не могут, да и не хотят, подниматься, они продолжают глядеть в зеркало своей совести и страдать, очищаясь через это и постепенно, сами того не замечая, всплывая в Свет.

Господь лишних слов не говорил… ну, почти не говорил. Он назвал душу «Он», и ангел про себя решил называть ее человеком. Итак, этот человек тосковал и любил, он не был в силах ждать, когда Она поднимется к нему. Возможно, он хотел присоединиться к ней сам, но был слишком светел. Тьма не приняла его. Ниже тропы опуститься человеку не удастся, да и на Тропу-то он попал, видимо, с большим трудом. Здесь человек разговаривал с Богом и попросил Всемогущего поднять жену к нему. К сожалению, Господь придерживается политики невмешательства: ведь человек по Образу и Подобию, а тела у него нет, отсюда следует, что речь идет о внутренних качествах. О Воле и Свободе Выбора. Господь демократичен.

Когда она будет готова, она поднимется сама.

— И тогда он ответил, что сам поднимет ее. Гордец.

«Точно, обиделся», — подумал ангел.

— Оставь психологический анализ моей личности!.. Чего только не случается во Вселенной; может, ему и удастся. Любовь — великая сила… Я запрещаю кому бы то ни было контактировать с ним. А ты будешь хранить его.

«Но, Господи, мне нужно больше информации о… о Ней».

— Пошли запрос вниз. Пусть отправят эмиссара. А пока иди, занимайся своими цветами.

Наш был послушным ангелом и отправился в свои апартаменты. Там он снова погрузился в медитацию, но она не удалась, и ангел запоганил свой цветок, но понял, что абсолютно ничего не чувствует по этому поводу. Все мысли его были там, на Тропе.

Наконец ангел отправился к обрыву, решив, что эмиссара можно ждать и там. Освежающий ветерок Рая приятно ласкал его сущность, из бездны тянуло холодом. Ангел нервно прохаживался по Краю, его глаза притягивала серая и изломанная, будто застывшая молния, Тропа, отливающая серебром в свете, льющемся из Рая и к сияющей точке на ней. Не выдержав, ангел бросил себя в пропасть. Сошествие на тропу напоминало скользящий спуск с пологой горки: заряд Ада тормозил падение.

Впервые в жизни ангел ступил на Тропу и с любопытством огляделся. Слева от него круто возвышалась бугристая клубящаяся стена облаков, уходя в непроглядную сияющую высь. Вокруг простиралась головокружительная синева; внизу чернел мрак, из которого, как разноцветные мыльные пузыри, медленно поднимались очищающиеся души грешников; некоторые уже находились выше уровня Тропы, и Свет приятно золотил их.

Тропа покачивалась и дрожала под ногами, паря в пустоте без опор, и ангел подумал, что, будь у него тело, он бы чувствовал себя неуютно. Естественно, никаких бордюров и поручней у Тропы не было, лишь один слой серых кирпичей, неровно выступающих по краям, в два метра шириной тянулся над бездной. Он казался таким узким в ледяной синеве…

Но ангелу нечего было бояться за свою жизнь: даже если бы он сорвался, Ад оттолкнул бы его. Даже здесь, на Тропе, он чувствовал себя воздушным шариком, наполненным гелием, — его тянуло вверх, а бечевкой было его упорство.

Вдоль тропы, ровно посередине, тянулась граница. Она никак не была обозначена, лишь одна половина тропы казалась еле заметно светлее, а другая — темнее. Ангел попытался перешагнуть ее и не смог.

Впереди, у самой кромки Тропы, спиной к облачному обрыву, глядя в Бездну, замерла душа. Теперь ангел ясно видел, что в последней инкарнации она была душой мужчины.

Помня о запрете Господа, ангел скрепя сердце пошел в другую сторону. Он уже собирался повторить свой вызов, когда из

Пропасти на Тропу вылез демон — огромный сгусток тьмы, напоминающий по форме человеческую фигуру с узкими пылающими глазами.

— Приветствую тебя, посланник Тьмы, — ангел остановился напротив.

— Здравствуй, эмиссар Света, — отозвался рокочущим, как горный обвал, басом тот, и на голове его внезапно блеснула белизна улыбки. «Еще одно доказательство, что радость исходит от нас!» — восторженно подумал ангел, но вслух произнес:

— Ты принес интересующую меня информацию?

— Как ты просил. Но мне интересно, почему твой Босс (ангела передернуло) не сообщил тебе этого сам?

— В том нет секрета. — Ангел медленно начал прогуливаться вдоль Тропы, демон зашагал рядом. — Во-первых, Он лишних слов не говорит…

— Ну да! Мы оба знаем, что Он склонен витиевато выражаться, а сокращает свою речь в основном за счет полезной информации.

Ангела и самого посещали такие мысли, но он сделал вид, будто не заметил, что его перебили:

—.. а во-вторых, Он сторонник наших с вами плодотворных контактов.

— Это правильно, — кивнул демон. — В конце концов, в одной ведь конторе служим… А что касается обращения к нам, так не кажется ли тебе, что Он просто обиделся на этого человека и не хочет о нем говорить?

Действительно, казалось. Но:

— Господу не свойственны низменные чувства.

Демон хохотнул — и вновь сверкнула белизна:

— Ну да! Ты можешь лгать себе, но даже это навряд ли! Вспомни: Он сотворил человека по своему образу и подобию, но ведь это обоюдоострый клинок, верно? С другой стороны, это значит, что ничто человеческое Богу не чуждо! В том числе и отрицательные эмоции. Другое дело, что Он — Высшее существо и держит их под контролем, да и то не всегда: вспомни потоп да Содом и Гоморру.

— Кто ты такой, чтобы злословить Его?!

— Брось, я не злословлю. Я просто с тобой дискутирую. И, кстати, здоровая критика еще никому не повредила.

— Может быть, перейдем к делу, а дискуссии оставим на потом?

— Как хочешь. Но сначала я хотел бы получить достоверную информацию о том, что у вас тут произошло.

— Извечное недоверие демонов?

Тот непритворно вздохнул:

— Что поделаешь, такими уж мы устроены.

— Хорошо, слушай.

Ангел подробно все ему изложил.

— Ну, мы так и подумали, — кивнул демон. — Ладно, теперь слушай их историю. Тривиальная, надо сказать…

Его звали Андрей Изюмин, если тебя это интересует, а ее — Мария Индер, немка, но жила в России, если ты слышал о такой стране на прежней Земле. Естественно, я говорю о последней инкарнации.

Мрачные были тогда в России времена, да, впрочем, как и на всей остальной Земле. Армагеддон приближался, но города делали вид, что ничего не происходит, и что количество бандитов на улицах в норме, и что стекла и витрины бьют не чаще чем раньше, да и график поджогов, ограблений, убийств корыстных: и бессмысленных, тоже лишь слегка и временно поднимается, все выше и выше с каждым годом. И вот, на фоне этой ночи все-таки продолжали происходить странные вещи. По-моему, в какие условия людей ни помести, это все равно будет происходить…

Дело в том, что наша Маша была шлюхой и воровкой, а Андрюшка — инженер — увидел ее однажды ночью у бара (вот уж не знаю, что его туда занесло) и, конечно же, влюбился по уши (и, видать, накрепко, раз и сейчас покинул ваши кущи, чтобы торчать здесь, на ветру). Я не посмотрел, как долго он собирал потом деньги — честно говоря, испугался взглянуть на цифру, — но однажды он набрался мужества и, краснея и заикаясь, снял ее.

Ты, конечно, будешь смеяться, но после первой же ночи… В общем, она в слезах завязала со своим тяжелым прошлым, переехала жить к нему и устроилась медсестрой в какую-то городскую больницу.

К сожалению, тут со сказкой придется расстаться.

Сутенер ее в покое не оставил — красивая была девка (имела место на Земле такая категория, как «женская красота»), и завязан на нее оказался ряд выгодных клиентов, терять которых ой как не хотелось. Он предлагал все более выгодные условия, она отказывалась, но пресечь разговоры и рассказать все мужу не решалась.

А однажды им под руку подвернулась какая-то покупка, по-моему, новая стиральная машина, а старая сломалась, но денег,

сам понимаешь. Она пометалась из угла в угол и решила «поработать в больнице ночную смену», как она это представила мужу. Естественно, на обратном пути она «по внезапному побуждению купила лотерейный билет» и «выиграла» небольшую кучку денег. Хватило на стиральную машину да еще и на зимние сапоги мужу.

Конечно, она в душе клялась себе, что это будет единственный и самый распоследний раз, но где раз, там и два, а где два, там и три. Видать, правильно говорили люди: один раз шлюха — всю жизнь шлюха, а горбатого могила исправит.

На шестой раз она наткнулась на своего очередного постоянника. Похоже, он тоже своеобразно любил ее. Он только что вышел из очередной отсидки, если ты понимаешь, о чем я говорю, и был до чертиков рад встретить подружку — Машу. Ночью она ему честно сказала, что вышла замуж и встречаться с ним больше не будет. Он лишь рассмеялся.

Однако она не шутила.

Через несколько дней он понял это и, подловив ее, начал угрожать. Тут Маша второй раз в жизни прокляла свою единственную профессию, однако, к чести ее будет сказано, на шантаж не поддалась.

Он этого так не оставил.

Однажды, вернувшись с работы в больнице, наша Маша нашла своего мужа «перерезанной глоткой и отрезанными гениталиями. Сначала она рыдала в голос над телом, потом — в следственном изоляторе — обвиняла себя в его смерти (не затрудняясь объяснять косвенность самообвинения), и дело ей тут же «пришили». Бытовуха. Суда не было: в камере она вскрыла себе вены крышкой от консервной банки.

Конечно, в сравнение с Гитлером ее преступления даже рассматривать смешно, но она сама осудила себя и упала глубже, чем Гитлер. И до сих пор вместо того, чтобы двигаться вверх, погружается вниз. Правильно Андрей не стал ждать: она одна из тех, кто никогда не покинет Ад.

Ангел стоял осунувшись и будто громом пораженный. Ему не было смешно, хоть демон и часто произносил это слово. Ему хотелось плакать. «Даже здесь нет справедливости, — мог бы сказать он. — Гитлер, наверное, уже на четверть уровня поднялся». Но ангел не мог позволить себе этих слов. В этом мире невозможно «дать на лапу». Здесь если душа поднимается, значит, она очищается. И Маша в конце концов поднимется… только сколько пройдет времени?

«Никогда…» — сказал демон.

Возможно, он недалек от истины.

— Так что, говоришь, ваш Босс запретил вам приближаться к нему? — прервал его мысли демон.

— Да.

— Странно…

— Что именно?

— Наш то же самое повелел относительно нашей клиентки. Не разговаривать с ней, не мешать, не помогать… А знаешь что?.. Вот это-то самое «не мешать» меня смущает…

Ангел вздрогнул:

— Господь тоже проронил что-то насчет «кто знает, может, у него что и выйдет…»

Демон развернулся, и они пошли по Тропе в обратную сторону.

— Сдается мне, дорогой мой Ангел Рая, наши Боссы знают об этом деле больше, чем все остальные, включая самих людей. И у меня такое ощущение, что я догадываюсь, в чем дело… Неужели повторяется старая история?..

— Я не понимаю тебя, Ангел Ада (как видишь, я обратил внимание на твое обращение).

— Я и не рассчитывал, что ты догадаешься, хоть в проницательности и дипломатии тебе не откажешь. Я бы и сам не понял, если бы не был настолько древним, что присутствовал при тех событиях… А все дело в том, что мы-то с тобой не по Образу и Подобию.

— Я вновь не понимаю тебя.

— Создавая человека, Господь наделил его своими качествами: это свобода мысли, свобода действия и выбора. Это совесть. Это мечта и фантазия… Чего явно лишены мы с тобой.

— Позволь не согласиться! Взять хотя бы фантазию, я сейчас занимаюсь растительным миром новой Земли и постоянно изобретаю новые и новые виды…

— Стоп! — демон улыбался. — Подумай, а прибавил ли ты к старым что-то новое, отличное от всего, что сотворил твой Босс? Открыл ли ты новый принцип? Как будто у тебя был хвощ, а ты вывел цветок, а? Ну, соображай, ты же ботаник!

Ангел сокрушенно опустил глаза.

— А насколько широко течет твоя мысль? Это море, океан или городской канал? Или канализационный сток в ванной? А мечта? Как далеко и смело ты шагаешь? Ответить? Так же как и я. Мы с тобой, к сожалению, односторонни и плоски, как тень на стене. Твои глаза спрашивают: «Почему?» Я над этим много думал и хочу тебе ответить: у нас с тобой только по одному заряду — ты положительный, а я, скажем, отрицательный. А ток не пойдет, пока разноименные заряды не провзаимодействуют. Понимаешь меня?

Ты в курсе, вначале был только Бог, который знал добро и зло. Но, думаю, все-таки больше он был «добро» и пошел по этому пути. Через какое-то время ангел Люцифер сам открыл второй путь и, проявив свободу воли и выбора, решил следовать им. Таким образом он стал почти (обрати внимание на это слово: почти!) равен Богу. Он образовал второй полюс, скажем, полюс зла, и Господу пришлось с этим мириться. Возможно, именно это и подтолкнуло его к его главному открытию.

Я хочу обратить твое внимание на один закон природы: разноименные заряды не соединяются. Будь то полюса планеты или полюса магнита, они хоть и сосуществуют в одном теле, но никогда, никогда! не совмещаются в единое целое; и даже электроны с протонами ядер, из которых нашим Богом построена материя, притягиваясь, соединиться не могут: на каком-то расстоянии их начинает отталкивать друг от друга. Или взять нас: мы представители двух разных полюсов (назовем их примитивно: «добро» и «зло»), мы не можем не только прикоснуться друг к другу, мы даже не можем перейти на другую сторону Тропы! В этом мы неполноценны, мой светлый друг.

И вот, на фоне этого закона Господь сотворяет, на мой взгляд, абсолютно новое (ибо Бог все-таки есть любовь), он создает существо, в котором объединяет обе противоположности! И мы получаем вот это, — взмахом руки демон показал на Замершего У Края Тропы. — Живое противоречие. Он вечно неудовлетворен, его вечно жжет внутренний огонь, толкая к новому, вперед и вперед, он и сам не знает куда. Подожди, вот освоят они ваши райские кущи, и те покажутся им скучными. Огонь вспыхнет в них с новой силой, и тогда они вспомнят о существовании Тропы. Готовься увидеть ее заполненной, Ангел Света, ибо они захотят увидеть, куда она ведет…

Сам не понимая почему, ангел поверил ему и спросил дрожащим голосом:

— Неужели никто не останется?..

— Почему же. Останутся. Те праведники, что не опускались во тьму ни на метр, те, кто прямиком попал к вам. Они специально готовили себя для такой жизни и ради этого насильно вытоптали даже угли огня, о котором я говорил. Они останутся и даже будут проклинать тех, кто уходит. Конечно, Господь им обеспечит заслуженный покой, но, держу пари, душой он будет не с ними…

Но это отступление. Так, к слову. Я же хочу продолжить свой рассказ.

Итак, Бог создал Адама и Еву, объединив в них добро и зло, и радовался, глядя, как они резвятся в Эдеме. Однако его беспокоила одна вещь: конечно, они были еще детьми, но что отличало их от животных, кроме способности давать имена? Почему не проявлял себя заложенный в них потенциал? Наконец он это понял: они познали только Добро. Теперь им пришло время узнать Зло. Тогда Господь и посадил ту яблоню. Одновременно он понял, что это очень хороший и важный тест… Правда, в тот раз их пришлось подтолкнуть, что и проделал мой Босс. И знаешь что? У меня такое чувство, будто старая история повторяется. Только все произошло скорее, чем наши хозяева ожидали, да и на этот раз их не нужно было подталкивать. Твой Босс хмурится, но на самом деле, я уверен, он в восторге от поворота событий!

Ангел тяжело вздохнул и покачал головой:

— Ты очень плохой объяснялыцик, Ангел Тьмы. Я ничего не понял…

— Очень жаль. Ключевые слова: «свобода воли и выбора», «по образу и подобию», — помнишь? Запомни это, а теперь — смотри. Я давно уже чувствовал изменения.

Ангел встрепенулся. Облачный обрыв по-прежнему вздымался в сияющую высь, мыльные пузыри душ продолжали подниматься из бездны, но что-то изменилось в мире. Ангел взглянул на душу человека на краю Тропы и понял — что. По белоснежному контуру растекалась сияющая золотая кайма, а вниз от него лились еле заметные золотые обручи, и от них исходило ощущение силы.

— Он зондирует Ад любовью, — бас демона внезапно показался мягким, почти ласковым. — Коридор достиг Дна, и не будь я чертом, что-то по нему поднимается!

Ангел напряг глаза и шумно вздохнул: действительно, по золотому колодцу стремительно взлетала, светлея, человеческая душа. Душа женщины.

— Иисус любовью искупил грехи всего человечества, этот своей любовью искупил грехи своей женщины. Не так уж и плохо для человека, — тихо произнес ангел.

Душа, принимая человеческие очертания, поднималась выше и выше, и чем ближе к Тропе она была, тем более буйно вел себя демон:

— Получается! У них получается! Провести мне месяц в фонтанах Рая, они выигрывают! УР-Р-РА-А!!! — орал он, когда женщина серебристой пылью оформлялась перед мужчиной, и вдруг замолк, прошептав:

— Затаи дыхание, Ангел Добра! Ты присутствуешь при историческом моменте!

Ангел и в самом деле затаил дыхание: они обретали плоть. Сначала это были облака пыли, которые компоновались в быстром вращении, пока не оформились в два человеческих тела. Они стояли, счастливые и обнаженные, молча, и глядели друг другу в глаза.

Внезапно с треском рвущейся материи синева позади них разошлась, и сквозь пробоину показались голубое небо, ласковое море, золотой песок пляжа, сочная зелень растительности. Люди оглянулись на эту картину. Серый кирпич дороги ложился прямо на песок. Женщина быстро обернулась к мужчине и, улыбнувшись еще шире, крепко сжала его ладонь.

Они вместе шагнули на манящий пляж.

Пространство сошлось позади них, Тропа продолжала виться в бесконечность.

— Получилось!!! Нет, ты видел?!! Прям как в старые добрые времена! — бушевал демон, и ангел с выступившими на глазах слезами печально подумал, что демон — он и есть демон, зло, иначе чего бы ему радоваться случившемуся?

— Да, — грустно подтвердил он. — Видел. Они прогневили Бога: проявили свою гордыню, пренебрегли Его гостеприимством и законами. И за это Он изгнал их из Рая.

Демон тяжело вздохнул:

— Ты все-таки ничего не понял… Нет. Они просто выдержали экзамен. Они доказали, что достойны, что обладают свободой выбора и могут ею распоряжаться. И за это…

И тут мягкий баритон заполнил Вселенную:

— И за это я подарил им землю.

Андрей Федосеенко

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 Сделать закладку на этом месте книги


1

 Сделать закладку на этом месте книги

Раскаленные пески тянулись вдаль завораживающими блеклыми волнами. Легкий ветерок перемещал песчинки, незримо двигая барханы, и их тихий шелест проповедовал тщетность и суетность человеческих метаний перед лицом вечности.

Я привык к этим песням, иногда даже специально спускался сюда, присаживался на вершину понравившейся дюны, устремлял взгляд поверх этого блеклого застывшего моря, в точку на той линии, где оно сходилось с насыщенно-синим небом, и просто слушал, без всяких мыслей, без всякой предвзятости. Иногда сами собой приходили раздумья, чаще пески создавали лишь настроение, и я уходил умиротворенный, но, странно, — не унылый, даже счастливый… и очистившийся. Будто находил в этой песне тысячелетней бесконечности если не прощение за что-то, то, по крайней мере, успокоение насчет незначительности каких-то былых своих поступков.

Хотя почему «каких-то»? За время моих многочисленных путешествий я не раз обагрял свой меч кровью. В основном это была кровь врагов — как благородных противников, так и негодяев, реже — кровь друзей: по ошибке или косвенно. Не за это ли я ждал прощения высших сил?

Странно, но что-то подсказывало, что нет.

И я даже знал — что.

В последнее время со мной происходят странные вещи; возможно, я схожу с ума или просто притащил с собой в Кэта проклятие какого-нибудь жреца, храм которого разрушил. С каждым днем это начинает меня беспокоить все сильнее и сильнее, и вот мои мысли уже постоянно возвращаются к нему — так колесо, двигаясь по окружности, продавливает колею и уже не может из нее выбраться, лишь с каждым оборотом глубже уходит в землю, — и я начинаю чувствовать, что это становится смыслом моей жизни. Вчера наступил момент, когда я больше не мог держать все в себе. И вот сейчас я шел, чтобы поделиться своими проблемами.

Я двигался неторопливо — пустыне претит скорость, и ты волей-неволей поддаешься ее настроениям — по старой, выложенной каменными плитами дороге. Плиты во многих местах потрескались, и в трещины набился песок, он же ручейками змеился по дороге, увлекаемый ветром, набивался через открытые борта моих сандалий, и, будь кожа моих стоп не такой загрубевшей, он вызывал бы неприятные ощущения.

Солнце белой монетой сияло слева, но прохладный северный ветер, веющий мне в спину, смягчал его жар, приятно освежал мое тело. Короткие блеклые шорты, белое полотно на голове, спускающееся до лопаток и перехваченное голубой лентой, черные очки — писк «песчаной моды» в Кэта, а я всегда слыл пижоном.

Перебравшись через бархан, наползший на дорогу, я оказался у спуска в широкую ложбину. Слева, словно кости огромного ящера, выбеленные солнцем, из песков поднималась полуразрушенная колоннада. Чуть далее белел слоновой костью круглый павильон. Дорога проходила в стороне от строений и скрывалась за выходом из ложбины. Там, я знал это, раскинулся невидимый отсюда оазис с виллой Андрахия Кинтариуса.

Последний раз я был у него позавчера; расставаясь, мы договорились о встрече на сегодня. Время конкретно не назначали, просто — после полудня; но он, как всегда, ждал меня — среди колонн я видел его невысокую фигуру в белой римской тоге. Меня всегда поражала эта его особенность — знать, когда придут гости, но, привычно скрыв эмоции под маской невозмутимости, я начал спускаться к древней постройке. Ноги проваливались в песок, окончательно замедляя движение.

Пробравшись мимо пары-тройки полуутонувших в барханах обломков колонн, я ступил на занесенные песком, потрескавшиеся ступени и поднялся на фундамент колоннады. Справа и слева тянулось по двойному ряду старых каменных, мраморных и алебастровых столбов, целых и осколков с неровными краями. Они составляли с пустыней единую композицию, подтверждая ее главный постулат: значение имеют лишь вечность и песок, все остальное исчезает…

Андрахий Кинтариус стоял спиной ко мне и глядел на обломок колонны, лежавший поперек колоннады. Солнечные лучи отражались от его лысины и, будто заблудившись, терялись в складках его тоги.

— Разрушение село с нами за один стол, — проговорил он, не оборачиваясь. — Это новый обломок. Он упал сегодня ночью, впервые за… я даже не знаю, за сколько лет. Сколько себя помню. Да и пески вели себя спокойнее — никто здесь не убирал, как ты понимаешь, но и песка было мало, а последние несколько дней пустыня будто решила наверстать упущенное. Тебе не показалось, что пески стали глубже и колоннада тонет? — Он повернул ко мне свое изрезанное морщинами лицо шестидесятипятилетнего мужчины, впрочем, сколько я его помню, он всегда выглядел так.

Я посмотрел налево, песок там действительно поглотил края ступеней и запустил щупальца между колоннами.

— Может, мы раньше просто не замечали этого? — предположил я.


убрать рекламу






Андрахий Кинтариус пожал плечами и перевел разговор:

— Ты, как всегда, без коня?

— Ты же знаешь, я люблю пешие прогулки по жаре. Да и куда мне торопиться? Спешка — удел Путешествий, в Кэта мы возвращаемся, чтобы забыть обо всем этом.

Кинтариус вновь отвернулся, на этот раз он смотрел на старую дорогу:

— Я никогда не покидал Кэта, ты знаешь. Приключения — не мой удел. Мой удел — раздумья. Но я люблю слушать ваши рассказы… Я знаю этику, рыцарь расскажет о своем Путешествии, если только сам захочет, расспрашивать его не принято, но прости маленькую слабость старика: я бы хотел услышать о твоем последнем. Ты ведь вернулся неделю назад…

— Восемь дней, — поправил я.

— Пусть будет так. Я терпеливо ждал все это время, теперь мое терпение закончилось, — он с улыбкой повернулся ко мне.

Его поступок действительно был неприличен, но я не обижался — друзьям, я имею в виду настоящих друзей, можно позволить многое — на то они и друзья.

— Ничего особенного, все как обычно: дворцы, хибары, храмы, золото, политика, женщины и много крови. Я лучше расскажу тебе, что произошло после моего возвращения.

Андрахий Кинтариус опустился на поваленную колонну и указал рукой куда-то перед собой. Я обошел его и обнаружил шахматную доску на мозаичном полу. Фигурки были расставлены так, как закончили мы позавчера; видимо, старик расставил их, пока ждал меня. Он наклонился вперед и сделал ход слоном, наверняка он тщательно продумал его за эти два дня. Мне же было не до шахмат, так что партию я априори проиграл. Тем не менее я опустился перед своим краем доски прямо на камни фундамента и прилежно задумался.

— Так что же стряслось с тобой? — спросил Андрахий. — Что могло произойти в таком спокойном месте, как Кэта, с ветераном Путешествий? За всю свою историю этот благословенный город не знал ни одного бедствия.

— Это не связано с Кэта; по крайней мере, я так думаю. Ты же видишь, я без меча, как и всегда во время возвращения. Мне кажется, я заболел.

— Ты?! — изумился Кинтариус. — Тебе тридцать восемь лет, ты в своем расцвете, ты силен как бык, глядишь как орел, в твоих волосах нет ни единой седой нити. Чем ты можешь быть болен?

— Головой, мой друг.

Несколько минут мы помолчали. Я сделал ход. Он ответил. Я взял ладьей его коня.

— Неужели Путешествия повредили твой рассудок?

— Не знаю, — честно ответил я.

Его ферзь, взяв пешку, встал на клетку, ранее контролируемую моей ладьей, и объявил шах.

— Так что же произошло?

— Мне снятся странные сны. — Я сделал рокировку.

— Всем снятся странные сны. А твоя беда в том, что ты действуешь стереотипно. Я отлично знаю, что ты любишь рокировки. — Он взял ладью незамеченным мною конем. Быстро оглядев доску, я снял королем этого наглого последнего коня.

— Да, но мне они снятся и наяву.

— Как это выглядит? — осведомился он, двигая слона. — Шах.

Я вернул короля назад, под защиту двух пешек.

— Как раздвоение личности. Мне кажется, что я не тот, кто я есть.

— Ложная память?

— Похоже на то. Иногда передо мной выплывают какие-то лица, и они кажутся мне хорошо знакомыми, я даже вспоминаю имя и характер этого человека; в такие моменты я почти забываю, кто я есть на самом деле, а потом тряхну головой, вернусь в нормальный мир и удивляюсь, откуда я все это взял. Его имя теперь для меня — бессмысленный набор звуков.

— Может, ты встречался с ними в одном из своих путешествий? — Андрахий закрыл слоном выход из-за пешек моему королю.

— Нет, — я покачал головой. — Я думал об этом. Ни лиц, ни их покроя одежды, ни такой ткани я никогда в жизни не встречал. К тому же другие мои видения это подтверждают. — Отлично сознавая, что уже поздно, я напал на слона ладьей, но хода, чтобы взять его, у меня не было: Кинтариус ввел в брешь между пешками ферзя и объявил мат. Признавая поражение, я левой рукой поверг короля. Мы оба оторвали глаза от доски и кивнули друг другу.

— Так что же ты видел? — Тяжело вздохнув, старик поднялся на ноги.

— Первый раз это произошло три дня назад. Я решил прибраться в трофейном зале.

Я присоединился к нему, и мы медленно пошли мимо ровного ряда потрепанной временем древности.

— У тебя что, нет горничной?

— Приходит одна из города. Но ты же знаешь, после Путешествия мы становимся такими сентиментальными. Меня вдруг охватила дикая любовь к своему замку, и появилось желание поухаживать за ним. Я взял в руки щетку и стал подметать полку над камином, там скопилось много пыли. Я думаю, запах этой пыли и вызвал видение. Внезапно я оказался в огороженном дворике из спрессованного растертого камня, я откуда-то знал, что это называется асфальт. За спиной у меня было одноэтажное четырехугольное строение без всяких украшений, за оградой — степь с пожухшей на солнце травой, ветер поднимает завихрения пыли, и она, каким-то образом проникнув под мою маску, щекочет мне ноздри. Передо мной, спиной ко мне, склонив головы, на коленях в ряд стоят шесть человек. Глаза их завязаны, руки стянуты за спинами. В руке у меня пистолет…

— Как у Стражей Границы?

— Нет. У Стражей револьверы с барабанами. У пистолета патроны подаются из магазина в рукоятке с помощью пружины, но принцип стрельбы тот же… — Я вдруг замер, глядя во внимательные глаза Андрахия Кинтариуса. Он слегка улыбался оттого, что навел меня на мысль: откуда я это знаю? Я ведь никогда в жизни не видел и не слышал ничего о пистолетах.

Кроме того случая, когда держал его в руке на раскаленном солнцем асфальте.

Тряхнув головой, я разогнал мысли и вернулся к рассказу:

— Сзади, я знаю это, находятся два солдата с автоматами. — И, вновь удивленный своим знанием, добавил: — Это тоже оружие огнестрельного типа — и еще один наблюдатель, но у меня такое чувство, будто зрителей гораздо больше, неизмеримо больше. Я сам еще молод — лет двадцать шесть — и взволнован, но в то же время опьянен властью над этой шестеркой, властью, сравнимой с властью Господа Бога. Мне хочется начать со второго, потом переметнуться к четвертому, потом с наслаждением влепить пулю в затылок пятому, но я сдерживаю свой пыл. Все должно пройти официально: размеренно и хладнокровно. Главарь стоит крайним справа, и я начинаю слева, такой психологический ход, чтобы наказать его ожиданием. Я приставляю ствол пистолета к затылку первого и плавно спускаю курок. Гулкий хлопок выстрела уносится эхом вдаль, навстречу ветру и завихрениям пыли. Тело падает вперед, как мешок с овощами. Я перехожу к следующему. Его затылок ждет. Солнце сверкает на маленькой проплешине. Я приставляю пистолет к ней. Отдача второй раз дергает руку, тело падает. Я стреляю в третьего. В этот момент не выдерживают нервы у пятого. С визгом он падает ничком на землю и начинает извиваться между двумя неподвижными, как статуи, оставшимися в живых товарищами. Я не слушаю, что он кричит. У меня появляется желание застрелить его следующим, но порядок прежде всего. Я стреляю в затылок четвертому. Пятый, видимо, решает, что стреляли в него, и замирает, все мускулы его напряжены. Постепенно он понимает, что жив, и медленно расслабляется. Я наклоняюсь к нему и слышу, что он плачет. Откуда-то из глубин сознания поднимается жалость, но я загоняю ее обратно. Сосредоточившись на исходящем от пятого запахе мочи, который вызывает у меня омерзение, я стреляю ему в висок — он так лежит, — он вздрагивает и умирает. Я выпрямляюсь. Пот застилает мне глаза и немилосердно щиплет лоб. Я стреляю в затылок последнего, затем, бросив прощальный взгляд на тела, разворачиваюсь и иду к зданию, навстречу похоронной команде и уборщикам.

Несколько минут мы шли молча. Колоннада закончилась, мы спустились по ступенькам. От них к павильону вела выложенная камнем дорожка, но пески оставили лишь узенькую тропинку, кое-где скрыв и ее. Пропустив Андрахия Кинта-риуса на тропинку, я зашагал рядом по песку.

— Ты испытывал удовольствие от своих действий, — наконец прервал тишину старик.

Немного помявшись, я ответил:

— Да.

Кинтариус медленно кивнул:

— Продолжай.

— Я очнулся, ничего не понимая, со щеткой в руках, чувство реальности видения и… родства, что ли, исчезло. Немного подивившись, я хотел отбросить это видение, запрятать его поглубже для рассказов у костра перед сном и в кругу друзей, но видения продолжают преследовать меня третий день. Лица людей, странно знакомых мне. А потом одна и та же комната — глухой каменный куб, лишь одна сторона у которого стеклянная. Изнутри стекло тонировано, и я не могу ничего видеть, не знаю, что оттуда за нами наблюдают человек пять. У дверей стоят двое охранников, в углу — женщина в белом халате и с каким-то аппаратом в руках. Это врач. Посреди комнаты удобное кресло, привинченное к полу, над ним — большой сверкающий металлом аппарат. Охранники уже ввели в комнату выбритого наголо человека и усадили его в кресло. У меня в руке небольшой продолговатый предмет с кнопками. Большим пальцем я нажимаю одну и направляю прибор на кресло. С мягким жужжанием гладкие металлические обручи охватывают ноги и руки человека, прижимая их к креслу. Две металлические пластинки фиксируют его голову. В глазах человека застыл страх. Охранники отходят. Я направляю прибор — «пульт», вот как он называется — на агрегат над головой человека. Нажимаю кнопку. Агрегат с жужжанием немного опускается, поворачивается, перемигиваясь огоньками. Потом мгновенная вспышка. Агрегат вновь движется, поворачивается. Вторая вспышка. Щелчок — и он замирает. Я нажимаю следующую клавишу. Агрегат перемещается и замирает прямо над головой жертвы. Из него вытягиваются две тонкие металлические нити, опускаются к черепу человека и каким-то непостижимым образом входят внутрь. Все замирает на томительную секунду, последнюю секунду, — и я, и аппарат, и охранники, и женщина, и глаза жертвы. Я нажимаю главную кнопку. Голову человека охватывает сфера из паутины цвета морской волны, она шипит и искрится, но я знаю, что на самом деле она безвредна, это лишь дешевый эффект для зрителей, которых опять, как и тогда, во дворе, миллиарды. Смерть приходит через металлические нити. Человек шипит, выгибается дутой и опадает. Сфера исчезает. Женщина отделяется от стены, подходит к телу, приставляет свой прибор к его шее, смотрит на экран и констатирует смерть. Я последние два раза нажимаю кнопки. Агрегат с жужжанием вытягивает свои нити из головы жертвы и поднимается; кресло убирает зажимы, тело обмякает и опадает. Следом за женщиной я иду к дверям навстречу команде людей в серебристой одежде. Проходя мимо кресла, я кладу пульт на подлокотник. И так уже третий день. Дворика больше не было, теперь только эта комната, но люди каждый раз разные, и я — то моложе, то старше.

Мы подошли к павильону и начали подниматься по ступенькам в его блаженную тень.

— И каждый раз ты испытываешь удовольствие?

Я вновь замялся:

— Зависит от возраста… Молодой — да. Потом… Только пустоту.

— Привычная работа профессионального палача.

Мне было трудно ответить, но я заставил себя разжать губы: — Да.

— Ты хоть чувствуешь справедливость своих действий? — Андрахий пристально посмотрел мне в глаза.

Я слегка передернул плечом:

— Конечно.

— Это самое главное, — будто успокаивая, произнес он, но взгляд его еще секунду оставался настороженным, словно он сомневался, достаточно ли я правдив даже с самим собой.

Мы опустились на прохладную мраморную скамью, и, скользя взглядом по дюнам, я продолжил:

— То же самое преследует меня по ночам. Только ночью добавляется еще одна картина. Огромное темное помещение, и с грохотом из темноты в темноту движется множество лент из толстой материи, а на них разложены… части тех, кого я казнил: почки, глаза, сердца, печени, мышцы, кости, селезенки… Они текут куда-то нескончаемым потоком, а оттуда выходят новые безликие люди, будто бы собранные из этих частей. — Я на секунду замолчал, подбирая слова. — В отличие от дневных видений это отнюдь не отличается ощущением реальности — наоборот, я понимаю, что это аллегория, но сути ее постичь не могу. Слушай, может, на меня кто заклятье наложил? — я с надеждой посмотрел на Андрахия Кинтариуса.

Он повернул ко мне лицо, потемневшее от солнца и времени, лишь глаза все оставались молодыми и пронзительными; казалось, взгляд их проник сквозь мои зрачки прямо в мозг, быстро пробежался по извилинам и надежно пленил мысли.

— Ты сам отлично знаешь, что незаметно внести чужеродную магию в Кэта невозможно. Вспомни, какая суматоха поднялась, когда это случилось с Тотто. А ведь на нем лежало даже не проклятие, а какая-то мелкая приворожка.

Его глаза отпустили меня — старик перевел взгляд на павшую колоннаду:

— Скорее всего, это память. Память о твоей прошлой жизни в каком-то ином мире… Только вот что пробудило ее?.. Впрочем, в последнее время что-то изменилось во Вселенной. Вам, молодым, занятым повседневной суматохой, может быть это и не заметно, а вот мне некуда деться от мыслей и наблюдений. У меня появилось такое ощущение, что Время, отвлекшееся было на какие-то другие дела, вдруг вспомнило о Кэта. Колоннада разрушается… а я утром обнаружил пару новых морщин, — он вновь с улыбкой обернулся ко мне. — Ты можешь подумать, что в этом нет ничего необычного в семьдесят-то лет…

— В семьдесят?! Я не дал бы вам больше шестидесяти пяти.

Андрахий с грустной улыбкой покачал головой:

— Семьдесят. Но новых морщин не появлялось уже лет семь-восемь. Я даже привык было считать, что, сам не зная того, вкусил от древа жизни.

Он снова отвернулся. Тогда заговорил я:

— Кое-что я все же видел. Ты знаешь мой замок — он построен на века, если не на тысячелетия. Сроду проблем с ним не было. А тут, дней четыре-пять назад, на стене в спальне, у самого потолка, появилась трещина. Позавчера — еще одна, а вчера я заметил целую паутину трещин между ними. — Я криво усмехнулся. — Все бы ничего, да мне видятся в паутине слова. Это и заставило меня подумать о магии, хотя, вероятнее всего, виноват мой зациклившийся рассудок… В общем, я хотел бы, чтобы ты посмотрел на эти трещины.

— Что они собой представляют? — Он продолжал смотреть вдаль, будто ожидал оттуда появления чего-то неприятно неизбежного.

— Две строки, одна под другой, словно готическим шрифтом:

«Мне не до сна — палач придет на рассвете,

И звук шагов за дверью бьет, словно нож».

— Действительно, звучит как отголосок твоего бреда.

— Так ты пойдешь?

— Если ты позволишь, не сегодня. — Все так же глядя в пески, старик поднялся на ноги. — Что-то я сегодня перегрелся на солнце, мутит.

— Ладно, пошли по домам, — я тоже поднялся.

Мы спустились по ступеням из тени вновь под палящее солнце и медленно побрели к каменной дороге. Здесь, прежде чем мы расстались, Андрахий вдруг сказал:

— Сегодня утром я впервые в жизни почувствовал страх смерти. Я понял, что она может прийти за мной, и испугался. Но не небытия, а того, что не успею чего-то доделать… Два дня назад я раскопал в своей библиотеке древний фолиант, оставшийся еще от моего деда. Мне очень хочется узнать, какой там конец, но я всегда читаю последовательно. Боюсь не успеть.

Не прощаясь, он пошел в свою сторону. Немного поглядев ему вслед, я пошел в свою.

Спустя сорок минут я стоял на горной площадке у разинутой пасти ворот моего замка. Погруженный в раздумья о разговоре, я не заметил, как пустыня постепенно перешла в горные отроги, местность начала повышаться и в конце ком — цов пятьсот высеченных в скале ступеней привели меня сюда, на площадку, продуваемую горными ветрами, перед подъемным мостом, который в вертикальном положении служит мне створкой ворот. Здесь я пришел в себя и, непроизвольно улыбнувшись, огляделся. С этой площадки открывался божественный вид. Передо мной лежал весь Кэта. Дикое нагромождение горных пиков востока, где я стою; желтые холмы вечности — пустыня — на юге, откуда я пришел; непроходимые дебри лесов запада — зеленое неровное море, колышущееся до горизонта, где багровым шаром тонет солнце; и серые гребешки волн на лазурной глади океана — с севера. А посреди этого, будто в зеленых ладонях, в степной лощине стоял сам Кэта-город. Несколько улочек и невысокие, не больше пяти этажей, дома с остроконечными крышами, украшенные резьбой и барельефами, каждый отличен от другого; три тысячи жителей — маленький островок спокойствия и мира в бушующей Вселенной. Стражи Границы — одинокие суровые люди в широкополых шляпах, с револьверами на бедрах — постоянно курсируют где-то у пределов Кэта-страны и не впускают в ее пределы орды варваров. Стихийных бедствий и болезней давно уже не ведали здесь. Несколько магазинчиков, три ресторана, игорный дом. Скукотища. Но как здорово возвращаться в эту скукотищу из очередного головокружительного, насыщенного до предела событиями Путешествия! Побудешь в Кэта несколько месяцев — и тебя неудержимо тянет за его границы, ты спускаешься в пещеру, доходишь до священной безымянной подземной реки, охватывающей своими рукавами весь Мир, и пожилой гном-проводник. молча везет тебя на длинной пироге, куда — ты сам не знаешь. Потом начинается очередная беготня, и голова идет кругом, и воспоминания о Кэта уже бальзамом поливают сердце, потому что есть еще в мире уголок тишины, постоянства и, черт возьми, предсказуемости.

И мы всегда возвращаемся. Там остаются лишь мертвые.

Но Мир огромен и неизведан, у подземной реки всегда остается новый рукав, ведущий к землям, куда не ступала нога Путешественника… а в Кэта такая скукотища.

В общем, мы загнали себя в порочный круг и вполне довольны этим.

Я перешел мост и поднял его за собой.

Замок представлял собой правильный пятиугольник из стен пятиметровой толщины и угловых башен. Посреди двора возвышалось огромное монолитное здание с узкими стрельчатыми окнами, его высекли из скалы много веков назад мои предки. Это строение сетью коридоров соединялось с кладовыми, камерами, темницей и подземными укрытиями — таким образом, весь замок был целостным зданием.

Я живу здесь один. Иногда — с женщиной. Редко: Путешествие высасывает из тебя все соки, включая половые, и здесь, дома, тебе нужно только одно — покой. Но проходит немного времени, и ты начинаешь оглядываться по сторонам, и тогда приходит женщина, всякий раз разная, и всякий раз именно та, что нужна. Но стоит тебе заскучать с ней, и она исчезает. Куда — никто не знает, да и не задается таким вопросом — это просто очередная аксиома Кэта, такая же, как и отсутствие здесь преступности и обыкновенной злобы.

Я не один так живу, такой же уклад и у остальных путешественников. Нас семеро. Было девять, но двое не вернулись, один — год назад, другой — два месяца. Остальные хотели было провести спасательную операцию, но гномы не сказали, куда кого увезли. Они вообще ничего не сказали, посмотрели сквозь нас, отвернулись и пошли по своим делам.

Эти две смерти — будто предупреждение мне: погибшие оба были старше сорока лет, теперь старше меня лишь Бенедикт — ему тридцать девять. Я становлюсь стар для Путешествий. Но я боюсь остаться за кормой, и это мой главный страх в жизни. Что будет тогда со мной? Сопьюсь и стану с открытым слюнявым ртом и жадным блеском в глазах ловить каждое слово молодых, которые только что вернулись? И завидовать им? Завидовать по-черному. Был у нас тут один такой старик. Бросил Путешествия в сорок три и за пять лет жития в трактире поседел и выглядел на все восемьдесят. В конце концов он повесился у себя на вилле в лесу — оставаться в Кэта он больше не мог, а для Путешествия сил в себе не нашел. Вот и выбрал самое главное Путешествие.

Были и еще намеки: мои перерывы отдыха в Кэта становились длиннее — спокойная жизнь все больше устраивала меня. Моя последняя девушка — двадцатипятилетняя шатенка Софи — пробыла со мной пять месяцев, и я уже ловил себя на мыслях: а не жениться ли мне на ней? Завести детишек… Я испугался этих мыслей и сбежал в Путешествие, зная, что за время моего Отсутствия она исчезнет.

Так и произошло. Теперь я готовил себе сам. Мог, конечно, пригласить повариху из Кэта, но пока не хотелось.

Поужинав, я решил, что провести вечер в городе меня сегодня не тянет. Вечер прошел за чтением под патефон с бокалом сухого красного вина. Умываясь перед сном, я посмотрелся в зеркало, и зубная щетка замерла у меня во рту: за мое отсутствие в замке кое-что изменилось. В зеркале отражалась новая сеть трещин, и, может быть, взгляни на нее просто, она и претворится сетью трещин, но из зазеркалья на меня смотрели кривые готические буквы:

«Луч зари к стене приник, ты слышишь звон ключей, вот и все, палач твой здесь со смертью на плече».

Так, спокойно. Завтра придет Андрахий, мы возьмем зеркало и обойдем все углы замка. Завтра мы все поймем.

Я долго не мог заснуть, лежал и думал об этих строках, а потом мне приснился сон. Слава Богу, он был коротким.

Я стоял у стены, позади меня на стульях, стоявших в два ряда, сидели какие-то люди. Посреди зала стоял полутораметровый куб, в котором, скрючившись, сидел мужчина, злобно поглядывая на нас из-под мокрой черной челки. Сбоку к кубу подходили

(светло-волокнистая оптика)

какие-то шланги.

За мной, как всегда, было действие.

Я держал в руках пульт, и палец лежал на красной, главной, кнопке.

Я нажал ее.

Что-то со всхлипом взорвалось внутри куба, будто кто-то ударил с размаху кулаком по красной жидкости, она залила стекла куба, медленно потекла по ним, густая…

Я проснулся, пот заливал мне глаза.

Густая кровь.


Больше до утра я не заснул, а с рассветом начал нетерпеливо ходить по залам и ждать Андрахия Кинтариуса. Когда же подошло время обеда, а тот не появился, я вышел ему навстречу.

Меня не оставляло убеждение, что утекающие часы — последние часы… Чего? Я не знал. Только: «Луч зари к стене приник…»

Раз, два, три, четыре — пятьсот ступенек, и быстрым шагом, почти бегом, мимо горных отрогов к старой дороге, змеящейся через пустыню. Снова ослепительное солнце утюжит мои плечи, а пески шепчут свою проповедь, только я сегодня не прислушиваюсь к голосу пустыни, я тороплюсь пройти дорогу до конца.

И вот уже та лощина, где из песков торчат древние обрубки колонн. Я перевалил через бархан и невольно сбавил скорость. Взгляд мой остановился не на колоннаде, она была белесой и терялась в светлых тонах пустыни, мой взгляд выбрал контрастный цвет — светло-коричневый на сером камне дороги. Фигура человека. Неподвижно стоит и ждет. Меня.

Я медленно спустился к Стражу Границы, уже предчувствуя беду. Ветер играл бахромой на его оленьих штанах. Темные глаза спокойно и цепко глядели на меня из тени под шляпой. Рука лежала на рукоятке револьвера, торчащей из кобуры.

— Здравствуйте, Гемпель, — произнес он, когда я остановился перед ним.

— Добрый день, Страж. Что случилось? Вы кого-то ждете?

— Вы идете к Андрахию Кинтариусу? — проигнорировал он мои вопросы.

— Совершенно верно, у нас с ним встреча.

— Он умер этой ночью.

Словно гром разорвал мою голову, я покачнулся, и в звенящей пустоте пронеслись его вчерашние слова: «…очень хочется узнать, что будет в конце… Боюсь не успеть». Он будто предчувствовал свою…

Тут же все в моей душе восстало против случившегося. Смерть не могла прийти в бессмертный город! За пределами Кэта, в Путешествиях, — да. Но не здесь. И не с моим другом!

Спокойные глаза холодно изучали происходящее в моей душе из-под полей шляпы.

— Сердечный приступ. Инфаркт. Обычно у стариков, — наконец произнес он. — Вы пройдете со мной взглянуть на тело?

Я покачал головой и вдруг почувствовал, что не смогу остановиться, что так и буду стоять тут, как лошадь перед кормушкой, и отрицать, отрицать, отрицать — и поход на виллу Андрахия, и саму возможность случившегося, — качать головой, пока этот спокойный человек не возьмет меня за виски своими сильными руками и не остановит это.,

Но Страж границы не помог мне, он просто стоял и ждал, когда я возьму себя в руки.

— Нет, — наконец смог выговорить я. — Я лучше вернусь в Кэта.

Так и не оправившись от потрясения, я развернулся и побрел в город.

Бесконечность, помноженная на зной и слепящий песок, потом блеклые травы, и я вышел на извилистые улочки и потерянно огляделся. Мои друзья Путешественники сейчас, наверное, отдыхают либо в ресторанах, либо в Игорном доме; второе вероятней, по крайней мере, некоторые из них точно там. Я решил пойти туда и ошарашить их сообщением. С этими людьми мы говорим на одном языке, более того, мы думаем одинаково. Лучше них меня не сможет понять никто.

Я выбрал направление и быстро зашагал к трехэтажному строению.

В просторном каменном зале наших было четверо. Правильно, один — в Путешествии, а Конрад, наверное, дома. Или в ресторане.

Рик с Бенедиктом играли в карты за большим дубовым столом. Против них играла пара откормленных горожан. У локтей мужчин стояли большие хрустальные кружки с пивом. Тотго, перегнувшись и почти лежа на бильярдном столе, метился в шар; рядом, картинно опираясь на кий, стоял Мэйсон. Кроме них в зале находилось еще человек пятнадцать — большей частью у стола, где стучал, подпрыгивая, шарик на колесе рулетки.

Секунду я растерянно выбирал, к какой паре подойти. Рик с Бенедиктом, казалось, с головой ушли в карты, игра велась слишком уж напряженно. Я выбрал бильярдистов.

Искоса глянув на меня, Тотто проговорил:

— А, Алекс, привет. Смотри, как я сейчас отделаю под орех этого типчика!.. — Он ударил, и шар, толкнув соседа, покатился к лузе, но замер у ее края. Тотто раздосадованно вздох-

нул: — Эх, твою мать! — и хлопнул Мэйсона по плечу: — Кажется, я подарил тебе ход, вонючка.

Мне было жаль прерывать их игру, но случай того требовал:

— Сегодня ночью умер Кинтариус. Инфаркт.

К моему дикому изумлению, эффекта взрыва это не произвело. Точнее, вообще никакого эффекта. Тщательно прицеливаясь, Мэйсон проговорил сквозь зубы:

— Ничего странного, со стариками это бывает.

Как будто речь шла не об Андрахии! Ладно, они не были так' близко знакомы со стариком, как я, но сам факт смерти в Кэта!.. Нет, я не понимал их. Я не понимал сегодня моих друзей!

Растерянно я перевел взгляд на Тотто. Он, казалось, вообще не обратил никакого внимания на мои слова. Все его внимание заняли приготовления Мэйсона к удару. Он нагнулся рядом с ним и злобно приговаривал:

— Учти, только полные лохи бьют подставы!

Пытаясь найти поддержку у других, я огляделся. Никто не смотрел в нашу сторону, но на пороге стоял Страж границы. Не тот, которого я встретил в пустыне, но похожий на него, как брат. Или это из-за одежды так кажется? Все Стражи похожи.

Этот, казалось, хотел сделать какое-то заявление.

Но в ту минуту Мэйсон ударил, и его крик взвился в душной атмосфере зала:

— Сволочь! Ты толкнул меня!!!

Его красное от ярости лицо почти прижалось к лицу Тотто. Тот оттолкнул его:

— Ни хрена подобного! Сам промазал! Даже подставу пробить не смог, лупень!

Я опешил. Не знаю, подтолкнул ли Мэйсона Тотто, раздосадованный неудачным ходом, или нет, только сам факт ярости в Кэта был нонсенсом, а уж чтобы Путешественники злились друг на друга?'. Это невозможно! Если бы такое случалось при каждом. подобном недоразумении, мы бы уже давно перебили друг друга.

Я кинулся к друзьям:

— Эй, мужики, вы что?..

Договорить я не сумел: Мэйсон в бешенстве обернулся ко мне; от выражения его лица меня пробил пот: наверное, таким оно было, когда он ворвался в логово троглодитов-маньяков,

растерзавших его девушку в Хрустальных Горах. Ни один из двадцати пяти не ушел тогда.

Я отшатнулся назад, но недостаточно быстро: Мэйсон с силой толкнул меня в грудь кием. Я отлетел на несколько метров, перевернул в полете карточный столик и врезался спиной в стену, аж дух перехватило. Дальнейшее я наблюдал оттуда.

Тотто одной рукой с грохотом отшвырнул в сторону бильярдный стол и обнажил длинный прямой меч

(Откуда у него меч?! Ведь в Кэта нет преступности! Зачем он взял с собой меч?!.. Неужели… Неужели он… Знал? Он хотел драки?!)

и шагнул навстречу Мэйсону. У того не было с собой знаменитого мэйсоновского топора, и он выставил перед собой кий. Слабая защита. Мы выходили из передряг и при худшем раскладе, но не друг с другом же!

Тотто яростно атаковал. Мэйсону удалось отбить меч в сторону и разбить кий в щепки о хребет противника, но в следующий миг он уже хрипел, разрубленный справа до позвоночника. Вытащив окровавленный меч из тела друга, Тотто ожесточенно огляделся, и мне вдруг показалось, что он выбирает новую жертву.

Тут завизжала какая-то официантка, и Тотто, воздев меч кинулся к ней:

— Что орешь, сука, имеешь что-то против…

Гром оборвал и этот рев и визг женщины, она прижала ладони к разинутому рту и огромными глазами смотрела, как Тотто замер, покачнулся и, удивленно взглянув на двери, рухнул на каменный пол.

В дверях по-прежнему стоял Страж, и лицо его по-прежнему было спокойно, а рука, направляющая револьвер в зал, не дрожала. Лишь из ствола вился дымок, разнося по помещению резкий запах жженого пороха. Оглядев присутствующих, он спрятал револьвер и спокойно обратился к нам:

— Господа, я вынужден сообщить вам, что сегодня с утра Кэта подвергся массированному нападению варваров из леса, пиратов с моря и горцев, сами понимаете откуда. Силы стражей не могут справиться с нашествием. Мы вынуждены просить помощи мужчин Кэта.

Я уронил голову, не понимая, что случилось с миром, не в

силах поверить в происходящее. Нет. Все сегодняшние события — просто сон. Не может же мир действительно распадаться на моих глазах.

Вокруг царило нездоровое возбуждение — мужчины отодвигали стулья, поднимались на ноги, криво ухмылялись и хлопали друг друга по плечам.

Придерживаясь за стену, я тоже встал и пошел к выходу.

Дома скрывали от в


убрать рекламу






згляда лес и ближние горные отроги, но море отсюда было видно замечательно. И там, почти у горизонта, я заметил несколько темных черточек, быстро идущих к берегу, — парусники пиратов, только вот что-то слишком быстро они приближались. Сзади раздалось тарахтение, и я обернулся. Из-за утла игорного дома быстро подкатил открытый джип с пулеметом на заднем сиденье.

— Откуда? Откуда это у вас? — Опешив, я взглянул на Стража границы, и ноги мои подкосились. Куда делись его коричневые штаны с бахромой? Куртка, шляпа, револьвер? Он был одет в пятнистый зеленый костюм и такую же кепку. На плече болтался автомат. Глаза прикрывали солнцезащитные очки.

— А, это нам поступило новой оборудование из мэрии, — отозвался Страж и, улыбнувшись, (о Боже, он улыбался!) ткнул пальцем в белое низкое здание с портиком, которого никогда не было ни здесь, ни вообще в городе. Да что я несу? В Кэта вообще никогда не было мэрии!

— Откуда это взялось? — прохрипел я.

Солдат (у меня больше язык не поворачивался назвать его Стражем) удивленно отозвался:

— Да что с вами? Она была здесь всегда.

Я продолжал растерянно озираться.

Вокруг появились горожане. Их глаза искрились возбуждением и страхом. В руках они сжимали двустволки.

«Откуда? — у меня сегодня был один вопрос. — В Кэта были лишь револьверы, и те только у Стражей». Но лица вокруг отнюдь не были удивлены. «Да что с тобой, Алекс? — говорили их глаза. — Так было всегда!»

— Смотрите! — завопил кто-то. — Они выпустили самолеты!

— Ничего! — отозвался другой. — Щас наши зенитчики им покажут!

До меня донесся далекий стрекот — пулеметы. Стрекотали башни, возвышающиеся по сторонам бухты.

Что-то ухнуло слева, и дымная полоса быстро протянулась к горизонту. Там что-то вспыхнуло и опало.

Один из кораблей — теперь я ясно видел, что они металлические и без мачт — повернулся к берегу бортом и окрасился белыми дымами. Новый визг, теперь что-то

(снаряды, вот что)

приближалось, а в следующий миг тротуар с грохотом взлетел в воздух осколками камня, и они смешались с обломками расколовшегося дома. Сквозь пламя и дым донесся вопль женщины.

Вот тогда-то я и не выдержал.

Я ринулся мимо толпы и домов, сквозь переплетения улочек и палисадники — к горам и своему замку. Земля продолжала дрожать, видимо, к войне прибавилось землетрясение — Судьба слишком долго баловала Кэта.

По пути мне встретился Бенедикт. Весело насвистывая, он тащил к пристани какую-то трубу с ножками.

(Гранатомет. Это называется гранатомет.)

Испуганный своим знанием, я прибавил скорости.

Вот и пятьсот ступенек. Взлетев по ним, я, запыхавшись, остановился. Вдали в горах тарахтели автоматы — пограничники сдерживали горцев. Башни у бухты рухнули, но что было причиной: землетрясение или ракеты пиратов — я не знал. Два корабля врагов пылали. А земля дрожала, дрожала, дрожала… Трещины змеились по ней из лесов через Кэта и пустыню — к горам. Огромная волна шла из океана, чтобы растереть город в порошок, закрутить в себе людей и унести в пучину. Осколки реальности — деревья, дома, люди — обрушивались в трещины.

Мир распадался на моих глазах.

Не в силах больше выносить эту картину, я вбежал в замок и поднял мост.

Привычными уже коридорами я прошел в свои жилые комнаты, и здесь, в трофейном зале, увидел первое отличие: на стене, под головой оленя, скрещивались охотничьи ружья.

Дальше — больше: электрические лампочки, стереосистема, холодильник, телевизор с голографическим экраном…

Кружась, я в ужасе брел по залам, будто неуклюже, но быстро танцуя вальс с невидимым партнером.

А потом кусок потолка рухнул на пол и пробил его. Предметы полетели с полок. Трещины пошли по стенам. Замок трясся.

Я бросился бежать сквозь разрушающиеся залы, пока не оказался в тупике собственной спальни. Зал за открытыми дверями с грохотом рухнул в тартарары. Держась за косяки, я осторожно подошел к дверному проему и в панике огляделся. За дверями не было ничего. Ни стен, ни гор, ни горизонта. Просто чернота. Как… Как пустой экран.

Треск, будто рвалась ткань самой реальности, через весь мир — спереди назад.

Я резко обернулся.

По стене змеились трещины, и прямо на моих глазах оформлялись в готические буквы:


«Ночь короче дня,

День убьет меня.

Мир иллюзий в нем сгорает.

Все живое исчезает.

Как и я…»


А потом комната развалилась и исчезла, а я стал падать, падать, падать, будто в бесконечность, не чувствуя своего крика.

Я сам не заметил, когда меня потянуло в сторону, и я стал падать ногами вперед, только вправо.

А потом все кончилось.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Я почувствовал спиной упругую клеенчатую поверхность и сквозь адскую головную боль осознал себя, а также впервые в жизни понял, что означает это выражение, что значит потерять себя и долгое время купаться в другой жизни, в ложной памяти, даже не допуская мысли, что все это ненастоящее, что все это создано тобой самим для развлечения тебя самого. Ты ведь слышал, что такое случается, что компьютерная реальность полностью подчиняет себе личность человека, рискнувшего прогуляться в ней. Ты слышал об этом и верил… но не в сердце. В сердце ты был убежден, что с тобой ничего подобного случиться не может, вот с другими — да.

Умные учатся на чужих ошибках, дураки — на своих, я не научился даже в последнем случае. Ведь я так обманываюсь уже во второй раз.

Дикая слабость сковала мое тело, мне не хотелось открывать глаза, так бывает, когда очнешься ото сна, в котором тебе было хорошо, только после сна ты лежишь, пытаясь вернуться в него, и иногда тебе это удается, а сейчас я отлично сознавал, что в Кэта мне ход закрыт. Его больше не существует.

Я запрограммировал эту реальность семь лет назад, на что ушло два года кропотливой работы. Я создал Кэта таким, каким хотел его видеть, сознательно допуская такие анахронизмы и ляпсусы, как ярко-голубое небо над пустыней, соседство мечей и револьверов, водопровод в моем замке, наличие индийских шахмат в греко-римском окружении и многое другое. Я создал Кэта только для себя. Я ускорил время: полтора часа здесь — сутки там, чтобы проводить несуществующие отпуска в романтической обстановке, ведь в душе я романтик.

Вернее, когда-то был им.

Видимо, с каждым разом эта реальность получала надо мной все большую власть и в конце концов полностью подчинила себе. Один из людей, находящихся в комнате, спас меня, разрушив ее… но я не хотел его видеть. Двойственное чувство: с одной стороны, посещение Кэта стало смертельно опасным, с другой — за семь лет этот город стал родным. Как наркотик.

— Александр! — раздалось надо мной. — Открывайте глаза, мы знаем, что вы уже проснулись.

Мне не оставалось ничего другого.

С голубого пластикового потолка моей комнаты лился мягкий свет, две головы, справа и слева, нависали надо мной. Оба мужчины высокомерно улыбались, и я знал обоих. Круглое лицо, которое было ближе ко мне, принадлежало Николаю Калужскому — человеку из прокуратуры, а очкастое худое лицо над ним — доктору Семену Залесскому, тоже из судебного ведомства.

Я слабо улыбнулся им и скосил взгляд в сторону ног, туда, где на столе мерцал экран компьютера. Рядом лежал снятый с меня шлем виртуальной реальности. А еще чуть дальше у клавиатуры сидел незнакомый мужчина. Он спокойно смотрел на меня и не улыбался. Его светлые волосы были взъерошены, кожа обтянула лицо так, что оно стало похоже на череп.

Это был программист, и надо сказать, он был мастер своего дела. Обойдя все мои блоки и ловушки, он незаметно вошел в программу и постепенно изменил ее. Он проецировал мне сны о реальном мире и моей роли в нем. Он разорвал волшебный круг вечности Кэта, он начал убивать моих друзей одного за другим, он ввел злобу, смерть и нашествие. Он разрушил романтику и внес современные технологии; возвращая меня в родное время, он вытеснил меня сначала из города в замок, потом из комнат в спальню, стирая все вслед за тем, как я это проходил. И в конце концов моему измученному разуму не осталось путей в компьютерных сетях, и он вернулся в тело. Это нужно было сделать именно так, постепенно; иначе, если просто отключить программу, мой заблудший разум просто разлетелся бы на осколки.

— Я должен поблагодарить вас, — произнес я. Я, видимо, немного заблудился там. Если бы не вы, я бы там и остался.

— Говоря проще, вы бы сошли с ума, — весело поправил доктор.

Я взглянул на него:

— Ну, это как подумать. Я слышал, что даже после смерти тела разум так и остается витать там, в компьютере, пока кто-нибудь не выдернет вилку.

Доктор, доставая из сумки шприц, улыбнулся и попытался отшутиться:

— О, вы прочно стоите на позициях метафизики.

— Ну, что вам ответить? Этот мир не познан до конца. В конце концов, даже то, что в отсутствие наблюдателя в зеркале отражается пустая комната, является недоказуемой гипотезой.

— Почему же? Можно установить камеру…

— Я же сказал: в отсутствие наблюдателя.

Док засмеялся:

— Это значит допустить зачатки разума у зеркала.

Потеряв в головной боли интерес к спору, я отвернулся:

— Нет, это философская проблема, там что-то связано с воспринимающей способностью субъекта… Вам будет трудно понять, вы ведь «прочно стоите на позициях» материализма, — а сам в это время подумал: «Слава Богу, это не та головная боль».

— Я делаю свое дело, — док повернулся ко мне со шприцем. — Я введу вам глюкозу и транквилизаторы. Вы пробыли в Виртуали почти неделю. Шесть дней. Хорошо, что ваша кушетка оборудована электростимуляцией мышц, а то бы вы не смогли даже встать.

Я изумленно присвистнул, понимая теперь, что лежу обнаженный. Видимо, мою одежду, провонявшую потом, мочой и фекалиями уже выбросили, меня обмыли, а комнату проветрили.

— Мне показалось, что я находился там гораздо дольше, даже учитывая ускорение времени, — произнес я, с трудом работая кулаком, чтобы вздулась вена.

— Конечно, — раздался высокий и неприятный (возможно, только для меня) голос программиста. — Все ваши посещения слились в непрерывный поток, возникла ложная память. Обычная история.

Чувствуя, как игла вошла мне в вену, я прошептал:

— Скажите, в первую очередь вы уничтожили реку и окружающий мир?

Я сам не мог отдать себе отчет, почему меня это так взволновало.

Программист пожал плечами:

— Я не разрушал, я просто стер файл.

«Нет. Ты сжег Кэта», — подумал я, но вслух этого не сказал: не хотел очередного спора с доктором, не хотел ругаться с программистом, который всего-навсего делал свое дело; да и кто бы обвинял, в конце концов! Вместо этого я, чувствуя, как игла выскальзывает из вены, обратился к Калужскому:

— Это вы нашли меня, Николай? Опять работа?

Его потное лицо вновь нависло надо мной:

— Да, Александр. Мы думали, вы читаете газеты, и все будет как обычно. Но когда мы пытались связаться с вами вчера вечером, а вы не ответили, мы принялись искать вас. Я получил разрешение на вторжение в вашу квартиру. Это было сегодня утром.

Я почувствовал, что мои глаза слипаются:

— А сейчас сколько?

— Полдень, — ответил доктор Семен.

— Извините, Николай, я должен поспать, — произнес я заплетающимся языком. Где-то позади глаз пульсировало тупое марево.

— Да, доктор сказал мне. Вы проснетесь вечером и почувствуете себя о-очень голодным, — в голосе Калужского я чувствовал добрую усмешку.

— Он… подождет?., до вечера…

— Я думаю, она будет только рада.

Не в силах проанализировать эту фразу, я уплыл.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Доктор и программист ушли, пока я спал; Калужский дождался моего пробуждения и даже заказал из соседнего фастфуда двойной ужин, а потом вежливо попивал чаек, пока я жадно поглощал пищу.

Черный официальный мобиль прокуратуры ждал у подъезда. Естественно, никаких обозначений принадлежности на нем не было. Калужский сел за управление. Загудел небольшой, но мощный электромагнит, и мобиль оттолкнулся от электромагнитного поля дороги. Калужский прибавил мощности, поднял машину на административную высоту, где пространство было свободным, и передал управление компьютеру. Нас подхватила контроль-дорожная Сеть, и мы понеслись над многоярусным потоком мобилей мимо утопающего в зелени, довольно густого пригорода.

— Будем двигаться по окраине, — сообщил Калужский, удобно откинувшись на спинку сиденья.

Я кивнул. Тюрьма находилась немного за «углом» города, но «срезать» по разбитым дорогам Мегаполиса, даже на административной высоте, — только время терять. Я наконец решил заговорить о деле:

— Николай, ты сказал «она» или мне послышалось?

— Нет, тебе не послышалось. А это что-то меняет?

Я пожал плечами:

— Да нет, вообще-то. Просто женщины редко становятся моими клиентами… а что она сделала?

Он хохотнул:

— Террористка СПИДа. Шлюха. Не обратилась за помощью, когда подхватила. Заразила четырех мужиков.

Я изумленно взглянул на него:

— И за это смертная казнь?

— Ты что, не понимаешь? Она знала, что у нее СПИД-3, и продолжала работать. Были, конечно, свои причины, но кого они волнуют? Троих мы откачали, четвертый загнулся. Ты же помнишь наши законы, Александр? Зуб за зуб, глаз за глаз, жизнь за жизнь, причем все в буквальном смысле, — он снова хохотнул.

Разумеется, я помнил это и полностью разделял. Если человеку выкололи глаз, преступник должен отдать ему свой, и это правильно. Каковы бы ни были причины, не позволившие этой женщине приостановить работу — ребенок или еще что, — она заслужила смерти. После пятнадцати лет работы я мог спокойно сознавать это.

— Слушай, Алекс, — вдруг сказал он, и мне показалось, что он облизнул пересохшие губы. — С Камановым работал ты?

Перед моим внутренним взором моментально всплыл коренастый чернобородый тип, скрючившийся в стеклянном кубе, и его злобные глаза из-под мокрой челки. Конечно, я. Кто же еще, черт возьми?

— Да.

— Я тогда служил помощником прокурора в Западном районе. Почему его… не как обычно?

— В газетах не писали?

— Нет.

— Да просто решили, что так будет назидательней. В конце концов, три тысячи душ на его счету.

— «Король трансплантат-пиратов деструктурирован!» — так писали газеты. Но ведь это был не деструктор, это был фазовращатель, правильно?

— Ну.

— Его больше не применяли. Сами испугались, что ли?

— Возможно.

— Ну, понятно, казнить с его помощью неэкономно. А если война, не дай бог, как ты думаешь?

Ни фига подобного. Фазовращатель задвинули на дальнюю полку.

— Ты лучше меня знаешь тенденции в армии.

— Ага. Только парализаторы, чтобы потом тела можно было разобрать на органы. — Он все улыбался. — А все-таки? Спутники всякие сбивать, как кубик Рубика его, раз — и все.

— Не знаю.

По мере того как он распалялся, я мрачнел. Я уже чувствовал, к чему он ведет.

— Слушай, Алекс, когда это транслировали, я был в командировке. Ни хрена не видел. Расскажи, как он действует, а?

Правильно, люди делятся на несколько категорий. Одни — палачи, другие всегда рады ткнуть им этим в рожу, а потом с нетерпением ждать следующей трансляции казни, а после — рассказа, желательно из первых уст. Если не от жертвы, так хотя бы от палача, хотя первый вариант был бы предпочтительней. Как жаль, что он не осуществим!

А Калужский продолжал:

— …Я знаю, что он поворачивает тело в разные стороны на разные градусы, послойно, в полсантиметра толщиной, как кубик Рубика. Тогда от Каманова должен был остаться бесформенный кусок мяса, правильно?

(Кровавый всплеск, будто кулаком по воде)

— Нет, — я произнес это сквозь зубы.

— А что? — искренне удивился он.

— Я не хочу об этом говорить.

— А что? Мог бы порадовать старого друга.

Нет. У меня нет друзей по эту сторону компьютерного экрана. Кроме, может быть Заера, да и тот просто приятель.

— Он просто взорвался.

— Почему?

Я резко повернулся к нему и сообщил с плохо сдерживаемой яростью:

— Ты в курсе, Ник, что человек на девяносто восемь процентов состоит из воды? И она в теле находится под давлением. А теперь представь себе, что будет, когда фазовращатель нарушит целостность мембран через каждые пять миллиметров, и оставь меня в покое\

Его глаза горели, рот был приоткрыт, и я, отворачиваясь, понял, что он не отстанет.

И точно, через две минуты молчания Калужский нерешительно спросил:

— Я слышал, куб так и не открыли, выбросили в утиль.

Ну не отмывать же его, идиот.

— Бери управление, мы прилетели.

Он еще секунду смотрел на меня, потом отвернулся и взялся за полукруглый штурвал, чтобы опустить машину на тюремную стоянку, между бело-синими мобилями с погашенными «мигалками».

Бросив взгляд на бурую равнину, за которую опускалось багровое солнце, я прошел через пропускник, обесточенный для нас охранником из пуленепробиваемой прозрачной кабины.

Мы находились в административном здании Федеральной Службы Исполнения Наказаний. Сами блоки с заключенными и тюремный двор, а также все остальные тюремные помещения находились по другую его сторону.

За поворотом нас встретили Андрей Кинда и Аркадий Па-дорин, судья и прокурор города.

— Ну наконец-то, Гемпель, — сухо произнес Кинда. — Казнь уже отложена на три часа. А утром я вообще думал, что нам придется назначать нового палача из-за вашей пагубной привычки, — он неодобрительно посмотрел на мой темный парик.

Череп у меня выбрит для лучшего контакта с шлемом виртуальной реальности, и шлем оставляет характерные посинения на коже, а на нас, путешественников компьютерных сетей, общество смотрит с презрением и пренебрежением, как на жалких наркоманов. Общество нас только терпит.

И черт знает, может, оно и право.

Я легко улыбнулся:

— Вы перешагиваете границы приличий, судья.

— Не нам с вами говорить о приличиях, особенно перед казнью, Гемпель.

Он всегда называл вещи своими именами, и ему опять удалось смутить меня — человек, которого я уважал больше всех других и хотел видеть своим другом. И он быЛ моим другом, только в Кэта, не правда ли?

Стоп. Даже погибнув, эта реальность продолжает преследовать меня, но позволять ей этого нельзя. Кэта не существует, и никогда не существовал.

Кинда пошел впереди, за ним — прокурор, потом я, потом Калужский. Мы шли знакомыми коридорами мимо будочек с охраной, электронных замыкателей и металлических решеток, которые появились вместе с тюрьмами каменного века и вытеснить которые не в силах ни одно технологическое новшество.

— Трансляция будет? — спросил я в пустоту.

Падорин недоуменно обернулся на меня, будто спрашивая: ты что, газет не читаешь? А потом вспомнил, что я действительно не читал, и ответил:

— Нет. Дело было не настолько громким.

Что ж, так даже лучше, хотя, впрочем, никакой разницы и нет.

Мы вошли в небольшую комнату, где из мебели были лишь несколько стульев, расставленных перед прозрачной стеной, за которой находилась другая, большая, комната с креслом и сияющим агрегатом над ним.

Комната из видений, сводивших меня с ума.

Привычное место работы, не вызывающее ровным счетом никаких эмоций.

Там еще никого не было, но это не значит, что у меня есть время выпить чашечку кофе. Охранник уже принес мне мой костюм. Но если трансляции не будет, я надену только маску. Натягивая ее на голову, я внезапно вспомнил разговор с За-ером, произошедший, казалось, тысячелетия назад. Он спросил тогда: «Слушай, Саша, зачем ты ее надеваешь?» Тогда я был еще молод и ответил с самоуверенной улыбкой: «Ну, во-первых, по традиции, у правосудия не должно быть лица, во-вторых, конечно, для моей безопасности — меня ведь транслируют на добрую чертову половину этого лучшего из миров, и в-третьих, Курт, ты можешь не поверить, но большинство смертников сами не хотят видеть лицо своего палача». Он тогда очень удивился.

— Знаете, Гемпель, — прервал мои воспоминания судья, и я обернулся к нему. Калужский сидел на стуле, закинув ногу за ногу, и просматривал какие-то документы, прокурор с некоторым удивлением взирал со своего стула на Кинду, а тот, все еще стоя и глядя на меня снизу вверх, продолжал:

— В тридцатые годы прошлого века, прямо перед Второй мировой войной, на всю Польшу (она тогда была отдельной страной) был один палач. Он тоже выступал в маске, но все знали его фамилию — пан Мациевский. Когда приходила надобность, его, как и вас, вызывали на место, и он… выезжал. На каждого повешенного он тратил новую пару белых перчаток, которую сразу по проведении казни снимал и выбрасывал со словами: «Справедливость восторжествовала».

Кинда замолчал, и я молчал, глядя на него и ожидая продолжения или хотя бы резюме. Но судья только смотрел мне в глаза.

Наконец я не выдержал:

— Ну и к чему вы это мне рассказали?

Судья вдруг улыбнулся:

— Да ни к чему. Просто мне показалось, что это и ваше жизненное кредо: «Справедливость восторжествовала».

Я продолжал молча смотреть на него, потом пожал плечами и повернулся, чтобы выйти. Все мое сознание заполняло одно только недоумение.

— Правда, Гемпель, — крикнул Кинда мне вслед. — Без всяких намеков! Мне просто захотелось вам это рассказать.

Я поверил ему, но недоумение осталось. У меня было чувство, что я должен как-то использовать эту историю или хотя бы осмыслить. Но я не знал даже, в каком направлении думать. Я не увлекался театральностью, не носил белых перчаток, не произносил патетических речей… Я просто работал.

Дверь за стеклянной перегородкой открылась, и появился первый охранник. Я торопливо вышел через вторую дверь, и короткий коридорчик привел меня к пропускнику с очередным стражем в очередной будке. Он выпустил меня в «коридор смертников», как это здесь называли. Дверь в его конце была открыта, и я мог видеть, что жертва уже сидит в кресле и охранники заканчивают работу с зажимами. Когда я вошел, они как раз возвращались, чтобы встать по обе стороны двери. Один из них протянул мне черный пульт дистанционного управления. На секунду наши пальцы встретились, и он торопливо отдернул руку. Отходя в свой угол, к матовой стене, скрывающей три пары холодных глаз, я обратил внимание на судмедэкперта, женщину с остриженными под «каре» светлыми волосами, в очках, с суровыми складками у губ. Прижимая к груди небольшой анализатор, она замерла у дальней стены и казалась частью интерьера. «А ты-то как сюда попала? — с внезапной тоской подумал я. — Посмотри, что эта работа сделала с твоим лицом. Сидела бы сейчас дома, с мужем и детьми, работала бы в нормальной клинике…» Интерес к ней пропал, и я обратил наконец внимание на женщину в кресле. Может, когда-то она и была красивой, но сейчас, выбритая наголо… впрочем, у меня в любом случае не было ни возможности, ни желания что-либо менять. По привычке контролируя лицевую мускулатуру — так гораздо легче сдерживать эмоции, если они возникнут, когда лицо не отвечает на них — принцип обратной связи, мать вашу, — я начал работать.

Время остановилось, не стало ни прошлого, ни будущего — только настоящий момент.

Повинуясь пульту, сияющий агрегат с жужжанием пошел вниз. Глаза женщины, уже расширенные, раскрылись еще больше, ни на секунду не переставая бегать по комнате. Она что-то шептала: я видел, как ее губы задвигались быстрее. Вот-вот в глазах появятся слезы — обычное зрелище. А может быть, она закричит. Агрегат поворачивается, замирает, зеленый огонек гаснет, зажигается красный, и вспышка заливает комнату. Тонкий, как игла, лазерный луч прожигает женщине черепную коробку. Она вздрагивает, но скорее от вспышки — медики заверяют, что сам лазер безболезненный. А агрегат, сменив красный огонек на зеленый, продолжает двигаться по заданной программе. Женщина пытается поднять голову, но фиксаторы не позволяют ей это сделать. Я смотрю в ее глаза. Щелчок, и агрегат замирает вновь. Смена огоньков, вспышка. Глаза женщины наполняются слезами и становятся похожими на озера. Она продолжает беззвучно шевелить губами. Я нажимаю на вторую клавишу. С обычным звуком машина замирает над ее головой. Две тонкие подрагивающие проволоки-электроды плавно пошли к проделанным для них отверстиям. Глаза женщины замирают, слезы из правого глаза находят дорожку и медленно начинают течь возле носа. Электроды входят, и, ощущая что-то, но не боль, наши гуманисты, конечно, обошли стороной болевые центры, женщина снова вздрагивает. Второй ручеек находит свою дорожку и становится полней. Агрегат замирает, он ждет команды. Внезапно я понимаю, что шепчет женщина — это молитва, и я впервые за казнь теряюсь. Если бы она шептала: «Нет, нет, нет, нет», — я бы не задумываясь вдавил красную кнопку, а тут… Это ведь святое, особенно для нее теперь. Дать ей возможность закончить? Но молитвы бывают очень длинными, сколько это займет времени? Люди за загородкой ждут… Да какие, к черту, люди за загородкой?!! Это у нас вечно не хватает времени, а у нее?! У нее это последние минуты жизни, черт возьми! Катись все в жопу, будем ждать, сейчас Я босс.

И все замерло. Замерли глаза за перегородкой, замерли вытянутые в струнку судмедэксперт и охранники у дверей, замерли зрачки женщины, замер палач, замер агрегат. И только его зеленая лампочка то вспыхивала сильнее, то приглушала свой резкий свет, да губы ее шевелились быстро-быстро, она боялась не успеть. Все окружающее уплыло куда-то, и вокруг не было никого, только я и она.

Я не знаю, сколько прошло времени, пока ее губы не замерли, и на одно мгновение замер, казалось, даже зеленый огонек на холодном боку сияющего агрегата. Я ждал, что в ее глазах появится какая-нибудь благодарность за то, что я позволил ей закончить, или, наоборот, вызывающее выражение «делай свое грязное дело, палач», но ни того ни другого не дождался. Ее глаза оставались подернутыми пеленой слез, бессмысленными и глядящими сквозь меня. Больше тянуть я не собирался.

И все пришло в движение.

Я направил пульт на агрегат и нажал кнопку. Охранники переменили ноги. Зеленый огонек сменился на красный, аппарат зажужжал, и ток зазмеился по электродам, чтобы выжечь мозг. Трансляции не было, поэтому не было и дешевой электрической сферы, и это меня почему-то радовало. На секунду ток возбудил двигательные нервы, и тело вытянулось дугой. Потом опало. Красный огонек сменился на зеленый. Женщина-эксперт отделилась от стены и склонилась к телу со своим анализатором, который должен показать ей целый ряд физиологических данных: пульс, кровяное давление, температуру, энцефалограмму. Я смотрел, как она прикрепляет свои электроды, и был готов второй раз нажать красную кнопку, если эксперт повернется ко мне и медленно покачает головой. Но жертва оказалась не из сильных — женщина отсоединила анализатор, выпрямилась и негромко, но внятно произнесла:

— Смерть зафиксирована в 21.57 27-го августа 2075-го года.

Я нажал еще две кнопки.

В комнату вбежали трое людей в белых халатах, готовые подхватить тело, когда зажимы отпустят его. Агрегат перемигнулся со мной, извлек свои проволоки и пошел вверх. Передав пульт охраннику, я направился к выходу. По пути один из врачей поймал меня за руку:

— Ты задерживаешься, Саш?

Это был Курт Заер, патологоанатом, мой друг.

Сейчас он проводит тело в лабораторию, а через час разберет на органы. В промежутке, пока ассистенты готовят тело (чего-то там вводят в сосуды и качают, чтобы ткани не омертвели), мы с ним выпьем кофе. Конечно, есть что-то кощунственное в том, чтобы пить кофе и болтать с другом сразу после того, как убил человека, но после пятнадцати лет работы я мог рассуждать на подобные моральные темы лишь чисто теоретически.

Я кивнул Курту и вышел, думая: «Вот почему мы сжигаем мозг — его никто не собирается пересаживать. Когда-то казнили, вводя яд в вену, но это засоряет печень и другие нужные нам… нужный нам материал».

О нашей традиции все знали, и стоило мне спросить у охранника в будочке, есть ли свободный кабинет, он, не спрашивая зачем, назвал номер. Ничего не добавив, я пошел, зная, что через несколько минут Курта направят туда же, а после один из охранников принесет кофе.

Кабинет оказался стандартным: небольшая комната с голыми стенами, низкая скамейка, покрытая пластиком, у стены, запертый маленький шкаф, стул, письменный стол со вторым стулом, большое окно с жалюзи поверх пуленепробиваемого стекла. Я уселся за стол и стал ждать.

О проведенной казни я не думал: ничего-выдающегося не произошло, и для меня она уже канула в лету. Я привык жить сегодняшним днем, не мучаясь прошлым и не заботясь о будущем, чтобы не впадать в депрессию, ведь я не видел там ни единого просвета. Гораздо удобнее заботиться только о насущных проблемах.

Вошел Курт, с отвращением стянул белый халат, от которого пахло какими-то медикаментами, формалином, и сквозь эти резкие запахи пробивался легкий сладковатый душок трупной гнили — психологический финт, этого запаха на Курте просто не могло бьггь. Кинув халат на лавку, Заер с грохотом придвинул к столу стул и сел напротив меня. Я собрался было что-то сказать, но дверь вновь открылась, и появившийся охранник поставил перед нами здоровенные чашки с дымящимся ароматным кофе. Дождавшись, когда он выйдет, я спросил:

— Ну, как материал?

Закуривая сигарету, Курт хмыкнул и возвел глаза к потолку:

— Ты бы видел, что она с собой сделала! Даже после смерти, тварь, не хотела обществу


убрать рекламу






послужить. Превышала сигаретный лимит пачки на две в день, причем фильтры отрывала.

— Ты это по легким определил?

— Да, еще при осмотре после суда. Легкие можно сразу в ведро отправлять. Она близорука, то есть глаза туда же. Пила беспробудно, причем какую-то гадость: печень ни к черту. Может, хоть часть удастся спасти. Знаешь, у меня такое впечатление, что она предчувствовала арест, или ей кто донес? Выпила чего-то мрачного, по-моему, уксуса, да еще и концентрированного, а часть просто… вдохнула: гортань себе сожгла напрочь. На суде отвечала через усилители. Гортань — в урну. Сердце посадила анаболиками, и когда ее брали, она заперлась на кухне и груди себе выжгла. Ну, ничего, — он удовлетворенно выпустил дым. — Одна почка, по-моему, в полном порядке, другую надо промыть. Мочеточники, пузырь — в норме. Кожа хорошая. Кости с костным мозгом. Позвоночный столб. — Он вдруг грохнул кулаком по столу и яростно ощерился. — Я из нее, суки, нервы тянуть буду. Мы их припаиваем. Нервные реакции у нее хорошие, сплетения в идеальном порядке, а ты знаешь, как сейчас радикулит разошелся… — Он сильно-сильно затянулся. Я мрачно смотрел на него. Слушать такие речи было неприятно, Но эмоции мои притупились. Иногда с Куртом случалось такое — когда он был в особенно поганом настроении.

Мы молчали, пока он не докурил сигарету и щелчком не отправил окурок в угол.

— Весь лимит на сегодня выкурил, — произнес он, уставившись в чашку. — Нечего будет после операции курить.

— Ну, я думаю, если ты разок превысишь…

Курт покачал головой:

— Самодисциплина держится на силе воли, и стоит хоть раз… Эх! — он отмахнулся и замолчал.

— Слушай, Курт, давно тебя хотел спросить: а половые железы не пересаживаем? Яичники ее, например.

— Нет, — безразлично ответил Крут. — Генетический код клеток-то будет не нового хозяина, так что и детишки, считай, не его. Мы сейчас просто бесплодные половые клетки делаем плодовитыми. — Он усмехнулся.

— Но послушай, как я понял, чтобы органы не отторгались, мы что-то делаем с их генотипом?

— Не совсем. Понимаешь, отторжение происходит «благодаря» нашей иммунной системе. Лимфоциты, фагоциты… В детстве они «обучаются» узнавать «свое», потом эта способность утрачивается. Встречаясь в организме с вирусом, бактерией, раковой клеткой или трансплантатом, они расценивают их как «чужое» и уничтожают или, если это не удалось (пуля, например, или орган, который мы пересадили), обволакивают соединительной тканью, изолируя от организма. Это и есть отторжение. Мы научились во взрослом организме восстанавливать на время «познающую» способность и «знакомим» иммунную систему с трансплантатом. После этого организм расценивает его как «свое».

Я кивнул и отпил кофе. Мне хотелось сменить тему.

— У тебя ничего не изменилось в личном плане?

Курт горько усмехнулся:

— Издеваешься?

Качая головой, я вспомнил, как мы с ним сошлись, два изгоя, сами в том виноватые.

Пока я не создал Кэта, я довольно часто захаживал в публичные дома, так было удобней, чем находить девушку, уламывать ее несколько месяцев, чтобы она через пару-тройку ночей (а то и за день до этого) сбежала от моего паршивого, замкнутого характера, или почувствовав что-то насчет моей профессии. О семье вообще мечтать не приходилось. Сначала мне это было до фени, а сейчас… бывает до слез больно, и это еще одна причина, почему живу лишь настоящим.

Так вот, однажды, восемь лет назад, мы с Куртом встретились в борделе мадам Кокориной. До этого мы знали друг друга лишь по работе. Встречаясь, кивали друг другу, но не более. А столкнувшись в вестибюле публичного дома, ошарашенно прошмыгнули каждый в свою сторону, сделав вид, что не узнали друг друга. Но судьба столкнула нас нос к носу второй раз, когда мы выходили. Тут уж избежать узнавания не было возможности, и мы, вежливо улыбнувшись и собираясь резво разбежаться в стороны, вдруг почувствовали родство. Вместо того чтобы убегать в одинокие квартиры, мы зашли в бар. С тех пор у нас обоих появился друг.

— Так же как и раньше, — горько продолжал Курт, — бегаю по домам терпимости. Откровенно говоря, я не понимаю, зачем ты туда захаживаешь? Правда, теперь уже редко…

— Ну, — смутился я, — компьютера все-таки не вполне достаточно. Ведь иногда приходится выходить из виртуальной реальности, — я попытался улыбнуться, вышло откровенно плохо.

— Да я не о том! — отмахнулся Курт. — Почему ты не найдешь девушку? Со мной понятно: я снял халат, но понюхай мой костюм, — он протянул мне рукав. — Этот запах въелся в мою одежду, кожу, квартиру. Он и соответствующая моей профессии литература отпугивает их, как червяк, мать вашу! Вот и не остается ничего другого, как терзать трупы. — Секунду он опустошенно раскачивался на стуле, потом вновь вскинул голову: — Но ты? Тебя никто не знает. По тебе не скажешь, кто ты есть.

Я грустно улыбался и качал головой:

— Не знаю, Курт. От тебя исходит запах, который улавливают их ноздри, а от меня, видать, мозговые волны, которые они принимают неизвестно чем. Они от меня шарахаются, как от огня… Хуже. Как от прокаженного.

Глядя под ноги, Курт понимающе кивал:

— Да, Алекс. Конечно, они чувствуют. Каким же глупым я был, когда считал, что дело в запахе. — Он поднял голову, и я испугался его пустого взгляда. — Мы не прокаженные, Алекс, но мы глубоко патологичны. Иначе что бы нас заставило выбрать такие профессии? Мы ненормальные, Алекс, и их материнский инстинкт это чувствует. Это биология, друг мой. Им нужны крепкие, здоровые дети, а наш генофонд…

Он вдруг резко поднялся на ноги, тремя большими глотками выпил кофе и, оглянувшись, достал из кармана металлическую фляжку. Плеснув себе в стакан, протянул фляжку мне:

— Медицинский спирт, я его уже развел.

Я принял фляжку, сделал пару здоровенных глотков, подумал и плеснул в кофе. Посмотрев на это, Курт поморщился:

— Фу, какую мочу ты себе наделал. Кофе сдабривают коньяком.

Я лишь пожал плечами и отхлебнул. Курт не заставил повторять пример.

Вкус действительно был отвратительный, но я стерпел. Моим мозгам сейчас был нужен именно этот мерзкий, мрачный, пьянящий и отрезвляющий вкус.

— Действительно, Алекс, — поставил свою чашку на стол Курт. — Как ты до такого докатился?

А почему бы и нет? Я пожал плечами, отхлебнул еще для улучшения самочувствия и рассказал:

— Это началось в армии. Нет, стоп. Это началось раньше, я вспомнил твои слова, и ты прав, я и до этого был патологичен. У меня была пара девушек, но все проходило как-то… не так. Не спрашивай, я не смогу объяснить.

— А я и не собираюсь, — отозвался Курт, подливая себе спирту.

— В восемнадцать меня забрали в армию. Шла как раз Седьмая Кавказская. И там… Там я почувствовал, что мне нравится убивать. Очень интересное было чувство, очень приятное. Я остался до конца войны, еще дополнительные полтора года. Если помнишь, как раз на то время пришлась волна преступности, и справлялись с ней довольно жестко. Тогда ужесточились законы, ввелась в моду трансляция смертной казни и кастрации за изнасилование. А мне, должен прибавить, нравилось не просто убивать, а убивать справедливо. Кого надо. Врага. Потом Служба Исполнения Наказаний ввела должность штатного палача, чего, впрочем, и следовало ожидать. Палач колоритен. Его знает вся нация, и он олицетворяет справедливость и неотвратимость. Персонифицированное возмездие. Психологический ход, который должен был в числе прочего снизить уровень преступности. Я решил, что эта работа для меня. Итак, война закончилась, мне был двадцать один, и я попросился во внутренние войска, охранять «зону». Два года прослужил там, пока, — я криво усмехнулся, — не освободилась вакансия. — Я взглянул в глаза Курта. — Мой предшественник, Попов, попал в руки к заключенным. Они гуляли во внутреннем дворе, а он приехал работать с бандой Алибашиева и решил «срезать» пешком к третьему блоку. Уж не знаю, как так получилось, что они его узнали, но наши глазом не успели моргнуть, как его разорвали на части. Народу тогда положили — караул. Меня на вышке не было, мне это рассказали. С Алибашиевым же работу никто не отменял — дело громкое было, терроризм и военные преступления, трансляция планировалась на всю Евразию.

— Террористы, захватившие детскую больницу? Сколько народу они положили?

— Около трех сотен. Больные детишки, мамаши и медперсонал. Троих пристрелили при штурме, одной дали пожизненное, а шестерых… Я был добровольцем, причем о-очень настойчивым добровольцем.

— Я помню, смотрел по телеку. Человек с пистолетом в черной маске, коленопреклоненная шестерка… Поздравляю, это было эффектно и профессионально.

— Да, меня оставили. Но знаешь, что хочу сказать, — я вдруг почувствовал наплыв прежней ярости, — я готов еще хоть десять раз расстрелять этих ублюдков. Черт! Я даже хочу этого! — Я замолчал, чтобы припасть к чашке и успокоиться. Курт ждал.

— Потом, — немного погодя продолжал я, — было еще три расстрела. Волна преступности почти спала. А потом приняли наше знаменитое постановление, чтобы органы осужденных на смерть преступников служили добропорядочным самаритянам. Буквально в три дня разработали и создали это чудо техники, которое ты так часто созерцаешь… — Я почувствовал, что меня «заносит», и потряс головой, пытаясь хоть немного развеять хмель. — Я имею в виду кресло и эту хреновину с проволоками. С тех пор лишь однажды отошли от нее; специальное постановление Верховного Суда Российской Федерации.

— Каманов?

— Да, — я вспомнил Калужского и с отвращением поморщился. — Фазовращатель. Калужский сегодня им очень интересовался. Стервятник проклятый. Вот такая моя долбаная история. Я бы мог сказать: «Это собачья работа, сынок, но кто-то должен ее делать!», — я вновь покачал головой. — Но это не совсем так. Мне нравится моя работа, и все могут катиться на хрен. Восторга я, конечно, больше не испытываю, но я убежден в правоте своих действий, и любого! любого,

Курт! — я поднял палец, пытаясь сделать свои слова более значимыми, — из тех, кого я уже отправил к праотцам, я готов отправить снова.

Я закончил, протер потной ладонью потное лицо и начал думать: зачем я напился?

— Руки дрожат, — произнес Курт, — а мне еще работать… Да, будь все проклято! Мне не жизнь человеку спасать, — он хрипло рассмеялся и смеялся все сильнее, пытаясь что-то добавить, но получалось лишь: — Мне… требуху… Ха-ха-ха-ха.

Я тупо смотрел на него.

Отсмеявшись, Курт шатко направился к халату, достал какой-то бутылек и вытряс себе на ладонь пару пилюль. Внимательно оглядев их, проглотил и кинул бутылек мне:

— На-ка. Быстренько тебе мозги прочистит.

Я проглотил три маленькие, горькие таблетки и чуть было не запил их кофе, но во время вспомнил, что туда намешано. Теперь уже хохотал я.

Мозги это действительно прочищало быстро. Минут через семь у меня в голове оставался только легкий туман.

— Ты слышал, что Кинда недоволен этим смертным приговором? — вдруг спросил Курт.

— Каким? — не понял я.

— Который ты только что привел в исполнение.

— Но… но он же сам назначил его, я правильно понял?

— Да.

— И по закону все в порядке. Тут даже судьей не надо быть, и так все ясно!

— Да, ты прав, но он недоволен именно законом, как я понял. Он считает, что за умышленное заражение, пусть даже со смертельным исходом, десяти лет строго режима ей хватило бы за глаза.

Я пожал плечами.

— Ты же знаешь тенденции в нашем обществе. Население растет. Ему нужны органы и дисциплина.

— Во-во. И он про то же. Я слышал, как Кинда ворчал, что, мол, скоро будем за превышение скорости мозги выжигать.

Курт быстро взглянул на часы, его брови скользнули вверх; подняв со стола чашку, он. заглянул туда, а потом огляделся, куда бы вылить остатки спирта, и, не найдя куда, поморщившись, быстро выпил.

— Ну, мне пора. — Поставив чашку, он протянул мне руку: — Бывай!

Он вышел, а я остался сидеть, с отвращением глядя в чашку со своим месивом.

Сам того не зная, Курт накапал мне морской воды на рану. Судья был прав сегодня: слова того палача… Мациевского? могут стать моим девизом. Но закон о смертной казни подошел уже к пределам моего понятия справедливости. За превышение скорости, конечно, казнить не будут, но, боюсь, мой порог терпимости закон пересечет. И что тогда?

Хотя теперь мне уже все равно. Не менять же работу под конец жизни?

А в том, что жить мне осталось не больше нескольких месяцев, я абсолютно уверен.

И будто бы разбуженная этими мыслями, возникла головная боль, внезапно и сильно, а я-то уж было начал тайком надеяться, что она не вернется… Поморщившись, я зашарил в ящиках стола в поисках компьютерного коммутатора. Он, конечно, оказался в самом последнем. В кармане я нашел «каталгин», который всегда держал при себе для таких вот случаев, а более слабые препараты мне уже не помогали. Проглотив две капсулы и надеясь, что алкоголя в крови осталось не так много, чтобы не дать препарату подействовать, я через дорожную сеть связался со своим мобилем, назвал пароль и вызвал машину во двор тюрьмы.

Лекарство не действовало. К пульсу головной боли прибавилось сильное головокружение и тошнота. Я быстро поднялся со стула и, шатаясь, заторопился из кабинета, чтобы быстрее запереться в кабинке туалета и там переждать приступ.

Но на середине коридора это догнало меня, будто торопясь посчитаться за те шесть дней, на которые я удрал от него в Кэта. Я почувствовал, что тело мое больше не принадлежит мне; я больше не мог сказать, как далеко от головы находятся ступни или ладони, так бывает в момент, когда человек засыпает. Ноги мои свернули с дороги, и я с силой ударился о стену, сполз по ней на пол. В уши мне будто кто-то медленно вкручивал ватные пробки: звуки мира теряли громкость и четкость, накатывали и отступали, словно волны во время прилива или отлива… На побережье Кэта. А деревья были там зеленые-пре-зеленые, вы никогда не видели такой зелени, в этом мире ее не бывает.

Кто-то тряс мое тело за плечо, я безразлично скользнул взглядом по взволнованному молодому лицу под низко надвинутым голубым шлемом. Его губы шевелились, и будто сквозь толстый слой войлока я услышал свою фамилию. Но это не интересовало меня. Я не мог вспомнить, какое сейчас время года, да и какой сейчас год? 2060-й? 2076-й? Или 2095-й? Впрочем, какая разница? Главное, что они были зелеными, эти деревья в Кэта…

Кто-то продолжал шептать мое имя, и наконец я заставил себя обратить на это внимание. Лицо охранника посинело под шлемом, или это отблески формы? Он что-то натужно орал, вот только я ничего не слышал. Важным были лишь деревья и то, какими они были зелеными. Именно это я и сообщил ему:

— Они зеленые…

Он нахмурился и что-то требовательно спрашивал.

— Ты не понимаешь? — осведомился я, еле слыша себя. — Они были зеленые!

Охранник вскочил на ноги и, придерживая шлем, стремглав помчался куда-то. Это меня не интересовало. Сквозь головную боль пришла новая волна тошноты. Меня вырвало. Уронив голову в блевотину, я принялся блаженно вспоминать зелень.

Меня перевернули, и я увидел испуганное лицо охранника за плечом растрепанного доктора Семена Залесского. Он что-то встревоженно спрашивал. Ему я тоже сообщил радостную весть, а потом заулыбался, потому что почувствовал запах их крон и горький вкус листьев на языке. Накатила новая волна тошноты, я ощутил, что меня начинает бить дрожь, и потерял сознание.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда я очнулся, я вновь лежал на кушетке, и надо мной вновь склонялось заботливое лицо доктора Залесского. Калужского не было, и это было хорошо. Накатила волна слабости, и я закрыл глаза.

— Как вы себя чувствуете, Александр? — осведомился док.

Я с трудом разлепил глаза и попытался улыбнуться.

— У вас было что-то вроде эпилептического припадка. У вас эпилепсия? Почему вы мне не говорили? — Губы доктора улыбались, но глаза оставались серьезными и внимательными, и, глядя в них, я понял, что он уже поставил верный диагноз.

Силы быстро прибавлялись, и я удивился этому. Обычно от приступа я отхожу гораздо дольше. Внезапно я почувствовал, как из вены выходит игла, и только тогда понял, что она там была.

— Доктор, я знаю не хуже вас, что со мной такое.

— Да? — осторожно удивился он.

Я сглотнул вязкую слюну, пытаясь смочить пересохшее горло, и кивнул:

— Когда у меня начало туманиться зрение, я обратился к окулисту. Он осмотрел мое глазное дно и обнаружил «застой диска зрительного нерва». Это признак опухоли мозга, не так ли?

— Ну… — протянул Залесский. — Это довольно общий признак, его абсолютно недостаточно для постановки диагноза…

— Бросьте, — я откинулся на подушку, желая, чтобы она была побольше и помягче. — Это обязательный признак. И окулист выписал мне направление в онкодиспансер. А я почитал кое-что и подтер им задницу. Потеря ориентации и времени, навязчивая идея, приглушенность и апатия во время приступа — общие психологические проявления. Фантомный запах и вкус — а я испытываю и то и другое, — запах джунглей, вкус их зелени, появляющиеся перед потерей сознания и мышечными судорогами, означают, что имеется опухоль в височной доле, а именно, в крючковатой извилине. Я смотрел, где это. Это на внутренней поверхности полушарий, да еще и снизу. Доступа туда нет, то есть опухоль неоперабельна. — Я замолчал, а потом зачем-то устало добавил: — Постоянные головные боли, головокружения, тошнота — общие симптомы… Эпилептические припадки — тоже.

Я замолчал окончательно. Теперь заговорил Залесский, и в голосе его мне послышались незнакомые жесткие нотки:

— Да, я вижу, вы проделали большую работу. Раз вы такой умный, скажите мне, пожалуйста, сделайте милость, каков характер опухоли? Злокачественная она или доброкачественная? Есть ли метастазы? Из какой ткани исходит: нейроэктодермальная она? Или это илия? Или оболочно-сосудистая? Системная? Смешанная? Врастающая в полость черепа? А может, опухоль в другом месте, а это ее метастазы? Одиночная пли множественная?! Ее глубина и размеры?! А может, это опухолеподобное образование?! — он уже почти орал. — Паразитарные конгломераты?! Инфекционные гранулемы?! — Он замолчал, а потом, успокоившись немножко, продолжал, глядя, как я недоуменно моргаю:

— Все вы великие врачи хреновы. Услышали где-то звон — и считаете себя светилами. И зачем это я шесть лет учился? Не знаю. Надо было взять журнал «Здоровье» да почитать, вот и все. — Он отвел взгляд и, успокоившись окончательно, закончил: — Мы можем проникнуть даже в подкорку кое-где. А что касается вашего случая, мы можем разрезать мозолистое тело, соединяющее-полушария и после операции аккуратненько спаять его лазером назад.

Я не знал, что сказать, мне было действительно стыдно. Наслушавшись моего молчания, Семен произнес:

— Рано или поздно все равно нужно будет показаться врачу, а в нашем случае лучше раньше, чем позже. — И подвел итог: — Значит, так! Я звоню вам завтра в девять, и мы едем к моему знакомому. Он хороший онколог. Консультация пройдет бесплатно. А сейчас езжайте домой, выспитесь. Уже полночь доходит.

И, не ожидая моих благодарностей и смущенных отнекиваний, он вышел из комнаты.

Еще чуть-чуть полежав, я почувствовал себя вполне способным на небольшую прогулку по коридорам административного корпуса к стоянке.

Мой стройный серебряный мобиль смирно ждал на моем квадранте. Правом на официальную высоту он не обладал, поэтому поездка длилась несколько дольше. Но, с другой стороны, у меня была возможность окончательно прийти в себя.

Семен был абсолютно прав, и, хотя надежды он в меня не вселил, я поеду с ним завтра. Но консультацию оплачу.

Даже если операция возможна и пройдет успешно, не стану ли я идиотом без памяти на всю оставшуюся жизнь? Я слышал, такое бывает.

Откинув дурные мысли, я расслабился.

Я жил на самом краю мегаполиса, где заселение не было еще очень плотным, и занимал квартиру, подобающую моему статусу в обществе: весь пятый этаж стройного пятиэтажного особняка. Кроме меня, в этом доме жили еще пять семей: две на первом этаже и по одной на каждом следующем. Разумеется, никто не знал, кто я есть, — во избежание дурной молвы и какого-нибудь мстителя-психопата. Я официально числился маклером «Стори Инк», крупной трансконтинентальной корпорации. Вопросов это не вызывало, но соседи все равно не считали меня приятным типом, видимо, ловили Мозговые Излучения Доктора Курта.

Самое интересное, что, как и в истории, рассказанной Киндой, никто не знал меня в лицо, но все знали мою фамилию. Лет тринадцать назад газетчики открыли за мной охоту. Раз восемь в разных изданиях появлялись кричащие заголовки: «Личность палача Гемпеля установлена!» и печатались фотографии. Однажды, раз на пятый, она была моей.

Улыбнувшись воспоминаниям, я посадил мобиль на стоянке подле дома. Две винтовые лестницы по торцам дома обвивали круглые лифтовые шахты. С одной стороны лифт не работал — мастера не торопились вызывать, потому что он толком никому нужен не был. Я поднялся на пятый этаж на работающем лифте и, выйдя из прозрачной кабинки, очень удивился, обнаружив молодого человека лет двадцати, топчущегося у моей двери. Когда он меня увидел, его губы изогнулись в нервной улыбке, а глаза забегали.

— Господин Гемпель? — осведомился он.

— Чем могу быть полезен? — слегка поклонился я, продолжая недоумевать.

— На самом деле, разговаривать будет удобней у вас в квартире, — взволнованным высоким голосом предложил он. И тут я заметил направленный на меня черный продолговатый… Растерянный и изумленный, я даже не сразу узнал пистолет.

А потом вдруг накатила апатия.

— Что ж, это должно было когда-то случиться, — произнес я и отпер дверь магнитным ключом. — Заходи.

Войдя первым, я протянул руку и отключил сигнализацию. Страха не было вообще. Спиной я ощущал, как он, озираясь по сторонам, входит следом.

— Пить будешь? — осведомился я, проходя в комнату.

— Нет, — презрительно отозвался он; я оглянулся и увидел, что молодой человек чуть ли не дрожит от еле сдерживаемого

возбуждения. Неудивительно, пока что все идет даже лучше, чем он ожидал.

— А у меня сегодня настроение напиться, — поделился я и открыл бар. — Как ты меня нашел?

— Очень просто, — весело ответил он. — Собрал газеты, в которых пытались набросать твою биографию. Троих отсеял сразу же — у них были семьи, а я считаю, что у такой мрази, как ты, не может быть семьи.

Я шутливо поклонился, но на душе Стало пакостно.

— Еще двое жили в квартирках поменьше, а я считал, что ты не согласишься жить в доме, не отвечающем твоему положению. Потом начал следить. Чуть больше недели назад, когда ты казнил Лапичева, я сидел у дома моего первого кандидата. Когда казнь началась, а он не выехал, я подъехал к твоему дому. Казнь кончилась, ты вернулся. Показательно, правда? Но я хотел быть уверен полностью. Я решил подождать следующей казни. Сегодня с утра сидел в машине и ждал. Когда ты не выехал, я решил, было, что ошибся, но по радио сообщили, что казнь откладывается, а к твоему дому прилетел мобиль прокуратуры. А вечером появился ты с каким-то толстяком и отбыл на неприметном дорогом мобиле, причем тоже на административной высоте. Вот и все. Ах да: по радио сообщили, что казнь состоялась. Ты, правда, заставил себя подождать.

Я закончил наливать бокал и, завинчивая пробку, пробормотал:

— Ну что ж, для суда маловато, но разящему мечу мести улик вполне хватит.

Я обернулся и протянул бокал в его сторону:

— Ты точно не будешь пить?

— Нет.

— Как хочешь. — Я отпил немного. — Почему ты не стреляешь?

— А почему ты не спрашиваешь «за что»?

Я пожал плечами:

— А какая разница?

— Нет, есть разница! — взволнованным срывающимся голосом провозгласил он. — Ты убил невиновного!

В душе у меня что-то кольнуло. Нет, я не думал, что он прав, но я также не настолько наивен, чтобы считать, что среди моих жертв не было ни одного невиновного. Казней было слишком много, а подтасовкой фактов человечество занимается с самого своего зарождения.

Я залпом допил бокал.

— Это был мой старший брат, Виктор Павлов.

Я быстро пролистал мысленную картотеку, но фамилия не всплыла. Черт! Да я даже не знаю, кого казнил сегодня!

— Когда была казнь? — осведомился я.

— Ты даже не помнишь? — горько усмехнулся молодой человек. Глаза умные, черты лица интеллигентные. Явно не воспитанник улицы. Скорее студент.

— Не кривляйся.

— Даже и не думал. Семнадцатого апреля сего года.

Я вновь попытался вспомнить, но не смог:

— А в чем там было дело?

— Его подставила его же девушка, — с отвращением проговорил он.

— Это мне ни о чем не говорит.

Парень вздохнул и нехотя объяснил:

— Мобиль сошел с курса и сбил человека.

— А! — я сразу же вспомнил. — Это он в пьяном виде гнал по автостраде на малой высоте, отключив контроль, и снес человеку голову? Я бы казнил его еще раз. — Я обернулся к бару, чтобы налить себе второй бокальчик. — Пить будешь?

Но он будто не услышал моего вопроса. В его голосе сквозило искреннее изумление:

— Это неправда! Все было не так…

Я покачал головой:

— Извини, парень, дело вел Кинда. Если бы это был кто другой, я бы еще усомнился. Его справедливость общеизвестна. Но он строг… Очень строг.

— А в этом случае он ошибся! — настаивал мальчишка.

Я протянул ему бокал.

— Да не буду я! — почти взвизгнул он. Вся пламенная речь благородного мстителя, заготовленная им заранее, абсолютно выветрилась из головы, он мог лишь сбивчиво кричать, размахивая пистолетом:

— Он говорил на суде, вы ему не поверили! Она была еще пьяней его! И она начала заводить с ним заигрульки, полезла целоваться и сбила руль! Он был ни при чем!

— А она на суде говорила иное?

— Конечно!.. Кто же…

— А почему ты поверил ему?

Парень вздернул голову:

— Он мой брат! Я отлично знал его. И ее… тоже. Особенно пьяную. Тогда она ведет себя как сучка, у которой течка.

Я пожал плечами:

— Я не был на процессе, но давай даже рассмотрим твою версию. То, что он был за рулем, доказано, так? — Я прикончил свой бокал и взялся за его.

— Но в чем тут преступление?! — яростно завопил он.

— А в том! — я тоже внезапно даже для себя сорвался на крик. — Какого черта он пьяным полез за руль?!! Да еще взял с собой эту несовершеннолетнюю, отлично зная, какая она, когда пьяная! И позволил ей приставать! И если уж ему так захотелось потрахаться на скорости, хоть бы включил компьютер! — Я приложился к бокалу, чтобы немного успокоиться. — Это была халатность, повлекшая за собой человеческую смерть.

Парень стоял, явно ошарашенный таким моим выпадом. Он несколько раз открыл и закрыл рот, а потом зачем-то сообщил:

— Ей оставалось два месяца до совершеннолетия.

— А какая теперь разница? — Я вновь приложился к бокалу. — И кстати, если ты так уверен в ее виновности, то почему ты у меня, а не у нее? Или ты уже побывал там?

— Нет. — Самообладание вернулось к нему, пистолет перестал дрожать. — Я решил начать с палача, потом разделаться с судьей, а потом уже искать ее в Москве. Она туда сбежала.

— Ну что ж. Вполне сформированная программа, поздравляю. Вот ты очень низкого мнения о нашем суде, а твой суд? Он что, холоднее и беспристрастнее? — Я допил бокал и поставил его в бар. — Ладно, не нужно дискуссий. Мне будет любопытно, как ты выполнишь мою работу.

Я повернулся к нему лицом. Ой был ошарашен. И тем, что разговор прошел не по его плану, и тем, что пора было переходить к действиям. А главное — тем, что во мне не было страха.

— Ты удивлен, что я не боюсь, не плачу? Не умоляю тебя о пощаде? Или не выкрикиваю ругательств, не пытаюсь напасть на тебя? Ты удивляешься, что я не цепляюсь за жизнь. А за что, спрашивается, цепляться?! За эту огромную пустую квартиру? За одиночество? За натянутые отношения с людьми? Ведь даже такой молокосос, как ты, отказывается со мной выпить, — я грустно улыбнулся, осознавая, что меня опять заносит, второй раз за последние три часа. Но остановиться уже не мог: — Ты удивлен, что я слишком много рассуждаю для неграмотного палача. Ты прав, я не заканчивал вузов. Но посмотри сюда, — я быстро пересек комнату и распахнул дверцы большого шкафа. Полки внутри были заполнены книгами. Я ласково погладил корешки. — Две верхние полки — литература по праву и юриспруденции. Следующие две — история, культура, искусство. Следующая — социология. Это трехтомная энциклопедия программирования, это «Справочник практического врача», я мало что в нем понял, но прочитал от корки до корки и кое-что запомнил. Это Платон. Это Кафка. Это… А-а! — Я поморщился и захлопнул шкаф.

Он стоял, потерянный. Естественно, я не переубедил его, но он не ожидал такого поворота. Да, впрочем, я и сам от себя такого не ожидал.

— В общем, так, давай кончать. Или стреляй, или катись домой и готовься к учебе. Через три дня первое сентября.

Я плюхнулся на диван, стоящий посреди комнаты, включил телевизор и уставился на трехмерное изображение какой-то певички. Этот, сзади, переминался с ноги на ногу. Я переключил канал на новости. В Конго государственный переворот.

Парень, заикаясь, произнес:

— Видит Бог… я не хочу этого делать… но… кровь моего брата…

И только сейчас проснулся страх. О Господи, какой я был дурак! Сколько у меня было возможностей обезоружить этого психопата! Какого я хрена?..

Но я заставил себя с каменным лицом глядеть, как разгоняют демонстрацию фашистов в Праге.

Сзади стояла какая-то дрожащая тишина.

Потом щёлкнул курок


убрать рекламу






.

У меня в груди все сжалось, затылок похолодел от ожидания.

Сдавленный крик, падение тяжелого металлического предмета на пол и дробь убегающих шагов.

Я расслабился. Нет, убийцы из него не получилось.

Или палача?

По телевизору сообщили, что у нас в области ведется следствие по делу очередных трансплантат-пиратов. Значит, скоро у меня появится работа. А если бы он выстрелил… Интересно, несколько секунд назад я уже было потерял к этому интерес, попрощался со всем…

Я выключил телевизор и побрел в спальню, не подобрав пистолета и не заперев дверь. Наплевать. В голове пульсировала боль.

Я вспомнил сегодняшнюю шутку Курта 0 том, что скоро будут казнить за превышение скорости. Оказывается, ты был не так уж далек от истины, Курт. Прецедент уже есть. Правда, это не вполне то, но…

А сегодня? Если бы дело вел не Кинда, можно было бы усомниться в виновности этой женщины. Очень уж тонкая грань: знала — не знала. А обществу требуются органы и дисциплина…

Я завалился на заправленную кровать и попытался завернуться в одеяло. Мне это наполовину удалось.

Мне снилась какая-то красивая женщина. Я должен был ее знать, но откуда?

Я не помнил.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

«Луч зари к стене приник, я слышу звон ключей. 

Вот и все, палач мой здесь со смертью на плече». 

Эти строчки первым делом пришли мне на ум, когда я проснулся от телефонного звонка следующий утром. Они же погребальным звоном отстучали где-то в середине головы, когда я лежал на белой кушетке в чистой белой комнате с мягко потрескивающей аппаратурой, на моей голове был шлем, но не такой, как шлем виртуальной реальности, а рядом, за столом с дисплеем, насвистывая, работал с «мышью» молодой врач. На экране перед ним возникали срезы моего мозга. Молодой специалист быстро просматривал их. Как я ни пытался скосить глаза, мне была видна лишь его растрепанная шевелюра. Но ведь у одаренных людей такая и должна быть, правда?

По крайней мере, я очень на это надеялся.

Откровенно говоря, я боялся этого обследования пуще всего на свете. Черт! Да я вчера перед стволом так не трясся, как на этой медицинской кушетке рядом с веселым спасителем человеческих мозгов! Я так не волновался в тот самый первый раз, когда стоял под жарким солнцем на асфальте и сжимал в руке пистолет, отлично сознавая, что не могу слышать камеры — они слишком тихие и слишком далеко, — но слышал их.

И ничего странного. Этот веселый и подающий надежды вот-вот должен вынести мне смертный приговор.

Наконец он отстранил «мышь» и, откинувшись на спинку стула, с улыбкой посмотрел на меня. Погребальный звон ударил с оглушающей силой и остановился на протяжной давящей ноте.

— Когда у вас появились первые симптомы? — осведомилось потенциальное светило.

— Четыре-пять месяцев назад, — быстро проговорил я и подумал: «Не томи! Я и так уже за эти пятнадцать минут сердце посадил!» Нудно выло где-то между ушами, внутри черепа или снаружи, понять я не мог.

Врач удовлетворенно кивнул:

— Да, имеется. Единичная злокачественная опухоль, девять и три миллиметра в диаметре — почти ровный шарик, метастазов пока нет, состояние регионарных лимфоузлов более-менее в порядке, насколько об этом можно судить по срезам на экране, хоть я их и увеличивал. — Он слегка призадумался. — Э..! Скажите, а к перечисленным вами симптомам… В общем, не замечали ли вы за собой в последние месяцы некоторой апатичности? Депрессий частых?

Я прилежно постарался припомнить:

— М-м… Да, бывало.

— Хорошо, — он удовлетворенно кивнул. — Это происходит из-за того, что опухоль у вас в подкорке.

— Но я и раньше не был каким-нибудь весельчаком.

— Но сейчас вы из такого настроения почти не выходите, не так ли?

Я пожал плечами и неуверенно кивнул. Откровенно говоря, я уже не помнил, какой я был до той поры, когда окулист сообщил мне «жизнерадостную» новость.

— Ну вот, — назидательно произнес доктор и вернулся к прерванному мной монологу. — Опухоль находится неподалеку от височной поры, растет и смещает ткани. В частности — крючковой извилины. Отсюда ваши «височные» симптомы.

«К главному, док, к главному! Ну, давай же, рожай! Ну?»

Он виновато улыбнулся:

— Вообще-то, хирургу эта область недоступна.

Вот и все. Колокол прервал свою ноту и начал все сначала и в полную силу. Я откинулся на подголовник кушетки и медленно стянул шлем. И зачем я сюда вообще пришел? Я это знал и без него. И к чему вся вчерашняя научная ахинея Залесского? Вот, мне что-то по-научному сообщили, и как много от этого изменилось? Опухоль мозга, она и в Африке опухоль мозга, по-латыни ты ее назовешь или по-китайски.

— Погодите отчаиваться! — голос молодого врача Звучал не к месту весело. Совсем чуткость потерял. Правду, значит, говорят, что у них там, в институте, студентов в зверей превращают.

Но следующие его слова заставили меня встрепенуться:

— Существует другая возможность. Новая технология. Ультразвуковой деструктор! — Доктор начал возбужденно рассказывать, иллюстрируя слова взмахами рук. — Представьте два источника ультразвука. — Он простер ладони над моей головой. — Каждый из них выпускает свою безобидную волну. Волны проходят через мозг, не причиняя ему вреда, скрещиваются в одной точке вашей опухоли — и ба-бах! Резонируют. Все! Какого-то участка вашего мозга нет. Ровненько-гла-денько. Вся операция под контролем компьютера: он наводит на «цель», выбирает мощность в зависимости от размеров опухоли, корректирует удары. Не опаснее, чем прокатиться по дороге, подключившись к Сети.

Во время этого монолога меня будто живой водой облили. Звон исчез. Душа, трепеща, внимала каждому слову. Неужели я буду жить?

— А… когда?.. — только и смог выдавить я.

Он отвернулся к столу и принялся писать, попутно говоря:

— Если вы сегодня заполните у сестры карточку, то где-то через полторы недели. В принципе, можно хоть сейчас, но сначала вам нужно будет пройти курс химиотерапии. Вот я вам здесь выписал несколько рецептов… — он закончил, протяну мне бумажки. — Приобрести все можете прямо сейчас, в нашей аптеке. Эти препараты должны подавить дальнейший рост опухоли, предотвратить метастазирование и немного уменьшить размеры узла. Операцию проведем под их же блокадой. Потом придется еще какое-то время принимать цитостатики и состоять у нас на учете — чтобы не было никаких осложнений и не возникло повторного роста. А это, — он протянул мне еще два рецепта, — для дегидратации. — И, увидев мой настороженный взгляд, пояснил: — Ну, отек снять. Жидкости у вас в веществе мозга много скопилось. Отсюда и головные боли.

Я вышел из онкоцентра и впервые за последние мрачные месяцы огляделся по сторонам с истинным интересом, вдохнул полной грудью чуть влажный свежий воздух — воздух замечательного августовского полудня. Сзади, как кубики, раскиданные ребенком, громоздились темно-серые здания центра. И они были прекрасны, сияющие зеркальными окнами на ласковом солнце. За металлической оградой неровным зеленым ковром тянулась лощина, за ней вырастала стена леса. Приторный запах зелени, пение птиц и легкий шелест листьев заполняли воздух. Из-за леса вздымались сверкающие иглы антенн — там располагалась периметорная база связи, — и они были восхитительны. Я обернулся в другую сторону, и там тоже была чудесная трава, а дальше темной чертой от горизонта до горизонта тянулся мегаполис — огромный и величественный, и оттого красивый.

Я закрыл глаза, с наслаждением впитывая в себя запахи и звуки этого мира, который мне только что подарили. Кажется, я даже ощутил вкус голубого неба. Он был сладковато-ментоловый, холодящий.

Впервые я понял, насколько тяжелы были для меня эти месяцы безнадежности, постоянного ощущения смерти за своей спиной. Как я вымотался, знали бы вы, великие боги!

Но теперь все кончилось. Я уже вернулся в жизнь и теперь возвращаюсь домой.

С улыбкой я залез в свой мобиль и вышел на контакт с Сетью. Компьютер лучше меня знал дорогу к дому. Я блаженно откинулся на сиденье, закрыл глаза и, чувствуя, как машина набирает скорость и высоту, расслабился полностью. Тихо шурша двигателем, мобиль мчался по окраинам города.

«Домой… домой… домой…» — повторял я про себя, но постепенно эти слова из магических и радостных превратились в умиротворяющие, потом в успокаивающие, потом в вызывающие злое удивление и былую мрачность.

Новый «я» ушел, старый «я» остался.

Или просто пришел в себя.

Домой. А что я подразумеваю под этим словом? Одинокую квартиру? Депрессивного друга, который спивается у меня на глазах? Визиты в публичный дом, которые станут теперь более частыми, потому что Кэта больше нет? Серые дни хождения из комнаты в комнату, потому что возвращение в Виртуальную реальность смерти подобно — дважды завладев моим «я», она в третий раз сделает это гораздо легче. Страдания по ней, напоминающие ломки наркомана. Работа, переставшая отвечать моим нравственным нормам. Куда я полезу, чтобы забыть все это? В бутылку к Курту? Больше некуда — на наркотики у меня аллергия.

Скорей всего, это был наплыв депрессии, о которой только что говорил док и которая была вызвана все теми же проклятыми опухолевыми клетками в подкорке, но по большому счету — какая разница? Все это правда, и, возможно, депрессия — единственная возможность сказать такую правду себе.

Зачем? Зачем меня взбудоражили, когда я так тихо-мирно подытожил свою жизнь, простился со всеми, подвел черту и с чистой, спокойной душой ждал конца? Если есть Бог, то опухоль — его призыв идти к нему или, наоборот, от него, в преисподнюю, к черту на вилы. Как можно противиться Богу? А если его даже и нет… все равно, какой смысл оставаться, если… если я так замечательно подготовил себя? Или приговорил? Впрочем, не важно.

Я не должен был больше жить.

Все годы, которые у меня появились, они словно… украдены.

И я не хочу их.

Сразу же встречный вопрос: а чего ты хочешь?

О, я знаю, чего я хочу.

В возбуждении я поднялся с кресла и прибавил мобилю скорости. Мой дом уже показался на горизонте.

Влетев в квартиру, я сразу же вытащил энциклопедию программирования и сел за компьютер. Прошлый раз я программировал Кэта два года. Но я занимался этим далеко не каждый день и по два-три часа, я не знал, что хочу ввести в данный конкретный момент и как это должно выглядеть, я экспериментировал. Мне не нравилось, и я стирал. Я ошибался и обнаруживал ошибку довольно поздно, так что приходилось стирать команды тысячами, вводить вновь, и все равно они работали не так, как я того хотел.

Теперь же у меня есть опыт и знание, что мне надо. Процессор знает все нужные мне команды, так что не нужно будет печатать их побуквенно, с возможностью допустить ошибку в каком-нибудь знаке, теперь мне будет нужно лишь нажимать цифры команд. Это как писать статью из отдельных стандартных предложений.

Я не дал себе опомниться. Голубой глубокий экран начал выстреливать белые строки со скоростью пулемета.

Первым делом я ввел свободную программу о возможных местах, в которые приведет меня подземная река. Теперь компьютер сам будет выбирать и моделировать место, основываясь на базовых деталях (мечи, колдуны, женщины и т. д.), которые я дал ему.

Долго я на этом этапе не задержался — путешествия меня мало интересовали. Мне нужен был сам Кэта, вечный город. И вот, осторожно и волнуясь, я начал.

Я творил, как Бог.

Я ввел воду и твердь. Я ввел невероятно синее и невероятно глубокое небо. Я ввел шкалу температур воды и воздуха. Силу ветра. Я ввел географию, потом биологию. Где-то здесь я потерял сознание — очередной приступ.

Очнувшись, я перепроверил последние строки и, не найдя ошибок даже с помощью энциклопедии, пошел дальше.

Я начал вводить строения. Я вспоминал их до мельчайших деталей и программировал. Где-то после строительства трети города, я вспомнил о вероятных дождях с грозами и ввел их. А следом пришла еще куча явлений природы и воспоминаний. Мои пальцы метались над клавишами. Где-то в этот промежуток я почувствовал жуткий голод и сбегал на кухню за консервами. Я ел их одной рукой, второй давил клавиши. Глаза слезились и болели. Я вводил виллу Кинтариуса и обломки колоннады. Я вводил свой замок — комнату за комнатой. Большую часть работы я провел с отключенным сознанием. По-моему, я засыпал, а проснувшись, обнаруживал, что продолжаю программировать. Вроде бы я проверил и поправил эту часть работы. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

Наконец Кэта был построен, и я принялся его заселять.

Начал с себя. Прибавил росту до ста девяноста сантиметров, «ошевелюрил» свою лысую голову, сбросил лишние килограммы. Потом настал черед других: друзья, женщины, владельцы магазинчиков и увеселительных заведений, просто лица, всплывающие в памяти, — все, все, все, убитые вчера нажатием на клавишу.

Эту часть работы я также не помню — по-моему, я несколько раз отключался, однажды поел. Мне пришел на ум эпизод из своего детства: отец у меня был часовым мастером, и однажды я видел, как он заводит старые часы со снятой крышкой. Там была большая пружина, и с каждым поворотом ключа она стягивалась все сильнее и сильнее, и я заплакал, потому что боялся, что она сломается, а отец, молча улыбаясь, затягивал пружину туже и туже. Дело в том, что он знал пределы ее возможностей, а я — нет. Я и сейчас не знал их, лихорадочно выстреливая на экран строку за строкой. Я шел по лезвию бритвы; одному Богу известно, сколько ошибок я наделал, если наделал. Узнаю ли о них я, будет понятно позже. Если я встречу их после того, как забуду эту свою личность, я приму все, будто так и надо. Если до, тогда… Но толку не будет все равно. Я не ввел кирпича в одной из башен моего замка, прикоснувшись к которому можно было бы выйти из игры.

Это я знаю точно.

Я восстановил Кэта таким, какой он был. Помню, я задумывался, не приделать ли мне к замку лифт — пятьсот ступенек, как-никак, — но не стал. Была еще пара-тройка таких проектов, отвергнутых мною после минутного обдумывания. Чуть дольше я думал, не ввести ли себе семью: на меня вдруг так жутко навалилась тоска и желание хоть кому-нибудь быть нужным… Но я вовремя остановился — вспомнил свои последние настроения в Кэта. Там меня волновала та же проблема, так пусть все идет своим чередом! Вот вернусь и закончу начатое. Может быть, найду ту девушку, от которой сбежал в Путешествие и которая снилась мне сегодня, а может быть, это будет какая-нибудь другая.

Последнее, что я сделал, это ускорил время по максимуму, даже больше.

Только теперь я пришел в себя.

Голова раскалывалась, дико хотелось спать и есть, желудок буквально судорогой сводило. Немудрено, ведь я работал — я взглянул на часы — ого! Тридцать часов! Начал вчера в час, сейчас девятнадцать. В кабинете нет окон, и я не заметил, как на землю спускалась ночь. Нужно пойти перекурить.

Я отправился на кухню, включил по пути телевизор. И остановился как вкопанный. Следствие по делу трансплантат-пиратов подходит к концу. Через несколько дней будет передано в суд.

Позвольте, но ведь позавчера оно только-только началось!

Я резво переключился на канал точного времени и осел. В центре большого синего циферблата горел календарь: «1 сентября 2075 года».

Выходит, я работал… четверо суток?!

Я прошел на кухню. Там был полной разгром: распахнутые шкафы, рассыпанные крупы — сахар — соль на полу, баночки из-под кофе и чая и тому подобное. Видимо, это я искал пишу. Я залез в холодильник. Отсюда я тоже уже все съел.

Ну и ладно, пообедаю там. И высплюсь тоже.

Я вернулся в комнату, чтобы связаться с Куртом. Как дела, друг? Не хочешь сходить завтра в поход со мной?.. Да, скукотища замучила. Занят? Ну, ладно. Придется одному.

Или что-нибудь в таком духе. Главное, чтобы завтра меня никто не искал.

Я дал себе двадцать четыре часа.

С ускоренным временем за пять минут реального времени пройдет год компьютерного. Значит, час — это двенадцать лет. Сутки — двести восемьдесят восемь лет. Я думаю, за это время я уже устану жить.

У меня есть электрический будильник. Я воткну кабель в розетку, а его конец присоединю к своему телу. Один из проводов кабеля разрежу и пущу через микросхему будильника — у меня есть схема в «Руководстве по эксплуатации», — а когда пройдет двадцать четыре часа и будильник запищит…

Если доктор был прав и метафизики не существует, я просто исчезну, а если нет, то мне придется прожить еще вечность, или две, пока мое тело не обнаружат и кто-нибудь не выдернет вилку компьютера из розетки.

А почему бы и нет? Про разум мы вообще мало знаем, и если ему обязательно нужен материальный носитель, то чем компьютерные схемы хуже мозга, который, насколько я понимаю, представляет собой лишь скопление проводов органического происхождения?

Не могу сказать, что отдался им без содрогания. В последний момент я вдруг сильно захотел отшвырнуть шлем и оставить все как есть, но потом вспомнил разруху на кухне и то, что кроме меня некому ее прибрать. Одиночество вновь со всей силы навалилось на меня, и я быстро надел шлем.

Он привычно охватил голову.

Экран компьютера был погашен — к чему он мне? Вздохнув, я активировал программу. Для этого мне нужно было только напрячь силу воли, будто мышцу в центре мозга, если бы она была там (а иногда мне казалось, что так оно и есть).

Виртуальная реальность захлестнула меня.

Я будто бы кувыркался в ярко-голубом небе, а вокруг плыли огромные трехмерные буквы, и я не помнил, чтобы вводил их:

«Где их следы? Где твои следы?

Кто найдет их?

Кто найдет тебя?»

А потом подо мной появился Кэта — светлый городок в зеленых ладонях, — и я мог выбрать любое место, где захотел бы оказаться: свой замок, подземную реку, виллу Кинтариуса, колоннаду, любой дом города или что-нибудь еще. Я выбрал зеленую косу, ограничивающую сияющую бухту Кэта.

И это было мое последнее решение в роли создателя.

Я стоял на холме, спиной к влажному ветру с моря, трава щекотала ноги, солнце ласкало кожу, а у подножия холма стояли люди, все жители города: и простые обыватели, и владельцы городских заведений; впереди плотной группой стояли Путешественники: Мэйсон и Тотто, Рик и Бенедикт, Конрад и вернувшийся из Путешествия Курт. Чуть в стороне от толпы стоял Андрахий Кинтариус, его темное от загара лицо, как всегда, прорезали глубокие морщины.

Все они смотрели на меня и улыбались.

Пытаясь улыбнуться в ответ, я почувствовал, как слеза счастья покатилась по моей щеке. Отлично сознавая, что меня никто не услышит, я хрипло прошептал:

— Здравствуйте, друзья. Я вернулся.


В тексте использовались стихи группы «Ария» из альбома «Ночь короче дня». 

Последняя цитата взята из «Души одного народа», автора я не помню .

А ЭТО ИНТЕРЕСНО!

 Сделать закладку на этом месте книги

Всё до фонаря

В царской России, когда впервые появились фонари, они заправлялись конопляным маслом. Фонарщики стали употреблять конопляное масло в кашу. Прохожим было небезопасно под фонарями — масло частенько брызгалось, пачкало одежду. И тогда городские власти приняли решение добавлять в масло спирт. Но они не учли одного обстоятельства — фонарщики быстро сообразили и стали употреблять вовнутрь не только масло, но и спирт. И им стало всё до фонаря.

Станислав Родионов

«УБЕРИ МЕНЯ С ТВОЕЙ ЗЕМЛИ…»

 Сделать закладку на этом месте книги


1

 Сделать закладку на этом месте книги

Капитан Палладьев сидел в своем кабинетике и этому обстоятельству удивлялся — сидеть за столом почти не приходилось. Но сильнее удивляло его другое: он не дежурил, никого не ждал, никуда не собирался ехать, а сидел как на раскаленных углях. Неужели он перестал быть нормальным гражданином и пребывать в покое не может?

В кабинет вошел — точнее, влез — незнакомый мужчина лет сорока. Похоже, его волокла вперед сумка, походившая на чемодан с лямками.

— Извините, дежурный послал к оперативнику уголовного розыска, — сообщил пришедший виновато.

— А в сумке расчлененка? — не удержался капитан от юмора.

— Нет, там сало, колбаса да одежонка.

— И в чем дело?

Последние слова мужчина с продуктами воспринял как предложение усесться перед столом. Палладьев спохватился:

— Гражданин, в двух словах.

— Начну сначала…

— Тогда в одном.

— Ага. Приехал я вчера. В гостинице дешевых мест нет, а «люксы» не по карману. Вижу на столбе объявление, сдается комната в старинном доме, улица Пригородная, дом четыре. Далеко, но поехал и снял на неделю.

— Украли сало? — капитан поторопил его.

— Нет-нет.

— А что же?

— И сам не пойму.

Палладьев уже прикидывал, как избавиться от человека, который сам ничего не понимает. Беспричинно выставить его за дверь не годилось. Видимо, происшедшее связано с каким-нибудь насилием. Тогда можно отправить посетителя в Центр реабилитации пострадавших от насилия или в Бюро регистрации несчастных случаев. И капитан мысленно обругал себя за то, что строит предположения не дослушав. Вот что значит сидеть на углях. И он попросил:

— Изложите подробнее.

— Дом старый, но крепкий. Хозяева вежливые, в цене сошлись. Угостили чаем. Меня поселили в большой комнате. С дороги спалось крепко. А под утро меня как ущипнули.

— Хозяйка?

— Почему хозяйка?

— Есть такие, которые сдают жилье вместе с собой.

Визитер изобразил на лице интерес: вот какие есть… Но эту версию логично отмел:

— У нее муж.

— Может, сутенер?

Жалобщик не подтвердил, видимо, не зная этого слова. Вздохнув, он продолжил:

— Стоит рядом и смотрит на меня. Я аж похолодел…

И передернул плечами. История начала капитана интересовать, поскольку ему трудно было представить внешность женщины, от которой холодеют мужики.

— Неужели такая страшная.

— А разве мумии не страшные?

— Хотите сказать, что хозяйка походила на мумию? — уточнил капитан.

— Мумия, в натуре!

Капитан перенял одно правило у следователя прокуратуры Рябинина, у которого этих правил был запас: если не получается, начни еще раз сначала. Может, Палладьев что-то не понял; может, жалобщик невнятен.

— Итак, вы открыли глаза, а возле кровати стоит… кто?

— Мумия как таковая.

— А вы раньше-то мумий видели?

— Да, в музее.

— Стоит… и что?

— Я вскочил, а она ушла в какую-то дверь.

— Разве мумии ходят?

— А эта ушла. Только странно — не поворачиваясь, задом.

Капитан уловил запах не то цветов, не то сухофруктов. История прояснялась, Спросил он слегка грубовато:

— Ушла пятками назад… Сколько сегодня выпили?

— Стакан портвейна, после такого потрясения…

Капитан поморщился: не в милицейские службы надо его направлять, а к врачу. Какой доктор исцеляет от встреч с мумиями? Психиатр. Еще проще отослать гражданина к дежурному РУВД: пусть пишет заявление. Но ведь он ничего не просит.

— И чем кончилось?

— Я схватил сумку и дал стрекача.

— Чего же вы хотите от милиции?

— Как же… А если бы на моем месте оказались женщина или сердечник? Отдали бы концы…

Он уставился в лицо Палладьева выжидательно-требовательным взглядом: в милицию обращаются за помощью. И он ждал. Капитан вздохнул и взялся за телефон.

Участковый оказался на месте.

— Лошадников, привет. Это капитан Палладьев. Слушай, дом четыре по Пригородной — твой участок?

— Так точно.

— Кто в нем живет?

— Собственники, муж и жена, обитают постоянно в городской квартире, а дом сдают кому придется. А что случилось, товарищ капитан?

— Мумия по дому бродит.

— То есть как это «бродит»?

— Пятками назад.

Капитан смеха не слышал, но чувствовал, что участковый юмором проникся и улыбается во всю ширину рта. Из этой ширины участковый выдавил:

— И что прикажете, товарищ капитан?

— Излови ее.

— Кого? — забыл Лошадников про юмор.

— Мумию.

— Изловить и куда ее?

— Вези в РУВД.

— Сегодня у меня нет машины.

— Лошадников, если ее поймаешь, я за тобой вертолет пришлю.

Капитан положил трубку и глянул на посетителя с видом человека, выполнившего просьбу. Посетитель все-таки спросил:

— А мне что делать?

— Выпейте еще стакан портвейна.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

По дороге в прокуратуру Рябинин покупал газеты — всякие, без разбора. Не только прочесть, но и просмотреть не всегда успевал, поэтому складывал их на сейф. Сегодня до прихода первого вызванного свидетеля Рябинин успел лишь глянуть в рекламу. Его от газеты оторвал не свидетель, а телефонный звонок районного прокурора — просил зайти. Уж не происшествие ли?..

Прокурор склонился над развернутой газетой — он политических статей не пропускал. Вопрос задал Рябинину почти с упреком:

— Сергей Георгиевич, прессу читаете?

— Просматриваю, — уклонился Рябинин от прямого ответа.

— И что сегодня высмотрели?

— В продажу поступил фиджийский тунец.

— Какой тунец?

— С островов Фиджи.

— Надо читать, — прокурор улыбнулся неодобрительно.

— Юрий Александрович, уж слишком пресса желта.

— А это читали?

И прокурор протянул газету, в которой желтым маркером было обведено рекламное объявление. Рябинин глянул…

«Знатокам английского стиля, любителям экстрима и людям с крепкими нервами сдается комната в доме № 4 по Пригородной улице. Впечатлительных просим не беспокоиться. Цены умеренные».

Возвращая газету, следователь усмехнулся:

— «Фиджийский тунец».

— В каком смысле?

— Пустячность и дурь.

Видимо, последние слова Рябинина прокурора задели. Из папки он выдернул несколько скрепленных листков, отцепил один и протянул следователю:

— А это заявление?

«Обращаюсь в порядке сигнала. Дом четыре по Пригородной улице принадлежит с виду приличной современной паре. Но дом окутан мистической непоняткой. В нем не приживаются кошки, даже черные. Собаки, оказавшиеся возле дома, поджимают хвосты и убегают. Поскольку мы живем на далекой окраине, то в парке летают стаи воронья, которые липнут к нашим окнам и балконам, а на крышу дома № 4 ни одна птица не садится. Заслуженный пенсионер Лихолетов утверждает, что у него возле этого дома останавливаются часы…»

Рябинин не дочитал, видя, что прокурор протягивает ему очередную писульку: мятый тетрадный листок в масляных пятнах и следах кетчупа. Кетчуп прокурор объяснил:

— Заявление коллективное.

«Уважаемые господа и товарищи прокуроры! Милиция ничего не делает с домом номер четыре по Пригородной улице. А мы уже беспокоимся за наших детей. По ночам в доме шум, стоны, крики. Но там не пьянство, а кое-что похлеще. Когда женщины проходят мимо дома, то у них сжимается сердце. Пенсионерка Иринкина в окне дома видела черную рожу, но белозубую. Насмотревшись телевизора, думаем, что в дом поселили парня негритянской нации для обслуживания дам сексуальной направленности…»

Рябинин положил заявление на стол:

— Юрий Александрович, не знал, что вы склонны к юмору.

— Не только я, но и прокурор города: все эти заявления он направил нам по территориальности для проверки.

— Возбудим уголовное дело?

— Прошу вас организовать проверку без возбуждения дела. Возьмите объяснения, подключите оперов. Вы знаете как…

Рябинин знал, но не знал, почему проверка спихивается на него, на следователя, а не на помощника прокурора. Вырвались другие слова:

— Юрий Александрович, этой проверкой людей не рассмешим?

Прокурор вздохнул и сказал каким-то обреченным голосом:

— В этих заявлениях есть письмо кандидата юридических наук, который со стены злополучного дома отлепил рек-ламку… Она предлагала переночевать в доме и встретиться с духом кого думаете?

— Пушкина, Наполеона…

— Нет, с духом Лаврентия Павловича Берии. Отсюда уже недалеко до возрождения тоталитарного режима. Как вы думаете?

— Думаю, что опера изловят.

— Кого? — не понял прокурор.

— Дух Берии.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Надо было дойти до кафе и перекусить, но капитан так устал, что не хотелось даже вставать. Ему казалось, что он походит на мешок, набитый тряпками. Две ночи носился по лесам и полям: на загородной трассе появился лжегаишник. У него имелись внедорожник, мундир, жезл и пистолет. Водителей штрафовал нещадно. Поймать его оказалось непросто, потому что тот ме


убрать рекламу






нял места своего дежурства по всей трассе. Помогли дальнобойщики.

Перед капитаном лежало заявление гражданина насчет мумии. Уже интересовались из прокуратуры: как, мол, идет работа. Никак не идет, потому что капитан Палладьев стал мешком с тряпками.

Звонил телефон: зверское изобретение, которому все едино, кто ты сегодня — тряпичный мешок или супермен. Звонил участковый Лошадников. Откашлявшись, он сообщил:

— Товарищ капитан. Вы спрашивали про дом номер четыре на улице Пригородной…

— Разве?

— Насчет мумии…

— Ах да. И что?

— Мною задержана гражданка: на стене этого дома рисовала свастики.

— Эта гражданка где?

— У меня в кабинете.

— Лошадников, еду.

Свастика на стене уголовный розыск не интересует. Но свастика в сочетании с мумией приобретала дополнительный зловещий оттенок. Нарисовала, видимо, какая-нибудь «нацболка» или девица, накурившаяся «травки». Но почему на этом доме? Или теперь и мумии политизированы?..

В комнате участкового Палладьев замешкался. Вместо современной девицы — прическа на глаза, нижняя губа оттопырена, в пупке железка — перед ним была пожилая женщина, одетая почти по-монашески.

Капитан представился. Она протянула свой паспорт. И капитан понял, что «заводить ему рака за камень» не имеет смысла.

— Серафима Матвеевна, вы «нацболка»?

— Нет, я пенсионерка, — не согласилась она.

— Зачем же на доме рисовали свастики?

— Какие же это свастики?

— Ну, фашистские знаки.

— Рисовала не свастики, а православные кресты. Руки-то дрожат, выходило криво…

— Зачем рисовали-то?

— Дом проклятый.

Она говорила так убежденно и искренне, что капитан понял, что поверит любому ее слову.

— Серафима Матвеевна, вы хозяев дома знаете?

— Побывала в нем. Хозяйка как-то попросила вымыть окна. Да больше не пойду.

— Почему же?

— Сказала уже: дом проклятый.

Не больно-то эта монашка разговорчива, но не от скрытности. Ей, видимо, неприятно вспоминать. Требовалась какая-то психологическая помощь. Капитан слабо владел информацией, поэтому ничего подсказать ей не мог. Но оказалось все проще: женщина не могла подобрать слова, которые были бы способны передать непонятное явление.

— В доме нет ни телефона, ни телевизора, ни радио…

— Наверное, хозяйка любит тишину, — возразил капитан, чтобы оживить ее воспоминания.

— Свет не зажигают…

— В темноте сидят?

— Нет, при свечах.

— Экономят на электричестве, — решил Палладьев.

— Но в доме нет ни одного зеркала, — нелогично возразила пенсионерка.

— Да, странно, — вяло согласился капитан.

Заметив, что зеркала опера не очень убедили, она добавила:

— На стенах следы когтей.

Палладьеву хотелось сказать, что он всему верит. Как можно не верить этой старушке, которой, похоже, не касалась житейская грязь. Беленькая свеженькая кофточка, белые волосы под голубым платочком, светлая незагорелая кожа, глаза под цвет платочка — она прямо-таки светилась чистотой.

— Серафима Матвеевна, на стенах следы когтей какого-то животного?

— Неведомого, то ли самого дьявола.

— Интересно, кого же из них, — вслух задумался Палладьев. — Откуда у нас взяться неведомому животному?

— Да дьявола же!

— Откуда такая уверенность?

— Рядом в соседнем доме жила Мария Некитасова. И вот видит она однажды вечером — в четвертом доме свет колеблется от свечей. Мария к ним в окно-то и заглянула. Царица небесная, а он в комнате стоит!

— Да кто же?

— Враг рода человеческого! И весь светится белым блескучим огнем…

Капитан впервые усомнился в рассказе пенсионерки: дьявол — это понятно. Но белый блескучий огонь?..

— Серафима Матвеевна, черти-то выкрашены в черный цвет.

— Это раньше, а теперь… Может, он нажрался генетического мяса и побелел. Мария заорала и домой. И крыша поехала…

— В доме Марии?

— В ее голове, попала в психушку, где и скончалась, не приходя в здравый смысл.

Капитан записал ее рассказ. Она прочла и спросила с напористой энергией:

— И что вы сделаете?

— Изловим дьявола.

Серафима Матвеевна оглядела некрупную фигуру опера, вздохнула и усмехнулась:

— Вам его не поймать.

— Тогда я сожгу этот дом, — заверил ее капитан.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Кто-то из оперов забыл в кабинете начальника газету: одну из тех, из пухлых, в которых печатали все, что угодно, кроме нужной информации. Майор Леденцов хотел швырнуть ее в мусорную корзину. Йе глядя. Но взгляд за что-то зацепился — за жирно обведенную рекламу. Турагентство приглашало плыть по Волге, обещая развлечения — например, тянуть бечевой груженую баржу, якобы бурлаки. Майор выругался. Народу не хватало адреналина. Шел бы этот отсидевший задницы офисный планктон к нему: надо прочесать лес за городом и поискать спрятанный труп.

Бурлацкая реклама повела взгляд по страницам…

Юбки-декольте, магазин «Шапки-шоп», стрижка ногтей рептилий, гламурное дефиле, новый журнал «Абы-кабы», коктейльное платье, шопинг-гламур, бакалавр барбекю, фестиваль лоскутного шитья…

Майор за 1фаткое время узнал много интересного: как должен вести себя респектабельный мужчина; что вишневое пиво перед употреблением надо подогреть; что дипс — это не чипс, а соус; что выпускают мыло с кофеином; что сексуальный возбудитель продается бутылками…

— Ну и хренотень, — выругался майор, комкая газету.

Но ее пришлось разгладить, поскольку взгляд как накололся… Раздел частных объявлений… «Продаю мумии. Цена договорная». И номер телефона.

Леденцов еще раз выругался, уже неприлично: что же выходит? Здравая часть общества возмущена средневековым мракобесием, прокуратура ведет. проверку, опера мечутся в поиске… А мумия свободно продается и покупается, о чем сообщает многотысячный тираж газеты…

Леденцов добежал до кабинета Палладьева, но дверь оказалась запертой; не было на месте и других оперов. Тогда майор связался по телефону с информационным центром. Через десять минут он записал адрес: улица Однопрудная, дом 10, Дынин Алексей Алексеевич. Майор дождался бы подчиненных и послал в этот адрес, но улица Однопрудная шла параллельно улице Пригородной — той самой, где обитала ходящая пятками назад мумия. Надо спешить, наверняка эти мумии в дефиците.

Леденцов сел в оперативную машину и помчался на Однопрудную…

Давно здесь не был. Не то пригород, не то поселок, не то большая деревня. Двухэтажные одинаковые дома: низ кирпичный, верх деревянный. Некоторые даже с палисадниками. Майору показалось, что где-то крякнула утка. Впрочем, утки утками, а гаражи почти у каждого дома.

Майор подъехал к одному, распахнутому, и спросил у мужика про нужный адрес.

— А кто вам конкретно нужен?

— Я по газетному объявлению.

— Тогда ко мне. А чего не позвонили?

— Решил заодно подышать свежим воздухом.

— Да, воздух у нас сладкий, — согласился мужик, вышел из гаража и присел на скамейку.

Леденцов сел рядом. Он приехал по делу неторопливому, поэтому разговор о воздухе был к месту. Назвать этого мужика по имени и тем выдать свою информированность было преждевременно. Поэтому спросил панибратски:

— Как тебя звать-то?

— Алексеич. А к чему тебе мое имя? — насторожился собеседник.

— Спросить хочу: такая тишина, что наверняка в вашем доме случаются паранормальные явления?

— Не только пару, но и одного-то явления не найдешь.

— Что этим хочешь сказать? — не понял майор.

— В доме воды горячей нет!

Леденцов понял, что серьезного разговора не получится. Да и какой может быть разговор с человеком, торгующим мумиями? И все-таки попробовать стоило:

— Алексеич, говорят, ваш район будут застраивать?

— Кабы не так. Дома снесут и на этом месте раскинут парк, но не для отдыха.

— А для чего?

— Как зовется по-зарубежному степь, где можно охотиться?

— Сафари, что ли?

— Во-во, сафари.

— Лексеич, тогда нужны дикие животные.

— Совхоз рядом, поросята с голодухи совсем одичали. Их на эту сафари и пригонят.

Видимо, Алексеич был пенсионером и поговорить любил. Тема мрачноватая, мумии, но почему-то к ней лип юмор. Майор вспомнил недавний сигнал: жильцы сообщили, что их сосед отдыхал в Египте, где украл мумию, привез домой и держит у себя в квартире. Пришлось начать проверку: все-таки кража, хоть и в Египте. В квартире у соседа обнаружили девицу — худющую, измученную диетами и обгоревшую на египетском солнце до углистой черноты.

— Алексеич, у вас тут кроме сафари другие чудеса творятся. Говорят, на улице Пригородной мумия живет, — начал майор подбираться к теме.

— Бабья трепотня. Думаю, не мумия, а сухой негр.

— Алексеич, откуда взяться сухому негру?

— Тогда дьявол.

— У нас скорее встретишь дьявола, чем негра, — согласился майор.

И глянул на часы. В РУВД съехались опера, грядет комиссия из районной администрации, в прокуратуре совещание… А он ведет беседы о сушеном дьяволе. И сказал, удивившись невероятной глупости собственных слов:

— Алексеич, так я приехал купить мумию.

— Сколько граммов возьмешь?

Леденцов ответил не сразу, потому что вопрос Алексеича был еще глупее.

— А она в граммах?

— Не в килограммах же.

— Ты ее что — режешь?

— Кого?

Тогда Леденцов умолк надолго, потому что общение стало походить на разговор пьяных. Майор вспомнил, что он всего лишь покупатель, и потребовал сурово:

— Продаешь — так продавай. Где она?

— Почему «она»? Она не она, а она оно.

— Ты выпивши, что ли?

— А ты угостил? — обиделся Алексеич.

Сдерживаясь, майор спросил угрюмо:

— В газете твое объявление?

— Мое.

— Продам мумию…

— Не мумию, — перебил Алексеич, — а мумиё. «Ё» на конце, а не «е». Лекарство для сращивания костей.

Майор выдернул из кармана газету. «Продаю мумиё». Точкц едва проступали. Вот уж верно: человек видит то, что ему хочется видеть.

— Редкое и ценное лекарство из-под мышей.

— Каких мышей?

— Летучих. Их испражнения пролежали сотни лет в пещерах и окаменели. Мне знакомый с Алтая прислал.

— Алексеич, спасибо, но из-под летучих не возьму.

— Из-под кого же тебе надо? — обиделся продавец мумиё.

— Из-под коровы.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Дверь в кабинетик Палладьева открыли, видимо, ударом ноги. Но, глянув на вошедшего Леденцова, капитан решил, что дверь начальник открыл не иначе как лбом. Майор походил на свирепого рыжего бычка. Приземистый, поза бодучая… Волосы рыжевато-белесые, усики рыжевато-пшеничные, кожа лица рыжевато-обгоревшая… Он швырнул на: стол газету и ткнул пальцем в отмеченную рекламу:

— Я уже проверил.

И ушел, опять-таки наподдав дверь. Капитан прочел рекламу, после которой хотелось двери не наподдавать, а выламывать.

Если это объявление попадется на глаза прокурору района… Заодно Палладьев ознакомился и с другой информацией. Ну и бред читает майор!

Кое-что из нужной информации капитан уже собрал…

Дом номер четыре по улице Пригородной принадлежал гражданину Коловратскому Генриху Яковлевичу, сотруднику Института фундаментальных исследований. Тридцать пять лет, холост: теперь вместо законных мужей пошли бойфренды. Дом Коловратский получил от умершего отца, но в городе имел и квартиру.

Капитан размышлял: следователь прокуратуры Рябинин утверждает, что для официального обыска нет оснований. Да и позориться неохота: мол, ищут мумию. Он, Палладьев, не следователь, а оперативный работник. Нельзя делать обыск, но глянуть-то можно? Например, переночевать в доме номер четыре по Пригородной улице. Тем более что постояльцев туда приглашают.

Капитан собрал дорожную сумку: якобы он с поезда. Электробритву, мыло с полотенцем, чистую рубашку, фонарик… Бутылку пива, цепь сарделек, намотанную на батон… И в полиэтиленовом мешочке жесткие усики на случай перевоплощения.

Когда июньские прозрачные сумерки легли на город, Палладьев отправился в путь. На автобусе, поскольку операцию проводил самовольно, в порядке личной инициативы. Пока автобус петлял, прозрачные сумерки отвердели и видимость упала. Впрочем, нумерация была обозначена крупно, и цифру «четыре» капитан заметил сразу.

Старинный нелепый дом в пару этажиков. Верхняя деревянная половина была меньше нижней и поэтому выглядела какой-то нахлобучкой. Капитан открыл незапертую калитку, подошел к двери и трижды нажал кнопку звонка. Ответа не последовало. Он обошел дом, разглядывая окна: ни решеток, ни ставен. За стеклами тьма. Видимо, в доме никого не было. Капитан стал прикидывать, что сделать, чтобы поездка не оказалась пустой. Мини-засаду, часиков до трех ночи. Тем более что сардельки есть…

Скрипнула калитка. Капитан юркнул за угол дома, успев заметить, что вошла женщина, направилась к двери и стала ее отмыкать. Кто же она? Мумии, как известно, женщины пожилые, а у этой фигура прямая, шаг скорый.

Выждав минут десять, капитан подошел к двери и вновь позвонил. На этот раз дверь открыли, вернее, приглашающее распахнули. Это сделала та, которая пришла.

— Извините, я насчет переночевать, — сообщил капитан.

— Вас кто-нибудь направил?

— Нет, по объявлению.

— Проходите.

Она провела его в большую пустоватую комнату, которая начиналась прямо от порога. Капитан ждал требования показать документы, но девушка спросила другое:

— А вы цену знаете?

— Нет.

— Пятьсот рублей за ночь.

— Ого! Почему так дорого?

— Плата за английский стиль.

— В чем же он выражается?

— Утром сварю вам овсянку, — улыбнулась она.

— По утрам я пью кофе с круассанами, — улыбнулся и он.

— Значит, сделаю чай.

Палладьев достал купюру и положил на столик. Довольно слабый свет от одного настенного плафона не давал Палладь-еву как следует рассмотреть хозяйку. Высокая, в меру тонкая, в брючном костюме… Считается, что брюки придают дамской фигуре стройности, но капитан встречал женщин, которые выглядели в них так, словно им в филейную часть засунули пару арбузов. Хозяйка же походила на статуэтку, правда, слегка взлохмаченную. Капитан вспомнил, что такая прическа зовется «эффект ласкового ветерка».

— Одна дверца в душевую, вторая — на кухню… Вас завтра будить?

— Спасибо, встаю сам.

— Тогда спокойной ночи. Я буду наверху.

Не только документов — имени не спросила и своего не назвала. Ни разговора, на который надеялся капитан; ни ужина, который за пятьсот рублей могла бы предложить. Загадочная, правда, весьма симпатичная личность.

Капитан осмотрел душевую-туалет и кухоньку. Можно отварить сардельки. Но он в засаде, а в засадах пищу не варят. Он достал сардельки и начал есть, с хрустом раздирая оболочки. В кухоньке напился воды из-под крана и глянул на часы — половина двенадцатого ночи.

Постель за пятьсот рублей представляла собой диван-кровать, застланную скромно, по-солдатски. Капитан погасил свет — июньская ночь имела больше накала, чем чахоточный плафон. И капитан лег не раздеваясь — в засадах ботинки не снимают. Он знал, что спать не будет, потому что в засадах не спят — в засадах размышляют.

Но четкости в его мыслях быть не могло, поскольку засада какая-то не всамделишная. Не убийцу ждет, не бандита, не грабителя и даже не домушника — мумию. Стыдно кому сказать.

Кто эта девушка? Приятельница хозяина, доверенное лицо, родственница? Или же это переодетая мумия? Если она мумия и есть, то он подождет нападения — побольше бы таких стройных мумий. Зачем ей деньги — на бальзамирование?

Июньский полусвет, дневная усталость и мягкий диван сморили капитана. Он стал проваливаться в состояние бессильное и безвольное, как в теплый туман. Капитан огладил кобуру и подумал, берет ли пуля мумию. Но теплый туман его одолел…

Проснулся он от пения сверчка. Или от ритмичного скрипа? Капитан глянул на часы: половина пятого. Комната залита почти дневным светом…

Опять скрипнуло. Палладьев глянул в угол, где скрипело, но ничего там не обнаружил. Он повернул голову к дверям. И не увидел, а скорее ощутил, что рядом кто-то стоит…

Черный кожистый череп смотрел на него провальными глазницами. Ни носа, ни щек, ни губ — лишь оскал черных зубов. Не страх, а спазм возник где-то в желудке и холодком начал расползаться по телу. Капитан вздохнул глубоко: бывали спазмы и покруче… Но мумия склонилась над ним, отчего лоскут кожи, свисавший с ее черепа, коснулся лба капитана…

Он вскочил подброшенно и, вложив всю свою силу в кулак, ударил мумию меж пустых глазниц. Мумия чавкнула и осела на пол. Капитан схватил сумку и выскочил из дома.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Эти как бы случайные встречи в кабинете следователя прокуратуры опера называли мини-оперативками. Делились не только мыслями, но и настроением, которое сегодня у каждого опустилось, как писали в приговорах, ниже нижнего предела.

Рябинин явился на работу после ночного дежурства по городу. В шесть утра выехал на происшествие и увидел там почти импрессионистскую картину… Желто-грязный пустынный пляж, еще прохладное солнце, прозрачная вода — и загорелый мужской труп в синих плавках, на виске которого цвела багровая вмятина. Ни свидетелей, ни одежды, ни документов… Кто он и откуда? Очевидный «глухарь». Утешало лишь то, что пляж относился к соседнему району, и значит, преступление придется раскрывать им.

Майора Леденцова точил голод — кадровый. Двое оперов убыли по командировке в Чечню, у двоих была пневмония — в мае спасали рыбаков со льдины, капитан Фомин в отпуске, а лейтенант Чертенков временно от работы отстранен за неумеренное потребление энергетических напитков. Палладьев вот ловит мумию… И только что рассказал о своей ночевке в доме четыре по улице Пригородной.

— Испугался? — едва не опешил майор.

— Когда я пугался? — уж точно опешил Палладьев.

— Тогда чего убежал?

— Чтобы посоветоваться и принять верное решение.

— Принял?

— Советуюсь, — раздраженно буркнул капитан. — А что, по-вашему, надо было сделать?

— Например, предъявить удостоверение и везти ее в РУВД.

— Мумию? — удивился встрявший в разговор Рябинин.

Опера смолкли, но молчали требовательно. Уж если Рябинин заговорил, то они ждали его мнения: именно поэтому, из-за его мнения, и собрались в кабинете следователя. Рябинин заговорил с капитаном, словно они остались вдвоем:

— Игорь, мумию сильно ударил?

— Да, приложился.

— И что она?

— Вроде бы упала.

— А потом?

— Потом он сбежал, — вклинился в этот допрос майор.

— Да что с ней могло случиться? — капитан не понимал хода мыслей следователя.

— Игорь, а что случилось с Хомой?

— С каким Хомой, Сергей Георгиевич?

— Хомой Брутом, из «Вия» Гоголя.

— Прикалываешься, Сергей, — догадался майор, чувствуя какой-то подвох, потому что Вия он не помнил, а капитан улыбался — видимо, помнил.

— Бурсак Хома катал на себе ведьму, сбросил ее и отлупил дубиной. И ведьма превратилась в красавицу.

— У меня было все наоборот. И мумия обратно в красавицу не превратилась, — рассмеялся капитан.

— Ее надо было поленом, — буркнул Леденцов.

Капитан уже смотрел на следователя настороженно, будто

о чем-то догадался, Но то, о чем он догадывался, его как будто обескураживало. И он спросил как-то неуверенно, словно не хотел, чтобы его вопрос был понят следователем:

— Сергей Георгиевич, вы хотите сказать, что на мумии должен был остаться след от удара?

— Игорь, не на мумии.

— А на ком же? — еще неувереннее выдавил капитан.

— А на ком оставил следы дубины Хома?

— Сергей Георгиевич, намекаете на перевоплощение? — удивился Палладьев.

— Кого в кого? — опять не понял майор.

— Девица и мумия — одно лицо, — ответил ему догадливый капитан.

— Почему бы и нет? — усмехнулся Рябинин. И предупредил капитана: — Тогда на девушке след твоего кулака.

— Ты это серьезно? — осведомился майор.

— В порядке версии, — заверил Рябинин.

Казалось бы, после шутки лицо следователя должно было посветлеть. Но его очки казались тусклыми, а губы обиженными. Ему не хотелось огорчать ребят. Вчера на совещании заместитель прокурора города в адрес оперов их района выразился в том смысле, что как они могут ловить преступников, если им не поймать дохлую мумию. Почему дохлую? Нормальная мумия. Но получалось, что информация о мумии уже ползла по городу.

— Вчера меня посетили два журналиста, — как бы между прочим сообщил Рябинин.

— О чем спрашивали? — насторожился майор.

— Что будем делать с этим сухим чудом, когда изловим.

— И что ты ответил?

— Ну, сперва определим половую принадлежность…

— На вопросы журналистов отвечать не надо, — закрыл эту тему майор.

— Правильно. Почему, думаете, я вас кофе не угощаю? Журналисты весь выпили.

Они синхронно замолчали и поулыбались. Но деловой вопрос остался — зачем собирались? Майор озвучил этот вопрос:

— Что будем делать?

— Товарищи офицеры, сегодня утром я звонил в Институт фундаментальных исследований, где работает хозяин дома на Пригородной Генрих Яковлевич Коловратский. Во Дворце технического прогресса открывается выставка, где будет и стенд ИФИ. Мне, к сожалению, надо в следственный изолятор. Игорь, может, глянешь на их стенд?

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Поручение следователя обескуражило Палладьева по той причине, что техникой он не интересовался и в науку не вникал. Институт фундаментальных исследований всегда был закрытым учреждением, и лишь года четыре назад его слегка приоткрыли.

Громадный ангар имел два этажа. Палладьев осознал, что без какого-нибудь путеводителя ему не разобраться. Стенды, витрины, стеллажи технической литературы, диковинные механизмы, постеры, экраны, макеты… Посетители солидны и глубокомысленны. Выставка прогресса… Капитан спросил у какого-то бородача про расположение стенда ИФИ. Тот показал:

— Видите, у стены интерактивного телевидения стоит голая девица?

Капитан пошел, слегка озадаченный. Почему девица обнажена? Или это как-то связано с интерактивным телевидением?

Когда капитан подошел ближе, то понял ошибку бородача. Если на женщине нижнее белье розовое, а платье полупрозрачное, то издали она кажется голенькой. Капитану это понравилось, потому что штаны на женщинах обрыдли, как дорожные пробки. Правда, следователь Рябинин утверждает, что мода — это стадность.

Розовая девушка что-то объяснила группке любопытствующих школьников и освободилась. Капитан подскочил к ней и глянул с естественным интересом. Разумеется, на выставках и всяких презентациях девушки-гиды должны быть обаятельными. И она ему улыбнулась, отчего на душе у капитана похорошело, поскольку он ходил в неженатых. Правда, улыбалась девушка как-то резиново, будто знала, что в экспонатах выставки он ничего не понимает. От этой улыбки растаяла благодать на душе и чуть бьит не позабылся заготовленный вопрос. Все-таки он выдавил:

— Скажите, искусственный интеллект может быть глупым?

И осекся. Та, с улицы Пригородной, из дома, где он ночевал…

Ему хотелось что-то мгновенно предпринять, но мысли замерли, словно под череп набилась мокрая глина. Капитан разглядывал ее с сумасшедшим вниманием: лицо, шею, лоб… Он искал отметину от своего удара, но ее не было.

— Убежал не попрощавшись, — ответила она на его вопрос

Об интеллекте.

— Извини, спешил.

— Я бы тебе овсянку сварила…

— В другой раз как-нибудь, — буркнул капитан.

— А зачем сюда пришел?

— Знакомлюсь, хочу поступать в политех.

Она спрашивала необязательно, он врал бездумно, но понемногу его мысль оживала. Кто эта девушка? На ней нет никаких следов от его кулака, значит, мумией была не она. Да и не верил капитан ни в какие превращения. Один свидетель говорил, что она сухая и черная; второй утверждал, что это негр; третий — что она сияет… Наверняка эта девушка работает вместе с хозяином дома, с этим самым Генрихом.

— Это что за штука? — начал капитан деловой разговор.

— Лазер, им можно сделать текст на металле, который увидишь только под микроскопом.

— Зачем текст на металле?

— И на бриллиантах. Ювелиры выбивают логотипы своих фирм, например, на кольцах.

Про себя капитан отметил полезность этого прибора для криминалистики, для идентификации ювелирных изделий. Заодно и отметил, что больше рассматривает девушку, чем слушает ее. Она сообщила с заметной гордостью:

— Для нашего института лазер — вчерашний день.

— Что же для вас современно?

— Грядет эра нанотехнологий. О наночастицах тебе известно?

— Да, они довольно мелковаты, — признался капитан, которого больше занимала внешность гида, чем ее слова.

Каштановые волосы с отливом металла, только непонятно какого. Может быть, палладия, хотя Палладьев его никогда не видел. Глаза карие, с тем же легким металлическим блеском. Плечи немодные, покатые. Она наверняка занималась каким-то спортом, но современного загара на ней не лежало. И хотя девушка стояла на месте, казалась порывистой, словно хотела поспеть за своим устремленным взглядом. Губы ироничны — наверное, от его присутствия.

— «Нано» в переводе с греческого значит «карлик». Нанотехнология — это работа с материей на молекулярном и атомарном уровнях. Единица измерения — нанометр. Это одна миллиардная метра, примерно десять атомов водорода…

— И что это дает? — перебил капитан, опасаясь прослыть в ее глазах пнем.

— Материя начинает вести себя иначе. Новые материалы, покрытия, оружие, лекарства… ИФИ работает над новым компьютером, нанокомпьютером — без процессора.

Капитан подумал: сюда бы не его, а следователя Рябинина, который интересуется всем на свете. Без сомнения, эта нанотехнология что-нибудь даст и для криминалистики. Например, метить рецидивистов или распознавать террористов.

— Извините, — сказала она, поскольку к стендам подошел, видимо, их сотрудник. И капитан сразу догадался, что это хозяин дома с мумией, Генрих Яковлевич Коловратский. Почему догадался? Очень уж подошедший был нестандартен.

Плечи широкие, почти спортивные, а черты лица тонки и чуть ли не женственны. Шея короткая и крепкая, как чурбанчик, а темные волосы на затылке скручены в дамский узел. Глаза черные, как и его строгий галстук, с фиолетовым отливом. Костюм модный, от кутюрье, и капитан подумал, что зря лично он носит куртки, потому что костюм подчеркивает мужественность, а именно: широкие плечи и тощий зад.

Видимо, мысль Рябинина о перевоплощении тайно работала в мозгу Палладьева, потому что откуда-то из глубин подсознания выскочило понимание: перевоплощение невозможно, а воплощение? В смысле, переодевание. Она запросто могла стать мумией сухой, и мумией огненной, и еще какой-то — теперь в кино и не то делают.

Пока Коловратский беседовал со своей коллегой, Палладьев решил все-таки кое-что проверить. Возле туалета он отыскал место потише, достал мобильник и позвонил участковому:

— Лошадников, привет. Срочное дельце…

— Слушаю, товарищ капитан.

— Нужно посетить дом номер четыре и глянуть, есть ли там мумия.

— А хозяева?

— Они на работе.

— Как же я попаду в дом?

— У тебя что, отмычек нет? Надо лишь пройтись по комнатам. Мумия не иголка.

— Товарищ капитан, это будет незаконное проникновение в жилище.

— Лейтенант, хватит морщить извилины!

— Как?

— Лошадников, проникновение в оперативных целях. Через час позвоню.

К стендам ИФИ капитан не вернулся. Побродил по залам, сходил на второй этаж, прихватил пачку буклетов и, главное, набрел на буфет. За кофе час пролетел ароматно. Капитан позвонил участковому, но тот не ответил. Капитан еще попил кофейку и через полчаса опять позвонил — Лошадников молчал как лошадь.

Следующую чашку Палладьев выпил уже через силу: кофе стал не ароматным и не горячим. Оказалось, что выставка закрывается. Он поспешил к стендам: Коловратский уходил вместе с ней.

Капитан увязался проследить. Они шли, прижимаясь друг к другу плечами, будто склеились. На улице поцеловались и по логике должны были бы разойтись, но они сели в машину и уехали. Капитан отметил: уехали на дорогом и модном «Лексусе».

Набрав номер, Палладьев спросил раздраженно:

— Лошадников, ну?

— Мать ее в трещину, товарищ капитан.

— Кого?

— Эту мистику.

— Говори четче.

— Открыл шкаф, а мумия в нем стоит. Мистический прикол.

— И что она сделала?

— Улыбнулась мне.

— А ты ей?

— А я от нее «сделал ноги».

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Получив от оперов новую информацию о мумии, Рябинин тяжело задумался. Летом солнышко, цветочки, пляжи… Но летом оживает и криминал. Квартирные кражи настолько выросли, что милиция по телевидению рекомендовала гражданам ста


убрать рекламу






вить решетки. В какой-то там прогрессии росло число ДТП; жарко, водители в той же прогрессии наливались пивом и давили граждан.

Рябинина подключили к расследованию дела о романтичном маньяке: после изнасилования он угощал жертву тортом. Без сомнения, уголовный розыск его изловит — много жертв, двенадцать потерпевших. Интриговала одна деталь: знакомился он в парке, на улице, в парадных… В руках никакого торта — торт появлялся в конце, вроде расплаты за насилие. Опера задержали не одного мужчину с тортом в руке… После допроса трех потерпевших Рябинин не сомневался, что насильнику каким-то способом помогала соучастница…

Звонил телефон. Рябинин спросил у снятой трубки:

— Неужели происшествие с утра?

— Оригинальное, — подтвердил Леденцов, зная пристрастия следователя.

— Какое?

— Дежурному РУВД сообщили, что заминирован дом.

— Весьма оригинально. Почему звонишь мне, а не военным или в ФСБ?

— Значит, не поедешь?

— Даже не наша подследственность.

— А я, Сергей, назову адресок: Пригородная улица, дом четыре.

— Где мумия?

— Именно. Ну?

Рябинин молчал, пробуя отыскать связующее звено между взрывным устройством и мумией. Никакого. Если только не через ИФИ, но он звонил туда и у знакомого кадровика, бывшего прокурора, узнал, что Коловратский числится в отменных работниках. Рябинин встал:

— Боря, если взорвут, то жалко ее.

— Кого?

— Мумию…

В этой окраинной части города следователь бывал редко. Но его удивила не тишина, не обилие зелени и даже не одряхлевший дом Коловратского, а поведение Леденцова. У входа толпились люди, которых Рябинин мысленно рассортировал: майор с Палладьевым, моднячий мужчина с элегантно растрепанной девицей — видимо, хозяева; две пожилые женщины — скорее всего, понятые. Комплект для осмотра места происшествия. Не было только экспертов: ни судебно-медицинского, ни криминалиста.

— Когда вы попросились ночевать, я почувствовала неладное, — тихо сказала ассистентка капитану.

— Рад, что вызвал у вас чувство, — отозвался Палладьев.

— Чувство как к шпиону.

— Мадам, вы ошибаетесь, я не шпион, а разведчик.

Коловратский отпер входную дверь. Майор гостеприимным жестом пригласил всех войти. Рябинин схватил его за руку, прошипев почти злобно:

— А если и вправду заминировано?

— Разве? — удивился Леденцов, как последний идиот.

Копившиеся у следователя подозрения накопились, но не

затевать же прилюдную разборку? И Рябинин с силой наступил на ботинок майора: якобы не пройти.

Следователь не знал, что было сказано понятым, — они ходили по дому с заметной опаской. Капитан посидел на том ложе, на котором довелось ночевать. Майор исследовал второй этаж. Только Рябинин не знал, чем заняться. Не составлять же протокол осмотра места происшествия, поскольку никакого происшествия нет, а если оно и будет — мина взорвется, — то все погибнут и его протокол не потребуется. Впрочем, двое — Коловратский с девицей — взрыва ждали, неподвижно замерев у окна, словно были готовы из него выпрыгнуть.

Все комнаты производили впечатление нежилых — тут никто и не жил, а лишь ночевали. Вид общежития…

Женский крик физически шарахнул по ушам. В голове Рябинина он соединился с информацией Леденцова о минировании… Взорвалось? Какой-то шум…

Рябинин бросился в конец этой большой комнаты. Где кричали… Никакого взрыва не было, а было нечто похуже…

Понятая проявила инициативу и открыла дверцу стенного шкафа. Из него шагнула мумия с раскинутыми руками, пробуя обнять женщину. Подскочивший капитан ударом ноги свалил мумию на пол.

Она лежала — скелет, обросший сухим коричневым мясом. Череп желтовато-коричневый, но сверху что-то вроде шерстяной нахлобучки. Глазницы пустые, на дне которых мерцало тускло, издалека, как бы из-под земли. Руки и ноги без пальцев — четыре длинные темные кости…

И мумия улыбалась, если только зубастый оскал можно назвать улыбкой.

— Хотите что-то объяснить? — спросил Коловратского следователь, приходя в себя.

— Нет, не хочу.

— А придется, — заверил Рябинин, приходя в себя и доставая бланк осмотра.

Теперь место происшествия было, потому что было преступление. Только не совсем ясно, какая статья уголовного кодекса. Нападение мумии на человека? Рябинин составлял протокол осмотра, а оперативники, раздобыв длинный ящик и надев резиновые перчатки, мумию упаковали. Вопреки правилам криминалистики, следователь не стал измерять ее и фиксировать детали, как поступал с нормальным трупом…

В машине он спросил у майора с ехидной усмешкой:

— Говоришь, о взрывном устройстве звонили дежурному?

— Да, и есть запись в журнале происшествий.

— А кто звонил?

— Неустановленное лицо.

— Хочешь, я установлю?

— Теперь это не имеет значения: бомбы не было.

— Звонил капитан Палладьев, — все-таки Рябинин установил лицо.

— Сергей, а что делать, если прокуратура мышей не ловит?

— У нас кончился бесплатный сыр для мышеловок, — бор-мотнул Рябинин.

— Небось, вы сами его съели, — оставил майор за собой последнее слово.

Кортеж из автомобилей в городе распался: мумию повезли в РУВД, ее хозяина — в прокуратуру.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

В районной прокуратуре камера хранения вещественных доказательств рассчитана лишь на мелочь типа ножей, топоров, окровавленных курток… Гробоподобный ящик с мумией в нее бы не влез, а в РУВД просторнее. Но долго хранить там такой деликатный вещдок не следовало. И Рябинин еще до допроса Коловратского решил отправить мумию на исследование, для чего требовалось вынести постановление.

Какую назначить экспертизу? Клубок вопросов по физике, химии, механике… Следователь вспомнил пугающий цвет кожи… Надо бы задать судмедэксперту этот вопрос по биологии. Значит, экспертиза комплексная.

Рябинин задумался: в постановлении о назначении экспертизы требовалось кратко изложить фабулу дела. Мумия нападала на граждан? Вернее, гражданин Коловратский при помощи мумии нападал на людей с целью обогащения. Значит, разбой или грабеж? Но сама мумия ничего не брала и не просила. Нож в руке бандита тоже ничего не просит…

Рябинин отпечатал постановление и вручил ждущему Палладьеву, который повез его в бюро судебных экспертиз вместе с мумией.

— А Коловратского ко мне в кабинет, — велел Рябинин.

— Вместе с девицей?

— Нет, она пока не нужна.

Укор совести словно воспользовался его одиночеством, кольнул зло. Еще бы: сейф набит папками с делами, а он увлеченно пакует мумию. Но этому укору у Рябинина было что возразить…

Прокуратура вроде бы мелочевкой не занимается, но приелись и дела, которые звались резонансными. Банковские махинации, фиктивные фирмы, крупные хищения, заказные убийства… Шерлок Холмс утратил бы квалификацию. И вот пустяковина, скорее всего дело бесперспективное, — а повеяло чем-то оригинальным.

Капитан ввел Коловратского и уехал к экспертам. Рябинин заносил в протокол паспортные данные, разглядывал приведенного. Допрос, видимо, предстоял быть упорным, потому что лицо задержанного прямо-таки закаменело независимостью. И он следователя опередил:

— Это допрос?

— Именно.

— На каком основании?

— Прокуратура возбудила уголовное дело.

— Против меня? — удивился он вполне естественно.

— Не против же мумии.

— Я украл или убил?

— Вы подозреваетесь в мошенничестве.

— Разве? А я подумал, что в печатании фальшивых купюр.

Подобная развязность на допросе говорила, что Коловратский либо твердо считает себя невиновным, либо просто нахал. Рябинин привык и не к таким перепадам.

— Генрих Яковлевич, может быть, вообще отказываетесь давать показания?

— Нет, не отказываюсь.

— Тогда к чему такая бравада?

— Зло берет. Вы, следователь прокуратуры, наверняка с университетским образованием, уже в возрасте — значит, с богатым жизненным опытом, лепечете о мошенничестве, будто ничего не знаете о привидениях.

— А что о них можно знать?

— Мумия — это мистика. О ней написаны книги, поставлены фильмы, сочинены оперы… Есть центры по изучению мумий. В Египте из них лекарства делают. Английские замки, где живут привидения, сдают в аренду… И есть такой бизнес: дух умерших закупоривают в бутылки и хранят.

— Где же берут этих духов?

— В замках, на кладбищах…

Рябинина заинтересовало, каким образом их ловят и как заталкивают в бутылки. И не то спросил, не то пошутил: была у него такая непрофессиональная привычка, которая могла испортить весь допрос:

— Дух ловят сачком?

— Господин следователь, вероятно, с этой тонкой материей вы не сталкивались.

Рябинин с «тонкой материей» сталкивался неоднократно — за двадцать с гаком лет работы в прокуратуре. В начале года он расследовал дело нажористого предпринимателя, который каким-то образом купил в Египте мумию и привез. Держал у себя в особняке, показывал гостям. Но у него начались головные боли, и он отвез мумию в музей. Через две недели предприниматель скончался от неизвестной болезни. На допросе охранник рассказал, что накануне к хозяину особняка приходила странная женщина: лицо прикрыто, а тело как бы завернуто в темный плащ. Охранник удивлялся, что он почему-то не смог ее остановить. Никто не сомневался: приходила мумия.

Удивленный долгим молчанием следователя, Коловратский заговорил по существу:

— После смерти отца я надумал сделать в его доме что-то вроде прикольной ночлежки с мумией.

— Тут подробнее…

— В институте вся механика на мне. Вот я и придумал самоходную куклу.

— Вы ее заводите?

Коловратский вздохнул, не зная, как объяснить. Рябинин изобразил готовность не только слушать, но и понять.

— Вы, господин следователь, наверное, слыхали про нанотехнологию, которая выдает невероятные материалы. Не стану говорить про молекулу С 60, графит, алмазы, фуллерен… Про нанотрубки, которые могут самособираться…

— Не надо, — разрешил следователь.

— Кстати, американцы уже работают над проблемой саморазвития и размножения компьютеров.

— Ваша мумия… саморазмножилась? — попробовал догадаться Рябинин.

— Нет. При помощи нитрида титана, нанопорошка и лазерной сварки получены крепчайшие и невидимые простым глазом нити.

— И за эти нити дергали?

— Двигал, — поправил он, — при помощи механики внутри нее. Рычажки, шестеренки… Я сидел в комнате рядом с пультом управления.

— Трудно понять…

— Она же на колесиках.

Следователь, насмотревшись на японских роботов, был удивлен столь примитивной механикой. Впрочем, нанотехнология нитей. Рябинина сейчас царапнуло другое…

Он не чувствовал в себе того эмоционального накала, который частенько жег его на допросах. Газетчики, да и юристы, оценивая криминальные события, говорили о статьях уголовного кодекса, о материальном ущербе, о детстве злоумышленника, о плохих условиях в колониях, о гуманизме… И редко говорили о том, что преступник — это прежде всего подлец. А это обстоятельство для Рябинина было важнее, чем статьи Уголовного кодекса. В действиях Коловратского, похоже, нет ни подлости, ни состава преступления.

— Генрих Яковлевич, как я понял, у вас ни жены, ни детей… Зачем вам деньги, полученные таким виртуозным способом?

— Да, у меня нет ни жены, ни детей… Но есть идея, требующая средств.

Его подбородок вскинулся горделиво. Или тугой пучок волос на затылке оттягивал голову? В идее Коловратского следователь не сомневался: отменный механик, продвинутый институт. И все-таки уточнил:

— Что-нибудь с нанотехнологией?

— Нет, я хочу создать фирму по изготовлению и продаже управляемых мумий.

— Тогда, Генрих Яковлевич, я подкину рацпредложение. Уж как в Англии: пусть ночующим мумия утром подает овсянку.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Покой и уголовный розыск — понятия несовместные, поэтому Леденцов в своем кабинете бывал редко. В слово «кабинет» заложен определенный смысл: стол, диван, кабинетная тишина… Ничего подобного у майора не было. Впрочем, диванчик стоял: короткий, словно его обрубили, и серо-рыжего цвета, будто обтянутый шкурой пожилого осла. В дежурство майор на нем спал, упираясь ногами в металлический сейф.

Вошедший участковый Лошадников аж щелкнул каблуками:

— Здравия желаю, товарищ майор!

Леденцов знал, откуда каблучный порыв: участковый давно просился в уголовный розыск.

— Лейтенант, специально ко мне приехал?

— По пути, Борис Тимофеевич. Еду из ИФИ. Рябинин просил забрать там приготовленную характеристику на Коловратского.

— Забрал?

— Так точно. Но он в институте больше не работает.

— Уволился?

— Выгнали.

— Шутишь? — не поверил Леденцов, наслышанный о таланте механика.

— Выгнали за хищение деталей, — добавил участковый.

— Не может быть!

— В отделе кадров сказали, что этот факт отражен и в характеристике, — уточнил Лошадников.

К разнообразным оборотням майор привык. Правда, они были далеки от науки и такого известного научного учреждения, как ИФИ. Все больше вертелись в сферах менеджмента — в финансах, торговле, образовании… Он вспомнил последний прокол, когда ни одам опер не догадался, что известная на весь район проститутка сделала из квартиры генерала, своего сожителя, развратный притон.

То ли от своей должности начальника ОУР, то ли от взыгравшегося самого популярного человеческого качества — искать виновных — Леденцов спросил с непонятной злостью:

— Дождался?

— Чего, товарищ майор?

— Дом Коловратского на твоем участке…

— Так точно.

— Мумию-то просмотрел?

Поскольку участковый никак не мог увязать свои обязанности с должностью механика, с его характеристикой и хищением деталей, то Леденцов счел необходимым фактического материала добавить:

— На Пригородной улице подростки всю ночь пили пиво и футбольными оралками не давали спать гражданам…

— Был такой эпизод.

Майор достал из ящика стола пожелтевшую газету и заговорил внушительно и медленно, как для крайне непонятливого:

— Послушай из еще дореволюционной инструкции для полицейских: «Не дозволять простолюдинам ходить обнявшись, петь хоровые песни, играть на балалайках и гармошках…» Ясно?

— Фанатов, товарищ майор, может успокоить только огнетушитель.

Участковый ответил глуховато, но этих слов Леденцов уже вроде бы и не ждал. Его взгляд словно пронзил лейтенанта и улетел сквозь стены куда-то в пространство. Кожа натянулась, сразу обозначив крепкие скулы. Рыжие усики вздрагивали — не в такт ли работе сердца?

Майор еще не мог понять, что значило увольнение механика за хищение деталей, но он чувствовал ту подвижку, которая может изменить картину этого странного дела. Новую информацию следовало немедля довести до Рябинина.

Леденцов начал звонить в прокуратуру так сосредоточенно, что даже проглядел тихий уход лейтенанта. В кабинете Рябинина не оказалось. Тогда майор позвонил в канцелярию: секретарь объяснила, что следователь уехал в банк на изъятие каких-то финансовых документов. Прибегать к мобильнику не имело смысла: прерывать операцию Рябинин не станет.

Леденцов задумался. Телефон в его кабинете тишины не выносил, поэтому зашелся нетерпеливым звоном. Снятая трубка спросила глуховато-дребезжащим, но женским голосом:

— Майор Леденцов?

— Я, Дора Мироновна, — узнал он голос судмедэксперта.

— Никак не могу найти Рябинина.

— Он на выемке документов. А что случилось?

— Исследую вашу мумию. Ну, техническую часть опишут наши физики-техники. А я хочу сказать о биологии. Может быть, моя информация окажется для Рябинина срочной?

— Дора Мироновна; в чем дело?

— Дело в том, что мумия, как говорят ваши зеки, в натуре.

— То есть? — не понял майор.

— Это высушенный труп мужчины.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Леденцов сделал два рывка: позвонил следователю и отправил капитана Палладьева искать механика-труповода. Рябинин понял, что с банком он за день все равно не управится, поскольку там финансовых позиций не меньше, чем денег. И он вернулся в прокуратуру, где стал ждать привода Коловратского, изредка позванивая судмедэксперту. Но Дора Мироновна не отзывалась.

Рябинин сегодня не допрашивал и не проводил обысков — а устал. Точнее, утомился от банковской тишины и цифири. Неинтересная работа выматывает похуже физической. Теперь он ждал, а вернее, отдыхал, сумев развалиться на стуле.

Кабинетик ожил солнечными закатными не то зайчиками, не то нервными бликами. Они значили, что рабочий день кончился и служащие разъезжаются. И эти блики свидетельствовали о растущем благосостоянии, так как ряды иномарок под окнами с каждым днем уплотнялись и в конце рабочего дня пускали лобовыми стеклами «зайчиков» в окна прокуратуры.

Рябинин в очередной раз взялся за телефонную трубку…

Дверь распахнули если не ногой, то кулаком. Палладьев ввел Коловратского.

Следователь поинтересовался:

— Дверь открыл лбом?

— Собственным, — успокоил капитан, показывая жестом, что он будет в коридоре.

Коловратский уже знал, куда садиться на допросе. Его и без того тонкие черты лица стали острее, будто их заточили. И Рябинин подумал, что они, черты лица, готовы к дальнейшей заточке.

— Генрих Яковлевич, рассказывайте…

— О чем?

— Хотя бы о своем увольнении.

— Ерунда! Брал всякие шестеренки из тугоплавких материалов. Те же нити… Для мумии. Но лишь повод. Уволили не за это.

— А за что?

— Якобы этой мумией опозорил институт.

— И куда вы теперь?

— Неужели останусь без дела? Знаете, куда я пошел после окончания института? Учиться в ПТУ.

— Зачем?

— Чтобы стать мастером на все руки.

О его мастерстве объективно сказано и в характеристике. Но Рябинина больше интересовала нравственная суть человека.

— Генрих Яковлевич, видимо, этими руками капиталец вы сколотили?

— Сколотить капиталец мне мешала идеология. Впрочем, она мешала всему народу.

— Не уловил…

— Если бы не семнадцатый год, знаете, как бы жили?

— А как?

— В особняках, ездили бы на тройках, обедали бы в ресторанах, сидели бы в ложах…

— Да, если бы родились дворянами.

— И родились бы!

— А рабочим, солдатом или ямщиком не хотите?

Обладатель золотых рук поморщился. Ему был интереснее

глобальный подход, при котором не до поиска мелких истин.

— Над Россией висит проклятье, из-за которого мы будем маяться знаете до каких пор?

— До каких?

— Пока Ленина не предадим земле! За это мы прокляты.

— А не за тысячи солдат, не преданных земле и брошенных до сих пор в полях и лесах?

Рябинин давно знал, что отличить умного от дурака проще всего с помощью разговора о политике. Но не во время же допроса. Впрочем, допрос пока не шел. И Рябинин знал почему. Коловратский никак не мог догадаться, что дала экспертиза мумии и насколько теперь информирован следователь. Начать же напорный допрос Рябинину мешала почти та же причина: какое совершено преступление и как? Допросу нужна целеустремленность, иначе он станет болтаться, как автомобиль на ухабах.

Рябинин оглядел Коловратского, снял трубку и набрал номер. Судмедэксперт оказалась на месте:

— Дора Мироновна, Рябинин. Очень кратко и самую суть…

Они так давно контачили, что ей все было понятно без долгих объяснений: следователь в кабинете не один.

— Сережа, работу не закончила, поэтому лишь повторюсь. Высохший труп мужчины примерно семидесяти лет, физических повреждение на теле нет, скончался от инфаркта…

— Спасибо, Дора Мироновна.

И Рябинин словно в зарослях увидел свободную просеку — теперь он знал ту магистраль, по которой должен катиться допрос.

— Генрих Яковлевич, неужели нет желания заговорить?

— Давайте вопрос, — вроде согласился он.

— Вы его знаете: где взяли для мумии тело человека?

— Признаюсь честно, но вы ведь не поверите.

— Если правда, то поверю.

— Нигде не взял.

— То есть?

— После похорон отца я исследовал его дом на Пригородной улице и на чердаке обнаружил высохшее тело.

— Генрих Яковлевич, вы хотите, чтобы я в это поверил?

С его лицом что-то происходило. Мелкие черты словно захотели разгладиться, отчего на лоб легла задумчивость. Видимо, он размышлял над тем, что сказал. Или сочинял другую версию, более правдоподобную? Все это уложилось в одну его фразу:

— Надо было знать моего отца.

— А именно?

— У него не было ни специальности, ни постоянного места работы. Последние десять лет жил на пенсию. Но дело в другом… У отца было сильное и уникальное биополе. К нему ходил народ подпитываться…

— Чем?

— Биоэнергией. В общем, лечились.

— И вы это видели?

— Редко. Избавлял от тоски тоскучей… Ложился рядом с больным и приказывал срастись телу с телом, жиле с жилой, кости с костью… Бормотал что-то вроде: твоя боль — это моя боль…

Подобных историй Рябинин наслушался. Но в рассказе Коловратского проскользнуло что-то важное и чуть ли не личное.

Ага, отец подпитывал… И Рябинин ощутил голод, потому что сегодня не подпитывался — у банковских обедать не стал.

— Генрих Яковлевич, вы сами-то верили в его чары?

— Эти, как вы зовете, чары проверялись лабораторией внечувственного восприятия при помощи современной японской аппаратуры.

— Дико это слышать в век Интернета, иномарок и прочих инноваций.

— Господин следователь, вы не признаете мистику?

— Я признаю то, что доказуемо.

— Смерть доказывать не надо. А смерть — это мистика. Был человек — и его нет, нигде.

Он тряхнул головой с такой силой, что волосяной пучок на затылке вскочил как оживший. Женское это дело — прически. И Рябинин вспомнил слова майора Леденцова, который не доверял человеку с мелкими чертами лица, — у мужчины должны быть мужские черты. К себе Рябинин это не относил, поскольку размашистые очки с толстыми стеклами нивелировали любые черты.

— Господин следователь, мистику признают многие ученые и современные люди.

Слово «господин» Рябинина царапало. Оно шло, например, банкирам, от импортных костюмов которых, от их иномарок пахло импортным одеколоном.

— Какие люди?

— Когда композитор Альфред Шнитке репетировал с Пугачевой свою кантату «История доктора Фауста», погас свет, задуло свечи, певица отказалась петь, а Шнитке свалил инфаркт.

— Генрих Яковлевич, отца вы хоронили?

— Разумеется. Вас, я вижу, интересует мой отец…

Рябинина больше интересовало сухое тело, но на информацию о нем можно выйти только через рассказы сына. Сына же кренило в сторону чистой мистики. Впрочем, как без нее, если разговор о трупе? Помолчав, Коловратский угадал мысли следователя:

— О том, что отец — фигура мистическая, я убедился после его смерти…

— Как убедились?

— Лежал он в гробу. Я наклонился и шепотом попросил у него прощения за свои грубости. И вижу… Правый глаз не то чтобы открылся, а как-то набух. Из него по щеке скатилась крупная слеза. Верите?

Рябинин кивнул, потому что знал множество фокусов, которые проделывали с трупами патологоанатомы, объясняя это биохимическими процессами.

— А месяцев через шесть после похорон звонят мне с проходной. Якобы какой-то мужчина просит меня выйти. Я бы не пошел, но вахтер описал одежду. Плащ с капюшоном, сапоги, очки… Прикид отца. Вышел я, приблизился к нему. Он молчит. А на улице дождь. Я возьми и скинь капюшон с его головы… Нет ее, головы! Лишь очки, висящие в пустоте. На секунду я отключился, а когда пришел в себя, отца уже не было.

Рябинин улыбнулся, потому что мистика перешла в фантастику. Если в быту она идет за выдумку, то в уголовном процессе зовется ложными показаниями. Но неправду легко засечь, когда человек утаивает правду. А если в неправде он убежден? Тогда эта неправда может выглядеть чистосердечно.

— Генрих Яковлевич, зачем вы хотите убедить меня в существовании мистики?

— Профессор Оксфордского университета Прайс утверждает, что любая человеческая идея требует реализации в физическом мире.

— И что?

— У отца была могучая энергетика.

— И что? — повторился следователь.

— Никакого сухого тела нет, а есть фантом, порожденный волей отца.

Рябинин чуть было не усмехнулся, потому что представил, как судмедэксперт Дора Мироновна кромсает этот фантом. Но усмешку сдержала нитевидная мысль, которая извивалась давно, но никак не могла окрепнуть. Рябинин ее не давил: эти неокрепшие мысли зовутся подозрениями. Подозрение — не доказательство, но для рабочей версии оно годилось.

Видимо, рабочая версия просветлила лицо следователя, потому что Коловратский изучал его пристально, до въедливости. Рябинин ерзнул…

То ли блеск его очков полоснул Коловратского, то ли банковская усталость сработала, то ли история с визитом покойника к проходной увиделась, но Рябинин на секунду-другую испугался… У Генриха исчезли глаза, вернее, они остались, но белки-зрачки остекленели до такой прозрачности, что было видно за ними…

За ними ничего не было — белесая пустота.

— Генрих Яковлевич, вы свободны…

Едва он вышел, как сидевший в коридоре Палладьев чуть не впрыгнул в кабинет:

— Отпустили?

— А какой у него состав преступления?

— Подозревается в убийстве отца.

— Игорь, ты знаешь, что подозрение — не доказательство. И отец умер от сердечного приступа.

— А откуда мумия?

— Капитан, это дух его отца, — заверил Рябинин с глуповатой ухмылкой.

— Значит, у судмедэксперта сейчас не тело, а дух? Сергей Георгиевич, это можно проверить.

— Игорь, неужели я буду смешить людей и назначу эксгумацию?

— Сергей Георгиевич, там ведь только глянуть…

— Именно, — с заметной надеждой подтвердил Рябинин.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Там ведь только глянуть… Рябинин этого сделать без эксгумации не мог: уголовно-процессуальный кодекс держал его в такой узде, что у преступника прав было больше. В этом плане оперативнику работать просторнее, поскольку не надо документировать каждый шаг. Но приказать капитану следователь не мог, потому что напрямую милиция прокуратуре не подчинялась. Давать же письменное задание явно не годилось ввиду некоторой абсурдности вопроса.

Палладьев догадался, что хотел узнать следователь. И опер слишком уважал этого мешковатого и близорукого человека…

Капитану нравилось бывать на кладбище. Тихо, редкие старушки, цветы, какая-то умиротворенность… Правда, в прошлом году здесь случился шум на весь город. Похоронили криминального авторитета, соорудив прямо-таки музейное надгробье: сам авторитет из гранита, по бокам два каменных телохранителя, а сверху саркофаг из пуленепробиваемого стекла. Но сын человека, погибшего по вине этого авторитета, сел на бульдозер, въехал на кладбище и снес могилу вместе с авторитетом и его телохранителями.

Капитан вышел к одноэтажному зданию кладбищенской администрации. В сторонке, под одряхлевшими тополями, сидели рабочие — вечером не хоронили. Палладьев сразу увидел того, кто был ему нужен. Но и тот, кто был ему нужен, встрепенулся и подошел сам:

— Привет, капитан, не по мою ли душу?

— Здравствуй, Попугалов, по твою.

Они переместились подальше от сборища рабочих, которые занимались исконно кладбищенским делом — выпивали. Определив, что Попугалову до кондиции еще далеко, капитан спросил:

— Все копаешь могилы?

— Теперь я бригадир, подо мной ходят несколько человек.

— Попугалов, есть к тебе дельце…

— Начальник, стучать не буду.

— Не стучать, а надо одну могилку копнуть.

— Как это… эксгумация? — выговорил он трудное слово.

— Почти.

— Так надо путем: бумага, печати, к директору кладбища…

— Бумаг нет.

— Тогда могилу трогать нельзя. Сам знаешь, статья 244 Уголовного кодекса.

Попугалову еще не было и тридцати, но за счет задубевшей на солнце и ветрах кожи да за счет крепких напитков он выглядел мужиковато. Абсолютно трезвым могильщик бывал редко, и сейчас его глаза были затянуты серой дымкой. Капитан пробился сквозь нее упорным взглядом, подкрепив его вежливым сообщением:

— Миша, а ведь ты мой должник.

— Капитан, балду пинаешь? — деланно удивился Попугалов.

— Неужели запамятовал, как разрыли могилу цыганского барона да сняли все золотишко?

— Капитан, «нахалку» шьешь. Я же не копал.

— Знаю, но ты навел. У тебя в то время родился сын. Я тебя и пожалел. А ведь ты мог пойти соучастником.

Попугалов замолчал и глянул на своих коллег. То ли хотел попросить у них совета, то ли забеспокоился о недопитой водке. Нет, он искал возражение и нашел-таки:

— Капитан, это же было год назад.

— Миша, долги надо платить.

— Капитан, чего надо-то?

— То же самое, могилку разрыть.

— Этого барона?

— Нет, другую.

— Не того зарыли?

— Попугалов, ты не вникай.

— Как это не вникать? Предлагаешь не бутылку пива выпить.

Палладьев начал злиться. Кладбищенские могильщики обирали клиентов с откровенной наглость


убрать рекламу






ю. Из старых могил вытряхивали скелеты под новые захоронения, клали в могилу по два гроба, торговали любым клочком земли, продавали краденые надгробья, взятки давались-брались… А теперь Попугалов ломается, как черствый батон. И Палладьев спросил прямо:

— Отказываешься?

— Нет, капитан, но дело-то серьезное. На могиле, небось, стоит памятник?

— Цементная плита.

Капитан назвал фамилию на плите и объяснил, где находится могила. Попугалов ахнул:

— Да там грунт как черный сухарь. Мне одному не одолеть.

— Возьми надежного парня.

— А если начальство засечет?

— Миша, ты сегодня какой-то раздолбанный. Копать надо ночью.

Пьяная легкость покидала могильщика. Его лицо делалось каменным, как у надгробного памятника. Капитан догадался, что Попугалов обдумывает вопрос о плате.

— Миша, водки поставлю досыта…

— Двоим гроб не вытянуть.

— Не надо тянуть.

— А что надо?

— Открыть и заглянуть.

— И все?

— Да, и вновь закопать.

К чудесам на кладбище Попугалов привык — такое место. В склепах ночевали бомжи и утром выползали: грязные, худые, нетрезвые… Одна старушка поселилась на могиле своего мужа и кипятила на ней чай… Какие-то сектанты ежедневно приходили к месту захоронения своего единоверца и пели заунывные песни… На могиле авторитета бандиты жгли вечный огонь…

Капитан же предлагал ему дьявольскую непонятку. И он решил уточнить:

— Капитан, глянуть-то зачем?.

— Чтобы установить, там ли покойник.

— Да неужели ушел?

— Миша, в наше время мониторингов и кастингов все возможно.

— Ладно, капитан, сегодня ночью копнем.

— Миша, вот тебе мобильник. Сегодня я дежурю в РУВД до утра. Так что звони…

Палладьев заметил, что в кабинете на диване ему спалось лучше, чем дома под приемником, телевизором или компьютером. Видимо, тревога, что сейчас тебя поднимут и отправят на происшествие, имела снотворную крепость. Ночь прошла спокойно, но под утро его мобильник взыграл.

— Слушаю, — хрипло отозвался Палладьев.

— Капитан, порядок.

— Спасибо, Миша, завтра рассчитаюсь.

Попугалов молчал, будто хотел получить деньги немедленно. Свою молчанку он все-таки обозначил:

— Капитан, а у тебя все стыкуется?

— Что, гроб пустой?

— Нет, в гробу офицер.

— В каком смысле? — не понял Палладьев.

— Мужик помер в военном кителе.

— Миша, ты не ошибся?

— Фонариком светил. На груди колодка с наградами…

— Значит, ты раскопал не ту могилу.

— Капитан, зачем туфту лепишь. На каменной плите написано «Яков Дмитриевич», а фамилия сколота.

Теперь умолк капитан. Попугалов ждал. И хотя сказанное уперлось в перепутье, он заверил:

— Миша, все в ажуре, до завтра…

13

 Сделать закладку на этом месте книги

Оперативников удивить трудно, но им можно подбросить загадку. Они сидели в кабинете следователя, выжидающе поглядывая на Рябинина. Все правильно: решение принимает следователь. Похоже, что он принял:

— Ребята, уголовное дело я возбудил. Как вы понимаете, оно не из актуальных. Пока я забросил его в сейф, у меня впереди два месяца на расследование.

— А что скажешь о новой информации? — с нажимом поторопил майор, опасаясь, что следователь по своей привычке углубится в психологию.

— Мне непонятен этот Коловратский… Умен, образован, деятелен, а придумал такой дешевый бизнес с мумией, — углу-бился-таки следователь.

— К чему это говоришь? — не понял Леденцов.

— Он непременно проявится в какой-нибудь криминальной истории.

— Разве он уже не проявился? — с заметным раздражением бросил майор.

— А ваши версии? — Рябинин умерил их прыть деловым вопросом.

— У меня никакой, — честно признался капитан.

У майора она была, но он пришел выслушать версию следователя, а не свою излагать, в которую не очень верил. Майор вообще был недоволен этой возней с мумией: его задача — ловить преступников; его задача — решать загадки уголовные, а не мистические. Но очки Рябинина ждали, вздыбившись на переносице вопросительно. И майор ответил скорее своему подчиненному Палладьеву, чем следователю:

— Твой гробокопатель либо вообще не рыл, либо спьяну могилы перепутал.

— А китель? — не согласился капитан.

— Надо спросить Коловратского, в чем он похоронил отца.

— Может быть, официально могилу вскрыть, то есть эксгумировать?

— Игорь, а зачем? Глянуть на китель?

И майор задал главный вопрос, который витал с самого начала их встречи:

— Если в гробу отец, то откуда же мумия? Точнее, чей же труп у судмедэксперта?

Опера нетерпеливо уставились на следователя, поскольку наступило его время говорить. Он усмехнулся, будто вспомнил свежий анекдот:

— Братцы, ничего не остается, как уверовать в версию Коловратского. Я вот рассказывал…

— Про чертовщину? — теперь усмехнулся майор.

— Боря, не про чертовщину, а про его отца.

— Сергей Георгиевич, что же вместо двух трупов? — не утерпел капитан.

— Игорь, это криминальные фантомы, — объяснил следователь, умело прячась за собственные очки.

Палладьев тряхнул своими русыми кудрями, но понимания это не добавило. Значения слов по отдельности он знал — фантом, криминальный, — но, соединившись, они теряли свой первоначальный смысл. Поэтому капитан смотрел на своего непосредственного начальника, который молчал. Леденцов же слишком давно знал Рябинина, поэтому видел, что свою версию следователь озвучивать не хочет. Скорее всего, версия не додумана и не продумана.

Затянувшееся молчание стало неудобным. Рябинин его нарушил деловым голосом:

— Я вам сказал, что дело о мумии не актуально… А вот прокурор района меня упрекнул: если с мумиями будем бороться, как я, то они скоро станут бродить по городу стадами.

— Не дошло, — хмуро признался Леденцов.

— И до меня, — поддакнул капитан.

Рябинин прошел к сейфу и достал папку газет, видимо рекламных. Вернувшись за стол, он принялся читать вслух места, ярко очерченные красным цветом, видимым даже издали:

— Решаю любые личные проблемы… Приворот и отворот… Предсказываю все события… Адепт серой магии… Вывожу из черной полосы жизни… Связываю с вашим ангелом… Наведение чар… Решаю кармические проблемы… И этой чертовщиной набита не одна газета. Впрочем, одна реклама мне понравилась: наращиваю ягодицы взглядом.

Оперативники переглянулись, словно увидели эти самые наращенные ягодицы. Их переглядке майор придал смысл:

— Сергей, мы уголовный розыск, а не служители культа — бесов не изгоняем.

— Боря, эти бесы зовутся мошенниками.

— Заявлений от граждан не поступало, — успокоил его Леденцов.

— А прокурору уже поступило в виде телефонного звонка из администрации. В нашем районе весьма популярен некий «КС». Ребята, вы только по делам или в гости?.

— В гости, — в два голоса подтвердили опера.

Рябинин принялся искать кофейные прибамбасы. В кабинете, набитом папками уголовных дел, это оказалось не просто. Лишь кофейник сразу попался на глаза. Емкость с водой стояла на сейфе, банка с кофе приткнулась за компьютером, пачка сахара белозубо светлела в ящике стола. Пока Рябинин суетился, у Палладьева созрел вопрос:

— Сергей Георгиевич, а что значит «КС»?

— «КС» — это коррекция смерти, за которую они берут немалые деньги.

— Ну а что такое «коррекция смерти»?

— Игорь, вот и выясни, — посоветовал майор.

14

 Сделать закладку на этом месте книги

Совет начальника есть приказ для подчиненного. Зная, что с преступностью борются волнообразно, капитан предвидел кампанию «антимошенник». Так чего ждать, если выдался свободный часик. И ведь интересно: до сих пор он сталкивался лишь с мелочью типа карточных шулеров, кукольников и наперсточников. А туг жулик загадочный.

Сперва капитан проделал, как он выражался, волокитную подготовку. В административных органах выяснил: загадочный жулик зовется Иваном Архиповичем Чувахиным, ходит в психоаналитиках и владеет фирмой «КСИС», что в переводе значит «Коррекция судьбы и смерти». Адрес и номер лицензии — все официально…

Палладьев сел в свой «жигуленок» и покатил. Автомобиль не роскошь, а средство передвижения, но для капитана он был радостной памятью о первых годах службы. Палладьев, тогда еще лейтенант, завершил оперативную раскрутку крупного жулика. Тот предложил ему материалы этой проверки замять, тут же подарив новенькую «Тойоту». Палладьев не взял. Когда начальство ГУВД об этом узнало, то премировало лейтенанта «жигуленком». Правда, не новым…

Палладьев встал у здания, вход в который густо обрамляли

стеклянные доски с наименованиями организаций, здесь пребывавших. Количество офисов в городе обгоняло все другие учреждения, включая магазины и торговые ларьки. Но вход в «КСИС» был в стороне и отдельно. Капитан шагнул…

Внутренний интерьер удивил — вроде приемной к зубному врачу. Креслица, столик с журналами, цветы на окнах… Пять пациентов. В углу, под загадочным постером, за чем-то вроде парты сидел парень в медицинском обличье, в салатном халате и шапочке. Он капитана поманил взглядом:

— На прием к Ивану Архиповичу?

— Именно.

— Ваша фамилия?

— Узников Петр Фатьянович, — брякнул он то, что пришло на ум.

— Цель визита?

— Насчет могильной порчи, — придумал капитан мистиконевразумительное.

— Ждите, — велел парень и ушел в соседнюю дверь.

Капитан злобно упрекнул себя. Пришел, не заготовив ни версии, ни мотивов. Он разглядел клиентов: четыре женщины и од ин мужчина. Все в возрасте. Следовало от них получить какую-нибудь информацию. Сидевшая рядом женщина его опередила:

— Молодой человек, что такое «могильная порча»?

— Когда в гробу выглядишь не гламурно.

— Тогда к Ивану Архипычу, — без тени усмешки ответила собеседница.

— А к нему можно обращаться с любой просьбой?

— Молодой человек, с любой просьбой обращаются к депутатам. А к Ивану Архипычу идут с делами, которые не поддаются земным силам.

Казалось бы, тема обязывала к разговору вполголоса, но женщина чеканила слова звонко. Палладьеву не хотелось беседовать на виду. Последняя ее мысль о земных силах, которые поддаются только Ивану Архипычу, заставила спросить:

— Как понимать ваши слова?

— Урну с прахом мужа я не захоронила, а поставила в шкаф. Теперь оттуда слышу шорохи и стоны.

Палладьев был настолько удивлен этой историей, что с ходу дал совет:

— Переставьте урну.

— Куда?

— Например, в холодильник.

Палладьев оглядел присутствующих, надеясь заметить улыбки. Их не было: не то место и не те люди. Ему хотелось узнать у своей соседки, какой совет она хочет получить у этого колдуна. Но соседка отвернулась, обиженная, видимо, иронией, которой на его лице было больше, чем краски на лице модницы. Зато старушка с другого боку приникла к его плечу с вкрадчивым сообщением:

— Иван Архипович видит сквозь землю.

— В каком смысле? — попробовал уточнить капитан.

— В таком, что пришла поблагодарить за мужа.

— Вылечил?

— Полгода, как помер.

— За что же благодарить?

— Мужа я хоронила с уважением, гроб из ценного дерева, меху туда постелила… А недавно приснилось, что ему неудобно, на бок повернулся…

— Кто? — повысил голос капитан.

— Про кого говорю-то? Супруг мой. Я и обратилась к Ивану Архипычу. Он мужа и показал.

— Где показал?

— Могилу за приличные деньги разрыли и зарыли. Лживый мой сон. Петр лежит на спине, лицо довольное…

— Мадам, он же пробыл в земле шесть месяцев, — перебил капитан.

— Да, он как огурчик. Спасибо Ивану Архипычу.

Палладьев огляделся с некоторой беспомощностью. Куда

он попал? Приходилось встречаться с нетрадиционными лекарями и с маниакальными личностями, которые защищали от негатива, разгружали стрессы, отсрочивали климакс, уводили в какие-то зеркальные коридоры, притупляли аппетит… Но все это делали в реальной жизни. Здесь же шагали в загробный мир, да еще с доказательствами. Правда, со слов двух старух. И капитан пересел к мужчине, который за разговором явно следил. Усмехнувшись, мужчина спросил:

— Если не верите, то зачем пришли?

— Чтобы убедиться.

— Парень, я убедился. Год, как похоронил брата. Сижу как-то в парке на скамейке, где мы с ним любили отдыхать. Вдруг его голос: «Аркадий, сними с меня очки, давят…» Отчетливо, с его интонацией. А вокруг никого. И так повторил трижды.

— Кто-нибудь сидел в кустах?

— Ни кустов рядом, ни цветов — дорога для велосипедистов. Дело в том, что брат ходил в очках и похоронить себя велел в них. Его волю я исполнил. А теперь пришлось исправлять.

— Каким образом?

— Могилу вскрыли и очки сняли.

— Но ведь год прошел! Наверное, и лица нет? — опять не то удивился, не то возмутился капитан.

— Иван Архипыч употребил свои возможности. И лицо цело, и очки лежат на глазницах, как я их положил.

Все сидевшие кивнули синхронно. Капитан ощутил тоску зеленую и уставился не то на картину, не то на постер… Клубок розовых веревок. Через несколько минут догадался, что изображены не веревки, а черепная коробка с мозгами. Видимо, очень умный был человек, поскольку мозги-веревки походили на ливерную колбасу. Капитан усмехнулся, но не по поводу картины, а по поводу собственной личности: сидит, разглядывает мистический кишечник, выслушивает кладбищенские байки… Дела же стоят. Надо писать отчеты, съездить по двум адресам, встретиться с агентурой… Но начатую работу бросать капитан не любил, потому что на нее уже было затрачено время. Бросать неоконченную работу значило разбрасываться временем. И после беседы с клиентами захотелось увидеть этого Ивана Архиповича.

В приемной запахло вкусно — кашей, сваренной на молоке.

— Иван Архипович кушает по часам, — сказала соседка.

— И пьет чай ровно в пять, — добавила вторая.

— Педант, — изрек капитан.

Мужчина, освободивший мертвого брата от очков, возразил:

— Не педант, а живет по английской моде. Утром обязательно овсянка.

От энергии, прилившей к ногам, в ботинках защекотало. Капитан вскочил и ринулся к своему «жигуленку».

15

 Сделать закладку на этом месте книги

Палладьев рулил туда, где было свободнее. Казалось, что автомобиль сам выбирает путь: надо бы его урезонить, для чего требовалось подумать. Капитан припарковался на первом же свободном куске пространства, но мысли этой парковке не подчинились…

Ехать в прокуратуру к следователю Рябинину? Или сперва доложиться майору? О чем? О том, что в «КСИС» варят овсянку и живут по английской моде? Да половина страны живет по чужой моде — чай по-английски и кофе по-американски. Всякие драйверы и рейверы, шопинги и допинги, гламуры и омары… Иван Архипович бережет здоровье, поэтому ест овсяную кашу. И что? Правда, он занимается делами, подобными бизнесу Генриха Коловратского…

Во всех случаях капитану прикажут собрать оперативную информацию. А прикажут ли, если прокуратура к этому преступлению охладела как к малозначительному? Даже неизвестно, где теперь подвизается эта парочка. Работают в госструктурах, торгуют, двигают науку, занимаются бизнесом — или мошенничают?

Едят овсянку и живут в английском стиле… А где работают? Может быть, и место жительства сменили. Капитан помнил их адреса. Он глянул на часы: семь вечера, пятница…

У Палладьева бывали состояния, которые он не любил: оперативная энергия опережала мысли. Видимо, поэтому он работал в уголовном розыске, а не в следственном отделе. Вот примчался к дому Коловратского… Зачем? Чтобы глянуть на его иномарку, стоявшую у подъезда. Пятница, семь вечера… Наверное, Генрих уже смотрит телевизор.

Но он не смотрел, а деловито вышел из парадного и уселся в свою машину. Капитан пригнулся. Коловратский фыркнул двигателем и выехал со двора. Капитан тоже фыркнул, не двигателем, и бросил своего «жигуленка» вослед.

Чтобы не отстать и не потерять, пришлось бампером чуть ли не клевать его багажник. Хорошо, что ехали недолго и вкатили на одну из улочек, которая за счет выхода на проспект была в центре города, но тихой. Коловратский остановился у панели, покинул машину и скорым шагом скрылся в каком-то заведении. Капитан помельтешил по проезжей части и вопреки дорожным правилам приткнулся невдалеке. Посидев бездвижно, он вылез и пошел глянуть, куда делся Коловратский…

В кафе «Грезы». Неброские, какие-то затемненные буквы. И окна, затемненные изнутри тяжелыми шторами… Палладьеву хотелось войти и глянуть, о чем грезит Коловратский. Но тот его знал в лицо — войти значило спугнуть. Уловив придушенную музыку, капитан спросил:

— Командир, здесь что?

— Занимаются панк-рок-аэробикой, — усмехнулся охранник, скорее всего из милицейских отставников.

— Мне бы взять граммов двести на грудь…

— Парень, если тут не бывал, то и не ходи. А выпей вон на углу.

Совет интересу капитану прибавил. Он вернулся к своей машине и взял мобильник. Нужен человек, которого Коловратский не знал. Но в РУВД ни майора, ни оперов на месте не оказалось. И сразу он вспомнил участкового, которому и позвонил:

— Лошадников, чем занят?

— Расследую хищение пачки сливочного масла у бабуси.

— Нужна твоя помощь.

— Готов, товарищ капитан, — согласился безотказный участковый, который давно хотел перейти в уголовный розыск.

— Лейтенант, мчись ко мне…

— Оружие брать?

— Нет, но облачись в лучший свой прикид.

— У меня есть галстук из Бомбея.

— Надень, я буду сидеть в машине.

Капитан назвал адрес кафе и задумался. Оторвал сотрудника от дела. Ради чего? Не убийство, не ограбление банка, не масштабная катастрофа… Оторвал от дела ради виртуозного мошенника. Может быть, на это масло бабуся сложила последние рубли…

Лошадников подкатил на мотоцикле, на котором он сидел верхом, именно как на необузданной лошади. В шляпе, в костюме… За спиной трепетал безразмерный желтый галстук из Бомбея.

Палладьев спросил:

— Раньше с Коловратским дело имел?

— Я общался с женой, с Изольдой, а его видел издали.

— Тогда два поручения… Сперва войдешь в кафе, вникнешь в оперативную обстановку и глянешь, что делает Коловратский.

— А потом?

— Потом купишь пачку сливочного масла и отвезешь старушке.

16

 Сделать закладку на этом месте книги

Участковый сделал лицо рассеянно-вежливым и приблизился к бару «Грезы». Не глядя на дверь, он сообщил охраннику:

— Папаша, нуждаюсь в информации.

— Ну?

— Где бы вечерок провести?

— Иди на проспект, там на каждом углу пивнуха с вечерухой.

— Танцульки, а хочется посидеть и выпить по-домашнему. Судя по названию, твое заведение тихое. Пустишь?

Охранник добавил своему взгляду пристальности. Посетитель был в формате: модный костюм в сизый рубчик, распашная сорочка в светлых кляксах, галстук, будто вымоченный в яичных желтках. Плюс шляпа.

— Вход свободный, — сказал охранник, продолжая загораживать дверь своей крепкой фигурой.

Участковый намек понял: достал купюру, показал и ловко сунул в руку охранника. Крепкая фигура мягко отстранилась. Лошадников вошел. К нему тут же приблизился парень с бородкой, который, видимо, тут распоряжался:

— Впервые?

— Да.

— Румянец свой?

— Неужели краденый? — не понял лейтенант.

— Ты — вылитый конфитюрчик. У тебя, наверное, и фамилия сладкая?

— Да, Лошадников я, — не стерпел участковый.

Он понял, что кафе необычное. За барной стойкой распоряжался вальяжный негр. Бородатый спросил вполголоса:

— Думаешь, натуральный?

— А какой же?

— Петьку-официанта черной краской вымазали.

— Зачем же?

— За океаном почти все бармены негры. А натурального где взять?

Лошадников пытался уяснить оперативную обстановку. Бармен черен, но не афро-американец, а Петя-официант; светильники горят, но в зале полумрак; столики есть, но за ними почти никто не сидит; музыка слышна, но дохлая; бар работает, но пьяных не видно; пахнет духами, но с какой-то примесью конюшни… Гарцующей походкой наехал парень с лицом цвета оберточной бумаги. Спросил напористо:

— Киношкой интересуешься?

— Да, — согласился лейтенант, не понимая цели вопроса.

— Могу продать диск, голландский супер «Минет волчицы».

— Волков боюсь.

— Не прикалывайся. Могу свести с Дианой.

— Зачем?

— У нее два языка.

— Знает два иностранных языка?

— Не прикалывайся. Два языка в натуре.

— Так не бывает.

— Ей специально разрезали язык вдоль.

— Зачем?

— Для минета.

Бородатый распорядитель торгаша оттер, посоветовав участковому:

— Держись от него подальше.

— Почему?

— Он гермафродит.

Лейтенант начал догадываться, что это за местечко — порнокафе. Но для порнозаведения чего-то не хватало. Тут не было женщин. Правда, парочки бродили — ребята ходили обнявшись. В этот момент лейтенанта больно ущипнули за ягодицу. Он обернулся, изготовив правую руку для защитной оплеухи. Ущипнувший ласково шевелил накрашенными губами:

— Вденем по коктейлю?

— На службе не пью, — вырвалось у лейтенанта.

— На какой службе?

— На сексуальной, — уточнил Лошадников, окончательно поняв сущность этого кафе. Для гомосексуалистов. Неужели в городе столько гомиков? Их зовут сексуальным меньшинством… Какое там меньшинство? Накрашены, сидят обнявшись, в женской одежде, закатывают глаза, визжат… И дело не в законах и не в милиции — неужели им не противно? Нет, двое у стойки хлебают коктейли и целуются взасос.

Участковому захотелось уйти, но он здесь отработал лишь половину задания — выяснил оперативную ситуацию. Была и вторая половина: найти Генриха Коловратского. Его тут не видно.

На лейтенанта начали глазеть. Не накрашен, не обнимается, не пьет… Он подошел к бару и взял у псевдонегра бокал вермута со льдом. Выпить не успел. Бородатый распорядитель сообщил:

— С тобой хочет познакомиться Эммануэль.

Лошадников оглядел зальчик, но ни одной женщины не

увидел. Бородатый взял его за локоть и подвел к столику, стоявшему в самом мглистом углу кафе. Там сидел мужчина в компании бутылки коньяка и нарезанного лимона. Бородатый усадил лейтенанта рядом и ушел.

— Коньячку? — предложил мужчина.

— Спасибо, у меня вермут.

— Впервые у нас?

Лейтенант ответить не смог, потому что… Перед ним сидел Коловратский. Он, конечно он. Вычислению Генрих сразу не поддался из-за одежды: белые штаны, похожие на тугие кальсоны, румяные скулы, кружева на груди…

— Как твое имя? — спросил он.

— Витек, — назвал лейтенант.

— А я Эммануэль, но по жизни я — он.

— Кто… он? — ничего не понял Лошадников.

— Мужик я.

— А кто же Эммануэль?

— Тоже я, хотя мужик в натуре. Например, беременю.

— Ты беременный?

— Женщин беременю. Слово «беременю» в смысле глагола.

— В смысле… В каком смысле? — никак не доходило до участкового.

— Трахаю и делаю им младенцев. Давай выпьем.

Они выпили. Лейтенант слегка растерялся. Он был на задании, которое обязывало информацию использовать, но участковый привык дело иметь с информацией уголовной, либо административно-правовой. А как использовать в этой ситуации признание фигуранта, что он женщин беременит в качестве глагола?

— Витек, поговорим про духовное и прочее одеколонное.

— Ага, — согласился Лошадников, не поняв смысла предложения.

Коловратский полуобнял участкового. Разлаписто-тяжелая рука переползла с плеча на шею и поглаживала, словно что-то втирала.

— Витек, хочешь скрасить мое одиночество?

— В каком плане? — попробовал уточнить лейтенант.

— Витек, ты похож на бутон, который еще не распустился. А у меня есть уже набухший банан…

Рука Коловратского продолжала гладить шею. Но лейтенант перестал ее ощущать, потому что пальцы второй руки этого Генриха бегали внизу по коленям, словно что-то искали. Искали-таки — ширинку. И начал ее расстегивать с нервной торопливостью. Оперативная ситуация изменилась…

Лейтенант оставил бокал и, вогнав в кулак правой руки всю силу, двинул им в грудь Коловратского — в рюшечки. Убегая, сумел заметить под столом шесть ног — вернее, четыре ножки опрокинутого стула и две ноги в лакированных штиблетах — лежащего человека.

17

 Сделать закладку на этом месте книги

Любое уголовное дело либо передается в суд, либо прекращается, либо приостанавливается. Во всех случаях оно должно быть расследовано. У Рябинина в сейфе лежала — точнее, валялась — папка с неподшитыми процессуальными документами, к которым он давненько не прикасался. До очередной проверки. И прокурор не станет вникать в суть негромкого преступления: для него главное — работает следователь по делу или волокитит.

Рябинин волокитил. И теперь вызвал повесткой сожительницу Коловратского, так и не определив, свидетель она или соучастник. Во всех случаях ее давно следовало допросить, коли дело возбуждено. Рябинин умилялся СМИ, когда, сообщив о преступлении, они добавляли успокоительную фразу, что возбуждено уголовное дело. Мол, теперь все в порядке. А это всего лишь листок бумаги, дающий право начинать расследование. Преступник задержан — вот нужная людям информация…

Телефонный звонок бесплодные мысли перебил. Видимо, Леденцов что-то дожевывал. Когда майор делился информацией несущественной, то голос у него звучал как бы между прочим:

— Сергей, проверили «КСИС». Точная расшифровка: коррекция судьбы и смерти. Туфта, но все законно. Ты ошибся.

— В чем?

— Директор — Иван Архипович Чувахин, а не Коловратский.

— Боря, я говорил, что Генрих непременно где-нибудь проколется.

— Прокололся, — подтвердил майор.

— В криминале?

— Нет, в сексе.

— Уточни…

— Гомик он в натуре.

Майор рассказал об акции Палладьева — Лошадникова. Следователь посмеялся, а затем удивился:

— У него же симпатичная подружка.

— Откуда берется эта гнусная ориентация? — удивился майор.

Рябинин мог бы объяснить, но для этого требовалось время. Сейчас его интересовал вопрос конкретный, хотя, судя по выражению «гнусная ориентация», майор ответа знать не мог:

— Боря, а его Изольда знает про склонность любимого?

— Не обязательно: педики народ хитрозадый. И такими могут быть, и этакими.

— Интересно, где он работает?

— Будешь им дальше заниматься?

— Нет, допрошу Изольду и дело прекращу.

Дверь распахнулась прямо-таки синхронно с положенной трубкой. Вызванную Изольду Рябинин видел лишь однажды, когда изымал мумию. Но вошла, кажется, не Изольда, и вошла независимо, как бы мимоходом. Будто ее путь лежал дальше, за кабинет, за следователя. Но ей пришлось упереться в стол, на который она выложила повестку и паспорт…

Она, Изольда Михайловна.

Рябинин начал заполнять анкетный лист протокола:

— Вы работаете?

— Нет.

— А чем заняты?

— Я теперь домохозяйка.

— И какое же у вас хозяйство? — спросил он, удерживаясь от бегущего следом вопроса насчет мумий, которых, видимо, надо кормить овсянкой.

— По-вашему, женщина должна ходить на работу?

— Обычно люди чем-то заняты…

— Я занята с утра до вечера: релаксация, фитнес, винтажные бутики, тай-бо…

Внешне Изольда переменилась. Он помнил ее высокую стройную фигуру, походившую на взлохмаченную статую. Каштановые волосы с металлическим отливом… Теперь остался лишь рост. Теперь она была светло-лимонной блондинкой с челкой, пересекающей лоб от одной брови до другой. Плюс узкие модные очки. Глаза, похоже, остались прежними: карими с металлическим блеском.

Рябинин понял, что она способна утопить допрос в ненужных мелочах. Надо спрашивать о главном. О мумии не хотелось — она была уже не главной, поскольку дело прекращается. Рябинина больше интересовало занятие Коловратского. Подходить к этому он начал неспешно:

— Изольда Михайловна, я имел в виду полезный труд.

— Женский труд измеряется не пользой.

— Деньги-то платят за пользу.

— Манекенщица Клаудиа Шиффер получила шесть миллионов долларов.

— Она, видимо, оделась в какой-нибудь наимоднейший прикид…

— Нет, наоборот.

— В каком смысле?

— Она в рекламе за тридцать секунд разделась догола.

За рекламой, модой и светской чепухой Рябинин не следил, поэтому замкнулся как раз на те тридцать секунд, необходимые Шиффер для обнажения. Изольда их использовала:

— Вы забыли о главном предназначении женщины — о любви.

— Да, запамятовал… Но тогда почему вы с Коловратским не состоите в браке?

— Брак к любви не имеет никакого отношения.

— Если любовь, то почему у вас нет детей?

— Боже, ну и отстой, — деланно вздохнула она.

— Ломоносов говорил: где любви нет, ненадежно и плодородие, — возразил Рябинин на отстой.

И спохватился. Опять его понесло на свободные беседы. Все оттого, что надоело однообраз


убрать рекламу






ие преступности, которая в свою очередь зависела от стандартных человеческих мотивов. Кражи, рукоприкладства да убийства… Даже хитроумных мошенников не было. Впрочем, один был, с мумией.

Разговор о любви таил некоторую опасность. Рябинин не знал, может ли он свободно распоряжаться сведениями о сексуальной наклонности Коловратского. В курсе ли Изольда, надежна ли информация, уместно ли использовать ее сейчас, не поговорить ли сперва с операми?..

— Где теперь работает Коловратский?

— Он в свободном полете.

— То есть?

— Консультирует граждан в частном порядке.

— По каким вопросам?

— По разнообразным.

— Все-таки в какой области: техника, медицина, юриспруденция?..

— Генрих сведущ во всем, поэтому люди обращаются к нему за советами.

Рябинину подумалось: зачем тратит время? Она не интересна ни как свидетель, ни как личность. Может быть, любуется красотой? Да, она привлекательна: глаза, улыбка, губы… Но в лице нет тайны — именно в лице.

— Изольда Михайловна, расскажите про мумию: как придумали, сделали, управляли ею?..

— О мумии я ничего не знаю.

— Неужели?

— Я только обслуживала постояльцев. А откуда мумия, как устроена, почему ходит — это не мое дело.

— Но мумия подходила к постояльцам?

— Управлял Генрих.

Откровенная ложь Рябинина давно раздражала. Люди защищались. Ложь, правда, создавала неудобства, потому что приходилось ее опровергать. Но ее ложь была особой, нагло повисшей на губах, которые стали узкими, на манер очков.

— Не забывайте, что вы предупреждены о даче ложных показаний.

— Помню, господин следователь.

— Когда и откуда привез Генрих мумию?

— Не знаю.

— Жили с Генрихом и его отцом в одном доме и не знаете?

— Я не жила с ними в одном доме.

— Где же вы жили?

— В городе, на квартире Генриха.

— Почему же бросили дом?

— Я не ладила со стариком. Переехала к Генриху, не видела старика и с ним никаких отношений не под держивала.

— Почему же?

— Из-за Генриха.

Рябинину не было смысла вникать в тонкости их семейных отношений, вряд ли они касались мумии. Но один момент удивил:

— Старый человек жил один в пустом доме с мумией? Как это Генриху было не жалко отца…

Рябинин уже хотел перейти к мистическим способностям родителя, но остановила Изольдина усмешка. Над кем она смеется? Над Генрихом, над его отцом, над мумией?

— Господин следователь, вы не психолог.

— Где уж мне, — согласился Рябинин, поняв, что она смеялась над ним, но все-таки спросил: — Это почему же?

— Вы до сих пор не догадались, что старик — отец не Генриха, а мой отец.

Рябинин тряхнул головой, будто захотел освободиться от очков. При чем тут «догадался», если Коловратский признал старика отцом? Рассказывал о нем, жили в одном частном доме… Похоронили на кладбище… И вдруг Изольда — дочка.

Рябинин молчал, потому что прислушивался. К чему? Верно говорят писатели — мысль шевельнулась. И теперь следователь прислушивался к ней.

— Изольда Михайловна, но владельцем дома был ваш отец?

— Нет, я собственница, но переписала дом на Генриха.

— Вы сказали, что со стариком не ладили… То есть не ладили с собственным отцом?

— Из-за Генриха, которого родитель терпеть не мог.

— Как же вместе жили в одном доме?

— Повторяю, я переехала к Генриху и с родителем дел не имела.

— А как Генрих относился к вашему отцу?

— Адекватно. Отец переселился на чердак, где и помер.

— Что вы скажете о мистических способностях отца?

— Повторяю, я два года с ним не встречалась.

Рябинин знал, почему не догадался об ее отце. Не было ни кровавого трупа, ни материального ущерба. Оригинальное, но пустяковое мошенничество. Поэтому он не расследовал, а составлял протоколы.

— Изольда, не встречалась, но хоронила его?

— Нет.

— Почему же?

— Генрих сказал, что тело отца лучше не видеть. Оно слишком долго пролежало на чердаке.

Если не хоронила, то вряд ли знала, в чем он был одет. Мысль, которая шевелилась у следователя где-то сбоку сознания — то ли под ним, то ли вообще не в голове, — наконец обернулась прозрачной догадкой.

18

 Сделать закладку на этом месте книги

Палладьеву нравился уголовный кодекс своей четкостью и ясностью. Что нельзя делать, какое последует наказание… Работа же оперативника не нормирована, не обозначена и непредсказуема. Майор лишь сказал, что Рябинин опять заинтересовался мумией и просит оперативную работу возобновить. Только не сказал, что ему нужно. Значит, проявить оперативную смекалку.

На нее, эту оперативную смекалку, не было времени, потому что криминальные ситуации возникали с частотой ДТП. Половину прошедшей ночи капитан ловил преступника. Крупного бандита, главаря мафии, банковского медвежатника, киллера, маньяка?.. Нет. Ловил пьяного идиота, который угнал иномарку, на ней задавил женщину, рассадил магазинную витрину, захватил такси и на скорости сшиб ларек «Пышки». Невредимый, побежал дворами, где капитану пришлось стрелять по ногам, потому что идиот бежал к третьей облюбованной машине…

Вместо положенного дневного сна капитан покатил в кафе «Грезы», которое, похоже, функционировало круглосуточно. Требовалось подсобрать информации. Капитан исходил из того, что Коловратский там появится лишь вечером. И удивился, обнаружив у входа в кафе «Лексус» Генриха. Неужели Коловратскому делать нечего? Или у него теперь работа со свободным расписанием?

Палладьев приткнул своего «жигуленка» подальше и приготовился ждать. Не мог же деловой Коловратский днями рассиживать в кафе? Насколько капитан понимал вип-персон, для них прибыль дороже секса.

Палладьев уселся поудобнее, но тут же переуселся в позицию колченогую — чтобы не задремать. Этим «Грезам» не помешал бы ночной шмон, который наверняка бы изловил наркоту…

Коловратский вышел из кафе и вальяжно направился к своему «Лексусу». Капитан не имел четкого плана, но даже тот, который имел, требовалось как-то уточнить…

Генрих был не один. Обняв за плечи, он вел франтоватого паренька, одежда которого здравому описанию не поддавалась. То ли шорты, то ли детские трусики в розочках; а на месте гульфика — то ли капитану показалось, то ли на самом деле — висел хоботок.

Они сели в машину и поехали. Ругнув задумчиво-неторопливого «жигуленка», капитан ринулся за ними. Если Коловратский газанет на всю мощность «Лексуса», то вся надежда на пробки, которые ему ходу не дадут. Капитан не сомневался, что Генрих везет педика к себе домой. Не в гостиницу же?

Но «Лексус» миновал улицы и микрорайоны. Уже пошли окраинные кварталы. Опер догадался, что Генрих едет в какой-нибудь загородный особняк типа ночного борделя. «Лексус» уперся в металлическую ограду кладбища и поехал по дороге вдоль нее.

Кладбище было огромно и звалось похоронным комплексом. Оно состояло из двух почти самостоятельных частей: кладбища действующего, где хоронили, и кладбища старого, где лишь подхоранивали. Возле него «Лексус» и встал.

Генрих с парнем-подружкой вышли из машины и двинулись меж могил. Вместо гостиницы?

Капитан загнал «жигуленка» в какую-то обочинную выемку и не то пополз, не то поскакал вслед за парочкой.

Если действующее кладбище проросло обильной зеленью, то на старом торчали лишь кусты, похожие на веники-голяки. Капитану пришлось использовать любой бугорок. Их было много — это все, что осталось от могил. Некоторые бугры вздыбились плитами, слова на которых уже не читались. Иногда темнели провальные ямы, заросшие и замусоренные, куда прятаться опер брезговал. Он присел за лохматый крест, от мха походивший на чудище. И подумал, что зря он так осторожничает: увлеченные друг другом, гомики ничего не замечали.

Посидев минуты три, капитан выглянул: их не было. По такой неровной земле далеко уйти не могли. Палладьев вскочил и запрыгал меж препятствий, как хороший кенгуру… Где они? Спрятались за могилой, сели в яму, легли в жидкую травку?..

Полчаса капитан прочесывал этот кусок земли по разным направлениям. Генрих с приятелем сгинули. Ждать без действий опер счел непродуктивным.

Надо к Попугалову, на тот конец похоронного комплекса. Но на тот конец пешком скоро не доберешься, капитан добежал до своего «жигуленка»…

Попугалов сидел на ящике в стороне от административного здания, под тополями. Его глаза были затянуты серой дымкой больше обычного.

— Все пьешь? — спросил капитан.

— Начальник, я человек независимый.

— Миша, ты очень зависим.

— От кого же?

— От пива.

Его задубелое лицо заметно повлажнело, словно упомянутое пиво выступило на коже.

— Капитан, меня оскорбил директор кладбища. Обозвал неприлично.

— Как?

— А как обзывают богатеев?

— Назвал олигархом?

— Хуже, назвал гегемоном.

У капитана не было времени на философские вникания. Ему требовалось помощь землекопа. Он Попугалова успокоил:

— Миша, я тоже гегемон.

— Ты. разве поддавала?

— Гегемон — это человек, который командует, а сам ничего не имеет.

Могильщик заметно успокоился. И Палладьев рассказал, как пара гомосеков на старинном кладбище исчезла бесследно.

— Капитан, ты на этот древний погост лучше не ходи.

— Почему?

— Там всякое происходит. Могилы вздымаются, кресты шатаются… Бомж по имени Арахис видел, как трахаются под землей.

— В каком смысле «под землей»?

— В натуре, крест шатался, как сильно поддатый.

— Туфту гонишь, Миша?

— Какая туфта, если Арахиса затрахали до смерти.

— В каком смысле?

— Его тем крестом и придавило.

Опер усмехнулся: слушает пьяный бред. Недоверие Попугалов заметил, поэтому добавил с веской тягучестью:

— Капитан, на том кладбище орудуют тайные силы.

— Какие силы?

— Их контора недалеко, зовется не то кис-кис, не то кускус.

Эти кошачьи звуки мгновенно высекли в сознании пресловутое «КСИС». И вслед скользнула мысль уже деловитая. Исчезли гомики, но машина-то их на месте.

Капитан ринулся к своему «жигуленку». И, пока ехал, креп в мысли, что парочка милуется в «Лексусе»…

Но «Лексуса» на месте не было. Укатили либо провалились вместе с машиной?

19

 Сделать закладку на этом месте книги

Недостаток информации… А избыток информации? Она может человека распирать. Бывало, после тяжелого многочасового допроса, заставив преступника сознаться и убедив раскаяться, Рябинин не знал, как одолеть в себе нервную радостную энергию, которая буквально срывала со стула. Но в кабинете места не было. И Рябинин покидал его и ходил по соседним кабинетам следователей в надежде поделиться своим состоянием. Но коллеги были заняты допросами и очными ставками. Тогда Рябинин чуть ли не бегал по коридору, выходил на улицу, заскакивал в буфет на чашку кофе и возвращался к себе в кабинет.

Допрос Изольды и, главное, его догадка, требовали выхода. Забежавшая секретарша сообщила, что прокурор района просит следователя зайти. Казалось бы, вот куда надо выплескивать радостное настроение… Но оно там бы не задержалось, как вода в дуршлаге. И Рябинин упрекнул себя за тупость — эмоциональную, конечно. Ведь в милиции сидят ребята, которые работали по этому делу, и мгновенно поймут то, что его кипятит.

Рябинин позвонил Леденцову и предложил встретиться. Майор согласился, готовый мгновенно вскочить в машину. Но Рябинину еще нужно зайти к прокурору…

Юрий Александрович встретил следователя неопределенной улыбкой. Рябинин на всякий случай тоже улыбнулся, разумеется, улыбкой определенной.

— Сергей Георгиевич, два вопроса… Хочу просить вас, как самого опытного работника, написать статью для религиозного журнала.

— О божьей каре?

— О Комиссии по правам заключенных.

— Не возьмусь, Юрий Александрович.

— Почему? — удивился прокурор мгновенности ответа.

— Потому что суд лишил их самых главных прав.

— Нет, Сергей Георгиевич, суд лишил их только свободы.

— А что такое «лишить свободы»? Нельзя ни передвигаться по стране, ни жить с семьей, ни иметь своего дома, ни иметь работы…

— А условия содержания в заключении разве не относятся к правам человека?

— Это правила содержания, соблюдать которые надо заставить администрацию.

Рябинин все это произнес так скоро, что казалось, не сказал, а выдохнул. Прокурор ответно вздохнул. Но следователь добавил, словно забыл поставить точку:

— Комиссия по правам заключенных… Юрий Александрович, а где Комиссия по правам потерпевших?

— Потерпевших опекают иные государственные структуры.

— Ага, опекают. В соседнем РУВД капитан заикается — попал под взрыв брошенной гранаты…

— Его пожалели и не уволили, хотя он и заикается.

— Потерпевшая Смолина, которую изнасиловали, теперь страдает психическим заболеванием…

— Да, бывает…

— А директор мебельной фабрики, которого завезли в лес, привязали к дереву и пытали? Он до сих пор в коме…

За двадцать лет работы следователем Рябинин научился различать оттенки лиц. Не выражения, что нетрудно: злость, обида, радость… А именно оттенки, почти невидимые глазу, как цветочная пыльца. На лицо прокурора легло что-то похожее на недоумение, с которым он не знал, что делать. Как и с цветочной пыльцой — не тряпкой же стирать?

— Сергей Георгиевич, неужели вы не знаете, что наказание гуманизируется? Преступники будут отбывать срок не в камерах, а на своей квартире.

— И не сбегут?

— У каждого на руке или ноге браслет, который через спутник передает местонахождение преступника. Не сбежать. Россия тоже закупила партию этих браслетов.

— Пропьют.

— Что пропьют?

— Эти браслеты.

— Сергей Георгиевич, плохого вы мнения о людях.

— О народе нужно знать правду.

Юрий Александрович догадался: Рябинин намекал не столько на молодость прокурора, сколько на отсутствие следственного опыта. Но намеком не обошлось:

— Юрий Александрович, а не стыдно?

— Что стыдно?

— Закупать браслеты д ля заключенных.

— Деньги дает Евросоюз.

— Юрий Александрович, а не прикупить ли в США гарнитур электрических стульев?

— Смертной казни у нас нет, — ответил прокурор с неожиданной суровостью.

В начале разговора он сказал, что у него к следователю два вопроса. Рябинину показалось, что после обсуждения первого вопроса нужда во втором отпала. Нет, не отпала.

— Сергей Георгиевич, поступила жалоба от гражданина Коловратского Генриха Яковлевича. Жалуется как раз на то, что вы нарушаете права человека.

— Каким же образом?

— Вы заявили, что дело о мумии прекращено. Но допросили его гражданскую жену, за ним установлена слежка, ходят опера…

— Хотел прекратить, но позже; открываются новые обстоятельства.

— Сергей Георгиевич, все у вас поперек, как в частной лавке. Хотел, похоже…

— Зато у вас все вдоль.

— Дело гражданина Коловратского положить мне на стол.

Рябинин злости воли не давал: если на следственной работе

давать ей волю, то она задушит. Но тут злоба одолела его волю:

— Да этот гражданин Коловратский из отца своей гражданской жены сделал мумию!

20

 Сделать закладку на этом месте книги

У оперов бывало всякое, но иногда случались прямо-таки артефакты. Коловратский сделал из высохшего старика мумию. Но кого же он похоронил вместо?

Надо туда, в землю, под землю…

Рассказ землекопа Попугалова и новая информация подстегнули уголовный розыск. На второй день Палладьев был уже в фирме «КСИС». В приемной сидел лишь один сотрудник в зеленом халате и шапочке такого же цвета — тот, который вел запись пациентов. Он капитана удивил:

— Узников Петр Фатьянович?

Запомнил. Впрочем, был журнал с записью. Лишь бы не спросил паспорта, но он спросил другое:

— Почему ушли?

— Живот свело. Наверное, испугался встречи с Иваном Архиповичем.

— А теперь чего хотите?

— Жить, чтобы живот от страха не сводило.

И без того цепкий взгляд парня стал каким-то узким, будто захотел взрезать пациента и проникнуть глубже. Капитан улыбнулся растяписто:

— Хочу получить этого… витамина.

— Купите яблок.

— Не так я сказал. Вещество, от которого человек крутится волчком на работе и вообще в жизни.

— Адреналин, что ли?

— Вот! Мне сказали, что надо заняться этим… интимом.

— В нашей фирме?

— Нет, не интимом, а как-то похоже. Когда для смелости делаешь то, от чего колбасит.

— Экстрим?

— Ага, он. Якобы есть в вашей фирме.

— А кто сказал?

— Один кореш, да неважно. Я готов платить.

Парень улыбнулся. Наверно, экстремально, потому что его губы сложились, как пара непропеченных оладушек. Больше взгляду зацепиться было не за что. Впрочем, уши. Они были крупны и оттопырены настолько, что при желании он мог бы ими похлопать. Не похлопав, он сказал:

— Наш экстрим в английском стиле.

— А мне хоть в африканском.

— Покойников не боишься?

— Я владею рукопашкой.

— Да они гнилые, — усмехнулся парень беззвучно.

— А я крещеный.

Капитан мог бы порассказать, сколько разложившихся тел ему пришлось вытаскивать из квартир, петель, подвалов… Но он молча уставился на тот постер, где изображалась вскрытая черепная коробка с мозгами.

— Две тысячи рублей, — уведомил фирмач.

Капитан вынул из кармана две предусмотрительно отложенные купюры и протянул, но ушастый не брал:

— Надо четыре тысячи.

— Ты же сказал две…

— На одного, а за двоих четыре.

— Кто второй?

— Ты же будешь с бабой?

— Нуда, с ней, — догадался капитан, что это необходимое условие, скорее всего, чисто коммерческое.

— Приходи сюда ровно в полночь…

И у Палладьева возникло неотложное дело — до полуночи найти покладистую бабу. Он дружил с девушкой, которая наизусть читала поэтов серебряного века и носила редкое имя Виталина. Можно ли женщину с таким именем вести к мертвецам? По дороге в РУВД капитана осенило — Антонина. Секретарша, заочно учится на юридическом, намеревается быть следователем и заходит в кабинет оперов выкурить сигаретку. Капитан подозревал, что она положила на него свой карий глаз. И капитан заскочил в магазин за конфетами…

Оперов в кабинете не было. Палладьев звякнул в канцелярию и попросил Антонину зайти. Она прибежала мгновенно.

— Тоня, покурим?

Секретарша расцвела, но все-таки удивилась: не за этим же вызвал. Капитан размышлял: с чего бы начать?

— Антонина, как ты проводишь время?

— Лекции, хожу в кино, записалась в секцию художественной гимнастики…

— Старуха, ты отстала. Сейчас в моде аква-аэробика, стэп-аэробика плюс релаксация уже без аэробики.

— Много времени уходит на прическу и макияж.

Капитан не понимал, на что уходит это время, если теперь волосы у девиц тяжела висят вдоль ушей.'Ему казалось, что эти свободные волосы у всех немыты. Лицо Антонины было вообще-то весьма живенькое за счет юрких глаз, бегающих любознательно.

Палладьев достал из сумки коробку с конфетами и положил ей на колени. Антонина на нее выронила горящую сигарету. Капитан повода для смущения ей прибавил:

— Тоня, хочу тебя пригласить…

— В театр?

— Не совсем.

— В кино?

— Лучше, Тоня.

— Неужели в ресторан?

— Еще лучше.

— Куда же? — спросила она, улыбкой обозначив, что согласна на любое место.

— На кладбище, Тоня.

— В переносном смысле?

— Нет, в прямом.

Капитан признался, что проводится оперативное мероприятие и потребовалась ее помощь. Антонина и этому обрадовалась. Капитана торкнула совесть: имеет ли он право так использовать отношение к нему девушки? Но успокоился: делал не в личных целях, а в интересах службы.

Договорились встретиться в полночь здесь, в РУВД. Палладьев попросил:

— Тоня, перестань звать меня «товарищ капитан». Игорь я.

21

 Сделать закладку на этом месте книги

Есть некоторое соответствие криминального эпизода масштабу личности преступника. Мелкий вор лезет в квартиру, крупный — грабит банк. Коловратского Рябинин не понимал.

Образован, умен, энергичен, рукоделен… И придумал малоэффективный способ извлечения доходов — английский стиль. Сдавать комнату с мумией. Крупные дельцы строили финансовые пирамиды, создавали дутые фирмы, проворачивали махинации с ценными бумагами… Рябинину приходилось расследовать преступления, где выступали фальшивые генералы, депутаты, артисты, дипломаты. Гребли деньги лопатой.

Рябинин вспомнил исторического мошенника, корнета Савина. В феврале семнадцатого года каким-то образом он стал начальником охраны Зимнего дворца и продал его американцу. Оформил сделку так: в архиве взял какой-то официальный документ, текст отрезал, верх с грифом фирмы оставил, сделал оттиск двуглавого орла с монеты и приложил связку старых ключей. В расписке значилось, что он, Савин, продал Зимний дворец такому-то. От американца получил два чемодана денег.

Не английский стиль, а русский.

В кабинет как-то громоздко вошла миниатюрная дама, помощник прокурора по общему надзору. Ее громоздкость была от спутницы, пожилой высокой женщины.

— Сергей Георгиевич, — сказала помощница прокурора голосом, прокуренным до хрипоты, — помоги разобраться с жалобщицей. Что-то с похоронами. Смахивает на уголовщину.

И ушла, не сомневаясь, что поможет. Отчего не помочь, если не допрос: протокол не нужен, и, главное, не надо включать ни волю, ни интуицию.

— Садитесь, как вас звать?

— Ирина Марковна.

— На что жалуетесь? — по-врачебному спросил Рябинин.

— На похоронное бюро. Всюду писала, и везде отказ.

— А в дирекцию кладбища? — конкретизировал вопрос следователь, коли дело похоронное.

— Как же, вот ответ.

— А в администрацию города?

— То же самое, вот…

— А в милицию?

— Даже заявление не приняли.

— Ну а в суд?

— Письменный отказ.

Перед Рябининым лежала стопка ее заявлений. Он пробовал вспомнить еще какой-нибудь официальный орган. Женщина решила ему помочь:

— Теперь пришла к прокурору. Если и вы не поможете, то пойду в Страсбургский суд.

Рябинин знал, что при изучении бумаг возникают неясности. Тем более заявлений граждан. Зачем читать, если проще выслушать живого человека?

— Ирина Марковна, расскажите кратко, в чем суть вашей жалобы.

— Мой супруг умер от инсульта.

— Давно умер?

— Почти год назад.

— Переживаете до сих пор?

— Виновата я сильно перед ним.

Допрашивая, нельзя задавать вопросы, которые повлекут кучу ненужной информации. Но Рябинин не допрашивал.

— Ирина Марковна, в чем, если не секрет, провинились?

— Увидела во сне, что Алексей, мой супруг, помер от инфаркта.

— Так, — такнул следователь, поскольку она дала паузу.

— И якобы помер десятого сентября…

— Так, — еще раз такнул Рябинин.

— А приснилось это второго сентября. Представляете ситуацию?

— Не совсем, — признался следователь.

— Сон второго, а десятое впереди. Мне бы промолчать, а я про сон Алексею сообщила. Теперь поняли?

— Нет.

— Именно десятого муж скончался. А не сказала бы, он бы жил.

— Неизвестно, — заверил ее Рябинин почти сурово, чтобы оборвать этот разговор.

Она усмехнулась с каким-то укоряющим подтекстом. Лучше бы прочел ее заявления, которые сочинялись наверняка без всяких подтекстов. Женщина молчала, словно выжидая, когда до него дойдет смысл ее слов. И Рябинин посоветовал:

— Если считаете себя виновной, то сходите на могилку, положите цветы.

— На прошлой неделе я повинилась ему лично.

— Как понимать «лично»? Он же умер…

— Да, но меня выслушал. Даже один глаз приоткрыл.

Рябинин шире открыл оба глаза. Поскольку не допрашивал, то протокола не вел и поэтому не знал, кто она. Возраст, занятие, образование… Тонкие, бескровные до белизны губы, как бы натянутые от одного угла рта до другого. Тяжелое длинное платье и тяжелые очки; Седоватые волосы легли на лоб и налипли на стекла: казалось, что глаза отставлены далеко от стекла и не смотрят, а подглядывают.

— Вы говорите о похоронах? — спросил Рябинин, хотя и тогда приоткрыть глаза он не мог.

— Нет, про ту же неделю.

— Он же в земле?

— Откопали.

— Вы?

— Рабочие, по моей просьбе.

— Зачем же?

— Повторяю: чтобы выпросить прощение.

— Но ведь труп сгнил! Какой «приоткрытый» глаз?

— Алексей лежал как живой. Ни волосинки с головы не упало.

Рябинин вздохнул от невидимой тяжести. Вместе с большой порцией воздуха пришла мысль: пусть с этой дамой разбирается Страсбургский суд. Если он что-нибудь поймет. И Рябинин спросил уже просто так, на всякий случай:

— Ирина Марковна, чем вы объясните такое состояние мужа?

— Особым даром Ивана Архиповича.

— Вы к нему обращались?

— А к кому же еще? Архипычу дадена божественная сила.

Рябинин смолк, как загустевший бетон. Иван Архипович из фирмы «КСИС», в которой побывал капитан. Где варят овсянку… Дело о. мумии приобретало новый и пока неясный оттенок.

— Ирина Марковна, мужа повидали, извинились… А на что жалуетесь?

— На Ивана Архиповича, взял с меня десять тысяч долларов.

— А на выкапывание мертвецов нынче какие расценки?

— С Марии Утятиной он взял семь тысяч.

Рябинину показалось, что ему на грудь легла вся тяжесть современной мещанской жизни с ее долларами, иномарками, особняками и средним классом. Но это лишь едко-вопроси-тельный взгляд женщины лег на его взгляд.

— Ирина Марковна, подождите идти в Страсбургский суд… Я попробую разобраться.

22

 Сделать закладку на этом месте книги

От райотдела до фирмы «КСИС» они ехали на такси: в своей машине или в милицейской капитан боялся засветиться. Вертолетоухий уже ждал с машиной — он засветиться не опасался. Капитан пробовал определить модель, но не удалось, поскольку летние белые ночи серы. Явно не «Лексус».

Антонина оделась, как за грибами: сапоги, плащ с капюшоном… Не хватало лишь корзины. Впрочем, был полиэтиленовый мешочек.

— Что в нем? — спросил капитан.

— Фонарик, бутерброды…

Доехав до старого кладбища, они вылезли и двинулись за лопоухим. Боясь споткнуться и оступиться, шли за ним гуськом, как по минному полю. Не шли, а петляли. Удивительно, как их проводник различал дорогу. Топали до тех пор, пока земля не образовала некоторый уклон — здесь кладбище упиралось в овраг, заросший кустами. Видимо, тут никто не ходил.

— Ступала ли сюда нога человека? — поинтересовался капитан.

— Пришли, — бормотнул проводник.

Он включил свой фонарь и осветил то, куда они пришли…

Заброшенный склеп. Вросшая в землю коробка из бурого замшелого кирпича. Сверху лежит бетонная плита — это уже новодел. Там, где положено быть кресту, торчит что-то вроде трубы. Кованая дверь с навесным замком проскрипела, будто гусь прогоготал.

— Входите, — сказал ушастый, освещая склеп.

Воздух насыщен земляной сыростью. До потолка можно достать рукой. Одна скамейка. У ржавой стены какое-то сооружение. Тьма такая, что ее уже фонарь не берет. Развесистоухий предупредил:

— Трубу не заткните, а то задохнетесь. Я приду в шесть утра и вас отопру. Досидите?

— А если не досидим?

— Звоните, мобила у вас есть.

Капитан подтвердил и задал вопрос жизненный:

— Командир, а как с удобствами?

— В углу есть сливная дыра.

— Да, сервис неважный.

Антонина подошла к сооружению у стены почти крадучись. Заглянув, она вроде бы не поверила увиденному:

— Господи, что это?

— Гроб.

— Но в нем матрас…

— А вы разве трахаться не будете?

Палладьеву захотелось дать ему такого пинка, чтобы его вертолетные уши завертелись и сволокли бы этого представителя фирмы в соседний овраг. Поборов это желание, капитан заметил нравоучительно:

— Мы пришли насчет адреналина.

— Насчет его достаточно хватить стакан водки.

— Неужели сюда ходят ради траханья? — зло удивился капитан.

— Не просто траханья, а траханья в гробу.

— Не улавливаю…

— Чего не улавливаешь? В пьяной компании о чем говорят?.. Один хвастает, что «зелени» настриг; второй — что новую «Тойоту» купил; третий — что отдыхал на Мальдивах; четвертый — что купил любовнице шубу из гепарда… А ты спросишь: пацаны, а кто из вас трахался в гробу? Они и заткнутся.

Ушастик деловито посмотрел в гроб, пошарил там лучом и шагнул к двери. Уже открыв ее и подышав свежим воздухом, сообщил, как рачительный хозяин:

— Раньше за ночлег мы брали дороже.

— Почему же?

— Тогда в гробу лежала мумия.

— Кукла? — попробовала удивиться Антонина.

— В натуре, с черепом и пустыми глазницами.

— Где она теперь? — спросил капитан, потому что секретарша начала озираться, пробуя увидеть ее в углу.

— Поехала в Египет, — хихикнул ушастик и ушел.

Тоскл


убрать рекламу






иво скрипнула дверь, туго стукнул замок. Антонина

села на скамейку, отвернувшись от гроба. Капитана начала было грызть совесть: к чему затеял эту операцию, да еще вовлек девушку?.. Но информация про мумию его взбодрила — есть ради чего терпеть этот бункер. И он сел рядом с секретаршей — разумеется, спиной к гробу:

— Тоня, ты жива?

— Не думала, что у вас такая трудная работа…

— Чего же трудного? Не опасно, не холодно, не мокро, не шумно. Вот когда засада где-нибудь на крыше или в подвале… А тут и полежать можно.

— Где?

— В гробе, то есть в гробу.

Антонина дернула плечом, словно толкнула. Капитан пожалел о своей шутке. О тяжких и страшных засадах он мог бы порассказать, но был не тот момент. Сейчас нужен разговор спокойный, вроде сказки на ночь.

— Антонина, давай поговорим…

— О чем?

— Хотя бы о любви. Какая теперь любовь… По радио шлют приветы… Девица просит: передайте Сереже, что я хочу его… На всю страну… Неужели к тебе парни не липнут?

— Я не современная. В боулинг не играю, не увлекаюсь шопингом…

— А допингом?

— Только сухое вино…

Палладьев иногда включал фонарик, чтобы посмотреть на часы. Тогда Антонина оглядывалась на гроб. Но тьма была такая, что казалось, она давит на время и удерживает его. Минул всего час…

— Тоня, ты современна — куришь.

— Дурака валяю.

— Похоже, замуж не торопишься, что тоже модно.

— Насмотрелась на замужество подруги. Не свадьба была, а шоу. Утром входит в ванную, а там сидит незнакомый лысый мужик. Муж без парика. А был курчавый.

— Ну и что?

— А их жизнь пошла кувырком.

— Разошлись бы.

— Они договорились: он купил автомобиль, она завела любовника. Курчавого…

Капитан прислушивался. Если темнота была полной, то тишина разбавлялась звуками и поэтому казалась подозрительной. Поверху, по крыше что-то проскакало: не заяц же и не белка? В гробу шуршало, скорее всего лягушка. Не мумия же? Стены иногда вздыхали, хотя кирпич давно осел. Капитану захотелось приколоться и спросить у своей напарницы, не кладбищенские ли это покойники вздыхают?

Он глянул на часы — три с минутами. И перевел луч на полиэтиленовый мешочек:

— Антонина, что там у тебя?

Там оказалось десять котлет: крупных, пышных, с хрустящей корочкой и, главное, сохранивших тепло. Антонина съела четыре, капитан шесть. И ему пришла, а точнее, вернулась мысль — не пора ли жениться? Для этого надо всего лишь убрать из квартиры штангу и задвинуть под диван набор гантелей. Ну, и заменить на кухне плиту, когда-то белую, а теперь в коричневую полоску из-за убегавшего кофе. И выбросить из холодильника все позеленевшие продукты. И не пускать в квартиру оперов с ящиком пива. А, и найти подходящую девицу.

От котлет на душе капитана так потеплело, что взыграла прикольная мысль.;. Молодежь желает романтических знакомств и свадеб. Едут за границу, идут в горы; обнявшись, прыгают с парашютом… А кто может похвастать, что сделал предложение ночью на кладбище, в склепе? Поев теплых котлет…

— Антонина, вкусные котлеты.

— Я вообще хорошо готовлю. Могу, например, из грибов лисичек сделать кальмаров. Нарезать их лапшой, отварить, заправить майонезом…

— Тебе предложение делали?

— Был Саша. Звал меня одуванчиком. Но все кончилось. смехом.

— Расскажи, наше место для смеха подходящее.

— Месяцев шесть встречались. Как-то мама послала нас в булочную. При возвращении пошел дождь, а мы решили в сквере посидеть. Скамейки мокрые. Саша положил под меня сумку с булкой. Ну, я присела. Дома извлекла мама батоны, а

они расплющены. Кто их так? Сашка объяснил: это отпечаток зада вашей дочери. Ну, мы с ним и расстались.

— Он тебя любил, — догадался капитан и глянул на часы.

Пятый.

Над головой не то в трубе прошуршало, не то в ней прокатилось. Не вьет ли птица гнездо? И без того дышать трудно. Надо спугнуть, но нет ничего тяжелого, чтобы стукнуть по трубе. Капитан извлек из кобуры пистолет и раза три ударил по трубе — она затихла. Антонина прошептала:

— Будешь стрелять?

— В кого?

— В мумию.

— Думаешь, ее пуля возьмет?

— Не знаю, но в сериалах всегда стреляют.

— Да, в сериале за ночь человек десять бы положили.

Видимо, от сырого воздуха стало зябко. Казалось, что к

концу ночи темнота сделалась жидкой и пропитывает одежду. Говорить не хотелось. Сомкнув плечи, они молча просидели до утра…

Ровно в шесть дверь проскрипела с некоторым трудом. Они вышли обнявшись, поддерживая друг друга. И стали хватать воздух ртами, будто только сейчас начали задыхаться.

— Ну как? — спросил ушастый.

— Классно, — заверил Палладьев. — В этом склепе надо подержать все население города.

— Зачем?

— Чтобы ценили воздух и солнце.

Свою мысль он хотел развить, но за спиной ушастика стояла женщина. Она усмехнулась:

— Здравствуй, капитан.

— Доброе утро, Изольда. Принесла овсянку?

Она что-то ответила, но в его сознание уже вонзился вопрос… Если Изольда в фирме, а директор Иван Архипович Чу-вихин, то где же Генрих Коловратский? Капитан заспешил…

Он проводил до дома Антонину и прямо на панели извлек мобильник и позвонил Леденцову на квартиру:

— Товарищ майор, я знаю, чей труп лежит в гробу вместо отца Изольды…

— Чей же? — спросил Леденцов сквозь сон.

— Генриха Коловратского.

23

 Сделать закладку на этом месте книги

Рябинин считал: чем выше культура, тем ниже преступность. Но жизнь общества этой четкой формуле не подчинялась. Не потому ли, что рост культуры походил на рост жгучей крапивы. «Мерседесы» и фитнесы, нудисты и садисты, сити и трансвеститы, рублевка и тусовка, подиумы и медиумы, кич и ВИЧ… Интернет, трансгенные продукты, коллайдер… Или вот альтернативный евро-поп…

В кабинет элегантно вошла молодая женщина, наверняка не вызванная повесткой — вызванные ходят не элегантно. И спросила, как обвинила:

— Вы следователь Рябинин?

Пришлось признаться.

— А я Мария Антоновна Утятина.

Последние слова она произнесла с заметной неохотой: видимо, стеснялась своей фамилии. Рябинин вспомнил: та женщина, которую упомянула предыдущая женщина и которой обозрение покойника обошлось дешевле. Пришла, не дождавшись повестки?

Он изучил ее паспорт и заполнил справочный лист протокола допроса. Допроса кого: свидетеля или потерпевшей?

— Образование?

— Высшее.

И не уточнил, какое высшее: техническое, гуманитарное? В последние годы образование стало таким, что и узнавать о нем неинтересно. Учились кое-как, за плату, или вообще диплом покупался.

— Кем работаете?

— Сетевым концепт-менеджером.

Он не стал уточнять, что это за специальность, чтобы не выглядеть чайником. И удивился собственной перемене: когда был молодым, то старался выглядеть лишь официально-вежливым. А теперь с этими продвинутыми дамами хотелось соответствовать времени.

— Мария Антоновна, знаете, что меня интересует?..

— Да. В апреле умерла мама. Хоронили ее подруги по бывшей работе, пенсионеры…

— А вы?

— Я была в Лондоне.

— Зачем? — глупо спросил Рябинин.

— А зачем миллионы ездят за рубеж?

— Усваивать.

— Что усваивать?

— Английский стиль.

— Не поняла…

— Кушать овсянку, — растолковал он.

Ее взгляд оживился иронией. Ну да, он не предлагал закурить и не стучал кулаком по столу — он вел себя не как следователь. Ее ирония вызвала у него ответное раздражение, которое толкнуло уж совсем на несуразный вопрос:

— На Эйфелеву башню забирались?

— Она в Париже.

— Я хотел спросить, Биг-Бен еще тикает?

Рябинин испугался: сейчас женщина встанет и уйдет обиженно. Неужели его разозлило ее отсутствие на похоронах матери? Или раздражал ее наряд, который он видел в каком-то гламурном журнале? Широкий охотничий пиджак с множеством карманов, хлястиков, клапанов. Кажется, стиль Норфолк времен Шерлока Холмса.

— Почему не приехали на похороны? — спросил он как можно отстраненнее.

— Не смогла.

— Почему?

— Находилась в командировке.

— Руководство не отпустило?

— Сама не поехала. Видите ли, я была лицом фирмы. Знаете, что это такое? Я рекламировала продукцию фирмы.

На подобную должность брали девиц смазливых. Видимо, он не мог оценить внешность из-за английского наряда, который его взгляд как-бы рассеивал. Рябинин вообще считал, что красота вышла из моды. Теперь к ней требовался какой-нибудь прикольчик. Он вспомнил потерпевшую Жестянникову, которая жаловалась на одиночество и вставила в зуб бриллиантик: через неделю ее изнасиловали.

— Вернувшись из Англии, я сходила на могилку и поняла, что не будет мне покоя, если не увижу маму и не попрошу у нее прощения.

— Как это — увижу? Она же в земле.

— Мне подсказали про фирму, которая откапывает умерших и показывает.

— Мария Антоновна, что за фирма?

— Зачем копаетесь в этом деле, если моих переживаний все равно не поймете?

Он мог бы объяснить, что ее терзает. Совесть, которую современные рыночные людишки выбросили на свалку, как перележалый товар. Но при ее помощи Рябинин почти всегда знал, говорит ли обвиняемый правду. Из-за нее у скрывшихся преступников не получалось нормальной жизни; из-за нее притаившиеся убийцы вскрикивали по ночам; и она, совесть, достигнув критической массы, как урановые стержни в реакторе, заставляла убийцу добровольно явиться к следователю.

— Фирма зовется не то «Скиф», не то «Ксиф», — сообщила-таки Утятина. — Наметили ночь и договорились о цене.

— Кто брал деньги, кто копал, где?

— На старом кладбище.

— Там же не хоронят?

— Нелегально можно, у кого нет денег для кладбища центрального. Командовал сам Иван Архипович, рыли двое рабочих. Были еще люди…

Этого ночного действа Рябинин не мог представить. Какое-то средневековье. И ради чего? Чтобы попросить извинения у трупа?

— Мария Антоновна, но ведь ночь, темно…

— Светили.

— Факелом?

— Фонариками.

— Могила же, яма с гробом… Что там видно?

— А не глубоко, метр с небольшим, мама лежит как живая…

Рябинин удивлялся — не то на себя, не то на эту женщину. В молодости эти ее бредни оборвал бы, а сейчас слушает и даже пробует разобраться. Он не совсем понимал теперешний стиль жизни. Не сделался ли этот стиль английским, вернее, американским? К примеру, пропала интеллигенция — вместо нее либералы. А кто эта Утятина? С одной стороны, сетевой концепт-менеджер, а с другой — ночью выкапывает трупы.

— Мария Антоновна, неужели вас не удивило, что тлен не коснулся ее тела?

— Меня удивила родинка.

— Что за родинка?

— Такие зовутся «мягкими бородавками», крупная, темно-коричневая, на подбородке ближе к шее…

— Чего же удивительного?

— Раньше-то ее не было.

Рябинин много повидал вскрытых и невскрытых тел, но не знал, могут ли после смерти возникать родимые пятна. Надо спросить. у судмедэксперта Доры Мироновны. Но его насторожило другое:

— Как же вы смогли эту родинку высмотреть?

— Я уже говорила, что яма неглубокая. Легла на край могилы, навела фонарик… Увидев родинку, уже ничего не разглядывала. Лишь прочитала заготовленные слова. Ведь дали смотреть какую-то минуту…

Она закончила говорить, видимо, не договорив. Рябинину показалось, что недосказанное вырвалось без слов и повисло в воздухе, ожидая дополнительной энергии. Он ее добавил кратким и грубоватым восклицанием:

— Ну?

— Я им недоплатила тысячу долларов. Вчера зашла в этот «КСИС» и деньги внесла. Девушке, видимо менеджеру… По имени Изольда…

— Ну?

— У нее на подбородке темная родинка. Та самая…

24

 Сделать закладку на этом месте книги

Леденцов вместе с начальником РУВД вернулся от главы администрации района. Майор не сомневался, что от злости его лицо сейчас краснее собственной рыжей головы. Впрочем, голова давно пожелтела, словно выросла. Он вылез из машины, чуть не наступив на поджидавшего Лошадникова. Отпрыгнув, участковый заговорил:

— Товарищ майор, разрешите обратиться?

— Валяй, — раздраженно бросил на ходу Леденцов.

— Я насчет перевода в уголовной розыск…

— Лейтенант, завтра приходи в центральный парк и начнешь.

— Что начну?

— Служить в уголовном розыске.

— Что делать конкретно?

— Разве не знаешь, что завтра в парке пивной фестиваль? Представляешь, какие хлынут мутные потоки?

— Пива, товарищ майор?

— Лошадников, кто же пиво льет на землю?

— A-а, потоки карманников? — попробовал участковый понять суть этого стремительного разговора на ходу.

— Потоки мочи, лейтенант: на весь парк всего два туалета.

— А при чем тут милиция?

— Будем отлавливать.

— Кого?

— Писающих граждан.

Леденцов вошел в здание РУВД и направился к своему кабинету осторожно, словно боялся обварить встречных граждан злостью. Дня не проходило, чтобы не отвлекли на дела пусть важные, но не касающиеся оперативной работы: оцепление по поводу приезда зарубежного деятеля, оцепление по поводу приезда своего государственного деятеля, оцепление по поводу стихийного бедствия, оцепление по поводу шумного лагтинга, праздничное оцепление… А другие мероприятия — не оцепления? Подчиненный напился, ребенок пропал в подвале, пьяный с крыши стреляет, бродячие собаки напали на женщину с коляской, на балконе третий день мужик лежит: спит или труп?..

Возле окна дежурного взвился крик:

— Дойду до главного мента!

Голос вроде бы не мужской, не женский и не совсем человеческий — визгливая хрипотца. Леденцов подошел. Скандалила весьма пожилая женщина, вернее, старушка, а точнее — бабка. Леденцов спросил у дежурного:

— Что ей нужно?

— Ищет своего мужа, который пропал не то в прошлом году, не то в позапрошлом.

Леденцов подступил к ней, сообщив почти злым голосом:

— Гражданка, я главный мент!

— Не похож, — хихикнула она.

— Как это — не похож?

— Ростом не вышел, сивый…

— Гражданка, я был высоким и рыжим, но от скандальных посетителей выцвел и стал ниже.

— Чем это я скандальная?

— Вам же объяснили, что надо написать заявление.

— Какое заявление… Мне семьдесят девять лет, руки дрожат… Смотришь по телевизору ихние фильмы про ихнюю милицию… Там жалобщика не только выслушают, но и кофею нальют…

Словосочетание «ихняя милиция» легло на сознание с непонятной свежестью. Он работал не в ихней милиции, а в своей. За восемнадцать лет службы из рыжего стал почти белым, вернее, серым, а точнее, сивым. Это волосы, а с душой произошел ли обратный процесс — из белой и светлой не сделалась ли она темной и черствой?

— Бабушка, как вас звать?

— Серафимой Никитичной Бугоркиной.

Он привел ее в свой кабинет, устроил на самый удобный стул и спросил тягуче-сладковатым голосом, который полагал за вежливый:

— Серафима Никитична, чай, кофе, виски?

— Чего?

— Спрашиваю, что будете пить: чай, кофе, виски?

— Ничего не буду, — испугалась она.

Майор согласно кивнул, поскольку чая с кофе у него не было, а запасная бутылка водки хранилась нераскупоренной. Старушка глядела на него с выжидательным напором, будто не она пришла с жалобой. Ну да, он для чего-то привел ее в кабинет. Вот Бугоркина и ждала. Майор ее поторопил:

— Серафима Никитична, какая претензия к милиции?

— Начальник, меня черт попутал.

— Бывает, но тогда надо идти в церковь.

— Помер мой старик. Надо хоронить, а денег нет. Ну, здесь черт и явился.

— С рогами?

— С рогами в машину не влезешь. А у него она лаком покрыта…

— А сам чем покрыт?

— Костюм из розовой кожи. Вежливый, как теленок. Пришел мне помочь. И дает пять тысяч рублей. Ну, взяла.

— Похоронили?

— Я собрала Ивана в дорогу. А чего там собирать… Купила у бомжа военный китель… обрядила, и тут меня стукнуло: ведь продала Ивана… вместе с паспортом.

Майор забеспокоился, почувствовав, что старушка выдает очень ценную информацию. Правда, он сразу не мог сообразить, чем она ценна. Видимо, его обычно невозмутимое лицо чем-то возмутилось, потому что старушка выжидающе напряглась и в своем белом капоре и светлой накидке стала походить на мучного червя. Майор кашлянул нервно:

— Серафима Никитична, а какая у вас жалоба?

— Чтобы милиция нашла тело моего Ивана. Похороню его по-человечески.

— Так, а фамилия мужа тоже Бугоркин?

— Я Бугоркина по первому мужу. У Ивана была фамилия Чувахин, Иван Архипович.

Наверное, подергивание руки майора походили на конвульсию, но это он волей пресекал ее бросок к телефону, чтобы звонить Рябинину.

— Серафима Никитична, я знаю, где он похоронен.

25

 Сделать закладку на этом месте книги

Рябинин не знал, от чего зависит расширение-сжатие Вселенной, но сжатие его времени зависело от притока новой информации. Покупка Коловратским трупа не удивила: это ложилось в русло его деятельности с мумией. Но он стал заурядным уркой, работающим по чужому паспорту.

Похоже, что бизнес Коловратского поставлен на широкую ногу. Рябинин поручил уголовному розыску проверить оба кладбища. Майор Леденцов бросил на эту работу всех оперов и уже через день вручил следователю список: одиннадцать граждан обращались к Чувахину-Коловратскому с просьбой вскрыть могилы. Пора было начинать активное расследование: допросы, очные ставки, выемку документации, обыски, опознания… Преступная картина сложилась — надо лишь закрепить процессуально. И поспешать, ибо Генрих с Изольдой могли пуститься в бега.

Рябинин, как он говорил, усмехнулся внутренними органами. То есть про себя: нет, картина еще не сложилась. В ней не было яркого и, может быть, главного мазка. На предварительном допросе у оперативников побывали все одиннадцать граждан. Они рассказали, что все усопшие, уже пролежавшие в земле, выглядели пугающе свежими.

Как Коловратский это делал? Не колдовство же, в самом деле? Рябинин надеялся выйти на разгадку через родинку у Изольды… Но какая связь родинки с трупами? Надо размышлять не спеша, без суеты, в тишине. А что есть тише погоста?..

Рябинин взял машину прокуратуры с водителем. Капитан прислал, как он заверил, верного мужика, который якобы на кладбище родился и меж могил женился. Фамилия работника кладбища следователю понравилась — Попугалов. Они поехали на кладбище, старое…

О его возрасте говорили не столько земельные провалы, упавшие кресты и окривевшие изгородки, сколько зеленоватый и какой-то потертый мох. Он покрывал могилы, гранитные плиты и те же кресты. Попугалов хотя и родился среди них, но цеплялся ногами почти за каждую. Видимо, от пива, запах которого вился за ним почти видимо. В порядке оправдания он сообщил:

— Как-то здесь на череп наступил.

— Лежал на земле?

— Да, вылез из разрытой могилы.

От нового кладбища это место отличалось тем, что здесь не было захоронений современных криминальных авторитетов, с их пошлым кичем. Не было мраморных склепов, стеклянных пирамид, громадных саркофагов и разных беседок и ротонд. И народу не было, кроме двух бродящих старух. Попугалов объяснил:

— Ищут лекарственные травы.

— На кладбище?

— Растения сосут живительные соки из покойников.

— Какие живительные соки у мертвецов?

— Какие остались.

Кладбище безлюдно, но следы пребывания человека на каждом шагу: бутылки, полиэтиленовые мешочки, бумага… Но больше всего пивных банок, которые летели из-под ног с пустыми жестяными звуками. У обрушенного склепа чернело кострище. Удивленному гмыканью следователя Попугалов объяснил:

— Продвинутая молодежь жарила шашлыки и пила водяру.

— Неужели?

— Потом хором пела «Мурку» и трахалась.

— На кладбище?

— Теперь свобода.

Попугалов, этот «верный мужик», был, видимо, набит кладбищенской информацией. Его стоило пригласить в прокуратуру на допрос. Чтобы сэкономить время, Рябинин надумал порасспрашивать его походя. Тем более что землекоп сам заговорил о сборе растений и молодежи.

— Попугалов, тут, наверное, бывают события загадочные?

— Такие, что захочешь перекреститься.

— Например?

— Баба тут родила.

— От страха?

— Да, но беременной не была.

На юмориста землекоп не походил. Рябинина, конечно, интересовали загадочные эпизоды, но не столь фантастические. Попугалов же вспомнил еще один случай:

— Дело было на кладбище действующем. Вскрыли могилу на законном основании и у покойника из уха достали бриллиант.

— Как же он попал в ухо?

— Во время похорон родственничек спрятал.

Наверное, со стороны следователь походил на землемера.

Вернее, на счетчика могил, потому что держал в руке листок с планом, начертанным капитаном. Большим крестом отмечен склеп, где Палладьев с секретаршей набирался адреналина. Мелкими крестиками обозначены одиннадцать потревоженных могил. Что они свежекопаны, видно и без обозначений. Рябинин подумал о представлении, которое надо внести в администрацию района на директора кладбища, разрешавшего здесь подхоранивать.

— Попугалов, а ты слышал, что усопшие здесь лежат как живые?

— Не гниют те, кого родители прокляли.

— А могилы раскапывают?

Землекоп замялся и ответил с явной неохотой:

— Всяко бывает. Одной матери цыганка нагадала, что ее дочка лежит в гробу живая…

Рябинин ощутил внезапное беспокойство. Так уже было, так уже бывало… Это догадка пробивается и никак не может пробиться на ясную гладь сознания. Надо постоять, надо подумать…

— Попугалов, а почему трава не растет?

— Вон же зеленеет…

— Только на одном краю, у оврага.

— Видать, здесь люди зарыты пакостные.

— Ну а серьезно?

— Наклон почвы тут в сторону оврага, дождевая вода скатывается…

Рябинин стоял, потому что для идущей догадки недоставало единого штриха. Это кладбище надо не наскоком оглядывать, а изучать с замерами, анализами и эксгумацией. Землекоп шагнул в сторону оврага, полагая, что следователь пойдет туда, куда стекала вода. Но Рябинин показал туда, откуда вода стекала.

— Следователь, там кладбищенский тупик.

— Попугалов, не там ли последний штрих?

26

 Сделать закладку на этом месте книги

Утренние часы у судмедэксперта самые занятые — вскрывают трупы. Поэтому Рябинин подъехал в бюро к концу рабочего дня. Судмедэксперт Дора Мироновна улыбалась ему со смыслом, который означал вопрос: «Все ловишь?» Он улыбнулся адекватно, что значило: «Все режешь?» Они знали друг друга лет двадцать.

— Сергей, едем на труп?

— Нет-нет, пришел в гости.

— Тогда попьем чайку.

Они прошли в комнатку, именуемую чайной, где Рябинин сразу ощутил, как он ее назвал, постреакцию. На происшествиях и допросах он зажимал свою нервную систему, которая потом как бы оттаивала. Видимо, экскурсия между могил даром не прошла.

Дора Мироновна знала, что в какие бы гости следователь ни пришел, вопросы у него припасены. Надо было его опередить вопросами, далекими от трупов и крови:

— Сергей, ты болеешь за нашу городскую футбольную команду?

— Нет.

— Фу, это непатриотично.

— А почему зовешь команду нашей? Четыре игрока зарубежных и тренер иностранец.

— Значит, ты не сможешь объяснить, что значит «выставили футболиста на трансфер»?

— Могу, его продают.

— Так бы и говорили.

— Стыдятся, все-таки продают живого человека.

Пить чай у нее он любил и все хотел расспросить, что она заваривает. Запах хорошего чая мешался с духом чего-то осеннего — дымком поздних костров и первых яблок. Цвет не желтый и не красный, а прозрачно-медовый. Всегда обжигающий, потому что пился из каких-то глиняных сосудиков. И само собой, без сахара и без конфет, чтобы не цеплялся никакой пришлый запах.

— Сережа, если насчет мумии, то в своем заключении все описала. Смерть старика естественная, с последующей обработкой кожи.

Вопрос о мумии для Рябинина слегка отодвинулся. Вернее, его завесил иной вопрос:

— Дора Мироновна, тело в земле разлагается обязательно?

— Описать стадии разложения? Как раз к чаю.

Рябинин понимал, что затеянный им разговор не к столу.

Но судмедэксперт вела беседу легко, словно обсуждала кинокомедию. Что ей эти темы, если всю свою жизнь она потрошила тела и пилила кости?

— Дора Мироновна, бытует мнение, что мертвецы в гробу переворачиваются?

— Ага.

— Неужели?

— Сама видела, как труп шевельнулся и начал делать такие движения, будто захотел сесть.

— Сел? — полюбопытствовал Рябинин.

— Я не дала.

Ни на ее губах, ни в ее глазах на усмешку не было и намека. Какие усмешки, если разговор о вскрытии мертвецов? И Рябинин подумал, что ее работа еще грязнее его расследований. Видимо, она заметила, что следователь воспринимает рассказ о трупах с долей недоверия.

— Сережа, за счет усыхания и стягивания кожи с умершим может происходить на первый взгляд необъяснимое. Растет щетина, ногти, бельма на глазах…

— Знаю, но чтобы тела садились…

— В них происходит трупная эмфизема, когда образуется сильный поток газов, который в силах тело шевельнуть…

Рябинин знал, что она может рассказать сотню историй, в которых смерть выглядела обыденной, а мертвецы казались всего лишь другими людьми. Но сейчас следователя интересовал иной ракурс загробной жизни. Он протянул опустевшую чашку хозяйке, зная, что она будет наливать чай, пока не кончится беседа.

— Дора Мироновна, а были случаи, когда покойники в земле не разлагались?

— То есть как?

— Лежали в земле месяцами и выглядели свежими, будто вчера скончались.

— В своей практике не припомню…

— А в истории?

— В истории все бывало.

Она задумалась, все-таки пробуя что-то вспомнить. Седая прядка воспользовалась наклоном головы и упала в чай, но тут же ошпаренно вернулась на висок.

— Сережа, в 1827 году по Петербургу пошли слухи, что в Березове осквернили могилу князя Меньшикова. Николай Первый велел проверить. Комиссия могилу вскрыла… И поразилась: сто лет прошло со дня смерти, а красное сукно, позумент, шелковое покрывало, шапочка, нашейный крест — целы. А главное, тело князя как живое.

— Чем объяснить?

— Тело было покрыто льдом.

Этот пример Рябинину не годился: пригородное кладбище не в Сибири. Но Дора Мироновна задумалась основательно, погрузившись в прошлое, из которого можно было выловить что угодно. Но выловила, похоже, из современности.

— Сережа, вспомнила… В Германии применили новые химикаты против сельхозвредителей. И все перестало шить: химикаты погубили микроорганизмы, которые разлагают все живое.

Рябинин взметнулся и неожиданно поцеловал судмедэксперта в щечку.

— Ой, Сережа!

— Дора Мироновна, вы сейчас раскрыли уголовное преступление.

— Я?

— Ну, мы вместе. Дело в том, что кладбище пологое, а наверху стоит химзаводик. Наверняка всякие реактивы стекают на кладбище.

— Сережа, могилы вскрывались на глазах клиентов?

— Конечно, надо было убедиться, что умерший цел и невредим.

— Откуда же организатору было это известно? Ведь тело могло и разложиться…

— А клиентура подбиралась из родственников тех, кто похоронен на месте старого кладбища. Там, куда стекает гадость с завода.

— Давай на анализ его продукцию, образцы грунта с кладбища и пару трупов, — хмуро предложила она.

Рябинина же задела неожиданная мысль. Он запрашивает характеристики, изучает биографии обвиняемых, копается в их прошлом… А вот сейчас пьет чай с пожилой женщиной, у которой белые волосы и очки в старомодной оправе… Он знал, что судмедэксперт замужем не была, детей и родственников не имеет. Как она, весь день порасчленяв мертвые тела, одна пьет чай в пустой квартире?

— Дора Мироновна, расследование в сущности закончено.

— Как это — закончено? Экспертизы не сделаны, никто не арестован…

— Дора Мироновна, мне уже неинтересно: в уголовном деле не осталось тайны…

27

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро Рябинин и Леденцов обменялись равнозначной информацией. Следователь сообщил, что вызванный повесткой в прокуратуру Коловратский не явился; майор раскрыл оперативные сведения: Коловратский оформляет загранпаспорт. И они оба сразу ощутили кадровый голод. Надо ездить и брать санкции на обыски квартир и «КСИСа», делать эти обыски, задержания, допросы… И надо приглядывать за ними, чтобы не разбежались с загранпаспортами. На пригляд майор бросил свободных оперов, капитана Палладьева и участкового Лошадникова…

День прошел в нудной суете. Вечером капитан подъехал сменить участкового, который почему-то сидел на заведенном мотоцикле:

— Лошадников, чего бензин жжешь?

— Товарищ капитан, они только что поехали!

— Кто?

— Коловратский и его парень из кафе. Тот, с гульфиком. Я хотел за ними…

— Они с вещами?


убрать рекламу






— Нет, обнявшись.

— Лошадников, я знаю, куда они поехали.

Отпустив участкового, Палладьев задумался. Ушла ли Изольда? Проще глянуть, тем более что он решил с ней поговорить, исходя из двух соображений…

Во-первых, роль Изольды в этом могильном деле скорее всего второстепенная. Закоперщиком был Коловратский, а Изольда — соучастница. Надо узнать у Рябинина, может ли соучастница быть и потерпевшей, учитывая фокус с трупом ее отца. Поэтому капитан надеялся, что расколоть ее на правду вероятнее, чем Коловратского.

Во-вторых, Рябинин, конечно, хороший психологи допрашивает виртуозно. Но он, лицо строгое, следователь прокуратуры, вызывает ее на официальный допрос, с протоколом. Капитан же хотел провести с Изольдой доверительную, как говорят опера, беседу, в которой она может сказать то, чего не скажет следователю…

Палладьев вошел. Тишина показалась необычной, будто что-то выжидала. И никого: ни клиентов, ни лопоухого. Изольду обнаружил в дальней комнате. Она тускло смотрела в погасший экран компьютера. Видимо, Палладьев в нем отразился. Изольда удивилась равнодушно:

— О, капитан… Пришел допрашивать?

— Нет, поговорить о тебе.

— О себе все знаю.

— Интересно послушать.

— Я амбициозна, тщеславна, сексуальна… Обожаю иномарки, зарубежные туры, Интернет… Хватит?

Капитан сел, обозначив серьезность разговора. Или сел потому, что замешкался с логичным ответом, чего она упустила для счастья женщины?

— Изольда, а любовь?

— Разве секс не упомянула?

— Я спрашиваю про любовь…

— Капитан, любовь — это биохимия. В крови вырабатывается много дофамина, амфетамина, серотонина… Вот и сексуальное опьянение.

— Какое-то химическое понимание любви. Изольда, а ведь за любовь убивают.

— Не за любовь, а за измену, — резонно поправила она.

— Изольда, неужели ты не влюблялась?

— Если испытывала сексуальный голод, но всегда соблюдала интимную дистанцию.

Поскольку разговор шел про чувства, то Палладьеву вспомнился лейтенант Облаев, который влюбился в первокурсницу, летал, как воздушный шарик, а потом опал и поник, словно этот шарик прокололи. И признался, что полюбил беременную.

Капитану пришел на ум другой эпизод. Вернулась девушка с работы, дверь в квартиру взломана… Вызвала милицию. Что пропало? Ничего не пропало, а даже прибыло. На книжной полке лежат торт и букет цветов. Она догадалась, что это дело ее нетрезво-влюбленного коллеги. Криминальная любовь?

— Капитан, кофе хочешь?

— Нет, спасибо,

Кофе он хотел, но можно ли пить этот мирный напиток перед тем разговором, который он хотел затеять? Ему показалось, что ее лицо задела обида: видимо, мало кто отказывался пить с ней кофе. А капитана задела опоздавшая мысль: Изольда не признает любви… А как же Генрих? Мысленно помявшись, он спросил прямо:

— Изольда, а Коловратского любишь?

— Капитан, наглый вопрос.

— Ты женщина репродуктивного возраста, а ни семьи, ни детей…

— Капитан, ты нарушаешь права человека.

— Не права человека нарушаю, а элементарную логику. Ты же показала свою любовь к Генриху!

— Как показала? — насторожилась она.

— Изобразила покойницу. А не противно было лежать в гробу, да еще на трупе?

— Ментовская клевета…

— Ментовская? — выдохнул капитан с таким нажимом, что не сказал, а ухнул. Видимо, этот почти дикий звук поднял его. Встав, он уперся взглядом в потолок. Изольда тоже вскинула голову. Капитан проделал молниеносную операцию: прыгнул к ней и отлепил белый кружок лейкопластыря. Там, где основание подбородка сливается с шеей, обнажилась коричневая плоская родинка.

— Хам! — вскрикнула Изольда, приходя в себя. — Какое имеешь право?

— Глянуть на родинку?

В комнате стало тихо и даже пустовато, как после убежавшего вихря. Изольда сидела, будто этот вихрь выбросил ее на берег. Светло-лимонный цвет волос ей не шел. Амбициозной и тщеславной женщине больше к лицу агрессивно-черное. И он не мог понять: ее глаза перестали быть круглыми или от злости сузились, как ее модная оправа?

— Капитан, что вам всем от Генриха надо?

— Для начала — честного признания…

— О, я знаю… Вы ему завидуете.

— Чему?

— Он умен. Деловой, всегда полон идей… У него золотые руки. Он добр, его любят дети…

Капитану показалось, что в его голове что-то щелкнуло. Не иначе как слова о детях и доброте задели какую-то косточку. Но в голове нет костей… Значит, эти слова задели в организме натянутый нерв.

— Изольда, человек, который из людей делает мумии, не может быть добрым.

— За рубежом даже есть такая специальность…

— Да он сделал мумию из твоего отца!

Палладьев мгновенно пожалел о своей вспышке, ожидая ее непредсказуемой реакции. Крика, ругани, удара… Изольда усмехнулась:

— Неправда.

— ДНК-анализ подтвердит.

— Капитан, дешевый ментовской прием…

— Дура, да он из тебя сделает мумию!

— Он меня любит…

Палладьев вспомнил слова Рябинина, что любовь отключает интеллект. Но и тот нерв, который оборвался в нем, тоже отключил какой-то тормоз. Капитан мог бы тормознуть напряжением воли, но не хотел — слепота этой женщины злила.

— Любит? Изольда, да он мальчиков любит!

— Не поняла…

— Голубой он, пидор! Теперь поняла?

Ввиду явной своей абсурдности эти слова ее не тронули.

— Капитан, время другое, и бериевщина теперь не пройдет…

— При чем тут бериевщина?

— Шьешь Генриху клевету…

— Клевету? Да он и сейчас на кладбище в склепе с парнем…

— Каким парнем?

— Который с гульфиком, — бросил он затухающим голосом.

Затухающим, потому что спохватился. К чему завел разговор о голубизне Коловратского да еще сообщил про склеп. И про гульфик.

Сообщил, поскольку был уверен, что она знает о сексуальных наклонностях Генриха. В конце концов, он лишь оборонялся от «бериевщины».

Изольда набрала в грудь воздуха для сильных слов, но произнесла их так беззвучно, что он удивился: как расслышал?

— Капитан, дай время подумать…

Она сняла очки. И капитану показалось, что вместе с очками пропали и ее глаза, оставив лишь одни глазницы, залитые жидкой чернотой. Нелогичный укор заставил его ощутить себя виноватым.

— Ладно, до завтра, — согласился капитан, покидая фирму.

28

 Сделать закладку на этом месте книги

Иногда Рябинина спрашивали: не тяжело ли в пятьдесят с изрядным хвостиком работать следователем? Да, стало труднее, но не физически… Не понимал преступников, не соглашался со свидетелями, спорил с коллегами… Он прикинул ушедший рабочий день. Отказался выполнить устный приказ начальника следственного отдела, пререкался с прокурором района, назвал «пнем» доктора юридических наук, поругался с коллегами-следователями…

А как было молчать?

Росла коррупция: ага, нужен закон, а разве в кодексе нет статей о взятках, других должностных преступлениях, которые охватывают любую форму коррупции? Участилось хищение мобильников: ага, нужен специальный закон о воровстве мо-

бильников, а разве нет общего закона о грабежах, кражах? Участились случаи нападения на журналистов: ага, нужен специальный закон о защите работников печати…

К концу рабочего дня Рябинина начинал колошматить какой-то скрытый жар. Тогда он свой злобно-мыслительный процесс обрывал. Сегодня ложился спать пораньше, в двенадцать, чтобы до часу почитать. Разумеется, не прессу. Но и не книги с дамским пустозвонством либо с псевдоумной литературщиной. Поэтому он взял сборник мудрых мыслей.

Раскрыл наугад. И как ошпарился мыслью Гете: «Я ненавижу плохую работу, как смертный грех, но всего более — плохую работу в государственных делах, так как от нее страдают тысячи и миллионы людей».

Эти слова поместить бы в рамочку и развесить во всех учреждениях и министерствах. И ведь когда сказано…

Зазвонил будильник. Да нет, хуже — зазвонил телефон. Для следователя ничего противнее не придумаешь, чем ночной звонок в квартире. Может, ошиблись?

Рябинин взял трубку — нет, не ошиблись. Голос майора был тороплив и хрип:

— Сергей, надо ехать.

— Боря, — сегодня не я дежурю, — удивился Рябинин.

— Знаю, но случай прикольный. Выходи, еду к тебе…

Рябинин хотел его осадить: с каких это пор криминальные

происшествия измеряются прикольностью? Но выдергивать из дому в два ночи по пустяку майор не станет. И следователь подумал, что хватить на дорогу чашку кофе он уже не успеет. Хорошо, что следственный портфель здесь, а не в прокуратуре…

Уже в машине Рябинин попросил майора ввести его в курс дела, потому что начинать расследование с нулевой информации не годилось.

— Сергей, дежурному РУВД был звонок. Якобы на старом кладбище начались «фэнтези»: крики, звон, земля дрожит…

— Ну?

— Второй звонок. Якобы мертвецы вылезли и бродят меж крестов…

— Какая-то чушь.

— Опер съездил. И подтвердил, что на кладбище бесовщина. Крик из-под земли, будто черти друг друга кошмарят.

— Боря, ты с кем-то поговорил?

— С одной женщиной. Она сказала, что покойников тревожить нельзя. А накануне весь день по могилам шатался мужик и рисовал могилы на планчик…

— Какой мужик? — вырвалось у Рябинина.

— Пожилой, в очках, чего-то записывал. Видно, покойникам это не понравилось…

Они приехали и, оставив машину у ограды, двинулись меж могил. Рябинин кладбища не узнавал — оно изменилось, как все меняется ночью. Темноты не было, но в белесом свете, как огромные светлячки, ползали огни. Это опера с фонариками прочесывали кладбище.

У того злополучного склепа толпились люди: Дора Мироновна, Лошадников, эксперт-криминалист, милиционеры, понятые… Металлическая дверь распахнута. Рябинин знал, что в склепе сейчас никого нет. Живых… Дора Мироновна сделала непонятный жест, словно хотела загородить ему дорогу или о чем-то предупредить.

Он вошел.

Людская плоть в свете мощного фонаря. Два обнаженных тела лежали на полу в неестественных позах, будто танцевали и свалились. Одежда сорвана, кровь. Рты открыты, глаза вылезли из орбит. Смерть от ужаса. И Рябинин, который много видел жути, понял, что в своей жизни видел еще не все.

Он вышел на воздух.

— Я их не знаю…

— Ты их не узнаёшь, — поправил майор.

— Коловратский и его любовник с гульфиком, — ввернул Лошадников.

— Ужасная смерть от удушья, — вполголоса сообщила судмедэксперт.

— А почему кровь?

— Сережа, смерть. Они кричали, стучали и бились головой о дверь.

Рябинин не понимал: неужели в это ветхое сооружение воздуху не просочиться? Он вспомнил, что днем на этом склепе видел, скорее всего, вытяжную трубу. И вскинул голову, чтобы ее увидеть. Майор его взгляд перехватил:

— Сергей, трубу заткнули стекловатой и замазали глиной.

— Кто это сделал?

— Тот, кто запер их на замок.

— И кто же?

— Будто не знаешь — она.

Рябинин знал. Ему вечером звонил капитан и виноватым голосом рассказал про визит к Изольде. И даже передал ее юридическое соображение, что убивают не за любовь, а за измену. Измену с другой женщиной, а если измена с мужчиной?

— Боря, а где Палладьев?

— Ловит Изольду.

— На квартире?

— Нет, в аэропорту: у нее билет до Лондона.

— Зачем ей туда? — удивилась Дора Мироновна.

— Кушать овсянку, — серьезно объяснил Рябинин.

На стекла его очков начала оседать какая-то муть, кресты почернели, и пропало небо — на кладбище вползал серый туман. Надо браться за работу: осматривать трупы, составлять протокол, записывать свидетелей… И волей давить на сознание, чтобы оно картину в склепе зафиксировало лишь в кратковременной памяти. К ограде уже подкатила труповозка…

Рябинину показалось, что судмедэксперт бормочет. Он нагнулся к ее лицу:

— Дора Мироновна, не расслышал…

— «Убери меня с Твоей земли, с этой пьяной, нищей и бездарной…»

— Молитва?

— Сережа, это слова матери Марии, Елизаветы Кузьминичны Караваевой.

Петр Любестовский

ПРИЗРАК БАРСКОЙ УСАДЬБЫ

 Сделать закладку на этом месте книги



1

По-над Десной, на отлогом холме, утопая в густой зелени деревьев, стоит село Старый Крупец. По нынешним меркам, село немалое — более двухсот дворов, но бесперспективное. Молодежь покинула некогда богатое место, и остались доживать свой век тут старики да старушки.

Своим возникновением Старый Крупец обязан помещице Соловской. В начале двадцатого века коренная москвичка, дочь отставного генерала царской армии, приобрела плодородные земли в, бывшей Западной губернии. Здесь, в живописном месте, на самом юру, хозяйка имения возвела свою усадьбу. Каждое лето напролет Соловская проводила в имении, а на зиму уезжала в столицу.

Управляющим в имении Соловской был надежный мужик Даниил Красовский. Поляк по происхождению, волей судьбы оказавшийся в России, дела в большом хозяйстве помещицы вел исправно. Заливные земли давали богатый урожай зерновых и овощей.

Главным строением в усадьбе Соловской был двухэтажный барский дом — полукаменный, полудеревянный, с венецианскими окнами. Вокруг дома, на уровне второго этажа, была оборудована резная терраса, заканчивающаяся длинным спуском к Десне. Поодаль от дома размещались хозяйственные постройки, скотные дворы, конюшня. Вокруг имения был разбит большой парк, а под окнами дома — куртины, на которых до глубокой осени цвели яркие цветы.

Помещица, красивая дородная женщина средних лет, была крутого нрава. Нерадивых работников наказывала за малейшую провинность. Одним из самых суровых наказаний считалось выдворение из усадьбы на Выселки. Дело в том, что в усадьбе не было проблем с водой: был проложен водопровод, рядом озеро и река. А вот так называемые Выселки находились высоко на горе, где не было даже колодцев. Штрафникам, чтобы запастись водой из реки Десны, следовало изрядно потрудиться.

К добросовестным работникам Соловская относилась с уважением: поощряла дополнительной оплатой, выдавала одежду, обувь, а в голодные годы, чтобы прокормить работников, приказывала начисто выгребать закрома. Но верхом добродетели помещицы было открытие на собственные средства школы для крестьянских детей и женской гимназии.

Барыня отличалась тонким вкусом. Одевалась она строго по моде, а ее апартаменты были прекрасно убраны. Из столицы в дом завезли добротную мебель, стены украсили полотна известных художников и большие зеркала — роскошь по тому времени.

В любимом гнезде хозяйка пребывала со своей юной дочерью Софьей — беленькой, ладненькой козочкой, с ярко-синими, словно васильки во ржи, глазами. Иногда в имение заглядывал племянник Соловской — барчук Альберт.

Соне доставляло большое удовольствие скакать верхом на лошади по парку и проселочным дорогам, на зависть деревенским зевакам. Увязывался за ней и кузен Альберт, уступавший Соне как умом, так и сноровкой.

Незадолго до революции ярким летним днем девушка, по обыкновению, прогуливалась верхом на лошади по тенистым аллеям парка. Что испугало молодую, недостаточно объезженную лошадь, так и осталось загадкой. Неожиданно лошадь понесла. Юная наездница не смогла удержать ее, и, оказавшись на краю обрыва, лошадь сорвалась и упала в озеро.

После трагической гибели единственной дочери Соловская уже не заглядывала в усадьбу. Постепенно ее хозяйство приходило в запустение. А вскоре началась революция, идо имения дошел слух, что богатая помещица бросила все и бежала за границу. Так это или нет, никому доподлинно известно не было. Известно было другое — в поместье начался грабеж. Бывшие работники тащили из усадьбы все, что попадало под руку. Что-то пускали в дело, а большей частью награбленное шло просто на дрова.

С той поры в селе возникла легенда, что по вечерам, когда на озеро Соловской опускается густой туман, над водой можно увидеть призрак — огромное чудище с туловищем лошади и головой человека. Призрак появляется из старинного парка, пролетает-проплывает над озером и исчезает в зарослях ив на берегу Десны.

Перед войной в усадьбе Соловской размещался санаторий для пилотов-красноармейцев с ближайшего аэродрома. А во время оккупации в имении находился немецкий штаб. Часть деревьев парка уничтожили, вокруг натянули колючую проволоку и выставили усиленную охрану.

Незадолго до прихода фашистов в Старом Крупце объявился пришлый мужчина средних лет. Он назвался Артемом Каминским и женился на Нине Фомичевой — молодой женщине, проживавшей с родителями. Никто в селе, кроме отца Нины, Корнея

Фомичева, бывшего сторожа в усадьбе Соловской, не знал, что Артем — племянник помещицы Альберт, которого интересуют плодородные земли Подесенья, когда-то принадлежавшие его тетушке.


2

Пастух Иван Кумекин вставал с первыми петухами, когда все село еще спало. Наскоро перекусив, собирал свою нехитрую рабочую амуницию и спешил к сельмагу, примостившемуся на высоком пригорке в самом центре Старого Крупца. Скрутив «козью ножку», Кумекин присаживался на крыльцо магазина и, потягивая цигарку, ожидал, когда соберется деревенское стадо.

Эти минуты были бесценными для шестидесятилетнего Ивана: тишина летнего утра, свежесть утренней зари, жемчужные россыпи росы на траве, белесый туман над рекой и вереница плачущих ив — все было близко и дорого сердцу. На его глазах вставало солнце, просыпалось село, оживало все вокруг, зарождался новый день, от которого он всегда ждал чего-то нового, хорошего. Ведь если жить правильно — всегда можно рассчитывать на что-то хорошее. А Иван старался жить правильно, по совести. В Старом Крупце прошло его детство и молодость, здесь он встретил свою первую и последнюю любовь, а теперь встречал осень своей жизни. Почти шестьдесят лет он безвыездно жил в селе, не считая трех армейских лет. Шесть десятков лет видел одних и тех же людей, одну и ту же картину природы, но ничего не наскучило, ничего не приелось…

В то утро, на пути к магазину, Кумекин еще издали заметил большое зарево у околицы. «Как ярко полыхает заря — такой видеть еще не приходилось. Неужели какая-либо аномалия, о которых так много теперь пишут и говорят?» — размышлял Иван. Но, внимательно присмотревшись и прислушавшись, Кумекин понял: в селе пожар, и, судя по всему, горит дом Клавдии Дрягиной. Иван бросился к одной избе, потом к другой, постучал в окошко, громко крикнул: «Пожар!» И, не мешкая, побежал к сельмагу, чтобы подать односельчанам сигнал тревоги — пробить в рельс.

Четверть часа спустя к месту пожара сбежалось уже все село. На околице Старого Крупца горел дом пенсионерки Клавдии Федоровны Дрягиной. Укротить огненную стихию было уже невозможно. Огнем был охвачен весь дом, языки пламени кое-где вырывались на крышу. Огонь быстро пожирал сухую деревянную

постройку и грозно трещал при этом, отпугивая людей. Люди стояли полукольцом и печально смотрели на огненный факел, сознавая свое бессилие.

— Неужели Клава не успела выпрыгнуть в окно? — тихо спросил кто-то в толпе.

— Пожалуй, нет, — ответил Кумекин, одним из первых прибывший на пожар. — Окна и двери были закрыты, корова на дворе, и Федоровны нигде нет…

Труп хозяйки дома обнаружили пожарные, прибывшие в село, когда дом уже догорал. Начальник караула по рации связался с районным отделом милиции и сообщил о происшествии в Старом Крупце.

Не прошло и часа, как оперативно-следственная группа в составе следователя прокуратуры Анатолия Кируты, старшего инспектора уголовного розыска капитана милиции Олега Езерского и эксперта-криминалиста старшего лейтенанта милиции Дмитрия Арефьева работала уже на месте происшествия. Первым делом оперативники ознакомились с обстановкой, зафиксировали ее как на бумаге, так и на пленке фотоаппарата. Вслед за этим отправили труп на судебно-медицинскую экспертизу и продолжили детальный осмотр места происшествия.

Следователь и эксперт-криминалист совместно с начальником караула пожарной части тщательнейшим образом изучали место пожара, чтобы по горячим следам установить его причину. В полусгоревшем чулане за русской печкой был обнаружен змеевик от самогонного аппарата, печка-чугунка и обручи от сгоревшей бадьи. Судя по обстановке именно в чулане возник очаг и наблюдалось самое интенсивное горение. Напрашивался очевидный вывод: хозяйка дома Дрягина гнала самогон и допустила оплошность, вследствие которой произошло загорание, быстро переросшее в пожар, а сама Дрягина задохнулась в дыму. С пожарища были изъяты предметы домашней утвари, остатки самогонного аппарата, подтверждающие возникшую версию, а также моток электропроводки. Все предметы были аккуратно упакованы и направлены на экспертизу в техническую лабораторию.

Судебно-медицинская экспертиза дала неожиданный результат: смерть Клавдии Федоровны Дрягиной наступила в результате механической асфиксии — сдавливания шеи руками. Характерными признаками удушения, как было указано в заключении экспертизы, явились переломы подъязычной кости и хрящей гортани. Признаков борьбы и самообороны на теле, погибшей обнаружено не было. Таким образом, первоначальная версия отпадала как ошибочная — смерть Дрягиной была насильственной, и убийца, заметая следы преступления, поджег дом, когда хозяйка была уже мертва.

Уголовное дело было возбуждено по статье «умышленное убийство». В самом начале Кирута собрал небольшую оперативку, на которой дал задание Езерскому в короткий срок очертить круг знакомых Дрягиной в селе и за ее пределами.

Опрошенные жители села сообщили Езерскому, что Клавдия Федоровна Дрягина — местная жительница, бывшая учительница начальных классов Старокрупецкой школы. Длительное время она пребывала на пенсии, вела небольшое хозяйство. Для собственных нужд, как и другие жители села, гнала самогон, чтобы рассчитаться за дрова, сено, вспашку и посадку огорода. Очень узкому кругу лиц — только тем, кто ей помогал, — отпускала самогон на продажу и даже давала в долг.

Так капитан Езерский вышел на Григория Бакутина, ранее судимого за злостное хулиганство. Бакутин жил в Старом Крупце, работал скотником и часто наведывался к Дрягиной. В селе поговаривали, что между Клавдией и Григорием была давняя дружба, хотя Гриша был моложе Дрягиной. И был большой любитель горячительного. Но, как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь. Клавдия Федоровна была рачительной хозяйкой, если не сказать больше — прижимистой и даром стакан никому не наливала. Григорий, как частый гость, был ее самым злостным должником. И однажды в сердцах на скотном дворе сказал друзьям: «Приберется старушка, и смерть спишет все долги».

Вызванный по повестке в прокуратуру Григорий Бакутин не отрицал, что частенько брал бутылочку-другую у покойницы Федоровны в долг, но рассчитывался регулярно. Правда, в последние два месяца задолжал кругленькую сумму. Что же касается высказывания в адрес Дрягиной, то это была всего лишь шутка, под пьяную лавочку спровоцированная кем-то из друзей-собутыльников.

Кирута отпустил Бакутина, взяв с него подписку о невыезде. Оснований для его задержания не было, но подозрение снимать с ранее судимого скотника считал преждевременным, учитывая, что других версий пока не просматривалось. Между тем следователь отдавал себе отчет, что Дрягина убита жестоко, следы уничтожены. Тут поработал, опытный злодей. Это наводило на мысль расширить круг поисков.

Кирута пригласил Езерского и поинтересовался:

— Не появлялся ли в селе кто-либо залетный?

— Пока полными сведениями не располагаю, — ответил капитан.

— Надо проверить транспорт, который прибывал в село накануне гибели Дрягиной, опросить водителей — не было ли случайных попутчиков и в первую очередь чужаков.

Езерский закинул сеть и сквозь ее мелкие ячейки процеживал все, что попало в невод. Техники, побывавшей за последнее время в селе, было не так уж много, поэтому вскоре были опрошены и водители, и попутчики. По-прежнему опрашивались и жители села. Вопрос был один: не показывался ли кто-нибудь посторонний в Старом Крупце в последние дни?

Но и это направление поиска следов предполагаемого преступника не дало результата. Двое заезжих гастролеров-коробей-ников были проверены основательно, но к происшествию в селе никакого отношения не имели.

Вечером следующего дня Кируту вызвал к себе прокурор района Игорь Семенович Турков.

— Есть ли просветы в темном деле Дрягиной? — спросил он.

— К сожалению, пока нет, — откровенно признался следователь.

— Что думаешь предпринять дальше?

— Думаю расширять круг поисков.

— Рекомендую основательно вникнуть в прошлое погибшей, хорошенько изучить ее биографию. Слыхал, что во время войны Дрягина была в партизанах и чудом осталась в живых… Не оттуда ли тянется ниточка?! Надо отыскать родственников погибшей, пусть даже дальних, и обстоятельно побеседовать с ними…


3

Широкая улица на окраине города, заросшая сиренью И жасмином, упиралась в глубокий овраг, на краю которого примостился небольшой деревянный домик, окруженный высоким забором.

Езерский предположил, что как только толкнет глухую калитку, на него с диким лаем кинется огромный пес. Но на территории двора было на удивление тихо. В палисаднике, где таилась прохлада, пышно цвели розы, источая тонкий нежный аромат. Рядом на грядках полыхали настурции, георгины, петунии, флоксы. Племянница Дрягиной, Мария Марковна Журавлева,

была большой любительницей цветов и все свободное время посвящала своему увлечению.

Хозяйка дома встретила капитана на крыльце. Густые крашеные волосы были собраны в пучок, а вокруг пучка — сложенный в повязку траурный шелковый платок. Неяркое лицо, но взгляд больших светлых глаз теплый, какой бывает у сиделок и больничных нянь.

— Вы из милиции. Я ждала вас…

— Да? — удивленно поднял брови Езерский. — И почему же?

— Других родственников у Клавдии Федоровны не осталось.

А коль скоро решили докопаться до истины — меня не миновать.

— Вам не откажешь в логике. Чувствуется богатый жизненный опыт, хотя еще так молоды…

— За комплимент спасибо. Но дело не только в жизненном опыте. Просто я работаю в газете — веду правовой отдел, а посему кое-что смыслю в юриспруденции.

Мария Марковна пригласила Езерского в дом, подала чаю.

— Вам повезло. Я собиралась в командировку, забежала домой цветочки полить — и тут вы… С вашего позволения я позвоню на работу и попрошу отсрочить поездку — ведь разговор наверняка затянется.

Журавлева уладила свои дела и вернулась к столу.

— Я готова ответить на ваши вопросы.

— Расскажите о Клавдии Федоровне, о ее семье, — попросил капитан. — Меня интересует все, что касается вашей тети…

— Клавдия Федоровна Дрящна, в девичестве Кускова, — родная сестра моей покойной мамы, — дрогнувшим голосом начала Мария Марковна. — С ее уходом никого близкого у меня не осталось, — женщина уронила слезу. Потом, взяв себя в руки, сказала: — Простите, тетя Клава была мне как мама. До революции она окончила; женскую гимназию в Старом Крупце, открытую помещицей, а затем; работала в своем селе в начальной школе до выхода на пенсию…

Шуж тети, Иван Дрягин, умер рано, и ей пришлось одной подниматъ двоих сыновей. Старший сын Андрей в начале войны окончил летное училище, попал в истребительный батальон и погиб в 1943 году на территории Словакии, где и захоронен.

— Нам известно, что Клавдия Федоровна воевала в партизанском отряде.

— Во время оккупации Старого Крупца тетя Клава установила связь с партизанами и проводила младшего сына Федю в партизанский отряд, а затем и сама отправилась за ним. Ее, опытную, отважную, хорошо знавшую местность, назначили партизанской связной. Незадолго до освобождения нашего края в партизанский отряд нагрянули эсэсовцы и полностью уничтожили его. В живых осталась только тетя Клава, находившаяся на задании. После освобождения района в немецкой комендатуре обнаружили архив, где в одном из документов говорилось, что на след партизан помог выйти русский агент по кличке «Кентавр». Других данных в архиве не было. Поэтому трудно было установить, кто скрывался под этим именем — мужчина или женщина. Немцы, как известно, были большими конспираторами. Так как в живых осталась только тетя Клава, подозрение пало на нее. Ее долго таскали по следственным кабинетам, но в конце концов оставили в покое. Было нелепо предположить, что женщина, у которой война отняла двоих сыновей, могла пойти на предательство, в том числе своего младшенького, который в ту пору находился в отряде…

Уйдя на пенсию, тетя Клава надломилась, стала прикладываться к рюмке. Я стыдила ее, она в ответ обещала покончить с пагубной привычкой, но начинала вновь и вновь…

— А врагов у Клавдии Федоровны в селе не было? Может быть, у вас есть какие-либо соображения относительно ее гибели? Вы ведь наверняка навещали тетю, и она могла поделиться с вами, — спросил Езерский.

— Да, я действительно часто навещала тетю. Мне было жаль ее, одинокую, незаслуженно обиженную, с такой печальной судьбой. Она много рассказывала о войне, о моих двоюродных братьях, Андрее и Федоре, которых молодыми отняла у нее война. Нередко затрагивали главную тему — гибель отряда. Тетя Клава будто чувствовала, что ее жизненная дорожка скоро закончится, и хотела сохранить чистым свое имя. Она вела дневник, но мне его не показывала… Однажды я заглянула к ней, как всегда на часок, и увидела, что она очень взволнована, хотя и под хмельком. Я поинтересовалась, в чем дело.

«Знаешь, Машенька, — сказала она, — третьего дня я полу


убрать рекламу






чила письмо от своей подруги, с которой отдыхала в Геленджике, в санатории «Жемчужный». Там я встретила человека, который показался мне знакомым. Мужчина примерно моих лет, похоже, тоже узнал меня. Я все это время думала: «Где я могла видеть его раньше?» И пришла к выводу — в партизанском отряде. Если бы я сразу сообразила — я бы проследила за ним. Но он как-то быстро исчез… Так вот, знакомая сообщила, что после моего отъезда, он пытался навести справки обо мне. Это обстоятельство подтверждает мою догадку…»

Я тогда не придала должного значения словам тети, но вскоре тетя Клава погибла, и я подумала: если она видела этого человека в отряде, значит, он тоже остался в живых и тогда подозрения в гибели отряда в равной степени падают и на него…

— Это очень важно для нас, — заметил Езерский.

Он поблагодарил Марию Марковну за ценную информацию и хотел уже попрощаться, но она жестом остановила его.

— Да, вот еще что… Накануне Дня Победы нам в редакции дали задание подготовить материал для спецвыпуска об участниках войны. Я готовилась отправиться к одному фронтовику, участнику штурма Берлина, а мой коллега, Павел Багинский, никак не мог определиться, куда ему направиться. И тогда я подсказала: «Езжай в Старый Крупец. Там живет моя тетя, Клавдия Федоровна Дрягина, партизанка, двое сыновей которой погибли во время войны.

А сама она была партизанской связной в отряде «Мстители»…

В результате на свет появился вот этот очерк.

Мария Марковна выдвинула ящик письменного стола, извлекла оттуда папку, а из нее — газету небольшого формата и протянула Езерскому

— Если вы не против, я возьму ее на время с собой, — обратился к ней капитан.

— Конечно, конечно, — кивнула в знак согласия Журавлева.;


4

В кабинете Езерский развернул районную газету «Заря» и углубился в чтение. Очерк Павла Багинского назывался «Дом в березках».

«В несколько рядов березки. Потом старый сад с разлапистыми яблонями. Домишко, обшитый красными вагонными досками. Дымок из трубы. Это дом Клавдии Федоровны Дрягиной — бывшей учительницы. Теперь Клавдия Федоровна на пенсии. Постарели и дом и хозяйка. От дождей, ветров и морозов; покосился у дома левый угол. У нее от пережитого волосы — цвета березовых стволов. В семьдесят лет многое стирается в памяти. Но многое нельзя забыть.


Улетел сынок

Муж умер нежданно-негаданно. Вся жизнь ее теперь была подчинена одному: вырастить обоих мальчиков настоящими людьми, чтобы ни перед односельчанами, ни перед страной стыдно не было.

Старший — Андрей — даже во сне видел себя летчиком. Скромный, тихий был, но страсть какой настойчивый. Своего добился-таки: закончил авиационное училище. Несколько лет летал на самолете. В войну, в 1943 году, сбили его над занятой врагом территорией, попал в плен. Вместе с двумя друзьями-летчиками бежал из лагеря к чешским партизанам. Когда в Словакии поднялось восстание, их, русских ребят, направили туда помочь и воодушевить восставших.

Похоронен Андрей в городе Брно. Обо всем этом Клавдии Федоровне рассказала в письмах дочь крестьянина из Словакии. За укрывательство русских летчиков ее отца фашисты расстреляли, мать посадили в тюрьму. Десять лет разыскивала пани Шевацкая мать русского летчика, чтобы сказать ей, что Андрей был храбрым и честным человеком. На его могиле всегда живые цветы.


Ушел второй

Когда война загремела горем и несчастьем по брянской земле, меньшему, Федору, было пятнадцать лет. В темную осеннюю ночь 1941 года к ней пришли бывший директор МТС, председатель колхоза и еще несколько человек. Она уже слышала о них — партизаны.

— Клавдия Федоровна, нам нужен проводник к железной дороге.

— Я вас поведу, — с готовностью ответила учительница.

— Пусть лучше Федя, — посоветовавшись, решили мужчины.,

Так вначале на три часа ушел из дома парнишка, а через некоторое время в партизанском отряде стало больше еще одним бойцом — Федором Дрягиным. А Клавдия Федоровна стала собирать сведения, нужные для партизан.


Овчарка взяла след

После каждого взрыва на железной дороге оккупанты и полицаи бросались к лесу. Сбивались с ног, но на след партизан напасть не могли.

Теперь можно рассекретить те места, где прятались народные мстители. После диверсии они шли не в лес, а в чистое поле, в рожь, что была посеяна за домом в березках, или просто отсиживались в небольшом ровке среди нив.

И вот прибежала однажды поутру к ней ее ученица.

— Клавдия Федоровна, немецкая овчарка след партизан взяла, в село идут.

В ту ночь партизаны подорвали эшелон с бензином, предназначенным для Сещинского аэродрома. Потом заходили к Дрягиной. А теперь спокойно отдыхали во рву.

Раздумывать некогда. Учительница сухими губами прошептала девушке:

— Быстро переоденься и иди им навстречу. Заговори их, задержи хоть на полчаса.

А сама захватила мешочек с нюхательным табаком и по партизанскому следу давай порошить. И овчарка потеряла след. Партизаны и село были спасены.


Холуй обезврежен

Паршивая овца бывает не только в овечьем стаде. И в селе Старый Крупец нашелся человек, присягнувший немцам и ставший их агентом.

Пришли как-то ее бывшие ученицы, местные разведчицы, и заявили:

— Местный предатель страшнее батальона немцев. От него не спрячешься, не укроешься. Придется свертывать нашу работу, Клавдия Федоровна.

Свернуть недолго, да только останутся тогда партизаны, что называется, без глаз и без ушей. А это повлечет за собой потери наших советских людей. А ведь там и младшенький, Федя. И она сама решается идти к агенту. Неужто у него поднимется рука на свою учительницу?

Тот при первых же словах признался:

— Клавдия Федоровна, на ночь из дому ухожу: партизан боюсь.

Она пристально посмотрела в лицо иуды. Встала, твердо сказала:

— Спи дома — партизаны тебя не тронут. Но и ты не тронь никого.

Так был обезврежен немецкий холуй.


Стук в окно

Редкая ночь проходила, чтобы не постучал кто-то в окно. Теперь она в этой округе стала разведчицей сразу трех партизанских бригад. Конечно, это был чересчур большой риск. И только глубокое уважение жителей окружающих сел и деревень к старокрупецкой учительнице позволяло так долго быть дому Дрягиной партизанской явкой и местом сбора разведывательных донесений.

Эта ночь не явилась исключением: под утро в оконную раму тихо постучали. Она быстро соскочила с постели и бросилась к окну.

— Я бежал из лагеря. Одна женщина-беженка сказала, что вы связаны с партизанами. Переправьте меня к ним.

Как обухом по голове ударили слова. А если это провокатор?

Она закрыла лицо руками: никаких партизан не знает и разговаривать на эту тему не желает. А тот убеждает, плачет и горячо молит спасти его. Тысячи дум и предположений. Ну а если это свой, истинно советский? Разве можно оттолкнуть?

Через месяц в окно постучал его товарищ. Он выпрыгнул из вагона и четверо суток пробирался в Старый Крупец.

Вскоре она получила приказ командира партизанского отряда: «Оставаться в селе опасно. Срочно пробирайтесь в партизанский отряд». Так Клавдия Федоровна стала партизанской связной.

А в начале 1943 года отряд погиб — его выдал предатель. В живых осталась только Дрягина, находившаяся на задании.

После освобождения области началось расследование обстоятельств, приведших к гибели отряда. С Дрягиной подолгу беседовали представители следственных органов, но она по существу дела ничего пояснить не могла.

И вот недавно открылись новые обстоятельства: жив еще один человек из отряда, который, по всей вероятности, и причастен к его гибели. Клавдия Федоровна знает, кто он. Об этом она расскажет в своей книге «Записки партизанки».

Этой весной племянница предложила Клавдии Федоровне перебраться на жительство в город. Она ответила отказом.

Всю жизнь прожила в Старом Крупце, в березках. Здесь в 1917 году стала учить сельских детишек грамоте. Здесь родила и благословила в люди своих сыновей. В этом доме принимала партизан.

Нет, пока есть силы, она будет жить здесь, в окружении белых берез».


Кирута, ознакомившись с очерком, который ему передал Езерский, сказал:

— На всякий случай запроси данные об агенте, которого припугнула Дрягина. А потом вплотную займемся этим партизаном, оставшимся в живых. Он взял в руки красный карандаш и жирно подчеркнул слова: «Клавдия Федоровна знает, кто он».

На запрос был получен ответ: арестован в 1944 году. Осужден. Умер в тюрьме.


5

На исходе лета в тихой заводи Десны у Старого Крупца был обнаружен полуразложившийся труп мужчины. Проверку по данному факту было поручено провести следователю прокуратуры Анатолию Кируте.

Выехав на место происшествия и осмотрев труп, следователь высказал свои соображения прокурору Туркову:

— Сдается мне, что убийство Дрягиной и этот утопленник каким-то образом связаны между собой. На шее просматривается странгуляционная борозда. Если экспертиза даст заключение, что смерть насильственная, — придется возбуждать уголовное дело и…

— И объединять эти два дела в одно производство, — продолжил Турков. — Да, но пока советую не торопиться с выводами — подождем заключения экспертов.

Экспертиза установила, что смерть неизвестного мужчины тридцати — тридцати трех лет наступила вследствие механической асфиксии. Кроме признаков удушения на теле были обнаружены множественные повреждения, свидетельствующие о сопротивлении со стороны жертвы.

Личность погибшего по горячим следам установить не удалось. Идентификация была невозможна из-за значительного повреждения кожи и мышечной ткани.

По указанию начальника районного отдела милиции к делу подключился старший инспектор Езерский и работал без роздыха — проверял близлежащие села и поселки на предмет исчезновения людей за последний год. Но в округе бесследно никто не исчезал. Это наводило инспектора на определенные размышления, и он выстраивал свою версию: кто-то задумал поквитаться с пожилой одинокой женщиной, бывшей учительницей, в прошлом партизанской связной. С этой целью подыскивает человека на роль убийцы, но не из местных. Находит. Стороны договариваются об условиях. Бьют по рукам. Убийца ниткой-невидимкой проникает в село, приводит приговор в исполнение, заметает следы путем поджога. Но заказчик убийства подстраховывается: идет по следу исполнителя убийства и убирает ненужного свидетеля.

Кажется, все логично. Версия выстроена безупречно, если не принимать во внимание мотив убийства Дрягиной. Езерский поспешил поделиться своими соображениями со следователем. Кирута со свойственной ему сдержанностью выслушал капитана и скептически заметил:

— Гладко было на бумаге, да забыли про овраги… Нестыковка первая: опытная партизанка могла открыть ночью только хорошо знакомому человеку — взлома дверей, разбитых окон в доме Дрягиной, как известно, не было, а труп погибшего никто из селян не опознал. Выходит, что это был залетный, но тогда как он попал в дом? Нестыковка вторая: убийства, как известно, совершают реальные люди из плоти и крови, а не нитки-невидимки. Спрашивается, как этот человек побывал в селе, и, возможно, не раз, нашел нужный дом, сделал свое подлое дело и ушел незамеченным? Если у него был сообщник в селе, то кто он? Нестыковка третья: течение Десны у Старого Крупца сильное, и труп наверняка оказался бы далеко от места совершения убийства, а не в заводи у моста. Не принесло ли его откуда-то сверху, из райцентра, например? Нестыковка четвертая: эксперты утверждают, что неизвестный был убит в апреле-мае, а Дрягина погибла в конце июля…

— Да, тут многое не вяжется, — задумчиво молвил инспектор.

— Хорошо вяжутся только носки да шапочки, — сказал Ки-рута. — Конечно, нам многое еще неизвестно, отсюда так много нестыковок. Главная задача — установить мотив убийства. И здесь мне не дает покоя одна догадка: журналист в своей статье упоминал, что Дрягина готовила книгу «Записки партизанки», в которой излагала свою версию гибели партизанского отряда. Куда девалась эта рукопись: сгорела или ее похитили? Если бы нам удалось обнаружить ее, мы бы ответили на главный вопрос: кто убийца? Но это так, в идеале. А пока надо трудиться: переговорить с племянницей Дрягиной — не было ли у тети родственников или знакомых мужского пола в городе. И одновременно разослать запросы в другие города, и прежде всего в соседние области, о без вести пропавших…

Ответы на запросы в соседние области не заставили себя долго ждать. Первым пришел ответ из поселка Угра Смоленской области, В нем содержалась просьба проверить данные по факту исчезновения Старикова Михаила Павловича, 1935 года рождения, уроженца Смоленской области, который отправился весной на машине в Брянскую область и пропал. К письму прилагалась фотография пропавшего, сообщались особые приметы.

В своем заключении эксперты указали, что у погибшего был открытый перелом предплечья. Родственники Старикова подтвердили, что два года назад в результате ДТП он получил тяжелую травму руки. Совпадали и другие приметы. Так удалось

установить, что погибшим является именно он — Стариков Михаил Павлович, уроженец Смоленской области.

В районном центре Езерский разыскал молодую женщину, с которой познакомился командированный Стариков, и та рассказала Кируте, как водитель «Москвича» подвез ее до дома и как приглянулся ей. Женщина пригласила Михаила в гости и оказала ему радушный прием. Случайный знакомый уже собрался уходить, когда нагрянул ее бывший муж с другом-собутыльником. Они избили ее, а Михаила куда-то увезли, и больше она его никогда не видела. Слышала только, что где-то за городом вскоре нашли сожженную автомашину, и подумала: «Уж, не с Михаилом ли так жестоко расправились?» Хотела сообщить в милицию, но побоялась…


6

Необходимо было вновь возвращаться к уголовному делу Дрягиной. О потерянном времени Кирута не сожалел. Да и нельзя сказать, что оно было потеряно впустую. То, что дело Старикова не удалось пристегнуть к делу Дрягиной, дало определенный результат: на передний план все яснее выступала версия убийства Дрягиной в связи с ее военным прошлом, о которой с самого начала говорил прокурор.

По поручению Кируты Езерский вновь встретился с Марией Марковной Журавлевой. На этот раз он поставил перед ней два вопроса: первый — что рассказывала тетя о том человеке, которого она встретила в санатории «Жемчужный»? Второй — что ей известно о тетиной рукописи «Записки партизанки»?

Мария Марковна по существу заданных ей вопросов пояснила следующее:

— Свою рукопись тетя Клава прятала в чулане, в небольшой металлической шкатулке, похожей на сундучок. Это была обычная общая тетрадь в клеенчатой обложке. Тетя обещала познакомить меня с содержанием тетради, как только закончит свою работу. По поводу личности человека, которого тетя Клава встретила в санатории в Геленджике, мне известно совсем немного: тетя Клава однажды проговорилась, якобы сдается ей, что видела она его не только в партизанском отряде, но и значительно раньше… «Уж больно он напомнил мне одного юношу, которого я знала задолго до войны. А может, мне просто показалось… У него такая редкая примета — брови, сросшиеся на переносице…»

— Это уже кое-что, — заметил инспектор.

— Вам надо поговорить с моим коллегой, который встречался с тетей и написал о ней очерк, — посоветовала Журавлева. — Возможно, он что-либо вспомнит…

— Спасибо за газету, но вернуть ее пока не могу — в том очерке есть сведения, которые нас весьма заинтересовали.

— Рада вам помочь. Ведь речь идет о близких мне людях — тете и двоюродном брате…

Езерский давно намечал встречу с журналистом Павлом Багинским, автором очерка «Дом в березках». И теперь, находясь в редакции районной газеты «Заря», он решил не откладывать эту встречу. Журавлева провела капитана в соседний кабинет и познакомила со своим коллегой.

Багинский производил впечатление человека старой закваски: мягкие манеры, бородка старого интеллигента, проницательный взгляд, завораживающий голос. Маленький, тщедушный, в больших очках-линзах, этот человек сразу же располагал к себе.

Инспектора интересовало все, что осталось «за кадром», — фрагменты беседы корреспондента с Дрягиной, которые по каким-то причинам не вошли в очерк.

Багинский совсем немного добавил к тому, что уже было известно сыщику. Он отрицательно ответил на вопрос: «Не называла ли Дрягина фамилию или имя человека, которого она видела в санатории «Жемчужный»? Свою рукопись Дрягина не показала журналисту, хотя тот выразил желание ознакомиться с ней. «Материал еще сырой, — сказала бывшая партизанка, — требуется доработка. Вот перечитаю еще раз, подправлю, и тогда смотрите…»

И все же встреча с Багинским, как оценил ее позднее Езерский, была отнюдь не напрасной. Журналист, будто спохватившись, в конце беседы сообщил, что одно обстоятельство он не включил в очерк. У Клавдии Федоровны была догадка: человек, которого она встретила в санатории и которого однажды видела: в партизанском отряде, напомнил ей одного юношу из усадьба помещицы Соловской, где Дрягина когда-то жила и училась, где прошли ее детство и юность. Правда, у Дрягиной были определенные сомнения относительно этого, что и побудило Багин-ского оставить данное обстоятельство за рамками очерка. Да и Дрягина на этом настаивала…

Это был любопытнейший факт. Езерский незамедлительно доложил о своем открытии Кируте, и тот, выслушав инспектора, воскликнул: «Ай да Олежек, ай да молодец! Это же очень важная

зацепка. Конечно, этот человек сменил фамилию, и, возможно, не раз, и найти его будет вовсе не просто. Но это уже дело второе. А вот первое: сдается мне, что мы напали наконец на верный след. Мои размышления постоянно вертелись возле далекого прошлого Дрягиной, возле барской усадьбы, где она родилась и выросла. Я интуитивно чувствовал, что этот преступный шлейф тянется оттуда, но никак не мог связать воедино свои обрывочные мысли… Но курочка, как известно, по зернышку клюет. Вот и появляются недостающие звенья в нашей цепочке… Надо изъять старые фотографии у Журавлевой, что остались от тети, а если есть, то и письма; встретиться со старожилами села и узнать, есть ли среди них те, кто когда-то жил или учился в помещичьей усадьбе либо что-то знает от своих близких. А потом будем готовить командировку в Геленджик. Мы должны хорошо подготовиться к встрече с этим человеком. Боюсь ошибиться, но сдается мне, что барчук из усадьбы помещицы Соловской и предатель Кентавр — одно и то же лицо».


7

Пока Езерский собирал сведения о помещичьей усадьбе и ее бывших обитателях, Кирута решил вновь побывать в Старом Крупце, на том месте, где жила и погибла при загадочных обстоятельствах Клавдия Федоровна Дрягина.

Прошло уже три месяца со времени ночной трагедии в этом старинном селе. Стояла золотая осень. На пожарище все заросло бурьяном. Теперь он пожух, трава полегла, а сверху лежало покрывало из желтых березовых листьев. Тропинка к бывшему дому даже не угадывалась. В палисаднике, от которого осталось несколько штакетин, доцветали поздние цветы — георгины, флоксы, петунии. Вокруг в несколько рядов стояли взгрустнувшие березы, а рядом с пожарищем — раскидистые яблони, на которых то тут, то там виднелись янтарные плоды. Серебряные нити паутины — седины бабьего лета — медленно плыли в воздухе и цеплялись за ветви деревьев. А под сенью деревьев обугленные, черные как смоль стены и русская печь с полуразрушенной трубой — все, что осталось от некогда крепкой избы.

Исследуя пожарище, следователь едва не угодил в подполье, люк которого был открыт. Кирута заглянул в яму. На дне была настоящая свалка: старые кастрюли, рваная обувь, проросшая картошка, битый кирпич, гнилушки и головешки. Яма осыпалась, и ее содержимое частично было укрыто землей. Кирута взял штакетину, опустился на колени и стал обследовать подполье. Но ничего интересующего его не обнаружил. Затем принялся изучать чулан, расчищая пол и слегка покачиваясь на половицах. Неожиданно одна половица зашаталась. Следователь нагнулся и попытался ее приподнять. Доска подалась легко. Кирута просунул руку в дыру и стал шарить под полом. И тотчас нащупал и извлек на поверхность металлический сундучок, покрытый ржавчиной. На ручке сундучка болтался ключ на шелковом шнурке. Кирута протер шкатулку травой и, приладив ключ, открыл сундучок. Внутри лежали документы Дрягиной, грамоты за работу в школе, похоронка на старшего сына, письма. А на дне — свернутая в трубочку и перевязанная красной ленточкой тетрадь в коричневом клеенчатом переплете.

Следователь отыскал в саду покосившуюся скамеечку и, присев на нее, не без трепета развязал ленточку и открыл тетрадь, пропахшую подпольем.

«Взяться за перо меня побудила глубокая несправедливость. Я прожила нелегкую жизнь. Во время войны потеряла двоих сыновей — самое дорогое и святое для меня. Сама, как могла, помогала своей стране победить коварного врага — была связной партизанского отряда… Да и как иначе. Ведь я всю жизнь учила детей, воспитывала патриотов своего Отечества. Разве я могла сидеть сложа руки, когда над моей страной нависла смертельная опасность. Я должна была подавать пример своим ученикам в деле защиты своей Родины. И я делала все, что могла…

Весной 1943 года отряд был уничтожен гитлеровцами — партизан выдал предатель. Я находилась на задании и осталась в живых. Подозрение пало на меня…»

Это были «Записки партизанки» — Клавдии Федоровны Дрягиной. О такой находке следователь мог только мечтать…

Здесь, на лавочке, под сенью отливающих золотом берез, за чтением рукописи бывшей партизанки и нашел Кируту капитан Езерский.

— Что за архивы изучаешь, товарищ следователь? — удивленно спросил инспектор.

— Архивы Клавдии Федоровны Дрягиной, — улыбнулся в ответ Кирута.

— Быть этого не может. Неужели докопался?

— Как видишь. Вот ларчик и открывается просто, — показал на сундучок следователь.

— Поздравляю, Анатолий Дмитриевич. Такая редкая удача.

— Спасибо. Но, я вижу, ты тоже не с пустыми руками. Иначе зачем я тебе так срочно понадобился.

— Да, у меня тоже хорошая новость. Был чужак в селе…

— Присаживайся — и все по порядку, — вновь улыбнулся Кирута. — Что за источник информации?

— Старокрупецкого пастуха Ивана Кумекина случайно встретил. Закурили. Разговорились. Он и поведал мне, что накануне гибели Дрягиной рано утром, когда выгонял в поле стадо, за околицей видел человека, уходившего в сторону Вяхоревского лога. Местные жители этой дорогой не ходят — предпочитают ходить напрямую, по Буклановскому большаку. У незнакомца на плечах была плащ-накидка с капюшоном, накинутым на голову. Пастух окликнул его: «Эй, мил человек, угости сигаретой!» Но тот в ответ даже не повернул головы. Только на росяной траве остался большой след от его сапог.

— Ну, вот тебе и нитка-невидимка, — ухмыльнулся следователь.

— Но это еще не все. В день убийства Дрягиной пастух задержался на пожаре. Когда же пригнал стадо за околицу, вновь обнаружил следы тех же сапог, ведущие в Вяхоревский лог.

— Это значит, что он был в селе по меньшей мере дважды.

— Выходит, следил за Дрягиной, — согласился инспектор.

— И в день убийства, похоже, дождался, когда та откроет дверь по какой-либо нужде. Тогда и ворвался в дом…

— Нужда проста — селяне встают ни свет ни заря доить коров, — подсказал инспектор, знавший деревенскую жизнь не понаслышке.

— Ну что же, сегодня мы день прожили не зря и заслужили по кружке хорошего пива, — похлопал инспектора по плечу Ки-

' рута. — Давай в мою машину — и в город, к ближайшему бару.

В пути говорили о расследовании дела Дрягиной. Кирута вспомнил, как тяжело давались первые шаги, и заметил: «В нашей работе как в известной китайской сказке о непобедимом тесте чем больше его месишь, тем больше оно разрастается. Сколько хлопот, усилий, бессонных ночей, а объем работы только растет, версий уйма. А потом наступает момент, когда сторицей окупаются труды праведные и все становится на свои места».


8

Старожилом села Старый Крупец была Дарья Евсеевна Кирюшина, которая готовилась отметить свое девяностолетие. Она рассказала Езерскому, как, еще будучи девчонкой, жила в усадьбе помещицы Соловской и как прислуживала молодой барыне Софье, дочери Соловской, когда та гостила в усадьбе.

Соне исполнилось пятнадцать лет, когда на ее именины в усадьбу приехал ее двоюродный брат Альберт Лисянский. Они были одного возраста, но совершенно разные по характеру. Соня добрая, покладистая, романтическая натура, Альберт же полная противоположность ей — жестокий, обидчивый, самолюбивый, словом, отвратительный тип.

Альберту нравилась Соня, ее легкий неуемный нрав фантазерки и затейницы с соломенными волосами и щедрой россыпью веснушек на бледном лице. Не случайно мать называла ее «мое солнышко». А Соне не нравился брат-бука, вечно угрюмый, недовольный и необщительный. Когда Альберт начал упорно набиваться Соне в друзья, кузина вообще перестала замечать брата. Тогда Альберт стал строить ей различные козни. Соня дружила с деревенской детворой, и он пытался настроить ребят против нее. А потом случилась страшная трагедия — Соня погибла…

В имении поговаривали, что виновником гибели девушки был Альберт. Находились очевидцы — и среди них управляющий имением Даниил Красовский, — которые утверждали, что именно Альберт, укрывшись в засаде, выбросил на дорогу парка, по которой прогуливалась верхом на лошади Соня, чучело из овчины и тем самым напугал молодую лошадь. После смерти Сони Альберт исчез из помещичьей усадьбы.

Легенда о призраке над Соловским озером возникла сразу же после гибели юной девушки и передавалась из уст в уста в различной интерпретации. Дарья Евсеевна уверяла, что собственными глазами видела, когда поутру выгоняла скотину в поле, как в белесом тумане над Соловским озером проплывал призрак — сивый конь с человеческой головой.

С той поры местные жители предпочитали обходить Солов-ское озеро стороной. Считалось, что увидеть призрак — не к добру. Дарья увидела его — и вскоре умер ее отец, крепкий мужик в расцвете лет. Лишь самые смелые отваживались искупаться в озере. Но с того времени, как в озере утонула шестнадцатилетняя Надя Кустова, больше смельчаков не находилось. Смерть девушки связывали с появлением призрака над вечерним озером: Надя умерла от разрыва сердца.

Перед войной строили новую дорогу через Старый Крупец. Дорога пролегла по берегу Соловского озера, и его частично за-

сыпали песком и щебнем. Озеро стало зарастать явором и рогозом. И только в центре его оставался темный омут.

— Больше вам не приходилось встречаться с Альбертом Лисянским? — спросил инспектор Кирюшину.

— Однажды, перед самой войной, я встретила в селе человека, очень похожего на него, — сросшиеся у переносицы брови, хищный взгляд. Говорили, что это зять Фомичевых, муж их дочки Нины, засидевшейся в девках…

— А где теперь Нина Фомичева? — как бы между прочим поинтересовался Езерский.

— Их семью расстреляли немцы за связь с партизанами — брат Нины, Максим, был партизанским разведчиком.

— А фотографий старых у вас не сохранилось?

— Нет. У меня только старая фотография моих родителей.

И вдруг без всякого перехода Дарья Евсеевна заявила:

— Я знаю, что вы ищете не только убийцу Дрягиной, но и предателя, выдавшего партизанский отряд. Так вот, что касается Клавы, моей подруги, могу со всей ответственностью заявить — она истинно советский человек. После войны ее незаслуженно обидели подозрениями, а она всю свою жизнь и жизнь своих сыновей отдала людям и Родине. За что, вероятно, и поплатилась. Сынок, умоляю тебя, найди убийцу. Не удивлюсь, если это и будет настоящий предатель…

Езерский доложил следователю прокуратуры о том, что удалось узнать у старожила села — Дарьи Евсеевны Кирюшиной. Кирута удовлетворенно заметил:

— Неплохо поработал, товарищ сьпцик. Теперь надо разгадать загадку с пресловутым призраком. Но вот как ее разгадать? Или так и будем гоняться за призраком? Мистика какая-то, да и только?

Уловив иронию в словах следователя, Езерский ответил:

— Мистика не мистика, но вот как немцы дали агентурную кличку этому иуде — «Кентавр», — мне непонятно. Невольно поверишь в то, что они тоже были знакомы с легендой о призраке… Ведь «кентавр» в переводе с греческого означает полулошадь, получеловек… Вот вам и мистика…

— Возможно, иуда, приложив руку к гибели девушки, сам подсказал покровителям агентурную кличку? — вслух произнес Кирута. — Но не будем гадать на кофейной гуще — задержим Лисянского, и он даст ответы на все интересующие нас вопросы.

— Да-а, такого у нас еще не было… — протянул Езерский.

— Все не бывает до тех пор, пока не случается, — заметил следователь. И добавил: — Настало время, когда тебе надо срочно выехать в Геленджик. Где-то там, на юге, теряется след Кентавра.


9

Где бы ни находился Кирута, он постоянно думал о деле Дрягиной. С первых дней работы в прокуратуре он твердо следовал ньютоновскому правилу: надо постоянно думать о деле — и успех будет обеспечен.

Теперь он уже ничуть не сомневался, что Кентавр и Альберт Лисянский — одно и то же лицо. Об этом догадалась и Клавдия Федоровна Дрягина и тем самым подписала себе смертный приговор. В своем дневнике она успела записать, что видела его в партизанском отряде. Тогда ей было недосуг выяснять — кто он? А потом, когда отряд погиб, она мысленно возвращалась к партизанским будням, перебирала в памяти всех известных и неизвестных ей лиц. И на ум приходила встреча с этим человеком, отдаленно напомнившим ей давнего знакомого. А встретив его в санатории «Жемчужный», поймала себя на мысли, что видела его не только в партизанском отряде, но и гораздо раньше — в имении помещицы Соловской. До


убрать рекламу






гадка эта утвердилась, когда она узнала от своей подруги Дарьи Кирюшиной, что та встречала в Старом Крупце накануне войны человека, очень похожего на Альберта.

Идя на доклад к прокурору, Кирута четко представлял себе всю картину происшествия в Старом Крупце и то, что этому предшествовало. Турков, словно прочитав по глазам готовность следователя доложить окончательные соображения по делу Дрягиной, сказал следователю:

— Давай с самого начала, обстоятельно и все по порядку.

— Игорь Семенович, картина вырисовывается следующая. Альберт Лисянский — немецкий агент. Завербовали его незадолго до войны. При каких обстоятельствах, это пока неважно. Учитывая страстное желание Лисянского завладеть плодородными землями Придесенья, ранее принадлежавшими его тете, помещице Соловской, немцы засылают его в Старый Крупец. Он легализуется — втирается в доверие к Корнею Фомичеву, бывшему сторожу в имении Соловской, женится на его дочери Нине, которая от него без ума. Во время бесед с Фомичевыми он с ненавистью говорит о фашистах, которые уже хозяйничают в Европе.

Начинается война. Немцы оккупируют Старый Крупец. Стар и мая встают на защиту своей Родины. В брянских лесах создаются партизанские отряды. Брат Нины, Максим Фомичев, вступает в один из них и становится партизанским разведчиком. Лисянский не попадает на фронт, вероятно по здоровью, и настоятельно просится в партизаны. По рекомендации Максима Фомичева его зачисляют в отряд. Он связывается с немцами и передает им информацию о численности и передвижениях партизан, о готовящихся диверсиях. Командование отряда догадывается, что среди партизан есть предатель, но вычислить его не удается. Незадолго до отступления, весной 1943 года, немцы решают уничтожить партизанский отрад. Лисянский спасается, заметает следы. Собственноручно расправляется с семьей Фомичевых. О Клавдии Дрягиной, которую видел в отряде, помнит, пытается убрать и ее, но ему что-то мешает. И тогда приходит к выводу — пусть останется в живых еще один человек, на которого и падет подозрение в гибели отряда.

Лисянский пытается уйти с немцами, но он им больше не нужен. Предатель скрывается, меняет фамилию и живет под чужим именем, но не знает покоя, ведь остался в живых свидетель и он на свободе…

Мир велик, но в то же время, как известно, тесен. В Геленджике, в санатории «Жемчужный», где иуда решил поправить свое здоровье, вероятно как фронтовик, он встречает связную партизанского отряда «Мстители» Клавдию Дрягину.

Она или не она? Узнала или не узнала? И тут нервишки его сдают. Видя, что Дрягина уехала из санатория, Лисянский интересуется у ее знакомой — кто ее подруга? Откуда она? Та сообщает об этом Дрягиной. И сомнения относительно личности предателя у бывшей партизанки окончательно развеялись.

— Далее не все прозрачно, — сказал Кирута. — Нам еще следует выяснить, как районная газета «Заря» с очерком «Дом в березках» попала на глаза Лисянскому. Газету кто-то переслал по почте, но кто? Думаю, что у Лисянского есть сообщник, который проживает здесь — в городе или в районе.

— Твои соображения не лишены оснований, — заметил Турков, — но не будем пока останавливаться на этом, продолжай дальше. Насколько я понял, мы вплотную подошли к убийству Дрягиной.

— Ознакомившись с очерком, Лисянский тотчас выезжает на Брянщину к своему сообщнику, от которого получает необходимые сведения о Дрягиной: где живет, с кем, часто ли отлучается из дома, кто ее навещает. Затем пробирается тайком в Старый Крупец, следит за Дрягиной и проникает в ее дом. Первым делом требует показать рукопись. Дрягина категорически отказывается выдать ему свой дневник, понимая, что он все равно не оставит ее в живых. Лисянский расправляется с ней и приступает к поискам тетради. Но бывшая разведчица, почувствовав опасность, успевает надежно спрятать ее. И тогда убийца поджигает дом, чтобы уничтожить все следы, и незаметно покидает село.

— Ну что же, все складывается в цельную картину. Надеюсь, то, что вы изложили, — не из области предположений, а достоверные данные, подтвержденные соответствующими документами? — уточнил прокурор.

— Да, доказательная база собрана практически в полном объеме, что даст возможность припереть Кентавра к стене.

— Что сообщает Езерский из Геленджика?

— Как и следовало ожидать, Лисянский отдыхал в санатории под другой фамилией. Адрес тоже указал чужой. Езерский выезжал по этому адресу в Ставропольский край. Там проживает заслуженный человек, который никогда не встречался с Лисянским.

— Ты упоминал о сообщнике Лисянского, и он наверняка есть. Это совершенно очевидно. Надо искать его где-то по близости. Через него выйдем на Кентавра, — уверенно сказал Турков.

— Пробовали, но пока безрезультатно, — признался Кирута.

— Основательно покопайтесь в истории с гибелью семьи Фомичевых. Найдите очевидцев, которые могут сообщить, кто, когда и где был расстрелян. Уточните, кто из селян видел Нину Фомичеву мертвой, где ее могила. Если возникнет необходимость — проведем эксгумацию ее трупа. Есть у меня серьезные сомнения относительно ее гибели…


10

Возвратившись из командировки, Езерский получил новое задание: насколько это возможно, восстановить картину гибели семьи Фомичевых. За помощью он обратился к Дарье Евсеевне Кирюшиной.

Старушка рассказала инспектору, что Максим Фомичев похоронен в братской могиле в Брянском лесу на месте гибели партизанского отряда «Мстители». Его родители, Корней и Марья Фомичевы, погибли при странных обстоятельствах: их нашли мертвыми после того, как немцы покинули село. До сих пор жители Старого Крупца считают, что фашисты расстреляли стариков за связь с партизанами. Кирюшина показала Езерскому могилу Марьи и Корнея. На поросшем бурьяном бугорке стоял покосившийся деревянный крест. Рядом находилась другая могила, тоже неухоженная. На ней стояла поржавевшая металлическая тумба с фотографией девушки. Фотография пожелтела от времени, но черты лица были достаточно четкими. Полненькая, с затаенной улыбкой и шикарной косой на груди, девушка выглядела счастливой.

— А здесь кто похоронен? — спросил Езерский.

— Это Нина. Она была настоящей красавицей. А вот как погибла — это загадка. Одни говорили, что ее труп нашли в овраге на берегу Десны, другие утверждали, что она покончила с собой, узнав о гибели мужа, брата и родителей…

— А кто ее похоронил?

— В этом и заключается загадка. С кем я ни беседовала, никто не мог сказать, что видел Нину мертвой, что присутствовал на похоронах… Вот и памятник кто-то поставил. А ведь у Фомичевых никого из родственников не осталось…

Езерский поблагодарил Дарью Евсеевну за ценную информацию и выехал в город, чтобы встретиться с Кирутой. Тот, выслушав инспектора, сказал:

— Поскольку очевидцев гибели Нины Фомичевой нет, надо брать санкцию у прокурора на эксгумацию трупа. Но сдается мне, что там нет никакого трупа…

Кирута оказался прав — небольшая могила оказалась пустой. Возник вопрос: кому и зачем понадобилась эта инсценировка гибели Фомичевой? Но Кирута уже знал ответ на этот вопрос. Он решил сделать объявление по местному радио: «Прокуратура района собирает сведения о бывших партизанах и лицах, оказывавших помощь лесным мстителям. Убедительно просим откликнуться тех, кто знает историю гибели семьи Фомичевых из Старого Крупца».

Несколько дней спустя в прокуратуру обратилась пожилая женщина, Ольга Ивановна Гончаренко, и сообщила, что хорошо знала семью Фомичевых. До замужества она дружила с Ниной, а потом их пути разошлись. Сразу после войны Ольга Ивановна пыталась разыскать подругу, но ей сказали, что вся семья Фомичевых погибла от рук фашистов. А в прошлом году Ольга Ивановна решила навестить сестру в городе Рославле и на улице встретила женщину, очень похожую на Нину Фомичеву. Она окликнула ее, но та не отозвалась. Ольга Ивановна навела справки и узнала, что эту женщину зовут Наталья Калинкина. Она глубоко верующая, живет одна, ведет замкнутый образ жизни. Родители ее умерли, а муж погиб, сражаясь в партизанском отряде…

Оперативная группа выехала в Рославль. Кирута захватил с собой копию фотографии Нины Фомичевой с памятника на ее могиле.

— Как вас зовут? — спросил следователь, едва женщина открыла дверь.

— Наталья Прохоровна Калинкина, — ответила женщина с невозмутимым видом.

— Нет, вы Нина Корнеевна Фомичева. Вот ваша фотография. Мы вынуждены арестовать вас за соучастие в убийстве Клавдии Федоровны Дрягиной из Старого Крупца.

Губы ее дрогнули, рот перекосился. В глазах вспыхнул злой огонек.

— Добрались все же… Я никого не убивала. Дайте спокойно дожить старость больному человеку…

— Клавдия Федоровна Дрягина тоже хотела дожить спокойно, но вы с Артемом Каминским, а точнее, Альбертом Лисянским, жестоко расправились с ней, — оборвал ее Кирута.

— Она свою вину на моего мужа пыталась свалить, — крикнула Фомичева.

— Ваш муж военный преступник. Он выдал немцам партизанский отряд, в котором находился ваш брат. И лично расстрелял ваших родителей…

— Нет, это неправда! — еще громче закричала она и вдруг пошатнулась и стала падать.

Ее подхватили под руки, уложили на диван. Фомичева задыхалась. Спазмы горла душили ее.

— Где скрывается Лисянский? — попытался выяснить следователь, понимая, что она умирает.

Но Фомичева ничего не успела ответить.

При обыске в доме Фомичевой обнаружили связку писем. Экспертиза установила, что они были написаны Альбертом Лисянским. Последнее письмо было без обратного адреса, но Кирута знал, где и под каким именем скрывается военный преступник.

Лисянского арестовали сотрудники КГБ, и вскоре он предстал перед судом. Военный трибунал приговорил предателя к высшей мере наказания. Так была поставлена точка в деле призрака барской усадьбы.





убрать рекламу












На главную » Федосеенко Андрей » Искатель. 2009. Выпуск №2.

Close